Эллисон Брейс: другие произведения.

Художник реальности - Часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Потянувшись под одеялом, я не спеша открыла глаза. Через приоткрытое окно был слышен удаленный лай соседских собак. Дверь в мою комнату была закрыта, поэтому ветер не создавал сквозняк, и здесь не было холодно. Была суббота, идти мне никуда не было нужно - по крайней мере, я ничего особенного на этот день не планировала. Я уже сдала все мои экзамены в университете и теперь проходила оставшиеся две недели оплачиваемой практики в маленькой рекламной фирме. И только потом я собиралась начать искать настоящую работу. Оценки в моем дипломе были достаточно высокие, чтобы без особых проблем найти работу в роли экономиста, но, учитывая, что дело шло к лету, я решила пока особо не напрягаться и найти что-нибудь попроще и может быть даже временно, чтобы заработать немного денег, съездить в Европу в отпуск и по возвращению в Штаты искать себе отдельную квартиру и постоянную надежную работу. Но пока у меня не было особых планов на ближайшие дни, поэтому я просто валялась в кровати и нежилась в лучах весеннего солнца, заглядывающего ко мне в окошко.
  Я перевела взгляд с солнечных лучей на паркете на свою любимую фантастическую картину, висящую прямо напротив кровати - она висела так, что я видела ее каждый раз, когда засыпала и просыпалась. Это была не рисованная картина, но и не репродукция, а нечто больше напоминающее панно в раме, потому что некоторые части были сделаны из твердого пластика, что придавало картине не только трехмерное изображение, но еще и ощущение.
  По моей теории (а я всегда любила строить теории насчет того, что мне нравится), там был изображен вид какого-то параллельного нам мира, где нормальный цвет неба это серый, а закаты бывают только алые. Где вся растительность не зеленая, а обязательно коричневая или даже черная и где реки и все водоемы не из воды, а из пушистого белого газа.
  Когда мне было грустно или весело, я всегда смотрела на эту картину, которую родители когда-то подарили на мой день рождения, и мне казалось, что я могу попасть туда. Конечно, я в это никогда не верила, но мне действительно этого хотелось.
  Вставать слишком рано мне абсолютно не хотелось, поэтому я так и лежала, глядя на картину и думая о том, какие люди или существа могли бы жить в том мире. Мама гремела посудой на кухне, отец, видимо, был вызван на работу, а брат жил отдельно, поэтому никто и не собирался меня так рано будить.
  Я в очередной раз зевнула и вновь устремила свой взгляд на изображение. Небольшой водопад (если так можно назвать водопад из белого пенящегося газа). По обоим берегам - три высоких дерева, похожих на наши хвойные, но только черного цвета с коричневыми и белыми прожилками - эдакие гигантские бонсай. На горизонте - заходящее солнце в свете красно-белых облаков. Нечто задумчивое и глубокое возникало в мыслях, когда я смотрела на солнце. Хотя моя мама считала, что эта картина навевает чувства одиночества и безнадежности, для меня картина была какой-то альтернативной реальностью. Миром, в котором все по-другому, но необязательно плохо.
  Я задумчиво смотрела на картину; взгляд потерял фокус, примерно как когда пытаешься рассмотреть стереограмму. Что-то черное промелькнуло по небу, и мне почему-то показалось, что это пролетела птица. Но так как я точно знала, что на картине никогда не было птицы, я еще тщательнее вгляделась, предположив, что это была просто муха.
  Картина показалась мне какой-то необычно живой, как если бы я смотрела в окно. Мне стало немного жутко, холодок пробежал по позвоночнику, заставляя меня поежиться. Тем не менее я невольно встала с постели и направилась к стене, как будто меня магнитом притягивал к себе этот загадочный и неизвестный мир. Я протянула руку и прикоснулась к знакомой шероховатой поверхности картины. Точнее сказать, я безрезультатно попыталась это сделать, потому что моя рука скользнула сквозь небо, и картина приобрела еще более объемные очертания. Я сделала шаг назад и остановилась в нерешительности. В следующий момент из картины, как из окна, донесся крик птицы, пролетевшей недавно по небу.
  Не веря своим глазам и ушам, я осторожно встала на пуфик, стоящий перед туалетным столиком, над которым, собственно, и висела картина, и еще раз попыталась прикоснуться к выпуклому дереву.
  Рука опять прошла сквозь изображение. Я попыталась встать на сам туалетный столик, но зацепившись ногой за пластмассовую расческу, споткнулась и начала падать вперед. Решив, что дальше стены я не упаду, я спокойно попыталась подтянуться и, стукнувшись головой о верхнюю рамку картины, провалилась внутрь. Когда я больно ударилась о землю, мне показалось, что я падала по крайней мере с балкона первого этажа.
  Потерев ушибленное место, я встала и огляделась. Вначале мне показалось, что я сошла с ума, потому что все, что я раньше видела на своей картине, теперь я видела вокруг себя. Зажмурив глаза и глубоко вздохнув, я вновь огляделась и чуть не зарыдала от осознания того, что я на самом деле оказалась в совершенно незнакомом мне месте (а может быть и мире) в одной только короткой шелковой ночной сорочке и босиком. И совершенно одна. Кроме того я не видела нигде окна в мою комнату или картины, изображающей наш мир.
  Меня охватила такая паника, что хотелось кричать на весь мир. Но даже несмотря на отчаяние, я мыслила более или менее трезво - я не знала где я и кто может прийти на мой крик. Весь мой интерес и вдохновение покорения неизведанных миров пропали с удивительной скоростью, оставляя лишь страх и панику. Я опустилась на землю у одного из деревьев, облокотилась о ствол большого дерева, подобрав ноги под себя, и почувствовала, что газ реки приятно согревает. Кора дерева какое-то время больно врезалась мне в спину, пока я после нескольких минут ерзаний не нашла более или менее удобное положение.
  Мне не было особо холодно, несмотря на частичное отсутствие одежды, но я была довольно напугана, поэтому меня начала бить крупная нервная дрожь.
  Однако, как бы страшно мне не было, через некоторое время я погрузилась в забытьи, нарушенное через неопределенное время незнакомым мужским голосом.
  - Аори, проснись! - услышала я сквозь сон. - Ты совсем спятила - улечься спать у реки Забвения. Приехал бы я через час, и было бы уже слишком поздно даже пытаться будить тебя.
  Я удивленно открыла глаза и посмотрела на немолодого мужчину, который до этого осторожно тряс меня за плечо.
  - Что случилось? - спросила я.
  - Что случилось? - удивленно переспросил он. - Это я хотел бы знать, где ты пропадаешь уже целую неделю, да еще в таком странном наряде.
  - Вы меня, наверное, с кем-то путаете, - предположила я, вставая и одновременно пытаясь тянуть полы короткой ночной сорочки вниз.
  Мужчина помог мне встать и накинул на мои плечи свой длинный плащ.
  - Как я могу спутать с кем-нибудь свою племянницу. Аори, твои родители сбились с ног, разыскивая тебя, - добавил он.
  - Аори? - удивленно переспросила я, пытаясь понять, является ли это именем или же просто обращением. - Что это значит?
  - Что? - мужчина не поверил своим ушам. - Ты хочешь сказать, что уже забыла свое собственное имя?
  Я промолчала, предположив, что слишком много удивления с моей стороны может отправить меня прямиком в сумасшедший дом. Поэтому я решила попасть на место и объяснить все родителям этой Аори, за которую меня приняли. Уж наверняка родители знают свою родную дочь.
  Мужчина повел меня в сторону какого-то животного. Подойдя ближе, я с изумлением обнаружила, что это был кот (или кошка) размером с нашу обычную лошадь, примерно так же запряженный и, видимо, спокойно относящийся к своему положению.
  Незнакомец запрыгнул в седло и помог мне устроиться позади него. И после этого кот помчался со скоростью, с которой я еще ни разу не ездила даже на "Макларене"!!! Причем было очень мягко сидеть на спине этого огромного, но бесшумно передвигающегося зверя.
  Я совершенно не могла оценивать течение времени здесь, но как мне показалось, что примерно минут через десять мы добрались до какого-то поселения. Здесь были в основном одно- и двухэтажные аккуратные домики с множеством лавочек и магазинчиков на улицах. Проехав по центральной улице, мы остановились у большого дворца, который, видимо, принадлежал здешней администрации.
  Я молча последовала за спасшим меня мужчиной внутрь здания. Мимо проходила прислуга, присаживаясь в реверансе при виде моего "дяди".
  - Аори! Доченька! - вдруг услышала я. Из одной из комнат вышла женщина и быстро направилась ко мне. Подойдя, она пару секунд рассматривала меня, а потом быстро улыбнувшись, обняла, крепко прижимая к себе. Все мои надежды на то, что родители увидят во мне не свою дочь, рухнули. Мне было некуда идти и нечего говорить, поэтому я решила остаться здесь до возвращения настоящей Аори, а тем временем как можно скорее найти способ возвращения домой.
  Из той же комнаты вышел мужчина немного старший моей вновь объявившейся мамочки и тоже обнял меня. В целом, хотя я, видимо, и была похожа на их родную дочь, мои настоящие родители не имели ничего общего с этими. Но я постаралась вести себя как примерная дочь, а точнее, как неплохая актриса в голливудском фильме.
  - С тобой все в порядке, Аори? - спросила мама.
  - Да, все ОК.
  - ОК? - удивленно переспросила женщина, как будто она слышала это слово первый раз в жизни.
  - Да-да, все нормально, - быстро заверила ее я.
  Неуверенно взглянув на своего мужа, она сказала:
  - Думаю, не будет лишним, если тебя осмотрит твой доктор.
  На некоторое время умолкнув, я подумала, что возможно он и будет тем единственным человеком, который будет знать мою тайну и поможет мне избежать неприятностей.
  - Да, думаю, это неплохая идея, - согласилась я.
  Меня проводили в комнату Аори. Апартаменты были обставлены неплохо, но почему-то мне казалось, что у здешних жителей было полное отсутствие воображения, потому что все выглядело очень просто. Даже слишком - скандинавский минимализм, только еще и однотонный...
  Заглянув в шкаф, я не нашла ничего подходящего надеть, потому что в основном это были платья простого покроя и обычные брюки. Здесь даже не было ни одного банного халата!!! Все-таки с трудом я выбрала широкие брюки и широкую блузку и быстро переоделась до прихода своего доктора.
  Раздался стук в дверь и в комнату вошел молодой шатен с карими глазами довольно приятной наружности не старше тридцати пяти с маленьким саквояжем в руках. Я удивленно посмотрела на него и спросила:
  - Кто вы?
  - Кто я? - у вошедшего округлились глаза. - Ты меня забыла?
  У меня мелькнула в голове мысль, что он мог быть каким-то моим (точнее Аори) другом или даже парнем, но также было возможно, что он был и каким-то слугой. Поэтому я сочла лучшим выходом из положения сказать:
  - У меня, кажется, небольшие провалы в памяти. Я абсолютно не помню, где я была всю прошлую неделю и как я попала к реке Забвения.
  Молодой человек осторожно кивнул, как если бы не был готов к подобной ситуации и теперь пытался лихорадочно найти из нее наименее болезненный выход. Усаживаясь в кресло передо мной, он наконец сказал:
  - Понятно. Если ты действительно меня забыла, то, видимо, это было серьезное потрясение. - Он секунду помолчал и немного приглушенно добавил: -Я - твой личный доктор, но кроме того еще и твой очень близкий друг.
  - Близкий друг? - переспросила я, интересуясь насколько близкий.
  Поняв мой вопрос, доктор добавил, понизив голос:
  - Очень близкий...
  Я лишь молча кивнула, проходясь по комнате. Я как-то не смогла сразу определиться с тем, как я к этому отношусь и что это означает в моем странном случае.
  - И... как тебя зовут? - спокойно спросила я, решив, что чем больше я узнаю, тем проще мне будет что-то предпринять.
  - Мэс.
  - Мэс, - повторила я, пробуя запомнить его с первого раза. - А где мы находимся?
  - Ты вообще ничего не помнишь? - удивился он.
  - Очень немного... - осторожно обронила я.
  Мэс некоторое время смотрел на меня, видимо, решая, что мне следует говорить, а что нет, что мне впрочем не понравилось, а потом сказал:
  - Мы находимся в Сафрании. Это страна, которой управляют твои родители.
  - Угу, - кивнула я. - А я кто?
  - Ты - принцесса Сафрании.
  - Принцесса? - удивилась я. - Разве здесь монархия?
  - Как видишь, - усмехнулся Мэс. - Ты что-то имеешь против монархии?
  - Да нет, все нормально, - я пожала плечами, размышляя над тем, какие изменения в мои планы это привнесет.
  А на самом деле, мне стало ужасно интересно, что такое быть принцессой, причем в настоящей монархии. Я даже во сне такого не представляла - стать принцессой. Здорово! Я заметила, что мое настроение постепенно начало улучшаться, что немного успокоило меня после недавних потрясений.
  Мэс поднялся и, направляясь ко мне, сказал:
  - Кстати, я должен осмотреть тебя. Это все-таки моя работа.
  - Нет, не стоит. У меня все нормально, я только немного ударилась, - быстро сказала я, отходя в сторону.
  - Я все-таки осмотрю твои раны, - настойчиво повторил Мэс, не прекращая приближаться.
  - Сделаешь еще один шаг и пожалеешь об этом, - процедила я сквозь зубы. Мэс удивленно вскинул брови и остановился. А я уже пришла к выводу, что не доверяла ему.
  - По-моему, ты провела время в дурной компании, учитывая, как ты теперь разговариваешь.
  - Это не твое дело, - заявила я. - Тебе пора уходить. До свидания.
  Мэс какое-то время в нерешительности потоптался на месте, но скорее всего поняв, что он ничего не может сейчас сделать, все-таки удалился, а вместо него в комнату вошла служанка.
  - Добрый день, Ваше Высочество. Мы очень рады вашему возвращению, - сказала она, проходя в комнату и оставляя на туалетном столике поднос с бутербродом и стаканом сока.
  - Спасибо, ... - я замялась, соображая как обратиться к девушке.
  - Милона, мэм, - быстро напомнила она.
  - Да-да, Милона. Не могла бы ты найти мне портного, который хорошо шьет?
  - Конечно, Ваше Высочество. Я пришлю вашу модистку через пять минут.
  - Спасибо, - поблагодарила я, прежде чем девушка вышла.
  Оглядевшись, я подошла к письменному столу и вынула из одного из ящичков пару листов бумаги и карандаш. До прихода моей модистки я как раз сделала пару эскизов на свою новую одежду, которую я собиралась заказать. Я никогда не отличалась мастерством в рисовании и не была настоящим дизайнером, но все-таки иногда мне нравилось сочинять некоторые виды одежды, особенно свадебные платья. Поэтому нарисовать пару джинсов, топов и рубашек не составило для меня особого труда.
  Пришла моя швея и почтительно присела в реверансе.
  - Рада вас снова видеть, Ваше Высочество, - сказала она.
  - Я тоже очень рада вас видеть, - собственно только сказав это, я поняла, что здесь говорят на английском, но как я уже заметила, некоторых слов в этом диалекте не существовало вообще.
  - Я бы хотела попросить вас перешить мне некоторые вещи, - сказала я, вытаскивая кое-что из шкафа и бросая на кровать. - В частности, вот эти брюки надо сделать более облегающими фигуру. Они сшиты из трикотажа, причем очень хорошего, поэтому они будут здорово смотреться. Потом вот эту майку нужно тоже сделать более обтягивающей и короткой - она должна открывать немного живота.
  Пока я все это объясняла, моя модистка удивленно смотрела на меня, вещи и мои эскизы и молчала. Немного смутившись, я на всякий случай спросила:
  - Это все возможно сделать?
  - Конечно, Ваше Высочество, просто никто и никогда ничего подобного не делал и не носил.
  - Ну и что? - улыбнулась я. - Я буду первой.
  Я подробно рассказала модистке что и как шить и на прощание попросила:
  - Вы не могли бы сшить что-нибудь побыстрее, чтобы я могла надеть это к завтраку?
  - Мы обязательно принесем вам что-то готовое, Ваше Высочество, - кланяясь, сказала она.
  - Спасибо, - улыбнулась я, закрывая дверь за швеей. Я предполагала, что Аори, привыкшая жить в качестве принцессы может быть и вела себя иначе со слугами, но по своему личному опыту я знала, что вежливое обращение со всеми, включая своих подчиненных, всегда облегчает общение, и люди даже сами стараются угодить тебе. А если кусок хлеба подан не от чистого сердца, им можно и подавиться...
  Немного позже я задумалась над тем, что возможно мне не стоило вдруг так начинать перекраивать гардероб настоящей принцессы, но дело было уже сделано, и, как я поняла позже, это не имело никакого значения.
  Я чувствовала себя ужасно уставшей, хотя в принципе я совсем недавно проснулась. Поэтому взглянув на кровать, я не удержалась от того, чтобы прилечь. На улице уже было совершенно темно, поэтому вновь надев свою ночную сорочку, я устроилась под одеялом и очень быстро погрузилась в глубокий сон.
  Спала я довольно спокойно и достаточно долго, без определенных сновидений. Проснулась я оттого, что кто-то меня звал. Точнее, звали Аори, но так как я начала играть ее роль, то приходилось приспосабливаться к новому имени.
  Я открыла глаза и увидела, как на краешек моей кровати присела королева. В отличие от моей настоящей мамы, королева была довольно полной женщиной с уже начавшими седеть волосами, хотя на вид ей было всего сорок-сорок пять. У нее были такие же как и у меня темные волосы и голубые глаза, но ничего общего в чертах лица. Как впрочем и с королем.
  - Ты долго спала, - с улыбкой констатировала она.
  - А сколько уже времени?
  - Половина одиннадцатого. Ты проспала завтрак, но мы не хотели тебя будить, чтобы ты могла отдохнуть после всех происшествий. Через полтора часа будет накрыт стол для обеда, но тебе необязательно выходить, если ты не хочешь - ты можешь пообедать здесь. Кстати, Гиани будет сегодня присутствовать на ужине.
  - Гиани? - немного удивилась я, пытаясь понять парень это или девушка.
  По-своему трактовав мое удивление, королева добавила:
  - Полагаю, он приехал повидаться с тобой.
  "Так, Гиани - это он и он приехал повидаться со мной. И кто же он мне?" - промелькнули мысли в моей голове. Я не была уверена в том, что мне хотелось встречаться с новыми незнакомыми людьми, поэтому я сказала, стараясь выглядеть как можно более усталой:
  - Думаю, я пообедаю здесь, а на ужин уже выйду в столовую.
  Королева молча кивнула. Указав головой на вещи, лежавшие на сундуке, она добавила:
  - Твоя модистка уже что-то перешила по твоему заказу, поэтому мы можешь одеваться.
  Я так же молча кивнула в ответ и проводила взглядом посетительницу, покинувшую мою комнату. Я еще немного полежала под одеялом, стараясь проснуться дома, а не здесь, или же найти картину, изображающую мой мир. Однако, разумеется, ничего не случилось, и мне пришлось вставать.
  Приведя себя в порядок и застелив за собой кровать, я приготовилась к новому дню. Вскоре Милона сервировала мне обед в спальне, и я приступила к трапезе, тем временем размышляя обо всем произошедшем и все еще происходящем. Я пока еще не нашла ни способа попасть домой, ни даже человека, которому я могла бы все рассказать без риска, что меня тут же не сочтут шизофреничкой. Собственно говоря, пока что я встретила лишь свою "семью", но почему-то мне не казалось, что у Аори и ее родителей были особо близкие отношения, судя по манере разговора со мной и частотой визитов.
  Обедала я достаточно долго, даже дождавшись, что некоторые блюда успели остыть. Но учитывая, что я все-таки была голодна (всего лишь один бутерброд на завтрак и ужин и пропущенный завтрак уже здесь), я доела все, таким образом наевшись до отвала. Поэтому после обеда я не смогла ничего делать, кроме как лежать и ждать переваривания избыточного количества еды. К счастью, местная кухня была похожа на ту, к которой я привыкла, то есть она мне нравилась.
  Поэтому время до ужина прошло достаточно быстро. Начав готовиться к своему выходу, я просмотрела принесенные модисткой вещи. Из готовой одежды я выбрала трикотажные бежевые брюки и коричневую короткую маечку с короткими рукавами. В шкафу я еще нашла туфли, немного напоминавшую мокасины, и оделась.
  Повертевшись перед зеркалом, я пришла к выводу, что третий сорт тоже не брак и эта одежда смотрится неплохо даже на моей достаточно худой фигуре.
  Раздался стук в дверь и чопорный мужской голос сообщил:
  - Ваше Высочество, ужин на столе.
  - Подождите! - окликнула я дворецкого, выходя из комнаты. - Вы меня проводите.
  Дворецкого, а тем более настоящего английского рафинированного, трудно поколебать, но все-таки похоже мой вид вывел его из состояния равновесия, потому что пару секунд он не мог выговорить ни слова. Смутившись, я опустила глаза, пытаясь догадаться, чем я так шокировала дворецкого, потому что мне стало не по себе от того, можно ли мне было появляться в таком виде в столовой или же такой наряд считался недостойным королевской особы.
  - Идемте, - напомнила я, отгоняя плохие мысли, и дворецкий, кивнув самому себе, зашагал, стараясь не оставлять меня позади больше, чем на один шаг. Спустившись этажом ниже и пройдя по коридору довольно долго, мы наконец остановились у входа в столовую, и дворецкий объявил о моем прибытии.
  Я вошла в большую залу и остановилась у входа, осматриваясь. Почти в центре комнаты стоял длинный стол, за которым в данный момент сидело три человека. В изголовье стола сидел король, слева от него - королева, справа - одно пустое место, видимо предназначенное для меня, а справа от моего места - какой-то молодой человек, который тут же поднялся.
  Удивленно глядя на меня, он направился в мою сторону. Гиани, я предположила, что это был именно он, был высоким блондином примерно того же возраста, что и доктор, с зелеными как у кошки глазами и телосложением, как у греческого бога.
  "А ты красавчик", - подумала я, глядя на него. - "Интересно, что же за отношения у тебя с Аори?"
  Подойдя ко мне, Гиани вдруг обнял меня за талию, погладив по спине, и тихо прошептал, улыбаясь:
  - Если бы не было твоих родителей, я бы раздел тебя прямо здесь...
  Его фраза ошеломила меня, и прежде чем подумать, я залепила Гиани пощечину, добавив:
  - Если бы здесь не было моих родителей, я бы не остановилась на одной пощечине, - и направилась к своему месту за столом.
  Мои новые родители тоже были удивлены моим одеянием, но после моего поступка с Гиани, их удивление изменило направление. Король вскочил было с места, но Гиани быстро сказал:
  - Ничего-ничего, Ваше Величество, мы сами разберемся.
  Еще раз дотронувшись до покрасневшей щеки, Гиани занял свое место и сообщил:
  - Я приехал повидаться с Аори, но только сейчас принял решение. Так как до свадьбы осталось всего восемь дней, а мы официально можем съехаться за неделю, я собираюсь забрать Аори в Гортезию сразу после ужина.
  Родители переглянулись и согласно кивнули. Внимательно изучив каждое лицо, я уточнила:
  - И с какой радости я должна куда-то ехать?
  - По нашим обычаям, - терпеливо объяснила королева, как если бы она уже проделала это добрую сотню раз, - жених и невеста могут начинать жить вместе за неделю до свадьбы. А так как ваша свадьба состоится чуть больше, чем через неделю, думаю, вы можете спокойно ехать в Гортезию и оставаться там до самой свадьбы.
  - Наша свадьба? - переспросила я, решив, что ослышалась.
  - Конечно, наша, - утвердительно кивнул Гиани.
  Эта новость поразила меня больше, чем все вместе взятое за последние два дня. Не успела я попасть в незнакомую страну, как оказывается я уже должна выйти замуж за какого-то сексуального маньяка, которого вижу первый раз в жизни.
  - А меня вы спросить не забыли? - полная возмущения осведомилась я.
  - Тебя? - удивленно спросил король. - Ты должна была уже привыкнуть к мысли о замужестве с Гиани, потому что вы были помолвлены со дня твоего рождения.
  - Но я не хочу выходить за него замуж, - возразила я.
  - Это никого не интересует. Это политический шаг, от которого выиграют все: союзничество Сафрании с Гортезией, твое замужество, ваша коронация сразу после свадьбы - все только к лучшему, - промолвила королева, пожимая плечами. Она не выглядела слишком довольной ситуацией, однако мне не казалось, что она особо переживала за меня.
  - Кроме того, с какой радости мы поедем в эту... Гортезию сегодня, если до свадьбы больше недели?
  - Один день ничего не решает, - обронил Гиани.
  - Решает! К завтрашнему дню я успею спокойно собрать вещи...
  - Я уже распорядилась насчет твоих вещей. Они будут собраны к концу ужина, - заявила королева.
  - Ах, вот как! Значит все решается без моего ведома, и я здесь не более, чем марионетка в чужих руках! Ну, спасибо огромное, мои милые родители, за подобную любовь и заботу обо мне!!!!
  Кипя от гнева, я быстро вышла из столовой и направилась в свою комнату. Теперь мне было понятно, почему настоящая Аори сбежала из дома. Не знаю, почему я решила, что настоящая принцесса так же отреагировала бы на появление здесь навязываемого ей жениха, но по реакции королевской четы было похоже, что наши мысли с Аори по этому поводу совпадали. Через несколько минут, добравшись до своей комнаты и войдя, я заперлась на все замки и тяжело вздохнула.
  - Зачем надо было проделывать столь длинный путь? - вдруг услышала я уже немного знакомый голос и вздрогнула. Обернувшись, я увидела Гиани, лежащего на моей кровати.
  - Как ты тут оказался? - изумилась я.
  - Как? Элементарно. Я просто телепортировался сюда из столовой.
  - Телепортировался?
  - Да, ты же тоже это умеешь. Все правители умеют делать это.
  Я промолчала, чтобы не вызывать дополнительных подозрений, хотя в данный момент мне безумно хотелось уметь телепортироваться, чтобы исчезнуть отсюда и отправиться куда-нибудь подальше.
  - Итак, ты уже готова? - спросил Гиани, вставая.
  - К чему? - я опасливо отступила на шаг.
  - К отъезду в Гортезию.
  - Я не хочу и не собираюсь сегодня никуда ехать, - уверенно заявила я, скрестив руки на груди.
  Гиани подошел ко мне и, внимательно изучив мое лицо, сказал:
  - Мы можем отложить наш отъезд до завтра, но при одном условии...
  - Каком? - недоверчиво спросила я, чувствуя подвох.
  - Ты подаришь мне всего один поцелуй...
  - И все?
  - И все. И мы поедем в Гортезию только завтра.
  - Честно? - с подозрением уточнила я.
  - Слово принца!
  - Хорошо, - даже не думая согласилась я. - Только давай сейчас пойдем, прогуляемся, а то меня гнетет здешняя обстановка.
  Гиани послушно кивнул и открыл передо мною дверь. Мы отправились на прогулку в здешний сад. Как я и предполагала, деревья и вся остальная растительность были не привычного мне зеленого цвета, а всех оттенков коричневого. Отчего все казалось в несколько мрачных тонах и навевало какую-то грусть. Но в целом, это было все же очень красиво, и пение птиц напоминало нашу родную Землю (если этот мир, конечно, назывался как-то иначе).
  - Я, кстати, не вижу выполнения твоего обещания, - сквозь мысли услышала я голос Гиани, о присутствии которого я уже почти забыла, погрузившись в свои размышления.
  Остановившись, я поцеловала свой указательный палец, а затем приложила его к губам моего нового жениха и улыбнулась:
  - Все, мое обещание тоже выполнено.
  - Что? - не понял он. - И это ты называешь поцелуем?
  - Да, а что?
  - Поцелуй должен быть вот каким... - и после этих слов он продемонстрировал мне каким же на самом деле, по его мнению, должен быть настоящий поцелуй. Я была довольно удивлена тем, как он это делает, потому что живя в Америке я привыкла к американским поцелуям и поцелуй по-французски (как его называют у нас) казался мне чем-то незаконченным.
  - И... это твой лучший поцелуй? - удивленно спросила я.
  Гиани, тут же смутившись, промолчал, не зная, что ответить.
  - У вас все так целуются? - добавила я.
  - Да, - последовал немного растерянный ответ.
  - Я полагаю, что ты, такой красавец-мужчина, видимо целовал немало женщин...
  - Ну, я не буду считать их всех, но думаю, что достаточно, - самодовольно ответил он.
  - И все они, видимо, сходили с ума по твоим поцелуям? - предположила я.
  - Да. А что тебе, собственно, не нравится в том, как я целуюсь? - наконец напрямую спросил он.
  - Да не то, чтобы не нравится, просто я привыкла к другому.
  - Другому? Привыкла? - Гиани не поверил своим ушам. - Есть что-то, чего я не умею делать?
  - Видимо, да.
  Я продолжила свой путь по песчаной дорожке белого цвета. Через пару шагов Гиани нагнал меня и, развернув к себе лицом, попросил:
  - Покажи, что ты имеешь в виду.
  - О, нет, если уж ты собирался раздеть меня прямо в столовой от одного моего вида, то думаю мой поцелуй не помешает тебе сделать это даже при всем дворе, - захохотала я.
  Гиани был более, чем заинтригован.
  - Я обещаю даже не пытаться это сделать, - быстро сказал он. - Слово принца!
  Я на секунду задумалась. Это была довольно забавная ситуация, потому что мне еще никогда в жизни не приходилось учить кого-то (а тем более взрослого мужчину) целоваться. Но любопытство пересилило меня.
  - Ну, что ж, в мои привычки не входит поцелуй на первом свидании... - протянула я.
  - Но это уже не первое свидание, причем я уже поцеловал тебя первым, - живо возразил мой жаждущий жених.
  - Хорошо, - согласилась я, даже не сдерживая улыбки. В мои привычки на самом деле не входило целоваться с первым встречным мужчиной, но Гиани был очень привлекательным мужчиной, поэтому один раз в жизни я решила поступиться своими принципами.
  Обняв его за шею, я сначала легонько коснулась своими губами его губ, а потом уже поцеловала его так, как привыкла, чтобы целовали меня. Гиани почти моментально прижал меня к себе так сильно, что мне стало трудно дышать и пришлось даже отстраниться:
  - Я сейчас задохнусь, если ты не отпустишь меня.
  Гиани чуть ослабил хватку, но не отпустил меня, и теперь удивленно и даже восхищенно смотрел на меня. Чтобы хоть что-то сказать, я добавила:
  - Вообще-то все обычно происходит наоборот: мужчина целует, а женщина отвечает. Но иногда женщина берет инициативу в свои руки...
  Гиани некоторое время просто молчал, как бы пытаясь осознать произошедшее с ним, а потом пробормотал:
  - Это такое странное ощущение... Я еще никогда такого не испытывал... Даже не знаю, на что это похоже...
  - Даже не пытайся вспомнить, видимо ни на что, - улыбнулась я, возобновив прогулку.
  Пройдя еще несколько шагов, я поняла, что ужасно проголодалась, потому что за короткое время ужина не съела ни крошки, о чем и сообщила Гиани:
  - Как насчет ужина? А то я сейчас упаду в голодный обморок.
  Как оказалось, Гиани все еще стоял на том же месте, где я оставила его, продолжив свою прогулку. Быстро собравшись с мыслями, он сделал несколько шагов ко мне и уточнил:
  - Чего бы ты хотела?
  - Мяса! - я уже почти открыла рот, чтобы сказать, что предпочла бы курятину, но вовремя сообразила, что куры у них могут быть совершенно отличными от тех, к каким я привыкла дома.
  - Белого или красного?
  - Красного. И побольше, - улыбнулась я. Гиани кивнул с ответной улыбкой.
  - Никуда не уходи, я сейчас вернусь, - сказал он и исчез. Просто исчез, безо всяких радужных сияний или еще чего-нибудь, как будто его там и не было...
  Решив, что просто так стоять посреди сада и ждать там Гиани было бы глупо, я решила присесть. Поэтому я зашагала вперед к скамейке, которую увидела невдалеке. Когда я подошла к скамейке, то почти рядом с собой услышала знакомые голоса. Говорили мужчина и женщина. Попробовав посмотреть сквозь коричневую живую изгородь, я увидела метрах в десяти отсюда небольшую неприметную беседку, возле которой стояли королева и Мэс - мой доктор. Я никогда не старалась подслушивать, но имея лишь смутное представление обо всем меня окружающем, я все-таки прислушалась к разговору.
  - Беланда, ты уверена, что тебя никто не видел? - спросил Мэс, театрально оглядываясь по сторонам.
  - Естественно, дурашка. Я всегда слежу за своим окружением, - ласково улыбнулась королева, проведя рукой по щеке Мэса. У меня глаза расширились от удивления.
  - Значит, Аори уезжает завтра днем? - спросил он. Королева кивнула. - Но я вижу, ты не вполне этим довольна.
  - Разумеется! Если бы ты выполнил мое поручение, мне бы не пришлось выдавать ее замуж!
  - Беланда, выполнить это оказалось практически не возможно!
  - Да уж чего проще, затащить в постель невинную девчонку и сделать ей ребенка?! Тогда я могла со спокойной совестью отправить ее в монастырь на веки вечные и даже просто забыть о ее существовании! - с негодованием воскликнула королева.
  - Я, конечно, понимаю, что Аори не твоя дочь, но как на это отреагировал бы король? - оправдывался Мэс.
  - Мой муж любит Аори также сильно как и я! Кому нужна дочь его любовницы? Нам нужен был сын, которого она не смогла родить! Ах, если бы Аори просто не появилась после своего исчезновения! А теперь мне все же придется ездить в гости к ее новой семье в Гортезию на свадьбу, разные крестины и другие глупые годовщины, юбилеи и просто торжества, изображать из себя любящую мать, - королева презрительно фыркнула. - Ладно, я больше не хочу об этом говорить! Идем в беседку.
  Королева направилась в беседку. Мэс как побитый щенок зашагал следом, и уже через пару минут оттуда раздались сладострастные стоны и всхлипывания, от которых меня чуть не стошнило.
  Я вылетела из своего укрытия со скоростью молнии и помчалась ко дворцу. Меня выворачивало от поведения королевы по отношению к Аори. Меня лично это никак не касалось, но когда я представляла, как себя чувствовала настоящая принцесса, мне становилось ее до такой степени жалко, что хотелось плакать.
  - Гиани! - крикнула я, подходя ближе к дворцу. - Гиани!
  Я внезапно врезалась во что-то большое, но подняв глаза я поняла, что это был просто появившийся передо мной мой жених с подносом в правой руке, отведенной в сторону, чтобы я его не сбила.
  - Что случилось? - поинтересовался он.
  - Ничего хорошего, - пробормотала я, направляясь к входу. - Завтра утром мы уедем еще до того, как все проснутся, и будем завтракать с твоей семьей!
  - Мы можем поехать туда и сейчас, - осторожно предложил Гиани.
  - Нет, мы поедем завтра утром, - решительно сказала я, шагая по направлению к своей комнате.
  Мы уже дошли до моей двери, поэтому я взяла с подноса большой бутерброд, стакан сока или чего-то там еще в стакане и сказав:
  - Все, нам завтра рано вставать. Спокойной ночи! - вошла в свою комнату и закрыла дверь перед носом Гиани.
  Этой ночью спала я довольно беспокойно, мне снились незнакомые люди и незнакомые места. Проснулась утром я очень усталой, но не собиралась менять своего решения по поводу немедленного отъезда в Гортезию.
  Я оделась в ту же одежду, что была и на вчерашнем ужине, потому что мои остальные вещи, включая вновь сшитые, были уже упакованы в чемоданы, стоявшие возле двери.
  Умывшись и приведя себя в порядок, я вышла из своей комнаты, осторожно оглядываясь по сторонам. В коридоре никого не было, но мне это особо не помогло, потому что я сообразила, что не имею ни малейшего понятия о том, где находится комната Гиани. Поэтому я вернулась в свою комнату и села на кровать в ожидании появления моего жениха.
  Мне было тоскливо. Мне было очень плохо, потому что у меня не было никого, с кем я могла бы поговорить о своих проблемах, да и вообще рассказать хоть кому-нибудь о том, что со мной произошло. Для женщины нет ничего хуже одиночества, и необязательно только отсутствие мужчины, но также и отсутствие подруги, с которой можно просто поболтать.
  Я уже почти дошла была до мысли о побеге совсем одной и без Гиани, когда раздался стук в дверь. Тихо открыв ее, я впустила в комнату Гиани. Первым делом после входа в мою комнату, Гиани притянул меня для поцелуя. Я довольно быстро отстранилась и подошла к своим чемоданам.
  - Ты готов ехать? - спросила я. Гиани кивнул.
  - Как ты предпочитаешь добраться до моего дворца? - уточнил он.
  - Телепортироваться, - решительно заявила я, потому что мне не терпелось убраться подальше из этого дома и забыть, что я здесь когда-то была.
  Гиани вновь кивнул и подошел ко мне. Он обнял меня за талию, и через секунду интерьер вокруг нас просто резко изменился. Теперь это была не моя спальня, а большой холл. Вдоль обеих стен поднимались две массивные лестницы, отделанные золотом. Посередине потолка свисала огромная хрустальная люстра. Было заметно, что приготовления к свадьбе шли полным ходом, потому что то тут, то там висели яркие гобелены, перила лестниц уже начали украшаться нитями жемчуга и шелковыми лентами.
  - Джерри! - крикнул Гиани. Через непродолжительное время из одной из дверей за лестницей появился дворецкий. Такой же рафинированный и настоящий, как и в Сафрании.
  - Ваше Высочество, с прибытием! - чопорно произнес он.
  - Джерри, это Аори - моя будущая жена, - представил меня Гиани.
  - Ваше Высочество, добро пожаловать в Гортезию! - поклонился дворецкий. Я кивнула, стараясь не выглядеть при этом слишком снисходительно.
  - Джерри, отнеси вещи Аори в ее комнату. Завтрак еще не начался?
  - Начался, Ваше Высочество, пять минут назад. Ваша семья в голубой столовой.
  - Идем, - сказал мне Гиани, направляясь к одной из лестниц.
  Мы поднялись по правой лестнице и прошли немного вдоль нее к массивной, но простой двери - страна хоть и была другой, но декор интерьера особо не отличался.
  Мы вошли сразу после объявления стражника о нашем прибытии. Столовая была огромной комнатой с овальным столом и несколькими стульями. Никаких особых украшений в этом помещении также не было.
  За столом сидело четыре человека. Во главе стола сидел король - мужчина лет 60 с аккуратно постриженной бородой, справа от него сидела королева - довольно тощая брюнетка с впалыми глазами примерно его возраста. Справа от королевы сидел мужчина лет 40 крепкого сложения и с соломенными волосами. Напротив королевы, слева от короля сидел молодой человек, похожий на Гиани, только с темно-русыми волосами, и младше его лет на 5-7.
  Пока мы шагали к столу, все внимательно рассматривали меня. Все мужчины смотрели на меня, как на восьмое чудо света, видимо благодаря моему наряду. Королева же была явно недовольно моим стилем одежды, потому она сидела, поджав губы.
  Слуги быстро поставили столовые приборы для нас и удалились.
  - Знакомьтесь, это Аори - моя будущая жена, - с улыбкой представил меня Гиани.
  - Ну, можно сказать, что мы уже знакомы, потому что мы все приезжали на восемнадцатилетие Аори несколько лет назад, когда было официально объявлено о вашей помолвке, - добродушно ответил король.
  - Да, но похоже, она немного изменилась с тех пор, - пробормотала королева и уткнулась в свою тарелку.
  Братья Гиани смотрели на меня молча, но оценивающе. Только младший смотрел на мое лицо, а старший ощупывал взглядом все мое тело, отчего я почувствовала себя голой.
  Гиани подвел меня к столу и усадил на стул рядом со своим младшим братом и сам сел слева от меня.
  - Аори, если ты случайно забыла, это - мой старший брат Жонас, а это - мой младший брат Рин, - представил нас Гиани поближе.
  Я вежливо кивнула обоим и опустила глаза в тарелку. Завтрак продолжился.
  Во время десерта король задал мне пару вопросов о здоровье моих родителей и в целом о моем настроении. Я отвечала коротко, потому что точно не знала, что мне нужно говорить.
  Я была рада, когда завтрак завершился, и мы ушли в мою комнату.
  Мне выделили комнату рядом с комнатой Гиани и уже разобрали и разложили мои вещи по шкафам и комодам.
  Войдя в свою комнату, которая отличалась от предыдущей только разницей в расстановке мебели, я села на кровать и вздохнула.
  - Ну, как твое настроение? - спросил Гиани, укладываясь на мою кровать, предварительно сняв туфли.
  - Смотря с чем сравнивать, - усмехнулась я.
  - Ну, хотя бы со вчерашним вечером.
  - Тогда немного лучше.
  - Только немного?
  - Да, я же здесь никого не знаю. Кроме того, я заметила, что твоя мать меня невзлюбила. Зато твои соплеменники мужского пола проявили ко мне не только спортивный интерес.
  Я упала на кровать и закрыла глаза. Мне так хотелось, чтобы открыв глаза, я оказалась у себя дома. Но как я и опасалась, этого не произошло. Я все еще была в Гортезии...
  Чтобы хоть о чем-то говорить, я спросила:
  - А почему когда мы поженимся, нас сразу коронуют?
  - Моим родителям уже надоело управлять страной, вот они и решили, что пора уже мне брать бразды правления в свои руки.
  - Но почему тебе? Насколько я понимаю, Жонас старше тебя.
  - Да, но он уже давно - лет, наверное, десять назад - отказался от претензий на трон.
  - Почему?
  - Кто его знает. У каждого свои причины, - пожав плечами ответил Гиани. - Кстати, не хочешь отправиться на экскурсию по твоему новому дому?
  - Пошли, - без особого энтузиазма ответила я.
  И мы отправились в наш тур. Гиани провел меня по всему дворцу, показывая каждую комнату и подсобку. На это ушло все время до обеда, поэтому перед тем, как отправиться в столовую, я вернулась к себе в комнату, чтобы переодеться. Естественно, для меня было довольно непривычно переодеваться к каждой трапезе, но нужно было следовать местным обычаям, чтобы не выглядеть принцессой, которая не следует этикету.
  Я переоделась в одежду, которую мне успели сшить вчера в Сафрании (к счастью, с настоящей Аори мы были похожи не только лицом, но и полностью фигурой, поэтому даже не понадобилось никаких примерок). Теперь я была одета в белую рубашку с короткими рукавами и с завязанными полочками спереди и светло-коричневые брюки, клешенные от бедра, а также белые туфли на небольшом каблучке. Поворачиваясь перед зеркалом, я даже сама себе понравилась.
  Я уже знала дорогу до столовой, поэтому сама добралась туда. Но в столовой еще только накрывали, поэтому все находились в библиотеке, которая примыкала к столовой. Я бесшумно вошла туда, потому что на полу лежал пушистый темно-коричневый ковер. Я улыбнулась королю и королеве, сидящим в креслах и листающих книги, и направилась в противоположный угол, откуда доносился голос Гиани.
  - ... просто здорово, - заключил он.
  - Рад слышать, - ответил Жонас. Я остановилась за книжными полками, откуда мне было все слышно, но меня не было видно. С некоторых пор я испытывала тягу к подслушиванию.
  - Ты еще не уложил ее в постель? - вновь послышался голос Жонаса. Я бесшумно хмыкнула, подумав: "Кто бы сомневался о чем разговаривают мужчины!"
  - Еще нет, но теперь, когда Аори здесь и до свадьбы осталась неделя, я могу приложить к этому все усилия, - улыбнулся Гиани. - Хотя меня кое-что смущает...
  - Что такое? - усмехнулся Рин. - Боишься девственниц?
  - Да нет, меня немного сбила с толку ее способность целоваться, - задумчиво ответил мой жених.
  - Ничего, научишь, - отмахнулся Жонас.
  - В том-то и дело, что похоже она меня может кое-чему научить в этом, как это не стыдно признавать...
  - Ха, это чему же, интересно?
  Прежде чем Гиани пустился в подробные описания стиля моего поцелуя, я неторопливо вышла из-за полки, как будто я только что вошла в библиотеку, и с лучезарной улыбкой прошагала к своим будущим родственникам.
  - Привет! О чем беседуете, ребята? - поинтересовалась я.
  - Ваше Величество, стол накрыт, - сообщил в этот момент дворецкий, и все направились в столовую.
  
  Во время обеда я сидела молча просто потому, что не была уверена что мне следовало говорить и когда. К счастью, я не была одной из тех странных псевдо-принцесс, показываемых обычно на ТВ, которые начинают шокировать всех, едва успев открыть рот. Я всегда придерживалась правила: "Молчи, дурак, за умного сойдешь". Разумеется, я не считала себя глупой, поэтому скорее мою тактику можно было сравнить с игрой в карты. Я молча кивала на большинство фраз и осторожно отвечала на вопросы, которые казались мне каверзными или просто сложными.
  В результате мне показалось, что все присутствующие пришли к выводу, что я молчаливая и загадочная.
  После обеда, который помимо разговоров показал мне, что братья Гиани после его признания смотрели на меня с еще большим интересом, мы отправились в комнату Гиани. Она была почти такой же, как и моя, но все-таки обстановка и вещи вокруг говорили о том, что здесь живет мужчина.
  Я села на кровать, продолжая изучать интерьер и продолжая удивляться полному отсутствию воображения у местных дизайнеров. Все буквально было до предела простых форм и очертаний. Никаких украшений, никаких плавных линий - ничего! Чем я поспешила поделиться с хозяином комнаты:
  - А кто у вас дизайнер интерьера?
  - Ты наверняка его знаешь - это Жак Фонтье. Насколько я знаю, он же оформлял дворец твоих родителей, - ответил Гиани так, будто имя этого великого художника должно было мне известно с самых пеленок. Я просто кивнула, как будто так оно и было. - А что?
  - Просто мне не нравится его стиль, - ответила я, пожав плечами, чтобы не заострять внимания на моих пристрастиях. Я обвела взглядом всю комнату и остановила его на рояле, стоящем у противоположной стены. - Ты играешь на пианино?
  - Да, брынчу потихоньку, - скромно ответил Гиани.
  - Сыграй что-нибудь, - попросила я.
  Гиани пожал плечами и направился к музыкальному инструменту. Он поднял крышку, сел на стульчик и начал играть. Это было не просто здорово! Вообще не скажу, что я любительница классической музыки, хотя ничего против нее я не имею, но все-таки слушать только один музыкальный инструмент мне обычно не нравится. Но в этом случае не хотелось слушать ничего другого! Можно сказать, что я была приятно поражена талантом моего будущего жениха.
  - Ух ты! - воскликнула я, когда Гиани отыграл последний аккорд. - Да ты просто талант!
  - Да ладно тебе, - отмахнулся он и добавил: - Ты в пятнадцать лет играла лучше, чем я сейчас...
  У меня сердце остановилось, потому что я вполне логично предположила, что если настоящая Аори так шикарно играла на пианино, то наверняка меня тоже будут просить сыграть. А я, мягко говоря, была не столь талантлива в этом отношении. Нет, я когда-то играла на пианино, точнее, я училась играть, но не достигла особых успехов в этом, и последний раз стояла рядом с роялем как минимум 15 лет назад...
  - Я больше не играю на пианино, - осторожно ответила я, следя за реакцией Гиани. Последний встрепенулся и удивленно уставился на меня.
  - Почему?
  - У меня есть на то личные причины, - уклончиво ответила я.
  - И давно?
  - Уже несколько лет.
  - Но как ты могла похоронить свой талант?! - возмутился Гиани.
  Быстро подыскав подходящее объяснение, я ответила:
  - Я упала с кота и сломала два пальца. Переломы срослись правильно, но когда я играю, это причиняет мне сильную боль.
  Похоже Гиани поверил мне, потому что лишь с сожалением и сочувствием посмотрел на меня и, опустившись на кровать рядом со мной, подбадривающе обнял.
  - Тогда я буду играть за тебя и для тебя, - пообещал он. Я слегка улыбнулась, поняв, что в следующий момент последует какое-нибудь более интимное прикосновение или даже поцелуй, но внезапно раздался стук в дверь, нарушивший все планы Гиани..
  Недоуменно и в то же время недовольно нахмурившись, Гиани направился открывать. Я все еще сидела на кровати, а дверь открывалась в мою сторону, поэтому я не сразу увидела посетителя. Но я услышала незнакомый довольно низкий женский голос:
  - Здравствуй, дорогой!
  - Шора? - послышался ошарашенный голос Гиани. Мое любопытство вспыхнуло ярким пламенем, поэтому я быстро подошла к двери со своей стороны и продолжила слушать.
  - Что ты здесь делаешь, Шора? - спросил Гиани немного напряженно.
  - Я приехала к тебе.
  - По-моему, ты немного опоздала.
  - Лучше поздно, чем никогда, разве не так?
  - Нет, не так. Я женюсь через неделю.
  - Да-да, я слышала, но разве это может нам помешать?
  Гиани кашлянул, видимо давая понять своей подруге, что он здесь не один. Но она не поняла, потому что продолжила:
  - Твоя маленькая королева может и подождать своего будущего мужа еще пару лет, разве нет?
  Усмехнувшись, я неспеша вышла из-за двери со словами:
  - Дорогой, кто к нам пришел?
  Я наигранно зевнула и, одновременно обнимая Гиани за талию, оценивающе посмотрела на жгучую привлекательную брюнетку с длинными волосами, черными глазами, примерно моего роста. Похоже Шора не ожидала меня здесь увидеть или не ожидала, что я буду выглядеть именно так, как я выгляжу, потому что вначале ее глаза немного округлились, но потом быстро вернулись в прежнее состояние.
  - Нет, спасибо, мы уже пообедали, вы можете идти, - благосклонно сказала я, обращаясь к Шоре, как к служанке.
  - Дорогая, познакомься, это Шора - моя хорошая знакомая и наша соседка, - представил Гиани. - Шора, это моя невеста - Аори.
  - Очень приятно, - процедила сквозь зубы Шора.
  - А уж как мне приятно, - улыбнулась я.
  Развернувшись к Гиани и притянув его лицо к себе за галстук, я сказала, обращаясь к Шоре:
  - Надеюсь, ты не будешь возражать, чтобы оставить нас одних - у нас еще столько дел...
  После этих слов я просто захлопнула дверь перед ее носом. Гиани некоторое время удивленно смотрел на меня, а потом рассмеялся.
  - Честно говоря, от тебя я ожидал чего угодно, но только не этого, - добавил он.
  Я пожала плечами и вернулась на кровать. Гиани полулег рядом.
  - Я слушаю, - сказала я после пары минут полного молчания.
  - Слушаешь? - не понял Гиани.
  - Историю вашего романа...
  - Романа? С чего ты взяла, что он был?
  - Ради бога, не строй из себя невинного барана, - взмолилась я.
  - Кого? - переспросил он. Я усмехнулась и махнула рукой, потому что это выражение я придумала сама.
  - Рассказывай!
  - Ну, ладно. Мы знакомы с Шорой уже много лет и у нас действительно был роман... в течение двух лет...
  - И ты не собирался на ней жениться?
  - Одно время собирался. Мы даже собирались объявить о нашей помолвке, но она просто исчезла за день до помолвки. И появилась только сейчас.
  - Ах, какая история любви! - протянула я. - Ты ее любишь?
  - Нет, конечно.
  - "Конечно"? - не поняла я.
  - Как я уже сказал, у нас был с ней роман. Нам было хорошо вместе. Поэтому мы и решили пожениться. С политической точки зрения это тоже было бы выгодно.
  - А как же я? - уточнила я и быстро объяснила: - Нет-нет, ничего личного, просто я имею в виду, не было бы войны с Сафранией в том случае?
  - Нет, брак с Гортезией более выгоден Сафрании, нежели самой Гортезии. Но сейчас я собираюсь жениться не по расчету...
  - Да ладно, ты же никого кроме себя не любишь, - усмехнулась я.
  - Кто знает...
  Чтобы не сводить весь разговор к выяснению отношений, я начала задавать вопросы по поводу жизни в Гортезии, поэтому остальное время до ужина мы просто проболтали, говоря ни о чем. Мы даже чуть было не забыли про сам ужин. Поэтому вспомнив, быстро направились в библиотеку, где по традиции ожидали накрытого стола.
  Войдя туда, я заметила стоящих и разговаривающих Шору и Жонаса. Хмыкнув, я потащила Гиани за руку в том же направлении. Подойдя к ним, я завороженно протянула:
  - Ты только посмотри, какая пара!
  Жонас развернулся ко мне, а Шора одарила меня леденящим взглядом.
  - Прошу прощения? - произнес Жонас.
  - Я просто смотрю на вас двоих и поражаюсь, как же вы подходите друг другу! - повторила я, сложив руки, как в молитве.
  - Это какой же стороной? - не очень вежливо осведомилась Шора.
  - Ну, во-первых, возрастом. Насколько я понимаю, Шора, ты постарше Гиани, поэтому тебе больше подходит его старший брат, - на самом деле она была скорее всего на пару лет старше меня, соответственно младше Гиани, но я предполагала, что наверняка и в этом мире женщины ревностно относились к тому, чтобы выглядеть как можно моложе. - А во-вторых, вы оба думаете только о постели. Дорогой, - обратилась я к Гиани, - знаешь, что мы первым делом сделаем, когда поженимся и пройдем церемонию коронации? Мы издадим указ о том, что Шора и Жонас должны пожениться!
  И с лучезарной улыбкой, я тут же утащила Гиани за руку в столовую, где уже накрыли стол.
  - Напрасно ты наживаешь себе врагов, - не одобрил моего поведения Гиани.
  - А нечего покушаться на то, что им не принадлежит, - отрезала я, занимая свое место за столом.
  - Шора прославилась своим пристрастием к черной магии, - продолжил Гиани.
  - Черной магии? - усмехнулась я. - Что за глупость? Она что, может превратить меня в жабу?
  - В жабу она тебя, конечно, не превратит, но такие вещи, как сглаз, порча, проклятие ей под силу.
  - Ну, тут уж я точно знаю, в том числе по личному опыту, что подобные глупости действуют только на тех, кто в это верит!
  Во время ужина Шора постоянно бросала на меня леденящие кровь взгляды, а Жонас иногда свирепо поглядывал исподлобья. Я же старалась не обращать на них внимание и веселиться как только могла.
  Во время десерта как обычно началась светская беседа и я решила принять в ней участие. После очередной шутки Жонаса в сторону Гиани по поводу того, что ему теперь будет трудно выбирать меж двух любимых женщин, с вежливой улыбкой и непритворным интересом я спросила, обращаясь к Шоре:
  - Шора, дорогая, Гиани рассказал мне о вашем... общении. И о том, что ты была инициатором его прекращения. Но я вот никак не пойму, почему?
  Мы встретились с ней взглядом и какое-то время поиграли в игру "кто кого пересмотрит". Поняв, что я не собираюсь отводить взгляд первой, она ответила, осторожно подбирая слова и одновременно ковыряясь ложкой в желе:
  - Мне было необходимо разобраться с некоторыми делами... Потом я отправилась на обучение к Магистру... и освободилась лишь недавно...
  - Надо же, как интересно! - воскликнула я, не сводя с нее глаз. Гиани немного смущенно молча тыкал вилкой в свой кусок торта, как если бы он только что потерял аппетит.
  Король с королевой лишь молча переглянулись и продолжили свою трапезу. Рин с интересом переводил взгляд с меня на Шору и обратно, ожидая продолжения. А Жонас пристально смотрел на меня, как если бы пытался прочесть мои мысли. И встретившись с ним взглядом, я вдруг ощутила какое-то необъяснимое чувство опасности. Быстро отогнав это ощущение, я обратилась к Рину с дежурным вопросом по поводу того, чем он занимается в свободное время, тем самым разряжая обстановку в нашем участке стола.
  После ужина мы вернулись в комнату Гиани. Я вновь ужасно объелась, поэтому упала поперек кровати и закрыла глаза рукой, сказав:
  - Кажется, я сейчас лопну! Похоже, что сегодня я набрала пару лишних килограммов, потому что только и делала, что сидела, да ела.
  Я почувствовала, что Гиани лег рядом. Через какое-то время я также почувствовала, что он пытается развязать полочки моей рубашки.
  - Предлагаю сжечь лишние калории, - сказал он.
  Я схватила его руки за запястья и отвела их в сторону.
  - Не стоит этого делать, - мягко сказала я. Нет, разумеется, Гиани меня очень привлекал, но я была из тех людей, кто не спит с первым встречным, пусть даже он станет моим мужем через неделю. Кроме того, меня не покидало чувство временности. То есть мне казалось, что все, что вокруг меня и что со мной происходит очень скоро закончится...
  - Почему? - спросил Гиани. - Я ведь стану твоим мужем меньше, чем через неделю.
  - Я знаю. Но все-таки предлагаю подождать эту неделю. Кроме того, неделя - большой срок. Кто знает, что может случиться за это время.
  - Не бойся, я не причиню тебе боли, - пообещал он, по своему трактовав причины моего отказа.
  Я усмехнулась и встала.
  - Спокойной ночи! - сказала я, направляясь к двери. - И, думаю, нам не стоит так много времени проводить наедине.
  Я вышла из его комнаты и вошла в свою. Естественно там ничего не успело измениться за пару часов. Поэтому приняв душ, надев какую-то странную ночную сорочку, я легла спать, потому что уже ужасно устала за такой долгий день.
  Уснула я очень быстро и довольно глубоко. Сон, однако, был довольно беспокойный и содержащий множество мелькающих фрагментов.
  Проснулась я посреди ночи от того, что мне было как-то жутковато. На то не было особых причин. По крайней мере, я о них еще не знала. Я открыла глаза и выглянула в окно по привычке, чтобы выбросить в окошко плохие сновидения, и застыла. Прямо перед окном в желтом лунном свете (еще одно отличие от нашего мира) стояла темная фигура в каком-то балахоне. Я не могла рассмотреть ни лицо, ни даже определить пол этого существа. Стояло оно спиной ко мне и тоже смотрело в окно.
  Я бесшумно сползла с постели (к счастью, она даже не скрипнула) и так же бесшумно подошла к двери. Протянув руку, я резко включила свет.
  Фигура обернулась и, ахнув, исчезла. Я тоже ахнула, потому что успела увидеть, что это была Шора. Сначала я предположила, что она пробралась через дверь, которая была не заперта. Но поняв, что она просто исчезла вместо того, чтобы убегать, я пришла к выводу, что она просто телепортировалась. Как сказал Гиани: "Все правители это могут".
  Я села на кровать, пытаясь унять крупную нервную дрожь, но ничего не помогало. Шора меня напугала. Меня не столько напугало ее присутствие здесь в полночь или позже, сколько то, зачем она сюда пришла. Естественно, первым делом в голову полезли самые страшные мысли, такие как то, что она пришла сюда с ножом с намерением просто им мне по горлу...
  Поняв, что я не смогу уснуть здесь даже при включенном свете, я встала и огляделась в поисках халата. Разумеется, я его не нашла. Но я нашла какую-то накидку, которую и решила использовать в качестве пеньюара.
  Накинув ее себе на плечи, я вышла из своей комнаты в коридор. В коридоре никого не было. Свет был немного приглушен, но было достаточно светло, чтобы не натыкаться на стены. Я прошла несколько шагов и открыла дверь в комнату Гиани. К счастью, последняя была незаперта.
  В комнате было темно, но свет, струящийся из окна, был достаточно ярким, чтобы увидеть кровать и самого Гиани, лежащего на ней на спине и наполовину укрытого одеялом. Он крепко спал. Затворив за собой дверь, я прокралась к более или менее свободному краю кровати и, скинув накидку, скользнула под одеяло. Я старалась производить как можно меньше шума, поэтому осторожно повернулась на бок и свернулась калачиком. Вскоре я уснула, более или менее спокойным сном.
  Утром я проснулась довольно поздно, как мне показалось. Я открыла глаза и встретилась взглядом с Гиани. Он все еще лежал в кровати на боку, подперев голову рукой.
  - Доброе утро! - сказала я.
  - Доброе утро.
  - Как тебе спалось? - продолжила я, заметив, что привела Гиани в замешательство своим присутствием в его постели.
  - Да вот я даже и не знаю...
  Я засмеялась на какое-то время, но потом посерьезнев, сказала:
  - Я тебе все объясню...
  И я действительно рассказала все как было.
  - Ну что ж, - подвел итог Гиани, - у меня только одно предложение по этому поводу...
  - И какое же? - уточнила я, уже догадываясь что прозвучит из его уст.
  - Оставайся на ночь у меня. Уж я-то тебя смогу защитить от Шоры.
  Я засмеялась, потому что именно это я и ожидала от него услышать. Не то, чтобы это было очень типично для него - этого я просто не могла знать, но как обычно женская интуиция обманывала редко. Отрицательно покачав головой, я сказала:
  - Может быть тебе просто поговорить с ней? Я понимаю, что это может ее не остановить, но по крайней мере, это поставит ее в известность, что мы в курсе ее коварных планов.
  - Честно говоря, не уверен, что это поможет, - возразил Гиани. - Она ужасно упрямая особа.
  - Сомневаюсь, что найдется кто-то упрямее меня, - усмехнулась я. - Все равно поговори с ней. Думаю, лишним это не будет.
  - Хорошо. - Гиани взглянул на часы и сказал: - Хм, завтрак скоро начинается. Нам нужно поторопиться.
  Я кивнула и встала, потянувшись за накидкой. Закутавшись в нее, я направилась к двери.
  - Подожди, я тебя провожу, - крикнул Гиани.
  - Не стоит, - возразила я, - не думаю, что Шора появится в моей комнате среди бела дня. Зайдешь за мной минут через пятнадцать.
  Гиани кивнул, и я вышла из его комнаты, стараясь не попасться никому на глаза. К счастью, в коридоре опять никого не было, поэтому я нырнула в свою комнату никем незамеченная.
  Приведя себя в порядок и одевшись, я села перед зеркалом расчесать волосы. Они, конечно, были не супердлинные, но чуть ниже плеч плюс приятно вьющиеся. Как раз когда я была занята расчесыванием, в дверь постучали. Зная, что это Гиани, я крикнула:
  - Заходи, открыто.
  Дверь открылась, и в комнату вошел Жонас. Я удивленно обернулась к нему.
  - Какие люди! - удивленно констатировала я. - Чем обязаны?
  - Просто зашел узнать, как у тебя настроение, - вкрадчиво ответил Жонас.
  - С чего бы это вдруг? - усмехнулась я. - А-а, ты наверное хочешь попросить меня не женить тебя на Шоре.
  - Да нет, просить я тебя ни о чем не буду.
  Жонас закрыл за собой дверь и подошел ближе ко мне. Я встала, чтобы быть готовой к обороне, если это понадобится, потому что Жонас не внушал мне никакого доверия. Честно говоря, у меня не было никаких особых причин такого предубеждения к брату Гиани, и на самом деле ничего не говорило о том, что он собирается причинить мне вред, однако помня все наши исторические книги и фильмы о средневековых интригах при дворе, мне не хотелось лишний раз рисковать из-за своей неискушенности в этом деле и наивности.
  - Тогда зачем же ты пришел? - уточнила я, потому что тишина, нависавшая в минуты полного молчания, угнетала меня.
  - Я пришел сообщить тебе одну новость.
  - В самом деле? Какую?
  - Я женюсь.
  - Да неужели! - воскликнула я, наигранно радуясь за него. - И на ком же?
  - На тебе...
  На какое-то время я потеряла дар речи, потому что подобного ответа ожидала меньше всего. Однако, это не ввело меня в ступор. Поэтому, когда Жонас сделал шаг ко мне, я автоматически отступила назад.
  - А... могу я узнать причину столь поспешного решения? - пролепетала я, пытаясь взять себя в руки.
  - Причина очень проста: у меня сделка с Шорой. Она получает Гиани, я получаю тебя.
  - Ну про Шору-то все ясно. Вопрос в том, зачем тебе нужна я. Что-то я не заметила, чтобы ты воспылал ко мне внезапной любовью или страстью, - хмыкнула я. Мне было ужасно страшно, хотя я не могла назвать определенную причину своего страха. Просто казалось, что в Жонасе есть что-то такое, что безумно пугало меня. Он не был ни красавцем, ни уродом. Скорее всего пройдя мимо него на улице, я бы даже не заметила его. Его лицо не было постоянно злым или свирепым - самое обычное лицо, но мне было панически страшно.
  - Да, любви к тебе я не испытываю, но страсть - может быть, - ответил Жонас, пожав плечами.
  - Это все хорошо, - глубоко вздохнув, сказала я, стараясь успокоиться, - только я что-то не совсем представляю себе, как ты это мыслишь совершить.
  - Легко.
  С этими словами Жонас сделал то же, что и Гиани, когда мы направлялись в Гортезию из Сафрании - он телепортировался. Куда - оставалось только догадываться. Но самое главное, что телепортировался туда он вместе со мной...
  Я быстро огляделась по сторонам. Это была другая комната, хотя обставленная все в том же стиле, что и все остальные виденные мною здесь помещения. Большое окно впускало солнечные лучи. Сама комната была не больше, чем обе предыдущие мои комнаты, и это тоже была спальня.
  - Где мы? - спросила я.
  - Добро пожаловать в Секонию! - провозгласил Жонас. Он взглянул на часы и добавил: - К сожалению, вынужден тебя покинуть на час-полтора - опаздываю на семейный завтрак в Гортезии. К тому же, ведь нужно будет утешить моего братца в связи с потерей невесты. Она ведь просто сбежала с каким-то кошатником... Увидимся через пару часов. Тебе принесут завтрак сюда.
  Жонас вышел из комнаты, заперев за собой дверь. Я опустилась на кровать, потому что у меня подкашивались ноги. Было такое чувство, что еще одно потрясение подобного рода и я умру от разрыва сердца.
  Я была возможно на другом краю этого и без того нового для меня мира, и у меня все еще не с кем было даже поделиться своим горем. Не скажу, что у меня была куча подружек дома, но там я всегда могла воспользоваться Интернетом, чтобы анонимно рассказать о своих проблемах на каком-нибудь форуме. Здесь мне приходилось держать все в себе, и это очень угнетало.
  Еще не прошло и недели моего пребывания в этом мире как у меня появился уже второй жених! Причем оба были мне навязаны против моей воли!
  Через несколько минут действительно принесли поднос с завтраком и стаканом вина, которое я даже глотнула, но тут же сморщилась - настолько кислым оно было. Я неспеша расправилась с завтраком, раздумывая над тем, что будет дальше и что мне делать, а потом встала с кровати и подошла к окну. Выглянув из него, насколько это позволяло стекло, я посмотрела вниз. К моему удивлению это был первый этаж, а прямо под окном была раскинута коричневая пушистая лужайка.
  - Хм, - хмыкнула я, также заметив, что на окне не было решеток.
  Я уже положила руки на шпенгалеты, чтобы открыть окно, как услышала звук открываемой двери. Я быстро обернулась и увидела вошедшего Жонаса. Он уже переоделся в другой костюм. Закрыв за собой дверь, он сказал:
  - Ну, как поживает тут моя невеста?
  - Катись ты со своей невестой... - невежливо ответила я.
  Жонас поморщился.
  - Тебя ничего не интересует? - поинтересовался он.
  - Думаю, ты и сам все расскажешь.
  - Ну, может быть. Думаю, тебе будет интересно узнать, что вся Гортезия переполошилась в связи с твоим исчезновением. Объявлены поиски с оплатой вознаграждения. Должен признать, кругленькая сумма! Я даже подумал, что может быть стоило бы тебя вернуть. Но Шора переубедила меня, - Жонас улыбнулся.
  - Интересно, каким способом? - многозначительно усмехнулась я.
  Жонас пропустил мою колкость мимо ушей. Он прошел в комнату и сел на кровать. Я не двинулась с места, разве что облокотилась на подоконник.
  - Кстати, ты сказал где мы, но не сказал почему, - напомнила я.
  - Ах да, ты же еще не знаешь, - вспомнил Жонас. - Как я уже сказал, мы находимся в королевстве, которое называется Секония и которое принадлежит мне по праву наследования.
  - Наследования? Каким образом? Насколько я поняла ты просто отказался от прав на трон Гортезии по каким-то своим причинам.
  - Да, это и есть мои причины, - улыбнулся Жонас. - Дело в том, что я был женат. Об этом никто не знает из моей семьи, поэтому они также не знают, что я стал вдовствующим королем Секонии, когда моя жена скоропостижно скончалась.
  - Неужели ты ей помог уйти из жизни? - удивилась я.
  - Нет, нет, что ты! Как я мог это сделать! Просто она неудачно проехалась на коте и сломала шею, будучи к тому еще и беременной тогда. Разумеется, я не буду утверждать, что безумно любил ее, но нам было очень хорошо вместе. Я даже пребывал в трауре после ее смерти!
  - Когда она умерла?
  - Год назад.
  - И с чего это решил жениться опять?
  - Ну, во-первых, это не так уж и плохо быть женатым и не искать себе женщин на стороне. Во-вторых, мне нужны наследники.
  - Еще один вопрос - ты не мог найти кого-нибудь другого? Я имею в виду, разве в Секонии мало женщин, что ты притащил сюда меня? - возмутилась я.
  - Нет, конечно, здесь достаточно женщин, но ни одна меня так не возбуждает, как ты, - просто объяснил Жонас.
  Я поежилась, обхватив себя руками.
  - Ты замерзла? Иди сюда, я тебя согрею...
  Жонас приглашающе протянул ко мне руки. Я шарахнулась в сторону.
  - Еще одного не могу понять, - продолжила я, пытаясь заговорить ему зубы.
  - Чего же, моя радость?
  - Каким образом ты надеешься заставить меня выйти за тебя замуж?
  - О, очень легко! Во-первых, я лишу тебя невинности, что уже обязывает меня жениться на тебе. - Я презрительно хмыкнула. - А во-вторых, выходя за меня замуж, ты уже будешь беременна нашим первенцом...
  Меня чуть было не стошнило от подобных разговоров. Это разбудило во мне сильнейший гнев. Не сдержавшись, я воскликнула:
  - Послушай меня, племенной кобель! Если ты попробуешь ко мне прикоснуться...
  - Как ты со мной разговариваешь! - перебил меня Жонас, тоже начиная заводиться. - По-моему, ты слишком много говоришь. Пора бы научить тебя уважению к мужу!
  Жонас вскочил на ноги и решительно направился ко мне. Я быстро отошла от окна в сторону двери. Я знала, что она была заперта, но в данный момент я вообще не знала, что мне делать. Мое сердце скакало галопом.
  Жонас продолжал шагать ко мне. Когда он стоял против окна, я нащупала рукой какую-то хрустальную вещицу, которой я и запустила в него. Жонас немного пригнулся, и пепельница, или что это было, вдребезги разбило стекло, осыпая Жонаса мелкими осколками. Глянув через плечо на подоконник, усеянный кусками стекла, Жонас обернулся ко мне, одаривая свирепым взглядом.
  - Не подходи ко мне! - предупредила я. Игнорировав мое предупреждение, Жонас вновь направился ко мне. Я поняла, что мне нужно было добраться до окна, но единственным способом туда попасть в данном случае было перескочить через широкую двуспальную кровать.
  Мне ничего не оставалось делать, кроме как попытаться это сделать. Я подбежала к кровати и даже сделала пару шагов по ней прежде, чем Жонас прыгнул туда же и схватил меня за щиколотку, в результате чего я упала лицом вниз. К счастью, кровать была достаточно мягкой, так что я особо не ударилась.
  Перевернув меня на спину, Жонас рывком притянул меня к себе за ноги со словами:
  - Иди ко мне, мой белый хлеб!
  Я попробовала вырваться, но не добилась желаемого. Сообразив, что мои ноги находятся между ног Жонаса, я предупредила:
  - Отпусти меня сейчас же, если не хочешь, чтобы я причинила тебе боль!
  - Ты - мне? - усмехнулся Жонас.
  - Я тебя предупредила! - усмехнулась я и с этими словами сильно ударила его в пах коленом.
  У моего нападавшего перехватило дыхание, а лицо исказила гримаса боли. Я быстро скинула его с себя и вскочила на ноги. Решив не рисковать дополнительно, я выпрыгнула из окна, схватившись руками за подоконник и сделав сальто (я решила, что просто осторожно спускаться с окна будет довольно долго). У меня почти получилось! Почти - потому что я все-таки упала на мягкую лужайку, но не ударилась головой, а лишь чуть-чуть спиной.
  Быстро вскочив на ноги и домчавшись до забора, я просто проскользнула между прутьев (они как будто были сделаны специально для моего размера) и побежала по улице. Я не решалась оглядываться, чтобы во-первых, не врезаться в кого-нибудь или что-нибудь и иметь возможность смотреть себе под ноги, а во-вторых, чтобы лишний раз не пугаться, если вдруг за мной окажется погоня.
  Вскоре я добралась до рынка, заполненного людьми, и смешалась с толпой. Я медленно зашагала, лавируя между покупателями и продавцами, стараясь одновременно не попасться на глаза вооруженным солдатам, потому что вскоре после моего побега я заметила, что вооруженные люди в униформе немного оживились, поглядывая по сторонам.
  Заметив небольшой отряд впереди, я скользнула за небольшой ларек и притаилась.
  - Я вижу тебе нужна помощь, дитя.
  Я почти подпрыгнула от испуга, когда услышала эти слова прямо за мной. Быстро обернувшись, я увидела чахлую старушку в длинной серой накидке.
  - Простите? - вежливо переспросила я.
  - Ты бежишь навстречу своей судьбе, - продолжила она. - Я помогу тебе. Вот, возьми мой плащ, чтобы тебя не узнали солдаты.
  Старушка накинула мне на плечи свой плащ, который выглядел достаточно поношенным, хотя и чистым, и имел приятный цветочный запах, и продолжила, протягивая клочок бумажки:
  - Иди по этому адресу. Там живет моя внучка Мира. Скажи, что я тебя послала, она тебе поможет.
  Я взяла листок и посмотрела на адрес. Естественно, он мне ни о чем не говорил, потому что я не знала ни одной улицы в городе. Подняв глаза, чтобы возразить, я увидела, что старушки уже след простыл. Еще раз посмотрев на адрес, я вздохнула, надеясь только на то, что она не была человеком Жонаса.
  Поплотнее закутавшись в плащ, как если бы он был плащом-невидимкой, я вышла из-за ларька и зашагала к выходу с рынка. Без происшествий, но с помощью нескольких прохожих, у которых я спрашивала, как пройти по указанному адресу, я добралась до небольшого домика, в котором должна была жить внучка встретившейся мне старушки.
  Посмотрев на домик и скрепив сердце, я подошла к входной двери и постучала.
  - Входите, открыто, - ответил молодой женский голос.
  Я осторожно приоткрыла дверь и вошла в дом. Прикрыв за собой дверь, я прошла в холл и в нерешительности остановилась. Из комнаты справа вышла молодая темноволосая девушка примерно моего возраста, вытирая руки полотенцем. Приветливо улыбнувшись, она сказала:
  - Доброе утро.
  - Здравствуйте. Вы - Мира?
  - Да. Вы хотите что-то сшить?
  - Н-нет, меня направила к вам ваша бабушка, - ответила я.
  - Моя бабушка? - недоверчиво уточнила Мира. Она прошла в комнату и опустилась на диван, жестом предложив мне сесть рядом. - И... что она сказала?
  Я на секунду задумалась, что мне отвечать, потому что ведь никто ничего про меня не знал в этом мире. Я опустилась на диван неподалеку от хозяйки дома и, немного помолчав, наконец ответила:
  - Она сказала, что я бегу навстречу своей судьбе, потом дала мне ваш адрес и сказала, что вы мне поможете.
  Мира тоже какое-то время молчала, обдумывая мои слова.
  - Вы уверены, что это была моя бабушка? - уточнила девушка.
  - Нет, разумеется, я - неместная. Но она дала мне ваш адрес, - с этими словами я протянула ей листок. Мира внимательно посмотрела на него и немного удивленно вскинула брови.
  - Вы сказали, что вы неместная, - неуверенно сказала она. Я кивнула. - А откуда именно вы?
  - Можно сказать, что из другого мира, - с улыбкой пошутила я. Глаза Миры расширились, и я испугалась, что нужно было ответить как-то иначе.
  Вновь повисла тишина, причину которой я не могла знать. Мне было немного не по себе, но в то же время я чувствовала, как в моем сердце начинала расти надежда. Наконец Мира сказала:
  - Дело в том, что моя бабушка умерла 6 лет назад...
  Теперь мои глаза расширились. Но быстро справившись с собой, я сказала:
  - Может быть это была не ваша бабушка. Потому что она была... вполне живой и даже дала мне этот плащ.
  Мира взглянула на плащ и молча кивнула.
  - Это плащ моей бабушки. И листок с моим адресом написан мной, потому что я сама его написала для нее, когда она попросила, - сказала хозяйка дома.
  Я молчала, потому что просто не знала, что можно сказать в подобной ситуации. Через некоторое время Мира сказала:
  - Незадолго до своей смерти, бабушка сказала мне, что однажды она направит ко мне девушку из другого мира, которая поможет мне встретить свою судьбу. - И еще через пару секунд добавила: - Она видела много вещей, которые никто не видел...
  Вновь опустилась тишина, но уже не такая гнетущая, как раньше. Еще через некоторое время Мира сказала:
  - Я помогу тебе. Ты можешь жить здесь, у меня есть комната для гостей. Мы скажем, что ты - моя дальняя родственница.
  - Правда? - не поверила я. Мне казалось, что все в этом мире думают только о себе.
  - Правда, - улыбнулась Мира. - Если ты хочешь, конечно.
  - Спасибо! - в порыве радости я обняла Миру. Уже в тот момент я поняла, что она будет моей подругой. Возможно единственной.
  - Хочешь кофе? - предложила Мира, вставая и направляясь на кухню.
  - Хм, хочу, но можно я сама его сделаю?
  - Я умею варить кофе, - усмехнулась Мира, - разве что ты хочешь сделать его по рецепту твоего мира.
  - Может быть, - улыбнулась я. - У тебя есть корица?
  - Корица? - переспросила Мира. Я поняла, что она не знает что это такое.
  - Где у тебя специи? Покажи мне, какие из них ты используешь в выпечке.
  Мира показала мне свои специи, и я нашла корицу, которую здесь, разумеется, называли по-другому. Я включила кофеварку, а Мира в это время накрыла стол на кухне к кофе. Мы сели за стол в ожидании кофе. Я заметила, что Мира внимательно изучает меня.
  - Что-то не так? - спросила я на всякий случай.
  - Да нет, просто я пытаюсь вспомнить твое имя.
  Мне стало как-то стыдно, потому что я не представилась. Но следующим моментом стало для меня решение какое имя назвать.
  - Здесь меня зовут Аори, - наконец ответила я.
  - Здесь? - уточнила Мира. Я кивнула. - А как тебя зовут дома?
  - Эллисон.
  - Эллисон, - повторила она. - Красивое имя. У нас нет такого. Откуда мы? Где твой мир?
  Я решила, что хотя бы один человек в этом мире должен знать правду обо мне, потому что иначе мне было бы безумно трудно. Да, прошло совсем немного времени с момента моего появления здесь, но я не могла быть настолько загадочной. Я не представляю, как шпионы-резиденты могут жить по несколько лет под прикрытием!
  - Честно говоря, я даже не знаю где находится мой мир. Я не знаю, другая ли это планета или просто другое измерение или параллельный мир, - призналась я.
  - Но как ты сюда попала? - удивилась Мира. И я рассказала ей свою историю. Естественно в более кратком варианте.
  За это время сварился кофе, и я разлила его по чашкам. Мира все время слушала, не сводя с меня глаз и с почти открытым ртом.
  Когда закончив свой рассказ и с улыбкой указав на чашку кофе, я взяла с тарелки печенье, она сказала:
  - И все это произошло за четыре дня?
  Быстро проанализировав в голове все информацию и время, за которое она случилась, я рассмеялась.
  - Ты знаешь, я иногда думаю, что прошел уже как минимум месяц, - согласилась я. - Но я на самом деле так мало знаю об этом месте в целом, хотя я уже побывала в трех странах.
  - А все очень отличается от твоего мира?
  - Да нет, нельзя сказать, что кардинально. По крайней мере не принципиально. Из крупного я могу сказать, что наши животные и растения - разные. У нас, например, кошки это маленькие ручные животные, а у вас они большие и используются для верховой езды. У нас с этой целью используются лошади. Все (ну или почти все) растения у нас зеленые, а у вас коричневые. Небо у нас голубое, а не розовое, как у вас. Наверняка есть что-то еще, но я об этом еще не знаю.
  Мира с интересов слушала меня, а потом начала задавать вопросы, чтобы найти еще больше отличий или сходств между нашими мирами.
  Мы допили кофе, потом я помогла приготовить обед, пока Мира ходила в магазин, потому что я вполне логично боялась высовывать нос из дома, где меня разыскивала армия Жонаса.
  Пока моя новая подруга была в магазине, а обед стоял на плите, я осмотрела дом. Разумеется, я не проводила обыска с описью, но мне было интересно что и как здесь у обычных людей, а также чем именно занимается Мира. Как оказалось, или правильнее сказать, как я логично предположила, увидев эскизы одежды, швейную машинку, массу различных тканей и манекен, хозяйка дома была швеей.
  Поэтому когда она вернулась домой, я ее об этом спросила.
  - Да, я шью, это моя работа, - с улыбкой ответила Мира, распаковывая продукты. - И мне она очень нравится. А ты чем занималась дома?
  - Я работала в отделе маркетинга и рекламы в издательстве, - ответила я, внимательно глядя, поймет ли Мира, что это такое.
  - О, рекламы у нас тоже много, - засмеялась она.
  Разлив суп по тарелкам, я заняла свое место за столом и спросила:
  - Ты шьешь все или только платья?
  - Ты видела мои эскизы? - уточнила она, я смущенно кивнула. - Нет, это хорошо, что ты их посмотрела, раз ты сама работала с дизайном, может у тебя будут кое-какие идеи. Я шью все только для себя, а на заказ я специализируюсь только на свадебных платьях.
  - Правда? - не поверила я и объяснила: - Я никогда не была дизайнером одежды, но дома у меня была коллекция эскизов именно свадебных платьев.
  - Здорово! Значит подскажешь мне, а то некоторых моих клиенток почти невозможно удовлетворить, - обрадовалась она.
  Мне стало немного смешно от того, что за всю свою жизнь я не встречала такого открытого и похожего на меня человека, какой оказалась Мира, особенно учитывая то, что мы обе были из абсолютно разных миров.
  Возможность проявить себя у меня появилась уже на следующий день, когда к Мире пришла очередная клиентка. Это была молоденькая симпатичная девушка не старше 19 лет. Девушка пришла вместе со своей матерью, потому что было заметно, что она очень стеснялась.
  Мира представила меня в качестве своей кузины Юны, сказав, что я приехала из другого королевства для обмена опытом в дизайне свадебных нарядов, поэтому я должна была присутствовать при приеме заказа. Девушка по имени Карина и ее мама Доси не имели ничего против нововведений, поэтому с радостью согласились выслушать мои предложения.
  Усадив клиентов за столик в гостиной, я налила им кофе, пока Мира выслушивала особые пожелания к наряду. Я заняла место в кресле рядом с Мирой, также принимая участие в обсуждении.
  - Думаю, вот это платье подходит лучше всего, - заключила Доси, пролистав каталог эскизов Миры. Она вопросительно взглянула на свою дочь, и та утвердительно кивнула. Доси передала эскиз Мире.
  Я тоже взглянула на платье. Верх был отделан достаточно широким воротом, открывающим большую часть плеч. Юбка была достаточно простой до пола. Собственно, я бы сказала, что в основном платья отличались воротниками и мелкими аксессуарами, а крой был примерно одинаков везде. И это наверняка было не только в дизайне Миры.
  - Вы хотите именно такое платье или хотели бы что-то изменить? - уточнила она, видимо размышляя в том же направлении, что и я.
  На секунду задумавшись, Доси спросила:
  - Честно говоря, самое важное в том, чтобы Карина выглядела в нем как можно лучше.
  Мне нравился подобный подход, потому что самому зачастую сложно видеть как какая-нибудь вещь будет смотреться на себе и в этом нужен совет специалиста.
  Но я была удивлена, когда Мира развернулась ко мне с вопросом:
  - У тебя есть предложения?
  Я не ожидала, что она захочет выслушать мои мысли сразу в присутствии первых же клиентов, но мне это польстило, поэтому я постаралась выглядеть как можно более профессионально, когда я высказывала свои идеи.
  - Я считаю, что свадебное платье должно делать невесту очень женственной и даже беззащитной, чтобы у жениха и будущего мужа сразу же возникало желание взять ее под защиту, - с улыбкой начала я. Клиентки утвердительно кивнули, тоже улыбнувшись. - У Карины очень хорошая фигура, - продолжила я, не особо преувеличивая, - но именно для этого платья у нее немного широкие плечи. Поэтому если вам хочется сохранить этот ворот, я бы предложила закрыть грудную клетку до самой шеи прозрачной тканью, например, тем же самым фатином.
  Я поискала глазами карандаш, который мне тут же протянула Мира, и слегка дорисовала на эскизе, как это будет выглядеть.
  - Затем юбку можно сделать чуть пышнее и может быть даже с небольшим шлейфом, - продолжила я, делая наброски. - И так как рукавов в этом платье нет, то будет очень элегантно с длинными перчатками без пальцев.
  Перчатки я смогла показать в натуре, потому что у Миры были такие готовые из эластичной ткани.
  Мира подмигнула мне, заметив, что женщины внимательно смотрят на эскиз и держат в руках перчатки. Они очень тихо совещались между собой, а мы вышли для этого на кухню, чтобы якобы унести чашки из-под кофе.
  - Здорово ты это предложила! - шепотом воскликнула Мира. - Они наверняка согласятся.
  - Я только надеюсь, что ей это действительно пойдет, - с опаской ответила я.
  Мы вновь вернулись в гостиную, поставив на столик вазочки с фруктами и конфетами. Доси сидела, сложив руки, и с уже определившимся ответом, а Карина внимательно изучала рисунок.
  - Ну что? - поинтересовалась Мира. - Вы что-нибудь решили или вам нужно время подумать?
  - Нет-нет, мы уже приняли решение, - с ответной улыбкой ответила Доси. - Мы хотим это платье с предложениями Юны, но все будет зависеть от цены.
  - Изменения в дизайне в данном случае влияют на цену совсем незначительно, - ответила Мира и сообщила цену на готовое изделие. Заметив, как просияла Карина, я поняла, что названная цена была достаточно низкой, чтобы не спугнуть их.
  - Прекрасно, - сдержанно обрадовалась Доси. - Значит мы делаем заказ на эту модель.
  Следующий час ушел на снятие мерок, обсуждение таких деталей, как ткань, аксессуары, длина платья и шлейфа, а также назначение дат примерок и получения готового продукта. После этого, оставив залог, заказчики отправились домой, взяв с собой копию эскиза. Мы вежливо проводили их до двери, а закрыв ее, Мира с радостью прыгнула на меня, хлопая в ладоши.
  - Здорово! Им понравился твой дизайн! - воскликнула она.
  - Да, главное, чтобы им понравилось и само готовое изделие, - начала переживать я.
  - Оно им понравится - здесь нигде нет ничего более красивого. Плюс, эта семья не безумно богатая, но знатная, поэтому наверняка у них на приеме будут влиятельные гости, которые потом, возможно, прийдут к нам, - улыбнулась она и напомнила: - Ты же работала в рекламе!
  И мы принялись за работу. Карина примеряла платье два раза за время пошива, а также когда они вместе с Доси и еще парой подружек пришли забирать свой заказ. Все, включая Миру, были в восторге от того, как Карина выглядела в своем подвенечном наряде, поэтому мы получили даже больше, чем просили в оплату за платье.
  Поэтому уже на следующий день Мира уговорила меня нарисовать свои модели платьев или внести исправления в ее эскизы. И она оказалась права, потому что учитывая, что на свадьбе Карины было около 300 приглашенных, среди них также присутствовали девушки, собирающиеся замуж. Поэтому работа, а с ней и деньги, потекли рекой.
  Учитывая, что теперь нас было двое, и я имела кое-какое понятие о кройке и шитье еще со времен школы, а также благодаря личному интересу к этому, я могла помогать Мире не только теоретически, но и практически, поэтому заказы выполнялись нами если не в два, то однозначно в полтора раза быстрее, чем раньше.
  Я немного успокоилась по поводу Жонаса, потому что нигде не было официально объявлено о моем розыске. Поэтому никто в Секонии даже не знал о моем существовании или притязаний Жонаса на меня.
  Разумеется, я все еще хотела домой, даже потому, что здесь я была не дома. Но больше всего меня волновало то, что мои родители скорее всего сбились с ног в моих поисках, а я никак не могла даже просто сообщить, что я жива и здорова.
  Но для начала я хотела вернуться в Гортезию, чтобы сообщить всем о том, что я не сбежала с кем-то, и то, что это был Жонас, который похитил меня. А также, чтобы отомстить Шоре. Мира была не против моего настроения, поэтому было решено, что часть заработанных нами вместе денег будет откладываться на покупку хорошего кота.
  Хороший кот стоил дорого, поэтому для сбора нужной суммы нужно было сначала потрудиться. Но я не имела ничего против этого при наличии Миры в качестве партнера. Мы делили почти поровну наши гонорары (разве что я настояла, чтобы она взимала с меня арендную плату за проживание в ее доме).
  Прошло почти два месяца, за которые мы сделали 10 заказов и получили достаточно круглую сумму. Поэтому мы решили немного расслабиться, учитывая, что дома нас не ждал следующий заказ.
  - Как насчет того, чтобы устроить пикник? - предложила я.
  - Что? - переспросила Мира, не поняв меня.
  - Пикник это типа трапезы на свежем воздухе, - объяснила я, открывая холодильник, чтобы проверить, что у нас есть в запасе, что может быть использовано для пикника.
  - Хм, интересно, - протянула Мира, подходя ко мне и тоже заглядывая в холодильник. - Там нужно есть что-то конкретное или что хочешь?
  Я выложила на стол сыр, ветчину, овощи.
  - Что хочешь, но обычно это бутерброды, потому что для них не нужны тарелки, - объяснила я. Мира понимающе кивнула и тут же начала делать бутерброды с разными продуктами.
  Приготовив еду и упаковав все в корзину, с которой Мира обычно ходила на рынок, мы вышли из дома. К счастью, у Миры оказался кроме ее нынешнего велосипеда еще и старый, который она все никак не собралась отвезти на свалку. Именно на нем я и поехала. Велосипед был в порядке, кроме того, что он выглядел непредставительно с поцарапанной краской и выцветшим седлом.
  Проехав минут 30 по разным улицам, мы въехали на опушку какого-то небольшого леска и решили устроить пикник именно там.
  Была пятница, около трех часов дня, поэтому мы могли расслабиться, будучи уверенными, что до понедельника нам не придется работать. Расстелив скатерть поверх пленки, бросив подушки для сидения на землю и накрыв импровизированный стол, мы сели и принялись за еду.
  - Хм, интересно, это я на самом деле такая голодная, или это просто так здорово есть на улице? - задумчиво улыбнулась Мира.
  - Скорее всего второе, - ответила я. - На улице обычно намного интереснее есть, особенно возле леса или озера.
  Съев первый бутерброд, моя подруга вновь заговорила:
  - Подумать только, пролетело уже почти два месяца с того дня, как мы с тобой познакомились.
  Я молча кивнула, потому что думала о том же самом.
  - Но все-таки здорово, что заказчикам нравятся твои вещи - может быть наконец здесь тоже будут красивые вещи, - продолжила она. Мира посмотрела на меня и спросила: - Но ты, наверное, все равно хочешь домой?
  - Да, конечно. Там все-таки мой дом, - с грустью ответила я. - Больше всего я переживаю за родителей.
  - Я тебя понимаю, - кивнула Мира, принимая от меня очередной бутерброд. - Я бы тоже хотела попасть в твой мир - там наверняка все очень интересное и красивое. Было бы здорово... И у меня здесь все равно уже давно никого нет. Только ты... Расскажи еще о твоем мире, - попросила она в очередной раз и как всегда с искреннем интересом ребенка начала слушать мои рассказы об огромным универмагах с эскалаторами, о метро, самолетах, компьютерах.
  Здешний мир казался мне очень странным, потому что по моему мнению он был более, чем парадоксальным: здесь было электричество, были холодильники, все необходимые средства бытовой техники, но не было телевидения или даже радио. Развитие техники передвижения скорее всего просто не имело необходимости в связи с тем, что на дальние расстояния использовались коты, передвигающиеся со скоростью до 400 км/ч, не нуждающихся в постройке дорог и способных перепрыгнуть практически через любые препятствия. Морей не было за отсутствием большого количества воды.
  Насколько я поняла из рассказов Миры, здесь был всего один континент, окруженный океаном (соленым, поэтому он не был газообразным). Поэтому также не было необходимости в перелетах. Еще одним плюсом было наличие всего одного языка общения.
  Мы провели чудесный вечер у опушки леса, уплетая бутерброды, поиграв в карты и некоторые местные игры, которым меня обучила Мира. Поэтому отправились домой мы около восьми часов вечера.
  На полпути к дому на моем велосипеде порвалась цепь, поэтому после возмущений, ругательств, а в результате - неудержимого смеха, мы оставили его возле ближайшего мусорника, и Мира повезла меня на своем.
  Мы уже почти добрались до нашего квартала, когда Мира остановилась как вкопанная, увидев возле своего дома несколько всадников в униформе солдат короля. Мы быстро спрятались за углом дома. Мира бросила на меня внимательный взгляд, чтобы понять, знаю ли я кто там. А мое сердце в это время пыталось выскочить из груди...
  - Думаю, будет лучше, если я пойду туда одна, - наконец сказала Мира. Я молча кивнула, потому что не могла говорить - так сильно я паниковала.
  Перекресток был трехсторонним - наша улица перпендикулярно упиралась в кафе. Быстро взглянув на кафе, я пролепетала:
  - Я подожду тебя в кафе. Когда все уедут, открой окно и вытруси полотенце.
  - Хорошо, - ответила Мира и не спеша поехала в сторону дома.
  Выглядывая из-за угла, я подождала, пока Мира войдет в дом, и сама вошла в маленькое кафе, из окон которого как раз было видно наше жилище. Я заняла столик у окна, чтобы быть в курсе дел, происходящих в нашем доме, стараясь тем не менее не чересчур явно обращать на все это внимание. По крайней мере так должны были думать люди, находящиеся в кафе. Хозяин кафе подошел ко мне и я сделала заказ на чай с мятой.
  К тому времени, как всадники покинули наш дом, я успела выпить еще одну чашку чая и съесть бутерброд с сыром. Я не чувствовала ни вкуса, ни запаха пищи, а просто жевала, глубоко погруженная в свои мысли. Наконец, через пару минут после того, как наш двор опустел, Мира открыла окно и вытряхнула полотенце.
  На ватных ногах я подошла к стойке, расплатилась и вышла из помещения. Я медленно поплелась в сторону нашего дома, потому что мне казалось, что обязательно стоит мне достаточно приблизиться к дому, как из-за кустов выскочит бригада головорезов Жонаса и схватит меня.
  Однако, я спокойно вошла в дом, где с задумчивым видом на диване сидела моя подруга. Оглядевшись по сторонам, я плюхнулась на диван рядом с Мирой и тяжело вздохнула.
  - Знаешь кто это был? - поинтересовалась Мира.
  - Не уверена, но по твоему вопросу уже начала догадываться.
  Мира молча кивнула. Она встала и направилась на кухню варить кофе, потому что без него мы бы не заснули.
  - Чего они хотели? - спросила я, пройдя следом за ней на кухню.
  - Они? - усмехнулась Мира. - В нашем доме был только один человек - король Жонас...
  У меня опять начался приступ аритмии. Судорожно вздохнув, я продолжила:
  - А чего хотел он?
  - Он пришел и сказал, что по слухам, прошедшим при дворе, я шью прекрасные свадебные платья. А так как он собрался вскоре жениться, он пришел сделать заказ свадебного платья для своей невесты. Он заплатит за него сто тысяч...
  - Он собрался жениться? - переспросила я, не веря своим ушам. Мира кивнула, с улыбкой разливая кофе. - И кто же эта дурочка, что согласилась выйти за него замуж? Уж не Шора ли?
  - Не имею ни малейшего понятия. Но Жонас сказал, что так как его невеста очень красивая, ее платье должно это только подчеркивать. Поэтому я показала ему все твои эскизы... - тут Мира бросила на меня осторожный взгляд, боясь, что я могу начать возражать по поводу подобного плагиата, но так как я осталась совершенно спокойна и даже немного весела, она продолжила: - и он выбрал самое, по его мнению, красивое.
  - Какое? - с любопытством спросила я, уже начиная улыбаться. Мира показала мне эскиз, но не сразу, и я поняла почему - она показала эскиз моего свадебного платья, которое я мечтала сшить для себя...
  Несколько минут я молча обдумывала ситуацию, а потом с облегченным вздохом ответила:
  - Что ж, я согласна пожертвовать своим платьем ради счастья Жонаса! А тем более за такие деньги! Тогда мы сможем купить самого быстрого кота и уехать отсюда!!!
  Итак, мы начали шить платье для невесты Жонаса. Он, естественно, не представил нам свою избранницу, но сказал, что у нее такая же фигура, как и у Миры, только она чуть-чуть выше. Так как Мира была швеей, манекеном пришлось быть мне, к тому же я и была немного выше нее.
  На изготовление платья была дана ровно неделя, поэтому кроме этого заказа мы отказались от всех остальных. И мы вполне успели все сделать к установленному времени. А в это же время в стране быстро был распространена новость о том, что король собирается жениться. Как мы узнали у некоторых наших клиентов, которым нам пришлось отказать, также были разосланы приглашения, однако без указания имен (кроме имени самого короля, разумеется).
  Ровно через неделю, в день и час, назначенный для посещения, я опять спряталась в кафе в конце улицы и теперь уже с более спокойным сердцем наблюдала за Жонасом и его людьми. Хотя в тот момент, когда он спешился и бросил взгляд, как мне показалось, в мою сторону, я чуть не потеряла сознание.
  Однако, забрав свой заказ, Жонас ретировался буквально через 15 минут. Мира вновь подала мне знак, и я вернулась в дом. Мира для большего впечатления рассыпала сто тысяч, заплаченные Жонасом, по дивану и буквально купалась в них, хохоча от восторга. Заперев за собой дверь, я с удовольствием присоединилась к ней...
  Через пару часов, когда мы уже немного проголодались, Мира взглянула на меня исподлобья и спросила, предлагая выбор:
  - Подметешь здесь или пойдешь за продуктами?
  Я быстро возразила:
  - За продуктами, - потому что не любила убирать и в данный момент мне хотелось прогуляться.
  Мира кивнула и направилась за веником. Остановившись, она сказала:
  - Кстати, деньги в комоде. Я положила их все туда, поэтому бери когда и сколько тебе будет нужно.
  Я кивнула. Мы заработали целое состояние и наша заслуга в этом была примерно одинаковой, но мы решили не делить деньги пополам, потому что уже достаточно доверяли друг другу.
  - А завтра утром... - начала было я.
  - Нет, утром мы отправляемся на пикник, - перебила Мира.
  - ...Да, утром мы идем на пикник, а после пикника сразу отправляемся на рынок, где мы купим самого быстрого кота и поедем в Гортезию, - мечтательно закончила я.
  Мира тоже улыбнулась.
  - Неужели, я действительно когда-нибудь побываю в другой стране и даже в другом мире? - не верила она.
  - Обязательно! - без сомнений уверенно сказала я. - Ладно, я пойду, а то все магазины закроются.
  Взяв необходимую сумму денег и сумку, я вышла на улицу. Уже было довольно темно, но я все-таки старалась держаться темной стороны улицы. Хотя в этом не было большой необходимости, потому что на улицах людей почти не было.
  Я перешла дорогу и зашагала к ближайшему продуктовому магазину.
  - Мисс, - вдруг услышала я позади себя. Я обернулась и посмотрела на абсолютно незнакомого мне человека, появившегося как будто ниоткуда. И тут сзади кто-то схватил меня и зажал рот рукой с полотенцем.
  Пытаясь отбиваться, я сделала несколько глубоких вдохов и погрузилась в забытье...
  
  Сознание возвращалось ко мне постепенно и было странное ощущение знакомого пространства. В полутемной комнате никого не было. Я взглянула на окно, за шторами было довольно сумеречно, поэтому мне было трудно определить было ли это уже утро или еще вечер.
  Я встала и внимательно огляделась. Мое сердце бешено заколотилось, когда я поняла где нахожусь. Да, ничего хуже я и представить себе не могла - я была в той же комнате, куда попала, как только мы с Жонасом телепортировались в Секонию...
  Я была в шоке и возмущена до предела, потому что не могла себе представить причину, по которой я могла понадобиться этому кретину в день его свадьбы (или накануне).
  Послышался скрежет замка, и дверь распахнулась, а на пороге появился Жонас собственной персоной, с нескрываемым удовольствием наблюдавший мои метания.
  Зажегся свет, и я прищурилась от яркого света. Жонас вошел в комнату, закрывая за собой дверь и приветственно улыбаясь. Он распростер свои объятия, видимо, ожидая моего ответа, но я просто фыркнула, отворачиваясь в сторону, тем не менее так, чтобы боковым зрением мне были хорошо видны все его движения.
  - Доброе утро, любовь моя!
  - Что я здесь делаю? - вместо ответа спросила я.
  - Ты здесь, потому что я так хочу.
  - Не понимаю, зачем я тебе нужна, если ты сегодня женишься. Кстати, кто твоя невеста? Хотелось бы посмотреть на ту дурочку, которая согласилась на твое предложение, - усмехнувшись, спросила я.
  - Кто моя невеста? - удивленно переспросил Жонас. - Ты и правда ничего не поняла?
  - Не поняла? - последовал мой вопрос, хотя в голове пролетела куча мыслей, от большинства из которых мне стало еще страшнее. - Чего?
  - Как ты думаешь, как еще я мог бы сшить тебе прекрасное свадебное платье, как не примеряя его на тебя? Оно правда прекрасно... - Жонас посмотрел куда-то. Проследив за его взглядом, я увидела свадебное платье моего собственного изготовления на манекене.
  - Ты пытаешься доказать мне, что Мира предала меня? - спросила я, сдерживая свой гнев.
  - Нет, конечно, твоя подруга и не подозревает, что я знал о твоем пребывании в ее доме с первого дня.
  - Откуда ты это знал? - удивленно произнесла я.
  - У меня везде свои люди, - благосклонно улыбнулся Жонас.
  - Но почему же ты так долго ждал, прежде чем притащить меня сюда? - последовал мой очередной вопрос.
  - Затем, чтобы ты сама сшила себе свадебный наряд, а также для того, чтобы успеть сделать все приготовления к нашей свадьбе, не тратя при этом силы и время на слежку за тобой и твоими бесконечными попытками к побегу.
  Жонас вновь развел руки в сторону и направился ко мне. Я сделала шаг назад, предупреждая:
  - Не приближайся ко мне!
  - А то что?
  - А то на твоей щеке появится шрам от моих ногтей.
  Жонас автоматически дотронулся до щеки и многозначительно возразил:
  - Я хочу, чтобы следы твоих ногтей были на моей спине...
  - В самом деле? - уточнила я, улыбнувшись и подходя к нему сама. На Жонасе была обычная тонкая хлопчатобумажная рубашка, поэтому я решила исполнить его желание. Я обняла его, положив руки ему на спину и промурлыкала:
  - Ты об этом мечтал?
  - Да, - негромко ответил Жонас, - но не только...
  - Знаю, еще и об этом, - и с этими словами я сильно оцарапала его спину ногтями, кое-где даже порвав рубашку. Жонас вскрикнул от боли и неожиданности, а я быстро отскочила от него и, подбежав к двери, направилась к выходу. Но в раскрывшейся двери показался охранник, и я остановилась в нерешительности.
  - Вернись в комнату, - насколько можно более терпеливо сказал мне Жонас. Я еще раз взглянула на охранника, оценивая свои шансы на побег. Увидев мои метания, Жонас добавил:
  - Войди в комнату, иначе я прикажу ему держать тебя.
  Это многое решило, поэтому я вернулась на свое место, стараясь держаться подальше от Жонаса. Охранник молча удалился, повинуясь безмолвному приказу своего короля. Мы вновь остались в комнате одни.
  - Ты знаешь, что я имел в виду не такие царапины, - продолжил Жонас, - но раз ты предпочитаешь грубость...
  Жонас сорвал с себя рубашку и, отбрасывая ее в сторону, решительно направился ко мне. Мне показалось, что сердце мое сейчас разорвется от страха! И чтобы хоть что-то сказать, я воскликнула:
  - Подожди, надо обработать твои царапины! Там может быть инфекция и даже заражение.
  Жонас остановился и удивленно уставился на меня, пытаясь понять мое немного иррациональное и нелогичное поведение.
  - Инфекция? - переспросил он и признался: - Я не могу понять тебя. Но именно это и привлекает меня в тебе. Впрочем, как я понимаю, это же привлекало в тебе и моего брата. Кстати о нем... Гиани говорил, что ты целуешься не так как это делают обычные женщины. Ты можешь это объяснить?
  - Что объяснить? - не поняла я. - Принцип моего поцелуя или причину отличия?
  - И то, и другое, хотя первое я собираюсь узнать на практике, а не из рассказов.
  - В самом деле? И как дорого ты готов заплатить за мой добровольный поцелуй?
  - Как дорого? Ну, скажем, я не буду приставать к тебе до свадьбы... - предложил он.
  Я захохотала:
  - Да уж, до свадьбы еще целая вечность!!! А как насчет того, чтобы не приставать ко мне пока я сама этого не захочу?
  Жонас покачал головой и сказал:
  - Только до сегодняшнего вечера.
  - Сегодняшнего вечера? А когда же свадьба?
  - Сегодня в час.
  - А почему бы тебе не дать мне немного времени, чтобы смириться со своей судьбой? - жалобно протянула я.
  - Времени? Тебе? - захохотал он, как если бы я сморозила глупость. - Может быть я иногда и выгляжу глупо, но я не такой идиот, чтобы давать тебе время на обдумывание и воплощение плана твоего очередного побега!
  Я возмущенно фыркнула, хотя подивилась тому, как Жонас правильно понял мои намерения.
  - А если я откажусь? - осторожно уточнила я.
  - Тогда ты станешь моей еще до окончания этого часа...
  Меня прямо-таки в дрожь бросило от этого самоуверенного обещания.
  Несмотря на то, что Жонас был моим врагом и я его боялась, в нем все-таки было нечто магнетическое, что притягивало против воли. Он не был особо привлекательным мужчиной, но может быть именно его первобытность в некоторых моментах поведения и притягивала. Поэтому некоторое время подумав и взвесив все "за" и "против", я кивнула.
  - Хорошо, я согласна.
  - Согласна? - казалось, что Жонас даже не поверил своим ушам.
  - Да, почему бы и нет. Заодно, проверим, насколько два брата различаются в скорости обучения, - усмехнулась я.
  - Ну, если ты хочешь сравнивать меня с Гиани, думаю, что он проиграет, - самодовольно улыбнулся Жонас.
  - Это почему же?
  - Гиани подробно рассказал нам всем принцип поцелуя а-ля Аори, поэтому думаю, сейчас тебе не придется играть роль мужчины...
  - О! - улыбнулась я, наигранно заинтригованная.
  - Что ж, приступим...
  Жонас приблизился ко мне, видимо, все-таки ожидая, что я отступлю, но я была уже готова, поэтому смогла сдержаться от попытки побега и спокойно отреагировала на то, как он сильно прижал меня к себе. Поцелуй начался как обычный гортезианский (или в данном случае секонийский) и перешел в американский с небольшой скованностью. Реакция Жонаса на мой поцелуй была примерно такой же, что и у его брата, потому что он постарался прижать меня еще ближе к себе и даже снять с меня рубашку.
  - Ты, кажется, забыл свое обещание, - сказала я, отстраняясь от Жонаса.
  У моего нового жениха (подумать только - я в этом мире всего пару месяцев, а уже второй потенциальный жених!) глаза прямо-таки показывали, что бы он сделал со мной, если бы не данное несколько минут назад обещание...
  - Интересно, - усмехнулась я, отходя подальше, - ты на Гиани тренировался или на кошке?
  - Что? - не понял он.
  - Мне интересно, как это ты умудрился научиться целоваться по-моему за столь короткое время (особенно учитывая, что ты еще ни разу так не делал)?
  - Талант, - ответил он, буквально раздевая меня глазами.
  - Кстати о раздевании... - сказала я, вспомнив про платье.
  - Ты читаешь мои мысли? - удивился Жонас.
  - Для того, чтобы понять, чего ты хочешь, необязательно быть телепатом, - усмехнулась я. - Итак, когда начинается церемония венчания?
  - В час.
  - А сейчас?
  - Восемь.
  - Значит, во-первых, мне нужно поесть, а во-вторых, пришли мне кого-нибудь, кто бы помог мне одеться.
  - Я мог бы это сделать...
  - Ты слышал, что я тебе сказала... - сухо обронила я, чувствуя хотя бы некоторое наличие власти с моей стороны.
  Жонас покорно кивнул и задумчиво прошелся по комнате.
  - А когда будет церемонию иниагурации? - уточнила я.
  - Она проходит одновременно с венчанием.
  - Значит, став твоей женой, я автоматически становлюсь полноправной королевой? - уточнила я. Жонас кивнул. Он помолчал несколько минут, усиленно размышляя над чем-то, и наконец спросил:
  - Не могу понять, ты уже согласна выйти за меня замуж?
  - На данный момент, я согласна сделать это только ради того, чтобы покрасоваться перед твоими поданными в своем новом платье, - улыбнулась я, подходя к платью и разглаживая оборки.
  - А потом?
  - А потом я собираюсь развестись с тобой.
  - Это каким же образом? На всей земле нет разводов!
  - Это только на вашей земле, - чуть слышно пробормотала я, а вслух сказала: - Этого просто не может быть. Что, например, случится, если ты влюбишься в другую?
  - Она станет моей любовницей.
  - А если я полюблю другого?
  - Он умрет...
  - Только попробуй! - пригрозила я кулаком. - Если у королевской четы не может быть наследников?
  - Тогда пользуются услугами генетики или суррогатных родителей, или же король просто заводит себе любовницу.
  Я исчерпала на данный момент все свои аргументы, поэтому просто отмахнулась:
  - Ладно, хватит об этом, а то я передумаю выходить за тебя замуж. Как долго обычно длится свадебный ужин?
  - Нет определенного часа, до которого идут празднества.
  - Ну а вообще, когда конец?
  - Как только король решает уединиться со своей женой.
  - Ну а когда король не особо рад свадьбе? - уточнила я.
  - В целом свадьба не длится дольше, чем до десяти.
  - Значит сегодня свадьба не закончится раньше половины десятого, - заявила я.
  - В девять, - попытался торговаться Жонас.
  - Будешь возникать, я скажу десять!!!
  - Ну, хорошо. Один час погоды не делает, - великодушно согласился он.
  - Значит так, - сделала я вывод, расправляя плечи и чувствуя себя чуть более самоуверенно, нежели 10 минут назад, - я требую, чтобы меня покормили.
  - Я распоряжусь, твой завтрак принесут через пару минут.
  - А ты? Не составишь мне компанию? - удивилась я.
  - Не могу. Я должен завтракать в Гортезии. Кроме того, я заодно узнаю, как продвигаются приготовления к свадьбе Гиани и Шоры.
  - Они не могут пожениться! Я - невеста Гиани, а не Шора! - возмущенно воскликнула я.
  - До сегодняшнего дня - да, но после того, как ты не явишься на церемонию венчания, Гиани женится на Шоре.
  - Так, если мы будем говорить о них, то лучше я пойду спать... - вновь противореча самой себе устало произнесла я.
  - Все, я ухожу и присылаю в твое распоряжение служанок. Пока!
  Нет, на самом деле я не смирилась с судьбой, высказывая Жонасу свои условия по поводу свадьбы. Я просто реалистично взглянула на положение вещей и поняла, что в данном случае от меня зависит очень немногое. Поэтому я решила хотя бы немного усыпить бдительность Жонаса по поводу меня и моих попыток побега. Кроме того, я знала, что даже если я буду руками и ногами упираться, чтобы не идти на нашу свадьбу, это абсолютно ничего не даст. Я не сомневалась в том, что Жонас мог запросто приказать накачать меня какими-нибудь наркотиками, или избить меня, или же взять в заложницы Миру. Поэтому я решила немного поиграть по его правилам, одновременно ища попытки сбежать отсюда при первой же возможности.
  Минут через десять после ухода Жонаса в комнату вошли служанки, принесшие мой завтрак. После завтрака, они помогли мне привести себя в порядок и к половине первого я была готова к церемонии, хотя в глубине души надеялась на чудо...
  Но как и ожидалось, чуда не произошло, и уже через несколько минут я стояла наряженная в свое платье перед зеркалом, окруженная прислугой, которая помогала мне одеться, причесаться и накраситься. Натянув тонкие перчатки, я надела на голову белую шляпу с широкими полями и длинной фатой и посмотрела на себя в зеркало в завершенном виде. Да, я выглядела именно так, как и мечтала выглядеть в день своей свадьбы. Самое забавное было в том, что я бы предпочла видеть на месте своего жениха Гиани, хотя, как известно, в первый день нашего знакомства я хотела просто разукрасить ему мордашку.
  Пришел дворецкий и сообщил, что все гости уже собрались и жених нетерпеливо расхаживает перед алтарем. Бросив на свое отражение еще один удовлетворенный, но печальный взгляд, я вышла из комнаты и зашагала вслед за дворецким, шурша юбками. Во дворце была небольшая церковь-часовня, в которой и должно было проходить венчание. Остановившись на пороге, я окинула взглядом полный зал гостей и Жонаса, стоящего возле алтаря и поправляющего "бабочку" - как ни странно, но даже король женился в обычном костюме.
  Заиграла какая-то музыка, видимо свадебный марш, и я зашагала к алтарю. Все присутствующие обратили на меня внимание и так и остались стоять с округлившимися глазами и отпавшими челюстями. Что ни говори, а все-таки приятно производить впечатление на людей, пусть даже незнакомых и не в самый лучший день своей жизни.
  Состояние Жонаса было таким же ошеломленным как и у всех остальных гостей. Но он немного быстрее всех справился с удивлением и сделал два шага мне навстречу, протягивая руку. Вложив свою руку, я улыбнулась, когда заметила, что Жонас попытался поцеловать мою руку, но заметил, что я в перчатках.
  - Сними перчатки, обручальные кольца нужно надевать на обнаженную руку, - тихо сказал он. Я молча повиновалась, потому что мне был интересен процесс венчания в этом незнакомом мире.
  К нам вышел пастор, одетый почти так же, как все священники Земли. Поклонившись мне и Жонасу, он начал церемонию бракосочетания:
  - Леди и джентльмены, мы собрались здесь, чтобы стать свидетелями вступления в законный брак этого мужчины и этой женщины...
  Далее последовала стандартная речь пастора для подобных церемоний, за исключением того момента, что никто не спрашивал ни согласия Жонаса, ни моего согласия. Нас просто объявили мужем и женой. Жонас надел мне на мизинец правой руки обручальное кольцо с изумрудом, и такое же кольцо надела на его мизинец я. После чего последовали бурные аплодисменты присутствующих.
  - Можете поцеловать свою жену, - разрешил пастор, обращаясь к Жонасу.
  - Можно подумать, мне нужно твое позволение, - усмехнулся последний, притягивая меня к себе для страстного поцелуя. Видимо, Жонас все-таки за время приготовлений к свадьбе успел потренироваться на ком-то или на чем-то в поцелуях по-земному, потому что я была немного удивлена его способностями...
  Затем пажи принесли на бархатных подушках две короны. Они представляли собой золотые тонкие обручи с семью зубьцами. С меня сняли шляпу с фатой, потому что видимо, я уже не являлась невестой. Жонас надел себе на голову свою корону и, взяв в руки вторую, сказал, надевая ее на меня:
  - Я, король Секонии Жонас Первый, объявляю тебя своей законной супругой и законной королевой Секонии Аори. Отныне и навсегда!
  Корона заняла место у меня на голове, и вновь зал наполнился аплодисментами. Мы развернулись лицом к присутствующим, и я невольно улыбнулась, думая о том, как много здесь моих врагов. Наверняка, здесь находилось не меньше сотни молодых женщин, каждая из которых надеялась на то, что именно ее Жонас однажды выберет в жены. И тут появилась я и все испортила. И я знала наверняка, что с удовольствием уступила бы свое место одной из тех, кто в данный момент разглядывал меня с недовольным видом...
  После этого мы вышли на большой балкон, обращенный к городу. Во дворе стояла такая толпа людей, что мне казалось, что здесь собралось население целого Нью-Йорка, и когда мы показались на пороге балкона, все начали громко выкрикивать приветствия, пожелания счастья и множества детей, бросать на перила цветы. Мне оставалось только задумчиво улыбаться все той же мысли о том, что кто-то наверняка сейчас мечтал оказаться на моем месте.
  - Идем, - необычно мягко сказал Жонас, - праздник только начинается.
  Мы под руку перешли в столовую, где было накрыто пять огромных столов. Точнее там было четыре огромных стола для гостей и один небольшой стол, стоящий перпендикулярно к гостевым, который предназначался для нас двоих. Столы буквально ломились от яств, поэтому я обратила на них особое внимание. Я села за наш столик слева от Жонаса, и после того, как король занял свое место, начался пир на весь мир.
  Жонас ухаживал за мной за столом как подобает истинному джентльмену и новоиспеченному мужу. Моя тарелка не оставалась пустой ни на минуту. А в это время прямо перед нашим столом на специально для этого оставленном свободном месте начались различные развлечения. Хотя развлечениями на Земле они считались лет триста назад: фокусники с кроликами в шляпах, факиры, глотающие шпаги и изрыгающие огонь и тому подобное.
  Тоскливо наблюдая за очередным укротителем змей, я боковым зрением заметила, как Жонас протянул ко мне руку, но случайно уронил мою салфетку. Я не успела еще открыть рот, как мой король наклонился, чтобы поднять ее. Жонас поднялся довольно быстро, положив правой рукой мою салфетку на стол, а его левую руку я тут же почувствовала на своем колене, но только под платьем...
  Слегка развернув к нему голову, я удивленно вскинула бровь. Жонас лишь улыбнулся, но руку не убрал и через мгновение его рука продолжила путешествие к тому месту, где заканчивались чулки. Я медленно переложила вилку в правую руку, гадая насколько обнаглеет Жонас в столовой во время пиршества. Рука достигла обнаженного места между чулком и поясом. Я взяла вилку в руку как если бы это был нож для обороны и с улыбкой негромко сказала:
  - Не думаю, чтобы ты был рад почувствовать этот предмет в своем заде...
  Жонас бросил взгляд на вилку и, прежде, чем я заметила, схватил меня за запястье правой рукой. Левой рукой он расправил мою юбку и забрал вилку. С улыбкой, он вонзил мою вилку в кусочек мяса на моей тарелке и поднес ее к моим губам.
  - Открой ротик, - попросил он. Со спокойной улыбкой я послушно съела предлагаемый кусочек и забрала вилку.
  Больше подобных попыток Жонас не повторял на мое и его счастье. Однако я добавила, прожевав тот самый кусочек:
  - Если еще раз попробуешь это сделать, я не буду тебя больше предупреждать, а просто выполню обещанное...
  На что Жонас заметил:
  - А если ты еще раз попробуешь воспротивиться мне, я в тот же момент прекращу праздник и уединюсь с тобой...
  Самое забавное было в том, что наверняка все гости думали, что мы воркуем как влюбленные голубки. В общем, мы оба остались при своем мнении и намерениях.
  Через какое-то время мне надоело просто сидеть, есть и смотреть на глупые фокусы на сцене, и я спросила:
  - А как насчет танцев? У вас тут вообще танцевать принято?
  - Вообще у нас принято то, что хочет король, - ответил Жонас. - А тебе хочется танцевать?
  - Не отказалась бы. А какие танцы у вас бывают?
  - Разные. Но думаю, сегодня мы должны танцевать только вместе и медленные танцы.
  - Мне все равно, - я пожала плечами.
  Жонас встал, протягивая мне руку, и направился в центр зала. Все фокусники тут же исчезли, а гости с интересом направили свои взгляды на нас. Музыканты перестроили свои инструменты на другие мелодии и заиграли нечто медленное и приятное. Жонас прижал меня к себе за талию, взяв в левую руку мою ладонь, и повел в танце, наподобие вальса.
  Должна признаться, танцевал он довольно неплохо, поэтому и мне было легко следовать за ним. Когда вальс закончился, при первых тактах следующего танца в центр зала начали выходить гости. А следующим танцем оказалось нечто, похожее на танго, которое Жонас исполнял просто великолепно, особенно учитывая, что я его танцевать совсем не умела, но для меня не составило никакого труда следовать за партнером. Однако по окончании танца Жонас смотрел на меня так, словно хотел раздеть меня прямо в зале - все-таки недаром говорят, что танго нужно танцевать только с хорошо известным тебе человеком, потому что это танец страсти...
  Ничего не говоря гостям, Жонас просто повел меня прочь из зала. Вполне логично предполагая, что направляется он в опочивальню, я пару раз споткнулась на лестнице, потому что от страха ноги перестали меня слушаться. Этим я добилась того, что Жонас просто донес меня до комнаты.
  К счастью вместе с нами в спальню вошли слуги, которые переодели Жонаса в ванной в пижаму, а меня в самой спальне в ночную батистовую сорочку и шелковую накидку. Когда слуги ушли, а Жонас вышел из ванной, у меня опять подкосились ноги, хотя я и сидела за туалетным столиком, расчесывая волосы. Жонас был одет в забавную пижаму, поэтому первым делом он просто отшвырнул рубашку с пижамы и направился ко мне.
  - Как насчет вина? - быстро спросила я, просто чтобы потянуть время.
  - Что? - Жонас удивленно смотрел на меня.
  - Мы не могли бы выпить немного вина? - переспросила я. - Мне как-то плохо...
  - Плохо? Ты случайно не беременна? - осведомился Жонас, прищурившись.
  - А если да? - с надеждой спросила я.
  - Что ж, тогда ребенок моего брата будет моим первым наследником, - пожав плечами, спокойно ответил мой муж. Я разочарованно отвернулась.
  - Так ты беременна? - повторил Жонас свой вопрос.
  - Я никогда не спала с твоим братом, - ответила я.
  - Неужели я буду первым? - не поверил он.
  - Сомневаюсь, что ты вообще будешь... - пробормотала я.
  Жонас решительно продолжил движение по направлению ко мне. Я вскочила со стула и, пятясь, заявила:
  - Не приближайся ко мне!
  - В самом деле? А то что? - и он продолжил идти ко мне с прежней скоростью. Когда же он приблизился ко мне достаточно близко, я, взвизгнув что-то неопределенное, влепила ему пощечину, довольно сильно оцарапав.
  - Ах ты, стерва! - воскликнул Жонас, прикоснувшись к щеке и посмотрев потом на следы крови на пальцах.
  Я не успела никуда отпрыгнуть, потому что он уже находился на расстоянии вытянутой руки от меня, чем он и воспользовался, схватив меня. Сорвав с меня накидку, он повалил меня на кровать, пытаясь растерзать в клочья также и тонкую ночную. Я брыкалась и царапалась как могла (кажется, я вновь исполнила мечту Жонаса об оцарапанной спине), однако поняв, что ночная, а точнее лоскутки от нее, уже валяются где-то на полу, я вдруг подумала о радикально противоположном способе сопротивления - я что-то вскрикнула и полностью обмякла, изображая глубокий обморок.
  На мое счастье Жонас не страдал пристрастием к некрофилии и поэтому не попытался воспользоваться ситуацией. Наоборот, он даже испугался, потому что вскочил, похлопал меня по щекам, зовя по имени, а потом просто быстро закутал меня в простыню и куда-то зашагал, неся меня на руках. И вскоре мы вошли в помещение, пахнувшее лекарствами.
  - Док! - крикнул Жонас, укладывая меня на высокую кушетку. - Док!
  - Я здесь, Ваше Величество, - из подсобного помещения показался пожилой мужчина с седыми волосами в белом халате. - Чем могу вам помочь?
  - Моя жена потеряла сознание. Я хочу знать, что с ней! - сказал Жонас, расхаживая взад и вперед возле меня.
  Мои накрашенные ресницы давали возможность незаметно подсматривать сквозь них. Доктор пощупал мой пульс, потрогал лоб. Когда он закрыл собой Жонаса, я открыла глаза и подмигнула ему, надеясь на то, что по какой-нибудь причине он будет на моей стороне. И мне повезло, доктор еще несколько минут походил вокруг меня, а потом сказал:
  - Боюсь, Ваше Величество, вашей жене придется остаться здесь по крайней мере до утра. Я должен провести полное обследование.
  - Шикарную первую брачную ночь вы мне устраиваете! - возмущенно воскликнул Жонас и поспешно вышел, хлопнув дверью.
  Доктор подождал пару минут, потом выглянул за дверь и, заперев ее за собой, сел возле меня на стул.
  - Итак, юная леди, что вы расскажете? - наконец спросил он.
  Я открыла глаза и огляделась. Это была обычная медицинская лаборатория, где, видимо, доктор проводил прием больных и изготавливал свои лекарства. Тщательнее закутавшись в простыню (потому что я осталась только в трусиках), я приподняла подушку и села поудобнее.
  - Простите, что я заставила вас лгать, но я не могла поступить иначе, - ответила я, скромно опустив глаза. Затем я рассказала ему всю историю, начиная с моего прибытия в Гортезию. Доктор слушал меня внимательно, не перебивая, а лишь изредка кивая.
  - Разве я могла поступить иначе? - жалобно спросила я.
  Доктор с беспомощной улыбкой пожал плечами, потому что не знал, что ответить.
  - Честно говоря, не могу посоветовать ничего конкретного. Вам решать, как вам дальше жить, - сказал он.
  - Конечно, - кивнула я, - но я не собираюсь оставаться здесь и жить в качестве жены Жонаса.
  - Но сегодня вы вышли за него замуж, - напомнил доктор.
  - Я не считаю это помехой. Я собираюсь вернуться в Гортезию, а оттуда домой в Сафранию, если Гиани уже успел жениться на Шоре.
  - Честно говоря, не вижу в вашем плане никакого смысла. Жонас все равно найдет вас там, куда вы собираетесь. Вы ведь являетесь мужем и женой пока смерть не разлучит вас, - напомнил док.
  - Ну, вообще-то, у меня немного другие планы в целом, - ответила я, думая, стоит ли говорить ему про мое появление здесь и поверит ли он в это вообще. - Я вообще хочу уехать отсюда туда, где меня никто не знает. Я не настолько привыкла жить в роскоши, чтобы стремиться попасть только в королевский замок.
  Док пожал плечами. Он вышел на некоторое время в свою подсобку, а вернувшись, принес мне видимо свою белую рубашку, в которую я быстро оделась. Приготовив чаю, доктор наконец сказал:
  - Я могу попытаться вам помочь сбежать отсюда, но я не могу гарантировать что-нибудь после этого, включая тот случай, если Жонас вас поймает.
  - Он меня не поймает, - усмехнулась я, решив, что скорее я утоплюсь. - Вам только надо будет связаться с Мирой, чтобы она купила кота и мы вместе бы уехали в условленное время.
  Доктор кивнул. Мы закончили чаепитие в тишине и пошли спать.
  Следующие два дня я провела в палате для больных. По настоянию врача я осталась, чтобы окрепнуть и быть готовой к новой встрече с Его Величеством. Жонас пару раз меня навещал, правда ни разу не принес мне цветов или конфет. Я, как могла, изображала из себя самого больного в мире человека, как и Карлссон, и старалась разжалобить своего мужа. За это время доктор побывал у Миры, и она уже купила кота. Мы даже назначили время моего побега. Я должна была якобы стукнуть доктора по голове и скрыться, пока все спят. Однако, как это происходит всегда, Жонас немного нарушил мои планы, когда после очередного визита он заявил:
  - Мне все равно, что вы будете с ней делать, но я хочу, чтобы моя жена сегодня была в моей спальне!
  После этих слов он вышел, оставив нас наедине с нашими мыслями. Доктор какое-то время молчал, пряча глаза от бессилия мне помочь, пока я наконец не сказала:
  - Что ж, теперь, я думаю, у вас будет железное алиби.
  Доктор округлил глаза, не понимая, что я имею в виду. А я объяснила:
  - Я думаю, у вас найдется какое-нибудь быстродействующее снотворное, которое я могла бы подсыпать в вино или воду, ведь так? - Доктор кивнул, начиная догадываться. - Так вот, я притворюсь покорной женой и за мое выздоровление мы как-нибудь выпьем по бокалу вина, в результате чего Жонас уснет, а я просто уйду.
  - А если он вдруг откажется пить вино? - уточнил доктор. Я поморщилась.
  - Я постараюсь убедить его сделать это. Мира должна будет ждать меня у ворот. Я не знаю, когда все произойдет, поэтому пусть ждет до полуночи или даже немного дольше.
  Доктор кивнул и пошел собираться в аптеку, которая находилась на той же улице, что и дом Миры.
  Вечером я вся как на иголках сидела перед туалетным столиком в королевской спальне и ждала прихода Жонаса. Последний не заставил себя долго ждать. Войдя в комнату, он удовлетворенно улыбнулся, увидев меня.
  - Привет, моя радость! - сказал король.
  - Привет! Только умоляю, не бросайся на меня как голодный волк!
  - Почему? - усмехнулся Жонас.
  - Потому что ты меня пугаешь. Я предпочитаю, чтобы меня не насиловали, а соблазняли, - с загадочной улыбкой ответила я.
  - Соблазняли, - повторил Жонас, садясь на кровать. - И с чего мне начать?
  - Угадай, - предложила я, продолжая улыбаться.
  Жонас молча встал и вышел. Через пару минут он вернулся с бутылкой вина и двумя бокалами. Я довольно улыбнулась и пересела на кровать. Жонас открыл бутылку и разлил темно-синюю жидкость в бокалы. Мы чокнулись и пригубили вина. Я тут же сильно закашлялась, поперхнувшись.
  - Воды! - прохрипела я, сгибаясь. Жонас вскочил с постели и побежал в ванную за водой. Когда он вернулся со стаканом, снотворное уже полностью растворилось в его бокале. Я сделала пару глотков воды, пару раз заключительно кашлянула и с благодарностью вернула стакан.
  - Спасибо! Ты спас мне жизнь, - улыбнулась я.
  Самодовольно улыбнувшись, Жонас отставил стакан на пол и вновь взял свой бокал в руку, поднося его к моему.
  - На брудершафт? - уточнила я.
  - Что? - не понял Жонас.
  - Это такой обычай в Сафрании. Когда люди мирятся после ссоры, они пьют на брудершафт и целуются, - объяснила я.
  - Последняя часть мне нравится больше всего, - усмехнулся Жонас. Я опять улыбнулась и показала, как нужно пить на брудершафт.
  Мы выпили бокалы до дна, однако поцелуй Жонаса был каким-то вялым...
  Стянув с него одежду и укрыв одеялом, я быстро оделась и взяла все необходимое. Осторожно выйдя из комнаты и никого не увидев в коридоре, я бесшумно направилась к выходу, у которого меня ждала Мира с котом.
  С доктором я попрощалась еще утром, поэтому он не вышел меня провожать, чтобы на всякий случай не попасть в немилость у короля. Выйдя к условленному месту, я увидела стоящую в тени Миру, держащую под уздцы черного кота. Мы быстро обнялись и, молча вскочив на кота, направились к выезду из города.
  Мы скакали всю ночь и утро, и ближайший населенный пункт показался на горизонте только к полудню.
  - Это Гортезия? - заворожено спросила Мира.
  - Надеюсь, - улыбнулась я, пытаясь различить знакомые черты, хотя я еще ни разу не видела Гортезию издалека.
  Мы въехали в главные ворота и, спешившись, не спеша зашагали по центральной улице города. Дорога постепенно привела нас к рынку, по которому сновали толпы людей. Мира с интересом оглядывалась по сторонам, пытаясь запомнить все мелкие подробности нашего вынужденного путешествия.
  Столкнувшись с кем-то, Мира, вместо извинения спросила:
  - Это Гортезия?
  - Вы что, девушка, - ответил старик, - это Галлания!
  - Галлания? - с опустившимся сердцем переспросила я. - А где Гортезия?
  - Гортезия на севере отсюда. Почти две тысячи миль...
  Мы с Мирой с отчаянием переглянулись, потому что оказалось, что ехали мы не в ту сторону...
  - Это конец! Мы скакали всю ночь и утро и все это время ехали в противоположную сторону!!! Я в жизни не поеду в обратную сторону через Секонию! - воскликнула я, стараясь сдерживать слезы, которые уже мешали мне четко смотреть.
  Мира молчала, зная, что ничем не может помочь в данной ситуации, и нужно просто думать. Я обернулась к нашему собеседнику и спросила:
  - А кто ваш правитель и в каких он отношениях с Секонией и Гортезией?
  - Нашего правителя зовут Йохан, а отношений с Секонией и Гортезией у нас нет никаких.
  - Ну, хотя бы войны нет, - пробормотала я.
  Мы продолжили шагать со значительно уменьшившимся энтузиазмом, почти не глядя по сторонам. Некоторое время Мира молчала, а затем наконец спросила:
  - Что ты думаешь делать?
  Тяжело вздохнув, я ответила:
  - Еще не знаю, но если ничего не изменится к лучшему до сегодняшнего вечера, завтра наверное пойду к этому Йохану и, представившись невестой Гиани, попрошу помочь телепортироваться в Гортезию.
  - А как ты объяснишь, почему ты не можешь сделать этого сама, если ты говоришь, что все правители умеют делать это? - задала вполне логичный вопрос моя подруга.
  - Как я объясню? - задумчиво повторила я. - Понятия не имею. Может быть, стоит попробовать все свалить на то, что я не принцесса, а простая смертная, в которую влюбился Гиани?
  Мира пожала плечами и остановилась. Я проследила за ее взглядом и поняла, что мы пришли как нельзя по адресу - к гостинице.
  Войдя в холл, мы подошли к администратору, который с интересом осмотрел нас с ног до головы и улыбнулся.
  - Чем могу служить? - слащаво спросил он.
  - Нам нужен номер до завтрашнего вечера, - ответила я.
  - Двухместный?
  - Да.
  - Как вас зовут?
  Взглянув на Миру, я назвала свое настоящее имя:
  - Эллисон Харт.
  - Рита Грозэн, - добавила Мира свое вымышленное имя.
  Администратор внес названные данные в формуляры и выдал нам ключ.
  Поднявшись на второй этаж, мы нашли свой номер и вошли в комнату. Конечно, это мало было похоже не отель Плаза или Шератон, но в целом все было довольно чистенько и уютно, в общем, прямо как дома.
  - Итак, какие планы? - спросила Мира, усаживаясь на свою кровать.
  Заняв свое место, я сказала:
  - Ну, думаю все-таки направиться к Йохану завтра утром, часов в девять, когда он скорее всего уже проснется и позавтракает, но еще не успеет ни на что разозлиться. Нам с тобой нужно будет договориться, что если вдруг по какой-то причине я не появлюсь в номере в течение следующего дня - тебе будет лучше сразу возвращаться в Секонию и искать меня во дворце, хотя я сомневаюсь, что мы встретим здесь Жонаса или кого-то из его людей.
  Мира кивнула, соглашаясь со всем сказанным.
  Остаток вечера мы провели в номере, потому что не хотелось лишний раз появляться на улице, да и особого настроения для прогулок тоже не было. Поужинав в ресторане внизу отеля, мы отправились спать пораньше, потому что ужасно устали после долгой изматывающей дороги и, кроме того, я собиралась вставать на следующее утро довольно рано.
  Проснувшись с оптимистическим настроением, мы быстро позавтракали, хотя в основном молчали, не мешая друг другу думать.
  Собравшись, я остановилась на пороге.
  - Удачи, - пожелала Мира.
  - Да, - задумчиво пробормотала я и добавила, - спасибо. Будем надеяться на лучшее.
  Я спустилась в холл и, спросив у портье, как добраться до дворца, направилась на аудиенцию к королю.
  Город просыпался к своей обычной жизни и своим ежедневным делам и не обращал на меня никакого внимания, что позволило мне не спеша дойти до ворот дворца и примерно продумать свою речь.
  Остановившись у решетчатых ворот, я осторожно подергала за колокольчик. Из дворца вышел дворецкий, почти такой же, какой был в Сафрании, и подошел к воротам.
  - Слушаю Вас, мэм.
  - Мне нужно поговорить с королем Йоханом, - сразу сказала я и, немного подумав, добавила: - Меня зовут Аори. Я принцесса Сафрании и будущая королева Гортезии.
  Дворецкий почтительно кивнул, ничего не сказав по поводу отсутствия у меня какой-либо свиты, и открыл мне ворота. Закрыв за мной двери, он жестом пригласил следовать за ним и направился к входной двери. Меня немного удивляло то, что здесь королевские дворцы были не таким обычным местом тусовки всего придворного люда, как это было, например, в средневековой Франции или Англии. Также не было похоже, чтобы аудиенции назначались заранее.
  Я конечно понимала, что выгляжу в данный момент совсем не как принцесса, а тем более не королева, потому что я надела обычные джинсы и обычную рубашку, завязанную спереди, но моя легенда в принципе даже больше подходила под данное одеяние.
  Мы вошли в здание и поднялись на второй этаж. Дворецкий остановился перед массивной дверью и, попросив подождать его, вошел в помещение за дверью. Он вышел через минуту и, пропуская меня в комнату, объявил:
  - Ее Высочество, принцесса Аори.
  Я вошла с гордо поднятой головой и быстро, но как можно более величественно, осмотрелась. Это был в целом небольшой кабинет, к моему удивлению похожий по оформлению на земной средневековый королевский кабинет в стиле Людовика XIV, с парой кресел, кушеткой и письменным столом, за которым в данный момент сидел мужчина лет 45. У него были темные очень коротко постриженные волосы, высокий лоб, черные, глубоко посаженные глаза, тонкие нос и губы. Он был сухощавым, но с первого взгляда было понятно, что он очень сильный.
  Король поднялся с кресла, приветствуя меня, и я заметила, что в отличии от оформления его офиса, сам государь был одет в обычные джинсы, футболку и кожаную куртку, что меня несколько удивило.
  - Ваше Высочество, я счастлив приветствовать Вас в моем скромном жилище, - сказал он, улыбнувшись, и от его улыбки мне стало не по себе. Он выглядел ужасно опасным и я не могла понять источника этого чувства. До сих пор я считала Жонаса опасным человеком, но при виде Йохана, Жонас казался ангелом по сравнению с ним. Я невольно поежилась, но ответила:
  - Ваше Величество, благодарю за теплый прием.
  Предложив мне жестом занять кресло, стоящее перед столом, Йохан вернулся на свое место. Я попыталась успокоиться, потому что в душе неумолимо росло чувство необъяснимой тревоги, внутри меня все сжалось в комок, как если бы я сама пыталась просто исчезнуть. Я не могла понять причину такой реакции, поэтому постаралась отогнать от себя беспокойные мысли и выглядеть как полагается выглядеть настоящей принцессе, попавшей в беду.
  - Насколько я понимаю, это не визит вежливости, особенно учитывая, что мы незнакомы, - сказал король, сложив руки домиком. Глядя на меня исподлобья, он, казалось, внимательно изучал меня.
  - Вы правы, Ваше Величество, - ответила я, опускаясь в кресло так, чтобы ноги не подкосились сразу. - Я пришла к Вам с просьбой о помощи.
  - О помощи? - переспросил он, удивленно вскинув брови. - Что же я могу для вас сделать, принцесса?
  - Моя история довольно долгая и запутанная, но если описать ее в двух словах, могу сказать, что будучи в Гортезии и готовясь к своей свадьбе с Гиани - наследным принцем Гортезии - я подверглась нападению разбойников, в результате чего я оказалась в вашей стране. Наша свадьба должна была состояться почти два месяца назад, но я смогла вырваться из плена только вчера вечером. Поэтому я прошу вас о маленькой помощи, выполнить которую вам не составит абсолютно никакого труда - помогите мне попасть в Гортезию.
  Йохан внимательно выслушал мой короткий рассказ.
  - Каким образом я могу вам помочь? - спросил он, повременив.
  - Не могли бы вы телепортировать меня и мою подругу в Гортезию?
  - Телепортировать? Почему вы не сделаете это сама? - задал он вопрос, которого я больше всего опасалась. Тяжело вздохнув, я ответила как можно более убедительно:
  - У меня есть веские объективные причины для этого. Именно поэтому я пришла просить вашей помощи.
  Йохан некоторое время молчал, глядя куда-то через мое плечо. Я не могла отвести своего взгляда от него, хотя опять-таки не могла объяснить почему. Так же как и Жонас король Йохан не отличался особой красотой или привлекательностью, но в нем так же было нечто притягивающее и завлекающее. От него прямо-таки пыхало самоуверенностью и силой.
  Наконец, чуть улыбнувшись, он переспросил:
  - Значит вы говорите, что на вас напали разбойники...
  - Да, Ваше Величество.
  - А случайно не я тот самый разбойник? - вдруг прямо возле меня услышала я знакомый голос, повергший меня в ужас. Скорее всего я стала белой как стена, потому что душа моя ушла в пятки, если не дальше, когда Жонас обнял меня за плечи и положил подбородок на мое плечо.
  Йохан захохотал, вставая из-за стола и садясь на него перед нами.
  - Значит, это и есть твоя Аори, - сказал он, внова внимательно разглядывая меня. - Жаль, что я пропустил вашу свадьбу.
  - Да, она самая, - Жонас поднял меня на ноги, пытаясь притянуть к себе для поцелуя, но я воспользовалась моментом и выскользнула из его цепкой хватки. Отойдя на безопасное расстояние, я пригрозила:
  - Только прикоснись ко мне и твоя вторая щека будет украшена таким же шрамом, что и левая!
  Жонас недовольно фыркнул, а Йохан с интересом взглянул на оцарапанную мной левую щеку.
  - Это действительно сделала она? - спросил он.
  Жонас молча кивнул.
  - Представляю, как расцарапана твоя спина, - усмехнулся он.
  - Лучше не говори об этом, потому что для Жонаса это еще более болезненная тема, - ответно усмехнулась я.
  Йохан перевел удивленный взгляд на нашего третьего собеседника, уточняя:
  - Что произошло?
  - Долго объяснять...
  Йохан медленно встал со стола и начал обходить меня, разглядывая как памятник культуры. Я невольно втянула его такой мужской запах, смешанный с какой-то туалетной водой. Не имея привычки рассматривать новых знакомых с точки зрения Саманты из "Секса в большом городе", я сама немного удивилась подобной реакции.
  Закончив обход и остановившись рядом с Жонасом передо мной, брюнет сказал, скорее утвердительно, чем вопросительно:
  - Значит это она была невестой Гиани.
  Жонас кивнул, хотя его ответа никто не ждал.
  - И что же такого привлекло вас обоих в ней? Я не отрицаю, Аори очень привлекательная, но это не может быть единственной причиной, - задумчиво продолжал он.
  - Если вы будете продолжать игнорировать мое присутствие, думаю, мне лучше идти, - сказала я, направившись к двери.
  Жонас быстро сделал шаг в моем направлении, ловя за руку. Быстро увернувшись, я исполнила свое обещание, легко оцарапав его вторую щеку.
  - Я тебя предупреждала! - гневно сказала я, опять отходя назад.
  Жонас схватился за щеку, а Йохан удивленно расширил глаза.
  - Стерва, я тебя научу, как со мной разговаривать! - воскликнул Жонас, решительно направляясь ко мне. Что-то неопределенное взвизгнув, я быстро отбежала в сторону, хватая первое, что попадется в руку и швырнула этим в Жонаса. Последний увернулся, и ваза разбилась о стену.
  - Вот оно что! - вдруг воскликнул Йохан, хватая Жонаса за рукав и уволакивая его в соседнюю комнату. - Нам нужно поговорить...
  Они вошли в комнату, смежную с кабинетом и закрыли дверь, оставив меня в кабинете в одиночестве. Не поверив своему везению, я собралась было направиться к выходной двери, но любопытство одержало верх, поэтому бесшумно подойдя к двери в смежную комнату, я прислушалась к происходившему там разговору.
  - Она должна быть моей! - решительно заявил Йохан.
  - Что за глупости! Аори - моя жена, я не могу тебе ее просто так отдать...
  - Ты не понимаешь, она никогда не будет на самом деле принадлежать тебе, но она будет моей!
  - С чего это ты такой самоуверенный? - усмехнулся Жонас.
  - Я хочу ее и она будет моей! Что ты за нее хочешь? Я отдам тебе Южные земли Галлании за нее...
  - Южные земли? - удивленно воскликнул Жонас. - Ты с ума сошел отдавать четверть королевства за какую-то девку?!
  - Это мое дело. Ты согласен на эту сделку?
  Слушая весь этот разговор, я все больше и больше распалялась от гнева от того, что они решали мою судьбу, покупая и продавая меня как какой-то товар! Я дернула дверь, но она оказалась заперта.
  Тогда разозлившись, я отошла от двери к комоду, на котором стояли еще вазы, и схватив самую большую из них, запустила ею прямо в дверь. Ваза с грохотом разбилась, засыпав своими наверняка бесценными осколками такой же дорогой ковер. Дверь открылась и оттуда показались Йохан и Жонас. Йохан, увидев, что я сделала, воскликнул, обжигая меня своим взглядом:
  - Черт подери, детка, ты сводишь меня с ума!
  С этими словами он направился ко мне, отчего у меня чуть сердце не остановилось. Я попятилась назад к двери, но Йохан достиг меня раньше и, обняв за талию, притянул к себе. Поняв к чему идет дело, Жонас сказал:
  - Кстати о поцелуях...
  Это стало последней каплей в чаше моего терпения. Вырвавшись из рук Йохана (откуда только у меня появилось столько сил!), я быстро подошла к Жонасу и, залепив ему очередную пощечину, грозно сказала:
  - Никогда не смей обращаться со мной как с переходящим вымпелом!!!
  После этих слов, пока мои тюремщики переваривали произошедшее, я быстро выскочила из кабинета в коридор, где к счастью не было никакой охраны, и побежала к лестнице, так как прыгать со второго этажа я посчитала самоубийством. Те несколько секунд, которые понадобились мне, чтобы добраться до первой ступеньки, показались мне вечностью.
  Ступив на лестницу, я заметила, что по ней степенно поднимается дворецкий. Сменив свой бег на спокойный и размеренный шаг, я сказала, обращаясь к нему:
  - Я очень вам благодарна за теплый прием. К сожалению, ваш король очень занят в данный момент, поэтому будьте так любезны передать ему мои наилучшие пожелания и то, что мне было чрезвычайно приятно с ним познакомиться.
  Дворецкий кивнул, удивленно глядя на меня и прошел мимо меня наверх. Я продолжила спускаться, ускоряя шаг.
  - Почему бы тебе самой не передать все это мне? - услышала я впереди. Подняв глаза, я увидела Йохана, стоящего на лестничной площадке с упертыми в бока руками.
  Я резко остановилась, решая, что мне делать дальше.
  - Ну что же ты стоишь? Иди скорее ко мне, - улыбнулся Йохан, раскрывая руки для объятия.
  Я сделала два шага назад вверх по ступеням и развернулась, чтобы бежать дальше, но тут же наткнулась на покрытую стальными мышцами грудь Йохана. Крепко обняв меня так, чтобы я не смогла вырваться, Йохан прижал меня к себе, говоря:
  - Ну кто же бежит от своей судьбы?
  - От судьбы нельзя убежать, но ее можно изменить... - ответила я и ударила своего тюремщика коленом в пах.
  Видимо, Йохан все-таки не ожидал от меня подобной подлости, поэтому со стоном он согнулся пополам, выпуская меня из рук. Чем я не преминула воспользоваться. Я решила, что бежать по ступенькам довольно долго и опасно - можно ненароком сломать себе шею - поэтому, попробовав рукой перила, я села на них и боком съехала до лестничной площадки... где меня уже ждал Йохан. Правда на этот раз он не стал хватать меня, а просто преградил мне дорогу.
  - Нельзя убегать от суженого! - с улыбкой заявил он.
  - Суженого? Кажется я пару дней назад вышла замуж, - наигранно задумчиво сказала я.
  - О, это было недоразумение! Уже сегодня вся Секония узнает, что их королева трагически погибла в результате несчастного случая, упав с кота.
  - Какая прелесть! Значит я снова свободна! - воскликнула я, начиная отступать к ступенькам.
  - Именно, и только для того, чтобы стать моей!
  - О господи! Да вы что, все с ума сошли, что ли? Зачем вам всем нужно на мне жениться?! - возмутилась я. - Разве нельзя со мной общаться просто так?! Вы скоро выработаете у меня аллергию к браку и всему с этим связанному! В результате я больше никогда не захочу замуж!
  - Еще бы не хватало, чтобы моя жена хотела бы замуж! - фыркнул Йохан.
  Я вдруг уперлась спиной в какую-то стену. Удивленно обернувшись назад, я увидела за своей спиной дверь, а прямо передо мной больше не было никакой лестницы. Это уже была комната, точнее спальня, а в нескольких сантиметрах от меня стоял Йохан, который тут же прижал меня полностью к двери.
  - Попалась, птичка, - улыбнулся он своей хищной улыбкой.
  - А сейчас ты мне скажешь, что если я не буду сопротивляться, то получу больше удовольствия? - осведомилась я, сдерживая паническую дрожь. Да, по сравнению с Йоханом Жонас теперь казался неопытным желторотиком.
  - Ну почему же, если тебе нравится сопротивляться, я не буду возражать - меня это тоже иногда возбуждает. Хотя, конечно, взаимность никогда не мешает.
  Йохан погладил рукой мою щеку, а потом медленно провел большим пальцем по губам, как бы обрисовывая их контур. Я думала, что умру на месте, потому что вдруг поняла, что в жизни еще никогда не испытывала ничего более эротичного и возбуждающего. Казалось бы, такое элементарное прикосновение, но я почти потеряла всю собранную в кулак волю.
  Я закрыла глаза, зная, что если Йохан меня сейчас поцелует, я не смогу ему сопротивляться...
  Но в этот момент прямо за моей головой раздался стук в дверь, от которого я вздрогнула всем телом. По голосу Йохана я поняла насколько он был раздражен:
  - Что?
  - Ваше Величество, прошу прощения. Его Высочество принц Гиани ждет вас в приемной, - ответил из-за двери дворецкий.
  - Гиани? - вмиг оживилась я, стряхивая наваждение. - Он приехал за мной!
  - Глупости, - фыркнул Йохан, - он даже не догадывается, что ты можешь здесь быть. И кстати, можешь кричать во все горло, он тебя не услышит. Поэтому советую просто терпеливо ждать меня здесь.
  С этими словами Йохан вышел и запер дверь на ключ. А я, на всякий случай, попробовав открыть дверь - естественно безрезультатно - начала ходить взад-вперед по комнате, думая, что же мне делать и как отсюда бежать.
  Я обошла всю комнату, проверяя все ящички в мебели, а точнее я просмотрела содержимое туалетного столика, комода и, наконец, в нижнем шкафчике письменного стола я нашла ключ. Все еще не веря в то, что это ключ от входной двери, я все-таки попробовала его вставить. Ключ подошел. Не теряя больше ни минуты, я быстро повернула ключ и распахнула дверь.
  - Как я рад, что ты решила встретить меня! - сказал стоящий на пороге Йохан.
  Я тут же влетела обратно в комнату, стараясь держаться подальше от хозяина дворца.
  - А как же Гиани? Ты его уже отправил домой? - спросила я.
  - Да, мы немного поболтали. Я поздравил его со свадьбой, и мы разошлись каждый по своим делам. Я, естественно, поспешил к тебе.
  - Мог бы и не торопиться, - пробормотала я.
  - Так, на чем мы остановились? - улыбнулся Йохан.
  - На том, что не пора ли меня покормить, - заявила я первое, что пришло мне в голову. Хотя я тут же поняла, что не отказалась бы что-нибудь перекусить, учитывая что я только завтракала, а уже близился вечер.
  Йохан склонил голову и произнес:
  - Я нижайше прошу прощения за свое ужасное гостеприимство! Будучи сам сыт, я даже не подумал, что моя гостья может быть голодна. Прошу следовать за мной, Ваше Высочество.
  И мы, как ни странно, действительно направились в столовую, где тут же накрыли огромный стол только на двоих. Здесь было очень много всевозможных блюд, поэтому я решила есть все и помногу, чтобы на случай, если Йохану все-таки удастся добиться своего, меня бы обязательно стошнило...
  Я съела довольно много мяса и гарнира с разными соусами, а на десерт я съела два огромных куска торта. И хотя почти вся еда стояла мне поперек горла, я продолжала есть. Как перед виселицей...
  Йохан тоже плотно поужинал, внимательно, но с улыбкой наблюдая за моей трапезой. Когда ужин закончился, я не смогла даже встать из-за стола, так сильно я наелась.
  - Как насчет прогулки? - спросил Йохан, вставая. Я кивнула, пытаясь встать. Со второй попытки мне это удалось, но видимо мой гостеприимный хозяин решил, что идти мне все-таки тяжело, поэтому мы просто опять телепортировались на сей раз в сад.
  Мы медленно зашагали по дорожке между красиво постриженными кустами и деревьями. Какое-то время мы просто молча шли. Лично я думала о том, что напрасно я так объелась, что теперь и вздохнуть трудно.
  Потом я немного устала все время идти, поэтому собралась присесть на ближайшей скамейке. Однако прежде, чем я успела это сделать, Йохан уже опустился на одну из них, разложив руки на спинку.
  - А мне сесть можно? - осведомилась я.
  - Вашу руку, сударыня, - сказал Йохан, протягивая мне свою. Решив, что в данный момент он ничего плохого мне не сделает, я вложила свою ладонь в его руку и в следующий момент оказалась сидящей на его коленях.
  - А ты не надорвешься? - усмехнулась я, имея в виду всю ту пищу, которую я поглотила за ужин.
  - Да нет, думаю, я достаточно сильный для этого, - ответно улыбнулся Йохан. Он обнял меня за талию и подозрительно положил руку на молнию моих брюк. Я вся моментально напряглась и осторожно спросила:
  - Что ты делаешь?
  - Просто хочу помочь тебе и расстегнуть брюки.
  - Помочь в чем? - недоверчиво уточнила я.
  - Как я вижу, на тебе обтягивающие джинсы, которые были точно по твоей фигуре до ужина, а теперь мне кажется, что тебе довольно трудно дышать, поэтому немного свободного места тебе не повредит, - просто объяснил он. Я продолжала смотреть на него с полным недоверием, чувствуя в его словах и действиях подвох.
  Не выдержав, Йохан рассмеялся и заявил:
  - Я не собираюсь тебя насиловать!
  - Как я могу быть в этом уверена?!
  - Никак, но я даю тебе слово.
  - А много ли оно значит?
  - Мое слово нерушимо! - вполне серьезно отрезал он.
  Какое-то время подумав, я задала чисто риторический вопрос:
  - Значит ли это, что ты будешь ждать моего добровольного согласия?
  - Все зависит от того, что ты считаешь своим согласием. Мне не нужно ждать слишком долго. Я могу за пару минут сделать так, чтобы ты умирала от страсти и умоляла меня об удовлетворении, - просто сказал Йохан, не делая акцента ни на чем. А я понимала, что он может быть прав в этом. Однако, я не стала что-либо говорить или возражать, а предпочла просто промолчать.
  Через какое-то время я почувствовала себя ужасно уставшей и облокотилась на Йохана, как в кресле, когда сидишь боком. В моей душе сражалась совершенно необъяснимые и противоречивые чувства - мне было ужасно страшно от всего происходящего, от поведения Йохана и моей реакции на него. И в то же время мне было очень уютно и спокойно сидеть у него на коленях, чувствовать тепло его тела.
  Решив, что в данный момент я в любом случае не смогу ничего разрешить или даже прийти к какому-нибудь конкретному решению, я слегка расслабилась и, уткнувшись лицом в его плечо в кожаной куртке, очень быстро уснула.
  Видимо я очень устала за прошедший день, потому что проснулась только на следующее утро, когда солнце уже вовсю светило в окно спальни. Я решила не вдаваться в подробности о том, как я попала в спальню Йохана и его кровать и каким образом на мне оказалась ночная сорочка, просто для того, чтобы лишний раз не нервничать.
  Осторожно повернув голову, я отметила, что Йохана уже нет (о том, что он здесь все-таки был, свидетельствовала примятая подушка и откинутое одеяло). Секунду послушав звуки вокруг, я не услышала ничего предосудительного или указывавшего на то, что мой тюремщик всего лишь встал на минуту, чтобы посетить домик неизвестного архитектора. Поэтому недолго думая, я быстро встала с постели, решив, что если я еще немного подожду хозяина комнаты, вряд ли он согласиться подождать за дверью пока я оденусь, если вообще не изъявит настойчивое желание помочь мне раздеться полностью.
  Я скинула с себя ночную сорочку, почти такую же, какую я обычно носила дома, и быстро оделась в свои джинсы и рубашку. Еще минут пять ушло на умывание и приведение в порядок постели.
  Есть мне пока не хотелось, а уж тем более мне не хотелось, чтобы здесь появился человек, дающий распоряжения накормить меня...
  Прийдя к такому выводу, я решила бежать во что бы то ни стало. Единственным способом побега в моей ситуации было окно, что я тут же проверила. Как я поняла, на окне не было решеток, потому что спальня располагалась на третьем этаже, а прыгать с такой высоты не стала бы даже я. Поэтому я быстро огляделась в поисках веревки. По пути я даже нашла крючок, к которому могла бы привязать эту веревку. Я решила не испытывать способ использования вместо веревок разорванных на полоски простыней, кроме того, что у меня не было времени на воплощение этого способа в реальность. Проходя в очередной раз мимо изголовья кровати, я зацепила что-то ногой, отчего раздался характерный металлический звон цепи. Я заглянула под кровать и увидела блестящую металлическую цепочку, прикрепленную к ножке кровати карабином. Цепочка выглядела достаточно прочной, хотя и довольно тонкой (для сравнения, собак сажают на гораздо более толстую цепь). Однако, в это же время я увидела точно такую же цепочку, прикрепленную к ножке в ногах кровати. То, что эти цепочки использовались не в качестве инструмента пыток, говорило наличие на их свободных концах наручников из мягкой кожи.
  Меня потом прошибло, когда я поняла назначение этих игрушек! Разумеется, у каждого есть свои извращения, но я, честно говоря, не ожидала встретить их здесь. Однажды дома я делала любительские фотографии своего знакомого парня, когда он лежал на кровати с завязанными глазами и прикованный к постели. Это было даже забавно. Но я чуть не умерла от страха, когда представила, что с таким же успехом я могла оказаться прикованной к этой кровати сегодня утром!!!
  Правда, мои размышления по этому поводу длились не дольше одной минуты, в конце которой я решила, что неплохо бы использовать эти цепи вместо отсутствующей веревки. Что я и не преминула сделать: я быстро отцепила все четыре цепочки и соединила их между собой наручниками и карабинами; потом я прицепила их к тому крючку под подоконником (который наверняка тоже использовался в подобных целях) и со всей силой дернула. Ничего не сломалось.
  Открыв окно, я выглянула на улицу и опять прислушалась. Вдруг я прямо-таки почувствовала (потому что стояла спиной к двери), что кто-то прикоснулся к ручке двери. Я вся напряглась как комок нервов, потому что представила, что будет, если войдет Йохан, и увидит, что я собралась бежать, используя его, возможно, любимую эротическую игрушку.
  Однако, в этот же момент послышался благословенный голос слуги или дворецкого:
  - Ваше Величество!
  - Что такое? - спросил Йохан прямо из-за двери.
  - Пришел архитектор.
  - Хорошо, - удовлетворенно ответил король и, уже отходя от двери, сказал: - Не будите ее.
  Шаги дворецкого в коридоре утихли (кажется, Йохан ходил вообще бесшумно), и я немного облегченно вздохнула. Переведя дыхание, я снова вернулась к своему плану побега. Вновь выглянув из окна, я убедилась в отсутствии кого-либо в саду (окно выходило прямо в сад, по которому мы гуляли вчера) и спустила цепочку вниз. Она не доставала до земли всего около метра, что не было помехой.
  Еще раз оглядевшись по сторонам, я, на всякий случай, заглянула в комод, потому что мне казалось, что вчера вечером я видела в одном из ящичков пару кожаных перчаток. Мне несказанно повезло, что я наткнулась на хорошо сшитые мужские перчатки в первом же открытом ящичке. Быстро их надев, я вылезла через окно на карниз и, схватившись за цепочку, начала медленно спускаться, опираясь ногами о стену (как это обычно делают в фильмах про спецназ - всегда мечтала так попробовать!). Спрыгнув последний метр, я неудачно наступила на пятку, поэтому пришлось несколько секунд подождать, пока утихнет боль. Бросив перчатки в кусты, я помчалась к забору на другом конце сада. В этом районе сад представлял собой лабиринт из кустов, поэтому по нему можно было идти не опасаясь, что кто-то увидит тебя издалека.
  Однако, я в нужный момент услышала знакомый голос, от которого я становилась как кролик, видящий удава, и замерла на месте.
  - Да, Ваше Величество, фонтан будет готов через неделю, - сказал, видимо, архитектор. - Теперь давайте займемся вашим садом. Что бы вы хотели в нем изменить?
  И Йохан начал рассказывать ему свои идеи по поводу декорации сада.
  Я продолжила бесшумно продвигаться по тропинке, держась ближе к кустам.
  Вдруг король остановился и прислушался. Я этого не видела, но я это почувствовала.
  - Подожди меня здесь, - сказал он архитектору. - У меня дома что-то не так.
  И Йохан зашагал к дворцу. У меня вновь сжалось сердце. Когда мой очередной суженый отошел на несколько шагов, я просто помчалась сломя голову по тропинкам, все-таки стараясь соблюдать тишину. А в конце сада оказалась маленькая задняя калитка, воспользовавшись которой, я попала на улицу
  А отсюда я быстрым шагом направилась в гостиницу, где оставила Миру вчера утром. Когда я пришла туда, как мы и договаривались, Мира уже уехала. Войдя в номер, который был оплачен за три дня вперед, я отодвинула свою кровать, где мы устроили небольшой тайник. Там я нашла одну тысячу в местной валюте и записку от Миры.
  
  "Привет, Аори! Надеюсь, ты все-таки читаешь эту записку, потому что я очень переживаю за тебя и надеюсь, что ты не попала в лапы Жонаса. Здесь оговоренная нами сумма, на которую ты можешь добраться до Сафрании или еще куда-нибудь. Я отправляюсь в Секонию и, если ты там, я постараюсь тебе помочь. Удачи!
  Целую,
  Мира"
  
  Я положила деньги в карман джинсов и направилась к выходу. Уже открыв дверь, я услышала довольно громкие шаги, и остановилась, прислушиваясь.
  - Она должна быть где-то здесь! - крикнул какой-то мужчина. - Обыскать все номера и этажи!
  Я не могла даже предположить, каким образом они узнали, что мы остановились именно в этой гостинице, но в данный момент меня меньше всего волновал этот вопрос.
  Вновь послышался топот, как я поняла через секунду, тяжелых солдатских сапог. До моего этажа они еще не дошли, поэтому я быстро выскочила на пожарную лестницу и спустилась по ней на землю. Быстро затерявшись среди близстоящих домов, я немного отдышалась.
  Йохан очень быстро обнаружил мое исчезновение и послал погоню. Но пока что мне удалось от нее уйти. Меня очень возмущал и в то же время завораживал тот факт, что Йохан чувствовал происходящее. Как, впрочем, и я чувствовала довольно многое, что касалось его. И это пугало меня еще больше.
  Неторопливо, но быстро шагая по городу, я вскоре вышла к рынку. Здесь торговали всем, что можно себе представить (из этого мира, естественно). Поэтому у меня не заняло слишком много времени, чтобы найти ряды, где торговали котами.
  Мне еще издалека понравился большой пушистый черный кот с белой полосой на морде. Подойдя к стоящему рядом с котом продавцу, я поинтересовалась:
  - И сколько ты хочешь за своего кота?
  Внимательно окинув меня взглядом с ног до головы, он ответил:
  - Семьсот.
  Это было дороже, чем мы заплатили за нашего кота в Секонии, однако, в данный момент мне было особо не до торгов, и нужен был выносливый и сильный кот для поездки в Секонию, где я собиралась забрать Миру.
  - Пятьсот, - на всякий случай заявила я, чтобы не привлекать внимание своей торопливостью.
  - Послушайте, дамочка, этот кот стоит намного больше, чем я прошу, просто у меня обстоятельства, в связи с которыми мне нужно продать его поскорее, - заявил продавец.
  Теперь я внимательно осмотрела владельца кота: он был одет в потертые, но еще прочные штаны, сапоги, хлопковую рубашку с кожаной безрукавкой и в косынке на голове, как у пиратов.
  - ОК, шестьсот за кота и твою косынку, - сказала я свое последнее слово. Мое последнее пожелание немало удивило продавца, видимо, из-за чего он в результате и согласился.
  Мы расплатились и разошлись по своим делам. Точнее я надела его косынку, вывернув ее на всякий случай на изнанку, и, вскочив на кота, помчалась из города в сторону Секонии.
  Ехала я долго. Очень долго. Пришлось заехать в маленькое селение и спросить направление, после чего мне пришлось вернуться немного назад и повернуть на запад.
  Таким образом, я прибыла к воротам Секонии, когда уже начало смеркаться. На этих воротах стояли часовые (видимо со времени моего побега, а может быть я их не заметила в прошлый раз или же мы просто выехали через другие ворота). Я не хотела въезжать в город сама в основном потому, что после моей коронации неизвестно сколько человек знали меня в лицо.
  Устроившись неподалеку в лесополосе, я уложила кота на землю, который почти тут же уснул, и начала поглядывать оттуда на дорогу. Примерно через полтора часа (если я еще могла немного ориентироваться во времени) на дороге показалась небольшая повозка, запряженная одной небольшой кошкой. На козлах сидел седобородый старичок. Он выглядел не очень подозрительно, поэтому прежде, чем он доехал до ворот, я перехватила его у опушки леса.
  Кошка немного испугалась, увидев вдруг меня, но быстро успокоилась. Старичок внимательно посмотрел на меня, как будто пытаясь разглядеть что-то знакомое во мне.
  - Кто вы и что вам нужно? - наконец строго спросил он.
  - Сэр, мне очень нужна ваша помощь, - сразу перешла я к делу, пытаясь говорить как можно жалобнее. - Дело в том, что моя кузина живет в этом городе, а я не могу ее вызвать.
  - Почему бы вам самой не въехать в город? - настороженно продолжал старичок.
  - Я не могу этого сделать по объективным причинам. Я не очень дружна с ее семьей, поэтому мне нужно подождать ее здесь, потому что потом мы вместе едем в гости к нашей общей подруге. Пожалуйста, сэр, помогите нам!
  - И как же я могу вам помочь?
  - Я напишу ей записку и скажу вам ее адрес, а вы просто отдадите записку моей кузине и забудете о нас.
  Старичок еще колебался какое-то время. Потом наконец он сказал:
  - Ну, ладно, пишите свою записку.
  У него же нашлась и бумага с карандашом. Я быстро начеркала на бумажке:
  "Мира, я жду тебя у ...
  - Простите, как называются эти ворота? - спросила я.
  - Северо-западные.
  - Спасибо.
  "...северо-западных ворот. Обнимаю, Юна"
  Я отдала бумажку старичку вместе с несколькими монетами и продиктовала ему адрес раз пять. Кажется, только с пятого раза он его все-таки запомнил.
  Кивнув на прощание, старичок быстро направился к воротам, потому что на улице уже порядочно стемнело. Быстро добравшись до ворот, старичок исчез в их темной пасти, и вновь наступила полная тишина. Я вполне логично предположила, что даже если старичок доставит мою записку прямо сейчас, вряд ли Мира станет так рисковать и сразу бросаться сюда сломя голову, привлекая внимание по крайней мере всей стражи города на данный момент. Поэтому я спокойно устроилась рядом со своим котом, укрывшись его пушистым хвостом. И вскоре я погрузилась в беспокойный сон, в котором мне приснился Йохан, как всегда со своей хищной улыбкой.
  Проснулась я довольно поздно - солнце было уже высоко, но Мира еще не приехала. Это могло означать все, что угодно: старичок мог не доставить мою записку, мог просто про нее забыть, перепоручить ее еще кому-нибудь, Мира не смогла прийти именно сейчас по какой-то причине. Я чувствовала легкий голод, хотя знала, что не ела уже больше суток.
  Я села на траве, думая, что же мне делать дальше. Подождав Миру еще часа полтора, я решила, что что-то случилось, и мне нужно придумать новый план действий. И я сделала вывод, что в данной ситуации самым лучшим вариантом было возвращение в Сафранию.
  Я предположила, что в ближайшем селении западнее Секонии мне скажут в какую сторону мне ехать, поэтому решила не терять времени и сейчас же отправляться в путь. Я поднялась с земли и вдруг почувствовала сильное головокружение. В глазах потемнело, и я поняла, что теряю сознание. Так я впервые в жизни по-настоящему упала в обморок...
  Приходила в себя я постепенно, как будто просыпаясь из глубокого сна. Сквозь закрытые глаза я видела неяркий рассеянный свет, который, как я уже знала, был искусственным освещением. Чувствовала я себя вполне нормально, ничего не болело и никакой слабости уже не было. Если она вообще была.
  Я уже почти открыла глаза, когда услышала мужские шаги. Продолжив лежать на спине с закрытыми глазами и руками поверх одеяла, хотя меня так и подмывало перевернуться на живот и засунуть руки под подушку (никогда не любила лежать на спине), я все-таки притворилась спящей.
  - Она еще не пришла в себя, - послышался до боли знакомый голос Жонаса.
  - Да, но думаю, скоро проснется, - а вот от этого голоса у меня мурашки по коже побежали. Йохан подошел ближе и сел на кровать рядом со мной. Затем он взял мою правую руку в свою. Я думала, что не смогу сдержаться, чтобы не выдернуть ее, но все-таки максимально расслабила мышцы, чтобы не вызвать подозрений.
  - Думаю, это следует вернуть тебе, - сказал Йохан, снимая мое обручальное кольцо с мизинца и, видимо, отдавая его Жонасу.
  Последний забрал его без лишних слов. Пару секунд все молчали, а потом Йохан спросил:
  - Я так понимаю, что по Секонии поползли слухи о том, что их королева жива? - это было скорее утверждение, нежели вопрос.
  - Не совсем, - я услышала, как Жонас опустился на стул. - Солдаты, которые доставили Аори сюда, были награждены и оповещены о том, что они только что спасли сестру-близнеца их покойной королевы, которая скоро станет королевой Галлании.
  Какое-то время они сидели болтая о каких-то общих знакомых. Йохан все это время нежно поглаживал мою руку. Вдруг он задумчиво сказал:
  - У нее красивые руки, правда?
  - Ого, братец, да ты влюбился в эту стервочку! - воскликнул Жонас, засмеявшись.
  - Перед тобой будущая королева Галлании, поэтому прошу выражаться корректно, - произнес Йохан таким тоном, что у меня кровь в жилах застыла.
  - Насколько я помню, еще пару дней назад она была королевой Секонии, - сухо напомнил Жонас, - причем не так долго.
  - Да, просто ты не знаешь, как ее нужно удерживать рядом с собой.
  - А ты это, разумеется, знаешь, - с усмешкой произнес он.
  - Конечно, потому что Аори была создана специально для меня, - уверенно и без тени улыбки ответил Йохан. - И, кстати, если я узнаю о чем-то, что ты сделал чтобы навредить ей, я не посмотрю на то, что мы братья... - он многозначительно умолк.
  - Братья?.. - это уже воскликнула я. Эта новость настолько ошарашила меня, что я даже забыла о том, что в данный момент лежала без сознания.
  Оба мужчины удивленно обернулись ко мне. Жонас засмеялся и сказал, обращаясь ко мне:
  - Честно говоря, я бы удивился, если бы ты упустила возможность что-нибудь подслушать!
  - Не надо делать из меня шпионку, - поморщилась я. - Но то, что обо мне думают, мне никогда не помешает знать. Так вы правда братья? Но как???
  Йохан бросил взгляд на Жонаса и, обернувшись опять ко мне, объяснил:
  - Мы, так сказать, сводные братья. Жонас и Гиани родные, а я их сводный брат - у нас общий отец. Но об этом знают только три человека, включая тебя.
  - А ваш отец этого не знает? - уточнила я, сбившись со счета.
  - Тогда четыре, - улыбнулся Жонас.
  - И ваша мать этого не знает? - вновь задала я вопрос Жонасу. Он покачал головой.
  - Собственно, она знает, что у отца есть ребенок, который родился до того, как они поженились, но она не знает кто это. Кроме того, мы совершенно между собой не похожи. Гиани, кстати, этого тоже не знает.
  - А ты как об этом узнал?
  - Это длинная история, - загадочно улыбнулся Жонас. Я лишь кивнула.
  - Да, ребята, - немного помолчав, сказала я, - вас послушать можно узнать много нового о самой себе. Например, то, для кого же я была создана или то, как меня удержать, привязав к постели... - вот тут я поняла, что перегнула палку. Не столько из-за самого выражения, сколько из-за того, что Йохан одарил меня многообещающим взглядом, красноречиво говорящим о том, что он прекрасно понимает, что моя догадка по поводу применения тех цепочек верна. И я решила сразу переменить тему разговора: - Или например, то, что я стану королевой Галлании. Только вот я не слышала ни предложения руки и сердца, ни признаний в любви. Кроме того, никто и не спросил где я хочу быть!
  - Где тебе быть решать не тебе! - заявил Йохан.
  - А вот тут ты ошибаешься, - лукаво улыбнулась я, думая о том, что еще не создана клетка, из которой бы я не выпорхнула рано или поздно.
  - Кстати, насчет побегов, - как будто прочитав мои мысли сказал Йохан. - У меня есть один хороший способ пресечь все твои попытки в корне одной лишь фразой.
  - В самом деле? - осведомилась я. - И какой же, можно мне узнать?
  - Разумеется. - Йохан повернулся к Жонасу и попросил: - Ты не можешь оставить нас на пару минут?
  - Конечно. Я пойду проверю, что там с ужином, - ответил мой уже бывший муж и будущий свояк, если верить словам Йохана, и вышел из палаты - собственно только сейчас я поняла, что нахожусь в той самой палате во дворце Жонаса, где провела несколько дней после своей свадьбы.
  - Итак?.. - выжидательно спросила я, глядя на Йохана.
  - Я просто пообещаю тебе одну вещь, которую обязательно исполню. Если ты еще хоть раз попробуешь сбежать, можешь даже не пытаться сопротивляться, когда я тебя найду, а я тебя обязательно найду.
  Это было сказано вполне спокойно и без особых акцентов на слова или даже фразы, но мы оба поняли какое сопротивление он имел в виду. Как обычно (то есть за последние несколько часов нашего с ним знакомства) в такой ситуации рядом с Йоханом мне стало страшно, и я наконец выдернула свою руку и завернулась в одеяло. Но чтобы не показать свой испуг до такой степени, я с усмешкой констатировала:
  - То есть, для того, чтобы тебя спровоцировать, мне нужно всего лишь сделать вид, что я собираюсь бежать, так?
  - Да. Можешь начинать прямо сейчас, - также усмехнулся Йохан.
  - Да нет, думаю можно немного подождать.
  Пару минут Йохан молчал, а потом вдруг разразился смехом. Я вопросительно посмотрела на него, и он просто объяснил:
  - Обожаю с тобой пререкаться! Ты тогда похожа на моську, лающую на слона!
  - Моська тоже должна хоть как-то защищаться, - пожала плечами я. - Кроме того, это забавно.
  - Согласен. Меня это еще и заводит.
  - Вот как? Тогда ты должен все время ходить возбужденным, - усмехнулась я.
  - А ты думаешь почему я хожу только в джинсах, - засмеялся Йохан.
  Я покраснела, но к счастью, мое смущение прервал Жонас, вошедший в тот момент в палату и сообщивший о том, что ужин уже готов. Йохан встал, подходя к своему брату. Я увидела свои джинсы на стуле рядом и, зная, что на мне короткая рубашка до бедер, я просто откинула край одеяла и села на кровати, спустив ноги на пол. Когда я потянулась за брюками, то услышала присвистывание. Удивленно подняв глаза, я увидела, как Йохан заворожено смотрит на мои ноги.
  - Ничего себе ножки! - воскликнул он.
  - Да ладно, ты их уже видел, - сказала я, махнув рукой и одевая джинсы.
  - Когда бы? - удивился он, пытаясь припомнить.
  - Вчера утром я проснулась в одной ночной потому что сама во сне разделась? - уточнила я.
  - Нет, конечно. Но я не решился раздевать тебя сам, предположив, что не смогу не воспользоваться ситуацией, поэтому попросил служанок сделать это.
  Я удивленно вскинула бровь от подобной галантности. Отвернувшись от своих собеседников (зная, что они не выйдут отсюда не при каких условиях, пока я не оденусь), я застегнула брюки и расправила их руками, проведя по ногам сверху вниз. Видимо, Йохан решил, что это выглядело очень сексуально, потому что он взвыл:
  - Жонас, братишка, оставь нас минут на двадцать! Ужин подождет!
  - Нет! - воскликнула я, прячась за спиной Жонаса и держа его руками впереди себя как щит. - Не уходи без меня!!!
  - Йохан, а тебе не кажется, что Аори больше любит меня? - усмехнулся Жонас.
  - Не дождешься! Она будет только моей и по своей воле!!! - заявил мой жених.
  - Так, ребята, пора ужинать, а то все блюда скоро остынут, - напомнила я, взяв их обоих под руки и направляясь к выходу. Мы вышли из палаты в приемную доктора и зашагали к выходу в коридор. Я встретилась взглядом с доктором, сидящим за своим столом. Так как проходя в дверь, я сначала пропустила мужчин, то теперь я с улыбкой кивнула своему врачу, приветствуя его. Последний вопросительно посмотрел на меня, бросив взгляд на моих спутников. Продолжая улыбаться, я просто пожала плечами, потому что не смогла бы ничего ему объяснить даже словами.
  Когда мы вышли в коридор и уже прошли какое-то расстояние, мимо нас прошла одна служанка, быстро потупив взгляд. Йохан немного нагнулся ко мне и тихо сказал:
  - Возьми меня под руку, иначе через пару минут все будут болтать о том, что их королева ожила.
  - Кстати, что-то я не заметила, чтобы Жонас был в трауре по поводу преждевременной кончины его молодой супруги, - язвительно произнесла я, взяв Йохана под руку. На Жонасе были черные брюки и темно-зеленый пиджак.
  - Ничего себе! - тихо воскликнул он. - А зеленый цвет, по-твоему, не траур?
  - С каких это пор? - усмехнулась я, решив, что он шутит.
  - Всегда! - одновременно ответили оба короля. Я умолкла, предпочитая больше не пререкаться.
  - А что из траура надевают женщины? - чуть позже спросила я.
  - В основном повязку на руку зеленого цвета, - ответил Йохан.
  - У вас есть что-нибудь похожее?
  Жонас покопался в кармане своего пиджака и извлек оттуда большой мужской носовой платок. Свернув его трубочкой, Йохан повязал его мне вокруг левого запястья.
  - Теперь мне еще надо постараться выглядеть скорбящей сестрой, - сказала я, повиснув на руке Йохана, как если бы я в любой момент собиралась разрыдаться. Йохан накрыл мои пальцы своей ладонью, заставив меня вздрогнуть, и мы вскоре вошли в столовую.
  У меня были очень странные чувства по поводу всей сложившейся в данный момент ситуации. Мне однозначно не хотелось оставаться в Секонии с Жонасом, потому что я его все еще боялась. Но мне еще меньше хотелось возвращаться в Галланию с Йоханом, потому что его я боялась еще больше. Оба наводили на меня панику (хотя после встречи с Йоханом, Жонас казался уже не таким опасным, хотя в то же время Йохан был более вежливым, наверное - я не могла конкретно описать все мысли и чувства). Поэтому на данный момент вместо того, чтобы шарахаться от обоих и тем самым злить их и держать в полном и постоянном напряжении себя, я решила постараться сталкивать их между собой, чтобы никто из них не считал, что я отдаю предпочтение одному из них. Не знаю, насколько мне это удавалось, но мне было как-то спокойнее, когда я находилась где-то одновременно с обоими, нежели по одиночке. Судя по их поведению в отношении друг к другу, можно было сделать вывод, что они достаточно эгоистичны, поэтому однозначно не согласятся делить меня между собой, что меня немного успокаивало и позволяло чуть-чуть расслабиться.
  Так как в столовой никого не было, я решила продолжить свой стиль общения с двумя королями, заключаемый в периодическом высказывании своих не очень вежливых мыслей, и сказала с улыбкой:
  - Учитывая, что я здесь единственная женщина, я могу сесть во главе стола, правильно?
  Жонас улыбнулся и молча занял это место. Йохан сел слева от него и усадил меня также по левую руку от себя. Вошли слуги и принесли блюда. После того, как я немного утолила голод, я задала волновавший меня вопрос:
  - А как я здесь оказалась?
  - После того, как ты передала записку с тем старичком, он, будучи законопослушным гражданином, вошел в ворота и сразу же рассказал о тебе солдатам, - начал Жонас.
  - Гражданин достойный своего короля, - неосторожно фыркнула я, однако Жонас лишь наградил меня предостерегающим взглядом.
  - Солдаты решили не нападать на тебя ночью, во-первых, чтобы сильно не напугать, а во-вторых, потому что ты могла легко сбежать в темноте. А утром они увидели, как ты встала и тут же медленно упала, потеряв сознание. Тогда они просто доставили тебя во дворец, где им была рассказана твоя история, - закончил Жонас.
  Принесли второе, которым оказалось какое-то зеленое пюре с мясом. Подозрительно поглядев на блюдо, я осторожно спросила:
  - Что это такое?
  - А на что это похоже? - улыбнулся Жонас.
  - На пюре из бобовых.
  - Это оно и есть.
  - Тогда я не буду его есть, - заявила я, отгребая его на другой конец тарелки и тщательно очищая куски мяса от гарнира.
  - Это же очень полезно, - возразил Йохан.
  - Охотно верю, но я ем не здоровую пищу, а только вкусную.
  - Странно, по твоей фигуре я думал, что ты соблюдаешь диеты, - сказал Жонас.
  - Никогда в жизни! - гордо воскликнула я. - И вообще мой любимый гарнир это макароны!
  - Ого! - удивился Жонас. - И где же ты их ела? Это небывалый деликатес в здешних краях.
  - Правда? - удивилась я, потому что не знала почти ничего проще макарон. - А я их ем сколько хочу и когда хочу.
  - Где же ты их берешь? - не понял мой собеседник.
  - Я сама их готовлю, - сладко улыбнувшись, ответила я. Мужчины удивленно уставились на меня.
  - Ты умеешь готовить макароны? - переспросил Жонас, решив, что ослышался. У меня даже возникло сомнение по поводу того, что может быть мы говорим о разных вещах.
  - Ну вы ведь имеете в виду такие тонкие полоски теста? - уточнила я. И Йохан, и Жонас кивнули. - Тогда в чем проблема их приготовления?
  - Мой великолепный шеф-повар не умеет их делать, - заявил Жонас. - Может, научишь его?
  - Запросто, только что мне за это будет?
  Жонас засмеялся.
  - Впрочем, чего же я ожидал, - сказал он, немного успокоившись. - А чего бы ты хотела?
  - Ну... - задумалась я, - как насчет Южных земель Галании.
  Оба моих собеседника вновь удивленно уставились на меня.
  - Я сказала что-то не то? - на всякий случай спросила я.
  - Да нет, - ответил Жонас, - просто я немного удивлен твоим коммерческим предложением.
  - Хочешь жить, умей вертеться, - улыбнулась я. - Так как?
  Жонас пару минут молча думал, продолжая есть это ужасное гороховое пюре, а потом сказал, лукаво улыбаясь:
  - Я, конечно, понимаю, что этим ты добьешься еще большего расположения моего брата, но я тоже уважаю его и хочу со своей стороны сделать что-нибудь хорошее для него тоже. Поэтому я соглашусь на эту сделку, но при маленьком условии.
  Меня начало разбирать любопытство.
  - И что же это за условие? - уточнила я, внимательно глядя на Жонаса.
  - Я отдам Южные земли обратно, но только в качестве моего свадебного подарка.
  Я немного опешила, потому что неправильно поняла его слова.
  - Ты опять мне делаешь предложение? - удивилась я.
  - Нет, я имею в виду вашу свадьбу с Йоханом, - поправил он.
  Я заметила, как братья обменялись самодовольными взглядами и вновь выжидательно посмотрели на меня. Я думала какое-то время, а потом со вздохом ответила:
  - Хорошо, я согласна. Но это еще не значит, что я согласна выйти за него замуж, уж не говоря о том, что мне не было сделано официальное предложение или было объявлено о нашей помолвке и так далее, и тому подобное.
  - Тогда договорились, - заключил Жонас, откидываясь на спинку стула. Слуги унесли пустые тарелки и принесли десерт. Им оказались блюдца с огромными клубниками (точнее по одной на каждого присутствующего), посыпанными сахарной пудрой.
  - Жонас, кажется, я твой должник, - сказал Йохан. - Как мне тебя отблагодарить?
  - Как насчет права первой ночи? - улыбнулся Жонас и тут же рассмеялся, увидев две пары глаз, грозящие ему мучительной смертью. - Я пошутил! Я еще не знаю. Когда-нибудь ты мне тоже поможешь.
  Йохан кивнул и обратил свое внимание на десерт. Я осторожно отрезала кусочек клубники и отправила его в рот.
  - М-м-м, какая прелесть! - простонала я, закрыв глаза. Ягода была самой сладкой, самой сочной и самой спелой из тех клубник, что я пробовала за всю свою жизнь, поэтому мое наслаждение было неподдельным. Так я съела всю ягоду, наслаждаясь каждым кусочком. Когда у меня оставался всего один маленькой кусочек, я вдруг заметила, что мои собеседники просто молча наблюдают за мной, не притрагиваясь к десерту.
  - Что-то не так? - уточнила я.
  Прийдя в себя, Жонас задумчиво спросил своего брата:
  - Интересно, в постели она так же себя ведет?
  - Возможно, хотя, может быть, что она из того числа женщин, которые разрывают твою рубашку в клочья, - также задумчиво ответил Йохан, остановив свой взгляд на моих губах.
  Мне стало не по себе от подобных обсуждений за столом, поэтому я быстро и молча отправила последний кусочек десерта в рот и быстро его проглотила. И тут же закашлялась, потому что сок от клубники пошел, как говорится, не в то горло.
  - Воды! - прохрипела я.
  - Знакомая сцена, - усмехнулся Жонас, подавая мне стакан с водой. Я быстро напилась из стакана и еще раз заключительно кашлянула.
  - Насколько я понимаю, теперь нам опасно что-либо пить, - сказал Йохан, обращаясь к улыбавшемуся Жонасу.
  - Я так вижу, твой брат знает много из наших с тобой отношений, - сделала я вывод, откидываясь на спинку стула. Жонас кивнул, а я с улыбкой продолжила: - А знает ли он, что ты получил коленом в пах во время второй нашей встречи?
  - Правда? Ты тоже испытал это радостное чувство? - засмеялся Йохан. Жонас опять кивнул, тоже улыбаясь.
  - Кстати, мне кажется, что я испытал немного больше вещей с Аори, чем ты, - сделал вывод Жонас.
  - Хм, интересно, а чего же еще не пробовал я? - спросил Йохан.
  Я поняла, что имеет в виду Жонас, поэтому вскочила с места, говоря:
  - Не думаю, что это необходимо говорить вслух, здесь и сейчас.
  Конечно, я не боялась того, что Жонас скажет, что мы с ним целовались, потому что я никогда не считала это особым грехом. Но меня беспокоило то, что Йохан тоже захочет это сделать, а мне казалось, что только держа его на расстоянии я могу себя контролировать.
  - Неужели это настолько ужасно? - засмеялся Йохан с интересом глядя на меня.
  - Нет, абсолютно ничего нового для тебя. Но думаю, мне пора показать шеф-повару как делают макароны, чтобы их приготовили на завтрак. Куда мне идти?
  Жонас позвонил в колокольчик. В столовую вошел слуга и, следуя указанию короля, отвел меня к повару.
  К моему счастью шеф-поваром оказался довольно молодой человек, который не боялся сделать что-то новое. Также на кухне оказались все необходимые продукты. И мы принялись за работу. Точнее я только говорила что и как делать, а также проверяла, достаточно ли крутое замешено тесто. Потом под мою диктовку повар записал способ приготовления супа-лапши по-русски и лазаньи с мясным соусом по-итальянски. Все это заняло больше двух часов. Поэтому когда меня проводили в мою комнату, там уже был Йохан. Он полулежал на кровати и листал какую-то книгу.
  - Удачно? - просто спросил он меня с порога.
  - Конечно. Что ты делаешь в моей комнате?
  - Мы здесь оба живем. Ты ведь моя будущая жена.
  - Да, но у нас еще не было помолвки, - напомнила я. - Я уж молчу про официальное предложение руки и сердца, - в тот момент мне самой показалось, что я слишком часто это упоминаю.
  - Еще не было, но ты здесь находишься в качестве моей невесты, поэтому мы должны жить в одной комнате.
  - Я не собираюсь ночевать с тобой в одной комнате, - заявила я, отворачиваясь к окну. - Попроси своего друга выделить тебе отдельное жилье.
  - Боюсь, придворные неправильно растолкуют твое поведение, - спокойно возразил Йохан. - Ты похожа на жену вдовствующего короля, и если бы ты была ей, то ни при каких условиях ты бы не находилась в одной комнате со мной. Таким образом защищаются интересы Жонаса.
  - Знаешь что, плевать мне на интересы Жонаса! Я беспокоюсь только о себе и своей репутации! - воскликнула я, начиная расхаживать по комнате. - И сейчас же встань с моей кровати!
  Йохан как обычно хищно улыбнулся и вкрадчиво ответил:
  - Если я встану с кровати, то только для того, чтобы подойти к тебе.
  - О"кей, лежи, но тогда я попрошу у Жонаса отдельную комнату для себя, - с этими словами я направилась к двери. Прежде, чем я открыла дверь, Йохан уперся в нее рукой. Впрочем, чего и следовало ожидать. Я даже подумала, что может быть мне не стоило играть с огнем. Не поднимая глаз и не оборачиваясь, я строго сказала:
  - Выпусти меня.
  - Зачем? Уже поздно. Не подобает будущей королеве Галлании ходить по коридорам королевского дворца в одиночестве, - довольно тихо, но прямо мне в ухо ответил король. У меня промелькнула мысль: "Интересно, а как Йохан выглядит с короной на голове?", однако я ничего не сказала.
  Я вдруг почувствовала себя такой глупой, пытающейся непонятно что и непонятно кому доказать. Я даже усмехнулась сама себе. Поэтому отступив в сторону, я сказала:
  - Хорошо, я останусь, только при одном условии.
  - Каком?
  - Не прикасайся ко мне. Даже не дыши на меня.
  Нависла тишина, при которой я слышала только как громко стучит мое сердце.
  - Я не слышу твоего обещания, - напомнила я. Спустя несколько долгих секунд молчание, Йохан на конец сказал:
  - Даю слово.
  Довольно улыбнувшись, я направилась в ванную, чтобы переодеться, потому что на самом деле ужасно устала за день, или точнее полдня. Я быстро приняла душ и нырнула в шелковую короткую ночную сорочку, похожую на ту, в которой я попала сюда. Накинув поверх пеньюар, а вышла в спальню.
  Йохан задернул штору, потому что это была восточная сторона и рано утром солнце должно было смотреть прямо в комнату.
  - Ванная свободна, - доложила я. Мой очередной жених кивнул и направился в освободившуюся комнату.
  Воспользовавшись его отсутствием, я скинула пеньюар и нырнула под одеяло. Приятно потянувшись, чтобы хрустнул позвоночник, я сладко зевнула. Вскоре Йохан вышел из ванной, закутавшись в махровый халат, который я видела у него дома.
  - Надеюсь, у тебя нет привычки спать нагишом? - осведомилась я.
  - Нет.
  Я облегченно вздохнула. Йохан погасил свет и лег под одеяло на приличном расстоянии от меня, благо размер кровати это позволял.
  - Кстати, как тебе понравилась ночная сорочка? - услышала я.
  - А что в ней особого? - не поняла я, потому что последние 10 лет спала дома именно в такой.
  - Ну, не знаю, она короткая, шелковая, приятная. Здесь таких не бывает.
  Я умолкла, потому что не знала, что бы я ответила, если бы увидела такую ночную впервые в жизни.
  - Ах, это. Она мне очень нравится! - пробормотала я.
  - Хорошо, - неловко ответил Йохан и добавил: - Спокойной ночи!
  - Спокойной ночи!
  Я перевернулась на живот, отвернув лицо в противоположную от Йохана сторону. Разумеется я не уснула сразу хотя бы потому, что никогда не засыпала так быстро. Плюс, естественно, давало о себе знать присутствие в моей кровати кого-то еще. И этот кто-то тоже не спал.
  Поменяв свою позицию в очередной раз, я услышала:
  - Ты не спишь?
  - Сплю, - после некоторого раздумья ответила я.
  - И что же тебе снится? - рассмеявшись, спросил Йохан.
  - Определенно ничего хорошего, - фыркнула я и вновь отвернулась от него. На этом наш разговор завершился, и я наконец вскоре уснула.
  Проснувшись на следующее утро, я первым делом убедилась, что нахожусь в спальне одна - Йохан вновь встал раньше меня и покинул комнату до моего пробуждения. Скорее всего он был вместе с Жонасом. Поэтому не теряя лишнего времени, я встала, по привычке застелила кровать и привела себя в порядок. Взглянув на часы, я увидела, что времени было около 9 часов, поэтому вполне логично предположила, что завтрак я скорее всего уже пропустила.
  Выйдя из спальни, я направилась на кухню, чтобы найти чего-нибудь съестное. Я помнила со вчерашнего вечера, где она была расположена, поэтому без труда нашла туда дорогу.
  - Ваша милость, - приветственно воскликнул повар Жосе, увидев меня в дверях, - рад вас видеть! Как вам спалось?
  - Спасибо, хорошо, - вежливо улыбнулась я и пошутила: - Я надеюсь, вы не трудились всю ночь, стараясь сделать как можно больше пасты?
  - К сожалению, именно этим я и занимался всю ночь, - засмеялся он, указывая рукой на развешенные по всей кухне таглиателле, спагетти и другие виды пасты. - Могу вам чем-нибудь помочь? - предложил он.
  - Собственно, я только что проснулась, поэтому немного голодна. А учитывая, что времени уже почти десять, завтрак я наверняка пропустила, - объяснила я. Повар отрицательно покачал головой и сообщил:
  - Нет, ваша милость, завтрак вы не пропустили - король Жонас распорядился подождать с сервировкой до вашего пробуждения.
  - Правда? - удивилась я. Жосе утвердительно кивнул. - А что будет на завтрак в таком случае?
  - Собственно, это вам решать, опять же по распоряжению Его Величества.
  Я задумалась над тем, чего бы мне хотелось есть в данный момент. Точнее, я точно знала, чего бы хотела я, но не знала, насколько это будет выполнимо. Поэтому я осторожно уточнила:
  - Во время ночной смены, когда вы старались наделать побольше всевозможной пасты, совершенно случайно вы не сделали вареников с картофелем?
  Повар широко улыбнулся и направился к холодильнику.
  - Правда, есть? - не поверила я свое й удачи. Жосе вытащил из холодильника целый противень с налепленными варениками.
  - Вам все? - пошутил он. Я засмеялась в ответ.
  - Я точно не знаю, захотят ли короли есть вареники на завтрак, - задумалась я. - Все-таки, это деликатес.
  - Разумеется, захотят, - махнул рукой Жосе. - Это ведь вы выбрали - мне было приказано приготовить то, что хотите вы.
  Я снова в нерешительности задумалась, но потом решила, что если им не понравится мой выбор, но пусть винят сами себя за предоставление права выбора мне. Кроме того, учитывая, что у меня не было такого большого количества прав, хотя бы этим я могла и хотела воспользоваться.
  - Тогда делаем вареники. Значит примерно по 10-12 штук на человека, отварить в подсоленной воде минут пять или пока они не всплывут на поверхность. А потом обжарить их в масле до корочки - это мое любимое, - распорядилась я.
  - Ваше желание для меня закон, миледи, - галантно произнес повар, поклонившись. Он направился к печке, а я вышла из кухни и зашагала в сторону столовой, потому что просто не знала, куда еще мне идти.
  Я уже почти дотронулась до ручки двери в столовую, когда вздрогнула от раздавшегося где-то позади меня:
  - Далеко собралась?
  - У меня скоро будет разрыв сердца от постоянных испугов, - укоризненно заявила я, развернувшись в сторону донесшегося голоса. В дверях библиотеки стоял Йохан, сложив руки на груди. Он вышел в коридор, и вслед за ним появился Жонас.
  - Какие люди! - воскликнул Жонас, глядя на меня. - Как спалось?
  - Нормально, - ответила я и спросила с неподдельным интересом: - Кстати, это правда, что вы ждали меня к завтраку?
  - Разумеется, - ответил Йохан.
  - Правда, это было немного против моей воли, - обронил Жонас, - но ничего. Кстати, что у нас будет наконец на завтрак?
  - Вареники с картофелем, - ответила я. Мы все втроем стояли в коридоре между столовой и библиотекой, поэтому мне захотелось куда-нибудь войти и сесть, о чем я и сообщила: - Мы будем ждать завтрак здесь или где-нибудь можем присесть?
  Жонас жестом предложил следовать за ним обратно в библиотеку. Йохан подождал, пока я пройду в комнату, и лишь после этого вошел сам. Жонас занял место за столом, я опустилась в кресло у окна, а Йохан сел напротив, что видеть нас обоих одновременно.
  Мне хотелось знать, что у них запланировано на сегодня, потому что мне самой хотелось куда-нибудь поехать - куда-нибудь, где я еще не была. Но я не решалась напрямую спрашивать о планах братьев, поэтому начала немного издалека.
  - Мне нужно сообщить Мире о том, что я жива и здорова, потому что она наверняка за меня переживает.
  - Я позабочусь об этом, - пообещал Жонас.
  - Когда?
  - Посмотрим, у меня есть дела на сегодня.
  - У меня нет дел на сегодня, поэтому я могу сама это сделать, - живо предложила я.
  - У тебя другие планы на сегодня, - возразил Йохан. Я удивленно подняла брови, поэтому он продолжил: - Мы возвращаемся в Галанию и начинаем готовиться к свадьбе.
  Мне показалось, что слезы польются из глаз ручьем, однако этого не произошло, и я довольно спокойно спросила:
  - И что именно входит в эти приготовления?
  - Для начала вечеринка по поводу обручения и помолвки, разумеется, - ответил он, потянувшись в своем кресле.
  - В смысле, помолвки без моего согласия? - это было скорее утверждение, чем вопрос.
  - Ты даже для приличия не попросил ее руки? - как бы между прочим уточнил Жонас.
  - Я же не идиот задавать вопрос в тот момент, когда наверняка получу в ответ "нет", - спокойно произнес Йохан.
  - "В тот момент"? - повторила я. - То есть, ты правда надеешься на то, что я когда-нибудь скажу "да"?
  - А ты в этом правда сомневаешься? - удивился он.
  - Мне бы твою уверенность, - фыркнула я, не отвечая на его вопрос, и отвернулась к окну. Немного поразмыслив, я уточнила: - Кстати, все эти приготовления, это все к спеху?
  - А что? - последовал недоверчивый вопрос.
  - Да нет, ничего особенного. Я просто подумала, что мне бы хотелось съездить в мои Южные земли сегодня. Мне не хочется ехать обратно в Галанию.
  - Хорошо, - не раздумывая ответил он.
  - Только я бы хотела поехать туда по-настоящему. Я имею в виду, не телепортироваться, а воспользоваться каким-нибудь видом транспорта - котом, например, - добавила я.
  - Почему? - не понял Жонас.
  - Просто, когда телепортируешься, не ощущаешь насколько далеко или близко от места отправления ты находишься. Особенно это касается меня, учитывая, что в Галании я была всего один раз.
  Йохан пожал плечами, давая таким образом понять, что не возражает, и добавил:
  - Только, думаю, будет лучше, если мы отправимся до Южных земель на коте уже непосредственно из Галании. Дорогу отсюда до Галании ты уже знаешь, и также знаешь, что даже на коте это занимает немало времени. Кроме того, Южные земли находятся даже дальше отсюда, чем просто мое королевство.
  - Хорошо, - согласилась я и взглянула на Жонаса: - Ты поедешь с нами?
  Удивление последнего было очевидным, потому что он даже потерял дар речи. Еще бы, разве он мог предположить, что я предложу ему отправиться в том же направлении, что и я сама. А мне всего лишь не хотелось оставаться наедине с Йоханом.
  - Я безумно польщен предложением, - наконец сказал Жонас, - но к сожалению, у меня на сегодня назначены кое-какие дела. Однако, завтра утром я могу присоединиться к вам на завтрак.
  - Хорошо, - кивнула я.
  В библиотеку заглянул дворецкий и сообщил, что завтрак уже на столе, поэтому мы быстро переместились в столовую.
  Все завтракавшие были в восторге от жареных вареников, поэтому в результате я поняла, что 10-12 штук на нос было очень оптимистично. Однако, мужчины, все-таки посчитав это блюдо деликатесным, вскоре перешли на другие яства, поэтому никто голодным не остался.
  После завтрака Жонас быстро удалился по своим делам, пожелав нам счастливого пути. Оставшись наедине с Йоханом, пусть даже в столовой, я вновь почувствовала, что страх постепенно принимает меня в свои объятия.
  - Ну, что, едем? - спросила я, поднимаясь со своего места. Йохан кивнул и тоже встал.
  - Ты хочешь забрать с собой твоего вновь приобретенного кота? - спросил он. На секунду задумавшись, я кивнула. - Тогда нам нужно телепортироваться вместе с ним. Но для этого ты должа закрыть ему глаза и уши при телепортации, иначе животные этого бояться.
  Мы спустились в конюшню, точнее кошатню, и нашли моего черного пушистого кота. Подойдя к нему, я погладила его по голове и почесала шейку, отчего он громко замурлыкал.
  - Хороший скакун, - с улыбкой сказал Йохан, погладив его по спине. - Ты его как-нибудь назвала?
  Я задумалась, потому что именно этому я не придала особого значения в момент покупки. Точнее, за время поездки я, разумеется, обращалась к нему, но больше такими обобщенными словами как "котик", "киса" и "пушистик".
  - Нет, - ответила я.
  - Ты должна назвать его, - посоветовал король Галании. - Желательно с шипящими или свистящими звуками в имени, иначе он не будет реагировать на него.
  Я кивнула, потому что знала это необходимое условие в имени кошачьих.
  - Мне нужно подумать, - вскоре добавила я, поняв, что ни одно кошачье имя не приходит мне в голову. - Что мне делать?
  - Подойди к нему близко, чтобы он уткнулся носом тебе в одежду и закрой ему уши и глаза руками, - объяснил он. Я попыталась сделать, как сказал Йохан, но у меня не хватало рук на все. Поэтому мой спутник сказал: - Я буду держать его под уздцы и закрою глаза одной рукой. Готовы?
  Я кивнула, и в следующее мгновение мы оказались во дворе имения Йохана в Галании. Мы отпустили кота, который от большого количества новых звуков и запахов, начал внимательно принюхиваться и приглядываться, слегка пригибаясь к земле.
  Йохан ушел в дом, чтобы сообщить о своем прибытии и отбытии в Южные земли, а я старалась успокаивающе гладить кота по шее. К моменту возвращения Йохана я пришла к выводу, что кота будут звать Феликс.
  Вернувшись, Йохан переседлал Феликса новым седлом и, запрыгнув на него, протянул мне руку.
  - Что это значит? - не поняла я, с подозрением глядя на протянутую руку.
  - А что еще это может значить? - усмехнулся он. - Давай свою руку, я помогу тебе сесть впереди меня.
  - Я не буду сидеть впереди тебя, - заявила я, делая шаг назад. Йохан опустил руку и выжидательно смотрел на меня.
  - И долго я буду ждать? - через какое-то время спросил он.
  - Я не поеду вместе с тобой, - упрямо повторила я. - У тебя есть свои коты и кошки, почему бы тебе не ехать верхом на одном из них?
  - Потому что нам достаточно далеко ехать и нет абсолютно никакой причины утомлять двух животных. Ты сама знаешь, что для кота нет принципиальной разницы везет ли он одного всадника или троих.
  Это я уже знала от Миры, но мне меньше всего хотелось ехать вместе с Йоханом в одном седле и сидеть вплотную прижатой к нему спиной.
  Я все стояла в нерешительности глядя на Феликса, который нетерпеливо ждал, когда же наконец он сможет сорваться с места и мчаться. Я услышала, что Йохан тихо смеется. Переведя взгляд на него, я вопросительно вскинула брови.
  - Сколько тебе лет? - вдруг спросил он.
  - Достаточно, чтобы уметь одной ездить верхом, - заявила я.
  - Я не об этом. А о том, что ты ведешь себя как подросток, который не знает, чего же он хочет, - теперь он уже смеялся в открытую.
  - Я всегда знаю, чего хочу, - сквозь зубы процедила я, складывая руки на груди.
  - В самом деле? - переспросил он и, вдруг оказавшись прямо рядом со мной, уточнил: - И чего же ты хочешь в данный момент?
  Он крепко прижал меня к себе одной рукой, а другой, как и в первый день нашей встречи в его спальне, начал подушечкой указательного пальца медленно двигаться по моей щеке по направлению к губам. Я судорожно сглотнула, потому что во рту моментально пересохло, и постаралась собрать всю свою волю в кулак.
  - Хорошо... - с трудом выговорила я, - я поеду с тобой на Феликсе.
  Я попыталась сделать шаг назад, но он не отпускал меня.
  - Ты не ответила на мой вопрос, - тихо напомнил он.
  - Я хочу, чтобы ты отпустил меня, - через пару минут молчания также тихо ответила я, стараясь говорить уверенно.
  Йохан вновь засмеялся. Затем поцеловав меня в лоб, он тихо шепнул:
  - Глупышка, ты напрасно себе противишься... Поехали.
  Последнее слово было сказано в полный голос. Он отпустил меня, вновь заскочил на спину Феликса и опять протянул мне руку. На сей раз я замешкалась лишь из-за того, что пыталась сообразить, куда и какую ногу мне ставить. Затем по совету Йохана я поставила левую ногу во второе стремя, висящее с моей стороны седла, и уселась впереди короля, перебросив ногу через шею кота.
  Йохан положил одну руку на мой ремень, держа меня таким образом, а во вторую руку взял уздечку. Мне хотелось сделать то же самое, потому что это казалось самым удобным, но я не решилась касаться Йохана, чтобы не подавать ему неправильные сигналы. Поэтому я просто запустила руки в длинную шерсть Феликса.
  И последний, выбравшись за пределы города, помчался с огромной скоростью, ловко перепрыгивая через все преграды и небольшие озерца с газом.
  Примерно через 3-4 часа Феликс сбросил скорость, и я имела возможность осмотреть начало Южных земель. Здесь я не увидела особо принципиальной разницы в ландшафте, хотя тем не менее заметила, что некоторые деревья и растения немного отличались формой и видом. Все больше и больше деревьев начали приобретать голубоватый цвет листьев.
  Мы добрались до самого имения еще почти через час, поэтому по нашему прибытию Йохан устроил мне экскурсию по своему дворцу (который был раза в два меньше, чем дворец в столице, то есть все еще - огромный). Мы прошлись по всем комнатам на двух этажах, учитывая даже комнаты прислуги. Я увидела еще одну лестницу, ведущую на третий этаж или чердак. На мой вопрос, что находится там, Йохан лишь уклончиво ответил: "Чердак" и как бы по привычке хлопнул рукой по своему правому бедру, как мне показалось таким образом проверив, лежит ли в кармане ключ от этого помещения. Меня начало разбирать любопытство, что же могло находиться на чердаке такого ценного, что Йохан носил ключ при себе. Но я не стала пока заострять свое внимание на этом, решив, что у меня будет возможность посетить и эту комнату позже. Поэтому как только дворецкий сообщил о накрытом столе, мы отправились на ужин в столовую.
  В целом можно сказать, что здесь мне нравилось намного больше, чем в Секонии, столице Галании, Сафрании и Гортезии вместе взятых. Я точно не знала почему, но здесь было как-то спокойнее и умиротвореннее. Разумеется, я все еще находилась здесь против своей воли и не могла уехать домой, но учитывая всю сложность ситуации и невозможность разрешить ее мгновенно, это было лучшее место для пребывания.
  После плотного ужина Йохан проводил меня в нашу спальню (здесь тоже я не могла спать отдельно), а сам отправился в Галанию, чтобы отдать кое-какие указания по поводу ближайших дней.
  Зная, что мне нечем было особо заняться, я вспомнила, что видела в ванной огромную джакузи, наполненную водой, поэтому, быстро заперев дверь, прыгнула в воду прямо в нижнем белье.
  Вода была приятно горячей и очень хорошо расслабляла и успокаивала. Поэтому я почти уснула к тому моменту, как раздался стук в дверь.
  - Аори, я знаю, что ты там, открой дверь, - послышалось из-за двери.
  - Если ты знаешь, что я здесь, значит ты понимаешь, что я не могу тебе открыть, - спокойно ответила я.
  В следующий момент шпингалет, державший дверь, отлетел в сторону под натиском Йохана. Я спокойно перевела взгляд на последнего, стоящего в дверном проеме с видом победителя.
  - Ты ведь знаешь, что тебе не нужно было ломать дверь только для того, чтобы попасть сюда, - сказала я и напомнила: - Ведь ты мог просто телепортироваться...
  Йохан не ответил, но я заметила, что он понял свою глупость. Все еще глядя на меня, он молча начал снимать с себя одежду.
  - Что ты делаешь? - осторожно спросила я.
  - Собираюсь к тебе присоединиться, - ответил он, стягивая майку.
  Не зная, насколько он собрался раздеваться, я положила голову на борт джакузи и закрыла глаза. Вскоре послышался плеск воды, и сама поверхность зашевелилась, свидетельствуя о том, что Йохан на самом деле опустился в воду. Однако, не смотря на мои опасения, он не приблизился ко мне, а расположился на другом конце круглой ванны.
  - Как хорошо, - с наслаждением протянул он. Я открыла глаза и увидела его, полусидящего в воде примерно по грудь и раскинувшего руки на борта ванны.
  Я еще не видела Йохана без одежды, впрочем, сейчас он тоже был виден всего лишь на 1/7 часть его тела, но даже так было достаточно видно, что он был сильным и подтянутым.
  - Ух ты! - не удержалась я, увидев на нем украшение, которое я считала довольно интересным у мужчин - на обоих предплечьях у Йохана были надеты золотые браслеты, перетягивающие мышцы и усиливающие эффект мускулистых рук.
  Проследив за моим взглядом, Йохан улыбнулся.
  - Нравятся? - спросил он. Я энергично кивнула. - Это знак королевской власти у мужчин, - объяснил он.
  - Но у Жонаса таких не было.
  - Нет, это только в Галании.
  Я еще какое-то время рассматривала браслеты, а потом тихо сказала:
  - Я тоже хочу...
  Йохан внимательно посмотрел на меня, а потом переспросил:
  - Хочешь? - Я с готовностью кивнула. - Хорошо.
  Йохан вышел из ванны, в результате чего я заметила, что под водой он был в чем мать родила, и ушел в спальню. Чтобы не наблюдать его прогулку нагишом по пути обратно из спальни, я отвернулась в противоположную от двери в спальню сторону и к тому же закрыла глаза.
  Вскоре он вернулся и вновь спустился в воду. На сей раз подползая ко мне, он спросил:
  - Где ты хочешь браслет?
  Я открыла глаза, встретившись взглядом с Йоханом, и, немного подумав, просто подняла из воды левую ногу, протягивая ему щиколотку.
  - Сюда? - уточнил он, проведя рукой по щиколотке, отчего я слегка подскочила, почувствовав щекотку. Я вновь кивнула. - Ты уверена?
  Он подходил к этому вопросу вполне серьезно, поэтому я на всякий случай уточнила:
  - Ну, только если это не сделает меня твоей рабыней...
  - Нет, не сделает. Но браслет уже нельзя будет снять, - ответил он. Я пожала плечами и подвинула свою ногу ближе к нему, давая понять, что я приняла решение.
  Браслет занял свое место, и уже в следующий момент я почувствовала, что абсолютно не ощущаю его. Чтобы на всякий случай убедиться, что он все-таки на моей щиколотке, я подтянула к себе ногу, стараясь рассмотреть получше само украшение. Браслет выглядел как абсолютно гладкая золотая полоска сантиметра 2 шириной, и казалось, что на нем не было ни начала, ни конца. Я точно не знала, как это может быть, как он крепится, но решила, не вдаваться в подробности по этому поводу, потому что главное для меня было, чтобы он не жал и не спадал. Я вновь откинулась на борт джакузи, закрывая глаза.
  Полежав еще немного, я начала чувствовать себя усталой от ничегонеделания, поэтому решила встать. Открыв глаза, я осмотрелась в поисках полотенца или халата. Ближайшее полотенце лежало возле двери, там же висел халат. Йохан лежал с закрытыми глазами, возможно даже спал.
  Я слегка провела рукой по воде, достаточно для того, что раздался негромкий плеск и поверхность воды поколебалась, но Йохан на это не отреагировал. Тогда я развернулась к нему спиной и как можно тише и медленнее начала подниматься из воды, стараясь создавать как можно меньше шума.
  Когда я уже стояла в полный рост и уже почти сделала шаг наружу из ванны, раздался вопрос:
  - Ты уже уходишь?
  Я сжалась от неожиданности и страха, вновь охватившего меня.
  - Да, мне уже надоело лежать в воде. Я хочу спать, - осторожно ответила я.
  - Ты была в белье? - донесся удивленный вопрос - похоже только сейчас Йохан открыл глаза.
  - Разумеется. Надеюсь, у тебя где-нибудь есть чистое женское белье, - сказала я, выходя из воды и направляясь к двери. Подойдя к висящему полотенцу, я остановилась в задумчивости, переводя взгляд с него на банный халат. Наконец, я остановила свой выбор на халате и быстро завернулась в него.
  Примерно одновременно с тем, как я развернулась лицом к Йохану, тоже выходившему из воды, он сказал:
  - Его завязывают спереди.
  - Что? - не поняла я. Все еще будучи обнаженным, но покрытым пеной, король подошел ко мне и завязал пояс моего халата.
  - Вот так, - сказал он.
  - Я знаю, - ответила я, удивленно глядя на него. Хотя тут же я вспомнила, что здесь не было банных халатов...
  Поэтому чтобы не заострять внимание, откуда я знаю, что нужно делать с этим предметом одежды, я быстро повторила свой вопрос:
  - У тебя есть женское белье?
  Йохан молча кивнул, взял полотенце, обернул его вокруг бедер и направился в спальню. Я проследовала за ним. Мы подошли к бельевому шкафу. Йохан открыл его и показал свою коллекцию женского белья: здесь было все, что только можно было себе представить, начиная от обычного хлопкового белья и заканчивая кружевными чулками различных цветов. Даже на меня это произвело впечатление, однако я промолчала, стараясь выбрать что-то своего размера и фасона. Йохан отошел, давая мне возможность спокойно подумать.
  Остановив свой выбор на черном наборе, я взяла вещи в руки и развернулась. Йохан стоял и с интересом смотрел на меня, явно не намереваясь никуда уходить.
  - Мне нужно одеться, - сказала я.
  - Разумеется, - кивнул он, сложив руки на груди и продолжая смотреть на меня.
  - Ты не мог бы выйти?
  - Это моя комната, - возразил он.
  - Поэтому ты собираешься стоять и смотреть? - съязвила я. Он молча кивнул, обнажая зубы в своей хищной улыбке. - Что ж, смотри... - пожав плечами ответила я.
  Вновь развернувшись к нему спиной, я сменила трусики на сухие, все еще не снимая халат. Поняв, что то же самое сделать с лифчиком будет практически невозможно, я какое-то время поколебалась. Затем, решив, что другого выхода у меня все равно нет, я как можно спокойнее сняла с себя халат, положила его на кровать рядом с собой, затем, все так же стоя спиной к королю, сняла свой мокрый бюстгалтер и надела новый, который на удивление оказался мне как раз впору.
  - Ты меня боишься? - тихо спросил Йохан со своего места.
  - Вообще-то я от тебя в ужасе, - усмехнулась я, на самом деле чувствуя панику.
  - Ты дрожишь, - констатировал он.
  Застегнув лифчик, я развернулась лицом к нему и с вызовом произнесла:
  - Иногда люди дрожат не только от страха, но и от возбуждения...
  Он просто стоял, обжигая меня своим страстным взглядом, блуждающим по моему телу. А я не решалась пошевелиться, боясь спровоцировать его.
  В следующий момент я почувствовала знакомые ощущения внизу живота, которые меня немного успокоили. О чем я поспешила сообщить Йохану.
  - Не смотри на меня как на пирожное, ничего тебе сегодня не перепадет.
  - Интересное сравнение, - склонив голову на бок, сказал он.
  - Лучше скажи, есть ли у тебя здесь кроме женского белья также предметы женской ежемесячной гигиены...
  От Миры я знала, что физиология жителей наших миров была практически одинаковой, поэтому наличие у женщин критических дней было таким же естественным явлением, что и на Земле.
  Поняв, что я имею в виду, Йохан ответил:
  - В ванной под раковиной, в правом нижнем ящике.
  Там я действительно нашла все, что мне было необходимо. По пути туда я захватила ночную сорочку из мокрого шелка и переоделась в нее, готовясь ко сну.
  Когда я вышла из ванной, Йохана в спальне не было. Я была немного удивлена, но решила, что мне нужно радоваться этому, а не огорчаться. Поэтому быстро нырнув в постель и поудобнее устроившись под одеялом, я вскоре уснула. Через какое-то время Йохан все-таки пришел спать, из-за чего я с тревогой проснулась. Но он не стал меня будить, а лишь поцеловал меня в лоб и устроился на своей половине кровати.
  На следующее утро я проснулась вновь в одиночестве, что опять дало мне возможность спокойно привести себя в порядок к завтраку. Выглянув на улицу, я убедилась, что погода стояла солнечная и наверняка теплая, поэтому раскрыв вещевой шкаф, я принялась за поиски подходящей на сегодня одежды. Ассортимент женских вещей в шкафу меня приятно удивил: здесь было намного больше всевозможных предметов одежды, чем в наличии у настоящей Аори.
  Поэтому я смогла подобрать себе то, что мне действительно понравилось. Я выбрала джинсовые пиратские брюки по колено и красную трикотажную рубашку без рукавов. Короткие брюки были также выбраны по причине того, что мне хотелось покрасоваться своим новым браслетом.
  В столовой никого не было, но слуга, вошедший туда вслед за мной, сообщил, что Йохан и Жонас сейчас прийдут. Остановившись перед столом, я задумалась над тем, какое место мне занять. Разумеется, мне хотелось бы сидеть во главе стола, но я поняла, что скорее всего Йохан сгонит меня оттуда или же предложит сидеть у него на коленях... Поэтому я все-таки заняла место с правой стороны.
  Через пару минут, за которые слуги успели принести некоторые блюда для завтрака, в столовой появились братья-короли.
  - Какие люди! - воскликнула я, увидев Жонаса. Так как я больше никаким образом не зависела от него, я пользовалась возможностью безнаказанно дразнить его.
  - Доброе утро! - улыбнулся он, и к моему удивлению мне показалось, что ничего опасного в нем уже не было. - Как спалось?
  - Спасибо, хорошо, - ответно улыбнулась я.
  Мужчины заняли места, и мы принялись за трапезу.
  - Как спалось тебе, Йохан? - задал следующий вопрос его брат.
  - Спокойно, - обронил тот.
  - Спокойно? - переспросил Жонас. - В смысле, совсем спокойно? А как же бурные ночи со своей невестой?
  Я хотела было громко возмутиться, но рот был набит едой, поэтому мне пришлось сначала дожевать. Однако я дожевала вовремя, чтобы не поперхнуться, когда Йохан ответил:
  - У Аори месячные.
  Запнувшись и покраснев, я на какое-то мгновение потеряла дар речи.
  - А-а, знаем, проходили, - понимающе кивнул Жонас, как будто разговор шел о расчесывании волос.
  - Хм, ребята, вам не кажется, что эта тема не для разговоров за столом? - осведомилась я.
  Оба удивленно посмотрели на меня, а Жонас спросил:
  - А что в этом непристойного? Это же вполне естественный процесс.
  - Я знаю, что он естественный, но это не значит, что его нужно обсуждать со всем королевством, - сухо пробормотала я.
  - Почему нет? - последовал очередной вопрос, наполненный искренним удивлением.
  Так как у меня не было слов, описать, что в этом плохого в их мире, я просто уткнулась в свою тарелку, надеясь, что разговор мужчин перейдет на другую тему. Над столом нависла тишина, которую мне хотелось нарушить, поэтому я задала свой вопрос:
  - Кстати, Жонас, ты сообщил Мире о моем местонахождении?
  Вскинув голову, он ответил:
  - Да, точно, я забыл передать тебе от нее привет.
  - Привет? Правда? - удивилась я. Не потому, что не могла поверить, что она передавала мне привет, а потому что не совсем представила, как об этом узнал сам Жонас.
  - Ну, разумеется, вы же подруги, - сказал он.
  - Что вы ей сказали обо мне? - осторожно спросила я.
  - Я сказал, что ты нашла свою судьбу и не собираешься отсюда никуда уезжать.
  Я некоторое время удивленно молчала, глядя на Жонаса. Последний продолжал жевать, но, заметив, что мой взгляд все еще устремлен на него, спросил:
  - Что-то не так?
  - Ты ей сказал? - переспросила я.
  - Что в этом удивительного или странного? - не понял он.
  - Ты сам с ней разговаривал?
  - Конечно. Я ведь ее уже знаю... - обронил он и вернулся к своему завтраку.
  Я ничего не ответила, потому что не знала как мне реагировать на последние сообщения Жонаса. Решив, что узнать все и в подробностях я смогу лишь от самой Миры, я оставила мысли об этом на потом.
  Так как я уже расправилась со своей едой и поела достаточно плотно, я встала, чтобы немного сменить положение, и подошла к окну. Через несколько секунд после этого позади меня раздался сильный кашель. Развернувшись, я увидела покрасневшего от приступа Жонаса, прикрывавшего рот салфеткой и изумленно смотревшего в мою сторону. Быстро осмотрев себя, я вопросительно посмотрела на последнего. Йохан слегка похлопал Жонасу по спине, чтобы застрявшие в горле остатки пищи прошли далее в пищевод.
  - Что случилось? - поинтересовалась я.
  Жонас ничего мне не ответил, но развернулся к своему брату с вопросом:
  - Ты сошел с ума?!
  Йохан вновь занял свое место и теперь молча сидел, сложив руки домиком и глядя на меня.
  - Что произошло? - уже погромче спросила я, начиная терять терпение от неизвестности.
  Йохан продолжал молчать. Жонас какое-то время еще смотрел на него как на умалишенного, а потом он развернулся ко мне и коротко объяснил:
  - Он подарил тебе Браслет.
  - Да, и что? - не поняла я.
  - Этот браслет - знак королевской власти, - добавил он.
  - Я знаю, у него их два на предплечьях, - махнула я рукой, как будто это было нечто само собой разумеющееся. - Поэтому я тоже захотела такой.
  - И это ты захотела браслет именно на щиколотке? - уточнил он. Я кивнула. - И он на это согласился?
  Я вновь кивнула и добавила, как бы в защиту Йохана:
  - Но он уточнил, действительно ли я хочу браслет именно там. И я это подтвердила.
  Жонас вновь перевел взгляд на своего брата, но тот все еще продолжал молчать.
  - Может быть кто-нибудь мне все-таки объяснит, что означает этот браслет? - осведомилась я, подходя к столу.
  - Сам объяснишь или мне ей рассказать? Потому что, похоже, она действительно не в курсе, - обратился Жонас к Йохану. Последний лишь сделал жест рукой, позволяя ему говорить. Жонас развернулся ко мне и заговорил, тщательно подбирая слова:
  - Мой брат доказал, что он не просто без ума от тебя, а что он полностью потерял рассудок и здравый смысл. - Я бросила вопросительный взгляд на Йохана, но тот продолжал молчать. Тем временем Жонас продолжил: - Ты знаешь, что эти браслеты - знак королевской власти в Галании. И это касается не только мужчин, но и женщин. То есть, во-первых, получив этот браслет, ты стала королевой, даже не выходя замуж за Йохана...
  - Мне никто об этом ничего не говорил! - воскликнула я, как если бы Жонас обвинял меня в мошенничестве и получении трона обманным путем.
  - Но это еще не все, - перебил он меня. - В тот момент, когда Йохан собственноручно надел браслет тебе на щиколотку, он буквально положил к твоим ногам самого себя и все свое королевство...
  В столовой воцарилось продолжительное молчание, потому что Жонас уже закончил говорить, а я просто не знала, что сказать. Нет, разумеется, я была безумно польщена подобным доверием, но мне в это все нисколько не верилось. О чем я и сообщила:
  - Это шутка, да?
  - Я от этой шутки чуть не умер, - фыркнул Жонас и, взглянув на Йохана, укоризненно добавил: - Ты мог бы хотя бы предупредить меня...
  Я прошлась по комнате, остановилась посредине и сказала уверенностью:
  - Я не верю в это... Это стопроцентная шутка, или же способ сыграть на моем чувстве долга, чтобы добиться желаемого...
  - Это правда, - наконец заговорил Йохан, убирая руки со стола. - Это не шутка, и я понимаю твое удивление, Жонас.
  - Удивление? - усмехнулся он. - Если ты не заметил, я чуть не подавился.
  - Но... если это не шутка, - осторожно произнесла я, - то почему ты это сделал? Или же почему вы мне это рассказали? Говорить не всю правду, не означает обманывать. И ты понял, что я была не в курсе ваших традиций.
  - Я сделал это, потому что знаю, что никогда не встречу другую женщину, которую я хотел бы сделать королевой, - просто ответил он.
  Я ничего не сказала, опять-таки потому что просто не знала, что говорить. И зачем. Все это было мне как-то странно, потому что ничего подобного я не ожидала и даже не могла подумать. Мысли метались, не в состоянии сосредоточиться и получить нужное направление, поэтому несколько минут я просто стояла как истукан, пытаясь что-то сказать.
  Решив обдумать все это позже в одиночестве, я вдруг вспомнила, что могу прямо сейчас воспользоваться своим новым положением.
  - Значит теперь я свободна распоряжаться всем твоим королевством? - уточнила я.
  - Да, но, надеюсь, ты будешь делать это разумно, - ответил Йохан. Я усмехнулась, потому что на самом деле я не собиралась принимать никакого участия в государственных делах, а намеревалась лишь пользоваться своими привилегиями в личных целях.
  - То есть, я могу ходить где угодно и когда угодно на территории всей Галании? - последовал мой следующий вопрос. Йохан кивнул, и тогда я, протянув к нему руку, с улыбкой сказала: - В такой случае, Ваше Величество, будьте так любезны и дайте мне ключи от чердака...
  Более удивленного взгляда у Йохана я еще не видела. Когда наконец его удивление слегка ослабло, он переспросил:
  - Ключи от чердака? - Я кивнула. - Зачем?
  - Ну, я заметила, что ты не хотел меня туда пускать, а ключ находится постоянно при тебе (если не ошибаюсь, в правом кармане брюк), поэтому мне хочется посмотреть, что же там, - объяснила я. Потом я быстро добавила: - Разве что, разумеется, у тебя там не гарем или камера садо-мазохиста.
  Слегка улыбнувшись, видимо вспомнив обнаруженные мной цепи, он покачал головой и ответил:
  - Нет, там моя мастерская.
  - Мастерская? Чего?
  Йохан замялся, поэтому за него ответил Жонас:
  - Он рисует.
  - Надеюсь, не натурщиц, - пробормотала я.
  - К сожалению, нет, - хмыкнул он, - в основном пейзажи.
  - В таком случае, тем более - ключи, сэр, - сказала я, вновь протягивая руку.
  Йохан поднялся со своего места, выходя из-за стола, со словами:
  - Я сам тебе покажу.
  Жонас также встал, присоединяясь к нам. Мы вышли из столовой и направились к лестнице. Поднимаясь по ступенькам, я вслух подумала, усмехнувшись:
  - У вас все обладают какими-нибудь талантами? Ты рисуешь, Гиани играл на рояле. Жонас, а ты чем выделяешься?
  - А я, похоже, помогаю своим братьям встретиться с их будущими женами... - пробормотал он.
  Мы подошли ко двери в комнату, которую Йохан назвал чердаком, и остановились в ожидании. Король вынул ключ из правого кармана брюк, как я и предполагала, и, отперев дверь, распахнул ее. Он вошел первым, а вслед за ним вошла уже я.
  Помещение больше напоминало мансарду, уставленную мольбертами с картинами. Некоторые были накрыты тканью, потому что еще были незавершены, но большинство полотен стояли открытыми.
  Йохан с Жонасом прошли в середину помещения и остановились там, о чем-то разговаривая. Меня же тема их разговора не волновала, потому что я, затаив дыхание, переходила от одного холста к другому, любуясь пейзажами. Они были похожи на мою картину дома, через которую я попала сюда, тем, что почти все изображения носили какой-то фантастический сюжет. Везде были изображены другие миры (потому что они не были похожи на местные пейзажи).
  Тут были картины с причудливыми деверьями с ярко-красной кроной и темно-синими стволами, черные огромные цветы с фиолетовыми крапинками на лепестках, некоторые растения или животные я даже не могла описать словами - настолько удивительными и странными они были. Это было чуждые миры, но невероятно захватывающие и интересные.
  Вдруг я застыла на месте, остановившись перед картиной с изображением... оперы в Сиднее. У меня не было ни малейшего сомнения в том, что это был именно мой мир. Я молча стояла, уставившись на картину и вновь ощущая безумную тоску по всему знакомому. Здесь мне было интересно, но я попала сюда не по своей воле и не могла вернуться домой, когда этого хочется мне, поэтому меня тянуло домой.
  - Правда, странная архитектура? - раздался позади меня голос Жонаса. Я лишь молча кивнула, потому что к горлу подкатил комок, не позволяя мне говорить. Тем временем он продолжил: - У Йохана очень живая фантазия - он рисует другие миры, которые не существуют. Поэтому он не пускает никого сюда.
  - Они существуют, - тихо сказала я, не сводя глаз с картины.
  - Вот, еще одна безумная, - хмыкнул Жонас и, обращаясь к Йохану, сказал: - Вы точно, два сапога - пара.
  Остаток дня (хотя это и было всего лишь утро), прошел для меня малозаметно и неинтересно. Точнее сказать, я снова думала о доме, о родителях, снова хотела вернуться туда.
  На следующий день мне стало немного полегче в плане ностальгии, а еще через пару дней, за которые мы объехали всю территорию Южных земель, я еще больше успокоилась. Я пришла к выводу, что скорее всего я не смогу вернуться домой сейчас, потому что просто картина ничего не дает - мне нужна именно волшебная картина - и то изображение Сиднея лишь давало мне надежду, что я когда-нибудь ее найду. А пока оно было моей связью с домой. Наверное, такой же связью, какая была у меня с этим миром через картину в моей спальне до того странного дня, когда картина ожила...
  Пару раз приезжал Жонас, хотя не надолго, ссылаясь на какие-то дела дома.
  Как-то раз после небольшого спора между мной, Жонасом и Йоханом, точнее после ссоры, связанной с нашей предстоящей свадьбой (я очень надеялась, что Йохан про это забыл, но оказалась неправа), я отправилась спать. Жонас вернулся домой, а Йохан пришел вслед за мной в спальню.
  Оперевшись спиной о дверь, он сложил руки на груди, глядя на меня. Я нервно расхаживала по комнате, стараясь успокоиться - меня снова вывели из себя разговоры о том, что мы поженимся. Разумеется, в мои планы это не входило.
  - Как же мне все это надоело! - негромко воскликнула я, выплескивая эмоции.
  - Тебе не надоело упираться? - осведомился Йохан.
  - А тебе на надоело пинать меня под венец?!
  - Я тебя не пинаю, я лишь пытаюсь убедить тебя в том, что мы созданы друг для друга, и ты напрасно сопротивляешься, - терпеливо произнес он.
  - Интересный способ убеждения, - фыркнула я. - С чего ты вообще все это взял? Тебе это приснилось или тебе кто-то это нашептал? Что тебе вообще от меня нужно? И вообще, почему я?!
  - Потому что мне нужна только ты и я хочу провести всю свою жизнь только с тобой.
  - О, да, конечно! Любовь с первого взгляда! Ах, нет, со второго - сначала ты хотел вернуть меня Жонасу!
  Йохан подошел ко мне и крепко взял меня за плечи.
  - Ты - моя половина и этого никто не сможет изменить, - уверенно произнес он.
  Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, я посмотрела ему в глаза и ровно, но со всей возможной неприязнью, сказала:
  - Отпусти меня. И никогда ко мне больше не прикасайся...
  Глаза Йохана потухли, хватка резко ослабла, и руки его повисли вдоль тела. Он молча вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Прошло минут пять прежде, чем я поняла, что сегодня вечером он в эту комнату не вернется. Решив, что это даже к лучшему, я направилась в душ. Стоя под струями воды, я прокручивала в голове произошедшее. Было какое-то странное ощущение того, что я сделала что-то плохое. Я была уверена, что поступила абсолютно правильно, отстаивая свои права, но тем не менее казалось, что я была неправа.
  Решив, что больше ничего сегодня вечером я делать не буду, я легла спать, хотя уснуть смогла не сразу, а лишь после продолжительного ворочания под одеялом.
  Весь следующий день я провела в полном одиночестве. Жонас не приезжал, а Йохан, со слов дворецкого, работал в своей мастерской. Позавтракав и пообедав одна, я немного погуляла по саду, сходила к газовому озеру, находящемуся недалеко от дворца, покаталась на Феликсе, но все время думала о Йохане, точнее о его отсутствии.
  Направляясь в столовую на ужин, я увидела дворецкого, несущего поднос, накрытый крышкой.
  - Это мне? - не поняла я.
  - Нет, Ваша милость, ваш ужин накрыт в столовой. Его Величество изъявил желание ужинать в своей мастерской, - вежливо ответил он.
  - Я сама отнесу, - улыбнулась я, забирая у него поднос. Дворецкий ничего не сказал, а лишь молча отдал мне поднос, почтительно кивнув моему пожеланию.
  Я зашагала по направлению к мастерской. Помявшись у двери, я все-таки постучала. Йохан отпер дверь и открыл. Встретившись с ним взглядом, я осторожно улыбнулась, стараясь понять его настроение. Король немало удивился, увидев меня.
  - Я принесла тебе ужин, - сказала я, проходя в комнату.
  - Спасибо, но я думал, что это работа прислуги, - ответил он.
  - Я - королева, поэтому я решаю... - я умолкла, оглядываясь. Мой взгляд упал на холсты, лежащие на полу.
  Несколько картин, некогда нарисованных Йоханом, валялись то тут, то там со сломанными рамами и порванные или порезанные. Сначала я замерла от удивления и шока, а потом автоматически перевела взгляд на то место, где раньше стояла картина с Сиднеем. Ее там не было...
  Поискав глазами знакомый сюжет, я увидела остатки изображения на полу в куче других полотен, порезанных острым канцелярским ножом на несколько частей.
  Поднос упал на пол, рассыпая посуду и еду. Я почувствовала что моя надежда на возвращение домой разбилась вдребезги так же быстро и на такие же мелкие осколки, как разбились тарелки и стаканы, стоявшие на подносе, который я уронила. Мне показалось, что сердце мое остановилось, и мне не хватало воздуха. Слезы душили меня в полном смысле этого слова.
  Я молча отстранила Йохана от двери и вышла из мастерской. Пройдя несколько метров шагом, я бросилась бежать. Я не знала, куда я бегу, или зачем, или от кого. Я просто хотела куда-нибудь попасть, где никто и никогда не сможет меня потревожить. Где я буду в таком же полном одиночестве, какое я ощущала в данный момент...
  Открыв первую попавшуюся дверь, я просто вошла внутрь и упала на стоящую там кровать. Я не знала, чья комната это была, и меня это меньше всего волновало. Точнее всего, меня уже вообще ничего не волновало, потому что мне не хотелось жить.
  Осознав это, я зарыдала, уткнувшись в подушку. Я ощущала полное одиночество, ощущала себя всеми покинутой и даже преданной. Я была одна, была никому не нужна, я находилась безумно далеко от своего дома и своих родных, я не могла вернуться туда, куда хотела, все здесь было мне чуждо, я не хотела здесь находиться, и ничто не могло это изменить...
  Не знаю, как долго я плакала прежде, чем я погрузилась в сон. У меня не было каких-либо конкретных сновидений в ту ночь, но даже во сне я чувствовала свое непередаваемое словами отчаяние.
  Проснувшись утром, я молча встала с постели. В комнате никого не было и, похоже, никто сюда и не входил. Или по крайней мере меня никто не тревожил и никто не ждал моего пробуждения. Собственно, этому я была даже рада, потому что я не хотела никого видеть и ничего обсуждать. У меня не было желания даже просто открывать рот.
  Я привела себя в порядок в ванной, умывшись, хотя я не смогла смыть со своего лица выражения отчаяния и одиночества. Разумом я понимала, что Йохан не был виноват в произошедшем - он просто не знал, как дорога мне была та картина, она просто попалась ему под руку. Но я вообще больше никого и ни в чем не винила, потому что мне стало все безразлично.
  Раздался стук в дверь, заставив меня вздрогнуть. Некоторое время я колебалась. Мне никого не хотелось видеть, но мне также все еще не хотелось разговаривать. Наконец, я подошла к двери и открыла ее. На пороге стоял Йохан с подносом.
  - Я принес тебе обед, - слабо улыбнувшись, сказал он. Я продолжала молчать и не взяла поднос из его рук, потому что у меня не было аппетита. Секунду подумав, я просто закрыла дверь перед его носом.
  Я прошла к окну и села на подоконник вместе с ногами, глядя в никуда.
  - Аори, нам нужно поговорить, - раздалось из-за двери. - Можно мне войти?
  "Нельзя", - подумала я, но так ничего и не ответила. Приняв мое молчание за знак согласия, Йохан все-таки вошел в комнату. Он поставил поднос на стол и подошел ближе ко мне. Остановившись в паре шагов от окна, на котором я сидела, он сказал:
  - Тебе нужно есть, ты знаешь, как твой организм реагирует на отсутствие сахара.
  Я смотрела прямо перед собой, не нарушая молчания, поэтому Йохан продолжил:
  - Кстати, ты когда собираешься покинуть эту комнату?
  Я с недоумением перевела свой взгляд на короля, а он улыбнулся, объяснив:
  - Это комната дворецкого. Ему пришлось провести эту ночь в комнате для гостей.
  Мне как-то не приходило в голову, что эта комната могла кому-то принадлежать, в частности потому, что я не видела никого, кто бы сюда заглядывал. Но теперь я поняла, что меня просто никто не решался беспокоить.
  Я соскочила с подоконника и, пройдя мимо Йохана, вышла из комнаты. Догнав меня в дверях, он попросил:
  - Скажи, что случилось. Что я сделал не так и когда?
  Остановившись на пороге лишь на секунду, я молча продолжила свой путь из комнаты. Я прошагала через весь коридор и вышла на улицу. Погода была такая же как и вчера, но я не обращала никакого внимания на тепло и солнце. Увидев плетеный стол и стулья на веранде, я просто прошла к ним и устроилась в одном из стульев, вновь устремляя свой взгляд в неизвестность.
  Кажется, в таком же стиле прошло еще пару дней. Я спала, иногда съедала какой-нибудь бутерброд, а потом целый день сидела на плетеном стуле на веранде, глядя на восход и заход солнца. Я ни с кем не разговаривала, ни на кого не смотрела. Иногда Йохан приходил и сидел вместе со мной, пытаясь разговаривать, но я так и не открыла рта на протяжении нескольких дней. Пару раз я видела Жонаса, пытающегося меня разговорить, до тех пор, пока он не начинал терять терпение.
  Я не слушала ничьи разговоры, но именно в тот день я почему-то сосредоточилась на разговоре Жонаса и Йохана.
  - Ты все еще не выяснил, что произошло? - спросил Жонас, только что прибывший в имение. Они разговаривали в холле дома, поэтому не видели меня, но я слышала их.
  - Нет. Она отказывается говорить и вообще ни на что не реагирует, - печально ответил его брат.
  - Ладно, я помогу тебе и в этот раз.
  - Поможешь? Как? - удивленно воскликнул Йохан. Жонас тихо посмеялся, и я увидела его, выходящего из дома и направляющегося ко мне. Мы встретились с ним взглядами, после чего он улыбнулся.
  - Привет, моя радость! - сказал он, подходя и усаживаясь на стул напротив меня. - У меня для тебя небольшой сюрприз, который ты, надеюсь, оценишь.
  Я равнодушно смотрела на него. Меня мало волновали какие-либо сюрпризы, потому что казалось, что я напрочь потеряла любые эмоции.
  - Идем, я тебе кое-что покажу, - сказал он, вновь вставая. Я не двинулась с места, поэтому он лишь тяжело вздохнул и потянул меня за руки, вынуждая тоже встать на ноги.
  Обняв меня за плечи, он направился в сторону парадной двери дома, ведя меня вместе с собой. Я молча следовала его движениям, глядя себе под ноги. Мы прошли мимо Йохана и остановились посреди холла.
  - Ну, подними глаза, иначе ничего не увидишь, - усмехнулся он, поднимая мою голову за подбородок. Мой взгляд переместился вверх и встретился со взглядом знакомых голубых глаз, находящихся в паре метров от меня.
  - Привет! - услышала я знакомый женский голос и только тогда поняла, что передо мной стоит Мира.
  В тот момент мне показалось, что все эмоции, прятавшиеся несколько последних дней где-то далеко в подсознании, вырвались наконец наружу. Поэтому я просто молча кинулась ей на шею и заплакала, одновременно смеясь.
  Йохан и Жонас просто исчезли, оставляя нас одних, а мы какое-то время просто стояли посредине холла, держа друг друга в объятиях и плача. Мира поглаживала меня по спине, стараясь успокоить, хотя сама тоже плакала.
  Отстранившись, чтобы посмотреть на Миру, я сказала:
  - Мне было так одиноко и так плохо...
  - Я знаю, Жонас рассказал, - ответила она. - Давай где-нибудь поговорим спокойно?
  Я кивнула, улыбнувшись, и повела Миру к озеру. Опустившись на сине-коричневую траву на берегу, я посмотрела на газ, колышущийся как волны.
  - Жонас сказал, что ты была сама не своя несколько дней, но никто не мог понять почему, - сказала Мира, серьезно глядя на меня. Я вновь кивнула, а затем рассказала свою историю. Мира слушала внимательно, и не перебивая.
  - Ты понимаешь, что я не могу объяснить это Йохану или Жонасу, не рассказывая при этом всего, - завершила я. Моя подруга кивнула, соглашаясь.
  - То есть, практически, в том, что произошло, не было вины Йохана? - уточнила она. Я пожала плечами.
  - Наверное, нет. Он ведь не знал, что для меня значила именно та картина. Если бы знал, он наверное даже в порыве безумия не порезал ее, - подумала я вслух. - Но теперь, похоже, он действительно боится лишний раз ко мне прикоснуться или даже посмотреть на меня.
  Я засмеялась. Теперь мне было хорошо и спокойно. Все было не таким ужасным и страшным, каким казалось буквально пару часов назад. Все изменилось. И, честно говоря, впервые я была за что-то благодарна Жонасу.
  - Девушки, у вас нет никакого желания поужинать? - раздался голос Жонаса, направляющегося к нам со стороны дома. Он шел в сопровождении Йохана, который, тем не менее, молчал, просто глядя на меня.
  - Вы просидели здесь уже больше часа, - добавил он. Я удивленно посмотрела на Миру, не в состоянии поверить в то, что время пролетело так быстро.
  - Поужинаем? - с улыбкой предложила она мне. Я кивнула, и мы поднялись со своих мест.
  Все вчетвером мы направились к дому. Как оказалось, мужчинами было принято решение поужинать на веранде, на моем любимом плетеном столе, чтобы понаблюдать за закатом солнца.
  Устроившись за небольшим столом, который тут же был уставлен блюдами, я только теперь заметила, что пока Йохан смотрел на меня, Жонас не сводил глаз с Миры. Когда во время самой трапезы он несколько раз положил ей кое-что из еды, я решила, что наш разговор с Мирой еще не завершен.
  За исключением этого ужин, как не странно, прошел довольно интересно и даже весело. Я смеялась шуткам и просто улыбалась, потому что мне хотелось этого.
  Когда ужин завершился, я встала и посмотрела на Миру.
  - Ты не хочешь составить мне компанию в домик неизвестного архитектора? - спросила я ее. Мира кивнула, поднимаясь со своего места.
  - Вы собираетесь нас покинуть на произвол судьбы? - возмутился Жонас.
  - Мы скоро вернемся, - пообещала я, - я хочу показать Мире местный закат.
  Мужчины начали свою беседу, а я увела Миру в библиотеку в доме. Войдя в помещение, я закрыла дверь и обернулась к ней с выражением полицейского, проводящего допрос.
  - Я что-то пропустила или ты мне не все рассказала? - спросила я.
  Мира скромно опустила глаза на свои руки, начавшие теребить нижний край блузки, и даже немного покраснела.
  - Ты что-то заметила? - осторожно спросила она, не поднимая взгляда.
  - Да, я заметила, как Жонас на тебя смотрит, а также вспомнила, как ты говорила "Жонас рассказывал", - ответила я, проходя к дивану и садясь на него. Мне было очень приятно наконец переключиться со своих возможно надуманных проблем на другие более интересные дела.
  Мира вновь умолкла на какое-то время, пока я не сказала:
  - Да ладно уж, рассказывай, мне же интересно знать, что происходит и как давно!
  Тихо засмеявшись, она прошла к дивану, на котором я расположилась, опустилась в него рядом со мной и заговорила:
  - После того, как ты не вернулась в установленное время после посещения Йохана, я отправилась в Секонию, как мы с тобой и договорились. - Я кивнула, а Мира продолжила: - Через пару дней прошло объявление о том, что королева Секонии Аори погибла, упав с кота. Естественно, я решила, что это ты, поэтому чуть не потеряла рассудок от горя! Но вскоре после этого до меня дошли слухи о том, что король из соседнего королевства Галании собрался жениться на сестре-близнеце скоропостижно скончавшейся королевы. И так как я знала, что ни у тебя, ни у Аори не было никакой сестры, то я поняла, что ты жива, но находишься в Галании. А еще через пару дней ко мне приехал Жонас. Он приехал один. Он рассказал мне о том, что ты не погибла, а всего лишь переехала в Галанию, чтобы выйти замуж на Йохана.
  Мира вновь умолкла на какое-то время, а потом заговорила с блуждающей улыбкой на губах:
  - Потом он приезжал еще пару раз, все также один. Пил у меня чай, рассказывал о Галании, о тебе, Йохане. Сначала я не поняла, зачем он все это мне рассказывает и зачем вообще приезжает. Кроме того, я помнила твое впечатлении о нем, поэтому постоянно была в напряжении в его присутствии. А вчера он рассказал, что у тебя депрессия, и я должна помочь тебе выйти из нее...
  - То есть, у тебя на самом деле ничего с ним нет? - на всякий случай уточнила я.
  - Нет. По крайней мере не в том смысле, что ты имеешь в виду, - ответила она.
  - Какой смысл я имею в виду? - не поняла я.
  - Ну... у нас нет интимных отношений... Похоже, что Жонас просто ухаживает за мной. Он даже ни разу не поцеловал меня, - хихикнула Мира. А я лишь с удивлением задумалась - со мной он вел себя совсем по-другому.
  - Кстати, мне не кажется он таким страшным, каким ты его описала, - добавила она.
  - Не буду спорить. После встречи с Йоханом Жонас вообще кажется мне младенцем, хотя в его взгляде пропала агрессивность, - пожав плечами, ответила я. И засмеявшись, я добавила: - Кстати, а может быть он изменился, встретив тебя?
  Мы вместе захохотали. Но вскоре Мира, посерьезнев, сказала:
  - А было бы неплохо - он мне нравится...
  - В таком случае, мне нужно будет с ним серьезно поговорить по поводу его намерений в отношении тебя, - заключила я. - Мне хочется, чтобы ты была счастлива, поэтому мне нужно тоже принять в этом участие. Пока Жонас не вел себя с тобой так, как он это делал по отношению ко мне, и это уже большой плюс. Но никто не может читать его мысли. Поэтому мы не будем рисковать, чтобы он не уложил тебя в свою постель, а потом бросил, разбив тебе сердце...
  - Ты такая опытная, - помолчав, с завистью произнесла Мира. Я захохотала.
  - Ну, опыта у меня не так уж и много, но в любом случае в данной ситуации у меня его больше, чем у тебя.
  - Может быть, ты мне тогда немного расскажешь обо всем, - она, покраснев, умолкла.
  - О чем именно? - не совсем поняв ее, уточнила я.
  - Ну... что делают мужчины и женщины вместе...
  - Ах вот о чем, - протянула я с лукавой улыбкой. - А зачем тебе это? Пусть бы Жонас и рассказал, и показал, если это будет он.
  - Да ну, - смутилась Мира, - мне будет стыдно, что мне уже 25, а я всего лишь только пару раз целовалась.
  Я засмеялась с ее сетований.
  - Я знаю, что у вас здесь все довольно строго, судя по тому, что я слышала от Жонаса и Гиани, но... ты вообще ничего не знаешь об этом? - немного удивилась я.
  Мира неуверенно пожала плечами, прежде чем ответить:
  - Да как сказать... в теории я кое-что слышала, но в основном от таких же неопытных, как я, которые пересказывали слова своих более опытных подруг. У меня же подруг особо много не было, а родители мои умерли давно, и воспитывала меня бабушка. А уж она была старой закалки и не рассказывала ничего из своего личного опыта. Поэтому я и думаю, что ты сможешь рассказать все более или менее понятно.
  Я улыбнулась, представив себя в качестве лектора о ведении половой жизни. Но я также вполне понимала ее интерес и была даже рада этому. Нам все рассказывали в школе, плюс всевозможные передачи и фильмы, поэтому даже у самых невинных подростков было больше понятия об интимных отношениях, чем у Миры.
  - Давай назначим лекцию на сегодняшний вечер, - предложила я. - Ты, кстати, в курсе, что ты ночуешь здесь?
  Мира немного замялась и вскоре осторожно спросила:
  - А Йохан не будет против?
  - Йохан? - переспросила я, не поняв ее беспокойства. - Почему он должен быть против?
  - Ну, он все-таки король и владелец этого дворца.
  Я вновь засмеялась и сказала:
  - Видимо, ты не в курсе самого главного... Странно, что Жонас забыл тебе это рассказать. Этот дворец принадлежит мне, как, впрочем, и все королевство, - с самодовольной улыбкой заключила я.
  Мира с недоумением смотрела на меня.
  - В смысле... ты вышла замуж за Йохана? - наконец спросила она.
  - Нет, но он мне все отдал. Точнее, сначала Йохан отдал Жонасу Южные земли как бы в оплату за то, что он оставит меня себе. Короче, купил меня у Жонаса, - фыркнула я. - Но потом Жонас вернул, или отдал, мне Южные земли за то, что я научила его повара готовить макароны.
  - Ах, ну да, это же деликатес, - усмехнулась Мира и продолжила слушать.
  - А потом я как-то увидела у Йохана на предплечьях золотые браслеты.
  - В Галании они означают знак королевской власти, - кивнула Мира, на что я удивленно воскликнула:
  - Ты знаешь, что они значат?
  - Конечно. Этот обычай есть здесь и еще в некоторых странах. Мы изучали это на уроках истории, - объяснила она. - Ой, а ты ничего не знала об этом!
  Я отрицательно покачала головой.
  - Что еще ты знаешь об их значении? - поинтересовалась я.
  - Ну, у мужчин эти браслеты на предплечьях, у женщин - на запястьях. Если трон наследный, то браслетов два. Если он достается при заключении брака, то браслет всего один. Обычно на левой руке, чтобы показать, что этот человек является правой рукой правителя.
  - А что означает браслет на щиколотке? - осторожно спросила я.
  - Ну, теоретически на щиколотку одевается браслет, если король или королева клянутся в вечной любви и отдают себя и свое королевство в распоряжение носителю. Но практически такого еще не было, - произнесла она тоном учителя истории.
  - Угу, - задумчиво промычала я, - видимо теперь это уже есть и в практике.
  Я вытянула свою левую ногу и слегка задрала штанину, открывая взору Миры золотой браслет на моей щиколотке. Глаза Миры округлились от удивления. Она наклонилась над моей ногой, чтобы поближе рассмотреть браслет.
  - Он правда это сделал? - произнесла она, и я не совсем поняла был ли это вопрос или утверждение.
  - Видимо, да, потому что Жонас поперхнулся и долго кашлял, когда увидел на мне этот символ власти, - усмехнулась я. Встретившись взглядом с Мирой, мы захохотали, потому что я вспомнила вид Жонаса, а Мира его представила.
  - Поэтому, - заключила я, - ты остаешься здесь так долго, как хочешь. Кстати, мы скоро пропустим закат!
  Мы направились на веранду и пришли как раз во время к началу захода солнца. Местное солнце заходило достаточно быстро, поэтому уже через пятнадцать минут, попив чая, мы с Мирой вновь уединились для дальнейшего разговора на интимные темы.
  Она слушала мои рассказы очень внимательно, иногда удивленно округляя глаза, а иногда хихикая от смущения. Но в целом, она вела себя как вполне взрослый человек, готовый к вступлению в следующую стадию взрослой жизни.
  Наш разговор занял пару часов, поэтому когда я пришла в нашу спальню, на часах была уже почти половина второго. К моему удивлению и неудовольствию, Йохана в комнате еще не было. Однако он появился вскоре после того, как я улеглась. Напрягшись и приготовившись давать очередной отпор, я лежала в ожидании. Йохан переоделся и лег рядом со мной.
  - Спокойной ночи! - сказал он и перевернулся на левый бок, поворачиваясь ко мне спиной.
  - Спокойной ночи, - немного удивленно ответила я. На этом наше общение в тот день закончилось.
  Впрочем за несколько последующих дней изменений в его поведении не произошло, что приводило меня в замешательство. Он вежливо общался со мной при Мире и Жонасе, и также сдержанно вел себя, когда мы оставались наедине. Мне было это очень странно, потому что буквально несколько дней назад казалось, что у него просто физическая потребность в прикосновениях ко мне.
  Однако, решив, что мне нужно этому только радоваться, я перевела свое внимание на отношения Миры и Жонаса. Последний проводил большую часть своего свободного времени у нас во дворце. Иногда он уезжал с Секонию для решения каких-либо государственных дел, или в Гортезию для завтрака с родственниками. Но в основном он пропадал у нас, проводя время с Мирой. Как я узнала, в один из вечеров Жонас осмелился ее поцеловать, на следующий день она рассказывала мне об этом по секрету достаточно долго, что меня забавляло.
  - Значит, все идет в нужном направлении, - заключила я, потягиваясь в кресле в библиотеке, после очередного обсуждения потенциального жениха подруги.
  - Ну, похоже на то, - с блуждающей на губах улыбкой произнесла она. - Будем на это надеяться...
  Я задумалась о том, что же все-таки происходит с Йоханом.
  - Кстати, о нем, - услышала я голос Миры.
  - О ком? - сделала я вид, что не поняла.
  - Да ладно тебе притворяться - я же вижу, что ты сразу погрустнела, когда мы заговорили о Жонасе, - спокойно возразила она. - Ведь ты подумала о Йохане. Что не так?
  Я замялась, потому что не знала, что мне говорить и как.
  - Ты можешь мне во всем признаться, - добавила она.
  - Да признаться тебе - не проблема, - усмехнулась я. - Проблема - признаться себе.
  - Ой, неужели все так серьезно? - засмеялась Мира. - Давай, рассказывай.
  - Да, собственно, нечего особо рассказывать. Просто мне как-то странно поведение Йохана. Раньше было впечатление, что я была для него как котенок, которого постоянно хочется держать в руках. Он постоянно обнимал меня, или по крайней мере делал попытки. А после того случая, он вообще даже не пытается сделать что-то подобное, - рассказала я. Решив, что все это звучит, как будто я жалуюсь на невнимание Йохана, я быстро добавила: - Пойми меня правильно, я не жалуюсь на его невнимание, мне его вполне достаточно. Просто как-то странно, что он так вдруг изменился.
  - Ну, если не ошибаюсь, ты сама сказала ему, чтобы он к тебе больше не прикасался, - напомнила Мира.
  - Да, я знаю, но я не думала, что он воспримет это настолько буквально...
  Я умолкла, погрузившись в размышления, которые ни к чему не привели. Заметив, что Мира внимательно смотрит на меня, я быстро сказала:
  - Только не вздумай рассказать это Жонасу, чтобы тот в свою очередь поведал все Йохану.
  - Нет-нет, - она отрицательно покачала головой.
  - Но я вспомнила, что все еще не поговорила с Жонасом о тебе. И это нужно исправить довольно скоро.
  Собственно возможность это сделать предоставилась мне довольно скоро. Мы встретились с нашими кавалерами за обеденным столом.
  - Какие у вас планы на вечер, девушки? - поинтересовался Жонас, принимаясь за свою порцию макарон с сыром.
  - Собственно, особо никаких, - ответила я, обменявшись взглядом с Мирой. - Кстати, у меня к тебе разговор, Жонас.
  - Ой, правда? - удивился он. - А я-то думал, что ты теперь разговариваешь только с Йоханом.
  - Нет, не только, - покачала я головой, разглядывая свою еду. - Поэтому после обеда, если ты не против, мы с тобой проведем беседу.
  Жонас почтительно склонил голову, давая свое согласие.
  - Почему ты интересовался о наших планах на вечер? - спросила Мира.
  - Ах да, мы тут с Йоханом подумали и решили устроить вечернюю трапезу на берегу озера, если у вас нет возражений, - ответил Жонас, вопросительно глядя на Миру и меня.
  Мы вновь обменялись взглядами с Мирой, я пожала плечами, выказывая свое согласие на вечеринку, поэтому она ответила за нас обоих:
  - Думаю, это интересная идея. Мы с Аори как-то устраивали пикник на природе, только это было днем. А вечером даже интереснее.
  На том мы и порешили. Поняв, что скорее всего ужин устраивался у берега озера, чтобы создать романтическую обстановку если не для меня и Йохана, то однозначно для Миры и Жонаса, я поняла, что откладывать разговор с последним было нельзя. Поэтому сразу после обеда и праздной болтовни, я утащила Жонаса в библиотеку, оставив Миру с Йоханом на веранде.
  - Хм, как все-таки необычно оказаться с тобой наедине по твоей же инициативе, - усмехнулся Жонас, закрывая за собой дверь в комнату.
  - У меня есть на то причины, - загадочно улыбнулась я.
  - Надеюсь, что ты не переменила свое решение в отношение Йохана, точнее в отношении меня, потому что, насколько ты, я думаю, уже поняла, я теперь принадлежу твоей подруге, - осторожно ответил он.
  Пройдя к дивану, стоящему напротив двух кресел и опустившись на него, я вполне довольно улыбнулась.
  - Честно говоря, я очень надеялась, что услышу от тебя что-нибудь подобное, - ответила я, жестом предлагая Жонасу занять одно из кресел напротив меня, что он и сделал.
  - В самом деле? Ты хочешь поговорить о Мире? - уточнил он, закидывая ногу на ногу. Я кивнула и сказала:
  - Собственно, меня очень интересуют твои намерения в отношении Миры. Какие у тебя чувства по отношению к ней, какие у тебя планы и все, чтобы каким-то образом в твоей сегодняшней жизни связано с ее существованием?
  Жонас улыбнулся, внимательно глядя на меня.
  - Мне интересно, ты спрашиваешь меня об этом, потому что тебе интересно, потому что ты... ревнуешь или же ты беспокоишься за свою подругу? - спросил он в свою очередь.
  - Основной причиной моего интереса является последняя названная тобой - зная, каким человеком ты был до встречи с Мирой, я очень переживаю за нее. Мне просто очень не хочется, чтобы в результате ты ее к чему-то принуждал, - объяснила я.
  Жонас понимающе кивнул и, немного подумав, ответил:
  - В таком случае, думаю, могу тебя успокоить по всем пунктам твоих переживаний - мои намерения в отношении твоей подруги самые серьезные. Мне еще немного страшно произносить эту фразу вслух, - усмехнулся он, - но, по-моему, я ее люблю...
  Мои глаза немного округлились от удивления, хотя губы расплылись в довольной улыбке. Жонас тем временем продолжил:
  - Когда я задумываюсь обо всем произошедшем, мне начинает казаться, что появление Шоры в Гортезии до твоей свадьбы с Гиани было ненапрасным. Потому что если бы ты не попала в Секонию и не встретила Миру, то ее никогда бы не встретил я, и в данный момент мне кажется это самым ужасным, что могло бы произойти в моей жизни, - признался он.
  - То есть, в твои намерения не входит просто соблазнить ее и бросить, если я все правильно понимаю, - на всякий случай уточнила я.
  Жонас рассмеялся.
  - Я понимаю твои опасения, потому что ты узнала меня в первую очередь не с самой лучшей стороны, но позволь тебя заверить в том, что я никогда не причиню Мире боль, будь то физическая или душевная. Я очень надеюсь на то, что через несколько месяцев, когда официально пройдет время моего траура, Мира согласится выйти за меня замуж. Потому что это мое самое заветное желание.
  Когда Жонас говорил об этом, он действительно сиял от переполняющих его чувств. Мне было очень непривычно, но одновременно и очень приятно видеть его в таком состоянии, потому что я желала своей подруге всего самого наилучшего и, разумеется, была не против принять в этом непосредственное участие.
  - Ты довольна, не так ли? - спросил Жонас, заметив, что я вполне удовлетворенно улыбаюсь. Я молча кивнула. - Я обещаю, что сделаю все, что в моих силах, чтобы сделать Миру счастливой. И, разумеется, я очень надеюсь на то, что у нее такие же чувства ко мне.
  - Можешь быть в этом уверен, - коротко ответила я.
  Жонас удовлетворенно кивнул и решил перевести разговор на другую тему.
  - А как дела у вас с Йоханом? - спросил он.
  Я удивленно замерла, потому что не ожидала от него такого вопроса. Прийдя в себя через пару минут, я уточнила:
  - Что ты имеешь в виду?
  - Я имею в виду ваши отношения. На какой стадии развития они находятся в данный момент?
  - На той же, с которой начались, - довольно сухо ответила я.
  - Можно узнать, почему? - спросил Жонас, поудобнее устраиваясь в кресле.
  - Потому что я не хочу никакого развития.
  - Почему?
  - Не думаю, что нам следует обсуждать с тобой этот вопрос, - ответила я, вставая с дивана.
  - Думаю, это очень несправедливо, - возразил мой собеседник и объяснил: - Ты беспокоишься о своей подруге и поэтому вызвала меня на откровенный разговор. Я же в той же степени беспокоюсь о своем брате, поэтому тоже вызываю тебя на разговор. Кроме того, с определенной точки зрения Йохан теряет намного больше, чем Мира - он теряет свое королевство, которое он тебе отдал. Только не подумай, что я умаляю Миру или ее достоинства. В данный момент я говорю как правитель страны.
  - Йохан не потеряет свое королевство, - успокоила я. - Я не знала о значении браслета, когда просила его, поэтому я не собираюсь пользоваться этими привилегиями во вред королевству. Разве только, чтобы добиться исполнения своих скромных желаний. Насчет же наших личных отношений, думаю, они не получат развития, учитывая настойчивость твоего брата и мое упрямство.
  Жонас кивнул, не выражая однако этим свое отношение к моему короткому монологу.
  - Но не думаю, что нам стоит продолжать этот разговор. Нам лучше вернуться к нашим друзьям, - добавила я, направляясь к двери.
  По выражению лица Жонаса я поняла, что если бы все зависело от него, он бы не выпустил меня из комнаты, пока я не признаюсь в чем-нибудь конкретном. Но он не мог так себя вести уже даже потому, что теперь я тоже была королевой.
  Мы вышли вновь на веранду, где Йохан и Мира сидели за плетенным столиком и разговаривали.
  - Поэтому... - сказала она и многозначительно умолкла. Проследив за взглядом Йохана, она вопросительно посмотрела на меня. Я едва заметно кивнула, слегка улыбнувшись, после чего она тоже расплылась в улыбке.
  - О чем разговор? - спросила я, переводя взгляд с Миры на Йохана. Последний лишь молча смотрел на меня, как если бы пытался прочесть мои мысли. Я быстро отвела глаза на Миру, потому что мне было как-то не по себе.
  - Обо всем понемножку, - улыбнулась Мира, усаживая меня между собой и Йоханом и принимая Жонаса по другую сторону. - Как прошла ваша беседа?
  - Продуктивно и удовлетворительно, - ответила я, взглянув на Жонаса, который, однако, не сводил глаз со своей девушки.
  До самого ужина мне также удалось поговорить с Мирой о моей беседе с Жонасом, поэтому к самой трапезе мы были готовы заранее.
  Одевшись немного потеплее и взяв упакованные корзины с ужином у повара, мы направились к берегу озера. Озеро находилось в низине по отношению ко дворцу, поэтому его не было видно со второго этажа здания. Хотя краешек озера можно было видеть из мастерской Йохана.
  Газовое озеро было достаточно глубоким, поэтому дна не было видно вообще. По берегам росла светло-голубая трава, а деревья на опушке леса, находившегося сразу за озером, были темно-синие, поэтому при пасмурной погоде или в темноте они выглядели вообще черными. Однако темнело здесь не так рано - после девяти, поэтому в такой солнечный и ясный день можно было сидеть у озера без костра довольно долго.
  Мы поужинали теплыми бутербродами, салатом и запили все это розовым вином, слушая какую-то музыку из принесенного Йоханом проигрывателя. Трапеза прошла весело. Когда начало немного смеркаться, мужчины развели костер, начавший отбрасывать на нас насыщенные тени от высоких языков пламени.
  - Как насчет того, чтобы поиграть в карты? - поинтересовалась я, когда заметила, что Мира и Жонас немного уединились, перешептываясь. Я хотела заняться чем-то не для того, чтобы отвлечь их от своих романтических мыслей, а для того, что не оставаться наедине с Йоханом.
  - Почему бы и нет, - ответил последний, доставая колоду карт из корзины для пикника. - Во что будем играть?
  - Как насчет довольно простой, но интересной игры в "подкидного козла"? - предложила я. Я знала, что скорее всего никто из них не мог играть в эту конкретную игру, потому что это был локальный вариант игры города, в котором я когда-то побывала во время туристической поездки по России, но так было даже интереснее, потому что тогда мы с Мирой выиграли бы.
  - А как в нее играют? - уточнил Жонас, слегка нахмурившись. Я объяснила правила игры и поделила нас на команды - я с Мирой и Жонас с Йоханом.
  - Кажется, все понятно, - неуверенно ответил Жонас, вопросительно глядя на Йохана. Последний осторожно сказал, глядя на меня:
  - Должен предупредить, что я знаю эту игру...
  - Знаешь? - удивилась я. Йохан кивнул. - Откуда?
  - Не уверен, что у нас с тобой одинаковые источники, но я посчитал, что будет честнее сказать сразу, что я не новичок, нежели выиграть молча, - продолжил он.
  Нахмурившись, я раздала карты, назначая козырь. Мы играли до 6 очков, поэтому когда счет был 4:4, и козырь сменился в очередной раз, я посмотрела на свои карты, стараясь скрыть восторг, и забрала нашу взятку.
  - И остальные наши, - с улыбкой сообщила я, положив на стол четыре туза и две десятки.
  Глаза Жонаса увеличились вдвое, когда он понял, что они проиграли. Переведя взгляд на Йохана, он на всякий случай уточнил:
  - Это правда? Мы проиграли?
  - Боюсь, что да, - усмехнулся Йохан, бросая свои перевернутые карты в нашу кучу. - Кто бы мог подумать...
  Я даже не стала подсчитывать очки, потому что мы получили не менее 4. Сгребая карты в одну гору и собирая их затем обратно в колоду, я с улыбкой поинтересовалась:
  - Во что будем играть теперь? - Мой взгляд упал на пустую бутылку из-под вина, поэтому усмехнувшись, я спросила: - В бутылочку?
  - Не думаю, что это хорошая идея, - услышала я голос Йохана.
  Удивленно посмотрев на него, я первым делом спросила:
  - Ты знаешь эту игру?
  - Да, - ответил он, откидывая бутылку в траву.
  - Ребята, можно узнать, откуда у вас столько общих знаний, которых нет у нас с Мирой? - немного обиженно спросил Жонас.
  - Наверняка из разных источников, - усмехнулась я.
  - И в чем же заключается эта игра? - поинтересовался он, взяв бутылку в руки.
  Йохан остановил свой черный горящий взгляд на мне и, обращаясь к Жонасу, объяснил:
  - Один игрок крутит бутылку, лежащую на боку. На кого бутылку укажет горлышком - с тем игрок целуется. Далее этот человек становится игроком...
  - Хм, интересная идея, - задумчиво пробормотал Жонас, покрепче прижимая к себе Миру. - Дорогая, как насчет того, чтобы поиграть в нее вдвоем?
  Мира захихикала. Переведя благосклонный взгляд с нее на Йохана, я с усмешкой осведомилась:
  - Почему же тебе не хочется играть?
  - Не думаю, что Жонасу понравится то, что я целую его девушку, - ответил он.
  - Но ты можешь упустить свой единственный шанс поцеловать меня.
  - Единственный? - усмехнулся он. - Чтобы поцеловать тебя мне не нужна никакая игра или бутылка.
  Он довольно резко приблизился ко мне. Я быстро отклонилась назад, облокотившись за спиной, чтобы не упасть. Йохан навис надо мной. Сердце бешено заколотилось вначале от самой ситуации, а затем от осознания того, что Мира и Жонас исчезли с поляны.
  - Куда пропали Мира и Жонас? - быстро спросила я, начиная заговаривать зубы королю.
  - Думаю, они отправились в более удобное место для продолжения романтического вечера, - ответил Йохан.
  - И оставили меня одну здесь?!
  - Не одну, а со мной, - поправил он. - Тебе страшно?
  - Разумеется, - фыркнула я, выползая из-под тени Йохана и обнимая свои колени.
  - Почему тебе страшно? Потому что здесь темно? - уточнил он спокойным тоном, опираясь на один локоть, улегшись на один бок рядом со мной.
  - Нет, потому что я с тобой.
  - Предлагаю раз и навсегда избавиться от этого страха.
  - Каким же образом?
  - Останься здесь и займись со мной любовью, - ответил он, от чего мои щеки запылали, а сердце заколотилось еще сильнее.
  - Как это поможет мне избавиться от страха? - осведомилась я, стараясь говорить ровно и скрывать дрожь.
  - Тогда ты поймешь, что ты боишься не меня, а своих чувств ко мне.
  Я засмеялась с этой шутки, пытаясь таким образом снять напряжение.
  - Вот как? И каковы же мои чувства к тебе? - поинтересовалась я.
  - Такие же как и мои к тебе, только ты боишься себе в них признаться.
  - Может быть, ты можешь объяснить, почему я боюсь себе в них признаться?
  - Разумеется. Я веду себя не так, как ты хотела бы, чтобы себя вел твой партнер. Точнее, я с самого начала вел себя несоответствующе твоим представлениям о любимом мужчине.
  Я с удивлением посмотрела на Йохана. Он говорил вполне спокойно, как если бы читал мне какую-то научно-популярную книгу и хотел, чтобы я поняла ее содержание и в то же время заинтересовалась самим концептом.
  - Но если ты знаешь, что мне не нравилось твое поведение, почему же ты вел себя именно так? - не поняла я. Я старалась не анализировать его слова, а лишь поддерживать беседу на теоретическом уровне.
  - Потому что у меня не было другого выбора, - обронил он.
  - Не потрудишься ли объяснить свои мысли? - предложила я.
  - Почему нет? Все это как эффект бабочки - малейшие колебания изменяют дальнейшие последствия. Нам было предназначено встретиться и, к сожалению, именно таким способом. Судьба вела тебя ко мне, даже когда ты сама этого не сознавала или до сих пор не сознаешь. Если мы будем размышлять просто логически и глядя на все со стороны, то ты поймешь, что я прав.
  - Будет интересно послушать...
  Взяв в руки свой бокал с вином и немного отпив, Йохан произнес:
  - Если бы ты не была такой, какая ты есть, то после того, как ты попала в Гортезию и Шора решила бы прибрать Гиани себе, тебя бы скорее всего отправили обратно в Сафранию, где бы тебе в лучшем случае нашли нового мужа. Но зная, что ты так просто не сдаешься, Шора отдала тебя Жонасу... От которого ты потом сбежала... Ты познакомилась с Мирой, вышла замуж за Жонаса, вновь сбежала от него и тогда встретила меня. Я тоже не сразу понял, что ты - женщина моей мечты. Мне понадобилось на это... минут пять, - усмехнулся он и продолжил. - И тогда я понял, что мне нужно спасти тебя от того, что могло произойти и что я потом уже не мог бы исправить никакими своими силами.
  - Вот как? - хмыкнула я просто чтобы хоть что-то сказать.
  - Я знаю, что ты хочешь, чтобы за тобой ухаживали, но я не мог вести себя так в начале нашей встречи - ты была женой моей брата. Пока смерть не разлучит вас... Поэтому мне пришлось действовать быстро и даже насильно - я просто заявил Жонасу, что ты должна бы моей - да ты и сама помнишь разговор, который ты подслушала в моем кабинете... Конечно, я мог этого не делать, молча сидеть дома и страдать от того, что меня тянет к тебе. Старался бы как можно реже встречаться с Жонасом, чтобы не видеть тебя и чтобы мое сердце на разрывалось на части при каждой нашей встрече.
  Йохан умолк. Я сглотнула комок в горле, появившийся от его признаний, и спросила:
  - Что было бы тогда?
  - В лучшем случае ты скорее всего уже давно была бы за ним замужем, возможно даже беременна и страдала бы от безнадежности в жизни.
  - В лучшем? - не поняла я.
  - В худшем случае, Жонас все-таки также влюбился бы в Миру и тогда все вы трое были бы несчастны от того, что совершили самую огромную ошибку в своей жизни, когда поспешили в принятии решений, - завершил Йохан на самой мрачной ноте. Слегка встрепенувшись, он вдруг сказал довольно громко: - Разумеется, тогда я мог бы предложить Жонасу тот же способ решения проблемы, к которому мы уже прибегли - ты бы переехала ко мне, а Жонас бы "овдовел" и потом женился на Мире. Но, боюсь, твоя психика была бы нарушена, и ты уже не была бы такой живой, решительной и упрямой, какая ты сейчас. Ты бы либо смирилась со своей судьбой, либо просто возненавидела всех и вся. А этого я боюсь еще больше, чем того, что сейчас ты не счастлива в моем доме.
  Я молчала какое-то время, все-таки стараясь не принимать его слова близко к сердцу и не анализировать их значение или применимость к нашей ситуации. Я боялась, что это могло оказаться правдой, поэтому пыталась просто отстраниться от всего услышанного.
  - В таком случае я не пойму одного - ты знаешь какого отношения к себе я хочу, я здесь и пока никуда не собираюсь, но ты по-прежнему ведешь себя так... дерзко! - почти возмущенно сказала я, поднимаясь на ноги.
  - Ты хочешь, чтобы я ответил честно? - лукаво улыбнувшись, спросил он. Я молча кивнула. - Боюсь, мой ответ тебе может не понравиться...
  - Попробуй...
  - Дело в том, что мне очень нравится наблюдать за твоей реакцией на все мои действия. Ты принимаешь все сразу с очень критической точки зрения, считаешь, что каждое мое движение или прикосновение являются потенциальной угрозой тебе и твоему существованию. Поэтому ты воюешь со мной каждую минуту. И на это так забавно смотреть, - с почти виноватой улыбкой признался он.
  - И у тебя хватило наглости произнести это вслух?! - не поверила я своим ушам, направляясь к берегу озера.
  Остановившись у самого берега, я развернулась и спросила:
  - Но зачем ты это делаешь? Я имею в виду, если ты знаешь мою реакцию и знаешь, что она будет отрицательной, почему ты продолжаешь?
  - Упрямство, - просто обронил он. - Я такой же упрямый, как и ты. Я хочу, чтобы ты сдалась. Я знаю, что это глупо, но это забавно и интересно.
  Я вновь развернулась к озеру, потому что не знала просто, что мне говорить или даже думать. Я уже несколько раз плавала в этом озере и каждый раз не могла ни с чем сравнить те ощущения свободного полета в невесомости. Кроме того, газ в озере был теплее воздуха из-за повышенной плотности, и к тому же сухим, поэтому плавать там можно было в одежде, не переживая о том, что я намокну или замерзну.
  - Аори, стой! - воскликнул Йохан, когда я почти сделала шаг в сторону газа.
  Я возмущенно развернулась к нему, потому что мне показалось, что его восклицание напомнило команду собаке: "Фу!"
  - Что? - переспросила я, всем своим видом показывая, что мне не понравился его тон. - Ты запрещаешь мне купаться?
  - Позволю себе напомнить, что я тебе никогда ничего не запрещал, кроме, разве что, побега из страны без моего разрешения, - сказал он, тоже вставая. - Я имел в виду, что сейчас темно, дна не видно вообще, а корни деревьев с опушки леса распространяются очень далеко от стволов, поэтому если ты прыгнешь, то запросто можешь напороться на один из них.
  Впрочем, я знала, что Йохан был прав в этом - я не раз наплывала на корни деревьев даже днем, но тогда я обычно очень плавно передвигалась.
  - А я думала, что ты разозлился, - усмехнулась я.
  - Нет, я не злюсь на тебя, - улыбнулся он, подходя ближе ко мне.
  - Почему? Какой ты, когда ты злишься? Я тебя таким еще не видела, - вслух подумала я, на самом деле пытаясь представить себе его в гневе. Я тоже могла предсказать его реакцию на половину моих выходок или колкостей, но вот выражения его гнева я еще не видела или даже не могла себе это представить.
  - Ты не увидишь меня злым. По крайней мере, не в отношении тебя, - заверил он.
  - Даже, если я заведу себе любовника и подарю ему половину твоего королевства? - усмехнулась я, точно зная, чем я могу задеть его. И я оказалась права - и без того черные глаза Йохана потемнели еще больше, а лицо побледнело, как если бы в его голове только что пронеслась мысль: "Неужели я в ней так ошибся?!"
  - Не давай обещаний, которые не можешь сдержать, - засмеялась я и упала в озеро спиной.
  Я точно знала, что именно в том месте корней не было, поэтому спокойно погрузилась в белый пушистый газ. То, что Йохан последовал за мной, подтвердило его появление невдалеке от меня. Он подхватил меня на руки и воспарил вверх к поверхности озера. А я, разумеется, притворилась, что без сознания, закрыв глаза. Выйдя на берег, Йохан тут же уложил меня на кровать (потому что мы тут же телепортировались с озера в спальню). Я все еще лежала, не двигаясь, и внимательно прислушиваясь ко всем звукам вокруг.
  - Ты сама разденешься или мне помочь тебе? - услышала я вопрос Йохана, говорящего с усмешкой. Я никак не отреагировала, хотя поняла, что мое актерское мастерство не сработало на нем.
  Я почувствовала, что Йохан стал одним коленом на кровать, прогнув под собой матрас. Он наклонился надо мной, потому что теперь я ощущала его дыхание.
  - Глупышка, - с улыбкой прошептал он и поцеловал меня в лоб. - Спокойной ночи.
  Все звуки затихли, матрас занял свое прежнее положение. Я осторожно приоткрыла один глаз, чтобы убедиться, что Йохан телепортировался из комнаты. Его там действительно не было. Открыв оба глаза, я осмотрела всю комнату и уже тогда встала. Раздевшись, я быстро почистила зубы, нырнула под одеяло и довольно скоро уснула.
  Проснувшись утром, я не увидела Йохана в спальне, поэтому спокойно привела себя в порядок. Выйдя в библиотеку, где мы обычно ждали подачи завтрака или любой другой трапезы, я увидела, что было уже почти 9 часов. И как оказалось, Мира, Жонас и Йохан был уже там. Или же это я была опоздавшей.
  - Доброе утро! - улыбнулась я, когда все внимание было обращено на меня. Йохан сидел в кресле, Мира и Жонас сидели обнявшись на диване. Жонас казался очень довольным и даже счастливым. Более выражающим свои эмоции он выглядел бы, если бы лежал на спине, поджав лапки, как переполненный радостью и восторгом щенок, но Жонас не относился к такому типу людей (а тем более, мужчин), которые могут выражать свои эмоции таким образом, поэтому в данный момент он лишь вполне довольно сидел, крепко прижимая Миру к себе.
  - Доброе, - ответил Жонас. - Как спалось в одиночестве?
  - Шикарно - никто не мешал и не пинался под одеялом, - улыбнулась я, поняв, что Йохан уже рассказал о своей очередной неудаче. - Как там насчет завтрака?
  Примерно в тот же момент, как по моему заказу, в комнату вошел дворецкий и сообщил, что завтрак был сервирован в столовой.
  Мы переместились в другую комнату и принялись за трапезу. Над столом висело неловкое молчание. По крайней мере, мне оно казалось неловким, потому что я точно не знала, о чем заводить беседу, а остальные, похоже, и не собирались болтать - Мира и Жонас были заняты друг другом, а Йохан молча употреблял свою пищу, иногда исподлобья поглядывая на меня.
  Поэтому я постаралась отключиться от происходящего или его отсутствия и погрузилась в свои личные мысли. Таким образом прошел завтрак.
  Когда все встали из-за стола, Жонас с грустью сказал, обращаясь к Мире и ко мне.
  - Девушки, нам очень жаль, но сегодня нас ждут неотложные государственные дела, поэтому до ужина вам придется развлекаться самим.
  - Здорово! - воскликнула я, с улыбкой глядя на Миру. Последняя тоже вполне довольно улыбнулась, потому что я поняла, что она хотела поговорить со мной о прошлой ночи. Развернувшись к Йохану, я также мило расплылась в улыбке со словами: - Ваше Величество, не соизволите ли ключ от вашего чердака?
  Последний было замешкался, как если бы не хотел мне вручать ключ от своего тайного убежища.
  - Не бойся, я не собираюсь его копировать, - фыркнула я на его неуверенность.
  - Я не об этом беспокоюсь, - обронил он прежде, чем протянуть мне ключ.
  Снова улыбнувшись, я забрала его, ответив:
  - Благодарю. Мы будем осторожны, чтобы не испортить какие-нибудь ваши картины и не пораниться самим об острые предметы. Удачи в государственных делах. Идем, Мира.
  Разумеется, Мира просто так не пошла вслед за мной, потому что была притянута к себе Жонасом для продолжительного поцелуя. Я даже на какое-то мгновение позавидовала ей, и тут же отогнала пронесшуюся в голове мысль "А что тебе мешает?" Когда он наконец ее отпустил, мы отправились на чердак.
  - А что находится на чердаке? - поинтересовалась Мира, поднимаясь вслед за мной по ступенькам.
  - Мастерская Йохана.
  - Ах, точно! Ты же рассказывала, - вспомнила она.
  Я подошла к двери и отперла ее полученным от короля ключом. Мы вошли в помещение, с интересом оглядываясь по сторонам. После погрома, который учинил хозяин мастерской, многие картины поменялись местами, появилось несколько новых с еще более причудливыми пейзажами.
  Мира ходила меж рядами полотен, как если бы она вдруг попала в галлерею Лувра или Эрмитажа, и почти с разинутым ртом разглядывала изображения.
  - Вот это точно талант, - протянула она.
  Я огляделась в поисках картины с оперой в Сиднее, но ее здесь не было, как впрочем и остатков от нее. Но я уже успела с этим смириться, поэтому просто перевела взгляд на другие полотна, пытаясь найти самое удивительное место.
  На данный момент самым примечательным полотном мне показалось то, на котором была изображена лужайка с ярко-сиреневой высокой травой, ярко-синими листьями на деревьях, зелеными большими цветами и светло-розовым небом. Это было очень красиво, но настолько необычно, что я невольно остановилась возле этой картины и задумалась о чуждости того мира.
  - Ой, какой странный мир! - протянула Мира, подходя ко мне.
  - Угу, - кивнула я, внимательно вглядываясь в каждую деталь, каждую травинку и лепесток, до тех пор, пока они не начали шевелиться, как будто от дуновения ветра.
  Я почувствовала запах свежей травы и цветов. Казалось даже, что ветер из картины шевелил мои волосы. Невольно я протянула руку к картине, и как когда-то дома, моя рука прошла сквозь изображение, запечатленное на полотне, направляясь к колышущейся траве.
  - Она живая? - удивленно спросила Мира, наклоняясь вперед и тоже протягивая руку к растениям, и завороженно добавила: - Я хочу такой сиреневый листик...
  Она нагнулась еще больше, опираясь на меня. Я в свою очередь оперлась на раму картины. Это было ошибкой, потому что подставка не смогла выдержать вес нас обоих и просто повалилась на пол, увлекая нас за собой вниз и внутрь картины...
  Приземлившись на достаточно мягкую поверхность, поросшую сиреневой травой, я быстро вскочила на ноги, оглядываясь по сторонам и не веря своим глазам - я опять попала в чужой мир!
  Мира также встала на ноги и с изумлением смотрела вокруг себя.
  - Что произошло? - неуверенно спросила она.
  - Мы попали в другой мир, - просто ответила я. Мы находились на небольшом холме, покрытом сиреневой травой с зелеными цветами, позади нас на возвышении была небольшая лесопосадка, а впереди расстилалась лиловая поляна, которую пересекала вытоптанная дорога.
  - Но... как? - пролепетала испуганная Мира.
  - Похоже, так же, как я попала к вам.
  Вдруг со стороны раздался громкий рев, от которого кровь застыла в жилах. Но прежде, чем я решилась посмотреть в ту сторону, достаточно низко прямо над нашими головами на большой скорости пролетело какое-то огромное существо, заставившее нас пригнуться, а всю растительность вокруг нас прижаться к самой земле под порывом ветра. Быстро посмотрев вслед чудовищу, я с удивлением поморгала несколько раз, решив, что у меня оптический обман зрения - я видела удаляющегося дракона.
  Со стороны, откуда дракон только что прилетел, послышались людские голоса и топот копыт. Мы развернулись, чтобы увидеть приближающихся к нам двух всадников на лошадях. Заметив нас, они остановились. Всадниками оказались два молодых человека-блондина в достаточно старомодной, на мой взгляд, одежде - казалось, что они появились из шотландского средневековья - на них были камзолы, килты и гольфы.
  - Прекрасные леди, что вы делаете здесь в одиночестве? - спросил один из них с типичным шотландским акцентом, спешиваясь и подходя к нам, вежливо поклонившись. Второй мужчина также соскочил со своего коня и приблизился к нам.
  Неуверенно переглянувшись с Мирой, я ответила также вежливо:
  - Мы ехали к своим родственникам верхом, остановились передохнуть, когда мимо нас пролетел дракон и испугал лошадей - они убежали, - ответила я, на ходу сочиняя историю.
  - Можно узнать, куда вы направлялись? Может быть, мы сможем помочь? - поинтересовался второй.
  Я немного помолчала, пытаясь найти правдоподобное объяснение.
  - У нас был адрес в седельной сумке, но теперь она пропала, и мы не знаем, куда именно мы ехали, - неуверенно ответила я, одновременно стараясь прикинуться наивной дурочкой.
  Переглянувшись между собой, молодые люди перекинулись парой фраз почти бесшумно, и затем первый парень произнес:
  - Я - граф Стэнли, мое имение находится неподалеку. Вы окажете мне честь, если примите приглашение остановиться там до того времени, пока мои слуги не найдут ваших лошадей.
  При этом он учтиво поклонился. Бросив вопросительный взгляд на Миру, но не получив никакого ответа, потому что она была в еще большем замешательстве, чем я, я ответила, вежливо кивая:
  - Мы будет рады принять ваше приглашение, ваша светлость.
  Я понимала, что выглядим мы совершенно странно в наших джинсах и рубашках, в то время, как наши собеседники были одеты в стиле средневековья и даже не в брюках. Граф снова поклонился и развернулся к своему спутнику.
  - Позвольте представить вам моего друга барона Гозера, - сообщил он, и мы обменялись улыбками и поклонами. - Для наших друзей мы просто Ильям и Джери, - добавил он, доверчиво улыбнувшись.
  - Меня зовут Аори, а это моя сестра - Мира, - сообщила я.
  - Леди Ори, если вы не возражаете, вы поедете на моей лошади со мной, а ваша сестра - с Джери, - предложил Ильям. Я заметила, что они не употребляли в именах двойные гласные, поэтому поняла, что здесь меня зовут Ори.
  Я кивнула, выражая свое согласие, а на самом деле была даже рада такому предложению, потому что хотя я и научилась ездить верхом на котах, поездка верхом на лошадях - совсем другое дело.
  Ильям вновь запрыгнул на своего скакуна и протянул мне руку, предлагая сесть позади него. Устроившись как можно удобнее в седле, я осторожно обняла всадника за талию. Я не заметила, было ли у него нижнее белье под килтом, но понадеялась, что здесь у них немного другие традиции, нежели в нашей Шотландии. Я бесшумно хмыкнула, подумав о том, что с Йоханом я себя так смело не вела.
  Мира заняла место позади Джери, и мы двинулись в путь. Я попыталась проанализировать произошедшее. Мы попали в новый мир, где у нас нет никого кроме друг друга. Нам предложили помощь эти господа, и оставалось только надеяться на то, что они такие же вежливые и почтенные на самом деле, какими они старались казаться в данный момент. Джери казался немного молчаливым, но выглядел привлекательнее своего друга. Оба были немного выше нас, достаточно стройные, но не худые, со светлыми волосами средней длины и голубыми глазами У Ильяма были слегка оттопырены ноздри, хотя сам нос был достаточно тонким. У Джери нос был обычный, поэтому он выглядел милее.
  - Леди Мира, если не ошибаюсь по вашему диалекту, вы с севера, - сказал Ильям, обращаясь к моей подруге, потому что так было проще разговаривать, нежели смотреть через плечо на меня. - Из Канады?
  Мира вопросительно посмотрела на меня, а я лишь кивнула, потому что не знала, какой именно другой ответ мы могли бы дать.
  - Вы правы, мы из Канады. Но из небольшого малоизвестного поселения, - последовал ответ Миры.
  - Джери, где находится ваше имение? - поинтересовалась я, чтобы поддержать разговор, потому что после ответа Мира нависла тишина.
  - Мы соседи с Ильямом. Но мое поместье немного дальше отсюда, нежели его, но на этом же острове. И эти выходные мы проводим у него, - ответил он.
  Вновь наступило молчание, сопровождаемое топотом копыт, ржанием лошадей и криками пролетающих мимо птиц. Мы все еще завороженно смотрели по сторонам, стараясь не показывать своего удивления слишком наглядно. К счастью, буквально через 10 минут мы прибыли к воротам большого селения. Когда мы въехали в поместье, к нам подбежали слуги, беря лошадей господ под уздцы и помогая нам спешиться.
  Я огляделась, чтобы убедиться, что здесь все так же было таким же средневековым, как и одеяние наших спасителей. По двору перед замком бегали курицы и собаки, привычного для меня размера (впрочем, как и лошади), где-то за углом я услышала мяуканье. Весь двор кипел жизнью. Я взглянула на Миру и постаралась не засмеяться, потому что она выглядела настолько же удивленной, какой была я, попав в ее мир.
  Прежде, чем мы вошли в здание замка, я успела отметить, что все местные жители были блондинами или же просто русыми, поэтому на данный момент мы единственные были шатенками.
  - Миледи, прошу следовать за мной, - поклонившись, объявил дворецкий. Я взглянула на Ильяма.
  - Вас проводят в комнаты для гостей и обеспечат всем необходимым, а через 2 часа мы встретимся за ужином, - сообщил он.
  - Благодарим вас, - улыбнулась я.
  Мужчины вышли снова во двор, а мы последовали за дворецким. Последний показал нам наши комнаты на втором этаже и сообщил, что вскоре нам принесут одежду.
  Мы остались в моей комнате. Мира запрыгнула на мою кровать и все еще в замешательстве посмотрела на меня.
  - Что нам теперь делать? - спросила она. Я лишь пожала плечами, потому что не знала ответа на этот вопрос. - Теперь я понимаю, что ты чувствовала, когда попала к нам. Только еще хуже - ты была совсем одна.
  Я лишь кивнула, тоже опускаясь на перину.
  - Да, тогда мне было страшно, я была совсем одна да еще и в одной ночной сорочке, - добавила я и, представив это со стороны, засмеялась.
  Мира подумала какое-то время, а затем задумчиво спросила:
  - Но как у тебя это получается?
  - Попадать в другие миры? - уточнила я. Она кивнула. - Хороший вопрос. Хотела бы я это знать. А еще лучше, знать, как попасть обратно...
  Буквально через пару минут в комнату вошли две служанки, несущие платья, которые были нам предоставлены на смену нашей странной одежды. А молодой паренек, вошедшей вслед за ними, принес ведро с теплой водой и, оставив его возле окна, ушел.
  - Миледи, вы хотите переодеться здесь или в своей комнате? - спросила одна из девушек, обращаясь к Мире.
  - Здесь, мы все-таки сестры, - улыбнулась она.
  Служанки помогли нам снять одежду (хотя в этом не было абсолютно никакой необходимости), также помогли слегка освежиться водой и помыть волосы, а потом принялись за одевание. Сделать это в одиночку было невозможно, потому что местная женская мода включала наличие корсажа (что подтвердило отличие от земной Шотландии в средние века).
  Удивленно глядя на наши тонкие трусики, девушки умело и быстро зашнуровали наши корсажи так, чтобы у нас все-таки еще была возможность дышать, и помогли надеть платья с пышными юбками. Пришлось отказаться от привычного бюстгальтера, но корсаж был тоже достаточно удобен в этом плане. Я также обрадовалась тому, что мое платье не имело безумного глубокого декольте, потому что никогда не страдала от большого размера бюста.
  Завершив работу, девушки удалились, забрав с собой ведро с водой и наши старые вещи. Убедившись, что мы одни, Мира развернулась ко мне с круглыми глазами.
  - Ничего себе! Это такие наряды здесь носят каждый день? - удивленно воскликнула она.
  - Видимо да, - кивнула я, усаживаясь на кровать и расправляя свои юбки. - Кроме того, может быть, что к каждой трапезе эти наряды нужно менять. Тут уж точно не обойтись без слуг.
  Мира походила по комнате, подобрав подол платья.
  - Такое ощущение, что я - невеста! - хихикнула она. - Вот только дышать трудновато...
  - А теперь представь, сколько ты сможешь съесть за ужином, - усмехнулась я. Мира поморщилась, спросив:
  - Это мне теперь все время голодной ходить?
  Пожав плечами, я ответила:
  - Есть надежда, что на кухне будет оставаться еда после каждой трапезы и ею можно будет воспользоваться. Но, вернемся к нашим баранам - что у вас вчера было с Жонасом? Ты бросила меня на произвол судьбы, оставив наедине с Йоханом!
  Мира снова хихикнула, покраснев.
  - Я не виновата. Это Жонас телепортировал нас оттуда, а потом я уже не могла думать ни о чем, кроме нас двоих...
  - Значит... вы перешли на следующую ступень отношений? - с интересом спросила я. Мира молча кивнула. - Ну, и как ощущения? В смысле, я знаю, что в первый раз они могут быть совсем не очень, но в целом впечатление от Жонаса в этой роли?
  - Он был такой нежный! Постоянно целовал меня... Он тоже сказал, что мне будет больно, но это было недолго. А потом должно быть еще лучше!
  Я утвердительно кивнула.
  - Если это "потом" вообще теперь когда-нибудь наступит, - с грустью завершила она, подразумевая наше место нахождение.
  - Здесь тоже должен быть кто-нибудь, кто умеет рисовать другие миры, - сказала я, стараясь звучать убедительно как для Миры, так и для самой себя. - Как-нибудь мы вернемся домой. Я просто надеюсь, что это будет скоро...
  Мы поговорили еще некоторое время до того, как к нам пришел дворецкий и сообщил, что ужин уже накрыт. Он проводил нас в гостиную, где за столом уже сидели мужчины. Увидев нас, они быстро поднялись из-за стола и придвинули нам стулья.
  - Позвольте восхититься ваше красотой, миледи, - галантно произнес Ильям, переводя взгляд с меня на Миру и обратно. Джери тоже кивнул.
  - Вы льстите нам, - смущенно опустив глаза в пустую тарелку, ответила я.
  - Что вы, миледи Ори! Вы сами знаете, насколько редко можно встретить шатенок в нашем мире.
  Это лишь подтвердило мое предположение.
  - А много ли шатенов по соседству с вами? - поинтересовалась я.
  Покачав головой, Ильям отклонился, позволяя слуге наполнить его глубокую тарелку каким-то супом голубого цвета. Увидев такое блюдо перед собой, Мира удивленно посмотрела на меня. Я слегка улыбнулась и попробовала суп сама, показывая, что ничего страшного в этом нет. Суп на самом деле был вкусным и, казалось, был сварен на основе кроличьего бульона.
  - Самый ближайший наш сосед-шатен живет в трех днях пути отсюда, но насколько мы знаем, другой родни у него нет, - продолжил Ильям, принимаясь за еду.
  Я кивнула.
  - Но похоже вы тоже не окружены родственниками здесь, - заметила Мира.
  - Вы правы, леди Мира, - кивнул Ильям. - Мои родители живут на другом острове, так же, как и родители Джери.
  - Вы не женаты, не помолвлены? - продолжила я свой расспрос.
  - К сожалению, нет. Мы еще не встретили тех девушек, которые бы всколыхнули бурю эмоций в наших сердцах, - ответил Джери, вступая в разговор. - Как насчет вас, миледи? Принадлежат ли ваши сердца кому-то?
  Мы с Мирой переглянулись, задумавшись, что стоит на это ответить.
  - У меня есть жених, - ответила Мира наконец и посмотрела на меня, предоставляя мне самой определиться с ответом.
  - Мне поступило предложение руки и сердца, но я пока еще не дала своего окончательного ответа, - уклончиво ответила в свою очередь я. Мужчины понимающе кивнули.
  Мы продолжили трапезу и беседу. За время нашего разговора мы смогли осторожно выяснить некоторые особенности этого мира, а также узнали, что Ильям решил устроить вечеринку по поводу нашего появления у них. Бал был назначен через две недели, в течение которых они собирались пригласить всех соседей и друзей, а также сшить нам бальные платья и подготовить все необходимое к празднику. Кроме того, бал был приурочен ко дню осеннего равноденствия, который праздновался здесь особо торжественно.
  После достаточно продолжительного ужина и разговора мы наконец отправились спать. Точнее Мира сначала задержалась у меня, рассказывая некоторые подробности своего вчерашнего свидания с Жонасом, а уже затем мы разошлись по своим комнатам, чтобы уснуть до самого утра.
  Спать на самом деле мне хотелось не очень, потому что время суток было немного неправильным для нас, но после большого количество перемен и впечатлений за короткий промежуток времени, я все-таки уснула довольно быстро.
  Спала я достаточно спокойно, однако было множество совершенно различных сновидений, которые иногда пугали меня. Однако, проснулась я довольно бодрой, хотя я и была разбужена служанкой, которая пришла меня одеть. Проведя полчаса в одевании в новое платье с корсажем, я наконец вышла из своей комнаты и встретилась в коридоре с Мирой.
  - Доброе утро! Как спалось? - поинтересовалась я.
  - Одиноко, - пожаловалась она. - Но, надеюсь, ненадолго.
  - Я тоже очень на это надеюсь.
  Завтрак прошел также в компании Ильяма и Джери, которые рассказали о некоторых своих планах, поинтересовались насчет меню на званый вечер в нашу честь, а также просто поболтали о погоде.
  Затем наступило тоскливое время. В смысле, тоскливым оно было потому, что мы не могли делать ничего привычного нам. Хотя я и была, так сказать, королевой последние недели, я всегда обычно находила чем заняться в течение дня (включая пререкания с Йоханом), а здесь нам было абсолютно нечего делать. Поэтому ближайшие дни мы гуляли по двору, играли с местными животными (я ухохоталась, когда впервые увидела клетчатого котенка!), ездили верхом на конях, вышивали, читали местные книги, по вечерам отправлялись на прогулки с нашими кавалерами, а также иногда примеряли новые платья, предназначенные для званого ужина. И каждый день казался похожим на любой предыдущий. Мне было настолько скучно, что я даже начала скучать по Йохану!
  Когда я сообщила об этом Мире, она начала громко хохотать.
  - Так вот что тебе было необходимо, чтобы оценить его присутствие и отношение к тебе в целом! - воскликнула она. - Если он не появится в ближайшее время, он упустит огромный шанс получить твое сердце.
  - Ну, допустим, я еще не дошла до такой степени скуки, чтобы бросаться ему на шею, - поправила я, но Мира все-таки посмеялась от души, чему я, впрочем, была только рада. Сама она, разумеется, очень скучала за Жонасом, а я ничем не могла ей помочь.
  За пару дней до вечеринки нам наконец принесли готовые платья.
  В день торжества с утра мы попытались помочь слугам с украшением зала, но нам это не было позволено, поэтому с грустью мы вернулись в мою комнату. Однако, вскоре к нам пришли служанки, чтобы привести нас в порядок перед вечером. Мы приняли ванну с цветами, чтобы приятно пахнуть, служанки уложили наши прически, стараясь подчеркнуть их темноту, затем помогли нам одеться (на этот раз затянув нас еще плотнее в корсажи, чтобы талии казались еще более тонкими).
  В шесть часов, когда было назначено официальное начало бала, мы спустились в гостиную, где нас уже ждали хозяин имения и его друг. Судя по выражению их лиц, мы произвели неизгладимое впечатление на них своим видом. Вскоре начали прибывать гости, которые сразу представлялись нам, а мы были представлены им. Гостей прибыло не меньше сотни, поэтому почти мгновенно я забыла имена всех, кто был мне представлен.
  На ужин подавали лишь холодные закуски и вина, но в большом количестве, поэтому столов здесь не было, были лишь установлены кресла, тахты и маленькие диванчики, на которых разместились особо уставшие леди. В основном средний возраст прибывших колебался от 20 до 45 лет, поэтому у большинства были общие интересы.
  Здесь были как одинокие люди, так и женатые, но не было детей (впрочем, возможно, детей вообще не допускают на праздники, как это делалось у нас в средние века, когда выход в свет был только в 14, а то и в 16 лет).
  Будучи единственными шатенками среди такого огромного количества людей, мы пользовались большой популярностью у мужчин. Однако, наши кавалеры не так часто оставляли нас без присмотра.
  Многие молодые люди пытались упорно флиртовать с нами, когда Ильяма или Джери не было рядом, потому что, насколько мы поняли, они не сообщили вовсеуслышание о том, что у нас в принципе имеются женихи.
  Было довольно интересно послушать разговоры гостей, потому что это действительно напоминало мне многие фильмы о средневековье у нас дома, когда две кучки людей стоят на отдалении и обсуждают друг друга, в то же время безумно вежливо улыбаясь предметам своего обсуждения.
  Через пару часов после начала праздника начались танцы. Первые два танца мы тщательно пытались принимать участие в разговорах, чтобы иметь возможность хотя бы визуально определить стиль местных танцев, потому что уже на третий танец мы были вынуждены согласиться.
  К счастью, местные танцы были больше похожи на вальс и исполнялись в паре, а не наподобие мазурки, когда тебя некому вести и ты абсолютно не знаешь, что делать, как и в какой момент.
  После часа непрерывных танцев, нам наконец удалось найти диванчик в углу зала, чтобы перевести дыхание. Естественно, моментально мы были окружены толпой молодых людей, заинтересованных в нашем внимании. Но это было все-таки проще, потому что ноги устали от туфель, которые были совершенно новыми и неразношенными.
  Я уже начала уставать от постоянного внимания и даже элементарно гудения от раздающихся со всех сторон разговоров. Мира тоже начала выглядеть утомленной, поэтому я надеялась на то, что вечеринка вскоре завершится или хотя бы нам будет позволено удалиться.
  К нашему огромному удовлетворению довольно скоро был объявлен последний танец. Видимо, многие из присутствующих гостей тоже устали от такого активного времяпрепровождения, потому что на танцевальный пол вышло всего несколько пар. Возле нас же началось гудение от того, что все стоящие рядом молодые люди настойчиво просили нашего разрешения на этот танец. Честно говоря, ни мне, ни Мире танцевать не хотелось вообще.
  - Миледи, я знаю ваше положение, но тем не менее проявлю небывалую дерзость, - обратился ко мне Ильям, и все затихли. Тогда он продолжил: - Не осчастливите ли вы меня своим согласием на исполнение этого танца вдвоем?
  Примерно тот ж вопрос задал Мире Джери. Все выжидающе смотрели на нас. Казалось, что даже музыка играла немного приглушенно. Мы переглянулись в нерешительности. Я согнула пальцы ступней в туфлях, пытаясь понять насколько я устала, после чего я ответила, чувствуя себя обязанной нашим кавалерам крышей на головой:
  - Я буду рада исполнить этот танец с вами.
  Мира также согласилась на танец с Джери. Казалось, что лица наших кавалеров засияли от счастья, когда они вывели нас в центр зала. Я с подозрением глянула на Миру, но та лишь пожала плечами, потому что тоже не поняла их нескрываемого восторга (особенно учитывая тот факт, что мы уже танцевали с ними раньше).
  Мы закружились в медленном танце. Нетанцующие гости лишь с затаенным дыханием смотрели на нас, а обычные сплетники продолжили сплетничать насчет чего-то нового.
  Когда музыка умолкла, Ильям и Джери с неподдельным почтением поклонились нам и поцеловали наши руки, а затем поблагодарили гостей за прекрасный вечер, тем самым сообщая об окончании банкета.
  Гости начали постепенно расходиться, и после того, как большинство покинуло зал, наши кавалеры проводили нас до наших комнат, еще раз сердечно поблагодарив нас за незабываемый вечер и согласие на последний танец.
  Вскоре ко мне пришла моя служанка и начала помогать мне раздеться. Когда я уже была в батистовой ночной сорочке, она спросила меня:
  - Миледи, в какое время вы хотите ваш завтрак?
  - Как обычно, наверное. Думаю, это должен решать ваш хозяин, - немного удивленно ответила я.
  Служанка смущенно улыбнулась со словами:
  - Вы теперь хозяйка, теперь вам решать, когда будет накрыт завтрак.
  Я умолкла и настороженно посмотрела на нее.
  - Что ты имеешь в виду? - осторожно спросила я, чувствуя, что что-то не так.
  - Вы же согласились на последний танец с графом, - напомнила она. - Вы скоро станете графиней.
  Я молчала, пытаясь понять ее слова, или правильнее сказать, пытаясь найти другое объяснение ее словам. Не в состоянии это сделать, я осторожно уточнила:
  - Когда я согласилась на последний танец с графом, на что еще я согласилась?
  - Вы согласились стать его женой, - торжественно объяснила служанка, расплываясь в улыбке.
  У меня прилила кровь к лицу, я услышала стук своего сердца прямо в голове. Ничего не сказав, я просто выбежала из своей комнаты и влетела в комнату Миры. Последняя сидела перед зеркалом и расчесывала свои волосы. Ее служанка уже ушла. Я закрыла за собой дверь и прислонилась к ней, пытаясь успокоиться.
  - Что случилось? - спросила Мира, улыбнувшись. - Ты выглядишь, как будто увидела призрака.
  - Тебе служанка ничего не сказала? - спросила я, подходя к ней.
  - О чем?
  - О нашем последнем танце.
  Мира отрицательно покачала головой.
  - А что она должна была сказать? - поинтересовалась она, с интересом разворачиваясь ко мне.
  Я помолчала некоторое время, а потом произнесла:
  - Знаешь, почему так мало людей танцевали последний танец? - Мира пожала плечами. - Потому что этот танец является эквивалентом предложения руки и сердца...
  Моя подруга помолчала какое-то время. Когда ее щеки вначале побледнели, а затем внезапно покраснели, я поняла, что она пришла к логическому заключению моих слов.
  Испуганно взглянув на меня, она спросила:
  - Мы согласились выйти за них замуж?
  Я лишь молча кивнула.
  - Почему же в разных мирах все настолько разное?! - возмущенно воскликнула я. - В одном мире я становлюсь королевой, получив в подарок браслет, а в другом - соглашаюсь выйти замуж, всего лишь станцевав последний танец!
  Я опустилась на кровать от бессилия. Мира молчала, будучи подавленной.
  - Что мы будем теперь делать? - тихо спросила она.
  - Хороший вопрос... - я задумалась, просчитывая возможные варианты решения создавшейся ситуации. - Интересно, как скоро должна состояться свадьба? Может быть, ее можно будет отложить на год-два, а за это время найти постоянное решение?
  Мира ничего не ответила. Я знала, что в данный момент я была более опытной в таких делах, нежели она, даже потому, что уже побывала в подобных ситуациях и более или менее смогла найти хоть какой-то выход из них. Кроме того, в отличие от меня в случае непредсказуемых событий Мира была более склонна к апатии, в то время, как я более активно искала решение проблем.
  Мы еще некоторое время сидели молча, пока я не решила, что пора поступить по принципу Скарлетт из "Унесенных ветром" - "Я подумаю об этом завтра!".
  Попрощавшись с Мирой, я вернулась в свою спальню и легла спать. Прежде, чем уснуть, я прокрутила в голове несколько возможных вариантов нашего разговора с женихами завтра. По моему мнению, мы могли сказать, что не знали об их традициях, что у нас в Канаде такого нет, или же что мы были слишком опьянены вином, что просто запутались во всем. На самый крайний случай я собиралась сказать, что мы просто передумали, хотя именно этого делать мне не хотелось, потому что не хотелось ранить мужчин таким образом.
  Я не заметила, как уснула, поэтому в следующий раз думала о подобном уже утром после моего пробуждения. Разумеется, утро ничего не изменило, и мне за ночь не приснилось ни одного подходящего решения возникшей проблемы.
  Мне очень не хотелось вести разговор с Ильямом о том, что наша свадьба не состоится. Мне даже не хотелось выходить на завтрак. Но когда ко мне в комнату пришла служанка, чтобы помочь мне одеться, я все-таки приняла решение о необходимости разговора, причем, чем раньше, тем лучше.
  Встретившись с Мирой в коридоре, мы направились в столовую. Моя подруга выглядела немного помятой и уставшей, потому что, видимо, ей плохо спалось.
  - Ты придумала, что нам делать? - спросила она.
  - Не совсем, - призналась я. - Придется смотреть по ходу развития ситуации. Но нам нужно решить этот вопрос сегодня.
  Мира вяло кивнула. Мы вошли в столовую, где нас уже ждали молодые люди. Как обычно учтиво они подвинули нам стулья и заняли свои места.
  - Как вам спалось? - поинтересовался Ильям.
  - Спасибо, хорошо, - ответила я. Мира лишь кивнула, не подняв взгляда со своей тарелки. - А вам?
  - Замечательно, - улыбнулся хозяин дома.
  - Ильям, нам нужно будет поговорить после завтрака, - сказала я вполне серьезно.
  - Разумеется, - кивнул он и внимательно посмотрел на меня, как если бы подозревал, о чем будет идти разговор.
  Принесли наши тарелки с завтраком, и мы принялись за еду. Пережевывая, я почти не чувствовала вкуса, потому что пыталась вновь придумать, как мне начать разговор.
  - Ори, ты выглядишь задумчивой, - констатировал Ильям, заметив мое состояние.
  - Да нет, просто немного устала и не выспалась - все-таки бал продолжался довольно долго, - вежливо улыбнулась я. Ильям также вежливо кивнул, выражая понимание.
  В столовую вошел дворецкий.
  - Ваша светлость, только что прибыл герцог Беркли, - чопорно сообщил он.
  - Герцог Беркли? - удивленно воскликнул Ильям. - Пригласи его немедленно к нам за стол.
  - Да, ваша светлость.
  Дворецкий вышел из комнаты и вскоре вернулся, объявляя:
  - Его сиятельство герцог Беркли.
  Мужчины поднялись со своих мест, приветствуя входящего, а мы с интересом уставились на дверь. В столовую вошел мужчина в килте сине-зеленого цвета (учитывая необычность местной одежды, здесь я все еще первым делом обращала внимание на ноги, а потом уже мой взгляд поднимался к лицу). Так произошло и в этот раз, поэтому я вскочила на ноги только через несколько секунд, когда поняла, что перед нами стоит Йохан.
  - Доброе утро, леди и джентльмены! - произнес он.
  Наши взгляды встретились, его губы растянулись в победной улыбке, а мои - в улыбке неподдельной радости. Не отдавая себе отчета, я выбежала из-за стола и быстро направилась к нему. В данный момент я была однозначно готова броситься ему на шею. Однако, когда я находилась в каком-то метре от него, его предостерегающий и даже почти испуганный взгляд остановил меня. Я как вкопанная застыла на месте, пытаясь понять, что же мне делать.
  - Ори, Мира, как я рад вас видеть в целости и сохранности! - воскликнул он, подходя ко мне и обнимая по-отечески. Мира также быстро подошла к нам и тоже обнялась с Йоханом.
  - Вы знакомы? - удивленно спросил Ильям.
  Развернувшись к хозяину дома, Йохан сообщил:
  - О, да! Ори и Мира - мои племянницы. Они направлялись ко мне в имение, когда произошло какое-то недоразумение, в результате которого они попали сюда.
  Нависла неловкая тишина, продолжающаяся несколько минут, во время которых мы с Йоханом просто стояли и молча смотрели друг на друга..
  - Герцог, не соизволите ли присоединиться к нам на завтрак? - спохватился Ильям, вспоминая правила гостеприимства.
  - Буду благодарен за приглашение, - кивнул Йохан и направился к уже установленному для него прибору. Мы также заняли свои места. Я не сводила глаз с нашего гостя, потому что все еще не могла поверить в то, что он здесь. Получив свою порцию каши и бутербродов, Йохан вновь задержал свой взгляд на мне и продолжил свой рассказ.
  - Я был очень огорчен, когда узнал, что девушки не добрались до моего имения только из-за того, что дракон спугнул их лошадей, которые несли все их вещи, а также мой адрес. - Я на мгновение задумалась о том, откуда он мог знать нашу легенду, но потом вспомнила, что Ильям разослал своих людей на поиски наших несуществующих лошадей, поэтому те, наверняка, рассказывали всем эту историю.
  Йохан сделал несколько глотков своей пищи и продолжил:
  - Дело в том, что Ори и Мира были отправлены ко мне их родителями. В Канаде готовятся к свадьбе, а по их традициям невеста не должна видеть приготовлений, а приехать уже на все готовое. Поэтому Мира, будучи уже обещана своему суженому, должна была отправиться ко мне. А Ори лишь составляла ей компанию.
  - Мира выходит замуж? - с пересохшим горлом спросил Джери.
  Йохан кивнул, так как в этот момент его рот был забит едой. Я также вернулась к своему завтраку, потому что мне говорить не приходилось, хотя мне с трудом удавалось отвести взгляд от Йохана.
  Прожевав, герцог продолжил:
  - Я слышал, что вчера на празднике равноденствия девушки согласились на последний танец с вами, - молодые люди кивнули, - но боюсь разочаровать вас - они не давали вам тем самым согласие на брак. В Канаде нет такой традиции, поэтому они просто не знали его значения.
  Ильям вопросительно посмотрел на меня, а я кивнула, пытаясь вложить все свое сожаление в этот жест. Он удрученно опустил голову. Я сомневаюсь, чтобы он был влюблен в меня. Видимо, он просто нашел себе достойную партию, поэтому я была уверена в том, что он огорчен только из-за этого. Джери же, казалось, очень симпатизировал Мире, но он знал, что у нее есть жених, поэтому должен был быть готов к такому повороту событий.
  Как если бы что-то вспомнив, Ильям поднял голову и спросил, переводя взгляд с меня на Йохана и обратно:
  - Но насколько я помню, Ори получила предложение о вступлении в брак, но пока еще не дала ответа.
  Мы кивнули одновременно с Йоханом, глядя друг на друга.
  - Да, мы все еще ждем ее решения, - добавил он, взглянув на Ильяма. Затем оба уставились на меня.
  - Не уверена, что я готова дать ответ прямо сейчас, - уклончиво ответила я. Я заметила, как Йохан усмехнулся, кивнув, как если бы говоря "Что же еще ты можешь сказать". Меня это немного задело, но я не подала виду. Ильям просто понимающе кивнул.
  Вновь переведя свой взгляд на Йохана, я язвительно произнесла:
  - Дело в том, что я получила предложение в несколько странно принудительной форме.
  Наши взгляды вновь встретились на довольно продолжительное время.
  - Такова была ситуация, - пожал плечами Йохан, - и ты получила ее объяснение.
  - Объяснение ситуации - да, но не того, чего я хотела получить, - возразила я.
  Отложив ложку и откинувшись на высокую спинку стула, чтобы слуги имели возможность забрать грязный прибор, он сказал:
  - Если мне будет разрешено говорить от имени жениха, позволю себе сообщить о том, что он очень любит тебя, не представляет себе жизни без тебя и единственное, о чем он мечтает, это находиться рядом с тобой каждую минуту остатка его жизни. И, надеюсь, ты помнишь, скольким он ради тебя пожертвовал...
  Говоря это, он смотрел мне в глаза, хотя казалось, что он пытался заглянуть в мои мысли. Принесли чай с печеньем, поэтому наш контакт прервался.
  Я задумчиво мешала ложкой чай, перебирая мысли и фразы, которые хотелось высказать в этот момент.
  Наконец, подождав, пока Йохан откусит кусочек печенья и запьет его чаем, я сообщила:
  - Хорошо. Я согласна.
  Да, это было спланировано, и я добилась своего - Йохан поперхнулся чаем и закашлялся.
  - Что ты сказала? - переспросил он, когда приступ кашля утих.
  - Я сказала, что ты можешь передать жениху, что я согласна выйти за него замуж, - с улыбкой терпеливо повторила я. Краем глаза я заметила, что Мира с таким же ошарашенным взглядом смотрит на меня.
  - Правда? - уточнил Йохан, все еще не веря своим ушам.
  - Да, правда.
  - Правда? - услышала я такой же удивленный вопрос Миры. Развернувшись к ней лицом, я лишь с улыбкой кивнула.
  После пары минут молчания Йохан переспросил:
  - В смысле, ты серьезно согласна?
  Я даже засмеялась от создавшейся ситуации, потому что, казалось, мне никто не верил.
  - Если ты еще раз задашь этот вопрос, я передумаю, - лукаво ответила я. Йохан покачал головой, обещая больше не спрашивать то же самое. А я добавила: - У тебя есть трое свидетелей моего согласия.
  Он кивнул и, с трудом оторвав свой взгляд от меня, вернулся к чаепитию. Ильям потерял теперь все остатки надежды на брак со мной, поэтому умолк, не зная, что еще ему сказать. Мира и Йохан также ничего не говорили, как если бы боясь спугнуть тем самым меня, поэтому вскоре завтрак закончился в полной тишине, нарушаемой стуком тарелок и столовых приборов.
  - Я надеюсь, герцог, вы останетесь до завтрашнего утра до вашего возвращения домой, - с надеждой произнес Ильям.
  - Если я не буду для вас незваным гостем, - вежливо улыбнулся Йохан и, после того, как граф отрицательно покачал головой, продолжил: - Покорно благодарю за гостеприимство и за заботу о моих племянницах. Нам предстоит долгая дорога, поэтому будет лучше, если мы отправимся в путь завтра рано утром.
  Поднимаясь со своего места, он взглянул на нас со словами:
  - Девушки, думаю, нам нужно о многом поговорить.
  Мы также встали.
  - Вы можете расположиться в библиотеке, - предложил Ильям.
  - Думаю, будет лучше, если мы просто прогуляемся по вашему имению, если вы не имеет ничего против этого, - ответил "наш дядя".
  - Мой замок в вашем распоряжении, герцог, - поклонившись, ответил хозяин поместья. Йохан ответно поклонился ему и, взглядом предложив нам следовать за ним, направился к выходу.
  Оказавшись во дворе поместья, я первым делом захохотала. Удивленно остановившись, Йохан развернулся ко мне, Мира сделала то же самое.
  - Я сказал или сделал что-то смешное? - поинтересовался он.
  - Сделал. Ты оделся по-местному, - сквозь смех проговорила я. - Ты - в юбке!
  Мира тихо захихикала, потому что тоже находила это забавным.
  - Это не юбка, а килт, - поправил он.
  - Я знаю, что это такое, но это не меняет твоего внешнего вида.
  - Тебе не нравится, как это выглядит? - улыбнулся Йохан.
  - Ты выглядишь так забавно.
  - Между прочим, это очень удобно. Ничего нигде не жмет.
  - Ну да, в туалет ходить - даже брюки расстегивать не нужно. Увидел красивую девушку - то же самое, - засмеялась я.
  Йохан лукаво посмотрел на меня, произнося:
  - Я так вижу, ты довольно осведомлена о подобных вещах.
  - Судьба такая, - улыбнулась я. - Идем на прогулку?
  Йохан жестом предложил нам взять его под руки с обеих сторон, что мы и сделали, и все вместе зашагали в сторону сада, потому что мы уже знали, где он находится и как туда идти.
  Через пару минут молчания я не вытерпела и потребовала:
  - Ну, давай, рассказывай!
  - Я? - удивился он. - Я так думаю, начинать должны вы, как вас угораздило попасть сюда.
  Мира потупила взгляд и сказала как можно более виновато:
  - Это моя вина.
  После этого Мира рассказала все, что произошло, иногда поглядывая на меня, чтобы убедиться в том, что она говорила все правильно. Когда ее рассказ закончился, я спросила Йохана:
  - А что произошло у вас за время нашего отсутствия? Почему тебя так долго не было?!
  - А ты по мне соскучилась? - удивленно подняв брови, спросил он.
  - Уже дошло до того, что я почти бросилась тебе на шею! - напомнила я. - Кстати, почему ты не разрешил мне это сделать? Разве племянницы не могут обнимать своего дядю?
  - Могут, но не так, как это собиралась сделать ты, - последовал ответ. - Но в тот момент я бы отдал все на свете только за то, чтобы оказаться с тобой наедине.
  Я почувствовала, как мурашки побежали по телу, и поежилась. Чтобы сменить тему, я вернулась к нашему обсуждению:
  - Итак, ваша часть рассказа, милорд.
  Йохан кивнул и, продолжая неспеша шагать в сторону сада, начал свою историю:
  - Мы не сразу заметили, что вы пропали. В основном, потому что здесь и дома время течет по-разному, то есть здесь оно идет намного быстрее. Поэтому к тому времени, как здесь прошло три дня, у нас прошла всего пара часов. То есть, когда вы не появились к обеду, мы начали поиски. Первым делом мы, разумеется, проверили ваши комнаты, то там все было нетронуто. Затем мы проверили мою мастерскую, и там я сразу заметил, что одна картина лежит на полу. Собственно, это объясняло все, потому что дверь в мастерскую была незаперта - ключ все еще торчал в замочной скважине - и вы пропали. Когда я понял, куда именно вы пропали, мне пришлось поторопиться, потому что я знал, что местное течение времени намного быстрее нашего обычного. Но для начала мне пришлось рассказать Жонасу о произошедшем, объяснить ему как все произошло практически (а также то, что я периодически перехожу в другие миры). Ну и в том числе, провести достаточно много времени, стараясь убедить его не отправляться вместе со мной, потому что он слишком вспыльчив и абсолютно не готов к путешествиям подобного рода.
  Мира хмыкнула, сказав:
  - Это уж точно. По-моему, только вы двое подходите для того, чтобы отправляться в отпуск таким образом.
  Йохан внимательно посмотрел на меня, однако ничего не сказал, видимо решив оставить обсуждение этой интересной темы на потом. Затем он продолжил:
  - Когда мне удалось оставить Жонаса дома, я отправился сюда. Только я попал не в то место на поляне, куда приземлились вы, а в свой замок. - Он вновь обернулся ко мне со словами: - Может быть вы даже видели картину с комнатой моего замка на стене в мастерской. - Я отрицательно покачала головой, и он продолжил: - Приехав сюда, я первым делом отправил своих людей на разные острова, чтобы те собрали информацию о появлении где-нибудь двух шатенок-северянок. Когда я услышал о том, что Стенли устраивает вечеринку в вашу честь, до праздника оставалось 2 дня. Поэтому я вскочил на коня и помчался сюда. И вот я здесь...
  - Интересная история, не так ли? - философски констатировала я.
  - Да уж точно. Теперь ты не получишь ключи от моей мастерской, - усмехнулся он.
  - Что?! - возмущенно воскликнула я. Испытывая непреодолимое желания причинить ему боль, я отпустила его руку и ткнула ногтями ему в бок на уровне ребер. Собственно, особой боли это не причиняет, но рефлекторно от щекотки человек обычно подпрыгивает.
  - Ай! - крикнул Йохан и тут же удивленно посмотрел на меня. - Я не знал, что в тебе садистские склонности.
  - Ты многого обо мне не знаешь, - усмехнулась я, отходя подальше от него, чтобы он не смог мне отомстить подобным же образом.
  - Кстати, об этом мы поговорим завтра утром, - заметил он. - Путь нам предстоит долгий, все успеем обсудить.
  Я фыркнула, имея в виду, что я ничего обсуждать не собиралась. Йохан лишь засмеялся.
  - Как долго нам ехать? - поинтересовалась Мира. Мы вновь зашагали по саду, только я шла на безопасном по моему мнению расстоянии от нашего "дяди".
  - Примерно трое суток. Нам придется переночевать в двух местах прежде, чем мы доберемся до моего замка, - ответил он.
  - Когда мы выезжаем?
  - Сразу после завтрака.
  Вскоре мы завершили нашу прогулку и вернулись в замок. Ильям и Джери были вынуждены разослать несколько гонцов, чтобы сообщить, что никакой помолвки не будет, что мы - племянницы герцога Беркли, и что мы вскоре уезжаем домой, чтобы выйти замуж за своих женихов.
  Сразу после обеда Йохан, Ильям и Джери отправились верхом осмотреть владения Стенли, то есть занялись чисто мужским занятием, а мы занялись чисто женским - вышиванием. За эти две недели я уже успела вышить несколько полотенец и одну скатерть, которые я собиралась оставить в подарок Ильяму.
  Мы поболтали немного до ужина, в основном о том, что Мира была очень счастлива тому, что скоро вернется домой и воссоединится с Жонасом. Я же потихоньку начала сожалеть, что согласилась выйти замуж за Йохана, но не поднимала этот вопрос, потому что просто хотела, чтобы Мира успела насладиться предвкушением долгожданной встречи со своим возлюбленным.
  Ужин мы провели достаточно интересно, хотя молодые люди были печальны по причине нашего скорого отъезда. Пожелав мужчинам спокойной ночи, мы перебрались в мою комнату. Представители сильного пола перешли в библиотеку, чтобы продолжить вечер и общение за бокалом коньяка. По нашей просьбе моя служанка принесла нам бутылку местного белого вина и немного сыра, и мы устроили пижамную вечеринку. Точнее, мы не надевали пижамы, а просто сняли огромные платья, оставшись в панталонах и слегка расшнурованных корсажах.
  Наполнив бокалы вином, Мира протянула мне один, а второй взяла сама.
  - За наше спасение! - провозгласила я тост.
  - За нашего спасителя, - поправила она, засмеявшись.
  Я равнодушно кивнула. Мы немного выпили. Заедая вино сыром и виноградом, Мира сказала:
  - Ну, признайся, ведь ты была безумно рада увидеть Йохана на пороге.
  - Разумеется, - согласилась я, но тут же добавила: - Но я также была бы рада видеть Жонаса, или Гиани, или даже мою приемную мать - королеву Сафрании.
  - Лгунья! - возмущенно воскликнула она, бросаясь в меня виноградиной. - Ты согласилась выйти за него замуж, хотя он даже не заставлял тебя дать ему ответ прямо сегодня!
  Я изумленно схватила ягоду и швырнула ее обратно в Миру.
  - Ну и что? Я пожалела об этой минутной слабости уже через 5 минут нашего разговора! - заявила я. Мира приподняла свой бокал, предлагая выпить еще, что мы и не преминули сделать.
  - Может быть, - согласилась она. - Но ты сделала это вполне добровольно.
  Я лишь фыркнула, пригубив еще вина, которое было очень приятным на вкус.
  - Признавайся, ты по нему соскучилась! - потребовала моя подруга. Я стиснула зубы, сжала губы и отрицательно покачала головой. Не выдержав, Мира воскликнула: - О, как ты выводишь меня из себя своим упрямством! Как тебя только Йохан терпит?!
  - Хороший вопрос, - задумалась я. - Надо будет его спросить.
  Встретившись взглядами, мы расхохотались.
  - Но ведь он тебе нравится, я же вижу это по тебе, - продолжила она, внимательно глядя на меня.
  - Все зависит от того, что ты подразумеваешь под этой фразой, - последовал мой уклончивый ответ.
  - Что я подразумеваю? Тебе нравится его внимание, нравятся его прикосновения, ты скучала по всему этому здесь!
  Я сделала вид, что задумалась, хотя алкоголь в вине не давал мне полностью сосредоточиться на своих мыслях.
  - Черт побери, ведь ты хочешь оказаться в его объятиях! - воскликнула она. С лукавой улыбкой я взглянула на нее, ничего не говоря. - Закрой глаза.
  - Это еще зачем? - недоверчиво спросила я.
  - Не бойся, закрывай, - настойчиво повторила она. Я так и сделала, тогда Мира продолжила довольно тихим мягким голосом: - А теперь представь, что ты с Йоханом... Представь, как он тебя обнимает... как его сильные руки крепко прижимают тебя к себе... как он тебя целует... как вы занимаетесь любовью...
  Мне не нужно было сосредотачиваться, чтобы все это представить, потому что это произошло само по себе. Мурашки побежали у меня по коже, а адреналин хлынул в кровь.
  Быстро открыв глаза, я укоризненно спросила:
  - Ты специально меня напоила?
  - По крайней мере попыталась, - наигранно виновато ответила она, делая глоток из своего бокала.
  - И чего ты хотела этим добиться?
  - Чтобы ты призналась себе в своих чувствах к нему. Подействовало?
  - Сейчас узнаем... - сказала я, вставая со своего места и решительно направляясь к двери. Глаза Миры округлились, и она быстро последовала за мной.
  Я вышла из своей комнаты и, убедившись, что никого кроме нас в коридоре нет, зашагала к комнате, которая была выделена Йохану. Покои герцога располагались почти напротив наших комнат, поэтому далеко идти нам не пришлось. Мира осторожно шагала следом.
  Остановившись возле двери, я уверенно постучала. Я с трудом услышала стук, потому что звуки биения моего сердца заглушали все остальное. Через непродолжительное время дверь открылась, и на пороге показался Йохан.
  Увидев нас, да еще в том виде, в котором мы были, он почти испуганно спросил:
  - Что случилось?
  - Ничего, - спокойно ответила я, скользнув взглядом по его одежде. Он все еще был одет в те же килт и рубашку, что и за ужином. - Мне нужно с тобой поговорить.
  Быстро оглядевшись по сторонам, Йохан поинтересовался:
  - О чем?
  После этого он вышел из своей комнаты и прикрыл за собой дверь. Я удивленно вскинула брови, потому что у меня создалось впечатление, что он скрывал что-то в своей спальне. Или кого-то...
  - Мы можем войти? - осторожно спросила я, чувствуя укол ревности.
  - Не думаю, что это хорошая идея, - покачал он головой. - Кроме того, думаю, нам стоит отложить этот разговор до завтрашнего утра.
  Пристально глядя ему в глаза, я строго спросила:
  - Кто там?
  - Где? - казалось, не понял он.
  - В твоей комнате.
  - Думаю, будет лучше, если я оставлю вас наедине, - осторожно сказала Мира. Я кивнула ей, а Йохан быстро возразил:
  - Эта идея еще хуже. Как насчет того, чтобы завтра днем все спокойно обсудить?
  Его тон начал меня выводить из себя именно из-за того, что я все больше убеждалась в том, что он настойчиво не хочет пускать меня к себе в спальню (он, который всегда пытался только это и сделать, что остаться со мной наедине, вдруг вел себя совершенно по-другому!).
  - Иди, Мира, мы сами разберемся, - спокойно ответила я, испепеляя Йохана взглядом.
  Когда он сделал шаг в сторону Миры, чтобы остановить ее, я проскользнула в его покои. Йохан бросился вслед за мной. Мира ушла, а Йохан быстро закрыл дверь за собой.
  - Что все это значит? - требовательно произнес он.
  - Это я бы очень хотела знать, - резко развернувшись к нему лицом, процедила я. - Почему ты не хотел пускать меня к себе в спальню? Кого ты здесь прячешь?
  Удивление Йохана постепенно сменилось улыбкой облегчения, и он тихонько засмеялся.
  - Не вижу ничего смешного, - заявила я, проходя по комнате и окидывая внимательным взглядом мебель, находящуюся здесь, в поисках спрятанного человека.
  - Ты посчитала, что я не пускаю тебя сюда, потому что у меня здесь другая женщина? - на всякий случай уточнил он. Я лишь молча кивнула. - Должен признаться, мне безумно льстит твоя ревность.
  Остановившись посреди комнаты и обернувшись к нему, я уточнила:
  - Ты хочешь сказать, что у тебя были какие-то другие причины не пускать меня сюда?
  - К моему огромнейшему сожалению, да, - признался он. - Но не думаю, что тебе стоит оставаться здесь надолго все по той же причине.
  - И что же это за причина?
  - Та же, по которой я испугался, что ты собираешься броситься мне на шею во время завтрака. Уже все знают, что ты выходишь замуж, поэтому находиться наедине с мужчиной в его комнате тебе очень не пристало, - объяснил он.
  - Ты - мой дядя, - возразила я. - Причем намного старше меня.
  - Да, но я не являюсь твоим близким родственником. Кроме того, здесь даже перед отцом в таком виде не ходят, - он подбородком указал на мое одеяние.
  Я задумалась на короткое время о том, что он мне сказал, и поняла, насколько глупо выглядело со стороны мое поведение.
  - То есть, я не могу остаться у тебя на продолжительное время, - констатировала я.
  Йохан кивнул и добавил:
  - Тебе вообще бы не следовало сюда входить одной.
  - А какая разница, вошла бы я одна или с Мирой? - не поняла я и с лукавой улыбкой заметила: - Или считается, что один мужчина с двумя женщинами не справится?
  Внимательно глянув на меня, Йохан лукаво улыбнулся:
  - Создается у меня впечатление, что ты слишком осведомлена о различных аспектах отношений между полами.
  - Видимо, больше, чем ты думал, - усмехнулась я, направляясь к двери. - Ладно, раз уж ты заботишься о моей репутации, будет лучше, если я удалюсь.
  - Правильное решение, хотя все мое существо против этого, - кивнул он. Когда я уже дотронулась до дверной ручки, он спросил: - Кстати, а о чем ты хотела поговорить?
  Развернувшись к нему, я довольно соблазнительно улыбнулась и ответила:
  - Вообще-то в мои планы входило последовать твоему совету и остаться с тобой на ночь добровольно, чтобы перебороть свой страх перед нашими отношениями. - Глаза Йохана вспыхнули пламенем страсти, но я лениво добавила: - Но раз моя репутация так важна, не стоит ставить ее под вопрос. Спокойной ночи, дорогой!
  Я выскользнула из комнаты, закрывая за собой дверь, но краем глаза успела заметить, как Йохан сделал чуть ли не прыжок в мою сторону, чтобы остановить меня. Влетев в свою комнату, я заперла дверь и засмеялась. Что ни говори, а мы с ним были очень похожи - мы оба любили дразнить друг друга.
  Какое-то время я ожидала, что в мою дверь вскоре постучат и на пороге появится Йохан, но этого не произошло. На какую-то секунду я даже почувствовала разочарование по этому поводу, но я быстро отогнала эту глупую мысль, раздевшись, легла в свою кровать и вскоре уснула.
  Утром я проснулась от стука в дверь. Не сразу сообразив, я лишь через некоторое время вспомнила, что заперла дверь прошлой ночью после моего побега из комнаты Йохана. Осторожно отперев дверь, я выглянула, чтобы увидеть ожидавшую на пороге служанку.
  - Миледи, пора одеваться к завтраку, - вежливо напомнила она. Я улыбнулась и впустила ее в свою спальню.
  Пока я одевалась с ее помощью, ко мне пришла Мира, которая проснулась раньше меня и уже успела приготовиться к трапезе. Подождав, пока служанка не удалится, она наконец уставилась на меня, внимательно ожидая моего рассказа.
  - Как спалось? - поинтересовалась я.
  - Что? - переспросила она. - Давай рассказывай, что вчера произошло!
  Пожав плечами, я спокойно ответила:
  - Собственно, ничего.
  - Как долго ты пробыла у Йохана в спальне? - последовал ее наводящий вопрос.
  Секунду подумав, я сказала:
  - Минуты две-три. - Увидев удивленно-недоверчивое выражение лица моей подруги, я добавила: - Мы не могли рисковать моей репутацией - это поэтому он не хотел пускать меня к себе, причем в том наряде.
  Мира открыла рот, почти задыхаясь от возмущения.
  - И он не наплевал на это, пока ты находилась в его комнате добровольно?! - разочарованно воскликнула она, закатывая глаза.
  Я захихикала, отвечая:
  - Ну, я думаю, он одумался, но было уже поздно - я сообщила о цели своего прихода, уже выходя из комнаты...
  Мира воздела руки к небу:
  - Я потратила столько энергии, чтобы отправить тебя к нему в комнату, а он упустил свой шанс!!!
  Я громко расхохоталась, почти хватаясь за живот. Однако, вскоре наш разговор был прерван дворецким, сообщившим нам, что завтрак уже накрыт.
  Мы вышли в столовую, вежливо поздоровались с мужчинами (я получила многообещающий взгляд от Йохана, заставивший меня поежиться) и заняли свои места за столом.
  Беседа за столом проходила довольно тоскливо, потому что Ильям и Джери не хотели разговаривать о нашем отъезде, а о погоде говорить бесконечно не получается.
  После завершения трапезы мы попрощались с нашими несостоявшимися женихами, пока наши вещи был погружены в карету. Помахав Ильяму и Джери, мы с Мирой забрались в экипаж. Для начала мы сели друг напротив друга возле окна, чтобы было лучше видно происходящее на дороге, но потом я поняла, что в этом случае Йохан наверняка сядет рядом со мной, и быстро пересела к Мире.
  Заглянув в карету и окинув нас обоих взглядом, Йохан усмехнулся, видимо поняв, как получилось, что я сижу рядом с Мирой, а не у окна. Он занял место напротив Миры у своего окна и дернул за шнурок, оповещавший возничего, что пора отправляться в путь.
  Однако, уже через несколько минут я поняла, что не смогу долго ехать задом наперед. Заметив мои метания, Йохан сказал с улыбкой:
  - Иди садись сюда, я тебя не укушу.
  Подумав непродолжительное время, я поинтересовалась:
  - Как долго нам ехать?
  - Не меньше шести часов, поэтому если у вас будет необходимость сходить в туалет, говорите, не стесняйтесь, - ответил он, посмотрев на меня и на Миру. Мы кивнули. - Кстати, я так думаю, вы были бы непротив переодеться в более привычную и удобную для вас одежду, не так ли?
  Быстро переглянувшись с подругой, я спросила:
  - А какие есть предложения?
  Йохан достал из-под своего сидения дорожную сумку и вынул из нее джинсы и рубашки.
  - Останавливай карету, мы будем переодеваться, - уверенно заявила я. Йохан снова засмеялся. Он выглянул в окно, чтобы убедиться, что мы отъехали достаточно далеко от имения Ильяма, и тогда уже дернул за шнурок возничего. Экипаж остановился на обочине.
  - Я подожду на улице, пока вы переодеваетесь, - сказал наш "дядя", поднимаясь со своего места, - разумеется, если вам не нужна моя помощь...
  Я одарила его ледяным взглядом, что вызвало у него новый приступ смеха, и он вышел, закрыв за собой дверцу.
  Мы быстро сняли с себя громоздкие платья и переоделись в привычные брюки и рубашки. Затолкав платья под сидения, мы вновь заняли свои места, только на сей раз я все-таки устроилась у окна по ходу движения.
  - Вы готовы? - поинтересовался Йохан из-за дверцы кареты и, получив положительный ответ, занял свое место возле меня. Он дернул за шнурок, и мы вновь двинулись в путь.
  Я с интересом рассматривала проплывающие за окном пейзажи. Вспомнив разговор о том, что мы на острове, я спросила:
  - А когда мы будем плыть на корабле?
  - Корабле? - удивленно переспросил Йохан. - Зачем?
  - Ну, мы же на острове. А твое имение, насколько я понимаю, находится на другом острове, - объяснила я.
  - А, вот ты о чем, - протянул он, благосклонно улыбнувшись. - Подожди еще минут двадцать, тогда поймешь, что корабли здесь не нужны.
  Следующие двадцать минут ожидания показались мне вечностью благодаря моему любопытству. Честно говоря, я точно не знала, чего мне ожидать, поэтому просто внимательно рассматривала все вокруг, пытаясь найти ответ на интересующий меня вопрос. Вскоре вдали показался въезд на достаточно широкий мост. Длину же моста я смогла определить только тогда, когда мы подъехали к нему самому. Как только мы въехали на мост, Йохан остановил карету и вышел, приглашая нас присоединиться к нему.
  Мы покинули наше средство передвижения и подошли к широким перилам архитектурного сооружения, построенного из какого-то белого камня.
  - Если боитесь высоты, лучше не подходить к самим перилам, - предупредил Йохан, опираясь на них сам.
  Я высоты не боялась, поэтому быстро подошла к нему и посмотрела вниз. У меня захватило дух, и даже голова закружилась. Я быстро окинула взглядом все вокруг, чтобы потом в мелочах рассмотреть самое удивительное этого мира: он состоял из висячих островов. Острова просто парили в воздухе, выглядя как огромные комки земли, на которых находились леса, озера, пастбища, поля, дома и все остальное привычное нам. Острова соединялись мостами из белого камня. Однако, эти мосты не были навесными, насколько бы логически правильным мне это не казалось - мосты имели упоры, уходящие далеко вниз, пока они наконец не скрывались за облаками. То есть, нельзя было видеть того, что же все-таки было основанием для опоры мостов. Нельзя было даже увидеть, есть ли окончание этих столбов где-нибудь вообще!
  - Но... как это возможно? - с изумлением спросила я. - Это же противоречит всем законам физики! На чем стоят опоры этих мостов? Есть там внизу что-нибудь? Там живут люди или еще какие-нибудь существа?..
  - Боюсь, у меня нет ответов на твои вопросы, - прервал мою тираду Йохан. Со все еще удивленным выражением лица, я обернулась к нему. - Единственное, что я могу сказать, это то, что никто не знает что или кто там внизу и как все это возможно.
  - Неужели никто не пытался спуститься туда вниз? - снова удивилась я.
  - О, таких отчаянных смельчаков было более, чем достаточно, но пока еще никому не удалось свить такую длинную веревку, чтобы спуститься хотя бы под облака, - засмеялся он. - Кстати, девушки, прошу вернуться в карету, нам нужно ехать, чтобы до темноты успеть добраться до следующего острова, где мы переночуем.
  Мы вновь заняли свои места в экипаже, но я продолжила упорно разглядывать окружающие меня удивительные вещи.
  Я еще некоторое время задавала некоторые вопросы, так и не получая на них какие-либо конкретные или удовлетворяющие меня ответы.
  - Да что это у вас, совсем наука никак не развита, если никто не может объяснить мне, почему острова здесь висят, а у вас дома коты мчатся со скоростью звука и вы каким-то образом телепортируетесь! - возмутилась я. Встретившись взглядом с Йоханом, я пожалела о сказанном, потому что казалось, что он упорно пытался прочесть мои мысли.
  Когда ему это не удалось, он вполне серьезно произнес:
  - Ответь мне на один вопрос.
  - Только один? - уточнила я.
  - Да, но только честно. - Я кивнула. - Почему ты все время говоришь "у вас", как будто бы это не твой мир?
  - Потому что это не мой мир, - честно ответила я, выдерживая его взгляд.
  - Какой мир - твой? - спросил он.
  - А вот это уже второй вопрос, отвечать на который я тебе не обещала, - улыбнулась я и вновь отвернулась к окну.
  Я чувствовала, что Йохан еще продолжительное время не сводил с меня своего черного взгляда. Поняв, что большего он от меня не получит, Йохан наконец перевел взгляд на дорожную сумку, стоящую возле Миры.
  - Кстати, девушки, думаю, что будет неплохо, если всем будет сразу видно, что вы обручены, - сказал он, доставая из сумки небольшую шкатулку. Он раскрыл ее, предоставляя нашему вниманию большое количество различных колец и перстней.
  Я сразу заметила кольцо, которое мне понравилось, из красного металла и с темно-фиолетовым камнем.
  - Это что-то наподобие обручальных колец? - уточнила Мира.
  - Да, - кивнул Йохан. - Иначе во время ужина в гостином дворе мне придется весь вечер объяснять всем неженатым мужчинам, что вы уже обещаны другим. Выбирайте, какие вам нравятся. Не имеет значения, на каком пальце вы будете носить это кольцо, главное, чтобы это была левая рука.
  Мира покопалась в россыпи украшений, приглядываясь к разным перстням и кольцам, и наконец выудила колько из зеленого металла с красным камнем. Примеряв его на безымянном и среднем пальце, она остановилась на том, что это будет все-таки безымянный.
  - Можно это? - уточнила она на всякий случай.
  - Разумеется. Красный камень означает, что ты безумно влюблена в своего жениха, - ответил Йохан. Мира удовлетворенно кивнула и вопросительно посмотрела на меня. Йохан также перевел свой взгляд на меня.
  Я в нерешительности смотрела на то кольцо с фиолетовым камнем, инстинктивно чувствуя, что благодаря цвету камня оно будет означать что-то еще более глубокое. Наконец, взяв его в руки, я осторожно спросила:
  - Что означает этот камень?
  Йохан усмехнулся, и я поняла, что правильно угадала.
  - Фиолетовый камень означает, что ваши отношения уже перешли на более серьезную ступень, чем цветочно-конфетный период, - ответил он. - Что вы принадлежите друг другу душой и телом...
  Не выпуская из рук это кольцо, я просмотрела остальные украшения в шкатулке, но ничего больше не привлекало мое внимание с такой силой, как этот перстень. Мне было даже жалко думать о том, чтобы положить его обратно, поэтому я осторожно уточнила:
  - Насколько серьезно это здесь? В смысле, какое отношение ко мне будет со стороны посторонних людей, при виде этого кольца на руке незамужней девушки?
  - Если ты имеешь в виду, будут ли тебя осуждать, то нет, не будут. Это кольцо является символом помолвки, вы станете мужем и женой, поэтому никто не смеет вам запрещать физическое выражение любви. В какой-то степени, это даже подтверждает вашу помолвку - что она в принципе нерасторжима, - популярно объяснил мой жених.
  - Но я так понимаю, что это кольцо мы надеваем для посторонних людей, а не для тебя. Я надеюсь, ты не станешь мне напоминать о значении этого кольца каждый день, пока мы здесь, - суховато произнесла я.
  - Для этого мне не нужно никакое кольцо, - засмеялся Йохан. - Надевай, не бойся, я вижу, как оно тебе нравится.
  Еще поколебавшись несколько минут, я наконец приняла решение и надела кольцо на свой безымянный палец. Мне показалось, что Йохан даже облегченно вздохнул.
  - Насколько я понимаю, теперь Аори может оставаться в твоей комнате, если захочет, правильно? - я чуть не поперхнулась собственной слюной, когда услышала этот комментарий, произнесенный Мирой.
  - Нет, к сожалению, не может, - ответил Йохан, одарив меня страстным взглядом. - Никто ведь не знает, что это я ее жених.
  На сей раз облегченно вздохнула я, а потом испепелила Миру за ее неуместные вопросы, от чего та просто залилась смехом.
  Чтобы перевести разговор на другую тему, я задала отвлеченный вопрос:
  - Кстати, как ты здесь очутился? И каким образом ты стал здесь герцогом? Как Жонас стал королем?
  Йохан лукаво посмотрел на меня, а затем ответил:
  - Вынужден тебя разочаровать, ничего подобного не было. Все было намного более прозаичнее. Я нарисовал этот мир, перебрался сюда, обнаружил, что здесь нет сыра, и занялся сыроварением.
  - Правда? - удивилась я.
  Йохан кивнул и продолжил:
  - Сыр тут очень многим понравился, поэтому для начала поставив ту цену, которая меня устраивала, я заработал достаточное количество денег, чтобы купить себе имение и герцогский титул. Потом уже я распространил знания по сыроварению по другим островам, но они все еще обязаны платить мне процент со своих выручек. Поэтому деньги текут ручейком, достаточным для обеспечения жизни моим подданным.
  Решив, что это было достаточно правильно сделано, я подумала, что разница с моей ситуацией была в том, что он попал сюда намеренно и мог вернуться домой, когда ему хотелось.
  - И тебя тут до сих пор не женили? - поинтересовалась я, загадочно улыбаясь. Йохан ответил подобной же улыбкой, прежде чем ответить:
  - Я занимаю первое место по популярности среди холостяков, если тебя интересует именно это. Думаю, очень многие будут огорчены, когда узнают, что я собираюсь жениться.
  - А почему же ты не женился до сих пор? - удивилась я. - У тебя была возможность выбирать как минимум в двух таких разных мирах.
  - Потому что, похоже, я ждал девушку из еще более далекого мира... - многозначительно произнес он.
  Здесь я уже поругала саму себя за переход на эту больную для меня тему. Чтобы все исправить, я поинтересовалась по поводу обеда, и вскоре мы устроили пикник прямо в карете за столиком.
  Съев выделенную нам Ильямом провизию, я откинулась на спинку сиденья, потому что съела больше, чем того следовало.
  - Как же я устала, - протянула Мира, потягиваясь на своем месте. Она огляделась по сторонам от себя и обнаружила диванные подушки. Нерешительно глянув на меня и Йохана, она осторожно уточнила: - Вы не будете возражать, если я прилягу ненадолго?
  - Хорошая идея, - согласился Йохан, переводя взляд на меня. - Радость моя, ты хочешь спать?
  - Я не сплю днем, - спокойно возразила я и добавила: - Но ты можешь спать, если устал... или плохо выспался после моего визита...
  Я снова прикусила язык, заметив его взгляд на мне. Я быстро отвернулась и выглянула в окно.
  - Спасибо, милая, - улыбнулся он. Йохан взял пару подушек, которые лежали на другой стороне диванчика у двери, и взбил их. Мира оперла свои подушки на стенку кареты и подтянула ноги под себя, стараясь полностью поместиться на своем сидении.
  Йохан же уложил две свои подушки мне на колени и улегся на них прежде, чем я успела что-либо возразить. Ноги его остались свисать, потому что со своим ростом он не смог бы уместиться на сидении даже при моем отсутствии.
  Я оперлась одной рукой на окошко кареты. Подержав вторую навесу в поисках подходящего для нее места, я в конце концов положила ее на плечо Йохану, чему тот улыбнулся, не открывая глаз.
  Снова развернувшись к окну и разглядывая мелькающие за стеклом опоры моста, я задумалась. Собственно, как обычно мысли прыгали от одного к другому, в конце концов вернувшись к воспоминаниям о вчерашнем вечере. Точнее, о том моменте, когда я пришла к Йохану в комнату. Я улыбнулась, вспомнив выражение его лица, когда я все-таки протиснулась в его спальню. Я позволила своей фантазии лететь дальше и вскоре содрогалась от смеха, представив себе сцену, где мы с Йоханом поменялись местами в нашем поведении - то есть, на сей раз это я приставала к нему, а он упорно отбивался от моих ухаживаний.
  Я быстро зажала рот, чтобы не разбудить моих спутников, которые, похоже, спали. Однако, мышцы моего живота, прыгающие в такт хохоту, разбудили моего жениха. Подняв голову, он почти испуганно спросил:
  - Что случилось?
  Тогда я уже не могла сдерживаться и расхохоталась в полный голос, хватаясь за живот. Мира также открыла глаза и посмотрела на меня. Вся ситуация рассмешила меня еще сильнее, поэтому остановиться я уже не могла.
  Мира и Йохан удивленно переглядывались, вопросительно глядя на меня. Когда я немного успокоилась и попыталась сформулировать у себя в голове причину моего приступа, я поняла, что все это было уже не так смешно, как мне казалось пару минут назад, поэтому махнув рукой, я лишь сказала:
  - Ничего, это на самом деле не так уж и смешно.
  Я вновь развернулась к окну, все еще иногда посмеиваясь. Заметив, что они все еще вопросительно смотрят на меня, я обронила:
  - Да вы продолжайте, спите. Я больше не буду мешать...
  Мира снова заняла свое место, а Йохан перевернулся на спину и, согнув ноги в коленях, поставил их на сидение. Я невольно проследила за его движениями и остановила свой взгляд на его килте, который начал очень медленно, но неумолимо сползать по бедрам вниз.
  - Э, я надеюсь, ты надеваешь белье под свой килт, потому что он с катастрофической скоростью направляется к твоему поясу, - неуверенно произнесла я.
  Я заметила, как Мира с интересом открыла глаза. Йохан посмотрел на меня снизу вверх со своей опасной улыбкой, говоря:
  - А как ты думаешь, надето ли на мне нижнее белье?
  - Меня это, честно говоря, меньше всего интересует, - фыркнула я, снова отворачиваясь от него.
  Мира засмеялась, видимо, посчитав мою реакцию ребяческой.
  - Разумеется, на нем надето нижнее белье, - наконец уверенно произнесла она.
  - А ты-то откуда знаешь? - настороженно спросила я.
  - Это вопрос привычки. Если он всегда его носит, значит и сейчас тоже. Ты же не перешла на панталоны только из-за того, что ты здесь, - последовал ответ. Я перевела вгляд на Йохана, и он лишь утвердительно кивнул
  - Как ты себя ведешь!.. - вновь фыркнула я.
  - Единственное, что меня останавливает вести себя еще хуже, это присутствие здесь Миры, - усмехнулся он.
  - О, я могу выйти! - быстро сказала моя подруга и тут же получила от меня леденящий взгляд.
  - Все, спите, нам еще далеко ехать, - заключила я довольно сухо.
  Вскоре они действительно уснули, и даже я задремала, устав смотреть на длинный ряд мостовых опор.
  Проснулась я от того, что дорожное покрытие сменилось с гладкой поверхности моста на обычную неровную дорогу.
  - Мы уже скоро приедем? - спросила я, выглядывая в окно и констатируя, что мы въехали на остров.
  Йохан поднял голову и тоже посмотрел на улицу.
  - Да, мы уже почти на месте, - кивнул он и сел на сидении, опустив ноги на пол. Мира также села, приводя себя в порядок.
  - Там уже темнеть начинает, - пробормотала я, заметив, что постепенно начали сгущаться сумерки.
  За несколько минут до остановки у отеля, Йохан сказал, доставая из своей дорожной сумки плащи-накидки:
  - Я не буду заставлять вас переодеваться в платья для входа в гостиницу, но будет неплохо, если вы накинете на плечи эти плащи - тогда не будет видно, что вы в брюках.
  С этим мы спорить не стали, поэтому просто приготовились к выходу. Спустя непродолжительное время, мы наконец остановились в селении возле здания гостиного двора. Йохан вышел первым, чтобы позаботиться о комнатах, а мы за это время привели себя в порядок перед маленьким зеркалом и надели на себя плащи.
  Выйдя из кареты, я поняла, как сильно у меня затекли ноги, и мне даже захотелось пробежаться, чтобы немного размяться. Но вместо этого мы степенно прошли в здание гостиницы и, следуя за Йоханом, поднялись на последний третий этаж. Там располагались две комнаты напротив друг друга, которые, как мы узнали, были почти всегда зарезервированы для герцога Беркли.
  Мы с Мирой расположились в одной комнате, а вторую занял Йохан. Скинув плащ, я быстро побегала на месте, чтобы размять затекшие мышцы. Размяв и все остальные мышцы, я развернулась к Мире с утверждением:
  - Я хочу есть!
  - Йохан сказал, что мы будем ужинать как только мы будем готовы спуститься вниз, - напомнила она. - Это означает, что нам нужно одеться в платья...
  И мы приступили к этому процессу. Учитывая, что я довольно часто видела принцип шнуровки корсажа по ТВ в фильмах про средневековье, для меня не составило большого труда зашнуровать корсаж Миры. Однако, проблемы возникли, когда она попыталась помочь мне в этом же. Шнуровать быстро у нее не получалось, потому что тогда она стягивала слишком туго, а держать дыхание продолжительное время не получалось у меня.
  - Придется мне есть в номере, - заключила я, потому что у меня уже не было желания делать новые попытки.
  Мира вздохнула и направилась к двери.
  - Ты куда?
  Уже открывая дверь, она ответила:
  - Один человек жил здесь достаточно долго, поэтому наверняка сможет нам помочь.
  Я не успела возразить, потому что Мира уже постучала в дверь комнаты Йохана. Последний открыл достаточно быстро, поэтому я быстро спряталась в угол, откуда меня не было видно.
  - Йохан, ты знаешь, как шнуруют корсаж? - жалобно спросила Мира.
  - Ну, опыт расшнуровывания у меня побольше... - усмехнулся он. - А что, нужна моя помощь?
  - Боюсь, что да. Я не могу зашнуровать корсаж Аори. Поможешь?
  - С удовольствием, - расплылся он в довольной улыбке.
  Они вошли в наш номер, а я быстро прикрылась своим платьем.
  - Что ты делаешь? - удивленно спросил мой жених.
  - А ты как считаешь? - съязвила я.
  - Не ты ли добровольно пришла ко мне в покои вчера в таком виде? - осведомился он, подходя ко мне и просто отбирая платье.
  Тут мне нечего было возразить, поэтому я просто ослабила хватку на одежде и в конце концов отпустила платье.
  - Мира, ты будешь шнуровать, - добавил он и обратился ко мне: - Набери побольше воздуха в легкие и расширь грудную клетку настолько, чтобы тебе было удобно потом дышать.
  Я сделала, как он сказал, набирая воздух в грудь и одновременно втягивая живот. Когда я так сделала, Йохан сжал мою талию руками. Только от одного страха я не решалась выдохнуть полностью, пока Мира шнуровала мой корсаж.
  Когда все было готово, Йохан нехотя отпустил меня, удовлетворенно глядя на результат. Мира помогла мне надеть платье, после чего мы констатировали, что теперь моя талия была слишком тонкой для него. Поэтому Йохан умелыми движениями слегка ослабил шнуровку.
  - Все готовы? - поинтересовался он в результате. Мы кивнули и направились вниз в помещение столовой.
  Как оказалось, мы пришли достаточно поздно, потому что все столы были заняты. Но в отличие от обычных привычных мне ресторанов, столы здесь были рассчитаны не на 2-4 человека, а на большее количество гостей.
  - Ваше сиятельство, не будете ли вы возражать сидеть за одним столом с бароном Гриношем и его дочерьми? - подобострастно спросил владелец гостиного двора.
  - Мы будем рады составить им компанию, - кивнул Йохан, и нас расположили за столом на шестерых.
  Занимая места за столом, мы поздоровались с уже сидящими за ним гостями. Мужчина средних лет немного полноватый для своего возраста - барон Гринош - быстро вскочил на ноги, приветствуя нас. Йохан почтительно поклонился ему и его дочерям - двум девушкам примерно 20-23 лет, типичным блондинкам, как и их отец, довольно привлекательным. Пока мы рассаживались, девушки бегло окинули нас своими взглядами, а затем начали внимательно рассматривать Йохана.
  - Позвольте представить моей дочерей - Сьюзен и Серену, - произнес барон.
  - Миледи, я счастлив с вами познакомиться, - прошелестел Йохан, бросая на них обоих обольстительные взгляды. Затем переведя взгляд на самого барона, он ответно сказал: - Прошу также любить и жаловать моих племянниц - Миру и Ори.
  Барон с неподдельным интересом уставился на Миру, удостоив меня лишь мимолетным взглядом. Все заняли свои места, и вскоре нам принесли первые блюда.
  - Мы слышали о ваших необычных путешествиях, миледи, - заговорил барон, обращаясь к нам, но глядя только на Миру.
  - Да, нам немного не повезло в появлении того дракона в самый неподходящий момент, - кивнула последняя, поняв, что теперь говорить в основном придется ей.
  Решив, что так будет даже лучше, я принялась за свой ужин, внимательно слушая разговор и рассматривая собеседников.
  - Мы также слышали о том недоразумении, которое произошло в связи с вашим согласием на последний танец, - почти заговорщицким тоном продолжила Серена, посмотрев на меня.
  - Действительно, - кивнула я. - Было очень неудобно перед молодыми людьми на следующий день, когда мы узнали, что это означало.
  - К счастью, я подоспел вовремя, чтобы разрешить все проблемы, - добавил Йохан.
  У нас забрали пустые тарелки и вскоре принесли горячее.
  - Представляю, как бы огорчились ваши женихи, узнав, что вы дали согласие выйти замуж за других мужчин, - хихикнула Сьюзен. Я заметила, что она с интересом поглядывала на мое кольцо. Мы с Мирой снисходительно улыбнулись.
  - Герцог, вы направляетесь в ваше поместье? - поинтересовался барон, а когда Йохан кивнул, продолжил: - Вы будете потом присутствовать на свадьбе девушек?
  - Очень на это надеюсь, - усмехнулся он, многозначительно взглянув на меня. Вновь переведя взгляд на девушек, он поинтересовался: - А куда направляетесь вы, миледи?
  - Мы едем домой, - сообщила Сьюзен. - Мы ездили в гости к нашей тете. Предполагалось, что у нее есть знакомая, которая подошла бы папе.
  - Я - вдовец, - объяснил барон Мире (мной он, похоже, совсем не интересовался). Мира понимающе кивнула.
  - Знакомиться по рекомендации - самое надежное, тогда знаешь наверняка с кем имеешь дело, - высказалась я.
  - В самом деле, - кивнула Серена, а затем бросив заинтересованный взгляд на Йохана, поинтересовалась как ни в чем не бывало: - А своему дяде вы еще не нашли невесту по рекомендации?
  Я встретилась взглядом с Йоханом, злорадно улыбаясь, и ответила:
  - Нет, мы все еще в поиске. Достойному мужчине нужна подобающая женщина. Выбор сложный.
  Мне показалось, что от моего ответа девушки оживились, видимо решив, что стоит попытать судьбу. Меня же это позабавило.
  - Кроме того, в данный момент, когда девушки находятся на моем попечительстве и до самой их свадьбы, я не могу думать ни о чем другом, кроме этого моего поручения, - добавил он, слегка остудив их пыл.
  Подали десерт, и разговор переключился сначала на более отвлеченные темы о погоде, а затем постепенно вернулся к семейным делам, во время которого девушки осторожно пытались выяснить, какую женщину себе ищет Йохан.
  Когда поднялся вопрос о количестве детей, которое Йохан считал достаточным, он уклончиво ответил:
  - Двое-трое.
  - Трое и все разного пола, - уточнила я, после чего мы все втроем засмеялись. Наши собеседники не поняли смысла шутки, поэтому Йохан быстро добавил:
  - Думаю, будет уместно обсуждать это уже непосредственно с будущей супругой. Не так ли, девушки?
  Естественно, после этого он развернулся ко мне.
  - Действительно, - кивнула я и добавила: - Например, я не хочу детей в ближайшие пять-шесть лет после свадьбы.
  Три пары глаз удивленно посмотрели на меня.
  - В смысле, вы не хотите сразу заводить детей? - удивленно спросила меня Серена.
  - Нет. Я считаю, что для начала нужно насладиться жизнью вдвоем, а уже потом вполне сознательно подходить к вопросу о детях.
  Йохан смотрел на меня с задумчивой улыбкой, поэтому я не смогла определить, согласен ли он с моей точкой зрения или же нет. В конце концов он лишь кивнул, хотя я так и не поняла, имел ли он в виду, что считает так же или же просто согласен с моим решением.
  Десерт уже был доеден, поэтому мне уже начало надоедать сидеть здесь и вести светскую тоскливую беседу. Я вновь взглянула на Йохана, пытаясь мысленно попросить у него разрешения покинуть стол. Поняв мой безмолвный вопрос, он сказал:
  - Девушки, вы уже наверняка устали. Не пора ли вам отправляться спать? Завтра нам нужно выезжать довольно рано, чтобы успеть добраться до следующего острова пораньше.
  - Пожалуй ты прав, дядя, - с сожалением произнесла я, поднимаясь со своего места. Мира также встала, после чего барон быстро подскочил на ноги, чтобы попрощаться с нами.
  - Если мы не успеем встретиться завтра утром, миледи, позвольте выразить вам свое глубочайшее уважение и симпатию, а также счастье с вами познакомиться, - произнес он, глубоко кланяясь нам. Мы вежливо присели в реверансе и, кивнув его дочерям, направились к лестнице.
  Прежде, чем мы покинули помещение столовой, я заметила, что девушки поднялись со своих мест, чтобы также отправиться в свою комнату.
  Мы вошли в наш номер, где я упала на кровать, пытаясь ослабить шнуровку на своем платье. Расстегнув юбку и слегка расшнуровав корсаж, чтобы можно было посвободнее дышать после плотного ужина, я облегченно вздохнула. Мира сделала то же самое, блаженно растянувшись на своей кровати. Вскоре она тихо засмеялась.
  - Ты о чем? - поинтересовалась я, не поднимая головы.
  - Да так, забавный был тот товарищ - барон, - ответила она.
  - Ты заметила, как он на тебя смотрел? - воскликнула я, садясь на кровати. - Мне даже завидно стало, насколько преданно он на тебя взирал.
  - Да ну, - смутилась Мира. - Ну, может я ему и понравилась, но он наверняка видел мое кольцо.
  - Видеть-то видел, но я больше, чем уверена, что после нашего ухода она наверняка уточнит у Йохана, насколько у тебя все серьезно с твоим женихом, - засмеялась я.
  Мира задумчиво хихикнула, а потом продолжила:
  - Кстати, а ты заметила, как его дочери пожирали глазами Йохана?
  - Ага, - кивнула я с улыбкой. - Наверняка, сейчас идет разговор о его возможной женитьбе на одной из них.
  - Интересно, как он объясняет свой отказ, - задумалась моя подруга.
  - Ха, может он и не отказывает вовсе, а как раз обговаривает детали их помолвки, - засмеялась я. Мира посмотрела на меня, как на сумасшедшую, прежде, чем сказать:
  - Он женится на тебе, если ты забыла. Или у тебя такая короткая память?
  Я вмиг погрустнела.
  - Я не собираюсь выходить за него замуж, - тихо обронила я.
  - Что ты сказала? - не поверила она своим ушам и, не дожидаясь моего ответа, добавила: - Ты сама согласилась! Причем сама сказала, что у него три свидетеля!
  - Я знаю, - нехотя ответила я. - Но я передумала. Я не хочу выходить за него замуж. Тогда я согласилась в порыве радости, а сейчас я уже ничего не хочу...
  В комнате воцарилось тягостное молчание, было слышно, как тикали часы на стене и как билось мое сердце.
  - И когда ты собираешься ему об этом сообщить? - без эмоций спросила Мира.
  - Завтра.
  - А почему не сегодня? Может, у него тогда будет возможность пересмотреть вариант женитьбы на одной из дочерей барона?
  Я ничего не ответила, потому что не знала, что говорить. В голове не было ни одной мысли.
  - А по-моему, ты просто боишься, - наконец обронила подруга.
  - Чего? - уточнила я.
  - Боишься сказать ему то, что ты думаешь... Боишься, что он огорчится из-за твоего ответа, и ты его потеряешь...
  - Потеряю? - возмущенно воскликнула я и уверенно заявила: - Я не боюсь его потерять, потому что мне он не нужен.
  - Вот как? - усмехнулась она, приподнявшись на локте и посмотрев на меня. - Тогда почему не сказать ему все в лицо и чем скорее, тем лучше?
  - Если тебе от этого станет легче... - фыркнула я, вставая со своего места и направляясь к двери.
  Я вышла из нашей комнаты, закрыв за собой дверь, и подошла к двери напротив. Не раздумывая, я постучала. Никто мне не открыл, и вообще за дверью была полная тишина. Недолго думая, я попробовала открыть дверь, и оказалось, что она была незаперта.
  Войдя в комнату, освещенную лишь серебристым светом луны, сияющей прямо в окно, я закрыла дверь за собой. Решив не садиться на кровать, я огляделась по сторонам и решила устроиться на широком подоконнике.
  Ждать мне пришлось недолго - буквально через несколько минут в коридоре послышались шаги, и дверь в комнату открылась. Йохан вошел, сначала не заметив меня. Он зажег свечу на столике, и только тогда его взгляд упал на меня.
  - Аори? Что ты здесь делаешь? - удивился он.
  - Пришла поговорить с тобой, - пожав плечами, ответила я.
  - Думаю, будет лучше, если ты переместишься с подоконника, - осторожно сказал он.
  - Почему? - не поняла я.
  - Теперь в комнате светлее, чем на улице, поэтому твоя спина видна в окне, а узнать твое платье при желании будет не так сложно...
  Я быстро спрыгнула с окна, подходя к столу со свечой. Чтобы начать разговор осторожно и издалека, я поинтересовалась:
  - Чем закончился твой разговор с бароном?
  Йохан довольно улыбнулся и ответил:
  - Ну, для начала барон уточнил, однозначно ли у него никаких шансов в ухаживании за Мирой.
  Я ответно улыбнулась, говоря:
  - Я заметила, как он глаз с нее не сводил.
  Йохан кивнул и продолжил:
  - А потом зашел довольно продолжительный разговор о том, как хорошо было бы нам обоим, если бы я выбрал себе в жены одну из его дочерей. Но я напомнил, что как я сказал раньше, у меня нет возможности и времени думать о своей женитьбе, пока вы находитесь на моем попечительстве.
  - И что он на это сказал?
  - Что его дочери все еще достаточно молоды и будут безумно рады подождать, если я определюсь сейчас.
  Я уже открыла было рот, чтобы сказать, что возможно это будет очень правильно сделать именно сейчас, когда в дверь постучали. Бросив на меня предупреждающий взгляд, после которого я отошла к стене, чтобы меня не было видно, когда дверь откроется, Йохан открыл.
  - Серена? - с неподдельным удивлением произнес он.
  - Надеюсь, я не очень мешаю вам, герцог, - прошелестела она. - Не возражаете, если я войду?
  - Не думаю, что это хорошая идея, - мягко возразил он. - Не стоит рисковать вашей репутацией без необходимости.
  - Я буду более, чем счастлива, если именно вы будете причиной моей испорченной репутации, - произнесла она (я даже представила, как она скромно-соблазнительно похлопала глазами).
  - Я понимаю, что это вам решать, когда настанет время расставания с вашей благодетелью, и я очень польщен доверием, миледи, но не думаю, что это того стоит, - улыбнулся Йохан.
  Нависла непродолжительная тишина, когда были слышны лишь дыхания. Наконец Серена сказала:
  - Герцог, если вы не хотите меня, моя сестра будет также очень рада принять ваши знаки внимания...
  Меня эта навязчивость начала раздражать. У меня также возникло чувство дежавю, когда я вот так же стояла за дверью, в то время, как Гиани разговаривал с появившейся на пороге Шорой.
  Когда я услышала, как напряженно вздохнул Йохан, без дальнейших раздумий, я просто вышла из своего тайника.
  - Думаю, пора раскрыть карты и перестать вводить в заблуждение других людей, - с улыбкой обратилась я к Йохану. Глаза девушки увеличились в два раза при виде меня. Встретившись со мной взглядом, Йохан кивнул, ответно улыбнувшись, а я продолжила, обращаясь к Серене: - Дело в том, что это герцог подарил мне это кольцо. Он не может жениться ни на ком другом, потому что женится на мне.
  Серена в замешательстве переводила взгляд с меня на Йохана и обратно.
  - Но... - наконец пролепетала она, - почему вы это скрывали?
  Я пожала плечами, срочно подбирая подходящие слова.
  - Сначала это было достаточно вызывающе, в связи с тем фактом, что я - племянница герцога. Но потом мы решили, что несмотря на предстоящие проблемы и трудности мы должны быть вместе... - ответила я, стараясь звучать как можно более убедительно. Впрочем, это оказалось не так уж и сложно.
  - В таком случае, я прошу прощения за свое поведение, - опустив взгляд и поникнув, произнесла Серена. - Я желаю вам большого счастья и много детей. Спокойной ночи!
  Она развернулась на месте и направилась к лестнице. Йохан закрыл дверь, а я отошла в середину комнаты, понимая, что теперь я точно не смогу поднять вопрос о своем измененном решении по поводу нашей свадьбы.
  Развернувшись ко мне с удивленным выражением лица, Йохан спросил:
  - Почему ты так поступила?
  - Потому что, как говорится, "на чужой каравай рот не разевай", - фыркнула я.
  - Чужой?
  - Когда ты подарил мне браслет, этим ты отдал мне себя со всем, что тебе принадлежит, - напомнила я. Йохан кивнул, а я продолжила: - Так вот, ты - мой, и я не собираюсь тебя ни с кем делить!
  Лицо моего жениха сменило выражение с удивления на полное счастье.
  - Я не могу поверить, что ты это сказала, - тихо произнес он.
  - Попрошу не путать мое утверждение с признанием в любви, - усмехнулась я.
  - Нет, конечно, но это огромный шаг в нужном направлении.
  Мне стало неловко, поэтому быстро развернувшись, я направилась к двери со словами:
  - Нам завтра утром рано выезжать, поэтому нам пора спать. Спокойной ночи!
  Я вышла из комнаты, удивленная тем, что Йохан даже не попытался остановить меня. Быстро закрыв за собой дверь нашей комнаты, я остановилась и констатировала, что Мира уже лежала в своей кровати, хотя все еще не спала. Я мысленно выругалась, потому что не была в настроении объяснять кому-либо свои поступки, особенно когда я сама не знала им объяснения.
  - Ты уже вернулась? - спросила Мира, приподнимаясь на локте, чтобы лучше меня видеть.
  - Угу, - пробормотала я, раздеваясь и укладываясь в свою постель.
  - Ну и как все прошло?
  - Ужасно, - после почти минутного молчания наконец призналась я. Я погасила свет, легла на спину, подложив руки под голову, и уставилась в темноту прямо перед собой.
  Я услышала, как кровать Миры скрипнула, а затем ее голос раздался совсем рядом со мной, когда она подошла ближе:
  - Ты даже не надейся на то, что тебе удастся уснуть прежде, чем ты мне все расскажешь, - заявила она, усаживаясь рядом со мной на моей кровати. - Ты сказала Йохану о своем решении?
  - Нет...
  - Нет? Почему же тогда все было ужасно? - удивилась она. Мира зажгла свечу у моего изголовья, чтобы видеть выражение моего лица. - Что ты ему сказала?
  - Глупость, которую я себе никогда не прощу... - вновь обронила я.
  Мне было заметно, что Мира начала терять терпение, поэтому я решила, что больше не буду ее мучать.
  - Хватить ломаться, рассказывай! - подтвердило мои предположения ее шипение.
  Я даже почти засмеялась, а потом коротко описала произошедшее у Йохана в комнате, начиная от прихода Серены и заканчивая заявлением моих прав на него.
  - Черт, он чуть ли ни от счастья прыгал, когда услышал мои слова, - сокрушенно закончила я.
  Сначала Мира сидела с открытым ртом, как рыба хватая им воздух. А затем она просто воскликнула с улыбкой на губах:
  - Значит, не все еще потеряно с тобой! Он тебе нужен и ты сама в этом призналась!
  - Допустим, я не призналась в том, что он мне нужен, а просто напомнила ему, что он принадлежит мне, - сухо поправила я. - Поэтому это ничего не значит.
  - В самом деле? - усмехнулась она. - А почему же ты сама только что сказала, что эту глупость ты себе никогда не простишь?
  Я ничего не ответила, просто потому, что уже давно сама во всем запуталась.
  - Думаю, нам пора ложиться спать, потому что завтра рано утром нам нужно отправляться в дорогу, - заключила я и демонстративно отвернулась от Миры, намереваясь спать.
  Моя подруга ничего не сказала, хотя я почти чувствовала запах эндорфинов, исходящих от нее. Мира задула свечу и тоже легла.
  - Еще немного и мои старания увенчаются успехом: зазвонят свадебные колокола, послышатся стоны наслаждения из соседней комнаты, раздастся крик младенца... - через какое-то время радостно протянула Мира, и тут же в ее сторону полетела подушка...
  Хотя несмотря на то, что вскоре Мира умолка и уснула, мне это удалось не так скоро. Довольно продолжительное время я ворочалась в своей кровати, проигрывая сцены нашего разговора с Йоханом. В конце концов я тоже уснула, но только для того, чтобы продолжить свои размышления по тому же поводу во сне, которые в результате привели к тому, что я собиралась поцеловать своего жениха.
  Но в этот момент меня разбудила Мира.
  - Аори, просыпайся, - негромко сказала она, осторожно тряся меня за плечо. - Нам скоро выезжать.
  - М-м-м, зачем ты меня разбудила? - возмущенно протянула я, переворачиваясь на спину и с трудом пытаясь открыть глаза.
  - О, тебе снилось что-то приятное? - с интересом спросила она, ходя по комнате и одеваясь.
  - Я как раз собиралась это узнать - я должна была поцеловать Йохана, - все еще сквозь сон протянула я и в тот же момент проснулась от того, что поняла, что произносить это вслух мне не стоило. Я осторожно приоткрыла один глаз и поискала взглядом Миру. Последняя стояла возле своей кровати, но смотрела на меня.
  - В смысле? - переспросила она. - А что тебе мешает сделать это в реальности, а не только во сне?
  - Здравый смысл, - уже вполне серьезно и полностью проснувшись ответила я. Я села на кровати, пытаясь свести глаза в фокус без особого результата, но вскоре повалилась обратно на подушку и укуталась в свое одеяло.
  - Я хочу спать, - добавила я.
  - Аори, вставай, а то я позову Йохана, - пригрозила Мира.
  Я усмехнулась ее угрозе и сказала:
  - Зови, мне-то что? Что он сделает?
  Мира на самом деле вышла из комнаты и вскоре вернулась в сопровождении герцога.
  - Вот, она отказывается вставать, - пожаловалась она, как ребенок в детском саду.
  Опустившись на корточки у моей головы, Йохан погладил меня по волосам и тихо сказал:
  - Радость моя, нам нужно ехать, иначе мы доберемся до следующего острова после наступления темноты, а тогда вылетает большое количество драконов.
  - Я не хочу никуда ехать, - заявила я, отворачиваясь от него.
  - Ты не голодна? - поинтересовался он, поднявшись на ноги. Я лишь отрицательно покачала головой.
  Йохан вышел из комнаты и забрал с собой Миру. Я снова перевернулась на спину, потому что на самом деле спать мне уже давно не хотелось, но мне еще меньше хотелось вставать и вести разговоры с моими спутниками.
  Однако, мой покой длился недолго, потому что вскоре дверь в комнату распахнулась и в нее вошла Мира. Быстро прикрыв глаза, как если бы я все еще спала, я проследила за ее действиями: она лишь бесшумно собрала все наши вещи и вышла. А через некоторое время в комнату вновь вошел Йохан. Подойдя ко мне, он повторил:
  - Аори, вставай.
  Я ничего не ответила, продолжая притворяться спящей. Но как оказалось, меня это не спасло - Йохан просто посильнее закутал меня в одеяло и поднял на руки. Почти вскрикнув от испуга, я резко распахнула глаза. Встретившись взглядом со своим женихом, который лишь злорадно улыбнулся, я заявила:
  - Положи меня на место.
  - Советую закрыть глаза, чтобы не видеть заинтересованных взглядов постояльцев гостиного двора, - ответил он, прежде чем начать спускаться по ступенькам по направлению к выходу.
  Я все-таки последовала его совету и закрыла глаза, стараясь выглядеть как можно более спящей. Собственно, мне даже не нужно было открывать глаза, чтобы знать, какие именно сцены промелькнули у сидевших на завтраке гостей после наверняка уже успевшей распространиться новости о том, что моим женихом является именно герцог Беркли.
  Йохан уложил меня на одно из сидений в карете, а сам вышел, чтобы попрощаться с хозяевами гостиницы.
  Я открыла глаза и увидела сидящую напротив меня Миру. Заметив, что я не сплю, она благосклонно улыбнулась и сказала:
  - Как же ты любишь ломаться и устраивать сцены.
  - Глупости! - возмущенно ответила я, усаживаясь и одновременно кутаясь в одеяло. - Я просто не люблю, когда мне диктуют что и как нужно делать.
  - Даже когда тебе не диктуют, а именно дружески советуют? - добавила она, все еще улыбаясь. Я ничего не ответила и лишь отвернулась к окну.
  В карету забрался Йохан и, устроившись рядом с Мирой напротив меня, дернул за шнурок, отдавая распоряжение о выезде. Экипаж двинулся вперед. Я какое-то время смотрела в окно, хотя краем глаза видела, что Йохан смотрит на меня с нескрываемой улыбкой. Вскоре он протянул мне стакан с водой с долькой лимона.
  - Пытаясь предотвратить твои возмущения по поводу того, что ты даже не успела почистить зубы, - добавил он. Я уже открыла было рот, чтобы высказать свое отношение к воде со вкусом лимона, но он перебил меня, говоря: - Я знаю, что ты не любишь цитрусовые, но это единственный способ чистки зубов в дороге.
  - А почему бы нам не остановиться, чтобы я имела возможность переодеться и привести себя в порядок? - осведомилась я. - Не думаю, что вам доставит удовольствие лицезреть меня в таком постельном виде всю дорогу.
  - Не знаю насчет Миры... - многозначительно протянул Йохан и так же многозначительно умолк.
  - В любом случае, мне нужно одеться и нам нужно позавтракать, - решительно заявила я. Йохан выглянул в окно и ответил:
  - Минут через 15 мы подъедем к краю этого острова, там можно будет устроить пикник.
  Я удовлетворенно кивнула и снова демонстративно отвернулась к окну. Следующие пятнадцать минут Мира и Йохан обсуждали некоторые особенности моего характера, способы борьбы с ними, а также заинтересованно поглядывали на мою реакцию на темы их разговора. Я же старалась выглядеть как можно более непоколебимой и даже равнодушной к их сплетням.
  Вскоре Йохан приказал возничему остановить карету, свернув с дороги почти прямо перед мостом. Оставив нас в карете вдвоем, Йохан вышел, чтобы устроить нам трапезу на свежем воздухе. Мира помогла мне одеться, а затем мы вместе с ней присоединились к нашему "дяде" на лужайке. Он расстелил скатерть прямо на сиреневой траве под яблоней с синей листвой и ярко-зелеными яблоками. Заняв предложенные нам места, мы сели таким образом, чтобы смотреть через металлическую решетку, не позволяющую людям свалиться через край острова, на другие острова вдали и белые своды моста.
  Опустившись на мягкую траву вокруг импровизированного стола, мы принялись за разложенные на ней бутерброды с чаем. Собственно, сейчас я была даже почти голодна, поэтому была рада нашему завтраку на свежем воздухе (я даже усмехнулась, подумав о сложившейся ситуации как о "пикнике на обочине").
  - Нам долго ехать сегодня? - поинтересовалась я.
  - Почти как вчера. Поэтому мы не можем задерживаться слишком долго здесь, - ответил Йохан, заканчивая свой очередной бутерброд. - Но советую сходить в туалет до отправления.
  Мы лишь кивнули, соглашаясь с предложением. Еще несколько минут мы сидели и болтали на разные отвлеченные темы до того момента, как мы были прерваны внезапным порывом ветра, подувшим из-за обрыва острова.
  Йохан быстро вскочил на ноги, хватая нас за руки и пытаясь утащить нас к карете. Сначала я не поняла его паники, но вскоре увидела, как из-за решетки медленно появился огромный дракон. Размер существа меня не просто напугал - я никогда не стояла рядом со слоном, но я поняла, что этот дракон был раз в 5 больше любого самого большого земного слона.
  Однако, когда я присмотрелась повнимательнее к самой раскраске и всему внешнему виду монстра, я не смогла удержаться, чтобы не расплыться в улыбке. Я поняла, что именно этот дракон по всем очертаниям и окраске был очень похож на дракона в мультфильме "Шрек". Поэтому я также автоматически вспомнила фразу Ослика голосом Эдди Мерфи: "Девушка-дракон?". И именно это развеселило меня, а также почему-то заглушило страх.
  Дракон приземлился сразу за решеткой, внимательно глядя на нас своими миндалевидными глазами зеленого цвета.
  Я всегда интересовалась всеми подобными мифическими животными, а особенно драконами. Последние казались мне очень могущественными, хитрыми, но мудрыми. Завороженно глядя на этого представителя драконьего рода, я сделала несколько шагов по направлению к ней (в том, что это была самка, я уже почему-то не сомневалась).
  Йохан попытался схватить меня за руку, чтобы остановить от безрассудного поступка, но промахнулся. Я подошла немного ближе к чудовищу и остановилась, уставившись на нее с неподдельным восхищением. Слегка склонив голову на бок, она произнесла, глядя на меня:
  - Ты меня не боишься.
  Это было утверждение, а не вопрос, поэтому я ничего не ответила, но неуверенно кивнула. Краем глаза я заметила, что Йохан подошел ко мне, стараясь встать между нами, чтобы хоть как-то защитить меня, но дракониха сказала, обращаясь к нему с благосклонной улыбкой:
  - Не бойся, я не питаюсь своими поклонниками. - Затем вновь переведя взгляд на меня, продолжила: - Ты нездешняя. Вы все неместные. Хотя твой мужчина прожил здесь достаточно продолжительное время.
  - Он не мой мужчина, - фыркнула я, на что дракониха лишь рассмеялась.
  - С этим уж вы разбирайтесь сами, - ответила она. Вновь заинтересованно склонив голову на бок, она спросила: - Почему ты меня не боишься?
  Я пожала плечами.
  - Честно говоря, я всегда считала, что умру от страха и паники, увидев такое большое существо, - призналась я. - Но я просто поражена твоим видом, твоей красотой. Я всегда мечтала увидеть живого настоящего дракона, поэтому разве я могу испугаться и убежать, когда моя мечта исполняется?
  Благосклонная улыбка дракона с раздвоенным языком порадовала меня.
  - Не так часто встречаются люди, восхищающиеся мной, - добавила она. - Но приятно осознавать, что они все же есть. Своим неподдельным интересом ты заслужила мою благосклонность и можешь рассматривать меня в качестве своего друга.
  - Спасибо за доверие! - почтительно поклонилась я.
  - Если тебе понадобится моя помощь или защита от других драконов, тебе достаточно назвать мое имя - Идора. Другие драконы не тронут ни тебя, ни твоих спутников, а я явлюсь тебе на помощь, - завершила дракониха, также поклонившись мне.
  Я снова склонила голову в почтении, то же самое сделал и Йохан, все еще стоящий рядом со мной. А дракониха взмыла ввысь, а затем камнем рухнула вниз с острова.
  - Ух ты! Как здорово! - восхищенно протянула я, глядя ей вслед.
  - Хм, оказывается, ты можешь заводить не только женихов, но и полезные контакты, - задумчиво произнесла Мира, подойдя к нам.
  Я развернулась лицом к подруге и Йохану, переводя свое внимание на них. Йохан все еще выглядел достаточно озабоченным, но также удивленным.
  - Кстати, а чего ты испугался? - уточнила я.
  - Разве ты не слышала, что местные драконы часто, особенно по ночам, охотятся не только на животных, но и на людей? - ответил он вопросом на мой вопрос.
  Я на секунду задумалась, пытаясь вспомнить, слышала ли я такое.
  - Точно не помню, - призналась я. - Но мне кажется немного странным, чтобы одни разумные существа вдруг охотились на других разумных существ. Когда в последний раз был убит драконом человек?
  - Боюсь, у меня нет статистики подобных случаев, но я считаю, что лучше быть слишком осторожным, чем чуть беспечным, - в голосе Йохана слышался укор.
  - Я не спорю, но просто что бы ты мог сделать для нашей защиты посреди поля? - возразила я. - Драконы передвигаются намного быстрее людей, поэтому убежать от них не убежишь. И по размеру нам с ними не тягаться.
  Это был чисто риторический вопрос, поэтому Йохан на него даже и не попытался отвечать.
  Возничий собрал остатки нашего пикника и погрузил все в карету, пока мы разговаривали, поэтому мы тоже направились к нашему экипажу.
  - По крайней мере, теперь у нас есть покровитель в лице Идоры, - завершила я, занимая свое место у окна.
  Мои спутники также устроились на сиденьях, и наше транспортное средство двинулось в сторону моста.
  Несколькими часами и несколькими длинными километрами позже мы въехали на землю очередного острова и вскоре остановились у гостиного двора, в котором у Йохана также была постоянная бронь. Вновь поднявшись на последний этаж в обычной одежде с плащами поверх, мы лишь быстро привели себя в порядок, переоделись и спустились в столовую на ужин. В этот день дорога заняла дольше времени, поэтому мы были более уставшими, чем днем раньше, и собирались побыстрее отправиться спать.
  За время поездки Йохан также выбрал себе кольцо с фиолетовым камнем, чтобы тем самым безмолвно отвечать на половину возможных вопросов по поводу его холостой жизни и моего предстоящего замужества.
  Когда мы пришли в столовую, я обрадовалась этому еще больше, потому что, как оказалось, все постояльцы гостиницы ужинали за одним большим овальным столом, поэтому предметом разговора могло стать что угодно или кто угодно.
  Мы заняли места друг рядом с другом напротив хозяйки миссис МакГилл, которая была польщена столь высоким вниманием герцога. Кроме нас за столом также сидел муж хозяйки, их взрослый сын, а также несколько гостей - одна путешествующая пара средних лет, трое молодых мужчин и пожилой граф с женой и двумя дочерьми. Дочери, разумеется, периодически с интересом поглядывали на молодых людей, занявших места напротив них, и время от времени перекидывались незначительными фразами, содержавшими нотки нескрываемого флирта.
  После подачи горячего светло-зеленого супа, хозяйка обратилась к Йохану, стараясь быть вежливой и одновременно поддерживать светскую беседу за столом.
  - Ваша светлость, позвольте поздравить вас с помолвкой, - с улыбкой произнесла она, а затем взглянула на меня.
  - Благодарю, миледи, - кивнул Йохан, улыбнувшись в ответ и бросив на меня влюбленный взляд. - Боюсь, я разочаровал большую часть женской половины населения планеты своим поступком.
  - Наверняка, милорд, - кивнула она. - Но самое главное, что вы наконец нашли женщину, с которой хотели бы связать свою жизнь.
  - Да, это было нелегко и заняло достаточно много времени, - ответил он. Миссис МакГилл с умилением посмотрела на меня. Я ответно улыбнулась.
  - Ваша история любви должна быть очень интересной, - романтично сложив руки перед собой, добавила одна из дочерей графа, переводя взгляд с Йохана на меня.
  Мы с Йоханом переглянулись, после чего он ответил:
  - Да, наша встреча была достаточно необычной. Девушки - дочери моего троюродного брата, с которым мы встречаемся не так часто. Поэтому я видел своих племянниц, когда им было года три или четыре, а в следующий раз мы встретились уже несколько месяцев назад.
  Йохан вновь бросил на меня взгляд, как если бы уточняя, правильно ли он рассказывает нашу историю. Я кивнула, а он продолжил:
  - Мне понадобилось примерно три минуты, чтобы понять, что Ори - та самая, которую я искал всю свою жизнь. Затем, разумеется, еще достаточно продолжительное время ушло на то, чтобы получить от нее положительный ответ.
  Все выжидательно посмотрели на меня, ожидая продолжения, поэтому мне пришлось ответить:
  - А у меня все произошло не так быстро...
  Взгляд миссис МакГилл скользнул по нашим кольцам, после чего она немного задумчиво и даже смущенно поинтересовалась:
  - Ваши отношения должны были развиваться с очень быстрой скоростью.
  Я вопросительно посмотрела на нее, предлагая продолжить ход ее мыслей.
  - Ну, насколько я поняла, вы дали свое согласие на свадьбу лишь пару дней назад, - напомнила она, я кивнула, а она продолжила: - Но уже сейчас вы оба носите фиолетовые камни.
  Мне стало как-то не по себе, и мне даже показалось, что я густо покраснела. Я не знала, что мне ответить, поэтому просто молчала, опустив глаза в свою тарелку. На мое спасение пришел Йохан.
  - Дело в том, что наши отношения начались пару месяцев назад, но без официального согласия Ори мы не могли надеть эти кольца, - ответил он. Все понимающе кивнули, а я облегченно кивнула.
  Однако, коварные вопросы на этом не закончились, потому что вскоре последовал следующий:
  - А как отреагировал ваш отец на отношения с мужчиной настолько старше вас?
  Это обращалось ко мне, поэтому мне пришлось немного задуматься, прежде чем ответить что-то подходящее.
  - Он, разумеется, не был в восторге от подобной новости, но к сожалению, он уже ничего не мог изменить, - осторожно ответила я.
  - О, вы беременны?! - с восторгом воскликнула графиня, тоже прислушиваясь к нашему разговору.
  Я чуть было не поперхнулась куском мяса, представив себя, ожидающей ребенка от Йохана.
  - Нет-нет, - быстро возразила я. - Этого и в планах еще нет. Просто отец знает, что он не может нам запретить что-то.
  Графиня немного разочарованно кивнула и вернулась к трапезе. Хозяйка же сказала, как бы между прочим:
  - Но не думаю, что вам стоит с этим временить. Герцог все-таки уже не подросток.
  - Не беспокойтесь, миссис МакГилл, не будем, - улыбнулся Йохан.
  Я на секунду задумалась, а потом приблизилась к Йохану с тихим вопросом:
  - Кстати, а сколько тебе лет?
  Йохан с улыбкой посмотрел на меня и уточнил:
  - А сколько тебе?
  Я сдержала смех, потому что ситуация выяснения возраста друг друга после принятия решения о свадьбе выглядела более, чем забавной.
  - Мне 26, - тихо прошептала я.
  - Здесь или дома? - уточнил он. Я немного смутилась, но вспомнила, что согласно Мире у них в году также 365 дней, а в дне - 24 часа.
  - Дома, - ответила я.
  - Правда? А я думал меньше, - наиграно разочарованно произнес он.
  - Меньше? - удивилась я. - Разве я выгляжу младше своего возраста?
  - Нет, ты ведешь себя не на свой возраст... - я поняла, что это была очередная его подколка, потому что он тут же расплылся в дразнящей улыбке.
  Глубоко вздохнув, чтобы не заводиться, я произнесла:
  - Поговорим об этом позже... Так что там с твоим возрастом?
  - Здесь или дома?
  - Дома.
  Наклонившись ко мне, он так же тихо шепнул:
  - 43.
  - Правда? - тут уже я сделала удивленное лицо, хотя по моему мнению ему примерно столько и было, хотя выглядел он моложе. - А я думала, что больше...
  Йохан тоже одарил меня удивленным взглядом, но вскоре понял, что я также дразню его, поэтому добавил с улыбкой:
  - Поговорим об этом позже...
  Я лишь кивнула.
  Остаток ужина мы провели, тщательно пытаясь перенаправлять разговор за столом на более нейтральные темы, никак не затрагиваемые нас. А после десерта мы пожелали всем спокойной ночи и быстро удалились в свои комнаты.
  Подойдя к дверям в наши комнаты, Йохан развернулся ко мне с вопросом:
  - Не хочешь сейчас завершить обсуждение темы о нашей разнице в возрасте?
  - Запросто, только у нас в комнате и в присутствии Миры, - ответила я, входя в спальню. Мира и Йохан вошли вслед за мной. Я заняла место в одном из кресел, Мира устроилась во втором, а Йохан сел верхом на стул, поставив его напротив нас.
  Невольно скользнув взглядом по его ногам и приподнявшемуся килту, я быстро посмотрела в другую сторону и довольно холодно попросила:
   - Будь добр, поправь свой килт.
  Йохан усмехнулся, но сделал, как я просила.
  - Итак, - начала я, - по-моему, тебе не стоит со мной связываться по нескольким причинам.
  - С интересом выслушаю их все, - хмыкнул он, поэтому я продолжила:
  - Во-первых, похоже тебя не устраивает мое поведение. Если не ошибаюсь, ты считаешь, что я веду себя как подросток. - Я не ожидала ответа, но тем не менее Йохан кивнул. - Во-вторых, как ты уже сказал, тебе 43. Мне всего 26, поэтому у меня еще есть достаточно времени, чтобы завести детей тогда, когда я до этого созрею. Тебя же поджимает возраст, а также необходимость произвести на свет наследника трона.
  - Тебя на самом деле заботит появление наследника трона? - удивился он.
  - Нет, ты не понял, меня это не волнует вообще никак. Я детей не хочу в ближайшие пять-шесть лет, а тебе наследник нужен как можно скорее, - объяснила я.
  - Начнем с того, что ты - королева и младше меня, поэтому у меня уже есть наследник, - заговорил Йохан. - Кроме того, будучи полноправной королевой, ты принимаешь непосредственное участие в принятии решения о наследниках. А мой возраст тебя беспокоить не должен ни в какой степени - судя по наследственности, у меня очень хорошие гены в этом плане.
  Со стороны Миры начали раздаваться хихиканья. Мы оба вопросительно посмотрели на нее, после чего она просто рассмеялась.
  - Что смешного? - осведомилась я.
  - Вся ситуация, - ответила она. - Если бы вы могли сами посмотреть на все ваши глупые споры и пререкания со стороны, вы бы поняли о чем я.
  - И что же такого смешного в наших спорах? - поинтересовался Йохан.
  Мира пожала плечами, пытаясь правильно сформулировать свои мысли, а затем ответила:
  - Аори всем своим видом пытается показать, что ты ей не нужен, а на деле своим безмолвным поведением показывает противоположное. А ты, Йохан, всем своим поведением показываешь, как ты мечтаешь быть вместе с ней, а на деле ничего для этого не делаешь.
  От возмущения я потеряла дар речи, а Йохан лишь тихо засмеялся.
  - Ты абсолютно права, сестричка, - сказал он, обращаясь к Мире. - Я не предпринимаю никаких решительных действий для претворения в жизнь своих желаний. Я знаю, что мне достаточно один раз сломить ее сопротивление, чтобы всех этих бесконечных пререканий больше не было. Но... хочется какой-то непредсказуемости, что ли...
  - Непредсказуемости? - ахнула я. - То есть, ты вполне мог предсказать, что я добровольно явлюсь в твою спальню даже два дня подряд на ночь глядя?
  - Нет, этого предсказать я не мог, но я мог предсказать результат таких явлений - ты сбежала оба раза, - пожав плечами, ответил он.
  - Ну да, а остаться у тебя и всю ночь заниматься страстной любовью с неутолимой жаждой было бы с моей стороны достаточно непредсказуемо? - фыркнула я. Заметив, что Йохан перестал слушать примерно со слова "жаждой", я вжалась в свое кресло, пытаясь исчезнуть из комнаты. Глаза Йохана обдавали меня горячими волнами страсти, от чего мое сердце бешено застучало, а кровь хлынула к лицу.
  Не оборачиваясь к Мире, Йохан сказал:
  - Мира, дорогая, помоги мне принять правильное решение. У меня скоро все взорвется от спермотоксикоза, поэтому скажи, что мне сделать в данный момент - принять прохладную ванну или же швырнуть твою подругу в постель и не обращать внимание на ее сопротивления?
  Я вжалась в кресло еще больше, если это было возможно сделать вообще, приобрев выражение неподдельного ужаса. Мира внимательно посмотрела на меня и, видимо, почувствовав хоть каплю жалости ко мне, ответила:
  - Думаю, будет лучше, если ты примешь прохладную ванну.
  - В следующий раз, милая, - тяжело вздохнув, улыбнулся он и поднялся со своего места. - Спокойной ночи, девушки.
  Йохан еще раз бросил на меня взгляд, полный сожаления, и вышел, закрыв за собой дверь. Я быстро заперла ее изнутри и прижалась к ней спиной. Затем я одарила Миру леденящим взглядом со словами:
  - И ты еще раздумывала?!
  - Если бы у тебя на лице не было такого ужаса, я бы сама вышла из комнаты и оставила вас двоих наедине, - просто ответила она, начав расстилать свою постель.
  - То есть, ты полностью на его стороне? - ахнула я, опускаясь на свою кровать.
  - В данный момент, да, - ответила Мира. - Мне жалко его. Как ты себя с ним ведешь, просто выводит меня из себя!
  - Как я веду себя?! - от возмущения я чуть не задохнулась, однако, попыталась взять себя в руки и сделать несколько глубоких вдохов. - А как насчет его поведения?
  Мира усмехнулась, неспеша разделась, нырнула под одеяло и только после этого ответила:
  - Если я не ошибаюсь, и мне не изменяет память, Жонас вел себя по отношению к тебе намного более... брутально. Да, с первого взгляда понятно, что Йохан мечтает уложить тебя в свою постель, но его терпению можно только позавидовать - он мог бы заставить тебя давным давно, и тем не менее, он ждет твоего добровольного согласия. Такого джентельмена нужно еще поискать.
  Я сидела, молча сложив руки на груди и насупившись. Мне не нравилось, что моя лучшая подруга защищала моего врага. Но где-то в глубине души я могла посмотреть на все это вполне объективно, и знала, что Мира была более права во всем, чем я.
  Поднявшись со своего места, я также расстелила постель, разделась и легла, тщательно укутавшись в одеяло. Только после этого раздался голос Миры:
  - Аори, объясни мне, пожалуйста, почему ты так сопротивляешься близости с Йоханом? Ведь насколько я знаю, он не будет для тебе первым мужчиной, поэтому с этой точки зрения тебе терять нечего.
  Я помолчала некоторое время, прежде чем ответить:
  - Да, он не будет моим первым мужчиной, хотя все-таки не скажу, что у меня огромный опыт отношений. Но у меня такое чувство, что он просто хочет переспать со мной, использовать меня и бросить.
  Мира какое-то время смотрела на меня как на сумасшедшую, а потом осторожно уточнила:
  - Ты серьезно? Или ты считаешь, что человек, который хочет с тобой просто переспать, будет бегать за тобой, умоляя выйти за него замуж, а также сделает тебя королевой, отдав тебе все?
  Я закрыла глаза, чтобы не видеть осуждающий взгляд подруги. Мне стало безумно стыдно за свое поведение и то, как несправедлива я по отношению к Йохану.
  - Я ведь не предлагаю тебе стать его любовницей, - наконец добавила Мира. - Я просто считаю, что тебе неплохо бы стать более благосклонной к Йохану. Тебе нравятся его прикосновения, так позволь ему обнимать тебя, позволь ему хотя бы раз по-настоящему поцеловать тебя.
  - Поцеловать? - снова воскликнула я. - Да одного его поцелуя достаточно для того, что разрушить всю мою так тщательно выстроенную систему обороны!
  Я резко села не кровати, поняв, что не стоило мне говорить этого вслух, а Мира одновременно сделала то же самое, поняв какую сокровенную тайну я ей только что выдала.
  - Мира, сейчас же пообещай, что Йохан об этом не узнает, - быстро сказала я. Однако, моя подруга с сомнением смотрела на меня.
  - Почему? - спросила она. - Не пора ли все поставить на свои места?
  - Нет, не пора. Обещай, а то я с тобой никогда не буду разговаривать! - пригрозила я и добавила: - Обещай, что Йохан не узнает об этом ни от тебя, ни от Жонаса, ни кого бы то ни было через одного из вас!
  Некоторое время задумчиво помолчав, она наконец ответила:
  - Ладно, обещаю. Но ты ведь знаешь, что он и сам в курсе этого.
  Мира пожала плечами и вновь легла, устраиваясь поудобнее под своим одеялом. Еще немного посидев, я также заняла свое исходное положение и попыталась уснуть. Впрочем, мне это вскоре удалось.
  Утром я проснулась, как ни странно, сама и даже раньше Миры, поэтому в этот раз мне довелось будить ее. Впрочем, как я и знала раньше, Мира была жаворонком и никогда не имела проблем вставать по утрам. И хотя я тоже относилась к жаворонкам, но в последнее время просто так получалось, что засыпать вовремя по вечерам у меня не было возможности, поэтому по утрам я бывала уставшей и невыспавшейся.
  Позавтракав с некоторыми гостями (все-таки мы вышли довольно рано, поэтому большинство постояльцев все еще спали), мы погрузили наши вещи в карету и отправились в путь.
  Проехав примерно с час в относительном молчании, я устало спросила:
  - Когда мы уже приедем?
  - Если не произойдет ничего непредвиденного, к часу дня мы должны быть на месте, - ответил Йохан.
  - Правда? - обрадовалась я. - Мне уже так надоело постоянно ехать в этой повозке и смотреть на мелькающие опоры моста.
  Разумеется, дорога на мосте была идеально ровной, поэтому от самого сидения особых неудобств не было, но сам факт, что мы провели в карете уже два дня подряд по несколько часов к ряду, приводил меня в уныние. А мелькание моста за окном действовало усыпляюще, но не успокаивающе. Мне хотелось бы рассматривать все вокруг, но этого просто нигде не было - только мост, облака и в лучшем случае соседние острова вдалеке.
  - Мы уже скоро приедем, - пообещал Йохан, понимая мои нетерпение и усталость. Затем он осторожно добавил: - Кстати, чтобы предотвратить пререкания в присутствии слуг, хочу сразу сказать, что тебе придется спать либо в моей спальне, либо в спальне, соединенной дверью с моей.
  - Почему? - устало спросила я.
  - Потому что ты выходишь за меня замуж здесь тоже, - терпеливо напомнил он. - Тебе выбирать, где ты хочешь жить.
  - А какая разница? - усмехнулась я.
  - Ну, по идее, в моей спальне ты должна спать в моей постели, а в смежной комнате ты можешь спать одна, - пожал плечами Йохан.
  - Тогда все-таки в смежной, хотя все равно не вижу особого различия, - ответила я. - Кстати, сколько мы здесь еще пробудем?
  - Пару дней - мне нужно кое-что успеть сделать в имении.
  - А мне можно вернуться раньше? - осторожно поинтересовалась Мира. Я укоризненно посмотрела на нее со словами:
  - Ты собираешься оставить меня здесь одну?!
  - Хм, не думаю, что Мира сможет тебе чем-то помочь, - усмехнулся Йохан, а затем добавил, обращаясь к моей подруге: - Я сообщу Жонасу, что с тобой все в порядке, но для него после этого пройдет всего несколько часов, поэтому он их вполне переживет, может даже побольше соскучится за тобой. Кроме того, если ты пропадешь, будет очень подозрительно, куда ты делась одна.
  Мира тяжело вздохнула, но тем не менее кивнула, соглашаясь со сказанным. Немного подумав, она вдруг спросила:
  - Йохан, а как вы встретились с Жонасом?
  Я с интересом посмотрела на своего жениха, потому что этой истории я тоже еще не слышала.
  - О, это достаточно долгая история, - улыбнулся он, но заметив наши заинтересованные взгляды, произнес. - Но я так понимаю, вы никуда не торопитесь... - мы быстро кивнули, поэтому он продолжил: - О том, кто мой отец и где он, а также о наличии сводных братьев я знал практически с самого детства. Моя мать была самодержавной королевой, что достаточно необычно для такой большой страны. Однако, ей нужен был наследник, а замуж она не вышла по той причине, что подходящих по ее мнению кандидатур на горизонте было. Поэтому у нее был недолгий роман с моим отцом, как раз незадолго до того, как тот женился. После моего рождения она и вообще перестала смотреть на мужчин в качестве потенциальных правителей и берегла трон только для меня. Когда мне было лет 20, моя мать умерла от сердечного приступа, оставив меня наследником. Она успела научить меня принципам управления государством и назначила хороших советников. До того, как мы встретились в первый раз, Жонас успел побывать в разных странах и встретить свою первую жену - королеву Секонии. Последняя была на 5 лет старше него и уже овдовела (первый ее муж был на 20 лет старше ее и имел проблемы со здоровьем). Когда они поженились, Жонасу было около 30. Соответственно, в связи с довольно близким соседством, а также могуществом Галании во время званых вечеров мы навещали друг друга. Тогда я еще не знал, что Жонас - мой брат, потому что он тщательно скрывал свое происхождение. Но на одной из вечеринок у меня, после того, как большинство гостей уже разошлись, а мы уединились в бильярдной, найдя совместные интересы, под влиянием коньяка Жонас рассказал мне откуда он, ну а я, будучи в таком же состоянии, рассказал о нашем родстве. - Я хихикнула, представив себе пьяных Жонаса и Йохана, сидящих вместе за столом, оперевшись о стол, чтобы не упасть лицом в салат, и обсуждающих степень уважения друг друга... - Собственно, примерно с того момента мы стали очень близки. У нас была разница всего в 5 лет, мы жили недалеко друг от друга, а также имели общие интересы, поэтому для наших близких родственных отношений было достаточно предпосылок.
  - То есть, можно сказать, что он - твой лучший друг? - поинтересовалась я.
  Йохан просто кивнул.
  - А других твоих друзей я что-то не видела, - задумчиво вспомнила я. - Или у тебя их нет.
  - Моих других друзей ты не хочешь встречать, - усмехнулся он. Я внимательно посмотрела на него и его многозначительный взгляд и предположила, что наверняка так оно и есть.
  Развернувшись к Мире, Йохан произнес:
  - Ну, о том, как встретились вы с Жонасом, я знаю. Он мне сам ее в деталях рассказал. Но расскажи, как прошла твоя жизнь до встречи с ним.
  Мира скромно пожала плечами, бросив на меня немного удивленный взгляд, а затем сказала:
  - Собственно, ничего особенного в моей жизни тогда не было. Мои родители погибли при несчастном случае с котами, когда мне было шесть лет, поэтому после этого меня воспитывала бабушка. Она постоянно твердила мне, что меня ждет большое будущее, и что я должна встретить девушку из другого мира. - Мира вновь бросила на меня осторожный взгляд, но я ничем не показала виду, потому что Йохан уже знал о том, что я не была настоящей принцессой Сафрании. Тогда подруга продолжила: - Бабушка же научила меня шить, потому что сама была швеей. Когда мне было 21, бабушка покинула этот мир, оставив мне дом и клиентов, поэтому я продолжила заниматься шитьем до того момента, как встретила Жонаса.
  Йохан кивнул, с интересом выслушав ее рассказ.
  - Кстати, о шитье, - как если бы вспомнив что-то, сказал он, разворачиваясь ко мне. - У тебя есть какие-нибудь предпочтения или требования по поводу твоего свадебного платья?
  Честно говоря, я удивилась вопросу, потому что свадьба была для меня в каком-то далеком будущем, которое наверняка должно было не сбыться. Однако, скрепя сердце, я недолго подумала и ответила:
  - Оно должно быть белым или просто неярким, длинным, достаточно пышным, но не похожим на безе, с длинной фатой, длинными перчатками.
  Слегка прищурившись, Йохан сказал, все еще глядя на меня:
  - Мира, у меня есть кое-какие предположения по этому поводу, но мне нужна твоя помощь в том, чтобы оценить, понравится ли платье Аори. Ведь ты уже знаешь ее вкус, не так ли?
  - Ну, я помню в каком платье она выходила замуж за Жонаса, а то было платье, которое она планировала для себя, - ответила она. - Я попробую тебе помочь.
  Йохан удовлетворенно кивнул, одарив Миру благодарной улыбкой, а затем снова перевел свой взгляд на меня.
  - Кстати, а в чем ты будешь? - поинтересовалась я. - В килте?
  - А тебе этого хотелось бы? - лукаво улыбнулся он. Я отрицательно покачала головой, поэтому он уже более серьезно добавил: - По традиции в Галании на мне должен быть белый камзол.
  Я лишь кивнула, переводя свое внимание на мост за окном.
  - Раз уж мы заговорили о прошлом, каким было твое? - услышала я вопрос моего жениха. Собственно, я даже боялась такого вопроса, потому что не знала, что именно я могу рассказать, не выдавая тем самым мой родной мир.
  - Ничего особенного. Родители, единственный и любимый ребенок в семье, похоже, в отличие от настоящей Аори, - осторожно ответила я, стараясь не сказать ничего лишнего.
  - А какое твое настоящее имя?
  - Здесь мое имя - Аори, - довольно твердо сказала я.
  - Ты училась?
  - Разве я похожа на необразованную дурочку? - осведомилась я. Хотя в данный момент моя реакция была такой не потому, что почувствовала себя уязвленной, а потому, что я не хотела вдаваться в подробности своего образования, не зная, в каких мирах имелись университеты.
  - О, нет! - засмеялся Йохан. - Необразованной тебя точно не назовешь, разве что инфантильной, но это уже зависит не от образования, а от характера.
  - Кстати, о прошлом, - решила я сменить тему, - когда ты в первый раз попал в другой мир, как ты там оказался и что ты об этом подумал?
  Йохан лукаво улыбнулся, поняв причину моего вопроса.
  - Я всегда любил рисовать, - в результате начал он, - а примерно с 10 лет моя мать позаботилась о том, чтобы у меня были самые лучшие учителя живописи. Довольно скоро я начал рисовать не только то, что я видел, но также и то, что я хотел бы увидеть. Разумеется, многие лишь благосклонно смеялись со многих моих фантастических изображений других миров, но меня это не волновало. И однажды, лет в 15 я был по какой-то причине (кажется, когда мне отказали купить того кота, которого я хотел) настолько зол, что эмоции просто плескали через край. Заперевшись в своей мастерской, я нарисовал какой-то новый мир и внимательно рассматривал его, желая, чтобы он был настоящим и чтобы я туда попал.
  Йохан налил в стакан немного воды из кувшина, немного отпил и продолжил свой рассказ:
  - В конце концов, изображения начало оживать, деревья зашевелились от дуновений ветра, я почувствовал незнакомые запахи. Недолго думая, будучи самоуверенным подростком, я перебрался в тот мир. К счастью, хотя я и был единственным мужчиной в жизни моей матери, она меня не разбаловала до такой степени, чтобы я от всех требовал постоянных поклонов и моего обожествления, поэтому приспособиться в том новом мире мне удалось довольно легко.
  - Что это был за мир? - поинтересовалась я, с неподдельным вниманием слушая его историю.
  - Собственно, он не настолько отличался от Галании, по крайней мере, там было не настолько странно, как здесь. - Я кивнула, а Йохан продолжил: - Я провел в том мире несколько дней, в первую же минуту решив никогда не возвращаться домой. Однако, через несколько дней я уже соскучился по своему дому, своей матери и всему знакомому. Поэтому нарисовав свою мастерскую, я с затаенным дыханием попробовал ее "оживить". К моему огромному облегчению у меня это получилось почти сразу. А все последующие путешествия давались мне все проще.
  - Ты бывал во многих мирах? - спросила Мира.
  - Да, хотя все же не во всех тех, которые я нарисовал, потому что я знаю, что там слишком опасно и делать это в одиночку было бы по меньшей степени глупо.
  Я уже почти раскрыла рот, чтобы задать следующий вопрос, когда покрытие дороги сменилось с моста на обычную землю, поэтому мы с Мирой быстро выглянули в окно, чтобы посмотреть на новый остров.
  Собственно, этот остров был примерно таким же, как и все остальные острова. Мы проехали довольно недолго прежде, чем въехали через высокие ворота в имение Йохана. Выйдя из кареты, я огляделась, чтобы увидеть здесь почти такое же имение, как у Ильяма. Впрочем, я знала, что почти все имения выглядели примерно одинаково, а принципиальная разница наверняка заключалась лишь в площади прилегающих к имению земель.
  Из крепости, на которую очень было похоже жилище Йохана в этом мире, начали выходить люди, приветствуя своего господина, а заодно и нас с Мирой. Все были рады нас видеть (или же только Йохана, хотя наверняка слухи о предстоящей женитьбе хозяина поместья достигли и сюда, а это всегда означает более или менее светлое будущее для всех подданных). Йохан представил нас своим людям, которые с неподдельным интересом разглядывали нас, и распорядился, чтобы нас проводили в наши покои, а сам направился в свой кабинет, куда его упорно звал управляющий.
  Заместитель дворецкого, если так можно назвать человека, помогающего управляющему, попросил нас следовать за ним и зашагал внутрь строения. Мы повиновались и направились вслед за ним, рассматривая все по пути.
  Первым делом по моей просьбе он показал комнату Миры, а затем уже мы направились в мою. Наши комнаты выглядели похожими друг на друга, а также на комнаты, в которых мы жили у Ильяма, разве что здесь моя комната была намного больше размером в целом, более лучше устроена, ну и разумеется соединялась с хозяйской опочивальней.
  Отпустив Джона - так звали нашего провожатого - я закрыла за ним дверь и огляделась. Мой взгляд остановился на Мире, которая с интересом смотрела на меня. Заметив мое внимание, она слегка улыбнулась.
  - Что? - просто спросила я, тоже не в состоянии сдержать улыбку.
  Сначала она просто пожала плечами, опускаясь на тахту перед кроватью, а потом полузадумчиво произнесла:
  - Я прямо-таки представляю тебя женой хозяина поместья, живущей в подобном месте. Ты очень подходишь на эту роль.
  - Я? - захохотала я, подходя к окну и выглядывая на улицу. - Это с какой же стороны? Жены хозяев поместий должны быть покладистыми и окруженными кучей детей, думаю, ни одно из этих описаний ко мне не подходят.
  Моя подруга покачала головой и ответила:
  - Нет, но вот если смотреть на тебя вот так со стороны, не зная твоего характера, то я понимаю, почему все подданные здесь были так рады тебя видеть - ты для них представляешь собой именно идеальную хозяйку, строгую, но справедливую, доброжелательную, умеющую управлять. В общем, именно то, что нужно им и их хозяину.
  Я молча пожала плечами, потому что точно не знала, что мне ответить или возразить на наблюдение Миры. Если смотреть со стороны, то наверняка именно такое впечатление я и создавала. Только в тихом омуте черти водятся...
  Откинув волосы с плеч, я уверенно зашагала к двери, ведущей в спальню Йохана, со словами:
  - Пора проверить тайный ход в логовище врага...
  Мира расхохоталась, но быстро последовала за мной. Пройдя через незапертую дверь, мы попали в комнату, кардинально отличающуюся от моей - здесь на кровати и на полу были расстелены шкуры убитых животных, над каминов напротив кровати висели различные виды режущего и колющего оружия. К моему удовлетворению нигде на стене не висела голова какого-нибудь оленя, потому что этого я не люблю. В общем, эта комната была типично мужской.
  - Девушки, вы уже здесь? - я вздрогнула, внезапно услышав голос Йохана. Я обернулась в его сторону как раз тогда, когда он подошел к нам и обнял нас обоих за плечи. - Как вам мое логово?
  - Типично мужское, - озвучила я свои мысли. Мира кивнула и тут же спросила:
  - А Аори будет жить здесь или в своей комнате?
  Йохан со смехом поймал мое запястье, когда я собралась ткнуть Миру пальцами в ребра в качестве мести за подобные вопросы. Одарив их обоих свирепым взглядом, я демонстративно выдернула свою кисть, скинула со своего плеча руку Йохана и отошла к окну.
  - Я так предполагаю, что спать она наверняка захочет в своей комнате, - ответил хозяин комнаты.
  - Но в таком случае, ты будешь тоже спать там, правильно? - последовал вопрос.
  - Естественно, - обронил Йохан как нечто само собой разумеющееся.
  Я тяжело вздохнула, но ничего не сказала - я просто не знала, что говорить, чтобы не заводить новый разговор про свадьбу и подобное.
  Вскоре нас пригласили на обед в столовую, где мы провели некоторое время, утоляя жажду и голод. После обеда мы с Мирой отправились на прогулку по имению, точнее по самим окрестностям, потому что помещение можно было изучить и попозже.
  По моему желанию мы дошли до края острова и устроились под яблочным деревом перед ограждающей сеткой. Была приятная теплая погода и солнце постепенно начинало опускаться к горизонту, выраженному в виде облаков под мостами. Из-за края пропасти дул легкий освежающий ветерок, шевеливший крону на дереве над нашими головами. И у меня было такое всепоглощающее чувство умиротворенности, что я с улыбкой растянулась на траве, глядя на небо и рассматривая медленно пролетающие над нами облака.
  - Как давно я не смотрела на небо, - с некоторой грустью протянула я, рассматривая следующее огромное пушистое и ярко-белое облако. - Мне всегда хотелось потрогать облако, потому что они кажутся такими мягкими и пушистыми, как вата,
  Мира также легла рядом, чтобы лучше видеть то, что я описывала словами. Я глянула на нее и увидела, что она тоже выглядела вполне довольной сложившейся на данный момент ситуацией и просто лежала и наслаждалась моментом, слегка улыбаясь.
  - Спроси Йохана - может быть он знает такой мир, в котором на самом деле можно пощупать облако, - томно произнесла она.
  Я с удивлением посмотрела на мою подругу - с удивлением, потому что я сама как-то не подумала об этом.
  - Надо будет обязательно там сделать, - кивнула я и снова вернулась к своему созерцанию. Через несколько минут молчания я вновь заговорила уже более задумчиво: - За такое короткое время столько всего произошло, что у меня даже не было времени на то, чтобы так сказать остановиться и понюхать цветы.
  Мира кивнула, сорвав травинку и начав ее жевать - я все еще не решалась делать это, потому что сиреневый цвет растения все еще претил моим понятиям съедобности.
  - Когда мы уже поедем домой? - вдруг спросила Мира. Я даже засмеялась, потому что буквально секунду назад она лежала рядом со мной и нежилась в лучах заходящего солнца, ни о чем не думая, и внезапно вспомнила своего возлюбленного и заскучала по нему.
  - Через пару дней, насколько я поняла, - ответила я и усмехнулась: - Ничего, успеешь еще насладиться Жонасом.
  Мира села, укоризненно глядя на меня, и заявила:
  - Тебе легко говорить - твой мужчина здесь с тобой, а мне о моем лишь мечтать приходится!
  Я засмеялась, потому что в моих ушах это звучало довольно забавно.
  - Если тебе будет это каким-то утешением, я обещаю тебе, что как минимум до возвращения домой у меня с Йоханом ничего не будет, - вполне серьезно ответила я, а потом не сдержалась и расхохоталась.
  Перекрикивая мой смех, она продолжила:
  - Фу, как тебе не стыдно так себя вести! Я тут сижу страдаю, а она только насмехается над всей ситуацией! Хоть бы из-за сочувствия ко мне пошла бы да приласкала Йохана!
  Теперь я уже точно не могла сдерживать свой смех, поэтому просто каталась по земле, держась за живот. Мира разозлилась и бросила в меня клочок сорванной травы. Поэтому ближайшие полчаса продолжалась травяная война, пока на меня не упала капля дождя, и мы, зная, что здесь дождь переходит в ливень в течение одной минуты, быстро вернулись в дом. К счастью, мы не успели промокнуть, но все равно переоделись к ужину.
  За ужином были только мы втроем, но скучно нам, как обычно, не было, поэтому и это время прошло быстро. А после трапезы мы также втроем отправились на прогулку по имению, где Йохан показал нам что и где находится, назвал по именам довольно большое количество людей, которых мы встретили (чему те были очень рады). Проходя мимо конюшни, я услышала мяуканье маленького котенка и, остановившись, поискала его глазами.
  - Кис-кис-кис, - тихо позвала я, присев на корточки. Вскоре из-под какой-то телеги осторожно выползло существо, забавнее которого я давно не видела: это был котенок привычного для меня размера, но его окраска меня очень рассмешила - он был темно-зеленым в красную клеточку! Если бы котенок не был пушистым, то можно было подумать, что его сшили из килта какого-то шотландского клана. Сдерживая смех и всего лишь улыбаясь, я продолжала подзывать котенка к себе. Последний осторожно шагал ко мне, продолжая мяукать.
  - Он голодный, - заявила я, поднимая его и прижимая к себе. - Нам нужно вернуться в дом и дать ему молока - он еще совсем маленький.
  Хотя Йохан ничего не сказал и изменил направление нашей прогулки, мне показалось, что он был не очень доволен моей заботой об этом пушистом комочке. Я решила выяснить этот вопрос позже, потому что первым приоритетом в данный момент для меня стало состояние котенка.
  Мы вошли в дом, я направилась в свою комнату, а Йохан удалился на кухню, чтобы принести оттуда немного еды для моего нового подопечного.
  Усадив котенка на кровать поверх покрывала, я погладила его, стараясь в то же время избегать его острых коготков и зубов.
  - Ты заметила странную реакцию Йохана? - спросила я у Миры.
  - Странную? - переспросила она. - В каком смысле? Честно говоря, я на него тогда не смотрела, а только на вот этого пушистика.
  Мира потрепала котенка по спинке и быстро увернулась от его лапки с выпущенными коготками. Мы обе засмеялись, но я продолжила:
  - Мне показалось, что он как-то негативно отнесся к моему поступку. Интересно, почему?
  - Думаю, можешь его самого спросить, - ответила она, обернувшись к вошедшему в комнату Йохану.
  Поняв, что разговор шел о нем, хозяин имения быстро спросил:
  - О чем?
  Он поставил на пол блюдце, налил в него теплого молока из маленького кувшинчика, и, осторожно подняв котенка с кровати, посадил перед блюдцем. Маленький, не мешкая ни секунды, быстро начал лакать молоко, иногда фыркая. Я с умилением улыбалась, глядя на него. Заметив вопросительный взгляд Йохана, я обратила свое внимание на него.
  - Когда я подняла котенка, мне показалось, что тебе это почему-то не понравилось, - объяснила я и в свою очередь вопросительно посмотрела на него.
  Йохан недолго помолчал, а затем ответил, тщательно подбирая слова:
  - Дело в том, что местные кошки очень быстро привыкают к людям и считают, что те, кто их кормит, автоматически становится их постоянным хозяином и кормильцем.
  - И что же в этом плохого? - не поняла я, погладив котенка по спинке.
  - То, что через пару дней ты отсюда уедешь и наверняка достаточно надолго, а котенок к тому времени уже привыкнет к тебе.
  - Так я заберу его с собой, - просто заявила я.
  - Нет, - довольно строго ответил Йохан. И настолько однозначно, что я даже замерла от неожиданности.
  - Почему? - последовал мой осторожный вопрос.
  - Потому что мы не можем ввозить другие растения или животные в наш мир, равно как мы не может ввозить наших привычных животных или растения в другие миры. Мы ни в коем случае не должны подвергать влиянию извне миры, которые мы посещаем. Достаточно уже того, что мы можем отправляться туда, - по тону Йохана я поняла, что в этом он непоколебим. Я хотела было начать спорить с ним просто из принципа, но я сама вполне понимала, что он абсолютно прав, поэтому не хотела противоречить самой себе.
  - Но не могла же я оставить эту крошку умирать там с голоду, - укоризненно возразила я.
  - Нет, конечно, - вздохнул Йохан, садясь на пол рядом с котенком. Он полулег на один локоть, согнув одну ногу в колене, отчего его килт вновь начал сползать вниз. Я многозначительно кашлянула, и Йохан, усмехнувшись, опустил ногу на пол и продолжил: - Но ты не должна слишком много времени проводить с ним. Или по крайней мере днем он должен находиться с кем-то другим, кто будет заботиться о нем после твоего отъезда.
  Я молча кивнула, подумав о том, что к сожалению, у меня не было с собой фотоаппарата, чтобы запечатлеть это чудо природы на память.
  - По-моему, пора мне спать, - протянула Мира, вставая с моей кровати. Прежде, чем я успела что-то возразить, она добавила: - Я так устала после всех переездов...
  Собственно, я тоже очень от этого устала, поэтому лишь кивнула и пожелала ей спокойной ночи.
  Йохан тоже поднялся со своего места со словами:
  - Мне нужно кое-что сделать. Хочешь принять ванну? - я кивнула. - Я пришлю служанок.
  Он вышел из моей комнаты, и вскоре появились служанки и слуги, принесшие чан с горячей водой и лохань для купания. И через несколько минут я лежала в благоухающей воде и откисала от трехдневного переезда. За это время мой котенок уснул на моей кровати, свернувшись в калачик, поэтому выйдя из воды, вытеревшись махровым полотенцем и одевшись в длинную ночную сорочку без рукавов и с обнаженными плечами, я устроилась рядом с ним.
  Я уже почти успела уснуть, когда дверь из смежной комнаты открылась и Йохан вошел в мою спальню. Как обычно в подобных ситуациях мое сердце сбилось с нормального ритма, подгоняемого волной адреналина. Я притаилась, притворяясь спящей, но знала, что обычно этим обмануть Йохана мне не удавалось.
  Кровать с противоположной от меня стороны слегка прогнулась, я почувствовала холод из-под приподнятого одеяла, пока Йохан укладывался рядом со мной. Затем меня обдало жаром, когда он подвинулся ближе и обнял меня за плечи.
  Первой моей реакцией было желание отодвинуться от него поближе к краю кровати, но я тут же почувствовала мягкий мех котенка, лежащего у моего живота.
  - Осторожно, - тихо сказала я, - здесь котенок.
  - Что он здесь делает? - послышался вопрос Йохана. Я не смогла различить эмоции в его голосе, поэтому просто ответила:
  - То же, что и я - спит.
  - Но ты же не спишь, - возразил хозяин поместья и перевернул меня на спину. Мы встретились взглядами в темноте, и меня вновь охватило странное чувство, которое посещало меня при каждой встречи с Йоханом. Когда он осторожно наклонился, чтобы поцеловать, я отвернулась со словами:
  - Давай договоримся об одном? - тяжело вздохнув, Йохан откинулся на свою сторону, приготовившись выслушивать меня. - Я согласилась выйти за тебя замуж, насколько ты помнишь. И насколько я понимаю это произойдет довольно скоро. - Я посмотрела на Йохана и подождала его кивка. - В таком случае мы ведь можем подождать и до свадьбы, не так ли?
  Мой жених тихо засмеялся прежде, чем ответить:
  - Мы подождать и до свадьбы, и до твоего пятидесятилетия, только я совсем не пойму - что это изменит для тебя?
  Я помолчала, потому что не знала что мне ответить на этот вопрос, а потом неуверенно сказала:
  - Это может изменить мое отношение ко всей ситуации...
  Следующие долгие пару минут я мечтала о том, что Йохан просто возьмет и поцелует меня, тем самым разрушив всю мою блокад и уничтожив все мои колебания. Однако, он лишь произнес:
  - Хорошо... Пусть будет по-твоему...
  Моему разочарованию не было предела, но в то же время к моей радости Йохан не мог видеть его отпечаток на моем лице, поэтому ничего не предпринял (я изменила свое настроение в течение двух секунд).
  Йохан сделал было попытку откинуть одеяло со своей стороны, чтобы встать, но я остановила его вопросом:
  - Ты куда?
  Я тут же прикусила язык, но было уже поздно.
  - Я так понимаю, ты не хочешь, чтобы я был в твоей постели, - напомнил Йохан.
  - Этого я не говорила, - возразила я, разворачиваясь к нему лицом. - Ведь мы можем просто поговорить, не так ли?
  Вновь устроившись поудобнее под одеялом, Йохан также развернулся ко мне:
  - И о чем ты хочешь поговорить?
  - Расскажи мне про другие миры в которых ты бывал, - попросила я.
  Он посмотрел на меня, как будто ожидая какого-то подвоха с моей стороны, а затем лукаво ответил:
  - При одном условии - ты расскажешь мне о своем мире.
  Этого я, честно говоря, не ожидала, поэтому не была готова с ответом. Лихорадочно поразмышляв на эту тему, я сказала:
  - Хорошо, но не сразу. Сделаем так - я буду рассказывать одну вещь про мой мир после твоего рассказа о каком-нибудь новом мире с твоей стороны.
  - То есть, я буду рассказывать про каждый мир, в котором я побывал, а ты на каждый мир дашь мне лишь одну наводку по твоему? - уточнил Йохан. Я кивнула, а он засмеялся. - Это более, чем несправедливо, ну да ладно, у нас достаточно много времени вместе впереди, поэтому еще успеем поговорить об этом. Если тебе самой не захочется рассказать мне про свой мир, или если я сам не догадаюсь.
  Я вновь кивнула, тоже начиная устраиваться поудобнее - я взбила свою подушку, улеглась покомфортнее на спину, чтобы можно было просто закрыть глаза и представлять себе описываемые словами картины. А Йохан тем временем начал свой рассказ о мире, в котором небо было зеркальным, то есть, если поднять голову можно было видеть свое отражение. Причем чем пасмурнее была погода, тем ниже находились зеркальные облака.
  То, что Йохан был художником, лишь помогало ему в словесных зарисовках при описании других миров, а мне от этого была намного легче представить себе как все это выглядело на самом деле, от чего у меня даже захватывало дух.
  Прежде, чем я уснула, Йохан получил от меня два описания моего мира - у нас были моря и озера и не было летающих островов...
  В том же стиле прошли и ближайшие два дня - мы завтракали, обедали и ужинали все вместе, потом мы с Мирой гуляли и снова занимались женскими делами (в частности, Мира успела вышить портрет Жонаса крестиком), а по ночам Йохан рассказывал мне про свои миры (два-три за ночь, хотя иногда у меня создавалось впечатление, что я находилась в сказке "Тысяча и одна ночь", только Шахерезадой был Йохан).
  Утром третьего дня я была разбужена стуком в дверь. Взглянув на часы и констатировав, что мы еще не опаздывали на завтрак, я поежилась от необъяснимого чувства тревоги. Йохан встал, накидывая на себя халат, и открыл дверь. На пороге стоял управляющий, выглядевший слегка напуганным, но пытающимся скрывать это. Йохан бросил на меня мимолетный взгляд и вышел из спальни, прикрыв за собой дверь.
  Я быстро села на кровати, пытаясь услышать разговор мужчин за дверью, но не смогла разобрать ни слова, потому что кровать стояла довольно далеко от входа. Прежде, чем я решила встать и подойти к двери, Йохан вернулся в комнату, и его вид говорил об обеспокоенности.
  - Что случилось? - быстро спросила я, вставая и накидывая на себя халат.
  Йохан виновато посмотрел на меня, а затем сказал:
  - Мира пропала...
  - Как пропала? - не поняла я.
  - Ее нет в спальне и нигде в поместье.
  - Она наверняка просто гуляет, - возразила я. Йохан отрицательно покачал головой и направился в свою комнату. Пока он переодевался у себя, я оделась и привела себя в порядок, лихорадочно пытаясь понять, куда могла деться моя подруга и где еще ее можно было искать.
  Йохан вновь вошел в мою комнату со словами:
  - Мне нужно начать ее поиск. Отправляйся в столовую, распорядись насчет завтрака, я к тебе позже присоединюсь.
  - Мне сейчас не до завтрака, если Мира на самом деле просто исчезла из твоего дома, - быстро возразила я, направляясь вместе с ним к двери в холл. - Что-то должно было произойти. У тебя здесь есть твои картины?
  Йохан на секунду задумался и покачал головой, добавляя:
  - Только одна, ведущая домой и находящаяся в моем кабинет - я сомневаюсь, чтобы она туда попала, но я на всякий случай проверю.
  Я кивнула, направляясь к выходу из дома.
  - Куда ты? - спросил он.
  Пожав плечами, я просто сказала:
  - Подышать свежим воздухом и заодно проверить одно место, где мы с Мирой любили сидеть - под яблоней у края.
  - Будь осторожна, - предупредил Йохан и, дождавшись, моего кивка, направился в свой кабинет.
  Я прошла по коридорам, где уже начали сновать слуги, отправленные управляющим на поиски Миры по всему поместью, вышла через парадную дверь, мимо уже стоящих там двух стражников, и зашагала по направлению к краю этого острова.
  У меня теплилась надежда на то, что возможно ночью Мире стало совсем грустно из-за отсутствия рядом с ней Жонаса и она просто пошла к яблоне, чтобы посидеть и побыть там одной. Однако, разумеется, ее там не было. Там также не было следов того, что она там побывала недавно. Я опустилась на траву под деревом, пытаясь придумать какой-нибудь другой способ поиска или какое-то другое место, где она могла находиться.
  Прошло минут десять безрезультатных размышлений. Я поднялась на ноги подошла ближе к краю, огороженному сеткой.
  - Идора! Если ты поблизости, мне нужна твоя помощь! - крикнула я, сама не понимая почему я зову дракониху.
  Прошло несколько минут, и я уже развернулась, чтобы идти обратно к дому, когда мои волосы пошевелил порыв ветра, и у меня за спиной послышалось легкое шипение. Я обернулась и увидела приземлившуюся неподалеку дракониху.
  - Ты звала меня, - тихо произнесла Идора. Я кивнула, и она продолжила: - Как я могу тебе помочь?
  - Честно говоря, я даже не знаю, можешь ли ты мне помочь, - призналась я. - Просто я в отчаянии. Моя подруга пропала, это обнаружилось пару часов назад. Ее нет нигде в поместье и мы даже не знаем, где ее искать.
  Идора на какое-то время умолкла, мне даже показалось, что она вошла в транс, а потом как если бы проснувшись, ответила:
  - Твою подругу похитил граф Гильберт - он давний враг твоего мужчины, поэтому теперь он использует твою подругу для мести ему.
  - Враг Йохана? - удивилась я. - Но почему?
  - Спроси его самого - у меня нет больше времени. Удачи в поисках подруги - ее везут к Гильберту, но они будут ждать вашего приезда, поэтому пока что ей ничего не грозит.
  - Спасибо! - воскликнула я прежде, чем Идора взмыла ввысь, а затем камнем бросилась вниз за пределами острова.
  Прикрыв лицо от сильного порыва ветра, вызванного полетом дракона, я быстро направилась домой, чтобы рассказать Йохану новости.
  Последний сидел в своем кабинет, раздавая указания. Увидев меня, он вопросительно склонил голову, на что я кивнула со словами:
  - Нам нужно поговорить.
  Жестом Йохан выпроводил всех слуг из кабинета и подошел ко мне.
  - Ты нашла Миру? - недоверчиво спросил он, приблизившись.
  - Нет, но я знаю куда ее везут и кто.
  - Знаешь? Откуда?
  - У меня и здесь есть союзники, - попыталась улыбнуться я. - Миру похитил граф Гильберт, точнее его слуги, которые в данный момент везут ее к нему. Насколько я поняла, у вас с ним какие-то разногласия, и он решил использовать Миру для мести тебе.
  Я внимательно наблюдала за реакцией Йохана на мои новости, поэтому без труда заметила как он напрягся, когда я упомянула имя его врага.
  - Откуда ты узнала о Гильберте? - просто спросил он.
  - От моей драконихи. Он и правда твой враг? - Йохан кивнул. - Но почему? Что вы не поделили? Только не говори, что тут была замешана женщина...
  Йохан невесело усмехнулся и покачал головой.
  - Нет, никакой женщины, все было намного тривиальнее - Гильберт претендовал на тот же остров и титул, за который я заплатил больше денег. Поэтому он так и остался графом, учитывая, что свободных герцогинь нет...
  Он прошелся по комнате, размышляя. Я также прошлась только в противоположном направлении, однако это не привело меня ни к каким выводам в данной ситуации.
  - Но зачем ему нужна Мира? Точнее, как он хочет использовать ее, чтобы насолить тебе? - наконец спросила я.
  - У меня есть кое-какие мысли по этому поводу, - уклончиво он, - но в любом случае мы должны отправляться вслед за Мирой.
  Я утвердительно кивнула и направилась в свою комнату, чтобы паковать сумку.
  Было решено ехать верхом, чтобы не тратить лишнее время на карету. Гильберт жил на острове в полутора днях пути отсюда, поэтому мы собрались выезжать сразу после сборов и завтрака. И на то, и на другое ушло около часа. За это же время нам приготовили лошадей и привязали седельные сумки. Насколько я услышала по разговорам, сначала на мою лошадь попытались надеть дамское седло, но Йохан быстро исправил эту оплошность. Поэтому ехать боком мне не пришлось. Однако, все-таки мне пришлось ехать в юбке хотя бы потому, что даже Йохан был в килте. Только моя юбка была подлиннее. Я хотела было предложить для подобных случаев изобрести юбку-брюки, но в данный момент что-то изобретать просто не было времени.
  Поэтому около 10 часов мы выехали за пределы поместья и пришпорили наших лошадей по направлению к следующему острову. К счастью, к тому времени я уже успела привыкнуть с езде верхом на конях, а не только котах, поэтому мне не было особо сложно держаться в седле. Мы проехали несколько часов, сделали небольшой перерыв для того, чтобы отдохнуть самим, дать отдых лошадям и самим пообедать, и снова пустились в путь.
  Около семи часов вечера мы добрались до следующего острова, где, оставив лошадей в конюшне, мы поселились в постоялый двор. Приведя себя в порядок с помощью кувшина с водой и влажной тряпки, переодевшись в свежие одежды, мы вышли на ужин. В таверне, примыкающей к постоялому двору, стояли столы на четверых и шестерых человек. Один стол на четверых был пуст, поэтому мы поторопились его занять.
  К нам подошла полная женщина средних лет, представляющая собой типичный стереотип жены владельца таверны, и наизусть без каких-либо эмоций зачитала меню:
  - Куриный суп-лапша, жаркое из говядины, хаггис, кролик в сметане и вине, яблочный пирог.
  Йохан вопросительно глянул на меня, а я сообщила свой выбор:
  - Кролик в сметане и пирог с чаем.
  Наша официантка кивнула и перевела свой взгляд на Йохана. Последний произнес:
  - Жаркое и пирог с чаем. И голубое вино.
  Женщина вновь кивнула и удалилась. Я вспомнила, что когда-то пробовала голубое вино у Ильяма в имении и мне оно понравилось, потому что напоминало на вкус розовое.
  За весь переезд мы практически не разговаривали с Йоханом просто потому, что либо были заняты своими мыслями, либо просто ехали друг за другом и поэтому не могли общаться. Только сейчас мы могли говорить, только вот что-то не очень хотелось. Я видела, что Йохан был достаточно напряжен, поэтому поднимать тему спасения Миры не хотела, а разговоры на отвлеченные темы мне даже как-то на ум не приходили.
  Принесли наши блюда, и мы приступили к трапезе. К счастью, тогда разговаривать особо не было необходимости, хотя мы все-таки обменялись впечатлениями по поводу нашего ужина и качества поданной еды. Как ни странно, последняя была вполне съедобной и даже достаточно вкусной, поэтому я быстро съела свою порцию и приступила к чаю с яблочным пирогом. Десерт тоже был очень приятным на вкус, поэтому я смогла немного отвлечься от последних неприятностей.
  - Герцог Беркли? - вдруг послышался молодой мужской голос. Мы одновременно подняли головы и увидели двоих мужчин, стоящих рядом с нашим столом.
  Они были примерно одинакового возраста - около сорока, но совершенно разные. Тот, что обратился к Йохану был повыше ростом, но немного стройнее своего спутника. У него были светлые полудлинные волосы, голубые глаза и тонкий перебитый и слегка согнутый в сторону нос. Он казался эдаким местным Казановой, уверенным в своем очаровании.
  Его товарищ был пониже ростом, более широкий, но не полный, а просто более мускулистый, со светло-карими глазами. Цвета его волос видно не было, потому что он просто их сбрил. В отличие от своего спутника, он казался нелюдимым и замкнутым.
  - Позвольте представиться: меня зовут барон Ильсон. А это мой спутник - барон Стейтс.
  - Чем могу служить? - уточнил Йохан, откидываясь на спинку своего стула и переводя взгляд с одного собеседника на другого.
  - Мы хотели бы поговорить с вами о нашем общем знакомом - графе Гильберте, - ответил блондин.
  Я заметила, как напрягся Йохан при упоминании имени его врага.
  - Вы хотите обсудить что-то конкретное? - уточнил он.
  - Вполне конкретное дело, - кивнул Ильсон. Он перевел взгляд на меня, расплываясь в улыбке, и добавил: - Думаю, мы с миледи можем погулять по саду, пока барон Стейтс расскажет вам его суть.
  Я вопросительно посмотрела на своего спутника, не зная, что мне делать. Йохан помешкал некоторое время, также не сразу определяясь с ответом.
  - Могу заверить вас, герцог, я верну вашу невесту в целости и сохранности, - быстро заверил его Ильсон.
  Бросив на него недоверчивый взгляд, Йохан вновь посмотрел на меня и кивнул, разрешая мне встать из-за стола. Я поднялась, со своего стула, а Ильсон быстро отодвинул его, помогая мне, и мы направились к выходу. Стейтс занял место напротив Йохан, но на другом стуле, но разговор не начался, пока мы не покинули помещение.
  Выйдя в сад на заднем дворе таверны, я зашагала по дорожке, потому что точно не знала, что мне говорить и говорить ли вообще. Ильсон шел на один шаг позади меня, н молчал не дольше минуты.
  - Миледи, не правда ли сегодня красивый вечер? - начал он со слащавой улыбкой. - Луна почти полная.
  - О чем говорит ваш спутник герцогу? - просто спросила я, развернувшись к нему.
  Ильсон удивленно приподнял брови, говоря:
  - Не ожидал, что вы так быстро перейдете на деловой тон.
  - А я не ожидала, что моя сестра будет похищена вашим... другом? - ответила я довольно холодно и продолжила шагать.
  - Граф Гильберт не совсем наш друг, он наш работодатель, - поправил меня Ильсон.
  - И что же входит в ваши рабочие обязанности? Только сообщать плохие новости или также похищать людей?
  Ильсон тихо засмеялся, а затем так же негромко предложил:
  - Миледи, давайте не будем обсуждать дела, которые вас не касаются.
  Одарив его взглядом, который наверняка мог бы убить, я заявила:
  - Эти дела касаются меня в большей степени, чем лично вас, барон. Зачем Гильберту понадобилась Мира? Точнее, я знаю, зачем она ему понадобилась, но меня интересует, что он собирается с ней делать. Каким образом он собирается использовать ее для мести герцогу?
  Мой собеседник продолжал тихонько посмеиваться.
  - Это очень серьезный вопрос и его обсуждение может занять немало времени, - уклончиво сказал он.
  - А вы куда-то торопитесь? - осведомилась я.
  - Что вы, миледи, на вас я готов потратить всю ночь!
  Меня покоробило от его слов, потому что я начала подозревать, что во всех его словах есть неприятная подоплека. Я помолчала, решая, стоит ли мне продолжать свои расспросы или же просто вернуться в таверну. В конце концов я развернулась на каблуках и зашагала в обратном направлении.
  - Куда вы, миледи? - быстро поймав меня за руку, поинтересовался барон.
  - Обратно. Думаю, нам больше не о чем разговаривать, - ответила я, пытаясь высвободить свою руку.
  - О, если вы не хотите разговаривать, то я и не буду настаивать, - произнес он угрожающе, продолжая крепко держать мое запястье.
  - Не советую причинять мне боль, - тихо прошипела я, стараясь также звучать угрожающе.
  Ильсон злорадно улыбнулся и добавил:
  - Что вы, миледи, я буду очень нежен, я вам обещаю...
  Мне была очень неприятна вся ситуация, но мне стало страшно, когда я представила, что Мира могла оказаться в подобной же, только она совершенно не умела постоять за себя. Поэтому я быстро сказала:
  - К черту все эти хождения вокруг да около! Чего вам от меня надо?
  - В смысле, вы еще не поняли? - удивился он. - Я думал, что ваш жених уже наглядно объяснил, что обычно хочет мужчина от женщины.
  - У вас недостаток женского внимания? - фыркнула я, внимательно изучая всю ситуацию. В частности, я обратила внимание на то, что он стоял недостаточно близко ко мне, чтобы я могла причинить ему значительную боль. Барон был чуть повыше меня, похоже был правшой (он поймал мою левую руку своей правой) и стоял достаточно незащищенно с точки зрения самообороны.
  - Да нет, не страдаю этим ужасным недостатком. Но вы же понимаете, граф Гильберт хочет насолить вашему жениху, поэтому будет пользоваться любыми доступными для этого способами, - последовал ответ.
  - Но насколько я помню, вы обещали герцогу вернуть меня в целости и сохранности, - напомнила я, делая шаг в сторону, но тем самым же приближаясь к нему.
  Ильсон кивнул, поясняя:
  - С юридической точки зрения я не "испорчу" в вас ничего... нового.
  - Что насчет Миры? - обронила я.
  - А что насчет нее?
  - В ее отношении тоже будут использоваться любые способы, чтобы насолить герцогу? - этот вопрос волновал меня больше всего.
  Барон отрицательно покачал головой, одновременно подходя почти вплотную ко мне и обнимая меня за талию:
  - Ваша сестра находится у Гильберта в качестве заложницы, поэтому ей не будет причинено никакого вреда. Это вас граф хочет заполучить для мести Беркли. Поэтому это в отношении вас у меня развязаны руки...
  - Ну что ж, - протянула я, сделав полшага в сторону, тем самым почти потеревшись о Ильсона юбкой, - мне тоже никто не говорил о каких-то ограничениях в вашем отношении, поэтому...
  Ну, разумеется, я сделала не то, на что барон надеялся или рассчитывал, поэтому когда я ударила его коленом в пах, а затем локтем в солнечное сплетение, его глаза чуть не вылезли из орбит и из-за неожиданности, и от боли.
  Я хотела была высказать какую-нибудь угрозу, наподобие: "Еще одно поползновение в мою сторону или сторону Миры и я всажу нож по самую рукоятку тебе в спину", но потом передумала, решив, что это звучит слишком уж жестоко и вызывающе. Поэтому я просто развернулась и зашагала в сторону таверны.
  Войдя в помещение, я посмотрела на Йохана, все еще сидевшее за столом вместе со Стейтсом. Встретившись с ним взглядом, я вопросительно кивнула. Йохан поднялся со своего места и направился ко мне, оставив своего собеседника в одиночестве.
  Мы вместе поднялись в наш номер и только там заговорили.
  - Куда делся второй барон? - спросил меня Йохан.
  - Не уверена, - ответила я и добавила, увидев удивленный взгляд моего короля: - Когда я его оставила в саду, он сгибался от боли в паху и солнечном сплетении.
  Йохан сначала немного удивленно приподнял брови, а затем злорадно усмехнулся со словами:
  - Я знал, что ты сможешь за себя постоять с этим хлюпиком.
  Я вполне самодовольно кивнула, усаживаясь в кресло. Йохан опустился на край кровати, и тогда я спросила:
  - А что тебе рассказал Стейтс?
  Лицо моего жениха тут же заметно помрачнело и то, что он помедлил с ответом, подтвердило, что Ильсон говорил правда по поводу их планов на мой счет.
  - Можешь говорить все так, как есть - Ильсон мне кое-что рассказал, поэтому не думаю, что твой ответ приведет меня в шок, - успокоила я его.
  - Что он тебе сказал?
  Я расправила юбку и коротко рассказала:
  - Что Мира у них в качестве заложницы, чтобы ты не делал никаких глупостей. Что на самом деле Гильберт имеет планы на меня в качестве мести тебе.
  Йохан лишь кивнул, но как мне показалось все-таки что-то скрывая, о чем я поспешила ему сообщить. Но он лишь покачал головой, говоря:
  - Нет, я ничего не скрывая, просто выбор слов Стейтса был несколько иным. Менее приятным, так скажем.
  Я понимающе кивнула и прекратила свои расспросы, потому что не была уверена, хочу ли я слышать ту формулировку. Вместо этого я лишь спросила:
  - Какие у нас планы?
  Йохан встал, прохаживаясь по комнате и размышляя, а затем ответил:
  - Сейчас мы ложимся спать, чтобы завтра пораньше встать и отправиться в путь. Я хочу добраться до места назначения к обеду. До того времени хочу продумать дальнейшие наши действия. Мы переночуем в гостинице, а утром отправимся к Гильберту. Но мы уже завтра сообщим ему о своем приезде.
  Вновь кивнув, я спросила, вдруг вспомнив о том, о чем забыла спросить Ильсона:
  - Кстати, он тебе рассказал, как они похитили Миру?
  - В общих чертах - они вообще метили на тебя, но учитывая, что либо вы были постоянно вместе в течение дня, либо я всегда был в твоей спальне, они не могли застать тебя одну. Мира же спала в своей комнате одна, поэтому похитить ее было намного проще. Сам способ похищения он мне не рассказал, но, думаю, об этом ты сможешь расспросить саму Миру.
  Последовал мой очередной кивок, и мы начали готовиться ко сну. Полночи я слышала, как Йохан ворочался от бессонницы и напряжения, но я ничем не могла помочь ему, поэтому просто делала вид, что сплю, чтобы не доставлять ему еще больше забот обо мне.
  Утром мы проснулись довольно рано и совсем не отдохнувшие. Позавтракав, Йохан направился сразу в конюшню, чтобы приготовить наших лошадей, а я вернулась в нашу комнату, чтобы забрать седельные сумки с нашими вещами. Сделав это и шагая по направлению к выходной двери, я застыла, услышав голос Ильсона неподалеку. Он разговаривал со Стейтсом из-за приоткрытой двери комнаты, которую я только что прошла. Сделав бесшумный шаг в сторону от двери, я остановилась и прислушалась.
  - Черт, если бы я знал, что она предпочитает жестокость, то не мешкал и не сюсюкался бы с нею, - пролепетал Ильсон (у него был довольно тонкий голос, поэтому даже в гневе он звучал глупо).
  - Не справился с девчонкой! - снова захохотал Стейтс. - Надо будет рассказать ребятам - то-то будет смеха.
  - Она не такая простая девчонка, какой кажется на первый взгляд, - попытался защищаться барон.
  - Ладно, не ной, я за тебя отомщу, - пообещал он.
  Мне стало как-то не по себе, поэтому я быстро удалилась. На улице меня уже ждал Йохан, поэтому вскочив на коней, мы помчались дальше на спасение Миры.
  Мы добрались до острова Гильберта около часа дня. Разместившись в гостинце, Йохан первым делом отправил гонца к графу, чтобы сообщить о нашем визите завтра утром. Мы пообедали внизу постоялого двора, а затем я попросила принести мне лохань с горячей водой - я была вся в пыли и поту после двухдневного переезда, а также уже начинала чувствовать боль в каждом мускуле тела от непривычки продолжительной верховой езды.
  Когда все было готово для моей ванны, Йохан опять спустился в ресторан внизу, чтобы посидеть, попить чаю, почитать местные газеты и послушать сплетни о графе Гильберте.
  Я разделась и медленно погрузилась в горячую воду. Тепло постепенно начало окутывать меня и прогревать мои больные мышцы. Я лежала и думала о предстоящем завтра дне. Мы еще не успели обсудить с Йоханом дальнейшие планы, поэтому я не знала, что именно он хочет делать и как. Но в любом случае мне было страшно. Хотелось поскорее вызволить оттуда Миру.
  Вдруг дверь открылась, и в комнату вошел Йохан. Я быстро прикрылась насколько это было возможно, потому что в горячую воду в лохани не было добавлено никакого пенящегося вещества и вода была полностью прозрачной.
  - Что ты здесь делаешь? - возмутилась я.
  - Живу, - хмыкнул Йохан, внимательно рассматривая меня под водой.
  - Не смотри на меня! Отвернись! - воскликнула я.
  - Зачем? - как обычно опасно улыбнулся он. - Скоро мы поженимся и тогда я буду рассматривать тебе столько, сколько хочу.
  - Не на чего тут смотреть, - фыркнула я, оглядываясь в поисках полотенца.
  - Для меня - достаточно...
  Я наконец нашла полотенце, лежащее очень даже близко ко мне, но тогда мне пришлось бы убирать руки с прикрытых мною срамных мест.
  - Подай мне, пожалуйста, полотенце, - вежливо попросила я.
  Йохан лукаво посмотрел мне в глаза, но все-таки подал мне его и даже помог в него завернуться. Затем у меня даже была возможность быстро одеться в одиночестве, пока Йохан ходил сообщить слугам, что лохань можно унести.
  Вернувшись, он занял место на кровати со словами:
  - Кстати, я знаю что и как мы будем делать завтра.
  Я кивнула и устроилась поудобнее в кресле, чтобы внимательно выслушать его директивы.
  - Насколько я понимаю и на что я очень надеюсь, ты можешь переходить через мои картины, - начал он.
  - Я тоже на это надеюсь в данный момент, - вставила я и вновь умолкла в ожидании продолжения.
  - Сейчас я нарисую нашу спальню в Южных землях и через эту картину вы с Мирой вернетесь домой, - завершил он. Я продолжала молчать, предполагая, что он объяснит все в деталях. Видимо поняв причину моего молчания, Йохан продолжил: - Я нарисую также пару экземпляров на внутренней стороне твоих нижних юбок - таким образом можно будет считать, что эти изображения будут всегда с тобой, и ты не сможешь их потерять. Когда мы прибудем в имение Гильберта, первым делом обязательно настаивай на встрече с Мирой. Ты знаешь, что тебя ожидает, поэтому дави на жалость, на гордость, на чувство превосходство графа, на что угодно - лишь бы он позволил тебе встретиться с Мирой и поговорить с ней наедине. - Я кивнула. - Когда ты останешься с ней наедине, сразу же, не теряя ни секунды, переходите в Южные земли. Я последую как только смогу.
  - И когда именно ты сможешь? - спросила я и уточнила: - Через какое время нам нужно начинать беспокоиться за тебя?
  Йохан пожал плечами, видимо рассчитывая в голове время, и ответил:
  - Беспокоиться обо мне можете начинать примерно через неделю отсутствия.
  - Неделю?! - воскликнула я.
  - Мне нужно будет вернуться в поместье и уладить кое-какие дела прежде, чем я смогу отправиться домой.
  Я вновь кивнула и как бы между прочим спросила:
  - А что меня ожидает?
  - Что? - переспросил Йохан. - Гильберт хочет обменять тебя на Миру. Он отдает Миру только на том условии, что ты остаешься у него. Он знает, что я - человек чести, и что мне проще поступиться своим счастьем и своей любовью, нежели заставить невинного человека страдать по моей вине.
  Мне стало как-то не по себе от подобной перспективы, что я даже поежилась.
  - Поэтому, зная свою дальнейшую судьбу и добровольно идущая на нее для спасения своей сестры, ты должна настаивать на встрече с Мирой наедине, - завершил Йохан.
  Немного помолчав, чтобы успокоиться, я добилась противоположного эффекта и наоборот начала возмущаться:
  - То есть меня в принципе никто спрашивать не собирается?! (Нет, ну я-то знаю, что в данном случае все по-другому, но меня интересует именно обычная подобная ситуация).
  Йохан отрицательно покачал головой, добавив:
  - Ты же уже наверняка поняла, что здесь женщины вообще не имеют права голоса - женщина в обществе имеет три назначения: заниматься домашними делами, доставлять удовольствие своему мужчине и воспитывать детей.
  Я возмущенно покачала головой, но ничего больше не сказала. Йохан встал, взял мое платье и расстелил его на кровати. Вооружившись угольком, он быстро набросал изображение, в котором я сразу узнала нашу спальню в Южных землях. Он также быстро сделал два подобных же рисунка на двух нижних юбках, а потом сказал:
  - Иди сюда. Попробуй оживить изображения.
  Заняв место рядом с Йоханом на кровати, я попыталась сосредоточиться на изображении. Несмотря на то, что рисунок был сделан одним цветом и на цветастой ткани платья, я довольно быстро увидела, как изображение начало приобретать трехмерность, наполняться знакомыми цветами, и я даже почувствовала знакомый запах самого помещения.
  Йохан провел рукой между моим взглядом и изображением, и картина "умерла".
  - Хорошо, - заключил он. - Давай попробуем еще пару раз на разных рисунках.
  Я кивнула и мы провели еще пару минут за этим занятием. В конце концов мой жених удовлетворенно кивнул:
  - Должно сработать.
  - Должно, но не гарантирую, что у меня это получится в стрессовой ситуации, а то, что она будет стрессовой никто не сомневается, - немного цинично ответила я.
  - Ты права... - обронил Йохан, задумавшись. - Тебе нужен стресс или хотя бы приток адреналина в кровь. - Я кивнула. - Как насчет этого?
  С этими словами он придвинулся намного ближе ко мне и обнял за талию. Разумеется, адреналин хлынул в мою кровь бурным потоком, и сердце бешено застучало. С трудом вспомнив, что я должна была делать, я взглянула на картина. Последняя ожила в течение секунды.
  Отведя руки Йохана, я как можно более спокойным голосом сказала:
  - Это неправильный способ стресса - твое прикосновение лишь усиливает мою способность видеть другие миры через твои картины.
  - В самом деле, такое запросто может быть, - согласился он и с ухмылкой предложил: - Тогда просто подумай о том, как мы проведем медовый месяц...
  Я усмехнулась, имея в виду, что никакого медового месяца от меня он не дождется, но тем не менее, мысли об этом действительно вызвали выработку гормоны стресса. Вновь обратив внимание на картину, я постаралась сосредоточиться на ней, одновременно не выпуская из головы слова Йохана. На сей раз мне было намного сложнее увидеть трехмерность в угольном рисунке, но в я все-таки добилась желаемого результата через какое-то время.
  Довольно продолжительное время я тренировалась с картинками Йохана, пока у меня не начало двоиться и троиться в глазах. После этого мы решили прекратить это мучительное занятие и ложиться спать, чтобы набраться хоть каких-то моральных сил перед предстоящей завтра встречей.
  Спала я, однако, достаточно беспокойно, снились какие-то кошмары, наподобие фильма "28 дней спустя", поэтому несколько раз я просыпалась в холодном поту. Утром проснулась я очень уставшей и разбитой, поэтому на всякий случай попробовала еще пару раз оживить картины, нарисованные Йоханом. К счастью, проблем с этим не было и сейчас, оставалось только надеяться на то, что моя способность не подведет меня в самый неподходящий момент.
  Мы завтракали в номере, потому что ни мне, ни Йохану не хотелось выходить и с кем-то общаться. Даже за столь короткое время до нашего отъезда я успела заметить, насколько напряжен был Йохан, что в свою очередь повергало меня в уныние и беспокойство.
  - Я не хочу усложнять все еще больше, - осторожно произнесла я, завершив свой завтрак, - но что мне делать, если мне не удастся оживить картину?
  Йохан почти с испугом посмотрел на меня.
  - У тебя должно получиться, - уверенно ответил он. - У нас просто нет и не может быть другого выхода.
  - И все-таки, нам нужно быть готовыми к самому плохому исходу - какие планы в этом случае? - продолжала настаивать я.
  Мой спутник покачал головой, показывая, что не имеет ни малейшего представления насчет того, что еще можно было бы сделать в этой ситуации.
  - Тогда нам придется действовать по ходу развития событий, - заключил он. - Придется дословно прорубаться оттуда...
  - Но как ты узнаешь, что я все еще там? - не поняла я.
  - Договоримся так, что прежде чем уезжать оттуда, я настою на нашей последней встрече, - предложил он.
  - А что будет, если у меня все получится, и Гильберт узнает о нашем исчезновении до твоего отъезда? - уточнила я, пытаясь сама предугадать его реакцию. - Ведь он же будет тебя в этом винить.
  - Наверняка, но тогда я в свою очередь буду винить его, потому что Мира ведь тоже пропадет без вести - кстати, постарайся захватить твое платье с собой, чтобы не оставлять следов. Тогда уже я буду катить на него бочку, что он не держит своего слова, - усмехнулся он.
  Я кивнула, просто надеясь на то, что у нас все получится.
  И мы отправились в путь. Я на всякий случай еще раз проверила, что все картинки Йохана, так сказать, на мне. Мы вышли во двор, где ожидала карета, которая должна была доставить нас в поместье графа Гильберта. Всю дорогу мы ехали в тишине, но к счастью она не заняла много времени, и минут через пятнадцать или двадцать экипаж остановился у ворот большой резиденции.
  Здание выглядело как и все подобные на других островах, разве что было чуть поменьше дома Йохана. Все те же люди, те же животные.
  Дверцу в карету открыл дворецкий графа и помог мне выйти. Йохан вышел с другой стороны, и мы последовали за дворецким внутрь дома. Не сказала бы, что убранство отличалось роскошью или оригинальностью - примерно такое же как у Ильяма в поместье. Наверняка какие-то предметы были дорогими и редкими, но, учитывая, что я не изучала историю местного искусства, я не могла этого оценить.
  Нас проводили в большую залу, где наверняка устраивались веречинки, если подобные здесь когда-либо проходили, в середине которой уже находилось трое мужчин - бароны Ильсон и Стейтс, а также один незнакомец, которым наверняка был сам граф, потому что при одном виде его меня охватил испуг и неприязнь.
  Гильберт был высоким и худощавым, разумеется, блондином, со стрижкой каре, длинным и тонким носом и тонкими губами. В нем как таковом не было ничего такого ужасного, но его взгляд, поза, в которой он сидел за широким столом, внушали необъяснимый страх. Когда я встретила Йохана и он показался мне опасным, это был совсем другой страх. Гильберт же всем своим видом показывал не только свою власть в этом имении, но и свою жестокость.
  - Добро пожаловать в мою берлогу, герцог, миледи, - почти прошипел граф, от чего у меня даже побежали мурашки по коже.
  Я слегка кивнула, а Йохан сразу перешел к делу без приветствия:
  - Думаю, не стоит тратить время не никому не нужные глупости.
  Граф улыбнулся, вызывая новую волну беспокойства во мне. Он встал со своего места и направился к нам, все еще стоящим посреди большой комнаты.
  - Что ж, дела так дела, - ответил он. - Есть ли между нами какие-то неразрешенные проблемы?
  Не заметив, что Йохан отрицательно покачал головой, я возмущенно высказала:
  - Если похищение моей сестры считается обычным делом, не нуждающимся в каком-либо обсуждении...
  Меня прервал Йохан, сжав мою руку. Бросив на него вопросительный взгляд, я увидела, как он едва заметно покачал головой.
  - О, у этой кошки есть коготки? - с интересом воскликнул Гильберт, останавливаясь передо мной. Он был одного роста с Йоханом, поэтому приподнял мое лицо за подбородок, чтобы посмотреть мне в глаза. - Люблю, когда у женщины есть характер - есть что ломать...
  Я с трудом сдержалась от того, чтобы не выдернуть свое лицо из его рук и заехать ему в челюсть.
  - Я так предполагаю, что вы уже успели как следует попрощаться, герцог, - продолжил он. - Может быть у вашей невесты есть какие-нибудь пожелания? Ну, кроме того, чтобы я вас всех отпустил домой, разумеется.
  Осторожно, но уверенно освободив свой подбородок от его пальцев, я развернулась к Йохану, а затем произнесла, вновь обращаясь к графу, но уже с намного более смиренной интонацией:
  - Надеюсь, мне не будет отказано в последней встрече с Мирой...
  Гильберт негромко засмеялся и ответил:
  - Ну я же не какой-то вам зверь. Разумеется, вы можете повидаться с вашей сестрой. Барон Стейтс проводит вас в ее комнату.
  Я заметила, что бароны, стоящие до этого в полном молчании и с каменным выражением лиц, самодовольно улыбнулись, поэтому я начала заранее готовиться дать сдачу Стейтсу, наверняка собирающемуся воспользоваться ситуацией и сдержать обещание, данное своему другу.
  Барон подошел ко мне и жестом пригласил следовать за ним. Напоследок взглянув на Йохана, я развернулась и зашагала за Стейтсом, стараясь на всякий случай запомнить дорогу.
  Выйдя из залы, пройдя через два коридора и свернув пару раз, мы остановились в еще одном пустом коридоре с несколькими дверьми. Прежде, чем я успела что-то сообразить или как-то среагировать, я оказалась прижатой спиной к стене.
  - Нехорошо быть настолько неприветливой с моим другом, миледи, - полухриплым голосом пожурил меня Стейтс. Я попыталась высвободить руки, чтобы иметь возможность использовать их для самообороны, но он просто прижал оба моих запястья одной своей рукой у меня над головой. И он был сильным.
  Когда я решила проделать тот же прием, что и с Ильсоном, то я не успела даже как следует согнуть ногу в колене, оказавшись почти распятой на стене с руками над головой, прижатой к стене спиной и ногами почти вокруг его бедер в недвусмысленной позе. Я благодарила бога за то, что на мне была куча юбок.
  - Что вы делаете? - испуганно спросила я.
  - А как вы думаете? - усмехнулся он. - Вы сами задерете свои юбки или мне вам помочь?
  Я начала лихорадочно искать выхода из сложившейся ситуации, но не придумала ничего лучше роли плаксивой и жалкой дурочки.
  - Милорд, умоляю вас, не причиняйте мне боль! - заныла я, стараясь выглядеть как можно более убедительно (собственно, говорить сдавленным голосом было не проблемой, потому что у меня действительно почти текли слезы из-за глаз, однако кроме испуга я была еще и безумно взбешена его поведением, и именно эту часть я старалась скрыть).
  - Все зависит от вашего дальнейшего поведения, - сообщил он.
  - Прошу вас, милорд, дайте мне возможность сначала поговорить с Мирой и попрощаться с ней, - вновь взмолилась я. - Я обещаю потом выполнить любые ваши желания!
  Стейтс на секунду задумался, видимо размышляя какие именно его пожелания он хотел бы воплотить в реальность со мной. Наконец он неуверенно уточнил:
  - Насколько далеко готовы вы зайти в качестве благодарности за мою благосклонность?
  Меня так и подмывало сказать ему какую-нибудь гадость в его адрес, но я лишь покорно опустила глаза, хлопая ресницами, и скромно ответила:
  - Так далеко, как вы пожелаете, милорд...
  Видимо все-таки это обещание вскружило ему голову, потому что он осторожно отпустил мои руки, уже успевшие затечь, и опустил меня на пол.
  - У вас пятнадцать минут на разговор с вашей сестрой... - благосклонно сообщил он.
  - О, благодарю вас! - воскликнула я как можно более искренне.
  - ...и после это мы будете в моем полном распоряжении в течение часа.
  - Разумеется! - с энтузиазмом согласилась я, удивляясь, что он на самом деле повелся на мой обман.
  Стейтс оказался даже таким джентельменом, что открыл мне дверь в комнаты, где находилась Мира. Разумеется, он запер ее за моей спиной, но меня это даже успокаивало, потому что на отпирание им двери ушло бы чуть больше времени, чем если бы просто открытие.
  Войдя в комнату, я быстро огляделась в поисках моей подруги. К моему облегчению она сидела в кресле у окна и буквально через секунду увидела меня.
  - Аори! - обрадованно воскликнула она, вскакивая на ноги и подбегая ко мне. Мы обнялись, и я крепко прижала ее к себе. Мира начала быстро говорить: - Как ты здесь оказалась? Где Йохан? Чего хочет Гильберт? Мне было так страшно и одиноко!
  Я улыбнулась, слегка отстраняя ее и снимая одну из своих нижних юбок, и сказала:
  - Давай оставим все вопросы на время, когда мы будем в безопасности. Нам нужно как можно скорее отсюда убраться, иначе мне придется ублажать одного барона...
  Мира мигом умолкла, не мешая мне в моих приготовлениях. Я расстелила юбку на кровати, взяла Миру за руку и начала сосредотачиваться на изображении нашей комнаты в Южных землях. Уровень адреналина в крови зашкаливал, но мне все-таки удалось немного успокоиться и оживить картину. Первым делом я помогла Мире перебраться в Галанию, а затем нырнула туда сама, захватив в собой нижнюю юбку.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"