Бриз Владимир Николаевич: другие произведения.

Хс вне поколений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.69*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Привычные дороги не всегда приводят в знакомое место

  Так выпьем же еще, мой молодой король!
  Лихая доля нам отведена.
  Не счастье, не любовь, не жалость и не боль -
  Одна луна, метель одна, и вьется впереди Дорога Сна.
  (Мельница.)
  
  ПРОЛОГ
  До отхода автобуса оставалось пятнадцать минут, а я еще даже не вышел из дома.
  - Рыжий, гулять! - поманил я кота, завязывая шнурки на ботинках.
  Наглая скотина даже ухом не повел.
  Обычно, он покидал квартиру вместе со мной. Но в этот раз, демонстративно спрятался под диван, как только я попытался его схватить. Пришлось сходить на кухню и хлопнуть холодильником. Благо, ругать за не снятую обувь, некому. Дочка в гости приедет еще не скоро, а с Анькой мы расстались, неделю назад. Кот, на возможность еще раз обожраться, повелся и был пойман за шиворот. Вторая заминка у нас случилась на выходе. Гад залез под лестницу и оттуда поглядывал на меня задумчивым взглядом. На улицу он выбежал ровно в тот момент, когда я уже готов был его оставить в подъезде. Вообще, это был Катькин кот. Когда то, несколько лет назад, когда мы пытались строить совместное житье-бытье, она притащила это недоразумение со словами:- он хороший, только кастрировать надо. Кастрировать животину я не дал. Зато показал ему мир улиц, драк и кошек. С Катькой мы расстались и она, проклиная меня и предъявляя за бесцельно прожитые месяцы, скрылась за горизонтом. Ну, а вот Рыжий, остался. Нет, его забирали, конечно. Из принципа. Раза четыре. Но каждый раз это чудовище возвращалось, периодически отравляя мне жизнь. Не убил я его только лишь потому, что гнус умудрился понравиться моей дочке. Ну, а потом привык. Я посмотрел на часы и закурил. Пять минут. Вряд ли уже успею. Босс будет негодовать. Мимо, скользя каблуками по подмерзшей грязи и виляя крутой попой, пробежала девушка. Ну как пробежала. Все движения ее изображали бег, а вот скорость соответствовала моему убыстренному шагу. Выкинув сигарету, я пристроился следом. Ну а чо? Может и успеем. С таким то знаменем перед глазами. И мы успели. Отъезжающий от остановки автобус притормозил и распахнул дверцы. Последний раз полюбовавшись прекрасными формами случайной попутчицы и сделав вид что не заметил, призывно махнувшего мне парня с соседнего подъезда, я стал пробираться к свободному месту. Ну, бесил меня этот алкаш! Из его биографии, я знал только то, что чувак бухает, живет в соседнем подъезде и работает рыльщиком в похоронной фирме. Что он обо мне знал, я понятия не имею. Но каждый раз он радовался мне как родному и постоянно лез здороваться, обдавая стойким запахом перегара и липкой, терпкой мерзости, которой пахнут все притоны. Руку же, после его рукопожатия, вообще хотелось отрезать и выкинуть в мусорку.
  - Стрешный бы тебя расшиб! - пробормотала бабка в невообразимой шляпе, которую я нечаянно толкнул.
  Сидевший рядом с ней парень поморщился и снова погрузился в планшет, увлеченно водя пальцем по экрану.
  - Мне через одну выходить. А вам? - посмотрела на меня женщина с усталым лицом.
  - Дальше мне, - я сел возле окна, сквозь которое виднелся серый рассвет и привычно погрузился в утренний гул.
  - В соседней группе мальчик такой есть. Клеевенький!
  - У нас начальник совсем с катушек съехал. Все хочет невозможного и чтоб за гнилой пятачок.
  - Гоосподи! Как же я ненавижу понедельник!
  Автобус, натужно скрипя, остановился и принял еще порцию пассажиров. Сразу стало тесно.
  
  - Мужчина, ну что же вы стоите!
  - А че, мне лечь что ли?
  - Ложитесь!
  - Не на кого.
  - Ахахаха.
  Кондуктор, молодой взъерошенный парень с пришибленным выражением лица и глуповатой улыбкой, намертво застрял среди толпы и никак не мог протиснуться к нам. Окна запотели еще сильнее, пустив стекающую росу. Захотелось спать. Я потянулся к стеклу, чтобы протереть, и вдруг обнаружил, что его нет. Туманные капли есть, а стекла нет! Рука свободно вышла наружу и заструилась дымом. Окружающая обстановка начала подрагивать и расплываясь, превращаться в марево. Усталое лицо женщины, истончаясь, висело в пространстве как голова Чеширского кота. И где то, совсем уж на заднем плане, передвигалась смутная фигура, блестя стеклами очков на резиновой харе. В руках она держала, что-то очень похожее на шприц.
  
  Гл.1 ПУСТОТА
  Автобус резко затормозил и я, просыпаясь, стукнулся лбом о спинку сидения. Со всех сторон раздались возмущенные крики.
  - Эй, полегче! Не картошку везешь!
  - Что случилось? Авария?
  - Хренария! Да слезь с моей ноги, бегемотиха!
  - Говорят, дороги дальше нет, - повернулась ко мне соседка. - Что там, за окном?
  - Туман там за окном, - поскрипел я рукавом по стеклу.- Сломались может?
  -Может... Двери открыли. Чего-то я не пойму, где мы. Задремала.
  Я попытался еще раз разглядеть происходившее за окном и снова ничего не увидав, двинулся к выходу.
  - Там! Ттам! - какая то молодая девушка, расталкивая выходящих ворвалась в салон и плюхнулась на освободившееся место, тихонько подвывая. - Я сплююю. Я всего лишь сплюю.
  Несколько человек тут же пошли обратно. Не желая смотреть, что же все-таки произошло. Образовалась давка. С трудом, я все же протиснулся к выходу и выпрыгнул наружу. Голова тут же закружилась от нереальности происходящего. Мы висели в пустоте. Кусок местности, словно обрезанный ножом по кругу, а посередине автобус. Пассажиры, разинув рот озирались по сторонам. Один из мужиков подбежал к краю, шагнул вперед и сорвался вниз.
  - Ааааа, - затихающий вопль, поверг всех в окончательный ступор.
  Озвучить происходящее так никто и не решился. А может, с обратной стороны чего-то есть, подумалось мне. И я пошел по кругу, стараясь не отходить от автобуса дальше, чем на три шага. Свалиться в неизвестное мне не улыбалось. На другой стороне, продолжения не нашлось. Такой же кусок асфальта с обочиной. Только вместо подхваченной морозом травы там были камни. Камни и статуя. Рыцарь?! Я подошел к нему и внимательно осмотрел. Каменное изваяние, сжимающее в руках отсвечивающий тусклым блеском меч. Потянул его за ручку. Бестолку. Впаян намертво.
  - Может, это портал? - шепнули мне прямо в ухо. Подпрыгнув от неожиданности, я едва не сшиб двух студенток, которые недавно восхищались клевеньким мальчиком с соседней группы. Оказывается, они потихоньку следовали за мной.
  - Дуры, что ли? Так подкрадываться! А если бы я вас в пропасть с перепуга швырнул?
  - Так нет эха то, от обуви, - одна из девчонок демонстративно постучала каблуком по асфальту. Тишина. Даже глухого звука не донеслось. - Просто я подумала. Этот чувак каменный... Не просто так тут.
  - Угу. Еще бы знать, что с этим "не просто так" делать. - Вымещая нахлынувшую злость, я пнул рыцаря по ноге. На его колене беззвучно образовалась небольшая трещина. А это мысль! Как одуревший, я начал колотить в поврежденное место. Трещина разрасталась, пуская в разные стороны извивающиеся молнии разломов. Краак - и статуя рассыпалась прахом. Легкий ветерок сдул его в сторону пустоты, оставив на земле только меч и гранату РГД-5. Протянув руки, я подобрал трофеи.
  - Тадаммм! - голос донесся сразу со всех сторон. - Первая плюшка в моем мире. Поздравляю! Да наверх смотрите, идиоты! Чего вы жалом по сторонам водите!
  Задрав голову, я увидел наверху что то вроде экрана, посередине которого красовался мужик в белом халате.
  - Зовите меня доктор Зло, - хихикнул он, поправляя очки на переносице. - Банально, но в данный момент, наиболее полно отражает приключившуюся с вами жопу. Итак. Обрисую ситуацию.
  - Да пошел ты нахрен, клоун! - истерично перебил его молодой парень.
  Доктор Зло поморщился и вдруг метнул в беднягу огненный шар. Прах, оставшийся от паренька, унесло знакомым мне ветерком.
  - С детства не люблю грубиянов. Хорошо, что вы не такие. Ведь правда? - мужик снова хихикнул. - И так, продолжим. Здесь как вы видите, ничего нет. А там, - он кивнул в пространство и наверху проявились две двери. - Там есть. Дорога к дому. В вашу так обожаемую замкнутую систему. Дорога, работа, дорога, дом. Дом, дорога, работа, дорога. Бррр. Тетрис и то в сто раз интересней. Но тем не менее. Правила опять же просты и банальны. Выходят двое, но дверь пропустит только одного. Первого добравшегося. Пропускает одна, убивает вторая и наоборот. Все упрощено и автоматизировано. Первая пара начинает через десять минут. Ну, чтоб вы успели настроиться, пописать, помолиться. Успокоительных глотнуть у кого есть. Гы, гы! И помните. Материя она бесконечно многогранна. А не такая, как вас научили.
  Экран моргнул и исчез. Остались только мерцающие в вышине двери.
  
  Гл. 2 ЗАБЕГ
  - Итак. Продолжаем разговор, - прогудел голос доктора. - Первая пара. На старт! Внимание! Марш!
  Наверху к дверям протянулась дорога, а над ней образовался таймер, показывающий цифру десять. В начале дороги из воздуха появились двое мужиков, ошалело крутящих головой по сторонам. Цифры стремительно стали убывать и когда табло показало ноль, прозвучал гонг. Мужики так и остались стоять, переминаясь на месте.
  - Побежали! Гоу! Гоу, пингвинятки!
  Мужики синхронно развернулись в сторону, где снова загорелся экран, и показали доктору неприличные жесты. Тот, что моложе вытянутый кверху палец. Тот, что постарше вытянутую руку с кулаком, рубанув ладонью по срезу локтя.
  - Что же вы за народ такой! Все вас подгонять надо, - доктору жесты не понравились.
  Мужики, на дороге, ярко вспыхнули и дико воя начали кататься по земле.
  - Если доберетесь, то один выживет! И боль пройдет. Вам же, наверное, невыносимо. Если конечно вы не из этих. Хаха! Которые пожестче любят!
  Два факела ринулись вперед, оставляя после себя ошметки огненных следов. За несколько метров до дверей они упали и извиваясь, поползли. Одна из фигур доползла первой и растаяла. Другая, еще ярче вспыхнула и исчезла. Тут же под таймером появились новые два человека. Снова парни. Пожав друг другу руки, они побежали наперегонки. Тот, который вырвался вперед, растаял, отставший, дико воя, сгорел. Новая пара. Сосед алкаш и высокая, подтянутая женщина. Сосед начал резво, но быстро выдохся. Когда стало очевидно, что соперница скоро его обгонит, он вдруг неожиданно присел на корточки, сжавшись в комок. Не ожидавшая подвоха женщина, не смогла притормозить и кувырком перелетела через неожиданно возникшее препятствие. Алкаш выпрямился и пнув ее в живот, побежал дальше. Не успели стихнуть крики сгоревшей, как наверху появились две девушки. Одна из студенток, ходившая со мной за автобус, вторая - невообразимо толстая тетка. Тетка упала буквально через несколько метров, но неожиданно отлетела от земли как мячик и встала на ноги. Перемещаясь огромными прыжками, зависая на доли секунды над землею, она успела первой. Следующие парень и девочка лет пяти. Парень побежал вперед, но остановился и вернувшись схватил ребенка на руки. Буквально закинул ее в дверь и ярко вспыхнул. Кондуктор и мужик в кепке. Мужик был быстрее и очень быстро удалялся от билетера. Кондуктор остановился, раскрутил над головой сумку с билетами и метнул ее в голову бегущего. Попал. Мужик, потеряв кепку, рухнул, как подкошенный, не подавая признаков жизни. Кондуктор перейдя на легкую трусцу, подхватил свое имущество и прыгнув в дверь исчез. Бабка в странной шляпе и худой подросток. Глядя в след убегающему пареньку, старуха что то пробормотала и он замер, потом дико заорал и стал заживо разлагаться. Ковыляя мимо, бабуся плюнула на визжащего мальчишку. Я смотрел развернутую картинку и не мог перевести дыхание. Там были и честные поединки в скорости, и кровавые драки, развернувшиеся прямо у дверей. Мужик, уступивший девушке и дядька, за волосы отшвырнувший девчонку в сторону. Особенно запомнилась одна женщина, буквально разорвавшая своего соперника. Я ощутил легкое бодрящее покалывание в конечностях и очутился наверху. Рядом проявилась девушка, за крутыми формами которой я так резво бежал к автобусу. Ее трясло. Взгляд блуждал по мечу, который я держал в руках, по моему лицу и вниз к нашей обуви. Ботинки и сапоги на каблуках. Все ее мысли буквально читались в широко распахнутых глазах.
  - Эй, - обратился я к ней, - Слышишь меня?
  Вместо ответа она зажмурилась и присела на корточки, обхватив голову руками.
  - Эй! Как там тебя?...Маруська? Да открой глаза, дура!
  - Я Иррина.
  - Молодец. Держи меч и дуй к дверям, - я сунул ей в руку рифленую рукоять.- Давай родная, не тупи. Щас гонг бахнет.
  - А Ввы?
  - А мы следом. Ну, красивая, пошла! - пришлось поднять очумевшую девчонку за шкирку, толкнуть вперед и шлепнуть по попе для ускорения. Бонус за альтруизм.
  Неловко, по журавлиному, переставляя ноги и держа оружие обоими руками, вытянув его перед собой, она побежала по дороге. Я нащупал гранату и поспешил следом, стараясь придерживаться расстояния где-то шагов двадцать, пятнадцать. Нырять в двери в мои планы не входило. Вместо этого, я собирался поравняться с экраном, в котором пускал кровожадные пузыри маньяк в белом халате и швырнуть туда гранату. Если он оттуда кидается огнем, значит и обратно можно, подумалось мне. Но планам моим сбыться было не суждено. Перед пробежавшей половину пути девушкой, прямо из ниоткуда, вдруг появились щупальца. Одно из них жестко ударило девушку по ногам и тут же два других скрутили ее и потащили в сторону. Я громко и нецензурно выругался. Пришлось ускориться. На бегу, я подхватил с земли меч и тут же отсек им метнувшийся ко мне отросток. Из него брызнула темная субстанция, заляпав мне штанину. Еще одно щупальце, дернувшись, изменило направление и удар прошел мимо. В несколько прыжков я оказался возле несчастной и несколькими взмахами оружия освободил ее.
  - Бегии!
  Но девушка лишь вяло поползла обратно, а вскоре совсем перестала шевелиться. Отступая к ней, я срубил еще одну длинную мерзость, но тут меня атаковал извивающийся клубок, ударив со всех сторон и опрокинув на спину. Я почувствовал, как мою ногу скрутило, словно тугим жгутом и за нее поволокло по земле. Дохнуло смрадом тухлой рыбы, и в дрожащем воздухе стала проявляться мерзкая, слюнявая, клювообразная пасть. Извернувшись, я достал гранату, дернул зубами за кольцо и метнул ее прямо в глотку, надвигающемуся кошмару. Взрыв разворотил мерзкую харю невиданного животного, превратив клюв в раскрывшийся, истекающий дрянью цветок. Меня швырнуло вверх и сильно приложило о дорожное покрытие. В глазах потемнело. Несколько секунд я заново учился дышать. Наконец, муть рассеялась. Опираясь на меч и кряхтя, я поднялся, закинул на плечо девушку и шатаясь пошел вперед. В какой-то момент меня закрутило, одарив знакомыми ощущениями покалывания, а затем растворило в водовороте пространства.
  
  Гл. 3 ЗА ДВЕРЬЮ
  Меня вышвырнуло на небольшую поляну, окруженную со всех сторон холмами, поросшими плющом и кустарником. По инерции, я пробежал еще несколько шагов и остановился, врезавшись в толстую тетку, которая висела в воздухе, вниз животом, параллельно земле, где то на высоте полтора метра и вяло шевелила в воздухе руками, напоминая кита, выброшенного на берег. На секунду мне показалось, что я ударился в плотный, наполненный воздухом дирижабль. Женщину отнесло в сторону. Она закачалась как поплавок, перевернувшись вниз головой, и медленно завертелась вокруг своей оси. Оглядевшись, я выбрал ровное место, положив туда спасенную девушку. Бедняга, выглядела так, будто ее переехал грузовик. Сквозь окровавленные тряпки, наружу торчали ребра. Конечности были изломанны в нескольких местах и неестественно вывернуты. Рот наполнила вязкая горечь, а в груди заворочалось чувство безысходности. Не в силах больше видеть изломанную красоту, я накрыл тело курткой и сел на ближайший пригорок, охваченный апатией и тоской. Хотелось выть. Экраны двоились и троились. С этой стороны они тоже были. Один, с психом доктором и второй, с беговой дорогой. Из внезапно уплотнившегося воздуха, на землю выпали парень с девушкой. Даже растянувшись на земле, они крепко держались за руки.
  - Ай яй яй читеры, - закудахтал доктор. - Просекли фишечку! Больше такой фокус не пройдет. Нам же так не интересно. Хотя... Можете проверить. А вдруг. Гы, гы!
  Судя по картинке, следующая пара решила рискнуть. Они вместе подбежали к двери и на нашу сторону упали две половинки тел. Нижняя женская, длинные ноги, одетые в джинсы и красивые сапожки, скребущие по земле каблуками и верхняя, мужская. Мужик был еще жив. С невыносимой мукой на лице, он пытался ползти, волоча по земле вываливающиеся, окровавленные кишки, с налипшей на них травой. А на экране появились паренек с планшетом и крепкий, здоровый мужик. Мужик сразу свалил парня сильным ударом в лицо. Планшет подлетел вверх, ударился о покрытие дороги и разлетелся осколками. Парень попытался подняться, но тут же был опрокинут на спину ударом ноги. Здоровяк пинал поверженного, вплоть до удара гонга, а затем, подобрав острый кусок асфальта, не спеша и постоянно оглядываясь, потрусил вперед. Паренек, сплевывая кровавые сгустки, встал на колени и начал судорожно шарить по земле руками. Вот он что-то нащупал, поднялся, и пригнувшись, побежал догонять соперника, постепенно ускоряясь. Мужик, заметив его перемещения, остановился, скривив рот в недоброй ухмылке. Паренек же, набрав скорость, вдруг исчез. Пока крепыш недоуменно крутил головой, он возник у него за спиной, с силой воткнул ему в глаз ручку и снова пропал. Повернувшись, мужик сделал несколько шагов и упал навзничь, выронив из ослабевшей руки камень. Проявившись, парень не спеша, вытянул из глазницы свое импровизированное оружие и поспешил к дверям, задержавшись только раз, возле сокращающегося щупальца. Сильная, терзающая боль, отвлекла меня от происходящего. Там, где кровь монстра коснулась ноги, сквозь изъеденные кислотой дыры в штанине, я увидел вздувшуюся, почерневшую кожу. Жар и огонь от конечности распространялся по всему телу, сжигая меня изнутри. Не выдержав нового, раздирающего меня на части, приступа, я потерял сознание, провалившись в спасительную черноту и, вздрогнув, проснулся. Стучащее в груди сердце, подсказывало, что я видел во сне какую-то дрянь. Обои на стене, отчетливо видимые при свете луны, расплывались и расползались в стороны причудливыми тенями.
  - Что же мне снилось то? Меч какой-то, кровь, страх и ужас людей. Намешается всякая хрень.
  В этот момент, я почувствовал, что с меня стягивают одеяло.
  - Анька вернулась и лезет под бочек. Вот же хитрый Анчизаврик!
  Из вредности я сжал одеяло рукой, чувствуя, что настойчивые попытки не прекращаются.
  - Гы-гы. Не все так просто. Я, между прочим, может обижен еще. Стоп! Какой еще Анчизаврик? Ночь на дворе, а ключа у нее нет. Ну, не могла она вот так зайти без моего ведома!
  От внезапного озарения, я ослабил хватку и одеяло сползло, обнажив плечо. Тут же на него легла мягкая ладошка и стала меня нежно поглаживать. Это было приятно. Так приятно, что хотелось мурлыкать. Только вот что-то не то с этой ладошкой. Ласка отвлекала, расслабляла и погружала в дрему, но ощущение неправильного не давало мне покоя.
  - Температура! Слишком горячая. Такая у кота, но не у человека. А еще узкая. Узкая и пальцы тонкие. Как веточки. Ласковые такие веточки. Не бывает таких пальцев!
  Одеяло сползло до колен, и к моей спине прижалась, расплющившись, горячая, большая женская грудь. А на бедро аккуратно и тихо легла ножка.
  - Девушка. Невысокая. Хорошо если до подмышки мне. Грудь. Ммм, классная. И какая бархатная! Я растекаюсь от неги. Но кто это? Или что? Поймаю и поцелую. Пока не уснул окончательно. Кто бы это ни был... Ммм. Как же здорово. Сейчас. Главное не спугнуть.
  Резко развернувшись, я попытался схватить незнакомку, и на секунду мне даже показалось, что получилось. Но только на секунду. Кровать была пуста.
  - Вот так и сходят с ума,- произнес я, поднимаясь с кровати.- Но как натурально! Ведь не спал.
  Я включил свет и огляделся. Никого. Прошел на кухню, напился воды, взял с подоконника сигареты, вышел на балкон. Осенний холод сразу пробрал до костей, прошелся ледяной волной по ногам и пробежал по позвоночнику. Зябко поежившись, я сделал пару затяжек и вернулся в кровать. Глаза тут же сомкнулись, наливаясь сонной тяжестью. Одеяло, сорванное одним рывком, слетело с меня мгновенно. Сильные горячие руки схватили за ноги и стащили меня на пол. Чувствуя, как локти и колени обдираются о жесткое, ковровое покрытие, я пытался сопротивляться, или хотя бы открыть глаза. Не получилось. Как куклу, меня протащило через всю комнату и швырнуло к стене. Голова больно врезалась в чугунную батарею.
  - Да что же за хрень! - злобно выругался я, схватившись за лоб и ощупывая наливающуюся там шишку. Веки по-прежнему были словно склеены и невозможность оглядеться, перерастала в злость и панику.
   - Да сука!
  Замерев, я все-таки немного успокоился и потрогал горячий металл чугуна.
  - Вот раскочегарили. Дышать нечем... Уфф... Спокойно. В Грозном и не такое бывало. А тут всего лишь сон бредовый. Всс. Гадский потрох! Натопили от души! Рука не терпит.
  Как только я успокоился, глаза открылись сами, подарив ощущение, лопающейся липкой пленки. Пальцы снова пробежали по неровной чугунной грани, отопительного приспособления. Шероховатость металла и застывшие потеки краски откликнулись на прикосновение. Они словно образовывали надпись. Или точнее вязь непонятных случайных символов. Желая удостовериться, что мне не показалось, я почти вплотную приблизил лицо, чувствуя, как жжет лоб и потрескивая оплавляются ресницы. Изображение увеличилось. Нет. Это не надписи. Это карта. Ну да. Точно карта. Окрашенные неровности создавали причудливые ландшафты. Вот капли краски в виде изломанных гор. А это, след от кратера. Какие ровные грани оплавленных белых пластов! Надо еще увеличить. Я прижимался лбом все сильнее и сильнее, игнорируя жгучую боль и боясь упустить что-то важное. Кратер приближался, увеличивался, становился все более реальным и детализированным. Вот я проношусь мимо изломанных стен. Вот камни на дне. Камни становятся горами, а горы размываются, превращаясь в картинку из разноцветных квадратиков. Как пиксели в компьютере при сильном увеличении. Хлопок и я лечу в пустоту, вперед головой.
  
  Гл. 4 ПОЕДИНОК
  Ледяная пустошь без начала и конца. Синий застывший свет, местами напоминающий идеальный, ровный каток, местами усеянный пиками искрящихся сталактитов. В темном небе закрученная гроздь ярких звезд. Всего одно созвездие. Но зато какое! Пар от дыхания зависал в воздухе, на секунду превращаясь в фантастические и правильные узоры и осыпался вниз.
  - Согласен. Этим можно заниматься бесконечно. Но выдохнуть слово "вечность" не удалось даже настырному Каю. А он, как известно, потратил на это не один век. Пришибленный бюргер, поедающий сосиски. Грусненький конец величайшего хакера сновидений, - сообщил насмешливый голос.- Приветствую тебя во владениях Матери Граней!
  - Кого? - я осмотрел говорившего. Обыкновенный мужик, лет сорока, одетый в джинсы и свитер с широким горлом.
  - Как ее на самом деле зовут, боюсь, я не то, что выговорить, но даже осознать не смогу. Представь, что будет, если муравья попросить процитировать Гамлета. Но ты наверняка ее знаешь, как Снежную королеву.
  - Сказку?
  - Сказка ложь. Да в ней намек. Меня Стасон зовут. Я из хакеров. Второе поколение. Когда уважаемый Сергей Григорьевич зашвырнул вас на левую сторону, мы решили вас разыскать и помочь. Ну, чем можем. Правда всего трех удалось зацепить. И еще одну. Одно,- Стасон поморщился и передернул плечами.
  - Сергей Григорьевич?
  - Ага. Доктор экспериментатор. Лаборантом он стоял у истоков исследования еще при Союзе.
  - Тот придурок, в халате? Доктор Зло?
  - Ахаха. Доктор Зло! Дядя Сережа как всегда, в своем репертуаре. Пафосная пошлость, возведенная на грань искусства. Однако приступим. Времени у нас может и не много.
  - Сначала расскажи. Я хочу понять. Разобраться.
  - Разберешься. Или нет. Все что я скажу сейчас, будет пустой тратой времени.
  - Че это?
  - Любопытство погубило кошку.
  - А потом воскресило... Рассказывай!
  - Вот ты зануда! Ну хорошо. Что ты знаешь про хакеров сновидений? Слова пасьянс Медичи, карта сновидений, осознанные сновидения, тебе о чем нибудь говорят?
  - Нет.
  - Может, ты знаком с трудами Кастанеды?
  - Этого знаю. Пытался почитать на первом курсе. У нас многие загонялись тогда. Но причем тут упырь, забитый мотыгами безграмотными сандинистами?
  - Надо же, - Стасон улыбнулся еще шире.- Кто-то еще помнит Морозова. Я думал, его давно вымарали со всех ресурсов.
  - Остались книги.
  - Которые все тяжелее и тяжелее найти. Но мы отвлеклись. На то, что я знаю, у меня ушло много лет. Не имеет смысла сейчас ноль делить на сто. У нас другая цель. Помочь вам проснуться. А для этого, тебе надо научиться работать с ней.
  - С ней?
  - С мечом. Она выбрала тебя.
  - Он это она?
  - Она, это меч. Достань ее.
  Я стал озираться в поисках места, откуда можно достать меч, который она. Такого места здесь не было. Мужик наблюдал с возрастающим интересом. Чтобы показать идиотизм ситуации, я сделал вид, что достаю что-то из воздуха. Ладонь неожиданно ощутила рукоять и в клинке отразились тысячи ледяных искр.
  - Быстро. Если бы не твои трусы со сношающимися свинками, было бы торжественно. - Стасон удовлетворенно кивнул, затем подошел к ближайшему сталактиту, ударив по нему кулаком. Ледяная глыба покрылась трещинами и куски льда, шелестя, осыпались, открыв торчащий из голубой глади фламберг. Двуручный меч с волнистым клинком. Он выдернул его, раскрутил над головой и вдруг, оказавшись рядом, пронзил меня насквозь, заполнив мое тело пылающей холодной болью. Замерев, я наблюдал, как лезвие медленно выходит из меня. Наконец, Стасон полностью вытянул свое оружие, открыв огромный и почему-то бескровный разрез на животе.
  - Ахх! - выдохнул я, не в силах терпеть муку и замерзнувшее дыхание, повисев перед лицом, осыпалось на рану, тут же затянув ее переливающейся, снежной паутиной.
  Снова звезднаяроссыпьотразилась в волнистом лезвии, и оно воткнулось по самую рукоять мне в грудь, опять же медленно и невыносимо больно выползая наружу.
  - Ахх, - покалывая и бодря, паутинки дыхания снова заплели место удара.
  Ожидаемый блеск. Я, отпрыгнув в сторону, подставил под удар волнистого света блеснувшую темным серебром полоску. Клинки звякнули, выбросив из себя сноп искр и я почувствовал импульсы радостного возбуждения, идущие от моего меча.
  - Миллиатуримархааа, - прошелестело в голове.
  - Очень приятно, Мила. Я Вова, - подумал я в ответ.
  - Мила, да. Вкусно. Вова, нет. Владимир, да. Достойно.
  Я усмехнулся. Мне вспомнилась давняя поездка в Турцию. Тогда как-то раз за столик ко мне подсела девушка из Ирана, воспользовавшись тем, что вокруг не наблюдалось ни одного ее соплеменника.
  - Персия, - ткнула она в себя рукой.
  - Россия, - отозвался я.
  - Руссия, Персия, - мне было продемонстрировано сердечко, сплетенное фигурой из пальцев. А потом она представилась именем, которое я не смог повторить и тут же машинально сократил его для себя как Сорае.
  - Владимир, - сообщил я и, подумав, что может ей так же трудно его произносить, поправился. - Вова.
  - Вова, - сморщилась она, как от зубной боли.- Nay. Владимир - yeah!
  - Мы отвлекаемся, - пронеслось в голове.
  Спохватившись, я в последний момент отразил выпад Стасона. Сноп искр и мы закружились в вихре ударов, атак и парирования, а когда разошлись, на щеке противника инеем зарастал порез. На моем же плече серебрилась рана, которую словно оставила зазубренная пила.
  - Красивый наряд, - сообщила Мила. - Я оденусь так же.
  Лезвие моего меча заструилось и приняло извивающуюся форму.
  - Как?
  - Прекрасно. Но сила натяжения. Теперь ты более хрупкая, если я правильно помню об этом оружии.
  - Не существенно. Мы поразим их, если ты будешь скользить.
  - ...?
  - У тебя в голове. Такое же гладкое поле. На ногах узкие клинки и в руках длинный предмет, изогнутый на конце. Ты бьешь им круглый камень. Скользи.
  Легко сказать, скользи, без коньков, но я попробовал и у меня получилось. Поначалу Стасону было тяжело. Он едва успевал отбиваться и, оценив мой способ, стал передвигаться так же. Теперь мы кружились как два сумасшедших фигуриста, которые кружились в нелепом и диком танце, рассыпая вокруг себя всполохи искр.
  - Ахх! - снова боль в пронзенной насквозь груди.
  Хакер замер, скосив глаза на торчащий из его горла клинок.
  - А я и забыл, как это больно, - сообщил он, когда рана затянулась.
  Отойдя на несколько шагов, Стасон двумя руками поднял фламберг и с силой воткнул его в лед. Голубая гладь треснула и мы полетели вниз, крутясь, среди айсбергов всех размеров и мелких осколков. Я успел заметить, как хакер, словно муха по потолку, бежит по обращенной ко мне грани, огромной глыбы. Оказавшись над моей головой, он оттолкнулся и полетел на меня, вытянув лезвие. Толкнув в его сторону льдину, с меня ростом, я отклонился и попытался поразить противника в бок. Перевернувшись в пустоте, он отбил мой выпад. Меня отнесло в сторону, впечатав в ледяной кусок, величиной со слона. Стасон хищно оскалился и, побежал ко мне по крутящимся мелким осколкам, как по ступенькам. Заорав, я побежал к нему на встречу. Темп схватки нарастал. Здесь не было верха, низа, право и лево. Можно было отступать и наступать в любую сторону и в любом направлении. Удары так же сыпались со всех сторон и часто, чтобы отразить их, нужно было мгновенно переворачиваться вниз головой.
  - Стоп!
  Я завис, держа разрубающий брошенную в меня льдину, меч, перед собой. Белые, разлетающиеся в стороны осколки, замерли как при стоп кадре. Справа хакер с разинутым ртом и отведенной для удара рукой. Относительно меня, он словно бы бежал лежа на боку. Вокруг, словно монолиты, висели разнообразные айсберги. Перед нами возникло миловидное женское лицо.
  - Стас, уходите! Срочно! - исказившись, прокричало оно.
  - Понял! - парень выпустил из рук оружие, которое тут же исчезло. Он мгновенно оказался передо мной и, подхватив меня словно игрушку, резко швырнул вверх.
  
  Гл. 5 ЗА ДВЕРЬЮ
  Тревожное лицо, склонившейся надо мной девушки, разгладила улыбка. Это была девушка, которую убил спрут. Девушка, которую я оставил мертвой на краю поляны.
  - Получилось! Получилось! - захлопала она в ладоши.
  - Конечно получилось! - ее лицо заменила растрепанная физиономия бывшего владельца планшета. - Я же говорил, что ты хил. Судя по статам очень даже не плохой. Эй танк! Долго валяться собрался?
  Кряхтя, я сел и осмотрел ногу. Сквозь огромную прореху в штанине проглядывалась здоровая, без всяких повреждений кожа. Я поднял голову. Девушка тоже была абсолютно целой, о чем красноречиво говорил вид ее тела, видимый сквозь многочисленные дыры в одежде.
  - Вот. Куртка ваша, - протянула она мне мое имущество.
  - Оставь. Тебе нужнее.
  - Ой, - она проследила за направлением моего взгляда и, покраснев, судорожно натянула одежду на себя.
  - А мне как было нравилось, - парень, потерявший планшет протянул мне руку.- Я Камиль. Можно Кама...Домагер.
  Он сел рядом и посмотрел куда-то вверх над моей головой.
  - Ого, тебе за босса экспы кинули. Неплохое пати собирается. Нам бы еще мага толкового. Огневик неплох. Только у него, по-моему, кукушка съехала. Он махнул в сторону мужика, который участвовал в забеге первым и перешел на эту сторону в виде пылающего факела. Ир, может глянешь его. Вон он, в сторонке сидит. Трясется.
  Девушка пожала плечами.
  - Попробую.
  Я проводил удаляющуюся фигуру взглядом.
  - Зачетный попец, - озвучил мои мысли Камиль.
  - Угу,- я достал меч и осмотрел извивающееся лезвие. Красота его буквально завораживала. Не удержавшись, я нежно пробежал пальцами вдоль режущей кромки, чувствуя ее неровную поверхность. В голове промелькнул образ радости.
  - Масштабирующийся под игрока эпик, - завистливо вздохнул домагер.- А у меня мусор нубовский. Первый уровень. - Он порылся в кармане и показал мне заляпанную засохшей кровью шариковую ручку. Так себе кинжальчик... Слушай. Мне вот интересно. Если ты Ирку гранатой взорвать хотел. Зачем ты ей меч отдал?
  - Причем тут она?
  - Я видел, как ты готовился.
  - Дибил, что ли? Это не для нее было.
  - Ты знал про тентакли!?
  - ...?
  - Про щупальца.
  - Откуда? Это для хрена в халате. Я ему хотел подарочек кинуть. Бесит он меня.
  - Завалить финального босса в начале игры?! Круто, - Кама посмотрел на меня с уважением. - Ну, я надеюсь, что финальный. Теперь понятно, почему на вас моб напал. По логике игры, главный злодей не может сразу загнуться. И на будущее. Дроп нужно забирать. Вот держи.- Он протянул мне желеобразный шар.
  - Что за дрянь? - брать в руки эту гадость мне не хотелось.
  - Сэйв. Ну, жизнь запасная. Там две было. Одну, извини, я себе взял. О, смотри, нашего хила уже какой-то прыткий ластает!
  Я посмотрел в указанном направлении. Возле хлопочущей у мужика Иры, увивался длинный тип, с мужественным голливудским лицом.
  - Не помню его, - вынес я вердикт. - Как он на эту сторону зашел?
  - Вроде по чесноку бежал, - Камиль, прищурившись, пристально разглядывал паренька.- Правда, с бабой. Класс крыса. Слышал про такой?
  - Нет.
  - Я тоже. Но хорошее дело крысой не назовут. О, возвращаются. Похоже, не прокатило с огневиком.
  - Не получается,- пожаловалась нам вернувшаяся девушка. - Сидит, бормочет. Я пламень. Я пламень... Кстати. Это Сережа. Он хороший.
  - И Сережа тоже,- кивнул парню Камиль.
  - Здаров, - я приветственно махнул рукой.
  Почувствовав прохладу, обладатель редкой крысиной спецификации, с рукопожатиями к нам не полез, ограничившись кивком и широкой улыбкой.
  - Ирка сказала, в группу кучкуетесь. Я с вами. Эти вокруг совсем теплые.
  - Да. Присматриваем народ,- Кама вложил мне в руку штуку, которую назвал сейвом.- Жаль огневик поплыл. Из тех, кто рядом. Таак. Воздушник, два телепортатора, стрелок. Кстати. Пока ты в отключке лежал, он у тебя пытался меч тиснуть. Порезался, гы, гы.
  Я посмотрел на кондуктора, нянчившего неподалеку перевязанную руку.
  - Бабка хороша, - продолжал между тем домагер,- Но если честно, я ее ссу. Запросто наделает из нас зомбей. Маразм опасен. Там за холмом, еще людей накидало. Пойду всех гляну.
  - Давай, - я завернул странный шарик в платок и положил в карман.
  - А это что? - поинтересовался глазастый Сережа.
  - Мозги любопытных,- жизнь это или не жизнь. Но рассказывать об этом подозрительным крысам я не собирался.
  - Этот Камиль... Я его боюсь, - сообщила Ира, глядя в след удаляющемуся парню. - Он странный. Считает, что мы в игре. Говорит, надписи у нас, над головами, видит. Ну чего ты смеешься?
  - Да так, - я еще раз хихикнул.- Дядька с мечом и девушка, лечащая наложением рук, считают странным парня, который видит надписи. А неподалеку в воздухе висит тетка. Тонн эдак на мнадцать. И ее никто странной не считает.
  - Да ну тебя, - Ира надула губы, но тут же заливисто рассмеялась.
  - Поздравляю с прохождением первого этапа, - сообщил доктор, которому очевидно надоело, молча за нами наблюдать.- Отсюда, начнется самое занимательное путешествие в вашей жизни. Правда, не для всех приятное и не все его переживут.
  - Ты обещал, что за дверью дом!- истерично крикнула какая-то женщина.
  - Разве? Я обещал дорогу к дому, а не дом!
  - Обманщик!
  - Это ты в мемуарах напишешь. Как тебя обманули. Если доживешь. Итак. Сейчас вы получите ключи.
  У меня перед глазами возник красный ключ. У Сережы фиолетовый, а у Иры зеленый. Я протянул руку, и он упал мне в ладонь.
  - Найдете дверь, и ее откроет семь ключей. Не теряйте, не меняйте не пропивайте. Если не хотите тут оставаться. А теперь внимание на небо! Такого вы еще не видели, - экран погас.
  Мы послушно задрали головы к верху. Там с огромной скоростью к земле несся метеорит. Я успел вскочить на ноги и тут же упал оглушенный воздушной волной.
  
  Гл. 6 ГДЕ ТО.
   Я лежал на спине и зачем то разглядывал свою руку. Вроде живой
  - Мы не долетели.
  - Мила?
  - Мила, да.
  Я выдернул вторую руку, неудобно завернутую за спину. Как не сломал еще? Ноги! Ноги не слушаются. В приступе паники я задергал ими и попытался вскочить. Тяжесть на моих конечностях поддалась, рассыпалась упругим, ойкнула женским голоском и тут же обложила меня матом, но уже мужским басом.
  - Другие... Они хватались. Мы не смогли.
  Отмахнувшись от подсказки, я вскочил на ноги и огляделся. Отползающая в сторону Ира, выглядела испуганной. Поднимающийся Сережа замер, настороженно глядя на меня снизу вверх, а чуть в стороне, незнакомый мне мужик, лежа на боку, крыл меня последними словами, держась обеими руками за промежность.
  - Прям каблуком...Вс...Сука! - закончил он свой проникновенный монолог.
  - Они боялись. Хватались. С двумя у нас еще был шанс. Но их трое. И вот мы здесь, - снова зашептала в голове Мила.
  Я огляделся. Под ногами бурый мох, а вокруг множество висящих в воздухе шаров, напоминающих огромные мыльные пузыри. Где то они висели гроздьями, где то поодиночке, а между некоторыми, прямо в воздухе, крутились черные воронки, неожиданно исчезающие и появляющиеся в других местах.
  - Здесь - это где?
  - Тропы потерянных, варп, межмирье, где то. Опасно. Надо идти.
  - Надо идти! - озвучил я вслух, шелестевшие в голове, мысли Милы.
  - И куда же? - Сережа не сдержал ехидной улыбки.
  - Туда,- махнул я рукой в сторону, где было меньше всего непонятных явлений.
  - А почему не туда?- обладатель крысиного титула, махнул рукой в противоположную сторону.- Почему не к пузырям?
  - Потому что туда. А к пузырям я вообще не собираюсь подходить. По крайне мере пока не узнаю, что это за хрень.
  - Я с ним! - сообщил поднявшийся мужик, все еще не отпускавший свое хозяйство. - Ох! Вссс...Сука... У него меч и гранаты. Я Макс, если чо.
  - И я с вами, - присоединилась к нам Ира.
  - Подчиняюсь большинству,- Сережа встал рядом с девушкой. - Погнали, что ли? Предводители вперед.
  Я пожал плечами и пошел впереди. Мох мягко пружинил под ногами и идти было легко. Воздух, густой и влажный, поражал отсутствием запахов. Не было ветра, не было шума. Если бы не шары, служащие нам ориентиром, можно бы было подумать, что мы вообще топчемся на месте. Где то через час, рядом со мной поравнялась Ира. Некоторое время она шла рядом, задумчиво сопя и наконец, не выдержала.
  - Эти пузыри и воронки. Неужели тебе не интересно?
  - Интересно.
  - А тогда почему...?
  - Ссу.
  - А если мы все вместе?
  - Вместе тоже ссу,- я остановился, неожиданно увидав калитку. Ни забора, ни ограды. Покосившаяся, деревянная дверца, два столбика по бокам. На одном из них блестящее кольцо из проволоки, удерживающее ее закрытой и больше ничего.
  Макс обошел сооружение по кругу, пнул ногой потемневшее от времени дерево и снял кольцо. Калитка со скрипом отворилась.
  - Ты еще зайди в нее, - прокомментировал я его действия.
  - Думаешь?
  - Да что вы за дристуны такие! Мы уже часов пять тут и ничего. Щас покажу!
  Сережа достал мобильник и кинул его в проход. Телефон провалился в воздух.
  - Гы, гы. Не вылетел, - Макс, на всякий случай, осмотрел обратную сторону. И даже пошарил руками по мху. - Не, ну я б полюбому заметил. Стоял то, сбоку.
  - Блиин! У меня там контакты важные! - Сережа подпрыгнул и нырнул за телефоном, погрузившись в пространство до бедер. Некоторое время мы наблюдали, как ноги крыса елозят по мху, а потом до нас донесся истошный вопль. Нижняя часть парня забилась и заскребла ногами, вырывая носками бурые куски растений. Не сговариваясь, мы с Максом вцепились в дрыгающие конечности и выдернули орущего на свою сторону. Я даже не заметил, как достал меч и принял стойку.
  - Ааа! - Орал Сережа.
  - Иии! - поддержала его тонким визгом, перепуганная Ира.
  - Ааа... Аха! Ахаха, хаха! Видели бы вы свои рожи!
  - Придурок! - сплюнул Макс. - Киношек буржуинских пересмотрел? Дроздел африканский! Сука тупая!
  - Дурак! - Ира надула губы и повернулась к нам спиной.
  Я молча и глубоко дышал, разгоняя по крови, стучащий в виски адреналин. Только присутствие девушки удержало меня от того, чтобы не раскроить шутнику голову.
  - Ахаха! Хаха! Хахаха! Уфф! - Сережа поднялся, вытирая слезы. - Ну вы и чудики. Кстати. Там вполне целая избушка. Можно отдохнуть. Может и пожрать че найдем.
  Парень подошел к дверце и сделал приглашающий жест рукой. В этот момент, из проема вынырнула бледная, когтистая рука, покрытая длинными, редкими, белесыми же волосами и схватила его за горло. Следом появилось плоское лицо с выпуклыми рыбьими глазами и раззявив пасть, вцепилось шутнику в лицо, громко урча. Пахнуло сладким, тошнотворным смрадом. Мы, как по команде, отпрянули назад.
  - Да что вы стоите!? Он же убьет его!
  Голос девушки вывел меня из ступора и, примерившись, я отрубил монстру руку. Из обрубков во все стороны брызнула прозрачная жидкость. Тварь отпустила, тут же упавшего на спину Сережу и повернула окровавленное лицо ко мне. В ее слезящихся глазах таился целый спектр эмоций. Боль, обида, недоумение. Лезвие вошло в переносицу существа как в масло. Всхлипнув, оно исчезло, завалившись обратно, в скрытое пространство.
  - Уходим! Ирка впереди! Макс. Тащишь тело! Я прикрываю! Мила, - отправил я мысленный посыл. - Куда бежать?
  - Не существенно.
  Я помог Максу взвалить растерзанного Сережу на плечо и мы побежали догонять девушку, которая уже достаточно удалилась вперед.
  - Хрена се, она пони,- прохрипел, шатающийся от тяжести, мужик.
  - Угу, - я отстал и обернулся назад. Погони не было.
  Минут десять мы бежали молча, постепенно догоняя девушку.
  - Макс, давай я понесу!
  Мужик повернул ко мне красное от натуги лицо, с бороздами вытекающих из носа соплей и отрицательно помотал головой. Пузырей висящих в воздухе становилось все больше. Ира, пробегавшая мимо одного из них, остановилась и подошла ближе, пристально вглядываясь в переливающуюся поверхность. Разводы на ней, напоминающие бензиновую пленку на воде, заколыхались, закрутились и разъехались в стороны, открыв красный, горящий глаз, полыхнувший неимоверной злобой. Ойкнув, девушка упала на попу и оцепенела, не в силах оторвать остекленевший взор от моргающего века. Я, поравнявшись с ней, приподнял вялое задеревеневшее тело и взвалил Иру себе на плечо. Глаз обжег меня злостью и скрылся в радужных потеках.
  
  Гл. 7 ВОЗВРАЩЕНИЕ СЕРЁЖИ
  Обессилевший Макс рухнул как подкошенный. Опустив Иру на землю, я, на негнущихся ногах, подошел к нему и тяжело дыша, стащил с мужика Сережу. Обглоданное лицо парня выглядело ужасно и по-моему, он даже не дышал.
  - Ир, - я обнял девушку дрожащей рукой. - Полечи Сергея.
  Она даже не шелохнулась в ответ.
  - Эй!- я развернул ее к себе и потряс за плечи. - Человеку нужна помощь! Сереже нужна, если он не сдох еще! Потом будем грустить. Пошла! Пошла!
  Ира поднялась, подошла к телу парня, присела на корточки и закрыв глаза, положила ему руки на голову. Руки засветились, окутавшись россыпью искр. Так девушка посидела минут пять а потом, открыла глаза и повернувшись ко мне, покачала головой.
  - Жаль,- отозвался я. - Тогда помоги Максиму. Он никак дыхание не восстановит.
  Ира склонилась над шумно дышащим Максом, который неподалеку лежал в позе эмбриона. А я сел рядом с Сергеем и достал из кармана шарик, якобы с запасной жизнью. Что с ним делать, я не знал и поэтому, просто положил его убитому на грудь. Ничего не произошло. Тогда я поводил им по лбу и губам тела. Тот же нулевой результат.
  - Мила, ты знаешь как пользоваться этой штукой?
  - Да.
  - Как?
  - Надо сильно желать подарить жизнь. У тебя нет таких чувств. Этот разумный, тебе чужой.
  Я прислушался к себе. Меч была права. Ничего у меня нет к этому парню, и спасти я его пытаюсь только потому, что он с нами. Можно сколько угодно убеждать себя, что это не так. Но вот он, результат. Шарик вернулся обратно в карман. Подошедшая Ира, положила мне на плечи ладони. Я ощутил покалывание и облегчение в гудящих мышцах, отвыкших от таких нагрузок. Выполнив свою миссию, девушка отошла подальше и повернувшись к нам спиной, села. Плечи ее затряслись от беззвучного рыдания.
  - Макс, не надо, - остановил я направившегося к ней мужика.- Пусть поплачет.
  Он пожал плечами и вернулся ко мне.
  - Мертвый?
  - Угу.
  - Дошутился... А девчонка молодец! Как заново родился. Думал сдохну. Когда год, тяжелее члена, ничего не поднимаешь, такие нагрузки убивают, - он обшарил тело и достал ключ. - Ему не надо, а нам пригодится. Закопать бы его.
  - Не получится. Мох твердое чего-то покрывает. Я проверил.
  - Ну, тогда речь сказать надо. Прощай друг! Мы тебя знали не долго и верим, что ты отличный парень. Жаль, что шутки так быстро закончились. Епта! Ты видел? Он шевельнулся!
  Тело Сережи выгнуло дугой и подбросило. Мы отпрянули в разные стороны. Мертвого парня буквально выкручивало и меняло на глазах. Несколько секунд и перед нами стояло тошнотворное существо, цвета сырого мяса.
  - Убей! Быстро! - Мила материализовалась у меня в руке.
  Я сделал выпад но тварь отпрыгнула в сторону.
  - А Сережа подрос, - растерянно пробормотал я, разглядывая ощерившуюся пасть и три красных глаза на стебельках.
  - И ногти не стрижет, - Макс зашел мне за спину. - Сука неугомонная!
  Монстр растопырил когти и кинулся в атаку, осыпав меня градом ударов. Скорость чудовища впечатляла. Лапы его крутились словно пропеллер, высекая из моего оружия снопы искр. По спине покатил пот и я начал выдыхаться.
  - Мила, сможешь стать короче!
  - Сделано.
  Я сблизился с противником почти в плотную и воткнул ему клинок в бок, проворачивая лезвие. Длинные руки теперь только мешали монстру и бессильно бились в воздухе. Он заорал и снова отпрыгнул от меня. Я удовлетворенно осмотрел пузырящуюся зеленой слизью рану на его бедре. Снова сближение. Я отбил удар правой конечности и поднырнул под левую. Плечо резануло болью, но я уже был снова в зоне недосягаемости и ударил в то же место, чувствуя как неровный клинок скрежещет по кости. Крик, и опять экс Сережа в стороне. Теперь, он заметно хромал и осторожно кружил вокруг меня. Меч принял прежнюю форму. Я внимательно следил за противником, чувствуя, как кровь из распоротого плеча пропитывает свитер. Мы обменялись несколькими ударами и монстр сменил тактику. Изобразив когтями что то вроде расчески с длинными зубьями, он намертво захватил ими мой клинок, пытаясь или выдернуть меч из рук, или сломать лезвие. Оружие я удержал, хотя в какой то момент мне показалось, что мою кисть оторвет. Проблем доставляла и вторая рука гада, которой он постоянно пытался меня достать. Несколько раз у него почти получилось и я обзавелся длинными разрезами на лбу, груди, щеке и даже на спине. Шаткое равновесие нарушил Макс. Он запрыгнул на спину твари, захлестнув ей горло проволокой с калитки. Кожа чудовища, в месте соприкосновения с металлом, зашипела и пошла дымом. Заревев, оно выпустило мое оружие и стало царапать себе спину, пытаясь достать нового врага. Не теряя времени, я воткнул Милу ему в живот и тут же отлетел в сторону, получив могучий удар ногой. Макс полетел в другую сторону, смешно дрыгая в воздухе ногами. Изрядно потрепанный монстр вытянул меч и отбросил его в сторону. Заревел и не обращая внимания на вываливающуюся из разреза требуху, прихрамывая, пошел ко мне. Шмяк! Огромный кусок мха ударил гада в один из стеблей. Шмяк! Следом прилетел второй. Храбрая девушка вместо того чтобы удрать, решила нас спасти.
  - Беги, дура!- просипел я, чувствуя, как осколки ребер буквально разрывают мои внутренности. Меч снова появился в моей руке. Стиснув зубы, чтобы не потерять сознание, я приготовился к последнему прыжку.
  Монстр приближался, отмахиваясь от сыпавшихся ему на голову бурых комков. В воздухе мелькнул продолговатый предмет и в виске твари задрожал дротик. Следующий, воткнулся ему в шею. Еще один отсек стебель с глазом.
  - Ааа!- воспользовавшись заминкой, я рывком подскочил к твари и воткнул ей в пасть клинок.
  В глазах потемнело. Из множества порезов на моем теле хлынула кровь. Она заливала лицо, капала с рук, струилась по спине и бокам. Остатками разума я цеплялся за сознание и все давил и давил на оружие, чувствуя как оно вгрызается в плоть врага. Чвак! Меч, раскроив голову противника, вырвался на свободу.
  - Победа!- прошелестела Мила, обдав меня эмоциями удовлетворения.
  - Победа!! - я радостно оскалился в ответ и потерял сознание.
  
  Гл. 8 СТРЕЛОК
  Яркие созвездия гроздьями висели в ночном небе. Млечный путь искрился и переливался, сливаясь с огоньками летящего, где то высоко, самолета. А может и спутника. Дурман цветущей степи кружил голову, и стрекот сверчков сливался с журчанием родника. Как же я люблю эту лавочку у бабушкиного сада! Особенно, приводить сюда девушек. Вот и сейчас, я уютно умостил голову на девичьих коленках и чувствовал, как тонкие пальцы приятно перебирают волосы. Благодать! Хочется мурлыкать как кот, обнаруживший, незакрытую бочку сметаны. Я поднял руку и провел пальцами по нежной щечке, одновременно пытаясь отыскать глазами Большую Медведицу. А вот и он. Ковш, с ярко сияющей Полярной звездой на хвосте. Пальцы мои нежно пробежались по шейке, замерев на секунду, сместились к грудям. Рука в моих волосах, подрагивая, замерла.
  - Да хватит его тютюшкать! Раз за сиськи хватает, значит будет жить, - голос Макса выдернул меня из приятных грез. - Поднимайся! Мы, походу, не одни здесь.
  - Кайфоломщик,- нехотя я поднялся с колен Иры. - Такой момент обломал! Кто тут у нас?
  - Кто-то. Вот это, я из Сереженьки вытащил,- мне были продемонстрированы три дротика, сделанные из заточенных костей.- Я без тебя не стал его приглашать. А может и ее. Ммм. Хочу что бы это была голенькая амазонка. Эй, мы друзья! Выходи! Если парень ты румяный, братец будешь нам названный... Коль старушка, будь нам мать. Так и станем величать. Если красная девица, будь нам милая сестрица.
  Прямо перед нами изо мха возникла мужская фигура, которая сгорбившись, стала осторожно к нам приближаться. В руке мужик сжимал заряженный дротиком атлатль, сделанный из изгибающейся кости, с подвешенным посередине аккумулятором от мобильника.
  - Блин, мужик!- расстроился Макс.- А что за хрень у него в руках?
  - Копьеметалка... Ба! Да это наш кондуктор!
  - Гы гы. Щас возьмет за проезд!
  Кондуктор приблизился еще и остановился в нескольких шагах от нас. Выглядел он довольно живописно. Осунувшийся, обросший и одетый в невероятные лохмотья, неизвестно каким образом на нем державшиеся.
  - Когда он бороденку то, отрастить успел? - удивился Макс.
  Я пожал плечами и сделал шаг вперед.
  - Привет. Нам три билета. Продашь?
  - Билеты, - хихикнул кондуктор, покосившись на свою сумку, из которой торчали дротики.- Билетов нет. Я их съел. Давно уже.
  - Зря. Мы бы с удовольствием уехали. Держи...Стрелы твои.
  Кондуктор, глупо улыбаясь, приблизился и забрал дротики. Я заметил, что на правой руке у него не хватало пальца и вообще, она больше напоминала птичью лапу, чем человеческую конечность. Перехватив мой взгляд, парень спрятал руку за спину.
  - Вор! - сообщила Мила. - Это я его пальца лишила.
  - Лапка тоже твоя работа?
  - Нет. Это он сам.
  - Еда, - кондуктор указал на монстра. - Надо съесть. Потом не будет.
  Он нагнулся над телом и выхватив кусок внутренностей, стал жадно его пожирать. Иру тут же громко стошнило. Я и сам почувствовал подкатывающие к горлу спазмы.
  - Я тебе щас голову расшибу! - сообщил Макс.
  Кондуктор повернул к нему перемазанное липкой дрянью лицо. - Сначала мерзко, знаю. Я терпел две недели. Но другой еды тут нет. Вода только.
  - Какие две недели? Что ты несешь?
  - Да... Я больше года... Здесь. - Продавец билетов встал, пряча в сумку скользкий ошметок. - Пошли. Нельзя долго на одном месте.
  Он, неожиданно резво, засеменил вперед, старательно огибая воронки и пузыри. Деваться было некуда и мы поспешили следом.
  - Куда ведешь? - поравнялся я с проводником.
  - Камни... Там вода и безопасно.
  - Как ты находишь дорогу?
  - Никак. Укрытие само находит. Нужно только знать, как оно выглядит.
  Минут двадцать мы передвигались молча и неожиданно вышли к скоплению менгиров. Каменные гиганты впечатляли. Глыбы имели различные формы и размеры. Конусы, прямоугольники и обломанные вершины, гордо смотрели вверх. Некоторые были гладкие, другие неровные, третьи, с вырезанными петроглифами, или покрытые сетью трещин. В углублении, возле одного из них, бил родник.
  - Вода!- Ира радостно бросилась к источнику.
  Я завистливо смотрел на торчащую попу, насыщающейся девушки. В пересохшем горле невыносимо першило. Рядом, шумно сглатывая, стоял Макс. Он как то осунулся и черты лица его заострились. Острый кадык ходил ходуном и казалось прорвет кожу. Время замедлилось. Хотелось броситься, оттолкнуть счастливицу и хлебать, заливать в себя жидкость самому. Но я почему то этого не делал, а только жадно ждал. Наконец, Ира насытилась и мы ринулись к источнику, больно столкнувшись лбами. Это было чудесно. Я заливал и заливал влагу в себя, сладостно урча. Рядом, прямо в ухо, чавкал и постанывал Макс.
  - Лопнете, водохлебы!
  - Кто бы говорил, - я наконец, оторвался и перевернулся на спину. Вставать не хотелось.
  Мне на губы легла липкая ладошка и протолкнула в рот кусочек шоколадки.
  - Угощайтесь, - Ира протянула пару кубиков и Максу.
  - Как Вовульке, так с ручек, а как мне, так сам жри! Хоть на землю не кинула, - пробурчал он, беря свою долю.
  Девушка, проигнорировав его причитания, поднялась и положила еще кусок на камень.
  - Эй! Как Вас там? Билетер! Возьмите шоколадку. Вкусная, с орешками.
  Кондуктор, наблюдавший за нами из-за скопления камней, резво подскочил, схватил подношение и нырнул обратно, успев при этом запихнуть подарок себе в рот.
  - Не верь ему, - прошелестела Мила.
  
  Гл. 9 БЕЖЕНЦЫ
  Сгорбленный силуэт в лохмотьях, осторожно крался, держа над головой огромный булыжник. Вот он обогнул торчащий менгир и замер, растерянно глядя на ботинки, которые я оставил в качестве приманки.
  - Подушку мне принес? - меч коснулся горла кондуктора.
  Парень задрожал и уронил камень на землю.
  - Дротики свои, тоже выкидывай,- он послушно откинул атлатль и свою сумку в сторону. - Ну и за что ты меня?
  - Еда.
  - Не пронесет? С троих то.
  - С двоих. Девушку я бы оставил. Она красивая.
  - Согласен. А чего сразу не напал? Пока мы побитые валялись.
  - Не унес бы.
  - А ты алчный! Ну и что с тобой делать?
  - Не убивай!- кондуктор опустился на колени и мелко затрясся.- Я... Я прошу. Больше года. Больше года, ни еды, ни людей. Выл среди камней. А тут девушка. Думал, я и она. Заселили бы все тут. Ну кто сказал, что у такого как я, не может быть красивой жены?
  - Все говорят.
  - Вот... Возьми, - он начал рыться в лохмотьях и достал ключ. - Он был здесь. Хотел забрать. Я спрятался. Тебе отдам.
  - Кто он?
  - Стасон. Он хитрый. Делал вид что добренький, но ему все равно. Возьми ты. Я... Я все равно тут навсегда.
  - Оставь. Может выберешься еще. Только людей не жри, - я отодвинул меч в сторону и неожиданно для себя спросил.- А почему у тебя лапа куриная вместо руки?
  - Шары. В одном рыбы плавали. Я туда руку сунул.
  - Ясно. Ир, Макс, хватит прятаться. Уходим! Там, в куртке у меня, в кармане, файлик с ксерокопиями. Наберите воды в него.
  - Надо было завалить негодяя, - сообщил Макс, когда мы отошли от менгиров.
  - Вернись, завали.
  - Был бы меч, завалил. Теперь не расслабишься.
  - Он год здесь. Без еды, без людей. Что, за это время, осталось бы от тебя? От меня? Как судить его?
  - И все равно,- Макс достал из кармана проволоку и показал мне. - Я вот подумал. Помнишь, как Сереженька скворчал от нее? Может, все монстры так? Намотаю на кулаки. Кастеты будут. Все лучше, чем с голыми руками.
  - Попробуй.
  - И попробую!- Некоторое время он сосредоточенно сопел накручивая проволоку.- Кусочек остался. Надо?
  Я взял маленький огрызок в руки.
  - Акророн.
  - Что?
  - Металл,- Мила немного помолчала и продолжила. - Чтобы получить несколько грамм, нужно уничтожить звездную систему целиком.
  Над плечом просвистел дротик. Я развернулся, выхватив оружие.
  - Говорил же, надо было прибить гаденыша! - Присевший на корточки Макс, усиленно крутил головой. - Щас он нас как в тире уделает!
  - Дротик. На нем что-то болтается,- сообщила упавшая в мох Ира.
  Я посмотрел на торчащий огрызок кости. К нему был привязан серенький ключ.
  - Смотрите, воронка! - девушка снова заметила необычное.
  Перед нами увеличиваясь, раскрутилась черная спираль. Она вращалась то в одну, то в другую сторону и наконец, мерцая, застыла. Из нее стали проявляться ступеньки. Тут же, на них выскочило несколько вооруженных фигур. Я сунул ключ в карман и начал пятиться назад.
  - Эти зеленые... Похоже гоблины, - шепнул пораженный Макс.
  - Скорее орки. А вон те, худолядые, судя по ушам - эльфы.
  - Это гном! Ущипните меня,- потрясенно попросила Ира и тут же ойкнула, от синхронных щипков за ягодицы.- Не за попу же, дураки!
  - За сиськи мы стесняемся, - я достал меч. Пламевидный клинок, словно заструился навстречу новой напасти.
  Странные воины осторожно окружили нас и замерли. Один из них, самый высокий и худой, тот, которого я определил эльфом, что-то прокричал.
  - Предлагают союз,- сообщила Мила.
  - Зачем им?
  - Не с вами. Со мной. Не нападай. Стой спокойно.
  По ступенькам, осторожно спустился старик в конической шляпе. Длинный подбежал к нему и склонившись, начал что то бурно объяснять. Старик кивнул и бормоча, подошел ко мне. Слова его, определенно, подчинялись какому-то ритму. Глядя мне в глаза он плюнул на ладонь и с размаху припечатал ее к моему лбу.
  - Лормогон нтури гаробую речь стоит тебе услышать несколько звуков. Ответь.
  - Что ответить?
  - Хорошо. Принесите убежище величайшей!
  Подошел длинный и с поклоном протянул мне ножны. На мой взгляд ничего особенного. Черные и гладкие. Ни рисунка, ни даже самого завалящего украшения. Однако, Мила, судя по радостному воплю у меня в голове, была иного мнения.
  - Одень! Скорее одень его за спину!
  Я послушался и меч тут же исчез из моих рук.
  - Прими наш дар и помоги задержать врагов, пока выжившие не пройдут к другим мирам,- важно сообщил старик.
  - Дом, милый дом! - пропела Мила.
  - Мил, тебе понравилось?
  - О, даа! Прошу, не отказывайся. Это мои чертоги. Я и думать не могла, что они сохранились.
  В это время, из воронки хлынули беженцы. Орки, эльфы, гномы, гоблины и еще масса неопознанных мною разновидностей фентезийных персонажей. Женщины и дети. Грязные, оборванные, они шли, огибая нас молчаливым потоком. Сгибались под тюками, и облезлыми корзинами, толкали тележки с поклажей. Отчаяние, боль и пустота плескавшаяся в их глазах, наводили оторопь. Оторвав взгляд от шагающего полузасохшего дерева, я понял, что соглашусь. И дело не в ножнах. Дело в тягучей, тоскливой тяжести, заполнившей меня изнутри.
  -Согласен. Если вы заберете отсюда моих спутников.
  - Что значит заберете!? Я тоже в деле. Дайте мне крутую саблю, какую нить, - вклинился Макс.
  - Не нуждаемся! - отрезал эльф.
  - Макс, береги нашего лекаря!
  - Я то сберегу. Ты, главное, уцелей! - Он крепко пожал мне руку.
  - Мы же увидемся еще? - Ира погладила меня по щеке.
  - Даже не вопрос!
  В этот момент, над нашими головами, закружилась мелкая фея, противно вереща.
  - Пи. Пи. Пи пи. Пи, тормозите! Целуйтесь! Почему дылды всегда такие тупые?!
  - Козявку забыли спросить.
  - Козявку? Козявку, да? Да я тебе. Да я тебя щас!- мелюзга подлетела и пнула меня по скуле.
  Дождавшись, когда она повторит свою попытку, я вытянул губы трубочкой и смачно чмокнул мелкое недорозумение.
  - Фуу! Ты! Ты обслюнявил меня! Фуу. Полетела тошнить.
  - Что оно хотело? - поинтересовалась девушка.
  - Сказала, что за беспримерный героизм, ты должна отдаться мне. Три раза, - я поцеловал девушку и развернувшись, пошел к телегам, из которых немногочисленные воины, строили гуляй-город.
  - Дурак! - донеслось вслед. - Я побью тебя, когда все закончится.
  - Бабы, - коренастый гном с огненно рыжей бородой, заплетенной во множество косичек, протянул мне флягу.
  Кивнув, я сделал большой глоток обжигающего самогона, крякнул, вытер выступившие слезы и глотнул еще.
  Зеленокожий гигант, стоявший рядом, одобрительно ухнул и протянул мне кусок вяленого мяса.
  - Не вздумай это жрать!- предупредил меня гном.- Вот, держи окорок. Кто бы мог подумать, я и орки, плечом к плечу в последней битве. Зеленомордый, а помнишь как мы вам у Забористых холмов наваляли? Аха, ха!
  - Кто еще кому навалял! - оскалил клыки орк.- Помню, как у Черной вонючки вы бежали от нас, теряя бороды.
  Передо мной возникла фея.
  - Никогда! Слышишь, дылда! Никогда не целуй меня! Ладонь подставь. Дурак здоровый!
  Я протянул ладонь и в нее упал маленький, переливающийся искрами цветок.
  
  Гл. 10 ФИЛОСОФИЯ
  Там, где было кольцо гуляй-города, теперь возвышалась пирамида из тел, перемешанных с железом. Одна из закованных в сталь фигур шевельнулась, и тут же к ней метнулся мелкий гоблин, погрузив в глазницу кинжал. Здоровый орк баюкал на руках умирающего гнома с огненной бородой. По щеке его катилась мутная слеза. Великан, опирающийся на заляпанную кровью и мозгами оглоблю, задумчиво ковырял пальцем в ухе. Я сидел, привалившись спиной к крупу мертвого кентавра и безучастно глядел вниз. Там из портала выходил еще один закованный в латы отряд рыцарей, безжалостно топтавших чавкающий, напитавшийся кровью мох. Лежавшая у меня на коленях Мила, явственно издавала мурчание, как объевшаяся вкусного кошка.
  - Какой по счету отряд? - я повернулся к сидевшему рядом эльфу, с кое-как перевязанной культей. Он был точной копией длинного, погребенного где то посередине холма, но только почему то негр. Он, гоблин, орк и великан. Все кто остались на ногах.
  - Не знаю. Но для меня точно последний, - эльф любовно погладил ложе лежащего рядом резного арбалета.
  Рыцари внизу пошли на штурм, а из портала, стройной колонной, к ним выходило новое подкрепление. Гоблин раскрутил пращу. Снаряд гулко ударил одного из рыцарей по шлему. Тот только раздраженно покрутил головой. Эльф и великан были эффективней. Первый, даже с одной рукой, умудрялся попадать из своего оружия в тонкие прорези глазниц, второй кидал в них изломанные тела, сшибая разом двоих, а то и троих. Но врагов все равно было много. Гоблин дергано огляделся и запрыгнул великану на плече, что то крича ему в ухо и показывая на висевший у нас над головами пузырь. Великан ухнул и зашвырнул его вовнутрь сферы.
  - Не люблю этот наряд,- сообщила, Мила принимая форму молота.
  Вовремя. Я тут же сплющил им шлем вынырнувшего передо мной воина.
  - Локк-нарош! - орк прыгнул в самую гущу врагов и кверху полетела отрубленная голова, трепыхая перьями на шлеме.
  Хрясть и рыцарь с продавленным нагрудником упал у моих ног. Темного эльфа проткнуло сразу несколькими копьями. Ушастый, улыбаясь и пуская кровавую слюну, сделал последний выстрел и обмяк.
  - Сюда! Здесь безопасно,- вынырнула из пузыря голова гоблина.
  Великан, словно бабочку, пришпилил обломком оглобли рыцаря и оттолкнувшись подпрыгнул. Погрузившись в оболочку по пояс, он с натугой залез внутрь и снова выглянул, свесив руку.
  - Ловлю!
  Разрубленный пополам орк покатился вниз. Шмяк. Оглушив очередного противника, я разбежался и прыгнул. Великан поймал меня за рукав, но в этот момент кто-то повис на моих ногах и я полетел вниз, оставив гиганту на память кусок материи. Мох внизу смягчил падение, отсалютовав алыми брызгами. Мила снова проявилась в руках. На этот раз в виде двуручного меча. Размахивая им, я заорал, заставив врагов попятиться.
  - Ну все, хватит! Хватит, - к нам подошел мужик в строгом костюме с бабочкой и в цилиндре. В руках он держал изящную трость с набалдашником в виде оскаленной пасти неизвестного мне животного. С удивлением, я узнал пьяницу с соседнего подъезда. - И ты, сосед, угомонись. Ибо, как говорили мудрые, "Neс Hercules contra plures." Поговорим?
  - Так убьете же.
  - Володь, прекращай! Нас и так слишком многое пытается убить. А если друг друга еще. В конце концов, если бы хотели бойню, то зарядили бы игроков из другой страны. Нордической или азиатской. Жесть, это иха фишечка. Ну, или самоубиться массово. Если трудно.
  Пока он говорил, воины отступили. Откуда-то принесли вычурный, красивый столики два кресла. Как по волшебству, появились кувшин с вином и вазочка с фруктами. Подумав, я убрал оружие и устало опустился в кресло. Молоденький паж тут же налил мне вина и отошел в сторону. Кивнув ему, я залпом осушил кубок до дна и подлил себе еще. В голове приятно зашумело.
  - А мы, значит не такие?- я взял мандарин и не спеша, принялся счищать с него кожуру.
  - Другие. Мы играем в игрушки. Не ломаем, не прячем, не выкидываем. Мы в них играем,- бывший алкаш пригубил вино. - Об этом трубит вся наша история. Сколько раз мы брали Берлин? Париж? Взяли и ушли. Просто ушли! Поиграли в войнушку и по домам. А давайте спасем кого нить. Болгар например или других каких рабов. Весело же, с турками схлестнутся. Создадим империю, а потом разрушим. Ну и что, что никто коммунизм не строил. Забава епть! Новые слова. Лозунги. Накормим и научим всех подряд на халяву! СССР самое мощное в мире государство! Да ну, нафиг. Скучно,- все боятся. Развалим и посмотрим, как они засуетятся! Мощная армия. Тоже развалим. Повоюем так. Интересно, сколько пацанов выживет? Побухаем всей страной, во главе с президентом. Веселуха! А потом бросим. Пусть в нас соседи плюют, а мы молчать будем. Понаблюдаем. А теперь, самому крикливому, по морде, щелк, и второму щелк и опять в тину. Смешно, как верещат! Перегасить под шумок индейцев. Как примитивно! Не наши это методы. Вот, воевать сто лет на Кавказе, это да! Да всех поэтов туда, чтоб жизнь прочувствовали. Выкуем в боях золотой век русской поэзии! А потом, помиримся. А потом опять. Давно же головы друг дружке не резали. Нам адреналин нужен, иначе бы пришлепнули и не заметили. Оо, соседи играют в войны нового поколения! И мы, и мы! Для этого дела и армию из жопы вытащим. Интересно же, как сейчас это происходит. Даже к Калибру залепуху приделаем и каак бахнем из Каспия! И нефиг! Полякам, Шведам и прочим чухонцам обижаться. Ну, что то разобрали в процессе. Не со зла же! Из любопытства. В конце концов, ни кого не уничтожили. Не были бы занудами, были бы в тренде. Все мы. Все, кто Россия, игроки. Славяне, татары, якуты, кавказцы, башкиры. Мы все, будем играть до скончания веков!
  Он поперхнулся и закашлявшись, сделал еще глоток. Потом, достал из нагрудного кармана резную коробочку, украшенную переливающимися камнями, вынул из нее пипетку и капнул себе на язык какое-то молочно белое, туманистое вещество. Взгляд моего бывшего соседа потерял фокус. - О чем мы там говорили?
  - Об игре.
  - Игра,- он перевел на меня блуждающий взгляд. - Примитивно это выглядит так. Представь шахматную доску. Игроков скажем .... Ну, пусть на тысячу. Плюс, минус. У каждой из фигур свой цвет. Белый, черный, желтый, вишневый, серобуромалиновый. Представил?
  - Ну.
  - И таких столов неисчислимое множество. А игроки все те же. И никто не любит проигрывать. Все осторожны, все собранны. Столики, на которых остался один цвет, унылы. Где то вообще фигур не осталось. Незачет. А где то, один цвет поставил всем мат. Это вершина! Самый ценный выигрыш! Но в тоже время, играющих столов все еще очень и очень много. И все хотят красивых побед. Улавливаешь ассоциацию?
  - Допустим.
  - Воот. А на некоторых столиках, сложилась ситуация когда любой шаг приводит к проигрышу. Любой шаг, любого игрока. Эти партии откладывают. Так сказать до лучших времен. И вот стоят эти шахматы, пылятся. Под слоем пыли, уже и не различить цвета. Следишь?
  - Ем. Чего ты переспрашиваешь все время? Продолжай. Нет, сначала вели колбасы принести.
  - Принесите ему мяса. И так! Миры одного непонятного цвета. Ты ведь замечал. Наверняка замечал. Нет чёрного, нет белого. Честь и бесчестие. Правда и кривда. Все стало не однозначно. Добрые вампиры. Злые святые. Снеговики убийцы. Бэтмен, которого враз бы расшифровал любой представитель церкви, становится героем. Люди играют за некромантов, инферно. То, что деды считали неприемлемым кощунством, внуки воспринимают как должное. Мужебабы и женомужики маршируют стройными колоннами, нагло присвоив радугу. Никто не спасает гроб Господень, не ищет чашу Грааля, не строит коммунизмы и рэйхи, идея Халифата превращена в бизнес. Люди не горят за веру. Темную, светлую, традиционную, антитрадиционную. Да за никакую не горят! И ни во что не верят. Грядет всемирное оно. Уютные норки для дойных коров. Энергетический рай для существ из иных партий.
  - Это все печально, - я повернулся к пажу, - Парень вот такой еще колбаски принеси. А эту забери.
  - А вот теперь, представь, на одной из застоявшихся досок поселяется... Гм, ну скажем, колония любопытных мышей. Не крыс, которые все расшвыряют, не термитов, которые все сточат в труху, а мышек. И вот, фигуры зашевелились. Какую то передвинули, что то переставили, исходя из симпатий. Об какую то потерлись, стирая пыль и возвращая ей цвет. А какую то, выбрали для отхожего места и она пожелтела. Сменила масть.
  - Мыши понятия не имеют о правилах.
  - Да! Но они играют. Игра идет без участия хозяев фигур. В этом то и смысл.
  - А хозяева фигур где?
  - Они по прежнему не могут играть сами, но могут пытаться влиять на расклад. Напугать, подкинуть вкусного. Меч, например. Да? Изменить маршрут передвижения. Да много всего могут, не трогая фишки.
  - Фигня. Мыши игроки! К чему тогда, весь этот кровавый бред с доктором?
  - А как нас было переместить на игровое поле? Доктор гений. Встряска и мы там, где надо. Ты встречал уже хакеров. Они тоже пытаются. Упираются в пленки миров и давят. Естественно, их пружинит. Толпы самоучек прут на амбразуру, цепляя всевозможную дрянь. Единицы могут хоть что то, изучая опыт сумасшедших и павших. А тут, бах, мы снарядом пробиваем пленку и сразу оказываемся там, где надо.
  - Ага, без понимания.
  - Нам и не надо понимать. Нам надо играть. Но и понимание приходит тоже. Как бонус. За девяносто лет я многое осмыслил и многое мне подсказали.
  - Сколько?
  - Девяносто. А ты сколько играешь?
  - Полтора дня, где то.
  - Тем более. Я предлагаю союз. Службу и меч на знания. Идет?
  - Нет, - мне вспомнилась скорбная веретеница беженцев, - Не люблю устраивать геноцид мифическим персонажам.
  - Это, - бывший сосед указал на груду тел. - Это так, эпизод. Штришок. Были цели и мы к ним шли. Кстати, ты участвовал в создании легенды, которую никто никогда не узнает. Великая битва в нигде. Эта живописная гора станет скоплением безымянных камней. Каждому воину свой менгир. Ну, так что? Договоримся?
  - Предпочитаю жизнь без боссов.
  - Хозяин барин. Но тебе будет тяжко. Бесчисленное количество снов, через которые можно выйти в миры. Множество гуманоидных миров. Вряд ли, нам есть что делать в местах обитания камней, плазмоидов или в мирах насекомых. Но остальное наше! Вот, - он достал из кармана кулон. - Эта штука, позволит тебе понимать местных. Ну, или учи. Каждый раз учи языки. Вещь ценная. Можно сказать штучная. Могу предложить обмен - кулон на меч.
  Мила в голове презрительно фыркнула.
  - Не пойдет.
  - Тогда на ключ. Хочу уточнить кое что. Представляешь, сколько проблем ты решишь? Вписаться в мир сразу! А как дверь найду, я тебя позову. Дорогого стоит!
  - Не нуждаюсь. Я и так знаю все языки.
  - Неужели? - сосед повернулся к рыцарю.- Цитори паркума ано нибудь.
  - Я вырежу тебе сердце,- отозвался рыцарь.
  - Висячку ты у босса хряпнешь. Вырезальщик, - обиделся я в ответ.
  - Хм. Не думал, что еще остались мастера меры,- мой собеседник придвинулся ближе. - Он ушел, или остался сражаться?
  Я широко улыбнулся и пожал плечами.
  - Впрочем, не важно.
  У бывшего алкаша пиликнул мобильник. Он достал телефон и вчитавшись нахмурился.
  - Представляешь, какие то придурки открыли калитку. Впрочем, тебе это ни о чем не говорит. Ты сделал выбор и выбор не правильный. Власть, - сосед щелкнул пальцами и передо мной повис небольшой пузырь. - Знать страхи, желания. Взгляни в него.
  Я пригляделся. Дымка внутри сферы рассеялась, показав очертания разрушенного города. Явственно, можно было увидеть пробитые снарядами стены, осыпавшиеся дома и хмурое небо. Дорогу в воронках, прегражденную бетонными блоками и надпись красной краской: - "Добро пожаловать в АД." По спине побежали мурашки и противный холодок заставил меня вздрогнуть. Пузырь растаял и сосед довольно улыбнулся.
  - Твой персональный кошмар. Впрочем, мы заболтались, - он опрокинул столик и вышиб кресло, на котором я сидел.
  
  Гл.11КРУГОВЕРТЬ
   Падая, я отбил летящий на меня стол. Мох, оказавшийся неожиданно твердым, затрясся. Сверху плотным облаком посыпалась пыль. В нос шибануло запахом пороха, кислятины и горелой плоти. Знакомый свист заставил крепче вжаться в пол и закрыть голову руками. Меня подкинуло, оглушило, опалило и укутало тьмой. Мир вокруг содрогался и безумно хохотал, швыряя и разрывая сознание на части. А потом, все стихло, оставив только тонкий, пронзительный, вибрирующий писк в ушах. Я пошевелился. Под телом хрустела непонятная, острая крошка. Щеку пекло и дергало. Машинально я ощупал ее рукой, наткнувшись на острые края воткнувшегося инородного предмета. Выдернул осколок и сел, тряся контуженой головой. Противный писк сделался тише, но все еще высверливал мозг. Сквозь пробитую стену, открывался вид на дымящийся город. Непривычные дома, напоминающие Пизанскую башню, щерились в небо изуродованными, обгрызенными остовами. Опираясь на шатающийся кусок стены с торчащей, перекрученной арматурой, я осторожно поднялся. Мышцы на ногах мелко задрожали, и к горлу подкатил липкий комок. Пришлось опуститься на четвереньки и подползти к дыре. Тягучий от дыма ветерок, гонявший по воздуху горелые тряпки, тут же растрепал волосы. Выше десятого этажа, оценил я свое местонахождение. Дома, разной степени разрушения, от осыпавшихся руин до почти целых, обозначали улицу. Мое внимание привлек металлический лязг. Вдоль улицы, осторожно огибая завалы, крался, вертя по сторонам пушечкой, странный БТР, с зализанными очертаниями. На его бортах сидело с десяток бойцов в шлемах, похожих на те, в которых у нас любят щеголять велосипедисты. Из глубины двора, к странной машине, осторожно потянулись сгорбленные фигуры, разматывающие шланги с раструбом, которые выходили из квадратных коробок за спиной. Раструбы, приглушенно хлопнув, плюнули плазменными шарами. БТР подпрыгнул и заглох. Солдат, разметало по сторонам и только одна фигура осталась корчиться на броне. Очевидно, раздробленные кости приварились к расплавленному металлу. Я вспомнил своего сослуживца Костю и сглотнул тягучую слюну. После такого, не выживают. В это время вокруг подбитой машины собралось множество фигур. Одни деловито добивали слетевших с техники, другие громко верещали, показывая пальцем на корчившегося. В глаза бросилось, что ноги в коленях у них сгибались внутрь. Словно у птиц. Внезапно они смолкли. Появилось еще несколько солдат, сопровождавших пленного. У меня застучало сердце. Пленник был не из этого мира. Он был выше сопровождающих и явно одной со мной расы. Расстояние и мельтешившие вокруг фигуры, не давали рассмотреть его в подробностях, но чувство того, что я хорошо его знаю, овладело мной целиком. А еще видно было, что он ранен. Решение созрело мгновенно. Кто бы это ни был, он нуждался в помощи. Нужно было искать выход. Я еще раз осмотрел разрушенное помещение и заметил почти целые ступени, ведущие в низ. Стараясь не шуметь, я осторожно спустился на следующий этаж. Тошнотворный запах горелого мяса резко шибанул в нос. На этом этаже, судя по всему, было пулеметное гнездо. Три скрюченных тела и искореженное орудие. Я бросился к ближайшему телу и отцепив фляжку, тут же сделал большой глоток. Жидкость на вкус напоминала вишневый компот, в которого добавили огуречного рассола и приправили перцем. Хрюкнув от неожиданности, я выплюнул гадость, уронив фляжку. Пыльное першение в горле сменилось неприятным привкусом. Найденное рядом с телом оружие, тоже огорчало. Палец не пролез в спусковую скобу.
   - Что за пидоростия?! - закипел я гневом, осмотрев кисть местного воина.
  Рука больше напоминала лапу, из которой вытягивались когти. Очевидно, ими и нажимали на спусковой крючок. Лицо тоже отличалось от привычного. Распахнутый рот, наполненный множеством мелких зубов, глаза в пол лица и небольшой сморщенный, кожистый нос. Надо бы коготь выдрать, подумалось мне, но сама мысль была неприятной. Отложив ее осуществление на потом, я осторожно снял подсумок, больше напоминавший стильный, кожаный бельтбег с застежкой в виде руны и аккуратно вынул из него цилиндрические предметы. Отсвечивающие матовым штуковины, явно были чем то взрывоопасным. Ни колец, ни кнопок на них не наблюдалось, и я решил не рисковать, отложив цилиндры подальше от себя. Подсумок мне понравился. В него быстро перекочевало содержимое моих карманов. Так мне показалось надежнее. Подумав, я положил туда и фляжку, предварительно вылив из нее содержимое. Отсоединил от своих ключей кольцо. Затем отогнув один из концов, загнул его крючком. Вот и замена когтю. Теперь можно и пострелять. Осталось запомнить ориентиры и можно идти выручать пленника.
  - Не советую,- от стены отделился, обретающий очертания, силуэт.
  От неожиданности я отпрыгнул в сторону, материализовав в руке меч.
  - Свои. Это я. Стасон, - силуэт поднял вверх руки. - Я за тобой.
  -Стасон придурок! Еще секунда и я бы разнес тебе черепушку. Уффф... Там наш. У этих... Местные которые. Поможешь спасти? Я его явно знаю.
  - Конечно знаешь. Тебе ничего не показалось подозрительным?
  - Избитый. Раненый. Время теряем.
  - Избитый, раненый и одет знакомо, да?
  - Обыкновенно одет. Джинсы и джемпер драный, - я осекся и посмотрел на свой оторванный рукав.
  - Воот.
  - Я? Но как?
  - Замкнутый цикл. Ты приходишь в себя, выглядываешь и видишь, как тебя ловят и ведут расстреливать.
  - Расстреливать?
  - Ну, еще попытать, перед этим. Судя по времени, тебе как раз отпиливают пальцы.
  Я вздрогнул. По спине пошел противный холодок, Пальцы на ногах непроизвольно поджались.
  - Потом тебе...
  - Все! Заткнись! Я понял. Меня убивают и через некоторое время ловят меня же, идущего к себе на помощь. А в это время, я вижу себя же. Так?
  - В точку.
  - Бред какой то! Как вообще такое может быть?
  - Замкнутый цикл. Сфера кошмаров.
  - И давно я так?- я почувствовал, как покрываюсь нервной испариной.
  - Нуу, - хакер замялся. - Не знаю. Может первый раз, а может и тысячный.
  - Вот сука! Не проще бы было, на месте убить!
  - Ты о ком?
  - Сосед мой. Модный латрыган. Это он меня пихнул сюда.
  - Толик который? Вряд ли убить. Скорее, законсервировать до поры. Советую быть с ним осторожней. А лучше, вообще не пересекаться. Пошли, я вытолкну тебя на перекресток.
  - Перекресток, это что?
  - Место, где пересекаются миры. У каждого оно свое. Я так, вообще, знаю о нем только теоретически. Это вам, халявщикам, пути открыты.
  Я убрал оружие, прислушиваясь к громовым раскатам.
  - Дождь собирается. Под его прикрытием, ты наружу сунешься и попадешь в засаду. Там без вариантов. Нам наверх, кстати.
  - Выход наверху?
  - Ага, с крыши. Не через эту дверь. Там бомба.
  - Какая бомба?
  - Не знаю. Я же в армии не служил. Но она там есть.
  - Стас,- я подошел и заглянул мужику в глаза. - Ты ведь не первый раз здесь?
  - Ну, я искал путь, - Стасон явно занервничал.
  - Сколько раз?
  - Два,- он отвел глаза. - Ты идешь или остаешься?
  
  Гл.12 ПЕРЕКРЁСТОК
  Тропический ливень тут же промочил меня насквозь.
  - Дождь еще минуты три идти будет! - прокричал Стасон. - Встань на краю крыши и расправь руки в стороны.
  Я встал и посмотрел вниз. Улица внизу была совсем далеко. И главное. Подбитый БТР отсутствовал.
  - Ко мне лицом!
  Я развернулся.
  - Удачи!
  Хакер толкнул меня в грудь и я полетел вниз. Вода, заливавшая лицо, вдруг застучала в затылок. Я открыл зажмуренные глаза. Крупные капли задрожали на ресницах, вытягиваясь на истончающихся ножках, отделились, приобретя правильную сферическую форму, и устремились вверх. Водяные шарики вокруг, не спеша обгоняли меня, делились надвое и на трое, сталкивались, выпуская ленивые фонтанчики брызг. Я падал спиной вниз, против направления дождя, вопреки всем известным мне законам. Затем меня качнуло и ноги почувствовали ровную поверхность. Светило яркое солнце и только мокрая одежда напоминала о случившемся. Я стоял на вымощенной, круглым булыжником, дороге. Аккуратные домики, с ухоженными газонами и цветущими клумбами, радовали глаз пасторальной картиной. Весело затрезвонил звонок и упитанный мальчишка в шортах, сидящий на велосипеде, резво укатил по каменной дороге вдаль. Вкусно пахнуло кофеем и выпечкой. Прямо передо мной находилось каменное здание с башенками. Кафе, судя по вывеске. Оставляя быстро сохнущие следы на камнях, я зашел в приветливо распахнутую калитку. Внутри был дворик, заставленный множеством пустых, уютных столиков под зонтиками.
  - Ломиньо перегама лиеммо странник. Хотите покушать? - передо мной возник благообразный дедушка в белоснежном переднике.
  - И Вам прекрасного дня. Боюсь, что просто посмотреть, - я сглотнул выделившуюся от ароматов слюну. - Вряд ли у меня есть ваши деньги.
  - Деньги?.. О, понимаю! Вы первый раз в гостях у Мелимо. Дело в том, что у нас не берут деньги. У нас берут историю. Иначе, кафе стоило бы открывать в самих мирах, а не на перекрестке.
  - Историю?
  - Сражения! Битвы! Не стычки. Не мелкие войнушки. А именно сражения! Великие и играющие роль. Надеюсь, Вам есть чем порадовать старика?
  - Не знаю. Я всего лишь раз сражался. В нигде. Легенда, которую, по словам одного не очень хорошего товарища, никто никогда не узнает. Все погибшие со временем станут менгирами. Убежище для потеряшек.
  - В варпе? - Мелимо потер маленькие аккуратные ладошки. И обошел меня по кругу. - Да. Вы определенно не врете. Подумать только! Первый и последний раз, там сражались десять тысяч лет назад. Я видел свидетеля. Но сейчас! Что же вы стоите? Присаживайтесь. Чай, кофе? У нас сегодня мясное рагу.
  - Чаю, если можно. И рагу. И булочек. Их аромат сводит с ума.
  Не успел я закончить фразу, как красивая женщина, в накрахмаленном чепчике, поставила передо мной чайник, изящную чашку грушевидной формы, поднос с источающими сдобу пирожками, дымящееся блюдо с рагу и тарелочки с пирожными. Это было безумно вкусно. Пока я обжирался, хозяин нетерпеливо ерзал, но все таки, не проронил ни слова.
  - Пройдемте в дом, - дождавшись, пока я сыто отвалюсь, он схватил меня за руку. - Извините за нетерпение, но мне давно ничего не приносили. Если история стоящая, то накормлю Вас второй раз, дам с собой и разрешу еще одно посещение. Даже если на тот момент Вам не будет, что поведать.
  Повинуясь гостеприимному хозяину, я вошел в здание, пересек холл с камином и поднялся на второй этаж. Огромный, теряющийся в глубине зал, увешанный стеллажами, впечатлял. На каждой полке располагались миниатюрные армии солдатиков. Размер фигурок не превышал трех сантиметров. Рыцари, закованные в доспехи, татуированные дикари, верхом на неизвестных мне животных, космодесантники, армии людей со змеиными хвостами, гусары в шитых нарядах, гордые эльфы и вообще неизвестные мне расы. Я смотрел на бесконечные ряды воинов, широко разинув рот.
  - Впечатляет? - Мелимо так и лучился гордостью за свою коллекцию. - Ну, давайте, рассказывайте!
  Прочистив горло, я принялся за рассказ. Колонны черных рыцарей, развертывающиеся в боевой порядок. Стрелы и болты хищно стучащие по щитам с замысловатыми гербами.
  - Сожрут, - выдыхает гоблин и лезет под телегу, сжимая трехгранную спису, чтобы колоть нападающих снизу.
  - В пасть насру, - играет желваками орк.
  Треск ломаемых копий. Радостный вскрик Милы, нашедшей первую жертву. Ревущий огр, пускающий изо рта пену, разбивает шлем и голову огромным зазубренным клинком. Тела с обеих сторон валятся как спелые снопы в урожайный год. Гуляй-город буквально завален грудой копошащихся тел. Высокий эльф пытается выдрать из груди, застрявшее лезвие меча. От ожившего дерева во все стороны летит стружка и щепки. Лязг оружия и крики. Хрипы и стоны. Адреналин застучал в виски. Я снова был там. В самом вихре сражений и Мила пела песню сотни смертей. Рыжебородый гном разрубил закованного в сталь противника и огромный, хохочущий тролль, разрывал врагов пополам. Гора тел все выше и выше. Соленый вкус на губах и сиплый, протяжный вой после гибели очередного противника. Падение с высоты и последние, отчаянные взмахи двуручником. Я замолк и наваждение рассеялось. Только мышцы на руках мелко дрожали. Как будто я только что все пережил заново. Трактирщик сиял и светился. Прикрыв глаза, он быстро рисовал на листке. Вокруг, на полу, я заметил разбросанные рисунки. Поднял один и замер. Зеленый орк, яростно размахнувшийся ятаганом, выглядел, словно старик видел его своими глазами! В следующем рисунке, я с удивлением узнал себя. Покашливание Мелимо снова вернуло меня к реальности.
  - Это будет одно из моих украшений, - сообщил он, собирая наброски. - А теперь, можно мне на нее взглянуть? На твое оружие.
  Я вытянул руку и в ней заструился пламевидный клинок. Трактирщик, жадно втягивая воздух ноздрями, подошел ближе и низко поклонился мечу. Я ощутил эмоцию гордости и радости.
  - Спасибо, - он вытер слезу. - Порадовали старика. Ну что, еще чайку?
  - Было бы неплохо.
  - Идите. Вам накроют. А мне работать. Работать.
  - Можно вопрос?
  - Да, конечно.
  - Мой меч. Я с ней разговаривал. А после, она молчала. А сейчас я слышу эмоции. С ней что то случилось?
  - А? Нет! Нет! Что Вы! Она в порядке. Разные измерения, разные условия. Физика, химия, магнетика. Все зависит от того места, где Вы находитесь.
  - Спасибо.
  Я уже собрался уходить, но взгляд мой задержался на небольшой коробке, стоявшей в углу. Она была наполнена фигурками и на самом верху лежала необычайной красоты женщина. Сам не зная почему, я поднял ее и поднес к глазам. Красивое личико вдруг ожило и повернувшись, посмотрело на меня, грозно нахмурив брови. От неожиданности, я выронил миниатюру обратно.
  - Жрица богини Ллос. Грозный предводитель дроу. Отряд не оправдавший надежд, - сообщил оказавшийся рядом Мелимо. - Они должны были поставить точку в сражении с императором Фарликроном. Но увы, заблудились в игривых болотах и были прокляты своим народом. Дарю! Соберете на досуге.
  Старик сунул мне в руки коробку и нетерпеливо подтолкнул к выходу. - Чай стынет.
  
  Гл.13 ДОМАГЕР
  - Вот он! Сидит, хоботок набивает и в ус не дует! - знакомый голос оторвал меня от вдумчивого созерцания кофейной гущи.
  К столику подошел Камиль, в сопровождении парня и девушки.
  Обрадовавшись неожиданной встрече, я быстро встал, уронив стул и распахнул объятия. Но он вдруг замер, закатив глаза и предупреждающе вытянув перед собой руку.
  - Уф! Квест встретить союзника закрылся! Ну, че замер, идем обнимемся! Как я рад что это ты! Даже не представляешь, - Кама обнял меня и похлопал по спине. - Ну и видок у тебя. Под метеоритный дождь попал? Рукав зачем оторвал? Там, где был, так модно? Это, кстати, Леша и Кристина. Ты должен помнить. Они следом за тобой заходили. Великие телепортаторы! Только по отдельности работать не могут. Это они меня к тебе подкинули. Мы присядем.
  - Да конечно, - я сделал приглашающий жест.
  Девушка принесла еще пирожных, стаканы и большой чайник.
  - А сигарет у вас нет, случайно? - поинтересовался я и тут же получил твердую коробку, набитую папиросами и фирменную зажигалку.
  - Ого! А ты у старого хрена в авторитете! - Камиль жадно откусил пирожок. - Ммм. Это реально божественно! А я сколько раз приходил и даже за столик не пустили. Последний раз чуть ли не пинками поперли. Надеюсь ты не оказывал деду интимных услуг. Гы, гы!
  - Он предпочитает татарских мальчиков,- я выпустил клуб ароматного дыма и блаженно зажмурился. Организм, отвыкший от никотина, отозвался легким головокружением. - Как ты меня нашел?
  - Гафофю же, фест у меня, - домагер наконец прожевал. - Квест. Прийти на перекресток и встретить союзника. Вот я и заглядываю, время от времени. Вон, сладкую парочку напрягаю. Они парадиз строят а я, видите ли, им мешаю.
  Леша с Кристиной, занятые едой, не обращали на нашу болтовню внимания.
  - Мне система, на выбор, около сотни заданий предложила. В основном - победи всех, спаси мир, разрушь мир, стань богом и т.д. Ну я выбрал один, важный. Вот подсказкам и следую,- продолжал между тем Кама, не забывая опустошать тарелки. - Сейчас нужно штуку одну добыть. Эпик! Вроде твоего меча. Без него дальше никак.
  - Наших видел кого?
  - Угу. Здесь и видел. Макса, Бабусю и Багиню. Багиня от слова баг. Одним взглядом, из мужиков веревки вьет! Сама страшненькая, как ядерная война, а как посмотрит! Готов на край света за ней скакать! Не поверишь, я прямо в штаны брызнул.
  - Погоди. Макс, такой коренастый, с залысинами?
  - Он.
  - А Ира? Лекарь наш, она с ним была?
  - Нет. Они вроде терлись вместе какое то время, а потом разбежались. Почему, он не захотел говорить, а я и не спрашивал. Ну так что? Поможешь?
  - Сначала Иру найду. Не в курсе, где искать Макса?
  - В курсе. Жук неприлично богат. Купил себе астероид и отбабахал там дворец с песнями и развратом, а заодно, космический супермаркет. Торгует полезными вещами. Космические яхты, всякое для строительства и много, много полезных мелочей. Вот, амулет, - Камиль показал мне предмет, виденный уже мною у алкаша в варпе. - Универсальный переводчик. Позволяет болтать на равных с аборигенами. Почти даром. Симки есть еще. Можно связаться в пределах двух, трех близлежащих миров. А еще...
  - Гм. Почти даром? А мне Толик такой за меч, или за ключ предлагал.
  - Толик это кто?
  - Латрыга бывший, в смокинге. Помнишь, он пригнулся на старте и через него тетка упала. Очень подозрительный тип. Считает, что мы игривые мышки, а так же набирает подчиненных для достижения абсолютной власти. Так что там, с Максом?
  - А что с Максом? Попрошу Лешку с Криськой и они подбросят тебя. Но сначала ты мне поможешь с заданием. Мне без него край. Макс соскочил. Да и толку от торговца. К Бабусе я даже подходить не стал. Не наш это метод, некромантия. А Багиня... Ммм. Женщина моей мечты! Поматросила и бросила!
  - Вот, смотри, - я изобразил ладонями чаши весов. - На одной стороне твой великий квест по обретению могущества, а на другой напуганная девчонка, попавшая хрен знает куда. Как ты думаешь, что перевесит?
  Камиль хмыкнул и придвинулся ближе.
  - Мне было предложено больше сотни элитных заданий, еще сотня эпических и в самом конце, два, без обозначений. Кокнуть психа именующего себя доктором Зло и... И вернуть домой Сказочницу. Помнишь маленькую девочку? Живет где то в соседнем доме со мной. Зовут Катенька. Как ты думаешь, что я выбрал? - он скопировал мои жесты с чашами. - На одной стороне пусть прекрасная, но все таки совершеннолетняя жопа, а на другой, девочка пяти лет. Что перевесит?
  - Когда выходим? - я с сожалением затушил окурок.
  - Сейчас.
  
  Гл.14 МИР КАМИЛЯ
  - Офигенное место! - я с чавканьем выдрал из грязи ногу. Ступня в мокром носке закачалась в воздухе. Ботинок всхлипнул и исчез в мутной жиже. - То-то я гляжу, твои дружки сразу слиняли. Неужели нельзя сразу к месту доставить?!
  - Не могут они в любое, - Камиль попытался взобраться на пригорок и чертыхаясь, поскользнулся, вызвав грязевое извержение. - Главное, чтоб дождь снова не пошел. Тут городок неподалеку, там таверна хорошая и хозяйка Эригильда. Мммм. Огонь! Кино и немцы! Переночуем, помоемся, а с утра наймемся на дирижабль. Нам в горы надо.
  - С дороги скоты! - всадник на бронированном коне пронесся мимо, забрызгав мне лицо и окончательно испортив настроение.
  - Козел! - я утерся и метнул вслед скрывшейся фигуре комок грязи.
  - Осторожнее с эмоциями. А если бы благородный услышал и вернулся?
  - У нас бы появился конь.
  - Ага. А еще бы нас повесили, чуть попозже. Тут это быстро. Лучше поршнями быстрее шевели!
  Я не ответил. Выковырял из грязи ботинок, вылил из него жижу и обувшись, зашагал вперед, движимый только одной мыслью. Найти сухое и теплое место. Городок, огороженный частоколом, показался где то через пол часа.
  - О, гляди, к нам гули пожаловали, - хохотнул пузатый стражник в мятой кирасе.
  - Да хоть микланский крысвух, - отозвался второй. - Лишь бы за проход заплатили.
  Камиль заплатил и нас запустили на мощеные досками улицы. Мой спутник уверенно повел меня по закоулкам, роняя за собой внушительные ошметки грязи.
  - Поберегись! - раздался голос над головой и у моих ног взорвались выплеснутые из окна помои, забрызгав объедками и без того грязные джинсы.
  - Овца тупая! Гляди куда льешь!
  - Заткни пасть, помазок обглоданный! Дождь все смоет. А у меня ноги болят.
  - А ты быстро вписался в местную бытовуху,- подколол меня домагер. - Мы пришли. Постой у крыльца, я договорюсь. И пожалуйста, не ругайся с местными. Особенно, с господами.
  Я пожал плечами и отошел к столбу с масляным фонарем наверху. На нем был приклеен пергамент, изображавший злодейскую рожу. Пробежав глазами по буквам, я понял, что и читать тоже могу. "Святотатец Кхам. Тысячу горэл и земли в Аруане за голову" - Прочитал я комментарий к рисунку.
  - Ну чего ты пялишься? Еще скажи, что читать можешь? - Камиль выглянул из дверей и махнул рукой. - Пошли, нас принимают.
  Мы пошлепали наверх за девушкой в пышных юбках, миновали два этажа и оказались на чердаке.
  - Хозяйка сейчас будет! - сообщила она, как мне показалось, немного пафосно.
  - Я ж говорил, все схвачено! - осклабился Камиль, как только юбки исчезли из виду. - Эригильдочка меня любит.
  - Как ты посмел сюда явиться!? - красивая женщина влетела разгневанной пчелой и влепила домагеру хлесткую пощечину. - Извращуга долбанный! Во всех цивилизованных землях висит объявление с наградой за твою тупую тыкву!
  - Я думал, все забылось,- пролепетал Кама, потирая щеку.
  - Забылось!? Забылось, да!? Гребаный мужеложец! Да я щас сама сообщу, что меня почтил присутствием сам Кхам Святотатец.
  - Так это за тебя дают тысячу горэл и земли в Аруане, - присвистнул я.
  - Всего тысячу! - парень презрительно фыркнул. - Аруан такая дырень.
  - Целую тысячу! Хотя, на мой взгляд ты и сотни не стоишь. А в Аруане, между прочим, нашли серебряные копи, - осадила его Эригильда.
  - Извините, что вклиниваюсь в ваши споры, а что такого натворил злодейский Кхам Святотатец? - мне стало любопытно, чем можно было прославиться на все цивилизованные земли.
  - Да так. Хм... По мелочи,- Камиль густо покраснел.
  - Ничего себе мелочи! - хохотнула хозяйка трактира. - Попытка изнасилования его королевского величества! По слухам, в самой что ни на есть порнографической форме!
  - Гы, гы. А ты не мелочишься! Стоп. Его? То есть не королеву, а...
  - Ага. Его, его. Его величество Тэодата пятого! Да будут его годы долгими и царствование благословенным.
  - Да не насиловал я никого! - голос моего спутника сорвался на визг.
  - Верю,- тут же сообщил я. - Она так и сказала. Только пытался.
  - Эригильда! - Он посмотрел в пространство над головой у красавицы. - Ты же веришь мне. Я же вижу. Ты же меня знаешь!
  - В том то и дело что знаю, - вздохнула она и вдруг бросилась Каме на шею, жарко зашептав. - Ну зачем ты объявился, дурак! Тебя же поймают и четвертуют. Нельзя. Нельзя тебе здесь!
  - Ну тише, тише милая, - смущенно бубнил тот в ответ. - Я завтра же исчезну. Нам на дирижабль надо. Он же пролетает над Туманной горой? Дядюшка Порул все еще работает в багажном отделении?
  Красавица не отвечала, а только всхлипывала и прижималась сильнее, не обращая внимания на грязь. Наконец она отлепилась и вытерла слезы.
  - Порул здесь и даже трезвый. Раздевайтесь. Я распоряжусь вам смену принесут и две бадьи с водой. Ваше постирают. Все к утру просохнет. К Порулу тебе лучше одному идти. А друг пусть здесь ночуют. За ужин то, хоть есть чем заплатить?
  Мы с Камой одновременно, отрицательно замотали головами и развели руками.
  - Ну, конечно! Могла бы и не спрашивать, - она вышла из комнаты.
  - Сокровище! - резюмировал домагер и с хрустом стянул куртку. - А ты чего замер?
  - Да я вот подумал. Не, ну не то чтобы я шокирован. Хотя, да! Шокирован. Я бы понял, принцессу. Королеву. Да что там, я бы даже бабушку королевы понял. Но короля! Эти твои квесты вымораживают. Вдруг выяснится, что тебе и союзника совратить надо. Я теперь опасаюся!
  - Как вы все задолбали! - Камиль в серцах кинул липкую майку на пол. - И ты, и эта возомнившая о себе, скотина Тэодат, млять его пятый! Черт дернул Эру за язык. Ну зачем? Зачем мне этот сморщенный кусок дерьма!
  - Вот и я думаю, зачем. Слава, в цивилизованных местах, на пустом месте не рождается.
  - Уфф! Вот ты сложный! Рассказываю. Мне надо было в королевской библиотеке посмотреть книгу про Чихающую башню. Выяснить, где эпик хранится. Я переехал в столицу. Тудым, сюдым, потусил там с ворьем местным. Репу заработал. С гвардейцами забухал. Чуть печень не выблевал. Короче, созрел у меня идеальный план. Проник, как по маслу. Ни у одной мыши яйца не телепнулись. Нашел книгу. Мне бы и сваливать, а я решил листок с описанием на память тиснуть. Ну и дернул его! А дальше, как в сказке. Трубы затрубили, барабаны забили, сторожа пробудились. Я в стелс и ноги оттуда. Тропу, по которой залез, перекрыли. Что делать? Я вглубь дворца. Стража топает, фрейлины визжат, откат двадцать минут. А тут, этот жлоб коронованный, со свечей по коридору чешет, в одной ночнушке. Может в туалет, может чпокаться захотел. Я из за угла вылетел и с ног его сшиб. Он на столик упал, рубашонка задралась. Лежит, визжит. Голым задом сверкает. А тут погоня приблизилась. А один как рявкнет. Спасайте жопу короля! Ну, чо ты ржешь!? Меня с этими воплями десять минут по дворцу гоняли, пока откат не прошел. Я снова в стелс и ходу. Выломился через главные ворота, как белый человек. Только вот хлебалом насветил, дальше некуда. Ну и срисовали меня. Харе ржать, говорю! Это, так то, грустно все!
  - Ладно, ладно, - я вытер выступившие от смеха слезы. - Один раз не пидарас.
  - Да пошел ты! Друг называется, - к нам затащили две парящие бадьи и Камиль, осторожно потрогав воду пальцем, залез в одну из них целиком. Вскоре, его бурчание сменилось довольным уханьем.
  Я переложил мелочевку из карманов в трофейный подсумок и последовал его примеру. Вскоре пришла Эригильда и увела моего напарника с собой. Вместо нее заявилась девушка в пышных юбках. Застелила постель и принялась накрывать на стол.
  - А как вас зовут? - я заметил, что девушка довольно мила.
  - Элли, - отозвалась она, густо покраснев и потупив глаза.
  - Красиво. Я знаю одну сказку про девочку Элли. Как ее волшебным ветром унесло в одну сказочную страну, где жили маленькие смешные человечки и животные могли разговаривать . Хочешь расскажу?
  Девушка еще больше покраснела и кивнув, присела рядом.
  
  Гл.15 ТУМАННАЯ ГОРА
  Утром меня разбудил крик петуха. Я томно потянулся и повернувшись на бок, снова закрыл глаза. Монотонное куриное квохтанье, скрип колес и далекий заливистый смех, опять напустили на меня сладкую дрему.
  - Спишь, что ли? Счастливчик! А я вот, глаз не сомкнул. Всю ночь у Эригильдочки прощения просил, - пожаловался Камиль, бесцеремонно ворвавшись в комнату. Впрочем, интонации его голоса говорили, что он более чем доволен ночным времяпровождением. - Поднимайся! У нас сорок минут на завтрак и бегом к дирижаблю. Там уже все схвачено!
  - Вот ты зануда! - я заставил себя сесть, зевая так, что хрустела челюсть. - Мотор, что ли, у тебя в одном месте?
  - Не плакай малыш! Я покажу тебе крышу. Вон там, в углу, мыльно рыльное. Рота подъем!
  Дальше события понеслись суетной чехардой. Камиль, словно надоедливая муха, постоянно зудел, подгоняя меня. Очевидно, финальный этап выполнения квеста, просто не давал ему усидеть на одном месте. Я, каким то безумным галопом, умылся, наскоро перекусил, потом бежал по кривым скользким закоулкам, зачем то закрыв лицо капюшоном и наконец, оказался в тесном сундуке, с бидоном за спиной.
  - Это, типо местного парашюта, - шептал мне на ухо домагер, упираясь в бок коленками. - Никаких колец. В полете крышка вылетает и открывается что то, на подобии крыла. Две передние стропы синие. Ну, право - лево. Замедлить чтобы, обе на себя тяни.
  Пока он бормотал, нас несколько раз переносили с места на место, Один раз, чертыхаясь, уронили, да так, что я прикусил язык и наконец, оставили в покое. Под ногами задрожало и заскрипело.
  - Полетели! - выдохнул мой сосед. - Ну, слава богу!
  Через десять минут мне стало неудобно, через полчаса заклинило шею, через час вступило в поясницу, через два я захотел в туалет, а через три, полностью перестал чувствовать занемевшее тело. Судя по тому, что Кама наконец заткнулся, его посещали такие же радужные ощущения. Через десять часов, показавшиеся мне вечностью, нас снова поволокли.
  - Удачи сынки! - в откинувшуюся крышку, дохнул перегаром Порул и нас, словно мусор, вытряхнули за борт.
  Некоторое время я бултыхался в воздухе затекшим камнем. Звякнула вылетевшая крышка и надо мной расправился прямоугольный купол крыла. О том, чтобы им рулить, не могло быть и речи. Затекшие руки только бессильно цеплялись за стропы и отзывались легким покалыванием. Меня охватило безразличие. Впереди замаячили раскидистые вершины кедров. Промелькнула мысль о том, что ветки, наверняка, смягчат падение. Я снова зацепил ватной конечностью стропу и действуя рукой словно крюком, подтянул ее к зубам. Крыло наклонилось и изменило направление. Правду о том, комфортно ли падать в деревья, я так и не узнал, потому что, позорно потерял сознание. Просто на какой то момент, меня словно бы отключили и включили уже, висящим вниз головой над небольшой полянкой.
  - Нет! Нет! Нет! Прости! Прости, - вопил, где то рядом Камиль.
  Повернув голову и отчетливо ощутив хруст в шейных позвонках, я увидел друга. Он метался по кустам, судорожно баюкая мой ботинок.
  - Кам, кончай истерить! Помоги! - звуки, издаваемые мной, больше походили на спускаемый из шины воздух, но парень услышал.
  Издавая громкие, нечленораздельные, курлыкающие звуки он спустил меня вниз и принялся судорожно рыться в карманах, причитая как бабулька, потерявшая на базаре кошелек. - Я ведь думал, хана тебе. Твое крыло вообще на другом дереве болтается. Я туда вверх, вниз, а там только ботинок. А я ранимый. Перенервничал. А ты тут. А я думал, что там!
  Камиль сунул мне в рот черную капсулу и застыл, закрыв глаза. Следующая капсула была белая. Проглотив ее я снова ощутил свое тело и поднявшись, забрал у домагера ботинок, шумно потягиваясь. Силы, наполнившие организм, казалось хлестали через край.
  - Это что за чудо средство такое?
  - А? Живая и мертвая вода. У Макса купил. Ты как?
  - Морально или физически?
  - Вопрос снимается. Обувайся и пошли отсюда. Нам в ту сторону. Ну да, точно туда!
  - Уверен, Сусанин?
  - Я сверху запомнил. Пошли!
  Как Камиль выбирал направление для меня так и осталось загадкой. Лично я, почти сразу потерял направление в окружающем нас буреломе. К тому же, выяснилось, что моя одежда совершенно не приспособлена для преодоления лесистых преград.
  - Сколько по мирам шляешься, а удобную одежду так и не приобрел. Ходил весь в дырьях, как бомжара в рыболовных сетях. Скажи спасибо, что Эрегильда обноски твои заштопала, - не выдержал мой спутник, после того как я, в очередной раз, потерял обувь.
  - Дожил, - буркнул я в ответ, сдирая с лица налипшую паутину. - Охотник на королевские задницы меня жизни учит. Долго еще?
  - Не знаю. Я как то не так себе все это представлял.
  - Что? Кама, а как ты себе представлял? Красную дорожку? Рикшу? Указатели и тропинку из розового кирпича? Скажи, родной. Не молчи.
  - Как, как. А вот так!- в сердцах отозвался парень и протянул мне сложенный вчетверо листок.
  Я развернул пергамент со следами неумелого выдирания из книги и недоуменно уставился на рисунок. Если бы не поясняющие надписи внизу, то его можно бы было принять за каракули малолетнего извращенца. Выпуклая грудь с подтаявшей ореолой и с подписью "Туманная гора" и торчащий черный фаллос, обозначенный как "Чихающая башня".
  Раздражение уже готово было выплеснуться наружу гневной отповедью, но Камиль присел на корточки и предостерегающе поднял руку.
  - Ты слышишь? - спросил он шепотом, крутя головой по сторонам.
  - Музыка вроде. Вон там, - я раздвинул кусты и увидел огромную поляну, расцвеченную огоньками. Музыка и пение, раздавалась со всех сторон.
  - Они быстры как ветер, но весьма невелики.
  На них надеты смешные колпаки.
  Будь ты стократ вонюч и волосат,
  Они вонзят тебе колючку в зад.
  - Ау!- мы синхронно подпрыгнули от чувствительных уколов в ягодицы и оказались посередине поляны. Прямо перед моим лицом, крылатый карапуз играл на волынке, раздувая щеки. Рядом, еще один наяривал на скрипке. Из воздуха проявился целый ансамбль мелких существ, с различными инструментами. Перед моим носом миниатюрная девушка с крыльями, опустив руки вдоль стройного тела, танцевала джигу. Ее изящные ножки выделывали немыслимые пируэты и я моргнул. Феи передо мной уже выплясывали втроем. Вот они крутанулись вокруг своей оси и их стало девять. Я потряс головой. Танцующих стало еще больше. Вокруг, увеличивая тэмп, закружился разноцветный хоровод. В какой то момент кольцо раздвоилось а потом расстроилось. Круги завертелись в разные стороны. Смеющиеся мордашки и полуголые, синхронно двигающиеся тельца, заворожили меня.
  - В лесу повсюду пни, гнилой покрытые корой.
  Там эльфов рой, и с ними их король.
  Когда ты встретишь маленький народ,
  Они тебя затащат в хоровод.
  И если танцы для тебя тяжёлый, скучный труд,
  Тебя в холме на двести лет запрут.
  А если ты предпочитаешь блуд,
  Тебя до смерти феи за... (Green Crow - Король фей)
  - Стоп!- поддавшись интуиции, я выхватил, подаренный мне в варпе, цветок и вытянул руку перед собой. Хоровод замер и рассыпался.
  - Уф!- Камиль тяжело дыша, плюхнулся задом на траву.- Голова кругом! В какой то момент, я совсем растворился.
  - Откуда у вас этот цветок, смертные? - грозный голос исходил из уст толстенького человечка, в причудливой короне из листьев.
  Малыш очень походил на херувима, которому по ошибке вместо птичьих, приделали переливающиеся крылья стрекозы и отобрали лук.
  - Кто ты, чудо чудное, диво дивное? - не удержался я от вопроса.
  - Я великий Альберон! - смешно нахмурил бровки наш собеседник.
  - Король фей, - счел нужным пояснить домагер.
  - О, король! Обрати внимание на его румяную попку!
  - Да пошел ты!
  - Я повторяю вопрос. Откуда у вас этот цветок?
  - Откуда, откуда. Одна барышня дала. Из ваших. Это, когда я в варпе был.
  - Ну да, я дала, - из темноты вынырнула фея. - Он должен был погибнуть там. Тогда все бы получилось. Под его менгиром всегда бы рос этот цветок. Это же так красиво. А он... Он обманул меня. Он ... - она подлетела ко мне, - Ты обманул меня, дылда! Ты воспользовался! Ты не мог! Ты гадкий обманщик, вот кто!
  - Ты знаешь, что это значит? - грозно оборвал ее излияния Альберон.
  Крылатая девчушка сразу замолкла и виновато опустив голову, кивнула.
  - Ваше желание, смертные!?
  - Покажите нам дорогу к "Чихающей башне", - тут же выпалил Камиль.
  
  Гл.16 КВАРТЕТ
   Путешествовать по лесу с крылатой проводницей совсем не то, что лазать там в одиночку. Деревья будто бы сами расступались, указывая путь и поспешно убирая с дороги пни и коряги. С нами, конечно же, отправили мою старую знакомую тарахтелку, представившуюся именем Алтей. Поначалу она, не умолкая, трещала, обвинив меня во всех существующих и только нарождающихся в мирах смертных грехах. Не выдержав, я угостил мелкое недоразумение пироженкой из запасов старика Мелимо и был на время прощен. Алтей уселась мне на плечо и громко чавкая, затихла, перемазавшись кремом с головы до пят.
  - Еще дай, - липкая рука потянула меня за ухо .
  -Обдрищешься.
  -Сам такой. Говорю давай еще. Обманщик. Ты думаешь, я забыла о твоей подлости.
  Кедровые заросли расступились и мы увидели уходящую ввысь вершину сверкающую белоснежной шапкой. Камиль тут же завертел головой в поисках своей башни.
  - Ага, - хихикнула фея. - Так прямо она у горы и стоит. Нам выше надо, а без меня всю жизнь тут ползать будете. И дайте мне, наконец, вкусняшку.
  - Дай, дай ей пирожное, - тут же согласился домагер. - Куда дальше?
  - Пока прямо. Воон до того камня в форме ваших тупых мозгов.
  - Ты думаешь, что наши мозги выглядят именно так?
  - А как еще? Только такой вот непонятной фиговиной и выглядят.
  Через пару часов восхождения по осыпающимся склонам мы уже с тоской вспоминали прохладу леса. Я снял джемпер и обмотал голову, которую сквозь разреженный воздух нещадно палили солнечные лучи. Алтей спряталась под свисающим на плечи концом и выглядывала как из палатки, изредка указывая нам ориентиры. Бедные мои ботинки, с тоской подумал я, чувствуя, как пот градом струится по спине, оседая где-то в районе ягодиц. Пушистые, очень похожие на тушканчиков зверьки, пялились на нас круглыми глазами из-за кустов и камней. Стало тяжелее дышать. Через пару часов, животные и растительность пропали, уступив место каменным россыпям. Внезапно перед нами возник непонятно откуда появившийся тигр с торчащими вниз из пасти длинными клыками. Он удивленно замер и пристально нас оглядел.
  - На моржа похож, - зачем то поделился со мной впечатлениями Камиль.
  Неизвестно, обиделась ли кошка на моржа, или просто у нее был злодейский характер, но только после его слов она с призывным мяуканьем стала не спеша к нам приближаться. Уверенность и сила прослеживались во всех движениях хищника. Алтей сдавленно пискнула и попыталась улететь, но ей удалось сделать только несколько взмахов, после которых она шлепнулась на землю и быстро юркнула за камни. Кама достал кинжалы. В моей руке заиграла на солнце Мила. Блеснувший нож вонзился тигру в предплечье. Зверь зарычал и ускорился, метнувшись в сторону. Второй кинжал пролетел мимо, бессильно звякнув о камни. Тигр лавиной обрушился на нас и домагер отлетел в сторону с развороченной мощными когтями грудью. Мой меч с размаху опустился на голову зверя. Удар пришелся вскользь и особого вреда ему не принес. Тигр зарычал и встал на дыбы. Почувствовав горячее, зловонное дыхание я пригнулся. Когти хищника схлопнулись над макушкой, как будто он раздавил там невидимую бабочку. Мила тут же погрузилась в незащищенный живот. Кошка, жалобно мявкнув, отпрыгнула в сторону с необычайной быстротой. Задние лапы подвели и зверь завалился на спину теряя равновесие. Пользуясь моментом, я перерубил ему лапу и раскроил череп. Тигр дернулся и затих.
  - Кама!- я бросился к другу.- Таблетки твои. Помогут?
  Парень открыл глаза и выплюнув тягучий бардовый сгусток, едва заметно кивнул головой. Торопясь я нашарил в его кармане упаковки с таблетками.
  - Че.. Чоо, - захрипел друг.
  - Черную. Да. Помню, - капсула погрузилась спутнику в рот.
  Он судорожно сглотнул и вытянувшись замер. Из его ран плеснуло фонтанчиком темной, начинающей сворачиваться кровью и они стали истончатся и зарастать прямо на моих глазах. Я приготовил прозрачную капсулу.
  - Дубина ты убьешь его.
  - А? - я оглянулся на дернувшую меня за штанину Алтей.
  - Нельзя сразу вторую давать. Это же живая и мертвая вода. Досчитай до ста а потом суй.
  - Спасибо, - я послушно отсчитал положенные цифры и вложил лекарство в затвердевшие губы Камиля.
  Домагер шумно вздохнул и поднялся, осторожно щупая начавшие белеть рубцы.
  - А это больно. Когтями по пузу, - пожаловался он, разглядывая длинные прорехи в рубашке. - Спасибо Максу. Ну что пошли. Только кинжалы соберу.
  - Посади меня на плечо, - потребовала фея.
  И как у нее получается так гордо глядеть снизу вверх.
  - Говорил же тебе не жри столько. Взлететь уже не можешь, - проворчал я поднимая существо.
  - Это не от вкусняшек глупыш. Я их еще хоть сто могу съесть. Воздух. Мне здесь для крыльев опоры мало. Вот ты дубина.
  - Так ты тут что никогда не была что ли? - удивился Камиль, вытиравший кинжал об шкуру зверя.
  - Неа. Чего нам тут делать. Летать не можешь. Цветов нет. Деревьев нет. Камни одни.
  - А как же ты нам путь тогда показываешь?
  - Я фея! Не забыл? Мы такие вещи чуем.
  - Тады ой, - Кама направился к огромному валуну. - Я сейчас. Пять минут и пойдем.
  Вернулся он не один, а с громко пищащим полосатым котенком, которого нес за шкирку на вытянутой руке.
  - Смотрите, кого нашел, - домагер положил дрожащую добычу на камни. - Всю руку мне исполосовал гаденыш.
  - Пушистик! - Алтей спланировала с моего плеча к тигренку и стала его тискать. Опешивший звереныш тут же напустил под себя лужу. - Фуу Пушистик. Ну и манеры. Дылды. Вы должны его взять с собой.
  - И зачем нам этот зассанец,- удивился я.
  - Мамку убили - убили. Значит должны взять. Таков закон.
  - Угу. Который ты только что придумала.
  - Да не спорьте вы. Я понесу его. Жалко, - Камиль поднял котенка и сунул его за пазуху. - Предупреждаю. Если обдуешься, брошу нафиг.
  Разобравшись с животными, мы снова пошли вперед. Идущий впереди домагер задавал ритм, тихонько напевая под нос.
  - В пещере и в деревне, в десятках разных мест,
  Маньякам-приключенцам всегда найдется квест,
  С блюстителем порядка короткий разговор -
  Опять трактир разносят файтер, клирик, маг и вор!
  По гибельной пустыне и по снежным склонам гор
  Идут объединившись файтер, клирик, маг и вор,
  Пускай дракон увидит нас в своих кошмарных снах,
  Ползут по закопушкам файтер, клирик, вор и маг.
  Алтей с интересом прислушивалась, болтая ногой в такт словам и не выдержав, подхватила.
  -Hу что ж, начнем потеху! Уже в который раз
  Death Knight нам не помеха, король нам не указ,
  И побывав на дне морском, в хоромах и в гробу,
  За мозги dungeon-мастера получим мы экспу!
  ( Сауроныч- Файтер, клирик, маг и вор)
  
  Гл.17 ЧИХАЮЩАЯ БАШНЯ
  Огромное озеро в горах возникло неожиданно, словно мираж в пустыне. Тысячи грациозных фламинго нежно-розового цвета, покачиваясь на одной ноге, взирали на нас с любопытством, изредка взмахивая пурпурно-красными крыльями с черными вставками. Изящные головки на изогнутых в виде вопросительного знака шеях следили за каждым нашим движением. Камиль тут же подбежал к берегу и зачерпнул воду ладонью.
  - Горькая, - он разочарованно сморщился.
  - Это потому что птички туда нагадили, - не удержался я от подколки. - Мне кажется или жара спадает?
  - Спадает. Спадает, - затарахтела Алтей. - Скоро тут будет уух как холодно. Вам надо костер приготовить.
  Я осмотрел чахлые кустики. На всю ночь их явно не хватит. Алтей закатила глаза.
  - Дубина. Тут недалеко горюч камень чувствуется. Я покажу. Какие же вы беспомощные.
  Обещанным горюч камнем оказался выходящий пласт угля, в двадцати минутах ходьбы от озера. Мила преобразилась в кирку и работа закипела. Я колол камень, а Кама относил его к облюбованной нами площадке. Закончили мы уже в сумерках. Воздух сильно остыл и с неба посыпались редкие снежинки.
  - Вовремя мы, - домагер выдохнул густое облако пара. - Я предлагаю разжечь четыре костра и сесть между ними. Чую ночью колотун бабай придет за нами.
  - Угу. Пошли веток под задницы нарежем.
  Вскоре вокруг весело трещали костры, а мы с напарником удобно сидели на подстилке из веток, привалившись друг к другу спиной. Алтей с котенком залезли между нами и шумно возились, устраиваясь поудобней. В животе забурчало.
  - Кам доставай припасы. Есть хочется.
  - Гм. Я это. Потерял когда летели.
  - Мда, А сколько ты в этом мире?
  - Три года почти. А че?
  - Да так. Поражаюсь и хренею... Слушай. А когда ты найдешь эту девочку, что ты будешь с ней делать? Ведь надо еще потом и маму искать.
  - Маму?
  - Ну да. Открою тайну. У каждого ребенка есть мама. Не одна же она в автобусе ехала.
  - Не одна. Я про маму как то и не подумал. Думал передам Стасону, он спрятать обещал. Стасон это хакер сновидений такой. Он сам все изучает.
  - Знаю его. И что изучает знаю. Я перед нашей встречей был в одном интересном месте. Там меня постоянно пытали и убивали. Вот он этот момент очень хорошо изучал. Вроде и помог потом, но... как бы тебе сказать. Не верю я ему. Зачем ему ребенок? Тоже поизучать? И про маму не подсказал. Ты-то ладно. Сопляк еще. Не детей, не плетей. Поэтому и в голову тебе не пришло. А он взрослый мужик. Как бы ни старше меня. Мутно все.
  Домагер задумчиво затих и спустя некоторое время произнес.
  - Квест расширился. Передать ребенка маме. Значит она жива. Мама ее.
  Я пожал плечами и провел ревизию подсумка. Две пироженки, одной из них тут же завладела фея, а вторую я оставил на самый крайней случай, который судя по всему, наступит уже утром.
  - Ну кушай уже глупыш. Это вкусно, - из-за спины доносилось увещевание спутницы и чихание тигренка.
  - Блин! - Кама хлопнул себя по лбу и извлек животное за шкирку, внимательно считывая невидимую мне информацию. - Пет Алтей. Я так и знал.
  - И чего бы ты с ним делал?
  - Ты чего? Это же саблезубый тигр. Прокачал бы.
  - Ясно. Спать давай. А то я с голода сожру этого пета.
  - Я вам сожру, - тут же возмутилась малявка и котенок вернулся на место.
  Это была странная ночь. Рваная полудрема в пол глаза, жар от костра, горячие тельца, прижимающиеся к спине и вздрагивающая спина домагера. Ранний рассвет был встречен громким урчанием живота. Я встал и потянулся.
  - Куда? Встрепенулся сонный Камиль.
  - В одно секретное место. Сейчас вернусь.
  За пределами костра было холодно. Стуча зубами и хрустя инеем, я зашел за камень, расстегивая штаны и замер. Передо мной раскрылась сюрреалистическая картина, достойная кисти Дали. Замерзшее озеро, искрящееся льдом и вмерзшие в него ногами фламинго. А ведь это шанс. Живот согласно зарычал. Я спустился к водоему и осторожно потрогал ледяную гладь ногой. Вроде крепко. Дальше дело оставалось за малым. Блеснули отразившиеся в лезвии снежинки и я бегом вернулся обратно.
  - Что это? - Кама вздрогнул сонно щурясь на розовую тушку, которую я кинул ему на колени.
  - Еда. Я добыл, тебе готовить.
  Моего друга не пришлось уговаривать. Пока я отогревался, лязгая зубами и сотрясаясь, он быстренько разделал птичку и зажарил куски мяса на заостренных прутиках. Мясо фламинго было странное на вкус, но вполне съедобное. Когда мы догрызли последнюю кость, солнце уже вовсю раскалило разреженный воздух. Объевшийся тигренок громко урчал, а Алтей облизывала перепачканные кремом пальцы, получив последнюю вкусняшку. Пора было двигаться дальше. Наша компания снова спустились к озеру. Лед на водоеме растаял и мы стали свидетелями удивительных танцев. Отогревшиеся фламинго устроили групповые, брачные демонстрации, в виде синхронных, последовательных танцевальных движений. Это было настолько красиво и завораживающе, что мы не могли сдвинуться с места. Восторг и грация переполняли нас. Словно завороженные, мы не спускали глаз с дивного балета. Хотелось и плакать, и смеяться, и кричать в ясную, пушистую синеву, укутавшую горные вершины.
  - Давай больше никогда не будем их жрать, - наконец хрипло выдохнул Камиль.
  Я согласно кивнул. После увиденного, жрать и вообще разрушать это чудо было немыслимым кощунством. Повинуясь невидимому взмаху балетмейстера, птички замерли и разошлись по своим делам, а мы пошли дальше, все еще сияя от невиданного зрелища. Показавшаяся через сорок минут Чихающая башня, меня разочаровала. Сооружение очень напоминало обычную, водонапорную, стаявшую дома на всех вокзалах и высотой было от силы метров восемь.
  - Мы с пушистиком в нее не полезем, - тут же объявила фея.
  - Вас никто и не приглашал, - Кама подошел к дверям и пошептал в замочную скважину.
  Двери натужно распахнулись.
  - Ну что пошли? - он шагнул во внутрь.
  - Пошли,- эхом отозвался я.
  Ворота заскрипели и захлопнулись за нашими спинами.
  
  Гл.18 НАБЕГ
  Утром меня разбудил крик петуха. Я томно потянулся и повернувшись на бок, снова закрыл глаза. Монотонное куриное квохтанье, скрип колес и далекий заливистый смех опять напустили на меня сладкую дрему.
  - Спишь что ли? Счастливчик. А я вот глаз не сомкнул. Всю ночь у Эригильдочки прощения просил, - пожаловался бесцеремонный Камиль, войдя в комнату. Впрочем, интонации его голоса говорили, что он более чем доволен ночным времяпровождением. - Поднимайся. У нас сорок минут на завтрак и бегом к дирижаблю. Там уже все схвачено.
  - Вот ты зануда, - я заставил себя сесть, зевая так, что хрустела челюсть. - Мотор что ли у тебя в жопе?
  - Не плакай малыш. Я покажу тебе крышу. Вон там в уг...
  Баммм. Тяжелый удар колокола вибрирующим, достающим до нутра звуком пронесся над городишком. Бамм. Бамм. Бамм. Дверь распахнулась и в комнату ввалилась бледная Эригильда.
  - Угулаи, - прошептала она побелевшими губами.
  - Черт их принес! - Камиль глухо стукнул кулаком об косяк. - Вот блядство!!
  Ежась от дурного предчувствия, я торопливо натянул трусы и зашарил рукой в поисках носков.
  - Кам мож объяснишь, что случилось.
  - Говно случилось. Угулаи союз племен к западу от большого кряжа. Исповедуют культ войны. Режут все что шевелится. Ну почему именно сейчас!? И не улетишь. Собьют на подъеме.
  Я запутался ногами в джинсах и с матюгами шлепнулся на пол. Стоявшая в ступоре, хозяйка таверны очнулась и с криками выбежала из помещения.
  - Офигительные сиськи у Миколова обреза! - я надел последнюю деталь гардероба. Многострадальный джемпер с оторванным рукавом. - Офигительный завтрак! Язви вас всех в анальные трещинки с вашими углуками! Чо замер? Пошли смотреть.
  На улице царили хаос и паника. Перепуганные люди сновали между домов, нагруженные какими-то узлами и корзинами. Ревели дети и не понимающая, почему ее не выпускают со двора, скотина. Голосили бабы, цепляясь за мужей и сыновей, уходивших к стене. Из распахнутой кузни на дорогу вылетело несколько кольчуг.
  - Разбирай кому достанется. Теперь уж все равно, - гудел бас кузнеца, экипированного в железо и с огромным молотом на плече.
  Его сыновья следом вынесли топоры, копья, целые и обломанные мечи, ножи и прочий металлический хлам. Мне досталась короткая, словно детская распашонка кольчуга, Камилю жилет с нашитыми на нем бронзовыми пластинами и шлем, больше похожий на перевернутый цветочный горшок с крестообразной прорезью для глаз и носа. Вооруженный людской поток вынес нас к стене. Охрипший стражник показал куда подниматься. Едко чадили, никак не желающие разгораться, промокшие от вчерашнего дождя, поленья под котлами со смолой. Было ясно, что ничего они не вскипятят. Наверху, богато одетый воин тряс за грудки мужичонку в зеленом костюме Робин Гуда.
  - Куда глядел сучье вымя! Кому врал! У бабы под боком отсиделся!? Промокнуть поленился!? - как игрушку он приподнял жертву над стеной и кинул вниз. Мужичок вскрикнул и обмяк пронзенный сразу несколькими кольями. - А вы. Остальные! Тоже зенки пропили и совесть на сиськи променяли!
  - Оставь! - на плечо ему легла латная рукавица рыцаря, забрызгавшего нас вчера грязью. - Сейчас каждый человек на счету. После разберемся, если кровью не смоют.
  Бум, бум, бум. Бум, бум, бум. За стеной, в зоне видимости, несколько человек в шкурах и с рогатыми черепами на головах стучали в барабаны. Затем их потеснила огромная толпа голых по пояс, татуированных людей, которые начали исполнять танец очень похожий на боевые пляски маори, известные как Хака.
  Зрелище завораживало и отзывалось дрожью в спине и животе.
  - Рааа,- варвары одновременно развернулись и затрясли в нашу сторону оголенными задами.
  Им ответил нестройный залп из луков, но ни одна стрела не долетела.
  - Щас я вам устрою. Проститутки расписные, - бормотал стоявший рядом дед, с жидкой, всклокоченной бородой. Он и его внук, с натугой пытались натянуть воротом, покрытые ржавчиной плечи, устрашающего вида арбалета.
  - Ыыы. Ууу. Ааа, - нападавшие снова повернулись к нам и синхронно задвигались, выпучив глаза, надувая щеки и высовывая языки.
  - Рааа.
  Арбалет, наконец, был натянут и в желоб лег внушительных размеров болт. Жбаут. Сила удара была такой, что одного из голозадых подбросило над толпой. С наших стен радостно закричали и зулюлюкали. Дед довольно ухал, потирая ушибленную прикладом грудь.
   Бум, бум, бум. Бум, бум, бум. Танцоры расступились и к стене, рекою хлынуло войско. Враги бежали с кривыми, очищенными от веток стволами деревьев, к которым были прибиты перекладины. Самый дешевый и быстрый в приготовлении, вид штурмовых лестниц. Под прикрытием воинов с ростовыми, грубосколоченными щитами, несли сразу несколько примитивных таранов. Огромные бревна с заостренным и обожженным на конце носом. Пращники угулаев прикрывали нападение, заполнив небо роем жутко шелестящих камней. Несколько таких снарядов ударили в стену, прямо передо мной и отколовшаяся щепа больно воткнулась мне в лоб. У стоящего рядом лучника, хрустнула ключица и он отлетел назад. Еще у одного воина, лопнула незащищенная голова, забрызгав окружающих. Рыцарь мотал перьями, словив шлемом, оставивший глубокую вмятину, снаряд.
  - Сынок стрельни, - дед протянул мне натянутый арбалет. - Я второй раз не осиляю.
  Я чуть не выронил тяжелое оружие, которое было протянуто им с обманчивой легкостью. Положил его на край стены, уперся в приклад, вытер натекшую в глаза из ранки кровь и прицелился. Жбаут. Мне тут же отсушило всю правую сторону тела. Болт, вдребезги, разнес одну из досок щита и швырнул воина под ноги угулаев, несущих бревно. Кто-то споткнулся о тело. Таран повело в сторону. Десятки стрел, прилетевшие в образовавшуюся брешь, довершили разгром. Следовавшие за ними, нацеленные на ворота группы, притормозили и потеряли скорость. Им пришлось отступить для нового разбега. Визжащие воины принялись растаскивать утыканный стрелами затор.
  - Ловко, - одобрил дед и протянул мне перезаряженный самострел.
  Я поморщился, потирая многострадальное плечо. Град сыплющихся на головы камней, разбивал доспехи, ломал руки, дробил колени, а потом неожиданно стих. Я снова прицелился, но в этот момент, прямо передо мной из-за стены высунулась лохматая, перекошенная харя. Жбаут слился с противным чвак и варвар исчез, напоследок щедро окатив меня, брызнувшими во все стороны, мозгами. Сунувшегося к амбразуре внука, ухватила мускулистая рука и сдернула вниз. Взвывший дед, подхватил копье и заняв его место, принялся ожесточенно тыкать кого то за стеной. Мила с хрустом вспорола грудную клетку оказавшегося рядом угулая. Второго смахнул со стены воин с огромным топором, на острие которого застрял рогатый череп неизвестного мне животного. Некоторое время нам удавалось держаться, но перебравшихся к нам врагов становилось все больше и больше. Меня теснили все дальше и дальше от стены. Нога зависла в воздухе и я сорвался в низ, упав в чан с застывшей смолой, которую так и не разогрели. Огромный котел от удара раскачался, набрал амплитуду, вышвырнув меня на землю, на секунду замер перпендикулярно земле и опрокинулся, раздавив чугунным ободом края мою левую руку. Я удивленно, как у чужого, рассмотрел острый, белый обломок кости, торчащий из красных лохмотьев и взревев бросился в гущу кипевшего во дворе боя, дурея от невыносимой боли и клокочущей в груди ярости. Несколько раз промелькнул Камиль с дикой, перекошенной на бок, рожей и торчащим во все стороны, ежиком слипшихся волос. Разрубая очередного противника, я даже успел удивиться тому, что парень где то потерял свой шлем-горшок. Закованный в броню рыцарь, стоял как скала, пластая врагов большим, двуручным мечом. Из-за его спины, уцелевшие стражники и ополченцы, кололи противника длинными пиками с трехгранными наконечниками и хищными угловатыми алебардами. Ворота со скрипом распахнулись. Варвары дико и радостно заревели. Их стало ощутимо больше. Бум, бум, бум. Бум, бум, бум. Атакующие отхлынули назад и прижались к стенам. Вперед выдвинулся огромный, мускулистый исполин. Могучие, покрытые татуировками мышцы бугрились, словно он был слеплен из тугих, упругих шаров. Одетый на голову череп, украшали огромные раскидистые рога. Варвар волочил за собой, на длинной шелестящей цепи, огромный, обмотанный крест-накрест обломок колонны. При желании, на обломке можно было различить полустершиеся узоры, все в сколах и трещинах. Жилы на шее исполина вздулись и он, в несколько взмахов, раскрутил свой смертоносный снаряд. Кусок мрамора загудел, рассекая воздух. Скорость вращения превратила его очертания в размытый щит, который разметал брошенные в угулая копья. Множество обломков, разлетелись вокруг, смертоносной шрапнелью. Наконечник от копья, выпустив в небо солнечный зайчик, вонзился мне в бедро и я рухнул на колено. По волосам, словно погладили упругой, воздушной рукой и тройка стоявших рядом воинов полетела в стороны изломанными манекенами. Еще одна волна рассекаемого воздуха и рыцарь, перевернувшись в воздухе, с громким треском впечатался в стену, выбив облако каменной крошки. Руки и ноги его несколько раз дернулись и обвисли. Пригнувшийся на старте Камиль исчез, оставив вместо себя дернувшееся марево. Через несколько секунд, он вынырнул из стелса за спиной исполина и одним движением перерезал ему горло, ловко отпрыгнув назад. Крутившийся в воздухе снаряд, выскользнул из ослабших рук. Словно комета с металлическим извивающимся хвостом, он улетел в сторону, без разбора калеча и своих, и чужих. Один из варваров присел и снизу ударил домагера дубинкой по ногам. Кама неестественно, словно подрубленный, завалился на спину. Бок полыхнул огнем. Стиснув зубы, я поднялся и бросился в самую гущу врагов. Некоторое время мне удавалось держаться на ногах, но тупой удар по затылку бросил меня в темноту.
  
  Гл.19 МЕСТЬ
  - Меч... С сс. Танк достань меч, - в лунном свете, пробивающимся сквозь дыры в крыше, расплывалась и маячила жуткая харя упыря с вытекшим глазом и разодранной щекой.
  Крик застрял в горле превратившись в шипение и я закашлялся, выплевывая осколки зубов и спекшуюся кровь.
  - А кха гррах. Кама?
  - Меч. Достань пока снова сознание не потерял.
  Я поднял трясущуюся раздавленную культю.
  - Не эту. В целую достань.
  Мила послушно появилась в виде небольшого кинжала. Домагер, кряхтя развернулся спиной и перерезал опутывавшие его веревки. Потом снова повернулся ко мне, охнул и завалился на бок.
  - Щас. Потерпи. Орр. Ноги мне переломали . Вссс.
  Мне было все равно. Сознание уплывало в туман, готовясь расстаться с телом. Меч выпал из ослабевших пальцев и лунный свет, проникающий сквозь дырявую крышу, рассыпался искрами, укачивая и маня. Пахнущая кровью рука, разжимавшая зубы отвлекала и вызывала раздражение. Капсула, скользнувшая в рот, ощущалась инородным предметом и отдавала пластмассовым вкусом. Кадык шевельнулся и она проскользнула в пищевод. Я почувствовал, как тело затвердело вытягиваясь. Затрещали, срастаясь и выпрямляясь кости, захолодило бок и затылок, щекоча десны, прорезались новые зубы. Еще одна капсула и я шумно вздохнув сел.
  - Теперш меня, - Камиль забулькал, дергаясь в судорогах.
  Я быстро запихал ему в рот мертвую воду, выпавшую из его ослабевших пальцев и принялся считать до ста. Вскоре мой друг уже сидел рядом, недоверчиво трогая рукой, заново отросший, глаз.
  - Тут рыцарь где то, - сообщил он. - Надо помочь. Мы типа лучшие. Нас особо принесут в жертву. Суки.
  Рыцарь нашелся неподалеку. Его даже не связали. Некоторое время, мы пытались стянуть с него шлем, ломая о неровный металл ногти. Бесполезно. Железо, глубоко вмявшееся в голову, не поддавалось. Постепенно до нас дошло, что мы опоздали. Храбрый воин давно уже не был в этом мире. Камиль отодвинулся сел на корточки и закрыл лицо.
  - Кам ты чего?
  - Я видел все. Это звери! Звери понимаешь? Они... они казнили всех. Они сажали еще живых на кол и хохотали. Они рубили их как свиные туши. А я не мог!.. Я орал. Ты понимаешь? Они Эру. Всей толпой Эру и потом копьем. И других женщин. Всех детей в огонь. И смех. Постоянный сумасшедший смех. Я хотел издохнуть и не мог. Я ничего не мог. Только смотреть, - он вытер слезы и повернулся ко мне. - Основные силы дальше пошли. Городки потрошить. Тут осталось сорок - пятьдесят мародеров. Пошли их вырежем нахрен.
  - Пошли, - я подошел к двери и разрубил петли.
  Створки рухнули, вогнав пьющих стражников в ступор. Несколько взмахов и они мешками повалились вокруг костра. Камиль поднял два серповидных клинка. В вытоптанных кустах, бывших когда то декоративным палисадом зашуршало и он метнул оружие на звук. Булькая и хрипя, на дорожку выпал угулай со спущенными штанами. Не задерживаясь, мы побежали дальше рубя всех встретившихся на пути и добивая просящих смерти людей на кольях и еще живые шевелящиеся обрубки бывших горожан, свирепея и теряя остатки разума от густого запаха крови, перемешенного со смрадом горелой плоти. Несколько человек, возглавляемых наряженным в шкуры мужиком с барабаном попытались организовать сопротивление и были тут же изрублены. Через сорок минут в городе не осталось ни души. Мы вышли в выбитые ворота, зияющие черным провалом.
  - Костры, - домагер показал на виднеющиеся огни. - Стоянка. Пошли, навестим угулайских дамочек.
  
  Гл.20 ПЕЩЕРА АЛИ-БАБЫ
  - Дозоров больше нет, - вынырнул из стелса домагер, стряхивая кровь со своих серповидных клинков.
  Как вихрь ворвались мы в лагерь, уничтожив небольшую охрануи остановившись в центре, там где на небольшой площадке полыхал огромный костер. Старуха с растрепанными седыми космами, сидевшая возле него, подскочила и бросилась на моего спутника. Камиль сделал взмах рукой и женщина, хрипя отлетела в сторону. Из горла словно фонтан, вверх брызнула струя крови. Домагер подошел к огромному котлу, который висел над огнем и со всей силы застучал по нему валявшимся рядом половником исполинских размеров.
  - Открывай сова. Медведь пришел. Ау. Где вы суки!
  От крайнего шатра отделилась фигура и побежала к выходу. Серповидный клинок догнал бегущего. Взмахнув руками как крыльями, он рухнул на землю. А может и она. Не разобрать.
  Оставшимся у него мечом Кама распорол ткань ближайшего шатра и за волосы вытащил оттуда женщину, прижимающую ребенка.
  - Не выползете, я спалю ваши убогие юрты вместе с вами. К ноге я сказал. Ползите и чтоб жопа голая была, я вам в нее копье засуну. Плашмя, - он замахнулся на ребенка и женщина тут же рухнула на колени, подвывая как раненый зверь.
  Я заглянул в дыру, приподняв лоскут обвисшей ткани. Сбившиеся в кучу тетки и дети смотрели на меня расширенными от ужаса глазами. Стало горько и тоскливо. За спиной, что-то уже совсем не членораздельное орал, распаляя себя Камиль. Вернув полотно на место, я подошел к другу и положил ему на плечо руку.
  - Кам пошли. Здесь некому больше мстить.
  - Не лезь, - он стряхнул мою кисть. - Все только начинается. Это зверье должно издохнуть. В муках! Ты счастливый. Лежал себе, а я все видел. Все! А теперь я... эак.
  Резким ударом в челюсть я оглушил друга, взвалил его на себя и шатаясь пошел к выходу, отпихнув ногой визжавшего ребенка. Одна из женщин догнала меня и попыталась что то говорить, но заглянув в мои глаза, испуганно шарахнулась в темноту. Я уходил все дальше и дальше от лагеря, спотыкаясь и не разбирая дороги. Возле огромной кучи хвороста силы совсем покинули меня и я, положив на землю домагера, опустился рядом.
  - Сволочь! - Камиль перевернулся на спину. - Пожалел? Добренький? Ссука.
  - Угу, - я чиркал зажигалкой, пытаясь поджечь ветки. Они нехотя трещали и нещадно дымили, потрескивая. - Не их. Тебя.
  - Вот только лечить меня не надо.
  - Дурак ты, - костер наконец то стал разгораться, высветив пятно света и сгустив вокруг черноту. - Ну сломал бы угулаек. А ты бы их сломал. С детьми то! А потом бы, при случае начал, ломать всех подряд.
  - Нет.
  - Да мой друг. Поверь мне. Это круче чем наркотик. Лизнул и поскакал по кактусам. Только ломая других, ты перестанешь быть надежным. В твоей голове прочно укоренится, что любого можно сломать. Любого! Включая тебя. И ты бы сломался при случае. Мозг бы подсказал что это единственный вариант.
  -Ты не видел как они Эру... Я... Я даже оживить ее не могу. Только пепел.
  - Я видел достаточно. Пить будешь?
  - Да пошел ты. Срал я на вас. Мне никого не жалко. Ни себя ни тебя ни их.
  - А Сказочницу?
  - Да пошел ты.
  Из темноты к огню вышло три обнаженных, покрытых татуировками женщины. Они встали на колени и одна из них поползла в моем направлении.
  - Че надо? Мы отпустили вас. Валите на все четыре стороны.
  - У нас не осталось мужчин. Нам некуда идти и некуда возвращаться. Даже в качестве слуг. Наши дети никогда не встанут в круг воинов. Их всех отдадут рогатому Турухау. Ты воин! Возьми нас под свое крыло.
  Я поперхнулся водой.
  - Об котел стукнулись? Где вы видели у меня крылья?
  - Видящая сказала у тебя будут земли. Дай нам надежду.
  - Берите. Надежды мне не жалко. Как будут земли сразу и приходите. А сейчас исчезните. Не доводите до греха моего друга.
  - Мы услышали тебя, - женщины встали и поклонившись отступили во мрак.
  Я стал усаживаться удобней и нащупал под собой гладкий камень. Камень? Трава же была. Я зашарил руками. Гладкие, ровные, холодные камни. Озаренный догадкой, я выхватил из костра ветку и бросился вперед.
  - Кама стены! Да очнись же ты. Мы в башне твоей. Слышишь?
  - В башне?
  - В твоей долбанной Чихающей башне. Вон дверь в следующую комнату.
  Домагер подскочил и стал ощупывать кладку.
  - Мы в башне! - захохотал он и тут же разрыдался, - Вов я... Она жива значит. Как тяжело говорить. Как будто ваты в грудь напихали. Щас успокоюсь и пойдем. Щас. В башне. Башня блин.
  Я сел на корточки, привалившись спиной к стене и с огромным облегчением, наблюдал за товарищем. По щеке поползла не прошеная слеза. Хорошо, что темно вокруг. Наконец Камиль успокоился.
  - Ну что дальше пойдем?
  - А у нас есть выбор?
  - Нет. Только подожди, я письмо напишу.
  - Деду Морозу?
  - Себе. Ну если мы опять забудем все, - он достал листок и что то в нем накарябал, - Все я готов.
  - Угу. Главное не забудь его почитать потом.
  - Точно, - Камиль начертил крест на руке, потом подумал и пометил вторую кисть.
  - На голове еще себе напиши.
  Домагер серьезно кивнул и вывел у себя на лбу жирными, печатными буквами - "Башня". Наконец приготовления были закончены и мы пошли дальше. Порыв ветра загасил горящие ветки, но они были уже не нужны. Сами собой на стенах вспыхнули факелы, осветив огромную сокровищницу. Золотые и серебряные слитки, грудами лежали прямо на полу. Сверкало драгоценными камнями многочисленное оружие, всех размеров и видов. Высился массивный золотой трон в окружении ларцов и золотых носилок, заполненных золотой посудой с эмалевыми украшениями и без них, с различного рода и различных цветов рисунками. Вокруг громоздились ложа и кресла из черного дерева, инкрустированные золотом и слоновой костью, украшенные росписями и рельефами. Стройными рядами стояли амфоры замечательного вида и тонкой работы. Бесстыдно распахнутые сундуки, сделанные из золота, серебра, сандала, алоэ, эбенового дерева и еще хрен знает из чего, были доверху набиты монетами, камнями и кольцами.
  - Ну это не сложно, - озвучил ситуацию мой спутник. - Главное не трогать ничего. Как в сказке про Аладдина. Дотронулся и кирдык квесту.
  Я отдернул руку от терракотовой статуэтки голой танцовщицы, которую хотел рассмотреть поближе. Осторожно, стараясь ничего не зацепить, мы прошли огромный сверкающий зал и открыли следующую дверь.
  
  
  Гл.21 КРАСНЫЕ И ЖЕЛТЫЕ КРУГИ
   Куда-то за мою спину кучно кидали мины. Слева, среди домов интенсивно гавкала автоматическая пушка. Осыпая мусор, я свалился в воронку под подбитой машиной. Тут же в место, которое я только что покинул, ударила огненная струя. Запахло сгоревшим бензином и еще чем-то едким и удушливым. Валяясь в луже крови перемешанной с топливом, натекших из машины, я начал наблюдать за происходящим. Лязгая гусеницами, на дорогу вылетел танк. Рядом с ним, в непонятный, поколотый памятник, врезался реактивный снаряд. По железному монстру заработали крупнокалиберные пулеметы. Танк, словно принюхиваясь, поводил стволом и выстрелил. Снаряд пробил стену дома и взорвался внутри. Дом подпрыгнул и глухо заскрипев, выдал облако пыли. Из-за торца, стоявшей рядом многоэтажки, выбежали несколько солдат, которые тут же попали под огонь башенного пулемета. Двое из них взвели в боевое положение гранатометы, болтавшиеся за спиной и одновременно выпустили гранаты. Взорвавшийся боекомплект на несколько секунд превратил технику в огненный цветок. Отлетевшая башня, вращая покореженным хоботом ствола, улетела на верхние этажи. Рядом со мной, чихая и кашляя, проявился из стелса ошарашенный Камиль. Выехало еще несколько танков. Следом за ними пошла разнообразная техника. Я явственно видел, как с брони падают сраженные выстрелами воины. Вокруг постоянно грохотало. В домах засуетились, стреляющие по технике солдаты. С неба на колонну посыпались мины. Один из броневиков понесло юзом и он врезался в бетонные блоки, в беспорядке валявшиеся на обочине. Соскочившие с него бойцы сразу же попали под разрывы. Несколько из них поднялись и шатаясь побежали в нашу сторону, падая один за другим. Последний упал на колени совсем рядом. Схватившись за голову и не разжимая рук, он рухнул вниз лицом. Еще один броневик метался между домов. На броне валялись трупы. Несколько уцелевших бойцов, рискуя быть раздавленными и сброшенными вертящейся башней, непрерывно палили по окнам. Машина зарылась гусеницами в мусор и заглохла. Солдаты спрыгнули и упали на землю, не прекращая стрелять. Раздался взрыв и техника, подпрыгнув, раскатала лежавших возле нее воинов. Трупы, валявшиеся на броне, полетели на землю. По земле поползли жирные клубы дыма. Пора было валить в более безопасное место. Воспользовавшись дымовой завесой, я вышмыгнул из укрытия и забрал подсумок и автомат ближайшего убитого. Волнуясь, осмотрел добычу. Автомат внешне похожий на Абакан, несколько полных магазинов и три гранаты странной продолговатой формы, с завитушкой вместо кольца.
  - Кам уходим!
  - А? - домагер поднял на меня ошалелый взгляд.
  - Уходим пока дымы пустили. Ползи за мной.
  Мы выползли из убежища и осторожно стали перемещаться в сторону противоположную сражению. Обдираясь о торчащую арматуру, проскользнули за забор и пригибаясь побежали к ближайшему дому. У меня немного кружилась голова и закладывало уши. Контузия. И когда успел? Очевидно в момент появления. Камиль бежал следом, прикрывая голову руками. Возле подъезда я схватил его за рукав.
  - Куда? Жить надоело? Разорвет на части и твои чудо - таблетки не помогут, - я указал на едва заметную проволоку. - Растяжка. Осторожно шагай.
  Совсем неподалеку раздались выстрелы и крики. Мы осторожно нырнули в подъезд и забежали в какую-то выбитую дверь. Большая квартира с разломанной мебелью, на полу мусор и стреляные гильзы, окна наполовину заложены мешками с землей. На полу лежат два трупа без оружия. Камиль привалился спиной к стене и медленно сполз на пол.
  - Я обосрался и жрать хочу, - сообщил он. - Это нормально?
  - Нормально. У тебя на лбу написано, что мы в башне.
  - Помню... Вов. Мне никогда не было так страшно... Почему? Хотелось в землю зарыться.
  - А ты что думал? Будешь мобов ковырять и лут хомячить. Какой квест выбрал, то и получил. Надо было на императора вселенной соглашаться. Это проще чем детей спасать, - я осторожно выглянул в окно. Было относительно спокойно. Только вдалеке, стреляли, перемещались вооруженные группы и шарахались отдельные личности. В сотне метрах, от нашего местоположения, виднелась башня. Точная копия той, в которую мы зашли. - Нам походу туда, - указал я на сооружение.
  Потом подошел к другу и плюхнулся рядом. Напряжение и страх прошли, уступив место безразличию и оцепенению. Казалось, что я уже целую вечность нахожусь в этом мире.
  - Танк ты чего?
  - Дежавю. Я не удивлюсь если тут где то нацарапано про ад и в динамик запоет Муцураев. Про крылья и сады эдема.
  - Хорошо пел?
  - До жопы продирало, - я повернулся к убитому. - На китайцев похожи.
  - Ага и не поймешь кто с кем. Одинаковые все.
  - Это для нас они одинаковые, а друг для друга очень даже разные. Чего тут непонятного? У одних эмблема красный круг с желтой точкой, у других наоборот. Желтое с красной. Ну что? Двинули дальше?
  В соседнем помещении раздался взрыв, пол задрожал и на головы посыпались пыль и штукатурка. Я подхватил автомат и выбежал из комнаты. В стене зияла огромная дыра с вывороченной взрывом арматурой. В нее сунулся оскаленный боец и я расстрелял его в упор. Пуля разворотила воину грудь и кровь забрызгала мою одежду. Он еще заваливался назад, а я уже бросил в дыру гранату. Прогремел взрыв, осыпав очередной пласт штукатурки. Мы ворвались внутрь. Еще три покойника. Проверочная очередь и один из трупов вдруг ожил, попытавшись вскинуть автомат. Мелькнул нож и он завалился на место. Я подобрал оружие и протянул его домагеру.
  - Стрелять умеешь?
  - Теоретически, - Кама вытер кинжал и спрятал его в ножны. - Контра, Дум.
  Я отсоединил магазин и передернув затвор спустил курок.
  - Повтори.
  Камиль повторил действие несколько раз, потом присоединил и отсоединил магазин.
  - Сойдет, - оценил я его старания.
  Не спеша мы вышли из подъезда и тут же залегли за грудой битых кирпичей. Я осторожно высунулся. В целом спокойно. Парочка неизвестных, вдалеке уползала в сторону поломанных деревьев. Слышалась далекая трескотня автоматов. Отряд, в колонну по два, быстрым шагом двигался в сторону нужной нам башни. По моему сигналу мы выползли из мусора и поспешили за ними, стараясь держаться на безопасном расстоянии. На крыше башни глухо бухнуло и огненный шар разорвался прямо посередине толпы. В воздух полетели тела и их фрагменты. Одним выстрелом накрыло всех.
  - Наверху сидят, - шепнул я напарнику. - Гранату бы швырнуть, но место открытое. Не добегу.
  - Давай я. Нырну в стелс, не заметят.
  - Давай. Только бросай не сразу. Тогда, когда чека вылетит, чтобы в воздухе рвануло.
  - Ок, - он положил автомат на землю и зажав в руках по гранате, с выдернутыми завитушками, растворился в воздухе.
  Внезапно мне в голову пришла мысль, что я не знаю, есть ли тут у гранат задержка. Если нет, то получается, что я послал друга на смерть. От нехорошей мысли остановилось дыхание. Мне даже показалось, что я услышал как с запалов слетели чеки. Раздались взрывы и с крыши вылетело несколько тел. Я тут же рванул к башне, петляя как заяц. Распахнул створку ворот и расстрелял, в образовавшуюся щель, полный магазин. Пусто. Поменял рожок и побежал дальше по ступеням. Позади сопел невидимый Камиль. Под ноги, подпрыгивая, свалилась граната. Я спихнул ее вниз и открыл стрельбу. Внизу ухнуло, ступени зашатались. И сразу же ухнуло наверху. Очевидно, подорвался любитель швыряться гранатами. Не переставая стрелять, я пролетел еще несколько пролетов. На площадке перед дверью лежало несколько истерзанных тел. Сухо щелкнул затвор. Патронов больше не было. Тяжело дыша, я отбросил оружие и достал Милу. Из марева проявился взмыленный домагер.
  - Ну что? С богом!
  Парень кивнул и ударом ноги выбил дверь.
  
  Гл.22 ХУНГА МУНГА
  Клубы вековой пыли, потревоженные нашим появлением, взлетели к верху и заплясали в солнечных лучах, проникающих сквозь многочисленные прорехи в крыше. Небольшая пустая комната без окон. Посередине квадратный камень с сундуком. На стене, редкими уцелевшими лампочками, моргает надпись - "ПИВЕТСТВУЮ ОСТОЙНЫХ". Приглядевшись, я заметил что буквы Р и Д полностью погасли.
  -Как сюда вообще могли дойти люди из средневековья? - спросил Камиль щурясь.
  -Судя по тому, что сундук не распакован, никак. Забирать то будешь?
  Домагер, торопясь откинул крышку и заглянул во внутрь. Предвкушающее выражение лица замерло и удивленно вытянулось.
  - Что это? - он извлек из сундука нечто железное, похожее на гербарий кактуса.
  - Вот это конкретно символизирует член, насколько я помню, - я указал пальцем на нижнее лезвие, торчащее в сторону. - Видишь, даже блямба у основания выкована.
  - Ккакой член?
  - Плодородный. Это Хунга Мунга сынок. С такими бегали негритянские вожди. А что тебя не устраивает? Статы плохие?
  - Статы впечатляют. Но как им резать?
  - Его метают.
  - Метают?
  - Слушай. За все время, что я с тобой, ты зарезал только бедолагу с цепью и старушку кашевара. Остальное время метал. Заканчивай капризничать, - я заглянул в сундук и увидел два каменных яйца. - Лучше глянь что это вот еще.
  - Вокрлок стандартный, - прочитал, невидимые мне, надписи Камиль. - Клеймо мастера артефактов Даздрагона. Для прочтения ТТХ недостаточно образования.
  - Делим? Всегда мечтал иметь вокрлок. Пусть даже и стандартный, - я забрал свой камень. - Это мне за страдания. Ну что валим? В сказках, в такие моменты, обычно все начинают рушиться, а я слишком хрупкий.
  Обратный путь вниз занял у нас менее двух минут. Башня, вопреки опасениям, не рассыпалась. Просто за нами шумно схлопнулись ворота и она, вздрогнув и захрустев, превратилась в огромный кусок скалы. Я сел на землю, вытянув гудящие ноги.
  - Ну наконец то! - в поле моего зрения появилась Алтей, тащившая за ухо тигренка. - Сколько же можно... Фуу. Ну и запах! Вы что в штаны наваляли? Вы взяли что хотели? А что у этого на лбу за иероглифы?
  - Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, Лучше скажи что это? - я показал мелюзге яйцо.
  - Ух ты. Вокрлок! Положи передо мной. Так, так, так. Ого клеймо Даздрагона! Эксклюзивная вещица. Таких почти не осталось.
  - Редкая?
  - Сделана первым шляющимся!
  - Шляющимся?
  - Ну не наблюдателем же.
  - Наблюдателем?
  -Дылда ты в школе вообще учился? Кому я подарила цветок! Тупой как тролль. Ты вот сам кто?
  - Человек.
  - Пень ты болотный, а не человек! Как же с тобой тяжко! Ты и есть шляющийся. И друг твой подписанный. Вы же шляетесь по мирам.
  - Пойду к Мелимо, наберу пирожных и сожру в одну харю. Мы, тупые не любим делиться, - я выразительно посмотрел на фею.
  - Щас в одну. Ага. Мне принесешь.
  Я вопросительно поднял бровь.
  - Ну ладно, ладно. Расскажу раз неучи. Вот вы ходите по мирам и я теперь, после варпа, могу. Мы шляющиеся, странники, путешественники, проникающие. Или как там твой друг себя называл? Слово такое дурацкое.
  - Хакеры.
  - Вот, вот. Они. А есть те, кто ходит только в пределах своего мира. Они наблюдатели. Есть еще ищущие, но они в основном гибнут, так ничему толком и не научившись. Стражи границ не любят, когда пытаются по чужим снам колобродить... Когда то, давно, в момент сотворения, миры были тонкими. Тогда и появились сорок сороков первых. Даздрагон был из них. Их мало осталось. Я только Альберона знаю. Понятно дубина!? Такое ощущение, что пыльце лекции читаю.
  - А куда они делись? Сорок сороков этих.
  - Питают корни цветов и деревьев тонкими энергиями.
  - Чего?
  - Издохли дубина. С кем я общаюсь! Никакого поэтического мышления!
  Я почесал голову.
  - И что мне теперь с этим яйцом делать?
  - Съесть, конечно.
  - Камень?
  - Хи хи. Дурак такой. Установить надо. Неси меня воон туда. Я место видела, пока мы с Пушистиком вас поджидали.
  Подняв фею, я послушно пошел в указанном направлении. За нами спешил заинтригованный Камиль, задумчиво гладивший тигренку живот. Животина отзывался на ласку довольным рокотом. Наконец мы подошли к огромному валуну, на мой взгляд, ничем не отличавшемуся от прочих. Вокрлок был торжественно помещен на его вершину. Раздался звук расколовшейся скорлупы и он врос в камень. Некоторое время, мы тупо пялились на верхнюю половину яйца чего то ожидая.
  - Ну? - не выдержала Алтей.
  - Что ну?
  - Доставай активатор.
  - Активатор?
  - Талисман или чего у тебя появилось при первом переходе в другой мир.
  - Меч дали.
  - Какой меч? Что перед тобой появилось.
  - Ничего. А. Вот ключ еще, какой то. Сойдет?
  - Прикладывай.
  Пожав плечами, я достал ключ и приложил его к поверхности яйца. Камень завибрировал, вокрлок раскрылся и выпустил из себя призрачный цветок с переливающейся золотистой спиралью вместо бутона. Точной, уменьшенной копией воронки, которые я наблюдалл в варпе. Это было красиво.
  - Алтей а чего теперь?
  - Все. Это теперь твое место. Из любого мира, в любой момент ты можешь сюда переместиться. Ну кроме варпа и еще некоторых гадких мест. Другие тоже могут, но только если ты разрешишь. А теперь мы с Пушистиком домой. Как появятся вкусняшки, произнеси - гунгмадунгматинглироплахоп и я появлюсь.
  - Гуга что?
  - Хи хи. Тупой такой. Просто позови по имени и все, - она обняла тигренка и замерцав исчезла.
  - Дико бесит, но я буду по ней скучать, - сообщил домагер, достав мобильник и нажимая вызов. - Алле. Привет сладкая парочка. Хватит загорать, забирайте нас... По этим координатам и забирайте. Тут теперь вокарлок... Не знаю, но он пропустит вас прямо к нам...Попробуйте сначала а потом возмущайтесь...А я говорю сработает. Все жду.
  - И куда мы теперь о храбрый татарский юноша? - спросил я, разглядывая остатки надписи на лбу друга.
  - Ты Иринку тискать. Искать т.е... Хотя... А я.., - Камиль задумчиво потер подбородок. - А я искать намеки, судя по заданию. Запиши мой номер на мобилу. Как сделаешь апгрейт симки, свяжемся.
  Я достал свой телефон.
  - Странно. Он не разрядился совсем.
  - Разряжается. Но при переходах из мира в мир полоски снова полные. И организм сбрасывает прожитое время. Вот такая вот загадочная муть. Кстати, другие средства связи не пашут. Даже супер высокотехнологичные. Или наши мобилы, или местные шары. Огромные и неудобные. Типо магических, как у волшебников в сказках.
  В воздухе замерцал огромный портал.
  - Это не наши, - Кама достал свое новое оружие.
  Я тоже приготовился к бою, достав Милу. Проход между мирами замер и из него стали выходить татуированные угулайки с детьми, заскрипели повозки с запряженными в них ламами. Ну, то есть именно так я себе лам и представлял. Одна из дам подошла ко мне и низко поклонилась.
  - У тебя появились земли и мы пришли. Исполнит ли воин свою часть договора.
  - Что тут происходит? - рядом материализовались Леша с Кристиной.
  - Угулайские бабы тут происходят.
  Камиль шлепнул себя по лбу. - Эрегильда! Город! Так это было, или нет! Быстрее меня туда перекиньте.
  Он схватил парочку за руки и они с хлопком растворились. Между тем, татуированное племя выстроилась у расцветшего вокрлока. Застучал барабан, нагнетая торжественность.
  - Тут плохо, - остановил я намечающееся действо. - Днем пекло, ночью холод. Дышать тяжело. Бананы не растут. Вам наверное нужно подождать лучших земель.
  - Не беспокойся воин. Мы умеем жить высоко в горах. Всегда жили.
  Сказать мне больше было нечего и церемония продолжилась.
  - Мы жены! Твеи жены! - проорали женщины.
  - Мы дети! Твои дети! - вторили им детишки.
  - Круто, - сообщил появившийся Алексей и тут же словил от подружки по лбу.
  - Как там... С городом? - замирая, поинтересовался я.
  - Стоит. Камиль аж танцевал на бугре, от радости.
  - Хорошо, - я облегченно выдохнул и повернулся к женам и детям. - Это дамы. Я в поход. Ну а вы живите, раз умеете.
  - Повеления будут?
  - А как же. Не мусорить, природу беречь, под кустами не гадить, к феям не соваться. А да. Вот еще. Озеро тут есть. К нему не ходить, птичек не жрать, не пугать. Это наш тотем.
  
  Гл.23 ОСТРОВ
  Я лежал на прекрасном пляже из черного песка и лениво наблюдал за прибоем. После небольшого совещания, мы с телепортаторами решили, что сначала мне нужно заскочить к ним. Отмыться и привести в порядок одежду. Владение сладкой парочки составлял большой, живописный остров с тропическим климатом. Как я понял, единственный, сохранившийся осколок суши в этом мире. Населяли его невысокие, чуть больше метра ростом, краснокожие аборигены. Очень стройные, красивые и дружелюбные. А главное незнающие войн, зависти, лжи и прочих благ цивилизации. Этакая свершившаяся утопия. Прекрасная и настолько чистая, что я чувствовал себя тут немножко неловко. Как неповоротливое животное, посреди хранилища фарфоровых, изящных изделий. Мила от места была в совершенном восторге. Пользуясь тем, что я ее тут понимаю, она попросилась в песок, где и замерла, приняв форму сказочной жар птицы, к огромному восторгу местного населения. Время от времени, кто-нибудь подходил к моему оружию и гладил, или тискал ее. Мечу, судя по эмоциям, нравилось. Очередная волна окатила берег, обдав меня мелкой водяной пылью. Хотелось одновременно и еще раз окунуться в теплый океан, и продолжать балдеть на мелком песочке. Неги добавляла девушка по имени Шая, чертившая мне на спине пальчиком узоры. В животе заурчало. Местные питались только растительной пищей. Леша с Кристиной тоже были убежденными вегетарианцами, а вот я страдал. Была даже мысль наловить крабов и сварить их в укромном уголке. Но я не посмел. Просто не смог шокировать добродушных и милых островитян. Шая забралась на меня и легла на мою спину, как на шезлонг.
  - Ты странный, - сообщила она, погладив старый шрам на плече.- У тебя на коже наросты. А волосы белые и немного черных. Ты похож на скалу у который откололся кусок.
  - Угу, - девушка пахла морем и фруктами.
  - И кожа грубая. Но все равно мне приятно с тобой. Все радовались, когда ты меня выбрал. А Кристина не разрешает выбирать Алешу. Даже в праздник великой матери, на чьей груди мы живем. Алеша красивый. Красивее тебя. Его бы все выбрали.
  - Угу. Алешу даже я бы выбрал.
  - Ты бы не смог. Ты рожден выбирать девушку. Кристину бы смог. Но ты выбрал меня, - красавица легонько прикусила меня за ухо.
  С юмором у них не очень. И слава богу. Я повернувшись обнял Шаю и нежно поцеловал. Впереди была еще целая ночь. Прекрасная и сказочная.
  
  Гл.24 ОСТАНОВКА
  Утром, со мной прощалась огромная толпа островитян.
  - Чудесное место, - прошелестела Мила. - Как жаль что мы здесь чужие!
  Мне принесли одежду. Многочисленные дыры, были закрыты вышивкой узоров и цветов. Я облачился и сразу стал похож на потерявшегося хиппи. Шая повязала мне на шею тончайший платок, кремового цвета с тонкой вышивкой. Телепортаторы взяли меня за руки и мы оказались на перекрестке.
  - Можно мы вначале посидим у Мелимо, - краснея, попросила Кристина. Следом, почему то покраснел и Алексей. - Очень хочется пирожных. А потом мы проводим тебя до остановки. Тут недалеко.
  - Можно конечно. Я мяса хочу. А что за остановка?
  - Макс живет в эпохе поздней космоиндустрии. Туда отсюда нет прямых путей. Только через варп. Вот первые и пустили паровоз.
  - Из средневековья и фентези в миры космических войн ходит паровоз?
  - Ну да. Пару тройку часов и ты на месте. А с нами можно и несколько лет прыгать. Мы ведь не можем через столько снов скакать. Только поэтапно.
  Ветерок со стороны кафе донес ароматные запахи жаркого.
  - Ладно, пойдем кушать. Там подробнее расскажете.
  Мелимо встречал нас у калитки.
  - Проходите. Присаживайтесь. Правда, у меня сегодня шумно. Воины показывают друг другу учеников.
  - Мы только перекусить. А что за воины?
  - О, это интересная история. Когда то сотня отважных помогла одному странствующему и он открыл им пути. Каждый воин мог, уходя на покой, оставлять вместо себя одного приемника. Сейчас их осталось всего четверо и они хвалятся выращенной сменой.
  Мы прошли в дворик. В его центре было сдвинуто несколько столиков, заставленных яствами. Восемь брутальных мужиков шумно переговаривались, лязгая и звеня доспехами. На нас обратил внимание только один из них. Обладатель шикарного шрама через все лицо и с прической, состоящей из множества заплетенных косичек. Точнее он обратил внимание на Кристину, раздев ее взглядом и облизав растянутые в ухмылке губы. Подтолкнув робеющую парочку к свободному столу, я как бы невзначай проявил Милу и положил ее на край столешницы. Шрам еще раз оскалился и потерял к нам интерес. Пока мы ждали заказ, я попытался побольше разузнать про поезд, но телепортаторы так толком ничего и не рассказали за исключением того, что желательно всю дорогу сидеть в купе, закрывшись изнутри и ни в коем случае не подходить к машинисту.
  Принесли заказ. Отложив несколько пирожных для Алтей и передав пакет для Шаи, я с удовольствием принялся за ароматный шашлык. Кристина с Лешей тоже оживились и жмурясь от удовольствия, уплетали сладкое. Между тем, у Мелимо объявились новые посетители. Странная пара. Мужчина и девушка. Оба одеты в широкополые кожаные плащи, перепоясанные лентами как революционные матросы. Только вместо патронов, в них отсвечивали серебром, узкие заостренные колья. Мужик предпочитал черные цвета, девушка красные. Покрой плащей был абсолютно одинаков, только у девушки были еще прицеплены побрякушки. Какие-то зверушки, птички, узорные цепочки. Дядька носил шляпу, как у Ван Хельсинга, дама, кокетливо сдвинутый на бок берет. Но больше всего привлекал внимание странный, мрачный макияж на лицах. Выбеленные, как у японских гейш, лица, черные тени, красная помада, неестественно и хищно увеличивающая рты. Мелимо встретил гостей, обменялся с ними репликами и махнул рукой в сторону свободных столиков.
  - Дядька из наших, - шепнула Кристина. - Он со мной рядом ехал.
  Новенькие осмотрелись и прошли вперед. Путь их пролегал мимо воинов. Когда они поравнялись с их столом, Шрам смачно шлепнул проходящую миму девицу по попе.
  - Девушка в красном. Дай нам несчастным, - захохотал он.
  Они остановились, мужик медленно и сонно осмотрел препятствие, дама легонько коснулась его руки и повернулась, собираясь идти дальше.
  - Куда? - Шрам потянулся к ней рукой. - А познакомиться!
  Девушка сделала плавное движение, выхватив из опоясывавшей ее ленты серебряный кол, вскинула его и одним жестким движением, засадила наглецу в горло. Издав каркающий хрип, Шрам завалился назад, хватая руками воздух. Блеснула, скользнувшая в мою ладонь, Мила. Леша с Кристиной взялись за руки и замерцали, готовые в любой момент исчезнуть. Галдящие воины замолчали, удивленно оглядывая бьющегося в конвульсии собутыльника.
  - Кхарр. Граа,- тишину нарушал только дергающийся Шрам.
  - А говорил он у тебя вепрь, - один из воинов повернулся к соседу с расплющенным носом.
  - Был вепрь, стал поросенок на вертеле, - отозвался Сломанный нос.
  - Кура-гриль, - захохотал третий. - Ээх Борух. Не уйти тебе на покой. Пока еще нового достойного найдешь.
  Поразительно, но воины смеялись. Странные двое двинулись дальше. Когда они поравнялись с нами, я подвинулся, освобождая место, но мужик будто бы и не видел нас. Девушка же немного задержалась и слегка мне кивнула. С удивлением, я узнал в ней вторую студентку, ходившую со мной вокруг автобуса и стучавшую сапожками по асфальту. Они заняли свободный столик, а мы и воины вернулись к поглощению пищи, не обращая, больше, друг на друга внимания. После кофе, Леша с Кристиной записали мне номера своих телефонов и повели меня к остановке. Странное место. Железная дорога, ведущая из ниоткуда в никуда и лавочка под черепичным навесом. Попрощавшись с ребятами, я присел на ее краешек и закурил, разглядывая шпалы. Сильный удар по затылку сбросил меня на землю и погасил свет.
  
  Гл.25 ШАРПЕЙ И АНЕНЕРБЕ
  - Ммм, - голова пульсировала, звенела и дребезжала, рискуя рассыпаться. - Да что же все по башке то лупят? Аах. Всс.
  Муть перед глазами рассеялась и я увидел перед собой встревоженные лица Леши с Кристиной.
  - Ты как? - мягкая ладонь девушки, ощупала мне лоб.
  - Как в сказке. Кто меня так?
  - Не знаем. Он в капюшоне и маске был и сразу скрылся. Хорошо мы вспомнили, что вещь у тебя не взяли и вернулись.
  Поддерживаемый друзьями я сел на скамью и морщась потрогал гулю на затылке. На ощупь она казалась огромной и горячей.
  - Какую вещь?
  - Любую из тех, что носил. На всякий случай. По вещам можно найти человека в мирах.
  Морщась и кряхтя, я оторвал второй рукав у джемпера.
  - Пойдет?
  Леша кивнул головой и забрал кусок материи.
  На рельсах заклубился туман, из которого паря как самовар, вынырнул паровоз и свистнув остановился, распахнув двери.
  - Может к нам вернешься? Отлежишься и Шая будет рада, - предложила Кристина.
  - Не. Я и так подзадержался.
  Алексей пожал мне руку и пожелал удачи. Я кивнул встревоженной девушке и залез в вагон.
  - А как я узнаю, когда моя остановка?
  - У тебя возникнет ощущение, что пора выходить. Как только ты...
  Пол под ногами качнулся, двери захлопнулись и паровоз застучал колесами, набирая скорость. Первое купе оказалась закрыто. Впрочем, как и второе с третьим и только в четвертом , дверца плавно отъехала в сторону, поддавшись моим усилиям. Увы, но там было занято. За откинутым столиком сидело двое. Один дремал, положив голову с растрепанными пшеничными волосами на руку, второй с интересом меня оглядел, повернув в мою сторону лицо, похожее на морду шарпея, с торчащими на макушке ушами.
  - Извините, - пробормотал я и сделал шаг назад.
  - Что вы, что вы. Будем только рады. Дорога в миры высоких технологий длинная, а путешественники, к сожалению, редки как дождик на Альбере, - шарпей захохотал. Очевидно, это была какая-то неведомая мне острота. - Милости прошу.
  Немного поколебавшись, я прошел в кабинку и представился.
  - Йохан Хансан, - тут же отозвался мой новый знакомый. - А это, - он кивнул на спящего, - Ув фон Рогге. Мой компаньон. К сожалению, он совсем не умеет пить, хоть и занимается этим, последние семьдесят лет. Как вы относитесь к спиртному? У меня с собой есть несколько отличных бутылочек дуриловки. Дварфы, скажу я вам, отменные мастера в изготовлении крепких алкогольных напитков.
  - Нормально отношусь, - поморщившись я потрогал затылок.
  - Что с вами? - поинтересовался Йохан, жестом фокусника, заменивший лежащий на столике кожаный фолиант на квадратную бутылку с выдавленными рунами, рюмками и тарелочками с закусками.
  - Ударили на остановке. Дубинкой думаю, а может и камнем. Подкрались сзади и отоварили ни за что, ни про что.
  - Как примитивно. Но насколько я знаю, там где вы садились, уже пользуются изделиями из металла. Или это был фаербол? Я видел воздушные. Ни капли огненной стихии.
  - Возможно. К сожалению, у меня не было возможности поинтересоваться, - я сел рядом с новым знакомым и принял от него наполненную посуду.
  - За машиниста!- провозгласил шарпей и крякнув выпил свою порцию, облизав губы длинным фиолетовым языком. - Не простая у него судьба. А ведь когда то мы с ним начинали. Советую закусить вот этим. Уверяю это чудесно.
  - С машинистом? - опустошив рюмку, я подцепил вилкой кусочек предложенного блюда и осторожно положил его в рот.
  - Да. До сих пор не понимаю. Как его угораздило.
  Еда растаяла на языке, подарив моим вкусовым рецепторам массу приятных ощущений.
  - Мне вот подумалось, - не удержавшись, я съел еще пару кусков, вызвав довольную улыбку собеседника. - Мы же все из других миров, а едим местное. Почему нет несовместимости.
  - Ну это просто. Мы состоим из белка и дышим кислородом. А соответственно что?
  - Что?
  - Соответственно и сны у нас соответственные. Извините за тавтологию. А раз соответственные сны, то и миры, в которые мы по ним перешли, пригодны для нашего в них комфортного нахождения. Я встречал странников, которые могут видеть сны других форм жизни. На основе фтора, метана и углерода, например. Но даже они, не могут по ним путешествовать. Говорят, есть некто Некус. Вроде он может. Но это скорее всего миф.
  - Действительно просто. Наверное, такие мысли последствие сотрясения.
  - Ну что вы. Просто у вас, пока, не было времени размышлять. Вы ведь недавно стали странником?
  - Так заметно?
  - Если честно да. Но в этом нет ничего плохого. Все мы, когда то начинали. Так что еще по одной и смело спрашивайте.
  Мы еще раз выпили за машиниста и я задал вопрос, который тревожил меня все последнее время.
  - Все что сейчас. Все эти нелепости со мной. Это ведь сны?
  - А какая вам разница? Реальность это то место, где ты себя осознаешь. А мы осознаем себя за этим столиком. Тот мир, откуда вы родом. Возможно, он сон и есть. В данный момент, отсюда нам это представляется так. Что сейчас реальней? Рюмка дуриловки, или то, что осталось там?
  - Философия и говорильня есть то, что рушит любые начинания, - неожиданно в наш разговор вклинился, дремавший Ув фон Рогге. - Дисциплина и гармония! Вот то, что ведет любого мыслящего к вершинам. То, что отличает дух от недочеловека. Какой смысл говорить, когда надо делать? Йохан на кой черт тебе сдался этот оборванец?
  - Не обращайте на моего спутника внимание. Он просто расстроен. Столетиями искать совершенную расу и найдя не пройти по параметрам. Что там у тебя Ув? Надбровные дуги подкачали?
  Я вгляделся в квадратное лицо блондина, сверлившего меня стальными серыми глазами.
  - Ааа... Бабка! Курка, яйко, млеко! Гитлер капут!
  Вот не люблю я, когда посторонние дразнят меня оборванцем, тем более, если этим посторонним является солдат, битой моими дедами армии. Ув фон Рогге закаменел лицом.
  - Раньше, - произнес он тяжело. - Раньше, я бы шлепнул тебя не задумываясь. А Йохана отправил бы в Дохау, на опыты. А потом бы тоже шлепнул. А сейчас, я просто выпью. Проклятые миры меня доконали. Когда, хитрозадый Лютсельбург выступил с проектом экспедиции в Парагвай, а потом соскочил, я дурак обрадовался. Думал, повод доказать свою полезность Аненербе. Доказал! Я и еще двадцать недоумков, докопались до тропы Манко Капака.
  - А я где то читал что эта экспедиция не состоялась.
  - Ну еще бы. Думаю, яйцеголовые сильно перепугались, когда мы исчезли прямо у них на глазах. За машиниста!
  - За машиниста! - мы с Йоханом поддержали тост и шарпей тут же наполнил опустевшие рюмки.
  - А скажи мне Русский. Ты ведь Русский я вижу, - фон Рогге занюхал корочкой. - Скажи мне... То что мы проиграли, доходили слухи. А что сейчас с моей Родиной.
  - Ну, вы снова объединились. Промышленность у вас одна из самых лучших. Если не лучшая.
  - Иначе и быть не могло. За машиниста! - бывший эсесовец приосанился. - Германский дух он...
  - Эээ. Вот с духом не очень, - я с сожалением отодвинул пустую тарелку.
  - Что? Говори!
  - Вы теперь толерантненькие.
  - Толе что?
  - Терпимые. Каетесь, женитесь на котиках и носках, и убираете какашки за веселыми негритятами.
  - Кто есть носки?
  - Не кто, а что. Носки и есть носки. Берешь правый или левый. Зависит от чувств. Потом дуешь в церковь и венчаешься. Но это единичный случай. Большинство упорствуют в ереси и предпочитают традиционные отношения. Пока.
  Глядя на багровеющего компаньона, Йохан не удержался и громко хрюкнул.
  - Но как такое может быть?.. Это сделали вы?- Ув фон Роге, обвиняюще, указал на меня перстом.
  - Если бы. Мы сами каемся, лежа на разделочном столе и нас вкрадчиво убеждают не дергаться, нашептывая про греховные скрепы.
  - Что есть скрепы?
  - А хрен ее знает. Но как только мне надоедает корчить из себя Буратино... Гм... Пиннокио. Короче обвиняют именно в них. Причем подразумевается, что мне должно быть дико стыдно.
  - Но кто тогда? Французы? Англичане? Неужели Япошки? Те еще извращенцы.
  - Не поверишь. Пидорасы!
  - Геи?
  - А? Нее, те в основном не причем. Пидорасы, как новый вид Homo sapiens .
  Потрясенный ариец, молча опрокинул рюмку в рот. Поезд дернулся, заставив нас подпрыгнуть.
  - За машиниста! - тут же исправились мы с шарпеем и колеса снова застучали ровно.
  - А что там звякнуло? - поинтересовался я отдышавшись. - Гитара?
  - Кулуурский айт. Но принцип тот же. Везу в подарок, - сообщил Йохан доставая инструмент. - Умеешь?
  - А давай,- я взял айт и пробежал по струнам.
  - Обвивает стены плющ и мгла.
  Ебануло и расплющило...
  От бессмысленности сущего
  Ебануло и расплющило.
  Ах, Игорёк, Игорёк,
  Пошли со мною на Рагнарёк.
  Ты слышь, чего я изрёк.
  Там нет друзей и врагов,
  Там только плановая гибель богов,
  И никаких Иегов.
  Песня пошла на ура. Еще раз выпив за машиниста, я повторил на бис. Вскоре, мы со спутниками орали в три горла.
  - Ах, Игорёк, Игорёк,
  А ты, братан, себя в бою не сберёг.
  Пиздатый был Рагнарёк.
  Завыл предсмертно Фенрир,
  Погибли боги и закончился мир,
  А я опять дезертир...
  Что за прелесть эти саги,
  Руны, зиги и зигзаги,
  Эти свастики и кольца,
  Боль пройдет и не вернется.
  (Михаил Елизаров -Рагнарёк.)
  Поезд как то странно закачался. Ухо на голове Йохана, как радар, развернулось в сторону, замерло и вернулось на место.
  - Господа. У нас гости. Кто то, прямо на ходу запрыгнул.
  
  Гл.26 ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА
  Резвый шарпей, шустро закрыл дверь в купе и замер, достав световой меч, очень похожий на тот, что я видел в фильме про джедаев. Ув фон Рогге извлек из кармана Вальтер, проверил наличие патронов и снял предохранитель. Мила тоже не заставила себя долго ждать, вызвав удивленные и одобрительные взгляды. Вагон еще несколько раз качнулся. Ручка на двери несколько раз дернулась и замерла. Раздался аккуратный стук.
  - Кто кто в теремочке живет? Кто кто в невысоком живет? Ау соседушка. Поговорим?
  - Да говорили уже, - я дал мысленный приказ мечу стать короче, чтобы было удобнее действовать в тесном пространстве.
  Дверца выгнулась в нашу сторону и прямо на глазах, угрожающе вспухла. Я даже зажмурился, ожидая взрыва, но вместо этого на ее поверхности образовались дырочки и она шипя сначала опала, а потом растеклась открывая проем. Экс алкаш и по совместительству мой бывший сосед, смотрел на нас улыбаясь, стряхивая с фрака невидимые пылинки.
  - Согласно закона первых, положение сто одиннадцатое, пункт второй, нападения, грабежи и насилие в поезде запрещены, - Ув фон Рогге нацелил пистолет на незваного гостя. - Немедленно извинитесь и убирайтесь вон!
  Сосед внимательно оглядел моих попутчиков и остановил взгляд на говорившем. Лицо его расплылось ехидной улыбкой.
  - Ааа. Бабка курка яйко млеко. Гитлер Капут, - как бы невзначай, он соткал в руках кусок дымящейся тьмы, несколько раз подкинув ее в ладони как мячик.
  - Это к делу не относится, - дернул щекой ариец.
  Йохан прижал уши и погасил меч. Не понравился ему темный сгусток.
  - Прошу меня извинить за несдержанность, - шарик еще раз подлетел в воздух и исчез. - Я ни в коей мере не собирался нарушать положения. Просто забежал поболтать с товарищем. Мы с ним как Бонни и Клайд, как стручок и горошина. Ну просто не можем друг без друга. А с машинистом все решено. Ведь решено Юленька?
  За его спиной появилось круглое лицо женщины, что при переходе бултыхалась в воздухе. Воздушницы, как когда то определил ее Камиль.
  - Машинист подтвердил соглашение, - прогудела она неожиданно низким и мягким голосом.
  - Вот видите господа. Никакого криминала. Вы позволите нам побеседовать? Клянусь машинистом, я гарантирую сохранность вашего груза. Меня интересует только мой друг.
  Вагон опять качнулся. Сначала в тамбур выскользнул прижавший уши шарпей, а за ним спрятавший Вальтер, бывший сотрудник аненербе. Я грустно проводил глазами удаляющуюся парочку. Впрочем, чего еще ожидать от пса и фашиста. Вместо них к нам присоединился билетер, наряженный в черные доспехи. Он прищурившись направил на меня трубку с раструбом, неизвестной мне конструкции.
  - Очень даже стреляет, - подтвердил мои опасения сосед. - Гномы они такие гномы. Что угодно сварганят. А паренька ты знаешь. Виртуоз всего, что только может выстрелить. Не смог его бросить в беде. Добрый я. Некоторые вот прошли мимо, а я пригрел.
  Разглагольствуя он сел и оглядел остатки нашего пиршества с какой то тоскливой ностальгией.
  - Ээх. Были времена, - бывший алкаш достал знакомую мне коробочку и капнул себе на язык. Немножко пожмурился и ткнул в мою сторону пальцем. - А ты резвый. Ну никак не догнать. Куда не придешь, везде только что был, но уже ушел.
  - Ты случаем не гомик? - огрызнулся я. - Как за родным таскаешься.
  - Аха ха. Что мне в тебе нравиться, так это здоровый оптимизм. У меня другие интересы.
  - Помню, помню. Мыши и шахматы.
  - И это тоже. Первые такого нагородили. Разгребать не переразгребать.
  - Вот блин. Мессию то я и не признал.
  - Не перегибай. Я тебе реальное дело предлагаю, а не тупое шараханье из мира в мир. И да. Для начала верни ключик молодому человеку.
  - Как ты меня находишь?
  - Подружка твоя помогает... Гы гы ну и хавальник у тебя. Замри, я сфоткаю на память.
  - Ирина с тобой?
  - Смотрел бы и смотрел. Ну а с кем ей еще быть? Кстати, еще один повод потусить с нами.
  Я покосился на инструмент, лежавший на расстоянии вытянутой руки.
  - Врешь ты все. Хрен тебе а не Ира!
  - Ну ну... Ира... Лекарь наш ненаглядный. Не присоединишься к кампании?
  Вошла девушка, теребящая в руках мою куртку. Сосед перехватил мой взгляд.
  - Знаешь уже про вещи? И никуда, ни куда наам не спрятаться. Ключ верни паскуда!
  Я полез за пазуху, пытаясь встретиться с девушкой глазами, но она упорно отводила взгляд в сторону. Увидав, что я достаю ключи, билетер едва заметно помотал головой в отрицательном жесте.
  - Мила молот!
  Кулуурский айт, дивной работы, полетел в стрелка. Ну не я же давал клятву сохранить все в целости. Одновременно с ним, в окно полетел молот. Сунув под нос, дернувшемуся от неожиданности алкашу, палец, я оттолкнулся от полки, от столика и выпрыгнул в разбитое окно.
  
  Гл.27 СНОВА ГДЕ ТО
  Поток воздуха завертел, закружил меня и приложил задом об мох, заставив громко ойкнуть. Последний вагон поезда скрылся в ближайшей воронке и следом, туда же, втянулись рельсы. Телепорт лопнул, рассыпавшись несколькими пузырями.
  - Ты с головой дружишь, хоть когда нибудь? Как можно додуматься выпрыгнуть на ходу из паровоза!? Если бы не я, тебя бы размазало тонким и аккуратным слоем!
  - Ну не размазало же. Я на тебя надеялся.
  - Добровольно выпрыгнуть в варп! Да сюда, даже лучшие из первых без навигатора не суются! Это же первородный хаос! - получившая возможность общения Мила, тут же осыпала меня шквалом эмоций.
  - Тот же мох, те же пузыри. Где хаос то?
  - Это если ты перемещаешься, или в менгирах. А стоит задержаться, верная погибель.
  - А что мне делать оставалось? Куда не кинь, всюду клин! Мат со всех сторон.
  - Договориться, перехитрить, убить. Масса вариантов. Правильно твоя крылатая подружка говорила. Дубина глупая. Ты двигаться то думаешь, или окончательно сгинуть решил?
  - Ага убить, - я поднялся и пошел вперед. - И Ирку завалить, и тетку эту летающую, да? И потом. Что я смог бы сделать в вотчине машиниста? Или ты там круче его?
  - Нет. А причем тут машинист?
  - Ну сама подумай. Какой договор может быть с машинистом. Какова плата?
  - Думаешь они?
  - Уверен. Кстати ты была бы неплохой проводницей. Покрайне мере необычной. И потом, что вы все заладили тупой, тупой. Вот тебе сколько лет?
  - Полтора.
  - Полтора чего?
  - Миллиона полтора.
  - Воот. А Алтей?
  - Лет двести, триста. Молоденькая совсем.
  - А мне сорок. Сорок слышишь? Я, по сравнению с вами, младенец. Вы мне должны пеленки менять и песни петь, а не шпынять.
  - Так у тебя и срок жизни не велик, насколько я помню. Если исходить из него, то мне лет двадцать, а фее лет пять всего. Правильно мы тебя шпыняем.
  - Настоящая женщина. Хрен переспоришь. Как вырастут сиськи, женюсь на тебе сразу, - рука моя тут же отяжелела. В ней оказалась, довольно детально исполненная, переливающаяся грудь с торчащим соском. - Ха ха. Очень смешно. Но открою тебе тайну. Их должно быть как минимум две.
  - Дурачок.
  - Есть такое. О. Ты тоже это видишь?
  Впереди запульсировала одна из спиралей. Увеличившись до огромного размера, она резко закрутилась, разгоняя в разные стороны пузыри снов. Напротив, образовалась точно такая же штуковина и закрутилась в противоположную сторону. Из первой воронки, вылетел сигарообразный космический корабль, отсвечивая матовыми боками и нырнул во вторую. Спираль, поглотив его, тут же начала уменьшаться. Вылетевший, следом за сигарой, серебристый диск, с треском врезался в край и полетел в сторону, крутясь и разбрасывая огненные зигзаги. Летающая тарелка пролетела у меня над головой и гулко, словно железным шариком в пустую кастрюлю, врезалась в поверхность за моей спиной. Ахнул, заложивший уши взрыв и аппарат разлетелся на куски. Развернувшись, я понаблюдал за красиво падающими частями летающего блюдца и пошел в сторону крушения.
  - Ну вот, может и еда появилась. Мил на нем же сто пудово этот как его. Варп навигатор стоит. Да.
  - Наверняка. Только даже если он уцелел, вряд ли ты сможешь им воспользоваться.
  - Че это? Подскажешь.
  - Это дисколет инсектов.
  - И что?
  - Насекомых. А меня гуманоиды создали. Чужие технологии.
  - Ну делать все равно нечего. Пойду хоть гляну. Кстати, а что если через пузыри отсюда свалить? Помнишь гоблина? Он без вреда заскочил.
  - Помнишь лапку билетера? Шанс благоприятного погружения, где то один из десяти тысяч.
  Через час, я дотопал до места крушения. Вокруг дымились непонятные, искореженные обломки. Черный пепел медленно кружился в воздухе, оседая вниз. Вскоре попалось и тело первого космонавта. Или тушка. Раскинувший измочаленные, полупрозрачные крылья инсект, смотрел в небо тускло отсвечивающими, фасетчатыми глазами. Я пересчитал их и насчитал пять органов зрения. Два больших и три маленьких. Неподалеку, протекало густой, бурой жижей оторванное брюшко. Разбитый корабль, взирал на меня черным зевом пролома. Внутри было гулко и прохладно. Цилиндрические коридоры по которым, наверное, очень удобно шастать если ты жук и совершенно невозможно если ты человек. Слишком покато. Пришлось встать на четвереньки. Особого комфорта, такое передвижение мне не добавило. По пути попадались гроты, освещенные светящимися водорослями. Приборов, в нашем понимании, я не заметил. Соты, трубочки, узелки из белесых нитей, непонятные шарики из подозрительной субстанции. Не то глина, не то выделения. Кое что, искрилось и потрескивало. Дорогу мне преградил еще один труп. Оторванная, шипастая конечность дергалась, скребясь по стенке туннеля. Полюбовавшись на ее сокращения, я пополз назад. Мне резко перехотелось изучать незнакомые виды жизни.
  - Мил а гуманоиды с ними контактируют?
  - Пытаются. Акшахады рядом с муравьями живут. Вроде, Мируанская империя тоже достигла каких то успехов. Хотя... Первый корабль был мируанским и явно удирал. Зацепившись за острый скол, я выбрался наружу, украсив многострадальную одежду еще одной дырой.
  - Поганая железяка.
  - Хитин. Инсекты не добывают металлы.
  Я постучал ногтем по твердому веществу. Неподалеку белело нечто, похожее на муравьиную куколку. Заинтересовавшись, я подошел и потыкал в нее ногой. Упруго.
  - Спасательная капсула. Такие же были у пауков с Гагона.
  Куколка вдруг издала звук, похожий на крик утки и раскололась на две половинки. Огромный богомол переросток высоко подпрыгнул и угрожающе поднял передние конечности, при этом распахнув крылья и затрещав ими как вентилятором. От неожиданнасти, я шмякнулся на зад, выставив перед собой извивающееся жало меча.
  - Понял. Был не прав. Ухожу.
  Инсект замер, крутя головой, а потом заскрипел средними лапками по выростам на панцире. Мою голову пронзила резкая боль. Мозг силился обработать какие-то образы и явно не справлялся. Наконец богомол затих, порылся в водорослях свисающих вокруг брюшка и достав одну, потер ее по конечностям которыми разговаривал. Теперь скрип был мягче и я уловил ощущения беспокойства и тревоги.
  - Мил как ему отвечать? Он же не поймет.
  - Образами. Думай образами. Они телепаты в какой то степени.
  Легко сказать образами. Как выглядит образ дружелюбия и мира, я понятия не имел, хотя и честно попытался. Представить свой уход, получилось проще. Насекомое обдало меня смесью эмоций, в которых проскользнуло, что то похожее на спокойствие.
  - Ну вот и ладненько, - я осторожно попятился, думая можно ли оборачиваться к инсекту спиной, или все таки не стоит.
  Богомол быстро подбежал, упершись грудью в острие моего меча и снова замер. Его усики быстро ощупали мою голову и плечи. Ощущение было такое, словно по щекам водили наждачной бумагой. Промелькнул образ личинки. Я что ли личинка? На жвалах выступила коричневая жидкость. Я даже перестал дышать, косясь глазами на его манипуляции. На одном из усиков висело какое то пористое образование, не то губчатый поблескивающий камень не то земля налипла. Во попал, подумалось мне. Здоровый гад. Выше меня на две головы. Если нападет, даже отпрыгнуть не успею. Очень уж грозно смотрелись хватательные конечности, покрытые крючками и острыми наростами. Насекомый отскочил и снова замер. Раздался скрип и сквозь очередную порцию головной боли, пришла новая картинка. Я и инсект куда то резво скачем. В ответ я представил менгиры и журчащий ручей, за что был награжден эмоциями удовлетворения и сытости. Вроде бы. Богомол побежал вперед и снова замер, повернув голову в мою сторону. Пожав плечами, я двинулся следом.
  
  Гл.28 КУПЕЦ
   После того, как я помешал инсекту исследовать пузырь, послав ему образ испепеленного насекомого, он принялся бегать вокруг меня.
  - Его бы энергию да в мирных целях, - проворчал я, после сотого или двух сотого круга. Мил, когда у него батарейки издохнут?
  - Кто же его знает. Они всегда были шустрыми.
  От заскрипевшего богомола, снова пришел образ личинки.
  - Сам то, - я представил вареного скорпиона с огромными клешнями и вытаращенными глазами.
  Богомол вознаградил меня новыми ласками жестких усиков и эмоцией удовлетворения. Похоже я, сам того не желая, польстил ему.
  - Ааа-я!
  Раздавшийся, сразу со всех сторон крик, пробрал до костей. По спине побежали мурашки и на голове шевельнулись волосы. Инсект замер, пригнувшись и растопырившись.
  - Ааа, ааа-я, яа, яа!
  Густой воздух завибрировал и оглушил ультразвуком, заставив внутренности сжаться от страха. Далеко видимое пространство впереди, стало заполняться густой молочной пеленой, которая очень быстро приближалась. Да это туман! Насекомое тревожно застрекотало.
  - Да беги же! Не стой столбом, - взорвалась криком Мила.
  Развернувшись, я побежал прочь. Догнавший меня богомол, одарил видением, в котором я из личинки превращаюсь в нечто корявое и длинноногое, и резво бегу. Его бы устами, да мед пить. Дыша как паровоз, я умудрился огрызнуться образом, изображавшим меня скачущим верхом на инсекте. Скрип, окрашенный негативом и спутник резво удрал вперед. Где то, за спиной, совсем рядом, железно загрохотало и зафыркало. Чувствуя, что задыхаюсь, я остановился и развернулся, доставая меч. Туман клубился совсем близко и на его границе, неясными черными тенями, ощущалось приближение чего- то громоздкого и громкого. Расставив ноги пошире и взяв Милу двумя руками, я откашлял скопившуюся мокроту и сплюнул. Вязкая, тягучая слюна повисла на подбородке. Из тумана выскочило несколько всадников на закованных в железо кабанах, сопровождавших странное сооружение: приземистый бронированный вагончик на восьми огромных колесах. Влекли вагон четыре носорога с шерстяными ногами, которые выглядывали из чешуйчатой попоны, укрывавшей животных целиком. Завидев меня, всадники притормозили и лишь только один из кабанов без наездника, продолжил свой галоп, рухнув на бок почти возле моих ног, выдрав копытами, взлетевшие к небу куски мха. Его красные зрачки глаз, взирали на меня с тоской. Тело судорожно задергалось и застыло. Метал, защищавший бок, был разодран, словно консервная банка ножом. Из огромных прорех, неопрятными кусками, торчали сочащиеся внутренности. Скрипя, затормозил вагон. От шумно дышащих носорогов поднимался пар. Бронированные стены колымаги были измяты, словно по ним молотили гигантской кувалдой. На широком облучке, защищенном стальными прутьями, сваренными в клетку, сидели двое возниц. Один без шлема с красной и вздувшейся половиной лица, и с висящим на лоскуте кожи ухом, которое он то и дело пытался приставить на место, второй с разодранной до пупа кольчугой. В прореху, тугим комком набиты окровавленные тряпки. Одноухий держал вожжи, второй длинное стрекало в виде гарпуна. На крыше, в железном гнезде, стояла задравшаяся вверх конструкция, рядом свисало безголовое тело.
  - Болтомет, - проинформировала меня Мила.
  В одной из бойниц, мелькнуло лицо и на клепаной двери завертелся, запирающий ее штурвал. Дверь с лязгом распахнулась и из нее вывалился мужик с всклокоченной бородой. Завывая, он подбежал ко мне и не обращая внимания на угрожающе выставленный меч, бухнулся в ноги.
  - Тралом апрака! Путешественник! Родной! Вывези. Умоляю, вывези! Заклинаю всеми богами!
  - Мужик ты чего? - я попытался попятиться, но меня крепко держали за колени.
  Дядька цепко схватил мою руку и принялся ее целовать, коля и царапаясь бородой.
  - Умоляю! У меня пятнадцать детей! Все что угодно! Рабом буду! Все отдам! Лако, Пышко! Принесите сундук! Выведиии!
  Два одинаковых парня, сгибаясь под тяжестью, принесли кованый сундук и поставили его в мох, откинув крышку. Тускло заблестели, наполнявшие его на треть камешки.
  - Вот возьми! - отцепившийся от меня мужик, принялся зачерпывать их гостями и пихать мне в карманы. - Не погуби! Не меня старого дурака, так хоть пацанов моих выведи!
  - Куда я вас нахрен выведу! Мужик я сам заблудился! Могу только в безопасное место и то не наверняка!
  - Идет, - бородатый как то сразу успокоился и кивнул близнецам, которые тут же поволокли сундук обратно. - Ты найди такое место, а уж там господин маг очнется и откроет ворота. Трое их было. Магов проклятущих. Уговорили старика. Чтоб их темный Орм забрал вместе с печенкой!
  Прямо в ухо застрекотал вернувшийся инсект, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности и одарив видением, в которым мы с ним пожираем дядьку и сыновей.
  - Он со мной! - успокоил я, напрягшихся охранников и одновременно с этим отправляя богомолу образ, как мы всей толпой, огромными скачками перемещаемся вперед.
  - Ааа-я! Я-а! Я-а!
  Оказалось, что туман обступил нас уже со всех сторон. Кабаны и носороги завизжали, захрюкали и задергались.
  - Брось их! Беги! Мы успеем, пока этих придурков жрать будут! - крик моего меча буквально оглушил меня изнутри.
  Настойчиво застрекотал инсект, развеивая видение резво скачущей толпы и возвращаясь к картине поедания бородатого и компании, обдавая меня эмоциями дикого голода.
  - Нет! Уходим все! Ну чего застыли. По местам!
  Я побежал к вагону, одновременно раскрыв подсумок и метнув голодному насекомому пирожное. Один из воинов козырнул и громко закричал, раздавая команды. Из распахнутой двери пахнуло кровью. Зацепившись за поручни, я одним махом заскочил во внутрь, споткнулся о тело и отпихнул с дороги катающуюся под ногами голову. На заляпанном кровавыми пятнами полу, валялось еще несколько человек. Отдельно от них, на лавочке лежал мужик, наряженный в балахон. Очевидно маг, который должен очнуться. Я пощупал пульс на его шее. Жив. Заскочивший следом за мной инсект, разразился возбужденными скрипами.
  - Он добрый, - успокоил я, вжавшихся в стены пассажиров и одновременно посылая богомолу образ, как он развевается прахом, едва только коснется кого-нибудь из гуманоидов. Живых или мертвых. Броневагон дернулся и покатился вперед. Лязгнула, закрываясь, дверь и заскрипел штурвал. Теперь свет проникал только сквозь открытый люк на потолке и узкие бойницы с откинутыми заслонками. Насекомый попробовал пирожное и замер, обдавая меня волнами блаженства. Один я, что ли к ним равнодушный? Еще раз, на всякий случай, послав богомолу видения всевозможных кар, в виде испепеления, превращения в желе и лопнувших фасетчатых зенок, я залез наверх и огляделся. Бронированная колымага плавно катилась, рассекая туман, который был настолько густой, что казалось его можно черпать. Носороги резво бежали, подгоняемые гарпуном, которым возница нещадно колол в прореху напротив заднего прохода. Жестко. Всадники на кабанах жались к стальным стенам вагончика. Вот уж кому не позавидовать. Тело обезглавленного болтометчика полетело вниз. Я осмотрел агрегат. Три плеча, куча шестеренок и ручка сбоку, прямо как у механической мясорубки. Снизу крепился огромный жестяной короб. Я откинул крышку и заглянул внутрь. Пусто.
  - Эй. Как вас там? Пышка-Мишка. Болты есть еще?
  - Полно.
  - Отлично, - я кинул отсоединенный короб в открытый люк. - Зарядить! Потом один ко мне.
  - Ааааа-я!
  Как же близко.
  - Мил почему менгиров нет? Прошлый раз билетер почти сразу пришел.
  - А я знаю! До нашей встречи, я только раз тут была и меня сопровождала тысяча отборнейших космодесантников и сотня магов всех стихий. Это не считая трех первых странников. А как связалась с тобой, то сюда, как к себе домой шастаю. И мы все еще живы?! Либо ты великий воин, либо везучий дурак. Я склоняюсь ко второму.
  
  Гл.29 БЕСТИАРИЙ ВАРПА
  - Уааааа-я, Яа, яа, яа.
  Вопли неведомых преследователей сводили с ума, страх ледяной рукой перебирал внутренности, гладил по хребту и поднимал дыбом волосы. Обезумевшие от страха звери, тянули вагон из последних сил. Взмыленные кабаны, держались на ногах только благодаря, мотыляющимся во все стороны наездникам. Сидевший рядом со мной близнец, что-то бормотал омертвевшими губами. Это было невыносимо. Я набрал полную грудь воздуха и запел.
  - А на горе, на горе
  Да и на каменице
  Масленица
  Масленица
  Как увидел дятюк девку
  Скинул рукавицы
  Масленица
  Масленица
  - Уааа-ак, - вой неожиданно оборвался.
  - Такого тут точно не слышали, - пробормотала Мила.
  Я не ответил, мне было некогда, я пел.
  - Як пойду я в новую конюшню
  Як пойду я в новую конюшню
  Заседлаю коня вороного
  Заседлаю коня вороного
  ( Иван Купала - Дятел)
  Впереди сквозь туман проступило нечто темное и глыбообразное. Оно шумно дышало. От этого нечто, низкими тенями расползались, окружая нас в кольцо, темные пятна, колыша клубящееся, молочное покрывало.
  - Ну, погнали наши городских. Гонии, - я с усилием закрутил ручку болтомета.
  Заскрипела, натягивая плечи тетива и первые болты устремились к цели. Впереди зачавкало и глыба рухнула, оказавшись уродливой белесой тварью. Несколько секунд и она захрустела под колесами, дико заверещав.
  - Яа, яа, яа, - взвыли со всех сторон сотни глоток.
  Мне показалось, что на меня надвигается рой крупной саранчи. Я усиленно закрутил ручку и каждый выстрел нашел свою цель. Болты разрывали прыгающие тушки, но их все равно было очень много. Я сунул опустевшую коробку, растерянному близнецу и пинком отправил его вниз. Первая тварь, похожая на обесцвеченную помесь гиены с дикобразом, приземлилась на краю крыши и не удержавшись рухнула вниз, оставив на память процарапанный след от внушительных когтей. Второй и вовсе не повезло. Она неудачно приземлилась головой на острый угол крыши, украсив стальную поверхность неопрятными кляксами. Зато третья, четвертая и пятая приземлились, прямо передо мной и мне стало не до наблюдений. Когти столкнулись с мечом высекая искры. Один из гиенобразов покачнулся. Заметив это, я сделал выпад и сильным ударом проломил монстру череп, умудрившись в последний момент увернуться от щелкнувших челюстей, еще одной твари. Острые как сталь зубы, оцарапали плечо. На крышу забралось еще несколько гадин. Положение стало опасным. Судя по доносившемуся снизу шуму, всадникам тоже было очень не сладко. Изгибающееся лезвие встретилось с лязгнувшей челюстью и почти по рукоять вошло в оскаленную пасть. Когтистая конечность рассекла воздух в том месте, где только что была моя голова и по инерции вонзилась в плоть соседнего монстра, подбросив его в воздух как кеглю. Меч и когти снова скрестились. Ближайшая тварь отступила и ответила бешеными ударами, которые чуть не выбили оружие из моих рук. Оступившись, я упал, сильно ударившись головой о крышку люка. Стальная крыша, болтомет, туман, гиенобразы - все закружилось передо мной. Мила превратилась в молот и я швырнул ее в оскаленную свору. Треснули кости, одна из тварей упала на землю. На крышу выскочил богомол и ухватив подбирающегося ко мне монстра, шипастыми конечностями, разорвал его пополам. Две бесцветные половинки полетели в туман. Вовремя. Я подскочил, преданное оружие снова было в моих руках. Инсект виртуозно работал конечностями, как клинками и еще несколько обезображенных противников улетели вниз. Стоя спина к спине с насекомым, мы довольно успешно начали очищать крышу. В люке появилась голова одного из близнецов. Он тянул наверх наполненный болтами ящик.
  - Скройся! - проорал я, отбивая очередной удар. Парень упрямо мотнул головой и пыхтя от натуги, начал присоединять снаряды. Коробка встала в салазки и щелкнула защелками. Один из гиенобразов, низко пригнувшись, метнулся к храброму юноше и разорвал ему горло. Еще одна тварь, выдернула парня из люка и высоко подпрыгнув, попыталась скрыться с добычей в белых клубах, но на свою беду не рассчитала и угодила в огромный пузырь, висевший ниже остальных. Безнадежный, дикий вой обугливающегося монстра, продравший меня до костей, заставил всех замереть. Воспользовавшись паузой, я метнулся к болтомету и враз очистил крышу от пришельцев. Последнюю пару противников, находившихся в мертвой зоне, уничтожил, оказавшийся великолепным воином, богомол.
  - Ааааа-я.
  Судя по воплям, твари снова старались нас окружить. Осторожно, чтобы не слететь с заляпанной серой дрянью крыши, я приподнялся и огляделся вокруг. От сопровождения, бойню пережил только одинокий кабан, без наездника, инстинктивно жавшийся к стальной стене броневагона. Носороги, не смотря на изодранные попоны, выглядели на удивление целыми и с бешеной скоростью неслись вперед, даже без понукания возницы, который оставался в единственном экземпляре. В погнутых и перекрученных прутьях, застряла выдранная с корнем нога, его напарника. С левой стороны, буквально на секунду, разорвало туманную стену и в этом разрыве промелькнули менгиры. Ну на конец то! Перегнувшись через край, я заорал вознице, чтобы он поворачивал. Как ни странно, но мужик меня услышал. Как можно повернуть обезумевшие туши, весившие под тонну, я понятия не имею, но у кучера все получилось. Опыт он и в Африке опыт. В данном случае в варпе. Повозка заложила крутой вираж и изменила направление движения, под дикие вопли, огорченных таким маневром, преследователей. Очевидно, мы нарушили какие-то планы. Тревожно застрекотал инсект. Прямо на нашем пути, почти на земле, лежал огромный пузырь. Носороги, не утратившие инстинкта самосохранения, попытались обогнуть препятствие. Вагон занесло и он острым углом врезался в радужную пленку. За секунду до столкновения, богомол обхватил меня жесткими конечностями и помогая себе крыльями, покинул крышу. Раздался звук, похожий на скрип воздушного шарика, по поверхности которого водят ногтями. Носороги пронзительно заорали. От столкновения, пузырь подбросило к верху, а броневагон опрокинуло на землю, закрутив словно волчок. Облучок с возницей, болтомет, колеса и даже один из носорогов полетели в разные стороны. У пузыря, истончаясь, прогнулось дно и он громко лопнул, обрушив вниз несколько тонн воды и разбросав вокруг себя, несколько мелких шариков. На его месте закрутилась небольшая воронка. Огромная, соленая волна, сшибла меня с ног, протащив несколько метров. Когда вода схлынула, я почти что захлебнулся. Меня громко и мучительно стошнило. Вытерев рот, я огляделся по сторонам. Вокруг было множество луж всех форм и размеров, в которых и возле которых, били хвостами многочисленные рыбы и прочие морские гады. В самой крупной луже, раскорячившись и растопырив крылья, беспомощно барахтался богомол. Скользя об напитавшийся влагой мох и спотыкаясь об рыбин, я бросился к нему на помощь. Инсект оказался довольно легким. Вытянуть его из воды не составило огромного труда. В ответ, насекомый наградил меня широчайшим спектром эмоций и небольшой головной болью.
  - Согласен. Целиком и полностью, - отозвался я.
  Туман стал реже и прозрачней, сквозь образовавшиеся в нем прорехи, было видно, что менгиры совсем рядом. Оставив богомола, возмущаться несправедливым мироустройством, я подбежал к вагону, попутно обезглавив змееподобного, зубастого гада, вцепившегося мне в штаны.
  - Есть кто живой? - проорал я в люк. Внутри плюхнула вода и непонятным гулом, отозвался голос. - Вылезайте. Я руку подам.
  Громкий плеск послужил мне ответом. В этот момент, по спине, в предчувствии очередной надвигающейся неприятности, поползли мурашки. Я обернулся. Из воронки наверху вначале свесился огромный хвост, а следом выскользнула туша огромнейшего, как мастодонт, саркозуха (гигантский крокодил) с плавниками вместо лап. Столкновение чудовища с поверхностью было такой силы, что вздрогнуло и подпрыгнуло все вокруг. Включая и повозку. Заревев, чудище тут же начало терзать, оказавшегося рядом носорога, который по сравнению с ним, выглядел как мышонок, рядом с котом. По люку заскрежетало и показался край сундука.
  - Да вы че там, совсем одурели!
  Мне не ответили, только упорно пропихивали сундук наружу. Рассвирепев, я дернул за ящик и уронил его в сторону. От удара с него слетела крышка и в мох посыпались тусклые камешки. Следом высунулась красная рожа, бородатого купца.
  - Мага давай! Он наш билет отсюда! - я спихнул вылезающего обратно.
  Внизу гулко забубнило и купец снова появился в проеме, окончательно меня выбесив. Я поднял кулак, примериваясь половчее сунуть его в запыхавшуюся морду.
  - Он мертвый! - взвизгнул купец, закрыв лицо ладонью и глядя на меня сквозь щель в пальцах. - Господин маг изволил шею свернуть!
  - Ааааа-я, яа, яа, - подали голос очухавшиеся гиенобразы.
  Панически застрекотал богомол. Белесые твари, шевелящимся ковром, накрыли саркозуха. Гигант ударил хвостом и более десятка нападавших подлетели вверх. Парочка врезалась в висящие шары, на секунду осчастливив нас, видением скелетов, как при рентгеновском снимке. Еще несколько улетело в воронку.
  - Вот так в миры иногда проникают несвойственные им формы жизни, - прокомментировала их полет Мила.
  Бородатый мужик вывалился из люка, плюхнувшись в мох, раскоряченной жабой. Запричитав, он кинулся собирать рассыпавшиеся драгоценности. В проеме показалась голова оставшегося близнеца, со слипшимися от крови волосами. Рев сарказуха, вместо грозного, превратился в жалостливый и надрывный.
  - А вот так умирают во сне от разрыва сердца, - беспристрастно сообщила меч.
  Я повернулся к купцу и пихнул сундук ногой.
  - Да брось уже! Уходим!
  Мужик бешено и дико посмотрел на меня, снова кинувшись к своим сокровищам. Тогда я подхватил за шиворот, помогавшего отцу парня и поволок его в сторону менгиров. Выпрыгнувшая из-за угла броневагона, белесая тварь, вцепилась зубами в купца.
  - Отец! - близнец рванулся, оставив в моих руках воротник, и бросился в сторону рычащего монстра.
  Еще два появившихся гиенобраза, загрызли его в мгновение ока.
  Опять затрещал инсект, накрыв меня волной безнадежности. Оглянувшись, я увидел, как его буквально распяли за конечности сразу несколько монстров. Еще немного и разорвут. В несколько взмахов моего меча, я разрубил ближайшую тварь, освободив богомолу боевую клешню. Еще пара секунд и он был полностью свободен. Насекомый, как кусачками, перекусил последнего гиенобраза своими конечностями и подхватив меня, в несколько прыжков перелетел к менгирам. Пространство моргнуло. Панорама сражения растворилась в воздухе.
  
  Гл.30 ХИТИНОВЫЕ КРЫЛЬЯ
  Напившись, богомол выпросил у меня змеиную голову, все еще болтавшуюся на штанах и отойдя в сторону замер, насыщаясь. Я привалился спиной к резному, теплому камню и безучастно смотрел на журчавший ручей.
  - Ты не можешь спасти всех, - тихо прошелестела Мила.
  - Угу.
  - У меня еще не было такого владельца. Зачем это тебе? Ведь не фанат, не паладин.
  - Угу.
  - Объясни.
  - Как я объясню то, чего и сам не понимаю?
  - Как сможешь.
  - Мил я... Не знаю как сказать. Ну, нам всем дали умения при переходе, кто доктор, кто воздушник. А я... А я получил тебя и стал воином. Хотя какой я воин.
  - И..?
  - Воин это защитник. Не агрессор, не завоеватель, а защитник. Иначе он не нужен.
  - Многие. Очень многие с тобой не согласятся.
  - У многих и нет такого замечательного меча. И к тому же, как говорили у меня на Родине, мне плевать на мещанские вкусы.
  Затрещал насытившийся инсект. В голове вспыхнул образ. Огромный я, закованный в хитиновую броню и с большущими клешнями, состоящими из клинков. Похоже на то, что в глазах богомола, я сменил личиночный статус на следующий. Он подбежал ко мне, обдав смесью сильных и ярких эмоций, в которых я не разобрался. В воздухе горьковато запахло феромонами. Новый шквал эмоций, в которых преобладало нетерпение. Кряхтя и потирая, в неизвестно какой момент ушибленную ногу. Я поднялся. Оглушительно застрекотав, насекомый ощупал мои многострадальные щеки. В новом ментальном образе, я стал еще выше и с еще большими клешнями.
  - Да да. Мы молодцы и вообще героические личности, - осмелев, я погладил инсекта по гладкой голове.
  Одуряющий запах усилился. Голову буквально разорвало вспышкой экстаза. Богомол поднял вверх зазубренные хватательные конечности и одним резким движением воткнул их в мою спину. Еще не до конца осознав произошедшее, я не отрываясьсмотрел в бездонные, фасетчатые, ничего не выражающие глаза. Рот наполнился кровью. Запах усилился настолько, что стал почти осязаемым. К ногам плотно прижалось пульсирующее брюшко и к голове потянулись раскрывшиеся жвала. Крик Милы, полный бессилья и ярости, вывел меня из ступора. Вскинув руки кверху, я ухватился за выступы на голове инсекта и развернул ее на сто восемьдесят градусов. Еще один поворот и раздался мерзкий хруст. Богомол забился и задергался. Голова его неожиданно легко отделилась и выскользнула из моих слабеющих ладоней. Не знаю почему, но я попытался ее удержать. Не получилось. Она гулко стукнула о камни, оставив в моем кулаке странное образование, что висел на одном из усиков. Я отсек от насекомого пронзившие меня конечности и сделал шаг назад. Удивительно, но он не упал, а так и остался стоять, растопырив в ноги. И тут пришла боль. Невыносимая, проникающая пульсирующими метостазами по всему телу. Пронзившие спину конечности, словно раскаленные штыри, выжигали меня из нутрии. По земле стелилась длинная тень, напоминающая дерганую птицу с торчащими из спины остовами крыльев.
  - Сейв! Быстрее используй сейв! - Мила снова привела меня в чувство.
  Я послушно расстегнул подсумок и зашарив по нему слабеющими пальцами, зацепил платок, в котором хранилась запасная жизнь. Ткань развернулась, скользкий мячик выпал на землю, откатившись в сторону. Свет померк и я рухнул на камни.
  
  Гл.31ПОД МОСТОМ
  Я снова был ребенком и снова передо мной стоял выбор. Поселок, в котором я родился, был разделен на две, почти равные половинки, железной дорогой. Перейти с одной стороны на другую, можно было по пешеходному мосту над железнодорожными путями и собственно через сами пути, прыгая по шпалам и рельсам. Был еще железнодорожный переезд, но находился он на выезде и те, кто передвигался на своих двоих, всерьез его не рассматривали. Через мост я ходил с мамой, которая таким образом приучала меня к соблюдениям правил поведения на улице. По путям, естественно с папой. Отец считал, что все равно без присмотра я выберу этот, более короткий путь и поэтому просто объяснял правила экстремального перемещения. Естественно добавляя, что надо ходить как мама говорила. О том, что есть еще одна дорога ни он, ни мама мне не сообщали. А она была. Не совсем дорога. Тропа под виадуком через речку. Про нее все знали, но никто ей не пользовался. По крайне мере второй раз. Про это место не было кровавых сказок, оно не считалось проклятым. Просто по нему не ходили. Я ни разу не видел там не то что людей, но даже и собак. И это притом, что тропа всегда была утоптанная и чистая. Даже зимой. Наверное, все дело в ощущениях. Только что ты стоял на ровной светлой дороге, несколько шагов вниз и тебя окружает сумрак. Толстые бетонные опоры, погружены в стоячую воду. Видно как под мост затекает река и словно засыпает. Но если остановится, то замечаешь, что это не так. На спокойной, мутной поверхности вдруг возникает водоворот и, раскрутившись, перемещается на другое место. Миг и все опять спокойно. Становится неуютно и шаг сам собой убыстряется. Иногда и до бега. Несколько шагов и заканчивается виадук, но не тропа. Старинные развалины, из старого, дореволюционного кирпича, вплотную приткнувшиеся к железнодорожной насыпи, низкие густые кусты, четко ограничивавшие тропу и переплетенные кроны деревьев над головой. Ни насекомых, ни птиц. Сумрак и тишина, да еще в спину ухмыляется арка виадука. Если к этому моменту ты еще не бежишь, то теперь побежишь обязательно. Еще пятнадцать, двадцать бешеных прыжков, поворот и тебя ослепляет солнечный свет и оглушает шум. Оживленная центральная дорога, много людей, магазины, дети и велосипедисты. Только мокрая спина и стук в висках, напоминает о преодоленном пути. Я не помню, когда и как первый раз оказался в этом месте, но с тех пор, когда один, выбираю только этот путь. Почему? Потому что, это место приходит ко мне во сне. Время от времени, оно появляется в моих сновидениях и если спуститься к нему, то на выходе меня ожидает красивый и сказочный мир. Он всегда разный. Прерии, реки, океаны, города. Мой личный транзит, как бы выразились хакеры сновидений. Транзит в неведомое... Впрочем, я давно уже все для себя решил и просто собирался с духом, делая вид, что меня заинтересовал огромный репейник на обочине. Мимо прошли несколько гогочущих, больших мальчишек, косящихся на деревянный меч в моей руке. Оружие мне смастерил дед, несколько дней назад и с тех пор я повсюду таскал его с собой, воображая себя крутым богатырем.
  - Пацан. Дай посражаться, - один из мальчишек, сделал рукой жест, как будто дырявил воздух.
  Я спрятал деревяшку за спину, а заодно и авоську с двумя горячими, источающими аромат, буханками хлеба, за которыми меня послали родители. Корочку на одной из буханок, я уже успел обгрызть. Пропустил тетеньку, о чем-то спорящую с усатым дядькой, велосипедиста. Ну все. Пора! Ветви сомкнулись за моей спиной. Кусты, развалины, насыпь. Уфф. Вот я и под мостом. И ничего не страшно. Подбадривая себя, я издал боевой клич индейцев. Громко крича и хлопая по губам ладонью.
  - Ава, ва, ва, - отозвалось эхо под виадуком.
  - Дудух, Ду-ду, ду-ду, ду-ду. Жжаааа, - с оглушающим грохотом, где то над моей головой, пронесся поезд.
  Почва под ногами ощутимо завибрировала и только на спокойной, водной глади не появилось даже морщинки.
  - Только попробуй, - как только стих шум, я погрозил серым водам мечом.
  И река попробовала. Закрутившийся возле одной из опор водоворот, переместился к берегу.
  - Ах так! - я подошел ближе и ткнул в него, деревянным оружием.
  Воронка распалась и разойдясь в стороны, образовала гладкую, зеркальную поверхность, отразившую меня целиком. Белая кепка, с прозрачным, пластиковым козырьком. Торчащие из под нее темные, крупные кудри. Белая же футболка, дырка на правом плече аккуратно заштопана, синие шорты, худые коленки, покрытые болячками и царапинами, сандалии на босу ногу. Отражение удивленно себя оглядело и начало меняться. Кепка истаяла, выпрямляя и высветляя волосы, лицо раздалось вширь и огрубело, силуэт вытянулся, футболка уступила место джемперу с оторванными рукавами и расшитому птичками и цветами, шорты удлинились и стали джинсами, сандалии преобразились в расхлябанные и разбитые ботинки, прижатая к бедру авоська растворилась и на ее месте появился подсумок, меч сменил окраску и хищно заструился темным пламенем. Я отшатнулся, но было уже поздно. Память вернулась вслед за возрастом. Зеркальная гладь вспухла и вытянулась вверх водяной сосулькой. Проявилось лицо, плечи, грудь и ко мне шагнула необычайно красивая женщина. Меч в руке дернулся и я понял, что Мила в ужасе, хоть и всеми силами старается от меня это скрыть. Женщина обошла меня по кругу, внимательно разглядывая, а я не мог оторваться от ее лица. Оно менялось и оставалось прежним. Словно смотришь в реку с быстрым течением, река та же, но постоянно новая.
  - Я от бабушки ушел и от дедушки ушел, и от Толика ушел, от инсекта ушел. Да что там! Даже от гончих хаоса ушел, - она, наконец, остановилась и покачала головой. - Какой интересный персонаж. Привет Миллиатуримархааа. Как ты подруга? Скажи, он у тебя настолько крут, или просто везучий дурачок?
  Я покосился на оружие, но она, ни как не прокомментировала вопрос. Только нервно подрагивала в ладони.
  - Ты кто и нафига этот цирк? - я отпустил Милу, которая с облегчением скрылась.
  - Я? Ну скажем Фея льда. Или Матерь граней.
  - Или Снежная королева. Я был в твоих владениях. Стасон показывал.
  - Неужели ты думаешь, что некий Стасон способен проникнуть в мой дом, без моего ведома и помощи? - женщина изменила лицо на образ хакера и сообщила мне его голосом. - Выдохнуть слово "вечность" не удалось даже настырному Каю. А он, как известно, потратил на это не один век.
  - Ты? Но зачем.
  - Да он это был. Успокойся. Но под моим контролем, - лицо королевы снова приобрело женственные черты. - Захотела познакомить старую подругу с приятным молодым человеком. Засиделась наша краля в девках. Миллиатуримархааа как он тебе? А то я сомневаюсь в этом дядьке уже. И постричь бы его не мешало что ли.
  - Зачем ты вернулась? - прошелестела Мила. - Вы же ушли за грань.
  - Вернулась. Как бы тебе дорогая объяснить? Ну вот живешь ты с дикарями на острове. Научилась бронзу ковать, петроглифы придумала, водопровод даже... Мда. И вот строишь галеру и выплываешь в большой мир. А там телевидение, машины, ракеты летают. И шок и интересно. Но вот чувство недоделанного, так и тянет домой. Все-таки, некоторые оказались мудрее и решили хотя бы порох изобрести. Сечешь о ком я?
  - Я не секу. Ни о ком, ни о чем, - вклинился я в беседу, чувствуя себя последним идиотом.
  - А тебе и не надо. Зачем ребенку третий закон фотоэффекта.
  - Так меня все равно инсект убил.
  - Причем тут это? Лишь бы ляпнуть что ли? И кстати, представь себе, не убил.
  - Ты спасла?
  - Я тебя умоляю! Не настолько ты велик и важен, чтобы с тобой возились первые. Просто тебе в очередной раз повезло. Ну ребятки, рада была поболтать. Вовик просыпайся.
  
  Гл.32 ПРОБУЖДЕНИЕ
  Яркое солнце слепило глаза, но еще не грело. Назойливый целлофановый шелест раздражал и не давал мне заново уснуть. Лежать на твердом, было неудобно. Пришлось сесть и осмотреться. Улица, тротуар. Ну да, вот и аптека с фонарем. Почти как у Блока. Напротив, два швейцара в фуражках отмывали окна в кафе. Рядом, что-то клевали птички. За стеклами кафе, восседали черные бабушки в розовых шляпках с цветочками и чинно пили кофе, недоброжелательно поглядывая на белых мойщиков. Снова зашелестело и я повернулся, разглядывая худого негра, кутающегося в чёрный полиэтиленовый мешок для мусора. Бедолага явно мучился похмельем. Наконец он принял удобное положение и замер. Усевшись удобнее, я произвел ревизию подсумка. Первым бросился в глаза сейв.
  - Мил он многоразовый?
  Меч не ответила. Ясно, про то, как я сюда попал можно даже и не спрашивать. Я перебрал многочисленные мелочи и обнаружил свернутый кусок бумажки. "Лотанариэ - сити. Мирандоро. Макс- код 23454 знак луны, желтое, символ поющей совы." - гласила записка.
  - Гм. Мил ну вот почему, когда надо ты не можешь отвечать?
  Мимо прошел здоровенный мужик в майке на вырост. Что-то с ним было не так. Уши! Длинные и острые. Эльфы что ли?
  Два перекормленных подростка подтвердили мои опасения. Я пригляделся к соседу. Ну да ушастый. Вот палево. Волосы мои за время странствий изрядно отросли и я как мог, прикрыл ими свои уши. Рядом притормозила двухместная метла. Это было неожиданно. Конструкция похожая на бесколесный тандем, зависла в метре над землей. Управляли чудо средством двое полицейских. Белые мужчина и женщина. Естественно остроухие, наряженные в красивую форму с бляшками и кокардами. У девушки на фуражке крепился проблесковый маячок. До меня отчетливо доносились переговоры их рации. Полисмены внимательно изучали негра.
  - Уньео, - девушка - коп смотрела на меня.
  - Я? - грудь у дамы была выдающаяся.
  - Ты, ты. Потормоши соседа.
  - Зачем? Он спит. Разве нельзя?
  - Спать можно. Мертвым нельзя. Встал и потормошил! - она направила на меня палочку. - Не сопротивляйтесь закону!
  - То же мне Гермиона, - я нехотя поднялся и сделал пару шагов.
  Тут негр дернул ногой сквозь сон и стражи порядка, успокоившись, полетели дальше. Между тем, место оживало. Мимо проскользнуло несколько бесколесных автомобилей, с откинутым верхом. Были тут и такие. В небольшой сквер вынесли столики и он постепенно наполнился завтракающими.
  - Лепесток есть похмелиться? - прохрипел очнувшийся бомж.
  Я отрицательно помотал головой.
  - А пожрать? Кисляшек тоже нет?
  Снова получив отрицательный ответ, темный, кряхтя и покачиваясь, приподнялся. Со стороны сквера пахнуло едой.
  - Даже не надейся, - перехвативший, мой голодный взгляд, эльф почесал длинное ухо. - Эти объедков не оставляют. Я тоже на мели. Тут в паре кварталов лепестки склад держат. Пойдем к ним, подработаем грузцами.
  - Какие лепестки?
  - Такие же как и ты. Светлые. Раньше у них один антрацит работал, он всегда нанимал.
  - А антрациты, я так понимаю, такие как ты?
  Бомж неожиданно подскочил ко мне и схватил рукой за горло.
  - Ты кого антрацитом назвал расист? Перо в бок захотел? Древнеэльф?
  - Извини брат, - я примиряюще поднял руки. - Совсем башка после вчерашнего отключилась. Напомни, как вас правильно называют.
  - Эк тебя торкнуло, - дроу подобрел и разжал хватку. - Темноэльфы мы. Мой тебе совет. Не употребляй ничего тяжелее кисляшки. Эта отрава до добра не доведет.
  Я задумался. Если верить Алтей, то я в любой момент могу вернуться на свою гору. Только какой в этом смысл и как потом добираться до Макса. Паровоз отпадает. Мне, почему то, кажется, что машинист расстроился из-за порчи вверенного ему имущества. Да и Криську с Лешей без новой симки не вызвонить. Живая и мертвая вода нужна обязательно, да и вообще наверняка у него много всякого, облегчающего существование странников. Плащ хочу, как у мужика на перекрестке и узнать надо, как Ирка докатилась до такой жизни. А значит только вперед. Выяснять про записку и искать торговца. Мимо шла светлоэльфа, таких габаритов, что по сравнению с ней знакомая мне воздушница выглядела как мисс худоба. Огромный, напоминающий чехол от автомобиля, топ едва прикрывал верхнюю часть, нет не грудей. Это было что-то намного масштабнее и выглядело устрашающе. Ноги были такой мощи, что легко бы подошли знакомому мне саркозуху.
  - Чего уставился придурок! - остановилась дама, заметив мой взгляд.
  - Ничего я не уставился. Извините.
  Огромная рука припечатала меня к стене.
  - Ты пожирал меня глазами. Я сейчас вызову полисменов и скажу, что ты пытался меня изнасиловать.
  - Но я не пытался, - пискнул я полузадушено. - Я даже не представляю этот процесс с Вами.
  - Ты пытался! - разгневанную даму было не остановить. Палец ее свободной руки, долбил мою грудь словно копье. - Ты просто еще один расист, которому похрен на права женщин! Ты просто зазнавшийся уебок! Как у тебя хватает наглости стоять тут и пялиться! Сраный сексист, расист и воин памперсный. Перш косматый!
  Она вдруг осеклась и отдернула руку. Взгляд ее был устремлен на открывшееся во время тряски ухо. Женщина отпрыгнула и с невероятной для ее комплекции скоростью удалилась прочь. Я поправил сбившуюся прядь волос на место, маскируя отличие. От стены отлепился наблюдавший за нами бомж.
  - Равноправная сучка, - он смачно сплюнул на тротуар. - Осторожнее с ними. Одного моего кореша отправили в Элениэ - сити, только за то, что он представился.
  - Ясно. Феминизм рулит, - отозвался я. - Элениэ - сити это где? И причем тут имя?
  - Одна из вирт колоний. Брат серьезно тебе говорю, завязывай. Ты забываешь элементарные вещи. А с именем забавно. Его звали Гиг и он принадлежал к дому Антских.
  - И что?
  - На вопрос, кто ты, он ответил, что его зовут Гиг Антский. Равноправная уловила сексуальный подтекст и обвинила чувака в сексуальном домогательстве.
  - Лотанариэ - сити, это где? А Мирандоро?
  - Мирандоро - город, где то у океана, а сити оно сити и есть. Наверняка колония. Вот ты озаботился! Нам срочно надо добыть хрустов и бухнуть. Отпустит. Точно тебе говорю.
  Темноэльф повернулся и поманив меня за собой, зашагал к перекрестку.
  
  Гл.33 ГРУЗЧИКИ И ГАНГСТЕРЫ
  Путь наш закончился возле огромного здания в готическом стиле. Я осмотрелся. Справа от меня темноэльфы курят траву, слева безостановочно целуется пара однополых светлоэльфов, позади ритмично вопит бомж неопределенной масти, впереди, присевший на корточки белый, потасканного интеллигентного вида и в очках, читает обрывок газеты.
  - Привет антрацитовые рожи, - мой новый знакомый оказался возле курильщиков. - Как тут чо?
  - Здоров бродяга. Что за лепестка приволок?
  - Кореш мой. Забавный малый. У него полная амнезия и еще... Ха ха ха ... И еще он оперированный под сказочного персонажа. Его даже равноправная труханула.
  Заинтригованные моей сказочностью дроу, поманили меня к себе и некоторое время восхищенно цокали языками, рассматривая мои уши.
  - Вылитый людь и полный долбодятел. Неуравновешенные дамочки наверняка в восторге, - вынесли они вердикт. - Это как надо любить комиксы, чтобы так себя изуродовать?
  Я, молча, улыбался в ответ, переваривая информацию. Аборигены, сами не желая того, подсказали мне хорошую легенду, на случай если кто-то еще заметит мою необычность. Наконец стали выходить работодатели и вскоре мы остались вдвоем с новым знакомым. Парень с проколотой бровью поманил нас рукой.
  - Эй вы двое! Нужно ящики переставить.
  - А они тяжелые? - отозвался мой спутник.
  - Что?
  - Просто у меня грыжа и мне нельзя таскать сильно тяжелое. Легкие ящики есть?
  Пробурчав что-то нечленораздельное, парень скрылся за дверью.
  - Расист поганый, - темноэльф почесал рукой худой живот. - Похоже он нас без калыма решил оставить. А бесплатная раздача хавчика только вечером.
  Задумавшись, я засунул руку в карман и нащупал там камешек из аванса купца, который почему-то не переложил вместе с остальными в подсумок.
  - Друг, а ты случайно не знаешь какую-нибудь ювелирную лавку поблизости?
  - Случайно знаю. А зачем тебе?
  - Вот продать хочу, - я достал мутный камень из кармана.
  - Ворованный? - дроу выхватил сокровище из моих рук и посмотрел сквозь камень на свет. - Хотя какая разница. Стоит чего?
  - Предыдущий хозяин уверял, что да.
  - С этого надо было и начинать день. Пошли.
  Прежде чем оказаться в лавке ювелира, мы полчаса блуждали по странным закоулкам. Мимо пробегали темные, подозрительные личности. То и дело откуда-то доносились гнусавые вопли пожарной сирены. Пожаров при этом нигде видно не было. Ювелир отложил в сторону цепочку, которую рассматривал сквозь лупу и принял из рук моего спутника камень.
  - Первый раз такой вижу, но совершенно очевидно, что это не представляет никакой ювелирной ценности, - почти сразу вынес он вердикт. - Вам в научную лабораторию надо. Если времени не жалко. Там точно скажут, что это такое.
  Не успел я расстроиться, как в помещение ворвался мужик в маске, изображавшей человека. Людя, по местному. Он швырнул на прилавок бумажный пакет и направил на нас палочку.
  - Выручку сложили быстро! Иначе мозги пропеку!
  Мы с новым другом не шевелились, пока ювелир дрожащими руками набивал пакет. Получив желаемое, грабитель устремился прочь. На выходе пакет треснул, купюры разлетелись во все стороны и у налетчика осталась лишь горстка бумажек. Он чертыхнулся, подхватил булыжник и устремился к припаркованной на стоянке машине. Гангстер с размаху запустил камень в окно, решив таким образом вскрыть транспортное средство. Стекло треснуло, но удар выдержало. Отрикошетивший булыжник, стукнул грабителя в лоб и он как подкошенный рухнул на землю. Палочка выстрелила и прожгла бедолаге ногу, оставив в ступне огромную дыру.
  - Кому рассказать, не поверят, - выдохнул очнувшийся бомж.
  Пришедший в себя ювелир нажал тревожную сигнализацию.
  - Господа прошу вас задержаться до прихода полисменов. Будете свидетелями.
  Встречаться с местными копами, в мои планы не входило и я устремился к выходу. Видимо мой спутник был такого же мнения, поэтому схватив с прилавка камень и цепочку, он резво кинулся за мной, задержавшись лишь для того, чтобы подобрать несколько купюр. В этот раз мы петляли по закоулкам около часа и наконец, вынырнули в огромном парке.
  - Здесь и расстанемся, - сообщил темноэльф, шумно глотая воздух. - Одни неприятности от тебя. И заметный слишком. Мой тебе совет. Садись в подземку и дуй в центр. Там затеряться легче.
  Отдышавшись, он вернул мне камень, сунул одну из смятых купюр и резво растворился среди деревьев. Проводив его глазами, я поинтересовался у прохожего насчет ближайшей станции метро, купил билет и спустился под землю. Подземка меня поразила. Я ожидал увидеть что-то похожее на Московское метро, а оказался в зловонном леднике. Трясясь в стальном вагоне, я почувствовал, что еще немного и меня вырвет. Пришлось зажать нос. Так как метро было наполнено антрацитами, простите темноэльфами, а я морщился, то некоторые из них, озабоченные проблемами расизма, поглядывали с неодобрением. Дрожь, вызванная холодом, усилилась. Когда запах почти довел меня до обморока, а пот начал превращаться в лёд, поезд остановился на нужной станции. Я выпоз из вагона и устремился к свету.
  
  Гл.34 ИЗУЧЕНИЕ МЕСТНЫХ РЕАЛИЙ
  Я сидел за столиком, переваривал местный фаст фуд и разглядывал свои приобретения. Дорожную карту, тонюсенькую брошюру "История Луимской Империи" и книгу "Как я сидел и исправился". Через минуту, непонятные закорючки стали приобретать смысл, а съеденное нечто наградило меня изжогой. Проводив глазами аппетитную дамскую попку, едва прикрытую легчайшей тканью, я еще раз мысленно поблагодарил, так и оставшегося безымянным, мастера меры, сделавшего мне воистину королевский подарок. Из рассказов Камиля я знал, что амулет читать не учил. Судя по карте Луим, страна в которой я оказался, занимала половину континента. Я находился на восточном побережье, а Мирандоро на западном и чтобы в него попасть, мне нужно было пересечь всю страну. Вот честно, пресловутый закон бутерброда очень здорово напрягает. Покончив с географией, я углубился в историю. Пару тысячелетий назад на территории Луима обосновались старшие ветви светлоэльфов, бежавших с затонувшего материка, называемого Оргунель. Надавав по шеям, прежним обитателям и спровоцировав несколько крупных переселений племен, они успокоились и стали обживаться на новой родине. Благодаря благоприятному климату и выгодному положению, молодое государство стало активно развиваться и спустя несколько столетий, прочно заняло доминирующее положение в регионе. К этому времени, обнаружился еще один народ, ведущий происхождение от эльфов спасшихся с Оргунеля. Так называемые младшие ветви. У этих осесть не получилось и они все это время скитались по континенту, воруя у местных жителей женщин и овец. Такая раздольная жизнь младшим очень нравилась, но ровно до того момента, когда у аборигенов стали образовываться сильные государства и вместо шашлыка и оргий, все чаще приходилось отхватывать люлей. Тут-то они и пересмотрели взгляды на жизнь, отправив к старшим послов. Старшие, родственников встретили радушно и тут же натравили их на ближайших соседей. Коварные соседи просто так уйти в небытие не пожелали и начали организовывать союзы. Войнушка шла с переменным успехом и затянулась на пятьсот лет. Конец этому положило нашествие домов темноэльфов с антрацитовых островов. По неизвестным причинам, у них в то время расплодилась ядовитая муха Зазу и случилось три неурожая подряд. Как саранча хлынули они на земли Луима, разрушая все на своем пути и выкладывая в честь богини Шламу пирамиды из белых голов. Вчерашние противники, созвали Большой совет. После трех дней, непрекращающихся споров, армии объединились и местные получили статус родни и младших ветвей. Темноэльфов выгоняли пятьдесят лет. Напрягшиеся старшие осуществили небывалый прорыв в науке. Громоздкие боевые посохи заменили прототипы волшебных палочек, кавалерия пересела на летающие ступы. Попутно изобрели паровой двигатель и электричество, но как применять открытие, опередившее время, не догадались и отложили освоение новых технологий на потом. Остатки темных домов убрались обратно на острова, а светлоэльфы получили империю, состоявшую из четырех административных единиц, именуемых рощами. Счастье как водится, длилось недолго. Военная аристократия в лице младших ветвей, вдруг осознала, что она живет в несправедливом и несовершенном мире. После войны им достались только почести, в то время как власть, так и осталась в руках старших умников. Назревал заговор. Глава ареопага, Тикраэль разноглазый, был подло зарезан лучшим другом Курулом, во время церемонии жертвоприношения девственниц богу мудрости Аколу. После этого, старших резали везде, где только могли до них дотянуться. Немногие уцелевшие, вместе с несколькими младшими ветвями, сохранившими им верность, укрылись в горах, где организовали закрытую сеть монастырей. Курул объявил себя Наместником Рощ и провозгласил эру благоденствия и процветания, даровав всем жителям Луима равные права. Эра всеобщего счастья длилась не долго. Граждане, получившие равные права с правителями решили, что они не должны марать руки физическим трудом. А кушать хотелось. Был организован срочный поход в соседнее государство, все жители которого были обращены в рабов. Луим обзавелся еще одной Рощей. Следующая проблема пришла, откуда не ждали. Без укрывшихся в горах умников, перестали работать элементарные вещи, к которым все давно привыкли. Самодвижущие лестницы, летающие повозки, да что там, обыкновенный водопровод. Все ломалось и переставало работать, потому, как чинить было не кому. Курула растерзала толпа во время канализационного бунта и воцарилась анархия. Все воевали со всеми. Вчерашние рабы резали под шумок хозяев, а соседи, которые до этого и чихнуть без разрешения боялись, нагло и коварно отжали себе две Рощи. Через восемьдесят лет беспредела, уцелевшие главы ветвей вновь объединились и как в старые добрые времена отправили посольство в горы. Мерзнувшие в горах старшие, снова проявили благородство и всех простили. На большом совете была выработана конституция и новые законы. С этого момента и ведет отсчет новое, самое демократическое и справедливое государство. Жителей поделили на аристократию в которую входили уцелевшие главы ветвей - древнеэльфы и на остальных - лепестки. Всем были дарованы новые права и объявлены вольности. Отныне светлоэльфов держать в рабстве становилось не гуманно и ученые вспомнили про острова с темными домами. Первые пароходы ушли в океан. На континент хлынула дешовая, рабочая сила. Умники заново отстроили хозяйство и придумали много удивительных вещей. Попутно было развязано несколько войн. Исключительно справедливых и освободительных. И это в то время, когда остальные государства, постоянно вели войны несправедливые и захватнические. За триста лет Луим увеличился на шестнадцать Рощ, принеся в новые земли мир и порядок, просвещая и обучая местных дикарей исключительно хорошему. Местные, в силу своего невежества массово дохли. От дикости понятно. В это время в двух Рощах обладающих полезными ископаемыми, зародился новый класс. По-простому бизнесмены. Деятельные лепестки, с представителями обедневших умников, затеяли строительство фабрик и заводов. Наладив производство и неприлично разбогатев, они обратили свое внимание на аграрные Рощи. Сельские консерваторы, менять сложившиеся устои не собирались. Грянула новая гражданская война. Бизнесмены выставили армию наемников и двинулись в поместья, нести свет новой эры. Аристократия, имеющая тысячелетнюю военную традицию, разметала этих горе воинов в пух и прах. Еще несколько сражений и желающие испытать военную долю в славном Луиме закончились. Остатки войска торгашей бежало обратно на свои территории. Почувствовав запах горячего, бизнесмены выпустили с фабрик темноэльфов, пообещав им свободу, равенство и земли. Так же они начали массово раздавать гражданство всем эмигрантам. Это был конец аристократии. Разгром завершили восставшие и ударившие в тыл рабы. Победители провозгласили еще сотню свобод, запретили и сделали ругательным выражение древнеэльфы и объявили демократическую республику, заодно присоединив соседнее государство и выйдя к противоположному побережью. Эта информация занимала ровно четверть брошюры, а дальше шло описание невиданной мудрости и справедливости основателей. Дочитав до места, где закончили расписывать самое лучшее в мире образование, и перешли к толерантности, я загрустил и отложил изучение столь полезной информации на потом, перейдя к рассказам бывалого ЗеКа. Бывший сиделец меня разочаровал. Помимо философии о том, что раньше он был бяка и негодяй, а теперь белый и пушистый, благодаря самым лучшим в мире кибертюрьмам, никакой полезной информации больше не сообщалось. Что это за кибертюрьмы, распорядок, условия содержания. Ноль информации. В итоге у меня сложилось впечатление, что это место где нарушители закона лежат в вирткапсулах и под воздействием препаратов, беспрерывно каются. Воспоминания полетели в урну. Я поднялся и потянулся. Впереди был океан и приключения.
  
  Гл.35ГОП СТОП
  Поначалу, мне показалось, что я попал на карнавал. Среди городского шума, послышались звуки фанфар. Снующий, повсюду народ оживился. Застучали барабаны и показалось шествие. Впереди двигался отряд из полусотни длинноухих, полуголых красавиц. Девицы дудели в трубы и покачивали в такт марша красивыми бедрами.
  - Что за праздник? - поинтересовался я у гражданина в крутой, байкерской куртке и нелепом, вязанном берете с меховым помпоном.
  - Я подозреваю, что это забастовка учителей, - отозвался мужик, разглядывая меня сквозь стекла солнечных очков.
  Очки у него были еще круче, чем куртка. Я завистливо вздохнул, понимая, что не хочу больше плащ, а хочу вот такую куртку и очки.
  Следом за девицами пошла толпа с плакатами.
  - Я, кажется, ошибся, - поправился счастливый обладатель куртки моей мечты. - Это акция.
  - Акция чего? - За толпой снова пошли голоногие девушки. Большинство из них очень даже впечатляли.
  - Наверняка протеста и борьбы. У нас самые справедливые в мире борцы за справедливость. Но это не равноправные. Они не носят купальников. Я, думаю, спасают редких птиц, или голодных антра... темноэльфов на островах.
  С нами поравнялась блондинка с огромным плакатом, на котором было намалевано - " Пей энерговоду - спасай природу". Появилась плывущая над землей платформа. Стоящий на ней, румяный светлоэльф, в белом костюме с блестками, радостно вещал в микрофон.
  - Миллионы эльфов пьют энерговоду, заряженную всемирно известным друидом Гинеэлем Лозоходцем. Пей и ты! Влейся в семью водохлебов и оставь нам свое завещание.
  Еще две девушки развернули передо мной транспарант: "Энерговода гарантирует вечное удовольствие и блаженство".
  Вскоре все пространство запестрело призывами: " Всемирно известная звезда Лиана Тануэ пьет энерговоду. Пей и ты! - Мы боремся за мир во всем мире и бережем природу. Покупай книги друида Гинеля Лозоходца и встань на путь успеха". Шествие купальных костюмов продолжалось. Внезапно меня окружила толпа с бидонами. Словно цыгане на вокзале, они завертелись пестрым хороводом.
  - Попробуйте нашу продукцию. Первый стаканчик бесплатно, - проворковала бабуся, которая судя по возрасту, была свидетельницей крушения Оргунеля. - Гарантирую, энерговода не пачкает вставные челюсти.
  - Никаких ГМО, кофеина и сахара, - промурлыкала темноэльфа. - Чистая энергия!
  - При его производстве не пострадало ни одно животное, - добило меня последним аргументом существо, принадлежащее не понятно к какому полу.
  В руках у меня оказался пластиковый стакан и я осторожно сделал глоток. Вода. Судя по металлическому привкусу обыкновенная, водопроводная.
  - Что скажете? - поинтересовалась бабуся.
  - Это вода.
  - Не просто вода, а напиток, пропитанный чистейшей энергией. У Гинеля Лозоходца, между прочим, пятьдесят пять детей. Вот вы кто по профессии?
  - Эм. Я художник. Свободный.
  - Представьте, какие вы теперь сможете творить шедевры. Мировое исскуство обогатится на ваших произведениях. Приобретайте энерговоду прямо сейчас со скидками. Сто тридцать хрустов за бидон.
  - Я безработный дирижер. Нищий.
  Распространители счастья тут же потеряли ко мне интерес. Только темноэльфа осуждающе колыхнула не скованной лифчиком грудью и печально констатировала.
  - А кофточка такая правильная. С цветочками. Эх ты.
  Шествие, сопровождавшееся аплодисментами и свистом, подходило к концу. Заканчивалось действо огромной, развернувшейся в небе, голограммой: "Спонсоры процессии..."
  Следовал длинный перечень названий и образцы логотипов, и наконец завершение: " Покупайте товары только у наших спонсоров. Остальные вам врут".
  Рядом снова возник тип с помпоном, поправляющий очки. Интересно, где он прятался, пока я грудью отражал нашествие распространителей ржавой воды.
  - Работа нужна?
  - Нужна, - не стал я отрицать очевидное. - Есть предложение?
  - Есть. Я известный продюсер, а у тебя необычная внешность. Оперированные в моде. Я помогу тебе стать звездой, - мужик подошел ближе и наклонился, невнятно пробубнив, - Осшосе?
  - Чего?
  Меховой помпон выпрямился и отбежал на несколько шагов.
  - Я дам сотню хрустов.
  - За фотки? - увы, но я все еще был сыном своей страны и жутким провинциалом.
  Мужик сделал жест, как будто запихивает себе в рот невидимый банан. Миг и заструившийся клинок Милы снес извращенцу голову, и она резво запрыгала под ноги завизжавшей темноэльфе, набрызгав ей на лабутены, и .., и в последний момент я остановил данное развитие событий. Во первых слишком людно, а мне еще рано в кибертюрьму, во вторых куртка испачкается.
  - Слишком людно, - озвучил я вслух свои мысли.
  Дядька расслабился и кивнув, поманил меня за собой. Остановились мы в довольно мрачном закутке, рядом с мусорными баками.
  - А может, - хрипло выдохнул он. - Может я доплачу еще сотню и мы...
  - Может, - не стал я разочаровывать извращенца раньше времени. - Очки сними.
  - Зачем?
  - Хочу раствориться в твоих бездонных глазах.
  Доверчивый мужик разулыбался, снял очки и тут же получил в морду. Два передних зуба выпали на брусчатку, угол одного из баков украсился красными брызгами, кастет на кулаке несколько раз моргнул и растаял, а я, в последний момент, поймал подлетевшие к верху очки. Получилось эффектно. Жаль никто не видел.
  - Куртку снимай. Аккуратнее. Не заляпай.
  - За чтоо?
  - А потому что, - я придирчиво осмотрел новое приобретение. Вроде чисто. - Потому что, ты грубый и бездушный. Ты ранил меня чувак. Ты оценил мою красоту и невинность дешевле бидона водопроводной воды. Ты... - Я достал из кошелька документы и прочитал имя. - Яльди ты негодяй. Знаешь, какой я ранимый? Я между прочим... - В кошельке оказалось всего пятьдесят хрустов. - Не понял сука! Ты меня еще и кинуть хотел?!
  На брусчатку вылетели еще пара зубов и потек зловонный ручеек. Решив, что его будут убивать, Яльди напустил под себя лужу. Вот блин. А я хотел еще и драные джинсы заменить и обувь, если размер подходящий. Поспешность никогда не доводит до добра.
  - Черствый жлоб, - я одел куртку, спрятал в карман кошелек и повязал на голову платок Шаи, на пиратский манер. Идиотский берет, меня не прельстил. - Теперь я точно знаю, что ты меня не любил. Не ищи меня, не пиши мне и не звони. Ты довел меня до слез. Прощай навсегда!
  Через полчаса, я разглядывал себя в витрине магазина. Новый образ мне понравился. Даже дырки на джинсах добавляли мне брутальности. Вот только, разбитая до состояния лаптей, обувь все портила.
  - Скверный городишко, - наябедничал я отражению. - Того и гляди, то ограбят, то обманут, а то и вовсе что-нибудь нехорошее сотворят. Пора выбираться в пампасы.
  
  Гл.36 АВТОСТОПОМ ПО ЛУИМУ
  Оказалось, что в самом демократическом государстве на свете, запрещен автостоп. Двое ушастых полицейских, женского пола, на метлах, отловили меня на трассе государственного значения и отвезли на второстепенную дорогу. На несколько километров от нужного места.
  - Вот здесь вы можете спокойно ловить попутку.
  - Но мэм. Мне нужно там.
  - Вам есть еще что добавить?
  - Вы вкусно пахнете.
  - Это домогательство с сексуальным подтекстом?
  - Это констатация факта.
  Блюстительницы порядка улетели, а я грустно побрел обратно. Все оказалось не так просто. Солнце пекло, дул пыльный ветер и хотелось пить. В какой-то момент я начал мечтать о бидоне с ржавой энерговодой. Впереди притормозила старенькая колымага, с откинутым верхом. Как же все таки они обходятся без колес? Я резво подбежал к двери. На меня подозрительно смотрела рыженькая эльфийка.
  - Вы вооружены?
  - Нет, - как доказательство, я развел в стороны пустые ладони.
  Девушка успокоилась и открыла дверцу.
  - Куда едете?
  - В Мирандоро.
  - Это опасно. Неужели вы не боитесь. Эти соседние страны. Там живут дикари, которые неизвестно когда получат визовидение. Говорят, они до сих пор читают книги. Представляете?
  - С трудом. Но Мирандоро находится в Луиме. У океана.
  - Я всегда знала, что у нас есть океан. Интересно, а у этих несчастных есть океан?
  - Вряд ли. Откуда океан у людей, читающих глупые книжульки.
  - Аха ха. Книжульки. Надо будет запомнить, - девушка ткнула меня кулачком в плечо и расслабившись, подсунула под попу ногу. Другую, она держала на газе. - А ты забавный. Сначала я не хотела тебя брать. По визору всегда показывают фильмы, где автостопщики в конце концов оказываются неприятными типами и извращугами. Но я подумала, что парень в такой куртке просто не может быть ненормальным... А еще я боюсь зомби.
  - На дорогах ходят зомби?
  - Нет. Но ведь их могут изобрести. Я видела по визору. Эти ученые. Почему они не придумают что-нибудь полезное? Например, жвачку с нескончаемым вкусом.
  - Бесполезные люди. Ученых нужно выбирать всеобщим голосованием. Честно и демократично. Я бы выбрал тебя.
  - Я всегда была умна, - польщено улыбнулась рыжуля. - Многих это раздражает. Комплекс нецелованности.
  - Может неполноценности?
  - Может. Но это их проблемы.
  Некоторое время, мы ехали молча.
  - И все таки Друмеэль изменил ей, - сообщила она вдруг. - Какая неблагодарность. И это после всего, что она для него сделала. Помнишь, как она пожертвовала ему почку, после аварии?
  - Помню. Я рыдал. Честно, - я решил поддержать беседу с девушкой, которая так любезно меня подвозит, не смотря на угрозу изобретения зомби.
  - Я тоже. Мы всем баром рыдали, когда вышла эта серия.
  - Он пожалеет и приползет обратно.
  - Конечно, приползет. Кто он без нее? Это ведь она придумала, прикручивать к каблукам бубенцы.
  - Глупо. Глупо и подло изменять, придумавшим каблуки с бубенцами.
  - А как страдает Куко! Бедняга отказывается есть водоросли. А ведь он так любит их.
  - Мне кажется, он подозревал его изначально.
  - Пф. Подозревал. Да он видел их в отражении зеркала.
  - Какая травма!
  - Тяжелейшая. Черепахи очень чувствительны.
  - Это да. Они даже природные катастрофы предчувствуют.
  - Думаешь, режиссеры решили устроить катастрофу и этим закончить сериал?
  - Думаю, все интересные персонажи спасутся. Хотя и будут страдать.
  - Клевенький, - я снова удостоился тычка в плечо. - Как здорово, что ты обычный.
  В этот момент порывом ветра сдуло косынку, которую я едва успел поймать. Девушка ударила по тормозам. Едва не разбив голову о панель, я судорожно зашарил по дверце, пытаясь сбежать. Мне, почему то показалось, что меня будут бить.
  - Круто! Круто! Круто! - рыжая захлопала в ладоши. - Оперированный как Друмеэль.
  - Но он негодяй же. Нет? - я настороженно следил за движениями дамочки.
  - Зато такой красавчик! Можно? - она протянула руку и пощупала мои уши, при этом так взвизгнула, что я от неожиданности чуть не выпрыгнул на дорогу. - Ни одного шва. Прямо как настоящие. Как ты говорил тебя зовут?
  - Яльди.
  Девушка придвинулась ко мне вплотную и перешла на шепот.
  - Признайся. Ты из древнеэльфов.
  - Об этом не рекомендуется говорить вслух, - заважничал я.
  - Я поняла это с первого взгляда. Недаром у меня с утра чесались лодыжки. Верная примета интересной встречи.
  - Согласен. Я тоже доверяю лодыжкам.
  - Слушай, а поехали ко мне. Ты расскажешь, что влюбился в меня с первого взгляда и приехал аж из самого океана. Представляешь, как будет завидовать Румелла? Пуэль тогда все поймет! Ты умеешь драться? Он захочет тебя побить. Как ты говоришь тебя зовут?
  - Яльди меня зовут. А давай, ты высадишь меня на трассе и мы не будем злить Пуэля. Я художник. У меня тонкие кости.
  - Нуу. Не будь занудой. Если боишься, мы скажем, что ты после аварии и он пообещает тебя побить попозже. А потом я попрошу Буга забрать тебя с собой. Он как раз собирался в сторону, которая тебе нужна. Он хоть и темноэльф, но из наших и ненавидит антрацитов.
  Как можно было быть темноэльфом, ненавидящим темноэльфов, я представлял себе плохо и еще раз попытался отмазаться от сомнительной чести подраться с беднягой Пуэлем, но девушка загорелась идеей и ее было не остановить. В итоге, она выложила на стол убойные козыри с ночлегом и ужином. Так как приближался вечер, я, скрепя сердце, согласился. С условием, что всем и каждому сразу будет объявлено о том, что я только что из аварии и мне пересадили почку.
  - Это будет феерично! - девушка нажала на газ. - Как ты говоришь тебя зовут?
  
  Гл.37ДЯДЯ СЕРЕБРЯННЫХ КОПЕЙ
  Буга оказался суровым и серьезным мужиком.
  - Я отвезу тебя до Фоси, но сначала мне надо заехать еще в одно место, - сообщил он, о чем-то пошептавшись с рыжей.
  Дорожная карта показала, что Фоси мне по пути и я полез в парящий транспорт. Несколько часов мы проехали, молча, что было очень кстати. Я дремал, переваривая прошедшие, фееричные события. У рыжули, которая так и не соизволила представиться, все получилось. Румелла завидовала и строила глазки, томно вздыхая. Пуэль, отозвав меня в сторону, прошептал, что как только почка приживется, он вышибет мне мозги. Гости ахали и охали, разглядывая и щупая мои уши. Работа неизвестного хирурга, безоговорочно была признана качественной. Даже Пуэль не удержался и попытавшись их под шумок оторвать. Обещанный ужин был вкусным и мне выделили комнату. Ночью, новая знакомая скользнула под мое одеяло.
  - А как же Пуэль? - я попытался отодвинуться, но уперся в стену.
  - Я скажу ему, что ты испугался и удрал. Ему будет приятно. Иди ко мне мой Друмеэль.
  - Я Яльди.
  - Пф. Ну, кто такой Яльди? А Друмеэль, это Друмеэль. Помолчи. Не порть вечер.
  - Просыпайся, - нарушил мои сонные грезы Буга. Вот она - гора, которая пожирает.
  Потягиваясь, я посмотрел в указанном направлении. Гора имела правильную, конусообразную форму и напоминала древний храм инков, где они приносили богам человеческие жертвы.
  - Храм?
  - Бывшие серебряные шахты. Достань из багажника сумку. Будь любезен.
  Зевая, я открыл багажник и вытянул на землю довольно увесистый рюкзак.
  - Камней наложил туда что л..., - я обернулся и замер.
   На меня была направлена палочка, на кончике которой, неприятно потрескивала искра.
  - Свельта считает тебя древнеэльфом, - значит рыжик это Свельта, догадался я. - А я считаю, что ты клоун, проехавшийся глупенькой девочке по ушам. Чего вынюхиваешь лепесток? - Буга был серьезен.
  Осторожно, стараясь не делать резких движений, я вытянул в сторону дроу руку, ладонью вверх. Повинуясь мысленной команде, Мила на три секунды проявилась в виде руны старших ветвей. Как хорошо вовремя прочитать нужную книгу. Глаза темноэльфа расширились.
  - Ваклуэль. Истинный друид. Предпоследняя ступень, - представился он, слегка наклонив голову. - Величие не бывает в прошлом!
  - Владимир Красное Солнышко. Тарабарский король. Старшая ветвь, - я повторил кивок. - Величие не бывает в прошлом! Палочку уберешь может?
  - Извини, - Буга спрятал оружие. - Меня твой дурацкий вид смутил. Зачем это тебе? - он постучал пальцем себе по острому уху.
  - Конспирация.
  - Ну да. Кто заподозрит в придурке, начитавшемся комиксов, представителя старших ветвей, о полном исчезновении которых было заявлено еще двести лет назад.
  - Правильно мыслишь. А с каких пор истинные друиды разгуливают с черными рожами?
  - Конспирация. Когда по всему Луиму заполыхали костры, истинные знания оказались в опасности. Уцелевшие, заложили знание в нескольких темноэльфийских ребятишек. Ну кто в здравом уме, будет подозревать антрацита в истинном учении?
  Не сговариваясь, мы захохотали, глядя на горный конус.
  - Пошли. Пора навестить дядюшку, - истинный друид вытер выступившие от смеха слезы. - Наверняка наша встреча, это его проделки. В такой день и такое совпадение.
  Что сегодня за день и какой дядюшка живет в горе с таким романтичным названием, я понятия не имел. В брошюре об этом не упоминалось. Но и расспрашивать нового знакомого не стал. Доверие слишком хрупкая вещь. Глупо его разрушать из праздного любопытства. Вместо этого, я помог дроу надеть на спину рюкзак и мы двинулись в путь. Дорогой Буга рассказал мне историю этих мест. В давние времена, гора была наполнена серебром. Работать на шахты свозили тысячи рабов. Большинство из них никогда больше не увидели солнца. В то время, технология получения серебра, была следующей. Руду смешивали с водой и ртутью, а потом растаптывали эту смесь ногами. Способ дешевый, но не гуманный. По приблизительным подсчетам, в серебряной лихорадке погибло несколько миллионов эльфов. Вот откуда и взялось название. У подножия горы, в грудах камней ковырялись несколько женщин в черных шляпах и расписных накидках.
  - Это туи, - сообщил друид. - Женщины не могут спускаться в шахты. Табу. Те, кто хотят иметь детей и не могут, приходят на склон и ищут кусочки руды. Если повезет найти, то дети обязательно будут. Миновав женщин, мы надели каски с фонариками и вошли в пещеры. В нос сразу ударил ацетоновый запах, под ногами захлюпала слякоть, на сводах заиграли блестевшие разными цветами кристаллы. Запутанный тоннель то петлял узкими коридорами, то разрастался до размеров станции метрополитена. Деревянные, ненадежные лесенки уводили нас на нижние ярусы. Иногда мы ползли по узким, едва заметным норам, задевая головами зеленые сталактиты. В одном месте у подземной реки сидело несколько выпивающих личностей. Из под фонарей на касках, выглядывали белые от пыли лица с красными глазами. Я споткнулся и камни с шелестом посыпались в реку. Личности обложили меня матом. Наконец, мы оказались в огромной раскуроченной пещере, переливающейся всеми цветами минералов. Стены пещеры были увешаны гирляндами пустых бутылок, цветными тряпочками и картинками обнаженных девиц из глянцевых журналов. Извилистый коридор между огромными сталагмитами вывел нас к небольшой нише. Буга зажег развешенные на стенах светильники и я увидел его. Каменную статую существа в шахтерской каске с оскалом торчащих во все стороны зубов. Ноги статуи, обутые в шахтерские сапоги были широко расставлены. Левая рука сжимала огромный член со свисающими с него цветными гирляндами из сплетенных ленточек. Под ногами захрустели бутылки. Что то в лице идола показалось мне знакомым и я подошел ближе. На меня смотрел каменный Мелимо, а то, что я принял за клыки, оказалось торчащими изо рта сигаретами.
  - Дядюшка Монту, - пояснил истинный друид. - Там, - он ткнул в свод, - верят в хрусты, а здесь царство Монту. Пойдем, покажу.
  Он надавил на, скрытый в стене, рычаг. Огромная глыба отъехала в сторону, открыв еще один зал, заставленный контейнерами.
  - Знания! - дроу любовно погладил по пластиковой оболочке ближайшего хранилища. - Картины первых, - он поманил меня к разрисованным стенам. - Смотри. Монту владел нами на заре сотворения мира. Нам принадлежал весь Оргунель. Это был цветущий край. Дядюшка хранил у нас свой ковчежец. А сегодня у него день рождения и мы помним... Величие не бывает в прошлом! Вот видишь? Это все скопировано с подлинных рисунков.
  Я не спеша шел вдоль стены, рассматривая фрески. Мелимо и полуголые эльфы вооруженные дубинами, Мелимо в короне из листьев, Мелимо верхом на тираннозавре, возглавляет огромное войско, Мелимо в окружении эльфов в белых тогах, красивейший дворец, ковчежец. Ого. Да это же вокрлок! И последняя картинка. Мелимо борется с синекожим гигантом с несколькими руками. Вокруг бронированные в скафандры фигуры с лазерными пушками, испепеляющие все на своем пути. На заднем плане, выжившие, в панике, грузятся на корабли.
  - Пошли праздновать,- друид вывел меня из помещения и замуровал вход. - Вот держи. Положи в рот.
  Я взял горсть листьев и неуверенно помял их в руке.
  - Если ты древнеэльф, тебе нечего бояться.
  Эх. Была, не была. Я сунул листья за щеку. Рот тут же наполнился горькой, вяжущей слюной. Буга повторил мои действия и достав из рюкзака бутылку. Ловким движением, он открутил крышку и плеснул спиртным на сапог статуи, что-то пробормотав.
  - Садись, - к моим ногам полетела куртка.
  Я послушно сел. Темноэльф сплюнул на землю пережеванные листья и отхлебнул из бутылки.
  - Будешь?
  Я кивнул. Язык и десны у меня занемели, так что пришлось выковыривать листья пальцем. Спирт, словно вода, заскользил по пищеводу. Истинный друид плюхнулся рядом и начал монотонно бубнить. Статуя, словно ожила, в неровном свете светильников. Бедный старикан. Это же надо, наградить его таким членом. Мне стало смешно. Я представил, как он встречает гостей в своей кафешке, с гигантским фаллосом на перевес.
  - Аха ха ха. Проходите. У меня сегодня замечательное рагу.
  - Кха, - статуя выплюнула сигареты и покрутила головой, разминая шею. - Очень смешно. А сам то. Тарабарский король блин. Именем тарабарского короля! Верните ключик Тортилле.
  - Тортилле. Аааа, - я достал свой ключ и помахал им в воздухе. - Театр Молния. Проткните носом очаг. Хихи. Ахаха ха ха. Уфф. Это все твои поклонники. Накормили меня какой то дрянью.
  - Они могут. Ты чего звал то? Поржать?
  - Звал?
  - Ну раз я пришел. Значит звал.
  - Хихик. Значит получается да. Ммм. О. Знаю, че хочу. Как выглядит знак луны? Что может связывать желтое и сову певицу и куда им вставлять цифры.
  - Это тебе надо имперский университет заканчивать. На Цатоне дают хорошее образование и диплом капитана космического корабля.
  - Не расскажешь? Поверь мне надо.
  - Нет. Покажу.
  Своды пещеры замерцали и стали прозрачными. Передо мной простирался зал уставленный колоннами. Приподнявшись, я сделал несколько шагов вперед. Из-под ног, противно вереща, во все стороны хлынули, похожие на смайлики, существа. Одна из колонн, неуловимо, выделялась среди прочих. Я подошел ближе. Знаки на колонне закрутились и стали перемещаться. Миг и я увидел правильную комбинацию.
  - Ну и здоров ты спать. Просыпайся, скоро приедем, - я открыл глаза и увидел темноэльфа, протягивающего мне бутылку с водой. - Глотни. Сушит небось.
  Кивнув, я принял воду и шумно напился. Потом осмотрелся. Мы ехали по трассе. Никаких признаков серебряных копей.
  - Буга. Там в пещере...
  - Тсс... Что бы там не произошло. Это только твое.
  - Ясно.
  Дальнейший путь мы проделали, молча и вечером были в Фоси. Друид попрощался со мной и развернул транспорт в обратном направлении.
  - Когда увидишь его, скажи, что мы все еще празднуем, - крикнул он мне на прощание.
  Этой ночью я спал на улице. Было дождливо.
  
  Гл.38 ЗАТВОРНИЦА
  Третья неделя путешествия подходила к концу. Я брел вдоль скоростной автострады. Мимо проносились метлы и парящие повозки. Чтобы добраться до нужного города, осталось преодолеть всего одну Рощу. Если я скажу, что автостоп в стране, где он официально запрещен легкое занятие, то однозначно совру. Радовало только то, что местные время от времени нарушали этот нелепый закон. Иногда мне приходилось задерживаться в небольших городках на несколько дней. Я освоил карьеру грузчика, официанта и почти мусорщика. Почти, потому что не справился с управлением метлы и опрокинул мусорные баки прямо на отдыхающих в одном из престижных отелей. Ну что сказать. Был скандал. Впереди притормозила, обогнавшая меня повозка. Худой светлоэльф открыл дверцу.
  - Могу подбросить до Лигана.
  - Будет очень кстати.
  - Нарушаешь?
  - Я поэт. Мне нужны красоты и впечатления.
  - В молодости я как то тоже путешествовал стопом. Почти Рощу пересек.
  - Расскажите.
  - Тебе такое и не снилось! Я проехал соседнюю Рощу от Грана до Плума! Знаешь кто меня один раз подвозил?
  - Кто?! - торжественный тон вопроса, рисовал мне самые невероятные картины. Не то президент, не то сам Мелимо, оставивший ради такого случая перекресток.
  - Светлоэльфа! Де-вуш-ка!- худой посмотрел на меня свысока, ожидая реакции.
  - Вот это да! - я не подкачал.
  - Да! Остановилась и подвезла. Представляешь?
  - С трудом. Думаю, вы ей понравились.
  - Как знать, как знать. Она молчала, но что-то в ее взгляде чувствовалось... вот и Лиган. Палатка есть у тебя?
  - Нет. Я в отеле остановлюсь.
  - У нас нет отелей. Мы долмуроны.
  Кто такие долмуроны я не знал, но уточнять постеснялся.
  - А как же гости?
  - У нас не бывает гостей недолмуронов. Ближайший отель в нескольких километров. У Шотрогу. Единственное место, где тебя с удовольствием пустят, это дом Добриэли. Ха ха. Шутка. Она из огненных. Ты же знаешь, что тебя ждет у нее?
  - Сифилис?
  - Аха ха шутник. Кое-что похуже. Семь лет невезения. Ты не знаешь разве?
  - Нет. Там где я родился, их не было.
  - Значит, у вас хорошо инквизиция поработала. А у нас вот случилось. Воон там ее дом. Ты, наверное, видел при въезде. На отшибе. Иди в магазин. Покупай палатку.
  Денег на палатку у меня не было. Да и не люблю я их. После того, как в Ханкале нашу палатку раздавил КАМАЗ длинномер. До сих пор в ушах стоят крики барахтающихся под брезентом людей. До штурма города оставалось еще три дня, а мы уже понесли первые потери.
  - Чего вынюхиваешь? - прервал мои размышления полицейский.
  - Любуюсь достопримечательностями, - удивленный коп нахмурился и недоуменно покрутил головой. - У вас такие заборы! Просто крепость. Нигде таких не видел. И ни одной лавочки. Супер поселение.
  - Это да. Заборы у нас то, что надо, - подобрел он. - Мы долмуроны не любим когда кто-то сует нос в наши дела. Извольте я вас провожу за черту города.
  Не сколько проводил, сколько выпроводил. Изумительное гостеприимство. Стемнело. Непроглядная темнота окружила меня со всех сторон. Только на холме горел огонек в избушке загадочной огненной Добриэли. Начал накрапывать дождик. Я вообще заметил, что местная погода портится исключительно, когда я ночую на улице. Но раньше хоть лавочки были. И остановки с навесами. А тут поле. Я еще раз посмотрел на огонек. Подумаешь семь лет. Не собираюсь я столько торчать в этом мире. Грянул гром и с неба полились сплошные потоки. Шлепая по лужам, я побежал вверх по тропинке. Нам ли странникам бояться проклятий. Вот и забор. Громовые раскаты, заглушили мои отчаянные попытки постучать. Отчаявшись, я дернул за ручку и калитка открылась.
  - Тузик, Шарик, Бобик! Фью. Фью, - если собака и есть, то явно она не в настроении заниматься охраной.
  Ну почему у нее нет звонка. У других то видел. Я забарабанил в дверь. Ледяная вода пропитала одежду насквозь и побежала по телу мерзкими, бодрящими потоками.
  - Кто там? - Ну, наконец-то отозвались.
  - Я не ангел, я не бес. Я усталый странник. Я явился и что-то там еще. Пустите переночевать.
  - Уходите. Я огненный эльф.
  - Да я в прихожей. Апчжхиии.
  - Вы не боитесь? Я огненный эльф!
  - Боюсь! Апчхжиии. Боюсь замерзнуть тут нафиг, а эльфов не боюсь! Апчхи. Апчхи. Апчхииижжжа.
  Дверь открылась и в проеме появилась девушка с кожей лимонного цвета. Она куталась в халат и нервно и удивленно разглядывала меня.
  - Спа -а -а-ааапчхи. Бде у вас ванна? Простите.
  - Ввон там. Я ссейчас водогрей включу.
  Разувшись, я пошлепал в ванную комнату, оставляя за собой мокрые следы.
  - Ввам, наверное, сухое что-нибудь нужно? - поинтересовалась в спину эльфийка.
  - Ааааапчхиииия. Сухое, мне очень нужно.
  Через сорок минут, я сидел за столом, кутаясь в теплый, махровый халат, расшитый цветочками, пил душистый чай и поедал вкуснейшие блинчики с медом. Девушка заворожено следила за каждым моим движением.
  - Извините, - смутилась она. - Ппросто вы первый эльф, которого я вижу после того как родителей не стало.
  - Да смотри на здоровье. Приятно когда красотки вот так наблюдают. И давай на ты. А то мне неловко. Чувствую себя старым и некрасивым.
  - Нну почему. Вы... ты милый.
  - Знаю. Есть еще блины?
  - Вы... ты ппервый, кто не шарахается от меня, - сообщила Добриэль, после того, как я сыто отвалился от стола. - Неужели ввам не страшно.
  - Ты про семь лет невезения? Сама-то веришь в это? Еще скажи, что от тебя бородавки бывают.
  Девушка потупилась.
  - Ннекоторые считают, что такое тоже имеет место быть.
  - Гы гы, - я взял ее за руку. Огненная вздрогнула и замерла. По-моему даже дышать перестала. - Краса. Ты первый приятный человек, которого я встретил в этой долбанной стране. И потом я сам нестандартный. Посмотри на мои уши. Все считают, что я оперированный псих.
  - Говорят у ддядюшки такие были. Ой!
  - Были, - я сделал вид, что не заметил испуга. - Я видел его статую в серебряных копях. Кстати. Твои соседи они кто? Оборотни?
  - Ппочему оборотни, - эльфийка попыталась вытянуть руку, но я не отпускал.
  - Странные. Выгнали из поселка в ночь и непогоду. Говорят нельзя.
  - Они долмуроны. Считают, ччто после заката можно видеть только семью.
  - Ясно. А живешь как? Если дома сидишь, откуда продукты, одежда?
  - Ммама с папой оставили мне хорошее состояние. Им ппредлагали избавиться от меня, но они не захотели. Ппостроили дом подальше. Сами мменя учили. Я оставляю записку со ссписком вещей и деньги на пповороте. Ммне приносят. За пплату. Нне домой. Тоже на пповорот.
  - Твои мама и папа. Они были темным и светлым. Да?
  - Ннет. У темно и светлоэльфов нне может быть потомства. Светлые. У ссветлых иногда рождаются такие. Ппапа говорил, что раньше огненные были жрецами дядюшки. Ппотом, во время инквизиции их уничтожали. А сейчас просто делают ввид, что нас нет. Ллучше бы уничтожали, - девушка аккуратно вытянула руку из моей ладони. - А ккак ты, вы оказались в Лигане?
  - Путешествую в Мирандоро. К океану.
  - Я ввсегда мечтала увидеть океан. И другие мместа, но не судьба. Только по ввизору. Ввы... ты засыпаешь. Я ппостелила в свободной комнате.
  Покачиваясь от ощущения тепла и сытости, я пошел в указанную комнату. Все стены коридора, были украшены великолепными пейзажами, на которые я поначалу не обратил внимание.
  - Здорово. Ух ты! Океан как настоящий. Твои?
  - Да. У мменя много свободного времени.
  - Я видел черные пляжи.
  - Черные?
  - Ага. Последствия вулканической деятельности. Сладких снов хорошая.
  Уснул я, по-моему, даже раньше, чем голова коснулась подушки.
  
  Гл.39 УТРО
  Проснувшись, я еще некоторое время нежился в постели. Забытые ощущения. Забытые и очень приятные. Птички еще так звонко и красиво поют. Или не птички? Я поднялся и на цыпочках подошел к кухне, осторожно заглянув вовнутрь. Как я и предполагал, это пела Добриэль. Осторожно, чтобы не тревожить это чудо, я вышел во двор. Великолепный сад из цветущих деревьев, цветники. В одной из клумб ясно отпечаталась моя нога. Бассейн с журчащей водой и воздушная, увитая плющом, ажурная беседка с завалившейся на бок крышей. Умывшись в бассейне, я подошел ближе. Заменить столбик и пару досок. Делов то. Даю голову на отсечение, что приземистое сооружение, с круглыми окнами и черепичной крышей, мужское логово инструментов и материалов. Так оно и оказалось. Папа Добриэли, был мужик запасливый и я быстро нашел все нужное. Труд увлек меня и принес массу удовольствия. За неполный час, я поправил беседку, забор и заменил на крыльце две доски.
  - Сспасибо. Я очень ллюблю эту беседку.
  - Значит тут и позавтракаем. Полей мне из ковшика. Я умоюсь.
  - Пполить? Есть же ванная комната.
  - Мне нравится тут. Мини океан. Ну поливай уже. Не стой столбом.
  Глядя на то, как девушка аккуратно и заторможено поливает меня, удивленно разглядывая, я не удержался и брызнул на нее водой.
  - Ой, - она сделала шаг назад.
  - Водяное нападение, - я зачерпнул горстью воды и снова ее облил. - Растопим лед и недоверие. Вернее размочим.
  Я зачерпнул новую порцию и собрался повторить процедуру, но не успел. Огненная, вылила на меня ковшик и резво отбежала.
  - Ааах так!
  Некоторое время, мы бегали друг за другом, пока я не свалился в бассейн. На его бортик выпрыгнула испуганная лягушка.
  - Сознайся. Это дотронувшийся до тебя долмурон, - я сделал серьезное лицо.
  - Я...я, - девушка замерла.
  - Аха ха. Ты чудо! Пошли вытираться.
  Завтрак прошел великолепно. Добриэль освоилась и почти перестала заикаться. Я любовался ею и поражался. Как можно сохранить столько доброты и чистоты в мире, где тебя все ненавидят, просто за то, что ты есть? Мне было так уютно и хорошо, что хотелось, чтобы это тянулось вечно, но, к сожалению, все заканчивается и пора было прощаться.
  - Я выкинула твою обувь. Там подметки отклеились. Вот возьми это. Папины. Они новые. Ппочти.
  Мягкие, похожие на ковбойские, сапоги были хороши и удобны.
  - Спасибо.
  - И еще. Автобус на Мирандоро отходит через час. Возьми хрустов на билет. Я хочу, чтобы ты увидел океан.
  - Гм... Краса... Добриэль... Я не могу. Я... Я и так воспользовался твоим гостеприимством.
  - Ппожалуйста. Тты даже не ппредставляешь ссколько для меня сделал. Ккогда с тобой общаются. Нне шарахаются, не шшшипят, а общаются. Ппожалуйста. И еще. Ккак тебя зовут? - огненная робко протянула мне ладонь.
  - Яль... Владимир, - я пожал протянутую руку и наклонившись поцеловал девушку в щеку. - Если бы тебя не было, то тебя следовало бы придумать. Ты прекрасна!
  
  Гл.40 МИРАНДОРО ДЕНЬ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ
  Утром четырнадцатого дня пребывания в славном городе Мирандоро, я проснулся затемно. Рядом мирно посапывала, лежа на животе Флон. Торчащая, упругая, черная попка, блестела в лунном свете. Не удержавшись, я погладил темноэльфу и поцеловал ее в острое ухо. Замечательная девушка. Единственная в этом городе, кто воспринимал меня таким, как я есть. Но сегодня мы расстанемся. Потому что именно сегодня у меня получится сесть в кибертюрьму. Почему получится? Да потому что, для местных обывателей я оперированное меньшинство и все мои выходки мне прощают. Я старался. Честно. Отбирал кошельки, щупал равноправных и представительниц закона, не платил за еду и товары, высказывался не толерантно, даже молился Мелимо на центральной площади, во время празднования, в честь лепестков основателей. Бесполезно. Будь я обыкновенным светлоэльфом, или даже темным, меня давно бы посадили. А так, только лекции и часы общественных работ, на которые я благополучно забивал. В городе образовался фанклуб имени бешенного Яльди, а равноправные даже искали встречи, заранее выставляя грудь и начиная возмущаться еще шагов за десять до контакта. Я на какое-то время впал в депрессию, но потом вспомнил, что есть еще варианты с убийствами, насилием и грабежами. Первые два мне не подходили, в силу природной доброты, а вот последний, то, что бабка прописала. Я осторожно встал, оделся и прицепил на холодильник заранее приготовленную записку, на которой было написано: "Через полгода, после суда, банк, сто пятая ячейка. Код ЛГ1874. Ключ на столе". Флон копит на учебу в престижном университете. Почему бы и не помочь. Одевшись и прихватив огромную сумку, наполненную самодельными табличками, я вышел из дому. В кафе через дорогу, горел огонек. Это было кстати.
  - Кто рано встает, тому бог подает, - поприветствовал я сонного хозяина, сделавшего при моем появлении скорбное лицо. - Доброго утречка. Мне как обычно.
  - Ну почему, ты ходишь именно ко мне? В Мирандоро масса заведений.
  - Потому, мой дорогой Мурлон, что у тебя лучшее в этом городишке кофе. Я с тобой пройду, а то наплюешь мне еще в чашку.
  - Я? Посетителю!?
  - Ой да ладно. В Бетси я целых два дня был лучшим официантом города. Признаюсь, видел много довольно странных вещей. В том числе и как хозяева плевали в чашки. Спасибо, - я принял кофе. - Пожалуй, сделай и себе порцию. Ну чего ты морщишься. Считай, что я заказал две чашки и одну подарил тебе.
  - Все равно не заплатишь?
  - Неа. Раз сразу не платил нечего и привыкать.
  Некоторое время, мы, молча наслаждались напитком.
  - Как Флон, - нарушил паузу Мурлон.
  - Спит. Бедняжка много работает. А тут я еще.
  - Ты ее недостоин.
  - Знаю, - я посмотрел на часы, висевшие на стене. Пора было уходить. - Не кисни дружище. Поверь мне, скоро то, что я пил именно твое кофе, послужит тебе офигительной рекламой.
  Я не спеша вышел из заведения и забрал метлу у подлетевшего на работу сонного бармена.
  - А мне опять ее по всему городу ищи, - возмутился он.
  - Отдам лично в руке полицейской. Ну этой, - я изобразил руками два шара. - От которой ты прешься.
  Я сел на летающий транспорт и заложил крутой вираж. Путь мой лежал в полицейский участок. Возле ворот департамента, я притормозил и поздоровался с дежурным. Со всего города слетались патрули и сдавали метлы. Новые патрульные зевая и перешучиваясь, ожидали утренний инструктаж.
  - Метлу угнал, иду каяться. Напомните мне, какой кабинет у мисс Туси.
  - Сорок второй. Яльди, когда ты угомонишься? В печенках сидишь. К нам уже туристы съезжаются, посмотреть на отмороженного оперированного. Весь город сочувствует Флон.
  - Флон лапочка. Скоро угомонюсь, мои родные. Скоро.
  Я прошел по коридору и постучал в нужную дверь. Увидав меня, Туси мученически закатила глаза и выпятила грудь.
  - Доброе утро мэм, - я по привычке шагнул вперед и потрепал ее за окружности, получив стандартный подзатыльник.
  Надо признаться с момента первой встречи, затрещины полегчали. Стали почти ласковыми.
  - Подождите биться, я по делу. Я метлу угнал. Ну, у бармена в кафе рядом с домом Флон. Угнал, а потом вспомнил наши беседы и мне стало стыдно. Возвращаю в целости, - я поставил метлу в угол. - И да. Пригляделась бы к чуваку. Он без ума от тебя. Люблю говорит, как богиню.
  Оставив даму, переваривать сказанное, я прошел дальше и остановился возле оружейной комнаты. То, что ее никто не охраняет, в свое время поразило меня до глубины души. Я огляделся и быстро вскрыл дверь, сделанным, еще позавчера, дубликатом ключей. Полицейский арсенал впечатлял. Я смахнул в сумку несколько палочек и автоматических жезлов. Высунул нос за дверь. Никого. И так же быстро закрыл дверь на замок, повесив на ручку табличку с надписью - "Заминировано". Потом, ускорившись, выскользнул через запасной выход и таким же образом заминировал боксы с метлами и парящими повозками. Важно и не спеша вышел за ворота и перешел на бег. Светало. А вместе с первыми лучами солнца, наступала активная фаза операции. Пунктуальный мусорщик не подкачал. К моменту моего появления, он подвесил к конструкции, состоящей из шести метел, последний мусорный мешок и чесал затылок, раздумывая, как лучше упаковать однорукий манекен.
  - Привет Блесиэль. Я угоняю твою колымагу, - в доказательство серьезности намерений, пришлось выстрелить в мусорный бак.
  - Яльди зачем тебе мусоровозка?
  - Комлекс незавершенного дела. В Такуне я работал мусорщиком.
  - И что?
  - В первый же вылет на меня напала стая ворон и я все опрокинул на туристов, мирно пожирающих местный ол инклюзив.
  - Надо было использовать трещотки.
  - Надо. Передай мне манекен. Стой. Сначала одень на него в свою куртку.
  Усадив манекен, я связал мусорщика и поднял транспорт в небо. Именно по этой причине, я и остановил свой выбор на мусоровозе. Дело в том, что местные метлы и повозки имели четкий ограничитель. Не выше четырех метров. А вот полицейский, военный и служебный транспорт, мог подниматься на высоту от двухсот, до пятисот метров. У мусоровоза, потолок составлял двести пятьдесят метров, что меня вполне устраивало. Высота местного отделения национального банка составляла от силы метров тридцать. Ну да. Я решил не мелочиться и ограбить хранилище хрустов. Вот и банковская крыша. Облетев ее по кругу, по диагонали и вдоль и поперек, я накидал повсюду мешки с мусором, не забыв их украсить предупреждающими табличками о наличии мин и красивыми плакатиками с черепом и скрещенными куриными костями. Тут, такие не использовались, а мне нравится. Наглядно. Я даже вспотел от усердия. Вот и пожарный выход. Слава инструкциям безопасности. Превратившаяся в кусачки Мила, легко перекусила прутья решетки. Заминировав пожарную лестницу и забрав два последних мешка и манекен, я вошел во внутрь. На верхнем этаже царила деловая суета. Немногочисленные эльфы и эльфийки в деловых костюмах, словно просыпающийся улей, разбредались по рабочим местам. На меня даже не покосились. Ну и ладно. Остатками мусора, я заминировал входную дверь и заклинил ее изнутри. Посадил у входа манекен, вооружив его палочкой и повернулся к народу.
  - Господа! Это ограбление! Здание заминировано! Без паники, я быстро!
  Никакой реакции.
  - Охренели что ли?! - достав жезлы, я запустил несколько эффектных очередей в потолок. Эльфы наконец-то прониклись. Совсем другое дело. - Господа! Это ограбление! Здание заминировано! Без паники! Брюлики, цацки, котлы и хрусты в порядке очереди складываем в сумку, - я пнул ее к сбившейся в кучу толпе. А вот не надо было меня не замечать. - Вопросы есть!?
  - Есть, - пискнула темноэльфа, нервно теребя белоснежные манжеты.
  - Валяй.
  - По инструкции, я должна нажать тревожную кнопку. А я Вас боюсь. Как мне быть?
  - Нажмешь, когда я отвлекусь. У кого ключи от бункера!? - вперед вытолкнули трех эльфов. - Вскрывайте.
  - Ммы еще не успели сдать ценности.
  - Освобождаетесь. В порядке исключения.
  Провожаемая, завистливыми взглядами, троица, пошла, вскрывать хранилище. Дождавшись, когда мне вернут потяжелевшую сумку, я двинулся следом. Бункер радовал взгляд, распахнутыми дверями.
  - Личные ячейки, - один из эльфов взял на себя роль гида. - Хранилище драг металла, ценные камни, здесь хрусты, а в том помещении предметы искусства.
  - Обожаю предметы искусства! Идите к остальным. И да! Этой с кнопкой. Передайте, что я отвлекся.
  Слитки меня не заинтересовали. Тяжелые и громоздкие. Драгоценных камней я насыпал по горсти всех видов, а вот хрустов набил под завязку. Потом заглянул в отдел искусств. Красиво но неудобно в ношении. Хотя. Усыпанный бриллиантами орден перекочевал в карман. Ну и картину эту возьму. Красивый пейзаж еще не кому не повредил. Напоследок, я открыл сто пятую ячейку, которую зарегистрировал на имя Флон, через подставных лиц и положил в нее несколько пачек с хрустами. Хорошие девочки должны учиться, а не официантить. Сигнал тревоги, заставил меня вздрогнуть. Пора и честь знать. Я быстро закрыл ячейку и вышел к народу.
  - Я пытался ее удержать, - светлоэльф с расцарапанной щекой вышел вперед. - Я объяснял, что это опасно и представляет угрозу.
  - Молодец, - светлоэльф забыл про щеку и схватился за простреленную ногу. - А ты. Мой очаровательный кнопкодав. Иди сюда!
  - Я сделала как Вы сказали!
  - Быстрее, а то я вторую ногу этому хмырю прострелю.
  Девушка на негнущихся ногах подошла ко мне.
  - За беспримерный героизм! - я достал из кармана орден и нацепил его ей на грудь. - Ну? Что сказать надо?
  - Сслава Луиму?
  - Ему родимому.
  Придирчиво осмотрев грудь, украшенную орденом, я поправил награду, пожал опешившей девушки руку и захлопал в ладоши. Остальные, кроме раненного завистника, делавшего вид, что ему больно, поддержали коллегу бурными аплодисментами. Торжественность момента не испортил даже мой нечаянный выстрел в потолок. Закончив с награждением, я загнал всех в один из кабинетов и закрыл на замок. Мусора у меня больше не было, поэтому я ограничился последней предупреждающей табличкой, потом забрал заскучавшего манекена и поднялся, обратно на крышу. Там отобрал палочку у подельника и поставил ему на коленки один из мешков.
  - Теперь ты заложник, - манекен ничего не ответил. Только глупо улыбался. - Мог бы и посерьезней. Такой волнительный момент, Но где же копы? Неужели все еще не могут разминировать мои бумажки?- я натянул ему на голову капюшон.
  Потом подошел к краю крыши и посмотрел вниз. Там суетилась полиция, разгоняя толпу зевак. На крышу никто не смотрел. Будь я настоящим грабителем, давно бы уже улетел в соседнюю Рощу.
  - Ауу. Я тут на верху, - ни какой реакции.
  Сначала, я хотел выстрелить, но заметил детей и подростков.
  - Ну что за страна непуганых идиотов! Потопчут ведь в панике.
  Пришлось распотрошить несколько пачек с хрустами и кинуть дненьги вниз. Народ заволновался и меня заметили. Вперед вышла полицейская фигура с мегафоном.
  - По нашей информации здание заминировано и захвачено экстремистами. Что вы можете сообщить по этому поводу?
  - Да! Я его заминировал и ограбил! У меня заложники и требования!
  Вперед выдвинулся еще один коп и проорал голосом Туси.
  - Яльди! Ты!?
  - Я!
  - Немедленно прекращай все и сдавайся! Я обещаю тебе жизнь и справедливый суд!
  - Сначала требования! Я просто так не сдамся! Я... кха, кха, кха, - вот о мегафоне я не догадался и чуть не сорвал голос. Всего не предусмотришь.
  
   Гл.41 ЗЛОДЕЙСКИЕ БУДНИ
   Над крышей зависла летающая повозка с логотипом ССНВВ.
  - Лукульда Пирес. Самые свежие новости в визоре, - проорала светлоэльфа с развевающимся волосами. - Мы бы хотели взять у вас интервью.
  - Не хочу.
  - Вы прославитесь на всю страну. Миллионы людей будут следить за каждым вашим движением.
  - Три тысячи хрустов.
  - Что простите?
  - Три тысячи хрустов, пожрать и ты покажешь мне сиськи. Цена интервью.
  - Зачем вам деньги? Вы же только, что ограбили банк.
  - Хрустов много не бывает. И это не мне. Вы положите их на счет мисс Флон из дома Татиш.
  - Мы согласны, - сообщила Лукульда, после бурных переговоров по разговорнику. - У нас есть бутерброд и чай.
  - Давай. Я покажу, где можно спуститься.
  Через три минуты я уплетал бутерброд, запивая его чаем. Еще один мой промах. Надеясь на быструю развязку, я не озаботился продуктами. С повозки спустились трое. Лукульда, долговязый оператор и миниатюрная гримерша. Все светлые.
  - А это кто?- указала корреспондент на манекен.
  - Заложник. Я его заминировал.
  - Он живой? Почему он не шевелиться?
  - Снотворное. У него нежное и любящее сердце, а тут такой стресс. Задергается, бомбу подорвет. Я же не зверь.
  - Ясно. Деньги на счет переведены. Мы можем приступать?
  - Угу, - я вытер об оператора руки. - Приступайте.
  Девушка расстегнула кофточку и сняла лифчик.
  - Хорошо, - кивнул я, мельком оглядев ее бюст.
  - Хорошо и все?
  - А что еще?
  - А потрогать?
  - Ах да. Трогать еще, - я потрогал. - Как и предполагал, хорошо.
  - А теперь все то же самое на камеру. Милси грим! Дуку ракурс. Бери крупным левую грудь. С родинкой. А ты когда будешь щупать, не закрывай ее ладонью. И сделай зверскую рожу.
  - Так?
  - Не глупую, а зверскую я просила.
  Гримерша подкрасила Лукульду, потом припудрила меня, двумя мазками соорудила мне тени под глазами и нарисовала кисточкой кровавый подтек на щеке.
  - Ой оперированный! - заметила она мою особенность. - Это должно быть в кадре. В ход пошел гель и фиксатор.
  Результат превзошел все ожидания. Из зеркала на меня глянул псих, с всклокоченными, торчащими во все стороны волосами и с пронзительными, нездоровыми, взором. Корреспондент положила мою ладонь на грудь, так чтобы сквозь пальцы выглядывал сосок и чтобы была видна родинка. Оператор дал картинку на экран.
  - Чего-то не хватает, - вынес он заключение. - Милси глянь.
  Девушка несколько секунд разглядывала кадр и вынесла вердикт.
  - Рука! Рука все портит.
  - Эй. Что не так с моей рукой? - оскорбился я.
  - Слишком чистая. Если сделать темные каемки под ногтями и намазать ее красным, будет брутальненько. Народ такое любит.
  Я было возмутился, но меня никто не послушал. Лукульда так вообще заявила, что гонорар нужно отрабатывать не халтуря. Мне раскрасили руку, а корреспонденту нарисовали два кровавых отпечатка пальцев на подбородке и полустершийся отпечаток пятерни на груди, которую природа обделила родинкой. Зажужжала камера.
  - Уважаемые зрители ССНВВ. Страшное и дерзкое ограбление национального банка Мирандоро всколыхнуло общественность. Я нахожусь в эпицентре события, в лапах злодея известного как Яльди Бешенный. Как вы можете видеть, меня щупает его рука. Рука, которая по локоть в крови невинных. Рука, надругавшаяся и ограбившая все святое, что мы так любим и ценим в нашей самой прекрасной в мире стране. Посмотрите вокруг. Здесь, на каждом сантиметре натыканы бомбы, мины и взрывчатка. Весь арсенал кровожадного убийцы. За моей спиной сидит заминированный заложник. Видите? Он оцепенел от страха. У него в руках беспощадный фугас. Он буквально парализован ужасом. Но я хочу сказать, что мы никогда не сдадимся! Яльди. Ты можешь трогать мое тело, мою великолепную грудь, но тебе никогда не удастся залапать гордый и свободный дух гражданки и патриотки Луима! С вами была горячо любящая вас и надеющаяся выжить Лукульда Пирес. Не переключайте канал. Все самые свежие новости из первых рук.
  Съемка закончилась. Корреспондент закурила и выпустила вверх густой клуб дыма.
  - Могу поспорить, мы порвали эфир, - заявила она довольно.
  Затренькал вызов с разговорника. Я стрельнул сигарету и подошел к краю. Окрестности уже очистили от зевак, а здание окружили тройным оцеплением.
  - Босс звонил. Рейтинг канала зашкаливает, - сообщила, улыбающаяся во весь рот, Лукульда. - Однако никогда не думала, что полиция так долео не решится сюда прилететь.
  - Как они прилетят, если я им все метлы заминировал?
  - Что? Дуку эфир по моему сигналу. Яльди клади руку на грудь. Раз, два, три, начали! - оператор включил камеру. - Уважаемые визозрители. Только что я стала обладательницей страшных новостей. Не устоявший перед моим обаянием злодей признался, что заминировал полицейский участок. Там где работают наши отцы, мужья, братья и просто самоотверженные граждане. Там отсчитывает свои секунды смерть. Если вы рядом. Если вы даже и совсем не рядом. Бегите! Спасайтесь! Мы все в опасности! Я бы тоже бежала, но бежать мне некуда. Рука злодея сжимает мои прекрасные прелести. Но душой я с вами и молюсь за вас! С вами была Лукульда Пирес. Не переключайте канал. Все самые свежие новости из первых рук.
  Над крышей зависла еще одна повозка. Я уже было хотел обрадоваться полицейским, но заметил логотип СГН и С и загрустил. На крышу без разрешения спрыгнула светлоэльфа таких шикарных форм, по сравнению с которыми Лукульда, к слову очень даже красивая, выглядела серой мышкой.
  - Вагильда Крутес. Самые главные новости и события, - сообщила она медовым голосом. - У тебя есть шанс засветиться рядом с самой красивой девушкой планеты.
  - Это мой репортаж! - Пирес выпрыгнула вперед разъяренной кошкой. - Убирайся! Он взял гонорар.
  Вагильда посмотрела на девушку, как на пустое место и продолжила.
  - Сколько бы не заплатили эти неудачники, мы дадим впятеро больше и неустойка за наш счет. Яльдичек, ты же наверняка не раз засыпал манструбируя на мое фото. Сегодня твой день. Я разрешу тебе во время прямого эфира лизнуть мой сосок. Мы даже покажем, что ты меня связал и целуешь мои ноги. Чего молчишь? Обалдел от счастья? - Крутес медленно расстегнула молнию. - Смотри. Сегодня сбудется твоя самая заветная мечта. К ноге мой мальчик.
  Я посмотрел на поникшую Лукульду.
  - Сучка,- прошептала готовый расплакаться корреспондент.
  - Тройной гонорар на счет Флон и я вышвырну эту стерву с крыши.
  - Вагильду?- недоверчиво переспросила девушка. - Но она же мега звезда. Ее все хотят!
  - Я не очень. Сдаешься?
  - Швыряй! Даже если редактор откажется, я заплачу из своих сбережений. Дуку готовь камеру.
  - Тренькни своему водителю. Пусть готовится ее ловить, - я не спеша, пошел к Крутес.
  - Значит так! - мега звезда окинула меня снисходительным взором. - Кадр первый. Ты отталкиваешь эту как ее там и со всех ног бежишь ко... Эй. Ты чего... Я не разрешаааа.
  Водитель не подкачал и поймал Вагильду, когда до земли оставалось не более десяти метров. Хотя, признаюсь честно. Если бы не поймал, то я бы расстроился совсем немного. За спиной оператор шумно и суетливо просматривал кадры.
  - Готово, - хрипло выдохнул он.
  - Уважаемые зрители ССНВВ. Только что произошло невероятное. Ослепленный моей красотой гангстер, более известный как Яльди Бешенный, с криками о том, что никогда не видел более уродливой эльфы, сбросил с крыши банка мою коллегу известную как Вагильда Перес, - крупным планом пошла картинка. Надменное выражение лица мега звезды. Удивленное выражение. Расширившиеся глаза и вот она летит, бултыхая в воздухе ногами. - Наш водитель Гамал из дома Туск, совершил беспримерный подвиг и в последний момент, рискуя жизнью спас незадачливую ведущую от верной гибели. Вот он как раз передал спасенную полиции и вернулся, - оператор показал Гамала, который ошарашено, разглядывал свою руку. - Гамал вы только что совершили подвиг. Что вы чувствуете?
  - Она... она меня описала.
  - Как вы думаете, что ей руководило? Гнев? Зависть к тому, что есть люди прекраснее ее? Тяжесть непрофессионализма?
  - Нне знаю. Я думал она... она вообще не писает. Это же Вагильда Перес!
  - Итак дорогие мои визозрители, мы только что узнали, что Вагильда тоже писает. И конечно же мы рады спасению этой, отвергнутой неотразимым душегубом Яльди, с позволения сказать визовидущей. А мне пора. Злодей не может без моей красоты и минуты. Вот он идет, чтобы снова наложить свою сильную, мускулистую, до мурашек продирающую ладонь на мою красоту.
  - Скажи что-нибудь злодейское, - шепнула мне в спину Милси.
  - Кха...кха. - я занял привычное место.- Прибыла в МирандОру.
  Банда из Ростова.
  В банде были урки, шулера.
  Банда занималась, темными делами.
  А за ней следили мусора.
  Рыыыы.
  - С вами была ваша визоведущая Лукульда Пирес. Не переключайте канал. Все самые свежие новости из первых рук... Уфф. Это мой лучший эфир. Гамал там в ящике бутылка гоканского игривого. Передай. Это срочно надо отметить.
  Гоканское сильно напоминало шампанское. Дорогое шампанское. Позвонил редактор и сообщил, что канал побил все известные на тот момент рейтинги, а заодно выписал всем премии. Даже мне. По статье временный сотрудник.
  - С тобой можно иметь дело, - сообщила, щурясь Лукульда.
  - Да что там. Кобыл на переправе не меняют.
  - Кобыл? Каких кобыл?
  - Метлу, - я и забыл, что тут не знают коней. - Метлу во время полета не меняют.
  - Надо будет запомнить. Слушай. А может тебе меня изнасиловать в прямом эфире? Ребят. Что скажете.
  - Крупным планом белое бедро с отпечатками пятерни. Ритмично двигающийся Яльди, с закатившимися глазами. Потом смена кадра. Колышущаяся грудь и спокойное лицо. Прикусишь губу. Интрига. То ли мука, то ли это действительно здорово, - тут же выдал Дуку.
  - Юбку разорвать наискосок и с бахромой. До талии, - эстафету переняла Милси. - Блузку рвем до последней нижней пуговицы. Груди должны колыхаться. И верхняя пуговица. Отрываем и пришиваем, висящей на длинной нитке. Добавит драматизма.
  - Блузку рвать не дам. Это моя счастливая.
  - Хорошо. Просто расстегиваем и верхнюю пуговицу делаем болтающейся.
  - Одурели что ли!? - гоканское пошло у меня носом. - Никого я насиловать не буду!
  - Яльди но это же такой кадр! Чего тебе стоит? Ты же гангстер.
  - Если ты вела криминальную хронику, то должна четко понимать разницу между гангстером и насильником.
  - Жаль, - Пирес загрустила. - Пипл хавал бы это, кончая в туфельки.
  - Не наглей. Ты и так собрала сегодня столько сливок, что за всю жизнь не сожрать.
  - Всем оставаться на своих местах. Здание окружено, воздушное пространство перекрыто. Яльди выходи с поднятыми руками и сдавайся, - крышу окружило сразу пятнадцать пожарных машин, набитых полицейскими.
  - Ага щас! Шнурки только поглажу. Ты лучше скажи чего так долго? Где хваленая полицейская оперативность? На крыше ветер, меня продуть может.
  - Ты думаешь легко взять транспорт у неподведомственного департамента. Пришлось выходить на самые верха для согласований, - огрызнулся коп.
  - А че не на своем? Там мины для грудных младенцев.
  - У минеров забастовка. Они требуют сок милоги по четвергам и запасные памперсы. Сдавайся!
  - Не буду! У меня настроения нет! И я тоже хочу сок милоги!
  - Яльди кончай дурить, - вмешалась Туси в наш диалог. - Что за цирк ты устроил? Мы связались с Флон, она скоро будет.
  - Не надо Флон! Мне станет стыдно и я взорвусь! Погибнут люди!
  - Хорошо, хорошо. Отставить операцию " Слезы родных и близких"! Яльди что с заложником? Он живой? Почему он не двигается?
  - Снотворное. У него проблемы с суставами. Проявил гуманизм и человечность. Я проявил, а не заложник, если кто не понял.
  - Дуку ты это пишешь? - шепнула за спиной Лукульда. - Дерзость и гуманизм, плюс мое тело. Мы заставим рыдать Луим.
  - Бандит! Огласи свои требования! - первый переговорщик снова перехватил эстафету у Туси.
  - Значит так! Жареного на вертеле ягненка и кофе из ресторана Мурлона. И его привезите! Я привык принимать пищу в его скорбном присутствие. Лукульда покажешь его в эфире. Дядька настрадался. Гм и еще... Вы станцуете мне танец маленьких утят!
  - Но мы не знаем такой танец.
  - Я вас научу.
  - Сок милоги, - подсказал оператор, облизывая губы.- Элитный напиток. Я всего пару раз пробовал, когда делал репортаж о светских раутах.
  - И сок милоги. Две бочки!
  - Все?
  - Все, но оставляю за собой еще три желания.
  На выполнение моих требований у полицейских ушло почти сорок минут.
  - Ждали пока ягненок пожарится и сок искали, - объяснили они заминку.
  Потом все занялись делами. Я объедался, Мурлон грустил, Пирес вела репортаж, копы разучивали танец.
  - Уважаемые зрители ССНВВ. Пока дерзкий, но обаятельный грабитель отвлекся на прием пищи, я продолжаю вести репортаж из его логова, - Пирес с Милси все таки разодрали репортеру юбку, расстегнули кофточку и перешили пуговицу. Мне пришлось отвлечься от еды и поставить отпечатки на попу и бедро визоведущей. - Как вы можете наблюдать, страсть безумца не знает пределов. Его буквально трясет от моей красоты. Я была на грани изнасилования и меня спасло только то, что этот горячий паршивец все-таки гангстер, а не насильник. Как мы видим и у бандитов бывают понятия о совести. А между тем обстановка чрезвычайно накалена! Полиция, после долгих переговоров, решилась на силовой вариант,-
  пошли кадры наших переговоров, на которые мы потратили целых два дубля. То побольше мужественности, то агрессии, то замените этого, на вон того симпатичного мальчика. - Идет активная подготовка к действиям.
  Камера показала Туси, сосредоточенно читающую с бумажки.
  - На весёлых, на утят. Быть похожими хотят. Эээ. Быть похожими хотят. Не зря, не зря.
  Кря-кря! - подвывали растопырившие в стороны руки, полицейские.
  - А пока идет подготовка, я бы хотела взять интервью у хозяина кафе Ништячок, уважаемого гражданина Мурлона. Скажите. Это правда, что бандит известный нашим зрителям как Яльди Бешенный, а последнее время как Яльди Кровавая рука, просто обожает вашу кухню?
  - Да это так!
  Старый пройдоха тут же уловил свою выгоду. Невиданная по широте и доброте улыбка, озарила его всегда такое печальное лицо. По словам Мурлона, я и секунды не мог прожить без его кушаний и каждый день воровал у него не менее двух тонн кофе. От беседы о страданиях, меня отвлекла Милси, попросившая селфи.
  - Почему бы и нет, - я отодвинул в сторону остатки трапезы.
  Обрадованная девушка тут же обнажила грудь и показала, куда и как положить руку.
  - Иначе коллеги не поймут, - объяснила она свой поступок.
  Сфотографироваться пожелал и вернувшийся к столу, Дуку. Мы сделали несколько фотосессий. Я приставляю палочку к голове оператора. Оператор у меня на руках. И, наконец, я на руках у оператора. Стоявшая неподалеку девочка полицейский, смотрела на нас с не передаваемой завистью.
  - Тоже хочешь?
  Она едва заметно кивнула и тут же опасливо покосилась на начальство.
  - Последнее желание! Селфи с полицейскими. А то взорву! И пейте сок. Чего добру пропадать.
  Женская половина полиции тут же начала расстегивать форму. К Милси выстроилась очередь за гримом, а так же за иголкой, чтобы перешить верхнюю пуговицу на длинную нитку. Фотографироваться желали все, за исключением Туси, которая отошла в сторонку и взирала на нас с неодобрением. А не одобрять было чего. Фотки с перестрелками. Полицейские берут меня в плен. Я беру в плен полицейских. В плен берут все и всех. Бесконечные ряды грудей, на которых Милси нарисовала родинки. И наконец, групповое фото на фоне заваленного мусором заложника. У гримера закончились красная и черные краски, а я, внезапно, почувствовал усталость.
  - Внимание всем! Я сдаюсь!
  Зажужжала камера. Темноэльфа, в расстегнутой форме, дрожащей рукой, достала парализатор. Раздался треск и наступили тишина и спокойствие.
  
  Гл.42 ПОД ДОМАШНИМ АРЕСТОМ
   Следствие длилось полтора месяца и все это время, я просидел под домашним арестом в доме Флон, которая внесла за меня залог. Девочка оставила работу и усиленно готовилась к поступлению в университет. Первые несколько дней, меня одолевали сотрудники секретнейшей службы, которые никак не могли отследить мою биографию. После долгих и нудных допросов, мы договорились, что я эмигрант, незаконно пересекший границу Луима. Гулять мне не разрешали, утверждая, что я опасная асоциальная личность. Оставалось глядеть в окно на полицейское оцепление и на стройку, которую затеял Мурлон. Ништячок пользовался бешеной популярностью. Его даже включили в туристические маршруты. Еще я смотрел визор. На всех визоканалах блистала новая мега звезда Лукульда Пирес. Плакаты с грудью и рукой висели во всех, самых отдаленных уголках Луима. Я подозреваю, что даже в пещере дядюшки висели. Родинка на груди прочно вошла в моду и тату салоны ели справлялись с наплывом желающих усовершенствовать свои сиськи. Хитом сезона стала также верхняя пуговица, болтающаяся на нитке. Песня " Прибыла в Мирандоро", в исполнении Клариэля Ариэля, прочно висела на верхней строчке хит парада. Самое популярное имя среди новорожденных мальчиков стало Яльди, а среди девочек Лукульда. Имя Флон укрепилось на второй строчке рейтинга. Производители выпустили новую линию игрушек и сувениров, изображавших Яльди Кровавую руку. Я заключил контракт на использование своего имени в качестве бренда с производителями лифчиков и написал тоненькую книжонку " Путь экстремиста". Книгу тут же запретили и продавали из под полы за бешеные деньги. Равноправные носились с идеей, построить для меня закрытую клинику и там перевоспитывать. К моему счастью их никто не поддержал. А почтальон каждый день приносил по два мешка писем. Пришлось нанять секретаря для ответов. Лишь на одно письмо я отвечал лично. Письмо от Свельды. Девушка требовала доказательств нашего знакомства (а то ей ни кто не верит), а также обвиняла меня в сокрытии информации о том, что я Яльди Кровавая рука (можно подумать, что я тогда об этом знал). Пришлось отправить ей, заверенную нотариусом, справку, о нашем знакомстве, фотографию (брутальный я, с автоматическими жезлами и зверской рожей, а на заднем фоне, полицейские с поднятыми руками), а также набор лифчиков и автограф. В какой - то из передач промелькнул Яльди извращенец, чьими документами я так беззастенчиво воспользовался. Блистая вставными зубами, он настаивал на том, что я пытался его соблазнить и что он мне гордо отказал. Естественно ему никто не поверил. Именитый сексолог, как дважды два доказал, что человек с патологической тягой к женским молочным железам, априори не может заинтересоваться таким типом как он. Девушку с кнопкой объявили героиней и подтвердили врученную мной награду. Руководство банка объявило, что я, каким то неизвестным им образом, умудрился растратить сорок миллионов хрустов. Кроме торговых агентов, я общался только с Флон, следователями и Туси. Полицвумен все-таки замутила с барменом, а еще ее повысили до дуба. Насколько я разобрался, примерно уровень полковника полиции. Узнав о том, что бомбы были из мусора, а вместо заложника сидел манекен, она подобрела и охотно со мной общалась. Сегодня именно она будет сопровождать меня на приговор. Эльфа отпустила сопровождение и села за стол.
  - Собрался?
  - Нищему собраться только подпоясаться, - я показал ей свой подсумок, с которым прибыл в этот мир.
  - Не такой уж и нищий. Насколько я в курсе.
  - Я все подарил Флон. Кроме этого. Держи. Свадебный подарок. Вы же поженитесь?
  - Собираемся. Что это?
  - Ключи от квартиры, по которой будут бегать маленькие красотки Туси и розовощекие барменчики. И даже не думай отказываться. Считай это моральной компенсацией и подарком на свадьбу.
  - Яльди я...
  - Ничего не знаю, отказ не принимаю. Пошли что ли уже.
  - Спасибо, она спрятала ключи в карман. - Садись. Я должна тебе кое-что сказать. Кстати, а где Флон?
  - У нее сегодня презентация воспоминаний и передача, на каком-то женском канале, но она обещала ждать, - я присел на стул. - Говори.
  - Меня недавно повысили и я... У меня появился доступ к секретным файлам, - девушка перешла на шепот. - Я просмотрела все, что нашла по Лотанариэ - сити и другим кибертюрьмам. Информации крохи, но одно удалось выяснить точно. Оттуда никто, никогда не возвращался.
  - Да ладно. А как же воспоминания сидельцев?
  - Такие же липовые как твои бомбы. Яльди... Никогда не думала, что это скажу. Тебе надо бежать. Лучше всего на Родину, за пределы Луима. Я все придумала. Ты возьмешь меня заложником. На пути следования спрятана метла.
  - Ай яй. И это говорит мне дуб полиции Мирандоро!
  - Яльди это серьезно. Речь идет о твоей жизни.
  - Тссс. Все учтено могучим ураганом, - Туси меня поразила. Хоть что-то я всколыхнул в этом болоте. - Все продумано. Я убегу во время транспортировки в тюрьму.
  - Правда?
  - Чес слово.
  Туси повеселела.
  - Тогда у меня к тебе последняя просьба... Ну у меня у одной нет фотографии... Там на крыше. Коллеги не понимают. Да и жених расстроен, - девушка стала расстегивать пуговицы на кителе.
  - Сейчас. Краски поищу, - я вздохнул. Все-таки некоторые вещи неистребимы.
  - Не надо. Я принесла свои.
  Мы сделали несколько фотографий. Попутно я отговорил девушку от татуировки. Пора было выходить. Провожать меня собралась огромная толпа местных и туристов. Оцепление едва сдерживало напор фанатов и завистников.
  - Яльди я хочу от тебя ребенка!
  - Чтоб ты издох экстремист!
  - Скажи, куда спрятал сорок миллионов. Мне очень нужно!
  - Сколько эльфов пришло с тобой попрощаться, - вздохнула Туси. - Ты мог бы быть достойной ячейкой общкства. Добропорядочным светлоэльфом.
  - Поверь мне. Не мог. Да и не придет к добропорядочному столько народу.
  Я сел в крытую повозку с решетками и она взмыла в небо.
  
  Гл.43СУД
  - На основании изложенного и руководствуясь правилами триста пять, четыреста один часть два, пятнадцать, сто пять, сто тринадцать часть два, тридцать три, тридцать четыре, тридцать пять, двести сорок четыре часть первая, восемнадцать часть третья, пятьсот семь, триста тридцать три. Постановил. Признать Яльди Тикуэль, больше известного, как Яльди Кровавая рука виновным и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок пять лет, с отбыванием наказания в кибертюрьме Лотанариэ - Сити. Срок отбывания исчислять с момента заключения. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит, - судья позвонила в колокольчик, а я с облегчением выдохнул.
  Двое полицейских надели на меня наручники и провели по коридору, затолкнув в комнату без окон.
  - Секретнейший агент Глэдель Фуэль, - из-за стола поднялась светлоэльфа в берете с пером. - У меня к вам есть пара вопросов, связанных с вещами, которые вы хотите взять с собой , - секретнейшая особа, мановением руки, отпустила сопровождение и положила на стол подсумок. - Я не буду спрашивать, зачем вам в тюрьме проволока, камни, ключи и солдатики. Меня интересует назначение только этих двух предметов, - на стол легли сейв и мобильник.
  - Это, - я ткнул в желеобразный шарик, - Уши протирать. Ну что вы так смотрите? Знаете, как они чешутся из-за операции? Особенно перед дождем. А это, - вытянутый палец указал на мобильник. - Собрано из мусора. Типо злодейское оружие. На случай, если палочки бы не получилось захватить.
  - Он светится.
  - Круто да? Копы бы обосрались. Взял уркаганов стращать. Я их боюсь. Уркаганов этих.
  - Изымается, - светлоэльфа положила телефон в кейс. - А эту гадость забирайте. И последнее, - она достала и положила на стол краски. - Несколько фотографий и свободен.
  - Ни каких фотографий! Ты меня ограбила. А когда меня грабят, я не фотогеничен.
  - Да ты понимаешь, с кем разговариваешь!? Я могу увеличить твой срок втрое!
  - И что? Сколько человек ежедневно садиться в кибертюрьму? Почему я не видел ни одного освободившегося? Я даже не видел тех, кто их видел.
  - После исправления им становится стыдно и они...
  - По визору расскажешь. Там поверят и воспримут.
  - Ну чего ты уперся? У меня красивые груди. Ты же всем известный сисечный маньяк.
  - Я обиделся. Ведите меня в Лотанариэ - Сити. Гы гы. Расскажешь коллегам, как я не захотел тебя потрогать. Хотя нет, не расскажешь. Они сами догадаются. Но мы то выше этого. Пусть шушукаются.
  - Коллеги действительно меня не поймут. Хорошо. Я верну тебе твою штуковину, - секретнейший агент пристально изучала мою реакцию.
  А тетка то даром хлеб не ест. Мода - модой, а служебный интерес тоже не забывает.
  - Да оставь себе. Покажешь коллегам вместо фоток.
  - Штуковина плюс информация.
  - Согласен.
  Не теряя времени, мы сделали несколько моментальных снимков, на одном из которых я собственноручно написал, что красота агента меня ослепила и я час ползал на коленях, уговаривая ее на фотографию. Момент создания надписи был так же зафиксирован несколькими фотографиями. Довольная светлоэльфа, вернула мне телефон и вызвала копов, шепнув на прощание.
  - Знаешь, почему мы разрешаем осужденным брать с собой любые вещи вплоть до оружия? В киберпространстве они, почти все, меняют свои свойства.
  Пока я переваривал полученную информацию, меня провели к лифту. Я, было подумал, что меня повезут на крышу, но один из сопровождавших нажал скрытую под панелью кнопку и лифт, дернувшись, поехал вниз.
  - У вас что, тюрьма сразу под судом?
  Ответа я не получил. Внизу нас встретили два светлоэльфа в белых халатах. Парень и девушка. Полицейский подтолкнул меня к металлическому шару.
  - Я что в шаре буду сидеть?
  - Это вход в Лотанариэ - Сити, - пропищала светлоэльфа. - Там поймете. Только у меня сначала маленькая просьба.
  - Дай угадаю:- давай сфоткаемся, коллеги не поймут, краски у тебя подготовлены.
  
  Гл.44 ПРИБЫТИЕ В ЛОТАНАРИЭ-СИТИ
  Шар и внутри оказался шаром. Точнее, пустой сферой с одинокой черной дырочкой. Я попытался в нее поглядеть. Ничего не видно. Палец тоже не лезет. Сфера вздрогнула, затряслась и резко и сильно раскрутилась.
  - Почувствуй себя бельем в центрифуге, - попытался я не терять бодрость духа и едва не откусил себе язык. - Аааааааааааааа.
  Мир вокруг приобрел очертание серого, размытого пятна с разноцветными полосами. Появилось ощущение, что от меня отрываются молекулы и атомы. Еще миг и я взорвался на тысячу кусочков, которые тут же затянуло в дырочку. Вспышка и они снова слепились вместе. Голова шла кругом, ноги не слушались, а живот сводило спазмами.
  - Кулибины мать иху, - вяло пожаловался я руинам, выглядевшим так, словно кто-то строил город из конструктора лего, да так и бросил, не доведя дело до конца.
  - Приветствую вас в Лотанариэ-сити, - сообщил металлический голос.- Мир ведущий к исправлению, в котором вам предстоит многое осознать и переосмыслить.
  - Иди в жопу, - я попытался встать. Получилось плохо.
  - Апчхи. Апчхи. Ааааапчхи.
  Я вздрогнул и резво отполз в сторону, повернувшись к источнику звука. Чихала стоявшая на четвереньках эльфийка, неопределенной масти, с кожей цвета кофе с молоком и наряженная в бронелифчик. Расцветка ее одежды очень напоминала темный цвет моего меча. Даже искорки проскакивали. Неожиданно над девушкой высветилась надпись.
  Класс: тень;
  Пол: женский;
  Имя: ХХХХ;
  Уровень: ХХХХ;
  Отношение: ХХХХ;
  Сила: ХХХХ;
  Телосложение: ХХХХ;
  Интеллект: ХХХХ;
  Ловкость: ХХХХ;
  ХХХХ: ХХХХ;
  Так вот как Камиль видит окружающих. Девушка прекратила чихать и поднялась на ноги.
  - Хорошо то как, - она потянулась, пристав на цыпочки. - Красота! Чего уставился? Селфи хочешь?
  - Нет, спасибо,- я тоже поднялся. - Никогда не думал, что это скажу, но меня тошнит от сисек. Дня через три, четыре может.
  Со стороны руин раздался шорох и я инстинктивно принял боевую стойку. На дорогу резво выкатился желтый колобок, источающий сердечки. Противно вереща, он скрылся в обломках напротив. Но меня поразил не бегающий смайлик, а пустая рука. Я еще раз повторил движение, но оружие так и не появилось.
  - Замри с вытянутой рукой. Я попробую усесться попой на твою ладонь, - насмешливый голос девушки вывел меня из ступора.
  - Мила!?
  Некоторые надписи над головой эльфийки тут же изменились.
  Имя: Миллиатуримархааа;
  Уровень: ХХХХ;
  Отношение: привязанность; (Данный персонаж считает, что вы находитесь под его покровительством.)
  - Можно подумать первый раз меня видишь.
  - Гм. Такую первый. Ты эльфа?
  - Как и ты. Система посчитала правильным, исправить некоторые недоразумения в нашем облике.
  Я схватился за уши. Точно. Длинные и острые. В расстройстве мотнул головой и перед глазами высыпались надписи. Здоровье, выносливость, привлекательность, мана какая-то.
  - Да чтоб тебя! - еще несколько взмахов и обзор был плотно забит буквами. Чем сильнее я тряс, тем больше лишался возможности видеть окружающее. С темнотой пришла паника. - Мила капец, я ослеп?
  - Аха ха ха ха.
  - Я не вижу ничего. Мила!
  - Аха ха. Замр... аха за.. аха.. мри и ха хаха про... про... моргайся. Уууф.
  Я последовал ее совету и снова обрел зрение.
  - Не смешно. Нельзя быть такой язвой. Я вообще то под покровительством, если верить надписям. Где забота и нежность?
  - Ааааа. Уморил. У тебя вообще написано восхищение. Хи хи. Данный персонаж считает вас совершенством. Почему не благоговеешь?
  - Благоговел уже. Перед Вагильдой. Закончилось не ахти, - я сел на дорогу и достал подсумок.
  - Обиделся? - Мила положила мне на плечо руку.
  - Угу. Сижу и рыдаю. Мне вот интересно, во что превратились остальные вещи. Надеюсь не в толпу ехидных теток.
  Я посмотрел описание. Сумка путешественника на сорок пять слотов. Тут же подсказали надписи. Сорок пять это прекрасно. Поэкспериментировав, я понял, что не обязательно её открывать. Смотришь на замочек и перед тобой появляются ячейки. Два мысленных нажатия и предмет в руке. Еще два и этот предмет снова картинка в квадратике. Камни и пирожные занимали только по одной ячейке. Удобно. А то никаких сумок не напасешься. Я стал изучать свои богатства. Сейв остался сейвом, мобильник определился, как средство связи путешественника. Кусок проволоки, подаренный Максом, обозначился универсальной отмычкой. Коробка с солдатиками, преобразилась в картину с изображением ушастого воинства. (При просмотре, плюс пятьдесят силы, духа и ярости.) Ключи от квартиры система назначила металлическим мусором. Нательный крест,цветок Алтей, камень инсекта, ключ, выданный мне доктором и ключ билетера, стали таинственными амулетами. ( Для определения свойств обратитесь к артефактору.) Камни тоже обозначились как магические. ( Для определения свойств обратитесь к ювелиру.) Фляжка с водой и пирожные, восстанавливали бодрость, здоровье и все ту же, загадочную, ману. Очки и куртка порадовали надписью, что являются снаряжением наездника на крептэре. Я сразу представил крутую, шипастую зверюгу, ростом этажей так в несколько. Сапоги и джинсы, стали амуницией странника. Все привязано к владельцу. Круто. Закончив со снаряжением, я решился мысленно потянуть за уголочек с информацией, маячившей на периферии зрения.
  Класс: террорист;
  Пол: мужской;
  Имя: Яльди Крававая рука;
  Уровень: 51;
  Сила: 50;
  Телосложение: 49;
  Интеллект: 59;
  Ловкость: 47;
  Шляпа какая-то. Я думал, что я круче. От расстройства, мне даже перехотелось читать про ману и выносливость.
  - Чего завис? - оторвала меня от размышлений, заскучавшая Мила.
  - Характеристики смотрел.
  - Так себе характеристики.
  - Угу. Мил а что за надпись у тебя под показателями? У меня такой нет.
  - Ооо, это крутая надпись. Но тебе лучше о ней не знать. Завидовать будешь.
  От разговора нас отвлек приближающийся рокот. Я резко принял стойку. Естественно в руке меч не проявился. Мила захихикала. Привычка великая вещь. Ну и ладно. Камни тоже пойдут. Надписи сообщили, что они являются осколками неизвестной программы, Можно использовать как метательное оружие. Вероятность оглушения противника двадцать пять процентов, с условием попадания в незащищенные, жизненно важные органы. Из-за обглоданной высотки вынырнул воздушный катер. Других определений для этой рычащей штуки, я просто не нашел. Катерок заложил крутой вираж и остановился напротив нас, подняв тучи пиксельного мусора.
  - Новенькие? - сидевшая за рулем девушка, подняла на лоб круглые очки.
  Я присмотрелся к надписям.
  Класс: хипес;
  Пол: женский;
  Имя: ХХХХ;
  Уровень: ХХХХ;
  Отношение: ХХХХ;
  Сила: ХХХХ;
  Телосложение: ХХХХ;
  Интеллект: ХХХХ;
  Ловкость: ХХХХ;
  - Не очень крутая телка, - Мила положила мне на плечо руку и я увидел скрытую информацию.
  Имя: Тириэль Бриллиантовое поле;
  Уровень: 27;
  Отношение: любопытство; (Данный персонаж хочет узнать о вас больше.)
  Сила: 29;
  Телосложение: 85;
  Интеллект: 49;
  Ловкость: 30;
  - Привет я Тири, - девушка помахала рукой. - Садитесь в крептэр, пока кто-нибудь гадкий не пришел.
  - Привет я Яльди, это Мила. Кто например?
  - Кто угодно. Монстры, локальный катаклизм, миграция кругликов.
  - Кругликов?
  - Ага. Круглые, желтые и пищат противно. Умники считают, что где-то в неисследованных территориях находится шлюз из реального мира и оттуда их сбрасывают, когда там они достигают критической массы.
  - Я даже знаю, откуда, - пробормотал я и добавил вслух. - Я видел тут одного. Чего страшного в кричащих смайликах?
  - Когда их мало ничего. Но когда они катятся ковром... Любовные залижут, злобные загрызут, захохотать могут. Есть еще, которых тошнит или в виде экскрементов, - девушка помрачнела. - Это неприятно. Садитесь скорее. И надгробия свои не забудьте.
  - Надгробия?
  - Обернись. Вон они лежат. С лямками. Берегите их. Если убьют, под ними воскреснете.
  Я подошел к каменным плитам. На одной было высечено Яльди Кровавая рука на другой иксы.
  - Тири а если их расколоть? Нечаянно.
  - Значит не сможешь возродиться. Поехали уже.
  В подтверждение ее слов, в глубине руин раздался рокот. Одна из далеких башенок затряслась и осыпалась. Надо было торопиться.
  
  Гл.45 ПАТРУЛИРОВАНИЕ
  За бортом крептэра тянулись однообразные руины. Я сидел на заднем сидении и ерзал, пытаясь подогнать неудобные лямки надгробия, которые нещадно давили на плечи. Впереди мило щебетали меч и девушка, чьей спецификацией был хипес. Вообще то на переднее место приглашали мою скромную персону, но Мила опередила меня.
  - Это мой молыш, - заявила она, усаживаясь.
  Именно молыш. Через о. Тири в ответ только гадко захихикала. Бабы всегда были коллективным разумом. Даже если они меч и секс кидала. Сейчас же они осторожно обменивались репликами, стараясь, выведать друг у друга, как можно больше информации. Выигрывала Мила. Пока мы патрулировали место появления узников, я узнал следующее. Поселение Лотанариэ - Сити находилось в относительно безопасной зоне. Вокруг него обитали слабенькие монстры. То, что нужно, для поднятия уровня у новичков. Кстати, мы нашли еще одного только что появившегося заключенного. Вернее то, что от него осталось. Ботинок и осколки надгробия.
  - И так бывает, - пожала плечами Тириэль.
  Транспорт, снова взмыл вверх, а девчонки продолжили игру "узнай больше, скажи меньше". Итак, охраны в колонии не было. Не имело смысла. Луимские ученые, открывшие киберпространство, нашли только вход. Вот и разгадка о безвестно сгинувших узниках. Эльфов и их вещи сюда, а местных монстров и осколки программ обратно. Наоборот ни как. Сколько не пытались. А чтобы было это самое обратно, очень нужное ученым, для секретных исследований, умники привязали воскрешение к надгробным плитам. Не заполнили добычей специальные контейнеры, значит одна из плит, выбранная случайным образом, разрушается. В мире, где тебя могут до смерти зализать или затошнить даже смайлики, страшнее наказания нет. А какая головная боль авторитетам, поделившим город на сектора. С одной стороны, им работать не положено. Для этого есть низшие уголовные касты. А вот с другой стороны. С другой стороны не будешь добывать ресурсы и сражаться с местной фауной, не будет расти уровень и характеристики. Оглянуться не успеешь, как вчерашний чушкан, приносивший тебе тапочки в зубах, пришибет одним щелчком пальца. Вот такой вот головняк. Чтобы быть впереди и своих, и соседей, нужно трудиться прямо стахановскими темпами. Они конечно объявили, что охота и добывательство, не являются трудом. Но это так. Самоуспокоение. Внутри секторов существовала четкая кастовая система. Уважаемые люди, читай паханы, безупречные жулики - простые воины и беспонтовое фуфло - местные неприкасаемые. В третью категорию переводили за нарушение неписанных уголовных законов (воровское право) и бедолаг с разрушенным надгробием. Еще в городе был сектор умников. Остатки первых экспедиций, застрявших по эту сторону кибермира. Их всячески оберегали и не трогали. Во первых, они воскресали без всяких надгробий и могли сильно осложнить жизнь, а во вторых, те кто учили историю Луима, хорошо помнили, чем кончается истребление ученых. Тириэль была безупречной из сектора, которым руководил некто, именуемый Мертвящим взглядом. Одной из обязанностей безупречных, была нахождение и доставка в город вновь прибывших. Патрулирование производилось секторами по очереди, согласно четко составленного графика. Человеческий, простите эльфийский, ресурс постоянно требовал пополнения. Из туманных пояснений Тири, можно было понять, что надгробие, это не панацея.
  - Бессмертие штука классная, но не постоянная, - процитировала она, чью то фразу и посмотрела на часы. - Все амбец! Время нашего сектора вышло. Полетели в обиталище. Там вас примут, оценят и определят.
  
  Гл.46 ПРОПИСКА
  Я переступил порог и споткнулся о тазик с водой. Вода из переполненной посуды, плеснула мне на сапог. Гул голосов тут же стих. Татуированные эльфы смолкли, пристально следя за моей реакцией. Очевидно, от меня требовалось исполнение какого-то дурацкого ритуала, доказывающего, что я честный и правильный урка. Ну и чего делать? Не ноги же мыть. Рядом, оценивая обстановку, замерла Мила.
  - Я был у бомбера,
  Юлил баранчика
  Нам мулю кинули,
  Про поле одуванчиков, - низкорослый, татуированный светлоэльф приблизился к нам танцующей походкой. - О как! Террорист и баба-тень. Брюлик ты политических что ли навертела? Политические у нас обитают в фуфлогоне. Гы гы.
  Мила положила мне руку на плечо. Тут же над певуном высветилась полная информация.
  Класс: гоп стоп;
  Пол: мужской;
  Имя: Кекуэль Шило в бок;
  Уровень: 27;
  Отношение: снисходительность; (Данный персонаж считает, что вы ниже его по статусу.)
  Сила: 29;
  Телосложение: 31;
  Интеллект: 22;
  Ловкость: 30;
  Я осмотрелся. Пространство пестрело Живопырами, Ловкачами, Красавчиками и прочими рукоблудами. Все от двадцать пятого до тридцатого уровня. Отношение варьировалось от снисходительности, до равнодушия.
  - Террорист, а террорист, - продолжил беседу Шило. - В петлю, или на кукан? Мерзнуть в поле, или греться среди мусора? Бездонный карман, или дно с кармана?
  Я дождался, когда мужичок подойдет поближе и резким движением схватил его за горло.
  - Мила спина к спине!
  Девушка сразу все поняла и встала ко мне спиной. Теперь, если у кого-нибудь возникнет желание подкрасться сзади и расколоть нам надгробия, возникнут определенные трудности.
  - Макака фанерная, я тоже могу играть в угадайки, - я встряхнул булькающего урку. - Вилкой в глаз, или в жопу раз? Мыло со стола, или хлеб с пола? Хочешь в параше захлебнуться?
  - Древолюбы! Да что же это делается! Правильного эльфа на глазах обнуляют, - к нам кинулся кидала двадцать пять, с погонялом Гибкий фунтик.
  Я ударом ноги, отправил в его сторону тазик. Удар вышел неожиданно сильным. Киберпространство тут же порадовало меня сообщением: вы нанесли 300 ед. урона игроку Чика Гибкий фунтик. Игрок Чика Гибкий фунтик погибает. Штраф минус пятьдесят процентов получаемого опыта в течение месяца. Чика моргнул и растворился в воздухе. На пол упали тазик, штаны, молот и еще какие то мелкие предметы. Отношение окружающих сменилось на изумленное и враждебное. Бандиты ощетинились оружием. Я прокашлялся.
  - Граждане уголовнички! Кидаем пушки и перья на пол и поднимаем руки в гору! Первым идет горбатый! Я сказал горбатый!
  - У нас нет горбатого.
  - Волки позорные! В каждой уважающей себя банде, должен быть горбатый.
  - Хотела бы я посмотреть на горбатого эльфа, - хихикнула Мила.
  - Чего шумим? Что за рынок в равноденствие? - сквозь расступившихся уголовников, вперед вышли двое новых персонажей:
  Класс: воровской дон;
  Пол: мужской;
  Имя: Заг Вырви сердце;
  Уровень: 43;
  Отношение: интерес; (Данный персонаж интересуется, кто вы по жизни.)
  Сила: 40;
  Телосложение: 33;
  Интеллект: 58;
  Ловкость: 41;
  
  Класс: верховный воровской дон;
  Пол: мужской;
  Имя: Элендил Мертвящий взгляд;
  Уровень: 46;
  Отношение: подозрительность; (Данный персонаж считает, что от вас не приходится ожидать ничего хорошего.)
  Сила: 40;
  Телосложение: 49;
  Интеллект: 50;
  Ловкость: 36;
  - Кто этот не фартовый? - Заг осмотрел останки кидалы.
  - Гибкий фунтик, - мрачно сообщили из толпы.
  - Ай яй. Ну ничего. Надеюсь это будет ему уроком. - он повернулся в мою сторону. - А ты бы отпустил Шило. Зачем себе карму портить.
  Я разжал руки и гопник плюхнулся на пол, сипя как паровоз и растирая горло.
  - Ну вот. Продолжаем диалог. Эль, что скажешь про наших гостей?
  - Террорист пятьдесят первого уровня и тень с уровнем, который даже мне не видно, - сообщил Мертвящий взгляд. - Грохнуть , от греха подальше.
  - Пятьдесят первый и выше? До сих пор, выше двадцать пятого, к нам не попадали. Даже я пришел тридцаткой. Политик по какой статье загремел?
  - Ограбление национального банка в Мирандоро, взятие заложника, нанесение душевной травмы полицейским и минерам, захват съемочной группы, похищение оружия, угон транспорта, надругательство над ценностями, - перечислил я свои прегрешения.
  - Головной да он гонит! - Шило на всякий случай отполз подальше. - С тех пор, как поляны перенесли на верхние этажи, а высоту ограничили, это никому не удавалось. Или этот сказочник парадку штурмовал?
  - Я на мусоровозе. Век воли не видать, - для наглядности, я подтвердил слова, подсмотренным у земных урок жестом. Щелкнул пальцами по зубам и постучал, скрюченной в знак металлиста рукой, по лбу.
  Вы использовали секретный воровской знак. Отныне вас не могут перевести в фуфлогон, а только убить. Я стряхнул возникшие перед глазами строчки. Отношение окружающих изменилось на изумление и дружелюбие. Только Элендил все чего-то подозревал. Вот же гад недоверчивый.
  - Не по понятиям зашел, - мрачно констатировал он. - Мочить беспредельщика.
  - Спорно. Сапоги то мокрые. Кто сказал, что честный эльф не может покреативить? Давай так. Пусть они пока с кандидатами в безупречные поживут, а там определимся. Время оно все расставит по уголочкам. Брюлик проводи новеньких. Твоя находка, ты и светишь строчки.
  - Порву как жук листочки! - в помещение ворвался, размахивающий топором, голоногий фунтик. Мила небрежно повела рукой и он растворился в воздухе, оставив на полу топор и трусы.
  
  Гл.47 СУРОВЫЕ БУДНИ
  -Ноги! Что ты в них путаешься, как таракан беременный! - Мила обрушила на меня водопад ударов. - В глаза смотри! Только глаза покажут, что я хочу сделать! В глаза идиот, не на сабли, а в глаза! Мое оружие должно находиться на периферии твоего взгляда! Да не води лицом за кистью!
  Обливаясь потом, я отразил новую связку ударов, чуть не вывернув себе кисть. Прогресс. Поначалу, меч отправляла меня на перерождение каждые пол минуты. Новичкам давался месяц на освоение и прокачку и Мила решила использовать его по максимуму, заявив, что как фехтовальщик я даже не ноль, а минус. По ее словам, мы до сих пор выкручивались, только благодаря ее мастерству и то она не всегда успевала исправить мои многочисленные ошибки. Так мы и проводили дни. Завтрак, разминка, истязания. Обед разминка, истязания. Иногда и ужин, разминка, истязание. Часто к нам присоединялась Тири. Мила ее не обучала, но девушка занималась самостоятельно, копируя наши извращения.
  - Стойка валенок! Не та раскоряка, которую ты изображал, а стойка!
  Отбив, скользящий выпад, я сделал еще два шага назад и больно ударился затылком о развесистый сук.
  - Ау! - меч выпал на траву.
  - Ты должен чувствовать, что происходит у тебя за спиной, - мучительница подошла ближе и ухмыляясь наблюдала, как я массирую ушибленное место. - Сколько атак сзади ты пропустил, пока странствовал? Все! Миры подыгрывают странникам. Ты и сам заметил. Способности, сила. Но миры и подкидывают таким как ты, самые сложные задачи. По способностям. Хватит делать вид, что страдаешь. Поднимай оружие. Бьемся до смерти.
  - Ну чего опять до смерти? Я задолбался выкапываться из могилы. Да и больно это. Даже с порезанной чувствительностью.
  - Зато так быстрее. Когда мы начинали, я бы тебе и воробья зарезать не доверила, а сейчас тебя не стыдно выставить в крестьянское ополчение. Смотри, - она поднесла к моему лицу ладонь. - Видишь?
  - Рука как рука.
  - В центр смотри.
  Я пригляделся. На секунду мне показалось, что ладонь просвечивает.
  - Увидел? Я вчера заметила. Эта форма не стабильна. У нас от силы неделя, полторы, а потом надо сваливать. Следи за мной. Начнем с фланкировки. Показываю медленно, убыстряя темп.
  Мила отошла на несколько шагов назхад и начала танец с саблями. В ее исполнении, это было что-то необыкновенное. Клинки вычерчивали в воздухе замысловатые фигуры, крутились взлетая вверх и с завораживающим шорохом рассекали воздух. Возникшая перед глазами надпись, сообщила, что навык фланкировка изучен. Для достижения первого уровня необходима постоянная тренировка. Заглядевшись, я пропустил приближение стального веера и моя голова отделилась от тела. Очнулся я в полной темноте. В нос бил сырой запах земли. За все время, что я отсюда вылезал, наверх должна была бы вести хорошая, комфортная нора, но глупое киберпространство, каждый раз, возвращало все в первозданный вид. Работая руками, я докопался до плиты, сдвинул ее в сторону и выполз наружу, сплевывая попавшие в рот комки и прочищая ноздри. В хранилище надгробий как всегда царил полумрак. Раздался щелчок и плиты стали передвигаться в хаотичном порядке. Сработала защита от злодея. Свое имя на надгробии видел только владелец, а постоянное передвижение давало гарантию, что злоумышленник не сможет запомнить их местонахождение во время возрождения заключенного. Я подошел к выходу. На улице ярко сияло солнце, создавая резкий контраст с сумраком хранилища. Вернее солнца тут не было, но, тем не менее, днем что-то ярко светило. Чтобы защитить глаза, я привычным жестом нацепил на нос очки Яльди и посмотрел на замершие надгробия, обреченно сообщив.
  - I"ll be back.
  На одной из плит, вдруг проявился нарисованный золотистой краской иероглиф. Поздравляю. Вы открыли новое свойство очков наездника на крептэрах. Видеть скрытое.
  - Ну ка, ну ка, - я сморгнул сообщение и подошел к помеченной плите.
  Буквы на ней сложились в мое имя. Наклонившись, я дотронулся до знака. На пальце осталась светящаяся краска.
  
  Гл.48 ШКАТУЛКА
  Мила сидела на пригорке и развлекалась тем, что подбивала камнями, выползающих из реки ящерок, лягушек и змей двадцатого - двадцать пятого уровня. Все пространство было завалено тушками. Ничего нужного с них не выпадало, поэтому данные монстры представляли ценность только для новичков. Я поднялся на холм и опустился рядом с мечом.
  - Чего так долго? - резким движением, девушка отправила на перерождение, выглянувшую из кустов выдру.
  - Нам надгробия пометили.
  - Оба?
  - Ага.
  - Значит в первый же день, - брошенный, меткой рукой, булыжник размозжил лягушачью голову. - Умно. Я бы тоже так сделала.
  - Не нравятся мне зеки интриганы, - я тоже кинул камнем в проползавшую мимо ящерицу.
  Камень чиркнул земноводное по спине, выбив сотку здоровья и булькнул в реку, вызвав многочисленные круги. Ящерица вскочила на задние лапы и резво побежала прочь. Раздался низкий утробный звук и вместо кругов по воде пошла волна. Перед глазами выскочило сообщение: геноцид обитателей реки, привлек внимание Речного Стража. Над водной гладью показалась огромная пупырчатая морда, монстра шестидесятого уровня.
  - Он твой, - сообщила Мила. - Посмотрю чему научился.
  - Тебе бы в школу. Учителем младших классов, - я кинул в морду камень, лишив речного босса единички здоровья и обнажив меч, не спеша, спустился с холма, пытаясь изобразить фланкировку. Получилось так себе. Речной Страж выбрался на берег, выпустив в мою сторону липкий язык. Я отразил удар и ринулся на врага. Азарт захватил меня целиком. Постоянный проигрыш своему оружию, вызвал устойчивое желание хоть кого ни будь победить. Монстр был мощным, но довольно не поворотливым. Пропустив пару ударов, ополовинивших мою шкалу здоровья, я приноровился и дело пошло на лад. Неприятности начались, после того как у него осталась половина жизни. Пупырчатый урод издал рев и на меня кинулась толпа низкоуровневой мелочи. Киберпространство тут же меня завалило сообщениями о потерях единичек здоровья. Каждый урон сам по себе был не велик, но его было слишком много. Здоровье тревожно замигало.
  - Держись! - под ноги мне полетела, взорвавшаяся красным, колба и шкала восстановилась почти на треть. - Долби босса, я беру на себя мелочь, - Тири метнула еще одну колбу и достала палочку.
  Земля покрылась изморозью, земноводные ощутимо замедлились.
  Не теряя времени, я сблизился со Стражем, увернулся от удара и поднырнув под конечность, зашел к монстру со спины. Удар. Еще удар. Тварь завыла и из реки поползли змеи.
  - Руби! Не отвлекайся!
  Я подпрыгнул и вогнал клинок боссу в шею. Оружие жалобно звякнуло и обломилось у рукояти. Речной Страж отшвырнул меня в сторону, вогнав мою полоску здоровья в мигающий сектор и закрутился на месте, нещадно топча своих миньонов. Жизнь его стремительно поползла вниз и он, обреченно завыв, рухнул. Речные обитатели, тут же растеряли агрессивность и разбежались в стороны.
  Вы убили Речной Босс. Получено опыта 70000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 35000. Получен уровень 52. Все параметры увеличены на 1. Доступно три свободных очка характеристик.
  Я посмотрел на довольную Тири, получившую сразу три уровня.
  - Плохо, - к нам присоединилась Мила. - Без своей ушастой подруги, ты бы монстра не потянул.
  - Это же босс! - вступилась за меня Тириэль. - На них, как минимум, целым сектором в рейд ходят. А тут мы вдвоем. Невероятно. Яльди дотронься до него. Ужас как интересно лут посмотреть.
  Раскидав свободные очки в силу, ловкость и выносливость, я подошел к порождению водных глубин и дотронулся до него. Босс, замерцав, растаял, оставив вместо себя небольшой сундучок.
  - Уу, - расстроилась заключенная.- Сундук. Придется Уважаемым отнести. Навык взлома только у них и ближних есть. В сундуках топовые вещи конечно, но нам ничего не достанется.
  - Погоди-ка, - я достал из сумки кусок акророна и вставил проволоку в замок. - По идее, я тоже взломщик.
  Замок щелкнул, крышка откинулась, обрадовавшаяся Тири запрыгала и захлопала в ладоши, словно маленькая девочка. В сундуке оказались штаны наездника на крептэрах и бижутерия. Кольца, серьги и кулон. Мила равнодушно осмотрела содержимое и отвернулась. Я взял себе штаны, пододвинув сундук к девушке.
  - Это все мне!?
  - Угу, - я пошел в ближайшие кусты примерять обнову.
  Штаны будто на меня шили. Плюс двадцать к навыку наездника, к ловкости и защите. Неплохо.
  - Ты чего в кусты ходил? - довольная Тири, одела на шею кулон, которым любовалась. - Положил бы в инвентарь, а потом кликнул на себя. Это же не реал. Я чего нашла вас. Предупредить. Мертвящий взгляд вас того. Кокнуть хочет. Считает, что вы мутные и опасные. Заг против. Мертвящий взгляд совсем берега теряет. Всех достойных обнуляет. Так наш сектор никогда в силу не войдет. Но у Зага сил маловато. Он хочет с тобой о делах перетереть. Я, в общем то, за тобой.
  
  Гл.49 ПЕРЕВОРОТ
  Я, Мила с Тири и тридцать безупречных жуликов, прятались неподалеку от обиталища, ожидая сигнал от Зага. План пахана был прост. Как только основные бойцы разойдутся по баракам, мы врываемся и всех мочим. Чтобы Мертвящий взгляд не возродился, я как взломщик, должен был вскрыть секретный бункер, в котором хранились надгробия Элендила, ювелира и мастера ключей. Да да. Хитрый кощей, хранил свое яичко отдельно от остальных. По началу Вырви сердце, планировал его там замуровать. Вот такая вот кровожадная скотина. К соглашению мы пришли быстро. Козни недоверчивого дона, меня изрядно напрягали. Взамен, Заг обещал проводить нас с Милой к сумрачной долине. Именно там наблюдались колонны. О моем интересе, он узнал от Тири, которую я несколько раз расспрашивал о сооружениях. В окне три раза моргнул огонек и мы пошли на штурм. Стражники на входе, осыпались выпавшими предметами, а передо мной всплыло сообщение о штрафе в виде месячного урезания опыта до нуля. Я ворвался в помещение и увеличил срок наказания еще на один месяц. Пространство заполнилось сражающимися. Со всех сторон зазвенело оружие, захлопали взрывающиеся колбы и защелкали выстрелы палочек. Мила зажала Элендила в угол и не давала ему выбраться. Кидала по имени Шуш Скользский шуш, указал мне скрытый вход в бункер. Несколько поворотов акророновой отмычкой и дверь со скрипом распахнулась. Стоявшие на полу надгробия, тут же были расколоты на кусочки.
  - Мила готово.
  Меч взмахнула саблями и верховный воровской дон канул в небытие. Сражение тут же прекратилось. Оставшиеся на ногах, урки опустили оружие.
  - Блестяще, - Вырви сердце выглядел довольным. - Две минуты, сорок восемь секунд. В иных секторах сражения длились неделями. Я знал, что вы полезное приобретение для нашей благородной компании. В знак нашего сотрудничества примите скромные артефакты.
  - Не нуждаемся, - Мила покрутила в воздухе саблями и отточенным движением вложила клинки в ножны. - Нас интересует сумеречная долина.
  - Само собой. Само собой. Но все же. В знак восхищения, - Заг достал из кармана красивую коробочку с переливающимися камнями и вручил ее мечу, изящно поклонившись и поцеловав Миле руку.
  - Что это? - девушка недоверчиво уставилась на подарок.
  Новый верховный дон, быстро сделал несколько шагов назад и щелкнул пальцами. Меч тут же исчезла в вспышке света.
  - Ах ты сука! - Я заколол ближайшего зека и снес голову еще одному жулику.
  - Яльди сюда! Тут чисто, - крикнула с лестницы Тири.
  Отбиваясь от нападавших, я переместился к лестнице и стал на нее подниматься, пятясь задом. Еще несколько бандитов растворились в воздухе. К моему затылку прислонилась палочка.
  - Прости, но такова жизнь, - электрический разряд скрутил меня дугой и сразу десяток ударов свели мою полоску здоровья до нуля.
  - Кхаа, - я вдохнул влажный земляной запах и принялся выбираться наружу.
  Выполз я на пустыре, неподалеку от сектора умников, куда заблаговременно, сразу, как только обнаружил метки, перепрятал наши плиты.
  - Меньше минуты без меня продержался, - недовольно констатировала, подкрашивающая губы Мила.
  - Меня Тири завалила. Коварно и сзади.
  - Вот тварь! А ты еще переспать с ней хотел.
  - Не надо инсинуаций! Ничего я не хотел.
  - Хотел, хотел, - девушка выпятила губы и посмотрелась в зеркальце. - Ну что, обратно?
  - Угу, - я закинул за спину надгробие и достал из кустов тесак.
  Повторный штурм, почти с точностью повторил предыдущий. Стража на крыльце, даже глазом не успела моргнуть, как отправилась на перерождение. Пока Мила гоняла жуликов по обиталищу, я быстро закинул в бункер надгробия и замкнул двери отмычкой.
  - Знаете, что сейчас будет? - сообщила меч. - Пока я вас тут держу, Яльди спокойно пойдет и перехреначит ваши плиты. Это будет справедливо.
  - Как вы возродились? - изумился Шило. - Я лично расколотил ваши надгробия.
  - Значит не наши.
  - А чьи?
  - Чьи-то. Яльди, ты чьи надгробия пометил?
  - Откуда же я знаю. Первые попавшиеся.
  - Произошло какое то недоразумение, - подал голос Заг Вырви сердце. - Давайте успокоимся и все обсудим.
  - Ничего себе недоразумение, - возмутился я. - Вы нас убить хотели. Причем наглухо.
  - Поверьте это не со зла.
  - Не иначе от доброты!
  - Давайте говорить конструктивно.
  - Давайте. С вас сумеречная долина.
  - Тут загвоздка. Вход в долину охраняет босс пятисотого уровня. Он несколько экспедиций положил не почесавшись. Умники пять раз сектора на штурм водили.
  - Да ладно. С этими штуками, которыми вы переродили Милу. Наклепайте побольше и вперед.
  - Действует только на ЗеКа. У монстров иммунитет. Даже у самых мелких.
  - Ребятки, - Мила плотоядно ухмыльнулась. - У вас теперь есть я и Яльди. Дуйте к умникам и несите радостную весть. Долина будет захвачена.
  Заг задумался.
  - Хорошо. Но вы не будете мстить.
  - Заметано, - Мила потянулась. - Мы пока в бункере подождем. Принесите нам туда два кожаных дивана, постель и еды.
  Когда наши требования были выполнены, я закрыл двери изнутри и уселся за уставленный едой столик.
  - А все-таки я молодец. Если бы не мои ум и сообразительность, то сегодня бы для нас все и закончилось. Вино будешь? Мил ну похвали меня.
  - Молодец, молодец, - девушка наклонила голову. - По-моему эти засранцы нас замуровывают. На раз, два, три открываешь двери и режем всех. Утомили интриганы.
  - Тут запасной выход есть, - я убрал волшебные очки в карман. - Элендил Мертвящий взгляд был не такой уж и дурак. Пойду, поругаю злодеев. Вырежем, потом с другими договариваться. Пусть эти отрабатывают.
  Не ожидая ответа, я вышел через запасной выход. Изумленные охранники, сразу же разбежались при моем появлении. В обиталище кипела работа. Неприкасаемые под руководством Зага и компании, таскали булыжники и месили раствор.
  - Ну вы чего такие упертые? Мила сейчас обидится, да и мне надоело.
  Вырви сердце смутился и тут же приказал разобрать каменную кладку. Он оперативно назначил посольство к умникам и дал мне самую крепкую воровскую клятву о том, что теперь все будет четко. Я в который раз вскрыл дверь и зашел в хранилище. Меч сидела за столом, мрачно разглядывая ладонь.
  - У нас совсем мало времени, - сообщила она.
  - Я присел рядом и обнял девушку за плечи.
  - Не боись. Прорвемся. Я зубами загрызу монстра, но тебя вытащу.
  - Кто кого еще вытащит, - Мила погасила свет и повалила меня на диван. - Молчи. Скажешь хоть слово и я буду перерождать тебя до самого похода.
  
  Гл.50 ПОБЕГ
  Утром пришел скептически настроенный умник, но как только Мила открыла ему некоторые параметры, дело сразу пошло на лад. Ученые обладали большим влиянием и быстро организовали заключенных в поход. Всего через два дня, мы были у входа в долину и разрабатывали план сражения. Высокий светлоэльф в очках велосипедах, доводил диспозицию.
  - Вот диаграмма, на которой мы рассчитали предполагаемые параметры монстра. Итак, прохождение. Безупречные, до двадцатого уровня, начинают бой. Их задача дать Миле и Яльди зайти боссу со спины. Пули и Заг с резервом на контроле. Если мясо поляжет раньше времени, не дайте монстру переагриться. Как только у Милы с Яльди пройдут криты, отводите остатки. Профессор Дилиэль, ты со своими лаборантами вторая линия. Когда здоровье у Милы спускается ниже сорока, а у Яльди пятидесяти процентов, лечишь. Тики, Миза, вы охраняете лекарей, со всеми кто выше тридцатки. Стрелки. Как только Мила и Яльди вступают в бой, их задача наносить постоянный урон. Купиэль и Кларон, возьмете их под командование. Это касается и наездников на крептэрах. Леаконель, ты старший. От двадцати до тридцати. Фигулда и Бук. Ваша задача зачищать вызванных миньонов. Пули, Заг, все кто переживет первую атаку, то же самое. Профессор Эльда, на тебе с лаборантами защита от ментальных, химических и магических атак, а также снятие с монстра щитов, если таковые обнаружатся. Дислокация рядом со мной. Я с лаборантами. Моя задача пушка, которую мы нашли в лиловых джунглях. Необходимо сбить третий каст монстра. Выстрел у орудия только один. Потом откат месяц. Даку, Лилиэль, вы с теми, кто выше сорока защищаете нас. И помните. Сумеречная долина приблизит нас к возвращению домой. Яльди доставай картину и покажи народу. Плюс пятьдесят к силе, духу и ярости очень нам помогут.
  После того, как наша армия вдохновилась просмотром картины, мы, не спеша, выдвинулись к месту битвы. Существо, охранявшее вход, впечатляло. Огромный пятиметровый монстр, Как положено рогатый и хвостатый. Под изумрудной кожей, перекатывались тугие комки мышц.
  Класс: рейд-босс;
  Пол: гермафродит;
  Имя: Рыкгыруш;
  Уровень: 500;
  Отношение: ненависть;
  Сила: 600;
  Телосложение: 600;
  Интеллект: 10;
  Ловкость: 600;
  - Рыыыы, - сообщила зверюга и безупречные жулики ринулись в атаку.
  Внимание! Если вы погибнете, перерождение не будет представляться возможным в течение трех дней. Ваш уровень будет понижен на 10. Весь накопленный в бою опыт, будет понижен до 0.
  Пока рейд-босс отвлекся, на мельтешащих у него под ногами уркаганов, я покрепче сжал рифленую рукоять меча и по широкой дуге побежал ему в тыл. Рядом грациозно скользила, сосредоточенная Мила. Когда от первой волны нападающих осталось не больше десятка, в ход пошел резерв. Я, наконец, добежал до спины чудовища и с размаху засадил ему в ногу меч.
  Вы нанесли Рыкгыруш урон 25.
  Крит. Вы нанесли Рыкгыруш урон 174.
  Стрелки защелкали палочками и затрещали автоматическими жезлами. Вокруг головы монстра закружили крептэры.
  - Рыыыы.
  На вас наложен эффект "Оглушение".
  На вас наложен эффект "Ошеломление".
  На вас наложен эффект "Замедление".
  Вы получаете урон 450 ед. здоровья.
  Под моими ногами захлопали, взрываясь разноцветным дымом, бутылочки и я пришел в себя.
  Вы нанесли Рыкгыруш урон 50.
  Вы нанесли Рыкгыруш урон 17.
  Вы нанесли Рыкгыруш урон 98.
  Крит. Вы нанесли Рыкгыруш урон 131.
  Монстр подпрыгнул и ударил, по одному из крутившихся вокруг него катеров кулаком. Крептэр закрутился, словно волейбольный мяч и врезался в один из отрядов, попутно зацепив еще две машины. В воздух полетели оружия и фрагменты снаряжения.
  - Рыыыы.
  В воздухе появились летающие твари. Удар изумрудной пятки вышиб из меня дух, оставив от здоровья только две единички. Рыкгыруш окутался зеленым облаком. Хлоп, хлоп, хлоп. Залп, расколовшихся бутылочек, одна из которых ударила меня по лбу и едва не отправила на перерождение, отняв единичку здоровья, заклубился разноцветными дымами. Еще один залп пришелся по монстру, сбив с него облако, которое буквально растворяло заключенных. Высоко в воздух, подбросило, кувыркающуюся, Милу. Она, словно кошка, приземлилась на четыре конечности и окуталась лечебными дымами. В клубящемся мареве, мелькнул блеск стальных клинков и две обезглавленные, крылатые твари шмякнулись оземь. Одна из летающих бестий, шипя, атаковала меня.
  Крит. Вы нанесли малый крылатый Рыкгыруш урон 300.
  Вы убили малый крылатый Рыкгыруш. Получено опыта 10000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 0.
  Уклоняясь от осколков, разбившегося неподалеку крептэра, я снова забежал чудищу за спину. Перед глазами замелькали надписи о нанесенном Рыкгырушу уроне. Уровень здоровья монстра медленно, но неуловимо сползал в сторону нуля.
  - Рыыыы.
  В этот раз, появилось много уменьшенных копий стража сумеречной долины. Мелкие Рыкгырушы заполонили пространство. Я не стал дожидаться, когда меня снова отравят и лягнут, поэтому отбежал назад. В рейд босса полетели бутылки, а меня облепили уменьшенные копии монстра. В небе выделывал замысловатые петли последний, уцелевший крептэр. Судя по всему, он потерял управление.
  Вы убили малый Рыкгыруш. Получено опыта 10000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 0.
  Вы убили малый Рыкгыруш. Получено опыта 10000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 0.
  Вы убили малый Рыкгыруш. Получено опыта 10000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 0.
  - Да когда же вы закончитесь!
  Вы убили малый Рыкгыруш. Получено опыта 10000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 0.
  Мини боссы умудрились забрать у меня четверть здоровья. Когда с ними было покончено, под ногами взорвалось всего одна бутылочка. Видимо у ученых дела совсем плохо. Я осмотрелся. Монстр гонял по полю остатки бандюганов. Удобный момент пробраться в тыл. Вот и знакомая изумрудная задница.
  Вы нанесли Рыкгыруш урон 70.
  Вы нанесли Рыкгыруш урон 31.
  Вы нанесли Рыкгыруш урон 100.
  Кажется, я машу, мечем уже целую вечность.
  - Рыы-акх.
  Выстрел, из эпической пушки очкастого умника, сбил последний каст рейд босса. Его жизнь просела почти до нуля.
  - Аааа, - раздался обиженный рев взбесившегося чудовища.
  Я бы тоже расстроился. Удар и я лечу высоко, высоко вверх, а потом, крякнув, ударяюсь о землю. Здоровье заморгало, где-то в районе тридцати единиц. Бутылочек больше не было. Либо они кончились, либо кончились лаборанты. Рядом приземлилась Мила. В этот раз не очень эстетично.
  - Привет, - зачем-то обратился я к ней. - Как жизнь?
  - Офигительно! - блеснула она белоснежными зубами.
  Прямо перед ней, с неба свалились чьи-то останки в виде поножей, палочки и кружевных панталон.
  - Гадость какая, - девушка отшвырнула в сторону кружева и с необъяснимой, обезьяньей ловкостью вскарабкалась на торчавшую неподалеку гранитную глыбу. - Отвлеки его! Только не сдохни!
  Поднявшись, я выбежал к монстру. Наш изумрудный друг был занят тем, что вдохновлено разрывал кого-то на части.
  - Эй! Я тут! Выходи биться!
  Рейд босс как то грустно посмотрел на опустевшую ладонь и заревев побежал в мою сторону. Когда он поравнялся с глыбой, Мила сделала сальто в воздухе и оказалась у него на плече. Сабля на всю длину лезвия вошла чудищу в ухо. Моб грузно и нехотя осел на землю и замер.
  Вы убили Рейд Босс. Получено опыта 1920000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 0.
  Я осмотрелся. Поле вокруг было завалено снаряжением, выпавшим из заключенных и мини боссов.
  - Уделали рогатика, - Мила спрятала сабли. - Пойду, наши надгробия заберу. А ты приберись тут, если что, - повернувшись, она пошла к выходу из долины. Туда, где за одним из многочисленных холмов мы спрятали наши плиты.
  - Поздравляю. Мы сделали это! - рядом с покореженной пушкой, проявился матовый куб и из него вышел довольный умник в очках. Он подошел ко мне и огляделся. - Жаль, никого из коллег не уцелело. Такое событие.
  - Граждане жулики тоже все полегли.
  - Этот мусор. Не существенно. Пойдем. Поможешь перегнать сюда крептэр с оборудованием.
  - Тут есть уцелевший крептэр?
  - Там в холмах. Ты же не думал, что я пошлю в бой научное судно.
  Пока мы шли к холмам, ученый заливался соловьем. Очевидно, его посетила исследовательская эйфория.
  - А потом мы исследуем твою подружку, - разглагольствовал он. - Нужно взять образцы ее тканей, пункцию спинного мозга и покопаться у нее в черепушке. Очень интересный экземпляр. А ты будешь возглавлять научные экспедиции, - Он потянул за веревку и стоящий перед нами холм, принял форму летательного аппарата. - Ну что? Оценил свои перспективы? Сейчас мы заключим контракт и...
  - Давай как-нибудь потом, - я пару раз взмахнул мечем.
  На землю упали очки, халат и три колбы. Красная, синяя и желтая. Вот жлоб. Мы там погибали, а он лечилки экономил. Не иначе для себя любимого.
  Я забрал бутылки и подняв катер в воздух, полетел к нашему тайнику. Помог Миле погрузить плиты и мы вернулись в долину. Рыкгыруш никуда не делся. Я дотронулся до него и он растаял, оставив после себя переливающийся камень.
  Поздравляю. Вы выполнили скрытый квест "Владелец сумеречной долины". Теперь здесь можете находиться только вы и ваши гости.
  Получено опыта 210000. Штраф за убийство заключенного. Полученный опыт снижен до 0.
  За спиной послышались тяжелые шаги. Я обернулся. Передо мной стоял возродившийся монстр.
  - Рыкгыруш, - сообщил он торжественно.
  Страж сумеречной долины переходит в ваше подчинение. Вы можете оставить настройки прежними, или изменить их.
  Я пригляделся к боссу и обнаружив панель управления, выставил все его показатели на максимум. Чудище выросло в два раза и заревело.
  - Рыкгыруш сильный!
  - Ага. Рыкгыруш вообще красавчик.
  Теперь его показатели выглядели следующим образом.
  Класс: рейд-босс;
  Пол: гермафродит;
  Имя:;
  Уровень: 1000;
  Отношение: подчинение;
  Сила: 1000;
  Телосложение: 900;
  Интеллект: 30;
  Ловкость: 700;
  Я оставил монстра патрулировать окрестности и мы с Милой полетели осматривать владения. Крептэр приземлился возле живописных руин, подняв клубы мелкопиксельной пыли.
  - Могу поспорить выход внутри.
  - Тоже мне провидец. Пошли уже.
  Мы вошли в зияющий пролом и оказались в огромном зале, наполненном тысячью колонн. Эхо от наших шагов, тонуло высоко под сводами. Пищащий смайлик, выпрыгнул из под ног и скрылся среди каменных осколков. Сделав несколько шагов, я увидел ее. Колонну, что привиделась мне в серебряных копях. Ну да. Точно она. Вот и знакомые символы. Только та колонна была целой, а в этой ямка. Как след от выстрела. Я подумал и вложил в нее булыжник, выпавший из Рыкгыруша. Камень идеально подошел к выемке. Щелкнуло и колонна засветилась приятным голубым светом. Рисунки на ней стали подвижными. Я сложил их в нужную комбинацию.
  - Спасибо, - Мила поцеловала меня в щеку и взяла за руку. - Обещай, что когда ни будь, мы снова сюда вернемся и я снова побуду человеком.
  - Не вопрос. Вернемся на первом же дилижансе, - я шагнул в открывшийся портал и оказался в центре огромного базара.
  Меня сразу же оглушил шум. Палатки и ларьки всех видов и цветов, бесконечно тянулись во всех направлениях. Повсюду шастали инопланетяне, тысячи инопланетян всех видов и размеров. Высокие, низкие, толстые, лысые, стройные, корявые, зеленые, серые, розовые. Человекоподобные, ящероподобные, звероподобные. Некоторые из них выглядели, словно ожившие кошмары, а в некоторых, я бы вообще не распознал живых существ, если бы они не двигались. А еще тапм были роботы. И все они галдели. Торговались, спорили, скрипели, беседовали. Постоянно где-то, что-то взрывалось, булькало или вопило. Признаюсь, я растерялся. По рассказам Камиля, я ожидал увидеть огромный торговый центр, но ни как не ярмарку.
  - Невероятно! - раздался за спиной знакомый голос. - Мы сбежали. Невозможно, но мы сбежали! Ну? Какие у нас планы?
  Я обернулся.
  - Тири? Как ты сюда попала?
  - Вслед за вами нырнула. Ты когда мне бижу отдавал, статы смотрел? Стэлс, неуязвимость, прыжок, рывок. Пусть по минуте и с откатом в пол часа, но вполне достаточно, чтобы пережить бойню и проследить за вами. А где подружка твоя? Молыш остался один. Беедненький, - Тири нервно оглянулась на проходивших мимо зеленых человечков, с непроницаемыми, черными, миндалевидными глазами и взяла меня под руку. - Мы так походим, ладно? Чой-то мне стремноватенько.
  - Ты убила меня, - я отодвинулся от девушки.
  - И была не права. Прости. Обещаю больше так не делать, - она снова приблизилась. - Что это за место? Ты бывал тут уже? - ее ладони крепко вцепились в мой локоть.
  - Да отвали ты от меня! - я выдернул руку и по инерции врезался, в какую то зубастую рептилию, перетянутую ремнями.
  Ящерица зашипела. Прежде чем я сообразил, что она извиняется, проявившаяся Мила, острием, коснулась горла рептилоида. Завыла сирена и рядом, проявился закованный в скафандры отряд, вооруженный штуковинами, явно агрессивного характера. Вперед вышел возглавляющий его коротышка.
  - Согласно закону, действующему в землях Макса Великолепного, использование оружия строжайше запрещено. Вы должны немедленно по... Вы?! - щиток на шлеме стражника поднялся и я увидел мордочку гоблина. - Это я, Пэк! В варпе помните! Я и Гризя. Мы успели прыгнуть в пузырь, а вам не дали. А рукав привел меня к куртке, которая была у Ирины. Я правильно исполнил обряд, но он не показал ваше местонахождение. Макс посылал нас к паровозу, но вы не приехали. Пропали. - Пэк шагнул вперед и обнял меня за ногу. Это было не очень комфортно. - Приветствую и Вас госпожа, - гоблин поклонился мечу. - Скорее. Обрадуем Макса! - он достал рацию. - А эта девушка ваша леди? Красивая.
  - Не наша. Это совершенно левая леди.
  - Его, его, - Тири снова завладела моей рукой. - Просто он дуется.
  
  Гл.51 В ГОСТЯХ У МАКСА
  Как оказалось, Макс купил безжизненную планету и устроил на ней рынок, а сам поселился на ее спутнике. Его стараниями, спутник из безжизненного камня, был превращен в роскошное имение. Не то дворец калифа с космопортом, не то музей посреди райского сада. Торговец встретил меня у трапа.
  - Ну, привет пропащий. Мы думали, сгинул в мирах, - он крепко меня обнял. - И вы здравствуйте леди. Девушка твоя?
  - Нет, - я повернулся к застенчивому великану.- Привет Гризя. Очень рад тебя видеть.
  Гигант радостно ухнул и вдруг неожиданно и крепко прижал меня к себе. Ощущение было такое, словно меня зажали тисками. Газы из моего желудка, с громким треском вырвались на свободу. Гризя ойкнул и отпустил меня.
  - Ну ты и здоровяк, - сообщил я, отдышавшись. - Очень рад, что мы сражались на одной стороне.
  - Пойдемте, перекусим, чем бог послал, - Макс сделал приглашающий жест рукой.
  Надо признаться, бог послал Максу очень много. Я объелся, не попробовав и четверти того, что стояло на столе. Тири наелась еще раньше. Пора было переходить к серьезному разговору. Торговец тут же предложил моей спутнице сауну. Любопытная девушка сначала заупрямилась, но, услышав перечень услуг включающих в себя загадочные дермароллер терапию, кератинирование, кислотный педикюр, ламинирование, коллагеновый уход, а так же моделирующие маски с эффектом лифтинга плюс коррекция бровей, не устояла. К тому же гостеприимный хозяин предложил ей, потом, выбрать себе любой наряд из каталога в подарок.
  - Как добирался? - спросил он, когда девушка ушла. - На паровоз, я так понимаю, путь тебе заказан. Ты знаешь, что там теперь Стасон машинистом? И он очень злой на тебя. Почему-то.
  - Да потому что этот остров необитаем. То есть абсолютно, - ответил я словами из детской сказки. - Сам виноват. Нашел себе дружка Толика. Он же с ним тусил? Так?
  - Так. И Ирка с ним.
  - С этого места поподробней.
  - Ну, она ждала тебя. Переживала. А тут Пэк с Гризей. Они долго тебя по куртке искали. Потом появился Толик. Он сказал, что раз стопроцентный способ не дает результатов, то ты либо мертв, либо в такой жопе, что никто и никогда тебя не найдет. Он у меня заказы делал. Много. Платил щедро. Ну и беседы вел. Ирка уши и развесила.
  - Про мышей беседы?
  - Про все. Он хочет создать пояс планет абсолютной справедливости.
  - Ни у кого значит, не получилось, а он хочет.
  - Ее это увлекло.
  - А ты?
  - А я как-то утром проснулся и обнаружил, что ее нет. Ушла прихватив с собой Сереженькин ключ... Да пытался я ей объяснить. Чего так смотришь? Это же бабы.
  - Ясно. Ключ то ей зачем? Они землю в пояс победившего добра включить хотят?
  - Ключ является мощным артефактом. Особенно если у тебя есть вокорлок. Чем больше ключей, тем он сильней. Вокорлок это...
  - Я знаю что это. Продолжай.
  - Ну, значит, ты знаешь, что без него хакеру долго не протянуть. Или сидишь в одном месте наблюдателем, или, в конце концов, попадешь в такое место, откуда никак по другому не свалить. Место может быть весьма неприятным и наблюдать там тоскливо. Либо ты имеешь вокорлок, либо приносишь вассальную клятву тому, кто имеет. Я кстати приобрел. Не Даздрагон конечно и даже не Атка или Мокс, но вполне приличный. Целый моток Акророна отдал. Это с условием, что базар и дворец обошелся мне в пол мотка. Между первыми хакерами, давным-давно, произошла жуткая бойня, за эти вокорлоки. Знаешь Мелимо на перекрестке? Большинство миров знали его, как благородного бога воинов. Был еще один бог войны и вероломства Балу. Он и его сестра Сканди, разрушили царство Монту.
  - Синий и многорукий?
  - Что?
  - Балу был синий и многорукий?
  - Не знаю. Говорят он ушел за грань.
  - А в чем между вокорлоками разница?
  - Много в чем. Например с вокорлоком Даздрагона у тебя сразу появляются подданные, верные тебе до гроба. А самое главное. Тебя никогда не предадут те, кто поклялся служить. Невероятный бонус! Теневой мир будет работать только на тебя. Знаешь, какой доход проплывает мимо моих рук? Лохотроны, подпольная лотерея, игорные дома, запрещенные товары, бордели, наконец. С ресурсами там что-то еще, с урожайностью. И много еще всякого забытого. Решил такой приобрести? Бесполезно. Во первых их не осталось, во вторых я даже примерно не представляю сколько такой стоит.
  - У меня есть.
  - Да ну, - Макс даже перестал дышать. - Установил?
  - Да. И подданных получил. Гм. Там проблема. Он высоко в горах. Разреженный воздух, перепады температур, почва камни одни.
  - Это как раз и не проблема. У меня такие технологии. И контора по найму спецов имеется. И доставка элементарно. Ты активируешь портал, я присылаю корабли. Вот еще один плюс вокорлоков. Не нужно с варпом связываться. Ты акророн не потерял? Хватит на все расходы.
  - Не потерял. Посмотри сначала это, - я высыпал на стол камни, полученные от купца.
  - Минерит! Самый дорогой минерал во вселенной. Ты что, нашел и ограбил молодой мирок?
  Видя мое недоумение, Макс покрутил, какую то фиговину на руке и повернул ко мне развернувшийся экран.
  - Почитай.
  Пока он перебирал камушки, я выяснил следующее. Минерит можно было найти только на планетах с нарождающейся разумной жизнью. Отыскать такую планету считалось огромной удачей. Обычно новая жизнь зарождалась в глубинах космоса, на окраинах известных миров и варп координат туда не было. Зачастую за обладание ресурсами такой планеты, между развитыми цивилизациями разворачивались нешуточные баталии. Потом планета нещадно грабилась. Местные первобытные формы, естественно никто не спрашивал. Они, кстати, не считались полноценными разумными и с ними можно было вытворять что угодно. Превращать в рабов, охотиться, объявлять себя богами, скрещивать и посмотреть, что получится, развивать их, просвещать и строить им города, или наоборот вырезать под корень. Все зависело от фантазий временных владельцев. Разумной, раса объявлялась только с периода производства металла в промышленных масштабах. С этого момента, явное вмешательство в местные дела было запрещено. Если планета не имела стратегического значения, про нее забывали.
  - Откуда у тебя корона принцессы инсектов? - оторвал меня от изучения информации голос Макса.
  - Что?
  - Вот это, - он показал мне камень с усика богомола, который я нечаянно выложил вместе с минеритом.
  - А это. Бегали с одним по варпу. Вроде дружили, гончих хаоса потрошили. А потом он навонял какой то хренью и попытался отгрызть мне голову.
  Торговец потребовал подробностей. Оказалось, он планировал наладить с ними торговлю и собирал информацию. Хитин насекомых очень ценился у производителей экзоскелетов. Пришлось рассказать все с самого начала. Под конец моего повествования, Макс разразился хохотом.
  - Ну ты даешь! Трахаться с принцессой инсектов.
  - Дибил что ли? Какой трахаться. Эта тварь меня сожрать хотела.
  Торговец вновь открыл экран.
  - На почитай. Ту, ду, ду. А. Вот с этого места.
  Я посмотрел на открывшуюся статью под названием "Размножение инсектов".
  Как известно, действующих принцесс в сообществе инсектов всегда пять. Оплодотворить принцессу, является великой честью для любого насекомого. Как правило, претендентами на эту роль выступают самые выдающиеся представители сообщества. Вызвать интерес принцессы очень сложно. Этому предшествует долгий обряд ухаживания. Ментальный. Принцессе постоянно передают образы красивых (естественно в понимании инсектов) существ. Чем изощреннее будет образ, тем приятнее будет объекту вожделения. Съедобные подарки. Это должно быть, что-то необычное, недоступное и тяжелое в добывании. И, наконец, совместная охота. Объектом охоты выбирается самое могучее существо. Группа совместно убитых существ является верхом ухаживания. Как уже упоминалось, чем сложнее противник, тем больше вероятность понравиться принцессе. В случае удачи, все эти манипуляции пробуждают инстинкты размножения у самки. О готовности сообщает активное выделение принцессой феромонов. Воздействие половых гормонов приводят к возрастанию агрессивности в поведении. Особенность принцессы инсектов - пожирание самца во время спаривания. Есть гипотеза, что это необходимо из-за высокой потребности в белке на ранней стадии развития яиц.
  - Убедился? - Макс вытер выступившие от смеха слезы. - Ну ты и извращуга! Не удивлюсь, если ты и к своему супер мечу яйца подкатывал.
  В голове неожиданно хихикнула, молчавшая до этого времени Мила.
  - Каме только не говори, - мне было совсем не весело.
  - Лады. Хотя это будет сложно. Продай ее мне. Дам хорошую цену, или бартером.
  - Бартером. Меняю на штуку, которая позволит мне перемещаться по мирам без телепортаторов и паровозов.
  - Варп прыгатель? Да ты представляешь, какая это редкость? Их на все известные миры штук двести - триста. Можно всю торговую гильдию на уши поднять и ничего не найти.
  - Ладно. Оставлю тогда его себе на память. Все-таки любовь. Странная, но, тем не менее, - я потянул руку за камнем.
  - Да погоди ты, - торговец камень не отдал. Очевидно, я угадал с реальной стоимостью артефакта. - Только для тебя и по старой дружбе. У меня как раз есть такой в сокровищнице. Поменяю себе в убыток. Инсекты это большие перспективы. И кстати. Куртка у тебя. Байкеры отдыхают. Меняю на любой комплект одежды. Ну, или дай координаты, где такие производят.
  - А тебе только такой и не хватает для счастья? Там где достал, таких больше не видел. Да и нравится она мне. Давай товары смотреть. Что ты там говорил про спецов и технологии?
  В комнату вошла, вернее, вплыла покрытая татуировками девушка с голубой кожей и огромной кудрявой, черной копной волос на голове. Когда-то, дома я видел выступление ансамбля "Березка". Там девушки перемещались по сцене так, словно скользили над землей. Очень похоже. Макс отдал ей камни для оценки и велел спрятать корону в хранилище.
  - Зеда одна тысяча пятьдесят восемь. Шахрианка из системы Мельды, - сообщил он, когда это чудо скрылось за дверью. - Мой личный секретарь. Самый совершенный аналитический ум в галактике. В тандеме с инфосетью убойное сочетание. Один недостаток. Принципиально не спят с работодателем. Ну, с чего начнем? С симки? Мобилу свою не посеял?
  С симки мы и начали. По совету Макса, я тут же позвонил друзьям. Камиль, судя по звукам, либо от кого-то убегал, либо кого-то догонял.
  - Я перезвоню, - пропыхтел он в трубку, срывающимся от бега голосом.
  Леша с Кристиной обрадовались и заверили меня, что очень переживали. Поболтав с ними, я вернулся к покупкам, для начала, наняв несколько семей специалистов, потерявших свою планету в результате какого-то катаклизма и согласных на переселение. Двухметровые, брутальные дальгиконы меня покорили. Дальше пошл погодные и кислорододобывающие установки, а так же агрегат по превращению мусора и камней в плодородную почву. Я заказал семена и растения. Всевозможные экзотические виды цветов и деревьев. Несколько ульев гириканских пчел, способных все это опылить и семью леших, для ухода за ними. Тут же опытный Макс насоветовал мне всякие сеялки, веялки, а заодно ремонтную мастерскую. Количество нанимаемых дальгиконов увеличилось в два раза. Как-то, сам собой выплыл демографический вопрос. Толпа овдовевших женщин, вызывала серьезные опасения. Торговец порыскал по теневым каналам и сообщил о возможности приобретения рабов с молодых планет. На мои возмущенные реплики, он резонно заметил, что бабы лучше рудников, которые им уготованы. Пришлось смотаться на гору к вокорлоку. Поймав первую попавшуюся угулайку, я взял у нее генетическую пробу и сообщив, что скоро буду с подарками, растворился в воздухе. Генетически совместимым с моими дамами оказался только один вид гуманоидов. Некие Тильепиримцы. Козлобородые, полосатые, словно зебры, мужики, с ослиными хвостами. Я, было, хотел отказаться от покупки, но Зеда тут же смоделировала мне результат скрещивания. По всему выходило, что получившееся потомство насыщенного вишневого цвета, получится невероятно красивым. Потом наступила очередь животных. Я обзавелся овцами, яками и козами. Хотелось еще прикупить слизняков, вырабатывающих асфальт и обладающих, судя по рекламе, питательным мясом, но им климат не подошел. Закупка оружия вызвала оживленный спор. Оказалось, что всякие плазмометы, бластеры, летающие машины и роботов строго настрого запрещено продавать в миры с меньшим уровнем развития.
  - Да ты гонишь! - горячился я. - Я сам видел фрески, где этот, как его там, разносил отряды Мелимо из космического оружия.
  - Мелимо сам лохонулся. Он вызвал Балу на дуэль в любом месте, любым удобным для него оружием. Первый и воспользовался лазейкой. Потом кодекс доработали. Определили грани дуэли, но на тот момент Балу был в своем праве.
  - Откуда ты все это знаешь?
  - Читал хроники Альберона. К сожалению, только правленую копию. Зато ты можешь заказать оружие и доспехи с закалкой и заточкой по технологиям будущего.
  - И болтометы. Есть у тебя болтометы?
  Болтометы были. Около тысячи модификаций и разновидностей, а еще арбалеты, баллисты и катапульты с тепловым и лазерным наведением. Такое жульничество не возбранялось. В качестве авиации, я приобрел парочку виверн. Можно было и драконов, но слишком своевольные и хитрые твари. К тому же, вассальная клятва на них не действовала. Признаюсь, рассказы Макса о битвах за вокорлоки, заставили меня сильно призадуматься. В самый разгар торговли, нас посетила разряженная и наманикюренная Тири. Девушка выглядела сногсшибательно, но увлеченные спорами, мы не обратили на нее никакого внимания. Светлоэльфа обиделась и удалилась спать. Мой друг так увлекся идеей обустройства государства, что складывалось впечатление, будто это он у меня закупается, а не я у него. Наконец с масштабными закупками было покончено и мы перешли к полезным мелочевкам. Несколько коробок живой и мертвой воды. Разговорные амулеты, амулеты, позволяющие мимикрировать под облик туземцев. Эх. Мне бы такой в Луиме. Переговорные шары, хитиновый экзоскелет (легкий и незаметный под одеждой), сухпаек героя, трубку, вечную зажигалку и еще несколько полезных в нелегком быту хакера вещиц.
  - В баньку? - потянулся устало Макс, после того как мы закончили с делами. - Обмоем сделку.
  За баню я был обеими руками и ногами. Через четыре часа, мы выползли оттуда хмельные и распаренные, весело распевая.
  - Русские, граненые стаканы.
  До краев наполним русской водкой.
  И пойдем гулять, гулять мы по проспекту.
  Но уже не строевой походкой.
  - Брат, - Макс обнял меня за плечи и поцеловал в лоб. - Уважаю брат. Ик... А мы с тобою женщин целовали.
  Глядя в их неистовые глазки.
  Мы ведь брат тода еще не знали... Ик.
  Что любовь бывает только в сказке.
  - Брат, - я обнял друга в ответ. - А давай остальных пригласим. Гризя, Пэка, Зеду твою.
  - Ддавай. Щас за женщиной твоей пошлю...ик. Да чтоб тебя.
  - Перебьется. И это не моя женщина. Она убила меня.
  - В ссердце друг? - Макс скорчил соболезнующее и понимающее лицо.
  - В голову.
  Еще через четыре часа, я на некоторое время пришел в себя. Пэк спал в тарелке с водорослями. Гризя не сводил влюбленных глаз с начальницы бригады дальгиконских спецов. Дама томно вздыхала. Ей явно льстило внимание великана. За соседним столиком боролись на руках Макс с начальником охраны. Начальник поддавался, что вызывало бурный восторг торговца. Зеда сидела рядом и не спеша, потягивала вино из бокала, загадочно блестя глазами. Я наполнил стакан.
  - А давайте выпьем за Тарабарского короля.
  - Давайте. А кто это?
  - Ооо. Это исключительная личность. Нежная, ранимая и жутко романтишная. Позвольте представиться. Владимир Красное Солнышко. Тарабарский король, владетель прекрасной Вальдемарии.
  
  Гл.52 ПРЕМЬЕР МИНИСТР
  Ночью, меня разбудила дикая головная боль. Тело ломило, словно меня долго и упорно колотили палками. Волна озноба, мгновенно сменялась волной нестерпимой духоты. Простреленную когда-то ногу крутило и выворачивало в колене. Губ коснулась мягкая, теплая ладонь и во рту взорвался маленький вкусовой оазис. Мерзкий привкус и сухота сразу исчезли. Я почувствовал легкое прикосновение к вискам чего-то твердого и холодного, в ноздрю скользнуло нечто круглое, легонько пожужжало и наступило облегчение. Стало необыкновенно хорошо. В эту же секунду, мною полностью завладел сон. Проснулся я уже бодрый и выспавшийся, словно и не было вчера этой безумной пьянки. Я открыл глаза. Рядом сидела Зеда в какой то легкомысленной, полупрозрачной рубашке. Девушка сосредоточенно копалась в развернувшемся перед ней экране с инфосетью.
  - Доброго начала дня, - заметила она мое пробуждение. - Я просмотрела то, что ты вчера назаказывал. Направление выбрано верно, но как то не основательно. Там вершки, сям корешки. Почему ты не закупил домашнюю птицу? Молочные породы животных? Тебе не нужна хлебопекарня? Почему такое пренебрежение к магам? Ты собираешься своим жителям давать образование? Как ты будешь использовать своих фей?
  - Моих фей?
  - Ты же великий владыка фей и они служат у тебя на посылках. Нет?
  - А я великий владыка фей?
  - Очень великий. Повелитель диких рыкгырушей. Кстати, кто это? Ни единого упоминания в инфосети.
  - Мгм. Это все мои тайны?
  - Нет конечно. Варп твой дом родной и чтобы там бродить, тебе даже навигатор не нужен. Ты являешься эталоном красоты. Настолько эталоном, что эльдари выстраивались в очередь, чтобы ты потрогал им сиськи, розовые фламинго танцуют тебе танго, а принцессы инсектов роняли к твоим ногам короны. Великий модельер, придумавший новую линию лифчиков. С тебя сто пятьдесят обещанных комплектов. Великий взломщик. Как там... А. Знаток схронов, вагонов и потайных ящичков. Благородный гангстер, практически Робин Гуд. Мне неизвестно кто это, но ты сказал, что чувак крутейший. Ты ограбил национальный банк с минеритом и миллион полицейских гонялись за тобой на метлах, пуская по следу гончих хаоса. Естественно, ты оказался хитер и неуловим. А минерита осталось так мало, потому что ты открыл лечебницу для бездомных котиков и прочих розовых зверушек. Еще у тебя было кольцо всевластья, но ты отнес его в вулкан и пули свистели у тебя над головой. А также ты величайший тарабарский король и непревзойденный любовник.
  - Правда? - я немного воспрял духом.
  - О дааа. На словах. Ты обещал мне ого го и ай яй и с криком, сейчас я покажу тебе небо в алмазах и животных бабочек, уснул, едва переступил порог спальни. Нет, ну желание то у тебя было огромное. А вот возможности. Я наблюдала. Ты выпил столько, что хватило бы отправить под стол десяток шахрианцев.
  Я снова лег на спину и закрыл глаза. В голове громко хохотала меч.
  - Мда... Похоже, Остапа вчера понесло.
  - Куда понесли?
  - Зед. Ты же аналитик. Как можно было поверить во все это?
  - Я и не поверила. Даже когда Макс, Пэк и Гризя, уверяли меня, что все так и есть и даже еще круче. Они вчера так отравились алкоголем, что подтвердили бы даже то, что ты являешься создателем миров. Вы так достали меня. Я решила вывести вас на чистую воду и принесла тебе вассальную клятву, в полной уверенности, что все это бред пьяных придурков.
  - И что?
  - Оказалось, что странники, это не бабушкины сказки и теперь я премьер министр Вальдемарии.
  - Каких Вальдемаров?
  - Царства твоего. Ты сказал, что оно так называется.
  Я мысленно застонал. Мила уже икала от смеха. Зеда задумчиво листала развернутый экран инфосети.
  - Подумать только, - она потыкала в призрачный монитор пальчиком. - Триста лет учебы. Государственный Шахрианский, имперская академия Галеоры, университет Альцетоны, магический институт познания в Риксе. А итог? Пьяная мужская особь, неизвестного происхождения, за секунду меняет мое мировоззрение. Знаешь, что про вас пишут в инфоре? Послушай. Нарушители снов, проникающие, странники, бродяги, взломщики сфер - сказочные и мифологические персонажи, встречающиеся в фольклоре многих известных миров. Мифы и сказания о них, зарождались не только в центральном содружестве, но и зачастую в диких, отдаленных, ни с кем не контактирующих мирах. Считается, что бродяги могут переходить из мира в мир, через проекцию своих сновидений и в связи с этим наделены необыкновенными способностями, или силой. Однако, многочисленные исследования ведущих цивилизаций показали, что данный способ перемещения невозможен. Матрицы снов, надежно запечатаны и спрятаны в варпе (Смотри статью варп и его опасности.) и охраняются стражами. (Смотри статью астральные стражи.). Теоретически, возможность заглянуть в иномирные сновидения, существует в самом варпе, при непосредственном контакте с пузырями. Однако такие попытки в девяноста девяти случаях из ста заканчивались гибелью исследователей. Оставшийся, один процент естествоиспытателей, числится без вести пропавшими (Смотри статью жертвы научных заблуждений.). Таким образом, совершенно очевидно, что появление легенд о странниках, в удаленных друг от мирах, с разным уровнем развития, является не чем иным, как отголоском первобытных воспоминаний о разработчиках минерита... Шахрианские каналы сообщают такую же информацию. Воот, - Зеда повернула ко мне голубую мордашку. - А вчера я сидела за столом с двумя сказочными персонажами и слышала упоминание еще как минимум о десятке таких же.
  - Есть многое такое друг Горацио, что и не снилось вашим мудрецам, - я потянулся и встал с кровати. - Пошли, навестим одного вымышленного персонажа. Пусть кормит и похмеляет.
  Торговца мы нашли в большом зале. Нахохлившийся Макс, одетый в мою куртку, сидел у камина и пил какой то дымящийся, ароматный напиток.
  - Привет голубки, - хмуро поздоровался он.
  - Привет, привет, - я наполнил две чашки. Для себя и для Зеды. - Ммм. Какой запах. А чего это ты в моей куртке восседаешь?
  - Это неустойка. Вон за нее. А еще ты мне очки должен за Гризя.
  - Перебьешься. У паренька большая и чистая любовь. Я его не сманивал.
  - У вас тоже любовь? Кто-то мне зачехлял, что спать с работодателем моветон.
  - С работодателем да, - Зеда отхлебнула из чашки и зажмурилась. - Вкуснотища. Обожаю тику. Так вот. С работодателем моветон. А вот с партнером. С партнером допустимо. Кстати. Я связалась с кланом и Зеда одна тысяча шестьдесят один прибудет в течение полутора шахрианских циклов. Очень достойная мне замена.
  - С партнером, - мой друг поскреб затылок. - Не с моим вокорлоком заводить партнеров.
  - Я пересмотрела наши закупки и внесла изменения и дополнения, - девушка поставила на стол пустую посуду. - С учетом опта и действующих систем скидок, у нас остается три кристалла минерита. Остальные переходят в собственность торговой кампании Макс Великолепный.
  - Давайте, давайте. Грабьте. Снимите с меня последние штаны.
  - Мне жизни не хватит, все твои штаны перетаскать, - я закончил с чаепитием. Вернее с тикупитием. - Показывай каталог одежды. Буду покупать плащ. Хочу как у Ван Хельсинга.
  
  Гл.53 СБОРЫ
  Нужный мне плащ в закромах Макса нашелся. Из шелка гогонских пауков. Судя по заявленным характеристикам, он не мялся, не пачкался и обладал повышенной прочностью.
  - Мифрил конечно не удержит, но защита вполне приличная, - сообщил Макс. - От примитивного оружия и зверей самое то.
  - Здесь есть мифрил?
  - Здесь есть все. Перчатки будешь брать?
  Перчатки из кожи редкого ящера, живущего, хрен знает в каких мирах, я взял, а вот с шляпой возникли проблемы. Оказалось, что в широкополых головных уборах, я смотрюсь как полный дибил. Об этом мне радостно сообщили и торговец, и закончившая со сборами в дорогу Зеда, и спустившаяся к нам Тири, и даже Пэк, заглянувший к Максу с докладом. Кепки, папахи, фуражки и бейсболки, по заверениям моих спутников, не подходили уже к плащу.
  - Давай береты и треуголки попробуем, - Зеда развернула экран. - Смотри какие тюбетейки миленькие.
  - Идите вы со своими шапками в жопу, - мысль о том, что надо еще что-то примерять, привела меня в ужас. - У меня платок есть, - я достал подарок Шаи.
  Макс выхватил ткань из рук.
  - Отличная материя. Замечательный, необычный узор. Производители нарядов будут в восторге.
  - Дай сюда, - я соорудил на голове бандану. - За тканями к Леше с Криськой. Это их дикарята такое штопают.
  - Леша с Кристиной значит. О, чуть не забыл. У меня подарок. На заказ делали.
  В комнату въехал робот и протянул мне пакет. Внутри лежали две тельняшки. Я тут же надел одну из них на себя, передав остатки своего многострадального джемпера Зеде и наказав хранить, как зеницу ока. По началу, я его хотел просто выкинуть, но вовремя вспомнил, какие сюрпризы несут ношеные вещи.
  - Какая безвкусица, - сморщились девушки.
  - Молчать женщины! Ну все. Я готов.
  - Мы куда то едем? - тут же поинтересовалась Тири.
  - Мы. Куда то едем. А вы получите. Макс сколько у меня осталось от камня?
  - Полтора арда полновесных сикелумов.
  - Вот этих самых сикелей. Полтора арда и чеши на все четыре стороны.
  - Бросишь меня? Одну! В неизвестном и враждебном мире, о котором я не имею ни малейшего понятия!
  - Не пропадешь, если за старое не возьмешься. И ты убила меня. Помнишь?
  - Я уже извинилась, по-моему. Ты что, теперь до самой смерти мне всякую ерунду припоминать будешь?
  - Правда не хорошо как-то, - вставил свои две копейки и торговец. - Мы в ответе за тех, кого приручили.
  - Да? Философ доморощенный. Ну, пригрей, на великодушной, торговой груди. Только после того, как она выстрелит тебе в затылок и укусит за сосок, мне не жалуйся.
  - Какая злопамятная скотина, - светлоэльфа повернулась к моему другу. - А ты ведь владелец всего этого? Мы можем подружиться, - голос ее приобрел мурлыкающие нотки.
  - Эльфийка, - Макс задумчиво оглядел девушку. - Тут таких нет. Эльдари только. Высокомерные и чванливые, глядящие на остальные расы как на говно. Какая, ты говоришь, у нее профессия.
  - Хипес.
  - Ммм. Что-то эротическое.
  - Ага. Секс кидалово, с отъемом денег у партнера.
  Макс поскучнел.
  - Пожалуй, тебе стоит взять ее с собой. Я не могу забирать девушек у друга. Это противоречит моему внутреннему кодексу.
  - Сказал козел, обнаруживший, что в капустные листы завернут кактус.
  - Ну, зачем так. Прими с нее вассальную клятву. Это решит все проблемы.
  - Да легко! - Тири шагнула вперед. - Яльди, я приношу тебе вассальную клятву. Самую вассальнейшую из всех вассальных, - девушка вдруг замерла. - Эй! Сучары позорные! Вы что со мной сейчас сотворили!
  Рядом, истерично захохотала Зеда. Разъяренная светлоэльфа, кинулась на меня с кулаками. Эффект получился неожиданным для нас обоих. Девушка просто не смогла меня ударить. Руки и ноги не слушались ее.
  - Ты можешь побить Максика, - посоветовал я, глядя на пыхтящую рядом красавицу. - Чтоб думал, прежде чем советовать.
  Тири развернулась и могучий удар туфелькой между ног, свалил торговца на бок.
  - Ссука. Вс... Какая ссука, - на браслете, одетом на его руку, запищал зуммер и над поверженным захлопотали жужжащие роботы, проводящие лечебные манипуляции. Через несколько секунд, он встал на ноги и мановением руки, отпустил набежавшую охрану. - Почему, при каждой нашей встрече, страдают мои яйца? В следующий раз, сам разбирайся со своими бабами!
  - Воот. Через яйца ты воспринимаешь мир острее. Даже начинаешь думать. Ладно. Посмеялись и будет. Пора навестить своих подданных. Зеда ты вещи собрала?
  Аналитик подтвердила свою готовность к отбытию. В комнату въехал робот, нагруженный баулами по самую блестящую голову.
  - Всего то?
  - Самое необходимое на первое время, - аналитик проигнорировала мой сарказм. - Остальное прибудет с грузом. А куда мы торопимся? Я посмотрела. Космическую яхту еще не готовили. Даже вылет не заявляли.
  - Зачем тебе космическая яхта?
  - А как мы до портала долетим?
  - На собаках, - я шагнул вперед и обнял Макса. - Рад был повидаться брат. До встречи.
  - Рад, что не сгинул, - друг похлопал меня по спине. - Думаю часов за десять - пятнадцать погрузимся. О готовности скину СМС.
  Я взялся рукой за ключ.
  Зеда бери меня под руку, второй рукой бери свою железяку за... Что у него там. Бери короче. Тири иди сюда. Ну, все. Поехали.
  - Подумать только, - пробормотала шахрианка. - Проекция сновидений. Это реа...
  
  Гл.54 ПРЕКРАСНАЯ ВАЛЬДЕМАРИЯ
  - льность.
  Фразу Зеда закончила уже возле вокорлока, с изумлением оглядывая заснеженные вершины гор.
  - Это и есть прекрасная Вальдемария? Вид впечатляет, только дышится тяжело.
  - Зато какается свободно. Пошли, посмотрим, что тут без меня наворотили подданные.
  Наворотили они не очень много. Мы прошли мимо нескольких каменных плато с едва заметными следами выравнивания. Очевидно, угулайки пытались воздвигнуть сельскохозяйственные террасы. В подтверждении моих догадок, я обнаружил небольшой земляной холм и валяющиеся рядом плетеные корзины. Бедные женщины таскали почву из леса у подножия. Небольшое стадо лам уныло глодало чахлые остатки кустов. Даже на первый взгляд, их количество уменьшилось раза в полтора. Это понятно. Чего тут еще жрать. Возле окаменевшей башни, раскинулось множество потрепанных юрт. На солнце сохли вылепленные из навоза кизяки. Я почувствовал укол совести. Про уголь мог бы и догадаться подсказать. Чуть поодаль стоял большой шатер, из которого торчала палка с развевающимся полотнищем. На флаге, красной охрой, был намалеван схематический рисунок фламинго. Хоромы тарабарского короля. На большом костре, две угулайки жарили ламу целиком. Царское угощение. В воздухе витал аромат жаркого и пряных трав. Жены и дети встретили меня хмуро, разглядывая моих спутниц с неприкрытой злобой. Общее недовольство озвучила, встретившая меня, глава поселения.
  - Это все что великий воин принес из похода? Двух шлюх!? Великому воину кажутся некрасивыми угулайские женщины?
  - Почему двух? Робот еще есть. Угулайские женщины бесспорно самые красивые. А это не шлюхи. Это Зеда - премьер министр и Тириэль - начальник секретнейшей службы. Зеда, Тири это... Как тебя зовут?
  - Орма.
  - Это Орма. Министр сельского хозяйства и животноводства. Ну, пошли на праздник что-ли?
  Мне, с поклоном, поднесли тарелку с огромным, густо посыпанным травой, куском мяса и торчащей из него костью. Спутницам достались тарелки поменьше.
  - Я это есть не буду, - тут же заявила аналитик.
  - Ну и зря, - я откусил кусок. - Очень вкуфно.
  - И мне понравилось, - Тири от меня не отставала. - Лучше, чем та безвкусная дрянь, которой меня кормили в кибертюрьме.
  Взгляд мой остановился на маленькой, чумазой девочке, стоявшей впереди взрослых. Ребенок не сводил с меня глаз и по ее подбородку, стекала слюна.
  - Иди сюда, - я поманил девчонку пальцем.
  Малышка сразу же скрылась за спинами взрослых.
  - Приведите мне ее.
  - Не убивай ее, - Орма бухнулась на колени. - Она дитя неразумное и не ведает, что творит.
  - Дура что ли? - я взял нетронутую тарелку Зеды и протянул ее девочке. - Как тебя зовут красотулька?
  - Рара, - она схватила тарелку и тут же убежала.
  Краем глаза, я заметил, как какая то женщина забрала у Рары тарелку, отломив ей, маленький кусочек и как жадно девочка облизывает пальцы. Мне сразу перехотелось есть.
  - Так! Орма накорми детей от нуля до шестнадцати. Живо!
  - Но воин, завтра...
  - Завтра будет день и будет пища. Накорми, я сказал и отбери штук тридцать самых крепких теток. Пусть берут корзины и... кирки есть у вас?
  - Что это.
  - И топоры. Быстро. И если я замечу, что кто-то прячет от детей еду, повешу вместо флага!
  Детвора уничтожила ламу в мгновение ока. Даже кости растащили. То тут, то там раздавались глухие удары. Оголодавшие детишки доставали костный мозг.
  Оставив, прибывших со мной спутниц, обживать шатер, я повел подошедших женщин к пласту каменного угля. Орма пыталась объяснить мне, что сейчас не время для сельхоз работ и что скоро резко похолодает, но я, погрузившись в самокопание, не слушал ее. Выход антрацита никуда не делся.
  - Это называется каменный уголь, - я поднял с земли небольшой черный кусочек, положил его на плоский камень, обложил травинками и поджег. - Он горит лучше дров. Мысль ясна?
  Угулайки оживились.
  - Сегодня мои зубы не будут стучать от холода, - мечтательно произнесла одна из них.
  Остальные тут же принялись за работу, рубя выходящие на поверхность черные пласты.
  - Надо еще работниц прислать, - оценила фронт работ Орма.
  Вместе с ней мы вернулись в лагерь. Как оказалось вовремя. Ободранные, премьер министр и начальник секретнейшей службы, из последних сил, отбивались от наседающей толпы, разъяренных угулаек. Спасало их только то, что они залезли на огромный кусок скалы. Вокруг валялись несколько раненных теток, павший в неравном бою робот и распотрошенные коробки. С большим трудом, я угомонил разбушевавшееся воинство. Причем, продолжить сражение порывались обе стороны. Когда все немного успокоились, я повел девушек умываться.
  - Надо было сразу защитное поле выставлять, - сообщила, разглядывавшая себя, в осколке зеркала, Зеда. - Мы с Тири враз бы разогнали твое бабье.
  - Если бы у меня не выбили палочку, они бы даже на километр к нам не подошли, - поддержала ее расцарапанная светлоэльфа.
  - Если бы у бабушки были яйца, то она была бы дедушкой, - я вздохнул. - Ну ладно горячие горские женщины. Вы то? Цивилизация блин.
  Девушки намазали друг другу ранки, гелем из разломанной аптечки и мы вошли в главный шатер. Вещи и разбитый робот, были свалены в углу неопрятной кучей. Посреди юрты весело полыхал костер. Рядом стояла наполненная углем корзина. На ложе, поверх вороха из шкур лежала обнаженная Орма и с вызовом смотрела на моих спутниц. Зеда тут же кинулась к своим пожиткам и принялась увлеченно рыться в коробках.
  - Нашла! - она показала мне два матовых кубика. - Силовое поле. Теперь сюда никто не войдет.
  Я подошел к угулайке.
  - Поклянись, что ты не причинишь вреда моим спутницам.
  Орма в ответ только фыркнула.
  - Поклянись, или я вышвырну тебя на улицу.
  - Клянусь, - нехотя процедила сквозь зубы дикарка и вынув из замысловатой прически кинжал, демонстративно бросила его на пол. Густые волосы рассыпались по ее плечам.
  - Вот и славненько, - я сел рядом. - Двигайся. И вы идите сюда. Скоро тут будет так холодно, что вы отморозите себе... короче, все отморозите, - я снял обувь. - Орма ляг повыше. Вот так замечательно. И залезь под шкуры что ли. Холодно.
  - Спать будешь? - удивленно спросила, присевшая рядом Зеда.
  - А что ты предлагаешь? Можно конечно всю ночь пялиться в потолок и корить себя за увиденное. Пилить за то, что свалил, даже не озаботившись элементарным бытом доверившихся мне людей. И то, что я не знал об их зависимости от клятвы и вокорлока, меня не оправдывает. А можно выспаться и сделать их жизнь достойной. Рара, да и другие дети должны играть и учиться, а не пускать слюни на еду... Жалеешь что связалась со мной?
  - Шутишь? - девушка включила и тут же погасила экран инфосети. - Нас пять миллиардов. Пять миллиардов Шахрианцев и все аналитики - управленцы. Все. Но столько в нашей системе не нужно. Остаются другие расы. Мы ценимся да. Но кем нас берут? Секретари. Максимум управленцы среднего звена. Сколько шахрианцев числится партнерами у других рас? Ни одного. Нас пользуют да и только. А тут все с нуля! Свои соображения! Наработки! Применить свои знания! Да любой из нас пол жизни отдаст за такую возможность! Чистый лист цивилизации, которую надо превратить в цветущий край. Я обожаю тебя.
  - Гм, - Тири закопалась в шкуры поглубже. - Извините, что перебиваю. Про секретнейшую службу, это серьезно было?
  - Угу.
  - Но почему ты думаешь, что я смогу.
  - А чем ты занималась в сити?
  - Всмысле, шпионила за вами?
  - Не шпионила, а наблюдала. Анализировала, делала выводы. Даже Мила тебя не просекла. Короче все получится. Не грызи мне мозги. Потому что... потому что.
  Не договорив, я уснул.
  - Я не жалею о своей клятве, - донеслось до меня, сквозь полудрему.
  
  Гл.55 ХЛОПОТЫ ПО ХОЗЯЙСТВУ
  Первые лучи солнца и внутренний будильник, сообщили мне, что пора просыпаться. Вылезать из постели, в ощутимый утренний холодок, не хотелось. Я высунул нос из-под шкуры. Сонное царство. Даже Зеды не видно, только в воздухе мерцает не погашенный экран. У входа в шатер, меня встретила посиневшая от холода женщина.
  - Воин, я должна была следить за костром, но не смогла войти. Прости. Готова понести наказание.
  Две угулайки, тащили к шатру упирающуюся ламу.
  - Куда вы ее?
  - Завтрак воина и его шлю... спутниц.
  - Не надо. Я добуду еды. Чаю лучше вскипятите горячего, или травы. Что вы тут пьете? - я повернулся к женщине у входа. - Потом накажу. Иди, грейся. Стоп. Скажи сначала, где туалет.
  - Везде.
  Кипятка мне принесли очень быстро. Пока я пил запаренную траву с ягодами, пришла смс от Макса о готовности. Из палатки выпозли министры и безопасник. Вид у них был довольно помятый. Зеда, выбивавшая зубами чечетку, тут же отобрала у меня кружку. Ни какого уважения к королевским особам.
  - Гы гы. Зед ты чо такая обугленная?
  Девушка лишь зло поглядела в ответ. К нам присоединилось несколько женщин и подростков с копьями и луками.
  - Куда вы такие грозные?
  - На охоту. Ты сказал, что знаешь, где добыть еды.
  - Знаю, конечно.
  Я отправил охотников на строящиеся сельхозтеррассы, а сам пошел к вокорлоку. Яйцо загудело и передо мной возник Макс, в немыслимом костюме сказочного пажа.
  - Здорово, - я пожал ему руку и не удержавшись заржал. - Что за жабо ты на себя нацепил?
  - Так ведь средние века, - торговец подтянул полосатые колготы. - Как вы в этом ходите? Я всю жопу растер.
  - Мы ходим в татушках и шкурах, а с этим тебя кто-то обманул.
  - Не гони. Я смотрел фильмы. Там все щеголяли в такой херне, - он положил рядом с вокорлоком коробочку, которая с треском раскрылась и завибрировала.
  - Макс а как ты объяснишь своим капитанам взлом граней? Это же, как бы, невозможно.
  - А никак. Чтобы отличить переход через варп от взлома сновидений, нужен очень крутой спец. У меня же простые пилоты. Я не идиот. Со мной торгуют очень могучие и продвинутые цивилизации, а я не настолько крут, чтобы избежать участи лабораторной крысы, если про меня узнают. И потом. С чего ты взял, что это считается невозможным?
  - В вике космической написано.
  - На заборах тоже пишут. Неужели ты думаешь, что разумные, научившиеся шариться в космосе не знают теории граней? Это для обывателей. Чтобы херней не страдали.
  - А почему не пользуются? Зачем секретики такие?
  - А смысл? Что им может дать эта способность? Перемещаться они и через варп могут. Омоложение у них и без скачков есть. Супер способности? Не смеши меня. С имеющимися технологиями. Производить впечатление на отсталые миры? Они и так там боги! А самое главное никаких рисков. По статистике, такие как мы постоянно гибнем. Семьдесят процентов при переходе и двадцать в процессе. Плюс нас считают разрушителями. Ты думаешь, мы хакеры?
  - Ну, типа того.
  - Мы кракеры! Взломщики. Шнифтеры, нарушающие гармонию. Биологический вирус. Эдакий троян, запущенный в программу. Мы вне закона друг.
  - Если мы вирус, то есть и антивирус. Так?
  - Есть. И один из них ты уничтожил. Помнишь щупальца. Это был страж границ сновидений. Можно сказать, что ты его сломал. Блин! Как вы ходите в этих колготках!
  - Гы гы. С трудом.
  - Ты мне так и не рассказал, как ко мне попал. Каким путем?
  - Через портал на твоем базарчике.
  - Не гони. Он не рабочий. Это портал предтеч.
  - Каких предтеч?
  - Жителей старых миров. Они еще до первых сорока сороков обитали. Потом у них катаклизм случился. То ли вселенная свернулась, то ли наоборот. Я столько бабла угрохал, чтобы с ним разобраться. Бестолку. И это притом, что у меня были обрывки наполовину расшифрованной техдокументации. Ирка когда сваливала ее спи... утащила короче.
  - Ира значит? Ладно, пошли корабли встречать.
  Угулайки встретили наше появление дружным ржанием.
  - Кто это? Оно пойдет с нами охотиться? Простите воин, а что это за зверь? Мечезубые архи будут озадачены. Как оно спустится вниз? Это приманка?
  - Цыц бабье! Это Макс.
  Не смотря на хохмы, я заметил множество заинтересованных взглядов, брошенных на торговца.
  - А на кого мы будем охотиться?
  - Вон на это, - я ткнул пальцем в небо.
  На террасы легла тень от космического корабля. Мое воинство тут же разбежалось с криками и визгами. Лишь двое подростков остались рядом, сжимая трясущимися руками копья.
  - Орлы. Сейчас тут появятся люди и прочая добыча. Ни на кого не нападать. Они наши.
  Орлы облегченно выдохнули. Рядом с торговцем, из портала вышло несколько рабочих в ярких комбинезонах. Выслушав указания, они обмеряли террасы и удовлетворенно кивнув, начали расставлять маячки. К моменту прихода министров, на месте маячков проявились первые контейнеры. К нам подошел Гризя, в сопровождении инженеров с дальгикона.
  - Только без обнимашек, - остановил я его радостные порывы. - Дамы, это наш генерал. Гризя вот эти двое, мои лучшие воины и твои офицеры.
  Великан осмотрел мальчишек и серьезно кивнул, парни не шелохнулись. Только по ноге одного из них побежал желтенький ручеек. По мере поступления контейнеров, вокруг воцарились суета и хаос. Дальгиконы таскали приборы, то тут, то там порхала, раздававшая распоряжения Зеда, ревели виверны, испуганно внимали Орме полосатые тильепиримцы, маг в красной, расшитой рунами мантии, о чем-то, до хрипоты, спорил с капитаном егерей.
  - А было так спокойно, - пожаловался я другу.
  - Привыкай тарабарский король, - отозвался почесывающийся Макс.
  - Воин у нас проблемы с присягой, - сообщила Орма.
  - Не хотят?
  - Текст не устраивает. Взрослые мужчины отказываются объявлять себя вашими женами.
  - Я тоже против. Пусть они будут дети.
  Женщина удалилась для переговоров. Вскоре, она вернулась и объявила о согласии. Все прибывшие выстроились у вокорлока.
  - Мы жены, твои жены! Мы дети, твои дети, - провозгласила разношерстная толпа.
  Даже дриады и лешие, что-то проскрипели и провыли. Под ногами вздрогнула земля. Горы зарокотали и затрещали. С грохотом вниз посыпались камни и пробившая их вода образовала гигантский водопад. В месте, его падения на землю, мгновенно наполнилось озеро. Из озера в нашу сторону хлынула река. Не успел я испугаться, как она обогнула террасы и понесла свои воды вниз, к подножию горы. Под ногами еще раз вздрогнули камни. Рядом с озером заклубился дым, из которого проступили черты резного терема с башенками и куполами. Резкий порыв ветра разогнал дымку, и строение обрело реальные черты.
  - Вокорлок Даздрагона в действии, - нарушил тишину Макс.
  - Почему терем?
  - Что-то он считал с тебя. Теперь я понимаю, почему он считается совершенным. Это надо отпраздновать.
  
  Гл.56 ДОГОВОР С АЛЬБЕРОНОМ
  Никогда не любил планерки, хотя и признаю их необходимость. Я любовался Зедой, в очередной раз убеждаясь, что мне досталось золото. Даже думать не хотелось о том, какой бы без нее царил кавардак. Девушка, вдохновлено, раздавала распоряжения. В воздухе разворачивались диаграммы, проекции местности и непонятные мне схемы. Вскоре все получили задания и разошлись. За столом осталось только Тириэль. Светлоэльфа где-то успела достать себе форму. Точную копию той, что носили сотрудники секретнейшей службы Луима. Единственное отличие:- отсутствие погон и берет с пером фламинго. Видимо я умудрился затронуть какую-то детскую мечту. А может и не детскую.
  - Я отобрала для себя сотрудников, - сообщила она. - Мне еще необходим инженер из дальгиконов, но они отказываются выделять мне его, без вашего распоряжения.
  - Хорошо. Я распоряжусь. Тири, а почему ты без знаков различий?
  - Ну, - эльфийка покраснела. - У меня же нет звания.
  - Да? А какое звание у главы службы Луима?
  - Мэлрон.
  - Именем тарабарского короля! Присваиваю тебе звание мэлрон, с правом назначать звания своим сотрудникам.
  - Я... Спасибо...я.
  - Да пожалуйста. Зеда варп прыгатель готов?
  - Да, - шахрианка передала мне продолговатый цилиндр. - Координаты обуви вычислены и прибор настроен. Эмм... Ваше тарабарское величество, ты не забыл про соседей?
  - Забудешь про них. Пойду договариваться. Ни минуты покоя с вами. Когда баню достроят?
  - Сразу же после того, как жилые модули заменят на полноценное жилье.
  Я положил цилиндр в карман и отправился к вокорлоку.
  - Алтееей. Ау. Прием...приемм.
  - Мряуу, - саблезубый кот, размером с теленка, сшиб меня с ног и прежде чем я успел обделаться, начал облизывать громко урча.
  - Фу Пушистик! Брось каку, живот заболит, - над нами закружилась фея.
  - Привет Алтей, - я поднялся, вытирая рукавом, обслюнявленные щеки.
  - Привет, привет. Чего звал? Я не скучала. Вкусняшек принес? Гляжу воздухом разжился и дылд напритаскивал. У меня ух сколько много дел. Давай вкусняшку и говори.
  Я протянул фее пирожное. Удивительно, но оно, не смотря на все скитания, сохранило свежесть.
  - Алтей у меня к тебе поручение, с которым только ты справишься.
  - Ага щас. Я не нанималась летать на побегушках.
  - Ладно. Как ты думаешь, если я спущусь вниз и найду другую фею, ей понравятся вкусняшки? Найду самую красивую и умелую. Смотри, какая брошка посла! В виде цветочка аленького. Вот она обрадуется такому украшению.
  - Ага, щас найдет он. Я... я самая красивая и умелая. А они только напортачат. Вкусняшки сожрут и напортачат. Я их знаю. Давай сюда свою дурацкую брошку. Ух ты! С искорками, - мелюзга взмыла вверх и пролетела несколько кругов у меня над головой. - Я теперь еще красивее. Давай вкусняшку. Ты говорил, у тебя есть.
  - Держи. Скажи, а вам нравится жить в лесу?
  - Очень! Но не совсем. Полянок мало, морочить не кого и сырой он. Лес то. Я каждое утро крылышки чищу.
  - А если бы тут были цветочные поляны?
  - И деревья. Но не так много как внизу. Но у тебя ведь нет цветочных полян.
  - У меня есть семена самых прекрасных цветов из других миров.
  - И дивий папоротник?
  - Наверняка. Алтей приведи ко мне Альберона. Будешь моим прекрасным, уполномоченным послом.
  - Ладно. Жди меня тут, - фея растворилась в воздухе.
  Я сел на землю, облокотившись спиной на валун и закурил трубку. Рядом пристроился, требующий ласки, Пушистик. Так и прошли десять минут. Я пускал колечки, чесал мурлыкающего тигренка и лениво наблюдал за дроном, который разведывал территорию.
  - Звал, - рядом с вокорлоком проявился Альберон.
  - Приветствую Вас, Ваше королевское величество.
  Так начались переговоры. Король фей был не против переселиться из мрачного леса на солнечные поляны, но сразу же поставил условие, что ни он, ни феи не будут приносить мне присягу. Я не настаивал. Мы с Зедой предусмотрели такой вариант и подготовили договор аренды. Взамен от его подданных требовалось патрулирование границ и помощь в выращивании цветов и деревьев.
  - И ни каких шуточек над моими жителями.
  - А если они на наши полянки забредут? - горячился король. - Мы не удержимся.
  - Если забредут, тогда можно. Но ни каких двести лет в холме и танцев до смерти. Колючкой уколоть, покружить там. Не знаю. Попугать немножко. Опять же, в пределах разумного.
  - И танцы обязательно. Не до смерти. До упада всего лишь.
  Дальше, выяснилось, что феи могут значительно повысить урожайность злаковых, ягод и фруктов. Снова пошла торговля и Альберон согласился брать за работу плюшками, сладкими тортами и молоком. Наконец мы договорились.
  - Покожи мне их, - король потер ладошки.
  - Кого?
  - Малышей!.. Семена.
  Я отвел его величество к контейнеру с семенами. Альберон преобразился. Он рылся в зернышках, как кощей в сокровищах, время от времени, оглашая окрестности радостными воплями.
  - Это... это мальганский златоцвет. Он во время созревания выпускает в воздух мерцающую пыльцу. К каждому корешочку необходимо отдельно подводить влагу. Талькугский крепт. Очень ценные шишки. Но он не вырастет без дриад. И как опылять? Наши насекомые не справятся с половиной растений.
  - Есть дриады. И пчелы есть. С планеты Гирикан.
  - С лешими?
  - Ага.
  - Дриады и лешие переходят в мое управление, - король фей открыл очередную шкатулку и блаженно закудахтал. - Дивий папоротник! Ну здравствуй малыш.
  Я отошел в сторонку.
  - Алтей. Алтеей. Ну я же знаю, что ты подслушиваешь.
  - Не подслушиваю, а мониторю обстановку. Послы должны быть на чеку, - от одного из валунов отделилась крылатая фигурка.
  - Молодец. Найди Зеду, это такая синяя девушка в татуировках. Найди и приведи ее к королю. Скажи, что мы договорились.
  Пробурчав что-то об раскомандовавшихся балбесах, девчушка скрылась с глаз, а я достал варп прыгатель. У меня оставалось последнее, не законченное дело. Клик и я стою посередине хвойного леса. Клик. Оживленная площадь, гуляющий народ, играют уличные музыканты и вкусно пахнет выпечкой. Клик. Огромная улитка падает с камня. Клик. Над головой с громким криком носится разноцветная птица, нагадившая мне на плечо. Клик. Две армии, несущиеся друг к другу на встречу и я посередине. Клик. Вот и знакомая калитка.
  - Тук, тук, тук. Ау хозяйка.
  - Уходите я огненный эльф!
  - Да я в курсе. Привет Добриэль.
  - Тты? Ввладимир? Ппо визору ппоказывали, что тебя в тюрьму посадили. Я ппереживала, что больше нне уввидимся.
  - Да нет. Там какого-то левого Яльди посадили. Я за тобой.
  - За ммной?
  - Да. Мы поедем к океану. Прямо сейчас. Собирайся, а я... Блины есть у тебя?
  Блины были. Целая тарелка. Вскоре появилась Добриэль с двумя сумками. Из одной торчали холсты.
  - Готова? Пошли, - я вывел ошеломленную девушку за калитку.
  - А где пповозка?
  - Зачем?
  - Я ддумала мы на закрытой повозке пполетим.
  - Ты мне веришь?
  - Дда, - Добриэль серьезно кивнула.
  - Тогда давай руку.
  
  Гл.57 ИЗВЕСТИЯ
  Я выбрался из океана на берег и растянулся на песке. Шая тут же забралась мне на спину. Вот нравится ей использовать меня вместо шезлонга. Где-то верещала детвора, тискающая жар птицу, в которую превратилась Мила. Неподалеку сидела, глядя на волны, задумчивая Добриэль. Все эти дни она буквально впитывала в себя новые ощущения. Начали мы со знакомства с моим королевством. Зеда, Тири и Орма, которым я рассказал историю девушки, приняли ее доброжелательно. Добриэль нравилось все. Горы, водопад, озеро с фламинго, мое разношерстное население. Особенное впечатление на нее произвела встреча с Алтей.
  - Ккто это, - прошептала она, когда мы наткнулись на фею, которая озабоченно раскладывала семена по кучкам.
  Вредная малявка делала вид, что нас не замечает, хотя было видно, что ее распирает от любопытства.
  - О, это величайшая, мудрейшая и красивейшая из фей, - после этих слов, мелюзга приняла гордую осанку и задрала нос. - Важнейший посол короля Альберона. Знаток всех цветов и растений. Непревзойденный поедатель вкусняшек. Алтей Великолепная! Я думаю, ей очень понравятся твои блинчики.
  - Да да, я такая! - не выдержав, фея запорхала над нашими головами. - Я дала ему цветок в варпе, но он меня обманул. А потом мы ходили к башне. Он и еще один. Там я нашла Пушистика. Вон он в кустах дрыхнет. Пушистик он хороший. И у меня брошка посольская. Вот она. Альберон сказал, что я оочень молодец. И про вокорлок я подсказала. Он же глупенький, дылда этот. И мы с ним целовались. Один раз. Они без меня никогда красиво цветов не насажают. А что за блинчики?
  А потом был океан. Столько счастья в глазах, я еще ни разу не видал. Кристина с Алешей, перекинули нас на свой остров и сославшись на дела удалились. Вот уже три дня они прыгали по другим мирам.
  - Добриэль сегодня грустная, - прервала мои размышления Шая. - Почему?
  - А давай мы у нее спросим, - я поднялся и подошел к огненной эльфе. - О чем задумалась краса?
  - Скажи, этто все ссон?
  - Не знаю, - я сел на песок. - Может и сон, но я так живу. С некоторых пор.
  - Тогда я бы нне хотела ппросыпаться. Ккак возвращаться после всего уввиденного?
  - А зачем тебе возвращаться? Живи здесь. Шая попросит друзей и тебе домик построят.
  - Пправда?
  - Правда, - поддержала меня Шая. - Мы будем тебе очень рады. Мы тебя полюбили.
  - Сспасибо. Ттолько я...
  - Что?
  - Ттак ничего.
  - Говори. Мы же друзья. Что-то не так?
  - Все ттак. Ттолько... Я ппонимаю, что ты не можешь... Пподвергать риску ссвое королевство. Нно я бы хотела...
  - Ты хочешь жить в горах? Да не вопрос. В моем королевстве глупые проклятия Луима не действуют.
  - Сспасибо, - девушка резво вскочила и убежала на встречу волнам.
  - Почему она плачет, когда надо смеяться? - Шая потерлась носом об мое плечо.
  - Так бывает. Это тяжело объяснить, но иногда плачут от радости. От радости, которую очень желал, но на которую не было надежд.
  Не понимаю, - девушка потянула меня за ухо. - Шарик твой пищит.
  Я лениво потянулся за переговорным шаром. Как только он оказался в моих руках, внутри проявилась физиономия Зеды.
  - Ваше тарабарское величество, - девушка изобразила полупоклон и не выдержав, хрюкнула, спрятав смех. - Пока Вы занимаетесь, несомненно, очень важными делами, ваши подданные засеяли поля и отстроили жилые домики. Непонятную баню по твоему эскизу тоже построили и всю вымели березовыми вениками.
  - Вымели? Вы подметаете моими банными вениками?
  - Ммм, - мой министр смутилась. - А ты сам должен был подметать? Я так и знала. Они не пристают.
  - Кто?
  -Банные листы. Помнишь, ты говорил, что я пристала как банный лист? Я наблюдала. Там не проявилось никаких листов.
  - Дикари, - вздохнул я. - Банные листы пристают исключительно к голой жопе. Не трогайте мои веники. Ладно, я тебя с мысли сбил. Продолжай.
  - Народ решил отпраздновать новоселье. - Зеда нервно изогнулась, стараясь осмотреть себя со спины. - Присутствие короля необходимо. Я подготовила смету. Угощения, напитки, музыка и фейерверк.
  - Не надо сметы. Скоро будем.
  Шар тут же погас.
  - Какие мы впечатлительные, - мне стало смешно. - Добриэль собирайся. Мы идем домой. Шая, пойдешь с нами на веселье?
  - Леша с Кристиной ругаться будут.
  - А мы их тоже позовем, - я достал мобильник и нажал вызов. - Странно. Молчат. Куда твоих боссов то занесло. Может с Камилем? Кстати его тоже надо позвать.
  Телефон домагера отозвался короткими гудками и проинформировал женским голосом, что данный абонент вне зоны доступа.
  - Данный абонент козленыш бенгальский, - сообщил я голосу. - Сговорились что ли? Макс не подведи меня.
  Макс отозвался, но от вечеринки отказался.
  - У меня посольство инсектов, - сообщил он в свое оправдание.
  - Ну и ладно, - я подхватил Добриэль и хохочущую Шаю и перенесся к вокрлоку.
  Народ встретил меня аплодисментами и криками. Краем глаза я заметил, что полосатые мужики освоились. Некоторые из них нежно обнимали угулаек. А еще мне пришлось сказать речь. Я всех поздравил и пригласил к столам, над которыми кружились феи в поисках вкусняшек. Застолье проходило весело. Зеда оказалась великолепной тамадой. Я поучаствовал в нескольких конкурсах, выиграл непонятную штуковину и посмотрел сценку установления вокорлока. В ней меня изображал один из моих молодых воинов. Очень серьезный. Камиля играла Рара, а Алтей изображала саму себя. Конечно же, все переврали. Объевшиеся феи достали инструменты и объявили танцы. Шая тут же закружилась с Альбероном, а меня за руку вытащила Орма. Я танцевал с ней, с Добриэль, Зедой, Шаей, а на моей голове выплясывала Алтей.
  Когда стемнело, Зеда объявила перерыв.
   - Ура! Леша с Кристиной вернулись, - маленькая островитянка указала мне на сладкую парочку.
  - Привет пропащие, - поздоровался я с телепортаторами, утирая пот со лба. - Штрафную! А чего вы такие кислющие? Нашли большую птицу обломинго?
  - Камиль погиб.
  Раздался свист запускаемых ракет и черное небо над горой украсилось разноцветными огнями фейерверка.
  
  Гл.58 ПАРИ
  Этот мир, Леша и Кристина обнаружили случайно, во время одного из своих перемещений. Огромный лес, не понятно мертвый или спящий. Гигантские, перекрученные стволы, без коры, смотрели в желтое небо голыми сучьями. Едва заметный ветерок, шевелил свисающие с ветвей тончайшие нити, переливающиеся искорками. В первый раз, они собрали их совсем немного и привезли на остров. Вытканное из полученной пряжи порео, получилось бесподобным. В следующий раз парочка запаслась огромными мешками. Так и повелось. Время от времени они прыгали в измерение за чудесной пряжей. Телепортаторы привыкли к тому, что в этом мире кроме странных деревьев больше ничего нет и полностью расслабились, потеряв бдительность. Это их и погубило. Они попали в ловушку. Место оказалось обитаемым. Древняя тварь без имени, уничтожившая несколько столетий назад все живое, проснулась от звонкого девичьего смеха. Трусливая и осторожная, потерявшая от голода былую мощь, она выждала момент и схватила парня с девушкой, в тот момент, когда они неосмотрительно отошли друг от друга. Торжествующий вой оголодавшего существа огласил окрестности. Парочка была обречена. Взяться за руки они не могли, а для того, чтобы воспользоваться ключами не было вокорлока. Вдобавок, древнее зло отравило их какой то дрянью. И наступила череда кошмаров. Тварь будила их и потихоньку выпивала, наслаждаясь ужасом и безысходностью. Насытившись, она снова впрыскивала ребятам яд, который хоть и лишал ихдвижений, но не давал им умереть. В одно из таких пробуждений, Алеша умудрился отправить СМС с криком о помощи. Конечного адресата он не видел, но на его счастье сообщение получил Камиль. Как домагер умудрился найти их меньше чем за сутки, так и осталось загадкой. Хунга мунга навеки успокоил голодную тварь, но было уже поздно. Парень с девушкой лежали бездыханными и давать им живую и мертвую воду было поздно. Сейв был только один и домагеру предстояло сделать выбор. Алеша или Кристина. Но это был Камиль. Пользуясь своей способностью видеть то, что не доступно другим, он заключил договор с аватарой Харона, который пришел проводить души телепортаторов на другую сторону реки, разделяющей две формы бытия и известной как Стикс. Сейв и свою жизнь, взамен на жизни влюбленных. А еще они поспорили. Подробности спора Алеше с Кристиной были не известны. Камилю дали всего минуту на прощание. Он сообщил, что Харон не верит в существование еще одного дурака, который найдет дорогу к нему и подарит свою возможность воскреснуть. Но если такой найдется, то он согласен отпустить домагера обратно. Роль дурака Кама, естественно, отводил мне. Дорогу к реке знал некто Орфей, а к Орфею вела подсказка. Харон оставил небольшой цилиндр, разобраться с которым может диспетчер.
  - Макс знает диспетчера, - это были последние слова Камиля.
  Телепортаторы повторили свой рассказ для моих помощников и в совещательном зале терема воцарилась тишина. Зеда погасила экран и схватилась руками за голову.
  - И и и, - повисшую густоту тишины нарушил тонкий плачь.
  Гризя поднялся, отодвинул занавеску на окне, за которой пряталась фея и бережно перенес рыдающую Алтей на стол.
  - Я не плачу. А-а-а. Это все пыль. Глупые. Глупые дылды. И и и.
  - Что ты решил? - хрипло спросила Тири.
  Все присутствующие не сводили с меня глаз.
  - Все уже решено и написано. Вместо себя оставляю Зеду. Ее распоряжения выполнять, как мои.
  - Бред! Бред! Бред! - Зеда резко подскочила. - Зачем тебе это надо?! Ты представляешь, что за сила Харон? Это он проявляется через черные дыры. Это там его реки! Это они должны!- она ткнула пальцем в телепортаторов. - Отдай им сейв! Это их долг! Если бы они не совали свои носы куда не нужно!
  - Если бы они не совали носы, если бы Макс не увидел платок, если бы я не успел на автобус, если бы ты не принесла клятву, если бы Камиль сделал вид, что не видит невидимое. Множество если, не ставших реальностью. Мы бы все были другими, но мы то, что есть. Хотим мы остаться такими или измениться? Вот вечный вопрос к будущим если.
  Зеда опустилась на место.
  - Мужчины требуют право на ношение оружия, - глухо сообщила она.
  - Дай им такое право.
  - Всем? По статистике, тогда неизбежны несчастные случаи.
  - И в чем проблема? Будет меньше дураков и идиотов.
  - И какой строй мне создавать?
  - Военную демократию, - я взялся за ключ и ничего не случилось. - Не понял. Макс мне допуск забыл дать?
  - У нас есть, - Кристина взяла меня за руку и мы переместились на астероид.
  - Миленько, - я осмотрел шикарный зал, в котором хранился вокорлок торговца. - В какую дверь идти?
  Под руководством парочки, мы вышли из помещения. Леша с Кристиной уверенно вели меня по лабиринту коридоров. Торговец обнаружился у себя в кабинете. Он курил кальян, тискал двух экзотических девиц, одна из которых подозрительно смахивала на ящерицу и слушал песни Цоя. Мне стало интересно, откуда у него наша музыка, но реакция торговца заставила меня позабыть о, вертевшимся на языке, вопросе.
  - Леша? Кристина? - Макс свалился с диванчика. - Ты? - он суетливо подскочил.
  Повинуясь его знаку, девицы вышмыгнули за двери. Торопливо пожав нам руки, торговец сел за стол и принялся судорожно рыться в ящике.
  - А предупредить не судьба была? - он вытянул небольшую коробочку и завертел ее в руках. - Ты понимаешь, что у меня может быть личная жизнь? Дела какие-то? - тон его стал агрессивным. - Звонить надо! Предупреждать! Этих еще притащил! А мне теперь как быть?
  - Макс, Камиль погиб. Я могу его вернуть... С помощью этого, - по столу покатился сейв.
  Макс сразу сник и уставился в пространство пустым взглядом.
  - Рассказывай, - он перевел взгляд на коробочку в своей руке и бросил ее на стол.
  
  Гл.59 ШНЫРА МОКС
  Диспетчером, оказалась сексуальное воплощение кавайной тян. Кошачья мордочка с вертикальными глазами, пушистый хвост и не передаваемая грация.
  - Опоздали котятки, - промурлыкана она. - Я уезжаю отдыхать. Космическая яхта до сиреневой туманности вот-вот подойдет. Приходите через полгодика.
  - Пол арда полновесных сикелумов.
  - Ммм. Какой настойчивый котик. Пожалуй, я смогу немного задержаться. Меня зовут Шныра Мокс. Чем могу быть полезна?
  - Мокс? Создатель вокорлоков?
  - Ш ш ш,- смех кошки отличался оригинальностью.- Создать вокорлоки. Хотела бы я посмотреть на такого умельца. Я нашла кладку предтеч и вдохнула в нее жизнь. Оказалось, что после процедуры остается всего один вокорлок, а остальные разлетаются по мирам в хаотичном порядке. Котик, я была расстроена, - Шныра потянулась.
  - Интересно, - подумалось мне, - Под одеждой она как кошка или как девушка?
  Диспетчер перехватила мой взгляд.
  - Еще пол арда и я сниму свои одежды, - ее коготок защекотал мне подбородок. - Я даже покажу, как мы размножаемся.
  - Нет спасибо, - я отодвинул лапку в сторону. - Меня не интересуют межвидовые потрахушки.
  Леша с Кристиной сдержанно захихикали. Пожалуй, надо будет оторвать язык одному болтливому торговцу.
  - Ш ш ш.
  - Мне нужно разобраться с этим, - я протянул кошке цилиндр. - Помоги найти Орфея.
  Диспетчер равнодушно посмотрела на предмет.
  - Ах да, - я достал кристалл, на котором хранилась информация и перечислил пол арда на кристалл диспетчера.
  Мокс протянула лапку и взяла предмет.
  - Одеяло снов. Давненько я не видала такого. Где взял?
  - У Харона.
  Шерсть на загривке Шныры встала дыбом и тут же улеглась. К моему лицу приблизилась усатая мордочка с острыми зубками. Вертикальные зрачки расширились.
  - Никогда. Слышишь котик, никогда! Не упоминай то, что не понимаешь. Лучше промолчи, я пойму.
  Диспетчер поманила меня за собой. Мы оказались в странной лаборатории с непонятными мне агрегатами. Цилиндр завис в силовой установке и равномерно загудел. Вокруг развернулись экраны с непонятными мне символами и ломаными линиями.
  - Шныра а ты встречала Орфея? Кто это?
  Мокс внимательно следившая за какими то импульсами, которыми обменивались два из множества экранов, повернулась ко мне.
  - Я встречала Мурката. Вот видишь пилорогму? Она совпала с ластерадой. А что это значит? Это значит, что на девяносто девять целых и четыре десятых, эти разумные являются аватарой одного и того же. Шесть десятых положи на особенности миров. Как далеко ты продвинулся в изучении основ варпики? Какая ступень?
  - Мгм. Ну как тебе сказать? Если варпика изучает варп, то я в нем гулял.
  - Ш ш ш. Котик шутник. Сколько измерений пространства ты знаешь?
  - Три. Длину, ширину и высоту. Время еще. Или оно не считается?
  - Ш ш ш. У меня сейчас хвост отвалится. Тебе надо учиться котик.
  - Кто же спорит. А пока расскажи про Орфея.
  - Есть несколько теорий, - Шныра вытащила из тумбочки картонный ящик с пузырьками и поставила передо мной. - Мне ближе теория удара. Считается, что при предтечах вселенные напоминали вот такую коробку. Вот смотри, - она достала один из пузырьков. - Содержимое мир. Оболочка это сны. У каждого мира она своя. А потом бамм, - Мокс опрокинула коробку на пол. Пузырьки разлетелись осколками и брызгами. - Нет коробки, нет пузырьков. Сны разлетелись осколками, а миры превратились в лужицы. Где-то они соприкасаются, где-то нет. Между ними хаос,- к одной из лужиц подлетела муха. - А вот и порождения варпа слетелись на сладенькое. Понял котик?
  - Нет. Куда делась коробка? Кто ее опрокинул? Если миры бесхозные пятна, то почему между ними границы со стражами? Откуда мухи? И причем тут Орфей? Появление первых сорока сороков опять же вызывают вопросы.
  - Ш ш ш. Есть еще более трехсот теорий и как минимум сто из них объясняют появление первых. А вот появление Мурката объясняет только эта.
  - И каким же образом?
  - Ты слышал звуки, когда разбивались пузырьки? Звон, стук, плеск, шорох. А в одном из измерений разумный услышал в этих звуках музыку и даже смог ее сыграть. Резонанс вызвал появления множества аватар. И у всех одинаковая судьба. Трагическая. Муркат любил Прряу. Однажды она...
  - Я в курсе. У нас эту девушку звали Эвридика.
  - Так вот, - Шныра потянулась. - Когда он ее снова потерял, то играл и играл свою мелодию, надеясь снова привлечь Харона. Материя вокруг него свернулось в одеяло снов. Теперь он вечно бродит по нему от момента рождения, до момента гибели разумных своего вида и обратно. Идет по спирали. А Прряу всегда идет ему на встречу, но по обратной спирали. И они никогда не встретятся. Но надежда остается! Муркатом движет надежда.
  Раздался звук, похожий на тот, который издает микроволновка.
  - Одеяло развернулось. Пойдем, котик посмотрим, что там интересного.
  На экранах замелькали импульсы, символы и диаграммы.
  - Есть! - диспетчер остановила картинки. - Орфея ты можешь встретить во время сражения при Бородино. Вот краткая справка. Почитай.
  - Не надо. В детстве я бредил этим сражением и прочел всю доступную литературу.
  - Хороший котик. Тогда выбирай сторону конфликта. Империя Наполеона или Российская империя?
  - Российская империя.
  - Твое последнее официальное воинское звание?
  - Старший лейтенант. А что?
  - Существуют законы. Если ты был рядовым, то я не могу тебя отправить под одеяло генералом. Нарушится десятый закон экфретики и тебя разоблачат. Оно тебе надо? Так запускаем легенду.
  Вокруг заухало, запищало и даже засвистело вскипевшим чайником. Шныра почесала себя за ухом и повернулась ко мне.
  - Готово. Ты поручик Лубенского гусарского полка. Владимир фон Хакер. Чего морщишься?
  - Знавал я одного фона. Мне он не глянулся.
  - Фоны они разные бывают. Ты будешь хорошим котиком. Значит ты поручик Владимир фон Хакер. Едешь в ставку к генералу Милорадовичу адъютантом.
  - Так он и взял меня адъютантом.
  - Возьмет. Все просчитано. Сейчас генерируются твои документы. Паспорт и рекомендательное письмо от генерал- майора Мелиссино. Котик не переживай. Это самое вероятное твое вхождение в сон. Терминами объяснять не буду. Не поймешь.
  - Стоп! Я на лошадях ездить не умею.
  - Да? - кошка чихнула. - На этих? - мне была показана картинка с всадником.
  - Ага,- подлетевший шарик с крылышками высунул жало и кольнул меня в висок. - Ау!
  - Теперь умеешь.
  В комнату въехал важный робот. Я не знаю, как железяка может быть важной, но этот был именно таким. Он разложил свертки. Диспетчер просканировала меня, каким то прибором и сообщила, что из своих вещей я могу взять с собой только крестик и трубку с табаком.
  - А живую и мертвую воду?
  - Нет.
  - Значит, если меня убьют...
  - То тебя убьют.
  Я разделся до трусов и развернул один из пакетов. В нем лежали синие парадные штаны чикчиры с позументом. В соседнем свертке оказались походные серые рейтузы с кожаными вставками.
  - Тряпочку свою тоже снимай.
  - Чего? - я не сразу понял, что кошка говорит про трусы. - Отвернись.
  - Ш ш ш.
  Я натянул рейтузы, узкие сапоги со шпорами и примерил знаменитую гусарскую однобортную куртку со шнурами - доломан. Синий с желтыми манжетами. Немного повозившись, накинул ментик. Короткую гусарскую накидку с меховой опушкой. Именно она, так красиво развивается на картинках. Осмотрел походный плащ и кивер, обтянутый серым чехлом с номером части. Внутри головного убора, лежал свернутый султан. Туда же , я поместил трубку с кисетом. Парадные штаны и серый гусарский плащ легли в баул мышиного цвета. Шныра критически осмотрела меня и промурлыкала.
  - Прическа. Я рекомендую "эсперанс", - мне был продемонстрирован портрет неизвестного мне офицера. - Вот как у него. Очень стильно.
  Она намазала мне лицо мазью. Щеки и подбородок зачесались. У меня сразу отрасли пышные усы и борода.
  - Ш ш ш. С волосами на мордочке ты такой секси. Жаль нас интересуют только усики.
  Мою голову накрыл купол. Несколько секунд темноты и я трогаю рукой гладко выбритый подбородок. Пальцы нащупали небольшие усы над губой и бакенбарды на щеках.
  - Замри, - Шныра обрызгала мне голову спреем. - Теперь у тебя при любой погоде будет идеальная прическа.
  Важный робот принес еще несколько свертков.
  - Вот в этой сумке твои документы и деньги. Двести рублей. Если верить расчетам, приличная сумма.
  Я взял синюю ташку с вензелем и прицепил ее к поясу.
  - Держи пистолеты и саблю.
  - Саблю не надо, - повинуясь моему приказу, Мила приняла нужную форму.
  - А котик с сюрпризами, - диспетчер поклонилась моему оружию. - Ну, ты готов?
  Подожди, - я сложил старые вещи в предоставленную Шнырой сумку. - Теперь готов.
  Мы вышли из комнаты и я передал сумку телепортаторам, с наказом передать ее Зеде. Попрощавшись со мной, парочка взялась за руки и растворилась.
  На одной из полок, среди наваленного хлама, лежала плоская коробочка. Точно такую же, что вертел в руках Макс.
  - Шныра, а для чего эта штука?
  - Это маячок. Позволяет выдернуть группу разумных из любого мира в нужное тебе место, - кошка похлопала меня по плечу и неожиданно лизнула в ухо. - Мррр. Удачи Монту.
  - Я не Монту.
  - Котик. Монту это не имя. Это состояние души.
  
  Гл.60 МУЖИКИ
  Грунтовая дорога с кустами вдоль обочины. Еще дальше березки. Ярко светило солнце, чирикали птахи, чесались бакенбарды и кололись усики, На голове, непривычной тяжестью, ощущался кивер. Я осмотрелся еще раз, поправил баул и пошел к указателю. Внимание мое привлек верстовой столб, с наклеенным на нем манифестом. Я подошел ближе и стал читать: "Французский Император нападением на войска Наши при Ковне открыл первый войну. Итак, видя его никакими средствами не преклонным к миру, не остается Нам ничего иного, как призвав на помощ Свидетеля и Защитника правды, Всемогущего Творца небес, поставить силу Наши противу сил неприятельских. Не нужно Нам напоминать вождям, полководцам и воинам Нашим об их долге и храбрости. В нас издревле течет громкая победами кровь Славян".
  Манифест для царя писал адмирал Александр Семенович Шишков. Левитан своего времени. После войны, он будет первым, кто опубликует стихи крестьянских поэтов. Интересно сколько современных поэтов почвенников помнит имя основателя данного направления.
  - Ну вот и все хранцузик. Добегалси, - неожиданно меня окружила толпа вооруженных вилами и топорами, бородатых мужиков. - Молись своему богу басурманскому!
  - Братцы! Бог с вами. Какой же я француз. На мне форма русская. Да и говорю я по нашему.
  - Одежа у всех одинаковая. И не поймешь кто чей. А то, что по нашему разговариваешь... так анчихристу много ляхов служит. Может ты лях.
  Мужики придвинулись ближе. Вот попадалово! Еще не хватало, что бы свои прирезали.
  - А какой веры французы и ляхи?
  - Известно какой. Басурманской веры.
  - А что будет, если они по православному перекрестятся?
  - Разорвет, - предположил один из мужиков.
  - Зенки их поганые повылетают, - не согласился с ним второй.
  - Как есть, рога появятся и серой навоняет, - выдвинул свою версию третий.
  Я размашисто перекрестился, показал им нательный крест и громко продекламировал.
  - Отче наш, Иже еси на небесе́х!
  Да святится имя Твое, да прии́дет Царствие Твое,
  да будет воля Твоя, яко на небеси́ и на земли́.
  Хлеб наш насущный да́ждь нам дне́сь;
  и оста́ви нам до́лги наша, якоже и мы оставляем должнико́м нашим;
  и не введи нас во искушение, но изба́ви нас от лукаваго.
  Мужики расслабились и опустили вилы. Один из них пронзительно свистнул. Уф. Спасибо бабушке, заставившей меня вызубрить молитву в детстве.
  - Ты барин не серчай. Анчихристы в церквях конюшни устраивают, на иконах еду готовят. Привели пленного священника и нашего батюшку, бороды им связали и рвотной воды дали. Грабят, девок сильничают. Управляющий наш. Спрятал все оружие и хранцузов ждал.
  - И где он теперь? Управляющий?
  - Дык это... Повесился. Хворый был.
  Из-за угла выдвинулась веретеница беженцев. Крестьяне с угрюмыми лицами тащили на себе пожитки. Скрипели телеги, в которые вместо лошадей были впряжены женщины и дети. Девушка с перевязанной рукой, вдруг закричала петухом.
  - Не в себе она, - сообщил один из мужиков. - Ее анчихристы два дня сильничали. Мы одного пымали. Думаем повесить. Нешто его с собой тащить.
  Мне стало интересно и я подошел к телеге. На ней лежал связанный мальчишка с кляпом во рту.
  - Ну и кто ты есть? - я вытянул кляп.
  - Нникита Муравьев, - будущий декабрист смотрел на меня заплывшим глазом.
  - На войну убежал от мамки?
  Парень кивнул.
  - А почему вы решили, что он француз? - я повернулся к мужикам.
  - А кто же еще? Попросил попить, а сам золотом за крынку молока платит. Как есть нехристь. Цены не разумеет.
  - Как же далеки они от народа, - пробормотал я и вернул кляп на место. Хотя чего его корить. Он родину защищать пошел. Немыслимое дело для сыновей олигархов моего времени. Не модно это. - Мужики не надо его вешать. Он пригодится. Вы его властям сдайте.
  Насколько я помнил, парня заберет из каталажки и отвезет домой Константин Батюшков. Еще один забытый поэт золотого века. И тоже, как и Муравьев, рвущийся на войну. На Бородино он не успеет, но свое возьмет в 1913 году. Это будет его третья война.
  Как весело перед строями
  Летать на ухарском коне
  И с первыми в дыму, в огне
  Ударить с криком за врагами
  ( К Никите. - К.Н. Батюшков.)
  Ко мне подвели хромую кобылу с выбитым глазом.
  - Не обессудь барин. Других лошадей у нас не осталось.
  
  Гл.61 БАШКИРСКИЕ АМУРЫ
  Кажется, я заблудился. Грунтовая дорога расходилась веером.
  - Ну и куда дальше? - спросил я у белки, раскачивающейся на сосновой ветке.
  Белка не ответила. Ей было все равно. За деревьями заскрипели телеги. Я натянул поводья и мой супер конь поковылял в сторону звука. Почему-то я решил, что это мои знакомые крестьяне. Раздались сразу три или четыре выстрела. Конь всхрапнул и медленно завалился на бок. Я едва успел освободить ногу из стремени, спрятавшись за тушей несчастного животного. Вьющийся над кустами дымок, подсказал, что спрятался я не с той стороны. Пришлось переползать на другую сторону. В подрагивающее, пахнущее едким, лошадиным потом тело, с чавканьем, вошли еще две пули. Я снял кивер и осторожно выглянул, сплевывая попавший в рот конский волос. В кустах мельтешило несколько фигур.
  - Monsieur. Jetez vos armes et выходите с поднятыми руками!
  - Сейчас! Только шнурки поглажу! - я выстрелил из пистолета и кричащая фигура скрылась в листве.
  Над головой неприятно просвистел свинец. Я тут же разрядил второй пистолет в сторону появившегося дыма.
  - Месье! Не будьте упрямцем! Я лейтенант второго гусарского полка, третьего корпуса маршала Нея Жана-Батиста, Николя Савен, обещаю Вам жизнь!
  - Может я лучше спою!?
  - Что простите?
  - Говорю, пою я хорошо. Вот послушай:
  Donnez-moi une suite au Ritz,
  Je n'en veux pas
  Des bijoux de chez Chanel,
  Je n'en veux pas
  Donnez moi une limousine,
  J'en ferais quoi
  Papalapapapa
  (Дайте мне номер-люкс в Гранд-отеле Ритц -
  Я этого не хочу,
  Драгоценности от Шанель -
  Мне этого не хочется.
  Дайте мне лимузин -
  Что мне с ним делать?
  Папалапапапа).
  Напевая, я заново зарядил оружие.
  -Je veux de l'amour, de la joie,
  De la bonne humeur
  Ce n'est pas votre argent
  Qui fera mon bonheur
  (Я хочу любви, радости,
  Хорошего настроения,
  И ваши деньги
  Меня не осчастливят.)
  (Je Veux - Zaz)
  Два выстрела прозвучали как один. Один из французов упал, схватившись за живот. Остальные кинулись к моему укрытию. Еще раз зарядиться, мне точно не дадут. Пора убегать. Ээх пропали парадные штанишки. Петляя, как заяц, я добежал до деревьев и нырнул в самые густые кусты. Накидка зацепилась за ветви и меня выбросило обратно на поляну. Мало того, что я упал, так еще и ментик накрыл голову. Я содрал накидку с лица и понял, что попался. Подбежавший солдат замахнулся ружьем, намереваясь выбить мне зубы прикладом. Появившаяся в руках Мила, отвела удар в сторону. Нападавший замер. Из его горла торчала стрела. Еще одна воткнулась в землю, прямо перед моим носом. Раздался свист и гиканье.
  - Амуры! Все в лес! Это амуры! Все... эак.
  Я перевернулся и на четвереньках поскакал в кусты. Ягодицы сжимались, ожидая ежесекундного попадания стрелы. Но пронесло. Отдышавшись, я осторожно выглянул, отодвинув листья. Башкиры с дикими визгами, гоняли по поляне вражеских солдат. На мой взгляд, на амуров они совсем не были похожи, но французы всегда были романтиками. В руках одного из конников развевалось зеленое знамя с двуглавым орлом. Би-сми-Лля́хи-р-рахма́ни-р-рахи́м, прочитал я надпись под орлом. Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного и шахада. Пока я заряжал пистолеты, все было кончено. Прискакало еще несколько всадников. Они возбужденно жестикулировали, показывая руками в сторону.
  - Ылау, ылау. Обоз, - донеслось до меня.
  Башкиры снова засвистели, заулюлюкали и поскакали прочь, волоча на арканах несколько пленников. Выждав некоторое время, я вышел на поляну. Мое внимание привлекли два коня без всадников. Будут основной и запасной. Все как у людей, но сначала заберу штаны и плащ. Я отцепил баул и пошел ловить коней. Каким то образом я знал, что один из них жеребец, а вторая кобыла. Укол крылатого шарика научил меня не только верховой езде. Жеребца я поймал сразу, а вот за кобылой пришлось побегать.
  - Прошу прощения, но буду вынужден забрать ваших коней. Я Мари-Анри Бейль. С кем имею честь скрестить шпаги? - я повернулся и увидел мордатого мужика с густыми бакенбардами, в которых застряли репьи.
  На поляну вышел еще один француз.
  - Жан-Батист Николя Савен. Думаю, будет благоразумно уступить нам лошадей без боя.
  - Два в одном, - хмыкнул я. - Владимир фон Хакер. Батюшку вашего случайно не Андре зовут?
  - Андре, - удивился лейтенант. - Мы знакомы?
  - Показалось, - я достал пистолеты и направил их на неприятелей. - Потом подеремся. А сейчас я спешу.
  Я вскочил на норовистую кобылу.
  - Месье. Оставьте нам хотя бы одного коня.
  - Не могу. Вы в меня стреляли. Я обиделся. Прощайте господа!
  Вскоре полянка скрылась из глаз. В моей руке проявилась Мила и преобразилась в вопросительный знак. Это было что-то новенькое.
  - Ну не мог я их заколбасить. Один из них будет жить до ста двадцати шести лет в славном городе Саратове и станет Колькой Савиным. Между прочим учителем французского языка и живописи. Художник баталист. Будет Чернышевскому двойки ставить. А мордатый вообще звезда мировой классики. Обзовется Стендалем и напишет Красное и Черное.
  
  Гл.62 ШЕВАРДИНО
  Невысокий подполковник внимательно изучал мои бумаги. Вокруг, на конях гарцевали казаки и гусары, изредка бросая в мою сторону, недобрые взгляды.
  - Поздравляю поручик! Служить под его началом его сиятельства, большая честь, - он вернул мне документы. - Я подполковник Давыдов, следую в тылы, чтобы на практике опробовать партизанскую тактику. Бородино мое имение и места мне хорошо знакомы.
  - Владимир фон Хакер. Честь имею. Думаю, что тактика партизанской войны будет вписана в историю золотыми буквами.
  Давыдов недоверчиво хмыкнул. Тогда почти никто не верил в его затею.
  - Мы направляемся к Шевардино. Башкирцы донесли, что там дело. Вы милостивый государь можете проехать с нами. Думаю в окружении Андрея Ивановича (имеется в виду генерал-лейтенант Горчаков, командующий обороной Шевардинского редута) известно, где в данный момент находится ставка Милорадовича. Едете?
  - С удовольствием.
  До редута мы добирались сорок минут. Я пересказал про свою встречу с крестьянами.
  - Каждый раз крест целовать и молитву читать? - задумчиво переспросил подполковник. - Эдак можно и не успеть. У нас же на Руси зачастую действие опережает мысли. Надо будет, другое придумать.
  Я знал, что он придумает. Борода, кафтан и икона на груди. Образ Пугачева, которого еще очень хорошо помнили. Грохот выстрелов и орудий становился все отчетливей. На редуте кипел рукопашный бой. Поляки Понятовского рубились с артиллеристами, защищающими позиции. Давыдов обнажил саблю. Глаза самого известного русского гусара блестели.
  - Удачи поручик! Советую оставить запасного коня. Видишь балку? Скачи туда, а потом присоединяйся к потехе. Сегодня противника всем хватит.
  Мимо меня с гиканьем понеслись конники. Подполковник лихо засвистел и пришпорил коня. Я посмотрел ему в след. Денис Васильевич Давыдов, поэт всех гусаров. Любимец муз и Ареса.
  В нас сердце не всегда желает
  Услышать стон, увидеть бой...
  Ах, часто и гусар вздыхает,
  И в кивере его весной
  Голубка гнездышко свивает...
  ( Гусар - Д. Давыдов)
  В балке я передал кобылу хмурому ветерану, судя по годам, он был участником штурма Измаила. Застучали барабаны. К редуту подходили колонны резервных гренадер. Впереди колонн, шли облаченные в ризы священники с крестами в руках. Я присоединился к войску.
  - Урааа-а-а-а,- словно лавина с гор сошла.
  Подоспевшие на помощь редуту полки поравнялись с батареей. Мой жеребец встал на дыбы и громко заржав, повалился на бок.
  - Kurwa mać, - наконечник копья, направленный уланом, прошел в сантиметре от моего лица.
  Мила перерубила оружие. Лезвие скользнуло по древку и вошло поляку в живот.
  - Chuj ci w oko. Трахарь корявый.
  Неприятель был отброшен. Перед редутом завязался рукопашный бой. Рядом со мной, уцелевшие канониры приводили в порядок пушку, прилаживая к лафету новое колесо. Прилетевшее ядро, на излете, стукнуло по жерлу пушки и, отскочив, упало на землю.
  - Не по калибру нашей барыне хрен французский, - сообщил мне чернявый солдат с разбитым лицом и перебинтованной головой. - Заряжай ребяты!
  Корпус Понятовского отступил. Шевардино, редут и располагавшийся на левом крыле лес остались за нами. Атаки и перестрелка продолжались до темноты. Неприятельская пальба остановилась. Послышался шум наступающих войск. На помощь полякам прибыли кирасиры. Я вглядывался в темноту, но никак не мог ничего разглядеть. Посланные в тыл врага пластуны, подожгли стога с сеном. Свет озарил густую колонну врагов. С нашей стороны ударили барабаны.
  - Ураааа-а-а-а.
  Вражеская колонна замедлилась. Хитрость генерала Горчакова удалась. Французы ожидали контратаки русских войск, которых не было. Полководец выиграл время. Я напряг память. Согласно моим данным, нам на помощь скакала вторая кирасирская дивизия, а к Шевардино приближалась французская дивизия Компана. Где-то часа через полтора, от Кутузова поступит приказ на отступление. Пора было возвращаться к Бородино и искать своего командира. Спустившись вниз, я с трудом разыскал балку с лошадьми.
  - Как там, - поинтересовался старик.
  - Жарко. Готовь коней. Скоро будем отступать.
  - Опять отступать? Ээх был бы жив Ляксандр Васильевич (имеется ввиду генералиссимус Суворов), разве б мы бежали?
  - Служил с ним?
  - Бог миловал.
  
  Гл.63 ПОИСКИ
  До основных войск я добрался только после полуночи. Солдаты, сидевшие у костра, освободили мне место и предложили каши. Поблагодарив воинов, я съел несколько ложек и уснул. Кто-то заботливо укрыл меня буркой. Проснулся я рано утром. Капрал с огромными усами, снова поделился со мной едой и пожелал доброго пути. Где расположился Милорадович, я не помнил и начались мои скитания. Огромное пространство, заполненное войсками. Все куда-то спешили, строили редуты и матерились. Офицеры выдавали противоречивую информацию. Выяснилось, что ставку Милорадовича разыскиваю не один я. Хмурые драгуны гнали прочь гражданского в синей куртке, с обгоревшими у костра фалдами.
  - Шел бы ты барин, пока не пристукнули как невесть кого.
  Барин кинулся ко мне.
  - Глинка Федор Николаевич, - представился он. - У меня бумаги сгорели. Я к Милорадовичу адъютантом. Не подскажете где он?
  Я к тому времени определился с направлением, но все равно отрицательно помотал головой и тронул коня. Не захотел брать грех на душу. Поэт, чьи стихи со временем превратятся в русские народные песни, переживет сражение у деревни Горки, а генерала найдет уже позже. Там и навоюется. Во время Бородинского сражения адъютанты Милорадовича будут дохнуть как мухи. Убьют еще поэта песенника. Да и с направлением я определился не совсем верно. Генерал отыскался только вечером. Он сидел у костра, задумчиво глядя в пламя. Я представился и протянул документы. Его сиятельство кивнул, расспросил о здоровье Меллисино и отправил меня спать в выделенную для него избу.
  - У меня шатер. И звезды поручик. Какие перед боем звезды! Подойдите вон к тому огню. Вас накормят.
  Я послушно поужинал и отправился в дом, где и завалился на кровать, блаженно вытянув гудящие от езды ноги. Ночью меня разбудил страшный грохот. Мила тут же материализовалась в руке. Загорелась свеча, осветив немудреную обстановку избы. На меня смотрел пухлый субъект, в круглых очках.
  - Петя Вяземский, - представился он. - Корнет. Извините, я думал, тут никого нет.
  - А чего грохочешь?
  - Кошка. Я их на дух не переношу. Она ко мне... а я ее в печку спрятал.
  - Странный вы народ поэты. Ээх Рюриковичи мать твою.
  - Что простите.
  - Ничего. Спать ложитесь Петя. Утро вечера мудренее.
  В печке заскреблась и жалобно замяукала кошка. Пришлось встать и выпустить животное на улицу.
  
  Гл.64 АДЪЮТАНТ ЕГО СИЯТЕЛЬСТВА
  Утром, меня разбудила вестовая пушка. Я потянулся и встал. На сундуке храпел Вяземский. Над ним склонился слуга и нежно будил барина. Возле кровати стоял тазик с водой, на лавке мыло и полотенце.
  - Петр Андреевич. Петр Андреевич. Просыпайтесь, баталию проспите.
  Потомок Рюрика в двадцать пятом колене, пра пра пра и правнук Владимира Красное Солнышко, Ярослава мудрого и Владимира Мономаха, будущий поэт, историк, критик и публицист, просыпаться не желал, мыча в ответ и сладко чмокая губами.
  Я осторожно вышел во двор. Раннее утро встретило меня свежестью и прохладой. На лопухах у крыльца, переливаясь, поблескивала роса. Там же во дворе нашлась и рассохшаяся бочка с дождевой водой не первой свежести. Разогнав водомерок, плавунцов и прочую поселившуюся там живность, я с наслаждением умылся и вернулся в избу. Одетый в белую рубашку Вяземский, уже сидел за столом.
  - Еще раз прошу простить за ночную оказию. В знак извинения прошу разделить со мной завтрак.
  - С удовольствием. Я Владимир фон Хакер. Будем знакомы.
  Некоторое время мы молчали. Наконец Петр Андреевич нарушил тишину.
  - Я вижу, вы без слуги путешествуете? Позвольте попросить камердинера привести в порядок вашу форму. Государь Император разрешил идти в бой при параде и в орденах.
  - Это будет очень кстати. Спасибо.
  Слуга Вяземского забрал мою одежду и сапоги.
  Новый выстрел вестовой пушки оповестил о выступлении на позиции.
  Чертыхаясь, я натянул узкие парадные штаны, снял чехол с кивера и вставил султан. К этому времени, камердинер вернул мне одежду. Вскоре я был готов. Вяземский ожидал меня на крыльце. Вид у него был весьма экзотический. Бирюзовые лампасы, лопасть шапки и пояс, голубые обшлаги чекменя, шапка из медвежьего меха с высоченным, белым султаном и меховой плащ, как у викинга. Пуговицы и вензеля сияли желтым металлом. Я поперхнулся.
  - Извините корнет, а какой у Вас полк?
  - Казачий полк графа Дмитриева-Мамонова. А что?
  - Красиво.
  Граф Дмитриев-Мамонов - тоже поэт. Ныне совершенно забытый. Богатейший человек своего времени. За свой счет организовал и содержал полк. Предлагал императору свое состояние, в помощь Отечеству. Все свое состояние, кстати. Один из прототипов знаменитого Пьера Безухова. Экзотический наряд, был плодом его поэтической фантазии. Мы пошли к Милорадовичу. Его Сиятельство сиял. Седло и уздечка его горели золотом. Генеральский мундир был усыпан наградами. В глаза бросался крупный алмаз на эфесе шпаги. Вокруг шеи намотана аморантовая шаль, концы которой живописно развевались в воздухе. На шляпе прикреплен пышный, разноцветный султан. Красавчик, да и только. Раздалась команда " по коням". К тому времени, как я вернулся с конюшни, пешим оставался только Вяземский.
  - Корнет, а вы чего?
  - У меня нет коня, - Петр Андреевич едва не плакал. - Какой ужас! Какой трагикомизм! Приехать ко дню сражения и в нем не участвовать! Мне остается только застрелиться!
  - Гм. А на чем Вы приехали?
  - На карете, - на парне не было лица.
  Над бедолагой сжалился один из адъютантов. Он отдал Вяземскому своего второго коня. Счастливый корнет неловко залез в седло.
  - Ээх, говорил мне батюшка учиться верховой езде. Как знал, что пригодиться. Только вот слушал я его невнимательно.
  - Стрелять то хоть умеешь?
  - Стрелял в имении. По огурцам. Неважно стреляю вобщем.
  Ко мне обратился один из старших офицеров.
  - Поручик, я попрошу вас задержаться и дождаться Бибикова. Он исполнял поручение и скоро вернется сюда. Укажете направление.
  Генерал со свитой тронулись в сторону фронта. Вяземский заметно отставал. Проезжавший мимо казак притормозил коня.
  - Посмотрите, ваше благородие, куда врезался проклятый француз! - не дожидаясь моей реакции, он вскинул карабин и выстрелил по удаляющейся фигуре корнета.
  К счастью не попал. Я схватил его коня под уздцы.
  - Тпрууу. Стой! Это не француз!
  - Гишпанец? Бонопартий сто чертей к нам притащил. Щас я его в сабли!
  - Это наш! Да стой, говорю! Он из ополчения!
  Вскоре прибыл улыбающийся Бибиков.
  - Дмитрий, - представился он и протянул руку.
  Если я правильно помню, сегодня он ее лишится. Я представился в ответ и мы пустили лошадей галопом. Вот и позиции. Вокруг царила смерть. Повсюду лежали тела. Бородатые мужики в кафтанах уводили и уносили раненых. Рядом с генералом и его свитой упало ядро. Нас осыпало землей. Картечь сбила султан со шляпы Милорадовича. Он отряхнул мундир и достал трубку.
  - Бог мой! Неприятель отдает нам честь!
  Застучали барабаны. Перед нами строилась колонна солдат с развернутыми знаменами.
  Милорадовича помню
  В битве при Бородине:
  Был он в шляпе без султана
  На гнедом своем коне.
  Бодро он и хладнокровно
  Вел полки в кровавый бой,
  Строй за строем густо, ровно
  Выступал живой стеной.
  ( П. Вяземский - Поминки по бородинской битве)
  Я подъехал к Вяземскому. Корнет повернулся ко мне и указал рукой вперед.
  - Какой грохот! А ведь есть люди, которые его слышат! Понимают! Кто, из чего и куда стреляют, и для них все это столь же ясно, как для меня - строение строф и звучание рифмы. Но ведь это невозможно!
  - Почему?
  - Этот грохот лишен какой бы то ни было гармонии!
  Прилетевшее ядро, разорвалось среди кирасир. В воздух полетели блестящие латы, пуская во все стороны блики солнечных зайчиков. Я успокоил, поднявшуюся на дыбы, кобылу.
  - Петя, вы бы сняли свой головной убор. В нем вас принимают за француза. Это может сыграть над вами злую шутку.
  - Но как? Нельзя же мне бросить кивер и разъезжать с обнаженной головой!
  Стоявший рядом с нами кавалергард хмыкнул и достал из седельной сумки фуражку, предложив ее моему собеседнику. Вскоре я получил первое поручение.
  - Поручик скачите к Московской дружине, - Милорадович затянулся трубкой и выпустил в воздух красивое колечко. - Мне донесли, что резерв под плотным огнем. Передайте мой приказ. Лечь на землю.
  Я, было, удивился, но вовремя вспомнил, что в те времена уставом предписывалось стоять плотной колонной. Сидеть и лежать, под огнем, было запрещено. Мне по карте показали направление и вскоре, верная кобыла понесла меня в сторону первого пехотного полка Московского ополчения. Мимо орудий двадцать третьей батарейной роты. Артиллеристы тащили их на ближайшую высоту. Где-то здесь был и Владимир Раевский. Он командовал двумя пушками. Поэт естественно. Я завертел головой, но разве в этой пыльной суматохе что-нибудь разглядишь.
  Когда губительной рукою
  Война носила смерть и страх
  И разливала кровь рекою
  На милых отческих полях, -
  Тогда в душе моей свободной
  Я узы в первый раз узнал
  И, видя скорби глас народной,
  От соучастья трепетал...
  (В.Раевский - послание Г.С.Батенькову)
  Показались ряды Преображенского полка. Там находился Павел Катенин. Язвительный дуэлянт. Самовлюбленный и самоуверенный. Забытый.
  Вдруг поднялся враг войною
  Русь заграбить и зажечь;
  Всюду льется кровь рекою,
  Всюду блещет огнь и меч...
  (П.Катенин - Наташа)
  Следом стоял Семеновский полк. В его составе находился философ Петр Чаадаев. После сражения его наградят орденом Владимира четвертой степени. За мужество и храбрость. Петру было восемнадцать лет.
  При Бородино находились не только поэты. Здесь собрались все неравнодушные. Разные. Бедные и богатые, революционеры и монархисты, все кому было не плевать. Основоположник движения декабристов Михаил Орлов, писатель Иван Скобелев, заговорщик Павел Голенищев-Кутузов (не путать с командующим армии Михаилом), стучавший государю-императору Павлу первому по голове табакеркой, в ополчение записались будущий дипломат, драматург и композитор Александр Грибоедов, сказочник Алесей Перовский, написавший Черную курицу, партизанил Александр Бенкендорф - главный полицейский Российской Империи, шеф жандармов и начальник зловещего третьего отделения, по совместительству ангел хранитель Пушкина, тут же находилась девица Надежда Дурова - феминистка, первая женщина, добившаяся права носить мужские штаны официально. И многие, многие, многие другие.
  Ветер принес мне листок бумаги, прилепившийся к ноге. Я развернул письмо. Какая то Катенька сообщала любезному другу Володеньке о том, что он ей не пара. Нашла время дура тупая. Пуля выбила бумагу из рук, оставив в пальцах, только маленький клочок. Еще одна пуля пробила кивер. Со стороны леса, ко мне скакали два француза. Я достал пистолеты. Спаренный выстрел, выбил ближайшего всадника из седла. Мила скользнула в руку. Обменявшись ударами с уцелевшим противником, мы разъехались в стороны, готовясь к новой схватке.
  - Ну что рашка-федерашка! Готовься сдохнуть! - оскалился француз.
  - Странник? - я опустил меч.
  Француз тоже замер.
  - Чернобыль?
  Голова его вдруг раскололась. Конь всхрапнул и поскакал в сторону. Тело странника завалилось на бок. Откуда прозвучал выстрел, я не видел. Спина похолодела. А ведь я тоже смертный. Кобыла понесла меня прочь от места встречи. Через двадцать минут, проломившись сквозь заросли кустарника, я прибыл к резерву. Несколько ядер накрыли стоявшую шеренгу ополченцев, разметав тела в стороны. Прямо передо мной, на земле сидел оглушенный офицер. Я спешился и помог ему подняться.
  - Владимир фон Хакер, адъютант Милорадовича. Где находятся старшие офицеры?
  - Поручик Василий Жуковский, - офицер помотал головой. - Я вас не слышу.
  - Где старшие офицеры!? - снова проорал я.
  Жуковский отрицательно помотал головой и улыбнулся. На бледном лице, улыбка выглядела странно. Больше похоже на гримасу. Поэту и сказочнику было плохо. Видно было, что будущий учитель, а впоследствии соперник Пушкина, держится из последних сил. Тело поручика сотрясала крупная дрожь.
  - Туда скачите, ваше благородь, - подсказал мне один из ополченцев.
  Вскоре я нашел командиров. К этому времени ядра на нашу сторону летели густым камнепадом. Стоял невообразимый грохот, который я пытался переорать. Сидевший на коне полковник, наклонил вперед голову, чтобы лучше меня расслышать. Просвистел снаряд. Брызнувшая кровь окатила мои плечи и лицо. Тело без головы выпрямилось. Мертвый командир не желал падать. Вскоре команда разошлась по войскам. Ополченцы начали прятаться по оврагам и за насыпями. Залп картечи сшиб меня с коня. Я вскочил на ноги и ошалело смотрел на пробитый мундир. Спасла меня Мила, расплывшаяся по моей груди тонкой пленкой бронежилета. К ногам упали выдавленные металлические куски.
  - Поручик, да вы никак из железа! - восхитился один из гарцующих офицеров. - Скачите обратно. Доложите об исполнении.
  К моменту моего возвращения, Милорадович уже командовал центром русских войск, заменив на этом посту Дохтурова, который принял под командование левое крыло, вместо раненного Багратиона. Его светлость инструктировал Вяземского и знакомого нам кавалергарда. Первого он направил к генерал-майору Бахметеву с приказом вступить в дело, а второго на батарею Раевского. (Генерал-лейтенант Раевский, командир седьмого пехотного корпуса, в который входила батарея из восемнадцати орудий.) Получив приказы, адъютанты вскочили на коней. Сразу три ядра, столкнувшись, подняли к небу землю, пыль, дым и то, что осталось от кавалергарда. Милорадович посмотрел на меня.
  - Ранены?
  - Бог миловал.
  - Хорошо. Скачите к Раевскому. Пусть держится. Всеми святыми, пусть держится!
  Мы с Вяземским поскакали в разные стороны. Петр Андреевич в этом бою вытащит на себе раненного Бахметева. Генералу ампутируют ногу, но он останется жив. До батареи я добрался совершенно очумевший и оглохший. Курган, переживший несколько атак, был завален телами.
  - Держимся, - голос генерала вибрировал от усталости. - Скоро держаться будет некому. Скачите. Пусть поспешат. Видите? Богарне собирает войска. Скоро тут будет жарко.
  Можно подумать, сейчас холодно. Я подошел к дрожащей кобыле. Взмыленные бока лошади раздувались и опадали, словно меха. Из оскаленной пасти капала пена.
  - Радость моя. Ну, потерпи. Немножко потерпи.
  Я взял несчастное животное под узци и спустился с кургана. За спиной, словно вал, нарастал шум приближения неприятельских войск. Раздался треск, словно столкнулись два гиганта. Треск, заглушивший даже залпы пушек. Далеко ускакать, мне было не суждено. На встречу неслась лавина всадников. Русская конница спешила на помощь. Я был вовлечен в скачущий поток, из которого никак не вырвешься и оказался на острие атаки. На встречу скакали враги. Возле кургана произошла грандиозная кавалерийская сшибка. Около двадцати тысяч всадников, вступили в двухчасовое рубилово. Я отбивал удары, колол, рубил и снова отбивал. Рука наливалась свинцовой тяжестью. Фрма намокла, высохла и снова намокла. Крики на французском, польском, испанском, немецком, голландском и итальянском языках, перекрывал отборнейший русский мат. У моей кобылы подогнулись ноги. Она лишилось последних сил. Я оказался пешим. Чей то конь уронил меня на землю. Сверху упал убитый. Потом еще. В мгновение ока, я оказался завален телами лошадей и всадников. Тяжесть сдавила меня, пригнула к земле. Перестал поступать кислород. Мила образовала вокруг лица скафандр и стало легче.
  - Спасибо, - прохрипел я и потерял сознание.
  
  Гл.65 ОРФЕЙ
  - Товарищ старший лейтенант. Товарищ старший лейтенант. Старлей мать твою!
  - Он похоже все.
  - Да нет. Дышит.
  Я открыл глаза. Надо мной склонился сержант Турков.
  - Живой.
  - Ммм. Да. А где кирасиры?
  - Что?
  - Где мы?
  - Да хрен его... В доме каком то. Вокруг чехи. Рация в хлам. Вроде через пару кварталов наши. Уходить надо. Прима во дворе канализационный люк нашел. Можно через него попробовать.
  Я попытался подняться и со стоном сел обратно.
  - Чем меня так?
  - Кирпичами. По нам из граников долбанули. Ну, тебя и засыпало. Пилюлькин... Доктор мать твою! Глянь летеху.
  Рядовой Кукушкин сменил сержанта и залил мне разодранное плечо клеем.
  - Вс.. сука, - я попытался ударить медика, но тот, привычный к такой реакции, ловко увернулся.
  - Так что вы решили? Больше офицеров не осталось.
  Я поднялся. Ноги дрожали. В голове слегка шумело и ухало.
  - Сколько нас?
  - Девять и трое трехсотых. Один вообще по тяжелой.
  - Уходим.
  До люка мы добрались относительно спокойно. Боевики заметили наши телодвижения, только в тот момент, когда я закрывал крышку. По чугуну завизжали пули. Внезапно люк налился тяжестью. Меня придавило к земле и я стал задыхаться. Ведь точно же помню, что мы ушли. Но почему тогда так тяжело? Или мне показалось, что ушли?
  - Дыши, - прошелестел в голове голос. - Дышиии.
  Я дышал, хрипя от натуги. Надо мной раздались голоса. Кто-то медленно, словно слой за слоем снимал навалившуюся тяжесть. Наконец стало совсем легко и я открыл глаза. В воздухе пахнуло влагой. По лицу заморосил мелкий дождик. На меня смотрело лицо убитого драгуна. Одна половина его была невозмутима и спокойна, а вторая чудовищно искривлена.
  - Hans. Warum haben wir разгребаем эту кучу дерьма?
  - Я чувствую богатую добычу. Чего встали! Тащите. О, черт! Он шевелится!
  Я поднялся. Порыв холодного ветра пронзил меня до костей, но я не чувствовал холода. Я дышал и не мог надышаться. На меня изумленно пялились солдаты саксонского полка.
  - Вода есть?
  Один из мародеров протянул мне флягу. Я шумно напился и пошатываясь пошел в сторону кургана.
  - Он спал от усталости, или контуженный, - донеслось в спину.
  - Да какая разница... Смотрите серебро! Я же говорил, что тут лежат богатые господа!
  Идти было тяжело. Поле было завалено трупами. Иногда приходилось по ним ползти. Громко стонали раненные. Вокруг бродили вражеские солдаты. Некоторые искали живых, но в основном все занимались мародерством. Двое воинов, громко ругались на хорватском языке, обнаружив у богатого покойника медь, вместо ожидаемых серебра и золота. Лежавший возле наваленных в кучу тел, гусар без ног и с оторванной рукой громко хохотал, подставив лицо под струи дождя.
  - Ноги ха ха ха. У меня чешутся ноги. А аааа.
  Еще один раненный, на которого я наступил, обложил меня матом на португальском языке. В некоторых местах, те, кто мог двигаться, сами оказывали себе помощь. Их никто не задерживал. Перед батареей, убитые лежали ровными рядами. Защитники расстреливали наступавшие колонны в упор. Чуть в стороне, в боевом порядке, стояло около сотни французских солдат и четыре офицера. Все кто выжил. Так они отдавали почести своему погибшему полку. На высоте картина была еще ужаснее. Присыпанные землей убитые, лежали целыми взводами. Мещанина тел, бесчисленных ядер, лошадей, опрокинутых фур. Все это перемешано с оружием, колесами, касками, разбитыми барабанами, помятыми кирасами и обрывками знамен и разноцветных мундиров. В низ стекали кровавые ручьи. Изрубленные канониры, так и стояли возле разбитых орудий. Им некуда было падать. Казалось, что они и мертвыми охраняют редут. Так они простоят пятьдесят два дня. Убитых не кому будет хоронить. И все это время, по полю, черной тенью, будет бродить женщина, в сопровождении монаха и нескольких слуг. Маргарита Тучкова. С невиданным упорством, она будет разыскивать тело своего мужа. Генерал-майора Алексея Тучкова. На полях осталось тысячи и тысячи мужей, но так искать будет только она одна. Не найдет. Остаток жизни, женщина проведет на этом поле. В сторожке при построенном ею храме. Вдали показалась большая группа всадников. Наполеон приехал осмотреть поле битвы. Если верить мемуарам его генералов, император испытал настоящий шок. Говорят, маркиз Коленкур не выдержал и воскликнул: "Так вот она - пресловутая цивилизация, которую мы несли в Россию!" Наполеон отмолчался. Дождь усилился, смывая с моего лица кровавые потеки, пот и грязь.
  - Кто вам опишет эту сечу,
  Тот гром орудий, стон долин? -
  Со всей Европой эту встречу
  Мог русский выдержать один!
  (Ф.Глинка - 1812год)
  Я вздрогнул и повернулся на голос. На разбитом лафете сидел кудрявый мужик, одетый в белоснежную тогу. В руках он держал арфу.
  - Вот оно горнило, - он вытянул руку, указывая на поле. - Кузница ваших поэтов. Сколько их вчера родилось!
  - А сколько осталось лежать?
  - Об этом мы не узнаем. Ты искал меня странник?
  - Да. Мне нужно к Харону.
  - Я заперт. Найдешь Эвридику, оковы спадут и мы сможем пройти к темной реке.
  - Я готов.
  Орфей повернулся ко мне.
  - Это будет больно странник. Очень больно. Но это моя надежда. Найди мне мое и я приведу тебя к твоему.
  Он заиграл, ласково перебирая струны. В небе взошла радуга. Окружающее пространство завибрировало, превратилось в дымку и подрагивая растаяло.
  
  Гл.66 ФИНИСТ ЯСНЫЙ СОКОЛ
  - И бродит это чудище неприкаянно по свету. Безобразное и страшное. Но кто увидит истину, кто не забоится. Полюбит его. Поцелует. Тому явится молодец красный.
  - Откуда явится?
  - Молодец и есть, это чудище. Просто он под чарами.
  - Ой. А как его найти?
  - Кому он нужен, тот найдет. Сносит трое башмаков железных, изломает трое посохов железных и порвет трое колпаков железных. Но все равно найдет.
  На берегу реки разговаривали две девушки в длинных холщевых платьях. В тугие косы были заплетены цветы, рядом стопкой лежало выполосканное белье. На реку я наткнулся после двух или трех часов блуждания по буреломам. Музыка Орфея меня усыпила, а когда я очнулся, кругом простирался густой сосновый лес. Я осторожно выглянул из кустов. Девицы звонко смеялись, брызгаясь водой. Может одна из них Эвридика, подумалось мне. Ну не зря же меня сюда Орфей засунул. Надо выйти, познакомиться. Я осмотрел свой наряд. Домотканые штаны с узором, мягкие сапоги, рубаха с поясом. Вроде соответствую местным модам. Главное чтобы за злодея не приняли.
  - Красные девицы, дайте мне напиться, - я вышел на открытое пространство. - А то так есть хочется, что...
  Реакция девушек меня поразила. Одна из них завизжала и голося, ломанулась прочь через кустарник, вторая с криками кинулась в воду и поплыла на противоположный берег. Как-то не очень получилось познакомиться. Я почесал затылок, наблюдая, как на противоположном берегу, барахтается в камышах дама, пытаясь выползти на крутой берег. По воде, покачиваясь, уплывали белые портки и прочее, опрокинутое туда белье. Свистнуло и в мою грудь, по самое оперение вошла стрела. Еще одна проткнула плечо. Подбежал бородатый мужик с рогатиной и молодой парень с вилами. Корявый инструмент вошел мне в бок. В глазах потемнело. Так продолжалось еще несколько раз. Менялись только декорация и одежда. Я приходил в себя в березняке, кедровнике, сосняке, в степи или среди камней, поднимался и бежал к людям. Как только я их находил, меня тут же забивали всякими подручными средствами. Без разговоров. Можно было конечно отмахаться. Мила появлялась исправно. Я проверял. Но, во первых я возрождался, а во вторых моей миссией была любовь а не геноцид. Наконец, мне это надоело. Очнувшись в дубраве, я лег на траву. Надо было собраться с мыслями и определиться, что же я делаю не так. Раздался шум. На поляну выскочил огромный волкодав. Меч тут же проявился в руке, приняв привычную волнообразную форму.
  - Анкил фу! - вслед за собакой вышла девушка с луком.
  Как-то она не для леса была одета. Короткое платье и сандалии, с ремешками до колен. Волосы свободно развевались, не убранные в прическу. Девушка сложила руки раструбом и зычно крикнула.
  - Идите сюда! Я нашла его.
  - Эвридика?
  - Голубика! Я Диана. Следящая.
  Из кустов вышло еще трое. Длинный мужик с дудкой, наряженный в черный балахон, толстяк в богатом плаще и парень семитской наружности, одетый в потрепанные вещи. Все без оружия.
  - Приветствую нового следящего. Я музыкант, - сообщил обладатель дудки. - Это Пандарей, - он указал на толстяка. - Ведет учет и принимает ставки. А это Агасфер. Ударивший бога. Ну и Диана прекрасная. Следопыт и экс богиня.
  - Я сегодня Бирок, - перебил его Агасфер. - Свое первое имя я не люблю. Говорил же.
  - Так вы кто? Я не понял, - я убрал оружие.
  - Следящие, как и ты. Те, кто наказан бессмертием и вынуждены скитаться до скончания веков. Нас много, но мы, как бы, не особо общаемся. Так иногда. Например, когда Пандарею надо внести нового персонажа в свои книги. А ты прыткий новенький. Мы замучились тебя искать.
  - Так меня сразу убивают. Почему-то. Я даже представиться не успеваю.
  - Так ты не знаешь, - захохотала Диана. - Мальчики молчите. Я сама ему скажу. Держи, - она протянула мне зеркало. - Бедняга. Где же ты так накосячил?
  Я заглянул в зеркало и испуганно вскрикнув, разбил его о ближайший дуб. Вместо моего лица, в нем отразилось страшное чудище.
  
  Гл.67 ТЫСЯЧА ТРИСТА ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ СПУСТЯ
  Трехэтажный котедж с башенками и немного запущенным садом, в котором имелись обвитые плющем беседки и фонтан, местные считали роскошнейшим дворцом. Правда, видели его очень немногие. Свое убежище я построил в самой глуши непроходимого леса. Четырнадцатый век славился всяческими потрясениями, а я не люблю суету, мор и войны. Когда-то давно, одна сибирская девушка попросила помощи у лесных духов. Дух, отколикнулся. Я помог ей пережить зиму и показал дорогу к племени. В благодарность, она привела к месту моего обитания охотников своего рода. Как позже выразилясь циничная Диана. Юдо снова был схвачен и захреначен. Эта дибильная фразочка, потом еще лет триста гуляла среди наблюдателей. Через лятьсот лет, я снова возродился в тех местах. Племя к тому времени кануло в лету, но оставило после себя капище. Так себе сооружение, если не считать мое чучело, поеденное молью и набитое соломой, а так же горы золотых самородков, которые они успели к нему натаскать, за время своего существования. Пришлось договариваться с призрачным караваном и вывозить все это добро в более цивилизованные места. Проклятые купцы, оказались мастерами на все руки и заодно отстроили мне обиталище. Все по правилам. Я, как порядочное чудовище, даже вырастил аленький цветок. Растение, словно сотканное из сотни полыхающих, разноцветных огней. Его семечко я обнаружил в первое столетие в кисете из-под табака. Ничего удивительного, если учесть, что кисет я сделал из красивого мешочка, в котором хранились семена с цветами, закупленные у Макса. Я сел в резное кресло и разлил вино по бокалам.
  - Пан кончай медитировать. Идем выпьем. Сто лет не виделись.
  - Сто пятнадцать, - музыкант, наконец, оторвался от аленького цветочка, на который пялился минут сорок. - Удивительно. В мире миллиарды цветов и каждый достоин поэмы, но стоит увидеть необычное, как привычное начинает казатся банальным. Довольно жестокий самообман. Тебе не кажется?
  - Такова наша природа. Хлебом не корми, дай познать что-нибудь чуждое, обосрав родное, - отозвался я. - Ты как поэт должен про это написать. Что нибудь поучительное и грустненькое. Такое, чтобы сразу захотелось исправиться. Хотя бы впервые пять минут, после прочтения.
  Музыкант сел за сто и принял посуду с вином. Мы выпили за встречу и я пододвинул к нему тарелку.
  - Вкусно, - Пан усиленно заработал челюстями. - Сам готовишь?
  - Настенька.
  - О. Какие нежные нотки в голосе. Неужели нашел?
  - Увы. Девушка включила рациональное мышление. Скоро меня опять убьют. Жаль. Я привык к этому месту.
  - А мне нравилась эта... как ее? Та, которая тебя троллем считала. Младшая дочка короля остготов. Горячая штучка. Как у нее горели глаза.
  - Амаласунта. Она думала, что у меня пещера с сокровищами, а когда выяснилось, что ее нет, то заказала мою голову сватающемуся Теодиту... в качестве свадебного подарка. Ну, рассказывай, что в мире творится. Как поживают Наблюдатели.
  - Что там может твориться? Воюют. Все забыто. Философия, стихи, музыка. Ты не представляешь, как деградировало стихосложение! Я бы этим бардам рученки пооткручивал и засунул в жопу. Плашмя. Чтобы к инструменту не тянулись. А из чего делают инструменты?
  - Из чего?
  - Из дерьма и свиста. Лишь бы шумело!
  - А на востоке?
  - Мавры то? Тоже дичают.
  - Дальше. За самоцветными горами. В Поднебесной или на островах Ниппон.
  - У сынов змея? Не знаю. Лет семьсот туда не заглядывал. Надо будет наведаться. Кстати, о самоцветных горах. Хозяйка медной горы велела передать, что ты козлина.
  - Нда... Искать Эвридику среди наблюдательниц было ошибкой, - я долил вина. - Но я больше боюсь Диану. С ней точно не стоило... Как Агасфер, Пандарей?
  - Первый торгует шнурками в Константинополе, а Кощей тебе завидует. Он постоянно ловчит и стяжательствует, а ты живешь лучше его.
  - Пандарей жлоб. Накопить горы сокровищ и чахнуть в пещерах. Хоть бы ковров там настелил. И бабу завел.
  - У него новый плащ и сапоги. А бабу он воровал. Амазонку. До тебя еще. Там мутная история с яйцами... Короче, больше ему бабы не нужны, - музыкант поставил пустой бокал на стол. - Еще по одной и мне пора.
  - Не останешься смотреть? Из этого получится красивая сказка.
  - Переврут как всегда. Да и что смотреть? Юдо, я видел, как тебя сжигают, сажают на кол, вешают, забивают камнями, разрывают деревьями и конями. Как тебе забивают колья в грудь и как заливают пасть расплавленным свинцом. Забавно было только один раз. Когда тебя отмутузили кочергой и ухватом.
  - Не было такого.
  - Было. Только не помню где... Я бы задержался. Лес, замок, красавица и чудовище. Это должно быть красиво, но у меня контракт. В славном городе Гамельн расплодились крысы. Я подписался на их уничтожение.
  - Ааа. Так это ты был Гамельнским крысоловом.
  - Не был, а буду. А что? Будет что-то эпичное? Хотя нет, молчи. А то станет неинтересно.
  Мы попрощались. Как только музыкант ушел, в дверях возник Пандарей.
  - Прямо день открытых дверей. То никого, то один за другим. Вино будешь?
  - Буду, - Кощей прошел к столу и заграбастал кувшин, игнорируя бокалы. - Хорошо устроился, - он отхлебнул прямо из горлышка и зажмурившись покачал головой. - Знаешь? Глядя на тебя, я решил пересмотреть приоритеты. Богатство должно приносить удовольствие. Буду утопать в роскоши!
  - Ты пришел поделиться этой радостью?
  - Нет. Ну, то есть не совсем за этим. Чудеса покидают наш мир. Большинство из наблюдателей развоплотится. А ты если останешься... Короче, в следующий раз ты воскреснешь человеком.
  - Хорошо. Надоело служить пособием, для мифотворцов. И с магазинами определенные трудности. Со мной совершенно не хотят торговать.
  - И еще. Теперь ты будешь чувствовать боль.
  - Я и так чувствую.
  - Я не о душевной. Я про физическую. Может, остановишься?
  - Не могу.
  Я подошел к окну и отодвинул занавеску. В парке, возле водоема, сидела Настенька и задумчиво смотрела в воду.
  
  Гл.68 ПОИСКИ ЭВРИДИКИ
  Городская площадь, переполненная народом. Публичная казнь. Веселое развлечение. Можно прийти и всей семьей. Веревки туго притягивали меня к столбу, сухие ветви хвороста, которыми я был завален по пояс, кололи живот. Розовощекий малыш, лет пяти, швырнул в меня дохлую крысу. Мама поощрительно потрепала его по голове, за меткий бросок.
  - Кха, кха, - пухлый инквизитор потребовал тишины. - Обвиняется и приговаривается к сожжению колдун Влоджимеж из Лида. Согласно показаниям почтенной Агнесс Аулок, он заколдовал ее с момошью дьявольских козней и использовал безвольную. Также по ее сведениям, чернокнижник хранил у себя лоллардский "Floretus", пражские статьи и многочисленные другие гуситские либеллы. Следствие inquisito de articulis fidel (Беспристрастно рассмотрев предмет) установило. Показания Агнесс подтвердились. Обвиняемый уличен в ересях ортодоксов и приговорен за контумацию (отказ отречься от сведений) и колдовство.
  Весело заполыхал костер, жадно поедая пересушенный хворост. Я нашел глазами Агнесс. Она наклонила голову и смеялась, слушая стоявшего рядом с ней рыцаря...
  
  Извилистые, узкие улочки Медины бурлили. По городу гуляли разнообразные слухи. Говорили, что генуэзцы идут к городу, что в Ла-Гулете стоит флот Хайретдина Барбаросса и что Муххамад аль-Хасан бежал из Туниса к неверным. Я отошел от окна и повернулся к Хадиджи.
  - Мое солнце. Корабль готов к отплытию. У нас мало времени. Ты готова пойти со мной?
  - Всегда мой господин, - девушка подошла ближе и провела пальцами мне по щеке. - Я пойду за тобой хоть на край света. Мне нужно собраться, а пока я велю подать тебе кофе.
  Я сел на подушки. Служанка принесла поднос, стрельнув в мою сторону огромными темными очами. Кофе был великолепен. Хадиджи всегда старалась мне угодить. Толченый бриллиант почти не чувствовался. Какая честь. Давно меня не убивали с таким уважением. Я допил напиток и поставил пустую чашку на стол...
  
  Пирамиды храма Уицилопочтли сияли в солнечных лучах. Одетые в черные мантии жрецы скинули вниз очередную дергающуюся в смертельной агонии жертву. Верховный жрец показал ликующей толпе бьющееся сердце, а затем швырнул его в каменный сосуд. К месту заклания повели следующего несчастного. За ним была моя очередь. Меня освободили от одежды и Айауисиуатль стала натирать мое тело синей краской, черпая ее большими пригоршнями из стоящего рядом кувшина. Мила перерезала веревку и я накрыл ее руку своей ладонью. Охранявшие пленников воины дернулись, но были остановлены девушкой.
  - Айа, я искал тебя. Я хочу забрать тебя с собой. Скажи слово и меня ничто не остановит. Ты видела, ты знаешь.
  - Ты должен умереть белокожий воин. Уицилопочтли получит твое сердце и спасет мой народ от ваших демонов.
  - Айа, твой народ обречен. Мое сердце не поможет.
  - Сердце любимого. Оно должно быть для него вкусным. Это мой дар...
  
  Анастасия притормозила коня и показала рукой на заросший кустарником холм.
  - Говорят, в старые времена тут обитало чудище лесное. Бедные девушки, попавшие в его лапы.
  Я осмотрел место, когда-то бывшее моим домом.
  - Почему? Может, чудище было и не такое уж плохое?
  - Финист, не смеши меня. Это же чу-ди-ще! Как оно может быть хорошим.
  - А я?
  - Ты любимый. Но. Скоро я еду в столицу, на царский смотр невест. Тсс... Молчи. Мне, Анастасии Захарьиной-Юрьевой, суждено быть царицей! А ты уезжай. К уграм или в Гишпанию. Я свой выбор сделала, - девушка развернула коня. - Я попрощаться хотела. Не догоняй меня. У меня лучшая доля!
  Я проводил глазами удаляющийся силуэт. Шею обхватила жесткая петля удавки.
  - Не серчай барин, - донесся хриплый голос. - Надо выбирать шапку по Сеньке...
  
  Гл.69 ТАУНГ-КАЛАТ
  - Если б мишки, были пчелами, то они бы нипочем, никогда б и не подумали, так высоко строить дом! Если б мишки... уууф, - я остановился и вытер пот со лба.
  К храму, стоящему на вершине потухшего вулкана вели семьсот семьдесят семь ступеней. Я прошел чуть больше половины и мне уже надоело. Отряд моих воинов, оставленный у подножия горы, смотрелся небольшим муравейником, а буддийский монастырь все еще был где-то там, в облаках. Встречу в столь экзотическом месте, мне назначило Диана. Я еще раз перечитал, полученную от нее, записку. Надеюсь это не шутка.
  - Ну что же. Продолжаем веселье. Если б мишки были пчелами...
  Ноги отказали возле самых ворот. Я повалился в заросли тропических лопухов и наверное остался бы там до утра, если бы не букашки, которые начали активно осваивать новую территорию. Пришлось переползти к гонгу, подвешенному на деревянной перекладине. Я взял било, напоминающее обыкновенный молоток и ударил по щиту. Звук получился низким и протяжным. Со стороны монастыря, ни какой реакции не последовало. Спят что ли?
  - Щас я вам позвоню! - гул от нового удара вибрировал в воздухе около минуты.
  И снова никакого движения. Пришлось выбросить молоток и достать Милу. Звон стоял такой, что казалось, все вокруг дрожит. Гора, монастырь, воздух, деревья. С гневными криками, разбежались, наблюдавшие за мной, мартышки. Гонг не выдержал издевательства и оторвавшись покатился вниз, ухая и подвывая медным голосом, словно живой. Я проводил его глазами и почесал затылок. То, что Диана не вышла меня встречать это понятно. Она всегда была вредной теткой. Но монахи то должны были отреагировать. Меч приняла боевую форму. Позабыв про усталость, я осторожно вошел в ворота. Пусто. Ни одного монаха. За спиной зашуршало. Я резко развернулся. Небольшая обезьянка оскалила клыки. Еще одна, осторожно выглянула из беседки.
  - Дианка, куда же ты влипла? - изваяние Будды оставило мой вопрос без ответа.
  Двери храма были закрыты. Сжав покрепче меч, я приготовился к рывку, но в этот момент они сами распахнулись.
  - Сюрприз!
  - Одурели что ли так пугать? - оружие исчезло и я сел прямо на дорогу. - Я же так и умереть могу от разрыва сердца!
  - Тебе не привыкать, - хихикнул Музыкант и заиграл на свирели.
  - С днем рожденья!
  Меня окружили наблюдатели. Все тридцать три персоны.
  - С каким днем?
  - С твоим балда, - Диана чмокнула меня в губы. - Ты же в этот день стал наблюдателем. Пандарею спасибо скажи. Это он придумал и собрал всех. Говорит, Феникс наш, Юдушко ненаглядный скоро совсем крышей потечет. Растопил сердце Кощеево.
  Меня окружила пестрая толпа. Мужчины обнимали, хлопая по спине. Женщины целовали и вкусно пахли.
  - Поздравляю козлинка, - шепнула хозяйка медной горы.
  - Удачи в поисках, - Агасфер похлопал меня по плечу.
  - Создавай больше красивых легенд, - его сменил Музыкант.
  Я совершенно растерялся и только переводил взгляд с одного лица на другое. На тех с кем приятельствовал. На Пандарея- он же Кощей, на Диану, на Агасфера имеющего тысячи имен, на Музыканта- он же Пан, он же Крысолов, на Азавку- хозяйку медной горы. На тех, кого знал мимолетно. Афина, Леприкон, Мамай - хозяин дикого поля с оселедцем до пояса и с пышными усами, Убыр - она же Яга, милейшая бабуля, которая съела меня лет двести назад, Бон одетый в шкуры и с шаманским бубном, толстяк Джубадзе, действительно похожий на поросенка и почесывающий широкую спину граблями, чернокожая Ошун, обладающая невероятной грацией и пластикой. И на тех, кого совсем не знал.
  - Как? Как вы смогли все собраться?
  - Легко. Мы же наблюдатели, а не баран чихнул, - важно отозвался Пандарей.
  - Ага. Сотня лет переписки и пятьдесят на сборы, - хохотнула Диана. - Некоторых пришлось вытаскивать из тюрьмы Ватикана, - она кивнула на девушку альбиноса.
  Девушка звонко рассмеялась в ответ, обнажив острые резцы.
  - Было весело, - она обняла меня рукой за шею и коснулась щеки прохладными губами. - Эджебет. Графиня. Поздравляю самого упертого наблюдателя.
  - Не особо радуйся. Я потом опять тебя поймаю, - вампиршу оттеснил монашек в рясе.
  - Не сомневаюсь уважаемый Гален, а пока составьте даме компанию, - Эджебет взяла монаха под руку, - Кстати, у меня есть рукопись Плиния Старшего. Оригинал. Готова отдать с условием, что ты не тронешь мой портрет. Мне нравится, когда люди ломают голову над моей улыбкой.
  - Джаконда да? А я то думал, откуда такое знакомое лицо. Леонардо знал, почему ты не можешь показать зубки?
  - Догадывался.
  - Господа и прекраснейшие дамы, - слово взял Музыкант. - Прошу всех к столу. Яства пяти континентов. Пандарей угощает первый и последний раз в жизни. Обожрем Кощея!
  - Пошли праздновать, - Диана потащила меня в храм.
  - Праздновать я люблю, - отозвался я. - Надеюсь это не приготовленные монахи.
  - Хи-хи. Нет. Монахи спят и видят сны. Там, в подвале.
  Пандарей меня поразил. Стол ломился от еды и напитков. Зазвучали тосты в мою честь. Оказывается, на меня давно делали ставки. Самыми популярными были на то, сколько лет я проживу очередной раз и сколько месяцев меня будут любить. Я сразу успокоился, перестав подозревать, Кощея в сумасшествии. Хитрый деляга подрабатывал букмекером, принимая залоги и просто устроил промоакцию. Показал, так сказать, предмет спора лицом. Но все равно было приятно и трогательно. Была прекрасная музыка в исполнении Крысолова, красивые женщины и очень хорошая компания. Что еще нужно для счастья. Я никогда не видел таких танцев. Джига в исполнении Яги и Леприкона, гопак Мамая, танец со змеями Ошун, танго Эджабет и Галена. В моем времени, они могли бы быть звездами эстрады. Наблюдатели редко общались друг с другом, некоторые даже враждовали, но сегодня все друг друга любили. Они позабыли про одиночество, длящееся тысячелетия и просто общались. Джубадзе и Агасфер затеяли теософский спор. Яга просвещала Кощея на тему инвестиций. Оказывается, она тридцать лет была ректором в Болонском университете. Эджебет разучивала танцевальные движения, которые ей показывала Ошун. Бон обсуждал с краснокожим индейцем новый метод вызова духов. Леприкон признавался в любви Афине. Ближе к рассвету мы запустили в небо тысячу небесных фанариков. Зрелище завораживало.
  - Жаль, что скоро все закончится, - стаявшая рядом Диана взяла меня за руку. - Куда ты теперь неугомонный?
  - В Мартабан. За Тумличауннге.
  - Может остановишься? Это же, наверное, невыносимо, умирать после каждой ошибки?
  - Не могу.
  Ко мне стали подходить наблюдатели, чтобы попрощаться. Праздник закончился.
  - Навещай бабулю, - потрепала меня по щеке Убыр.
  - Опять в печку посадишь?
  - Милок. Я же не знала, что ты из наших.
  - Ищи девку среди казачек, - обнял меня Мамай.
  - Это было здорово. Надо чаще встречаться, - выразила общее мнение Азавка.
  Все с ней согласились, но больше, мы полным составом никогда не встретились.
  
  Гл.70 ПРИНЦЕССА МАРТАБАНА
  Это был последний штурм Мартабана. Обезумевшее войско, яростно карабкалось по лестницам, подбадривая себя дикими криками. Зарево освещало звездное небо. Я карабкался вместе со всеми, хватаясь рукой за скользкие от крови перекладины и защищая голову выставленным вверх круглым щитом. Сверху сыпались стрелы, камни, тела погибших, шипящие клубки змей. Кипящее масло растекалась по щиту, капало с него шипя на кожаный доспех, змейками ползло по обнаженным рукам, защищенным только бронзовыми наручами, оставляя красные в волдыриках полосы.
  Вот и верх стены. Удар булавы отбросил руку со щитом в сторону. Вскользь прошелся по шлему, срывая его с головы. Я подпрыгнул и вцепился свободной рукой в кольчужный ворот нападавшего. Воин дернулся и затащил меня на стену, упав под моей тяжестью на спину. Запрыгнувший за мной следом двухметровый бирманец пригвоздил его копьем к полу. Обезумевший горожанин, отбросив лук, попытался столкнуть меня вниз, но промахнулся и повис за стеной, отчаянно цепляясь за мой щит. Достав нож, я перерезал ремешки, и он полетел вниз, беззвучно раззявив рот. Лязгнул окровавленной пастью боевой ягуар, утыканный стрелами, и тоже полетел в низ, шевеля в воздухе лапами и унося в боку мой нож.
  Я выхватил Милу и поднял валяющийся под ногами чекан. Кто-то бился в ногах, цепляясь скользкими руками, за мои штанины. Рядом на фоне багровой луны хохотал великан. Кровь ручьями стекала по его обнаженному блестящему торсу. Армия государства Таунгу заняла стену, орущими потоками наводняя город, врываясь в дома, храмы, гася последние очаги сопротивления. Полыхали подожженные дома, жители метались в отчаянной панике. Город монов пал.
  Я бежал не останавливаясь. Моя цель была не тут. Дальше. Там, где на холме виднелась башня. Я бежал через парк по дорожке. Мимо мелькали колонны, ступы, пагоды, фигурно подстриженные деревья. Редкие тени встречных людей испуганно шарахались во тьму. Шум грабежа становился все тише, и слышен был топот ног, бежавшего за мной следом, отряда. Вот и башня. У входа, выстроившись в каре, сверкает золотом отряд гвардейцев, ощетинившихся копьями. Ими руководит португальский наемник и несколько буддийских монахов. Я плечом навалился на колонну- стамбхи с изображением животных наверху. Великан и еще несколько воинов помогают мне ее уронить. Колонна падает, глухо гудя, и украшавшее ее на вершине изваяние разлетается в брызги.
  Подхватив ее, как таран, мы врезаемся во врага. Слышен треск копий, костей, крики. Это все не важно. Рубя и карабкаясь, я пробиваюсь вовнутрь. Впереди винтовая лестница вся забита воинами. Они все готовы умереть. Вокруг отчаянные вопли, лязг мечей. Убитые, со всех сторон, валятся через перила. Я, как одержимый рублю гвардейцев мечом, разбиваю головы чеканом. Продираясь сквозь мелькавшую вокруг смерть все выше и выше. Вот он. Самый верх. Великан падает пронзенный копьями, разбив напоследок головы, убивших его, друг о друга. Последний гвардеец умирает от удара извивающегося лезвия в горло.
  И наступила тишина. Никого больше не осталось. Ни защитников, ни моего славного отряда. Только дверь, с вырезанными узорами передо мной.
  Я открыл ее и зашел в огромный зал с бьющим посередине фонтаном. Ноги утопают в шерсти богатых ковров, расстеленных повсюду. Мышцы еще дергаются в судорогах, как воспоминание о недавнем. Я кинул в сторону чекан, и не спеша, пошел к фонтану. Зацепил столик и уронил стоящие на нем шкатулки. Драгоценные камни посыпались под ноги. Я хмыкнул и пнул ногой крышку, стоящего рядом сундука. Крышка отскочила, открыв взору золотые монеты. Равнодушно перешагнув через сундук, я кинул в рот пару виноградин, лежащих на подносе, и заглянул в фонтан. Вода выдала изображение дикаря, одетого в драные шаровары и кожаную безрукавку, с нашитыми на ней железными бляхами. Лицо было совершенно диким. Все в саже и кровавых пятнах. Вихры волос торчали в разные стороны. Горели безумием белки глаз.
  Оторвав еще винограда, я, также не спеша, направился к стоящему на возвышении трону. Сел в него, блаженно вытянув ноги. Что-то мешало под задницей и, покопавшись, я вытащил из-под себя корону. Посмотрел сквозь нее на горящие свечи и кинул корону в фонтан. Золотая статуя Будды, насмешливо наблюдала за мной, сквозь прикрытые щелочки глаз. Сбоку шевельнулась портьера. Я встал и резко отдернул ее в сторону.
  Девочка-служанка сидела, свернувшись в комок.
  - Где она?
  Девочка всхлипывала, мелко трясясь. Я поднял ее лицо пальцем за подбородок.
  - Где она?
  Девочка еле заметно кивнула в сторону гобелена.
  Отпустив ее, я подошел к гобелену и сорвал его со стены. За ним была ниша, и в ней стояла она. Я нашел ее! Именно такую, как и представлял.
  - Принцесса Тумличауннге, - я протянул руку. Она медленно протянула свою в ответ. Ладонь была хрупкой и безумно родной. - Как долго я тебя искал.
  Бережно я положил ее на плечо и пошел к выходу. Мне плевать на оставшиеся позади камни и золото. Плевать на амбиции царя Табиншветхи, на войны, сотрясающие Мьянму и на этот город. Самое ценное я забираю с собой. И пусть весь мир рухнет. Черные, вьющиеся локоны, освобожденные от заколки, упали на мое обнаженное плечо. В бассейне отразилась рука, сжимающая тонкую, заостренную спицу. Не она. Я замер и закрыл глаза, ожидая удар.
  
   Гл.71 ДВЕ ТЫСЯЧИ ВОСЕМЬДЕСЯТ СЕДЬМОЙ ГОД
  Я остановил летающий скейтборд и спрыгнул на газон. Красота. Многочисленные дроны над головой и камеры на деревьях меня не видели, спасибо дурацким антенкам на голове, а прохожие здесь летали только утром и вечером. Удивительно, но обычное перемещение на своих двоих уже лет тридцать было доступно только избранным. Земля в городе по цене перешагнула все мыслимые пределы и дороги были демонтированы. Остались только пешеходные аллейки, засеянные газоном. Травинки вырастали ровно на высоту семь сантиметров. Не больше, не меньше. Только вот слишком чувствительна к хождению. Народ пересадили на парящие доски, предварительно ввинтив в них ограничитель, не более пяти километров в час. Хочешь быстрее, лети над городом на саробусе или под землей на метро. Вообще, быть независимым наблюдателем стало тяжело. Все началось в пятидесятых годах, когда данные зачипизировали и вшили под кожу. Там было все. Паспортные данные, страховка, медкнижка, права, денежный счет, сведения из детского сада, школы, достижения, количество правонарушений и даже хобби. Цели были заявлены самые благие. Безопасность, борьба с мировым терроризмом, с контрабандой и серыми зарплатами. Видные деятели и артисты с восторгом вещали с телеканалов о том, как удобно все документы иметь при себе. Наличные деньги объявили устаревшими и всех перевели на виртуальную валюту. Из ангаров вылетела армия следящих дронов и ловушка захлопнулась. Сбылась мечта корпораций. Полностью подконтрольные и зависимые работяги. Зеваешь на работе, заглянул в соцсети, грустишь в то время, когда предписано улыбаться, молишься богу, неугодному руководству, посмотрел на декольте сотрудницы, носишь одежду и трусы из магазинов не входящих в список рекомендованных, не любишь устав предприятия, не боготворишь непосредственное начальство, не сходил на выборы, сходил, но проголосовал не за тех, взял кредит в банке конкурентов. Все фиксировалось и записывалось. Была введена система штрафов. Тоже с самыми наилучшими побуждениями. Только вот теперь протестовать можно было только в мыслях. Превратить человека в ноль стало легко и просто. Одно нажатие кнопки и оп вуаля. Просто не на чего будет жить и покупать разные модные товары. Не скалымишь, не подработаешь, не украдешь. Нет наличных денег а переводы только через банки с которыми сотрудничает работодатель. Естественно на усмотрение этих самых работодателей. С дотошным разбирательством сколько, кому, куда и за что. Грабить теперь могли только люди у власти. Вполне официально. Остальных обязали жить честно и весело. Не будет писать зачипованная ручка вне стен родной конторы. Дрон проследит, чтобы туалетной бумаги ты израсходовал столько, сколько предписано стандартом. Не украдешь кошелек у прохожего. Нет кошельков. Не снимешь одежду. Кто и что носит давно определено. Срисуют сразу. Даже мобильник будет работать только в руках хозяина. И в лесу не скроешься. Леса перевели. Остались только парки. Для своих. А что касается остальных. Систему цаков конечно не ввели. А вот праздники и шоу устраивались регулярно. С обязательным присутствием. Быдлу надо разъяснять какую музыку слушать, какие фильмы смотреть, какими товарами пользоваться. И не забыть рассказать им, как они счастливы. Быдло оно такое. Пока не разжуешь, не проглотит. За двадцать пять лет, число наблюдателей сократилось до четверти. Остальные не вписались. Я сам за это время не вписался уже два раза и был утилизирован. Нашли свое место либо обладатели капиталов - Пандарей, Леприкон, Убыр, либо артисты - Музыкант, Ошун, либо политики - Эджебет и опять же Убыр, либо технически продвинутые бунтари - Афина, ну и те, которые физически не могли исчезнуть - я и Агасфер. Кстати о технически продвинутых. Я посмотрел на часы. Афина что-то опаздывает. Стоило мне подумать о бывшей богине мудрости, как она появилась, лихо закладывая виражи на своей доске. Ее скорость, явно превышала установленную раз в двадцать. Афина эффектно остановила скейтборд в нескольких сантиметров от меня и прямо с него прыгнула мне на шею. К нам сунулся, заинтересовавшийся происходящим, дрон, который тут же разлетелся на сотню запчастей.
  - Зря ты так. Заинтересуются.
  - Из-за одного? Не, не пошевелятся. Вот если бы мы переколотили их все, - девушка мечтательно закатила глаза. - Я тут одного индивидуума из психушки дернула. Он такой троян мастрячит. Переприцеливание наблюдения на сильных мира сего. Это будет фееричненько. Правда, до ума доводить долго. Представляешь, какая рожа будет у Кощея? Это время. Это же его сказка.
  - Он Галена развоплотил.
   Афина помрачнела и слезла с моей шеи.
  - Ссука! Думаю, без Эджебет не обошлось. Слишком близко Инквизитор подобрался к девятке, - девушка протянула мне ободок с антеннами. - Держи. Второй экземпляр. Только вломит она тебя. Рожденные ползать, летать не умеют.
  - Скорее всего вломит. Но вдруг! Должно же когда-нибудь получится. Да и приоритеты поменялись. Сейчас все летают, ползать не дано.
  - Я про духовное, а не про конкретику. Вот держи свой заказ, - она передала мне обрез и патроны. - Не понимаю, зачем тебе это старье? Я тебе такой лучемет перепрошью. Закачаешься!
  - Ага, и первый попавшийся полицай дистанционно отключит питание.
  - С независимым источником.
  - Моя. Лучемет оружие жандармов. Скорострельность, дофига лучей и никакая прицельность одиночными. Я сражаться собрался, а не демонстрацию разгонять.
  - А из твоей бандуры как можно целиться? Ствол обрезанный.
  - Легко. Вот смотри. Я не зря тебе дал размеры. Видишь, он теперь продолжение руки? Можно сказать, куда ткнул указательным пальцем, давящим на курок, туда и попал. Ты же помнишь, как ненавидели власти криминаль пистолетн. Что красные, что белые, что фашисты. Нужна только твердая рука. Мечта кулака и пролетария. Попробуешь?
  Зависший в вышине дрон, был тут же уничтожен в исследовательских целях.
  - Вау! Я бы и из лучемета попала, но действительно пришлось бы стрелять по площадям. А это заметно. А если сделать его меньше?
  - Пропадет правило указательного пальца.
  - Ясненько. Деньги нужны?
  - Пока есть. Легализуй меня.
  Я протянул Афине руку. Она сдвинула фальшкожу, закрывающую чип, которому полагается быть вживленным и сосредоточенно поводила над ним жужжащим передатчиком, постоянно, что то на нем подкручивая.
  - Готово. Ты теперь Хариш Чатурведи, менеджер из Калькутты. Ну, давай прощаться. Скоро прилетят дознаватели, выяснять судьбу следилок. Два дрона, это уже тенденция. Она поправила мне галстук. Удачи Феникс!
  Я проводил глазами удаляющийся силуэт и запрыгнул на доску, направив ее в противоположную сторону. В трех кварталах от места встречи, находилось место, которое выпадало из наблюдения на три секунды. Обруч отправился в карман. Калькуттский офисный планктон, не спеша, поехал по своим делам. Вот и дом Эллис. Девушка ждала меня у подъезда.
  - Привет. Ты готова?
  - Я думала. Фен я много думала. Ты меня совсем не любишь!
  - Я?
  - Ты, ты. Только сказки рассказываешь. Идти куда хочешь, есть, носить не корпоративное. Как такое вообще может быть? А потом? Пенсия, социальные гарантии? Через двадцать лет меня повысят, а это дополнительные пять метров!
  - Какие метры, когда я предлагаю тебе километры!
  - Слова. Вот если бы ты был управляющим! Да хотя бы даже замом! Стань замом и я буду твоей! Фен я сообщила о тебе в участок. Мне дали целых тысячу бонусов, но дело даже не в бонусах. Фен нужно всех перещеголять понимаешь? Стать выше, а ты летаешь в облаках. Зачем любовь, если ей нельзя похвастаться!
  Рука в кармане раздавила скрывающие обручи. Острый пластик больно вонзился в ладонь.
  - Хариш Чатурведи! Отключите двигатель на скейтборде и оставайтесь на месте! - раздался над головой металлический голос из дрона. - Дождитесь полицейского для уточнения некоторых данных! Мы рады приветствовать гостей в нашем городе!
  Я спрыгнул на газон.
  - Хождение по газонам является уголовно наказуемым деянием. Вернитесь на платформу. Повторяю! Срочно ве...
  Выстрел разнес летающий механизм вдребезги. Я повернулся к оторопевшей Эллис.
  - Уходи в подъезд! Живо!
  - Фен ты псих! Ты просто ненормальный!
  - Знаю, - я распахнул двери и затолкнул девушку в подъезд. - Не высовывайся! Бонусы потеряешь! Прощай!
  Парализующая игла воткнулась мне в плечо. Вернее в оболочку, которую создала умница Мила. Мой выстрел выхватил у дрона кусок обшивки и он закувыркался в воздухе. Еще парочку я подстрелил на подлете. Немногочисленные прохожие разлетались с черепашьей скоростью, загребая воздух руками как веслами. Бедные. Лишены возможности даже элементарно удрать из опасного места. Я побежал по шелковой траве. Топталась она великолепно. Полицейский, летающий катер перегородил дорогу. Я направил на него обрез и окно водителя украсилось дыркой и сетью мелких трещин. Из транспорта посыпались полицейские. В мою сторону протянулись руки с обесточивающими пультами.
  Наивные. Старый, добрый огнестрел так не отключишь. Я спрятался за тумбу, поддерживающую рекламный щит и подстрелил самого прыткого копа. Остальные тут же попрятались. Наступила пауза. Растерявшиеся полицейские не знали, что делать. Тишину нарушали только стоны раненого, которого так и оставили валяться на травке. Чуть в стороне от него недоуменно вертел головой потерянный, разбежавшимися гражданами, робопес. Я почти что слышал, как трещат микросхемы, пытаясь обработать ситуацию. Наконец робопес определился и повернулся к раненному.
  - Привет. Я твой дружечек. Ты будешь меня любить?
  Залп из лучеметов накрыл окрестности. Лучи были повсюду. Выплавляли стены домов, залетая в окна, разрывали подранка полицейского, выжигали газон и разрушали рекламные экраны. В меня не попали. Как не странно, робопес тоже уцелел. Только шкурка оплавилась в некоторых местах, обнажив железные внутренности.
  - Поиграемм, поиграемм, поиграемм, - похоже, беднягу заклинило.
  
   Гл.72 ТРЕТЬЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ. ПОТОП
  - Аахх, - меня мелко затрясло, и запах моря осел на губах и ноздрях соленой горечью.
  Яркие звезды на небе расплылись, закачались и вернулись на место. Невозможную густую тишину нарушал только равномерный плеск волн. Не знаю как, но как то они совмещались. Эта тишина и шум прибоя, где-то совсем рядом. Словно бы были одним целым и друг без друга не могли существовать.
  - Возродился Феникс? - сидевший на корточках музыкант помахал мне рукой и приподнявшись протянул булькнувшую бутылку. - Я знаю, что ты сейчас испытываешь дикий голод. Но еды нет. Водка только. Синтетика конечно, но все чем богат.
  Я благодарно кивнул и сделал несколько обжигающих пищевод глотков.
  - Благодарю Крысолов. Кха. Кха. А где остальные?
  - Больше никого не осталось. Пандарей, Девана и другие развоплотились. Агасфер прощен. А мы... а мы будем наблюдать большой трындец.
  Пустая бутылка вернулась к хозяину. Я встал на ноги и осмотрелся. Мы находились на краю ровной квадратной площадки, окруженной невысоким парапетом. Противоположная ее сторона сливалась с густой темнотой. Казалось, что если пройти несколько шагов вперед, то можно прямо руками выхватывать из нее необычайно крупные звезды. В этот момент, из темноты поднялось многотонное существо и с грохотом обрушилось обратно, окатив нас с ног до головы водой.
  - Кит!?
  - Кит точно. А это крыша небоскреба. Еще пара часов и мы с тобой скроемся под водой на веки вечные. Слышишь? Тишина. Вот она - музыка апокалипсиса!
  - И никого не осталось?
  - Скорее всего.
  - А как же?.. Ведь были программы по переселению. Ракеты межпланетные клепали. Я же помню.
  - Уничтожены. Когда народ понял, что правительство их надуло и отчалят только избранные... Миллионы людей перли прямо под лучи плазмострелов... Огромные космические крейсера раскатали в лепешку. Это было жутко. Выжившие, породят новую цивилизацию. Надеюсь, они будут лучше.
  Я опустился на пол и закрыл ладонями лицо.
  - Я не нашел, - вырвалось из меня глухое признание. - Столько веков и не нашел.
  - Получается, что нет. А может и не было ее? Любви такой. Может, Орфей сошел с ума и выдумал все? Эту свою Эвридику. Или сошел с ума ты и выдумал Орфея.
  - Эвридика есть! Я верю. До сих пор верю.
  Накатившая пустота сжала внутренности ледяными тисками. Я сел на край парапета и начал наблюдать, как поднимается вода. Вот и все стучало в голове. Вот и все. Одна из звезд вдалеке моргнула и затрепетала.
  - Пан посмотри пожалуйста, - прошептал я боясь спугнуть надежду.
  - Куда? - музыкант сел рядом и проследил за моим пальцем. - И что там?
  - Огонь. Там огонь!
  - Показалось. Да и далеко. У тебя даже лодочки нет. А если бы и была. Все покроется синими сводами. Рябью кругов разойдутся надежды.
  - Пан помоги. Я знаю, ты можешь. Иначе бы не ждал меня.
  - Я ждал тебя, чтобы не слушать музыку конца одному.
  - Ты ждал того, кому нужны твои песни. Прошу. Подари мне шанс.
  - Мое истинное имя Боян. Паном меня прозвали данайцы. Древние свидетели моего пьяного загула. Ээх, какие росли виноградники на горных склонах Ароании. - Крысолов задумчиво оглядел свою флейту, потом отложил ее в сторону и достал из под плаща гусли. - Моя гордость и мой позор. Пожалуй, пришло ваше время.
  Тонкие пальцы побежали по струнам, извлекая серебряные звуки. Чарующая музыка, разрывав пространство, обволакивала, оплетала тонкими узорами, показывая картины из прошлого.
  
  Гл.73 ПРОКЛЯТИЕ БОЯНА
  Каменистый выступ на склоне горы, открывал величественную панораму. Шумный водопад извергал свои воды вниз в великую реку и тысячи мельчайших брызг искрились на солнце, рождая миллионы радуг. Ра - великая матерь река неспешно катила свои воды за горизонт. Туда где начинались хвойные леса. Прибежище духов и последних представителей вымирающих неандертальцев. Стадо мамонтов с шерстяными боками, покачивая белыми, как самый первый снег бивнями, степенно шло вслед за качающимися волнами. Трое детей на уступе заворожено смотрели на шествие гигантов. Мальчик и девочка держались за руки. Близнецы Баян и Додола. Светловолосые и голубоглазые они казались отражением друг друга. Чуть поодаль сидел волосатый, больше похожий на миниатюрную рыжую гориллу, ребенок по имени Велес. Он был из неандертальцев или как их здесь называли дивьих людей. Двенадцать зим назад глава рода Дый, во время охоты на тура нашел разрушенную пещерным медведем стоянку. Тот, кого нельзя называть, убил всех кроме одного младенца. Дый забрал его с собой и воспитал как сына.
  - Сэлии опять пришли поклониться реке, - восторженно прошептала девочка, не отрывая глаз от величавых гигантов.
  Велес кивнул и прижал к губам свирель, которую вертел в руках. Божественные звуки разнеслись над долиной. Даже мамонты замерли как изваяния и только изредка шевелили ушами. Последние ноты смешались с брызгами водопада и медленно истаяли в солнечных лучах.
  - Когда я вырасту, - прервал затянувшееся наваждение Боян. - Я создам самый лучший инструмент. Такой, с которым и перед навью не стыдно появится.
  - А я выйду замуж за Перуна и рожу ему много сыновей, сообщила девочка. - Вчера ворон прилетел. Наши вои домой возвращаются. Сыны змей больше никогда не придут в наши земли. Говорят, Перун побил тысячи врагов.
  Велес промолчал. Только украдкой покосился на девочку.
  - Перун славный Сварожич, - Боян поднялся на камень и продекламировал.
  - Свет Сварожич во бое,
  В колеснице, при коне,
  Держит в руце копие,
  Тычет змия в жопие.
  Налетевший ветер разогнал картинку, закрутился черной густотой и навеял новый образ. Горящее городище. Деревянные терема пылали, бревна сгорая, щелкали и стреляли искрами. Воины, одетые в меховые шкуры, сваливали на телеги мешки с добычей, гнали в разбитые ворота коз, коров и овец. Некоторые несли на плечах брыкающихся женщин. Отдельная группа налетчиков, развлекалась, образовав круг, внутри которого метался старик, вооруженный копьем. Они хохотали, глядя на бесплодные попытки старца, который пытался достать их своим оружием. Дед замер, утирая ладонью выступившие от бессилия слезы, неожиданно он метнул копье. Один из воинов, упал с пробитым горлом. Остальные, тут же зарубили несчастную жертву. Повзрослевший Боян, стоял в стороне и безучастно смотрел на происходящее. В его глазах отражалось пламя костра. Показался Велес, тащивший за волосы упирающуюся Додолу.
  - Брат! Спаси меня брат! - пркричала отчаявшаяся девушка. Парень не шелохнулся. - Брат! Браааат! Я проклинаю тебя, предавший кровь!
  Велес передал девушку одному из воинов и подошел к музыканту. Неандерталец еще больше покрылся шерстью и напоминал больше медведя, чем человека.
  - Ты обещал, - хрипло выдохнул Боян.
  - Я всегда держу слово, - захохотал Велес. Он порылся за пазухой и бросил к ногам собеседника несколько бронзовых пластинок и блеснувший серебром клубок нитей. - Держи. Недостающие части для твоего инструмента.
  Повинуясь приказу своего предводителя, несколько воинов схватили, собирающего детали юношу и привязали к столбу. Велес подошел ближе, оскалив крупные, желтоватые зубы.
  - Брат! Я проклинаю тебя, возжаждавший чужих тайн! - он сунул в веревки, стягивающие Бояна свирель и, не оглядываясь, зашагал прочь. - Уходим!
  Дым от горящих сооружений, полностью затянул пространство, а когда рассеялся, юноша висел на веревках, свесив голову. К нему подошел высокий богатырь, в богатых, кожаных доспехах.
  - Где Дива-Додола?! - он затряс юношу за плечи.
  Голова музыканта, безвольно завалилась на бок. Парень был без сознания. Воин отстегнул от пояса флягу и сунул ее Бояну в рот.
  - Кха, кха, - вода потекла юноше по подбородку и залила грудь.
  - Где моя жена?!
  - Кха... У Велеса... Ты опоздал Перун.
  - Как он преодолел стены?
  - Я открыл ворота... Я виноват... Я готов... ответить.
  Перун выхватил нож и занес его над головой музыканта. Черные грани обсидиана заблестели на солнце.
  - Названный брат! Я проклинаю тебя, нарушивший присягу! Проклинаю и извергаю из рода! - к ногам музыканта упали перерезанные веревки. - Имя твое теперь - Изверг!
  - Сварожич, - к Перуну подошел мужик в шапке с лисьим хвостом. - Вои нашли следы.
  - По колесницам! Поспешим братья!
  Боян проводил глазами удаляющееся войско и, подскочив, бросился в догорающую избу. Раздался грохот. Несколько бревен завалились внутрь, выбросив к верху сноп искр. Музыкант выбежал с корзиной в руках. Одежда и волосы на нем тлели и дымились. Потушив одежду, он вывалил содержимое корзины на землю. Медные, бронзовые и каменные инструменты, разные дощечки и кости животных. Парень опустился на колени и принялся за работу. Полдень сменил вечер. Вечер уступил место ночи. На запах горелого мяса пришли волки. Они окружили юношу плотным кольцом. В темноте, яркой зеленью светились глаза. Рык пещерного льва, заставил их отступить в темноту. Хищник не торопясь, приблизился к юноше, понюхал его, фыркнул и рявкнув, удалился прочь. Боян не замечал происходящего. Он творил. Утром перед ним лежали гусли. Совершенный музыкальный инструмент. Парень поднял их дрожащими руками, положил на колени и замер. Просидев так несколько часов, он так и не решился коснуться струн. Наконец юноша встал. Он спрятал гусли под плащ, подобрал валяющуюся у столба дудку и пошатываясь пошел прочь. Ветерок сорвал с цветущей яблони белые лепестки и закружил их над головой родившегося наблюдателя.
  
  Гл.74 МОСТ
  Холодная вода привела меня в чувство. Волны плескались почти у самых колен. Закрывший глаза музыкант, самозабвенно играл, не обращая внимания на происходящее. От нашего небоскреба к мерцающему огоньку протянулся мост, состоявший из миллиардов водяных шариков. Словно радуга, от моих ног и вдаль за горизонт. Стая дельфинов прошла сквозь него, подняв в воздух тучу брызг. Я попробовал наступить на мост ногой. Упруго.
  - Прощай друг. Ты действительно создал совершенный инструмент... Спасибо.
  Боян не ответил. Кажется, он полностью растворился в созидательстве. Я сделал еще пару осторожных шагов и смело пошел вперед. Сердце стучало в такт словам и звукам.
  - Вот как двигалась эта картина:
  Я был как художник, лепил из пластилина
  Любовь, которую, как мне казалось,
  Я выдумал сам, и она получалась.
  Цвета, те, которые мне не давались,
  Я взял их под сердцем, они там валялись.
  Так нет, не пылились, их просто не брали,
  Цвета едкой боли, любовной печали,
  Цвета, цвета крови бегущей по венам,
  Цвета, цвета крови бегущей по венам,
  Они так стонали, они так кричали,
  Я чувствовал телом.
  ( Михей и Джуманджы - Сука Любовь)
  Огонек вдали погас, но это было уже не существенно. Я все ближе и ближе приближался к цели.
  - Цвета, цвета крови бегущей по венам, цвета, цвета крови бегущей по венам, - стучало в голове.
  Впереди показался силуэт. Девушка шла ко мнена встречу. Мы недоверчиво замерли и тут же бросились друг к другу.
  - Как долго я тебя искал!
  - Как долго я тебя искала!
  Слова были сказаны одновременно. Я прижимал к груди Эвридику, боясь, что она растает. Я кричал, плакал и смеялся, целуя ее в глаза, щеки, губы, руки, плечи. Мост задрожал и рассыпался водяными потоками. Не разжимая объятий, мы полетели вниз. Волны разошлись, закрутились воронкой и мы провалились в черноту. Внезапно мои руки стали пустыми.
  - Нееет! - я открыл глаза.
  На меня испуганно смотрели парень с девушкой, державшиеся за руки. Рядом стоял начинающий лысеть мужик в крутой куртке, а чуть поодаль, неизвестный в белой тоге сжимал в объятьях мою Эвридику. И она... она ему отвечала, счастливо смеясь.
  От моего рева, парочка попятилась назад, а мужик присел на землю. В руке проявилась Мила.
  - Мое!
  Я замахнулся на вора в тоге своим оружием. Клинок рассек пустоту. Он исчез! Исчез вместе с моей любимой. Кажется, я орал и катался по камням, разбивая кулаки в кровь и изрыгая проклятья. Кровь из разбитой о скалы головы, залила мне лицо. Наконец я обессилел и затих. Меня перевернули на спину.
  - Это мы. Леша и Кристина. Ты нас не узнаешь?
  Имена мне ни о чем не говорили.
  - Кто он? Кто украл мою девушку?
  - Орфей. Это его девушка. Вспомни. Он должен отвести тебя к Харону, чтобы оживить Камиля. Ты обещал. Вов вспомни.
  Я захохотал.
  - Меня зовут Феникс! Феникс мое имя! Я убью вашего Орфея. Убью, если даже мне понадобится еще три тысячи лет! Эвридика моя!
  - Но как же Камиль? Как же Сказочница? Твои подданные?
  - Камиль, сказочница, - я поднялся и слизнул кровь с кулака. - Может, я помнил о них две тысячи лет назад. Может, я знал их три тысячи лет назад. Сейчас эти имена для меня пустой звук. Так же как и вы. Эвридика! Только она имеет значение.
  - Вов но...
  - Меня зовут Феникс!
  Зашуршали камни и к нам подошел мужик в куртке.
  - Я Макс, - поднял он вверх руки. - Я друг. Ты не помнишь, но я твой друг.
  - Ты знаешь где Орфей?
  - Да.
  - Ты поможешь мне?
  - Да, - мужик подошел ближе. - Вот смотри сюда, - он достал из кармана непонятный прибор и выстрелил из него в мою сторону.
  - Сука, - теряя сознание, я опустился на колени.- Я убью вас всех. Я разрушу ваши сраные мирки. Я разрушу все вокруг ради нее. Я...
  
  Гл.75 ЧЕРЕДА
  Яркий свет бил в глаза, слепя и причиняя боль. Неясными тенями маячило несколько фигур.
  - Как тебя зовут?
  - Фе... Феникс.
  Я летел в водовороте событий. Лица, лица, лица, события. Маячили пирамиды, дворцы, храмы. Закачались перед лицом огромные каменные истуканы. Я зацепился за них. Остров Пасхи подсказала память. И тут же передо мной развернулось побережье. Океанские волны с шумом разбивались о базальтовый берег. Качающаяся на волнах деревяшка дернулась и скрылась под водой. Я почувствовал натяжение веревки, привязанной к камню и стал аккуратно сматывать импровизированную леску. Вскоре, среди камней билась вытащенная на берег рыбка. Единственная моя добыча за весь вечер. Свернув снасти, я пошел к пляжу. Пирипи нетерпеливо ждала меня у костра, разожженного возле поваленной статуи моаи. На пляже этих каменных исполинов с огромными головами и бесформенными телами, было много. Некоторые были не меньше двадцати метров высотой. Древние свидетели рассвета рапануйской цивилизации. Эти истуканы и таблички с забытыми письменами, все, что осталось на острове, который превратился в бесплодный клочок суши. Катастрофа произошла недавно, лет шестьдесят назад, но местные жители уже и не помнили о своем былом величии. В памяти осталась только бесконечная борьба за выживание. Из еды на острове оставалась рыба, которую нечем и не на чем было ловить и люди. За это время население сократилось в семь с половиной раз. Островитяне не успевали стареть и передавать опыт. Между тем, Пирипи засунула палец рыбе под жабры и разорвав ей брюшко, ловко ее выпотрошила. На раскаленные камни легла неочищенная тушка и отдельно очищенные кишки. Местный деликатес. В свете костра отражались нанесенные на тело девушки рисунки зверей и птиц. Еще одно наследие прошлого. На острове уже давно остались только крысы и ящерицы. Вскоре еда была готова. Я отказался от своей доли. Пирипи жадно набросилась на еду. Вскоре от рыбы остался только начисто обглоданный скелет. Она даже глаза высосала, сплюнув ядрышки в прогоревший костер. Где-то там, в темноте, шумел и ворочался океан. Мы сидели обнявшись и смотрели на звезды.
  - Если бы ты был человеком птицей, то мы бы с тобой улетели отсюда, - нарушила тишину девушка.
  - Пирипи, я обещаю. Я заберу тебя. Далеко, далеко.
  - Но как? С этого острова нет выхода.
  - Я что нибудь придумаю. Просто поверь. Хоть раз в жизни поверь в чудо.
  Девушка прижалась плотнее.
  - Нет выхода, - донеслось до меня едва слышное бормотание.
  Утром она склонилась надо мной и потерлась об меня носом.
  - Как жаль, что ты не человек птица.
  Сквозь прикрытые веки, я заметил прячущихся за статуями братьев Пирипи. Сегодня, у ее семьи будет вдоволь мяса.
  - Аххх, - я открыл глаза, втягивая воздух. Грудь, после удара копьем, горела и чесалась.
  - Как тебя зовут? - синелицая женщина, вся в узорах татуировок, склонилась надо мной. - Имя? Скажи свое имя.
  - Феникс!
  - Имя. Вспомни свое имя. Как тебя зовут?
  - Я Феникс!
  Я снова провалился в воспоминания. Голоса, слезы, эмоции.
  - Дурак такой. Как же я тебя люблю.
  Иринка. Я звал ее Море. И с ней я был счастлив. Память услужливо показала квартиру, в которой мы часто встречались. Тук, тук, тук. Стрелка часов отмеряла время. Она сидела на диване, сосредоточено уткнувшись в лежащий на коленках учебник по архитектуре. Она - это моё кудрявое море. Море, в котором я растворился. Море, которым я дышал. Мне строго настрого было запрещено отвлекать и поэтому я маялся. Наблюдать, как она хмурит бровки и задумчиво шевелит губами было невыносимо. Хотелось незамедлительно мешать, тискать и трогать. Наконец был придуман компромисс. Решив, что могу прекрасно поспать у нее на коленках, я просунул голову под книжку и начал ворочаться, устраиваясь.
  - Вот ты жук навозный! - лопнуло у нее терпение.
  - Ага. Кудряшка, сделай ноги удобнее.
  - Как я тебе их сделаю?
  - Ну, как нибудь. У меня ухи упираются в коленки.
  - Хи-хи,- она, наконец поменяла позу.- Чудо ты.
  - Не чудо, а чудовище,- я наконец удобно устроился и, задрав майку, поцеловал бархатный животик.- Чудо одно, а меня много.
  - Как в сказке про аленький цветочек?
  - Однозначно.
  - Вот сейчас дочитаю и поцелуем, превращу тебя в принца.
  - Дикость какая, превращать меня в принца. Да и не получится. Чудовище умрет, а принц это левый персонаж. Красивая точка, не имеющая отношение к сказке.
  - Ну уж нет,- она отбросила книжку в сторону и повернула мое лицо, чтобы видеть глаза. - Это моя любимая сказка. Там ясно написано все.
  - Куда уж яснее. Настенька замочила ни в чем не повинное чудовище.
  - Обоснуй.
  - Познание умножает скорбь.
  - Не-ет, ты теперь расскажешь! Раз учиться не даешь.
  - Уфф,- я потерся затылком о ножки.- Ну, там обычная история. Некоторые девушки вдруг начинают испытывать потребности в чудесах. Способ их приобретения у всех разный. Кто-то посылает папеньку за цветком, кто-то царапает руны на бересте, некоторые, замирая, открывают интернет и пишут, "привет!". А одна романтичная девочка читала стихи на лавочке. Так ведь? Если сильно хотеть, все получается. Все эти волшебства. Цветочек, замок воздушный, необычные зверушки, скатерть самобранка. Ну, ты же понимаешь, что это лишь ощущения. А потом приходит логика. В виде сестер, подруг, общественного мнения, льстивой зависти,- это не важно. Девушка вдруг пугается случившегося. Начинает задумываться, почему у всех в моде принцы, а тут какой-то абстрактный цветок. В итоге удирает повидать батюшку или выдумывает еще тысячи причин. Осталось только перевести часы обратно. В состояние, предшествующее непонятным желаниям. И опа, вуаля! Чудовище сдохло, замок растаял, цветок... а был ли он вообще, тот цветок? Зато в финале румяный принц в белых гольфах и бархатном берете. Ну, на худой конец, рыцарь. Покорный и готовый к подвигам. Все счастливы. Всё соответствует общепринятым нормам и ценностям.
  - Дурак. Почему принц в белых гольфах?
  - Ну, не в штопанных носках же ему к алтарю шлепать!
  - Расстроил меня,-неожиданно она заливисто рассмеялась.
  - Представила меня румяным принцем?
  - Аха. В гольфиках и кружевах. Усики еще такие дурацкие. Не-ет. Чудовищем тебе лучше, это точно! Я ,кстати, песню у твоего любимого Крематория скачала. Про тебя.- Она покопалась в телефоне. Заиграла музыка.
  - "Здравствуй, милая детка, я вернулся домой,
  Все ближайшее время я буду с тобой.
  Сплетники скажут, что я много курю,
  Часто гневаю Бога, пью, развратничаю."
  - Дурак такой. Ты так всё с ног на голову перевернешь. - Море задумчиво поворошила мне волосы на голове. - Даже колобка.
  - Колобок - это просто. Он не захотел остаться с создателями. Решил идти своим особенным путем. Заяц, волк, медведь - это символы путей. Каждый имеет кучу толкований. Но он выбрал лукавый, сладкозвучный, красивый обман. Съесть - это еще и слиться. Стать одним целым.
  Я повалил ее на спину и задрал маечку. Красивые груди тут же оказались перед губами. Хотелось одновременно и впиться в них жадно и в то же время целовать, едва касаясь.
  - Колобки, колобки! Я вас съем! - сообщил им мой шепот.
  - "Но ты не верь никому, думай своей головой,
  Посмотри мне в глаза, ведь я почти святой.
  Да я просто ангел, я просто ангел,
  Да, я ангел, я всего лишь ангел", - продолжало звучать вокруг.
  Очень редко. Практически никогда, можно поймать тот сладкий миг, который больше никогда не повторится. Про который хочется, что бы он тянулся бесконечно. И ты начинаешь дышать полной грудью, стараясь не упустить ни капли из подаренного тебе. У нас еще оставалось три месяца. Потом смерть чудовища и пустое небытие.
  А еще через пол года я воскрес. Содрогаясь и хватая нахлынувшие разом краски и ощущения. Чувствуя, как последняя капля холодной печали вытекает из меня в пространство. В этот раз я осознал себя сидящим в кафе.
  - Привет, Феникс! - семитского вида паренек с вьющимися волосами присел напротив.- Все таки Море убила Дурака?! И как на этот раз? Ты опять делал фокусы в ущерб материальному? Долг перед постылым, но богатым мужем? Хотя нет. Мужа не было. Карьера? Обстоятельства? Или она решила, что выжала из тебя все сказки?
  - Привет, эээ...Колобок,- проскрипел я в ответ, вспомнив одно из его наименований. Свое настоящее имя он не любил, а во множестве придуманных я всегда путался.
  - Я сегодня Паша,- подсказал мне парень.- Ну и рожа у тебя! Бррр. Умираешь всегда по разному и красиво, а вот воскресаешь...Ужас!
  Официантка принесла запотевший графинчик и тарелку с посыпанным зеленью шашлыком. Паша задумчиво проводил ее взглядом и разлил водку по рюмкам.
  - Скажи мне. В мире столько чудесных напитков, а ты всегда начинаешь именно с этой дряни! Ну так как тебя убили? - он опрокинул рюмку в рот и выбрал самый большой кусок сочного мяса.
  - Возраст,- я последовал его примеру.-Общественное мнение такие отношения считает моветоном.
  - Возраст? Но ты же...
  - Она хотела зрелых чудес. Ровеснику бы не поверила. И заметь, ничего материального. В этот раз я почти нашел.
  - Ну да, ну да. Второе тысячелетие и все почти. Кстати. Пока твой неугомонный прах носило по свету, она пыталась тебя воскресить. Попутно разорвав в клочья либидо у пары подвернувшихся принцев. Пандарей негодует. Такой раскрученный бренд. А Музыкант считает тебя мазохистом-эстетом и иногда, мне кажется, он прав.
  - Музыкант может считать что угодно. Он поэт. Кстати, где он? Почему не пришел поглазеть? Его это, видите ли, вдохновляет. Я все надеюсь, что когда нибудь он объяснит мне свою выходку в Гамельне.
  - Не скажет. Он считает, что легенда должна быть таинственной... Депрессия у него. Недавно увидел ребенка с даром и решил сыграть ему на своей дудке. Только тот не услышал. Ловил золотого покемона в телефоне. Теперь Музыкант поет свои песни руинам Аркаима. Нет, ну какая все таки гадость эта твоя водка!
  - Не пей.
  - Не могу. Что тогда будут думать обо мне люди? Еврей, отказавшийся от халявы - это нонсенс. Платить за всё, кстати, тоже не буду. Мог бы, но не буду.
  Паша встал, вытирая губы салфеткой.- Как снова умрешь, зови. Сам не могу, но хоть со стороны посмотрю. Когда нибудь ОН меня простит и я успокоюсь.
  - Успокоишься? А то, что к слову жид имеется приставка "вечный", тебя не пугает?
  -Пугает. Таких как мы, все пугает. И не по одному разу. До встречи, Юдо!
  Паша пошел к выходу, оставив на стульчике букет алых цветов и открытку, "С днем рождения".
  - Выпендрился, - усмехнувшись, я проводил его глазами. За соседним столиком сидела девушка и задумчиво выводила тупым концом вилки невидимые узоры на салфетке.
  - Знаете,- я протянул ей букетик и сел рядом.- Иногда узоры становятся событиями.
  - Как тебя зовут? А меня? Меня ты должен вспомнить! - перед лицом мелькала какая-то крылатая мелюзга.
  Я попытался ее сдуть, но она подлетела вплотную, обхватив мои щеки ладошками и щекоча нос.
  - Дылда как меня зовут? Вспоминай. Ну? Самую красивую!
  - Я не помню.
  - Имя? Скажи свое имя. Дылда ну пожалуйста!
  - Феникс!
  Боль, разочарования, отчаяния. Невыносимо. Как же мне было невыносимо.
   "Любезный друг Володенька! Это письмо полетит к тебе на розовых крыльях любви, чтобы передать чувствования моего сердца. С той поры, как я познакомилась с Вами, я бодрее шагаю сквозь водовороты жизни и на глаза мне набегают слезы, которые я предназначаю Вам в жертву. Ах, если бы я могла убедить себя, что люблю навеки. Но благоприятный момент не настал, родители против нашего воссоединения. А я. Я не знаю. Все так запутанно и туманно. Я сообщаю Вам, что приняла предложение, моего обожателя N. Вы его конечно помните. Как я плакала после Вашей дуэли. Прощай навсегда. Твоя Катенька."
  Я еще раз перечитал письмо. Вокруг гремело Бородинское сражение. Кровь, лязг, звон, грохот. Кто-то умирал, кто-то поднимал людей в атаку, а я словно бы находился в вакууме. Грудь сдавила тоска и безысходность. Хотелось выть. Выть до мурашек, до дрожи. Я понял, что больше не могу. У меня не осталось сил искать. И в этот момент я увидел себя. Я скакал по полю на коне, вертя головой, исполняя какое-то поручение Милорадовича. Счастливый, пронеслось в голове. Еще ничего не знаю. Не испивший эту чашу безнадежности. Там мной движут цели, надежда и вера. Сколько боли впереди и в моих силах это остановить. Рука с пистолетом поднялась и поймала фигуру в прицел. Я избавлю тебя мой друг, пока ты можешь умереть. Я избавлю себя. Вера кончилась, надежда кончилась, а любви не найдено. Я спасу тебя. Слышишь? Тот я не слышал. Тот я был полон жизнью, верой и надеждой и это меня остановило. Рука опустилась, так и не сделав выстрел. Прилетевшее ядро принесло избавление. Ослабевшая ладонь выпустила скомканное письмо и его подхватил ветер.
  Свет снова слепил глаза. Я отвернулся и увидел спящую за столом Добриэль. Перед ней лежала раскрытая книга, на страницах которой свернулась калачиком Алтей.
  
  Гл.76 ВОЗВРАЩЕНИЕ
  Время, которое для меня длилось почти три тысячи лет, на Туманной горе отмеряло всего семнадцать лет. Но даже за это время, место преобразилась. Вкуснейший, насыщенный кислородом, воздух, зеленые пастбища, орошаемые сельскохозяйственные терассы, фруктовые сады, оливковые рощи, виноградники, парки, леса и огороженные полянки фей. Только у горного озера ничего не изменилось. Это место стало заповедником и фламинго танцевали по утрам так же, как и за тысячу лет до моего прихода. Там, где когда-то ютились шатры угулаек, раскинулся небольшой городок, утопающий в зелени и цветах. Мощеные улочки, журчащие фонтаны, детские площадки, на которых я заметил бегающих дальгиконских детишек и карапузов вишневого цвета, плоды инопланетной любви. Наблюдающие за ними татуированные мамаши и дальгиконские великанши чинно пили кофе за столиками. Кто бы мог подумать, что эти дамы в легких платьицах и шляпках когда-то щеголяли в шкурах. На шпиле каждого домика крутился флюгер в виде танцующего фламинго. Зеда показала мне школы. Простую и с магическим уклоном. Как оказалось, среди детей, у пятерых выявились способности к магии. Еще я осмотрел магазины, лавки, пекарню, ресторанчики и складские помещения, строящийся университет, а так же готовые кадетский корпус и огромное административное здание в центре поселения, над которым развевалось сразу два флага. Один с фламинго, а второй с неизвестной мне птицей с огненным хвостом.
  - А это что за символ? - поинтересовался я у премьер министра.
  - Макс сказал, что феникс. У тебя точно такой на левой груди появился, после того как ты вернулся.
  - У меня? - я попытался заглянуть под свою рубашку, но толком ничего не разглядел.
  - Ну да. Красная татуировка. Вот мы и сделали ее твоим личным гербом.
  - Зед, а ты чего такая напряженная.
  - Нормальная, - девушка закусила губу.
  - Давай рассказывай уже.
  - Просто, - она вдруг разрыдалась. - Просто я родителям отчет отправила, о проделанной работе. А они... Они считают, что я их подвела. Что... что моя эффективность всего лишь восемьдесят пять процентов.
  - Дура что ли? - я обнял ее за плечи и притянул к себе. - Твои родители знаешь кто?
  - Кто?
  - Теоретики. А ты практик. Первый практик в своем роду. Обычно практика и теория совпадают в лучшем случае процентов на шестьдесят. Факторы. Вещь непредсказуемая. А ты из каменного века перешагнула сразу через несколько эпох. С эффективностью в восемьдесят пять процентов! Да ты гений. Все это твой труд. Великолепный труд!
  - Пправда?
  - Правда, правда. Ты ведь родителям только данные показала по ресурсам, силам и средствам. Так? - я дождался, когда Зеда кивнет. - Ну вот. А теперь отправь им с факторами. Кто-то заболел, кто-то не так понял, Кто-то влюбился и витал в облаках, кто-то хотел, как лучше, а получилось как всегда. Пусть рассчитают человеческий фактор.
  Моя помощница задумалась и лицо ее озарилось торжествующей улыбкой. Умница наверняка уже приготовила парочку ехидных выкладок для родителей. Но в какой то момент ее улыбка погасла и она снова разрыдалась.
  - А сейчас то чего?
  - Я часто сидела с тобой. Ты бредил. То, что ты пережил. Сколько ты умирал?
  - Не считал. Где-то раз в пять, десять лет. Иногда мне везло и я жил лет по двадцать. Ну, прекращай рыдать. Люди смотрят.
  - Когда тебя принесли, весь город рыдал. И потом, когда ты очнулся.
  Я обернулся на голос. К нам подошла высокая красивая девушка в доспехах.
  - Это Рара. Наш лучший офицер, - подсказала премьер министр.
  - Рара? Да она же вот такая была, - я ладонью показал расстояние от земли, на уровне своих колен.
  - Ты бы еще дольше не возвращался. Увидел бы бабушку. Кстати.
  Твой народ хочет устроить праздник в честь возвращения короля.
  - Праздники, это хорошо. Но вначале мне надо заглянуть к Харону. Я и так подзадержался. Где мой мобильник?
  
  Гл.77 РЕКИ ХАРОНА
  Леша с Кристиной переместили меня на окраину заброшенного парка. Заросшая мхом, каменная тропинка огибала кусты и терялась в зарослях. Я помахал телепортаторам и не спеша, пошел вперед. Дорожка привела к разрушенной, увитой плющом беседке. Каменное основание одной из лавочек сохранилось и я сел на нее, оглядываясь по сторонам, отмахнувшись от огромного, гудящего жука, изумрудного цвета. Из-за большого дерева осторожно вышел Орфей. Сделав несколько шагов, он остановился.
  - Все нормально. Подходи. Пора выполнять свою часть договора.
  Орфей настороженно приблизился. Некоторое время мы молчали, не зная с чего начать беседу.
  - Спасибо, - наконец вымолвил он. - То, что ты сделал для меня. Я почти потерял надежду.
  - Не обляпайся. Если бы я знал, на что ты меня подписываешь, то скорее прикончил бы тебя на том холме.
  - Понимаю. Ты был не один, кто согласился. Но ты был единственный, кто пережил встречу с самим собой, - он покопался в сумке и достал вокорлок. - Вот это было у одного из них. Он им очень дорожил. Возьми себе.
  Я вспомнил встречу на Бородинском поле.
  - Тот, который был из Чернобыля?
  - Такое место упоминалось. Но это было у другого.
  - Почему так много странников именно из нашего мира?
  - Когда ты уничтожил стража, случился прорыв. Не сорок сороков, но достаточно масштабный. Сфера снов потрескалась сразу в нескольких местах и временных отрезках.
  - С чего ты взял, что это был я?
  - Та штука, с помощью которой, ты собираешься вернуть своего друга. Его можно достать только из мертвого стража.
  - У остальных не было такого?
  - Нет.
  - А как же они собирались оживлять?
  - Понятия не имею. Кстати, наш страж тянул соки из измерения. То будущее, которое ты видел. Теперь оно не предопределено. Это не все. Я не зря назначил встречу здесь. Пойдем, - он поманил меня за собой.
  Мы прошли мимо заросшего пруда, с качающимися, среди ряски, листами кувшинок, обошли несколько корявых деревьев и спустились в овраг. Поначалу я увидел только увитый хмелем склон, но Орфей раздвинул стебли в стороны и передо мной появилась дверь. Я подошел ближе. Обычная, старая, потрескавшаяся дверь, со следами облупившейся белой краски. Только вот замочных скважин на ней было семь и располагались они в хаотичном порядке. Дверь домой. Подрагивающие пальцы, пробежали по шершавой поверхности. В груди защемило. Нахлынувшая кровь застучала в виски.
  - Домой. Я могу вернуться домой! Дочка, родители, - в глазах защипало. Мне хотелось рыдать, нечленораздельно орать, обнимать Орфея и хохотать в небеса.
  - А теперь нам пора. Мое время на исходе, - мой спутник отвлек меня от созерцания дороги домой.
  Не хотя, я оторвал руки от шершавой поверхности и положил у порога маячок.
  - Запомни. Будешь возвращаться, не оборачивайся, - Орфей повел меня обратно, на ходу подстраивая арфу. - Не совершай моих ошибок.
  Он коснулся струн и зашагал вперед. Ритм был странный. Как будто несколько мелодий наложили друг на друга. Музыка и притягивала и отталкивала. Я испытывал, то боль, то эйфорию, то ярость, то умиротворение. Я ненавидел Орфея и одновременно любил. Меня то распирало от моей важности и значимости, то накрывало осознанием ничтожности и бесполезности. Я был скоплением миров и одновременно песчинкой, среди триллионов тонн песка. Все стало призрачным. Нас окружали тени, разноцветные пятна и только Орфей смотрелся неестественно натурально и выпукло. Кажется, мы шли целую вечность. В какой то момент мой проводник и окружающая обстановка поменялись местами. Теперь все вокруг приобрело четкие черты, а музыкант наоборот расплывался и просвечивал, словно призрак. Еще несколько аккордов и он растаял полностью. Я остановился, разглядывая окружающее меня пространство. Больше всего это место напоминало усеянное звездами небо. Космос в котором я висел. Три звезды запульсировали и приближаясь разгорелись ярче. Они переместились к моему лицу и замерли в виде треугольника. Я смотрел и не мог определить, то ли они на расстоянии вытянутой руки, то ли далеко, далеко, за миллионы световых лет.
  - Почему? - глухой голос заставил меня вздрогнуть.
  Капля пота, стекающая от виска, застыла и обжигала холодом. Чернота вокруг звезд сгустилась и образовала размытую трехглазую фигуру.
  - Что почему? - я смахнул льдинку со щеки.
  Глаз, располагающийся у фигуры на лбу, угас.
  - Девочка. Я смотрел в тебя. Ты ее не знаешь, однако пошел на все это. И тот другой. В мирах немыслимое количество детей и многие из них страдают. Почему вы жертвует? Почему именно она?
  - Я не могу помочь всем детям миров. Я могу помочь Сказочнице.
  - А не боишься, что уже поздно? Что все твои потери напрасны?
  - Боюсь. Я всегда чего-нибудь боюсь.
  - Хорошо. Ты получишь три дара, - темнота перед лицом заклубилась тремя пальцами. - Три. Ты заберешь его обратно. У той девочки прошло всего пол дня. Прощай, - звезды стали удаляться.
  - А третий? Ты озвучил два дара.
  - Всему свое время. Время всему свое, - звездные глаза моргнули и погасли.
  - Задолбали интриганы, - я почесал хрустящие от инея волосы. - Где Камиль то?
  Словно отвечая на вопрос, ко мне, покачиваясь, выплыл бестелесный силуэт домагера. Торопясь, я достал сейв и протянул его вперед на ладони. Ничего не произошло. Призрак по-прежнему клубился и взирал на меня, источающими туман, провалами глаз.
  - Мииил?
  Тишина. Повинуясь озарению, я сжал сейв и погрузил его во внутрь фигуры. Рука вспыхнула, укутываясь разноцветными всполохами. Я почувствовал уколы тысячи электрических разрядов. Субстанция сейва запульсиировала и потекла сквозь пальцы. Призрак стал уплотняться, Я выдернул из него ставшую прозрачной, как стекло, руку. Передо мной стоял Камиль. Помня наказ, я тут же развернулся и зашагал прочь. Прозрачная конечность ныла, отдавая в тело ледяной болью. Я поднял ее и посмотрел сквозь ладонь на звезды. Зашуршала трава. Поверхность под ногами стала неровной и я кубарем покатился вниз сильно ударившись о поваленное бревно. Щеку обожгло и защипало. Оказалось, что я упал лицом в заросли молодой крапивы. Ноги сами подняли меня в вертикальное положение. Прозрачная рука метнулась вперед и в ней появилась Мила. Рукоять моего меча вздрогнула, глаза ослепила вспышка, в ушах захлопало, как от резкого перепада давления.
  
  Гл.78 МИЛЛИАТУРИМАРХААА
  - Мой рыцарь. Мой верный, суровый друг. Ну почему ты хмуришься?
  Говорила Мила. Вернее Миллиатуримархааа. В отличие от ее образа, виденного мной в кибер тюрьме, она была с нормальными ушами и кожа ее была белой а не цвета огненного металла. Пышное белоснежное платье, похожее на свадебный наряд и украшенное цветами, очень ей шло.
  - Мне не нравится эта затея, мне не нравится твой Балу и я не доверяю Льдистой фее.
  Собеседником девушки был Мелимо. Вернее Монту. Воин в белоснежных доспехах и ярко алом плаще. Ничего не напоминало в нем встреченного мною на перекрестке трактирщика. Это был бог войны с большой буквы. В каждом его жесте, так и чувствовались гордость и благородство.
  - Ты ревнуешь меня? - девушка провела воину ладонью по щеке. - Ревнуешь да? Ревнуешь?
  Монту накрыл ее ладонь своей рукой и поцеловал запястье.
  - Миллиати, милая. Я готов сделать все, чтобы ты была счастливой. Я готов перевернуть и поставить вверх тормашками миры для тебя. Я принимаю любой твой выбор. Но. Скажи мне, почему объявлять о вашей помолвке надо именно у отца вулканов. Место, где мы пролили первую кровь. И я не верю фее! И Балу твоему не верю!
  - Балу давно изменился. И он любит меня! Действительно любит. А Фея льда... Она просто запуталась. Ну не дуйся. Нам пора.
  Монту в ответ поклонился.
  - Леди. Прошу Вашу ладонь.
  Он взял Милу за руку и они переместились. Место было неуютное. Мысленно я согласился с Мелимо, что для помолвки оно совсем не подходило. Вершина вулкана. Затянутое пепельными тучами небо, подсвечивалось всеми цветами багрового оттенка. В бескрайнем жерле вздыхала, шумела и ворочалась лава. Над пузырящейся субстанцией причудливыми фигурами вздымались и опадали сгустки пара.
  - Моя королева! - синекожий великан подхватил, взвизгнувшую от радости девушку на руки и закружил вокруг себя. - Я скучал!
  - Миллиатуримархааа, - Снежная королева поклонилась возлюбленным. - Монту, - воин удостоился реверанса. - Рыцарь, не возьмете даму под руку?
  Монту закаменел лицом, однако согнул руку в локте и к ней сразу же прилепилась Фея.
  - Фи. Ну, нельзя быть таким холодным. Кто из нас Фея льда? - она погладила рыцаря по плечу. - Ведь мы были так счастливы. Помнишь этот сказочный месяц на золотых островах?
  - Молчи! Если бы я знал, что ты меня дурачишь, приняв образ самого дорогого мне человека...
  - Хи-хи. Но счастлив то ты был. И это ощущение тебе принесла я!
  Возле жерла вулкана находилось еще несколько фигур. Старик с длинной бородой, в котором я с удивлением узнал деда, наградившего меня умением понимать языки. Рядом с ним стояли шарпей Йохан и мокрица переросток, обряженная в кожаные ремешки. В воздухе возлежал Альберон. Если бы не частые взмахи крыльев за его спиной, то я бы подумал, что он спит. Впрочем, как только Балу поставил Милу на землю, он сразу же принял вертикальное положение.
  - Мастер Даздрагон! - невеста расцеловала старика. Альберон так же удостоился поцелуя. - Атка, Йохан! - девушка поскребла мокрицу по брюшку и погладила шарпея по голове.
  В воздухе лопнул пузырь и на камни приземлилась взъерошенная Шныра Мокс.
  - Ш ш ш. Я не опоздала?
  - Шнырик! - Мила прижала к себе Мокс.
  Женщина кошка мурлыкнула, потерлась щекой о Миллиатуримархааа и протянула Даздрагону коробку.
  - Мастер, как и просили.
  Дед достал из коробки непонятный артефакт и покрутил его в руках. По предмету пробежал разряд разноцветных искр.
  - Мы можем начинать, - провозгласил он.
  Фея льда, тут же, отскочила от Монту. Из земли взметнулись цепи. Миг и рыцарь оказался скованным по рукам и ногам. Даже его шею затянул, отливающий холодом, ошейник. Молния, вылетевшая из руки Даздрагона, ударила Шныру в грудь. Мокс перевернулась в воздухе и упала на землю бесформенной грудой. Там где в воздухе витал Альберон, возникла клетка, которая с лязгом захлопнулась и упала на землю. Короля фей внутри не было. Каким-то чудом, малыш успел увернуться. Он взмахнул ладошкой и острые ростки, метнулись в сторону мастера артефактов и в сторону Феи льдов. Шустрый дед, резво спрятался за мокрицу, которую пробило сразу в нескольких местах. По телу Атки прошла судорога и насекомое обвисло. Еще один росток пронзил ногу взвизгнувшему Йохану. Фея льда даже не дернулась. Стебли замерли в нескольких сантиметрах от ее тела, покрылись инеем, почернели и осыпались. Новая клетка хлопнула дверцей, на этот раз поймав Альберона. Она упала на землю и покатилась в сторону Монту, остановившись в нескольких шагах от него. Король фей бился внутри, ломая крылья, но ничего поделать не мог. Балу подхватил оторопевшую невесту всеми четырьмя руками и поднял ее над головой.
  - Прости дорогая, но так надо! - он швырнул девушку в вулкан.
  Лава сомкнулась над телом и в воздух взметнулся протуберанец, раздвоившийся на конце. Один из его концов ударил в прибор, который Даздрагон поднял высоко над головой, а второй с грохотом вонзился в кусок скалы, торчавший неподалеку.
  - Аааааааааа, - ошейник на шее Монту лопнул и он поднялся с колен. Натянутые цепи заскрипели.
  Снежная королева повернулась к рыцарю, пнув клетку с Альбероном.
  - Силен! Хорошо, что я все предусмотрела, а то вы бы все испортили. Как говорится: - держи друга близко, а врага еще ближе. Мне пора. Можешь не провожать.
  Воин дернулся и цепь на его правой ноге лопнула. В это время Даздрагон положил свой артефакт на землю и перед ним открылась сияющая арка, в которую он тут же шагнул, следом за ним в проем нырнул Балу.
  - А я! Вы обещали! - взвизгнул Йохан.
  Фея льда, готовая уже уйти в портал, замерла и развернулась.
  - Ах да. Ты еще. Бедный песик! Лапка болит?
  - Очень!
  - Бееедненький. Куда же тебе хворенькому за грань? Ты давай подлечись. Бульончику попей. А потом сразу к нам. Мы там тебе пока место приглядим, - Фея зашла в проем и арка исчезла.
  Тоскливый вой шарпея слился с рычанием Монту.
  - С-с-с-с. Какая трагическая помолвка!
  От скалы, из которой все еще вился дымок, отделилась странная угловатая фигура. Больше всего, она напоминала насекомое палочника листовидку. Только голова была похожа на человеческую.
  - С-с-с-с.
  Существо завертело головой и я увидел лицо. Это было лицо доктора Зло. Психопата, сделавшего нас странниками.
  - Некус! - на этот раз, у Монту лопнула цепь на руке. - Ты видел! Почему ты не помог!
  - С-с-с-с. А меня и не звали на праздник. Я сам по себе. Ты забыл? А на веселье незваный гость, он хуже чумы. Я так мимо проходил. А тут такие страсти. С-с-с-с, - Некус посмотрел на Йохана.
  - Я не знал! - закричал шарпей.
  - Все ты знал, мой двужопый друг. Вот девочка не знала, - доктор Зло прытко подбежал к Мокс , затем достал бутылочку, влив ей несколько капель в рот. Шныра выгнулась дугой и вздохнув распрямилась, перевернувшись на спину. Некус вернулся к Монту.
  - Если тебя это утешит, то с гранью я всех обломал. С-с-с-с, - он показал воину испускающую дымок коробочку. - Их ждет сюрприз. С-с-с-с.
  Магма в вулкане издала стон и взметнулась к небу, тут же опав. В воздухе остался висеть, переливающийся пламенем клинок. Мой меч.
  - С-с-с-с. Какой анекдот. Богиня любви, плодородия, всяких цветочков - бабочек, превратилась в совершенное оружие. Монту, тебе не кажется это забавным?
  Оставшиеся цепи, разлетелись с пронзительным звоном.
  
  Гл.79 ВЫБОР
  - Танк очнись! Да очнись же!
  - А? - я перевел осоловевший взгляд на тормошившего меня Камиля.
  Перед глазами, еще мелькало лицо плачущего Мелимо, прижимавшего к груди меч. Я перевел взгляд на руку. Она снова стала такой же, как раньше и больше не просвечивала. Меча в ней не было.
  - Я такой падаю в овраг, а там ты стоишь с вытянутой рукой. Как Ленин на броневике. Я тебе. Танк! Танк! А у тебя глаза как у укуренного. Уф, - домагер почесал красное лицо. - Щиплет! Подзабытые ощущения!
  Я сел на бревно и провел пальцем по зудящим пупырышкам, покрывающим щеку и подбородок.
  - Тоже харей в крапиву зарядил?
  - Ага, - Камиль примостился рядом. - Только это, по-моему, не крапива. Другая какая-то херь.
  Я достал сигареты и протянул раскрытую пачку другу. Домагер отрицательно помотал головой. Некоторое время, мы молча наблюдали за поднимающимися вверх колечками дыма, выпускаемыми мной.
  - Пятисотый уровень! А ты не плохо подкачался, - наконец нарушил тишину Камиль. - Спасибо. Я верил, что ты меня вытащишь.
  - Верил он. Не уверен, что пошел бы на это, зная все наперед.
  - Я тоже.
  - И как там?
  - ... По другому. Я не знаю, как объяснить, но все не так. Столько всего узнал.
  - Что, например?
  - Не помню. Я только координаты девочки и мамы ее в памяти держал. На большее меня не хватило. Мама! - домагер подпрыгнул. - Мне нужно ее срочно вытаскивать, пока она еще вменяемая.
  - Подожди, - я удержал его за руку. - Мне надо показать тебе кое-что.
  Мы спустились на дно оврага и я отодвинул плющ в сторону.
  - Это... это она?
  - Она.
  - Дом! Танк, теперь точно все получится. Надо маячок поставить.
  - Уже. Вот он лежит.
  Кама забил в мобильник координаты, обнял меня и с хлопком скрылся в возникшей в воздухе воронке. Ничего не изменилось. Как был с шилом в одном месте, так и остался. Я снова посмотрел на дверь. Прилившая кровь застучала в виски. У меня не было семь ключей, но я решил все равно попробовать. В конце концов, взломщик я или погулять вышел. Проволока из акророна легко приняла нужную форму. Я вставил ее в скважину и начал аккуратно вертеть, пытаясь нащупать штифты, скрытые в замке. Некоторое время ничего не происходило, но постепенно проволока нагрелась. Рука стала прозрачной и я почувствовал запирающее устройство. Теперь было понятно, что делать. Вытащив проволоку, я согнул ее в нескольких местах. Затем вставил ее до упора в замочную скважину и быстрым движением вытащите отмычку прикладывая давление по направлению к штифтам и одновременно поворачивая цилиндр. После повторной процедуры замок щелкнул. С остальными было уже проще. Дверь скрипнула и приоткрылась. Отмычка упала на землю. В висках застучало, ослабевшие ноги подогнулись и я сел рядом с инструментом. В приоткрытую дверь виднелся угол моего дома. Знакомая дорожка, старый вяз, нависающий над лавочками, тетя Клава - дворник. Вдоль клумбы, не спеша, крался мой кот, чего-то подозрительно вынюхивая. Глаза защипало и затуманило. Я материализовал Милу и нежно погладил ее по лезвию.
  - Ну вот и все девочка моя. Мы дома. Я так безумно соскучился по дочке, по родителям. Они тебе понравятся, - я начал подниматься.
  - Ты все забудешь, - прошелестело в голове.
  - Что?
  - Ты вернешься в тот же день, в который стал наблюдателем и все забудешь.
  Я снова опустился на землю и обхватил голову руками.
  - Ссука! Ну почему так! За что! Гребанный Камиль со своими квестами! Гребанная мамаша, потащившая маленькую девчонку куда-то ни свет, ни заря! Гребанный сука Некус! Гребанные идеалы!
  Дверь качнулась и захлопнулась. Щелкнули сработавшие замки.
  
  Гл.80 ПОЛ ГОДА СПУСТЯ
  Виверна опустилась на каменную площадку возле сторожевой башни и сложив крылья прижалась к земле. Я неуклюже перекинул ногу в седле и съехал вниз, передав поводья подошедшему дворфу. Квадратный коротышка с длиннющей бородой, потрепал животное по морде и повел его в сторону загона. Я потянул затекшую спину и проводил парочку глазами. Ну да. В моем королевстве появились еще и дворфы. Результат объединения моего вокорлока и вокорлока подаренного мне Орфеем. Поначалу я хотел отдать его Леше с Кристиной. Чтобы они всегда могли слинять домой и не попадали больше в ситуацию, когда все умирают. Телепортаторы подумали и отказались. Причину своего отказа они объяснили тем, что вокорлок надо развивать, строя государство, а им не хочется подвергать таким испытанием своих дикарят. Парочка считала, что островитяне не переживут таких нововведений. Взамен этого, они приняли вассальную клятву по отношению ко мне. По-своему, решив проблему оперативного сваливания из неблагоприятных мест. Вездесущая Алтей, тут же посоветовала мне объединить артефакты.
  - Соберешь десять штук и сам станешь ходячим вокорлоком!
  Ага. Десять. Как будто они на каждом углу валяются. Но совету малявки я все-таки последовал. Вокорлоки благополучно срослись. Теперь яйцо стало в два раза больше. Как только они объединились, сразу же откололся кусок скалы и на свет божий вышли бородатые существа. Их старейшина толкнул часовую речь, про побег от глубинного ужаса и трехсот летнее скитание в подземельях, сразу же напросившись ко мне в подданные. Попутно выяснилось, что никакие они не гномы, за которых я их принял, а самые настоящие дворфы. В чем разница, я так и не понял, но возражать не стал. Каждый народ имеет право называться так, как ему нравится. Приобретение оказалось полезным. Коротышки сразу же разведали, все залежи полезных ископаемых и в рекордные сроки выстроили вокруг горы сеть укреплений. Очень во время. Угулайские племена, кочевавшие к востоку от горы, очень заинтересовались нашим поселением, тут же организовав несколько грабительских набегов. Естественно отгребли по полной и вернулись домой в изрядно урезанном составе. Вырезанном, я бы даже сказал. Теперь они делали вид, что их приход, это всего лишь мелкое недоразумение, а так им не больно то и хотелось. Ну и шпионили, конечно, пытаясь нащупать слабые места в обороне. Мой прилет на границу, как раз был вызван поимкой опасного разведчика. Гад умудрился пробраться почти через все сторожевые посты и при обнаружении убил двоих моих воинов. Подлетевшая фея, из выделенных Альбероном для охраны границ, зашептала мне на ухо, усиленно жестикулируя руками.
  - Молодец, - я достал из подсумка блинчик и протянул его радостно взвизгнувшей девчонке.
  С некоторых пор, кулинарные изыски Добриэль ценились у шаловливого народца так же, как и пирожные Мелимо. Алтей, так вообще стала ее лучшей подругой и поклонницей. Даже Альберон часто наведывался к огненной эльфе, якобы побеседовать за жизнь. В очередной раз подивившись, как можно сьесть что-то с себя ростом, я поздоровался с Рарой, кивком поприветствовал полосатого солдата, несшего стражу у двери и вошел в караулку, обводя глазами обстановку. Пленный угулай, связанный по рукам и ногам, сидел в центре на табурете, со спущенными штанами. На подоконнике лениво развалилась Тириэль, чистившая кинжалом ноготки, а в углу сосредоточенный дворф раскладывал и прочищал масляной тряпочкой различные инструменты. В данный момент, в руках он держал устрашающего вида коловорот. Мда. Надо учиться держать язык за зубами и не озвучивать по пьяной лавочке методики по запугиванию языка. Незамутненный разум, он такой незамутненный.
  - Ну что тут у вас? Надеюсь, вы не насиловали пленного? В Женеве этого не одобряют, - Тири только фыркнула в ответ. Глаза у угулая стали большими, как две плошки. - Чего так смотришь? Они могут. Те еще извращуги.
  - Я простой пастух! Гарлогом клянусь! Я коз искал. У меня козы. Три козы. Я не богатый пастух. Они пропали, я искал.
  - Угу. А пока искал, так увлекся, что убил двоих моих людей.
  - Я испугался! Я принял их за демонов! Я пастух! Я коз искал! Гарлогом клянусь!
  - Ну, если самим Гарлогом.
  Я задумчиво проследил за пролетающей мухой и дождавшись, когда она сядет на стену, ударил по ней кулаком. В каменной кладке осталась глубокая вмятина. Угулай вздрогнул и глаза его стали еще шире. О том, что не я такой крутой, а экзоскелет у меня самой последней модели, я его просвещать не стал.
  - Верю. Я всегда верю пастухам, которые клянутся Гарлогом., - я подошел к пленному и перерезал на его руках веревки. - Одевай штаны. Буду тебя домой отпускать.
  - Правда?
  - Гарлогом клянусь! Я провожу тебя до границы. Мы выйдем, держась за руки, как старые друзья. Пастухов я не трогаю. А вот два отряда, спрятанные в овраге и лесу... Их мы вырежем под корень. Останется еще один. Тот, что закопался в кедровнике. Их мы не тронем. Пусть видят, как я не люблю врагов и как люблю пастухов. Мы обнимемся у всех на глазах, я дам тебе сокровищ и отпущу покупать новых коз.
  Разминающий руки угулай, покосился сначала на вмятину на стене, потом на меня.
  - Убейте меня!
  - Пастуха! Да ты что!? Как я могу?!
  - Я искал слабое место в системе ваших укреплений.
  - Нет, нет, нет. Ты шутишь! Такой парень просто не мог меня обманывать. Ты пастух определенно!
  - Прошу. Я потеряю лицо, - тихо промолвил шпион.
  Я сразу стал серьезным.
  - Хорошо. Ты рассказываешь нам о некоторых известных нам деталях, я даю возможность умереть с оружием в руках. Ничего особенного. О Махалае и о том, что он собирает против нас орду, мы уже знаем.
  - Махалай мертв. Зарезан Обором. Вожди сцепились за право носить верховный бунчук.
  - Да? А какого, извините, хрена, вы тут шаритесь?
  - Келдок. Он самый младший и считает, что если разрушит хотя бы одно из ваших укреплений, то его будут уважать.
  - Ясно. Подробности расскажешь начальнику секретнейшей службы. Тири, он твой.
  Светлоэльфа слезла с подоконника и достала блокнот.
  - Каковы шансы каждого вождя и сколько родов за ними пойдут?
  - На власть претендуют трое. Обор, Тугрум и Чох. Если останется Чох, то все кроме рода Тугрума поддержат его. За Обором пойдут обедневшие племена. Дети Чоха будут против всех. А если победит Тугрум...
  У меня зазвонил телефон. Камиль. Не прошло и года. Кивнув Тири, чтобы продолжала допрос, я вышел на улицу.
  - Але.
  - Танк привет! Как твое драгаценное здоровье? Как сам? Леша с Кристиной? Процветает ли великолепная Вальдемария?
  - Кама, кончай канифолить мой многострадальный мозжечок. Ты опять в жопе?
  - Гм. В общем, да.
  - На сколько глубоко?
  - Бабуся обложила меня и еще несколько персонажей армией зомбаков.
  - Сваливай.
  - Не могу. Тут ключ не работает. Это, какое то поганое волшебство. И еще... В паре километров портал к Сказочнице А со мной Тигра!
  - Я порадовался.
  - Дурак, это мама еёшная. Евойная. Тьфу ты блин! Её. Мы тут сидим, на какой то холодной скале. У меня сопли уже!
  - Так тебе и надо! Сколько войска?
  - До хрена! У бабки дохрена. Зомби, личи. Еще, какие то безобразные твари. А у нас мало. Четверо нас.
  - Ставь маячок, я позвоню Максу и он вас заберет.
  - У меня нет маячков.
  - Как нет! Я оплатил все твои закупки у торговца! Я видел прайс! Там была целая жмень маячков!
  - Их спи... Меня ограбили короче. Багиня. Помнишь я тебе рассказывал про девушку моей мечты? Мы с ней встретились в трактире Желтые воды. Там, короче, как получилось. Я увидал ее и обомлел. Подхожу такой...
  Я зарычал и домагер, почувствовав мое настроение, замолчал.
  - У меня есть план, - наконец озвучил он.
  - И?
  - Пока мы отвлекаем темные силы, ты установишь маячок, а потом незаметно проберешься к Сказочнице и заберешь ее. Все спасены, все радуются.
  - Ты ни чего не забыл? Как я тебя найду в триллионах миров?
  - Все продумано. В соседнем мирке стоит маяк. У Дьякона был.
  - ???
  - Ну, у него был один. Он из наших, из автобуса. Я вас познакомлю. Короче, там по степи несколько километров. Степь пустая. Покрайней мере, мы никого там не видели. Потом ущелье с насекомыми. Типа, скорпионов больших. Неразумные. Ты это... Живой и мертвой воды побольше набери.
  
  Гл.81 ЗАКОЛДОВАННЫЙ ПРИНЦ
  Я развернул перед глазами интерфейс и еще раз сверился с направлением. Камиль забыл сообщить мне одну маленькую деталь. Маячок неведомого Дьякона был не из Максовых закромов. Неизвестно где приобретенная, кустарная хрень, давала погрешность несколько километров. Ну и о том, что степь представляет собой поросшие жесткой травой овраги, буераки и холмы, он тоже не уточнил. Кажется, это называется - пересеченная местность. И вот уже пять часов, я пересекал все ее пересечения. Если бы не экзоскелет, то я давно бы переломал себе конечности.
  - Гребанный татарчонок!
  - Что? - пившая из фляжки Рара, вытерла губы и передала мне посудину.
  Изначально, я не хотел ее брать, но вынужден был уступить мнению Зеды и компании. Рара считалась лучшим моим воином после Грызи, а в качестве разведчицы, ей вообще равных не было.
  - Не что, а кто, - я пнул, подкатившееся к ноге перекати поле. То, что я принял за растение, издало протестующий визг и резво унеслось прочь. - Нам туда.
  Девушка пожала плечами, забрала у меня флягу и полезла на сопку. Обтянутая лосинами попа, замелькала перед глазами. Может зря, я делаю вид, что не замечаю ее намеков. Тьфу. Надо было мужика в поход брать. Я попытался ее обогнать, но не тут то было. Рара скользила по камням, словно ящерица. Вскоре, она оказалась на самой вершине и выпрямившись с усмешкой посмотрела на меня сверху вниз. Ускорившись, я добрался до нее. Девушка шагнула назад, освобождая пространство и не удержавшись, завалилась назад. Я успел схватить ее за руку, но устоять не смог и мы кубарем покатились вниз, пугая насекомых и подняв облако пыли. Удар о землю выбил из меня дух. Рука угулайки выскользнула из захвата.
  - Апчхи. Рара ты как?
  - Хр. Хр.
  - Чево?
  - Хр, хр, - странные звуки донеслись сразу со всех сторон.
  Я поднял голову. Нас окружала группа всадников на кабанах. Темно-зеленые, размалеванные красной охрой рожи, торчащие клыки, специфические украшения в виде перьев, костей и черепов. Орки мать твою! Если доберусь до Камиля, сам скормлю его нежити!
  - Прости. Я должна была смотреть вперед, а не на тебя, - прошептала за спиной Рара.
  - Угу, - я поднялся, почесывая ушибленный бок.
  Всадников было штук сорок - пятьдесят, а за их спинами подтягивалась многочисленная пехота.
  - Назгаборот рагн первая добыча! - на землю спрыгнул гигант, закованный в шипастую броню. - Баба только дохловата. Не выдержит и десяти подходов.
  В руке материализовалась Мила. Орк остановился, снял рогатый шлем и почесал лысую, изуродованную шрамами макушку.
  - Поединок? Мужик оно те надо? Ну, продадим мы тебя в Залкуманию. Если есть мозги и там выживешь, а так верная смерть. Я Кахлак Окровавленная Длань! Без вариантов мужик.
  - Да хоть микланский крысвух!
  Кахлак ощерился, откинул шлем в сторону и достал угловатый, с выступающими шипами ятаган. Мы осторожно закружили вокруг друг друга. Орк сделал пробный выпад. Клинки со звоном скрестились, ятаган ушел в сторону. Улыбка Кахлака стала еще шире.
  - Это будет интересно.
  - Не очень.
  Я отбил еще два удара и крутанувшись снес орку голову. Три тысячи лет непрерывной практики не прошли для меня даром, а экзоскелет усиливал удар в разы. Шокированные воины замерли и только кабан, потерявший наездника, заверещал и ринулся в атаку. Мила превратилась в молот, которым я с размаху ударил зверюгу по лбу.
  - Хрр, - ошеломленный свин, сел на задние копыта и затряс мордой. В стороны полетели хлопья пены.
  Заскрипела тетива. Подоспевшие пехотинцы, натянули луки и взяли нас на мушку.
  - Ну и что дальше?
  Я посмотрел на говорившего. В отличае от остальных, этот орк не носил доспехи. Взамен, он был увешан всякими амулетами, перьями, черепами и держал в руке огромную палку, украшенную засушенными головами.
  - А дальше, теперь я ваш вождь! По праву поединка!
  - Гы гы. Извини чувак, но ты не можешь быть нашим вождем.
  - Почему?
  - Потому что ты не орк! - прорычал сидевший рядом с ним верзила, с живописным шрамом через все лицо.
  - Хочешь оспорить?
  - Спокойно Грык, - шаман положил верзиле руку на плечо и повернулся ко мне. - Мужик он прав. Ты не орк. Поэтому я повторяю вопрос. И что дальше?
  - Разуй глаза. Я самый натуральный орк! Ослепли что ли?
  Дружный смех послужил мне ответом.
  - Ооорк. Ой не могу, - громче всех ржал Грык.
  Шамана качало так, что я побоялся, как бы он не свалился. Даже кабаны и те ехидно хрюкали.
  - Ну да, орк.
  Я дождался, когда все отсмеются и протянул руку к голове поверженного свина, почесав его за ухом. Зверь настороженно проследил за мной лиловым глазом, но сопротивляться не стал. Молот в моей руке, служил хорошим аргументом к перемирию.
  - Я просто заколдован. Меня это. В детстве цыгане сглазили.
  - Кто?
  - Клоуны, какие то. Я сам ничего толком не понял. Пошел на выступление посмотреть, а они раз и напакостили.
  - Я всегда знал, что клоунам доверять нельзя, - заметил один из лучников и тут же получил смачный подзатыльник.
  - Родная мать меня не узнала. Отец чуть не прибил, - продолжал я сочинять на ходу. - Пришлось уйти в дальние края. Странствовать и все такое. Но память о нашей жизни... Разве сравнится с ней убогая жизнь других разумных? Я орк! И всегда им был! Орк, это то, что внутри, а не снаружи! Разве может, кто-то еще победить Кахлака!? Где вы видели таких воинов!?
  - Верно, - поддержали меня. - Орки сила!
  Шаман спустился на землю и подошел ближе, внимательно меня разглядывая.
  - Складно поешь. В который раз, повторю свой вопрос. А дальше что?
  - А дальше все зависит от вас, - я вскочил на кабана, включив установленный на экзоскелете микрофон. - Что опьяняет сильнее вина!? - мне вспомнился старина Киплинг.
  Орки молчали.
  - Что опьяняет сильнее вина!!? - снова проорал я.
  - Самогон.
  - Мухоморы.
  - Черный эль.
  - Что?
  - У тебя есть это?
  - Нас опьяняет сильнее вина - женщины, лошади, власть и война!- мой голос гремел над равниной. - И я собираюсь дать вам это. Там за холмами армия! Так пойдем и размажем ее ко всем Гарлогам нахрен! Убьем воинов! Заберем сокровища! Выпьем вино и изнасилуем женщин!
  Дружный, согласный рев, был мне ответом. О том, что если в армии бабуси и есть женщины, то все они, мягко говоря, немножко мертвые, я решил умолчать.
  - В походную колонну! Песню запевай!
  - Ничего на свете лучше нету,
  Чем поджарить эльфа, как котлету,
  Дух уйдет навек к Валарам в гости,
  Псы сожрут оставшиеся кости.
  ( Сауроныч - Гимн орков)
  - Стоп!
  - Что не так? - посмотрел на меня, садящийся на кабана шаман.
  - Что за говно вы орете?
  - Дык это. Всегда пели.
  - Больше не будете. Струнные инструменты есть?
  На выбор мне принесли несколько гитарообразных бандур. Я выбрал то, что показалось мне более, менее привычным и провел по струнам.
  - Помнишь, брат, как давили эльфийскую мразь, - рычание тысячи глоток, показали мне, что начало понравилось.
  - Как бежали на запад их злобные орды.
  Мы полками месили гондорскую грязь.
  Чтобы ярче сиял белокаменный Мордор.
  Шаман скастовал заклинание и воины, мгновенно выучившие новые слова, двинулись вперед.
  - Рара садись сзади.
  Девушка не заставила себя долго ждать.
  - Хорошо, что тебя заколдовали, - шепнула она мне на ухо. - Клыкастым уродом тебе было бы хуже.
  Мимо, поднимая пыль, шагала моя новая армия.
  - Исторической правды не стало с тех пор.
  Мы теряли хребты, плоскогорья и шельфы.
  И дожились, что непобедимый Мордор
  Захватили роханцы, евреи и эльфы.
  (Михаил Елизаров - Оркская)
  
  Гл.82 СУ-57
  - Суки! Твари! Проститутки размалеванные! - я, в очередной раз, попытался дать по морде шаману.
  Юркая скотина, снова увернулся и вместо него на землю свалился получивший в зубы знаменосец.
  - Твари козлоногие! Сборище нетрадиционных дуболомов! Стой! Дроздел африканский! - орк снова избежал удара, подставив ни в чем не повинного лучника.
  - Мне сразу показалось, что идея так себе, - сообщил Грык, задумчиво разглядывавший выбитый клык.
  - Так себе!? Три часа! Три долбанных часа, меня жалили в жопу членистоногие твари! Я сожрал почти всю живую и мертвую воду! Ты знаешь, что такое аллергия!?
  - Алергида?
  - Я знаю, что такое аллергия, - шаман на несколько секунд показался в зоне видимости.
  Мила превратилась в молот и я метнул его на голос. На землю свалилось сразу три орка. Гад снова избежал возмездия.
  - Нам нужно было убедиться! - наглая, зеленая морда мелькнула в противоположном конце от поверженных. - А ты как думал? Расскажешь сказочку и все? А теперь мы знаем точно.
  Молот вернулся ко мне и я опять запустил его в полет, взяв прицел значительно левее. Шаман посчитав, что я совершил неудачный бросок и остался на месте.
  - Мы убедились, что ты настоящий орк. Теперь мы готовы... ахр.
  К чему готовы орки, я узнать не успел. Мила, изменившая траекторию полета, смачно припечатала зеленокожего волшебника по лбу. Бедняга полетел на землю, высоко задрав ноги, с которых слетели кожаные лапти. Я же, выпустив пар, плюхнулся задом на валун и достал сигарету.
  - Успокоился? - Рара положила руку на мое плечо.
  Я достал коробочку, на дне которой перекатывались две оставшиеся капсулы. - На. Приведи экспериментатора в чувство.
  Девушка кивнула и вскоре вернулась с ожившим шаманом.
  - У тебя хорошая целительница, - очухавшийся орк, недоверчиво ощупывал голову.
  - Угу, - окурок полетел на землю. - Становись! В походную колонну! Вперед арш!
  Два бугая, с протвным скрипом, распахнули ворота, закрывавшие вход в ущелье и я, поежившись, вошел в него второй раз. Вокруг валялись растерзанные трупы убитых мной насекомых. Троков, как называли их орки. Осознав масштаб, происходящего здесь побоища, шаман снова скрылся с моих глаз. То, что мои новые воины не собираются входить вслед за мной и захлопнут ворота прямо за моей спиной, а так же, то, что так называемые троки, окажутся ядовитыми тварями, величиной с теленка, стало для меня неприятным сюрпризом. Спасло меня только кулинарное пристрастие Добриэль. Огненная эльфа, умудрилась сварить желе, которое растворяется в слюне ровно через сто секунд. В это желе, я окунул живую воду и мог теперь кидать в рот сразу две капсулы. Теперь, для приема живительного лекарства, напарник был не нужен. Но даже с этой способностью, твари едва меня не угробили.
  - Ты великий воин, - Грых покосился на груду истерзанных троков, когда мы проезжали мимо.- Мы будем звать тебя Великий Истребитель!
  - Ага. СУ пятьдесят семь. Приготовились! Впереди портал, - я достал мобильник. - Кама я на подходе с войском. Начинай шуметь. Орлы за мной! Если опять меня кинете, руки, ноги поотрываю! - кабан, громко хрюкнув, запрыгнул в завертевшуюся, черную воронку.
  
  Гл.83 ЗОМБИ АПАКАЛИПСИС
  Попахивающие тухлятиной мертвецы, умиротворенно наблюдающие за рассветом, словно кегли, полетели в разные стороны. Нападения в спину, они явно не ожидали. Орки сыпались из портала, как из рога изобилия. Группа непонятных кадавров, была уничтожена в считанные секунды. Зеленокожие воины, впечатленные прохождением через ущелье, всячески стремились показать мне свою крутизну и свирепость. Впрочем, бойцы из оживших мертвецов были так себе. Разложившаяся плоть, плохое оружие против мечей и топоров. Я так понял, что армия бабуси была сильна массовостью. И где она столько их наковыряла? Мор что ли случился? Планетарного масштаба. Проблемы доставляли только личи, в количестве сотни штук. Плюс, минус. Эти парни были вооружены серповидными, темными мечами и пользоваться ими явно умели. Вдобавок они постоянно ворожили всякие гадости. Попавшие под заклинание орки покрывались язвами и волдырями, взрывались мясными ошметками, с диким воем давили на себе вшей и клопов гигантских размеров. Мила приняла форму молота и я метнул ее в толпу скелетов. У зазевавшегося лича, снесло черепушку и он осыпался на землю грудой костей. Шаман проорал заклинание и еще один костяк, пораженный молнией, остался стоять обугленной статуей. Кабан Грыка, от ударов темным оружием, развалился на несколько аккуратных ломтей, но сам воин уцелел. Один из личей, улепетывал в сторону, унося застрявший меж ребер ятаган. Грык обиженно заревел, подобрал с земли берцовую кость и бросился за скелетом вдогонку. Мимо промелькнула смазанная тень. Взметнулись полы красного плаща. Фигура резко взмахнула руками и два лича истаяли дымом. Выбеленное лицо с черными тенями, на секунду повернулось в мою сторону. Знакомый беретик. Эту девушку я видел в кафешке Мелимо. Помнится, она не захотела знакомиться с компанией вояк. Интересные у Камиля дружки. На меня насел шестирукий, колдун с огненными глазницами и мне стало не до наблюдений. Шесть клинков, замелькали в воздухе с невероятной скоростью. Удивительно, но нежить превосходила меня во владении оружием. У меня еле получалось отбиваться. За несколько секунд, я пропустил три удара и обзавелся дымящимися порезами на руках.
  - Рааа, - огромный тигр сшиб шестирукого монстра на землю и тут же скуля покатился в сторону, с каждым кувырком теряя звериный образ, превращаясь в обнаженную девушку.
  Прилетевший хунга мунга, раскромсал лича на несколько частей. Домагер склонился над девушкой, запихивая ей в рот капсулу. Мимо огромными скачками пронеслась бабуся. Ее невообразимая шляпка слетела с головы и подкатилась к моим ногам. Несколько орков, рвануло ей на перерез. Громко ухнуло и их расшвыряло в стороны. Я догнал некромантшу, отбив мечом несколько выпущенных в мою сторону черных шаров. Бабка изогнулась, искривив в крике рот. Седые волосы на ее голове, развевались, словно змеи медузы горгоны.
  - Сдохните твари! Вам не получить ее! Она дитя невинное! Ироды! И наркоману своему передайте! Я не дам впутывать ребенка в ваши игры! - новая очередь черных сфер понеслась в мою сторону.
  Я упал на живот, пропустив над собой смертоносные снаряды. В этот момент, до меня дошел смысл ее воплей. Появившийся неподалеку, белолицый спутник девушки в красном, занес для броска руку.
  - Нееет!
  Но было уже поздно. Брошенный, твердой рукой, кол, сверкнул серебряной вспышкой и попал бабке в грудь. Старуха замерла, закашлялась и развеялась прахом. На землю упал розовый ключ. Остатки ее войска сразу же попадало на землю. Трупами или костями. В зависимости от того, из чего состояли.
  - Нееет! Зачем! Зачем ты ее убил! - я сделал несколько огромных прыжков и схватил мужика за грудки. - Сука! Зачем ты ее сразу убил!
  - Зло.
  Мужик равнодушно посмотрел на мою руку. Его лицо ничего не выражало. Миг и мне в кадык уперся кол. Рядом зарычал окровавленный Грык. Появившийся шаман, заискрил молнией на своем посохе. Клинок Рары замер в нескольких миллиметрах от шеи белолицего.
  - Стоять! Все назад! Я сам разберусь!
  Мои воины нехотя подчинились. Бесстрастное лицо мужика исказила ухмылка.
  - Орки, - сказал он, будто плюнул.
  - Орки и что!? Лучше большинства эльфов у которых я гостил! Лучше тебя!
  - Мужики вы чего? - между нами вклинился Камиль. - Танк, это же Дьякон! Он за нас.
  - Он убил бабку!
  - Ну убил. Бабуся нас сама покрошить хотела.
  - Она девчонку защищала дибил!
  - Это все трогательно, - Дьякон спрятал свое оружие. - Камиль, уговоры соблюдены. Нам пора, - он повернулся к своей спутнице. - Оксана уходим.
  - Сейчас, - девушка положила мне на плечо ладонь. - Не сердись на него. Ты даже не представляешь, сколько он пережил.
  - Да ты чо!- я стряхнул ее руку. - А давай устроим вечер воспоминаний! Померяемся, кто и сколько пережил в этих сраных мирах! Это же нас оправдывает! Пойдем и загасим еще кого нибудь!
  - Ты сам ее убить хотел. Я видела. Что изменилось?
  - Хотел, - из меня будто стержень вытащили. - Ты права.
  - Вот. Возьми, пригодится, - девушка сунула мне в руку один из своих серебристых кольев. - Это лурат. Самое мощное оружие против тьмы, - она подошла к Дьякону и они исчезли.
  - Танк ну ты чего? - голос домагера вывел меня из задумчивости.
  - Кам что с нами? - я посмотрел другу в глаза. - В кого мы превращаемся?
  - Кхе, кхе. Извините, что перебиваю, - к нам подошел шаман в сопровождении Грыка. - Я по поводу трофеев. У мертвяков куча золотишка по карманам. А клинки личей из сумеречной стали. За один такой можно купить все наши земли, а их тут за сотню.
  - Эм. Как тебя зовут?
  - Лик вождь.
  - Лик это ваши трофеи. Собирайте.
  - И наши, - вклинилась в беседу Рара. - я прослежу, чтобы все было по справедливости.
  Довольный Грык в сопровождении моей телохранительницы пошли к мародерствующим воином. Шаман остался на месте.
  - Что еще.
  - О Великий Истребитель Су пятьдесят семь...
  - Истребитель СУ? - изумился Камиль.
  - Еще одна загвоздка, - не обращая на него внимания, продолжил Лик. - У нас нет еды. Войско нежити пищу не употребляла, а твои воины скоро захотят жрать.
  - Вы же вроде своих погибших едите? - домагер снова вклинился в беседу.
  - А людишки детей на завтрак пожирают и животных трахают. Че ты мелешь человек?
  - Еда будет, - я достал телефон. - Макс привет. Как жизнь. Мне сухпай нужен. На две тысячи рыл. Деньги спишешь с моего кристалла.
  - Ок. Раса рыл?
  - Орки.
  - Все веселишься? Этих то где надыбал? Новый вокорлок?
  - Нет. По пути прибились. Мы девочку нашли и мама ее с нами. Лови координаты.
  
  Гл.84 ЧЕРНАЯ ГВАРДИЯ
  По всему полю чадили костры, в которых горели останки нежити. Возле скалы возвышался курган из камней и земли с торчащими из вершины кольями, украшенными разноцветными ленточками. Братская могила павших орков. На вершине его стоял шаман и нараспев читал не то молитвы, не то заклинания, не то траурную речь. Зеленые воины потрошили контейнеры, разбирая еду и воду.
  Рядом, с видом кота, обожравшегося сметаны, стояла Рара. Ей досталось сразу два серповидных клинка, которые она постоянно доставала, чтобы полюбоваться. Из добычи нам перепали еще несколько огромных баулов, которые были погружены на моего свина. Кабан сначала возмущался, громко повизгивая, но, получив ящик крекеров, в качестве съедобной компенсации, сменил гнев на милость. На валуне сидел Грык и не моргая смотрел в небо. Воин со шрамом грустил по своему погибшему скакуну. Макс отпустил, выгрузивших продукты работников и подошел ко мне.
  - А где девчонка то с мамой? Посмотреть хоть из-за кого столько сыр-бора.
  - Она там в камнях. Мама ее, - ответил Камиль. - Стесняется. Она это. Когда в тигру перекидывается, одежда рвется. Даже трусы. А Сказочница в пузыре за скалой. Забирать надо.
  - На, одень ее, - Макс снял с себя алый плащ, явив нашему взору великолепный бронескафандр, украшенный рунами из драг металлов. - Кстати. Почему Сказочница?
  - Не знаю, - домагер пожал плечами. - Так квест высветился. Найти и вернуть домой Сказочницу, - он повернулся и поспешил в сторону камней.
  Перед нами, с хлопком материализовались телепортаторы.
  - Максик! Вовчик! - Кристина повисла у нас на шее. - Не ужели домой!
  - Домой, домой, - Камиль привел закутанную в плащ Тигру. - Знакомтесь, это Света. Считаем ключи. Мой раз, бабкин два, Светин три.
  - У Катеньки еще есть. Ей давали, с бабочками на ободке. - охрипшим голосом сообщила Света.
  - Катенькин четыре.
  - Наши два, - Леша протянул ключи телепортаторов.
  - Ваши шесть.
  - Держи ключ билетера, - я протянул ему серенький ключик.
  - И того семь, и два запасных. Все как в аптеке.
  - Я не пойду, - вдруг сообщил Макс.
  - Почему? Макс это же домой! - воскликнула Кристина.
  - Ну, домой. Кто я там был? Слесарь на шиномонтажке. Жил с теткой левой. Приживалой. А тут у меня дом, бизнес. Тут я дышу по полной!
  Я почувствовал, как мою ладонь нервно сжала рука Рары.
  - Я тоже остаюсь, - слова царапали мою гортань. Голос сел сразу на несколько тонов.
  - Танк ты че? С дуба рухнул? - изумился Камиль. - Тебя вообще то дома ребенок ждет.
  - Знаю, - я прокашлялся. - Мне зеленых в степи вернуть надо. И Рара вот еще. Я вернусь, не беспокойся. У меня есть способ.
  - Дурак что ли!? Да хрен на них, на орков! Отдай девчонке варп прыгатель, пусть домой чешет.
  - Кама это мои воины. Я не могу их бросить.
  - Орков!?
  - Орков.
  - Вождь, - к нам подошел Грык. - Посмотри туда.
  Я повернулся. Возле выхода из ущелья пульсировала огромная спираль портала. Прямо в воздухе материализовались ступени. Из портала вышел отряд закованных в черные латы воинов. Следом еще один.
  - А вот и наш друг Анатолий. Это против него бабуля собирала мертвую армию. Гондону, зачем-то, очень нужна Сказочница. Теперь у нас точно нет времени на споры. Дуйте за девчонкой и линяйте домой. Мы с орками потянем время. Я и без ключей могу дверь открыть. Проверено. Ну, не тормозите! Бегом, бегом!
  
  
  Гл.85 ВАЛЬС
   Двое сотрудников патрульно-постовой службы, привычно вошли в здание суда, толкая впереди мужика спившегося, задрипанного вида. Один из них прошел сквозь арку металлодетектора и остановился передо мной.
  - Здорово приставала. Мы Толика Лукошкина привели. Куда его?
  - Не приставала а товарищ судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Если не вонючка, то тут посадите. У него, на сколько процесс назначен?
  - Ну, как не вонючка. Попахивает конечно. Но в меру. К одиннадцати секретарь сказал. А ты же вроде уволился?
  - Отработка у меня. Переходный период между армией и гражданкой закончен.
  - Место нашел?
  - Ага. Я же инженер по образованию. Нужно расти над собой. Надоело по утрам жуликов ловить, днем выслушивать фантазии судей, а по вечерам охранять исполняшек. Ой. Да это же Толян, мой соседушка. Чо сотворил?
  - Вломился к соседке, сожрал колбасу из холодильника и украл пятьдесят рублей из тумбочки, тапочки и алюминиевую вешалку для пальто.
  - Алюминий понятно. Тапочки ему зачем?
  - Подарок любимой. Да Анатолий?
  Толик Лукошкин не отвечал, он сосредоточенно разглядывал огнетушитель, висевший на стене. Потом сделал к нему шаг.
  - Привет. Я Толян, - огнетушитель безмолвствовал, но очевидно только для нас. Лукошкин же остался доволен ответом. - Васек значит? За что замели?
  - Че это он? - я посмотрел на пэпээсников.
  - Тсс. Смотри дальше. Парень походу беляк поймал. Поржем.
  В это время мой сосед наклонился вперед и заговорчески шепнул огнетушителю, который оказался Васьком.
  - Есть чо? А я спрятал, - он отодвинул полу рваной куртки. - Будешь?
  Дальше пошла пантомима. Толик достал невидимую водку и два невидимых стакана. Потом сосредоточенно наполнил стаканы, причем в свой, усиленно стряхивал последние капли невидимой огненной воды.
  - Ну, будем! - он сделал жест, как будто выпивает все залпом и тут же опьянел.
  - Пипец! - прокомментировал его телодвижения один из миллиционеров. - Че мы судье то скажем? Она теперь не поверит, что мы его два дня в обезьяннике трезвели.
  - Вождь, - отвлек меня от воспоминаний Грык. - Там, какой то человечек тряпочкой машет. Оскорбляет что ли?
  - Белая тряпка символ переговоров. Поговорить он хочет.
  - А я то думал. Вождь я с тобой.
  - И я,- рядом встал шаман.
  Рара, молча, вклинилась между ними.
  - Я тоже схожу. Поговорю с Толяном. Только несколько распоряжений отдам, - сообщил и Макс.
  - Это же переговоры. Зачем нам толпа?
  - Затем, зачем и ему, - Лик указал на свиту Толика.
  Я пожал плечами и не спеша, выдвинулся на встречу делегации, внимательно разглядывая спутников бывшего соседа. Ирина, билетер, воздушница. Юленька, если я правильно запомнил. Йохан и Ув фон Рогге. Надо же. Как он их уговорил интересно. А вот эту даму вижу первый раз. Я пристально посмотрел на девушку восточной внешности. Ничего особенного. Невыразительная, два тесака за спиной. Движется плавно, словно Шныра. И глаза такие красивые. Да она вся красивая! Вот это девушка! Да ее надо на руках носить! Хочу ее! Мое!
  - Ау, - Мила чувствительно кольнула меня в бедро, а Рара ущипнула за руку.
  Я помотал головой и пришел в себя.
  - Человеческая самка, - ухмыльнулся Грык.
  - Ведьма однако, - поддержал его Лик посмеиваясь.
  - Ментальное воздействие седьмого уровня, - констатировал Макс, разглядывая какой то прибор, который вытащил из кармана. - Нехило!
  - Гы гы, - лицо Толика расплылось в улыбке. - Гуленька, похоже, что тут твои чары не действуют.
  Восточная девушка нахмурилась и закусила губу.
  - Привет сосед, - Толик стряхнул со своего смокинга пылинку. - Интересные у тебя друзья. Зелененькие. А телка красотка. Из наших?
  - Из моих. Че хотел?
  - Как и всегда. Поговорить, - он остановил свой взгляд на Максе. - А вас то господин торговец как сюда занесло? Сидел бы в своей лавке, торговал, на друзей постукивал. Ты в курсе, что он вас сливал?
  - В курсе, - я достал сигарету. - Толян, строй свое общество где-нибудь далеко отсюда.
  - Да я с радостью. Девочку только отдайте мне. Ты же знаешь, что она может?
  Я промолчал.
  - Ну, конечно же в знаешь. Иначе не приперся бы сюда. Кстати, а где бабуля? - он всплеснул руками. - Неужели загасили! Опередили демоны. Гы гы. А где бабуля? Я за нее! Помнишь киношку?
  - Много текста.
  - Зануда. Ни выпить, ни поговорить, - бывший сосед достал свою коробочку. - Я отвлекусь?
  Толян капнул себе на язык из пипетки, почмокал губами и обвел нас блуждающим взглядом.
  - И так, дорогие мои Родионы. На чем мы остановились? Ах, да. Мое общество. Не получится его строить подальше. Я хочу занять все игровое поле. Шах и мат! Я, конечно, понимаю, что ты тоже собираешь команду. Угадал? Угадал, - он кивнул сам себе, - Но пойми, у одного тебя нет шансов. А у меня силы и возможности! Идея! Я построю тут золотую эру! Мы вытряхнем остатки первых в небытие! Присоединяйся. То, что сейчас имеешь, просто пшик по сравнению с тем, что я тебе дам. У тебя будет вокорлок! Если не в курсе что это такое, спроси вон у торгаша. Своя империя! Я подскажу. А девчонка это такие возможности! Бабка не понимала. Уперлась рогом как и ты.
  - Это всего лишь маленький ребенок и ей тут не место.
  - Так и мы не звери! Мы дадим ей безопасность! Я уже нашел подсказки к двери! Дверь, про которую говорил Некус! Малышка нам поможет и мы ее вернем домой. Представляешь, сколько мы можем сделать все вместе! Что скажешь?
  - Промискуитет.
  - Что?
  - Задолбал говорю трындеть. Знатоки бля! Повылезают из гнилых болот и жизни учат! В мозгах тухляк, в глазах тухляк, но зато всегда знают, что мне лучше! Заботливые бля! Только после ваших забот ощущение, как говна нажрался! Золотая эра! Для кого золотая!? Проквакают и в тину! И главное, суки так красиво квакают! Ты же не говоришь, ты ссышь! Думаешь, мне дома в уши мало нассали!? Каждый мессия старается из меня Буратино выстругать! И глаза такие честные и вкрадчивые! И все речи твои, это очередное предложение обмена моего меча на копеечный кулон. Естественно, для моей же пользы. Короче иди в жопу! И обезьян своих черных уводи.
  - Ну, я не знаю, как еще тебя сдвинуть. Ир, может, ты объяснишь? Помрет же героический мужчина,- Толик, сощурив глаза, оглядел меня с ног, до головы. - Я даю тебе час! А потом, кто не с нами, тот против нас! У меня с собой двадцать тысяч воинов. Тут, без вариантов. Только своих погубишь. Ир, не убедишь, я его убью, - он развернулся и поманив своих миньонов, пошел обратно.
  Целительница осталась на месте. Макс позвал за собой орков. Рара сделала вид, что это ее не касается. Я посмотрел на нее, девушка фыркнула и побежала догонять остальных. Мы остались вдвоем. Ира молча. Молчал и я. Нам не нужно было говорить. То, что могло бы произойти. То, что никогда не произойдет. Обсуждать это не имело смысла. И мы оба это понимали. Внутри зарождалась и рвалась на поверхность, какая то вселенская грусть и пустота. Мою руку закололо и она стала истончаться, превращаясь в хрусталь.
  - Скатертью путь, снежная песня скальда... Да..., - закрутилась в голове музыка.
  От земли поднялись туманные испарения. Дым на секунду окутал нас и опал, а на мне парадная появилась форма образца середины девяностых годов двадцатого века. Фрма, которую я когда то носил. Китель, золотые погоны и дурацкая, тяжелая фуражка с огромной, как у карикатурных латинос, тульей.
  - Вальс! - я снял с головы фуражку и швырнул ее прочь.
  Заиграла музыка. Шаг вперед, ладошку в руку, вторую на талию. Покалывание усилилось. Девушка от неожиданности прогнулась. Брутальный, кожаный костюм на ней съежился и распустился бальным платьем. Еще шаг и мы закружились.
  - Девушка, милая с тонкими пальцами,
  Если в костях недостаточно кальция
  Вальс - он способен убить
  И закончится жизни хоспис.
  Мы парили над полем. Полем, на котором скоро прольется кровь. Вне времени и пространства.
  - Знаю тебя в день рожденья устроит
  Вместо айфона хуевый андроид,
  Но я, я хочу подарить
  Тебе микро и макрокосмос.
  (Михаил Елизаров - Одноместное сердце.)
  Музыка оборвалась и мы замерли подрагивая. Наряды осыпались, превращаясь в металл и кожу. Ира отлепила ладонь, шагнула назад и присела в книксене. Я поблагодарил ее за танец кивком головы и мы, развернувшись каждый в свою сторону, пошли к войскам сопровождаемые тысячью ошалелых глаз. УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, КНИГА ЗАКОНЧЕНА НО В СВЯЗИ С ТЕМ ЧТО Я РЕШИЛ ПОУЧАСТВОВАТЬ В КОНКУРСЕ ЗДЕСЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ ВЫЛОЖЕНО НЕ БУДЕТ, ЕСЛИ КОМУ ИНТЕРЕСНО ТО МОЖЕТЕ ДОЧИТАТЬ ТУТ https://author.today/work/19323 НАЗВАНИЕ С РАБОЧЕГО ХС ИЗМЕНЕНО НА ВЗЛОМЩИКИ ГРАНЕЙ, ЖДУ ВАШИХ ОТЗЫВОВ КАК ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ТАК И ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ,И ЗДЕСЬ И ТАМ. ОНИ ПОМОГУТ МНЕ ОПРЕДЕЛИТЬСЯ СТОИТ ЛИ ПРОДОЛЖАТЬ ПИСАТЬ В ЭТОМ ЖАНРЕ ИЛИ СТОИТ ОСТАНОВИТЬСЯ, ВСЕМ ЧИТАТЕЛЯМ СПАСИБО,
Оценка: 8.69*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"