Бровин Александр Михайлович : другие произведения.

Целина!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть первая - шофёр отряда. Посвящается всем счастливчикам, кто хоть раз был на целине. Ну, для меня и для моих студентов, надеюсь, целина осталась лучиком солнышка в памяти о прошедших годах.

  
   Воспоминания о самых лучших годах моей жизни - целине, где я побывал 7 раз. Два раза шофёром и пять раз командиром.
  
  Этот мой рассказ не претендует на какие-то теоретические обобщения целинного движения и конечно не роман. Отнюдь, здесь будут просто зарисовки с натуры, человека много чего повидавшего за 7 лет целины. По большому счёту, каждый год целины заслуживает отдельного романа но..., не наделил меня Бог талантом в красках живописать все перипетии студенческой целины. Изложу только интересные, с моей точки зрения, моменты.
  
  Часть первая - шофёр отряда.
  
  О целине я узнал, естественно при поступлении в Плехановский институт в 1970 году, но впервые поехал только на 3-м курсе, в 1972 году. Обстоятельства не позволяли: готовил супругу и её друзей для поступления сюда же, в Плешку. Удалось - благополучно поступили.
  Стипендия моя поначалу была 28 рублей. Затем, после первой сессии стал получать повышенную 51 рубль. Но этого было маловато на семью из 2-х человек и я, естественно, подрабатывал: во время учёбы сторожил дом на стройке на Большой Полянке и в реставрационных мастерских на Большой Ордынке. На каникулах же работал на стройке и на фабрике грузчиком. Было не густо, но на скромную студенческую жизнь вполне хватало. Для мня такой график был не в лом - я ведь поступил в институт в 23 года, отпахав 4 года слесарем до армии, плюс в армии шоферил 2 года на МАЗе. И, в принципе, я мог легко оставшиеся 2 года учёбы подрабатывать в том же режиме. НО!!! Какой же студент не мечтает побывать на целине. За два года учёбы я много чего наслушался про стройотряды, тем более, что наш факультетский отряд был лучшим и возглавлял его бессменно легендарный командир Валера Орешкин. Поразительного обаяния был человек: весёлый, умный, компанейский, неистощимый балагур и рассказчик, обжора, пьяница и драчун, располагал к себе с первого слова и взгляда. И конечно был красив со своими огромными голубыми глазами на выкате. Естественно, в отряде все девочки поголовно были влюблены в него.
  Да, целых два года я слушал рассказы целинников о стройотряде: как там весело, какая изумительная природа Северного Казахстана, плюс ко всему этому эстетическому удовольствию, можно прилично заработать и год, до следующей целины, прожить на этот заработок. Короче - загорелся я мечтой побывать в стройотряде, на романтику потянуло. Поймал где-то у деканата Валеру Орешкина (он в очередной раз намечался в командиры отряда) и попросился в отряд. И получил отказ... Его понять конечно можно: мы с ним не были знакомы (в то время он уже был аспирантом), конкурс на место в отряде был 1 к 10-15 - из 500 студентов факультета нужно было набрать 30 (от силы - 40 человек), я новичок, а там друзей-ветеранов была толпа. Вот мне и отказали. Но помог счастливый случай - впервые в истории стройотрядов, в этом году
  организовали шоферские стройотряды и в нашем институте в том числе. Записался, приняли. Шоферить мы должны были каждый при своём факультетском отряде. Выехали на 2 недели раньше отряда вместе с квартирьерами. Поскольку все шофера ещё не собрались вместе, я эти две недели работал с квартирьерами своего отряда. В задачу квартирьеров входила подготовка базы для проживания отряда: обустроить спальные помещения, оснастить кухню, завезти продукты и, если получится, обозначить фронт работ на первые дни. Фактически уже на второй день я стал руководить квартирьерами, хотя старшего над ними назначил ещё в Москве командир отряда. Всё просто: среди них я был самым старшим (23 года), 4 года отпахал слесарем и 2 года оттрубил в армии шофёром. Плюс к этому мои навыки обращения с молотком, топором, пилой, лопатой и ломом намного превосходили любого из ребят.
  Вообще-то в квартирьеры рвутся все ребята. Подумаешь, всего-то работ по обустройству лагеря - перетащить койки да матрасы. Для 5 человек, на две недели!... Тьфу, да это на день работы. А остальное время - пьянки, гулянки, рыбалка, охота на местных девочек... И поблизости нет ни папы с мамой, ни деканатских надсмотрщиков. Полная свобода для ребят в 20 с небольшим лет, которые может в первый раз в жизни оторвались от дома. Тут крышу сорвёт от свободы.
  Две недели пролетели в угаре как один день. Приехал отряд. Орешкин даже хотел назначить меня бригадиром, но вовремя появился наш командир шоферов и забрал меня на автобазу в Целинограде. Нам выделили машины марки УралГаз. Это нечто среднее между Газоном и Зилком. В центре их практически не было, в основном они эксплуатировались в Казахстане, на Урале и в Сибири. Машина довольно тяжелая - можно было грузить до 5 тонн, но имевшая гидравлические тормоза! Профессионалы меня поймут: тормозить гидравликой полностью груженную машину - ой как не просто и опасно. Машины для нас прибыли из капремонта и нам дали неделю для приведения их в рабочее состояние. Да уж! Намудохались мы с ними знатно...
  Вообще-то, на студенческий отряд во время работы полагалась грузовая машина. Без неё ну, никак: строительные объекты располагались иногда за десятки километров друг от друга, следовательно, ежедневно туда возишь ребят, привозишь им обед, оперативно доставляешь стройматериалы, за продуктами для отряда тоже приходится каждый день мотаться... Короче - без хозяйки (так называлась машина, прикреплённая к отряду) отряд просто встанет. Хозяйка для отряда это очень больной вопрос и каждый раз решался с большим трудом. Директора совхоза тоже понять можно: лето, страда, каждая машина на вес золота, а тут ещё студентам подавай машину. Поэтому студенты-шофера со своими машинами были очень удобны и отряду, и совхозам. А для меня то какой это был кайф! Относительно независим ни от командира отряда, ни от директора совхоза. Машина в полном моём распоряжении круглые сутки, никто не командует и не контролирует (все могут только просить меня), путёвки выписываю сам себе, на полторы тонны бензина талонов в кармане. Сказка! Кругом цветущая июльская природа, бескрайние степи, относительно пустые дороги (зачастую, полчаса едешь один по трассе, пока встретишь другую машину), ежедневно тебя достают просьбами покатать приятели и студенточки, или там махнуть в Целиноград за водкой... Ото всего этого крышу может в миг снести. Бог меня миловал и я устоял от этих соблазнов - наверное, мой армейский шоферской опыт помог: накатался я там за два года и насмотрелся... Короче, ни разу я не поддался на уговоры студентов покататься, прокатиться или махнуть за водкой. Только с разрешения командира отряда. Иначе в 24 часа вылетел бы из отряда.
  Итак, я шофёр в отряде. С утра, с командиром или мастером, развожу бригады по объектам, затем в Целиноград за продуктами для кухни. Да, забыл сказать, что располагались мы на окраине Целинограда и практически каждый день катались туда по разным надобностям. В середине дня на дальние объекты развозили обед. Ну и вечером, конечно, привозили бригады обратно в отряд.
  Во многом финансовые результаты работы отряда, проще говоря - заработки ребят, зависели от командира и мастера. От их оборотистости, наглости, беспринципности и умения ЛАДИТЬ с работодателями. Как было по факту: в дефиците было всё! И большинство стройматериалов, и инструменты, и техника, и даже водка наконец, особенно качественная. И совсем не факт, что придя с накладной на склад, ты получишь искомый товар. Нет, тебе придётся или доплатить, или распить с завскладом бутылку водки. Со строительной техникой ещё больший геморрой: ни крана, ни экскаватора, ни бульдозера или самосвала в совхозах просто нет. Вот и приходилось мне с командиром или мастером метаться по соседним предприятиям в поисках, например, крана и перекупать его на время. Бывало и на трассе тормознёшь машину с песком или щебнем и повернёшь её к себе, по договорной цене, конечно.
  Мастер в стройотряде - ключевая фигура в деле обеспечения хорошего заработка студентам. В идеале, он должен быть строителем-профессионалом с хорошими организаторскими и пробивными способностями. В его обязанности входит: организация работ на объекте, бесперебойное снабжение их материалами и техникой и, самое главное - написание и закрытие нарядов на выполненные (а, зачастую, и за невыполненные работы). И ещё, ВУЗ то наш гуманитарный, все бойцы отряда в большинстве своём со школьной скамьи и, ни плотницким, ни штукатурно-кладочным работам не обучены. Поэтому, мастер должен ещё и обучить ребят строительным специальностям. Обычно, мастеров искали в МИСИ. Студентов, конечно из МИСИ, благо он находился рядом с Плешкой. Но иногда находили среди своих студентов шарящих в строительстве ребят. В нашем отряде был как раз такой случай: Лёня Пахно, бывший студент факультета Госсаб, приятель командира. Ну, Лёня был прирождённый мастер студенческого отряда: ростом, где-то под 180-185, упитанный, пухлощёкий, кучерявенький, с наглющими навыкате глазами, общительный, пил всё и со всеми (при этом, не пьянея), циничный, беспринципный и наглый, как говорится - мог без мыла залезть в жопу. По роду своих обязанностей, это он командовал стройкой, доставал стройматериалы и технику, писал и закрывал наряды. Естественно, моя машина ежедневно была в его распоряжении и я очень многому у него научился в плане производственных отношений между отрядом, руководством совхоза (директором, прорабом, зав отделениями, снабженцами и бухгалтерией), работой с бойцами отряда, распределением заработка в конце сезона... В этом сезоне Лёня уже не был студентом. Он уже закончил Плешку и работал по распределению снабженцем. Соответственно, он мог поехать на целину только в свой отпуск. А вот тут и возникла проблема: по срокам и продолжительности отпуска. Отряд работает 2 месяца, а отпуск у Лёни - максимум дней 25. Он всё это знал, но клялся командиру, что всё будет ОК!, мол возьму ещё дней 20 за свой счёт. Ничего он не взял и целый месяц динамил обещаниями, что вот, вот завтра приеду. Приехал... - только в конце июля. А как себя ведёт отпускник в первые дни отпуска, сбросив служебные и семейные обязанности? Правильно, отрывается по полной в пьяном кураже. Валера его простил за динамо с приездом, как никак друзья. И вместе они ушли в запой на неделю, тем более, давно не виделись (это ещё вопрос, кто из них был инициатором, поскольку Валера сам был большим любителем кутежей).
  Вообще-то, я был не единственный шофёр в отряде. Витя (не помню его фамилии), он с другого факультета, шоферил здесь со мной. Он, не в пример мне, был настоящим шофёром: любил свою машину, холил и лелеял её, каждый день мыл, проверял мотор. В кабине постелил резиновые коврики, все приборы окантовал цветными проводочками, поверху лобового стекла прикрепил тесьму с бахромой, повесил брелочки... Ну, а я, каюсь!, что-то делал с машиной только тогда, когда она ломалась.
   А жизнь в отряде была сладким сном для студентов. Когда, и где это возможно, чтобы в одном месте с шикарной природой, летом, в одном пространстве, на два месяца собирались вместе (почти поровну) молодые парни и девушки, полные жизненных сил и желаний. Да, приходилось им работать. Но что там стоит для 20 летнего парня часов 8 помахать лопатой или потаскать кирпичи?! Так, неплохая и полезная разминка для домашних городских мальчиков. Зато после работы шли сплошные развлечения: футбол, волейбол, танцы, самодеятельные спектакли, КВНы, коллективные празднования дней рожденья, вечерние посиделки с гитарой или гармонью... Для этих целей в отряд обязательно подбирали гитаристов или баянистов, поэтов и плюс пара художников, что позволяло каждый день делать весёлые стенгазеты, которые были желанным сувениром-напоминанием о целине. Про любовь в отряде промолчу, здесь всё ею было пронизано. Это неисчерпаемая тема и, по моему мнению, смысл жизни. Ну, по крайней мере, в молодые годы.
  С той первой моей целины (1972 года) прошло уже более 46 лет...
  Многое под забылось, но два момента хочется отметить.
  Первый. Как я первый раз опохмелился.
  Поездка на пикник, организованная областным штабом. Областной штаб располагался в Целинограде, а наш отряд ближе всех был к нему и на нашу долю выпала вся материальная часть предполагаемого кутежа: посуда, матрасы, закуски, водка и прочее, и прочее... Всё это добро погрузили ко мне в машину и часть участников тоже залезла ко мне в кузов. В кабину ко мне посадили провожатого, который показывал дорогу. Весь этот пьяный шабаш должен был состояться где-то далеко в степи. Но провожатый наш оказался ещё тот "Сусанин"... Короче, проблуждали мы по степи весь день и к вечеру благополучно и намертво застряли в каком-то болотце недалеко от какого-то совхоза. Захватив с собой бухло и жратву, мы поплелись на огоньки. Дошли благополучно, в совхозе был один из наших отрядов и его командир быстро расстарался и накрыл поляну. Пили всю ночь. Выпили всё, что нашлось - от коньяка, до портвешка. А на утро как трещала голова!... Оно и понятно: ведь коньяк и водку залакировали портвейном (по-моему, даже солнцедаром). Утром все стали опохмеляться. Опохмелились, повеселели, приободрились. Только я один страдал с бодуна, не опохмелившись. Не потому, что мне было нельзя как шофёру, на это тогда не обращали внимания, а потому, что я НИ РАЗУ до этого дня не опохмелялся(в 23 года!?). Ну, считал процесс опохмелки уделом закоренелых алкоголиков и предпочитал пострадать от головной боли, чем опохмеляться.
  На двух машинах утром поехали мы вытаскивать мою машину. Кое-как вытащили её из болота и сели перекусить от трудов праведных. А голова моя продолжала раскалываться с похмела. Ну и не устоял я от предложения собратьев-шоферюг опохмелиться - махнул стакан коньяка, закусил солёным огурцом... И мне так сразу полегчало! Я увидел цветущую бескрайнюю степь, голубое небо, яркое солнце! И вот с тех пор я стал всегда опохмеляться. Один день, не более, потому что считаю похмелье более одного дня - это уже алкоголизм.
  Второй. Как я первый раз почифирил на зоне.
  Фундаменты буквально всех домов, коровников, пристроек и прочих объектов, которые строил наш отряд, делались следующим образом. Вырывался котлован, в него набрасывали бутовый камень, который заливался жидким раствором. Вот меня и запряг совхоз привозить этот самый бутовый камень. Возить приходилось из далека, километров за 120, из каменоломни. А каменоломня та располагалась в ЗОНЕ... Да, да, в самой настоящей ЗОНЕ, с зеками и прочими атрибутами)! Чтобы попасть туда, меня и машину капитально шмонали: при въезде - на предмет провоза мной водки или наркотиков, а при выезде - на предмет побега зэков, проверяли машину с собаками. В первый мой приезд я серьёзно поцапался с местным бугром, он заодно был бригадиром в бригаде погрузчиков. Ну, он сходу начал быковать, брать на понт, угрожать... Мол, щас прирежу, завалим камнями и никто не найдёт твой трупик. И это он мне, 25 летнему мужику, детство которого прошло на улице, в беспрерывных драках, а юность в полукриминальной компании из которой часть поубивали, а другая часть сидела или ещё сидит. Мне, который шесть лет профессионально (в смысле, регулярно) занимался боксом и научился моментально, не раздумывая, пускать кулаки в дело... Я, естественно, обложил его таким трёхэтажным матом, которого он даже на зоне не слышал. Бугорок оказался смышлёным малым: увидел в моих глазах решимость идти до конца и сдал назад. Помирились мы. А потом даже немного закорешились (я ведь потом туда ездил ежедневно целый месяц).
  В один из дождливых дней командир с мастером крепко забухали и я катал их по посёлку весь день и ночь напролёт по разным адресам. К кому не завалимся - там либо уже пьют и мы к ним присоединяемся, или мы организовываем пьянку. Пили и водку, и портвешок и самогонку. А портвешок известно какой - СОЛНЦЕДАР... Я, как не прискорбно, пил со всеми ноздря-в-ноздрю. Описать состояние человека на утро после такой пьянки с солнцедаром не смог бы даже Шекспир... А мне с утра в рейс за бутом, на зону, за 120 км. Кое-как добрёл до столовой, на завтрак подавали блинчики со сливками (те сливки были погуще хорошей сметаны - ложка стояла в стакане). Блинчики в глотку не лезли, пришлось выпить стакан сливок. Как только сливки попали в желудок - моя печень стала часто пульсировать, причиняя мне дикую боль! И я, скрючившись от боли, побрёл к машине, кое-как забрался в кабину и поехал. День задался жарким - на улице, как минимум - +30, а в кабине так и все +50 (солнце раскалило кабину и от раскалённого мотора несло). К моей боли в печени прибавился озноб от высокой температуры. И вот в таком состоянии я кое-как дотянул до Зоны.
  Бригадир-бугор - наблюдательный падла - сразу заметил моё состояние и спросил о причине. Я объяснил...
  - Ща, всё поправим, сказал он!
  Отвёл меня в какой-то закуток среди камней, где был сложен небольшой очаг, на нём стояла железная кружка с водой и под ней кучка мелкого хвороста. Чиркнул спичкой, хворост тут же занялся огнём, вода в кружке быстро закипела и он высыпал туда пачку чая. Немного покипятил и предложил мне пить горячим чифирок. Обжигаясь, я осилил полкружки. И сразу пульс мой подскочил раза в два-три, в голове прояснилось, прошел озноб, спал жар и перестала болеть печень... Обратная дорога уже прошла нормально.
  А дальше мои отношения с зеками вообще превратились в приятельские: вот не помню точно как у меня с ними шел обмен - деньгами или товар на товар. Но привёз я от них несколько сувениров - браслеты для часов, финку с наборной ручкой и ещё что-то. Надо отметить, что это были редкой красоты изделия и, наверное, поэтому они быстро у меня исчезли.
  Конечно, не обошлось у меня и без аварий. Как без них: шофёр то из меня в то время был никудышный. Ну, пошофёрил я 2 года в армии, потом 3 года перерыва (учёба), опыта вождения по городу почти не было, так как в армии всё время работал в карьере (от экскаватора в отвал). Наконец, за машиной плохо следил. Вот она мне и отомстила... Возвращаюсь из очередной поездки в зону за бутовым камнем. При въезде в Целиноград перекрёсток и светофор. На светофоре красный и стоит несколько машин в ожидании зелёного. Последняя легковая. Я иду где-то под 60 км. Машина под завязку загружена камнем - 5 тонн. Метров за сто, я начинаю тормозить (напоминаю - машина с гидравлическими тормозами), правой ногой нажимаю на педаль тормоза... и она до пола безвольно проваливается! Я судорожно начинаю бить по ней ногой - всё с тем же результатом. А груженая машина на полной скорости несётся на стоящую в конце легковушку... И где-то, метров за 10 до машины, я резко рванул руль в право и слетел с насыпи. Мне повезло: насыпь оказалась метра полтора высотой и меня не перевернуло. Однако кювет оказался весь в колдобинах и меня стало лихо подбрасывать. Капот машины сразу слетел с замков и плюхнулся на лобовое стекло, перекрыв мне полностью обзор. И вот в таком состоянии (как в танке), я, продолжая маниакально жать на тормоз, проскакал до полной остановке машины, которая успокоилась в очередной яме. Минут 15 я сидел в ступоре. Нет, в штаны не наделал, но прикурить долго не мог, руки не слушались.
  Ох, не дай Бог кому-нибудь испробовать те ощущения, когда ты хочешь тормозить, а педаль тормоза безвольно проваливается и машина на полном ходу летит с обрыва или в зад другой машины!
  Второй случай также связан с поездкой в зону за камнем. Зона расположена в каменистых сопках. И дорога к ней петляет, огибая сопки. Дорога грунтовая, узкая, встречные машины с трудом разъезжаются на малой скорости. Я уже загрузился и ехал домой огибая сопку. Из-за крутого поворота видимость не более 50 метров. И как это обычно бывает - вдруг, мне на встречу вылетает газончик-самосвал с металлическим кузовом (а у меня машина бортовая). Дорога узкая, мне уйти вправо нельзя, там обрыв, а ему тоже вправо нельзя - почти отвесная горка... На малой скорости, мы бы с ним спокойно разъехались, но мы гнали на пределе того, что позволяла дорога и... чудом избежали столкновения лоб в лоб. Но кузовами всё же зацепились. Ему то ничего, у него кузов из железа, а мой деревянный прямоугольный кузов превратился параллелограмм. И мы с ним полдня потом возились с моим кузовом, приводя его в рабочее состояние.
  Два месяца целины пролетели как один день в сладостном угаре. Для меня, как шофёра особенно: полная свобода, на колесил на машине по красивейшим местам несколько тысяч километров и заработал - чистыми 300 рублей! На эти деньги (плюс наши стипендии - мои 51 рубль и у жены 28 рублей) мы с женой прожили всю зиму до следующей целины.
  В последний день пребывания на целине отряда, был устроен грандиозный банкет, ну, т.е. всеобщая пьянка. Витя, мой напарник-шоферюга перебрал и сал буйным... А нам с ним нужно было в аэропорт Целинограда (мы отдельно от отряда улетали самолётом в Москву, тем временем, как весь отряд уезжал на следующий день поездом). Не помню, как я его довёз до аэропорта. Витя не вязал лыка и в очереди на регистрацию он уже висел на мне. При приближении к стойке он стал буянить и регистраторша хотела не пускать его на посадку. На мои увещевания он не реагировал, грубил. Положение было критическим, оставить я его не мог. И мне пришлось прибегнуть к крайней мере - приводить его в чувство кулаками. Вмазал я ему от души слева и справа открытой ладонью (чтоб не покалечить). И ведь помогло: сразу присмирел, нормально прошли контроль и потом в самолёте он 4 часа проспал до Москвы.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"