Брик Оллин: другие произведения.

Крылатые и окрыленные. Глава 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В августе прошлого года...
  
  ...Поворачивая на Рассветную, он уже знал, что не успевает вовремя, и быстрый взгляд на циферблат только подтвердил это: 18:07. А на дорогу к побережью сейчас уйдет еще минут пятнадцать, если не все двадцать. Гленнард критически оглядел забитую трассу. Здесь, в относительно новой части города, вертикальный срез дорожного движения напоминал букву "Х" - верхняя и нижняя полосы проходили по правому ряду, а средняя по левому. Шмыгнуть не в свой ряд теоретически, конечно, можно, равно как и попытаться проскочить по верхней "обочине", но если второе грозит всего лишь штрафом, то первое в этот час чревато созданием аварийной ситуации... И, в общем, ни того, ни другого незначительное опоздание на день рождения приятеля все-таки не стоит, тем более, что он предупреждал Алгара о возможной задержке.
  Август заливал улицу жарким золотом, загоняя пешеходов в тень, и грозил лишить Лучеллу цветов. Гленнард убавил температуру в салоне еще на пару градусов и переправил букет на пол перед передним пассажирским сиденьем.
  Рулада мобильника напомнила, что он в спешке забыл подключить телефон к системе коммуникации глайсса. Надо бы исправиться, но сначала - ответить.
  - Да, Лис, привет.
  - Привет, - откликнулся Тайлер-Арианд-Элесс дей Кэссар. - Ты на работе еще?
  - Нет, в глайссе. К приятелю на день рождения.
  - А... Когда вернешься?
  - Да завтра, наверное, а что?
  - Пофехтовать на четверых.
  - Запросто. Но лучше бы в воскресенье.
  - Понимаю, - насмешливо протянул Тайлер. - Идет, в воскресенье, в два, у меня.
  - Договорились.
  Гленнард едва успел опустить мобильник и вспомнить, что хотел с ним сделать, когда новый звонок возвестил о еще чьем-то желании вступить в контакт.
  М?
  О...
  - Угу, слушаю.
  - Глен, ты... А, тьфу, ты ж уехал... - сам себя перебил Тайрен.
  - Что такое, Рен?
  - Да мы тут поспорили... Ты говорить можешь?
  - Могу.
  - Тогда скажи, почему на третьем "ястребе" левый штопор гораздо круче правого? При прочих равных, типа скорости и тангажа на вводе, конечно. На минимальных оборотах.
  - Он же турбовинтовой, так? - переключился в привычный режим Гленнард. - В принципе, штопор, совпадающий по направлению с вращением ротора двигателя или воздушного винта закономерно оказывается менее устойчивым и интенсивным, чем штопор противоположного направления вращения. Однако величина гироскопического момента прямо пропорциональна угловой скорости вращения ротора, то есть на минимальных оборотах и влияние гироскопического момента минимально. - Он аккуратно обогнул замешкавшегося на повороте и подытожил: - Следовательно, дело в аэродинамических характеристиках и обдуве. Одно полукрыло обдувается снизу вверх, другое - сверху вниз. В данном случае, имеет место и фактор Ральта: на больших углах атаки нисходящая часть винта производит больше тяги, чем восходящая.
  - Ты такой умный, - восхитился Тайрен. - Я так и знал. А теперь скажи то же самое Эймиллу.
  Гленнард усмехнулся, поздоровался с взявшим трубку коллегой Рена и честно повторил только что сказанное.
  - А как же пятый "ястреб"? Писали же про гироскопический момент...
  - Пятый "ястреб" - турбореактивный, - напомнил Глен. - Влияние режима работы двигателя на характеристики штопора здесь действительно проявляется, в основном, под действием гироскопического момента, поскольку нет реактивных моментов и обдува поверхностей самолета струей от винта, но само это влияние все равно меньше, чем у самолетов с ТВД.
  - То есть выходит, что основное - аэродинамика, а гироскоп - так, по мелочи?
  - Ну... в случае с третьим "ястребом" и на минимальных оборотах - однозначно.
  - Угу, ясно, - вздохнул тот. - Пошел поить Тайрена пивом...
  Трубку снова перехватил довольный Рен:
  - Вот!
  - Поздравляю с победой, - хмыкнул Гленнард.
  - Спасибо. Ну, мы пошли, а ты там это... развлекайся как следует.
  - Как следует кому?
  - Конструктору, который может не быть занудой хотя бы в пятницу вечером. Может?
  - Может...
  - Ну и вот. Ты со своим проектом...
  - У меня ответственный момент.
  - Да у тебя все время ответственный момент!
  - Часто, - вынужден был признать Гленнард. - Профессия такая. Как и у тебя, кстати.
  - Глен.
  Конструктор тихо фыркнул: Тайрен не представлял, как можно провести, страшно подумать, почти три месяца без романа, - и очень, очень беспокоился.
  - Я уяснил суть, Рен. Спасибо.
  - Вот. Действуй.
  - Угу. До связи.
  - Ага.
  Откладывая мобильник, Гленнард глянул на часы: 18:18. А в 18:24 он уже парковался на площадке перед двухэтажным желтым домом с ярко-красной крышей. Дому было лет пятьдесят: родителям Алгара подарили его к свадьбе, но когда сын пошел в школу, семья переехала обратно в пределы Сэррета. В общем дворе они с Гленом и познакомились. На третьем курсе института Алгар обзавелся глайссом и "захватил" дом, с полного одобрения старших родственников. А с тех пор, как здесь появилась Лучелла, заросший было садик приобрел во всех смыслах цветущий вид, и дом на фоне приморского ландшафта выглядел как на рекламном проспекте.
  Дверь открыл сам именинник. Вооруженный шампуром и экипированный кухонным полотенцем вместо фартука, Алгар был весел и распространял вокруг себя слабый запах уксуса и серого перца.
  - О! Вот и ты.
  - Привет. С днем рождения! - Гленнард протянул хозяину увесистый квадратный мешок из плотной серебристой бумаги.
  - Спасибо. Ого!.. Подержи, ладно? - Алгар сунул гостю шампур и погрузился в изучение содержимого подарочного пакета. - Гле-е-енард!.. Их что, правда тридцать?...
  - Ну да, вся серия. - Очевидное удовольствие получателя не могло не радовать, при всей своей предсказуемости: командировка в Иннис пришлась как нельзя более кстати, позволив прихватить коллекционное издание дисков с продукцией киностудии "Рэммэл" непосредственно на самой киностудии, вместе с альбомом и книжкой.
  - Класс, спасибо. Ну, давай, проходи, мы в гостиной и на веранде, потом на пляж переберемся... А пока отвоевывай пространство для обеда.
  - Я последний?
  - Нет, еще Най будет... Ты без пары?..
  Гленнард выразительно поднял брови, предлагая самостоятельно найти ответ на этот вопрос.
  - Ну да, вижу, - не смутился Алгар, - вот и отлично. Джарст, оно горит!.. Проходи, - он забрал шампур, махнул рукой в сторону веранды и вместе с подарком скрылся в кухне, откуда тут же вынырнула Лучелла, в коротком красном платье.
  - Глен, наконец-то!
  - Тебе меня не хватало? - улыбнулся конструктор, вручая бывшей однокласснице букет.
  - Ну да, особенно на кухне, - засмеялась она, поднося к лицу нежно-розовые соцветия. - Спасибо.
  - Помочь?
  - Нет, пусть Гар отрабатывает, а ты мне лучше вазу сверху достань. И пойдем, я тебя познакомлю...
  - Со всеми?
  - Ну... нет, две трети ты знаешь, - улыбнулась Лучелла.
  На деле выяснилось, что Гленнард знает, скорее, четыре пятых из присутствующих: кто-то со двора, кто-то из мастерской Алгара, кто-то из ТАИ... Незнакомы оказались, преимущественно, девушки. Логично...
  Звонок в дверь застал его в коридоре, и Алгар не преминул этим воспользоваться, крикнув из кухни, где они только что в четыре руки кромсали салаты:
  - Гленнард, открой, а?
  Глен открыл.
  Ветер тут же юркнул в образовавшуюся щель и рванулся через гостиную на веранду, по пути взметнув и бросив ему в лицо целый ворох шелковистых солнечных лучей: все то же сияние августовского дня, только не жаркое, а теплое... Гленнард машинально протянул руку вправо и, не глядя, прикрыл дверь гостиной, устраняя сквозняк; кое-как справившаяся с волосами гостья посмотрела на него с веселой признательностью:
  - Спасибо. - Она вошла и в некотором замешательстве оглядела коридор, заполненный сумками, кепками, шляпками, всякими надувными штуковинами и прочими атрибутами загородного досуга.
  - Давайте, я положу, - предложил Гленнард, закрывая и входную дверь.
  - Спасибо, - повторила девушка, на этот раз с легким смущением, и в руки конструктора перекочевали небольшая спортивная сумка, шуршащий пакет и три ветки лэшмы с пышными голубовато-белыми гроздьями цветов.
  Сумку он пристроил на свободном крючке гардеробной стойки, а подарок и букет положил на полочку рядом с телефоном, после чего собирался ретироваться, оставив гостью наедине с зеркалом, но тут из гостиной появился Алгар.
  - Най! Ага!
  - Тридцать секунд, Ал... - Девушка предостерегающе вытянула в его сторону руку со щеткой для волос.
  - Ладно-ладно... Я пока тебя представлю.
  - Ал! - негромко, но выразительно возмутилась она.
  - Да ты и так эс-те-тич-на... Гленнард, ты куда? Ну и ну, еще незнакомы, а уже вступили в заговор...
  Девушка что-то негромко ответила - судя по тону, ехидное, но слов Глен не разобрал, да и не пытался. Вообще-то, с Алгаром трудно было спорить по поводу эстетической стороны облика гостьи. Но у нее самой явно было другое мнение о моменте знакомства, поэтому он завершил маневр отступления в гостиную.
  Минуту спустя они появились вдвоем. Алгар пропустил девушку вперед и возгласил:
  - Кто еще не знает... Это моя двоюродная сестра, Найрика дей Нэрдис.
  За этим объявлением последовала обычная церемония представления, из которой Гленнард сделал вывод, что круг ближайших друзей Алгара Найрика знает хорошо, а вот приятелей и знакомых - не слишком. Покончив с формальностями, Алгар подвел девушку к дивану и объявил, что обед будет через пять минут.
  За столом они оказались рядом совершенно случайно: по крайней мере, он не прилагал к этому никаких усилий, просто дальний от окна край стола оказался в распоряжении тех восьмерых, кто пришел без пары, и гости самоорганизовались в продиктованном этикетом порядке, об этом порядке особо не задумываясь.
  Поскольку именинник выразил желание проводить дневное светило в море, обед разделился на закуску и ужин, назначенный на "после девяти", и, покончив с салатами и бутербродами, гости разбрелись по дому переодеваться. Минут через пять мужская половина празднующих начала скапливаться в саду и развлекаться разговорами на вечно актуальные темы. Влившись в ряды ожидающих, Гленнард успел отбить мяч, посланный коллегой Алгара, рассказать анекдот, отклонить приглашение на рыбалку и выслушать очередную идею Тована, инженера-механика, который регулярно полувсерьез норовил совершить переворот в самолетостроении. На сей раз объектом революционного воздействия пали интерцепторы, и одну изрисованную песчаную дорожку спустя Гленнард воззвал к хозяину:
  - Алгар, у тебя есть "Основы аэродинамики"?
  - Э-э... да, наверное, в гостиной, - отозвался тот. - Левый книжный шкаф. К окну который.
  - Сейчас принесу и покажу, - пообещал Глен оппоненту. - Долго писать полную выкладку.
  - Принеси, - отозвался Тован. - Я пока подумаю.
  Мысленно не без юмора отдавая должное если не знаниям, то упорству собеседника, Гленнард устремился в дом, встретивший конструктора ощутимой прохладой и невнятными звуками, дающими основания предполагать, что на поиски у него не больше пяти минут.
  В гостиной никого не было, кроме Найрики, сменившей голубой сарафан на белое пляжное платье с синим поясом. Струящееся в окна солнце окружало ее еле заметным мягким ореолом: макушка, профиль, рука, колено, ножка до самой туфельки казались очерченными светящейся краской. Она на миг отвлеклась от какого-то пестрого журнала, подняла глаза на вошедшего, слегка улыбнулась и тут же с глянцевым шуршанием перевернула очередную страницу, возвращаясь к чтению.
  ...Да-да, аэродинамика... "Основы".
  Книгу он нашел быстро, а вот поиск нужного фрагмента затягивался. Смешно: ведь чуть не наизусть известно, где что, а вот... То ли пролистал, то ли не заметил. В конце концов, конструктор присел на ближайший стул, чтобы без помех и спешки изучить содержание.
  Память послушно разворачивала скупые обозначения до полноценных параграфов, однако глаза то и дело проскальзывали вдоль строчек за край страницы. Вправо.
  ...Тот облегающий голубой корсаж явно знал, что и как облегать, но синий купальник под прозрачно-белой тканью, льнущей к... к контурам... М... Так вот... Интерцепторы... Интерцепторы должны прерывать. Очень полезная штука. Необходимая. Но с научной точки зрения...
  Буквально с любой точки зрения, на Найрику хотелось смотреть - как на... мгм... Еще немного - и придется признать, что Рен прав: у человека, который по рассеянности сравнивает девушек с самолетами, явно не все в порядке с головой... и прочими частями тела. Но что-то летящее в ней, определенно, есть. Даже если не принимать во внимание эти волосы... тем более, сейчас они собраны и уложены... кажется, это называется "ракушка"... Нет, какая линия!..
  - Что Вы думаете о кубических тенденциях в анимализме? - вдруг очень серьезно произнесла девушка, поднимая голову от журнала.
  - Ничего, - признался Гленнард, игнорируя соображение, что при оторопи честность - не лучшая политика. - Видите ли, я отдельно думаю о кубическом... преимущественно о корнях и метрах, а отдельно о животных - в основном, о лошадях и птицах...
  Несколько мгновений златовласка смотрела на него в явном изумлении, потом расхохоталась:
  - Простите... Вам полагалось потерять дар речи, ужаснуться и...
  - ...и сбежать? - улыбнулся Гленнард, поднимаясь. - Это Вы простите, я, кажется, был невежлив.
  - Н-нет, не были... - Девушка мимолетно склонила голову к плечу.
  - Спасибо. Тем не менее, сбегаю.
  - Теперь уже невежлива я, - Найрика закрыла журнал и положила его на колени. - Давайте попробуем еще раз.
  - О тенденциях в анимализме?
  - Нет, - снова рассмеялась она. - Хотя можно и о них, если Вы готовы.
  - Совершенно не готов. Могу только предположить, что это - манера рисовать животных, состоящих из кубиков... но подозреваю, что все не так просто.
  - Вы далеки от искусства? - строго спросила Найрика.
  - Очень, - после краткого приступа самоанализа покаялся Глен. В янтарно-карих ярких глазах прыгали солнечные искорки, и это немного мешало думать. - А Вы художница?
  - Нет, - улыбнулась девушка. - Я вообще пока только студентка. - Она секунду помолчала, потом опустила взгляд и провела кончиками пальцев по пестрой обложке журнала. - А ты?
  - Авиаконструктор, - отчитался Гленнард, изучая плавный изгиб темно-бронзовых, почти черных ресниц.
  - О, так это про тебя Ал... - она запнулась и с улыбкой покачала головой. - Нет, не повторю. Далека от авиации, как ты от искусства. Но что-то насчет собранного вручную самолета. Да?
  - Нет, - усмехнулся Гленнард. - Не уверен, что именно имелось в виду, но если это о настоящем самолете, то основа у него все-таки заводская, а мы с другом его просто... м-м... постоянно модифицируем. А если Алгар говорил о моделях, то да, правда, делал.
  - Из чего? - с неожиданным интересом спросила Найрика.
  Лучелла заглянула в комнату, когда Глен объяснял, почему мокрое вощение бумаги лучше сухого - по крайней мере, для авиамоделей, - ухитряясь одновременно удивляться тому, как они углубились в такую специфику, и тому, что Найрика и впрямь увлеченно слушает.
  - Мы вас потеряли, - улыбнулась Лучелла, подбрасывая на ладони яблоко. - Тебя, - она кивнула Найрике, - особенно потерял Эшвилл, а тебя, - девушка повернулась к Гленнарду, - Тован.
  - Идем, - Найрика вспорхнула с дивана и глянула на собеседника. - Я помню, на чем мы остановились.
  - Я тоже...
  ...Но таблицу для Тована он все-таки нашел. На ходу.
  ...
  Мелкозернистый почти белый песок словно нарочно отмечал подкову бухточки, по краям переходя в мелкую гальку. Обычно пляжное пространство делили между собой обитатели десятка здешних домиков, а приезжие направлялись дальше или, напротив, сворачивали к морю раньше: побережье длинное, и удобных мест для купания много. Сейчас, в восемь вечера, тут и вовсе было тихо. До появления их компании, конечно.
  И опять они оказались рядом случайно - во время заплыва по закатной дорожке. А потом, на пути к берегу, у Найрики расстегнулась заколка, обрушив солнечный водопад в сизые волны. Тоже ведь случайность. Ну а нырнул он и вовсе машинально, и лишь на пятом гребке почему-то почувствовал себя ловцом жемчуга. Хотя заколка, как выяснилось, и правда была красивая.
  - Спасибо, но тут же глубоко... не надо было... - Найрика обеими руками скручивала волосы и розовела. Золотое и розовое в светлых сумерках выглядело удивительно нежно.
  - Не так глубоко, иначе я бы ее просто не разглядел, - улыбнулся Гленнард, фокусируя взгляд на зарывшихся в пышные пряди пальцах, поскольку зрелище на уровне моря для фокусировки взгляда однозначно не подходило.
  - Она никогда меня не подводила раньше... Я про заколку.
  - Наверное, замочек ослаб. Можно?
  Девушка вернула ему трофей.
  Гленнард слегка прижал фиксаторы, провел испытание и вернул заколку владелице:
  - Попробуйте.
  Найрика задумчиво отвела с лица упущенную из узла прядку:
  - Мне кажется, уже можно на "ты". - Она вдруг тихо засмеялась и продекламировала: - До кончиков волос я благодарна. И дважды за каких-то три часа... - Девушка внезапно скользнула в сторону, огляделась и констатировала: - Ну вот, мы сейчас последними будем...
  - Не хочешь..? - Вообще-то, это не состязание, но...
  Найрика задорно вскинула головку:
  - А еще есть выбор?
  - "Катамараном" умеешь?
  Вместо ответа девушка протянула ему правую руку.
  На берег они выбрались седьмыми.
  Дамы ушли с пляжа сразу - сушиться и переодеваться к ужину. Внимание оставшихся у моря переключилось на мячик, который гоняли долго и азартно, пока Меллад, выступавший арбитром и иссвистевший все десять пальцев, не догадался поглядеть на часы. Партия в мяч тут же сменилась соревнованием по бегу.
  Алгар остановил вернувшего себе цивилизованный вид Глена у самого входа в гостиную.
  - Гленнард, я тебе вручу свою сестру на этот вечер? - произнес он со смесью шутливой церемонности и серьезности.
  Найрика стояла рядом с ним. В чем-то синем, как ночь, и легком, как дыхание. Загадочная, как неоткрытая звезда. Хотя, если бы она была против...
  - Буду рад.
  Алгар внимательно осмотрел приятеля и вложил руку сестры в его ладонь.
  - Не забудьте выбрать себе фант, - напутствовал он их.
  Как составлялись в пары остальные "непарные", Гленнард не отслеживал, но перемены относительно первоначального застолья имелись. Да и к Найрике на пляже подходили все трое... И вообще, "случайная пара на вечер" - это, главным образом, для стола, первой игры и первого танца, а дальше уже как сложится. Составить "случайные пары" - забота хозяев, удержать (или наоборот) - личное дело каждого...
  Первой игрой оказались парные прятки - как самое спокойное из послеобеденных занятий, и Гленнард увлек свою даму в дальний угол сада, к роскошному платану с настоящей пещерой в стволе, мимоходом пошутив, что на дерево было бы, конечно, надежнее.
  - А давай, - тут же откликнулась Найрика.
  Учитывая длину платья, подсаживать спутницу Глен не рискнул: забрался на первую развилку сам и подтянул девушку на ветку рядом. Потом они залезли повыше, скрывая светлые волосы Найрики и светлую рубашку Гленнарда в густой листве.
  - Не ожидал, - признался конструктор, когда они устроились рядом.
  - Меня брат научил по деревьям лазать, - улыбнулась Найрика.
  - Алгар?
  - Нет, родной. Хэллар. Он на два года старше, и в детстве был непререкаемым авторитетом. Что деревья - я и по крышам лазила...
  - Белочка.
  - Да-да, папа маму именно клановыми соображениями и утешал. Хотя я думаю, что виноват все-таки брат.
  - Наверняка. Моя сестра тоже до школы куда только не лазила...
  - Ты?..
  - Нет, скорее мой младший, они двойняшки. Хотя... Тш-ш!
  Он притихли, потому что в саду зазвучали шаги и голоса.
  - Кажется, мы слишком хорошо спрятались... - прошептала Найрика, когда под ними прошли в четвертый раз.
  - Можно шумнуть.
  - Не надо, пусть поищут.
  Они снова замолчали, пережидая волну поисков. Внизу плескалось море, и казалось, что прибой шуршит прямо под ногами.
  - Ты не замерзла?
  - Еще нет. А что, ты готов снять рубашку?
  - Если ты готова ее надеть.
  - Я не могу принять такую жертву. К тому же мне тепло от волос. Вот, - Найрика подала ему руку на освидетельствование. Маленькая ладонь действительно не была холодной. - Хотя ты действительно гораздо теплее, - с некоторым удивлением отметила девушка, коснувшись его пальцев.
  Ответить Глену не дала взвившаяся в воздух желтая ракета, рассыпавшаяся веселыми радужными брызгами: водившие сдавались.
  Кроме Найрики с Гленнардом, не найденными остались еще две пары; им шестерым и предоставили определять первые три круга фантов. Сами себе они, в результате, задали изобразить без единого слова детское стихотворение так, чтобы его угадали. Задание несложное, но увлекательное. Далее Глену выпало станцевать на стуле с девушкой на руках. Да пожалуйста - лишь бы стул согласился выдержать точечную нагрузку в... м-м... где-то сто тридцать килограммов. Стул подвергся осмотру, был признан годным, и Гленнард, подумав, заказал сайальду: как раз и места не так много надо, и темп не очень обидный для импровизированной площадки, и движения плавные...
  Видимо, дама одобрила исполнение, поскольку последовавшее приглашение на танец было принято благосклонно.
  После получения очередного долгосрочного фанта, девушка ускользнула по своим девичьим делам, а Глен направился к столику с напитками, нацелившись на стакан сока. Здесь уже собралось небольшое общество жаждущих. Вечеринка естественно и непринужденно миновала пик активности и понемногу близилась к завершению. Собственно говоря, кое-кто уже уехал. Дом мог вместить человек двадцать, и Лучелла заранее позаботилась о том, чтобы разделить гостей на ночующих и не ночующих.
  - Веселишь? - негромко осведомился оказавшийся рядом с Гленом Алгар, покачивая в ладони бокал.
  - Ты о чем?
  - Я о Най. Нет, она и правда смешлива, но обычно не так...
  - Это она надо мной, - доверительно сообщил Гленнард. - Ты извини, мне надо добыть синий цветок до полуночи.
  Цветок он добыл; правда, для этого пришлось переплыть бухточку и покорить небольшую гору. Может, тавелика росла и поближе, но, ясное дело, самый короткий путь тот, который известен, а искать синие цветы в незнакомом месте темной августовской ночью... Найрика воткнула изящное душистое украшение в волосы и увенчала Глена своей половиной фанта: венком из серебристых стеблей веоки вперемешку с белыми звездочками кейлиссы. А дальше реверанс, поклон и тур эстрейского вальса. Потом "рифмовки", загадки, снова фанты, снова танцы, анекдоты по кругу и, наконец, страшная-сказка-на-ночь - тоже эстафетой, разумеется... И все это время тавелика была совсем рядом - ароматная, согретая, бархатистая...
  Расходились за полночь, и в городе Гленнард, конечно, проводил бы новую знакомую не только взглядом, но здесь, в доме, к сожалению, ни одна норма этикета не давала такого повода.
  Зато снилась потом Глену почему-то именно тавелика. А еще - золотое и розовое.
  Проснулся он в начале девятого и, оглядевшись, понял, что, во-первых, один такой бодрый (по крайней мере, в этой мужской спальне), а во-вторых, - что хорошо бы искупаться.
  Еще одна случайность. Только поэтому они встретились и утром. На крыльце.
  - Ой.
  - Доброе утро.
  - Доброе утро, - улыбнулась Найрика. Белая безрукавка, синяя юбка и две толстые косы. Мелкие пушистые прядки, выбившись из плена, целуют шею и ушки... - А... еще кто-нибудь встал?
  - Насколько я знаю, нет.
  - Ты купаться?
  - Да, собирался...
  - Жаль, я не знала, - засмеялась Найрика. - Кинула бы камешек в окошко. А теперь я уже...
  - Так рано?
  - У меня лекция в десять, - она посмотрела на часики.
  - Отвезти тебя?
  - Не надо, у меня глайсс, - Найрика махнула рукой в сторону темно-голубой двухместной модели. - Поеду, а то опоздаю. Я Алгару с Лучеллой под дверь записку сунула, но ты передай на словах тоже, хорошо?
  - Да, конечно.
  - Спасибо. И за вчерашний вечер тоже.
  - И тебе. А...
  - Я побежала, - с улыбкой кивнула Найрика, то ли не заметив этого "А...", то ли решив, что не хочет замечать.
  В конце концов, есть вечер, и есть утро.
  Гленнард улыбнулся и кивнул в ответ.
  Так и не было в тот раз ни "до свидания", ни "до встречи", ни даже "увидимся"...
  - Ну, и? - приветствовал его Рен в мессенджере в понедельник днем.
  - М? Мы с Тайлером сделали Сэлдена с Эльрисом.
  - Чего?!
  - Перефехтовали. Как рейс?
  - Штатно. Я тебя поздравляю, но меня интересует вечер пятницы и... утро субботы. - Ну да, согласно Тайрену, если уж приходишь на вечеринку один, уйти надо как минимум с перспективами.
  - А. Ничего, было очень приятно.
  - И всё?
  - Всё, - подтвердил Гленнард.
  Потому что на тот момент это было и впрямь "всё". А до очередной случайности оставалось еще четыре с лишним часа.
  Собственно, случайности так и продолжали сводить их в самых неожиданных местах: ладно, на пляже, хотя пляж, мягко говоря, - территория немаленькая, но потом был один магазин, второй, концерт в парке и - конечно же! - порт. В этих "неожиданных местах" они внезапно сталкивались взглядами, очень удивлялись, улыбались, сближались, обменивались несколькими словами - и расходились: Найрика почти всё время куда-то торопилась, отлично водила глайсс, благоразумно не носила тяжести - или была безнадежно не одна. "Безнадежно", потому что способ за полминуты убедить девушку сменить кавалера Глен не то чтобы не мог изобрести - скорее, медлил применить.
  Как бы то ни было, Сэррет внезапно наполнился Найрикой.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"