Бровер Александр Беневич: другие произведения.

Вместо покаяния -"Ледокол"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:


   Александр Бровер.
   (Участник Великой Отечественной войны, инвалид войны по ранениям),
  
   Вместо покаяния - "Ледокол".
   Надо признать, что это уже вторая попытка убедить некоторых моих друзей, которых я очень уважаю, убедить в том, что "Ледокол" Виктора Суворова - книга тенденциозная и не содержит правдивой информации.
   Отдельные высказывания государственных и общественных деятелей не могут заменить архивных документов, к тому же речи, цитаты, воспоминания отобраны произвольно, как было выгодно автору для защиты своих надуманных версий.
   На Западе перед тем, как давать свидетельские показания, приносят клятву на Библии - говорить правду, ничего, кроме правды и всю правду. В книге Виктора Суворова "Ледокол" можно найти некоторые "фрагменты" правды, но там нет всей правды, и достаточно утверждений, помимо кусочков правды. Начнём с эпиграфа:
   "Я не согласен ни с одним словом, которое Вы говорите, но готов умереть за Ваше право говорить". (Вольтер).
   Что же, и Виктор Суворов получил право говорить, только мне кажется странной и весьма уязвимой позиция автора, который пытается оспорить вердикт Нюрнбергского международного трибунала. Но об этом - ниже.
   В первом же обращении к своему брату автор ставит главный вопрос своего "исследования": кто начал 2-ую Мировую войну? Да, Сталин и его соратники называли разных виновников войны. И что же из этого следует? Только то, что руководители нашего государства были плохими аналитиками, что во имя сохранения идеологической девственности готовы были обвинить всех "империалистов" скопом, не видя различий между государствами демократическими и фашистскими. И почему-то Виктор Суворов готов сразу же сделать вывод, что Советский Союз был, таким образом, поджигателем Мировой войны.
   Термин "поджигатели войны" заимствован автором из коммунистической "сокровищницы". Если пользоваться этим термином и навешивать ярлыки политическим деятелям той поры, то чем не "поджигатели" Чемберлен и Даладье (руководители Великобритании и Франции), продавшие Гитлеру Чехословакию, открыв тем самым дорогу Германии на Восток?! Лучше не искать "поджигателей": их слишком много! Автор прямо поставил вопрос: "Кто начал 2-ую Мировую войну?". Следует прямо и ответить: история уже давно вынесла свой приговор. Вторую Мировую войну развязала Германия Гитлера. И почему-то Виктор Суворов не удовлетворён этим вердиктом. Автор в своей книге занялся поиском косвенных доказательств виновности Советского Союза, который по его понятиям являлся "ледоколом войны".
   Виктор Суворов начинает с тог, что Советский Союз предоставлял в распоряжение Германии ещё в 20-ые годы полигоны, учебные центры, аэродромы, на которых подготавливался контингент будущего Вермахта. Но осуществлялось такое сотрудничество ещё до прихода нацистов к власти, Гитлер ещё не был рейхсканцлером. Масштаб такого сотрудничества явно преувеличен. В самой Германии в многочисленных "безобидных" аэроклубах подготавливался контингент будущих немецких асов. И ничего необычного в действиях советских властей я не нахожу (разве только - непредусмотрительность!). Такова общемировая практика. С целью заработка некоторые страны и теперь предоставляют свои базы иностранным государствам и даже продают оружие своим потенциальным противникам. При этом почему-то "запамятовал" Виктор Суворов, Что Советский Союз находился тогда в экономической блокаде, затем в изоляции и прорывом взаимоотношений с соседним государством был Рапалльский договор 1922-го года между СССР и Германией и отношения с этой страной были тогда дружественными, налаживались торгово-экономические связи с отказом от взаимных претензий.
   Виктор Суворов придает слишком большое значение высказываниям, статьям и книгам государственных деятелей, но поступает односторонне. Если уж выбрал себе такую методику сбора доказательств чьей-то виновности или невиновности, то почему нет ссылок на речи Гитлера, нет цитат из книги фюрера "Майн кампф"? Вероятно потому, что читатель бы сразу понял, насколько неубедительны аргументы автора, утверждающего, что сами высказывания коммунистов разоблачают их агрессивные устремления против европейских стран. А планы будущего рейхсканцлера, намеченные ещё в двадцатые годы, вовсе не имеют отношения к разбою и захвату Германией земель в Европе и не разоблачают Германию как агрессора?!
   Виктор Суворов пишет, что Сталин породил Гитлера. Это уже передержка. Германия потерпела поражение в 1-ой Мировой войне, была унижена жестким Версальским договором. Гитлер появился именно там, где ему и надлежало появиться. Фюрер - порождение германского милитаризма. Впрочем, как и Сталин - продукт тоталитарной системы, которая возникла на развалинах рухнувшей Российской империи.
   Виктор Суворов не лишён самомнения и амбиций. Он заявляет следующее:
   "Мой главный источник - открытые советские публикации. ... Мои главные свидетели: Маркс, Энгельс, Ленин, Троцкий Сталин, - все советские маршалы во время войны и многие ведущие генералы. Коммунисты сами признают, что руками Гитлера они развязали в Европе войну и готовили внезапный удар по Гитлеру, чтобы захватить разрушенную Европу".
   Когда это коммунисты признавались в этом?! Где свидетельства, в каком издании и на какой странице можно это прочитать?
   Если к "поджигателям" Второй Мировой войны отнести Маркса и Энгельса, то почему не присовокупить к ним средневековых рыцарей и Карла 12-го?! Да и железный канцлер Бисмарк сделал немало для торжества Нордического духа!
   Я не стану подробно останавливаться на главе "Ледокола", главе, в которой идеологический бред революционных лидеров призван (по мнению автора?) служить доказательством зловещих намерений Москвы добиваться мирового господства. Мало ли о чём мечтали короли! И Гитлер мечтал о создании тысячелетнего Рейха и установлении нового порядка в Европе. Если бы эти мечты остались только на бумаге, можно было бы посмеяться и забыть. Гитлера обвиняют не за его параноические мечтания, а за кровавые дела.
   В третьей главе "Ледокола" Виктор Суворов риторически вопрошает: "Зачем коммунистам оружие?". Это вопрос от лукавого. Можно полюбопытствовать, зачем капиталистам оружие? К чему оружие демократам? Почему вообще государства производят оружие? Автор пытается доказать, что оружие в Советском Союзе производилось в больших количествах и что вооружение Красной армии было чисто наступательным, оружием агрессии.
   Начнём с 22-ух танков, которые за день выпускал харьковский паровозостроительный завод в 1933-тьем году. Современный читатель при слове "танк" представляет себе машины 2-ой Мировой войны: Т-34, ИС-2, "Пантера", "Тигр". Я видел те самые танки начала 30-ых годов. В основном то были танкетки с противопулевой бронёй и маломощным двигателем. Даже на парадах эти машины нередко останавливались. Танкисты били усердно по тракам, пытаясь стянуть гусеницы, а то и часами возились с двигателями, которые упорно не запускались. Стоит ли запугивать читателя количеством неполноценных машин?!
   И ещё один аргумент автора "Ледокола":
   "Гитлер начал 2-ую Мировую войну, имея всего 3195 танков, меньше, чем харьковский паровозостроительный мог выпустить за полгода, работая в режиме мирного времени".
   Даже трудно определить степень недобросовестности автора! У Гитлера в 1939-ом году было более 3000 средних танков, по тому времени самых современных с противоартиллерийской бронёй и двигателями высокой надёжности, а что же было у нас на год позже? Обратимся к маршалу Жукову, чья компетентность, мягко выражаясь, не уступает компетентности Виктора Суворова.
   В своей книге "Воспоминания и размышления" (8-ое издание, 1987-ой год) Г.К. Жуков пишет, что к началу войны (22-го июня 1941-го года) наши танковые заводы успели выпустить лишь 1861 танк "КВ" и Т-34.
   В 1940-ом году начинается формирование новых механизированных корпусов. К началу войны успели развернуть лишь 9. В марте 1941-го года Сталин, наконец, принял решение поддержать план Генштаба и разрешил развёртывание 20-ти механизированных корпусов. Процитируем маршала:
   "Однако не рассчитали объективных возможностей нашей танковой промышленности. Для полного формирования новых мехкорпусов требовалось 16,6 тысячи танков только новых образцов, а всего около 32 тысяч танков. Такого количества машин в течение одного года практически взять было неоткуда, недоставало и технических, командных кадров".
   (Маршал Г.К. Жуков. "Воспоминания и размышления." Том 1-ый, изд. 8-ое, с. 255).
   Попробуем сопоставить данные, Виктора Суворова и те, которые приводит маршал Жуков. Итак, к началу войны у нас был всего 1861 танк новых конструкций, т.е. таких, которые могли успешно бороться с немецкими средними и самоходными орудиями. А к середине июня 1941-го года у немцев таких машин было уже 5639.
   Автор "Ледокола" утверждает, что Советский Союз планировал 6-го июля 1941-го года напасть на Германию, а Гитлер просто опередил Сталина. Но при таком соотношении сил нормальный человек не мог решиться на нападение. Тем более, что перевооружение Красной армии могло быть закончено только к концу 1942-года. Не только не хватало нормальных танков и самоходок, но не было и достаточного количества хороших самолётов. Войска нуждались в качественных средствах связи. Автоматическое стрелковое оружие начало только поступать в войска; лишьстроились заводы по производству миномётов. Так что утверждение В. Суворова о том, что готовил агрессию Сталин, а Гитлер опередил его на 15 дней, - из пропагандистской кухни Геббельса, который как-то пытался оправдать разбойное нападение Германии на Советский Союз.
   Рассуждения В. Суворова о достоинствах нашего танка БТ простительны невоенному человеку. Какие выдающиеся данные у этого танка?! Скорость - 100 км в час, запас хода - 700 км, и прочие "качества"? Любой участник Великой Отечественной войны знает, что никому не нужны были такая скорость (разумеется, по шоссе!) и такой запас хода. Оптимальное продвижение войск за один боевой день составляло 40-45 километров, а глубина операции в наступлении - 500-600 километров. Далее необходимо было подтянуть тылы, пополнить войска, отремонтировать технику, получить новые машины для восполнения потерь; подвезти горючее, отремонтировать дороги, перебазировать авиацию и.т.д. Кроме того, и пехота не могла продвигаться в таком же режиме, как подвижные соединения. Возникали ситуации, когда танки отрывались от общевойсковых соединений, тогда мехкорпусам приходилось выходить из вражеских тылов со значительными для себя потерями.
   Восхваляемый В. Суворовым советский танк БТ не мог конкурировать с германскими средними танками. Необходимо было снижать "автомобильную" скорость, усилить броню, артиллерийское вооружение и поставить более мощный двигатель, что и было сделано в новых танках Т-34, а их было к началу войны, как уже отмечали, очень мало по сравнению с количеством германских средних танков.
   По утверждению автора "Ледокола" танк БТ создавался только для скоростного марша по автострадам Европы, для быстрого завоевания европейских стран. Но любую автостраду нетрудно перекрыть противотанковыми заграждениями и затем из засады расстреливать из противотанковых орудий. На кого рассчитаны дилетантские рассуждения В. Суворова, разве лишь для домохозяек?
   К середине июня 1941-го года соотношение сил было несопоставимым в пользу германской армии агрессии, армии отлично вооружённой, обученной и с опытом современной маневренной войны. У немцев была в полной готовности и по штатам военного времени армия в 8,5 миллионов человек, а у нас - всего 5 миллионов, причём наши дивизии были укомплектованы не полностью. О танковых соединениях - и самих танках - мы уже говорили. Самолётов у немцев было 10000, а у нас (пригодных к успешным военным действиям!) - всего 2700. Нельзя же серьёзно говорить о "Кукурузниках", летавших главным образом по ночам, или о тяжёлых ТБ-3 с низкой скоростью полёта?! В артиллерии мы немцев превосходили. У будущего противника - 61000 орудий, а у нас - 67000. Но значительная часть нашей артиллерии была на конной тяге.
   Красная армия ещё извлекала уроки из "незнатной" финской войны, дисциплина в армии и подготовленность к войне нашего командного состава была невысокой, в особенности после массовых арестов 1937-38 годов. 40000 офицеров было репрессировано в годы большого террора против собственного народа, не хватало высших командных кадров.
   При таком состоянии наших вооружённых сил ни Генеральный штаб, ни сам Сталин не могли ставить перед Красной армией задачи неосуществимые, авантюрные.
   Часть соединений нашей армии не имело достаточно вооружений, дивизии Белорусского военного округа находились в казармах, зенитная артиллерия - на сборах в Минске. Нападение Германии на Советский Союз в оперативном понимании было внезапным, хотя стратегической внезапности, конечно, не было, войну ждали в течение восьми лет, с тех пор, как Гитлер пришёл к власти и начал воплощать на практике свои захватнические планы.
   Ещё следует напомнить о военной игре, которая проводилась в конце 1940-го года. Отрабатывалось не нападение на Германию, а отражение рассекающего удара германских танковых и общевойсковых армий. Тогда ещё генерал армии Г.К. Жуков играл за немецкую сторону и фактически предугадал направление и силу удара германской армии против соединений Белорусского военного округа. Беда в том, что командование округа не предприняло никаких мер для исправления ошибок в расположении частей в районе города Гродно. Но я не стану повторять то, что уже исследовано и известно. Хочу лишь обратить внимание на то, что не шла речь о нападении на Германию, а всего лишь об отражении агрессии Вермахта. Даже во всех наших довоенных фильмах мы ни разу не пропагандировали и не заявляли своё "право" первого удара с целью разгрома фашистской Германии.
   Ни один серьёзный политик не станет утверждать, что Сталин пытался захватить Европейские страны. Да, Сталин был деспотом, тираном, но не авантюристом. Правда состоит и в том, что наш вождь панически боялся немцев. Об этом писали (когда это стало возможным!) многие бывшие высокие начальники, которые знали Сталина и работали под его непосредственным руководством.
   Читая и перечитывая 20-ую главу "Ледокола", я не перестаю удивляться: к чему всё это злорадство автора, его победные выкрики в адрес всех советских руководителей, которых он, Виктор Суворов, загнал в угол своими "неопровержимыми доказательствами"?! Очевидно, забыв о том, что он говорил в начале, о планах нападения Советского Союза на Германию 6-го июля 1941-го года, автор говорит о том, что всё равно Сталин напал бы на Гитлера в 1942-ом году. Это доказать никак не возможно. Рискну высказать свою личную точку зрения. Возможно, в 1942-ом году Советский Союз предпринял бы наступление против Германии. И что же, кто осудил бы СССР за такой справедливый акт возмездия международному разбойнику, который покорил Польшу, Голландию, Бельгию, Францию, Норвегию, Югославию, Грецию?
   Никто не отрицает, что Красная армия вооружалась, страна превращалась в военную державу. Виктор Суворов считает, что это плохо. Вероятно, надо было начать подготовку к отпору агрессору только лишь после его нападения на Советский Союз. Вот тогда никто, даже сам автор "Ледокола!", не смог бы упрекнуть Сталина в агрессивных устремлениях.
   Итак, по версии автора Сталин и начальник Генштаба Жуков подготовили секретную директиву, по которой Красная армия должна в 1942-ом году начать неспровоцированную войну против Германии. Заметим ещё раз: уже нет и речи об июле 1941-го года! Одна ложь опровергается другой ложью, - поновей!
   Не верит автор "Ледокола" в возможность издания директивы на оборону. Зачем она нужна для ведения оборонительного боя, рассуждает В. Суворов? Полусонный уставший солдат вдруг замечает, что враг перешёл границу. И тогда он, наш славный и бдительный красноармеец, открывает беглый огонь из своей трёхлинейки (кстати, нет такого термина для стрелкового оружия. Беглый огонь ведут миномётчики и артиллеристы, вооружённые системами малых и средних калибров!). О стратегической обороне автор "Ледокола" никогда не слышал, потому и не знает, что для обороны также нужна директива.
   В своей книге "ледокол" на стр. 182 автор пишет, что за полвека в печать из совершенно секретной директивы от 5-го мая 1941-го года просочилась одна лишь фраза:
   "Быть готовым по указанию главного командования нанести стремительные удары для разгрома противника, перенесения боевых действий на его территорию и захвата важных рубежей".
   (В.А. Анфилов. Бессмертный подвиг. Стр. 171.)
   А если подумать, что означают слова... "перенесения боевых действий на территорию противника)? Чтобы перенести боевые действия на территорию противника, следует, прежде всего, отразить агрессивные действия самого противника. Нигде в приведённой фразе нет указаний, самим начать боевые действия, а после нанесения противнику стремительных ударов, ПЕРЕНЕСТИ боевые действия на территорию агрессора!
   Вот ещё один образец логической системы В. Суворова! В.А Анфилов ясно говорит о перенесении боевых действий, а автор "Ледокола" трактует его слова по-своему: ему видится агрессия Советского Союза там, где речь идёт о контрударе!
   Виктор Суворов ссылается, кроме того, на секретную речь И.В. Сталина (Стр. 185).
   "А теперь вернёмся к секретной речи Сталина 5 мая 1941 года. Полному залу Сталин в секретной речи говорит об АГЕССИВНОЙ войне против Германии, которая начнётся ... в 1942 году. В тот же день в совершенно секретной директиве командующие пограничными округами получают указание быть готовыми к АГРЕССИИИ в любой момент". (Выделено мною, А.Б. Многоточия - в авторской тексте.).
   Чего больше в этом отрывке: лицемерия или прямого обмана?! Сталин никогда не нацеливал Красную армию на агрессию и вообще слово "агрессия" он употреблял только по отношению к нашим потенциальным врагам - их он называл возможными агрессорами.. Сталин ошибался, считая, что немцы только к 1942-му году будут готовы напасть на Советский Союз, а к этому времени и мы закончим перевооружение и сможем нанести по противнику сокрушающий ответный удар. И, кроме того, где та секретная директива и кто её читал? Зачем ссылаться на тот мифический документ?
   И так - во всей Книге! Виктор Суворов, по-видимому, очень надеется на свою логику, а она, логика, подводит его в каждой главе. Если, будучи разведчиком, он, Суворов, так толковал события и факты, то становится понятным, почему ему Москва не доверяла и разочаровалась в его аналитических способностях.
   Автор руководствуется презумпцией ВИНОВНОСТИ. Поскольку Сталин - деспот, способный на любые преступления, то следует все его действия трактовать как агрессивные. Мне это напоминает работу следователя, который "подвешивает" убийце эпизоды преступлений других преступников.
   Попробуем сделать краткий обзор ещё нескольких глав книги "Ледокол".
   "Зачем Сталин разделил Польшу"? - вопрошает автор. Понятно, что прежде всего следует коснуться пакта Молотова-Риббентропа. Виктор Суворов утверждает, что соглашение Сталина с Гитлером (так следовало бы рассматривать пакт от 23-го августа 1939-го года!) дало возможность Германии 1-го сентября напасть на Польшу. Но такое утверждение ошибочно. Постараемся это в дальнейшем доказать.
   Переговоры с Риббентропом в Москве и подписание пакта с Германией - безусловно, одна из самых чёрных страниц нашей дипломатии и нашей истории; свидетельство трусости, тупости и нечистоплотности сталинской политики. По каким-то причинам не удалось договориться с Великобританией и Францией летом 1939-го года (возможно из-за взаимного недоверия?), но ничего не мешало нам сохранить свободу рук, свободу выбора, сохранить нейтралитет на определённое время. И ещё следует учесть, что польское руководство ни под каким видом не разрешало Красной армии войти на свою территорию. Как в такой ситуации можно было вести совместную борьбу против Германии? Создаётся впечатление, что Поляки боялись Сталина больше, чем Гитлера!
   Война Германии против Польши не была неожиданной. Гитлер и само германское общество не желали мириться с с постверсальским устройством Европы. Директива о начале войны против Польши именно 1-го сентября 1939-го года была подписана Гитлером ещё до переговоров Риббентропа в Москве.
   Основные аргументы Риббентропа звучали следующим образом. Война с Польшей неизбежна. В ходе кампании германские войска будут подходить к границам СССР или займут зоны интересов Советского Союза. Во избежание несанкционированных столкновений Германия пожелала бы урегулировать отношения с Москвой, определить сферы интересов каждой стороны. Таким образом, внешнеполитический торг начался именно тогда, когда Германия решила напасть на Польшу. При любом исходе переговоров Риббентропа в Москве Германия, так или иначе, начала бы военные действия против Польши. Всё поведение Гитлера, начиная с 1936-го года, свидетельствовало о том, что для разбойника и авантюриста не существовало никаких соображений осторожности или боязни быть втянутым в войну на два фронта. Гитлер в отличие от Виктора Суворова знал, что Советский Союз не готов к войне, что Сталин своими репрессиями ослабил Красную армию. Гитлер мог подписать любой пакт, считая международный договор пустой бумажкой, которую можно разорвать в любой момент к выгоде для захватнических планов фюрера. Сталин не обманывался на сей счёт, но надеялся, что пакт позволит ему выиграть время и перевооружить Красную армию. Дальнейшие события показали, что Германия извлекла для себя большую пользу из пакта Риббентропа-Молотова и лучше подготовилась к войне, опираясь на свою мощную промышленность и экономику захваченных немцами развитых стран, таких, как Франция, Чехословакия и другие.
   Внешнеполитические акции Сталина и его окружения за период с 23-го августа 1939-го года и до 22-го июня 1941-го года защитить и оправдать невозможно. После войны из-под пера Вышинского (занимавшего тогда пост министра иностранных дел) вышла "Историческая справка", в которой была предпринята попытка оправдать оккупацию Прибалтийских стран, присоединения к СССР части польских земель, аннексию Северной Буковины и другие шаги. Аргументы Вышинского сводились к тому, что против неизбежной агрессии Германии необходимо было создать "Восточный фронт".
   Такое объяснение мне кажется неверным и надуманным. Ни словом не обмолвился Вышинский о тайном соглашении с Германией, соглашении, определившем сферы влияний СССР и Германии. Кроме того, созданный "Восточный фронт" не сыграл заметной роли в начале Великой Отечественной войны. Все эти захваты безнравственны и таили опасность для самого Советского Союза. Разумные политики в канун войны не множат число своих врагов!
   И всё же всё это не имеет никакого отношения к ответу на вопрос, кто же развязал 2-ую Мировую войну. Руководство Советского Союза было загипнотизировано неслыханными военными успехами нацистов и не смело даже помышлять об агрессии против Германии и захвате других европейских стран. Все боялись тогда Гитлера и его мощной армии; не было у нас тогда ни сил, ни решимости вступить в кровопролитную борьбу с непобедимым Гитлером, наводившим ужас на всю Европу! Виктор Суворов тогда не жил и не может себе даже представить психологию общества и руководства СССР. "Шапкозакидательство" присутствовало лишь в официальной пропаганде.
   . .
  
   Вернёмся к вопросу "Зачем Сталин разделил Польшу?" Термин "разделил" означает, что в сделке участвовали, по меньшей мере, две стороны. С таким же правом можно спросить, зачем Гитлер разделил Польшу? Раздел Польши теоретически создал стартовые условия для обеих сторон. Любая из них могла бы воспользоваться ситуацией для агрессии. А напала на СССР Германия. Уж этот факт не пытается опровергнуть даже Виктор Суворов!
   Рассмотрим ещё две главы: "Почему полоса обеспечения была уничтожена накануне войны?", "Почему Сталин уничтожил "Линию Сталина"?" Да, многие историки и участники войны задаются этим вопросом. До сих пор нет вразумительного ответа. Только Виктор Суворов с его проницательностью нашёл элегантное объяснение. Оказывается, это было необходимо Советскому Союзу для совершения агрессии против Германии! Все те укрепления только мешали переходу в наступление.
   Как участник боевых действий в Великой Отечественной войне, офицер сухопутных войск, хочу разочаровать автора "Ледокола". Для развёртывания войск и перехода в наступления вовсе нет надобности уничтожать собственную линию обеспечения. Крупные операции разворачивались по другой схеме. На узких участках фронта после массированной артподготовки и авиационных ударов наша пехота переходила в наступление. При удачном прорыве полосы обороны противника в бой вводились подвижные механизированные войска и танковые армии, которые расширяли фронт прорыва, громили тылы противника, заставляли его сворачивать свой фронт, оставлять свои укрепления и даже крепости. Это не тот сценарий, который рисует в своём воображении Виктор Суворов!
   Что же касается вообще линий обороны, то они стали возникать вместо отдельных крепостей после 1-ой Мировой войны, которая была позиционной с линейной тактикой ведения наступательного боя. А 2-ая Мировая война была манёвренной. Знает ли автор "Ледокола" различие между такими войнами?! Не зря говорят, что государство готовится к прошлой войне!
   "Готовясь к прошлой войне", французы построили "линию Мажино", а немцы "Линию Зигфрида". В ходе 2-ой Мировой войны эти укреплённые полосы воюющие стороны обошли без проблем. Мне пришлось самому увидеть весной 1945-го года неприступные укрепления немцев на Германо-Польской границе. Немцы могли бы нас там задержать надолго, но наши войска пришли на ту линию раньше германских отступающих частей. Вот, что такое манёвренная война, господин Виктор Суворов, и какова цена укреплённой линии при умелом проведении наступательной операции! И придуманная "Линия Сталина" не сыграла бы никакой роли летом 1941-го года при тотальном превосходстве германской армии в технике и манёвре. Кстати, мы и не слышали ничего о существовании "Линии Сталина". Это наименование автор "Ледокола" нашёл, по-видимому, на пропагандистской кухне Геббельса.
   Одна только укреплённая "Линия Маннергейма" в Финляндии задержала Красную армию на 10 недель зимой 1939-40 годов. Но Карельский перешеек очень узкий, его нельзя было обойти, совершить манёвр. Да и Красная армия в то время не обладала средствами и не была обучена для ведения современной наступательной войны. А вот в 1944-ом году, когда наша армия стала качественно иной, "Линия Маннергейма" была преодолена за считанные дни.
   Финский опыт создания предполья невозможно было использовать на нашей западной границе. Сплошной линии укреплений на фронте в 2000 километров в принципе построить нельзя. Конечно, укрепрайоны могли бы сыграть определённую роль в сочетании с другими средствами и способами проведения оборонительных операций. Уже в ходе Великой Отечественной войны в нашей армии стали создаваться артиллерийско-пулемётные УРы (укрепрайоны), которые сыграли определённую роль на отдельных участках фронта, на которых не было необходимости привлекать значительные силы.
   И снова возникает тот же недоумённый вопрос: какое отношение имеет ликвидация предполья на западной советской границе к косвенному доказательству агрессивных намерений Советского Союза против Германии?! Когда мне было 14-15 лет, я слушал в суде защитительную речь известного в то время одесского адвоката. Полемизируя с государственным обвинителем, адвокат сказал, что уважаемый прокурор сначала произвёл выстрел, а потом под пробоину на щите стал подводить мишень так, чтобы выпала десятка.
   Примерно то же можно сказать по существу обвинений В. Суворова: сначала - категорический вердикт, обвинивший Советский Союз в развязывании войны, а затем уже - подгонка тенденциозных "доказательств".
   Вероломное нападение Германии на СССР автор квалифицирует как превентивный удар. Причём Виктор Суворов почему-то забывает, что превентивный удар также является актом агрессии.
   Сталин избегал действий, которые немцы могли бы оценить как провокационные. С нашей стороны не было никакого ущемления германских интересов. Лица немецкой национальности на нашей территории не подвергались никакой дискриминации, договор с Германией Сталин соблюдал скрупулёзно. Товары доставлялись регулярно. Даже 21-го июня 1941-го года ушёл эшелон в сторону Германии. 22-го июня 1941-года, когда немцы уже бомбили наши города и перешли границы крупными силами; когда посол Германии в Москве уже официально объявил о начале войны Германии против Советского Союза, Сталин всё ещё не разрешал применять нашу артиллерию против врага для отражения первого удара: всё ещё надеялся на чудо и не хотел "провоцировать" противника. Только после 12-ти часов дня, после выступления Молотова по радио, разрешили применить артиллерию, но было уже бесполезно: германские передовые части уже успели переправиться через водные преграды по нетронутым понтонным мостам. Об этом свидетельствует дважды герой Советского Союза в своих мемуарах, тот самый генерал Петров, который лишился рук, но продолжал ещё после войны служить в рядах вооружённых сил.
   . .
   .
   Теперь о 31-ой главе "Ледокола".
   Название главы может вызвать только ироническую усмешку: "Как Гитлер сорвал войну!" Для Виктора Суворова свидетельсва Кейтеля и Иодля (немецких генералов) важнее правовых исследований Международного трибунала. Правда, чтобы скрыть безнравственность ссылок на мнения противников, автор цитирует и советские источники. А как он это делает, проследим ниже. На стр. 315 читаем:
   "Прошло 20 лет, и появились новые свидетельства. Мой свидетель - адмирал, нарком ВМФ СССР, член ЦК, член ставки Главного командования (с момента её создания)". Далее следуют и сами "взрывоопасные" показания:
   "Для меня бесспорно одно: И.В. Сталин не только не исключал возможности войны с гитлеровской Германией, напротив, он такую войну считал ... неизбежной ...И.В. Сталин вёл подготовку к войне, подготовку широкую и разностороннюю, исходя из намеченных им самим ... сроков. Гитлер нарушил его расчёты".
   (Накануне, стр. 321)
   Даже в таком препарированном виде цитата не свидетельствует об агрессивных намерениях Советского Союза. Зачем В. Суворову понадобилось разрывать цитату источника многоточиями?! Я читал мемуары Н.Г. Кузнецова и решил ещё раз посмотреть некоторые главы его книги "Накануне".
   Автор "Ледокола" оставил в стороне весь пафос и антигитлеровскую направленность книги Кузнецова. В главе этой книги "Гроза надвигается" (стр. 320, Накануне, доп. Издание 1969 год) адмирал обличает Гитлера, не оставляя сомнений в том, что именно германский фюрер готовил агрессию против СССР. Вот свидетельство адмирала Кузнецова:
   "Гитлер в своей книге "Майн кампф" писал, что (цитата) "Когда мы говорим о новых землях в Европе, мы должны иметь в виду, прежде всего, Россию". И далее: "Вся Россия должна быть расчленена на составные части. Эти компоненты являются естественной территорией Германии".
   О планах фюрера знают многие, а вот цитату, грубо смонтированную Виктором Суворовым с помощью многоточий, я не узнал. На стр. 351 дополнительного издания книги В.Г. Кузнецова "Накануне" (изд, 1969-го года) написано следующее:
   "Для меня бесспорно одно: И.В. Сталин не только не исключал возможности войны с гитлеровской Германией, напротив, он считал такую войну вероятной и даже рано или поздно, неизбежной".
   Итак, сравнивая цитату, приведённую В. Суворовым, с подлинной, мы обнаруживаем, подлог. Автор "Ледокола" изъял очень важные слова, заменив их многоточиями: "...весьма вероятно и даже рано или поздно ...". Между двумя многоточиями пропущено кое-что существенное: "весьма вероятно и даже рано или поздно". Когда спущена директива о нападении на Германию (как утверждает В. Суворов), нет места предположениям. Так что трактовка слов адмирала Кузнецова неверна. Сталин не говорил о сроках нападения на Германию. Он лишь самоуверенно убеждал военных в том, что немцы предпримут наступление против Красной армии не ранее 1942-го года.
   Н.С. Хрущёв обвинял Сталина в том, что тот слишком полагался на договор с Гитлером и не готовил страну для отпора агрессору. Полемизируя с Хрущёвым, адмирал Кузнецов пишет:
   "К слову сказать, Сталин, по-видимому, ошибался в сроках возможного конфликта, он считал, что времени ещё хватит". (Накануне, доп. изд. 1969 год, стр. 327).
   Далее адмирал пишет, что Сталин рассматривал договор с Германией как отсрочку, Гитлеру не верил, но отсрочка оказалась слишком короткой для СССР. Члены правительства слепо доверяли Сталину, считали, что тот всё видит, всё знает и примет необходимые меры для обороны страны. В книге Кузнецова речь идёт только об обороне, нет ни слова, ни намёка об агрессии против Германии. Наоборот, адмирал Кузнецов упрекает Сталина в том, что нет настоящей, повседневной боеготовности.
   Нет, адмирал Кузнецов не может являться свидетелем защиты В. Суворова, скорее - он свидетель обвинения автора "Ледокола" в фальсификации и голословных обвинениях Советского руководства в развязывании 2-ой Мировой войны.
   Несколько слов по поводу мемуаров военачальников. Когда Н.С. Хрущёв пришёл к власти он стал справедливо развенчивать Сталинский режим и подверг уничтожающей критике культ личности вождя. В этой кампании были свои приливы и отливы. В 1957-ом году после неудачной попытки отстранить генсека (Хрущёва) от власти снова усилилась кампания против сталинизма, причём критике подвергались и ближайшие соратники вождя, в основном те, кто рядом со Сталиным работал в Кремле во время Великой Отечественной войны. Хрущёв критиковал партаппарат и многих военачальников за слепое подчинение безграмотному в военной области Верховному Главнокомандующему, который якобы ставил задачи на глобусе, а не по карте.
   Понятно, что после снятия Хрущёва в (1964-ом году) стали появляться статьи и мемуары бывших государственных и военных деятелей, в которых авторы показывали, что Сталин готовил страну к обороне; вместе с тем признавали, что вождь был бессмысленно жесток, нанёс огромный ущерб государству, народу и Красной армии. Однако не считали Сталина таким уж невежественным, каким изобразил его бывший Генсек Хрущёв. Мемуары были ответом на критику и вместе с тем попыткой разобраться в том, что происходило накануне войны. И ни словом ни один мемуарист не обмолвился о том, что Сталин развязал 2-ую Мировую войну и готовил нападение на Германию.
   Я себя не без оснований считаю жертвой сталинского режима. Как бы мне было "удобно" во всех европейских злодеяниях 20-50 годов двадцатого века обвинить именно Сталина, но такой подход ненаучен. Оставим "кое-что" и другим тиранам!
   В той же бесстыдной 31-ой главе "Ледокола" беспочвенные утверждения и алогичные выводы следуют чередой. На странице 317 можно прочитать следующее:
   "Германия не готовила агрессию против Советского Союза, агрессию готовил Советский Союз. Германия просто защищалась от неизбежной агрессии, применив упреждающий удар".
   Если следовать логике В. Суворова, то такие действия надо оправдывать и считать приемлемыми. Можно отбросить нормы международного права и поступать по законам джунглей. И в общественной жизни можно придерживаться такого же принципа, то есть сажать в тюрьму потенциальных преступников ещё до совершения преступления, независимо от того, было бы такое преступление осуществлено! Чем не "упреждающий удар"?! Что справедливо не прощается Сталину, например, нападение на Финляндию, то В. Суворов "отпускает" Гитлеру - неспровоцированная агрессия и захват ряда европейских стран. Далее на той же 317-ой странице "Ледокола" следует пассаж, который с моей точки зрения можно назвать верхом цинизма и неуважения к истине.
   "Мне понятно, что в Нюрнберге судьям из "Международного трибунала" не хватило желания (и профессиональной честности) найти настоящих виновников войны. Но мне непонятно, почему те же "судьи" после признания адмирала Кузнецова не собрались срочно в Нюрнберге и не сняли часть обвинений против Кейтеля, Иодля, германского Вермахта и вообще всей Германии? Господа судьи, не могли бы вы нам объяснить свою странную позицию? Обвиняемые в Нюрнберге свою вину в агрессии против СССР не признали. "Потерпевшая сторона" признаёт, что никто против неё агрессию не совершал, наоборот, "потерпевший" сам готовился к удару. Почему же вы, господа судьи, так спешили повесить Кейтеля и Иодля, но не спешите повесить Кузнецова, Жукова, Молотова? Почему, господа судьи, вы сохраняете в силе ваши обвинения против Германии, но не спешите выдвинуть обвинения против СССР?"
   Бедные судьи! Если бы Виктор Суворов родился раньше, успел сочинить свой "шедевр" к началу процесса, был бы приглашён в качестве самого высоконравственного и проницательного эксперта, тогда бы решение Нюрнбергского трибунала было безукоризненным. Но что же оставалось делать судьям? Не ждать же появления "Ледокола"!
   Я позволил себе пространную цитату, дабы обратить внимание читателя на незнание и неуважение автора к истории войны. Не осталось почти адвокатов у Гитлера и фашистского режима Германии 30-40-вых годов. Сами немцы осудили своё прошлое и стараются искупить вину дойчмарками. Обидно стало В. Суворову: все нападают на "бедного" фюрера. Пришлось сочинить "Ледокол". И вместо того, чтобы самому покаяться в измене воинской присяге, автор решил отпустить грехи покойному Гитлеру. И чего только нет в приведённой цитате?!
   И "международный трибунал" закавычен (стоит ли всерьёз воспринимать суд, который не рассматривал даже вину Советского Союза в развязывании 2-ой Мировой войны?!) И судьи, оказывается, были бесчестными! Трибунал не нашёл настоящих виновников войны. А кто же сидел на скамье подсудимых? Разве не разрушители Варшавы, Ковентри; не палачи Бабьего Яра, не душители Освенцима и Треблинки?! Сидели те, кто спланировал и развязал самую жестокую войну в истории человечества, кто уничтожение миллионов людей поставил на индустриальный поток!
   Зачем Виктору Суворову подлог с "признаниями" адмирала Кузнецова?! А этот фарс с непризнанием своей вины обвиняемых? Что-то новое внёс в юридическую практику автор "Ледокола": признал - виновен, не признал - невиновен!
   Оказывается, временная структура, созданная странами-победительницами для наказания военных преступников (международный трибунал) должен был после "открытий" и "исследований" В. Суворова снова собраться и приговорить к смертной казни Кузнецова, Жукова, Молотова. Совершенно запутался автор "Ледокола". Он уже не знает, какими средствами "войти ему в образ" морально безупречного человека, который не признаёт никаких авторитетов.
   Что уж может быть большим кощунством, чем обвинение маршала Жукова в подготовке агрессии?! Это неблаговидная попытка опорочить и низвергнуть самого яркого героя Великой Отечественной войны. Так и хочется подобрать едкий эпитет для характеристики "Ледокола", но мы признали за автором право говорить, следовательно, не надо его обижать. Обиженный оппонент не может быть справедливым в самооценке и соглашаться с критикой. Будем толерантными в споре.
   Можно попытаться продолжить разбор и других глав книги, но мы придём к тем же результатам.
   Меня могут спросить: почему всё же "Ледокол" пользуется спросом, почему многие читатели этой книги поверили изысканиям В. Суворова?
   Объяснить этот феномен несложно. Сталинский режим принёс миллионам советских людей страдания и горе, репрессии, преступное раскулачивание, коллективизация, голод, - это самые страшные страницы в истории нашей страны, трагедия народа. И после войны было совершено много несправедливостей в отношении стран восточной Европы, которые наша армия освободила от фашизма, а Сталин провёл там несправедливую политику, лишил их в определённой степени самостоятельности. Истосковавшиеся по правде люди хотели узнать побольше о том, что скрывалось за непроницаемыми стенами Кремля. Пострадавшие и униженные режимом граждане, а также немало молодых людей считали, что стоит лишь убрать "коммуняк", и сразу же наступит благоденствие. Потому и радовались каждому новому разоблачению и верили всему без разбора.
   Но проходит время, остывают страсти. Многие начинают отличать правду от вымысла (пусть и с благовидными намерениями). Когда казалось, что удастся покончить со старым строем и перейти к демократии европейского образца, все разоблачения воспринимались на веру. Этим и объясняется относительный успех сочинения В. Суворова. Новый читатель рано или поздно предпочтёт документальные доказательства вместо эмоций.
   . .
   .
   Так что же, в самом деле, происходило, какие события привели к началу 2-ой Мировой войны?
   Известно, что Германия проиграла 1-ую Мировую войну, вынуждена была подписать унизительный для своей страны Версальский договор. Германия переживала трудности, лишения, позор побеждённого государства. Однако промышленный потенциал страны был достаточно высок. Милитаристские круги Германии не смирились с поражением. Трудно было рассчитывать, что мощная страна в центре Европы удовлетворится положением второразрядной державы. Страны-победительницы не позаботились и об общеевропейской безопасности. Созданная Лига Наций превратилась в дискуссионный клуб. В Германии произошёл фашистский переворот. Гитлер пришёл к власти, расправился со своей социал-демократической оппозицией, коммунистов отправил в концентрационные лагеря, воспользовавшись провокационным поджогом Рейхстага. Сразу же Германия приступила к расширению армии, перевооружению. Уже в 1936-ом году Гитлер ввёл свои войска в демилитаризованную Рейнскую область в нарушение Версальского договора. И это сошло с рук Германии! Французы и англичане проявили слабость и беспринципность.
   В марте 1938-го года Германия оккупировала и присоединила к себе Австрию (аншлюс!) В октябре 1938-го года в результате Мюнхенского сговора Гитлера с Чемберленом и Даладье (Великобритания и Франция) Германия приобрела Судетскую область Чехословакии, в которой проживали этнические немцы, а в марте 1939-го года Германия оккупировала всю Чехословакию. Именно с территории этой страны уже тогда планировался один из основных ударов по территории Польского государства 1-го сентября 1939-го года.
   Страны Европы сдавались одна за другой в канун 2-ой Мировой войны. В состоянии эйфории от своих неслыханных успехов Гитлер решил осуществить свой план покорения Польши и аннексировать значительную часть этой страны - присоединить к Германии. В ходе наступления во Франции немцы завоевали Голландию, Бельгию, не посчитались с нейтралитетом Люксенбурга. Жертвами агрессии стали Дания и Норвегия Международный разбой стал нормой поведения Гитлера на европейском пространстве и в Северной Африке.
   В апреле 1941-го года немцы оккупируют Югославию, Грецию и оказывают помощь итальянцам в захвате Албании. Мы видим, что ещё нападения на СССР Германия осуществляет передел значительной части Европы. Румыния и Венгрия вступают в бандитский союз и стараются воспользоваться германскими победами для решения своих захватнических планов. В том же 1941-ом году немцы высаживают десант на остров Крит. Германия разработала план войны против Англии, готовила высадку десанта. Только нехватка военных кораблей удержала немцев от попытки осуществления авантюрного плана.
   И всё же главной целью Гитлера оставалось его устремление на Восток (дранг нах остен!) К разработке стратегического плана нападения на Советский Союз немецкий Генштаб по распоряжению Гитлера приступил 21-го июля 1940-го года. Окончательный план Барбаросса был оформлен директивой главного командования сухопутных сил 31-го января 1941-го года. А советские соединения начали выдвигаться поближе к границе только весной 1941-го года, после многократных докладов агентурной советской и сообщений британской разведок о готовящейся агрессии Германии против СССР.
   Ещё разрабатывался план "Ост", в котором было расписано подробно, как превратить часть территории европейской части СССР в германскую колонию; отпускалась разнарядка по уничтожению населения оккупированных областей по этническому признаку: "избранных" - на все 100 процентов, других на 75, 50 и.т.д. - в зависимости от роли отводимой той или иной группе населения в системе нового германского порядка Немцы собирались строить автострады для быстрого сообщения метрополии со своими новыми колониями на территории Украины, Крыма, Северного Кавказа и др.
   А как развивались события на нашей стороне?
   Россия могла бы оказаться на стороне стран-победительниц в 1-ой Мировой войне. Но случилось иначе. Почему, теперь уже всем известно и нет нужды на этом останавливаться.
   Октябрьский переворот 1917-го года и жестокое руководство разваливающегося государства вызвали гражданскую войну и голод. В 1921-ом году, убедившись в том, что "на штыке усидеть невозможно", большевики ввели НЭП. Была проведена военная реформа, проведено значительное сокращение Красной армии. Волна революций и бунтов в Европе спадала, Мечты о мировой пролетарской революции ушли в прошлое, руководство страны уже больше не вспоминало о мечтах розовой революционной юности. Решались в стране, начиная с 1921-го года, вполне практичные задачи. Не осталось амбиций на мировое лидерство у руководства страны.
   Вскоре к власти приходит Иосиф Сталин. Сворачивается постепенно НЭП, начинается в 1928-ом году социалистическая индустриализация, затем - жестокая коллективизация, массовые репрессии. Сталин укрепляет свою власть, ему нет дела ни до мировой революции, ни до господства в Европе - да и невозможно было бы об этом мечтать руководителю относительно экономически слабой страны. Всё, что у нас творилось, - это наша биография, наша боль и не имеет никакого отношения к назревавшей войне.
   А международная обстановка изменилась кардинально. О Гитлере и Германии мы уже говорили, На Дальнем Востоке активизировалась Япония, которая аннексировала Маньчжурию и вышла на границы СССР. Пограничные провокации японской военщины не прекращались. В 1935-ом году Италия начала войну против Абиссинии (Эфиопии). Рушился весь порядок, установленный Версальским мирным договором. Создается политический союз Германии и Италии (Ось Рим-Берлин!), Затем - "треугольник" Рим-Берлин-Токио, подписывается между Германией, Италией и Японией так называемый Антикоминтерновский пакт.
   Советский Союз вынужден был развивать в первую очередь те отрасли производства, которые необходимы для обороны.
   В 1937-м году Япония начала крупномасштабную войну против континентального Китая. Затем японцы провоцировали конфликт на границе СССР у озера Хасан. И напали на Монголию, которая состояла в договоре с СССР о взаимопомощи в случае агрессии третьей стороны. События в канун 2-ой Мировой войны говорят о том, что готовили и развязали войну Германия, Италия и Япония. Всё остальное - выдумка различных авторов.
   Даже отдельные талантливые свидетели событий и известные военные специалисты сразу же после войны не могли выбраться из психологического лабиринта, в который мог попасть любой, как только начинал задаваться вопросами сослагательного наклонения: а как могли развиваться события, если бы жил Ленин, не узурпировал бы власть тиран Сталин? Если бы не1937-ой год? Если бы лучше подготовились к войне? Таких вопросов всегда в нашем воображении множество. Надо исходить из того, что было, происходило в реальности.
   Почти в каждой главе "ледокола" автор говорит одно и то же: Советский Союз готовил завоевание Германии всей, Европы. Опровергая такие измышления, я невольно вынужден был кое-где повторяться. Прошу извинить!
   Январь 1997-го года Одесса.
   Подготовил к публикации в сети Интернет в июне 2008-го года.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"