Бровин Александр Михайлович: другие произведения.

Деревня

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Деревня. Почему переехал, что приобрёл, чем занимаюсь, какова здесь природа, жизнь, кто и как здесь живёт и прочее

  
   Почему решил купить дом в деревне, когда сам живу в частном доме под Москвой, с баней и прочими ништяками? К тому же и второй дом только достроил рядом... Причина всё та же - жить отдельно от детей. Да, детям тоже очень понравилось жить на земле, в частном доме и они перебрались к нам. Несмотря на то, что в доме всем есть место (у каждого своя комната), но жить с детьми я не могу. Мне всё в их жизни и поведении не нравится: как ведут себя, как общаются между собой, как воспитывают детей, как проводят свободное время, что и как едят, как относятся к работе, что читают, что смотрят... Короче - всё делают не так, не правильно, с моей точки зрения. Делать им замечания, учить жизни, настаивать на своём и, тем более, скандалить я не буду никогда. Это их жизнь, пусть живут как считают нужным. А терпеть всё это мне невыносимо. Выход я видел для себя только один - отделиться и жить с моей Наденькой отдельно. А как отдельно? Ну, конечно, купить дом, где-нибудь подальше от Москвы, на берегу реки, с большим участком и садом.
   Чтож, решение принято и надо искать варианты. Полез в интернет, искать такой домик. В конце 2000 года довольно быстро нашел. Продавался дом в Касимовском районе, на берегу Оки с гаражом, садом и баней. Как раз то, о чём мечтал, только смущало расстояние до деревни - это почти 300 километров от Москвы. Созвонился с владельцем о поездке посмотреть объект продажи. Договорились встретиться на автовокзале у метро Щёлковская в 11 вечера. Хозяйка после работы, поэтому раньше не могла. Поехали на моей машине, у меня тогда была Таврия. Продавцом дома оказалась молодая женщина, дочь умершего хозяина. Дом был завещан на неё и её брата. В дороге мы очень душевно пообщались - за пять часов в пути, ночью, зимой много о чём можно переговорить и расположить на откровенность. Я ей поведал о своей жизни. И она в долгу не осталась, также откровенно рассказала о своей семье, причинах продажи дома. Взаимному расположению поспособствовало ещё и то, что мы с ней были коллегами по профессии: она работала главным бухгалтером, а я обслуживал бухгалтерские программы. Приехали в Касимов в 4 утра. В Касимове жил её брат Володя, в своём доме, который ему купил отец. Будить никого не пришлось, поскольку брат и его сожительница не спали. Брат был в тяжелой стадии перманентного запоя. Он лежал в постели, молча, глаза открыты, на полу стояла бутылка водки и стакан. Периодически, парень нащупывал рукой бутылку, наливал треть стакана, выпивал не закусывая и опять откидывался спиной на постель со стеклянными глазами. Рядом с ним постоянно хлопотала его подруга. Ну а мы заезжали к нему за подписью в документе на его согласие продать дом. Через полгода, Володя умер от цирроза печени... Как рассвело, поехали в деревню, это довольно далеко от Касимова - 30 километров. Меня опять стали грызть сомнения, мол далековато. Однако, подъехав к дому, мои сомнения вмиг улетучились! Дом стоял на крутом берегу Оки, буквально в 15 метрах от обрыва, поэтому из окна открывался шикарный вид на Оку (она была там, внизу, метрах в 300 от основания горы) и бескрайние просторы на правой стороне реки. И там, за правым берегом, никаких деревень не было на расстоянии нескольких десятков километров - только леса и озёра до самого горизонта, который просматривался на 180 градусов. Дальше можно было и не смотреть объект продажи, я бы и так согласился на покупку, будь там хоть пустой участок. Но он был отнюдь не пустой... На участке располагался дом, 18 метровый двор, где держали скотину, омшаник, баня, кирпичный гараж, дровяной сарай , большой глубокий погреб и молодой плодоносящий сад с яблонями, грушами, вишнями, сливами, малиной, смородиной и вспаханной почвой под огород. Всё это хозяйство располагалось на 25 сотках. О доме. Дому было 50 лет, но сохранился он прекрасно, ни одного подгнившего венца я не нашел. Собран он был из брёвен диаметром не менее 200 мм и стоял на кирпичном цоколе высотой 50 сантиметров. Удивили меня лаги, которые были из брёвен диаметром не менее 50 сантиметров. Потом я сообразил, зачем такие лаги были положены - на них же опиралась большая русская печь. Да, у печи не было фундамента и она висела на лагах. Решение спорное и не долговечное, поскольку лаги со временем подгниют и печь провалится в подпол (кстати - подпол был, глубокий, под всем домом). В доме была только одна комната площадью 35 кв. метров, шесть окон, благодаря чему, ¾ суток в доме было солнце. Отапливался дом печкой, так как сетевого газа в деревне ещё не было. Газ в доме конечно был, привозной, баллонный, для приготовления пищи. Естественно, в доме был свет, водопровод и даже телефон. Баня была рабочая, омшаник был под завязку забит ульями (50 штук) и дровяной сарай не пустовал: по моей прикидке, там было не МЕНЕЕ 50 кубов отличных берёзовых и дубовых дров. Этих дров мне хватило до сегодняшнего дня. И ещё года на два хватит. 22 года я топлю печь в доме и бане на тех дровах. Валентина (хозяйка) мне их просто так, за даром оставила. По нынешним ценам, за машину колотых берёзовых дров (это пять кубов) берут по 12 тыщ рублей. Значит, она мне подарила дрова на 120 тысяч рублей... И за ульи тоже ничего не взяла. Я продолжать дела Василия с пчёлами не планировал и пасечником не стал. Ульи так и пылятся в омшанике. И ещё, чуть было не забыл, упомянуть кладовку. Так называемая кладовка, это кирпичное строение, у меня оно размером 3х3 метра, с толщиной стен не меньше чем в два кирпича (50 см.), высотой 3 метра, без окон с двумя дверями, (одна кованая стальная (наружная), другая летняя, решетчатая), четырёхскатной крышей, а на потолке, вместо утеплителя засыпана земля. Моя кладовка стоит впритык к гаражу и дому, потому-что расположить её напротив дома нельзя, не даёт дорога и обрыв. У всех других жителей деревни кладовки расположены напротив дома, не ближе метров 10. Они у них и больше, чем моя - минимум 4х4 метра. Вообще, эти кладовки удивительный феномен: я побывал во многих деревнях юга и центра России, в Башкирии, Казахстане и Сибири, просмотрел тысячи фильмов про деревенский быт... И НИ РАЗУ, НИГДЕ не видел таких кладовок! Даже в самой Рязанской области (Серебряно-прудском, Михайловском, Шиловском, Клепиковском, Скопинском и Спасском районах) их нет. Только здесь, в Касимовском районе, я их впервые увидел. Об их предназначении я узнал от местных жителей. Они предназначены для хранения ценных вещей на случай пожара - мол, сгорит дом, а кладовка уцелеет с ценными вещами. Пожары разные случаются. Очень часто обитатели дома бывают отрезаны огнём от выходов и окон. И такой случай предусмотрен: в подполе дома у них вырыт подземный ход из дома в кладовую, где они спокойно могут пересидеть пожар, прихватив ещё какие-нибудь вещи. У меня подземного перехода из дома в кладовую нет. Хотя кто его знает, я ведь специально не искал... Да, пожары здесь не редкость, особенно в засушливые годы, или по весне, когда молодая трава ещё не забила прошлогоднюю.
   Этот дом построил в 1950 году Василий, работавший в совхозе садовником. Однако, истинное его призвание было пчеловодство. Держал он до 70 ульев и в сезон собирал около 3 тонн мёда. Если приплюсовать ещё к этому, что он был непьющим мужиком, то, ясное дело, его семья была зажиточной. Василий обеспечил детей жильём: купил дочке квартиру в Москве, а сыну дом в Касимове. Дети разъехались. Дочка вышла в Москве замуж, устроилась на хорошую работу, построила себе дачу в Подмосковье. А у сына не всё так как у сестры гладко и благополучно получилось. Обосновался он в Касимове, пытался найти себя в бизнесе (это были 90-е годы), прогорел, семьёй так и не обзавёлся, запил и умер от цирроза печени в 2001 году. Василию повезло, не дожил до семейной трагедии - смерти сына. В этом доме осталась его жена, одна. По возрасту ей стало не по силам держать хозяйство: от пчёл остались только ульи в омшанике, корову и прочую живность тоже не имело смысла держать. В итоге, дочка забрала её к себе, в Москву, а дом решили продать.
   Ладно, не буду томить, за сколько же я купил всё это великолепие? В это сейчас трудно поверить, но Валентина запросила за него всего 3000 долларов! Я торговаться не стал (не люблю и не умею я это делать) и мы в этот же день оформили куплю-продажу в Касимове. Это фантастика! Хороший, крепкий дом в красивейшем месте, на берегу Оки (с водопроводом, балонным газом, телефоном), плюс кирпичный гараж, плюс баня, плюс большой хоз двор, плюс дровяной сарай с 50 кубами берёзовых дров, плюс большой кирпичный погреб, плюс антипожарная кладовая, плюс омшаник с 50 ульями, наконец, плюс участок в 25 соток с молодым садом - и всё это за 3000 баксов!!! Да под Москвой, только кирпичный гараж стоит не менее 3000 баксов. Я тогда ещё работал и у меня деньги были. И, запроси она 5 штук баксов, я бы без торга согласился. Сейчас здесь цены другие. Например, дом под снос, с неухоженным участком меньше чем за один лям не купишь.
   Моими соседями была какая-то сильно пьющая пара, я их толком и не запомнил. У них был только дом и участок в 24 сотки. И это всё, никаких других строений не было, кроме полностью сгнившей бани в саду. Тут я узнаю, что они собрались продавать дом. И я подумал: а на хрена мне какие-то неизвестные соседи, которые купят дом? Вдруг не сложится с ними сожительство? Рассудив так, я купил у них этот дом. Жить я там не собирался, планируя его как гостевой домик. Купил я его ещё за более смешную сумму всего за 1500 долларов. Дальнейшая судьба его такова: в середине лета 2001 года, приехал ко мне старший брат посмотреть на мои приобретения, очень впечатлился увиденным великолепием и запросил продать ему второй дом, хотя у него самого была хорошая дача под Москвой. Отдал я ему его за те же 1500 баксов. Сторговался я на покупку и третьего дома на нашей улице. Там была ещё смешнее цена. Осталось только сходить к нотариусу оформить покупку. Однако кассирша из нашей бухгалтерии слёзно попросила меня уступить ей этот дом. И я отдал ей его, так как покупал я его именно с той задумкой, что потом продам его своим знакомым. Эх, не пожила она в заветном доме! Умерла через несколько месяцев от рака. А её дочка не разделяла восторгов матери от покупки и вскоре продала дом... Правда, в три раза дороже. Купил его какой-то еврей, любитель собак. Вроде, пытался что-то там сделать, даже какую-то сараюшку построил, но на большее пороху не хватило. Продал он его. И новые хозяева как-то не активно строятся.
   Я сразу решил, что перестраивать или строить здесь новый дом, не буду. Меня и этот дом вполне устраивал: крепкий (смело простоит ещё 50 лет), тёплый, светлый, с водопроводом. Мне с Наденькой до конца наших дней прослужит, а дети уж потом сами решат, что с ним делать. Да и потом, я ещё достраивал второй дом в Подмосковье и мне бы было не по деньгам и не по силам тянуть ещё и третью стройку здесь. Итак, перестраивать здесь дом я не стал, но решил , пока ещё были силы, завершить здесь весь комплекс работ для комфортного проживания в доме. Вот, что удалось в этом направлении сделать: заменил окна на пластиковые, полностью сменил электропроводку, перемонтировал водопровод, заменив стальные трубы на пластиковые, провёл сетевой газ и, соответственно, смонтировал газовое отопление, сделал канализацию, поставил душевую кабину с горячей водой, заменил деревянные полы на бетонные, установил кондиционер, сменил деревянный забор вокруг участка на металлический, наконец, сам сложил небольшую печку. Она у меня вместо камина. Наконец, купил катер с мотором. Стыдно же как-то, живя у большой реки, не иметь катер. У всех же он есть. В итоге, получилось идеальное (для меня) жилище, со всеми удобствами, в красивейшем месте. Вообще, мне здесь просто хорошо, наверное, потому, что это наполовину моя родина - моя мама из здешних краёв, в 100 километрах отсюда она родилась.
   О природе в данном месте. Деревня расположена на 5 градусов южнее Москвы, на границе с Нижегородской областью. И это заметно сказывается на организме в первые два дня по приезду: в день приезда становишься совершенно не работоспособен, вялый, постоянно тупишь, всё валится из рук. И только на второй день почти акклиматизируешься. Я это быстро понял и в день приезда всегда топил баню, потому-что после парилки адаптируешься как-то быстрее. Фактически, здесь другая климатическая зона: тут немного теплее летом - нет, не так, летом здесь просто жарко (часто и продолжительно +30 в тени) -, чем в Подмосковье, а зимой холоднее, больше снега. Деревня стоит на левом берегу Оки. И, похоже, Ока является каким-то почвенным водоразделом. У нас здесь почва не такая хорошая как в правобережье. Там чернозём. Ну, по крайней мере там, где я был - это Серебряно-прудский, Михайловский и Скопинский районы. Я не спец в агрономии и не могу дать точного определения состава здешней почвы, она конечно беднее правобережной, однако на флоре это никак не сказывается. Тут растёт и вызревает всё! Здесь яблочный и грушевый рай: яблони и груши везде и у всех, они растут в садах, по склонам гор, вдоль дорог и лесах. Причём по склонам гор и вдоль дорог их никто не сажает, они как-то сами себя сеют. И вырастают отнюдь не дички, а вполне крупные и съедобные плоды, разных сортов. К нам в конце лета даже приезжает народ из Касимова за яблоками. Там, в конце деревни, склон крутого берега, на расстоянии полкилометра сплошь зарос яблонями и грушами. Когда-то там был колхозный сад. Кстати - его мой Василий сажал, он ведь был штатным садовником в совхозе. Вот туда и приезжают яблочные паломники. Правда, груши, растутщие на воле, хоть и разных сортов , но в основном дички, мелкие, однако, вполне съедобные и годные на варенье. Мне нет надобности собирать яблоки и груши по склонам и обочинам. У самого в саду одиннадцать разных плодоносящих яблонь и пять груш. Василий подбирал и сажал эти яблони с расчётом на продажу, поэтому яблоки вызревают очень красивые и вкусные. Я не знаю какого они сорта. На вид тёмно красные, крупные, сладкие с небольшой кислинкой на вкус и долго хранятся. Когда наступает урожайный год, для мня это беда! С каждой яблони можно легко собрать не менее 100 кг. И начинаются мои мытарства с ними: раздаю знакомым, отвожу детям, даже пытался развозить по больницам и детским домам, делаю сок (специально купил большую соковыжималку), сушу, варю варенье и повидло (это только из антоновки), закладываю на хранение... Ничего не помогает, основной урожай так и остаётся на деревьях, а потом и осыпается на землю. Шагу невозможно ступить в это время по саду, поскольку вся земля усеяна яблоками. Вот честно, мне даже немного стыдно перед яблонями (в сад стараюсь не выходить), за то, что не могу принять весь их урожай. С грушами ещё худшая канитель. Их пять, огромные деревья, одного сорта: крупные, приторно сладкие, почти без кислинки, не хранятся и не дозревают если снять их недозрелыми. И вот что мне с ними делать? Сам могу съесть за день не больше пары штук, дети не приезжают. Сок из них при помощи соковыжималки не получишь. Остаётся сушить, делать пюре и закатывать в банки. И раздаю, конечно.
  В конце июня из Касимова приезжает к нам десант за ягодами. Все склоны гор у нас покрыты луговой земляникой. Её так много, что приезжие за час легко набирают целое ведро. Я тоже по первости кинулся за земляникой. И тоже таскал её вёдрами. Наварили мы с Надей варенья... Много, но едим не часто, дети тоже её не жалуют. Вот и пылятся уже больше 15 лет в подполе банки с земляничным вареньем. Да, совсем забыл про сливы. Вот они действительно для меня напасть и проблема. Не помню, сам я их сажал или они достались мне от Василия, но с ними у меня война. Они ведь размножаются и растут у меня как крапива - везде! Конечно, плодоносят, я её собираю сколько могу, варю варенье, раздаю детям и знакомым. Однако каждая сливинка, упавшая на землю, на другой год, за лето, обязательно прорастает и вырастает на метра полтора. Бороться с новой порослью очень трудно, потому что слива довольно глубоко укореняется, сам стебель жесткий и колючий. В пределах сада я кое-как стараюсь её уничтожить, но она перемахнула через забор и теперь у меня с одной стороны забора выросла целая сливовая роща. Я смирился и туда даже не заглядываю. И вишней здешние края Бог не обделил. Комфортно здесь ей, практически у каждого в саду вишня растёт по забору. У меня тоже она есть, по нескольку вёдер собираю ежегодно. Я варю из неё варенье и делаю сироп. Про малину и прочие кустарники - смородина, крыжовник - и говорить нечего, растут и плодоносят прекрасно.
   Огородничество и садоводство для меня не в новинку. Мои родители всегда находили клочок земли, где сажали картошку, морковь, свёклу и прочие овощи. Конечно же нас, братьев, запрягали копать огород, окучивать картошку и пропалывать грядки. Купив участок с домом в родном городе, мы с Надей тоже начали выращивать овощи и что-то делать с садом. И вот, переехав сюда, в деревню, мы с энтузиазмом занялись земледелием. По первости, с разбегу, взялись за всё: сажали картошку, морковь, капусту, свёклу, помидоры, огурцы и прочие овощи. Под это распахивали почти весь участок. Всё росло прекрасно и мы собирали приличный урожай, закладывали в погреб на хранение. Мы здесь были вдвоём с Надей. Дети приезжали не чаще одного раза в год. Да, забирали сколько могли увезти, даров нашего сада. Но это была малая толика того, что мы заготавливали. Мы сами не могли съесть столько овощей и фруктов, сколько оставалось и поэтому каждую весну приходилось выбрасывать много картошки и овощей. Пришлось нам убавить обороты с выращиванием овощей. А когда моя Наденька заболела, я вообще почти забросил огород. Сажаю только немного картошки, помидоры и кабачки...
   Про гигантоманию растений на моём участке. У других хозяев я такого не замечал. Сначала про сорняки. В природе нет сорняков, это люди называют всякие растения, мешающие их земледелию, сорняками. Из того что я знаю растёт вот что: конечно, крапива, чистотел, иван-чай, одуванчики, лопухи, чертополох, вьюны, плющ, ежевика и сотни других растений, названия которых я не знаю. Причём, многие из них вырастают до циклопических размеров: крапива, иван-чай и чертополох достигают двух с половиной метров. А чистотел и одуванчики вообще забили весь участок. С возделываемыми культурами та же картина: подсолнухи вырастают до трёх с половиной метров, средний вес моих помидор равен 500-600 грамм, а однажды вызрел экземпляр на 1020 грамм (бычье сердце)! И картошка не отстаёт - почти вся крупная (по 400-500 грамм). Тыквы, тоже вырастают не маленькие. В первый год когда я их посадил, одна выросла на 50 килограмм. На второй год я посеял немного побольше и по осени собрал урожай тыкв на тонну и двести килограмм! Большинство из них весили от 20 до 40 килограмм. Вот тыквы разошлись быстро, дети и их друзья шустро расхватали. У меня нет здесь ни парников, ни теплиц, всё растёт в открытом грунте. А гигантоманию моих растений объясняю уникальным микроклиматом на моём участке. Я весь участок превратил в огромную теплицу: с юго-востока у меня глухой двухметровый забор из профнастила, с юга - соседский участок, с западной стороны - дома соседней улицы, наконец, северную сторону защищает моя сливовая рощица. В добавок к этому, я не выкашиваю крапиву, иван-чай и другие высокие сорняки вдоль забора. Они вырастают плотной стеной за два метра и закрывают мой участок от холодных ветров и посторонних глаз.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"