Бродских Татьяна: другие произведения.

Нерида. Прятки с синоби

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.50*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война великих домов привела к тому, что многие из них были стерты с лица земли. А тем кому удалось выжить, предстояла участь худшая, чем смерть. Врагов не волнует, что за поступки родителей приходится расплачиваться детям, ведь месть сладка. Маленькой Нериде стерли память и продали на отсталую планету, обрекая девочку на нищее прозябание и торговлю собственным телом. Но она из Великого рода, хоть и не помнит об этом. Но кровь не вода, память поколений невозможно стереть полностью. Книга закончена. Желающие могут приобрести ее на сайте призрачные миры.


Нерида. Прятки с синоби

Т.Бродских

  
   Пролог
  
   Можно ли ненавидеть человека, который спас тебя от участи худшей, чем смерть? Сложно ответить, но с каждым годом, днем, минутой, я убеждаюсь - все возможно. Учитель - уважаемый человек не только в Нижнем городе, но в Верхнем. О нем всегда говорили вполголоса, оглядываясь по сторонам, ведь у мастера есть скверная привычка подходить бесшумно. Ему почтительно уступали дорогу, кланялись, а за спиной чертили знак, отводящий зло. Редко, кто рисковал заступать путь учителю, еще меньшее число таких сумасшедших выживало. Я была одной из них. Нет, я не сошла с ума и никогда бы не бросилась в ноги к этому страшному человеку, даже если бы от этого зависела моя жизнь.
   Но наверное, стоит рассказать по порядку. В приют я попала, когда мне было лет пять или шесть. И единственным моим воспоминанием о прошлой жизни было имя - Нерида. Нерида Нео-Нель - вот то, что осталось в моей памяти, а еще женский голос, который постоянно мне это повторял в детстве.
   "Нерида! Как вы себя ведете юная барышня?! Разве так я вас воспитывала?! Запомните, вы Нерида Нео-Нель, а не дочка булочника!" - голос няньки или воспитательницы был громким, визгливым, но в то же время добрым. Иногда во сне я видела себя ребенком, бегала по саду, пряталась в кустах или, путаясь в длинной юбке, пыталась влезть на дерево. Но всегда появлялась нянька, образ ее был смутным, и отсчитывала меня за плохое поведение. Мне так хотелось зацепиться за этот сон, чтобы узнать о своем прошлом, но стоило мне проснуться, как образы тускнели, пока вовсе не забывались. Другой бы выкинул эти сны из головы, забыл и жил бы дальше. Но я не могла, только они поддерживали меня, заставляли, стиснув зубы, терпеть все издевательства учителя. А главное, не сломаться и лелеять планы мести.
   А мне было кому мстить. И первым в этом списке стоял тот человек, который привел меня в приют. О, я до сих пор его помню и никогда не забуду. Его тонкие губы, взгляд черных глаз, когда он взирал на меня с превосходством и долей злорадства, длинные и сильные пальцы, которыми он до боли стискивал мое плечо.
   - Сюдзин, вы уверены? - с опаской спросила немолодая женщина. - Наш приют для детей хинин, у них и так нет будущего. Девочка же необычна, уже сейчас видно, что она вырастет красавицей и с лихвой компенсирует вам затраченные на нее деньги. К западу есть приют "Серебряной луны", там охотно возьмут вашу подопечную на воспитание...
   - Нет, - холодно ответил мужчина. - Я хочу отдать ее вам. Берете? Если нет, я перережу ей глотку.
   Меня взяли. Я помню тот день до мелочей, как если бы он случился вчера. Я была растеряна, напугана, подавлена, но не плакала и ничего не просила, мне казалось, что с чужими женщинами будет намного безопаснее, чем с тем ужасным мужчиной.
   - Как зовут дитя, сюдзин? - вежливо спросила настоятельница приюта, как я узнала впоследствии.
   - Как хотите, так и называйте, - отмахнулся мужчина, растягивая свои губы в гадкой ухмылке. - Она ничего не помнит. Возможно, будут отклонения в умственном развитии, но вы же все равно продаете своих воспитанниц в бордели, а там ум не главное достоинство.
   Сказав это, он ушел, не оставив в приюте никаких документов на меня. Настоятельница со своей помощницей обсуждали, как им быть, заявлять властям или нет. Ведь чужеземец, а никем иным тот мужчина не был, совершил преступление. Возможно, не он похитил меня и стер память, но он точно знал, кто это сделал. В то же время женщины были немолодыми и повидавшими жизнь, они понимали, что на улице в подворотне никто не сможет стереть память, а значит, дело придется иметь с сильными мира сего. Или даже соседнего. Никому наживать неприятностей не хотелось, а все сомнения решились сами, когда настоятельница сказала вслух:
   - Ну и как нам ее назвать? Нанами?
   - Меня зовут Нерида, - не смогла остаться я безучастной. Ведь имя - это единственное, в чем я была уверена. Женщины ахнули, испуганно прикрыв рот, они успели забыть про меня и никак не ожидали от "слабоумной" внятного ответа.
   - Нет, ты Нанами, - склонилась надо мной настоятельница. Она говорила тихо, вкрадчиво, сдавливая не только мои худенькие плечи, но и разум. Но магианой она была слабой, и подавить мою волю у нее не получилось, хотя опасаться я ее стала. А вот ее словам я поверила: - Так всем и говори, поняла? А то вернется сюдзин и убьет тебя. Хочешь?
   Я не хотела, меня не столько пугала гипотетическая смерть, сколько возвращение ужасного мужчины. Так что все неполные шесть лет в приюте меня завали Нанами, а друзья и подруги просто Нами. Но я повторяла себе каждый вечер как молитву: "Меня зовут Нерида Нео-Нель". Уверена, если бы не сны, в один непрекрасный день, я бы забыла свое имя.
   Годы в приюте были по-своему тяжелыми, но временами веселыми и в чем-то беззаботными. Но это я поняла, только попав к учителю. Меня с ним столкнула случайность, а может быть, жестокая насмешка судьбы.
   В тот далекий день, семь лет назад, я занималась обычным делом для приютского ребенка - попрошайничала. Это у меня всегда получалось хорошо, чуточку внушения и сердобольные мамаши готовы поделиться своими кровными. Главное, не ошибиться и не нарваться на магиану. Но все же лучше просить милостыню, чем воровать, рискуя остаться без руки, закон одинаково суров для всех. А так как мой дар открылся практически с рождения, к десяти годам я им вполне уверенно владела и с легкостью отличала обычных людей от одаренных богами. Еще я благоразумно скрывала ото всех свои возможности. В особенности от своих подельников из приюта. Это уличные мальчишки считали, что приютские дети надежные верные друзья, что они никогда друг друга не бросают. Где им знать, что взаимовыручка работает только за воротами приюта, а на территории каждый норовит подставить тебя перед воспитателями. Зачем? Не знаю, но подозреваю, что всему виной магическое внушение. Недаром же ни один воспитанник не сбежал из приюта, хотя нравы там строгие, а перспективы жуткие.
   А в тот день мы подрались с местными пацанами, у нас и до этого были стычки, куда без этого. Но та драка была особенная, их было пятеро, а нас двое: я и Тим. Вообще-то, Тиму перепало за компанию, а вот меня выслеживали специально, очень уж местному заводиле не понравилось, что я в прошлый раз расквасила ему нос. Конечно, я могла бы сбежать, но тогда Тиму что-нибудь сломали бы, так что пришлось драться. Я с детства была худой, ловкой, и если бы не длинные волосы, в приюте девочкам не разрешалось стричься, то меня можно было принять за мальчика. В драке же я вообще становилась зверенышем, откуда-то накатывала ненависть и бесстрашие. Вот в разгар такой потасовки, когда я ударом ногой в живот откинула одного противника и, чуть отклонившись в сторону, ушла от удара кулака другого, третий сделал мне подсечку и я упала прямо под ноги учителю. Правда, стоило мне только увидеть, чей "каменный" лик застыл надо мной, я тут же подскочила и дала деру. Да так быстро, что учитель не успел меня перехватить, но тут скорее, сыграло то, что он был ошеломлен моей наглостью. Кстати, это еще одна отрицательная черта моего характера, которую не удалось выбить в приюте. Учитель тоже пытался, но я быстро научилась при нем скрывать все черты характера, которые он считал нежелательными. А таких черт нашлось множество. Для мастера имелся только один вариант дозволенного поведения среди его учеников - беспрекословное подчинение.
   Я до сих пор не понимаю, зачем он выкупил меня из приюта, ведь он никогда ни до, ни после не учил девочек. Да и какие могут быть из них, то есть нас, телохранители? Куноити захотел воспитать? Я не особо в это верила, ведь каждого ученика он натаскивал на что-то одно. Нет, у нас у всех был общие занятия и тяжелейшие физические тренировки, и для меня скидки не делались. Но каждый мальчик должен был развивать в себе еще и что-то одно, чтобы в этом умении ему не было равных. Например, Изуму, любимый ученик мастера и мой тайный кумир, владел кинжалами. Но не напоказ, для красоты, как учат во многих школах боевых искусств, а так, что не успеешь моргнуть, как кинжал будет торчать в том месте, куда бросит его Изуму. Ну а меня учитель изводил всем, чем ему придет в голову, многокилометровые кроссы, различные техники единоборств, холодное оружие и лучевое, даже где-то нашел огнестрельное и им пользоваться учил. И еще многое и многое, ведь элитный телохранитель это не только мешок с мышцами и оружием, как он любил повторять. Мне же кажется, что он сам не знал, зачем взял меня, вот и пытался нащупать по какой стезе меня воспитывать, а может, просто мстил за мое непочтение и за то, что не извинилась.
   Первый год был самый тяжелый. Единственное, с чем я с радостью рассталась - с длинными волосами. Меня, как и других пятнадцать новичков, обрили наголо. А потом нас бросили в пекло под названием "начальная физическая подготовка". Занимало это издевательство целый день, кормили только ужином, потому что от сильных нагрузок многих в первое время рвало, а учитель не терпел напрасных трат. Я держалась только на одном упрямстве, потому что знала - возвращаться мне некуда. Дети в приюте взрослеют быстро, да от нас и не скрывали, что девочек по достижению пятнадцати лет продадут в бордель, а мальчиков в многочисленные школы наемников. Я, конечно же, собиралась сбежать до этого "счастливого" события, но учитель спутал все мои планы. А спрятаться от синоби в его "лесу" невозможно. Меня бы нашли в считанные часы с моей приметной внешностью, и наказание последовало бы незамедлительно. Не знаю, нравится ли ему избивать учеников или он воспринимает это как еще один этап обучения, но бьет он с совершенно отсутствующим выражением на лице и от этого еще страшнее. Как я уже говорила, у меня куча недостатков: наглость, непочтительность к старшим (я так и не научилась кланяться всем подряд), дерзкий взгляд, длинный язык, хитрость, лень, сопереживание друзьям (у телохранителя не может быть друзей, только хозяин), и любознательность. За последнюю меня били особенно часто, что поделать, тайны всегда меня манили, к тому же я хотела знать к чему меня готовит мастер. Он почему-то воспринимал это нервозно, то есть лупил лично, не доверяя старшим ученикам, а потом вызывал лекаря, дабы на мне не осталось шрамов.
   С годами я научилась слегка уклоняться, чтобы смягчать удары, а в последний год учитель ни разу не поднял на меня руку. Другая бы радовалась, но меня это наоборот пугало, с учетом того, что полтора года назад мне добавили "особое обучение". Мастер как-то резко вспомнил, что я девушка и решил, что выглядеть мне нужно соответственно. И не придумал ничего лучше, как отправить меня учиться к своей знакомой Аниоко-таю, ее дом куртизанок был самым известным в городе. Ходила я туда тайно, учитель очень трепетно относился к своей репутации, как и к моей добродетели, а на все заманчивые предложения Аниоко-таю отвечал отказом. Так что меня учили только танцам, умению одеваться, краситься, соблазнять походкой, вести с мужчинами разговоры ни о чем и остальным женским премудростям. Я понимала, что все мои одногодки из приюта давно проданы, а мое будущее еще неизвестно, но так не будет продолжаться долго. Еще месяц, два, максимум полгода и меня тоже кому-то продадут. А я не вещь и не собираюсь ею быть. Пусть учитель думает, что ему удалось подчинить меня и поставить ментальный блок, но я в любой момент могла его сломать и уйти. Вот только куда? И на какие деньги? Разумный выход был только один - бежать с планеты. Но попасть в космопорт, да еще и пробраться "зайцем" на корабль, для меня это что-то из области фантастики. Везде камеры, датчики, даже если мне повезет и корабль со мной взлетит, меня все равно быстро обнаружат и сдадут первому же патрулю. Потому что у меня нет ни документов, ни денег. Своровать? Подумать стоит, но оставлю этот вариант на крайний случай.
   Жаль, обратиться за помощью не к кому. Раньше я могла тихонько пробраться ночью к Изуму и поплакать, уткнувшись ему в грудь. Он всегда мне помогал, утешал, поддерживал. Но пару лет назад его отправили учиться на другую планету, его будущему хозяину хотелось, чтобы телохранитель был не только универсальным воином, но и пилотом. Я была искренне рада за друга, но в тоже время расставание мне далось тяжело. Изуму был единственным парнем, на которого я смотрела с обожанием. Он был старше меня на два года и хорош во всем: лучший ученик, сильный боец, он мог все исправить и починить, иголкой он владел так же виртуозно, как и своими кинжалами, а еще он был очень красивым. Вот только я для него была "малявкой", "наказанием", "сестренкой", а мне хотелось другого. Не единожды, после отъезда Изуму, я представляла, как в будущем мы встретимся (конечно же, я к тому времени стану красавицей) и он признается, что всегда меня любил.
   Наверное, поэтому я старательно постигала науку Аниоко-таю. С танцами проблем не было, что-что, а мое тело могло изогнуться под любым углом, но профессиональной танцовщицей я бы никогда не стала. Как говорила наставница: "Ты танцуешь без души". Я была полностью с ней согласна, выступать перед пьяными и думающими только об одном мужиками, та еще "радость". Вообще-то, учитель запрещал Аниоко-таю, показывать меня публике, но мы с наставницей быстро нашли общий язык и она ставила меня в подтанцовку либо в маске, либо очень сильно загримированную. И все были в выигрыше: наставница вносила некий элемент таинственности в выступление, вызывая этим интерес публики, а мне перепадало немного наличности. Это, конечно, было противозаконно, ведь я принадлежала учителю и ничего своего у меня быть не могло, но я так не считала. Мне было плевать, что он заплатил за меня немаленькие деньги, что все эти годы кормил, поил и одевал, когда-нибудь я ему все верну, но рабой не буду. Глядя на себя в зеркало и сравнивая свое отражение с местными жителями, я прекрасно видела отличия. И если в детстве только форма и цвет глаз выделяли меня из окружающей толпы (они у меня ярко-зеленые), то лет с двенадцати мои черные волосы стали выгорать на концах до какой-то неестественной красноты. Возможно, они и раньше были бы такими, но в приюте девочкам запрещалось выходить на солнце с непокрытой головой.
   Как ни старалась для себя решить, красивая я или нет, так и не смогла определиться с ответом. Мне не с кем было сравнить свою внешность, для местных она была экзотична и, наверное, притягательна. Но мне хотелось увидеть хоть кого-то похожего на меня. К учителю частенько прилетали инопланетники, но все они были мужчинами, в основном, коротко стриженными и смуглыми, и даже цвет глаз рассмотреть у них не получалось, они все ходили в солнцезащитных очках. Изуму говорил, что наше светило излучает какой-то вредный спектр и если у коренных жителей с тысячелетием пребывания на этой планете выработалась защитная реакция, то пришлые рискуют своим зрением. Мне было двенадцать, когда друг рассказал об этом и меня это серьезно напугало, ведь только ленивый не тыкал моим иномирным происхождением. Я боялась ослепнуть или покрыться какими-нибудь язвами, Изуму поведал мне тогда много страшных историй, но спустя пару месяцев успокоилась. Рассудив, что раз я столько лет прожила на планете и ничем таким не покрылась и даже ни разу не болела, то видимо, мне вредное излучение не страшно. Только волосы меня беспокоили, я даже втайне от учителя какое-то время срезала красные кончики, но была поймана за этим занятием и хорошенько наказана.
   И все же, лучше быть отлупленной мастером, чем ловить взгляд его черных глаз, пугающий меня до дрожи, который останавливался на мне чаще обычного. А может, будет проще сбежать от нового хозяина? Ведь даже учитель уверен, что меня удержит в повиновении его кодовое слово. Что ж, его самомнение мне на руку. Самое интересное, мне было плевать, куда бежать, главное, подальше от учителя, в идеале - на другой край вселенной. Наверное, будь у меня достаточно сил и умений, убила бы своего мучителя, но я не питала иллюзий, не мне тягаться с мастером, лучше сбежать.
  
  
  
   Глава 1
  
  
   Я в радостном предвкушении пробиралась в квартал юдзё. После подслушанного разговора учителя с Аниоко-таю, я придумала, где мне взять деньги. В принципе, наставница уже год предлагала продать мою девственность одному богатому клиенту, но учитель всякий раз отказывался, чем отодвигал свою гибель. Все же я пришла к мысли, что оставлять врага за спиной глупо. И если я не могу убить сэнсэя в честном поединке, то пора вспомнить, что удел женщин - коварство. Поэтому первым делом я занялась сбором необходимой информации, попросту подслушивая, подглядывая за учителем и наставницей. Вот первый же опыт меня и навел на нужные мысли, я еще раз прокрутила в памяти все события, пытаясь убедить себя, что все поняла верно.
  
   - Аруку-сама, вам хорошо? Не желает ли мой сюдзин чего-то особенного? - льстиво нашептывала Аниоко-таю, делая расслабляющий массаж моему учителю. Он лежал на специальной кушетке, прикрыв глаза, со стороны могло показаться, что мужчина задремал под нежными руками наставницы. Но я заметила, как вздрогнули ресницы мастера, когда Аниоко-таю задала свой первый вопрос. Сама же я пряталась на крыше этого увеселительного заведения и следила за ними через свой коммуникатор, к которому была подключена мини-камера. Ее я установила вчера, зная, что учитель постоянен в своих предпочтениях. Вообще-то я и комм купила недавно, смогла накопить на подержанный, правда, пришлось наведаться в квартал торговцев, что прилегал к космопорту. Кстати, там я прихватила парочку мини-камер, никакого мошенничества, только ловкость рук и мелкая месть торговцу, который не хотел делать скидку на комм.
   Меж тем Аниоко-таю решила, что раз учитель молчит, то это означает согласие - наивная. Ее поглаживающие движения уже не напоминали массаж, скорее ласки с эротическим подтекстом. Но как бы она ни старалась, я так и не заметила "отклика" мастера. Я раньше не задавалась подобным вопросом, но может, Аруку-сан нравятся мужчины? Да нет, глупости. Скорее, ему никто не нравится. От нечего делать, ведь учитель все так же молчал, я постаралась абстрагироваться от собственной неприязни и посмотреть на него со стороны. Можно ли назвать мастера привлекательным мужчиной? Без сомнения, его тело идеально, кто хоть раз видел его в движении, на тренировках или в деле, скажет то же самое. И даже черты лица по отдельности можно назвать симпатичными: четко очерченные губы, прямой нос, черные волосы, которые до сих пор не тронула седина, а ведь учителю не могло быть меньше сорока лет, и выразительные глаза, хищные, пронзительные. Как бы в ответ на мои мысли учитель резко распахнул глаза и уставился на меня, я вздрогнула и чуть не выронила комм, запоздало понимая, что он случайно взглянул туда, где была установлена моя камера. Фу, чуть сердце от страха не остановилось. Даже забыла, о чем думала, кажется о внешности Аруку-сана. Кстати, аккуратная бородка и усы его совсем не портят.
   - Аруку-сама, вы подумали над моим предложением по поводу вашей воспитанницы? Поверьте, вы больше заработаете, если дадите свое разрешение на более углубленное обучение девочки, - завела ту же песню Аниоко-таю.
   - Нет, - лаконично ответил мужчина, одним словом пресекая разговоры на не интересующую его тему и поползновения наставницы к нему в штаны.
   - Я понимаю ваше желание продать Нанами невинной, возможно, так за нее заплатят больше. Но ведь есть такие "науки", которые не затронут девственность вашей воспитанницы. У меня есть очень обеспеченный клиент, который может всему научить вашу девочку, он еще и заплатит за это, - наставница была не из тех, кто отступает от своих планов. Интересно, сколько ей пообещал "клиент"? И тут Аниоко-таю озвучила сумму, я аж поперхнулась, услышав ее. Подумать только, один раз раздвинуть ноги перед каким-то старым хрычем и билет первого класса до Юковаки у меня в кармане. Планетка не сказать чтобы крупнее нашей, но находится на пересечении нескольких торговых путей.
   - Нет, - учитель резко оттолкнул мою наставницу и сел.
   - Подумайте, женщина должна уметь ублажить мужчину, это ее основная задача, данная богами при рождении. А Нанами ничего не умеет, это ляжет позором на вашу репутацию, - Аниоко-таю сделала последнюю попытку пробиться к разуму и чести учителя. Вообще-то, другого он давно убил бы за такие слова, а ее даже пальцем не тронул. Похоже, они все-таки любовники.
   - Я сам ее всему обучу, - сказал сэнсэй и вышел, оставив меня заполошно придумывать, как избежать подобного "счастья". Да я лучше бы легла под какого-нибудь инопланетника, только бы избежать "дополнительного обучения" у мастера. Так что, услышав планы Аруку-сана на меня, я решила срочно искать деньги, даже если мне придется их своровать, только бы хватило на билет до Юковаки. Вот тут-то мне и пришла мысль продать девственность, причем если это сделать не один раз, то выгода очевидна.
   В кварталах юдзё, подобная практика распространена. Молоденькие девушки из бедных семей приходят к хозяйке увеселительного дома, причем обязательно в масках, чтобы сохранить инкогнито. Их проверяет врач, дает заключение о невинности и отсутствии заболеваний. Потом девушек выставляют на аукцион. Богатые мужчины согласны расстаться с внушительной суммой денег, чтобы сорвать "цветок". Выручка делится поровну между хозяйкой заведения и девицей. В общем, все довольны. Но в квартале юдзё пять крупных увеселительных домов и несчетное количество мелких, все я вряд ли обойду, но если три-четыре, то сумма получится неплохая. А чтобы сохранить невинность, я же могу воспользоваться своим даром, немного внушения и мужчина будет думать, что у нас все было.
   Я сомневалась стоит ли пускаться в такую авантюру, и так, и эдак прикидывала, даже потренировалась на своих боевых товарищах, внушив им кое-какие мелочи. Но все решил отъезд учителя, впереди у меня три недели, чтобы собрать достаточное количество денег и смотаться с этой богом забытой планетки.
   Сегодня как раз мой актерский дебют. Волосы я покрасила загодя, сделав их неприметным черным цветом. Жаль только краска через три-четыре раза смоется, на моих волосах даже самая стойкая не держится дольше двух недель. Помню, наставница испробовала на мне все свои запасы, пытаясь добиться идеального цвета, но потерпела неудачу. Платье, шелковую маску и цветные линзы, я так же прихватила у Аниоко-таю. У нее этого добра было навалом, вряд ли она заметит пропажу такой мелочи. Осталось только проникнуть в квартал юдзё тайно, не через официальные ворота, на которых стоит охрана и камеры наблюдения. Сделаны они были не для слежки за теми, кто посещает продажных женщин, а чтобы контролировать инопланетников. Ведь квартал примыкает к космопорту. А куда идут мужчины после длинных перелетов? В бары и по бабам. Мне же нельзя засветиться на камерах, у мастера везде свои люди, он обязательно вернется и проверит, как я выполняла его приказ. А он был однозначен - не покидать до его возвращения территорию школы. Это наставницу или кого-то другого я могу обмануть своим маскарадом, а мастер узнает меня в любых тряпках, как и любого своего ученика. Это хорошо, если я успею сбежать до его приезда, но лучше исходить из худшего варианта развития событий.
   Я решила понапрасну не рисковать и выбрала бордель, что ближе всех к стене, чтобы удобно было сбегать, если моя затея не увенчается успехом. Достаточно вылезти из окна второго этажа, где зачастую и располагались комнаты для клиентов, парочка прыжков и я окажусь в квартале торговцев, а там затеряться можно и средь бела дня, а не то что ночью. Переоделась в подворотне, свои вещи затолкала в мешок и закинула на крышу, по ней я собиралась вернуться домой. Сделала комплекс дыхательных упражнений, чтобы унять волнение и пошла к главному входу борделя. "Я скромная, молодая, бедная девушка, - повторяла я себе. - Никого не убиваю и не ломаю рук тем, кто решит прикоснуться к моему телу. И да, надо не забывать кланяться!"
  
  
   ***
  
  
   - О, кэп, это мы удачно зашли, - хлопнул один здоровяк другого по плечу, показывая пальцем на девушку в маске, вошедшую в бордель.
   - Рив, тебе что, баб мало? - отмахнулся от него собутыльник. - Вон их сколько вокруг, выбирай любую. Хотя по мне так они все на одно лицо.
   - Не в этом дело, кэп. Та девица в маске пришла продать свою невинность. Сейчас ее осмотрит штатный врач и будет аукцион. О, местные зашевелились, - хохотнул Рив, потирая руки в предвкушении зрелища. - Не хочешь отведать местный "цветок", кэп?
   - Дикость какая, - скривился капитан.
   - Что ты хочешь, какая планета, такие и нравы. Это тебе не миры Объединенного Союза, где девицу по достижению пятнадцати лет родители ведут в клинику и под наркозом лишают данного атавизма. Здесь это введено в разряд традиций. Девушка не может выйти замуж, не имея сексуального опыта. Зачастую это решается просто, половым воспитанием занимается либо доверенное лицо семьи, либо родственник: дядя, двоюродный брат и так далее. Но бывают исключения, например, сироты или девицы из бедных семей, которые могут надеяться только на одно - выгодно продать свое тело.
   - Подумаешь, очередная проститутка, - отмахнулся мужчина, для которого рейс в этот богом забытый уголок был взысканием вышестоящего руководства.
   - Не скажи, проститутками тут рождаются и стать кем-то другим они не могут. Все эти девки или дочери юдзё, или из приюта, а у той есть шанс заполучить богатого покровителя. О, быстро же ее врач осмотрел. Пошли, если покупать не будем, хоть потрогаем, - рассмеялся Рив. - Буду всем рассказывать, что щупал целочку.
   Кэп уже был в изрядном подпитии, поэтому решил не отказываться от развлечения. Все лучше, чем подобострастные улыбки раскрашенных кукол и их низкие поклоны. Они на планете третий день, а его уже порядком бесят местные обычаи. Чего стоит сидеть на полу и разуваться перед входом. Для девушки специально водрузили небольшое возвышение в центре зала, она стояла на нем и скромно кланялась подходящим мужчинам. А ничего так фигурка у девчонки, ладненькая. Воображение дорисовывало то, что было скрыто платьем и полученный результат очень понравился капитану. А может, купить? Он все равно собирался снять проститутку, так почему бы не эту? Жаль, лица не видно, все скрыто маской, только глаза видать в ее прорезях, но и те скромно опущены долу.
   - А зачем маска? - спросил он, рука так и тянулась сорвать инородную тряпку.
   - Опять же традиция. Пока не заплатил маску снимать нельзя, и то если мужчина это делает, то такими действиями он показывает, что берет девушку под свое покровительство. Значит, он обязан ее содержать или выдать замуж, тем самым обеспечив будущее.
   - То есть и после секса снимать нельзя? - понял главное кэп.
   - Нет, если не хочешь себе дополнительной обузы. Что, решил купить? - хмыкнул Рив и провел ладонью по груди девушки. Та вздрогнула, вскинула на них взгляд и опять опустила ресницы. Мимолетное мгновение, но капитана будто водой холодной окатило, девица-то совсем не кроткая овечка. А вечер становится все занимательнее. Мужчина подошел еще ближе, оттеснив какого-то местного недомерка, протянул руку и кончиками пальцев погладил нежную кожу на шее девушки. Она едва заметно напряглась, но уже не вздрогнула, как в первый раз. Жаль, ему хотелось поймать ее взгляд, девица же попыталась ему запоздало поклониться, но капитан поймал ее подбородок своей ладонью и удержал.
   - Кэп, здесь не принято принуждать девушек или женщин к сексу, - зашептал на ухо Рив. - Этим вы расписываетесь в своей мужской несостоятельности.
   - Отвали, я просто хочу посмотреть на нее, - отмахнулся от товарища капитан. А потом наклонился девушке и тихо произнес: - Ну же, красавица, открой глазки. Я знаю, ты меня не понимаешь, но будь умницей и папочка Грэг подарит тебе незабываемую ночь.
   Девица вскинула взгляд, прожигая им не хуже лазера, и так же тихо ответила на чистейшем межгалактическом:
   - Я тебе не по карману, отвали!
   - Это мы еще посмотрим, - азартно улыбнулся Грэг, черт да он готов был выложить за эту строптивую девку все, что у него было в карманах.
   Но, как оказалось позже, ему она действительно была не по карману. Подумать только, аукцион выиграл какой-то старикашка, заплатив за девчонку цену в десять раз больше, чем стоила самая дорогая проститутка в борделе. С досады Грэг напился, успокаивая себя тем, что сэкономил кучу денег и здоровье девицы, ведь он для нее явно крупноват. Так что старикашка ей для первого раза подходит больше, если у него вообще встанет...
  
  
  
  
   ***
  
  
   Я стояла под душем, мне хотелось смыть с себя похотливые прикосновения мужчин. Вот уж не думала, что так тяжело притворяться. Я никогда еще не была настолько близка к тому, чтобы убить кого-нибудь. Хотя почему кого-нибудь, в моих фантазиях я видела того лысого инопланетника. Жаль, не сломала ему руку. А ведь хотела проследить и сделать так, чтобы он с месяц не мог думать о женщинах. Чтобы он запомнил - Нерида Нео-Нель никогда не была проституткой и не станет!
   Но хватит о нем вспоминать, надеюсь, я его больше не увижу. Он, конечно, чуть все не испортил, но в целом для первого раза получилось вполне удачно. Старичок оказался легко внушаем, не пришлось даже раздеваться, чтобы его отвлечь. Единственная моя недоработка заключалась в том, что я не запаслась кровью, хорошо кинжал всегда со мной. Пальцы резать не стала, чтобы не привлекать внимание, сделала небольшой надрез на щиколотке. Но это было самое простое, а вот с раздеванием старика я намучилась. В следующий раз, надо будет вырубать только после того, как очередной кандидат в мои любовники снимет одежду, иначе радикулит в самом расцвете лет мне обеспечен.
   А вот получение денег было самым приятным моментом во всем вечере, настолько, что я забыла о "папочке Грэге". И все же он неприятный тип: лысый, огромный, руки волосатые, на лице щетина и только глаза, необычно светлые, притягивали внимание. Линзы? Да какая мне разница, я его все равно больше не увижу.
   С этой мыслью я наконец-то легла спать, но сон не шел. Тогда я стала обдумывать свои дальнейшие шаги. Во-первых, надо будет перепрятать деньги, которые я не рискнула принести в школу. Во-вторых, затаиться на пару тройку дней, подождать не появятся ли слухи о моем мошенничестве, вдруг внушение не сработало. И в-третьих, надо где-то раздобыть документы, перелет до Юковаки недолгий, но билет просто так не купишь. Или же поискать транспортник, который летит в ту сторону. Думаю, если предложить хорошую сумму денег, документы у меня никто и не спросит. В общем, время стремительно бежит, а я еще даже не решила куда бежать.
   Интересно, а куда летит корабль Грэга? Я всегда считала, что "капитаны" кораблей либо совсем старые, либо возраста учителя, а "папочка Грэг" на почтенного старца или умудренного воина не походил. Скорее, на бандита. Контрабандист? Такие не гнушаются нечестным заработком. Вот только было у меня обоснованное подозрение, что он за свои услуги потребует не деньги. А расплачиваться собой мне претило. Лучше уж дождаться, когда меня купят и увезут на другую планету, шансов на побег будет больше.
   Так не определившись со своим будущем, я уснула и мне впервые снилось не детство, а наглый, лысый тип. Он крепко обхватил меня двумя руками и шепнул на ухо: "Попалась!"
   Я дернулась и проснулась, но оказалось не все было сном, меня действительно кто-то крепко обнимал со спины. Мозг со сна работал плохо, я не сразу сообразила, что в школе ко мне в комнату могли зайти всего несколько человек и все они мне были хорошо знакомы. Но тело уже действовало самостоятельно, вытаскивая из-под циновки кинжал.
   - Нами, разве друзей встречают с кинжалом? - раздался насмешливый голос за спиной и меня отпустили.
   - Изуму! - взвизгнула я, стремительно оборачиваясь и теперь уже сама обнимая парня и целуя его в щеки. Тот улыбнулся, обхватил одной ладонью мой затылок, когда я уже хотела отстраниться и притянул ближе, так, что наши лбы касались друг друга.
   - Я скучал по тебе, Нанами, - тихо произнес молодой человек, обнимая меня второй рукой за талию. - Я приехал сегодня с самого утра, зашел разбудить и обнять свою малявку, а увидел спящую, полуобнаженную, красивую девушку...
   Ой, на мне же только трусики и топик, а еще я лежу на парне, который мне всегда нравился больше, чем просто по-дружески. Щеки покрылись смущенным румянцем, и я вспомнила, что опаздываю на ежедневную тренировку, и неважно, что вчера на нее вообще не ходила. Но сбежать Изуму мне не дал, приникая к моим губам нежным поцелуем. Сердце забилось с утроенной силой, а я все никак не могла поверить, что все это мне не снится.
   - Нами, ты совсем по мне не скучала? - с грустью спросил Изуму, переворачивая меня на спину и склоняясь надо мной. Его ладони нежно гладили меня, а глаза требовали ответа.
   - Скучала, - проговорила я, пытаясь натянуть на себе одеяло. Мне было неловко предстать перед самым лучшим парнем в таком непрезентабельном виде.
   - Не верю. Как думаешь, почему? - провел пальцем по моим губам Изуму, не отводя взгляда от моих глаз. - Ну же, поцелуй меня...
   Странно, ведь это не может происходить на самом деле? Разве самый красивый и замечательный парень будет с такой любовью целовать лохматую девчонку, которую не видел два года? Я будто заблудилась в собственных фантазиях или сновидениях, и мне впервые хотелось, чтобы дорога в реальный мир не нашлась.
  
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
  
   Настроение было дрянное. Кто только придумал, что если день начался хорошо, то он дальше таким будет? Глупости и вранье! Утром у меня был Изуму, его поцелуи, ласки, нежные слова и обещание, что вечером он придет ко мне. А я хотела, чтобы он и с утра остался, готова была стать женщиной в его объятиях. Даже мечтала. Но Изуму ушел, сказав, что был бы счастлив стать моим первым мужчиной, но учитель меня убьет, если я лишусь невинности без его дозволения. Его забота и нежность, с которой он целовал мои пальчики, прощаясь, сделали меня самой счастливой на свете девушкой. Я целых полчаса порхала по своей небольшой комнатке, пребывая в легкой степени эйфории, пока не поняла, что и вечером между нами ничего не будет.
   Боги, что мне стоило вспомнить уроки Аниоко-таю? Неужели я не смогла бы соблазнить Изуму, который и сам этого хотел? И неважно, что учитель потом меня избил бы, физическая боль давно меня уже не страшит, зато Изуму остался бы со мной, пусть только в моей памяти. К тому же, я же собиралась сбежать, так что одним проступком перед учителем больше, одним меньше. Аруку-сан предательства не прощает, а мой побег или интимную связь с мужчиной он воспримет именно так. А умирать девушкой вдвойне обиднее, чем любимой женщиной.
   С утра еще я хотела рассказать о своих планах Изуму, но потом подумала и решила не подставлять друга. Да и сообщение от учителя, пришедшее на мой комм, заставило отвлечься от мечтаний и заняться делами. В частности, мастер вдруг вспомнил, что младшую группу надо подготовить к первому испытанию. И, чтобы я не лентяйничала, взвалил на меня эту ответственность. А я не люблю тренировать мелких, у меня сердце от жалости разрывается, глядя на них. Хочется каждому помочь, поддержать хотя бы словом, но у мастера свое виденье того, как должно проходить обучение. В прошлом году он узнал, что я вынесла на руках с полигона одного мальца, чего категорически нельзя было делать, надо чтобы он сам дошел до казармы. Стоит ли говорить, что попало и пацаненку, и мне? Думаю, и так понятно. Но я не смогла пройти мимо бессознательного тела тогда и сейчас не смогу. Что поделаешь, есть во мне какая-то неискоренимая жалостливость к детям и животным, тянет помочь им, защитить. Изуму всегда смеялся надо мной, называл наседкой с материнским инстинктом или просто девчонкой, а когда хотел сильно задеть, говорил, что надо выдать меня замуж, а не боевым искусствам обучать. Я злилась, брала себя в руки, прекращала распускать сопли и добивалась поставленной учителем задачи.
   Да, я девушка, и никогда не сравнюсь с мужчинами, но это не значит, что мне одна дорога - замуж. Не хочу, ведь это почти такое же рабство. И собственные дети мне не нужны, во всяком случае, не в ближайшие годы. Я слишком хорошо знаю, что такое боль, чтобы желать своим детям такой судьбы, как у меня. Нет, сначала стану свободной и богатой, потом найду того, кто лишил меня родителей и убью его. И только после этого можно будет подумать о семье.
   Ах, мечты, мечты. Как бы еще их осуществить? Учитель точно не даст, у него на меня какие-то свои планы, а я уже давно поняла, что они не совпадают с моими. Подумать только, когда-то я восхищалась мастером: сильным, невозмутимым мужчиной. Мне представлялось, что именно таким был мой отец. Правда, продлилось это недолго, скоро я поняла, что учитель еще и безжалостный. Так что с годами остались только уважение, страх и толика ненависти, которая все разрасталась.
   Когда я окончательно уверилась, что все плохо и дальше будет только хуже, в мою комнату приоткрылась дверь и в нее проскользнул Изуму.
   - Не спишь? - спросил он и, как ни в чем не бывало, уселся на мою постель. - Это хорошо, я как раз хотел пригласить тебя погулять.
   - Учитель запретил мне покидать школу в его отсутствие, - произнесла я, с трудом сдерживаясь, чтобы на моем лице не появилась по-идиотски радостная улыбка.
   - Мы не будем делать ничего предосудительного, - улыбнулся мне Изуму. - Знаешь, на Цирее, где я провел последние два года, понравившуюся девушку принято приглашать на свидание. А у меня все свободное время уходило на учебу, да и не было рядом той, которую я хотел бы сводить в театр или ресторан. До сегодняшнего дня. Нанами, я долго размышлял куда тебя пригласить, и придумал - в космопорт. На взлет или посадку кораблей мы смотреть не будет, хотя ночью это очень яркое зрелище, мы пойдем в бар для инопланетников.
   - Нас туда не пустят, - с сомнением сказала я. Что-то мне все меньше и меньше нравился разговор с другом.
   - Пустят, у меня есть пропуск, а у тебя его и спрашивать не будут, вот увидишь. Но только тебе надо будет переодеться, - с заговорщицким видом парень снял рюкзак.
   - Изуму, а как ты вообще здесь оказался? - задала я вопрос, который должна была выяснить еще с утра, а не млеть от поцелуев этого красавчика. - Учитель сказал, что по тебе сделка состоялась два месяца назад и что ты не вернешься.
   - Да, так и должно было быть, но мне повезло с хозяином, а ему со мной, - усмехнулся парень. - Господин Митчел прилетел сюда, чтобы купить еще несколько учеников из нашей школы. Я успел за два месяца хорошо себя зарекомендовать, поэтому господин Митчел иногда дает мне выходной. Ну и он понимает, что у мужчин есть потребности. В общем, этой ночью я совершенно свободен и хочу провести ее с самой лучшей девушкой во вселенной.
   - А что у тебя в рюкзаке? - поспешила перевести тему, пока не начала смущаться и краснеть. И вообще, с каждой минутой я чувствовала себя на редкость глупой.
   - Подарок для тебя, - с лукавыми искорками в глазах, Изуму достал из рюкзака платье. - Я его как увидел в витрине магазина, сразу решил купить для тебя. Оно в цвет твоих волос, жаль ты опять их испортила краской. Только я боялся ошибиться с размером, поэтому не захватил его утром.
   - То есть утром ты приходил снимать мерки столь нетрадиционным способом? - я хотела, чтобы мои слова прозвучали язвительно, а получилось с обидой. Ему я никогда не признаюсь, что ждала от его прихода совсем другого. В моих фантазия Изуму признавался в любви, говорил, что прилетел за мной. Но в реальности ничего этого он не произошло, и даже на свидание он пригласил меня туда, куда приличных девушек не зовут.
   - Нанами, прекращай хандрить, одевайся и пойдем развлекаться. Это еще не все сюрпризы на сегодня, - Изуму будто не заметил моих слов, продолжая держать в руках симпатичное черно-алое платье. А ведь он прав, оно подошло бы к моим волосам, не будь они покрашенными.
   Почему-то идти с Изуму никуда не хотелось. Интуиция намекала, что не обойдется без неприятностей? Или это незначительные нотки фальши, что я почувствовала в голосе друга? А может, я просто обижена на него? Вероятнее всего. С другой стороны я сама собиралась пробраться в космопорт, так почему бы не пойти туда с Изуму?
   - Хорошо, но в платье мне будет неудобно, почему я не могу остаться в своей одежде?
   - Ты хочешь, чтобы на тебя все показывали пальцами? "Посмотрите, это же ученица Аруку-сана", - передразнил каких-то "всех" парень.
   - Но я ведь могу надеть не форму школы... - начала я и замолчала, незачем Изуму знать, что я взяла кое-какие вещи у Аниоко-таю.
   - Что-то я не вижу у тебя разнообразия в гардеробе. Или ты где-то прячешь красивые и модные вещи? - ехидно спросил парень окидывая взором мою практически пустую комнату.
   Можно было бы и дальше спорить, но я уже решилась на эту авантюру, да и платье хотелось примерить.
   - Изуму, я не могу в этом пойти на люди, - мялась я перед парнем, пытаясь подтянуть повыше декольте. Я привыкла к одежде, которая не стесняет движения и закрывает от любопытных взглядов. А тут мало того, что платье плотно облегало грудь и талию, так еще и этот провокационный разрез на подоле. Нет, ног видно не было, но каждый шаг открывал вид на нижнюю юбку из тонкого алого кружева, из него же были рукава.
   - Нанами, ты красавица! Нет, хватит себя прятать, такими формами надо гордиться, - отвел мои руки от декольте молодой человек. - Осталось сделать прическу и макияж.
   Вот знала, что зря согласилась, но не отказываться теперь? Да и загримироваться это неплохая мысль. Жаль, Изуму не дал мне кардинально изменить свою внешность, он это мотивировал тем, что меня никто не знает, ведь по улицам я всегда ходила в маске. Он прав, но маску я все равно надела, как и плащ, чтобы спрятать от любопытных глаз платье. А еще договорилась с Изуму, что мы выйдем из школы по отдельности, а потом встретимся у ворот нижнего города.
  
   Все шло удачно, даже на территорию космопорта нас пустили без вопросов, стоило только Изуму показать пропуск. На меня смотрели с интересом, но ни о чем не спросили. Странно. Мне очень захотелось посмотреть, что написано в пропуске Изуму. Но он его быстро убрал в карман форменной куртки, не дав мне полюбопытствовать.
   Но эта незначительная деталь быстро вылетела у меня из головы, стоило нам зайти в бар. Я представляла его примерно таким же, как заведение Аниоко-таю. Но отличия были разительны, с порога по ушам ударила громкая музыка и яркие мигающие огни.
   - Ты что будешь пить? - практически крикнул мне на ухо Изуму. - Смотри, там наливают пиво, тут водку, но тебе сюда рановато. О, пойдем к той стойке, там подают коктейли.
   "Стойка" - представляла из себя окружность в центре которой находился бармен, а в метре над ним извивалась полуголая голографическая женщина. Вокруг стойки располагались высокие стулья, на которых сидели инопланетники. Так много людей не похожих на меня или Изуму я никогда не видела. Оказывается, у лысого Грэга вполне приличная внешность, если сравнивать с другими. Например, я увидела одного черного, как ночь, мужчину, а сидящий рядом с ним отливал синевой. Поневоле задумаешься о том, что сказки о зомби, могут быть и не сказками. Так что поглядев на другие стойки и оценив, что там тоже самое, решила довериться Изуму. Хотя шансов настоять на своем у меня все равно не было, молодой человек подхватил меня за руку и повел к облюбованным местам. Стоит отметить, что женщин в баре было мало, но и те были одеты куда откровеннее меня. Это немного успокоило, а вот заинтересованные взгляды мужчин, наоборот, начинали раздражать.
  
  
   ***
  
  
   - Кэп, ты тоже думаешь, что такая красотка не должна достаться тому недомерку? - хлопок по плечу вывел Грэга из прострации. Мужчина уже минут пять наблюдал за девушкой, несомненно, привлекательной, но не это занимало капитана. Было ощущение знакомства, будто когда-то давно он уже видел эту улыбку. Да нет, девчонка молодая, вряд ли они раньше встречались.
   - Рив, она тебе в дочери годится, - хмыкнул Грэг, зная, чем задеть своего старпома. - Оставь юных девочек смазливым мальчикам. К тому же она с таким и пришла.
   Но в пику собственным словам капитан продолжал наблюдать за парой. Вроде бы ничего необычного, мальчик привел свою девочку в бар и пытается ее напоить, чтобы потом затащить в постель. Грэг тоже когда-то был молод, и еще помнил свои глупые ухаживания за сверстницами. Казалось бы, надо отвернуться и позволить детишкам совершать собственные ошибки, но Грэга коробило поведение парня, от него просто смердело фальшью. Приторная улыбка, цепкий взгляд, наигранное внимание и ожидание чего-то или какого-то знака - вот то, что сразу вычленил наметанный глаз капитана. А спиртное и ностальгия усугубили положение, Грэгу стало искренне жаль девушку, которая из-за своей влюбленности не замечала очевидного - спутник задумал что-то нехорошее в отношении нее.
   Пристальное внимание со стороны мужчины не прошло незамеченным. Девушка, не смотря на свою увлеченность молодым человеком, почувствовала взгляд Грэга и оглянулась. Капитан ожидал увидеть в глазах симпатичной незнакомки раздражение, но столкнулся с удивлением, которое сменилось досадой. Чем же он не угодил девице? Недостаточно хорош для нее? Грэг приосанился и подмигнул девушке. Та нахмурилась, а рука инстинктивно потянулась к поясу, как если бы там находилось оружие. О, как! Кто же ты красавица? Неужели выстрелила бы только за один взгляд?
   Грэг улыбнулся, ему нравилось, что девушка отвлеклась от своего парня и перестала быть похожей на влюбленную курицу. Ее спутник как раз решил отлучиться, наверное, по нужде. Капитан уже собирался подойти познакомиться с разгневанной девицей, как вокруг нее закрутились события. К ней подсели два типа с военной выправкой, но почему-то притворяющиеся пьяными. Причем так бездарно, что даже неопытная девочка им не поверила и начала озираться, выискивая глазами своего кавалера. Но тот появляться не спешил, а мужики уже в наглую приставали. Грэг встал со своего места - пора было вмешаться. Девушка, скорее всего, подумала, что он хочет присоединиться к "пьяной" компании и тоже поднялась, собираясь покинуть бар.
   - Куда?! - громко воскликнул один из двух мужиков, хватая незнакомку за талию. - Мы с тобой еще не закончили...
   Договорить он не успел, резкий удар и наглец отшатывается с ругательствами, зажимая ладонями лицо, а девушка брезгливо вытирает руку о подол платья.
   - Ах ты... - замахивается второй и оседает на пол, Грэг не девица, после его удара сразу не встают.
   - Пошли, выведу отсюда, - протянул кап левую руку девушке, а правой отправил в нокаут первого, которому так удачно сломали нос. Кто бы мог подумать, что у девочки такой поставленный удар? Точно не он и не эти неудачники.
   - Я жду парня, - скорее догадался по губам, чем услышал Грэг.
   - Он бросил тебя, а может, сам с этими договорился. Потому что до сегодняшнего вечера я этих типов не видел, - капитан сомневался, что девушка ему поверит. Думал, она будет оправдывать своего любимого, утверждать, что он не мог так поступить. Но она в который раз его удивила: нахмурилась и молча пошла в сторону выхода. Грэга не звали, но одного взгляда на пяток немаленьких мужиков, устремившихся на перерез девушке, повлияли на его решение. Капитану было только за радость размяться и набить кому-нибудь морду, а тут такой прекрасный повод - защита юной красотки.
  
  
   ***
  
  
   Подстава! Самая натуральная, по-другому не скажешь. Вот как можно было так вляпаться? Чувствовала же, что грядут неприятности, но все равно пошла с Изуму. А он гад куда-то слинял. Возможно, вины парня в этом нет и ему действительно сейчас плохо, но мне от подобных мыслей не легче. Но куда хуже, если во всем этом виноват учитель. Даже думать не хочу, что ему могло прийти в голову, если он каким-то образом узнал о моих планах.
   С первым мужиком я действовала спонтанно, мне еще тогда казалось, что это просто неприятное стечение обстоятельств, а то бы не нос разбила. Зато со вторым пришлось бы повозиться, чтобы не показать завсегдатаям своих способностей. Так что Грэг появился кстати, особенно, когда стало понятно - драться все же придется.
   - Постой в сторонке, - загородил меня своей широкой спиной инопланетник, собираясь в одиночку справится с пятью крепкими мужиками. Похоже, кто-то серьезно подготовился, только вот зачем?
   - Я возьму двоих, что справа, - привстав на цыпочки, проговорила я Грэгу на ухо. - И обрати внимание - у них оружие.
   - Цыпа, если выберемся из этой передряги живыми - будешь должна, - усмехнулся здоровяк и повел плечами. Паяц. Вот только он единственный, кто встал на мою защиту, остальные либо сбежали, либо отошли подальше, но так, чтобы не пропустить занимательное зрелище. Скоты. Жаль никого убивать нельзя, одно дело скрываться от учителя, другое от спецслужб, которые будут разыскивать меня за убийство. Ах, где наша не пропадала!
  
  
  
   ***
  
  
   Не смотря на слова девушки, которую Грэг окрестил "Цыпа", он за ней присматривал. Капитан на своем веку встречал женщин, способных "порвать" любого мужика на части, но все они не уступали ему ни ростом, ни весом. А тут мелкая, молоденькая, но жутко самонадеянная, ведь даже ему справится с тремя бойцами голыми руками не так-то просто. Но она знала свои слабые места, в ближний бой не лезла, все норовила сделать подсечку или использовать вес противника в свою пользу. Умница одним словом. А как она двигалась! Легко, свободно, изящно и смертоносно. Грэг был уверен, будь у девчонки в руках хотя бы кинжал, а лучше короткая сабля, и выживших в этом бое было бы мало.
   - Кэп, уходить пора, - откуда-то сбоку материализовался Рив, ударом кулака отправляя одного типа в нокаут. - Сейчас копы местные набегут, а нам светиться не резон...
   - Уже. Камеры везде, - отмахиваясь от очередного претендента на больничную койку, ответил Грэг.
   - Обижаешь, кэп. Я как понял к чему дело идет, глушилку поставил. Еще минут пять продержится, пока местные разберутся откуда помехи, - отчитался старпом.
   - Тогда уходим, - кивнул Грэг, рывком обхватил за талию девушку и поспешил на выход. Рив прокладывал им дорогу, но и девица не думала висеть кулем в руках Грэга. Ее ножка очень качественно приложила одного бойца в челюсть. Вот что у красивой женщины под платьем? Белье, чулки, красивая обувь. А у этой оказались штанишки в обтяжку, ботинки и кинжал, прицепленный специальными ремешками к голени. И откуда такая взялась на этой богом забытой планете? Ведь не местная, по лицу видать.
   - Отпустите, я сама в состоянии идти, - сказала девушка, едва они вышли из бара. Грэг вздрогнул, голос "Цыпы" очень походил на голос вчерашней невинной "овечки", на которую у него не хватило денег. Совпадение? Или это действительно одна и та же девушка? А может, у него навязчивая идея на фоне отсутствия бабы?
   - Вот и делай добро людям, никакой благодарности, - притворно вздохнул Грэг, но девушку так и не отпустил. Наоборот, перехватил удобнее и двумя руками. - Цыпа, не крутись. Я всего лишь хочу пригласить тебя в гости на чай. Или ты любишь кофе? А может вино?
   - То есть вы несете меня на свой корабль? - с легким удивлением спросила девушка, пристально посмотрев на него. Вот сейчас, в тусклом свете ночного освещения, зрачки девчонки расширились, занимая почти всю зеленую радужку и Грэг все больше убеждался, что вчера это была она.
   - Разве вчера мы не перешли на "ты"? - в лоб спросил капитан, не привыкший ходить вокруг да около. Цыпа вздрогнула и на секунду прикрыла глаза, пряча за длинными ресницами легкую панику.
   - Вы, вероятно, с кем-то меня путаете, - спокойно проговорила девица, быстро справившись с волнением. Но Грэг радовался маленькой победе. Ему определенно везло, во-первых, девушка была симпатичнее, чем он представлял, во-вторых, темпераментная, а в-третьих, явно не шлюха. Капитан решил пока не задаваться вопросом, что девушка делала вчера в борделе, он еще успеет это узнать. Но и так понятно, что торговать своим телом ей ни к чему.
   - Возможно, - не стал настаивать на своем Грэг, боясь спугнуть зеленоглазую пташку. Странно, он никогда не носил женщин на руках, не доводилось как-то. А вот сейчас запоздало понял - приятно чувствовать в своих руках хрупкую и беззащитную фигурку. С "беззащитной" он, конечно, погорячился, его Цыпа такой не была, но в остальном он не преувеличивал. Да, такую девушку носить одно удовольствие. Если бы она еще не смотрела на него с такой подозрительностью.
   - Я правильно вас поняла, вы несете меня на свой корабль?
   - Да, - кэп морально готовился к тому, что девица устроит истерику, обвинит его в похищении или еще в чем-то подобном. Даже в голове намечал пламенную речь в защиту своей чести и достоинства, но дальнейшие слова Цыпы сбили настрой.
   - Вы капитан, корабль для вас не только место работы, но и дом. И вы собираетесь внести меня в свой дом на руках при свидетелях. Скажите, вам настолько надоела холостяцкая жизнь, что вы решили первую встречную сделать своей женой?
   - Что за пережиток прошлого? - рассмеялся Грэг, но ход замедлил. Несмотря на несомненную привлекательность Цыпы, связывать себя узами брака капитан не спешил.
   - А вы не заметили, что прилетели на планету, где подобных "пережитков" очень много? В нашем обществе много древних традиций, свадебный обряд один из них. Не знаю, что послужило началом: бедность населения, у которого не каждый день на столе бывает пища, или отсутствие времени на празднества из-за постоянных войн, но итог один - по закону мы будем мужем и женой. Но не надейтесь, что сможете насладиться благами брака, а потом улететь. Вас с планеты не выпустят без официальной регистрации в мэрии.
   - Рив?
   - Не знаю точно, но о чем-то подобном я слыхал. Да и вообще, здесь могут быть и еще более странные законы, - не оборачиваясь ответил старпом.
   - Жаль, - Грэг неохотой поставила девушку на землю. - Но я еще слишком молод для брака.
   - Живи вы у нас, у вас уже были бы взрослые внуки, - девушка окинула Грэга насмешливым взглядом. Повела плечами, разминая их, отряхнула подол, наклонилась над дорогой, вглядываясь в пыль. Капитан решил тоже полюбопытствовать, нагнулся. В глазах резко потемнело и мир вокруг начал вращаться. Длилось это буквально несколько секунд. Этого времени оказалось достаточно, чтобы его Цыпа скрылась в неизвестном направлении. Сбежала, так и не назвав своего имени. А самое главное, Рив вообще не заметил, что произошло нечто необычное. Но от Грэга непросто скрыться, им еще неделю стоять в этом захолустье, так неужели он не найдет девчонку? Должен же он научить ее хорошим манерам? А то ни "здрасти", ни "спасибо", ни "до свидания". Непорядок!
  
  
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Я уже три дня пряталась. В первую очередь от Изуму. Видеться с ним мне совершенно не хотелось. Слишком сильна была обида на него. Наверное, надо было с ним встретится, выслушать оправдания, или хотя бы объяснения, но я не могла себя заставить. Душу жгло предательство друга. Я и так, и эдак прокручивала в голове события и не находила ничего, что могло бы послужить в пользу Изуму. Более того сейчас я готова была подозревать его в самых ужасных вещах, но в то же время меня мучило беспокойство за друга. Вдруг его заставили так поступить? Что я знаю о ментальном блоке, который учитель ставит на всех своих учеников? Что если с помощью него можно управлять человеком, а не только оградить хозяина от агрессии купленного телохранителя? Есть же список кодовых слов, всех я не знала. Да и для каждого ученика они свои, но кое-какие все же совпадали.
   В голове крутилась масса предположений, еще больше вопросов и куда меньше ответов. А встретиться и откровенно поговорить с Изуму я боялась. Страшно избавляться от иллюзий, но еще ужаснее терять веру в близких людей. В своей комнате я не ночевала, так же избегала своих любимых укромных мест, о которых было известно Изуму. Я бы вообще не появлялась на территории школы, где меня была возможность отловить, но задание учителя никто не отменял и я каждое утро проводила с младшей группой на полигоне. Малышня меня любила и быстро просекла, что я по какой-то причине не хочу встречаться с незнакомым им парнем. Поэтому у нас было налажено оповещение, как только Изуму появлялся неподалеку, об этом сразу сообщалось мне. Пока мне удавалось ускользать. Правда, сегодня я чуть не попалась - слишком увлеклась работой с детьми и не заметила, как он ко мне подкрался.
   - Нанами, добрый день. Могу я тебя отвлечь? - раздалось из-за спины, когда я показывала мальцам связку ударов. Я вздрогнула и медленно обернулась. Изуму стоял весь такой торжественный, в руках букет, взгляд виноватый.
   - Чем могу служить, сюдзин? - нейтрально произнесла я, с долей злорадства замечая, как мои слова неприятно резанули слух бывшего друга.
   - Нами, зачем ты так? - с укоризной сказал он и попытался подойти ко мне ближе. - Давай поговорим, я тебе все объясню. Прошу тебя.
   - Хорошо, я освобожусь через четверть часа, - для вида поразмыслив, сказала я. - Подожди меня на выходе.
   Парень лучезарно улыбнулся и отправился ждать назначенного времени. Вот только разговаривать я с ним не собиралась, сбежала едва он скрылся из вида. Знаю, глупо и по-детски, но я еще не готова была с ним встречаться. Аруку-сан всегда учил правильно оценивать собственные силы и возможности, а еще никому не доверять. Похоже, он прав.
   Но самое интересное, совесть меня не мучала. Наоборот, в душе появилось приятное чувство удовлетворения, когда я представила, как Изуму злится, не дождавшись меня. Кстати, а почему бы не глянуть на его недовольную физиономию? Эта мысль была такой заманчивой, что я решила проследить за парнем. Пусть я провела в стенах школы не так много лет, как он или другие ученики мастера, но лучше всех знала ее закоулки. К тому же Изуму всегда был лучшим учеником и никогда не нарушал порядок, заведенный в школе, в отличии от меня. Мои одногодки еще в прошлом году разъехались по новым хозяевам, а меня учитель пока не продавал. Интересно почему? Может дело в том, что на восемнадцать я не выглядела? Но ведь всем плевать на это, главное, что по документам я совершеннолетняя. Скорее всего, я смогла бы достать свои бумаги, вот только зачем они мне? Ведь по ним я собственность Аруку-сана. А может, перед побегом их сжечь? Мысль неплохая и если представится возможность, так и поступлю. Но рисковать ради них не буду, не стоят они того.
   С такими мыслями я замерла на одном из деревьев, поглядывая, как раздраженный Изуму ходит у входа школы. На миг меня одолели сомнения, может, спустится и выслушать его? Наверное, я бы так и поступила, если бы уловила хоть немного раскаяния. Я еще пребывала в раздумьях, когда из ворот вышел один из мальцов и с опаской подошел к парню.
   - Ты нашел Нанами?! - зло спросил Изуму.
   - Нет, сюдзин, - поклонился ученик, сжимаясь, будто ожидая удара.
   - Если ты лжешь, я тебе ноги переломаю! - схватил ребенка за шею парень.
   - Я не лгу, сюдзин, - заикаясь произнес малец. - Мы всю школу обыскали...
   Бывший друг выругался, оттолкнул мальчишку, втоптал букет в пыль и ушел. Похоже, он так и не понял, почему я не хочу его видеть. Раньше я не задумывалась, что Изуму бывает необоснованно жесток, что этим он очень схож с учителем. А теперь наглядно убедилась, что он действительно лучший ученик мастера. В душе потихоньку разрасталась пустота. Нет, я обязана узнать правду!
   Проследить за Изуму не составило труда. Он был взбешен и не особо смотрел по сторонам, да и за два года его отсутствия многое изменилось. Я не удивилась, когда парень зашел в одну из самых дорогих гостиниц в нашем городе. Если бы Изуму поднялся в номер, мне пришлось бы возвращаться, но его перехватил метрдотель. О чем они говорили я не слышала, но Изуму направился в ресторан, а не наверх. Шансов узнать с кем он встречается, а тем более подслушать их разговор у меня было мало, но я решила не отступать.
   Чем хороши большие гостиницы? Тем, что обслуживающий персонал друг друга знает плохо. А уж на кухне и в ее пределах вообще кто только не крутится. Я нагло вошла через служебный вход, не обращая внимание на надпись, что посторонним он воспрещен. Я собиралась найти подсобное помещение, где хранится униформа официанток, наивно пологая, что так будет проще затеряться среди обслуги. Но глядя на туда сюда пробегающих людей, которым на мое присутствие было совершенно плевать, решила не заморачиваться спецодеждой и сразу же юркнула в зал ресторана.
   Мне определенно везло, а может Изуму и его хозяин не ожидали, что их будут подслушивать днем, а тем более я. Одно плохо, самого хозяина я не видела, потому что они сидели в отдельном "кабинете". То есть их столик скрывали шторы и вазоны с живыми растениями. Под одним из таких я и затаилась.
   - ...лучше расскажи о своей пичуге, она от тебя все так же бегает? - насмешливо спросил незнакомый мужской голос.
   - Это ненадолго, - с деланным равнодушием ответил Изуму. - Завтра я с ней поговорю.
   - Зачем? Неужели ты еще не понял, что она считает тебя виноватым в том нападении? Что ты ей хочешь доказать? Свою невиновность? И это после того, как сам привел ее в ловушку?
   - Я не знал! - возмутился Изуму. - Мы так не договаривались...
   - Не забывайся! Ты моя собственность, если я не посчитал нужным ставить тебя в известность об изменении моих планов, то так и должно быть. Ты думаешь, я настолько глуп, что не разгадал твоего плана? Влюбился в девчонку и решил моими деньгами расплатиться за нее? - голос незнакомца стал резким, жалящим. - Но я не участвую в благотворительных акциях! Если бы я купил эту девку, я использовал бы ее по максимуму. Как долго бы продержалась твоя любовь, если бы ты знал, что я трахаю твою девку во все дыры?!
   - Я не люблю ее, - глухо ответил Изуму.
   - О, то есть все два месяца, что я слышу от тебя о ней, это ты старался для меня? Если даже отбросить то, что мне больше нравятся блондинки, то цена на эту девчонку слишком завышена. Так зачем мне ее покупать?!
   - Нанами хороший воин, практически универсальный. Она красива, образована, у нее хорошие показатели по всем тестам, выше среднего. И это уже необычно, в основном у людей прослеживаются две-три направленности, которые сильно выражены, а остальные едва достигают нижнего уровня...
   - Хватит, я все это уже слышал ни один раз! - оборвал заунывное повествование Изуму, его хозяин. - Правду, Изуму. Иначе мы улетаем сегодня же.
   - Высшим признанием мастерства считается, если ученик смог убить своего учителя. Но смерть это слишком быстро и банально, - холодно проговорил Изуму. - Нет, я хочу, чтобы он сполна помучился...
   - И причем здесь девчонка?
   - Она его единственная слабость. Он всегда был неравнодушен к ней, щадил, прощал, лично лечил, когда она болела. Заставлял меня быть ее подружкой, нянькой, "жилеткой" для ее жалоб и слез. Я всегда был лучшим, а он интересовался только ею... - каждое слова бывшего друга отдавало горечью. Смешно, но сейчас мне было так же плохо, как и ему. И неважно, что мое сердце болело из-за потери любимого человека, которого я, оказывается, никогда не знала, а Изуму мучила ревность к учителю. Вдвойне тяжело было осознавать, что все те незначительные светлые воспоминания о годах в школе, были ложью.
   - У мужика нормальная ориентация, - с насмешкой произнес незнакомец. - А к тебе я поостерегусь поворачиваться спиной.
   - Я не знаю, кого он в ней видит: дочь, любимую женщину, единственную ученицу. Мне плевать на это! Нами его ненавидит и в этом есть моя заслуга, хотя учитель сам достаточно постарался.
   - Я все равно не понял, в чем моя роль, не считая огромных трат?
   - Вы бы получили красивую и умную любовницу, которая могла бы вас защитить там, куда вход с телохранителями запрещен. А я бы иногда кидал учителю пикантное видео с участием его любимой ученицы.
   - Если все, что ты сказал о нем правда, он бы тебя убил, - озвучил мои мысли хозяин Изуму. Я же поняла, что надо уходить, иначе не выдержу и попытаюсь лично разделаться с бывшем другом.
   - Он бы попытался... - самоуверенно заявил парень. И это стало последней каплей, как бы я недолюбливала нашего учителя, но справедливость для меня имела не последнее значение. Да и хотелось взглянуть в глаза предателя, посмотреть, хватит ли у него совести и наглости убеждать меня в том, что я все неправильно поняла?
   - Теперь я вижу, что ты лучший ученик мастера, такая же тварь, - зашла я в кабинет, со злорадством наблюдая, как бледнеет и вскакивает на ноги Изуму. - Но перед учителем у меня долг, а перед тобой нет. Так что если не хочешь сдохнуть - держись от меня подальше.
   - Нанами... - Изуму сделал ко мне всего лишь шаг, но я достаточно сегодня его слушала.
   - Цан! - сказала я кодовое слово и парень повалился на колени, из его носа хлынула кровь. Он смотрел на меня и не верил в то, что я могла совершить такую подлость. "Да, мой дорогой, я быстро учусь, ты же сам говорил, что у меня высокие показатели".
   - Ты испортила мою собственность, - раздался холодный голос хозяина Изуму. Я перевела на него взгляд: за столом сидел красивый мужчина средних лет, элегантно одетый. Его синие глаза равнодушно разглядывали меня.
   - Отправьте счет учителю, - хмыкнула я, разворачиваясь, чтобы уйти. - Или верните ему "бракованный товар".
   - Я его обменяю на тебя.
   - Попробуйте, - из вредности оставила последнее слово за собой.
   - Ладно, уговорили, - с недовольством произнес мужик, когда я практически вышла из их кабинета. - Я куплю тебя, но ты сполна отработаешь вложенные деньги.
   - Это вы меня сейчас так облагодетельствовали? - с усмешкой спросила я, в душе бушевал шквал из негодования, обиды и ненависти. Сердце требовало мести, заставить их всех пожалеть о своих поступках и словах. На Изуму я не смотрела, боялась показать ему свою душевную боль, но краем глаза отслеживала его движения. Хотя смысла в этом не было, он быстрее меня, искуснее в бою, я мало что смогу ему противопоставить, если дело дойдет до драки. Знаю, я плохая ученица, Аруку-сан был бы недоволен мной, надо было уйти тихо, все обдумать и отомстить позже. Но сделанного уже не воротишь, а раз так, то они запомнят меня. - Простите, мне жаль вас разочаровывать, но "трахать во все дыры" вы будете другую женщину. Уверена, найдется масса блондинок, которые смогут удовлетворить все ваши запросы.
   - Девку в мой номер, - отдал кому-то распоряжение красавец-брюнет. Мой мозг еще пытался понять, кому предназначался приказ, а тело уже жило своей жизнью. Что-что, а учитель хорошо муштрует своих учеников, обычная реакция человека - это отшатнуться в сторону или назад от опасности. Я же рывком подалась вперед, с разбегу запрыгивая на стол. Мужик вскрикнул от боли, видимо, я умудрилась наступить на его ладонь. Я задерживаться и проверять не стала, сразу же со стола совершила бросок через бортик, который в совокупности с занавесками отделял пространство от общего зала. И только приземлившись кувырком с другой стороны и подскочив на ноги, я позволила себе обернуться, чтобы узнать, кому же отдавал приказ хозяин Изуму.
   Надо было видеть лица охранников и самого хозяина. Даже бывший друг поднялся, хотя ему бы еще полежать, а он собирается меня ловить. Глупый, мы столько лет знакомы и он ни разу не смог меня поймать, что-что, а бегаю я быстрее и прячусь лучше.
   - Вы не в моем вкусе, - нагло улыбнулась я, в душе празднуя маленькую победу. - С недавних пор брюнеты меня разочаровали. Вот думаю, а не поискать ли мне себе блондина? Или остановить свой выбор на лысых? Даже искать не придется...
   - Нанами, ты... - глухо и с долей злости произнес Изуму, но я его перебила. Плевать на то, что он хочет мне сказать, я ему уже не верю. Еще бы сердце в этом убедить, оно почему-то хочет оправданий, клятв, признаний. Глупое сердце, и я вместе с ним.
   - Умница и красавица? Спасибо, я знаю. Счастливо оставаться, господа, - кланяться я не стала, обойдутся, да и говорили мы на межгалактическом, а по их законам все равны.
   Возможно, меня попытались бы остановить, или ждали на выходах из здания, но я туда не пошла. Проскользнула из ресторана на второй этаж и уже там нашла хорошее окошко, которое вело на крышу соседнего здания. Впереди меня ждал насыщенный событиями вечер. Меня душили злость и обида, они требовали выхода, и лучшим я посчитала зарабатывание денег. Смогу я достать еще два платья и парик? Покупать не хотелось, но и воровать такую мелочь тоже. Ладно, придумаю что-нибудь. Сегодня я собиралась "продать" свою невинность в одном крупном борделе.
  
  
   ***
  
   Девчонка будто провалилась сквозь землю. Никто о ней ничего не знал и не слышал. И это с такой запоминающейся приметой, как зеленые глаза. И чем чаще Грэг их вспоминал, тем больше убеждался, что это натуральный цвет девушки. А за последние дни сама она превратилась практически в навязчивую идею для Грэга. Нет, он не влюбился, он вообще не был склонен к подобным чувствам. За свою жизнь он встречал много разных женщин, с кем-то связь была короткой, с кем-то длительной, но с каждой Грэг расставался легко. Когда-нибудь он обязательно остепенится, заведет семью, выбрав себе симпатичную и спокойную женщину. А эта девочка всего лишь всколыхнула в нем любопытство. Кстати, хозяйка одного борделя, у которой он как бы ненароком спросил, нет ли у нее девицы с зелеными глазами, вздрогнула и с опаской посмотрела на него. Вывод напрашивался сам собой - она что-то знала о Цыпе, но упорно говорила, что с таким цветом глаз люди ей не встречались. Складывалось ощущение, что она кого-то боится. Ну не Цыпочку же, какой бы смелой она не была, девушка не производила впечатление злой и беспринципной особы, запугивающей всю округу. Значит, у нее есть покровитель.
   - Кэп, мы долго будем бродить по улицам? - с тяжелым вздохом спросил Рив. - Смысла в это все равно нет. Порядочная девушка в районе космопрота никогда гулять не будет, а непорядочных мы уже всех знаем в лицо. Скоро они нам в спину будут проклятия слать, а то ходим, спрашиваем, перебираем, но не платим.
   - И что ты предлагаешь? Плюнуть на девчонку и отправиться к продажным бабам?
   - Хотя бы в бар зайти, пропустить стаканчик другой местного пойла. Вон, кстати, неплохое заведение. Там подают приличное пиво, что на данной планете приравнивается к фантастике, - воодушевился старпом, показывая на один из самых дорогих публичных домов в этом богом забытом месте. Пиво и другое спиртное там действительно подавали хорошее, так что он не солгал.
   - Ладно, зайдем, - поморщился Грэг. Он не понимал тяги подчиненного к продажным девкам, сам капитан с большим интересом отправился бы на экскурсию по городу, чем в бордель. Конечно, Грэгу приходилось иногда пользоваться услугами проституток, но он все же предпочитал заниматься любовными утехами по взаимной симпатии.
   В борделе на удивление было многолюдно и шумно. Причем основная масса посетителей столпилась у небольшой сцены. Гренгу было плевать, он сразу пошел к бару, а вот Рив решил узнать, что происходит.
   - А сюдзин не хочет принять участие в аукционе? - бармен с поклоном подал капитану кружку пива.
   - Что продают? - равнодушно спросил Грэг.
   - Не что, а кого, - влез прибежавший Рив. - Очередная девица пришла продать свою невинность. Не дергайся, там уже такая сумма на кону, что нам даже вдвоем ее не собрать. Да и запрещено это. И кто вообще придумал, что расплачиваться можно только местной валютой?
   И все же Грэг пошел посмотреть на девушку. Старпом увязался за ним, хотя настойчиво утверждал, что они себе не могут позволить такие траты. Что согласно местному законодательству, они имеют право обменять не более пяти тысяч кредитов.
   - Это она, Рив, - пристально вглядываясь в таинственную девушку, тихо произнес Грэг.
   - Кэп, ты точно спятил с этой девицей. Ты сам глянь - она же ниже ростом, толще и волосы у нее длиннее, - начал перечислять Рив. Грэг все и сам видел, но интуиция подсказывала - это грим.
   - Это она, - повторил капитан, скорее, стараясь убедить себя. - К тому же это легко проверить.
   - Не вздумай, - перехватил его Рив, удерживая на месте. - Девка была права, ты просто жаждешь расстаться со своей свободой. Если ты с нее прилюдно сорвешь маску и независимый доктор подтвердит ее невинность, у тебя будет только два пути - жениться или сесть в тюрьму за оскорбление. Причем выбор будет за девушкой? А ты уверен, что она захочет выйти за тебя замуж?
   - Не понимаю, откуда ты берешь эти идиотские законы? Сам выдумываешь? - раздраженно спросил Грэг, у которого руки чесались сорвать маску с Цыпы. Но не потому, что он собирался ее разоблачить, а чтобы убедиться в своей правоте.
   - Капитан, если бы вы прочитали ту книжку, которую так небрежно закинули себе в стол, подобных вопросов вообще не возникало бы, - официальным тоном произнес Рив. - Но вы вольны поступать так, как считаете нужным. А я вынужден вас оставить, свое свободное время я не готов тратить на всякие авантюры.
   Старпом демонстративно развернулся и направился к выходу. "Ну и пусть валит", - раздраженно подумал Грэг. Он растолкал толпу и подошел к девице почти вплотную. Мелкая мошенница хорошо владела собой, даже не вздрогнула, но в глазах мелькнула легкая паника, которую она быстро спряла под опущенными ресницами. Грэг хотел заставить Цыпу нервничать, эта была его месть. Действительно, как еще можно наказать малявку за то, что она сбежала? Не бить же? Капитан солгал бы, если бы взялся утверждать, что ни разу не ударил женщину. Были в его долгой жизни и такие неприятные эпизоды. Конечно, в его оправдание говорило то, что он выполнял приказ, а женщины служили в армии врага. Но Грэг никогда не издевался, не насиловал, а физическую силу применял только тогда, когда ничего другого не оставалось. А на такую малышку у него бы даже рука не поднялась. Зато другой орган на эту девчонку реагирует очень бурно. Капитан бы с удовольствием поучаствовал в аукционе, но к его приходу он практически закончился и опять весьма внушительной суммой. Когда организатор объявил победителя, им оказался неприметный мужчина средних лет, Цыпа воспрянула духом. Она явно хотела избавиться от навязчивого внимания капитана. Но Грэг и не такие "крепости" покорял. План созрел моментально и кэп решил действовать, не взирая на слова старпома.
  
  
  
   Глава 4
  
  
   "Надо же, и "папочка Грэг" тут, - злилась я, следя за лысым капитаном. - Похоже, он еще тот фрукт - ни один бордель не пропустит. Хотя его присутствие я пережила бы, а вот что мной заинтересовался Каганай-сан, очень опасно. Он знает меня в лицо и с учителем они не сказать, чтобы ладят. Представляю себе радость воина, когда он снимет с меня маску. А он обязательно это сделает, если выиграет аукцион".
   Я старалась выглядеть спокойно, но в душе жутко нервничала. Интересно, у меня есть шансы одолеть Каганай-сана в драке? Вряд ли, учитель отзывался о нем как о достойном противнике. Да и ментальный удар может не сработать.
   Хорошо аукцион был закрытым, то есть объявлялась начальная сумма, а потом все желающие записывали свои предложения и отдавали организатору. Поэтому, когда объявили результаты и оказалось, что выиграл какой-то незнакомый мне мужчина, то я с трудом сдержала вздох облегчения. Грэг после объявления результатов направился в сторону уборных. Не знаю, радоваться или обижаться такому пренебрежению. Нет, все же хорошо, что он не стал устраивать прилюдных разборок и говорить всем о своих подозрениях. Наверняка же считает меня мошенницей. В принципе, так оно и есть.
   Счастливый обладатель меня, рассчитался с хозяином, получил ключ от номера и уже хотел отправиться туда вместе со мной, но ему заступил дорогу Каганай-сан.
   - Уступи мне эту девочку, томодати. Я верну тебе потраченное и дам сверху, слово воина.
   "Что же ты сразу не предложил нормальные деньги? Пожадничал? - ехидно подумала я, но быстро вспомнила, какая у Каганай-сана репутации и похолодела. Этот незнакомец может ему уступить. Потянулась к менталу и начала как можно незаметнее внушать мужчине, который держал меня за руку, что отдавать он меня не хочет. На воина я даже и не пыталась воздействовать, он, как и учитель, принадлежал к одному закрытому клану и мог сам внушить то, что ему надо. Они*!
   Я могла бы потягаться с ним, но это выдать себя полностью. Сейчас мне только грозит лишиться девственности, а если Каганай-сан узнает о моих способностях, то придется забыть о свободе. Мужчина увезет меня в какую-нибудь свою деревушку, запрет в доме и не выпустит пока я не рожу ему с пяток наследников с даром. Все кланы воинов зациклены на продолжении рода, но им абы кого не надо, обязательно подавай с даром. Хотя тот же Каганай-сан хотел взять меня младшей женой еще в прошлом году, предлагал учителю неплохие деньги, но тот отказался. Если бы меня не пугала неопределенность с Аруку-саном, я была бы ему очень признательна за тот и другие отказы. А так меня мучила мысль, что учитель припас для меня что-то еще более худшее, чем брак с Каганай-саном. Тем более, что он видный мужчина. Не такой красивый, как Изуму, но вполне симпатичный, только вот с татуировками у него явный перебор.
   Тем временем мой несостоявшийся владелец сдался и меня, как драгоценный приз передали в руки воина. Тот решил покрасоваться и подхватил меня на руки, толпа восторженно загудела, одобряя поступок воина.
   - Вот я и дождался своего часа, малышка, - зашептал мне на ухо Каганай, лихо взбегая со мной на руках на второй этаж. - Гадаешь, как я тебя узнал? По запаху, ты пахнешь, как женщина, созданная для меня.
   "Ну надо же, а он романтик, - с издевкой подумала я, мучительно решая, как поступить. - Что такое "не везет" и с чем его едят? Или просто мое "везение" закончилось, когда я убежала от Изуму и его хозяина? Придется применять дар, допускать этого воина к своему телу нельзя, оглянуться не успею, как буду связана с ним до конца жизни. А судя по его агрессивным выходкам, о которых частенько говорят, жизнь моя будет недолгой".
   - Молчишь, красавица? И правильно делаешь, люблю покладистых... - с этими словами он поставил меня на ноги и взялся открывать дверь. Дальнейшее событие произошло за считанные секунды: я заметила краем глаза какое-то резкое движение и отшатнулся с траектории удара. Каганай стоял спиной к нападавшему, но его опыт в боях был таков, что он каким-то неведомым чутьем понял - нападение. Он стремительно развернулся, выхватывая клинок и отталкивая меня в сторону. А я отпрыгнув поняла - сейчас один замечательный корабль лишится своего капитана. Потому что это Грэг - идиот напал на главу клана Ночных Убийц. Кстати, это единственный клан, где главой становятся только убив предыдущего. Заготовленный ментальный удар слетел, на жалкую долю секунды опережая смертельный выпад клинка. Каганай рухнул на пол, потеряв сознание.
   - Что ты смотришь, поднимай его и затаскивай в номер! - зашипела я на Грэга, который не мог поверить, что все еще жив. Если он, конечно, понял, что произошло. - Каким местом ты думал, когда нападал на Каганай-сана?! Жить надоело?! Он же от тебя не отстанет, пока не отомстит.
   - Не наглей, мелкая, - огрызнулся Грэг, но бессознательное тело подхватил и шустро внес в номер. - Не хватало еще и от тебя нотации выслушивать.
   - Ну да, я же баба, а мы можем говорить только глупости, - язвительно произнесла я. - Но когда Каганай будет спускать с тебя шкуру за оскорбление не ищи виноватых. Он не просто воин - он "ночной убийца", а они все с маньяческими наклонностями.
   - И как же ты смогла остановить такого крутого бойца? - с ехидцей спросил капитан, быстро и профессионально связывая моего несостоявшегося любовника широкими полосами материи, в считанные секунды сделанные из простыни. Похоже у кого-то большой опыт?
   - А это тебя не касается. Более того, в твоих же интересах никогда это не вспоминать, иначе врагов у тебя добавится, - пригрозила я, но не особо рьяно, потому что меня больше занимало настоящее, а не будущее. А именно, что делать с воином. - Вот же гадство, по-хорошему Каганай-сана надо убить, иначе жить он нам не даст. Но тогда обязательно проверят записи с камер наблюдений, они есть в коридоре, и тюрьма нам обеспечена. Хотя нас и там найдут его люди и убьют.
   - Камеру я прикрыл, так что отвечать за его смерть будешь только ты, раз уж моя помощь тебе была не нужна, - отозвался Грэг, сверкая улыбкой. - Кстати, твой мужик приходит в себя. Предлагаю бросить его тут и отправиться ко мне. Очень уж мне хочется узнать, как такой товар, как девственность, можно продать больше одного раза. Понимаю, что есть разного рода пластические операции, но интуиция мне подсказывает, дело не в них.
   - Не надейся, в борделях всегда есть три-четыре скрытые видеокамеры, как раз от таких умельцев, как ты. А насчет моего заработка - меньше знаешь, крепче спишь. Подожди, мне надо подумать.
   - Кляп ему засунуть надо бы, а то орать начнет, - с сомнением произнес капитан, настроение у него было замечательным, несмотря на все произошедшее. Я посмотрела на Каганай-сана, мужчина и правда пришел в себя, глаза он не открывал, но нас с Грэгом определенно слышал. И судя по нервно сжатым губам и напряженным скулам, межгалактический язык он понимал.
   - Не заорет, - ответила я, принимая непростое для себя решение. Услышав мои слова, мужчина отрыл глаза, следя за каждым моим движением. - Просить помощи - это потерять честь для воина. Каганай-сан не опустится до такого ради спасения собственной жизни. Переложи его на кровать и руки привяжи к спинке. Ноги тоже можно.
   - Я поражаюсь твоей честности, решила отработать заплаченные этим хмырем деньги перед тем как его убить?! - иронично спросил Грэг, выполняя мое задание.
   - Заткнись, а то я его развяжу и он продолжит тебя убивать, - отмахнулась я от капитана, снимая маску. То, что мне предстояло сделать, требовало серьезной концентрации. Я знала, как подчистить кому-нибудь память, могла даже снабдить ее фальшивыми воспоминаниями, но то с обычными людьми и с поверхностными воспоминаниями. А тут глава клана, у него наверняка стоит в голове не один блок. Но надо рискнуть, и не ради Грэга, а ради себя, ведь Каганай меня в покое не оставит.
   - Это месть, Нанами? За что? Я хочу знать, - на местном диалекте спросил он, жадно вглядываясь в мое лицо. - За то, что хотел сделать тебя младшей женой? Развяжи меня и мы вместе спустимся в зал, где я принесу клятву. Ты будешь моей единственной женой...
   - Что он там бормочет? - полюбопытствовал капитан, заканчивая привязывать воина к кровати.
   - Запугивает карами неминучими, тебе вообще пообещал отрезать мужское достоинство и скормить псам, - немного приврала я. Хотя глядя, как вспыхнули глаза Каганай-сана, вряд ли сильно.
   - Моя девочка права, ты сдохнешь медленно, - на межгалактичеком проговорил воин.
   - Мужик, ты сначала выживи. И вообще, это моя цыпочка...
   - Хватит болтать, время идет. Ты, - обратилась я к Грэгу, сознательно не называя его по имени, чем меньше будет в голове Кганай-сана информации о капитане, тем легче ее будет подчистить. - Сядь там, и чтобы я тебя не видела и не слышала, иначе вырублю. И отвернись. А лучше выйди посиди в ванной комнате.
   - Что ты собралась делать? - нахмурился капитан, подозревая меня в маньяческих наклонностях. Наверняка уже вообразил, что я сейчас буду пытать пленника.
   - Я велела заткнуться, все объяснения потом, - бросила тяжелый взгляд на мужчину и скинула с себя верхнее платье. Под ним у меня было легкомысленное и полупрозрачное нечто, призванное лишить мужчину возможности думать. С тем же Грэгом это прошло бы, вон он пытается челюсть "подобрать с пола", а с Каганай-саном придется повозиться.
   - Да, Каганай, ты оскорбил меня. Хотел привести в дом рабыней для твоей семьи, - мягко улыбнулась воину, забираясь к нему на кровать. Спустила лямочки с плеч, открывая ему вид на свою грудь. Где-то в стороне Грэг подавился воздухом, но смолчал, а мой пленник пытался сообразить, что я задумала. Надо подкинуть ему идейку, чтобы он немного расслабился. - За это ты будешь наказан. Я покажу, чего ты никогда не получишь.
   С этими словами я уселась на его живот и начала расстегивать на нем рубашку. Пора вспомнить все уроки наставницы, от этого зависит многое. Мне нужно было, чтобы Каганай перестал контролировать разум, чтобы он поверил в мои действия и намерения.
   - Нанами, развяжи и я подарю тебе наслаждение, - натянул путы мужчина, стремясь избавится от них. Я его понимала, свободному воину, который привык повелевать, было сложно примириться с пленением. Его бесила собственная беспомощность.
   - Я не верю тебе, - погладила его оголенный торс и облизала губы. Я смотрела в глаза мужчине отслеживая его реакцию. Слегка поерзала, устраиваясь поудобнее. Я не торопилась, у нас была вся ночь впереди, ведь главное, чтобы все получилось. - Ты причинишь мне боль. А я этого не люблю. Докажи, что можешь быть нежным и я развяжу тебя.
   - Как? - хрипло выдохнул воин. О нет, меня не обманывала его покладистость. Уверена, он сам надеется подчинить мой разум. Почему бы не подыграть ему?
   - Поцелуй меня, - склонилась над мужчиной, практически касаясь губ Каганай-сана. Он не заставил просить себя дважды, буквально впиваясь в мои губы. - Нет, я хочу почувствовать твою нежность...
   - Ответь мне, у тебя уже был мужчина? - спросил он, покрывая мое лицо невесомыми поцелуями.
   - Нет, - прошептала я, всем своим видом демонстрируя расслабленность и удовольствие. Притворяться было легко, Каганай - мужчина симпатичный, молодой, от него приятно пахло, а его неприкрытое желание льстило. А после моего признания в его глазах промелькнуло превосходство, он уже приписал себе победу в этом сражении. Теперь он целовал меня с чувством, виртуозно играя свои языком. Я во всю подыгрывала ему, ласкала его тело, позволяла целовать мою шею и грудь, сама подставляя их его жадным губам. Со стороны могло бы показаться, что я изнываю от желания и готова сдаться на милость победителя. Не буду лгать и говорить, что мне совершенно не нравилось то, что происходило между мною и мужчиной, но рассудок я сохраняла трезвый. Тем более, что о Грэге я не забыла. Мысль о том, что он все это время внимательно наблюдает за мной, заставляла сдерживаться и не позволять "игре" захватить меня полностью. Странно, стыда я почему-то не испытывала. Может, потому что обоих мужчин я практически не знала и на их мнение мне было плевать?
   - Развяжи, Нами, я хочу ласкать тебя всю, - искренне шептал Каганай, оставляя засос на моей шее.
   - Да, я тоже хочу почувствовать твои руки, губы, всего тебя, - страстно отвечала я, прикусывая мочку его уха. Мужчина застонал, выгнулся, с силой дернул правой рукой, выламывая деревянный прут из спинки кровати, к которому он был привязан. Схватил меня за волосы и грубо притянул к своему лицу.
   - Попалась, малышка, теперь будем играть по моим правилам, - довольно улыбнулся мужчина, грубо целуя меня. Наши глаза были близко, Каганай дал волю своей страсти и ослабил контроль над разумом, чем я и воспользовалась. В последнее мгновение он что-то понял и попытался закрыться, но было поздно.
   Не знаю сколько времени прошло после того, как я влезла в мозг Каганай-сана, может, несколько минут, а может, несколько часов. Воспоминания о Грэге я убрала полностью, как и наш с ним разговор. А вот сделать так, чтобы воин забыл обо мне, у меня не получилось. Слишком ярким для него было впечатление. Удивительно, но его заводили не столько мои неумелые ласки, сколько чувство беспомощности и зависимости от моих желаний. Тьфу! Всегда знала, что "ночные убийцы" поголовно все извращенцы. Поэтому полностью стирать этот эпизод памяти не стала, только слегка приглушила собственный развратный образ. В надежде, что у Каганай-сана возникнут сомнения, а со мной ли он был? Вымоталась я страшно, ощущая опустошение в душе и дикую головную боль. Мне еще не приходилось так часто и много пользоваться своими возможностями. Со стоном сползла с мужчины, который крепко спал и видел пикантные сны, подкинутые ему с моей помощью. Теперь по утру ему трудно будет отличить сон от яви.
   - Цыпа, я не знаю, что ты сделала с этим хмырем, да мне сейчас на это плевать, - перехватил меня Грэг, не давая поправить сорочку. Ладонь капитана накрыла мою обнаженную грудь, слегка сжимая ее. - Неужели ты думаешь, я тебя просто так отпущу, после такого представления? Ты переоцениваешь мое благородство.
   - А ты мое. С чего ты взял, что получишь то, чего не досталось ему? - смахнула я конечность наглеца со своего тела и нагнулась за платьем.
   - Потому что у меня, в отличие от него, свободны руки и я знаю, как заставить женщину сгорать от желания, - обхватил меня могучими ручищами Грэг, похоже, собираясь избавить не только от платья, но и девственности. В общем, доделать то, что не успел Каганай.
   - Нам обязательно заниматься моим "обучением" стоя? Или есть возможность устроиться в более комфортных условиях? Ты же сам предлагал отправиться к тебе? - предприняла последнюю попытку решить данное недопонимание мирно.
   - Нет, красавица, я и так долго терпел, - хмыкнул капитан, целуя меня за ушком. Его прикосновения меня совершенно не возбуждали, душой владело странное равнодушие, которое постепенно перерастало в раздражение. Мне хотелось только одного - добраться до своей кровати и уснуть.
   Грэг все-таки решил, что заниматься сексом на полу или стоя, неудобно, поэтому уселся в кресло, расположив меня на своих коленях спиной к себе. Он шептал, что с удовольствием целовал бы мои губки, но не хочет повторить печальный опыт хмыря по соседству. Боится, что я и его "загипнотизирую", если он посмотрит мне в глаза, но ведь любовью можно занимать не только в миссионерской позе. В общем, он уверен, что мне понравится и тогда...
   - Извини, ничего личного, - я встала с колен Грэга, замершего в кресле. В голове грохотал набат, тянуло малодушно рухнуть в обморок или хотя бы прилечь. Нельзя. Скривилась от боли, помассировала затылок и наконец-то оделась. И только потом вернулась к капитану, на которого я потратила последние силы. Я не цепляюсь за свою невинность, мне с детства внушали, что мои желания или предпочтения никого не волнуют. Что когда-нибудь мужчина все будет решать за меня, что я не принадлежу себе. Но это не значит, что я лягу под первого встречного, в моем понимании свобода - это выбор, который ты делаешь осознанно, а не под давлением. И неважно каким, будь то жизненные обстоятельства или потакая собственным желаниям.
   - Открою тебе страшную тайну, Грэг, - погладила мужчину по щеке. - Смотреть в глаза необязательно, это всего лишь облегчает работу. И зря ты надеешься на свои блоки, они поставлены от медикаментозного вмешательства. Но можешь не переживать, стирать тебе память я не буду. Иначе, как я стребую с тебя долг? Кстати, а когда улетает твой корабль?
   - Через два дня, - хрипло произнес Грэг, злясь на меня. - Что ты со мной сделала?
   - Да собственно, ничего. Всего лишь притушила твое желание ко мне, которое мешало тебе думать головой. Ну и поставила маленький блок, теперь ты никому не сможешь сообщить о моих способностях. Ни устно, ни письменно, ни даже намеками или мимикой. И ты мне должен. Я вот думаю, а не пора ли мне повидать галактику?
   - Я не возьму тебя на свой корабль, мне проблемы с законом не нужны, - капитан сразу догадался куда я клоню.
   - Перед законом я чиста, - действительно, я же не попадалась пока ни на каких правонарушениях. А то, что я собственность Аруку-сана, Грэгу знать необязательно. - И ты понял правильно, я хочу улететь с планеты. Кстати, для этой цели я и затеяла свой небольшой бизнес, который ты мне разрушил.
   - Я спасал тебя, дуреху! - возмутился Грэг.
   - А тебя просили? У меня все было продуманно, небольшое внушение и Каганай спокойно бы уснул и видел приятные сны с участием таинственной незнакомки. А теперь он не даст мне прохода. Я думала, у меня есть несколько недель на то, чтобы собрать деньги на билет, но ты своим вмешательством спутал все мои планы. Так что ты мне должен!
   - Ты же крутая гипнотизерша, что тебе стоит сделать так, чтобы этот хмырь забыл сегодняшний вечер? - с издевкой произнес мужчина, наблюдая за тем, как я раздеваю спящего воина.
   - Мигрени, плохого самочувствия, свободы и много другого, - раздраженно ответила я. - Только представь, что у меня все получилось и Каганай-сан все забыл. Что он будет делать в таком случае? Конечно же, восстанавливать воспоминания, сначала с помощью очевидцев, потом подключит докторов и медикаменты. А если у него получится? Если он вернет себе память? Тебя он просто найдет и убьет, а меня либо продаст на опыты, либо оставит себе, как тайное оружие. Я не готова так рисковать. Поэтому ты вывезешь меня с планеты, перелет я оплачу. К тому же, не надо меня везти куда-то целенаправленно, достаточно высадить на какой-нибудь оживленной планете, входящей в межгалактический союз.
   - Мы как раз летим на Емикваду, и я даже знаю, чем именно ты расплатишься за двухнедельный полет, - подарил мне провокационную улыбку Грэг. Он уже мог двигаться, но пока не торопился нападать на меня или как-то по-другому принуждать исполнить его желания.
   - Не раскатывай губу, я заплачу деньгами. Максимум, согласна влиться в члены команды и выполнять какую-нибудь работу на время полета. Но тогда ты довезешь меня бесплатно.
   - Сделаем так, если достанешь разрешение на вылет, возьму тебя на борт и тогда обсудим оплату. Обещаю не завышать цену и не принуждать тебя к сексу. Но я уверен, за две недели и сама будешь не против, - подмигнул мне капитан. - А теперь "развяжи" меня, ну или что там надо сделать? У меня уже тело затекло.
   - Я тебя давно не держу, это твое самовнушение, - чуть улыбнулась я, надевая маску. - Увидимся через два дня. А во сколько вылет?
   - Ближе к полуночи, так что не опаздывай, ждать не буду. Кстати, не подаришь своему защитнику поцелуй?
   - В другой раз, папочка Грэг, - ехидно произнесла я и вышла из комнаты. Надеюсь, у капитана хватит ума не выбегать за мной сразу, а немного подождать?
  
  
   Глава 5
  
  
   Путь к школе практически не отложился в моей памяти. Остаток сил ушел на разговор с хозяином заведения и на то, чтобы он отдал мою часть денег. Этот ушлый тип предлагал прийти мне на следующий день, ведь Каганай-сан оставил ему расписку, а не деньги. Другому бы не поверили, но у воина была серьезная репутация. Я же знала - утром Каганай мог многое вспомнить и тогда о деньгах пришлось бы забыть. Не для этого я столько мучилась, чтобы уйти не солоно хлебавши. Поэтому в ущерб своему здоровью еще раз воспользовалась способностями. В итоге, деньги я забрала и даже смогла добраться до своего тайника и спрятать их там. А вот в школу я возвращалась на одном упрямстве. Ноги туда совершенно не хотели идти, было опасения, что Изуму ждет меня там. А в таком состоянии я ничего не могла ему противопоставить, меня мог бы одолеть и младший ученик. Я даже подумывала устоится на ночь на полигоне или в казарме у мелких, но у них душевая была общая и она не закрывалась, а мне хотелось смыть с себя чужие прикосновения, запах. Вообще-то, я изначально была на привилегированном положении, как единственная девочка в школе. Сначала жила в казарме вместе с мальчиками, но бегала в гостевой дом мыться. Так продолжалось около двух лет, а потом Аруку-сан сказал, что девушки должны спать отдельно от парней и переселил меня в гостевой дом полностью. Он слегка поторопился, девушкой я стала значительно позже, лет в четырнадцать. Помню, как стеснялась обратиться с этой проблемой к учителю. В школе женщин не было, готовили, убирали, стирали и занимались другими хозяйственными работами сами ученики. Аруку-сан считал, что воин должен уметь все и глупо умирать от голода рядом с продуктами. Неудивительно, что мне не с кем было поговорить на такую щекотливую тему. К учителю я так и не смогла подойти. Зато Изуму приставал ко мне с вопросами, спрашивал, что происходит, пока я ему не призналась. Тогда мне казалось нормальным, что друг заметил мое состояние и помог. А сейчас, после услышанных признаний, понимаю, мальчик-подросток не подошел бы к девочке с таким вопросом, даже если бы и заподозрил что-то. Обидно и больно осознавать, что обманывалась все эти годы, и не только в друге, но и учителе. Получается, что все его равнодушие было показное? Что он наблюдал за мной и помогал вот таким, на мой взгляд, странным способом?
   В моей комнате никого не было, чему я несказанно обрадовалась. Свет включать не стала, а сразу отправилась в душ, скинув с себя одежду и обувь. Упругие, прохладные струи снимали усталость. Нет, мне все так же хотелось упасть и уснуть, желательно на сутки, зато теперь я могла дойти до кровати не цепляясь за стены.
   - Стоило мне уехать, как ты не ночуешь в своей комнате? - раздался в полумраке до боли знакомый голос, пугающий своим ледяным равнодушием, он всегда вызывал у меня двойственные чувства. Правда, сейчас мою душу заполонила паника. В комнате включился свет, заставляя меня зажмуриться и не торопиться открывать глаза. Ведь оставалась маленькая надежда, что это бред моего усталого сознания, что я уснула в душе, а учителя в моей комнате нет. Когда-то в детстве мне казалось, если закрыть глаза и сильно-сильно чего-нибудь захотеть, то желание обязательно сбудется. Жаль, это никогда не срабатывало. Чуда не случилось и сейчас. - Я задал вопрос, Нанами!.. Посмотри на меня!
   Я судорожно сжала на груди полотенце, которым обмоталась после душа, и открыла глаза. Было ли мне страшно? Не то слово. Смотреть в глаза бесчувственного убийцы, для которого ты лишь досадное недоразумение, непонятно по какой прихоти пригретое в собственном доме, что может быть хуже? Учитель был не просто зол, а в гневе, его хваленая выдержка, которой восхищались все его ученики, дала трещину.
   - Я спрашиваю, где ты была?! - яростно сверкая глазами, медленно подходил ко мне Аруку-сан. Весь его вид был угрожающим. Воображение пасовало, боясь даже предположить, что меня ждет, когда мастер преодолеет последние метры. Мозг же судорожно искал выход, говорить правду было ни в коем случае нельзя, а соврать практически невозможно. Учитель чувствовал ложь, будто бы она имела вкус или запах. Взгляд сам метнулся в сторону открытого окна. Мне бы только до него добраться, а там меня уже никто не поймает. Да, все-таки кое-что я умела лучше всех: убегать и прятаться. От учителя не укрылось направление моего взгляда, стремительное движение и он уже нависает надо мной. Идиотка, надо было бежать сразу, как только эта мысль пришла в голову, а не размышлять! А лучше вообще не возвращаться, ни сегодня, ни завтра, никогда.
   - Я не дам тебе сбежать, Нанами, - слова учителя вызвали у меня новую волну паники. Он знает?! Неужели это все была проверка? И он все время за мной следил? Если так, то меня ничего уже не спасет. Эмоции захлестнули, я из последних сил сдерживала их, не желая позориться и просить прощения. Но когда учитель протянул ко мне руку, инстинктивно отпрянула от нее, вжимаясь в дверь ванной комнаты. Аруку-сан сделал еще один шаг, теперь он стоял так близко, что почти касался меня. Он схватил мои волосы на затылке, не обращая внимание на то, что они мокрые, и запрокинул мою голову. - Молчишь? Зря, я все равно все узнаю.
   "Может быть, но это будет потом, когда я сбегу", - подумала я, стараясь сохранить лицо и не потерять сознание от ужаса, который стремительно сжимал мое сердце в холодные тиски. Глаза учителя были так близко, что я впервые смогла увидеть не только их черноту, но и то, что скрыто в глубине. Лучше бы я этого не делала. На меня смотрел хищник, почувствовавший жертву и желающий вонзить в нее свои клыки. Помутнение рассудка длилось несколько ударов сердца, и вот передо мной опять очень недовольный учитель. Неужели, привиделось? Или это мозг сбоит от перегрузки? Посмотреть еще раз в глаза Аруку-сану было боязно, но еще хуже запутаться в собственном воображении. Гнев из взгляда мастера никуда не делся, но там появилось и что-то новое, пугающее меня еще сильнее. Мужской интерес? Раньше мне казалось, что самое страшное - это увидеть в черных глазах Аруку-сана разочарование. Я ошибалась.
   - Видимо, я плохой учитель. Я так и не смог привить тебе почтительность и уважение. Ты же знаешь, я не терплю неповиновения и уже за одно это тебя надо наказать. Но ты еще и предала мое доверие, Нанами, - обманчиво мягко проговорил Аруку-сан, пальцами второй руки поглаживая мои скулы. Вот он как бы случайно задел мои губы и замер, переведя взгляд на них. - Что же мне с тобой делать? Другой давно бы уже продал такую нерадивую ученицу, как ты. А я так сделать не могу, это ляжет несмываемым пятном на мою репутацию. Ты останешься со мной, пока я не решу, что ты готова начать собственный путь. Возможно, я был не прав, пытаясь из женщины сделать воина. Я исправлю свою ошибку, Нанами...
   Учитель начал медленно наклоняться ко мне, не отводя взгляда от моих губ. Нет, только не это! Не сегодня, не сейчас! Я не хочу его поцелуев, я боюсь их. Потому что душа вопит - это изменит все! Аруку-сан не Изуму, не Каганай и даже не Грэг, с которыми я могу справиться. Еще несколько лет назад я поняла - разум учителя закрыт от меня. Я ничего не могу ему внушить, не могу заставить или стереть хотя бы малую часть воспоминаний. Ничего! Его мозг для меня темное нечто, которое затягивает, стоит к нему всего лишь прикоснуться мысленно. Радовало одно, мой разум учителю тоже не по силам, но он об этом пока не знает. Если он меня сейчас поцелует, как раньше точно уже не будет! А хочу ли я таких изменений? Нет. Собрала последнюю силу воли и отвернула голову, не давая себя поцеловать. Сухие губы Аруку-сана мазнули по моей щеке, обдавая ее горячим дыханием. Ладонь учителя сильнее сжала мои волосы, сам он прижался лбом к моему лбу и заговорил, срываясь на шепот:
   - Я для тебя недостаточно хорош, девочка? - К черту гордость, хочу в спасительный обморок! Но он все не наступал. Меня трясло, я потянулась к собственной силе, нет, не в надежде ею воспользоваться, а чтобы быстрее провалиться в беспамятство. Голову пронзила дикая боль, ноги подкосились и я начала сползать по двери на пол. - О нет, ты меня не проведешь, изображая недотрогу. Я видел с каким пылом ты отвечала на поцелуи Изуму. Этот щенок любезно прислал мне видеозапись, но с ним я разберусь позже. А пока, раз уж тебе настолько интересна эта сторона жизни, мы приступим к первому уроку...
   Воображение рисовало всякие ужасы, но Аруку-сан просто меня поцеловал, ласково и бережно. Это было так несвойственно для учителя, что я замерла в его руках, не отталкивая, но и не отвечая. Мир не рухнул, зверь, чью тень я видела в глазах учителя, не вырвался на свободу. Видимо, со мной действительно что-то не так, раз мерещится всякая ерунда. Или просто пришло время, как говорила Аниоко-таю? Она не единожды повторяла, что каждой девушке, женщине, нужен мужчина, потому что с определенного возраста отсутствие личной жизни ведет к расстройствам психики и здоровья. Похоже, это касается и мужчин, иначе чем объяснить, что уже третий набрасывается на меня с поцелуями за короткий промежуток времени? Хотя кому я лгу, Изуму заранее все спланировал и его поцелуи не в счет. Надо вообще его забыть, выкинуть из головы и сердца, и никогда не вспоминать. А Каганай-сана я целовала сама. Три таких разных мужчины, но их объединяло одно - им наплевать на мои чувства и желания.
   - Девочка моя, - прошептал учитель отрываясь от моих губ. Он нетерпеливо убирал мои влажные волосы с лица, шеи, плеч. Похоже, Аруку-сан решил не останавливаться на первом уроке и продолжить мое обучение. Мужчина уже потянулся ко мне за новыми поцелуями, как вдруг будто окаменел. На его лице заходили желваки, губы побелели, а зрачки сузились. - Кто?!
   Я не сразу поняла о чем он спрашивает, так неожиданно было видеть столь стремительную смену настроения учителя. А когда поняла, что это он про засос, который мне оставил Каганай, чуть не свалилась от страха.
   - Я спрашиваю, кто это сделал?! С кем ты была, Нанами?! Отвечай! - впервые орал на меня Аруку-сан. А во мне вдруг что-то перегорело, я устала бояться, ждать, когда учитель решит приступить к обещанному наказанию. Я не его собственность! Я свободный взрослый человек.
   - Я была с любимым мужчиной, - тихо произнесла, твердо смотря в глаза Аруку-сану. От моих слов учитель замолчал, хотя я не была уверена, что он услышал ответ. "Не верит?! Плевать". Может, он вообще его не ожидал? Привык, что я не оправдываюсь, не прошу прощения, а на колени меня можно заставить встать только силой.
   - Ты ведь лжешь, Нанами? Скажи мне правду, кто это сделал? Изуму? Он тебя заставил? - спросил учитель с затаенной надеждой, но в его глазах клубилась черная ярость. Что он хочет услышать? Чтобы я призналась в своих развратных действиях и рассказала о Каганай-сане? Никогда! Пусть лучше ненавидит и думает, что я по глупой детской влюбленности отдалась Изуму, чем презирает за связь с врагом.
   - Нет, никто меня ни к чему не принуждал, - все так же тихо ответила я, голос меня не слушался. Я ждала оскорблений или побоев, но учитель поступил по-другому, со словами "я тебе не верю" он сорвал с меня полотенце. Я сжалась, прикрываясь руками, но Аруку-сан их силой развел их, рассматривая мое тело. Если до этого капля разума еще сохранялась в его глазах, то после того, как он увидел засосы и на моей груди, свет в них померк. Он издал какой-то животный рык и рывком бросил меня на футон*.
   Наверное, я все-таки на несколько секунд потеряла сознание от удара, у меня футон был достаточно жестким, чтобы приземление на него не было приятным. Пришла я в себя от жарких жалящих поцелуев, от страстных объятий, от диких, отдающих чем-то первобытным слов:
   - Моя. Ты моя Нанами была, есть и будешь! Я убью каждого мужчину, что прикоснется к тебе. Изуму сдохнет, обещаю. Ты забудешь его...
   Я уперлась ладонями в грудь учителя, стараясь оттолкнуть его, но мое сопротивление только сделало хуже. Мужчина навалился сильнее, подался вперед и боль внизу живота ненадолго вырвала меня из тумана. Я ахнула, но скорее от неожиданности, чем от болевых ощущений. Тем более, что на тренировках мне бывало намного хуже. Мужчина замер, в его взгляде мелькали разнообразные чувства, от недоверия, до сожаления. Он отстранился от меня, приподнимаясь на руках, заглянул туда, где мы еще были соединены. Побледнел, прикрыл глаза и медленно опустился на меня.
   - Почему ты солгала, Нанами? - слова мужчины больше напоминали горестный стон. - Я не хотел так, у нас все должно было быть по-другому.
   "По-другому? То есть он изначально хотел поступить со мной так? Воспитывал для себя постельную игрушку? Зато понятно, почему в последний год не было жестких тренировок, какому мужчине понравится синяки на своей женщине? Да и к Аниоко-таю я не просто так ходила, оказывается", - я тоже прикрыла глаза, чтобы учитель не видел тех эмоции, что обуревали меня. Что должна чувствовать изнасилованная девушка? Боль, ненависть, страх, чувство собственной неполноценности? А меня почему-то мучило разочарование и какая-то детская обида. Хотя казалось бы, что страшного произошло? Меня быстро и практически безболезненно избавили от девственности, причем, я сама собиралась расстаться с ней как можно скорее. Тогда откуда взялось это острое чувство предательства? Почему после слов Изуму я не ощущала такую пустоту на сердце, как сейчас?
   - Нами, девочка моя, я все исправлю. У нас все будет хорошо, обещаю, - нежно шептал Аруку-сан, плавно двигаясь в моем теле. - Открой глазки, пожалуйста... Скажи, чего ты хочешь, я все сделаю. Только не молчи!
   "Сдохнуть", - подумалось мне, но глаза все-таки открыла, одаривая бывшего учителя равнодушным усталым взглядом. Мужчина вздрогнул, похоже он ожидал другой реакции. Может быть, слез или ненависти, но я смогла его удивить. - Отпустите меня...
   - Нет! - ярость оказывается никуда и не уходила, она просто пряталась. И сейчас, когда я попросила меня отпустить вырвалась, захватывая Аруку-сана в своей плен. - Никогда! Ты моя!
   Сил что-то отвечать или сопротивляться не было, самое неприятное уже произошло. Смешно, еще недавно я боялась, что учитель меня убьет, а теперь смерть уже не кажется чем-то страшным. Действительно, куда ужаснее всю оставшуюся жизнь прожить бесправной наложницей Аруку-сана, в свете этого, даже предложение Каганай выглядит заманчивым. Его поцелуи хотя бы были приятными.
   Закрыла глаза и погрузилась в собственные мысли, я больше не реагировала на просьбы учителя, а он почему-то не спешил применить силу к своей "нерадивой ученице". Его бессвязные слова, нежные поцелуи и мягкие движения, убаюкивали. "Интересно, а если я усну в процессе, то будет ли это считаться оскорблением? - подумалось мне. - Надеюсь, да".
   Не знаю, действительно ли я уснула или утомленный рассудок наконец-то решил дать себе отдых. Но вспоминания у меня о дальнейшем отрывочные: полуголый учитель, одетый в одни штаны, заворачивает меня в одеяло, я впервые вижу, чтобы у него дрожали руки; он же несет меня на руках, приговаривая, что все будет хорошо; жужжание портативной аптечки, уколы, которых я почти не чувствовала и ругательства Аруку-сана.
  
  
  
   Глава 6
  
  
  
   Утро началось со щебета птичек за окном. Мне снился такой прекрасный сон, а какие-то пернатые твари его спугнули. Убила бы! Залезла с головой под подушку, в надежде досмотреть сновидение, где Изуму просит на коленях прощение, а я гордо прохожу мимо него прямо к трону. Конечно же, трон поставили для меня. Вокруг толпятся молодые красивые мужчины, каждый из них хочет мне служить, но я на них даже не смотрю. Ведь должны привести главного преступника, которого я буду судить. Хотя вон тот с длинными светлыми волосами хорош, может, взять его в личную охрану? Очень личную... Трель птахи прозвучала особенно громко, будто бы она нагло влетела в мою комнату. Сон с красавцев блондином окончательно рассыпался.
   - Яду им в кормушку подсыпать что ли? - пробурчала я, переворачиваясь на другой бок. И замерла, наткнувшись взглядом на спящего учителя. В голове молниеносно пролетели воспоминания моих ночных похождений и их окончание. Мозг тут же забился, мучительно выискивая варианты побега, но я решительно оборвала паникерские настроения. Не время.
   Судя по незнакомой обстановке, причем, побольше части аскетичной, я в спальне Аруку-сана. А вон та корзина с цветами и разнообразные фрукты в вазочке, из которой лакомится наглая птаха, совершенно не вписываются в интерьер. Неужели, это для меня? И когда он только успел? Бегал ночью за цветами и фруктами? Кстати, а не многовато ли подушек на постели для мужчины? Судя потому, что все они сосредоточенны вокруг меня, их тоже раньше в спальне не было. Я осмотрела голые стены, потолок, задержала взгляд на приоткрытой двери на террасу, через которую и влетела птица. В общем, как могла оттягивала момент, испытывая странное замешательство. Хотя что тут сложного посмотреть на своего врага, запомнить его, чтобы потом убить.
   Вот только Аруку-сан не походил на врага или на того учителя, которого я привыкла видеть. Немолодой, усталый мужчина, даже во сне он хмурился, но все же оставался привлекательным. Гармоничные очертания тела были приятны глазу, а татуировка змеевидного дракона на плече, вызывала желание прикоснуться к ней.
   "Похоже, я идиотка или извращенка, - корила себя. - Он надругался надо мной, а я думаю о том, действительно ли, чешуйки на его татуировке выпуклые или это обман зрения. Удивительно, что еще не мечтаю о поцелуях этих чувственных губ. Нет надо срочно уходить, пока он не проснулся".
   - Еще рано, Нами. Спи, - не открывая глаз, пробормотал Аруку-сан, обнимая меня вместе с одеялом. По спине побежали мурашки: "Он что мысли читает?! Да, нет. Это невозможно. Во всяком случае, я очень на это надеюсь". Размеренное дыхание мужчины, казалось, запутывается в моих волосах, а его умиротворение передается мне. В голове промелькнула крамольная мысль: "А почему бы и нет? Когда я еще высплюсь?" Но я быстро ее прогнала, убеждая себя, что это первый шаг к поражению. Сейчас я не вижу ничего ужасного, чтобы немного понежиться в объятиях учителя, а завтра решу остаться с ним на всю жизнь?! Представила себе этот кошмар и внутренне содрогнулась. Не хочу. Пусть ищет или воспитывает другую дуру, которая будет мириться с его агрессией и безразличием.
   Я пошевелилась, стараясь выползти из-под руки мужчины. Наверное, надо было еще поспать, по крайней мере какое-то время я была бы избавлена от внимательного взгляда черных глаз.
   - Мне надо, - невразумительно пискнула я, чувствуя себя жалкой и маленькой. Ненавижу эти ощущения.
   - Я помогу, - сел на постели Аруку-сан, потягиваясь.
   - Не надо, я сама, - отвела взгляд от идеального тела и откинула одеяло в сторону. - Ой...
   Это все что я могла вымолвить, закутываясь в одеяло обратно, причем уже с головой. Мне было стыдно, мало того, что я была голая, так еще Аруку-сан подумает, что специально ему себя продемонстрировала.
   - Ты слишком стеснительная, Нанами, - с легкой улыбкой проговорил мужчина, подхватывая меня на руки. - Но мы этим займемся.
   Я себя стеснительной не считала. Достаточно было вспомнить, как я вела себя с Изуму или тем же Каганай-саном, но учителю сообщать об этом мне совершенно не хотелось. Рядом с ним я чувствовала себя несмышленым ребенком, а не взрослой, уверенной в себе женщиной.
   В ванной комнате он поставил меня на ноги и придерживая, чтобы я не упала, отобрал одеяло. Последовала долгая минута моего стыда, когда я пыталась прикрыться руками и волосами, а учитель не спешил отпускать меня. Если бы он пялился на мое тело, я бы смогла разозлиться, но он смотрел мне в глаза, ища в них что-то одному ему ведомое. Судя по потускневшему взгляду, не нашел. Протянул руку к вешалке, рядом с которой мы стояли, снял с нее свое кимоно и накинул мне на плечи.
   - Туалет там, - развернул меня к неприметной двери. - Изнутри не закрывается, окна нет.
   Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять намек - сбежать не получится, а буду долго сидеть, учитель не постесняется зайти и проверить, что я там делаю. Задерживаться я не стала, туалет это не то место, где хочется видеть кого-то кроме себя. Меня слегка пошатывало, будто после длительной болезни, и я не могла понять почему. Ведь вчера переутомление было больше умственное, чем физическое.
   - Когда ты ела в последний раз? - перехватил меня Аруку-сан, когда я хотела за его спиной проскользнуть обратно в комнату. Вот он стоял прислонившись к стене и с задумчивым видом наблюдал, как вода набирается ванную, поднимая шапкой душистую пену, а вот уже подхватывает меня за талию, прижимая к своей груди. Между этими событиями вряд ли прошло больше двух-трех секунд.
   - Э-э-э, - растерялась я от всего сразу: и от искренней заботы в голосе учителя, и от его быстрой реакции, и от самого вопроса. А правда, когда? Ужин и обед я точно пропустила вчера, а вот был ли завтрак?
   - Я так и думал, - тяжело вздохнул мужчина. - Какой же ты еще ребенок...
   Возмущенно фыркнула и попыталась вырваться из его рук, на языке вертелись слова, которые я побоялась произнести вслух: "Кто же тогда вы, если надругались над ребенком?" Злить учителя, а тем более напоминать ему о нашей близости я не хотела, вряд ли у него проснется совесть, скорее решит повторить. Мой протест замечен не был, а точнее, его попросту проигнорировали. Пока я обижалась и придумывала планы мести, Аруку-сан снял со своих волос резинку и закрутил мои лохмы на макушке.
   - Чтобы не намокли, - пояснил он, наткнувшись на мой озадаченный взгляд. На самом деле зависла я не от заботы мужчины, а от его вида с распущенными волосами. Необычно, непривычно, волнительно и как-то даже интимно было видеть его таким. Но я быстро про это забыла, вступив в неравную схватку с мужчиной за кимоно.
   - Нами, в одежде не моются, - с улыбкой наблюдал за моим красным лицом Аруку-сан.
   - Отвернитесь, я сниму, - буркнула, вцепившись в полы кимоно двумя руками.
   - Нет. Ты моя женщина, у тебя нет причин стесняться. Но если ты меня поцелуешь...
   Он еще не закончил фразу, а я разжала руки. Из двух зол я выбрала меньшее, голой он меня уже видел, а целоваться с ним желания не было совершенно. Мужчине такое решение не понравилось, он помрачнел, а потом обхватил ладонями мое лицо и приник к губам долгим поцелуем. Не знаю, в многолетнем опыте дело или Аруку-сан хорош не только в боевых искусствах, но в голове у меня зашумело, сердце убыстрило свой бег, а кислорода стало стремительно не хватать. Мои губы сами собой приоткрылись, позволяя углубить мужчине этот головокружительный поцелуй. А руки вцепились в первое, что нащупали, чтобы не упасть, этим оказались волосы Аруку-сана, густые, жесткие. Мужчина застонал, быстро избавил меня от кимоно, посадил в ванну и только потом оторвался от моих губ.
   - Не делай так больше, - проговорил он и мягко отцепил мои пальцы от своих волос, потом подумал и добавил: - Доктор сказал дать тебе несколько дней на отдых, чтобы не было неприятных ощущений и последствий. Не думал, что это будет так трудно. Но два дня это же тоже несколько? Всего два дня, а потом можешь тянуть меня за волосы, делать все что угодно.
   Глупой я не была и поняла, что его слова относились к сексу, а не ко всему остальному. Чтобы скрыть разочарование перевела взгляд на полочки на противоположной стене. На одной из них сиротливо стояло универсальное средство для мытья, судя по этикетке нейтральное и без запаха, и бритвенные принадлежности. Зато другие ломились от разного баночек, бутылочек и флаконов.
   - Я не знаю, чем женщины обычно пользуются, поэтому купил то, что посоветовала продавщица в отделе, - сказал мужчина, проследив за направленностью моего взгляда. - Как тебе запах? Нравится?
   - Приятный, но резковатый, - честно ответила я. Можно было бы и дальше игнорировать учителя, но тогда он так и будет провожать меня даже в туалет. Значит, надо вспомнить уроки Аниоко-таю, особенно ее слова о том, что сила женщины в ее слабости. Придется сделать вид, что я смирилась с навязанной мне ролью, тем более Аруку-сан пообещал не трогать меня в ближайшие два дня. А словам учителя можно верить, он никогда их не нарушал.
   - Да мне тоже не нравится, - чуть улыбнулся мужчина, достал мочалку в форме варежки, надел и опустил руку ко мне в ванну. - Но так он перебивает твой запах и мне легче сдерживаться.
   От нежного прикосновения к своей груди я вздрогнула и покраснела.
   - Я в состоянии сама помыться, - запротестовала я, разом забыв о своем решении притворяться сломленной.
   - Я знаю, но мне хочется это сделать самому. Лучше расскажи, что успела натворить за эти дни и почему ты в таком изможденном состоянии? Ночью я просмотрел записи с камер видеонаблюдения, допросил учеников и сделал для себя кое-какие выводы. Но хотелось бы услышать твою версию событий, - так не вязались серьезный взгляд и слова учителя, с его ласкающими поглаживаниями моего тела под водой. Мозг чуть опять не ударился в панику, подкидывая мне различные вариации того, что учитель мог узнать пока я отсыпалась. Вот же гадство, теперь надо умудриться поведать учителю правду, но при этом умолчать о части ее. Так как об Изуму он знал, решила начать с бывшего друга. Рассказывать о походе в космопорт не стала, иначе пришлось бы упоминать Грэга, сразу перешла на подслушанный разговор Изуму с хозяином. Кстати, а ведь это идея, почему бы не задать парочку вопросов учителю? Не факт, что он ответит, но может, хоть свои вопросы перестанет задавать. И все же одно не выходило у меня из головы, когда он все успел? Доктор, торговый центр, допрос, просмотр записей, он вообще сегодня спал?
   - Я хотела спросить, то что говорил Изуму правда? - за это утро я впервые сама посмотрела в глаза учителю. Он нахмурился и долго молчал, будто подбирая слова.
   - Да, - ответ мужчины меня расстроил окончательно, у душе я надеялась, что Изуму солгал хозяину. Хотелось оправдать бывшего друга, придумать красивую историю любви, и что он ради меня наводил на себя и учителя напраслину. А еще обидно было осознавать, что Аруку-сан видел все мои трудности, неудачи, боль и тоску, но ни разу не поддержал сам, заставляя это делать своего ученика.
   - Зачем? - вырвалось у меня прежде, чем я прикусила язык. Ведь это уже не важно. Все в прошлом и я не хочу знать, почему учитель так поступал. Я решила уйти и его объяснения ничего не изменят, как его нежность и забота. Больше я никому не верю. Со стороны спальни раздался стук в дверь.
   - Это наш завтрак, - излишне жизнерадостно подскочил Аруку-сан, похоже, он был просто счастлив сбежать от неприятного разговора. Трус! Хотя нет, он просто не считает нужным что-то мне объяснять. Зачем, ведь я и так в его власти.
   Я смотрела ему вслед, чувствуя, как с его уходом, сердце окончательно покрывается коркой льда. Пора взрослеть Нерида, ты же всегда знала, что тебя будут использовать. Так с чего ты взяла, что это привилегия врагов? Или правильнее спросить, а могут ли быть настоящие друзья у безродной сироты, которой пророчили удел проститутки? Ведь если разобраться, у меня никого не осталось. С приютскими учитель запретил общаться с самого начала и строго наказывал за непослушание, да и времени в первые годы обучения у меня не было. А потом наши пути вообще разошлись. В школе же Изуму оттеснил собою всех, кто хотел со мной подружиться. Теперь я понимаю, что скорее всего, и это было задание учителя. Подумать только, два человека, чье мнение имело для меня первостепенное значение, кем я искренне восхищалась, кого уважала, предали меня. Ненависть всколыхнулась в душе. Ну здравствуй, родная! Где же ты была вчера? Трусливо пряталась? Конечно, легко ненавидеть учителя, когда он далеко или, как сейчас, за стеной, а ты попробуй сказать ему все в глаза! Не можешь? Значит, молчи и притворяйся хорошей девочкой! Я не мужчина, мне незазорно проигрывать или использовать хитрость. И разве учитель не говорил, что средства достижения цели неважны, главное результат?
   Быстро выбралась из ванной, даже душ не стала включать, чтобы смыть с себя пену. Было опасение, что учитель услышит шум воды и придет меня "домывать". А я только морально собралась, настроилась вести себя нейтрально и ждать подходящей возможности. Сегодня у меня отдых, очень нужный и я им нагло воспользуюсь для восстановления собственных сил. Все решится завтра. Но даже если я не смогу пробраться на корабль Грэга или он улетит раньше, от своей затеи я не откажусь. Это сейчас Аруку-сан заботливый и внимательный, он чувствует свою вину и хочет ее загладить. Ведь насилие над женщиной, а тем более девушкой - это позор для воина. Ведь если мужчина не может заинтересовать женщину лаской, хитростью, подарками, неважно чем, то грош ему цена. Хотя я могу ошибаться и учителю, возможно, плевать на репутацию и слухи, тем более, что никто не знает о случившемся. И опять же, все эти правила касаются свободных граждан, а я собственность Аруку-сана. Все же жаль, что ориентация у него оказалась нормальная. Представила на своем месте Изуму и злорадно ухмыльнулась, он же хотел внимания учителя. Может, подсказать ему способ?
   Из ванны я выходила с ворохом противоречивых чувств: неловкость, смущение, страх и какое-то необъяснимое томление. Напрасно я пыталась перед зеркалом придать себе невозмутимый вид, а взгляд сделать равнодушным и немного циничным. Максимум что мне удалось - это вытащить на поверхность недоверчивость, а вот упрямство я постаралась спрятать как можно глубже. Потому что у девушки, которая покорилась обстоятельствам его быть не должно.
   Больше всего мне хотелось, чтобы учитель куда-нибудь ушел. Пусть бы его позвали срочные дела или важная встреча, война, нападение инопланетных монстров, неважно. Все что угодно, только бы не видеть этого человека, который одним своим присутствием лишает меня душевных сил. Но нет, у Аруку-сана были другие планы или наоборот не было. Он метался у двери в ванную, несколько бесшумных шагов к окну и столько же назад. Смотрелось это странно и даже страшно, потому что видеть взволнованного учителя мне еще не приходилось. Это посторонние люди могли бы подумать, что Аруку-сан совершенно спокоен и даже безразличен, но я за столько лет научилась подмечать малейшие детали в его поведении. Порывистость движений, ищущий взгляд, чуть плотнее сжатые губы. Мужчина увидел меня и замер, он так и не оделся, расхаживая в одних штанах, неубранные длинные волосы рассыпались по плечам, придавая ему домашний вид.
   "Домашний?! Придет же такое в голову?" - вздрогнула я от собственных мыслей. Дом и Аруку-сан это два полюса, которые никогда не совместятся для меня. Потому что мой избранник будет чутким, понимающим, верным, уважающим мое мнение. Мне не нужна любовь, которая сегодня есть, а завтра нет. Рядом с собой я хочу видеть друга и соратника, равноправного партнера, с которым...
   - Я думал, ты уже на другом конце города, - чуть улыбнувшись, произнес учитель. А я на долю секунды почувствовала себя глупо. Действительно, можно было сбежать из ванной, а не кривляться перед зеркалом, уж сутки я смогла бы скрываться от учителя.
   Не знаю, какого ответа от меня ожидал мужчина, но сказать мне было нечего, пусть что хочет, то и думает. Он еще с минуту подождал хоть какой-то реакции и, вздохнув, пригласил к накрытому столику. Отказываться от еды я не стала, глупо устраивать голодовку из-за того, чего уже не изменишь. К тому же это был прекрасный предлог чтобы не разговаривать с учителем и даже на него не смотреть.
   Аруку-сан тоже ел, но размеренно и не торопясь, в отличие от меня. В другой раз я с удовольствием насладилась бы непривычным для меня разнообразием блюд, видимо, учитель основательно потратился в торговом центре, но сейчас мне хотелось только заглушить голод и лечь спать.
   - Попробуй, очень вкусно, - подвинул ближе ко мне нечто розовато-белое, украшенное ягодами.
   - Спасибо, я наелась, - не притронулась я к незнакомому кушанью. Не хотелось передать, да и консистенция блюда вызывала опасения, очень уж походила на пену в ванной.
   - Ну же, оно сладкое, - настаивал мужчина.
   - Я не люблю сладкое, - ответила я, понимая, что веду себя по-детски. Вот что мне стоило попробовать, а потом отказаться?
   - Как ты это можешь знать?! - начал злиться учитель. - Ты же никогда ничего подобного не ела?
   - Ну почему же, а торт на юбилее Каганай-сана почти четыре года назад? Поверьте, я хорошо усвоила тот урок, - я не стала договаривать, что моя нелюбовь к сладкому прямая заслуга Аруку-сана. Судя по его лицу, мое замечание ему не понравилось.
   Мне было неполных пятнадцать, когда мастер зачем-то взял меня с собой на тот юбилей. Кстати, именно тогда я познакомилась с Каганай-саном. Потом я много думала о всех странностях того вечера и пришла к выводу, что учитель изначально хотел продать меня воину, но почему-то передумал. Моя роль на том вечере сводилась к одному - стоять в трех шагах за спиной и немного слева от учителя, и молчать. Поначалу все шло неплохо, но с выпитым сакэ настроение мужчин менялось, разговоры о политике и делах плавно перетекли на женщин. Меня никто не стеснялся, для большинства я была все равно что мебель, только Каганай искоса посматривал в мою сторону. Потом пришли танцовщицы и одна из них стала уделять активное внимание моему учителю. Он не проявлял заинтересованности и собирался отослать девицу, но именинник во всеуслышание заявил, что это его подарок уважаемому Аруку-сану на этот вечер. Отказаться было нельзя. Танцы становились откровеннее и все тот же Каганай предложил учителю отправить меня на кухню, вроде как мне еще рано смотреть на развлечения взрослых мужчин.
   Удивительно, но Аруку-сан согласился. Я обрадовалась, мне действительно было противно смотреть на полуголых девушек, которых лапали пьяные воины. На кухне меня накормили, помня наказ учителя, я ела немного и только знакомые блюда. Но взгляд так и падал на высокую конструкцию с цветочками, ягодками, райскими птичками и умопомрачительным запахом. Хотелось спросить у кого-нибудь что это за чудо, а лучше попробовать, но мне было неловко отвлекать занятых людей своими вопросами. Очень скоро на кухню явился именинник, отдал несколько распоряжений, а потом подошел ко мне.
   - Хочешь торт? - спросил он, присаживаясь рядом.
   - Что? - растерялась я от незнакомого слова.
   - Ты на него смотришь, - рассмеялся Каганай-сан. - Ни разу не ела торт? Зная твоего учителя, я не удивлен. Пойдем.
   Он схватил меня за руку и подтащил к торту, а потом моим пальцем подцепил золотистый цветочек, испортив красоту и заставив меня ахнуть от такого кощунства.
   - Попробуй, - сказал он, поднеся к моим губам кусочек. Я засомневалась, ведь учитель не разрешил, но желание отведать незнакомое лакомство пересилило доводы рассудка. Помню, как зажмурилась от удовольствия, блаженствуя несколько секунд пока воздушный крем таял у меня во рту. До того дня мне не приходилось пробовать ничего вкуснее. В приюте нас не баловали, только на праздники готовили моти с ягодными или фруктовыми начинками. Но сладкого все равно хотелось, поэтому все окрестные сады подвергались нашим сезонным набегам. В школе и этого не было, сладкое не давалось вообще, а за воровство жестоко наказывали.
   - Малявка, у тебя такое лицо, будто ты познала дзэн, - светло улыбался Каганай. Мою руку он так и не выпустил, подцепил еще один цветок и теперь засунул себе в рот. Я дернулась, мне было неловко, что он облизывает мои пальцы. - М-м-м, что-то я не распробовал. Ну что ты злишься? У тебя руки уже в торте, а свои я пачкать не хочу. Еще тортика?
   Сил отказаться у меня не было. Так кусочек за кусочком мы по очереди облизывали мои пальцы и смеялись, пока Каганай не испачкал мне щеку в креме.
   - Это безобразие так оставлять нельзя, - глаза его загорелись и он губами нежно коснулся моей щеки. Я замерла, не только сладкое было для меня непозволительной роскошью, но и ласка. Именно этот момент выбрал Аруку-сан, чтобы проверить, чем занимается его нерадивая ученица. Тогда я думала, что мастер обязательно меня убьет, такое зверское лицо стало у него. Но он не нарушил законы гостеприимства, правда, это не значит, что наказания не последовало. Оно было и очень запоминающееся. И дело даже не в физической боли, к ней можно привыкнуть, к тому же если в детстве учитель просто бил провинившихся ивовыми прутьями по спине и ниже, то став старше приходилось выходить с ним на спарринг. В общем, то же избиение, но под другим углом.
   Сейчас, с позиции возраста и недавнего неприятного опыта, я понимаю, что поводом к наказанию был не торт, и даже не мое ослушание, как думалось мне раньше, а именно тот почти поцелуй с Каганай-саном. А может, он еще и в моем взгляде увидел симпатию к воину. Признаюсь, одно время я частенько вспоминала о нем, ведь Каганай действительно хорош собой, но потом полностью переключилась на Изуму, ведь он был рядом, родной и понимающий.
   - Мне хотелось бы отдохнуть, поспать, - воспоминания всколыхнули чувства, которые я стремилась спрятать даже от себя.
   - Ложись, - махнул он рукой в сторону своей постели. Я нахмурилась, до этого момента во мне еще теплилась надежда, что учитель не захочет держать меня под боком те два дня, которые он пообещал дать мне на отдых.
   - Теперь ты будешь спать здесь, привыкай, - правильно понял мое недовольство Аруку-сан. - Твои вещи я перенесу завтра, а сегодня походишь в моем кимоно.
   Можно было поскандалить, но зная характер учителя, я понимала всю бессмысленность данной затеи. Если он решил оставить меня в своей спальни, его не переубедить, оставалось только лечь, надеясь на то, что уснуть получится быстро. Одного не предусмотрела, Аруку-сан тоже не спал ночью и решил наверстать упущенное в моей компании. Нет, он не приставал, держа обещание, данное в ванне, но его присутствие в опасной близи порядком меня выводило. И не важно, что он лежал на спине, а я на боку отвернувшись от него, я кожей чувствовала его взгляд, слышала его дыхание и биение сердца.
   - Какого черта, - тихо выругался мужчина, а потом меня крепко обняли его руки. "Какого черта!" - мысленно повторила за учителем, сквозь ткань ощущая жар его тела, который заставлял чувствовать себя уязвимо. Я замерла, пытаясь утихомирить забившееся от страха сердце. Ну же, перестань, это всего лишь объятия, которых тебе всегда не хватало. Но я еще не настолько владею собой, чтобы по желанию управлять эмоциями, а тем более внутренними органами. Успокоиться удалось чуть позже, когда я поняла, что учитель даже не догадывается о моих терзаниях и бессовестно дрыхнет, уткнувшись носом в мою макушку. Почему-то это обстоятельство меня слегка обидело, но зато я смогла уснуть.
  
  
  
   Глава 7
  
  
   Разбудили меня поцелуи, ласковые, нежные. Очень хотелось притвориться спящей, чтобы нагло наслаждаться ими. Но потом я вспомнила, что рядом ни гипотетический мужчина, а Аруку-сан. То есть не тот человек в чьих объятиях я могла бы нежиться со спокойной душой. Правда, моего мнения никто не спрашивал и как только учитель понял, что я проснулась, его действия стали активнее.
   - Вы же обещали, - почему-то шепотом произнесла я, не давая снять с себя кимоно.
   - И я сдержу слово, - хрипло ответил мужчина, покрывая мою шею поцелуями. И что это значит? Меня ждет что-то из разряда того, о чем девицы из борделя не любят упоминать? Какое-нибудь извращение?
   Мое богатое воображение, подстегнутое откровенными роликами из межгалактической сети, добавило порцию страха и я сама не заметила, как начала сопротивляться. Видимо, мои вчерашние эксперименты основательно повредили мне мозг. Это надо же додуматься искать уязвимые точки на шее Аруку-сана. Но то ли он плохо меня учил, то ли страстные поцелуи очень отвлекали, добилась я только одного - мужчина перехватил мои руки и завел их мне за голову. Мне стали понятны чувства Каганай-сана, когда он бесился от собственной беспомощности, но я не привыкла сдаваться и пустила в ход ноги. И как часто случается, сделала только хуже, кимоно полностью распахнулось, обнажая мое тело. Аруку-сан прерывисто вздохнул и навалился на меня, устраиваясь между ног и прижимаясь так тесно, что я могла отчетливо ощутить - на нем одежды тоже нет. Осознание этого факта заставило меня испуганно замереть.
   - Нами, я не сделаю тебе больно, обещаю, - глядя мне в глаза произнес учитель. - Расслабься и позволь мне тебя ласкать.
   Легко ему говорить, а если я не хочу? Но судя по упрямому выражению на лице мужчины, такой ответ он не примет. И придется опять уступать мне, ведь выбор невелик, с моего согласия или нет, но Аруку-сан своего добьется. Вчера его даже мой обморок не остановил.
   - Отпустите мои руки, - вздохнула я, решив попробовать расслабиться. Тем более вчерашний опыт был скорее неприятным, чем болезненным или ужасным, могу и потерпеть. Что не сделаешь ради свободы.
   Учитель медленно разжал руки, но похоже, он был готов к тому, что я опять начну драться. Я бы с удовольствием сделала ему больно, но понимала - силы у нас неравны. Замерла, ожидая, когда мужчина вторгнется в мое тело. Он же не торопился, наблюдая за мной с улыбкой. Точно маньяк.
   А потом был нежный поцелуй, головокружительный и пьянящий. Учитель ласкал мои бедра и грудь, он даже перенес вес своего тела так, чтобы ему удобнее было это делать. Я все ждала и ждала, когда же ему это надоест, но дождалась совсем другого - мне стали нравится ласки учителя. Тело отзывалось сладкой дрожью, внизу живота появилось тянущее чувство пустоты, которую очень хотелось заполнить. Я и сама не заметила, как стала отвечать на поцелуй Аруку-сана. А он только этого и добивался, оставив в покое мои губы, он начал покрывать поцелуями мою шею и добрался до груди.
   Я стиснула зубы, чтобы не застонать от пронзительного удовольствия, когда горячий язык мужчины пробежался по ареолам сосков. Нет, я не доставлю мастеру такой радости, надо терпеть покуда хватит сил, а то поймет, что мне нравиться и перестанет. А я только начала входить во вкус. И не я одна, похоже. Учитель полностью отдался нахлынувшему желанию, его руки обследовали каждый участок моего тела, за исключением того места, где мне хотелось ощутить их больше всего. Но Аруку-сан всегда держал данное слово и я впервые в жизни начала об этом жалеть. Будь я посмелее или опытнее в этой нелегкой науке, сдвинула бы руку учителя со своего живота вниз, туда где разгоралось пламя.
   - Один день, еще один день, - хрипло прошептал мне куда-то в пупок мужчина, щекоча щетиной и дыханием. Стон вырвался сам собой, и меня даже стыд не мучал. В конце концов я имею право получить от своего учителя что-то приятное? Не все же наказание, да равнодушие. И вообще, о чем он говорит, какой "один день"? Я хочу продолжения! Аруку-сан тоже хотел. Это я видела и по его взгляду, каким он окидывал меня когда вставал, и по вздыбившейся плоти. Раньше мне казалось, что возбужденный мужчина зрелище скорее неприятное, но Аруку-сана в такой момент можно было назвать красивым. Причем настолько, что мне захотелось дотронуться до него, провести ладонями по налитым мускулам...
   Возможно, мастер заметил мой нездоровый интерес и это стало последней каплей в чаше его самообладания. Он попросту сбежал в ванну. Я же несколько минут пыталась восстановить дыхание и успокоиться, а то было у меня желание ворваться к учителю и нагло потребовать продолжения или хотя бы объяснений. Но, конечно же, я этого не сделала, только в душе ругалась и лелеяла изощренные планы мести. Критические дни, кстати, никто не отменял...
   Я еще много чего успела нафантазировать, пока не поняла, что занимаюсь совершенно бессмысленным делом. О побеге надо думать, а не о мести учителю за несостоявшийся секс. Докатилась. Где мое чувство собственного достоинства? Куда оно успело подеваться? Соберись Нерида! Ты ведешь себя как обычная глупая девчонка, которая за мимолетную ласку готова все простить.
   Самобичевание ненадолго помогло, ровно до момента выхода Аруку-сана из ванной. Оказывается с мокрыми волосами он еще привлекательнее. Я подхватила кимоно и прикрылась им, собираясь тоже воспользоваться душем.
   - Не задерживайся, - притянул меня за талию к себе мужчина, он был не только мокрым, но и холодным. Ого, как его проняло! Ледяным душем спасался. - Сходим поужинать, но сначала зайдем в торговый центр. Мне не нравится, как ты одеваешься.
   Ну да, ему меня больше раздевать нравится, это я и без его слов поняла. Вот и в этот раз забрал кимоно, подарил короткий, но страстный поцелуй, и легким звонким шлепком по попе придал верное направление - в сторону ванной комнаты. Убила бы! Жаль не могу. И вообще, можно подумать я сама себе покупала те невыразительные тряпки. Носила то, в чем ходят все ученики школы. Но во всем надо видеть хорошее, зато поутихло желание продолжить начатое с Аруку-саном, а вот жажда мести только разгоралась...
   Не знаю, чего я ожидала от выхода в "свет", скорее всего, ничего хорошего. И мой пессимизм меня не обманул. Казалось, учитель решил, что принудить меня к близости это недостаточное наказание, а вот подвергнуть прилюдному унижению это то, что нужно. По-другому назвать то издевательство было невозможно. Меня привели в какой-то суперкрутой магазин, где можно было приобрести все, что необходимо любой женщине. Во всяком случае, нам так сообщили девушки-консультанты с фальшивыми улыбками на лицах. А потом начался кромешный ад, правда, только для меня. Нас с Аруку-саном отвели в вип-комнату, где меня в четыре руки одевали и раздевали, используя в качестве манекена и совершенно не интересуясь моим мнением или желанием. Учитель некоторые вещи браковал еще до примерки, чем несказанно меня радовал, а что-то, наоборот, внимательно рассматривал, особенно нижнее белье. Если мне когда-то и хотелось пройтись по магазинам, выбрать себе вещи, что-то примерить, то этот поход убил все желание быть красивой. Я опять чувствовала себя мебелью, предметом интерьера, который собираются украсить, чтобы поразить гостей. Девушки на меня не смотрели, разговаривали только с учителем и постоянно ему кланялись, будто от количества их поклонов он больше раскошелится. Дуры крашенные! И почему Аруку-сан не выбрал своей игрушкой одну из них?
   В конечном итоге, учитель все же купил больше, чем один комплект одежды. Меня же обрядили в дорогое, но строгое платье черного цвета, оно струилось по моей фигуре, переливаясь на свету так, будто на нем было бриллиантовое напыление. Красиво, но меня все это не радовало. К платью нашлась заколка и туфельки, которые тут же принесли. Девушки хотели собрать мне волосы в пучок, но Аруку-сан их выгнал и сам взялся за мою прическу.
   - Не хмурься, - впервые за час обратился ко мне учитель, развернув лицом к зеркалу. Я многое хотела сказать, но промолчала, уговаривая себя потерпеть один день. И все же интересно, он всерьез полагает, что я должна быть счастлива? Только потому, что мне купили кучу ненужных шмоток? Или для него настолько неважно мое мнение, что он об этом даже не задумывается? - Я не заставляю тебя улыбаться, но прекрати кривиться, незачем пугать обслуживающий персонал.
   - Я не понимаю, для чего это все? - мне хотелось добавить, что я не умею так виртуозно владеть собственным лицом, чтобы с фальшивым подобострастием улыбаться и кланяться, как это делают продавщицы. Чувство самосохранения заставило заткнуться и не вступать в дискуссии.
   - У меня деловой ужин, на который ты меня сопровождаешь. Но не как ученица, а как моя женщина. Следовательно, ты должна выглядеть подобающе, - снизошел до объяснений Аруку-сан. Мои волосы он приподнял и заколол, открывая шею.
   - То есть моя роль молчать и не отсвечивать? - не сдержалась я. - Или надо сделать так, чтобы никто ни в коем случае не нашел ум во всей этой красоте?
   - Язвительность тебе не идет, - спокойно прокомментировал мой выпад учитель, но я себя иллюзиями не тешила, это замечание говорило об одном, он не потерпит такого поведения. - На ужине веди себя естественно, еще раз напоминаю, ты моя женщина. Не опозорь меня.
   Отвечать не имело смысла, учитель, как всегда, ждал от меня беспрекословного подчинения. А вот интересно, он своих любовниц за ослушание бьет? Или вообще убивает? Может, поэтому у него и женщины постоянной нет?
   Закончив с волосами учитель развернул меня к себе лицом и поцеловал, страстно и многообещающе. Я покраснела, смутившись от нахлынувших воспоминаний, но больше оттого, что не так и не смогла разобраться в своих желаниях.
   - Вернемся домой, продолжим, - окончательно добив этой фразой, Аруку-сан повел меня на выход. У терминала оплаты нас уже ждали упакованные вещи, курьер и девушка-продавец. Другая, на моем месте, полюбопытствовала бы, сколько на нее потратил мужчина. Мне же было все равно, потому что ничего из купленного сегодня я брать с собой не собиралась. Пусть учитель считает меня своей собственностью, но он сильно ошибается и когда-нибудь я ему это докажу.
   Какая девушка не мечтает быть привлекательной, приковывать к себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые женщин? Возможно, иди я рядом с другим спутником, мне бы тоже понравилось, но мало приятного видеть, как на лицах заинтересованность сменяется страхом и жалостью. Сомневаюсь, что все эти люди боялись меня, а жалели Аруку-сана. Радовало, что не все встречные так реагировали, все же город у нас не очень маленький и были люди, которые не знали учителя в лицо, а то впору было бы с криком бежать топиться. Во всяком случае, некоторые явно ожидали от меня такого поведения и очень удивлялись моей невозмутимости. Аруку-сан ни на кого не обращал внимания, шел вперед не останавливаясь. Народ перед ним расступался, многие кланялись.
   Машина у входа нас уже ждала, удивительно, но в этот раз учитель сел рядом со мной, а не впереди. Правда, изумлялась я этому обстоятельству недолго, ровно до того момента, пока не закрылась дверь автомобиля. Куда мы ехали я не заметила, да и трудно это сделать, когда тебя целуют. Я пыталась остаться безучастной к этому процессу, но у меня ничего не вышло, телу было плевать на моральные терзания, ему просто нравилось.
   Я еще витала где-то на грани астрала, когда мы подъехали к тому самому отелю, где остановились Изуму и его новый хозяин. И вряд ли это совпадение. Последняя надежда скончалась, когда мы подошли к тому самому кабинету, возле которого я подслушала разговор. Сквозь приоткрытые шторы я увидела бывшего друга, значит, и его хозяин там. Неужели Аруку-сан решил продать меня тому смазливому хмырю, любителю блондинок?
   - Аруку-сан, приветствую вас, - кивнул синеглазый брюнет, не вставая. Изуму же вскочил и поклонился, на меня он не смотрел, я же нагло пожрала его глазами, в надежде пробудить хоть капельку совести. Ну и кое-кого заставить ревновать. Зачем? Чтобы отделаться от обоих мужчин сразу. Вдруг мне повезет и они сцепятся?
   - Вечер добрый, мистер Митчел. Признаться, вы меня удивили своим приглашением. Изуму не оправдал ваших ожиданий? - с холодной вежливостью поинтересовался учитель, отодвигая для меня стул и помогая мне на него сесть. Его действия выглядели так естественно, будто он всегда так делал. На лице Митчела появилась понимающая улыбка, уверена, он сразу заметил и мои припухшие губы, и засос на шее, который учитель специально не стал скрывать.
   - Ну что вы, Аруку-сан, Изуму себя успел хорошо зарекомендовать и я начинаю подумывать, а не приобрести ли мне еще парочку таких телохранителей. Но о делах мы с вами переговорим чуть позже, а пока предлагаю насладиться ужином. Вы не представите нас своей очаровательной спутнице? - с фальшивой любезностью проговорил мистер Митчел, пристально разглядывая меня. Зря он так, учитель может воспринять это как вызов.
   - Мою спутницу, зовут Нанами, - резче, чем нужно сказал Аруку-сан, выделив голосом слово "мою".
   - Рад знакомству, Нанами-тян, - продолжал рыть себе могилу синеглазый. Ведь наверняка знает, как пользоваться суффиксами, но специально сказал "тян", как если бы я была его девушкой и родственником. - Меня зовут Хью Митчел, для вас же просто Хью.
   - Не думаю, что это приемлемо, мистер Митчел, - нагло улыбнулась я, плюнув на пожелания учителя. Тем более я не обещала вести себя прилично. И вообще, он меня если и убьет, то дома, а на людях будет защищать, как свою женщину. Так что в кое-то веки можно побыть хамкой, когда еще представится такой случай. - Или вы все еще мечтаете провести для меня "экскурсию" в вашу спальню? Но, возможно, я что-то неправильно поняла, и ваши слова "девку в мой номер" были не обо мне?
   - Конечно, это была ошибка, - подарил мне белозубую улыбку мужчина. - Разве я мог подумать, что под теми тряпками скрывается такая красавица? Нанами-тян поверьте, такой девушке, как вы, хочется показать рассвет на Альдебаране или сияющие водопады на Квелсе, а не банальный номер во второсортной гостинице. Я сердечно молю о прощении, и могу ли я надеяться, что вы примете от меня подарок?
   - Не примет, - опередил меня с ответом Аруку-сан, он хоть и сидел с равнодушным видом, но я на каком-то интуитивном уровне ощущала его бешенство. Похоже, по возвращению меня ждут серьезные разборки. - Нанами принимает подарки только от меня.
   Последнее уточнение было явно лишним, еще бы тыкнул пальцем и на весь ресторан заявил: "Это моя женщина!"
   - Жалость какая, правда? - съехидничала я, ощущая просто физическую потребность сделать пакость всем троим. А что? Семь бед - один ответ, а значит, можно отрываться по полной. К тому же было приятно видеть страдания Изуму. Нет, он не обливался слезами, не давился собственной злостью, не прожигал меня ревностным взглядом, вид у него был почти спокойным. Но вот это "почти" меня и радовало, не такой уж он и лучший, раз эмоции все же проскальзывают сквозь маску невозмутимости.
   - Оу, разве Аруку-сан недостаточно щедр с вами, Нанами-тян? - тоном заботливого дядюшки поинтересовался Митчел. Улыбнулась, принимая как данность, что не я одна развлекаюсь в нашей компании.
   - Ну что вы, разве можно сказать, что на мне экономят? - провела я рукой по платью, как бы случайно выбрав зону декольте. - Я всего лишь жалею, что не могу привнести свой скромный вклад в нашу дружную семью.
   Ой, кажется, я что-то не то сказала, Митчел приподнял брови в изумлении, лицо Изуму вообще перекосило, а учитель взял мою руку под столом и слегка сжал. И как это понять? Намек на то, чтобы я не нарывалась?
   От дальнейших взаимных нападок нас спасли официанты, которые споро сервировали стол незнакомы мне блюдами. Быть мне голодной сегодня. И не из-за запрета учителя, просто как отличить посторонние примеси в блюде, если ты не знаешь его истинного вкуса? А может, Аруку-сан был прав, запрещая есть незнакомые кушанья?
   Меж тем разговор между учителем и Митчелом тек о чем-то незначительном: погода, политика, межгалактические новости. Последними я даже заинтересовалась. Например тем, что Совет дал добро на экспансию и в ближайшее время будет обнародован список планет, на которые планируется распространить влияние. То есть где-то будут вестись войны.
   - Что же вы, Нанами-тян, ничего не едите? Я подумал бы, что вам не нравятся данные блюда, но вы ведь их даже не попробовали, - преувеличенно ласково спросил Митчел, поглядывая при этом на учителя. Я же настолько увлеклась мыслями о том, как можно использовать услышанное в своих целях, что не сразу нашлась с ответом.
   - Я не ем так поздно, берегу фигуру, - солгала я, пригубив чашку с зеленым чаем. Только желудок-предатель не выдал бы меня своим бурчанием.
   - Похвальное стремление, но открою вам тайну, есть способы куда приятнее, чем голодовка, - похоже, синеглазый задался целью вывести Аруку-сана из себя, иначе с чего он стал бы мне подмигивать.
   - Мы обязательно их опробуем сегодня, - холодно произнес учитель, накладывая в мою тарелку известные ему яства. Интересно, а что он имел в виду? Вряд ли тоже самое, что и Митчел, скорее, бег с препятствиями ночью на полигоне или двадцатикилометровый кросс с полной экипировкой. - Ешь, Нами. Твою замечательную фигуру этим не испортишь.
   Это был комплимент? Если да, то надо ли его понимать буквально? Мастер в самом деле считает, что у меня хорошая фигура? Или это было сказано для того, чтобы я опять не начала спорить? Даже не знаю, что и думать. Еще бы разобраться, почему меня заботят эти вопросы. Заразилась от Изуму его жаждой признания? Тоже хочу, чтобы Аруку-сан меня заметил, похвалил, оценил по заслугам, а не по фигуре и внешности?
   Я ковырялась в тарелке, ощущая как портится настроение. Оно и раньше было не очень, а сейчас стремительно скатывалось в минус. Противно чувствовать себя жалкой и зависимой от чужого мнения. А еще обидно, что ненависть так и не смогла вытеснить уважение и толику восхищения, которые я испытывала к учителю. Надо уходить, искать свое место в жизни, перечеркнуть прошлое и начать самостоятельную жизнь. Я устала притворяться Нанами, устала жить в постоянном ожидании наказания, устала быть никем, чьей-то собственностью.
   - Нанами-тян, вас что-то расстроило? - ехидно поинтересовался Митчел, сидевший напротив и все это время следящий за мной. Вот оно ему надо? Заняться больше нечем? Надоело обсуждать всякую ерунду с Аруку-саном и решил прицепиться ко мне? - Неужели, лазанья несвежая?
   - Ну что вы, мистер Митчел, блюда превосходного качества, - ответила я, пропуская первый вопрос.
   - Тогда что же? Музыка? Обслуживание? Компания? - не отставал синеглазый. И как Изуму на него работает? Я с ним всего второй раз встречаюсь и уже хочется убить его.
   - Все замечательно, просто девичьи размышления не дают покоя, - я даже улыбнулась этому типу дабы подчеркнуть насколько "женские мысли" глупые и неинтересные.
   - Всегда хотел узнать, о чем думают девушки, - чуть наклонился вперед Митчел, будто в самом деле мечтал проникнуть в женский разум.
   - О, ничего глобального, я всего лишь высчитывала вероятность наступления беременности, - произнесла с самым серьезным видом. Было желание сделать так, чтобы больше ко мне с вопросами не приставали. - Понимаете, период овуляции у меня должен наступить через три-четыре дня...
   Дальше можно было не продолжать, от моих слов учитель поперхнулся, Изуму сломал одну палочку для еды, а Митчел слегка покраснел. Слабаки! По идее сейчас должно последовать замечание от учителя о непозволительности подобных разговоров за столом. Что ж, я даже извинюсь, но потом никто меня не заставить принимать участие в светской беседе.
   - Нами, попробуй пирожное, - Аруку-сан буквально сунул мне в руки блюдо со сладостями. Понятно, это чтобы я заняла ими рот и молчала. Появилось дикое желание надеть это блюдо учителю на голову, жаль чувство самосохранения на такое никогда не согласится. Одно дело ерничать и ехидничать, другое прилюдно унизить мастера, даже представить боюсь, что он за может предпринять в ответ.
   - А не пойти ли молодежи потанцевать? Мы же с вами, уважаемый Аруку-сан, обсудим дела.
   - Мистер Митчел, как ваш телохранитель, я обязан находиться рядом, - впервые за ужин открыл рот Изуму. Все же он гад! Даже потанцевать со мной не хочет. Я, конечно, и сама не горю желанием, но он мог бы и притвориться.
   - Это приказ, Изуму, - прорезались стальные нотки в голосе Митчела. Я же посмотрела на учителя, неужели отпустит? Тот кивнул, галантно помог мне встать и напоследок заглянул в глаза, будто что-то хотел сказать с помощью взгляда. Сделала вид, что не поняла, хотя кто угодно догадался бы, что он будет присматривать за мной.
   - Как ты могла, Нанами?! С ним? С человеком, которого ты ненавидишь? - практически сразу пошел в наступление Изуму, когда мы остались наедине. Ждет, что я по привычке начну плакаться ему в жилетку и жаловаться на учителя? Нет, повторять своих ошибок я не намерена.
   - Тебе рассказать в подробностях? - подарила бывшему другу холодную полуулыбку. - Хочешь последовать моему примеру? Сомневаюсь, что от этого будет толк, учителю нравятся женщины.
   - Нами, я понимаю, ты обижена, - решил зайти с другого бока Изуму. - Но поверь, почти все, что ты слышала в том кабинете от меня, ложь. Да, учитель заставлял меня с тобой возиться и меня это раздражало. Но стоило тебе не приходить ко мне несколько дней и я начинал искать причину, чтобы быть поближе к тебе. Помнишь, как я учил тебя метать ножи? Ты еще ругалась, что я специально тебя отвлекаю? Так и было, мне хотелось подольше держать тебя в своих руках, вдыхать запах твоих волос, мечтать о том, как буду целовать тебя...
   - Изуму не преувеличивай, - перебила я его, не желая выслушивать очередную ложь.
   - Так и было, но ты не замечала очевидного, приходила ко мне ночью, обнимала, засыпала рядом, оставляя меня мучиться от нереализованных желаний. Жаль, учитель понял раньше и сразу же отправил меня подальше от соблазна. Нами, я все эти годы хотел вернуться за тобой, собирался сказать, что люблю.
   - Перестань! Ты даже не знаешь, что такое любовь! О чьем счастье ты заботился, когда планировал продать меня своему хозяину? О моем? Сомневаюсь. Наверняка, ты собирался подождать, когда Митчел наиграется со мной, чтобы оказаться рядом в нужный момент и утешить. Я не верю ни единому твоему слову, Изуму! - прошипела я гневную тираду сквозь зубы, стараясь не привлекать к нам внимание окружающих.
   - А ему значит веришь?! - на мгновение сбросил маску парень, прожигая меня злым взглядом. - Думаешь, он тебя не продаст, когда наиграется?
   - Я никому не верю, - хмуро произнесла я, отстраняясь от него. Пусть невежливо покидать партнера в середине танца, но я больше не могла находиться в компании Изуму. Я не понимала, зачем он продолжает лгать? Почему не скажет правду?
   Изуму не собирался от меня отставать, шел рядом со мной и вполголоса расписывал мне жизнь, на которую я, по его мнению, согласилась, переспав с Аруку-саном. Картина вырисовывалась не радужная, если с некоторыми заявлениями бывшего друга я была согласна, то от других хотелось смеяться. Я не понимала зачем он мне все это говорит? Я и без Изуму знала, что учитель жестокий, что для него существует только его мнение и ничье больше, что я для мастера всего лишь временное увлечение.
   - Это женский туалет, ты и туда со мной пойдешь? - раздраженно спросила у парня. - И вообще, мне надоело тебя слушать, иди кому-нибудь другому рассказывай о том, какой учитель плохой. Но если хочешь знать, целуется он лучше тебя.
   Я юркнула за дверь, на всякий случай, запираясь изнутри. А то у Изуму от моих слов было такое лицо, что он вполне мог последовать за мной, чтобы доказать свое превосходство над учителем.
   - Попалась, малышка, - выдохнул кто-то мне в ухо.
   Тело среагировало быстрее разума, удар локтем в челюсть, разворот корпуса, подсечка, от которой нападавший ушел.
   - Заслужил, - потирая подбородок нагло улыбался мне Каганай-сан. - Забыл, что моя девочка не только красивая кошечка, но и дикая.
   - Что ты здесь делаешь? Только не говори, что не заметил таблички "только для женщин", - съехидничала я, пробираясь обратно к двери. Лучше уж злой Изуму, чем сумасшедший Каганай.
   - Было несложно догадаться, что ты решишь спрятаться от щенка Аруку-сана в женском туалете. Нанами, зря ты сбежала утром, неужели, думала от меня скрыться? - вплотную ко мне подошел мужчина.
   - О чем ты? - округлила глаза в удивлении, не уверена, что получилось достоверно. - Ты с ума сошел? Я всю ночь провела в своей спальне.
   - Лжешь, - воин схватил меня за подбородок и заглянул в глаза. - Я помню вкус твоего тела, сладость губ, жаркие стоны, страстные мольбы взять тебя.
   Ого, как его фантазия разошлась, похоже, он так и не понял, где реальность, а где его сон. И судя по его словам, он считает, что у нас все было и теперь он мой покровитель. А вот это плохо, вдруг он решит воспользоваться своим правом прямо здесь? Б-р-р. Что же делать?! Кричать?
   - Каганай-сан, ничего этого не было...
   - Еще раз солжешь мне и ... - что именно "и", мне предстояло догадываться самостоятельно. Но взгляд воина ничего хорошего мне не обещал.
   - А если я скажу правду? - решила потянуть время я, нащупывая рукой задвижку. Ну где другие женщины? Почему не стучат в закрытую дверь, не требуют открыть?
   - Я слушаю тебя, малышка.
   - Аруку-сан нашел покупателя на меня, - пустилась я в путанные объяснения. - А наставница всегда говорила, что первого мужчину помнишь всю жизнь.
   - Ты хотела помнить меня? - самодовольная улыбка осветила лицо воина. Я не доверяя своему голосу и побаиваясь, что Каганай услышит в нем лживые нотки, просто кивнула. - Тогда зачем сбежала? Я смог бы тебя защитить.
   - Я собственность учителя, он все равно забрал бы меня по закону и убил бы за предательство, - тихо ответила я, смаргивая непрошенные слезы. Они были самые что ни на есть искрение, достаточно было вспомнить, как со мной поступили те, кому я верила.
   - Я поговорю с Аруку-саном, уверен, у меня есть, что ему предложить, - нахмурился воин, поглаживая мою шею в том месте, где вчера поставил засос.
   - Сомневаюсь, учитель никогда не меняет решения, - тяжко вздохнула я. - Будет проще, если ты потом выкрадешь меня у нового хозяина.
   - В этом нет чести, малышка, - прошептал Каганай, склоняясь к моим губам. - Я убью его.
   - Нанами, ты там? - раздался голос учителя из-за двери, а мне стало очень страшно. Вдруг он слышал наш разговор с Каганай-саном? - Выходи.
   Рука воина потянулась к кинжалу на поясе, но я перехватила его ладонь и прошептала одними губами: "Уходи". Взгляд мужчины налился кровью, но он справился с собой и, шепнув "завтра", ушел через окно. А мне захотелось последовать его примеру и тоже сбежать, но я направилась к раковине и включила воду. Ноги слегка дрожали от страха, плеснула себе на лицо, посмотрела в зеркало и решила смыть макияж полностью. Почему я не открыла дверь сразу и никак не отреагировала на стук, а потом на слова учителя, чтобы ломали дверь? Не знаю, наверное, это был протест.
   Дверь никто ломать не стал, просто пришел служащий ресторана с ключом и открыл. С той стороны помимо хмурого Аруку-сана, стояли три недовольные женщины, и какие-то незнакомые мне мужчины. Один с портативной аптечкой.
   - Поехали домой, Нами, - взял меня за руку и повел на выход учитель, даже не спросив, чем был вызван мой поступок. Все-таки слышал? Идти куда-либо с ним расхотелось вообще. В обморок что ли упасть? Не поверит.
   До машины мы шли молча. Внутри учитель тоже не сказал ни слова, отгородился стеклом от водителя, затемнил его и нажал кнопку шумоизоляции. "Будет бить, - екнуло сердце и пустилось вскачь". Ошиблась, он меня поцеловал. Обжигающе, настойчиво, заставляя сдаться и принять его волю, его страсть. Узел страха, что сжимал меня до этого, рассыпался, душу наполнила легкая эйфория. На такое "наказание" я была согласна, лучше уж поцелуи учителя, чем спарринг с ним, ночной кросс или побои. Чтобы он не передумал я начала отвечать на его поцелуи.
   Я пыталась сохранить трезвый разум, но оказалось, страсть заразна и стоило только дать слабину, как она затянула меня словно омут, накрывая с головой. С одним исключением, выбираться из буйства эмоций и чувственных наслаждений не хотелось. Руки учителя ласкали мое тело под платьем, я же обнимала его за шею, бесстыдно прижимаясь. Я не задумывалась о том, что будет дальше, я даже не помнила, когда успела оседлать колени мужчины и кто из нас расстегнул на нем рубашку. К черту все, будет день - будет пища, а сейчас я хочу этого мужчину.
   - Нанами, еще нельзя, - со стоном произнес он, когда я недвусмысленно потерлась о его чресла.
   - Внутрь нельзя, а снаружи? - зашептала я, давая волю своим желаниям и целуя Аруку-сана в шею, с трудом сдерживая порыв укусить его.
   - Медленно и осторожно? - хрипло предложил учитель, гулко сглатывая и приподнимая мой подол.
   - Да-а-а... - выдохнула я, прижимаясь плотнее. - Ай! Ремень.
   Мужчина быстро расстегнул брюки и приспустил их вместе с нижним бельем. Я застонала, когда Аруку-сан притянул меня к себе, а он зашипел и скривился.
   - Кружево, - пояснил учитель, двумя руками разрывая на мне трусики. - Без них будет лучше, вот увидишь.
   Увидеть не увидела, зато почувствовала. Внизу все пульсировало, принятые меры уже не спасали ни меня, ни мужчину, которому стоило неимоверных усилий сдерживаться и не проникнуть внутрь. Думаю, он так бы и мучил нас обоих, не реши я закончить эту сладострастную пытку. Приподнялась чуть выше и опустилась резко, не давая себе даже шанса передумать. Наш обоюдный стон раздался в салоне машины.
   - Нами, тебе не больно? - забеспокоился мужчина, кажется, собираясь проявить "благородство" и оставить меня опять на грани.
   - Нет, - хрипло произнесла я, делая первые неуверенные движения. Дрожь удовольствия пробежала по телу волной.
   - Нами... - да сколько можно уже сомневаться? Мне что кричать эту пошлятину, которую видел во сне Каганай? Нет, я вряд ли смогу сказать мужчине: "возьми меня". Поэтому просто слегка прикусила кожу на шее учителя, жаль волосы у него не распущенны, а то бы и за них дернула, чтобы не отвлекался. Эффект превзошел все ожидания, Аруку-сан издал рык, опрокинул на меня спиной на сидение и навалился сверху. - Останови меня...
   Еще чего! До его волос я все-таки добралась, схватила и потянула на себя, закрывая поцелуем ему рот и не давая возможности отступить. На краю разума забрезжила ироническая мысль, кажется, я смогла отомстить учителю его же способом, принудив его к сексу. Но скоро все это вылетело у меня из головы, оставив только комок удовольствия, который, зародившись внизу живота, все разрастался, пока не взорвался сверхновой.
  
  
  
  
   Глава 8
  
  
   Неподалеку опять чирикала птаха, я завозилась, не желая просыпаться. Моя удобная подушка шевельнулась, потом раздался глухой удар, как если бы что-то кинули и стало тихо. Я попыталась уснуть опять и досмотреть красочный сон, не получилось. У "подушки" вдруг выросли крепкие руки и меня бережно обняли. Вот тогда мозг проснулся окончательно, и на радостях от наступления нового дня, выплеснул на меня воспоминания о вчерашнем. Спросонья я не сразу сориентировалась, что из всего того хаоса реальность, а что отголоски сна. Именно поэтому я еще некоторое время продолжала обнимать учителя, на котором так вольготно развалилась, устроив на нем не только свою голову, но и закинув на него ногу.
   "А-а-а! - завопил разум, пытаясь найти выход из неловкой ситуации. - Что делать? Притвориться спящей или открыть глаза и поздороваться?" По хорошему надо выбрать второй вариант, потому что после всего того, что было между нами ночью, смущаться поздно. Я еще пребывала в сомнениях, когда Аруку-сан решил за нас обоих, он нежно поцеловал меня в макушку и осторожно выбрался из постели, переложив меня на настоящую подушку. Все же я трусиха, даже после умопомрачительной ночи мне было страшно встречаться взглядом с учителем. Как он отнесется к моей вчерашней раскованности, опасно граничащей с развязностью? Аниоко-таю всегда говорила, что женщина должна подчиняться, а в любовных утехах особенно. Что мужчинам не нравится, когда над ними пытаются доминировать.
   Дверь тихо открылась и закрылась, я приоткрыла глаза, проверяя наличие учителя в комнате. Ушел. Я потянулась, позволяя себе улыбнуться. Все же жизнь прекрасна. А взрослая тем более. Ночью я поняла, что холодность и невозмутимость Аруку-сана всего лишь маска. Он оказался совсем не такой, каким я его все это время считала, в нем удивительным образом сочетались нежность и страсть, забота и неистовство. Я до сих пор не могла поверить, что он ни разу не причинил мне боль, даже ненароком. Он наоборот, сделал все, чтобы мне было с ним хорошо. Его губы целовали меня в таких местах, что и подумать стыдно, не то что рассказывать.
   От воспоминаний меня кинуло в жар, я скинула с себя простынку, собираясь встать и пойти принять душ. Надо было охладиться и помыться, ведь ночью нам было не до этого. И не мешало бы прояснить вопрос с контрацепцией, может, учитель поставил мне блокатор еще в первый раз? Какие-то уколы были, я смутно помню, надеюсь, среди них был и контрацептив. Конечно, был, Аруку-сан ничего на самотек не пускает и не забывает. Уверена, он позаботился о том, чтобы я не забеременела. Но уточнить все же надо, не хотелось бы неприятных сюрпризов в недалеком будущем.
   Дверь неожиданно открылась впуская полуголого учителя с маленьким столиком в руках, уставленному разнообразными блюдами. Я замерла, любуясь практически фантастическим зрелищем. Взгляд мужчины приковался к моему телу и руки его слегка дрогнули, раздалось мелодичное позвякивание чашек, которое вернуло мне способность соображать. Я быстро подхватила простынку и натянула ее на себя.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил Аруку-сан, ставя столик с едой и присаживаясь рядом со мной.
   - Хорошо, - буркнула я, краснея под взглядом мужчины. Чтобы не провоцировать его, я села.
   - Не болит? - ладонь учителя легла на мой живот, я смутилась еще больше и неопределенно пожала плечами. Что мне ему сказать? Что вчерашняя ночь была самой лучшей в моей жизни? Что несмотря на ноющую боль в мышцах и легкий дискомфорт в одном месте, меня переполняет радость, которой хочется поделиться с целым миром? В общем, повести себя, как влюбленная дура, хотя по факту я ею не являюсь. А может, сказать что-нибудь дежурно-циничное? Видела как-то в одном сериале по межгалактической сети, там героиня после секса, который ей понравился, кстати, со скучающим выражением на лице произнесла: "Было неплохо, надо будет как-нибудь повторить".
   Наверное, я бы еще долго предавалась бы глупым мыслям, но Аруку-сан обхватил меня за плечи и прижал к своей груди, разбивая своим поступком все мое мировоззрение. Одно дело принять то, что учитель видит во мне игрушку для сексуальных утех, другое заподозрить его в глубоких чувствах. Да нет, этого просто не может быть, такие люди, как Аруку-сан, не умеют любить. Для них важны только собственные желания. И то что он так заботлив сейчас, ничего не значит, как только я перестану вписывать в его рамки, наказание последует незамедлительно.
   - Поедим, а потом в ванну? - приподнял мое лицо за подбородок мужчина, улыбнулся и добавил: - Или наоборот?
   - Поедим, - быстро ответила я, прекрасно понимая, чем закончится совместное омовение. Не то чтобы я против, просто кушать хотелось сильнее.
   Ели опять молча, меня начала тяготить эта тишина. Почему он ничего не объяснит, не расскажет? И вопросы эти его дурацкие: "Болит? Как ты себя чувствуешь?" Будто меня ночью пытали, а не "любили".
   - А... - подняла я взгляд на учителя, собираясь задать какой-нибудь нейтральный вопрос. Например, спросить про мелких. Кто их тренирует все эти дни? Как вообще дела в школе? Но все эти вопросы вылетели у меня из головы, достаточно было посмотреть Аруку-сану в глаза. Я опять видела зверя: жестокого, безжалостного, но сейчас он мне снисходительно скалился, излучая расслабленность и довольство. Я встряхнула головой, прогоняя наваждение.
   - Голова болит? - забеспокоился мужчина, чуть наклоняясь и касаясь губами моего лба. - Жара нет.
   - Просто не выспалась, - покраснела я, отгоняя воспоминания о том, как именно не давал мне спать Аруку-сан. - Это все птица.
   - Его зовут Сол, он уже несколько лет прилетает ко мне по утрам, знает, что его тут накормят, - улыбнулся учитель. Я подарила ему улыбку в ответ, где-то в глубине души было желание расстаться по-хорошему. Вдруг произойдет чудо и Аруку-сан не будет меня искать после побега? Так что ради маленького шанса на подобный исход я была готова выслушать истории про птичку.
   Но и тут не срослось, зазвонил коммуникатор Аруку-сана. Настойчиво так, тревожно. Учитель сам не горел желанием с кем-либо общаться, но делать было нечего.
   - Сэнсей, к вам Каганай-сан, - донеслись слова дежурного на воротах школы. - У него очень срочное дело. Пускать?
   Сердце пропустило удар и в панике забилось с новой силой. Черт! Как же хреново! Зачем он пришел сегодня?! Не мог подождать до завтра, когда меня уже не будет на планете?! Видимо, я не совладала с лицом, Аруку-сан заметил мое волнение и если до этого он собирался отказать, то теперь нахмурившись дал добро.
   - Я скоро вернусь и мы поговорим, - перед уходом сказал он.
   Он меня совсем за дуру держит?! Думает, я буду ждать его прихода в надежде, что он меня простит и мы заживем счастливо во веки веков? Я, конечно, наивная, но не настолько. Я вскочила и начала спешно одеваться, надо было успеть сбежать, пока учитель не вернулся. В комнате Аруку-сана была только одежда, которую он купил мне вчера, так что пришлось воспользоваться им. В ванну не пошла, не до чистоты, когда на кону свобода.
   Из дома мастера я ушла через террасу, возможно, входную дверь он не запирал, но рисковать не было времени. И так я его потеряла, забежав в свою комнату и похватав кое-какие вещи. Уже уходя, прихватила свое оружие: катану и вакидзаси, единственный подарок учителя, который я ценила. Мои мечи ковал один мастер, они идеально подходили друг другу, но имели каждый свой характер. Катана у меня ассоциировалась с девушкой, легкой, гибкой, стремительной и верной. Вакидзиси с ребенком, этаким вредным и капризным мальчишкой, который меж тем в минуты опасности становился продолжением моей руки, смертоносным и не ведающим жалости. Изуму всегда смеялся над моими фантазиями, называл их глупыми и предлагал обряжать мечи в тряпки, раз я в детстве не наигралась в куклы. Я обижалась, но воображение все равно приписывало оружию сверхъестественные качества. Еще до отъезда Изуму, начитавшись сказок, я провела что-то наподобие обряда, окропив лезвия мечей своей кровью. Хотелось волшебства и оно случилось, в один из дней друг балуясь схватил мой вакидзиси, да так неловко, что серьезно порезался. И как я могла бросить моих "защитников", которые всегда были мне верны? Оружие - вот настоящие друзья воина!
   Мне бы сразу уйти через полигон, но ноги свернули к главному зданию, именно там Аруку-сан принимал клиентов, гостей, врагов и других посетителей. Я корила себя за любопытство, глупость, самонадеянность, но все равно пробралась через террасу, чтобы подслушать о чем беседуют мужчины. Они не разговаривали, они дрались. Я видела много боев, каждый день в школе проходили спарринги и просто состязания. И всегда это выглядело красиво, завораживающе. Но сейчас я увидела всю неприятную подноготную боевых искусств. Судя по кровоподтекам на лицах у обоих мужчин, силы были примерно равны и можно было смело уходить, не боясь, что они друг друга поубивают.
   - Мы можем решить все мирно, назови цену, - остановили меня слова Каганай-сана.
   - Нет, - ответ учителя не удивил.
   - Я так и знал, что ты запал на свою ученицу. Только Нанами хочет меня. Она сама ко мне пришла и сказала это. Я все еще чувствуя ее вкус на своих губах, слышу ее стоны, - Каганай сознательно провоцировал Аруку-сана, чтобы тот потерял свою обычную хладнокровность и подставился под удар. Не знаю, была ли их драка поединком, и что собирался делать Каганай в случае победы. Вряд ли он думал об убийстве учителя, скорее, для него просто важно было одержать победу над ним, пусть в кулачном бою. Но он не учел того, что Аруку-сана злить опасно. Честно признаться, я сама не знала, как страшен в гневе учитель.
   Мышцы на спине и руках мастера вздулись, обрисованные сеточкой вен, стремительный бросок и вот он уже держит Каганай-сана за горло. Пальцы учителя буквально вгрызаются в плоть воина, кровь струйками сбегает по его шее. Лицо Каганая багровеет, он хрипит, наносит руками удары, но все без толку, Аруку-сан будто бы не замечает попыток воина вырваться. В глазах Каганая появляется страх, да у меня самой волосы встают на голове дыбом, потому что от учителя исходит нечеловеческая ярость на ментальном уровне. Его внутренний зверь рвется на воли, сметая все барьеры, которые Аруку-сан выстроил на его пути.
   Каганай понял, что выбор у него невелик, либо уронить честь и воспользоваться оружием, либо умереть. Он выхватывает кинжал и вгоняет учителю между ребер. Мое сердце пропустило удар, на долю секунды ноги ослабли и я привалилась к стене. Одно дело мечтать, как лично убьешь своего мучителя, другое видеть, как убивают небезразличного тебе человека. Когда Аруку-сан им стал? Наверное, был всегда. Да и невозможно оставаться равнодушной к человеку, который тебя воспитал, выучил. Пусть обида никуда не делась, но смерти учителю я не желала.
   Но, как оказалось, рано я его похоронила. Аруку-сан выпустил горло Каганая и отпрыгнул от него, на свою рану он даже не посмотрел, хотя кровь толчками хлестала из нее. Все его внимание разделилось между Каганай-саном, который пытался отдышаться и мной. Не знаю, как он меня заметил, услышал или почувствовал, неважно. Главное, что мне не посчастливилось встретиться с ним взглядом. Меня будто придавило к стене презрением и яростью, на миг даже дыхание перехватило. Что он подумал, увидев вещи и оружие в моих руках? Что я прибежала к Каганаю? Уж воину наверняка такая мысль пришла в голову, достаточно было глянуть, как он воспарил духом. Рано я решила, что не желаю смерти учителю, как бы не пришлось сражаться за свою жизнь, потому что он, похоже, жаждет убить не только Каганая. Разум предлагал замечательный вариант, как избавиться от обоих сразу. Дать одному убить другого, а потом разделаться с победителем. Вот только внутри все переворачивалось от этой мысли, было противно даже думать о таком подлом поступке. Но если ничего не делать, то Каганай убьет учителя. Воин уже достал меч и собирался им воспользоваться.
   Мои дальнейшие действия не поддавались логической оценки, я так и не решила для себя, почему хочу сохранить жизнь учителю. Я обнажила катану, лицо Аруку-сана дрогнуло и будто превратилось в маску. Как же легко он записал меня к тварям, которые не задумываюсь ударят в спину. Почему эта мысль болью отдалась в сердце? Плевать, я выполню свою долг и забуду о нем, об Изуму, об этой планете. Жаль только эмоции не получается отключить, они все равно прорываются наружу, но когда-нибудь обязательно научусь это делать. Я сжала левой рукой лезвие своего меча, чувствуя, как оно рассекает кожу. Боль слегка прояснила разум.
   - Служи ему верно, красавица, - прошептала я, прежде чем кинуть катану учителю. Он поймал, что неудивительно. В другое время я насладилась бы растерянностью мужчин, может, сказала бы прощальное слово или что-то гадкое, но не сейчас. Ножны от меча бросила на пол, развернулась и молча вышла.
   - Нанами! - крик учителя потонул в лязганье мечей, а я, чтобы не слышать этот звук, побежала. Все быстрее и быстрее, запоздалый страх смешивался с адреналином и гнал меня вперед. Хотят что-то доказать друг другу? Их право. Только я не собираюсь идти у них на поводу и падать в руки победителю. Если не получится сбежать, вызову учителя или Каганая на поединок. Победа мне, конечно, не грозит, зато хотя бы попытаюсь доказать им, что я человек, а не вещь.
   Я пересаживалась с одного общественного транспорта на другой, петляя по городу. Но не для того, чтобы сбить преследователей со следа, а чтобы потянуть время. К тайнику я не пошла по той же причине, он находился неподалеку от космопорта и не хотелось бы, чтобы о нем прознал учитель. Почему-то я была уверена, что он жив и даже не особо меня ищет. Наверняка, решил дать мне возможность побегать, чтобы я сама осознала всю безвыходность своего положения и вернулась к нему.
   Время упорно не хотело двигаться вперед, замерев в районе полудня. Заскочив в один из торговых центров, где я собиралась затеряться среди покупательниц, с ужасом поняла, что с момента моего побега прошло немногим более получаса. Как прятаться еще полдня? А самое главное где? Рискованный план созрел сам собой, когда я практически столкнулась с незнакомой молодой женщиной. Она была примерно одного со мной роста и комплекции. Мы раскланялись и разошлись, во всяком случае так это смотрелось со стороны. Я же взялась проследить за женщиной, собираясь использовать ее, как прикрытие. Только бы она зашла в туалет. Я тенью следовала за ней и молилась о чуде. И оно произошло, женщина целенаправленно шла к дамским комнатам. Было ли это совпадение или мое внушение на расстоянии сработало, неважно, главное, что я успела заскочить в кабинку за ней.
   - Занято, не видите, что ли?! - возмутилась женщина, но я уже нажала на одну примечательную точку, с помощью которой можно было лишить человека сознания. Жаль, срабатывало только на нетренированных людях. Женщина обмякла, опустившись на унитаз. Я знала, обморок продлиться недолго, поэтому первым делом закрыла дверь, а потом потянулась к ее разуму. Моей целью было поменяться с женщиной одеждой, чтобы сбить камеры слежения с толку. Но тут я залезла в ее сумочку, надо было переложить деньги и другие ценности женщины ей в карманы, и нашла документы. Немного макияжа и я могу вполне сойти за эту незнакомку. А это значит, что не нужно дожидаться полуночи и пробираться на корабль Грэга, который мог и обмануть, можно будет купить билет на пассажирский лайнер. Главное, сделать так, чтобы на пограничном контроле не стали сканировать сетчатку глаза. Но это как раз в моих силах.
   Я нервничала. Тренинг и техника дыхания не помогали. Время шло, а я практически физически ощущала, как вокруг меня затягивается петля. В космопорт я пробралась без труда, успев забрать из тайника скопленные деньги. Да и с покупкой билета проблем не было, а вот время работало против меня. По моим подсчетам, учитель должен был найти Иоши Киоко и понять, что я теперь скрываюсь под этим именем, а значит, с минуты на минуту меня могли поймать. А посадку на шаттл все не объявляли. Почему я была уверена, что учитель остался жив? Не знаю. Наверное, потому что он и без оружия в руках опасен, а с ним практически непобедим. Я больше волновалась о Киоко, которая волею случая оказалась втянута во все это. Мне пришлось ей внушить, чтобы она походила по торговым центрам, а потом отправилась гулять в парк и только после этого пошла домой. Надеюсь, с ней ничего не случилось.
   Раздавшийся голос диспетчера, приглашающий пассажиров на посадку, заставил меня вздрогнуть.
   - Первый раз летите? - участливо спросила женщина средних лет, присевшая рядом со мной.
   - Да. Волнительно немного, - со смущением ответила я, чувствуя себя бездарной идиоткой, которая даже со своими эмоциями не может совладать.
   - Скажу по секрету, я в год несколько раз летаю и всегда волнуюсь, - доверительно произнесла женщина понизив голос. - Как представлю, что из-за какой-нибудь мелочи мы, пассажиры, останемся в открытом космосе без надежды на спасение, так мороз по коже. Я бы с удовольствием никуда не летала, но моя дочка живет с мужем на Юковаки. Самой ей тяжело вырваться ко мне, семья, дети, работа...
   Видимо женщина действительно боялась летать, потому что она все говорила и говорила, делясь со мной историей своей жизни. Казалось, ей было неважно, слушают ее или нет. Я ее не торопила и не обрывала, собираясь пройти на посадку в числе последних пассажиров. Но сколько не тяни, все когда-нибудь заканчивается, так и наша очередь подошла.
   - Деточка, ты же не откажешься сидеть рядом со мной? - спросила моя попутчица. Я немного растерялась, потому что даже не заметила, как она перешла на более личное обращение. - Если мы скажем, что летим вместе, нас посадят рядом.
   Я кивнула головой, отдавая бразды руководство этой малознакомой женщине. Нет, я не собиралась с ней поддерживать разговор или какие-то приятельские отношения, просто увидела хорошую возможность отвлечь чиновника от меня. Так и получилось, женщину знали и не очень любили, стоило ей только подойти к стойки регистрации, на лице мужчины резко появилось трагическое выражение. Он что-то шепнул стоящей рядом девушки и перешел к другой стойке, оставив свою коллегу нам на растерзание.
   - Нииса, как же я рада тебя видеть, - с искренней радостью произнесла моя спутница. - Как твои дела? А я вот опять к своим. Эта девочка со мной, таким трусихам, как мы надо держаться вместе. Не обижайся, деточка, я не со зла...
   И опять полился поток слов, не знаю, зачем ей компания, она же все равно никому другому не дает вставить слово. Вот девушка пыталась спрашивать у меня о цели поездки и нет ли у меня каких-нибудь заболеваний, которые могли бы обостриться во время полете в космосе, но быстро поняла, что ответов она все равно не услышит. Просто взяла мои документы, проверила через систему на подлинность и уже собиралась запустить файл идентификации личности, но я мягко коснулась ее мозга, убеждая, что все необходимые процедуры проведены. Взгляд девушки на мгновение стал расфокусированным, но потом она улыбнулась, нажала подтверждение на своей панели и пожелала нам с говорливой женщиной удачного пути. Я даже слегка растерялась тому, как легко мне удалось вторгнуться в мысли девушки, привыкла иметь дело с учителем, мозг которого для меня закрыт или с такими, как Каганай, с искусственным блоком от вторжения в их разум.
   И вроде бы все хорошо, осталось пройти по разветвленному коридору и я буду на борту шаттла, но интуиция вопила - это ловушка. Женщина все щебетала, нас обгоняли другие пассажиры, а я экстренно искала глазами выход. К черту потраченные на билет деньги, в шаттл я не сяду. Возможно, я перестраховываюсь, но лучше так, чем попасть в руки учителя или Каганай-сана. Даже представить страшно, что один из этих мужчин может сделать со мной, ведь получается я предала их обоих.
   Служебный выход я нашла, когда почти отчаялась и начала думать о том, есть ли возможность выбраться из шаттла, пока он находится на земле. Небольшой мысленный посыл моей недолгой попутчице, чтобы она не подняла раньше времени панику и не стала меня искать, и я скользнула за дверь. Голова слегка кружилась, сказывалась нагрузка на мозг, но ничего, главное, пробраться на корабль Грэга, а там я смогу убедить его взять меня с собой.
   Из здания космопорта я выбралась быстро, благо находилась недалеко от выхода. А вот на стоянку звездолетов пробираться пришлось значительно дольше, и не только из-за значительного расстояния, но и то, что я хотела сделать это скрытно. Радовало одно, в основном своем люди пешком здесь не ходили, а от проезжающего транспорта было легко прятаться. А еще не знаю, чтобы я делала, если бы Грэг не наблюдал за погрузкой своего корабля, стоя в тенечке. Возможно, осталась бы на планете и подалась в леса, потому что я не думала, что отыскать нужный звездолет будет так тяжело. Но сегодня мне везло.
   - Вижу, погрузку почти закончили, - тихо произнесла я, бесшумно подходя к Грэгу. Мужчина вздрогнул и обернулся.
   - Цыпа?! - с сомнением в голосе спросил Грэг. - Или называть тебя Нанами?
   - Лучше зови Киоко, - подарила я мужчине белозубую улыбку, вытаскивая документы. - Обрати внимание, вылет мне разрешен. Надеюсь, каюта для меня готова?
   - У тебя и билет до Юковаки куплен, ты еще успеваешь на рейс, - подозрительно глянул на меня капитан, пристально вглядываясь в мое лицо.
   - Там меня будут искать в первую очередь, - не стала я отрицать очевидного. - Не хочу кое-кому облегчать жизнь. Ну так что, мне грузиться или искать другой способ покинуть планету?
   - Что даже не попробуешь меня заставить? - усмехнулся Грэг. Я посмотрела на мужчину, размышляя о том, хочу ли я принуждать к чему-нибудь человека, во власти которого окажусь на целых две недели? Будь у меня время и не потрать я свой дар, можно было бы рискнуть. А так проще затеряться в городе на время или действительно податься в леса. Понятно, что это все ненадолго и Аруку-сан меня найдет, но нервы он основательно себе испортит. Прощаться не стала, развернулась и пошла обратно, прокручивая в голове варианты как можно быстро и незаметно покинуть город.
   - Стой, ты куда? - схватил меня за руку Грэг.
   - Не думаю, что тебе данная информация будет полезна, - холодно ответила я, пытаясь освободиться от его захвата.
   - Пошли, - нахмурился мужчина и буквально поволок меня на свой корабль. - Знаешь, в чем твоя проблема? Нормальная женщина заплакала бы, попросила о помощи. А ты... ты сама одна проблема. Уверен, я еще пожалею о своем решении.
  
  
  
   Глава 9
  
   Я сидела в каюте, которой на ближайшие две недели предстояло стать моим домом, и не верила, что мне удалось сбежать от учителя. Мы взлетели около часа назад и я все ждала, что нас догонит патруль или Грэга вынудят вернуться на планету под каким-либо предлогом. Интуиция подсказывала, еще ничего не закончилось, расслабляться рано. Хоть и переживать не было смысла, ведь в открытом космосе мне некуда деваться. Вздохнула, надо взять себя в руки и успокоиться, даже если Аруку-сан меня поймает, доставлять ему удовольствие своим страхом я не хочу.
   Мой взгляд пробежался по скромной обстановке каюты: узкая кровать, на которой я сидела, маленький столик, раздвижной шкаф. Иллюминаторов не было, как и туалета с ванной. Как мне сказал Грэг, удобства в каюте предусмотрены только у капитана, а для остальных членов экипажа или гостей в конце коридора. Еще мужчина намекал, что его каюта в полном моем распоряжении, как и он сам, достаточно только захотеть. Я сделала вид, что не поняла завуалированного предложения скрасить ему перелет и сказала, что моя каюта полностью меня устраивает.
   - Пошли, с тобой поговорить хотят, - дверь беззвучно сдвинулась и в комнату заглянул недовольный Рив. Он еще часа полтора назад, когда увидел меня, чуть ли ядом плеваться не начал. Говорил Грэгу, что тот совершает ошибку, что надо оставить меня на планете, а лучше сдать властям, пусть сами разбираются от кого и почему я бегу. - Не понимаю я мужиков, которые думают не головой, а другим местом. Что они в тебе нашли? Девка, как девка. Да таких миллионы...
   - Спросите у них сами, я не знаю, - невежливо перебила я мужчину.
   - Ты еще и хамка, - скривился старпом.
   - Жизнь заставила, - буркнула я, не собираясь оправдываться перед малознакомым человеком.
   - Жизнь? Да ты ее настоящую еще и не пробовала. Знаешь, что вижу я глядя на тебя? Красивую, образованную девушку, которая великолепно владеет своим телом. Не забитая, не сломленная, но не в меру наглая и самоуверенная. И после этого ты будешь мне говорить о тяжелой жизни? Поверь, кто бы тебя не воспитывал, он знал, что делает. А еще я уверен, что все твои проблемы ты создала себе сама. Есть такие люди, которых так и тянет найти приключения на свою задницу, - все больше распалялся Рив.
   - А я вижу, что вам давно пора жениться и наплодить кучу детишек, чтобы было кого учить уму-разуму, - не сдержалась я, шагая по коридору с мужчиной в сторону корабельной рубки.
   - Рот закрой, мала еще зубы показывать, - рявкнул старпом. - А то засуну в спасательную капсулу и отправлю домой.
   Угроза была действенной и отвечать я не стала, да и не особо хотела. Меня все больше охватывала апатия. Толку кому-то что-то доказывать, если они уже сделали свои выводы и поверили в них.
   - Вы хотели со мной поговорить, капитан? - войдя в рубку, спросила я у Грэга. При его подчиненных приходилось придерживаться субординации, уж это правило учитель прививал своим ученикам одним из первых. Раньше на космических кораблях мне бывать не приходилось, но кое что я о них, конечно, знала. Странно было найти в рубке только Грэга, а где остальной экипаж? Для кого я старалась и проявляла вежливость? Для его помощника, который меня терпеть не может? Или у них корабль настолько автономен, что для управления хватает капитана и старпома? Рив упомянул мою образованность, но она все же была недостаточной. Потому что общие науки мы, ученики Аруку-сана, изучали дистанционно посредством межгалактической сети. Так что много я не знала. А это огромная проблема, с которой мне предстоит разбираться в скором будущем.
   - Нет, не я, - разворачиваясь от коммуникационного экрана, с насмешкой произнес Грэг. - Он. Рив, выйди.
   - Слушаюсь, капитан, - буркнул старпом с таким видом, будто у него вырвали эти слова под пыткой. Похоже, и ему приходится придерживаться субординации. Я несколько раз глубоко вздохнула и выдохнула, справляясь с волнением, потому что уже догадалась, кого увижу на голоэкране. "Я справлюсь, я должна", - как мантру проговаривала я про себя, делая шаг монитору. С него на меня смотрел Аруку-сан, усталый, бледный с лихорадочно горящими глазами.
   - Здравствуй, Нанами, - голос учителя дрогнул, когда он произносил мое имя, всего лишь чуть-чуть, но я заметила.
   - Здравствуйте, Аруку-сан, - поклонилась я, будто мы расстались давно, а не полдня назад.
   - Я рад, что с тобой все в порядке, - так же ровно, как обычно проговорил мужчина. Вот только глаза его будто бы ощупывали, сканировали меня, пытаясь выявить даже малейшие повреждения. - Грэг, ты не мог бы дать мне поговорить с моей... ученицей?
   - Не проблема, подожду за дверью, - с легкостью уступил мне свое кресло капитан. Вот только он не вышел, а всего лишь пересел так, чтобы не попадать в обзор камеры.
   - О чем вы хотели поговорить, учитель? - я тоже старалась быть равнодушной и безучастной к происходящему, но давалось мне это плохо, эмоции зашкаливали, а поджилки просто тряслись.
   - Возвращайся, Нами, - с несвойственной для него мягкостью, произнес мужчина. Наверное, поэтому я не сказала сразу "нет".
   - Зачем, мастер? - тихо спросила у него, глядя в глаза, будто в душу. И неважно, что между нами миллионы километров, казалось, достаточно захотеть и я смогу прикоснуться к нему.
   - Потому что я так хочу, - ответ Аруку-сана остудил мою фантазию. А что я хотела услышать от него?
   - Нет, учитель, - с каким-то разочарованием произнесла я. - На вашей планете у меня нет перспектив. На счет денег не беспокойтесь, я верну их вам, хоть и не считаю себя вашей собственностью. Но вы меня растили, кормили, обучали, с моей стороны было бы черной неблагодарностью не компенсировать вам понесенные расходы.
   - Деньги мне не нужны, я хочу, чтобы ты вернулась, Нанами, и ты сделаешь это! - с нажимом в голосе сказал Аруку-сан. Будь он рядом, я, наверное, струсила бы, а так только мороз пробежал по коже от грядущих неприятностей.
   - Нет.
   - Не заставляй меня принуждать тебя, - терял терпение мужчина. А я пыталась вспомнить, было ли такое, чтобы учитель меня о чем-то просил, а не заставлял? Ни одного эпизода в памяти не всплыло. На душе стало тоскливо и горько.
   - Я все равно не вернусь.
   - Ты не оставляешь мне выбора, девочка, - тяжело вздохнул учитель, а потом глядя мне в глаза произнес кодовую фразу подчинения. Но не ту, от которой должна была все забыть, нет, он хотел, чтобы я помнила, как он унизил меня, заставив выполнять его условия. - Нанами, сейчас ты пойдешь и скажешь капитану, что согласна на спасательную шлюпку. Без твоего согласия, он отказался мне помогать. Не беспокойся, через два часа тебя подберет мой бот.
   Голову пронзила боль, давящая, пульсирующая в затылке, от которой хотелось завыть. Причем больше от досады на саму себя. Ну что мне стоило сломать блок еще в каюте? Не сидеть и рефлексировать, а позаботиться о себе и своих мозгах, которые плавились.
   - Нами, только не сопротивляйся, прошу тебя, - не на шутку взволновался учитель, увидев, как из моего носа потекла кровь. Конечно, он же ждал, что я встану и пойду радовать Рива. Черта с два! Никто не смеет копаться в моем разуме, кроме меня! Я истерически рассмеялась абсурдности ситуации, это надо же Аруку-сан беспокоится, что его блок может мне навредить. Человек который сам же и поставил мне в мозг эту дрянь. Я встала, оперлась руками о приборную панель, склоняясь ближе к голоэкрану, не обращая внимания на стекающую по губам и подбородку кровь.
   - Нами? Кто такая Нами, мастер? - издевательски улыбнулась я.
   - Нанами, прекрати паясничать, я приказываю тебе! - несмотря на грозный тон учителя, в его глазах я заметила страх. Да-да, именно его, я не могла ошибиться. Боится, что его дорогая игрушка сошла с ума?
   - Мне плевать на ваши приказы, учитель! Неужели вы еще не поняли, что они не сработали? Думали, заставите глупую Нанами прибежать к вам? Захотелось в очередной раз увидеть ее валяющуюся без сознания у ваших ног? Или переживаете, что выгодная сделка уплывает из рук? Так спешу вас огорчить, Нанами мертва. Ее нет и никогда больше не будет. Есть я, Нерида Нео-Нель, которая убьет любого, кто покусится на ее свободу! Ах, вы же не знали, что вас подло обманули в приюте и скрыли такой серьезный факт, что девочке не до конца стерли память и кое что она все же помнит, - я никогда не позволяла так говорить с Аруку-саном, но сейчас не могла остановиться, хотелось выплеснуть на него все то, что копилось в моей душе все эти годы. - Вот только из детей плохие мстители, но теперь я взрослая, и собираюсь восстановить справедливость. Не вы ли учили, что врагов надо вырезать со всеми семьями, чтобы некому было мстить в дальнейшем? Как видите, есть идиоты, которые не знают этого правила. Но мне это на руку, будет, где разгуляться.
   - Ты забыла, что у меня остался твой любимый Изуму, - зло прошипел учитель, желваки на его лице напряглись, а пальцы впились в приборную панель. - Или ты его поменяла на Каганая? Если вернешься, я сохраню им жизнь...
   - Мне плевать на их жизни. Можете, взорвать планету, утопить в крови хоть всю галактику, я не вернусь! Нет ничего и никого в этом мире, что было бы мне дорого. И за это я вам бесконечно благодарна, Аруку-сан. Вы правы, от доброты, наивности, как и от девственности, нужно было давно избавляться. Как думаете, если бы я убила вас, ненависть тоже ушла бы?
   - Почему же ты этого не сделала? - не знаю, чего больше было во взгляде мастера, ярости или затаенной надежды. Неужели верит, что я признаюсь в своей слабости? Скажу, что пожалела или того хуже расплачусь от избытка чувств? Не дождется! Больше никаких слез, только месть.
   - Я отдаю долги, - в моем голосе были холод и равнодушие, в глазах, видимо, тоже. Потому что в тот момент я верила в свои слова, которые камнями падали в душу учителя. - Когда-то вы спасли мне жизнь, но это не значит, что в следующий раз благородство будет при мне. Прощайте, надеюсь, мы никогда больше не встретимся.
   - Ты никуда от меня не денешься, Нанами! Ты все равно будешь моей! - мужчина прожигал меня безумным взглядом, его трясло от ярости и невозможности добраться до меня прямо сейчас. - Я найду тебя везде! Убью любого, кто посмеет желать тебя, целовать...
   - Тогда я буду трахаться с каждым встречным мужиком! Может, хоть это вас задержит на пути ко мне! - проорала я, борясь с собственными страхами, ведь если Аруку-сан что-то пообещал, то так и будет. - Вот прямо сейчас пойду и найду кого-нибудь.
   - Не смей! - уже рычал учитель. "Ненавижу! Как же я его ненавижу. За боль, холодность, эгоизм, за то, что не смог меня удержать..."
   - Ненавижу, - практически выплюнула я. Больше нам говорить было не о чем, впереди война или игры в прятки, потому что сдаваться я не собиралась. Развернулась и пошла к выходу.
   - Могу предложить свои услуги, - привстал Грэг, ехидно улыбаясь. - Ну что, к тебе или ко мне?
   - Отвали! - рявкнула я на этого клоуна, совершенно забыв, что он вообще-то капитан.
   - Зря ты так с ним, - не испугался меня Грэг. - Мужик же явно тебя любит.
   - Это не любовь... - тихо ответила я, проходя мимо него. Хотелось одного, уткнуться в подушку и разрыдаться, но я запретила себе плакать.
  
  
   ***
  
   Грэг проводил взглядом девушку, с таким выражением лица обычно идут бросаться в пропасть или как-то по-другому спешат расстаться с жизнью. Только суицида на борту ему не хватало.
   - Она права, это не любовь, - донесся голос старого приятеля, с которым они не виделись уже много лет.
   - Это ты кому-нибудь другому говори, тому, кто не видел и не слышал вашего разговора, - насмешливо произнес капитан, набирая на панели управления сообщение для Рива, чтобы он проследил за девчонкой. - Но разбирайтесь сами, я вмешиваться не буду. Лучше расскажи, как ты оказался на этой богом забытой планете? У тебя же было все...
   - Нет, все у меня было еще несколько часов назад! - сжал кулаки Аруку. - Ты не представляешь каково это осознавать, что держал собственную жизнь в руках и упустил.
   - Э, как тебя пробрало, - хмыкнул капитан, думая о том, что и до старого приятеля дошла очередь. Жаль, Аруку всегда был самым стойким и невозмутимым, но видимо эксперименты войны и на нем сказались. Во всяком случай, на лицо явные признаки сумасшествия. - И все же что с тобой случилось? Если это не любовь, то зачем тебе девчонка?
   - Долго объяснять...
   - А я никуда не тороплюсь, - Грэг не собирался отступать. Во-первых, его мучило любопытство, во-вторых, он никак не мог определиться, что делать с Неридой дальше. Можно было бы высадить ее на ближайшей планете и забыть, вот только поступить так он всегда успеет, а разгадать загадку девушки возможность вряд ли еще представится. - Так что рассказывай, я же вижу, тебе необходимо выговориться.
   - Наверное, ты прав. Если кто и может меня понять, то это ты. Помнишь, ближе к концу войны в армии ходили слухи о том, что правительство ставит эксперименты на людях?
   - Да, было такое. Шептались о супергероях, универсальных солдатах и прочей муре, - хохотнул Грэг. Вот только Аруку не смеялся, он сидел с мрачным видом и ждал, когда капитан перестанет веселиться. - Ты серьезно?
   - Пилотов не трогали, боялись, что пострадает ваш ценный мозг. А вот пехоте "повезло" по полной. Из сотни выжило четверо вместе со мной. Большинство погибли не на поле боя, кто-то размозжил себе череп, кого-то уничтожили сами экспериментаторы. Я сам был не раз близок к срыву, когда пелена ярости застилает разум и остается только один инстинкт - убивать.
   - Изменения были проведены на генном уровне или это что-то искусственное? - заинтересовался Грэг.
   - На генном. Не знаю, всем ли вживляли одинаковые гены, но реакция у всех подопытных была разная. После войны я решил уйти из армии, все бесило, особенно люди и удушливая вонь. Побочный эффект супер способностей - моя чрезмерная восприимчивость к запахам, - лицо старого приятеля перекосило, он будто заново переживал события из прошлого. - Но смог приноровиться и к такой жизни, сбежал на отдаленную планету, которую еще не успели загадить химикатами. Организовал школу боевых искусств, потому что только детский запах сдерживал мои инстинкты. Но вся моя выстроенная и отточенная до мелочей жизнь, разбилась в одно мгновение, когда мне под ноги упала Нанами. Маленькая, шустрая, смелая, зеленоглазая, она пахла необычно притягательно...
   - Ну, о запахе я судить не могу, - иронически хмыкнул Грэг. - Но девочка безусловно симпатичная, на такую не грех запасть. Не понимаю, к чему такое страдание в голосе?
   - Это случилось семь лет назад, - глухо произнес Аруку, сжимая руку в кулак.
   - Постой, но ей же... - капитан даже оглянулся на дверь, за которой недавно скрылась девушка. Сколько ей лет? Пятнадцать? На максимум двадцать и то с большой натяжкой. - Ты запал на ребенка?!
   - Думаешь, я сам не презирал себя все эти годы?! - вскипел бывший приятель. - Ты хоть понимаешь, каково это причинять боль и заставлять ненавидеть себя единственного человека, ради которого готов убить любого?
   - Но зачем? - Грэг определенно не понимал. Да и не было никакой логики в словах боевого товарища, а значит, налицо психоз или что еще похуже.
   - Все было бы иначе, встреть я Нанами позже. Я смог бы разобраться, что это физическое влечение и действовал бы по-другому. Но ей было одиннадцать и мне даже в бреду не могло прийти такое в голову. Думал, ее мне подсунули специально. На это указывало много факторов: стертая память, повышенная эмпатия у ребенка, до одури приятный запах, который с годами только усиливался. Может, накачали гормонами или еще чем-нибудь, не это важно, а то что она стала моей слабостью. Сейчас я понимаю, что сам загнал себя в ловушку, когда взял ее в свою школу. Представляешь, хотел сделать вид, что не разгадал происков врагов. А когда понял, уже не смог отказать от Нанами. Тогда я стал делать все, чтобы она меня возненавидела. Потому что видеть в глазах ребенка восхищение, которого тебе ежеминутно хочется обнять и не отпускать от себя ни на шаг, тяжело. А от ее ненависти мне становилось легче, но потом она превратилась в девушку и все стало просто невыносимо. Я понял, что ошибся...
   - Она не была подослана твоими врагами?
   - Не знаю. Плевать. Я все равно не собирался оставлять Нанами себе. Своими подозрениями и жестокостью я добился того, что она стала меня бояться и ненавидеть. Хотя чему удивляться, я всегда довожу план до конца. Вот только мне уже этого было не нужно. Год назад я решил дать себе шанс, надеялся, что время пройдет и Нанами все забудет. Но не преуспел в этом, она все так же меня боялась и совершенно не видела во мне мужчину, только учителя. Тогда встал вопрос, как быть дальше? Мучить больше ее и себя я не хотел, поэтому нашел для нее хорошую работу. Договорился с одним очень богатым человеком, его восемнадцатилетняя дочь захотела чуточку больше свободы и самостоятельности, она поступила в Межгалактическую Академию на Цейтоне. По нашему замыслу, Нанами должна была стать ее подругой и тайной телохранительницей. Они бы учились и жили вместе, все оплачивал отец той девочки. А через пять лет у Нанами были бы друзья, образование и полная свобода от меня. Но ублюдок Изуму все испортил...
   - Почему ты все это не сказал ей? К чему были угрозы и демонстрация своей власти, если тебе достаточно было с ней поговорить, рассказать о своем плане. Уверен, она бы согласилась. Да, кто бы в здравом уме отказался учиться в Академии Цейтона? - Грэг честно пытался отрешиться от эмоций, но все внутри закипало от тупости Аруку. Правду говорят - любовь лишает разума. И старый друг прямое тому подтверждение, столько наворотить и даже не попытаться объясниться с девушкой.
   - Да потому что в этом теперь нет смысла, - устало проговорил Аруку, подняв на капитана горящий безумием взгляд. - Я не смогу ее отпустить. Ни сейчас, ни потом, никогда. Мне плевать на ее прошлое, на ее ненависть ко мне, я готов все это терпеть, только бы она была рядом. Грэг, я прошу тебя, отдай мне Нанами. Если тебе нужны деньги, назови цену...
   - Нет, я думал тебе не надо объяснять, что такое долг чести, - резко перебил бывшего товарища Грэг.
   - Ты и честь? Не смеши меня, Грэг, - глаза Аруку полыхнули злобой и подозрительностью. - Или ты запал на мою Нанами? Признайся?
   - Не говори глупости, она еще ребенок.
   - Если ты ее тронешь, я убью тебя, - не поверил капитану Аруку. - Отыщу на краю галактики и заставлю пожалеть. Ты же знаешь, я всегда выполняю свои обещания.
   Грэг внутренне вздрогнул, о Аруку ходило много слухов, он был безжалостен к врагам и если у кого-то хватало глупости перейти ему дорогу, можно было сразу заказывать панихиду.
   - Заберешь ее на Емикваде, надеюсь, к тому времени ты сможешь адекватно мыслить, - холодно произнес Грэг и разорвал связь. Впереди у них двухнедельное путешествие и масса времени на то, чтобы решить, как выйти из этой непростой ситуации. Самое лучшее было бы отдать беглянку ее сумасшедшему хозяину, но в душе все противилось такому поступку. Надо будет с ней поговорить, вдруг они с Аруку друг друга стоят?
  
  
  
   Глава 10
  
  
  
   Грэг шел по коридору к каюте Нериды, немного подумав, он решил называть ее так, как хочет она. Ему несложно, а девушке приятно. Хоть Рив и отчитался, что девица спокойно лежит в своей каюте и не пытается свести счеты с жизнью, Грэг все равно захотел убедиться в этом лично. Дверь, конечно же, была заблокирована изнутри.
   - Малышка, открой, - дотронулся до коммуникатора и произнес капитан. Он ожидал криков и оскорблений в ответ, может быть, даже со слезами, но никак не тишины. - Нерида, не будь ребенком, хотя бы скажи, что ты там жива.
   И ничего, никакого движения или хотя бы тяжкого вздоха. Она вообще там? Или успела сбежать пока он давал распоряжение Риву и остальной команде, которую вернул на место несения службы после разговора с Аруку. Пока он думал, куда могла деваться девушка, руки сами набрали код доступа и дверь плавно отъехала в сторону.
   - Извини, малышка, - вошел в каюту Грэг, он сразу увидел Нериду. Она лежала на кровати и бездумно смотрела в потолок. Девушка не вздрогнула и, казалось совсем не заметила, что вокруг что-то изменилось. - Ты не отзывалась и я обязан был проверить. Знаешь, в чем плюс быть капитаном корабля? Для нас не существует закрытых дверей.
   Грэг нес еще какую-то ерунду, но девица продолжала его игнорировать, это постепенно начинало бесить. Капитан подошел ближе, а потом и вовсе сел на край кровати рядом с Неридой - ноль реакции, даже ресницы не дрогнули. А вот это уже пугало. За время войны Грэг достаточно повидал людей, которые замыкались себе из-за стресса или ранения, и не всех из них удавалось вернуть к нормальной жизни. Мужчина взял безвольную руку девушки, с трудом нащупал пульс и понял, что она его действительно не видит и не слышит.
   - Черт! - выругался Грэг, подхватил тело Нериды на руки и понес в медицинский отсек. Из-за небольших размеров корабля штатного врача на борту не было, зато компания оплатила современную медкапсулу. Конечно, живого доктора заменить она не могла, но диагностику проводила изумительно, а так же была заряжена самыми разнообразными лекарствами, которые у капитана до сих пор не было возможности опробовать. Было только одно но, человека в капсулу можно было положить и в одежде, но выходил он оттуда всегда в чем мать родила. Умный механизм умел аккуратно срезать одежду, но потом восстановлению она не подлежала. Грэгу на это было плевать, а вот девушке вряд ли понравится, если по его вине она лишится того немного, что было на ней.
   Раздевать безвольное тело пусть и красивой девушки доставляло Грэгу мало радости, поэтому он проделал это в рекордно короткие сроки. Уложил Нериду в капсулу, набрал код полного сканирования и диагностики, и сел ждать результатов.
   Ждать пришлось долго, будто в капсуле лежала не молоденькая девочка, а матерый ветеран одной из галактических войн. Список прошлых повреждений организма вышел внушительный, Грэг читал и потихоньку закипал сам. Переломы, ушибы, растяжения, сотрясения мозга и нервные срывы - вот краткий перечень того, что испытала Нерида за свою недолгую жизнь. Последняя запись заставила Грэга ненадолго задуматься, а потом недрогнувшей рукой ввести нужную команду в компьютер медкапсулы.
   - Прости, малышка, но на тебя я такое решение вешать не буду, - вздохнул капитан. - Дети должны рождаться от любви, а не насилия. А ты еще даже не успела узнать, что в жизни есть место не только боли.
   Грэг еще поколдовал над панелью медкапсулы, удаляя последние записи и подтверждая предложенное лечение. Подкорректированные данные он сбросил на адрес Аруку, добавив всего несколько слов: "Если тебя не убьет она, это сделаю я". Капитан понимал, что по сути бросает вызов Аруку, но сейчас он действительно готов был свернуть ему шею. Бешенство требовало выхода, но в условиях космоса он даже не мог себе позволить напиться.
   Раздался сигнал, обозначивший завершение всех медицинских процедур и Грэг поднял крышку. Одевать спящую девушку, накаченную успокоительным и снотворным, это уже издевательство, проще было завернуть ее в одноразовое термоодеяло и отнести в каюту. Что Грэг и сделал, правда, выбрав свою спальню, убеждая себя, что за Неридой надо присмотреть. Вдруг у нее обнаружится аллергия на лекарства, или будет какой-нибудь припадок. Да мало ли опасностей таит ночь на космическом корабле в окружении таких мерзавцев, как он и его команда? Однозначно, рядом с ним, девушке будет намного спокойнее.
   Устроив Нериду на своей кровати и скинув в кресло ее вещи, капитан прилег рядом с девушкой. Его ладонь нежно скользила по изгибам девичьего тела, изучая и наслаждаясь. Желание убивать отступало, пробуждая куда более древний инстинкт. Пальцы мужчины приласкали горошину соска, вызывая у ее обладательницы тихий стон, сквозь навеянный лекарствами сон. Капитан довольно хмыкнул и накрыл понравившуюся ему часть тела губами. Совесть Грэга совершенно не мучила, к тому же насиловать спящую девушку он не собирался, а в небольшой шалости не видел причин себе отказывать. Он еще помнил, как Нерида его раззадорила и бросила, так что настал час расплаты. Хотя нет, час расплаты будет позже, когда она сама будет умолять его о сексе, а пока всего лишь легкий аперитив.
   Грэг очертил кончиком языка одну грудь, потом другую, плавно спускаясь к низу живота. Собственные действия не на шутку заводили, хотя раньше капитан не страдал подобными извращениями и предпочитал в сексе иметь дело с активными дамочками, а не спящими нимфетками. Что это старость? Или отсутствие секса? Сколько прошло времени, после того, как они разбежались с последней подругой? Три месяца? Или пять? Вот знал же, что надо было снять проститутку, но брезгливость и тут подгадила, не дала это сделать. А может, осторожно? Малышка и не узнает, особенно если ее одеть потом и отнести обратно в каюту. Пальцы капитана скользнули по внутренней поверхности бедра Нериды, мимолетно коснулись лона, убеждаясь, что его стараниями сон девушке снится весьма жаркий. Да или нет? Дилемма.
   Грэг резко поднялся, сделал пару кругов по спальне, пару раз стукнул кулаком в стену - не помогло. Вид обнаженной спящей девушки манил, звал, буквально требовал внимания к своей нагой красоте и беззащитности.
   - К черту! - выдохнул капитан, срывая с себя одежду и обувь. - Ты меня завтра все равно убьешь, так хоть будет за что.
   Нависнув над девушкой мужчина не торопился войти в нее, несмотря на жгучее желание он сдерживал себя, вглядываясь в лицо Нериды и надеясь, что она откроет глаза. Но нет, она крепко спала. Грэг склонился и нежно поцеловал мягкие губы девушки, она во сне всхлипнула и доверчиво обняла его за шею. Капитан замер, наблюдая, как из-под ресниц катятся слезы и понял, что не сможет поступить с малышкой так, как ему сейчас хочется. Вздохнул, перевернулся на спину, устраивая девушку на своем плече.
   - Докатился, рядом такая красавица, а похоже, придется брать дело в свои руки, - еще раз вздохнул капитан, погладил упругую ягодицу Нериды, прикрыл ее и себя одеялом. - Хотя почему в свои? Малышка, ты же не обидишься, если я воспользуюсь твоей ладошкой? Нет? Я так и знал.
  
   ***
  
   Пробуждение было странным, тяжелым, как после болезни. Меня покачивало на волнах сновидения и никак не удавалось из него вырваться, будто что-то не пускало и затягивало обратно вглубь. Единственной зацепкой с реальностью были поглаживания и ласки. Я чувствовала мужские руки на своей спине, ягодицах. Нежные и невесомые прикосновения раздражали, они больше убаюкивали, чем пробуждали. Сейчас мне нужна была другая помощь, чтобы меня встряхнули, ущипнули, но вырвали из кошмарного сна. Я попыталась заговорить, но у меня вырвался лишь стон.
   - Малышка, если ты сейчас не проснешься, то я за себя не ручаюсь, - раздался хриплый знакомый голос, который одурманенный мозг никак не мог идентифицировать. Я собрала все силы и вонзила ногти в собственное бедро. Судя по чужому сдавленному стону, координация движений тоже оставляла желать лучшего. - Цыпа, ты сама напросилась, и не говори, что я не предупреждал.
   Меня резко перевернули на спину, придавливая тяжелым телом, а в губы впились страстным, немного болезненным поцелуем. Именно он дал мне возможность вырваться из омута кошмара и я распахнула глаза.
   - С добрым утром, красавица, - улыбнулся мне наглый небритый тип, вольготно устроившись практически на мне.
   - Какого черта ты делаешь в моей комнате, Грэг!? - попыталась я оттолкнуть капитана, потому что одно его движение и будет поздно, эрегированный орган мужчины недвусмысленно на это намекал.
   - В твоей комнате? Нет, малышка, ты у меня и я хочу продолжить начатое еще вчера, - хмыкнул Грэг и поцеловал меня в шею.
   - Но как это получилось?! - не оставила я попыток освободиться. Потянулась к собственному дару, но резкая головная боль дала понять, что в ближайшие несколько дней пользоваться я им не смогу. О том, чтобы физически одолеть капитана не могло быть и речи, весовые категории у нас разные, и лучше согласиться с ним на близость добровольно, чем он возьмет меня силой. Хотя есть еще женская хитрость и слабость, можно воспользоваться ей. - Мы что были вчера близки?
   - И не один раз, - довольно оскалился мужчина и потерся о меня, вызывая своими действиями панику. Капитан заметил мое настроение и его улыбка слегка увяла: - Цыпа, мне плевать, что ты пришла ко мне, чтобы отомстить своему учителю, но то, что ты не помнишь нашей ночи жутко бесит.
   - Я пришла сама? - искренне удивилась я, на некоторое время забыв, что мы с Грэгом голые и находимся в одной постели. Я мучительно прокручивала кадры вчерашнего дня и не находила зацепок, кроме того, что действительно желала отомстить Аруку-сану. - Последнее, что я помню, это разговор с учителем. Черт, он же тебя убьет теперь! Вот что мне стоило пойти к Риву?!
   - Тебе нравится мой старпом? - мрачно спросил Грэг.
   - Нет, просто его не жалко, - скривилась я. - Послушай, а может, учитель не узнает? Как думаешь, если пройти полную очистку организма, не только снаружи, но и внутри? Тем более, я ничего не помню, значит, ментально сканирование подтвердит, что между нами ничего не было...
   - Малышка, я смогу тебя защитить, - нежно поцеловал меня в губы мужчина.
   - Ты его не знаешь, Аруку-сан всегда выполняет свои обещания. Меня он вряд ли убьет, а тебя точно.
   - Цыпочка моя, оставь проблемы взрослым дядям, - хмыкнул Грэг. - Наслаждайся жизнью и ни о чем не переживай. А я пока напомню тебе то, о чем ты забыла...
  
  
   ***
  
  
   Где-то глубоко в душе Грэг чувствовал себя последним подлецом, и если бы девушка начала рыдать, обвинять его в насилии, он обязательно признался бы, что между ними ничего не было. Но Нерида на удивление спокойно восприняла информацию о том, что между ними была близость, да и сопротивлялась она больше для вида. Кому, как не Грэгу знать на что способна эта девушка. В прошлый раз она весьма недурственно отбивалась от нападавших, а уж как легко обездвижила его самого лучше и не вспоминать. Так что капитан был уверен, что малышка сама не прочь заняться кое-чем приятным с утра, но стесняется признаться. А ее слова, что Аруку теперь убьет Грэга вызвали у капитана приступ нежной сентиментальности. Давно уже прошли те времена, чтобы кто-то переживал о его жизни или судьбе.
   Грэг эгоистом в сексе никогда не был, но и особой радости лаская своих любовниц не испытывал. Он, как и любой мужик, с удовольствием не заморачивался бы этим, но с годами успел понять - чем больше ты даешь своей партнерше, тем больше от нее получаешь. А с Цыпой все было иначе, ласкать ее уже было наслаждением. Бархатистая кожа, идеальная фигурка, неискушенность и горячий темперамент - все это сводило с ума капитана. Казалось бы, что он за свои годы не видел у женщин? Вроде бы все одинаково, но тогда почему при виде какой-нибудь красавицы хочется брезгливо поморщиться, а эту маленькую воительницу он готов облизать с головы до ног? Почему хочется, чтобы она выгибалась под ним от страсти, и откуда взялось дикое желание наполнить девушку своим семенем? С каждой минутой и поцелуем мысли Грэга растворялись в возбуждении, но уже не думал, как сделать приятное Нериде, он просто наслаждался близостью. Его руки ласкали девушку, доставляя радость ей и капитану. Губы исследовали каждый сантиметр тела Нериды, а теперь приближались к тому месту, в которое Грэг мечтал погрузиться.
   Проведя языком до самого низа живота своей цыпочки, капитан вскинул взгляд на девушку, ему хотелось видеть ее реакцию, знать, нравится ей или нет. В глазах Нериды возбуждение смешивалось с удивлением и присутствовала толика паники. Грэг улыбнулся, мысль о том, что он первый познакомит малышку с этой стороной интимной жизни, дико заводила. Его прикосновение вызвало у Нериды сладкую дрожь и тихий стон. Она с силой сжала простынь. Еще немного и он возьмет ее! Раз за разом!
   - Кхм, кэп, - хрипло закашлялся знакомый голос от двери. - Вас это... на мостик вызывают...
   Нерида тоненько пискнула, молниеносно крутанулась, вскочила и сбежала в ванную. А Грэг медленно поднялся, в крови бурлило нереализованное желание вперемешку с жаждой убийства одного старпома.
   - Какого черта, Рив?! - зло прорычал капитан.
   - Кэп, прости, - красный, как рак старпом не отрывал взгляда от двери, за которой скрылась Нерида. - Срочный вызов по зашифрованному каналу, я не мог его проигнорировать...
   - Ты мог принять его сам! - рявкнул Грэг, которого все больше бесило, что Рив думает о его малышке.
   - На каком основании? Ты не при смерти, не без сознания, ты в твердом уме, хотя насчет последнего я сильно сомневаюсь, - наконец-то глянул на своего капитана старший помощник. - Грэг, какого хрена с тобой творится?! Ты настолько запал на свою Цыпу, что готов ради нее пожертвовать карьерой? Может, ты еще и жениться на ней хочешь?!
   - Не лезь не в свое дело! - еле сдерживаясь процедил Грэг, натягивая штаны. Ему было плевать и на руководство, и на слова Рива, он бы с радостью послал бы их подальше, но вряд ли бы это помогло его отношениям с малышкой. Нет, пусть успокоится, а он пока переговорит кое с кем и вернется с завтраком.
  
   ***
  
   У меня все внутри клокотало от сдерживаемого бешенства и возбуждения. Душ унять эмоции не помогал, на корабле в целях экономии была установлена система замкнутого цикла, это когда отработанная вода проходила очистку и подавалась заново. На космических кораблях везде стояли подобные установки, это я знала из общего ознакомительного курса, который был обязательным для всех учеников школы. Но и подумать не могла, что данная система настолько неудобна в использовании. Я привыкла, что вода в душе льется на голову потоком, а тут какие-то брызги сверху и струи горячего пара со всех сторон. И это тогда, когда мне хотелось окунуться с головой в ледяную воду и не всплывать две недели, пока мы не доберемся до места назначения.
   Не понимаю, как я вообще могла прийти вчера к Грэгу?! Он же мне совершенно не нужен, я не испытываю к нему ничего. Если только благодарность за то, что он взял меня на корабль. Может, в этом и причина? Или мне захотелось узнать, как это бывает с другими мужчинами? А выбрать на космическом корабле особо и не из кого. В самом деле, не к Риву же идти? Да он бы выкинул меня в открытый космос, причем без скафандра и спасательной капсулы. Нет, надо успокоиться и перестать себя мучать неприятными размышлениями на тему почему и отчего. Сделанного уже не воротишь, но возможно, это и к лучшему, будет еще одним стимулом держаться от учителя подальше. Вряд ли он простит измену, а то что он о ней узнает, я не сомневалась.
   И все же одна мысль не давала мне покоя, я так и не смогла понять, понравилось мне с Грэгом или нет. С одной стороны, его ласки нашли отклик в моем теле и появления старпома меня жутко взбесило своей несвоевременностью, с другой, я уже минут двадцать стою в этом долбанном пародии на душ и никак не могу избавиться от ощущения чужих прикосновений. Неприятно.
   - Малышка, выходи, ты все равно там не утонешь, - постучал в дверь капитан, хотя мог в любой момент войти. Его ванная комната изнутри не закрывалась. - Полотенце в шкафчике за зеркалом. И поторопись, а то завтрак остынет.
   Он прав, толку в моем заточении не было, да и голод напомнил о себе. Отключила душ, вытерлась и замоталась в полотенце, благо оно было немаленьким. Нацепила на лицо маску невозмутимости и вышла. Капитан стоял ко мне спиной и накрывал на стол, он так и не удосужился одеться, щеголяя голым торсом. Неужели надеется на продолжение? Не хочу! Я метнулась к своим вещам, которые заметила на кресле.
   - Цыпа, я тебя не съем, - чуть обернулся Грэг, с долей раздражения глянув на меня. - Успеешь одеться.
   Я проигнорировала его недовольство и продолжила молча одеваться, не знаю, что толкнуло меня вчера в объятия Грэга, но это явно было ошибкой. А еще беспокоило то, что я ничего не могла вспомнить, поэтому у меня были все основания не доверять капитану и сомневаться в его словах.
   Когда я села за стол, капитан уже раскрыл свой завтрак и, не дожидаясь меня, приступил к его поглощению. Хам! Никакого понятия о вежливости. Правда, мой хмурый вид Грэг понял по-своему:
   - Извини, кулинарных изысков у нас нет. Повар на кораблях этой модели не предусмотрен и приходится пользоваться автоматизированным пищеблоком.
   - Хочешь сказать, еда искусственная? - не поняла мужчину, с сомнением изучая содержимое пластикового короба.
   - Нет, просто закупаются специальные замороженные наборы блюд для пищеблока. Потом по меню выбираешь, что ты хочешь съесть сегодня, автомат тебе разогревает и выдает. Кстати, я не знаю, что ты пьешь на завтрак и взял горячий шоколад. Надеюсь, тебе понравится, - передвинул капитан ближе ко мне высокий пластиковый стакан с плотной крышкой. Еще одно нарушение традиций для меня и несущественная мелочь для Грэга. Передвигать блюда по столу считается дурным тоном, а ухаживать за женщиной, это показывать, что вас связывают близкие отношения. Знает ли об этом Грэг? - Ты почему не ешь? На вкус очень даже ничего.
   - Немного непривычно, - пожала я плечами и неуверенно взялась за упаковку, если смотреть на сторону капитана, у него в такой штуке находилось мясо с какой-то крупой. Вид блюдо имело неказистый, но запах от него долетал приятный. Не хотелось объяснять кэпу свои странности касающиеся всего нового.
   - Совсем забыл, - чуть поморщился мужчина. - Ты же с таким не сталкивалась. Давай помогу.
   Я хотела воспротивиться, но капитан уже встал со своего места, подошел ко мне и начал открывать контейнеры, выставляя передо мной еду. Во мне медленно поднималась волна раздражения. Он что, думает я не в состоянии открыть контейнер?! Опустила взгляд и привычно промолчала, не мне делать замечание капитану корабля, тем более мы еще не прояснили близость наших отношений. Хотя куда еще ближе?
   - Малышка, ты что-то совсем загрустила, - ласково провел рукой по моим волосам Грэг. Я не знала, что ему ответить и надо ли это делать вообще, но видимо, каких-то слов или действий от меня мужчина все же ждал. А когда ничего не дождался присел передо мной на корточки и, заглянув в глаза, спросил: - Ты на меня обиделась?
   - А есть на что? - не спешила отвечать я на вопрос Грэга, потому что и сама не могла с определенностью сказать, что чувствую к нему. Вроде бы злости на него нет, но и положительных эмоций он у меня не вызывает. Может, потому что я его постоянно сравниваю с учителем? Хотя сама не понимаю зачем, ведь они разные, как небо и земля. Грэг любит поболтать, позубоскалить, он большой, наглый, некрасивый, но обаятельный. Аруку-сан, наоборот, молчалив, внешне безэмоциональный, но с вулканом страстей внутри. И, несмотря на всю свою привлекательность, он устрашает. Казалось бы, выбор очевиден и надо обратить свое внимание на капитана, тем более, он сейчас смотрит на меня с такой нежностью. Любое женское сердце растаяло бы от такого взгляда, но не мое. У меня перед мысленным взором стояли ненавистные черные глаза, пугающие, горящие яростью и страстью. Стало на мгновение страшно. Неужели, я сошла с ума? И теперь мне днем и ночью будет мерещится учитель? Нет, надо с этим что-то делать.
   - Наверное, да, - произнес тем временем Грэг, поглаживая мои ладошки. - Прости, Малышка, я был не прав. И вчера, и сегодня. Но в свое оправдание скажу, ты мне очень нравишься. Не надо, не говори ничего, знаю, что ты ко мне равнодушна. Просто дай мне возможность доказать, что у нас есть будущее.
   Капитан поднес мои руки к своим губам и поцеловал каждую ладошку. Мне стало неловко, ведь я собиралась обмануть Грэга, использовать его симпатию ко мне. Хотя знала, что мы никогда не будем вместе. Нет, если понадобится для дела, я пересплю с ним и, может быть, не раз. Но общего будущего у нас нет. Потому что в моих жизненных приоритетах и ценностях, мужчины стоят на самом последнем месте. Идти дорогой мести, вот отныне мой удел.
   Грэг ничего о моих размышлениях не знал и мою неловкость принял за смущение. Мужчина радостно улыбнулся, потянулся ко мне и прежде, чем я смогла среагировать, поцеловал. Правда, отпустил быстро, еще до того, как мне удалось решить непростую дилемму - отвечать на поцелуй или нет.
   - Не буду тебя торопить, моя звездочка, - с хитрой улыбкой сел на свое место Грэг. - Кстати, можешь не переживать из-за Аруку, мы с ним не встретимся...
   - Почему? - вырвалось у меня, пока я старательно загоняла панику в глубь сердца. "Неужели его убили?! Но ведь это неправильно, нечестно! Я ведь так не смогу ему отомстить, - все эти мысли стремглав пронеслись в моем разуме".
   - Он нас будет ждать на Емикваде, но мы туда не полетим, - слова капитана наполнили меня радостью, я даже простила ему поцелуй и прочие утрешние вольности. Вот только сам он довольным не выглядел, скорее сосредоточенным на какой-то проблеме, решение которой пока не приходило ему в голову.
   - А куда мы летим? - полюбопытствовала я, ведь теперь придется менять планы.
   - Этого я тебе сказать не могу, ты не член команды, да и они всего не знают, - ответил Грэг. - Но через дней десять у нас будет остановка на одной очень неприятной планетке. Пристанище бандитов, пиратов, контрабандистов и прочих преступных групп. Жить там невозможно, на мой взгляд, но мы там надолго и не задержимся.
   - И что мы забыли в этом пристанище порока?
   - Там можно купить все, что угодно. Начиная от информации, заканчивая темной материей, - хмыкнул Грэг. - А если серьезно, там меня будет ждать один человек, которого надо будет доставить по нужному адресу. Я завел этот разговор к тому, что у тебя будет возможность купить необходимые вещи, так что составляй список заранее. Ну и продуктами запасемся заодно.
  
  
  
   Глава 11
  
  
  
   Прошло три условных дня с тех пор, как я попала на корабль Грэга. Почему условных? Потому что в космосе нет разделения на день и ночь, зато есть вахты. И весь корабль во время полета подчинялся какому-то хитрому графику дежурств. Я не стала вникать, по какому принципу он был сформирован, но итог был таков, что с членами команды я редко встречалась. Видела их, конечно, но поговорить не удавалось, да и не особо хотелось заводить какие-то знакомства. В дальнейшем я не собиралась поддерживать отношения со всеми этими чужими для меня людьми, не говоря о том, что Грэг заполнял собой все свободное пространство вокруг меня.
   Сказать, что он не давал мне прохода все эти дни, это приуменьшить его навязчивость и неиссякаемый оптимизм, с которыми он искал способы меня развлечь. За неимением возможности покинуть корабль и сводить меня куда-нибудь на свидание, капитан выдумывал что-нибудь простое, но дельное. Иногда ему даже удавалось меня порадовать, как например, вчера. Не думала, что прокладывать курс между звезд может быть так увлекательно. Был еще симулятор дистанционного управления спасательной капсулой, обсерватория - небольшая каюта со сферическим голоэкраном, и погрузочный робот. Жаль последним мне управлять не дали, но кэп клятвенно обещал разрешить это на земле.
   А вот сегодняшний киносеанс, который Грэг провел в своей каюте, меня порядком взбесил. Пришлось даже применить кое-какие запрещенные приемы. И ведь сама виновата, когда поверила этому лысому наглецу, что он не будет приставать ко мне. Притом, что он и раньше постоянно старался обнять меня или поцеловать, и не только, когда мы оставались наедине. Наверное, надо было послать его подальше и вообще не выходить из своей каюты. Но мне было скучно сидеть в одиночестве, в голову сразу начинали лезть глупые мысли, а Грэг, несмотря на всю свою назойливость, мог поднять настроение. Да и поговорить с ним было о чем, если бы еще не его постоянные собственнические замашки и ничем неприкрытое желание затащить меня в постель, цены бы ему не было.
   - Малышка, я же всего лишь хотел сделать тебе массаж, - несся мне в спину насмешливый голос Грэга, когда я покидала его каюту. - Ты была слишком напряжена...
   - За грудь ты меня лапал, а не массаж делал! - рявкнула я, ужасаясь в душе своему поведению. Где мое хваленое умение держать себя в руках? Куда подевалось чувство собственного достоинства? Почему с Грэгом я опускаюсь до его уровня? Нет ответа, но рядом с капитаном я частенько срывала и превращалась в хамку. Может, потому что для Грэга не существовало слова "нет"? Каждая наша пикировка, казалось, только подстегивает его, заставляет выдумывать новые методы по моему соблазнению. Непонятно только почему я психую? Почему с таким маниакальным постоянством отказываюсь от того, что уже было между мной и Грэгом? Я все еще не вспомнила, что произошло и возвращающийся дар мне помочь не мог. Да я и не пыталась заглянуть в свое подсознание. Почему? Не знаю.
   - Цыпа, я же не виноват, что твои соски так вызывающе проступают через мою футболку. Каюсь, не удержался, - продолжал ерничать этот бессовестный паяц, мне же оставалось только сжать губы, чтобы не выругаться. В чем-то Грэг прав, не стоило в его вещах расхаживать по кораблю и перед ним. Вот только весь мой багаж остался на планете, и не ходить же десять дней в одном и том же? Стирка на корабле была автоматическая, но из-за большого расхода воды, машину включали раз в три дня. Вот как раз сегодня мои вещи отправились в стирку, а я хожу в футболке капитана, которая мне по колено. Есть еще шорты необъятного размера, но похоже, их под футболкой никто не замечает.
   - Может, хватит стоить из себя недотрогу? - перегородил мне путь Рив. После того случая, когда он застал нас с Грэгом в постели, старпом стал меня еще больше недолюбливать. Хотя я так и не поняла из-за чего. Вот и теперь, у него чуть ли не пена изо рта шла, когда он срывающимся шепотом пытался смешать меня с грязью. - Знаешь, почему честные шлюхи лучше таких, как ты? Они не скрывают своих намерений, не пытаются пролезть в душу, не корчат из себя наивных и слабых девочек, которых надо защищать. Я вижу, как кэп на тебя смотрит, запретил всем к тебе даже подходить, не то что заговаривать, того и гляди совсем с ума свихнется. Дай ему уже, пару раз поимеет и забудет, как всех своих девок.
   - Вот сам и дай! - сорвалась я, отталкивая старпома с дороги. - Чё встал? Беги быстрее к своему любимому капитану, глядишь, тебе повезет и он в темноте не сразу разберет кого "имеет". Не переживай, я не встану на пути вашей чистой мужской любви!
   Хорошо, учитель не видит моей несдержанности, он бы не одобрил. Он всегда учил оставаться собранной, невозмутимой, не поддаваться эмоциям. Я встряхнула головой, стремясь выкинуть из мыслей даже намек на Аруку-сана. Его для меня больше нет! Мне неважно его одобрение, я не его собственность!
   - Ах ты, сучка, - схватил меня за предплечье Рив и рванул к себе. М-да, а еще учитель много раз говорил - не поворачиваться спиной к врагам. Все-таки, он был прав, я плохая ученица.
   Пока я решала, стоит ли бить на опережение или дождаться удара Рива, руку для которого он уже занес, но не спешил опускать, появился Грэг. Капитан не стал церемониться, спрашивать, кто прав, кто виноват, просто перехватил руку Рива и сжал ее, заставляя того отпустить мое предплечье.
   - Я не буду портить тебе послужной список, Рив. Но больше со мной ты не летаешь. А если я тебя еще раз увижу рядом с Неридой, можешь смело уходить на пенсию, дорога в космос тебе будет заказана, - ледяным тоном сообщил Грэг.
   - Кэп, ты себя слышишь? Мы знаем друг друга лет десять. И ты готов променять боевого товарища на какую-то проститутку с отсталой планетки?! - взвился старпом, но лучше бы смолчал. Хотя кулак Грэга с этим быстро справился, он у него большой и тяжелый. Я прижалась спиной к переборке, стараясь с ней слиться и не отсвечивать, мне впервые пришлось видеть, чтобы бешенство накрывало человека так быстро. Скажу вам это страшно, когда в глазах такого большого мужчины пропадает осмысленность.
   - Грэг, перестань! - не могла я смотреть на избиение Рива. Тот уже упал и, кажется, вот-вот потеряет сознание. - Ты же его убьешь!
   Капитан застал с поднятым кулаком, который он собирался повторно опустить на голову своей жертвы. Хриплое дыхание обоих, стекающая кровь с лица Рива, и мое желание провалиться сквозь пол, только бы избежать тяжелых взглядом мужчин. Но куда спрятаться на небольшом корабле от ненависти старпома? Он же во всем обвинял меня, а не свихнувшегося капитана. Или как сбежать от ярости капитана, для которого нет закрытых дверей? Еще бы понять, он злиться на меня за то, что помешала его расправе над подчиненным или, что она вообще состоялась?
   - Рива надо отнести в медотсек, - смогла вымолвить я, все так же не двигаясь с места.
   - Так и сделаю, - глубоко вздохнул и выдохнул Грэг, принимая свое обычное состояние, только глаза выдавали ту бурю эмоций, что бушевала у него внутри. - А ты, малышка, иди в мою каюту.
   - Я пойду к себе, - попробовала протестовать, но моих попыток мужчина не заметил.
   - Ты пойдешь в мою каюту и это не обсуждается, - строго произнес Грэг, но видимо, заметил на моем лице эмоции, которые мне не удалось скрыть, и чуть мягче продолжил: - Мы просто поговорим и поужинаем, обещаю.
   Мне ничего не оставалось, как послушаться, хотя в душе я была готова залезть в спасательную капсулу и довериться открытому космосу. Как же бесит, что каждый встречный мужик стремится мной командовать, навязывает свое мнение и желания! Ну нет, хватит с меня учителя, больше я никому не позволю распоряжаться своей жизнью! Вот придет Грэг и я все ему выскажу!
  
   Капитан пришел через четверть часа, ничего не напоминало его недавний срыв. Он вошел с обычной улыбкой на губах, неся в руках наш ужин.
   - Ну вот, я думал, меня будет ждать накрытый стол и красавица, готовая отблагодарить своего спасителя, - съехидничал Грэг. - А придется иметь дело с одной маленькой злючкой, которая даже место на столе для ужина не освободила.
   - Грэг... - вскочила я, с трудом удерживаясь от странного желания упереть руки в боки.
   - Малышка, прежде чем ты наговоришь того, о чем обязательно пожалеешь, выслушай меня, - перебил мой возмущенный порыв мужчина. Сгрузил все на стол, подошел ко мне, взял за руку и усадил рядом с собой на диван. - Прости, что ты стала свидетелем той некрасивой сцены. Больше этого не повторится.
   - Ты понял, что подчиненных бить нельзя? - настала моя очередь ехидничать.
   - Нет, понял, что все эти годы не знал своего друга, - вздохнул Грэг. - Но тебя это не должно волновать, больше Рив к тебе не подойдет, как в прочем и остальные члены команды.
   - Это все, о чем ты хотел поговорить? - спросила я, планируя покинуть капитана. Нет, он неплохой и, на данный момент, вел себя практически безукоризненно, но настроение лучше не стало.
   - Нет, подожди минутку, - капитан встал, принес свой личный комм, набрал код и повернул ко мне экран. Оттуда на меня смотрела моя полная копия, а рядом шли данные: возраст, родители, местожительства, образование, медстраховка и многое другое. Поначалу я даже растерялась, на секунду возникла мысль, что Грэг нашел моих родственников. Но нет, это было что-то другое - моя голограмма рядом с чужими данными.
   - Что это? И зачем? - слегка севшим от волнения и разочарования голосом, спросила я.
   - Твои документы, я отправил запрос своему человеку и он все сделал. По прилету сходим вместе и получим.
   - Но это же все не правда. Они же ненастоящие.
   - Самые что ни на есть настоящие, - чуть скривился капитан. - Всего-то подправили в базе имя, заменили голограмму и кое-какие медицинские данные. Мой человек свое дело знает, теперь даже галактическая полиция не подкопается.
   - Грэг, это же дорого. Зачем? У меня есть какие-то накопления, но их явно не хватит, - с раздражением воскликнула я и вскочила на ноги.
   - Просто скажи спасибо, деньги я все равно у тебя не взял бы, - тоже поднялся капитан, и не сказать, чтобы он был доволен моей реакцией.
   - А что бы взял? Думал, я кинусь на тебя с объятиями и в благодарность раздвину ноги?!
   - Заткнись! Можешь засунуть свою благодарность... - Грэг проглотил последние слова, сжимая челюсти. Перевел дыхание и уже спокойнее сказал: - Я ничего с тебя не возьму. Можешь спать спокойно, на твое тело никто покушаться не будет. Я тоже умею отдавать долги. Я тебя не задерживаю, увидимся по прилету.
  
  
  
   ***
  
  
   И потянулись тоскливые часы пребывания на корабле. Все познается в сравнении. Оказывается, с Грэгом было весело. Да он навязчивый, ехидный, наглый, но с ним я могла хотя бы на время забыть о том, что меня ждет на незнакомой планете. А самое главное, отвлечься от мыслей об учителе. Он снился мне каждую ночь. Безжалостно привлекательный, он неуклонно преследовал меня во снах, стремился подчинить, подавить мою волю, заставляя меня в панике бежать и скрываться. Все сны заканчивались одинаково: я попадала в ловушку или тупик, а учитель мучительно медленно приближался ко мне. Его глаза выдавали нетерпение, но он не торопился. Каким-то внутренним чутьем я знала, что он жаждет обладать мной здесь и сейчас. И это знание отдавалось в моем теле возбуждением, сдобренное долей ужаса оттого, что учитель меня все-таки поймал. На этом месте я всегда просыпалась, долго не могла успокоить бешено колотящееся сердце и глупое воображение, которое рисовало страстные поцелуи с учителем. Дура, какая я все же дура. Знаю, что Аруку-сан не тот мужчина, с которым я могла бы быть счастливой, и все равно мысли о нем не покидают меня. Находясь от него вдалеке, я с каким-то мучительным удовольствием вспоминала нашу вторую ночь. Было приятно думать, что учитель может быть другим: нежным, страстным, чутким, заботливым. Понимаю, что я просто ищу ему оправдания, хочу вытеснить хорошими воспоминаниями всю ту боль, что он причинил мне за долгие годы, но ничего с собой поделать не могу. А может, и не надо? Порвать с прошлым? Забыть? Принять как данность все, что со мной случилось? Да, так и надо сделать. Чтобы жить дальше, без щемящих душу надежд, воспоминаний и обид. И надо простить учителя, все же он многое для мне сделал. Он всегда останется для меня наставником, человеком, который заставлял перебарывать собственные страхи, неудачи, боль. Именно благодаря ему, я стала такой. Надо простить. Вот только не получалось.
   Дни напролет я либо лежала на койке и медитировала, либо тренировалась, насколько позволяли скромные размеры моей каюты. Вредный Грэг даже не дал мне комм, чтобы можно было почитать или посмотреть что-нибудь из корабельной библиотеки. Уверена, если бы я его об этом попросила, он обязательно его принес бы. Но я предпочла и дальше сторониться капитана. Во-первых, мне было неловко за свой срыв и я понимала, что надо бы извиниться, во-вторых, боялась попасть в очередную зависимость от мужчины. Хотя кого я обманываю, моя жизнь и свобода целиком в руках Грэга, такая власть даже учителю не снилась, потому что с космического корабля бежать некуда.
   Впереди была очередная условная ночь, для одних время отдыха, для других работы, а для меня "свидание" с учителем. Сердце сжималось от страха и томительного предвкушения. Может, сегодня поцелуям все же быть?
   Но сегодня все пошло не так, как обычно. Я еще толком не успела уснуть, как в мою каюту кто-то вошел. Первой мыслью было, что это пришел Грэг, он как-то говорил, что только у него есть доступ ко всем помещениям. Мне было неважно зачем он явился, с приставаниями или с извинениями, а может, просто проверить, как я тут одна. Я собиралась и дальше делать вид, что меня совершенно не интересует этот мужчина. То есть притворилась спящей. Вот только зря я понадеялась, что никто, кроме капитана не может зайти ко мне. Укол в шею стал для меня полной неожиданностью, но тело среагировало правильно, жаль поздно. Серия ударов и вот я уже стою над корчившимся от боли Ривом. Казалось бы, победа, вот только интуиция подсказывала, что я все же проиграла.
   - Не долго тебе трепыхаться, сучка, - отдышавшись, усмехнулся старпом. Он не спешил на меня нападать повторно, сидел на полу и медленно расстегивал молнию своего комбинезона. Мне бросило в жар, пульс участился и меня ощутимо замутило.
   - Свет, - отдала я приказ автоматике корабля, Рив только рассмеялся, продолжая раздеваться. Мой взгляд буквально натолкнулся на валяющуюся на полу одноразовую ампулу. - Что ты мне вколол, тварь?!
   - Но-но, мелкая, будь поласковее, ведь через пару минут только от моего желания будет зависеть твое удовольствие. Это хорошо, что ты включила свет, запись будет отличнейшего качества. Где хочешь начать? На кровати или на полу? - оголил торс старпом, довольно ухмыляясь. - Ты ведь меня уже хочешь, детка?
   Я поймала себя на гадкой мысли, что начинаю находить Рива привлекательным. Да, мне уже хотелось его потрогать, хотя его телу было далеко до привлекательности Грэга или учителя. Наркотик! Этот скот вколол мне чертову наркоту! Желание выпустить кишки одному мерзавцу временно затмило нарастающее действие неизвестного вещества. Возбуждение все так же волнами прокатывалось по моему телу, обостряя чувствительность, заставляя снять с себя все лишнее и броситься на первого попавшегося мужика. Я пока держалась, ведь мне нужна было знать причину.
   - Зачем? - хрипло спросила я, распуская волосы. Пусть старпом думает, что наркотик вот-вот сломит меня.
   - Хочу доказать кэпу, что ты такая же шлюха, как и все остальные. Так почему бы не совместить приятное с полезным? - скинул с себя последнюю вещь Рив, оставаясь нагишом. Кажется, я не люблю волосатых мужчин, а от некоторых меня сейчас еще и стошнит. Странное действие наркотика, хотелось разобраться в его хитросплетениях, но больше всего хотелось секса. Дикого, необузданного, изматывающего, страстного... И старпом для этого совершенно не подходил. - Ну же, иди ко мне, детка.
   - Ничему-то тебя жизнь не учит, - хмыкнула я и, боясь предательства собственного тела, ударила старпома разумом. Я намерено хотела сделать ему больно, а не просто лишить сознания. Мужчина застонал, хватаясь за голову. А я лживо-сочувственным тоном произнесла: - Рив, у тебя кровь, я пойду позову кого-нибудь на помощь.
   Никого я звать не собиралась, во всяком случае, не для старпома. А вот себе надо бы вернуть разум и ясное сознание. Выход был один, разбудить Грэга и попроситься в его чудомедкапсулу. Только бы никого не встретить...
   До капитанской каюты я добралась с трудом, стены будто пульсировали в такт моему разгорающемуся желанию, пол норовил принять мое тело в свои объятия. Но я упрямо шла вперед. Первым радостным событием стало то, что дверь в каюту Грэга меня пропустила. Значит, он не убрал для меня доступ.
   - Свет, - свой голос я не узнала, таким хрипловато-томным он у меня никогда не было. Видимо, и Грэга это удивило, а может, что-то другое. Например, вторжение полуголой меня к нему спящему.
   - Малышка? - сел он на кровати, потирая заспанные глаза.
   - Грэг, помоги, - я привалилась спиной к стене и прикрыла глаза, сил смотреть на золотистую поросль на груди Грэга уже не было. В голове крутились обрывки мыслей, как объяснить логически, почему от вида одного полуголого мужика тошнит, а к второму хочется залезть в постель? Причем в обоих случаях возбуждение одинаково сильное, "подаренное" неизвестной наркотой. - Рив вколол мне что-то. Мне плохо. Мне надо в медкапсулу...
   Ноги не держали и я начала сползать на пол. Капитан выругался вскочил с кровати и подбежал ко мне. Я почувствовала его руки на своей коже и застонала.
   - Маленькая моя, открой глазки, - заворковал надо мной Грэг. - Я сейчас отнесу тебя в медблок, только не теряй сознания... Поговори со мной, Нерида!
  
   Я нехотя открыла глаза и уже не смогла их закрыть, всяческое сопротивление наркотику было сломлено видом обнаженного мускулистого мужского тела.
   - Какого черта ты голый?! - хрипло выдохнула я, а ручонки уже сами тянулись потрогать, обнять, приласкать.
   - Я всегда так сплю, - раздраженно ответил капитан, поднимая меня на руки. - Переживаешь за свою репутацию?
   - За твою, - истерично хохотнула я, обвивая руками сильную шею Грэга. М-м-м, от него пахло чем-то цитрусовым с нотками мяты, так бы и съела его...
   - Это зубная паста, - недоуменно прокомментировал кэп мое бормотание. - Малышка, что ты хочешь? Скажи, папочке Грэгу. Вдруг медкапсула не нужна и одного укольчика хватит, чтобы моя Цыпа опять стала маленькой злючкой?
   - Тебя хочу, - укусила капитана за мочку уха, а потом поцеловала в шею. Хотелось схватить его за волосы, запрокинуть ему голову и впиться в губы страстным поцелуем. Но голова Грэга была практически лысой, и небольшой отросший за несколько дней "ежик" бесил неимоверно. Получается, у него растут волосы, а он просто бреет голову?! А обо мне совершенно не думает?! Я хочу держать в руках волосы своего мужчины, пропускать их сквозь пальцы, гладить, дергать в порыве страсти, целовать, вдыхать ни с чем несравнимый аромат... Я хочу... Я больна...
   - Котенок, - в перерывах между моими попытками заткнуть ему рот поцелуями, заговорил Грэг. - Для тебя все, что хочешь. Обещаю отрастить шевелюру до пояса, только дай отнести тебя в медблок.
   - Не хочу в медблок, хочу в кроватку с тобой, - мурлыкала я на ухо капитану. - А можно и не в кроватку... Давай на полу? Где угодно, я больше не могу терпеть. Грэг, будь другом... или мужиком? Мужиком и другом. Возьми меня сейчас же!
  
  
   ***
  
  
  
   Грэг психовал. А кто бы на его месте был бы спокойным? Нести на руках полуголую девицу, которая умоляет трахнуть ее и всячески стремиться сделать это самостоятельно, то еще удовольствие. Нет, приятно в какой-то мере, но осознание того, что ему опять ничего не перепадет из-за собственного идиотского благородства, бесило жутко. Какого черта он вообще потащил ее в медблок? Надо было сразу в кровать, как она и хотела. Провели бы незабываемую ночь, полную всепоглощающей страсти. Более того, можно было бы не заморачиваться с ласками, под наркотой малышке все равно бы понравилось. Но именно это Грэга и остановило, он хотел, чтобы Нерида стонала от его ласк, а не от убойной дозы "стази". И как только Рив протащил эту дрянь на борт?
   Хуже стало, когда он все-таки принес малышку в медблок. Он вцепилась в него руками и ногами, то целуя, то покусывая. Ее футболка давно задралась, открывая вид на изумительные ножки и упругие ягодицы, которые он сжимал своих ладонях и не давал Нериде "насадиться" на свой член. Возможно, будь на его месте монах, он не среагировал бы на сгорающую от страсти полуголую девицу, но Грэг железной воле не обладал.
   - Малышка, давай ляжем в кроватку, - решил действовать обманом кэп, пока еще полностью не потерял самообладание. - Я тебя раздену и ты ляжешь.
   - И ты наконец-то возьмешь меня? - томно изогнулась девушка, одаривая Грэга горячим взглядом. Во рту у капитана пересохло, а желание наплевать на последствия усилилось. Нет, нельзя поддаваться эмоциям! Он не знает, какую дозу "стази" вкололи Нериде. Велика вероятность того, что любая физическая нагрузка может вызвать у нее остановку сердца.
   - Конечно, маленькая, - улыбнулся Грэг, захлопывая крышку медкапсулы и нажимая код экстренной диагностики. Прибор заработал, а капитан устало присел рядом с ним. Табло показывало, что процесс интоксикации займет полчаса, а значит, было время найти Рива и еще раз набить ему морду. Похоже, в первый раз он ничего не понял. Не хотелось портить старпому послужной список, но в этот он перешел все мыслимые границы.
  
  
  
   Глава 12
  
  
  
   Мне опять снился ОН. На этот раз учитель за мной не гнался, он сидел на татами, устало свесив голову. Черные длинные волосы рассыпались по его обнаженному торсу и прикрыли лицо. Я не знала о чем он думает, не видела выражение его глаз, но чувствовала, что ему очень плохо. Перед учителем лежал мой клинок. Он гладил его кончиками пальцев, медленно и задумчиво, как будто решаясь на что-то важное. Мой взгляд метнулся по сторонам, отмечая наличие в комнате учителя: белого кимоно, цветущей веточку сакуры, горящих благовоний у лика божества. Неужели он решился на страшное?! На ритуальное самоубийство?! Сердце замерло от ужаса. Нет, он не может так поступить! Кто угодно, только не учитель. Он всегда добивается своего и в его жизни не может произойти чего-то непоправимого, ему нет нужды доказывать свою честь или оправдываться за поступки. Разум требовал развернуться и уйти, оставив мужчину со своими проблемами, а душа толкнула вперед. Я присела рядом с Аруку-саном и тихо прошептала всего два слова:
   - Не надо...
   - Нанами, - выдохнул он, вскидывая голову. Его волосы темной волной скользнули по плечам, приковывая к себе мой взгляд. В глаза учителю смотреть было страшно, а вот его волосы всегда вызывали у меня жгучую зависть и желание их потрогать. Но у мужчины были другие планы, порывистое движение и вот я уже чувствую себя зверьком в клетке из сильных рук Аруку-сана. - Ты вернулась...
   От неожиданной нежности в голосе учителя я вздрогнула и подняла взгляд, чтобы забыть обо всем. Его глаза были омутом безвременья, космосом, порталом в неизведанный мир, куда он звал меня за собой. Мое сердце трепетало от страха и предвкушения, хотелось поддаться наваждению и в то же время бежать от этого страшного человека без оглядки. Но последующий поцелуй вытеснил из моей головы все мысли, оставив только всепоглощающую страсть и желание, чтобы этот миг никогда не заканчивался.
   Мой стон разорвал тишину ночи, тело горело и вздрагивало от переполняющего возбуждения. Мужские руки умело дарили ласку там, где все жаждало совсем другого, а губы настойчиво и обжигающе покрывали мое тело поцелуями. Сопротивляться не было ни сил, ни желания. От особенно сильной волны удовольствия, я выгнулась и застонала громче.
   - Малышка моя, скажи "да", - раздался срывающийся шепот мужчины. Сомнения охватили меня на миг, что-то было неправильно, не так... Но тут мое ушко прикусили и я ахнула.
   - Да-а-а, - вырвалось у меня на выдохе.
   Тяжелое мужское тело накрыло меня, резкое движение и низ живота отозвался болью. Она отрезвила, давая понять, что это уже не сон. Воспоминания всколыхнулись разом, начиная с того момента, как ко мне пришел Рив, заканчивая моим безнравственным поведением. Стыд смешался с разочарованием, на глаза навернулись слезы и я порадовалась, что вокруг темнота.
   - Грэг, - уперлась я ладонью в грудь капитана. Его движения причиняли боль. Надо было ему сказать об этом, но воспитание не давало сделать этого. Оно требовало принять наказание достойно, не моля о пощаде, ведь я его заслужила - расслабилась и подставилась врагу.
   - Тебе больно, маленькая моя? - между тем понял меня без слов Грэг и замедлился. Хотя в тот момент я чувствовала переполняющее его нетерпение и сводящую с ума страсть. - Прости, я буду осторожнее...
   Пока мою душу переполняла радость от того, что мой дар не пропал из-за неизвестного наркотика, Грэг и правда стал двигаться более плавно. Его губы взяли мои в нежный плен, стараясь вернуть то удовольствие, что затмевало мне разум еще недавно. Но все было тщетно: поцелуи Грэга раздражали, его немаленький размер мужского достоинства причинял дискомфорт, а отсутствие волос на голове почему-то бесило. Все не так! Но мне хватило ума не перекладывать свои проблемы на мужчину, который искренне пытался быть нежным и не причинять мне боль. А что если?.. Я потянулась своим даром к капитану, но не для того, чтобы отрезвить его и в очередной раз оттолкнуть, мне захотелось окунуться в его эмоции, почувствовать весь спектр его желаний.
   Волна жара прокатилась по моему телу, ощущения Грэга были столь острыми и необычными для меня, что я не смогла сдержать стон.
   - Малышка... м-м-м, сладкая моя, - страстно шептал мужчина, перемежая слова поцелуями. - Какая же ты горячая, влажная... так бы и залез в тебя весь. Можно глубже? Чуть-чуть? Вот так? Или еще?
   - Еще, - выдохнула я и закрыла рот Грэгу поцелуем. Не потому что мне хотелось его целовать, а потому что его треп сильно отвлекал от нашего с ним удовольствия. И вообще не понимаю, кто придумал болтать во время секса?
   Капитан издал утробный рык и отпустил себя. Его хватило на несколько резких и глубоких движений, отозвавшиеся во мне пряным сочетанием наслаждения и незначительной болью, а потом его накрыло. Позже сравнивая мужской и женский оргазмы, я пришла к выводу, что они отличаются только длительностью. У мужчин он заканчивается с выбросом семени, а у женщин отголоски могут длиться еще несколько минут. Но ощущения блаженства и неги, что приходят после, у нас общие. Так что в целом все было неплохо и я не чуть не жалела о произошедшем. Может, хоть после этого мне перестанет сниться учитель? Надежды особой не было, потому что сравнение мужчин было не в пользу капитана.
   - Нерида, девочка моя, - сграбастал меня Грэг, переворачиваясь на спину и устраивая на своей груди. М-да, поторопилась я с выводами, все было бы неплохо, если бы кое-кто не полез с обнимашками и поцелуйчиками. Надо срочно притворяться спящей, а то ему еще и поговорить захочется. Поздно. - У тебя точно ничего не болит? Хочешь, отнесу тебя в медкапсулу? Проверим, все ли хорошо?
   - Давай, просто поспим, - зевнула я. - Вот только в душ схожу.
   - Я помогу, - приподнялся вместе со мной мужчина.
   - Грэг, я справлюсь. Поверь, девятнадцатилетние девушки не только сексом могут заниматься, но им вполне по силам самостоятельно принять душ, - язвительно произнесла я. Забота Грэга раздражала, и все потому, что на его месте я хотела видеть другого мужчину. Вот только учитель никогда таким не станет. Вся его нежность и чуткость присутствуют лишь в моем сне, а в жизни это бездушный тиран, которого не волнуют желания и мечты других людей.
   - Прости, малышка, ты в праве обижаться. Я сволочь, который чуть все не испортил и не смог в полной мере удовлетворить любимую женщину, - я, скорее, почувствовала улыбку капитана, чем увидела ее. Он не торопился включать освещение, чему я была очень рада. Одно дело строить из себя циничную женщину в темноте, другое краснеть от стыда при свете. - Но одну в душ я тебя не отпущу, после "стази" еще в течении суток могут быть головокружения. И это с учетом полного снятия интоксикации.
   - Что с Ривом? - с некоторой опаской спросила я, уже не сопротивляясь тому, что меня несут в душ на руках.
   - Он заперт в карцере, не бойся. Но до конца рейса ты переселяешься в мою каюту, на всякий случай. Вдруг у него на корабле есть сообщники, - очень серьезно заявил Грэг и я ему даже поверила бы, но вот эмоции его говорили о другом. Его не только моя безопасность интересовала. Он все еще желал меня, как женщину. Отказаться? А смысл? Все уже произошло и шансы Грэга дожить до глубокой старости резко сократились. По-хорошему, я теперь обязана скрасить его последние дни, пока Аруку-сан не нашел его и выпустил ему кишки. Мне капитана было жалко, ведь он неплохой, хоть и грубый временами. А еще на руках постоянно носит, непривычно, но приятно. Вздохнула и обняла мужчину за шею. Заставить его волосы отрастить что ли? Хотя бы чуть длиннее, чем этот бесполезный ежик...
  
  
   ***
  
   Грэг полулежал на кровати и обнимал девушку. Руки тянулись потискать, погладить доступное тело, но он уже понял - Нерида не любит всяческие нежности. Еще недавно он мечтал встретить такую женщину, с которой после секса не нужно было бы разговаривать по душам, которая не устраивала бы сцен ревности и не изводила бы планами на совместное будущее. И ведь нашел, вот только радости почему-то нет.
   Может, все дело в том, что утреннее омовение не перешло в еще один раунд секса, как он хотел? Но кто же знал, что Нерида настолько сильно не знакома с интимной стороной жизни. Для нее стало настоящим откровением, когда мужчина при ней снял и выкинул в утилизатор презерватив. И Грэгу вместо ласк и поцелуев пришлось объяснять для чего этот предмет нужен.
   - Ты считаешь меня заразной? - удивлению девушки не было предела.
   - Малышка, да по сравнению с тобой монашки - порождение греха и порока, - рассмеялся капитан. - Я его надел не из-за боязни заразиться, а чтобы ты не забеременела.
   - Но у меня же стоит контрацептив, - неуверенно произнесла девушка, не разделяя веселье мужчины.
   - Из-за наркотика тебе пришлось полностью очищать кровь, - не смущаясь лгал Грэг, не собираясь рассказывать девушке, что никакого контрацептива у нее не было. - По этой же причине пару недель лучше избегать всяких инъекций и даже лекарств. Кстати, несмотря на развитие медицины, презервативы остаются практически неизменными уже не одно тысячелетие. А знаешь почему? Они дешевые, безвредные, надежные, а с учетом того, что мужскую натуру изменить невозможно и нас все равно тянет на живых женщин, а не на пластиковых кукол, то еще и незаменимые.
   - Но есть же разного рода прививки от болезней, - сказала Нерида, с любопытством и смущением косясь на голого капитана. - Ведь неудобно, наверное?
   - Он почти не чувствуется, - принялся мыть девушку Грэг, которому было неловко говорить с ней на данную тему. С каждой минутой он все больше ощущал себя эдаким растлителем малолетних. - А болезней очень много, ото всех не привьешься. Что уж говорить о исследователях космоса, которые открывают новые планеты, цивилизации.
   Нерида задумалась, а Грэг злился на себя за то, что не нашел темы для разговора лучше. Истину говорят, что рядом с хорошенькой девицей мозги отключаются. Так что он практически с радостью сбежал за завтраком, оставив малышку в своей каюте.
   А теперь они вместе смотрели фильм, один из нашумевших бестселлеров прошлого сезона. Девушка не на шутку увлеклась картиной, а капитана больше занимали собственные мысли и вопросы. Он впервые в своей жизни не знал, что делать. До недавнего времени он не задумывался, как относится к Нериде. Она его интриговала, восхищала, иногда раздражала и, конечно, притягивала. Казалось бы, после секса мужчина должен был успокоиться и понять, что девушка не сильно-то и отличается от других его женщин. Но нет, его все так же тянуло к этой не по годам недоверчивой и серьезной девушке, хотелось видеть улыбку на ее губах, ловить искрящиеся смехом взгляд зеленых глаз. Грэг недоумевал, когда простое "хочу" успело смениться на глубокое "нужна"? Неужели его угораздило влюбиться, как какого-то сопливого пацана?
   Определенно здесь что-то другое, ведь он прекрасно понимает - она не для него. И вся эта отстраненность девушки не что иное, как нежелание быть рядом с ним, Грэгом. Будь Нерида лет на десять постарше, он рискнул бы удержать ее, доказал бы, что лучше него у нее никого не было. А сейчас в этом нет смысла, малышке нужна романтика, чувства, признания в любви, свидания и все то, о чем мечтает каждая девчонка ее возраста. Все то, в чем он совершенно не силен.
  
  
   ***
  
   Несколько дней в объятиях Грэга длились мучительно долго. Капитан все это время был нежен, заботлив, внимателен, но меня это только угнетало. Мне не нравились его поцелуи, раздражало буквально все в его внешности. А его маниакальное желание доставить мне удовольствие во время секса, вызывало чувство вины. Потому что все было не то и не так, даже темнота не помогала отвлечься от мысли, что он не тот мужчина, который мне нужен.
   Поэтому известие о том, что мы приземляемся, было воспринято мною с небывалым энтузиазмом. Пока шли переговоры с диспетчером, представителем местной власти и еще кем-то, я тенью следовала за капитанам. Впрочем большую часть времени он провел в рубке, ну и я вместе с ним, не обращая внимания на косые взгляды команды. Плевать, и так все знают, что мы спим вместе, так почему я не могу побыть там, где мне действительно интересно? И все же на душе гадко от мысли, что я обманываю капитана, ведь он хороший. Жаль, не для меня...
   - Нерида, от меня ни на шаг, - в который раз повторял Грэг, держа меня за руку. Начало-о-ось... Вот еще один момент в наших отношениях, который меня особенно бесит, когда кэп увлекается ролью "папочки". Нет, возможно, он реально за меня переживает, но нельзя это как-то по-другому демонстрировать? Скривилась, но промолчала. Мужчина заметил мое недовольство и снизошел до объяснений: - На этой планете женщина самое бесправное существо, ее можно похитить, продать, подарить. Женщины - это товар, дорогой и ходовой, поэтому, если не хочешь оказаться в чьем-нибудь гареме или, наоборот, женой пятерых ублюдков, даже не связанных кровным родством, держись рядом со мной. В случае чего, кричи.
   - А бить можно? Похитителей? - хмыкнула я, ненавязчиво напоминая Грэгу, что могу за себя постоять.
   - Вполне. Но постарайся без крайних мер, а то меня упрячут за решетку, - улыбнулся капитан, притягивая ближе к себе.
   - А мне что будет? - полюбопытствовала я, незаметно стараясь отстраниться.
   - Продадут с аукциона, а деньги поделят между государством и наследниками пострадавшего, - мой маневр не понравился мужчине и он поджав губы ускорил шаг, таща меня за собой. Понятно, впереди у нас очередное выяснение отношений. Как же я не люблю все эти попытки Грэга поговорить со мной по душам. Мне всю сознательную жизнь вбивали, что мнение женщины никому неинтересно, что его не должно быть вообще, а тут мужчина хочет знать, что мне нравится, какие у меня планы на будущее и многое другое. А я не знаю, как реагировать на его вопросы, настолько привыкла держать все желания и мысли при себе, что рассказать о них постороннему человеку не поворачивается язык. Аниоко-таю говорила, что сила женщины в ее слабости и найти подход можно к каждому мужчине, главное, дать ему то, что он хочет. Уверена, она права, но я плохая ученица, я не хочу что-то искать или кому-то угождать, мне не нужны мужчины. Осталось это сказать Грэгу. Я много раз собиралась ему это объяснить, но натыкалась на ласковую улыбку, нежность в глазах и сильные руки, которые постоянно напоминали насколько обманчива добродушная внешность капитана. Да, меня он ни разу не ударил, но я помню, как он избивал Рива. Страшно представить, что он может сделать со мной, если я доведу его до такого же состояния. Не говоря о том, что в космосе просто некуда деться. Но теперь мы на планете, пусть и гадкой, по словам Грэга.
   Мы шли по переходам космопорта и я с любопытством оглядывалась по сторонам. А посмотреть там было на что. Раньше я настолько разнообразных людей видела только по межгалактической сети, украдкой от учителя изучая внешний мир. Правда, как я сейчас поняла, это были все больше художественные фильмы, потому что космические пираты в них выглядели откровенными мерзавцами, а на деле обычные мужики. Например, вон тот тощий высокий, похожий на богомола, в кино обязательно был бы каким-нибудь маньяком или гадом, а здесь обычный уборщик...
   Мы уже почти прошли мимо него, когда с другого перехода вышла группа мужчин с сопровождении двух очень привлекательных и вычурно одетых девушек. Тут уборщик резко распрямился, вытащил из своего поломоечного агрегата плазмопушку последнего поколения, рассчитанную для боевых действий в ограниченном пространстве, и открыл огонь в ту компашку. Время на несколько секунд будто замерло. Я видела, как телохранители безуспешно пытаются увести работодателя с линии огня, как округляются сначала от непонимания, а потом и страха, глаза девушек, как с жертв нападения буквально стекает с костей мягкие ткани. Другие чувства пришли чуть позже: слух атаковали дикие крики умирающих, шипение плазмопушки, маты Грэга, который откинул меня к стене, доставая какое-то незнакомое оружие. А еще был едкий запах паленого мяса, волос, сдобренного чем-то химическим, как если бы расплавили пластмассу или резину.
   Разум отказывался верить в реальность происходящего, все это отдавало дешевым кино. Зачем убивать людей таким некрасивым, варварским способом, когда все можно сделать тихо и мирно, исключая случайные жертвы? Что за дилетант придумал этот план? Тут "богомол" развернулся к нам с Грэгом, видимо, решив разделаться и со свидетелями. Шансов у нас не было, вряд ли у капитана в руках что-то серьезнее парализатора. Сердце екнуло, пропуская удар, а потом убыстряя ход, подстегнутое страхом и адреналином. Ну нет, умирать тогда, когда жизнь только началась я совершенно не собиралась. Ментальный удар вышел на редкость мощным и разрушающим, принося с собой головную боль и удовлетворение. Убийца, захлебываясь кровью оседал на пол, все еще не понимая, что выстрелить он уже не сможет.
   - ... - маты Грэга очень точно отражали сложившуюся обстановку. - Ноги в руки, малышка! Нас не должны тут застать. Ненавижу эту планету! Постоянная какая-то срань случается, когда я здесь!
   И мы побежали, петляя по переходам служебных коридоров, куда втянул меня Грэг за первым же поворотом. Когда показывались люди, коих было немного для такого огромного космопорта, мы переходили на шаг. Нас никто так и не остановил, только у выхода произошла заминка, которая могла была бы обернуться серьезными разборками, и я опять воспользовалась даром и заставила охранника нас выпустить. Это было несложно сделать, Грэг достаточно отвлек на себя внимание разговором с ним. Но голова разболелась еще сильнее, захотелось лечь под теплое одеяло, чтобы вокруг была темнота и тишина. Желанию моему было не суждено сбыться, мы вышли на парковку - огни, шум, суета, хаос.
   - Потерпи, сейчас поймаем такси, - заметил мою перекошенную физиономию капитан, каким-то чудом умудряясь ориентироваться, не отвлекаясь на яркие сопроводительные вывески и мигающие рекламные огни. Вот интересно, для кого они, если я, человек приезжий так и не поняла, в какую сторону надо идти или ехать, чтобы попасть в город?
  
  
   ***
  
   Капитан задумчиво поглядывал на девушку, которая сидела рядом, прикрыв глаза и откинув голову на спинку кресла. На ее виске пульсировала жилка, а лицо было неестественно бледным. Нерида даже не стремилась освободиться от его руки, сжимающей ее ладонь. Весь вид девушки свидетельствовал о ее плохом самочувствие.
   Грэга решил отложить вопросы, которые не давали ему покоя. Да и в такси зачастую разговоры клиентов записываются. Мужчина даже собирался об этом намекнуть Нериде, если бы она начала спрашивать о произошедшем в космопорте, но девушка молчала. Малышка вообще на редкость спокойно восприняла мучительную смерть людей, ни тебе криков, обмороков, истерик, даже страха как такового не было. Не говоря уже о том, что Грэга мучили сомнения в случайной гибели убийцы. Конечно, он мог быть изначально запрограммирован на смерть - чип в мозгу, пси-блоки, да мало ли всякой дряни для контроля изобрели люди. Но вот резкое ухудшение здоровья Нериды, так нежданно совпавшее с гибелью преступника, напомнило Грэгу о кое-каких способностях девушки. И чем дальше капитан заходил в своих размышлениях, тем больше склонялся к версии, что малышка приложила "руку" к их спасению.
   Мужчина не был по жизни белым и пушистым, в его прошлом тоже случались делишки, о которых он не любил вспоминать. Поэтому поступок Нериды его несильно покоробил, а вот ее отношение к случившемуся вызывало жалость, сдобренную толикой здорового опасения. Неприятно запоздало осознавать, что девушка в любой момент могла "поджарить" ему мозги. Наверное, другой мужчина задумался бы, а нужна ли ему столь опасная спутница? Может, пока не поздно избавиться от необычной девчонки? Дельная мысль еще крутилась в голове Грэга, а руки уже сами обняли Нериду, помогая ей удобнее устроиться. К тому же он все равно не любит менять принятые решения...
  
  
   Глава 13
  
  
   Ехали мы достаточно долго, сил спрашивать у Грэга, почему он не воспользовался воздушным средством передвижения, у меня не было. В голове прочно обосновалась боль, пульсирующая, обжигающая. Хотелось замереть не только телом, но и мыслями, потому что любое движение, даже воображаемое, вызывало острые болезненные спазмы. Капитан ни о чем не спрашивал, молча обнимал меня и я была ему за это благодарна. Мне впервые не хотелось избавиться от близкого соседства с ним. А за осторожный массаж моего затылка, я была готова простить все прошлые прегрешения Грэга.
   - Красивая, - раздался в переговорном устройстве голос водителя. Похоже это мне, но открывать глаза ради любопытства я не стала, наоборот, застыла максимально неподвижно, уткнувшись в грудь капитана.
   - На дорогу смотри, - от резкого окрика, я скривилась и прикусила губу, претерпевая нахлынувшую боль. Грэг заметил и ласково коснулся моей макушки губами: - Прости, малышка.
   - Голова болит? - все не унимался водитель. - У моей бабы с этим тоже беда. Но ей сладкое помогает...
   - Учту, - сказал Грэг таким тоном, что незнакомый мужчина не рискнул продолжать разговор. А мне вдруг захотелось кусочек тортика или какое-нибудь пирожное, чтобы воздушное и тающее во рту. Ради этого я даже взглянула на капитана. Грэг не смог проигнорировать тоску в моих глазах и ответил лаконично: - Купим.
   - Ты же даже не знаешь, что я хочу, - слова дались тяжело, язык еле ворочался, будто я несколько суток болтала без умолку.
   - Что хочешь, то и купим, - пообещал капитан. Я сначала удивилась, даже начала думать, с чего такая щедрость, но вовремя вспомнила, что мы не одни в машине.
   "Наверное, он так говорит для водителя", - подумала я, успокаиваясь. А вслух произнесла: - Тортик хочу.
   Грэг улыбнулся и поцеловал меня, мягко и бережно. На мгновение мне даже стало стыдно оттого, что я планирую бросить его. Но я тут же поторопилась успокоить совесть, объясняя ей, что капитану без меня будет лучше. Опять же, учитель слов на ветер не бросает. Остается только надеяться, что он будет искать меня, а не Грэга.
   Таксист нас высадил в каком-то промышленном районе у неприметной забегаловки. Капитан попросил подождать, а чтобы водитель не смог отказаться, не стал ему платить полную сумму за наш проезд. Мужчина возмутился, грозился вызвать полицию, но обещание двойной оплаты слегка поумерило его пыл.
   - Неужели у них есть полиция? - с долей скепсиса спросила я у капитана, пока мы подходили к зданию. Людей на улице было немного, в основном мужчины совершенно невыразительной внешности, они не отличались статью или яркостью одежды, их вообще можно было принять за родственников. Клоны? В галасети частенько попадались сообщения, что на планетах с тяжелыми условиями жизни практикуют клонирование. За людей так существ не считали, причисляя к расходным материалам. Я же считала такое бесчеловечным и неправильным, вместе со мной так же думали восемьдесят процентов населения Галактического Союза. Но видимо, полностью искоренить подобное варварство не представлялось возможным. Мужчины старательно отводили от меня взгляд, будто догадывались о чем я думаю.
   - Ты удивишься, но на этой планете нарушение законов карается значительнее серьезнее, чем где бы то ни было еще. Но это в том случае, если ты не можешь оплатить штраф. Так что если у тебя достаточно денег, можно даже убить врага и пойти спокойно сдаться полиции. Видишь, боятся посмотреть на нас? Потому что знают, денег на оплату штрафа у них нет, а попадать в рабство не хочется никому.
   - Дикая планета, как они здесь живут? - поежилась я, инстинктивно придвигаясь ближе к Грэгу.
   - Человек такая тварь, ко всему привыкает, - скривился капитан. - Они здесь родились, их так воспитали. Я уже не говорю о том, что у многих недостаточный уровень образования и коэффициент умственного развития, чтобы думать о чем-то кроме физических желаний. А для их удовлетворения здесь настоящий рай. Мужчинам разрешены все виды наркотиков, в каждом квартале есть публичный дом, где можно получить удовольствие на самый извращенный вкус, существуют и кровавые развлечения: бои без правил, различные гонки и многое другое.
   - А женщинам? - ох уж это любопытство, даже голова болеть меньше стала.
   - Жены и дочери служат украшением и своеобразным показателем статуса мужчины. Остальных, кому не повезло, ждет участь рабынь борделей. Ходят слухи, что продолжительности их жизни от двух до пяти лет, - словам Грэга не хотелось верить, ведь то, о чем он говорил, было ужасно. Знала бы, не торопилась бы вступить на эту гадкую планету. И вообще, перспектива провести еще недельку другую на корабле с капитаном уже не казалась неприятной.
   Внутри помещения были обычные столики и стулья, немного мрачноватый антураж разбавляло мелодичное пение паренька. Грэг протащил меня вглубь зала и усадил за стол. Тут же прибежал молодой человек, положил перед нами меню, записал заказа капитана на "тортик" и сок, ловким незаметным движением руки что-то спрятал в карман и был таков. На меня он так же не смотрел, будто меня вообще не было.
   - Не пугай официанта, - рассмеялся капитан, заметив мое внимание к парню. - Здесь нельзя проявлять интерес к посторонней женщине, за это либо бьют морду, либо штрафуют. А если женщина положила глаз на чужого мужчину, его убивают.
   - Я поняла, - буркнула я и опустила взгляд на столешницу. В душе бурлило возмущение, но я понимала, что оно не имеет смысла. Мы на чужой планете и может только подчиняться местным правилам. Если, конечно, хотим выбраться отсюда живыми и свободными.
   Кусочек торта мне принесли достаточно быстро, не успела я съесть пару ложек вкуснейшего десерта, как за наш столик присел наглый мужик смазливой внешности. Я даже на несколько секунд замерла с приоткрытым ртом и недонесенной до него ложкой. Нет, меня поразило не лицо, будто вылепленное талантливым скульптором и по этой причине кажущиеся искусственным, а пронзительный взгляд голубых глаз, холодных и алчных.
   - Ты опоздал, - не здороваясь произнес Грэг, подтверждая факт знакомства с этим типом.
   - Я пришел вовремя, надо было глянуть чтобы за тобой никто не увязался, - усмехнулся краем губ мужчина. - Ну что, проверять будешь? Или поверишь старому другу?
   - Ты же знаешь ответ, - хмыкнул Грэг и протянул руку, его собеседник на недоверие не обиделся и отдал ему свой коммуникатор. Пока капитан вчитывался в нужную ему информацию, мы с мужчиной разглядывали друг друга. Похоже, у этого типа деньги есть, раз он себя так ведет.
   - Я смотрю, ты не установил статус? - отвлекся от чтения Грэг. Я же наслаждалась сладким. Кстати, головная боль практически сошла на нет и мне не терпелось залезть в галасеть, чтобы узнать об этом подробнее. Аруку-сан всегда говорил, что сладости - это медленный яд, но может, все зависит от дозы?
   - Это дело нескольких секунд, ты же не сказал о своих планах. Обрати внимание на дополнения, - ответил капитану его знакомый, не сводя с меня глаз.
   - С ограничением? Это что-то новенькое. Какие плюсы, минусы?
   - Плюсы - все те же, что и в полном варианте, но с возможностью продать, подарить. Минус, в принципе, один - могут возникнуть проблемы на территории Союза. Так что если ты планируешь обосноваться на планетах Альянса, бери не пожалеешь, - с какой-то похабной улыбкой произнес незнакомец.
   - Завлекательно, но я возьму полный, меньше всего мне нужны проблемы с законом, - Грэг быстро ввел какие-то команды в коммуникатор мужчины и уже собрался отдавать, когда тот обратил его внимание на еще одну дополнительную функцию.
   - Пойми, это очень удобно, - доказывал голубоглазый, сомневающемуся капитану. - А чтобы не списывалось лишнего, достаточно установить ежедневный или еженедельный лимит. Я тебе отвечаю, сейчас это хит! Дружище, не будь жмотом, если отхватил такую цыпочку, то надо раскошеливаться. А может, продашь? У меня на примете есть состоятельный покупатель, твоя рыбка будет жить в золотом аквариуме. Ну нет, так нет.
   - Малышка, дай руку, - перехватил меня за левое запястье Грэг, прижимая его к столу и разворачивая руку ладонью кверху. - Не бойся, немного пощиплет и все.
   - Что это? - напряглась я, глядя на незнакомый прибор в руке голубоглазого мужчины. Он вытащил данный предмет из кармана и, не обращая на нас с капитаном внимания, синхронизировал его со своим коммом.
   - Твой билет во взрослую жизнь.
   Он солгал, было все-таки больно и страшно, но я была достаточно образована, чтобы понять происходящее. На большинстве планет, когда человек достигает определенного возраста, его маркируют - наносят все данные о нем под кожу. Одно время маркировку выполняли с самого рождения, но годы практики показали, что из-за усиленного роста детей это бессмысленно.
   - Ну вот, а теперь осталась только проверка, - подмигнул мне голубоглазый и чуть не схлопотал по морде. Я рассматривала свое покрасневшее и слегка припухшее запястье, переживая, что увижу на нем некрасивый трехмерный штрих-код, как показывали в сериалах по галасети. Но нет, кожа осталось ровная и без намека на что-то инородное. Мужчина заметил мое удивление и насмешливо сказал: - Девонька, у меня все самое лучшее, я на красоте не экономлю, в отличие от государства. Смотри, сканируется быстро, информация отображается без искажений.
   Я поняла взгляд и посмотрела на прибор, там действительно была вся информация, что мне до этого показывал Грэг на своем комме. Кроме одного небольшого нюанса, добавился социальный статус - замужем.
   - Грэг?! - тихонько свирепея, повернулась к капитану. - Ты ничего не хочешь мне объяснить?!
   - Малышка, ты такая красивая, когда злишься, - обезоруживающе улыбнулся мне кэп. Голубоглазый рассмеялся, напомнил, что если Грэг передумает, то он готов выставить меня на аукцион чисто за символический процент, по-дружески. Капитан послал его подальше, то же из товарищеских соображений. И только когда этот странный тип ушел, Грэг снизошел до объяснений. - Нерида, по-другому было нельзя. Я же говорил тебе о специфике этой планеты - женщины совершенно бесправны. Тебя не удивило, что при прилете проверяли только меня? Так вот, ввозить женщин можно в любых количествах, без документов и разрешений, а чтобы Галактический Союз не приписал местным властям похищение людей, все делают вид, что ничего подобного просто не существует. А вот когда мы будем покидать планету, тебя обследуют детально и не только на наличие документов. Мне же придется подписывать разрешение на твой вылет, без него тебя просто запрут в благоустроенной камере до выяснения обстоятельств. И вообще не понимаю, что тебя так задело? На первой же планете Союза разведемся, дел-то.
   - И когда мы на нее ступим? - не спешила я радоваться словам Грэга.
   - Все будет зависеть от того, куда прикажут доставить нашего пассажира, - пожал плечами довольный капитан. - Две недели или пара месяцев, разве это много? У тебя как раз будет время подумать, чем ты хочешь заниматься в дальнейшей жизни.
   Я промолчала, потому что сказать собственно было нечего. Устраивать истерику было не в моем характере, да и смысла я в этом не видела. Вдруг Грэг решит, что меня выгоднее продать, чем везти куда-то. Я, конечно, легко не дамся, но зачем доводить до крайности, тем более, мы и без того спим вместе. А теперь, получается, будет заниматься сексом на вполне законном основании. Вот только перспектива видеть Грэга два месяца в моей постели не радовала. Единственное, что слегка утешало - это скорое наступление женских дней.
  
   ***
   Если бы мне когда-нибудь сказали, что от развлечений можно устать, я не поверила бы. Но факт остается фактом, благодаря Грэгу я еле держалась на ногах. Мой новоиспеченный муж предложил отметить нашу скоропалительную свадьбу. Я этого не хотела, но меня никто и не спрашивал. Капитан просто озвучил свои планы и мы поехали в центр города, в пристанище разврата и порока.
   Если быть честной, Грэг меня по злачным местам не водил, а мое здоровое любопытство пресекал, мотивируя тем, что в некоторых вопросах женщина должна быть невинной. Что он хотел этим сказать, я так и не поняла, кроме того, что мне нельзя смотреть на модифицированных для секс-индустрии людей и нелюдей.
   Кстати, о последних, одно дело видеть иноземные виды гуманоидов по галасети, другое дело сталкиваться с ними вживую. Я, конечно, старалась вести себя культурно и не пялиться на варгов с открытым ртом, но когда увидела скитов все мое самообладание разбилось на куски. Оно и понятно, варги несильно отличаются от людей, подумаешь конечности длиннее и волосатость повышена, со спины их можно было бы принять за горилл, но физиономии у них определенно волчьи. Отсюда и прилипшее название. Говорят варгам оно так понравилось, что они и на своих планетах ввели его в обиход. А скиты - это самая закрытая раса в изученной вселенной. Изначально их назвали "скитальцы", но за века столь пафосное имя сократилось до "скиты". А те, кому выпадало общаться с этой таинственной расой, называли их еще проще "скоты". По слухам, эти гуманоиды бессовестно пользовались всеми своими преимуществами и никогда не отвечали за последствия. Я в страшилки не верила, людям свойственно выдумывать и сваливать свою вину на тех, кто не стремиться оправдаться.
   Естественно, когда увидела небольшую группу "людей" в летящих одеждах, скрывающую все, а вместо лиц у них обнаружились радужные экраны, я застыла в легком смятении. Я представляла их куда более внушительными, важными, загадочными, сверхъестественными, а на деле они ничем не отличались от людей, если бы их обрядили в такой костюм. Или я чего-то не вижу? Любопытство с самолюбием взыграло и я решила попробовать проникнуть в тайну скитов, сосредоточилась и потянулась к разуму одного из них. Мне хотелось знать, каким он себя видит. Конечно, это не стопроцентная гарантия того, что мысленный образ совпадет с реальным, но все же редко какой человек представляет себя скажем осьминогом или еще кем-нибудь столь же непохожим. Грэг моей заминки не видел, он покупал всякие вкусности и сладости для нас, а я, забыв про недавнюю головную боль, углубилась в разум скита. Далось мне это нелегко, я так и не поняла, то ли у него была какая-то мудреная защита, то ли сказывался мое утреннее истощение, но образ мужчина мелькнул и пропал. Обычный человеческий мужик, с заносчивым выражением на лице и цветной прядью в светлых волосах. Я была разочарована, все мои детские фантазии разбились о реальность.
   Я еще долго бы пребывала в расстроенных чувствах, но Грэг потащил меня на аттракционы, пообещав незабываемые впечатления. И не обманул, адреналин просто смел все мои мысли о скитах и прочей ерунде, оставив восторг и радость. Весь день я не вспоминала о прошлом, не думала о будущем, а просто наслаждалась настоящим. И все чаще ловила себя на мысли, что Грэг отличный друг. В принципе, я согласна была и дальше оставаться его женой, если нам не пришлось бы делить постель. Но в жизни не бывает все идеально, так что секс с Грэгом не такая уж страшная плата за все хорошее, что он для меня делает.
   Только в летающем такси я вспомнила о скитах и пришла к выводу, что это были переодетые люди. Другого разумного объяснения я не видела. Но и эта мысль надолго не задержалась в моей голове, потому что Грэг приуменьшил ту проверку, которую мне пришлось пройти, чтобы нас пропустили к космолету. Эти сволочи даже сделали экспресс анализ на беременность, оказывается женщинам, ждущим ребенка запрещено покидать планету даже с мужем. Причем срок беременности никого не волновал. Те несколько минут, что потребовались для подтверждения результата теста, были для меня очень волнительными. Даже не знаю, чего я боялась больше, оказаться в положении или застрять на этой гадкой планете. Но все обошлось и нас пропустили. Усталость и нервы взяли свое, и путь до корабля я проделала на руках у Грэга. Душа разрывалась от противоречивых эмоций, с одной стороны было приятно чувствовать внимание и заботу капитана, с другой стороны я будто вживую видела презрение в глазах учителя. В последнее время я все чаще ловила себя на мысли, что мои поступки его разочаровали бы, знай он о них. Аруку-сан словно тенью следовал за мной и у меня никак не получалось забыть о нем, перестать думать о том, как бы он поступил в той или иной ситуации. Ненависть к учителю все больше перерастала в обиду и тяжкие думы о том, что Аруку-сан все еще остается для меня авторитетом.
   - Капитан, - перехватил нас на пути к каюте один из людей Грэга. - Для вас срочное сообщение на мостике.
   - Почему не скинули на комм? - нахмурился мужчина.
   - Сообщение пришло по зашифрованному каналу...
   - Ясно, - Грэг поставил меня на пол, подарил легкий поцелуй и спросил: - Малышка, ты дойдешь сама до каюты?
   - Смогу, не беспокойся, - постаралась быть милой, но такой вопрос только усугубил самобичевание. Я всегда гордилась тем, что сильная, ловкая, а Грэг считает меня размазней, неспособной даже позаботиться о себе. И кто в этом виноват? Кто позволил ему так думать? Хорошо, что учитель не видит этого позорища...
   - Я быстро вернусь и мы продолжим наш "медовый месяц", - подмигнул мне капитан и устремился к рубке, на ходу интересуясь делами на корабле. - Пассажир на борту?
   - Да...
   Они скрылись за поворотом, а я поплелась в каюту. Я прекрасно поняла на какое "продолжение" намекает Грэг и совершенно не хотела им портить такой хороший день. Притвориться спящей что ли? Какое-то движение на краю периферического зрение заставило тело резко уйти в сторону. Вот только от рассеянного луча парализатора не спрятаться в пустом коридоре. Боль огненным смерчем прошлась по всем нервным клеткам, хотелось орать и кататься по полу, но спазм не давал даже вздохнуть.
   - Тебе надо было соглашаться на спасательную капсулу, - склонился надо мной довольный Рив. - А теперь проведешь остаток жизни там, где тебе самое место - в борделе!
   Неосознанно потянулась к дару, понимая, что не успею убить эту тварь. Прав был Аруку-сан, врагов нельзя оставлять в живых! Сознание померкло, обрывая мое самоубийственное желание отомстить Риву. Но ничего, мы еще встретимся...
  
  
  
   Глава 14
  
  
   Монотонный раздражающий звук проникал в мозг, вызывая пульсирующую боль. Он не давал сосредоточиться и прогнать муть из головы. Собственная слабость бесила, а воспоминания о Риве заставляли стискивать зубы, чтобы не застонать от бессилия.
   - Когда она уже заткнется?! - раздался раздраженный голос по соседству, озвучив мои мысли. Ответом ему стали ругательства и женский визг со всех сторон. Для моей больной головы это было подобно взрыву.
   - Ар-р-р! Молчать! - вместе с криком из меня вырвался дар, ментальной плетью подстегивая приказ. Рывком села, на большее не хватило сил, и открыла глаза, готовясь убить любого, кто посмеет сунуться.
   Я ожидала увидеть антураж борделя или чего-то подобного, но реальность слегка меня озадачила: полутемное, грязное помещение, разделенное на сегменты металлической решеткой. Тюрьма? Похоже. Но какая-то она допотопная, как будто из исторических фильмов. Клетки были заполнены женщинами, рассортированными по возрасту, привлекательности, расовым особенностям. Возможно, еще по каким-то критериям, но мне было совершенно неинтересно в этом разбираться. Все мы здесь явно не по своему желанию, а значит, они такие же жертвы предательства и обмана. Навскидку, бордели пополнятся двадцатью особями женского пола. И все они сейчас молчали, со страхом косясь в мою сторону.
   Я находилась в клетке с длинноволосой блондинкой, которая взирала на меня с насмешливым недоверием и с каким-то превосходством. Подарила ей мрачный взгляд из арсенала учителя и отвернулась в сторону, стремясь детально рассмотреть замок на решетчатой двери. М-да, тюрьма допотопная, а замок современный. Проще между прутьев пролезть, чем его без инструментов открыть.
   - Расслабься, - в голосе блондинки все еще сквозила насмешка. - Дверь самим не открыть.
   Я медленно повернулась к сокамернице, что-то в ней было не так. Яркая, красивая, наглая, а вот одета в какое-то несуразное шмутье в стиле унисекс. Но если все это еще как-то получалось совместить в общий образ, то узкие ладони с необычайно длинными пальцами и слегка заостренное ухо, кокетливо выглядывающее из копны идеально гладких волос, вызывали вопросы. А еще голос хоть и тихий, но какой-то грудной, низкий, когда я услышала его с закрытыми глазами, подумала, что рядом парень. В принципе, проверить половую принадлежность проще простого...
   - Эй, зеленоглазка, - выставил обе ладони перед собой тип, подтверждая мои мысли. - Не знаю, что ты задумала, но я на твоей стороне. Я такая же жертва.
   - Я в этом не уверена, - хмыкнула я, вглядываясь в парня. Очень смазливого и женственного. Может, он из этих, которые ублажают всяких извращенцев? - Согласись, странно обнаружить мужчину в компании баб, которых должны продать в бордель.
   - О, наконец-то хоть одна разумная особь, - не стал отпираться сокамерник. - А то эти на что-то надеются, видимо, на великую силу любви с первого взгляда. Хозяина к собственной рабыне.
   - Ты не ответил, - напомнила я.
   - Все просто, не только бабы на этой дрянной планетке отличаются тупостью, - тряхнул головой парень, скривив совершенные розовые губки. - Охранники тоже не блещут умом. Так что их сразила моя красота, а меня разряд парализатора.
   - Понятно, фантазией наши тюремщики тоже не отличаются, меня так же вырубили, - настала моя очередь скривиться. Но не столько от воспоминаний, сколько от спонтанных мышечных спазмов.
   Парализатор очень неприятная вещь, побочные явления такие как: дрожь конечностей, сокращения мышц, онемение, покалывание, блуждающая боль и прочая гадость, могут проявляться от нескольких дней, до пары месяцев. Была только одна методика, позволяющая сократить подобные эффекты до минимума - усиленная тренировка всех групп мышц. Чем раньше - тем лучше. Вроде ничего сложного, но это только на словах, потому что тело отказывалось слушаться команд мозга, и приходилось преодолевать боль. Но все это я уже в своей жизни проходила, учитель и парализотор включал в тренировки. Правда, теперь я могла сравнить и прийти к выводу, что он нас щадил, потому что от его разрядов сознание никто не терял. Хотя, ощущение были все же гадкие, особенно неприятно осознавать свою беспомощность.
   Встала с трудом, блондин не вмешивался, не предлагал помощь, что меня вполне устраивало. Простая разминка чуть не отправила меня в повторный нокаут: сердце беспорядочно билось в груди, из легких вырывались хрипы, а тело было мокрым от пота. Я вцепилась в решетку, восстанавливая дыхание.
   - Ну ты крута, - протягивая мне бутылку с водой, подошел сосед. - Я сутки провалялся, прежде чем смог встать.
   - Не время разлеживаться, - ответила я, взяв предложенную воду. Жаловаться на судьбу и жизнь незнакомому человеку я не собиралась.
   - Правильно, особенно, когда появился реальный шанс сбежать, - тихо произнес парень, сверкая безумными глазами. - Ты как, со мной?
   - И каков твой план? - спросила я, не торопясь доверять странному сокамернику. Прошла к своему углу и тяжело опустилась на синтетический татами. Парень нагло устроился рядом, будто мы давно знакомы или даже близки. - И почему он стал реальным после моего появления?
   - Я тут третьи сутки, первые провалялся почти в отключке, но зато разжился информацией. Например, знаю, что завтра вечером нас выставят на торги. Сначала предложат элитным клиентам, а если никто из них не купит, продадут какому-нибудь сброду. То есть хозяин у нас в любом случае появится, а стало быть проблем с побегом добавится, потому что здесь свою собственность клеймят. Поэтому надо бежать сегодня и момент подходящий, скоро на ночное дежурство заступит "сладкая парочка", а они любят попользоваться женщинами. Мне их заинтересовать нечем, а у тебя все на месте и мордашка очень привлекательная. К тому же я видел, как на тебя смотрел один из них, пока ты была без сознания...
   - Ты предлагаешь мне соблазнить охранников? - опешила я от циничности и наглости этого типа.
   - А ты знаешь вариант лучше? И потом, надо чтобы они всего лишь открыли дверь. И я знаю, как сделать так, чтобы они это сделали без оружия, - самодовольно улыбнулся блондин. - Так ты со мной?
   - Да, - согласилась я, тем более был еще один способ заставить охранников открыть нашу дверь. Свои способности я афишировать не собиралась, итак чуть не раскрылась. Одна надежда на то, что никто толком ничего не понял. Поэтому предложение блондина было неплохим, я чуть-чуть покривляюсь перед решеткой, как учила Аниоко-таю, плюс небольшое внушение и дело сделано.
  
  
   ***
  
   - Куда еще ждать?! - шипела я и проклиная смазливого сокамерника, который убедил меня подождать с "соблазнением". То, что час назад казалось простым, на деле обросло препятствиями, а именно, я никак не могла настроиться на нужный лад. Мы с блондином делали вид, что боимся наших тюремщиков, как и остальные женщины в камерах, то есть жались друг к другу. Чем этот тип нагло пользовался: лапал меня за грудь и ягодицы.
   - Они только начали, - с невинными глазами отвечал блондин. - Даже не разделись. Хочешь, чтобы они с оружием к нам вошли?
   - Руки вырву, - немного не в тему, зато по существу тихо произнесла я, когда этот тип в очередной раз потянулся к моей груди.
   - Не льсти себе детка, это только для конспирации, - лгал мне в лицо "жертва" обстоятельств. - Ты же должна выглядеть возбужденной, а не роботом-убийцей. Да в твои глаза смотреть страшно. Лично я, увидев такой взгляд, сначала разрядил бы оружие в тебя, а только потом зашел бы в клетку. Где кротость? Где желание, соблазн, обещание неземного наслаждения?
   - Ну извини, насильники меня как-то не заводят, - скривилась я, признавая правоту сокамерника, но локтем все же его двинула, не нужна мне его "помощь". В сторону двух тюремщиков, которые наконец-то выбрали себе женщину для развлечения и теперь принуждали ее к сексу, я не смотрела. Было противно. Да и злость грозилась вырваться чем-нибудь самоубийственно разрушительным.
   - Какие же они насильники? - хмыкнул блондин. Вот кто наслаждался бесплатным зрелищем и не скрывал этого. - Они "благородно" дали какой-то наркотик жертве и теперь она жаждет их не меньше, чем они ее. А вот с фантазией у этой троицы не очень. Нет, ты глянь! Ну кто же так делает?! Никакой эстетики!
   Вот кто меня заставлял смотреть? Наши тюремщики: два бугая бандитского вида расположились около рабочего стола. Одного из них женщина обслуживала ртом, а второй со спущенными штанами пристраивался к ней с тыла. От последующих хлюпающих звуков и совместных стонов меня затошнило.
   - Так, детка, твой выход, - подтолкнул меня к решетке сокамерник. - И поразвратнее, поразвратнее...
   - Отвали, - скинула со своей ягодицы ладонь парня. Хотелось убивать, причем неважно кого, главное мучительно.
   - Э, да с тобой каши не сваришь, - заглянув мне в глаза сказал блондин. - Ладно, ты молчишь, призывно улыбаешься, оголяешь медленно грудь, а говорить буду я. Только прошу, не смотри им в глаза. Справишься?
   Я кивнула, пытаясь взять себя в руки. Не время поддаваться агрессии и жажде мести. Да и не этим людям я хотела отомстить, а значит, надо собраться и держать свои эмоции в узде. Как говорила Аниоко-таю? Даже в самом неприятном мужчине можно найти что-то хорошее. Главное, убедить себя, что вот эти уроды мне нравятся.
   Могла бы не мучиться, потому что блондин начал говорить такие скабрезные вещи, столько всего пообещал нашим тюремщикам, что они забыли о своей бабе, а мне не пришлось оголяться. И этот тип жаловался, что ему нечего предложить?! Да я две трети из его списка не пробовала и вообще не знала, что так возможно. Краска смущения покрывала меня густым слоем, даже жажда убийства временно уступила место любопытству. Я совсем забыла, что хотела применить дар, да он и не понадобился, блондин решил подкрепить свои слова демонстрацией и очень эротично облизал мою шею. Черт, чуть все не испортила! Предупреждать же надо! В последний момент не ударила парня, а всего лишь схватила его за волосы и притянула его лицо к своему:
   - Убью, - шепнула, едва касаясь его губ. Тот нагло хмыкнул в ответ.
   Не знаю, как долго нам пришлось бы притворяться, но охранники решили, что участвовать им нравится больше, чем наблюдать. Так что несколько минут позора закончились свободой. И вот тут-то я отыгралась на этих двух громилах за все свои унижения последних дней. Наверное, я убила бы их, но меня остановил блондин:
   - Детка, хорош! Валим отсюда, пока никто не пришел.
   Он успел подобрать оружие, обчистить карманы бугаев и по разу выстрелить в них из парализатора.
   - Как тебя зовут, кровожадная моя? - спросил блондин, смотря как я брезгливо вытираю кровь со своих рук об одежду тюремщиков.
   - Нерида.
   - Я Ильдин. Думаю, ты так же жаждешь свалить с этой планеты, как и я? - насмешливо поинтересовался Дин.
   - Естественно. А с ними, что делать? - кивнула я головой на других пленниц.
   - Эй, курицы, с нами пойдете? - крикнул блондин испуганной толпе. Ответом ему была пугающая тишина и почти осязаемый страх. Ильдин пожал плечом и цинично произнес: - Вопрос решен. Так ты со мной?
   - Будешь приставать, руки сломаю, - пообещала парню и двинулась на выход. Впереди неизвестность, ведь выбраться из камеры это одно, а сбежать из здания, города, тем более с планеты, совсем другое. Но азарт и желание доказать себе, что я все смогу, заглушали сомнения.
   - Заметано, детка, - обогнал меня бывший сокамерник, вручая один из парализаторов. - Дерешься ты круто, но эта штука надежнее.
  
  
   ***
  
   - Стоило сбегать от работорговцев чтобы все равно оказаться в борделе?! - в раздражении пнула розовую подушку, испытывая непередаваемое желание сделать тоже самое с Дином. Блондинистая сволочь сказал, что имеет на примете одно надежное место, где нас точно не будут искать.
   - Детка, поверь мне, разница огромная, - нагло развалившись на широком ложе, произнес бывший сокамерник. - Борделе нас искать никто не будет, переждем несколько дней, сменим внешность и ... хотя об этом поговорим позже.
   - Надежное место уже не кажется таким надежным? - понятливо хмыкнула я, в душе соглашаясь, что предложение Дина достаточно разумно. Правда, это совершенно не значило, что оно мне нравилось.
   - Осторожность не помешает, красавица, - обольстительно улыбнулся мне парень, приподнявшись на локте. - Не хочешь расслабиться? Выпить вина? Принять ванну? Могу потереть тебе спинку...
   - Ванна это замечательно, - улыбнулась в ответ, хотя было огромное желание двинуть кулаком по смазливой физиономии. - А вот со своей спинкой я справлюсь сама. Не хочу тебя утруждать, тебе же еще "тереть спину" нашей покровительнице.
   Удивительно, но у борделя был не хозяин, как можно было бы предполагать, а хозяйка. Красивая, явно над ее внешностью потрудились лучшие пластические хирурги планеты, умная женщина, а судя по их разговору с Дином, блондин когда-то был ее любовником. Я же постаралась сделать так, чтобы она обо мне сразу же забыла. Сделать это оказалось достаточно легко, потому что все ее внимание было обращено на Ильдина.
   - Малышка, моих сил хватит на всех, - парень сел и начал медленно раздеваться. Сразу вспомнились все те пошлости, что он наговорил охранникам. Щеки залило краской смущения, а сердце затопил гнев. Неужели этот блондинистый бабник думает, что я прыгну к нему в кровать?! Не дождется! Так хотелось стереть с лица Дина эту самодовольную ухмылку, но силой у меня это сделать точно не получится. Мы вместе выбирались из лап работорговцев и блондин успел показать себя умелым бойцом, несмотря на кажущуюся хрупкость и женственность. Стиль его боя существенно отличался от моего, но стремительность и смертоносность движений говорила о многом. К тому же Дин мне был нужен, я не питала иллюзий, что смогу выбраться с этой поганой планеты самостоятельно. Так что драка с боевым товарищем это не выход.
   - Рада, что ты не планируешь ночевать в нашем номере, - хмыкнула я. - А чтобы больше к подобным разговорам не возвращаться, поясняю - я замужем и услуги интимного характера мне не нужны.
   - Неожиданно. И где же твой муж? Почему не ищет тебя? - Дин мне не верил, я видела по его глазам.
   - Ищет, я уверена в этом. Если сам живой, - ответила я и помрачнела. У меня не было времени обдумать случившееся, но теперь я переживала за судьбу Грэга. Конечно, я понимала, что мы не пара и собиралась развестись с ним в будущем, но все же капитан мне нравился. Жив ли он? Раз у Рива были сообщники, то ни в чем нельзя быть уверенной.
   Я пошла в ванную, хотелось смыть с себя тюремный запах и просто побыть одной. С Ильдином мы провели несколько часов и я порядком от него устала. В моем окружение мужчины всегда были немногословными, серьезными и знающими, что они хотят от жизни. Даже Грэг с его желанием поговорить во время или после секса не шел ни в какое сравнение с Дином. Блондин болтал без умолку. И ладно бы говорил по делу, так нет же, он стремился высказать свое мнение по поводу и без. А так как, выбираясь из подпольной тюрьмы для рабов, об искусстве не поговоришь, сокамерник комментировал мои навыки рукопашного боя. Он поставил под сомнение профессионализм Аруку-сана! Видите ли я делаю слишком много лишних движений и напрасно трачу силы. Зря он так, потому что только уроки учителя позволили мне спокойно воспринять критику и договориться о спарринге, после того, как мы выберемся с планеты.
   Но больше всего меня раздражала уверенность Ильдина в своей неотразимости. И ведь не опровергнешь, потому что блондин поневоле вызывал восхищение. Он двигался, как бог! Это я после драки с охранниками была лохматая, запыхавшаяся и пахнувшая отнюдь не розами, а сокамерник умудрился из всей передряги выйти красавцем с идеальной прической. Сволочь!
   - Нерида! - позвал меня Дин из комнаты. Наверное, он впервые назвал меня по имени, но не это заставило меня выскочить из душа, завернувшись только в полотенце. В его голосе прозвучала тревога и жалость.
   Я вбежала в комнату, мысленно готовясь драться за свою свободу, но этого не понадобилось, врагов в номере не обнаружилось. А блондин всего лишь с мрачным видом смотрел новости на галаэкране. Я хотела спросить зачем он меня позвал, но тут увидела свою фотографию и прислушалась к голосу, который приносил соболезнования родным и близким погибших.
   - Твой муж тебя уже не спасет, - обнял меня за плечи парень, не обращая внимание, что его одежда становится мокрой от моих волос.
   - Я не понимаю...
   - Корабль твоего мужа был сбит при взлете с планеты, все погибли. Прости.
   - Этого не может быть! Грэг он... - я оборвала сама себя. Да, Грэг без меня не улетел бы, но он ведь мог и не знать о моем отсутствие на корабле. Ведь Рив оглушил меня перед самым взлетом, видимо, он так и задумывал - выкинуть меня с корабля в надежде, что Грэг за мной не вернется. А может, Рив поднял бунт и Грэга заперли в каюте или вообще убили. - Нет, это ошибка, я же жива! Кто вообще сбил корабль и почему?!
   - Правительство заявило о своей непричастности к данному инциденту и даже выразило готовность к сотрудничеству со следственным комитетом Галактического Союза, - вещал с галаэкрана молодой парень, будто отвечая на мои вопросы. Вот только ничего конкретно сказано не было, в интересах все того же следствия информацию не разглашали. Потом были очередные соболезнования и обещания представителей власти сделать все возможное для установления лиц, решившихся на такое чудовищное преступление.
   Я не заметила, как Дин усадил меня на кровать, продолжая обнимать. Впервые с момента нашего знакомства он молчал и в его действиях не было какого-то иного подтекста, кроме дружеского участия. Слез не было, несмотря на сожаления из-за гибели Грэга, в мозгу поселилась подленькая мыслишка о том, что теперь учитель точно перестанет меня искать.
   - Выключи это! - резче, чем следовало сказала я, вырываясь из объятий блондина. Мне было стыдно за свои мысли, за цинизм, за то, что я даже не могу оплакать смерть Грэга. Я сбежала обратно в ванную, стараясь не думать о том, что теперь никто не будет носить меня на руках...
  
  
  
   ***
  
  
   Полураздетый мужчина сидел привалившись спиной к стене не обращая внимания на пробегающих мимо людей. Они тоже старались не смотреть на бездомного с внушительным кровоподтеком на лице. Даже полиция не торопилась задержать данного субъекта, никому не хотелось возиться с отбросами общества. К тому же бродяга к прохожим не приставал, денег не просил, а просто сидел и смотрел новости на уличном галаэкране.
   Новости повторялись с периодичностью в полчаса, Грэг видел их уже в третий раз и, казалось, успел выучить слова диктора наизусть. Сложнее было поверить и принять факт, что его предал друг. Капитан всегда считал, что неплохо разбирается в людях, но в Риве он серьезно ошибся. Меньше всего Грэг ожидал, заходя в рубку, удара тяжелым предметом по голове. Скорее всего, он не должен был прийти в сознание после такого удара, но в последний момент капитану удалось чуть уклониться, видимо, это и спасло ему жизнь. А может, Рив или его подельник не собирались убивать Грэга, но теперь этого не узнаешь.
   Когда Грэг пришел в себя в какой-то грязной подворотне, первым его стремлением было добраться до властей. И не столько из-за желания свести счеты с Ривом, сколько из страха за малышку, ведь она осталась в руках этого сумасшедшего. Вот только капитан опоздал. Осознание того, что он не уберег свою девочку, тяжелым камнем легло на сердце. Он сидел и не мог заставить себя встать, чтобы идти дальше. Хотелось нажраться в хлам, чтобы хотя бы на время забыть и перестать винить себя в случившемся. Останавливало отсутствие денег и взгляды полицейских, которые только и ждали от него каких-нибудь противоправных действий. С разбитым лицом Грэг мало походил на свое изображение на галаэкране, но если его задержат, то быстро установят личность. Капитан же решил, что ему пока рано воскресать. Во-первых, идти под трибунал за нарушение приказов начальства не хотелось, во-вторых, он планировал сам найти того, кто ответственен за гибель Нериды и корабля, в-третьих, был еще Аруку и его обещания, которые он всегда выполнял. Так что Грэгу пришлось подняться, время слабости и самобичевания прошло, пора было действовать. Рив просчитался, выкидывая своего капитана на этой планете, у Грэга здесь были не только знакомые, но и тайная квартирка с поддельными документами. А так же весьма приличные сбережения, чтобы начать новую жизнь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   *Они" - демоны по-японски (прим. автора)
  
   *- футон, традиционная японская постельная принадлежность, толстый хлопчатобумажный матрац.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.50*17  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"