Бронников Дмитрий Леонидович: другие произведения.

Абстрактные дали познания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь и юмор, и фантастика, и мистика, и философия


   Дмитрий Бронников
  
   АБСТРАКТНЫЕ ДАЛИ ПОЗНАНИЯ
  
  
  
  
  
  
   ПЕЧАТЬ СМЕРТИ
  
  
   - Гибнут не все.
  
   Санек пошевелил прутиком угли. Чуть вспыхнув, они почти сразу же приняли прежнее едва тлеющее состояние. Он улыбнулся, настраиваясь на оптимистический образ мыслей.
  
   -Только те, на ком лежит печать смерти.
  
   - Это кто ж эту печать ставит, - Седой недоверчиво ухмыльнулся. - Бог что ли?
  
   - Не знаю, - пожал плечами Санек, - судьба, может быть.
  
   - Судьба, - ехидно обнажил зубы Лешка. - Что ж она тебя на войну загнала?
  
   Санек вновь пошевелил угли. Стоявшая на них открытая банка тушенки зашипела, пузырясь и вскипая растаявшим жиром. Он поежился, осень, холодно.
  
   - А черт его знает, зачем она меня загнала сюда. Может затем, чтобы сидел сейчас, шевелил угли, мерз и вам балбесам, все это говорил.
  
   Седой воткнул в землю нож, лезвие почти полностью вошло в землю, было заметно, что разговор его нервирует. Пустая болтовня, приправленная мистикой и надеждой на конечный благоприятный исход, что по непонятным причинам раздражало еще больше.
  
   - Сержант, - дабы отвлечься, окликнул он замкомвзвода, - когда выступаем?
  
   - Скоро, в течении часа, - ответил сержант и направился к штабной палатке.
  
   Седой вытащил из земли нож, вытер его о тряпку и сказал:
  
   - И что, значит на ком-то из нас уже лежит эта печать смерти, а мы сидим себе и не подозреваем, что часа через два кранты настанут. И все для кого-то уже предопределено и ничего, хоть ты на голову встань, не изменишь.
  
   - Возможно, - ответил Санек. - Возможно, что на всех нас лежит печать смерти, а может ни на ком.
  
   - Так получается, что еще в военкомате было известно, кто из нас отсюда не вернется, - вмешался в разговор ушастый.
  
   - Ну да. Но я бы сказал по-другому, - Санек взял у Седого нож и поковырял им мясо, дробя его на мелкие кусочки. - Сюда кто-то из нас попал именно потому, что на нем лежит печать смерти. Другие поехали в стройбат, морфлот или РВСН.
  
   - Сам же сказал, не все гибнут, - попытался подловить его на слове Лешка. - А по твоим словам выходит, что сюда попадают только те, на ком лежит печать смерти.
  
   - Не, не на всех попавших сюда лежит печать. Многие попали сюда случайно, как говорится, мимо проходили, - неуклюже пошутил Санек. - Статисты. Надо же чтоб кто-то воевал. Рожа военкому не понравилась, здоровьем и происхождением удался. Впрочем, возможно кто-то и не случайно, просто он здесь понять что-то должен, такое, что повлияет на дальнейшую жизнь. Судьба его сюда загнала, но не для того, чтобы сдохнуть, а наоборот, чтобы жить и знать, и этим знанием жизнь свою строить.
  
   - И как узнать, лежит на тебе печать или ты просто мимо пробегал? - видно было, что ушастый заинтересовался затронутой темой.
  
   - А никак. Когда домой поедешь, тогда и узнаешь.
  
   Санек натянул рукава камуфляжа на кисти рук и снял шипящую банку с углей. Молодые люди приступили к трапезе.
  
   - Вот смотрите, -пережевывая чуть подсохший хлеб, вернулся к теме Санек. - Известный факт, ученые даже его изучали. Самое большое число опоздавших и сдавших билеты было на авиарейсы, в которых самолет терпел катастрофу.
  
   - Я слышал об этом, - подтвердил Лешка. - Причем без видимых причин.
  
   - Во, а почему? А потому что рано еще было им умирать. Они еще не сделали в жизни того, что должны были сделать.
  
   - А как они чувствуют, что нельзя на этом самолете лететь? - с недоверием спросил Седой.
  
   - А никак. Кто-то проспал, кто-то в пробку попал.
  
   - А кто-то на нее наступил, - весело поддакнул Ушастый.
  
   - А у кого-то появились обстоятельства, из-за которых он не может лететь. Причем, все может серьезно выглядеть до тех пор, пока ты не узнал о катастрофе. Родственник умер, допустим, поэтому ты не полетел. По-первости для тебя это трагедия, а когда узнаешь о катастрофе, мнение меняется, мягко сказать. Может и по-другому быть. Ехал в аэропорт и попал в аварию, увезли тебя в реанимацию. Друзья тебя жалеют, еще больше жалеешь ты себя. Всю жизнь мечтал попасть на чемпионат мира по футболу, деньги копил...А тут...Невезуха, короче говоря. Друзья тебе сочувствуют, и с этим сочувствием садятся в самолет...
  
   Санек достал сигарету, прикурил от углей.
  
   - Но в этом случае все очевидно, а бывает так, что человек и сам не знает, и никогда не узнает, от чего спасла его авария. Пошел за хлебом, триста метров до магазина оставалось, и вдруг тебя сбивает машина. Лежишь в больнице и думаешь, что называется сходил за хлебушком, невезучий в доску, и даже не подозреваешь, что сверни ты за ближайший угол, тебе бы на голову упал кирпич с крыши дома. И реанимацией в этом случае ты бы уже не отделался. Или, допустим, пройди ты двадцать метров, и встретился бы со своим заклятым врагом, пребывающем особо не в духе. И нож острый у него в кармане. А ты не знаешь этого и никогда не узнаешь, и будешь всю жизнь считать себя невезучим.
  
   - А что ж так грубо, в реанимации лежать тоже удовольствие не из приятных, - с усмешкой сказал Седой.
  
   - Лучше чем в морге. Вероятно ничто другое в той ситуации тебя остановить не могло. Если ты заядлый болельщик, четыре года копил деньгу на поездку на чемпионат мира, а родственникам твоим умирать еще рано, то вряд ли что всерьез могло тебе помешать. И будильник ты поставил на несколько часов раньше и, чтоб в пробку не попасть, на метро поехал. Ну судьба и не нашла ничего другого, как вот так остановить. Пусть уж лучше отморозок на авто переломает, чем в воздухе взлетишь на воздух без вариантов.
  
   - А те сто с лишним человек, что полетели. Это что ж, на всех них лежала печать смерти? Фигня какая-то, так много и в одном месте, - не унимался Седой.
  
   - Кто его знает, может просто их всех судьба вела к этому полету, как многих из нас сюда. Хотя я допускаю, что кто-то был лишним, случайным пассажиром. Но это скорее в том случае, если человек уже выполнил свое земное предназначение и по большому счету без разницы, когда он помрет.
  
   - Ну понеслось, - уже откровенно издевательским тоном сказал Седой, - земное предназначение...Астрал, метафизика и колхоз имени товарища Крупского...
  
   n- Это уже другая тема и я не собираюсь ее развивать. Да и не объяснишь в двух словах. Бывает, что человек только своим появлением на свет выполняет предназначение, повлияв своим рождением на кого-то, подтолкнув к чему-то...
  
   Санек взял пустую банку и откинул ее в кусты. Пролетев несколько метров, она со звоном опустилась на землю. Седой проводил ее взглядом и сказал:
  
   - И кирпичи сами по себе с крыши не падают.
  
   - Мало ли. Никогда не было и вдруг упало. А все потому, что надо было так, судьба.
  
   - Что, у кирпича тоже судьба? - уже с нескрываемой издевкой сказал Седой.
  
   - Кирпич - метафора, а вот у того, кто выполняет роль кирпича, у того судьба. Вот она и свела обоих вместе. Одного потому что над ним повисла печать смерти, а другой...
  
   - Эй, мужики, через десять минут выступаем...
  
   Солдаты обернулись на голос. Сержант стоял возле палатки, лениво почесывая затылок. Годы службы выработали привычку спокойно относиться даже к спецоперациям. В сим факте и его расслабленной позе чувствовалась даже некая инфантильность, будто собирался за яблоками в сад соседа, дело привычное и слегка поднадоевшее.
  
   - Вот и поговорили, - Санек махнул рукой, - ладно, потом договорим. Пойду опорожнюсь, а то фиг его знает, как там будет.
  
   Санек поднялся и направился к ближайшим кустам. Подошел к ним, остановился и осмотрелся. Ему показалось, что пахнет чем-то крайне неприятным. Так обычно пахнет разлагающаяся плоть. Откуда происходил запах, было не понятно. Впрочем, может только показалось, чему тут пахнуть. Ну разве что солдатскиму дерьму. Но тем не менее подумал, так, наверно, должна пахнуть смерть. Чернила, которыми ставят оттиск печати. Нет, не запахом дерьма, а именно вот этим непонятным и крайне до раздражения неприятным.
  
   Санек брезгливо сплюнул и решил опорожниться в другом месте. Кустов по близости больше не было, зато метрах в пятидесяти находились остатки стены разрушенного дома. Все что осталось от магазинчика, в котором они отоваривались месяца три назад. Когда они вновь прибыли на это место, даже сразу как-то и не вспомнили, что некогда здесь был магазин. Постоянство давно исчезло из их жизни. Полтора года все менялось, можно сказать, на глазах.
  
   Никто никогда не ходил опоражняться к стене. Причины сего факта были не известны, да никто и не задавался вопросом почему. Кусты были ближе, а в роте одни мужики, стесняться некого. Возможно, Санек был первым, кто решил опорожнить мочевой пузырь не за кустами.
  
   Санек зашел за стену, растегнул ширинку и уставился на небо. Пасмурно, скоро выпадет первый снег. Дома-то поди уже лежит, день рождения через неделю, а в день рождения всегда лежал снег.
  
   Санек поднатужился. Вырвалась теплая струя, легла на землю. Отдача была такой, что Санька чуть оторвало от земли и кинуло на стену. Небо, мутноватое, поплыло. Боль в груди. Что это? Бросило в пот, внутри все рвется. Эхо грома. Почему гром? Нет, это не гром и не странная отдача струи. Боль, тяжело дышать. Ранен, убит...Сходил пописать. Вот и конец. Печать смерти. Не хочу. Все плывет...
  
   - Эй, Санек...
  
   - Вроде жив...
  
   - Скорее бинт...
  
   Лица сослуживцев. Напрягшийся в непонимании случившегося Ушастый. Растерянный Лешка. Злобно скалящийся в сторону невидимого врага Седой.
  
   - Вот, блин, и судьба...
  
   Вроде Седой говорит. Голова кружится. Лица устроили пляску. Больно.
  
   - Снайпер. Никто же никогда сюда ссать не ходил. Что он поперся-то?! Да и боевиков здесь отродясь не было, надо же. И ведь никто, кроме него поссать не пошел. Судьба. Печать смерти.
  
   - Заткнись, Седой. Живым бы довезти. Кровью истекает...
  
   Дикая пляска в голове ускорилась, замельтешила, пропала. Чернота...
  
  
   Издалека, сквозь пелену забытья до Санька донеслись голоса. Он открыл глаза. Белые стены, капельница, трубки в носу.
  
   "Госпиталь, - понял Санек, - значит жив..."
  
   Перед кроватью стоял заместитель командира роты.
  
   - Очнулся... Неделю без сознания был. Еле успели довезти, думали все... А ты везунчик. Твой взвод в полном составе через два часа полег, в засаду попали, все до единого...
  
  
   МИСТИКА ПРОШЛОГО
  
   - Нами обнаружен самый древний в истории человечества на данный момент петроглиф, изображённую на стене пещеры пиктограмму, - начал своё выступление на международном форуме археологов известный профессор. - Самую древнюю пиктограмму и самую малопонятную. Если кратко, то мы находимся в большом затруднении в объяснении её сути, что она обозначает, какую законченную мысль в себе несёт? Она не похожа ни на одну из ранее обнаруженных пиктограмм со всех уголков планеты. Мы даже толком не можем определить, то ли это замысловатые рисунок, то ли иероглиф, или какое-то ещё воплощение фантазии древнего человека. Пиктограмма занимает небольшой участок на стене пещеры, представляет собой, видимо, законченную мысль и находится в единственном экземпляре на всей протяженности тоннелей данного пещерного комплекса. Что хотел нам поведать древний предок, какие свои мысли, переживания и фантазии хотел увековечить? Загадка. Загадка, с просьбой помочь разгадать которую мы обращаемся ко всему мировому научному сообществу. Полагаю, даже уверен в том, что расшифровка данного древнего наскального творчества даст богатую пищу для размышлений в понимании жизни, менталитета и уровня развития древнего человека. Возможно, что это будет прорывом, выходом на новый уровень археологической и исторической наук в понимании мистики прошлого, чего боялся и на что надеялся древний человек. А в целом, и в понимании самих себя, с нашим накопленным опытом, но без оглядки на современность...
  
   Странная пиктограмма вызвала огромный интерес в научной среде. Множество как отдельных представителей науки, так и целых групп приняли участие в ее расшифровке. Множество научных трудов было создано по результатам работы, множество версий, даже фантастических, было выдвинуто, множество докладов произнесено с научных трибун, и даже была получена одна Нобелевская премия. Но... но и по прошествии нескольких лет смысл послания древнего человека так и оставался неразрешимой загадкой. Пиктограмму мировому научному сообществу так и не удалось расшифровать. Мистика прошлого...
  
   * * *
  
   Древний человек не в первый раз задумывался над вопросами как своего, так и существования всего окружающего. Почему и зачем звезды светят, солнце греет, день сменяется ночью, а лето зимой? Почему человек стареет и умирает? Почему есть хищники, а есть травоядные? Почему есть земная твердь, а есть реки и моря? Почему продолжается человеческий род? Зачем существует этот мир и кто его создал? Он был уверен, что все это неспроста, вряд ли могло возникнуть из ничего и существует само по себе, не неся собой какого-то смысла. Он часто засыпал и просыпался с этой мыслью. Она тревожила и не давала покоя ему, порой сводят с ума. Он не знал еще слова "мистика", но уже знал, что она для него обозначает. Он ходил еще совершенно голый и только-только начал обрабатывать камни и деревянные палки, как первые орудия труда и приспособления для охоты, но он уже поклонялся силам природы, которые обожествлял. Как только он научился думать о чем-то более сложном, чем удовлетворение необходимых ежедневных жизненных потребностей, он сразу пришел к выводу, что его жизнь наполнена мистикой. Он хотел поделиться своими размышлениями, хотел освободить мозг от разрывающих, вводящих порой в эйфорию, а порой в гнетущую тоску мыслей, но пока не знал, как это сделать.
  
   Древний человек как-то попытался поделиться своими мыслями с сородичами с помощью тех немногих звуков и слов, которые были в его обиходе для общения с соплеменниками, но понял, что не может передать все свои переживания из-за нехватки слов, да и воплотить в слова свои мысли было для него черезвычайно сложно, почти невозможно. Он был не понят соплеменниками и оставил свои попытки.
  
   Однажды, греясь на солнышке возле входа в пещеру, он вдруг осознал одну непреложную истину, открытие которой стало следствием его мистических размышлений по поводу существования мира. Он вдруг осознал, что он - ЧЕЛОВЕК, разумный человек, он часть непонятного мира, но одновременно и сам представляет из себя целый отдельный мир. Мир загадочный и неповторимый. Не только окружающий мир загадочно мистичен, но и он сам не менее, а может даже более мистичен. Он существует в среде своих сородичей, неотделим от них, но личность его индивидуальна и присуща только ему одному. Он осознал свое Я. Разумное человеческое Я, награжденное разумом высшими силами в том числе для того, чтобы осознать это. Он разумное существо, со своими особенностями, способностями, недостатками, своими эмоциями и переживаниями.
  
   Открытие настолько поразило древнего человека, что он во что бы то ни стало решил как-то выразить данную мысль, отобразить ее, выпустить на волю из ограниченного пространства мозга. Как он уже знал, соплеменниками он вряд ли будет понят, поэтому требовалось какое-то иное решение для исполнения задуманного. И тут ему в голову пришла оригинальная, ранее не посещавшая его мозг идея.
  
   Древний человек углубился в пещеру, кромешная тьма, бесконечность тоннелей и гулкое эхо которой как ничто другое соответствовали его мистическому настроению, развел костёр, и в ярком свете отблесков огня набросал угольком на одной из стен свою мысль. Затем он с помощью твёрдых острых камней стал выдалбливать по контуру наброска окончательное решение своей мысли. Трудился он долго и кропотливо, пока изображение не приобрело окончательные формы. Пусть смысл и значение сего творения понятны лишь одному ему, но кто его знает, возможно, когда-нибудь найдутся другие люди, которыми он будет понят, которые последуют его примеру. Но пока что он был первопроходцем, сумевшим отобразить мысль вне пределов мозга... Ох, если бы он только знал, сколько будет последователей...
  
   Если перевести изображённое древним человеком на современный, понятный нам язык, то данное творчество обозначало исторически неубиваемую истину, а именно - "ЗДЕСЬ БЫЛ ВАСЯ".
  
   Вот такая она мистика прошлого равно как и настоящего, мистика разумного существа, осознавшего, что он является личностью по имени Вася, который вне всяких сомнений существовал и был здесь.
  
   А учёные все ломали свои умные головы над расшифровкой послания древнего предка, получая за свои труды Нобелевские премии, научные степени и звания, выдвигая самые невероятные фантастические идеи и версии, в корне менявшими наши представления о древнем человеке.
  
   Но Вася-то знал, что нет ничего более мистического и фантастического, чем существование самой личности по имени Вася, который БЫЛ ЗДЕСЬ...
  
  
  
   ВЕЛИЧИЕ ПОЭТА
  
   Аркадий приоткрыл глаза, его мутило. Он, кряхтя, с трудом поднялся и, пошатываясь, побрел к едва видневшемуся в темноте проему, что должен был по идее быть выходом из свинарника, но так как состояние мужчины было далеко от адекватного восприятия действительности, то и проем вполне мог оказаться чем-то другим, да и свинарник вовсе не свинарником. Под ногами скрипели половицы, чуть в стороне слышалась не спокойная возня.
  
   Аркадий добрел до проема, вышел на улицу, глубоко вздохнул свежий воздух и опорожнился. Он взглянул на бескрайнее ночное небо, отдаленные миры яркими точками в непроницаемой черной бездне манили ранимую, одухотворенную душу поэта, а по совместительству свинаря, в высокие таинственные дали непознанного. Аркадий вновь тяжело вздохнул и вернулся в помещение. Он нащупал тумблер и включил свет. Подопечные Аркадия отреагировали на потоки света лишь чуть более громкой возьней и слабым повизгиванием. Все-таки свинарник...
  
   - О как ты далек от меня древний Рим
  
   Величье твое и в мраморе храмы
  
   В веках отражаясь сияньем своим
  
   Ты будишь во мне лишь личную драму...
  
   Аркадий в очередной раз вздохнул, сколько уже раз на ум приходили подобные четверостишья. Не сказать, что мужчина был одержим древним Римом, просто его творческий порыв, как реакция на личную драму, в данный момент выбрал "Вечный город", но это вполне мог быть и Париж времен "Короля солнца", либо современный Нью-Йорк, а то и сам Вавилон. Но жестокая действительность была такова, что перед ним всегда открывались просторы свинарника.
  
   В углу громко хрюкнула свинья, прервав размышления несостоявшегося великого поэта.
  
   - Цыц, плебеи, - с видимым раздражением в голосе прикрикнул Аркадий, - Цезарь идет.
  
   Цезарь не цезарь, но что он достоин большего, Аркадий знал всегда. Нет, он не метил в великие завоеватели, гении науки и нобелевские лауреаты, просто, как считал мужчина, он был одарен поэтическим даром, большим даром, талантом, который в условиях плохо пахнущего свинарника реализовать не представлялось возможным.
  
   Аркадий писал стихи, писал в стол. Пару раз он пытался донести их до окружающих, на вечере художественной самодеятельности и в районной малотиражке, но результатом стали не признание, уважение и почет, а лишь вечные насмешки председателя колхоза Бориса. Нет, он не затаил злобу, а, как и любая нереализованная творческая личность, лишь замкнулся в себе и стал злоупотреблять самогоном.
  
   Аркадий добрел до небольшой каморки, размещавшейся в дальнем углу свинарника, с очередным тяжелым вздохом уселся на лежак, заваленный грязными тряпками и пошарил рукой под не менее грязной подушкой. Он извлек оттуда початую бутылку самогонки и засаленый стакан. Наполнил его наполовину, крякнул и залпом выпил.
  
   - Ты одна, лишь одна, в моей жизни отрада
  
   Грустных мыслей, тоски и души на разрыв
  
   Замахну я стаканчик и душа уже рада
  
   И уже я не свинарь, а в уме позитив.
  
   И на душе действительно потеплело и мысли потекли уже в более благоприятном творческом направлении. Еще стаканчик и он несомненно разродится гениальной одой, а то и целой поэмой. И плевать ему на тупых колхозников, во главе с земляным червем Борькой.
  
   Не теряя времени, Аркадий наполнил стакан, на этот раз целиком для пущего вдохновения. И только он его поднес ко рту, как вдруг сзади послышался чей-то голос:
  
   - Ну, что нюни-то распустил, а еще великим поэтом хочешь быть.
  
   Аркадий медленно повернул голову, ожидая по привычке увидеть все того же председателя, заставшего его за распитием спиртных напитков на рабочем месте, но к своему большому удивлению обнаружил перед собой странного рыжебородого, с мясистым носом незнакомого человека, одетого в белую древнеримскую тогу и такие же старинные сандалии на босу ногу. Не то что бы Аркадий был ошарашен или хотя бы удивлен, но некая несостыковка мыслей в его мозгах произошла. Откуда среди ночи в свинарнике появился артист из районного самодеятельного театрального кружка. На большее, по мнении Аркадия, данный персонаж не тянул, в нем, как ему казалось, было слишком много неестественного, напыщенного и вульгарного. Кому как не творческой личности отличить подделку от настоящего искусства, особенно после употребления вдохновлятора.
  
   - Мелко плаваете, впрочем, как и все плебеи, настоящий я, можете потрогать. Хотя нет, у вас руки грязные.
  
   - Кто вы? - спросил Аркадий и выпил для пущей коммуникабельности в общении с незнакомцем самогонку.
  
   - О времена, о нравы, как опустилось общество, не узнают, не узнают великий талант, - со вздохом некоторого сожаления произнес незнакомец. - Убили, убили настоящее величие и талант, убили вместе со мной. Я так и знал, что с гибелью великого артиста, сгинет мир в условностях ширпотреба, погибло величие. Были, конечно, проблески в веках, Ванька Грозный, Еська Джугашвили, Адольфка, посягнувшие на величие, ну куда им. Недалеко от ширпотреба ушли - стихов не писали, на сцене не играли...
  
   При упоминании стихов Аркадий заметно ожил, незнакомец затронул больную тему.
  
   - А вы пишите?
  
   Незнакомец выдержал паузу и с саркастической усмешкой сказал:
  
   - Вот, вот в чем ваша ошибка, не пишите, а творите. Это вы пишите, потому в свинарнике и работаете.
  
   - Не, ну я как бы тоже творю, - попытался оправдаться Аркадий.
  
   - Как бы тоже не творят, - уже с явной издевкой сказал незнакомец. - Как бы тоже в драмкружке забавляются. Для настоящего творения нужно величие и великое вдохновение.
  
   - А где их взять-то, величие и великое вдохновение, вокруг меня лишь свинарник и свиньи, какое тут вдохновение, один навоз.
  
   Аркадий наполнил еще один стакан, хотел было выпить, но передумал и протянул гостю. Незнакомец брезгливо взял стакан в руку, морщась, понюхал, но выпил. Отдышался и немного погодя сказал:
  
   - Ну да, немного помогает, но не то. К сему напитку для полного величия нужны поступки, хотя бы один поступок, но такой, чтобы ух...
  
   Незнакомца сразу заметно развезло, его рука взвилась чуть в сторону и вверх на уровень головы, второй рукой в такт он стал жестикулировать и продекламировал:
  
   - О Рим, великий, ты погряз в грехах
  
   Грехи сожрали плоть великого творения
  
   Теперь ты гибнешь на моих глазах
  
   А я черпаю в этом вдохновение.
  
   Незнакомца пошатнуло, он облокотился на стену, икнул и заплетающимся языком заключил:
  
   - В общем, для настоящего величия нужен настоящий поступок, а с ним придет и настоящее вдохновение, и ты уже не писарь-стихоплет, ты великий творец...
  
   В возбуждении Аркадий быстро наполнил очередной стакан и тут же залпом выпил. Когда он опустил стакан, незнакомца в каморке уже не было. Впрочем, свинаря уже мало интересовало его мгновенное исчезновение, он был готов к величию...
  
   Покурить Лайки Страйк, подымить сигаретой
  
   Посмотреть на горящий костер
  
   Ручкой сделать пассаж и в блокнот записать
  
   Пока дремлет еще прокурор
  
   Записать стих красивый про горящий сарай
  
   Про свинарник добавить учтиво
  
   Ну курятник, давай быстрей догорай
  
   Гаражу оставь ты огнива
  
   А идеи, какие идеи приходят
  
   Рифма льется рекой на бумагу
  
   Так родится поэма, грандиознее нет
  
   В благодарность мою за отвагу
  
   Я поэт, а не свинарь, - говорил я ему
  
   Председателю нашему Боре
  
   Ничего, теперь я ему покажу
  
   Свой талант на колхозном просторе
  
   Ох, не стоило мной помыкать
  
   И терзать ранимую душу
  
   Я поэт, а не свинарь, в кузькину мать
  
   Вдохновенье в огне обнаружу
  
   Дописал последнюю строчку в блокнот
  
   Колокольный уж слышится звон
  
   Возбуждён поступком моим весь народ
  
   Я теперь не свинарь, а великий Нерон.
  
  
  
   ФАЛМУТ
  
   О Фалмуте Сашке рассказал его сосед по спальне в детском доме. Их койки стояли вплотную друг другу и они часто после отбоя подолгу в тишине шепотом переговаривались, делясь впечатлениями о прошедшем дне, о своей жизни до детского дома и о своих мечтах.
  
   Главная мечта Сашки в ту пору ничем не отличалась от грез большинства воспитанников, как и все он мечтал о маме, семье и доме. Его родная мать отказалась от него еще в роддоме, он это знал, благодаря словоохотливости одной из воспитательниц, но предпочитал говорить всем, что мама его умерла, со временем и сам уверовав в этом, и даже придумал историю своего собственного раннего детства, когда он жил с мамой в большой квартире и все у них было хорошо. Тем не менее, одновременно, он твердо был убеждён, что рано или поздно мама за ним придет и заберет домой - подобное несоответствие ему нисколько не мешало, а другим детям и немногочисленным взрослым, интересовавшимся его жизнью, он пояснял, что мама умерла не насовсем, она превратилась в волшебную фею из сказочного королевства и как только сможет, то обязательно приедет и заберет его из детского дома.
  
   Однажды, когда Сашке было восемь лет, его сосед по спальне Колька признался, что он совсем не ждет прихода своей мамы, поскольку знает, что она спилась, продала квартиру и где-то бомжует по стране, совершенно не вспоминая о нём.
  
   - Ты не хочешь, чтобы она забрала тебя, - спросил Сашка.
  
   - Нет. Бомжевать с ней? Ты бы сам хотел, чтобы у тебя была такая мама?..
  
   Сашка пожал плечами, он и сам не знал, что лучше - иметь мать отказницу, несуществующую волшебную фею или алкашку, лишенную родительских прав. Она хотя бы не отказывалась от Кольки и, какая бы она ни была, существовал шанс, что она когда-нибудь одумается, бросить пить и заберет кольку из детдома. Но сам Колька не то что бы не верил в это, у него просто была другая главная мечта. Он верил в сказочное место, где все счастливы, где мамы не пьют, не умирают и не бросают детей. Где никто никогда не болеет, никто никого не обижает, там живут добрые люди в больших красочных домах - замках и все поголовно ездят на крутых машинах, таких же, на какой к ним в детдом приезжает Василий Петрович, один из Волшебников - спонсоров, дважды в год привозивший кучу подарков для детей. Место это называлось красивым непонятным словом Фалмут.
  
   - Там у каждого-каждого ребенка есть своя мама и свой дом, - говорил Колька. - И у каждого есть собственный планшет, да и много чего еще.
  
   - Ну да, прямо-таки у каждого ребенка свой собственный планшет, даже у детдомовского? - недоверчиво переспрашивал Сашка.
  
   - У каждого. И смартфон свой есть, и крутая гоночная радиоуправляемая машина, почти как настоящая, - кивал, мечтательно закатив глаза, Колька. - А детдомовцев там нет, я же говорил, у всех есть мамы.
  
   - А где этот твой фалмут находится?
  
   - Это тайна, - после некоторого раздумья отвечал Колька. - Далеко, и не каждый найдет туда дорогу, трудно это. На пути разные Змеи Горынычи и Кощеи Бессмертные будут встречаться, только умные и смелые мальчики смогут победить их и найти дорогу. Но я обязательно найду.
  
   Откуда Колька взял свой Фалмут, Сашка не знал, да и не спрашивал - настоящая сказка всегда должна иметь свою тайну. Но он сразу поверил в существование Фалмута, и даже наедине с самим собой представлял себе это место, как он тоже когда-нибудь сможет победить всех злых монстров и найдет дорогу в сказочный Фалмут. Еще он верил, что именно там должна жить его мама - волшебная фея, а где еще могут жить волшебницы как не в сказочной счастливой стране...
  
   Колька стал часто сбегать из детского дома, его ловили и возвращали обратно. Сашке он говорил, что ищет дорогу в Фалмут. Сашка просил взять его с собой, но товарищ отказывал, объясняя, что тот еще не готов для трудного пути и страшных битв со злодеями. Однажды Колька заявил, что нашел дорогу и скоро окажется в Фалмуте. В тот же день он снова сбежал, но на этот раз с концами, больше в детский дом он не вернулся. И Сашка поверил, что Колька действительно попал в сказочный Фалмут.
  
   Сашка немного грустил из-за того, что больше не было рядом товарища, с которым он мог поделиться сокровенным и помечтать в тишине спальни детского дома. Но одновременно он и радовался за друга, что тот оказался настойчивым и, несмотря на все трудности, все-таки нашел дорогу в Фалмут, и несомненно теперь счастлив, а может быть и встретил свою маму, которая бросила пить и тоже стала феей.
  
   И вот тут у Сашки произошел сдвиг. Нет, он не сошел с ума, не стал нелюдимы, уйдя в самого себя, живя мечтами, не начал заговариваться, да и вообще не было никаких необычных проявлений в его поведении - Сашка решил во что бы то ни стало попасть в Фалмут, найти свою дорогу в сказочное место. Кольке же удалось. И раз мама - фея не может приехать к нему из Фалмута, то он сам поедет к ней. С этого момента Фалмут стал главной целью всей его жизни.
  
   Со временем Сашка пришел к выводу, что лежа на кровати в Фалмут не попадешь. Надо было что-то предпринимать, искать, как Колька, пути. И однажды он сбежал из детского дома, впрочем, ненадолго. Сначала он подрался со шпаной из соседних домов, потом в гаражах, зализывать синяки и ссадины, познакомился с беспризорниками. Они быстро нашли общий язык между собой, беспризорники проявили сиротскую солидарность и как следует сделали, в отместку за Сашкины синяки, пацанов, обидевших его. В благодарность Сашка разоткровенничался и признался, что сбежал из детдома для того, чтобы найти дорогу в Фалмут. Беспризорники не знали ни о каком Фалмуте, но объяснили Сашки, в силу накопленного опыта уличной жизни, что в современном мире все дороги открывают деньги. Поэтому, если он когда-нибудь хочет попасть в свой Фалмут, то должен научиться их зарабатывать. Под вечер всю компанию замела полиция и Сашку вернулись в детский дом.
  
   Прошло несколько лет. Сашка не пошел по протоптанной дороге многих детдомовцев, не увлекся спиртным и не потерялся в жизни. Наоборот, он окончил сначала техникум, потом институт, устроился на престижную работу, а затем и вовсе открыл свою фирму. Он научился зарабатывать деньги и фирма его со временем разрослась, бизнес оказался успешным.
  
   Не сказать, что Сашка был уж очень талантливым предпринимателем, но им двигала мечта о Фалмуте, он целенаправленно и настойчиво шел к ней. Имея главной целью не богатство и успех, а мечту - однажды оказаться в сказочном Фалмуте. Деньги, как он уже знал, предоставляли возможность воплощения любой мечты, открывали любые дороги и двери. Он много трудился, много тратил сил, боролся с неудачами, преодолевал препятствия - зарабатывал деньги. И все это было лишь для одного - для формата.
  
   Сашка давно уже понял, что нет никакой мамы - феи и что она не живет в Фалмуте. Тем не менее Фалмут не стал для него от этого менее привлекательным. Впрочем, чем он его, взрослого, не верящего в сказки, теперь привлекал, Сашка никогда бы не смог объяснить. Это не было для него каким-то божеством, на которое непрестанно молятся, не было идеи фикс, на которой он зациклился благодаря параноидальным играм разума, не было даже неким земным раем, куда каждому человеку непременно хотелось попасть, поскольку он точно знал, что на Земле рая нет, чтобы там ни говорили. Он просто хотел оказаться в Фалмуте и увидеть собственными глазами сказочную мечту из детства. Он жил этой мечтой до сих пор, несмотря на многие жизненные разочарования, и верил, что рано или поздно мечта осуществится.
  
   Уже давно в его силах было узнать, существует ли на земле в действительности место под названием Фалмут, но он специально не интересовался этим, возможно, чтобы не разрушить свою мечту, но и не только, в первую очередь он хотел подойти к встрече с мечтой во всеоружии, то есть добиться прежде всего того, чтобы перед ним открылись все дороги. Со временем, когда его бизнес уже стал достаточно успешным, он понял, что это не дороги перед ним теперь открылись, а что он давно уже нашел свой путь и идет уверенной поступью по направлению к Фалмуту уже много лет. Сашка стал очень богат, но все еще откладывал непосредственное знакомство с мечтой детства.
  
   Однажды, уже будучи достаточно богатым, Сашка смог отыскать свою мать. Она оказалась совсем не алкоголичкой, в чем-то даже успешной женщиной, у нее была своя семья и другие дети. Встреча была короткой и, как виделось Сашке, не принесла никому радостных счастливых мгновений. Они с матерью немного поговорили, странно и даже с некоторым недоразумением разглядывая друг друга. После чего расстались, возможно, уже навсегда, у каждого из них была своя жизнь и свои Фалмут. Сашка даже не поинтересовался, почему мама отказалась от него в роддоме. Ему это уже было неинтересно. Он не был на нее в обиде и не держал зла. На прощание он спросил:
  
   - А ты была в Фалмуте?
  
   Мать удивленно посмотрела на Сашку, пожала плечами и ответила:
  
   - Нет. Что мне там делать...
  
   Сашка глубоко вздохнул и вышел из кафе, в котором происходила встреча. Никаких впечатлений и ощущений встреча не оставила, даже разочарования. Возможно, потому, что где-то там его ждала другая встреча - встреча с Фалмутом. Сказочным местом, где все счастливы и у каждого есть своя мама.
  
   Когда Сашке исполнилось пятьдесят лет, и он давно уже стал Александром Ивановичем, у него уже была своя семья и дети, а состояние превысило миллиард, неожиданно он встретил Кольку, которого никогда не забывал, и до сих пор свято верил, что тот добрался до Фалмута и счастливо живет там. Но... эта встреча не обрадовала Сашку, оставив неприятные ощущения. На самом деле он рад был видеть Кольку, но вот место, где он с ним повстречался, оставило горький осадок на душе. Встреча произошла в тюрьме, которую Александр Иванович посетил в качестве приглашенного гостя и спонсора. Тюрьма была особо-показательной и руководство давало отчет о потраченных спонсорских деньгах. Колька оказался одним из ее обитателей, матерым рецидивистов. Они каким-то чудом узнали друг друга, несмотря на прошедшие десятилетия, и им наедине удалось перекинуться несколькими фразами.
  
   - Я вижу ты нашел свой Фалмуд? - с усмешкой постоянного обитатели тюрем и зон спросил Колька.
  
   - Только дорогу пока, - ответил Сашка . - А ты? Ты был в Фалмуте?
  
   - Увы, заблудился в путях и дорогах. А ведь мне реально казалось, что Фалмут близок, стоит только протянуть руку...
  
   Они еще некоторое время молча разглядывали друг друга, каждый думая о своем. После чего Сашка попрощался.
  
   Колька крикнул вслед уходящему другу детства:
  
   - Когда будешь в Фалмуте, передай ему привет от путника, так и не нашедшего дорогу к нему... Обещай, что ты непременно съездишь в Фалмут, пусть хоть у тебя мечта осуществится. За нас обоих съезди. Обещай!
  
   Сашка обернулся в последний раз взглянул на Кольку и сказал:
  
   - Обещаю. Ведь только там есть мамы у всех детей...
  
   Уже на следующий день Сашка знал все о Фалмуте и у него был заказан билет на ближайший самолет.
  
   Мечта его детства, всей жизни наконец осуществилась. Сашка стоял на набережной Фалмута, неспокойные волны разбивались о прибрежные дамбы, окатывая фонтаном брызг холодной воды. Он был задумчив и безэмоционален.
  
   Теперь Сашка знал, что Фалмут - это всего лишь маленький, грязный, богом забытый английский портовый городок...
  
  
  
   БОГИ
  
  
   - Мы созвали свою пресс-конференцию, чтобы представить созданную лучшими умами Земли поистине фантастическую модель мира, - начал свое выступление известный ученый. - Она новое слово, нет, даже новая книга в научных достижениях. Мы не просто перевернули страницу развития земного разума, мы приступили к написанию нового тома, который способен изменить сознание человечества, историю, всю жизнь. Это поистине знаменательный день для науки, для всей Земли, торжество технологий и человеческого разума. Впрочем, все по-порядку.
  
   - Группа гениальных ученых, программистов, техников, физиков, биологов и многих других представителей науки трудилась над созданием модели мира почти два десятилетия. И вот наконец мы достигли успеха. Мы создали модель мира, которую обозначили как "Мир-Б". Теперь подробнее, хотя трудно будет объяснить в двух словах людям, далеким от науки, всю суть модели, как она работает и из чего состоит.
  
   - Скажем так, модель представляет собой совокупность специальной программы и супермашины, суперкомпьютера, хотя называть ее так будет не совсем верно, она заключает в себе очень многое, достижения почти всех направлений науки. Сейчас мы ее включим и запустим программу, и вы воочию сможете убедиться в ее возможностях.
  
   В глубокой тишине ученый вскрыл запечатанный прозрачный контейнер, в котором находился пульт управления, нажал на одну единственную кнопку и провозгласил:
  
   - И да будет Мир!
  
   Тот час перед глазами любопытствующих корреспондентов, собравшихся со всех уголков планеты, на невидимом экране, будто из воздуха возникло изображение. Перед зрителями предстали кадры ужасающей катастрофы, происходившей на неведомой планете. Красные потоки лавы извергались повсеместно, с неба падали огромные камни, все было в загазованном дыму и напоминало собой апокалипсис. Но то, наоборот, было созданием нового мира - Мира-"Б".
  
   - Вот такие примерно события происходили и на нашей планете четыре с половиной миллиарда лет назад, так создавалась Земля, которую в нашем случае можно назвать "Мир-А". Через несколько миллиардов лет тут появятся первые зачатки биологической жизни, ну а потом все пойдет по уже известной истории Земли. Появятся микроорганизмы, первые существа, первые цивилизации...
  
   - Можно вопрос? - раздалось из зала.
  
   - Спрашивайте, для этого мы и собрались здесь.
  
   - А если вы что-то не учли в своей программе и биологическая жизнь так и не появится?
  
   - Мы это предусмотрели, существует возможность нашего вмешательства, корректировки событий. Не появятся биологические организмы в ходе естественного развития программы, мы поможем им создаться. То же будет, если по каким-то причинам не произойдет зарождение разума либо развитие прекратится вовсе. Мы вмешаемся и все исправим.
  
   - То есть, будут в Мире-"Б" и гигантские насекомые, и динозавры.
  
   - Ну... в том виде, в каком они были на Земле, возможно, да и скорее всего нет. У Мира-"Б" свой путь развития. Но смею вас уверить, будут и здесь свои необычные создания и монстры.
  
   - И человек?
  
   - На определенном этапе мы позаботимся об этом, если в ходе эволюции он сам по себе не возникнет. Но опять же, это не значит, что вершина творения будет полностью походить на нас с вами. Возможно, что его вид будет для нас непросто необычен, а даже отталкивающе-ужасен. Ну и соответственно история Мира-"Б" пойдет по своему собственному пути. Для того и была создана модель, чтобы посмотреть как развивалась или как еще могла развиться Земля, изучить подробно все стадии развития. При, замечу, минимальном нашем участии.
  
   - А где этот Мир-"Б" находится, только на экране или в какой-то засекреченной лаборатории?
  
   - Везде и нигде. Это уже наша маленькая научная тайна. В данном случае он на экране, но можно попасть и вовнутрь, надев на себя специальный костюм и шлем на голову, который создаст эффект непосредственного присутствия уже в самом мире. Можно будет даже потрогать предметы, они будут вполне естественно выглядеть. Но в данный момент, как вы сами понимаете, во-первых - делать там нечего, во-вторых - опасно. Да и лишний раз наше присутствие в этом мире скажется на его развитии не лучшим образом.
  
   - То есть, когда там сформируется природа и появятся динозавры, можно, если гипотетически, устраивать даже ознакомительные экскурсии в Мир-"Б".
  
   - Можно, но не нужно. Мы будем следить за развитием со стороны.
  
   - А как быть со временем? Боюсь к тому моменту, когда в Мире-"Б" появятся первые биологические существа, от нашего мира уже ничего не останется.
  
   - Останется. Время нами трансформировано для удобства наблюдения. Саму возможность такой трансформации я вам объяснить не смогу, скажу так, время до появления первых микроорганизмов нами будет воспринято как тридцать земных лет, то есть в нашем Мире-"А" пройдет тридцать лет. Но замечу, надев шлем и спецкостюм, вы уже будете воспринимать время по местному времени Мира-"Б", извините за тавтологию. А местное время Мира-"Б", опять же, будет равно земному. Вот такие метаморфозы времени. Поэтому долго там находиться нежелательно, человеческий мозг болезненно будет воспринимать временные сдвиги.
  
   - О-го-го, так это целая машина времени получается?
  
   - Да, по отношению к Миру-"Б", пожалуй, подобный термин можно применить. Ну а если вы имеете в виду Землю, то нет. Ни в прошлое Земли, ни в будущее с помощью данного способа трансформации времени мы попасть не сможем. По отношению к Земле данный способ не применим, наука еще не достигла такого развития, чтобы в буквальном смысле научиться путешествовать во времени. Мир-"Б" хоть и будет иметь много общего с земным, но он никак не Земля. Мир-"Б" это лишь достижение науки, достижение человеческого разума, искусственно созданный нами мир - модель, понимаете, модель! Тогда как нас с вами создал Бог, мы суть божественного проявления.
  
   - Нус, господа, процесс пошел, более подробно вы сможете ознакомиться с нашей работой в специально выпущенной по этому поводу книге. Периодически мы будем дополнять исследования специальными отчётами, с которыми в открытом доступе сможет ознакомиться любой желающий. Раз в пять-десять лет мы будем собирать пресс-конференцию, говорить о развитии Мира-"Б" и отвечать на возникшие вопросы.
  
   - Извините, последний вопрос. Получается, что, создав Мир-"Б", мы примерили на себя личину Бога. Мы стали богами, по крайней мере для Мира-"Б"?
  
   - Извините, данный вопрос выходит за рамки нашего общения, он некорректен по многим, в том числе и по морально-этическим соображениям.
  
   На выходе из зала молодого человека, задавшего последний вопрос, догнал какой-то странный незнакомец. Он склонился к самому уху корреспондента и прошептал:
  
   - Если, дай Бог, мы с вами будем живы и встретимся лет этак через пятьдесят, то я вам открою небольшой секрет, касающийся богов...
  
   Не успел молодой человек отреагировать на слова незнакомца, как тот тут же растворился в толпе.
  
   ---
  
   В Мире-"Б" прошло пять миллиардов лет.
  
   Как и было предсказано, при некотором участии ученых, при небольшом их вмешательстве, в Мире-"Б" появились свои разумные существа, которые можно было охарактеризовать как венец творения. Они были в чем-то похожи на людей, в чем-то не совсем, они прожили свою историю развития, свои войны, катастрофы, упадки и возрождения. Они делали свои открытия, развели свой первый огонь, выплавили из металла орудие труда, познали электричество, создали компьютер и...в один прекрасный день собрались на уже свою собственную пресс-конференцию.
  
   - Наши лучшие умы создали некую модель мира, в чем-то схожего с нашим, в чем-то нет, - произнес известный ученый. - Назвали ее мы "Мир-В". Почему не "А" или не "Б", исходя из логики и алфавита, не смогу ответить, название неожиданно пришло в голову руководителю нашего проекта. Мир-"В" в чем-то повторит историю развития нашего мира, но во многом будет свой собственный. Мы создали эффект трансформации времени, так что довольно легко сможем наблюдать за развитием нового мира. Также с помощью специального костюма мы можем ощутить эффект присутствия...
  
   - Внимание, я нажимаю на кнопку. И да создастся новый мир...
  
   ---
  
   В Мире-"В" прошло около пяти миллиардов лет.
  
   Уже малопохожие на людей Земли разумные существа созвали свою пресс-конференцию, дабы представить созданную ими модель мира, которую они назвали "Мир-Г"...
  
   - И да возникнет мир...
  
   ---
  
   В Мире-"Г" прошло несколько миллиардов лет.
  
   Совсем непохожие на людей существа созвали пресс-конференцию...
  
   ---
  
   В Мире-"Д" прошло сколько-то миллиардов лет...
  
   И был создан Мир-"Е"...
  
   ---
  
   В Мире-"Е"...
  
   ........................................
  
   В Мире-"Я" на духовном уровне тонких субстанций, обладающих поистине безграничными, невообразимыми возможностями, была созвана пресс-конференция.
  
   - Мы создали модель мира... Долго думали, какую форму ему придать, и решили, пусть это будут простейшие разумные существа, назовем их люди, а модель - "Мир-А", в соответствии с нашим замыслом начала примитивных форм разума...
  
   И создал Бог Землю...
  
   * * *
  
   Через несколько десятков лет уже постаревший корреспондент после очередной пресс-конференции, посвященной развитию Мира-"Б" неожиданно повстречал незнакомца, который некогда сказал ему странные слова.
  
   Незнакомец сам подошел к корреспонденту, напомнил о себе и произнес:
  
   - Я вижу, в Мире-"Б" произошли заметные сдвиги, они у себя там создают уже собственную модель мира.
  
   - А почему бы и нет, - ответил корреспондент. - Они разумные существа, даже в чем-то превзошли нас в развитии, их супермашина уже не такая громоздкая, как наша... А в чем ,собственно говоря, был обещанный вами секрет, раскройте уж тайну богов...
  
   - Вы разве ничего до сих пор не поняли?
  
   Корреспондент пожал плечами. Незнакомец хитро прищурился и чуть слышно произнес:
  
   - Мы настолько оказались богами, что создали сами себя... Замкнутый круг богов...
  
  
  
   АФОНИН АД
  
  
   Задумался как-то старый Афоня над тем, что может представлять из себя Ад. Он вообще мало любил думать, особенно по молодости, тем более над вопросами Ада, но как-то незаметно приблизилась старость и понял Афоня, что скоро придёт время помирать. Еще он понял, что жизнь прожил далеко не безгрешную, даже очень не безгрешную, и по всем святым писаниям, которыми он впрочем до сего момента не интересовался, ждет его на том свете попадание в геенну огненную.
  
   Конечно, сие понимание мало обрадовало Афоню, даже огорчило, но по жизни привык он к халяве, и закралась невольно в его голову шальная мысль - а вдруг и с Адом проскочит. Нет, то что он попадет именно в Ад, Афоня нисколько не сомневался, вот только, кто его знает, может и нет так страшен этот Ад, как люди о нем говорят. Люди любят преувеличивать и пугать друг друга страшными сказками, может Ад на самом деле ничуть не страшнее пьяного мордобоя в кабаке, что у леса. Это только со стороны страшно, а как сам замахнешь поллитру, войдешь в раж, показывая всю молодецкую удаль, так даже и по нраву придется. Он сам очень даже по молодости любил кабацкие забавы. Одно НО, старым он стал и будут ли ему теперь по плечу кулацкие бои.
  
   Решив оценить степень опасности и своей готовности к попаданию в Ад, Афоня с неприсущей ему в былые времена заинтересованностью принялся изучать разные религиозные и не только книги, выискивая в них хоть какое упоминание Ада. То что он в них почерпнул, не слишком вдохновляло. Особенно ему не понравилась книга некоего Данте, где довольно живописно описывались страдания грешников. Ничего общего с кабацким мордобоем семь кругов Дантова Ада не имели и выглядели довольно неприятно.
  
   - Тьфу, а еще комедией назвал, писака, - огорченно сплюнул Афоня и подался в народ, поспрашать, что люди думают об Аде.
  
   Мнения людей в целом сходились, и ничего хорошего для Афони не сулили. Упоминались всякие черти, сковородки, кипящая сера и прочая неприятная атмосфера.
  
   - Эхехе, - сказал сам себе неудовлетворенно Афоня, - нет, это не кабак, что у леса. Это куда неприятней.
  
   Но не смирился до конца с неблаговидной перспективой Афоня и подался в мир, в надежде отыскать какую-нибудь лазейку, что давала хотя бы малейший шанс на то, что Ад все же каким-нибудь боком, хотя бы отдаленно будет напоминать кабацкий мордобой.
  
   Долго ходил по миру Афоня, но понял лишь одно, что так он только устраивает ад при жизни, в скитаниях своих все больше напоминая вечного жида, в вечном поиске несуществующей истины. Но жид был хотя бы вечен, его наказание вечная жизнь и вечные скитания, а он, Афоня, смертен, а значит после бесцельных скитаний его ждет самый что ни на есть настоящий Ад. Пора бы уже успокоиться и приготовиться к перемещению, а там уж видно будет, авось...
  
   Присел Афоня под старым дубом и задремал. И приснился ему сон, точнее чей-то голос во сне.
  
   - Для кого-то и пьяный мордобой сравни аду, - сказал голос.
  
   - Но не для меня, я бы с радостью оказался в таком аду, чем вечно вариться в кипящей сере, - со вздохом ответил Афоня.
  
   -Знаю, знаю, для тебя адом в былые времена было бы наоборот, смирение, молитвы и покояние. Люди разные и у каждого свой ад, личный.
  
   - Ты хочешь сказать, что адом для меня станет то, что я более всего не переношу, то, что своей занудностью заставит меня страдать?
  
   - Не совсем, - ответил голос, - личный ад есть личный ад, его человек обычно устраивает себе сам. А настоящий Ад..., впрочем, зачем тебе это...
  
   - Как зачем, хочу знать, что меня ждет.
  
   - Хочешь знать о будущих страданиях, - усмехнулся голос, - странное желание. Не замечал у тебя в прошлом тяги к мазохизму.
  
   - Да нет у меня никакой тяги, просто хочу я того или нет, но страдать придется.
  
   - А чего ты ожидаешь? Каких страданий?
  
   - Люди все больше говорят о сковородке и кипящей сере, а некий писатель Данте так вообще ужас описал такой, что и во сне не приснится.
  
   - То есть, как я понимаю, ты больше всего боишься физических страданий?
  
   - А что может быть страшнее невыносимой физической боли, - криво усмехнулся Афоня.
  
   - Невыносимые мысли, - сказал голос.
  
   Пояснять голос свои слова не стал, а лишь переместил на непродолжительное время Афоню в другой мир, наполненный невыносимой болью, затем в мир наполненный невыносимыми мыслями. После первого мира Афоня, не имея несмотря на преклонный возраст седины, поседел на половину, после посещения второго стал белее снега, и не только касательно волос.
  
   - Ну что? - поинтересовался голос. - Каких бы страданий тебе хотелось бы больше избежать?
  
   - Страшно и там и там. Только в мире невыносимой боли мне не хотелось погрузиться в невыносимые мысли, скорее просто забыться, а вот в мире невыносимых мыслей мне почему-то желалось причинить себе невыносимую боль. Может я действительно мазохист...
  
   - Нет, - ответил голос, - ты такой же как все. Просто невыносимые мысли несут в себе двойное наказание.
  
   - Значит они и есть Ад?
  
   - Локальный. Локальный ад отдельного человека. Но это не есть Ад в целом. Таких адов множество.
  
   - А что же тогда есть Ад в целом?
  
   - Боюсь не поймешь. Ладно, поясню как можно проще. Суть ада боли - это сама боль. Суть ада мыслей - это мысленные самоистязания. Каждый из множества адов имеет свою суть. Ты боишься смерти?
  
   - Ну наверно все люди не очень желают с ней столкнуться, но, увы, это неизбежно.
  
   - То есть ты просто смирился с ней. Я тебе скажу больше, точно так же можно смириться и с болью, и с невыносимыми мыслями, человек привыкает ко всему. С любой сутью можно смириться. Но если только не вдумываться. В этом случае, я тебе открою секрет, можно смириться и с адом, если не вдумываться в его суть. Но если вдуматься... Ладно, буду короче. Что может быть страшнее смерти?
  
   - Не знаю, - пожал плечами Афоня. - Может смерть через невыносимую боль и невыносимые мысли.
  
   - Локально, опять-таки локально. Страшнее смерти может быть только жизнь, где сутью всего является смерть, причинение невыносимых страданий, невыносимой боли и невыносимых мыслей всем живущим в таком мире, друг другу. Где суть жизни заключается в том, чтобы убить для того, чтобы жить дальше. Погрузить жертву в пучины локальных адов. Продолжение жизни зависит от чьей-то смерти. Чтобы жить, надо убить. Мир жизни, которая существует лишь для того, чтобы убивать. И все, абсолютно все основано на этом в таком мире. Надеюсь, ты хорошо сегодня пообедал...
  
   - Нормально, - не совсем понимая ответил Афоня, - курочкой.
  
   - А курочка съела червячка, полагая жить дальше, а червячек съел растение, а растение взросло на перегное, на чьих-то трупах, высасывая из них последние соки. Без поедания друг друга не существовало бы ни курочки, ни червячка, ни растения, ни тебя, Афоня. Что может быть страшнее такой сути жизни и мира...
  
   - Не знаю, не понимаю, - Афоня не мог полностью объять открывшееся перед ним.
  
   - Очнись, Афоня, ты уже в Аду, хуже сути этого мира быть просто не может...
  
   Голос исчез, а Афоня проснулся. До него наконец дошло, что имел в виду голос. Значит, мир, в котором он живет, это и есть Ад. И хуже быть уже не может. Как это не парадоксально, вдумываться в открывшуюся истину Афоня не стал, да и зачем это нужно, раз хуже уже просто не может быть. Афоня просто был счастлив, что все-таки ему удалось найти лазейку, пусть совсем и не похожую на кабацкий мордобой.
  
   - Ну и везет же тебе, Афоня, опять халява, - радостно сказал себе человек и передумал умирать, решив жить как можно дольше, ведь хуже уже быть просто не может...
  
  
  
  
  
   ВСЕВИДЯЩЕЕ ОКО
  
  
  
   Николаю приснилось Всевидящее Око. Оно не было ни зрачком, ни глазом в целом, да и вообще не оком. Он никогда не смог бы его описать, это было нечто, ни на что не похожее. Можно было сказать, что его вообще не было, если бы не настойчивое ощущение постоянного его присутствия. Везде и во всём.
  
   Око не следило за Николаем, что можно было признать положительным моментом, ну присутствует и присутствует, мало ли вещей ежесекундно сопровождают человека по жизни. К ним привыкаешь, они не мешают, со временем перестаешь их замечать. И к Оку, наверное, можно было привыкнуть. Ведь оно не подглядывало за тобой в постели с женщиной, не смущало в туалете, не заставляло краснеть, когда ты обманывал своих партнеров по бизнесу, да и вообще не вызывало чувство стыда. Впрочем, как и многих других чувств, в том числе и паранойи. А это значило, что ты по-прежнему нормальный, не сошел с ума и не стал шизофреником. Ты по-прежнему вполне адекватный член общества, ничем не отличающийся от своего соседа, коллеги по работе или собутыльника, даже несмотря на то, что в твоей жизни постоянно присутствовало Всевидящее Око. Если бы не одно но...
  
   Всевидящее Око не следило за тобой, но оно знало, что ты будешь делать в следующий момент.
  
   Как это происходило, чем было вызвано, весь процесс, всю структуру и суть подобной метаморфозы, не то что описать, понять было сложно. Око не подсматривало за тобой, мало того, как уже догадался Николай, оно даже не видело тебя, как один человек видит другого человека. Но в то же время оно не было и слепым, в этом Николай был убежден. Именно этот момент, того, что Око знало, что ты будешь делать в следующее мгновение, через час, завтра, через месяц, немного тревожил, но опять же, почему-то нисколько не смущал.
  
   Ну и ладно, подумал Николай, мало ли вещей тревожит человека, вся жизнь это забота о чём-нибудь. Главное, что Око не доставляет серьезных неудобств.
  
   Николай проснулся. Он помнил странный сон. Пока одевался и умывался, немного поразмышлял над приснившимся. Что бы могло быть этим Всевидящим Оком? Которое не видит его, но которое знает, что он будет делать. А может даже думать, - неожиданно пришло на ум Николаю. Любое действие вызывается мыслями, значит Око точно должно знать, о чём и как он будет думать. Впрочем, пустое, таких вещей в природе не существует, кроме Бога, конечно. На этом Николай перестал размышлять над сном. Сварил кофе, уселся перед телевизором, пощелкал каналами. Попивая кофе, послушал новости, всеразличные полезные советы и другие интересные вещи, о которых говорилось в утренних программах. Ведущий напомнил, что сегодня рабочий день. Николай поставил пустую чашку, оделся и пошел на работу.
  
   По дороге в офис Николай заехал в авто магазин и приобрёл комплект шин, рекламу которых утром видел по телевизору. В офисе он переговорил со своим замом по поводу некоторых изменений в структуре бизнеса в свете последних новостей. Обратил внимание на то, что по сравнению со вчерашним днем несколько изменились наряды, образ мышления и поведение его подчинённых женского пола. Оказывается, накануне в сериале круто поменялся сюжет, а с ним и жизнь главной героини. После по телефону поругался с партнером по бизнесу из-за его неправильных политических пристрастий, серьезно мешавших ведению бизнеса. Накричал на программиста, который уже давно находился в депрессии от всех трагедий и негатива, что происходят в мире и о чём каждый день вещает телевизор, в связи с чем тот стал делать много непростительных для него ошибок. Впрочем, закончился рабочий день на положительной ноте. Включив в конце рабочего дня телевизор, Николай узнал, что всё суета сует, древние предки более мистически воспринимали мир, поэтому сильно не парились по поводу трудностей жизни. Уподобившись предкам, Николай тоже решил не париться, а радоваться жизни.
  
   Все было хорошо до того момента, пока поздно вечером Николай не услышал по телевизору ужасную новость, точнее две. В первой ему пояснили, что миром давно правит дьявол, и конец света близок. А во-второй, уже конкретно сказали, что к Земле движется огромный метеорит, столкновение неизбежно, а значит неизбежна гибель всего живого на Земле. Что это может произойти не раньше чем через сто лет, да и вообще кто его знает, произойдет ли, Николай уже не слышал, поскольку, сильно огорчившись, решил приподнять настроение спиртным.
  
   Пил Николай на кухне в одиночестве и долго. Утром сильно болела голова, и по дороге на работу он заехал в аптеку, где купил разрекламированные таблетки от похмелья.
  
   По понятным причинам у Николая было заторможенное сознание, поэтому он даже толком не представлял, чем сегодня будет заниматься на работе. Зато вместо него это уже знало Всевидящее Око. Утром Николай, как обычно, успел посмотреть телевизор.
  
   Всевидящее Око не видит тебя, но оно знает, что ты будешь делать в следующий момент, через час, завтра и через месяц. Оно не видит тебя, оно тобой руководит...
  
  
  
  
  
   ДОГХАНТЕРЫ ВСЕЛЕННОЙ
  
  
  
   Луна была полная, но несмотря на это в закутке за гаражом люди едва видели очертания фигур друг друга. Летняя ночь даже при наличии полной луны не всегда гарантировала достаточной освещенности, а следовательно и видимости. Это зимой белый снег отражал тусклый свет луны и порой было светло, если и не как днем, то достаточно, чтобы отлично видеть предметы на расстоянии в несколько десятков метров. Но было лето и если бы не одинокий фонарь, примостившийся на крыше одного из гаражей, то достигнуть поставленной цели в эту ночь людям было бы весьма затруднительно. А так площадка перед гаражами освещалась достаточно хорошо и можно было быть уверенным, что цель не останется людьми незамеченной в случае своего появления на площадке.
  
   Закуток был небольшой и, видимо, имел два назначения - хозяевами гаражей использовался для справления больших и малых нужд, а также в качестве убежища наркоманов, для уединения и получения очередной дозы. В закутке неприятно пахло уличным сортиром, а под ногами хрустели массово разбросанные по земле использованные шприцы. Но скрывавшихся там людей это ничуть не смущало, ради осуществления поставленной цели они на такие мелочи не обращали внимания, особенно если учесть, что другого альтернативного места для устройства засады в гаражах просто не было. Отсюда хорошо просматривалась вся площадка от самого крайнего гаража до схрона людей, ветер дул от них, что также было на руку догхантерам.
  
   Догхантеров было двое. Совсем молодой лет семнадцати рыжий юноша небольшого росточка и коренастый мужчина лет тридцати. Юношу звали Евген, а старшего товарища Николай или просто Хантер. Юноша был безоружен, Хантер имел при себе охотничий карабин.
  
   - Умный он, падла, и хитрый, - чуть слышно, внимательно наблюдая за площадкой, сказал Хантер. - Это тебе не шавки подзаборные. У меня к ним давно уже интерес пропал, разве что тебе на дворне руку набивать, мне уже неинтересно. А этот матерый, целый волкодав. Днем прячется, ночью выходит. Суть правда одна, как и шавки по помойкам жратву ищет, так что такая же падаль и мусорщик. Хотя в городе по-другому и никак. Видимо, раньше хозяйский был, но людям при этом не верит, в жестких руках, наверное, держали. Сбежал походу. Мне о нем бомжи рассказали. С полгода как объявился. Они его шугаются, ну еще бы, монстр такой. Ночью встретишь...собака баскервилей. Правда на людей не нападает, обходит. Говорят, раненый был, избитый. Его бомжара один выходил, тоже одиночка. Днем они на пару вместе отлеживались где-то, по ночам на промысел помоичий выходили. Бомжара издох две недели назад, этот теперь один рыщет. Я уже неделю его выслеживаю, хорошо подсказали, что через гаражи на помойку ходит.
  
   Молодой уважительно, даже с какой-то долей восхищения посмотрел на едва видимое лицо старшего товарища. Вытер нос тыльной стороной ладони и улыбнулся. Ему льстило, что его по сути еще новичка взяли на такое серьезное дело - выследить и убить такого матерого пса это тебе не из пневматики по дворняжкам стрелять. Если охота завершится удачно, будет чем похвастаться на сайте догхантеров перед ровесниками. Сразу иной статус обретет, пусть всего лишь и был на подхвате, в качестве оруженосца. Даже оруженосцем быть у такого охотника, как Хантер, было почетно.
  
   - Я как ты начинал, лет десять назад, с воздушкой бегал по дворам, - продолжил Николай. - Да и не охота это по большому счету была, а так, стрельба в тире по живым мишеням. Руку набивал. У меня ненависти или там какой неприязни к собакам нет, выпустишь с полсотню пулек в шавок, все живы и по-своему счастливы - я душу отвел, адреналинчик там, разрядка, а псина что жива осталась. Это у меня знакомый был, Зверем звался, так тот собак ненавидел, он голыми руками готов был их душить, зубами вгрызаться и рвать. Не знаю, какие у него были к этому причины, может, покусали в детстве, а может просто живодер по жизни или маньяк. Психушкой закончил... А ты, кстати, почему в догхантеры подался?
  
   Юноша пожал плечами. На сайт догхантеров он наткнулся случайно, ознакомившись, как-то разом проникся идеями сообщества - очистка улиц города от бродячих злобных псов, заразы и угрозы человеской цивилизации, это ли не есть романтика, польза для общества, этакая смесь супермена и эпического воина из онлайн стрелялок. Но признаться в отождествлении себя с героем из онлайн стрелялок ему было стыдно, все-таки уже не школьник-малолетка, и он сказал первое, что пришло в голову:
  
   - У меня сестру сильно покусали бродячие псы, в больнице долго лежала, так что это месть. Хотя фанатичной ненависти к псам у меня нет, - Евген понял, что Хантер не особо приветствует маниакальные наклонности, как у его знакомого Зверя, поэтому сразу отгородился от братства живодеров. Впрочем, ненависти у него к собакам действительно не было, даже неприязни, скорее для него это была просто игра, типа стрелялок, но по-настоящему и в условиях города.
  
   - Да ладно ты, не оправдывайся, мне по большому счету все равно, просто хочу знать, с кем имею дело и что ждать от человека. Как говорится, каждый с ума сходит по-своему. Я вот лично просто чувствую себя охотником, возраст тира перерос давно, просто убивать тоже уже неинтересно, а вот так выслеживать умного, хитрого матерого пса - это в кайф. Я же, признаться, простой офисный клерк, менеджер среднего звена, белый воротничок, тихий, спокойный, благообразный и безобидный, а здесь, на охоте всю неизрасходованную энергию выплескиваю. Тяжко быть все время тихим клерком... Сразу отвечу на возможный вопрос - нет, не жалко мне собак, не знаю почему, просто не жалко, и не стану оправдываться личной неприязнью, ролью чистильщика от бродячей угрозы, заразы. Они, конечно, падальщики и да, могут покусать, даже растерзать, но для меня это не идея фикс. Стрелять больше некого в городе, не бомжей же, я еще до такой степени не сбрендил. Я охотник, просто охотник.
  
   - Ну да, я тоже как бы..., - поддакнул Евген, видимо, имея ввиду героя стрелялок.
  
   - Я почему с карабином, а не с травматикой, чтоб не мучилась псина, пуля в лоб и все, собака ничего и не поняла, - сказал Хантер. - Но как уже говорил, знаю людей, у кого стойкая неприязнь к псинам, они себя санитарами города считают, у меня этого нет. Я так-то мало чем отличаюсь от простых охотников, только я исконно городской, поэтому и охочусь на улицах города. Философия у меня такая... По никам на сайте, кстати, можно определить, кто есть кто, я Хантер, этим все объясняется, есть Санитары, Чистильщики, Волкодавы и прочие люди интеллигентных профессий, с возложенной на них важной миссией... Ну ладно, хватит о грубой праде жизни, давай, что ли, о высших материях...
  
   Евген непонимающе посмотрел на Николая, но в свете луны не разглядел на лице товарища эмоций, поэтому не совсем понял, что именно имел в виду Хантер.
  
   - Давай о сверхъестественном, о загадочном, о мистике поговорим. Ночь и полная луна к этому располагает, - пояснил Хантер. - Возможно, сегодня никого и не дождемся, ночь надо как-то коротать. Ты верующий?
  
   Евген в который уже раз пожал плечами. Он был крещен, но в играх божественное проявление встречалось чрезвычайно редко, разве что в виде магов и чародеев.
  
   - Я тоже не очень, хотя и не законченный атеист. Есть что-то, но боюсь нам это что-то никогда не понять. Высший разум не высший разум, может еще какая хрень, но факт не то, что имеют в виду под образом Бога основные религии. Не стану пускаться в наивные рассуждения о том, что, если человек создан по образу Бога, а следовательно и наоборот, то где тогда его офис, где он живет, детский лепет маразматичных старушек. Непонимаемое земными понятиями не объяснить.
  
   - Угу, - поддакнул Евген, не совсем по-прежнему понимая, о чем говорит Хантер, он думал, что речь пойдет о вампирах и оборотнях, ну в крайнем случае о приведениях.
  
   - Есть такая теория, не слишком распространенная и известная, но тем не менее многим людям хоть раз в жизни приходящая в голову, - продолжил Николай, - что строение солнечной системы схоже по строению со строением атома. Оно так и называется - планетарное строение атома. Ну то есть любая звездная система похожа по строению на атом и наоборот. В центре ядро атома, то есть звезда, а вокруг вертятся электроны, то есть планеты. Это, конечно, по-дилетански, примитивно, но в целом что-то общее есть. Если продолжить рассуждения, то из атомов состоит клетка, а из звездных систем галактика. Из клеток организм, а из галактик вселенная. Первоначально до большого взрыва наша вселенная существовала в виде некоего тела, которое, взорвавшись, стало расширяться. В нашем примере - некое тело это яйцеклетка, которая, оплодотворившись, стала расти, то есть расширяться, организм растет, расширяется и вселенная. Чуешь, к чему я виду...
  
   Евген так ничего и не понял, связи не ощутил, но вновь поддакнул, задаваясь немым, но закономерным вопросом, с чего бы это Хантера так понесло.
  
   - Ты не думай, что я того, просто долгое муторное просиживание штанов в офисе часто наводит на философские размышления, - Хантер усмехнулся немому вопрошанию Евгена, - крышу аж порой сносит. Вот, возможно, поэтому я и выхожу на охоту, чтоб не сбрендить окончательно. Тут первобытность, тут не задаешься вопросами, тут либо ты, либо тебя, образно, конечно, но впечатления такие... Так вот, к теме, по этой теории выходит, что наша вселенная это один большой организм, возможно, какого-то вполне материального живого существа. Такая бесконечность своеобразная, мы, ты и я, тоже чьи-то вселенные, и этих вселенных много, разных всяких, сколько живых существ на земле.
  
   - Подожди, - Евген кажется стал понимать, что имел в виду Хантер, - я кажется понял. Солнечная система - это атом, галактика - это клетка, а вселенная - это организм, состоящий из миллиардов клеток... Вот интересно, а что из себя представляет организм нашей вселенной...
  
   - Тсс, - Хантер неожиданно перебил младшего товарища, - вот он.
  
   Низко склоня голову к земле, принюхиваясь, по освещенной площадке неторопливо, опасливо брел пес. Не сказать, что он был огромный, но достаточно большой для дворовой бродячей собаки. Пес часто приподнимал голову и осматривался, при этом не переставая принюхиваться. Кажется, охотников он пока не учуял.
  
   Хантер приподнял ружье и присел на одно колено.
  
   - Что из себя представляет организм нашей вселенной, говоришь, - прошептал Хантер, - парадоксально, но да вот хотя бы такой же псины. Эта еще ничего, а может быть, что и облезшей, зачуханной дворняги. Так что мы не просто догхантеры, мы в таком разе догхантеры вселенной. И это тебе не компьютерные космические стрелялки, это правда жизни, это реальность. Сейчас мы мочканем не просто псину, а чью-то вселенную...
  
   Хантер прицелился...
  
  
  
   Он перекатился всем своим огромным бесформенным водянистым телом и навел распылитель на воя. Ух как он ненавидел этих воев, без причины, просто ненавидел. Падальщики, путаются все время под телом, еще и присосаться могут, в проявлении любви и преклонения. Твари, никчемные твари. Многие любят их, разводят, якобы вои друзья и верные спутники. А его тошнит от них, ничего кроме брезгливости у него по отношению к воям не возникает. Раньше, когда еще не было распылителей, воев убивали, просто засадив в него изрядный кусок железа. Потом вои долго валялись, пухли, воняли и гнили. Не эстетично было и сплошная антисанитария. Сейчас придумали распылители, доля секунды и от воя не оставалось ничего, даже атома малейшего, пустота. Весьма полезный и рациональный прибор.
  
   Вой давно заметил его и, радостно булькая, водянистым телом покатился в его сторону. Ну вот, сейчас присосется. Кому нужны эти булькающие нежности... Тьфу...
  
   Он прицелился и нажал на запуск распылителя. Миллионная доля секунды и от воя ничего не осталось. Он удовлетворенно булькнул...
  
  
  
   Хантер нажал на курок. Последнее, что видел Евген, была ярчайшая вспышка. Затем ничего не стало, совсем ничего. Ни Евгена, ни Хантера, ни Земли, ни собственно говоря всей вселенной. Пустота, будто ничего, никогда и не существовало...
  
  
  
  
  
  
   ДУХ ДРЕВНЕГО ВОИНА, ИЛИ МИСТИЧЕСКИЕ МЕСТА КАК ОНИ ЕСТЬ
  
  
  
   - Место таинственное, нехорошее.
  
   Старик склонился над затухающим костром, разворошил палкой угли и подбросил сухих веток. Струйка дыма взвилась в воздух, старик не успел уклониться и глотнул едкую гарь. Он закашлился, на глазах выступили слезы. Старик протер их тыльной стороной ладони, но вызвал лишь еще большую слезоточивость. Минуты через две старик стал приходить в себя и смог наконец открыто, не жмурясь, посмотреть на гостя. Глаза его еще оставались мокрыми от слез, в них отразился отблеск вновь вспыхнувшего яркого рыжего пламени. Студент поежился.
  
   Ночь была безлунная и холодная. Старик был пастухом, а студент - корреспондентом-практикантом областной газеты. Сколько их уже тут побывало за последние пять лет, с тех пор как произошел тот случай, сделавший их небольшое поселение известным далеко за пределами района. И корреспондентов, и ученых, и странных людей в одинаковых одеждах с однотипными серьезными лицами, да и просто любопытных. Разные цели двигали этими людьми. Корреспонденты гнались за сенсацией, ученые за таинственными открытиями, сделавшими бы их как минимум знаменитыми, а то и лауреатами всеразличных премий, любопытные обычно просто напивались на природе, с целью отогнать собственные страхи, что двигало однотипными лицами - знали лишь сами лица. Объединяло их пожалуй только одно - все они так и уезжали, не познав мистической тайны странного места. Корреспонденты увозили с собой сенсационную статью, полностью являвшуюся плодом их большого воображения, ученые уезжали, недовольно плюясь и фыркая, но уже мысленно дебатируя с противниками своей теории, любопытные увозили больную голову, как следствие похмелья, а однотипные - лишь свою однотипность, плюс отчет о проделанной работе. Но цель, с которой они все сюда пожаловали, так и оставалась лишь целью, и как бы по наследству передавалась следующим посетителям, пытавшимся раскрыть тайну.
  
   Студент был очередным гостем. Газета уже посылала и не раз своих корреспондентов с целью добыть сенсацию. Сенсация-то добывалась, но главред прекрасно знал, чем, точнее кем она была рождена. Но газете нужен был тираж, поэтому раз в год выпускали новый вариант сенсации. В конце концов фантазия иссякла, сотрудникам газеты надоели командировки за тридевять земель и выпуск очередной сенсации не предполагался. Но тут в редакции объявился студент журфака местного университета, которого требовалось чем-то занять, главреду ничего лучшего не пришло в голову, как послать его за новой сенсацией, печатать ее он не предполагал, зато на какое-то время, а то и до конца практики избавлялся от студента. Практикантов он не любил, без особых причин, видимо, потому, что его самого не любили, когда он в свое время являлся практикантом - что посеешь, то и пожнешь.
  
   Студент добросовестно опросил местных жителей на предмет данного ему редакцией задания, но как и следовало ожидать, кроме мифов и легенд, ничего путнего не добился. Ему посоветовали побеседовать с местным пастухом, человеком бывалым, знающим все о всех, ну а о тайне уж тем более, поскольку пас по ночам овец недалеко от таинственного места. Ближе к вечеру практикант отыскал старика в степи, еще издали заметив большую отару овец, и остался ночевать с пастухом.
  
   - Да, место действительно таинственное и нехорошее, - старик глубоко, устало вздохнул. - Честно сказать, ничего нового, кроме древних мифов и легенд, которые ты, видимо, уже слышал, ничего я тебе не скажу. Любое подобное место окружает масса легенд. Сам посуди, одинокий курган по среди степи, рядом ни гор, ни даже пригорков нет. Геометрически правильной формы полусфера, заросшая давно травой и кустарником. Ясное дело, не природы работа.
  
   Старик заметил в глазах гостя удивление и пояснил:
  
   - У меня в школе по точным предметам пятерка была, да и не такие уж здесь мы дикие... Мифы разные, начиная от древних великанов, некогда заселявших эту землю, кончая инопланетянами. Раньше никто ими не интересовался, кроме собирателей фольклора, пока не случилась та история...
  
   - Вот, вот, я и хочу подробней про ту историю, - сказал студент, - легенд я слышал много, а конкретно в деталях само происшествие мне так никто и не описал.
  
   - А что описывать, - вновь глубоко вздохул старик, - я уже говорил, знаю мало. В общем, привлек наш курган своей необычностью ученых, приехала археологическая экспедиция. Стали копать...
  
  
   ***
  
  
   Василий увлеченно копался в земле, нежно срезая тонкие слои грунта. Находок пока не было, да впрочем их еще рано было ожидать - курган скорее всего был местом захоронения знатной персоны, но до самого склепа или могилы они пока еще не добрались. Вот тогда да, тогда следовало ожидать находок, да еще каких. Человека какого народа было захоронение да и какого времени пока можно было только догадываться. Находки несомненно прояснят ситуацию.
  
   Стало смеркаться, коллеги Василия постепенно стали уходить в лагерь, расположенный неподалеку. Вскоре он остался совсем один, но будучи увлеченным работой и мыслями о будущих открытиях, не заметил этого. Наконец Василий понял, что стало темнеть. Он включил фонарик - еще пять минут, ну может десять... И вдруг...
  
  
   - Нет, Николай, ты зря головой вертишь, - сказал рыжий, - точно говорю, нехорошее место. Не слышал, что ли, как в тридцатых годах прошлого века группа пионеров в турпоход на курган пошла. Днем в горны дудели и барабаны стучали, а ночью сгинули бесследно все до единого. Мне прабабка еще рассказывала. Ты не верти, не верти головой, правду говорю. А лет сорок назад на кургане два изувеченых трупа нашли неизвестных людей, одетых странно, а на лицах навсегда застыл ужас.
  
   - Да басни это все, - Николай улыбнулся и залпом выпил стакан водки. - Мало ли, пионеры отдуделись и дальше пошли, а эти в странных одеждах, возможно, туристы, по пьяне замочили друг друга, вот и вся разгадка.
  
   - Э нет, - поддержал рыжего Федор, - мне сестра старшая говорила. Они по молодости наслушались легенд и решили заночевать на кургане. А ночью тени всякие и голоса, вопли дикие и будто из под земли вдруг мертвец в одеждах древнего воина вынурнул. Дак они не помнят, как до поселка добежали. Мистическое место.
  
   - Ну да, ты свою сестру побольше бы слушал, помню я ее, знатная рассказчица была, сейчас поди в городе такие басни рассказывает...
  
   - Ну не хочешь, не верь, - усмехнулся рыжий, - но точно тебе говорю, зря эти археологи полезли в курган, либо исчезнут, либо погибнут. Нельзя тревожить духов... Впрочем, они туда не просто так полезли, слух идет, они там золото, украшения разные, ведрами выкапывают, уже машину одну груженную отправили, сейчас вторая на готове.
  
   - Ага, я тоже слышал, - поддержал Федор. - Так что есть ради чего рисковать. Кстати, они на ночь в лагерь уходят, а курган никто не охраняет, боязно потому что. И если бы я не знал всего про курган...
  
   - Обчистил что ли бы, - Николай расплылся в улыбке, - так ты наберись смелости. Возьми лопату, фонарь, за ночь с ведерко украшений всяких и монет древних наковыряешь.
  
   - Ну его, - Федор перекрестился, - я лучше от водки тихо мирно издохну, чем с гримасой ужаса на лице и разрывом сердца.
  
   Да уж, а с ведерко золота самому Николаю не помешало бы, в кредитах весь непогашенных, как свинья в грязи. Да вранье это все скорее всего, находят, конечно, кое-то, иначе бы не копались уже месяц, но это так, по мелочи, горшки разные, наконечники от оружия, ну как обычно. А так, если бы ведрами, то здесь давно бы уже взвод автоматчиков вокруг кургана сутками дежурил.
  
   Друзья еще выпили по стакану. Рыжего стало клонить к столу прямо в тарелку с капустой, Федор уснул сидя, склонив голову чуть набок. Николай пьяно разглядывал потолок и мечтал о ведре, с горкой заполненным древними украшениями. Он налил еще стакан. Хотя он слышал, что даже одна единственная монетка древняя, колечко там какое бешенных денег стоит. Да и зачем ведро, пара-тройка колечек, ожерелье там какое и все, кредит погашен. А что если...
  
   Николай выпил, встал и заходил кругами по комнате. То что археологи ночуют в лагере он знал, так почему бы не рискнуть, впереди целая ночь, недавно только стемнело.
  
   Николай вышел во двор, заглянул в сарай, взял лопату и зачем-то ведро...
  
  
   ...И вдруг... Нет, Василий ничего не нашел, он просто провалился. Неожиданно земля ушла из под ног и он с головой скрылся в неком пустотелом углублении под землей. То что это и есть искомый склеп, Василий догадался сразу, как только пришел в себя. Он посветил по сторонам и наверх. Дыра, место провала, зияла метрах в двух от него. Он встал, но все равно до дыры не мог дотянуться даже руками. Да и черт с ней, утром найдут, зато сейчас какое перед ним поле деятельности. А главное - это он открыл, он первооткрыватель, за ним право на докторскую. А сейчас, а сейчас надо искать, пока утро не наступило и ушлые товарищи не пришли ему во всех смыслах на помощь.
  
   Василий вновь посветил по сторонам, к его большому негодаванию полость оказалась совершенно пуста. Но не зря же она существует. Да вот, вроде в стене углубление какое-то.
  
   Василий протянул руку к углублению и тут неожиданно погас фонарик.
  
   - Черт, - ругнулся Василий и потряс фонарь. - Некстати-то как.
  
   Вокруг Василия стоял непроглядная тьма, он даже не видел собственных рук. Он взглянул наверх, дыры тоже не было видно. В провале стоял стойкий запах древней затхлости и сырости. И тут Василий испугался, он почувствовал все признаки клаустрофобии. А вдруг его никогда не найдут, вдруг он тут похоронен навечно. Им завладела паника. Василий стал шарить в потьме руками, неизвестно что собираясь найти, скорее инстинктивно, чем осознанно...
  
  
   Николай подошел к кургану. Людей действительно не было заметно. Это был его шанс. Он стал карабкаться наверх, к месту раскопок.
  
   Ветерок шелестел высокими травами и листьями кустарника. Ночь была безлунная. Николай фонариком осветил округу, скорее для придания себе смелости, чем реально желая проверить, что никого рядом нет. Но стоп, пока с фонарем рано, могут заметить из лагеря археологов. Поднимется наверх, затем спустится в вырутую траншею, а там уже свободно можно светить, видно не будет. Он выключил фонарь и продолжил подъем.
  
   Вновь прошуршал, чуть подвывая ветерок, под ногами хрустнула ветка. Николай насторожился. А вдруг, вдруг не врут люди, не зря археологи не ночуют на кургане и оставляют его без охраны. Ему вдруг показалось, что откуда-то сверху послышались шорохи, Николай насторожился, но заставил себя сделать шаг вперед. Вновь под ногами хрустнула ветка. Николай вздрогнул. Голова мигом наполнилась мифами и легендами, мумиями древних воинов и пропавшими пионерами. Но отступать было нельзя, он хорошо помнил о кредите. Да вот кстати уже и цель, вот край траншеи...
  
  
   Василий, обливаясь потом, то ли вызванным страхом, то ли затхлой душной сыростью, продолжал шарить руками. Он и сам не заметил как попал рукой в обнаруженное им ранее углубление. И вдруг рука на что-то наткнулась, Василий попробовал на ощуть определить, что это было. К своему неописуемому ужасу он понял, что это голова мумии, он их видел много и знал, как они выглядят. Еще не хватало этого, он и так паниковал и мысленно прощался с жизнью. Ночевать в затхлой яме с мумией... И тут некстати у Василия заурчал желудок, видимо, вследствие паники. Это было последней каплей, звук урчащего желудка показался ему оглушающим. Впрочем, он и не понял, что это был желудок. В голове Василия окончательно все перемешалось, паника стала всеобъемлющей, он дико взвыл и кинулся куда глаза глядят, точнее куда ноги бегут. Неизвестно каким путем и как он выскочил из ямы через дыру в провале наружу...
  
  
   Николай дрожа от страха, но силой воли заставляя себя, стал срускаться в траншею, по-прежнему обуреваемый мыслями о мифах и легендах кургана. В мозгу его возникла тень древнего война, в этот момент из под земли, будто из ада, раздался дичайший вопль. Вопль духа потревоженного древнего воина. И тут навстречу Николаю из под земли выскочил сам древний воин и кинулся к нему...
  
  
   Последнее, что видел Василий, это возникший перед ним древний воин с секирой и ведеркоподобной дубиной в руках...
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
   - Ну в общем стали археологи копать, месяц копали. И нашли мумию древнего воина. А еще по утру наверху кургана в траншее два окоченевших трупа, с гримасами ужаса на лицах, умерших от разрыва сердца. Никто ничего не знает, что там было да как, в общем приехали какие-то люди, забрали тела и мумию, а проект свернули, археологи уже на следующий день уехали. Местные на курган совсем не ходят. Вот только приезжие...
  
   - Так что там произошло, - не унимался студент, - какие-то версии должны быть?
  
   - Да какие версии, итак ясно, месть потревоженного духа древнего воина, не сами же по себе они померли, не при виде же друг друга. Мистика одно слово...
  
  
  
   СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ, ИЛИ СОН ПСИХОАНАЛИТИКА
  
  
  
  
   Екатерина спала. Ей снился рабочий кабинет, в котором она принимала посетителей. Обстановка в нем была вполне домашняя. Обои мягких успокаивающих тонов, такие же шторы, большой уютный диван и два кресла. Ничего лишнего, ничего, что могло бы напоминать рабочую и уж тем более больничную обстановку. С потолка от декоративной люстры лился завораживающий, гипнотический свет. Все это должно было создавать располагающую к доверительной беседе атмосферу. И действительно посетитель, попадая в кабинет, обычно быстро успокаивался, расслаблялся и раскрепощался. Самой Екатерине уже оставалось только слегка подтолкнуть, и на свет божий из недр озабоченного, больного сознания появлялись сокровенные, одуревшие от бытия повседневности и городской суеты мысли. И начинался процесс излечения.
  
   Екатерина сама толком не знала, как правильно охарактеризовать ее профессию, то ли она психолог, то ли аналитик, то ли психиатр. Как правило присутствовали все составляющие - психиатр выявлял отклонения, аналитик их упорядочивал и раскладывал все по полочкам, а психолог вносил успокоение в душу пациента. Видимо, поэтому официально ее профессия называлась - психоаналитик.
  
   Пациенты встречались разные и к каждому требовался свой индивидуальный подход. У каждого были свои завихрени и скелеты в шкафу психики. Порой требовалось приложить значительные усилия, чтобы привести мозги и мысли пациента в норму. Обычно все заканчивалось вполне благополучно, психика человека оздоравливалась и он вновь готов был штурмовать вражеские окопы жизни. Но случались и неудачи.
  
   Основным поставщиком неудач был мужчина средних лет, биолог по профессии. Захаживал он редко, но что называется метко - после его посещений помощь психиатра требовалась уже самой Екатерине. Мужчина был скопищем комплексов и проблем. Звали его Петр, но он просил называть себя Петюня. Именно он снился Екатерине, она неспокойно ворочилась на кровати, громко всхрапывала и неестественно нервно мычала во сне.
  
   Петюня сидел в мягком кресле в напряженной позе, уставившись блуждающим взглядом в потолок, и говорил:
  
   - Проблема не в том, что я неудачник, а в том, что люди меня таковым считают.
  
   Екатерина никак не могла уже какой сеанс докопаться до источника его проблемы. Она использовала разные методы и подходы, но так и не продвинулась ни на шаг.
  
   - А вы разницу видите? - спросила Екатерина.
  
   - Да, несомненно. Понимаете, в чем дело, до поры до времени я жил и не знал, что являюсь неудачником. И мне было хорошо и спокойно... Да, возможно, я жил бедновато, не имел машины, дачи и достойной зарплаты, но, поверьте, работа мне вполне заменяла все это. Я был по-своему счастлив...пока.... Пока ближе к концу девяностых слово "неудачник" не приобрело новое значение. Тут-то все и началось.
  
   Так-так, думала Екатерина, видимо, он хочет свалить причины своих неудач на плечи окружающих и на все те изменения в обществе, что произошли со страной с приходом новых времен.
  
   - По-вашему слово "неудачник" раньше имело иное значение?
  
   - А как же, - Петюня нервно дернулся, - именно так.
  
   - И что оно обозначало?
  
   - В том-то и дело, что ничего. Просто часть речи. Конечно, оно имело свое значение, но без какого-либо подтекста, ну скажем, что-то типа слова "невезучий". Ну невезет человеку и никакого подтекста за этим нет, тем более оскорбляющего. Опоздал человек на автобус или там подскользнулся на ровном месте, переломался, ну не повезло и что из этого. Никому и в голову не придет опускать его по этой причине ниже плинтуса. Но теперь все изменилось. Если "невезучий" так и остался "невезучим", то "неудачник" - это уже больше, чем опоздавший на автобус. Это как болезнь, патология, причем болезнь нехорошая, вроде сифилиса. Можно даже сказать, что слово "неудачник" стало сродни слову "сифилитик". "Неудачник" - стало оскорблением, унижением достоинства, полным брезгливости, ругательным словом.
  
   - Значит, когда вас называют неудачником, вам кажется, что вас называют сифилитиком?
  
   - Да лучше уж сифилитиком. Гораздо хуже. Неудачник как клеймо, это как мутант, недочеловек. Это как в среде людей вдруг объявляется горилла. Она заметно отличается, все тыкают в нее пальцем, не считаются с ней, не уважают, принижают ее достоинство и умственные способности, себя ставя выше нее.
  
   - Ага, - сказала Екатерина, - значит вы чувствуете себя гориллой...
  
   - Вроде того.
  
   - И пока вам не указали, что вы горилла, вы себя таковой не считали. Ходили прямо, как человек, ели ложкой и не ловили блох. А как только указали, то вам стали присущи повадки гориллы. Правильно я вас поняла?
  
   - В какой-то мере. Понимаете, как вам лучше объяснить, ем я по-прежнему ложкой, хожу прямо на двух ногах, не ловлю блох, но мне стало казаться, что по мне роем ползают блохи, когда иду по улице, то нет-нет да оглядываюсь, не опустился ли я на четыре конечности, а за столом крепко сжимаю ложку, чтобы в какой-то момент не загребсти салат рукой. Я стал нервным, я все время, ежесекундно, слежу за собой, за своими действиями, словами, чтобы не проявить признаки гориллы. Засыпая, я молю Бога, чтобы утром не проснуться и не обнаружить, что весь зарос шерстью.
  
   У Екатерины появилась уверенность, что наконец-то она близка к источнику проблемы Петюни, еще усилие, еще чуть-чуть и можно будет приступать к излечению.
  
   - И что по-вашему должно измениться, чтобы вы обрели душевное равновесие? - Екатерине на миг показалось, что сидящий перед ней человек поковырял огромным черным пальцем в носу, почесался и выловил блоху.
  
   Петюня пожал плечами.
  
   - Как я поняла, в гориллу вас превращают не ваши неудачи, а именно то, что другие считают и называют вас гориллой, - за пациента ответила Екатерина. - Следовательно, чтобы вас перестали называть неудачником, вам надо перестать выделяться в среде людей, вас таковым считающих. То есть успешных людей. Поэтому вам необходимо приобрести некие характерные признаки настоящего человека, присущие успешным людям...
  
   - Вот в этом-то и дело, - устало, безысходно сказал Петюня, - в этом вся и загвоздка. Понимаете, главные характерные признаки успешного человека - благосостояние и карьерный рост, и одно зачастую напрямую зависит от другого. А у меня ничего этого нет и не придвидится даже в перспективе. Чтобы сделать карьеру в нашем научном центре, надо обладать некоторыми специфическими чертами характера. Научные достижения как-то с приходом новых времен не особо котируются. Чтобы получить повышение в должности нужно не столько заниматься наукой, сколько уметь ладить с начальством. Вы понимаете, что я имею в виду...
  
   - Не совсем, - ответила Екатерина, при этом прекрасно все понимая, - конкретней будьте, вы не у прокурора, не надо ходить вокруг да около.
  
   - Ну, - замялся Петюня, было заметно, слова давались ему с трудом, - ну там где надо прогнуться, где надо подлизать... Кроме того, надо еще уметь подсиживать коллег, уметь пользоваться чужими достижениями. Даже брать взятки... А для этого надо обладать соответствующими чертами характера. Буду откровенным, надо уметь лицемерить, врать, льстить, предавать, воровать, то есть не иметь ни совести, ни стыда... Но я не могу так, не умею и не могу. И не умею ничем другим заниматься, да и работу свою люблю, чтобы менять ее на более перспективную.
  
   - Ну, - замялась Екатерина, вспомнив, как сама еще не так давно подсидела коллегу по цеху, - таковы современные тенденции, не мы такие, жизнь такая, место одно, претендентов много и все они одинаково достойны. Ну вы представьте, что все эти претенденты имеют определенные научные достижения, как тогда определить, кто достоин повышения? Выживает сильнейший.
  
   - Да, - тяжело вздохнул Петюня, - закон леса, я понимаю.
  
   - Закон современного общества, - поправила пациента Екатерина, - да и не только современного. Это общечеловеческое заблуждение, что людьми правит разум, людьми, как и тысячелетия назад правят инстинкты.
  
   - Вот и мне кажется, - сказал Петюня, - что все вышеперечисленные мною характерные черты как раз и присущи горилле. Ведь это первейшие признаки борьбы за существование, где основа всему - выживание любым путем, абсолютно не сообразуясь с моральными и этическими принципами, более характерными для человека, а не гориллы. Горилла выживает, а человек живет, так должно быть по идее... И вот тут-то и начинается несостыковка, при попытке избавиться от прозвища "горилла", я стану гориллой на самом деле. А можно ли перестать быть гориллой, став ею?..
  
   Теперь уже Екатерина пожала плечами.
  
   - Знаете, мне кажется, - продолжил Петюня, - что люди, имеющие те самые особенные характерные признаки гориллы, вполне себе осознают, что они гориллы. Не сказать, что это их сильно тревожит, но некоторые неудобства создает. В среде нормальных людей они выглядят гориллами, а кому это понравится. Никому не охота, чтобы в тебя тыкали пальцем. И изменить они ничего в себе не могут, иначе это помешает их успешной карьере. Вот они и нашли выход из положения - сами стали называть всех не похожих на них людей гориллами. Людей, не достигших каких-либо карьерных высот, не приобредших капитал, но сохранивших человеческие черты, стали называть неудачниками. Не гордись, что ты хороший, потому как гордиться нечем, ты ничего не достиг и у тебя ничего нет. Ты - неудачник.
  
   - Вы так считаете? - усомнилась Екатерина.
  
   - Да, - сказал Петюня, - гориллы хотят называться людьми, поэтому и изменили понятия, теперь настоящие люди называются гориллами, а настоящие гориллы - людьми. Вот и получается, что "люди" у нас ходят на четырех конечностях, ловят блох и нисколько этого не стесняются, а "гориллы" ходят на двух конечностях и постоянно оглядываются, дабы не опуститься на четвереньки и тем не потерять человеческий облик.
  
   - Ну теперь понятно, - сказала Екатерина. - Ваша проблема в том, что вы не можете избавиться от клейма горилла потому, что как вам кажется, вы в этом случае станете настоящей гориллой... Да сложный выбор. И в том, и в ином случае вы - горилла. Только в одном выглядите гориллой в глазах людей, имеющих некие характерные признаки успешного человека, при этом постоянно живете с оглядкой, из-за боязни в действительности потерять человеческим облик. В другом случае, вы - настоящая горилла, прикинувшаяся человеком.
  
   - Вот именно, в стаде настоящих горилл может достойно существовать лишь настоящая горилла, - натянуто улыбнулся Петюня. - А я не хочу быть гориллой ни в своих глазах, ни в чужих.
  
   - Так в чем вопрос, - резюмировала Екатерина, - будьте как все, но думайте, что вы не горилла, а человек, как я. Если все гориллы будут считать друг друга людьми, то и будут называться людьми. Тенденции в обществе таковы, что горилла становится гориллой, только если ее так будут называть, и никакие характерные признаки тут не при чем.
  
   Екатерина слезла со стула и на четырех конечностях подскочила к пациенту, почесала ногой бок и пристально заглянула своими покрасневшими глазами в глаза упрямого пациента. Хотела что-то сказать, но лишь по-животному рявкнула...
  
  
   Екатерина проснулась. Простынь под ней была скомкана. Тьфу ты, какой дурной сон. Люди, гориллы, бред какой-то. Петюня этот чертов. Главное не думать ни о чем таком. Вот из-за таких Петюнь у нормальных людей и бывают стрессы и нервные срывы. Кажется ему, тьфу, главное не думать, ничего казаться и не будет.
  
   Екатерина встала с кровати, хотела пройти в туалет, но в этот момент почувствовала зуд под мышкой, запустив пятерню, почесалась - чертовы блохи...
  
  
  
  
  
  
   ТЕАТР АБСУРДА
  
  
  
  
   Действие происходило на сцене большого театра. Не того Большого, легендарного с позолотами люстр и красочными декорациями, где блистали звезды оперы и балета, а просто большого, по размерам. Люстры с декорациями были и здесь, но далеко не золоченые и красочные, тем не менее они подкупали своей естественностью, люстра походила на солнце, а декорации были словно собраны по кусочкам со всех уголков страны, с видами больших и малых городов, бескрайних полей и заснеженных тундр. Как это всё умещалось на сцене, объяснялось легко - театр ведь был большим.
  
   Как и в настоящем Большом театре здесь были ложи, балконы и партер. Как в настоящем театре места для зрителей строгое разделялись по социальному признаку. В ложах и балконах сидели зрители в дорогих костюмах и платьях, с ухоженными руками и лицами. В основном это были банкиры, владельцы крупных предприятий, звезды кино и эстрады, особую касту составляли депутаты разных уровней и госслужащие. В партере расположилась публика попроще, на задних рядах виднелись грубые лица заводских рабочих и сельских жителей, чуть ближе к сцене сидели зрители, причислявшие себя к интеллигенции, у самой сцены ютились коммерсанты средней руки. Но всех их объединяло одно, они внимательно следили за происходящим на сцене.
  
   Основных актеров, разыгрывающих спектакль, было четверо. Один из них стоял на высокой трибуне, одет он был в строгий костюм, на руке поблескивали золотые часы, а на груди висела табличка с надписью "Истинный патриот". Второй ходил под этой трибуной с плакатом "Долой самодержавие", на его груди также красовалась табличка, на которой было написано "Оппозиционный патриот". Третий находился чуть поодаль, наряжен он был в казачью форму, через плечо свисала гармонь, на табличке на груди можно было прочесть "Фольклорно-народный патриот". Четвертый персонаж развалился на диване, перед ним находился корпус телевизора с отсутствующим экраном, вместо которого открывались виды на трех других актеров. На груди его была всё та же табличка, поясняющая "Наркотический патриот". На заднем плане, затерявшись среди декораций, виднелся не то актер вторых ролей, не то вообще не актер, а рабочий сцены, неизвестно как оказавшийся на театральном подмостке во время представления. Таблички на груди у него не было, а занят он был тем, что, повернувшись спиной к действующим лицам спектакля, что-то сосредоточенно вытачивал на станке.
  
   Спектакль начался громкими словами актера с трибуны:
  
   - Я - патриот!
  
   На что второй актер прошел под трибуной и провозгласил:
  
   - Долой самодержавие!
  
   Третий в лихом танце прошелся мимо двух первых. Четвертый зевнул на диване, лениво наблюдая за действиями остальных.
  
   Потом начались театральные прения.
  
   Первый:
  
   - Я, господа, всей душой болею за Родину. И сердце щемит при виде того, как наш народ преклоняется перед всем западным, перед их образом жизни, ценностями и продуктами потребления, незаметно теряя свое достоинство, самосознание и самоидентификацию. Зачем нашему человеку, высокодуховному, западные либерально-гейские ценности.
  
   Раздалась мелодия вызова звонка телефона, представлявшая собой гимн Российской Федерации, прервав речь человека с трибуны. Он извинился, достал айфон и сказал в трубку:
  
   - Я занят, позже.
  
   Слово взял второй персонаж:
  
   - Ага, айфон! Ваши слова противоречат вашим аксессуарам и увлечениям. У вас поди и домишко в Испании имеется, и отдыхаете вы не на курортах Краснодарского края. А пиджачок-то, пиджачок...
  
   - Эх, ма.., - в лихом танце по сцене прошелся третий персонаж.
  
   - А я по телевизору слышал.., - лениво зевая, сказал четвертый.
  
   Первый продолжил выступление:
  
   - В то время как происки западных империалистов...
  
   Второй, не слушая первого, голосил:
  
   - Руки прочь от Украины.
  
   Третий затянул народную казацкую песню. Четвертый вновь зевнул, он полностью разделял мнение первого, что, однако, не помешало ему поддержать и второго, касаемо пиджачка.
  
   Далее на сцене начался настоящий кавардак, перебивая и не слушая друг друга, все персонажи с увлечением играли свои роли.
  
   - Крым наш...
  
   - Агрессивная политика...
  
   - Эх, ма...
  
   - А я по телеку слышал...
  
   - Наши инновации...
  
   - Коррупция и круговая порука...
  
   - Наша великая история...
  
   - Тирания...
  
   - Эх, ма...
  
   - А я слышал...
  
   - ... С колен... Свобод... Не для меня... А чо, правильно говорят...
  
   - Великая Россия!
  
   На последний возглас господина с трибуны все персонажи замерли. Первым очнулся казак и взмахнул шашкой со словами:
  
   - Великая православная Россия, ее величие в духовных и народных традициях.
  
   - А я слышал, что Россия великая, - поддержал человек с дивана, гордо выпячивая грудь и в напряжении сжимая кулаки.
  
   И даже оппозиционный патриот не смог не поддержать всеобщего ликования:
  
   - Великая Россия, но уже без самодержавия, свободная, обновленная, обращенная лицом к либеральным ценностям.
  
   Все это время рабочий сцены молча вытачивал на станке свою деталь, совершенно не обращая внимания за происходящим на сцене. В этот момент станок дал сбой и громко затарахтел, заставив обратить на себя взоры всех действующих лиц спектакля. Все четверо только сейчас заметили присутствие еще одного персонажа и удивленно уставились на него. Первое удивление на лицах сменилось заинтересованностью и господин с трибуны спросил:
  
   - Вы патриот? Как вообще относитесь к патриотизму, а то я гляжу все какой-то ерундой занимаетесь.
  
   - Да, патриот ли вы, или из этих, сладеньких? - поддержал казак, угрожающе взмахнув шашкой.
  
   - Охренеть, - только и смог выговорить человек с дивана. - А мне по телеку говорили...
  
   Оппозиционер промолчал, поскольку вообще ничего не понял. Он давно был уверен, что рабочий сцены - персонаж если и не потусторонний, то однозначно мифический, ну разве что только с уралвагонзавода забрел.
  
   По-прежнему не оборачиваясь, человек у станка сказал:
  
   - Какой такой патриотизм, мне работать надо, семью кормить.
  
   - Вот и все так, - неодобрительно прокомментировал господин с трибуны, - какой такой патриотизм... Так и Родину профукаем... Быть патриотом - это первостепенная задача, а уж все остальное после. Как там в песне - "Первым делом самолеты, ну а девушки потом". Нет никаких экономических трудностей, есть недостаток патриотизма.
  
   - Эх, ма, щас я его плеточкой научу Родину любить.
  
   - Иди лучше ко мне на диван, здесь прикольные вещи по телеку говорят.
  
   - А что он вообще тут делает в спектакле не про него, - заключил оппозиционер.
  
   Все тут же потеряли интерес к необычному персонажу. Каждый занялся своими делами.
  
   - Ну я пошел в посольство, а то наличные заканчиваются, - сказал патриот от оппозиции.
  
   - А мне пора на другую передачу о национальных и духовных традициях, а то заплясался я тут у вас, время истекло, гонорар отработан, - сказал фольклорный патриот и на прощание прошелся по кругу в лихом танце.
  
   Человек с дивана посчитал последние копейки и побежал в магазин за бутылкой, скоро начинался новый долгожданный сериал про богатых и знаменитых.
  
   Господин с трибуны достал телефон, набрал номер и сказал неизвестному абоненту:
  
   - Да... продаю... кусочек Родины... дорого... ну я же патриот...
  
   Василий открыл глаза. Опять все тот же сон. Не зря, видимо, он так навязчиво ему снится. Несомненно есть какая-то причина. Возможно, что и в нем самом.
  
   По телевизору шел очередной диспут о роли патриотизма в жизни русского человека. Говорили о многом и по-разному, часто упоминая какие-то колени, но вся суть сводилась к одному - президент сказал, демагог пересказал, но уже с учетом своих комплексов и тараканов, кругом враги, и спасти страну может только всеобщий патриотизм.
  
   В интернете главный оппозиционер отыскал где-то очередные дворец и яхту большого госчиновника. Та скорость, с которой он их отыскивал, заставляла задуматься над тем, что на данного разоблачителя должны работать все ведущие сыскные агенства мира, либо какое-то одно, но самое могущественное, раскинувшее свои щупальцы по всему миру.
  
   А за окном крепкие православные активисты, больше похожие на братков из девяностых, избивали какого-то то ли режиссера, то ли художника, втолковывая ему простую истину - кто платит, тот и музыку заказывает, да и вообще он аморальный тип, недремлющая общественность видит его насквозь.
  
   Василий вздохнул, взял листок бумаги и стал писать в "контору" на себя донос, признание в том, что он на самом деле далек от понимания патриотизма, как ведущего движителя подъема с колен, да и вообще прогресса, посему он враг и будет правильно, если его посадят всерьез и надолго.
  
   На всякий случай он также написал в известную западную правозащитную организацию о том, что он, видя и понимая весь абсурд, весь бред, что происходит в стране, является совершенно инфантильным типом и никак с этим не борется, а посему достоин порицания и даже проклятия.
  
   С чувством выполненного долга Василий удобно устроился в кресле качалке, закурил трубку и стал ждать...
  
  
  
  
  
  
   ЛОМЕХУЗА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  
  
  
   Георгий смотрел телевизионную программу про наркоманов. Прологом к ней был интересный факт из жизни муравьев, точнее про неких жучков ломехузов, которые, попадая в муравейник, сводят муравьев с ума, вследствии чего в будущем муравеник погибает. Эти жучки вырабатывают особые выделения, слизывая которые муравьи впадают в эйфорию, они словно сходят с ума, переставая выполнять свои основные функции, меняются их психология, поведение. Муравьи начинают вскармливать личинки жучка, собственным личинкам все меньше уделяя внимание. В дальнейшем у муравьев появляется потомство псевдоэргатов, муравьев-даунов, которые уже не способны вообще выполнять свои функции и давать потомство. Вскоре муравейник гибнет.
  
   Да, подумал Георгий, вот тебе и жучок-драгдилер. Делает муравьев наркоманами, с потомством даунами. Все как и у людей. Есть к чему присмотреться у братьев наших меньших и сделать выводы, есть чему научиться на их горьком опыте. Впрочем...
  
   Впрочем, Георгия в данный момент куда больше волновало другое - проект, новый проект их фирмы. Этот проект должен был привести к сотрудничеству с более авторитетной и успешной на рынке коммерческой компанией, а следовательно спати их фирму от банкротства, полного разорения и ликвидации ее как таковой, либо поглощения со всеми потрохами конкурирующими организациями. Фирма на данный момент была в долгах, как в шелках, через месяц очередная выплата по задолженности. Спасти фирму могли только успешные переговоры о плодотворном сотрудничестве, которые должны были состояться через неделю. К этому моменту должен быть доработан проект, способный заинтересовать потенциальных инвесторов. Проект фактически уже был готов, оставалось доработать детали, а главное внести некую свою фишку, отличительную черту от большинства проектов на рынке, пусть и небольшую, главное, чтобы она была. Поговаривали, что гендиректор потенциального инвестора просто зациклен на таких фишках, не любит он обыденности и повторов. И несмотря на то, что готовящийся проект можно было назвать первоклассным и прибыльным, вот этой самой фишки как раз и не хватало. Как выразился Саныч ( директор их фирмы ) - проект будто скопирован с учебника по экономике. В общем, Саныч еще неделю назад дал задание всем сотрудникам фирмы придумать свое видение этой фишки, ну а потом выбрать лучшее и в оставшийся срок совместными усилиями доработать ( а кто ничего не придумает, тот не получит премию, поначалу гарантированную всем, после подписания контракта ). У Георгия же все пока было по нолям, ничего путнего в голову не приходило.
  
   Георгий выключил телевизор и открыл ноутбук. Может что в инете отыщется, там идейку, здесь идейку, глядишь и состряпает что из взятого всюду понемногу. Ведь известный факт, что все новое и оригинальное, это лишь взятое из разных идей все самое лучшее, соединенное, заново переработанное и выданное обществу как нечто абсолютно новое. Вот так и движется цивилизация по только ей известному кругу, но тем не менее это движение существует, так же как и уже много тысячелетий существует сама цивилизация.
  
   Георгий полазил по сайтам компаний, реализующих схожие и несхожие проекты, погуглил по знаковым словам, даже зачем-то забрался в википедию, но ничего ценного для себя не обнаружил. Голова по-прежнему была пуста, ни малейшей идейки.
  
   - Черт, - вслух выругался мужчина, - почему я не муравей, они действуют сообща, все роли в муравейнике расписаны, каждый знает, что ему делать на уровне инстинкта, и премии по результатам общей работы никого не лишают. А он свою работу в проекте уже выполнил, выполнил, кстати, качественно, можно сказать, на уровне того же инстинкта, кропотливо, в точности, приложив максимум усилий для процветания фирмы. В конце концов, для фишек есть креативщики, а он не креативщик, он - муравей работяга, так почему его должны лишить премии... Да вот, по результатам общей работы муравьев премий не лишают. Если, конечно, только они не заражены жучками ломехузами...
  
   В голову Георгия неожиданно пришла мысль, что уж коль он заговорил вслух сам с собой, то это не очень хороший признак, наблюдался явный перенапряг. Стоило отвлечься.
  
   Мужчина закрыл ноутбук, улегся на диван и стал думать о посторонних вещах. Как ни странно, но этой посторонней вещью стали те же муравьи, точнее их странное заболевание. Он как и в мыслях, возникших ранее, решил поучиться на их горьком опыте. Георгий начал проводить прямые параллели между муравьями, пораженными ломехузами, и людьми, исключившими сознательно или нет себя из социума. Кто его знает, так и все человечество, сойдя с ума, может сгинуть.
  
   А ведь это не только может быть наркомания и наркоманы, как в фильме, даже если разобраться, то совсем не наркомания. Во-первых, человеческие жучки ломехузы не способны завладеть всем муравейником людей, не все люди колятся и нюхают, даже на халяву. Во-вторых, от наркомании хоть и не часто, но излечиваются. В-третьих, с наркоманией с тем ули иным результатом успешности борются. Следовательно, пришел к выводу Георгий, наркомания не тот жучок, что способен уничтожить муравейник человечества. Повредить - да, но не уничтожить.
  
   - И что же это тогда? - вновь вслух вопросил мужчина. - Сразу стоит отмести алкоголизм и все то, что воздействует на центры удовольствия в мозгах людей, поскольку одного поля ягода с наркоманией, не на всех действует, не все люди в ссоре с мозгами.
  
   Мысли Георгия стали искать альтернативные варианты человеческих ломехуз, способных уничтожить муравейник человечества. Было ясно, что по отношению к человеку жучки это образно. Просто должно существовать что-то, что может привести к гибели человеческой цивилизации. Реальные болезни вроде чумы и СПИДа он тоже отмёл, поскольку как таковой жучок, расспространитель сумасшествия, в этом случае не наблюдался, как и само сумасшествие, здесь эпидемия, передаваемая от человека к человеку, эти заболевания не влияли на поведение и образ мышления человека-муравья, а просто убивали, да и лекарства рано или поздно от них находили... Еще есть войны, они как и эпидемии заметно прореживают ряды человечества. Но опять же, сколько люди не воюют, а воюют постоянно, но на грань полного вымирания человество они еще не ставили, разве что атомная, война... но пока у людей хватает мозгов ее не развязать, последствия войн мозги людей не заражают, а скорее наоборот, лечат, по крайней мере на какое-то время. Нет, война, это, конечно, страшно, но не то.
  
   Георгий встал с дивана и заходил по комнате кругами, усиленно ища вариант болезни мозгов, зараженных жучками ломехузами человека, меняющей поведение и мышление, способной уничтожить человечество. В голову приходили разные варианты, в основном крутящиеся вокруг пороков, греховных и пагубных привычек и идей как отдельного человека, так и всего человечества в целом. Но в какой-то момент он отметал очередной вариант, как непригодный. В конце концов, он дошел до инопланетного вторжения и катастрофы вселенского масштаба. Эти варианты вполне подходили, но казались уж больно невероятными. А ведь ясно, что угроза гибели человеческой цивилизации существовала, раз эти жучки есть у муравьев, то и у людей должны быть. Что, что может изменить модель поведения всего человества, его психологию, что может обладать таким масштабом. Ведь надо заранее знать про угрозу, способную свести с ума и уничтожить человесчество, тогда ее можно предотвратить, исцелить, кто предупрежден, тот вооружен.
  
   О проекте Георгий забыл совсем. Уснул он на обдумывании очередной идеи, спал плохо, во сне ворочался и стонал. И лишь только самому Георгию и Богу было известно, какие еще варианты страшной болезни муравеника терзали его во сне. Проснулся он с больной головой, бледным лицом и измученным видом.
  
   В офисе фирмы он поначалу пытался включиться в работу, но не смог, навязчивая идея не давала ему покоя и здесь. На его замученный и задумчивый вид обратил внимание один из коллег.
  
   - Вижу, вижу, - сказал он, - либо ты Георгий придумал нечто гениальное, а сечас в уме дорабатываешь детали, либо не придумал нихрена, не спал всю ночь, а сейчас мучительно ищешь хоть что-то, за что можно уцепиться, дабы не лишили премии. Давай колись.
  
   Георгий мрачно посмотрел покрасневшими глазами на коллегу. По веселому и жизнерадостному виду того было заметно, что он то уж точно что-то придумал и его не мучают всякие навязчивые мысли. Георгий злорадно усмехнулся и сказал:
  
   - Вчера смотрел передачу...
  
   И он поведал жизнерадостному коллеге про проблему муравьев и ее рассмотрении в контексте с человеком...
  
   - Да ну брось, даже не загружайся, муравьи низшие существа, и у них свои проблемы и болезни, те же ломехузы, присущие им и только им, - ответил коллега. - Я бы и минуты не грузился.
  
   - Но если взять тех же наркоманов, многое сходится, чуть-чуть только не срастается, в масштабах, а так один в один, значит вполне возможно существование того, что может срастись полностью, - возразил Георгий, - только вот в чем оно заключается?... В чем???...
  
   - Ну может что-то и есть, ты то не грузись, пока ни тебя, ни человество эта болезнь не коснулась, - некоторое время коллега молчал, уйдя в прострацию, потом вдруг неожиданно сказал: - А знаешь, я вот подумал, может это...
  
  
   Через неделю пришедшие в офис к генеральному директору фирмы инвесторы обнаружили его совершенно пьяным, в окружении десятка пустых бутылок. Единственное членораздельное, что он им смог поведать, была грустная история болезни, поражающей и разрушающей муравеник... А еще через некоторое время фирма раззорилась и была поглощена конкурентами. А еще через какое-то время проезжающие через город путники могли лицезреть лишь бесцельно бродящих по грязным, замусоренным улицам нефункционирующего города людей с задумчивыми, измученными лицами, которые усиленно и навязчиво искали признаки страшной болезни, способной уничтожить человечество-муравейник.
  
   Навязчивость идей, навязчивость поступков
  
   И паранойя мыслей, рожденных в неуступках.
  
   Кто виноват, что делать и где искать заразу?
  
   Что общество повергло в болезненную фазу.
  
   Как излечить людские моральные устои,
  
   Не допустить разрухи и в головах застоя,
  
   В пороках человека как навести порядок,
  
   Как на борьбу с болезнью собрать бойцов отряды?
  
   Сидит и размышляет философ самоучка
  
   И инквизитор мрачный, политик недоучка,
  
   Общественник, профессор и просто дуралей,
  
   Спасти как человечество придумал уж злодей,
  
   С ума сошел ученый теорий революций,
  
   В башке не поместились объемы контрибуций.
  
   Все ищут символ этот, в чем гибель человека,
  
   Что может стать вполне угрозой для них века.
  
   Но сей короткой басни мораль совсем проста
  
   Навязчивость идеи вполне угроза та...
  
  
  
  
  
  
   ЕЩЕ ОДИН УЛЕТЕЛ В КОСМОС
  
  
  
  
   Еще один исследователь внеземного пространства покинул пределы планеты. Еще один космонавт улетел к звездам. К загадочным, тайным, наполненным мифами и бледным мерцанием в безграничной черноте космоса. Еще один покоритель вселенной отправился познавать давно мучившие человечество вопросы. Еще один неугомонный открыватель внеземной жизни вскоре сможет убедиться в существовании иных цивилизаций.
  
   Стартовая площадка задрожала, окутанная едким облаком дыма, гарью, столпами огня и искр. Ракета поплыла, чуть приподнявшись над землей, скорость отрыва увеличивалась с каждым мгновением. И вот она уже с невероятным ускорением взмыла над грешной землей, устремившись в небеса. Космонавт еще мало что понимал, он испытывал в данный момент странные ощущения и болезненные перегрузки. Ступень за ступенью отваливались части ракетоносителя. Наконец отделилась главная ступень, и ракета с космонавтом на борту в свободном полете покинула пределы атмосферы Земли.
  
   Людей с начала времен манили к себе звездные дали своей зачарованной пугающей бездонностью. Люди опасались этих далей, задаваясь вопросом - а что там за пугающей чернотой? Наверное, там живут Боги, а возможно, даже люди. Но это другие люди, свободные от земного притяжения и земного бытия. Они другие и, видимо, счастливые, потому что на них не давит атмосферный столб, а может быть и нет, поскольку не испытывают земных радостей. Тайна одновременно пугала и притягивала к себе земной люд, вопросами космоса задавались не только простые обыватели, но даже царственные особы. Все хотели заглянуть за грань существующего земного пространства.
  
   Есть мнение, что люди раньше жили по 900 лет. И как так, целых 900 лет вариться в собственном соку, еженочно задумываться над вопросами звездного мира, но так за всю свою жизни и не познать тайны космоса, даже вскольз не прикоснуться к ним. Людей не на шутку стал мучить вопрос познания черной бездны, а с ним и обитаемости иных миров. Появились даже своего рода специалисты в области пока еще земного познания внеземного пространства. Конечно, началось все с любителей погадать на кофейной гуще, но как и любое серьезное дело, с серьезным подходом к нему, со временем стали востребованны профессионалы и в этой сфере. В силу специфики вопроса, профессионалы окружали себя соответствующими атрибутами, окруженными завесой тайны и мистики. Спецы пользовались большим уважением и получили большое влияние над умами людей, их стали даже побаиваться. Непознанное и самих работающих в этой сфере сделало малопонятными и непознанными. Им поклонялись, как составной части космоса, как представителям Вселенной на Земле.
  
   Но все это пришло не сразу, сперва людей стоило убедить в том, что космос действительно наполнен чудесами, и имеет огромное значение для жизни человека. Спецы стали всем говорить, что имеют прямую связь с иными мирами, и могут, да-да могут, посредством связи с космическими богами влиять на жизнь людей, да что там влиять, полностью ее изменять. Они вывели формулу, по которой выходило, что космос наполнен как хорошими богами, так и плохими, поэтому они могут испросить у богов как счастье для человека, так и кару небесную. От этого спецы стали пользоваться еще большим уважением.
  
   Спецы спецами, но воочую, на своем опыте, никто так и не смог убедиться в существовании всего того, в чем уже долгое время заверялии профессиональные исследователи и контактеры, всей мистики космоса, заселенности его миров другими людьми. Появились сомневающиеся, даже не верящие в глубинные тайны черной бездны, а там, где неверие, там расцветает буйным цветом всякая ересь. Еретиков становилось все больше. И дошло даже до того, что многие из них стали говорить, что не мешало бы самим убедиться в том, о чем им все время талдычат специалисты, в существовании богов и иных цивилизаций. Они провоцировали людей на самостоятельное исследование космоса. Нашлись и те, кто уже был готов к полету, но дело было за малым - не был еще выработан механизм таких полетов. А спецы всячески отговаривали потенциальных исследователей от возможного полета.
  
   Но вот настал день, когда механизм был найден. Как и многое в жизни людей найден он был совершенно случайно, во вполне себе пригожий денек, когда будущий космонавт даже не думал ни о каких полетах. Надо признаться, что он вообще ни о чем не думал, он просто пас овец. Мимо проходил его собрат, они разговорились, и незаметно с темы овец перешли на тему существования богов. Оба были убеждены в их существовании, но один утверждал, что все боги добрые, а другой, что злые, поскольку его все время преследуют неудачи. Спор перерос в драку, и оба сами не заметили, как очутились на стартовой площадке. Не стану вдаваться в подробности и описывать механизм стартовой площадки, но в результате прохожий нажал на кнопку "Старт", а пастух улетел.
  
   Скажу сразу, никто ничего тогда не понял, пастух обратно не вернулся, а главную отпавшую ступень ракетоносителя просто закопали в землю, дабы оградить от посторонних любопытных взглядов и тем пресечь всякие нездоровые толки. Но дело было сделано, путь проложен, и люди стали летать в космос с завидным постоянством. Обратно никто не возвращался, но тем не менне это нисколько не снизило интерес к полетам - тайна глубин бездны все так же притягивала людей. Был даже изобретен механизм самозапуска. Но его вскоре запретили профессиональные исследователи, а то ведь так все человечество разом могло покинуть пределы Земли, кто тогда будет пасти овец, коронованные особы лишаться своих подданных, а спецы, которые в силу разных причин сами не стремились к практическому исследованию, умрут с голоду. Многие этим решением были недовольны, а страсть к покорению космоса никуда не исчезла. Люди по тем или иным причинам летали все чаще и чаще, и со временем это перешло в обыкновенную привычку. Ну а привычка так смогла воздействовать на человеческий род, что полеты приобрели статус обязательных. Скажем так, с самого рождения каждому человеку уже был уготован свой собственный космодром, со своей стартовой площадкой. Улетали по-разному, кто-то сам по себе, без чьей-либо помощи, лишь только потому, что так надо было, ну а кому-то в этом поспособствовали, нажав на кнопку "Старт", опять же в силу разных причин посторонние люди. История человечества знает даже массовые старты, механизм одних малоисследован, и крутится около поражения ракетоносителя всевозможными компьютерными вирусами, производящими самозапуск, другие были обусловлены вечными спорами и неурядицами в человеческой среде.
  
   Понятно, что не все люди желали познать тайны космоса, кому-то хорошо было и на Земле. Таких людей со временем становилось все больше. То и понятно, ведь никто из космонавтов так о братно и не вернулся и не поведал людям, что там есть на самом деле и есть ли вообще. Чтобы человечество невпало в уныние от неизбежности полета и жизнь человека не превратилась в тягостное ожидание своей очереди, вновь проявили смекалку спецы. Они заверили людей в том, что не все так уж и плохо, и в сущности не стоит унывать, ведь там, во вселенной живут боги, а они бывают либо хорошими, либо плохими, следовательно и полет может быть как к плохим богам, так и к хорошим. Все зависит от того, как человек провел годы жизни на Земле, что он делал, совершал ли добрые дела или был плохим. Если ты был хорошим человеком, то ракета устремится к хорошим богам, и ты попадешь к хорошим другим, и наоборот. В целом это даже пошло на пользу людской цивилизации, человечество больше не пребывало в унынии, а отдельный человек стремился стать морально устойчивым. Такой подход постепенно трансформировался в веру в то, что вообще пребывание человека на Земле изначально временное и задумано исключительно для того, чтобы рассортировать людские потоки на граждан хороших миров и плохих. Люди регулярно сортировались и улетали к звездам.
  
   Не открою, наверное, тайну, что ходят слухи, будто некоторым космонавтам до того нравятся полеты, что они переодически возвращаются на Землю, чтобы уже на новом ракетоносителе совершить еще один полет. Не знаю, может, врут, зачем им вообще возвращаться, если изначально пребывание на земле лишь временное. Сортироваться, видимо, нравится, а может мазохисты какие. Но если даже это и так, то ни один из вернувшихся никак до сих пор не выдал себя, не поведал о своем пребывании в космосе, поэтому загадка бездны по-прежнему остается неразрешимой.
  
   По традиции отпавшую главную часть ракетоносителя забивают в деревянный ящик и отправляют на вечное хранение в специально предназначенные для этого места. Места эти для людей являются священными, памятными, чтобы очередные родившиеся космонавты знали, что некогда был такой-то космонавт. Люди побаиваются этих мест, поговаривают, что там сильная радиация, пагубно влияющая на психическое состояние и вызывающая галлюцинации. В некоторых людских сообществах принято вообще сжигать части ракетоносителя, чтобы не засорять Землю радиацией. Но это уже частности, главное, что очередной космонавт, несмотря ни на что, дождавшись или нет своей очереди, ежесекундно отправляется на покорение неведомых далей Вселенной.
  
   Вначале посыпались искры, окутанные легонькими серыми струйками дыма, запахло гарью жженой резины и человеческой плоти, затем отвалилась главная ступень и с грохотом упала со стартовой площадки. В наступившей темноте раздался голос:
  
   - Сука, Михалыч, хрена ты напряжение не вырубил на подстанции?!!! Толик, дебил, голыми руками в провода полез... Все, каюк. Царствие ему небесное.
  
   Еще один улетел в космос. Вечная слава космонавтам.
  
  
  
  
  
  
   Отрывок из книги ПУТЬ СМОЛЫ
  
  
  
  
  
  
   Колян приблизился к мужчине, присел рядом на корточки и уставился на попловок. Медленно двигаясь по течению реки, белокрасный стерженёк не торопился сигнализировать о поклёвке. Впрочем, похоже рыбак и не ждал никаких сигналов. Загипнотизированный непрерывным статичным движением, мужчина впал в дрёму, но отсутствующий взгляд от поплавка не отрывал. На появление молодого человека он не отреагировал.
  
   Смола тоже уставился на поплавок. Тот, израсходовав весь запас лески, застопорился. Мужчина, словно робот, механически перекинул снасть выше по течению, при этом создалось впечатление, будто ничего и не произошло, "вековое" спокойствие нарушено не было, а мужчина так и не вышел из гипнотической дрёмы.
  
   Колян, дабы разрушить тишину, показавшуюся ему тягостной, спросил:
  
   - Клюёт?
  
   Мужчина даже не шелохнулся, но с изрядной долей инфантилизма в голосе всё же ответил:
  
   - Клюёт.
  
   - Часто? - продолжил опрос Колян.
  
   - Часто.
  
   - Поймал?
  
   - Поймал.
  
   - Много?
  
   - Много.
  
   - Большая?
  
   - Большая.
  
   Коляну показалось, что он разговаривает с собственным эхом. Поэтому, о чём бы он не спросил, ответ будет заранее известен, смысл разговора терялся. Как бы в подтверждение этого факта, он мысленно задал себе вопрос - "не надоело?", и уже собирался сам же и ответить, но не успел...
  
   - Надоело, - неожиданно сказал рыбак.
  
   Колян удивлённо уставился на мужчину.
  
   - Но зато полезно для здоровья, - развил свою мысль рыбак, - природа, свежий воздух, успокаивает, нервы в порядок приводит. Медитация, связь со вселенской сутью, умные мысли в голову приходят, многое становится понятным.
  
   Колян даже позавидовал мужчине, если бы знал о таком методе, то, возможно, и не терзался два дня в поисках себя. Сел бы с удочкой у реки часов на пять, глядишь, всё бы и понял. Ещё одно подтверждение тому, что не стоит гоняться за истиной, достаточно отрешиться от всего и станешь к ней ближе. Он вспомнил о теории взрыва, выходило, что шизофреник-философ был не совсем прав, взрыв не обязателен, нужно только желание и соответствующая обстановка.
  
   Колян подумал, что коль мужик давно здесь сидит, то должен уже в достаточной мере запастись умными мыслями. Дальнейший разговор с ним мог стать полезным.
  
   - Вот скажи, - ни с того ни с сего спросил Колян, - как думаешь, реально ли то, что мы видим вокруг, или всего лишь иллюзия, глюки?
  
   Мужик оторвал взгляд от поплавка и внимательно посмотрел на молодого человека, он явно не ожидал от него вопроса такой глубины.
  
   - Это смотря с какой стороны смотреть, - ответил он. - Белая горячка тоже сопровождается глюками.
  
   - Я о жизни, - уточнил Колян.
  
   - Белочка тоже часть жизни. Телевизор, опять же.
  
   - Телевизор?
  
   - Телевизор - главный идиолог иллюзии, такой же как компьютер и интернет.
  
   Колян так и не разобрался, что имел в виду рыбак.
  
   - Я про то, - стал объяснять рыбак свои слова, - что есть несколько типов иллюзии. Есть собственная иллюзия, рождённая твоим мозгом. Есть насаждаемая иллюзия. Есть параллельная иллюзия. И есть ещё иллюзия об иллюзии. И все эти иллюзии в какой-то мере по-своему реальны и правдивы. Так что тебя конкретно интересует?
  
   Колян подумал и сказал:
  
   - Всё.
  
   Мужик вновь посмотрел на Смолу, тот оказался даже глубже, чем он думал.
  
   - Всё - это значит ничего, - рыбак перебросил снасть. - Скорее всего ты хочешь знать, какая из них самая правдивая. Для этого надо разобрать каждую из них в отдельности... Твоя собственная иллюзия правдива хотя бы потому, что тобой и рождена. То есть она полностью соответствует твоим требованиям. Следовательно для тебя она вполне реальна. Другое дело, что когда она вступает в противоречие с другими иллюзиями, за эту правду надо бороться. И если ты окажешься слабым в этой борьбе, то твою иллюзию в значительной мере подпортят, прогнут под другие иллюзии, либо уничтожат вместе с тобой... Теперь о насаждаемой иллюзии. Чтобы общество существовало , нужны какие-то общепринятые законы сосуществования. Общество формирует общий взгляд и всех отдельных его членов заставляет видеть так же. Если данное общество решит, что главное в жизни человека - шлифовать линзы, значит и каждый член общества обязан будет шлифовать линзы, при этом быть неизмеримо счастливым и считать, что шлифовка линз и есть главный смысл его жизни. В противном случае общество а-ля государство тебя не поймет и применит против тебя собственные, уламывающие, скажем так, способы воздействия, для возвращения тебя в правильную колею. Методы могут быть как силовые, уголовное или иное преследование, так и в достаточной степени мирные, но не менее эффективные, воздействующие на моральном и чувствительном уровне, заключающие в себе давление на психику и чувства человека, таких, как его гордость, достоинство, полезность, значимость, в общем и в уцелом на Эго человека. Клеймо неудачника, паразита, убожества, быдла и тд. и тп. Более подробно разбирать не буду и так понятно, что имеется в виду. В принципе довольно неплохой способ психологического воздействия. Вот как раз в этой иллюзии и есть где развернуться главным идеологам - телевизору и интернету. Они в большинстве своём и формируют общий взгляд и борются с "еретиками"... Параллельная иллюзия - это иллюзия протеста против других иллюзий. Вызвана обычно стимулирующими веществами и сумасшествием. Проще сказать, уход от действительности. Алкоголь, наркотики и отпуск "крыши" в свободное плавание по просторам параллельных миров, то есть обыкновенное добровольное схождение с ума. Правдивость этой иллюзии напрямую зависит от устроенности человека, его внутреннем самоудовлетворении и качества его жизни. Если у человека во внутренней и внешней жизни всё хорошо - то она лжива, если хреново, давит пустота и депресняк - то она правдива... А вот иллюзия об иллюзии - это вообще фокус, прерогатива профессиональных иллюзионистов. Характеризуется заменой и подменой понятий, сеяния множества сомнений и уже искусственным, а не добровольным, сведением с ума. Здесь запросто чёрное называют белым, а белое черным и так же запросто это доказывают. Всё это обычно проделывается для достижения сугубо личных целей группы людей или отдельных её представителей. Это могут быть как религиозные движения, так и политические. Здесь, кстати, на первое место главного идеолога выходит интернет, поскольку пока что слабо контролируется иллюзией общего взгляда. Правдивой же она может стать лишь в том случае, если иллюзионисты достаточно профессиональны и существует соответствующая почва для её появления, в основном выражающаяся в социально-экономической устроенности или неустроенности индивидуума и общества в целом. Есть еще ряд менее значительных иллюзий, но это уже частности и массовости как таковой они не имеют, поэтому и неинтересны.
  
   - Понятно, - сказал Колян, - но всё-таки мой вопрос, со стороны всего того, что вы сказали...
  
   - Какая иллюзия в тебе преобладает, та реальна и правдива, - перебил Смолу рыбак.
  
   - Не, не, не, требуется уточнение, - сказал Колян, - они тем не менее были и остаются иллюзиями по определению, а не потому, как ты их воспринимаешь. Возникает вопрос, насколько всё-таки они иллюзорны? Полностью глюк или все-таки допустима частичка настоящей реальности, самой настоящей, не формируемой взглядами.
  
   - Самой настоящей? Хм.., - усмехнулся рыбак, - сомневаюсь, что она существует вообще... Да и зачем тебе это? Чтобы жить вне иллюзии, ты и сам должен быть абсолютно правдивым. Вряд ли это возможно. А так, понты колотить, строить из себя придурочного праведника, который днем усердно молится и наставляет заблудшие массы на истинный путь, а по ночам ворует цыплят из колхозного курятника и пользует жену председателя - лицемерие. Лучше уж быть честной проституткой, чем светской мадам, спящей с богатыми мужиками за те же деньги, но при этом прикрываясь позицией своей светскости, высшести и культурности, а значит как бы по определению обладающей большей моральной устойчивостью. Если ты дерьмо, то и воняй как дерьмо, а не фиалками, поскольку суть твоя от этого не изменится, но других может ввести в заблуждение, что повышает шансы вляпаться.
  
   - Весело, а если дерьмо всё-таки не хочет выглядеть дерьмом? - поинтересовался Колян.
  
   - Так пусть не будет им, в чём вопрос-то, будь человеком и народ к тебе потянется.
  
   - Ну а если по-другому никак, невозможно избавиться от своей дерьмовой сути в силу обстоятельств? - настаивал Колян.
  
   - Здесь тоже всё просто, - вновь усмехнулся рыбак, - дерьмо выглядит дерьмом только на фоне цветка, а если тебя окружает одно лишь дерьмо, то ты как бы на общем фоне и не дерьмо. Тут главное выбрать правильную иллюзию. В правильно выбранной иллюзии, которая ближе тебе, ты уже не будешь чувствовать себя дерьмом.
  
   - Но для живущих в других иллюзиях я вполне могу выглядеть дерьмом...
  
   - Можешь, а зачастую даже будешь, и тут ничего не поделаешь... Для бытовой помойки сортир всегда будет выглядеть грязью, а для сортира бытовая помойка. Хотя суть одна, так что тут расстраиваться особо нечему. Ты называешь кого-то дерьмом, он тебя называет - и вы как бы уже квиты.
  
   - Но так и до драки может дойти, не каждый стерпит, когда его дерьмом называют.
  
   - Так и доходит, думаешь, почему воюют, революции совершают, террор развязывают,- усмехнулся рыбак. - Если ты миролюбивый человек, либо слаб как духовно, так и физически, то тебе лучше принять иллюзию большинства, менее проблематично будет и даст шанс на выживание. Но учти, что в этом случае тебе придется многим поступиться, плата за спокойствие. Есть вероятность впасть в депрессию и стать несчастным, поскольку тебе придется отвергнуть свой личный взгляд на мир и жизнь, и на то же счастье, а с этим и лишиться своего личного счастья, как, исходя из взглядов иллюзии большинства, бесперспективное. Счастлив ты можешь быть только счастьем большинства, во многом размытым, эфимерным, мифологическим и абстрактным. К примеру, как в СССР люди были счастливы идеей наступления когда-нибудь коммунизма. Но опять же и здесь есть выход, можно с головой окунуться в ту или иную веру, либо заняться не менее увлекательным накоплением материальных ценностей. Раз личное счастье как таковое невозможно в данных условиях, то на тебе замену, которая, кстати, тоже иллюзорна, поскольку в иллюзии других и не бывает по определению, ну хоть не вздернишься под напором счастья большинства. Выбор за конкретным человеком, бороться за личную иллюзию, либо выбрать тишину и спокойствие. Впрочем, все едино, что жить спокойной жизнью дерьма, что беспокойной, неустроенной, в постоянной борьбе жизнью всё того же дерьма, где ключевое слово - дерьмо. На мой взгляд, лучше уж спокойствие.
  
   - А если я всё-таки не хочу быть дерьмом? - не унимался Колян.
  
   - Это, конечно, твоё дело, но я уже говорил, что когда дерьма много, то оно уже как бы и не дерьмо. Ну то есть мир дерьма даже не осознает, что он дерьмо, поскольку сравнивать не с чем. Вполне адекватная структура и запах... И вот представь, что среди этого как бы уже не дерьма появляется нечто, которое на всех углах заявляет, что не желает быть дерьмом. Как думаешь, общество, которое не считает себя дерьмом, какой сделает вывод? Правильно, оно воспримет слова этого нечто как прямой намёк на то, что оно дерьмо. Какая последует реакция? В лучшем случае навесят клеймо враждебного супердерьма, в худшем... И вонючим, грязным супердерьмом ты будешь не только для большинства, но и для других более мелких помоек, и признать тебя хорошо пахнущим эти помойки могут только временно, пока это им выгодно в противостоянии с большинством или в борьбе за светлое достойное будущее своей помойки. Так что в обществе дерьма, не быть дерьмом чревато...
  
   - И что, всё так плохо? - угрюмо спросил Колян.
  
   - Ну, скажем так, - замялся мужик, - ты своё заявление о том, что не желаешь быть дерьмом, должен подкрепить вескими доводами. То есть действительно переродиться. А это ух как сложно. Но гипотетически возможно. Умереть как дерьмо, превратившись в перегной, и затем вырасти в качестве цветка. Теперь смотри, умирая как дерьмо, ты исходишь из общества дерьма, то есть осознанно превращаешь себя в изгоя. Удовольствие сомнительное, одно презрение и лишения себя счастья быть дерьмом, не все поймут, ради чего ты пошел на этот экспиремент. Для дерьма счастье цветка более чем абстрактое и бессмысленное, даже идиотское. Допустим, тебе всё же это удалось. И вот представь, среди кучи дерьма вырастает нечто противное сущности дерьма, пахнущее совсем по-другому. Но для дерьма-то этот запах чуждый, а значит дерьмовый. Секёшь? То есть, став цветком, ты для дерьма будешь вонять как чуждое дерьмо, следовательно и сам будешь дерьмом... Ладно, в конце концов в любом дерьме всегда есть "сливки" , культурный, научный и экономический слои, так сказать элита. Знаешь, что некоторые компоненты дерьма используют для приготовления духов. Так вот, для этих сливок твой запах будет сказочным совершенством, которое можно достичь только в лаборатории, а тут, на тебе, сам по себе появился. Тебя вознесут на небывалую высоту. Но сливок мало, обыкновенного дерьма в навозной яме неисчеслимо больше, и это большинство до поры до времени может соглашаться с мнением сливок. Дерьмо переодически любит верить в сказки о совершенсте. Но в один прекрасный момент, в силу многих причин, дерьмо несомненно "прозреет", так было всегда, почувствует себя ущемлённым и неполноценным, и заявит: наш запах нам ближе, а цветы - лишь сказки. Благо если в этот момент дерьмо будет занято приобретением дерьмового счастья, а если дерьмо вдруг займется поисками того, кто мешает ему это счастье приобрести... Тебя в первую очередь смешают с дерьмом, как объект непонятный, смущающий умы, таящий в себе угрозу. Вряд ли когда дерьмо сможет внятно объяснить, какую угрозу ты в себе таишь, но это и неважно, важно, что есть объект угрозы, который нужно смешать с дерьмом... Вот и получается, что как бы ты не стремился перестать быть дерьмом, всё равно им будешь. Выход здесь один, должно переродиться всё дерьмо. А это уже что-то из области фантастики. Лучше уж принять иллюзию, меньше хлопот... А правда?..ну что правда...у дерьма тоже есть своя правда...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Д.Кот "Меж двух миров"(Научная фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"