Бровин Александр Михайлович: другие произведения.

20 раз с Казанского вокзала до Анапы на крыше поезда

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о том как мы убежали из дома в город Анапу, добравшись туда на крыше поезда.

  Смотрел недавно по ТВ сюжет, где ребята катаются на крыше электричек или между вагонами. Мне как-то стрёмно было смотреть, я даже отвернулся от экрана. Вот придурки, подумал я. Но тут коварная моя память выкатила мне: а ты-то сам, что сделал с другом в 16 лет? Забыл? А кто проехал от Казанского вокзала до Анапы на крыше поезда? Не ты ли? Действительно, был такой случай в моей биографии... Чтобы понять причины, по которым мы рванули в бега из дома, необходимо начать из далека, из моей прекрасной и бурной юности.
  Мои детство и юность прошли на улице. Родители мои работали много и трудно, плюс к этому трое детей, все мальчики - я младший. У них просто не было времени возиться с нами и воспитывать. Нет, воспитание конечно было - ремнём, регулярно. И ведь было за что, так как шкодили мы постоянно со средним братом. НО! Наши проказы, осуждаемые взрослыми, носили чисто познавательный и естествоиспытательский характер. Никаких, безнравственных поступков мы не совершали: слабых не обижали, ни над кем не издевались, девочек не трогали, дрались исключительно по ребячьим понятиям и строго один на один. В основном наши "шалости" носили чисто технический или соревновательный характер. Например, кто самый меткий и разобьёт лампочку на фонарном столбе кирпичом, снежком или из рогатки, или догонялки по крышам сараев (после чего, приходилось латать дыры в крыше), или прыжки с крыши дома в сугроб, или разбитые стёкла футбольным мячом и прочее, и тому подобное. Ну, а проказам с использованием технических поделок не было предела. Подкинуть дымовушку в подъезд - частенько практиковали, запускали ракеты во дворе с непредсказуемой траекторией полёта, взрывали самодельные взрывпакеты и самодельные гранаты, палили из самопалов, даже смастерили самодельную пушку, которая, в отличие от царь пушки, что в Кремле, стреляла, правда, один раз, потому что взорвалась. Какой простор был для самодельного творчества в то время! Для дымовушек использовалась фотоплёнка, расчёски, футляры для очков (все они делались из очень горючего целлулоида), а для ракет, взрывпакетов и гранат - порох и пироксилин, который мы тырили со склада одного заводика. Порох свободно можно было купить в любом охотничьем магазине. Я, например, лет в 13 ездил в охотничий магазин на Кузнецком мосту и без проблем покупал порох на выбор - дымный или бездымный (сокол), там же брал капсюли, дробь.
  В метрах 100 от нашего дома проходила железнодорожная ветка Москва-Монино, по которой регулярно ходили пригородные поезда и поезда дальнего следования. Ну, разве железная дорога могла оставить равнодушными ребячьи души? И что мы там только не творили... Конечно, подкладывали под колёса камни, большие гвозди (они сплющивались и становились похожими на маленькие ножички), самодельные петарды. Если товарняк тащился медленно, то прыгали на подножку и ехали до тех пор, пока состав не набирал скорость, после чего соскакивали под откос. С наступлением весны, южная сторона железнодорожной насыпи быстро оттаивала и обнажалась сухая прошлогодняя трава. И мы тут как тут со спичками поджигать её. При параллельном насыпи ветре, огонь мог пробежать сотни метров, заполонив дымом железнодорожное полотно, что создавало эффект пожарища. Зрелище было знатным, привлекало внимание жителей всего дома, случалось, приезжала милиция и пожарные. Здесь главное для нас было вовремя унести ноги. Всегда, конечно, находились очевидцы, которые докладывали кому надо.
  Чужие сады и огороды... Ну, конечно это была наша вотчина: яблоки, клубника, огурцы, помидоры, цветы и даже картошка - всё экспроприировалось нами в период созревания. Делались и дневные набеги, и ночные вылазки (за яблоками).
  Метрах в пятистах от нашего дома располагался автопарк грузовых машин, который как магнитом притягивал наше внимание. И частенько вечерком мы туда наведывались полазить по машинам, покрутить руль, представляя себя шофёром .
   В то время стройки не огораживались и не охранялись, а вокруг нас их было множество - началась эра знаменитых хрущёвок. Нам же так интересно побегать по этажам, полазить по подвалам, залезть в бомбоубежище. Мы там устраивали игры в прятки и в догонялки. Причём, бегали по недостроенным стенам - их ширина 50 см. (в два кирпича). И в один прекрасный день, очередной раз, играя в догонялки, я, убегая от преследования, промахнулся ногой и полетел в низ, в подвал, с высоты, примерно 3-го этажа. Удара не помню, очнулся наверное, через полчаса, когда ребята подносили меня к дому. Удивительно, чудо какое-то, но у меня не было ни одного перелома... Только опухла правая часть головы. В больницу не обращались, даже родителям ничего не сказали. И это не единственный случай. Было ещё падение с транспортерной ленты, с аналогичной высоты и с теми же последствиями.
  По мере взросления, география наших набегов расширялась. В километре от моего дома, через поле, находилась воинская часть. В двух километрах левее, тогда ещё действовал лёдовский аэродром. С войны остался. Регулярно там прыгали парашютисты, взлетали и садились лёгкие самолёты. Ну, и ещё левее, в 5 километрах находился Чкаловский аэродром. Уверен, ни один мальчишка не остался бы равнодушным к таким "достопримечательностям". В воинской части нас привлекало стрельбище. Благо оно располагалось за пределами забора части, часовых там не было и мы бегали туда выковыривать пули. Конечно, аэродромы притягивали нас больше всего. Пробравшись незаметно на территорию и притаившись в кустах, мы часами наблюдали за аэродромной жизнью. Иногда удавалось забраться в самолёт (списанный, наверное, бомбардировщик ПЕ-2), посидеть в кабине, покрутить штурвал, представить себя пилотом - дух захватывало!
  Мне смешно читать и слышать про 90-е годы, мол, какие они были страшными и кровавыми... Я тоже прожил эти 90-е. И не просто прожил, а был активным участником народного восстания 1993 года против демо-фашистской хунты, дрался с ОМОНом на пушкинской площади и у метро Баррикадная, участник знаменитого прорыва на Крымском мосту 3 октября, ходил под пулями у Белого дома, был избит ОМОНовцами до полусмерти. Месяц не мог даже встать с постели... И всё равно скажу - в 60-е годы было круче! Тогда двор соседнего дома уже был чужой территорией и ты там легко мог поучить люлей. Мы по малолетству так регулярно и дрались - двор на двор (детворы в то время было очень много, например, в нашем восьми квартирном доме было 35 детей). Собирались, например, на железнодорожном полотне и кидались друг в друга камнями. Опасная забава..., летящий камень не видно, тем более, что их летит в тебя с десяток. Почти всегда, такие битвы заканчивались чьей-то проломленной головой. У меня, например, над левым глазом заметный шрам, как напоминание о тех забавах.
  С годами, границы наших набегов и авантюр, расширялись. Мы стали осваивать территорию города и района. Но весь город был поделён на враждующие районы... Сунешься туда один вечером - тебя в лучшем случае, хорошо отмудохают, а то и подрежут. Например, моего приятеля и одноклассника Славика Егорычева зарезали в общаге ПТУ. И это в 14 лет. Колю Сырова забили до полусмерти и бросили под машину. Вообще, из нашей кампании мало кто дожил даже до 90-х годов: половину поубивали, а другая сгинула по тюрьмам. Вот мне повезло, я чудом выжил в той мясорубке, но без потерь не обошлось... В очередной какой-то разборке в меня всадили заряд дроби из обреза охотничьего ружья. Стреляли почти в упор, метров с трёх, прямо в район солнечного сплетения. Попади заряд в цель, то для меня - без шансов на выживание (одного нашего парня так и застрелили). И я по гроб жизни буду благодарен боксу! К моменту того инцидента, я уже три года регулярно занимался боксом, выступал на соревнованиях и был в прекрасной форме. В самом боксе, успех в бою процентов на 80 зависит от умения работать на ногах и уклонятся корпусом. Считаю, ни один другой вид спорта не вырабатывает такой молниеносной реакции, уклонятся от ударов. Вот и я в момент выстрела (увидел пламя, вылетающее из ствола), успел сделать сайд степ в левую сторону (есть такой приём ухода с линии атаки), но правая рука осталась на месте и весь заряд дроби влетел мне в руку. 50 грамм свинца, 51 дробина, как сказали мне хирурги. И что интересно - первая мысль после ранения была такая: " Как же я теперь буду боксом заниматься? Неужели всё, конец карьеры?". Но, обошлось: неделю провалялся в больнице, потом полгода разрабатывал руку. Разработал. И даже продолжил занятия боксом, хотя дробь так и не извлекли. Не смотря на этот кровавый инцидент, в повседневном моём времяпровождении ничего не изменилось: та же кампания, те же "подвиги". Нет, не совсем те же, крутизна наших "шалостей" постепенно возрастала... Мы обнаглели до того, что бросили несколько самодельных взрыв пакетов на танцплощадку. Ну, по сегодняшним меркам нам бы инкриминировали теракт, не меньше. Вообще, эта танцплощадка была каким-то источником конфликтов и преступлений. Слава о ней гремела по всему району, она как магнитом притягивала молодёжь: сюда на поезде приезжали парни и девчата даже из Болшево, Валентиновки, Загорянки, Чкаловской, Монино... И теперь войдите в наше, местных ребят, положение: приезжают какие-то чужие хмыри и кадрят наших девочек! Разве мы могли терпеть такое хамство?! Драки начинались уже на танцплощадке... Но тут не разгуляешься - быстро прибегали бригадмильцы с милицией, разводили дерущихся или вязали и тащили в опорный пункт, который был здесь же, в парке. Но конфликт на этом не затихал. Все готовились к продолжению после окончания танцев: запоминали обидчиков, сколачивали группу бойцов. Несколько ребят отслеживали движение чужаков от выхода с площадки, а ударные махальщики поджидали гостей сразу за мостом Клязьмы. Здесь же и начинался замес: кого не вырубили до горизонтального состояния, те разбегались, некоторые даже прыгали в реку и спасались вплавь. На этом эпизоде драка не заканчивалась: пытались поймать беглецов, и продолжали путь к железнодорожной станции - дрались ведь с приезжими, логично их и искать на станции. Бойцы приходили на станцию, прочёсывали её от начала и до конца, находили чужаков и избивали. Потом дожидались электрички, входили в поезд и прочёсывали его от первого до последнего вагона и всех молодых парней тоже избивали... Один раз, группа наших бойцов поехала в Монино на стрелку, человек 50. Но там прознали про наши намерения и хорошо подготовились. И когда поезд стал притормаживать, подходя к станции - с обеих сторон в окна полетел град камней..., Ни один вагон не уцелел - все стёкла были выбиты. Досталось и ребятам, кто не успел вовремя упасть на пол. Прошу читателя не осуждать нас за такие "забавы". Время было такое. Ведь с нами поступали точно так же, когда ловили на их территориях. Я, лично, активным участником большинства драк не был. По этическим соображениям. Во-первых, у меня было врождённое неприятие обижать слабых и беззащитных, никогда не участвовал в групповом избиении: драться - только один-на-один. Во-вторых, я был боксёр и свято чтил боксёрские заповеди, которые привил нам тренер - никогда не применять свои навыки боксёра. То есть, не начинать драку по любому поводу. А драться можно было только в случае самозащиты. В противном случае тюрьма: например, из параллельной секции двух парней посадили за драку, инкриминировав им владение боксом, приравняв его (бокс) к холодному оружию, Ивана Пятых чемпиона Европы по молодёжи, мастера спорта - забили до смерти в ментовке, а Сашу Дуплищева, тоже мастера спорта зарезали в ночной драке. Вот и я всегда в тех рубках стоял в стороне, и включался только тогда, когда нашего парня избивали. Не знаю как у других ребят, занимавшихся боксом, а у меня не было никакого желания почесать кулаки на улице. На тренировках, спаррингах и соревнованиях так намахаешься кулаками, так тебе настучат по голове (вечно ходишь с разбитыми губами и синяками), что нет никакой охоты повторять это на улице.
   Естественно, наша деятельность неизбежно заинтересовала милицию. Они накопали немало эпизодов из наших подвигов и по совокупности, завели уголовное дело. Когда мы с приятелем узнали, что двух наших ребят замели в ментовку, то мы решили бежать... А вот теперь, настало время сказать несколько слов о том парне, с кем я подался в бега.
  Зовут его Володя. Познакомился я с ним в 7-м классе. Меня тогда в седьмом классе оставили на второй год за неуспеваемость по русскому и английскому. Ещё и за плохое поведение. Невзлюбили меня почему-то училки русского и английского. Мой практичный ум никак не мог врубиться в такие абстрактные понятия как: глагол, деепричастие, суффиксы, предлоги и прочая галиматья. Всё это надо было тупо заучивать, как и английские слова. Я мыслю только зрительными образами, а какой мысленный образ может быть у деепричастия? А всё же может дело не во мне, а в учителях? Ведь позже, когда я поступал из армии в военное училище и два месяца нас натаскивали к экзаменам, у меня по всем предметам было только отлично. Та же картина была и на рабфаке института - опять я круглый отличник. Потом был институт, в котором я меньше четырёх баллов никогда не получал. Выходит, училки русского и английского, намеренно топили меня. Более того, уже будучи студентом института, я целых два года репетиторствовал. Правда, не за деньги, так как абитуриенты были мои друзья и знакомые. Натаскал пять человек: троих в Плехановский, одного капитана в военную академию и одного в МВТУ им. Баумана. Причём готовил по ВСЕМ экзаменационным предметам, включая русский язык! Все благополучно поступили. Спрашивается - за что меня оставили на второй год в седьмом классе!?
   Класс встретил меня немного настороженно. Визуально то они меня конечно знали, наверняка и кое-что слышали обо мне, поэтому вопросов не возникло. Потихонечку начал учится, в друзья никому не навязывался - общения мне и так с лихвой хватало за пределами школы, никого не обижал и не унижал. Как любой второгодник, я был выше всех, естественно, сильнее и плюс к этому, все знали что я действующий боксёр. Здесь небольшое пояснение: начало 60-х, телевизоры только-только стали появляться (КВН - это марка телека, экран 15 см. по диагонали, чёрно-белое изображение), бокс покажут один-два раза в году. Ни о каких карате, боёв без правил, ММеев и прочих видов мордобоев народ даже и не слышал. Конечно, люди слышали, что есть такой вид спорта, как бокс, но мало кто видел. И вот в нашем городе сразу открываются аж целых две секции бокса. Через небольшое время они начинают устраивать публичные бои. Причём, в самых людных и престижных местах: парках, стадионах и даже в районном доме культуры, вмещавшем 900 человек. И везде неизменный аншлаг! Так в диковинку был бокс для народа. Мы даже на первомайских демонстрациях устраивали показательные выступления. Само собой все боксёры в городе были в большом почёте: на улице тебя узнавали, подходили, здоровались, жали руку... Поэтому в школе меня все прекрасно знали.
   Однажды, захожу я в класс и наблюдаю картину, потрясшую меня до глубины души... Володя сидит за партой, руками закрывает лицо, которое всё в крови, и рыдает. И буквально весь класс, по очереди, подходит и бьёт его... И девочки, в том числе! Роллан быков сюжет своего фильма "Чучело", наверное, из этой жизненной истории слямзил. Я уже говорил, что ненавижу, когда двое или более человек избивают одного. И поэтому, хоть Вова был мне никто, не задумываясь, решил прекратить этот беспредел: отогнал всех от него и пригрозил сломать челюсть любому кто прикоснётся к нему. Все всё поняли правильно, а Володя с того момента и не отходил от меня. Познакомившись с ним поближе, я выяснил, что он в общем-то не плохой парень: не глупый, добрый, отзывчивый. Правда, сильно закомплексованный, слабохарактерный. Потом, когда он познакомил меня со свой мамой, я понял, почему он стал таким. Он вырос без отца, один, ни братьев, ни сестёр не было. А мама у него была толстая, властная самодурка, с каким-то своим извращённым понятием воспитания сына. Без её команды и позволения он и шагу ступить не мог, она даже диктовала ему с кем можно, а с кем нельзя дружить. Например, со мной она запретила ему общаться. Эх, знала бы глупая баба, что благодаря мне он в люди выбился: это я настоял и убедил его после армии поступить в институт, не без моей помощи, конечно. Потом он, наконец-то поверил в себя, стал профессионально расти и дослужился до главного инженера небольшого предприятия.
  Но, вернёмся в юные наши годы. После такого с ним знакомства (когда я отбил его у класса), он привязался ко мне. Постепенно я ввёл его в круг моих друзей-приятелей и он неплохо себя проявил. Наконец, мы подошли собственно к побегу и путешествию на крыше поезда до Анапы. Узнав, что двух парней из нашей кампании замели в ментуру, мы поняли - следующими будем мы... Выход нам виделся один - бежать! Куда? Ну, туда где тепло и можно легче найти пропитание и кров. Что тут думать? Я предложил знакомое мне место - Анапу. Я туда два лета подряд ездил с родителями и мне там всё было знакомо (я же любопытный и исследовал город и окрестности досконально). Медлить было нельзя. Без всяких сборов, имея только полтора рубля на двоих, мы рванули в Москву, на Казанский вокзал, чтобы сесть на поезд Москва-Анапа. Это был конец июня, тепло, поэтому мы были одеты по летнему: кеды, брюки, майка, рубашка и, кажется, какие-то лёгкие курточки. И всё! Никаких рюкзачков с запасными шмотками, питьевой водой, едой и предметами личной гигиены. Кажется, был один перочинный нож. Наш поезд отправлялся где-то около полуночи и мы отправились коротать время в зал ожидания. Вот было время! Никаких заборов, турникетов, охранников у каждой двери, туалет бесплатный... В зале ожидания, не предъявляя никаких билетов можно было находится сутками, ночевать там. Я частенько там дремал до утра, когда опаздывал на последнюю электричку, дожидаясь первого поезда домой. Милиция, конечно была, ходила по залу, но не трясла как сейчас, не требовала паспорт, просто будила и не давала спать. Заботилась, чтобы тебя не обокрали.
  Когда объявили посадку, мы пошли вдоль поезда, подыскивая место для нашей посадки. Сразу, пока стоял поезд и проводники стояли около вагонов, садится было нельзя - заметят и прогонят. Поэтому мы прыгнули в пространство между тамбурами только тогда, когда поезд начал набирать ход. Там есть за что уцепиться: какие-то скобы, узкая лестница для подъёма на крышу, а ноги поставили на буфера. Так и отчалили, двумя руками вцепившись за лестницу и одной нагой стоя на буфере. Очень не удобно конечно, но в пределах вокзала, да и Москвы, светиться на крыше было рискованно. Только выехав из Москвы, мы полезли на крышу. Не на саму крышу, конечно - на крыше ветер, холодно и высоковольтные провод в полуметре над головой - а на ту резиновую гармошку между вагонами. Уместились полулёжа, чтобы хоть как-то укрыться от ветра, головой к ходу поезда.
  До Рязани доехали нормально. Это заняло, примерно, часа четыре. Здесь меняли тепловоз, поэтому стояли минут 20. Мы не слезали с крыши, но нас поездная бригада засекла и пресекла все наши попытки сесть снова. Пришлось нам дожидаться другого поезда в том же направлении. Где-то под утро благополучно прицепились к поезду, у которого была остановка в Ростове. По пути было много других остановок, было дневное время, и мы всегда слезали, чтобы нас не засекли. Бродили по платформе, в ожидании отправления и прыгали на поезд только тогда, когда он набирал скорость. Попыток напроситься в вагон не предпринимали. Не знаю почему, но даже мысль такая не возникала.
  Чем питались в пути? Только хлебом. У нас ведь было всего полтора рубля... Да, тогда и деньги и цены были другими и на эти полтора рубля можно было купить 10 буханок хлеба, вот им мы и питались. Был ли страх от поездки на крыше, впрыгивания на ходу поезда между тамбурами, или свалиться с крыши под колёса во сне (да, мы там преспокойно спали)? Нет, никакого! С нашей уличной физической подготовкой, мы были ловки как обезьяны. От чего больше всего страдали? Не трудно догадаться - естественно, от голода. Ну и дождь конечно досаждал.
  До Ростова доехали без приключений. Там нас немного погоняли при попытке сесть на поезд в сторону Краснодара. Но одна из них удалась и мы под вечер прибыли туда. Остался последний отрезок пути до цели - Краснодар-Тоннельня. Здесь, в Краснодаре, мы изрядно помыкались в поиске нужного поезда. На наш "родной" Москва-Анапа, мы зацепиться не смогли - опять прогнали. Пошли искать счастья на товарную станцию. И ведь нашли таки таворняк, который шел до Тоннельной. Легко сели. В то время, на каждом грузовом вагоне была специальная площадка для охраны и сопровождающих. Там даже было откидное сиденье, и ветер туда не доставал. Мечта! От Краснодара до Тоннельной дорога ещё не была электрифицирована и состав тащил тепловоз. Следовательно, не было контактных высоковольтных проводов и можно было передвигаться по крыше во весь рост. Чем мы незамедлительно и воспользовались: забрались на крышу и весь оставшийся путь на ней провели. Это была самая кйфовая часть нашего путешествия! Ну, в самом деле: на улице где-то под 30 тепла, безоблачное небо, по бокам красивейшие места предгорий Северного Кавказа, потом пошли горы, поросшие буйной зеленью, состав всё время еле тащился (не более 40 км/час). Мы наслаждались и ликовали, бегали по крышам вагонов из конца, в конец состава, без труда и страха перепрыгивая с вагона на вагон... Правда, когда заехали в тоннель, то пришлось спуститься с крыши.
  От Тоннельной до Анапы - 36 километров. Денег у нас на автобус не было и мы, не раздумывая двинулись пешкодралом. А что нам, 16 летним, какие-то там 36 км., когда вожделенная цель уже на горизонте? Тем более, что Тоннельная расположена в горах и часть пути был сплошной спуск. Да, на югах, конечно прожить легче: вечное тепло, субтропики, растёт абсолютно всё - кажется, палку воткни и она зацветёт и даст плоды. Мы это сразу прочувствовали: вдоль дороги, по склонам гор, тянулись виноградники и рощицы диких абрикос, которые уже поспели. А ещё там в изобилии росли тутовые деревья, на которых поспела шелковица. Ну, мы наелись от пуза этих природных даров, пока дошли до Анапы.
  К вечеру, мы уже были в Анапе, на пляже... Море нас не интересовало, мы элементарно зверски изголодались за весь путь от Москвы до Анапы, поэтому сразу двинули к кафешкам, что в изобилии расположены вдоль пляжа. Ни грабить, ни воровать мы даже и не помышляли. Поэтому, мы просто собирали объедки со столов, которых там было в изобилии. Как не стыдно, подумает кто-то? Чтобы ответить на этот вопрос, я бы посоветовал вопрошальщикам поголодать дней пять, как мы... Уверен, вопрос отпадёт сам собой.
  На ночёвку расположились в городском парке, прямо на земле. Климат там позволяет: за день земля так прогревалась, что до утра отдавала тепло. Утром опять на пляж, к кафешкам, за объедками на столах. Наведывались и в городские столовые с той же целью. Некоторые внимательные и сердобольные посетители, замечали наше положение и оставляли нам целые порции. Находится в таком положении постоянно, мы не намеревались и делали попытки найти какую-нибудь работу. Понятное дело поиски велись поближе к точкам общепита. Иногда удавалось где-то потаскать-погрузить. Расплачивались с нами натурой, в смысле, кормёжкой. Так пролетела первая неделя. На море не ходили. С голодухи как-то не тянуло поплавать. Были у нас и развлечения. В основном кино. В этом же парке где мы ночевали, были открытый кинотеатр и эстрада, а также танцплощадка. Кино и эстраду смотрели с деревьев, а на танцы пока ещё не тянуло.
  Однажды к нам подошла какая-то женщина (она, видимо, за нами давно наблюдала). Разговорились, порасспросила нас кто такие, откуда и чем занимаемся. Мы, естественно, наврали ей в три короба. А она предложила нам поселиться у неё в саду, помочь найти работу, а за это мы должны будем ей помогать в саду, по дому. От такого предложения трудно было отказаться и мы переехали к ней. Не обманула, давала работу в саду, кормила и даже пристроила разнорабочими на какую-то стройку. Правда, отобрала (на время, говорит) наши паспорта. Но поработали мы там совсем немного... В один прекрасный день за нами пришла милиция и нас, как говорится, повязали. Сдала она нас. Сначала, сутки посидели в КПЗ, потом нас переправили в какую-то пересыльную тюрьму для малолеток. Здесь нас обрили наголо и поселили в камеру, где сидело человек 10 таких же, как мы бродяг. Никаких "прописок", как это изображается в соответствующих фильмах, не было: нас никто не задевал и мы вели себя мирно. Дня три мы там прокантовались и нас с сопровождающим ментом, на поезде, отправили в Москву. Вопреки нашим опасениям, дома нас встретили без истерик: мои родители разборок не устроили, в милицию не таскали и в школе никаких разбиратеьств не было. А мы, со своей стороны, о своих приключениях НИКОМУ не рассказывали и, уж тем более, не хвастались.
  Это "приключение" сильно встряхнуло меня и я, что называется, взялся за ум. Стал усиленно тренироваться: пошли постоянные сборы, соревнования. А серьёзные занятия споротом налагают массу ограничений, например, режим дня, питания, хороший сон и прочее, и прочее. Естественно, моё времяпровождение в компании сильно урезалось, можно сказать, стало эпизодическим. Да и сама компания изрядно поредела - почти половину пересажали. Потом поступил в ремеслуху, в вечернюю школу, пошел по распределению на работу, наконец, забрали в армию. Ну и самое главное событие, произошедшее в моей жизни и определившее всю мою последующую жизнь после приключений с побегом - это встреча с моей Наденькой. Произошло это, когда мне было 17 лет. После этого судьбоносного момента, вся моя жизнь строилась только на двоих... Всё остальное - по боку. Конечно, нельзя сказать, что я похерил всех друзей и все мои дела с ними. Нет, всё осталось почти как прежде, но только со мной всегда теперь присутствовала Надя. Всегда и везде! Даже и тогда, когда нас замели в милицию за драку в цыганском ресторане Поплавок, что на Москве реке ... Да, вместе сидели в КПЗ. И друзья теперь вынуждены были с этим считаться: не хамить, не ругаться при ней матом и не делать попыток флиртануть с ней. После армии сразу поступил на Рабфак института, потом 4 года института, аспирантура... В общем, совсем другая жизнь началась.
  А как же ещё 19 поездок в Анапу на крыше поезда? Так это уже без меня Володя с друзьями осуществил. Очень ему понравилось то наше приключение и он решил повторить ещё раз с друзьями, потом ещё... До армии несколько раз съездил, потом когда учился в институте каждый год ездил, и даже, уже будучи женатым, тоже ездил. Но, все его последующие поездки немного отличались от нашей первой. Он теперь всегда был при деньгах и в пути не голодал. Брал с собой немного вещей в рюкзачке, от Тоннельной до Анапы теперь добирался не пешком, а на автобусе и, конечно, не собирал объедки со столов, а нормально питался в столовых. По приезде в Анапу, он закидывал рюкзак в камеру хранения и уходил на пляж. Там и ночевал, ну, или в парке.
  П.С.
  Да, совсем забыл сказать - инициатором побега, конечно был я.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"