Брайс Валентина: другие произведения.

Сказки - всего лишь сказки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если тебя похитили средь бела дня? Как приспособиться к новой жизни, когда тайны твоего собственного прошлого начинают настигать тебя с неумолимостью грядущего будущего? Судьба уже проложила путь к твоей гибели. И все, что остается - учиться. Учиться доверять друзьям, любимому и самой себе.

  Сказки - всего лишь сказки. Люди не ходят между мирами, не летают в другие галактики и не владеют магией. Все это лишь удел фантастов, создающих вымышленные миры в своих книгах. Там на страницах живут драконы с их принцессами, архимаги и короли, различные гуманоиды на их космических кораблях. А мы читаем их творения, искренне желая оказаться на месте главных героев, но в душе радуясь, что все это происходит не с нами. Ну, по большей части. И для нас уютнее и спокойнее читать о других мирах, а не попадать в них.
  Хотя мне вот не повезло. Для меня 'сказка' ожила в тот момент, когда я провалилась в портал вместе с моим похитителем, а мой мозг, чтобы не повредиться, отчаянно кричал, что это лишь галлюцинация и сказки не оживают. Ага, мне это прямо так помогло, так помогло. Ведь, черт побери, я в ДРУГОМ МИРЕ! Если верить шепоту подсознания и интуиции. А последние меня не подводили никогда.
  А я ведь сомневалась: идти с подругой на фестиваль современной фантастики, или нет? Но любовь к последней и возможность покрасоваться в сделанном специально для этого костюме в стиле стимпанка победили. И убеждая себя, что ничего по-настоящему серьезного не случиться, я надела костюм, вызвала такси и поехала на фестиваль.
  Водитель оказался разговорчивым и все интересовался костюмом. Последний - моя гордость. Белая блуза с широкополыми рукавами до локтя, заканчивающимися манжетами, у которых вместо пуговиц были шестеренки. Пышная черная многослойная юбка спереди, немного не доходившая до колен, сзади удлинялась и доставала до середины голени. Чулки и сапоги, украшенные пряжками и каблуки стилизованные шестеренками. Черный же кожаный корсет с узором, напоминающим какую - то схему или чертеж, выгодно подчеркивал грудь и бедра. И как вишенка на торте - цилиндр, украшенный лентами, шестеренками и стимпанковскими очками.
  Доехав до ярмарки, я расплатилась с таксистом и направилась к центральному входу, высматривая подругу. Я уже заметила ее, и собралась помахать ей, когда меня под руку подхватил какой-то незнакомец.
  Мужчина сверкнул на меня темно-синими глазами и одними губами произнес: 'тихо, не надо глупостей'. Сама не знаю почему, но я послушала. Лишь едва склонила голову в знаке согласия. Да и что я могла против этого широкоплечего, выше меня на голову мужчины богатырского телосложения? Интересно, а у него кубики на прессе есть? Судя по жилистому бугристому предплечью, которое не могла скрыть черная рубашка в стиле пиратов Карибского моря, кубики просто обязаны были быть. Вот только рассмотреть их мешал широкий кожаный пояс с бляхой, на которой были вырезаны незнакомые мне символы. А темно-синие брюки, заправленные в черные сапоги, наводили на мысли, что их владелец далеко не беден, раз может себе позволить настолько дорогие вещи.
  Незнакомец склонился ко мне, при этом его пепельно-серые волосы, собранные в небрежный хвост, упали на лицо, закрывая его. Меня поцеловали в макушку, шепнув одно единственное слово: 'Умница'. Сердце скакнуло и забилось чуть быстрее. Но, как ни странно, страшно не было.
  Меня провели через толпу людей мимо входа, я мельком успела заметить ошарашенное лицо подруги, которая, широко раскрытыми глазами, провожала меня и моего временного кавалера. А потом мы свернули за угол и пошли по тихой улочке.
  - Не бойся, с тобой ничего не случится. Я уйду, а ты забудешь о том, что вообще меня встречала, спокойно вернешься к своей подруге и вы пойдете на эту ярмарку абсурда.
  - С чего это сразу ярмарка абсурда? Людям свойственно мечтать о том, чего они получить не могут. А в данном случае это не просто несбыточная мечта, а скорее сожаление об утраченном, чего вернуть нельзя. Не будет мечтаний, какими бы абсурдными они не были бы, жизнь станет серой и бесцветной. А зачем жить, если жизнь лишена радости?
  Незнакомец хмыкнул:
  - В логике тебе не откажешь, и я даже с тобой соглашусь, но ярмарка от этого абсурднее не становится. Хотя в стиле одежды есть определенные плюсы. - Он прошелся шаловливым взглядом по моим ногам до юбки и улыбнулся. - И при всей своей открытости и необычности, она не мешает тебе выглядеть прилично, как истинной леди.
  Я поджала губы и несильно пихнула своего временного спутника в бок. Вот и пойми его: то ли комплимент сделал, то ли насмехается. Тот в ответ зашипел и скривился, а я подозрительно на него посмотрела. Он что, ранен?
  Додумать мысль как следует я, не успела.
  Позади нас послышался шорох, я, сама не знаю почему, насторожилась. Что-то было не так: слишком тихо, и вместе с тем четко ощущалось чужое присутствие. В тенях кто-то прятался, и этот кто-то был покрупнее кошки или собаки. Так бывает, вроде и нет никого вокруг, но ощущение чужого взгляда, направленного в спину тебя не покидает.
  - Демоны, ведь почти дошли. - Сквозь зубы, на грани слышимости прошипел он. - Ладно, придется здесь. Пока подкрепление не подошло. - Меня обхватили за талию, прижали к телу, разворачивая лицом к невидимой опасности. - Не бойся куколка, доверься мне, совсем скоро все закончится.
  Я скептически хмыкнула, не спеша вырываться. В том, что для меня все только начинается, я даже не сомневалась. И оказалась права.
  Миг затишья. На руке моего незнакомца вспыхивает огненный шар, и тот бросает его прямо перед нами. Не достигая стены, шар взрывается о невидимую преграду. Преграда мерцает, а в следующее мгновенье нашему взору открывается человек в обтягивающем костюме - хамелеоне. Хорошо знакомый мне человек. Именно с этим человеком я должна была сейчас быть на ярмарке.
  - Юи, блин, чего ты висишь бездействуя? Пригнулась бы, что ли?
  Подруга была зла, но я ее переплюнула по силе эмоций. Я была в бешенстве. В голове настойчиво билась мысль: если бы она не уговорила, меня бы здесь не было!
  - Ты знала... - Ошарашенно прошептала я, на ее лице, на миг промелькнула досада. - Да какого демона, Рит?!! - И яростно выплюнула: - Да, пошла ты к Воланду со своим 'пригнись'!!
  Я плотнее прижалась к незнакомцу, одной рукой вцепилась в руку, удерживающую меня, а другой сжала ремешок сумочки. За время моего эмоционального всплеска мужчина довершил какое-то заклинание. Поднялся ветер, крепчавший с каждой секундой. Если бы я не додумалась надежно прикрепить цилиндр к прическе, я бы точно осталась без головного убора.
  Мужчина выругался. Что-то шло не совсем так, как он задумал. Видимо открывать портал в экстренных условиях не так - то легко. Я еще крепче вцепилась в его руку, как в единственную надежную опору, что у меня осталась. И молилась.
  Уж не знаю, что именно случилось, и что стало катализатором, но вот я пребываю на грани истерики, а вот уже меня накрывают чужие эмоции: злость и удивление Риты, и спокойствие и сосредоточенность мужчины. Он пытался выправить портал. Но у него не выходило.
  Я отчетливо поняла, если ничего не сделать, мужчина погибнет при переходе. И, судя по торжеству бывшей подруги, именно из-за нее произошел сбой в заклинании.
  Зло зыркнув на ту, что до недавнего времени считала лучшей подругой, я потянулась к заклинанию, отчаянно молясь, чтобы все получилось, и мы вывалились в безопасном месте в мире этого мужчины, который сейчас был единственным островком спокойствия для меня.
  И у меня получилось. Каким-то образом я подхватила нити заклинания, стала выправлять их, действуя на чистой интуиции, вместе с незнакомцем напитывая их силой.
  Портал открылся, и я с визгом провалилась в него вместе со своим невольным спутником. Переход был недолгим, портал открылся где-то в саду (если судить по аккуратно высаженным цветам, подстриженным кустам и лавочкам в отдалении), и тут меня соизволили отпустить. Аккуратно поставили на ноги, взяли под локоток и подвели к произведению садово-декоративного искусства, после чего усадили и сели сами.
  Я тут же подскочила и стала ходить из стороны в сторону, пытаясь осознать, что со мной произошло.
  Через какое-то время моему похитителю надоело наблюдать за моими метаниями, он поднялся, перехватил меня, когда я в очередной раз пробегала мимо него, и впился в губы жестким почти грубым поцелуем. На удивление это меня успокоило. Истерика отодвинулась на задний план, я покорно застыла, ожидая, когда успокоится мой визави.
  Ждала не долго. Еще пару минут и мужчина оторвался от моих губ, заглядывая в глаза. А красивые они у него, отстраненно подумалось мне. Как сапфиры, блестят, завораживают. Жаль, что кроме спокойствия больше ничего не выражают.
  - Успокоилась. - Констатировал он. - Теперь посиди спокойно, пожалуйста, дай подумать.
  И он отступил, а мне вдруг стало холодно. Передернув плечами, я проследила затем, как он садится: осторожно, не спеша, стараясь не напрягать бок.
  - Дай посмотреть. - На его откровенно недоумевающий взгляд ворчливо бросила: - Хватит строить невозмутимую моську, расстегивай рубашку и рану покажи.
  - Да ты полна сюрпризов, Юи. Неужели понравился поцелуй? Хочешь продолжения?
  Иронично изогнутую бровь я проигнорировала. Попытку задеть - тоже. Тоже мне, мачо. Под моим холодным взглядом, оппоненту стало откровенно неуютно. Подозреваю, так смотрят лекари на будущее пособие в морге. А ведь целители бывают пострашнее толпы монстров. С теми хотя бы бороться можно, и знаешь, чего от них можно ожидать.
  - Расстегивай рубашку, живо. - Холодно, с расстановкой произнесла я. - Или я отыщу местного лекаря, и будет он лечить тебя от собственной глупости.
  - А с чего ты взяла, что я сам туда не дойду?
  - Горел бы желанием увидеться с местным лекарем, не сидел бы здесь. Ну, долго ждать?
  Мужчина вздохнул, но послушно начал расстегивать рубашку.
  Я достала из сумочки антибактериальный спрей, брызнула на руки, обеззараживая их.
  - Адриан.- Представился он.
  - Мария. Юи - прозвище. Значит - луна.
  - Небесный страж ночи. - Мужчина задумчиво склонил на бок голову, глядя куда-то мимо меня. - Тебе подходит.
  Я промолчала. Сама знала, что это так. Я была платиновой блондинкой. Ночью волосы сияли серебристым светом в свете уличных фонарей. Да и глаза серо-голубые наводили на мысль о ночном светиле. Именно так объяснил тот, кто дал мне это прозвище. Тот, кто до недавнего времени считался моим парнем, до того, как изменил мне.
  Решительно отодвинув непрошенные и ненужные воспоминания, я достала из сумочки антисептик, ватный диск и приготовила бактерицидный пластырь. Адриан наблюдал за моими действиями молча, не торопясь комментировать или препятствовать. Рубашку он расстегнул и повернулся ко мне так, чтобы мне было удобнее осмотреть и обработать рану.
  Присев перед ним на корточки, я придирчиво осмотрела рану. На обычный огнестрел это мало походило. Даже по касательной пуля не нанесла бы такого урона. Рана была явно скользящей, но рваной с обожженными краями. Как от ракетницы, что ли? Но я не была уверена точно.
  - Чем это тебя? Не похоже на обычное огнестрельное ранение, да и мало на что похоже.
  - Пуля с разрывным заклятьем. Пара миллиметров, и мне бы разворотило бы живот, и мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Я бы выжил, но беседовал бы сейчас с вашими правительственными агентами в менее дружественной обстановке.
  - Так правительство охотится на таких, как ты? Отслеживает ваши порталы и относится, как к интервентам?
  - Таких, как мы, Юи. Таких, как мы. - Я стала обрабатывать рану антисептиком, отчего Адриан дернулся и зашипел. - Поаккуратнее, пожалуйста. Не труп препарируешь.
  - Потерпишь, не маленький. А я с трупами привыкла работать.
  Адриан подавился воздухом и закашлялся. Я подождала, пока он успокоится, и продолжила обрабатывать рану заживляющей мазью. Да, понимаю, я мало похожу на человека, способного работать с трупами, резать их, проводить вскрытия. Но, тем не менее, это было так. Мне недавно исполнилось двадцать три, и я заканчивала пятый курс медицинского университета по специальности судебно-медицинской экспертизы. И по окончании готовилась к работе в специальном следственном отделе в качестве помощника эксперта.
  После мази настал черед пластыря. Прилепив его, осторожно разгладила, вытерла руки влажной салфеткой и аккуратно убрала все в сумочку. Надо будет потом выкинуть ненужное.
  - Можешь застегивать рубашку. - Я уселась обратно на скамейку. - И что теперь? И почему 'таких, как мы'? Я ведь не из этого мира.
  - Но ты - маг. И скорее всего, либо лекарь, либо некромант, и достаточно сильный портальщик. Для необученной ты необычайно талантлива. А что теперь? Теперь тебе предстоит обучение. И назад ты едва ли вернешься. Если только не хочешь свести счеты с жизнью. Теперь, когда ты пробудилась, как маг, смогла выстроить и пройти порталом в этот мир, ты - лакомый кусочек для ваших спецслужб. За твоим домом, твоими родными, близкими, знакомыми и врагами установят круглосуточную слежку. Если ты когда-нибудь засветишься там, тебя схватят и попытаются завербовать, чтобы использовать твои таланты. Если не согласишься - тебя ликвидируют. Наши миры враждуют уже не одну сотню лет. За нами охотились всегда. Так что, пройдя за мной в этот мир, ты фактически заявила о себе, как о только что инициированном маге. И твоя подружка будет первой в списке тех, кто начнет на тебя охоту, если о твоем возвращении станет известно, ей же надо как-то реабилитироваться за провал с тобой и мной.
  Я сидела, опустив голову и рассматривая носки своих сапог. Было откровенно паршиво. В том, что мне ни слова не солгали, я была уверена. Чувствовала. Считывала его эмоции, как свои собственные. Некромант - целитель, портальщик, да еще и эмпат, хоть плачь, хоть смейся. И не понятно, как жить дальше.
  Адриан рассматривал меня, особо не скрывая своего интереса. Уж не знаю, какую реакцию с моей стороны на свои слова он ждал, но явно не спокойного мнимого безразличия. Его взгляд прошелся по ногам до юбки, поднялся на уровень груди, полюбовался шляпкой и вновь опустился на уровень груди. Вот все мужчины одинаковы, хлебом не корми, дай попялиться на женскую грудь. И не важно, что конкретно у меня грудь не такая уж большая, и вырез у блузки достаточно скромный. Но это не мешало этому нахалу бросать в область груди заинтересованные взгляды и едва ли не облизываться при этом, как кот на сливки. Исходящий от него чисто мужской интерес мне, конечно, льстил, но в то же время отталкивал. Мне не улыбалось быть для него развлечением на ночь.
  - Хватит бросать на меня заинтересованные взгляды, от тебя за версту веет вожделением и желанием затащить меня в постель на эту ночь. И это откровенно раздражает.
  - Ты - эмпат. - Его мысленный стон я почти услышала. Да, вот такая я талантливая. - Ладно, Небесный Страж Ночи, пошли знакомиться с домочадцами. Поживешь у меня какое - то время. А там, поговорю с ректором, поступишь на какой-нибудь факультет. Скоро начинаются вступительные экзамены. Но в твоем случае, я не удивлюсь, если ректор сам проведет с тобой собеседование.
  Я вздохнула. Вот только индивидуальных собеседований мне не хватало. Но делать нечего, встала и пошла следом, не сидеть же всю оставшуюся жизнь на этой лавочке.
  Адриан шел уверенно, хоть и не охотно. Его напрягало предстоящее знакомство его семьи со мной. Мне отчего - то было обидно, но в то же время я его прекрасно понимала. Сама бы на его месте нервничала. Чует сердце знакомство будет незабываемым.
  Мы прошли по дорожке к центральной аллее и вышли к большому особняку. Дом мне понравился. Высокие колонны, широкие балюстрады, балконы, пара крытых переходов и галерей, соединяющих западную и восточную части дома. Красиво, строго и со вкусом.
  - Это твой дом?
  - Родителей. - Адриан покачал головой. - Они предпочитают жить загородом в поместье. А этот в городе отдан мне, чтоб ближе было перемещаться в Академию на работу. - Я открыла рот, чтобы спросить, но меня опередили. - Аспирант. Веду боевку и уроки самозащиты, и еще пару предметов в отсутствие преподавателей. Так что если попадешь к некромантам - видеться будем часто.
  И кровожадно улыбнулся, я же подняла глаза к небу и показательно вздохнула. Вот за что мне такое счастье в лице этого мужчины в качестве потенциального преподавателя? Ответом мне был хмык со стороны оппонента. Мои гримасы его не впечатлили, а я и не особо стремилась произвести впечатление. В общем, каждый из нас остался при своем.
  Стоило нам войти в дом, как со второго этажа раздался радостный оглушительный визг, а минутой позже на моем спутнике висела жгучая брюнетка, очевидно решившая его задушить. Я слегка оглушенная визгом, вовремя отступила в сторону, чтоб не попасть под желто-персиковый вихрь, что сейчас пытался задушить Адриана. И наблюдала, как тот пытается отцепить от себя это чудо в оборках и рюшах.
  - Юи, помоги. - Придушенно прохрипел мне мужчина.
  Ага, нашел дуру. Да ее сейчас даже дюжина русских витязей, едва ли, отцепит от жертвы проявления искренней радости. А он и не рассчитывал всерьез на помощь. Скорее хотел переключить внимание с себя на мою скромную персону. Что ему с блеском удалось.
  Меня заметили. Осмотрели с ног до головы. Очередной восторженный визг повторно оглушил меня, и я поспешила спрятаться за своего надежного, как скала, спутника, стремясь уйти с траектории звуковой волны.
  Мой побег его позабавил, а девушка запрыгала на месте от избытка чувств, прижав обе ладошки к щекам.
  - Какой классный наряд! А-а-а! Я такой же хочу! Или похожий! А ты сама шила? А померить дашь? Брат, ты же подаришь мне похожий, я портнихе закажу? Ну, пожа-а-алуйста! Пожалуйста! А я маме не скажу, что ты перемещался в другой мир, хотя родители итак в курсе. Но я лично говорить им об этом не буду. Ну, брат, ты только посмотри на это нелепое творение очередного недодушенного модельера. Мне же совершенно не идет. А маменька все твердит, что это последний писк моды, и мне идет. Я ненавижу рюши и оборки, тем более в таких количествах. Ты же знаешь.
  - Тая, выдохни. - Перебил сестру Адриан. - Хочешь себе такой наряд, ладно. Вызывай портниху. Заодно Мария себе закажет что-нибудь по вкусу. Не ходить же ей в одном и том же.
  - И мы даже сможем сходить по магазинам?
  - Даже сможете, но только самое необходимое, без фанатизма и дорогих изысков моды. А то я тебя знаю. Покажешь Марии город, академию и купите все необходимое, для учебы.
  - А на какой факультет ее зачислили?
  - Не на какой, пока. Я с ректором поговорю, завтра, думаю, пойдет на собеседование. Распорядись об обеде и переоденься во что-нибудь другое. Тебе не идет. Ты права. Родителей нет, как понимаю.
  - Нет. - Кивнула девушка. - Они в гостях у твоей ненаглядной, обговаривают детали помолвки. Вот только никакой помолвки уже не будет, да?
  Она бросила лукавый взгляд на меня. И натолкнулась на мой мрачный. Значит, помолвку обсуждают, да? А меня хотели использовать, как последнее развлечение перед семейной жизнью, так что ли? Вот теперь, принципиально не поведусь на его заигрывания и намеки. Тоже мне, благодетель.
  Кажется, Тая поняла, что ляпнула лишнее, и поспешила ретироваться, очевидно, на кухню, распорядиться об обеде.
  Адриан аккуратно вывел меня за руку из-за спины и поставил перед собой. Я не сопротивлялась, чувствуя, что он хочет поговорить, и в его намерения не входит желание как-то меня оскорбить, унизить или использовать.
  - Ты красивая девушка, Юи. Очень привлекательная и эффектная в этом наряде. Но у меня, действительно есть невеста. Наши родители договорились об этом браке еще с тех пор, как мне исполнилось семь. Хотя она, в отличие от меня, не влюблена, даже близко. Я бы ни за что не стал использовать тебя, как девушку на ночь, стремясь вызвать ревность у Таши. Ты этого не заслуживаешь. Ты оказалась здесь из-за меня, и я несу за тебя ответственность. Помочь тебе устроиться в этом мире - мой долг. И прости за ту сцену в саду, я не хотел, чтобы ты сочла меня озабоченным придурком. Но ты даже близко не догадываешься, какой эффект вызывает твой наряд.
  Я какое-то время молча смотрела ему в глаза. Он, как и до этого в саду, не лгал. Он и в самом деле сожалел о той сцене, и действительно хотел мне помочь. А я сожалела о его сожалении, совсем рехнулась при переходе, видимо. Сожалеть о том, что нравишься мужчине, который сожалеет о том же, думая, что оскорбил тебя подобным вниманием. Вот, точно, я двинулась умом. Или мы русские все с придурью? Это ведь у нас девушки могут оскорбиться на невнимание к своей персоне, и двинуть в глаз, если это внимание проявят с целью соблазнить на ночь, чтобы вызвать ревность у другой. Или все мы девушки такие, независимо от национальности и расы? А русские лишь более эмоциональные и с сумасшедшинкой в этом плане?
  - Ну не то, чтобы совсем не представляю. Но я тебя поняла, можешь выдохнуть. Показательная женская месть отменяется. Очевидно, в этом мире девушки не часто показывают в нарядах свои стройные, и не очень, ножки, раз мои вызвали такую реакцию с твоей стороны.
  Полушутя прокомментировала я его покаянную речь. Адриан улыбнулся и галантно предложил мне руку. Я вежливо ее приняла, и меня повели наверх. В одну из гостевых спален, видимо.
  - А зачем ты мотался в мой мир?
  Решила задать я один из мучавших меня вопросов. На меня как-то странно посмотрели, видимо, раздумывая, как я отреагирую на ответ. По крайней мере, настороженность, исходящая от него была почти осязаемой.
  - За подарком. - Я вопросительно подняла одну бровь и склонила на бок голову. - Таша сказала, что, если я хочу убедить ее в истинности и силе своих чувств, то должен принести ей что-нибудь милое и красивое из вашего мира. А принес тебя.
  Как-то тихо и неуверенно закончил он. Я смотрела на него вконец ошалевшим взглядом. Нормально вообще. Я смотрю, эта Таша окончательно запудрила мозги Адриану, а теперь еще и я подарком себя почувствовала. Перед глазами встала картинка, где я перевязанная алым бантом стою у алтаря между Адрианом и неведомой мне Ташей, и тот передает меня ей под восторженные ахи окружающих со словами: 'Прими в знак моей любви'. Я потрясла головой, отгоняя виденье, до ужаса яркое и оттого особенно жуткое. В контексте с видением даже определение 'что-нибудь милое и красивое' меня не радовало.
  - Мне что же теперь перевязаться алым бантом и готовиться быть подаренной этой самовлюбленной полоумной?
  Я все еще пребывала в шоке от перспектив и страшного виденья, и меня мало заботила моя откровенная грубость в адрес его ненаглядной невесты.
  - Она не полоумная и не самовлюбленная. - Прошипел в ответ мужчина, защищая честь невесты.
  Я покивала, соглашаясь. Конечно - конечно, пусть верует, во что его душеньке угодно, а я останусь при своем мнении.
  - Ага. Вот только нефига она тебя не любит. Даже не ценит, раз уж на то пошло. Если бы ее волновала твоя жизнь и твои чувства, она не стала бы морочить тебе голову и отправлять в заведомо опасный мир, где тебя в лучшем случае, могли убить. Если девушку хоть немного заботит судьба ее поклонника, но, при этом, она не испытывает к нему никаких чувств, кроме дружеских, она не станет отправлять его за ненужными ей доказательствами в потенциально смертельно опасный для него мир.
  Мне не ответили, молча проводили до комнаты и предложили войти. Что я и сделала. На Адриана старательно не смотрела. Мне вполне хватало волн беспокойства и сомнений, что я пробудила в нем. Он и до этого знал, что его чувства не взаимны, а теперь еще и я добавила масла на тлеющие угли душевного беспокойства. Да, знать, что тебя не любят и получить тому прямые доказательства, не одно и то же. От доказательств, как правило, много больнее. Но именно они помогают сначала признать правду, а потом и смириться.
  Со мной было так же. Глеб остыл ко мне достаточно быстро, или не очень. Это как посмотреть. Больше полугода он красиво за мной ухаживал, все было хорошо, а потом он стал терять интерес. Я чувствовала, что больше не интересна ему, а потом и вовсе заподозрила, что он начал встречаться с другой. Хорошо или плохо, мое неведение и сомнения долго не продлились. Просто однажды на вечеринке в его квартире, куда меня сначала не пригласили, но потом все же позвонили, я застукала его в постели, стонущим под оседлавшей его крашенной блондинкой. Меня заметили, но прекращать занимательное развлечение не спешили. Я ушла, удалила номер Глеба из телефонной книги, а он и не подумал позвонить или как - то извиниться. Просто исчез из жизни, почти полностью, если не считать встреч на лекциях в университете.
  - Я пришлю горничную, она поможет освежиться перед обедом. Ты прости Таю, она обычно более сдержанна на эмоции, просто мы давно не виделись, она только сегодня приехала с родителями, а тут еще и твой шокирующий в сравнении с местной модой наряд.
  - Да нормально все. Я все понимаю, просто нелегко вот так резко менять обстановку и привычный уклад жизни, да и не привыкла я к восторгам в свой адрес.
  - Обрадует тебя это, или нет, но Тая тоже в этом году поступает, будете учиться вместе.
  - И жить в одной комнате в общежитии, ага. - Шутливо продолжила я. - Будем сплетничать о мальчиках, дружить против девочек и ходить на романтичные прогулки по городскому кладбищу.
  - Вот этого не надо.
  Меня окатило горьковатой волной раздражения. Только не понятно, что именно вызвало подобную реакцию с его стороны. И хотела ли я это знать? И знал ли он сам?
  Я задумчиво смотрела на дверь, за которой скрылся Адриан и думала о том, как все же отличаются и в тоже время схожи наши судьбы. Я тоже была не из бедной семьи, тоже предпочитала жить отдельно от родителей, моя любовная история хоть и не была столь уж безнадежна, как его, но закончилась по-своему трагично.
  Я глубоко вздохнула и решительно задвинула ненужные мысли в глубины подсознания. Едва ли ему нужно, чтобы такая, как я сочувствовала ему, да и жалость с моей стороны ему без надобности. А я такими темпами еще сопереживать ему начну, а там, не успеешь оглянуться, как уже влюбишься. Нет уж, если он аспирант и мой гипотетический преподаватель, то пусть им и остается для меня. Целее буду я сама и моя нервная система.
  Я решительно потянулась к булавкам, удерживающим цилиндр на голове. Ходить в доме и сидеть за столом в головном уборе все же дурной тон. Когда я почти закончила, в дверь постучали. На мое разрешение в комнату вошла девушка лет двадцати - двадцати трех в черно-белом наряде горничной. Все - таки приятно сознавать, что есть вещи, которые даже в других мирах остаются неизменными.
  Она присела в реверансе и поспешила ко мне на помощь. Я была усажена перед туалетным столиком, последние булавки были извлечены, цилиндр перекочевал на столик, сдвинув расческу и ручное зеркальце.
  - Что ж, вы госпожа, не дождались меня? Я бы с готовностью помогла. Негоже ручки утруждать работой, с которой я бы с легкостью справилась. Я - Бьянка - ваша горничная. Если что нужно, зовите непременно.
  Кажется на меня чуть не обиделись за то, что чуть не оставила девушку без работы. Это ж надо. Я даже смутилась.
  - Я бы и сама справилась, мне не привыкать справляться самой, и нисколько не трудно. До тебя у меня не было горничных или служанок. Так что я не из изнеженных барышень, которые только и умеют, что вышивать цветочки на носовых платочках. Но если мне понадобится помощь, я, конечно же, обращусь к тебе.
  Девушка радостно улыбнулась. И захихикала. Ее определенно повеселило упоминание о барышнях.
  - Ваша правда, госпожа. Какую прическу желаете к обеду?
  - Что-нибудь попроще. Я же не к балу готовлюсь.
  Понятливо кивнув, Бьянка стащила с волос резинку, удерживающую волосы в хвосте, расчесала кудри, заплела колоском и перекинула косу через правое плечо. Получилось вполне мило и по - домашнему... уютно, что ли? И с нарядом сочеталось неплохо, придавая внешнему виду мягкость и очарование.
  Меня препроводили в ванную, где я смогла умыться и собраться с мыслями перед предстоящим обедом и встречей с родителями Адриана. В том, что они будут к обеду, я даже не сомневалась. Иначе и быть не могло. А по закону подлости и для полноты картины должна прибыть и Таша с родителями.
  Когда я была готова и отпустила горничную, задумчиво глядя в сторону балконной двери, в комнату без стука прошмыгнула Тая. И приложила палец к губам, прильнув ухом к щелке в неплотно закрытой двери. Свое жуткое платье она сменила на вполне скромное и элегантное темно-зеленое, с отделкой из черного кружева. Новое платье облегало ее фигуру до талии и к низу расходилось ровными складками. Передо мной стояла взрослая, элегантная девушка, а не юная девица в зефирном наряде, а-ля 'я мамина принцесса'.
  - Что, твоя мама не может смириться с мыслью что ее маленькая принцесса выросла?
  Шепотом спросила я, подходя к двери и приникая к щели.
  - Представь себе. Если бы не мои эмоциональные показательные выступления перед братом, в моем гардеробе не было бы ни одного приличного наряда. Родители никак не желают видеть, что и младшее дитятко выросло и готово вступить во взрослую жизнь, и уже год как должно учиться в академии. Тихо.
  Я кивнула, прислушиваясь.
  Входная дверь распахнулась. В холл, шутливо переговариваясь вошла группа людей. Их встречал приветствием дворецкий. Я четко расслышала мужские голоса.
  - Это будет удачный брак, Сигурт. - Пробасил один.
  - Ты прав, Жозеф. - Вторил ему другой, не такой басистый и грубый.
  Я бы сказала, что голос принадлежит отцу Адриана и Таи. Уж очень похож тембр.
  - Ну, полно вам. - Проворковал женский голосок. - Не стоит смущать нашу Ташу. Девочка и без этого в волнении. Ведь сегодня мой Адриан преподнесет ей кольцо. Когда вернется. Уверена, именно за ним он и ушел в другой мир. Ах, это так романтично.
  - Полно тебе, Грета, дорогая. Мальчик решил совершить храбрый поступок ради будущей невесты, о какой романтике ты говоришь? Именно так и поступают настоящие мужчины. И дело вовсе не в романтике.
  Мы с Таей переглянулись. Наши глаза в этот момент, наверное, были одинаково удивленными. Это Адриан-то мальчик?
  Дверь моей комнаты в этот момент вновь без спроса распахнулась, и нас с Таей оттеснил вышеупомянутый 'мальчик'.
  - Ну, что, 'мальчик', купил кольцо? Готов преподнести его взволнованной в ожидании романтического жеста невесте? Или мне тащить алый бант для Марии? - Шепотом вопросила Тая у брата.
  То, что она подслушала наш разговор, она даже не пыталась скрыть.
  - Будешь и дальше подслушивать все подряд, о нарядах, как у Марии, можешь забыть. А родители никогда не позволят тебе приобрести такие. - Осадил сестру мой... опекун, наверное.
  Тая возмущенно воззрилась на брата, но потом все же махнула руками, соглашаясь. Да уж, чего только не пообещают девушки в погоне за модными нарядами и аксессуарами, даже то, чего они заведомо не станут выполнять. Адриан это понял, но дальше развивать тему не стал.
  - И кто говорит о свадьбе? Лично я не намерен делать Таше предложение.
  Тая удивленно моргнула. Кажется, она не ожидала от брата столь резкой перемены в поведении. А я, кажется, стала той, кто этой перемене поспособствовала. Девушка перевела удивленный взгляд на меня, придя к той же мысли, и как-то по - новому на меня посмотрела. Видимо, я только что выросла в ее глазах, сделав то, что не удавалось ей самой. Прямо даже не знаю, гордиться собой, или не стоит пока. Решила, что не стоит, неизвестно еще как столь резко поменявшееся решение воспримут его родители. Как бы не придушили от избытка чувств.
  - Значит так, девочки. Ни в какой вражеский мир я не ходил, и не собирался. Обдумывая предложение Таши, я смотался в другую дружественную нам техно-магическую реальность. Где и встретился с Марией. Талантливым дизайнером женской одежды и талантливым магом. Но не имеющей никаких талантов к техно-магии. Решив помочь талантливому дарованию, предложил переехать в нашу реальность и поспособствовать устройству и обучению. С условием, что позднее, если тебе будет угодно, сможешь обустроиться и жить там, где захочется. А в первые дни, пока не переедешь в общежитие, живешь у меня. Ты подумала, согласилась, и вот мы здесь. Ты познакомилась с моей очаровательной и милой сестренкой, Антариной. И вы увлеченно строите планы на завтрашнее вступительное испытание у ректора академии, которому просто - таки не терпится с вами побеседовать, а так же придумываете наряды, которые закажете портнихе.
  - Увлеченно? - Переспросили мы дружно, пребывая в шоке от фантазии Адриана.
  И все это он придумал за каких-то полчаса, что мы не виделись. Обалдеть!
  - Настолько увлеченно, что мне пришлось вломиться в комнату своей гостьи и поторопить вас, сплетниц, дабы представить свою подопечную семье и гостям.
  Я кашлянула, подавившись вдохом. И решила уточнить заранее, чтоб потом не удивляться вывертам его буйной фантазии и сохранить лицо.
  - А как ты объяснишь то, что я переехала к тебе без вещей и нарядов, кроме того, что надет на мне?
  - Пожар. Сгорел твой дом - мастерская. Противопожарная система заклинаний не сработала, и когда ты пришла от заказчика, все уже сгорело. Из средств у тебя осталось лишь то, что хранилось в банке. Потому ты сняла номер в гостинице, заказала столик в кафе и раздумывала, как жить дальше. В этом кафе мы и встретились. Я почувствовал в тебе сильного мага, и решил проверить свою догадку. Мы разговорились, и вот ты уже здесь. Твой счет в банке заморожен до твоего возвращения, часть денег у тебя с собой, дабы открыть счет в гномьем банке здесь, в столице. Что я и сделал от твоего имени.
  - В самом деле? - Все так же дружным шепотом спросили мы с его сестрой.
  - Разумеется. Я же обещал, помочь обустроиться в нашем мире, чем и занимаюсь. Счет открыт на имя Марии Небесного Стража Ночи. Завтра перед поездкой в академию, заедем в банк, подтвердишь свою личность по слепку ауры и получишь личный штамп - печать, гарантирующий тебе право распоряжаться счетом по своему усмотрению. А сейчас на выход. Улыбаемся приветливо, радуемся гостям и подыгрываем мне.
  Мы дружно вздохнули, и вышли вслед за Адрианом, все еще пытаясь постичь глубину той бездны, в которую с нами вместе прыгнул этот фантазер. И главное, успел все провернуть и продумать так ловко, как заправский аферист. Сразу и не подкопаешься. А я теперь из Громовой Марии, окончательно превратилась в Небесного Стража Ночи Марию. Официально. Уж куда официальнее, если счет в банке открыт на это имя, и я подозреваю, что и в академии я буду числиться под этим именем.
  И что удивительно, я даже не злилась. Удивлялась его расторопности и быстроте, тому, как ловко он все продумал и объяснил, но не злилась. Имя, данное им мне в этом мире, воспринималось, как родное, даже более родное, чем мое старое.
  Юи Мария Небесный Страж Ночи. Я мысленно обратилась к себе так, и улыбнулась. Мне определенно нравилось. И, учитывая мою профессию и возможный факультет в академии, имя мне подходило. Очень.
  Мою ладошку удобно разместили у себя на сгибе локтя, Тая пристроилась по другую сторону от брата чуть позади него. И мы пошли к лестнице. Внизу стало тише, голоса переместились вглубь дома и были почти не слышны. О моем присутствие в доме никто не подозревал. Я бросила удивленный взгляд на своего сопровождающего.
  - Я велел дворецкому и прислуге молчать о тебе, хочу лично представить им тебя. - Любезно пояснили мне.
  М-да, кажется я плохо на него влияю. Или дело не в моем влиянии, а просто у кое-кого открылись глаза, и он решил отыграться за все и на всех разом? По крайней мере, та решимость и уверенность в правильности своих поступков, что исходила от него, говорила - Адриан отдает себе отчет в том, что делает. И понимал, к чему его действия могут привести.
  В чем-то я его понимала, но под раздачу, наверняка, попаду я. Что несколько напрягало. Но Адриан - мужчина взрослый (лет двадцати восьми - тридцати на вид), и наверняка сможет оградить меня от нападок своей сердобольной родни, что все еще считает его 'мальчиком'. И я старалась ему доверять. Все же за сегодня он уже заслужил небольшой лимит моего доверия, старательно выполняя свое обещание.
  Мы спустились по лестнице в холл, где нас встретил высокий худощавый мужчина, лет сорока - сорока пяти, в сюртуке и с характерными карманными часами на цепочке. Он приветствовал нас поклоном.
  - Обед будет подан через полчаса. Господин и госпожа де'Крэсси, и господин и госпожа ан'Жер с дочерью в большой гостиной, чай подан туда же.
  - Великолепно. Можешь идти. Как будет подан обед, доложишь.
  Управляющий еще раз поклонился и удалился в сторону кухни. А мы дружно двинулись в восточную часть дома, в большую гостиную, очевидно.
  Я волновалась. Моя рука на сгибе локтя Адриана подрагивала, и я стиснула локоть мужчины чуть сильнее. Тот посмотрел на меня, удивленно вскинув брови. Я отрицательно мотнула головой и вздохнула поглубже. Мужчина ободряюще улыбнулся, отчего я как-то сразу успокоилась и чуть улыбнулась в ответ.
  - Не волнуйся, разговор я беру на себя, вы только подыграйте мне. Буду должен.
  Озорно усмехнувшись, закончил он. Я прищурилась, подыгрывая ему, как если бы поймала его на слове, и с серьезным видом кивнула. За всем этим безобразием со стороны, кусая губы, наблюдала Антарина. Девушка пыталась не рассмеяться, и в итоге вместе с нами залилась звонким смехом.
  Так под дружный хохот мы дошли до гостиной, и передо мной галантно открыли дверь, пропуская вперед. Тая прошла внутрь следом за мной, и последним вошел Адриан.
  Стоило мне переступить порог гостиной, как я тут же оказалась под перекрестьем пяти пар глаз. Во взглядах читалось лишь сдержанное любопытство, а вот эмоции, что улавливал мой дар... Вот никогда бы не подумала, что могу стать объектом для столь противоречивых, ярких и сшибающих с ног чувств и переживаний. Как только мне удалось даже не дрогнуть под грузом чужих эмоций, захлестнувших меня, я не знаю.
  Во-первых, абсолютно все прибывшие к обеду гости испытывали шок. Хоть причина шока была разная. Родителей Таи и Адриана шокировал мой наряд и то, что их 'мальчик' и не думает меня им стыдить. Родители Таши, так же пребывали в культурном шоке от него, но и заинтересованный взгляд со стороны собственной дочери их удивил. А вот Таша была выбита из колеи вниманием, которое ее потенциальный жених оказывал мне. Последний любезно препроводил меня к одному из диванов и сел рядом после того, как я заняла предложенное место.
  Во-вторых, ненависть. Стоило шоку немного схлынуть, как его место заняла ненависть. Горьким мерзким привкусом она осела на языке. Черная, слепящая яростью и гневом, ненависть со стороны родителей невесты и, как ни странно, самой невесты. Любви к Адриану в ней не было ни на грамм, но перспективного мужа терять не хотелось. А тут появляюсь я. И стороне невесты становится ясно - помолвки не будет. Как не будет и свадьбы. Женихи, желающие официально обручиться с избранницей, не приносят из других миров девушек вместо обручальных колец.
  В-третьих, недоумение и нежелание верить. Оставившие после себя ощущение мелких капель дождя, стекающих за шиворот. Сразу захотелось передернуть плечами, но я сдержалась. Это родители моего само-поименованного опекуна не могли понять, принять то, что их сын, до недавнего грезивший свадьбой с 'нашей девочкой' Ташей, вдруг передумал и приволок меня. И они не могли понять, как я околдовала их сына. В том, что 'мальчик' передумал именно из-за меня, ни у кого сомнений даже не возникло.
  И опять мы вернулись к вопросу: чем мне это вмешательство грозит?' И стоит ли уже начинать паниковать?
  Но принять решение я так и не успела. Театральная пауза была выдержана, и Риан решил начать представление.
  - Матушка, отец, рад вас видеть. Не думал вас застать у себя в гостях. Думал, вы вернетесь в поместье сразу после того, как сопроводите Антарину. Но если вы решили остаться погостить, я только рад. Не думал, правда, что позовете гостей, но это не страшно. Тая, наверняка будет рада компании Таши в последний день перед вступительными экзаменами в Академию.
  - Конечно, брат. Но, хотелось бы побольше времени уделить подготовке к собеседованию. Оно очень важно, ты ведь сам говорил. Но мне будет приятно пообщаться за обедом, я уже отдала распоряжения повару. Скоро должны накрыть.
  - Сын, ты не хочешь представить нам свою спутницу? - Решился на наводящий вопрос старший де'Крэсси. - Мы думали, ты будешь позднее, после того как вернешься...
  - Из враждующего с нами технического мира? Таша уже проболталась о 'невинной' просьбе, сделанной мне накануне вечером? - Первую часть вопроса Адриан пропустил мимо ушей.- А ведь обещала молчать. - Под его задумчивым взглядом девушке хватило ума покраснеть.
  - Я волновалась за тебя.
  Промямлила девушка и отвела глаза, сделав вид, что устыдилась. Я бы даже поверила, если бы не чувствовала ее досаду, отдающую кисло-приторным ароматом. Сочетание - жесть. Вот только не могла понять, чем вызвана досада. Тем, что ее упрекают в нарушении обещания, или тем, что Адриан даже не пытался смягчить тон или подобрать более обтекаемую формулировку, называя вещи своими именами.
  - Волновалась она. - Показательно поморщился Риан. - Давай не будем ломать комедию, Тайриша. У меня было достаточно времени обдумать твое предложение в Эстафире. Если бы ты действительно волновалась, ты бы изначально не попросила того, что попросила. Тем, кто волнуется, никогда в голову не придет просить потенциальных женихов рисковать жизнью ради доказательств, которые им и не нужны. Любовь не требует доказательств. Это только в слезливых женских романах рыцари совершают подвиги ради дамы сердца. А я не рыцарь, дорогая, если ты еще не заметила. Я - маг, боевой маг. И привык просчитывать результаты своих действий наперед, прежде чем принимать решения. И нашел твое предложение неприемлемым.
  Жестко он ее приложил. Я молча, сохраняя спокойное выражение лица, цедила чай из кружки. По другую сторону от Риана с тем же безмятежным выражением на лице попивала чай Антарина, упорно делая вид, что ничего не происходит. Абсолютно. И ее брат только что не выговаривал (теперь уж определенно бывшей) невесте за ее пренебрежение к их будущему и лицемерие.
  Супружеская чета ан'Жер медленно багровела. Тайриша, наоборот, побледнела и отшатнулась, как от пощечины. А старшие де'Крэсси дружно поджали губы. Вот они-то считали своего сына рыцарем, а потом уж магом. А он их разочаровал. Но не говорить же, что они оказались правы, и если бы не встреча со мной, и не открывшийся у меня дар к магии, благополучно перенесший нас сюда, их 'мальчик' с ними бы не разговаривал. Я уж молчу о том, чтобы он смог преподнести заветное колечко.
  Я ж, вроде как, с неведомого мне Эстафира.
  - Ты был в Эстафире? - Кажется, мать моего опекуна решила сменить тему. - Но туда же опасно перемещаться! Слишком нестабильные магические потоки, и если неправильно рассчитать, можно...
  - Разлететься на составные части. Я знаю. Но я здесь, матушка, и ничего со мной не случилось. Вы забываете, что я один из сильнейших портальщиков. И ходил туда не раз.
  В голосе Адриана слышалась усталость. Да и на уровне эмоций затронутая тема утомляла мужчину, ощущаясь на языке, как давно приевшееся лакомство. Он давно устал спорить с родителями на тему его мотаний по другим реальностям. И вылазка в мой мир для него далеко не первое перемещение в другие миры. Если кто и мог просчитать все последствия вылазки в Эстафир, то это он.
  - Я так понимаю, девушка, которую ты до сих пор нам так и не представил, именно оттуда?
  Старший де'Крэсси в очередной раз намекнул сыну на одно такое тихое и скромное обстоятельство в лице меня, пытаясь удовлетворить любопытство присутствующих в гостиной господ.
  - Да, оттуда. Мисс Мария Небесный Страж Ночи - талантливый дизайнер и не менее талантливый маг, хоть и не обученный. Оставлять ее в мире, где процветает техномагия, а остальные разновидности магии почти не ценятся, показалось мне не целесообразным. А наша гильдия магии только выиграет в перспективе, если в ней будет еще один сильный портальщик и некромант или целитель. А потенциал у Марии огромный. И раз уж я пригласил ее в наш мир, то и помощь в обустройстве - моя прямая обязанность. О ее собеседовании с ректором академии я уже договорился.
  Я продолжала сидеть с невозмутимым выражением лица, лишь позволила себе кивнуть, подтверждая слова Адриана.
  В этот момент дверь гостиной открылась, в проеме возник управляющий, и с поклоном сообщил, что обед подан. Я незаметно выдохнула, отставила в сторону чашку и приняла, поданную Адрианом руку, позволяя проводить меня до столовой. Шли в молчании. Напряжение, что витало в воздухе после известия моего спутника так и не покинуло нас. Я кожей ощущала недружелюбные взгляды всех, кроме Таи, направленные на меня. И понимала - это только начало. Родители моего новоявленного опекуна еще найдут способ отыграться за сорванную помолвку и поломанные планы. А с леди де'Крэсси станется заключить союз с леди ан'Жер ради избавления от меня. Все ради союза их ненаглядных деток.
  М-да, вот лишний раз убеждаюсь: молчание - золото. Что мне стояло промолчать и не лезть со своим 'уставом в чужой монастырь'. Ну, сделал бы он предложение этой Таше, и жили бы они долго и счастливо. Наверное. Мне - то какое дело? Поступила бы в какую-нибудь магическую школу, заселилась бы в общежитие, и жила бы спокойно в новом мире, сведя контакты с Адрианом и его семьей к минимуму. Но нет, влезла на свою голову. Наверное, это национальная черта такая - влезать не в свое дело и восстанавливать вселенскую справедливость.
  Я бросила украдкой взгляд на Адриана. Нет, все - таки я правильно сделала, что вмешалась. Каждый достоин счастья. Хоть у каждого счастья своя цена. А, когда тебя лишь используют для достижения цели, это мерзко, низко и отвратительно. Никому не пожелаю такого. А что до меня, то я справлюсь. Не привыкать. Не самое радужное детство закалило характер и подготовило если не ко всему, то ко многому. И чтобы не случилось со мной, сражаться я буду до конца. И сожрать себя никому не позволю, во всех смыслах этого слова.
  В столовой меня усадили по правую руку от себя, любезно отодвинув стул. И все это под неодобрительные взгляды старших де'Крэсси, и испепеляющие взгляды семьи Тайриши. Тая заняла место рядом со мной и старалась держать невозмутимое выражение лица. Удавалось ей это не очень хорошо, если судить по суровым взглядам ее матери, которыми та одаривала младшее чадо, когда та невольно кривила губы в улыбке.
  На столе уже ждала первая перемена блюд, и ополоснув руки в специальной мисочке с водой, я уже мысленно облизывалась на восхитительный суп - пюре, когда леди де'Крэсси решила продолжить расспросы. Вот только жертвой любопытства в этот раз уже была я. Кто бы еще сомневался, что мне не дадут спокойно поесть. А кушать хотелось. За сегодня я только завтракала: чай с бутербродом, вот и вся моя еда за сегодня. Ко всему прочему после перемещения у меня разыгрался зверский аппетит, и складывалось ощущение, что желудок основательно прилип к позвоночнику.
  - Мария, вы позволите так себя называть? - Я кивнула, сохраняя спокойное безразличное выражение лица с налетом легкой вежливости. - Так вы дизайнер? И на чем же вы специализируетесь? Интерьер? Украшения? Одежда?
  Последнее она произнесла с тщательно скрываемой издевкой, как если бы дизайн одежды, в ее понимании, приравнивался к работе обычной портнихи, а я сама была равна базарным торговкам. Я отложила ложку, которую успела взять в руки, наступила на ногу Антарине, уже собравшейся что-то высказать своей матери, послала мысленное предупреждение Адриану, почувствовав от него волну недовольства, и улыбнулась. Все же не зря говорят, что улыбка может быть страшным оружием, если ей пользоваться правильно.
  Тая захлопнула рот и передернула плечами, Риан мгновенно успокоился, позволив мне действовать самой, леди де'Крэсси чуть подалась назад, как если бы я ее напугала, а ее супруг и супруги ан'Жер с дочерью гулко сглотнули, не без оснований насторожившись.
  - Я шью эксклюзивные вещи в единственном экземпляре и только под заказ. Я никогда не делаю двух одинаковых нарядов, и уж простите, но сравнивать мою работу с работой обычной портнихи, способной лишь копировать чужие работы и шить безвкусные подделки шедевров чужих мастеров попросту оскорбительно. Я никогда не опущусь до создания чего-то подобного тому персиковому безвкусию, что еще недавно красовалось на вашей дочери. Создать нечто такое могла лишь абсолютно бездарная личность, лишенная воображения и способная лишь копировать чужие работы, и то не очень удачно.
  К концу моей речи мать Адриана пошла пятнами, но придраться ей по сути было не к чему. Я ни словом не оскорбила ни ее, ни ее семью, никого вообще из здесь присутствующих. И потому ей пришлось проглотить мой не вполне вежливый ответ, ведь и сама она была несколько невежлива в словах.
  - Я не в коей мере не желала вас оскорбить. - Попыталась извиниться леди де'Крэсси, но в глазах не было и капли раскаянья.
  - Леди де'Крэсси, - не совсем вежливо прервала я поток извинений, взглядом давая понять, что заметила фальшь в ее глазах, - позвольте спросить в свою очередь. - И та настороженно кивнула. Она уже поняла, что со мной следует быть осторожной в словах и действиях. - Вы любите свою дочь? - Мой вопрос заставил ее возмущенно открыть рот, но я не дала и слова возмущения высказать на мой откровенный вопрос. - Тая очаровательная молодая девушка, которая хочет и умеет быть элегантной и обворожительной. Но вы отчего-то не желаете этого видеть, и не хотите, чтобы это видели окружающие. Мне страшно представить, какой бы она была, если бы не Адриан. И я искренне благодарна судьбе, что та свела меня с вашим сыном, и он решился помочь мне, пусть и для собственной выгоды, которой он даже и не собирается отрицать. И я вновь возвращаюсь к вопросу, отчего вы обряжаете Таю в столь нелепые наряды? Неужели в столице или в городе, где располагается ваше поместье, нет ни одного стоящего мастера? Иначе с чего бы Антарине желать наряды, как тот, что я сшила для себя, и что сейчас одет на мне? А не считать его вульгарной тряпкой, достойной работы дешевой портнихи уровня базарной торговки.
  Женщина хватала ртом воздух, не в силах подобрать достойный ответ на мою оскорбительную тираду. Но ей пришлось проглотить оскорбление, как я стерпела ее выпад в мою сторону. И то, как дернулась ее щека, подсказало мне, что я не ошиблась в ее оценке на мой счет.
  - Впрочем, - продолжила я, отчего женщина вздрогнула. - Я была несколько невежлива в высказываниях. Потому прошу простить меня, если я чем-то вас оскорбила.
  И я вернулась к супу, оставив женщину застывшей памятником самой себе. На гробовую тишину окутавшую столовую, я старательно не обращала внимания. В конце - концов, если Адриан за всю мою речь не одернул меня, да и сейчас сидит с невозмутимым видом, как будто бы не произошло ничего предосудительного, то я была не так уж не права в своих высказываниях.
  Какое-то время столовая была погружена в тишину, разбавляемую лишь звоном столовых приборов. Но так продолжаться долго не могло, я это прекрасно понимала, и с невозмутимым видом ждала, у кого первого сдадут нервы и любопытство перевесит осторожность. После моего обмена любезностями с леди де'Крэсси все уже поняли, что молча терпеть нападки я не собираюсь и способна ответить достойно.
  Как не удивительно, но первым не выдержал отец Риана.
  - Извините за, возможно, не скромный вопрос, но дизайн одежды - ваш основной вид деятельности?
  Лицо он держал лучше супруги, и вопрос сформулировал так, что, по сути, придраться было не к чему. Но то, что за ним скрывается еще одна попытка унизить меня и вывести из равновесия, я даже не сомневалась. Если бы я не была эмпатом и не чувствовала кисловатый привкус досады, смешанный с горьким привкусом хорошо скрываемого раздражения, я бы поверила, что вопрос - дань вежливости и желание поддержать разговор. А так как дар все же имелся, то... Делаем выводы, как говориться.
  - Нет. Не основной. Скорее увлечение, приносящее дополнительный доход, который, как известно, лишним не бывает. А основной доход, едва ли достоин упоминания за едой в столь великолепном обществе.
  И мне даже удалось сохранить лицо, и голосом я не выдала своего истинного отношения к любопытствующей части общества. Впрочем, они все прекрасно поняли, но интерес свой сворачивать не торопились.
  - Что же такого предосудительного в вашей профессии, что ее нельзя озвучить за столом?
  В отличие от родителей Адриана, старшая леди ан'Жер даже не пыталась скрыть насмешки. А прогорклый привкус ненависти уже основательно подпортил мне аппетит. Пора и мне ответить тем же. Я пожала плечами, как бы намекая, что виноваты сами господа хорошие, и будничным тоном ответила:
  - Я трупы вскрываю.
  Старшие ан'Жер дружно подавились и закашлялись, Тайриша побледнела и решительно отодвинула от себя мясное рагу, Тая ошарашено взирала на меня, а родители Риана дружно спали с лица, а потом отец моего опекуна побагровел от злости. Мне в нос резко ударил запах перца, а на языке ощущался его жгучий привкус.
  - Сын! Как это понимать? - Взревел Сигурт де'Крэсси.
  Я перевела взгляд на Адриана, пользуясь тем, что теперь всеобщее внимание было привлечено его отцом, как бы спрашивая: следует ли мне и дальше развивать тему? Или дальнейший разговор он возьмет на себя? Тот в ответ мотнул головой, а я на мгновенье чуть прикрыла глаза. Со стороны казалось, что он всего лишь тряхнул волосами, но мы друг друга поняли, и я молча передала пальму первенства на время.
  - Я ведь уже говорил. Сильный портальщик и некромант или целитель. Неужели вы решили, что ее основным родом деятельности будет разведение цветочков и приготовление отваров? Некроманты работают с трупами, как и целители, когда хотят узнать причину смерти. Это часть их профессии, пусть для большинства других магов и не магов вообще, часть малопонятная и малоприятная. Дальше продолжать, или быть может, вы прекратите уже испытывать терпение моей подопечной, и мы спокойно дообедаем? В конце - концов, некроманты никогда не отличались особым терпением, как и целители, если их довести до предела. И не мне вам говорить, как и чем отплачивают и те, и другие своим обидчикам.
  Теперь я имела сомнительное счастье лицезреть испуг на лицах присутствующих. М-да, я на мгновенье себя монстром почувствовала. Но, если верить книгам хоть в чем-то, то целители могут быть пострашнее толпы некромантов. Хотя бы потому, что с целителями ссориться дураков нет, или рискуешь быть залеченным так, что мама родная в итоге не узнает.
  После столь строгой отповеди от меня, наконец-то, отстали. Обед пошел своим чередом. Гости переговаривались между собой и демонстративно игнорировали меня. Я, нисколько не расстроенная, сосредоточилась на десерте. Шоколадный брауни, еще теплый, и кружок сливочного мороженного. М-ням, моя любимая вкусняшка. Я подвисала над каждой ложкой, стараясь не обращать внимание на заинтересованные взгляды Таи, которые она бросала в мою сторону.
  - Что? - Спросила я, когда девушка нетерпеливо заерзала на стуле и уже открыто устремила на меня любопытный взгляд своих темно-синих, как у брата, глаз.
  Игнорировать ее и дальше уже не представлялось возможным. Краем глаза я заметила, как все присутствующие скосили на нас глаза и чуть повернули головы. А их любопытство окутывало меня, как кокон. Странное чувство, вроде и не противно, но чувствуешь себя, как муха, влипшая в паутину. Не зря сплетни, разносимые теми, кто чересчур любопытен, носят гордое название 'паутина интриг'.
  - Это правда, ну про трупы?
  Прошептала мне на ухо Тая. Судя по тому, как дернулся глаз у отца девушки, тот расслышал вопрос, и чудом не подавился.
  - Конечно. - Не стала отрицать я. - Такими вещами не шутят, обычно. Адриан в курсе.
  Теперь уже закашлялась леди де'Крэсси. Я мысленно возвела очи к небу и протяжно вздохнула. Вот что за люди такие? Нельзя же так бурно реагировать на обычные, в сущности, вещи. И в кого их дети такие разумные и достаточно сдержанные? Сколько можно относиться к ним, как малым детям? Посмотреть на них, так я чуть ли не растлитель малолетних наивных детишек. Впору хоть монстром себя считать.
  - Давай, потом поговорим об этом? А то, боюсь, меня не поймут, если я и дальше буду портить всем аппетит, размышляя на подобные, не к столу упомянутые темы.
  - А ты расскажешь?
  - Если тебе действительно настолько интересно.
  На дружный кашель родителей Адриана и Таи я предпочла не обращать внимания. Сколько можно уже, ей богу? Лучше уделить внимание десерту.
  Когда же обед подошел к концу, семейная чета ан'Жер с дочерью поспешили откланяться. Адриан, будучи хозяином дома, проводил их до двери, рассыпавшись в учтивых любезностях. Мы тоже дружно поприсутствовали при этом. А когда дверь за гостями закрылась, и дворецкий ушел, родители моего опекуна развернулись к нам, сверля нас пристальным взглядом.
  - Что? - Устало спросил Риан.
  - И как это понимать, сын?
  И в меня некультурно ткнули пальцем. Точнее в мою руку, покоящуюся на сгибе локтя мужчины. Мы с Адрианом и Таей дружно проследили за пальцем леди де'Крэсси и, не сговариваясь, вопросительно заломили бровь.
  - Не делай вид, что не понимаешь. Я тебя знаю, как никто. Это я вырастила тебя и твою сестру. С каких пор ты отказываешься от обязательств ради какой-то залетной девицы?
  Последние слова прозвучали, как, если бы меня обозвали шлюхой. Меня аж затрясло от злости, ногти с силой впились в руку Риана, отчего тот поморщился. Но слова не сказал мне, лишь ободряюще похлопал по руке и улыбнулся.
  - Будет лучше поговорить в кабинете. Мария, - он обратился ко мне, - ты меня извинишь?
  - Разумеется. - Я кивнула. - Тая покажет, где тут у вас библиотека, поищу что-нибудь почитать.
  - Пошли.
  И Тая утащила меня наверх. Последнее, что заметила - взгляд Адриана и его родителей. Риан провожал меня взглядом, его родители смотрели на сына. И в их глазах, как и в эмоциональном фоне сквозило недовольство. Взгляд Риана мне прочесть не удалось, а в плане эмоций от него исходило только спокойствие. И это спокойствие передалось мне.
  Вообще, библиотека мне была интересна с иной целью - с целью проверить, смогу ли я читать на местном языке или нет? Ведь разговорную речь я понимала, и сама разговаривать могла. С порталом, который я открыла в мир Адриана, мне передалась устная речь. А вот смогу ли я читать? Это вопрос, требующий выяснения.
  Библиотека была шикарная. Как в какой-нибудь сказке во дворце заколдованного принца. Позолота, гардины с изображениями мифических (или не совсем мифических) существ, богатые ковры на полу, стеллажи от пола до потолка, передвижные лестницы, дубовый резной стол и несколько кожаных кресел.
  - Нравится? - Для Таи не стала секретом моя реакция на все это великолепие. - Это наша семейная библиотека. Но такой ее сделал брат.
  - Впечатляет. - Честно ответила я. - Дорого, но со вкусом, без вычурности и вульгарности. - Я взяла первую попавшуюся книгу и открыла ее наугад. - М-да. Буквы вроде бы знакомы, и даже читать могу, хоть и по слогам, но не уверена, что смогу с легкостью писать.
  - О. Брат мне рассказывал. - Я перевела вопросительный взгляд на девушку, отметив про себя ее необычайное сходство с ее отцом. - Так работает портал. По сути это сложная цепь заклинаний с вплетаемой в эту цепь энергией. Одно из заклинаний нацелено на обучение перемещаемого языку принимающего мира, если портал был межмировым. Человеку, прошедшему из одного мира в другой, с помощью такого портала, требуется несколько дней, чтобы приобретенные знания отпечатались в памяти. Так что, через несколько дней ты будешь бегло читать и писать на нашем языке, как на родном. Ведь ты уже сейчас говоришь, как урожденная жительница этого мира.
  - Успокоила. - Вынуждена была признать я. - Но практика все равно не повредит. А эта книга не хуже любой другой. Вроде бы.
  Последнюю фразу я произнесла несколько неуверенно. Похоже мне попался роман. На обложке была изображена девица в полупрозрачном платье, опирающаяся о ствол дерева, а над ней нависал юноша в полу-расстегнутой рубашке, изучающий грудь девицы провокационным взглядом.
  - Хотя нет. Пожалуй, поищу чего-нибудь менее... менее. - Так и не смогла подобрать нужный эпитет я. - И как ты можешь такое читать? Или у вас нормальных романов не пишут? - Багровеющая от смущения Тая меня позабавила. - Да ладно тебе. У каждой девушки бывает период слабости к подобному чтиву. У меня, слава богам, пока подобный период не наступил.
  Тая не выдержала моих комментариев, выхватила из рук книгу, поставила на место и выхватила другую, которую и сунула мне.
  - Вот история нашего мира и государства. Тебе будет интересно почитать.
  Я кивнула и взяла книгу, оставив девушку в покое. Пошутила и хватит, а то еще обидится.
  Я села за стол, попутно мельком пролистывая книгу. Было интересно. Книга была разбита на блоки от создания мира, до его разделения на государства, и далее были блоки по эпохам правления династий Объединенной империи. Самой древней и ныне правящей была династия Грейстоунов - Де'Крэсси.
  Я подняла удивленный взгляд на Таю. Та пожала плечами, без труда догадавшись, что именно вызвало мое удивление.
  - Мы из младшей ветви императорского дома. По сути, нас только фамилия и объединяет. А так... наследовать мы не можем, нынешний император не в ладах с нашим отцом, хоть и приглашает на большие праздники - приемы, а из привилегий - только приставка 'де' к фамилии. И то, как дань уважения, а не обозначение нашего статуса при дворе. Просто несколько столетий назад моей прапрабабке посчастливилось выскочить замуж за сына императора. А тот ее любил на столько, что особым указом даровал всем их совместным детям двойную фамилию. Ты там прочтешь более подробно. Ну а сейчас... - Девушка хитро прищурилась, - ты обещала рассказ.
  Я хмыкнула. Вот ведь неугомонная. Ну, что ж, ладно, обещала же.
  После пары - тройки рассказов лицо девушки было бледным, глаза расширенными, а она сама смотрела на меня со священным ужасом в глазах. А я ведь старалась выбрать наименее... тошнотворные и наиболее безобидные истории из практики своего обучения. А на первый взгляд Тая была крепкой и выносливой особой с устойчивой психикой. Но видимо, в ее случае, хорошее воображение сыграло с ней злую шутку.
  - Пожалуй, на сегодня с тебя хватит впечатлений. Поговорим о чем-нибудь более безобидном. Например... о Таше. Как твой брат умудрился влюбиться в нее? Неужели, не видел, что его всего лишь используют?
  Тая как-то грустно усмехнулась.
  - Видеть и верить в то, что видишь - две разные вещи. - Я кивнула, с этим трудно не согласиться. - Родители настаивали на их браке, а он, будучи влюбленным в нее по уши, не препятствовал их планам на свое будущее. А меня слушать не хотел. Хотя, видят боги, я не раз пыталась открыть ему на нее глаза. Но я была в меньшинстве, и мое отношение к ней списывали на зависть, свойственную лучшим подругам.
  - Лучшие подруги никогда не станут завидовать друг другу, они будут искренне радоваться друг за друга, но не завидовать.
  Не удержалась от комментария я. Антарина согласно покивала, и принялась рассказывать дальше. А я диву давалась, это ж надо так мозги запудрить всем. Все ради выгодного замужества. Ведь, как не крути, а Адриан - наследник семьи связанной с императорской кровными узами. Пусть наследовать они не могут и с нынешним императором у отца Таи и Риана отношения не сложились, выгодным для Таши из семьи, принадлежащей к мелкой аристократии, этот брак быть не перестал.
  - А меня он с чего, тогда, послушал? Если даже ты - его сестра до него достучаться не смогла.
  Тая молчала, раздумывая над моими словами. Да и мне было, о чем подумать. Все же до чего похожи наши ситуации с Адрианом, и настолько же отличаются. Меня, хоть и не долго, но любили, его не любили изначально. Мы оба не хотели верить в то, что нас не любят и лишь используют. И, может, тот факт, что я сама прошла через предательство и узнала правду столь жестоким способом, и сделало мои слова убедительными. А может, дело в том, что мы почти не знакомы?
  Так уж устроены люди. Мы верим в то, что незнакомцы нам лгать не могут, и подсознательно им верим больше, чем словам наших близких. Просто потому, что незнакомцам лгать не имеет смысла, если при этом для них нет выгоды.
  Не знаю.
  - Может, потому, что у тебя нет личных счетов ни с кем из нас? - Почти дословно озвучила она мои догадки. - И у тебя нет сколь-нибудь серьезных причин, чтобы лгать. И твои слова нельзя списать на зависть или неприязнь, или вражду.
  Я лишь пожала плечами. Кто его знает? Однозначно ответить мог разве что сам Адриан, но я лучше язык себе откушу, чем спрошу об этом его.
  В этот момент дверь библиотеки распахнулась, и вошел Риан. Он обвел нас внимательным взглядом, задержал взгляд на книге, что я держала в руках, и вздохнул.
  - В общем, так девушки. Мы приглашены на бал во дворец в ближайший выходной по случаю начала нового учебного года в академии. Бал дают в конце первой недели вступительных испытаний. Всего вступительные длятся две недели, потом неделя на заселение в академию, и начало занятий в первый осенний день. В академии праздник по случаю начала учебы проводят в конце первой недели занятий. - Пояснил Адриан специально для меня. - Его императорскому величеству уже донесли о 'пополнении' в нашей семье, и тот жаждет познакомиться с иномирянкой. А так, как являться без сопровождения леди не полагается, приглашена вся семья. Антарину сопровождают родители, тебя сопровождаю я - твой опекун.
  Я удивленно вскинула брови. Тая и вовсе рот открыла, издав что-то вроде: 'э-э-э', потом закрыла, и так несколько раз.
  - Оперативно. - Только и смогла ответить я.
  Понять, откуда императорская семья так быстро узнала обо мне, было не сложно. С момента ухода четы ан'Жер прошло чуть более часа, а император уже в курсе и уже успел озаботиться удовлетворением своего любопытства. Ежу понятно, что шила в мешке не утаишь. Об иномирянке, намеревающейся поселиться в этом мире и стране, так или иначе стало бы известно. Да, меня, в любом случае, ждало представление высшему свету и магическому сообществу, но чтобы сам император решил заняться этим. И, едва ли дело только в том, что я иномирянка. В конце - концов, пригласить иномирянку на аудиенцию проще и, определенно, быстрее, чем ждать до выходных.
  - Да. Родители Тайриши донесли. Я договаривался с ректором, чтобы он, пока, держал твое происхождение в тайне до той поры, пока учеба не начнется, и ты чуть пообвыкнешь. А там бы сама решила, кому и что говорить. Но... извини, я должен был предугадать...
  - Да нормально все. - Поспешила я прервать его извинения, подкрепляя свои слова взмахом руки. - Рано, или поздно, все равно стало бы известно, что я не из этого мира. Хотя, признаться, не ожидала, что император захочет познакомиться со мной подобным образом и так скоро. Логичнее было бы пригласить на аудиенцию. А так... меня фактически вводит в высший свет сам император. Думала, дело ограничится небольшим приемом.
  - Я, если честно, тоже. - Улыбнулся Риан, отчего я улыбнулась в ответ. - Планировал устроить его позже, когда устроишься и привыкнешь на новом месте. Но чего уж теперь...
  На последней фразе Адриан поморщился. Мы с Таей дружно вздохнули. Да и что тут сказать?
  - Надо сшить новое платье. - Я еще раз вздохнула. - Заедем в ателье после академии и банка. - Адриан прошелся задумчивым взглядом по моему наряду, вновь уделив особое внимание груди и ногам. Оттого и не заметил моей ехидной улыбочки, в отличие от Таи. - Не волнуйся, платье будет максимально закрыто, в пол и элегантное. Самое то для иномирянки на приеме у императора.
  Адриан перевел на меня внимательный взгляд, но я ответила ему кристально чистым взглядом и милой улыбкой на губах.
  Антарина смотрела на нас во все глаза, не решаясь вмешаться. Только переводила взгляд с брата на меня и обратно, будто наблюдала за соревнованием двух чемпионов по настольному теннису.
  - Чувствую, я об этом еще пожалею. Ну да ладно. Тебе, как иномирянке будет простительна вольность в выборе наряда. Но, все же надеюсь, платье будет именно таким, как ты и сказала. Не хочу отгонять от тебя толпы озабоченных поклонников. Теперь ты - часть семьи.
  Больше он ничего не добавил, но намек на репутацию и честь семьи я уловила. И обижаться не стала, как не стала и провоцировать. Ведь, как ни крути, но я - гость в его доме. Он - мой опекун. Пусть на первое время, но теперь, когда сам император пригласил нас на бал, меня всегда будут связывать с домом де'Крэсси, как их воспитанницу. Тень на моей репутации, это тень на репутации моего опекуна и его дома.
  Такого я допустить не могла, просто не имела права. Хочу я или нет, но после этого злополучного приглашения, мне придется играть по правилам высшего света, рискуя не только собственным положением в обществе и репутацией, но и репутацией семьи Адриана и Таи.
  - Не переживай, платье будет именно таким. - Коротко ответила я.
  Риан кивнул, принимая мои слова, и улыбнулся чуть усталой улыбкой, отчего захотелось взъерошить его волосы и поцеловать в щеку. Просто в надежде, что от этого его усталость чуть отступит. Но этого я не сделала, как и он не обнял меня на прощание, хотя всего на миг я почти поверила, что он так и поступит.
  - Оставлю вас. Увидимся за ужином. Советую отдохнуть, завтра будет напряженный день.
  Мы с Таей привычно дружно кивнули. Проводили взглядом Риана, и, не сговариваясь, пошли на выход следом. В коридоре девушка чуть замешкалась, придержав меня за локоть. Я удивленно вскинула брови, но та, лишь покачала головой, ничего не объясняя.
  Кажется, она хотела дать возможность брату уйти подальше, чтобы у нас не было возможности случайно его нагнать. Что ж, смысл в этом был, хотя я и не желала задумываться о причинах подобного поступка. Он - мой опекун, я - его воспитанница. И на этом все.
  Войдя в комнату я устало прислонилась к двери спиной и потерла виски. Слишком насыщенный на события день, а ведь я всего как пару часов в этом мире. Вот интересно, у всех иномирянок настолько же насыщенной становится жизнь, когда они попадают в иные реальности? И хочу ли я знать правдивый ответ на этот вопрос?
  Бросив книгу на столик для письма в углу рядом с дверью, я прошла вглубь комнаты и растянулась на кровати, прикрыв глаза. Риан прав, я устала, глаза так и слипались, но спать в платье - плохая идея. Надо было переодеться, но во что? Позвать что ли Бьянку?
  С кряхтением села, осмотрелась, у кровати заметила свисающий шнурок, потянула. Раздался мелодичный перезвон колокольчиков. А через пару минут в комнату после короткого стука вошла Бьянка.
  Ей хватило одного взгляда на меня, чтобы понять, почему она мне понадобилась.
  - Снимайте ваш наряд, а я пока наберу воду в ванную. Искупаетесь, а я пока приготовлю ночную сорочку. Молодая госпожа велела отобрать вам все необходимое из ее гардероба, пока вы сами не купите то, что вам понравится.
  Я кивнула.
  Едва я разделась до белья, как ванна уже была готова. Бьянка смущенно отворачивалась, пока я не сняла белье и не залезла в теплую воду с взбитой пеной, пахнущей нарциссами. Потом подхватила белье, сказав, что отдаст прачке вместе с остальной моей одеждой, чтобы ее почистили. При этом от нее фоном шли смущение, смешанное с завистью, осевшие на языке сладковато - прогорклым вкусом. Я будто бы съела сливочное мороженное и запила его рыбьим жиром. Жесть. Меня аж передернуло от противоречивых ощущений.
  Кивнув девушке, я глубоко вдохнула аромат масла и пены для ванны, стараясь избавиться от неприятных ощущений. Бьянка явно оценила моду на нижнее белье в моем мире, и мне было страшно подумать, что же носят девушки в этом мире. Только бы не панталоны с рюшами и не корсеты. Хотя против корсетов я не была так уж против, но все равно, мало что сравнится с привычным и, самое главное, удобным бельем женщин XXI века.
  Искупавшись, я вышла из ванной, завернутая в большое банное полотенце, на кровати меня ждало белье и сорочка. Белье меня порадовало. Все же я ожидала худшего. А тут - топик и бриджи до середины бедра с завязками. Не самый худший вариант того, что могло бы быть. Но надо бы заказать более привычное белье. Все же я дизайнер, как ни как, мне простительны некоторые... отступления от общепринятой моды.
  Быстро облачившись во все чистое, я растерла волосы полотенцем, отнесла его в ванную, повесив на бортик, вернулась в комнату и, нырнув под одеяло моментально уснула.
  Если мне что и снилось, я не запомнила.
  А проснулась от умопомрачительного запаха ужина, который заботливая Бьянка накрыла на столике для письма. Еда-а-а. Мня-м.
  Я подскочила в кровати и повернулась, ориентируясь на запах.
  Никогда не замечала за собой подобного пристрастия к еде, но сейчас я была готова съесть слона.
  - Голод - это нормально. - Я вздрогнула и распахнула глаза, уставившись на нежданного посетителя в лице Адриана. - Твой открывшийся резерв активно накапливает магию из окружающего пространства и раскрывает каналы накопления резерва, используя для этого резервы организма. Потребуется несколько дней, чтобы твой организм привык к насыщенной магией среде, тогда ты сможешь контролировать процесс накопления без таких последствий, как сильный голод, повышенная усталость или наоборот гиперактивность.
  - И потому ты пришел ночью в комнату к незамужней девице, твоей воспитаннице, чтобы просветить ее на данный счет. - Не удержалась от комментария я.
  Адриан усмехнулся и тепло улыбнулся, одарив меня этой теплотой во взгляде, который бросил на меня. Отчего уже я смутилась. Щеки обагрил румянец, а я понадеялась, что в полумраке комнаты, освещаемой рассеянным приглушенным светом магических светильников, это не слишком заметно. Но, судя по очередной улыбке, скользнувшей по его лицу, мои надежды были напрасны.
  - Не к воспитаннице, - поправил меня он, - а персональному лекарю и, смею надеяться, другу. А в остальном все так, как ты сказала. Ну, еще, чтобы ты осмотрела рану и обработала, если нужно.
  Я какое-то время задумчиво смотрела на мужчину, потом кивнула.
  - Принимается. - Кивнула я. - А сейчас будь добр, отвернись, я халат одену. - Он ухмыльнулся, намереваясь что-то сказать и бросив на меня в ночной рубашке многозначительный взгляд. Но я пресекла все возражения и замечания на корню. - Я только глаза открыла и еще не проснулась, так что мне простительна некоторая рассеянность, а вот ты мог бы и благородно отвернуться и не смущать девушку, а не рассматривать ее во все глаза, пользуясь случаем.
  Адриан хмыкнул и демонстративно закрыл глаза руками, и так он это сделал, что я невольно рассмеялась. Отчего уже улыбнулся сам Рин.
  Халат нашелся на спинке кровати. Шустро натянула его и завязала поясом, после чего подошла к столику, где были аккуратно сложены вещи из моей сумочки. И когда только Бьянка успела все разложить?
  Устав ждать разрешения открыть глаза, Рин бросил на меня взгляд через растопыренные пальцы рук, после чего принялся расстегивать рубашку. Взяв все необходимое, я подошла к нему и опустилась на колени, чтобы было удобнее обрабатывать рану, которая уже начала заживать.
  На какое-то время между нами воцарилась тишина. Риан морщился и шипел время от времени, но терпел. Я шустро и, по возможности, аккуратно отклеила пластырь, обработала рану и заклеила рану новым пластырем.
  - Спасибо. - Тепло улыбнулся Риан, когда я закончила.
  Я смущенно заправила волосы за ухо и, встав с колен, заняла другое кресло за столом, решив, наконец, уделить внимание еде. А тут было, чему уделять внимание: жареный картофель, нежная отбивная, свежие овощи, ароматный фруктовый чай. Пока я давилась слюной над всем этим богатством, Адриан успел застегнуть рубашку и пододвинуть к себе одну из чашек чая.
  - Ешь, хватит на нее смотреть. - Хохотнул мужчина.
  Посмотрев на него сквозь прищуренные в притворном гневе глаза, я решительно взялась за вилку, и зависла, отправив в рот кусок мяса и немного картофеля. Боги, как же это было вкусно. Я даже на откровенный смех над собой не обратила внимание, решив не отвлекаться на всякую ерунду, типа выяснения отношений. Не так уж я и задета, чтобы отрываться от столь великолепно приготовленного мяса.
  Ели молча. Я время от времени подвисала над очередным куском, Рин наблюдал за мной, попивая чай. Я чувствовала, что ему весело. Но веселье было добрым и дружеским, близким к умилению. Но, как говориться, чувства и эмоции к делу не пришьешь без доказательств. А Риан внешне был спокоен и уравновешен, и ни чем не показывал своего настроения.
  Наконец, когда все было съедено до последней крошки, и я чувствовала себя объевшимся колобком, решила все же задать один вопрос.
  - А почему ты к лекарю не обратился? Я думала, ты так и поступишь.
  Риан улыбнулся.
  - Ну почему же не обратился? Ты же лекарь, хоть и не обученный. Так что тут ты не права. Одного твоего желания мне помочь уже достаточно, чтобы рана начала заживать быстрее, чем должна бы, учитывая характер ранения. А у другого лекаря возникли бы ненужные вопросы, что в свете нашей легенды было бы не совсем удобно. Пока что не стоит всем афишировать, что ты не из Эстафира.
  Я кивнула, соглашаясь с ним. Действительно, не стоит. Я итак умудрилась привлечь внимание императорской семьи. Пусть и не по своей вине, если можно так сказать.
  - Все будет хорошо. - Уверенно заявила я.
  Иронично вздернутая бровь была мне ответом.
  - Просто чувствую, что это так.
  - О, да. Этот страшный зверь - женская интуиция.
  - Ну, если тебе так хочется, можешь надеяться на худшее, а я все же предпочитаю верить в лучшее, и в то, что все в итоге будет хорошо. Чем бы не закончилось знакомство с императорской семьей. А сейчас я, пожалуй, все же лягу спать. Спасибо за поздний ужин.
  Я встала и направилась к кровати, стараясь не показывать, насколько меня задели его слова. Все мужчины одинаковы. Для них женская интуиция - вещь нелогичная и непонятная, а потому бесполезная.
  - Прости. - Я предпочла проигнорировать его, сосредоточившись на взбивании подушки. - Юи, ну прости, пожалуйста. Но, эта ваша интуиция...
  Я вздохнула и на миг подняла глаза к потолку. Ну, вот почему я такая отходчивая?
  - Вещь нелогичная и бездоказательная. Мужчины. Все вы скептики, помешанные на логике. Но, чего уж, ладно. Проехали.
  Меня сграбастали в объятья, крепко прижали к себе на миг и подарили быстрый поцелуй в висок. Я сначала возмутилась, но потом лишь мысленно махнула на все рукой. Слишком уютно и хорошо мне было в тот миг.
  - Спокойной ночи, Юи. Выспись, завтра предстоит насыщенный день.
  И ушел, тихо прикрыв дверь комнаты, и телепортировав поднос с опустевшей посудой на кухню. Я сняла халат, залезла в теплую постель и мгновенно уснула.
  
  А утром меня разбудила Бьянка. Растолкала сонную меня и отправила в душ. К тому моменту, как я вышла из ванной, Бьянка уже приговорила мой давешний наряд и белье. Быстро одевшись, я позволила уложить мне волосы в замысловатую толстую косу, подхватила шляпку и вышла из комнаты.
  В тот же момент из комнаты через одну от моей в коридор вышла Тая. Девушка нервным жестом поправила строгое закрытое платье в пол бирюзового оттенка, которое необычайно ей шло. В нем она выглядела старше и серьезнее. Заметив меня, Тая торопливо направилась ко мне. Нервным жестом поправляя выпавшую из прически прядь. В прическе она так же ограничилась сложной косой, в которую были вставлены шпильки, украшенные незабудками.
  - Ну, как? Боги, я так нервничаю.
  Я ободряюще улыбнулась. И взяв девушку под локоток, стала спускаться вниз, в столовую. Надо было хорошенько позавтракать. Впереди сложный и ответственный день, и мне не хотелось из-за банальной усталости все испортить.
  - Не стоит. Ты прекрасно выглядишь. Ты готовилась к этому всю свою жизнь. И уж кому - кому, но тебе уж точно нервничать не стоит.
  - Спасибо. - Тая тепло улыбнулась. - Надеюсь, когда мы поступим, нас поселят в одной комнате. Я бы очень этого хотела.
  Не зная, что на это ответить, я лишь улыбнулась. Но веселье, мое продлилось не долго, потому что в этот момент нас нагнала леди де' Крэсси, услышавшая последнюю реплику дочери.
  - Искренне надеюсь, подобного не случится. Иначе я буду настаивать на вашем расселении.
  Я медленно повернулась к старшей де'Крэсси и пристально посмотрела той в глаза. Под моим тяжелым не мигающим взглядом леди побледнела и сбилась с шага. А Тая поежилась, наверняка радуясь, что подобное внимание досталось не ей. Но меня она не осуждала. Ей было не ловко за подобное поведение родительницы и злило подобное вмешательство в собственную жизнь. Подозреваю, что именно из-за подобного рода постоянного 'внимания' к жизни дочери у той не было подруг. И ее очень злило, что и теперь все начинается сначала. Хотя, внешне она ничем не выказывала своего... неудовольствия. Привыкла держать лицо в любой ситуации.
  Воспитание. Что тут скажешь?
  Я решительно распахнула двери столовой и вошла, пропустив Таю вперед. Леди де'Крэсси вошла следом. Молча. Хотя ее лицо выражало высшую степень возмущения. Но ей пришлось стерпеть подобное оскорбление с моей стороны, как я стерпела то, что не было озвучено вслух, но было вполне очевидно для нас двоих.
  Адриан осмотрел нас троих пристальным взглядом. Но ничего не сказал. Для него не стало секретом наше очередное столкновение. Как и то, кто был зачинщиком скандала. Покачал головой из стороны в сторону, одарив мать осуждающим взглядом.
  - Быстро завтракаем и выходим. Вам, матушка, лучше остаться дома. Я волнуюсь за ваше здоровье, вы неважно выглядите.
  И встал, помогая мне и сестре занять наши вчерашние места.
  Леди де'Крэсси поджала губы, но намек поняла и спорить не стала. А я смогла вздохнуть спокойней, не опасаясь, что 'сердобольная' матушка так и будет отравлять своим присутствием мне день, а заодно и Тае портить настроение.
  Отец Адриана возмущенно фыркнул, но тоже спорить не стал.
  Едва я отставила в сторону последнюю тарелочку с десертом, Риан поднялся и со словами, что нам уже пора, позвал нас с сестрой в поданную карету.
  Мы дружно поднялись. В холле перед зеркалом я закрепила шляпку на голове и вышла на улицу через дверь, которую любезно придержал Адриан.
  В карете я расположилась рядом с Таей. Адриан сел напротив нас.
  - Мы можем сначала заехать в банк? - Решила спросить я, нарушая тягостное молчание, что довлело над нами.
  Риан, все это время молчавший, отреагировал не сразу. Он вообще был хмур и молчалив с самого утра. Я догадывалась, что причина подобного плохого настроения во мне. Точнее в моих не сложившихся отношениях с его родителями. Но думать, догадываться и знать наверняка - разные вещи. Мне совершенно не хотелось становиться причиной разлада в их семье. И потому, я намеревалась как можно скорее избавить Адриана от необходимости помогать и опекать меня, а так же от необходимости предоставлять мне кров над головой. А для этого мне надо было знать, каковы мои ресурсы, и сколько я должна буду вернуть потом моему невольному благодетелю.
  - Можем, конечно. - Спокойно отозвался маг. - Все равно тебе надо подтвердить свою личность, как я и говорил уже. Заодно снимешь немного денег, после Академии пройдемся по торговым лавкам, купишь себе все необходимое.
  Я кивнула, и на этом разговор увял. Маг снова погрузился в свои мысли. Тая переводила задумчивый взгляд с брата на меня и обратно. А я прикусила губу и отвернулась к окну кареты.
  Ощущать чужие эмоции тяжело, но ощущать стену, которой от тебя отгораживаются - еще тяжелее. И если вчера эта стена была на стадии фундамента, то сегодня она ощущалась как высокая и неприступная преграда. И от этого становилось... не по себе. Возникало чувство чуждости, ненужности, изолированности. И сам собой возникал вопрос: 'А что я не так сделала?'
  - Тая, пересядь на мое место.
  Я с удивлением пронаблюдала, как Тая без возражений меняется с братом местами.
  - Успокойся. И перестань придумывать себе ерунду. Посмотри на меня. - Я послушно подняла на него глаза, встретившись с его внимательным и спокойным взглядом. - Ты - эмпат. Тебе придется постоянно сталкиваться с чужими эмоциями. И, чтобы не захлебнуться в них, тебе жизненно необходимо научиться отгораживаться от них, сохранять спокойствие. Когда ты начинаешь волноваться, расстраиваешься или злишься, то невольно переносишь свои эмоции на других. И чтобы этого не происходило, надо научиться спокойствию, какие бы эмоции ты не испытывала.
  - Так ты поэтому... - Начала я, догадываясь о причине столь резкой смены отношения ко мне.
  - Да. Поэтому. И чтобы ты понимала, как справляться с чужими эмоциями, когда их слишком много.
  Я помолчала, размышляя над его словами.
  - Не уверена, что мне это подходит, но спасибо. - Я искренне улыбнулась. - И не надо так больше, пожалуйста. Так только хуже. Я справлюсь, я сильная.
  - Да, ты сильная.
  Адриан криво улыбнулся и на мгновение прижал к себе, подарив короткий поцелуй в висок. И я почувствовала, как выстроенная им стена исчезла, а спокойствие и чувство надежности осталось. И это спокойствие я впитывала, как губка.
  Тая все так же молчала, покусывая губу и переводя взгляд с меня на брата и обратно. Кажется, таким Адриана она еще не видела. И не понимала теперь, как к этому относиться.
  Какое-то время Риан еще сохранял близость между нами, то и дело касаясь плечом моего плеча, но потом отсел, увеличивая расстояние между нами. А в следующее мгновение карета остановилась.
  Риан вышел первым и помог выйти нам. Я огляделась вокруг. Карета остановилась на площади у банка. Напротив по кругу располагались торговые лавки, пара кафе и таверна. А в центре площади большой фонтан с девушкой в летящем платье, поливающей из кувшина цветы у ее ног.
  - Наша прабабка. - Шепнула мне на ухо Тая, проследив за моим взглядом. - Именно такой ее увидел наш прадед - император в момент их первой встречи. После их свадьбы он велел установить этот фонтан здесь, на центральной площади.
  - Красиво. - Только и сказала я.
  - Леди, время не ждет. У нас еще будет время на обзорную экскурсию. Как-нибудь потом. А сейчас дела.
  Мы с Таей кивнули и позволили увести нас в широко распахнутые для посетителей двери банка.
  Я с интересом оглядывалась по сторонам, отмечая для себя некоторое сходство с банком Англии столетия, этак, XIX.
  Те же конторки, за которыми сидели почтенные гномы и дворфы, обслуживающие посетителей. Ковровые дорожки, ведущие в разные части банка. Кованные позолоченные двери, отделяющие эти самые части друг от друга. Высокие потолки со свисающими с них люстрами с магическим освящением.
  Стоило нам переступить порог, как к нам тут же подошел молодой гном и с поклоном поинтересовался, чем банк (в его лице) может нам помочь?
  - Госпожа Мария Небесный Страж Ночи желала бы подтвердить свою личность и снять некоторую часть на необходимые расходы.
  При этом Адриан учтиво поклонился в ответ на приветствие гнома, а мы с Таей последовали его примеру. Гном внимательно осмотрел меня, улыбнулся в бороду и попросил следовать за ним. Я вопросительно посмотрела на Риана, поставленная в тупик реакцией гнома. Но тот лишь пожал плечами, так же недоумевая по поводу подобной реакции со стороны гнома.
  Нас провели в отдельный кабинет, где за столом сидел дворф уже в почтенном для его расы возрасте, если судить по седине в бороде, заплетенной в три косы, и таких же густых волосах.
  Дворф встал, приветствуя нас и представился мастером Сталеруком. Мы, в свою очередь, поприветствовали дворфа в ответ и Адриан нас представил.
  Мне предложили сесть в клиентское кресло, а Адриана с Таей попросили дождаться меня в зале ожидания, где им будут предложены напитки.
  Намек был прозрачен и ясен, так что мои сопровождающие меня покинули, а я осталась наедине с многоуважаемым мастером.
  Мастер, не долго думая, достал из ближайшего к нему шкафа сферу и водрузил в центр тола между нами.
  - Клади руку на шар, девочка, и ничего не бойся. Судьба твоя в твоих руках, а гильдия мастеровых - тебе всегда подмога, где бы ты не оказалась. Мы других мастеров завсегда узнаем.
  Я послушно положила руку на шар, и в тот же миг руку точно молния пронзила. Я дернулась, но руку от шара оторвать не смогла. А в следующий миг точно в бездну рухнула, почувствовав, как меня разделяет надвое. Не в прямом смысле, конечно. Но я как - будто бы была в двух местах одновременно. Я все еще сидела в кабинете дворфа, держа руку на сфере. И в то же время парила в белой зале, а вокруг меня, невидимые мне, располагались судьи. И от меня требовалось отвечать правдиво.
  Юи. Мария Небесный Страж Ночи. Имя получено в этом мире, но мною принято, как свое. Сирота. Но приемные родители весьма состоятельны. Живу, точнее жила отдельно. Люблю шить и придумывать дизайн одежды, хотя о собственном деле не мечтала никогда. Учеба на врача - патологоанатома нравилась больше. Любимый цвет - желтый и оранжевый, хотя красный зеленый и синий тоже нравятся.
  И еще много других вопросов, а потом все кончилось. Я вновь стала цельной. Моргнула раз, другой и только после этого поняла, что руку мою больше ничего не держит.
  Дворф налил мне стакан воды, довольно улыбаясь в пышные усы и бороду. Я с благодарностью воду приняла и поспешно осушила стакан. И только после этого смогла выдавить из себя:
  - И все так личность подтверждают?
  - Нет - Со смешком ответил мне Мастер Сталерук. - Только те, кого мы в гильдию принимаем. Должны же мы знать, кто вступает в наши ряды. И не волнуйся. То, что было сказано тобой перед нашими предками, между вами и останется.
  И кивнул на мою руку. А там на тыльной стороне ладони красовалась татуировка с моим именем на гномьем языке, который я теперь прекрасно понимала, на фоне полной луны и повторяющееся по кругу, написанное непрерывной рунической вязью слово 'мастер'. И это как ни что другое подтверждало слова дворфа.
  - А сейчас тебя проводят к твоему сейфу, где ты сможешь взять необходимую тебе сумму. - И позвонил в колокольчик.
  Все еще пребывая в некотором ступоре, я прошла за давешним молодым гномом к сейфу, взяла немного золотых монет, не особо впечатлившись той суммой, что лежала там с легкой руки Риана ( а лежало там не мало). После этого меня проводили к ожидающим меня... пусть будет, друзьям.
  Гном с поклоном удалился, а Тая с Рианом получили возможность лицезреть меня в состоянии: 'звезда в шоке'.
  Не дождавшись от меня сколь-нибудь внятных объяснений, мою руку с татуировкой взяли, рассмотрели и дружно удивились. А я только и смогла, что согласно кивнуть.
  - Ну, поздравляю тебя, Юи. Не многие удостаиваются подобной чести. - Наконец отмер Риан и улыбнулся, искренне радуясь за меня.
  Я будто того и ждала, вынырнула из ступора и улыбнулась в ответ.
  Банк мы покинули дружно, раскланявшись с почтенными гномами, а я еще и официальное приглашение получила от гнома привратника с просьбой посетить в ближайшие выходные резиденцию гномов и главу гномьей общины - мастера Громогласа Златорука. Помня об императорском бале, на который я должна была явиться в эти же выходные, поблагодарила за приглашение и пообещала навестить мастера накануне бала.
  А стоило нам спуститься по ступеням банка, как к нам подлетел мальчишка лет четырнадцати и с поклоном попросил проследовать за ним в лавку - ателье его хозяина по деловому предложению.
  Переглянулась с Адрианом, тот сказал, что время пока есть, и если визит будет не долгим, мы можем навестить уважаемого мастера.
  Как оказалось, идти нам недалеко, буквально несколько домов все по той же площади к модному дому, при виде которого у Таи вытянулось лицо, и она, казалось бы, даже забыла как дышать. А потом она шепотом объясняла мне, что это очень престижное модельное ателье, в котором многие модницы столицы лишь мечтают заказать себе одежду или белье. Мастер Фиарель - хозяин модного дома сам решает для кого и что шить.
  Мельком взглянув на витрину, я вынуждена была признать, что неведомый мне мастер мог себе это позволить. Ибо даже при беглом осмотре его изделия были сравнимы с произведением искусства.
  В магазине нас уже ждали. Мастер Фиарель, оказавшийся, как я и предполагала, светлым эльфом, с непередаваемой грацией хищника, узревшего добычу, подошел к нам и склонился в поклоне. Мы в свою очередь учтиво поклонились в ответ. А дальше меня вырвали из надежных объятий моего спутника, повертели во все стороны и уволокли в кабинет, приказав помощнику подать нам всем чай. Посетители, которые в этот момент были в клиентском зале, проводили нас завистливо - заинтересованными взглядами.
  В кабинете эльф усадил меня в свое кресло, а сам, уперев руки в столешницу, навис надо мной со словами:
  - Сколько вы хотите за ваш наряд?
  Мысленно подивившись деловой хватке эльфа, я постаралась сохранить спокойствие и, чуть подавшись вперед, заставила эльфа чуть отклониться назад.
  В игры авторитетов я тоже играть умела. У меня был отличный учитель в лице, приемного отца. И многое из того, что было и чего не было в моей жизни, я отстояла сама.
  - Он не продается. - Холодно ответила я и встала с предложенного места, приблизившись к эльфу вплотную. - И за попытку копирования или создания чего-то подобного без моего ведома и согласия, я вас засужу. - Я продемонстрировала свою новоприобретенную татуировку с рангом мастера. - И гильдия будет на моей стороне.
  На какое-то время в кабинете повисла тишина. Помощник, принесший чай, торопливо поставил поднос и сервировал стол к чаепитию, после чего, испуганно глядя на мастера, поспешил удалиться. Тая испуганно замерла в кресле для гостей. На ее памяти еще никто не разговаривал с ее кумиром ниток, тканей и иголок в подомном тоне. А Адриан искренне наслаждался представлением. Он уже успел немного узнать мой характер. И потому твердо знал, отступать я не намерена. А если уж говорю подобным тоном, то лучше сразу начинать искать пути примирения и идти на компромисс.
  Мастер Фиарель дураком не был. Татуировку рассмотрел, выгоду упускать не хотел, и потому спросил о моих условиях.
  Мы еще какое-то время играли в молчанку. Сходу называть свои условия я не спешила, делая вид, что обдумываю предложение. Согласись я сразу, эльф бы решил, что я согласна на любые условия, и четкого представления о собственной выгоде от назревающей сделки у меня нет. А значит, стал бы давить на меня морально и собственным авторитетом, в итоге сделав так, что в выигрыше останется только он один, а я буду у него на правах простого работника. Наконец, вздохнув, как если бы приняла решение, я озвучила:
  - 20% с прибыли от продажи каждого изделия, созданного на основе моих эскизов. И 50% скидки на наряды, заказанные мной.
  Теперь молчал мастер, обдумывая мои слова. Глаз он не отводил, так что мы так и продолжали меряться взглядами. Я продолжала сохранять спокойствие и хладнокровие во взгляде, давая понять, что отступать так просто не намерена. И эльф это понял.
  - 15% прибыли, и все, заказанные вами наряды в любом количестве совершенно бесплатно.
  Я сдержала усмешку, готовую сорваться с губ. Меня решили сделать моделью, этаким лицом модного дома, рекламирующим новую линию одежды. Но платить за это не собирались, заменив денежное выражение зарплаты своеобразной альтернативой. И я решила кинуть 'добивочку' к условиям:
  - Но наряды должны быть доступны по цене даже самой бедной магичке - студентке столичной академии.
  Мастер понял, что так просто уступать я не собираюсь, но и мое 'уточнение' сулило нам обоим определенную прибыль, к тому же увеличивало спрос у потенциальных и, что не маловажно, новых клиентов.
  - Думаю, можно будет сделать наряды из разных тканей. Какие-то из более простых и дешевых, это поможет дифференцировать цены на одни и те же наряды.
  - Идет. - Согласилась я, протягивая руку для рукопожатия. - А сейчас мне необходима бумага и карандаш. Мне необходимо платье к воскресному императорскому балу. И Тае тоже.
  Быстрый профессиональный взгляд мастера на притихшую Антарину и короткий кивок.
  - Сделаю со скидкой. - Адриан кивнул, давая свое согласие. - Тогда магический контракт. Ознакомьтесь.
  И он щелкнул пальцами. В тот же миг перед нами на стол, материализовавшись из воздуха, упал свиток. Я внимательно прочла все пункты, передала свиток Адриану, как моему доверенному лицу, чтобы тот тоже прочел и проверил. И только после его одобрительного кивка поставила подпись, которую пришлось срочно придумывать. Мастер в свою очередь поставил свою подпись, и контракт был заключен и скреплен магией. Копия свитка осталась мне.
  После этого, попивая чай, я шустро изобразила, что мне нужно. Эльф уточнял детали, предлагал внести свои детали в мой наряд. В итоге с незначительными изменениями модель была мною одобрена. Адриан посмотрел на результат наших усилий, прошелся уже знакомым мне оценивающим взглядом по мне, и залпом допил чай, точно это был виски. Понятливую улыбку эльфа я встретила невозмутимостью во взгляде.
  Да, мои наряды были революционными для этого мира, мы с мастером это понимали. Но результат стоил риска. И реакция Риана тому доказательство.
  Мы дружно с мастером устремили взгляд модельера - профессионала на Антарину, которая едва не подавилась от столь пристального внимания к себе. В результате бурных обсуждений, в которых активно принимала участие Тая, отбросившая ненужную скромность, родилось платье и для нее. Чуть более пышное и открытое, но необычайно элегантное.
  Потом с нас двоих сняли мерки, назначили мне встречу на завтра по поводу новых моделей одежды, и мы распрощались с мастером Фиарелем.
  В карете Тая тихо поскуливала от восторга, что у нее будет наряд, созданный самим мастером. Мы с Рианом посмеивались над ней. Но в целом были довольны встречей с мастером - модельером.
  - Ты молодец, Юи. - Искренне восхищался мной Риан. - Отстоять свою правоту у эльфа - это надо суметь. Они всегда преследуют свою выгоду в любой сделке и редко идут на компромисс. И достигнутые тобой договоренности - весьма щедрые уступки с его стороны.
  - Было у кого учиться. - Безмятежно пожала плечами я, игнорируя заинтересованный взгляд Риана, вызванный моими словами.
  Говорить о семье я не любила. Быть приемным ребенком - не легко. Особенно, когда знаешь, что тебя выбрали из группы других детей не потому, что полюбили. А потому, что ты менее проблемный, более умный, более послушный ребенок. Так выбирают породистую собаку. Нет, меня ценили, обо мне заботились, давали все самое лучшее, что только можно дать ребенку. Даже по-своему любили. Но не так, как родители любят своих собственных детей. А то, что, по мнению отца, было мне не нужно, но чего я хотела, приходилось практически 'выгрызать' у отца. Мое отдельное от родителей проживание и обучение на судмедэксперта - битвы из этой серии. У меня были отец и мать, но никогда не было семьи. Вот такой вот парадокс.
  Нас ждала Академия. Приветливо распахнутые ворота, обширная территория и громадина замка, сравнимая с императорским дворцом. Не смотря на свою массивность, академия мне понравилась. От нее веяло надежностью и каким-то... уютом. Я будто в гости к лучшей подруге зарулила, а не в академию магическую.
  - А мне здесь нравится. - Я кивнула собственным мыслям. - Как будто в гости зашла. Уютно... и по-домашнему как-то, что ли?
  - Ты - маг. Академия чувствует это и принимает как свою. Любой маг будет чувствовать себя здесь, как дома.
  - Ты так говоришь, будто она живая. - Хихикнула я, идя рядом с Адрианом к входу в здание.
  Тот улыбнулся и покачал головой.
  - Живая - не совсем точное слово. Скорее, одушевленная. - Не согласился со мной он. - И ко всем своим обитателям она относится... как мать к своим детям, стараясь делать так, чтобы каждому студенту или преподавателю здесь было комфортно.
  Я впечатленная ответом мужчины, похлопала ресницами, отчего Адриан рассмеялся. Несколько студентов, пробегавших мимо, покосились на нас. Окинули оценивающим взглядом меня и мой наряд, оценили и вмиг нахмурившегося Риана, и побежали дальше, бросив короткое приветствие мужчине.
  - Суров ты со студентами. - Прокомментировала я.
  - Лучше сразу пресечь ненужные слухи. О тебе итак будут знать все в академии к тому времени, как мы до ректорского кабинета дойдем.
  - Утешил. - Меланхолично ответила я.
  Адриан покосился на меня, но ничего не сказал. Но ехидно-сочувствующую ухмылку я заметила. И предпочла сделать вид, что не заметила.
  Дойдя до двери с табличкой 'ректор' мы еще постучать не успели, как та распахнулась, приглашая нас войти. Адриан пропустил нас вперед и зашел следом. Дверь тут же закрылась, а мы с Таей, не сговариваясь, покосились на нее с опаской.
  Как оказалось, помимо нас и ректора в кабинете присутствовал еще один человек. Одетый в дорогой камзол, белоснежную рубашку с воротником стойкой, черные брюки и сапоги, он производил впечатление аристократа из высших. Как Адриан с Таей. Он поднялся сразу же, как мы вошли, тряхнув снежно-белыми волосами, забранными в хвост. Тая удивленно выдохнула, а Риан, наоборот, нахмурился и явно не был рад встрече. Я же отстраненно рассматривала незнакомца, невольно находя у него схожие черты с Адрианом. И нахмурилась от внезапной догадки: неужели передо ной один из принцев?
  Вчера, проглядывая книгу, взятую в библиотеке, я рассматривала генеалогическое древо императорской семьи. И отметила, что у нынешнего императора двое сыновей и младшая дочь. Но вот какой из них почтил нас своим присутствием сейчас?
  Молчание затягивалось. Никто не спешил заговорить первым. Мы рассматривали ректора и принца. Они рассматривали, в основном, меня. А я мечтала спрятаться за спину Риана, как накануне пряталась там от Таи. Но, боюсь, тогда мой маневр могут неверно истолковать.
  Вместо этого я как бы невзначай пихнула Адриана локтем и чуть повела головой в сторону окна, намекая на ход времени.
  - Госпожа Мария, позвольте представить вам: Его Высочество кронпринц Маркус Грейстоун - Де'Крэсси. Ректор Академии Малкольм Де'Крэсси - наш с Таей дядя. Маркус, дядя - госпожа Мария Небесный Страж Ночи.
  Взаимные приветствия и суровое от ректора:
  - Вы задержались.
  - Госпожа Мария заключала договор с мастером Фиарелем на создание моделей новой линии одежды мастера. - Пожал плечами Адриан.
  У кронпринца глаза расширились от удивления, и он спросил:
  - Мы об одном мастере говорим?
  - Сомневаетесь? - Холодно осведомилась я.
  И продемонстрировала татуировку гномов - мастеров с моим именем и рангом. Реакция была мгновенная. Ректор аж привстал со своего места, а принц подался вперед, рассматривая татуировку. Потом перевел взгляд на Адриана.
  - Глаза меня не обманывают?
  - А ты настолько сомневаешься в себе и своем зрении? Приглашение Громогласа Златорука - главы гномьей общины развеет твои сомнения?
  Жестом фокусника, достающего кролика из шляпы, я извлекла из сумочки приглашение, демонстрируя ректору и кронпринцу.
  - А ты ее точно только вчера в этот мир притащил порталом?
  - С чего бы мне врать?
  - Вот и я думаю: с чего? Ты ж у нас благородный до безобразия. - Я невольно улыбнулась подобному определению, принц ответил полуулыбкой. - А теперь рассказывайте все по порядку. И только правду. Про Эстафир можете не врать, она не оттуда, но легенда хорошая. Для остальных вполне подойдет.
  М-да. Как говорил пес Шарик: 'Фиг вам'. Для кого легенду создавали? Мы переглянулись с Адрианом, но на мой молчаливый вопрос ответил принц.
  - Мне приходилось бывать в Эстафире, как и Адриану. Я не раз сталкивался с тамошними магами, и лично приводил некоторых из них в наш мир. Как будущий император я обязан курировать данный вопрос. Так что отличить мага из Эстафира от выходца из других миров для меня не проблема.
  Мы еще раз переглянулись с Адрианом, и я кивнула, передавая ему пальму первенства. А сама прошла к дивану у дальней стены и примостилась там, захватив с собой Антарину. В конце концов, я пока еще не студентка и стоять весь разговор, как провинившийся адепт, вызванный на ковер, не собираюсь.
  Адриан хмыкнул и тоже позволил себе сесть. Ректор и Его Высочество оценили степень моей наглости и опустились в кресла напротив дивана.
  В этот момент из-за шкафа вылез здоровенный дымчатый котяра, держащий в зубах то ли мышь, то ли крысу, обвел наше собрание внимательным взором своих голубовато-серых глаз, а Тая вцепилась мне в руку мертвой хваткой, отчего я поморщилась от боли.
  - Брось бяку. - Шикнула я на котяру, пытаясь отцепить от себя девушку.
  Котяра сверкнул своими глазищами, прошествовал к мусорному ведру у стола ректора, бросил туда свою добычу и трусцой вернулся к нам. Запрыгнул на диван и нагло разлегся у меня на коленях. Я невольно почесала кота за ухом и по кабинету прокатилось громкое мурчание.
  - М-да. - Прокомментировал хозяин кабинета нашу идиллию. - Помниться, вы - два шкодника притащили его из другого мира, и этот прохиндей никого, кроме вас двоих к себе не подпускал.
  Мы втроем переглянулись и дружно промолчали. Только котяра хитро сверкнул глазами и подставил бок, требуя ласки. Поняв, что комментариев не будет, ректор красноречиво посмотрел на Адриана, возвращаясь к прерванному разговору.
  Ну, Адриан и рассказал. Начало истории даже мне было интересно. Хотя я и знала ее в общих чертах. Когда рассказ подошел к концу, Тая с расширенными от страха глазами смотрела на брата. А ректор с принцем хмуро молчали.
  - Рану покажешь целителям. Скоро начало учебного года, ты должен быть в форме. Магистр Мерида сохранит все в тайне.
  - Хорошо.
  - Можешь навестить ее сейчас, а я пока Антарину с Марией просмотрю. Девушки, прошу за мной. Ваше высочество, вы с нами?
  - Мы с Адрианом позже подойдем. - Отверг предложение ректора принц.
  И мы пошли. Даже кот пошел с нами, спрыгнул с моих коленей, пристроился рядом со мной, вздернул хвост трубой и с поистине королевской невозмутимостью потрусил рядом. Мужская половина компании обменялась непонятными мне взглядами, но от комментариев воздержалась. Только Адриан одарил венценосного родственника чуть более пристальным взглядом. А тот лишь загадочно хмыкнул в ответ.
  В коридоре мы разошлись в разные стороны. Ректор повел нас в конец коридора, вниз по лестнице на первый этаж в большую залу, у которой толпились девушки и юноши разных рас. Велев нам оставаться с группой, сам ректор прошел в распахнутые двери залы к центральному месту за длинным столом и что-то сказал коллегам из приемной комиссии. Коллеги удивились, заинтересовались, а кто-то даже вперед подался, точно пытался высмотреть кого-то в толпе в коридоре. И я даже знала, кто стал причиной проявления столь бурной реакции на слова ректора. И на всякий случай постаралась слиться с толпой, что было несколько проблематично, учитывая мой наряд и интерес к нему со стороны поступающих. Мужскую часть абитуриентов закономерно больше интересовали мои открытые ноги в чулках и грудь, прикрытая корсетом и блузкой. Девушки не менее закономерно интересовались нарядом в целом. В глазах последних сверкала зависть, заставляя тех скрежетать зубами и кривить лицами.
  Впрочем, я немного ошиблась. Не все так уж откровенно проявляли интерес ко мне и моему наряду. Тая удостоилась куда большего внимания со стороны группы из трех девушек: блондинки, брюнетки и рыжей. Ну, чисто ВиаГра в полном составе. И внимание это было... далеким от дружелюбного. Тая спокойно встретила пристальный взгляд рыжей, но внутренне как-то сжалась и напряглась, ожидая разборок. И, если судить по напрягшейся троице и не прикрытой агрессии все той же рыжей, драке быть.
  - И кто это у нас тут такой прелестный и нежный цветочек?
  Раздался голос у меня за спиной, и раньше, чем я успела среагировать, меня обхватили за плечи и, притянув к себе, положили подбородок мне на плечо. Кажется, опешили все. А самой не в меру офигевшей была я. Потому и среагировала не сразу. А потом и не пришлось реагировать.
  Снизу, у наших ног раздался угрожающий утробный мяв. Мы все, не сговариваясь, опустили глаза. А там ректорский котяра, вздыбив шерсть, выгнув спину, и оставляя когтями борозды в гранитной плитке пола, готовился к нападению на 'покусителя на мою честь и добродетель'. От подобного у всех присутствующих случился коллективный шок. Подобного поведения от ректорского кота не ожидал никто. И все, не сговариваясь, дружно отступили от кота, вышедшего на тропу войны. Даже Тая чуть отступила от меня, рассматривая как диковинку. Хотя уж она - то должна была уже привыкнуть.
  Незнакомец ослабил хватку, и я смогла высвободиться из его объятий. Первым делом поспешила обезвредить своего мохнатого защитника, подхватив того на руки. Кот возражать против подобных маневров с моей стороны не стал, устроившись у меня на руках со всем удобством. И даже позволил почесать себя под подбородком. Но угрожающе сверкать в сторону потенциальной угрозы мне своими огромными глазищами не перестал. Как не перестал и угрожающе шипеть. Но вот как он при этом умудрялся одновременно мурлыкать от удовольствия, для меня загадка.
  - Хм... кажется, братец уже подсуетился. Или... кузен.
  Пробурчали у меня за спиной, старательно изображая в голосе ревнивые нотки. И я бы даже поверила, в искренность его чувств, если бы не была эмпатом. Я отчетливо ощущала озорное веселье и искреннее дружелюбие, не считая вполне закономерного интереса, но не более. Но все же решила подыграть. А мотивы оставим на приватный разговор. Ведь не просто же так я понадобилась брату наследника. Но оставим пока вопросы.
  - Это мой кот. - Я повернулась к собеседнику, игнорируя остальных присутствующих, не спешащих на вступительные экзамены.
  Собеседником оказался парень на пару лет моложе Адриана и Маркуса. Младший принц Виктор Грейстоун - Де'Крэсси был таким же снежно-белым блондином, как и его старший брат, но глаза были темно-синие, как у Риана. Ну, может, на тон светлее. А в целом он был очень похож на брата. Даже телосложением.
  - Врешь. - Виктор склонил голову на бок и скрестил руки на груди. - Адриан и Маркус притащили этого кота из другого мира. Всем это известно.
  - Вру. - Равнодушно пожала плечами я. - Но это мой кот. Барон Мао Хан Ши. Считался пропавшим до сегодняшнего дня.
  И посмотрела принцу прямо в глаза кристально честным и искренним взглядом. Кот шипеть перестал и тоже обратил на принца честный и невинный взгляд. Виктор наш дуэт оценил, хмыкнул и обнял меня за плечи, как старого друга.
  - Кузина, приветствую. - Антарина коротко кивнула. - Леди, надеюсь, новый учебный год будет для вас удачным. А сейчас мне, пожалуй, пора.
  В этот момент из большого зала, где проходили вступительные экзамены, послышался голос ректора:
  - Господа абитуриенты, если кто не хочет поступать в этом году, тот очередь не задерживает.
  'Господа абитуриенты' как-то разом встрепенулись, и вперед вышла та самая рыжая, что отчего-то невзлюбила Таю, бросив победный взгляд на девушку. Тая лишь устало вздохнула, никак не реагируя на откровенный вызов со стороны оппонента.
  В этот момент с той стороны, откуда мы пришли с ректором, раздались торопливые шаги, привлекая всеобщее внимание. Даже рыжая остановилась 'на пути к счастью будущего студента'.
  К нам почти бежала молодая женщина в развивающейся белоснежной мантии. Волосы цвета спелой пшеницы, собранные в аккуратный хвост, ничуть не скрывали заостренные уши, а изящность телосложения и чуть раскосые нефритового оттенка глаза наводили на мысли об эльфийских родственниках в роду женщины.
  За ней, не спеша, но и не отставая, шли Адриан и Маркус. Если судить по бодрой походке Риана, того уже подлечили должным образом. Что ж уже хорошо.
  На этой мысли мои размышления прервали. Женщина подскочила ко мне, рентгеновским взглядом выцепив меня из толпы. Схватила меня за руку и, не сбавляя скорости, рванула к открытым дверям залы. Не ожидавшая подобного финта, я чуть не выронила кота. Тот резво вскарабкался мне на плечи, а я сама уцепилась за Таю, стараясь сохранить равновесие и притормозить. Но женщину увеличившийся вес не смутил, она, даже не притормозив, обогнула рыжую абитуриентку и влетела в залу, втащив нас следом. Вот таким вот паровозиком мы и застыли у преподавательских столов. И только после этого женщина заметила бесплатное приложение ко мне и очень удивилась.
  Ректор, не скрывая интереса, осмотрел нашу живописную композицию и, игнорируя шушуканье остальных членов экзаменационной комиссии, вздернул вопросительно бровь и сосредоточил свое внимание на женщине - целительнице.
  - Она обязана учиться на моем факультете. Прирожденный целитель с уровнем силы равной магистру.
  Я невольно поморщилась. Вот только чужие жизни я и не спасала. Нет, я, конечно, могу помочь, когда это необходимо, но посвящать этому жизнь?
  - Предпочитаю вскрывать трупы, а не лечить живых.
  Целительница устремила на меня полный возмущения и укора взор. А вот мужчина в черной мантии, что неприметно сидел на левом конце преподавательского стола, громогласно расхохотался, привлекая всеобщее внимание.
  - Магистр Мерида, не стоит так грозно взирать на студентку моего факультета. Данную конкретную адептку я беру в свои личные ученицы. Советую заранее смириться с тем, что целительство станет для этой барышни дополнительным образованием с нагрузкой магистерского уровня. Исключительно потому, что от этого зависит уровень силы ее основного дара. А я намерен довести девушку до уровня Бессмертных. Да и портальную магию адептка будет изучать факультативно.
  - Магистр Пограничный, вы... - Попытался возразить ректор.
  - Я уверен, господин ректор. Некромант - целитель с даром портальной магии. Подобные ей - редкость. К тому же в империи почти нет специалистов, способных обучить ее так, чтобы она не навредила сама себе. А в столице и Академии я такой один. Адептка будет Бессмертной, хочет она того или нет. Продолжайте экзамен без меня, я пришлю своего ассистента, он меня подменит, я же займусь своей ученицей. - И уже мне. - Прошу за мной.
  Сделав какой-то замысловатый жест рукой, отчего с его пальцев сорвалось несколько зеленовато-черных искр, тут же исчезнувших без следа, магистр решительно направился к выходу из зала. Мне же ничего не оставалось, как пойти следом. В коридоре магистр остановился напротив Адриана.
  - Адептка Небесный Страж Ночи - ваша подопечная на ближайшее время? - Адриан кивнул. - Тогда так же прошу за мной. За сестру не волнуйтесь. Она поступит на боевой факультет, как и вы в свое время. Будет одной из сильнейших своего курса.
  Адриан в очередной раз кивнул. Магистр решительно зашагал в одном ему ведомом направлении. Ну, еще Риан, наверняка знал, куда так спешил мужчина. Я же просто молча шла следом, стараясь не отставать.
  Путь наш завершился, очевидно, в кабинете магистра. Мне любезно предложили занять единственное кресло, Адриан встал за моей спиной, магистр занял место хозяина кабинета. Я, пользуясь возможностью, рассматривала своего нежданно обретенного личного учителя. Тот осмотру не мешал, делая вид, что не замечает моего повышенного интереса. Я же смотрела и задавалась вопросом: отчего мне кажется, что передо мной не урожденный представитель этого мира?
  Все в его облике, вроде бы не отличало его от общей массы, но было в мужчине что-то такое... отчего моя интуиция шептала 'свой', как если бы я выехала за границу и там встретила соотечественника.
  - Вижу, вы уже догадались, что мы с вами из одного и того же мира. Полагаю, там так же прошло чуть более столетья, и ваш наряд - лишь дань уважения прошлому. - Магистр смотрел на меня, чуть прищурив глаза.
  - В каком-то смысле. - Не стала отрицать я. - А вы...
  - Русский. Жил и родился в викторианской Англии до того, как меня забросило в этот мир в результате не совсем удачного научного эксперимента.
  Я кивнула, принимая слова магистра к сведению, но в подробности вдаваться не стала. Успеется еще. Едва ли меня пригласили в кабинет, чтобы предаться воспоминаниям о прошлой жизни и узнать, насколько изменился мир за столетье.
  - Итак. Теперь о главном. Первую неделю - две будем заниматься индивидуально. Тебе необходимо изучить хотя бы основы магии. Будем заниматься всем - от бытовой магии до основ целительства и некромантии, а так же займемся каналами накопления резерва. После присоединишься к своему потоку. Придется немного нагнать группу, но ничего, справишься. График индивидуальных занятий придется несколько пересмотреть, но в целом, ты должна будешь успевать все. Вопросы?
  Я помолчала, переваривая информацию. В сущности, я подозревала, что мне будет не просто, в силу того, что я не обучалась магии с рождения и не училась управлять своим даром, но масштабы 'подставы' потрясали. Нет, распределять собственное время и нагрузку я научилась давно. С той жизнью, которой я жила до вчерашнего дня, по-другому было никак. Мне бы пожалеть себя, но я лишь привычно вздохнула, настраиваясь на тяжелую и плодотворную учебу.
  - Один. - Спустя непродолжительное молчание решила озвучить главный вопрос, мучающий меня. - Бессмертная, это до какой степени?
  - Почти до абсолютной. - Усмехнулся магистр. - Тебя конечно, можно будет убить, но сделать это будет крайне затруднительно, я бы даже сказал, почти невозможно. Учитывая твои способности к целительству, и самоисцелению в будущей перспективе. Бессмертные - это оплот силы и безопасности империи. Это маги, сравнимые по силе с архимагами, а иногда способные и превзойти их. Большинство служат в тайной службе Империи, но никто не запрещает нам занимать иные ниши в жизни и обществе. Каждый вправе решать, как ему жить. Но когда в нас возникает необходимость, мы встаем на защиту империи и сражаемся в первых рядах, уничтожая угрозу империи и императору.
  М-да, кажись, мне тонко намекают на членство в очередном ордене, подчиняющемуся императору. И типа, все добровольно и без принуждения. А как умирать за императора, так будь первой.
  Магистр мой скептицизм уловил и расхохотался. От чего я нахмурилась еще больше. Вот лично я ничего смешного не видела.
  - Понимаю, звучит пафосно и мрачновато.
  - Мягко говоря... - Проворчал Адриан, молчавший до недавнего момента.
  Его тоже не порадовала перспектива моего 'Бессмертного статуса' во имя служения императору и империи.
  - Но на самом деле Бессмертных не так уж и много. На сегодняшний момент нас семеро магистров. У шестерых из нас по одному - два ученика. И признаться, лично я не планировал брать учеников еще пару столетий. Сам не так чтобы давно стал магистром. Но видимо, судьбу не выбирают, и выбор не то, чтобы велик. То, что ты, как и я - некромант, сильнейшая из абитуриентов этого года, можно назвать совпадением. То, что мы из одного и того же мира, так же можно счесть совпадением. Даже мое сегодняшнее присутствие на экзамене, когда я изначально не собирался на нем присутствовать, а прислать ассистента, можно считать таковым. Но когда совпадений становится слишком много...
  - Совпадения становятся закономерностью, предопределенностью, определяющей будущее человека в переломный момент его жизни. И выбор, сделанный человеком в данный момент, становится решающим в судьбе человека. Человек или принимает свою судьбу, или противится ей, борясь за право самому распоряжаться своей жизнью и судьбой. - Закончила я мысль.
  Магистр кивнул, давая мне возможность осмыслить все, что произошло со мной, и взглянуть на все под другим углом. Действительно, сколько шансов, что в незнакомом мне мире, где я и двух дней не пробыла, моим наставником станет сильнейший некромант империи, обладающий той же силой, что и я сама? Сколько шансов просто встретить его в Академии на вступительном экзамене, а не иметь дело с его ассистентом? Бессмертных магистров всего семеро на всю империю. Шансов, что один из них окажется внезапно совершенно свободен, и именно он будет обладать родственным даром со мной, крайне мало.
  А мне действительно надо учиться. И учиться у того, кто в случае необходимости, сможет справиться со мной, если моя сила выйдет из-под контроля.
  - Сила мага - не привилегия. Это ответственность, которую маг несет на протяжении всей жизни. Ответственность за себя и за тех, кого он допустил в свой круг самых близких, и за тех, кто вовсе силой не обладает, но нуждается в нашей силе и защите. Если маг не в силах совладать с собственной силой, он подвергает своих близких и простых людей опасности. И тебе стоит решить, хочешь ли ты рискнуть всем, рискнуть теми, кто уже стал тебе близок и дорог ради мифической возможности самой распоряжаться своей судьбой? Маг должен контролировать силу, а не наоборот.
  Я кивнула, показывая, что поняла мага.
  - Чем больше сила, тем больше ответственность. Я понимаю.
  Повторила я изречение дяди Питера Паркера, хотя и не была большой поклонницей Человека - Паука. Но с истиной не поспоришь, даже если сказана она вымышленным персонажем вселенной комиксов.
  В этот конкретный момент я радовалась тому, что Адриан стоит за моей спиной, и я не могу видеть выражение его лица. Тот сверлил меня пристальным взглядом после слов магистра о близких и дорогих. Я не готова была сейчас говорить об этом, тем более что сама еще не разобралась в себе. Но отрицать было глупо: Тая стала мне очень близка и Адриану я доверяла. Эти двое определенно успели занять место в моем первом круге самых близких. Круге, где до недавнего времени не было никого. Даже мой бывший парень так и не смог войти в этот круг. Может, поэтому я так спокойно восприняла его измену?
  - Вижу, понимаешь. - Кивнул магистр. - Что ж, думаю на этом можно на сегодня закончить. Покупай все необходимое для первого года обучения, заселяйся в общежитие. Занятия начнем в первый день обучения. А до тех пор начни изучать бытовую магию. Адриан поможет и проследит, чтобы ты ненароком ничего не разрушила. Так ты, по крайней мере, никому не навредишь и в первую очередь самой себе. Можете идти. Мне надо подумать и составить план наших занятий. До выходных мы, скорее всего, не увидимся. - На мой недоумевающий взгляд магистр коротко пояснил: - Бал. У императора. Вы ведь приглашены.
  - Откуда вы...
  - Слухи. Я хоть и только сегодня вернулся в столицу, но слухами земля полнится.
  - Дядя проболтался. - Вздохнул Адриан.
  - Да. - Хохотнул магистр. - Он не мог не похвастать, что его племянник притащил из другого мира талантливую и способную девушку, которую император уже пригласил на императорский бал этого года, как одну из дебютанток.
  На мою кислую гримасу магистр расхохотался в голос.
  - Да, ладно. Хорошо все будет. Не так уж это и страшно, может, тебе там даже понравится.
  И махнул рукой в сторону двери. Адриан помог мне подняться с кресла и мы чинно, под ручку вышли из кабинета нежданно обретенного наставника.
  И я до самого последнего момента, когда дверь кабинета отрезала нас от него, ощущала все нарастающее веселье магистра, предпочитая даже не задумываться, что же именно его так развеселило.
  
  Магистр Пограничный смотрел вслед уходящей паре и улыбался. Давно он так не веселился. Эти двое идеально друг другу подходили, но упорно делали вид, что ничего особенного между ними не происходит. Лишь дружеское участие и благодарность. Со стороны все так и выглядело, и он и сам бы поверил, если бы сам не был в точно такой же ситуации, когда только попал в этот мир.
  В том, что эти двое влюблены друг в друга, если не с первого взгляда, то с первого слова уж точно, не было ни малейших сомнений. И это было хорошо. Так он может быть уверенным, что его нежданно обретенная ученица в хороших руках и под надежной защитой. Адриан сможет справиться с девушкой и проследит, чтобы она не пострадала. И уж точно не подпустит к ней тех, кто захочет воспользоваться ее силой и положением.
  Идеальней пары трудно подобрать.
  Так и в судьбу поверить не долго. Да он и так верил в нее. С первых дней в этом мире, едва встретился взглядом с той, кто впоследствии стала его женой, подарившей ему сына и двух близняшек - дочек. С той, которая умерла тридцать один год назад в битве с темными некромантами и поднятой ими нежитью. Просто выжгла себя, свой дар и не смогла оправиться. Никто из его маленькой семьи не смог. Сын с супругой уехал в другой город, оборвав отношения с семьей, просто потому что не смог жить там, где все ему напоминало о матери. Дочери так и не вышли замуж, полностью посвятив себя науке и магии. А он так и не женился во второй раз, не в силах отпустить прошлое.
  Вот и сегодня он собирался, как обычно в этот день навестить место захоронения своей супруги, но все с утра пошло не так. Сын сообщил, что младшая внучка прибывает порталом в столицу, будет поступать в академию и жить у них дома. Новость обрадовала и озадачила, одновременно. Пришлось срочно озадачивать дочерей подготовкой дома к приезду племянницы, а самому ехать к столичной телепортационной станции встречать внучку.
  Внучка робела и глазела по сторонам, пытаясь скрыть волнение. За всю дорогу домой она едва ли сказала пару слов. И по характеру так походила на его жену, свою бабушку, что ему самому стало не по себе в обществе Камелии.
  Оставив внучку под присмотром тетушек, он поспешил в академию. Надо было переговорить с ректором и посоветоваться, а в итоге он попал в экзаменационную комиссию, выслушивая слухи и сплетни от коллег относительно неожиданной задержки ректора.
  А когда чуть позднее тот рассказал о своем племяннике, притащившем в этот мир иномирянку из Эстафира, магистр и вовсе удивился. Ведь не так давно Адриан расспрашивал его о его прежнем мире, откуда он был родом. Сложить два и два не составило труда, а потом хватило одного беглого взгляда, чтобы понять - перед ним его соотечественница, если можно так выразиться.
  То, что у девушки был дар некроманта уровня Бессмертных, магистра даже не удивил. А дар целителя и портальной магии делали девушку, в перспективе, сильнее его самого. Скорее уж, данный факт стал определяющим в той цепочке совпадений, что преследовали его с самого утра.
  А потому... магистр достал из одного из ящиков стола большое круглое зеркало на подставке и вызвал по нему старого друга и главу их небольшого ордена.
  Тот ответил сразу, как если бы ждал звонка. Зеркальная поверхность на миг подернулась рябью, а потом в ней показалось знакомое лицо. Голубые глаза лукаво сощурились, растрепанные черные волосы встопорщились, когда тот провел по ним пятерней.
  - Итак, - маг улыбнулся, - друг мой скажи, ты - таки решился взять себе ученицу? Или слухи о магичке - потенциально сильном некроманте или целителе и портальном маге, поведанные мне его величеством накануне вечером, всего лишь слухи?
  - К сожалению или к счастью, но ученицу я действительно взял. Как ты и настаивал все эти годы. Рад?
  - Определенно. С некромантами уровня Бессмертных у нас определенная нехватка кадров. Да чего там, ты у нас такой один. За девочкой надо следить и позаботиться о ее безопасности. Потерять ее мы не можем.
  - Девочка состоит в гильдии мастеровых и заключила контракт с мастером Фиарелем. - Не стал скрывать магистр, считая своим долгом необходимость предупредить друга о том, что его ученица не горит желанием вступать в дружные ряды тайной службы империи.
  - Да и на здоровье. Какие проблемы? - Отмахнулся собеседник. - Но потерять мага подобного ей мы не можем. Сильные и талантливые маги в смутные времена на вес золота. Ты же знаешь.
  Магистр кивнул. Он знал. Знал, как никто другой. Ведь будь тогда с ними еще хоть один некромант с уровнем силы Бессмертных, его Луиза была бы жива.
  - Прости друг, не стоило напоминать в этот день.
  - Нормально все. - Покачал головой магистр, понимая, что впервые за тридцать один год отвечает абсолютно искренне, и собеседник это отметил, удивленно вскинув брови. - А что до безопасности, девочка под надежной защитой. Адриан позаботится о том, чтобы с его будущей женой ничего не случилось.
  - Мальчишка справится?
  - Справится. Да и не мальчишка он больше. Мария сняла с него приворот.
  - Тот, что еще его мать с этой леди ан'Жер наложили, желая поженить кровиночек? То-то эта 'леди' прибежала жаловаться императрице на коварную соблазнительницу, помешавшую счастью ее ненаглядной деточки. - На последней фразе друг скривился, уж он - то лучше многих был осведомлен о методах некоторых аристократок пробиваться в высшее общество. - Раз так, пусть так и будет. Но все же приглядывай за обоими, на всякий случай.
  - Мог бы и не говорить.
  - Надеюсь на тебя.
  
  Едва мы покинули кабинет магистра, я отпустила руку Адриана и подошла к окну. Опершись о подоконник, я тяжело и протяжно вздохнула. Адриан подошел следом и так же оперся руками о подоконник, внимательно изучая мое лицо. Я же стояла, прикрыв глаза, и старательно дышала.
  - Тяжело? - Прозвучал тихий вопрос. - Слишком много событий для столь малого отрезка времени.
  Я покачала головой. Было ли мне тяжело? Да, но не больше, чем обычно. Слишком много событий за столь малый срок? Но я давно привыкла, что вокруг меня постоянно что-то случается.
  - Мир другой, а по сути, не изменилось ничего.
  Я открыла глаза и повернулась к Риану, встретив его вопросительный взгляд. Я вновь покачала отрицательно головой.
  - Не то место.
  - В таком случае, я знаю подходящее.
  И не успела я даже пикнуть, как меня схватили за руку и утянули в телепорт.
  Вышли мы в саду его дома у той самой лавочки, к которой переместились вчера не без моей помощи. Что ж, место и впрямь подходящее. Как и вчера меня усадили на лавочку, но я подскочила и стала ходить из стороны в сторону, решая с чего начать разговор.
  - Тебе не кажется, что ты повторяешься в своих метаниях? - В голосе Риана слышалось лукавство. - Предупреждаю сразу, чтобы потом не было претензий: еще пара метаний туда - обратно, и я тебя поцелую, как и вчера.
  Против воли я вспыхнула от смущения и возмущенно воззрилась на этого шутника. В ответном взгляде на меня не было и намека на шутку или веселье, а вот задумчивый взгляд, скользящий, как и вчера, по моим ногам вверх и перескакивающий на грудь, присутствовал.
  - Ты тоже повторяешься. - Мрачно проворчала я.
  - Кхм. - Адриан перевел взгляд на мое лицо и улыбнулся обезоруживающей улыбкой.
  От этой улыбки я почувствовала слабость в ногах и поспешила сесть, стараясь справиться с сердцем, надумавшим пуститься в пляс, и не выдать охватившего меня волнения. Глубоко вздохнув, я решила увести разговор с опасной темы и вернуться к той, на которой мы остановились в академии.
  - Касаемо моих слов. Я, знаешь ли, далеко не из бедной семьи. И к обычной элите так называемых богачей не отношусь. Дело в бизнесе отца, хотя я и не знаю, чем именно он занимается. Работа отца всегда была запретной темой в доме.
  - Знаю.
  - Знаешь? - Я бросила на Адриана полный недоумения взгляд.
  - Кого попало охотники на магов не защищают. Ты не знала, считала ее своей подругой. Но я уверен, что ее отобрали специально для твоей защиты. Я был не осторожен, выбрав из толпы именно тебя. Сам не понимаю, почему. Но увидев тебя, не смог просто пройти мимо.
  Я кивнула, принимая слова мага, а сама задумалась над его словами. Отобрали для моей защиты? Что ж, логично. Я захотела самостоятельности, ушла на съемную квартиру, поступила в университет, отказалась от телохранителей, которые всегда ходили за мной тенью. Отец вроде бы согласился. А сам поступил так, как считал нужным, продолжая контролировать мою жизнь.
  - Вполне в его духе, решать, кто может быть рядом со мной, а кого в моей жизни быть не должно. Даже мою охрану смог организовать, не ставя в известность меня. А я еще наивно полагала, что наконец-то избавилась от его влияния на мою жизнь. Зря, как выяснилось. - Я грустно усмехнулась. - Как выбирал для меня подруг, так и выбирает. Так еще и связан с тайными службами, охотящимися на магов и выходцев из этого мира.
  Я глухо застонала, уперев голову в колени. Адриан не смело положил руку на мою спину, ободряюще погладив.
  - С детства я много училась, работала над собой, ходила в разнообразные кружки, выбираемые моим отцом. К нагрузкам я привыкла, да и учиться мне нравилось. А отец постоянно мне твердил: кому многое дано, с тех и спрос больше. Я не должна подвести ни его, ни мать. Потребовалось перенестись в другой мир и попасть в личные ученицы некроманта из ордена Бессмертных, чтоб в полной мере осознать смысл его слов.
  - Думаешь, твой отец знал, что ты - маг? - Бесцветным голосом спросил Адриан, продолжая поглаживать меня по спине, и это, как ни странно, успокаивало.
  - Случайности не случайны. Если мы не понимаем смысл происходящих в нашей жизни событий, то будущее все расставит по своим местам, и окажется, что то, что мы считали случайностью, не самом деле закономерность, предопределенная судьбой. И лишь вопрос времени, когда его высочество проведет те же параллели, что и ты и придет к тем же выводам. Отсюда закономерный вопрос, что тогда сделает со мной император?
  - Предложит работу. - Полушутя ответил Риан.
  Шутку я не оценила. Выпрямилась и повернулась к этому юмористу.
  - Маркус уже провел параллели и догадался, что твоя семья из верхушки вашей тайной службы. Как и в курсе того, что ты до недавнего времени вообще ни о чем не знала. Можешь не переживать, использовать тебя в войне наших миров, никто не собирается.
  - Правда?
  - Смысл мне врать? - Риан ободряюще улыбнулся, толкнув меня в плечо. - Выбрось из головы эти грустные мысли. Пошли за сестрой, покажу вам Академию, и пройдемся по лавкам. Может, еще какой выгодный контракт заключишь.
  - Не смешно. - Пробурчала я, но против воли улыбнулась.
  Как не странно, но после разговора мне стало легче, как если бы с плеч сняли невидимый груз, который я тащила всю жизнь, и о котором даже не подозревала.
  - А кто смеется? - Почти искренне возмутился этот невозможный мужчина, подаривший мне новую жизнь в этом мире. - У тебя деловая хватка, как у матерого волка. Даже эльфы с тобой считаются.
  Я расхохоталась. Да уж, против таких фактов не попрешь. Соскочив с лавочки, отряхнула и расправила складки на юбке, и протянула руку мужчине. Тот загадочно хмыкнул, пронаблюдав за моими действиями, крепко схватил мою ладошку, переплетя наши пальцы, и вновь утянул меня в портал.
  Выскочили мы в нише у большого зала. От толпы абитуриентов нас скрывала статуя какого-то мага. Адриан приложил палец ко рту, призывая к молчанию, и аккуратно выглянул из-за статуи. Быть замеченными нам не хотелось. Еще слухи пойдут никому не нужные. Хотя о чем это я? Слухи пойдут в любом случае. Абитуриентка - иномирянка, с редким сочетанием магических талантов - это далеко не тривиально. Но и давать лишний повод для появления сплетен не хотелось.
  Но опасались мы зря. Все без исключения абитуриенты прилипли к дверному проему залы и наблюдали за магической дуэлью. С нашего укрытия было плохо видно, но по эмоциональному фону чувствовался азарт и упорство. А еще восторг. И если первые две эмоции принадлежали Тае, то восторг исходил от ее экзаменатора.
  Я захихикала. И на меня тут же зашикали. Причем, это был не Адриан. Голос был девичий. Мы с Адрианом перевели взгляд на источник посторонних звуков и наткнулись на девушку чуть моложе Таи. Рыжая, зеленоглазая незнакомка, одетая в простое домашнее платье, стушевалась под нашими взглядами и, потупившись, стала ковырять носком туфли стык плиток пола.
  - Э-эм, здравствуйте. - Промямлило это застенчивое диво.
  Мы покивали в знак приветствия. А в следующее мгновение в зале что-то оглушительно грохнуло, и оттуда повалил густой дым. Абитуриенты, наблюдавшие за представлением дружно закашлялись, но отходить не спешили. Мы, воспользовавшись моментом, вышли из-за колонны и незаметно пристроились у окна напротив экзаменационной залы. Незнакомка пристроилась рядом со мной на подоконнике и постаралась слиться с обстановкой, что, учитывая цвет ее волос, было несколько проблематично.
  Стоило нам устроиться с комфортом, как из дверей, расталкивая толпу, выскочила Тая и с воплем радости повисла на шее брата. Тот стоически пережил всплеск радости сестры, после чего поприветствовал кивком вышедшего следом в чуть подранной и местами прожженной одежде юношу. Тот в свою очередь поприветствовал кивком нас четверых. Но сказать хоть что-то никто из нас не успел. На всю академию прокатился грозный голос моего нежданно обретенного наставника:
  - Камели-ия-а!!!!
  - Ой!
  Наша рыжая незнакомка испуганно прижала ладошку ко рту, а в следующее мгновенье спрыгнула с подоконника прямиком в полыхнувший зелено-черным с алыми всполохами портал. Мы дружно прифигели после этой сцены, а я машинально погладила кота, поименованного мной Бароном, который покинул меня на пути к кабинету Наставника, а теперь вот появился откуда-то, как черт из табакерки.
  - Вот тебе и застенчивая девочка - ромашка. - Озвучила я свое мнение.
  - Да уж. - Поддержал меня задумчивый Адриан. - Я знал, что у магистра Пограничного есть внуки от старшего сына, но не думал, что когда-нибудь увижу хоть кого-то. Они живут где-то на юге, далеко от столицы.
  - А девчонка - то талантливая. - Задумчиво прокомментировал друг Риана, разглядывая место, где пару минут назад захлопнулся портал.
  Адриан согласно покивал, но отчего-то при этом задумчиво разглядывал меня. Подобное внимание к моей скромной персоне заставило меня смутиться, и чтобы хоть как-то отвлечь этого мыслителя, как бы невзначай толкнула того в бок локтем. К этому времени абитуриенты уже вновь переключили свое внимание на экзаменационную залу, наблюдая за испытанием очередного храбреца, и на нас уже не обращали внимания.
  Риан хмыкнул, но предупреждению внял.
  - Мария Небесный Страж Ночи. Мой друг и товарищ, аспирант, как и я, Даниэль Крэйн, младший сын маркиза Крэйна. - Представили нас друг другу. - У тебя будет время на балу познакомиться со всем его семейством.
  Мы с поименованным сыном маркиза кивнули друг другу, и я с готовностью пожала протянутую для рукопожатия руку.
  - Ну а сейчас, пожалуй, можно и на экскурсию по академии пойти.
  - Я б с радостью составил вам компанию леди, но участь экзаменатора на сегодня моя. Вот только лазарет навещу. - И, широко улыбаясь, подмигнул Антарине, отчего та вспыхнула и опустила глаза в пол. - Увидимся, Риан. Леди.
  И, развернувшись, похромал в лазарет. Антарина все еще стояла, опустив глаза, но, судя по чуть повернутой на бок голове и косому взгляду, девушка провожала взглядом своего недавнего оппонента. Мы с Рианом переглянулись, заметив маневры девушки, но говорить ничего не стали. Риан покачал головой, я в ответ пожала плечами и улыбнулась. Всякое в жизни бывает, и будет ли что-то между этими двумя, или нет, говорить пока рано.
  Дальше задерживаться не имело смысла. Я спустила с колен Барона, спрыгнула с подоконника сама, подхватила под руку Таю, и мы дружно пошли вслед за ее братом на обещанную экскурсию.
  Обошли учебные классы, полигоны, общежитие, разделенное на женское и мужское, оранжереи и теплицы, сад, где гуляли студенты. Экскурсия вышла познавательная и определенно полезная.
  Мы уже шли к выходу с территории академии, когда нам на встречу попались двое студентов. Или абитуриентов. Растрепанный и взъерошенный парень сидел на лавочке и хмуро слушал девушку, утешавшую его. Рядом с ним лежала тетрадь и свернутые в трубку то ли чертежи, то ли плакаты. Наверное, все же чертежи. В школе я часто рисовала на подобных ватманах чертежи и схемы, которые нас заставляли рассчитывать на черчении. А этот юноша явно подготовил какой-то проект для вступительных экзаменов.
  - Не надо так расстраиваться, ты же в итоге поступил. Ну не взяли твой проект, что с того? Всякое в жизни бывает. Это не повод расстраиваться, воплотишь свой проект в жизнь потом, после того, как закончишь обучение.
  Парень вскинулся и зло посмотрел на девушку, которая пыталась столь неуклюже приободрить его. Девушка чуть подалась назад от подобной реакции парня и поднесла правую руку к груди, точно пыталась защититься.
  Назревал скандал, и Риан это понял, как и я, но вмешаться не успел. Его опередила я.
  - Что за проект? - Поинтересовалась я, подскочив к этим двоим, и, встав четко между ними.
  Парень, растеряв всю свою злость, внимательно меня осмотрел, после чего решительно протянул мне плакат с чертежом. Я раскрыла и застыла, пораженно рассматривая расчеты и схемы того, что в итоге должно было стать мотоциклом. Не знаю, как решил назвать свое изобретение парень, но ни с чем эту машину спутать было не возможно.
  - Харлей. - Севшим от волнения голосом, пролепетала я.
  - Харлей? - Переспросил парень. - Вообще-то я еще не придумал подходящее название, но мне нравится. Да и доделать его надо, я еще не придумал, что будет играть роль движущей силы.
  - Ерунда. - Мотнула головой я. - Это решаемо. Я помогу. - На скептические взгляды я не обратила внимание. - Дома у меня была подобная... э-м, машина. Я знаю, как она должна работать.
  - Понимаешь, проблема не в том, чтобы ее доделать, а в том, что ее некому будет использовать. По крайней мере, так говорит магистр техномагии. Есть порталы, есть лошади, а это не нужно никому. И слишком опасно.
  - Странно слышать такое от того, кто по идее должен поощрять подобные порывы в своих учениках. - Задумчиво прокомментировал Адриан. И обратился ко мне. - Ты точно сможешь помочь довести этот проект до конца?
  - Прототип есть? - В свою очередь спросила я.
  И получила утвердительный кивок.
  - Но он пока не рабочий. Двигателя нет.
  - Не суть. Получишь патент и доделаешь, а я помогу. И вопрос с продажей изобретения можно решить. Я состою в гильдии мастеровых. - Откровенно ошарашенный взгляд юноши я проигнорировала, а вот завистливый и злой взгляд девушки запомнила. Подумаю на досуге об этом. - Собирай все. Пошли. Есть идея.
  С этими словами протянула плакат с чертежами, свернув тот трубочкой, парню. Тот не будь дураком шустро все собрал и, отмахнувшись от попытавшейся его остановить девушки, вскочил с лавки готовый следовать за мной, куда скажу. Я же улыбнулась, но раскрывать планы раньше времени не торопилась. Не тот контингент вокруг. Может, с парнем она и прикидывается вполне удачно милой и добренькой, и верной подругой, но я уже успела заметить ее истинное лицо под маской добренькой простушки, и эмпатия никуда не делась. Так что мое доверие к ней умерло в зародыше.
  Мы сели в карету. Парни напротив нас с Таей. И лишь когда карета тронулась с места, Адриан с ехидной улыбкой приказал ехать в гномью общину. А мы с Таей дружно похихикали над ошарашенным лицом парня.
  - Мария Небесный Страж Ночи. - Представилась я, и представила своих спутников. - Адриан и Антарина де'Крэсси.
  - Джексон. Попал в этот мир в возрасте пяти лет. Сандра Сторм - дочь магистра Сторма нашла меня на центральном рынке и привела домой. С тех пор у них и живу. Жил. Магистр обучал основам техномагии нас с Сандрой, когда стало понятно, что у меня есть дар техномага.
  - А там, на скамейке была Сандра, как я понимаю? - Не сомневаясь в ответе, все же спросила я.
  Джексон скривился, как от зубной боли, но кивнул.
  - Понимаю, на что намекаешь. Да, ее доброта и верность, все это игра на публику. Даже если эта публика эфемерна и в данный момент никого вокруг нет. И если в начале нашего знакомства, когда она нашла меня, она, действительно была искренней, милой и доброй, потом... эгоизм и жажда внимания...
  - Сделали из нее то, что сделали. - Хмыкнула Тая.
  Джексон кивнул и хмуро отвернулся к окну кареты, не желая больше продолжать разговор. Тема была болезненная, потому настаивать на ее продолжении мы не стали.
  А вскоре карета остановилась у ворот, и наши спутники помогли нам с Таей выйти. В тот же момент ворота распахнулись, и нас с поклоном поприветствовал гном - привратник. Мы по очереди склонились в ответном поклоне, после чего я выступила вперед и продемонстрировала гному татуировку и письмо - приглашение.
  - Я понимаю, что приглашение на ближайшие выходные, но мы сегодня с деловым визитом к мастеру Златоруку.
  - Коли по делу, милости просим. Мастер примет вас. - И крикнул проходящему мимо гному: - Драгослав, проводи гостей к мастеру Златоруку.
  - Конечно, Мастер Ратник. - И с поклоном нам. - Прошу следовать за мной.
  Все так же дружно мы прошли вглубь гномьей общины к большому каменному дому, украшенному лепниной, резьбой и полудрагоценными камнями. Смотрелось немного необычно, но без излишеств, как бы парадоксально это не звучало. И мне определенно нравилось. Было что-то чарующее в подобной архитектуре.
  - Нравится? Лучшие Мастера приложили руку к созданию этого дома. Здесь собираются наши старейшины, и работает Глава.
  - Необычно и по-своему красиво. - Высказала я свое мнение.
  В доме мы поднялись на второй этаж и прошли в самый конец налево по коридору к массивной дубовой двери, украшенной искусной резьбой. Мы с Таей зачарованно рассматривали удивительный узор, игнорируя снисходительный взгляд Адриана, в то время пока Драгослав стучал в дверь.
  Дверь приветливо распахнулась, приглашая войти.
  - Прошу проходите, юный Мастер. - Мы четверо прошли внутрь кабинета. - Какое дело привело вас к нам в общину?
  Стоило нам переступить порог кабинета, дверь закрылась сама, а нам навстречу поднялся статный крепкий гном. Судя по седине, пробивающейся в густой, заплетенной в косы, бороде, звание Главы гном носил не зря.
  - Необходимо ваше мнение по одному проекту вот этого молодого человека. - Я вытащила вперед себя Джексона, который судорожно сжимал чертежи и вещи. - Хотелось бы знать, насколько... э-м, жизнеспособен проект. Очень надеемся на ваше независимое мнение, как состоявшегося Мастера, так как есть подозрения в предвзятости наставника этого молодого техномага.
  Мастер какое-то время задумчиво нас рассматривал, рассеянно поглаживая бороду. Взгляда я не отводила, сохраняя спокойствие и сосредоточенность на цели.
  - Ну, что ж, вы меня заинтриговали. Прошу сюда.
  Гном указал на дальнюю часть кабинета, где располагался рабочий стол и шкафы с какими-то деталями, инструментами, книгами, заготовками и чертежами. Кивнув Джексону, чуть подтолкнула его вперед, а сама пошла следом. Тае и Адриану было предложено занять кресла для посетителей. На 'совете Мастеров' они явно были лишние, на что ненавязчиво и намекнул мастер Златорук.
  Джексон раскрыл на столе свои чертежи, после чего на шаг отступил, давая возможность гному рассмотреть их. Гном долго и вдумчиво изучал чертежи, не обращая на нас внимание. Спустя примерно полчаса, подошел к одному из шкафов, достал оттуда свернутые трубочкой какие-то чертежи и развернул их на свободной части стола.
  - Посмотри. - Велел он мне.
  Джексон тоже было подался вперед, но был остановлен предупреждающим взглядом Мастера. При всех его талантах званием мастера он не обладал, так что ему пришлось довольствоваться наблюдением из-за наших спин. Но и этого ему хватило, чтобы кулаки сжались в приступе едва сдерживаемой ярости. Вполне обоснованном приступе, надо отметить.
  Чертежи были почти идентичны. Те, что достал мастер, были почти точной копией тех, что принес Джексон. Чертежи Джексона не раз переделывались, исправлялись, было видно, что парень не один день корпел над ними, что - то высчитывая и внося поправки. Те же, что достал Мастер, были более... чистенькие что ли? Не правок, ни переделок, чистовик, готовый к сдаче придирчивой экзаменационной комиссии.
  - Хорошая качественная копия. - Кивнула я на извлеченный Мастером чертеж. - Но сделан он еще до того, как Джексон внес изменения в свою работу.
  Мастер кивнул, принимая мою точку зрения. Он скатал чужой чертеж и полностью сосредоточился на работе Джексона.
  - Весьма революционное изобретение. Оно способно полностью изменить наш мир. И чтобы понять, есть ли будущее у этого изобретения, необходимо увидеть его в действии. Но патент можно будет оформить уже сейчас. - И повернулся к Джексону, слушающего мастера Златорука затаив дыхание. - Доделывайте ваше изобретение, юноша. А его стоимость мы обговорим позднее, когда станет ясно, насколько оно будет пользоваться успехом. А пока, вот вам необходимые формуляры. - С этими словами Мастер достал из рабочего стола необходимую стопку бумаг. - Заполняйте.
  Слегка прибалдевший от такого парень сел за стол, где ему протянули чернильницу с чернильной ручкой, и принялся заполнять все необходимые бумаги. А мастер поманил меня пальцем к неприметному конторскому столу, где стопками лежали кипы документов и свитки. Один из свитков мастер взял в руки и протянул мне. Я развернула, посмотрела и перевела удивленный взгляд на Мастера. Это была заверенная копия заключенного мной договора с мастером Фиарелем. Я даже достала свою копию, ту, что осталась у меня после подписания. И теперь с не меньшим удивлением рассматривала аналогично заверенный свиток с контрактом.
  - Договора, заключаемые мастерами гильдии, составляются в трех экземплярах - по одному экземпляру каждой стороне и один экземпляр для гильдии, и обязательно заверяются у главы гильдии Мастеровых. Как подтверждение законности сделки. Экземпляры связаны между собой, стоит заверить один экземпляр, два других экземпляра так же становятся заверенными. Это избавляет мастеров гильдии от необходимости приходить к главе Гильдии, и тратить время на то, чтобы оставить прошение на заверение копий договора.
  Пояснил для меня мастер Златорук, а я кивнула, принимая пояснения. После чего вернула мастеру свиток, а свой экземпляр убрала в сумочку. Гном с улыбкой пронаблюдал за моими действиями, усмехнувшись в бороду. Я же проигнорировала веселье мастера с поистине женской невозмутимостью. Я прекрасно понимала, с чем связана веселость мастера. И в душе прекрасно его понимала. У истинной женщины дамская сумочка может быть практически безразмерной и бездонной без всякой магии. А я была истинной женщиной.
  - За эльфа уважаю. - Добродушно улыбнулся мастер. - Не всякому гному по силам добиться выгодных условий у этих ушастых прохвостов. Слишком хитры и изворотливы, преследуя свою выгоду.
  Я пожала плечами.
  - Договориться можно всегда, главное - найти правильный подход. А что касается мастера Фиареля, - я вновь пожала плечами, - мы оба хорошо представляем, какую выгоду нам обоим сулит этот контракт, а я могла уйти и к другому мастеру - модельеру.
  Гном кивнул, соглашаясь.
  - Приглашение встречи в силе. Познакомлю с нашими старейшинами, да и с другими мастерами гильдии тебе не помешает познакомиться, может, еще какой контракт заключишь. А пока задерживать не буду. Юношу оставляй здесь, поживет в общине, пока свой дом не найдет.
  Кивнула. Адриан и Антарина встали, отставив чашки, готовые возвращаться домой. Джексон тоже встал, отложив на время ручку, подошел ко мне и протянул руку. Я с готовностью пожала ее на прощание.
  - Увидимся в Академии. - Попрощалась я.
  - Увидимся на балу. - Ехидно отозвался Джексон. - Их величество в этом году особенно заинтересованы в присутствии иномирцев на балу. Даже если те прожили в этом мире большую часть своей жизни.
  Я хмыкнула, прекрасно понимая намек на новую кровь, вливающуюся в ряды магов, должную увеличить силу и магическую мощь империи. Но на то он и император, чтобы заботиться о подобных вещах и делать все возможное для процветания и благополучия империи.
  
  В карете мы не разговаривали. Слишком насыщенным оказался день. Мы заехали на рынок, купили по максимуму всего, что могло пригодиться в учебе и отправились домой. Я устало прислонилась к плечу Адриана, проигнорировав изучающий взгляд его сестры, и мгновенно уснула. И проспала всю дорогу до дома. Проснулась, почувствовав, как остановилась карета, сладко зевнула и потянулась.
  Вышла из кареты, воспользовавшись помощью Риана, постояла, чувствуя, как затекшие мышцы приходят в норму. Риан в это время отдавал приказы, вышедшему встретить хозяина дворецкому, отнести наши покупки в комнаты и подать обед. Дворецкий с поклоном поприветствовал нас, позвал двух лакеев, которые подхватили указанные нами вещи, велел кучеру отвести лошадей на конюшню за домом и сообщил:
  - Леди Селеста де'Крэсси прибыла с визитом. Ей уже подготовили гостевую спальню. Обед будет подан через четверть часа.
  Риан кивнул и махнул рукой, отпуская дворецкого, а сам поморщился.
  - Бабушка приехала? - С толикой страха в голосе спросила Тая шепотом. - Она же в ссоре с папой столько, сколько я живу.
  - Дольше. - Недовольно поморщился Адриан. - Ладно, девочки, идем знакомиться с бабушкой.
  Мы с Таей дружно вздохнули. Следовало догадаться, что новость о иномирянке распространится по столице стремительнее, чем Лондонский пожар. И если не сам ректор донес старшей де'Крэсси обо мне, то это вполне могли сделать придворные сплетницы, узнавшие обо мне от императрицы с императором, которым в свою очередь поведала о коварной соблазнительнице леди ан'Жер. Слухи такие слухи. Их разрушительное воздействие не замечаешь, пока они не касаются тебя.
  Я устало вздохнула, проходя в услужливо открытую передо мной дверь. А я так надеялась отдохнуть перед обедом. Ну, хоть немножечко. Но, видимо, не судьба.
  В доме стояла гробовая тишина, что настораживало. Бьянка тихой мышкой вышла откуда-то из-под лестницы, приняла у меня с поклоном из рук шляпу, и, так и не сказав ни слова, поспешила прочь. Дворецкий с молчаливого приказа хозяина повел нас вглубь дома. В этой части дома я еще не была. А потому, стараясь отвлечь себя от ненужных мыслей, я предпочла сосредоточиться на изучение интерьера.
  Правда, долго отвлекать себя подобным досугом у меня не получилось. Как и у Антарины с Адрианом. А все из-за разговора на повышенных тонах, донесшегося до нас из-за одной из дверей в коридоре. Голоса были приглушенными, но вполне разборчивыми.
  - Мама, как вы можете говорить подобное? Это же ваш внук! И он всецело находиться под тлетворным влиянием этой выскочки и нищебродки! - В голосе матери моих друзей слышались визгливые нотки.
  Леди Грета де'Крэсси была в бешенстве и не желала или же не считала нужным себя сдерживать. Но по силе эмоций я могла сейчас дать ей сто очков форы. Потому что я была в ярости. Два неосторожных слова в мой адрес переключили мое настроение в состояние 'ярость до белого каления' быстрее, чем Феррари разгоняется до 250 км/ч. И если бы Адриан не придержал меня за руку, я бы уже влетела бы в комнату, и кое-кто, не будем тыкать пальцем, очень пожалел бы о своих словах.
  - Следи за словами, дорогуша. - Холодный предупреждающий тон в ответ на эмоциональный выпад леди Греты был подобен раскату грома. - Думаешь, женила на себе моего сына, так можешь и со своим сыном проделать тот же фортель?
  Дворецкий нервно передернул плечами и оглянулся на хозяина. Тот махнул рукой, и дворецкий поспешил удалиться прочь, сдержав облегченный вздох.
  - Так, ладно, достаточно.
  Адриан решительно распахнул дверь и прошел внутрь. Я глубоко вздохнула и зашла следом, пропустив вперед сестру Адриана.
  Судя по обстановке мы оказались в малой гостиной. Здесь уютно горел камин, вокруг него стояли кресла и диван. В одном из них с бокалом вина в руке вольготно расположилась дама в возрасте, но еще достаточно молодая и энергичная. Черные, как смоль, волосы уже тронула седина, но блеск в глазах и энергия, чувствовавшаяся в каждой клеточке ее тела, говорили о том, что эта конкретная бабушка еще способна заткнуть за пояс многих опытных магов. И мне стало ясно в кого пошла Тая. Я буквально смотрела на ее повзрослевшую копию.
  Напротив нее на диване расположилась леди Грета с супругом. Она пошла пятнами, пытаясь в споре со свекровью доказать свою правоту. Но стоило нам войти, как кровь моментально отлила от лица, и женщина стала белее мела, при этом она то и дело косилась на мои руки.
  Ее супруг, собирающийся сделать глоток чего-то крепкого, похожего на виски, застыл с поднятой рукой, так и не донеся бокал до рта. И теперь тоже пристально смотрел на мои руки.
  А вот леди Селеста развеселилась, и одним большим глотком допила вино.
  Я посмотрела на так заинтересовавшие всех мои руки и моментально остыла. Ярость ушла так же быстро, как и нахлынула. Но это не заставило голубые и зеленовато-черные искорки, пляшущие на кончиках пальцев, исчезнуть.
  - Посмотри на меня, Мария. - Адриан развернул меня к себе, пристально глядя мне прямо в глаза. - Глубокий вдох, - я послушно вдохнула полную грудь воздуха, - а теперь медленный выдох. И постарайся одновременно отпустить магию. Позволь ей вернуться к твоему внутреннему источнику.
  Искорки медленно, но верно исчезали, внутреннее напряжение, что еще минуту назад владело мной, сходило на 'нет'. Я четко ощутила тот момент, когда магия успокоилась, и ко мне вновь вернулось уже привычное мне спокойствие.
  Меня подвели к свободному креслу, усадили и вручили в руки бокал красного вина. О последнем позаботилась леди Селеста. А Тая сунула мне в руки салфетку, которую я теперь с остервенением комкала в свободной руке.
  - Я уже предупреждал вас о возможных последствиях. - Тем временем начал выговаривать Адриан своим родителям. - Еще раз вы оскорбите Марию, и последствия своих неосторожных слов будете разгребать самостоятельно. Мария поступила на факультет некромантии в личные ученики магистра Пограничного. Надеюсь, не надо говорить, что это значит?
  Мать Риана и Таи удивленно распахнула глаза, а отец осмотрел меня уже с долей заинтересованности. Кажется, я только что выросла в его глазах, как маг и личность. Вот уж теперь и не знаешь, то ли радоваться, то ли закопаться куда поглубже, чтобы не достали проявлением повышенного внимания.
  - Надеюсь, мне больше не придется возвращаться к данной теме. Скоро подадут ужин. Думаю, всем не помешает освежиться перед ним.
  Намек был ясен и мы без лишних слов разошлись. Я поставила пустой бокал, допив вино одним глотком, и позволила Тае себя увести. Леди и лорд де'Крэсси вышли вслед за нами, и леди даже расщедрилась на скупое извинение. А вот леди Селеста с Рианом задержались на пару минут. Но я успела услышать, как хлопнула дверь гостиной, прежде чем повернула за угол коридора.
  В комнате меня уже ждала Бьянка. Она уже распаковала часть покупок и приготовила мне простое домашнее платье, которое я купила в лавке обычной портнихи, предварительно попросив немного перешить платье. Изменения были небольшими и на переделку много времени не ушло. Пока мы ходили за покупками по другим нужным лавкам, платья были готовы.
  Конкретно это платье из простой хлопковой ткани черного цвета открывало плечи, облегало тело до середины бедра, а дальше расходилось к низу неровными складками, благодаря разрезу с левой стороны и чуть срезанной правой части разреза. Узкие рукава были укорочены на треть. К нему я купила мягкие туфли - лодочки черного цвета на не высоком каблучке, украшенные каплевидными кусочками хрусталя.
  Шокировать этот наряд никого не должен был. Мой наряд, в котором я попала в этот мир, давал четкое представление о моих вкусах и предпочтениях в выборе одежды. Так что я шустро умылась, переоделась и позволила Бьянке собрать мне волосы в высокий хвост.
  И только после этого позволила себе выйти из комнаты и направилась на ужин в столовую. Я чуть задержалась, и ужин начался без меня. При моем появлении разговор смолк, отчего я на мгновение почувствовала себя лишней. Какими бы ни были отношения в этой семье, но они именно что семья. И с моим появлением в этой семье проблем не только не убавилось, но они еще и изменились в масштабах. Если принимать во внимание то, что до моего появления леди Селеста успешно игнорировала одного из своих сыновей и обоих внуков с его стороны.
  Неловкая пауза длилась лишь пару секунд от силы, но она была, и не осталась не замеченной мной. Что ж, если мое появление в этом мире и конкретно в этой семье поспособствовало своеобразному примирению - отлично. На этом можно и мирно расстаться. Надо лишь прожить эту неделю, пережить королевский бал, а там можно будет переехать в общежитие под 'крыло' личного учителя. И останется только вернуть ту сумму денег, что успел с легкой руки перевести мне на счет Адриан.
  Все это обдумать и принять решение я успела за те пару секунд, что длилась пауза, я даже с шага не сбилась, и не сняла с лица вежливо-дружелюбной маски с налетом усталости. Так и прошествовала к любезно выдвинутому Адрианом стулу, мило улыбаясь и отвечая на вежливые приветствия семьи Адриана.
  Отныне даже в мыслях я буду стараться называть его полным именем.
  Ужин был выше всяких похвал. Надо будет наведаться на кухню до моего переезда и поблагодарить шеф-повара. В доме родителей тоже работал именитый шеф-повар, но он не был и вполовину так же талантлив. Суп - пюре был ароматным и густым ровно настолько, насколько нужно, фаршированная утка - настолько нежной, что просто не верилось, что это мясо птицы. А десерт... это что-то невероятное, воздушное и умопомрачительно вкусное.
  Разговор за ужином был, по сути, ни о чем, и не касался серьезных тем. Леди Селеста расспрашивала внуков об их жизни, успехах в Академии, подробно расспросила Таю об ее вступительном испытании, задала мне несколько вежливых и ничего не значащих вопросов о моей жизни и увлечениях. Я ответила столь же вежливо, не вдаваясь в подробности, которые явно были лишними и никому не нужными, да и я не хотела рассказывать в деталях о своей жизни, до моего переноса в этот мир.
  А едва десерт был съеден, я встала и, сославшись на усталость, распрощалась со всеми, напомнив Адриану, что на завтра к оговоренному времени мне нужно быть у мастера Фиареля. Тот заверил меня в том, что карета будет готова к нужному времени, а за то время, что я буду у мастера, он подберет для меня учебники по магии и подготовится к нашему занятию. Я лучезарно улыбнулась и поблагодарила его, после чего, извинившись перед присутствующими за свой ранний уход, покинула столовую.
  В целом, если судить по общему эмоциональному фону, мне удалось сохранить лицо и ничем не выдать своих истинных чувств. Только Тая что-то заподозрила, провожая меня своим задумчивым и проницательным взглядом. Но ничего не сказала. Лишь перевела свой задумчивый взгляд на бабушку и брата, и мазнула взглядом по родителям.
  В комнате меня уже ждала Бьянка, которая уже расстелила постель и подготовила ночную сорочку.
  - Ванна готова, я все подготовила.
  - Спасибо. Можешь идти, я справлюсь сама. - Девушка присела в реверансе, мазнув по мне настороженным взглядом. Еще одна проницательная на мою голову. - Скажешь кому-нибудь хоть слово... особенно хозяину...
  - Что вы, леди. О чем мне говорить хозяевам? Вы устали, это итак видно. А в остальном, что еще я могу рассказать?
  Я кивнула, принимая слова горничной. Та поспешила оставить меня одну, тихо прикрыв за собой дверь.
  Я прошла к туалетному столику, сдернула с волос, удерживающую их заколку, и, опершись о столешницу, устало выдохнула, рассматривая в зеркале собственное отражение. Делать вид, что все в порядке на протяжении всей недели будет нелегко. За то время, что я жила отдельно от родителей, я успела расслабиться и отвыкнуть от 'маскарадных игр'. Очевидно, пора привыкать обратно, и доставать из потайной коробочки подсознания все свои маски, спрятанные там до 'лучших' времен.
  Встряхнув руками волосы, я шустро стянула платье, скинула туфли, по пути в ванную избавилась от нижнего белья и с наслаждением залезла в наполненную ванну, от которой шел приятный аромат жасмина. Незапертая дверь комнаты меня не беспокоила. Если кому-то взбредет в голову вломиться ко мне в комнату, ему же хуже. Зрелище разбросанной по полу одежды вообще не способно оставить кого-либо равнодушным.
  Полчаса в ванной сделали меня благостной и умиротворенной, меня определенно отпустило, но менять принятое решение я была не намерена. Как приняла их в ближний круг, так и выпущу из него.
  Когда я вышла из ванной, одетая в халат, с полотенцем на голове, комната была пуста, вещи так же разбросаны по полу. Я улыбнулась, сама не зная, чему радуюсь. Собрала вещи, закинула их в гардеробную, переоделась и легла спать. Что ж, надеюсь, этой ночью меня не потревожат.
  
  Утро встретило меня запахом свежей сдобы и ароматного цитрусового чая. Встала, не раскрывая глаз, глубоко вдохнула и блаженно улыбнулась. И услышала веселый женский смех. Смеялась не Тая.
  Сонливость как рукой сняло. Я распахнула глаза и настороженно взглянула на старшую леди де'Крэсси. Та ответила мне кристально честным и добродушным взглядом заботливой бабушки. Ага, так я и поверила.
  Почему я не заперла дверь? Хотя, сомневаюсь, что запертая дверь остановила бы хоть кого-то из магов. Она и обычных-то людей не всегда останавливает.
  Я встала, накинула халат и прошла к столику, накрытому к завтраку на двоих. Села, но приступать к завтраку не спешила, как не спешила начинать разговор.
  В переговорах, порой, молчание имеет не меньше смысла, чем множество слов, сказанных по делу. На первый взгляд, это своеобразное предоставление права первого слова. Но на деле, молчание - это элемент давления на оппонента, психологический прием, проверяющий на прочность и опытность. Опытные дипломаты могут во время переговоров часами изводить друг друга подобным приемом, якобы обдумывая предложенные условия сделки, а на деле, по большей части, лишь играют на нервах своих оппонентов, получая от этого не меньше кайфа, чем наркоман от дозы своей дури.
  Леди Селеста была опытным 'игроком', но не идеальным. Не единый мускул не дрогнул на ее лице, и маска, выбранная для этой беседы, не дрогнула. Но она поправила, идеально уложенные волосы, откинулась на спинку кресла и скрестила руки на груди в защитном жесте. Простительно для нее, ведь она не имела дела с моим отцом и не воспитывалась им.
  А вот теперь, когда 'противник дрогнул', можно и начинать 'торги'.
  - Чем обязана столь раннему визиту?
  - Хотела поговорить с глазу на глаз с той, которую прочат в жены моему внуку.
  'Прочат в жены', ну надо же. И сказано так пафосно и высокомерно. С чьей подачи ходят подобные слухи, легко можно было догадаться. Лично у меня было несколько вариантов путей, которыми подобные слухи дошли до ушей этой сиятельной леди. И каков из них - верный и правильный, мне - все равно.
  - Откуда столь пристальный интерес к личной жизни того, чьей жизнью вы не интересовались до вчерашнего вечера? - Спросила я, скривив губы в ироничной улыбке.
  - С самого их рождения я следила за их жизнью. - Надменно возразила мне леди.
  На что я лишь усмехнулась.
  - Следить и интересоваться - два не равнозначных по значению слова. - Парировала я. - Следят тайно, а интересуются открыто, при этом принимая прямое непосредственное участие в таких событиях в жизни внуков, как дни рождения, помолвки, званные вечера...
  - Есть причины, по которым я была в ссоре с сыном и не появлялась в этом доме и загородном поместье до этого дня. Но о них я расскажу по пути к мастеру Фиарелю. Антарина слишком любопытна, и я точно знаю, что сейчас она подслушивает наш разговор.
  Я хмыкнула. Да, это вполне в духе девушки. Когда-нибудь неуемное любопытство сыграет с девушкой злую шутку. Но на ошибках учатся. Обычно.
  Больше никто из нас не сказал ни слова. Леди Селеста сделала приглашающий жест в сторону накрытого столика и взяла в руки чашку чая. Что ж, отложим 'торги' на время. Но пусть леди не обольщается - последнее слово еще не сказано, и это лишь небольшая передышка.
  С завтраком я покончила быстро и пошла в гардеробную одеваться. Сегодня я решила выглядеть строго и по-деловому. Никаких лишних деталей в наряде. Одела простую рубашку, почти наглухо застегнув ее на пуговицы. Затем настала очередь шелковых чулок телесного цвета и многослойной пышной юбки, купленной и перешитой у портнихи по моему заказу. Нижние юбки были белыми и только верхняя - из черного атласа. Юбка доходила до колен, чуть удлиняясь сзади, и каждый последующий слой юбки был на палец короче предыдущего. Довершали образ черный бархатный корсет, туго затянутый услужливой Бьянкой, которую я пригласила помочь мне со сборами, и высокие черные сапоги из мягкой кожи, купленные мной в обувной лавке.
  После этого я вышла из гардеробной пред светлы очи леди Селесты, отчего та подавилась глотком чая и закашлялась. Она не сказала мне ни слова, но пристально наблюдала за тем, как Бьянка делает мне прическу.
  Волосы мне собрали в высокий конский хвост, закрепив его широкой черной заколкой. И мой образ был закончен.
  - Не знаю, как вы - леди, но я готова. - Отчиталась я перед женщиной и чуть склонила голову, осмотрев ее домашнее платье.
  Мой намек поняли правильно и, сказав, что будут готовы через пятнадцать минут, меня оставили одну.
  Я вышла на балкон, оставив Бьянку прибираться в комнате, и позволила себе облегченно выдохнуть. Все же, что ни говори, а богатые и знаменитые, облеченные определенной степенью власти во всех мирах одинаковые. Приживалок и содержанок не жалуют, и войти в свой род и дом безродным и приблудным не позволят.
  Видят боги, помогая Адриану, я не стремилась попасть в этот мир, и уж тем более, я не желала становиться частью этой семьи и не претендовала на их богатство. Никогда не брала чужого, а с долгами, коль они у меня возникали, рассчитывалась так быстро, как только было возможно. Так отчего же сейчас мне так обидно и больно? Неужели, за эти два дня Риан стал мне настолько близок и дорог, что намеки на мой статус и положение в обществе, которые, по мнению леди Селесты были недостаточно высоки, настолько меня задевали?
  Или все дело в задетой гордости?
  Леди Грета с самого начала дала мне понять, что я ей не нравлюсь, но, следует отдать ей должное, в своих чувствах она была искренна и не считала нужным их скрывать. По ее мнению я была недостойна ее сына, и я принимала ее мнение, не стремясь опровергнуть ее мнение обо мне, или как-то доказать ей, что она ошибается на мой счет. И у меня и в мыслях нет, и не было, как-то соблазнять или очаровывать ее сына. Пусть она была не идеальна характером, но своих детей она любила, хоть и проявляла это по-своему. И это примеряло меня с этой женщиной.
  А вот леди Селеста... она была идеальна в своих манерах и воспитании. И умело носила маску доброй и заботливой бабушки. Поначалу даже я купилась. Как она защищала меня перед своей невесткой? При этом она якобы пеклась о счастье своего внука, но теперь, я почти уверена, она хотела сначала оценить меня. И результат оценки ее не порадовал, я ее не порадовала. Не знаю, что именно она успела сказать Адриану, но его отношение ко мне изменилось. Почти незаметно, но все же изменилось.
  И именно ее отношение ко мне меня задело. Кто она такая, чтобы судить обо мне? Решать, достойна ли я ее внука или нет? Ее не было в жизни Адриана до вчерашнего вечера, но она уже решила, что ему не нужна такая, как я: содержанка и приживалка. И именно это задевало и бесило. Леди Селеста умело прятала чувства, но я была эмпатом: вся ее любезность, доброта и забота ощущались на языке приторно-сладковатым до отвращения вкусом.
  Хотелось из принципа соблазнить Адриана и женить его не себе назло этой высокомерной дамочке, но я слишком себя уважала для подобного. Опуститься до подобного для меня было равносильно тому, чтобы лично втоптать свою гордость в грязь. Меня воспитывал приемный отец. А он, при всей своей жесткости и, в чем-то даже, деспотичности смог научить меня главному: с противниками и врагами следует быть безжалостной и жестокой, но при этом никогда не следует жертвовать собственной гордостью и самоуважением. Надо быть морально выше своих противников, чтоб к тебе и твоим методам не могли придраться и осудить. И я хорошо усвоила этот урок.
  Мне ясно дали понять, что мое пребывание в этом доме не желательно. Что ж, пусть так. Я Адриану не навязывалась, он сам решил пригласить меня в свой дом. Я была благодарна ему за участие к моей судьбе, но злоупотреблять его гостеприимством не собиралась. Я здесь, пока мне рады. И обязательно отблагодарю его за помощь при удобном случае. Но на этом все. На нем свет клином не сошелся. А я маг, точнее ученица мага с большими перспективами на будущее. И все дороги передо мной - мои, и только мне решать, по которой идти.
  Что ж, пятнадцать минут истекли. Готова ли леди Селеста, или нет, не важно. Задерживаться дольше нельзя: опоздание равносильно проявлению неуважения к мастеру - модельеру и, как не парадоксально, к самой себе.
  Вышла из комнаты, махнув на прощание Бьянке рукой, сбежала вниз по лестнице и выскочила из дома раньше, чем кто-либо успел меня остановить. В то время, как я залезла в карету, воспользовавшись помощью лакея, входная дверь распахнулась и на порог вышла леди Селеста.
  Поездка обещала быть не скучной. Но это я так, ехидничаю.
  Леди заняла место напротив меня, и карета тронулась.
  - Касательно разговора... - Леди решила не откладывать разговор в дальний ящик, оно и к лучшему. - До того, как Сигурт познакомился с Гретой, у него была другая невеста. Из благородной семьи, сильная, талантливая с даром некроманта. Это была любовь с первого взгляда. Все шло к скорой свадьбе. Пока в этот мир не явился будущий магистр Пограничный. - Имя учителя она почти что выплюнула, скрипнув зубами, я внимала, изобразив на лице покер-фейс. - Он отнял счастье у моего сына, а Сигурт... смирился с выбором Луизы. И взял в жены эту выскочку Грету, взявшую на себя роль утешительницы. Я пыталась помешать их свадьбе, вразумить сына, помочь ему найти счастье с достойной партией, но лишь настроила его против себя. Он запретил мне появляться в его доме, разругался с отцом и братом, настроил против себя императорскую семью, и все ради того, чтобы быть с этой женщиной, лишь по ошибке вошедшей в ряды аристократии.
  Я молчала, давая возможность леди Селесте выговориться. Она немного разошлась, и маска добродетели слетела с ее лица, приоткрыв истинные чувства. Она ненавидела магистра, винила его в крахе собственных надежд и начинаний, а тут еще и я - ученица магистра нарисовалась. Прямая угроза будущему ее драгоценного внука. Ведь после ссоры с сыном именно на него она возглавляла свои надежды, отслеживая его успехи и поражения. Не удивлюсь, если она еще и тайно помогала ему, но так, чтобы он даже не догадывался о ее помощи. И все это, конечно же, из благих намерений. А теперь, внимание, вопрос: как далеко простирались ее 'благие намерения'?
  - Хм. - Холодно начала я, отчего пожилая дама напряглась, сообразив, что сболтнула лишнего и выдала себя. - Позвольте задать вопрос. Чем лично я вам не угодила, ну, кроме того, что магистр Пограничный взял меня в личные ученицы, что в сравнении со мной Тайриша более подходящая партия для Адриана? Или все дело в том, что она дворянка, хоть и не принадлежит к высшей аристократии?
  Я смотрела на нее спокойно безразлично, с долей скуки на лице. Так ученый смотрит на подопытную мышь, наблюдая за ходом эксперимента.
  - Дело не в этом. С Тайришей подсуетилась Грета. Союз был заключен и мальчик влюбился раньше, чем я успела вмешаться. Эта вертихвостка вертела внуком, как хотела, сама же в это же время принимала знаки внимания от других юношей не самого благородного происхождения. - И почему я не удивлена? - Я искала способ расторгнуть их намечающуюся помолвку.
  - И тут появилась я. Не прошло и пары часов с момента нашего знакомства, как ваш драгоценный внук, еще до недавних пор жаждущий заключить помолвку, вдруг, ни с того, ни с сего меняет свои планы и расторгает отношения с той, в чувствах к которой был так уверен. И вы просто не могли не посмотреть на ту, что стала невольным решением ваших проблем с нежелательной женитьбой вашего внука. - Закончила за женщину я. - Как понимаю, 'осмотр' вас не порадовал? - И не дав, даме и дальше меня завуалированно оскорблять спросила о другом: - Чего вы хотите, леди?
  Последнее слово я выделила намеренно, не пожелав скрыть презрительные нотки.
  - Уезжайте. Теперь, когда вы стали адепткой академии, уехать в другую часть империи будет сложно, но через семестр будет возможность перевестись в любую другую академию на ваш выбор. Уверена, там найдутся достаточно сильные некроманты, способные обучать вас. А Адриан сможет забыть вас и найти более подходящую партию для себя.
  Надо же, она предлагает мне практически то же самое, что уже выбрала я сама. Главное слово: практически. Но не стоит давать понять этой благородной леди, насколько близко ее предложение к моему собственному решению.
  - Магистр Пограничный - единственный некромант уровня Бессмертных. Он - единственный способный в полной мере, случись что, контролировать мою силу. И вы предлагаете мне уехать обучаться у других магистров не способных, в виду разницы силы дара, меня контролировать, тем самым подвергнув множество мирных жителей опасности? И все потому, что я представляю мифическую опасность для блестящего будущего вашего внука и ваших собственных надежд, которые вы на него возлагаете. Вы сами-то осознаете, что именно мне предлагаете?
  - Вы не понимаете... - Леди Селеста потерла лоб, явный признак нервозности. - Хорошо, сколько вы хотите?
  Я презрительно фыркнула.
  - Это вы не понимаете, леди. Я не намерена отказываться от обучения у магистра Пограничного и от возможности вступить в ряды ордена Бессмертных только ради удовлетворения ваших амбиций. У вас нет ничего, что бы вы могли мне предложить. И считаю на этом наш разговор исчерпанным. Предлагаю, свести наше общение в дальнейшем к минимуму.
  Леди попыталась испепелить меня взглядом, но я не впечатлилась. При всем ее жизненном опыте ей было далеко до моей приемной матери, способной одним взглядом заставить почувствовать всю глубину твоей неправоты и покаяться во всех смертных грехах. Лишь бы она перестала смотреть на тебя ледяным взглядом профессионального убийцы.
  - Напоследок, могу сказать лишь, одно: ваш внук достаточно самостоятелен, чтобы решить, каким именно будет его будущее, не принимая в расчет чужие желания и надежды. Но могу вас заверить: он будет последним мужчиной, за которого я соглашусь выйти замуж. И это вовсе не в угоду вашим планам, а лишь потому, что не желаю, чтобы меня до конца моих дней связывали с родом де'Крэсси. Уж лучше оставаться безродным талантливым дарованием. По крайней мере, так я точно буду знать, что все, чего я добьюсь в своей жизни, заслуженно лично мной, а не преподнесено мне в угоду знатной фамилии.
  Леди Селеста побледнела и дернулась как от удара. Если чуть раньше утром я еще была готова начинать 'торги' и договариваться, то теперь 'торги' отменялись. Нам не о чем было договариваться.
  Я поморщилась от внезапной боли в лопатке. Шрам, более похожий на выжженное клеймо вдруг заныл после стольких лет. Но боль мгновенно прошла. А на шокированное лицо леди Селесты я предпочла не обращать внимание. Мне было абсолютно безразлично, что именно вызвало подобную реакцию у пожилой леди. Я глубоко вздохнула, успокаиваясь и сосредотачивая все внимание на окне кареты.
  Вовремя мы закончили наш разговор, мы уже были на главной площади и подъезжали к магазину - ателье мастера эльфа.
  Карета остановилась, и я вышла, не дожидаясь, когда лакей откроет дверь кареты и поможет выйти. Из ателье мастера мне на встречу тут же вышел мастер Фиарель. Облаченный в белую шелковую рубашку, черные брюки, сапоги из мягкой кожи, с растрепанной косой, небрежно переброшенной через плечо, мастер меньше всего походил на себя вчерашнего. Вчера Мастер был надменным, выхоленным и утонченным высокорожденным, одетым с иголочки в один из лучших своих костюмов. Сегодня же передо мной предстал Мастер, погруженный в работу, и получающий от нее ни с чем несравнимое удовольствие.
  - Лурна, вы великолепны. - Меня схватили за руку и легко и непринужденно крутанули, стремясь рассмотреть мой новый наряд со всех сторон. - И, что не маловажно, весьма пунктуальны. - На мой удивленный взгляд пояснили. - Лурна - это вежливое обращение к высокорожденной леди из древнего рода Ночных стражей. В него входят как светлые, так сумеречные и ночные эльфы. Даже дроу и люди присутствуют.
  Я кивнула, принимая объяснения. Кажется, меня только что причислили к высокорожденным, сделав тем самым небывалый комплимент, и одновременно с этим обратились ко мне по фамилии, если можно так сказать, переделав ее на свой манер.
  Меня повели в мастерскую мастера. Леди Селеста, подозрительно притихшая и вслушивающаяся в наш разговор, хотела пройти с нами, но была остановлена Мастером.
  - Леди, прошу вас подождать внизу в приемной. При всем уважении, но вы не Мастер, и даже не подмастерье. Лурна достаточно самостоятельна, ей поддержка той, кто не способна видеть очевидных фактов, не нужна.
  И не в меру офигевшую меня повели дальше, оставив леди де'Крэсси позади.
  - Прошу простить, я внезапно вспомнила об одном неотложном деле. - Пролепетала леди. - Мария, дорогая, я оставлю карету тебе. Я могу задержаться до вечера, прошу передать Адриану, чтобы он не волновался.
  И леди на всех парах покинула ателье мастера Фиареля. Я только и успела, что кивнуть в спину пожилой даме, прежде чем она скрылась за дверью. Я не ослышалась? Меня только что назвали дорогой? Еще десять минут назад эта леди уговаривала меня покинуть столицу, а теперь я - дорогая?
  Решила начать новый раунд нашей 'игры'? Ну и флаг ей в руки. Я уже видела ее настоящее лицо, и подкупить меня своей лицемерной добротой она уже не сможет.
  Мастер Фиарель, наблюдавший за мной краем глаз, улыбнулся и хмыкнул. Но чем именно вызвана подобная реакция, объяснять не стал. Ну и демоны с ним. Хватит с меня всей этой ерунды с невестой Адриана. А того, кто еще хоть слово скажет на эту тему, мне заранее жаль.
  Решив сосредоточиться на деле, я выбросила из головы все лишние мысли. В кабинете мастера меня уже ждал стол, накрытый к чаю, и еще один стол, заваленный набросками эскизов. То, что не поместилось на столе, крепилось к ближайшей стене.
  Я хмыкнула. Очевидно, плодотворно поработал мастер за то время, что мы не виделись.
  Взяв в руки чашку цитрусового чая, я решительно направилась к столу с набросками. Необходимо было успеть просмотреть все и по возможности внести коррективы и правки, прежде чем настанет время возвращаться к вечерним занятиям.
  
  Ректор академии Малкольм де'Крэсси заканчивал просматривать скопившуюся почту и уже готовился пойти в зал, где заседала приемная комиссия, как в его кабинет после решительного стука без спроса зашла старшая леди де'Крэсси. При виде матери ректор привстал с кресла и удивленно приподнял брови. Всегда сдержанная, выхоленная, как и положено быть аристократке из древнего и уважаемого рода, с не покидающей лицо маской вселенской добродетели, сейчас она ни капли не походила на себя обычную. Запыхавшаяся, точно бежала всю дорогу до его кабинета, растрепанная, с лихорадочным румянцем на щеках, искусанными губами и горящими безумием глазами. Такой он видел мать лишь однажды. В тот день Луиза де'Клэй-Сабиан сообщила о своей помолвке с Филипом Пограничным. А его мать рассорилась с младшим сыном.
  Что же успела натворить его мать, если в результате это ввергло ее вот в такое вот полубезумное состояние. В том, что леди Селеста сама виновата в произошедшем, Малкольм не сомневался. Он слишком хорошо знал мать и ее привычку вмешиваться в жизнь своих детей и внуков, как знал и к чему может привести подобное вмешательство. Пожалуй, это была главная причина, по которой ректор академии до сих пор был холост и не спешил обзаводиться женой и потомством.
  Не дожидаясь приглашения леди Селеста де'Крэсси села в одно из гостевых кресел и выпалила:
  - Кажется, я только что все испортила.
  Малкольм де'Крэсси насторожился. Проанализировав все, что случилось за последние два дня, он пришел к неутешительному и самому вероятному выводу. До леди Селесты дошли слухи о Марии, которые с подачи леди ан'Жер уже гуляли по столице. И его мать, увидав в них угрозу будущему Адриана, поспешила вмешаться, и, очевидно, уже нанесла визит внуку.
  Боги, и почему он сам не рассказал все матери, и заодно не предупредил ее, чтобы та не смела вмешиваться. Демоны, у них же уже была фактически состоявшаяся пара сильнейших магов, в перспективе. И что теперь?
  - Что вы сделали, матушка? - Грозно вопросил ректор, нависая над собственной матерью.
  - Настроила последнюю из рода Луриан против рода де'Крэсси. И теперь она скорее переломает себе обе ноги, чем добровольно пойдет к алтарю с Адрианом. По крайней мере, Мария сказала, что он будет последним мужчиной, за которого она согласится пойти замуж, потому что не желает, чтобы ее связывали с нашим родом. - Пролепетала женщина, отводя взгляд от старшего сына.
  Ректору потребовалась всего пара минут, чтобы в полной мере осознать все сказанное матерью. И в то же мгновенье его глаза полыхнули пламенем ярости.
  Последняя из рода Луриан. Рода, стоящего на страже империи едва ли не с самого ее основания, считающегося павшим в войне с темными некромантами. Рода, который был давним союзником рода де'Крэсси. И этот союз должен был быть подтвержден браком последних из их родов: Адрианом и Каей Джослин де'Луриан, маркизой Лурнийской.
  - Насчет последней из рода ты уверена? - Прорычал ректор.
  По-хорошему, если это действительно так, девушке должно быть сейчас 27, но она явно моложе. Но с другой стороны... существовала призрачная вероятность, что девочка прошла межмировой портал с искажением пространственно-временных контуров, и попала в другой временной отрезок, в будущее, параллельного мира. И это... невероятно. Потому что не каждый магистр портальной магии сможет правильно и корректно выстроить такой портал и пройти через него без вреда для себя. А девочке тогда было три года.
  - Тебе напомнить, как выглядят женщины рода Луриан? И к кому из людей эльфы используют обращение 'лурна'?- Леди Селеста по-прежнему избегала взгляда сына, предпочитая смотреть на собственные руки, комкающие подол платья.
  Ректор прикрыл глаза, стараясь успокоиться. Да, женщины рода Луриан были особенными. Они не были первыми красавицами империи, но в них было что-то, что неизменно привлекало внимание всех вокруг. Подобно ночному небесному светилу, они были по-своему неповторимы. Их серебряные или платиновые волосы сияли в свете луны, отражая ее блеск, серые глаза блестели расплавленной ртутью. В осанке, походке и всем внешнем виде чувствовалась сила, гордость и величие древнего рода. Все в их роду были одними из сильнейших магов, но всегда основным даром был дар некромантии. Другие магические таланты шли в дополнение к основному.
  А малышка Кая была особенно одарена магическими талантами. И эти таланты были... да, некромантия, портальная магия, целительство и эмпатия. Вот ведь ирония судьбы: выжить вопреки всему в другом мире, запечатав свои магические таланты, и вернуться назад с тем, кто предназначался тебе в мужья с рождения. Почувствовать друг - друга, найти среди толпы после стольких лет разлуки, и даже не подозревать об этом. Верно говорят, от судьбы не уйдешь.
  И теперь, благодаря его матери, все летело в бездну. Боги...
  - Это все, что вы сделали? - Обманчиво спокойным голосом решил уточнить старший герцог де'Крэсси. - Или мне еще что-то нужно знать?
  - Попросила Адриана не доверять слепо своим чувствам, и позволить мне проверить Марию. - Совсем тихо пролепетала женщина.
  - Проверила?! - Гаркнул ректор. - Ты хоть понимаешь, что если мы сейчас сообщим ему о том, что Мария, возможно, и есть Кая Джослин, его невеста, то сделаем только хуже? Девушка итак уже настроена против этого брака, а, если ее станут активно добиваться, ссылаясь на то, что она уже его невеста, та окончательно разорвет все отношения с нашим родом. А если брать во внимание, что данный союз был благословлен самим императором... Мне стоит озвучивать последствия подобного разрыва?
  На какое-то время в кабинете воцарилась звенящая тишина.
  - В общем так. Сейчас ты возвращаешься к племяннику. Делаешь вид, что все хорошо и замечательно. И ни словом, повторяю, ни словом, ни взглядом даже не намекаешь Адриану о возможном возвращении из небытия его невесты. И не вмешиваешься в их отношения. Ни при каких обстоятельствах. Зная характер маркиз Лурнийских, ты уже наломала достаточно дров. А я проверю, действительно ли Мария - последняя из рода Луриан, и постараюсь исправить ситуацию. Хотя, если уж мастер Фиарель называет девушку 'лурна'...
  Леди Селеста послушно кивнула и поспешила выйти. Кажется, она действительно заигралась. И презрение девушки к ней вполне заслуженно. Кто она такая, чтобы вмешиваться в жизнь внука, когда она ни разу, по-настоящему не интересовалась его жизнью?
  А ректор, едва за его матерью закрылась дверь, сотворив в воздухе замысловатый пас, отправил в пространство несколько алых звездочек, которые на миг ярко вспыхнули и исчезли без следа. И все время ожидания ходил нетерпеливо по кабинету из угла в угол.
  Сначала появился магистр Пограничный, что не удивительно, все же он тоже состоял в приемной комиссии, и кабинет магистра находился недалеко от ректорского. Потом, почти одновременно появились кронпринц и Дариус Блейк - глава тайной службы империи и по совместительству лучший друг магистра Пограничного. И наконец, появилась молодая женщина, при виде которой глава тайной службы подскочил со своего места и расплылся в чуть смущенной улыбке, встопорщив рукой черные коротко стриженые волосы. Девушка приветливо улыбнулась и тут же отвернулась в другую сторону, нервно поправив золотистые локоны, выпавшие из аккуратной прически.
  Ректор улыбнулся, наблюдая за этими двумя. Как дети, право слово. Один пытается ненавязчиво ухаживать, другая упорно делает вид, что ничего не замечает.
  - Отец. - Девушка поприветствовала магистра Пограничного поцелуем в щеку.
  - Как сегодня Камелия?
  - Хорошо. Изучает учебник по направлению векторов силы при использовании разных видов магии.
  - И что же? Даже разбирается в этом? - Удивленно спросил кронпринц.
  - Вполне. А что не понимает, с тем ей помогает Алиса.
  - Талантливая молодежь подрастает. - Хмыкнул Дариус, косясь на предмет своего обожания.
  - А отдельно взятые личности еще и возвращаются из небытия, как последние из рода. - Задумчиво прокомментировал ректор.
  Маркус расхохотался.
  - Да уж. Кто мог ожидать, что трехлетняя малышка Кайя вернется в этот мир двадцать четыре года спустя двадцатитрехлетней барышней? - Удивленных взглядов не наблюдалось ни у кого, значит, так или иначе, догадывались все, это и к лучшему. - Полагаю, именно поэтому нас всех здесь собрали сегодня?
  - Отчасти. - Кивнул ректор. - По поводу последней из рода Луриан - это точно? - На всякий случай уточнил глава академии.
  - Стопроцентное совпадение с единственным портретом нарисованным неизвестным автором, на котором запечатлено единственное в своем роде изображение женщины из рода де'Луриан из закрытой императорской портретной галереи. Как известно, маркизы Лурнийские не желали быть изображенными на портретах. Я еще при первой встрече подумал, что девушка выглядит знакомо. Вот только вспомнить смог не сразу.
  - У меня есть догадки, как так могло получиться, что девушка прожила в параллельном мире двадцать лет вместо полагающихся двадцати четырех. - Задумчиво проговорил ректор.
  - Пространственно-временное искажение контуров портала при межмировом переходе. - Мгновенно выдвинула теорию Азалия, делая вид, что не замечает, как Дариус подсаживается ближе к ней. - Такое может случиться, если сил у мага не достаточно. А если принимать во внимание, что девочке было три года, и создавала она его, наверняка, впервые и в экстренных условиях, подобный переход должен был блокировать ее силы на долгие годы, выжечь дар портальщика почти до основания. На восстановление понадобились долгих двадцать лет, а для пробуждения - экстремальная ситуация. И в этот раз помогло то, что она работала с уже готовым порталом, лишь исправляя его, а также то, что она подсознательно знала дорогу домой. Если можно так выразиться.
  Какое-то время в кабинете стояла тишина, и каждый обдумывал неожиданно сложившуюся картину. Первым заговорил магистр Пограничный.
  - Все же причудливы дороги судьбы. Ее отец когда-то обучал меня, а теперь я буду обучать ее. Круг замкнулся.
  - Причудливее то, друг мой, что Адриан, потеряв невесту в шесть лет, нашел ее в другом мире среди многолюдной толпы, и даже не подозревает об этом. Надо бы сказать, кстати.
  - Не стоит. - Отрезал ректор. - Так уж случилось, что на данный момент Мария не желает этого брака, и не в курсе, относительно своего... происхождения. И если мы сейчас расскажем все ему, или им обоим, боюсь, станет только хуже.
  - Вчера же еще все было хорошо. - Проворчал магистр Пограничный. - Что уже могло произойти между этими двумя?
  - Леди Селеста де'Крэсси произошла. - Мрачно озвучил свои выводы из полученных утром донесений начальник тайной службы империи.
  Ректор молча кивнул, подтверждая слова Дариуса.
  В который раз Дариус убеждался, что донесения из стопки 'незначительное' способны приносить 'значительные' проблемы. Он скрипнул зубами от бессильной злости, сжав руки в кулаки, изо всех сил стараясь сдержать, рвущееся наружу раздражение. Все ж так хорошо и идеально начиналось. И вздрогнул, почувствовав на спине не смелое успокаивающее поглаживание Азалии, которая в этот момент смотрела на мужчину с тревогой и беспокойством.
  За ними молча наблюдали все присутствующие. А магистр Пограничный, глядя на дочь, с надеждой думал о том, что хоть одна из его дочерей, кажется, наконец-то вышла из 'спячки'.
  - Раз так, то, действительно, лучше подождать с 'радостными вестями'. Еще неизвестно, как наши голубки воспримут эту новость.
  Кронпринц задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, в котором сидел. А в следующее мгновение расплылся в коварной улыбке.
  - До выходных не будем трогать наших птенчиков. А вот на балу... отец, под предлогом, знакомства с иномирянкой, отведет ее в закрытую галерею к портрету ее прабабки. А пока они будут там мило беседовать о перспективах на будущее нашей талантливой адептки, я под предлогом приватной беседы сделаю так, чтобы Адриан присутствовал поблизости, когда они окажутся у того самого портрета.
  - Детали предоставьте мне. - Дариус решительно встал. - Я лично за всем прослежу. А Азалия мне поможет.
  И прежде чем девушка смогла ответить хоть что-то, Дариус сцапал предмет своего обожания за руку и потащил за собой на выход. Азалия вспыхнула румянцем, но против обыкновения, упираться не стала, и кабинет ректора они покинули шаг в шаг, крепко держась за руки.
  Стоило двери закрыться, как магистр Пограничный облегченно вздохнул и, глядя в потолок, пробормотал:
  - Ну, наконец-то.
  Кронпринц и ректор обменялись понимающими взглядами. За последние лет десять они уже и не думали, что что-то может измениться между этими двумя. А тут... Кто бы мог подумать, что явление из небытия последней из рода Луриан сдвинет с мертвой точки отношения этих двоих?
  В продолжение незапланированного совещания смысла уже не было, и потому оставшиеся участники собрания разошлись. Дела не ждали никого.
  
  У мастера Фиареля я в итоге застряла до обеда. Задержалась бы и дольше, если бы не накатившее острое чувство раздражения, смешанного с беспокойством. Догадаться, кому принадлежат эти чувства, труда не составило. Вот только с чего мне такое счастье ощущать его даже на расстоянии? И с каких пор я вообще чувствую его эмоции как свои?
  Нет, дар эмпатии это одно. Но, к примеру, чтобы чувствовать эмоции окружающих так же хорошо, мне требовалось прикладывать усилия. Тут же... эмоции Адриана накатывали, как волны океана на песчаный берег, как если бы он просто стоял рядом, и мы просто разговаривали.
  Решив не заморачиваться на тему нашей непонятно как образовавшейся связи, я раздраженно откинула волосы за спину, внеся правки в последний эскиз, созданный мастером. Мастер изучил мои правки и согласно кивнул.
  - У вас талант, лурна. - Приветливо улыбнулся мастер. - Было бы обидно, вырасти вы в семье аристократов - мир бы лишился Мастера, способного изменить этот мир.
  Я удивленно похлопала ресницами, не совсем понимая, к чему сказаны последние слова.
  - Не берите в голову, лурна. Совсем скоро вы все поймете. И запомните: все, что происходит в нашей жизни, происходит не просто так. У каждого своя судьба. Но путь, которым идти, мы выбираем сами. И мы сами делаем выбор. - И мастер снова приветливо улыбнулся. - Но вы, ведь, итак это знаете.
  Я кивнула. Да, я знала. Всю свою жизнь только тем и занимаюсь, что делаю выбор.
  - Вам пора, лурна. На обед, полагаю, не останетесь?
  - Вы правы, Мастер. Мне, в самом деле, уже пора.
  - Ваши с юной леди де'Крэсси платья будут готовы к императорскому балу. Остальные наряды будут готовы после выходных.
  - Благодарю. Я сообщу, куда их доставить.
  Мастер понятливо кивнул, но осуждать, или давать советы не стал. За что я была ему благодарна. У всего есть причины. И у моего решения они тоже были.
  К особняку я подъехала быстрее, чем хотелось бы, за рекордные полчаса. Кучер, точно чувствуя, что меня 'с нетерпением' ждут, а обеденная пора уже минула, ехал куда быстрее, нежели утром. Меня же постепенно накрывала отрешенность и апатия. Хотелось ехать медленнее, идти в дом, напротив, не хотелось совершенно. Куда охотнее я бы сейчас сбежала куда-нибудь подальше в лес, к морю, в горы. Да куда угодно, на самом-то деле. Прямо, как в детстве. Забытые чувства и ощущения. И это заставляло задуматься. А правильно ли я сделала, что доверилась Адриану? И согласилась бы все переменить, возникни такая возможность?
  Стоило мне выйти из кареты, как входная дверь открылась, и на пороге показался Адриан. И я в ту же минуту поняла - нет, не согласилась бы, но и менять уже принятое решение я не собиралась. Адриан внешне сохранял спокойствие, был собран и сосредоточен, только лоб был нахмурен, верхние пуговицы рубашки расстегнуты, и обычно аккуратно собранный хвост растрепан. Отчего-то это делало его близким, домашним и... опасным для меня. Ведь я уже все для себя решила, и не привыкла менять своих решений.
  - Ты задержалась. - Хмуро бросил Адриан, осмотрев меня внимательным взглядом, все так же уделив особое внимание ногам ниже колена и груди.
  - Нужно было внести правки во все эскизы, созданные Мастером и набросать еще кое-какие. Это было необходимо, ведь в ближайшие дни я буду занята.
  Адриан кивнул, принимая мои слова, после чего развернулся и махнул рукой, зовя вслед за собой. Будто приказ слуге бросил, даже взглядом не удостоил. Я на миг поджала губы и гордо вскинула голову, отбросив волосы за спину. Что ж, хочет играть по новым правилам, я могу и подыграть.
  Мы прошли в библиотеку, где на столе стоял поднос с плотным обедом, стопкой лежала подборка книг по магии, а так же наличествовали листы бумаги с чернильницей и перьевой ручкой.
  Я, как и в прошлый раз, на миг застыла на пороге, рассматривая великолепно обставленное помещение с сотнями книг на полках. Но под внимательным взглядом Адриана решила попридержать свои восторги и подошла к столу.
  - Я подумал, ты будешь голодная. - Я благодарно кивнула. - Ешь, а после приступим к книгам. Я постарался подобрать такие, в которых все доступно и понятно объясняется. Возникнут вопросы, обращайся. А завтра, помимо занятий магией, займемся этикетом и танцами.
  Я скривилась, не считая нужным скрывать свое отношение к последней фразе мужчины. В свое время подготовка к балу дебютанток и изучение этикета попортили мне значительное количество нервов. С тех пор, я люто ненавидела все банкеты и светские сборища, хотя танго танцевала так, что другие девушки капали ядовитой слюной от зависти, а молодые люди скрежетали зубами от ярости, желая растерзать того счастливца, который в этом танце был выбран мной партнером.
  В сущности, это была основная причина, по которой я не горела восторгом от мысли о предстоящем императорском бале. Но императорам, как известно, не принято отказывать без веских на то оснований. А у меня таковых, к сожалению, не имелось. И, как бы я не хотела признавать очевидное, но этот бал был мне нужен, как Мастеру и будущему магу. Работать и нормально жить без поддержки со стороны империи будет нелегко. А там, кто знает, не найду своего места в Объединенной империи, поищу его в другом государстве. Мир огромен, а передо мной, как потенциально сильным портальным магом, мир открыт, и не один. Уж, найду свое место, которое смогу назвать домом, как-нибудь.
  Я прошла к столу и села в любезно отодвинутое кресло. Ну, надо же кто-то вспомнил о манерах. Проскользнула у меня ехидная мыслишка. Впрочем, ладно, боги с ним, не будем портить себе аппетит, тем более что я итак жутко голодная.
  Я с аппетитом накинулась на еду, Адриан меня не отвлекал, погрузившись в чтение какой-то книги. Не сказал и слова, когда я молча отодвинула от себя поднос с пустой посудой и пододвинула к себе стопку книг. Лишь при помощи какого-то замысловатого паса заставил поднос исчезнуть со стола. Я не совсем поняла, как именно он это сделал, но открытие небольшого портала почувствовала.
  Решила сначала просто просмотреть их все, а потом уже решить, с которой из них начать. Книги были не большими. В том смысле, что не превышали привычной мне толщины в 300 - 400 страниц и формата. Каждая была посвящена основам, в каком - то отдельном аспекте магии, была и такая, которая посвящалась описанию всех известных видов магии в целом. Но не они привлекли мое внимание.
  Тонкая, не более 200-250 страниц, обложка темно-зеленого, почти черного цвета, украшенная переплетением серебристо-белых лилий, наполовину раскрывших свои бутоны, и лунный камень в центре цветочного орнамента. Я зачарованно провела по цветам и камню, и в то же мгновение скривилась от боли, пронзившей плечо.
  Мои гримасы не остались не замеченными. Адриан оторвался от книги, внимательно глядя на меня. Я улыбнулась, невинно похлопав ресницами.
  - Ничего серьезного. Всего лишь старый шрам дает о себе знать. Видимо, это от нервов.
  И торопливо раскрыла книгу на первой странице. Адриан никак не прокомментировал мои слова, но еще какое-то время наблюдал за мной. Я же погрузилась в чтение. Книга была написана достаточно понятно, и совсем скоро я настолько увлеклась, что перестала обращать внимание на изучающие взгляды, которые время от времени бросал на меня мой 'учитель'. Книга посвящалась заклинаниям общей магии доступным магам с разнонаправленным даром (будь то некроманты, целители, стихийники, иллюзионисты, менталисты, артефакторы). Дар роли не играл, он лишь влиял на визуальный эффект некоторых заклинаний.
  Примерно на середине книги мне попалось одно заклинание с иллюстрацией к нему. Осветительное заклинание. Казалось бы, что такого особенного в шаре света? Но отчего тогда у меня чувство дежавю? Как будто бы это со мной уже было, и я уже рассматривала этот учебник и эти иллюстрации. Давным-давно. Так давно, что и сама забыла. И в тот момент со мной был кто-то бесконечно мной любимый, родной и близкий.
  - Что-то не так? Ты побледнела. - Участливый голос Адриана заставил меня вздрогнуть.
  Я и забыла на миг, что не одна. Совсем расклеилась. С чего только, не понятно.
  - Все хорошо. Просто задумалась. - Я улыбнулась и беззаботно махнула рукой.
  - О чем? - Адриан чуть подался вперед и пристально на меня посмотрел, заломив бровь.
  - Да вот. Смотри. - Я показала ему страницу с описанием заклинания. - Я просто подумала: а можно ли предать заклинанию иную форму, или в итоге возможна только сфера? Просто читала у нас в книгах о светящихся мотыльках - бабочках. Вот и подумала, насколько это правда?
  Адриан как - то странно на меня посмотрел: задумчиво, изучающе и в то же время с долей недоверия. Он будто бы сомневался, что видит перед собой именно меня, а не... кого - то еще, мне не ведомого. Я невольно поежилась под его взглядом, он точно призрака увидел.
  Но в следующее мгновение все прошло. Адриан усмехнулся как-то по-доброму, пододвинул к себе учебник и принялся объяснять.
  - Конкретно в данном случае, ваши фантастические книжки не так уж и не правы. Многое зависит от воображения и фокусировки силы. Просто сферу легче всего поддерживать, силы на ее создание и поддержание тратится меньше. Согласись, когда ты на задании, охотишься на какого-нибудь монстра, то разумнее поберечь силы, а не растрачивать их на не нужный антураж.
  Я согласно кивнула, признавая разумность его слов.
  - Смотри внимательно.
  Он воспроизвел жест, описанный в книге, произнес заклинание, и в следующее мгновение над столом завис золотисто-алый шар света. Адриан чуть нахмурился, сосредотачиваясь, и все еще направляя силу, и шар сначала замерцал, а потом медленно преобразился. Сначала он медленно раскрылся, подобно бутону розы, потом распался на части - лепестки, а потом, вспыхнув, подобно языкам пламени в камине, в который подбросили дров, лепестки обратились в бабочек.
  Я зачарованно рассматривала порхающих мотыльков, и даже протянула руку, позволяя мотылькам сесть на ладонь. Но стоило им коснуться руки, как те рассыпались снопом искр и исчезали без следа. Я с тоской проводила взглядом последнюю искорку и насупилась, когда Адриан рассмеялся, глядя на меня.
  - Ты похожа на ребенка, которого лишили понравившейся игрушки. - Я еще больше нахмурилась и отвернулась от этого 'взрослого'. - Не дуйся, тебе это не идет. Лучше попробуй сама. Про основы фокусировки ты уже прочитала, как чувствовать силу ты знаешь. Осталось только научиться ею пользоваться. И практика лучший способ.
  Крыть было нечем, и я пододвинула к себе учебник поближе, так, на всякий случай. Вообще у меня была фотографическая память, я запоминала все прочитанное, увиденное. Но так мне было спокойнее. Все же я впервые в жизни пробовала применить магию.
  Даже самой не верится.
  Но, впрочем, ни с первой, ни, даже, с десятой попытки у меня ничего не получилось. Сначала, я не правильно произносила заклинание, и Адриан меня поправлял. Потом, некоторое время ушло на то, чтобы разучить жест и воспроизводить его легко и без погрешностей. И только спустя пару часов, когда я взмокла от усталости, у меня, наконец - то, получился шар света. Размером, примерно, с мой кулак, изумрудно - зеленый, с голубыми всполохами в центре. Он мерцал и переливался, и никак не желал преобразиться во что-то другое. И виной тому было то, что я никак не могла решить, во что именно я хочу его изменить. И эта неопределенность не укрылась от моего 'учителя'.
  - Ты не можешь определиться, и тем самым теряешь силы впустую. Ты накачиваешь заклинание лишней силой, и потому устаешь быстрее, чем могла бы, просто поддерживая заклинание.
  Не знаю, что именно задело меня в его словах, но я разозлилась. И, как ни странно, определилась. Отчего - то вспомнилась маленькая мастерица фея - подружка Питера Пена и пропащих мальчишек. Крошка Динь-Динь.
  И вот уже мой шар света приобретает очертания цветка, который раскрывается, открывая взору малышку - феечку, спящую в его сердцевине. Фея просыпается, потягивается и сладко зевает, после чего расправляет свои крылышки, и взмывает вверх, а цветок опадает зеленовато-голубыми искрами. Фея облетает библиотеку, разминаясь, и возвращается к нашему столу, после чего усаживается на гору учебников и начинает беззаботно болтать ногами.
  Все это время Адриан сосредоточенно наблюдал за мной, преображением шара света и крошкой феей. Я уже давно отпустила силу, и больше не подпитывала заклинание своей магией. Но фея не исчезала, и все так же наблюдала за нами с горы учебников.
  Я же была в восторге. Будто бы в детство вернулась, в то время, когда единственным светлым пятном в моей жизни были красочные сны о феях и звездах. Ведь в этих снах со мной был голос той, что дала мне жизнь, что любила меня и заботилась обо мне. Мама.
  Эти сны перестали мне сниться после того, как меня удочерили, я сочла это знаком. Знаком того, что я выросла и больше не нуждалась в поддержке прошлого, что я должна двигаться вперед. Всегда. Не смотря ни на что двигаться к своей цели, какой бы она не была. Я достаточно быстро повзрослела. И не жалела об этом. Ведь иначе я не была бы такой, как сейчас.
  - Какая-то она чересчур живая. - Вернул меня в реальность голос Адриана.
  - Какая-то она чересчур живая. - Передразнил его, подобный перезвону колокольчиков голосок феи.
  Легко вспорхнув, маленькая проказница скорчила рожицу мужчине и сдула с кончиков пальцев пыльцу прямо ему в лицо. Адриан чихнул, отчего пыльца обернулась крохотными бабочками, и те стали порхать вокруг Адриана, а он пытался их отогнать от себя. Фея, заливаясь звонким смехом, опустилась на столешницу. Я, наблюдая за ними, тоже рассмеялась, но все же развеяла бабочек.
  Фея была моим созданием, оттого и с отменой ее заклинаний - проказ проблем не возникло. Адриан бросил на меня сердитый взгляд, но я лишь виновато пожала плечами. Развеять крошку фею у меня рука не поднялась. Она же создание моей магии, моего первого удавшегося заклинания. Это все равно, что удалить своего первого созданного персонажа в любимой игре - равносильно убийству.
  - Ожившая магия - это большая редкость. На подобное способны лишь очень сильные маги. - Глядя на веселящуюся фею, задумчиво прокомментировал Адриан.
  - Ну, не зря же магистр Пограничный взял меня в ученицы и пообещал сделать из меня мага уровня Бессмертных.
  - Да... Не зря. - Все так же задумчиво изучая меня и фею, согласился Адриан. - Занимайся.
  Оставшееся время до ужина я занималась. Просто практиковалась во всех заклинаниях общей магии уже прочитанных и тех, что прочитать не успела, предварительно разбираясь в теории. Что-то выходило сразу, над чем-то приходилось потрудиться. Адриан и, как ни странно, созданная мною фея активно мне помогали, и поправляли, давая разъяснения, если требовалось.
  В итоге к ужину я была жутко голодная, но очень довольная собой. Книгу я изучила от корки до корки, и определилась с той, с которой начну завтра. Пожалуй, бытовые заклинания наиболее безопасные для изучения начинающего мага. С них и продолжу свои занятия.
  Адриан любезно предложил мне освежиться перед ужином, но я отказалась, решив, что это ни к чему. Лучше поем, а потом сразу отправлюсь отдыхать. А то если дойду до комнаты и прилягу на кровать, к ужину уже не выйду.
  Адриан мой выбор принял и, как истинный джентльмен сопроводил меня до столовой, где усадил на уже привычное мне место по правую руку от себя. Ужин протекал в теплой семейной обстановке, не в пример вчерашнему ужину. Тая без умолку трещала, расспрашивая меня о первом занятии магией, и без конца подкармливала крошку фею, которая увязалась за нами, произведя фурор среди старшего поколения рода де'Крэсси. Даже мать Адриана и Таи взглянула на меня с немалой долей уважения, когда ее сын повествовал о том, как мне удалось создать эту малютку из простого осветительного заклинания.
  Леди Селеста была добра и заботлива, обращаясь ко мне, как если бы я была ее родной внучкой. Я на перемену в отношении к себе не купилась, но виду не подавала, сохраняя на лице любезно - добродушную маску. Адриан изменение в поведении бабушки отметил, и наблюдал за нами с ласково - снисходительной улыбкой. Моя маска его не обманула, и по пристальному взгляду, адресованному мне, я поняла, что мне не отвертеться от вопросов. Я ехидно усмехнулась в ответ, заставив его напрячься.
  Правильно переживает, кто сказал, что ответы на вопросы ему понравятся?
  А ночью, когда я уютно уснула в своей постели, мне приснился странный сон. Странный - это еще мягко сказано. Скорее даже неоднозначный.
  Мне снилось, будто я стою на балконе и смотрю на ночное небо, усыпанное звездами. Просто смотрю, наблюдаю за неспешным движением луны по ночному небосклону и чего-то жду. Чего жду, сама не знаю. Но точно знаю, что что-то должно случиться.
  Но вот дверь в мою комнату неслышно приоткрылась, и Адриан бесшумно проскользнул внутрь. Я удивленно приподняла брови и спросила:
  - Адриан? Ты что здесь делаешь?
  Но он, конечно же, не ответил. Ведь я спала, и все происходящее мне только снилось. Адриан тихо подошел к моей кровати, я проследовала за ним, и с удивлением обнаружила себя спящую. Во сне я наполовину скинула одеяло, волосы разметались по подушке, а ночная сорочка чуть съехала с плеча, обнажая старый шрам. Хотя сейчас он почти не походил на шрам, скорее на татуировку. Та неярко светилась изумрудно-черным цветом в полумраке комнаты, освещаемой лишь светом звезд и луны, льющимся в проем балконной двери.
  Я хмуро рассматривала сову, сидящую на ветке дерева на фоне полной луны. В детстве я постоянно думала о своем шраме - клейме, ломая голову, как именно заполучила эту метку. Трудно не думать о том, что постоянно беспокоит, ноет, как разболевшийся зуб. Но с возрастом боль постепенно прошла, и я почти забыла о своем шраме, предпочитая скрывать его от посторонних.
  И вот теперь, когда я попала в этот мир, и моя магия пробудилась, метка перестала напоминать выжженное на лопатке клеймо и все больше походила на татуировку. И эта татуировка, как индикатор моей пробудившейся силы, становилась все ярче и более отчетливой.
  Адриан так же хмуро рассматривал мою татуировку. Не знаю, о чем он думал, но его молчание мне не нравилось. У меня было подозрение, что от его 'выводов' я буду не в восторге. И тогда мне точно придется уйти.
  - Все - таки это не совпадение. - Пробормотал Адриан. - Я знал, что ты жива, Лина. Хотя, уже тогда, в два года, ты хотела быть Марией.
  Адриан наклонился надо мной спящей, нежно целуя в висок, а я вздрогнула, ощутив этот поцелуй.
  Лина. Звучало до боли знакомо, как эхо собственного голоса, искаженное многократным повторением. Как память о прошлом, о другой жизни, о другой мне. И я не хотела этого прошлого, не хотела вспоминать, заново проходить через всю ту боль, весь тот ужас и страх, от которых чудом спаслась.
  Не хочу.
  Я - Мария Небесный Страж Ночи. Я - талантливый дизайнер, перспективный маг, лурна, мастер. А прошлое пусть остается в прошлом, там ему самое место.
  Спящая я тревожно заворочалась, повернулась на другой бок и накрылась одеялом с головой, точно желала спрятаться. Я же, желая убежать от тяжких мыслей, развернулась и направилась на балкон. Вот только шагнув на освященный лунным светом балкон, я оказалась не там, где желала. Небольшой уютный балкон с видом на сад сменился полуразрушенным особняком, погруженным в мрачную тишину и холодный полумрак.
  Я стояла в дверном проеме, ведущем на балкон, и смотрела на женщину, опирающуюся на полуразрушенный поручень. Не высокая (не выше меня ростом), изящная, с распущенными, такого же, как и у меня платинового оттенка, волосами, в белоснежном платье в пол, она смотрела вдаль на то, что некогда было великолепным садом. Ныне же перед нею простиралась пустошь с редкими чахлыми деревцами, сгнившими изнутри.
  - Когда пытаешься от чего - то убежать, непременно оказываешься там, где меньше всего желаешь, и то, отчего бежишь, настигает тебя с неумолимостью приближающейся смерти. Но ты ведь итак это знаешь. - С этими словами женщина повернулась ко мне. - Так почему же ты продолжаешь бежать, Совушка?
  Я во все глаза рассматривала незнакомку, на которую я была похожа, как две капли воды. Только эта версия меня была более взрослой, прожившей свою жизнь, и накопившей немалый опыт.
  На последнем слове незнакомки я вздрогнула, как от удара. В том, как она обратилась ко мне, было столько... близкого, родного, знакомого и забытого. Совушка. Так меня называла та, которую я знала, как мою маму. Но эта женщина совсем не походила на тот образ, что я видела в своих детских снах.
  Женщина рассмеялась и улыбнулась, точно догадалась, о чем я думаю.
  - Я твоя прабабушка, дитя. Джослин Мария де'Луриан маркиза Лурнийская, хранительница долины Луриан, ныне известной как Лурнийская пустошь. И я все еще ее хранитель. Тебя назвали в честь меня и твоей бабушки по отцу, но ты хотела быть Марией. И ты ею стала.
  Женщина грустно улыбнулась, я пожала плечами, решив ни чему не удивляться и принять слова женщины как данность. А все, приснившееся мне этой ночью, я обдумаю утром, когда проснусь, если не забуду, конечно.
  - Пошли.
  Она прошла мимо меня в комнату и вышла в коридор. Мне ничего не оставалось, кроме как пойти следом. Мы шли по полуразрушенным коридорам с обугленными местами обвалившимся стенами, спускались вниз, пока, наконец, не оказались в саду, который так пристально изучала прабабка. В молчании мы прошли по разрушенным дорожкам вглубь сада, где среди засохших и полусгнивших деревьев пряталась часовня.
  Время не пожалело и ее: крыша местами обвалилась, каменная кладка зияла прорехами, двери покрылись ржавчиной, а в ступенях частично отсутствовала плитка.
  И, конечно же, цель нашего променада находилась именно там.
  Мы прошли внутрь, и я осмотрелась. Вокруг царил полумрак, разгоняемый светом, проникающим через проломы в крыше, по бокам от входа ряды скамеек, пострадавших от упавших сверху кусков крыши. Впереди по проходу перед статуей богини на пьедестале располагался алтарь. Но мы двинулись мимо него к неприметной двери за статуей богини, простирающей свои мраморные руки к алтарю и скамьям. За дверью обнаружилась лестница, уходящая вниз.
  По ней мы спустились в склеп, где, очевидно, были похоронены погибшие члены рода де'Луриан. Помимо урн с прахом тут был еще один алтарь. Сделанный из черного камня, похожего на гранит, не в пример больше того, что наверху. При желании на нем мог уместиться человек. Испещренный непонятными мне символами и рунами такими древними, что едва ли найдется хоть кто-то из ныне живущих, кто сможет понять их смысл.
  Но понимать было не обязательно. Я уже догадалась, для чего предназначен этот алтарь. Здесь приносили жертвы, величайшие из жертв, какие только могут быть. Собственную жизнь во имя процветания долины. Именно так становились хранителями.
  Так почему же после прабабушки хранителей не было?
  - Когда войдешь в полную силу, ты должна будешь стать следующей хранительницей этих земель. Твоя жертва вернет к жизни пустошь, и она снова будет прекрасна, как раньше.
  Маркиза схватила меня за руку и прижала мою ладонь к алтарю. Руны вспыхнули, признавая мое право на наследие, на великую жертву. Боль пронзила руку до самого плеча, я вскрикнула и проснулась.
  В полумраке комнаты я отчетливо увидела, как по венам левой руки, той, за которую меня удерживала прабабка, разливается зеленовато - черное свечение. Метка на лопатке жгла неимоверно. Но по мере того, как боль постепенно сходила 'на нет', гасло и свечение. Вскоре все вновь было как прежде, кожа гладкая, чуть загорелая, вены больше не просвечивали жутким потусторонним свечением. Я вздохнула с облегчением и с усилием потерла лицо, отгоняя остатки сна. И только после этого осмотрелась.
  В комнате было тихо, ничто не указывало на то, что меня навещал Адриан. Можно было бы все списать на то, что мне все это лишь привиделось, но я уже имела возможность убедиться, насколько реальными могут быть сны.
  Поняв, что уснуть в ближайшее время я не смогу, оттащила одно из кресел на балкон, где и уселась в него, укрывшись пледом, который я отыскала в одном из шкафов гардеробной.
  Не знаю, сколько я так просидела, глядя на луну, но в какой - то момент сон вновь одолел меня, и я провалилась в черную бездну. В этот раз мне ничего не снилось, но утром, когда меня разбудила Бьянка, у меня осталось стойкое ощущение безопасности и безграничной нежности, которые были со мной лишь в детстве, в забытой его части.
  На завтрак я собиралась неохотно. После него меня ждали занятия этикетом и танцами, которые я люто ненавидела еще с прошлого раза, когда пришлось все разучивать. Очень хотелось зарыться с головой в теплую мягкую постельку и не вылезать оттуда. Но Бьянка, упорству которой можно было только позавидовать, выковыряла меня сначала с ванной, потом чуть ли не насильно впихнула меня в наряд, в котором я попала в этот мир, и усадила перед зеркалом. Полчаса мытарства, и вот она я: недовольная, хмурая, но с идеальной прической, легким макияжем, готовая к выходу в свет. Ну, или, что ближе к истине, к подвигам на пути покорения этикета и местных бальных танцев.
  Но, оказалось, я была излишне оптимистична. Адриан, пришедший сопроводить меня на завтрак, повел меня вовсе не в столовую, а в другую часть особняка, где, очевидно, давали званые обеды и ужины. Пройдя через залу, предназначенную для танцев и развлечений гостей, мы прошли в обеденную залу, где давали праздничные обеды и ужины. Здесь - то и был накрыт стол к завтраку, и уже собралась вся семья.
  - Ближайшие четыре дня до королевского бала мы завтракаем, обедаем и ужинаем тут. - Просветил меня Адриан, о чем я уже итак догадалась. - Так тебе будет легче освоиться и чувствовать себя более уверенно на приеме.
  Я кисло улыбнулась и степенно проследовала под руку с Адрианом к отведенному мне месту по правую руку от него рядом с Антариной. Ну, хоть что-то не меняется, с грустью подумала я.
  Следующий час превратился для меня в изощренную пытку. Я вспомнила все правила этикета, которым обучалась перед балом дебютанток. Помянула 'добрым' словом всех тех, кто выдумывал все эти самые правила. Потому что они превращали обычный завтрак во что - то напыщенное и великосветское, неимоверно растянутое по времени. Так что, к концу завтрака я пыхтела, как злобный ежик, вонзая десертную ложечку в ни чем неповинное пирожное. Адриан возводил очи горе, вздыхал, но не комментировал, позволяя мне спокойно доесть сладкое успокоительное. Ведь впереди нас ждал урок танцев, и моим партнером по танцам предстояло быть ему.
  Родители и бабушка Адриана с Таей тоже мудро молчали, позволяя мне 'заесть злость'. Леди Грета, даже, снизошла до ободряющей улыбки и укоризненного взгляда, брошенного ею на сына, когда тот в очередной раз демонстративно вздохнул и закатил глаза.
  Леди Селеста вызвалась присутствовать на уроке танцев, обосновав свое решение тем, что ей, как наблюдателю, будет виднее со стороны, и она сможет дать практические советы в случае необходимости. Я без воодушевления наблюдала, как Адриан после недолгого размышления согласно кивает. Перспектива позориться в присутствии леди де'Крэсси воодушевляла мало.
  Когда мы вышли из столовой и прошли в зал для приемов, Адриан склонился ко мне совсем как в тот раз, когда похитил меня, и доверительным шепотом сообщил:
  - Если бы ты вела себя более сдержанно, это был бы твой первый и последний подобный завтрак в этом доме на ближайшее время. У тебя прекрасные манеры, но совершенно отсутствует выдержка. Так что план остается неизменным: будем тренировать твою невозмутимость и сдержанность. При дворе это незаменимый навык.
  Я промолчала, осматриваясь по сторонам, только с силой вонзила ногти в руку Адриана, галантно предоставленную мне в качестве опоры и поддержки. Добродушная улыбка не покинула лица Адриана, он нежно взял меня за свободную руку, поднес ее к губам и поцеловал пальчики. Я буквально остолбенела от подобного, а этот гад бросил 'добивочку':
  - Если продолжишь в том же духе, поцелую. И это будет отнюдь не целомудренный поцелуй руки, Юи.
  Я открыла рот, собираясь возмутиться, но тут же его закрыла, а то кто его знает, вдруг и в самом деле поцелует. Слов на ветер он не бросает, как я успела заметить. А потому я мудро решила не нарываться, раздумывая, с каких пор поцелуи стали средством шантажа?
  Антарина хихикала, наблюдая за нами, леди Селеста тоже не скрывала улыбки, но в нашу беседу они не вмешивались. Хотя в этот момент меня меньше всего заботила их реакция. Куда больше меня напрягало и волновало повышенное внимание, которое стал проявлять ко мне Адриан.
  Нет, он с самого начала был дружелюбен, любезен и внимателен, но не было сомнительных намеков, хитринки в глазах, соблазна и нежности в поступках. Он, как игрок, у которого на руках были все козырные карты, наблюдал за мной, предвкушая победу и зная, что мне нечем ему ответить. Но кто сказал, что я собираюсь играть честно, и попадаться на его уловки, не припрятав в рукаве пары тузов? Быть мне сотрудником тайной службы Империи, если сдамся на милость победителя легко, быстро и не потрепав достаточно нервов.
  - На императорском балу, да и на любом другом балу, обычно танцуют несколько разновидностей вальса, а так же, в последние пару лет, стали танцевать танго. На мой взгляд, чересчур откровенный танец, пришедший к нам из враждебного нам мира, именуемый Земля. - Принялась пояснять леди Селеста. - В Эстафире, я слышала, этот танец также набирает популярность.
  - Я умею танцевать танго, леди. - Усмехнулась я. - Мало кто танцует его лучше меня. Лучше сосредоточиться на других танцах, которые, наверняка, отличаются от тех, которые разучивала я.
  - В таком случае, будет лучше, если вы сначала просто понаблюдаете со стороны. А Адриан станцует с сестрой.
  Дальнейшие полчаса были посвящены наблюдению мной за тем, как Адриан умело ведет сестру в одном вальсе, потом в другом, более быстром, и так далее. Были такие, которые я опознала как квикстеп, медленный вальс, медленный фокстрот и венский вальс. Была пара незнакомых мне танцев, но не таких уж сложных. С умелым партнером проблем в исполнении возникнуть не должно.
  А потом настала моя очередь. Сначала я немного нервничала и путалась в ногах (все же давно не практиковалась), но Адриан стойко терпел все мои огрехи, жертвой которых стали его оттоптанные мной ноги. Леди Селеста вздыхала, поправляла меня и велела начинать сначала. Я стойко сносила ее поправки, вздыхала, старалась собраться и не думать о руках Адриана, одна из которых сжимала мою ладонь чуть крепче, чем необходимо, а другая прижимала к себе чуть ближе, чем было допустимо этикетом. Подобные маневры со стороны внука, несомненно, не укрылись от внимательных глаз женщины, но она и слова ему в упрек не сказала, сосредоточив все свое внимание на моих промахах.
  Через час своеобразной тренировки я уже не путалась в ногах и без ошибок танцевала все, привычные мне, танцы, но леди Селеста не унималась, настаивая на том, что моим движениям не хватает легкости и изящества. Я скрежетала зубами от досады и начинала очередной танец сначала. И так до самого обеда почти без перерыва. В итоге леди Селесту удовлетворило лишь исполнение венского вальса и квикстепа. Напоследок, она пообещала продолжить тренировку завтра и распрощалась с нами до обеда, пожелав освежиться.
  В последнем желании мы были едины. После утомительных танцев я чувствовала себя уставшей и грязной. Мне требовался душ и смена свежей одежды.
  Адриан с улыбкой пронаблюдал мои гримасы, которыми я сопроводила уход старшей леди, и предложил руку, собираясь сопроводить меня до моей комнаты. Я руку приняла, молча следуя с ним по коридорам дома к моей спальне.
  - Не обижайся на бабушку. Ты великолепно танцуешь. Просто она хочет как лучше.
  - Как лучше для кого? - Прервала я хвалебные речи в адрес леди Селесты. - Послушай, я понимаю, она - твоя родня, часть семьи, но для меня она - женщина, которая преследует собственную выгоду. Она не добрая, не великодушная, какая угодно, но не такая.
  Адриан хмыкнул и кивнул, соглашаясь.
  - Да, в этом ты права. И, похоже, что ты - ее личный проект, должный принести ей славу, определенную степень влияния на императора, богатство, и боги знают, что еще нужно леди Селесте, но это не значит, что она не заботиться о твоем благополучии.
  Я фыркнула, раздраженно тряхнула головой и сморщила нос.
  - Меньше всего мне нужна подобная забота, тем более от той, которая печется, и всегда пеклась, лишь о собственной выгоде. Я всегда всего добивалась сама, и сама решала, что нужно мне.
  - Ты, вообще барышня крайне самостоятельная. - Мы остановились у двери в мою комнату. - Живи, как умеешь, так, как считаешь лучшим для себя. И постарайся не обижаться на леди Селесту. Я поговорю с ней. - Он повернулся, поцеловав мне руку на прощание, намереваясь уйти к себе и тоже привести себя в порядок к обеду.
  - Не стоит. - Остановила я его, схватив за руку. Не знаю, кто из нас больше удивился подобному поступку с моей стороны: он или я. Но я не собиралась заострять на этом внимание. - Пусть ее. Сама разберусь. А до бала пусть думает, что все идет так, как нужно ей.
  Адриан какое - то время изучал мое лицо. Я предельно честно смотрела в ответ. Наконец, он весело рассмеялся.
  - Коварная. Не знаю, что именно она тебе сделала, или сказала, но уверен, она не раз пожалеет о своем поступке. Прошу только об одном, не разрушь мой дом, и не втягивай Таю в ваши разборки.
  - Дом устоит, не волнуйся. И о сестре тоже не беспокойся.
  - Хорошо. Я зайду за тобой через полчаса.
  - Хорошо. - Эхом отозвалась я, и на прощание махнула рукой, заходя в комнату.
  Адриан сдержал свое обещание, и через полчаса, когда я на скорую руку приняла душ и сменила наряд на более простой, раздался стук в дверь. Обед прошел более спокойно, чем завтрак. Я смирилась с неизбежным и воспринимала все, как необходимую подготовку к балу дебютанток. Справилась один раз, справлюсь и сейчас.
  Потом было очередное занятие магией в библиотеке. Фея, которую я не видела с прошлого вечера, тоже присутствовала, появившись в библиотеке, как черт из табакерки. Уж не знаю, чем она занималась, и отдыхала ли вообще, но выглядела она бодро и беззаботно. Шутила, давала советы, а стоило занятию подойти к концу, была такова.
  И снова время до ужина пролетело незаметно. Бытовая магия давалась легко, к ужину с очередным учебником было покончено, а я перешла к изучению целебных и магических свойств растений.
  Когда пришло время идти на ужин, я с легким неудовольствием отложила книгу.
  - Можешь взять книгу к себе в комнату, почитать. - Разрешил Адриан, улыбаясь и глядя на меня с каким - то не до конца понятным мне чувством. А учитывая, что в общении со мной он излучал непоколебимое спокойствие, пряча за ним свои чувства, прочесть его было крайне сложно. - Она чисто теоретическая, так что при всем желании натворить что-то непоправимое ты попросту не сможешь.
  - Спасибо за веру в мои таланты. - Кисло улыбнулась я, состроив хмурую мордашку, отчего Адриан заливисто рассмеялся. - Я сначала занесу книгу в комнату, а потом пойдем на ужин.
  Адриан согласно кивнул и подставил мне локоть.
  Что ж, стоит признать, все было не так уж страшно, и, засыпая в кровати в обнимку с учебником, я была по-своему счастлива. Все - таки хорошо, что Адриан похитил именно меня с ярмарки. Похитил честно, на глазах у толпы народа, средь бела дня. И теперь, я, вроде как, его честная добыча. Я похихикала над этой мыслью, окончательно уплывая в сон. Последняя связная мысль, посетившая мой уставший мозг, была об отце и матери. Вот интересно, а что они будут делать теперь, когда я практически уплыла у них из-под носа?
  Последующие дни пролетели быстро и не заметно, ничем не отличаясь от прошедшего дня. Я разучивала танцы, захлебом изучала книги по магии, проводила завтраки, обеды и ужины за праздничным столом, предаваясь ничего не значащей светской болтовне. В общем, выражаясь словами Адриана, тренировала выдержку и сдержанность.
  Утром за завтраком накануне бала я напомнила, что у меня приглашение от мастера Златорука с частным визитом. Адриан кивнул, сказав, что уже приказал заложить карету, и что поедет со мной, как сопровождающий, так как негоже леди являться в гости без должного сопровождения.
  Я равнодушно пожала плечами, подивившись тому, что к мастеру Фиарелю меня как раз таки отпускали без сопровождения. Очевидно, по логике Адриана получалось, что деловые поездки не относились к разряду светских визитов, и в данном случае леди в дополнительном сопровождении не нуждалась.
  Антарина тоже хотела поехать к гномам, навестить Джексона, но Адриан довольно резко сказал свое 'нет', и девушка уступила. Когда ее брат начинал говорить подобным тоном, спорить с ним было бесполезно, и Тая уступила. Я же удивленно похлопала ресницами, наблюдая эту сцену вместе с прочими членами семьи де'Крэсси, присутствующими на ужине, но благоразумно промолчала.
  Не знаю, что за причина была у младшего лорда де'Крэсси отказать сестре, тем более в подобном тоне, но я была не уверена, что хочу эту причину знать.
  Быстро покончив с завтраком, я забежала к себе поправить прическу, освежиться и прихватить свою шляпу с сумочкой и приглашением мастера Златорука. Когда же я торопливо выбежала из комнаты и выскочила к лестнице, то чуть не сверзилась вниз с верхней ступеньки, споткнувшись на ровном месте. Но вовремя успела схватиться за поручень и поймать изменившее мне чувство равновесия.
  А все потому, что Адриан решил одеться мне в тон. Ну, почти. Его темно - синий, почти черный, расшитый красной нитью винного оттенка у манжет, воротника и по всей длине, камзол настолько хорошо сочетался с моим нарядом, что даже у меня терялся дар речи. Встань я рядом и можно писать портрет. Семейный.
  И что б мне больше ни одного наряда не создать, если Адриан не специально выбрал именно такой наряд. Поставь нас рядом, и сразу понятно - идеальней пары не найти.
  И это пугало.
  Потому что я сразу поняла: мне будет чертовски трудно придерживаться принятого мной решения, и сдержать данное леди Селесте слово. Очень трудно. Адриан выглядел соблазнительно, весьма соблазнительно, я бы сказала. Как ожившая мечта. Если раньше он старался держаться рядом, как друг, и вел себя соответственно, то вот эта его 'выходка' дала мне ясно понять: дружба кончилась, и началась охота на меня.
  Еще бы точно знать, с чего подобные перемены в отношении? Догадки к делу не пришьешь, а этот... 'охотник' излучает просто таки буддийское спокойствие. Вот так начнешь читать эмоции, так ничего, кроме дружеского участия не обнаружишь.
  Я торопливо спустилась по лестнице, стараясь сделать вид, что меня никоим образом не взволновала подобная перемена со стороны мужчины, и вести себя с ним, как и до этого: дружелюбно, приветливо, но черты не переходить, и не показывать, насколько меня взволновала подобная перемена в его поведении. А то, что споткнулась наверху, так с кем не бывает? Торопилась я.
  Адриан приветливо улыбнулся, галантно приоткрыл дверь, пропуская меня вперед, и помог забраться в карету, предложив руку в качестве опоры. В карете он занял место напротив меня. Вроде как того требовали правила приличия. Но я то и дело ловила на себе его задумчивые изучающие взгляды, когда он думал, что я ничего не замечаю, глядя в окно. Я бы ничего и не замечала бы, если бы была так сосредоточена на виде из окна, как хотела показать, а не поглядывала бы время от времени на своего спутника, размышляя.
  А подумать мне было о чем.
  Если, все же, принимать за истину абсолютно все, что мне приснилось той ночью, когда я проснулась от жуткой боли в лопатке, и смотреть правде в лицо, как я привыкла, то выходила безрадостная картина. Я - последняя из рода Луриан, ныне погибшего по какой - то причине. Я, очевидно, была знакома с Адрианом с детства, если не с рождения. Иначе он не узнал бы меня, и не звал бы меня Линой. А он узнал, и еще упомянул о том, что знал, что я жива. Выходит, все это время меня считали погибшей.
  От этой мысли я передернула плечами, что не ускользнуло от внимания Адриана.
  - Замерзла? - Заботливо осведомился он. - Может закрыть занавеску, чтобы не сквозило?
  - Не стоит. Все нормально.
  Я благодарно улыбнулась и вернулась к окну и своим безрадостным мыслям.
  Что ж, я каким - то неведомым образом выжила и попала в другой мир. Как именно мне это удалось, я подумаю потом. А пока сосредоточимся на том факте, что Адриан меня узнал, хотя, по началу, считал это совпадением. Я уже смирилась с мыслью, что в случае со мной, совпадений не бывает, есть только закономерности и упрямые факты. И именно эти факты приводили меня к другой истине, которую мне следовало осмыслить и, очевидно, судя по поведению Адриана, принять. Я - его невеста. Уж не знаю, когда, как и при каких обстоятельствах заключалась помолвка, но Адриан явно был не намерен ее расторгать, и собирался сделать все, чтобы и у меня не возникло мысли поступить подобным образом. Потому и отказал сестре столь грубым способом. Хотел провести время наедине со мной.
  А я? Хотела ли я проводить время с ним наедине? Однозначного ответа у меня не было. С одной стороны я уже решила уйти сразу после завтрашнего бала, и факт того, что являюсь невестой Адриана, лишь укреплял мое решение. С другой стороны, я хотела узнать Адриана поближе, хотела узнать его настоящего, и уж потом решать: расторгать ли помолвку, сказав, что в курсе относительно себя и своего статуса, или же не говорить ему ни о чем и оставить все, как есть. Пусть все идет своим чередом, а я буду жить, как жила, как умею, просто буду той, кто я есть.
  Но как же тогда быть с собственным наследием? С Лурнийской пустошью, хранителем которой я должна стать, принеся себя в жертву и вернув ее тем самым к жизни? Знает ли Адриан, что мне предстояло сделать, едва я войду в полную силу? И как он воспримет все, когда узнает? Если, конечно, он уже не знает.
  Я бросила задумчивый взгляд на мужчину, и наткнула на ответный изучающий взгляд. Смутившись, отвела взгляд, чувствуя, как веселье Адриана остается на губах вкусом ванильного мороженного.
  Нет, точно не знает. И что же будет делать, когда узнает? Смирится, позволит принести себя в жертву ради величия империи, ради народа, живущего в нем, или же нет? И хочу ли я знать ответ на этот вопрос?
  Карета остановилась, Адриан вышел первым и подал мне руку. Я выбралась из кареты и расправила юбку, игнорируя пристальный взгляд Адриана, которым он сопровождал мои действия.
  В этот момент ворота открылись, и к нам вышли уже знакомый нам привратник и провожатый.
  - Приветствуем молодого Мастера и вас, лорд. - Поклонился гном, приветствуя нас. Мы поклонились в ответ. - Прошу, вас, проходите. Столы накрыты, напитки разлиты, ждут только вас.
  Я подавилось благодарностью. Как-то не ожидала, что приглашение главы гильдии обернется праздничным застольем. Одно дело читать в фантастических книжках о гостеприимстве и традициях гномов, и совсем другое дело получать этому подтверждение в реальной жизни в другом родном мире. Адриан постарался изобразить на лице серьезное выражение и не смеяться над моей реакцией на слова гнома, но я - то чувствовала его веселье, которое он и не думал от меня скрывать. Я мстительно вонзила ногти ему в руку, надеясь, что хоть сейчас, при посторонних он будет вести себя прилично. Но куда там. Этот гад наклонился ко мне и с улыбкой голодного волка, встретившего Красную Шапочку, пригрозил:
  - Поцелую. И не посмотрю, что мы тут не одни.
  - С каких пор поцелуи стали средством шантажа? - На грани слышимости осведомилась я.
  - С тех пор, как ты начала считать их угрозой. - Так же на грани слышимости прозвучал ответ. - Ты, когда злишься, становишься невероятно соблазнительной. И не целовать тебя в такие моменты - сущая пытка.
  - Ну, хоть какая-то радость мне. - Мурлыкнула я с улыбкой Чеширского кота.
  - Жестокая. - Наигранно вздохнул мужчина, галантно пропуская меня вперед.
  Мы как раз подошли к дому Главы, и гном услужливо распахнул перед нами дверь. В этот раз нас повели вглубь дома, туда, где располагалась большая застольная зала, как нам объяснил Драгослав. Где еще устраивать празднества и принимать гостей, как не там?
  Мы согласно покивали, а сами дружно споткнулись на пороге, увидев эту самую залу и столы, ломящиеся от яств и напитков. Да, тут спокойно можно устраивать заседания стран членов ООН. Кажется, даже Адриан, привычный к реалиям этого мира, не ожидал ничего подобного.
  Нас как почетных гостей усадили по правую руку от Главы рядом с Джексоном. Видимо, почтенные гномы оценили мастерство Джексона по достоинству и уже приняли в Гильдию Мастеровых в качестве Старшего Подмастерья, если судить по татуировке на его руке. Парень явно не ожидал подобного взлета, а потому немного робел. Нам он обрадовался, еще раз горячо поблагодарил меня за помощь и обменялся рукопожатием с Адрианом, которому явно не понравилось повышенное внимание парня ко мне. Он что, ревнует меня к Джексону? Правда? Да, ведь мы еще даже не пара. По крайней мере, с моей точки зрения, а то, что когда - то, в детстве, нас обручили, возможно, еще ничего не значит. С тех пор столько воды утекло, да и я изменилась.
  Мой вопросительно - ироничный взгляд был проигнорирован, но, кажется, Джексон к этому моменту был признан 'не опасным' и переведен в ранг хороших знакомых, с которыми вполне можно общаться по-дружески.
  И отчего в этот момент мне захотелось стукнуть этого ревнивца чем-нибудь потяжелее? Но, нельзя. Боюсь, почтенные гномы не оценят мои боевые порывы. Приличные леди, вроде как, не размахивают сковородками направо и налево. Хотя... кто их знает? Это ж гномы. Может, по их мнению, боевые навыки и умение орудовать сковородкой, как секирой - достойные качества приличной, уважающей себя леди? Но отчего-то проверять, так ли это на самом деле, не хотелось.
  Гномы и без того усмехались в усы и бороды, наблюдая за нами. Готова была поставить на кон свой любимый цилиндр, они прекрасно понимали, какие мысли бродят у меня в голове. Недаром гномка, что сидела напротив меня, подмигнула мне.
  В этот момент мне поднесли ковш размером ближе к утятнице доверху наполненный то ли квасом, то ли пивом. Адриан усмехнулся, но тут же подавился смехом, потому что его порция была больше моей раза в 2 - 2,5. Я бы посмеялась, но окинула взглядом собственное подношение, и смеяться как-то резко расхотелось. Мы обменялись грустными взглядами, вздохнули дружно и, что еще оставалось, выпили все до дна стоя. После этого под дружный одобрительный гомон гномов плюхнулись на свои места. Лично я чувствовала себя полным бочонком, судя по бледному лицу Адриана, он не далеко ушел от меня по ощущениям.
  Дальнейшее застолье протекало без нашего участия. В том смысле, что мы были единственными, кто не притронулся к еде. В нас булькало выпитое, и для еды банально не осталось места. Я какое-то время с грустью обозревало все богатство, что было щедро разложено на столе, но загрустить совсем мне не дал мастер Златорук.
  Меня быстро и оперативно представили всем почтенным мастерам гномам, старшим подмастерьям и обычным гномам.
  И понеслась. Расспросы, рассказы, предложения. Не знаю, сколько прошло времени, но скоро я переместилась вместе с несколькими мастерами в одну из мастерских на территории общины, и мы засели за чертежи. Я активно расчерчивала листы бумаги набросками сумочек, шляпок, перчаток, сапог, и прочего, в чем разбиралась, и что вписывалось в невольно выбранный мной в этом мире стиль одежды. Как говорится: стимпанк - это наше все. И если уж у меня будет целый гардероб в этом стиле от мастера Фиареля, то следовало позаботиться и о подходящих аксессуарах.
  Так что часа через четыре, когда мы уходили от гномов, у меня в сумочке лежали копии заверенных свитков с контрактами по типу того, что я заключила с мастером эльфом. По этим контрактам мне так же полагались 10-15 процентов с прибыли от каждого проданного изделия, а так же бесплатные образцы товара, сделанные по моим меркам, которые я захочу.
  Таким образом, мой гардероб обещал в скором времени пополниться обувью, шляпками и различными аксессуарами, и сама я должна буду стать самостоятельной, финансово независимой барышней, которой не нужны ни опека богатой фамилии, приближенной к власти, ни их деньги. И то, что с легкой руки перепало мне от Адриана, я смогу вскоре вернуть полностью до последней монетки. Об этом я уже договорилась с гномом банкиром, у которого я подтверждала личность. Уговорились, что о точной дате возврата суммы я сообщу отдельно. Гном лукаво посмотрел на меня, бросил взгляд туда, где Адриан о чем-то говорил с мастером Златоруком, и кивнул. На том и расстались.
  Когда за нами закрылись ворота гномьей общины, я пропищала что-то радостное и потянулась, после чего решительно заявила:
  - Я хочу есть!
  Надо мной посмеялись, но тут же сцапали мою ладонь и потащили к карете.
  - Пошли, Мастерица, накормлю тебя.
  Я хмыкнула. Накормит он меня. Посмотрите на него.
  - Скажи уж, сам голодный.
  - Ты даже не представляешь, насколько.
  Одарив меня голодным провокационным взглядом, Адриан легко приподнял меня над землей, обхватив руками за талию, и усадил в карету, после чего забрался следом. Я несколько раз открыла/закрыла рот, не находя слов, чтобы высказать этому... мужчине все, что я о нем думаю. Адриан смотрел на меня, иронично изогнув бровь, ждал, как я отреагирую. Я же сделала непроницаемое лицо и устремила взгляд в окно. Не собираюсь реагировать на сомнительные намеки. Адриана моя реакция позабавила. Меня одарили проказливой улыбкой, но промолчали. Я невольно улыбнулась в ответ, но в ту же секунду вновь вернула на лицо невозмутимую маску.
  Обедали мы в маленьком уютном ресторанчике на открытой террасе второго этажа, откуда открывался потрясающий вид на рыночную площадь. Карету Адриан отправил домой, как он объяснил, чтобы не привлекать к нам не нужного внимания. Я скептически осмотрела его наряд, бросила взгляд на свой, ну да, так мы совсем не привлекаем внимания. Пока шли к ресторанчику, поднимались наверх и занимали свободный столик, я поймала с дюжину завистливых взглядов, адресованных мне. Впрочем, Адриану адресовалось не меньше, только его это не очень то волновало. Наоборот, забавляло.
  Желая, поубавить его веселость, я, как бы невзначай наступила каблуком ему на сапог, когда садилась на предложенное мне место, а в ответ удостоилась поцелуя руки и предвкушающей улыбки. Мне четко давали понять: один неосторожный шаг в том же направлении, и у окружающих появится лишний повод для сплетен.
  Я поспешно выдернула руку из цепкой ладони этого невозможного мужчины, и отгородилась от него любезно поданным официантом меню. Адриан, довольный, как сытый кот, так же углубился в изучение меню, заняв место напротив меня.
  Официант оставил нас определяться с заказом. Я, честно говоря, растерялась. Все вроде бы знакомо звучит, но в то же время я боялась заказать что-нибудь не то, что придется мне не по вкусу. Хотя, вроде бы, должна была уже привыкнуть за неделю в этом мире к местной кухне, не так уж сильно она отличалась.
  Заметив мое замешательство, Адриан, все еще не отрываясь от меню, спросил:
  - Как ты относишься к рыбе?
  - Я к ней не отношусь. Я - человек. - Адриана шутки не оценил, бросив на меня ироничный взгляд. - Но в гастрономическом плане ничего против не имею. - Более миролюбиво закончила я.
  Адриан кивнул, и заказал нам запеченную рыбу, легкие закуски, белое вино и десерт специально для меня. Когда официант удалился, я в свою очередь задала вопрос своему спутнику:
  - Слушай, а почему в вашем доме не подают рыбу? Если бы дело было в поваре, вы бы вряд ли до сих пор держали бы его на работе.
  Мужчина улыбнулся, оценив последнюю фразу, и покачал головой.
  - Дело не в поваре, дело в маме. Она не переносит рыбу. Поэтому, когда она дома, рыбные блюда под запретом. Смешно сказать, но я рыбу впервые попробовал, лет в пять на заключении помолвки с моей невестой - маркизой Каей Джослин Лурнийской.
  Пристальный взгляд, брошенный на меня Адрианом, я проигнорировала. Если он надеется на то, что я каким - либо образом выдам себя, то очень ошибается. Вместо этого со спокойным выражением лица задала другой вопрос:
  - Как можно не переносить рыбу? Аллергия? Или она в принципе ее не любит?
  В этот момент принесли наш заказ. Мы подождали, пока официант накроет на стол, разольет по бокалам вино и удалится. В это время Адриан продолжал пристально изучать мое лицо, я же упорно хранила безмятежное выражение на лице. Не дождется, не собираюсь я признаваться, что я и есть Кая Джослин - его невеста. Тяжелый вздох был мне ответом на мой покер-фейс.
  - Обычно. Есть же у тебя еда, которую ты не любишь, и не станешь есть ни при каких условиях, даже если будешь помирать с голоду. - Я медленно кивнула, есть овсянку не могли меня заставить ни гувернантки, ни отец, ни мама. Собственно, мама и прекратила пытку овсянкой, велев больше никогда ее не готовить мне на завтрак. - Вот тут та же история. Моя мать из семьи торговцев. Они разбогатели на торговле морепродуктами и пряностями с островов, поставляя их в лучшие рестораны и магазины столицы. Позднее, накопив достаточно денег, дед купил дворянство, а мама получила возможность обучаться в столичной академии магии в статусе благородной дамы с приставкой 'ан' к фамилии. С тех пор рыбу она ненавидела всеми фибрами души и не съела больше ни куска. С отцом она познакомилась там же в академии. Надо сказать, ее свадьбе с отцом препятствовала не только бабушка, но и дед, мамин отец, был против. Но, как видишь, у них ничего не вышло. Отец разругался со своей семьей и лишился милости императора, а мать разругалась со своей семьей. Ее брат все так же управляет семейным делом, но с нашей семьей предпочитает не знаться.
  - Грустно это все. Как можно отказываться от собственного чада только потому, что тот полюбил не достойного, по твоему мнению, человека?
  - В браках аристократов и дворян все не так просто. Герцог может взять в жены девушку титулом не ниже графини. В провинциях все не настолько строго. Герцогу дозволяется брать в жены баронессу или виконтессу. Он не может жениться на нетитулованной аристократке с приставкой 'ан' в фамилии. И абсолютно все браки титулованных аристократов должны получить одобрение императора.
  Ну, да, куда ж без одобрения власть предержащих? Я глотнула вина, запивая внезапно образовавшуюся горечь во рту. Как только станет известно, что я титулованная аристократка с приставкой 'де' к фамилии, судьба моя будет решена. И я даже знаю, кого мне сосватают в мужья. Вон он сидит напротив, запивает рыбу вином и время от времени бросает на меня задумчивые взгляды, пытается ненавязчиво ухаживать за мной. Я как бы, не особо против, но, ведь уже сказала, что не выйду за него замуж не при каких обстоятельствах. А я привыкла держать данное слово. К тому же мертвые замуж не выходят.
  - А ты? Как ты жила в том мире? - Пояснил Адриан, когда я подняла на него недоумевающий взгляд.
  И что ответить? Я задумчиво почесала нос, не зная, как именно ответить на вопрос.
  - По-разному. Я уже говорила, что мои родители не из бедных, но удочерили меня только в пять лет. До того я была сиротой.
  Постепенно, слово за слово, я рассказала о своей жизни в общих чертах, стараясь не вдаваться в подробности. Подробностями я не делилась ни с кем. Адриану и этого хватило с лихвой. Он расспрашивал меня, сам делился какими-то случаями из собственной жизни, и не настаивал на подробностях, когда чувствовал, что я не хочу о чем - то говорить. Не потому, что не доверяю, а просто потому, что есть вещи, которыми не делятся ни с кем, или же делятся только с самыми близкими. А мы пока такими не были. Слишком мало времени прошло с момента моего похищения.
  Вообще, свидание с Адрианом, а это было именно свидание, оказалось не таким уж страшным. После ресторана мы отправились гулять в сад гильдии магов, расположенный совсем рядом с Академией и недалеко от дворцовой площади. Сад был не похож ни на что, виденное мною прежде. Здесь стихии чувствовались абсолютно во всем, они органично взаимодействовали друг с другом, погружая посетителей сада в волшебную сказочную атмосферу.
  Тут металлические лепестки плавно облетали с посеребренных деревьев, падали на дно ручьев или на землю, и превращались в золотых рыбок или зверушек. Огненные цветы отдавали свои лепестки ветру, и те превращались в мотыльков и бабочек самых невероятных окрасов. Фонтаны, изображавшие мифических животных, рассыпали во все стороны брызги воды, и те превращались в крохотных фей, порхающих вокруг вместе с бабочками.
  Мы не спеша шагали по дорожкам сада, я с восторгом в глазах вертела головой во все стороны, любуясь игрой магии, Адриан наблюдал за мной, не обращая внимания ни на что вокруг. Казалось бы, в этот момент его интересовала лишь я, и моя реакция на этот своеобразный сюрприз мне.
  - Спасибо. - В какой-то момент, когда смогла чуть прийти в себя, сидя на лавке - качелях в одной из беседок сада, искренне поблагодарила я.
  - Не за что. - Адриан чуть сжал мою руку, которую все это время не выпускал из своих ладоней, поглаживая ее по внешней стороне ладони. - Ты бы все равно рано или поздно узнала бы об этом месте. Студенты академии любят приходить сюда гулять в выходные. Да и горожане часто сюда захаживают. Просто я хотел быть первым, кто покажет тебе это место.
  Не удержавшись, я подняла на мужчину глаза, Адриан, не отводя взгляда, поднес к губам мою руку, которую так и держал в своих руках, и невесомо поцеловал. Меня точно молнией пронзило, столько нежности было в этом поцелуе. Я невольно облизнула пересохшие губы, и чуть не подпрыгнула, когда где-то над нами блеснула молния, и громыхнул оглушительный раскат грома. Адриан, воспользовавшись моментом, притянул меня к себе, обнимая. В тот момент, когда его губы коснулись моих в нежном поцелуе, ливанул проливной дождь. Но это уже было не важно, ни что не имело значения, кроме нежных ищущих губ, крепких надежных объятий и собственных рук, перебирающих мягкие пряди волос этого невозможного мужчины.
  А проблемы и обещания... О них я подумаю завтра. Лишь бы никто и ничто не испортило этот прекрасный день.
  Когда у меня начала кружиться голова то ли от нехватки воздуха, то ли от испытываемых эмоций и бешено стучащего сердца, Адриан отстранился, я же судорожно вздохнула, осоловело оглядываясь вокруг. Мне подарили краткий поцелуй в кончик носа и притянули к себе поближе, позволив откинуться на плечо.
  Мы не сказали друг другу ни слова, но этого нам и не было нужно. Нам было хорошо и уютно сидеть в обнимку, и просто молчать, наслаждаясь перезвоном капель, ударяющихся о металлические листочки деревьев.
  Был уже поздний вечер, на небе появились первые звезды, а дождь прекратился.
  - 'Звезды проснулись, и я проснулась'. - Процитировала я принцессу Анну из диснеевского мультфильма.
  За что была награждена немного ленивым и заинтересованным взглядом. Я улыбнулась, чуть поерзала, устраиваясь поудобнее, и глядя на звезды, принялась пересказывать историю принцессы Эльзы, ставшей королевой, и ее сестры - принцессы Анны. Меня слушали внимательно, не перебивая, уткнувшись подбородком мне в макушку, и так же, как и я, наблюдая за звездами.
  В памяти невольно всплыло высказывание неизвестного, вычитанное мной в соцсетях: 'Не с кем смотреть на звезды'. Я была не совсем уверена, но, кажется, у меня таки появился тот самый 'некоторый', с кем я могла любоваться ночным небом.
  Как бы мне не хотелось продлить этот чудный день и вечер, но завтра нас ждал императорский бал. Следовало хорошенько выспаться. А потому, стоило мне закончить пересказ мультфильма, меня неохотно выпустили из объятий и утащили в открывшийся портал. Дома меня препроводили до моей комнаты, подарили на прощанье поцелуй руки и передали в заботливые руки Бьянки. Та, весело улыбаясь, сообщила, что мое платье для бала уже доставлено, помогла мне приготовить ванну, убрала вещи и оставила одну. В ванной я надолго задерживаться не стала, быстро вымылась, просушила волосы полотенцем, насколько было возможно. Залезая в мягкие объятья кровати, я с улыбкой вспоминала все, что сегодня произошло, и впервые за долгое время была готова наплевать на собственную гордость и собственное обещание. Возможность быть счастливой стоила подобной жертвы, на мой взгляд.
  В тот момент я даже предположить не могла, что уже на следующий день, на балу изменю свое мнение.
  
  Утро началось как обычно, и в то же время не так, как всегда. Бьянка, пришедшая разбудить меня, весело напевая, положила на стол продолговатый бархатный футляр.
  - Маркиз велел передать это вам.
  Я пару минут тупо смотрела на нее, не понимая о ком речь, но потом сообразила, что Бьянка говорит об Адриане.
  - Это к сегодняшнему балу, он надеется, что вам это понравится, и вы его наденете. Должно подойти к платью.
  - Помоги мне с прической. А потом, пока я буду на завтраке, позаботься о ванной. Хорошо? К балу следует привести себя в порядок.
  - Как пожелаете.
  Меня быстро упаковали в домашний наряд, заплели волосы в простую косу и передали в руки, подошедшему Адриану.
  - Хорошо выглядишь.
  Мои пальчики нежно поцеловали, а я с отстраненным выражением лица подумала: 'хорошо, но не отлично'. Отчего-то сердце кольнула досада, хотя я изначально не стремилась ему понравиться. Я всегда одевалась так, как нравилось, хотелось, и было удобно мне. Я никогда не стремилась одеваться для кого-то другого, так почему же простой комплимент меня расстроил? Будто бы для меня вдруг стало важно, как я выгляжу в его глазах.
  А следующая мысль заставила меня похолодеть.
  Да. Для меня, действительно это стало важно. Один поцелуй, одно свидание разрушили броню, которая дала трещину в день нашей встречи. А я этого даже не заметила. И... кажется, я умудрилась влюбиться в него. Вот, я попала...
  Любить того, в чьей любви не уверена, кто, видит в тебе выгодную для семьи партию, оказывая соответствующие твоему статусу знаки внимания, это совсем не здорово. Абсолютно.
  Вспомнить, хотя бы, как он вел себя со мной в начале нашего знакомства, до того, как понял, кто я, и как ведет себя со мной сейчас? Из простой одаренной девчонки я в одно мгновение превратилась в его глазах в титулованную аристократку, равную по статусу, с которой, к тому же он был помолвлен. В одно мгновение дружеское участие с толикой заинтересованности сменилось собственническими инстинктами. Он уже считал меня своей, особо не интересуясь моим мнением.
  Нет, вчерашний вечер мне понравился, но я прекрасно понимала, насколько он может все усложнить, и, наверняка, усложнит для меня. Потому как становиться чьей-то собственностью я не желала. Но, кажется, избежать этого будет очень сложно.
  - Все хорошо?
  В голосе Адриана послышалось волнение, хотя внешне он оставался спокоен, и на его лице не читалось ничего кроме вежливого интереса. Я ведь так ничего и не ответила на его комплимент. Вот только что я должна была ответить? Поблагодарить, как полагается по этикету? Обидеться, потому что не считаю сказанное комплиментом? Рассердиться на изменившееся ко мне отношение? Или же на то, что он продолжает хранить молчание, хотя прекрасно знает, кто я, ведь именно в этом кроется причина перемены в отношении?
  Но ничего из этого я делать не стану. Пока нет. Дам шанс все мне рассказать до исхода дня. А потому...
  Я мило улыбаюсь, поднимая на него глаза.
  - Да. Все хорошо, просто задумалась. - И после минутного колебания решила задать встречный вопрос. - А что может быть не так? Или есть что-то, что я должна знать?
  Меня удостоили внимательным пристальным взглядом, я продолжала мило улыбаться, глядя в ответ чистым ясным взглядом, полным доверия.
  - Нет. Мне нечего скрывать от тебя.
  Ложь легла на язык противным горьковатым вкусом. Но я ничем не выдала, что распознала обман.
  - Хорошо. - Так же мило улыбаясь, ответила я, и, не дожидаясь, пока мне откроют дверь в столовую, сделала это сама.
  Слава богам, после сегодняшнего бала мои мучения, связанные с этикетом, отойдут на второй план на некоторое время. Что не могло не радовать. Все же в том, чтобы быть самостоятельной и независимой, есть свои плюсы, хотя в противовесе - отсутствие родных и близких по крови. Но, как бы грустно это не звучало, именно благодаря этому я стала той, кто я есть.
  Едва я переступила порог, как меня с визгом восторга слегка придушила Тая. Вчера мы поздно вернулись, и у девушки не было возможности поговорить.
  - Спасибо, спасибо, спасибо! - Продолжала душить меня в своих объятьях девушка, а я с тоской вспоминала, как в первый день девушка душила в не менее крепких объятьях брата, желая, чтобы девушка обратила свои восторги и к нему тоже. - Спасибо, большое.
  Девушка, наконец - таки переключилась на брата, я же получила возможность вдохнуть воздух полной грудью, и поспешила занять свое место за столом, пока Тае не вздумалось вернуться ко мне.
  - Антарина, угомонись. - Чуть устало проговорила леди Грета.
  Кажется, вчера, когда прислали наши наряды из мастерской мастера Фиареля, Антарина могла выразить свои восторги лишь матери, бабушке и горничной, чем изрядно их утомила. Леди Селеста устало кивнула, едва ли не впервые соглашаясь с невесткой.
  В дальнейшем завтрак протекал более спокойно. Обе старшие леди де'Крэсси отметили мой талант, и признали, что ранг Мастера мне достался не за красивые глаза. Я сдержанно поблагодарила, не спеша принимать похвалу близко к сердцу. Слишком хорошо я помнила, как обе леди встретили меня.
  Но, как только завтрак был окончен, мы поспешили разойтись. Как говорится, красота требует жертв. Главным образом, жертв в виде времени, которое тратится на наведение этой самой красоты. Все же императорский бал, а не какой-нибудь прием в доме среднестатистического аристократа. Нужно быть во всеоружии. А для женщины красота - ее главное оружие, способное как развязать войну, так и остановить ее в зародыше.
  Требовалась основательная подготовка. Меня ждали ванная, крема, маски для волос и лица, всевозможные притирки и прочие милые женскому сердцу средства по уходу за собой. В последнее время я несколько запустила себя, нужно было это исправить. А на будущее узнать, где в столице находятся салоны красоты. Пригодится.
  'Подготовительные' процедуры растянулись на добрую половину дня. Но к обеду я благостная, распаренная, упакованная в халат, с полотенцем на голове сидела в кресле на балконе, попивая чай, смотрела на сад и слушала Таю. Для девушки предстоящий бал так же был своеобразным дебютом. Она впервые выходила в свет, как магичка, одна из талантливых одаренных, которую заметил сам император. И пусть причиной тому было мое появление в этом мире, это не отменяло того, что императорская чета пригласила ее на бал именно как магичку, а не титулованную аристократку, коих будет предостаточно на балу.
  Девушка нервничала и в то же время была в восторге. Все происходящее было похоже на сказку, ожившую мечту, и она просто не могла поверить, что все происходит с ней на самом деле.
  Ну-ну, я уже знала, сколь обманчивым может быть это ощущение, и насколько разными могут быть, казалось бы, известные с детства истории, если на них взглянуть под другим углом. Не успеешь моргнуть и глазом, как старая добрая сказка обернется страшилкой, от которой замирает сердце, кровь стынет в жилах и прошибает холодный пот.
  Я с детства перестала верить в сказки, однако это не спасло меня от одной из них, ставшей для меня не просто кошмаром, а жестокой реальностью, норовившей не только посадить меня в золотую клетку, навешать обязанности, прикрывая их благами для меня, но и забрать у меня саму мою жизнь. А все, что я могла на данный момент - учиться, учиться быть сильной, получать знания, в надежде, что смогу вырваться из всего этого, смогу отстоять свое право жить так, как считаю лучшим для себя.
  - Что у вас произошло? - Вдруг ворвался в мои размышления встревоженный голос девушки, возвращая меня к реальности.
  - Что произошло у кого? - Попыталась скосить под дурочку я.
  - Не прикидывайся. - Раздраженно буркнула Тая. - То вы флиртуете друг с другом целыми днями, делая вид, что ничего подобного и в помине нет между вами. То Адриан утаскивает тебя на целый день, якобы только к гномам по официальному приглашению. А сегодня за завтраком ты выглядишь так, будто нос к носу столкнулась с давним врагом, которому приходится улыбаться, чтобы не вызывать у того ненужных тебе вопросов и подозрений. Брату же остается гадать, что именно он не так сделал.
  Я медленно и осторожно поставила почти опустевшую кружку на столик между нами. Хотелось швырнуть ее о стену со всей дури, но я сдержалась. Значит, все-таки заметил мою игру, но вместо того, чтобы поговорить лично, решил подослать ко мне свою сестру? А на балу он кого подошлет ко мне? Кузена? Кузину? Или сам император возьмет на себя роль сводни?
  Кажется, что-то промелькнуло у меня во взгляде, потому что девушка поспешно поставила чашку на стол, и нервно поправила халат, с опаской глядя на меня.
  - Послушай, брат не догадывается об этом разговоре. И я не стану ему ничего говорить. Но только слепой не увидит и не догадается, что между вами что-то происходит. - Поспешила оправдать свой интерес девушка, скрещивая руки на груди в защитном жесте. - Вы идеальная пара. Смотреть на вас - одно удовольствие. Сразу начинаешь верить в любовь с первого взгляда. Так чем же Адриан провинился перед тобой?
  Я долго смотрела на девушку, изучая ее лицо. Она искренне верила своим словам, по-настоящему переживала за нас двоих и недоумевала. Но посвящать ее в суть наших с ее братом отношений я не собиралась. Вот только всяких доброхотов мне и не хватало, стремящихся помочь мне в достижение моего 'долго и счастливо' на их 'профессиональный' взгляд.
  - Не стоит лезть туда, куда не просят, Тая. - Жестко осадила я порыв девушки наладить наши с ее братом отношения. - Хочешь подробностей - спроси брата. Может он захочет посвятить тебя в свою личную жизнь, - девушка кисло улыбнулась, прекрасно понимая, что скажет ей брат, попытайся она проявить свое любопытство, - а я со своей жизнью разберусь сама, без чужих советов и помощи.
  Чуть помолчав, добавила:
  - Тебе пора собираться к балу. Да и мне тоже.
  Какое-то время девушка обиженно сопела, глядя не меня исподлобья, но быстро поняла - компромиссов не будет, и я не переменю своего мнения. А своим любопытством и упрямством, она только что испортила наши отношения.
  - Прости.
  Виновато пролепетала Антарина, и торопливо прошла на выход из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь. На долю секунды я испытала угрызения совести. Не стоило говорить столь резко. Но в следующее мгновение отмахнулась от ненужного, в данный момент, чувства. Будет ей уроком. В конце - концов, не всегда все в нашей жизни соответствует нашим ожиданиям.
  Резко встав, я направилась к туалетному столику. Пора было собираться. И начать следовало с правильно подобранного и выполненного макияжа и прически. Пока я занималась собой, пришедшая Бьянка убрала посуду с чайного столика, расставила мебель по местам, достала мой наряд и занялась уборкой. Я не мешала ей выполнять свои обязанности, полностью сосредоточившись на наложении макияжа. Можно было бы доверить это ей, но хотелось собраться самостоятельно без чужой помощи. Так у меня еще оставалось ощущение, что я хоть что-то контролирую, а не покоряюсь обстоятельствам.
  За макияжем настала очередь платья. Его я надевала, как воин надевает свои доспехи. Сначала белье, состоящее из чулок, трусиков и корсажа, поддерживающего грудь, едва прикрывая ее. Потом короткое приталенное серебристо-серое платье на тонких лямочках, больше напоминающее ночную сорочку, едва прикрывающее то, что должно было быть прикрыто. И, наконец, верхнее, темно-синее, длинное, в пол, платье с узорами шитыми серебряными нитями. Оно обтягивало тело до середины бедра как перчатка руку. С высоким воротом, полностью закрывающим горло, оно пикантно приоткрывало грудь в ромбовидном вырезе, открывающим часть нижнего платья. Двуслойная юбка на первый взгляд прикрывала ноги, но она абсолютно не мешала танцевать танго и некоторые другие танцы, благодаря искусно задрапированным разрезам от середины бедра с обеих сторон. А полупрозрачная нижняя юбка из тончайшего шелка почти не скрывала ноги в чулках. Все стилизованно под стимпанк. И как вишенка на торте - рубиновая капля обрамленная черненным серебром на тончайшей цепочке, преподнесенная мне Адрианом.
  Несколько не солидно для спутницы маркиза, на первый взгляд, но более дорогое и вычурное украшение не подходило к наряду. Оно бы смотрелось вульгарно и безвкусно. К тому же, по легенде, я всего лишь временная подопечная маркиза, а не кандидатка в спутницы под грифом 'и жили они долго и счастливо'.
  Перед тем, как настала пора ехать на бал, мы плотно поужинали. Как не странно, но бал - не званый ужин. Там предполагались лишь легкие закуски и не крепкое вино с шампанским. Туда шли, чтобы заключать договора и сделки, решать вопросы договорных браков и просто показать себя.
  Адриан вновь оделся сообразно моему наряду. Темно-синий бархатный камзол поверх белоснежной рубашки, расшитый серебряной нитью, привлекал внимание и делал его неотразимым. Мое сердце предательски пропустило удар, едва я вошла в столовую, а он поднялся мне на встречу, чтобы любезно отодвинуть мне стул и помочь сесть.
  Подавив нервную дрожь, я мило улыбнулась и села. Ела не спеша, глядя в свою тарелку. Заводить разговор не спешила, да и никто не торопился. Все сосредоточенно ели, раздумывая каждый о своем и в то же время об одном и том же - об императорском бале.
  Первыми нас покинули леди Селеста, и Антарина в сопровождении родителей. Потом настала и наша очередь.
  Адриан, дождавшись, когда я освежусь и быстро приведу себя в порядок, любезно предложил мне руку со словами:
  - Готова?
  - Пожалуй. - Пожала я плечами.
  - Не переживай, все будет хорошо. Ты обворожительна в этом наряде. - Чуть хрипло закончил он, поднося мою руку к губам и целуя пальчики.
  И вновь мое сердце пропустило удар, а горло пересохло. Я нашла в себе силы благодарно улыбнуться, но так и не сказала ни слова. Адриан чуть прищурил глаза, отчего стал похож на кота, дорвавшегося до дармовых сливок. Я же молча проигнорировала его моську, направившись к выходу. Дворецкий уже открыл перед нами дверь, а на подъездной дорожке уже ждала карета. Лакей придерживал дверцу, ожидая, когда мы займем свои места, после чего закрыл дверцу, и через минуту мы тронулись в короткий путь до королевского дворца.
  Всю дорогу я ловила на себе задумчивые взгляды Адриана, но на свои вопросительно поднятые брови так и не получила ответа. Он улыбался и качал головой, как бы говоря, что мне не о чем беспокоиться. Я отворачивалась к окну, и опять все повторялось.
  Когда карета проехала через главные ворота и покатила по подъездной дорожке, я подалась к окошку, жадно рассматривая садовые деревья и кусты, высаженные перед дворцом, и сам дворец. Огромный величественный, выполненный в готическом стиле, как бы сказали искусствоведы Земли, он привлекал внимание, пробуждал воображение и благоговение. Примерно такое же чувство я испытывала, когда рассматривала и посещала собор Sagrada Familia (Святое семейство) в Барселоне.
  Адриан с легкой улыбкой на губах смотрел на меня, оставаясь равнодушным к виду дворца. Он то, наверняка, не раз видел и бывал во дворце, и давно перестал воспринимать, как диковинку или же произведение искусства. Если он и находил мою реакцию забавной, то вида не подавал, даже в эмоциональном плане, оставаясь спокойным. Хотя это, как раз - таки ничего не значило, я отлично знала, что он достаточно хорошо контролирует свои эмоции, когда не забывает о моем даре эмпата.
  Карета подъехала к широкой высокой лестнице, ведущей к главному входу, и остановилась. Один из лакеев распахнул дверь кареты. Адриан, вышедший первым, подал мне руку, помогая выйти из кареты, после чего, пристроив мою руку у себя на сгибе локтя, неспешно повел меня вверх по лестнице вслед за другими, прибывшими на бал гостями, к дверям.
  На входе в главную тронную залу мы чуть задержались в очереди на вход, так как главный церемониймейстер объявлял каждого прибывшего гостя. Но вот, наконец, дошла очередь и до нас.
  - Маркиз Адриан Джексон де'Крэсси, лурна Мария Небесный Страж Ночи. - Объявил нас церемониймейстер, стукнув большой палкой - посохом об пол, привлекая к нам внимание.
  Я бросила быстрый удивленный взгляд на спутника, встретив его невозмутимый взгляд, но говорить что-либо не стала. Не то место, чтобы начинать выяснять отношения. Да и серьезного повода для подобных маневров с моей стороны не было. Ну, рассказала ему леди Селеста о прозвище, дарованном мне мастером эльфом, что ж с того?
  Под взглядами всех тех, кто уже прибыл на бал, мы вошли в тронную залу. И если по Адриану лишь мазнули глазами, то мне досталось куда более пристальное внимание. Те, кто был повежливее, старались скрыть свой интерес за бокалом шампанского, или же рассматривали меня искоса, делая вид, что осматривают великолепие тронного зала. Те, кто вежливостью себя не обременяли, свой интерес не прятали, рассматривая меня и мой наряд с особой тщательностью. Среди последних большинство было женщинами. Что было не удивительно. Мало какая женщина, если она, конечно, женщина, а не нечто среднего рода, не способна остаться равнодушной к нарядам других женщин. Особенно, ели эти 'другие' - потенциальные соперницы в охоте за выгодным женихом. А уж новые веяния моды не пропустит не одна высокосветская модница. Ведь в охоте на мужа, как на войне - все средства хороши.
  Так под пристальными взглядами присутствующих мы дошли до возвышения с тронами, на которых восседала императорская чета и принцесса. Оба принца стояли чуть позади трона императора, что - то обсуждая между собой.
  Когда мы дошли до возвышения и склонились, приветствуя императорское семейство, я едва не упала под лавиной чувств, что накрыла меня с головой. Приторно - кислый комок разнообразных чувств и эмоций вызвал у меня дрожь отвращения, прокатившуюся по всему телу, которую я попыталась скрыть. Если бы не поддержка Адриана, я бы точно упала, обеспечив сплетнями и пересудами всю аристократию и магическое сообщество на долгие месяцы, если не годы вперед.
  Император и императрица одарили меня искренним интересом и радостью, причину которых я не совсем понимала. Они, что, радуются тому, что я с Адрианом? Если судить по тем взглядам, которые они бросали на нас двоих и мою руку, покоящуюся на локте моего спутника, и их переглядываниям, так оно и есть. Не удивлюсь, если они уже мысленно нас поженили и пририсовали нашей 'семье' пару - тройку детишек.
  От принцессы ко мне пришли зависть, злость и ревность. По мне она скользнула равнодушным взглядом, а вот Адриана она одарила куда более пристальным вниманием. Если бы не эмоции, я бы даже поверила, что безразлична ей. Но к тем, кто тебе безразличен, не испытывают подобных чувств. Ее высочество были влюблены в маркиза де'Крэсси и ревновали к каждой особи женского пола, что крутилась возле объекта ее пылких чувств, кроме сестры маркиза.
  От обоих принцев исходило веселье, а от кронпринца еще и предвкушение. И вот последнее-то мне и не нравилось, несколько напрягая. Кажется, я зря волновалась о том, что императорская чета узнает обо мне правду - она уже знает.
  Получается, все заинтересованные лица обо всем знают, но никто не торопиться просвещать остальных, в частности меня.
  М-да, чувствую, либо этот бал закончится грандиозным скандалом, либо скандал разразится в доме Адриана. Но то, что скандал, так или иначе, будет, это - факт. Я слишком хорошо знаю свой характер, как и характер Адриана успела достаточно изучить.
  - Рады приветствовать вас в нашем мире, лурна. И вас, маркиз в стенах нашего дома. - Поприветствовал нас император, позволяя выпрямиться. - Желаем вам приятного вечера, и выражаем надежду на скорую встречу.
  - Благодарю вас, ваше величество. - В один голос поблагодарили мы.
  - Очаровательно. - Прощебетала императрица.
  - Лурна. - К нам спустился Маркус и протянул руку, мне пришлось отпустить руку Адриана и сделать шаг на встречу принцу, вкладывая свою руку в его. - Искренне рад вновь вас видеть. - Мне подарили вежливый поцелуй руки, я в ответ благодарно присела в реверансе. - Надеюсь, этим вечером вы найдете время для танца со мной.
  - Разумеется, ваше высочество. Для меня будет честью пройтись по паркету с вами под руку.
  - В таком случае до скорой встречи.
  Я благодарно улыбнулась и в очередной раз присела в реверансе.
  Вот только чувствую, что обещанная встреча с императором и кронпринцем состоится куда быстрее, чем мне бы того хотелось.
  Мы отошли от возвышения с тронами и отправились путешествовать по залам, выискивая наших знакомых. Что было не так-то просто сделать, учитывая количество приглашенных гостей, и то, что мы останавливались каждые десять - пятнадцать шагов, приветствуя знакомых Адриана. Через полчаса я уже успела порядком заскучать, жалея, что нет достаточного предлога, чтобы покинуть моего спутника и выйти на один из балконов над бальной залой, до которой мы так и не дошли пока. Я рассеянно смотрела на танцующие пары, как никогда желая оказаться как можно дальше от всего этого и от дворца. Внезапно захотелось, чтобы приемные родители оказались здесь со мной. Мать не позволила бы мне впасть в уныние, быстро найдя мне пару для танца, а отец бы ворчливо отчитал за излишнюю рассеянность и невнимательность.
  Когда к нам подошел один из гостей, позвав Адриана для конфиденциального разговора, я обрадовалась, что пытка учтивыми разговорами закончилась, но постаралась скрыть радость за глотком шампанского, которым успела разжиться у одного из лакеев, разносивших напитки и закуски.
  Отпустив спутника, я отошла в сторону и, после минутного колебания, направилась в сторону бальной залы. Может, хоть там сыщется достойный партнер для танца, и я смогу хоть ненадолго отвлечься от приторно-помпезной атмосферы бала с ревниво-завистливыми представителями высшего света, посетившими сие событие?
  Мне повезло, такой партнер отыскался, едва я переступила границы бального зала, где играла спокойная размеренная музыка, вполне подходящая для вальса, что сейчас исполняли танцевальные пары. Вынырнул откуда-то сбоку, как черт из табакерки, будто ждал меня. Хотя, скорее всего, так оно и было.
  - Позволите? - Спросил он, приглашающе протягивая мне руку.
  Кому другому я бы отказала, не раздумывая. Но было что-то в лукавом взгляде пепельно-серых глаз незнакомца, отчего я не решилась сразу сказать категоричное 'нет'. Что-то знакомое и близкое. Так на меня смотрела мать, когда готовила мне сюрприз ко дню рождения или какому-нибудь другому празднику, точно зная, что сюрприз мне понравится.
  Я внимательнее вгляделась в лицо незнакомца, все же принимая приглашение на танец. Иссиня-черные волосы, пепельно-серые глаза, брови вразлет, чуть снисходительная улыбка, красиво очерченные скулы. Моя приемная мать обладала женским вариантом подобной внешности.
  - Мы знакомы? - Осторожно спросила я, когда мы встали в начальную позицию для следующего танца - медленного вальса.
  - В каком-то смысле да, знакомы. И не знакомы. Это первая наша встреча. - Все так же сверкая лукавством в глазах и загадочной улыбкой на губах, проговорил мужчина. - Позволите рассказать вам одну историю? А там уж сами решите.
  - Что я должна решить? - Очарованная загадочностью этого мужчины и неведомой мне тайной, объединяющей нас, спросила я.
  - Знакомы мы, или нет? И стоит ли верить моим словам и мне самому? - Чуть подавшись вперед, проговорил он так, чтобы слышала только я.
  Я еще раз внимательно вгляделась в лицо знакомого незнакомца, после чего все же кивнула, принимая правила игры и соглашаясь выслушать рассказ.
  - Давным-давно, еще на заре становления империи, задолго до того, как у власти встала династия Грейстоунов, ныне династия Грейстоунов - де'Крэсси, в одной семье магов родились две девочки. Двойняшки. Неуловимо похожие, и в то же время, совершенно разные, отличающиеся друг от друга, как ночь и день. Та, что была старше - темноволосая, сероглазая. Та, что младше, родилась платиновой блондинкой с небесно-голубыми глазами. Можно было бы заподозрить, что они от разных отцов, но дар у девочек был одинаковый - обе родились с сильнейшим даром некромантии, унаследовав его от отца. Да и магия крови, что была присуща всем женщинам и мужчинам в роду их матери, и перешедшая, в некоторой степени, старшей из детей, свидетельствовали в пользу того, что отец у них все же один. Шло время, девочки росли, становились сильнее, учились. Для них не было никого ближе, чем они сами.
  Мы парили над паркетом, мой партнер умело вел в танце, для нас уже давно освободили место в центре бальной залы. Многие пары предпочли пропустить танец, наблюдая за нами. Так всегда происходило, стоило мне выйти на танцевальный паркет. Но ничего из этого не имело значения. Я не видела другие редкие пары, что еще танцевали вокруг нас, не слышала музыки, полностью захваченная рассказом своего знакомого незнакомца.
  - Но, как это часто бывает, пришло время, и девушки влюбились. Влюбились в одного и того же парня. Каждая хотела, чтобы их избранник выбрал именно ее. Между ними точно кошка пробежала. Предмет их разногласий отдавал предпочтение старшей, но и младшей не отказывал, принимая ее внимание. А вот его друг был влюблен в младшую сестру. И очень боялся признаться той в своих чувствах, прекрасно осознавая, что не он - предмет ее мечтаний и привязанностей. Как уж там было на самом деле, история умалчивает. Но случилось так, что однажды младшая сестра едва не умерла от руки своей сестры. А тот, из-за кого они устроили разборки, лишь с насмешкой в глазах наблюдал за тем, как одна из его поклонниц умирает. Девушка спаслась чудом и не без помощи своей старшей сестры, которая вытащила ее с того света при помощи магии крови пополам с некромантией. Старшая сестра была необычайно талантлива, она смогла сочетать оба своих дара, став на одну ступень с магами уровня Бессмертных, равная им по силе.
  В этот момент танец закончился, и моему партнеру пришлось прервать рассказ. Я невольно вздохнула от досады, отчего парень рассмеялся. Но тут вновь зазвучала музыка к очередному вальсу, меня вновь заключили в объятья, уверенно направляя в танце. А рассказ возобновился.
  - Когда младшая сестра окончательно оправилась от ран, она вышла замуж за того друга, что был тайно влюблен в нее. Он, наконец-то, признался ей в своих чувствах, разругался с тем, из-за кого едва не погибла любовь всей его жизни. Младшая сестра оценила его поступок и приняла ухаживания. С сестрой она помирилась, но их отношения уже не были столь близкими, как раньше. Старшая сестра вскоре тоже вышла замуж за мага, выбранного ей в мужья отцом, не став противиться его выбору. В конце - концов, кандидат был вполне симпатичен, достаточно силен, союз с его семьей был выгоден. И что было не маловажно для старшей сестры - владения ее жениха были достаточно далеки от владений мужа ее сестры. На другом конце империи. Так у империи появилась надежная защита с запада и востока, и два сильнейших и древнейших аристократических рода магов - Луриан, правящие в Лурнийской долине, и Мидгард, правящие долиной семи рек и предгорьями Серебряных гор.
  На этом мой партнер закончил свой рассказ, давая мне возможность все осмыслить и обдумать. А подумать было о чем. Мне практически открыто заявили о том, что знают, кто я. И давали выбор: принять и признать правду, или же отступить. Знакомы ли мы? Казалось бы, такой простой вопрос, но как же сложно на него ответить. Ведь, если я отвечу положительно, то не просто признаю факт нашего родства, я стану той, кем итак все меня считают, кем я являюсь по праву рождения - маркизой де'Луриан. Но я давно уже стала кем-то большим, чем просто маркизой и наследницей одного из древнейших родов. Отвечу отрицательно, и это будет наш последний разговор. Меня оставят в покое, позволив жить своей жизнью. Примут мой выбор, не стараясь как-то уговорить, надавить, повлиять.
  И это было чертовски соблазнительно. Но у меня, наконец-то появился шанс получить ответы на свои вопросы без всяких условий и скрытых смыслов.
  Танец подошел к концу, мне галантно поцеловали руку, проводив в дальний конец залы, где стояли столы с закусками и бокалами вина и шампанского.
  - Было приятно танцевать с такой талантливой партнершей. Решитесь на еще один танец, я буду рад еще раз провести вас по паркету.
  - Весьма любезное и заманчивое предложение. Благодарю за эти два чудесных танца. Я подумаю над вашим предложением.
  - Не помешаю? - Раздался за нашими спинами ровный спокойный, слишком спокойный голос, Адриана. - Лукас.
  - Адриан.
  Поприветствовали друг друга мужчины. Если приветствие Адриана было ровным, как и его голос, то в голосе его визави слышалось ехидство, а губы кривила лукавая улыбка. Он прекрасно понимал, в чем именно причина подобного поведения моего спутника, но предпочел позлить Адриана. Просто потому, что так захотелось. Чтобы жизнь медом не казалась. Проверяя на прочность, как старший брат проверяет парня своей младшей сестренки.
  Я не выдержала, отвернулась к столу, сделав вид, что заинтересовалась канапе, одновременно с этим закатывая глаза. Как-то разом стало тоскливо. Да, как ни крути, мы с Лукасом - родня. Пусть мне и предоставлен выбор, но это не лишает его права защищать меня и заботиться обо мне, как о члене своей семьи.
  Да и выбор...
  Императорская семья и Адриан все уже решили. Я прекрасно понимала, что в конце бала обо мне объявят, как о последней из рода Луриан, и объявят о моей помолвке с маркизом де'Крэсси. А там необходимость что-либо выбирать просто отпадет, лишенная всякого смысла.
  Как-то так.
  Накатило чувство усталости. Но поддаваться ему я не спешила. Я всегда все решала сама, никогда не позволяла давить на себя напрямую. Стоило мне только заподозрить попытку манипулировать мной, включалось мое врожденное упрямство, усугубленное двумя годами, проведенными в детском доме. И уже ничто не могло заставить меня изменить принятое решение. Отец быстро это просек, и потому старался направлять меня исподтишка, окольными путями, чтобы я, не приведи боги, не просекла его финты.
  - Нет. - Пожала я плечами. - Лукас любезно развлек меня танцами и пересказом древней легенды. Про сестер - двойняшек.
  Меланхолично закончила я, отправив в рот приглянувшееся мне канапе. Адриан внешне остался спокойным, но я заметила, как чуть сузились его глаза, когда он бросил мимолетный взгляд на своего 'соперника'.
  - А мне позволишь пригласить тебя на танец? - Неожиданно спросил Адриан, отчего я подавилась и закашлялась.
  Не то, что бы приглашение было неожиданным, я бы, наоборот, удивилась бы, если бы за весь бал Адриан так и не решился пригласить меня на танец. Неожиданным для меня стала резкая перемена настроения Адриана. Из хмурого ревнивца он резко преобразился в галантного обворожительного кавалера, уделяющего вполне однозначные знаки внимания своей даме.
  Я залпом допила шампанское, бокал с которым все это время держала в руке, после чего все же подала руку своему спутнику на этот вечер. Лукас отошел чуть в сторону, подарив мне быструю ободряющую улыбку. Его резкая перемена настроения Адриана не удивила. Не уверена, но, кажется, именно на это он и рассчитывал, провоцируя и проверяя моего кавалера. Сводник. Еще один на мою голову.
  Под перекрестьем чужих взглядов мы заняли места среди танцевальных пар. Музыканты как раз начали исполнять музыку к очередному танцу. Среди танцующих пар я заметила Антарину под руку с Даниэлем, Джексона ведущего под руку Камелию, Тайришу, и еще несколько знакомых лиц, виденных мной среди поступающих адептов.
  А потом начался танец, и весь окружающий мир сузился до нас двоих. Мы танцевали так, будто были одни в целом свете. Мое сердце учащенно билось. Я не знала, от волнения ли это, или от быстрого темпа фокстрота, или же от того и другого. Но мне определенно нравилось.
  Пора было признаться себе самой - Адриан мне нравился. Еще с первой нашей встречи. Будь это не так, я бы не дала себя 'похитить' столь оригинальным способом. Меня тянуло к этому мужчине. В том, что и я ему не безразлична, у меня тоже сомнений не было. Тех, кто тебе безразличен, не ревнуют, не целуют и не стараются соблазнить.
  Казалось бы, чего я упираюсь? Живи и радуйся, будь счастлива. Вот только я не была уверена в том, что его чувства ко мне вызваны именно любовью, а не собственническим инстинктом по отношению ко мне, как к его вновь обретенной невесте. Я сомневалась в его чувствах, как не была уверена в том, что люблю его. Мы слишком мало знали друг друга. А наша помолвка, о которой император собирается объявить сегодня в конце вечера, как и о моем статусе маркизы Лурнийской последней из рода Луриан, лишь все усложнит. Ведь тогда я окончательно превращусь в загнанного в угол зверя. И я не могла гарантировать, что никто вокруг меня не пострадает.
  В среде аристократов, из какого бы мира они не были, договорные браки - обычное дело. И еще повезет, если невеста будет хотя бы знать жениха в лицо до счастливого момента заключения брака. А не встретится с ним в ЗАГСе или еще где-нибудь в аналогичном месте в момент подачи заявления о регистрации грядущего события. За свою жизнь я видела много таких 'невест'. Стервы высшей пробы, нормальных девчонок, таких как я, пытающихся бороться за свое самостоятельное независимое будущее, практически нет. За своей стервозностью и высокомерием они прятали страх и отчаянье. Они прекрасно знали, кто может достаться им в мужья, ведь с самого детства они крутились в кругах 'золотой' молодежи. Это знание приводило их в ужас, который они старательно прятали от себя самих, от которого пытались бежать, по сути, не делая ничего, чтобы что-то изменить.
  В том мире мне удалось избежать подобного брака, мне позволили идти своим путем, продолжая за моей спиной заботиться обо мне, оберегать меня, и вот я опять вернулась к тому, с чем так усердно боролась.
   Танец давно закончился, мы станцевали еще несколько, а я все еще думала обо всем, что уже произошло в моей жизни, и о грядущих изменениях. Надо ли говорить, что радости и предвкушения я не испытывала.
  Когда после очередного танца мы отошли к столу с напитками и закусками, к нам подошел лакей, и услужливо склонившись, попросил меня проследовать за ним для приватной беседы с императором. Адриан ободряюще улыбнулся, предположив, что император хочет поговорить о моих перспективах в империи и предложить работу.
  Я криво усмехнулась. Да уж. Я прекрасно понимала, о каких именно перспективах пойдет речь, но благоразумно промолчала. В конце - концов, не я первая должна была начать этот разговор, да и начинать выяснять отношения во дворце на глазах у кучи народа - не самое умное решение в сложившейся ситуации. Раз все решили, что я ничего не знаю, пусть так и остается.
  Лакей провел меня по широким, светлым, богато украшенным коридорам к открытой галерее, из которой открывался восхитительный вид на внутренний сад. Не думала, что во дворце сыщется подобное место, и тем приятнее было осознавать свою ошибку. Я восхищенно рассматривала садовые деревья и аккуратно высаженные кусты с розами и лилиями, не сразу обратив внимание на императора, стоящего в тени одной из колонн. Как не обратила внимание и на лакея, услужливо склонившегося и поспешившего откланяться.
  - Этот сад велел разбить мой прадед для своей жены, которая, впрочем, не желала приобретать подобный статус и сопротивлялась до последнего. Даже, уже стоя у алтаря, она продолжала упрямиться. Храм у главной площади тогда пришлось восстанавливать. Прабабушка тогда успокоилась лишь после явления богини, которая блокировала ее магию, спеленала своей силой и провела свадебный обряд. А магию прабабушке вернула лишь после того, как та забеременела первенцем, и более или менее смирилась с новой жизнью и статусом.
  Я слушала императора, чуть наклонив голову и внимательно рассматривая. Там в тронном зале при всех я не стала этого делать. Слишком большая вероятность, что окружающие неверно истолкуют проявление интереса. К тому же там у императора была публика, для которой требовалось исполнять роль мудрого, приветливого и властного правителя, которого следует уважать и бояться. Здесь же в приватной обстановке, где не было толпы верноподданных, передо мной стоял совершенно другой человек. Жесткий и властный, но не жестокий. Радушие и наигранная веселость слетели с мужчины, как листва с деревьев по осени. Их место заняли серьезность и сосредоточенность делового человека, заключающего выгодную сделку. Перемену я оценила. Из прочитанной мной книги об истории империи, которую мне вручила Антарина, я знала, что власть нынешний император унаследовал после того, как его старший брат погиб в мятеже, затеянном группой аристократов, задумавших сменить текущую власть и правящую династию. Император Владерик Грейстоун - де'Крэсси I смены власти не допустил. Жестко и, в некоторой степени, жестоко подавил мятеж, казнив всех виноватых, не разделяя аристократов и простой люд. Виноваты - отвечайте, перед законом равны все.
  - Не желаете спуститься в сад? Поговорим по пути?
  Император сделал приглашающий жест, я кивнула и последовала за императором.
  - Вы пригласили меня для того, чтобы поговорить об истории вашей семьи. - Спросила я, намекая на то, что пригласили меня несколько для иного разговора.
  Император рассмеялся раскатистым добродушным смехом, оценив мою деликатную попытку уйти от экскурса в историю.
  - Нет, не для этого. - Добродушно покачал головой император, но я не купилась. Мы сейчас были на деловых переговорах, где от меня требовалось быть особенно внимательной и собранной. - Просто вы так смотрели на сад. Он явно вам понравился.
  Я неопределенно пожала плечами, не опровергая, но и не подтверждая его догадку.
  - Подобную беседу я провожу с каждым иномирянином или же уроженцем этого мира, которые поступают в магические академии империи. Талантливые кадры нужны везде. А таких, как вы, выходцев из других миров, хочется удержать любыми способами. Ведь вы не связаны родственными связями и вольны поселиться где захотите, выбрав для себя любое государство этого мира. А некоторые из вас, обладающие даром к портальной магии, вообще не ограничены в выборе только этим миром.
  Мы подошли к широким дверям, украшенным позолотой, гвардейцы императора, стоявшие на страже, распахнули их перед нами, пропуская в большое светлое помещение, где на стенах были развешены портреты.
  Своей последней фразой император дал понять, что в курсе моих магических талантов. Не знаю, на какую именно реакцию он рассчитывал, но я осталась спокойна. Лишь обронила:
  - Не буду врать, что подобные мысли не приходила мне в голову. И что же это за способы 'удержания', о которых вы упомянули?
  Я удостоилась внимательного изучающего взгляда. Но мне так ничего и не сказали на мой ответ на своеобразный намек относительно моих магических талантов. Лишь целенаправленно повели вглубь портретной галереи, повествуя о предполагаемых налоговых льготах, безвозмездной поддержке и покровительстве государства в лице императора практически по любому вопросу и прочих 'пряниках'. Я слушала внимательно. Всегда полезно знать, как далеко простирается поддержка государства. В бизнесе без этого никак не обойтись.
  И в то же время размышляла, когда же этот фарс закончится, и передо мной, наконец, откроют хотя бы часть карт. Если, конечно, хотят, чтобы я сделала то же самое со своей стороны.
  Вскоре я получила ответ на этот вопрос, донимающий меня с самого начала моей беседы с императором. Он висел портретом на стене, озаренный светом магических светильников, развешенных по стенам. И с этого портрета на меня смотрела я сама в летящем белом платье, ведущая в поводу белоснежную кобылу через летний луг, усыпанный ромашками, васильками и маргаритками. Эта девушка улыбалась чему-то, или кому-то. И определенно была счастлива. Она ни чем не напоминала ту Джослин Марию де'Луриан, маркизу Лурнийскую, которая явилась мне во сне почти неделю назад, напугав меня до дрожи перспективами грядущего будущего.
  Я отстраненно смотрела на портрет своей прабабки, нарисованный рукой неизвестного художника. Император пристально смотрел на меня, отслеживая мою реакцию.
  - Вы не удивлены. - Констатировал он очевидное, когда молчание затянулось.
  - А должна? - В свою очередь спросила я, переведя взгляд на собеседника. - К чему был весь наш разговор, если изначально вы планировали привести меня сюда к портрету моей прабабки?
  Император на миг стушевался. Разговор явно шел не по намеченному плану. Но уже в следующее мгновение он снова взял себя в руки. Все же опытный политик.
  - Все, что было озвучено, остается в силе. Хотя это не отменяет того, кто ты есть. Но ты итак уже в курсе своего... наследия.
  Мы, не сговариваясь, посмотрели на портрет. Какое-то время вокруг нас царило молчание. Не знаю, о чем думал император, я же пыталась найти выход, понять, чего я на самом деле хочу. Получалось не очень.
  - И что теперь? - Решила нарушить молчание я. - Объявите во всеуслышание, что я - последняя из рода Луриан, после чего, властью данной Вам... вами, вручите мою руку Адриану? Дабы два древних рода объединились? Как это и было запланировано когда-то. Или же дождетесь момента, когда я стану достаточно сильна для возрождения Лурнийской пустоши? - По блеснувшим глазам Владерика I я догадалась, что он понял, на что именно я намекаю. - Скажите, а Адриан хоть в курсе, какую, именно роль, мне отводят в возрождении былого величия империи? Или нет? А род Мидгард?
  Император молчал. А я не стала дожидаться ответа. Как же я устала от всего, что происходит в моей жизни за последние несколько дней, от всех устала. И жутко зла. Просто в бешенстве. Мне стоило больших усилий держать себя в руках и не сорваться раньше времени. Терпение - добродетель. Так всегда говорил мой отец. Человек, воспитавший меня такой, какая я есть.
  Я развернулась, бросив последний взгляд на портрет прабабки, будь она не ладна, и направилась прочь. Злость кипела во мне, требуя выхода. А танцы - лучшее средство, чтобы немного успокоиться и привести мысли в порядок.
  
  Адриан смотрел вслед Марии, уходящей вслед за лакеем по приглашению императора, стараясь отогнать чувство тревоги, поселившееся в душе еще с утра, сейчас лишь усилившееся. Ее вопрос, заданный с милой добродушной улыбкой, и полный доверия взгляд заставили его насторожиться. Умом он чувствовал подвох, но все же солгал ей, так и не решившись сказать правду. Вот только ее спокойный ответ, сказанный все с той же улыбкой и открытым взглядом, дали четко понять - не на такой ответ она рассчитывала. Она распознала ложь. И то, что она не уличила его во вранье сразу, значило лишь одно - ему дали время исправить ошибку и все рассказать.
  Но как, можно обо всем рассказать? Как сказать, что она - его невеста Кая Джослин маркиза Лурнийская? И что это не имеет для него никакого значения. Ничто не имеет значения, кроме нее. Как вообще все это можно рассказать так, чтобы она ему поверила?
  - Она знает. - Рядом с ним бесшумно появился Лукас, но он даже не вздрогнул, лишь скосил ничего не выражающий взгляд, обозначая, что слушает. - Не знаю, как она обо всем узнала, я не спрашивал. Лишь рассказал историю наших родов. И дал ей выбор.
  - Демоны! - Выругался в сердцах мужчина.
  В мгновение ока все встало на свои места. Все обрело смысл. Все, что происходило между ними последние несколько дней. Боги! Она не могла не заметить его изменившееся отношение к ней, изменившееся отношение леди Селесты. И, разумеется, связала одно с другим. Ведь это логично. Да так оно, по сути, и было. Он сам дал для подобных выводов кучу поводов. А зная ее характер, который он успел изучить за прошедшую неделю, все грозило обернуться грандиозным скандалом.
  Иначе и быть не может. Ведь, судя по поведению императорской четы и Маркуса, те так же были в курсе того, кем на самом деле является его Мария.
  - Согласен. - Меланхолично прокомментировал его высказывание парень, глядя, как к ним направляется кронпринц. - Как бы там не обернулось все, знай, я на твоей стороне. Как это не бесит, но вы подходите друг другу. А я желаю кузине всего самого лучшего, она это заслужила.
  Сказав это, Лукас отошел так же бесшумно, как и подошел, оставив его наедине с наследником. Адриан же залпом выпил бокал шампанского и, отрывисто кивнув на приветствие венценосного родственника, взял быка за рога.
  - Где Мария?
  - Беседует с отцом. - Чуть вздернутая бровь была единственным признаком удивления, вызванного довольно резко высказанным вопросом.
  - Я спрашиваю не об этом. Сам знаю, что она с императором. Я спрашиваю, где именно проходит эта беседа. Нужно прервать ее, пока не стало слишком поздно.
  Кронпринц внимательно осмотрел Адриана, на миг его лицо омрачила тень, но в следующую минуту наследник вновь был весел и невозмутим. С чуть ленивой светской улыбкой он озвучил свою догадку:
  - Так ты...
  - Да. Я в курсе. - Адриан не дал принцу договорить, прекрасно понимая, о чем тот хочет спросить. - И что намного хуже, Мария тоже в курсе. И зная ее... вот лучше бы вы не вмешивались. Сами бы разобрались в наших отношениях. А теперь...
  - Мы бы не вмешивались, если бы не вмешалась леди Селеста, 'тонко' намекнувшая Марии, что та - нежеланный гость в доме внука, и что ей стоит поискать себе наставника и мужа в любой другой академии где-нибудь на окраине империи, подальше от столицы и тебя конкретно. Леди Мария в свойственной маркизам Лурнийским манере, усугубленной земным воспитанием своего приемного отца, высказала леди Селесте свое отношение к словам пожилой леди и добавила, что после всего сказанного и не сказанного, один конкретный маркиз будет последним мужчиной, за которого она добровольно пойдет замуж. Позднее леди Селеста поняла свою ошибку, но было уже поздно. Мария уже была настроена против вашего брака, и, судя по всему, мнения своего не переменила. Сегодняшний разговор с отцом должен убедить ее в обратном.
  - Не убедит. Разозлит - да, но не убедит. Она самостоятельна до мозга костей. Всегда все решает сама. И не выносит ни грамма давления. А ваши намеки на судьбу, идеальную пару и тому подобное лишь все усугубят. Чего мне стоило хоть немного приручить ее, и все коту под хвост из-за вашей самодеятельности. Веди уже. Надеюсь, еще не поздно.
  Но в галерее у портрета уже никого не было. Адриан мимолетно мазнул по портрету взглядом, отметив внешнее сходство с Марией. Но на том сходство и заканчивалось. Девушка с портрета была отстраненной, в глубине ее глаз пряталась какая-то тайна. За наигранной радостью, пряталась печаль, приправленная страхом. Та же, которую он столь своеобразно выкрал из ставшего ей родным мира, была открытой, искренней, уверенной в себе, целеустремленной и храброй. А что до тайн, он еще добьется того, чтобы она была с ним откровенной во всем и не скрывала ничего.
  - Что-то мне это не нравится. - Маркус обвел беспокойным взглядом закрытую императорскую галерею.
  - Возвращаемся. Чувствую, они уже вернулись другой дорогой.
  И не ошибся. В бальной зале танцевали две пары. Прочие пары предпочли отступить к стенам и молча наблюдать за своеобразной дуэлью. Мария. Его Мария в паре с Виктором Грейстоуном - Де'Крэсси. И леди Ребекка де'Мидгард с очередным своим поклонником, упорно делающая вид, что принц ей совершенно безразличен. Обе пары, как опытные дуэлянты, схлестнулись в танце, как в поединке. Теперь, когда он видел своими глазами, как Мария танцует танец страсти и сдержанности, он охотно верил словам девушки, сказанным леди Селесте: мало кто танцует танго лучше нее. Точнее, таких попросту не было среди присутствующих. Ребекке приходилось прикладывать не мало усилий, чтобы достойно конкурировать с нежданной соперницей. До сегодняшнего дня у нее конкуренток не было.
  Но все это было второстепенно в сравнении с тем чувством, что внезапно затопило Адриана. Ревность, бешенная, всепоглощающая, выжигающая, ослепляющая ревность. И все, что он мог сейчас, это просто наблюдать.
  
  Сама не знаю, как вернулась в бальный зал. Злость кипела в крови, сердце бешено стучало где-то в висках, взгляд подернулся пеленой. Я жаждала мести всем и сразу. И мир не стал меня разочаровывать, своеобразно ответив на мои призывы к мести.
  Стоило мне переступить порог залы, как ко мне подошел Виктор. С загадочной улыбкой он задал вопрос, несколько сбивший мой мстительный настрой, и чуть отрезвивший.
  - Лурна, как вы относитесь к танцам в качестве орудия мести?
  Я обескураженно моргнула, вопросительно изогнула бровь, показывая, что вся обратилась в слух. Меня подхватили под руку и повели вдоль залы, давая возможность ненавязчиво рассмотреть присутствующих. Я почти сразу поняла, на что столь тонко намекал мой нежданный 'соратник'.
  В центре зала танцевала пара. Девушка с пышными иссиня-черными волосами, забранными в высокую прическу, в роскошном темно-синем платье шла под руку в танце с очередным своим поклонником, прицельно выискивая взглядом младшего из принцев. Когда же ее взгляд выцепил принца, сопровождающего под руку меня, меня пронзили таким взглядом, что впору сгореть на месте.
  - Ребекка де'Мидгард - моя будущая жена, которая упорно не желает становиться моей невестой, но столь же упорно делает все, чтобы вызвать мою ревность. И сама ревнует, стоит мне пройтись с кем-то под руку.
  - Совсем, как ваша прапрабабушка. - Хмыкнула я, вспоминая рассказ императора.
  - Идеальная женщина. - Мечтательно вздохнул его высочество.
  Я снова хмыкнула, не став ни спорить, ни соглашаться с утверждением принца. Теперь мне стали ясны маневры принца в академии. Его высочество искали идеальную девушку на роль 'соперницы' для строптивой несговорчивой возлюбленной. Что ж, он таковую нашел. Я как раз в подходящем настроении.
  - Нужно танго. - Авторитетно заявила я, рассматривая 'соперницу'.
  - Я обо всем позаботился. Танго будет следующим, и Адриан к этому времени вернется. - Как бы невзначай добавил принц.
  Я оскалилась в предвкушающей улыбке. Ну, все, капец всем, и правым, и виноватым, кто не спрятался, я не виновата. Знала ли я, чем закончатся мои 'маневры'? Однозначно, нет, не знала. Но догадывалась, и даже обладала определенной степенью уверенности в том, что мои догадки не так уж далеки от реальности. Заставило ли это меня остановиться? Нет. Скорее вызывало мысленную кровожадную улыбку. Жажда мести грызла не хуже совести, но последняя молчала, выдав карт-бланш своей кровожадной товарке.
  Едва танец закончился, и заиграла музыка для танго, многие пары решили освободить танцпол для тех, кто-таки рискнул показать себя в столь откровенном танце. Мы с принцем заняли начальную позицию для танца. А дальше началась 'бойня'. Меня накрывали волны чужой зависти и злости, сменяемые волнами вожделения и страсти. Я точно попала в бушующий океан, где своеобразной спасительной 'лодкой' для меня были мои щиты. Я не закрывалась от окружающих, но щиты держала, не позволяя чужим мыслям и чувствам накрыть меня с головой.
  Постепенно число танцующих пар сократилось до двух: нашей с Виктором и Ребекки с ее партнером. И танец стал походить на дуэль между мной и кузиной. В танце с Виктором я избрала путь холодной строптивой особы, не поддающейся напору со стороны более 'страстного' партнера. Кто сказал, что холодность и отстраненность не могут быть отражением страсти? Своим танцем я доказывала обратное, а чувства окружающих лишь подкрепляли мои 'доказательства'. Сейчас среди присутствующих не было никого, кто не хотел бы оказаться на месте моем и Виктора.
  В какой-то момент я почувствовала Адриана, который вернулся в зал. Его ревность, которую он не посчитал нужным или не смог скрыть, пролилась бальзамом на мою подпорченную нервную систему и поостудила жажду мести. Я почувствовала себя частично отомщённой. И потому во время очередного моего 'отступления' не вернулась назад к партнеру, а крутанулась, сцапала опешившую Ребекку за руку, ловко производя смену партнера. Виктор маневр просек, сцапав растерявшуюся возлюбленную в свои крепкие объятия. А недавний партнер моей кузины, с заговорщицкой улыбкой крутанул и наклонил меня, сам склоняясь к моему уху.
  - Коварная хитрюга. - Промурлыкал этот тип.
  Я же внимательно всмотрелась в лицо этого незнакомца, четко понимая, что не мы одни такие с принцем 'мстительные'. Кто бы ни был объектом страсти этого мужчины, эта кто-то рисковала лишиться этого статуса. Потому что восхищение в глазах незнакомца было искренним, а любопытство сулило мне много 'интересных' моментов в моем будущем. По спине пробежали мурашки предвкушения и страха, я не знала, как реагировать, пробежала даже трусливая мыслишка сбежать к моему маркизу в надежные объятья. И без разницы, что сейчас Адриан скорее задушит меня, нежели оградит от нежданного внимания незнакомца. Рядом с ним всяко надежнее.
  Пока я металась в своих чувствах, танец закончился. Незнакомец поцеловал мне руку, промурлыкнув короткое 'очарован', и растворился в толпе тех, кто решил выйти к следующему танцу.
  Долго пребывать в растрепанных чувствах мне не позволили. Адриан не позволил. Подхватил под руку, крепко сжав мою ладонь, как в тесках, и потащил за собой. Было немного больно, но я терпела, не желая начинать скандал на людях. Поднявшись по лестнице, мы вышли на пустой балкон, освещаемый лишь светом, проникающим сквозь стеклянные двери. Там Адриан, не заботясь о возможных свидетелях, открыл портал в дом, утащив меня с собой.
  Вышли мы в кабинете. За прошедшую неделю, что я жила в этом доме, я была здесь впервые, но времени как следует рассмотреть обстановку мне не дали.
  Адриан развернул меня к себе, обхватил за талию, притягивая ближе, и впился в губы грубым жестким поцелуем. Он точно клеймил меня, сминая губы, почти принуждая ответить. Опешив поначалу, я позволяла ему себя целовать, но потом откуда-то изнутри поднялась злость. Голова чуть закружилась, от нахлынувших чувств. Ощутимо куснув его нижнюю губу, отчего Адриан отшатнулся, выпустив меня из объятий, я, не теряя времени на раздумья, влепила ему звонкую пощечину и отступила на шаг.
  - Какого демона, ты творишь? - Зло прошипела я, с силой сжав ладони в кулаки.
  - Что я творю? - Обманчиво спокойно переспросил Адриан, вытирая губу (я все-таки ее прокусила до крови). - Целую свою невесту. А вот что позволяет себе творить она, танцуя столь откровенные танцы с совершенно незнакомыми ей людьми, и позоря тем самым и меня и себя?
  - Невесту? - Я криво усмехнулась. - Невестой тебе была трехлетняя девчонка, будущая маркиза. А я тебе не невеста, ясно? И прав у тебя на меня нет никаких. - Адриан хотел мне возразить, но я не дала ему и рта раскрыть. - Ты знал! Все вы знали! И молчали! Ты сам дал мне новое имя, официальное. Уж куда официальнее, если на него открыт счет в гномьем банке? А Мария Небесный Страж Ночи тебе приходится разве что подопечной, но никак не невестой. Твоя невеста официально мертва.
  От моих слов Адриан дернулся, как от удара, но ответить что-либо не смог. Смотрел на меня мрачным пристальным взглядом и молчал.
  - Я ухожу. Более ты не в ответе за меня, и позорить тебя и твою семью я больше не буду. Можешь не переживать.
  И не давая возможности что-либо сказать мне в ответ, сама ушла порталом в комнату, служившую мне всю эту неделю пристанищем в этом доме.
  Не утруждая себя вызовом Бьянки, достала заведомо приобретенную сумку, покидала туда свои наряды, обувь, и еще кой-какие вещи по мелочи, которыми успела разжиться за эту неделю, я, не давая времени себе передумать, вновь открыла портал, покидая дом, чтобы, как я надеялась, более сюда никогда не возвращаться.
  Портал вывел меня в просторный холл, погруженный в полумрак. Справа и слева от меня арочные проходы вели в правое и левое крыла здания соответственно. А прямо передо мной широкая мраморная лестница, устланная зеленой ковровой дорожкой, уводила на верхние этажи здания.
  Не успела я толком испугаться, задавшись вопросом, куда ж меня привел, открытый мной портал, как из проема справа ко мне вышел мужчина средних лет, облаченный в форму дворецкого.
  - Приветствую, леди. Боюсь, магистра Пограничного в данный момент нет дома. Он с молодыми леди сейчас на императорском балу, и будут позже. Могу ли я быть вам чем-то полезен?
  Я украдкой порадовалась, что все же угодила именно туда, куда и планировала, хоть и промахнулась самую чуточку.
  Дворецкий терпеливо ждал ответа, ничем не выказывая своего отношения к моему внезапному и несколько своеобразному появлению. Разве что на дне зрачков тлело тщательно запрятанное любопытство. Сразу видно - профессионал.
  Я уже собиралась ответить, когда на верхней ступени из портала вышагнула златовласая, зеленоглазая девушка в роскошном темно-зеленом платье из шелка, атласа и шифона. Она настолько походила на моего наставника, что у меня не возникало и тени сомнений в том, что передо мной дочь магистра.
  - Все в порядке Гарольд. Данная леди - ученица отца. Эту неделю до заселения в общежитие, она будет жить у нас. Вели приготовить комнаты смежные с комнатами Камелии. И пусть подадут чай в малую гостиную.
  С этими словами она плавно спустилась по лестнице и протянула мне руку, на которой красовалась гроздь браслетов, амулетов и всевозможных фенечек.
  - Алиса.
  - Мария. - Не раздумывая, пожала руку я. - Но, думаю, ты итак обо мне наслышана.
  - Леди. - Дворецкий услужливо поклонился. - Позвольте вашу сумку.
  Я кивнула, передавая сумку дворецкому. Тот еще раз поклонился и оставил нас, чтобы отдать необходимые распоряжения.
  - Наслышана. - Не стала отрицать девушка. - Пойдем.
  Я кивнула, позволяя увести себя в левую арку. Не случайно именно Алиса вернулась с бала так рано. Нам обеим было, что рассказать просто, чтобы нас выслушали. Мне слишком хорошо была знакома такая вот выдержанная, старательно отрепетированная, приветливая и беззаботная улыбка. Кого-то она и могла обмануть, но только не меня. В свое время, когда было нужно, это была моя любимая маска.
  Гостиная встретила нас полумраком и тишиной. Свет проникал через широкие панорамные окна, да в камине тлели угли. Я подошла к окну, рассматривая сад перед особняком и соседние дома, освещаемые лишь уличными фонарями. Как, с чего начать столь непростой разговор? Моя жизнь в одночасье стала простой и сложной одновременно. Казалось бы, все складывается именно так, как надо, как должно быть, как я того хочу (чего уж врать себе), так почему же я не счастлива? Упрямство, врожденное, усиленное отцовским воспитанием, не давало мне спокойно принять такое счастье. Хотелось своего счастья, на своих условиях, а не на тех, что мне пытаются диктовать все заинтересованные в моей судьбе личности.
  - Вы поругались. - Решила помочь Алиса.
  Я невольно усмехнулась. Вот так, простой констатацией факта мне ненавязчиво предложили, с чего начать разговор.
  Дверь гостиной распахнулась. Служанка под бдительным присмотром дворецкого сервировала чайный столик, после чего нас вновь оставили одних.
  - Поругались. - Я вновь обратила свое внимание на вид за окном. - Он знал. Все знали. И никто, ни одна душа не сочла нужным мне все рассказать. Но хуже всего то, что, открыв правду обо мне, все дружно решили, что вправе решать за меня мое будущее. И это будущее, в их понимании, у меня может быть только одно - Адриан. У императора, правда, как выяснилось на балу, есть еще один вариант, но это на тот случай, если я все же не приму предлагаемое мне 'счастье'.
  Мы помолчали. Я подошла к дивану у столика, решив все же выпить чаю. Не потому что проголодалась или захотела пить, просто мне надо было хоть чем-то занять руки.
  - Адриан ведь нравится тебе. Я видела, как вы танцевали там, во дворце. Так словно для вас двоих весь окружающий мир исчез, остались только вы вдвоем. Почему же ты так упорно это отрицаешь?
  Задай мне этот вопрос, кто другой, я бы обиделась, по меньшей мере, решив, что нас с Адрианом опять пытаются свести вместе, доказывая мне, что лучшей пары мне не найти. Но Алиса задала вопрос из простого любопытства. Она не лукавила, не пыталась подтолкнуть меня к принятию решения, просто интересовалась.
  - Я не отрицаю. Тут дело в другом. - Я помолчала, подбирая слова. - Я привыкла все решать сама. Я не люблю, когда мной манипулируют, пытаются навязать свою волю, решать за меня. Причем без всякого на то права. Ты бы видела, каким он был в начале нашего знакомства. Когда еще был уверен, что я урожденная иномирянка. И как он стал вести себя после того, как догадался, к какому роду я принадлежу? Ты бы почувствовала разницу так же, как и я. Из обычной привлекательной, одаренной магическими талантами девушки, с которой можно пофлиртовать и позаигрывать, я превратилась в невесту - этакую собственность, принадлежащую лишь ему одному. А значит, меня можно попытаться соблазнить, за мной можно поухаживать, и попытаться влюбить в себя. Ведь, вроде как, я едва ли не с рождения принадлежу ему.
  Я замолчала, погружаясь в воспоминания прошедшей недели. Как попала в этот мир, как постепенно, незаметно для себя, стала влюбляться в Адриана, как узнала о себе правду, и как эта правда изменила все в моей жизни. И отчетливо понимала, как сильно мне не хватает того, первого Адриана, который еще не знал, что притащил из другого мира свою невесту, считавшуюся в этом мире погибшей. Которому нравилась именно я, такая, какая я есть, и к которому меня отчаянно влекло. Да и сейчас влечет. И хочется, искренне хочется, верить, что этот мужчина все еще где-то там глубоко внутри маркиза де'Крэсси.
  - По крайней мере, твой мужчина, глядя на тебя, видит перед собой тебя. - Нарушила затянувшееся молчание Алиса, обхватывая свою чайную чашку обеими руками. - Мой же... даже не мой. Глядя на меня, он видит мою сестру. В лучшем случае. А в худшем, он видит лишь тень своей возлюбленной, моей сестры.
  - Потому что вы - близнецы. - Полушепотом пробормотала я, отпивая чай.
  Алиса кивнула. Ее взгляд стал отсутствующим, устремленным куда-то вглубь, в прошлое. Она вспоминала прожитую жизнь. Я же чувствовала ее боль, ее тоску, как свою собственную, стараясь не цепляться за нее, не копить в себе. Пропустить ее через себя и рассеять в пространстве, как пыль по ветру, чтобы хоть немного облегчить ее ношу. Потому что, только пережив ее, отпустив боль и все, что с нею связано, она сможет жить дальше, сможет найти свое счастье, сможет полюбить снова, по-настоящему. Она это заслужила.
  - Нам всегда нравились одни и те же вещи, у нас был идентичный вкус. Мы подражали друг другу, были отражением друг друга. В детстве это была наша любимая игра: смотреть друг на друга, корча рожи, стараясь как можно точнее скопировать выражение лица. Называли ее 'зеркало'. Но с возрастом все стало меняться, усложняться. Нам нравились одни и те же мальчики. Я первая поняла, чем это может закончиться. Потому стала скрывать свои чувства. Не хотела, чтобы они встали между нами. Но... когда приходит любовь. Знаешь, каково это видеть, как любимый человек пытается ухаживать за той, что похожа на тебя, как твое отражение в воде? Для которого вы совершенно разные, и он выбрал не тебя? И ты даже не в силах показать своих истинных чувств, зная, что правда лишь все усложнит. Это больно, безумно больно.
  Алиса порывисто вздохнула и отпила чая. На миг прикрыла глаза, а когда открыла, на меня вновь смотрела выхоленная, чуть надменная, знающая себе цену аристократка, приветливая и радушная хозяйка дома, в котором мне предстояло жить следующую неделю.
  Чай мы допивали в молчании, каждой было о чем подумать. Высказав все, что накопилось в душе, нам определенно стало легче, хотя проблемы наши так при нас и остались.
  - Уже поздно. Отец с сестрой и племянницей должны скоро вернуться с бала. Пойдем, провожу тебя в комнаты. Тебе надо отдохнуть. Завтра начнется твое обучение у отца, а он спуску тебе давать не будет. Сказал, что сделает из тебя мага уровня Бессмертных, значит сделает. Можешь даже не сомневаться, он слов на ветер не бросает.
  Я кивнула, соглашаясь со словами девушки. Отдохнуть после всего мне действительно было необходимо.
  Мы прошли к боковой лестнице. Дворецкий, вышедший нам на встречу, сообщил, что комнаты готовы. Алиса жестом отпустила мужчину, и повела меня дальше. У дверей пожелала мне спокойной ночи, и покинула меня.
  Через небольшую гостиную я прошла в спальню. Отпустила горничную, которая ждала моих указаний, переоделась в приготовленную для меня сорочку и забралась в постель. Кулон, подаренный Адрианом, отчего-то снимать не стала, так и легла с ним спать. Последней связной мыслью была та, где я решила, что верну украшение при первом удобном случае.
  
  Адриан застонал и стукнул кулаком по столу, понимая, что только что все окончательно испортил. Последние слова девушки, точно клещами вырвали у него сердце, оставив после зияющую дыру, от которой внутри разрасталась пустота. Он четко ощутил момент, когда она вновь открыла портал, чтобы уйти из его дома, и чуть подправил его, вмешавшись в заклинание. Чтобы девушка уж точно попала именно туда, куда намеревалась. Она могла думать о нем все, что угодно, но он по прежнему ощущал в себе потребность защищать ее, заботиться и помогать. И дело было не в том, что она была его невестой. Как бы неприятно это было признавать, но в чем-то она права. Кайя Джослин, бывшая его невестой, официально мертва. Он сам дал девушке новое имя. А Мария Небесный Страж Ночи его невестой не была.
  Переместился в ее комнату. И застыл, чувствуя, как пустота все больше разрастается в душе. Комната выглядела, как и прежде, но будто покинутой, опустевшей. Хотя почему 'будто'? Именно такой она и была. Не хватало вещей девушки, которые лежали то тут, то там. Книга, взятая из его личной библиотеки, сиротливо лежала на прикроватной тумбочке. Отчего контраст ощущался еще сильнее.
  Опустела комната девушки, а вместе с ней опустел и дом.
  Он прошел к туалетному столику, где лежал, обитый бархатом футляр. Затаив дыхание, он приподнял крышку, и невольно улыбнулся: украшения не было. Значит, не все потеряно.
  Какое-то время мужчину так и тянуло активировать амулет, чтобы узнать, что сейчас думает девушка, понаблюдать за ней. Но все же отбросил эту мысль. Он пока не заслужил право вмешиваться в ее личную жизнь после всего, что между ними произошло. А если она узнает, что он тайно присматривает за ней, в лучшем случае просто разозлится и обидится на него. В худшем... он даже представлять не хотел, что может быть в худшем варианте. В конце - концов, в богатой фантазии девушки он уже убедился.
  Пусть эту ночь она отдохнет от него, почувствует себя свободней, а завтра, к вечеру, он ее навестит и добьется того, чтобы она его выслушала. Им необходимо поговорить, чтобы они могли спокойно двигаться дальше. А там уж он позаботится, чтобы все те поклонники, они же потенциальные соперники, таковыми быть перестали.
  Опустившись в кресло, он на миг закрыл глаза и не заметил, как уснул. На губах его застыла предвкушающая улыбка.
  
  Маленькая белокурая девочка лет семи сидела на толстом, выпирающем из земли корне дуба, кутаясь в стеганное темно-синее пальто, и слушала окружающую ее тишину. У ее ног, зарывшись в снег, прятался щенок. Его шерсть сливалась со снегом, делая его почти не заметным. Если не знаешь, куда смотреть, сразу и не заметишь.
  Время от времени девочка обводила взглядом окружающий лес и мощенную камнем дорожку, ведущую к особняку, который с недавних пор считался ее новым домом. При взгляде на него девочка вздыхала. Своего прежнего дома она не помнила, но назвать этот особняк своим домом она тоже не могла. Это был дом ее приемных родителей. Ей повезло, что из всех детей выбрали именно ее. Так сказала директриса детского дома, где она прожила несколько лет до того момента, как ее удочерили. Не верить женщине, оберегающей ее от других детей и заботящейся о ней, как о родной, она не могла. А потому приняла слова женщины, как абсолютную истину. И была по-своему счастлива, ее любили, о ней заботились, ей дорожили. Но иногда, в минуты такого вот безмолвия природы, ее одолевала непонятная тоска по чему-то, чего она не помнила. Где-то там, за этой тоской скрывались воспоминания о маме, папе, о ком-то еще родном и близком.
  - Мари-ия!
  На пороге дома появилась тучная женщина средних лет, закутанная в полушубок, с платком на голове. Она беспокойно оглядывалась в поисках подопечной, держа в руках ее синюю шапочку с кошачьими ушками. На ее крик выглянул один из охранников и махнул рукой в сторону тропинки, указывая направление. Женщина кивнула и припустила по тропинке в сторону своей пропажи.
  Щенок оживился. Едва до его цели осталась пара шагов, он с лаем выскочил из 'укрытия', бросаясь наперерез женщине. Та от неожиданности отпрянула, поскользнулась и едва не упала, чудом удержавшись на ногах. А девочка разразилась заливистым смехом.
  - Баярд! - Прикрикнула на пса женщина, но тот и не думал успокаиваться, лишь залаял громче. - Мария, угомони своего пса!
  - Баярд.
  Девочке хватило одного слова, сказанного тихим спокойным голосом, и легкого качания головой, и пес мгновенно успокоился, тявкнув разок для приличия напоследок. Тем временем женщина нахлобучила девочке шапку на голову, отчего та зашипела разъяренной кошкой и вывернулась из-под рук ушлой женщины.
  - Пора возвращаться в дом, скоро время обеда, а вы еще не готовы. Ваша матушка будет сердиться, если мы опоздаем опять. И шапку ты не носишь.
  Девочка давно привыкла, что женщина в общении с ней, когда они наедине, перескакивает с простого 'ты' на высокопарное 'вы', даже не пытаясь поправлять женщину. Ее саму несколько коробило 'выканье' в ее адрес, точно она - богатенькая выскочка. Поэтому она молча слушала причитания женщины, позволяя ей вести себя к дому. Пес неотлучно бежал следом, недовольно косясь на женщину.
  Дома, в просторном холле, они разулись. Пес под бдительным взглядом хозяйки так же вытер лапы о коврик и отряхнулся от снега.
  - Мая, ты опять гуляла без шапки.
  По большой мраморной лестнице к ним в холл спустилась черноволосая женщина с пепельно-серыми глазами, невероятно обворожительная и обаятельная. Одетая с иголочки в легкое домашнее платье, она производила впечатление аристократки из высшей знати. А умение держать себя в любых обстоятельствах, не смотря ни на что, безошибочно подтверждало этот факт.
  Девочка, понурив голову, подошла к матери, готовая безропотно принять любое наказание от приемной родительницы. Но та, неожиданно для Марии, порывисто обняла девочку, приседая рядом с ней на корточки.
  - Не делай так больше. Не забывай. Мы с папой не хотим, чтобы ты заболела, как в детстве. Опять. Обещаешь мне?
  Женщина внимательно вгляделась в глаза приемной дочери, та порывисто кивнула, не решаясь возразить матери. Когда та начинала говорить с ней вот так: серьезно, рассудительно, без крика и нотаций, спорить с ней девочке абсолютно не хотелось.
  - Хорошо. - Женщина поднялась, взяла дочь за руку, и повела ее в ее детскую. - Я сама позабочусь о дочери. Можешь идти.
  Последние фразы она бросила няне Марии, не оборачиваясь.
  Баярд увязался за хозяйкой, гавкнув напоследок на няню девочки.
  Все это время никто не замечал, что за ними пристально наблюдает мужчина с волосами пепельно-серого оттенка и темно-синими глазами. А он сам не замечал, что за ним в свою очередь наблюдает платиновая блондинка с серо-голубыми глазами. В какой-то момент она решила прервать молчание.
  - Скоро эта женщина поможет бандитам в моем похищении, соблазнившись предлагаемой наградой. Баярда застрелят, когда он попытается меня защитить. Меня вскоре вернут, похитителей схватят. Но завести себе нового пса, я так и не решилась. Не хотела, чтобы новый пес погиб так же, как и Баярд. Только много позже я согласилась завести котенка. Так у меня появился первый Барон Мао Хан Ши.
  Мужчина резко повернулся, но сказать что-либо не успел: девушка сделала шаг назад, окружающий мир поплыл, и вскоре он провалился в пустоту.
  
  Адриан резко вскочил, просыпаясь. Какое-то время он очумело оглядывался, силясь понять, где он находится. И только спустя неполных три минуты он сообразил, что с ним произошло. Он умудрился каким-то образом провалиться в сон Марии. Что само по себе было невероятно. Подобная магия относилась к ментальной магии, была ее узко - специализированной разновидностью. Не каждый маг - менталист был способен на подобное. Точнее, сил достало бы каждому, но вот опыта... без достаточного уровня собственного таланта и опыта работы в области ментальной магии существовал огромный риск заблудиться в чужом сознании, потерять себя, превратившись в овощ. Потому даже менталисты не рисковали лишний раз ходить в чужие сны. Ибо чревато.
  К тому же непременным условием применения подобной магии, если ты не менталист, было наличие связи между магом и человеком, в чей сон он намеревается попасть.
  Адриан еще раз посмотрел на пустой, обитый бархатом футляр. И снова на его лице заиграла довольная улыбка. То, что он смог, пусть и ненароком, попасть в сон Марии, говорило о том, что связь между ними все же была. Девушка могла сколько угодно упрямиться, отрицать их взаимные чувства, злиться, обижаться, но от него ей никуда не деться. Она его, как и он принадлежит ей, рано или поздно, но она это поймет. А он подождет. Терпение - всегда было его сильной стороной.
  Мужчина довольно потянулся и пошел на выход из комнаты, надо было отдохнуть, выспаться. День был долгим.
  Едва открыл дверь комнаты, как нос к носу столкнулся с сестрой. Значит и родители вернулись. Тая испуганно отшатнулась и покраснела, будто ее застали за воровством пирожных с кухни поздней ночью. Значит, подслушивала. Пыталась, по - крайней мере.
  - Кайя ушла, да?
  Ну вот, и сестра уже в курсе. Все вокруг в курсе. И все молчат, что уже начинает раздражать. Хуже дворцовых сплетников. Адриан устало вздохнул, начиная понимать, почему девушка так разозлилась. Он бы на ее месте и не так разозлился.
  - Мария, да, ушла. И имела на это полное право. А Кайя официально мертва. Закончим на этом. Уже поздно, тебе лучше пойти спать, на завтра у тебя тренировка со мной. Можешь начинать морально готовиться.
  И оставив опешившую сестру хватать ртом воздух, он удалился по коридору к себе в комнаты. Пора было сестре уже начинать взрослеть. Или внимание Даниэля ей не удержать. Как бы он не любил сестру, но и друга он знал достаточно хорошо, чтобы быть уверенным - долго мириться с взбалмошным, немного детским характером сестры он не станет. Найдет себе более зрелую, готовую к серьезным отношениям девушку, постаравшись остаться с Таей друзьями. Вот только едва ли сестру это устроит.
  Что ж, пусть разбираются между собой сами. Не маленькие. А ему еще строптивую невесту, которая не желает таковой быть, как-то надо приручать. Если он, конечно, хочет, чтобы она была именно его невестой, а не чьей-то еще. А он определенно хочет.
  
  Утро началось для меня ближе к обеду с несмелого стука в дверь больше похожего на то, как кто-то скребся в дверь. Учитывая, что уснула я не сразу, а сон больше походил на видение, в котором почему-то оказался Адриан, наблюдавший за моментом моего прошлого, чувствовала я себя разбитой и не выспавшейся. Было чувство, будто бы я только глаза закрыла, а их уже надо открывать.
  Потянулась, не открывая глаз, потерла лицо, пытаясь хоть немного отогнать сон, и прохрипела:
  - Войдите.
  Не удержалась, поморщилась. Такое чувство, будто всю ночь тусила в клубе с подругами. Да, было и такое в моей жизни, пока не увлеклась учебой.
  Дверь спальни приоткрылась, и в комнату заглянула Камелия, смущенно улыбаясь.
  - Дед попросил проведать тебя, и позвать к обеду. Если ты, конечно, голодна.
  - Голодна. - После недолгих размышлений признала я. - Еще б умыться - вообще замечательно было бы.
  - Я позову горничную. И скажу, что ты скоро к нам присоединишься. Там, кстати, тебе наряды прислали от мастера Фиареля.
  - Ага. Спасибки. - Неопределенно махнула я рукой.
  И со стоном оторвала голову от подушки, кое-как приведя себя в сидячее положение. Блин, словно свеже-поднятое умертвие. На смешок Камелии, определенно адресованный мне, я предпочла не обращать внимание. Хотела бы я на нее посмотреть, окажись она на моем месте.
  Горничная появилась почти сразу после ухода Камелии. Я бы не удивилась, жди она за дверью. Была услужлива, вежлива, профессиональна. За неполные полчаса я умылась, оделась, мне собрали волосы в высокий хвост. Быстро, профессионально. Так же, как и Бьянка. Так почему же мне не хватает именно ее?
  Кажется, я успела влюбиться не только в Адриана, но и в его дом, его слуг и, сама в это не верю, в его родителей. Даже леди Селесты мне не хватало.
  Видимо, это открытие настолько потрясло меня и привело в такой ужас, что, стоило мне появиться на пороге столовой, магистр покачал головой со словами:
  - Сегодня отдыхаешь. В подобном раздрае ты такого намагичить сможешь - страшно представить.
  Я только и смогла, что кивнуть, соглашаясь со словами наставника, и одновременно приветствуя всех собравшихся. Камелия вновь начала давиться смешками, за что заработала хмурый взгляд от своей старшей тетки. Как ни странно, но это сработало, Камелия кашлянула, смутилась, пробормотала извинения и сосредоточилась на своей тарелке. Я заняла место за столом, приготовленное для меня, одновременно послав Алисе благодарный взгляд. Я хорошо относилась к внучке наставника, ничего плохого она мне сделать не успела, да и, несмотря на недолгое знакомство, девушка успела оставить о себе благоприятное впечатление. Но к насмешкам в свой адрес, пусть и без злого умысла, я была не готова.
  Беседа за столом не клеилась. Я либо не реагировала на вопросы, либо отвечала невпопад. Наставник был так же не многословен, погруженный в свои мысли. Время от времени он переглядывался с Азалией и качал головой. Было ясно, что обоих волнует моя скромная особа, и она же мешает им поговорить откровенно.
  Едва завтрак - обед был закончен, наставник встал.
  - Пойдем. - Позвал он за собой.
  Перечить я не стала. Чувствовала, что зла мне не желают, принудить, заставить принять 'правильное' решение не хотят, скорее, просто беспокоятся обо мне. И это подкупало, по крайней мере, ссориться не было абсолютно никакого желания.
  Кабинет наставника был небольшим и по-домашнему уютным. Но в то же время я чувствовала себя здесь как в гостях. Подозреваю, что я теперь везде буду чувствовать себя либо как в гостях, либо, как в чужом доме. Просто потому, что в какой-то момент домом для меня стал дом Адриана, и свое место в этом мире я видела только рядом с ним. И оттого особенно лицемерно казалось принять будущее с ним, зная, что это будущее может не состояться.
  Меня усадили в одно из кресел, после чего наставник занял соседнее со мной кресло, внимательно вглядываясь в мое лицо.
  - Ты злишься на нас, что не сказали тебе сразу?
  - Скорее нет, чем да. - После недолгого размышления ответила я.
  - Но ты злишься.
  - Да, злюсь. - Не стала отрицать я очевидное. - Но скорее на ситуацию в целом... и на Адриана. - И прежде, чем магистр успел хоть что-то ответить на мое последнее заявление, спросила: - Как давно вы знаете?
  Магистр помолчал какое-то время. Я не торопила.
  - Узнал на второй день после твоего поступления. Малкольм рассказал. Ему в свою очередь сообщила леди Селеста, которой тонко намекнул мастер Фиарель. Лурна - это официальное обращение к женщинам из рода Луриан и Мидгард. Он не мог не узнать тебя, хотя мог и не сразу догадаться, кто ты на самом деле. Все же ты считалась погибшей.
  - Угу. Как и моя мама, то есть тетя.
  Я покачала головой, не собираясь вдаваться в подробности собственной жизни. Каждый имеет право на счастье, на собственную жизнь. И если она не вернулась в этот мир вслед за мной, значит, она не захотела возвращаться. Это ее выбор. И я не вправе ее осуждать, когда сама день за днем борюсь за право делать собственный выбор, не оглядываясь ни на кого.
  Магистр допытываться не стал, вместо этого возвращаясь к прерванной теме разговора.
  - Предполагалось, что и ты, и Адриан узнаете обо всем на балу в приватной обстановке. Было решено, что так будет лучше, чем, если бы мы сказали бы сразу. Это могло бы все усложнить, не говоря уже о том, что ты просто не поверила бы нам. - Я покивала, думая о том, что сейчас, конечно же, намного легче. - Но вы узнали сами. Как, кстати?
  - Адриан сам догадался по ряду причин. Хотя и не торопился делиться со мной своими догадками. - Вздохнула я, опуская подробности. - А меня просветила прабабушка Джослин Мария.
  От последних моих слов магистр надолго впал в задумчивость. На лице застыла маска мрачного мыслителя. Я с грустью отвела глаза от наставника и посмотрела на пейзаж за окном кабинета.
  Там ярко светило солнце, пели птицы, жизнь цвела и пахла во всем разнообразии цветов и оттенков. Но от чего-то это лишь нагоняло тоску, словно я уже смирилась с тем, что относительно скоро мне придется покинуть мир, ставший для меня родным, и людей, ставших по-настоящему близкими.
  А затянувшееся молчание наставника лишь усугубляло мою тоску. Осознавать, что шансов выжить, как-то избежать своей участи нет, в этом нет ничего радостного, вселяющего надежду.
  - Адриан знает? - Отстраненно спросил наставник.
  В этот раз я хранила молчание, обдумывая все, что стоит сказать.
  - Как я могла сказать ему, что всем его планам на наше совместное будущее суждено так и остаться планами? Даже при том, что мы поссорились из-за его игры в молчанку, я не смогла разбить его надежды. Возможно, я не права, и это эгоистично с моей стороны - поступать с ним так же, играя в молчанку. Но мне казалось... кажется намного честнее - с самого начала отказаться от помолвки с ним, не поддерживать иллюзию того, чему быть практически не суждено.
  - Значит, ты уже смирилась со своей судьбой. - Голос магистра был не менее мрачен, чем он сам. Он искренне считал, что я уже сдалась.
  На губах у меня расцвела кровожадная улыбка серийного маньяка - убийцы, от которой наставника заметно передернуло.
  - Никому, никогда не позволяла руководить своей жизнью. Я слишком упряма, чтобы позволять принимать решения за меня и добровольно лечь на жертвенный алтарь ради чужой выгоды. Сдаваться, даже не огрызнувшись напоследок - такое не по мне. Но и самообман - не мое.
  - Значит, будем учиться огрызаться. - Наставник довольно кивнул. - Иди. Можешь осмотреть дом, если хочешь, завтра начнем обучение. Но с Адрианом лучше помириться. Он сильный маг, и не привык отступать. К тому же влюблен в тебя не меньше, чем ты в него, и целеустремлен не меньше, чем ты упряма. Имей это в виду.
  Я криво улыбнулась и встала с кресла, намереваясь уйти. Кабинет я покинула, так ничего и не сказав на последние слова мастера. Помириться. Как это сделать, чтобы это не выглядело так, будто я сдалась и приняла свою судьбу? Как вообще сделать первый шаг к примирению, учитывая, как именно мы расстались? И кто должен делать этот первый шаг?
  Вопросы. Рука сама потянулась к подарку Адриана, пока я предавалась грустным мыслям. Надо будет все же вернуть при случае.
  Так и не придя к сколь-нибудь конкретному решению, я грустно вздохнула и осмотрела обе стороны коридора, решая, с какой стороны начать осмотр особняка наставника. И успела заметить, как Камелия скрылась за углом. Девушка вновь выглянула из-за угла, поняв, что я успела ее заметить, и виновато шаркнула ножкой.
  - Я не подслушивала, если что. - Улыбнулась она. - Просто подумала, что тебе понадобится компания, и гид по особняку.
  Я внимательно осмотрела это непосредственное чудо и улыбнулась.
  - Почему бы и нет? Веди. - Разрешила я, протягивая руку.
  Девушка радостно просияла, подскочила ко мне, ухватила за руку и потащила по коридору.
  За следующие пару часов мы облазили весь дом. Рассмотрели каждую гостевую спальню, побывали в библиотеке, оказавшейся не менее большой, чем в доме Адриана, залезли на чердак. Там мы задержались подольше, рассматривая старинные вещи, содержимое сундуков, шкафов. Старые фотоснимки семьи наставника Камелия рассматривала с особой осторожностью, вглядываясь в лицо своей бабки, на которую она была очень похожа. Счастливые мгновенья, как назвала их девушка. Я с сочувствием косилась на внучку наставника, но не лезла. Есть в жизни вещи, которые человек должен просто принять и пережить, не цепляясь за них.
  С чердака нас согнала Азалия, заметившая наше долгое отсутствие, и отправившаяся на наши поиски. Чердак она покидала последней, оглянувшись на последок, но все же решительно закрыла дверь и наложила заклинание-охранку. Нам же посоветовала поискать занятие в другой части дома.
  Ну, мы и нашли. В еще одной закрытой комнате, которую Камелия вскрыла с проворством вора-домушника, мы обнаружили музыкальную залу. Отодвинув в стороны тяжелые портьеры, мы полюбовались садом за высокими окнами, после чего стали рассматривать саму залу. Особое внимание с моей стороны досталось скрипке и роялю на небольшом возвышении. В свое время мама настояла на моем обучении игре на музыкальных инструментах. Так что... играла я не плохо, да. Даже какие-то награды брала на региональных конкурсах талантов.
  Алиса, нашедшая нас здесь, послушала, как я исполняю трек Нирваны на скрипке (спасибо Дэвиду Гаррету), покачала головой, но выгонять не стала, лишь зажгла магические светильники, добавившие освящения в зале.
  После скрипки настала пора рояля. Камелия, как завороженная слушала меня. А я просто играла, наслаждаясь звучанием инструмента. Сначала играла классические композиции, потом перешла на более современную музыку, исполнила пару песен, не замечая ничего вокруг, полностью сосредоточившись на исполнении и игре.
  Наш музыкальный вечер был прерван неожиданно. Когда я исполняла песню Avril Lavigne 'Let Me Go', вздрогнула от неожиданно прозвучавшей в середине моего своеобразного выступления фразы: 'Даже и не надейся'. Музыка некрасиво оборвалась, а мы с Камелией дружно повернулись ко входу в залу.
  - Не отпущу и уйти не позволю. Можешь даже и не просить, и не надеяться.
  Адриан, спокойно стоявший до этого, прислонившись к косяку одной из дверей, отлепился от него, и направился в мою сторону тягучей неспешной походкой. Камелия, наблюдавшая за его приближением вместе со мной, скомкано извинилась и испарилась из залы быстрее, чем не так давно сбежала из Академии, прыгнув в портал. Я только и успела заметить, как двери залы закрылись за ней, и мы остались с Адрианом одни.
  Подойдя ко мне, он замер в шаге от меня, вглядываясь в мое лицо. Я не менее внимательно изучала его, пытаясь понять, чем мне грозит этот его визит буквально на следующий день после нашей ссоры.
  - Будем ругаться? - Решила я все же уточнить, нарушая затянувшееся молчание.
  -Нет. - Адриан криво усмехнулся, отчего мое сердце привычно замерло на миг. - Будем разговаривать.
  Я вздернула бровь, но ничего не сказала. Прогресс был на лицо: мной уже не пытались командовать. Кажется, минувший вечер и ночь способствовали размышлениям не только моим.
  Все так же молча я подвинулась на скамейке, давая возможность Адриану сесть рядом. Но тот поступил иначе, подошел на шаг и подхватил на руки, после чего уселся на мое место, пристроив меня на коленях. Не ожидавшая подобного, я впала в ступор, а потом было поздно: Адриан обнял и прижал к себе, положив подбородок мне на макушку, так что я даже пошевелиться толком не могла. Какое-то время я пыхтела разгневанным ежиком, а Адриан просто ждал, когда моя злость сойдет на 'нет', и я буду готова 'продолжить диалог'. И так-как дальнейших приставаний не последовало, я достаточно быстро успокоилась, смирившись с тем, что этот невозможный мужчина стремится при каждом удобном случае сократить между нами расстояние и взять за руку, просто быть ближе. Вздохнула, обвела печальным взглядом зал и затихла.
  Убедившись, что вырываться и бунтовать я не намерена, Адриан чуть отодвинулся, давая мне больше простора, но все же не выпуская из объятий.
  - Будем разговаривать так. Иначе я тебя поцелую, ты разозлишься, мы опять поссоримся. А я ссориться не хочу.
  Ссориться снова мне тоже не хотелось. Тем более, что мы еще после вчерашней ссоры не помирились.
  -Ладно. - Согласилась я, предоставляя Адриану право начать разговор первым.
  Меня скептически осмотрели. Я состроила невинную мордашку, упорно продолжая молчать.
  - Как же с вами, маркизами, трудно. Теперь я понимаю Виктора. - Адриан на миг прикрыл глаза. - Хотя, по сравнению с Ребеккой, ты - образец терпимости, благонравия и добродетели, посланница Пресветлой Богини. Пусть и неимоверно упрямая.
  - Ну, должны же быть у меня недостатки. - Безмятежно улыбнулась я. - Это Ребекка у нас - идеальная женщина.
  - Все-таки 'у нас'? - Задал вопрос Адриан, выцепив для себя главное.
  Я задумчиво откинула голову на плечо мужчины, устремив взгляд на сад за окном. Руки перебирали складки пышной юбки, давняя привычка, помогавшая собратья с мыслями. Адриан ждал ответа, не мешая, не подталкивая к 'верному' ответу. А я вдруг поняла, что больше не злюсь на него. Меня больше не задевало то, что он скрывал правду. Более того, сейчас, сидя на его коленях, я чувствовала себя на своем месте.
  - Кровь - не водица. - Наконец ответила я. - Они - моя родня, как и мама. Обе мамы. Но это не значит, что я собираюсь претендовать на наследство, титул, что там еще мне полагается по статусу.
  - Значит, на меня ты тоже претендовать не собираешься?
  Голос Адриана был безмятежным, даже насмешливым, но я все же уловила в нем тревожные нотки, которые он пытался скрыть за показной веселостью.
  - Ты не сказал мне. - Ушла от ответа я.
  Адриан вздохнул и чуть крепче прижал меня к себе.
  - Да, не сказал. Но как я должен был это сделать? Ты большую часть жизни прожила в другом мире, где все, что связано с магией, считается сказкой, мифом, выдумкой писателей. Если бы не случилось что-то, что открыло тебе правду, ты бы поверила мне, расскажи я о своих догадках на твой счет? Что, кстати, случилось?
  В этот раз я молчала дольше, обдумывая слова Адриана. В самом деле, как бы я отреагировала на откровения о моем истинном происхождении и наследии, не явись мне во сне прабабка?
  - Ты прав, не поверила бы. - Наконец, нарушила молчание я, теребя вышивку на рукаве его камзола. - Но, будь ты на моем месте, и явись тебе во сне твоя прабабка, решившая просветить потомка относительно его истинных корней, ты б тоже поверил. И ждал бы, что тебе хотя бы попытаются сказать правду, как бы невероятно она не звучала, а не станут скрывать ее даже тогда, когда спрашиваешь чуть ли не в лоб.
  - Тебе являлась прабабка? - Голос Адриана был взволнованным, он даже не пытался скрыть беспокойства. - Что хотела?
  Я удивленно посмотрела на мужчину, чуть отстранившись и повернув голову, стремясь заглянуть в его глаза. Взгляд я не смогла расшифровать до конца. Но могла с уверенностью сказать, он не в курсе относительно моей роли в возрождении Лурнийской долины. Страх за меня был вызван самим фактом визита прабабки ко мне во сне. Выросший в магическом мире, он лучше меня знал, чем может обернуться подобный 'визит'. Мертвые никогда не побеспокоят живых просто так, да и живым не следует беспокоить мертвых без крайней необходимости.
  - Просветила меня относительно моего наследия. Поставила меня перед фактом моего происхождения. Посоветовала учиться и накапливать силу, а потом я проснулась. Больше во снах она меня не навещала.
  - И ты обдумала все, и решила отказаться от наследия, всего, что с ним связано, и... меня.
  Лицо Адриана закаменело, он по-прежнему обнимал меня, но чувство уюта и комфорта исчезло. Возникло ощущение, будто я присела на колени к статуе. Настолько холодным и отстраненным он выглядел. Таким я Адриана видела впервые, и мне... не нравилось то, что я наблюдала. Было, мягко говоря, не по себе.
  - Я не собираюсь вступать в права наследования, мне не нужен титул и состояние маркиз Лурнийских. Все, что мне нужно, я получу сама, своим трудом. Это не значит, что я отрекаюсь от рода. Я та, кто я есть. Этого ничто не изменит. И не важно: будет у меня в итоге титул или нет. Просто он мне не нужен. Будучи Марией, я чувствую себя свободнее, чем чувствовала бы себя, приняв имя и титул маркизы. - Адриан внимательно слушал меня, его лицо чуть ожило, но тень, омрачающая его, так и не исчезла пока. - К тому же, это имя - твой подарок мне. - Глаза Адриана заблестели, в их глубине вспыхнуло нечто такое, чему я была не в силах подобрать слов, пока была не в силах. - Маленький ключик к свободе выбора, к возможности жить так, как я захочу.
  Я на время замолчала, обдумывая все, уже сказанное мной и то, что еще следовало сказать.
  - Помнишь утро моего третьего дня в этом мире? - Адриан нахмурился, не совсем понимая, что я хочу сказать. - Вспомни все, что тогда было, и спроси леди Селесту о нашем с ней разговоре по пути к мастеру Фиарелю.
  С этими словами я встала. Точнее, попыталась встать. Так мне и позволили, как же. Адриан удержал меня, чуть подался вперед, вынуждая чуть отклониться назад. Губы ожег краткий, но невероятно страстный поцелуй.
  - Спрошу. Можешь не сомневаться. - Еще один короткий поцелуй, полный нежности и обещания. - В общем так. Я жду до лета.
  - Чего ждешь? - Шепотом спросила, обалдевшая от резкой перемены в поведении мужчины.
  Адриан улыбнулся, довольный моей реакцией на явную провокацию с его стороны.
  - Даю тебе возможность самой прийти ко мне. До тех пор между нами только профессиональные отношения. Все-таки я - один из твоих будущих преподавателей. Если ты помнишь? Но когда решишь прийти - назад дороги уже не будет. Не отпущу.
  - А если не приду? - Решила я сразу разузнать про альтернативные варианты.
  - Тогда уже я приду к тебе. И пощады не жди. Назад, в Академию ты вернешься уже замужней женщиной - моей женой.
  - Э-эм. И в чем выбор?
  - Либо ты сама приходишь ко мне, либо ждешь, и тогда уже я прихожу к тебе. Это уже, как тебе нравится. Моя Мия.
  Последнюю фразу он произнес хриплым шепотом, приблизив лицо к моему, выдохнув имя мне в губы. Так мое имя еще не сокращал никто. Дрожь страха и предвкушения пробежала по спине, губы вмиг пересохли, отчего я облизала их. Взгляд Адриана потемнел, все его внимание вмиг сосредоточилось на моих губах. Я упрямо сжала губы, чуть отвернув голову в сторону. Хотелось, если честно, сдаться здесь и сейчас, но характер не переделаешь. К тому же мы все еще не помирились толком. Хотя после нашего разговора стало легче. Исчезло ощущение, что во мне видят ту, кем я, по сути, давно не являюсь. Во мне видели меня.
  - Кулон оставь себе. Это артефакт. Он предупредит о нечисти, если она окажется поблизости, просто предупредит об опасности, я узнаю, если ты попадешь в беду, и понадобится моя помощь. С его помощью ты всегда сможешь связаться со мной, если понадобится. Мне будет спокойнее, если ты всегда будешь носить его. - Я кивнула, не став спорить. - Спасибо. И еще одно. Если надумаешь возвращать то, что я положил на твой счет в банке, верну в тот же день обратно. У меня тоже договоренность с твоим мастером банкиром.
  Я ошалело хлопала глазами, пытаясь осознать, что этот невозможный мужчина в очередной раз меня переиграл.
  - А это - обещание.
  И меня в третий раз за сегодня поцеловали. Поцелуй был столь же кратким, как и предыдущие два, но в этот раз он был полон обещания, как и сказал Адриан.
  После этого меня аккуратно ссадили с колен, погладили по щеке и оставили одну, бросив напоследок:
  - Я жду, Мия. И советую, на других не засматриваться. Ты - моя, в конце - концов, я тебя честно украл на глазах целой толпы народа. Так что тебе некуда деваться от меня, душа моя.
  Я какое-то время смотрела в то место, где закрылся портал Адриана, после чего расплылась в улыбке. Не то счастливой, не то предвкушающей. И вернулась к игре. Настроение было отличным, а при мысли о разговоре Адриана с леди Селестой оно подскакивало до небес, отчего, подозреваю, моя улыбка приобретала кровожадный оттенок.
  Но это, право слово, сущая мелочь. Какая девушка или женщина не любит месть? Маленькая невинная месть для нас - как вид спорта или шалость, помогающая лечить задетое самолюбие и гордость. А леди Селеста знатно потопталась по нему, когда решила, что я недостойна ее внука, а позже попыталась втереться ко мне в доверие, едва поняла, к какому роду я принадлежу.
  
  Портал открылся в кабинете. Адриан, вышедший из него, какое-то время мечтательно и довольно улыбался. Разговор прошел лучше, чем он рассчитывал. Мия, его Мия уже не злилась, не пыталась сбежать или прогнать его. Упрямилась, это да. Но не злилась. И это - главное.
  Упрямство вообще было семейной чертой маркиз Лурнийских и Мидгард, доводя ситуацию практически до абсурда. И Ребекка - яркое тому доказательство. Ведь, любит Виктора, до безумия ревнует его, но из врожденного упрямства и не желания что-то менять в своей жизни готова флиртовать с каждым встречным.
  Мария, его Мия, была в этом отношении честнее. Так что, можно сказать, ему сказочно повезло, что любовь всей его жизни в своей погоне за независимостью и свободой выбора не замечает почти никого вокруг, и уж тем более не пытается привлечь внимание противоположного пола.
  Хочет она жить своим умом, справляясь со всем сама, пусть будет так. Но рядом будет он, как учитель, как друг, как ухажер и будущий муж. Слава богам, спорить с этим Мия не стала. Значит, приняла. Хотя немного напрягал вопрос о разговоре с леди Селестой. За неделю Адриан успел достаточно узнать Мию, чтобы понять - девушка ничего не делает и не говорит просто так. Что не удивительно, зная, кто вырастил и воспитал его Марию.
  И, хотя он лишь догадывался, кто ее приемный отец, он почти не сомневался, что воспитывал Марию человек - легенда, гроза всех магов-разведчиков их мира, глава инквизиторов (как себя называли охотники на магов с Земли), известный как Громов Александр. Попасться и оказаться на допросе у него означало гарантированную смерть. Медленную и мучительную. Адриан даже не брался предположить, что с ним сделает отец его Мии, когда доберется до него. Ведь он не просто ускользнул от его подчиненных, но фактически похитил его приемную дочь. В том, что этот человек дорожит ей ничуть не меньше, чем сам Адриан, сомневаться не приходилось. Да и Мойрания де'Луриан, в девичестве де'Мидгард в видении - сне девушки не выглядела несчастной замученной пленницей. Тетка Марии была лучшим боевым магом своего поколения, да и сейчас не найдется мага, способного с ней сравниться. Даже Адриан уступал ей в силе и мастерстве. Женщина ни за что бы не сдалась на милость того, кого считала бы своим врагом. И то, что она до сих пор не вернулась в этот мир, говорило о том, что ее жизнь на Земле - ее собственный выбор. И Адриан не собирался осуждать ее за этот выбор. Каждый имеет право на счастье.
  К тому же Мойрания, как и ее новый супруг оберегали его девочку, заботились о ней почти всю ее жизнь, любили, хоть и выражали эту любовь по-своему. Благодаря им Мария выросла такой, какая она есть, такой, какой он ее полюбил, едва ли не с первого взгляда.
  Смешно сказать, но та малышка Лина, с которой он был помолвлен лет с пяти, для него была, как младшая сестра. Даже сейчас, когда он вырос, не мог воспринимать ту девочку иначе. Мию же он заметил сразу. И впервые Тайриша, в которую он был влюблен стараниями матери с детства, перестала для него существовать. Наблюдая за ней, Адриан перестал на миг дышать, даже мысли о погоне отступили на задний план. Мир сузился и померк. Осталась лишь девушка в соблазнительном игривом костюме. Захотелось обнять ее, прижать к себе, поцеловать столь манящие губы.
  Забыв об осторожности, он подхватил ее под локоток, увлекая за собой, впервые за долгие годы сожалея, что придется расстаться с девушкой своей мечты, едва встретив ее. Все, что произошло дальше, вплоть до этого момента, можно было бы назвать чередой случайностей и совпадений. Но Адриан был согласен с магистром Пограничным: когда последних становиться слишком много, те становятся закономерностью.
  Им суждено быть вместе. Мария будет его женой, он все для этого сделает. Она нужна ему, нужна любая. Встретив ее, он больше не мог думать ни о какой другой девушке рядом с собой. Поцелуи с ней были подобны глотку воды под палящим солнцем пустыни, она сама стала для него источником, смыслом жизни. И терять ее он не собирался.
  В дверь постучали, вырывая мужчину из приятных фантазий о будущем. А вот и родня. Не тратя время, Адриан открыл дверь, впуская в кабинет родителей и леди Селесту. Последняя нервно кусала губы, поглядывая на внука.
  - Нам всем надо поговорить. - Адриан прошел к столу, но садиться не стал. - Леди Селеста, не поделитесь с нами подробностями вашего разговора с Марией на следующее утро после вашего приезда? Помниться, вы собирались 'проверить' ее. Проверили?
  Леди Селеста не нашлась с ответом, стояла, виновато опустив глаза. Молчали и родители.
  - Леди Селеста, наверняка, предлагала Марии перевестись в другую магическую академию, убеждала, что такая, как она - не пара ее надежде на блестящее будущее рода де'Крэсси. - Нарушила молчание леди Грета. - Мне когда-то предлагали то же самое.
  Судя по быстрому недовольному взгляду, брошенному на невестку старшей леди де'Крэсси, та была права в своих догадках. Адриан хмуро осмотрел всех троих и покачал головой. Вспомнились слова Маркуса на балу. Он говорил о том же, повествуя о причинах их вмешательства в отношения Адриана и Марии.
  - В общем так. Никто, повторяю, никто больше не вмешивается в мои отношения с Мией.
  На какое-то время в кабинете воцарилась тишина. Родители смотрели на сына, точно видели его впервые. Сын смотрел на родителей и бабушку, которая упорно отводила глаза и за все время разговора не сказала ни слова.
  Первым молчание нарушил лорд де'Крэсси.
  - Ты вырос, сын. Поступай, как знаешь, если таков твой выбор. Мы мешать не будем.
  С этими словами родители и леди Селеста решили оставить сына одного. Говорить было уже не о чем. Последней выходила мать. Она задержалась на пороге.
  - Я помню, каким ты был, когда случилось... когда Кайя исчезла.
  - И ты решила, что приворот - лучшее решение.
  - Ты - мой сын. Все, что я делала, было ради твоего же блага. Ты был на грани безумия, когда ваша связь была разорвана. Я дала себе слово, что не допущу, чтобы ты проходил через подобное еще раз. Любовь к ней может стоить тебе жизни.
  - А жизнь без нее будет стоить мне души и самого желания жить. Ты была готова на все, лишь бы быть с отцом. А мне нужна Мия. Никто и ничто не отнимет ее у меня. Не позволю.
  Леди Грета кивнула, принимая слова сына и вышла, закрыв за собой дверь.
  
  Следующая неделя прошла для меня спокойно, даже буднично, я бы сказала. Я перестала психовать по поводу моего прошлого, успокоилась относительного собственного будущего, и сосредоточилась на настоящем. А здесь у меня был наставник, точнее наставники. Со мной занимались Алиса с Азалией, когда Мастер был занят, Адриан, начавший тренировать меня в рукопашной. Так что мне было далеко не скучно.
  Полторы недели пролетели, как один миг. И внезапно оказалось, что осталось всего три дня на заселение в общежитие до начала учебного года. На семейном ужине, на котором неожиданно собралось все семейство Пограничных (накануне вечером приехали родители и старшие братья Камелии) было решено, что затягивать с переселением мы не будем и переедем за два дня до начала занятий. Так что следующий день планировался, как подготовительно - собирательный. Необходимо было решить, какие вещи брать с собой, какие оставить, собрать необходимые в учебе и хозяйстве мелочи. Что в свою очередь требовало времени. Учитывая, что все наряды, присланные мастером Фиарелем, и различные аксессуары, заказанные у гномов, занимали в гардеробной комнате достаточно много места, выбор и сбор вещей грозил перерасти в событие эпических масштабов.
  Вообще знакомство с родственниками Камелии - отдельная история. Начиная с того, что приезд их не планировался. Но старшие братья Ками, прослышавшие о том, что их младшая сестренка была гостьей на императорском балу, и о том, что их дед таки взял себе ученицу, уболтали родителей и все вместе решили навестить Наставника.
  Адриан как раз в очередной раз повалил меня на мат в тренировочной зале, когда дверь распахнулась, и раздалось ехидное:
  - Мария, золотце, если все же собираешься замуж за этого тирана, подумай хорошенько. Если он сейчас с тобой так обращается...
  Голос многозначительно умолк, а я вывернула голову, чтобы посмотреть на его обладателя. И натолкнулась на ехидные улыбки двух молодых мужчин, примерно одного возраста с Адрианом, или чуть старше. Золотисто - карие глаза лукаво рассматривали открывшуюся их взору картину 'Поверженная Мария и торжествующий Адриан', руки одинаково скрещены на груди. Я точно смотрела на молодую версию магистра с разницей примерно в год между братьями.
  Адриан, не глядя, протянул мне руку и помог встать. Он хмуро рассматривал нежданных гостей, даже не стараясь скрыть свое недовольство. Старший из братьев отвечал ему тем же, а вот младший был настроен более миролюбиво. Стоило мне подойти чуть ближе, как старший сорвался с места, атакуя Адриана, тот умело отклонился. Завязалась драка.
  - Не волнуйся за своего принца, Мария. Тай всего лишь проверит его на прочность, калечить не станет. Он у нас военный, а это накладывает свой отпечаток. - Я хмыкнула, соглашаясь, и пожала протянутую мне руку. - Рик.
  Кивнула в знак приветствия, продолжая наблюдать за поединком. Какая-то часть меня, измотанная тренировкой, радовалась передышке, но другая все же переживала за исход противостояния.
  - А с чего вдруг мне такая честь? - Через какое-то время решила спросить я, наблюдая, как мужчины ловко парируют выпады друг друга.
  Смотрелись они при этом крайне... привлекательно. Ни один не уступал другому ни в силе, ни в скорости, ни в ловкости. Они давно уже не обращали на нас с Риком внимание, в глазах у обоих светился азарт и упорство. Не один не желал сдаваться. Я же определилась с выбором, и теперь болела за Адриана. Как - никак у него на меня были долгоиграющие планы, которые, в целом, меня во всем устраивали.
  - Ты - ученица деда. А значит - часть семьи. У Тая же защита семьи по приоритетности идет сразу за защитой государства. Тебе, можно сказать, повезло: ты и твой кавалер еще легко отделались. А вот кандидату в мужья Камелии я бы не позавидовал. Ладно я, но вот брат...
  И он красноречиво замолчал, представляя мне самой возможность додумать и во всех красках представить, что же ждет того несчастного, кому придет в голову светлая мысль заинтересоваться их сестрой. В голове мгновенно возникла картина того, как Джексон на императорском балу танцевал с внучкой наставника. И как-то сразу стало очень жаль парня: толком ведь и не пожил на свете, не доделал свое изобретение. Внезапно накрывший приступ сострадания к молодому техномагу требовал сделать хоть что-то в его защиту.
  - Джексона не трогать. Мы еще Харлей не доделали. - По веселому блеску глаз Рика я поняла, что проговорилась. - Даже и не думай. - Я ткнула пальцем в его грудь. - Если с ним хоть что-то случиться до того, как я опробую его изобретение, и я узнаю, что вы приложили к этому руку... И если Камелия узнает, что я сдала вам его имя...
  В этот раз уже я умолкла, так и не окончив фразы, предоставив мужчине возможность пофантазировать о последствиях их опрометчивых решений и 'приступов болтливости'. А для наглядности еще и голубовато - изумрудные искры вызвала на кончиках пальцев. Меня поняли правильно, кивнули и пожали руку в знак молчаливого соглашения между нами.
  Что ж, надеюсь, у Джексона не будет больших проблем с этими двумя, а там узнают друг друга получше, наладят отношения и не будут препятствовать отношениям сестры с техномагом. Хотя, может, я слишком забегаю вперед и тороплю события, которые могут и вовсе не случиться.
  В этот момент Адриан перекинул через себя Тая, тот умудрился как-то хитро извернуться и зацепить Адриана, в результате чего грохнулись оба головами друг другу. Рик хмыкнул и уважительно покачал головой, признавая мастерство Адриана. Я же лишний раз убедилась, что кого попало из аспирантов преподавать боевку в академии не выбирают, и родственные связи с ректором тут не играют абсолютно никакой роли. Моя жизнь и я сама в надежных руках. Может он еще и с прабабкой Джослин потягается?
  Я задумчиво и оценивающе осмотрела своего будущего мужа, находя в его кандидатуре все больше плюсов. Целеустремленности Адриана можно было позавидовать, в этой черте характера мужчины наставник прав. Адриан так просто не смириться с мыслью, что я могу достаться кому-то другому, или же могу погибнуть раньше, чем стану его женой и подарю минимум пару детишек. Я почти не сомневалась, что он уже успел распланировать нашу совместную жизнь на годы вперед, хотя бы в общих чертах.
  Была ли я против? Скорее нет, чем да. Адриан любил меня, в этом не приходилось сомневаться, хотя о любви между нами не было сказано ни слова. Мы просто знали о наших чувствах друг к другу, и этого для нас было достаточно. Пока что. На данном этапе наших отношений слова были не нужны, они скорее навредили бы, чем укрепили бы отношения между нами. Но придет время и для слов.
  Я улыбнулась последней мысли, и покачала головой на внимательный изучающий взгляд Рика. Комментировать и что-либо рассказывать сейчас я была не намерена. Мои чувства и мысли только мои. Ну, еще немножко Адриана. Придет время, и мы поговорим обо всем, и я расскажу ему все, как есть, как чувствую, как думаю и как люблю.
  Подошла к 'дуэлянтам' и протянула каждому по очереди руку, помогая встать. Парни какое-то время лежали, стараясь отдышаться и прийти в себя после поединка, но руку приняли, не став отказываться от помощи. Едва оба оказались на ногах, Тай протянул руку Адриану, тот сжал ее в ответ. Что стало своеобразным примирением и признанием соперника достойным. А со стороны Тая это было еще и своеобразным одобрением претендента на мои сердце и руку.
  У меня никогда не было братьев, но именно в этот момент я почувствовала, что они у меня есть. Странное чувство, но приятное.
  - Останешься на ужин? - Решила нарушить затянувшееся молчание я.
  - Нет. - Адриан покачал головой, перехватил мою руку, целуя тыльную сторону ладони. - Сегодня своеобразный прощальный ужин. Родители и леди Селеста уезжают завтра утром, а Тая переезжает в общежитие. Они надеялись увидеть тебя на ужине, но, как я понимаю, встреча и семейный ужин откладываются на неопределенное время.
  Я пожала плечами, не подтверждая и не соглашаясь с последними словами мужчины, и вместе с тем кивнула. Сегодня, так уж выходило, семейный ужин незапланированно планировался у Наставника. И я должна была на нем присутствовать, так как нагрянувшие гости были и моими гостями, в какой-то мере. Ведь приехали они не только из-за своей сестры.
  Так что ужин с семейством де'Крэсси действительно откладывался на неопределенный срок. Была ли я этому рада, или нет? Однозначного ответа на этот вопрос у меня не было. Но у меня определенно было время обдумать этот вопрос, смириться с мыслью, что в будущем подобные ужины станут для меня частью семейной жизни с Адрианом, и подготовиться к этому в какой-то мере.
  Адриан кивком попрощался с Таем и Риком, после чего исчез в портале, оставив меня один на один с двумя любопытными и ехидными 'дуэньями', оберегающими свою подопечную.
  - Не хочу ничего слышать. - Пресекла я на корню какие бы то ни было вопросы. - У нас с Адрианом заключено ультимативное соглашение. И я не потерплю ничьего вмешательства.
  - На свадьбу хоть пригласите? - Тай хохотнул и потянул меня на выход из тренировочного зала.
  Рик шел за нами следом, закрыл дверь, выйдя последним. На вопрос брата он лишь согласно кивнул. Я горестно вздохнула. Я еще не сказала 'да' на так и не заданный вопрос Адриана, а нас уже все поженили. И не важно, что сама я была не так уж категорично настроена против нашего брака. Уже нет. Но можно же подождать с восторгами, вопросами и поздравлениями, хотя бы до официального объявления о помолвке?
  Впрочем, кого я обманываю? Мне были приятны подобная забота и участие в моей судьбе. Эти двое вели себя как мои родные братья, решившие для начала проверить парня сестры, а уже потом отпускать шуточки в адрес родственницы.
  Мы расстались на лестничной площадке, каждому из нас нужно было привести себя в порядок перед ужином. Мне требовались душ и сменный наряд, парням тоже требовалось сменить дорожные костюмы на домашний вариант.
  Справилась я со всем за каких-то полчаса. Для ужина я выбрала достаточно скромное черное платье, стилизованное цепочками, заклепками и шестеренками, с пышной многослойной юбкой до колен, и с наглухо закрытым горлом. В обуви ограничилась черными же туфлями на невысоком каблуке. Сбежав по лестнице вниз, я проследовала в столовую, где успела собраться вся семья Наставника.
  Ситуация повторялась, и вместе с тем все было немного иначе. Едва я вошла, ко мне повернулись все присутствующие.
  - Добрый вечер. - Поздоровалась я.
  Напряжение, которое ощущалось до этого в помещении, сошло почти на нет. Ко мне подошла стройная, невысокая женщина с русыми волосами, собранными в тугой пучок. Домашнее платье насыщенного синего оттенка подчеркивало фигуру и делало женщину хрупкой и изящной. Она тепло обняла меня, одарив добротой в чуть печальных карих глазах.
  - Рады приветствовать тебя, дорогая. Ты много значишь для нашей семьи. Надеюсь, наше общество не будет в тягость тебе. Мы были дружны с твоими родителями. Но та трагедия отразилась на всех нас.
  Я покосилась на остальных присутствующих. Едва ли не впервые кто-то затронул тему гибели моей семьи. Нет, в общих чертах я была в курсе. В книгах по истории все было достаточно подробно изложено. В сущности, тогда - то и появилась Лурнийская пустошь, я угодила в другой мир, мои родители погибли, как и супруга Наставника, а моя тетя отправилась за мной в другой мир. Но готова ли я была говорить об этом? Скорее нет, не готова. Пока я думаю обо всех событиях того времени, как о части истории, они таковыми и остаются. Я давно смирилась с мыслью о вероятной смерти родителей, примирилась с тем, что я сирота и приемный ребенок. Я все это пережила. И не хотела бередить прошлое, примеряя его на себя, не хотела снова переживать все с самого начала.
  - Я тоже рада знакомству. - Я вернула улыбку. - Что было, то было. Не будем ворошить то, что изменить не в силах.
  - Я - Роза, мой муж - Марк. Нам будет приятно, если будешь называть нас по имени.
  Женщина кивнула в сторону рыжеволосого мужчины, стоящего у окна, скрестив руки на груди. Он кивнул в знак приветствия, вместе с тем подтверждая слова своей супруги. Для него возвращение в этот дом было столь же тяжелым, как для меня принятие того, что я - последняя маркиза Лурнийская. А может, еще тяжелее.
  Мы не сказали друг другу ни слова, но все же поняли друг друга. В этот самый момент между нами было заключено своеобразное молчаливое соглашение: не говорить о прошлом, о том, что наверняка причинит нам обоим боль, и просто жить дальше.
  В дальнейшем ужин протекал в дружеской, непринужденной атмосфере. Мы говорили о насущных проблемах, о предстоящем переезде в общежитие, о моем хобби, благодаря которому я стала мастером и весьма состоятельной женщиной за каких-то пару недель. Да, наша совместная работа с мастером Фиарелем произвела настоящий фурор в мире моды, став по-настоящему революционной. Модницы всех сословий, все магички и маги захотели приобрести для себя хотя бы одну вещь из новой линии одежды мастера. И мне на счет уже успела накапать приличная сумма, причитающаяся мне по договору, в придачу к той сумме, что уже лежала там с легкой руки Адриана.
  Разошлись мы поздно, а весь следующий день провели в сборах. Я не стала брать много нарядов, но выбрать то, что реально могло пригодиться, и не будет висеть мертвым грузом в шкафу, оказалось той еще задачкой для незаурядного ума. Но я справилась, в конце - концов, я всегда могу вернуться в дом Наставника, если мне понадобятся вещи.
  Утром следующего дня, сразу после завтрака, попрощавшись с родителями Камелии и ее братьями, мы отправились в Академию, наняв для этого коляску. Провожать нас до самой Академии Камелия не позволила. Для нее это был новый этап в жизни, ступить на который она должна была самостоятельно. В этом я ее поддерживала: она уже не была ребенком, нуждающимся в заботе и опеке близких. Пора было становиться взрослой, и учиться отвечать за свои поступки.
  Академия встретила нас шумом и гамом. Всюду сновали те, кто только поступил в академию и теперь заселялся, или же те, кто вернулся к началу нового года обучения. Мы легко нашли кабинет заведующей хозяйственной частью. Там нас распределили по комнатам, нагрузили кучей полезной информации и вручили по брошюрке с правилами поведения в общежитии. Мы вышли из кабинета грозной смотрительницы общежития немного ошалевшие и оглушенные. Бывают на свете незабываемые личности, и эта женщина определенно из их числа. Ей хватило всего десяти минут, чтобы вселить в нас священный трепет перед собой и внушить мысль: 'никогда, ни при каких обстоятельствах с этой женщиной нельзя портить отношения'.
  В своей жизни я встречала подобного ей человека лишь однажды, им был мой преподаватель анатомии в университете. Он был лучшим в своей профессии судмедэксперта, и он требовал от всего курса, чтобы лучшими были мы. Сдать ему экзамен было сравни подвигу. Но при всем своем скверном характере он был любимцем всего нашего курса из всего преподавательского состава.
  Нас с Камелией расселили в разные комнаты. В моем случае, цитирую; 'Нечего, тебе жить с мелкотой, поселю тебя к третьекурснице, ты выдержишь подобное соседство'. Что до Камелии: 'Поселю по соседству, так и быть, там, тоже мелкая заселилась, поладить должны'. И все это практически в ультимативной форме. Возможности, что поладить не смогут, или же что я не выдержу соседства, попросту не было. Существовал только один единственно возможный вариант развития событий - тот, который нам озвучили.
  Покинув ее кабинет, мы не сговариваясь, выдохнули.
  - Ни одна воительница с Северных Островов не сравнится с этой женщиной. - Пробормотала Камелия, косясь на дверь покинутой нами обители грозной заведующей хозяйственной частью. - Чую, она любую из них в бараний рог скрутит, если кто-нибудь из них нарушит хоть одно, установленное в общежитии правило.
  - М-да. - Согласно кивнула я. - Но давай, не будем развивать эту мысль здесь. - И чуть помолчав, добавила, все еще косясь на обитель предмета нашего обсуждения. - Из нее бы получился хороший преподаватель.
  Камелия шарахнулась от меня, как от чумной. Для нее мысль, что данная женщина может быть преподавателем, тем более хорошим преподавателем, была дикой. Ну, да, когда наш курс только начал учиться у профессора Абрамова, мы сами были в ужасе и священном трепете. Воевать с ним, как с другими преподавателями было бесполезно. Стоило самым отчаянным и храбрым из нас попытаться показать характер, профессор устроил нам показательное вскрытие в качестве практического занятия. И вскрывали мы отнюдь не жабу. Кажется, именно тогда я увидела первый в своей жизни труп достаточно близко. Я была одной из немногих, кого в тот раз не стошнило. И это не осталось не замеченным профессором.
  Все же потомственный дар некромантии накладывает отпечаток на характер и выбор профессии. Ни чем другим я не могла объяснить свою страсть к судебной медицинской экспертизе. Подозреваю, родители тоже. По крайней мере, они даже не удивились, когда я озвучила им где, и на какую профессию хочу учиться. Помню, мать тогда обменялась с отцом неоднозначными взглядами. Точно спрашивала: 'О чем я тебе говорила?'. Тот лишь покачал головой, и едва ли не впервые принял мой выбор, не вступая в спор со мной и не навязывая свое мнение на счет моего будущего. Хотя и не прекращая контролировать мою жизнь.
  - Не бери в голову, пойдем смотреть комнаты и знакомиться с соседками.
  Камелия какое-то время подозрительно косилась на меня, потом ее лицо приобрело задумчивое выражение. В итоге она индифферентно пожала плечами и изрекла результат своих размышлений:
  - Может ты и права, насчет госпожи Альвы. Ладно, пошли.
  Меня сцапали за свободную руку и потащили прочь в сторону общежития. Я хохотнула, девушка улыбнулась в ответ. Все же все некроманты чуточку ненормальные. Другие бы, услышав нас, точно сочли бы нас сумасшедшими. А Камелия ничего, справилась с первым шоком, и приняла мою сторону.
  В комнате Ками ее соседки не было. Были вещи, аккуратно разложенные по местам, но сама соседка куда-то вышла. Пожелав девушке удачного знакомства с соседкой, я пошла знакомиться со своей.
  Открыла ключом дверь, вошла внутрь и мгновенно упала на пол. Над головой что-то просвистело и врезалось в дверь. Я приподнялась с пола и развернулась посмотреть, чем же меня чуть не прикончили. Из двери, в коряво нарисованной мишени красовался кинжал размером чуть больше моей ладони.
  - Прости, пожалуйста. - Ко мне подбежала, очевидно, моя соседка. - Я просто задумалась, а так, - кивок на дверь, - мне лучше думается. Не ожидала, что ко мне подселят кого-нибудь в этом году. После того, как от меня сбежало шесть соседок за первый год, весь второй курс я жила одна в комнате.
  - А в этом госпожа Альва решила, что хватит с тебя свободной жизни, наотдыхалась. И потому осчастливила тебя мной. Я выдержу, главное теперь, чтобы выдержала ты. - Я встала, приняв помощь соседки. - Мария Небесный Страж Ночи.
  - Эмма.
  Девушка усмехнулась, мы пожали друг другу руку. Ну, вот и познакомились, можно сказать. Остаток дня я распаковывала вещи, бегала в библиотеку за учебниками, в общем обживалась.
  Вечером забежала к Камелии и обнаружила, что ее соседка - Тая, которая тут же бросилась мне на шею, стоило мне переступить порог их комнаты. Я не то, чтобы была не рада, но ее излишняя эмоциональность и восторженность утомляли. К тому же за полторы недели, что я жила у Наставника я успела слегка отвыкнуть от ее непосредственности.
  - Так жаль, что тебя не было на прощальном ужине.
  Меня усадили в одно из кресел и вручили чашку чая. Ками со своей кровати отсалютовала мне своей чашкой и украдкой облегченно выдохнула. Кажется, она тоже успела немножко ошалеть от напора Антарины и теперь радовалась, что внимание девушки направлено еще на кого-то кроме нее.
  - Брат очень хотел тебя пригласить, но не вышло. - Я кашлянула, переглядываясь с Ками. - А без тебя было совсем не весело. Бабушка была молчалива и даже подавлена, Адриан о чем-то размышлял и отвечал невпопад, как и родители, если их спрашивали о чем-то. В общем, было совсем не весело.
  Я предпочла глотнуть чая, заедая его слоеным печеньем с кунжутом, и оставить без ответа последнюю фразу девушки. Перед глазами четко встала картина, обрисованная Таей. Я была той, кто невольно своим появлением объединила эту семью, и я же стала камнем преткновения. Они, вроде бы, все еще были вместе одной семьей, но, в то же время, у каждого был 'пунктик', связанный со мной. Едва ли когда-нибудь мы станем дружной семьей, но я была нужна им, а они были нужны мне. Даже леди Селеста и леди Грета.
  Антарина продолжала сверлить меня выжидательным взглядом. Очевидно, к выходу мне придется пробиваться с боем, если она не получит свои ответы на так и не заданные ею вопросы. Которые, впрочем, не были такой уж тайной для меня. От брата она ответов не получила и решила попытать счастья со мной, вдруг я окажусь более сговорчивой.
  - Я уже говорила тебе, Тая: 'не стоит лезть туда, куда не просят'. - Девушка спала с лица, сделав большой глоток чая. - Мне жаль, что твой прощальный ужин не удался, но я должна была быть в другом месте. Твой брат это понимает.
  Одним глотком допив чай, я распрощалась с Ками и Таей, которая все так же хмуро цедила чай, и вернулась в нашу с Эммой комнату.
  В комнате я на мгновение устало прислонилась к двери. На вопросительный взгляд соседки отрицательно помотала головой. Говорить о чаепитии и обо всем, что так или иначе с ним связано с той, с кем знакома пару часов, я была не готова. Не сейчас.
  Правду говорят: любовь зла. А в моем случае любовь к Адриану предполагает принятие не только моего жениха со всеми его мозговыми тараканами, но и всех его родственников такими, какие они есть. И на это у меня есть учебный год.
  Оставшийся день я посвятила организационным вопросам: узнавала расписание, беседовала с магистром Пограничным, решая последние детали с нашими индивидуальными занятиями. Я была новичком в магии. Многое из того, что другие маги усваивают с детства, едва у них пробуждается магия, мне предстояло учить наравне с учебной программой Академии. Год мне предстоял не простой, но это и к лучшему - не будет времени страдать дурью, вляпываясь в неприятности. Достаточно того, что неприятности грозили сами меня найти.
  Вечером заглянули в гости Адриан и Даниэль узнать, как я устроилась. В итоге получилось несколько неловкое чаепитие. Эмма и Даниэль явно были знакомы. Что, в сущности, не так уж удивительно. Даниэль - аспирант, Эмма - третьекурсница. Они не могли не пересекаться. Но тут было нечто большее, чем просто неудавшийся роман.
  Я украдкой бросила вопросительный взгляд на Адриана, но тот лишь покачал головой, при этом как бы невзначай коснувшись безымянного пальца на руке. Я тактично отпила чай, стараясь не выдать того, что разгадала намек Риана. Что ж, тут есть от чего взяться неловкости. Не мне осуждать их, или давать советы. Эмма сама расскажет обо всем, чем сочтет нужным поделиться. Я настаивать не буду, сама не тороплюсь открывать душу каждому встречному.
  Так что, когда гости нас покинули, девушка помогла убрать чай с принесенным десертом и довольно быстро легла спать. Тем самым давая понять, что не готова что-либо обсуждать сейчас. Я еще немного посидела, и тоже легла спать.
  Весела жизнь студента в общежитии. Чую, мне еще не раз предстоит в этом убедиться.
  А утром началась первая неделя обучения, которая пролетела, как одно мгновение. Одно запоминающееся, наполненное событиями мгновение.
  Не зря говорят: как неделю начнешь, так она и пройдет. Моя неделя началась со столкновения у общежития с троицей, о которой я уже успела позабыть. В тот раз я так и не узнала у Антарины, кто они такие. Да так и не поинтересовалась позднее. На фоне того, что происходило со мной в последующие дни, та встреча померкла.
  Комнату я покидала последней, Эмма собралась и умотала, едва я пожелала ей доброго утра. А когда вышла из общежития, то увидела Антарину, окруженную этим трио. Вокруг уже начала собираться толпа.
  - Что вам нужно, Джоанна?
  Голос Таи был спокойным, немного усталым, и сама девушка внешне была безмятежна. Но я видела, как трудно ей это дается. Она выставила щит, пытаясь одновременно уследить за тремя противницами. Но если они все же нападут одновременно, ее обычный щит не защитит ото всех атак. Здесь нужен сферический щит, или же три щита одновременно.
  Я не знала, способна ли Антарина на что-то подобное, а помощи от зевак ожидать не приходилось. Никто в здравом уме не станет вмешиваться в разборки магов, не будучи уверенным, что сам не пострадает. Попасть под чужое заклятье - мало приятного, но много хуже при этом потерять собственный дар.
  Но, как не раз я уже подозревала, все некроманты малость с приветом, потому что я собиралась вмешаться.
  - А что может быть нужно? Малышка Тая в очередной раз получила то, что хотела. Даже в Академию поступила с высшими баллами. Ну, так, может быть, проверим, чего они стоят?
  Девушки подобрались. Тая встала в стойку. Рыжая, поименованная Джоанной, занесла руку, готовясь метнуть заготовленное заклинание. Кто-то из зрителей побежал в учебный корпус, решившись, наконец, позвать преподавателей. Я же решительно спустилась по ступеням общежития.
  - Не проверите. - Внимание всех присутствующих тут же сосредоточилось на мне. Стараясь сохранять спокойствие, я продолжила говорить. - Правила Академии запрещают использовать магию вне учебных классов и полигонов, если она направлена во вред другим студентам.
  - И что ты сделаешь? - Заговорила брюнетка из трио. - Побежишь жаловаться ректору или своему наставнику? Ты же у них теперь любимица.
  Я пропустила нелепую попытку задеть меня. Я уже давно не подросток, у которого гормоны в крови играют, чтобы реагировать на подобные демарши. Подойдя почти вплотную к ней, выпрямила спину, сложила руки на груди, тряхнула головой, сохраняя при этом зрительный контакт. Смотрела прямо, без враждебности, уверенно, и девушку пробрало. Она сразу растеряла напускную уверенность, отступая от меня на шаг, дернула руками в попытке скрестить их, стараясь как бы закрыться/отстраниться от меня. Но в последний момент передумала, так и не завершив жест. Другие девушки из трио тоже отступили на шаг, хоть я и не смотрела на них.
  - Нет, - наконец, заговорила я, решив, что нужная пауза выдержанна, можно и продолжить 'выступление', - я госпоже Альве скажу, кто решился грубо нарушить, установленные правила, подвергая риску разрушения вверенное ее заботам академическое имущество.
  Имя заведующей хозяйственной частью произвело на окружающих поистине магическое воздействие. Все тут же вспомнили, что рискуют пропустить завтрак, начав расходиться.
  Подружки рыжей Джоанны переглянулись между собой, их уже не заботила Антарина. Они думали о том, как бы уйти до прихода преподавателей, и как увести с собой подружку. Которая явно была не намеренна отступать. Имя госпожи заведующей поумерило ее пыл, применять магию она не спешила, но полностью отступать от задуманного не хотела.
  - Да кто ты такая, чтобы угрожать мне? Думаешь, отбила чужого жениха, можешь теперь всем указывать, что им делать?
  Девушка шипела, едва не брызжа слюной мне в лицо. Я стояла, сохраняя спокойствие, никак не реагируя на ее выпады. Сама же размышляла над сказанным. Как интересно повернулся разговор, однако. Казалось бы, какое ей дело до того, что Адриан расторг помолвку с Тайришей? Вопрос о том, как она узнала об этом, опустим, как вторичный. Разрыв помолвки не был тайной. После того, как семья Тайриши пожаловалась императрице на меня, обо мне разве что мертвые не знали. И то я не уверена. В мире магии быть мертвым - не окончательный приговор. Есть некроманты, которые в любой момент могут поднять мертвеца, если того нужно будет о чем-нибудь расспросить.
  - Тебе следует успокоиться. - Вместо ответа посоветовала я. - Не стоит вмешиваться в чужие отношения. Обычно, ни к чему хорошему это не приводит.
  Я развернулась, собираясь взять за руку Таю, чтобы вместе с ней уйти. Хотелось все же попасть на завтрак перед первой лекцией. Но у Джоанны, похоже, были другие планы. Я заметила, как распахнулись от страха глаза Таи, услышала, как подружки рыжей бестии сдавленно охают, и среагировала раньше, чем осознала, что именно делаю.
  Адриан в этот момент мог бы гордиться скоростью моей реакции. Тренировки с ним не прошли даром.
  Я развернулась на сто восемьдесят градусов, выбросила вперед и вверх правую руку, перехватывая руку девушку раньше, чем та успела кинуть заклинание. Гнев мгновенно пробудил магию. По руке пробегали голубые и темно-зеленые искры, да и глаза, я подозреваю, полыхали бушевавшей внутри меня магией. До рыжей провокаторши только начало доходить, что она наделала. Я не собиралась останавливаться на достигнутом результате. Эта девчонка навеки-вечные заречется злить некромантов.
  Я не до конца понимала, что делаю, но моя магия понимала мои желания лучше меня. Рука девушки сморщилась, покрылась пигментными пятнами, пальцы скрючились, волосы побелели, лицо тоже покрылось старческими морщинами, а карие глаза поблекли. Девушка открыла рот, но крик застрял у нее в горле. В следующее мгновение все вернулось в норму, стоило только отпустить руку девушки. Та продолжала смотреть на руку так, будто она все еще сморщенная и скрюченная от старости. Я же заговорила тихим, но твердым голосом.
  - Продолжишь в том же духе, я тебе устрою преждевременное ускоренное старение на неопределенный срок. Так, что ни один маг тебе не поможет. Если только магистр Мерида сжалится над той, у кого напрочь отсутствует инстинкт самосохранения, раз она решила позлить некроманта - целителя.
  - Не сжалится. - Вмешался в наш междусобойчик голос магистра Мериды. - Думать надо, что делаешь.
  Только сейчас я заметила, что мы больше не одни. Кто-то из ребят все же позвал преподавателей. Потому что здесь были магистр Пограничный, ректор, и Адриан. Во взгляде Риана, которым он смотрел на меня, читалась гордость и благодарность. Он был рад, что я вступилась за его сестру. Я же не видела в этом ничего, за что бы меня стоило бы благодарить. Но в то же время это не мешало мне испытывать чувство удовлетворения за невысказанную похвалу.
  - Вот, - мне сунули в руку пробирку с каким-то зельем. - Это поможет успокоить магию и придаст сил на время. Так вы не пропустите сегодняшние лекции. Советую поторопиться, до начала занятий не так уж много времени, но в столовую еще успеваете.
  Я кинула вопросительный взгляд на ректора, тот кивнул, отпуская.
  - Зайдете после занятий, назначу отработку. Вы, адептка ан'Жер, тоже, и компанию свою захватите. Для профилактики.
  Я кивнула, даже не думая спорить. В конце - концов, я и в самом деле нарушила правила. И это в первый же день занятий. Интересно, сколько студентов за всю историю академии были такими же везучими?
  Выдернув пробку из пробирки, я залпом выпила содержимое, поморщившись от кисловатого привкуса. Никогда не любила лекарства, они редко бывают приятными на вкус.
  - Мы были подругами, знаешь? - Заговорила Антарина.
  Я бросила на нее косой взгляд. Взгляд девушки был направлен куда-то вдаль. Она смотрела перед собой, но не видела ничего. Сейчас в ней не было и капли той наивности, показной веселости и непосредственности, которые она демонстрировала еще позавчера во время чаепития в их с Камелией комнате. Передо мной вновь была младшая леди де'Крэсси - статная, знающая себе цену, приветливая, добродушная хозяйка, полная достоинства. Такая, какой она бывает, когда снимает свою маску маленькой девочки.
  - Догадалась. - Ответила я, обдумывая все, что узнала в это утро. - Раз уж Тайриша была невестой Адриана, вы не могли не общаться. Могу допустить, что дружили. Пока ты не попыталась вразумить брата. Или дело только в зависти?
  - Не только, но зависть сыграла немалую роль. Брат любит меня. То, что я не могла получить у родителей, почти всегда я получала от него. Он многому меня научил, и воспитывал по большей части тоже он. Родители же Тайриши были сосредоточенны на собственной дочери, а не на воспитании Джоанны, которую взяли в семью после гибели ее родителей. Она кузина Таши, и ей она завидовала больше, чем мне. А теперь, когда ее мечты на безбедное будущее накрылись вместе с помолвкой Тайриши, я стала в ее глазах той, кто положил начало концу. - На мгновение девушка умолкла, а в следующее мгновение ее лицо вновь было веселым и безмятежным. - Ладно, пошли, я голодная.
  Меня сцапали за руку и потащили в сторону учебного корпуса в столовую. Я спорить не стала, как не стала настаивать на продолжении разговора. Хотя привычка Таи отгораживаться от проблем маской ребенка мне не нравилась. Бежать от проблем, прятаться за масками - все это, в итоге, может привести к тому, что рядом с ней не останется никого, кто помог бы ей в трудную минуту. У нее не останется ни друзей, ни близких, ни любимого человека. Никому не понравится терпеть рядом с собой притворщика и лицемера. А Тая, к тому же выбрала для себя не самую лучшую маску.
  И, тем не менее, я могла ее понять. Не оправдать, но понять. В среде золотой молодежи приветствовались 'маски'. Показывать настоящую себя было рискованно. Мы взрослели, менялись и наши маски. Труднее всего было не забыть себя настоящую. Удавалось это далеко не всем. Это была одна из причин, по которой я довольно скоро стала 'отщепенцем', предпочитая идти своим путем, в том числе и в выборе учебы.
  В столовой наше появление произвело своеобразный фурор. Не смотря на то, что до занятий оставалось мало времени, народу в столовой было полно. Кажется, наше столкновение у общежития успело наделать шуму и породить кучу слухов. Всем было интересно своими глазами посмотреть на ту, кто за одно мгновение состарил молодого мага, невзирая на защитные амулеты, талисманы, обереги, все то, чем обвешиваются маги для собственной безопасности.
  На меня открыто глазели, косились, делая вид, что смотрят по сторонам, рассматривали исподлобья. А эмоции... Абсолютно ото всех фонило любопытством, а в остальном - страх, восхищение, злость, отвращение. Весь этот разнообразный комок эмоций кисло-сладко-пряным привкусом остался на губах, от которого захотелось передернуть плечами. Я просто рок-звездой себя почувствовала.
  Было бы круто, если бы не напрягало. Привлекать внимание к себе с первого дня учебы не входило в мои планы. Но не судьба.
  К счастью, больше ничего, что выходило бы за рамки обычного в этот день не происходило, обычные вводные лекции по теоретическим предметам. Даже у ректора все прошло мирно и спокойно: получила неделю отработки по часу в библиотеке, начиная с завтрашнего дня. Так что я со спокойной душой вернулась в комнату, где Эмма сидела за домашним заданием.
  Я поспешила последовать ее примеру, и довольно быстро поняла, что отработка в библиотеке, в моем случае, это не наказание, а подарок. Способ подружиться с ее хранителем, магистром Стефаном, так как мне предстояло быть в его владениях частым гостем. Уже сейчас, читая главы учебников, заданных преподавателями, я понимала от силы половину. Вторую половину приходилось перечитывать по нескольку раз, разбирать по другим учебникам, взятым в качестве дополнительной литературы по совету наставника. Но я не роптала и вдумчиво разбиралась во всем, стараясь не мешать при этом соседке.
  Эмма время от времени поглядывала в мою сторону, но тоже не мешала мне постигать вершины магии и волшебства. Я чувствовала, что она хочет о чем-то спросить, но не решается, догадываясь, о чем именно пойдет речь. Не то, чтобы я была против ее приступа любопытства в отношении меня, но отвлекаться на разговоры мне не хотелось. А оставлять домашнее задание на потом, мне не хотелось, да и не имела я этой привычки. А приобретать ее с первых же дней учебы я была не намеренна.
  Наконец, когда с домашней работой было покончено, я довольно потянулась, отодвинув от себя тетрадь и учебник. В тот же миг передо мной на столе, как по волшебству, появилась кружка ароматного чая и несколько печенюшек на блюдце. Я хмыкнула, осматривая этот откровенный подкуп, но отказываться не стала. До ужина еще было время, так почему бы не скоротать его подобным образом.
  - Какого это - распоряжаться чужой жизнью и смертью? - Застал меня врасплох вопрос девушки.
  Я мигом забыла про чай с печеньем, сосредоточив все внимание на соседке. Я подозревала, что до нее дойдут слухи об утреннем инциденте, я ожидала от нее расспросов о случившемся. Но, все равно, вопрос девушки стал для меня неожиданным. Вот никогда бы не подумала, что на случившееся можно посмотреть с подобной стороны, оттого и интерес. А ведь она была не так уж не права, я легко могла убить Джоанну, доведя воздействие до 'точки невозврата'. И это возвращало меня к обещанию наставника сделать из меня одну из Бессмертных. В свете случившегося это обещание уже не казалось мне пустым или невыполнимым.
  Но возвращаясь к вопросу соседки... Я даже не сразу нашлась с ответом. Я молчала какое-то время, пытаясь найти ответ прежде всего для себя самой, но так и не нашла однозначного ответа.
  - Сложно ответить, вот так сразу. Признаться, я не смотрела на случившееся с этой стороны, пока ты не спросила. - Я сделала глоток чая, стремясь собраться с мыслями. - Это накладывает определенную степень ответственности за подобные решения.
  Девушка кивнула, принимая ответ. И тут же задала новый вопрос:
  - А если бы тебе поручили нечто подобное, ты бы смогла отнять жизнь, или нет?
  Я вновь внимательно всмотрелась в лицо девушки. Что-то мне подсказывало, что это не праздный вопрос. Но раскрыть свои секреты девушка была пока не готова. Что ж, ладно, отвечу, как есть, а там пусть думает, решает.
  - Да, смогла бы. Если бы от этого зависела жизнь моя, или дорогих мне людей, смогла бы, не раздумывая. Но лишать жизни просто так, без причины и по чужой прихоти не стала бы. Я не судья, не мне решать чужие судьбы.
  Девушка опять кивнула, принимая мой ответ, и вместе с тем выражая благодарность за него. Я кивнула в знак того, что благодарность приняла, возвращаясь к чаю. Захочет поговорить откровенно, я всегда выслушаю и дам совет, если будет нужно.
  Утро нового дня я встречала с опаской, но ни завтрак, ни первые пары мне сюрпризов не принесли. Я даже поверила, что уж сегодня со мной ничего необычного не случится, и день пройдет спокойно. Но у судьбы на мой счет были иные планы. И эти планы включали в себя мою встречу с незнакомцем, с которым я танцевала танго на балу.
  За неделю, прошедшую с вечера бала, я ни разу не вспоминала о нем. Да и он не искал встреч со мной. Из чего я смело сделала вывод, что интерес ко мне был мимолетным, и давно сошел на 'нет'. Как показала лекция по теории некромантии, я сильно ошибалась. Меня не только не забыли, но и дали четко понять, что настроены на более близкое знакомство.
  Когда в лекционную аудиторию вошел мой незнакомец, я застыла, широко распахнутыми глазами рассматривая мужчину. Тот спокойно прошел к кафедре, обвел взглядом присутствующих на занятии, и остановил взгляд на мне, одарив ехидной улыбкой.
  - Добрый день, адепты. Я - Карлос, аспирант магистра Пограничного. Буду читать теоретические лекции и присутствовать на некоторых практических занятиях, пока магистр отсутствует.
  'Так вот ты какой, аспирант магистра Пограничного'.
  Мелькнувшая мысль Настеньки, узнавшей тайну Аленького цветочка, показалась мне настолько нелепой и, в тоже время, настолько подходящей, что я не удержалась от смешка.
  - Адептка Небесный Страж Ночи, если не готовы поделиться с аудиторией причинами вашего веселья, пересядьте на первый ряд, может, это поможет вам стать серьезнее и сосредоточиться на занятиях.
  Делиться я и впрямь была не готова. Не хватало еще испортить отношения с первого же дня занятий. А потому безропотно пересела. Если бы я только знала, в какую пытку это превратится... все равно, поступила бы точно так же.
  С виду все выглядело прилично, к его поведению невозможно было придраться, даже если бы очень сильно захотелось. Он был настолько же мил и обаятелен, насколько был строг и суров, как преподаватель. Вся женская часть аудитории мгновенно попала под его очарование. Так что его повышенное внимание ко мне можно было легко объяснить тем, что я сидела на первом ряду и успела привлечь его внимание своим непроизвольным 'выступлением' в начале лекции.
  Если бы другие студенты только знали, с чего на самом деле началось наше знакомство, меня бы, как минимум, попытались бы сразу проклясть. Но среди присутствующих тех, кто мог лицезреть наш танец, не нашлось, что не могло меня не радовать.
  Было у меня подозрение, что недолго девушкам оставаться в неведении на сей счет, сыщется тот, или та, кто просветит женские массы, кто претендует на сердце их кумира. И ведь не объяснишь, что у меня и в планах ничего подобного не было. У меня был, есть Адриан, и никто другой мне нужен не был.
  Но когда подобные доводы останавливали девушек, вышедших на тропу покорения своего 'идеального мужчины'?
  Я старательно конспектировала лекцию, слушала Карлоса, отвечала на вопросы, опираясь на знания, полученные в этом мире и на то, что почерпнула в мифах и легендах разных стран того мира, в котором росла. Отвечала не всегда удачно, получая в ответ едкие комментарии и ехидные улыбки. Что, в свою очередь, начинало понемногу злить.
  Если подобным образом он решил пробудить к себе интерес с моей стороны, то тактику он выбрал неудачную.
  Глядя на него я начинала понимать, почему некромантов недолюбливают и относятся к ним настороженно. Не малую роль в этом играет наш характер. Чего уж греха таить, у самой характер не сахар, когда меня задевают за живое. А если прибавить к этому наследственность и дар целителя, добавляющий 'плюшек', я была далеко не подарок. И могла быть очень мстительной, если меня как следует разозлить и довести.
  Отцу потребовалось немало усилий, чтобы усмирить мой характер и научить себя контролировать в любой ситуации. Только благодаря этому я спокойно досидела до конца лекции, старательно записала задание к следующему уроку и начала собирать вещи, намереваясь покинуть аудиторию вслед за остальным адептами.
  Я уже направлялась к выходу, когда за моей спиной прозвучало сакраментальное: 'задержитесь, адептка Небесный Страж Ночи'. Сосчитав мысленно до десяти, я развернулась и подошла к Карлосу.
  - Слушаю. - Сияя улыбкой, проговорила я, стоило последнему студенту покинуть аудиторию.
  Карлос сделал быстрый замысловатый пас рукой в сторону двери, кажется, чтобы нас не подслушали. После чего обратил на меня внимательный и спокойный взгляд карих глаз. В этот момент в нем не было ни капли ехидства, самодовольства, хитринки и предвкушения, которыми он щедро одаривал меня во время нашего короткого танца - знакомства на балу у императора. С одной стороны это радовало: у меня появилась надежда, что вмешиваться и как-то усугублять наши с Адрианом отношения Карлос не станет. С другой - напрягало: подобная перемена поведения могла говорить о том, что нам предстоит разговор, как учителя и ученика. Что не отменяло его планов на меня, какими бы они ни были.
  - Прости за сегодняшнее занятие, но я не смог удержаться. Не мог не проверить твою выдержку, раз уж ты дала мне такой прекрасный повод испытать себя.
  О, я ж говорила. Некроманты те еще психи и безумцы с паскудным характером. Мы - тот еще подарочек судьбы, не каждый вынесет.
  И он определенно прав, подставилась я сама.
  - Проехали. - Махнула я рукой, оставаясь все такой же спокойной. - Что-то еще? Или я могу идти?
  Карлос вздохнул, пристально рассматривая меня, точно пытаясь найти для себя ответы на незаданные вопросы. Или просто пытался предугадать, как я отреагирую на дальнейший разговор.
  - Ты еще намерена мстить? - Мне достался испытующий взгляд.
  Хм. Не так, чтобы неожиданный вопрос. Вспоминая наш танец ревности и мести (и чего уж там, страсти), я прекрасно понимала, что мне это не раз аукнется. Я прекрасно понимала, что разговора, как такового, нам не избежать. Хотя, не думала, что состоится он вот так, сразу после лекции. Но, чего уж, если бы все в нашей жизни происходило так, как мы того ждем, в мире царил бы покой и гармония.
  - Нет. Мы с Адрианом заключили соглашение, которое устраивает нас обоих. Да и в дальнейшем я надеюсь обойтись без подобных методов решения проблем.
  - Боишься, что понравится? - И вновь эта ехидная улыбочка на лице.
  - Дело не в страхе, дело в доверии. - Я чуть устало потерла глаза. - К тому же у пары некромантов очень мал шанс на счастливое семейное будущее. Характер не дай Бог каждому. Может, я и интересна тебе, но любишь ты другую. Не знаю, что между вами произошло, но мне не интересно становиться орудием мести. Уж прости.
  - Я обдумаю твои слова.
  Один взмах руки снял полог тишины, став своеобразным завершением разговора. Я молча покинула аудиторию, надеясь, что мы больше не вернемся к этому разговору. Но, надежда - глупое чувство, как говорил один из героев Макса Фрая. А злость и решительность, которые я ощущала даже через закрытую дверь аудитории, подсказывали, что мне не понравится результат его размышлений.
  Надо будет расспросить Адриана. Он должен быть в курсе, кому так рьяно и своеобразно мстит некромантский аспирант.
  Последующие пары прошли без происшествий, но расслабляться я не спешила. Не верилось, что день закончится так же благополучно. Интуиция скреблась тихой кошкой на задворках сознания, вселяя в сердце тревогу.
  Но даже отработка в библиотеке прошла спокойно. Магистр Стефан наблюдал коршуном за проблемной троицей, пока те с влажными тряпками наперевес сражались с книжной пылью на полках стеллажей. Мне доверили сортировать книги по разделам магии, чтобы позднее разложить все по местам. Было интересно рассматривать обложки, бегло пролистывать книги, проверяя на наличие забытых листочков с записками, вычищать с помощью простенького бытого заклинания страницы от посторонних записей и грязных пятен.
  Я не заметила, как прошел час отработки. Вздрогнула, когда за моей спиной раздался спокойный с намеком на улыбку голос магистра.
  - На сегодня все. Вы хорошо потрудились.
  Я осмотрела стопки учебников, которые успела разобрать, не сумев сдержать удивленного возгласа. Увлеклась, это еще слабо сказано. Я разобрала почти всю кучу учебников, которые натащили адепты старших курсов, в безудержном порыве освежить в памяти пройденное в прошлом году для кратких проверочных работ перед началом изучения нового материала.
  Подобные серии зачетов уже давно стали своеобразной традицией у преподавателей академии, призванной выявить 'забывчивых' адептов, которым после летнего перерыва были необходимы дополнительные часы самостоятельного изучения уже пройденного материала и повторной сдачи экзамена. Надо ли говорить, что пересдавать экзамены не хотелось никому, поэтому первую неделю занятий библиотека пользовалась огромной популярностью среди нерадивых адептов. Как итог, пересдачи были крайне редки, а адепты знали назубок то, что не удосужились, как следует выучить ранее, перед экзаменом.
  Пока я чуть рассеянно моргала, возвращаясь в реальность из рабочих глубин, в которые успела погрузиться с головой, передо мной на стол легла небольшая, в палец толщиной, книга по основам магических плетений.
  - Советую почитать в свободное время, это поможет научиться плести заклинания, с филигранной точностью соизмеряя расход сил. Сейчас, пока вы изучаете слабые, самые простые заклинания, контроль расходования сил не так важен. Но позднее, на старших курсах, подобное умение будет играть гораздо большую роль. Не исключено, что однажды оно спасет вам жизнь, или тем, кого вы любите.
  - Спасибо, магистр.
  Я искренне улыбнулась, встав с насиженного места, обняла магистра. Тот не ожидал от меня подобных маневров, но отстраняться не стал. Лишь отечески похлопал по спине.
  - Ну-ну, адептка. Испортите мне репутацию, на помощь не рассчитывайте больше.
  Я моментально отстранилась, хотя чувствовала, что магистр ворчит больше для вида, чем реально недоволен моей выходкой. Да я и сама от себя подобного не ожидала, хотя и не пожалела ни на секунду.
  Еще раз, поблагодарив магистра, я сцапала книгу, повесила на плечо сумку и пошла в общежитие. Нужно было делать домашнюю работу.
  Я уже подходила к комнате, когда меня перехватил Адриан, и в следующий миг мы уже переместились в незнакомую мне комнату. Просторная, она условно делилась на спальную зону и рабочую. Кровать аккуратно застелена темно-синим покрывалом, под ней синий с белым узором ковер с мягким ворсом. Окно наполовину зашторено насыщенного синего оттенка занавеской. Угловой шкаф для одежды и сменного пастельного белья. В рабочей зоне дубовый стол с несколькими выдвижными ящиками у еще одного окна, рядом шкаф с книгами. Напротив камин с парой кресел и чайным столиком, стоящих рядом с ним. На полу еще один ковер, похожий на своего собрата в спальной зоне. Достаточно уютная комната, мне бы понравилось здесь жить. Но об этом я подумаю в другой раз.
  Я повернулась к этому нахалу, собираясь высказать все, что думаю о подобных маневрах с его стороны. Но наткнулась на усталый, чуть раздраженный взгляд. И явно не я была источником его раздражения. Бросив сумку на одно из кресел, я повернулась к Адриану, внимательно вглядываясь в его лицо.
  - Прости, но у твоей соседки сейчас Даниэль. Если не хочешь испытывать неловкость и быть третьей лишней, придется побыть здесь до комендантского часа.
  Я удивленно уставилась на собственного жениха при упоминании его друга, чуть приоткрыв рот, да так и слушала все остальное. Что ж, быть третьей лишней я, пожалуй, действительно не хочу. Так что самоуправство со стороны мужчины я простила.
  - А до выходных выяснение отношений не могло подождать? - Я все еще плохо соображала, огорошенная словами Адриана.
  Я не стала лезть в душу соседки, но теперь почти жалела, что не сделала этого. Я уже знала от Адриана, что они были помолвлены ранее. Но, по какой-то причине расстались. И последние два года, что Эмма учится в академии, они успешно избегали друг друга. А тут я стала неожиданно для себя их точкой соприкосновения. И, кажется, Даниэль решил выяснить для себя их отношения. Как бы там ни закончилось сегодняшнее 'выяснение', но одно я могла сказать с уверенностью: Антарина могла смело ставить крест на едва начавшихся отношениях с другом брата. То, что связывает Даниэля и Эмму, куда сильнее его симпатии к сестре друга.
  - Она младше тебя на год, где-то. Ну, была, на момент рождения. Должна была бы уже учиться на восьмом курсе, но пропадала где-то пять лет. Ее семья от ее имени расторгла их помолвку. Вернула выкуп за невесту. А когда Эмма вернулась и поступила в академию, Даниэль попытался выяснить, где она была. Но все, чего добился, возвращенного кольца, подаренного на их помолвку. Она легко сняла его, не смотря на то, что кольцо было заговорено, и снять его мог только Даниэль. А такое могло быть только по одной причине.
  - Измена. - Догадалась я, не смотря на недоговоренность со стороны Адриана.
  - Да. Все эти годы они успешно избегали друг друга.
  - И вот теперь встретились.
  Адриан кивнул. Я обвела рассеянным взглядом комнату и, подойдя к креслу, скинула сумку на пол, усаживаясь в него с ногами. Как - то не верилось, что Эмма способна на измену любимому человеку. Что бы там не случилось на самом деле, это до сих пор гложет ее по страшнее стаи голодных пираний. Иначе, она бы так сильно не переживала спустя столько лет.
  - Не надо. - Адриан подошел сзади, на плечи мне опустились его руки. - Ты не сможешь помочь. Не ты, ни я. Они должны сами разобраться между собой.
  Я кивнула, соглашаясь с правотой его слов. Но легче от этого не становилось. Чтобы хоть немного отвлечься, я решительно достала один из учебников, решив сосредоточиться на домашнем задании.
  Учить уроки в компании Адриана оказалось гораздо лучше, чем в одиночку. Риан не мешал, подсказывал, если мне нужно было пояснить что-нибудь. Вытащил меня на ужин в столовую, после напоил чаем в комнате. В общем, был мил, ненавязчив, предупредителен, галантен, заботлив, делал все, чтобы я могла оценить все плюсы нашего совместного проживания в статусе семейной пары. Я оценила, но выбрасывать белый флаг не спешила: надо прежде с прабабкой разобраться, а потом уже устраивать жизнь под лозунгом 'и жили они долго и счастливо'. В противном случае Адриан рисковал овдоветь раньше, чем станет счастливым отцом.
  В комнату я вернулась через портал Адриана практически перед комендантским часом, успев даже добраться до учебника, выданного магистром Стефаном. Адриан удивился тому, что магистр решил проявить участие к моей судьбе (обычно тот не проявлял заботы о ком-то из адептов, одинаково относясь ко всем), но оспаривать выбор магистра не стал. Книга была полезна, он и сам подумывал вручить ее мне позднее, когда я освоюсь с простыми заклинаниями. А так выходило даже лучше: я, одновременно, и училась, и готовила себя к будущим нагрузкам.
  Эмма встретила меня хмурым видом и очередным брошенным в дверь кинжалом. На этот раз роль мишени досталась портрету Даниэля. Узнать его можно было с очень большим трудом, главным образом потому, что никто другой не мог так сильно разозлить Эмму за сегодняшний вечер. Я уже поняла, что в моей соседке художник умер еще до рождения. Ее работы нашли бы отклик разве что у ценителей кубизма или абстракции.
  - Я ни о чем не спрашиваю. - Я подняла руки в защитном жесте, решив сразу обозначить свою позицию невмешательства.
  - Слишком громко не спрашиваешь. - Проворчала девушка, подходя к двери, и возвращая свое орудие мести.
  - Ты могла лечь спать, не дожидаясь моего возвращения. - Справедливо возразила я.
  Я ничуть не лукавила, говоря, что не стану расспрашивать девушку и вмешиваться не в свое дело. Но я чувствовала, что Эмма хочет поговорить со мной, но не решается. Тем не менее, я давала возможность девушке отступить назад, оставить свои тайны при себе.
  - Я никогда не смогу иметь детей. - Выпалила Эмма, резко опускаясь на свою кровать. - Я - ассассин, опозорившая свой род тем, что не смогла убить свою первую жертву. И это - мое наказание. Проклятие, снять которое способна лишь та ведьма, которая его наложила. В моем случае ведьму убили сразу после того, как она меня прокляла. Ее сила перешла к ее преемнице, но это уже роли не играет.
  Я молчала, не зная, что можно сказать на подобное. Спрашивать про измену было уже излишним, как и про возвращенное кольцо. Сказать, что понимаю ее, было бы ложью. Я не знала, как это - лишиться возможности стать матерью. Пожалеть ее равноценно плевку в душу.
  - Я сняла обручальное кольцо, хоть это и стоило мне значительных усилий. Но когда понимаешь, что у тебя нет будущего ни с твоим женихом, ни с кем-то еще, магия оказывается бессильна.
  - А Даниэль... он... - Я замолчала, не зная, как потактичнее задать свой вопрос.
  - Я сказала ему. Сегодня. Просто не могла больше держать это все в себе. - Эмма помолчала, играя с кинжалом (то подбрасывая его, то ловя на лету). - И вот!
  С этими словами мне продемонстрировали правую руку, на безымянном пальце которой красовалось кольцо из белого золота с изумрудами под цвет глаз девушки. Эмма подергала его, но оно даже на миллиметр не слезло с пальца, лишь свободно проворачивалось вокруг своей оси.
  - М-да. - Глубокомысленно прокомментировала я.
  И отправилась готовить чай. Вечер обещал быть долгим.
  История девушки была проста и не оригинальна, но от того не менее трагична. Она была прирожденным целителем. Она порывалась лечить зверушек, птичек и людей еще до того, как активировался ее магический дар.
  На одном из приемов, на который ее семью пригласили в числе прочих гостей, ее родители познакомились с родителями Даниэля. С полгода ответных визитов в гости, и помолвка между их детьми заключена. Все идеально. Замечательно.
  Если бы не одна семейная тайна. Ее родители, дедушка с бабушкой состояли в тайном ордене на службе империи. В ордене обучали лучших наемных убийц, которые устраняли лиц, угрожающих целостности и политическим интересам государства в лице королевской семьи.
  По достижении определенного возраста члены ордена должны отдавать своих сыновей на обучение искусству убийства. У ее родителей была только она. Но все же они не теряли надежды родить сына. Год за годом они пытались. Но либо ребенок умирал в младенчестве, либо происходил выкидыш во время беременности.
  Так что к достижению восемнадцати лет, когда стало ясно, что ее мать не выдержит еще одной попытки, ей пришлось уйти на обучение в орден. У нее был талант, но ее учителя и она сама понимали, что с убийством живого человека могут быть проблемы. Она была лекарем, целителем, она не могла видеть чужих страданий, стремилась помогать каждому раненому.
  Спустя год после начала обучения, по иронии судьбы, у ее родителей родился здоровый сын с большим потенциалом в области боевой магии. Но это уже ничего не меняло. Она должна была завершить обучение и поступить на службу империи в качестве ассассина.
  Испытание она провалила. Ее наставнику - экзаменатору пришлось выполнить заказ за нее. А ей ничего не оставалось кроме, как смотреть на умирающую жертву, наступив на горло собственным инстинктам и магии. Это едва не стоило ей собственного дара и самой жизни. К тому же на нее наложили проклятье бесплодия и изгнали из рода.
  Поэтому она смогла снять кольцо и вернула его Даниэлю, надеясь больше не встречаться с парнем, в которого была влюблена едва ли не с подросткового возраста.
  После изгнания из рода ей ничего не оставалось, как поступать в академию. С ректора она взяла клятву о неразглашении обстоятельств позднего начала обучения и того, что она более не является частью своей семьи. Лишенная поддержки семьи, она жила на стипендию и средства от подработки в городской лечебнице. Старательно училась, успешно избегала своего бывшего жениха, который и сам не желал лишних встреч с девушкой. Выжила из комнаты всех соседок, которые лезли не в свое дело, пытаясь разузнать тайну девушки.
  И вот теперь старательно выстроенная новая жизнь летела в бездну, потому что ее соседкой оказалась я. А Даниэль входил в число моих друзей, которыми я успела обзавестись в этом мире за довольно короткий срок. И тот спустя два года, после непродолжительного чаепития в компании своей бывшей невесты, решил вернуться к прежним планам на их совместную жизнь. Его даже новость о вполне возможном отсутствии детей в их браке не напугала. Накричал не нее, нацепил кольцо со словами 'ты так просто от меня не отделаешься', и умчался. Правда, напоследок, наградил девушку парой страстных поцелуев, предварительно скрутив при попытке той оказать сопротивление.
  Сопротивлялась девушка чисто для вида, и они оба это знали. Но все же Эмма не удержалась, сделала портрет - мишень после того, как закончила с домашним заданием, и принялась вымещать свою злость на нем.
  Я молчала, пытаясь осмыслить все услышанное. Теперь становился понятен интерес девушки к теме убийства, затронутой вчера. Я ведь тоже целитель. Но в отличие от меня она прирожденный целитель. В этом ее призвание. Она уже сейчас была мастером третьей ступени, хотя еще не закончила своего обучения. Учитывая, что ступеней всего три, подобное можно было считать большим достижением.
  Целитель-ассассин - это жестко. Для меня лично не было удивительным то, что девушка не смогла убить человека. Для рожденного исцелять, убийство другого сравнимо с самоубийством. Она бы не смогла с этим справиться. Для нее даже убийство ради спасения своей или чужой жизни невозможно. Она из тех людей, кто попросту не способен на убийство. Разве что в состоянии аффекта, и то я не уверена.
  - Это любовь, подруга. Советую принять это как данность и смириться. - Решила начать с более безобидной темы, на мой взгляд. - Если мужчина готов жениться на женщине, зная, с высокой долей вероятности, что она бесплодна, что у них никогда не будет своего ребенка, что магия, едва ли, способна это исправить, то он безумно любит свою избранницу. И он отдает себе отчет, что при этом прямая линия наследования прерывается. Если, конечно, нет других наследников. Но это не ваш случай, насколько я знаю.
  Эмма кивнула, подтверждая мои слова. Вздохнула, допила чай и принялась убирать следы наших ночных посиделок.
  - Он - псих. - Ворчливо подвела итог нашему разговору девушка.
  Но я чувствовала, что ворчит она только для вида. Ее взволновали мои слова, дали пищу для размышлений и... надежду.
  Хоть бы и так. Искренне надеялась, что у них все будет хорошо, и проблема с проклятьем будет решена. Как не могла не порадоваться, что мне никогда не познать душевных терзаний девушки по поводу ее неспособности к убийству. Пусть я целитель, но в первую очередь я некромант. Для меня смерть и все, что с ней связано вполне нормальное явление. Так что я не врала о своем отношении к убийству в нашем разговоре минувшим вечером.
  Утро началось для нас рано. И неприятно. Голова даже не болела, раскалывалась на части. Мы будто бы и не чай пили накануне, а безбожно надрались дорогого, но некачественного алкоголя.
  Пожелав друг другу доброго утра, мы так же дружно поморщились от наших 'очаровательных' голосов. Хриплые, срывающиеся. Да и мое лицо едва ли сильно отличалось от помятого с синяками под глазами лица Эммы.
  Кое-как соскребя себя с кроватей, мы по очереди сходили в душ, привели себя в порядок и отправились на завтрак.
  После такого начала дня ничего хорошего я уже не ждала. Хмуро шла всю дорогу до столовой в компании такой же 'добродушной' Эммы. А по пути к нам присоединилась не менее 'веселая' Камелия. Судя по ее украшениям под глазами, она тоже далеко не сразу смогла уснуть, а если и спала, то плохо. Наша троица впечатлила всех встречных, а в столовой наш вид оценили настолько, что без разговоров уступили один из столов в углу, на который я нацелилась, желая хоть немного побыть в блаженном покое. Моя слава бежала впереди меня, так что никто не рисковал злить меня сейчас.
  - Тебя тоже навещал Бугимен этой ночью? - Издалека начала расспрашивать я подругу, занимая место за столом.
  - Кто? - Эмма отвлеклась от своих не веселых мыслей, вклиниваясь в намечавшуюся беседу.
  - Повелитель ночных кошмаров. - Охотно пояснила я. - По легенде он превращает хорошие сновидения в кошмары и насылает их на человека.
  - Если Антарину можно назвать Бугименом, то, да, навещал, вселился в мою соседку и не давал спать всю ночь.
  - Ясно. - Наш с Эммой голос слился воедино.
  Дальше можно было не продолжать. Тая, наверняка, узнала о приходе Даниэля. И, наверняка, удивилась, что тот решил нанести визит не ей. Я помнила, какими взглядами они обменивались в день вступительных испытаний, как они танцевали на императорском балу. Девушка симпатизировала другу брата еще до этого всего, а после начала надеяться на что-то большее. Хотя, к чести Даниэля, тот не давал повода для надежд. Вел себя мило, учтиво, но границ легкого флирта не переходил, как и с любой другой девушкой, с которой он танцевал на балу. Я видела нескольких мельком.
  Так что обвинить мужчину в предосудительном поведении или же дарении напрасной надежды, я не могла. Он любил только одну девушку за всю свою жизнь, и это была не Антарина.
  Для Таи, привыкшей получать все, что она захочет, подобное развитие событий было сравнимо с крушением основ ее мироздания. Она не привыкла к отказам. Смириться с тем, что первый понравившийся ей мужчина мог предпочесть ей кого-то другого, ей будет не просто. Но, может, хоть это заставит ее повзрослеть и сменить привычную маску на другую? Я не была уверена.
  Сочувствую Ками, я похлопала ее по плечу.
  - Крепись. Это первый 'отказ' в ее жизни. Она всегда получала то, что хотела, если не от родителей, так от брата.
  Девушка тяжко вздохнула, осознавая всю глубину той бездны, в которую стремительно летела ее спокойная жизнь. С тишиной и покоем она могла смело попрощаться на неопределенное время.
  - Надо выпросить у целителей снотворное. - Приняла истинно некромантское решение девушка.
  Да. При нашем складе характера, чрезмерным состраданием к ближнему своему мы не страдали. Смерть вообще развивает в некромантах не только чувство черного юмора, но и понимание, что ничего в жизни нет хуже, чем ее окончание. Редко, очень редко ее можно считать благом и избавлением от мук прижизненных. А подобное понимание быстро портит характер. Если кто-то перестает ценить жизнь настолько, что она становиться мучительна для человека, мы можем предложить единственную доступную и понятную нам форму милосердия - смерть и последующее воскрешение в форме умертвия. Надо ли говорить, что у большинства жалобщиков на жизнь резко просыпается желание жить, наступает просветление разума, и человек переосмысливает свои ценности.
  Эмма молча кивнула, поддерживая девушку в ее стремлении. Она уже поняла, что стала невольной причиной ее страданий. Но каяться и просить прощения не спешила. Пять лет в ордене для нее даром не прошли: желания жалеть всех и каждого по малейшему поводу, как и нести на себе крест вины у нее значительно поубавилось. Она стала более жесткой и менее сострадательной к окружающим. Так что в нашу компанию она вписалась легко, быстро став своей в доску.
  Дальнейший завтрак проходил в молчании. Голова уже не раскалывалась, лишь в висках ощущалась тупая пульсирующая боль, но настроение это не улучшило ни на миллиметр. Судя по хмурым лицам моих соседок им завтрак тоже не особо помог.
  Так и пошли хмурой компанией на лекции. Эмма нас покинула на третьем этаже, мы же пошли дальше на теорию ведения боя. Нам как некромантам этот предмет преподавали в усеченной форме, как сообщил магистр Карсан. С его слов: 'чтобы могли справиться с нечистью и нежитью'.
  Ни о каком участии в военной компании для нас и речи не шло. Не то, чтобы мы горели желанием участвовать в войнах, скорее наоборот, но откровенная дискриминация нашей профессии, в сравнении с боевой магией, со стороны магистра задевала. Да, на поле боя мы не шли в авангарде наступления. Чаще всего, мы действовали наравне с разведкой, захватывая отдельные цели, допрашивая мертвых и живых.
  Так что злость мы на магистра затаили всей группой. А тот потешался над нами, не скрывая своего отношения к нашим грозным взглядам. Учитывая, что мы не единственная группа некромантов, которую он обучает подобным образом, он даже угрозой наши пламенные взгляды не считал.
  Его лекцию мы покидали с внушительным домашним заданием, хмурые и молчаливые. Магистр Карсан откровенно посмеивался и гаденько улыбался.
  Учитывая, что я итак была раздражена с утра, я разозлилась окончательно. Потому и не сдержала замечания в ответ на явную провокацию со стороны магистра.
  - Попадись ты мне на лекарском столе. - Прошипела я на грани слышимости, но меня услышали.
  - Это угроза, адептка? - Язвительное замечание меня уже не задело.
  Куда уж больше?
  Мои одногрупники, которые до этого торопились покинуть аудиторию, остановились, глядя с интересом на меня и магистра.
  - Это обещание, магистр. Если окажется так, что вы окажетесь на койке лазарета, именно на вас я буду практиковаться в целительстве. Магистр Мерида с радостью окажет мне такую услугу, когда я ей сообщу, что хочу практиковаться именно на вас. Обещаю, все самые болезненные способы лечения вы опробуете без усыпления и анестезии.
  И на этом оптимистичном обещании, вселяющем надежду и дарующем чувство предвкушения мне любимой, я поспешила направиться к выходу. Магистр чуть спал с лица, но улыбаться не перестал. В его глазах я только что стала мишенью номер один для уничтожения. Экзамен мне будет сдать не просто, но я не расстраивалась, теперь я знала, по крайней мере, одну слабость магистра. А разыграть правильно эту карту я сумею.
  Как ни странно, это столкновение с магистром значительно улучшило мне настроение. Так что несколько следующих лекций я пребывала в хорошем расположении духа. Ровно до занятия по боевой подготовке, которое вел Адриан.
  Хмурый, холодный взгляд остудил даже тех, кто был уверен в собственных силах. И остановился этот взгляд на мне, прошелся по моей одежде и еще больше потемнел. Кажется, магистр Карсан поведал о своем мнении относительно того, кому следует уделить 'особое внимание' в обучении.
  Я итак не сомневалась, что любимой 'грушей' стану я, а теперь... Адриан обещал лично заняться моими тренировками, легко мне не будет. А его взгляд обещал, что наши тренировки в тренировочном зале в особняке магистра, покажутся мне цветочками. 'Ягодки' начнутся сегодня.
  - Приветствую всех. Ни для кого не секрет, как меня зовут, и к какой семье я принадлежу. Я аспирант факультета боевой магии, буду преподавать боевку. Разрешаю обращаться ко мне по имени и на 'ты'. Но это не значит, особенно это относится к девушкам, что на моих занятиях я допускаю фривольность и панибратство. Для меня все равны, и требовать я со всех буду одинаково.
  Короткая пауза и внимательный взгляд с хитрым прищуром и ехидной ухмылкой, которым нас сполна одарили. Меня так в особенности. Так что я смело помножила обещание Адриана на два и постаралась дышать глубоко и ровно. Нервы все равно не помогут, так какой смысл рефлексировать понапрасну?
  - На наших занятиях мы будем тренировать не только рукопашный бой, но и владение всеми возможными видами холодного и древкового оружия в поединке один на один, два на два, ну и так далее. Начнем с рукопашного боя. Маты взяли и разложили по периметру.
  Парни переглянулись и отправились выполнять распоряжение Адриана, оставив нас, хрупких девушек под пристальным взглядом нашего наставника. Нам, при том, что мы некроманты, было неуютно, но глаз мы не опускали. Стояли, ноги на ширине плеч, руки за спиной, взгляд спокойный, немного хмурый, прямой. Когда парни к нам присоединились в шеренге, Адриан довольно кивнул.
  - Вас нечетное количество, - констатировал очевидное Риан, - поэтому делитесь на пары, а Мария, - коварный взгляд на меня в купе с многообещающей улыбкой, - будет в паре со мной. Я демонстрирую прием, потом отрабатываем все вместе. Когда скажу, пары меняются. Итак, начнем.
  И еще одна предвкушающая улыбка лично мне.
  - Мария, прелесть моя, иди сюда.
  Пошла. Куда деваться?
  А дальше начался мой персональный ад. Добрый час меня бросали на мат раз за разом всеми возможными приемами, четко проговаривая каждую мою ошибку. Потом надо мной сжалились и отпустили третьей в пару с Камелией и Йеном (тихим, скромным, забитым парнем, на первый взгляд). На деле Йен оказался темной лошадкой, который с легкостью выполнял все то, что так усердно тренировали все остальные. Правда, мне все же удалось три раза уложить его на мат. Два раза из этих трех мне поддались. Камелии, которая тоже при первом знакомстве играла в забитую скромницу, тоже повезло один раз. Но, в целом, мы поняли, кто будет нашим противником на ближайшие занятия.
  Адриан ходил между нами, указывал на наши ошибки, успевая читать наставления.
  - Вы должны научиться, не только сражаться, но и падать. Падать правильно, не рискуя переломать себе руки, ноги. Этот навык убережет вас от напрасных травм, но и способен сохранить вам жизнь. А то маг, сломавший себе шею при падении с крыши какого-нибудь склепа, куда он забрался по одному ему ведомой причине, это вовсе не смешно. Это грустно и печально пополнять ряды умертвий подобным самоубийственным способом.
  Камень был явно брошен в наш огород, но завуалированно, без откровенного намека, поэтому мы не обиделись. В теории на месте этого невезучего мага мог оказаться не только некромант. Да и на злость или обиду у нас просто не осталось сил.
  К концу занятия мы все были уставшие, мокрые и мечтали о душе. Мечтали все остальные, я мечтать перестала, едва поймала его пристальный взгляд. Значит, нас ждет разговор, и до вечера он подождать не может.
  Едва последний мой одногруппник вышел, Риан притянул меня к себе, зарылся пальцами в волосы, руша аккуратную прическу, и стал мягко ненавязчиво массировать виски. Я сначала хотела возмутиться, но не смогла отказаться от подобной ласки, дарующей мне ни с чем несравнимое удовольствие. В данный момент. Я блаженно прикрыла глаза, чуть запрокинув голову, и застонала от облегчения. Головная боль, терзающая меня с самого утра, наконец-то отпустила.
  - У меня отработка в библиотеке. - Не открывая глаз, пробормотала я, даже не делая попыток отстраниться.
  - И ты туда непременно попадешь. - Легкое касание губ заставило меня распахнуть глаза то ли от удивления, то ли от осознания степени наглости Риана. - Не смог удержаться, родная моя. Магистр Карсан сегодня забегал. - Взгляд темно-синих глаз в одно мгновение из игривого стал серьезным и собранным. - Не стоило тебе ссориться с ним. Так просто ты теперь не отделаешься.
  - Не терплю, когда уничижительно отзываются о моей профессии. - Холодно заметила я, поняв, что о причинах моего поведения магистр не сообщил.
  Адриан внимательно рассматривал мое лицо какое-то время. Уж он-то прекрасно знал, как я способна реагировать на попытки меня задеть. Знал, что без причины я взбрыкивать и показывать характер не стану. Поэтому просто кивнул, принимая к сведению мои слова.
  - Мстить будешь. - Не спрашивал, а утверждал Риан.
  - Способы своей мести я озвучила. За остальных не ручаюсь.
  И снова кивок стал мне ответом. Пусть все остальные из моей группы и не говорили о мести, но слова мои запомнили. Тот же Йен, казавшийся обычным скромником, на деле мог доставить магистру немало проблем. Я даже предположить не бралась, на что могло хватить его фантазии.
  - С Эммой говорили всю ночь? - Сменил тему Риан.
  - Нет. Не всю, но легче от этого не стало на утро. Поговори с сестрой. - После короткой паузы озвучила, мучающую меня уже давно мысль. - Ей нужно научиться принимать мир таким, какой он есть. И привыкнуть, что отнюдь не все в жизни происходит так, как хочется ей. Ей же будет лучше, если она научиться принимать и слышать 'нет' на все свои 'хочу'.
  - Ты права. - После короткой паузы ответил Адриан, прижимая мою голову к своей груди. - Я с ней поговорю. Давно надо было. Безотказность для мага порой не лучше вседозволенности. - И еще одна короткая пауза. - Иди.
  Я кивнула, поцеловала Риана на прощание в щеку и один мимолетный поцелуй в губы, и ушла. Магистр Стефан встретил понимающей улыбкой мой счастливый вид и указал на стопку книг, ожидающих меня. Пора было приступать к работе.
  Час отработки прошел так же быстро, как и вчера. Я настолько погрузилась в работу, что вздрогнула от слов магистра, сообщившего, что на сегодня я свободна. Попрощавшись, я уже понадеялась, что день завершится без сюрпризов, но у судьбы на этот счет были свои планы.
  Когда в нашу комнату ворвалась Антарина, мы с Эммой сидели над домашней работой. Говорить, отвлекаться на пустяки не хотелось. Сначала дела, а потом сон. Здоровый сон, который не закончится очередным кошмаром и головной болью на утро.
  Но не судьба.
  Поставив некрасивую кляксу, я отложила перьевую ручку и повернулась к девушке. Разъяренный взгляд я откровенно проигнорировала. Во-первых, я слишком устала, чтобы реагировать более эмоционально. Во-вторых, раз разговор с Адрианом привел к этому, значит, придется вразумлять девушку самой.
  - Значит, я, по-твоему, избалованная дура? - Почти прокричала девушка.
  - Нет, ты - не дура. - Спокойным голосом решила ответить я, начиная понемногу злиться. - Но ты привыкла получать все, что хочешь. Ты не привыкла слышать слово 'нет'. Ну, так начинай привыкать. Если не хочешь стать похожей на Джоанну или Тайришу. Ты расстроена из-за Даниэля, но, на самом деле, ты приняла желаемое за действительное. Он не давал тебе повода надеяться на что-то большее, чем просто дружба. А интерес к тебе был вызван больше любопытством, чем личным интересом. И на балу он уделял тебе внимания не больше, чем другим девушкам, с которыми танцевал.
  Девушка какое-то время молча меня разглядывала. Гнев на ее лице сменялся презрением.
  - Ты советовала не вмешиваться туда, куда не просят, но, похоже, это правило относится только к тебе. Да? В твою жизнь вмешиваться нельзя, а в мою, значит, можно? Это, по меньшей мере, лицемерно.
  - Тогда перестань вести себя, как малое дитя, которое лишили сладкого. И учись принимать последствия собственных решений. К тому же в твою личную жизнь я не вмешивалась. Я просто вижу то, что ты видеть не желаешь, руководствуясь детским 'хочу, значит, так и будет'. Не будет. Не в этот раз и не в любой другой до тех пор, пока ты не изменишься сама и не начнешь учиться на собственных ошибках.
  Эмма в наш разговор не вмешивалась, хотя от выполнения своего домашнего задания отвлеклась. Она упорно вглядывалась в учебник, но я видела краем глаза, как сильно она сжала ручку. Для нее стало сюрпризом, что Тая пришла выяснять отношения не с ней, а со мной. Я видела, как она напряжена и раздражена. Ее злило то, что при полном отсутствии сильной привязанности к мужчине, Тая злится на то, что ее фактически тыкают в это носом. В чем-то я Эмму понимала.
  Антарина какое-то время сверлила меня взглядом. Возразить хоть что-то на мои слова ей было нечего. Она понимала, что я права в своих выводах. И ей это не нравилось. Она не хотела признавать поражение. Поэтому выскочила из комнаты, хлопнув дверью.
  Мы обе выдохнули. Эмма так вообще прикрыла глаза и протяжно застонала.
  - Ее переходный возраст нам еще нервы потреплет. - Пробормотала девушка, не открывая глаз. - Надеюсь, Камелия запаслась снотворным. В связи со сложившейся ситуацией, мне ее откровенно жаль.
  Это да. Я кивнула, возвращаясь к домашней работе. Ками будет нелегко.
  Оставшиеся два дня до выходных я испытывала пределы своей выдержки на основах исцеления, теории создания артефактов и теории построения порталов.
  В целом, ничего такого уж экстраординарного не происходило, но за предыдущие три дня я настолько устала, что упорство, мстительность и чувство собственного превосходства магистров над нами, адептами, начинало немного бесить.
   Вообще, лекции магистра Мериды оказались довольно интересны. Узнать разницу в строении и структуре организма различных рас, населяющих этот мир, было, как минимум, небесполезно. Но само стремление магистра привить мне любовь к сохранению жизни и целительству раздражала. Я не лукавила, говоря, что предпочитаю вскрывать трупы, а не лечить нуждающихся. В крайнем случае, я готова была лечить так, чтобы пациент зарекся впредь оказываться в лекарском крыле.
  Магистра Мериду мои стремления удручали, но когда я сказала, что желаю видеть своим пациентом магистра Карсана, мне дали белый флаг. Мы сошлись на том, что всех симулянтов и лентяев буду исцелять я.
  Теорию создания артефактов вел наставник Джексона. Что лично для меня стало сюрпризом. Не приятным. Благодаря дочери он не мог не знать, кто увел у него личного ученика в общину гномов. А также, что гораздо весомее, я лишила его прав на выгодный проект. И теперь мне мстили. Целенаправленно, методично, с максимальной нервотрепкой.
  Я сдаваться не спешила. Понимала, что легко на его занятиях мне не будет, а экзамен вообще придется сдавать коллегиально, скорее всего. Но врожденное упрямство и упорство в купе со статусом мастера не позволяли позорно вывесить белый флаг на милость победителю. Ко всему прочему, банально не позволяла гордость. Как собственная, так и родового наследия. Все же я была маркизой де'Луриан.
  И на наследие я все же буду претендовать, когда придет время.
  С магистром по теории построения порталов было сложнее всего. Он искренне верил, что никто не способен понять и владеть его предметом лучше его самого. Свои знания он подавал так, точно делал нам огромное одолжение. Цедил каждое слово, формулы и схемы вычерчивал так, будто расставался с любимым детищем.
  Я могла понять любовь к профессии, одержимость ею, но подобное... жмотничество я не готова была понимать. Как можно обучать адептов вот таким вот способом, прекрасно отдавая себе отчет в том, что от твоих знаний может зависеть их жизнь. И, тем не менее, плевать на ее ценность. Я не понимала ни как некромант, ни как целитель. И простить подобного отношения к нам я тоже была не в силах.
  Кажется, я нашла еще одного подопытного себе на пути постижения науки исцеления. Магистр Мерида будет рада. Надеюсь. В любом случае, выбор у нее не велик.
  А в первый выходной состоялся бал по случаю начала учебы. Для адептов это был повод напоследок расслабиться, для магистров - возможность повеселиться перед тяжким трудом на пути прививания у адептов любви к знаниям.
  Атмосфера предвкушения праздника в женской части общежития витала с самого утра. На всех этажах, во всех комнатах слышался веселый смех, шутки, восторги и ахи, разной степени завистливости, по поводу нарядов подруг.
  Лично я давно решила по поводу своего наряда, выбрав одно из заказанных у мастера Фиареля платьев. А вот с Эммой была проблема. Девушка сначала вообще отказывалась идти, потом выяснилось, что одеть ей нечего. Ни одного подходящего для данного случая наряда в ее скромном гардеробе не было.
  В связи с особенностями своего получения статуса адептки академии Эмма быстро научилась не разбрасываться деньгами. Стипендия и заработок от подработки уходили на самые необходимые вещи и еду. А то немногое, что оставалось, девушка вносила на свой личный счет, открытый в гномьем банке, том самом, на площади с фонтаном в честь императрицы из рода де'Крэсси.
  Так что я теперь активно пыталась всучить подруге одно из своих платьев на этот вечер. А Эмма столь же активно отказывалась. Если бы я не знала, что подруга прирожденный целитель, видят боги, заподозрила бы в ней некроманта. С таким упорством она пыталась отстоять свою позицию.
  - Боги, Эмма, вот скажи мне: чего ты упрямишься? - Не выдержала я после очередного отвергнутого наряда. - Там будет Даниэль. Он оденется ради тебя, подберет костюм. Так неужели тебе не хочется сделать ему приятное, одев одно из этих красивых платьев?
  И я потрясла очередной парой вешалок с нарядами, которые привезла с собой. Я видела по глазам девушки, что та готова была уже сдаться. Ей нравились абсолютно все мои наряды, часть из них она явно не отказалась бы примерить, но врожденная гордость и упрямство стойко держали оборону на страже скромности и целомудрия девушки.
  Я со своими нарядами чувствовала себя демоном искусителем, узревшим монашку и задавшимся целью пошатнуть ее устои нравственности. Мне, может быть, даже стало бы стыдно, если бы я не считала, что подруга заслужила хоть немного счастья за чужие 'грехи', груз за которые приходилось нести ей.
  - Они, наверно, безумно дорогие. - Простонала Эмма, выдвигая последний разумный довод со своей стороны.
  Ну, не дешевые, в большинстве своем. Но, как мы и договаривались с мастером, цены на мои модели варьировались в зависимости от используемых материалов. К тому же мне все досталось бесплатно, как ходячей модели. Но я точно знала, мои работы нашли своего покупателя, и свою долю прибыли я исправно получала. Мне даже послание от мастера - модельера пришло с предложением о создании зимней коллекции. Я была непротив и отправила ответное послание со своим согласием и намерением согласовать свой визит позднее, когда освоюсь с учебным ритмом.
  Так что я вполне могла подарить Эмме, понравившийся ей наряд без зазрения совести и требования оплаты.
  Я кровожадно улыбнулась, отчего подруга громко сглотнула ком в горле и решительно сунула ей под нос оба наряда со словами:
  - Выбирай.
  Еще и потрясла для верности.
  - Аа-а, ладно.
  Эмма сдалась, вырывая у меня наряд насыщенного зеленого оттенка, состоящий из блузы с высоким воротом, облегающей тело, как перчатка, и юбки, длину которой можно было регулировать спереди, благодаря четырем завязкам из атласных лент, прошитых на всю длину юбки. Блуза эмитировала корсет благодаря вставкам из белоснежной ткани в вырезе и декоративным ремням, опоясывающим талию. В целом смотрелось пикантно и вместе с тем довольно скромно.
  Я же выбрала черное платье - смокинг с оторочкой из красной ленты, со вставками из белой ткани, и с длинными широкими от локтя рукавами. Вставки прикрывали грудь и ноги до колена спереди. Платье было украшено декоративными ремнями и цепочками. На ногах сапоги на шпильке, украшенные пряжками, цепочками в тему с платьем, и черные чулки.
  Покрутившись перед зеркалом, я разгладила пышную многослойную юбку, поправила пышные, за счет нескольких слоев, от локтя рукава и засела за легкий макияж, освободив место перед зеркалом соседке. Эмма разглядывала себя с явной неуверенностью во взгляде. Чувствовалось, что девушка не привыкла к подобным нарядам, хотя выглядела она умопомрачительно.
  Я подошла к ней, помогла расправить платье, подтянула симметрично завязки (так, чтобы приоткрыть игриво ноги, оставляя простор для фантазии), и стянула шнуровку на левом боку блузки, заправив ее так, чтобы не было видно. Если не знаешь, с какой стороны шнуровка, не сразу сообразишь, как наряд снимается.
  В общем, получилось именно так, как я и рассчитывала: пикантно, игриво, завлекающе и при всем при этом скромно.
  - Тебе идет. А теперь макияж. И прическа.
  Я не стала мудрить ни с тем, ни с другим. В макияже ограничилась самым необходимым минимумом, лишь подчеркнув естественный внешний вид. Волосы расчесала до блеска, завила их в красивые локоны с помощью простенького бытового заклинания, выученного у Алисы, и повязала широкую черную ленту на манер платка, чтобы волосы не мешали.
  Эмма тоже сделала выбор в сторону естественной красоты в выборе макияжа. Волосы собрала в высокий хвост, после чего завила в локоны, украсив их шпильками с цветами. Я предлагала ей шляпку, но подруга решительно отказалась. Я спорить не стала.
  Когда мы обе закончили со сборами, заглянули к Камелии и Антарине. Тая к этому времени уже ушла, а мы решили дождаться Ками.
  Подруга выбрала себе бордово-черное платье с пышной многослойной юбкой до колен, закрытое наглухо по самую шею, с рукавами - фонариками, украшенное цепочками. Со спины платье застегивалось на множество маленьких крючков от основания шеи до лопаток, а ниже до пояса стягивалось шнуровкой. К платью Камелия одела черные сапоги на платформе, и чулки, на руки натянула кружевные гловелетты до локтя. Волосы девушка выпрямила и повязала на голову черную ленту шириной с ладонь. В макияже Ками сделала акцент на глаза, выделив их черным контуром. Получилось весьма эффектно, и выглядеть она стала чуть взрослее и серьезнее.
  - Не знаю, что ты сказала нашей подружке, но она уже пострашнее Бугимена будет. Веселой, беззаботной и наивной девочкой она уже не выглядит. С этой маской она рассталась, но горделивая заносчивость аристократки из знатного рода ни чем не лучше. Джоанна номер два.
  - Снотворное хоть выпросить удалось? - Глубокий вздох и чуть прикрытые глаза со стороны Эммы.
  - Я и не думала, что будет легко. - Устало пробормотала я.
  Запоздалый переходный возраст порой хуже своевременного. Ошибки, совершенные в юности, не так... фатальны, как ошибки, совершенные в более зрелом возрасте. Человек уже достаточно взрослый и опытный отдает себе отчет в своих действиях, хотя не всегда готов принять их последствия. Тае пришла пора учиться. А нам всем придется постараться, чтобы она не натворила дел и не опозорила свой род. Последнего ей леди Грета не простит, а отвечать перед ней придется мне. Не то, чтобы я боялась, но и лишние разборки с будущей свекровью мне были не нужны.
  Вот на этой грустной ноте мы пошли на академический бал по случаю начала учебы. Предвкушения веселья уже как не бывало. Но не сидеть же весь праздник взаперти.
  Так что... как говорили пингвины из 'Мадагаскара': 'Улыбаемся и машем'.
  К тому моменту, как мы подошли к зале, где проходило празднование, там уже было полно народу. Многие танцевали, кто-то разговаривал, стоя у стола с закусками или у стен, чтобы не мешать танцующим. В окружающей атмосфере витало веселье и радость, смешиваясь с предвкушением. Немного странное и непривычное мне сочетание. Но все, кто был здесь, искренне радовались началу учебы. Даже хронические лентяи.
  Стоило нам войти, как Эмму тут же сцапал Даниэль и, не оставляя ей даже шанса прийти в себя от подобной откровенной наглости, утащил танцевать. Если судить по руке как бы невзначай скользнувшей по бедру девушки к ее талии, мой подарок подруге оценили по достоинству. Эмма не отказала себе в удовольствии, будто бы случайно, пройтись по ногам кавалера, но я чувствовала, что девушке понравилась реакция жениха не ее наряд.
  Мы с Ками успели обменяться заговорщическими улыбками, отметив мелькнувшие довольные улыбки на лицах этих двоих. В следующее мгновение к подруге подошел Йен, приглашая ту на танец. Я успела заметить Джексона, который, заметив нас, как раз направлялся через залу к нам. Однако, увидев как Ками принимает приглашение нашего одногруппника, остановился как вкопанный. Его лицо в один миг омрачила тень, и он поспешил отвернуться. Я же поспешила к нему, пока тот не успел надумать себе того, чего нет.
  - И ты вот так просто отступишь? - Вкрадчивым голосом задала вопрос я, поравнявшись с парнем.
  Джексон замер и медленно повернулся ко мне. Не знаю, что он собирался сказать, но явно что-то язвительное и нелицеприятное, если судить по сдвинутым бровям и плотно сжатым губам. Однако, увидев меня, он мгновенно остыл, растеряв всю свою воинственность.
  - Если хочешь с ней танцевать, просто пригласи ее на следующий танец. - Продолжила я наставлять парня на путь истинный. - Решать, конечно же, ей и выбирать ей, но, по-моему, один танец еще не значит, что они тут же уйдут в закат, держась за руки, и глядя друг на друга влюбленными глазами. В любом случае это не повод вот так сразу отступать. Ты так не считаешь?
  - Да, пожалуй. - Парень помассировал шею, как - будто бы вспоминая что-то не слишком приятное. - К тому же Тайрик и Рикан не поймут.
  Последнюю фразу парень пробурчал вполголоса, глядя на Камелию, смеющуюся над какой-то шуткой Йена. Я же не сразу сообразила, о ком идет речь. К тому моменту, как я догадалась, что двое старших братьев моей подруги успели - таки нанести визит потенциальному будущему родственнику, Джексон, извинившись, уже оставил меня одну.
  Главное, когда успели, паршивцы? Я ведь просила не трогать парня первое время, но, видимо, у этих двоих было свое мнение на этот счет. Хорошо еще не отбили у парня желание общаться с подругой и со мной. Я все еще эгоистично лелеяла мечту прокатиться первой на изобретении молодого подмастерья гильдии мастеров. Ностальгия по собственному мотоциклу, который я вынуждена была оставить в доме отца, грызла душу беспощадно.
  Я печально вздохнула, вспоминая, как гоняла на своем черном красавце на уличных гонках. У мотогонщиков была своя тусовка, но мы никогда не враждовали с любителями автогонок, периодически пересекаясь на общих тусовках. После очередной такой гонки отец и отобрал у меня мотоцикл вместе с правами, сделав меня вынужденным пешеходом и клиентом такси.
  - Скучаешь?
  В то же мгновение, передо мной появилась черная роза с алой каймой на лепестках, заставляя меня вынырнуть из грустных воспоминаний. Я чуть дрогнувшей рукой приняла цветок, позволяя Адриану обхватить себя за талию и прижать к груди. Я вдохнула неожиданно волнующий аромат цветка, наслаждаясь близостью мужчины. Мне было абсолютно все равно в этот момент, кто на нас смотрит и что думает. Он мой жених, в конце - концов. Сейчас я готова была смириться с этим фактом.
  - Разговор не помог, как я погляжу. - Сердито, с грозными нотками в голосе, прошипел Риан.
  Его руки на моей талии сжались чуть сильнее.
  Пока я наслаждалась подаренным цветком, внимание Адриана привлекла группа молодых людей, окруживших Антарину. Она весело смеялась над их шутками, флиртовала сразу со всеми. Я бы поверила, если бы не дар эмпатии, четко улавливающий чувство брезгливости и отвращения ко всем троим.
  - Это добром не кончится. Но выяснять отношения сейчас - не лучшая идея. - Прошептала я, развернувшись к Риану и обхватив его шею руками. - Рано или поздно, но она обожжётся. Лучшим с нашей стороны будет невмешательство. С ней говорил ты, с ней говорила я, когда она прибежала ко мне выяснять отношения. Если она не хочет прислушиваться к нашим словам, тогда ей придется учиться на своих ошибках. Мы же можем за ней присматривать, чтобы все в итоге не обернулось необратимой бедой.
  - Мне это не нравится.
  - Мне тоже, но сейчас мы можем только испортить все окончательно. Она же может назло нам вытворить что-нибудь. Сама же потом пожалеет, но будет уже поздно.
  - Тут ты права. Потанцуешь со мной?
  - Мог бы и не спрашивать. - Я бросила на мужчину шутливый взгляд. - Помнится, кто-то грозился, что танцевать я буду только с ним. Или это касалось исключительно танго? - Я задумчиво поцокала языком, бросая на Адриана ехидные взгляды. - Не напомнишь?
  - Зацелую. - Мои ехидные взгляды достигли цели.
  Шутливый тон угрозы ничуть не обманул меня, я слишком хорошо знала, что подобная 'шутка' может достаточно быстро стать реальностью. Испытывала ли я при этом страх? Нет, скорее предвкушение и азарт, как игрок, вернувшийся к любимой игре.
  - А если я больше не считаю это высказывание, скажем так, угрозой? - Я провокационно провела пальцем от шеи мужчины до предплечья и обратно, изображая всем своим видом задумчивость.
  - Готова проверить свое предположение на себе самой, родная? Опытным путем, так сказать. - Чуть хрипловатые нотки в голосе, дали понять, что мои действия возымели нужный эффект. - Пошли танцевать.
  Меня сцапали за руку, не позволяя больше своевольничать. Я противиться не стала, добившись своего. Своевольничать и нарываться я буду как-нибудь в другой раз и при других обстоятельствах. Оставим наши интимные моменты для нас двоих.
  Правда, долго наши танцы не продлились. Совершенно невменяемую меня утащили прочь из зала прямиком в портал.
  Мы переместились к нему в комнату, где был накрыт ужин на двоих. Комната была погружена в уютный полумрак благодаря парящим под потолком светлячкам, разгоняющим кромешную темноту и одновременно создающим уют.
  - А вы полны сюрпризов, маркиз. - Кокетливо прокомментировала старания Адриана я. - Коварно соблазнить меня ужином, успешно отвлекая от закусок танцами. До вас еще никому подобное не удавалось.
  - Я весь к вашим услугам, маркиза. - Подхватил 'игру' Риан, отвешивая мне галантный поклон. - Готов удивлять вас до конца нашей долгой совместной жизни, если на то будет ваша воля.
  Я на миг похолодела при упоминании планов Адриана на нашу жизнь, предполагающую 'долго и счастливо'. Но тут же постаралась взять себя в руки, возвращаясь к нашему шутливому заигрыванию друг-с-другом.
  - Я подумаю, маркиз. Но у вас есть все шансы стать моим единственным спутником.
  - Вы вселяете в меня надежду, несравненная леди.
  Адриан заметил заминку с ответом, но не стал настаивать на объяснениях, позволив мне продолжить нашу отчасти шутливую игру. За что я была ему благодарна. Не хотелось портить этот вечер разговорами о том, чего избежать не удастся.
  Меня галантно подвели к одному из кресел, дождались, пока я усядусь поудобнее, и только после этого Адриан занял соседнее со мной кресло.
  - Вина?
  - Пожалуй.
  Я не видела причин отказывать себе в удовольствии выпить бокал вина под ароматное мясо, приготовленное на огне с пряностями, с гарниром из овощей и ломтиков картофеля. Есть хотелось сильно. Я молча, прикусив губу, наблюдала за тем, как Адриан разливает вино по бокалам и протягивает один из них мне.
  - За приятный вечер. - Провозгласил тост Риан.
  - За приятный вечер. - Я отсалютовала ему бокалом, поддерживая тост.
  Какое-то время между нами царила тишина. Она создавала ощущение домашнего уюта. Меня не отвлекали праздными разговорами. Просто наблюдали за мной с задумчивой теплой улыбкой на лице.
  Когда же первый голод был утолен, я откинулась на спинку кресла, наслаждаясь красным вином с четким привкусом ягод. Сказал бы мне кто в тот памятный день фестиваля, что я встречу мужчину, с которым всего через три недели буду вот так вот сидеть, ужинать, всерьез собираясь выйти за него замуж в обозримом будущем, посмеялась бы от души.
  Но, пойди ж ты, сижу, ужинаю, размышляю, наслаждаясь чувством уюта и покоя, чувствуя, что нахожусь на своем месте.
  Адриан все так же размышлял о чем-то, наблюдая за мной.
  - Что? - Чуть смущенно решилась спросить я, не выдержав столь пристального внимания к себе.
  - Ничего. Просто радуюсь тому, насколько мне повезло. Моя любимая женщина - своевольная, свободолюбивая, упрямая, и она уже давным-давно перебесилась, став благоразумной и целеустремленной женщиной, которой я не перестаю восхищаться.
  Я весело, заливисто рассмеялась, радуясь и наслаждаясь столь необычным комплиментом.
  - Знал бы ты, какой я была. Вообще бы счел меня образцом нравственности и добродетели. В своем переходном возрасте я бы дала сто очков форы твоей сестре.
  
  - Где она? Мы должны выйти через пять минут. Опоздание для нас недопустимо.
  Грозный суровый голос Александра Громова разнесся по особняку, заставляя горничных и работников особняка трудиться еще усерднее. Никто не желал навлечь на себя неудовольствие своего работодателя, от которого зависело их жалованье.
  С тех пор, как маленькая дочь господина Громова чуть подросла, работа в их особняке стала похожа на минное поле с часовыми зарядами. Никто не знал, откуда и когда придет беда. А беда в лице Марии Громовой порой приобретала весьма значительные масштабы.
  Стоило вспомнить уроки по самообороне и стрельбе с телохранителями девочки. Особняк, в итоге, превратился в поле боевых действий. Все работники ходили на цыпочках, короткими перебежками от одной двери до другой, стараясь не задерживаться в коридорах и на открытых пространствах. Потому что при этом повышался риск наткнуться на молодую хозяйку, притаившуюся в засаде с пистолетом, заряженным холостыми патронами. Убить не убьет, но покалечить может. Даже прибавка к жалованью в тот период, к счастью продлившийся не долго, не радовала тех, кто решил остаться работать в особняке.
  И вот опять, госпожа Мария куда-то запропастилась. Зная ее характер, ничего хорошего ждать не приходилось. Девчонка могла быть где угодно, затевая очередную пакость. Особенно сейчас, когда глава семейства собрался ехать на день рождения сына своего делового партнера.
  - Ты и сам прекрасно знаешь, где наша дочь проводит все свое свободное время последние пару месяцев.
  Спокойный, чуть уставший голос Мойры Громовой заметно остудил гнев супруга. Но ненадолго. Уже в следующую минуту госпожа Громова наблюдала, как ее муж торопливо идет в сторону гаража, и сама направилась следом.
  С той поры, как Марию похитили и вернули назад, их жизнь разделилась на 'до' и 'после'. Похитили ее Мию - тихую, скромную, застенчивую и добрую девочку, а вернулась к ним Мария - язвительная, упрямая, своенравная, пытающаяся самостоятельно управлять своей жизнью незнакомка, которую предстояло как-то воспитать порядочной достойной девушкой. Переходный возраст обещал быть не из легких.
  И как в воду глядела.
  Единоборства, стрельба, а теперь еще и мотоцикл. Хорошо, что муж нашел способ хоть как-то сдерживать дочь. Он не спорил с ней, не пытался доказывать свою правоту, ни в чем почти ей не отказывал, но всегда требовал от дочери отдачи во всем. Даже в хобби.
  Госпожа Громова считала, что мотоцикл в двенадцать лет - не позволительное увлечение для подростка, но ее супруг считал иначе. Он решил, раз его дочь хочет себе мотоцикл, она его получит. Но сесть на него она сможет не раньше, чем научится разбираться в его устройстве. Мария приняла вызов и с тех пор едва ли не ночевала в гараже, где училась разбираться в двигателях, клапанах, топливных насосах. Изучала чертежи и пыталась рисовать свои.
  В общем, ребенок пропал, погрузившись в свою мечту с головой.
  Госпожа Громова не ошиблась, дочь нашлась именно там, где она и предполагала, и ее уже распекал отец. Что не удивительно, Мария уже успела где-то запачкать лицо и руки. Платье и прическа каким-то чудом не пострадали, что не могло не радовать, но чумазое лицо и руки вызывали в матери при взгляде на свою дочь мученический вздох. И как такую дочь прикажете в будущем выводить в свет?
  - Дорогой, нам пора. - Мягким тоном женщина оторвала супруга от его 'любимого' занятия, должного пристыдить дочь, но в той не было и капли раскаяния, лишь упрямство и стремление к цели. - Мария у тебя пять минут, чтобы привести себя в порядок. Или я всерьез подумаю о том, чтобы увеличить твои уроки хороших манер на три часа в неделю.
  Вот теперь Мария вспыхнула от злости, но возразить что-либо матери не решилась. Она уже знала, что мать не бросает слов на ветер, а уж если разозлится по-настоящему, впору соглашаться на все, что потребуется, чтобы смягчить гнев родительницы. Ведь ее гнев был пострашнее гнева отца. Он всегда был выверенным, холодным и коварным. Даже выражение ее лица в такие моменты было продуманным и отработанным до мельчайшей черточки.
  Так что уже через пять минут перед супругами Громовыми предстала маленькая леди с идеальной осанкой, прической и нарядом. Ничто в ее облике не указывало на ту девочку, что еще совсем недавно копалась в деталях мотоцикла.
  
  - Мне было шестнадцать, когда я выиграла свою первую гонку на мотоцикле, который собрала сама. - Закончила я свой рассказ, выныривая из воспоминаний. - А еще через четыре года отец забрал у меня мотоцикл после того, как вытащил меня из полицейского участка, где я оказалась после очередной гонки. Не совсем легальной, надо заметить. Да.
  На губах сама собой расцвела мечтательная улыбка. Как же мне всего этого не хватало. Кто бы знал. Поэтому проект Джексона для меня был подобен глотку свежего воздуха для заключенного, которого выпустили на свободу.
  - Поэтому ты так вцепилась в проект Джексона? - Легко разгадал меня Адриан, подливая мне вина.
  - Отчасти. - Я не стала оспаривать его выводы. - Но еще и потому, что мне просто захотелось ему помочь. Изобрети он банальную, полезную в хозяйстве вещь, я бы поступила бы точно так же. Настоящий мастер не должен присваивать себе лавры и заслуги своего ученика. Это лишь отрицательно сказывается на его репутации. А магистр Сторм, к тому же, еще и заработать на этом решил. Сомневаюсь, что в его планы входило разделение прибыли на доли с Джексоном.
  - Тут ты права. Но дядя не станет его убирать, лучше преподавателя на замену просто не найти. А те, кто все же мог бы заменить магистра, преподают в других учебных заведениях и место работы менять не собираются. Так что...
  Я кивнула, прекрасно понимая, что скрывается за недосказанностью. Ни в одном учебном заведении не сыщется абсолютно идеальной команды преподавателей. Тут, как и в любой семье, как говорится, не без урода. Приходится мириться с их существованием, и контролировать при необходимости.
  - Ну, ладно. А как на счет тебя? - Я лукаво улыбнулась в ответ на вздернутые в вопросительном жесте брови собеседника. - Как тебя угораздило обручиться с Ташей? И вообще, я уже столько рассказала о себе, а о тебе я почти ничего не знаю.
  - Ты обязательно узнаешь увлекательную историю о том, как я почти женился на Тайрише. В свое время. А пока это побудет моей тайной, Мия.
  Мое имя Адриан произнес хриплым голосом, пристально глядя на меня. По спине пробежал табун мурашек, но я даже на миг не перестала улыбаться, позволила себе лишь сделать глоток вина.
  Я прекрасно поняла, на что мне тонко намекают. И да, время пока не пришло. Я еще не была готова остаться, сохраняя между нами барьер. А заветные три слова о любви были его фундаментом.
  Для Адриана это секретом не было, поэтому он тоже молчал, аккуратно обходя эту тему. Что, впрочем, не мешало ему ненавязчиво за мной ухаживать, проявлять заботу и внимание ко мне. Пожалуй, он выбрал самую верную тактику в отношении меня, осторожно, шаг за шагом продвигаясь вперед. Становясь ближе, роднее. Я понимала, не за горами тот день, когда он станет самым важным человеком в моей жизни.
  И эта мысль меня страшила.
  Этот страх был одной из причин, хоть и не самой главной, по которой я до сих пор сохраняла между нами дистанцию, отказываясь делать выбор между озвученными мне вариантами нашего будущего.
  - И что же, совсем ничего о себе не расскажешь? - Решила я переменить тему.
  - Ну, от чего же, - чуть прищуренные глаза дали понять, что мой маневр заметили, но настаивать на продолжении прежней темы не стали, - если тебе интересно, я с удовольствием расскажу, как мы с Маркусом притащили твоего кота из Эстафира.
  - Хочу.
  Я с энтузиазмом кивнула пару раз.
  Дальнейший вечер протекал в непринужденной обстановке под терпкое полусладкое вино, десерт и интересный рассказ о дружбе, поиске приключений и коте. Я заливисто хохотала в особо смешных моментах, ахала и охала в нужных местах.
  Я бы даже поверила, что вечер закончится спокойно и без происшествий, но опыт и банальная интуиция твердили, что эта неделя просто не может не закончиться так же, как и началась. Что-то непременно должно было помешать нам, в полной мере, насладиться этим чудесным вечером.
  Так что, когда в дверь постучали, я даже не удивилась. Лишь с легкой грустью отставила бокал и поднялась, немного сожалея, что вечер подошел к концу. Адриан тоже встал, жестом попросив пока не уходить. Несмотря на сложившуюся ситуацию, мне стало приятно, что меня не считают лишней. Наоборот, считают, что я вправе знать о проблемах и, пусть гипотетически, способна помочь.
  За дверью обнаружился Даниэль в компании Эммы. При этом подруга не то, что не выказывала характер, а, похоже, что сама притащила жениха к комнате Риана. Учитывая их своеобразные отношения, случилось что-то по-настоящему серьезное, раз Эмма отбросила в сторону все ненужные сантименты.
  - Антарина, она сцепилась с нашей незабвенной троицей. Вот только на этот раз она молчать не стала. Так что у нее тройная дуэль, и оскорбленная сторона не она. Дуэль по принципу вызова.
  Все это Эмма произнесла на одном дыхании, глядя прямо в глаза Адриана. Риан с каждым словом становился все мрачнее, пока не застыл подобно статуе, сжимая кулаки в бессильной злости. Казалось, на его лице жили только глаза, мерцающие холодной обжигающей бездной. Проняло нас всех троих, но мы с Даниэлем сумели сдержаться, в отличие от Эммы, передернувшей плечами. Все же мы знали Риана лучше подруги.
  - Идите. Спасибо, что предупредили. - Я тихо поблагодарила друзей и закрыла за ними дверь.
  Ни есть, ни пить уже не хотелось. Было обидно за испорченный вечер, но оставлять мужчину в таком состоянии я не хотела, чувствуя иррациональную вину за случившееся. Ступая почти бесшумно, я обошла Адриана по дуге и прижалась к нему со спины, обхватив руками. Я просто стояла, не произнося ни слова, чувствуя, как постепенно Риан начинает расслабляться. Через какое-то время он глубоко вдохнул полную грудь воздуха и протяжно выдохнул, чуть запрокинув голову назад.
  - Даже не думай, в случившемся нет твоей вины, Мия.
  Как легко он прочитал мои мысли. Не скажу, что от этих его слов чувство вины исчезло, утратив свою иррациональность, но мне стало легче. Приятно, что в подростковых заскоках и в том, к чему они приводят, Адриан меня не винит. Но от того, что мужчина винит себя, во мне зарождалась злость на Антарину.
  Понимала, что это глупо. Кто по молодости не совершает ошибок? Но почему за ее ошибки должны расплачиваться и другие? А не только она.
  - Мне нужно поговорить с сестрой. Ты дождешься меня?
  Хороший вопрос. Остаться или уйти. Этот выбор, так или иначе, повлияет на наши взаимоотношения. Или мы продвинемся вперед, или вернемся назад. Адриан примет любой мой выбор. Но как долго я смогу отступать, если решу сейчас уйти? Между нами, конечно же, все еще маячило наше соглашение, но это не значит, что мой уход не причинит ему боли.
  А потому...
  - Дождусь.
  Разумеется, дождусь. Иначе сейчас я не могла поступить. Только не сейчас.
  Я разомкнула объятья и отошла в сторону, рассматривая пейзаж за окном. Адриан вышел, оставляя меня в тишине наедине со своими мыслями. А мне было о чем подумать.
  Например, о том, что мне все-таки необходимо ему рассказать об истинном моем наследии. Просто потому, что он имеет право знать. Мы на собственном опыте уже убедились, насколько губительными для отношений и взаимного доверия могут быть тайны. А отношений без доверия не бывает, и быть не может. Это аксиома.
  Я не надеялась на его помощь, но он должен знать. Так будет правильно. Остается только решить, когда и как это сделать.
  Сегодня с него хватит и проблем с сестрой, не хочется еще до кучи нагружать своими проблемами, помочь с которыми он едва ли сможет. Я сама была не уверена, что смогу справиться легко и безболезненно. Все-таки прабабка, которая до сих пор является хранителем наших земель, сильна. Гораздо сильнее рядового призрака или полтергейста. Это чувствовалось с первой минуты общения с ней.
  Ко всему прочему надо было что-то решать с родителями. Я не обольщалась на их счет, слишком хорошо зная. То, что они до сих пор не явились по мою душу или не прислали никого из доверенных лиц за жизнью Адриана, не внушало мне оптимизма. Уж скорее наоборот, заставляло не на шутку нервничать.
  Мне дали время освоиться здесь, позволили начать обучение, наверняка заслали шпиона, чтобы разузнать, как я тут освоилась. А теперь ждут, когда я вляпаюсь по самое 'не хочу', и буду готова просить о помощи, чтобы великодушно предложить мне выбор. Отступить и принять помощь, или же справляться самостоятельно.
  Звучит довольно цинично, но именно так во мне тренировали характер, воспитывали, поучали. Справилась - молодец, нет - твоя вина, осознай ошибки, сделай выводы и иди вперед. А гордость уместна не всегда, и не всегда полезна. Сильный человек никогда не просит помощи, но не отказывается от нее, когда ее предлагают.
  Если он не глуп при этом.
  Пора было начинать готовиться к появлению моих приемных родителей. И постараться подготовить к их визиту Адриана. Он не глуп, прекрасно понимает, кого он фактически похитил средь бела дня при толпе свидетелей. Едва ли он не задумывался, хотя бы вскользь, о последствиях своего решения, которое, в итоге, свело нас вместе. Отец так просто ему не простит моего похищения. Я даже не бралась предположить, как он отреагирует в момент знакомства, которое рано или поздно состоится.
  А если прибавить к этому ситуацию с прабабкой, мне становилось откровенно страшно. Потому что знакомство обещало быть 'веселым' и незабываемым.
  За размышлениями я не заметила, как окончательно стемнело, на небо высыпали звезды, и луна заняла среди них свое почетное место, неспешно плывя по небосклону. А Адриана все еще не было. Очевидно, разговор оказался не из легких для обеих сторон. Но ведь я обещала дождаться.
  А я привыкла держать свое слово, раз дала обещание.
  Я стянула сапоги, прошла к кровати, и улеглась, закутавшись в сдернутое покрывало. Вздремну немного, пока не вернется Риан, и пойду к себе. Покрывало пахло Адрианом, его естественным запахом без примеси чужих запахов, и от этого аромата у меня слегка кружилась голова. Я с наслаждением зарылась носом в покрывало, глубоко вдохнув и медленно выдохнув с довольной, счастливой улыбкой.
  Сама не заметила, как заснула. А проснулась от легкого поцелуя в лоб и ненавязчивой аккуратной попытки извлечь меня из моего кокона. Промычав что-то протестующее, я вцепилась в покрывало, пытаясь ухватиться за ускользающий сон. За что получила поцелуй в губы, не оставивший мне и шанса поспать чуточку дольше.
  Подслеповато моргая в полутьме, я выскользнула из своего уютного кокона и от души потянулась. Побрела было к сапогам, но была мягко перехвачена и прижата к крепкому мужскому телу.
  - Ты такая домашняя сейчас, уютная. - Хриплым и уставшим голосом прошептал мне на ухо Адриан, и глубоко вдохнул. - Не уходи, пожалуйста. Я отправил Камелию спать в твою комнату, ты же не станешь будить ее среди ночи и отправлять к себе?
  - Ты самоуверенный наглец. - Ничуть не разозлившись, прошептала я в ответ.
  Наоборот, меня переполняла радость и предвкушение. При том, что к интимной близости я сейчас была не готова. Да и Адриан не намекал ни на что такое.
  - У меня найдется для тебя рубашка вместо ночной сорочки. - Продолжил соблазнять меня Риан, не делая даже попытки оспорить мои слова.
  - Хорошо, но утром я вернусь к себе.
  - Само собой.
  - И это не значит, что я сделала свой окончательный выбор.
  - Я и не рассчитывал на подобный исход.
  Мягкая улыбка и блеск в глазах говорили об обратном. Как минимум, надеялся. Но я не стала уличать его в полуправде. Не хотелось опошлять момент не нужными выяснениями отношений.
  - Тогда я жду обещанной рубашки.
  Меня отпустили, после чего извлекли из шкафа белую льняную рубашку и протянули мне.
  - Я даже постараюсь не подглядывать.
  - Твое благородство не знает границ.
  - К счастью, мне недолго осталось быть благородным. - Глядя, как я скрываюсь за ширмой - перегородкой, мечтательно протянул Риан, все-таки поворачиваясь ко мне спиной. - Максимум уже летом я смогу наслаждаться соблазнительной обнаженной красотой своей молодой супруги.
  В его голосе слышались шутливые нотки, но мы оба знали, что в этой шутке лишь доля шутки. Меня, как минимум, провоцируют. Так что я решила ограничиться лишь неопределенным хмыканьем.
  Быстро переодевшись в чуть великоватую рубашку, почти доходившую мне до колен, я повесила платье в шкаф на вешалку, которую до этого занимала одетая мной рубашка. И все это под внимательным взглядом Адриана. Настолько пристально и... жадно меня еще не рассматривали.
  Я решила лишний раз не нарываться, обошла мужчину по широкой дуге и нырнула под одеяло, укладываясь удобнее. Светлячки, парящие все это время в комнате, погасли, послышался шорох снимаемой одежды. А спустя непродолжительное время я почувствовала, как Адриан ложится на другой половине кровати.
  Уже засыпая, я почувствовала, как меня аккуратно притягивают ближе и осторожно обнимают.
  - Спасибо, родная моя.
  Это было последнее, что я услышала, окончательно проваливаясь в сон.
  Утро началось для меня с солнечного света, настойчиво пробивающегося сквозь сомкнутые веки, и размеренного дыхания Адриана, уткнувшегося мне в шею. Его руки все так же обнимали меня за талию, прижимая к жаркому телу. Было уютно и хорошо, но пора было вставать, организм настойчиво требовал завтрака и душа.
  Я надеялась аккуратно выскользнуть из объятий Адриана, но тот лишь сильнее сжал меня, не желая расставаться с добычей, добровольно угодившей в расставленные им сети. Я на мгновение замерла, но потом вновь попыталась встать.
  - Надеешься уйти, не попрощавшись, и даже не позавтракав со мной? - Хриплым со сна голосом пробормотал Адриан, целуя меня в плечо.
  По спине у меня пробежали мурашки, а сердце на миг замерло и забилось чуть быстрее.
  - Прибегаем к запрещенным приемам?
  - Спишем на неконтролируемое со сна состояние.
  Меня все-таки выпустили из объятий, позволив встать. Я села на кровати, чуть развернувшись к мужчине. Адриан изучал меня ленивым немного уставшим взглядом. Минувший вечер и беседа с сестрой не прошли бесследно, еще и я разбудила его, встав рано.
  - Тебе надо отоспаться, а я тебя разбудила.
  Рука сама потянулась к волосам Риана, убирая их с лица. Я подарила мужчине мимолетную улыбку, намереваясь встать и пойти переодеваться, чтобы вернуться к себе. Но Адриан проворно перехватил мою руку, удерживая меня на месте.
  - Мне ты нужна, Мия. Всегда, не смотря ни на что.
  - Подлизываешься. - Я сощурила глаза в притворной злости.
  - Ну, если только совсем чуть-чуть. - Сверкая озорством в глазах, не стал упорствовать мужчина. - Если согласишься побыть со мной еще немного, я обещаю тебе самый вкусный завтрак в твоей жизни и рассказать о дуэлях.
  Я скосила на мужчину заинтересованный взгляд. Можно было, конечно же, узнать все у Эммы, она бы рассказала, не скрывая ничего. Но перспектива совместного завтрака была слишком соблазнительна, чтобы я захотела устоять перед озвученным предложением.
  - Я так понимаю, ты согласна. Тогда через полчаса у главного корпуса. Тебя перенести в твою комнату?
  - Перенести.
  Терять время на переодевание в платье, чтобы потом, после душа, переодеться в другой наряд, я не видела смысла, раз уж мне благородно предлагали помощь. Так что в портал я входила в рубашке Адриана, приспущенной с левого плеча, под его пристальным взглядом. Уже делая шаг в воронку перехода, я не удержалась и послала ему на прощание воздушный поцелуй. Его смех был последним, что я услышала, прежде чем оказаться в своей комнате.
  В комнате меня встретила бодрая Эмма и заспанная Камелия. С Ками сон слетел мгновенно, стоило ей увидеть меня и осознать, что на мне одето. Ее чуть приоткрытый от удивления рот был красноречивее всяких слов.
  - Оригинальное появление. - Прокомментировала мое пришествие более стойкая Эмма. - Ночь, как я погляжу, удалась.
  - Фу, как пошло. Ты серьезно считаешь, что после твоих вчерашних новостей, Адриану делать больше нечего было, кроме как искать утешения пополам с развлечением у меня? - Я чуть поморщилась, на неудачную попытку пошутить в мой адрес, но обижаться не стала, зная, что подруга это не со зла ляпнула, и не в обиду мне. - Просто, раз уж так случилось, я нашла альтернативу ночной сорочке.
  Подруги ограничились лишь дружным хмыканьем, наблюдая, как я собираюсь в душ. Потом так же молча наблюдали, как я метаюсь по комнате, одеваясь и собирая волосы. Я уложилась за рекордные двадцать минут. Успела даже подкраситься слегка.
  Покрутилась перед зеркалом, рассматривая брючный костюм с пристяжной юбкой в малахитово-черной гамме. Прикрепила шпильками шляпку, так как на улице, не смотря на солнце, было ветрено. И пошла к месту встречи.
  - Ты там не загуляй окончательно. Завтра учебный день, и домашнюю работу никто не отменял. - Напутствовала меня Эмма, собираясь на завтрак.
  Камелия ограничилась сдавленными смешками. Но быстро смолкла под моим внимательным взглядом.
  - Ты особо не расслабляйся. Вернусь, и мы поговорим о нашем, о девичьем, и о Джексоне с Йеном.
  Камелия ойкнула и залилась краской смущения, я же кивнула два раза, давая понять, что отвертеться подруге не удастся. Убедившись, что мое послание дошло до адресата, я, махнув рукой на прощание, упорхнула за дверь со словами 'до скорого'.
  У главного корпуса я была чуть позднее оговоренного срока, а все потому, что едва я дошла до лестницы, столкнулась с Антариной. Сестра обожгла меня холодным взглядом, преграждая путь.
  - Сначала брата прибрала к рукам, теперь Камелия стала твоей лучшей подругой. А что дальше будет? Кого еще ты заберешь у меня?
  Я лишь приподняла брови, изображая на лице недоумение ее неуклюжей попыткой задеть меня. Будь я одного с нею возраста, воспитанная в схожих условиях, ее слова достигли бы цели. Но... я давно отучилась реагировать на откровенно жалкие попытки хоть как-то мной манипулировать. А вымещение злости на другом человеке за собственные ошибки являлось ничем иным, как одним из способов манипуляции.
  Злость, ярость, гнев, зависть, все наши чувства, что ослепляют нас, порождают в нас сильные эмоции, могут быть использованы против нас, если их не контролировать. Особенно это касается негативных чувств.
  - Я никого у тебя не забирала. - Спокойным, размеренным голосом ответила я, так как мне все еще преграждали дорогу, не позволяя пройти. - Брат любит тебя и желает тебе всего самого лучшего. То, что я вошла в его жизнь, не меняет его отношения к тебе. Что же до всего остального, то, если ты не хочешь устраивать показательный скандал на виду у всех желающих, то начнешь делать выводы из результатов собственных решений.
  Последнюю фразу я произнесла шепотом, чуть подавшись вперед, так, чтобы слышать меня могла только она, а не все желающие из тех, кто уже успел собраться в коридоре. Тая осмотрела всех собравшихся тяжелым взглядом, после чего не глядя на меня, прошла мимо и скрылась в своей комнате. Я же мило улыбнулась собравшимся и, ни к кому конкретно не обращаясь, произнесла:
  - Не люблю досужие сплетни.
  Надо ли говорить, что у всех моментально нашлись дела, а я беспрепятственно и без лишнего внимания к собственной персоне, дошагала до условленного места встречи.
  Меня уже ждали, осмотрели пристальным взглядом мой наряд, уделив особое внимание ногам и груди, открывающейся в ромбовидном вырезе жакета с высоким горлом. Собственно, на этих частях тела и акцентировался наряд. Я не привыкла скрывать собственные достоинства, стремясь всячески их подчеркнуть в нарядах, соблюдая при этом рамки приличий. К тому же мне нравилась реакция Адриана на них и на меня. В конце концов, какая женщина не хочет выглядеть привлекательно в глазах своего мужчины?
  А я хотела, очень хотела.
  - Мне все больше и больше нравятся твои вкусы в подборе одежды и аксессуаров. - Промурлыкал Риан, целуя кончики моих пальцев и устраивая мою руку на сгибе своего локтя. - У тебя прирожденный талант. Кого попало в гильдию мастеровых не принимают, причем сразу в ранге Мастера.
  Я скромно потупилась, вспоминая слова Мастера Фиареля о моем таланте и обо мне. Оглядываясь назад, пожалуй, его слова стали первым толчком в принятии своей жизни и судьбы. Я уже не злилась на собственных приемных родителей, не обижалась на их порой холодное, отстраненное и строгое отношение ко мне. Благодаря им я выросла такой, какая я есть сейчас. Благодаря им у меня есть шанс справиться со всеми трудностями, шанс побороться за собственную жизнь.
  Адриана моя показная скромность не обманула, но докапываться до истины он не стал. Ограничился быстрым хитрым взглядом, брошенным на меня, и довольной улыбкой, на миг промелькнувшей на его лице. Говорить что-либо он не стал, вместо этого открыл портал, куда и утянул меня со словами 'тебе понравится'.
  Что ж, место, где мы вышли и в самом деле мне понравилось. С первого взгляда.
  Больше всего это место напоминало березовый лес. Под ногами у нас простиралась сочная зеленая трава. Плакучие березы нависали над столиками, скрывая их вместе с посетителями от посторонних глаз. С потолка струился мягкий свет, он проходил сквозь кроны деревьев, погружая помещение в уютный полумрак лесной чащи. То тут, то там порхали бабочки, летали стрекозы, откуда-то дул легкий, по-летнему теплый ветерок.
  Я вдохнула полной грудью запах летнего леса, не переставая радоваться внезапному чуду. Я будто бы на миг покинула реальный мир и оказалась в сказочном уголке, неведомо как оказавшемся здесь. За спинами у нас через дорогу располагалась книжная лавка. От чего контраст реального с волшебным лишь усиливался.
  Я во все глаза рассматривала это невероятное место, не в силах вымолвить хоть слово. Перевела ошарашенный взгляд на своего спутника, встречаясь с его мягкой и вместе с тем довольной улыбкой, и ласковым взглядом.
  - А ивы здесь есть? - Шепотом спросила я, испытывая иррациональный страх, что если буду говорить громче, это место растает, исчезнет, как мираж.
  У меня в голове крутилось множество вопросов, которые я хотела задать Адриану, но отчего-то я задал именно этот. И тут же получила ответ. Правда, не от Риана.
  - Есть. Они в глубине зала у Рукотворного Озера. Желаете, чтобы вас проводили? Там как раз есть пара свободных столиков.
  От тихого мелодичного, точно птичья трель, голоса, прозвучавшего у меня за спиной, я вздрогнула. Каюсь. Хорошо хоть сдержалась и не запульнула сырой силой в потенциальную цель. Торопливо развернулась, встречаясь взглядом с белокурой эльфийкой. В глубине ее глаз за беспристрастной маской отчужденности я успела уловить искорки веселья. Но не это поразило меня. На утонченной хрупкой фигурке высокорожденной красовался один из созданных мною нарядов насыщенного темно-зеленого цвета. Отчего эльфийка смотрелась особенно эффектно и... даже экзотично.
  - Если вас не затруднит, айве Роландиль. - С поклоном приветствовал эльфийскую деву Адриан. - Позвольте представить, моя спутница - лурна Мария Небесный Страж Ночи.
  Эльфийка благосклонно нам кивнула и махнула рукой, предлагая проследовать за ней. Я же растерянно рассматривала нашу провожатую, вышагивая под руку с Рианом.
  За то время, что я уже находилась в этом мире, я смогла узнать немного о традициях и нравах других рас, населявших этот мир, помимо людей. И я точно знала, что обращение 'айве' среди эльфов, применялось лишь к тем, кто решился покинуть свой род. Как правило, навсегда. Гораздо реже, на четко оговоренный срок. Я даже предположить не могла, что когда-нибудь встречу хоть одного 'айве' в своей жизни.
  Уму непостижимо.
  - Наслышана о вас, лурна. - Нашу провожатую, похоже, донимали собственные думы. - Мастер Фиарель весьма тепло и лестно о вас отзывался. Вы смогли произвести на него впечатление и вернуть ему вдохновение. Среди моего народа ваш талант уже многие успели оценить. - С этими словами эльфийка почти с любовью провела рукой по своему наряду.
  - Благодарю вас, айве. - Стараясь сохранять спокойствие, ответила на похвалу я.
  С этими словами мы подошли к столику. Адриан любезно помог мне занять выбранное мной место, сам же остался стоять.
  - Я, так понимаю, вы решились претендовать на собственное наследие. - Айве Роландиль не торопилась нас покидать.
  - Боюсь, мне не оставили другого выбора. Но я, в любом случае не привыкла бежать.
  - Что ж, кажется, у нас у всех есть шанс вернуть утраченное. Будет не просто, но вы... вы справитесь. - С этими словами эльфийка бросила быстрый взгляд на Адриана. - Я оставляю вас, не стану более мешать. Желаю приятного времяпрепровождения.
  И нас в буквальном смысле оставили одних. Вот только что эльфийка стояла рядом с нашим столиком, и вот ее уже нет, а зеленая лиственная преграда скрыла нас с мягким шелестом от остального мира.
  Я перевела растерянный взгляд на Адриана. Тот хмыкнул, улыбнулся чуть самодовольной улыбкой, занимая место напротив меня. Но не стал комментировать наш разговор, оставив собственные выводы при себе. И что-то мне подсказывает, что не все из них ошибочны.
  Вместо этого он взял в руки тонкую спицу, лежащую в небольшом углублении на краю стола. Поверхность стола тут же изменила узор, который стал похож на меню. Я с интересом наблюдала за его манипуляциями, позволив ему самому выбрать блюда. В конце - концов, кое-кто, не будем тыкать пальцем, обещал мне вкусный завтрак.
  Адриан тыкал спицей в отдельные пункты меню. Те загорались мягким приглушенным светом. А едва Риан положил спицу на место, выбранные блюда вспыхнули и погасли, а узор стола вновь приобрел вид симметричного рисунка из переплетения линий и символов.
  Перед нами почти моментально появились столовые приборы и чайный набор из двух кружек и заварочного чайника. Спустя еще пару минут появились тарелки и несколько блюд: салат, напоминающий греческий, корзина с медовыми булочками, блюдо с глазуньей, блюдо с несколькими видами сыра и на маленьком блюдце два засахаренных цветка, напоминающих полураскрытые лотосы.
  - Если не готова здесь и сейчас стать моей официальной невестой, советую все-таки отказаться от этого лакомства. - От Риана не укрылся мой интерес к данному лакомству. - Айве Роландиль приняла во внимание твои слова по поводу принятия своего наследия, и решила помочь соединиться любящим сердцам. Фактически это благословение истинной любви, которое приравнивается к помолвке. Встретить истинную пару среди эльфов считается большой редкостью. Подобную связь берегут и стремятся всячески укрепить. Это - один из способов. - После его слов я теперь смотрела на приглянувшееся мне угощение с определенной долей настороженности и задумчивости. - Я сохраню их до того момента, когда ты будешь готова разделить их со мной.
  И с этими словами тарелочка с благословенным лакомством исчезла в маленьком портале. Я возникать не стала. Прекрасно понимала, что подобными дарами не разбрасываются. Как понимала и то, что отведать их я рискну не раньше, чем разберусь с проблемой собственной жертвы на алтаре благополучия и процветания империи. Ну, или после банкета по случаю нашей свадьбы в конце учебного года. Как обещал мне Адриан.
  Так что я предпочла сосредоточиться на завтраке. Который, к слову, действительно оказался самым вкусным завтраком в моей жизни. Была ли тому причиной магия, или высочайшее мастерство местного повара, но все блюда были просто великолепными и выше всяких похвал.
  От Адриана не укрылась моя реакция на все это великолепие, которую я не очень-то старалась скрыть. Так что какое-то время мы просто наслаждались вкусной едой, спокойной умиротворенной обстановкой и обществом друг - друга. И только, когда первый голод был утолен, Адриан возобновил нашу беседу.
  - Итак, дуэли. Что тебе следует знать о них в первую очередь? Среди магов распространены несколько видов дуэлей. Их объединяет то, что вид дуэли выбирает оскорбленная сторона. Всегда. Это может быть обычный поединок один на один с использованием обычного оружия на выбор или с использованием магии. И в том, и в другом случае дуэль длится до трех ударов, если один из дуэлянтов не выбывает раньше просто потому, что оказывается не в состоянии продолжить поединок.
  Я кивнула. Принцип мне был понятен. Чем-то подобные дуэли были похожи на гонки один на один, где на кон ставились отнюдь не деньги, а собственные байки и машины. В нашем кругу мы их называли поединком чести. Даже я участвовала в одном таком, когда меня попытались обвинить в том, что я увела чужого парня. Гонку я тогда выиграла, но приз свой забирать не стала, обменяв его на неприкосновенность своей персоны со стороны компании той девчонки.
  Приятно вспомнить.
  - Наблюдала за подобной дуэлью? - По-своему понял мой чуть мечтательный вид Риан, со смешком наблюдая за моей полуулыбкой.
  - Участвовала. - Вздохнув с ностальгией, поправила собеседника я. - Даже победила.
  Меня одарили уважительным взглядом и неопределенным хмыком. Который мог означать, что подобный факт моей биографии не одобряют, как и то, что в моей победе даже и не сомневались.
  - Другой вид дуэли - это дуэль по принципу вызова. Обычно, к нему прибегают, когда оскорбленных сторон несколько, и каждая желает получить сатисфакцию. Понятно, что если поединок будет проводиться один на один с каждым оскорбленным лицом, то велик шанс, что либо обидчик попросту не доживет до второй и так далее дуэли, либо доживет в весьма потрепанном виде. Что, в свою очередь, делает поединок не равным. Так что оскорбленные стороны могут договориться между собой о месте и времени проведения поединка, после чего вызывают оскорбившую сторону, поставив ту в известность обо всех условиях проведения поединка. И отказать оскорбившая сторона не имеет права. Как понимаешь, вызов может прийти в любое время дня и ночи. Чаще всего получается, что поединок идет по принципу 'один против всех'. Шансы выйти победителем у оскорбившей стороны крайне не велики.
  - Задавят числом, если опыт не поможет. - Быстро уловила суть я, одновременно размышляя над тем, какую яму вырыла себе Тая.
  - Да. - Адриан помолчал, помешивая чай серебряной ложечкой. - Тая - потенциально сильный маг. Не сильнее меня, или твоей приемной матери. Но, однозначно, она самая сильная на своем потоке. А еще она самоуверенная. Как выяснилось минувшим вечером.
  - Не самая хорошая черта для будущего мага.
  Я вздохнула, наблюдая, как постепенно мрачнеет лицо Риана. Вседозволенность, гордыня, уязвленное самолюбие, и вот теперь самоуверенность. Даже для обычных людей подобный набор... характеристик опасен и способен довести, если не до гробовой доски, то до очень больших проблем. От которых могут пострадать ни в чем не повинные люди. Что уж говорить о магах?
  Я хорошо помнила свой первый разговор с наставником в его кабинете. Как помнила и все, чему меня учил отец. И теперь я слишком хорошо понимала тревогу Адриана за сестру.
  Воспитание сделало ее той, кто она есть. Оно усугубило черты характера, которые были заложены в ней при рождении. Как и в каждом из нас. Ее родные сделали ее такой, какая она есть. В том, что происходит с ней сейчас, есть и их вина. Как не горько это признавать.
  И я не стану об этом говорить. Адриан и сам все прекрасно понимает. Сейчас ему приходится расплачиваться за свои ошибки. И самое худшее, что я сейчас могла сделать, так это тыкать его в это.
  Желая его приободрить, я протянула руку через стол и сжала его руку. Адриан вяло, но все же с благодарностью улыбнулся.
  - Давай, скажи, что это наша вина. Моя, и моих родителей.
  - Не скажу. - Я помассировала большим пальцем его ладонь и отрицательно качнула головой. - Что сделано, то сделано. Все, что мы сейчас можем, наблюдать за ней и поддержать, когда ей будет нужна помощь. Давить на нее сейчас бесполезно, она просто не станет слушать и наделает еще больше ошибок. На ошибках все учатся, так или иначе. Научится и она. Мы можем только подстраховать ее в нужный момент. - Я помолчала, уставившись пустым взглядом в стол. - К тому же в том, что сейчас с ней происходит, есть и моя вина тоже. Я могла быть помягче с ней, более деликатной в словах.
  - Нет. Ты все сделала правильно. - Я резко подняла взгляд на Риана, встречаясь с его серьезным, даже собранным, взглядом. - Ты поступила именно так, как считала нужным, правильным для нее. Ты не миндальничала с ней, и в то же время поддерживала и оберегала тогда, когда это было необходимо. Рано или поздно, что-то подобное случилось бы. Я только надеюсь, что это пойдет ей на пользу, и не будет слишком поздно.
  - Все будет хорошо. Помнишь? - Я одарила Риана шальной улыбкой.
  - Тот самый страшный зверь, да? - Адриан мягко поцеловал мне руку, которой я до этого сжимала его. - Спасибо.
  - За что? Я не сделала ровным счетом ничего, за что меня нужно было бы благодарить.
  - Просто за то, что ты рядом. - Адриан накрыл мою руку, которую все еще не выпускал, второй рукой. - Что появилась в моей жизни. Ты даже не представляешь, насколько я благодарен судьбе за то, что решил взять в заложники именно тебя.
  Он не сказал о любви ни слова, но это невысказанное признание осталось висеть между нами в воздухе, делая и без того достаточно уединенную обстановку, еще более интимной. Напряжение между нами почти достигло своего максимума, готовое взорваться в любой момент, и требуя выхода. Я должна была ответить ему. Но я не знала, как.
  Моя тайна, мои самые потаенные страхи, поселившиеся во мне после того, как я узнала тайну собственного наследия, готовы были вырваться наружу, погребая меня под собой.
  Все еще продолжая наслаждаться теплом его рук, я опустила взгляд в собственную тарелку, стараясь собраться с мыслями. Вновь подняв на него глаза, я вымученно улыбнулась.
  - Я должна тебе признаться кое в чем. Это касается...
  - Не надо. Ты обязательно мне обо всем расскажешь, когда придет время. Не хочу омрачать настоящее бессмысленными тревогами о будущем. - Еще один краткий, но нежный поцелуй руки и добрая открытая улыбка. - Все будет хорошо. Ты сама сказала. А с остальным я разберусь. Ты будешь моей женой, советую привыкать к этой мысли. И я не позволю тебе покинуть меня раньше, чем ты подаришь мне хотя бы пятерых детей.
  - Ну, ты... у меня даже слов нет. - Я высвободила свою руку и шутливо ткнула пальцем в его плечо. - Хотя бы пятерых ему. Да ты совсем обнаглел, господин боевой маг.
  - С некромантами по-другому нельзя. - Рассмеялся Риан, ловко увернувшись от моего карающего пальца.
  Мы еще какое-то время дурачились и смеялись. Рин смог разрядить обстановку без риска очередной ссоры со мной. Он, наверняка понимал, что то, что я пыталась ему сказать, наверняка, принесет нам много проблем. Но для себя он уже все решил, и не собирался отступать ни на шаг.
  И это вселяло надежду.
  За что я была ему очень благодарна. И об этом он знал. Я видела это по его решительному, но теплому и любящему взгляду.
  
  Адриан сдержал свое обещание. Учитывая все события и обстоятельства, точнее будет сказать, не смотря на них, это был лучший завтрак за всю мою жизнь. Когда я вернулась в академию, мне уже было не до Камелии. К тому же подружка уже успела сбежать к себе и прочно забаррикадировалась за домашним заданием.
  Я не стала ее 'выкуривать', только мысленно понадеялась на то, что Ками сможет разобраться со своими поклонниками, не наделав кучу ошибок. В конце - концов, она уже взрослая девочка, и способна сама отвечать за свои поступки.
  Так что, поболтав с Эммой, засела за домашнюю работу. Что было не так уж трудно. Я давно приучила себя сосредотачиваться на делах, не отвлекаясь на посторонние мысли.
  Жизнь постепенно входила в свою колею, стала обыденной. И не сказать, что я была этому не рада. Приятно для разнообразия пожить размеренной жизнью. Без разного рода нервных потрясений. Меня даже не самые простые отношения с Карлосом и магистром Карсаном не особо напрягали.
  Магистр Карсан мои слова запомнил и, как я и подозревала, взял меня на 'карандашик', так сказать. На каждом занятии он старался подловить меня на невнимании к его предметам, придирался к любой мелочи. В общем, не раз дал понять: экзамен я буду сдавать долго и не с первого раза. Масла в огонь нашего конфликта подливало то, что слух о моем столкновении с магистром успел облететь всю академию. Так что некроманты со всех курсов, решили, так сказать, поддержать мое противостояние по-своему. На магистра посыпались всевозможные разной степени мелкости неприятности. Все в рамках досадных 'случайностей', но ни у кого не оставалось сомнений в их авторстве. Хотя прямых доказательств ни у кого не было, поэтому ректор никого не мог привлечь к ответственности. Некроманты мстительны, а магистр смог за короткий срок прочувствовать это на собственной шкуре.
  Если с магистром все было понятно, то аспирант моего наставника подумал и решил, что отступаться он от меня не будет. И при каждом удобном случае так и норовил позаигрывать со мной. Не слишком явно, но от особо внимательных и жаждущих внимания своего кумира это не укрылось. Формально Карлос соблюдал все нормы приличий, не выходил за рамки отношений преподавателя и адепта, но в то же время его интерес явно читался в манере речи, во взглядах, обращенных ко мне.
  Меня спасало то, что я никак не реагировала на его попытки вызвать во мне ответный интерес, но я понимала: долго так продолжаться не может. В какой-то момент безответная влюбленность адепток нашего курса грозила обрушиться на меня потоком неприятностей и проблем. Просто потому, что девушки постараются найти крайнего, точнее крайнюю.
  Я точно знала, что Адриан со своей стороны поговорил с нежданным - негаданным претендентом на мою руку, но результат от этого не изменился. Карлос все так же пытался обаять меня в своей некромантской манере.
  С Джексоном я корпела над вариантами двигателя для его изобретения. Мы с упорством баранов раз за разом вычерчивали все новые варианты мотора с поправкой на магическую составляющую, но пока без особых успехов. Опытные образцы не устраивали либо каждого из нас по отдельности, либо обоих.
  Загвоздка была в том, чтобы сделать новый вид транспорта конкурентоспособным, одновременно избежав проблем с гужевым транспортом. Лошади живые существа. Новый транспорт мог вполне их напугать, а это влекло за собой потенциальный риск несчастных случаев. Мы же стремились создать нечто более быстрое, но что не влекло бы для нас слишком больших негативных последствий. А потому активно искали баланс между скоростью и безопасностью.
  Так что мои навыки механика, которыми я успела обзавестись на Земле, были весьма полезными.
  Я настолько привыкла к собственному распорядку и ритму жизни, что успела почти позабыть о планах своей прабабки на меня. А вот она обо мне явно не забыла.
  Я искренне считала, что у меня впереди еще полно времени. В конце - концов, мое обучение, как некроманта, еще только началось, до вхождения в полную силу мне еще очень и очень далеко. Ко всему прочему, с той ночи меня больше не беспокоили подобные сны, да и прабабка не навещала меня в моих снах. Так что я успела успокоиться.
  Как показала жизнь, успокоилась я преждевременно. За что едва не поплатилась.
  Неладное я почувствовала еще после объявления Карлоса, что нам предстоит практическое занятие совместно с боевиками. Подробности нам предстояло узнать уже на месте проведения занятия, а до той поры нам настоятельно рекомендовали поберечь силы, и не тратить их на пустяки.
  Интуиция подняла тревогу, но так как никаких объективных причин для опасений не было, я всячески пыталась заглушить шепот шестого чувства и отвлечься повседневными привычными делами. Получалось ни ахти, как хорошо. Что не укрылось от Риана и подруг. Они попытались отвлечь меня от моих тревог, каждый по-своему и без особого успеха. Но я была благодарна им хотя бы за попытку.
  В общем, к назначенному дню я была малость дерганной, но собранной и серьезной. Совместное занятие обещало быть незабываемым.
  Нас вывели на полигон, а вот оттуда уже открыли портал куда-то на погост. Где бы это ни было, здесь были сумерки. Темнело быстро, на небе одна за одной загорались звезды, а откуда-то из-за горизонта величаво поднималась луна. В общем, романтика для некромантов и любителей мертвецкой тематики.
  Наш курс уже пообвыкший к разного рода покойникам спокойно взирал на могилки и наполовину ушедшие в землю склепы. Мертвецов же нет, никто не нападет, так чего нервничать раньше времени.
  Курс боевиков заметно нервничал, хотя и пытался внешне храбриться. Но лично я ощущала их тревогу. Она окутывала меня подобно измороси, от чего возникало желание закутаться в плащ, лишь бы избавиться от чувства пронзительного холода. Даже Тая выглядела не так уверенно и не так надменно, как в последнее время.
  Магистр Пограничный и магистр Карсан стояли между нашими группами, как арбитры, а Карлос с Адрианом предпочли постоять в стороне.
  - Это особый учебный полигон, предназначенный для проведения совместных тренировок ваших курсов. Местные условия максимально приближены к реальным. - Начал объяснять магистр боевиков. - Когда придет время этот 'погост' активизируется, и ваша задача будет состоять в том, чтобы справиться с как можно большим числом противников. Побеждает тот курс, который наберет большее количество мертвецов на своем счету. Здесь вы не встретите ни одного противника, с которым бы вы не могли справиться.
  Я переглянулась с Камелией, быстро осознав весь масштаб подставы. Мертвецов будет не мало. Идти против них в одиночку явное самоубийство. Так что стоит сразу определиться с группой поддержки. Так будет легче держать оборону и соизмерять собственные силы.
  Камелия кивнула на мой задумчивый взгляд, явно придя к тем же выводам, и вместе с тем, подтверждая, что согласна быть со мной в связке. Йен пододвинулся к нам ближе, встав за нашими спинами, и как бы между прочим положив обе руки нам на плечи. Ни я, ни Ками против его самоуправства ничего не имели. Мы уже привыкли тренироваться втроем. Хорошо знали достоинства и недостатки друг друга. Так что, по идее, должны сработаться.
  Другие адепты из нашего курса и из боевиков тоже предпочли объединиться в группы. Судя по взглядам, которыми обменялись магистры, их наши маневры устраивали, даже порадовали.
  Когда полностью стемнело, по погосту - полигону прошла невидимая волна. Я передернула плечами, ощутив мощь некротической силы, поднимающей умертвия. Руки моментально похолодели, а на кончиках пальцев вспыхнули зеленовато-черные искры магии, готовой оформиться в готовое заклинание.
  Мы вышли за пределы защищенного круга, углубляясь в окружающее нас кладбище.
  Поначалу было немного не по себе, но после первого убитого умертвия мы быстро втянулись в работу. Действовали четко, слаженно, контролируя окружающее нас пространство на все триста шестьдесят градусов. Лично я старалась не зацикливаться на подсчете упокоенных мертвецов. В нашей ситуации это могло лишь помешать. Ками пришла к тому же выводу, но уже опытным путем, после того, как едва не проморгала зомби, успевшего цапнуть ее за руку. Царапина оказалась не глубокой, но послужила уроком. Йену лучше всего удавался контроль над эмоциями. Он косил умертвия с завидным спокойствием и целеустремленностью, стараясь одновременно прикрывать и нас.
  Я как-то спрашивала его, почему он не попытался стать учеником магистра Пограничного. Он во многом превосходил меня по опыту, по целеустремленности, по таланту и способностям к некромантии. Даже по силе он был мне равен. Йен долго колебался, но все же ответил: 'до меня магистр не планировал брать себе личного ученика, он уже отказывал в этом его родителям, после этого парень решил, что никогда не станет просить об этом магистра'. Я покачала головой на его тираду, считая глупостью стремление сохранить собственную гордость. Но с расспросами на эту тему больше не лезла. В конце - концов, магистру виднее, кого брать в личные ученики. Хотя считала, что наставник напрасно тогда отказался от Йена. Из него определенно выйдет толк, и он способен стать магом уровня Бессмертных.
  Казалось бы, все закончится благополучно, и мои тревоги были напрасными, я уже готова была возблагодарить небеса, когда по погосту прокатилась еще одна волна некротической силы. Волна была такой силы, что едва не сбила нас троих с ног. Ухватившись друг за друга, мы смогли удержать равновесие. А в следующее мгновение я едва снова не упала от накатившей резкой боли в лопатке там, где под одеждой пряталась татуировка. Сердце сжалось от ужасного предчувствия, дыхание на миг перехватило, а из глаз у меня брызнули слезы.
  - Надо двигаться к защитному куполу, он должен был устоять, и двигаться быстро. - Прохрипела я, хватаясь за руки друзей.
  Йен кивнул, поддерживая меня. Он, будучи потенциальным Бессмертным, прочувствовал силу не хуже меня и сейчас полностью разделял мое желание добраться в безопасное место. Что бы не пробудила эта волна, я не хотела с этим встречаться. Ками решила довериться нашему чутью. Она была не так сильна, как мы, поэтому не смогла в силу отсутствия опыта прочувствовать все 'прелести' грядущих неприятностей.
  И мы пошли назад так же слаженно, как шли до этого. Какое-то время даже вполне успешно. А потом нарвались на десятка три разномастных умертвий, окруживших группу боевиков и пару некромантов, решивших, как и мы, возвращаться назад. И к нам с трех сторон двигались еще умертвия. Выругавшись, я поставила некротический щит. Камелия и Йен последовали моему примеру, тройной щит засиял мертвенным зеленовато-черным светом, заставляя умертвия держаться на расстоянии. Наши однокурсники в окружении нежити выставили щиты так же, как и мы, взяв под защиту боевиков. Те, в свою очередь, создали вокруг кольцо огня, не позволяющее умертвия подойти слишком близко.
  Переглянувшись, мы медленно направились друг к другу, намереваясь объединиться в одну группу. Так было надежнее, да и щит от этого становился только мощнее. Правда на его поддержание тратилось больше силы, но в моем случае, расход с лихвой компенсировался целительской магией.
  Прав был магистр, когда говорил, что я могу стать сильнейшим магом уровня Бессмертных из ныне живущих, в перспективе. Я только начала осознавать свою силу, но мне уже было страшно. Страшно было представить, что я могу хотя бы на миг утратить контроль над собственной силой, и последствия этой 'ошибки'.
  Мы продолжили медленное шествие, увеличившимся составом. Умертвия расступались перед нами, освобождая путь. Те, кто подошел слишком близко, или же не успел отойти на достаточное расстояние, падали упокоенные и больше не вставали.
  Вскоре я почувствовала впереди еще один большой источник некротической силы, сразу узнав в нем наставника. Тот не мог не почувствовать всплеск магии, раз уж мы, будучи первокурсниками, с этим легко справились. Магистр, будучи единственным Бессмертным на весь погост, заклял большой кусок земли погоста прямо перед защитным куполом. Попав в эту зону, умертвия мгновенно растрачивали заряд некротической силы, поднявшей их, и падали, едва сделав еще пару шагов. Наставник не стал рисковать, стремясь упокоить весь погост разом. Он хоть и маг уровня Бессмертных, но все же мог в одиночку не справиться. Слишком много сил разом для этого требовалось.
  Я изучала это заклятье только в теории, вживую до сегодняшнего дня видеть не доводилось. Зрелище, скажем прямо не для слабых духом. Умертвия здесь были разные, а, следовательно, и сил в них было разное количество. Одни падали мгновенно, другие двигались, пытаясь достичь своих потенциальных жертв, рваными ломаными движениями. Они падали, но еще какое-то время продолжали конвульсивно дергаться, пытаясь ползти.
  Даже для меня, как некроманта, смотрелось несколько жутковато.
  К тому моменту, как мы достигли магистров, там уже был открыт портал в академию, через который переправлялись группы адептов. Карлоса и Адриана не было. На мой молчаливый вопрос наставник ответил максимально коротко:
  - Собирают адептов по погосту.
  Я резко повернулась назад, вглядываясь вглубь погоста, и не обращая внимания на попытки Ками затащить меня в портал. В груди росла тревога, достигая своей высшей точки. Интуиция вопила, что необходимо сделать хоть что-то. Если я сейчас уйду, будет поздно.
  - Уводи ее. - Не глядя на друзей, приказала я Йену.
  А сама встала рядом с магистром Пограничным, собирая всю свою силу для решающего удара, одновременно цепляя ее к магии исцеления для подпитки. Действуя на собственной интуиции и подсказках наставника, который сразу же догадался о том, что я собираюсь делать, я сосредоточилась на своей цели. Может магистр и попытался бы меня остановить, но было уже поздно, так что все, что ему оставалось, так это направить меня, чтобы я точно справилась.
  Я направила силу точно в центр погоста, одновременно раскрывая ее подобно цветку. Моя сила устремилась во все стороны, накрывая погост, и мгновенно упокоив все умертвия, которые успели подняться. Все кончилась столь же быстро, как и началось. Нас разом накрыла мертвая тишина, не было слышно даже дуновения ветра в листве.
  Медленно я отпустила собственную силу, чувствуя, как накатывает усталость. До сегодняшнего дня я еще ни разу столько не магичила.
  - Молодец.
  Короткая похвала наставника была приятна, я кивнула в знак благодарности, накладывая простенькое поисковое заклинание на подарок Адриана. Время почти ощутимо уходило сквозь пальцы. Надо было торопиться.
  Когда от амулета отделилась полупрозрачная нить заклинания, я сорвалась с места, молясь всем богам, чтобы успеть. Адриан был сильным магом, но даже сильнейшие при таком количестве противников могут сильно пострадать. А Риан к тому же спешил спасти сестру и меня. И, наверняка, из-за этого подставился. Все-таки хладнокровия порой боевым магам недостает. Особенно, когда дело касается близких им людей.
  К счастью, я нашла их довольно быстро. Адриан полусидел, полулежал у здоровенного дуба, окруженный взволнованными адептами. Антарина молча давилась рыданиями, кусая губы. А Карлос пытался оказать первую помощь. Выходило не очень. На груди и на бедре Адриана были рваные раны от когтей. Судя по обилию крови были задеты артерии. Он рисковал вот-вот умереть от потери крови просто потому, что среди присутствующих адептов не было целителей, а навыки первой помощи помогали ненамного. Да и самому Карлосу помощь не помешала бы.
  Первое, что я сделала, буквально рухнув перед ним на колени, так это усыпила. Приставив два пальца к голове в область между бровями, послала короткую ментальную команду: 'Спи'. Его глаза моментально закрылись, а фраза, которую он хотел сказать, так и осталась невысказанной.
  Далее я остановила кровь и, призвав всю силу своего дара исцеления, на которую сейчас была способна, начала сращивать сосуды. Действовала больше на интуиции, чем на реальных знаниях потому, что опыта в исцелении у меня за время обучения было катастрофически мало.
  После этого наложила обезболивающее заклятье и легкую заморозку, чтобы уменьшить риск нового кровотечения. Теперь можно было доставить Адриана в лазарет академии, где магистр Мерида сможет довести до конца, начатое мной.
  - Нужно доставить его к порталу в академию. - Обратилась я к Карлосу. - Заклятье левитации осилишь? Я портал открывать не рискну. Не после того, как упокоила весь погост. Его сейчас лучше вообще не тревожить лишний раз.
  Антарина, осознав, что опасность для ее брата миновала, и он не умрет здесь и сейчас, плакать перестала. Смотрела на меня со смесью благодарности и священного трепета. Похоже, наши разногласия временно забыты.
  Карлос устало кивнул и колданул нужное заклинание. Адриан медленно поднялся в воздух на уровень моей талии и поплыл рядом с нами.
  - Возвращаемся. - Коротко бросил он, окружающим нас адептам.
  И мы пошли. Тая шла понурив голову, я молча слушала повествование Карлоса об их эпической встрече с личами. Один лич мог стать большой проблемой для адептов - первогодок, а уж трое разом. Хорошо еще Карлос с Адрианом успели обойти почти всю территорию погоста и направлялись уже к порталу. Так что с нами сейчас шли те, кто не успел самостоятельно добраться до портала.
  Если бы не приходилось защищать адептов, некромант и боевик в паре справились бы с нежитью. Им было не привыкать работать вместе. Но приходилось держать щиты над адептами и защищаться самим. А тут еще и Тая решила погеройствовать и помочь брату. В итоге получилось то, что я застала, прибежав к месту сражения. Хорошо еще я успела вовремя. И с заклятьем упокоения, и с поисковым заклинанием.
  Я подчеркнуто игнорировала Антарину и ее попытки вступить в разговор. Я догадывалась о том, что она хочет сказать. Но меньше всего я хотела сейчас слушать о том, что она сожалеет о своем поступке. Она поступила опрометчиво, глупо и эгоистично. Стремясь доказать свою самостоятельность, свою силу, она полезла на рожон. И в итоге, из-за глупого бахвальства пострадал дорогой нам обеим человек.
  Так что я решила, в ее случае, угрызения совести могут быть полезны. Ничто так не вправляет мозги на место, как расплата за собственные ошибки. А там поговорит с братом - помирятся.
  Наше появление перед порталом было встречено облегченными вздохами обоих магистров. Как бы магистр боевой магии не соперничал со своим коллегой, и как бы презрительно он не относился к адептам некромантии, все же он переживал за нас всех. Не скажу, что это уменьшило мое желание воплотить свое обещание, данное магистру, в жизнь, но все же это был небольшой плюсик в характере магистра Карсана.
  Магистр Мерида встретила нас как родных. Ее помощницы в лекарском крыле уже занимались пострадавшими. Магистр же ожидала нас. Ей уже сообщили новости о последствиях встречи Адриана с личами.
  Осмотрев мою работу, магистр довольно кивнула, выдала мне порцию укрепляющего зелья с сонной настойкой, настрого велев в последующие два выходных дня хорошенько отдохнуть. При желании я смогу навестить Риана, но не раньше, чем высплюсь. Все равно в данный момент я ему больше ничем не помогу, адреналин от схватки с нечистью схлынул, и от меня сейчас могло быть больше вреда, чем пользы.
  Я сочла за благо послушаться магистра и не спорить. После всего случившегося мне был необходим здоровый крепкий сон. Но все же, прежде чем пойти к себе в комнату общежития, мне было необходимо поговорить с наставником. Случившееся требовало обсуждения.
  Магистр Пограничный нашелся в своем кабинете. Открыл дверь едва ли не раньше, чем я успела постучать. Он был хмурым и, кажется, до моего появления разговаривал с кем-то по зеркалу.
  - Проходи, присаживайся. - Меня подвели к креслу, после чего развернули зеркало ко мне, чтобы я могла увидеть собеседника магистра. - Мария, знакомься, Дариус Блейк. Дариус, официально представляю тебе мою личную ученицу - Мария Небесный Страж Ночи. Дариус - мой хороший друг и глава ордена Бессмертных, а еще глава тайной службы империи.
  Я кивнула, приветствуя собеседника по ту сторону зеркала, вместе с тем внимательно вглядываясь в его лицо. Голубые глаза лучились неприкрытым интересом. Но за неприкрытым любопытством в глубине глаз скрывался расчетливый холодный разум человека, привыкшего просчитывать все на десяток шагов вперед. Издержки профессии. Я это понимала.
  Даже по ту сторону зеркала в нем чувствовалась сила, власть и благородство пополам с цинизмом. Этот человек не стремился к власти. Именно поэтому она была сосредоточена в его руках. Он нес это бремя, не теряя врожденного благородства, но за все годы, что на него была возложена эта ноша, она оставила на сердце и душе свой след цинизма и сарказма.
  В его руках было сосредоточенно больше власти, чем в руках императора. Он мог бы, при желании, подмять все под себя, сделав императора лишь номинальным правителем. И все же он не желал этого, будучи вполне довольным тем местом, которое занимает сейчас.
  Сейчас, глядя на этого мужчину, я могла понять привязанность Алисы к главе двух важнейших структур государства. И могла в полной мере посочувствовать тому, что этот мужчина выбрал не ее.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"