Бродских Татьяна: другие произведения.

Чужими тропами. Тропа первая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:

    Сны и предчувствия не всегда обманывают, а если они до этого ни разу тебя не подводили, то им даже нужно верить. Силой обстоятельств Татьяна оказывается в чужом мире. Ее не ждут там принцы или друзья, готовые помочь в любую минуту. Прислуга -вот, казалось бы, ее удел. Но девушка не спешит отчаиваться и жалеть себя. А ее гордости и самодостаточности позавидует любая аристократка. Сможет ли Таня обрести свое счастье, если ей суждено ходить Чужими тропами? Или она проложит свой путь? (Попаданка, драконы,магия,мелодрама и ХЭ :) вторая часть здесь ЧУЖИМИ ТРОПАМИ. Тропа вторая



Чужими тропами

  
  
   Пролог
  
  
   - Танюша, ну какой сон, какие предчувствия? - мягко рассмеялся над моими страхами Денис. - Это все волнение. Вот увидишь, после свадьбы ты о них и не вспомнишь. Надо только пять дней потерпеть, а потом мы поедем в отпуск - только ты и я.
   Я была готова согласиться со своим женихом, это все волнение и запоздалые мысли о том, а не поторопились ли мы с таким серьезным решением. С Денисом мы познакомились меньше полугода назад, он вихрем ворвался в мою размеренную жизнь. Я не успела оглянуться, как он прочно обосновался в моем сердце, а потом и квартире. До нашего знакомства Денис жил с родителями, хотя и имел неплохую работу. Просто, как объяснил он мне, до встречи со мной у него не возникало желания жить отдельно. Ведь дома его всегда ждал горячий ужин, любящие родители и младшая сестра. А вот меня никто не спрашивал, родители развелись, когда мне было четырнадцать. Отец сразу откупился от алиментов и дальнейших встреч со мной, купив на мое имя маленькую однушку. Мать в тот же год вышла повторно замуж, приведя отчима в нашу квартиру. Наши с ним отношения не заладились, мужчина был почему-то уверен, что я всем ему обязана, ведь это он меня кормит и одевает. А то, что моя квартира приносила неплохой доход, об этом он даже не вспоминал. Мать была беременна, поэтому ни во что не вмешивалась, а я никогда не любила ругаться, поэтому просто отмалчивалась или уходила к подруге. Иногда даже ночевала у нее. И опять же слышала упреки и крики, дядя Леша был уверен, что я пойду по наклонной и принесу в подоле. А когда родился братик, на меня полностью скинули всю работу по дому: убрать, приготовить, погулять с ребенком, сводить его в поликлинику. Одноклассники смеялись, а новый педиатр спустя полгода поинтересовался, кто я мать или сестра.
   После девятого класса я пошла в колледж на технолога пищевой промышленности. В школе уговаривали остаться, пророчили мне великое будущее, но у меня было одно желание - как можно скорее пойти на работу, чтобы жить отдельно. В день своего восемнадцатилетия я собрала свои документы, вещи и ушла. Моя квартира как раз пустовала, одни жильцы съехали, отчим срочно искал других, но я решила иначе. У меня были скоплены кое-какие деньги, со второго курса я подрабатывала сначала посудомойкой, потом помощником повара в одном ночном кафе. Отчим был уверен, что я таскаюсь по притонам, орал, пытался воспитывать, обнюхивал, и стабильно раз в месяц заставлял делать тест на наркотики и беременность, благо в аптеке этого добра хватало. А я молчала, не оправдывалась и ничего о себе не рассказывала. Сейчас, по прошествии четырех лет, я понимаю, что надо было сказать все. Возможно, тогда бы у нас не было таких тяжелых отношений. Но меня больно задело недоверие матери, то что она всегда была на стороне отчима, будто это не она меня родила и вырастила. Сколько раз я слышала ее жалобы, что я пошла характером в своего отца, что так же, как он никого не люблю и не ценю их с дядей Лешей заботы обо мне.
   Конечно, в первое время мне было тяжело жить одной, денег постоянно не хватало. Я питалась остатками с блюд в кафе. Не объедками, а именно остатками. Особенно везло в выходные, когда проходили то свадьбы, то какие-нибудь гулянки с большим количеством гостей. Блюд в таких компаниях заказывают много и после чрезмерного употребления спиртного, уже никто не следит - все ли было выставлено на стол. Кто-то скажет: обман, воровство или еще как-нибудь похуже это назовет. Я тоже так считала в душе, ровно до того момента, как не узнала что такое голод. Это страшно, в наше время еда везде, но когда у тебя нет денег, то это становится пыткой. А еще я работала там, где еду готовят. Я всегда была излишне гордой, мне тяжело просить людей о чем-то. Я даже не ходила к матери, хотя знала, что, несмотря, на ее ворчание и попытки воззвать к моей совести, она всегда меня накормит. Нет, я ушла и никогда больше не появлялась в их доме, звонить звонила, каждый раз говоря, что у меня все хорошо.
   На работе меня стали подкармливать после моего голодного обморока. Александр Петрович или просто Петрович, как его называло большинство, наш шеф-повар, лично следил за тем, чтобы я ела перед тем, как заступить на смену. А после нее вручал пакет с одноразовыми контейнерами с чем-нибудь вкусным. Я работала два через два, сложно было совмещать ночную работу и учебу, выезжала на одном упрямстве и хорошей памяти. Год назад я закончила колледж и сразу сменила работу, очень уж хотелось выспаться. Странно, но за годы своего вынужденного одиночества, у меня ни разу не возникло мысли вернуться к матери или попроситься жить к отцу, обеспеченному бизнесмену. Я вообще не планировала заводить семью, мужчин всегда сторонилась. Смешно вспомнить с каким благоговением и недоверием смотрел на меня Денис после нашего первого раза. Я почему-то постеснялась сказать ему, что мужчин в моей постели еще не было. Чувствовала неловкость из-за своей неопытности, но Денис наоборот был счастлив и в ту же ночь сделал мне предложение. Так и сказал: "Теперь, как порядочный человек, я обязан на тебе жениться". Я посмеялась над избитой шуткой, а он на следующий день пришел с цветами и кольцом, а через неделю и вовсе ко мне переехал.
   Я тяжело схожусь с людьми, мне потребовалось почти четыре месяца, чтобы научиться доверять Денису настолько, чтобы стать его. И вот прошло всего два месяца, как наша свадьба не за горами. Люблю ли я его? Что нас ждет впереди? Искоса глянула на своего жениха, он умело вел машину и что-то мне рассказывал. Улыбался, я видела ямочки на его щеках, он иногда бросал на меня лукавые взгляды, подмигивал. Я улыбалась в ответ, с Денисом по-другому и не получалось, он был полной моей противоположностью, как внешне, так и характером. Истинный блондин с голубыми глазами, веселый, обаятельный, коренастый и я, замкнутая в себе худощавая темноволосая шатенка с карими глазами в желтую крапинку. Денис сказал, что влюбился в меня с первого взгляда, стоило только увидеть эти "солнечные зайчики" в моих глазах. От таких признаний мне становилось неловко, ведь я до сих пор не могла сказать, что люблю Дениса. Мне с ним было хорошо, комфортно, радостно и уютно. Но вот страсть, ревность, какую-то дикую феерию чувств, как это описывают в любовных романах, я не испытывала. Может, мне просто это не дано?
   - Котенок, я машину глушить не буду, - произнес Денис, останавливая машину у торгового центра. - Я только в банкомат заскочу, деньги сниму.
   - Хорошо, - смущенно улыбнулась и кивнула жениху. За два месяца я так и не привыкла к его ласковым "котенок", "малыш", "солнышко", меня никогда так не называли и слышать такие слова от Дениса было непривычно. А вот "Танюша" мне понравилось сразу и безоговорочно. Он еще как-то по-особенному произносил мое имя, нежно, певуче, сердце сразу пускалось вскачь. Это ли не любовь? Почему она должна у меня быть обязательно пылкой и страстной? Ведь не в моем характере проявлять чувства.
   Из размышлений меня вырвала хлопнувшая дверца автомобиля. Я повернулась сказать Денису, что не мешало бы нам заехать в супермаркет, но испуганно ойкнула - за рулем сидел не он.
   - Что вы тут делаете?! Немедленно покиньте нашу машину! - возмутилась я.
   - Еще слово и ты труп! - практически ткнул в меня огромным ножом неопрятный огромный мужик и резко рванул машину с места. Я дернулась в сторону от ножа, вжавшись в сиденье автомобиля. Сердце грозило выскочить из груди от страха, трясущимися руками я пыталась отстегнуть ремень безопасности, чтобы выпрыгнуть из машины, пока она не набрала нормальную скорость. Тут перед нами выскочил Денис, он размахивал руками, что-то кричал, видимо, призывая угонщика остановиться, но тот наоборот увеличил скорость. Я отчетливо поняла - тормозить он не будет. Тело среагировало само, я наклонилась вперед и резко дернула руль на себя, в последний момент, уводя машину в сторону. Наказание пришло незамедлительно, мужчина как-то странно ругнулся и ударил меня локтем в лицо. Мир померк.
  
  
  
   Тропа первая, случайная
  
  
   Глава 1
  
  
   Сознание возвращалось толчками. Меня мотало на пассажирском сиденье из стороны в сторону, и только ремень безопасности хоть как-то удерживал на месте. Голова раскалывалась, во рту ощущался привкус крови, а любое движение отдавалось дикой болью в переносице. Только бы не перелом. Глаза удалось открыть с трудом. Не знаю, сколько я была без сознания, но за это время угонщик успел выехать за город и теперь на бешеной скорости летел по трассе.
   - Высадите меня, пожалуйста, - слова давались с трудом, перед глазами все плыло. - Вам же машина была нужна, а не я.
   - Не вякай под руку, если тебе жизнь дорога, - грубо оборвал меня мужик, вжимая педаль в пол.
   Наверное, другая девушка ударилась бы в слезы, мольбы, но я нутром чувствовала, что ни к чему хорошему это не приведет. Дрожащей рукой оттерла кровь с лица, не обращая внимания на то, что вся блузка на груди ею залита. По-хорошему, надо было достать влажную салфетку из бардачка, но очень уж красноречиво на передней панели валялся огромный нож. Поэтому я просто сжалась на кресле, и молилась в душе всевышнему. Очень хотелось жить, особенно сейчас, когда и в моей жизни появилось счастье.
   - Убогий мир, убогие людишки, - сквозь зубы ругался мужик, вставляя какие-то незнакомые слова, судя по интонации - матерные. - Ну же тварь! Быстрее!
   Я вздрогнула от его крика, не сразу поняв, что он кричит на машину, которая и так развила предельную скорость. Нас кидало по дороге, я уже закрыла глаза и уперлась ногами в приборную панель, не в силах смотреть на мелькающий пейзаж. Встречные машины сигналили, вынужденно сворачивали на обочины, а мы все разгонялись, рискую вылететь с дороги. Но пока еще каким-то чудом аварии удавалось избежать.
   - Не успеваем, - зло процедил мужчина. А потом обернулся ко мне с шальной безумной улыбкой: - Полетаем, красавица?
   Вот тут мне стало по-настоящему страшно. Мы приближались к старенькому мосту и это сумасшедший вместо того, чтобы снизить скорость, резко крутанул руль, пробивая нашей машиной ограждение. Я впервые в жизни закричала, громко, истерично и на одной ноте. Секунды полета растянулись, время будто замерло, а потом с громким хлопком и яркой вспышкой побежало дальше. Я на всю оставшуюся жизнь запомню ту быструю, каменистую речушку, в которую мы должны были врезаться. И удар был такой силы, что я опять потеряла сознание, буквально на несколько секунд, потому что когда я очнулась, машина еще катилась. Причем вниз по лесному склону. В тот момент мне и мысли в голову не пришло, как мы оказались в зимнем лесу, все мое внимание было сосредоточено на том, чтобы не врезаться в дерево. Мужик лежал на руле и не подавал признаков жизни, он не был пристегнут, поэтому его кинуло на лобовое стекло, которое он чудом не пробил своей головой. С трудом столкнув его тело, я одной рукой ухватилась за руль, стараясь направить машину по диагонали, было у меня предчувствие, что лес может неожиданно закончиться каким-нибудь обрывом. Несколько раз машина притиралась к деревьям, стоял оглушительный скрежет, но скоро удача закончилась и раскидистый дуб или вяз, принял нас в свои объятия.
   Несмотря на то, что машина большую часть скорости погасила, удар был силен, мое сознание опять померкло. В себя я пришла от звука мужских голосов, они что-то обсуждали на незнакомом мне языке.
  
   - Демоны, где ты взял такого монстра, друг?! - Ривен уже в третий раз обходил странное средство передвижения и не мог поверить, что вот это может ехать самостоятельно. Но, несмотря на любопытство, взгляд мага то и дело цеплялся за женщину, что без сознания лежала в этом монстре. Мужчина не понимал, почему Ланьер не распорядился ей помочь, ведь целитель с ним уже закончил. - Лан, девицу-то с собой берем?
   - Зачем? Она мне досталась с машиной, так что пусть в ней и остается, - отмахнулся Ланьер.
   - Но ведь она спасла тебе жизнь, - недоуменно произнес Ривен, обернувшись к другу. Маг будто впервые его видел, Лан стал жестче, циничнее, злее, его лицо кривила презрительная ухмылка. - Вы влетели в портал в последние секунды. Мы не рассчитывали, что придется ловить такую штуковину, если бы не твоя спутница, которая как-то смогла направить ее в сторону, вы бы погибли.
   - Намекаешь на долг крови? - скривился еще сильнее Ланьер, теперь от досады. - Ладно, пусть Валлис ее осмотрит, заберем с собой, а там решим, куда ее пристроить. Баб у нас всегда нехватка, может, кто и позарится.
  
  
   Дверь с моей стороны открыли, непроизвольно открыла глаза, потому что умирать в неведении было страшнее. На меня смотрел старичок, чем-то похожий на монаха, во всем черном и с бородой. Он покачал головой, поохал, осторожно дотронувшись до моего носа, в его взгляде было столько сочувствия, что у меня и мысли не возникло отстраниться от его пальцев. Он что-то мне сказал, но я ничего не поняла. Тогда он наклонился чуть вперед, подхватил мою сумку и жестом показал, что надо сунуть ее кожаную ручку в рот. От осознания того, что мне сейчас будут вправлять нос, все внутри похолодело и наполнилось страхом. Слишком сильны были воспоминания из детства, когда мне вправляли выбитый локтевой сустав. Ручку сумки я в рот засунула, не рискнула спорить в моем состоянии с этими людьми. Мужчина тут же расположил пальцы на моем лице. Боль резко заволокла сознание, из глаз брызнули слезы, а крик сдержать не удалось, хотя я очень хотела. Но буквально через секунду переносицу окутало легкое жжение, притупляя боль, а потом и вовсе сводя ее на нет.
   Облегчение снизошло на меня, я прикрыла глаза, пережидая очередное головокружение. Старичок в это время что-то говорил, но явно не мне, а моему похитителю. Он огрызался, грубил, но доктор, а никем иным дедок просто не мог быть, был непреклонен, на чем-то настаивая. После того, как боль улеглась, меня начало сильно раздражать, что я ничего не понимаю, а еще все сильнее донимал холод. Открыла глаза, обвела взглядом тоскливый зимний или поздне осенний пейзаж - голые деревья и пожухлую листву, припорошенную снежком. А ведь на дворе только середина сентября. Мозг подсказывал, что у нас-то сентябрь, а вот тут - незнамо где - явно зима. Верить в это не хотелось, но моя одежда не по сезону уже не согревала. Старичок не догадался закрыть дверь, а мне было страшно отстегиваться, казалось, если я хоть сдвинусь с места, все вокруг станет реальностью. А так можно было считать, что все это галлюцинации.
   - Что ты там расселась? Карету ждешь? Или решила сделать мне подарок - избавить от своего присутствия? - раздался раздраженный голос похитителя. Он смотрел на меня, брезгливо кривился и был очень зол.
   - Надо было зарезать тебя, пока ты был без сознания, - с сожалением произнесла я, глядя на бандита. Мужчина побагровел, резко сжал мою шею своей рукой.
   - Если хочешь жить, следи за своим языком! Для тебя я "милорд", "господин", "хозяин", и только на "вы" с поклоном! Поняла?! - прорычал он, сдавливая мою шею сильнее.
  
   - Ланьер, перестань! - подскочил Ривен и оттащил друга от теряющей сознание девушки. - Ты совсем спятил? Ты же убьешь ее!
   - Ты не понимаешь, - отмахнулся от него опальный лорд. - Тот мир - это кошмар, это самое гадкое место, где я только бывал. Один взгляд на эту девку, которая считает себя чуть ли не королевой, напоминает мне о потраченных годах в ее мире.
   - Но Лан, тебя не было всего год, - молодой маг не понимал своего старшего товарища и наставника. - Или время все-таки течет неравномерно?
   - Сдвиги во времени есть, но не такие значительные, как ты думаешь. Просто в том мире нет магии, воздух, вода, земля, продукты - все отравлено, люди высокомерны, большинство не поддается ментальному влиянию. Рив, я чуть не сдох в первый же день, когда сканировал память какого-то мужика. И то, максимум что я смог из него выжать, это знание языка и кое-какие факты из его жизни. Но если бы не это, я вряд ли смог бы выжить в том мире. Там все не так! Да ты глянь на машину, их в городах тысячи, разных, огромных и не очень. В небе летают искусственные птицы, тоже перевозят людей, я не рискнул воспользоваться их услугами. Вот сколько жителей в самом крупном городе у нас? Сто тысяч? Двести? Там же количество людей измеряется миллионами. А женщины красивы, распутны и холодны. Представляешь, они там сами выбирают себе мужчин, девственность не считают добродетелью, семейные ценности почти забыты, как и моральные нормы. Кругом плакаты с полуголыми девицами, а на пляже они вообще ходят без одежды. Если и есть преисподняя, ад, мир демонов - то это там. Рив, ты все еще хочешь притащить эту девку в наш дом?!
   - Ответь мне, Лан, зачем ты ее притащил к нам?- маг верил другу, но поведение Ланьера, такое нехарактерное для него, заставляло сомневаться.
   - Портал открылся раньше, чем я рассчитывал. Я находился далеко от точки входа, пришлось угонять машину вместе с ее пассажиркой, - лицо Ланьера перекосило.
   - А как получилось, что у девушки был сломан нос? - влез с вопросом целитель. - Кстати, еще немного и ее придется лечить от воспаления легких, Ривен, отдай свой плащ, ты сможешь поддержать тепло до замка магией.
   - Это я ее ударил! - рявкнул Ланьер, подтверждая худшие опасения целителя и Ривена, что год без магии не прошел бесследно для психики их друга. - Из-за этой твари я чуть не опоздал. А следующий портал вы бы открыли только через год...
  
  
   Пусть слов я не понимала, но сообразить, что молодой мужчина защитил меня от психа, смогла. Да и дедок на лорда смотрел с огорчением и порицанием. А я замерзала. Можно было и дальше сидеть, но суицидальными наклонностями я не страдала. И как бы мне не было страшно, нужно было выходить и идти с этими людьми. Судя по агрессивным замашкам похитителя, как женщина я его не привлекала, что меня крайне радовало. А огорчало другое - по-русски говорил только он, то есть все вопросы мне придется задавать ему. Их у меня было немало, но вот уверенности, что он мне на них ответит, не было. Прислушиваясь к разговору мужчин, я вычленила несколько повторяющихся слов. Молодого звали Рив, а лорда - Ланьер. Ну я так думаю.
   Отстегнула ремень безопасности, подняла свою сумку, которая валялась под ногами, видимо, упала туда когда мне вправляли нос. Кинула взгляд на мужчин, они на меня не смотрели, а я засунула в сумку нож Ланьера, который там же находился на полу. В хозяйстве пригодится, особенно если этот урод решит еще раз протянуть ко мне свои ручонки. Выгребла из бардачка: зажигалку, ручку, блокнот, пачку влажных и сухих салфеток, вспомнила про аптечку и тоже взяла ее с собой. Можно было забрать вообще все, но я собиралась сюда еще вернуться. Вытащила ключи из замка зажигания, нужно было закрыть машину, ведь в ней много чего останется. В багажнике у Дениса была походная утварь, палатка, спальник, удочки, инструменты и что-то еще, нужное для туризма, которым он увлекался. Но говорить об этом мужчинам я не собиралась, рассчитывая оставить это добро на тот случай, если разговор с Ланьером не увенчается успехом и придется спешно убегать. Я выбралась из машины, зябко ежась. Мужчины, все трое, уставились на меня, будто впервые видели. Хотя чему я удивляюсь, внешность у меня стараниями козла Ланьера была "сказочная", вся в запекшийся крови, с опухшим лицом и синяками вокруг глаз. Да-да, успела глянуть на себя в зеркало заднего вида. Молодой человек скинул с себя плащ и протянул мне - настала моя очередь изумляться. С чего это такая забота? Вещь я не приняла, отрицательно покачав головой, меньше всего мне хотелось быть должной этим людям. Вдруг принятие одежды из рук мужчины что-то значит? Вместо этого я открыла заднюю дверцу и сняла чехол с сиденья. Денис очень любил свою машину, чехлы у него были из натуральной стриженой овчины, темно-бежевые.
   - С передних сидений тоже забери, - распорядился Ланьер, наблюдающий за мной. - Сошьешь себе шубу, зимы у нас такие же холодные, как и у вас.
   - Где у вас? - тут же задала вопрос я, раз уж лорд соизволил обратиться ко мне первым. Его совету я решила последовать, хотя нести чехлы с передних сидений будет не очень удобно.
   - Не притворяйся, что ничего не поняла, - скривил губы лорд. - Ты же прекрасно видишь, что мы в другом мире.
   - Даже если и так, я хочу домой. Да и вам я здесь тоже не нужна.
   - Абсолютно, - подтвердил мужчина. - А про дом можешь забыть, я не буду тратить на тебя силы и деньги, только чтобы еще раз открыть портал в твой гадкий мир. Радуйся, что вообще вырвалась из него. Но на многое не рассчитывай, максимум, что я могу тебе предложить - это должность прислуги в моем доме. И то благодари Ривена, лично я избавился бы от тебя на этом же месте.
   - И все же, назовите цену, - хмуро произнесла я.
   - Тебе столько и за всю жизнь не собрать.
   - Это говорит только о том, что вы и сами не знаете, что у меня запросить за исправление своей же ошибки! - вырвалось у меня.
   - Лучше тебе заткнуться, иначе я исправлю свою ошибку, которая заключалась в том, что оставил тебя в живых, - с угрозой сказал лорд. - Мы пойдем быстро, ждать тебя никто не будет, отстанешь - сдохнешь в лесу.
   Я никогда не испытывала ненависти, раньше мне казалось, что отчим самый неприятный мужчина в моей жизни. Теперь я точно могла сказать - он неплохой, хоть и до оскомины нудный. А вот к лорду у меня зарождалась искренняя ненависть, желание всадить в него клинок только усиливалось.
   - И не делай глупостей, - холодно бросил мне Ланьер. - Это мой мир, а здесь я всемогущ.
   Я усмехнулась, думая о том, что у кого-то мания величия. Но мой скепсис разом пропал, когда мужчина бросил в меня сгустком огня, который прямо на моих глазах буквально материализовался перед ним из воздуха. Не знаю, чем бы все закончилось, возможно, это была бы самая короткая история про попаданку, но меня закрыл собой Ривен, накрыв обоих прозрачным куполом. Огонь растекся по нему и пропал.
   Из всего выходило: или они маги, или я сошла с ума. Последнее было предпочтительнее, потому что в первом случае я не знала, что вообще делать.
  
  
  
   ***
   Дорогу до замка я старалась запомнить, то и дело бросала взгляды по сторонам, выискивая ориентиры. Вон там раскидистое дерево, а там расщепленное молнией. Колючие кусты, россыпь крупных камней, почему-то идеально круглых. В голове вспыхнуло воспоминание, что в моем мире тоже есть места с такими же камнями. Причем даже в России. Наш путь лежал вниз по склону, особой трудности у меня он не вызывал. Я была рада, что на мне джинсы и ботинки, не представляю, как бы шла по лесу в платье и капроновых колготках.
   Вообще-то, как не пыталась я найти различия в наших мирах, у меня ничего не получалось. Возможно, будь сейчас лето, я увидела бы отличия, но пока глаз так ни за что не зацеплялся. Ланьер шел впереди и ни раз не оглянулся, целитель, несмотря на возраст, держался достойно и шаг его был столь же легок, как у Ривена. Молодой маг постоянно оборачивался, подбадривающе улыбался, даже забрал у меня чехлы с передних сидений. Он и сумку предлагал понести, но я отказалась, там было все мое имущество. Хоть Рив меня и защитил, но доверять незнакомому мужчине повода у меня не было. Он шел рядом со мной, пытался поговорить, больше жестами, ведь слов я не понимала. Хотя то, что его интересует мое имя, поняла сразу, правда отвечать не торопилась. Почему? Не знаю, но что-то меня останавливало от этого шага. Наверное, врожденная вредность и подозрительность. Не добившись от меня ответа на свои вопросы, парень начал учить меня их языку. Ради такого я даже достала телефон и начала записывать, так как печатать на ходу было бы трудно, пришлось воспользоваться диктофоном. Ривен заинтересовался предметом, но отбирать его у меня не торопился, послушно произнося их слова и тыкая пальцем в перевод. Понятно, что я их не могла бы запомнить все сразу, поэтому сначала произносил слово Ривен, а я следом русский вариант. Конечно, я была не уверена, что перевожу правильно. Ведь показывая на дерево, маг мог иметь в виду не общее название, а конкретно "дуб" или "осину". Да и небо могло означать воздух, а вода - реку. Но в тот момент я об этом решила не думать, предпочитая разбираться с проблемами по мере их поступления. Но самое занимательное, что Ривен внимательно слушал мой перевод, кажется, так же старался запомнить. Спрашивается, зачем ему учить чужой язык? Просто из любопытства?
   Замок меня не особо впечатлил. Ни тебе рва вокруг него, ни подъемного моста, ни множества башенок и шпилей. Но в целом смотрелся он гармонично на фон зимнего леса. Во дворе замка нас встретили люди, они уважительно кивали Ланьеру и настороженно смотрели на меня. Я их тоже рассматривала и мрачнела с каждой минутой. Если Ланьер был крупным мужчиной, не меньше метра восьмидесяти в высоту, а Ривен был с ним одного роста, хоть не столь широкоплеч, то они не сильно отличались от мужчин моего мира. А вот эти, наверное, стражники или воины, были гораздо крупнее, я им доходила со своим небольшим ростом в метр шестьдесят всего лишь до груди. Но мне пугали не столько габариты окружающих мужчин, сколько то, что я не увидела ни одной женщины.
   Та же история повторилась в самом замке, нас встретил человек средних лет, предположительно дворецкий или управляющий. Поклон его был скорее данью традиций, чем демонстрация уважения. Не знаю, чем ему не угодил Ланьер, но мужчина к нему относился без пиетета, это было видно даже мне. Между тем маг на это внимания не обращал, бросив ему пару фраз, он вбежал на лестницу и почти скрылся за поворотом, когда его остановил вопрос Ривена:
  
   - Лан, ты о девушке не забыл?
   - Хотел бы, да ты не даешь, - поморщился Ланьер, который мечтал оказаться в своей комнате, принять ванну, поесть, расслабиться с женщиной. И не абы какой, а кроткой, чуткой, уступчивой. - Сет, найди девке какую-нибудь комнату на этаже прислуги и с завтрашнего дня она поступает в твое распоряжение. Заставляй работать, неповиновение пресекать на корню.
   - Слушаюсь, господин, - равнодушно ответил управляющий, окинув будущую помощницу скептическим взглядом.
   - Лан, ты забыл сказать самое главное, - не отставал Ривен. - И спроси у девушки, как ее зовут, она меня не понимает.
   - Сет, скажи всем, чтобы к девице не лезли. Никаких ухаживаний, намеков, попыток затащить в постель или в храм. Ты понял? - холодно посмотрел на управляющего Лан, дождавшись кивка, перевел взгляд на друга. - Доволен?
   - Да. Но ты так и не спросил ее имя, - Ривена было трудно сбить с толка, проведя в компании девушки два часа, он понял главное, она сильно отличается от женщин, которых он встречал раньше. И дело не в одежде, хотя брюки в обтяжку, такие в их мире носили только драконы, его поразили. Или скорее ноги девушки в таких брюках. А еще он заметил тонкие изящные кисти, золотое колечко с бриллиантом и браслет, а так же цепочку с кулоном на шее. Почему-то Ривен был уверен, что когда сойдут отек и синяки с лица, незнакомка окажется очень симпатичной девушкой. Но и это было не главное, больше всего его заинтересовало то, что девушка не плачет, не капризничает, не падет в обморок, не старается заручиться его поддержкой. - Вообще, раз нет возможности без вреда для здоровья выучить ее нашему языку, ты можешь научить меня языку ее мира.
   - Что, Рив, опять тянет обогреть какую-нибудь пигалицу? Забыл, чем для тебя это закончилось в прошлый раз? Куда тебя послала Элеонора, когда встретила своего дракона? И не проси, учить мертвому языку я тебя не буду. Хочешь возиться с этой никчемной - возись, но если ты решишь связаться с ней серьезно, она долго не проживет.
  
  
   - Эй, как там тебя? - вдруг обратился ко мне Ланьер. - Назови свое имя.
   - Зачем? Можете называть меня любым женским именем, принятым в вашем мире, - пожала плечами. Мне было все равно, как он будет ко мне обращаться.
   - Даже удивительно, что ты не торопишься вручить свою судьбу в мои руки, - усмехнулся Ланьер. - Я был уверен, что ты только и ждешь, когда я задам этот вопрос, чтобы связать меня дополнительными обязательствами.
   - Вы ошиблись, - холодно произнесла я, в последний момент пересилила себя и не сказала лорду, что меньше всего мне бы хотелось зависеть от него.
   - Тогда будешь Элен, - расхохотался Ланьер, глянув на Ривена, который, услышав это имя, помрачнел и поджал губы. - С завтрашнего дня поступаешь в распоряжение господина Сетрака, будешь работать горничной. Кормить тебя даром никто не будет.
   - А можно мне работать на кухне?
   - Что, как и всех смердов тянет поближе к жратве? - скривился лорд.
   - Конечно, чего еще в жизни желать, как не набить собственное пузо, - хмыкнула я, с трудом поборов презрение в голосе, жаль со взглядом не справилась. Потому что лорд в мгновение ока оказался рядом, сбежав по лестнице, и опять схватил меня за шею.
   - Я не потерплю не повиновения. Впредь, обращаясь ко мне, ты кланяешься и говоришь "милорд" или "ваша милость". Если ты еще не поняла, что попала не на курорт, то я открою тебе истину - в нашем мире нерадивую прислугу принято наказывать. Как думаешь, порка на внутреннем дворе в присутствии всего гарнизона тебе понравится?
   - Уверена нет, милорд, - прохрипела я. Глупо трепыхаться и грубить обличенному властью человеку, который по какой-то неведомой причине меня ненавидит. А проверять его угрозы мне совершенно не хотелось.
   - Рад, что мозги у тебя все же есть, - отпустил меня маг и отошел на пару шагов. - Я скажу Сету, чтобы он приставил тебя к кухне, это даже лучше, меньше будешь попадаться на глаза. Если же ты решила, что сможешь отравить пищу или воду, забудь об этом, я легко это вычислю, и тогда поркой ты не отделаешься. За саботаж в условиях военного времени предусмотрена смертная казнь. Все ясно?
   - Предельно, милорд, - равнодушно ответила я, чуть склонив голову, пряча ярость в глазах. Маг еще хмыкнул и отдал какие-то распоряжения управляющему. Тот бросил на меня взгляд и махнул рукой, чтобы я следовала за ним. Я сначала подошла к Ривену, забрала у него свои чехлы и от души сказала:
   - Спасибо.
   Уверена, он меня понял, даже постарался улыбнуться в ответ, но вышло криво. Что ж, оно и понятно, наверняка Ланьер наговорил гадостей обо мне, раз уж в этот раз молодой маг не полез меня защищать. Но это и к лучшему, не хватало еще чтобы он потом начал требовать благодарность иного рода. Мысли невольно устремились к Денису, как он там? Ведь переживает, ищет, думает, что меня изнасиловали или убили. Вздохнула, понимая, что сделать пока ничего не могу, а качать права, которых у меня здесь вообще нет, глупо. Остается одно - учить язык и узнавать об этом мире, раз здесь есть магия и маги, то наверняка кто-то еще сможет создать портал в мой мир. Я найду способ заработать деньги и вернуться домой. Даже если для этого потребуется несколько лет. Денис меня, конечно, не дождется, но это не повод оставаться среди самовлюбленных магов, обличенных непомерной властью.
  
  
  
   Глава 2
  
  
   Вот уже больше двух недель я привыкаю к новому миру. Вообще-то, время здесь меряют декадами, а часов в сутках больше. Или сам час составляет не шестьдесят минут, как у нас. Пока моего словарного запаса недостаточно, чтобы выяснить такие нюансы. Жизнь моя оказалась спокойной и не слишком тяжелой. Изначально, воображение рисовало все возможные издевательства и рабский труд, на деле все вышло прозаичнее. Никто не заставлял таскать меня неподъемные ведра с водой или углем (удивительно, но был здесь и он), не требовал работать круглосуточно, не бил. Вообще, люди относились ко мне настороженно, но без агрессии.
   Комнату мне выделили небольшую, чему я признаться была рада, ведь в ней было теплее, чем в гостевых спальнях, несмотря на то, что в каждой находился камин. Откуда я знаю? Ривен провел меня с экскурсий по замку. Я думала, что после слов Ланьера он ко мне не подойдет, но ошиблась. Он догнал нас с господином Сетом на лестнице, и пока мы шли к моей комнате, что-то настойчиво требовал у управляющего. Что именно я догадалась позже, когда после ухода Сетрака, спустя полчаса, ко мне постучалась женщина. Глядя на нее, было сложно сказать, сколько ей лет, больше всего ей походило слово "средняя". Она во всем была такая, и во внешности, и в годах, и в комплекции. Позже, узнав госпожу Мальву лучше, я поняла, характер у нее был под стать всему остальному.
   Женщина принесла мне одеяло, постельное белье, платье, ночную рубашку, полотенце - все не новое, конечно, но чистое. Ривен отвел взгляд, когда я с удивлением рассматривала вещи. Если о назначении рубахи с длинными рукавами и с подолом в пол я догадалась сразу, то платье поставило меня в тупик. Слишком много на нем было веревочек, а еще непонятно, где у него перед - выкат был одинаково большой с двух сторон. Я посмотрела на госпожу Мальве и с грустью поняла, у нее платье другого фасона. Попыталась на пальцах объясниться с женой управляющего, но она сообразительностью не отличалась, только разводила руками, показывая, что не понимает. Хорошо, Ривен подключился, с его помощью мне удалось узнать, как правильно надевать платье. Оказалось, рубашка не только ночная, но еще и нижняя, и платье надевается поверх нее, а потом корректируется завязками. Поблагодарив обоих, я выпроводила их из комнаты, собираясь обмыться и переодеться, благо вещи были, а как пользоваться небольшой каменной ванной и местным водопроводом, Ривен мне показал. Судя по его эмоциональности, молодой человек был горд этим чудом инженерной техники, и очень расстроился, когда она не произвела на меня впечатление.
   Маг и жена управляющего ушли, а я потянулась к двери в поисках засова и не нашла, то есть закрыться изнутри не получилось. Бежать за Ривеном я не стала, решила прояснить этот вопрос потом. Быстро скинула куртку и блузку, взялась за штаны, как дверь открылась, впуская мага. На секунду мы застыли, глядя друг на друга, потом я резко нагнулась, подхватила с пола куртку и прикрылась, бросая гневные взгляды на мага.
  
   - Простите, леди, - произнес Ривен, смущаясь и краснея. Он не мог вспомнить, приходилось ли ему хоть раз видеть девушек при свете дня в таком откровенном наряде. Образ полуобнаженной девицы запал глубоко в сердце Ривена, стройные ножки в штанишках в обтяжку, кружевное белье неизвестной конструкции и нежная кожа, что по чистоте и цвету была сравнима со свежевыпавшим снегом. Неужели в том мире девушки всем демонстрируют свое тело? Нет, в это маг не верил, слишком у иномирянки был ошарашенный вид, когда он зашел, да и сейчас она прожигает его гневным взглядом, нервно комкая одежду. Да и красные пятна на ее щеках тоже говорят в пользу природной застенчивости девушки, развратница бы так смущаться не стала.
   - Простите, я не подумал. Я только хотел сказать, что зайду за вами через рин и покажу замок. А потом мы поужинаем. Вы не против?
   Девушка его не понимала, пришлось Ривену объясняться жестами, кляня Ланьера за это неудобство. Элен, а надо привыкать к этому имени, кивнула головой, видимо его пантомима нашла отклик. Ривен еще раз произнес слова извинения и по привычке хотел поцеловать девушке руку, но та не позволила, смерив мага подозрительным взглядом. Уходя, Ривен обратил внимание, что отек с лица иномирянки почти сошел, а завтра не останется и синяков. Все-таки целитель у них в замке сильный, не то что в соседнем. Как не отмахивался от своих мыслей Ривен, они все настойчивее посещали его голову. Еще неделю назад скажи ему кто, что Лан может ударить женщину, не поверил бы, а тут наглядное тому подтверждение. Списать этот эпизод на тяжесть жизни в чужом мире? Однозначного мнения у Ривена не было, он только надеялся, что в будущем все наладится и Ланьер станет прежним.
  
   Когда маг ушел второй раз, я придвинула к двери табурет и вздохнула с облегчением. Было страшно представить, что мог со мной сделать этот мужчина, вряд ли бы у меня хватило сил оказать ему сопротивление. Поэтому мылась я быстро, вспоминая, как маг показал мне солнечный луч на стене, руками отмеряя примерное его положение, когда он зайдет за мной. Мне было неизвестно, как быстро движется местная планета, так что оставалось ориентироваться на собственное время, беря за основу наш час.
   К приходу Ривена я успела не только помыться и одеться, но и перенести в ежедневник все слова, которые записала на телефон. Зарядить его я все равно смогла бы только в машине, а путь туда не близкий.
   Магу мой внешний вид не понравился, я его вполне понимала, вещи с чужого плеча были неопределенного цвета, да еще и велики мне. Завязки не сильно помогли. Мне же было все равно, как я выгляжу. Главное, одежда чистая и не стесняющая движений. В принципе, Ривен быстро забыл о моей внешности, достаточно ему было заметить у меня в руках шариковую ручку и то, чем я занималась. Причем его больше поразило то, что я грамотная, мне так показалось. Он так тщательно листал мой ежедневник, вглядываясь в буквы и цифры. Пришлось даже ненавязчиво отобрать важную для меня вещь. Мужчина смутился и сразу же вспомнил, что собирался меня кормить. Идти никуда не хотелось, но я понимала, что в этом доме мне никто в комнату еду носить не будет - родословная не та.
   Оказалось, помимо ужина на кухне, который Ривен почему-то решил разделить со мной, он еще провел для меня небольшую экскурсию по замку. На последней страничке ежедневника, который я предусмотрительно взяла с собой, набросала план. Не хотелось блуждать по утру, а так же пометила название комнат, их мне говорил маг, следя за тем, как я записываю. Пару раз он поправил мои линии в плане, добавил свои, в основном это были незамеченные мною в сгущающихся сумерках двери в другие помещения. Но в целом он был доволен и часто кивал. А еще сыпал на меня новые слова, которые я давно перестала запоминать, зато записывала очень старательно. На кухне нас встретили настороженно, и не столько из-за меня, сколько из-за мага рядом.
   Это сейчас, две недели спустя, я поняла, что простые люди почти не пересекаются с магами. Что маги это всегда "белая кость", даже если и родились они среди простых людей. Такие "выходцы из народа" не любят вспоминать о своем низменном происхождении, потому что они никогда не станут полностью своими не среди людей, не среди аристократов.
   Ужин был простым, сытным, но местами почти несъедобным. Технолог кулинарного цеха во мне отчаянно вздыхал, требуя разогнать весь этот неквалифицированный персонал и сесть за составление нормального меню. Но разум подсказывал не лезть в чужой "монастырь" и сначала присмотреться, вдруг местные продукты разительно отличаются от наших. Поэтому я спокойно вернулась в комнату, куда меня любезно проводил все тот же Ривен, и легла спать. Кстати, я ему на бумаге нарисовала, что мне нужен засов на двери. Мужчина покивал головой и ушел.
   А на следующий день началась моя новая жизнь.
   Разбудили меня затемно, но в этом как раз не было ничего удивительного, а вот то, что это сделал лично управляющий, озадачивало. Решила отнестись к этой странности обыденно, вдруг это приказ лорда. Господин Сетрак или правильнее было называть его "сур Сетрак", так это звучало на их языке, провел меня на кухню и представил людям. Меня он называл "сури Элен", но при этом почему-то поглядывал на меня и ждал, что я его оборву или буду возмущаться. Я же стояла с непроницаемым лицом и записывала имена тех, с кем мне предстояло работать. Уже одно это вызвало нездоровый интерес ко мне.
   Петрос - огромный дядька с окладистой бородой, черноволосый и черноглазый, он был главным. Его управляющий представил мне как "рок Петрос", меня это сбило с толку, и я приняла первое слово за имя. Забегая вперед, скажу - данная ошибка имела для меня скорее положительное продолжение. Обращением "рок" подчеркивали военный статус, причем не просто рядового воина, а командующего. Господин Сетрак хотел подчеркнуть главенство Петроса на кухне. А я, не разобравшись, невольно ему льстила, чем заслужила снисходительное отношение к моим ошибкам.
   Так же меня представили "суре Бурс" - дородная и добродушная женщина. Судя по тому, что управляющий назвал ее "сура", а не "сури", как меня, закралось подозрение, что в это мире обращение к замужним женщинам отличается. Только вот как они это положение определяют, мне было непонятно. Колец у поварихи или браслетов я не увидела, да что там, мое кольцо с топазом, которое мне подарил Денис на помолвку, вызвало нешуточное изумление. А когда женщина заметила серьги с такими же камнями в моих ушах, так вообще шарахнулась в сторону. А ведь у меня был еще браслет и цепочка, правда, они прятались под одеждой. Даже не знаю, как так получилось, что все золото оказалось вчера на мне. Цепочку с кулоном я носила с пятнадцати лет, подарок отца, как и браслет, только его он подарил мне на двадцатилетие. Оба раза подарки мне привозил курьер, и что-то мне подсказывало, отец их сам не покупал, просто поручил это сделать кому-то из своих помощников. Как они там? Как вообще родители восприняли мою пропажу? Мама, наверное, плачет, говорит, что всегда боялась чего-нибудь подобного, что ничего хорошего из меня так и не выросло, обвиняет отца и школу. А отец? Даже не знаю. Я его-то и до их развода с матерью видела не часто, а после, всего пару раз - один из них, когда на меня оформляли квартиру.
   Ну, да все это в прошлом, а в тот момент я решила снять серьги с кольцом и повесить на цепочку, чтобы никого не смущать и не провоцировать. Оставлять в комнате не рискнула, наружный запор на двери мне так и не сделали. Хорошо, что Ривен прибил мне щеколду изнутри. Пока он это делал, а сие действо происходило вечером, мне раза три хотелось отобрать у молодого человека молоток и сделать самой. Не знаю, все ли маги такие беспомощные в вопросах ремонта или нет, но работать руками Ривен был явно не приучен. Зато мы с пользой провели два часа после ужина, мужчина учил меня языку, а я его правильно держать молоток, который я все-таки забрала. Кстати, после того, как он понял, что я умею писать и читать, маг принес из библиотеки книгу и стал учить меня их азбуке.
   Так повелось, что Ривен приходил ко мне каждый вечер и задерживался все дольше и дольше. Умом я понимала, что таким путем от моей репутации в замке ничего не останется, но и прогонять единственный источник информации не собиралась. К тому же, ни с кем другим я не общалась и знаки внимания ни от кого не принимала. Да и не было этих знаков, чему я очень радовалась. Умом понимала, что ко мне никто не пристает только потому, что я провожу все время на кухне или в своей комнате. Но вряд ли такое положение продлится долго, я заметила, что воины, которые нам носят воду и уголь, регулярно меняются. Казалось бы, зачем носить воду, имея водопровод? Меня эта мысль мучила несколько дней, водопровод работал как-то мудрено: в огромный металлический чан наливают ведрами воду, она в нем нагревается и поднимается вверх по трубе, а вот дальнейший механизм для меня оставался загадкой.
   Первую неделю воду носили сплошь молоденькие пареньки, у которых только начали расти усы, а с недавних пор стали приходить матерые мужики. Один был очень харизматичный - высокий (в этом мире низкорослых людей я пока не видела), жилистый, кожаная одежда на мужчине не оставляла простора для фантазии, глаза пугающие своей бесцветностью на загорелом лице, белые волосы, обрезанные коротко и криво, будто их кромсали ножом. И самое главное ожог на шее, он немного заходил на левую щеку, явно застарелый и почти незаметный. Так вот этот "красавчик" зачастил к нам на кухню в последние дни. И если другие воины весьма шумно сообщали о своем приходе, шутили с Петросом, заигрывали с кухаркой, шпыняли мелких поварят и старались повернуться ко мне выгодной стороной, то блондина я замечала только когда он оказывался рядом. Да он вообще выгодно отличался от других, с моей точки зрения, ходил тихо, молчал, имел серьезный вид. Единственное, что меня настораживало - это отношение к нему окружающих, его сторонились и побаивались. А мужчина будто не замечал этого, сделав работу свою работу, садился с края стола и ждал, когда ему нальют кружку чая. На самом деле та трава, что заваривали в этом мире, на чай совершенно не походила, поэтому я его так называла больше по привычке.
   Кстати, подавать чай приходилось мне. В первый раз меня попросил сделать это Петрос, а потом уж так повелось. Наверное, за кем-то другим я бы отказалась ухаживать, как постоянно делала, когда Петрос посылал меня накрыть на стол для магов или что-то отнести им в комнаты, коверкая слова: "Милорд сказать кухня". Но внимание блондина было ненавязчивое, он просто пил свой чай и следил за моей работой, а еще вокруг него витала аура спокойствия. То есть мне он совершенно не мешал, более того, я про него постоянно забывала, увлекшись своим делом. А вот как он уходил, я замечала сразу, на кухне возобновлялись разговоры и смех, сыпались распоряжения, в общем, о спокойствии можно было только мечтать.
   С готовкой у меня проблем не было, продукты были почти все те же, только вкус у них был более насыщенный, как у бабушки в деревне. Помню в детстве, пока она была жива, меня каждое лето отправляли в деревню, бабушка учила меня готовить, вышивать, вязать и даже штопать. Вот уж не думала, что мне это когда-то пригодится. Но заниматься приготовлением пищи мне всегда нравилось, поэтому и выбрала такую специальность. В первую неделю на меня смотрели и доверяли только чистку овощей, их мойку и нарезку. А со второй недели я стала готовить для воинов. В начале пришлось придерживаться рецепта, если так можно назвать разваристую кашу с мясом. А недавно стала экспериментировать, доводя кашу до приемлемого качества. Ну и разнообразие кое-какое внесла. Причем я не отклонялась от тех продуктов, что мне выделяли. Эффект не замедлил сказаться, именно после этого блондин стал регулярно наведываться на кухню. Интересно, а как его зовут? Бросила взгляд на то место, где он сидел и вздрогнула от неожиданности - мужчина пристально наблюдал за мной, он даже не делал вид, что пьет чай. Может, он голоден? Посмотрела на дело своих рук, я как раз нарезала хлеб для обеда. Все-таки я не особо внимательна к нуждам людей, да и гостеприимства у меня в крови нет, иначе бы догадалась, что нормальному мужику после физической работы хочется не чай, а чего-то сытного и мясного. Кстати, обед должен быть совсем скоро, вряд ли я что-то нарушу, если накормлю нашего блондинистого помощника.
   Долго думать я себе не позволила, быстро налила в миску суп, сегодня захотелось побаловать своих подопечных, кинула туда внушительный кусок мяса и поставила перед блондином. Он растерялся, по-другому его состояние назвать было нельзя, пока он переводил взгляд с меня на тарелку с едой, я принесла ложку и хлеб. В этот раз мужчина среагировал быстрее, поймал мою руку и приложился к ней поцелуем. Я нахмурилась, давая понять, что мне его вольности не нравятся, и сразу же отошла к своему месту, надо было еще кое-что успеть сделать перед обедом.
  
   - Петрос, как дела на вверенной тебе территории? - с порога спросил Ланьер, заходя на кухню. Зачем он вообще пришел сюда, маг не знал или, если быть честным с собой, старательно гнал мысли о том, что поводом его прихода послужила иномирянка. За две декады он успел успокоиться, проникнуться мыслью, что не только вернулся домой, но и с магией опять нет проблем. Единственное, что его не устраивало, это отсутствие любовницы. Прошлая успела выйти замуж и уехать в город, пока он выживал в чуждом мире. В замке же остались только две относительно молодых и незамужних девиц, но они не гнушались принимать в своих комнатах всех, кто мог им заплатить за ночь. Ланьер пользоваться продажными девками брезговал, поэтому первым делом объехал окрестные села, но никого по вкусу себе не присмотрел. После иномирных женщин: красивых, ухоженных, раскованных - дородные селянки с волосатыми ногами и другими частями тела, вызывали отвращение. Ланьер за две декады успел забыть, что мечтал о покорной и услужливой девушке. Вечера вечером он выпивал с друзьями и разболтался больше обычного, в частности речь зашла о чужом мире и женщинах. Неудивительно, что возвращаясь в свои апартаменты он, увидев мелькнувшую за углом юбку, бросился вдогонку. Мозг лихорадочно пытался понять, почему ему совершенно незнаком этот женский силуэт. Маленькая хрупкая фигурка двигалась легко и плавно, будоража фантазию и желание. Он поймал девушку у лестницы, которая вела на этаж прислуги.
   "Попалась, красавица, - Ланьер добавил в голос магии, зная, как она действует на женщин. - Пойдешь со мной, малышка?"
   Какого же его было удивление, когда вместо согласия или кокетливого "не знаю", в ответ он получил твердое "нет" и удар острым локотком в бок. От неожиданности он выпустил девушку из рук. Она развернулась и на русском языке, который в этом мире знала только одна девица, произнесла, одаривая его неприязненным взглядом: "Идите проспитесь, милорд". Иномирянка, настоящее имя которой он так и не узнал, убежала, а он все стоял и смотрел ей вслед. Впервые ему пришла мысль, что он, возможно, не зря притащил эту девку. Как оказалось, она молода, привлекательна, и под этими тряпками скрывает стройное тело и нежную шелковистую кожу. Единственное, что его совершенно не устаивало это характер девицы, ведь даже сейчас, когда все на кухне с ним поздоровались и у каждого в глазах написано желание услужить, иномирянка в его сторону даже не глянула. А ведь он видел, как вздрогнули ее плечи от его голоса, значит, услышала, узнала.
   Хотя нет, его игнорировала не только она, но и еще один человек - Элхард. Когда-то давно они вместе учились, Эл был лучшим на курсе: самый сильный маг Огня и богатый наследник древней династии. Все закончилось в одночасье, нападение драконов на аванпост магов, как раз когда они там проходили практику. Эл удерживал щит, защищая простых воинов от разрушительного огня драконов, все остальные маги, как и сам Ланьер, прикрыли только себя. Стоит ли говорить, что Эл перегорел? Он полностью выжег свой дар, но спас не меньше пятидесяти человек от смерти, на память о том поступке ему достались ожоги, седые волосы и выцветшие глаза. Хоть лорда временами и мучила совесть оттого, что он не помог другу , но стоило ему только глянуть на Элхарда и то, в кого он превратился, и муки сходили на нет. Пусть уж лучше его, мага Огня, изводит совесть и сны, чем он станет изгоем и потеряет магию. А ведь от Элхарда отвернулись даже родственники.
   - Эл, как дела? С каких это пор, ты обедаешь на кухне? Чем тебя не устраивает мой стол? Или может быть моя компания? - усмехнулся Ланьер и подошел к бывшему другу, ныне просто боевому товарищу, к которому он испытывал сложные чувства.
   - Все отлично, Лан, - хмыкнул мужчина и с аппетитом отправил следующую ложку в рот. - А питаться я, наверное, и дальше буду здесь. Не в укор, но за твоим столом такого не подают.
   - А что это ты вообще ешь? - склонился над миской Ланьер, рассматривая необычную похлебку.
   - Не знаю, но очень вкусно, - довольно улыбнулся Эл, удивив мага еще больше. - Я вот даже думаю, а не жениться ли мне на одной замечательной девушке?
   - Ты это о ком? - спросил Лан, косясь на работающую неподалеку девицу. При свете дня, с убранными под платок волосами и повязанном переднике, она казалось еще мельче. Сколько же ей лет? По меркам его мира, он дал бы пятнадцать, но в том, откуда она родом так могут выглядеть и в двадцать пять. А еще он не мог понять, почему его так раздражает ее прямая спина, вздернутый подбородок и равнодушное лицо.
   - Я говорю об Элен, - с какой-то особой интонацией проговорил Элхард. Девушка, услышав свое новое имя, повернула голову и посмотрела на воина, все так же игнорируя лорда. Бешенство начало постепенно поднимать голову в душе Ланьера. А Эл, смотря девушке в глаза, сказал: - Где я еще найду такую девушку: красавицу, умницу ...
   - Не трать слова, она тебя все равно не понимает, - зло оборвал его Ланьер. - И вообще, неужели ты готов жениться на какой-то простолюдинке? И загубить будущее своим детям?
   - Я сам разберусь со своей жизнью, Лан, - холодно произнес Элхард, поднимаясь из-за стола. Потом склонил голову перед девушкой и сказал: - Благодарю, сури Элен.
   - У нее другое имя, - не удержался от порции яда Лан.
   - Думаешь, она откроет его тебе? - насмешливо спросил бывший друг. - И это после того, что ты ей сделал? Не смотри на меня так, меня твой гнев не страшит.
  
   Противостояние мужчин достигло апогея, мне казалось, еще чуть-чуть и они бросятся друг на друга. Кухня давно уже опустела, остались только я, да двое мужчин. Еще бы знать из-за чего они ругаются, я понимала одно слово из пяти. То что они совсем недавно обсуждали меня, сомнений не вызывало, а вот сейчас, когда их разговор приобрел повышенную эмоциональность, мое поверхностное знание языка совсем не спасало. А с другой стороны, какая мне разница, подерутся эти двое или нет? Честно признаться, я была бы рада, если блондин набил морду лорду. Но стоять и смотреть, как два взрослых человека выясняют отношения, я не собиралась, вмешиваться в их дела тем более. Поэтому молча отвернулась, сняла передник и вышла из кухни, провожаемая звенящей тишиной. Вот уж не думала, что они заметят мой уход.
   - Элен, что случилось? - налетел на меня Ривен, когда я поднималась по лестнице. - Меня вызвал Петрос. Лан подрался с Элом?
   У нас с Ривеном наметился странный способ общения, он уже неплохо знал русский язык, память у него оказалось лучше, чем у меня, а я немного владела рамейским. Так и разговаривали, перемежая слова из разных языков. Что Лан сотворил с блондином, я не поняла, и маг для наглядности помахал кулаками. Ривен так уморительно изображал драку, что я не выдержала и рассмеялась. Маг тоже заулыбался, но тут его взгляд застыл, заметив что-то за моей спиной, я резко обернулась и смех сам собой оборвался. Внизу лестницы стоял злой лорд и замораживающий ледяным взглядом Эл.
   - Живы, здоровы, не дрались, - сказала по-рамейски, а по-русски добавила: - Ты зря беспокоился, Ривен.
   - Да, я вижу, - нахмурился Ривен. - Элен, пойдем гулять?
   - Не могу, улица холодно, нет шубы, - последнее слово я произнесла на русском, потому что не знала эквивалента в рамейском. И только наткнувшись на недоуменный взгляд Ривена, осознала, что мы друг друга недопоняли. Видимо, он предлагал просто уйти отсюда, а не на улицу сходить. В общем, вышло неудобно, еще подумает, что я что-то прошу. И так не знаю, чем заплатить жене управляющего за вещи.
   - Прости, Элен, я забыл. Я сейчас принесу, - почти сорвался с места Ривен, но я его остановила. Видимо, на эмоциональном порыве, все еще перемешивая слова, я попыталась доступно донести, что ничего не приму от него.
   - Элен, ты потом отдашь деньги, когда заработаешь, - убеждал меня маг.
   - Милорд не платит мне не "лури", - скривилась я, бросая недобрый взгляд на Ланьера. "Лури" - это мелкая медная монетка, много на нее не купишь, хлеб или что-то из овощей в сезон. С названиями денег, здесь в ходу были золотые, серебряные и медные монеты, Ривен познакомил меня еще в первую неделю. Он высыпал их на стол и долго объяснял, рисуя карандашом в моем ежедневнике, какая монетка сколько стоит и что примерно на нее можно приобрести. За две декады я успела узнать, что рабства в этом мире нет, что все слуги получают жалование за свою работу. И только мне не платили, я была вынуждена ходить в одном и том же платье с чужого плеча, а чтобы не мерзнуть в коридорах замка, надевать под него джинсы. Хорошо на кухне всегда было тепло, да и в комнате приемлемо. Расставаться же с золотыми вещами, не зная их хотя бы приблизительную стоимость, я не собиралась. Мне бы найти ножницы, иголку с хорошими нитками и я бы сшила себе куртку из чехлов, пока же они дополняли мое одеяло, и спать мне было тепло.
  
   - Лан, как это понимать? Ты не платишь жалование Элен?- Ривен был возмущен, это мягко сказано. Бедная девочка две декады работает с утра до ночи, но даже те жалкие крохи, что ей положены не получает!
   - С какой стати, я должен ей платить?! - рявкнул в ответ Ланьер, которого порядком начали бесить защитники этой безродной девки. - Пусть довольствуется тем, что жива и здорова. И вообще, она живет в моем доме, ест мой хлеб, это она еще должна мне приплачивать, что я терплю ее в этих стенах, а не выкинул на улицу.
   - Ты забыл, что это по твоей вине Элен попала в наш мир? Или мне напомнить, что она спасла твою жизнь? - Ривен не любил ругаться, но сейчас он не собирался отступать. За две декады общения с девушкой, он понял: Элен - замечательная, умная, добрая, рассудительная. Она была совсем не такой, какими преподносил женщин в своих рассказах Лан. Ривену все больше и больше нравилась эта девушка, только одного его расстраивало, в Элен не было магии.
   - О да, неужели маленький Рив прозрел? - хмыкнул Элхард. - Ланьеру всегда было на всех плевать, кроме себя. Думаешь, для него что-то значит долг крови? И это после того, как он сломал ни в чем неповинной девушке нос? Да-да, Лан, мы тут живем, как в маленькой деревне и слухи распространяются быстро. А уж после того, как ты устроил сцену удушения прямо в центральном холле замка, только ленивый не перемывал тебе кости. Тебя не удивило, что из близлежащих деревень исчезли все молодые и симпатичные девушки?
   - Что ты несешь?! - ярость горела в груди Ланьера, грозя вырваться магическим пламенем.
   - Только то, что чужой мир повредил твой рассудок, ведь только сумасшедшие избивают женщин, - зло произнес Элхард, которому нравилась стойкость девушки. Он и не думал приходить, знакомиться, просто услышал разговоры товарищей, а так же их спор о том, кому достанется новенькая. Эл за годы привык, что и аристократки, и простолюдинки от него шарахаются, тайком рисуя отводящий беду знак. Даже продажные женщины с опаской относятся к нему. Перегоревшие маги встречаются нечасто, но все наслышаны об их агрессии и неконтролируемых всплесках ярости.
   Мужчине стало интересно, кого же с таким азартом делят молодые и не о чем вояки. А уж когда еда стала радовать своим вкусом и пошли разговоры, что это та самая девушка, которую Ланьер притащил из чужого мира, то не выдержал и решил сам на нее взглянуть. Тем более, что слухи полнились, кто-то слышал рассказ целителя о сломанном носе девушки, кто-то стал свидетелем их прихода и видел Элен в окровавленной одежде, да и свидетели разговора в холе нашлись. Поэтому, идя на кухню в первый раз, Элхард думал застать там сломленную несчастную девушку, насильно вырванную из своего мира и оплакивающую его. Но увидел совсем не ту картину, Элен все делала спокойно и с достоинством, за ней было приятно наблюдать, особенно Элу нравилось смотреть, как она управляется с ножом. Почему-то в тонких пальчиках острый тесак, которым девушка с немыслимой скоростью нарезала овощи, вызывал у мужчины душевный трепет с налетом возбуждения. Но самое приятное было в том, что Элен от него не шарахалась. Оказывается, то забытое ощущение покоя, которое ушло вместе с магией, рядом с девушкой возвращалось, захватывая его в свои волны. Ему было комфортно просто сидеть неподалеку, наблюдать, и иногда позволять себе мечтать о том, что в жизнь еще не закончилась. Конечно, о женитьбе он ляпнул только чтобы позлить Ланьера, за то, что он разрушил его идиллию своим приходом. А может, и нет, слишком ошеломительным для него был поступок Элены, как она догадалась, что он голоден? Но даже не в этом дело, Элхард хотел, чтобы девушка на него посмотрела, подошла к нему, он и раньше сидел за тем столом, но никогда еще желание дотронуться до девушки не было столь остро.
   - В рассудке повредился ты, если позволяешь себе все это повторять мне в лицо, - в руках Ланьера запылал огонь.
   - Лан, перестань! Ты совсем спятил?! На друзей уже бросаешься? - кинулся Ривен на защиту Элхарда , загораживая магическим щитом воина.
   - Это вы спятили! Один чужую девку учит языку и требует платить ей деньги, а второй вообще жениться на ней собрался! И это на какой-то безродной бродяжке, у которой ничего нет за душой. Спрашивается, каким местом вы думаете?
   - Ты не прав, Ланьер, - остановил жестом Элхарда Ривен, собирающегося ринуться в кулачную драку. - Девушка явно не из простых, ты же и сам видишь, как она себя ведет, как говорит, почему ты с упрямством мула повторяешь про ее низкое происхождение?
   - Да потому что мне плевать, кем она была в ее мире! Здесь она никто и звать ее никак! Будь она хоть трижды королевой там, здесь она моя служанка и ею останется, пока я не решу, как мне поступить. Захочу - сделаю любовницей, захочу - выкину на улицу, - Ланьер не отличался терпением и раньше, а сейчас его вообще понесло. Сколько можно оглядываться на людей, прислушиваться к их мнению. Он в своем доме и в своем праве, никто не смеет указывать ему, как относиться к собственным слугам.
   - Так вот в чем причина, - ярость скривила лицо Элхарда. - Она тебе отказала, а теперь ты ей мстишь. Что попалась единственная женщина, на которую не действует твоя магия?
  
  
   Они все-таки подрались. Когда Ривен бросился с претензиями к Ланьеру, я благоразумно отошла как можно дальше в сторону. Надо было уйти совсем, но ведь они ругались из-за меня, и я имела полное право знать, о чем они спорят. Жаль, я мало что поняла, знания языка катастрофически не хватало. Но судя по злому виду Ланьера, ничего хорошего от него ждать не приходилось, а в свете вчерашнего происшествия, когда он пытался меня облапить, спутав с какой-то девушкой, оставаться в замке было небезопасно. В принципе, я еще с первого дня знала, что мне придется отсюда уйти, но была одна огромная проблема - куда? Именно за ответом на этот вопрос я вчера пошла в библиотеку. Карту я нашла достаточно быстро, а вот разобраться с названиями и, тем более определить, в какой части страны нахожусь, потребовало много времени. Хорошо, что Ривен рисовал мне схематичную карту их мира и писал названия, иначе бы я сама никогда не разобралась. Теперь же у меня появилась не только цель, но и возможность для ее осуществления. Первым дело я собиралась скопировать карту, пусть она будет не совсем достоверной, но это лучше, чем уходить в неизвестность. Потом надо узнать у Ривена в каком она масштабе, чтобы знать, сколько продуктов брать с собой, хотя бы до ближайшего крупного села. Я еще собиралась вернуться к машине и забрать нужные в походе вещи. В общем, план у меня был, но все упиралось даже в не то, что я еще плохо знаю язык, в погоду. То есть даже в зимней одежде далеко не уйдешь, если придется идти по пояс в снегу. А у меня ее не было. Но глядя на ярость лорда, с которой он замахнулся на блондина, поняла - теплая одежда и обувь моя первоочередная задача. С этого козла, Ланьера, станется выкинуть меня на улицу в самый лютый мороз.
   Работая в кафе, мне приходилось не раз видеть драки, но ни одна из них не была похожа на то, чему я стала невольной свидетельницей. По всему выходило, что более грузный Ланьер должен был с одного удара вырубить худощавого Эла, но тот каким-то чудом уклонился с траектории. А вот его удар, выверенный, злой, достиг цели сразу же, отправив Лана в нокаут. Вся потасовка заняла меньше тридцати секунд, вот лорд кричал и брызгал слюной, а не успела глазом моргнуть, он сидит и заливает кровью из сломанного носа белоснежную рубашку. Эл стоял над Ланом и с холодной брезгливостью его рассматривал. Мне кажется, или это неспроста? Ведь блондин не мог знать про мой нос или мог? Но больше всех был ошеломлен Ривен, в руках которого явно крутилась магия. Интересно, кого он собрался защищать?
   - Зря. Он не забудет, - почему-то сочла я своим долгом предупредить Эла. Не то что он мне понравился, скорее, мне он показался достойным человеком. Тот же Ланьер наверняка не остановился бы на одном ударе, да что говорить, мне самой хотелось пнуть этого поганого лорда. Мне хотелось сказать, что Лан отомстит, но такого слова я не знала. Надеюсь, он и так меня понял. Блондин вскинул на меня взгляд, чуть улыбнулся и стремительно преодолел пространство между нами, немного напугав меня.
   - Я знаю. Лан будет мстить. Но пока он затаится, ведь если уйду я, за мной последуют мои люди, - проговорил мужчина, он понимал, что бывшего друга впору записывать во враги. Но на душе впервые за долгие годы было спокойно и хорошо. Сколько лет он себя убеждал, что защитить людей в тот злополучный день было только его решение, и он не вправе требовать от того же Ланьера признания вины. А сердце все же жгло предательство друзей, как ни старался он все забыть. Зато сейчас он ощутил свободу, будто дав выход своей ярости и не утратив над собой контроль, он наконец-то смог переступить через ту давнюю историю. Хотелось бы верить, что с этого шага начнется новая жизнь. И та забота, что мимолетно проскочила в голосе девушки, еще не раз порадует его. - Я Элхард.
   Для надежности мужчина дотронулся до своей груди, он уже понял, что кое-какие слова Элен успела выучить, но видимо немного.
   - Та... - начала было девушка и осеклась, нахмурилась, что-то буркнув себе под нос на своем языке и только потом сказала: - Элен.
   Элхард не сразу понял, что девушка чуть не назвала ему свое настоящее имя, а когда до него это дошло, на лице впервые за долгие годы расцвела искренняя улыбка. Иногда для хорошего настроения надо совсем немного - чуточку доверия пусть даже от совершенно чужого человека.
  
   Элхард. Я катала на языке это имя, идя в свою комнату. Надо сказать, оно мне понравилось, мужественное и очень подходящее для такого неординарного человека, как блондин. А еще ему безумно шла улыбка, она делала его моложе и, в сочетании со странной прической, бесшабашнее. Но несмотря на это, я решила держаться с ним нейтрально. Не знаю, какие в этом мире отношения между мужчиной и женщиной, но я интрижек заводить не собиралась. Ни к чему мне лишние проблемы и заботы. Мне бы до весны в замке продержаться, подучить язык, скопить припасы, а с теплыми днями я уйду.
  
  
   Глава 3
  
  
   Со дня драки прошло трое суток, теперь я выкраивала время не только на занятия с Ривеном, который так и приходил ко мне вечерами. Он всякий раз заявлялся с гостинцами, то кусок сладкого пирога принесет, то нитки с иголкой, то ножницы. И если пирог я еще могу понять, то как он доставал остальные вещи, не знаю. Потому что я рисовала их госпоже Бурс, но она только отрицательно качала головой. Возможно, ей лорд запретил что-либо мне давать, но верхняя одежда мне была нужна, поэтому я занялась добычей нужных предметов. Нашла на кухне шило, в ванне взяла обмылок и расстелила у себя на полу чехлы. Шить я никогда не любила, но немного умела, то была бабушкина наука и уроки труда в школе. Вот уж не думала, что мне это когда-нибудь пригодится.
   Кстати, Ривен пару раз хотел дать мне денег, говоря, что это Ланьер расщедрился и передал мне, но молодой маг совершенно не умел лгать. Так что от денег я наотрез отказалась, не хотелось обирать ни в чем не повинного парня. Да и не привыкла я жить за чужой счет. Элхарда я в эти дни не видела, на сердце было тревожно, что из-за меня он мог пострадать. Только сегодня я краем уха услышала, что его и еще несколько воинов отправили куда-то по делам. Жаль, за неделю я успела привыкнуть к его молчаливому присутствию.
   Понятно, что его сослали не просто так, а за тот удар. Теперь я ждала, когда лорд вспомнит обо мне и решит отыграться за все свои надуманные обиды. Пока же мы с ним не пересекались, что меня бесконечно радовало.
   До прихода Ривена оставался где-то час, я думала, что успею раскроить чехлы, когда дверь без стука открылась и вошел Ланьер. Я как была с ножом в руках и на коленях, так и замерла. Мужчина удивленно смотрел то на меня, то на дело моих рук.
   - Что ты делаешь? - задал он глупый вопрос, особенно если вспомнить, что сам мне сказал забрать чехлы с машины для тулупа.
   - Выкраиваю детали, потом сошью их и будет мне зимняя одежда, - равнодушно ответила я, подавив в себе желание хоть как-нибудь съязвить.
   - Понятно, - хмыкнул мужчина, рассматривая меня с высоты собственного роста. - Ты не спросишь, зачем я пришел?
   - Я думаю, у вас был веский повод это сделать, милорд, - все таким же безэмоциональным голосом произнесла я, раздумывая, смогу ли оказать магу хоть малейшее сопротивление или это изначально проигрышная идея?
   - Я пришел поговорить, - эти слова Ланьера мне сразу же не понравились, а когда он уселся на единственный стул, а мне кивнул на кровать, намекая, что разговор затянется, настроение упало вовсе. - Я заметил, что ты не склонна к импульсивным решениям и истерикам, так что мое предложение должно тебя заинтересовать. Как ты поняла, этот мир сильно отличается от вашего, и здесь ты никто. У тебя нет родственников, нет защиты, нет дома, нет средств к существованию. Что тебя ждет в будущем? Ты думала об этом? Я помню, ты хотела вернуться домой, даже просила назвать цену. Я решил, чего это тебе будет стоить.
   Пауза, которую Ланьер сделал специально, видимо рассчитывая на мою благодарность и любопытство, затягивалась. Я не спешила ему помогать в разговоре, понимая - ничего хорошего он мне и не предложит.
   - Ты не хочешь знать мои условия? Или может, передумала возвращаться?
   - Почему же, просто жду, когда вы их озвучите, - пожала плечами, стараясь не очень хмуриться.
   - Я хочу, чтобы ты стала моей содержанкой. У тебя все будет, мои прошлые любовницы ни в чем не нуждались, - проговорил лорд и уставился на меня. Неужели ожидает восторженных воплей? У меня же в голове вертелись только матерные слова, итог которых сводился к одному - лучше уйти зимой в никуда, чем лечь с этой сволочью в постель.
   - И как надолго? - все же спросила я, решив, что свое категоричное "нет" всегда успею сказать. К тому же, я помнила про повышенную вспыльчивость лорда и то, что он мужчина крупный и сильный. А значит, для него не составит труда взять меня силой, если он посчитает это нужным.
   - Не знаю, на год или два, - заметно расслабился лорд, все же он ожидал отказ. - В общем, пока не надоешь.
   - А если я вам надоем через месяц?
   - Даже если и так, то до лета быть тебе моей любовницей. У меня нет ни малейшего желания ехать по зиме в город, - скривился Ланьер. А я с трудом удержала маску невозмутимости на лице. Как же я жалела, что не зарезала этого лорда еще в машине, когда пришла в себя.
   - Каким образом будет составлен договор? Кем заверен и кто выступит гарантом его соблюдения? - холодно поинтересовалась я, хотя в душе все клокотало от ярости.
   - То есть тебе слова лорда недостаточно? - мужчина ощутимо начал раздражаться.
   - Нет. Вы ведь жили в моем мире, должны были понять, что на слово там никому не верят. К тому же, наше с вами знакомство нельзя назвать добрым, чтобы я прониклась доверием, - мои слова звучали все резче, все сложнее становилось контролировать себя.
   - Гадкий, никчемный мир, - почти выплюнул Ланьер. - Лучше тебе забыть о нем. Кстати, если захочешь остаться, я куплю тебе домик в ближайшем городке.
   - Там где вы селите всех своих бывших любовниц? Нет уж, увольте, - ехидство рвалось наружу. - Я вообще не понимаю, как вам пришла мысль предложить мне должность содержанки? Это что, желание унизить единственного доступного представителя моего мира? Только не говорите, что резко прониклись ко мне желанием.
   - Попридержи язык, - глаза лорда полыхнули яростью. - Я не собираюсь отчитываться перед тобой в своих решениях, знай свое место!
   - В том-то и дело, мое место на кухне, а не в вашей спальне. И дело даже не в том, что вы мне совершенно не симпатичны, просто первая же совместная ночь закончится смертоубийством. Скорее всего, моим, но напоследок глотку я вам перегрызть попытаюсь, - резко встала с кровати, нож из руки я так и не выпустила.
   - Эта железка тебе не поможет, - подошел ко мне маг, злобно сверкая глазами. - Я дам тебе время на то, чтобы ты свыклась с мыслью. Скажем, неделю, такую привычную для тебя. К концу этого периода ты либо соглашаешься добровольно, и тогда я выполню условие нашего договора. Либо я возьму тебя силой, и только от твоей покладистости и услужливости будет зависеть твоя судьба.
   - Не могу понять, что я вам такого сделала? - вырвалось у меня. Я за три недели не проронила ни слезинки, а сейчас злые слезы жгли глаза.
   - Всего лишь, оказалась не в том месте и не в то время, - попытался дотронуться до моего лица Ланьер, но я инстинктивно дернулась в сторону и чуть не упала. Лорд от моей реакции разозлился еще больше, схватил за предплечье и грубо дернул на себя. - Не беси меня и не придется делать тебе больно. Лучше подумай о том, что я единственный, кто знает координаты твоего мира.
   С этими словами он меня поцеловал, его губы были сухими и твердыми. Это унижение, по-другому поцелуй было нельзя назвать, продолжалось меньше минуты, но в душе было ощущение, что меня уже изнасиловали. Накатила апатия и поэтому даже слова Ланьера перед уходом не вызвали у меня никакой реакции:
   - Коврик свой оставь у кровати, ему там самое место, а нормальные вещи тебе сейчас принесут. С обувью будет сложнее, но я это решу. Надо будет проследить за твоим питанием, что-то ты совсем бледная и тощая. И мне не нравится твоя комната, она слишком маленькая и далеко от моего крыла, к концу этой декады тебе подготовят другую.
  
   Ланьер был доволен собой. Все прошло даже лучше, чем он ожидал, девица истерик не закатывала, слезами не обливалась, в обморок не падала. Правда, девушка с каждым разговором бесила его все больше, и если положить руку на сердце, именно слезы он хотел увидеть. Но и тут иномирянка проявила выдержку, несвойственную большинству женщин. Он и сам не знал, зачем ему эта девка. Слишком гордая, упрямая, умная и не по возрасту серьезная, такие женщины Ланьеру совершенно не нравились. Но ведь ему не разговоры с ней зимними вечерами вести, а утолять свои желания и потребности. Да и Элу хотелось отомстить. Посмотрим, захочет ли он жениться на этой девке, после того, как она побывает в его, Ланьера, постели. Недалеко от комнаты Элен навстречу лорду попался Ривен.
   - Ты куда это собрался? - перехватил его Лан, хмурясь. Он как-то упустил из вида, что Рива часто наведывается к Элен. А не любовники ли они?
   - К Элен. А ты где был? - от былого дружелюбия в голосе мага ничего не осталось. Весь его вид выражал подозрительность.
   - Я тоже заходил к моей гостье, узнал ее нужды, высказал свои пожелания, - насмешливо ответил Ланьер, вспоминая упрямо поджатые губы, которые ему довелось недавно поцеловать. А может, он зря предпочитал раскованных женщин? Ведь тот, сорванный насильно поцелуй, завел его не на шутку, даже захотелось воплотить свое желание сразу же, не дожидаясь окончания недели.
   - Что ты с ней сделал?! - гневно спросил Ривен, сжимая кулаки.
   - Больше уважения, щенок! - рявкнул Ланьер, хватая за грудки парня. - Ты живешь в моем доме, это я плачу тебе жалование, а не наоборот. И если тебе не нравятся мои решения - проваливай! Но прежде чем ты это сделаешь, подумай хорошо, стоит ли уходить из-за какой-то девчонки? Да и куда тебе идти? К брату, который тебя и выставил из дома? К тому же, с Элен все в порядке, она цела и невредима. Более того, ты же мне все уши прожужжал, что я обязан позаботиться о ней, раз уж она по моей вине попала в наш мир. Я и позабочусь. У нее будут лучшие вещи, ей не придется работать. Годик или два побудет моей любовницей, а потом я дам ей неплохое приданое, и пусть выходит замуж. Да хоть за того же Элхарда, ему не впервой пользоваться тем, что мне уже не нужно.
   - Это подло!
   - С каких пор? Или хочешь сказать, у тебя никогда не было любовниц из простых? Или я, по-твоему, должен жениться на этой бездарности? - раздраженно спросил Лан. - Да пойми ты, я ей предложил самый лучший выход. Или у тебя на Элен свои планы? Может, вы там не язык изучаете, а другую "науку"? Запомни, Рив, предательства я не прощаю.
   - Я не верю, что Элен согласилась, - не ответил ни на один вопрос Ривен. Ведь в чем-то Ланьер прав, парень сам собирался предложить девушке что-то подобное. Но он надеялся пробудить в ней те же чувства, что горели в его душе. Как же жалко, что в Элен нет ни капли магии, он не задумываясь женился бы на ней, невзирая на отсутствие приданого.
   - Я дал ей время на раздумья. Но уверен, она все взвесит и согласится, - произнес Ланьер вслух, а про себя добавил: "Ведь деваться ей некуда". Лорд пошел по своим делам, собираясь отдать ряд распоряжений слугам, а именно привести в порядок шубу и еще кое-какие вещи, что остались в замке от бывшей жены. Странно, но спустя год, воспоминания о Ларе не вызывают той ярости, что прежде.
   Ривен смотрел вслед другу и недоумевал, как он мог так долго ошибаться на его счет? Неужели Элхард всегда был прав? Жаль, что его сейчас нет в замке, Ривену как никогда нужен был совет. К Элен парень не пошел, ему было стыдно смотреть девушке в глаза. Ведь он никак не может ее оградить от домогательств Лана. А еще его чуточку страшила вероятность того, что Элен могла обрадоваться предложению лорда. Ривен не раз был свидетелем тому, как женщины буквально вешались Ланьеру на шею, предлагая себя с расчетом на благодарность мага. Да еще эти глупые слухи среди простых обывателей, что плотская любовь с магами продлевает молодость и жизнь. Нет, если маг - целитель, или его любовь сильная, он способен делиться со своей партнершей энергией, но жизнь она не продлевает. На такое способны только драконы для своей пары.
  
  
   Я не знаю, сколько сидела на кровати, обняв собственные колени и поливая их слезами. За небольшим окном давно стемнело, а у меня не было сил и желания встать закрыть дверь на засов. Да и зачем? Если Ланьер решит ворваться и изнасиловать, то задвижка меня не спасет. На душе было муторно, понимание того, что помощи мне ждать неоткуда еще больше усугубляло мое депрессивное состояние.
   А может, я зря отказываюсь? Ведь если все оформить правильно, то через полгода я буду дома. Гарантий же того, что я смогу найти подходящего мага самостоятельно и заплатить ему за портал, нет. Да и терять мне нечего, свою невинность я подарила Денису, достойному и любимому мужчине. А во внешности лорда даже есть что-то привлекательное. Тогда же почему мне так тошно от одной этой мысли? Почему я не могу переступить через себя, наплевав на гордость и самоуважение? Не потому ли, что у меня кроме этого ничего не осталось? Что только они дают мне силы не отчаиваться и искать выход? А его как раз и нет. Мне некуда уйти, я ничего не знаю об этом мире, у меня нет даже зимних сапог и верхней одежды. Мне остается, согласиться на предложение лорда. Умная девушка так бы и поступила. К чертям гордость! Когда я вернусь домой, никто об этом эпизоде не узнает, а мнение местных жителей меня совершенно не волнует. Ну почти не волнует. Надо соглашаться. Надо. Но это говорит разум, а душа знает - не смогу. Не приду, не скажу, не лягу покорно на кровать. Я всегда считала себя умной, но сейчас как никогда понимала, что это не так. Я глупая, гордая девчонка и этого не изменить. Что ж, у меня есть неделя, чтобы собраться и покинуть замок. Кто знает, возможно, замерзая где-нибудь под елкой, я буду жалеть о своем решении, но оно будет мое, а не какого-то сволочного лорда.
  
  
   ***
  
  
   Вещи мне принесли на следующий день, два паренька смущаясь, занесли сундук ко мне в комнату. Я спросонья не сразу поняла, зачем они вообще ко мне пришли, впервые за три недели проспала. То что раньше будить никто не пришел, уверило меня в мысли - слухи в замке распространяются быстро и меня уже записали в любовницы лорда. Но недаром говорят, что утро вечера мудренее, мир уже не казался таким мерзким, как вчера. Да и ситуация не была совсем уж безвыходной. Раз уж от готовки меня освободили, то я могу заняться побегом вплотную. В первую очередь шитьем тулупа. Мне же главное до селения дойти, а там разберусь. То есть надо озаботиться теплыми вещами и провиантом, а за палаткой и спальником я схожу к машине.
   Почему-то в своем плане я совершенно упустила из виду диких зверей, как оказалось впоследствии, зря.
   В сундук я все-таки заглянула. И первое, что я в нем увидела - длинная песцовая шуба. Если до этого у меня и возникала мысль прихватить себе кое-что из этих вещей, то глядя на шубу, решила ничего не брать. Не хватало еще, чтобы меня обвинили в воровстве. Хотя сапоги взять придется, в своих осенних ботиночках по снегу я далеко не уйду. Судя по платьям и обуви, хозяйка сего гардероба была женщиной высокой и худощавой. Сапоги мне были велики на два размера, но этому я как раз порадовалась. Я собиралась сшить в них вкладыши из остатков чехлов.
   За раскройкой я просидела до обеда, забыв про все на свете, даже про то, что не завтракала. От работы меня отвлекла Мариса, одна из горничных. Она постучалась ко мне и с легким поклоном сообщила, что милорд меня ждет в столовой. Меньше всего мне хотелось видеть Ланьера, поэтому я притворилась, что не поняла девушку. Она честно попыталась донести до меня нужную информацию, но безуспешно. В конечном итоге она ушла. Но я рано радовалась, пора было усвоить, что Ланьер терпение не отличается.
   - Если я сказал прийти на обед, значит, ты должна быть столовой! - ворвался он в мою комнату, даже не заметив, что дверь была закрыта на задвижку. Вот как знала, что гвозди Ривен выбрал маленькие.
   - Я не голодна, - хмуро ответила мужчине, раздумывая, а не послать ли его сейчас?
   - Мне плевать! Я голоден и ты отныне ешь со мной.
   - Вы обещали дать мне на раздумье неделю, - напомнила я лорду.
   - Я от своих слов не отказываюсь, у тебя есть целая неделя, чтобы решить, как ты хочешь провести наш первый раз, - губы Ланьера скривились в подобие улыбки. - Я бы предпочел твое согласие, но и второй вариант тоже неплох, люблю страстных кошечек.
   - Мариса, - позвал Лан, тут же показалась в дверях горничная. - Помоги госпоже одеться и причеши ее. Она должна выглядеть как леди, ты меня поняла?
   - Да, милорд, - поклонилась девушка и подошла к сундуку с принесенной одеждой.
   - Платья мне большие, - сказала я, позориться в вещах какой-нибудь бывшей любовницы совершенно не хотелось.
   - Мариса сделает как надо, - отмахнулся от меня мужчина и пошел на выход, но не дойдя двух шагов до порога, развернулся и сказал: - Если через четверть часа тебя не будет в столовой, я очень разозлюсь.
   Мариса выбрала платье насыщенного темно-синего цвета. Я не разбиралась в тканях, но кажется, оно было из бархата. Горничная заставила меня поменять нижнюю рубаху, достав из сундука тоненькую и белую, на вороте и рукавах была оторочка кружевом. Наверное, в этом мире данные вещи считались достойными и богатыми. Мне даже вспомнилась школьная история и то, что в средние века синяя краска была очень дорогой. Но я смотрела на вещи со понятия современности и видела все недочеты: где-то неровные стежки, не очень аккуратно обработанные края, плохо отглаженное. Мариса недовольно поглядывала на меня и торопила. Правда, когда она увидела на моей шее золотую цепочку с кольцом и серьгами, что висели на ней, в ее глазах появилось настороженность, а тон стал более уважительным. Я не обращала внимания на поведение Марисы, мне было плевать, что она обо мне думает. Девушка споро завязала на мне подобие корсета, который надевался поверх платья и шнуровался на спине. Потом она подтянула завязочки на рукавах и наряд на мне сел как влитой, то есть сама я вряд ли его сниму. С прической она возилась чуть дольше, но тоже справилась, несмотря на то, что волосы у меня густые и не очень длинные. В сундуке нашлось все необходимое, видимо, мне принесли все вещи, что остались от бывшей любовницы Ланьера. И все же меня данная ситуация бесила, одно дело принять старые вещи от жены управляющего, совсем другое надеть на себя тряпки какой-то содержанки.
   Мы провозились больше, чем четверть часа, но лорд не пришел, это меня немного успокоило и настроило на боевой лад. Хочет видеть меня за столом, что ж составлю ему компанию. Мариса пыталась меня накрасить, в сундуке нашлась и косметика, но я категорически отказалась, не хватало еще каких-нибудь кожных болячек подцепить. А свою косметичку не стала доставать принципиально, Ланьер не тот мужчина, ради которого мне бы хотелось выглядеть красивой. А в синем платье, да с белым кружевом, я походила на ученицу средних классов. Во всяком случае, я так думала, а большого зеркала, чтобы проверить не было. Да и какая разница, расправила плечи, приподняла подол, чтобы он не волочился по полу, и пошла в столовую.
  
   - Что-то ее долго нет, - раздраженно произнес Ланьер, пригубив бокал с вином.
   - Женщинам надо время чтобы собраться. За четверть часа еще ни одна не смогла одеться. Тебе надо было заранее сказать, что хочешь видеть ее за обедом, - спокойно ответил Ривен, который уже второй раз останавливал лорда от необдуманного поступка. Молодой маг вчера долго думал и пришел к выводу, что в чем-то Лан прав. Девушке одной в чужом мире тяжело, а статус любовницу могущественного лорда не самое плохое, что может с ней случиться в это мире. Что ждет ее за воротами? Ведь даже тут, в стенах замка, от насилия ее защищает прямой приказ Ланьера. Конечно, было бы лучше, если бы Лан выдал Элен замуж за хорошего человека сейчас, а не тогда, когда сам наиграется с девушкой. Но это из разряда сказок, в которые Ривен уже не верил. Молодой человек взял бы на себя заботу об Элен, но тогда им придется уйти, Ланьер не потерпит их в своем доме. Но идти Ривену было некуда. Скитаться вдвоем в поисках жилья и работы? Нет, наверное, будет лучше, если Элен с Ланьером найдут общий язык. Вот маг и старался смягчить бывшего друга, чтобы он не наделал глупостей и окончательно не настроил девушку против себя.
   Элен они заметили сразу. Глядя на уверенно идущую девушку, на губах которой застыла пренебрежительная гримаса, Ривен недоумевал, как у Ланьера повернулся язык назвать ее простолюдинкой. Элен была удивительно хороша, платье делало ее еще более хрупкой, кожа белизной соперничала с кружевом, а поднятые наверх волосы открывали изящную шею. А не рано ли он решил отойти в сторону? Ривен поднялся, опережая Ланьера, и отодвинул стул для девушки. От благодарного взгляда и легкой улыбки, на сердце Ривена потеплело. Рискнуть и предложить свое покровительство? Надо проверить накопление и прикинуть хватит ли им на дорогу, а так же на аренду домика в столице. В крупном городе работу найти всегда проще, да и от мстительного Лана лучше держаться подальше.
  
   - Ты задержалась, - мрачно произнес Ланьер, от глаз которого не укрылась улыбка, подаренная мою Ривену.
   - Это не я настаивала на смене облика, - пожала плечами и села на предложенное мне место. - Мой вид нравился мне и до переодевания.
   - Я хотел видеть за своим столом девушку, а не оборванку, - процедил лорд придирчиво меня разглядывая. - Мариса неплохо потрудилась, только ты слишком бледна и худа. Но ничего я прослежу за твоим питанием. А платья прикажу укоротить, не дело подметать подолом пол.
   - Я бы на вашем месте не торопилась, - ехидно заметила я. - Вдруг следующая ваша содержанка будет выше ростом? Надставлять платья значительно труднее, чем приподнимать подол при ходьбе.
   - Это вещи моей бывшей жены, - холодно произнес Ланьер. - Вещи любовниц я не храню. Если хочешь, я расскажу тебе о своей жене. Весьма поучительная история.
   - Да нет, мне неинтересно, - из вредности ответила я, наблюдая, как белеют от сдерживаемой ярости губы лорда. - Думаю, если все собрались, можно приступить к обеду.
   И дабы мои слова не расходились с делом, хлопнула в ладоши и жестом показала находящимся неподалеку слугам, чтобы накрывали. Судя по вытянувшимся лицам Ривена и целителя, которые так же присутствовали за столом, а так же потерявшему дар речи Ланьеру, я либо что-то сделала не так, либо они поразились моей наглости. Но главное слуги поняли меня правильно и быстро начали накрывать на стол, старательно отводя от меня взгляд, хотя мы были знакомы. Примерно этого я и ожидала, хорошо, что подружиться ни с кем не успела, а то было бы очень обидно.
   - Не смей так делать, - процедил сквозь зубы Ланьер. - Ты не хозяйка в этом доме и никогда ей не станешь.
   - Уверены? - нагло улыбнулась лорду в ответ, мечтая вонзить в него столовый нож. - Ну и зря, потому что если вы не отправите меня домой, этот замок и все, что ныне принадлежит вам, когда-нибудь станет моим.
   - Ты забываешься, девка! - глаза Лана полыхнули пламенем, а вилка в руках начала плавиться. - Ты никто и зависишь от моего расположения, поэтому не зли меня. А то я подумаю, что убить тебе проще.
   - Да плевать мне на ваше расположение, - резко встала я. А что, он же требовал спуститься в столовую, я это и сделала, а обедать в его поганой компании, это не ко мне. - Но клянусь, вы сдохните раньше меня.
   Когда я уходила, то ожидала, что Ланьер кинет мне нож в спину или магию, но он вскочил сам, догнал в два шага и резко развернул к себе.
   - Пора преподать тебе урок, я не потреплю непослушания и неуважения, - с яростью выдохнул Ланьер, схватил меня за волосы и запрокинул голову. Он смотрел на меня с таким видом, что я серьезно испугалась за свою жизнь. С таким выражением в глазах, по-моему, впиваются зубами в горло. Я почти угадала, лорд выбрал мои губы, чтобы продемонстрировать всем, как он зол на меня. Мне не понравилось, поцелуем сие действие назвать было сложно. Но если в прошлый раз меня действие Ланьера ввело в ступор, то сейчас вызвало ответную злость, ведь за столом сидел Ривен, а его мнение было мне небезразлично. Поэтому, не придумав ничего лучшего, я укусила лорда за губу, да так, что наш поцелуй стал с привкусом крови.
   - Меня не остановить твоими зубками, детка, - хрипло проговорил лорд, облизывая нижнюю губу. - Знаешь, в твоей строптивости есть свой шарм...
   Одной рукой он все так же держал меня за волосы, причиняя не столько боль, сколько неудобство. А пальцами второй руки гладил мои скулы и губы, от лорда исходил жар. В столовой было не очень светло, казалось, от Ланьера поднимается пар. Или это дым?
   - Вот уж не знала, что "гореть от страсти" это не образное выражение, - хмыкнула я, отстраненно наблюдая, как нас с лордом отгораживает ото всех какое-то марево. Может, Ривен поставил щит?
   Ланьер вздрогнул, перевел взгляд на свои руки, побледнел и резко оттолкнул меня от себя. Я бы обязательно упала, но меня кто-то подхватил, а потом на меня вылилось не меньше ведра воды. Пока я отплевывалась, и убирала мокрые волосы с лица, меня усадили на стул, а целитель крутился вокруг, осматривая и что-то бормоча. А рядом набирал обороты очередной скандал с участием Ривена и Ланьера. Только теперь последний огрызался вяло, будто признавая правоту молодого мага.
  
   - И после этого ты будешь говорить, что нормален?! - орал Ривен, забыв про свое воспитание и манеры. - Ты не контролируешь свой дар! Ты опасен для окружающих!
   - Со мной все в порядке. Ты сам видел, она меня вывела.
   - Это ты слишком бурно реагируешь на Элен. Она совершенно не причем, - продолжал защищать девушку Ривен, который не на шутку испугался, когда на девушке начала дымиться одежда. - Ты понимаешь, что чуть не убил ее? Наверняка на ней серьезные ожоги...
   - Девушка цела, - отозвался целитель, вид у него был донельзя изумленный. - Я бы даже сказал больше, на ней не осталось и следа от магии, хотя должны быть сильнейшие ожоги. Милорд, я бы хотел заняться изучением данной аномалии, в моей практике еще не попадались люди невосприимчивые к магии.
   - Нет, - сам не ожидая от себя, произнес Ланьер, все его внимание было приковано к мокрой девушке, которая совершенно не понимала, чем вызван такой ажиотаж вокруг нее. Даже сейчас он испытывал двойственные чувства к этой девице, она выводила его одним своим присутствием, и в то же время вызывала желание своей непокорностью.
   - Вы не понимаете, милорд, - продолжал гнуть свою линию целитель. - Если на Элен не действует ваша магия, то и мое заклинание контрацепции не подействует. А вам это надо?
   - Валлис, ты забыл, что лечил девушку? Не верю. Тогда скажи-ка мне, к чему сейчас была твоя ложь?! - преодолел разделяющее пространство Ланьер, с подозрением глядя на целителя.
   - Вы меня не поняли, милорд. Я же говорил, надо проверить все варианты. Например, у девушки могут быть латентные способности к магии огня...
   - А развить их можно? И точно к магии огня? И как это может отразиться на детях? - оживился Ривен и тоже подошел ближе.
   - Пробудить способности, даже если они обнаружатся, вряд получится, возраст уже не тот. А вот что касательно остального, для этого и нужно провести ряд исследований. Милорд, а может, ради науки вы обзаведетесь бастардом? - в глазах целителя горел фанатичный огонь. - Подумайте, наследника у вас все равно пока нет...
   - Забудь об этом, Валлис, - с угрозой произнес Ланьер.
  
  
   О чем говорили мужчины, я почти не понимала, они использовали слова, значение которых мне еще было незнакомо. Понятно, что речь опять шла обо мне. Но пугало не это, а выражение на лице целителя, дедок в этот раз не казался мне добрым и понимающим. Фанатизм в его глазах страшил сильнее, чем неутоленное желание Ланьера. Поэтому, когда лорд мне сказал отправляться в свою комнату, я послушалась незамедлительно.
  
  
  
  
   отступление
  
  
   - Мариса, отнеси леди обед в комнату, бедная девочка со вчерашнего дня голодная, - распорядилась госпожа Бурс.
   - С каких пор Элен стала леди? - хмыкнул Петрос, но препятствовать приказу женщины не стал. Новости в замке распространялись быстро и то, как лорд поступил с девушкой, мало кого оставило равнодушным.
   - Да она всегда ею была, только вы этого не замечали, - тут же отозвалась госпожа Бурс. - Осанка, походка, врожденное достоинство, их не спрятать нищенскими тряпками.
   - У леди Элен белье изумительного качества и кроя, даже у хозяйки такого не было, вы уж мне поверьте, - поддакнула Мариса, спешно собирая на поднос еду. Горничной много чего еще хотелось поведать, но врожденная способность держать язык за зубами заставляла молчать. Вот и сейчас она решила не говорить, что у новой госпожи помимо белья есть золотые украшения.
   - Дорогие вещи не делают из обычной девушки леди, - глубокомысленно изрек Петрос. Он не любил сплетни, болтовню, но многое знал и еще больше видел. Элен показалась ему доброй, исполнительной, серьезной девушкой, она не делала различия между окружающими ее людьми. А такое невозможно среди аристократии, на что господин Ривен добр со всеми, но и в его взгляде проскальзывает гордыня. А Элен другая.
   - Да что бы ты понимал! - возмутилась повариха. - Я работала в знатных домах, уж насмотрелась на "леди". Элен их точная копия, худенькая, тоненькая, в чем только дух держится. А ее нежная кожа, прямой взгляд? Да и не стал бы наш хозяин похищать из чужого мира простолюдинку. Нет, Элен точно леди, умница, красавица, куда уж бывшей хозяйки до нее. Жаль только, что этому нелюдю достанется...
   - Госпожа Бурс, придержите язык, - раздалось от двери.
   - Ой, простите, господин Сетрак, - спохватилась женщина, прижимая ладонь ко рту. - Я ведь не со зла. А хозяин у нас хороший, только что ж он так с госпожой Элен? Ведь она еще совсем ребенок. Вы вот на Марису гляньте, девахе уже девятнадцать, а Элен, небось, не больше пятнадцати.
   - Не дело нам, простым людям, обсуждать дела магов, - строго произнес управляющий, пресекая дальнейшие разговоры. Но уже это его замечание уверило госпожу Бурс в том, что она была права. Мариса сбежала к своей новой хозяйке, унося поднос со снедью. Петрос отвернулся к котлу, Элен только сегодня не вышла на работу, а было такое ощущение, что ее уже неделю нет. За то время, что девушка работала вместе с ними, они и не замечали, как много она успевала сделать. Сейчас же рук не хватало, хоть иди и проси хозяина вернуть Элен на кухню.
   - Петрос, на два слова, - позвал повара управляющий. Они вышли из кухни и устроились в кладовой. - Элен же под твоим началом работала, что ты можешь о ней сказать? Это только между нами.
   - Хорошая девушка, жаль ее, - хмуро произнес Петрос, прекрасно понимая, что его жалость Элен ничем не поможет. Если лорд решил сделать ее своей любовницей, то помешать ему никак не получится.
   - В деревню ей нельзя. Вернут, - господин Сетрак задумался, а потом все-таки вытащил из кармана ключ. - Отдай ей.
   - Это то, о чем я думаю?
   - Да.
   - Уверен? Раньше я за тобой не замечал склонности к благотворительности, - улыбнулся Петрос, но натолкнулся на отсутствующий взгляд Сета.
   - Она напомнила мне дочь. До сих пор жалею, что не успел спрятать Рилу, а потом уже было поздно. Магия, будь она неладна! - злость прорвалась сквозь обычно невозмутимый голос управляющего. - Считай это местью.
  
  
   Глава 4
  
  
   На пошив тулупа у меня ушло два дня. Наверное, я бы справилась быстрее, если бы не желание сделать его красивее. На отделку швов я перевела синее платье, оно все равно пришло в негодность от магии лорда. К тому же меня постоянно кто-то отвлекал: то Мариса, то Ривен, то целитель. Причем последний, даром что меня не понимал, все справлялся о моем здоровье и порывался напичкать какими-то зельями. Я отказывалась, потому что с детства не имела привычку пить неизвестные лекарства. Дедок хмурился и грозил лордом, но меня это не страшило. Да и Ланьер после того запоминающегося обеда не заходил. Мариса неизменно передавала пожелания лорда видеть меня на обедах и ужинах, но я была столь же непреклонна и не соглашалась. Пока же лорд терпел мое неповиновение, но я понимала - радоваться не имеет смысла, такие люди, как лорд, от своих идей не отказываются. И если он решил, что я подходящая кандидатура в любовницы, то остановить его может только упавший на голову тяжелый предмет. Но надеяться на чудо было глупо. Поэтому карту я схематично срисовала, а сегодня собиралась вечерком пробраться в кладовую и разжиться запасами продовольствия. Воровать нехорошо, но Ланьер не оставил мне выбора.
   А сегодня я планировала выйти на улицу. Во-первых, надо было наметить пути отхода, во-вторых, проверить тулуп и сапоги, ну и в-третьих, мне очень хотелось увидеть солнце. Подумать только, я уже месяц в этом мире, а но так ничего кроме леса и замка не видела. Мне все реже снится Денис, и все чаще мама. Она просит у меня прощения, плачет, зовет. Я говорю, что давно не обижаюсь на нее, обещаю вернуться, но сама не верю своим словам. Не в моих силах заставить Ланьера открыть портал, а в его обещания я не верю.
   Еще утром Мариса надела на меня одно из платьев бывшей хозяйки, я не протестовала, не все ли равно, что мочить в снегу. Так что сразу после завтрака я отправилась на прогулку. До последнего я переживала, что меня не выпустят. Сначала думала, что меня остановят у служебного выхода, где частенько ходили воины, но они только с любопытством смотрели на меня, даже не заговаривали. Во внутреннем дворе история повторилась, я в своем тулупе с аппликацией привлекала внимание, но никто не мешал моим передвижениям. Так я с легкостью вышла из ворот замка и пошла в сторону леса, на пригорок. Светило солнышко, снег поскрипывал под сапогами, было безветренно, но я все равно куталась в импровизированный синий шарф, сшитый из подола платья. Кстати, он мне заменял и шапку.
   Не заметила, как отдалилась от замка на значительное расстояние. Погода для зимы стояла замечательная, и возвращаться в замок совершенно не хотелось. Я присела на поваленное дерево и рассматривала окружающее пространство. Замок был, как на ладони, от него отходила единственная дорога и убегала сквозь деревья вдаль. Вокруг высились горы, по небу плыли облака, и было так легко забыть, что вокруг все чужое. Но главное я поняла, незаметно сбежать у меня не получится, в рыхлом снегу следы отчетливо виднелись. Где-то неподалеку захлопала крыльями крупная птица, от неожиданности я вздрогнула и вскинула взгляд, в поисках того кто меня потревожил.
   - Скучаешь? - раздался голос из-за спины. Я резко обернулась и упала в сугроб. Забарахталась, поднимая тучи снега в воздух, но тут в поле моего зрения показалась рука и помогла мне подняться. Ладонь принадлежала молоденькому и очень красивому пареньку. Он усадил меня обратно на дерево и начал тщательно отряхивать от снега.
   - Вы, люди, существа слабые, легко заболеваете, - ответил он на мой невысказанный вопрос. При этом сам одет был одет не по погоде: белая рубашка с расстегнутой верхней пуговицей, мягкие коричневые штаны, заправленные в сапоги, и больше ничего.
   - А тебе самому-то не холодно? - спросила я, с удивлением рассматривая парня.
   - Мне? Ну ты скажешь тоже, - рассмеялся молодой человек. - Я Северен, а тебя как зовут?
   - Элен, - представилась я местным именем.
   - Ты меня обманываешь, - капризно надул губы Северен. - Это не твое имя.
   - Так меня зовут в этом мире, а настоящее я тебе не скажу.
   - Так ты не местная? То-то я мне приходится использовать ментал, чтобы тебя понять, - обрадовался парень. - Расскажешь мне о себе?
   - Да особо нечего, Ланьер взял и притащил в ваш мир, не спросив меня, - жаловаться малознакомому человеку, я не хотела, тем более он явно из замка, ведь больше поселений поблизости не было. Ну не из деревни же он пришел раздетый? Может, за пару дней, что я не выходила из своей комнаты, к лорду приехали гости? - Ты лучше расскажи о себе. Ты родственник лорда?
   - Я? - опять расхохотался парень. - Ну, ты и смешная. Надо же придумать: я и лорд - родственники. Ты только ему не скажи, а то убьет сразу. Я дракон.
   - Кто? - переспросила я, подумав, что ослышалась.
   - Дракон, - повторил парень и вскинул длинные черные ресницы, открывая сапфировые глаза. Необычный цвет, встреть я его в нашем мире, подумала бы, что это линзы.
   - Э-э-э, - замялась я, раздумывая как правильнее сформулировать следующий вопрос. Потому что первой мыслью было то, что мальчик явно болен на голову. - Дракон - это какое-то родовое имя? Извини, но я мало, что знаю о вашем мире. А у нас драконы - это огромные животные, которые давно вымерли.
   - Да что бы ты понимала! - возмутился Северен. - Драконы не вымирают, они покидают мир в поисках другого. Мы единственные, кто может перемещаться между мирами без всяких артефактов и заемной силы.
   - Хочешь сказать, что ты можешь создать портал в любой мир? Даже в мой? - не то чтобы я поверила парню, но почему бы не предположить, что в мире с магией есть настоящие драконы?
   - Э, как бы тебе сказать, - смутился Северен и даже умильно ковырнул носком сапога снег. - Я пока не могу. Но это только пока, а потом я научусь и буду путешествовать между мирами. Хочешь, возьму тебя с собой?
   - И когда произойдет это знаменательное событие? - я все пытала определить, сколько Северену лет, на вид ему было не больше семнадцати. Каштановые волосы с темно-фиолетовыми прядками, сапфировые глаза, идеальные черты лица и белозубая, обаятельная улыбка. Кстати, а прикус у него неправильный, как если бы во рту было не тридцать два зуба, а чуточку больше. Но мне он все равно нравился, с каждой минутой разговора напоминал Дениса, такой же открытый, жизнерадостный и милый. В душе шевельнулась грусть и тоска, как бы я не пыталась убедить себя, что желаю бывшему жениху счастья, чтобы он скорее меня забыл и жил дальше, но сердце все равно надеялось на чудо.
   - Скоро, - уверенно заявил парень. - Отец говорит, что лет через сто или сто пятьдесят. Но я думаю, раньше. Он мне то же самое про первый вылет толковал. Что мне еще десять лет ждать. Ха, я уже полтора года летаю, а родичи об этом не знают. Так что, лет за пятьдесят я и порталы освою, вот увидишь. Ой, не увидишь, ты же обычный человек, а вы живете недолго.
   Северен расстроился, но потом вдруг вскинулся и сказал:
   - А хочешь, я из тебя мага сделаю? Тогда ты точно меня дождешься. А то вдруг ты моя пара и постареешь, пока я буду учиться.
   - Вряд ли я твоя пара, - с сомнением произнесла я, стараясь не рассмеяться. Парнишка заставил забыть о собственных невзгодах и поверить в то, что этот мир не так плох, как мне показалось вначале.
   - Я тоже так думаю, но все может быть, - глубокомысленно изрек Северен. - Дядя говорит, что дракон может узнать свою пару только после второго совершеннолетия. А мне до него еще лет десять. Ну, двадцать с хвостиком...
   - А как ты из меня хочешь сделать мага? - решила не заострять тему возраста, которая паренька явно расстраивала.
   - Я знаю древний ритуал, видел, как дядя его проводил над потерявшим магию драконом. Там ничего сложного, всего-то надо добровольно пожертвовать своей кровью. Да ты не бойся, мы всего лишь побратаемся, а для этого нужно по паре капель крови. Может магия в тебе и не проснется, но стареть ты точно будешь медленнее.
   - Северен, а тебе это зачем? Неужели только из-за одного подозрения, что я могу оказаться твоей парой? - спросила у парня. Я еще не решила, как относиться к его словам. С одной стороны, я была готова поверить, ведь сама не раз была свидетельницей магии Ланьера, а с другой, подозрительно все это.
   - Да нет, просто с тобой весело. А еще ты красивая. И умная. А то деревенские девчонки все время лезут целоваться. Бе-е-е. Хотя тебе бы я позволил себя поцеловать, - лукаво улыбнулся парнишка, сделал шаг ко мне и поскользнулся. Северен взмахнул руками, чтобы удержать равновесие, но тут его плечо пробил арбалетный болт почти навылет. Дракончик завалился на меня, хрипя и кашляя.
   Все произошло так быстро, что я не успела ничего сделать, даже закричать. Ужас произошедшего с трудом пробился в мой мозг, узрев в отдалении бегущего в нашу сторону Ланьера с арбалетом. За ним следовали воины с оружием наизготовку.
   "За что?!" - хотелось кричать мне, но изо рта вырвались лишь рыдания.
   - Элен, помоги, - прохрипел Северен, заливая меня своей кровью.
   - Что сделать? Скажи. Только не умирай, пожалуйста!
   - Вытащи болт... блокирует магию... скорее, - слова давались парню с трудом, он буквально на моих глазах угасал. В тот момент я не думала, а действовала: осторожно, но быстро уложила Северена на спину и потянула болт. Для этого его кончик пришлось ухватить обеими руками, а ногой упереться парню в грудь. Рывок и наш с Севереном общий вскрик боли. Болт порезал мне ладонь и кровь алыми каплями начала стекать на дракона.
   - Элен, раздави амулет на моей шее и окуни его в мою кровь, - голос парня звучал отчетливее, но двигаться он почему-то не мог.
   - Элен не делай этого! - донесся до меня крик Ланьера. - Не дай этому ублюдку уйти!
   Я в его сторону даже не глянула, потому что звание "ублюдка" надежно принадлежало самому Ланьеру. Я его и раньше ненавидела, а после этого желала лично убить. Поэтому нашла на шее у Северена небольшой амулет из стекла, раздавила в ладони, невзирая на то, что осколки еще большее ее ранят, и окунула невзрачный камешек, что был в нем, в кровь дракона. Долю секунды ничего не происходило, а парень то ли потерял сознание, а то ли уже умер. Но вот его охватило золотистое марево, и спустя пару ударов сердца тело Северена исчезло. На снегу даже не осталось его крови, только моя продолжала капать. Порезанную ладонь неимоверно жгло, но я не обращала внимания, молясь в душе, чтобы Северену помогли, чтобы он жил и когда-нибудь осуществил свою мечту. Ведь он не просто так просил раздавить амулет, наверное, это был портал к нему домой.
   - Тварь! - хлесткий удар по лицу вернул меня в реальность. Упала. Надо мной стоял злющий Ланьер, примеряющийся, куда бы меня пнуть. - За предательство ты ответишь! Ты дала уйти врагу!
   - Врагу?! Вы воюете с детьми?! - заорала я, перемежая русские слова с рамейскими. С каким бы удовольствием я сейчас всадила в его сердце тот кинжал. - Он же совсем мальчишка! А вы стреляли ему в спину! И это, по-вашему, нормально?! Благородно? Да лучше десяток таких "врагов", чем один такой "друг", как вы! Моральный урод и тварь, вот ваши имена!
   Ланьер зарычал и, наверное, убил бы меня на месте, но успел только один раз пнуть, а потом его от меня оттащили мужики.
   - Милорд, она же девушка, - с укором произнес седовласый воин. - Ее нельзя винить, это все драконьи штучки, наши женщины не могут сопротивляться их магии.
   - Доставьте девку в замок и заприте в комнате. Поднять всех по тревоге, если дракон выжил, то его родичи прилетят мстить. А если нет, на что я надеюсь, то они никогда не узнают, где на него напали. Идите, а я тут уберусь...
   Странно, но я впервые поняла все, похоже на нервной почве обострилось мое восприятие, а может, разговор с Севереном повлиял. Хотя бы он выжил, несправедливо, если такая светлая душа прервет свое существование. Лучше бы лорд сдох, причем мучительно.
   До замка меня доставили быстро и на удивление бережно, все тот же седовласый воин, что защитил меня от Ланьера, достал из кармана чистую тряпицу и перевязал мне ладонь. Я переставляла ноги машинально, голова кружилась, а сердце заполошно стучало в груди. Я списывала эти симптомы на запоздало проснувшийся страх - за себя и Северена. Мысли крутились вокруг паренька, которому обязательно должны были помочь, я в это верила. А еще мне не хотелось возвращаться в замок, он напоминал мне клетку, в которой заперли сумасшедшее животное. Я как никогда понимала, что мнимая игра Ланьера в благородство закончена, и он постарается отравить мне жизнь по полной программе.
   - Что случилось?! Что с Элен?! - у самого входа в замок на нас налетел Ривен.
   - Милорд объявил боевую готовность, - отчитался седовласый. - Госпожу приказал запереть в ее покоях. Но я думаю, к девушке надо позвать целителя...
   - Он убил Северена, - всхлип вырвался сам собой. И пусть я надеялась, что парень жив, но знать об этом всем остальным не стоило.
   - Проклятье! - воскликнул Ривен и побледнел, а с ним и другие воины. - Я провожу госпожу Элен к целителю. А вы организуете отправку женщин и детей в деревню. Хотя не уверен, что там они будут в безопасности, драконы жестоко мстят за своих детей. Демоны, я же говорил Валлису, что у Лана с головой непорядок! Это надо же додуматься убить единственного сына наместника!
   - Ривен, за что он его? Северен же совсем ребенок, - спросила я, не в силах молчать. Жар распространялся в сердце и требовал выхода.
   - Этот ребенок соблазнил жену Ланьера и бросил ее. А та от тоски сбросилась с башни. Это произошло полтора года назад, - хмуро ответил Ривен, таща меня за собой по коридорам замка.
   - Ты сам-то в это веришь? У него же развитие тринадцатилетнего мальчишки. Ты сам подумай, как он мог соблазнить взрослую женщину? - мне казалось, что ничего глупее я от Ривена не слышала.
   - Ларе было семнадцать, они с Ланьером были женаты всего полгода.
   - Знаешь, я бы тоже сбросилась со стены, если бы мне пришлось выйти замуж за Ланьера. Я в своей жизни не встречала большей сволочи, чем он.
   - Не говори так, - возмутился молодой маг. - Он раньше таким не был. Это ваш мир свел его с ума!
   - Значит, по-твоему, я сумасшедшая? Ведь я родилась в том мире, - я не понимала, как можно оправдывать такого человека, как Ланьер.
   - Ты не понимаешь, для мага лишиться магии на долгий срок, а то и навсегда, это равносильно смерти. Большинство впадают в агрессию, сходят с ума, сводят счеты с жизнью. Даже лишиться конечности не так страшно. Я знаю только одного бывшего мага, который сохранил здравый рассудок - Элхард. Даже не представляю, как ему это удалось. Хорошо, то его не будет в замке во время нападения, уверен, он полез бы на передовую, а для него это опасно.
   - Элхард бывший маг? Даже не подумала бы, - тихо произнесла я, вспоминая блондина. Жаль, мне не удалось с ним попрощаться и сказать ему спасибо, но Ривен прав, смерти Элу я не желала. А если верить своим предчувствиям и словам знающих людей, мы все в замке - смертники.
   - Там трагичная история, - нахмурился Ривен. Я бы ее послушала, тем более знать хоть что-то о блондине очень хотелось, но маг решил не продолжать. К целителю мы добрались быстро, честно сказать, я не понимала, зачем Ривен тащит меня туда. Из-за раны на ладони? Так мне ее перевязали. Не из-за нервного же срыва?
   - Госпожа Элен? Вы ко мне? Неужели милорд согласился на эксперимент? - удивился дедок моему приходу, да так, что не сразу заметил Ривена.
   - Нет, Элен ранена, помоги ей Валлис. И скоро понадобятся все твои силы. Лан убил Северена.
   Ответа целителя я не поняла, похоже, мне повезло услышать нецензурную лексику этого мира. Жаль, что я вряд ли запомню все эти обороты, не зная их значения. Молодой маг скривился от этих слов, но по его глазам было видно, у него они тоже крутятся на языке, но произнести их не дает воспитание. Тем временем целитель быстро развязала импровизированный бинт на моей руке и внимательно начал осматривать рану.
   - Нет, Рив, что бы вы с лордом не говорили, но если я выживу, то от опытов нашей гостье не отвертеться. Да ты сам глянь - от нее несет драконьей магией и кровью, а она жива и при памяти. Девушка, кровь дракона - яд. Человек способен без вреда для себя перенести совсем малое количество, маг чуть больше. Ну, а вы в ней будто искупались. Хотя перед кем я распинаюсь, вы же меня не понимаете, - вздохнул дедок, а потом ахнул и молоденьким козликом убежал к какой-то полочке, чтобы через пару секунд вернуться с лупой и пинцетом. - Потрясающе, здесь ее мураанское стекло. Ривен, а точно наша девочка человек? Знаешь, я впервые вижу, чтобы мураанское стекло растворялось в крови.
   - Валлис, ты же лучше меня видишь ауру, - раздраженно отмахнулся Ривен. - Так что не говори глупостей - Элен обычный человек.
   - Может быть, может быть, - задумчиво проговорил целитель, вглядываясь в мою рану. Кстати, она уже не кровоточила и начала затягиваться. - А может и нет. Ведь мы ничего не знаем о мире девушки. Зато сколько непонятного связано с ней самой: сопротивляемость ядам, ментальной и огненной магии, я уже не говорю, что у госпожи Элен на удивление устойчивая психика...
   - Хватит, Элен надо отдыхать, а ты болтаешь, - оборвал Ривен целителя. По-моему зря, после того, как я стала понимать две трети слов, догадаться о смысле разговора не составляло труда. Тем более, что он велся обо мне.
   - Магией лечить не буду, это опасно. Сейчас обработаю рану, уберу стекло, наложу повязку, и девушка сможет пойти прилечь. Уверен, ей этого очень хочется.
   Он был прав, голова кружилась все сильнее, во рту была горечь, а в тулупе, который мне никто не предложил снять, было очень жарко. Дедок справился быстро, хоть он и ворчал, что ему не дают исследовать такой занятный образчик человека, как я, но при этом умудрился поместить осколки стекла и немного моей крови в мензурку. Очень хотелось ее у целителя отобрать, но не мне тягаться с двумя мужчинами, поэтому, как только меня отпустили, я сразу поспешила к себе в комнату.
   - Элен, - перехватил меня управляющий недалеко от библиотеки. - Ты куда?
   - В свою комнату...
   - Нет, найди Петроса. Всех женщин и детей вывозят в деревню. Поэтому, бери личные вещи и бегом к Петросу, он все объяснит.
   Я хотела сказать, что Ланьер распорядился запереть меня в комнате, но вовремя прикусила язык. Похоже, лорд еще не вернулся и это был мой шанс сбежать из замка. В комнату я бежала, что было сил. Собиралась еще быстрее: сдернула простыню с кровати, покидала туда свои вещи и немного из тех, что мне принесли от Ланьера. Естественно, ничего дорогого и вычурного я брать не стала, только запасную рубаху, теплые штаны с чулками, и одно платье, самое строгое и скромное.
   Петрос нашелся быстро, он встретился мне выходящим из кладовой, в его руках был вещевой мешок.
   - А вот и ты, я уже хотел тебя идти искать, - серьезно сказал повар и надел на меня мешок. - Этого должно хватить на первое время. Поищешь в сторожке капканы, думаю, поставить их у тебя ума хватит. Да и арбалет там есть. Днем печку не топи, дым будет виден. В деревню не ходи, сразу сдадут лорду. Если жив буду, дам знать, когда будет можно, а то и выведу к соседнему уделу. И не связывайся с драконами, они не лучше магов, поверь. А теперь иди.
   - Куда? - от обилия информации я растерялась и не могла понять, что нашло на Петроса.
   - Вот старый пень, о главном забыл, - хлопнул себя в лоб повар так, что по коридору пошло гулять эхо. Потом мужчина вытащил из кармана ключ, самый обычный, такой был у моей бабушки от замка на сарае, и отдал его мне. - Ориентир - самая высокая гора. Сторожка зачарована, найти ее может только тот, у кого есть вот этот ключ. Когда-то она принадлежала контрабандистам, но сейчас пустует. Кое-какие припасы там есть, да и ты девка с руками, знаю - не пропадешь. Пошли покажу другой выход, а то не ровен час лорд нагрянет.
  
   ***
  
  
   Они напали на закате. К тому времени я уже несколько часов пробиралась по сугробам, то и дело поскальзываясь и падая. А еще мешал идти поднимающийся ветер и небольшой снег, он начался недавно. С одной стороны, меня это радовало, за ночь следы заметет так, что вряд ли меня найдут, с другой, идти становилось все сложнее. И это я еще не говорю о жаре, все-таки у меня поднялась температура. Но я на одном упрямстве шла вперед, надеясь добраться до машины и там заночевать, если не доберусь до сторожки. Жаль, что не спросила, насколько далеко она находится от замка.
   Я шла не оглядывалась, боясь увидеть погоню, но вдруг услышала трубный рев, который отразили горы. Обернулась - драконы летели низко, их полет был бы красив, если бы я сейчас сидела на своем диване и любовалась им по телевизору. Их было всего двое, но зато каких! Размах крыльев рептилий впечатлял. Длинные изогнутые шипастые шеи, сильные лапы и свирепый оскал. Разобрать какого они были цвета, с такого расстояния и при плохих погодных условиях, не было никакой возможности. Мне же они показались темно-серыми. Страха не было, да и как можно бояться того, чего не существует? Для меня драконы оставались сказочными персонажами, а их полет над деревьями воспринимался, как бред воспаленного сознания. Жаль, с моего места замок уже видно не было, но то как рептилии спикировали в том направлении, изрыгая огонь, наблюдать я могла. Жуткое и между тем завораживающее зрелище. Над замком занялась заря. Никогда не думала, что камень может гореть, но видимо, пламя дракона способно его плавить.
   Мне бы прыгать от радости, что драконы мстят Ланьеру, но я волновалась за оставшихся там людей. Ведь среди них много хороших, дружелюбных, порядочных. Мне не хотелось, чтобы они умирали из-за глупой ненависти лорда. Меж тем бой и не думал затухать, судя по вспышкам, из замка "огрызались" магией и не только. Драконы заливали все вокруг огнем, но и им тоже доставалось. Я видела, как в одного попал какой-то сгусток, засиял и стал оплетать дракона, ломая ему крылья. Второй бросился на помощь, помог содрать часть магической сети, но было поздно - дракон был серьезно ранен. Что произошло дальше, я не совсем поняла. В сумраке и на фоне зарева пожара, разобрать кто где, уже не было возможности, но то, что один из драконов спикировал к замку, а потом последовал взрыв, я заметить успела. Взрывная волна докатилась и до меня, опрокидывая и поднимая в воздух тучи снега. Было страшно представить, что сейчас творится в эпицентре.
   С трудом поднявшись, я решила идти дальше, мне предстояло найти место для ночевки, а делать это в зимнем лесу равносильно самоубийству. Я уже сомневалась, что смогу в темноте найти машину, оставалась только надежда на ключ и то, что он выведет меня на сторожку.
   Я устала и, кажется, простыла, но упрямство толкало меня вперед, заставляя переставлять ноги. В голове билась только одна мысль: пока иду - не замерзну. В какой-то момент восприятие реальности отключилось, а тело стало двигаться на автомате. Видимо, это меня и подвело, да и темнота, которая в вечернем зимнем лесу была почти осязаемая. Я оступилась и в очередной раз упала, да так неудачно, что покатилась вниз по склону. Узелок с вещами выпал у меня из рук сразу, и остался где-то выше, тогда как я, собирая снег и лесной сор, врезалась в какой-то камень или, скорее всего, в какой-то скальный выступ. Голова загудела, сознание на краткий миг помутилось. Встать сразу сил у меня не было, к тому же было ощущение, что я себе что-то сломала, а может и все. А еще камень был теплым, загораживал от ветра и снега. Неужели это кусок замка, что закинуло взрывом? Другого объяснения у меня не было. Тем более я чувствовала запах гари и еще чего-то смутно знакомого. Но мысли ворочались вяло и думать ни о чем не хотелось. Может, плюнуть на все и никуда больше не идти? Организм был со мной совершенно согласен, самовольно прикрывая глаза. Чем дольше я лежала, тем меньше оставалось сил сопротивляться сну.
   Тут камень издал хрип и судорога пробежала по нему, заставляя меня моментально забыть про усталость и сон. Я вскочила на ноги и уже собиралась отбежать, как камень шевельнулся, как бы сдвигаясь в сторону. Меня обдало горячим воздухом, я резко отшатнулась, но не столько от жара, сколько от запаха. Сероводород пахнет крайне неприятно, а когда он смешивается с гарью и чем-то приторно сладким, то реакция человеческого организма только одна - замутило меня основательно. Даже мозг очнулся от спячки и выдал: что этот запах крови мне показался смутно знакомым. Причем не человеческой. Осознание длилось меньше минуты, но сделать я ничего не успела, потому что "камень" открыл глаз. Раньше я думала, что светящиеся кошачьи глаза в темноте - это пугающее зрелище, но оказалось это не так. Потому что глаза у кошки маленькие, а тут на тебя смотрит светящееся мутное око диаметром чуть ли не в полметра. И пусть я не видела все детали морды дракона, но уж дорисовать клыки такого монстра воображения у меня хватило. Ноги от страха подкосились, сердце сделало кульбит и сбежало куда-то в пятки. Дракон то ли вздохнул, то ли фыркнул, и меня с ног сбило крыло. Да так, что я врезалась в морду рептилии. Теперь я могла на ощупь убедиться в том, что мое воображение не такое уж богатое, клыки у дракона были даже больше.
   Меня опять окатило горячим воздухом, но в этот раз примеси серы было гораздо меньше. Я стояла ни жива ни мертва, неожиданно прорезалось зрение и мне стало еще хуже. Это издалека драконы казались красивыми и величественными, а вблизи, да еще в ночи это были поистине монстры. Дракон втянул воздух, почти уткнувшись мордой в меня, потом издал утробное рычание и задвинул лапой куда-то себе под бок. Я мало что понимаю в повадках животных, но, похоже, меня обнюхали и признали несъедобной.
   Я лежала рядом с драконом, замерев и дыша через раз. Рядом раздавался тихий и какой-то неравномерный стук сердца зверя, а на лицо мне капало что-то горячее и липкое. Кровь. Шевелиться было страшно, но я все же вытерла рукавом лицо, вспомнив о том, что кровь дракона - яд. Кстати, лицо горело, как и руки, но то могло быть от мороза. Не знаю, сколько прошло времени, может, пять минут, а может, и полчаса, но дракон больше не двинулся, а сердце его стало биться еще тише, а промежутки между ударами стали длиннее. Я могла ошибаться, но было похоже на то, что дракон потерял сознание. Ждать, когда он придет в себя и решит мной подкрепиться, я не стала и поползла на выход из импровизированной палатки, что получилась из крыла монстра. Неужели и Северен превращается вот в такого? Жуть.
   Вообще-то, я давно должна была умереть от страха, но сердце продолжало гонять кровь, да еще и в ускоренном темпе. Поэтому, когда я все-таки выбралась из-под крыла дракона, то взяла серьезный темп, стремясь уйти как можно дальше и уже не важно куда. Во мне проснулось второе дыхание, за спиной болтался вещмешок, у которого оказались надежные лямки, но его тяжести я не чувствовала. Думаю, в ту ночь я бы и до города дошла, если бы знала куда идти. Но делать этого, слава богу, не пришлось. Видимо, удача в тот день была ко мне благосклонна как никогда, потому что я буквально наткнулась на машину Дениса. Она все так же стояла у вяза или дуба, вокруг нее намело солидный сугроб, но стекла и крыша торчали наружу.
   Я, трясущимися от волнения руками, достала из своей сумочки, которая была надета у меня на шее и пряталась под тулупом, ключи от машины. Только бы завелась! Месяц на морозе - это очень долго. Если аккумулятор не потек при ударе, он мог разрядиться за это время. Сигналка работала, но она питалась от другого аккумулятора, и где он прятался в машине, я не знала. Откопав немного водительскую дверь, я с замиранием сердца и не с первого раза, но все же попала ключом в замок зажигания. Несколько секунд паники и, о счастье - машина завелась! И даже бензина в ней осталось достаточно, чтобы можно было надеяться спокойно провести ночь. Правда, пока печка начала греть, я успела замерзнуть, но со временем потеплело. Да так, что усталость стала брать свое, несмотря на нервное напряжение и боязнь того, что кто-то явится на звук работающей машины. Поэтому я разложила одно переднее кресло, подняла ноги на соседнее, чтобы они не замерзли, и провалилась в тревожный сон. Последняя мысль была о том, что надо было достать спальник из багажника, ведь бензин может кончиться раньше, чем я проснусь. Но выйти в холодную ночь, я себя заставить не смогла.
  
  
  
   Глава 5
  
  
  
   Ночь прошла тяжело, меня бросало то в жар, то в холод. Во сне я все время от кого-то убегала, то от Ланьера, то от целителя, то от дракона. Причем последний преследовал очень настойчиво, вынюхивал мои следы, притворяясь огромным псом. Что ему было от меня надо, я не понимала, поэтому всякий раз ускользала, пряталась, но он неизменно меня находил. И вот я оказалась зажата драконом в какой-то глухой подворотне, он навис надо мною, обдавая горячим дыханием. Мне достаточно было протянуть руку, чтобы дотронуться до его морды или пересчитать клыки, но даже во сне такого желания у меня не возникало. А дракону было что-то надо, потому что он терял терпение, хвост нервно ударил по стене близлежащего дома, снося целый угол. Зверь этого даже не заметил, он скалил на меня клыки, фыркал, порыкивал, будто вынуждая что-то сделать. Но потом не выдержал и открыл пасть... На этом моменте я и проснулась с бешено колотящимся сердцем.
   За окном только начало светать. Машина работала, но вряд ли это было надолго, бензин почти закончился. Вылезать на холод не хотелось, и я решила подождать рассвета в машине, к тому же вспомнила, что сутки ничего не ела. Пока доставала вещмешок, который собрал мне Петрос, увидела, что руки у меня грязные, в кровавых разводах, а когда глянула в зеркало, вообще ужаснулась. Пришлось искать в бардачке влажные салфетки, кажется, там оставалась начатая пачка, которые за ночь оттаяли и стали действительно влажными, а не замерзшими.
   Лицо оттирала долго, кровь дракона буквально въелась в кожу, и убрать ее полностью не получалось. В конечном итоге я плюнула на это дело и решила не забивать себе голову местными предрассудками. Может, для людей этого мира кровь дракона - яд, но, похоже, мне она не вредит.
   Потом у меня был завтрак, в мешке нашелся хлеб, сыр, сало. Были еще и крупы, но варить мне было негде, так что обошлась бутербродами. Но уже минут через десять стала мечтать о горячем чае. А вот с этим возникли проблемы, если снега вокруг было достаточно, как его вскипятить, не выходя из машины, я не знала. Пришлось собираться с силами и вылезать из нагретого нутра автомобиля. Как обычно бывает, после выпавшего ночью снега ощутимо похолодало. Или мне просто казалось, пока я открывала багажник и доставала туристические принадлежности Дениса. Палатка, спальник, котелок, топорик и рюкзак, его я даже не стала перебирать, решив забрать целиком, в хозяйстве пригодится все. Только запихала в него свой мешок с продуктами. В котелок набрала снега и поставила его на двигатель машины, открыв капот. Понятно, что вода не закипит, но хоть нагреется. Сама же решила пройтись по своим следам, поискать потерявшийся узелок с вещами. Я убеждала себя, что глупо разбрасываться единственной одеждой, ведь из леса мне придется выйти когда-нибудь. На самом деле, мне хотелось взглянуть на дракона при свете дня. После того, как он всю ночь пугал меня во сне, мне нужно было убедиться, что дракон мертв.
   Чисто по-человечески, дракона было жалко, мне он ничего плохого не сделал, и смерти я ему не желала, но разум говорил, что после такого взрыва не выживают. А еще у меня та рептилия, которая чуть не раздавила меня ночью, не ассоциировалась с разумным существом. Может, у них тут два вида драконов? Одни звери, а вторые всадники? Помню, в детстве читала книжку на эту тему. Да, было бы хорошо обзавестись ездовым драконом, он бы мигом меня довез до города. Мечтать не вредно, но вряд ли бы мне так повезло, имейся тут такие животные. В книге запечатление происходило с маленькими дракончиками, а тот уже был взрослой особью.
   Я все это понимала, но все равно шла вниз, уверенная в том, что мимо дракона точно не пройду. Но не тут-то было, первым я нашла свой узел с вещами, она застрял между двумя елочками, его даже не сильно засыпало снегом. А вот мимо дракона я почти прошла, только неясное чувство тревоги заставило обернуться и понять, что в этом скальном массиве что-то не так. Ночью дракон показался мне большим, а при свете дня он был огромным. Даже свернувшись калачиком, сложив крылья, он был размером с двух слонов, стоящих рядом. Красотой дракон не блистал: он был темно-серым с бурыми пятнами. Я простояла минут пять или десять в сторонке, но рептилия не шевельнулась. Неужели умер? Рискнула подойти ближе и дотронуться до его крыла, где-то под ним, по моим расчетам, должна была скрываться его морда. Крыло было таким же ледяным, как обычный камень. На сердце стало горько, в замке погибли хорошие люди, здесь умер дракон, возможно, где-то далеко не смогли спасти Северена. Почему так? Почему из-за таких скотов, как Ланьер, страдают другие? Машинально погладила крыло, прощаясь с отважным драконом, который прилетел мстить за своего ребенка. Интересно, кем он приходился Северену? Отец? Двоюродный брат? Или тем самым дядей, о котором говорил парнишка? А может, они вообще не родственники, ведь Ривен упоминал, что Северен единственный сын наместника. Или это вообще его мать?
   Я еще раз внимательно посмотрела на застывшего статуей дракона и отмела эту мысль. Интуиция говорила, что передо мной самец. Вздохнула и собралась уходить, как мимолетная дрожь пробежала по крылу. Я отскочила и шлепнулась на попу. Думала, что мне показалось, а потом из-под крыла вырвалось облачко пара, и раздался тихий рокот.
   Возникло глупое желание забраться под крыло и глянуть на дракона, но я его сразу отмела. Одно дело в темноте дракон мог меня перепутать со своим детенышем, но сейчас он вряд ли повторит такую ошибку. А становиться кормом этому зверюге совершенно не хотелось. Интересно, драконы в каком виде питаются? Может, только в человеческом? И вообще, как происходит превращение? А то иметь дело с раненым мужчиной как-то проще, чем вот с такой махиной. Правда, я не уверена, что стала бы помогать незнакомому человеку, тем более мужчине. Велика вероятность, попасть из огня да в полымя, если попадется такой же сумасшедший, как Ланьер.
   Вроде все правильно, но уходила я с тяжелым сердцем, будто бросила на произвол судьбы котенка, а не дракона. Но я ему ничем помочь не могла, оставалось надеяться, что родственники зверя его найдут и спасут.
  
   Искорка уходила, забирая с собой покой и свет. Инстинкты дракона тянулись следом, требуя догнать, спрятать ото всех. Но сил не было, все они уходили на спешную регенерацию и поддержание жизни. А еще дракону было тоскливо, вторая часть его личности пребывала во мраке, оглушенная взрывом и болью. Зверь не торопился звать Рена обратно, он сразу бы взял контроль на себя и начал действовать, а сейчас это было бы равносильно смерти для них. Нет, надо подождать, а искорку они поймают позже и спрячут. Но тогда она будет не только его... А дракону впервые в жизни хотелось иметь собственное сокровище, чтобы не делиться им даже с Реном.
  
   ***
  
   Удивительно, но сторожку при свете дня я нашла быстро. К тому же она оказалась ближе к машине, чем я могла надеяться, всего-то в получасе ходьбы. А от машины и до дракона недалеко. Зачем мне он был нужен, я бы и сама себе не ответила. Только первое, что я сделала, после того как осмотрела все в сторожке, поставила капкан на какой-то звериной тропе. Судя по отпечаткам лап, ходили по ней часто и стаей. Волки? Надеюсь все-таки кто-нибудь помельче попадется. Не уверена, что смогу справиться с таким крупным хищником. Да и зачем он мне? Хищники все поголовно больны паразитами и их мясо в пищу практически непригодно. Отдать дракону? Интересно, для него такое мясо опасным будет? Или он его основательно прожарит, а потом съест? Ладно, если что-то попадется для меня ненужное, отнесу дракону, вдруг он не такой переборчивый, как я. Приняв такое решение я успокоилась и занялась обустройством домика.
   Точнее, сторожка была и не дом вовсе, а землянка. Не такая привлекательная, как в кино у хоббитов, но тоже в холме и вполне пригодная для жилья. Как и говорил Петрос, в сторожке много чего было, но вот припасы растащили крысы или мыши, так что капкан я вовремя поставила. Еще меня порадовал запасной выход, точнее это был не очень просторный лаз, который уводил в глубь горы. Я решила обязательно проверить, куда же он выходит, но немного позже, ведь мне нужно было заняться своим временным жилищем. Сидеть в домике и мерзнуть, когда рядом печка? Это точно не обо мне, да и вряд ли Ланьер выжил в том взрыве. Кое-какой запас дров был, но я решила позже собрать побольше хвороста, чтобы не бегать каждый раз на улицу. Затопила печку, поставила вариться кашу и занялась уборкой, в частности, надо было засветло перетряхнуть тюфяк, выбить одеяло и проветрить их. А еще я хотела нагреть воды и хотя бы обтереться самой, да платье постирать. Я не надеялась на то, что драконья кровь отстирается, но попробовать стоило. На тулуп я старалась не смотреть, он превратился в бурое нечто, обидно. Но ничего другого у меня не было на замену, поэтому буду носить его, только попытаюсь растереть кровь равномернее.
   До вечера я крутилась, как белка в колесе. Успела и кашу сварить, спасибо Петросу за мешок с припасами и соль, которую он не забыл положить, и хвороста набрать, и воды натаскать. Особенно меня порадовал незамерзающий ручей, что тек неподалеку, не пришлось топить снег. К тому же, наведя в землянке порядок: отмыла стол и лавку, вымела весь сор, я на пол постелила шкуры каких-то животных, которые раньше были свалены на лежанке. Шкуры пришлось почистить снегом, как бы расточительно не казалось со стороны бросать их на пол, но они были изрядно поедены молью, и спать бы я на них не решилась. А по полу дуло, да и в обуви я ходить не привыкла, это все и решило. У печки и рядом со столом я стелить их не стала, боясь, случайного пожара.
   Когда уборка была закончена, а вода для омовения согрета, в сенях нашелся чугунный котел, солнце уже клонилось к закату. А спустя час и вовсе стемнело. К тому моменту я успела и поужинать, и помыться, и платье постирать, и убрать все за собой. В рюкзаке Дениса был фонарик, но я решила не разряжать батарейки, и использовать его только в крайних случаях, например, если в туалет ночью приспичит. Жаль, свечей в сторожке не нашлось, возможно, в этом мире их до сих пор делают из сала. Но я не переживала, что мне придется сидеть вечерами в потемках, от печки исходил не только жар, но и свет. Да и что делать в маленьком домике в лесу, где нет ни электричества, ни Интернета? Правильно, только спать, что я и сделала, ведь за день очень устала. Закрыла обе двери на засов, в сенях он был толще моей руки, попила сладкий чай и легла. Да-да, самый настоящий чай, оказывается, за месяц в этом мире я успела по нему соскучиться, а в рюкзаке нашелся стратегический запас чая и маленькая коробочка кускового сахара. Там еще были по банке тушенки и сгущенки, но я их решила не трогать, как и пачку риса, к нему мне хотелось жареного мяса. В общем, спать ложилась в весьма радужном настроении, наверное, впервые я чувствовала себя так спокойно. Да, мое будущее было все так же туманно, а прожить в зимнем лесу одной наверняка будет тяжело, но лучше так, чем с отвращением ждать прихода Ланьера и надеяться, что он сдержит слово.
   Ночью мне опять снился дракон, он появлялся в самых неожиданных местах, буквально кочуя за мной из сна в сон. Он вообще стремился заполнить собой все окружающее меня пространство, ему почему-то не понравился сон с Денисом. Дракон ворвался в мое сновидение, рыча и извергая пламя. Хорошо, оно было не первым за ночь, и я уже понимала, что все мне это снится. Я даже не удивилась, когда, разогнав всех, зверь свернулся вокруг меня кольцом и прикрыл светло-карие в зеленую крапинку глаза. Вообще-то глаза это было единственное, что меня не пугало в драконе, очень они у него были выразительные и понимающие. Так как он меня никуда не выпускал, появилась возможность рассмотреть зверюгу подробнее. Конечно, это был сон, но какой-то странный, уж не кровь ли нас связала? Тогда почему мне не снится Северен? Слишком далеко? Или нет в живых? О последнем варианте я старалась не думать, как и о том, что это дракон погубил всех людей в замке.
   Во сне дракон не выглядел так плохо, как наяву, его шкура была не серой, а сродни цвету "хамелеон", солнечные лучики попадали на чешуйки, преломлялись и радовали глаз разнообразными оттенками. Наросты на голове и по хребту смотрелись органично, но пугающе, как и белоснежные клыки, в общем, назвать его милым у меня не повернулся бы язык. Все-таки от нашего кинематографа есть польза, глядя на зверя, я не испытывала паники и страха, только раздражение от его навязчивости и немного любопытства, ведь интересно же, почему он ко мне привязался. Но дракон не собирался передо мной отчитываться, и даже в красавца мужчину не превращался, просто мирно дремал. А может, я права и у него есть всадник? Или был? Неужели он погиб при штурме замка? Посмотрела на хитрую морду и подрагивающее веко, дракон не выглядел убитым горем, значит, не в утрате всадника дело. Стоять надоело и я села в центр, солнце пекло немилосердно, но тут надо мной расправилось крыло, накрывая теньком.
   "Надо же какой заботливый", - с улыбкой подумала я, и проснулась.
   К утру домик заметно остыл, но я спала на тюфяке в спальнике, еще и одеялом укрытая, так что мне было тепло. Тусклый свет проникал в небольшие оконца под потолком, намекая на то, что уже рассвело, а я еще валяюсь в постели. Хотя торопиться было некуда, но я все равно поднялась и занялась делами. Управившись с ними и позавтракав, я вспомнила про капкан и решила его проверить, вдруг какой заяц попался. С собой взяла кинжал и отправилась к ручью, поблизости от которого и установила ловушку. Я еще издалека заметила какого-то зверя, который устало лежал и почти не двигался. Подходила с опаской, вдруг животное от капкана освободилось или вообще в него не попало. Но нет, железная ловушка держала крепко, и в нее попался кабанчик, уже не полосатый, но еще и не взрослый. У него были такие жалостливые глаза, что я на минуту усовестилась в своем поступке. Но тут я шагнула ближе, так и не решив, что делать с животным, как свин зашелся истеричным визгом. Он так яростно пытался вырваться, в его голосе было столько страха, что милосерднее, да и безопаснее для меня, оказалось прирезать его.
   Скажу сразу, резать свиней мне не доводилось, зато этот малоприятный опыт обогатил меня знанием того, что эти животные крайне живучие и громкие. Я устала, перенервничала, испугалась, когда свин чуть не оттяпал мне пальцы, а ведь еще предстояло разделать добычу. Кабанчик весил килограммов двадцать пять-тридцать, мне столько мясо было не нужно и я решила поделиться им с драконом. Может, после этого он перестанет мне сниться?
   Кабанчика я решила разделить по-братски, сначала хотела вырезать только мякоть, но потом вспомнила о таких вкусных блюдах как: холодец, отварные ребрышки, буженина и, конечно, бульон. А ведь еще были печень и сердце, их я собиралась пожарить в первую очередь. Ну и сало должно было пригодиться, глядишь, соображу, как лампадку сделать. А нет, так для жарки всегда пригодится. Эх, картошечки бы достать, но только это на грани фантастики, ведь ее даже в замке не было.
   На разделку кабана я убила часа два, свою часть заперла в сенях, а со вторым куском отправилась к дракону. Все-таки городские люди в лесу ведут себя беспечно и я не исключение. Шла себе, волокла в каком-то драном мешке тушку кабанчика и даже напевала, позабыв обо всем на свете. Из собственных мыслей и хорошего настроения меня вырвало рычание. Вздрогнула, огляделась и не сразу заметила среди деревьев волков. Их было трое, упитанных, серых и очень злых. Рычал один, он же потихоньку приближался ко мне, а двое остальных следовали за ним чуть в стороне. Сердце от страха екнуло и забилось сильнее, волосы на голове встали дыбом. Почему-то этих некрупных волков я боялась сильнее, чем огромного дракона. Голова в критической ситуации заработала быстрее, предлагая кинуть волкам мясо, а самой бежать в надежде, что они не погонятся.
   Но сделать я этого не успела, на очередном шаге волк замер, шерсть на его загривке встала дыбом, а потом он заскулил и попятился назад. Я тоже застыла, не зная, как реагировать. Порыв ветра все решил за меня, едва волки, что были за вожаком, унюхали что-то, как тут же сбежали, а главный, пятясь и огрызаясь, последовал за ними. Вывод напрашивался сам собой - волки унюхали дракона, видимо, решили не тягаться с таким грозным хищником. Они же не знали, что зверь едва дышит. Я же поспешила к дракону, собираясь перед обратной дорогой основательно потереться об его шкуру, чтобы пропитаться запахом. Встречаться еще раз с волками не хотелось.
   За сутки дракон никуда не делся. Он даже не сдвинулся с места, все так же напоминая скальное образование. Может, я зря несла мясо? И дракон уже умер? Вдруг именно это он пытался мне сказать? Как же проверить?
   Я заглянула в дыру между крыльями, но мало что разобрала, а залезть внутрь не рискнула. Поэтому протолкнула половинку кабанчика к дракону и отошла подальше. А то разыграется у зверюшки аппетит, а рядом только я.
   Сначала ничего не происходило, но вот под крыльями наметилось какое-то движение, вырвалось облачко пара, и послышался хруст. Действие заняло несколько секунд, а потом все опять замерло, будто ничего и не было. Похоже, подношение дракон принял, но кабанчика ему явно мало. Уходила я в странных чувствах, вроде и радовалась, что дракон живой, но и понимала, что прокормить его будет тяжело.
   Уже отойдя на большое расстояние вспомнила, что хотела пропитаться запахом зверя, но возвращаться не стала, надеясь, что сегодня волки мне больше не встретятся. Но кинжал из руки не выпускала всю дорогу и постоянно оглядывалась по сторонам. Около дома сходила и установила капкан почти на прежнем месте, глядишь, и завтра кто-нибудь попадется.
  
  
   ***
  
  
   Три дня прошли в таком же режиме, и уже привыкла подкармливать дракона, который все так же снился мне ночами. Во сне я тоже свыклась с его присутствием, здоровалась, и даже садилась ближе к его пузу, чтобы прятаться под его крылом то от палящего солнца, то от дождя или ветра. Странно, но погода во сне менялась, а пейзаж нет. Там были только остроконечные горы и бескрайнее небо.
   Сегодня я тащила дракону какого-то таинственного зверя, копытного, но с клыками. Ничего похожего в своем мире я припомнить не могла, и долго сомневалась, стоит лишать жизни неизвестное существо. Но оно вело себя нагло и агрессивно, шипело, скалилось и плевалось ядом, юбку мне попортило им. В общем, судьба его была решена и теперь я волокла некрупное тельце дракону. Правда, меня грызли сомнения, что он будет есть это существо, возможно, у него не только слюна ядовитая. Но ничего другого у меня не было, а делиться с рептилией своими запасами я была не готова.
   Положа руку на сердце, я и к дракону ходила не столько из жалости, сколько от тоски и одиночества. Вообще-то я легко обхожусь без общества людей, но только тогда когда в моей жизни есть цель, когда я к ней иду. А так, каждый мой день был похож на предыдущий. Но это не самое страшное, хуже было то, что надежда на возращение таяла. Поэтому дракон вносил хоть какое-то разнообразие, давая почувствовать, что кому-то нужна моя забота. Тем обиднее было его отсутствие на привычном мне месте. Вот еще вчера был и хрустел косулей, даже крылья сложил и довольно жмурился на солнце, а сегодня и его и след простыл. Вот не зря говорят, что мужики существа не благодарные, и драконы, судя по всему, не исключение.
   Было обидно, поэтому я бросила мертвую тварюшку и пошла к машине, собираясь скрутить с нее то, что еще возможно, но до чего не дошли руки раньше. Кстати, одним из первых я сняла зеркало заднего вида и установила его в сенях, где приспособила умывальник. Его я сделала из обрезанной пластиковой бутылки, которую нашла в багажнике. Так же я выломала световой плафон из салона, сняла аккумулятор и сделала себе пусть не яркое, но освещение в домике. Сняла шторки, они как раз удачно закрыли маленькие окошки, не хотелось чтобы свет кого-нибудь привлек. Конечно же, забрала кое-какой инструмент и зачем-то огнетушитель. Я бы и кресла вытащила, но мне это было не по силам.
   В общем, я постаралась сделать все, чтобы не вспоминать о драконе, и мне это вполне удалось. Вот только он обо мне не забыл. Ночью я проснулась от громогласного рева, от которого казалось, задрожали скалы. Накинула на рубашку тулуп, обулась, прихватила кинжал и вышла в сени. Окошки там были пониже и я собиралась посмотреть, кто же надрывается перед моим домиком. Покидать его я бы, естественно, не стала, но знать врага в лицо было нужно. Какого же было мое удивление, когда я увидела знакомого дракона, того самого, которого я подкармливала. Вот он топтался на маленькой полянке перед домом и всем видом выражал нетерпение. Хорошо хоть деревья хвостом не ломал.
   Наверное, большинство назовут меня "дурой" и будут правы, я сама так себя называла, когда открывала дверь и выходила к дракону. Зверь обрадовался, увидев или унюхав меня, прекратил рычать, что-то подхватил у своих лап и бросил мне. Я от неожиданности отпрыгнула в сторону, испугавшись странного поведения зверя. Но приглядевшись поняла, он притащил мне зебру, ну или очень похожее на нее животное. Конечно, оно было мертвое, со сломанным хребтом никто бы не выжил, но я не об этом в тот момент думала. А о том, как бы с таким подношением? А то, что это подарок дракона мне, было понятно и без слов. Не принять? Это обидеть дракона, а он достаточно разумен для этого, хоть и не как человек. А обиженная махина таких размеров, может себя весьма неадекватно вести. Поэтому я собрала всю свою решимость и наклонилась к зебре, целиком она мне нужна не была, а вот кусочек отрезать было можно.
   Кинжал не самое подходящее орудие для разделки зверя, тем более еще недавно бегавшего, судя по температуре мяса. Дракон пару минут понаблюдал за моими мучениями, потом отодвинул крылом в сторону и одним когтем оторвал мне заднюю ногу зебры. Он и дальше собирался помочь мне с разделкой, но я его остановила.
   - Спасибо, но мне больше не надо. Оставь себе. Тебе надо хорошо питаться, а мне этого куска мяса надолго хватит, - несла я околесицу, не зная, как еще донести всю мысль до этой рептилии. Удивительно, но он меня понял, подтащил оставшуюся тушу и закинул себе в рот, смачно хрустя. Я же подхватила ногу зебры, которая весила килограммов пятнадцать и потащила к себе в домик, в ближайшие дни можно было забыть про охоту.
   Но дракон мне остановил, нагло ткнув мордой в живот. От страха я застыла и не шевелилась, зверь же понюхал мне, чихнул и недовольно пророкотал. Ишь ты эстет какой, запах ему мой не понравился! И все бы ничего, я бы это пережила, но от его маленького чиха на моем тулупе появилась подпалена.
   - Ты посмотри, что наделал! - возмущенно воскликнула я. - У меня это единственная шуба, а ты ее еще больше испортил. Отодвинься и не нюхай больше, а то я вообще без нее останусь, замерзну и умру.
   Может мне и показалось, но на морде дракона появилось виноватое выражение. Я о нем не думала целые сутки, ровно до следующей ночи, когда меня опять так громогласно разбудили. И в этот раз мой подопечный был не с пустыми лапами, он притащил самую настоящую женскую шубу. Даже в темноте я поняла насколько она дорогая, из светлого меха. Я пыталась отказываться, но с громадиной не поспоришь, поэтому забрала шубку себе и спряталась в домик. Правда, дракон вытребовал ласки, точнее, чтобы я почесала его за ушком. Ну точно кот.
   Уже утром я рассмотрела подарочек внимательно и признала, что шубка из зверьков похожих на норку или горностая. Но мех все же отличался, так что точно я это определить не могла, да и знаний не хватало. А еще шуба была белоснежная и очень теплая, хоть и тонкая. Правда, не обошлось без казуса, я нашла в ней несколько дырочек. Думаю, они остались от клыков, когда дракон нес мне шубу. Но я не переживала, а просто аккуратно ее зашила, так и не решив, что с ней делать. То ли оставить здесь, когда соберусь уйти, то ли взять с собой и продать. Наверное, лучше будет подумать об этом позже, когда придет весна. А тем, что мне придется здесь жить до тех пор, пока передвижение по бездорожью не станет более комфортным, я почти смирилась.
  
  
  
   Глава 6
  
   Сознание Рена взорвалось болью, неудивительно, ведь последнее, что он помнил была именно боль. А еще затмевающая разум ярость. Как мог какой-то человечишка поднять руку на их детеныша?! Да еще и на Северена, самого доброго и доверчивого существа на свете. А ведь он много раз говорил брату, что Наяна растит из Северена девицу, а не грозного дракона - продолжателя династии. Но брат слишком сильно любил жену и сына, поэтому потакал им во всем.
   Но сейчас думать надо было не о причинах, которые привели его, Рена в столь плачевное состояние, а о том, как из него выбраться. Он все еще находился в звериной ипостаси и, судя по тому, что большинство травм уже так не беспокоили, регенерация подходила к концу. А это значит, что он лежит здесь не час или два. Память зверя подкинула знание, которое ужаснуло Рена - он находился в лесу более трех дней. Первое, что он сделал, это обернулся человеком, испытывая жуткую боль. Это надо было сделать, чтобы создать портал сразу в свои апартаменты.
   Домой Рен буквально ввалился, пошатываясь и тяжело переставляя ноги. Его почти сразу окружила прислуга, помогли раздеться, помыли, вызвали целителя и его брата. Уже лежа в своей постели и наслаждаясь тем, что у него ничего не болит, Рен задумался. Как вышло, что он столько времени был без сознания? Он потянулся к звериной части себя и наткнулся на стену. Он все так же чувствовал в себе дракона, мог в любой момент его призвать, зверь был послушен его воле, но вот в свою память не пускал. Это был странно. У Рена никогда не было проблем с контролем второй ипостаси, чем страдали последние несколько поколений драконов, а тут такая проблема. Может, виной взрыв и его долгое беспамятство? Да, наверное.
   - Ренальд, как же я рад, что с тобой все в порядке! - в спальню вошел старший брат Рена. - Прости, что не искал тебя. Сетара очень покалечило взрывом и он сказал, что ты был в самом эпицентре. Я не мог до тебя дотянуться, думал ты погиб.
   - Я понимаю, лучше скажи, как дела у Северена? - спросил мужчина, не став развивать тему того, что брат мог хотя бы поискать его тело, чтобы достойно отправить к праотцам. Но это у Рена никого не было, а у брата была жена и сын, вот о них он переживал, заботился.
   - Все хорошо, но целитель сказал, что отголоски ранения его еще будут преследовать пару месяцев. Я запретил ему покидать горы, он у меня теперь под неусыпным надзором, - нахмурился брат. - Второй раз ему может так не повезти и добрая девочка не встретится на его пути. Кстати, не говори Северену о том, что в замке все погибли. Он за эти дни всех замучил разговорами об Элен, которая и красивая, и умная, а еще иномирянка, и что ее похитил из родного мира этот Ланьер. Знаешь, что он придумал? Что она его пара.
   - А ты уверен, что это выдумка? - что-то в словах брата Рену не понравилось, причем откуда-то изнутри поднималась ярость. Обида на брата? Нет, он давно смирился со своей ущербностью, драконы находят свою пару до того, как им исполняется пятьсот лет, после такое встречается крайне редко. Брат встретил Наяну в четыреста семьдесят, а Северен у них родился спустя почти двести лет, когда они уже отчаялись. Рену было почти шестьсот, шансов встретить единственную у него не осталось. Сто лет назад он облетел несколько миров, но так и не нашел ту, что составила бы ему пару. Это в молодые годы иметь единственную женщину кажется чем-то тоскливым и скучным, да и зачем, если всегда можно похитить молоденькую и красивую девушку по своему вкусу. Но молодость и красота людей быстро проходит, а вот их чувства, наоборот, долговечны. Кто-то из бывших любовниц оставался прислуживать, только бы находиться рядом с любимым, кто-то просил домик в человеческом городке и отступные, но находились и такие, которые сводили счеты с жизнью. Когда-то давно у Рена был гарем, потом в его доме жили одна-две постоянные любовницы, а лет пятьдесят он перестал привозить женщин в свой дом. Предпочитал случайные знакомства, но с каждым годом это происходило все реже. Недаром говорит целитель, что после пятисот лет и без постоянной пары, либидо у дракона затухает, как бы впадая в спячку.
   - Конечно, ты же знаешь, в истории драконов нет такого случая, когда пару встретили раньше ста лет.
   - А ты не думал, что просто драконы не смогли ее встретить? Мы не отпускаем своих детей, пока у них не начнется гон. Уверен, что эта загадочная Элен не пара твоего сына? Знаешь, меня бы заинтересовало уже то, что он влюбился в неполных пятьдесят лет, то есть тогда, когда драконы еще не воспринимают девушек как противоположный пол.
   - Я ни в чем не уверен, - раздраженно ответил брат. - Тем более изменить ничего нельзя, поэтому в твоих же интересах не заикаться, что девушка погибла в замке. Ты же понимаешь, что винить в этом он будет тебя?
   - А разве когда-нибудь было иначе? - пожал плечами Рен. - Странно, что ты не наложил запрет от моего имени. Или ты сказал, что это по вине Северена я погиб?
   - Отдыхай, тебе надо набираться сил, - не ответил на поставленный вопрос брат, и ушел.
   Отдыхать надо, конечно, и силы лишними не будут, но почему-то в душе поселилось мерзкое чувство, что лучше бы он погиб при штурме замка. Может, поэтому его зверь так долго оставался один, почувствовал его тягу к самоубийству? Ведь если вспомнить штурм, ничем иным его поступок не назовешь. А зверям несвойственно такое поведение, возможно, поэтому его вторая половинка обижается.
  
   ***
  
   - Ренальд, я все понимаю, но может, ты прекратишь брать вещи моей жены?! - ворвался к нему в спальню брат. Рен с трудом разлепил глаза, прошло несколько дней после того, как он вернулся домой, но усталость и болезненность уходила медленно. Будто силы, которые он копил, куда-то расходовались.
   - Севиан, ты перегрелся? - перевернулся на другой бок Рен в надежде еще поспать.
   - Нет, это ты ведешь себя странно, то взял шубу Наяны, сегодня ее любимые платья. А завтра придешь за драгоценностями?! - на полном серьезе возмущался брат.
   - Сев, у меня сокровищница больше твоей, за драгоценностями я точно не приду, - отмахнулся от него Рен, все еще воспринимая претензии брата, как затянувшуюся шутку. - Я вообще ничего не брал у твоей жены.
   - Знаешь, я бы на твоем месте проверил сокровищницу, - ядовито заметил Севиан. - А то ты явно страдаешь провалами в памяти. Кстати, а куда ты летал каждую ночь? Только не говори, что и этого не делал, свидетелей у меня куча.
   От этих слов Рен сел на кровати и нахмурился, он точно никуда не летал в эти дни. Более того, он провел их в своей комнате и почти не выходил из нее. Но не отголоски травм были тому виной, а необъяснимая тоска и чувство безысходности. Слова брата его встревожили, неужели у него действительно провалы в памяти? Но посвящать в свои проблемы Рен никого не собирался.
   - Сев, ты уже лет пятьсот не интересовался тем, где я провожу ночи. С чего бы сейчас у тебе это вызвало такое любопытство? - с насмешкой спросил Рен. - Кстати, а ты не думал, что Наяна просто захотела обновить гардероб? Ты же у нас всем известный скупердяй, вот и пришлось бедненькой придумать такую историю.
   - Ты... - взревел брат, но от оскорблений удержался, всего лишь ушел, напоследок громко хлопнув дверью.
   - Да я такой, а еще циничный, грубый, старый, - хмыкнул Рен и потянулся к своей второй ипостаси, если кто и знал о его ночных отлучках, то только он. Но опять натолкнулся на стену, причем в этот раз она была намного сильнее. Рен с удивлением понял, что у зверя появился какой-то секрет от него. Вот даже как?
  
  
   ***
  
   Элхард смотрел на пепелище и ему впервые в жизни не хватало воздуха. Даже потерю магии он воспринял более спокойно, ведь знал, на что шел. Это потом возникали предательские мысли о том, что надо было поступить как все. Но то была борьба с самим собой, а здесь бездумное убийство ни в чем не повинных людей. В деревне он наслушался многого, люди обсуждали благородство драконов, которые не стали мстить за ребенка всей округе, ограничившись виновником. Элхард не считал благородным спалить замок со всеми обитателями и не понимал, почему за поступки Ланьера должны страдать невиновные. Мага он давно не оправдывал, знал, что тот способен на любую подлость. Но как он мог совершить такую глупость - убить детеныша дракона? Уму непостижимо! И почему он не отправил Элен со всеми женщинами и детьми в деревню? Элхард спрашивал, но ему не ответили, зато рассказали, как Лан издевался над девушкой в его отсутствие.
   И ведь Эл догадывался, что Лан не отступится, а все равно уехал. Можно сколько угодно оправдывать себя тем, что это был приказ и он не мог отказаться. Но был выход - достаточно было прилюдно назвать Элен своей невестой, и Ланьер не посмел бы ее обидеть. А Элхард испугался, подумал, что не настолько ему нужна эта девушка, чтобы вешать на себя такую ответственность. Оказалось, нужна. Только узнал он об этом сейчас, глядя на пепелище. Когда-то он был уверен, что с магией умерла и его душа, как же он ошибался. Мертвое не может болеть. Зачем он вообще пришел? На что надеялся? На то, что девушке удалось выжить? Даже если бы так и случилось, куда бы она пошла? Неправильный вопрос. Как далеко она смогла бы уйти одна, в незнакомом лесу, полном диких зверей? До первой стаи волков? Или до первого сугроба? У нее же даже одежды теплой не было.
   Зачем он пришел?! Знал же, что это бессмысленно. Что изменит теперь его раскаяние? Элхард постоял еще немного и направился к своему коню, которого привязал в отдалении. Животные чутко реагируют на пожарища и магию, Эл решил лишний раз не тревожить верного друга. Возвращаясь к коню, воин был погружен в свои мысли, поэтому он не сразу заметил дым в распадке гор. Охотники? Вряд ли. С той стороны гряды уже владения драконов, а они браконьеров не любят. Деревенские мужики ходят в другую сторону. Эл вспомнил, что у Сетрака была поблизости хижина, в молодости он занимался контрабандой. Управляющий выжил? Тогда почему он не добрался до деревни? А если не он, то кто? Элхард знал только одного человека, который вряд ли пошел бы в деревню, если бы уцелел в пожарище. Элен? Или он тешит себя ложными надеждами? Он не узнает ответы до тех пор, пока не проверит.
   Дорога заняла пару часов, сначала Элхард ориентировался на дым, но потом шел по следам, ведя коня в поводу. Он почти уверился, с каждым шагом его надежда росла, следов было много и все маленькие, взрослому мужчине принадлежать никак не могли. Вот только хижину найти у воина все не получалось. Он бродил кругами, солнце клонилось к закату, а терпение было на исходе.
   - Элен! - крикнул он, не особо надеясь на ответ.
  
  
   ***
  
   Я сидела в доме и размышляла, есть ли смысл ложиться спать пораньше? Дракон уже на протяжении четырех дней прилетал ко мне каждую ночь. И постоянно с подарками. То зебра, то шуба, то ожерелье с яркими, наверняка драгоценными, камнями, а сегодня притащил сразу два платья. Я уже не пыталась отказываться, дракон воспринимал мое нежелание брать подарки очень негативно: рычал, нервничал, и порывался уничтожить принесенное им. Я же боялась, что он в порыве гнева растопчет и мой домик, а может и меня съест. А еще дракон требовал, чтобы я его чесала. Больше всего ему нравилось, когда я чесала за ухом или бровь, а еще вокруг рогов. Вообще-то, дракон все больше напоминал мне бабушкиного кота, только большого, а так был такой же наглый, приставучий и охочий до ласки. Он мог лежать часами и млеть под моими руками. А для того, чтобы я не мерзла, сворачивался клубком, усаживал меня на свою лапу, накрывал крылом и дышал на меня теплым воздухом. Когда он проделал подобный трюк два дня назад, я очень испугалась. Правда, мне хватило ума не заорать, помочь мне все равно никто бы не смог, а вызвать ярость дракона совершенно не хотелось. За полчаса я освоилась в "объятиях" зверя, к тому же он ничего страшного не предпринимал, просто пытался потереться об меня мордой. Пришлось почесать, методом проб выясняя чувствительные места у этого монстра.
   Прошлой ночью я решила проверить свою мысль, что вся привязанность дракона вызвана кровью Северена на моем тулупе, и надела шубу. Все было напрасно, ему это даже понравилось. Нет, не шуба, на нее он фыркал, а вот мои руки обнюхивал с удовольствием. Честно сказать, я ждала, что в какой-нибудь момент дракон обернется мужчиной, но этого так и не произошло. Так что мысль о том, что в меня влюбился красавец, пришлось отбросить. Чему я в принципе была рада, не думаю, что смогла бы ответить на чьи-то чувства. А иметь рядом пусть огромное, но доброе животное, все же лучше чем никого. Да и вообще, ручной дракон - это круто.
   - Элен! - крик с улицы заставил вздрогнуть и вскочить на ноги.
   Я выскочила в сени и глянула в окошко, но никого не увидела. Показалось? Или потихоньку схожу с ума? Проверить можно было только одним путем - выйти из дома. Или благоразумно остаться в сторожке и сделать вид, что меня тут и не было? Поздно. Вокруг домика куча моих следов, а печка еще горячая. Ой, а вдруг это Петрос?! Он же обещал найти меня, если выживет. А домик увидеть не может, заклинание охранное мешает. Одеваться не стала, выскочила в платье, прихватив с собой только ключ и кинжал, без них я привыкла никуда не выходить.
   - Элен, - прежде чем я осознала, меня перехватили сильные руки Элхарда и сжали в объятиях. - Живая!
   - Здрасти, - вымолвила я, смущаясь такого проявления радости. - А сур Петрос с вами?
   - Он погиб, Элен, - отстранился от меня блондин, но с какой-то неохотой. - Как и все в замке. А как тебе удалось выжить? Да еще и так далеко уйти от замка?
   - Вы уверены? Может, кто-то все же спасся? Мне помог сур Петрос, дал ключ от хижины и сказал куда идти, еще до штурма, - решила не скрывать я. - А как вы тут оказались?
   - Может быть. Но пока я нашел только тебя. Увидел дым, потом шел по следам. Я рад, что тебе удалось спастись, - мужчина замялся и начал расстегивать свой тулуп. - Я, правда, даже не надеялся, поэтому ничего с собой не захватил...
   - Не надо, - с улыбкой дотронулась до руки Элхарда. - Мне не холодно. Ой, вы же голодный, наверное? Пойдемте в дом. Только как быть с вашим конем? Он не замерзнет на улице?
   - Элен, называй меня на "ты", пожалуйста, - перехватил мою ладонь блондин. - Я простой воин, а не лорд. Я с удовольствием поужинаю с тобой, нам еще о многом надо поговорить. А коня привяжем у порога, только вот дома я не вижу.
   - Извините, сур Элхард, но мне как-то неудобно обращаться к вам на "ты", мы ведь практически незнакомы. А в моем мире на "ты" обращаются только к родственникам или близким друзьям, - решила объясниться сразу, чтобы не было никакого недопонимания. Блондин нахмурился, но сразу же в его глазах мелькнуло озарение, он чуть улыбнулся и мне кивнул.
   - Пойдемте, я вас проведу, - потянула за руку блондина, чувствуя себя донельзя странно. С одной стороны, ощущать под своими пальцами горячую жилистую ладонь Элхарда было приятно, с другой, мне было неловко вести малознакомого мужчину в свой дом. К тому же, мы останемся с ним наедине, а я о нем ничего не знаю, вдруг он ничем не лучше Ланьера?
  
  
   ***
  
   Эл шел за девушкой и все еще не мог поверить в то, что это ему не снится. Элен выглядела здоровой и даже менее усталой, чем он видел ее в замке. Как такое возможно? Жить столько дней в лесу и не особо расстраиваться из-за этого.
   Домик действительно был рядом, только когда Эл вступил на его крыльцо, то охранное заклинание перестало на него действовать. Элен показала, где можно помыть руки, сама полила теплой водой, подала полотенце. Но больше мужчину поразило то, что она сняла сапоги в сенях и в комнату вошла в меховых чунях. И хоть девушка не просила его разуться, он поступил так же, правда, у него на ногах были портянки, да еще не первой свежести. Будь он деревенским мужиком, он бы об этом не беспокоился, но Элхард в душе оставался аристократом и некоторые вещи для него были незыблемы. К тому же у него были сомнения, что Элен понравится его неопрятный вид, если она смогла навести порядок и уют в лесной сторожке.
   Очень скоро Элхард забыл о своей неловкости, засмотревшись на девушку. Она суетилась у печки, накрывала на стол, а ему хотелось поймать Элен в свои объятия, как во дворе и не выпускать. Воображение рисовало то, как он целует нежные губы девушки, как она с жаром отвечает ему. Взгляд сам собой упал на лежанку, а фантазия принялась дорисовывать все то, чем бы он с удовольствием занялся на ней с Элен.
   - Хлеба у меня нет, да и с крупой проблемы, - меж тем повернулась к нему с улыбкой девушка. - Зато мяса много, я нашла в сторожке капкан, поставила его, и в первый же день попался кабанчик.
   С этими словами девушка поставила полную миску вкусно пахнувшей каши с мясом перед ним. В животе забурлило, напоминая о том, что в последний раз он ел утром. Элен улыбнулась еще шире и принесла ложку. Элхард перехватил ее руку и прильнул губами к пальчикам. Ему хотелось большего, но он решил не пугать девушку, которая была ему небезразлична.
   - Неужели эти пальчики смогли зарезать и разделать дикого кабана? - с шуткой спросил он, глядя, как Элен хмурится. Похоже, ему придется постараться, чтобы завоевать ее любовь. Но Элхард не боялся трудностей.
   - Не только, был еще странный зверь, плюющийся ядом, - улыбнулась девушка, но руку забрала. А Эл от ее слов побледнел, встречи с рарымом опасались даже матерые охотники, а тут слабая иномирянка, которая даже не поняла своей удачливости. - Но пришлось его труп выкинуть, я боялась, что мясо может быть ядовитым.
   - У рарыма ядовитая железа, только она в нем и ценится, а мясо жесткое и вонючее, - счел своим долгом рассказать Эл. - Но впредь, прошу, держись от этой твари подальше, их плевок очень меткий. Если яд попадает в кровь или на слизистую оболочку, человек умирает в течение получаса. А целятся они всегда в глаза.
   - Жуть какая, хорошо, что я об этом не знала, - вздрогнула Элен, вызывая у Эла безотчетное желание обнять ее.
   - Да, хорошо, что все так удачно закончилось. Скажи, Элен, ты уже думала, что будешь делать дальше? Вряд ли ты планируешь всю оставшуюся жизнь прожить в этой сторожке? - Элхард спросил не из пустого любопытства, он рассчитывал предложить свою помощь.
   - Я бы хотела вернуться домой, - ответила девушка, ее слова не удивили Эла, наверное, он хотел бы того же самого, если бы был на месте Элен.
   - Это будет сложно сделать, не каждый маг способен создать портал в другой мир, - задумчиво произнес Элхард, размышляя не о том, как найти такого мага для Элен, а о том, как удержать ее рядом с собой. Ему впервые захотелось остепениться, чтобы дома его встречала любимая женщина, вокруг бегали их дети, и плевать на то, что они будут не маги. Но это мечты, и не факт, что они станут реальностью.
   - Ланьер отказался открыть для меня портал. Он сказал, что другой маг не сможет это сделать, что только он знает координаты мира. Это правда?
   - Не совсем, - как не хотелось бы подтвердить эту ложь Элхарду, но он переборол этот порыв. - Можно сделать привязку на человека, чем сильнее и ярче воспоминания о мире, тем больше шансов создать портал. Но со временем это сделать все сложнее.
   - То есть чем дольше я живу здесь, тем меньше шансов у меня вернуться домой?
   - Да. Но сильных магов поблизости не так много, и они точно откажут, либо запросят непомерную сумму. Так как Ланьер умер, мне и моим людям нужна новая работа. Мы скоро отправляемся в столицу, предлагаю тебе поехать с нами. В столице будет проще найти подходящего мага, - Элхард не был в этом уверен, к тому же собирался сделать все, чтобы Элен передумала возвращаться домой.
   - Я согласна, - обрадовалась Элен, готовая ехать хоть сейчас. А вот тут оставалось самое главное - уговорить девушку принять его защиту.
   - Элен, есть только один момент. Наши девушки одни не путешествуют, - замялся Элхард, он не думал, что делать предложение так непросто. - Или с отцом и близкими родственниками мужского пола, или с мужем. Мои люди знают, что мы не родственники...
   - Элхард, притворяться супругами сложнее, чем братом и сестрой, - помрачнела Элен.
   - И все равно, Элен, я предлагаю тебе стать моей невестой. Не фиктивной, а самой настоящей.
   - Настоящая подразумевает под собой дальнейшее замужество, вообще-то, - неуверенно произнесла Элен, с удивлением разглядывая Эла.
   - Я это понимаю, а так же то, что ты сейчас вряд ли согласишься на мое предложение. Поэтому и даю тебе время подумать в дороге. Обещаю принять любое твое решение, - серьезно сказал Элхард.
   - А можно вопрос? Почему вы хотите на мне жениться? У меня нет влиятельных родственников, нет приданого, а, по словам Ланьера, для вашего мира это важно, - спросила девушка, в словах которой проскальзывала едва уловимая насмешка. Но не над ним, а над традициями их мира.
   - Ты симпатичная девушка и готовишь великолепно, - улыбнулся Элхард, думая о том, что больше всего его привлекает в Элен то внутреннее спокойствие и тепло, что заставляет к ней тянуться.
   - То есть для всех я буду вашей невестой, а ответ могу дать по приезду в столицу? - переспросила девушка, дождалась кивка и продолжила: - Я не буду вас обманывать. Я хочу домой. Если вы все еще хотите предложить мне свою помощь, то я с радостью ее приму.
   - Хочу и предлагаю, - ответил Элхард, думая о том, как намекнуть Элен, что в деревню они сегодня не успеют? Почему-то мысль о том, что им придется ночевать вместе, горячила кровь.
  
  
  
   Глава 7
  
  
   И все же я не понимала Элхарда. Мне казалось глупым жениться на малознакомой девушке только потому, что она симпатична и умеет готовить. Но дело в том, что блондин не производил впечатления недалекого человека, да и эмоциональным он не был. Так что влюбленность отметалась сразу, как и расчет. Тогда зачем ему я? На память пришли разные истории из нашего мира, например, как молодых девушек заманивали в соседние страны и делали из них секс-рабынь. А вдруг и Элхард решил таким способом пополнить свой бюджет - продать меня в бордель? Интуиция была совершенно спокойна, она почему-то доверяла блондину, хотя добрым он не выглядел. Он предложил мне собрать вещи с вечера, а с рассветом отправиться в путь. Я нашла его идею разумной, за окном успело стемнеть, а ночь не подходящее время для путешествий в лесу. Дождавшись моего согласия, мужчина отправился устраивать на ночевку своего коня, да и покормить его не мешало. Я же занялась упаковкой вещей, коих набралось не мало. Чего стоила подаренная драконом шуба. Собирала я только самое необходимое, хотя оставлять аккумулятор с лампой, было искренне жаль. Кстати, Эл им заинтересовался, а так же светом. И долго перед сном расспрашивал о моем мире.
   Было так необычно лежать в темноте на соседних лавках и разговаривать. Почему-то голос Элхарда нравился мне больше, чем он сам.
   - Элен, как получилось, что ты стала так хорошо говорить на нашем языке? - спросил мужчина.
   - Я думаю, это Северен что-то сделал, - ответила я и решила рассказать Элхарду о том, что произошло. Дословно передавать наш разговор не стала, но основной смысл донесла.
   - Тебе понравился дракон? - голос Эла звучал ровно, и я успокоилась, но все же оставалось опасение, что блондин будет реагировать, как Ланьер.
   - Северен хороший, он как ребенок - наивный и любопытный. Я не знаю, как можно было выстрелить в него, да еще в спину? Как вообще можно воевать с детьми, даже если они дети твоего врага? Уж на что я ненавижу Ланьера, но никогда бы не стала мстить его детям, если бы они у него были. Нельзя так говорить, но я рада, что он умер, - почему-то меня тянуло поведать Элхадру все, что тяжелым грузом лежало на душе. - Представляешь, он был уверен, что я буду его любовницей. Говорил, что выхода у меня все равно нет, либо добровольно, либо он заставит меня силой. Да я бы лучше умерла, чем согласилась на его условия, но перед этим я бы забрала его жизнь. Думаю, убить человека так же легко, как зарезать кабанчика.
   Неуловимое движение в темноте и вот Элхард сел на мой топчан, обхватил двумя руками и прижал к себе вместе с одеялом:
   - Не говори так. Ты не убийца. Я знаю таких людей, как ты. В вас живет доброта и свет. Оставайся такой всегда, просто позволь быть рядом и защищать тебя.
   - Элхард, спасибо, но может, ты пересядешь на свою кровать? - сдавленно произнесла я, чувствуя неловкость от такой близости с мужчиной. Сколько себя помню, меня всегда раздражало, когда вторгались в мое личное пространство. Только у Дениса это получилось органично и незаметно, да еще Северена я восприняла легко. Надо отдать должное блондину, он напоследок сжал мои плечи и отпустил, правда, вернуться к себе не торопился.
   - Я заметил следы дракона у сторожки. Для Северена они слишком крупные, это была взрослая особь. Не хочешь рассказать, кто это был?
   - Не знаю, наверное, какой-то родственник паренька. Принес мне подарок и улетел. Кстати, а бывает, чтобы дракон не мог превратиться в человека? - решила узнать у Эла хоть что-то о драконах. У меня были основания считать, что мой крылатый гость так просто не отстанет.
   - Нет, о таком я не слышал. У драконов две ипостаси, человеческая - доминантная. Бывает, что зверь внутри дракона слабый и обернуться он не может. Но чтобы наоборот, даже не знаю, что должно было случиться с человеческой частью. Значит, дракон, который прилетал к тебе, не оборачивался человеком? И ничего не сказал? - мне показалось или в голосе Элхарда проскользнули довольные нотки.
   - Нет. Я даже боялась выходить, пока он там топтался, - немного солгала я.
   - И правильно, взрослые драконы не такие милые, как их детеныши. Давай спать, завтра рано вставать, - с этими словами Эл каким-то чудом раскопал мою руку из одеяла и поцеловал, задержав у губ чуть дольше, чем того требовалось.
   - Спокойной ночи, - машинально ответила я, чувствуя себя как угодно, но только не спокойно. Впервые я подумала о том, что ночую с посторонним мужчиной в глухом лесу, и он может сделать со мной все, что ему заблагорассудится.
   - Не бойся, Элен, я никогда не сделаю ничего против твоей воли, поверь, - почувствовал мое смятение Элхард и нежно провел пальцами по моей щеке перед тем, как пересесть к себе. Легко ему сказать, а мне все равно не по себе. И не потому, что я резко стала бояться блондина, нет, этого не случилось. Просто я внезапно поняла, что в этом мире таких благородных, как Элхард и Ривен, может быть очень мало, тогда защита мне действительно необходима. Но вот вопрос, как долго Эл будет меня защищать не получая ничего взамен? Может попросить дракона, чтобы отнес меня домой? Но что-то гложут меня сомнения, что он перенесет меня туда, куда надо. Скорее всего, утащит к себе в пещеру.
  
   ***
  
  
   На удивление, ночь прошла спокойно, я все переживала, что в очередной раз заявится мой крылатый друг, но его не было. Честно признаться, я даже немного заволновалась, вдруг с ним что случилось. Но сделать ничего не могла, ведь я даже имени дракона не знала. Элхард почему-то тоже выглядел усталым, будто всю ночь не сомкнул глаз. Тоже ждал, что дракон вернется? Ну да, мог заметить, что следов много и явно они оставлены не за одну ночь.
   Эл предлагал поехать верхом на коне, но что-то меня эта сомнительная радость не прельщала и я отказалась. Тем более склон был местами крутой и блондин собирался вести коня в поводу. Я честно призналась, что верхом ездить мне не доводилось, поэтому Элхард настаивать не стал, только сказал, что учиться мне все равно придется.
   Идти было легко, все мои вещи, а их набралось немало, Эл сгрузил на коня. Поначалу предполагалось, что я пойду последней по тропе. Но животное у блондина оказалось наглое и вредное, стоило мне чуть приблизиться к нему, как хвост прилетал мне в лицо. Мне это быстро надоело и я, не подумав, за него дернула. Неудивительно, что только чудо уберегло мой лоб от попадания в него копытом. Так что теперь я шла первой, но проблемы это не решило. Конь стал еще больше нервничать, дергаться и всхрапывать. Наверное, ему не нравился запах дракона, который шел от моего тулупа.
   - Элхард, а расскажите о вашем мире? Меня интересует, как разделено ваше общество, на какие классы. Хотелось бы знать основные законы, чтобы ничего не нарушить, - обратилась я к блондину, спустя полчаса нашего похода. А то скучно идти в тишине.
   - Элен, вчера ты обращалась ко мне на "ты", - весело заметил Эл. - К тому же мы теперь не чужие.
   - Кстати, у вас достаточно согласия пары и они уже считаются женихом и невестой?
   - Не совсем, согласие должен дать старший представитель рода невесты. Зачастую это ее дед или отец, но может быть и дядя, и брат. У тебя никого нет в этом мире, поэтому я спрашивал твоего согласия. Потом должен быть торжественный ужин, на котором глава рода жениха благословляет пару, а родственники приносят символические дары. В основном, обереги для будущей семьи. Но эту часть придется опустить, потому что родственников у меня тоже нет. Так что в деревне сходим к старосте, он оформит нужные документы. А как это происходит у вас?
   - Парень дарит любимой девушке кольцо, если она согласна выйти за него замуж, то принимает его. Так становятся женихом и невестой. Одобрение родителей тоже желательно, но если молодые люди взрослые и состоявшиеся, то необязательно, - мои пальцы невольно коснулись груди, где под платьем висела цепочка с серьгами и кольцом. Вспомнилась светлая улыбка Дениса, его ямочки на щеках, веселый взгляд. Сердце заныло, а разговаривать с Элхардом резко расхотелось.
   - У тебя остался муж в том мире, ребенок? - вопрос прозвучал буднично, но было что-то в голосе блондина, что заставило взглянуть на него. Мужчина был невозмутим, только в его глазах отражались оранжевые всполохи. Лучи восходящего солнца?
   - Нет, мы с Денисом не успели пожениться. Свадьба должна была состояться через пять дней, но я неудачно попалась Ланьеру на пути, - мрачно пояснила Элхарду в надежде, что он поймет и не будет больше приставать с расспросами.
   - Ты любила его? - кажется, тактичность не присуща обитателям этого мира.
   - Эл, а как так получилось, что ты лишился магии? И почему у тебя до сих пор нет жены? Сколько тебе лет? Тридцать пять? Сорок? А дети есть? - с вызовом посмотрела на блондина, пусть знает, что неприятные вопросы могут задать и ему. Мужчина опешил от моих слов, он явно не ожидал такого напора, глаза опять полыхнули, но быстро погасли, прикрытые длинными белыми ресницами.
   - Прости, Элен, - слова извинений дались Элу нелегко, я видела, как на его загорелом лице появились красные пятна. Хотелось бы думать, что от смущения, но, скорее всего, виной тому негодование от моих слов.
   - И ты меня прости, - решила тоже извиниться, ведь нам еще предстояло путешествовать вместе. - И, конечно же, можешь не отвечать на вопросы.
   - Тебе они не интересны, я прав? - кривая полуулыбка и все те же всполохи в глазах.
   - А? - переспросила я, делая пару шагов к блондину, очень уж необычно он сейчас выглядел. Но потом встряхнула челкой и вспомнила, о чем он меня спрашивал. - Я просто не считаю нормальным лезть в душу к человеку. Я могу сдержать свое любопытство.
   - Что плохого в том, чтобы знать все о человеке, который тебе нравится? - взгляд Элхарда приковывал, я даже не заметила, как он подошел ко мне вплотную.
   - Ничего. Только надо предварительно узнать у того человека, как он относится к тебе. Вдруг он даже не подозревает, что стал объектом чьей-то симпатии.
   - Я и пытаюсь это узнать, - хмыкнул Эл, улыбнулся краем губ и приподнял руку. Не знаю, что он хотел сделать, но я отвлекла его словами:
   - Как ты это делаешь?
   - Что?
   - У тебя цвет глаз меняется, никогда с таким не сталкивалась, - меня тянуло рассмотреть данное явление вблизи, но вовремя вспомнила про свои же слова о том, что могу сдерживать любопытство. Пришлось отступить.
   - И какого они сейчас цвета? Синие? - пошутил Элхард.
   - Почему синие? Оранжевые. Но я думаю это преломление восходящих лучей солнца...
   - Наверняка, - мне показалось, что мои слова расстроили блондина. Но уже через пару минут он имел обычный для себя вид: серьезный и спокойный. - Элен, ты еще хочешь узнать о нашем мире?
   - Конечно.
   - Тогда слушай. Около двух тысячелетий назад в наш мир пришли драконы и принесли магию. В то время люди жили разобщенно, племена воевали между собой за первенство и лучшее место под солнцем. Было время, когда люди принимали драконов за богов, поклонялись им, приносили дары. Драконы не обращали внимания на людей, их интересовало только одно - человеческие девушки. Изначально они просто похищали понравившуюся, и конечно же, избранница была самая красивая из сверстниц. А лет через пять ее возвращали в родную деревню. Молодые женщины становились изгоями, но обижать их боялись. Такое положение вещей длилось лет тридцать, пока одну из таких возвращенок не взял в жены ее бывший жених. Девушку умыкнули прямо на свадьбе, а вернули три года спустя, когда молодой дракон наигрался. Естественно все родные были против такого союза, но молодой человек никого не послушал. У них родилось пять детей, трое из них стали магами, так возник первый аристократический род среди людей. Это изменило расклад мировой истории.
   - Получается, что после того, как девушка побыла любовницей дракона, у нее рождаются магически одаренные дети даже от простых мужчин? - честно признаться, я не видела логики в этом. А в телегонию не верила.
   - Такая мысль возникла у большинства, поэтому брошенных девушек быстро прибрали к рукам, причем не только молодых. Но повезло не всем, примерно у пятнадцати процентов женщин родились магически одаренные дети. Народ это не остановило и подобную "проституцию" возвели в разряд ритуалов. Каждый отец норовил подложить свою дочь под дракона, чтобы впоследствии приобщиться к аристократам. Драконы воспринимали подобные постельные "баталии" равнодушно, правда, пока не подросли первые маги. Детей никто не учил, и они успели натворить немало бед. Было разбирательство, и тогдашний Властитель Гор повелел создать школу для одаренных детей. Самое интересное, учителями были люди, но из другого мира. Их к нам перенесли драконы, то ли похитив, то ли пообещав власть или деньги. Стоит говорить, что первым наместником стал глава той самой школы? Думаю, это и так понятно.
   - По твоим словам выходит, что драконы почти не вмешивались в дела людей. Тогда почему вы сейчас воюете? Пока ты ничего плохого о них не рассказал.
   - Ничего плохого и не происходило, пока драконами управлял Властитель с женой. Я ее не видел, но по всем историческим хроникам женой дракона была человеческая женщина, к тому же сильная магичка. При них между людьми и драконами был мир, и относительный порядок.
   - А что случилось потом?
   - Никто точно не знает, но по какой-то причине Властитель со своей семьей и приближенными покинул этот мир, оставив вместо себя Наместника. Лет двести или триста особых изменений заметно не было, если не считать того, что драконы активно вмешивались в политическую жизнь людей. Но потом, видимо, подросло поколение драконов, которые не считали нужным соблюдать наставления давно ушедшего правителя. Они творили непотребства, содержали гаремы прямо в человеческих городах, похищали девушек невзирая на их желания, убивали их родственников, если те пытались помешать. Они считали себя хозяевами мира, а людей - червями, только и способными на то, чтобы удобрять своими телами землю . Кстати, отец Северена, был самым ярым поборникам такой идеи. Это он относительно недавно угомонился, с рождением сына. Но продолжатели его веры все еще мутят воду, стремясь полностью поработить человечество. Конечно, таких битв, как пятьдесят лет назад, уже не случается, но расслабляться рано.
   - То есть стрелять в Северена было глупо? Получается, убитый горем родитель должен был мстить всему человечеству за смерть единственного сына? - я примерила на себя ситуацию и поняла, что тоже бы мстила, если бы кто-то убил моего ребенка.
   - Так бы и было, но раз драконы ограничились замком Ланьера, значит, парень выжил. Поэтому я просто обязан выразить тебе благодарность от всего человечества, - обогнал меня Эл и отвесил поклон. На его губах появилась улыбка, заставляя улыбнуться ему в ответ.
  
  
   ***
  
  
   Рен слонялся из угла в угол, раздражение давило на нервы, хотелось спалить кого-нибудь. Но идиотов не было, прислуга затаилась и даже брат сбежал из дворца, прихватив с собой жену и сына на тропический остров. Хуже того, что Рен не понимал приступов своей ярости, подумаешь, ночь не поспал. Это не могло быть причиной того, что зверь внутри него метался, требуя выхода. А может и правда слетать? Спалить пару сосен или загнать тура? Зверь откликнулся на его мысли, издав утробный рык от нетерпения. Может в этом все и дело? Он давненько не отпускал свою сущность на волю, не охотился, не парил в небе, просто наслаждаясь полетом.
   Он отодвинулся, давая своей второй сущности свободу действия. За окном горел закат, заходящее солнце звало за собой в небо. Но, взметнувшись в вечернюю синеву, Рен полетел на восток. Внизу расстилались заснеженные горы, пробегали стада туров, но зверя это не интересовало, все его желания и помыслы вели на восток. Рен не вмешивался, ему впервые в жизни стало любопытно, что же такое отыскал его дракон. Тем удивительнее оказалось вернуться к тому месту, где он пришел в себя. Но его зверь там не остался и пролетел немного дальше. Покрутился у какой-то зачарованной хижины, принюхался и разразился громогласным ревом, оглашая им всю округу. Рена затопила ярость и жажда убийства, дракон взлетел, заливая все в округе пламенем. Пока он бесновался, Рен смог считать память своей второй ипостаси и узнать, что кто-то украл их сокровище. Если бы Рен мог, он бы рассмеялся. Надо же, еще недавно дракон прятал свою "искорку" даже от него, а теперь предлагает найти и выкрасть, а заодно уничтожить всех врагов.
   Вообще-то, если бы его звериная часть так не буйствовала, то найти "искорку" не составило труда. Но Рену пришлось повозиться, утихомиривая разбушевавшегося зверя и выискивая магическую метку, которую дракон всегда ставит на своих ценностях. Странно, но стандартная метка не находилась, зато обнаружилась кровная связь, которая невесомой ниточкой уходила к ближайшей человеческой деревне. Дракон взревел и устремился туда. Рену потребовалось усилие, чтобы захватить полный контроль над своим зверем. Правда, менять траекторию движения он не стал, очень хотелось увидеть, что за ценность он так внезапно приобрел.
   В деревне люди столпились у околицы и обсуждали причины пожара в лесу. Рен черной тенью пролетел в стороне, чтобы его не заметили. Ему была интересна другая часть поселения, где-то там прятали его сокровище. Приземлившись поближе к окраинному дому, дракон стал размышлять, как пробраться внутрь. Когда он готов был обернуться человеком, из домика крадучись вышла девушка и безошибочно устремилась к нему, хотя он применил отвод глаз.
   - Ты с ума сошел! - гневно прошептала она, нагло положив ладонь на его морду. Рен был готов усилием воли сдержать гнев зверя, который не любил такого к себе отношения, но его ждал еще один удар - дракон довольно заурчал и сам уткнулся носом в живот девушки. - Не знаю, может другие драконы и разумны, но ты у меня точно умом не блещешь. Кругом люди, они же могут тебя убить. Прошу тебя, лети домой. Нет, меня с собой брать не надо. А я говорю не надо. Сам подумай, что мне делать в твоей пещере? К тому же я скоро вернусь домой, а в моем мире драконы не живут. Так что лети к себе домой, тебя там наверняка ждет семья. О, лети в Северену! Вот уж кого точно надо защищать...
   Рен смотрел на девушку глазами дракона и видел яркую, теплую "искорку", она щедро делилась своим светом. Зверь чуть ли не мурлыкал, ластясь к ней, а Рен прочитав всю память, не мог поверить, что вот эта пигалица не побоялась подойти к раненому дракону. Меж тем дверь в избе открылась повторно, и из нее вышел мужчина. Ветерок принес с собой запах кожи и оружия - воин.
   - Элен?! - крикнул он в пустоту, вытаскивая меч. Рен усмехнулся, для него это железка угрозы не представляла.
   - Иду, Элхард, - откликнулась девушка, зверь утробно зарычал, лелея планы превращения одного человечка в пылающий костер. Девушка погладила нос дракона и тихо прошептала. - Эла не обижай, а то я тебя больше гладить не буду. А сейчас лети домой.
   Напоследок Рен удостоился поцелуя в нос, и девушка убежала к тому самому воину, что так и не покинул крыльцо.
   - Элен, что ты там делала? - долетевший до него мужской голос дико раздражал, но Рен подавил волну гнева, улетать пока было рано, его могли заметить.
   - Эл, ну ты как спросишь, мне даже отвечать неловко, - рассмеялась та самая Элен, которая ею не являлась, дракон чувствовал - имя у девушки было другое.
   - Элен, туалет с другой стороны дома...
   - Элхард, мне напомнить, что ты мне не показал, где находится это нужное строение? - холодно оборвала его девушка. - Или ты думаешь, мне надо было искать его в темноте?
   - Прости...
   Рен восхитился находчивостью девушки, ведь она не сказала и слова лжи, даже он бы ей поверил. Зверь требовал забрать их сокровище и убить соперника, но Рен распорядился иначе - обернулся человеком, убрал следы своего присутствия и ушел порталом домой. Ему было о чем подумать.
  
  
   Книга закончена, часть текста удалена.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"