Эллисон Брейс: другие произведения.

Королева Млечного Пути - Часть 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Дорис положила свою руку на руку мужа и улыбнулась. Эдвард ответно улыбнулся и переключил шаттл на автопилот.
  - Надеюсь, Дорин не обижал детей, - сказала Дорис.
  - Не думаю, что он может обидеть Валимона - тот уже достаточно взрослый, чтобы постоять за себя и Жасмин, - ответил Эдвард, потянувшись в кресле. - Когда же мы уже будем дома, я устал сидеть в этом кресле!
  Дорис засмеялась, напомнив:
  - Да ты же спал всю дорогу, а проснулся только час назад! Позор! Подожди еще с часик и мы будем дома.
  Они возвращались домой из показавшейся им долгой поездки к их бывшей родственнице. Марина когда-то была женой Дорина - брата Эдварда, который сейчас присматривал дома на Земле за своим пятнадцатилетним сыном Валимоном, приехавшим навестить своего отца, и своей племянницей - пятилетней Жасмин, дочерью Дорис и Эдварда.
  Дорин развелся со своей женой несколько лет назад - вскоре после рождения их сына Валимона, и они очень редко виделись. Собственно никто из них об этом не переживал, потому что они с трудом переносили общество друг друга. И если бы не трон, доставшийся Дорину после женитьбы на Марине от ее отца, они бы вряд ли поженились вообще. Но к удовольствию Марины, Дорин ненавидел Гончих Псов и поэтому предпочитал жить в галатике своего брата - Млечном пути. Хотя Эдвард и женился позже, он был старшим братом и прямым наследником трона, поэтому Дорин даже не претендовал на его место. Разумеется, монархия была объявлена почти во всех заселенных территориях уже давно, и пока что Млечному пути везло с королями, хотя в представительской монархии это играет не такую большую роль.
  Эдвард принюхался, почувствовав запах озона.
  - Хм, такое впечатление, что где-то пробивает проводка, - поделился он своими мыслями с Дорис. - Только не представляю, как это может быть на нашем шаттле.
  Дорис равнодушно пожала плечами, потому что никогда особо не разбиралась в технике. Эдвард запустил программу сканирования неполадок, позади раздалось потрескивание, и в кабину, наполненную воздухом с повышенным содержанием кислорода, посыпались искры...
  Небо начинало сереть, потому что в Санкт-Петербурге уже была осень и темнело довольно рано. Однако после смены климата, здесь было не так холодно для ноября, поэтому Жасмин и Валимон были на улице. Разумеется, какой нормальный подросток захочет играть со своей пятилетней кузиной добровольно. Но Валимон получил задание присматривать за ней, хотя Жасмин всегда была послушным и добрым ребенком, не доставляющим хлопот в любых ситуациях - поэтому все королевство просто обожало их маленькую принцессу.
  Жасмин посмотрела на небо, дожидаясь появления звезд.
  - Когда уже прилетят мама и папа? - спросила она, обращаясь к Валимону, но не называя его по имени, что было ее привычкой.
  - Откуда я знаю, - фыркнул он. - Но надеюсь, что скоро, потому что мне надоело быть нянькой.
  Жасмин промолчала, потому что знала отношение Валимона к себе - они особо не дружили даже потому, что у них была такая большая разница в возрасте, но они также особо никогда и не ссорились - опять-таки потому что на то не было особых причин.
  - Ой, смотри! - воскликнула она. - Звезда вспыхнула!
  Жасмин указала на появившуюся точку на еще более потемневшем небе. Валимон взглянул туда, но промолчал, подумав про себя, что вспышка была слишком большой для новой взезды, учитывая расстояния.
  - Первая звездочка - счастье мое! - воскликнула Жасмин, засмеявшись.
  
  Прошло 20 лет.
  
  Сквозь сон послышался голос робота-секретаря:
  - Ваше Высочество, восемь часов утра. У вас назначена первая встреча на 9.30.
  - Спасибо, Роджер, - зевнула я. - Что за погода сегодня?
  - Температура в тени +22, безоблачно.
  - Здорово, - это была хорошая погода для июня месяца в Санкт-Петербурге. Мой отец специально выбрал этот город после смены климата и устроил королевскую резиденцию в Петергофе, разумеется, предварительно тщательно отреставрировав дворец. - Когда заканчивается моя последняя встреча?
  - Ваша последняя встреча назначена на 15.00.
  Я встала, протирая глаза, чтобы проснуться. Роджер открыл жалюзи, впуская солнечный свет в мою комнату. Рождер был не простым роботом - кроме того, что он был моим официальным секретарем и советником, он не имел тела. Правильнее сказать, Рождер был всего лишь программой, записанной в микрочип на моих наручных часах. Таким образом, он был постоянно со мной и в любой момент мог снабдить меня необходимой информацией. Разумеется, часы я никогда не снимала, даже когда плавала, потому что они были сделаны специально для этой цели. Но на случай, если они попадут к кому-то в руки, Рождер реагировал только на мой код ДНК, получаемый при соприкосновении с кожей.
  Я приняла душ из горячего воздуха, потому что не очень любила возиться в воде по утрам, оделась и направилась в столовую.
  - Что на завтрак? - поинтересовалась я у Роджера.
  - Яичница с беконом, блины с клубничным джемом и фрукты.
  Я довольно улыбнулась.
  - Где Дорин?
  - В тронном зале, разумеется, - мне показалось, что Роджер усмехнулся. После гибели моих родителей Дорин стал королем и безумно боялся лишиться этого места под солнцем, поэтому он проводил в тронном зале практически все дни напролет. Разумеется, он не принимал никаких решений, а мог только вносить предложения для их рассмотрения в парламенте, но он иногда встречался с представителями других галактик, за исключением Гончих псов, где королевой была его бывшая жена Марина.
  Впрочем, он так же нечасто виделся со своим сыном, который перестал приезжать навещать отца сразу после восемнадцатилетия. Он иногда звонил ему, чтобы официально поинтересоваться его здоровьем, но этим их общение обычно ограничивалось. Насколько я знала, Валимон вел довольно распутную жизнь, поэтому ему некогда было уделять внимание своим родственникам.
  Однако, я не могла его в этом обвинять, потому что первым, и может быть единственным, письменным указом, изданным Дорином после коронации был указ о нашем будущем. Коротко говоря, я не могла выйти замуж за человека, который бы не был одобрен одновременно самим Дорином и Валимоном, и наоборот - Валимон мог жениться только на одобренной мной и Дорином кандидатке. Пармалент не имел ничего против этого указа, потому что с точки зрения здравого смысла, имеет большое значение, кто станет королем или королевой. У нас давно было определено, что трон наследуется после смерти или после свадьбы. Но в данном случае Дорин боролся за то, чтобы не потерять трон до самой своей смерти (что наверняка случится нескоро, учитывая современные методы медицины и долгожития). Поэтому он просто не давал согласия на брак ни одного из нас.
  Учитывая, что я была наследной принцессой по рождению, а Валимон наследником по отцу, являющимся королем в данный момент, было решено, что трон перейдет тому, кто первым вступит в брак. В случае Валимона, все было продумано с резервом - если я выхожу замуж первой и получаю трон в Млечном пути (теоретически, разумеется, потому что практически на это не было возможности), то Валимон получает трон матери после своей свадьбы. Если же Валимон женится первым, то он получает все. Да, несправедливо, но так уж бывает, когда король - твой отец...
  Таким образом, по моим данным, Валимон пользовался своим положением на всю катушку по принципу: "Прости, дорогая, я тебя безумно люблю, но не могу на тебе жениться..."
  Мне же было в принципе все равно, потому что хотя мне и было уже 25, но на примете у меня не было достойного кавалера. Естественно, я встречалась с молодыми людьми, но многие из них отваливали довольно быстро по причине того, что они не могли на мне жениться. Но все это я обдумывала уже много раз, потому что в конце концов мне тоже хотелось иметь свою собственную семью, но так и не смогла придти к какому-нибудь решению или хотя бы какой-нибудь идее по этому поводу. Поэтому пока что я продолжала заниматься любимым делом и стараться получиться от жизни все, что можно... Хотя даже в этом, имея довольно консервативные взгляды на жизнь, я не следовала примеру моего кузена, заводящему романы налево и направо, а лишь принимала все таким, каким оно на самом деле было, и брала из этого все самое лучшее для меня.
  Я позавтракала как обычно в одиночестве и отправилась на работу. В мои обязанности входили дела, связанные с благотворительностью, помощью в организации новых учреждений для детей, больниц и подобных вещей - можно сказать, что я занималась гуманитарной помощью населению. За что население меня любило - по крайней мере, согласно статистике и социальным опросам, периодически проводимыми средствами массовой информации.
  День прошел как обычно в работе, хотя, должна признаться, мне нравилась такая работа. Не потому, что она была высокооплачиваемая, а потому что я училась на дипломата и мне нравилось общаться с людьми и еще больше мне нравилось им помогать - всегда приятно, когда при виде тебя люди улыбаются не потому, что ты принцесса, а потому, что ты сделала для них что-то хорошее, и они действительно рады тебя видеть.
  - Рождер, какие новости? - спросила я, направляясь в конюшню после окончания официального рабочего дня.
  - Политика вас интересует?
  - Нет. Я имею в виду, дома какие-нибудь новости есть?
  - Вам звонила Дженифер, просила передать, что ждет вас сегодня на ужин.
  - Вот как, - улыбнулась я. Дженифер была моей гувернанткой с момента гибели моих родителей. Собственно, она напоминала мне маму, хотя Дженифер была младше ее на несколько лет или правильнее сказать, она была старше меня на 15 лет, поэтому когда я стала подростком, наши отношения перешли на дружеский уровень. Восемь лет назад, когда Дженифер решила, что меня уже не нужно воспитывать, она вышла замуж и теперь у нее было уже две дочери 6 и 5 лет.
  До замужества Дженифер жила во дворце, чтобы постоянно быть рядом со мной. Сейчас, разумеется, она жила вместе с семьей на Васильевском острове в довольно большом особняке.
  - Во сколько меня ждут? - уточнила я.
  - К шести часам, мэм.
  Я добралась до конюшни, распложенной между большим каскадом и Екатерининским дворцом, чтобы напрямую попадать в парки.
  - Джефф! - крикнула я, входя в конюшню. Джефф был ответственным за лошадей. Последних было не так много - чуть больше десятка, потому что изредка на них хотели покататься я, Дорин или кто-нибудь из гостей. Поэтому одного человека для ухода за всей конюшней было вполне достаточно, хотя Джеффу иногда помогал его младший брат.
  Из одного из стойл вышел высокий молодой человек.
  - Вашего Высочество! Желаете прокатиться? - вежливо спросил он. Я с улыбкой кивнула.
  Джеффу было 26 - он был всего на год старше меня, унаследовал, если можно так выразиться, свое место в конюшне от своего отца. Но ему очень нравилось то, что он делал, поэтому Джефф не возражал работать при дворе.
  - Седлай двоих лошадей - ты поедешь со мной, - добавила я. Джефф улыбнулся.
  Он бывал в конюшне еще во времена своего детства, поэтому мы были знакомы чуть ли не с рождения и были практически друзьями.
  Когда кони были оседланы, мы направились сначала в Нижний, а потом и в Верхний парк галлопом. Остановившись в конце Александрийского парка, я спешилась и дала своей лошади возможность отдохнуть и пощипать траву. Джефф последовал моему примеру. Мы просто сели на землю, наслаждаясь солнечным теплом.
  - Как у тебя дела? - спросила я Джеффа. - Мы не виделись почти неделю.
  - Да, ты сейчас нечасто ездишь верхом, - кивнул Джефф. - У меня все хорошо.
  - Как твоя девушка? - лукаво поинтересовалась я.
  Джефф усмехнулся и, вытащив из кармана маленькую коробочку, спросил, протягивая ее мне:
  - Что ты об этом думаешь?
  Я открыла коробочку, зная, что в ней лежит обручальное кольцо. Я была права - это было кольцо с бриллиантом, сверкающим в лучах солнца.
  - Я думаю, она однозначно скажет "да", - ответила я. - Когда ты собираешься делать ей предложение?
  Джефф вздохнул, задумавшись.
  - Как только наберусь смелости, - наконец ответил он. Было забавно слышать это от парня двухметрового роста с косой саженью в плечах.
  - А зачем тебе нужна смелость? - удивленно засмеялась я. - Вы живете вместе уже полгода, разве у нее есть причины тебе отказать?
  - Думаю, что нет, а там кто вас, женщин, поймет.
  - Сегодня же предлагай ей свою руку и сердце, или я это сделаю за тебя!
  - Ой, а может и правда, лучше будет с твоей помощью? - спохватился он. Я пригрозила ему кулаком.
  - Завтра мне отчитаешься о проделанной работе.
  - Есть, мэм! - ответил Джефф, отдавая мне честь.
  Взглянув на часы, я отправилась собираться в гости к Дженифер.
  Долетев до дома приглашающих на маленьком каре, я припарковалась на улице и позвонила. Дверь мне открыли девочки - шестилетняя Мира и пятилетняя Карина. Обе они были очень похожи на свою мать, но также и немного на своего отца Бена.
  - Жасмин! - воскликнула Карина. - Мы тебя уже давно ждем!
  - Ждете? Разве я опоздала? - улыбнулась я, обнимая своих маленьких подружек.
  - Нет, не опоздала, но они ждали тебя с трех часов, примеряя все свои новые платья и наводя порядок в своих комнатах, потому что иначе их трудно заставить это сделать, не так ли? - послышался голос Дженифер, выходящей в холл из кухни. Дженифер выглядела очень молодо и, как мне казалось, достаточно типично для своего имени: она была моего роста, с зелеными глазами и золотисто-коричневыми пушистыми волосами, собранными сзади в небольшой пучок, чтобы они просто не мешали ей работать по дому. Подходя ко мне и обнимая меня, она поздоровалась: - Привет, дорогая! Входи.
  Я ответно обняла Дженифер и вошла в гостинную, где на диване сидел Бен, который тут же поднялся, увидев меня.
  - Привет, Жасмин! - сказал он, тоже дружески обняв меня.
  - Привет, Бен! Как дела? Что нового?
  Бен был статным мужчиной, как раз в пару Дженифер - у него были волосы немного потемнее жениных, примерно как мои; карие глаза, выше Дженифер и меня почти на целую голову, но достаточно худощавым, хотя и не выглядившим слишком худым. Бену было около пятидесяти, но он также выглядел довольно молодо благодаря молодой жене и маленьким дочерям.
  - Да, собственно, ничего того, чего бы ты не знала, - ответил он на мой вопрос, усаживая меня на диван. Девочки быстро заняли места по обеим сторонам от меня и взяли меня каждая за свою руку. - Что нового у тебя?
  - О, у меня новостей еще меньше, чем у вас, - протянула я, засмеявшись. - Ну разве что то, что Джефф наконец собирается сделать предложение Елене.
  - Правда? - вновь послышался голос Дженифер на сей раз из столовой. - Ну, наконец, он решил остепениться. Проходите, садитесь.
  Уже почти заняв свое место, я получила следующий вопрос от своей подруги:
  - А ты когда же решишься?
  - На что? - не поняла я. Дженифер села на свое место, проследила, чтобы все остальные тоже разместились за столом и чтобы у девочек были вымыты руки, и только тогда продолжила:
  - На создание семьи, разумеется. - Дженифер начала постепенно переходить на свой обычный назидательный тон, которым она частенько поучала меня жизни. К сожалению, в ответ она обычно получала лишь язвительные высказывания и различные причины невозможности выполнения того или иного ее поручения или поучения. С тех пор, как мы стали просто подругами, Дженифер всегда была прямой в своих высказываниях и суждениях, хотя нельзя сказать, что она была бестактной - наоборот, она учила меня что можно и что нельзя говорить вслух в присутствии других людей. Но если встречаются два огня или два ослика на узкой дорожке, коими были мы с ней, то зачастую спокойная беседа могла перерасти в дружеский спор, заканчивающийся фразами "Чему я тебя только учила" со стороны Дженифер и "Не учи ученую" с моей.
  - Это каким же образом я создам себе семью, если я не могу выйти замуж? - усмехнулась я, принимая от Бена тарелку с закусками.
  - Для того, чтобы жить с любимым человеком и создать семью совсем необязательно выходить замуж, - просто возразила она, принимаясь за ужин. - Ты сама это знаешь, потому что у тебя уже были отношения.
  - Да, знаю, - согласилась я. - Только вот все-таки остаются две небольшие незадачи: первая - я не могу позволить, чтобы мои дети были незаконнорожденными, потому что именно в моем случае все должно быть по правилам...
  - А вторая?
  - А вторая - у меня как-то нет никого даже на примете, уж не говоря о потенциальных "женихах".
  Бен благоразумно молчал, потому что за восемь лет совместной жизни он понял, что пытаться вступать в спор с нами двоими, даже при этом принимая чью-то сторону, было равносильно попытке сдвинуть гору плечом... Впрочем, они жили очень хорошо и души друг в друге не чаяли, хотя Бену пришлось попотеть, чтобы пригласить Дженифер на первое свидание - она была упряма как осел, утверждая, что Бен не в ее вкусе и что вообще ей никто не нужен.
  - Ну естественно! Ты же никого даже не подпускаешь к себе! Тебе для этого нужно выходить в свет, а не просто сидеть дома и ждать, что жених приедет за тобой туда - его туда просто не пустят!
  - Да-да, я в курсе. Но я надеюсь, что этот разговор не был причиной сегодняшего ужина, - немного раздраженно произнесла я.
  На этом разговор о семье закончился, к моему удовольствию, поэтому остаток вечера прошел весело и быстро, как это обычно бывает в хорошей компании.
  - Поехала я домой, - сказала я, поставив чашку от чая на столик.
  - Да ладно тебе, - возразил Бен, - ты у нас почти и не была сегодня.
  Я улыбнулась и перевела взгляд на Дженифер, спрашивая ее разрешения на отбытие.
  - И кто тебя дома ждет? - осведомилась она, намекая на первую тему вечернего разговора.
  Я засмеялась и ответила:
  - Вообще-то никто, но почему-то мне хочется домой. Ради бога не воспримите, что мне надоела ваша компания...
  - Именно так мы и воспринимаем! - перебила меня Дженифер, от чего Бен расхохотался, понимая, что у нас начинается очередной спор.
  - ...но у меня странное чувство, что мне нужно домой, - продолжая улыбаться, добавила я. - Кроме того, завтра еще рабочий день и мне нужно будет рано вставать.
  Мы тепло попрощались, договорившись созвониться на выходных, и я поехала домой.
  У меня не было необходимости в телохранителе, потому что по статистике мне даже ни разу не угрожал какой-нибудь псих, поэтому я всегда ездила везде сама или в компании с Дженифер. Кроме того, с тех пор, как обычными наземными дорогами начали пользоваться только при коротких переездах или общественный транспорт, короткие перелеты стали еще более безопасным видом транспорта для меня, потому что меня специально для этого обучили высшему пилотажу.
  Оставив свой кар в гараже в Верхнем парке, я спустилась вниз на Марлинскую аллею и зашагала по направлению к Большому дворцу, в котором мы и жили.
  Глядя почти против солнца, я заметила фигуру, шагающую в моем направлении со стороны Большого дворца. Прищурившись и попытавшись зайти в тень, я смогла рассмотреть только, что это был мужчина в джинсах и ковбойской шляпе. Он остановился возле памятника Петру, продолжая смотреть в моем направлении, как будто ожидая, когда я подойду ближе.
  Я немного замедлила шаг, потому что не могла узнать, кто это был. Мужчина снял свою шляпу, закинув ее за спину. Тогда я увидела, что он был довольно молодым, около 35 лет, со светлыми вьющимися волосами средней длины и такими же светлыми усами. Он мне кого-то напоминал, но я не могла вспомнить, кто это мог быть.
  Незнакомец выжидательно смотрел на меня, теряя терпение.
  - И долго я буду ждать? - в конце концов спросил он довольно звучным голосом. Меня это повергло в шок, потому что я не имела понятия, кто это, уж не говоря о том, что со мной так обычно никто не смел обращаться.
  - Прошу прощения, вы кого-то ищите? - осторожно спросила я, приближаясь к нему.
  "Роджер, это что за чудо здесь объявилось?" - спросила я мысленно.
  "Ваше Высочество, это ваш кузен - принц Валимон", - ответил Рождер, так же только у меня в голове.
  У меня чуть челюсть не отпала от удивления. Понятное дело, что я не видела Валимона больше 15 лет, но тем не менее я была более, чем удивлена не столько его видом, сколько вообще его появлением здесь.
  - Разумеется. Я собираюсь остановиться в Монплезире и хотел бы, чтобы кто-нибудь показал мне мою комнату. Не думаю, что ты занята, судя по твоей походке и одежде.
  Валимон скользнул взглядом по моей фигуре, улыбнувшись как жто сделал бы кот, увидевший банку сметаны.
  - Прошу прощения, а у вас есть разрешение короля на поселение в Монплезире? - уточнила я, пытаясь понять, узнал ли меня Валимон или принял за служанку, учитывая, что я тоже была в джинсах.
  - Ты, наверное, новенькая. Я - Валимон, сын короля.
  Это объясняло все - Валимон меня не узнал. Секунду подумав, я мысленно усмехнулась и подобострастно сказала:
  - Ваше Высочество, прошу следовать за мной.
  Я зашагала по направлению ко дворцу Монплезир, а Валимон пошел следом за мной. Я спиной чувствовала, что мой дорогой кузен глаз не сводит с определенной части моего тела. Обернувшись перед входом во дворец, я заметила, что его взгляд неохотно поднялся к моему лицу, что лишь доказывало мою правоту. Честно говоря, мне было безумно трудно сдерживать смех, но я была обучена тому, чтобы сдерживать эмоции, поэтому в данный момент я этим пользовалась.
  - Сюда, Ваше Высочество, - сказала я, пропуская его впереди себя. Валимон прошел очень близко ко мне, понятнув воздух, как жеребец. Я прикусила губы, чтобы не расхохотаться. Слухи о репутации Валимона, дошедшие до меня, явно оправдывались.
  - Вы можете выбрать комнату, которая вам больше всего нравится, - добавила я, открывая двери в несколько помещений.
  - Какая нравится тебе? - спросил он, начиная флиртовать.
  - Та, которая нравится вам, сэр, - покорно потупив взор, ответила я.
  Валимон прошелся по комнатам и наконец остановил свой выбор на самой дальней от входной двери комнате:
  - Думаю, эта подойдет.
  Мы вошли в комнату. Здесь все было убрано, как впрочем и во всех других комнатах на случай приезда неожиданных гостей.
  Валимон обошел всю комнату, заглянул в ванную, потом развернувшись ко мне, распорядился:
  - Я очень устал с дороги, поэтому пока я принимаю душ, расстели постель и задерни шторы - у вас сейчас здесь белые ночи, если я не ошибаюсь.
  - Да, сэр.
  - И никуда не уходи, - добавил он прежде, чем войти в ванную.
  Я тихо хихикнула и начала выполнять распоряжения Валимона, который начал принимать душ, не закрыв за собой дверь в ванную.
  "Рождер, что он тут делает?" - поинтересовалась я, задергивая шторы и зажигая ночную лампу.
  "Судя по официальной версии, приехал навестить отца и кузину. По неофициальной версии, он просто устал от своих постоянных похождений", - ответил мой секретарь.
  "Что-то незаметно, чтобы он от этого устал, раз он начал здесь то же самое", - хмыкнула я. Рождер, поняв, что я обращалась к самой себе, промолчал.
  Я сняла покрывало с широкой постели, отложила его в сторону и поправляла подушки, когда почувствовала, что Валимон прижался ко мне, положив свои руки мне на бедра. Я замерла от неожиданности.
  - Ты знаешь, что ты красивая? - вдруг услышала я шепот Валимона.
  - Знаю, - спокойно ответила я.
  Он развернул меня к себе лицом и остановил взгляд на моих губах. Я заметила, что Валимон был одет в махровый халат, что в данном случае явно говорило о его намерениях. Следующее его действие лишь подтвердило мое подозрение - он вытянул полочки моей рубашки из джинсов и погладил рукой обнаженное тело. Было видно, что Валимон был на 200 процентов уверен в себе и своей привлекательности как мужчины. Он знал, как женщины реагируют на любое его действие и прикосновение. Если бы я не знала, что это Валимон, и в данный момент не изучала его с точки зрения моего кузена, я бы наверняка сама потеряла голову и упала бы в его объятия. Но я была в своем уме и в здравом смысле, поэтому когда его руки медленно направились вверх под рубашкой, я решила, что на этом игра должна закончится.
  Остановив его руку, я довольно строго сказала:
  - Так вот что происходило со всеми смазливыми служанками в твоем королевстве. Думаю, что это не ты уехал оттуда, а Марина выгнала тебя.
  Валимон от неожиданности застыл, переводя взгляд на мои глаза.
  - Как ты смеешь так разговаривать со мной?! - возмущенно спросил он.
  - Так же, как и ты смеешь разговаривать так со мной. И более того, самым наглым образом пытаешься затащить меня в постель!
  - Да кто ты такая, чтобы так вести себя! - воскликнул он, сделав шаг назад. Чтобы продлить состояние замешательства у Валимона, Роджер помедлил какое-то время, прежде чем объявить вслух:
  - Ее Высочество принцесса Жасмин.
  - Жасмин?! - создалось впечатление, что Валимон был не просто удивлен.
  Тут уж я расхохоталась, потому что не смогла удержаться, увидев такое неподдельное изумление на лице своего кузена.
  - Что - съел? - усмехнулась я, завязывая полочки рубашки. Я села на кровать, закинув ногу на ногу и оперевшись на руки за спиной.
  Валимон еще какое-то время молча стоял, глядя на меня. Потом он сел на кровать рядом со мной.
  - Я не узнал тебя, - задумчиво сказал Валимон. - Ты так изменилась...
  - Еще бы, ты видел меня в последний раз когда мне было 8 или 10 лет, если не ошибаюсь.
  - Я думал, что ты служанка...
  - Мы это уже поняли.
  Чтобы привести Валимона в чувства, я раскрыла окна, впуская свет, и вновь заняла свое место. Несколько минут висела тишина, которую я наконец прервала:
  - Ну, давай, рассказывай, зачем приехал?
  Валимон посмотрел на меня, погруженный в свои мысли.
  - Зачем? - задумчиво переспросил он, возвращаясь из страны грез, в которой он пребывал несколько секунд назад. Я кивнула. - В гости к вам. Но только что меня посетила одна мысль, которую я хотел бы обдумать. Если ты не возражаешь, я хотел бы остаться один.
  Меня это немного удивило, но я не стала возражать, поэтому попрощавшись, вышла из его комнаты.
  Я пришла в свою комнату и первым делом позвонила Дженифер, но никто не ответил, потому что они наверняка отправились на вечернюю прогулку по набережной. Тогда я проверила свою почту, почитала недавно начатую книгу и отправилась спать, потому что не выспалась утром.
  Я спокойно спала всю ночь, видя во сне Валимона, Дженифер, Бена и Дорина. Проснулась утром я еще до того, как Роджер сообщил о необходимости вставать и идти на работу. Я потянулась под одеялом, переворачиваясь на левый бок и вдруг уткнулась во что-то прохладное. Быстро открыв глаза, я увидела на подушке букет роз.
  - Доброе утро! - услышала я. Подняв глаза, я увидела Валимона, сидевшего на пуфике у моего туалетного столика. Несколько раз моргнув, чтобы быть уверенной в том, что я не сплю, я спросила:
  - Что ты здесь делаешь?
  - Пришел сказать тебе "доброе утро", - улыбнулся он. - И подарить тебе цветы.
  - Почему? - не поняла я.
  Валимон пожал плечами:
  - Почему бы и нет?
  Я продолжила вопросительно смотреть на него, поэтому Валимон добавил:
  - Я хотел попросить прощение за мое вчерашнее поведение.
  Я молча кивнула.
  - И как давно ты здесь сидишь? - осведомилась я через некоторое время.
  - Не знаю, не засекал время.
  - Роджер, сколько времени?
  - Семь часов сорок семь минут, Ваше Высочество.
  Валимон просто сидел и смотрел на меня, о чем-то думая.
  - О чем ты думаешь? - поинтересовалась я, оглядываясь в поисках моих комнатных тапочек. Последние стояли у кровати со стороны Валимона.
  - О тебе.
  - И... что обо мне? - я откинула одеяло и встала с противоположной стороны кровати. Обычно я пользовалась халатом после того, как принимала душ и собиралась ложиться спать, а утром я направлялась в ванную прямо в своей короткой ночной. Посчитав, что в этом нет ничего предосудительного, я обошла кровать, чтобы обуться и направиться в ванную.
  - Ничего себе! - присвистнул Валимон, окидывая меня внимательным взглядом и останавливая его на моих обнаженных ногах.
  - Хм, я думала, что ты только что попросил прощение за свое вчерашнее поведение, - фыркнула я.
  - Я просто делаю тебе комплимент, - быстро сказал он, вставая со своего места и подходя ко мне. Хотя Валимон был моего роста, он казался раза в два шире меня в плечах. Я автоматически сделала шаг назад.
  - Твой комплимент звучал, как если бы ты собирался дать мне на чай после безумной ночи, - холодно констатировала я, потому что меня смущало и в то же время обескураживало его неродственное внимание ко мне, и направилась в душ, взяв свои вещи.
  На всякий случай я заперла дверь, хотя раньше никогда этого не делала.
  Приняв воздушный душ и одевшись, я вышла из ванной. К моему удивлению Валимон лежал на моей кровати поверх одеяла, нюхая одну из роз.
  - Ты все еще здесь? - осведомилась я.
  - Да, мне нужно с тобой поговорить.
  - Боюсь, сейчас у меня нет на это времени. У меня первая встреча назначена на половину девятого. Разве что ты хочешь поговорить со мной во время завтрака.
  - Н-н-нет, мне нужно поговорить с тобой наедине и однозначно в абсолютно безопасном месте.
  - Ой, у тебя проблемы с законом? - усмехнулась я, расчесывая волосы перед зеркалом и подкрашивая губы.
  - Нет, просто тема нашего разговора будет довольно... щекотливой.
  - Ну, думаю, это может подождать до вечера. Мой рабочий день сегодня заканчивается в три часа, потом я буду занята еще около часа, а потом мы можем поговорить.
  Я открыла дверь, ожидая, когда Валимон встанет и выйдет из моей комнаты.
  - Ты не собираешься поставить цветы в вазу? - поинтересовался он, выходя вслед за мной.
  - Служанка поставит. Ты уже позавтракал?
  - Нет, я ждал тебя.
  Я удивленно приподняла брови, но промолчала. Мы зашагали по направлению к столовой.
  - Чем ты будешь занята после работы? - спросил Валимон при входе в столовую.
  - У меня сегодня гонки.
  - Гонки? На чем?
  - На минишаттлах по туннелю первого класса, - ответила я, занимая свое место за столом. Появились слуги и начали подавать завтрак.
  - Хм, ты аттестована на туннели первого класса? - удивленно спросил мой кузен. Я молча кивнула, потому что мой рот уже был наполнен едой. - Не возражаешь, если я присоединюсь к вашей компании?
  Я также молча пожала плечами, тем самым давая свое согласие.
  - И после моей победы мы поговорим, - самоуверенно завершил Валимон. Я лишь благосклонно улыбнулась.
  - Ее Высочество в 50% побеждает в гонках в туннелях первого класса, - вслух объявил Роджер, хотя я его об этом не просила.
  - А что же происходит в других 50%? - улыбнулся Валимон, тоже начиная свою трапезу.
  - В остальное время я прибываю к финишу второй - у меня достаточно сильный оппонент, - ответила я.
  Следующие несколько минут прошли в тишине. Пока нам сервировали чай, Валимон вновь заговорил.
  - А отец не выходит на завтрак? - спросил он.
  - Король никогда не выходит на завтрак, обед или ужин, за исключением дней, когда у нас гости. Видимо, ты не считаешься таким высоким гостем.
  - Значит ты всегда ешь одна? - в голосе послышалось сочувствие.
  - Да, но до того, как Дженифер переехала, мы ели с ней. Теперь я уже привыкла.
  Завтрак закончился, и я отправилась в свой кабинет на первую встречу. День прошел как обычно, разве что я иногда задумывалась, о чем Валимон может хотеть поговорить со мной, учитывая, что у нас не было никакого контакта уже 15 лет. Однако, эта мысль заняла не больше 15 минут в общей сложности, и после окончания последней встречи, переодевшись в обычную одежду, я направилась в гараж.
  Войдя в гараж, я увидела Валимона, стоявшего у моего шаттла, облокотившись на него. Взглянув на меня, он улыбнулся.
  - Я так понимаю, что ветка жасмина должна быть нарисована именно на твоем шаттле, - сказал он.
  - Ты правильно понимаешь. Не передумал принимать участие в гонках?
  - Как я могу пропустить возможность впрыскивания натурального адреналина в кровь. Какой шаттл я могу одолжить?
  - Выбирай сам, они все одинаковые по мощности.
  Валимон обошел стоящие в гараже шаттлы, их было всего шесть, и один из них был мой.
  - Думаю, я возьму вот этот, - решил он, остановившись у черно-белого аппарата. Я кивнула и заняла место пилота в своем шаттле.
  Большая дверь гаража открылась, давая нам возможность неспеша вылететь в парк.
  - Роджер, скажи ему следовать за мной, - попросила я.
  Я направила шаттл довольно круто вверх, потому что туннели для гонок находились на орбите. Валимон следовал за мной неотступно. Добравшись через несколько минут до гоночной базы, мы припарковались в ангаре с искусственной гравитацией и вышли из шаттлов.
  - У вас довольно большая база, - сказал Валимон.
  - Да, ее перестроили по моей просьбе. Идем, я хочу изменить конфигурацию туннеля, чтобы игра была честной.
  Мы вошли в помещение самой базы, где я увидела еще пятерых гонщиков.
  - Привет, ребята и девчата! - крикнула я, привлекая их внимание. Обернувшись и улыбнувшись, они приветственно помахали мне, в ожидании моего приближения.
  Подойдя ближе, я представила:
  - Знакомтесь, это мой кузен Валимон. Это Джим, Бэкки, Мартин, Кевин и Виктор.
  Мои друзья по хобби приветственно кивнули Валимону, последний также поприветствовал их.
  - Здесь на базе мы не считаемся с социальным положением, поэтому никто не будет обращаться к тебе "Ваше Высочество", - добавила я, обращаясь к Валимону. Последний кивнул, соглашаясь.
  Я развернулась к Джиму со словами:
  - Валимон хочет поучаствовать сегодня в гонке, поэтому, думаю, будет честно, если ты изменишь конфигурацию туннеля на новую, чтобы все летели по нему в первый раз.
  - Вполне согласен, - кивнул он и направился в рубку управления, чтобы отдать указания работающим там операторам.
  - Жасмин, что будет сегодняшним призом? - спросил Мартин.
  - Как насчет того, что победитель угощает всех напитками? - улыбнулась я. Все засмеялись, поняв подвох в победе.
  - Почему бы и нет, - в результате ответил Мартин. Остальные тоже согласились. Взглянув на вернувшегося Джима, он сказал: - По машинам!
  Все влетели в начало туннеля и зависли в ожидании зеленого света. Точнее, туннель был кольцевой, чтобы не вылететь в стену на финише.
  - А кто твой оппонент? - вдруг услышала я по внутренней связи голос Валимона.
  - Мартин и Джим, они оба профессионалы, поэтому мы втроем обычно соревнуемся друг с другом. Кстати, у нас все играют честно, - добавила я на всякий случай.
  - Я никогда и не играл иначе, - довольно обиженно ответил Валимон и отключил связь.
  Загорелся желтый свет, а за ним и зеленый, и семь минишаттлов сорвались со своих мест. Но лететь было действительно трудно, потому что для всех эта конфигурация туннеля была новой и никто не знал когда, где и куда будет следующий поворт. Собственно это и стало причиной прекращения гонки.
  Валимон довольно долгое время висел у меня на хвосте одновременно с Джимом. Постаравшись не пропустить их впереди себя, я виляла хвостом, что оказалось очень неудачно для Джима, который на следующем повороте просто вылетел за пределы туннеля, пробив его обшивку. Специально на подобные случаи туннель был сделан из довольно тонкого материала, чтобы шаттл не был поврежден при столкновении, а просто вылетел в космос.
  Увидев отверстие в обшивке туннеля, я послала всем сигнал СОС и остановилась.
  - Джим, ты в порядке? - спросила я.
  - Да, живой и здоровый, только за пределами базы, похоже. Подождите меня немного.
  Через какое-то время Джим влетел в туннель через свое же отверстие со словами:
  - Признаю свое поражение.
  Вскоре отверстие затянулось новой пленкой, благодаря дарам нанотехнологии.
  - Нет, ты будешь победителем, потому что вылетел дальше всех, - решила я, разворачивая свой шаттл в сторону финиша. В радиоэфире раздался синхронный смех остальных участников.
  Гонка проходила обычно в течение получаса-сорока минут, и этот инцидент произошел уже почти в конце соревнования, поэтому начинать все заново никто не хотел. Таким образом все закончилось раньше, чем я предполагала.
  Прибыв обратно в Петергоф, я поставила свой шаттл на место и вышла на улицу.
  - Если ваши гонки проходят таким образом, тогда понятно, почему ты часто побеждаешь, - с сарказмом произнес Валимон, выходя из гаража вслед за мной.
  - Мы проводим гонки не для того, чтобы понять, кто есть мачо, а для того, чтобы не летать по туннелю одному. Но если тебе этого не понять... - многозначительно умолкла я, направляясь к дворцу. Валимон тоже промолчал, но последовал за мной.
  - Где мы можем спокойно поговорить, чтобы нас никто не слышал, особенно король или служба безопасности? - спросил он.
  - Моя комната не прослушивается, - сказала я. "Правильно, Роджер?" "Да, Ваше Высочество", - ответил секретарь.
  - Хорошо, тогда давай поговорим там.
  Мы добрались до моей комнаты и вошли. Я первым делом напилась воды и отметила, что служанка поставила букет Валимона в красивую вазу. Валимон тоже напился и устроился поудобнее на маленькой тахте у окна, напротив двери.
  Взяв одну из роз, я заняла место на своей кровати, сев на нее вместе с ногами. Потянув аромат розы, я закрыла глаза от наслаждения. Открыв их через какое-то время, я увидела, что Валимон просто молча смотрит на меня.
  - Ну, давай, рассказывай что-нибудь, - сказала я через пару минут молчания. - Не будешь же просто сидеть и смотреть на меня.
  Валимон так же молча улыбнулся, обнажив зубы.
  - И еще, не нужно играть здесь роль невинного ягненка, я знаю твою сущность, поэтому не стоит тратить силы на артистизм, - добавила я.
  - Да нет, я не играю, я просто думаю, как сказать то, что хочу, - ухмыльнувшись, ответил Валимон.
  - Говори прямо, - посоветовала я.
  Валимон помолчал еще несколько секунд прежде, чем сказать:
  - Выходи за меня замуж.
  Сначала мне показалось, что я ослышалась. Потом, что я сошла с ума. Потом, что это Валимон сошел с ума.
  - Прошу прощения? - переспросила я.
  Валимон улыбнулся:
  - Нет, ты не ослышалась. Я вполне серьезно.
  Вновь наступила тишина, на сей раз с моей стороны. Я просто не знала, что мне ответить или что мне спросить.
  - Я что-то пропустила? - наконец произнесла я.
  - Нет, - обронил Валимон, поднимаясь с тахты. Он обошел кровать и сел возле меня. - Я действительно делаю тебе предложение.
  - Но... почему? Только не говори, что это любовь с первого нюха и подобное - с твоей стороны я в это не верю.
  - Признаюсь, это не любовь, а вполне разумный подход к ситуации.
  - Какой ситуации?
  - Наследования трона.
  Я задумалась или правильнее сказать, погрузилась в размышления, но у меня не очень получилось именно думать, потому что мысли прыгали в разные стороны.
  - Начни, пожалуйста, с самого начала, - попросила я.
  - Хорошо, - Валимон устроился поудобнее, положив одно колено на кровать. - Я приехал сюда для того, чтобы поговорить с тобой о нашей ситуации наследования трона. Думал, что может быть у тебя есть какие-нибудь идеи как обойти указ моего отца и добиться желаемого. Но когда вчера я увидел тебя, мне самому в голову пришла идея, о которой я тебе и собираюсь рассказать.
  - Пока все понятно, - кивнула я.
  - Ты наверняка в курсе того, что практически ни ты, ни я не можем вступить в брак в связи с указом короля. Ты не можешь выйти замуж, потому что я должен одобрить твоего жениха, что, собственно, не проблема, и Дорин должен его одобрить, что и есть основная проблема. То же самое происходит со мной - ты и Дорин одобряете мою невесту. - Я вновь кивнула, потому что ничего нового не услышала. - Но вот о чем мы с тобой никогда не думали, это о том, что ведь мы с тобой вполне можем пожениться. Король просто не может не разрешить нам этого сделать, потому что таким образом он покажет, что ты, например, недостойна меня или наоборот.
  Я задумалась, на сей раз мысли не прыгали и шли в нужном направлении. В целом Валимон был прав - король не мог не одобрить своего сына или свою племянницу, и уж разумеется мы одобрим друг друга для друг друга.
  - Единственная проблема, - сказала я, - мы не любим друг друга. Я уж молчу о твоих похождениях.
  Валимон медленно кивнул и добавил:
  - Разумеется, это проблема, если рассматривать наш брак с точки зрения брака, а не политики. Я предлагаю тебе заключить сделку на этот счет: мы женимся, объявив о том, что безумно любим друг друга (иначе Дорин запросто сможет воспрепятствовать нашему браку, если будет известно, что он фиктивный). Мы получаем два королевства в качестве свадебного подарка. Мы живем года два вместе. Если за это время мы не уживаемся вместе, то мы разводимся. При разводе, ты получаешь Млечный путь, а я - Гончих псов. Если за это время мы влюбляемся друг в друга или просто решим продолжить жить вместе - так и будет. Если захочешь, мы заведем детей.
  - Люблю лаконичные объяснения, - только и сказала я. - Только я не пойму, в чем здесь выгода тебе. Ты унаследуешь королевство матери в любом случае.
  - Да, но я не хочу ждать ее смерти и тем более не хочу, чтобы она умирала. Она моя мать и я ее люблю. Если мы поладим за два года, то я выигрываю красивую жену и два королевства.
  Я тяжело вздохнула. Больше всего в этой затее мне не нравилось то, что была необходимости обманывать целое королевство, которое мне верило.
  - Мне нужно подумать, - сказала я. Задумчиво я приложила к губам розу, которая была в моей руке. Она была приятная на ощупь, поэтому я начала водить ей по контуру губ, в это время пытаясь понять, согласна ли я с предложением Валимона или нет.
  Подняв глаза на Валимона, я заметила, что он завороженно смотрит за движениями розы.
  Щелкнув пальцами перед лицом Валимона я сказала:
  - Еще одна проблема: сможешь ли ты жить со мной в одной комнате фиктивным браком и не стараться каждый день уложить меня к себе в постель?
  Валимон посмотрел мне в глаза и засмеялся.
  - Не гарантирую, - признался он, - но вчера у тебя очень неплохо получилось отшить меня.
  Я вновь погрузилась в размышления. В целом, можно сказать, что я ничего не теряла в случае согласия, потому что как правильно заметил Валимон, если все шло хорошо - у меня уже будет муж, если все идет не очень хорошо - у меня будет королевство и свобода выбора мужа. Но все было просто как-то неожиданно, поэтому мне было сложно однозначно принять решение.
  - Давай сделаем так, - предложила я, - мы сейчас отправимся куда-нибудь на уик-енд - в этом нет ничего подозрительного, потому что мы с тобой двоюродные брат и сестра. Более того, мы даже можем остановиться в одном президентском номере (они обычно двух- или даже трехкомнатные). За это время я приму решение. Если я соглашусь, можно будет легко сказать, что мы влюбились друг в друга во время уик-энда, проведенного в компании друг друга. Если я не соглашаюсь с твоим предложением, то просто никто ничего не узнает.
  Валимон на секунду задумался и кивнул:
  - Думаю, это хорошая идея. Куда ты хочешь отправиться?
  - Ну, учитывая, что тебя здесь не было уже 15 лет, мы могли бы посетить что-нибудь именно на Земле. Я тебе якобы буду все показывать.
  - Куда бы ты сама хотела отправиться?
  Задумавшись на короткое время, я ответила:
  - Я бы лично предложила отправиться сначала в Нью-Йорк, там устроили Парк Юрского периода на всем Лонг-Айленде. Я там еще не была. А потом мы могли бы поехать в Лас-Вегас, если ты любишь играть.
  - Окей. Когда выезжаем?
  - Как только ты упакуешь свои чемоданы, - улыбнулась я.
  Валимон вышел, направляясь в Монплезир, а я тоже упаковала несколько комплектов нижнего белья, несессер и кое-что из одежды в микрочемодан. Микро он назывался, потому что неорганические вещества, попадая в поле чемодана, уменьшались в несколько раз, таким образом всегда можно было путешествовать налегке.
  - Роджер, закажи для нас два билета в Парк и забронируй президентский номер в Лас-Вегасе где-нибудь, - распорядилась я.
  - Да, мэм.
  - Также сообщи Дорину, что мы с Валимоном уезжаем на уик-энд.
  - Да, мэм.
  Мы встретились с Валимоном у гаража примерно через полчаса. Мой кузен, он же потенциальный жених, стоял возле моего шаттла, уже выведенного на дорогу. Я заметила, что его спортивная сумка с вещами уже лежит на заднем сиденьи.
  - Ты готова? - спросил он, вновь окидывая меня голубоглазым взглядом.
  - Думаю, ты это уже сам понял. Ты хочешь вести? - уточнила я, видя, что он стоит возле двери со стороны пилота. Валимон кивнул и занял свое место. Я села на место пассажира, тоже забросив свой чемоданчик на заднее сиденье.
  - Роджер сообщил твоему отцу, что мы отправляемся на уик-энд в Америку и должен был также забронировать номер в Лас-Вегасе, - сообщила я, когда Валимон поднял шаттл в воздух.
  - Ты уверена, что мы успеем добраться сегодня до Лас-Вегаса? Сколько времени мы будем лететь до Нью-Йорка?
  - Часа два до Нью-Йорка - здесь свободная трасса со многими линиями. И еще часа полтора до Лас-Вегаса - там уже движение более плотное, тем более сегодня пятница.
  Валимон кивнул и направил шаттл, сверившись с бортовым компьютером. Когда мы вылетели на свободную линию над Атлантикой, Валимон включил автопилот и откинулся посвободнее на спинку кресла, взглянув на меня.
  - Ты была когда-нибудь в Лас-Вегасе до этого? - спросил он.
  - Конечно. Я периодически езжу туда на открытия новых казино или благотворительные вечера. Когда ты там был в последний раз?
  - Хм, кажется, лет пять назад.
  Я удивленно посмотрела на него.
  - Да, признаюсь, я был на Земле, но не заехал вас навестить, - сказал он, улыбаясь. Я вновь развернулась к окну, потому что любила смотреть на океан из окна шаттла. - Ты часто играешь в казино?
  - Иногда.
  - И как успехи?
  - По-разному. Но обычно останавливаюсь после первого выигрыша или первого крупного проигрыша.
  - Не любишь рисковать?
  - Нет, когда не вижу в этом смысла. Деньги у меня есть и так, но если часть дохода идет на благотворительность, то я с удовольствием играю, зная, что в любом случае это будет выигрыш, - сказала я. - Как насчет тебя?
  - Ну, деньги у меня тоже есть, но играть я люблю просто потому, что это интересно. Я люблю выигрывать.
  - И однозначно не любишь проигрывать, - констатировала я. Валимон улыбнулся, бросив на меня взгляд.
  - Чем ты занималась последние 15 лет?
  - Кроме того, что училась в университете и работала?
  - Угу.
  - Ничем.
  - И что же, у тебя не было никаких романов?
  Я недоверчиво посмотрела на Валимона:
  - Какое тебе дело до этого?
  - Собственно, особо никакого, просто интересно, как проходила твоя жизнь в мое отсутствие, - пожав плечами, ответил он.
  - Довольно спокойно, должна признаться. Никто не пытался уложить меня в постель, приняв за служанку...
  - ...и никто также не осмеливался сделать тебе предложение, - закончил Валимон.
  - Нет, но не знаю, можно ли назвать это недостатком. Думаю, в твоей жизни было достаточно много предложений различным девушкам, а потом ты мог легко откреститься фразой: "Отец не разрешает мне жениться". Ты неплохо устроился.
  Валимон вновь пожал плечами.
  - Кстати, если я узнаю, что ты соблазнил или хотя бы попытался соблазнить кого-нибудь из моих служанок или еще чего сделал ей ребенка - будь уверен, что ты вылетишь из Млечного пути под конвоем, - предупредила я.
  - Ну, если я соблазню какую-нибудь твою служанку, думаю, это будет не только моя вина, но и ее тоже, - улыбнулся казанова. - Ну а насчет детей - это же невозможно. Как ты могла догадаться, я был стерилизован еще до того, как моя жизнь превратилась в большую... пьесу.
  - Стерилизован? - переспросила я. - В смысле, перманентно?
  - Нет, временно, разумеется. Мать не могла позволить родиться бесчисленному количеству бастардов. А разве ты не стерилизована? Я считал, что эта процедура делается всем членам королевской семьи до официальной женитьбы.
  - Мне ее не делали, потому что в этом не было необходимости. Мне не равняться с тобой в количестве любовных отношений.
  - Но они были? - заинтересованно спросил он.
  - Разумеется, я все-таки "красивая", как ты сам выразился, - ответила я, встретившись с ним взглядом.
  - И как же ты решала эту проблему?
  - Мои мужчины стерилизовались.
  - Что - все?! - удивленно воскликнул он.
  - А сколько, ты думаешь, их было? - усмехнулась я.
  - Сколько? - с неподдельным интересом спросил он.
  - Не думаю, что тебя это должно волновать, - ответила я равнодушно.
  Валимон какое-то время просто молча смотрел на меня, как будто пытаясь прочесть мои мысли. Наконец, не выдержав, он спросил:
  - Ну все-таки, сколько?
  - Это мое личное дело, - твердо ответила я. Я включила встроенный телевизор, проецирующий изображение на лобовое стекло, и начала смотреть фильм. Фильм закончился минут за 15 до нашего подлета к Нью-Йорку.
  Мы приземлились на дорогу у главного въезда на Лонг-Айленд, и шаттл двинулся по улицам в сторону Парка Юрского периода. Мы въехали на парковку и оставили шаттл на стоянке VIP. Оставив вещи в машине, мы зашагали в сторону входа в сам парк.
  Здесь была вторая половина дня, сразу после ланча, поэтому довольно много людей находилось в парке или на подходе к нему.
  Хотя Парк существовал уже довольно давно, он продолжал привлекать внимание туристов со всей галактики, а также просто интересовавшихся палеонтологией. Некоторые университеты устраивали здесь лекции и практические занятия.
  Завидев меня, многие посетители останавливались в нерешительности, стараясь понять, действительно ли это я, или просто девушка, похожая на меня. Тогда я улыбалась и вежливо кивала. Затем взоры обращались на Валимона, потому что практически никто не знал, кто он или откуда. Учитывая, что мое посещение было неофициальным, по неписанному закону ко мне не подходили за автографом (это делалось только на официальных встречах), а лишь тоже приветственно кивали или махали руками. Особенно я нравилась детям разных возрастов, которые с меня просто глаз не сводили, хотя я была одета в обычный джинсовый костюм.
  Однако, нам уступили место в очереди за билетами, поэтому билеты вручили нам сразу по приходу. Также нам выделили личного гида.
  Я интересовалась палеонтологией на уровне любителя, поэтому всегда была очарована всем, что связано с динозаврами. Но как-то получилось, что я не была на открытии парка и не попала в него в последующие пять лет.
  - Сюда, Ваши Высочества, - вежливо произнес гид, одетый в костюм сафари-охотника. Открылась дверь в Парк. Мы ступили на движущуюся дорожку, которая не спеша ехала меж огромных листьев доисторических деревьев. Я внимательно осмотрелась по сторонам, отмечая, что здесь не было никаких решеток или чего-то подобного и листья свисали непосредственно над дорожкой, так что можно было сорвать кусочек.
  - Этот Парк был создан специально для интересующихся палеонологией и просто любителей всего необычного, хотя за пять лет он стал довольно обычным местом посещения, как например Диснейленд, - начал свой рассказ гид. - Как вы, наверняка, знаете, все динозавры вымерли миллионы лет назад, но современные ученые смогли восстановить их коды ДНК и создать особей, которых вы встретите во время экскурсии.
  - Прошу прощения, здесь находятся живые динозавры? - переспросила я.
  - Да, мэм, самые, что ни на есть живые и настоящие.
  - Включая тирранозавра?
  - Разумеется, - гордо ответил гид.
  - А как насчет безопасности - я не вижу клеток или защитного поля, - я начала нервничать, потому что кроме того, что мне нравилось читать и смотреть фильмы про динозавров, я их также панически боялась.
  Гид успокаивающе улыбнулся и объяснил:
  - На границе дорожки и области джунглей находится избирательное силовое поле, защищающее посетителей от динозавров. Избирательность его заключается в том, что через поле могут пройти любые неорганические предметы, предметы, не имеющие сознания, а также предметы, имеющие код ДНК человека. То есть практически, вы можете пробежаться по джунглям парка и прыгнуть обратно на дорожку без препятствий, но этого никогда не сможет сделать динозавр.
  - И точно такое же поле находится в ареале тирранозавра? - спросила я.
  - Разумеется. Но могу вас заверить, Ваше Высочество, вам абсолютно ничего не угрожает. За пять лет у нас не было ни одного несчастного случая.
  - Да, кроме разрыва сердца. Остановите дорожку, - попросила я, стараясь быть спокойной. Валимон удивленно уставился на меня.
  - Не бойся, я не дам тебя в обиду, - сказал он.
  - Ваше Высочество, мы уже довольно далеко от входа, - возразил гид.
  - Но до конца еще дальше, не так ли? - Он кивнул. - Пожалуйста, остановите дорожку на пять минут и попросите открыть мне на входе дверь, я не могу здесь находиться.
  Гид расстроенно посмотрел на меня и включил свою рацию.
  - Тэд, Ее Высочество хочет вернуться, останови дорожку и открой входную дверь, - сказал он. Затем он вопросительно посмотрел на Валимона, а последний посмотрел на меня.
  - Ты можешь остаться, я тебя подожду в конторе Парка, - сказала я.
  - Ты уверена, что не хочешь, чтобы я тебя проводил? - спросил он вслух.
  - Да, я в порядке. Продолжай экскурсию.
  Валимон кивнул. Дорожка медленно остановилась, и я быстро зашагала в обратном направлении. С одной стороны мне было стыдно за свое поведение, но с другой стороны, я прекрасно понимала, что я лишь обычный человек и у меня есть свои пределы и фобии, и я не хотела рисковать своим здоровьем только ради того, чтобы выглядеть храброй.
  У меня заняло не больше трех минут, чтобы быстрым шагом добраться до начала экскурсии. Дверь открыли, как только я подошла к ней. Я вошла в помещение, где стояли посетители на следующую группу. Ко мне подошел молодой человек, продавший нам билеты, со словами:
  - Ваше Высочество, мне сообщили, что вы себя плохо чувствуете, я провожу вас к медсестре, сюда, пожалуйста. Тэд, подмени меня!
  На самом деле я действительно была очень бледной, что я заметила в одном из зеркал на стене.
  Сотрудник парка проводил меня в помещение службы безопасности. Пройдя в комнату, я опустилась в кресло, обхватив себя руками, потому что меня начала колотить нервная дрожь.
  - Спасибо, Билли, - поблагодарила я работника, бросив взгляд на бедж с его именем.
  Билли накинул мне на плечи плюшевое одеяло, чтобы я согрелась. Я благодарно улыбнулась. Можно сказать, что Билли спас мою репутацию, потому что никто не знал причину, почему я вернулась, а фраза "я провожу вас к медсестре" говорила скорее о болезни, нежели о страхе.
  - Я панически боюсь всех живых существ, которые намного больше меня ростом, - призналась я.
  - Я понимаю вас, Ваше Высочество, - ответил Билли. Развернувшись к экранам безопасности на стене, он сказал: - Отсюда вы получите почти такой же вид, что и из самих джунглей и сможете следить за своим спутником.
  Я кивнула, тоже разворачиваясь к экранам. Валимон внимательно слушал гида, который взахлеб рассказывал какую-то интересную историю о динозаврах.
  Я огляделась, изучая помещение.
  - Это ваш кабинет, Билли? - спросила я.
  - Нет, он принадлежит всем - все по очереди продают билеты и наблюдают за безопасностью посетителей, - улыбнулся он.
  Случайно я заметила на стене большой трехмерный плакат с моим изображением. Будучи принцессой я также принимала участие в съемках на плакаты и открытки. На этом плакате я сидела на какой-то гладкой темной поверхности, положив ноги с одной стороны и оперевшись с другой стороны на руку. Это была в какой-то степени эротичная фотография, потому что на мне было короткое платье, и я смотрела в объектив загадочным взглядом, а губы были приоткрыты в полуулыбке. Разумеется, я сама одобряла все фотографии, которые делались, но просто в данной ситуации мне стало как-то неловко находится в одном помещении с этим плакатом.
  Проследив за моим взглядом, Билли смущенно потупил взгляд, сказав, как будто извиняясь:
  - Все ребята конторы - ваши поклонники, поэтому мы купили ваш плакат и повесили его сюда.
  - Я могу оставить свой автограф на нем, - осторожно предложила я.
  - Правда? - оживился мой спаситель. Я кивнула, улыбнувшись. Парень быстро перерыл пару ящиков стола и протянул мне красный маркер. Я скинула одеяло, потому что уже согрелась, подошла к плакату и быстро написала на нем свое имя и дату.
  - Благодарю вас, мэм! - воскликнул Билли. - Иначе ребята из другой смены не поверили бы, что вы здесь были.
  - Теперь поверят, - пожав плечами ответила я. Взяв свою сумочку, я продолжила: - Сколько времени еще будет длится экскурсия?
  - Около получаса.
  - Я пойду в машину, передайте Валимону, что я буду ждать его там. Там я буду чувствовать себя в большей безопасности.
  - Да, мэм. Я провожу вас до стоянки.
  - Нет-нет, не стоит. Оставайтесь на своем посту, Билли. Удачи вам!
  - Спасибо, Ваше Высочество!
  Я вышла из помещения и направилась в наш шаттл. Разумеется, все смотрели в мою сторону, но никто не пытался меня окликнуть или попросить подписать карточку.
  Сев в кресло пилота, я вздохнула. Здесь я, конечно, была чуть дальше от динозавров, чем в самом Парке, но все-таки до сих пор я была на территории этого аттракциона, поэтому не могла чувствовать себя в полной безопасности. Однако, я также не хотела оставаться в комнате службы безопасности, потому что, во-первых, не хотела подвергать сомнениям свою репутацию, оставшись там с работником парка наедине и надолго, и, во-вторых, я просто не знала, о чем мы могли бы говорить.
  Поэтому пока я сидела в шаттле, я проверила свою почту, ответила на пару писем своих друзей и знакомых и посмотрела новости. Последние уже начали сообщать о том, что принц Валимон прибыл на Землю, чтобы навестить своего отца.
  Таким образом, время прошло достаточно быстро, и Валимон довольно скоро вернулся в машину. Заняв место пассажира, он внимательно посмотрел на меня.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил он.
  - Почти хорошо, но буду чувствовать себя еще лучше, когда мы покинем этот остров.
  Я запустила двигатель и довольно быстро подняла шаттл в воздух. Только там я смогла полностью расслабиться.
  - Извини, что я прервала твою экскурсию, - сказала я.
  - Никаких проблем. Я видел, как ты побледнела. Я даже испугался за тебя, - признался Валимон. - Ты боишься динозавров?
  - Я боюсь всего, что намного больше меня, а уж тем более доисторических ящеров.
  - Я думал, тебе нравилась палеонтология.
  - Да, но как оказалось не на таком расстоянии. Тебе понравилась экскурсия?
  - О, да! Здорово было сделано. Жаль, что тебя там не было.
  - Ничего, я посмотрела немного в камеры службы безопасности, - улыбнулась я.
  - Я тоже там побывал, - ответно улыбнулся Валимон и лукаво добавил: - И видел твое фото. Оказывается, ты еще и модель.
  - Приходится по долгу службы.
  - И, по-моему, неплохо получается. У меня создалось впечатление, что половина населения тебя просто боготворит.
  - Чего не сделаешь ради хорошего отношения людей, - пожала плечами я.
  - Должен признаться, на той фотографии ты выглядела очень соблазнительно. Не то, что бы я хотел сказать, что сейчас ты выглядишь по-другому, а просто если бы я увидел тот плакат дома, то наверняка приехал бы сюда намного раньше.
  - Спасибо за комплимент, - усмехнулась я. - Роджер, что там с отелем?
  - Для вас забронирован президентский номер в отеле "Древний Египет", Ваше Высочество, - сообщил Роджер.
  Я молча направила шаттл в сторону Лас-Вегаса, потому что мы уже начинали подлетать к границе Невады.
  Мы припарковали наш шаттл на стоянке отеля и оформили президентский номер на заселение. Разумеется, это был пэнт-хауз с двумя спальнями, огромной ванной с джакузи и воздушным душем, а также большой лоджией.
  - Какие планы на сегодня? - поинтересовался Валимон, когда я вышла из своей спальни.
  - Думаю, сейчас мы пойдем немного поиграем, отправив все выигранные деньги на благотворительность, а потом поужинаем и отправимся спать, - высказала я свое предложение.
  - Не возражаю, - ответил он.
  Мы переоделись в вечернюю одежду и спустились в казино внизу отеля. Хотя наш визит все еще был неофициальным, однако как обычно в Лас-Вегасе не действуют законы, поэтому при нашем появлении защелкали вспышки фотоаппаратов, хотя все же вокруг нас не собралась толпа желающих получить автографы.
  Взглянув на Валимона, которого я держала под руку, шагая по коврам казино, я улыбнулась - казалось, что он купался в лучах внимания и славы, как птица в лучах солнца. Это было даже забавно, потому что Валимон как и я привык быть на виду и в центре внимания как мининмум одного королевства.
  Пока мы играли, я заметила, что к нам приставили телохранителей от казино, чтобы на всякий случай позаботиться о нашей безопасности на случай крупного выигрыша. Однако, мы выиграли не так много, даже проиграв в общем сложности несколько тысяч, но выигранные деньги мы официально отправили на благотворительность.
  Вскоре мы отправились в ресторан, где нам выделили частную кабинку. Сделав заказ и получив напитки, я отпила сока и откинулась на спинку дивана, в котором мы сидели.
  - В Лас-Вегасе до сих пор можно пожениться в течение пяти минут? - спросил Валимон, потянувшись.
  - Угу, - кивнула я. Настороженно посмотрев на своего собеседника, я уточнила: - А что?
  - Роджер, как насчет микрофонов здесь? - спросил Валимон. Через пару секунд Роджер сообщил:
  - Отключены, сэр.
  Валимон развернулся ко мне.
  - Я просто подумал, что может быть нам стоит пожениться прямо сейчас? Тогда отец ничего не сможет сделать вообще, - сказал он.
  Покачав головой, я ответила:
  - Не думаю, что это хорошая идея. Во-первых, нас могут не поженить, потому что все знают об указе Дорина. Во-вторых, я еще не приняла решение. В-третьих, если я соглашусь, то согласно моей репутации я не подвержена таким отчаянным поступкам, поэтому люди могут что-то заподозрить. Если я соглашусь, то лучшим способом будет устроить помолвку, назначить день свадьбы и спокойно ее отпраздновать в назначенный день. Тогда все будет выглядеть по-настоящему.
  - А когда ты примешь решение?
  - Не знаю, - пожала я плечами. - Может быть к завтрашнему дню - у меня как-то особо не было времени подумать. Кроме того, мне нужно посмотреть на тебя, прежде чем принимать такое важное решение. Хотя брак и будет фиктивным, если мы с тобой просто не можем спокойно общаться, то вряд ли нам удастся убедить кого-либо в нашей безумной любви друг к другу, а именно она и должна присутствовать, чтобы мы решили пожениться так внезапно после 15-летней разлуки.
  Официант принес наши заказы, расставил их перед нами, налил вина и удалился.
  - Предлагаю тост за нашу встречу и возможно совместное будущее! - торжественно произнес Валимон.
  - За первое - я согласна, а насчет второго я еще не решила, как ты, надеюсь, понял.
  Валимон кивнул, соглашаясь со мной. Мы чокнулись, выпили немного вина и принялись за еду.
  - Как Марина? - спросила я, потому что слишком уж гнетущая тишина нависла в нашей кабинке.
  - Хорошо, спасибо.
  - Чем она занимается сейчас? Я с ней уже довольно давно не разговаривала, в основном мы пишем друг другу письма, - задумчиво сказала я. Мы всегда были в хороших отношениях с матерью Валимона, в том числе после гибели моих родителей. Я несколько раз навещала ее в Гончих псах, но как обычно Валимона не было дома, поэтому мы и не виделись в течение 15 лет.
  - Да особо нечем. Ждет, когда произойдет чудо и я решу остепениться. Хотя она, разумеется, в курсе указа отца, но по-моему она готова отдать мне свой трон сразу после женитьбы, даже если я откажусь от претензий на трон Млечного пути.
  - А как она отреагирует на наши отношения, если узнает истинные намерения?
  Валимон пожал плечами.
  - Думаю, вполне спокойно, учитывая, что это будет выгодно для нас всех. Кроме того мы все взрослые люди и сами распоряжаемся своими судьбами и жизнями, - заключил он.
  Оставшееся время ужина прошло довольно тихо, потому что мы мало разговаривали и в основном наслаждались вкусной едой.
  Вернувшись в номер, мы попрощались и разошлись по своим комнатам.
  Я спала довольно долго, потому что из-за смены часовых поясов мы бодрствовали дольше, чем обычно. Поэтому проснулась я часов около 11.
  Потянувшись под одеялом, я открыла глаза и встретилась с взглядом Валимона, лежавшего рядом со мной. Вскочив от неожиданности, я спросила:
  - Что ты здесь делаешь?!
  Валимон улыбнулся, пожимая плечами:
  - Мне нравится смотреть, как ты спишь. Ты тогда такая спокойная, умиротворенная...
  - Одним словом, сплю зубами к стенке, - усмехнулась я.
  - Нет, - засмеялся Валимон, - просто ты тогда также успокаиваешь меня.
  - Угу, значит, если ты взбешен, мне нужно всего лишь уснуть, - с улыбкой заключила я.
  - Ну, по крайней мере, попробовать.
  Я бросила взгляд на ноги Валимона, чтобы убедиться, что у него нет дурной привычки укладываться на кровать в обуви. К счастью, этой привычки у него не было. Я задумалась на какое-то время, думая о том, что нужно принимать решение. Видимо, заметив мое выражение лица, Валимон спросил:
  - Ну что, ты готова дать ответ?
  - Н-н-нет еще. Я приму решение к вечеру. Но до этого мне нужно побыть одной, чтобы все обдумать как следует. Поэтому, если ты не возражаешь, я пройдусь по магазинам.
  - Хорошо. Я тоже чем-нибудь займусь...
  - Только не снимай девушек, если вдруг я приму положительное решение и завтра мы объявим о помолвке! - строго предупредила я.
  - Нет, - улыбнулся Валимон, - у меня немного другие планы. Где и когда мы встретимся тогда?
  - Я думаю, нам нужно будет переезжать куда-нибудь сегодня - не хочется провести весь уик-энд в одном месте. Как насчет того, чтобы вернуться в Нью-Йорк и остаться там на ночь?
  - Почему бы и нет. Когда мы отправимся туда?
  - Собственно, мы можем полететь туда сейчас, после завтрака, а там уже пройтись по магазинам по отдельности.
  - Не возражаю. Заказать завтрак в номер?
  Я кивнула.
  Мы позавтракали и отправились в Нью-Йорк. Мы оставили шаттл на стоянке возле отеля, в котором мы забронировали номер, но еще не успели там побывать.
  - Где и когда мы встречаемся здесь? - спросил Валимон, захлопывая дверцу машины.
  - Как насчет ресторана? Часов в восемь? - предложила я.
  - О'кей. Какой ресторан?
  - Здесь есть шикарный ресторан "Дежавю", давай там.
  - Хорошо. Тогда до вечера!
  Я кивнула, и мы разошлись в разные стороны.
  Шагая между витринами, я поглядывала на выставленную одежду и аксессуары, между тем размышляя о будущем. Я не могла отрицать, что Валимон привлекал меня, хотя это однозначно не было любовью с первого взгляда или даже влюбленностью кузины в своего старшего кузена. В детстве я не особо ладила с Валимоном просто потому, что он был намного старше меня. Сейчас эта разница в возрасте практически не замечалась, потому что по развитию я опережала всех своих сверстниц и сверстников.
  Валимон был очень привлекательным мужчиной, уверенным в себе, поэтому у него было бесчисленное количество романов. И это был его огромный минус в моих глазах - я не хотела иметь в качестве мужа мачо. Хотя не могу сказать, что меня это отталкивало. Я также не могла объектино оценивать свое отношение к нему даже потому, что я знала его на данный момент не более 24 часов и это значило многое.
  Я остановилась в размышлениях, чтобы зайти в магазин и взглянуть на вечернее платье. Минут через пятнадцать я уже выходила из бутика с пакетом. Я не являлась любительницей вещей, пошитых только по моему заказу, потому что довольно часто я просто видела в магазине то, что мне нравилось, и я это покупала не задумываясь.
  К семи часам я вернулась в отель на такси, потому что не могла нести все пакеты с покупками в руках и за отсутствием лишнего времени. Распаковав платье, туфли и аксессуары к нему, я быстро направилась в душ. Приведя себя в порядок, я так же быстро оделась и наложила макияж. Валимона не было в номере, поэтому я не стала осматривать весь номер, решив, что это мы сделаем по возвращению после ужина, и сразу направилась в ресторан. Как и предполагалось, я пришла на пару минут позже восьми часов.
  Валимон сидел за столиком на небольшом возвышении, где были расположены столики VIP. Кроме нас в ресторане было несколько пар, которые внимательно осмотрели меня, когда я появилась в двери. Увидев меня, Валимон встал и поцеловал меня в щеку.
  На мне было темно-бордовое длинное вечернее платье с перчатками без пальцев, такого же цвета туфли на невысоком каблуке и такого же материала и цвета сумочка. Я собрала волосы , подняв их вверх и заколов бордовой заколкой. Обычно я носила прическу из волос средней длины, которые к счастью вились от природы, но на вечера и походы в ресторан я обычно поднимала волосы, оставив лишь несколько локонов свисать, обрамляя лицо. Таким образом мои темные волосы оттеняли бледную кожу и голубые глаза.
  Валимон тоже был одет в костюм для официальных приемов, но свои вьющиеся волосы он, кажется, никогда не собирал в хвостик, чему я была рада.
  - Ты выглядишь просто блистательно, - сказал Валимон, когда мы заняли свои места за столиком.
  - Спасибо, - улыбнулась я, заметив, что взгляд Валимона опустился на мои губы. Официант оставил нам меню и удалился. Уже давно было заведено так, что в обычных кафе и ресторанах было либо самообслуживание, либо этим занимались роботы, так же, как и приготовлением еды. Но в самых роскошных ресторанах до сих пор работали люди, поэтому работа официанта была достаточно престижной.
  Когда официант вернулся, мы сделали заказ.
  - Как прошел твой день? - спросил Валимон.
  - Довольно продуктивно. Я пополнила свой гардероб на несколько вещей. А твой?
  - Тоже неплохо, но от тебя будет зависеть его завершение.
  Валимон многозначительно смотрел на меня, но я не подняла взгляда, продолжая смотреть на пламя свечи.
  Официант принес наш заказ, разлил вино и вновь молча удалился. Наслаждаясь своей креветкой, размером с омара, я задумчиво произнесла, не обращаясь ни к кому:
  - Интересно, что завтра будут писать в газетах.
  - Насчет чего? - уточнил Валимон, откладывая косточку от куриной ножки.
  - Ну, понятное дело, что ты мой кузен и приехал в гости, но ты не настолько близкий родственник. Вот мне и интересно, придет ли кому-нибудь в голову возможность романа между нами - особенно учитывая, что мы живем в одном номере.
  Валимон молча пожал плечами.
  - Кто знает, какие мысли копошаться в мозгах журналистов желтой прессы, - сказал он.
  Мы доели основное блюдо довольно быстро, хотя как и положено по-королевски. Я огляделась, чтобы обратить внимание, что делают остальные посетители ресторана. Как оказалось, некоторые из них сидели за своими столиками, периодически поглядывая в нашу сторону, чтобы не пропустить чего-нибудь исторической значимости, а некоторые танцевали на площадке, специально выделенной для этого. Поэтому я не особо удивилась, когда услышала:
  - Ваше Высочество, позвольте пригласить вас на этот танец.
  Валимон стоял рядом со мной, протягивая руку. Я улыбнулась и вложила свою руку в его, тоже поднимаясь.
  Мы вышли на танцевальную площадку и медленно закружились в танце.
  - Ну, теперь однозначно пойдут слухи, - улыбнулась я.
  - Возможно, но я знаю способ, как этого избежать, - загадочно ответил Валимон.
  - Правда? И какой?
  Валимон улыбнулся и вдруг опустился передо мной на одно колено, держа меня за одну руку и другой протягивая мне открытую коробочку с обручальным кольцом:
  - Жасмин, ты выйдешь за меня замуж?
  Мне показалось, что от неожиданности я потеряю сознание. Да, я уже приняла решение по поводу предложения Валимона и я собиралась согласиться выйти за него замуж, но я меньше всего ожидала, что Валимон будет делать мне предложение так официально да еще в присутствии такого количества людей.
  Немного придя в себя, я отметила, что все разговоры вокруг нас стихли и даже музыка звучала тише, чем обычно. И все смотрели на нас, не скрывая своего интереса.
  - Ты выйдешь за меня замуж? - повторил свой вопрос Валимон, внимательно глядя мне в глаза.
  - Да, - довольно тихо ответила я. Даже учитывая, что это было оговорено заранее, вся ситуация выглядела очень романтично и неожиданно для меня.
  Какое-то мгновение в зале была полная тишина, по причине того, что посетители просто не были уверены в моем ответе - я ответила слишком тихо. Поэтому мне пришлось повторить:
  - Да, я выйду за тебя замуж.
  Тут уже раздались вопли восторга и одобрения. А Валимон надел кольцо на мой безымянный палец и, поднявшись, поцеловал меня. Я также не ожидала, что наш первый поцелуй произойдет в присутствии такого количества свидетелей, но для нашего дела это было только плюсом, и наверняка Валимон специально спланировал все таким образом.
  Следующей уже небольшой неожиданностью было то, что Валимон обхватил меня за талию и закружил, от чего послышался новый взрыв апплодисментов и возгласов.
  - Всем шампанское! - воскликнул Валимон, отпуская меня и направляясь обратно к нашему столику.
  Официанты замелькали у столиков гостей, разливая всем шампанское за счет Валимона. Вспышки фотоаппаратов начали сверкать еще задолго до того, как мы заняли свои места за столиком, поэтому исторический момент уже был зарегистрирован в нескольких камерах, не считая камер наблюдения ресторана.
  - Ваше Высочество, примите наши искренние поздравления! - сказал подошедший менеджер ресторана. - Примите в качестве угощения от нашего ресторана этот десерт.
  Официанты принесли две тарелки с кусками шикарного торта, знаменитого на всю галактику. Он стоил массу денег, потому что ингредиенты на него доставлялись из разных галактик и не имели аналогов в Млечном пути.
  - Благодарим! - ответили мы.
  Попробовав торт, Валимон одобрительно протянул:
  - Хм, а неплохой тортик!
  - Еще бы! Знаешь, сколько он стоит?
  Валимон покачал головой. Я назвала цену, тем самым округлив глаза Валимона.
  - Но как они могут позволить себе просто подарить нам такие большие куски этого произведения искусства? - не понял он.
  - Легко. Знаешь, сколько человек теперь посетят ресторан, в котором принц Валимон сделал предложение принцессе Жасмин? - улыбнулась я. Валимон понимающе кивнул, тоже улыбнувшись.
  Мы доели торт, допили вино и чай, раздали несколько совместных автографов и только тогда отправились в номер, чтобы наконец отдохнуть.
  Войдя в номер, Валимон просто притянул меня к себе для поцелуя, не зажигая свет. Видимо вино оказало свое действие и на меня, потому что я ответила на его поцелуй, прижимаясь к нему. Валимон направился в свою спальню, снимая по пути свой пиджак и не переставая меня целовать.
  Войдя в комнату, Валимон продолжил уверенно двигаться по направлению к постели. И вдруг, мы упали... Но не на кровать, а в джакузи с теплой водой!
  - Свет! - крикнул Валимон, отплевываясь от воды. Зажегся свет, и мы поняли, что попали совсем не в спальню, а в ванную.
  Я начала неудержимо хохотать, преставив как это должно было выглядеть со стороны, как мы шагаем в спальню, оступаемся на краю джакузи, расположенной в середине комнаты, и падаем в воду прямо в одежде.
  Я медленно выползла из воды на плиточный пол ванной, не в состоянии сдерживать смех. Взглянув на Валимона, я увидела, что последнему было не так смешно как мне - он просто сидел на дне ванны, недовольно сложив руки на груди.
  - Господи, как бы я хотела, чтобы это было заснято на видео, чтобы потом посмотреть на это со стороны! - воскликнула я, вновь прыская со смеху.
  Валимон промолчал, потому что, видимо, был зол на себя и заодно на весь мир, что его попытка не увенчалась успехом и мы оказались в воде вместо мягких простыней.
  - Ладно, - сказала я, немного успокоившись, - ты как хочешь, а я пойду спать - я очень устала.
  Явно все мое романтическое настроение пропало в момент соприкосновения с водой, но мне было еще лучше от того, что я от души посмеялась.
  Я выжала на себе платье, зашла за ширму, расположенную здесь же, и сняла платье, завернувшись в махровый халат.
  - Спокойной ночи! - сказала я, помахав рукой. - До завтра!
  Я вышла из ванной и направилась в свою спальню. По пути туда я заметила, что в этом номере была всего лишь одна спальня, но решила не обсуждать этот вопрос с Валимоном в данный момент.
  Переодевшись и подготовившись ко сну, я легла в кровать на одну половину и вновь тихо засмеялась. Однако, вскоре я уснула.
  На следующее утро я проснулась от того, что кто-то довольно громко разговаривал. Прислушавшись, я поняла, что говорили Валимон и Дорин, видимо по видеофону. Более того, разговор только начался.
  - Это что еще за выходку вы устроили с Жасмин?! - визжал Дорин. - О чем это трубят все новости?!
  - А ты разве не понял, о чем они трубят? - вполне спокойно спросил Валимон. Я перевернулась на другой бок, лицом к Валимону. Он лежал рядом со мной, облокотившись на подушку, чтобы было удобнее держать компьютер на коленях. Одеяло укрывало его полуобнаженное тело.
  - Доброе утро, Дорин! - сказала я, заглядывая в экран.
  - Так это не шутка?! - воскликнул он, округлив глаза и глядя на меня.
  - О какой шутке идет речь? - поинтересовалась я, подползая ближе к Валимону и кладя голову ему на плечо.
  - О вашей внезапной помолвке!
  - Нет, конечно. Не припомню, чтобы я отличалась шутливыми выходками, - спокойно ответила я. Я развернулась лицом к Валимону со словами: - Доброе утро, дорогой!
  Валимон чмокнул меня в губы. Дорин взвыл как раненый слон.
  - Да как вы вообще смеете разговаривать со мной, все еще находясь в одной постели?! - последовало очередное высказывание.
  - Вообще-то, отец, ты сам позвонил, - напомнил Валимон. - Ну, раз уж мы все равно разговариваем и ты в курсе нашей помолвки, объявляю тебе вполне официально - мы собираемся пожениться. Дату, правда, мы еще не успели назначить, но думаю к завтрашнему дню мы определимся, - Валимон вопросительно взглянул на меня, а я утвердительно кивнула.
  - Вы не имеете права жениться без моего одобрения!
  - А как же ты можешь не одобрить для меня Жасмин или меня для Жасмни? - искренне удивился Валимон. - Значит, кого-то из нас ты любишь меньше или больше!
  - Я знаю, что вы все это спланировали, чтобы забрать у меня трон! - закричал он.
  - Что за глупость, дядя! Если бы мы думали о троне, то сегодня мы уже вернулись бы домой женатыми и предъявили свои права на трон, - возразила я. - А учитывая, что мы действительно любим друг друга, то мы будем спокойно планировать свадьбу, отправимся в свадебное путешествие и только после этого будем вести разговоры о передачи трона.
  Валимон утвердительно кивнул и добавил:
  - Можешь не волноваться, все расходы и заботы по поводу подготовления свадьбы и путешествия, мы берем на себя - тебя мы просто пригласим. Ты, кстати, не против того, чтобы вести Жасмин к алтарю?
  Дорин вновь завыл и прервал связь. Убедившись, что связь действительно прервана, я расхохоталась, упав на подушку. Валимон тоже залился смехом.
  - Ой, по-моему вся затея стоила даже только того, чтобы позлить Дорина! - сквозь смех сказала я. Но потом быстро добавила: - Надеюсь, ты не обижаешься, что я не очень в хороших отношениях с ним?
  - Нет, конечно, я с тобой полностью солидарен. Он мне практически такой же отец, как и тебе опекун - все знают, что он есть, но все также знают, что он ничего не делает.
  Я кивнула, отползая вновь на свою половину, чтобы не провоцировать Валимона. Однако последний моментально заметил мое движение.
  - Тебе так неприятно лежать рядом со мной? - спросил он.
  - Да нет, просто не хочу подавать тебе неправильные сигналы относительно моих намерений.
  - Не думаю, что данный момент что-то может изменить, учитывая, что всю ночь мы были в одной постели, - возразил он.
  - Что, впрочем, сыграло нам на руку, когда позвонил твой отец, - улыбнулась я. Валимон молча кивнул. - Как тебе спалось?
  - А как ты думаешь мне может спаться рядом с тобой? - осведомился он.
  - Хм, не имею ни малейшего понятия.
  - В таком случае, вынужден признаться, что не очень комфортно.
  - Почему? Разве я брыкалась во сне или храпела? - невинно спросила я.
  - Хуже - ты не была в моих объятиях.
  Мне стало не по себе, потому что я знала к чему ведут подобные разговоры.
  - Давай решим так, - предложила я, обдумывая каждое слово. - Я понимаю, что будучи молодой и привлекательной девушкой, я могу... пробуждать в тебе определенные чувства и желания... Мне тоже не доставляет удовольствие постоянно стараться держать тебя на расстоянии...
  - Так не держи...
  - Я также понимаю, что мы собираемся пожениться и наши отношения могут сложиться в высшей степени хорошо, если мы по-настоящему полюбим друг друга. Но, мы оба также должны понимать, что этого может и не случиться. Более того, есть вероятность того, что мы не сможем переносить друг друга на дух. Чтобы этого не случилось слишком рано, я предлагаю не переступать границу деловых отношений до нашей свадьбы.
  Валимон какое-то время молча смотрел на меня. Наконец он задал вопрос, которого я почему-то не ожидала:
  - Разве у тебя самой нет физических потребностей?
  - Есть, разумеется, но я привыкла контролирвать все свои желания, в связи с невозможностью всегда получать то, что я хочу, - ответила я.
  - Я не могу контролировать свои желания, - возразил он.
  - В таком случае, думаю, самое время научиться это делать, - довольно сухо ответила я, потому что этот разговор начал мне надоедать.
  - Но ты сама понимаешь, что я - мужчина. Мне нужна разгрузка. А заводить любовницу сейчас я не могу даже потому, что нам необходимо доказать беззаветную любовь друг к другу.
  - С каких это пор мужчинам вдруг понадобилась разгрузка больше, чем женщинам? - осведомилась я. - Советую в таком случае, почаще посещать тренажерный зал.
  С этими словами я встала, будучи немного раздраженной, взяла махровый халат и направилась в ванную.
  Приведя себя в порядок, я немного поостыла от гнева, хотя разговоры с Валимоном о постели меня возмущали даже потому, что я знала, что сегодня был не последний раз.
  Когда я вернулась в спальню, чтобы взять кое-что из одежды, Валимон все еще лежал на кровати, читая что-то на экране компьютера.
  Я взяла джинсы и рубашку и направилась обратно в ванную, чтобы переодеться, когда услышала вопрос Валимона:
  - Как насчет августа?
  Удивленно обернувшись, я уточнила:
  - Что - августа?
  - Дата свадьбы.
  Я задумалась, продумывая, что необходимо было подготовить и сколько времени это бы заняло.
  - Я не знаю, успеем ли мы с подготовлениями за три месяца, - с сомнение ответила я. Валимон похлопал рукой по кровати, предлагая мне сесть. Я села со своей стороны, глядя на экран, на котором был открыт календарь.
  - Роджер, что ты можешь сказать насчет августа? - спросила я.
  - Практически, Ваше Высочество, все можно подготовить и в течение одного месяца, только проблема будет с гостями - многие планируют присутствие на торжествах за полгода, - ответил Роджер вслух.
  - Нам ни к чему слишком большое количество гостей, не так ли? - спросил Валимон. - Насколько я понимаю, ты не очень любишь большие толпы.
  Я утвердительно кивнула. Вновь вернувшись к календарю, я спросила:
  - А на какую дату?
  - Ну, я определил месяц, а ты определяй дату, - улыбнулся Валимон.
  Я просмотрела недели, пытаясь вспомнить, есть ли у меня какие-нибудь планы на те дни. На всякий случай я уточнила у Роджера.
  - Практически все выходные в августе у вас свободны, мэм.
  Я вновь задумалась. Через какое-то время, я предложила:
  - Тогда, как насчет последних выходных августа? Это будет тридцатое.
  Валимон глянул в календарь сам и кивнул.
  - Значит будет 30 августа, - заключил он.
  - Хорошо, - подытожила я. - Роджер, думаю, ты можешь сделать официальное заявление о дате свадьбы и начать подготавливать приглашения.
  Валимон ушел в ванную, а я переоделась в спальне, думая о принятом решении. На данный момент я была не настолько уверена в его правильности.
  - Роджер, распечатай нам список всех друзей и знакомых, чтобы мы выбрали, кого приглашать. Подели их на моих знакомых, знакомых Валимона, а потом на знакомых наших родителей по порядку убывания близости отношений с ними, - отдала я распоряжение.
  - Да, мэм.
  - И закажи нам завтрак в номер, потому что у нас довольно много дел в связи со свадьбой теперь.
  - Да, Ваше Высочество.
  К тому времени, когда Валимон уже одетый и побритый вышел в гостинную, куда я перебазировалась, нам уже принесли завтрак, а Роджер вывел в пространство список потенциальных гостей.
  - Ты так быстро сработала! - удивился Валимон, садясь за столик на диван рядом со мной.
  - Можешь сначала поесть, а потом приниматься за список или можешь делать это одновременно, - сказала я, занимаясь обоими действиями одновременно.
  Валимон, будучи мужчиной до мозга костей, сначала позавтракал, а потом уже занялся делами.
  Со списком гостей мы завершили нескоро - в общей сложности это заняло часа три. Часто приходилось спрашивать помощи Роджера, чтобы узнать с какой стороны тот или иной гость и какое отношение он имеет к нам. Таким образом, из общего списка было вычеркнуто более тысячи человек и осталось всего 1500. Всего...
  - Роджер, ты можешь проверить, из оставшихся приглашенных, есть ли те, кто однозначно не сможет прийти на свадьбу? - уточнила я, откидываясь на спинку дивана и потягиваясь.
  Минуты через полторы Роджер ответил:
  - С вероятностью в 90% на свадьбу не смогут прийти 248 человек из количества приглашенных.
  - Вот и хорошо, все же поменьше людей, - улыбнулась я. Я перевела взгляд на Валимона, который почти спал в кресле рядом. - Какие предложения по поводу дизайна приглашений?
  Роджер также вывел мне образцы приглашений, из которых я сделала одно, которое мне больше всех понравилось.
  - Рассылай, - распорядилась я.
  Валимон открыл глаза и посмотрел по сторонам, как будто не сразу понял, где он находится.
  - Да, мы все еще в Нью-Йорке, - подтвердила я. - Роджер уже рассылает приглашения. Как насчет меню? Будем устраивать шведский стол или аля карт?
  Валимон сел в кресле поудобнее, потому что за время дремания он сполз в нем, и задумался.
  - Сколько гостей получается? - уточнил он.
  - Примерно 1100-1200.
  - А где будем устраивать сам праздничный обед?
  - Я так думаю, что в Александровском парке.
  - А гости будут сидеть или стоять?
  Я на минуту задумалась.
  - Не знаю, - наконец ответила я. - Я, честно говоря, никогда не принимала участие в празднестве на тысячу человек, поэтому плохо представляю, сколько же это людей визуально.
  - Никогда? - удивился Валимон. - А как же твой выход в свет?
  - А у меня его и не было, благодаря Дорину. Также благодаря ему я не ездила ни на какие вечеринки. Единственно, куда я могла поехать, это посетить Марину, но не дальше - прыжок на месте расценивается попыткой побега, - усмехнулась я.
  Валимон задумчиво улыбнулся, наверняка вспоминая все его вечеринки с таким количеством людей.
  - Ладно, думаю, будет лучше, если гости будут все-таки сидеть или по крайней мере иметь возможность сесть, поэтому в парке надо будет поставить столы и стулья и желательно под тентом на случай дождя, - заключил он.
  - Тент необязательно, потому что здесь погода регулируется, - возразила я. Валимон кивнул и продолжил:
  - Если все гости будут сидеть, то тогда лучше устраивать аля карт, для чего необходимо будет нанять такое же количество официантов. - Я кивнула. - Таким образом, количество блюд уменьшается и нам не придется нанимать слишком большое количество поваров. Но нужно будет составить меню.
  - Роджер, ты знаешь все пристрастия приглашенных и их невосприимчивость каких-нибудь продуктов, поэтому выведи примерные блюда для меню, чтобы мы могли составить меню на свадьбу, - распорядилась я.
  - Ваше Высочество, это займет сорок семь минут, - сообщил Роджер.
  - О'кей.
  В течение этих сорока семи минут мы собрались домой и даже пришли на парковку. Когда мы поднялись в воздух, Роджер вывел на лобовое стекло список блюд, выделив некоторые из них в качестве обязательных. Обсуждение меню протянулось до самого прибытия в Питер, но к тому моменту мы уже все решили и все заказали.
  Прилетели домой мы довольно поздно, было уже около одиннадцати часов ночи. Учитывая, что прошлую ночь мы спали немного, в связи с поздним посещением ресторана, а потом в связи со звонком Дорина рано проснулись, мы сейчас же воспользовались возможностью выспаться.
  Войдя в мою комнату, Валимон открыл было рот, чтобы что-то сказать, но я подняла руку, прося о тишине, и мысленно спросила Роджера:
  - Что-нибудь изменилось с момента нашего отлета?
  - Да, Ваше Высочество. В вашей спальне появились камеры наблюдения и микрофоны, - ответил секретарь.
  - Где Дорин? - уже вслух спросила я.
  - В своей спальне, мэм.
  - Спит уже?
  - Еще нет.
  Я молча развернулась и, выйдя из комнаты, решительно зашагала в сторону спальни Дорина.
  - Роджер, отключи все камеры и микрофоны в моей комнате и заблокируй их вообще! - с негодованием воскликнула я.
  Я без стука влетела в комнату Дорина, хлопнув за собой дверью, и воскликнула:
  - Какое право ты имеешь устанавливать в моей комнате средства наблюдения?!
  Дорин сидел на кровати в халате, видимо уже намереваясь ложиться спать, поэтому встретил меня с изумленным взглядом.
  - Жасмин, вы уже вернулись? - спросил он осторожно.
  - Ты не ответил на мой вопрос! Какого черта делают камеры и микрофоны в моей комнате?! - выругалась я.
  Дорин помолчал некоторое время, а потом решил перейти из обороны в нападение:
  - А как по-твоему? Или ты хочешь, чтобы я поверил в вашу любовь с первого взгляда?!
  - Меня не волнует во что ты веришь или не веришь! Но чтобы в моей комнате никогда не было никаких средств наблюдения, старый извращенец! Это понятно?
  С этими словами я вышла, еще раз громко хлопнув дверью. Разумеется, я разговаривала с Дорином отнюдь не вежливо, и уж однозначно не как с королем, но на то были свои причины. Помимо того, что я всю свою сознательную жизнь провела в одном доме с ним, я была прямой наследницей трона и никто, в том числе сам Дорин, не мог этого изменить. Если бы с Дорином что-либо случилось, но королевой стала бы я, а не Валимон. Учитывая, что Дорин страдал паранойей, включающей наличие своих телохранителей, дегустаторов и подобного, он считал, что при такой защите ему не стоит особо опасаться за свою жизнь. Поэтому единственным другим способом получения трона мной было замужество, а именно этот момент он и мог изменить. К тому же, зная, что Валимон никогда не женится добровольно, он включил его в тот же самый указ.
  Вернувшись в свою комнату, я в последний раз хлопнула дверью и молча направилась в душ.
  - Надеюсь, больше камер в моей комнате нет? - спросила я Роджера.
  - Нет, мэм. Я прослежу за тем, что при возможной установке новых камер, они будут моментально отключены, - пообещал он.
  Я приняла прохладный душ, чтобы немного остыть, и, завернувшись в махровый халат поверх шелковой сорочки, вышла в спальню.
  Валимон полулежал на кровати в ожидании моего возвращения.
  - Что случилось? - наконец спросил он.
  - Твой отец установил в этой комнате камеры и микрофоны и более того, даже не отрицал этого.
  - Теперь они отключены?
  - Да, навсегда. Роджер об этом позаботится.
  Через какое-то время Валимон осторожно произнес:
  - Я так понимаю, что сегодня ночью я уже буду спать здесь.
  - Если хочешь. Вещи можем перенести завтра утром, если тебе там ничего не нужно сейчас.
  Валимон покачал головой и направился в ванную.
  Я забралась под одеяло, стараясь расслабиться, потому что меня колотила нервная дрожь от все еще присутствующего возмущения. Через несколько минут вернулся из ванной Валимон и тоже забрался под одеяло рядом со мной.
  - Надеюсь, у тебя нет привычки спать обнаженным, - скорее утвердительно, нежели вопросительно произнесла я.
  - Нет, - усмехнулся Валимон и добавил, - но ради тебя могу исправиться.
  Валимон погасил свет, и комната погрузилась в полнейший мрак. Я поежилась от дрожи, все еще стараясь взять себя в руки.
  - Ты замерзла? - спросил Валимон, обнимая меня.
  - Нет, меня просто вывел из себя Дорин.
  Разумеется, Валимон был очень теплым, но вместе с этим теплом он еще был и мужчиной, поэтому таким образом унять мою дрожь было невозможно.
  - Думаю, нам лучше спать, - сказала я, высвобождаясь из его объятий. - Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи.
  Я отодвнулась на свой край, благо широкая королевская кровать это позволяла, и через какое-то время смогла погрузиться в сон. И всю ночь я ссорилась с Дорином.
  Утром мое настроение было немного получше, даже после того, как я заметила, что Валимон уже не спит. Нельзя сказать, что я этого не хотела или боялась, но вполне логично предполагала, что долго оставаться в постели с Валимоном небезопасно.
  - Доброе утро! - сказал он, улыбнувшись. - Как спалось?
  - Привет! Трудно сказать однозначно, но не так спокойно как обычно, - ответила я. - А тебе?
  - Видимо так же, как и тебе.
  Я собралась было встать, но Валимон схватил меня за плечо и повалил обратно на кровать.
  - Ты куда-то собралась? - лукаво поинтересовался он. Заметив, что взгляд Валимона остановился на моих губах, я быстро напомнила:
  - Кажется, мы договорились, не переступать границу деловых отношений по крайней мере до свадьбы.
  - Я помню это, но, попытка не пытка...
  И после этого Валимон меня поцеловал. Я не стала особо сопротивляться именно с той точки зрения, что поцелуй еще ничего не обещает и ничем не грозит. Но когда я почувствовала руку Валимона на своей груди и что-то возмущенно протянула, раздался спасительный стук в дверь.
  Мы замерли как пойманные школьники. В дверь вновь постучали, и на сей раз послышался голос Дорина:
  - Жасмин, Валимон, вы там? Можно войти?
  Мы удивленно переглянулись, потому что меньше всего ожидали появления короля возле моей спальни.
  - Валимон, открой дверь, - повторил Дорин.
  - Отец, тебе не кажется, что мы можем быть заняты? - недовольно осведомился Валимон.
  - Ничего, у вас еще вся жизнь впереди, успеете еще друг другу надоесть. Открой дверь, мне нужно с вами поговорить.
  Валимон вопросительно посмотрел на меня, а я с готовностью кивнула.
  Валимон взял махровый халат, накинув его на себя, чтобы скрыть следы возбуждения, и направился к двери.
  Впустив Дорина, он вновь сел на кровать уже поверх одеяла, а я получше закуталась в него.
  Как ни странно, Дорин выглядел довольно веселым и спокойным. Он прошел в комнату и сел рядом со мной на кровати.
  - Дети мои, я хотел поговорить с вами, - начал он. - Я понимаю, что я не должен стоять у вас на пути, если вы решили пожениться, поэтому я решил также помочь вам.
  Мы вновь удивленно переглянулись, пытаясь понять в чем подвох. Дорин тем временем продолжил:
  - Валимон, ты знаешь, что Жасмин всю свою жизнь провела здесь, поэтому я всегда заботился о ней и впредь собираюсь это делать. Поэтому первым делом я назначил тебе медосмотр.
  - Что назначил? - переспросил Валимон, не поверив своим ушам.
  - Медицинский осмотр. Я знаю, что ты стерилизован, чтобы не оставлять отпрысков по всей Вселенной, но это не защищает тебя от различных инфекций и заболеваний. Жасмин же наоборот очень тщательно следит за своим здоровьем, так же как и за выбором своих партнеров, поэтому в ее здоровье я не сомневаюсь. Тебе же будет необходимо сдать все анализы, а также назначить время для реверсирования стерилизации.
  - А это еще зачем? - осведомилась я.
  - Дело в том, что после свадьбы, в течение двух ближайших лет, вы должны произвести на свет наследника - вы наверняка знаете этот указ, изданный очень давно Парламентом.
  "Роджер?" - мысленно спросила я. "Да, мэм, такой указ действительно существует и исполняется всеми", - последовал ответ.
  - И если в течение двух лет у нас не появится наследник, то что будет тогда? - не поняла я.
  - Собственно особо ничего, просто учитывая, что вы поженитесь и будете править галактикой, вам нужен наследник и чем скорее, тем лучше. После появления на свет наследника, если вы не захотите больше иметь детей, то вы можете вновь стерилизоваться, - спокойно объяснил Дорин.
  - Но если наследник нужен после свадьбы, то зачем мне реверсировать стерилизацию уже сейчас? - осведомился Валимон.
  - Я же о тебе думаю, - мягко улыбнулся Дорин. - Потому что после свадьбы вы будете заняты только друг другом и боли в известном тебе месте будут не совсем кстати. Поэтому убрать вазектомию сейчас - самое подходящее время.
  Разумеется, я поняла, что все это Дорин говорил нам вовсе не по доброте душевной, а чтобы сбить с толку или, правильнее сказать, чтобы изменить наши планы на фиктивный брак.
  - Я назначил твой медосмотр на 11 часов сегодня, - завершил Дорин, обращаясь к Валимону.
  - На одиннадцать? А сейчас сколько? - осведомился Валимон.
  - Половина десятого. Ладно, дети, занимайтесь своими делами, а у меня есть свои. И, Валимон, не забудь о твоем визите к врачу через полтора часа.
  С этими словами Дорин вышел, вполне довольный собой и внесенным им смятением.
  - Это что еще за черт знает что?! - возмущенно воскликнул Валимон, начиная расхаживать по комнате.
  - Что именно? - уточнила я.
  - Медосмотр и вазектомия.
  - Ну, допустим, пройти медосмотр тебе не помешает, тем более, если ты рассчитываешь на что-то большее, нежели просто фиктивный брак, - усмехнулась я.
  - Ладно уж, я не буду возражать против этого, но уж что я точно не планировал, так это детей в ближашие два года!
  - Нашел проблему, - фыркнула я, вставая с постели. - Лучшее средство предохранения от нежелательной беременности - воздержание!
  Я переоделась в ванной и вернулась в комнату. Валимон тоже оделся за это время и теперь просто сидел на тахте, раздумывая.
  - О чем думаешь? - поинтересовалась я, расчесываясь перед зеркалом.
  - О твоем предложении.
  - Предложении? Каком?
  - Твоем способе предохранения.
  - А-а, воздержание, - улыбнулась я. - Самый эффективный способ, между прочим.
  - Возможно, но я не собираюсь его применять на практике.
  - Ну, если ты отказываешься это делать, тогда мне придется попросить врача, чтобы он чуть-чуть в сторону сдвинул скальпель... - многозначно произнесла я, лукаво глядя на своего жениха. Последний исподлобья взглянул на меня, но промолчал.
  - Идем завтракать, - предложила я, направляясь к двери.
  Мы завтракали почти в полной тишине, потому что каждый думал о своем. Мне тоже не понравилась идея Дорина о наследнике, но такой указ действительно существовал, поэтому пренебрегать им было нельзя. Но это разумеется не означало, что я собиралась беременеть при первой же возможности, скорее наоборот, при необходимости у меня был Роджер, который мог с точность, до минут назвать безопасные дни и часы.
  После завтрака Валимон отправился к королевскому врачу, а я пришла в свой кабинет. Роджер отменил все мои встречи на этот день, поэтому я собиралась поговорить с Дженифер и встретиться с ней для того, чтобы поискать платье.
  - Роджер, отключи возможные микрофоны здесь и камеры и соедини меня с Дженифер, - распорядилась я, откидываясь в своем рабочем кресле.
  Вскоре на экране появилась Дженифер, укоризненно глядя на меня.
  - Ну и почему все новости я узнаю последней?! - последовало вместо приветствия.
  - Привет, Дженифер! Я тоже рада тебя видеть, - улыбнулась я.
  - Привет! И где твой суженый, почему его нет рядом, чтобы я могла посмотреть на него не только на экране телевизора?
  - Мой суженый сейчас на медосмотре, на который его отправил Дорин. Но... не могли бы мы встретиться с тобой сегодня, поболтать, а заодно и пройтись по магазинам в поисках свадебного платья? - осторожно поинтересовалась я.
  - Ой, мы не только можем встретиться, но мы просто обязательно должны встретиться, потому что я требую твой рассказ в мельчайших подробностях! Приезжай прямо сейчас!
  - Хорошо. Роджер, сообщи Валимону, что я у Дженифер и что я свяжусь с ним, когда мы освободимся, - добавила я, обращаясь к секретарю.
  - Да, Ваше Высочество.
  Я помахала Дженифер рукой и прервала связь. Затем вышла из дворца, направившись к гаражу.
  Минут через пятнадцать я позвонила в дверь дома Дженифер. Она очень быстро открыла, как будто специально стояла у двери и ждала моего приезда. Мы обнялись и прошли в дом.
  Я заметила, что кроме нас в доме никого больше не было, поэтому мы могли спокойно разговаривать.
  - Ну давай, рассказывай, - нетерпеливо сказала Дженифер, усаживая меня на диван рядом с собой.
  Я кратко, но с достаточными подробностями рассказала Дженифер всю свою историю вплоть до сегодняшнего утра. Дженифер слушала молча, не перебивая, только изредка фыркая на какое-нибудь мое замечание по поводу глупости Дорина или настойчивости Валимона.
  - Угу, значит, если я не ошибаюсь, то ваш брак будет полностью фиктивным, - в результате сказала Дженифер. Я молча кивнула. - Но вы уже живете в одной спальне, проводите достаточно много времени вместе, и более того Валимон сделал тебе предложение неожиданно для тебя самой.
  Я вновь кивнула.
  - Хм... хм... И как вы собираетесь таким образом продолжать жить фиктивно?
  - Так же, как и сейчас.
  - То есть, с трудом, - усмехнулась она.
  - Думаю, это проблема больше для Валимона, нежели для меня, - улыбнулась я. - Ты меня знаешь, я не так легко поддаюсь соблазну.
  - Да, это я знаю. Но также знаю, что будучи еще ребенком тебе нравился Валимон. Я еще не видела его в реале, но судя по вашим фотографиям и кадрам из ресторана, Валимон стал очень даже привлекательным мужчиной и мне кажется, что тебе с каждым днем будет все сложнее и сложнее противостоять его шарму.
  Я равнодушно пожала плечами и напомнила:
  - Мы решили, что не будем вступать в интимные отношения по крайней мере до свадьбы.
  Дженифер засмеялась:
  - Это вы решили или ты решила?
  - Я решила, а Валимон согласился.
  - Что ж, интересно будет на это посмотреть.
  - Ну ладно, хватит уже об этом. Поехали в город - мне нужно свадебное платье!
  И мы отправились за покупками. В городе мы пробыли так долго, что нам даже пришлось там пообедать. Но наша поездка была вполне удачной, потому что мы купили платье для Дженифер, смогли заказать мне букет, а также нашли примерно такое платье, какое я хотела бы. Оно было почти впору мне, но его разумеется оставили для отделки "по-королевски", а точнее, чтобы сделать что-нибудь, чтобы это платье получило цену, достойную королевы.
  Вернулись мы около восьми часов вечера, когда муж Дженифер и дети уже были дома. Они очень обрадовались, увидев меня, а Бен первым делом поздравил меня с помолвкой.
  Пока мы пили чай, Роджер сообщил Валимону, что я уже освободилась, и доставил его по нужному адресу, вернув второй автомобиль во дворец.
  Дверь Валимону открыли девочки, потому что они ужасно хотели посмотреть на него, и потом за руки втащили его в гостинную, где сидели мы.
  Дженифер и Бен поднялись со своих мест, когда Валимон появился в дверном проеме. Валимон осторожно высвободился от цепких рук дочерей хозяев и подошел к нам. Первым делом от обнял Дженифер, потому что он знал ее почти столько же, сколько и я, только разумеется тоже не видел ее 15 лет.
  - Сколько лет, сколько зим! - воскликнула Дженифер, обнимая Валимона. - Да еще сразу с такими новостями.
  - Ты совсем не изменилась, Дженифер, только похорошела! - вполне искренне произнес он.
  Затем Валимон и Бен обменялись рукопожатиями и познакомились. С девочками Валимон уже успел познакомиться пару минут назад.
  Валимон занял место возле меня и абсолютно натурально притянул меня к себе для поцелуя. Я, разумеется, не стала вырываться из его объятий. Кроме того, дочки Дженифер смотрели на нас, сложив руки на груди и всем своим видом показывая: "Как романтично!".
  Пока Бен наливал чай Валимону, я заметила, что Дженифер внимательно наблюдает за нами. Она была отличным психологом, поэтому мне было очень интересно узнать ее мнение о Валимоне.
  - Как прошел твой медосмотр? - задала я наименее романтичный вопрос своему жениху.
  - Нормально. Здоров как бык.
  - Тебе уже назначили дату реверсии? - также спросила я.
  - Н-нет, я сказал, что не уверен, когда смогу найти для этого время. Как прошел твой день? Вы, кажется, собирались по магазинам.
  - О да, мы обошли практически все магазины, но нашли то, что хотели, - я обменялась взглядами с Дженифер. - Чем ты занимался весь оставшийся день?
  - Пока ты искала платье, отец помогал найти мне мой свадебный костюм.
  - Костюм? Какой?
  - Они уже начали шить мне белый военный - еще одна королевская мода, король должен жениться в военном костюме.
  - Кстати, вы уже решили, куда поедете в свадебное путешествие? - поинтересовался Бен.
  - Нет, - ответил Валимон. - Мы еще даже не начали думать об этом, хотя действительно пора. - Он посмотрел на меня со словами: - Какие-нибудь особые пожелания?
  Я неуверенно пожала плечами.
  - Честно говоря, я вообще не думала, что когда-нибудь выйду замуж, поэтому уж тем более не думала о свадебном путешествии, - призналась я.
  - Ничего, у нас еще есть пара месяцев, чтобы определиться.
  Вскоре темы разговоров разделились, потому что я начала разговаривать с Беном о его работе, а Дженифер увлекла Валимона на свою сторону, расспрашивая о его жизни.
  Мы просидели там почти до десяти часов, поужинав и еще раз запив чаем, а потом уже собрались домой. Дженифер отправила Бена укладывать девочек спать, а сама вышла с нами к автомобилю.
  Попращавшись, мы заняли свои места в салоне, Валимон решил вести обратно.
  - Было приятно снова встретиться с тобой, Дженифер! - сказал Валимон, махнув ей рукой.
  Дженифер улыбнулась и наклонилась, заглядывая к нам в салон.
  - Жасмин сказала, что вы договорились не переходить в интимную фазу отношений до свадьбы, - сказала Дженифер. Валимон неуверенно кивнул. - А ты это сказал, потому что Жасмин хотела это услышать или потому что ты с этим согласен?
  - Дженифер, не кажется ли тебе, что ты лезешь не совсем в свое дело? - возмутилась я.
  - Мне просто безумно интересно, каким образом вы собираетесь придерживаться этого договора, если после трех или четырех дней вместе вы уже так смотрите друг на друга, - засмеялась она. - Пока!
  И Дженифер быстро ретировалась, оставив по крайней мере меня в смятении.
  - И что она хотела этим сказать? - пробормотала я, не поднимая глаз, хотя всей кожей чувствовала, что Валимон в данный момент смотрит на меня.
  - Думаю то, что не стоит сопротивляться своим желаниям.
  - Здесь еще нужно уточнить чьи желания имеются в виду, - съязвила я. - Мы едем домой или как?
  Валимон повел машину во дворец.
  - Роджер, во сколько у меня назначена первая встреча? - поинтересовалась я, входя в свою, или теперь уже нашу, комнату.
  - В девять ноль-ноль, мэм.
  - Что за встреча? - поинтересовался Валимон, раскрывая свою сумку с вещами. Я открыла шкаф и перенесла некоторые свои вещи, освобождая две полки для вещей Валимона, которые он уже перенес из Мон-Плезира.
  - Я работаю в рабочие дни, даже если ты не знаешь, что это такое.
  - Работаешь? В чем же заключается работа принцессы, кроме хождения по магазинам, посещения благотворительных вечеринок и улыбок на подиуме? - Валимон начал раскладывать свои вещи на свободных полках.
  - Возможно, тебе неизвестно, но я закончила университет по отделению Дипломатия. Поэтому сейчас всеми делами, где нет необходимости в подписи Дорина, занимаюсь именно я. Кстати, учитывая, что ты теперь будешь королем, тебе тоже нужно будет вникать во все тонкости государственных дел.
  - Я считал, что здесь конституционная монархия.
  - Да, всем управляет парламент, но в частности такими вещами, как благотворительность занимаюсь я. Мы тебя тоже скоро приобщим к этому делу, - пообещала я.
  Я приняла душ и нырнула под одеяло. То же самое сделал Валимон.
  - Спокойной ночи! - сказала я, прерывая гнетущую тишину.
  - Спокойной ночи.
  Утром я проснулась, разбуженная Роджером. Валимон еще спал, поэтому я бесшумно привела себя в порядок в ванной, оделась и вышла из спальни. Быстро позавтракав как обычно в одиночестве, я отправилась в свой кабинет, где вскоре появилися мои первые "клиенты".
  С Валимоном я увиделась за обедом. Когда я вошла в столовую, он уже сидел там, но еще не был обслужен.
  - Привет, моя радость! - сказал он.
  - Привет! Как спалось? - поинтересовалась я, занимая свое место. Валимон притянул меня к себе и мягко поцеловал.
  - Неплохо, только ты ушла до моего пробуждения.
  - Я не хотела тебя будить. Когда ты встал?
  - Около десяти.
  Появились слуги и начали подавать обед.
  - И чем занимался до обеда? - продолжила я.
  - Ходил по дворцу, проверял свою почту, разговаривал с матерью.
  - Как Марина?
  - Хорошо. Спрашивала о тебе. Интересовалась, когда мы приедем навестить ее.
  Мы приступили к трапезе. Я ела молча, думая о предстоящей встрече с Мариной (а эта встреча должна была произойти, поэтому я не знала, что мне говорить - правду или то, что думают все).
  - Когда ты заканчиваешь сегодня? - спросил Валимон чуть попозже.
  - Роджер, когда у меня назначена последняя встреча?
  - В три часа, Ваше Высочество.
  - Ну, наверное в половине четвертого-четыре я уже буду свободна, - ответила я своему жениху. Последний кивнул.
  - Что ты собираешься делать тогда? - поинтересовался он.
  - Вообще, я собиралась покататься верхом. У тебя как с этим делом?
  - Королевское дело, вынужден был ездить с пятилетнего возраста. Хотя, в целом я не имею ничего против этого, - пожал плечами Валимон и добавил: - Но думаю, в этот раз я воздержусь - у меня кажется в четыре примерка свадебного костюма.
  Я понимающе кивнула. Мы завершили обед и разошлись по своим делам.
  Мои встречи завершились, как я и предполагала, в половине четвертого, поэтому я сразу отправилась в конюшни. Джеффа там не было, видимо, он был занят чем-то другим на тот момент, поэтому я сама запрягла свою кобылу и помчалась по парку, чтобы дать ей возможность размяться.
  Я не заметила, как прошел час, поэтому вернулась в конюшню, чтобы почистить свою скакунью. Подъехав к конюшне, я увидела Джеффа, тоже заводящего в стойло своего жеребца.
  - Джефф, привет! - крикнула я с улыбкой. Джефф обернулась и помахал мне рукой. - Тебя не было на месте.
  - Я выезжал Вороного, - ответил он, помогая мне спрыгнуть с лошади, хотя я в этом и не нуждалась.
  - Как у тебя дела?
  - Неплохо. Я слышал о вашей помолвке - поздравляю, - улыбнулся он и добавил: - Желаю вам счастья с принцем Валимоном.
  - Спасибо.
  - Только это все так неожиданно... - задумчиво произнес он.
  - Верю, для меня это было тоже неожиданно, - засмеялась я, будучи в хорошем настроении. Мы завели коней в конюшню и передали их брату Джеффа, который тут же принялся за работу.
  - Кстати, как Елена? Ты уже сделал ей предложение? - спросила я, выходя из стойла на улицу.
  - Сделал, - напряженно ответил он, - только она еще не ответила ничего.
  - Как? А когда ты сделал ей предложение?
  - Вчера утром.
  - И что она ответила?
  - Что это очень неожиданно для нее и что она должна подумать.
  - И как долго она собирается думать?
  - Не знаю. Ничего не сказала по этому поводу.
  Я какое-то время размышляла, думаю чем я смогу ему помочь.
  "Роджер, у тебя есть какие-нибудь данные по Елене? Что она собирается ответить Джеффу?" - мысленно спросила я. "Да, Ваше Высочество. Она разговаривала со своей матерью и подругами, и все ей советуют принять предложение Джеффа. Вероятность положительного ответа - 97%".
  Я молча улыбнулась.
  - Я уверена, что все будет хорошо, Джефф, - сказала я. - Ладно, я пойду искать Валимона, он должен был примерять свой свадебный костюм час назад. Удачи!
  С этими словами я обняла Джеффа, похлопывая его по спине. Джефф тоже ответно приобнял меня, но вдруг я почувствовала, что он меня осторожно отстраняет.
  - Э, Жасмин... - пролепетал он. Я удивленно посмотрела на него и заметила, что его взгляд устремлен через мое плечо. Обернувшись, я увидела Валимона, стоящего и со свирепым взглядом наблюдающего за сценой. Заметив, что я обернулась, он демонстративно развернулся и направился ко дворцу.
  - Идиот, - возмущенно пробормотала я. - Извини меня, Джефф, но похоже мне нужно кое о чем поговорить с моим женихом.
  Джефф кивнул, испугавшись того, что может стать причиной нашей с Валимоном ссоры. Я быстро зашагала в сторону дворца вслед за своим кузеном.
  Я вошла в спальню почти сразу вслед за Валимоном, потому что отличалась способностью быстро ходить. Закрыв за собой дверь, я грозно спросила:
  - Какого черта ты устраиваешь сцены средь бела дня?!
  - Я устраиваю сцены?! - возмутился Валимон, расхаживая по комнате. - Я, кажется, что-то упустил в твоей биографии. Не знал, что у тебя роман с конюхом!
  - Еще одно слово оскорбления в мою сторону или сторону Джеффа, который к твоему сведению не конюх, а ответственный за королевских лошадей, и забудь о нашей помолвке! - воскликнула я, повышая голос.
  - Вот как? Значит я прав насчет ваших отношений, раз ты его защищаешь?
  - Я защищаю своего друга, с которым выросла в одном дворе и который собирается вскоре жениться!
  - Ты тоже собираешься замуж через пару месяцев или я что-то опять пропустил?
  Хотя Валимон выводил меня из себя своими нападками, я постаралась успокоиться, чтобы поговорить цивилизованно и как взрослые люди. Я опустилась на тахту, глубоко вздохнув пару раз, и сказала уже более спокойно:
  - Значит так, я не устраиваю скандалов по поводу твоих прошлых похождений и не обвиняю тебя в том, что ты собираешься гулять налево и направо после свадьбы. Поэтому я не потерплю твоих абсолютно необоснованных обвинений в мою сторону. Если тебя что-то не устраивает во мне или моем поведении, дверь открыта. Трон не является моей основной целью в жизни, поэтому я не собираюсь из-за тебя надевать паранджу и сидеть 24 часа в сутки в твоей спальне.
  Валимон остановился посреди комнаты примерно в середине моего достаточно короткого монолога.
  - Думаю, - наконец сказал он, - повышенный уровень тестостерона в крови делает меня таким ревнивым.
  - А почему он у тебя повышен? - не поняла я.
  - Из-за присутствия возбудителя, но отсутствия удовлетворения, - ответил Валимон, опускаясь рядом со мной на тахту.
  - В таком случае, выход только один - находиться подальше от источника возбуждения, - сказала я, вставая с кушетки и подходя к окну.
  Какое-то время Валимон молчал. Потом он встал со словами:
  - Это тоже выход из положения. Думаю, будет лучше, если я уеду на какое-то время.
  - Уедешь? - удивилась я. - Куда, если не секрет?
  - Домой. Мать хотела со мной повидаться - меня не было дома около полугода. Кроме того, реверсирование я сделаю там, потому что не доверяю местным врачам.
  - То есть, ты все еще собираешься... ты не передумал жениться? - уточнила я.
  - Нет, не передумал. Ты права, я не должен себя так вести.
  Честно говоря подобное признание меня удивило, потому что я не думала, что Валимон умеет признавать свои ошибки.
  - Поэтому я сейчас же отправляюсь в Гончие Псы и побуду там какое-то время. А реверсирование - самая хорошая причина для отсутствия недоразумений по поводу нашей разлуки.
  Я молча кивнула, потому что просто не знала, что возразить, да и стоит ли это делать.
  Поэтому в течение часа Валимон вылетел на свою родину.
  Мой вечер прошел как обычно до появления Валимона в домашних делах или правильнее сказать бездельи. Я читала, смотрела фильмы, проверяла почту, гуляла по парку до того момента, когда мне позвонила моя подруга Стина.
  К сожалению, у меня было не так много друзей, в основном из-за Дорина - он не пускал во дворец всех подряд, поэтому многие мои знакомые просто так и не перешли в категорию друзей именно из-за времени ожидания. Поэтому моей основной подругой была Дженифер. Стина стояла на втором месте, но нельзя было сказать, что мы были очень близки. Вообще по натуре я довольно скрытный человек, поэтому очень немногие знают мои какие-либо секреты. Почти все (но не все!) обо мне знала лишь Дженифер, даже потому, что с моего детства это входило в ее обязанности, а потом я просто многое рассказывала сама. Стина была в числе тех, кто знал обо мне достаточно много, чтобы считаться моим другом, но недостаточно много, чтобы быть моей лучшей подругой. Но она никогда и не старалась стать моей лучшей подругой и не настаивала на раскрытии всех моих секретов. То же самое было с моей стороны по отношению к ней. Но в данном случае, она сама зачастую рассказывала мне все свои секреты, зная, что дальше меня эта информация не пойдет.
  В связи с этим мы общались достаточно часто, но не были неразлучными. И вот сейчас как раз Стина звонила мне, чтобы сообщить о своем возвращении.
  - Слушай, Жасмин! Так это правда, что ты выходишь замуж? - воскликнула она, глядя на меня с экрана.
  - Правда. А ты-то откуда узнала об этом?
  Стина поудобнее устроилась в кресле у себя дома и раскрыла упаковку чипсов.
  - Так ведь я только что вернулась из Гончих Псов. Там это такое событие, что Валимон вдруг решил жениться! - Стина засмеялась, убирая со лба в очередной раз перекрашенные (на этот раз в фиолетовый цвет) прямые волосы средней длины.
  - А что еще там говорят? Мне же интересно знать репутацию нашей помолвки, - спросила я, поправив экран на коленях, потому что он начал сползать вбок по скользкому шелковому халату.
  - Да собственно ничего плохого. Я бы даже наоборот сказала, что все считают тебя чуть ли не героиней, решившейся выйти замуж за этого жеребца... Ой, прости, я не хотела... - спохватилась Стина, прикрыв рот рукой.
  - Ничего, - засмеялась я, - я в курсе его похождений. Хм, значит все более или менее довольны ситуацией?
  - Ну, более или менее. Я, разумеется, не принимаю во внимание ненависть всех бывших Валимона, которые заскрипели зубами, услыхав о новости.
  Я самодовольно усмехнулась.
  - Кстати, а где твой суженый-то? Я его что-то не вижу.
  - Он уехал туда, откуда ты только что вернулась, - улыбнулась я.
  - Зачем?
  - Ну, во-первых, чтобы навестить Марину, которую он не видел уже почти полгода, по его словам. А во-вторых, ему нужно сделать реверсию, - объяснила я. Разумеется, Стине я не стала рассказывать о фиктивности нашего брака. Не потому, что она бы этого не поняла, а потому что у нее зачастую язык не держался за зубами.
  - Реверсию? - переспросила она. - Неужели все так серьезно?
  Я засмеялась, представив "серьезность" наших отношений.
  - Да нет, мы вообще-то детей пока бы не хотели, но таков закон - после свадьбы как можно скорее "сделать" наследника.
  - Ясно. Ну так расскажи про Валимона - какой он, что из себя представляет, - с интересом сказала Стина, приближаясь к экрану, как будто для того, чтобы лучше слышать мой рассказ.
  - Какой - да ты наверняка видела его даже побольше меня на всех фотографиях. Я его даже не узнала, когда он здесь появился.
  - О, значит он действительно такой привлекательный и сексуальный, как на картинках здесь! - мечтательно протянула подруга.
  - Я не видела картинки, но то, что он привлекательный и сексуальный, это я могу подтвердить.
  - Ну-ну, не томи, рассказывай!
  - А что рассказывать-то еще? - не поняла я.
  - Ну как что - как он в постели, конечно же! - возразила Стина как будто я забыла рассказать самую важную вещь.
  "Понятия не имею", - хотела было ответить я, но не могла, поэтому пришлось врать...
  - Ну, а ты как думаешь! С чего, ты полагаешь, у него было столько девушек! - многозначительно сказала я.
  - Вау! - протянула Стина. - И сколько раз за ночь он может?
  - Ха-ха, как леопард - до 100 раз в течение трех дней, - захохотала я. Стина тоже засмеялась, но, к моему облегчению, больше не вдавалась в подробности нашей интимной жизни.
  - Так а чем ты занималась в Гончих Псах? - спросила я, переводя разговор на другую тему.
  - Я была у дяди Роберта в гостях пару недель. Но мне уже надоело жить в его доме - как в тюрьме, ни тебе на диско не смататься, ни тебе парня с собой не привести - ужас!
  Да уж, Стина все еще не определилась с выбором в жизни. Она не хотела учиться, не хотела работать. Собственно, ей и не было необходимости работать, потому что ее родители обеспечивали ее всем необходимым, а всевозможные тети, дяди, дедушки и бабушки снабжали ее средствами для покупки того, без чего Стина вполне спокойно могла бы прожить, как например, новая космояхта или бунгало на Альтаире. Точно таким же было настроение Стины в отношении противоположного пола - она меняла своих ухажеров как перчатки, а правильнее как нижнее белье. Поэтому когда она была в гостях у кого-то из родственников, те пытались хоть каким-то образом сдержать ее буйную страсть к приключениям с незнакомцами.
  Мы поболтали еще немного о наших общих знакомых, которых я давно не видела, а потом попрощались. Я легла спать довольно поздно, хотя знала, что утром в девять часов у меня было назначено совещание с некоторыми членами парламента.
  Весь следующий день прошел как любой обычный день до появления Валимона в делах и совещаниях. Принципиальным отличием этого дня было то, что Роджер сообщил мне о заказе пробных вариантов свадебного торта трем лучшим кондиторам Земли, дегустация которых была назначена через две недели. Также была назначена встреча с придворным дегустатором вин, чтобы определить какие вина мы хотим иметь на нашем столе (имеется в виду нашем с Валимоном столе, потому что вина для остальных приглашенных выбирал сам дегустатор). Конкретную дату этой дегустации мы еще не назначили, но в этом и не было особой необходимости, потому что вина, в отличие от тортов, не нужно было готовить.
  От Валимона не было ничего слышно, даже потому, что до Гончих Псов примерно сутки лета и наверняка он был в анабиозе, чтобы не проводить 24 часа в полном одиночестве в небольшом шаттле, рассчитанном на трех-четырех человек.
  Однако я была немного удивлена, когда Валимон позвонил мне вечером, когда я уже была почти в постели.
  - Привет, моя радость! - сказал он, глядя на меня с экрана.
  - Ты уже прибыл на место? - удивилась я.
  - Да, пару часов назад. Успел только пообедать с матерью и рассказать новости, - Валимон потянулся за письменным столом.
  - Ты где сидишь? - уточнила я. - Это кабинет Марины?
  - Угу.
  - Понятно, я уж было испугалась, что у тебя тоже был кабинет, покрытый плесенью и паутиной в виду отсутствия хозяина, - усмехнулась я. Валимон покривлялся, передразнивая меня.
  - Что сказала Марина?
  - По поводу нашей помолвки?
  Я кивнула.
  - Да, собственно, ничего особенного. Сказала, что мы приняли правильное решение. Кстати, она хочет поговорить с тобой. Просит тебя приехать, если у тебя нет неотложных дел.
  - Что ты ей рассказал? - уточнила я.
  - Все, как есть.
  - И что она сказала?
  - То, что я тебе уже передал. Ты приедешь сюда?
  - Когда? Я не знаю, как у меня с расписанием. Мы уже не можем отменить встречи, которые назначены на завтра.
  - Роджер, что у Жасмин с расписанием? - крикнул в экран Валимон.
  - У Ее Высочества завтра назначены встречи до четырех часов. Я могу отменить встречи на пятницу и следующую неделю - там нет ничего неотложного, - доложил мой секретарь.
  - Значит так и сделай, - распорядился Валимон.
  - Ваше Высочество? - уточнил Роджер, потому что он принимал приказы только от меня.
  - Да, Роджер, отмени встречи и перенеси их на следующую неделю. Мы должны будем вернуться к следующей субботе - у нас будет дегустация тортов, - сообщила я. Валимон кивнул и добавил:
  - Я всегда любил ваши земные торты. Сколько штук мы будем пробовать?
  - Три небольших, но абсолютно разных. Мы будем пробовать их втроем - я, ты и Дженифер. Если что останется, отдадим Дорину, - усмехнулась я. Валимон тоже улыбнулся.
  - Значит ты завтра вечером вылетаешь, - заключил он.
  - Да. Проблема в том, что ты улетел, чтобы, цитирую "не находиться вблизи источника возбуждения", а теперь я приеду.
  - Не беспокойся, сразу после твоего приезда мне сделают реверсию, поэтому меньше всего я буду думать о сексе.
  - Хорошо. Тогда спокойной ночи - у нас тут ночь, понимаешь.
  - Спокойной ночи, дорогая! - ответил Валимон и послал мне воздушный поцелуй. Я помахала ему рукой в ответ и отключила связь.
  Взглянув на часы, которые показывали около одиннадцати, я позвонила Стине. К счастью, она была дома и, как ни странно, одна.
  - Ой, привет! - воскликнула она, увидев меня. - Как дела?
  - Привет! Нормально. Чем ты занимаешься:?
  - Думаю, чем мне заняться завтра. У меня сегодня забрали права за превышение скорости, поэтому я практически невыездная, потому что ездить на диско с водителем - кошмар, - посетовала Стина. - А ты?
  - Я завтра вечером отправляюсь в Гончие Псы. Валимон уже там и говорит, что Марина жаждет пообщаться со мной. Вот я подумала, может тебе захочется составить мне компанию?
  - Ты шутишь? На твоем шаттле?! - воскликнула она. Наши шаттлы считались самыми лучшими во всех отношениях (за исключением военных разумеется, но последние не шли ни в какое сравнение в вопросе комфорта).
  - Ну конечно на моем шаттле. Мне как-то не хочется спать 24 часа, а одной лететь - я умру с тоски. Ты можешь жить во дворце, если не хочешь навещать своих родственников, - с улыбкой добавила я.
  - Во сколько мы вылетаем? - без дальнейших расспросов спросила Стина.
  - М-м-м, думаю часов в пять. У меня в четыре заканчивается последняя встреча, плюс нужно будет собрать некоторые вещи. Поэтому в пять я жду тебя здесь.
  - О'кей! Я обязательно приду! Должна же я посмотреть на твоего избранника!!!
  Мы распрощались, и я легла спать.
  Я не имела ничего против того, чтобы отправиться в Гончие Псы, потому что действительно довольно давно не разговаривала с Мариной. Кроме того, мне было интересно знать ее настоящее мнение о нашем браке, учитывая, что она знала истинные наши намерения. Также я хотела поговорить с ней о наследнике, то есть что она думает по поводу реверсии Валимона.
  Я даже подумала было о том, чтобы составить список всех вопросов, но потом решила, что буду спрашивать по ходу разговора.
  Я спала довольно крепко и спокойно, а утром принялась за свои королевские обязанности. День прошел достаточно быстро, потому что практически все время у меня было занято то тем, то другим. Поэтому я смогла поднять голову от своего стола только в половине пятого.
  Прийдя в спальню, я собрала кое-какие вещи для поездки, уложив их в маленькую микросумку.
  Когда я пришла к ангару, Стина уже стояла там, разговаривая с Джеффом. Она тоже знала Джеффа практически с раннего детства, поэтому у нас всех было много общих знакомых.
  - Ну наконец она появилась! - воскликнула Стина, увидев меня.
  - Короли не опаздывают, а задерживаются, - улыбнулась я. - Привет, Джефф! Как дела? Какие новости?
  Джефф молча улыбнулся и показал свое обручальное кольцо, которое Елена купила для него в честь помолвки.
  - Ура! - воскликнула я, бросаясь ему на шею. - Наконец! Мои поздравления!!!
  Джефф смущенно принял мои объятия, поглядывая по сторонам.
  - Его нет здесь, мы как раз отправляемся к ним в гости, - успокоила я. - Когда свадьба-то?
  - Мы решили праздновать свадьбу после вашей, - ответил Джефф.
  - Здорово. Тогда я смогу тебе порекомендовать поваров и кондитеров, а также всех, кто что-то делает на свадьбе.
  Я развернулась к Стине:
  - Ну что, полетели?
  - Полетели, конечно.
  Мы попрощались с Джеффом, сели в мой шаттл, немного напоминающий микроавтобус, и взмыли ввысь по вертикали.
  Устроившись поудобнее в кресле, Стина откинулась на спинку, поставив ноги на подставку перед собой.
  - Вот это жизнь! - протянула она.
  - Да ладно тебе, ты живешь ненамного хуже, - возразила я, тоже усаживаясь как можно более комфортно. - Ты хочешь есть?
  - А чем нас будут кормить?
  Роджер сервировал стол в небольшой столовой, где мы провели еще несколько часов прежде, чем лечь спать. Спали мы тоже достаточно долго, поэтому полет прошел не так скучно, как иногда бывает. Мы болтали обо всех мелочах, о которых всегда забывали, когда встречались и разговаривали, вспоминали забавные моменты из нашего детства, рассказывали истории, которых на самом деле никогда не было. В общем, я была очень рада тому, что взяла Стину с собой в этот перелет, потому что время пролетело незаметно и очень весело.
  Мы прибыли в столицу Гончих Псов Дижану, где по прилету нас встречали Валимон, Марина и некоторые слуги.
  - Ой, ну наконец я познакомлюсь с самим Валимоном, - пробормотала Стина, поправляя прическу у зеркала, прежде чем выйти вслед за мной из шаттла.
  В Дижане было довольно тепло, потому что здесь тоже было лето. Поэтому Валимон был одет в белые легкие брюки и белую футболку, обтягивающую его торс. Марина была одета по-королевски в длинное бежевое платье с короткими рукавами и легкой прозрачной накидкой на плечах. Ее темные длинные волосы были распущены и лежали локонами на плечах поверх накидки. Марина была очень красивой женщиной, поэтому я никогда не могла понять, почему она больше никогда не вышла замуж после развода с Дорином. Даже в свои пятьдесят она выглядела на 35, когда женщина, следящая за собой, находится в самом расцвете своей красоты.
  Увидев меня, мать и сын приветливо улыбнулись. Я остановилась возле трапа шаттла, поэтому Валимон зашагал мне навстречу.
  - Вау! - тихо протянула Стина у меня за плечом. - Да он еще более привлекательный и сексуальный, чем на всех фотографиях вместе взятых!
  Я тихо засмеялась, сделав шаг в сторону, чтобы Стина тоже предстала перед взглядами встречающих.
  - Привет, моя радость! - улыбнулся Валимон, подходя и целуя меня.
  - Привет! Вот мы и здесь. Знакомься, это моя подруга Стина.
  - Ваше Высочество, это большая честь для меня встретиться с вами, - Стина осторожно протянула руку, завороженно глядя на Валимона. Последний галантно поцеловал ее руку, вместо того, чтобы пожать, как это делали многие особы королевской крови.
  - Друзья Жасмин - мои друзья, - произнес он, приветственно кивнув.
  Я направилась к Марине, ожидавшей моего приветствия. Разумеется, все эти приветствия были лишь частью этикета, и когда мы встречались неофициально, то никто не уделял им внимания.
  - Ваше Величество! - сказала я, поклонившись.
  - Ваше Высочество! - кивнула Марина, продолжая улыбаться нашей игре. - Надеюсь, ваш полет прошел хорошо.
  - О, да, моя подруга Стина составила мне компанию, поэтому 26 часов прошли незаметно.
  - Ваше Величесто! - Стина присела в подобии реверанса. Марина приветственно кивнула моей подруге. Затем она развернулась к слугам и отдала распоряжение подготовить комнату для Стины, отчего последняя чуть было не умерла от счастья. И мы все направились во дворец.
  Все вместе мы пообедали в праздничной столовой, где по случаю моего прибытия был устроен торжественный семейный обед. После трапезы Стину проводили в выделенную ей комнату, а также на всякий случай закрепили за ней личного телохранителя, хотя в этом не было абсолютно никакой необходимости, в связи с тем, что Дижана был одним из самых безопасных мест всего королевства. Но мне показалось, что телохранителя приставили к Стине для того, чтобы у нее был личный гид и чтобы мне или Валимону не пришлось ее развлекать все время нашего пребывания здесь.
  Стина была абсолютно не против наличия телохранителя, когда увидела, что им является молодой привлекательный человек.
  - Ты видела моего телохранителя? - тихо спросила меня Стина. Я кивнула. - Правда, шикарный мужчина?
  Я улыбнулась.
  - Да, я знаю, что у тебя есть Валимон, но Бек тоже не промах, разве что без трона, - хихикнула подруга. К нам подошел Валимон, приобняв меня за талию.
  - О чем беседуете, девушки? - вежливо поинтересовался он.
  - О мужчинах, конечно, - ответила Стина, вновь засмеявшись, и многозначительно добавила: - Кстати, я не буду вам мешать - вы не виделись почти три дня и наверняка соскучились друг за другом...
  - Не думаю, что нам стоит так демонстративно удаляться, - возразила я.
  - Ну почему же нет? Все прекрасно поймут наши намерения и их причины, - протянул Валимон. - Благодарим за заботу, Стина. - Стина кивнула. - Хорошей тебе прогулки!
  Стина направилась к выходу, поманив пальцем своего телохранителя, а Валимон повел меня в свою комнату. Марина была занята после обеда, потому что государственные дела приходилось вести ей, с помощью парламента, разумеется.
  Когда мы вошли в спальню Валимона, а также и мою, я заметила, что шторы были задернуты, создавая полумрак, а на прикроватных тумбочках стояли зажженные свечи.
  - Да ладно тебе, - не поверила я. - Ты должно быть шутишь!
  - Нет, я вполне серьезен, - возразил Валимон, развернув меня к себе лицом.
  - Какое именно слово в нашем договоре по этому поводу ты не понял? - спросила я, начиная испытывать раздражение. Я попыталась деликатно отстранить Валимона, пытающегося обнять меня покрепче.
  - Мое письменное согласие, - ответил он, не отпуская меня.
  - Что же ты такой упрямый!?
  - Чья бы коровка мычала по поводу упрямства! Поддайся искушению - оно может не повториться, - настойчиво сказал Валимон.
  - Нет уж, благодарю. Я пока еще в своем уме, чтобы перечеркивать все только из-за твоей страсти.
  Я вырвалась-таки из цепких рук Валимона и отошла к окну, чтобы открыть шторы. Солнечные лучи ворвались в комнату, наполняя ее светом и разрушая все чары романтики и интимности.
  - Ты ведешь себя как маленький ребенок! - возмутилась я.
  - Я? Как ребенок? Я не ослышался, что вполне взрослая женщина с такими же потребностями, что и я, пытается убедить меня в том, что это именно я веду себя как ребенок? - осведомился Валимон, тоже начиная заводиться.
  - Кроме потребностей у людей еще есть здравый смысл! Кстати, я помню, ты говорил, что тебе сделают реверсию как только я приеду, чтобы тебя так не мучало возбуждеие.
  - Ее сделают завтра утром. Поэтому последний раз предлагаю воспользоваться возможностью заняться безопасным сексом.
  - Еще раз нет. Если тебя мое присутствие настолько возбуждает, во что мне почему-то трудно поверить, то я могу спать в другой комнате.
  - Не думаю, что тебе придется много спать этой ночью...
  Я настороженно посмотрела на Валимона:
  - С чего вдруг?
  - Да нет, ничего страшного, просто у моей матери есть привычка решать все личные проблемы, а также просто сплетничать с подругами именно по ночам. Поэтому не удивляйся, если около полуночи ты будешь приглашена в ее апартаменты.
  Я облегченно вздохнула - это я могла пережить.
  - Лучше покажи мне ваш дворец, - сказала я, чтобы хоть чем-то заняться.
  - Ты знаешь его почти так же хорошо, как и я, - возразил Валимон.
  - Да, но здесь был ремонт недавно, я хочу посмотреть как и что сейчас выглядит.
  - Думаю, будет лучше, если ты сама все посмотришь, - в его голосе слышались ноты недовольства и даже обиды.
  - Как скажешь, дорогой, - съязвила я. - Только постарайся не затащить в свою постель первую попавшуюся девушку, проходящую мимо твоей спальни.
  Я вышла из комнаты и направилась гулять по дворцу. Я в очередной раз начала сомневаться, что приняла правильное решение, дав согласие на замужество с Валимоном, потому что не очень могла себе представить подобные ссоры каждый день, точнее сказать, я даже боялась их представлять. Я привыкла жить спокойно и без пререканий, потому что с Дорином мы ругались довольно редко хотя бы потому, что мы виделись почти так же редко. А с Валимоном видеться мне придется ежедневно, и это меня пугало...
  Я нашла, чем занять себя до самого ужина, поэтому больше пререканий не последовало. А после ужина я узнала, что Марина выделила мне отдельную комнату в связи с тем, что "после операции Валимону нужен будет покой", чему я несказанно обрадовалась.
  Попрощавшись со всеми, а точнее с Мариной и самим Валимоном (Стина не приехала к ужину, чему собственно никто и не удивился) и отправилась в свою новую комнату.
  Я уже достаточно устала, потому что для моего организма это была уже ночь, хотя здесь был всего вечер. Поэтому я почти сразу легла спать, закрыв окна.
  Проснулась я от того, что меня кто-то осторожно тряс за плечо. Открыв глаза я увидела Марину в шелковом халате, сидящую на краю моей кровати.
  - Добрый вечер, Жасмин, - мягко сказала она. - Прости, что я тебя разбудила, но мне хотелось с тобой поговорить. В течение дня у меня обычно много дел, а за обедом или ужином при наличии толпы слуг особо не поговоришь, поэтому все частные беседы я откладываю на ночь. Но если ты очень устала, мы можем перенести разговор на завтра, - быстро добавила она. Я на самом деле очень хотела спать, но мне не хотелось огорчать Марину (все-таки я была в ее дворце), и к тому же мне самой хотелось с ней поговорить, поэтому я просто молча улыбнулась, отрицательно покачав головой, и откинула одеяло, чтобы встать.
  Я тоже накинула поверх ночной рубашки шелковый халат, обула пушистые комнатные тапочки, и мы направились в ее комнаты. Мы прервали молчание только когда были в салоне королевы. Здесь стояли несколько коротких диванов, на которых можно было полулечь-полусесть, круглый столик в центре, на котором стояли свечи, ваза с цветами, поднос с кофейником, чашками, сахаром и сливками, и также ваза с фруктами и ягодами. Марина чуть приглушила свет, чтобы он так сильно не бил в глаза и жестом предложила мне занять один из диванов. Сама она тоже опустилась в один из них и потянулась за кофе.
  - Хочешь кофе? - спросила она.
  - Нет, спасибо. Иначе я вообще засну, - улыбнулась я.
  - Ах да, я забыла, что ты засыпаешь от кофе, - Марина налила только себе чашку кофе и протянула мне вазу с ягодами. Я увидела, что там лежала клубника и черешня.
  - Это наши ягоды? - удивилась я.
  - Да, специально импортированные для твоего приезда, - улыбнулась королева. - Я знаю, что ты их любишь.
  - Спасибо!
  Марина начала понемногу потягивать кофе, а я принялась за ягоды. Так, в тишине, прошло несколько минут. Наконец, я решилась нарушить молчание:
  - Валимон сказал, что ты в курсе наших намерений.
  Марина молча кивнула.
  - И что ты об этом думаешь?
  Прошла еще пара минут прежде, чем Марина ответила:
  - Я думаю, что вы правильно делаете. Я знаю, что ваш брак будет фиктивным, но никто не знает, что будет дальше, ведь так? - я кивнула. - Я всегда хотела, чтобы ты была вместе с моим сыном. Можно сказать, что с тобой я общаюсь даже больше, чем с ним, и я знаю все твои плюсы и минусы, последних, кстати, не так уж и много. Поэтому я не могу мечтать о лучшей невестке. - Марина опять помолчала и продолжила: - Но ваше решение начать с фиктивного брака очень правильное - первым делом вы должны получить то, что вам причитается и что Дорин не хочет отдавать ни при каких условиях. Умрет он наверняка нескоро, да и желать кому-то смерти нехорошо. Но это твое королевство и, я уверена, что большинство жителей Млечного пути ждут того дня, когда ты станешь их королевой. Согласись, все-таки лучше иметь красивую молодую королеву, нежели безумного короля, который даже не появляется на людях.
  - В фиктивности нашего брака одна проблема - возможно Валимон тебе не рассказал, потому что проблема довольно деликатная, - сказала я. Марина отрицательно покачала головой и с интересом посмотрела на меня. - Как я считала, мы договорились, что мы не будем вступать в интимные отношения по крайней мере до свадьбы. Моя мотивация такова, что если вдруг нас что-то будет неустраивать в этом, то нам уже будет намного сложнее прийти к компромиссу, нежели в случае полной формальности отношений.
  Марина отпила немного кофе, видимо размышляя по этому поводу.
  - Я не могу в этом что-нибудь советовать, потому что здесь решать только вам. Но я так поняла, что тебя это беспокоит, - наконец нейтрально сказала она.
  Я кивнула:
  - Да, меня беспокоит то, что Валимон в любую свободную минуту пытается нарушить наш договор!
  Марина засмеялась.
  - Прости, просто я представила это со стороны, - сказала она. Я ответно улыбнулась. - Я так понимаю, что ты не хочешь этого делать - нарушать ваш договор.
  Я кивнула и объяснила:
  - Дело абсолютно не в том, что я считаю Валимона непривлекательным, совсем даже нет. Дело в том, что уже сейчас, когда у нас возникают споры, мне начинает казаться, что я сделала самую большую ошибку в моей жизни, согласившись на его предложение. Если у нас такие проблемы уже сейчас, что же будет после того, как мы станем настолько близки друг другу?
  Марина вновь помолчала и потом ответила:
  - Честно говоря, я никогда не рассматривала эту ситуации с такой точки зрения. Хотя ты, конечно, права, что интимные отношения переводят людей в другую стадию. Я могу сказать тебе одно - никогда не поступайся своими принципами ради мужчины. Это я говорю тебе как женщина, а не как мать Валимона.
  - Спасибо за поддержку, - улыбнулась я.
  - Я понимаю, что у тебя немного консервативные взгляды на подобные дела, что, однако, мне в тебе очень нравится. Я знаю, что ты не считаешь секс просто способом получения удовольствие, я наоборот расцениваешь это как нечто действительно интимное и принадлежащее только двоим.
  - В том-то и дело! - воскликнула я, испытывая удовлетворение от того, что Марина понимает мои чувства и мысли.
  - Я знаю, что у тебя было всего два или три любовника, - продолжила она, а я резко покраснела, - и это мне тоже нравится. Я даже надеюсь, что может быть после вашей свадьбы, Валимон тоже начнет думать по-твоему.
  - Ну, этого никто предугадать не сможет, - засмеялась я и, отгоняя смущение, попросила: - Кстати, не говори Валимону, сколько мужчин у меня было.
  - Почему? - удивилась Марина. - Ты стыдишься этого?
  - Нет, конечно, - улыбнулась я и рассказала ей наш разговор с Валимоном по поводу стерилизации и количества любовников - я просто хотела оставить это в качестве небольшого секрета, чтобы продолжать мучать Валимона по поводу неведения чего-то обо мне.
  - Никаких проблем, - согласилась Марина, - думаю, ему будет полезно немного поразмышлять и погадать что да как.
  Она долила немного кофе в свою чашку, а я взяла еще одну горсть черешни и продолжила:
  - Теперь второй волнующий меня вопрос: наследники...
  - Да... Наследники... - задумчиво протянула королева. - Я так понимаю, ты имеешь в виду указ о наследниках. - Я кивнула. - Ты не хочешь детей? Или не хочешь сейчас? Или не хочешь детей от Валимона?
  - Я бы сказала, что не хочу детей в фиктивном браке, - поправила я. Марина понимающе кивнула.
  - Послушай, что я тебе скажу. Мужчин может быть много, а дети всегда твои. Мой брак с Дорином был организован по политическим причинам, поэтому мы очень быстро развелись, но я никогда не жалела о том, что родила Валимона. Поэтому даже если у вас не наладятся отношения и вы все-таки разойдетесь через два года, как вы намереваетесь сделать, то у обоих королевств уже будет наследник. Ну а если вы все-таки останетесь вместе, то лучшего и быть не может, - Марина вновь улыбнулась.
  - Кстати, Марина, можно задать немного некорректный вопрос? - осторожно спросила я.
  - Попробуй.
  - Почему ты больше не вышла замуж?
  Марина благосклонно погладила меня по руке и ответила:
  - У меня были мужчины, которые любили меня и которых любила я. Но, должна тебя предостеречь, существует не так много мужчин, которые согласятся быть на втором месте. Потому что если ты разведешься, и будешь встречаться с кем-то, и вы решите пожениться, то тогда ты будешь королевой, а он будет лишь твоим мужем. Он не станет королем автоматически, хотя может быть и получит какой-нибудь титул. Я не вышла замуж даже потому, что не хотела унижать моих мужчин предложением стать моим мужем и всю оставшуюся жизнь находиться в моей тени, - завершила она.
  - То есть, ты даже не попробовала это сделать? - сделала я вывод. Марина лишь кивнула.
  - У меня не хватило смелости на это. Я боялась получить отказ или же получить согласие и потом жить с ежедневным упреком, что он ничего не может достичь из-за меня, или что ему наоборот не нужно ничего достигать, потому что он мой муж. Большинство нормальных мужчин хотят чего-то достичь в жизни и многие из них хотят сделать это своими силами... Очень сложно, практически невозможно, найти мужчину, который бы был согласен посвятить всю свою жизнь только тебе.
  Разговор завершился на такой грустной ноте, потому что Марина была права и поэтому она была одинока.
  Мы пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим спальням. Я не смогла сразу уснуть, потому что все еще думала о нашей беседе, поэтому заснула уже ближе к утру. Таким образом я не вышла на завтрак и была разбужена только в одиннадцать часов Стиной.
  - Жасмин, проснись! - трясла она меня за плечо.
  - Что случилось? - сквозь сон спросила я, пытаясь открыть глаза, которые сразу же автоматически закрывались.
  - Смотри!
  Я приложила все свои усилия, чтобы все-таки преодолеть сон и не только открыть глаза, но еще и сфокусировать их на показываемой вещи. Мне пришлось несколько раз энергично моргнуть, чтобы хоть что-то увидеть. Этим "что-то" было кольцо на руке Стины.
  - Красивое кольцо, - сказала я. - Когда ты его купила?
  - Купила? Я его не покупала, я получила его! - воскликнула она.
  - От кого и за что?
  - В качестве знака верности и вечной любви. От Бека.
  Я уже почти совсем проснулась.
  - Любви? Он что попросил твоей руки? - удивилась я. Стина кивнула. - И что же ты ответила?
  - Угадай!
  - Неужели ты согласилась? - не поверила я.
  - Не только согласилась, но уже и вышла за него замуж!
  Вот тут все остатки сна как рукой сняло. Я подскочила на кровати как ошпаренная, потому что услышать подобное заявление из уст моей ветренной подруги было нечто сверхестественное.
  - Ты что сделала?!
  - Мы поженились вчера вечером! Здесь есть маленькая часовня, исполняющая роль маленького Лас-Вегаса, где нас обвенчал священник. Правда, здорово?
  Честно говоря, я просто не знала, что ответить, потому что не знала как вообще реагировать на эту новость.
  - Да, здорово, - наконец ответила я, правда без особого энтузиазма, - только не совсем пойму почему вы это сделали.
  - Ну, я подумала, что раз ты и то выходишь замуж, то можно и мне. Тем более тут подвернулся такой случай и такой мужчина, - объяснила Стина, усаживаясь рядом со мной на кровать.
  - Ну ладно, ты решила последовать моему примеру, но почему Бек вдруг решил жениться - не поверю в любовь с первого взгляда.
  - Почему нет? - удивилась она. - Вы же тоже решили пожениться практически после вашей первой встречи через столько лет.
  - У нас другая история - мы знакомы с моего рождения и просто долго не виделись, а ты этого парня только вчера впервые увидела, - возразила я.
  - Подумаешь, - воскликнула Стина, - надоест - разведемся.
  Я пожала плечами, показывая, что она вольна поступать так, как ей хочется.
  - И где вы собираетесь жить? - спросила я.
  - Здесь. Я сегодня поговорю со своими родителями, сообщу новость и свое решение жить с Беком здесь. Я, кстати, пришла только для того, чтобы тебе сообщить о своем замужестве и забрать свои вещи. Я уже все собрала, - она указала подбородком на свою сумочку, - поэтому сейчас вернусь в объятия своего мужа.
  - Хм, а как насчет вашей совместимости - не ты ли мне всегда говорила, что сначала нужно "попробовать" мужчину, а потом уже переходить в более серьезные отношения?
  - Ну, я попробовала его сразу после свадьбы - мы решили первую брачную ночь сделать настоящей, - хихикнула Стина.
  - Ну, и как впечатления? Не разочаровалась сразу?
  - Нет, все было здорово! - воскликнула она и добавила: - Но я это заранее чувствовала.
  "Ну да, конечно, заранее", - мысленно усмехнулась я.
  - Ладно, я уже пошла тогда. Передавай от меня привет своему любимому и королеве и попроси прощения за то, что мы не пригласили их на свадьбу.
  - Обязательно, - пообещала я.
  Стина поцеловала меня в щеку на прощание и вышла из комнаты.
  Я вновь укрылась одеялом, чтобы просто полежать и подумать. Дурной пример был заразителен, потому что даже такая заядлая холостячка как Стина вдруг последовала по моим стопам. Оставалось только надеяться, что у них все будет хорошо.
  Приведя себя в порядок, я позавтракала в своей комнате, потому что Марина уже была в своем кабинете и проводила различные встречи и совещания, а Валимон как раз в это время был на операции.
  Я съела только пару бутербродов, чтобы иметь возможность пообедать вместе с другими членами моей будущей семьи.
  На обед вышли и Марина, и Валимон, хотя последний похрамывал от появившейся после операции боли. Разумеется, ему делали операцию не скальпелем, но тем не менее ткани внутри были повреждены, поэтому боль присутствовала.
  - Как ты себя чувствуешь, дорогой? - спросила королева, принимаясь за поданый обед.
  - Как будто меня ударили ногой в пах, - сообщил Валимон. - Я уже забыл как это было, когда мне делали вазектомию 20 лет назад. Какие новости?
  - Никаких, - ответила Марина.
  - У меня есть новости, - возразила я. - Конечно, они не такие уж и серьезные и не совсем касаются вас, но тем не менее. Моя подруга Стина передавала вам привет и просила прощения за то, что съехала сегодня утром.
  - Съехала сегодня утром? - переспросила Марина. - Мне доложили, что она не ночевала в своей комнате.
  - М-да. Дело в том, что она вчера вышла замуж за Бека - телохранителя, которого вы ей приставили, - сказала я.
  - Вышла замуж вчера?! - у королевы отвисла челюсть.
  - Видимо, наш дурной пример оказался заразительным, - как бы между делом ответила я и перевела все свое внимание на еду.
  Остальные промолчали, потому что тоже не могли понять такого поступка.
  Во время десерта Марина поинтересовалась:
  - Когда вы собираетесь возвращаться? Только ради бога не подумайте, что я вас выгоняю!!!
  Я улыбнулась и ответила:
  - Я думаю, через три-четыре дня максимум, потому что у нас назначена дегустации свадебного торта на следующую субботу. Но думаю, Валимону нужно еще пару дней побыть здесь, чтобы проверить, что с его... выздоровлением все нормально.
  Валимон кивнул, усмехнувшись моей запинке. Марина тоже понимающе склонила голову.
  - Вы уже решили, где проведете медовый месяц? - поинтересовалась она.
  - Нет, мы еще не успели обсудить этот вопрос.
  - У меня есть предложение, - сказала Валимон. - Мам, помнишь, мне принадлежит маленькая планетка Широз на юге королевства.
  - Ах да, там действительно довольно романтическое место. И достаточно одинокое, - кивнула она.
  - Романтическое? - настороженно переспросила я. - Означает ли это, что там уже успели побывать все твои девушки?
  - Нет-нет, там еще никого не было, - быстро возразил он. - Я купил эту планету всего пару лет назад, поэтому еще не успел там как следует отдохнуть и все исследовать.
  - Ну что ж, - через какое-то время ответила я, - мы можем отправиться туда, так как у меня все равно нет других пожеланий. Думаю, тогда мы полетим туда на следующий день после свадьбы, чтобы успеть отдохнуть от всех торжеств и всех поздравлений.
  Валимон кивнул и с улыбкой добавил:
  - Да, я не хочу провести нашу первую брачную ночь в шаттле.
  Я открыла рот, чтобы возразить по поводу брачной ночи, но ничего не сказала, потому что не знала, насколько уместно будет обсуждать подобные дела во время обеда и при возможном присутствии слуг.
  - Кстати, дорогая, мы устраиваем торжественный бал в честь твоего приезда, - сообщила Марина, спасая меня от неловкого молчания.
  - Бал? - удивилась я.
  - Разумеется, тебя все знают с твоего рождения, потому что ты здесь бывала довольно часто. Но теперь бал устраивается в честь вашей помолвки с Валимоном. Так сказать, официальное представление невесты двору, - объяснила королева.
  - Когда назначен этот бал? - поинтересовалась я.
  - Послезавтра. Я понимаю, что у тебя нет подходящего наряда, но я пришлю тебе своих портных после обеда, и они что-нибудь придумают.
  - Спасибо.
  - А теперь прошу меня извинить, работа ждет.
  Марина вышла из столовой, отправляясь в свой кабинет. Мы тоже поднялись со своих мест, давая слугам сигнал для начала уборки со стола.
  Мы пришли в мою комнату, куда Марина должна была направить портных.
  - Ну и как ты себя чувствуешь? - спросила я для приличия.
  - Живой пока, - ответил Валимон, усаживаясь на мою кровать. - Какие предложения по поводу остатка дня?
  - Ну, - протянула я со злорадной улыбкой, усаживаясь поближе к нему, - как насчет того, чтобы провести его в постели?
  - Садистка, - процедил сквозь зубы Валимон, поднимаясь и направляясь к выходу. - Увидимся за ужином.
  Я помахала ему рукой и легла на кровать, чтобы почитать книжку, которую с собой взяла в дорогу.
  - Роджер, - спросила я, - а Стина будет приглашена на торжественный бал?
  - Да, Ваше Высочество. Ей и ее мужу уже было выслано мной приглашение, - доложил секретарь.
  - Хорошо, - удовлетворительно вздохнула я, углубляясь в чтение. Но читать долго мне не пришлось, потому что вскоре прибыли портные, и мы занялись дизайном моего вечернего платья.
  В следующий раз я встретила Валимона за ужином. Он казался довольно обходительным, весело разговаривал с нами, а за десертом сообщил мне:
  - У меня для тебя небольшой сюрприз.
  - Какой? - недоверчиво спросила я.
  - Думаю, он тебе понравится... - загадочно протянул он, принимаясь за десерт.
  Я пару раз с подозрением бросила взгляд на своего жениха, потом вопросительно посмотрела на Марину, но та лишь покачала головой. Таким образом десерт прошел немного медленно, потому что я была очень любопытным человеком и всегда хотела узнавать все сразу или же не знать вообще. А подобные секреты и сюрпризы меня лишь приводили в напряжение из-за невозможности моментального разрешения.
  Тем не менее, я старалась выглядеть абсолютно незаинтересованной, хотя на самом деле мне было очень сложно играть безразличность.
  После завершения ужина Марина отправилась на чаепитие с подругами в каком-то клубе. А Валимон спокойно направился к выходу.
  Остановившись посреди столовой, я требовательно спросила:
  - Ну, и где мой сюрприз?
  Валимон остановился у двери и обернулся, а затем, довольно улыбнувшись, сказал:
  - Значит, тебе все-таки интересно что это.
  Я выжидательно смотрела на него, поэтому Валимон просто поманил меня кивком головы. Помешкав в нерешительности, я последовала за ним. Мы дошли до спальни Валимона и вошли туда.
  Внимательно оглядевшись вокруг в поисках "сюрприза", я сложила руки на груди и воззрилась на хозяина комнаты.
  - Я решил устроить небольшую игру, - наконец сказал он.
  - Игру? - переспросила я. Валимон кивнул и с улыбкой продолжил:
  - Я спрятал во дворце подарок для тебя. Ты сейчас получишь карту, указывающую, где подарок находится. Но подарок лежит в сейфе, поэтому ключ от сейфа тебе придется выкупить...
  - Угу, и какова же цена ключа? - осведомилась я.
  - Не такая высокая, как тебе кажется... Всего лишь один поцелуй...
  - Всего один поцелуй? - удивилась я. - Но... зачем он тебе сейчас? Тебе же это причиняет боль.
  - А я и не говорил о "сейчас"... Ну что, согласна?
  Я задумалась.
  - А что за подарок? Стоит ли за него столько платить? - уточнила я.
  - Я уверен на 100%, что он тебе понравится, - заявил Валимон.
  - Ну, хорошо, - нерешительно согласилась я. - Давай ключ и карту.
  Валимон открыл шкафчик туалетного столика, вынул из него лист бумаги и ключ и протянул их мне.
  - Если тебе нужна помощь, я могу идти с тобой и говорить "тепло" или "холодно", - предложил он.
  Я взяла из его рук карту и ключ, надела кольцо ключа на палец, чтобы не потерять, и развернула карту. Чертеж был сделан в трех уровнях, была также указана точка "Ты здесь", показывающая спальню Валимона, и это же указывало, что подарок находился двумя этажами выше. План дворца был достаточно прост и тщательно нарисован на карте, поэтому я сказала:
  - Ты можешь идти вслед за мной, но, думаю, я найду подарок сама...
  И мы отправились на охоту. В самом деле найти комнату, в которой находился сейф с подарком, оказалось очень просто и заняло у меня всего минут пять. Но когда я вошла в саму комнату, тут я поняла, что мне понадобится время или помощь - в довольно большой комнате находилось больше десятка сейфов различных размеров и видов.
  - И в каком сейфе подарок? - уточнила я у следовавшего за мной Валимона.
  - Думаю, теперь тебе нужна помощь, - улыбнулся он. - Но теперь она платная...
  - Что-то я не пойму, ты вроде как подарок мне купил, а теперь ты мне его продаешь? - хмыкнула я.
  - Нет, я продаю не подарок, а помощь в его получении - заметь разницу.
  - И во сколько ты оцениваешь свою помощь? И почему я не могу попытаться открыть все сейфы сама?
  - Цена моей помощи - одна ночь с тобой...
  - В каком смысле? - уточнила я.
  - В том, которого ты стараешься избежать...
  - Что-то я не поняла, ты пытаешься купить то, что после свадьбы скорее всего и так получишь?
  - Да, потому что эту ночь я пытаюсь получить до свадьбы.
  Я заметила, что Валимон слегка поморщился и переступил с ноги на ногу - видимо, от мыслей о ночи со мной, он почувствовал возбуждение, которое причинило ему боль. И это вызвало во мне злорадную улыбку.
  - А если я хочу найти подарок сама? Это бесплатно?
  - Не совсем... Тот поцелуй, которым ты платишь за ключ, будет длиться ровно столько времени, сколько тебе понадобится, чтобы найти нужный сейф.
  - Без проблем, - решила я и принялась за поиски нужного сейфа.
  Валимон сел на один из них, сказав:
  - Могу дать одну маленькую подсказку - я сижу не на том сейфе.
  Я молча кивнула и развернулась в противоположную сторону. Ровно через секунду после мысли воспользоваться помощью Роджера я услышала:
  - Еще одно условие - не привлекать в это дело Роджера...
  Я мысленно выругалась и принялась рассматривать сейфы. Половину из них я исключила сразу по причине того, что было видно, что замки уже давно не были использованы или же это были кодовые замки. Еще четверть была исключена в связи с тем, что ключ не мог подойти даже теоретически. Из оставшихся 7 сейфов (их оказалось намного больше десяти) у меня ушло еще минут пять на то, чтобы определить, к какому сейфу предназначался ключ. В результате, как обычно по закону подлости, нужный сейф оказался последним и он же оказался самым большим. Я меньше всего думала, что это он, потому что не могла представить подарок размером с меня. Однако, когда я отперла дверь сейфа и открыла его, то увидела в нем огромного белого плюшевого тигра!
  Вытащив его из сейфа и расправив его, я поняла, что игрушка на самом деле размером с меня, а то и больше, хотя и не такая тяжелая.
  - Какой шикарный зверь! - протянула я, разглядывая тигра и поглаживая его шкурку.
  - Я знал, что ты не очень любишь медведей, но очень любишь тигров, поэтому выбрал его, - улыбнулся Валимон, вставая со своего сейфа. - Он тебе нравится?
  - Еще бы! Такая прелесть! - воскликнула я, обнимая Валимона в качестве благодарности. - За такое чудо можешь удвоить время поцелуя.
  - Вау, здорово! Я запишу это.
  Следующие два дня прошли примерно в том же стиле, только пару раз Валимон повозил меня по Дижане, чтобы показать некоторые достопримечательности. Его боль практически прошла, но ровно до момента возбуждения. Поэтому я не применула пару раз прижаться к нему поближе и провести рукой по его груди, чтобы причинить ему небольшую боль, по поводу чего Валимон грозно напомнил о том, что через пару дней он будет совершенно здоров.
  В день назначенного бала я довольно поздно встала, потому что пыталась выспаться заранее, чтобы не хотеть спать во время самого торжества. Проснулась я почти в десять часов, позавтракала в своей комнате, узнав от Роджера, что Валимон все еще спит, почитала, полежала в ванне, пропустив обед и поэтому съев только пару бутербродов, и только к вечеру освободилась или, правильнее сказать, подготовилась к балу.
  Стилисты помогли мне одеться, наложить макияж и уложить волосы в прическу.
  Так как я была гостьей, то по традиции я вышла после прибытия остальных приглашенных и после устного представления меня всем присутствующим. При моем выходе раздались апплодисменты, потому что я была будущей королевой созвездия Гончих Псов и все приветствовали меня подобающим образом. А я подобающим образом улыбалась и махала рукой. Валимон вышел ко мне навстречу и поцеловал меня.
  - Что-то я не заметила, чтобы ты сегодня хромал, - с улыбкой констатировала я, продолжая кивать присутствующим.
  - Нет, угадай с первого раза - почему... - многозначительно ответил он. Я, разумеется, промолчала.
  Церемонемейстер объявил о начале трапезы, и гости небольшой очередью отправились к столам, уставленным яствами. Разумеется, нас обслужили вне очереди, а потом уже началось возле столов столпотворение, которое однако проходило довольно цивилизованно.
  Затем Марина представила меня всем членам парламента, и от каждого из них я получила поздравление с помолвкой, а также перекинулась парой незначительных фраз. Все это заняло достаточно много времени, не менее двух часов. В небольшом перерыве, когда гости получили возможность прогуляться по освещенному искусственным светом саду, меня выловила за руку Стина. Увидев, что я стояла вместе с Валимоном, она улыбнулась ему и произнесла:
  - Ваше Высочество, позвольте украсть у вас невесту на пару минут.
  - Только если на пару минут, мэм. Дальше у меня есть планы на ее счет, - ответил Валимон, ответно улыбнувшись и бросив на меня многозначительный взгляд.
  Мы отошли в сторонку со Стиной, оставляя Валимона с группой министров, которые сразу же начали с ним о чем-то оживленно беседовать.
  - Вау, классный бал! - воскликнула Стина.
  - Да, ничего себе так, торжество, - кивнула я. - Давно я не была на чем-то подобном - Дорин же никогда не устраивает ничего. Но теперь все изменится.
  Стина бросила взгляд в сторону Валимона.
  - Ему уже сделали операцию? - спросила она. Я кивнула. - И как же вы теперь будете?..
  Я пожала плечами, ответив:
  - Как все остальные.
  - Вам теперь нужно быть поосторожнее, чтобы сразу не забеременеть тебе, а то и медовый месяц псу под хвост можно пустить, - разочарованно протянула она.
  Я усмехнулась и перевела разговор на другую тему:
  - Как твой медовый месяц-то?
  - О, шикарно! - мечтательно закатив глаза протянула Стина. - Кстати, я узнала, что Бек был телохранителем Валимона и поэтому присутствовал во всех его похождениях. Так что, если тебя что-то интересует - только спроси.
  - Нет, спасибо, я предпочитаю не знать о всех бывших моего будущего мужа. Но, может быть, мне будет полезно иметь кого-то из друзей Валимона в запасе.
  Стина утвердительно кивнула.
  - Кстати, вы еще не решили заводить детей? - поинтересовалась я.
  - Нет, рано еще - мы еще практически не знаем друг друга.
  - Что сказали твои родители, когда узнали новости? - с улыбкой спросила я.
  Стина покачала головой в разные стороны, как если бы пытаясь показать, что ничего конкретного она ответить не может.
  - Ну, сначала они умолкли. Надолго, - сказала она. - Потом сказали, что я шучу. Потом, когда поняли, что я не шучу, сказали, что хотят немедленно познакомиться с их зятем. А потом облегченно вздохнули и решили, что это к лучшем, что я наконец остепенилась.
  - А что сказали родители Бека? Если ты с ними уже познакомилась, разумеется.
  - Да, уже познакомилась - мы ездили к ним вчера. Очень приятные старички. Кажется, я им понравилась. В любом случае, они сказали, что очень рады тому, что Бек наконец женился. Еще я познакомилась с его сестрой - она младше его почти на 10 лет, примерно нашего с тобой возраста. Тоже вроде как ничего, довольно симпатичная, - пожала плечами Стина.
  - Боюсь, пара минут уже прошла, - вдруг послышался позади меня голос Валимона.
  - И что ты хочешь этим сказать? - осведомилась я, потому что не любила, когда меня прерывали в разговоре с кем-то.
  - То, что все гости возвращаются в зал и начинаются танцы.
  Поэтому нам пришлось расстаться со Стиной. Начались танцы, и мне пришлось потанцевать с доброй половиной мужского представительства парламента. Что заняло практически все оставшееся время бала.
  Собственно, я была даже рада тому, что к концу вечера мы были вымотаны физически и морально, потому что Валимон, несмотря на свои предыдущие угрозы, даже не попытался остаться в моей спальне.
  А на следующее утро (если можно назвать 11 часов дня утром) после завтрака и прощания с Мариной мы отправились обратно на Землю, чтобы успеть к субботней дегустации свадебных тортов.
  Здесь я предпочла спать всю дорогу домой, с чем, впрочем, Валимон тоже согласился.
  Мы прибыли в Питер утром в субботу. Как сообщил Роджер, было всего 8 часов утра, но так как мы спали почти круглые сутки во время полета, то уже спать не хотелось.
  Поставив шаттл в гараж, мы взяли свои сумки, а я еще и своего огромного тигра, и направились во дворец. Нас никто не вышел встречать, потому что встречи прислугой обычно устраивались только при официальных визитах, а обычные перелеты официальными не считались. Но чуть ли не в дверях мы столкнулись с дворецким.
  - Ваше Высочество, добро пожаловать домой, - поклонившись и покосившись на мою гигантскую мягкую игрушку, приветствовал он нас.
  - Спасибо, Найлз, - ответила я, улыбнувшись. - Где Дорин?
  - Король еще не встал. Желаете ли чего-нибудь на завтрак?
  - Торты еще не привезли? - уточнила я.
  - Дегустация назначена на 11 часов, поэтому представитель кондитеров должна прибыть с тортами в 10.
  Я кивнула, задумавшись, что же пожелать на завтрак. Я вопросительно взглянула на Валимона.
  - Ты хочешь есть? - спросила я.
  - Как насчет устриц? - предложил он.
  - На завтрак? - удивилась я, не сразу поняв его намек.
  - Ну, у нас три часа до дегустации торта, нужно же чем-то заняться...
  Поняв, что Валимон имеет в виду, я бесшумно фыркнула и съязвила:
  - Я думала, они тебе не нужны.
  - Мне - нет, а тебе могут понадобиться, - многозначительно ответил он и направился в нашу комнату. Я развернулась к дворецкому и попросила принести по паре бутербродов с паштетом и ветчиной и чай. Найлз поклонился и направился на кухню, а я зашагала вслед за Валимоном в спальню.
  Мы вошли в спальню, я поставила тигра на почетное место на тахте, и мы начали разбирать свои сумки. Это заняло немного времени, потому что вещей у нас было с собой всего ничего.
  К тому времени, как разбор чемоданов закончился, нам принесли бутерброды с чаем.
  С разочарованием посмотрев на поднос, Валимон поставил его на столик и опустился на стул рядом.
  - А где устрицы? - спросил он.
  - В море плавают, - не очень вежливо ответила я, садясь за стол и выбирая себе бутерброд. Я налила себе чай в чашку, бросила туда несколько кубиков сахара и помешала.
  Валимон выбрал себе тоже бутерброд с ветчиной и принялся за еду.
  - Роджер, Дженифер дома? - спросила я вслух.
  - Да, Ваше Высочество. Она придет к началу дегустации, - доложил мой секретарь.
  - Она тоже будет на дегустации? - спросил Валимон.
  - Конечно. Я не думаю, что у нас с тобой совпадают вкусы по поводу еды, поэтому нам нужно будет третье лицо для принятия решения, - ответила я и вновь обратилась к Роджеру: - Какое количество гостей уже ответило на приглашения?
  - 73 процента уже сообщили о своем приходе, 11 процентов не могут присутствовать на церемонии вашего бракосочетания, остальные еще не ответили.
  Я кивнула, принимаясь за второй бутерброд. Я заметила, что Валимон уже расправился со своими и теперь просто сидел и молча смотрел на меня.
  - Что случилось? - осведомилась я. - Ты смотришь на меня, как будто я тебе что-то должна.
  - Пока нет, - обронил он.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  Валимон пожал плечами. Я поняла к чему идет разговор и, тяжело вздохнув, спросила:
  - Ну и когда же ты успокоишься?
  - Успокоюсь? - не понял он.
  - Когда ты перестанешь пытаться затаскивать меня в постель?!
  - Думаю, ты и сама знаешь когда...
  Я фыркнула, вставая из-за стола и начиная расхаживать по комнате.
  - Черт побери! Знала бы я, что ты такой упрямый и твердолобый, сто раз подумала бы, прежде чем соглашаться на твое предложение! - восклинула я.
  - Боюсь, я тоже такого же мнения, - ответил Валимон.
  - Ну да, ты наверняка надеялся на план Барбаросса по поводу моего соблазнения в ближайшие пять минут после обручения, да не тут-то было!
  - Я не могу понять, что с тобой не так, что ты упираешься и не хочешь доставить удовольствие себе и мне! - повышая голос, ответил он.
  - Я уже не раз называла тебе причину моего поведения, уж не говоря о том, что я тебя заранее предупредила об этом. И если ты не в состоянии держать себя в руках, или правильнее сказать, своего "друга" в штанах, то я здесь тебе ничем помочь не могу.
  - Мне никогда не было необходимости сдерживать свои желания...
  - Пора бы поучиться этому - ты скоро станешь королем и должен будешь уметь контролировать все свои эмоции, - поучительно сказала я.
  - Я вижу, что ты преуспела в этом искусстве даже лучше Дорина, - хмыкнул Валимон. Я ничего не ответила, потому что не собиралась поддерживать этот глупый спор. Решив, что мне лучше заняться чем-то совершенно другим, я более или менее спокойно сказала, прежде чем выйти из комнаты:
  - Могу заверить тебя в одном - чем более настойчивым ты будешь, тем более упрямой буду я. И это однозначно - я не сдаюсь под напором. Поэтому, если тебе хочется добиться чего-то в отношении меня, то тебе лучше кардинально сменить тактику.
  После этих слов я вышла, направляясь к себе в кабинет.
  Там я оказалась в тишине и покое, о которых я мечтала. Я посидела некоторое время просто наслаждась одиночеством, потом проверила свою почту, написала несколько коротких писем своим знакомым, прочитала календарь на следующую неделю и даже поиграла на компьютере. И таким образом время прошло довольно незаметно. Поэтому, когда Роджер сообщил о приезде Дженифер, мне показалось, что она приехала раньше времени. Однако, было уже почти одиннадцать часов, и представитель уже успела привезти торты.
  Слуги накрыли стол на троих в столовой, поставили там торты, в очень миниатюрном варианте показывающие настоящие свадебные торты, а также поставили щербет.
  Войдя в столовую, я увидела, что Дженифер и Валимон уже сидят там в ожидании меня. Обнявшись с Дженифер, я села между ней и Валимоном и обратила внимание на представителя кондитеров.
  Последняя довольно подробно описала ингредиенты тортов, почему и как они украшены, а также количество калорий. Все три торта были размером с крупное пирожное, для того, чтобы иметь возможность попробовать все три. Грубо говоря все торты были приготовлены только на трех человек, потому что мы заранее предупредили сколько человек будет участвовать в дегустации.
  Один торт был белым, один - черным, и один - розовым. Даже будучи такого маленького размера, можно было сразу понять, что украшением этих пирожных занимались настоящие мастера своего дела, потому что даже в таком размере они выглядели как маленькие шедевры.
  Поблагодарив представителя за работу и доставку, мы распрощались с ней, чтобы иметь возможность свободно попробовать торты, обсудить наши мнения, без страха обидеть каким-то неосторожным словом, а потом уже вынести свой вердикт.
  Оставшись втроем и с двумя слугами, мы принялись за обсуждение. Принятие решения по поводу внешнего вида свадебного торта заняло минут 15. Сразу отказавшись от черного торта, выбор между розовым и белым был довольно сложным. Но в результате большинством голосов (как ни странно я и Валимон против Дженифер) мы остановились на розовом.
  Слуги разрезали торты на три части каждый и удалились, предоставив нас самим себе.
  Взглянув на черный торт, я сразу отказалась его есть.
  - Здесь птичье молоко, - сказала я, поморщившись. - Ешьте его без меня.
  Валимон с интересом взял себе кусочек и принялся за него. Дженифер тоже съела свой, похвалив, что было очень вкусно. Еще раз поморщившись, я положила на свое блюдце белый торт. К тому моменту, когда Валимон и Дженифер закончили есть торт с птичьим молоком и заели его щербетом, я уже успела съесть свой кусок белого торта и принялась за розовый.
  Я приняла свое решение раньше, чем Валимон или Дженифер успели доесть свои куски.
  - Кто-нибудь хочет доесть черный? - уточнила я, переводя взгляд с Валимона на Дженифер и обратно.
  - Нет, спасибо, у меня уже нет места в желудке, - ответила Дженифер. Валимон также отрицательно покачал головой.
  Я с жалостью посмотрела на кусок, потому что выбрасывать его однозначно не хотелось. И мне пришла в голову идея:
  - Если никто не хочет его доедать, предлагаю подарить его Дорину.
  Дженифер прыснула со смеху, прикрывая рот салфеткой, чтобы не выплюнуть содержимое.
  - Прошу прощения за грубость, но твое предложение звучало наподобие: "Давайте отдадим остатки с барского стола королю".
  Валимон тоже тихо засмеялся. Я с улыбкой пожала плечами:
  - А кто, собственно, сказал, что я имела в виду что-то другое?..
  Я взяла блюдце с тортом и вышла из столовой, по пути спрашивая:
  - Роджер, где Дорин?
  - В своем кабинете, мэм.
  Я добралась до его кабинета довольно быстро, потому что это было неподалеку от столовой, так как Дорин часто ел там, чтобы не появляться в столовой и не составлять мне компанию.
  Зная, что по выходным официальные аудиенции не проводятся, я стукнула в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла в кабинет Дорина. Последний испуганно подскочил на стуле, увидев меня. Я заметила, что он был в кабинете не один - напротив короля в кресле сидел мужчина лет 45, который поднялся со своего места при виде меня.
  - Дядя, что же ты так пугаешься? - ласково спросила я, потому что от сладкого у меня улучшилось настроение. - Прошу прощения, я не знала, что ты ведешь прием по выходным, поэтому и ворвалась так вдруг. Мы как раз дегустировали образцы свадебного торта, поэтому я подумала, что может быть ты тоже хочешь попробовать один из них.
  Я поставила на стол перед Дорином блюдце с тортом и обратила внимание на его собеседника.
  - Нет-нет, ничего страшного, это частный визит, - быстро ответил Дорин, вновь занимая свое кресло. - Познакомься, Жасмин, это Эрик Шодин. Господин Шодин - предприниматель, он иногда поставляет мне... редкие вещицы.
  Я протянула руку Шодину, бросая на него быстрый взгляд. Он был примерно того же роста, что и я, только намного шире, хотя нельзя сказать, что он был толстым. Его черные волосы были зачесаны назад, небольшие глаза были прищурены, как у кота, глядящего на мышку, а на подбороке была характерная ямочка.
  - Ваше Высочество, для меня большая честь познакомиться с вами, - прошелестел он, поцеловав мою руку и задержав ее в в своей чуть дольше, чем следовало.
  - Приятно познакомиться, господин Шодин, - вежливо отвела я, пряча руку за спину. - Можно узнать, что именно вы поставляете Дорину? Может быть, я также смогу стать вашим клиентом?
  - Боюсь, товары, являющиеся предметом моей торговли, в основном предназначены для мужчин, - ответил он, с улыбкой продолжая смотреть на меня.
  - Что ж, желаю удачи в бизнесе. До свидания!
  Шодин попрощался со мной, и я вышла из кабинета.
  - ... А ты разве этого еще сам не понял? - спросила Дженифер Валимона, когда я вошла в столовую.
  - Чего он не понял? - потребовала я ответа.
  Обернувшись ко мне, оба умолкли.
  - Ну что, понравился Дорину торт? - спросила Дженифер, переводя разговор в другое русло.
  - Не знаю. Он, похоже, очень испугался моему появлению, потому что у него был какой-то тип в кабинете, - ответила я. - Ну, что вы решили по поводу торта?
  - Боюсь, решать придется тебе, потому что мы разошлись во мнениях, - ответил Валимон.
  - Вот как? И кто же что выбрал? - заинтересовалась я, занимая свое место за столом.
  - Думаю, будет лучше, если ты скажешь свое решение, а потом уже мы, - предложила Дженифер. Я пожала плечами и сказала:
  - На вкус мне больше всего понравился тоже розовый. Даже и менять ничего не хочется.
  - Тогда будет розовый, - заключил Валимон.
  - А кто еще за него голосовал?
  - Я, - ответил мой жених. Я с недоверием посмотрела на него и перевела взгляд на Дженифер, чтобы убедиться, что это было не просто подыгрывание с его стороны.
  - Ему действительно больше понравился розовый, а мне - белый, - подтвердила Дженифер.
  - Ну и хорошо. По крайней мере насчет этого мы не будем спорить. Так чего не понял Валимон? - вновь задала я свой вопрос.
  Дженифер поднялась со своего места, обняла Валимона, потом меня, прощаясь, и потом сказала:
  - Вот - Валимон, твой будущий муж, спрашивай его, чего он не понял. Если он захочет, то сам тебе все расскажет, потому что это ведь его ошибка, - с этими словами Дженифер вышла из столовой, махнув нам еще раз рукой на прощание. Я развернулась к Валимону, вновь опустившемуся на свой стул, и посмотрела на него в ожидании ответа на мой вопрос.
  Валимон непонимающе покачал головой.
  - Давай, рассказывай, - напомнила я.
  - Что рассказывать? - уточнил он, протягивая мне руку. Постояв в нерешительности несколько секунд, я протянула в ответ свою руку. Валимон взял меня за руку и усадил к себе на колени, а потом уже заговорил:
  - И что ты хочешь услышать?
  - То, о чем вы говорили с Дженифер и чего ты еще не понял.
  - Мы говорили о тебе... - произнес он, глядя на меня снизу вверх.
  - Это я уже поняла и именно поэтому хочу знать все содержание разговора, - кивнула я.
  Валимон помолчал какое-то время, а потом сказал:
  - Собственно, Дженифер не сказала мне ничего принципиально нового, учитывая наш с тобой последний разговор.
  Я нахмурилась, пытаясь вспомнить содержание нашего с ним последнего разговора. Заметив это, Валимон продолжил:
  - Я рассказал Дженифер о твоем упрямстве и о том, что ты мне сказала пару часов назад, а именно: "Если тебе хочется добиться чего-то в отношении меня, то тебе лучше кардинально сменить тактику".
  Я утвердительно кивнула и продолжила слушать.
  - На это Дженифер сказала, что это твое утверждение верно на все 100% и что к тебе нужен соврешенно другой подход.
  - Она сказала какой? - осторожно уточнила я.
  - Частично... Она сказала, что я должен попросить у тебя прощения, и я понял, что она права.
  - Хорошо, давай, проси, - согласилась я, устраиваясь поудобнее у него на коленях для принятия извинений.
  Валимон вновь взял мою руку и поднес ее к своим губам. Поцеловав ее и все еще держа ее в своей руке и глядя мне в глаза, он сказал:
  - Прости меня, пожалуйста, за мое глупое поведение. Я знаю, что зачастую я веду себя очень эгоистично и тем самым причиняю тебе моральную боль. Я не должен заставлять тебя делать то, что ты не хочешь... Прости меня...
  Я с удивлением смотрела на Валимона, потому что совсем не ожидала от него подобного извинения, уж не говоря о том, что я не ожидала услышать от него извинения вообще. Это было странно, но в то же время, довольно приятно.
  - И что же за подход тебе посоветовала Дженифер? - уточнила я.
  - Я прощен? - последовал вопрос Валимона.
  - Я подумаю над этим, - уклончиво ответила я и добавила: - Я тебя уже достаточно хорошо знаю, поэтому мне сначала хочется убедиться, что ты на самом деле изменишься.
  - Хорошо, я согласен - это справедливо, - кивнул мой жених.
  - Но теперь скажи мне про подход, посоветованный Дженифер, - напомнила я.
  Здесь Валимон немного замялся, но потом осторожно подбирая слова, ответил:
  - Я не должен заставлять тебя делать что-то против своей воли, потому что в твоем случае это оказывает противоположное воздействие. Что я должен сделать, так это попытаться заставить тебя захотеть того же самого...
  Собственно, это было правдой, хотя мне не очень понравилась формулировка. Поэтому скептическим тоном я осведомилась:
  - А этого ты как добьешься?
  - Еще не знаю, - признался он, - но для начала мне нужно убедить тебя в том, что я действительно хочу измениться в лучшую сторону, не так ли?
  Я кивнула, вставая с коленей Валимона и направляясь в свой кабинет.
  - Я должна проверить кое-какие дела, которые будут затронуты на следующей неделе, а ты можешь пока заняться чем-нибудь другим, - предложила я.
  - Если я пообещаю не мешать тебе, можно посидеть в твоем кабинете? - попросил он, тоже поднимаясь со своего места. Я пожала плечами и зашагала к себе.
  Всю следующую неделю Валимон действительно вел себя примерно - он был очень приветлив, даже романтичен, но ни в коем случае не настойчив, и мне это нравилось. В течение дня он занимался ежедневными делами, включая примерку свадебного костюма, некоторые дела по самой свадьбе, иногда он просто сидел у меня в кабинете и наблюдал, что и как я делаю. Поэтому неделя прошла довольно спокойно и без единой ссоры.
  Дегустацию вина было решено провести в пятницу вечером, чтобы слишком быстро не опьянеть и на работу утром с похмелья не идти. Поэтому мы пришли в столовую к четырем часам, где уже находился наш королевский винодельчий.
  На отдельном столике стояло двенадцать бутылок вина - три бутылки красного, три - белого, три - розового и три - зеленого. Предполагалось, что мы выберем всего три бутылки для различных блюд. Это вино мы выбирали только для нашего столика, а остальные гости должны были пить вина, предложенные самим винодельчим.
  Мы заняли свои места за столом, на котором стояло по 12 бокалов для каждого из нас и мороженницы с щербетом для перебивания вкуса вин, а также плевательницы для использованного вина.
  - Ваше Высочество, в каком порядке вы хотите пробовать вина? - поинтересовался винодельчий. Я вопросительно посмотрела на Валимона, но последний лишь покачал головой, давая понять, что ему абсолютно все равно.
  - Думаю, мы начнем с самого несладкого, - решила я. Винодельчий кивнул и направился к столику с винами.
  Первым делом мы попробовали красные вина, затем белые, зеленые и завершили розовыми. Между каждым глотком мы полоскали рот водой и заедали щербетом. Валимон как самый настоящий знаток и ценитель вин вдыхал аромат перед дегустацией, а уже затем наслаждался вкусом. Мне было интересно наблюдать за ним, потому что сама я пробовала вина лишь на вкус в связи с тем, что не любила запах вина или виноградного сока.
  Часа через два мы сошлись во мнениях по поводу набора вин на наш стол, не особо споря по этому поводу. Винодельчий также зачитал нам список вин, выбранных для гостей, который мы и утвердили.
  В общей сложности я не выпила и одного полного бокала, но в связи с медленной скоростью употребления алкоголя по окончании нашей дегустации я поняла, что немного опьянела - мне было сложнее свести взгляд в фокусе, и мне это очень не нравилось.
  Я в нерешительности посмотрела на винодельчего, потом на Валимона, предполагая, что если я сейчас встану, то скорее всего зашатаюсь, а мне совершенно не хотелось этого показывать кому-либо.
  - Мне нужно съесть чего-нибудь сладкого, - сказала я, решив, что будет лучше, если я посижу немного прежде, чем куда-нибудь идти.
  - Что желает Ваше Высочество? - спросил подошедший в тот же миг слуга.
  - Какой-нибудь торт или пирожное, - ответила я, откидываясь на спинке стула и устраиваясь поудобнее.
  - Принесите и мне тоже, - сказал Валимон.
  Слуга кивнул и удалился. Винодельчий, поняв, что мы не собираемся уходить, быстро позвал слуг, чтобы они помогли ему унести бутылки и бокалы. Вскоре стол опустел, а также и столовая, а слуга принес два блюдца с кусочками торта "Наполеон".
  Я взяла ложку и принялась за вкусный торт. Валимон с интересом смотрел на меня.
  - Что-то не так? - поинтересовалась я, прервав свое увлеченное поглощение сладкого.
  - Да нет. Просто мне показалось, что ты хотела остаться, чтобы немного придти в себя после всего вина, но не похоже, чтобы ты была пьяна, - ответил Валимон, тоже принимаясь за свой торт.
  - А я и не пьяна, - возразила я. - Точнее, не до такой степени, чтобы не донести ложку до рта. Но думаю, что после торта ты все-таки поможешь мне дойти до комнаты.
  Валимон молча кивнул. Мы доели свои порции и, после того, как слуги убрали блюдца, я поднялась со своего стула, держась за стол. Все оказалось не так плохо, как я думала - я не упала и даже особо не зашаталась. Однако до спальни я добралась при помощи Валимона.
  Я упала на подушки, свесив ноги. Валимон помог мне снять обувь и остановился, в задумчивости глядя на меня.
  - И что ты так смотришь? - с игривой улыбкой спросила я.
  - Пытаюсь понять твое настроение.
  Я перевернулась на бок, облокотившись на локоть, и похлопала по месту на кровати рядом с собой, приглашая его присоединиться ко мне. Брови Валимона полезли вверх.
  - У меня что-то с глазами или ты предлагаешь мне лечь рядом с собой? - спросил он. Я рассмеялась, вновь упав на подушку, и сказала:
  - Лучше поторопись, пока я не передумала...
  Валимон молча стоял и, не веря своим глазам, просто смотрел на меня.
  - "Поддайся искушению - оно может не повториться..." - произнесла я его собственную фразу, продолжая лукаво улыбаться.
  На какое-то мгновение мне показалось, что он сейчас скажет, что теперь он ничего не хочет, или что-то в этом духе, но потом, видимо, поняв, что искушение на самом деле может больше не повториться, Валимон почти прыгнул на кровать, укладываясь рядом со мной.
  - Значит все-таки алкоголь на тебя тоже действует, - сказал он, поглядив меня по щеке.
  Я пожала плечами:
  - Не знаю, может быть, а может быть у меня просто изменилось настроение, или может быть мне просто надоело тебя мучать - кто знает... и кого, собственно, это волнует...
  Казалось, что Валимон просто не мог поверить своим ушам, потому что поцеловал он меня очень осторожно, как будто бы ожидая удара в пах...
  Когда же я с готовностью ответила на его поцелуй, Валимон просто обезумел от страсти, хотя однако во время срывания с меня одежды, он нашел короткое время, чтобы уточнить у Роджера вероятность того, что я могу забеременеть в данный момент. Но получив ответ практически со знаком минус, он забыл обо всем и уделил все внимание только мне...
  Таким образом, вечер и ночь прошли бурно и поэтому проснулись мы очень поздно утром, точнее ближе к полудню. Никто нас не беспокоил, потому что это была суббота.
  Я потянулась под одеялом, намереваясь вставать, но Валимон еще в полусне поймал меня за руку и повалил обратно на кровать.
  - Куда это ты собралась? - спросил он, открывая глаза.
  - В ванную, - ответила я, потихоньку расцепляя его пальцы на своем запястьи.
  - И что ты там забыла? - последовал следующий вопрос, пока вторая рука притянула меня к нему за талию.
  - Умыться и одеться, а потом отправиться на завтрак, - объяснила я. Валимон молча покачал головой. - Но ты можешь полежать еще, у тебя есть время, - добавила я.
  - И что за смысл лежать в постели одному? - усмехнулся он. - Постель для того и двухспальная, чтобы там было два человека...
  В общем, в тот день мы вышли из комнаты только когда Валимон основательно проголодался, что произошло достаточно быстро, учитывая, что мы не ели ничего на ужин предыдущим днем.
  Следующий день прошел в том же стиле, а в понедельник я отправилась на работу, оставив Валимона в постели еще спящим.
  Во время перерыва между двумя встречами я полистала свой календарь и с удивлением обнаружила запись на 30 июня - "День рождения Валимона - не забыть отправить открытку".
  - Роджер, у него день рождения через две недели? - удивленно спросила я.
  - Да, мэм. В пятницу, - ответил секретарь.
  Я начала лихорадочно соображать, что же мне делать. Раньше я отправляла ему просто открытку и иногда получала благодарность в виде подобной же открытки. Теперь же Валимон был здесь, причем постоянно, а это означало, что его день рождения нужно было праздновать по-настоящему.
  - Роджер, мне нужен примерный план проведения торжеств по этому поводу, - сказала я. - Я еще точно не знаю, сколько человек будет приглашено, но скорее всего только его друзья. Надо будет узнать у Стины, кого вообще стоит приглашать, а кого - нет. Попроси Стину выслать список его друзей, сообщи Дженифер о том, что нам предстоит готовить праздник, причем желательно сюрприз-вечеринку. И еще, мне нужно знать, чего хочет Валимон в подарок.
  Завершив с поручениями, я вернулась к делам, потому что пришел следующий посетитель.
  В обед мне доставили свадебное платье, которое я тщательно спрятала в одной из комнат, чтобы Валимон его не видел. Самого Валимона в тот момент, к счастью, тоже нигде не было видно, поэтому особо от него скрываться мне не пришлось.
  Я назначила ужин с Дженифер у нас, потому что тогда мне было бы проще отвлечь Валимона показом чего-нибудь во дворце девочкам и Бену. Поэтому повара приготовили ужин на пятерых, исключая Дорина, так как ему всегда готовил только его личный повар.
  Мы сели на диван в холле в ожидании прибытия наших гостей.
  - Знаешь, по-моему, у нас все с тобой будет хорошо, - задумчиво произнес Валимон, разглядывая мои пальцы.
  - Я очень на это надеюсь, - ответила я, погладив его курчавые волосы.
  - Господин и госпожа Прада, - сообщил дворецкий, впуская в помещение Дженифер с Беном и девочками.
  Мы быстро поднялись с дивана, официально приветствуя гостей. Дружески обнявшись, мы прошли в столовую, где уже был накрыт стол.
  Я заметила, что Дженифер внимательно переводит взгляд с меня на Валимона и обратно.
  - Что не так? - уточнила я.
  - Нет-нет, просто пытаюсь понять, помог ли мой совет, - ответила она с лукавой улыбкой и перевела свое внимание на закуски. - Какие у вас новости? Какие планы на ближайшее время? Как идет приготовления к свадьбе?
  - Приготовления идут своим чередом, уже все гости дали свои ответы. Мое платье прибыло, костюм Валимона тоже готов. Планов особо никаких нет, новостей тоже, - ответила я. - Какие новости у вас?
  - Да, собственно, тоже никаких. Ждем новостей только от вас.
  Я кивнула и добавила:
  - Мне нужно будет с тобой поговорить.
  Дженифер кивнула, и мы принялись за трапезу. Разговор за столом шел на очень отвлеченные темы, такие как погода, открытие нового ресторана или клуба, какая-нибудь выставка, на которую мы обязательно должны попасть. После десерта Валимон, Бен и его дочери отправились в бассейн, потому что они хотели покататься в аквапарке, который был в миниатюре устроен в королевском бассейне. А мы с Дженифер направились в мой кабинет, чтобы поговорить о своих делах.
  Заняв место на диване, Дженифер прямо спросила:
  - Так что у вас с Валимоном?
  - А что у нас с ним - мы собираемся пожениться, - ответила я довольно равнодушно, тоже занимая место на диване.
  - Ну, хватит меня мучать! - воскликнула Дженифер. - Вы спите вместе наконец или еще нет?
  - Мы спим с ним вместе с момента нашей помолвки, - возразила я, но тут же вскочила со своего места, потому что увидела, что руки Дженифер потянулись к моей шее в желании задушить меня.
  - Да ладно тебе, любопытная варвара! - рассмеялась я. - Все у нас нормально, все довольны и счастливы.
  - Ну, слава богу! - расслабилась Дженифер, откинувшись на спинку дивана, как если бы только что закончила разгружать вручную вагон рельсов.
  - Я не пойму, тебе-то что от этого? - усмехнулась я. - Это же моя жизнь.
  - Конечно, твоя, но я хочу, чтобы она была полноценной, - спокойно ответила она. Потом немного подумав, она спросила: - Ну, а тебе как ваши отношения? Ты довольна?
  Я задумчиво пожала плечами, потому что точно сама не могла выразить свои мысли и чувства.
  - Не знаю, - наконец тихо сказала я. - У меня довольно странные чувства по этому поводу. Конечно, Валимон мне нравится, как любовник он меня тоже вполне устраивает, даже иногда его слишком много... Но... у меня какое-то постоянное чувство опасности, точнее недоверия...
  - В каком смысле? - озабочено спросила Дженифер, придвигаясь поближе ко мне.
  - Хм, не знаю как сказать... Я знаю прошлое Валимона, поэтому мне кажется, что я каждый день жду от него предательства, что ли. Разумеется, когда я с ним, то я ни о чем подобном не думаю, но вот когда я смотрю на всю ситуацию со стороны, то мне как-то становится страшно, что это долго не продлится... Не знаю, это как-то глупо...
  - Почему тебе так кажется? В чем или в ком ты не уверена?
  - Не знаю, в обоих, кажется. Мы же не любим друг друга, это даже не привязанность...
  Дженифер помолчала какое-то время, обдумывая мои слова, а потом сказала довольно решительно:
  - Значит так, выбрось из головы все свои опасения и наслаждайся моментом. Все твои опасения могут быть лишь глупым предубеждением, поэтому забудь обо всем плохом и думай только о хорошем.
  - Попробую... - неуверенно пообещала я. - Но вообще-то я собиралась поговорить с тобой по поводу вечеринки в честь дня рождения Валимона.
  Следующие полчаса ушли на обсуждение некоторых деталей вечеринки. К тому времени Стина уже прислала мне список друзей Валимона, где, к счастью, большая часть состояла из представителей мужского пола. Всего в списке было около сорока человек, поэтому мы решили пригласить их всех, плюс некоторых местных людей, знающих его. Было решено устроить вечеринку на улице возле каскадного фонтана с фейерверком и шведским столом. Мы продумали основные мелочи, а выполнение всего было возложено на Роджера, который знал кому и что поручить и как за этим проследить. Поэтому планирование вечеринки прошло в течение одного вечера.
  - Роджер, ты узнал, что хочет Валимон в подарок? - уточнила я на последок.
  - Ваше Высочество, я не нашел ничего, чего бы он хотел, но в ближайшем времени и так бы не получил, - ответил Роджер. - Я продолжу выяснение данного вопроса.
  Но вскоре вопрос с подарком для Валимона был решен мной самой. Мне пришлось поломать голову несколько дней прежде, чем мне в голову пришла очень хорошая идея - подарить Валимону Роджера. Точнее, не самого Роджера, а такого же секретаря-советника, который бы всегда и везде сопроводжал Валимона. С какой-то точки зрения это был подарок и мне самой, потому что тогда мне бы не было необходимости отвечать на все вопросы Валимона или же служить источником знаний, имея Роджера.
  Поэтому примерно за неделю до самого торжества я с помощью Дженифер выбрала для Валимона красивые наручные часы, в которые Роджер загрузил своего двойника. Таким образом, проблема с подарком была решена легко и безболезненно.
  Последующая неделя перед вечеринкой прошла в обычном темпе и стиле. Чтобы устроить настоящую сюрприз-вечеринку, я решила "забыть" поздравить Валимона в течение дня и вообще "забыть" о его дне рождения. Утром у меня это неплохо получилось, потому что я ушла к себе в кабинет, пока Валимон еще спал. Затем я всячески избегала контакта с ним в течение дня. Я даже попросила Джима пригласить Валимона полетать по новой конфигурации туннеля, чтобы отвлечь его от меня и выманить из дворца, давая возможность работникам закончить последние, но основные приготовления.
  Последняя идея удалась очень хорошо, потому что Валимона не было дома до самого вечера. За это время я встретила шаттл с его друзьями, включая Стину и ее мужа, разместила их в Монплезире, сообщила им что, как и когда им нужно будет делать. И мы остались ждать прибытия Валимона домой.
  По моей просьбе Джим привез Валимона домой, пролетев по противоположной от вечеринки стороне дворца и довольно низко к земле, чтобы он ничего не заметил.
  Я встретила Валимона в холле сразу при его входе в здание и довольно сухо осведомилась:
  - Ну и где ты гулял весь день?
  Сначала мне показалось, что у Валимона отвиснет челюсть от такого обращения с ним в день его рождения. Потом он взял себя в руки и ответил почти тем же тоном:
  - Гулял с твоими друзьями.
  - И своими подругами? - уточнила я и решительно зашагала в сторону выхода к каскадной лестнице. Как я и предполагала, мой дорогой кузен пошел вслед за мной, начиная возмущаться:
  - С какими подругами?
  - Я не знаю с какими, но меня ты игнорировал весь день!
  - Прошу прощения? Меня кто-то обвиняет в игнорировании? Это не ты ли не отвечала на мои звонки?! - я улыбнулась, понимая, что Валимон уже начинает заводиться. - Вот чем весь день занималась ты?
  - Вот этим... - уже обычным ответила я, выходя на терассу над каскадной лестницей и давая команду друзьям Валимона кричать "Сюрприз!" и "С днем рождения!", а также команду для фейерверка.
  Валимон застыл на пороге, глядя вниз на своих друзей и россыпи фейерверка на слегка сумеречном небе. Он перевел взгляд на меня.
  - С днем рождения, дорогой! - улыбнулась я, подходя к нему и обнимая, и целуя.
  Еще пару минут понадобилось Валимону, чтобы прийти в себя окончательно. Потом он засмеялся, притянул меня к себе за шею для страстного поцелуя и крикнул, подхватывая меня на руки:
  - Ребята, вы пока веселитесь, а мы вернемся через часик-другой...
  Мужская половина приглашенных захохотала. Валимон, обнимая меня рукой за талию, направился вниз к своим друзьям.
  - Знаешь, я всегда мечтал о такой настоящей сюрприз-вечеринке, - сказал он негромко. - Потому что обычно всегда я знал о том, что что-то готовится, но сегодня ты провела меня.
  Он одарил меня счастливым взглядом, и у меня промелькнула мысль "А может быть все получится..."
  Валимон поздоровался с каждым присутствующим на празднике, потом он еще поговорил с Мариной, которая не приехала на саму вечеринку, но должна была приехать на нашу свадьбу. Валимон представил меня всем своим друзьям, а потом началось само празднество.
  Погода была, разумеется, шикарной - достаточно теплой, для того, чтобы плавать в заливе, но не настолько жаркой, чтобы изнывать от жары. Еды и напитков было тоже более, чем достаточно, а также места для сидения и танцев. Первый танец Валимон танцевал со мной, как и полагается, а потом пошли общие быстрые танцы. Отойдя в сторонку, чтобы перевести дух, я увидела, что ко мне направляется Стина.
  - Привет! Я с тобой еще даже не поговорила, - сказала она, останавливаясь возле меня и тоже пытаясь отдышаться от бешеного ритма танца. - Как у тебя дела-то?
  - Да ничего, не жалуюсь, - улыбнулась я. - А у тебя? Все еще замужем?
  - Пока да...
  - Но?.. - продолжила я, услышав неуверенность в ее голосе.
  - Да не знаю, как-то странно. Сейчас смотрю и думаю, что у нас не так уж и много общего с Беком. Мы как те два человека, что просто живут и спят вместе, а больше ничего общего-то и нет.
  - Ну, чтобы быть вместе совсем необязательно иметь много общего. Главное спокойно относиться с недостаткам друг друга, - ответила я, наполняя бокал зеленым напитком.
  - Да разберемся еще, - улыбнулась она, тоже выбирая себе напиток. - Кстати, я хотела тебя предупредить - сестра Бека, Джекки - бывшая любовница Валимона.
  Я засмеялась, спрашивая:
  - А среди присутствующих здесь его друзей, есть девушки, которые еще не бывали в его постели?
  Стина тоже усмехнулась, но потом серьезно ответила:
  - Дело в том, что они были вместе довольно долго - они встречались почти полгода. Если бы у Валимона была возможность жениться, то это наверняка была бы Джекки...
  Слышать это было не очень приятно, особенно сейчас. Я поискала глазами эту самую Джекки, потому что уже успела с ней познакомиться и знала, как она выглядит. Она была пониже ростом, чем я или Стина, с темными длинными прямыми волосами и карими глазами. Она создавала довольно приятное впечатление, в смысле, что она не казалась ветренной девченкой, какими обычно увлекался Валимон.
  Сердце сжалось, когда я увидела, что Джекки стоит возле одного из фонтанов, а рядом с ней стоит Валимон. Джекки выглядела довольно грустной, да и Валимон был вполне серьезным.
  "Роджер, мы можем послушатьих разговор?" - спросила я мысленно.
  "Вслух, Ваше Высочество, или только вам?" - уточнил Роджер.
  "Только мне..."
  - ...что она красивая, умная, интересная, поэтому она тебе и понравилась, - сказала Джекки. - Собственно, я даже не очень огорчена из-за этого, потому что она тебе действительно ровня, если не лучше. Просто... жалко, что у нас с тобой так все получилось, точнее, не получилось...
  - Джекки, мне тоже жаль, что у нас с тобой ничего не вышло, - ответил Валимон. - Но, кто знает что и как будет в будущем, я не буду жечь мосты... Кроме того, мы ведь все равно можем быть друзьями и присылать друг другу открытки по поводу и без повода, не так ли?
  Джекки молча кивнула. Они еще пару минут постояли молча, а потом их молчание было прервано каким-то другом Валимона, который предлагал начать церемонию открытия подарков.
  - Ты слышала, о чем они говорили? - спросила Стина.
  Я кивнула.
  - И о чем?
  - О том, что они не могут быть вместе, - ответила я, хотя в данный момент мне не хотелось об этом говорить. К моему спасению все тот же друг Валимона объявил о начале открытия подарков, поэтому все внимание гостей переключилось на Валимона.
  Валимон получил множество всевозможных вещей и безделушек, которым он, однако, вполне искренне радовался. Я не положила свой подарок на стол, чтобы просто не перечеркивать подарки всех приглашенных своим даже потому, что он просто был самый дорогостоящий.
  - Что-то я не вижу подарка от своей жены, - сказал Валимон, глядя на опустевший стол для подарков.
  - Жены? - засмеялась Дженифер, стоявшая неподалеку. - Похоже, ты немного вперед убежал по времени.
  - Ой, и правда, - широко улыбнулся Валимон, - похоже я уже живу в будущем. Но, надеюсь, никто не против.
  Он окинул взглядом всех гостей и получил в ответ лишь отрицательное покачивание головами.
  - Вот и хорошо. Я так понимаю, мой подарок будет попозже? - Валимон перевел взгляд на меня. А я молча кивнула, стараясь улыбнуться. - Значит, это секрет... Что ж, я подожду немного.
  И вечеринка вновь продолжилась. Я отошла в сторонку, чтобы не мешать веселью, но меня тут же обнял Валимон, подкравшийся сзади.
  - Привет! - сказал он, целуя меня. - Как дела?
  - Нормально, - ответила я. - Тебе нравится твоя вечеринка?
  - О, еще бы! Спасибо! Все просто здорово!
  Я удовлетворенно кивнула.
  - Кстати, подарок я могу вручить тебе сейчас, просто не хотелось всех... опускать, - добавила я. Валимон кивнул, и мы отошли в сторону парка, где опустились на скамеечку.
  Я протянула ему коробочку с бантиком. Валимон осторожно взял, с интересом глядя на подарок и наверняка гадая, что это может быть. Открыв коробоку, Валимон убрал мягкую бумажку, накрывающую сами часы, и протянул:
  - Ух ты! Здорово! Ваш знаменитый Ролекс!
  - Это не просто часы, - полуулыбнулась я. - Точнее, это не просто золотые часы. Надень их.
  Я помогла Валимону застегнуть ремешок.
  - Добрый вечер, Ваше Высочество! С Днем рождения! Я - ваш секретарь и помощник, - раздался голос, немного напоминавший Роджера.
  - Ой, это он мне? - воскликнул Валимон. Я кивнула.
  - Я подумала, что тебе не помешает иметь такого секретаря-советника как Роджер, учитывая, что ты скоро станешь королем, - ответила я. - Тебе нужно придумать ему имя и ты можешь поменять голос, разумеется.
  Валимон задумался над именем и голосом и через несколько минут сообщил:
  - Окей, имя его будет Морис, а голос... собственно, пусть остается таким, какой есть сейчас - вполне нормальный и ненавязчивый.
  - Морис к вашим услугам, сэр, - сообщил секретарь.
  Валимон развернулся ко мне и, обнимая, поцеловал меня. Потом отстранившись и посмотрев мне в лицо, он спросил:
  - Что-то не так? Ты какая-то грустная...
  - Да нет, все нормально, - возразила я, отводя взгляд. Валимон продолжал смотреть на меня в ожидании признания. Я помолчала еще какое-то время, а потом наконец спросила: - Ты хочешь быть с Джекки?
  Вопрос застал Валимона в расплох, поэтому он был в полном недоумении.
  - Откуда ты узнала про Джекки? - спросил он.
  - От Стины. Я знаю, что у тебя был с ней продолжительный роман...
  - Да, у меня был роман с ней и еще с тысячей девушек Вселенной. Но жениться я собираюсь на тебе, - ответил он.
  - Ну, допустим, жениться на мне ты собираешься не из-за всепоглощающей любви, - сухо произнесла я. - Именно поэтому меня и интересует, хотел бы ты снова быть вместе с Джекки.
  - Нет, - коротко ответил он.
  - Что "нет"? - не поняла я.
  - Я не хочу быть вместе с Джекки.
  - Почему? - удивилась я. - Я думала, ты ее любишь или любил...
  - Я никого не... - Валимон умолк не договорив.
  - Да ладно уж, договаривай, - усмехнулась я. - Я знаю, что ты меня не любишь. Впрочем, я ведь тебя тоже не люблю. У нас в этом деле полная взаимность.
  - Но это не значит, что я тебя никогда не полюблю, - возразил он. - Ты мне очень нравишься, мне очень хорошо с тобой почти во всех отношениях, ну, за исключением тех моментов, когда ты начинаешь показывать свою непробиваемую упрямость...
  Я тихо засмеялась.
  - Я считаю, что мы можем быть вместе долго и счастливо даже, если ничего не изменится, - завершил он. - Ну а пока, я предлагаю жить и наслаждаться тем, что мы имеем...
  На том и порешили. Вечеринка завершилась только к утру, но мы ушли спать раньше. И до свадьбы оставалось ровно два месяца.
  Но они пролетели довольно быстро и почти незаметно. Валимон был вынужден принимать участие в королевской работе, что включало различные встречи с ходатайствами. Сначала он провел несколько дней в моем кабинете, наблюдая что и как делаю я, а потом ему был выделен отдельный кабинет, где он начал вести свой прием. Мы разделили с ним обязанности по благотворительным делам, поэтому я занималась всем, что связано с детьми, женщинами и здоровьем, а Валимон взял на себя ответственность по всему, что связано со спортом - благо он сам им занимался и был недалек от их проблем. Периодически он советовался со мной и постоянно - с Морисом. Поэтому дни проходили в делах, а вечера в отдыхе. На выходные мы иногда ездили куда-нибудь за город или на какие-нибудь мероприятия.
  Подготовка к самой свадьбе тоже занимала довольно много времени. Хотя в основном практическим исполнением всех подготовлений занимались ответственные за это, я все равно как можно чаще старалась проверять степень подготовки, даже чтобы просто быть в курсе дел. Кроме того, это была моя собственная свадьба.
  Валимон тоже уделял внимание приготовлениям, но принимал не такое прямое участие в этом, видимо из-за того, что он давно привык полагаться на других людей.
  Стресс от всех мелочей начал сказываться на мне за пару недель до свадьбы, потому что я стала немного раздражительной и периодически ругалась с Валимоном по поводу и без повода. Ему это не нравилось, но он не мог ничего особо поделать, кроме как молча уйти из комнаты и заняться чем-нибудь другим.
  За два дня до свадьбы приехала Марина, потому что она должна была принять участие в моем девичнике. Несколько друзей Валимона прибыли на его мальчишник. Зная количество алкоголя, которое обычно выпивается мужчинами на подобных мероприятиях, мальчишник было решено провести не за день до свадьбы, а за два - как раз в день прибытия Марины. По этой же причине девичник был назначен на тот же день. Наши вечеринки прошли довольно весело, хотя, как я подозреваю, достаточно типично.
  Гости уже прислали все свои подарки, которые лежали в одном большом зале нераспакованные в связи с недостатком для этого времени. Мы решили открыть их после возвращения из свадебного путешествия, а Роджер и Морис должны были отправить благодарственные карточки за это самостоятельно.
  Ночь перед свадьбой Валимон провел в Монплезире со своими друзьями, а я - в нашей спальне. Спала я хорошо, хотя мне периодически снилось, что я опоздала на свою собственную свадьбу или что опоздавшим был Валимон.
  Проснувшись около девяти утра (церемония венчания была назначена на четыре часа), я приняла теплую и ароматную ванну, позавтракала в своей комнате и вышла в сад. Там, к моему удивлению, прогуливалась Марина.
  - Доброе утро, невеста, - с улыбкой приветствовала меня будущая свекровь.
  - Доброе утро, - я обняла Марину, и мы зашагали дальше по дорожкам сада.
  - Как спалось?
  - Неплохо, учитывая все напряжение. Хоть я и знаю, что все будет сделано как надо, но когда что-то зависит не от меня, и я не контролирую ситуацию, то мне всегда страшно, что что-то будет не так.
  Марина понимающе кивнула.
  - Я так понимаю, что у вас все наладилось с Валимоном, - продолжила она.
  - Да, наверное, - пожала я плечами. - Все в порядке. Пока. Посмотрим, что будет после свадьбы.
  - Я не думаю, что Валимон слишком изменится в худшую сторону после свадьбы, - возразила королева. - Разве что, вам будет сложнее отделаться от Дорина. Я его, кстати, не видела за эти два дня. Надеюсь, он хотя бы выйдет на само торжество.
  - Наверняка. Он в последнее время выглядел вполне удовлетворенным.
  Марина сорвала ветку каприфоля и понюхала цветок.
  - Вы вылетаете в путешествие завтра утром? - уточнила она. Я кивнула. - Полетите сами ли с пилотом?
  - Сами, мы же оба - пилоты. Но я думаю, мы будем спать, потому что лететь туда больше суток, а после свадьбы мы наверняка будем уставшими.
  На сей раз кивнула Марина.
  - Ты уже морально готова стать королевой? - спросила она, улыбнувшись. - Ведь через шесть часов ты официально будешь коронована.
  Я пожала плечами, ответно улыбаясь:
  - Не знаю, наверное. Собственно, всю свою взрослую жизнь я занималась государственными делами больше, чем сам Дорин, поэтому, думаю, принципиальное отличие будет лишь в том, что изменится обращение ко мне. Ну и может быть мы переедем в королевскую спальню.
  - Да, ты права. Для тебя изменений будет не так много, потому что ты всегда жила подобным образом. Валимону будет сложнее - он не привык нести ответственность, хотя, я слышала, ты уже заставила его заниматься работой.
  Усмехнувшись, я кивнула.
  - Ваше Высочество, прошу прощения, что перебиваю, - произнес Роджер, - прибыли стилисты и ожидают вас в салоне.
  - Спасибо, Роджер, - ответила я и в нерешительности обернулась к Марине.
  - Иди-иди, дорогая. Тебе нужно выглядеть по-королевски сегодня и всегда, - улыбнулась она. - Да и мне нужно уже идти приводить себя в порядок. До встречи на вечеринке.
  Я помахала ей рукой и направилась в салон, где провела следующие пять часов.
  Венчание было решено провести в тронном зале, потому что там же и тогда же нас должны были короновать. Тронный зал был перестроен несколько лет назад, потому что иначе не вместил бы полторы тысячи гостей и слуг.
  Как и полагается, Валимон ждал меня у алтаря в сопровождении своих 12 свидетелей. Мои 12 подружек вышли первыми, рассыпая лепестки жасмина по полу. Дорин отказался вести меня к алтарю и передавать Валимону, чему я, собственно, отнюдь не огорчилась. Поэтому во время венчания он сидел на троне, который пока еще стоял один (второе кресло должны были добавить после всех церемоний и после нашего возвращения из свадебного путешествия).
  В белом платье, с фатой на голове, вуалью на лице и букетом в руках я вошла в зал под звуки музыки. Все приглашенные стояли, потому что в присутствии короля они не должны были сидеть.
  Валимон стоял внизу слева от трона, на котором сидел Дорин, а справа от него стоял священнник, на которого была возложена почетная обязанность обвенчать и короновать нас. Медленно прошагав, чтобы музыка успела проиграть достаточно долго, я остановилась перед Валимоном. Последний с улыбкой смотрел на меня, хотя мне было немного сложно преположить, была ли его улыбка связана со мной и нашей свадьбой или же с тем, что он наконец будет коронован.
  Одна из девушек взяла мой букет, и мы развернулись лицом к священнику. Текст, произнесенный священником, был достаточно длинным и стандартным для королевского венчания. Здесь, например, не было вопросов о том, добровольно ли мы вступаем в брак, хотим ли мы жить вместе пока смерть не разлучит нас, клянемся ли мы друг другу в вечной любви и верности. Все это было исключено из текста для избежания лицемерия, потому что очень часто браки на королевском уровне заключались по политическим соображениям и не имели ничего общего с браками по любви. А собственные клятвы мы сочинять не хотели также из-за лицемерия.
  Но меня это даже успокаивало, потому что чувство временности меня не покидало.
  Священник дал нам свое благословление, и мы обменялись кольцами.
  - ...Объявляю вас мужем и женой, - сообщил он. - Можете поцеловать друг друга.
  Валимон вполне счастливо поцеловал меня и вновь обернулся к священнику. Дорин со скучающим видом сидел на своем троне, хотя я переживала, что он сейчас устроит какую-нибудь сцену по поводу коронации. Но даже когда Валимон опустился на одно колено перед священником, а последний взял в руки корону, Дорин продолжил невыразительно блуждать взглядом по топле присутствующих гостей.
  - Коронуется принц Валимон на трон королевств Гончих Псов и Млечного Пути, - произнес священник, опуская золотую тонкую корону на голову Валимона. - Да здравствует король!
  - Долго живи, король! - я вздрогнула от неожиданности после дружного восклика зала.
  Валимон поднялся на ноги и остался стоять в ожидании меня. С меня сняли фату с тиарой, и я просто сделала шаг к священнику слегка склонив голову в его сторону.
  - Коронуется принцесса Жасмин на трон королевств Млечного Пути и Гончих Псов, - в моем случае порядок королевств поменялся, потому что я была наследницей именно в Млечном Пути, а Гончие Псы доставались мне по праву замужества. Священник осторожно надел мне на голову золотую корону-тиару, стараясь не портить мою прическу. - Да здравствует королева!
  - Долго живи, королева! - вновь раздалось со всех сторон.
  Я выпрямилась, разворачиваясь к гостям вместе с Валимоном, и отовсюда зашумели апплодисменты. Кроме как со стороны Дорина, разумеется.
  Под звуки вальса Мендельсона, который был традиционным уже несколько веков, мы вышли из тронного зала и направились на терассу, чтобы приветствовать собравшихся подданых.
  Такой толпы людей я еще не видела никогда в своей жизни! Казалось, что все пространство от дворца до самого залива превратилось в море, колышущееся и шумящее от радости. Мы подошли к парапету и приветственно помахали толпе, которая начала выкрикивать поздравления, которые постепенно перешли в хоровое исполнение гимна Млечного Пути.
  Затем была устроена долгая и довольно скучная церемония поздравления нас приглашенными. В связи с тем, что их было очень много, было решено провести поздравление немного заочно - семья подходила к нам, кланялась, бормотала поздравление и уходила к столам с угощениями. Таким образом это мероприятие заняло не более часа...
  Поздравления от самых близких мы приняли в конце, чтобы немного проснуться и вновь обрести желание жить. Нас поздравила Дженифер с семьей, Марина, а также некоторые мои друзья и друзья Валимона.
  - Ваши Величества, примите и наши поздравления, - услышала я знакомый голос.
  Я взглянула на чернокожего мужчину в военной форме и с улыбкой сказала:
  - Полковник, как давно вас не было в наших краях!
  - Служба, - улыбнулся полковник Джерико. Я знала Джерико практически с детства, потому что он часто бывал во дворце еще при жизни моих родителей, а после их гибели он иногда приезжал, чтобы навестить меня.
  - Познакомьтесь с Валимоном, - сказала я.
  - Да мы уже знакомы, - усмехнулся Валимон. - Полковник периодически ловил меня за ухо, когда я пытался забраться в их арсенал. Кстати, это было еще до твоего рождения. Приятно снова вас встретить, полковник.
  Полковник засмеялся и, вежливо поклонился. Обменявшись еще несколькими незначительными фразами, он отправился дальше. Почему-то присутствие полковника, напомнившее мне о детстве и всех хороших моментах, подняло мне настроение, которое ухудшилось за время всех официальных церемоний.
  Мы заняли свои места за почетным столом, и началось пиршество. За время всего празднества я практически не видела Дорина, потому что он скорее всего все еще сидел на своем троне, стараясь надышаться перед смертью.
  Я бы сказала, что я была несколько разочарована нашей свадьбой, потому что не произошло ничего такого, что заставило бы меня запомнить это событие как нечто действительно выдающееся. Да, разумеется, нас короновали и мы поженились, но это было запланировано, поэтому не принесло впечатления необычного и интересного. Особенно учитывая, что меня не покидала мысль о временности и даже в какой-то степени нереальности происходящего...
  Гости разъехались очень поздно, а мы до этого времени сидели на виду, раздаривали счастливые улыбки и веселые замечания по поводу и без повода. В общем, все прошло очень стандартно и неинтересно, и я была рада, когда все наконец закончилось.
  Мы пришли в нашу спальню, где слуги помогли нам снять свадебные наряды и забрали их с собой, чтобы почистить и в дальнешем определить их в музей королевства. Приняв душ, я попросила принести мне пару бутербродов, потому что после торта я снова проголодалась. Я ужасно устала, поэтому пока Валимон принимал душ, я забралась под одеяло, расположившись с бутербродами, и включила какой-то фильм.
  Выйдя из ванной в махровом халате, Валимон тоже лег рядом со мной и посмотрел на мой бутерброд.
  - Хочешь? - предложила я. Валимон молча кивнул. Я отломила половину бутерброда и протянула ему.
  Мой муж молча съел свою половину бутерброда и устроился поудобнее на подушке. У меня создалось впечатление, что Валимону тоже свадьба не доставила такого удовольствия, на какое я надеялась, но по-моему мужчинам в этом деле проще.
  Я так и не досмотрела фильм, потому что уснула до его окончания, и за весь вечер мы не сказали друг другу ни слова, потому что оба были уставшие и обессиленные.
  Утром я проснулась позже Валимона, но последний еще не встал.
  - Привет! - сказал он, увидев, что я открыла глаза.
  - Привет! Как спалось?
  - Нормально, учитывая, что мы проспали нашу первую брачную ночь, - ответил Валимон, разворачиваясь ко мне.
  - Ну, ведь никто же не сказал, что первая брачная ночь должна проходить по совершенно иному сценарию - каждый делает так, как хочет, - возразила я.
  Валимон тяжело вздохнул.
  - Да, мы были очень уставшими вчера. Я даже не успел пожелать тебе спокойной ночи прежде, чем ты уснула. - Валимон подполз поближе ко мне, обнимая за талию и стараясь притянуть к себе, и сказал: - Но мы можем наверстать упущенное первым брачным утром...
  Я немного поморщилась и ответила:
  - У меня нет настроения, прости...
  - Что? - переспросил Валимон с неподдельным изумлением, может быть из-за того, что я ему еще ни разу не отказывала.
  - У меня нет настроения, - повторила я.
  - У тебя нет настроения именно сегодня и именно сейчас? - уточнил он с нотками возмущения.
  - К сожалению, да.
  Я встала и направилась в ванную. Приведя себя в порядок и одевшись, я вернулась в комнату. Валимон все еще лежал в постели, скрестив руки на груди и надув губы.
  - Ну вот только не надо устраивать сцен, - попросила я, стараясь сдерживать раздражение.
  - Я ничего не устраиваю, - ответил он. - Просто пытаюсь понять тебя и твои настроения.
  - Дорогой, это только у тебя всегда есть настроение на это, - фыркнула я. Потом немного успокоившись, добавила: - Думаю, нам лучше отправиться в путешествие как можно раньше, чтобы расслабиться до прибытия.
  - Думаю, что так мы и сделаем. Кроме того, будет лучше, если мы проспим всю дорогу до места назначения, чтобы не поссориться еще больше, - согласился Валимон, тоже вставая с кровати.
  Так мы и сделали. Наскоро позавтракав и попрощавшись с оставшимися на ночь родственниками и друзьями, мы сели в наш маленький шаттл и отправились в свадебное путешествие, погрузившись в анабиоз.
  Проснувшись, даже еще до того, как я открыла глаза, я поняла, что что-то не так. Запах был незнакомым и почему-то казался опасным.
  "Рождер, что случилось?" - спросила я. Ответа не последовало. Мне стало еще хуже. Я нащупала рукой, что на запястье не было часов, в которых находился Роджер. И это могло означать что угодно, но однозначно ничего хорошего...
  Осторожно открыв глаза, я лишь убедилась в своем предчувствии, увидев, что лежу в кабине для анабиоза, находящейся в совершенно незнакомой мне каюте. Более того, не только сама обстановка каюты была мне незнакома, но и все ее оснащение и оформление.
  Каюта была довольно большой, почти как моя спальня дома на Земле, и было заметно, что ее дизайном занимался профессионал, но это был неземной стиль оформления помещений космических кораблей (а в том, что мы находились на шаттле, я не сомневалась, в связи с характерным запахом искусственного кислорода, используемого для вентиляции в космосе).
  Кабина была открыта, поэтому я села, поставив ноги на ковер, расстеленный на полу каюты. Посреди комнаты стоял пустой квадратный стол небольшого размера, на одной из стен висел монитор внутренней связи, в разных углах каюты стояло несколько стульев.
  Я вздрогнула, когда открылась дверь, и в каюту вошел незнакомый мне мужчина с подносом в руках. Он угрюмо смотрел прямо перед собой, не обращая внимания на меня, и молчал. Он прошел к столу, оставил на нем поднос и так же молча вышел из комнаты. Я подошла к двери и попыталась ее открыть, но моя попытка не увенчалась успехом. Тогда я подошла к столу и взглянула на еду.
  На подносе стояли две тарелки, накрытые сферическими крышками для сохранения тепла и аромата, столовый прибор и стакан с апельсиновым соком. Я приподняла одну крышку и увидела там жареную куриную ножку с жареными овощами и соусом. На другой тарелке лежали хлеб и масло с маленьким ножичком. Я отвернулась, потому что запах жареных овощей показался мне невыносимо противным. Быстро накрыв тарелки крышками и взяв в руки стакан с соком, я отошла от стола и заняла свое место на кушетке, в которую трансформировалась кабина для анабиоза.
  Я не была голодна, кроме того запах этой еды меня раздражал, как и незнание того, что же все-таки произошло, когда и как, а также, где я нахожусь и почему.
  Как ни странно, я с удовольствием выпила сок, поставила пустой стакан на стол и вновь села на кушетку в ожидании, что кто-нибудь вскоре появится и все мне объяснит.
  Мое ожидание длилось недолго, потому что вскоре вновь в мою каюту вошел тот же самый мужчина. Также молча он забрал полный поднос, поставив на него пустой стакан, и направился к двери.
  - И когда вы собираетесь мне что-нибудь объяснить? - осведомилась я, прежде, чем он вышел из комнаты. Мужчина остановился спиной ко мне на какое-то время, но, так и не обернувшись и ничего не ответив, вышел из комнаты.
  Меня это уже начало раздражать, и я начала беспокойно ходить по комнате.
  - Ну, ну, принцесса, не надо так нервничать, - вдруг услышала я позади себя чей-то голос, раздавшийся в полной тишине, и чуть не подпрыгнула от испуга. Нервно обернувшись, я увидела, что монитор внутренней связи загорелся, и на нем было изображение мужчины, которого, как мне казалось, я уже где-то видела.
  Это был круглолицый мужчина с черными волосами, зачесанными назад, черными колючими небольшими глазами и ямочкой на подбородке. Я нахмурилась, пытаясь вспомнить, где мы могли встретиться.
  Мужчина на экране улыбнулся, обнажая ряд мелких, но ровных и белых зубов.
  - Вы меня не помните? - спросил он укоризненно. - Стыдно, принцесса, вы же должны помнить всех, кого вам представляют.
  "Роджер, кто это?" - по привычке спросила я, но ответа все так же и не было.
  - Ну да ладно, принцесса, можете подумать еще пару минут, прежде, чем я приду к вам в комнату, чтобы мы могли спокойно поговорить...
  Монитор погас, а я просто потерялась в догадках, пытаясь понять, кто это такой.
  Вскоре дверь моей темницы вновь открылась, и в нее вошел мужчина с экрана. Он продолжал улыбаться. Он был одет в обычный черный деловой костюм и рубашку с галстуком, поэтому напоминал мне еще больше кого-то, кого я уже встречала.
  - Принцесса, для меня большая честь снова встретиться с вами, - сказал он, подойдя ко мне и поцеловав мне руку. Тогда я вспомнила кто это был - мы встретились в кабинете Дорина в день дегустации свадебного торта и он тогда сделал то же самое.
  - Вы?! - удивленно спросила я, отстраняясь от него.
  - О! Вы меня наконец узнали, принцесса! - воскликнул он.
  - Почти, - сухо ответила я и добавила: - Только я не припомню вашего имени.
  - Ничего, это не страшно, потому что вы и не знали моего настоящего имени. Я был представлен вам вашим дядей под именем Эрика Шодина, но на самом деле я более известен под именем Эрика Крокена, - с этими словами он комически поклонился.
  - Эрик Крокен? - переспросила я, пытаясь понять, слышала ли я это имя раньше. Ассоциация, которая пришла мне в голову вместе с этим именем, повергла меня в шок - Эрик Крокен - работорговец.
  Видимо заметив, как изменилось выражение моего лица, Крокен улыбнулся и сказал:
  - Ну, не беспокойтесь, я не собираюсь продавать в рабство именно вас. Пока, по крайней мере... За вас мне уже было заплачено...
  - Заплачено? - переспросила я, решив, что ослышалась. Крокен молча кивнул и объяснил:
  - Ваш дядя и свекр, король Дорин, а также мой друг, заплатил за то, чтобы вы навсегда исчезли из пределов Млечного Пути и прилегающих к нему регионов.
  Честно говоря, в это мне было не так сложно поверить...
  - Где Валимон? - последовал мой вопрос.
  - Честно говоря, я не имею ни малейшего понятия о нахождении вашего несостоявшегося мужа - Дорин решил позаботиться о нем сам...
  - Но... он жив? - осторожно спросила я.
  - Как я уже сказал - не имею ни малейшего понятия.
  Я какое-то время молчала, переваривая полученную информацию и отказываясь верить в происходящее, и наконец вновь спросила:
  - Где мой секретарь?
  - "Роджер, который живет в часах"? - усмехнулся Крокен. - Он покинул ваше запястье и автоматически отключился, учитывая, что он работает только с вашего ДНК. Поэтому, боюсь, у вас больше нет секретаря...
  Я походила по комнате, пытаясь сосредоточиться и собраться с мыслями. Крокен занял место за столом и с улыбкой, которую наверняка имел бы кот, поймавший мышку, смотрел на мои метания.
  - Хорошо, - заключила я, тщательно подбирая слова, - я понимаю, что Дорину я мешала, так же, как и Валимон, хотя это его родной сын. Поэтому он заплатил вам за мое исчезновение.
  Крокен молча кивнул, а я продолжила:
  - Но не соизволите ли объяснить, а каким образом во всем этом замешаны вы?
  - Я? Самым непосредственным - кто же еще может вывезти вас из королевства и не позволить вам никогда не возвращаться домой.
  - Думаю, проще было меня убить, - усмехнулась я.
  - Согласен. И более того, Дорин тоже так считает.
  Я вопросительно посмотрела на Крокена, который вызывал у меня отвращение.
  - Считает? - переспросила я. - Тогда почему же он не приводит это в исполнение?
  - По моей просьбе, принцесса. - Крокен развернулся на стуле, чтобы иметь возможность закинуть ногу на ногу, откинулся на спинку стула и продолжил: - Дорин заплатил мне за ваше исчезнование и уточнил, что не будет возражать, если это означает физическое уничтожение.
  - Но что же случилось?
  - Ну, после нашей с вами встречи в Петергофе, я подумал, что не стоит лишать радостей жизни саму принцессу, тем более, что у меня на вас несколько другие планы...
  - И какие же именно? - осведомилась я, отходя в другую сторону каюты, чтобы Крокену было неудобно на меня смотреть. Однако, он просто развернулся в мою сторону.
  - Видите ли, в кругах, в которых я вращаюсь, считается очень престижным, иметь в качестве своей спутницы высокопоставленную особу, и вы подходите на ее роль как никто другой.
  - Спутницы? - настороженно переспросила я. - И что вы подразумеваете под этим словом?
  - Обычно все - любовница, жена, мать детей...
  Я посмотрела на Крокена как на умалишенного, но он говорил вполне серьезно, хотя все еще со своей мерзкой улыбкой.
  - А кто вам, собственно, сказал, что я соглашусь на эту... роль? - спросила я, не веря тому, что я слышала.
  - А кто вам, собственно, сказал, что вас будет кто-то спрашивать? - так же удивленно спросил Крокен.
  Я с трудом подавила приступ тошноты и отошла подальше от стола. Через какое-то время, сформулировав свои мысли, я произнесла:
  - Правильно ли я понимаю, что вам нужна я только в качестве игрушку, которую вы будете показывать остальным?
  - Если вы имеете в виду отсутствие каких-либо чувств к вам, то вы абсолютно правы, - ответил Крокен, поднимаясь со стула. - Правильнее сказать, разумеется, как любая молодая красивая женщина вы привлекаете мое внимание и вызываете во мне сексуальное желание, но это не является основной причиной вашего нахождения здесь. Насколько вы понимаете, будучи занятым в подобном бизнесе, у меня есть возможность выбирать между женщинами, но поверьте мне, принцессы мне еще ни разу не попадались, тем более из Млечного Пути.
  В комнате воцарилась тишина, потому что я просто не знала, что мне говорить. Звать на помощь мне было просто некого, я не имела ни малейшего понятия, где я находилась, но однозначно очень далеко от дома, у меня не было возможности связаться с домом, я осталась совсем одна...
  - А вы не подумали о том, что будет, когда Валимон меня найдет? - с последней каплей надежды спросила я.
  - О, принцесса, могу вас заверить, что Валимон, если он вообще еще жив, вас никогда не найдет. Поэтому постарайтесь свыкнуться с мыслью, что вы - вдова... Кроме того, по официальным данным королевства Млечный Путь, вы оба трагически погибли при взрыве шаттла. Кстати, в чем-то ваша судьба схожа с судьбой ваших родителей, принцесса...
  Я молча села на кровать, сгорбившись от всего происходящего, как будто все это своей физической тяжестью легло на мои плечи.
  - Ну-ну, принцесса, не грустите так! - подбодрил меня Крокен.
  - У меня есть имя, - процедила я сквозь зубы.
  - Разумеется, но мне кажется, что "принцесса" звучит более лично, нежели просто Жасмин. Девушек по имени Жасмин во Вселенной довольно много, а вот принцесс - раз, два и обчелся. - Потом, немного помолчав, он спросил: - Могу я вам чего-нибудь принести?
  - Цианистого калия, - процедила я сквозь зубы.
  Крокен расхохотался, закинув голову.
  - Нет уж, не дождетесь, - ответил он, - чего-то другого? Чтобы развлечься до прибытия домой?
  - Тогда компьютер, - сказала я.
  - Надеюсь, вы понимаете, что он не будет подключен к глобальной сети, - предупредил он.
  - Разумеется, но мне же нужно как-то скоротать время до прибытия в вашу тюрьму... - огрызнулась я. - Кстати, а куда мы вообще летим и как долго еще туда добираться?
  - Ну, куда мы летим, я, к сожалению, вам сказать не могу из чувства собственной безопасности, да и чтобы вас лишний раз не раздражать. А лететь нам осталось около недели. Мы уже летим две недели, но можете даже не пытаться считать, потому что мы делали несколько гиперскачков, а также несколько остановок.
  Я равнодушно покачала головой и отвернулась, показывая, что разговор окончен.
  Крокен вышел из моей комнаты, дверь за ним автоматически заперлась. А я начала обобщать полученную информацию и пытаться ее систематизировать, чтобы прийти к каким-нибудь выводам. Куда мы летим я просчитать не смогла из-за всех прыжков и остановок, как и сказал Крокен, а также простого незнания направления по отношению к Млечному пути, поэтому эту затею я оставила довольно быстро. Дальше поразмышлять я не успела, потому что в каюту вошел все тот же слуга, принеся ноутбук и поставив его на стол со словами:
  - Ваш компьютер, мэм! - на британском английском.
  К сожалению это мне ничего не дало. После колонизации Вселенной различные созвездия и звездные скопления принимали какой-то один государственный язык (так, в Млечном Пути это был русский), но одновременно с этим везде оставались национальные школы, поэтому обычно каждый рядовой житель разговаривал как минимум на двух-трех различных языках. Из тех скоплений, которые я знала, было как минимум 10 таких, где британский английский был официальным языком, и все они находились в разных концах известной нам Вселенной и на разном расстоянии.
  Британец вышел из комнаты, оставив меня одну. Я села за стол, включая компьютер. Первым делом я проверила, нет ли связи на самом деле. Убедившись в этом, я проверила наличие самого модема и, как я и предполагала и, в то же время, надеялась, модем не был удален физически, а только программно. Поэтому у меня заняло всего пару минут, чтобы заново его установить и выйти в глобальную сеть. Но это длилось недолго, потому что уже через несколько секунд на экране моего компьютера появилась слащавая физиономия Крокена.
  - О, принцесса, похоже я вас недооценил! - воскликнул он. - Вы и правда смогли подключиться к сети! Но, к сожалению, как вы и сами понимаете, я не могу позволить вам выйти в глобальную сеть... Поэтому,..
  Монитор погас, как если бы его отключили от питания. Фыркнув, я встала из-за стола и начала ходить по комнате.
  Вскоре я подошла к монитору внутренней связи и нажала на кнопку вызова. Когда на экране появилось изображение капитана, я сообщила прежде, чем он успел произнести что-нибудь:
  - Учитывая то удовольствие, которое я получаю, находясь на вашем шаттле, не будете ли вы так любезны активировать капсулу анабиоза, чтобы я могла провести оставшуюся неделю путешествия в забытьи?
  Крокен сначала умолк, переваривая мою просьбу, а потом, улыбнувшись, ответил:
  - Разумеется, принцесса. Я ее сейчас активирую. Спокойной ночи! Увидимся через неделю!
  Я молча выключила экран и заняла место на кровати, вновь принявшей форму капсулы. Когда крышка закрылась, я погрузилась в глубокий и спокойный сон.
  Капсула отключилась, когда шаттл уже практически приземлился. Но мне хватило пяти минут, чтобы привести себя в порядок после сна. Поэтому, когда за мной пришел капитан собственной персоной, но в сопровождении двух телохранителей, казавшихся в два раза больше самого Крокена, я уже была готова.
  - Как вам спалось, принцесса? - вежливо поинтересовался работорговец.
  - Не хотелось просыпаться, потому что даже кошмарный сон лучше реальности... - не особо вежливо ответила я, выходя из каюты.
  Пройдя по многочисленным и запутанным коридорам шаттла, мы наконец вышли на свежий воздух, который здесь очень напоминал воздух на Земле. Я глубоко вздохнула и пошатнулась, почувствовав, что мое давление опускается в связи с тем, что атмосферное давление на планете было ниже, чем дома.
  Крокен подхватил меня под руку, но я быстро выдернула ее, потому что мне были очень неприятны его прикосновения. Мой похититель усмехнулся и продолжил путь к лимузину, ожидавшему нас на взлетном поле. Я оценила свои шансы на побег в данной ситуации, но, вполне трезво взглянув на положение вещей, поняла, что в данный момент предпринимать попытки к бегству не имеет смысла - два телохранителя шагали рядом с нами (один позади меня, а другой - слева от меня), а справа рядом со мной шел Крокен. Сейчас бы помогла только способность слетать, а этого я не умела...
  Заняв место в лимузине вслед за Крокеном, я откинулась на спинку кресла, потому что не очень хорошо себя чувствовала из-за местного климата. Голова немного кружилась и была тяжелой. У меня такое периодически случалось при поездках на другие планеты с низким атмосферным давлением.
  - Принцесса, вы себя плохо чувствуете? - спросил Крокен, внимательно глядя на меня.
  - А могу ли я чувствовать себя хорошо в подобной ситуации? - осведомилась я, закрывая глаза.
  - Ну-ну, я знаю, что у вас пониженное давление и местный климат вам немного непривычен, но поверьте, через пару месяцев вы привыкнете, и все будет хорошо.
  Я усмехнулась от его обещания и упоминания "через пару месяцев", потому что столько я здесь находиться не собиралась.
  Всю оставшуюся дорогу - почти полчаса, я молчала, пытаясь делать вид, что сплю. Впрочем, Крокен тоже не предпринимал попыток завести светскую беседу, и лишь иногда разговаривал со своими телохранителями. Все-таки официальным языком здесь был британский английский, хотя сам Крокен говорил на русском без особого акцента.
  Вскоре мы наконец прибыли в резиденцию Крокена. Я уже была рада выйти снова на улицу, потому что меня почти начало укачивать в машине.
  - Добро пожаловать в ваши новый дом, принцесса! - провозгласил Крокен, останавливаясь перед своим домом. - Я покажу вам его...
  Снаружи дом выглядел вполне прилично - четырехэтажный с большими окнами и большой терассой на последнем этаже-мансарде.
  Мы вошли в здание, и я подумала о том, что по крайней мере дом себе Крокен построил хороший. Посреди холла располагалась широкая лестница, ведущая на второй этаж, на котором были гостинная, столовая и еще какие-то комнаты. Над этой лестницей шла следующая - на третий этаж, где распологались спальни и комнаты для гостей. По краям большого холла третьего этажа были установлены две небольшие лестницы на четвертый этаж-мансарду с открывающейся стеклянной крышей. На первом этаже Крокен показал мне свой кабинет, кухню, сауну с бассейном, тренажерный зал, а в цоколе находились комнаты прислуги.
  Всю экскурсию Крокен провел самолично, отпустив телохранителей. Он также показал мне свою комнату, и наконец мы остановились возле комнаты, выделенной для меня и находящейся прямо напротив комнаты хозяина, разве что разделенной широким холлом и участком лестницы, ведущей наверх.
  Войдя туда, я увидела свой чемодан, собранный для свадебного путешествия, и мне вновь стало безумно тоскливо от того, что я осталась совершенно одна в этой незнакомой мне части мира...
  - Через час будет накрыт ужин в столовой, принцесса, поэтому у вас есть время отдохнуть, - сообщил Крокен, выходя из моей комнаты. - До встречи за ужином!
  Я, разумеется, ничего не ответила, а отвернулась к окну.Я выглянула на улицу, потому что не успела посмотреть на город по пути из космопорта сюда. В целом можно сказать, здесь многое напоминало Землю и флорой, и фауной. Небо тоже было голубым, солнце тоже было желтым, хотя даже сейчас во второй половине дня я видела две бледные луны.
  Судя по цвету неба и растительности, было похоже, что здесь была ранняя теплая осень - собственно, мое любимое время года, когда все еще тепло и сухо, но листья начинают желтеть и краснеть и тихо падать на землю. Все отдыхает от жары, которая была летом, и набирается сил перед зимой.
  Я точно не могла угадать, какой климат был здесь, поэтому не знала, насколько жаркое здесь лето или насколько холодная здесь зима. Но я поняла, что несмотря на всю ситуацию, я попала на эту планету в очень подходящее время года.
  Попытавшись открыть окно, чтобы просто проветрить помещение, я поняла, что окна в моей комнате не открываются. Усмехнувшись, я на всякий случай дернула дверь, чтобы лишний раз убедиться, что она тоже заперта.
  Я молча пошагала по комнате, думая, чем мне заняться. Взглянув на свой чемодан, я решила его распакавать, для того, чтобы усыпить бдительность Крокена по поводу возможных попыток моего побега отсюда. Это заняло минут 20. Потом я немного полежала, подумала о своем побеге, но не придя ни к какому конкретному плану, решила собрать побольше сведений о том, где я нахожусь, как далеко от общественного или грузового компопорта (тот порт, в котором мы приземлились, мог быть частным комопортом).
  Таким образом остаток часа, выделенного до ужина, я провела просто в размышлениях. Ровно в шесть часов по местному времени за мной пришла служанка азиатского типа.
  - Прошу следовать за мной, мадам, - сказала она с акцентом.
  - Как вас зовут? - спросила я, начиная попытки сбора информации.
  - Яника, мэм, - ответила она, показывая дорогу в столовую.
  - Яника, тебе разрешают выходить за пределы дома?
  Последняя немного удивленно посмотрела на меня и отрицательно покачала головой.
  - Нет, - ответила она вслух и добавила: - а зачем? Здесь все есть...
  Мы уже дошли до столовой, поэтому я решила оставить остальные вопросы на потом. Войдя в помещение, я увидела Крокена, сидевшего за столом, но поднявшегося при виде меня. Стол был сервирован на двоих, а рядом стояло двое слуг-мужчин.
  - Принцесса, вы выглядите более отдохнувшей, - прощебетал Крокен, целуя мне руку, которую я тут же выдернула, и помогая мне придвинуть стул. - Надеюсь, вам понравятся наши яства.
  - Только если вы поперхнетесь чем-нибудь, - сухо ответила я. Крокен засмеялся, как смеются над лепетом маленьких детей.
  - К сожалению, я не уточнил у вашего дяди и свекра список ваших любимых блюд, даже потому, что он сам не в курсе. Поэтому постарался просто угадать ваши пристрастия...
  Слуги поставили перед нами тарелки, накрытые крышками по древнему аристократическому обычаю, и наполнили бокалы белым вином, что натолкнуло меня на мысль о рыбном составе самой еды.
  Крышки были подняты, и ароматы завитали в столовой. Прежде чем увидеть, что же было блюдом, я поняла по запаху, что на тарелке лежат вареные раки. Я быстро схватила салфетку, прикрывая нос, потому что запах вареных раков вызвал у меня приступ тошноты.
  - Уберите раков! - воскликнула я, вставая из-за стола и отходя к приоткрытому окну.
  Крокен удивленно смотрел на меня.
  - Вы не любите раков, принцесса? - не понял он. - Я считал, что на Земле это считается одним из самых дорогих и деликатесных блюд.
  - Да, считается, но я не переношу запаха вареных раков, - ответила я, наблюдая, как слуги забегали, убирая раков с тарелок и быстро включая вентиляцию.
  - Омаров вы тоже не едите? - уточнил Крокен. Я наконец посмотрела на само блюдо, которое было сервировано. К счастью, раки были лишь декорацией на большой тарелке с салатом из омаров и других даров моря, а также двумя небольшими блинами с черной и красной икрой.
  - Омаров я ем, но уберите также блин с красной икрой - ее я тоже не ем, - ответила я. Слуги быстро повиновались и вышли из столовой, унося все неподходящие продукты.
  Я отняла салфетку от носа, осторожно вдыхая воздух, но все нежелательные для меня запахи уже исчезли, поэтому я вновь заняла свое место. Крокен продолжал с интересом смотреть на меня.
  - У всегда такая реакция на раков? - поинтересовался он.
  - Боюсь, что да, поэтому вам придется забыть об их употреблении в моем присутствии, - заявила я.
  Работорговец кивнул и добавил:
  - Есть ли что-нибудь еще из еды, о чем я должен забыть?
  - Наверняка, только я так сразу не могу вспомнить. Поэтому перед каждой трапезой вам придется сообщать мне предполагаемое меню.
  Мы принялись за еду, которая оказалась довольно вкусная, поэтому почти все время ужина мы провели в молчании, утоляя голод. На десерт был подан торт со сливочным кремом и чаем.
  - Могу я получить молоко вместо чая? - поинтересовалась я, обращаясь к слуге, сервировавшему меня. Тот вопросительно взглянул на Крокена.
  - Вы не пьете чай, принцесса? - спросил последний.
  - Пью, но с некоторыми тортами я предпочитаю пить просто холодное молоко, - ответила я. Крокен кивком разрешил слуге принести мне молока.
  - Да, принцесса, - протянул Крокен, сложив руки перед собой и упершись в них подбородком - похоже, что изучать ваши пристрастия к еде мне придется очень долго...
  - Вас никто не заставляет... - обронила я, принимаясь за десерт.
  - Придется, - возразил он. - Кстати, пользуясь моментом, хотел сообщить вам, что завтра вечером у нас назначен ужин с моими друзьями. Видимо, нам с вами придется обсудить меню заранее.
  - У вас будет ужин с вашими друзьями, мне там присутствовать необязательно, - возразила я.
  - Боюсь, что обязательно, потому что вы являетесь главным действующим лицом ужина.
  - Главное блюдо стола? - фыркнула я.
  - Ни в коем случае! Но я должен представить вас своим друзьям и коллегам в качестве своей спутницы...
  - Ах вот оно что...
  - Одежду к ужину вам принесут завтра во второй половине дня. На ужин будет телятина со сладким картофелем, а на десерт малиновое консоме. Есть в этом наборе что-то, что вы не едите?
  - Боюсь, что да. Телятину и сладкий картофель я ем с удовольствие, но не люблю горчицу, каперсы, авокадо и паприку. Малину я не ем вообще, потому что у меня на нее аллергия, - сообщила я.
  - Аллергия? - удивился Крокен. - Почему это не написано в вашем медицинском файле?
  - Просто потому, что аллергия не агрессивная - я начинаю кашлять, но это не влияет на мое здоровье в целом. Кстати, у меня такая же аллергия на дыню, хотя ее я люблю.
  Крокен кивнул, задумчиво, и спросил:
  - Какие-нибудь пожелания насчет десерта?
  - Шоколадное ассорти? - ответила я первое пришедшее в голову. Крокен кивнул и бросил взгляд на слугу, который все тщательно фиксировал на будущее. - Кстати, - сказала я, - я здесь пленница в полном смысле этого слова? Буду ли я находиться в своей комнате 24 часа в сутки?
  - О нет, конечно, принцесса, нет! Хорошо, что вы мне напомнили... - Крокен поднялся со своего стула, чтобы достать что-то из кармана брюк. Там оказался небольшой пакетик с чем-то блестящим. Открыв пакетик, он достал оттуда тонкий серебристый браслет. - Вашу руку, принцесса.
  Я молча протянула левую руку, потому что на правой у меня уже был браслет, а левое запястье теперь пустовало в связи с отсутствием Роджера. Крокен застегнул браслет, не оставляя следа замка, и, направив на него маленький пульт дистанционного управления, что-то включил.
  - Вот, трех зайцев одним ударом, - заключил Крокен. Я удивленно посмотрела на браслет, потому что не могла насчитать даже одного "зайца". И Крокен поспешил объяснить:
  - Во-первых - украшение, которое я вам вручаю по поводу нашего воссоедиения, - раздалось мое презрительное фыркание. - Во-вторых, вам теперь будет проще - вы привыкли всю свою сознательную жизнь носить там часы с секретарем. И в-третьих, этот браслет даст вам возможность свободно передвигаться на территории усадьбы. Разумеется, вам не разрешается выходить за ее пределы. Но если вы вдруг это сделаете, то браслет всегда сообщит нам, где именно вы находитесь. Снять его у вас не получится и блокировать его сигнал - тоже, - для демонстрации последнего Крокен накрыл мою руку куском фольги, и я тут же почувствовала, что браслет начал быстро нагреваться.
  Заметив на моем лице испуг, Крокен с улыбкой убрал фольгу, тем самым моментально охлаждая браслет. Он притянул мою руку к своим губам и поцеловал тыльную сторону ладони. Я попыталась как обычно выдернуть руку, но Крокен удержал ее и, продолжая улыбаться, вкрадчиво произнес:
  - Примите дружеский совет, принцесса, не заставляйте меня причинять вам лишнюю боль...
  Ужин завершился, поэтому я быстро отправилась в свою комнату, решив оставить самостоятельное обследование резиденции на следующий день. Крокен не стал возражать против моего ухода и даже сам сказал, что я выгляжу уставшей.
  Войдя в свою спальню, я приняла душ, почистила зубы, расстелила постель. Потом, немного подумав, я проверила, заперла ли я дверь, и на всякий случай подперла ручку спинкой стула. Сразу после моего последнего действия в моей комнате раздался голос Крокена, доносящийся из какого-то динамика:
  - Принцесса, неужели вы действительно думаете, что этот стул остановит меня, если я решу навестить вас этой ночью? Но могу вас успокоить, я не приду к вам сегодня, а в дальнейшем обещаю предупреждать вас еще днем о своих намерениях. Спокойной ночи!
  Голос стих, а мне стало ужасно противно от мысли о том, что у меня в спальне стоят камеры и микрофоны, через которые Крокен в состоянии наблюдать за мной 24 часа в сутки.
  Решив не расстраивать саму себя еще больше, я легла в постель и постаралась уснуть. Я действительно очень устала, хотя и спала буквально несколько часов назад. Поэтому уснула я довольно быстро, не успев как следует подумать над планом побега отсюда.
  Проснувшись утром довольно поздно - почти в девять часов, я привела себя в порядок и оделась. Недолго думая, я вышла из своей комнаты и направилась в столовую, потому что умирала с голоду. В столовой меня встретил слуга, который тут же сервировал мне стол.
  - А где Крокен? - прямо спросила я.
  - Милорд уехал рано утром в космопорт, вернется к ужину, - ответил слуга, наливая мне свежевыжатый апельсиновый сок. Я кивнула и поблагодарила за сервированный завтрак.
  На бранч ушло минут 20, после которых я отправилась на обследование дома. Мне никто не мешал, но также никто и не помогал. Я заметила, что некоторые комнаты, такие как кабинет Крокена и библиотека, были заперты. Компьютеры, стоявшие в некоторых комнатах, были защищены паролем для выхода в глобальную сеть. А телефоны были отключены от межзвездной сети. Поэтому попытка связи с Млечным Путем не увенчалась успехом.
  Увидев через окно, что на улице стояла хорошая погода, я поднялась на мансарду и открыла стеклянную крышу, впуская в дом солнечный свет и теплый осенний воздух. Сев на один из шезлонгов, расположенных по периметру крыши-мансарды, я закрыла глаза, чтобы просто полежать, подумать и немного отдохнуть, потому что до сих пор чувствовала себя уставшей из-за непривычного давления на планете. И незаметно для себя уснула.
  Меня разбудила служанка Яника, сообщая, что Крокен уже прибыл из космопорта, скоро будет готов ужин с его друзьями, и мой вечерний наряд лежит на моей кровати. При упоминании наряда, я усмехнулась, представив, какое одеяние мог предложить своей "спутнице" работорговец.
  Однако, я была удивлена, увидев, что это было обычное длинное вечернее платье серого цвета с такого же цвета длинными перчатками без пальцев и туфлями на высоком каблуке.
  Привести себя в порядок заняло у меня не более получаса, поэтому я была готова к моменту прихода ко мне в комнату Крокена собственной персоной.
  Не удосужившись постучать в дверь, он просто вошел в мою спальню и оценивающе посмотрел на меня:
  - Добрый вечер, принцесса! - сказал он, видимо придя к выводу, что я выгляжу вполне подобающе. И чтобы подтвердить мое предположение, он добавил: - Вы выглядите шикарно! Мои друзья уже ждут нас, идемте.
  Крокен остановился, пропуская меня первой выйти из моей спальни. Я уже почти сделала шаг из комнаты, когда хозяин дома сказал:
  - Кстати, хочу вас предупредить. - Я вопросительно обернулась. - Не думаю, что вам стоит сообщать всем моим гостям о вашей безумной любви к вашему кузену/мужу и о вашем дальнейшем похищении мной.
  Я немного удивленно подняла брови.
  - Не потому, что кто-то из них вас пожалеет и отвезет вас домой - отнюдь, это не те люди... - с улыбкой продолжил он. - А потому, что никому не будет интересно слушать историю вашей жизни.
  - Почему бы мне тогда не притвориться глухонемой? - язвительно осведомилась я, выходя из комнаты.
  - Не очень хорошая идея... Подождите, принцесса, вы кое-что забыли...
  Я остановилась, не оборачиваясь. Крокен подошел ко мне справа и вынудил меня взять его под руку. Я равнодушно вздохнула и последовала вместе с ним в салон.
  Мы вошли в помещение, где первым делом мне в нос ударил сильный запах сигар, витавший в воздухе как плотный и вязкий туман. У меня сразу закружилась голова, поэтому я была даже в какой-то степени рада тому, что держала Крокена под руку.
  - Господа, позвольте представить вам мою избранницу - наследницу трона королевства Млечный Путь принцессу Жасмин, - торжественно объявил Крокен.
  Сквозь слезы, выступившие на глазах из-за такого количества сигарного дыма, я рассмотрела шестерых мужчин разного возраста, сидящих в креслах вокруг кофейного столика с пепельницами. Мужчины приветственно кивнули мне, с интересом оглядывая меня с головы до пят.
  - Эрик, ты должен рассказать вашу историю, - сказал один из старших мужчин. Я немного нахмурилась, пытаясь понять, к кому он обращался, но потом вспомнила, что первое имя Крокена и было - Эрик.
  Крокен улыбнулся, усаживая меня в кресло и занимая место рядом со мной.
  - Как-нибудь потом, - пообещал он.
  Я почувствовала, что начинаю постепенно задыхаться, поэтому резко встав и сказав:
  - Прошу прощения... - я быстро вышла из комнаты.
  Крокен вылетел вслед за мной и резко дернул меня за руку, разворачивая меня к себе лицом.
  - Вы что себе возомнили, принцесса?! - прошипел он.
  - А вы не видите, что я практически теряю сознание в этой задымленной комнате? - осведомилась я, как можно более спокойно.
  - Я считал, что вы должны быть привычны к светским вечеринкам подобного рода, - сказал он, как будто это должно было что-то объяснить.
  - Во-первых, на светских вечеринках мужчины отправляются в салон для кофе и сигар после ужина, а не до. Во-вторых, они отправляются туда без сопровождения женщин. В-третьих, у нас во дворце практически никогда не устраивались подобные мероприятия, потому что ваш дорогой друг Дорин вообще никогда не собирал гостей. И в-четвертых, сборище криминальных элементов вселенского значения я не считаю светской вечеринкой!
  Крокен помолчал какое-то время, а потом сказал, пропуская мимо ушей мою последнюю фразу:
  - Хорошо, отправляйтесь в гостинную, мы сейчас туда придем.
  - Да уж жду с нетерпением, - чуть слышно пробормотала я, но Крокен услышал, потому что предостерегающе посмотрел на меня. Указав, в какой гостинной накрыт ужин, он вернулся в салон к своим друзьям.
  Я вошла в гостинную и остановилась в нерешительности. В центре комнаты стоял прямоугольный стол, сервированный на 8 человек, но я не знала, какое место мне занимать. Поэтому я просто подошла к приоткрытому окну, чтобы выдохнуть весь сигаретно-сигарный дым из своих легких и набрать побольше кислорода.
  Через минуту дверь в гостинную открылась, и в комнату вошел Крокен со своими друзьями, неся в одежде и в волосах запах сигар. Сразу почувствовав, что глаза вновь начинают слезиться, я успела лишь открыть рот, чтобы попросить включить вентиляцию, но заметила, что Крокен сам это сделал. Дышать стало легче.
  Мужчины заняли свои места, и потом уже слуга помог мне сесть на место на противоположном от Крокена конце стола. Впрочем, я была даже рада такому расположению, потому что не рвалась сидеть рядом с работорговцем (занятий моих непосредственных соседей я не знала, поэтому сидеть рядом с ними было немного спокойнее).
  Начали подавать на стол. Еда оказалась довольно вкусной, поэтому я воспользовалась моментом, чтобы наесться до отвала вместо принятия участия в разговоре с гангстерами этого края Вселенной.
  В перерыве между основным блюдом и десертом, один из моих соседей обратился ко мне:
  - Принцесса, вы молчали весь вечер. Скажите же что-нибудь!
  - Не думаю, что вы будете рады, если я открою свой рот, - не особо вежливо ответила я, исподлобья глядя на Крокена. Последний резко поднял на меня свои маленькие черные глаза.
  - Ну почему же? - сказал он. - Вы должны быть привыкшей вести светские беседы.
  Я молча хмыкнула, всем своим видом показывая, что это сборище я не считаю светским.
  - Жасмин, - обратился ко мне другой гость, переводя разговор на другую тему, - позвольте сделать вам комплимент по поводу вашего английского. Вы говорите практически без акцента!
  - Спасибо, я знаю... - ответила я.
  - На каких еще языках вы говорите? - спросил третий присутствующий.
  - На нескольких, - последовал мой ответ.
  - Не назовете ли их для нас?
  Я почувствовала, что Крокен смотрит на меня, и, встретившись с ним взглядом, увидела угрожающее выражение его глаз и лица. Поэтому я сочла более безопасным ответить на вопрос:
  - Кроме русского и английского я еще говорю на французском, испанском, итальянском и немецком.
  Среди гостей послышались возгласы удивления и одобрения.
  - И в какой степени вы владете ими, принцесса? - этот вопрос задал уже сам Крокен.
  - На уровне родного, - ответила я, выдерживая его суровый взгляд. Я решила не вдаваться в подробности о своих языковых способностях, рассказывая, что я также могу общаться на португальском и китайском, только уже в меньшей степени. Это было моей обязанностью, говорить на нескольких языках, поэтому меня обучали им практически с самого рождения. Португальский и китайский я уже начала изучать в сознательном возрасте, поэтому в них у меня был небольшой акцент.
  Подали десерт - все получили малиновое консоме и только мне было подано шоколадное ассорти.
  - Принцесса, у вас здесь свой повар или просто отдельное меню? - с усмешкой поинтересовался один из гостей.
  - Просто отдельное меню. У меня аллергия на малину, - спокойно ответила я, принимаясь за блюдо.
  - Кстати, о ваших аллергиях... - задумчиво протянул Крокен с противоположного конца стола. - Я думаю, вас следует пройти медицинское обследование, чтобы понять, что с вами не так.
  - Со мной все так! - почти воскликнула я, начиная раздражаться от того, что он начинал контролировать мою жизнь и мое здоровье.
  - Видимо не все, если вы не переносите запаха вареных раков, не можете находиться в накуренном помещении, у вас куча аллергий... - начал перечислять Крокен.
  - У меня не куча аллергий! - перебила я его. - Вам известно только о двух!
  - В любом случае, вас необходимо осмотреть врачу и сделать кое-какие анализы.
  Я фыркнула, переключаясь вновь на свой десерт. Краем глаза я заметила, что Крокен подозвал одного из слуг и что-то тихо ему сказал. Тот молча кивнул и вышел из гостинной. Он вернулся через несколько минут и передал что-то Крокену, но я не смогла рассмотреть что это было.
  Ужин завершился, слуги начали убирать пустые тарелки после десерта.
  - Господа, как насчет того, чтобы перейти в салон для сигары и чашечки кофе? - предложил Крокен, поднимаясь со своего места. Гости одобрительно закивали, тоже вставая со своих мест.
  Я также встала со словами:
  - Желаю провести хороший вечер и извинить меня за отсутствие.
  Крокен посмотрел на меня, как на сумасшедшую и переспросил:
  - Прошу прощения?..
  - Вы назвали два занятия, в которых я не принимаю участия, - ответила я.
  - Сигары я понимаю, но мы включим вентиляцию, - перебил меня он.
  - Да, а кофе я не пью, потому что из-за пониженного давления я от него просто засыпаю...
  У меня создалось впечатление, что Крокен готов был разгромить обеденный стол. Гости молча стояли и ждали разворачивания событий. Немного успокоившись, Крокен направился ко мне, пробираясь среди гостей:
  - Прошу прощения, господа...
  Подойдя ко мне, он схватил меня за руку, и в следующий момент я вскрикнула от неожиданности и боли в левом предплечьи. Я не сразу поняла, что произошло, но Крокен сам объяснил, показывая мне тонкий металлический цилиндр, который он держал в руках:
  - Доктор все-таки посмотрит на анализ вашей крови, принцесса. Раз уж вы отказываетесь идти к доктору, мне пришлось взять экспресс-анализ самому.
  Я поняла, что этот цилиндр и был приспособлением для взятия небольшого количества крови. Взглянув на свою руку, которую Крокен уже отпустил, я увидела маленькую точку с капелькой уже почти свернувшейся крови.
  Одарив Крокена ледяным взглядом, я направилась к выходу со словами:
  - Спокойной ночи,.. господа.
  Вслед послышались ответные пожелания спокойной ночи, и я вышла из гостинной. Поднявшись этажем выше, я вошла в свою комнату и бессильно упала на кровать. Через несколько минут я нашла в себе силы, чтобы раздеться и принять воздушный душ, и легла спать. Буквально через пару минут я уже спала глубоким здоровым сном.
  Следующая вся неделя прошла однообразно - Крокен куда-то уехал и приставил ко мне охранника, который следовал за мной по пятам в пределах усадьбы. Поэтому попытки побега я отложила до более удобного случая. И он представился, когда Крокен вернулся.
  Приехав около полудня, Крокен сообщил мне, что мы едем вечером в ресторан. Я оделась в обычный наряд из брюк и рубашки, потому что погода в тот день была дождливая и прохладная.
  Лимузин доставил нас и двух телохранителей в ресторан. Официант проводил нас за столик, а телохранители заняли столик неподалеку.
  - Как вы провели время в мое отсутствие? - поинтересовался Крокен, пока мы ждали свои заказы.
  - А как вы думаете? В тоске и полном одиночестве...
  - Могу вас обрадовать, принцесса, вы больше не будете в одиночестве, - улыбнулся он. Я непонимающе посмотрела на работорговца, и он добавил: - У меня есть для вас кое-какие новости. Но однозначно могу сказать, что сегодня ночью вы точно не будете одиноки...
  С этими словами Крокен положил свою ладонь поверх моей руки. У меня внутри все сжалось от испуга и отвращения, и я быстро выдернула руку до того, как Крокен успел среагировать на мое движение. Мы продолжали молча смотреть друг другу в глаза, походя на удава и кролика. Я почувствовала, что мое сердце начало бешено стучать, и я не могла унять страх.
  Официант прервал мои мысли об ужасающем будущем, принеся наши заказы. Но у меня уже не было абсолютно никакого аппетита. Потыкав вилкой в бифштекс, я поднялась со своего места со словами:
  - Мне нужно в дамскую комнату.
  - Разумеется, принцесса, - кивнул Крокен мне и затем взглядом отдал приказание одному из своих телохранителей.
  Официант, тут же подбежавший к нашему столик, проводил меня в туалет, за дверью которого остановился охранник. Я подошла к раковине и поднесла трясущиеся руки к крану. Вода потекла автоматически, настраивая температуру по моему мысленному желанию. Побрызгав на лицо прохладной водой, я осмотрелась. Ресторан распологался на первом этаже трехэтажного здания - два других этажа были заняты отелем. И в туалете было окно... Поэтому не теряя ни одной лишней секунды я быстро его открыла и выскочила на задний двор ресторана, рядом с пожарной лестницей.
  - Принцесса, как нехорошо уходить не попрощавшись, - я вся сжалась в комок, услыхав голос Крокена прямо у себя за спиной. Я медленно обернулась и увидела, что здесь стоял не только Крокен, но также и оба его телохранителя, а также лимузин с водителем.
  - Да, мы просто прочли ваши мысли, принцесса, - самодовольно улыбнулся работорговец. Я молча стояла, не зная, что мне предпринять, потому что мысли путались в голове от количества адреналина, поступающего в сердце с каждым его ударом.
  Крокен сделал шаг по направлению ко мне и сказал:
  - Я вот подумал, раз вы неголодны, зачем нам ждать до ночи...
  У меня почти потемнело в глазах, но я тряхнула головой, немного проясняя свои мысли и сознание.
  - Идите сюда, принцесса, - улыбнулся Крокен, раскрывая мне свои объятия.
  - Не прикасайтесь ко мне! - процедила я сквозь зубы.
  - Ну же, принцесса, не заставляйте меня причинять вам боль, - пожурил он, открывая дверь в лимузин. Я почувствовала и услышала, что телохранители Крокена остановились у меня за спиной, чтобы не дать мне возможности попытаться убежать. Я быстро оценила ситуацию и свои возможности.
  Разумеется, кроме языков меня учили и еще многому другому - чем еще заниматься бедной девочке, оставшейся без родителей, братьев и сестер, и практически не имеющей возможности общаться с людьми вне Петергофа, конечно изучать языки, самооборону, пилотаж и оружие. Естественно, Дорин об этом практически ничего не знал. Не потому, что от него это скрывали, а просто потому, что он вообще мало интересовался мной или моими делами. Все организовывала Дженифер, возможно из-за того, что ей и самой было интересно принимать участие в этих мероприятиях.
  Я направилась навстречу Крокену и, подойдя достаточно близко, ударила его коленом в пах и руками в виски. Крокен закатил глаза от боли и начал оседать в салон лимузина. А я воспользовалась освободившейся крышей автомобиля, чтобы, уперевшись в нее, подпрыгнуть и ударить обоих телохранителей в животы ногами. Здесь уж я приложила все свои силы, поэтому эти два шкафоподобных гуманоида отлетели к стене здания.
  Таким образом временно освободив себе путь (потому что я знала, что мои удары не могли вывести из строя телохранителей надолго, а водитель лимузина тоже мог броситься им на помощь), я сделала первое, что мне пришло в голову - я начала карабкаться на крышу по пожарной лестнице. Уже будучи на середине лестницы здания, я подумала о том, что напрасно я это сделала, потому что прыжки с крыши на крышу не входили в мою подготовку принцессы.
  Я также услышала и увидела, что Крокен пришел в себя и закричал своим охранникам, чтобы они меня схватили, а последние начали взбираться на крышу, тоже понимая, что мне никуда оттуда не деться.
  Перебежав через всю крышу, я остановилась возле ее края, размышляя, что же мне делать дальше. Это был практически четвертый этаж, поэтому прыгать вниз было чистым самоубийством. Но примерно одновременно с тем, что один охранник крикнул мне: "Стоять!", а второй как раз тоже взобрался на крышу, я увидела, что стою прямо над входом в ресторан, который был накрыт палантином из толстой водонепроницаемой ткани.
  Зная, что у меня нет другого выбора, я решила испытать судьбу и, став на край крыши, просто упала назад, чтобы случайно не пробить ткань палантина, что могло произойти, если бы я прыгнула ногами вниз.
  Приземление на палантин было не таким уж и мягким, но по сравнению с альтернативой, я не могла жаловаться. Я быстро соскочила с покрытия веранды ресторана и побежала в противоположную сторону от Крокена, который еще не успел среагировать на мои действия.
  Благодаря тому, что в это время был как раз час пик, когда все возвращались домой с работы, на дороге было достаточно много машин, поэтому я просто выскочила перед одной из них, вынуждая остановиться. Тормоза автомобиля засвистели, но транспортное средство остановилось, не достигнув меня буквально несколькими сантиметрами. Я быстро запрыгнула в машину на место пассажира со словами:
  - Поехали, быстрее!!!
  Водители вдавил газ до пола, и мы помчались по улицам (это была лишь удача, что в час пик при таком количестве машин здесь не было пробок). Я оглянулась, но не увидела несущегося вслед за нами лимузина, поэтому обратила внимание на водителя.
  Им оказался довольно молодой парень, который возможно совсем недавно получил удостоверение водителя. Он периодически с интересом поглядывал на меня, что объяснило мне, почему он так быстро среагировал на мою просьбу - просто к нему в машину заскочила привлекательная молодая женщина и нуждалась в помощи.
  - А... куда мы едем? - наконец неуверенно спросил он.
  - В космопорт, - ответила я. - И как можно быстрее.
  - В который? - уточнил он.
  - А какие здесь есть?
  - Пара частных, пассажирский и два грузовых.
  Секунду подумав, я приняла решение:
  - Грузовой, тот, который поближе.
  Водитель кивнул и перестроился в другую полосу, чтобы ехать в космопорт. Вскоре выехав на автостраду, мы набрали приличную скорость и практически летели над дорогой (здесь, похоже, еще не были популярны летающие авто).
  - Кстати, - осторожно сказала я, - у меня нет денег и я не смогу вам ничем заплатить.
  Он бросил на меня взгляд и ответил:
  - Вы в беде, что же за человеком я буду, если не помогу вам?
  - Спасибо, - недоуменно произнесла я, потому что в такую искреннюю бескорыстность было трудно поверить.
  - А от кого или куда вы бежите? - спросил он через пару минут.
  - От одного очень плохого человека, - ответила я, не вдаваясь в подробности, чтобы не подвергать самого моего спасителя ненужному риску. - Когда вы высадите меня в порту, вам нужно срочно уезжать оттуда.
  - Почему? - не понял он.
  - Потому что этот плохой человек наверняка сейчас следует за нами в толпе машин позади нас.
  Мне было слишком страшно оборачиваться назад, поэтому я просто вжалась в сидение.
  - То есть... вас никто не ждет в порту? - уточнил он. Я отрицательно покачала головой. - Тогда я высажу вас возле паба, где обычно сидят пилоты грузовых шаттлов - вы сможете нанять там кого-нибудь.
  - Спасибо огромное! - искренне поблагодарила я, с трудом веря своей удаче.
  Мы летели на очень большой скорости, поэтому добрались до космопорта всего за 10 или 15 минут. Машина остановилась прямо перед входом в паб. Я выскочила, еще раз поблагодарив парня за помощь, и захлопнула за собой дверцу. Он тут же вдавил в пол педаль газа и умчался дальше по направлению дороги. Я набралась смелости и оглянулась на дорогу, но пока не увидела черного лимузина. Поэтому не теряя больше ни минуты, я быстро вошла в паб.
  Закрыв за собой дверь и пройдя немного вперед, я осмотрелась. В баре было сумрачно, но на улице уже тоже почти стемнело, поэтому глазам не пришлось привыкать к этому освещению. В помещение стояло несколько столиков, за которыми сидели только мужчины (уж не знаю, было ли это недосмотром феминизма на планете или же просто женщины имели свои пабы). Когда я вошла в помещение, все обратили свое внимание на меня и умолкли, видимо потому, что женщины здесь все-таки бывали нечасто.
  - Мне нужна помощь! - быстро сказала я. Примерно пятая часть посетителей сразу же вернулась к своим занятиям, остальные продолжали с интересом смотреть на меня. - Мне нужно добраться до Млечного пути. Я заплачу за это любые деньги. Но решение нужно принять немедленно...
  Еще пятая часть завсегдатаев этого заведения потеряла интерес ко мне.
  - От кого вы бежите, дамочка? - спросил бармен, протирая стойку.
  - За мной гонится Эрик Крокен с двумя охранниками... - ответила я и заметила, как количество заинтересованных во мне пилотов сократилось до двух пожилых мужчин, которые вскоре тоже покачали головами и опустили свои взгляды в пивные кружки.
  Во мне поднялась паника, подкрепленная чувством полной безнадежности. Слезы практически жгли мне глаза, когда я жалобно пролепетала:
  - Ну, пожалуйста... Мне очень нужна ваша помощь...
  Я отпрыгнула от двери, потому что она распахнулась, и в паб вошел Крокен и двое его горилл. Все моментально сделали вид, что меня нет в помещении и что их вообще не интересует, что здесь произойдет.
  - Принцесса, нехорошо оставлять меня одного так надолго, - укоризненно произнес Крокен.
  Краем глаза я заметила, что один из пилотов - молодой светловолосый мужчина, поднялся со своего места и вышел из помещения паба через черный ход, чтобы не проходить мимо Крокена. На какое-то мгновение меня охватила еще большие паника и уныние, чем прежде, но потом я вдруг поняла, что я только что увидела второй выход из помещения. Мне нужно было только отвлечь охранников и самого Крокена.
  В следующий момент я решила, что мне нужно делать, потому что уже успела отметить, что сидящий за ближайшим столиком пилот пил виски и курил сигарету. Я схватила бутылку виски, одновременно выхватывая у пилота из зубов сигарету. Швырнув бутылку под ноги охранникам так, чтобы она разбилась и разлила на них алкоголь, я бросила вслед за ней все еще дымящуюся сигарету, которая тут же подожгла спирт. И тогда я слом\ голову бросилась из бара через запасный выход.
  Первое, что я увидела, это был водитель лимузина, бессознательно повисший на руле авто. Вдруг кто-то схватил меня за руку и потянул. Быстро повернувшись в сторону нападавшего с готовностью дать отпор, я с удивлением увидела того мужчину, который вышел через запасный ход до меня.
  - Я помогу тебе добраться до Млечного пути! Быстрее! - сказал он и побежал куда-то, таща меня как на буксире вслед за собой. Я не стала сопротивляться и побежала за ним, как только могла быстро.
  Бежали мы не так долго, как мне показалось вначале, и вскоре остановились перед небольшим грузовым шаттлом, стоящим в самой гуще подобных же ему других космических кораблей.
  Подойдя к входному люку, мой спаситель остановился, отпуская мою руку. Он набрал код входа и произнес:
  - Джимми Уоллтерс.
  "Идентификация голоса и ДНК произведена", - высветилось на маленьком мониторе рядом с клавишами. Входной люк с тремя ступеньками опустился как маленький трап частного самолета. Мы быстро вошли внутрь и задраили люк.
  Джимми (я вполне логично предположила, что это было его имя) занял место пилота и пристегнулся. Я заняла место рядом с ним и тоже затянула ремень перегрузки (перегрузок уже давно не было в шаттлах, но ремни все еще так назывались). Взлетели мы очень быстро - я даже удивилась, что такой неповоротливый грузовик может так маневрировать.
  Заметив, что я напряженно смотрю на радар, Джимми успокаивающе сказал:
  - У Крокена нет шаттлов в этом порту. Он не скоро за нами отправится.
  - Но отправится, - уверенно сказала я, посмотрев на него. Несмотря на все напряжение, мне почему-то захотелось улыбнуться (что я, впрочем, не сделала), потому что Джимми показалася мне ужасно милым. У него были забавные, как мне казалось, глаза - немного раскосые, как у лисы, и такие же голубые как у меня. Нос был больше похож на славянский, нежели на британский, и такие же светлые русые волосы как у Валимона, только в короткой стрижке. И по росту он был выше Валимона. Но я тут же отогнала мысли о том, каким хорошим мне кажется мой спаситель, потому что на самом деле я не знала о нем абсолютно ничего и не хотела подвергаться излишним рискам, к которым ведут скороспешные выводы.
  - Почему ты думаешь, что он за нами отправится? - спросил Джимми, тоже внимательно изучая мою внешность.
  Наши взгляды встретились и задержались так надолго. "Ему нельзя не верить", - промелькнуло у меня в голове. "Он не может быть плохим... Не с таким взглядом".
  Не знаю почему, но, воспользовавшись тем, что наши взгляды удерживали друг друга довольно продолжительное время, я незаметно сняла свои обручальные кольца, взяв их в правую руку. Затем, отводя глаза в сторону и одновременно показывая браслет на левом запястье, я одновременно положила свои кольца в карман брюк.
  - Это трекер, который мне надел Крокен, - добавила я.
  - Он не хотел, чтобы ты сбежала, - просто констатировал Джимми. Я молча кивнула.
  Он осторожно взял мою руку за запястье и поднес ее поближе к своему лицу, чтобы получше рассмотреть браслет. А я лищь отвернулась в сторону дисплеев, чтобы не рассматривать Джимми самым бессовестным, как мне казалось, образом. Я быстро улыбнулась, увидев, что взгляд упал на отражение пилота на одном из больших экранов панели управления. Вскоре же он вновь вернулся к Джимми, и блуждаеще прошелся по его соломенным волосам, светло-голубой рубашке, рукам, все еще держащим мое запястье и изучающим браслет. Хотя он и был блондином, тем не мнее, его кожа была темнее моей. Я невольно хмыкнула, поняв, что после встречи с Валимоном, я сравнивала с ним всех мужчин его возраста, с которыми общалась более или менее близко. Разумеется, все уступали ему во всем. Валимон был мужчиной до мозга костей. От него прямо-таки пышило тестостероном и феромонами. Поэтому с его привлекательностью не мог поспорить никто. Этакий статный жеребец, при виде которого все женщины начинали потягивать воздух в надежде уловить его запах, а в их глазах загорались искорки любопытства и флирта.
  В данный же момент я запуталась в сравнениях. Нет, Джимми не был более привлекательным, чем Валимон. Он был просто другим...
  После нескольких минут тишины и изучения браслета я вздрогнула от неожиданности, когда Джимми сказал:
  - Он нагревается, если сигнал блокировать, - заметив мою реакцию, он поднял на меня взгляд и спросил: - Я напугал тебя?
  - Нет-нет, я просто задумалась...
  - Я могу снять браслет, но мне понадобится пара часов для раскодировки, - продожил он.
  Я удивленно посмотрела на него, потому что не поняла, что он мне предлагает - не снимать его вообще из-за длительности процедуры. Видимо поняв мое недоумение, Джимми улыбнулся, обнажая мелкие ровные белые зубы (я им даже позавидовала, потому что мои были не настолько белые), он объяснил:
  - Я просто имею в виду, что ты должна будешь сидеть не менее часа на одном месте. Поэтому... если тебе нужно в туалет...
  Я почти засмеялась, поняв комичность ситуации.
  - Да, думаю, что будет неплохо посетить домик неизвестного архитектора, - улыбнулась я.
  Вернувшись из туалета, совмещенного с душевой кабиной, я заняла свое место справа от Джимми и протянула ему свою руку. Я увидела, что он уже разложил кое-какие инструменты на панели, и поэтому сразу принялся за работу. Подсоединив несколько проводков в разных местах браслета, он вывел информацию на маленький экран, по которому начали бегать цифры и буквы, отыскивая нужную комбинацию.
  - Меня зовут Джимми, - вдруг сказал он, начиная беседу.
  - Я это уже поняла, - улыбнулась я и представилась: - А меня - Жасмин.
  - Я очень надеялся, что твое имя не "Принцесса", как к тебе обращался Крокен, - Джимми тоже улыбнулся.
  Я быстро опустила глаза, чтобы не выдать напряжение от затрагиваемой темы.
  - Он просто так меня называл, - тихо ответила я, решив пока не рассказывать правды, потому что все-таки я знала Джимми не более получаса. Пожав плечами, я добавила: - Думаю, ему не нравилось мое настоящее имя.
  - Странно, Жасмин - очень красивое имя. - Я молча пожала плечами, а Джимми продолжил: - Как ты сюда попала? Как ты оказалась у Крокена? Откуда ты сама?
  - Я из Млечного пути, с Земли, если ты об этом когда-нибудь слышал, - начала я, тщательно подбирая слова и на ходу сочиняя свою историю. - Я была в гостях у своей тети и возвращалась домой, когда мой шаттл захватил Крокен и привез меня сюда. Кстати, как называется эта часть Вселенной?
  - Это галактика Британская корона - она по форме напоминает эту корону, - усмехнулся он. - Поэтому же все говорят на британском английском. Но значит твой родной язык не английский?
  - Нет, русский. Но английский я учила тоже с детства.
  Джимми понимающе кивнул, взглянул на монитор - 3 символа из 15 были уже вычислены.
  - Как долго мы будем лететь до Земли? - поинтересовалась я .
  - Недели три-четыре. Скорее всего четыре, потому что нам нужно будет остановиться пару раз для закупки продуктов - я ведь не знал, что буду не один в космосе, - как бы извиняясь произнес он. - Но если хочешь, ты можешь спать, у меня есть капсулы для анабиоза.
  - Нет, спасибо. Учитывая, что за нами погоня, не думаю, что нам стоит спать. А тебя одного четыре недели я тоже не хочу заставлять бодрствовать, - возразила я. Немного подумав, я добавила: - Кстати, я расплачусь с тобой по прибытии на Землю - сколько скажешь заплачу.
  Джими покивал, как будто говоря: "Да-да, потом поговорим об этом".
  - Четыре недели это долго, - протянула я и осторожно спросила: - А что на это скажет миссис Джимми Уоллтерс?
  Он грустно улыбнулся, потупив взор, и ответил:
  - Нет никакой миссис Джимми Уоллтерс. Не сложилось...
  - Жаль... - обронила я, - ты кажешься очень хорошим парнем.
  - Парнем? - засмеялся он. - Да мне уже 37, какой же я парень.
  - Ну и что? Валимон всего на год младше тебя и я не считаю его старым! - быстро возразила я.
  - Валимон? - переспросил он.
  - Это мой кузен, - последовало мое объяснение. - Ему 36 и он до сих пор неженат.
  Джимми кивнул, удовлетворившись моим ответом, и задал свой вопрос:
  - А ты сама - замужем?
  - Н-нет, но помолвлена, - осторожно произнесла я. Он кивнул, как будто и ожидал подобного ответа. Почему я сказала "нет", я не знала сама.
  Я вновь обратила внимание на монитор, на котором теперь было уже 4 символа.
  - Ты хочешь есть? - спросил Джимми. Несколько секунд подумав, я кивнула с улыбкой.
  Он встал и направился в камбуз. Вернувшись оттуда с несколькими однопорционными замороженными блюдами, он спросил:
  - Что ты хочешь: курицу, свинину, крольчатину или рыбу?
  Я знала, что обязательно бы взяла крольчатину, но не хотела быть невежливой, поэтому спросила:
  - А что хочешь ты?
  - Хм... Наверное, рыбу... Но если ты хочешь рыбу...
  - Нет-нет, я не хочу рыбу, я буду есть кролика, - быстро перебила я. Джимми кивнул и вернулся в камбуз.
  Минут через пятнадцать раскодировка моего трекера-браслета завершилась, и он, расстегнувшись, упал на панель.
  - Браслет расстегнулся! - кринула я, как обычно не обращаясь ни к кому по имени.
  Войдя в кабину управления, Джимми взял браслет, отсоединил проводки и демонстративно опустил его в мусорный бак, который через несколько секунд выбросил браслет в космическое пространство.
  - Теперь можно вздохнуть спокойно? - спросил он.
  Неуверенно пожав плечами, я ответила:
  - Не знаю. Крокен знает, что мы полетим на Землю и постарается нас перехватить где-нибудь по пути.
  - Мы полетим другой дорогой. - Джимми умолк на какое-то время, о чем-то думая, а потом задал вопрос, на который я не знала, что мне отвечать: - Почему Крокен так тобой заинтересован?
  С моей стороны последовало продолжительное молчание, потому что я не могла придумать правдоподобный ответ. Потом я решила говорить почти всю правду, разве что не сразу.
  - Он решил сделать меня своей спутницей, - ответила я.
  - И ты этого, разумеется, не захотела.
  - Естественно. Я не собиралась быть его "женой, любовницей, матерью его детей". Я пока еще в своем уме, чтобы не делать этого добровольно.
  Джимми понимающе кивнул, но все-таки задал следующий вопрос:
  - Но почему ты? Я имею в виду, я понимаю, что ты красивая, - быстро добавил он, - но я слышал, что через него проходит большое количество женщин, поэтому мне просто интересно, почему он выбрал именно тебя.
  Однако, прежде, чем я успела открыть рот, чтобы сочиняя на ходу ответить на вопрос, Джимми быстро сказал:
  - Прости меня, я вообще похоже стал диким с этой работой. Я не должен задавать тебя такие вопросы, даже если меня они интересуют. Ты сама расскажешь, если захочешь, или даже если ты сама знаешь. Очень бестактно с моей стороны было спросить подобное. Еще раз прошу прощения.
  Я удивленно смотрела на Джимми, потому что опять же невольно представила в подобной ситуации Валимона, который бы всеми правдами и неправдами вытянул бы из меня ответ. Разумеется, мне стало легче от того, что мне не пришлось обманывать его, но с другой стороны я понимала, что я должна буду в любом случае рассказать какую-нибудь историю по этому поводу.
  - Но пока, пойдем ужинать... - быстро добавил Джимми, направляясь на кухню.
  Мы вошли в каюту, единственную на шаттле. В ней был небольшой откидной обеденный столик и две койки, как в каютах обычных небольших космических кораблей. Мы сели за столик на койки и принялись за еду.
  Чтобы как-то разрядить обстановку и перевести мысли обоих в другое русло, я начала расспрашивать Джимми о его жизни.
  - Ты давно работаешь дальнобойщиком? - поинтересовалась я, тщательно соскребая с крольчатины каперсы, которые не любила.
  - Лет 10, - ответил Джимми.
  - Тебе нравится такая работа?
  Он пожал плечами, пережевывая в это время очередной кусок, а потом добавил:
  - Не знаю. Трудно сказать однозначно. Мне нравится возможность бывать в разных галактиках, встречаться с новыми людьми, получать новые знания, вообще видеть и испытывать что-то новое.
  Я понимающе кивнула.
  - А чем ты занимаешься? - спросил в свою очередь он.
  - Я работаю в благотворительном фонде на Земле, - ответила я, быстро найдя подходящий ответ. - Точнее, в управлении благотворительными фондами Млечного Пути.
  На сей раз кивнул Джимми.Через несколько секунд он расхохотался, глядя как я отодвинула в сторону вареные пастернак и морковь.
  - Можно спросить, а что ты собираешься есть в этом блюде? - спросил он, продолжая посмеиваться.
  Я виновато улыбнулась и ответила:
  - Мясо и картофель. Я не виновата, что не могу есть каперсы, пастернак и морковь. - Я посмотрела на оставшиеся ингредиенты и добавила, отодвигая лук: - Лук я тоже не люблю.
  Джимми вновь прыснул со смеху, а я тихо засмеялась. Я на самом деле не любила эти продкуты, хотя иногда ела, но сейчас мне не хотелось на них даже смотреть.
  - Давай договоримся, что ты сама будешь составлять список покупок, когда мы остановимся на какой-нибудь станции, - с улыбкой предложил Джимми. Я согласно кивнула.
  Дальше я наконец принялась за еду по-настоящему, потому что уже убрала все несъедобные для меня продукты из своей порции, хотя нельзя сказать, что отсутвствие нелюбимых мной ингредиентов сделало это блюдо вкуснее.
  - Как тебе ужин? - спросил он, когда я расправилась со своей едой.
  - Ничего так, - вежливо ответила я, пытаясь догадаться, что они могут делать с мясом, чтобы так его испортить...
  - Да ладно, не стоит притворяться - мне тоже это не нравится. Но это достаточно питательно и удобно иметь в морозильнике, когда отправляешься куда-то.
  Я поморщилась, решив выказать свое реальное отношение к этой еде.
  - Если у тебя есть на борту какие-нибудь продукты, я могу что-нибудь приготовить в следующий раз, - сказала я.
  Джимми задумался на какое-то время и доложил:
  - У меня есть где-то замороженная курица.
  - Здорово, я сварю из нее суп.
  Я зевнула, только сейчас осознавая, насколько я устала и хочу спать.
  - Здесь две кровати, - сказал Джимми, как будто прочитав мои мысли, - ты можешь выбрать любую - у меня нет предпочтений в этом плане.
  Я равнодушно пожала плечами и глянула на обе койки. Они обе были достаточно узкими, не более метра в ширину, на одинаковой высоте от пола. Вновь пожав плечами, я сказала:
  - Я могу взять эту, раз уж сижу на ней.
  Джимми кивнул, вставая и унося с собой коробки из-под еды. Я помогла ему отнести стаканы и поставить их в моечную машину.
  - Ты, наверное видела душ, там же раковина, в шкафчике лежат новые зубные щетки и несколько видов зубной пасты, шампуня и мыла, - рассказал хозяин шаттла. - Я так думаю, тебе нужно что-нибудь, в чем ты будешь спать?
  Я с надеждой кивнула, потому что всегда спала в ночной сорочке. Джимми немного нахмурился и направился в каюту. Открыв шкаф-купе с вещами, он заглянул туда, пытаясь найти мне что-нибудь подходящее. Наконец, он остановил свой выбор на одной своей бейсболке (женских вещей в его гардеробе не было вообще, что с одной стороны удовлетворяло, а с другой наводило на мысль, не гей ли он).
  - Может быть эта подойдет - она не такая большая, - сказал он, протягивая мне вещь. Джимми были такой же широкий в плечах, как и Валимон, поэтому все его вещи были очень велики мне.
  Я приложила майку к себе, примеряя какой она длины - она немного не доходила до середины бедра, но меня это устроило, потому что я не могла требовать чего-то большего, а спать в брюках мне очень не хотелось.
  Взяв эту майку, я направилась в воздушный душ. Пока я мылась, белье постиралось и высохло, потому что у меня не было даже никакой смены с собой. Прежде, чем надеть на себя майку, я постаралась растянуть ее как можно сильнее. В результате своих усилий мне даже показалось, что я услышала треск ткани, однако майка осталась целой. Надев ее, я потянула ее еще немного вниз, потому что даже при такой длине она казалась очень короткой.
  Выйдя из душевой, я резко остановилась, потому что почти столкнулась с Джимми, проходящим из каюты в кабину управления.
  - Ой, прости, - воскликнул он, первым отреагировав на мое появление. Он быстро окинул меня взглядом и сказал: - Ну, вроде не совсем большая на тебя эта майка.
  - Да нет, только вот немного короткая, - ответила я, опуская глаза от неловкости.
  - Ничего. Ты ложись, а я пока проверю приборы и проложу новый курс, чтобы Крокен нас сразу не выследил. Спокойной ночи!
  - Спокойной ночи! - ответила я и ушла в каюту. Прикрыв за собой дверь, чтобы свет из коридора не бил в глаза, я легла на свою койку, наслаждаясь чувством относительной безопасности. А здесь мне на самом деле было приятно находиться и создавалась видимость обычного полета среди звезд.
  Естественно, я не знала Джимми, не знала его недостатков - он мог с таким же успехом оказаться намного хуже Крокена, потому что внешность зачастую очень обманчива. Но мне очень хотелось, чтобы мои подозрения оказались беспочвенными и наш путь домой прошел спокойно и удачно.
  На этой ноте я вскоре уснула и всю ночь вместе с Джимми убегала от Крокена. Среди ночи я проснулась один раз, убедилась, что Джимми спокойно спит на койке напротив, и вновь уснула сама, на сей раз более спокойно.
  Утром я проснулась от того, что хотелось в туалет, но прежде чем вставать, я поморгала, чтобы быть в состоянии открыть глаза, и увидела, что Джимми просто сидит напротив на своей кровати и молча смотрит на меня.
  - Доброе утро, - улыбнулся он.
  - Доброе утро, - ответила я. - Что ты делаешь?
  - Смотрю как ты спишь, - немного смущенно ответил он и объяснил: - Ты выглядишь такой спокойной и умиротворенной, что мне самому становится очень спокойно и хорошо...
  Я улыбнулась, но вовремя закрыла рот, потому что почти собралась сказать, что Валимон тоже так думает, но поняла, что не смогу быстро придумать причину, почему бы он имел возможность видеть меня спящей... И почему-то мне совершенно не хотелось рассказывать о том, что Валимон - мой муж, или хотя бы жених.
  - Что ты хочешь на завтрак? - спросил он.
  - Не знаю, какой-нибудь бутерброд с чаем.
  Джимми кивнул и вышел из комнаты. Я быстро встала, чтобы одеться, и практически тут же упала обратно на кровать, потому что у меня сильно закружилась голова. Падая, я ударилась локтем о стенку, поэтому вскрикнула.
  - Что случилось? - спросил Джимми, быстро входя в каюту и приседая на корточки возле меня.
  - У меня голова закружилась, я упала обратно на кровать и ударилась локтем, - отчиталась я.
  - Голова закружилась? - переспросил он. - Почему?
  - Смена давления, - объяснила я. - У меня такое бывает, если я резко встаю.
  - А локоть в порядке?
  - Да, конечно, просто иногда им стукаешься так, что кажется, будто током ударило.
  Джимми понимающе кивнул и помог мне подняться. На сей раз ничего не кружилось, поэтому я направилась в ванную, а он - в камбуз.
  Умывшись и одевшись, я вернулась в спальню, но там никого не было. Завтрак мы устроили в пилотских креслах.
  Я хотела было выйти в глобальную компьютерную сеть, чтобы проверить новости с момента моего исчезновения, но поняла, что таким образом я могу выдать себя, потому что там наверняка была куча наших с Валимоном фотографий, в том числе и свадебных.
  Поэтому целый день мы просто болтали, рассказывали о себе нейтральные вещи (по крайней мере с моей стороны), обсуждали некоторые моменты политики в целом. В общем, время прошло интересно и даже в какой-то степени весело. На ужин я приготовила суп-лапшу из курицы и мы с огромным удовольствием поели настоящей еды.
  - Я не ел ничего подобного уже лет пятнадцать! - заявил Джимми, наливая очередную порцию супа. - Наверное с тех пор, как умерла моя мама.
  - У тебя нет никого родных? - спросила я.
  - Нет. Я был единственным ребенком у мамы, отец бросил нас, когда мне было два года, поэтому я его даже не помню.
  - Прости, - сказала я.
  - Ничего, я уже давно привык к одиночеству, - возразил он.
  - А я так и не привыкла, - обронила я, вспоминая все свои невзгоды. Заметив, что Джимми внимательно ждет продолжения, я сказала: - Мои родители погибли в космокатастрофе, когда мне было 5 лет. У меня нет ни братьев, ни сестер, только мой кузен Валимон, который на 10 лет старше меня.
  - Но... где же ты жила?
  - У моего дяди - отца Валимона. А Валимон живет со своей матерью в другой галактике. Меня воспитала няня, специально для этого нанятая.
  Джимми молчал, не находя слов для утешения или подбадривания. Но они мне и не требовались. Я знала, что в такой ситуации очень трудно подобрать нужные слова, которые на самом деле подбодрят или успокоят человека.
  Ночь прошла спокойно, и Крокен за мной больше не гонялся.
  Прошло еще три дня, за время которых ничего особо не изменилось - мы немного приблизились к Млечному Пути, но к счастью Крокен пока еще не появился на горизонте. Я готовила еду из того, что было на борту, беседовала с Джимми на самые различные темы и с тоской и страхом начинала понимать, что он начинает мне все больше и больше нравиться.
  Мы решили сделать остановку, чтобы закупить кое-что из продуктов, а также немного вещей мне на смену. Поэтому Джимми пришвартовался к крупной торговой станции. Я в это время в очередной раз спала, потому что в связи со всем напряжением и стрессом, пережитыми за довольно короткий промежуток времени, я чувствовала себя разбитой и постоянно уставшей.
  - Жасмин, просыпайся, мы уже прибыли, - почти сквозь сон услышала я голос Джимми. Я нехотя открыла глаза. - Я предлагаю позавтракать в каком-нибудь кафе и сразу отправиться за покупками.
  Я кивнула, соглашаясь с предложением, и села на кровати. Голова снова закружилась, на сей раз до тошноты. Я с трудом сдержала позывы к рвоте и неспеша дошла до ванной. Там я уже больше сдерживаться не смогла...
  Приведя себя в порядок и выйдя из ванной, я увидела Джимми, озабоченно смотрящего на меня.
  - Что случилось? Как ты себя чувствуешь? - быстро спросил он.
  - Как перееханная трактором, - ответила я, потому что на самом деле себя так чувствовала. Я прошла в кабину управления и упала в кресло, откинувшись на спинку и закрыв глаза.
  - Знаешь, мне не нравится твое состояние, - сказал Джимми, садясь рядом со мной.
  - Со мной все в порядке, - упрямо сказала я. - Это все от вашего дурацкого давления. Крокен тоже все время пытался меня на медосмотр отправить. Вечно мужчины всего боятся!
  - То есть, это не только сегодня ты себя плохо чувствуешь? - уточнил он
  - Я же говорю, что ваше низкое давление портит мне жизнь, - недовольно напомнила я.
  - Да, я помню, вот только давление в шаттле как раз то, к которому ты привыкла, - обронил Джимми.
  Я не нашлась что ответить на это утверждение, только услышала, что мой спутник начал что-то набирать на клавиатуре. Прошло минут десять, прежде чем вновь послышался его голос:
  - Все готово, - сказал он.
  - Что готово? - не поняла я, открывая глаза.
  - Я назначил тебе время у врача на станции.
  - А кто тебя об этом просил? - огрызнулась я.
  - Я сам. Может быть я знаю тебя еще не настолько хорошо, но одно я уже понял - спорить с тобой бесполезно. Поэтому ты пойдешь к врачу и, если будешь сопротивляться, я тебя туда отнесу! - на удивление твердо сказал Джимми. Я умолкла, потому что не ожидала от него такой твердости.
  - Я не смогу им ничего сказать - я не говорю по-итальянски, - заявила я, а самой стало стыдно от очередной лжи.
  - Я пойду с тобой и все сам расскажу. Идем, у тебя прием через пятнадцать минут.
  Неохотно поднявшись, я поплелась впереди Джимми к выходу из шаттла. Как под конвоем я дошла до кабинета доктора, который распологался неподалеку от основного ангара на случай, если кому-то из прибывших понадобится быстрая медицинская помощь.
  Постучав в дверь, Джимми заглянул внутрь и, перекинувшись парой фраз с врачом, позвал меня.
  Мы вошли в кабинет доктора, и я огляделась. Можно сказать, что это был вполне типичный медкабинет со всеми необходимыми приспособлениями для проведения различных анализов.
  - Чем могу вам помочь, дети? - вежливо спросил по-итальянски довольно пожилой и седовласый доктор, немного напоминавший мне по внешности Эйнштейна, разве что без безумного выражения глаз.
  - Моя спутница плохо себя чувствует последнее время, - ответил Джимми тоже по-итальянски с типичным английским акцентом, что выдало факт того, что к изучению итальянского он приступил уже в зрелом возрасте.
  - Присаживайтесь, сеньорина, - сказал доктор, указывая на кушетку.
  Джимми перевел мне, сказав врачу, что я не говорю по-итальянски. Я опустилась на кушетку. Доктор взял мою руку и, использовав тот же цилиндр, что и Крокен, взял у меня немного крови. Затем поместив несколько капель на стекло микроскопа, развернулся к компьютеру. Джимми опустился на стул рядом со мной в ожидании чего-нибудь, проясняющего мое состояние.
  Доктор внимательно изучил показания анализа крови, бросил на нас какой-то странный лукавый взгляд, и сообщил:
  - Я не вижу ничего необычного.
  Джимми непонимающе смотрел на врача.
  - В смысле, абсолютно никаких отклонений? - переспросил он.
  - Нет, - доктор покачал головой. - Разве что вы еще не в курсе.
  - Не в курсе чего? - не понял Джимми, а у меня появилось ужасное предчувствие.
  - О, тогда мне выпадает честь первому поздравить вас, сеньор! У вас будет ребенок! - торжественно воскликнул доктор и официально пожал руку Джимми.
  Взглянув на последнего, я поняла, что хорошо, что он сидел. Доктор перевел взгляд на меня и жестами попытался объяснить мне, что я беременна.
  - Какой срок? - просто спросила я на итальянском.
  - О, так вы говорите по-итальянски! - обрадовался доктор. Затем взглянув на экран комьютера, сообщил: - 7 недель. Примите мои искренние поздравления!
  Я молча кивнула, потому что была в таком же шоке, что и Джимми. Хотя я конечно знала, что могу забеременеть, но всегда надеялась на Роджера, на то, что он вовремя предупредит в опасный момент. А в связи со всеми стрессами перед свадьбой и сейчас я даже сбилась со счета по поводу задержки.
  - Я выпишу вам витамины для беременных, - сказал доктор.
  Поблагодарив доктора, мы вышли из его кабинета. Мне хотелось есть, но я не решилась поднимать вопрос о еде, потому что я чувствовала себя ужасно виноватой перед Джимми, и мне казалось, что я потеряла его доверие. На душе скребли кошки, не давая возможности успокоиться.
  Когда Джимми зашагал вперед, я просто молча последовала за ним. Он ничего не говорил, но выглядел так, как будто его стукнули по голове мешком секунду назад и он никак не мог прийти в себя. Я знала, что он был больше шокирован не фактом моей беременности, а фактом того, что я его обманула и не раз... Хотя я ведь говорила ему, что помолвлена.
  Мы вошли в аптеку, где Джимми протянул продавщице рецепт о моих витаминах. Молча расплатившись, мы вышли из аптеки и направились в продовольственный магазин. К счастью, у нас уже был составлен список продуктов, которые мы хотели закупить, поэтому мне не пришлось много думать, а я просто шла рядом с тележкой, которую толкал Джимми, и укладывала туда продукты из списка закупок.
  Расплатившись за продукты кредитной карточкой, мы все в том же молчании дошли до магазина женской одежды. Джимми сел на лавочку возле магазина, придерживая тележку с продуктами и, передавая мне карточку, сказал:
  - Я подожду тебя здесь.
  Я не стала возражать, а быстро вошла в магазин и направилась в отделы, которые меня интересовали. Мне понадобилось немного времени для выбора и покупки вещей. Я лишь задержалась в отделе нижнего белья, какое-то время сомневаясь насчет того, покупать ли мне обычное белье или уже белье для беременных. Потом решив, что мы прибудем на Землю до того, как у меня появится как таковой живот, я купила пару комплектов обычного белья и быстро расплатилась в кассе.
  Когда я вышла из магазина, Джимми встал, молча взял протянутую мной карточку и, все еще не глядя на меня, зашагал по направлению к ангару.
  Этот путь мы тоже проделали в полном молчании. Я же в это время пыталась примерно посчитать, когда могла забеременнеть, но это было сложно из-за анабиоза, потому что во время этого сна все процессы замедляются. Разумеется, у врачей есть специальные таблицы расчета дня зачатия с учетом различных условий, таких как анабиоз, изменение течения времени, гиперскачки и подобное. У меня этого не было, но одно можно было сказать точно - на свадьбе я уже ждала ребенка.
  Мы подошли к нашему шаттлу. Джимми набрал свой код на входном люке и прохрипел свое имя. Компьютер не распознал голос. Прочистив горло, Джимми повторил процедуру, и тогда дверь открылась.
  Несколько минут ушло на то, чтобы распределить все продукты в морозильнике. Потом Джимми отвез тележку на пункт их сбора и вернулся. Все время не нарушая молчания. Джимми вымыл руки в туалете и лег на свою койку в каюте.
  Я в нерешительности постояла в дверях. У меня уже начал урчать желудок, требуя завтрака или уже почти обеда, но я решила сначала все выяснить между нами - мне очень не хотелось терять Джимми как друга.
  - Джимми, нам нужно поговорить, - сказала я, входя в каюту.
  - О чем? - спросил он, бросив на меня очень печальный взгляд.
  - Я хочу тебе все рассказать и объяснить.
  - Ты не обязана это делать, - возразил он. - Я не имею к тебе никаких претензий - это твоя жизнь, твои поступки, твои решения. Ты не должна передо мной за них отчитываться.
  - Я знаю, что не должна, но я не хочу, чтобы ты считал, что я тебя обманывала без веских на то причин.
  Я села на койку рядом с Джимми, с трудом поместившись на том краешке, который был свободен.
  - Честно говоря, я не знаю, смогу ли я тебе поверить в этот раз, - тихо сказал он.
  У меня бесшумно потекли слезы, и я знала, что я не смогу нормально разговаривать, пока плачу, а это могло затянуться...
  - Иди сюда, - попросила я, вставая с койки и направляясь в кабину управления. Я остановилась в дверном проеме и посмотрела на Джимми. Он неохотно поднялся с койки и зашагал вслед за мной.
  Мы заняли свои места за панелью управления. Я вышла в глобальную компьютерную сеть и задала три критерия для поиска: "Млечный путь", "Жасмин" и "Валимон". Через пару секунд появилось несколько сотен ссылок на новости и различные сайты, отвечающие критериям поиска, на английском.
  - Вот, почитай. Здесь вся моя биография, отслеживаемая прессой со дня моего рождения, - сказала я. - Я знаю, что ты бы мне возможно не поверил, поэтому лучше, если ты прочтешь все сам, а потом я расскажу тебе о деталях, о которых знает всего горстка людей.
  Я вышла из кабины. Постояв несколько секунд в коридоре, я направилась в морозильную камеру, где начала наводить порядок и примерно составлять меню на ближайшую неделю. Разумеется, мои мысли о меню периодически перемежались с мыслями о произошедшим. Я сочинила несколько предложений, которые хотела сказать Джимми, но почти тут же их забыла. Продумала как иначе я могла себя вести, чтобы не попасть в эту ситуацию, что я могла говорить или делать по-другому. Но разумеется, все это было уже в прошлом и его никто не был в состоянии изменить.
  Я закончила дела в морозильной камере, вышла в коридор. Бесшумно заглянув в кабину, я увидела, что Джимми все еще листает сайты с нашими с Валимоном фотографиями, поэтому прошла в спальню и легла на свою кровать.
  Почувствовав резь в животе от голода, я разогрела два бутерброда с ветчиной и отнесла один Джимми, который все еще читал. Я поставила тарелку с бутербродом на широкий подлокотник его кресла, когда вдруг Джимми поймал меня за запястье и развернулся ко мне лицом.
  - Но почему ты мне ничего не сказала? - спросил он, непонимающе.
  - Потому что я не знала тебя, - просто ответила я, садясь в свое кресло. - Если бы ты оказался каким-нибудь маньяком, то мне возможно стало бы еще хуже, чем у Крокена - принцесса попалась в лапы - как здорово!
  - Почему ты не рассказала позже, когда ты уже поняла, что я не маньяк?Ведь ты поняла это, не так ли?
  - Да, но мне было страшно. Я боялась именно той реакции, которую сейчас получила, - я виновато опустила глаза на свой бутерброд. Я осторожно спросила: - Ты не против, если я начну есть?
  - Нет, не против, - усмехнулся Джимми, но уже без горькой обиды в голосе.
  Я быстро принялась за бутерброд, запивая его йогуртом.
  - Почему ты сказала, что ты незамужем? - вдруг раздался вопрос. Я тщательно прожевала кусок бутерброда, раздумывая над ответом.
  - Я сказала, что помолвлена, - возразила я.
  - Да, но кроме этого ты ни разу не упомянула о своем женихе или чем-то с ним связанным. Хотя возможно я должен был сам догадаться, что все разговоры о Валимоне были не спроста, но я воспринимал его только как твоего кузена. По почему же ты молчала о нем?
  - Не знаю, - честно ответила я.
  Джимми дал мне возможность расправиться с завтраком, сам съел свой бутерброд, прежде чем приступил к дальнейшим расспросам.
  Точнее, я сама ему все рассказала, включая историю моего замужества.
  - Значит, все было не так красиво, как это описано в прессе, - заключил он. Я отрицательно покачала головой.
  - Было по-разному - были взлеты и падения, но я не раз пожалела о своем решении, - призналась я.
  Джимми помолчал некоторое время, а потом произнес:
  - Прости меня за такое поведение. Я не хотел тебя обидеть, но был обижен сам. Но я прекрасно понимаю, почему ты так поступила, и наверняка сам бы поступил именно так, если бы попал в твою ситуацию. И... наверное, теперь я должен обращаться к тебе "Ваше Высочество", - завершил он.
  - Еще чего, - засмеялась я, хлопая его по плечу, как обычно дерутся дети. Джимми тоже засмеялся, и нам обоим сразу стало намного легче морально.
  Он подумал какое-то время в нерешительности, а потом сказал:
  - Жасмин, я очень ценю тебя в качестве своего друга и хочу предложить одну вещь. - Я с готовностью кивнула. - Давай будем всегда говорить друг другу только правду и рассказывать о проблемах, не усугубляя их. Если я тебя обижу каким-то словом, то ты мне сразу это скажи, потому что иначе я не буду знать, что же произошло.
  Я улыбнулась, хотя почувствовала, что в глазах все начало расплываться от пелены слез.
  - Ты не поверишь, но я всегда хотела, чтобы кто-нибудь так думал, потому что я с этим полностью согласна, - ответила я, сглатывая комок в горле.
  - Вот и здорово! Я предлагаю остановиться здесь на ночь, снять номера в гостинице и выспаться на нормальных кроватях, - высказал он, потягиваясь в кресле.
  - О, не могу с тобой спорить, потому что и в этом однозначно с тобой согласна! - воскликнула я.
  Остаток дня прошел просто здорово - мы сходили в кинотеатр, потом поужинали в ресторане, а уже поздно вечером сняли два номера в отеле. Проводив меня до моего номера, Джимми отправился к себе.
  Я приняла душ и закуталась в махровый халат, а потом, устроившись на кровати вместе с упаковкой чипсов, начала смотреть какой-то фильм. Я удивилась, когда раздался стук в дверь. Бросив взгляд в глазок, я открыла дверь, потому что там стоял Джимми.
  - Привет, - сказал он. - Я принес твои витамины - ты еще не приняла последнюю на сегодня таблетку.
  - О, спасибо, - поблагодарила я, забирая упаковку. - Входи, посмотрим вместе фильм и поедим чипсы.
  Джимми вошел в комнату, закрыв за собой дверь. Я выпила витамины и вновь забралась под одеяло.
  - Иди сюда, здесь тепло, - позвала я его. Джимми сел на кровать поверх одеяла, и мы продолжили смотреть фильм.
  Это была какая-то старая итальянская комедия с хорошими актерами и забавным сюжетом, поэтому мы насмеялись вдоволь. Фильм закончлися, начали показывать рекламу.
  - Хороший фильм, - сказала Джимми, потягиваясь на кровати. - Сейчас таких уже не делают.
  - Нет, не делают, - согласилась я. Я встала, направляясь к минибару, потому что захотела шоколадку. - Тебе чего-нибудь захватить?
  - Э, да, мятную конфету, пожалуйста.
  Я покопалась в минибаре в поисках шоколадки для себя, потому что мятную конфету я нашла сразу. Вернувшись к кровати, я спрятала обе руки за спину:
  - Угадаешь в какой руке твоя конфета, дам еще одну, - улыбнулась я.
  - Хм... в левой?
  Я кивнула. Запрыгнув обратно на кровать, я вручила Джимми его конфету и развернула свою шоколадку. Жестом я предложила Джимми кусочек свой шоколадки, но он отрицательно покачал головой. А потом засмеявшись, предложил мне кусок своей конфеты, зажав ее между зубами, так как уже успел отправить ее в рот. Я расхохоталась, отрицательно качая головой и падая на подушку.
  То, что Джимми поцеловал меня в следующий момент, показалось вполне естественным. Но не ему, потому что он довольно быстро встал с кровати со словами:
  - Думаю, мне лучше идти ложиться спать. Спасибо за приятный вечер! Спокойной ночи!
  Я только успела пробормотать "Спокойной ночи" в ответ прежде, чем Джимми вышел из моего номера. Я провалялась в постели почти час прежде, чем смогла уснуть, потому что разные мысли донимали меня. Разумеется, я была очень рада тому, что наши отношения наладились и вернулись на свое место, но я была не так рада тому, что не могла конкретно определиться, чего же я хочу. Обычно со мной такое случалось довольно редко, потому что я обычно точно знаю чего хочу или чего не хочу, но в этот раз все было очень странно и неопределенно.
  Но в конце концов я уснула и проспала до позднего утра. Проснулась я от телефонного звонка, который звучал очень уж противно.
  - Алло, - сонным голосом ответила я, подняв трубку (местный отель был оснащен ретро-телефонами и некоторыми другими старыми вещами в качестве классики).
  - Доброе утро. Это Джимми, - послышалось из трубки.
  - Привет!
  - Я тебя разбудил? - уточнил он.
  - Ну вообще-то, да. А что случилось? - спросила я, садясь на кровати, чтобы полностью проснуться.
  - Прости, я думал, что ты уже встала.
  Я бросила взгляд на часы и поняла, почему он так думал - была половина одиннадцатого.
  - Ой, ну и заспалась же я! - воскликнула я. - А ты давно встал?
  - Да нет, может час назад. Боюсь, нам уже сегодня нужно отправляться дальше. Но я подумал, может быть мы сначала позавтракаем где-нибудь в кафе. Или, правильнеее сказать, съедим бранч, - улыбнулся Джимми.
  - Да, конечно. Я буду готова минут через 15.
  - Хорошо, я зайду за тобой.
  Я положила трубку и направилась в ванную. Приведя себя в порядок и одевшись, я съела еще одну маленькую шоколадку и собрала свои вещи. Джимми пришел ровно через 16 минут, дав мне минуту форы.
  Сдав комнаты администратору, мы направились в кафе, которое уже успел выбрать Джимми, где как раз попали на бранч, так как здесь была суббота. Набрав побольше еды на свою тарелку, я заняла место за столиком возле экрана, показывающего высокогорье Шотландии. Джимми присоединился ко мне позже с такой же полной тарелкой.
  - Нам нужно еще что-нибудь покупать? - спросил он, принимаясь за трапезу.
  - Кажется, нет, - подумав, ответила я. - Судя по списку мы купили все, что хотели.
  Джимми кивнул. Я улыбнулась, увидев, что он принес с собой чай с молоком, такой все еще типичный для британцев.
  - Что? - спросил он удивленно. Я подбородком указала на чай, продолжая улыбаться. - Что же я могу поделать - гены требуют свое.
  - Только вот по внешности ты больше на русского похож, нежели на англичанина, - возразила я.
  Джимми пожал плечами со словами:
  - Я ведь точно не знаю, кто был моим отцом.
  Я понимающе кивнула.
  - Как спалось на настоящей кровати? - поинтересовалась я.
  - О, здорово! Я даже до девяти часов спал!
  Я вновь кивнула и продолжила свой бранч. Какое-то время над нашим столиком висела тишина. Радовало то, что рты были заняты пищей, поэтому не было необходимости придумывать какие-нибудь темы для разговора. А ни одна из них мне в голову и не приходила. Мне было ужасно стыдно за то, что я сидела и думала о вчерашнем вечере и о том, что было бы, если бы Джимми остался... На душе было просто отвратительно, хотя проснулась я в неплохом настроении.
  Бросив взгляд на Джимми, я покраснела, вновь вернувшись к вчерашнему вечеру, и была рада тому, что Джимми в тот момент смотрел на экран.
  - Расскажи о Валимоне, - вдруг попросил Джимми, переводя свое внимание на меня.
  - Что рассказать? - запнувшись, спросила я.
  - Какой он? В смысле, его фотографию я видел, но я имею в виду, какой он как человек.
  Я задумалась, пытаясь найти слова для описания Валимона.
  - Ну, если говорить коротко, то он твоя полная противоположность, - коротко ответила я. Джимми удивленно поднял брови, и я объяснила: - Он - мачо в полном смысле этого слова. Все должно быть так, как хочет он, никаких отказов он не принимает, иначе считает, что ты всадил ему нож в спину. Он очень ревнивый, даже если у него нет для этого повода. Он просто привык и хочет продолжать быть центром вселенной...
  Джимми внимательно слушал меня, подперев голову рукой.
  - Но ты все-таки вышла за него замуж, - завершил он. Я молча кивнула, потому что истинные причины нашей женитьбы он знал.
  - Это ведь был политический брак с договором на два года, - добавила я.
  - А что будет через два года?
  - Не знаю еще. Дело в том, что я еще даже не знаю жив ли Валимон... - я умолкла на какое-то время, переключаясь на сладкое, хотя мысли были совсем не о еде. - Кстати, можно немножко нескромный вопрос?
  Джимми удивленно посмотрел на меня, ставя чашку чая на стол:
  - Хм, что же ты можешь спросить нескромного?
  - Ну, я не знаю, может быть ничего особо в моем вопросе и нет, - пожав плечами ответила я. - Почему там в пабе пилотов, когда я попросила о помощи, никто не захотел мне помочь?
  Джимми поднес чай к губам и, потягивая его, думал над ответом.
  - Все довольно просто, - наконец сказал он, - когда ты сказала, что тебе нужно в Млечный путь, половина поняла, что они там никогда не были и на самом деле не горят желанием туда попасть. Когда ты упомянула имя Эрика Крокена, вторая половина поняла, что не хочет помогать тебе ценой своих семей.
  - А у тебя нет семьи, поэтому тебе нечего терять, да?
  - Можно сказать и так, - уклончиво кивнул он. - Дела сейчас идут не так хорошо, как раньше, поэтому я думал в любом случае куда-нибудь переезжать, а тут представился случай попасть так далеко. И одновременно с этим я бы помог молодой девушке, убегающей от этого мерзкого работорговца.
  Допив свой чай, Джимми окинул взглядом наш столик и, убедившись, что я тоже закончила свой завтрак, сказал:
  - Что ж, пора в путь?
  И мы отправились в путь.
  По мере приближения к дому мое настроение все больше и больше портилось. Я все больше молчала, чтобы не сказать чего-то лишнего, потому что точно и не знала, что говорить и зачем. Я была полностью в растерянности и просто не знала, что мне делать. Джимми пытался меня развеселить, я смеялась, но это было временно, потому что потом я снова уходила в себя. На четвертый день полета я долго не могла решить, что приготовить на ужин, но все-таки нашла рецепт, который и сделала.
  - Спасибо, было очень вкусно, - сказал Джимми, откидываясь на подушку.
  - Не за что. Но ты это говоришь, потому что я - принцесса, - возразила я.
  - Это еще что значит? - возмутился он. - Насколько ты помнишь, свое первое блюдо ты приготовила задолго до того, как я узнал о тебе всю правду, и с тех пор я не изменил свое мнение о твоей стряпне!
  - Спасибо, - тихо ответила я, вставая и начиная убирать со стола. Я направилась на кухню, унося тарелки и расставляя их в моечной машинке. Джимми внимательно следил за мной. Наконец, он спросил:
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Хорошо, как обычно...
  - Тебе точно не плохо? Ты выглядишь очень усталой и замученной, - продолжил он.
  - Нет-нет, все нормально. После приема витаминов, что выписал доктор, у меня нет ни головокружения, ни тошноты. Все в полном порядке, - ответила я, стирая со стола и унося стаканы, стараясь избегать встречаться с Джимми взглядом.
  Джимми поднялся со своего места и направился вслед за мной. Он остановился в дверном проеме из каюты в кухню, оперевшись рукой на косяк.
  - Значит тебя что-то беспокоит, - сказал он, пытаясь заглянуть мне в глаза.
  - Нет, никаких проблем...
  Я направилась в каюту, не сразу заметив, что Джимми преградил мне путь. Сделав шаг назад, я наткнулась на его вторую руку.
  - Так, а теперь вспомним наш договор, - сказал он, опустив руки чуть пониже, чтобы я не смогла выскользнуть под ними. - Мы договорились, что не будем ничего скрывать и все проблемы, возникшие по пути в твое королевство, мы будем решать сообща.
  - Мы не можем решить мои проблемы, - обронила я, уставившись в шею Джимми, чтобы не поднимать на него взгляда.
  - Какие у тебя проблемы? - Я молчала, как набрав в рот воды. - Жасмин, расскажи, что тебя тревожит.
  Я продолжала молчать.
  - Жасмин, - более строго сказал Джимми, подняв мою голову за подбородок, чтобы посмотреть мне в глаза.
  - Ну что ты хочешь знать? - с вызовом спросила я, встретившись наконец с ним взглядом, и сквозь слезы продолжила: - Что ты хочешь услышать? Что я жалею, что согласилась выйти замуж за Валимона?: Что я не люблю своего мужа, а люблю тебя? Что я бы многое отдала, чтобы ждать ребенка от тебя, а не от него? Что я не хочу возвращаться домой, потому что хочу остаться с тобой?
  Джимми молча смотрел мне в глаза, а потом тихо сказал:
  - Да...
  И он поцеловал меня, а мне показалось, что я ждала этого момента всю свою жизнь...
  Следующая неделя прошла как в прекрасном сне, и я не хотела просыпаться к реальности. И я не хотела заводить с Джимми разговор о будущем, потому что помнила сетования Марины на одиночество. Поэтому я просто наслаждалась моментом, впервые за всю свою жизнь.
  Чтобы не тесниться на узких койках в каюте и не спать раздельно, Джимми просто положил оба матраса на пол. И там мы и спали, и надеялись, что до Млечного пути еще очень далеко...
  Как-то утром мы проснулись от того, что рация в кабине управления что-то говорила. Точнее, разумеется, говорили там люди. Джимми вскочил и быстро направился туда. Хихикнув, я полюбовалась его статной фигурой, глядя ему вслед.
  Я точно не разбирала, что говорила рация, но среди обрывков фраз услышала:
  - Млечный Путь... опознавательные... иначе...
  И я поняла, что они говорили по-русски. Я пришла в кабину управления, где уже сидел Джимми, и прослушала полное сообщение:
  - Говорит пограничный патруль королевства Млечный Путь. Немедленно сообщите свои опознавательные знаки, иначе будет открыт огонь.
  Я быстро перевела Джимми содержание, хотя они почти тут же повторили сообщение на английском и еще некоторых других языках. Джимми включил рацию и ответил по-английски:
  - Говорит Джимми Уоллтерс с шаттла "Одинокий волк".
  - Цель вашего прибывания в Млечном пути?
  Джимми вопросительно посмотрел на меня, но я отрицательно покачала головой.
  - У меня на борту пассажир, скрывающийся от Эрика Крокена. Нам необходимо поговорить с начальником поста, - сообщил Джимми, глядя на меня, а я лишь одобрительно кивнула.
  В рации наступило непродолжительно молчание, затем офицер на КПП сообщил:
  - Выключите двигатели, мы затянем вас на станцию.
  Джимми повиновался. Я заметила, что на станции все орудия были в боевой готовности на случай Троянского коня. Мы быстро оделись, убрав матрасы с пола, и стали дожидаться стыковки со станцией.
  Примерно минут через 10 наш шаттл уже был затащен в ангар станции, и нам был отдан приказ выйти, держа руки на виду.
  Джимми вышел первым, разведя руки немного в стороны, я вышла вслед за ним. В ангаре стояло шестеро вооруженных солдат в униформе Королевства и их начальник, которым оказался чернокожий полковник Джерико. Я была очень удивлена увидеть его здесь, потому что обычно он находился на Земле и преподавал в академии.
  Когда я вышла из тени шаттла, то заметила, как вытянулись лица присутствующих, особенно полковника.
  - Добрый день, полковник Джерико, - с улыбкой сказала я. У полковника практически отвисла челюсть, хотя он и пытался контролировать свои эмоции.
  - Жасмин? - неуверенно спросил он, потому что с детства обращался ко мне по имени.
  - Да, это я. Я не погибла, как это сообщили во всех СМИ, но мне нужна полная конфиденциальность - никто не должен знать о том, что я жива. Я имею в виду, что это не должно дойти до Дорина или кого-то из его людей.
  - Но... что же произошло на самом деле? - спросил полковник, подходя ко мне и обнимая. Он с подозрением посмотрел на Джимми, а я, улыбнувшись, объяснила:
  - Этому человеку я обязана своим спасением и, возможно, жизнью. Это Джимми Уоллтерс, владелец шаттла.
  Джимми, услышав, что я назвала его имя, кивнул и обменялся рукопожатием с полковником.
  - Он не говорит по-русски, поэтому, если у вас есть переводчик, принесите, чтобы мне не пришлось ему все переводить, - попросила я. Полковник кивнул и отдал приказание принести аппарат. Я перевела это Джимми, на что тот одобрительно кивнул.
  - Думаю, нам нужно много о чем поговорить, Ваше Высочество, - сказал Джерико, взяв меня под руку и направляясь в помещение станции.
  - Однозначно, - улыбнулась я в ответ.
  Прежде, чем мы вошли в кабинет полковника, последний отдал приказания об уничтожении всех данных о нашем пребывании на станции и вообще каких-либо наших следов.
  Джимми получил свой переводчик и вставил маленький микрофончик в ухо.
  Полковник сел в кресло за своим столом, а мы заняли два кресла напротив. Далее последовал мой рассказ о том, что произошло после нашего с Валимоном отлета в свадебное путешествие. Разумеется, я умолчала о наших с Джимми отношениях.
  Некоторое время полковник обдумывал все сказанное мною. Наконец он сказал:
  - Значит вы знаете, где находится Крокен.
  Это был не вопрос, а больше даже просто размышление вслух. Я кивнула.
  - И мы не можем ничего сделать, потому что он находится на территории другого государства, - добавил он.
  - Но... что тогда будет со мной? - испуганно спросила я.
  - С тобой... Предлагаю остаться вам обоим здесь. Через неледю приедет смена караула, тогда вся моя команда во главе со мной отправляется домой, и вы можете отправиться с нами, чтобы не рисковать. Потому что опять-таки, похоже вы единственные на расстоянии нескольких сотен световых лет знаете, как выглядит Крокен. А раз ты говоришь, что он на Земле является обычным бизнесменом, то наверняка он в состоянии без проблем пересекать границу.
  Я понимающе кивнула и вопросительно посмотрела на Джимми. Последний тоже кивнул, подбадривающе улыбнувшись. Мне пришлось собирать свою волю в кулак, чтобы не взять Джимми за руку или не обнять его.
  - Господин Уоллтерс, я так думаю, что вам все-таки придется выполнять данное принцессе обещание, - продолжил полковник, внимательно глядя на Джимми.
  - Я всегда держу свою слово. Но что вы имеете в виду в данном случае? - спросил он по-английски.
  - Я имею в виду, вы обещали доставить Ее Высочество на Землю и вы это сделаете. К тому же, пока она находится здесь и до самого прибытия на Землю на вас будет возложена почетная обязанность телохранителя принцессы.
  Я удивленно посмотрела на полковника и возразила:
  - Но, полковник, от кого будет меня защищать мистер Уоллтерс здесь - на пограничной станции, в окружении стольких военных?
  - Мы не знаем что, когда и как может произойти, поэтому думаю, что будет лучше, если за вами будет закреплем человек, отвечающий за вашу безопасность. До сих пор мистер Уоллтерс неплохо справлялся со своей ролью. - Он вопросительно посмотрел на Джимми.
  - Я буду рад помочь. И как я уже сказал, это было мое обещание и я его выполню в полном объеме, - ответил Джимми.
  - Вот и хорошо, - заключил полковник и добавил: - Вам, разумеется, будет все оплачено по прибытию на Землю.
  Джимми молча кивнул. По внутренней связи полковнику доложили, что наши комнаты готовы.
  - Мой адьютант проводит вас в ваши каюты, - сообщил полковник, вставая. Мы тоже поднялись. Протягивая руку Джимми, Джерико добавил: - Королевство благодарно вам за вашу помощь, мистер Уоллтерс.
  Джимми пожал ему руку, неловко пожав плечами от смущения. Он вышел из кабинета первым, а полковник удержал меня за руку, спросив:
  - Жасмин, ты мне больше ничего не хочешь рассказать?
  Его проницательные глаза смотрели в самую глубину моих тайн, но я вышла из ситуации следующим образом:
  - Ах да - я беременна.
  Полковник на мгновение замер от неожиданности, а потом, затащил меня обратно в кабинет, со словами:
  - Я сам провожу Ее Высочество.
  Вновь усадив меня в кресло, он попросил:
  - Повтори, что ты сказала.
  - Я жду ребенка, - улыбнулась я.
  После непродолжительной паузы последовало:
  - От кого?
  - Как - от кого? От Валимона, конечно. Я ведь за него замуж вышла, насколько вы помните. Вы же на нашей свадьбе гуляли, - напомнила я.
  Джерико откинулся на спинку кресла, задумчиво сложив руки домиком и глядя на меня.
  - Ведь ты бы не стала меня обманывать, не правда ли? - наконец спросил он.
  - Конечно, нет, полковник, - нетерпеливо вздохнула я.
  - И ребенок точно от Валимона, а не от Уоллтерса? - уточнил он.
  - Нет, конечно! - воскликнула я. - Я познакомилась с Уоллтерсом даже не три недели назад, но уже на 9 неделе беременности!
  С одной стороны меня этот вопрос задел за живое, хотя с другой стороны я понимала, что все не так уж и невозможно, только не в данном случае.
  - И романа у тебя с ним тоже нет? - последовал очередной провоцирующий вопрос. Я какое-то время молчала, думая, что мне ответить. Но я буквально пару минут назад пообещала не лгать, поэтому мне пришлось ответить правду.
  - Я этого не говорила, - тихо произнесла я, опуская глаза на свои руки.
  - Значит обручальные кольца ты сняла именно по этой причине, - это уже было утверждение. Я молча пожала плечами, потому что сама точно не знала, почему я это сделала. - В таком случае, что я пропустил? Потому что я знаю тебя и знаю, что ты не подвержена перепадам настроения, а уж тем более несклонна к измене. Что произошло?
  - Я его люблю... - еще тише ответила я.
  - Что? - переспросил полковник, решив, что ослышался.
  - Я его люблю, - громче ответила я.
  Джерико осмотрелся по сторонам, как будто ища поддержки у стен.
  - Хорошо, - наконец выдавил он. - Я тебя не осуждаю, потому что это твоя жизнь. Я согласен, что Уоллтерс привлекатльный мужчина в самом расцвете сил, но я знаю, что тебе этого недостаточно, ты не смотришь на внешность.
  Я утвердительно кивнула.
  - В том-то и дело, что в душе он еще лучше, чем во внешности, - добавила я. - Он - полная противоположность Валимона.
  - Хм... а зачем ты тогда вышла замуж за Валимона, если тебе нравится его противоположность? - не понял полковник.
  - Вы не все знаете о наших с ним отношениях, - просто ответила я.
  Джерико помолчал несколько минут прежде чем задумчиво ответить:
  - Так значит это правда?
  - Что? - не поняла я.
  - Я помню, что читал как-то в желтой прессе версию о том, что вы женитесь только для того, чтобы получить королевство. Но я не думал, что ты способна на такую меркантильность...
  - Да плевать мне на трон! - воскликнула я, вставая со своего места. - Валимон убедил меня в том, что это будет выгодно нам обоим. Мы получили бы трон, сдвинули бы этого идиота и мерзавца Дорина, а потом бы уже посмотрели на наши отношения. Вы знаете, что я не могла выйти замуж за кого-то другого, поэтому это был единственный выход.
  - Значит вы не любили друг друга, когда женились.
  - Нет, конечно. Мы нравились друг другу - Валимону льстило, что его женой станет его кузина, которая за 15 лет вдруг выросла и стала такой сексуальной девушкой, а я считала, что может быть все сложится хорошо и мы будем вместе долго и счастливо... Но так не сложилось...
  - А что будет дальше? - спросил полковник.
  - Дальше?
  - По прибытии на Землю.
  Я помолчала какое-то время, прежде чем ответить:
  - Не знаю... Если говорить в целом, то первым делом я казню этого подлеца Дорина, - злобно произнесла я, сжав кулаки. - Потом мне надо будет искать Валимона, если он еще вообще жив...
  - А что будет, когда ты его найдешь?
  - Не знаю... - повторила я.
  Некоторое время в кабинете висела полная тишина. Каждый думал о своем и о Королевстве.
  - Как, кстати, вы попали на границу? - вдруг вспомнила я свой вопрос.
  Полковник усмехнулся со словами:
  - Дорин отправил меня сюда, когда я начал затевать расследование по поводу вашего исчезнования.
  - Интересно, почему меня это не удивляет, - в ответ усмехнулась я. - Как там Дженифер?
  - Она была убита горем, когда узнала о произошедшем. Но она сильная женщина.
  - Мне нужно ей сообщить о своем... существовании, - сказала я. - У меня в комнате есть компьютер?
  Полковник кивнул и добавил:
  - Но ты уж не забудь про меры предосторожности.
  - Да ну, я же мастер конспирации, - засмеялась я. - Кстати, а как вы узнали о наших отношениях?
  - Наметанный глаз, - улыбнулся Джерико. - Я ведь знаю тебя достаточно хорошо, поэтому и заметил в тебе некоторые погашенные порывы к прикосновениям. А Уоллтерс и вовсе смотрит на тебя преданно-влюбленными щенячьими глазами.
  Я рассмеялась от подобного описания Джимми. Полковник проводил меня до двери выделенной мне каюты и как бы невзначай обронил:
  - Я прикажу отключить камеры наблюдения в ваших каютах...
  Я молча кивнула, улыбнувшись, и вошла в свою комнату.
  Приняв прохладный душ и переодевшись в чистую одежду, я села за компьютер и вышла в сеть, чтобы почитать новости. Раздался стук в дверь.
  - Открыто, - крикнула я. В мою каюту вошел Джимми с подносом в руках.
  - Я принес тебе завтрак, - сообщил он, ставя его на стол рядом со мной.
  - А себе?
  - Я уже позавтракал, пока ты разговаривала с полковником. Что он хотел?
  - Он хотел убедиться в том, что у меня с тобой роман, - спокойно ответила я, принимаясь за бутерброд. Джимми испуганно округлил глаза.
  - И что ты ему сказала?
  - Всю правду...
  - И... что на это сказал он?
  - Что прикажет отключить камеры наблюдения в наших каютах, - улыбнулась я и также рассказала ему остальное содержание разговора.
  Еще я рассказала ему о том, откуда я вообще знаю полковника и почему он так фамильярен в отношении ко мне.
  - А теперь мне нужно восстановить Роджера, - сказала я, включая компьютер. - Тебе придется поговорить с моей няней и уговорить ее выслать нам сюда копию программы.
  - Мне? - удивился Джимми. - Но как?
  - А вот этого я еще не знаю...
  Следующие несколько минут у меня ушли на то, чтобы придумать, как Джимми может убедить Дженифер прислать мне программу установки Роджера. Но я нашла выход.
  - Итак, - начала я, - насколько ты понимаешь, мне нельзя самой разговаривать с Дженифер, потому что у нее в доме могут стоять подслушивающие устройства. А тебе нужно сказать ей что-то, чтобы она поняла, что ты говоришь от моего имени.
  Джимми понимающе кивнул, а я продолжила:
  - Насколько я пришла к выводу, единственный способ это сделать, это подробно описать ей, где лежит диск с программой Роджера, потому что это знаем только я и она. Поэтому, ты ей позвонишь и скажешь, что вашему общему знакомому нужен обратно диск, скажем, с фильмом, который лежит там-то и там-то и который откроется с помощью кода такого-то. Но сначала нам нужно создать почту, куда бы она отправила программу...
  Создать адрес гипер-почты с именем, означающим в переводе с итальянского "упрямая вредина", как меня периодически называла Дженифер, заняло немного времени, поэтому уже через несколько минут я набирала номер своей няни.
  - Ты можешь говорить с ней на итальянском - на Земле все же меньшее количество людей говорит на итальянском, нежели на английском, - добавила я, заходя за монитор, чтобы меня не было видно в камеру. Джимми кивнул и перевел взгляд на экран компьютера.
  - Кстати, запиши весь ваш разговор - я хочу посмотреть на нее, когда вы поговорите, - быстро сказала я, пока шел сигнал вызова. Джимми вновь кивнул и нажал на пару клавиш.
  - Слушаю вас? - раздался голос Дженифер. Джимми бросил на меня быстрый взгляд, и я кивком подтвердила, что ответила сама Дженифер.
  - Сеньора Прада? Добрый день, - сказал Джимми по-итальянски.
  - Добрый день, - ответила она, тоже переходя на итальянский. - Чем могу вам помочь?
  - Я говорю от имени нашего с вами общего знакомого, который одолжил вам один диск с... фильмом.
  - Какого именно знакомого вы имеет в виду, сеньор? - недоверчиво спросила Дженифер.
  - Я не могу назвать его имя, но могу рассказать, где лежит этот диск, - ответил Джимми и в деталях описал, где лежит диск и каким кодом его можно открыть. Последовало продолжительное молчание. Затем я заметила, что Джимми едва заметно кивнул Дженифер.
  - И как дела у нашего общего знакомого? - услышала я расстроеный голос своей гувернантки, которая поняла о ком идет речь.
  - У него все в порядке, - заверил Джимми, улыбнувшись.
  - Мы сможем с ним встретиться?
  - Разумеется. Через пару недель, наверняка.
  Вновь воцарилось молчание, которое затем было прервано ответом Дженифер:
  - Как я могу передать диск или его содержание нашему знакомому?
  - Вы можете просто отправить содержание на гипер-почту... - Джимми продиктовал адрес почты, и я услышала, как Дженифер усмехнулась, переведя адрес почты на русский. Джимми тоже ответно улыбнулся.
  - Я отправлю фильм как можно скорее, - пообещала она и, помолчав, добавила: - Обнимите за меня нашего знакомого.
  - Обязательно, - ответил он и, попрощавшись, отключился. Он перевел взгляд на меня: - Кажется, она поняла о ком шла речь.
  - Разумеется, - улыбнулась я, подходя к Джимми и усаживаясь ему на колени. - Ты, кстати, обещал обнять меня за Дженифер - выполняй обещание...
  - Как ты себя чувствуешь? - спросил Джимми после поцелуя.
  - Хорошо, как обычно. А ты?
  - Да я-то - хорошо, это же не я жду ребенка, - улыбнулся он. - Когда придет программа?
  - Думаю, мы проверим почту через час, чтобы уж наверняка. Но для начала нам нужно найти часы, - ответила я, вставая.
  - Часы? - переспросил он. Я кивнула.
  - Роджер всегда был/жил в наручных часах, я их никогда не снимала, потому что он настроен на мой ДНК и всегда подпитывается от моего пульса, - объяснила я. Я развернула к себе компьютер и связалась с полковником.
  - Джерико, - сказал он, появляясь на экране, и увидев, что это была я, уже мягче спросил: - Жасмин, как дела?
  - Спасибо, хорошо, полковник. У меня к вам просьба. Я собираюсь восстановить Роджера и скоро должна получить программу установки от Дженифер, но мне нужны какие-нибудь наручные часы, желательно женские. Нет здесь ни у кого лишних?
  - Я узнаю и пришлю, если таковые найдутся, - пообещал полковник и отключил связь.
  Пока шел поиск часов, я просмотрела запись разговора Джимми с Дженифер и даже немного поплакала, потому что давно ее не видела и давно с ней не разговаривала.
  Часы нашлись у одного из солдат, который собирался везти их своей девушке в подарок. Но он с большой радостью отдал их мне и получил обещание о доставке взамен авто для его девушки.
  Я была рада тому, что эти часики мне еще и понравились - они были довольно простые, позолоченные и на бежевом кожаном ремешке (видимо, у парня был неплохой вкус, разве что его девшука в точности описала то, что она хочет).
  Пока я рассматривала часы, Джимми проверил почту и сообщил, что мы получили программу установки Рождера. Поэтому, положив часы рядом с портами компьютера, я устроилась поудобнее и запустила программу, вводя кучу личных кодов, которые знала только я. После быстрой и довольно короткой установки, послышался знакомый голос:
  - Добрый день, Ваше Высочество! Рад вас видеть.
  - Привет, Роджер! Я тоже очень рада твоему возвращению, - улыбнулась я.
  - Мои базы нуждаются в полном обновлении, мэм. Это займет 25 часов, - сообщил Роджер.
  - Хорошо, начинай, мы пока никуда не уходим.
  Голос умолк и компьютер погас, чтобы не мешать мельканием некоторой информации на экране.
  Двадцать пять часов прошли довольно быстро в приятной и веселой компании, которой оказался наряд пограничного пункта на этой станции. Здесь были устроены локальные празднества по поводу моего возращения, сопровождающиеся вкусными яствами, весельем и танцами (когда бы еще эти рядовые и младшие офицеры имели бы возможность лично познакомиться с принцессой, которая, собственно, теперь уже была их королевой).
  Поэтому я вспомнила о Роджере даже не сразу, а через лишних пару часов после длительной прогулки по станции и ознакомления со всеми ее уголками.
  Вернувшись в мою каюту вместе с Джимми, я села за компьютер, на котором было написно, что обновление баз данных завершенно. Я надела часы на запястье. На экране появилась надпись об идентификации ДНК и запуске программы настройки. Настройка заняла не больше пяти минут, после чего Роджер сообщил:
  - Ваше Величество, позвольте поздравить вас с беременностью.
  - Вот и первый вопрос, - сказала я, возмущенно, - как получилось, что я не была в курсе того, что жду ребенка, и вообще, как ты это мог допустить?!
  - Хм, Ваше Величество, дело в том, что я предупредил вашего мужа о высокой вероятности зачатия в тот момент, но он проигнорировал мое предупреждение, - ответил Роджер.
  - В самом деле? А как насчет того, чтобы предупреждать меня?
  - Вас я тоже предупредил, но вы тоже ничего не предприняли...
  - Быть такого не может! - воскликнула я. - Когда это произошло?
  "Когда принц Валимон предложил вам приковать его к постели", - ответил Роджер только мне. Я почувствовала, что покраснела, вспомнив тот день, точнее ту ночь.
  - А почему ты мне ничего не сказал потом? - вслух спросила я.
  - Просто потому, что потом вы были очень заняты подготовкой к свадьбе, и я не хотел лишать вас приятного сюрприза, - ответил Роджер вслух.
  Я начала расхаживать по каюте, думая, что мне делать. Точнее, делать-то мне как раз было и нечего, потому что я однозначно не собиралась делать аборт. Но в то же время я жалела о том, что все произошло в таком дурацком порядке.
  Видя мои метания, Джимми подошел ко мне, притягивая к себе и обнимая, и сказал:
  - Не переживай. Тебе сейчас вредно переживать и подвергаться лишнему стрессу. Все будет хорошо.
  - Что будет хорошо? - возразила я, чувствуя, что слезы полились из глаз. - Я не вижу ничего хорошего в том, что мне придется два года притворяться и жить двойной жизнью. И еще наверняка каждый день выслушивать обвинения Валимона во всех смертных грехах.
  Джимми промолчал, потому что знал, что он ничем не может мне помочь. И никто не мог мне помочь. И мне было стыдно за то, что я теперь очень надеялась на то, что Валимона нет в живых.
  - Роджер, расскажи, что случилось тогда в шаттле в день похищения, - попросила я, пытаясь успокоиться.
  - Боюсь, я немного могу рассказать. К шаттлу пристыковался другой шаттл с опозновательными сигналами королевства, и тут же запустил вирус в программное обеспечение, которое не позволяло мне что-либо предпринять. Поэтому я только мог проследить, как несколько человек в скафандрах и масках вынесли принца Валимона из вашего шаттла на тот другой, предварительно уничтожив Марселя, - рассказал мой секретарь. - Через четыре часа после этого произошла следующая стыковка, после которой был уничтожен я, а вы были похищены...
  - Значит, ты не знаешь, где находится Валимон? - уточнила я.
  - Боюсь, что нет, Ваше Величество. Но судя по психическому состоянию короля Дорина, вероятность того, что принц Валимон был убит, равна 12 процентам.
  Я вновь начала расхаживать по каюте. Видя, что я опять начинаю нервничать, Джимми сказал:
  - Давай думать только о хорошем. Думай о своем будущем ребенке. Ты, кстати, уже придумала имя?
  - Нет, я еще даже не знаю, кто родится, - ответила я и обратилась к своему секретарю: - Роджер, ты уже можешь определить пол ребенка?
  - Да, Ваше Величество. Вы хотите его знать?
  - Разумеется.
  - Подожди, Роджер, - быстро сказал Джимми. Он подошел ко мне, развернул к себе лицом и, держа меня за плечи, спросил: - А кого бы ты хотела?
  - От тебя - кого угодно, - с лукавой улыбкой ответила я.
  - А от Валимона? Только не говори, что никого - этот кто-то уже есть, любит тебя больше всего на свете и очень нуждается в твоей защите и поддержке.
  Я удивленно смотрела на Джимми, потому что мне было очень странно слышать подобные слова от мужчины.
  - Ну? Кого ты хочешь? - напомнил он.
  - Девочку, - уверенно ответила я.
  - Могу поспорить, что это и будет девочка, и она будет очень похожа на тебя, - с улыбкой ответил Джимми. - Роджер, я прав?
  - Да, господин Уоллтерс, - сообщил Роджер.
  - Ну что ж, - сказал Джимми воодушевленно, - пора подумать и об имени...
  Однако, это заняло дольше времени, чем казалось вначале. Прежде, чем я успела прийти к какому-то заключению по поводу возможного имени для моей дочери, на станцию прибыла смена пограничного патруля.
  За это время ничего особенного не произошло. Мы с Джимми периодически навещали друг друга в каютах с помощью Роджера, следившего за отсутствием свидетелей нашего преступления.
  Когда прибыл отряд, сменявший наряд полковника Джерико, было решено выдать нас за солдат, чтобы не привлекать к нам внимания. Поэтому при переходе на шаттл, мы с Джимми были одеты в военную униформу.
  Вся дорога домой заняла тоже около недели, но в анабиозе, поэтому и во время перелета ничего нового не произошло.
  Мы проснулись за несколько часов до приземления, поэтому я успела морально подготовиться к встрече с Дорином. Полковник Джерико попытался меня отговорить от конфронтации, учитывая мое положение, требующее избегания напрасных стрессов, но я, будучи упрямой, настояла на своем. Да и кто смел мне противоречить...
  Приземлились мы на площадке перед дворцом в Петергофе, не афишируя своего местонахождения воинской части. Джерико, Джимми и еще несколько офицеров направились вместе со мной во дворец для ареста Дорина.
  - Роджер, где он? - спросила я, уверенно шагая по коридорам дворца.
  - В своей спальне, мэм, - ответил секретарь.
  - Еще спит? - удивилась я.
  - Только что проснулся, уже 9 часов утра.
  Я молча кивнула и продолжила путь, иногда кивая попадавшимся по дороге слугам, прижимавшимся к стенам, как при виде привидения.
  - Думаю, будет лучше, если мы пошлем всю разборку прямым эфиром, - вслух подумала я. Никто мне не возразил, и Роджер прервал трансляцию всех передач по телевидению и начал прямой эфир происходящего в королевской спальне.
  Я распахнула дверь и влетела в комнату. Дорин сидел на кровати, сонно протирая глаза. Он был еще в пижаме с махровым халатом поверх. Жидкие волосы были еще не расчесаны - в общем, зрелище было жалкое.
  Увидев меня, Дорин, и так бледный от природы и отсутствия во дворце ультрафиолета, побелел еще больше и вскочил на ноги.
  - Ты?! - воскликнул он, тыча в меня пальцем.
  Я с отвращением молча смотрела на него. Дорин перевел взгляд на солдат, остановил его на Джерико, потом вернулся ко мне.
  - Ты мертва! - воскликнул он.
  - С чего такая уверенность? - спокойно осведомилась я. Я бросила на Джерико взгляд, и тот официально произнес:
  - Ваше Величество, вы арестованы по обвинению в попытке убийства Ее Величества королевы Жасмин и Его Величества короля Валимона. Вы предстанете перед Верховным судом.
  - Я не убивал своего сына! - воскликнул он, начиная бегать по своей части комнаты.
  - Этого нам неизвестно, - возразила я. - Но я - живой свидетель того, что ты собирался убить меня...
  По моей просьбе Роджер воспроизвел запись (которую от воссоздал из моей памяти) разговора с Крокеном:
  "Но не соизволите ли объяснить, а каким образом во всем этом замешаны вы?" - "Я? Самым непосредственным - кто же еще может вывезти вас из королевства и не позволить вам никогда не возвращаться домой". - "Думаю, проще было меня убить". - "Согласен. И более того, Дорин тоже так думает". - "Думает? Тогда почему же он не приводит это в исполнение?" - "По моей просьбе, принцесса. Дорин заплатил мне за ваше исчезнование и уточнил, что не будет возражать, если это означает физическое уничтожение..."
  Дорин задрожал, узнав голос своего сообщника. То, что Дорин был неуравновешен психически, было известно всем, но так как он никому не вредил, то и его никто не трогал. А свою неуравновешенность он подтвердил в очередной раз, крикнув:
  - Это блеф! Он не мог меня предать! Ему было заплачено достаточно, чтобы он не выпустил тебя из своих грязных лап!
  - О, как правильно все выражено! - усмехнулась я и добавила: - Он и не выпускал меня из своих грязных лап, он просто упустил меня... Я сбежала от него. К счастью, на свете есть не только подлецы наподобие тебя и его, но и добрые люди, готовые помочь своим близким. Ну, а раз, ты не знал о том, что случилось со мной, ты наверняка также и не в курсе, где находится твой сын.
  Дорин злорадно рассмеялся:
  - Я не знаю где именно находится Валимон, но знаю, что с ним все в порядке и он живет довольно счастливой и интересной жизнью - собственно, какой он всегда жил и хотел жить! И ты его никогда не найдешь!
  - Уведите его! - приказала я, отворачиваясь от него и выходя из комнаты. Джимми и Джерико вышли вслед за мной, а остальные офицеры арестовали короля и повели его в камеру предварительного заключения.
  В коридоре стояли почти все слуги дворца, недоуменно глядя на меня.
  - Ваше Высочество... прошу прощения, Ваше Величество, - наконец робко обратился ко мне дворецкий, - мы видели трансляцию вашего секретаря... Мы все очень рады, что вы живы!
  - Спасибо, Найлз, - улыбнулась я, с благодарностью окидывая взглядом всех пришедших. Собравшиеся слуги усиленно закивали головами, продолжая молчать, чтобы не поднимать гам.
  Я направилась в свой кабинет, чтобы поговорить с Джерико и Джимми в спокойной обстановке. Слуги расступились, давая нам возможность беспрепятственно пройти, но все так же завороженно смотрели на меня, не веря своим глазам, и с неподдельным интересом смотрели на Джимми, пытаясь понять или догадаться, кто он и что он здесь делает.
  Мы вошли в мой кабинет и сели в кресла.
  - Роджер, пригласи дизайнеров, чтобы они немедленно занялись ремонтом королевской спальни, - сказала я первым делом.
  - Разумеется, мэм.
  Мы какое-то время сидели в полном молчании, думая о чем-то своем. Наконец, Роджер нарушил тишину, сообщив:
  - Ваше Величество, на каскадной лестнице дворца собралась группа ваших подданых, чтобы приветствовать вас. На какое время вы хотите назначить пресс-конференцию с СМИ?
  - Решай сам, я могу сделать все сегодня, чтобы не оставлять многое на потом, - ответила я.
  - В таком случае, я назначаю встречу с прессой через час, - сказал секретарь.
  - Хорошо. - Я поднялась со своего места со словами: - Ладно, народ требует выноса тела...
  Джерико засмеялся, а Джимми лишь улыбнулся. Они тоже поднялись и пошли вслед за мной на терассу. Перед самым выходом, Джимми остановился.
  - Ты не идешь со мной? - удивленно спросила я.
  - Нет. Не думаю, что мне стоит появляться с тобой для приветствия твоего народа. Это может дать лишние поводы для сплетен, - ответил он. Я с сожалением кивнула, понимая, что он прав, и в сопровождении полковника вышла на терассу.
  Это была та же терасса, на которой мы с Валимоном стояли после церемонии венчания для приветствия народа и утверждения в ролях царствующих особ. Это казалось таким далеким событием, что я даже не могла в точности воспроизвести все детали, хотя на самом деле прошло всего пару месяцев. А за это время столько всего произошло и столько воды утекло...
  Люди, стоящие в дальних рядах, увидели меня еще до того, как я подошла к перилам терассы, и уже тогда начали кричать приветствия и махать руками. Я махала им в ответ, приветственно улыбалась.
  Я постояла там еще пару минут вместе с Джерико, прежде, чем Роджер сообщил, что министр безопасности Никола Неркович, хочет поговорить с полковником. А слуги увели Джимми, чтобы расположить его в Монплезире. Но я не успела остаться в одиночестве надолго.
  - Где она? - послышался почти истеричный крик Дженифер позади меня, и на терассу выбежала моя гувернантка, бросаясь мне на шею. Среди пристутствующих раздался гром аплодисментов, и мы, быстро помахав руками на прощание, вошли снова в здание.
  - Господи, как же я извелась, считая, что ты погибла! - воскликнула Дженифер, вновь обнимая и целуя меня в обе щеки. Мы обе расплакались, одновременно смеясь.
  - Как же я переживала! - добавила она, отстраняя меня от себя, чтобы посмотреть, как я выгляжу.
  - Но теперь я снова дома... - завершила я. - И пока никуда не собираюсь... Разве что за Валимоном, когда его отыщут. Пойдем ко мне в кабинет, поговорим спокойно.
  Дженифер кивнула, и мы направились в мой кабинет для душевного разговора в тишине и без свидетелей. Дошли мы довольно быстро, хотя по дороге туда, я часто оглядывалась по сторонам, потому что все еще не могла полностью осознать то, что я снова дома и мне ни от кого не нужно убегать или скрываться.
  Войдя в мой кабинет, мы расположились на диванчике, чтобы не сидеть за официальным столом. Слуги принесли нам чай с печеньем, чтобы мы могли также устроить чаепитие. Роджер отключил все микрофоны и камеры в кабинете, чтобы можно было разговаривать в полном объеме.
  - Ну, давай, рассказывай, что с тобой случилось, - нетерпеливо сказала Дженифер. И я начала свой рассказ. Он занял не так много времени, потому что я сразу не рассказала о наших с Джимми отношениях, решив оставить это на десерт, и о своей беременности.
  - А Джимми спас меня... - завершила я свой рассказ.
  - Джимми, - задумчиво повторила Дженифер. - Это не он со мной разговаривал по телефону?
  Я кивнула.
  - Довольно приятный молодой человек, должна сказать. - Я вновь кивнула. Дженифер внимательно посмотрела на меня, прищурилась, как будто пыталась прочесть мои мысли, но ничего не сказала.
  Я помолчала пару минут, вспоминая разные моменты последних месяцев, а потом, вспомнив, сказала:
  - Ой, я же тебе самого важного не рассказала!
  Дженифер настороженно подняла бровь в ожидании моего признания.
  - Я жду ребенка, - с улыбкой объявила я.
  Выражение лица моей подруги сменилось от удивления, до недоумения, затем возмущения и до замешательства. В ответ она лишь осторожно уточнила:
  - От кого?
  Меня охватил приступ гнева, и я воскликнула:
  - Я не пойму одного: мужчин, которые у меня были за всю мою жизнь, можно пересчитать на пальцах одной руки, уж не говоря о том, что я замужем. И тем не менее ты уже не первая, кто задает вопрос, от кого я беременна!
  Дженифер потрясла головой, как будто отгоняя наваждение, и быстро сказала:
  - Прости, я вся в растерянности. Я знаю, что ты замужем. Просто за такой короткий период времени столько всего произошло... Ты была в плену у Крокена, а потом вернулась домой с Джимми, поэтому я и подумала...
  - Что ты подумала? - спросила я.
  Дженифер, виновато пряча глаза, ответила:
  - Ну, я очень надеялась, что ребенок не от Крокена, поэтому подумала,.. что у тебя роман с Джимми...
  Я помолчала короткое время и тихо сказала:
  - Ты правильно подумала...
  - Что? - переспросила она.
  - У меня действительно роман с Джимми, - чуть погромче ответила я, подняв на нее взгляд. Она внимательно посмотрела мне в глаза, а потом засмеялась. - Почему ты смеешься?
  - Мне трудно поверить, что у тебя роман с Джимми, - ответила Дженифер.
  - Почему? - не поняла я.
  - Ну, я помню, сколько времени понадобилось Валимону, чтобы соблазнить тебя...
  - Затащить в постель... - поправила я, а Дженифер с улыбкой кивнула.
  - А с Джимми ты летела в шаттле всего пару недель, и он достиг большего, чем твой законный муж.
  - Ну, не больше... - возразила я, - ребенка-то я жду все-таки от Валимона.
  - Значит, Джимми тебе нравится намного больше Валимона, - заключила она.
  - Нет, он мне не нравится, - поправила я, - я его люблю. А Валимона я никогда не любила.
  Дженифер вновь хихикнула, потому что похоже вся ситуация ей казалась забавной.
  - А почему ты так уверена, что беременна от Валимона? - уточнила она.
  - Потому что я даже не думала о возможном романе с Джимми в тот момент, когда узнала, что жду ребенка. Ха-ха, кстати, ты бы видела выражение лица Джимми, когда доктор сообщил ему о том, что он вскоре станет отцом, - я покатилась со смеху, а вслед за мной и Дженифер, потому что Роджер воспроизвел для нее изображение из моей памяти.
  - Ну, Джимми, конечно, очень приятный, насколько я смогла понять это из короткого разговора с ним, - сказала Дженифер, успокаиваясь. - Но почему он настолько привлек тебя?
  - Думаю, ты поймешь это, когда пообщаешься с ним поближе, - улыбнулась я. - Кстати, Роджер, где он?
  - Мэм, господина Уоллтерса уже разместили в Монплезире. Но он остался пока в своей комнате в ожидании ваших дальнейших распоряжений, - сообщил секретарь.
  - Каких еще распоряжений он ждет? - не поняла я. - Он не мой подчиенный или даже подданый, он - мой друг. Скажи ему, чтобы шел сюда.
  - Нет, не стоит, - возразила Дженифер и объяснила: - Тебе же скоро на пресс-конференцию, поэтому пусть лучше сразу идет туда.
  Я подтвердила распоряжение Дженифер, и мы с ней вместе направились в конференц-зал. Прежде, чем мы вошли в конференц-зал, меня перехватил Джерико. Уведя меня в библиотеку вместе с Дженифер, он сказал:
  - Жасмин, я разговаривал с Нерковичем по поводу Джимми. Точнее, по поводу его надежности и целесообразности его нахождения во дворце. В целом он не против, хотя и обязательно наведет справки по прошлому Уоллтерса. Разумеется, я ему ничего не сказал о ваших отношениях, хотя он меня и спросил.
  - А ему какое дело до наших отношений? - не поняла я.
  - Скорее всего это лишь вопрос владения информацией - сама же понимаешь - секретная служба, - махнул рукой Джерико. - Но он попросил меня выступить на твоей пресс-конференции, рассказать произошедшее с тобой, а также представить Джимми Млечному Пути. Естественно, в качестве твоего спасителя и друга, чтобы не вызывать больших сплетен. Поэтому первое слово за мной.
  Я кивнула, давая свое согласие, потому что знала, что полковник обладает способностью правильной формулировки даже самых сложных ситуаций и в то же время дипломатичностью на очень высоком уровне.
  Взглянув на Дженифер, я поняла, что она полностью согласна с выбором Нерковича. Поэтому мы наконец-таки направились в конференц-зал.
  Перед самым входом в зал я увидела Джимми, разговаривающего с Нерковичем. Последний ненавязчиво "сканировал" Джимми на предмет физиологических и психологических качеств, имея врожденную способность разспознавать людей и практически читать их мысли.
  Увидев нас, Неркович сразу обернулся ко мне, приветственно улыбаясь.
  - Ваше Величество, вы не представляете, как мы все рады вашему возвращению! - сказал он, вежливо кланяясь нам обоим. - Госпожа Прада.
  - Благодарю, - ответно улыбнулась я и лукаво уточнила: - Я вижу, вы уже пытаете моего героя.
  - О, нет, что вы, Ваше Величество, я никого не пытаю, а лишь беседую с вашим другом, - быстро возразил Неркович. - Но боюсь, я не могу вас задерживать, потому что пресса ждет. Удачи!
  Он удалился, а Джимми бросил взгляд на Джерико, затем продолжительно посмотрел на меня, кивнул, и развернулся к Дженифер, потому что с ней он еще не здоровался.
  - Миссис Прада, я очень рад иметь возможность познакомиться с вами лично на сей раз, - улыбнувшись, сказал Джимми, с почтением наклоняя голову.
  - Мне тоже очень приятно, мистер Уоллтерс, - ответила ему Дженифер на английском и протянула Джимми руку. Они обменялись рукопожатиями. - Я вам очень обязана и признательна за спасение моей воспитанницы и подруги. - Прошу прощения за прерывание, господа, - немного нетерпеливо сказал Джерико, - но нас ждут... ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"