Бровинская Юлия: другие произведения.

Зависть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.44*49  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Так ли хорошо когда нам завидуют? Кому-то это приятно. А если зависть черная? Если цель завистника разрушить твою жизнь, просто потому, что ты счастлива, а она, твоя завистница, нет? Главная героиня, девушка Катя, даже не подозревала о том, что ее судьба вершится чужими руками.Руками черной зависти ее соперницы.От автора:Роман закончен, но не отшлифофан.Когда кончатся идеи для других рассказов, возьмусь за доработку.


   Бровинская Юлия.
  
  
   "Зависть"
  
  
   Пролог.
  
  
   В фешенебельной квартире Стаса Сиротина очень часто устраивались вечеринки, как он любил их называть, для особо узкого круга друзей. Только вот приходили к гостеприимному хозяину все кому не лень. Стас не знал большинства своих гостей не только по именам, но даже видел некоторых первый раз в жизни. Родители на парня не скупились, а он в свою очередь не скупился на друзей. Щедро угощал их выпивкой, сигаретами, травкой и прочим, прочим. И его никогда не мучила совесть по поводу того, что происходит в его квартире. Зачастую он просто валялся пьяный где - нибуть за диваном, а его друзья развлекались, как хотели. Но сегодня у него на душе было как-то не спокойно. Сквозь пьяный угар пробивались муки совести.
  -- Лар, ты точно уверена, что она сама этого хотела? - Спрашивал он девушку, которая сидела напротив него.
  -- Конечно! Иначе б она сюда не пришла!
   Стас сидел, развалившись на диване, сжимал в руках банку пива и чувствовал себе не очень хорошо. Лариса же, в кресле напротив, довольная и счастливая курила и струшивала пепел прямо на ковер. Они знали друг друга с первого курса, несколько раз спали вместе, но никакой привязанности друг к другу не испытывали. Даже дружеской.
   Взгляд Ларисы то и дело обращался к лестнице второго этажа квартиры. И всякий раз на ее губах змеилась очень, очень довольная улыбка. На лестнице появился подвыпивший парень, пошатываясь, спустился к ним и рухнул на диван рядом со Стасом.
  -- Ширинку застегни, дурень! - Хихикнула она. Парень обратил на нее абсолютно пьяный взгляд, потом на свои джинсы.
  -- Черт! Я ж отлить хотел! - Встал и шатаясь побрел в поисках туалета.
   Лариса проводила его смеющимися глазами.
  -- Кто это? - спросила она у Стаса.
   Хозяин квартиры отхлебнул пива.
  -- Понятия не имею!
   А еще через несколько минут с лестницы слетела девушка. Бледная, испуганная. Подскочила к Ларисе.
  -- Давай отойдем, поговорим! - Проговорила она дрожащими губами.
   Лариса весело сверкнула глазами, встала, и девушки прошли на кухню.
  -- Что происходит? - Переходя на шепот начала разговор подруга Ларисы Света. - Под спальней, куда Стас увел Катю, очередь!
   Лариса оперлась спиной о стену и сложила руки на груди.
  -- А то ты сама не поняла! Дурочкой только не прикидывайся, ладно! - Со злой усмешкой сказала она. - Нашу святошу по кругу пустили!
   Света заметалась по кухне.
  -- Черт! Черт! Что теперь будет?!
  -- Да ничего! Расслабься! - Спокойно ответила Лариса. - Такие лохушки, как она в милицию не заявляют. Им огласка страшнее, чем само изнасилование.
   Света остановилась. В отчаянном жесте закрыла лицо руками.
  -- Там шесть человек, Лар! Я думала, ты просто хотела, чтобы она переспала с кем нибуть, а ты устроила для нее груповуху! - Света уже плакала. - За что ты так с ней, а? Что она тебе сделала?!
   Глаза Ларисы холодные, торжествующие.
  -- А это моя месть. - На губах складывается сладкая улыбка. - За то, что эта сука вообще существует!
   Света со страхом смотрит на подругу.
  -- Что ты несешь?!
   Лариса оттолкнулась от стены и подошла к окну. Достала из пачки сигарету и закурила.
  -- Что она мне сделала, спрашиваешь? - Затянулась и выпустила колечко дыма. - Дорогу она мне перешла, вот что! Ты знаешь, что мне пришлось сделать, чтобы попасть в наш институт?! Я со столькими старыми козлами перетрахалась, чтобы втиснуться на самый задрыпаный факультет, а эта дрянь на отлично сдала вступительные экзамены, да еще сразу попала на бюджет. - Лариса струхнула пепел на подоконник. - А еще меня дико бесит, как она кичится своей целкой! Девственница, мать ее! Тебя от нее не тошнит, а Свет?
   Света налила в стакан воды и выпила его залпом.
  -- Ничего подобного она не делает!
  -- Ага, - Усмехнулась Лариса. - Ну ничего, больше она нос задирать не будет.
  -- Катя хорошая милая девушка, а ты завистливая сука, Лариска!
   Курильщица только презрительно фыркнула. Стряхнула пепел наманикюренным пальчиком.
  -- Можно подумать ты ей не завидовала. Особенно сегодня!
   Света виновато опустила глаза, а Лариса скривила губы в ироничной ухмылке.
  -- Самый классный парень нашего института на нее запал! С первого взгляда, блин!
  -- Так ты это из-за Радима сделала?
  -- Из - за этого тоже! - Взгляд Ларисы устремился в окно. - Я с первого курса за ним бегаю. Один раз трахнулись, а он не помнит об этом. Я для него ноль, пустое место, одна из многих. На меня он даже не смотрит. Зато как сегодня на Катьку смотрел! У меня аж внутри все свело. Никогда не видела, чтобы он так хоть раз на кого-то смотрел! А она на него?! Сука! Прям, гребаная любовь с первого взгляда!
  -- А если он узнает? Он же тебя в землю зароет!
  -- Не зароет. - Отмахнулась Лариса. - Он всегда говорил, что ему секон-хэнд не нужен. А Катенька наша теперь товар подержанный, на таких не женятся. Таких трахают, переступают и идут дальше.
  -- Ты ей жизнь сломала! - Заплакала Света.
  -- А то! - Лариса выпустила очередную струйку дыма. - А отроешь рот и заговоришь не то, что нужно и тебе сломаю! Иди, лучше посмотри, что там. Кто уже ее отымел, а потом мне расскажешь.
   Света вышла с кухни и побежала на второй этаж, убеждая себя, что с благими намерениями. Она все таки вняла голосу совести и решила помочь более молодой подруге, по возможности, конечно.
   У дверей спальни стоял только один человек и занимался он тем, что приложив ухо к двери, подслушивал.
  -- А где все? Что уже все прошли? - Подходя, спросила Света.
  -- Кто? - Удивился парень.
  -- Ну, здесь было шесть человек, ждали своей очереди. - Пояснила девушка.
  -- Я наверно последний пришел. - Понял и кивнул молодой человек. Снова прислушался к происходящему за дверью. - Вот, девка дает, а! Кайф такой ловит! Мне б щаз туда! - Прошептал он с завистью. - Повезло ж кому-то.
   Света подергала ручку двери. Заперто. Потом сама приложилась ухом к двери. Со спальни отчетливо доносились сладострастные женские стоны. Такие обычно в порно актрисы изображают. Только вот у Катьки это была не игра. Света не веря, тупо посмотрела на дверь.
  -- А кто там сейчас с ней?
  -- Без понятия. - Ответил парень.
  
  
  
   Глава 1.
  
  
  
   Тот день начался так же, как и предыдущие дни моей новой жизни. Студенческой жизни. Я первокурсница, студентка самого престижного Вуза столицы. Разве это не повод для радости?! Само собой. Но у меня есть что-то большее. То, что меня окрыляет, заставляет глупо улыбаться и чувствовать себя абсолютно счастливой.
   После звонка будильника, быстрые сборы. Моя соседка по комнате, студентка пятого курса Лариса Новикова еще спит, а я уже бегу в душевую. Когда возвращаюсь, она сонно щурится и накрывается одеялом с головой. Я смеюсь.
  -- Вставай, соня! А то опоздаешь!
   Делаю быстренько макияж, включаю электрочайник. Аромат кофе ее сразу подымет. Моя кровать у окна, поэтому я когда переодеваюсь могу бросать быстрые взгляды на стоянку перед институтом. Благо, что общежитие как раз напротив главного корпуса и все видно как на ладони. Лариса встает и пьет кофе.
  -- Че за бурда? - Недовольно кривится она.
  -- Какой есть!
   Я уже успела выпить свой и съесть бутерброд. Последний взгляд за окно. На стоянку, на обычное свое место заезжает черный блестящий автомобиль. Дорогая, очень дорогая машина. Но не ее стоимость заставляет учащенно биться мое сердце. Хватаю сумку с учебниками, пальто и выбегаю с комнаты.
  -- Не опаздывай! - Кричу Ларисе.
  -- Ага. - Кислый ответ.
   Через минуту я уже у входной двери общежития. Делаю глубокий вздох, успокаиваюсь, дергаю за ручку и выхожу на улицу. К институту иду медленно, куда мне спешить. До начала занятий еще пол часа. И за эти пол часа можно даже несколько раз увидеть его. Вот сейчас он выходит из машины. Я не дурочка и прекрасно понимаю, что мне ничего не светит, что в него влюблена половина девчонок нашего института, что вот он помогает выйти из машины своей девушке, но мне все это безразлично. Мое сердце сладко замирает только от одного взгляда на него, и я так счастлива, что лучшего начала дня и придумать нельзя. Мне ничего не нужно, я ни на что не претендую, даже не мечтаю. Мне просто хорошо от того, что он есть. Пересекаю стоянку. Он не заметил меня. Стоит у машины и разговаривает со своей девушкой Олей. Она красивая, высокая как модель, почти с него ростом, но все равно их пара смотрится гармонично. Она голубоглазая блондинка, он брюнет с темными карими глазами. Как еще описать его? Мне кажется, он идеален во всем. Его взгляд чаще всего серьезный, иногда насмешливо ироничный словно он смеется про себя над чем-то.
   Подхожу к ступеням главного входа в учебный корпус. Теперь стоянка в стороне, но если слегка развернуться, то опять можно любоваться им. На ступеньках курят девушки, мои однокурсницы, такие же ранние пташки, надеющиеся на мимолетный взгляд своего кумира. Но мы, конечно же, все делаем вид, что собрались здесь не поэтому случаю.
  -- Говорят это у него новая тачка, - Начала разговор одна из девушек. - В прошлом году другая была.
  -- Там наверно заднее сиденье стерлось, вот он ее и поменял! - Со смешком сказала вторая девушка.
  -- Он, что бабник? -Спрашиваю я и получаю насмешливый взгляд говорившей.
  -- А кто из богатеньких не бабник? Когда им девки сами на шею вешаются и никогда ни в чем не отказывают? Говорят, что Радим только на четвертом курсе остепенился, а до этого пол института на заднем сидении своей тачки перекатал.
   Если действительно все так и было, значит, он любит эту Олю и у них все серьезно. Мне немного грустно, но не больно. Я ведь ни ничто не надеюсь.
   Студенты прибывают, и пара у черной машины направляется в нашу сторону. У меня начинают трястись коленки. Сердце бешено колотится. Еще немножко смотрю на него, а потом отворачиваюсь и Радим со своей девушкой проходит мимо, за моей спиной. Я даже не хочу, чтобы он заметил меня. Ведь все равно для него ничего не изменится, а я могу потерять себя окончательно.
  
  
   Каждый вечер к нам в комнату приходит подруга Ларисы Света. Они дружат с первого курса, часто вместе ходят на какие-то вечеринки. Света мой постоянный клиент, я делаю ей макияж перед выходом. Лариса же упорно красится сама, кривит губы и говорит, что я корыстная, беру со своих подруг деньги. А я никого бесплатно красить не собираюсь. Летом я специально пошла на курсы визажиста, чтобы иметь возможность подрабатывать и не просить денег у матери.
   Пока я занимаюсь со Светой, Лариса уговаривает меня пойти с ними. Я отнекиваюсь, и к Ларисе подключается Света. Мне действительно не хочется идти, я не любитель шумных кампаний и вообще убежденный моралист. О последнем, конечно же, молчу. Курение, выпивка, секс до брака для меня не приемлемы. Меня так воспитали, я так живу и считаю, что поступаю правильно, а все кто ведет противоположный моему образ жизни сами себе вредят. Но свои убеждения я никому не навязываю, каждый волен поступать так, как считает нужным. Поэтому меня было бы невозможно уговорить пойти на ту вечеринку, если бы Лариса в разговоре со Светой не обронила, что там возможно будет Радим. Это решило все. Я согласилась.
   Никогда раньше не была в таких дорогих квартирах. Огромная, в два этажа. Такие я только по телевизору видела. Обстановка подстать, все выдержано в одном молодежном стиле, безупречная работа дизайнера интерьеров. Лариса представила меня хозяину, назвав его Стасом Сиротиным. Он бывший студент нашего института и сын видного политика. Улыбчивый добродушный парень, но уже подвыпивший. В гостиной, куда нас провел Стас, были еще люди. Пять парней и две девушки. Все незнакомые. Радима нет. Меня пронзило такое острое разочарование, что я решила посидеть здесь с девчатами с пол часика и уйти домой. Стас включил музыку и направился к барной стойке за выпивкой, как он сказал. Я села на краешек дивана, а мои подруги разошлись поздороваться с остальными участниками вечеринки. Они друг друга знали, а я чувствовала себя здесь чужой и не на своем месте. Подошел Стас, поставил небольшой разнос с напитками на журнальный столик. По форме бокалов я поняла, что это мартини. В каждом плавала оливка. Хозяин протянул мне один.
  -- На, выпей, расслабься. А то ты напряженная какая-то.
   Меньше всего мне хотелось пить, но я приняла угощение и сделала маленький глоток. Фу, гадость!
   Все остальные гости с явным удовольствием расхватали выпивку, и Стас пошел за следующей порцией, пообещав теперь коктейль своего собственного изобретения. Лариса плюхнулась рядом со мной на диван.
  -- Ну, как? - Весело спросила она. - Видишь, ничего страшного с тобой не случилось! Здесь все свои люди!
  -- Я думала, что народу больше будет. - Сказала я.
  -- Так, подтянутся. Рано ж еще!
   В девять вечера я обычно уже готовлюсь ко сну. Хорошо, что завтра суббота. Если, что отоспаться можно. В общем, действительно ничего страшного здесь нет. Можно и подольше посидеть, на золотую молодежь посмотреть. Девушки красиво и модно одеты, танцуют со своими кавалерами, а те, кто без пары расселись на большом круглом диване, креслах и активно общаются. Курят, попивают, смеются. В какой то момент мне даже становится весело. А потом Стас идет открывать дверь на очередной звонок и появляется ОН. Конечно не один, а с Олей. Но у меня все равно голова идет кругом от радости. Радим за руку здоровается с приятелями, кивает девушкам и садится напротив меня в кресло, совершенно меня не видя за своей девушкой или просто не обращая внимания. Я вжимаюсь в спинку дивана, почти не дышу. А он тем временем пробует приготовленный Стасом коктейль. Морщится.
  -- Оленька, киска. - Обращается он к своей девушке мягким тоном. - Стас опять бурду намешал. Будь хорошей девочкой, приготовь для всех нормальный коктейль. У тебя всегда так замечательно выходит.
   Оля демонстративно уселась в свободное кресло.
  -- Я барменом не нанималась к Стасу! - Взяла со столика порцию коктейля и отхлебнула. - Не будь таким привередливым, Радим! Это можно пить. - Она приподняла бокал указывающим жестом. - А не нравиться, сам себе намешай. Я тебе не прислуга!
   Что выражал взгляд темных непроницаемых глаз Радима, я не поняла. Только он очень долго смотрел на Олю, потом улыбнулся почти с нежностью и отвел взгляд. На меня. Наши взгляды встретились. Сначала я прочла в его глазах удивление, потом интерес. Мужской интерес. Меня это смутило, и я отвела глаза. Посмотрела на его девушку. Потому что мне показалось, он словно забыл о ее присутствии. Оля попивала коктейль и разговаривала по мобильному. Она не замечала или делала вид, что ей безразличен интерес ее парня к другой девушке. Странно все это. Мимо Радима проходил Стас и он поймав хозяина за руку, притянул к себе и что-то тихо спросил. Наверно обо мне, поскольку Стас кивнул на меня и сказал достаточно громко. - Первокурсница!
   Радим понимающе улыбнулся и, встав с места, пересел на диван рядом со мной. Меня это так потрясло, что я с удивлением посмотрела на него, а потом снова на Олю. Любви между ними нет, это теперь ясно, как божий день. И хотя мое сердце выскакивало из груди от волнения, от его близости, образ Радима который я нарисовала в своем воображении, несколько трансформировался. В сторону плохого парня. С таким порядочным девушкам водиться нельзя. Разбитое сердечко гарантированно.
  -- Значит, первокурсница? - Обратился ко мне Радим. Он сидел вполоборота ко мне, положив руку на спинку дивана за моей спиной. Я вся напряглась, что не осталось незамеченным.
  -- Да. - Я не смотрю на него, а только на Олю.
  -- Имя?
  -- К...Катя.
   Моя нервозность его веселит. Я искоса бросаю на него взгляд и вижу, как от сдерживаемого смеха у него блестят глаза. Чувствую себя так неловко, что за себя стыдно.
  -- Что же ты тут делаешь первокурсница Катя? - Снова спрашивает меня он.
  -- С подругами пришла...- Нервно сглатываю. - Я вообще не хотела идти, но девочки меня уговорили. - Зачем я это говорю?!
  -- Коктейли мешать умеешь? - Неожиданный вопрос.
   Я отрицательно мотнула головой.
  -- А если бы умела, - наклоняется ближе ко мне и понижает тон голоса. - Если бы я тебя попросил, ты бы не сочла это непосильным трудом? Разве смешать коктейль для своего парня, когда он об этом просит так тяжело?
  -- Нет...наверно... - С удивлением смотрю в его глаза. Он изучает мое лицо одобрительно улыбаясь. Я не дурнушка, но и не красавица. Кому-то нравлюсь, кому-то нет.
   Радим забирает с моих рук недопитый бокал.
  -- Вижу тебе тоже эта бурда не по вкусу. - Ставит его на столик и протягивает мне руку. - Идем, покажу, как нужно делать стоящий напиток.
   Я как загипнотизированная протягиваю ему свою ладонь и он помогает мне встать. Ведет к барной стойке. Там отпускает мою руку и по хозяйски оглядывает мини холодильник Стаса, достает нужные для него бутылки, орудует штопором. Все у него так ловко получается, что закрадывается подозрение, что он бывалый бармен. Мешает, добавляет, между делом поглядывая на меня с довольной улыбкой.
  -- Я, конечно не спец, в отличие от Оли, в приготовлении жаркого полудня, но думаю, что тоже не ударю в грязь лицом, и тебе понравится.
   Подносит мне бокал с коктейлем к губам, в руки не дает, а ждет, что я буду пить прямо так. Я делаю маленький глоток. Действительно вкусно и совсем не слышно алкоголя.
  -- Нравится?
  -- Да.
  -- Никакого сравнения с бурдой Стаса!
  -- Угу. - Снова дает мне сделать глоток, а потом отпивает сам. Он стоит совсем близко и у меня голова кружится от сознания этого.
  -- У меня глаз наметан на хорошеньких девушек, но тебя я почему-то раньше не видел. - Глядя на меня сверху вниз говорит он. По телу разливается приятное тепло. Он считает меня хорошенькой! Моя самооценка значительно повышается.
  -- А я не люблю выделяться. - Отвечаю я, и краем глаза вижу, что к нам направляется Оля. Заревновала, наконец-то. Видимо для этого он и обратил на меня свое внимание. - Твоя девушка ... - начала я, намереваясь сообщить, что она идет к нам, но Радим перебил меня. - Она больше не моя девушка. - Равнодушным голосом произнес он, отпил глоток, последний и поставил пустой бокал на стойку. И увидел, подошедшую Олю.
  -- Как это понимать? - Взвилась девушка, услышав его слова.
   Он прямо посмотрел на нее. И глаза его были холодными.
  -- Так и понимай, как услышала. - Ответил он.
   Она нервно рассмеялась.
  -- Ты, наверно, шутишь?! Из-за треклятого коктейля?!
  -- Считай это последней каплей! Чаша моего терпения переполнилась, Оленька! - Сладким голосом парировал Радим и отвернулся от нее в мою сторону.
  -- Немедленно отвези меня домой! - Процедила отставная девушка.
  -- Погуляй немного, милая. Позже обязательно отвезу.
  -- Я сказала сейчас! - Вскричала Оля.
   Радим достал из кармана телефон и стал набирать номер.
  -- Что ты делаешь? - Встрепенулась девушка.
  -- Вызываю тебе такси. - Обронил парень.
   Видимо Оля надеялась по дороге домой на примирение, когда требовала отвезти ее. Она схватила его за рукав.
  -- Не нужно такси, я подожду.
   Радим отменил вызов и спрятал телефон.
  -- Можешь ведь, когда припечет, быть послушной девочкой. Приготовь для всех коктейли, Оленька. Стас тебе будет очень благодарен.
   Радим уступил ей свое место за барной стойкой и взяв меня под локоть отвел обратно к дивану. Я бросила взгляд через плечо на Олю. Вся красная от злости она мешала коктейль.
  
   Я думала, что на этом моя роль закончится. Проучил он Олю с моей помощью и все, конец. Но, нет! Радим снова сел рядом со мной, начал задавать довольно банальные вопросы: откуда я, где живу, с кем общаюсь, как мне учеба и так далее. Я отвечала, со всей честностью, как пионер на допросе. А он слушал мои ответы, слегка улыбаясь, но его улыбка не касалась глаз. Взгляд его был серьезный и оценивающий. Ощущение, что меня проверяют на уровень сообразительности, интеллекта или чего-то еще было довольно странным, но не неприятным. Я терялась в догадках для чего все это. Лишь его вопрос, есть ли у меня парень, заставил меня покраснеть и замяться с ответом.
  -- Значит есть? - Надавил Радим.
  -- Нет. - Прячу глаза. - Я в данный момент ни с кем не встречаюсь.
   Не говорить же ему, что я вообще еще ни разу не ходила на свидания. И не потому, что была такой гордой или мне не хотелось, просто меня никто не приглашал. Как-то так вышло! За исключением редких случаев, когда ко мне в общественном транспорте приставали пьяные рожи, парни словно меня не замечают. По словам моей мамы от меня не исходят флюиды, я слишком серьезная, а это молодым людям не нравится. То, что сейчас парень сидит рядом со мной, разговаривает, с интересом смотрит на меня, все в новинку. Я слегка опьянела, то ли от его внимания, то ли от коктейля. Мне так хорошо, что даже не верится.
   Лариса подходит ко мне и предлагает отойти покурить на балкон. Я не курю и она знает об этом. Тем более ее предложение вызывает у меня сильное удивление.
  -- Я не курю, Лар!
  -- Да? - Вскидывает брови девушка. - А я помню, что ты говорила, что курила.
  -- Я говорила, что в школе попробовала один раз и меня стошнило.
  -- Ну, ладно. Мы со Светой на балконе. - Доставая сигарету из пачки, сказала она с милой улыбкой. - Если передумаешь, подходи. - С этими словами она ушла, а я смотрела ей вслед, совершенно не понимая, что сейчас было.
  -- Твоя подруга? - Резко спросил Радим.
  -- Соседка по комнате в общежитии. - Ответила я. Мне настолько было неприятно от происшедшей сцены, что Лариса переместилась из категории моих подруг в раздел соседок.
  -- Не повезло. - С сочувствием произнес он. - Это она тебя сюда пригласила?
  -- Да. А, что такого?
  -- Ничего. - Пожал плечами Радим. - Еще немножко посидим, потом я отвезу Олю домой, вернусь и тебя так же отвезу. Скоро здесь кампания поменяется, не нужно тебе здесь надолго оставаться.
   Я кивнула, соглашаясь.
  -- Свету и Ларису тоже. Мы ведь вместе пришли.
  -- Если захотят. - Усмехнулся Радим.
   Кто-то включил громче музыку и стало не удобно разговаривать. Приходилось кричать. Радим, наклонился ко мне и проговорил в ухо, что нам лучше продолжить на кухне. Я кивнула и без задней мысли пошла за ним следом. Поэтому, когда он развернувшись, обхватил мою талию руками, приподнял и посадил на кухонный стол, я изумленно уставилась на него во все глаза.
  -- Перейдем ко второй стадии знакомства. - Хмыкнув, сказал Радим, упираясь руками о стол по обеим сторонам моих ног. У меня сердце едва из груди не выскочило от его слов.
  -- Что ты имеешь в виду? - Отклоняюсь назад, поскольку его лицо слишком близко.
  -- Поцелуй, конечно.
   Я отклоняюсь еще дальше.
  -- А как же Оля?
  -- Что Оля?
   У меня вырывается нервный смешок.
  -- Она твоя девушка и к тому же там, в гостиной, так нельзя! Это не хорошо!
   Взгляд Радима становится серьезным.
  -- Я не шутил, когда сказал, что она больше не моя девушка. Пора ставить точку в наших затянувшихся и бессмысленных отношениях.
  -- Ты жестокий! Взять и бросить девушку с которой так долго встречался из-за какой-то нелепой ссоры! - Я решила вступиться за Олю, так как мне было ее искренне жаль, особенно если представить себя на ее месте. - Ты со всеми так поступаешь?
  -- Нет. - Он криво улыбнулся. - С другими я расставался максимум через три дня. И нашу, так называемую, ссору я бы не назвал нелепой. Подобного поведения от девушки я не терплю. Если я что-то прошу это должно выполняться! А когда девушка намеренно игнорирует мои желания, словно ей наплевать на меня, я расстаюсь с такой без лишних разговоров.
  -- А если она тебя любит?
  -- По моему, она продемонстрировала как раз обратное. Или ты со мной не согласна?
  -- Я думаю, вы еще помиритесь.
   Он поднимает руку и кладет ладонь на мой затылок, несильно надавливает, чтобы я приблизилась ближе к нему.
  -- Нет. Я своих решений не меняю. - Твердо говорит он и я поддаюсь вперед. Искушение ощутить его поцелуй так велико, что устоять просто невозможно. Завтра все вернется на круги своя, а сейчас я немного пьяна и наверно обезумела, поскольку, как только его губы касаются моих, я со стоном обхватываю его голову руками, зарываюсь пальцами в волосы и сама с силой прижимаюсь к нему. Моя реакция удивила не только меня.
  -- Надо же, - Между поцелуями выдохнул Радим. - Сладенькая... горячая девочка... А с виду такая тихоня...
   Мы прервались, чтобы отдышаться и ко мне вернулся здравый смысл.
  -- Думаю, что на этом хватит. - Шепчу и не узнаю свой голос. Хриплый и севший. - Я слишком много выпила и плохо соображаю.
  -- Значит, я воспользовался моментом твоей слабости? - Засмеялся парень. - А может, это я много выпил и ты воспользовалась мной?
  -- Ты не похож на пьяного, а у меня голова кружится. - Поведала я. - И вообще я себя странно чувствую.
  -- Я тоже! - Он посмеивается над моей серьезностью. Его руки заскользили по моим плечам, прошлись по рукам вниз и легли на бедра. Я порадовалась, что в джинсах, так как его прикосновения были слишком интимными. Порядочные девушки не должны позволять такое парням. Да я бы и не позволила, если бы не чувствовала себя в этот момент такой слабой и беззащитной перед ним, перед его обаянием. Так мотылек летит на огонь, завороженный его красотой. Мой огонь это Радим. Для него это просто развлечение, а я холодею от страха за себя. Одно дело быть влюбленной в него, как в недоступного кумира. Так влюбляются в красавцев актеров, певцов. И совсем другое дело любить реального мужчину. Того, кто сейчас обнимает тебя, смотрит в глаза и ждет. Моего согласия.
  -- Ты обещал, что отвезешь меня домой. - Напомнила я ему.
   Он глянул на наручные часы.
  -- Черт! Действительно уже пора! - Быстрый, легкий поцелуй в лоб. - Подожди здесь, я скоро. С Олей разберусь и сразу назад.
   Я кивнула и Радим ушел. Спрыгнула со стола и подошла к окну. Оно выходило не в сторону стоянки и машин видно не было. Действительно ли он расстанется с ней или это только игра? Что будет дальше? Ведь я откажу ему. Остановит его это или он захочет продолжить начавшиеся отношения, только на моих условиях. Скорее всего, нет. Он не примет моих моральных принципов и на том все закончится.
  
  
   Дверь на кухню открылась и вошла Лариса.
  -- Радим с Олей уехал. - Сообщила она мне. В руке у нее был бокал с коктейлем.
  -- Он ее домой отвезет, а потом и нас. - Кивнула я.
  -- Он так сказал? - Изумилась соседка. - И ты поверила? - Отпила из бокала. - Оля его не отпустит, особенно после того, как он на ее глазах тебя клеил. Она своего не отдаст. Не даром он с ней уже год! Знает, что да как ему нужно в постели сделать, чтобы охота на других лезть отпала. - Лариса сделала еще один глоток. - Слышала, что о нем говорят? Это правда! У него столько баб было, что пальцев на руках и ногах не хватит, сосчитать. А только с этой Олей сошелся, как все! Больше никого! Так, что думай, что это может значить, Катюша!
   Я, если честно, была такого же мнения, но вслух его не озвучила. Мне было неприятно говорить о Радиме с Ларисой. Особенно после того, как она почему-то попыталась выставить меня курильщицей перед ним. Все знали, что он не имеет этой вредной привычки и терпеть не может курящих девушек.
  -- Не вешай нос! - По своему истолковала мое молчание Лариса. - Пошли к остальным. Стас такой здоровский коктейль намешал, попробуешь, сразу этого красавчика из головы выкинешь!
  -- Когда мы домой пойдем? - Спросила я.
  -- Выпьем еще по маленькой и начнем собираться. - Лариса, подошла ко мне и обняла одной рукой. - Пошли, Светка такси вызовет. Пока будем ждать, музыку послушаем, с парнями пообщаемся.
   С Ларисой я вернулась в гостиную и снова села на диван. Стас подошел ко мне и протянул бокал.
  -- Я больше не буду пить. Спасибо.
  -- Блин! Я ж специально для тебя готовил, детка! - Расстроился он. - Спец заказ для зажатых девчонок! Горячая штучка называется! Мой фирменный рецепт!
  -- Не обижай хозяина, Катя! - Подсела ко мне Лариса и забрала у Стаса бокал. - Выпей на последок. Такси уже едет.
   Стас с обиженным лицом, Лариса со смеющимися глазами еще какие-то незнакомые лица парней, все смотрели на меня так, словно я отказывалась не от выпивки, а наносила личное оскорбление хозяину дома. Со вздохом принимаю бокал и делаю глоток. Никакого сравнения с мягким вкусом коктейля Радима. Чтоб на меня перестали глазеть, с усилием допиваю, благо тара маленькая, всего три глотка и возвращаю бокал Стасу.
  -- Спасибо! Очень интересный вкус.
   Стас довольно расплывается в улыбке.
  -- Люблю, когда девушки знают чего хотят!
   Я хочу домой, вот мое единственное желание. Но через некоторое время появляется еще одно. Бурда Стаса, видимо ударила и конкретно ударила в голову. Желание смеяться накатывает на меня и становится так весело, как никогда в жизни. Меня смешит абсолютно все. То, что ко мне подсел на место Ларисы незнакомый парень, то, что руку положил мне на колено. Я скидываю ее и смеюсь, он тоже. Все так здорово! Так прекрасно! Только голова сильно кружится. Помнится нужно домой. Хочу встать, но падаю. Ноги не держат. И это тоже смешно.
  -- Я идти не могу! Я пьяная! - Заливаюсь смехом.
  -- Да, ты так до машины не дойдешь! - Помогает мне встать Лариса и еще кто-то из парней. - Стас куда ее положить, чтоб отлежалась.
  -- Наверх, в спальню. Давай помогу.
   И Стас с незнакомцем берут меня под руки и ведут на второй этаж. Стас сам шатается, мы заваливаемся на ступеньках и дружно хохочем.
  -- Давай, я один. - Предлагает парень без имени. Помогает мне встать, я смотрю на него с благодарностью.
  -- Ты такой добрый! - Говорю я и он мне таким кажется, особенно когда укладывает на кровать.
  -- Тут жарко, надо раздеться. - Предлагает он.
   Гениальная мысль! Я киваю и пытаюсь стянуть через голову свитер. А добрый молодой человек мне помогает. Голова кружится все сильнее, и все более жарко. Так жарко, что когда он расстегивает и стягивает с меня джинсы, я преисполнена к нему такой благодарности, что слезы на глаза наворачиваются.
  -- Я еще никогда не была такой пьяной. - Доверчиво признаюсь я ему. Он смеется и снимает свой пиджак.
  -- Тебе тоже жарко?
  -- Очень.
   В спальне полумрак, горит только маленький ночник над дверцей шкафа в углу и мне не видно его, только чувствую, как его руки касаются моих ног.
  -- Ты в колготках?
  -- Да.
  -- Снимай!
  -- Зачем? - С трудом соображаю о чем он говорит. Мысли пляшут, путаются. В голове сладкий дурман.
  -- Жарко ведь.
   Я послушно пытаюсь избавится от колготок, но руки плохо меня слушаются и опять этот замечательный человек мне помогает. Только кроме колготок он еще и трусики снял. С удивлением приподнимаюсь и смотрю на свое голое тело. Совершенно не понимаю почему это я легла спать без трусов. Мне опять смешно. Вот дурочка! В глазах плывет, двоится. Был один парень в комнате, а теперь два. Смешно. А еще весело от того, что он сам с собой разговаривает.
  -- Я первый очередь занимал!
  -- Ты не в магазине, какая нахрен очередь! Пошел отсюда!
  -- Слышишь ты... ты вообще кто придурок?! Руки убери урод!
  -- За дверью подождешь своей очереди!
   Громко хлопает дверь и следом звук поворачиваемого ключа в замке. А потом голос из полумрака. Злой голос, не такой добрый, как был раньше.
  -- Едва не пропустил все веселье! Первокурснице потрахаться захотелось?!
   Смешное такое слово он сказал. Я фыркаю от смеха. Сажусь и улыбаюсь.
  -- Здесь жарко. - Сообщаю ему важную информацию.
  -- Это я уже понял. - Отвечает он с иронией в голосе. - Значит ты не против моей компании?
  -- Нет. А ты кто?
  -- Думаю тебе это не важно.
   Он подходит к кровати и снимает через голову свитер, расстегивает и отшвыривает от себя рубашку.
  -- Ложись! - Резко приказывает он мне.
   Я поправляю подушку и укладываюсь. А он скинув обувь, забирается на кровать у моих ног. Стоя на коленях расстегивает ремень на джинсах, следом молния. С любопытством наблюдаю за его действиями. Что он вообще делает? Сквозь туман в голове пробивается смутное беспокойство. Что это за маленький пакетик у него в руках? Разрывает его, достает оттуда что-то светленькое и... - Резко сажусь и таращусь на то, что раньше никогда не видела. Нет видела, у двоюродного племянника, ему два года. У Сашеньки эта штуковина была размером с мизинчик, а здесь... на ум так ничего для сравнения не приходит.
  -- Я сказал, чтобы ты легла! - Он толкает меня на спину. Нависает надо мной.
  -- А ты кто? - Черты лица в полутьме кажутся знакомыми, но я никак не могу вспомнить кто это. Зато так сильно хочется, чтобы он поцеловал меня, что я прошу его об этом.
  -- Я потаскух не целую.
  
  
  
   Глава 2.
  
  -- Я потаскух не целую!
   Резко открываю глаза, и мой взгляд упирается в спину мужчины. Раннее утро, часов шесть, а я проснулась от грубых слов, прозвучавших во сне. Или не во сне, а это обрывки воспоминании?! Сначала я просто лежу и пытаюсь понять сплю я еще или уже проснулась? Потом приходит осознание, а вместе с ним такой стыд, что я застонав, закрыла лицо руками. Понимание всего того, что со мной произошло гвоздем впивается в мозг и меня начинает трясти от беззвучных слез. Что я натворила?! Вчера так напилась, что даже не помню, как лишилась девственности. Вообще ничего не помню, кроме... -Я потаскух не целую! - Последнее четкое воспоминание, а перед этим? Мучительно напрягаю память. Было еще что-то, что-то страшное. Но пока пытаюсь вспомнить, тихонько, чтобы не разбудить, голого мужчину, выбираюсь из постели. Не знаю кто он и узнавать не хочу! Еще достаточно темно, но одежду на полу видно. Его одежду. Джинсы, рубашка, свитер, носки, туфли, все его и ничего моего. Ползая по полу в поисках своих вещей, ощутила, как внутренняя сторона бедра повлажнела. Подумала, не кровь ли? Пробую рукой. Что-то липкое. Подношу руку к глазам и смотрю на нечто несколько минут, пока до меня не доходит что это. Сперма. С брезгливостью быстро вытираю руку о простынь. Значит еще и это! На глазах выступают слезы. Еще и заразу ко всему какую-нибудь получу! Продолжаю шарить руками по полу и натыкаюсь на презерватив. Использованный презерватив. Один. Второй. Третий. Боже! Меня бьет уже крупная дрожь, а в голове услужливо всплывает воспоминание: - За дверью подождешь своей очереди!
   Чтобы не закричать закрываю рот руками. Тот, который в постели был последний. Либо третий, либо четвертый. Но я ничего не помню! Меня изнасиловали несколько человек, а я даже не знаю кто!
   Наконец нахожу свою одежду. Лежит вся сложенная стопочкой на стуле, а под ним туфельки стоят и сумочка. Это тот кто меня раздевал сложил, вспоминается мне. Аккуратист проклятый! Одеваюсь, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить последнего выродка. Мне страшно, так как неизвестно, что у него на уме. А в голове прокручиваются известные мне по новостям громкие случаи групповых изнасилований. Чудом выжившие жертвы доводили дело до суда, но положенного наказания насильники так и не получали. Видите ли у избитой и изнасилованной женщины, видевшей лица своих насильников и даже знавшей их по фамильно, слишком мало доказательств. А какие доказательства есть у меня? Полностью одевшись, пробираюсь к двери и дергаю за ручку. Заперто, но ключ торчит в замке. Открываю и выскальзываю в коридор. Напротив двери зеркало, смотрю в свое отражение. Глаза красные, заплаканные, губы припухшие, но синяков на лице нет. Нет их и на запястьях. Меня силой никто не держал. Ногти целые. Я даже не сопротивлялась. Между ног легкая саднящая боль от потери девственности и только. Ни их лиц, ни имен я не знаю. Да я даже не помню, как все это было! Вообще ничего! Как я могу доказать, что было изнасилование, а не добровольное согласие?! У них деньги и богатые родители, а у меня ничего. Нет никаких шансов добиться справедливости. Даже, если я наберусь смелости, вернусь в спальню, растолкаю того последнего, узнаю, как его зовут и пойду в милицию. Все равно доказать ничего не смогу. Он расскажет свою версию событий, а именно, что я была с ним добровольно. Наверняка и свидетели этому найдутся. Кстати о свидетелях! А где Лариса и Света? Сбегаю по лестнице вниз, через гостиную в коридор, где на треногой вешалке висит одиноко мое пальто. Ни куртки Светы, ни пальто Ларисы. Срываю свое пальто и спешу к входной двери. Они бросили меня, оставили в пользование своим богатеньким дружкам! На моих глазах уже злые слезы. Лариса знала, что меня в спальню отвел один из ее дружков, и спокойно уехала домой. Как она могла так со мной поступить?!
   Входная дверь оказалась не запертой. Спускаясь на лифте я прислонившись лбом к стенке позволила себя разрыдаться в голос. В голове мелькали картинки того, как я во всем признаюсь маме, как она осуждающе смотрит на меня. --Я ведь тебя предупреждала! - Скажет она мне. - Я тебя воспитывала, учила уму разуму, а ты как малолетняя дурочка, да еще по пьяни...Разве для этого я тебя растила?! Чтобы ты не за учебу думала, а по всяким мажоровским вечеринкам бегала! Вот и добегалась! Сама виновата! - Да именно так она и скажет. Строгая, нравственная до абсурда, она меня не пожалеет. Нет, я ей ничего не расскажу. Никому ничего не расскажу. Постараюсь все забыть, словно это было не со мной, словно это был только страшный сон. Никто ничего не узнает.
  
  
   Домой я добралась на метро. Денег на такси у меня не было. Пассажиры молчаливо косились на мое зареванное лицо, но к счастью никто участия к моему горю не проявил. Иначе я бы не выдержала и сорвалась. Стала бы жаловаться на свое несчастье первому встречному. Твердо решив скрыть свой позор, я старательно утерла слезы. Когда войду в общежитие сделаю вид, что ничего особенного не произошло. Лариске со Светкой скажу, что отоспалась у их Стаса и утром вернулась домой. Так я планировала. Но вышло совсем по другому.
   Когда я вошла в нашу с Ларисой комнату общежития, то застала ее там не одну, а с целой кампанией девчат. Человек десять теснились за импровизированным столиком, тумбочки, накрытой полотенцем, моим полотенцем. На ней стояло вино, пиво, пепельница. Было так на курено, что хоть топор вешай. И тогда меня прорвало.
  -- Сколько можно просить, чтобы ты не курила в комнате?! - Задрожав от ярости, прокричала я и рванув к окну распахнула, впуская свежий воздух.
  -- Ой, Катюша! - Радостным голосом отозвалась Лариса. - Ты уже вернулась? Так рано? Я думала ты еще отсыпаешься, после вчерашнего - то! Тебе Стас такси оплатил? Он обещал, что обязательно проследит, чтобы ты вернулась домой с комфортом.
  -- А что было вчера? - С любопытством спросила одна из девушек.
  -- И кто такой Стас? - С лукавым блеском в глазах посмотрела на меня другая.
  -- Ничего не было. - Огрызнулась я.
  -- Слышишь, ты че такая злая? - Лариса недоуменно вскинула брови. - Девочки, давай закругляться! А то Катюша сейчас истерику закатит. - Обратилась она к подругам, потом ко мне. - После того, как ты вчера давала жару, я думала ты...
  -- Что давала?! - Взвилась я. - Ты... ты что несешь?! Вы меня со Светкой бросили...как вещь там оставили! - Я захлебываюсь, слезы льются по лицу. Меня всю трясет в истерике, а она с удивлением смотрит на меня, словно я несу полный бред.
  -- Ты, что?! Кать! Никто тебя там не думал оставлять! - Ее голос полный участия. - Не веришь? Спроси у Светы. - Легкий кивок в сторону молчаливой и притихшей подруги. - Когда такси приехало она за тобой пошла, но ты заперлась в спальне с каким-то хмырем и кайф ловила по полной. Правда, Свет?
   Я перевожу полные слез глаза на Свету. Она покраснела.
  -- Я стучала, Катя, но ты так стонала, что наверно не услышала. - Отводит глаза.
  -- Что я делала? - Не веря переспросила я.
  -- Ну, хорошо тебе было. Ты, что не помнишь? - Встала и подталкивает, застывших девчат к выходу. - Не чего уши развешивать! Расходимся, а то комендантша нас за выпивкой застукает и вылетим с общаги.
   Я без сил опускаюсь на свою кровать. Прячу лицо в ладонях. Вот, как! Значит даже изнасилования не было и я сама...сама!
   Света, закрыв за последней девушкой дверь, садится рядом со мной и обнимает за плечи.
  -- Правильно, поплачь. Легче станет. После первого раза всегда так противно на душе. По себе знаю. Сначала все вроде хорошо, но потом так гадко.
  -- Я не хотела, не хотела! - Рыдаю я. - Я была пьяная и мной воспользовались!
  -- Да, ладно тебе, Кать! - Встала и закрыла окно Лариса. - Подумаешь, по пьяни трахнули. В жизни бывают вещи и похуже.
  -- Что может быть хуже?! - Вскричала я. - Меня изнасиловали...- Я вся на эмоциях, мне так больно, так обидно. - Трое мужиков! А я даже не знаю кто это был, опознать никого не смогу ... Хочешь сказать, что есть еще что-то хуже?!
   Повисло недолгое молчание. Первой опомнилась Лариса.
  -- Всего лишь...- Протянула она. - Хреново! А ты уверена, что только трое?
  -- Не знаю! Может и четверо. На полу было три презерватива и я... была вся в этой гадости... - Слезы текут по моим щекам. Света крепче обнимает меня и от этого мне только хуже. Чужая жалость, особенно, по моему мнению виновников моего несчастья, делает меня совсем безутешной.
  -- Что совсем не можешь никого вспомнить? - Спрашивает она.
   Я молча киваю.
  -- А откуда такая уверенность, что вообще было изнасилование? - Резко спрашивает Лариса. - Что-то ты на жертву груповухи не похожа, Кать. Света присмотрись к ней. Правда, не похоже?
  -- У тебя там сильно болит? - С тревогой спрашивает Света.
   Я отрицательно мотаю головой.
  -- Саднит немножко и все.
  -- Надо же, как тебе везет! - Лариса машинальным жестом, достает из пачки сигарету, но вспомнив, что в при мне курить нельзя, с психом засунула ее обратно. - Из всех насильников тебе достались самые нежные.
   Света впилась взглядом в подругу.
  -- Ты че заводишься? Девочку изнасиловали, а ты ...
  -- Ты кажется говорила, что ее там никто не насиловал! Врет же она все! Сама дала, а теперь на парней напраслину возводит, чтоб белой и пушистой казаться!
  -- Хватит! - Рявкает Света. - Не видишь, что ей и так плохо! Еще ты со своим злым языком лезешь!
  -- А разве я что-то не то говорю?! Пусть не думает, что кто-то ей поверит, бут-то ее изнасиловали!
  
  
   Никто мне не поверит. Я живу в стране, где не существует полиции нравов. Никто не поможет мне, поскольку обществом принято считать, что если девушка была пьяной и ею воспользовались, то она сама виновата. Напросилась, значит. Ни я первая, ни я последняя. Я лично знала нескольких девушек, которые лишились девственности в похожем случае. Разве, что насильник был один. Только вот, они эти девушки не переживали того, что еще довелось перенести мне. Им никто пальцем в след не тыкал, никто не смеялся, не свистел. Сначала об этом гудело все общежитие. Кто разнес новость обо мне, тайна не большая. Либо Света, либо Лариса. Обе обвиняли друг друга и клялись, что это не она, а другая. Все выходные я провела в кровати, отвернувшись к стене, чтобы не видеть ненавистного лица своей соседки. Она с таким лицемерием ругала свою подругу за длинный язык, что у меня начинало закрадываться подозрение, что все разговоры обо мне это ее рук дело. Как я раньше не замечала, не видела какая она лживая и лицемерная! Но не только об этом были мои невеселые размышления. Я серьезно обдумывала мысль бросить институт и вернуться домой, в свой родной город. О многом я думала, даже о самом страшном. Но, честно призналась себе, что силы духа не хватит и отбросила подальше такие мысли. О чем я совершенно не думала, так это о Радиме. Не было смысла. Все закончилось, едва начавшись. Это я знала точно.
  
  
   В понедельник я не спешила на занятия. Вернее не спешила увидеть его. Зачем себе соль на рану лишний раз сыпать. Лариска уже вышла, а я все еще сидела на кровати. Ждала, когда стрелки на часах покажут без двух минут восемь. Этого времени мне достаточно, чтобы добежать до корпуса института. Но, конечно же, я не выдержала. Подошла к окну и быстрым взглядом окинула стоянку. Машина Радима стояла на своем месте, а он сам около нее. Один. Без Оли. Опирается о дверцу машины спиной и смотрит в сторону общежития. Словно меня ждет. Сердце мое сжимается от боли. Он ведь еще ничего не знает. Но скоро найдутся добрые люди и расскажут ему последние новости. А Радим, смотрит на часы, потом включает сигнализацию и идет в сторону учебного корпуса. Теперь можно и мне выходить.
   Между парами я отсиживаюсь в дамском туалете. Выхожу с аудитории по звонку и вхожу также. Сажусь на самый дальний ряд, подальше от всех, но мне все равно видно, как все косятся на меня, оглядываются, першоптываются. Девчат понять можно. Сплетни их любимое дело. А вот от парней получать кривые ухмылки и подмигивания особенно тошно. Теперь меня заметили. Если прохожу мимо подсвистывают, останавливаются, оглядывают меня словно я стала вдруг такой интересной. С ужасом думаю, что это только начало. Вскоре захотят поближе познакомится. А что? Вдруг тоже дам. Так легко читаются их мысли, особенно на самых наглых рожах. На обед, в столовую я не пошла. Отсиделась в туалете. Да и голода я не чувствовала. Немножко поплакала, но в целом крепилась, как могла. После последнего звонка, пулей сорвалась с места и побежала в общежитие. Машина Радима еще на стоянке. Слава богу, не столкнулась с ним ни разу.
   Но оказалось, что все мои труды, прятки в туалете, были напрасными. Едва я вошла в свою комнату, как остолбенев, замерла на пороге. Радим был здесь. А если точнее, полулежа развалился на моей кровати и крутил в руках мой кубик- рубик. Как только я вошла, он оторвался от своего занятия и отложив головоломку на тумбочку сел ровно. Незнакомый что-то щебетавший голос Ларисы резко смолк.
  -- Стучатся надо! - Переходя на свои привычные интонации, высказала она. - Я могла быть раздета.
  -- Можно подумать, я тебя в белье не видела. - Отвечаю я.
  -- А я могла быть и без белья! - Это даже не намек, а прямо сказано, что они тут переспать собирались, а я помешала.
  -- Ну, это вряд ли. - Раздался голос Радима. - Я вообще-то к Кате пришел. Что ты там как изваяние, застыла? Проходи, садись. - Он похлопал рукой по кровати.
  -- Пришел ко мне? - Тупо переспросила я, не трогаясь с места. - Зачем?
   Радим не весело улыбнулся.
  -- Короткая же у тебя память, Катюша. Мы с тобой вторую стадию знакомства прошли? Прошли! Пора переходить к третьей.
   Он встал и подошел ко мне, по пути подхватил свое пальто со стула.
  -- Короче, жду тебя через десять минут на стоянке. Если придешь, поедем поужинаем, покатаемся и все такое. Если нет, знай, я дважды не приглашаю. - Он взялся за ручку двери. - Да, пожалуйста, не надевай брюки. Юбочку какую нибуть, поняла? - Озорно подмигнул. - Через десять минут. - Напомнил он и ушел.
   У меня ноги к полу приросли. Стою, как истукан и тупо смотрю на закрывшуюся дверь. Он меня пригласил на свидание? Или, что это было?
  -- Не вздумай пойти! - С тревогой в голосе обращается ко мне соседка.
   Я поворачиваюсь к ней.
  -- А то, что? - Огрызаюсь я.
  -- Рыдать, потом будешь, вот, что! Повезет тебя в дорогой ресторан, на машине покатает, а потом на заднем сидении трахнет и все!
   Подхожу к шкафу, ищу среди тремпилей свой, снимаю с него юбку.
  -- Дура! - Повышает голос Лариса. - Потом жалеть будешь!
   Стягиваю с себя джинсы и одеваю юбку.
  -- Мне все равно! - Твердо говорю я. - Что мне теперь терять? Кто я теперь? Меня все шалавой называют, так пусть хоть будет за что!
  -- Одумайся!
   Я уже оделась, причесалась. Взяла сумочку. Но на пороге замерла.
   Знаешь, что? - Поворачиваюсь на последок к ней. - Пусть мне будет потом плохо, но я уверена, что не хуже чем сейчас. По крайней мере, запомню полученное удовольствие! - Выхожу, хлопнув дверью.
  
   В той другой жизни, до того, как со мной это произошло, я бы никогда не согласилась пойти на такое свидание. Такое, когда со сто процентной уверенностью можно сказать, что оно закончится сексом. Я бы отказала Радиму. А теперь нет. Теперь это мой единственный шанс побыть с ним, и как бы это нелепо ни звучало, вообразить, что это он мой первый мужчина. Примерно с такими мыслями я шла к его машине. Радим вышел мне навстречу, открыл для меня пассажирскую дверь и помог забраться внутрь салона. Он довольно улыбался, у него заметно поднялось настроение. Закралась мысль, уж не сомневался ли он, что я соглашусь пойти?
   В машине пахло...новой машиной, кожей сидений и хвоей, ароматизатором воздуха.
  -- Куда мы поедем? - Спросила я, когда он пристигнул меня ремнем безопасности к сиденью.
  -- А куда ты хочешь? - Поправил лямки ремня.
  -- Не знаю. Мне все равно.
  -- Ну, тогда повезу тебя туда, где хорошо кормят. - Захлопнул пассажирскую дверь, обогнул машину и сел на место водителя, развернувшись ко мне лицом. - Я сегодня совершил немыслимую вещь! - Со смешинкой в глазах признался он. - Ходил в институтскую столовую, тебя искал! Пришел к выводу, что есть там невозможно. Думаю, ты такая же голодная, как и я. Кстати, а где ты пряталась целый день? И вообще, зачем?
  -- Я не пряталась. - Чувствую, что краснею. Мое сердце учащенно забилось. Значит, он еще ничего не знает?
  -- Ну, да. - Усмехнулся он. Пристегнулся и завел мотор. - Пришлось к твоей соседке пристроится, чтобы тебя в общаге найти. А это уже вторая немыслимая вещь для меня! На дух эту заразу не переношу.
  -- И все ради меня? - Подражаю его игривому тону. - Ты должно быть еще никогда не прикладывал стольких усилий, чтобы добиться свидания с девушкой?!
  -- Ты совершенно права! - Со смешком ответил, выруливая со стоянки.
   Радим не повез меня, как пугала Лариса, в дорогой ресторан, где я бы чувствовала себя неловко, а выбрал, наверно, самое популярное место в городе. Ресторан с самообслуживанием. Обстановка выдержана в национальном стиле и такая же кухня. Народу - не протолкнешься. Пришлось ждать очереди на свободный столик. Потом еще одна очередь у раздаточной ленты, но зато там можно наложить себе такой вкуснятины! Пока продвигаешься к кассе слюной захлебнуться можно. В общем, уселись мы за столик примерно через час после приезда в ресторан.
  -- Как тут хорошо! Мне здесь нравится! - Сообщила я парню свои впечатления. - У меня в родном городе, такого плана заведений нет. Либо забегаловки, либо дорогущие рестораны. Совсем нет куда пойти. Ты часто здесь бываешь?
  -- Почти каждый день, кроме выходных. Люблю здесь обедать.
   Конечно, он может себе позволить приезжать сюда в обеденный перерыв.
  -- Никогда бы не подумала, что ты можешь стоять в очереди. Ты производишь впечатление человека, привыкшего получать все сразу и быстро.
  -- Особенно с девушками. - Подтвердил, понижая голос до чувственных интонаций Радим. Протянул через стол руку и взял мою. - И особенно с теми, кто мне нравится. - Большой палец Радима, медленно чертил круги на моей ладони. Я почувствовала, что млею. От его взгляда, от такой простой ласки.
  -- Я тебе правда нравлюсь? - Совершенно нелепый и наивный вопрос, как я сама.
  -- Правда.
   Никто не скажет нет, пока не уложит девушку в постель.
  -- Может, начнем есть? - Стараюсь развеять его чары. - Ты говорил, что голодный. - Мягко высвобождаю руку.
   Он без сопротивления ее отпускает.
  -- Начнем. - Улыбнулся он.
   Через минуты три, когда, исчез суп из его тарелки, он пододвинув к себе второе, сказал.
  -- Знаешь, Катя, что меня больше всего в тебе удивило в прошлую нашу встречу? Да и сегодня тоже. В отличие от других девушек ты не задаешь мне никаких вопросов.
  -- Разве?
  -- Да. - В его темных, бархатно карих глазах мелькнула досада. - Из чего у меня складывается впечатление, что я тебе не интересен.
  -- А если я начну спрашивать, ты будешь честно отвечать?
   Он откинулся на стуле и сощурившись смотрел прямо на меня.
  -- А зачем мне, собственно, врать?
  -- Парни всегда врут. - Ответила с вызовом.
  -- Не вижу смысла тебе врать. - Отозвался Радим. - Если меня не устроит вопрос, я просто не стану на него отвечать.
  -- Ну, тогда пеняй на себя. - Набираю в грудь по - больше воздуха и выпаливаю на одном дыхании. - Это правда, что у тебя было много девушек?
   Он кивнул.
  -- Да.
   Я оперлась подбородком о согнутую в локте руку.
  -- Ты любил хоть одну из них?
  -- Любил? Нет. Влюблялся почти в каждую. - Видя мое удивление, широко улыбнулся. - Да я такой, влюбчивый парень.
  -- Ты смеешься, а я серьезно спрашиваю!
  -- И я серьезно. Увидел красивые глазки, стройные ножки и, я пропал! Но стоит красавице открыть рот, как все, конец.
  -- Не верю, что тебе попадались одни дурочки.
  -- Конечно, нет. Но умницы меня тоже разочаровывали, только немного позже, - театральный горестный вздох. - В постели.
   Подшучивает надо мной. Но так обаятельно, что просто невозможно обижаться.
  -- До прошлого года я был в постоянном поиске своего идеала. - Приступая ко второму, сказал Радим. Я тоже продолжила есть, но между делом высказала свое мнение.
  -- Идеальных людей не бывает.
   Он прожевал и отпил сок из стакана.
  -- А мне не нужна идеальная девушка. - Смотрит на меня серьезными глазами. - Мне нужна идеальная любовница.
   Такого я не ожидала услышать!
  -- А, что случилось год назад? Ты ее нашел? - Я имела в виду Олю.
  -- Нет. Просто понял, что это бессмысленное занятие. Всех ведь не перепробуешь. Решил остановиться. Поставил крест на своей разгульной жизни, начал встречаться с Олей, чтобы родителей порадовать. Мать в ней души не чает. Думает, что я благодаря ей остепенился.
  -- Вообще-то все так думают. - Обронила я.
  -- Всеобщее заблуждение. - Хмыкнул Радим. - И снова ты меня удивила, Катя. Никак не ожидал, что ты начнешь спрашивать о моей сексуальной жизни.
  -- Меня не твоя интимная жизнь не интересует, - покраснев, опускаю глаза. - Мне хочется знать, что толкает парней заниматься пикаперством.
  -- Чем?
  -- Ну, так называется, то, когда вы меняете девушек, как перчатки. Переспал- выбросил - следующая.
  -- Да...- протянул Радим. - Не лестного же ты мнения обо мне. - Задумчиво покрутил в пальцах вилку. - Хотел бы я иметь, как ты выразилась, интимную жизнь. Моя является общественным достоянием. Все знают, где, когда и с кем я был. Уверен в данный момент, даже моя мать уже знает, что я где-то ужинаю с другой девушкой, не с Олей. Меня это в женщинах больше всего бесит.
  -- Что именно? - Не поняла я.
  -- То, что вы всем делитесь друг с другом. - С раздражением откинулся на стуле. - Рассказываете друг дружке, какой был секс и тому подобное. Однажды, попросил Ольгу сделать мне кое-что, она отказалась. Дескать, противно и все такое. Ладно, настаивать не стал, забудь. Так, нет же! Пожаловалась своей матери! Не представляю, как таким, вообще, можно делиться?! Та в свою очередь донесла моей. Они подруги. - Пояснил он. - Да еще с обвинениями, мол у меня извращенные наклонности. Такое ее дочери предложил, что просто ужас! - Кривовато улыбнулся. - А потом моя мать устроила мне настоящий разнос! Ты можешь представить, с каким лицом мне пришлось все выслушивать? Но на этом не закончилось. Встретил как-то, далеко не самую, близкую подругу Ольги и она мне предложила то, от чего она отказалась. Вопрос! Кто еще в этом городе не знает, что мне захотелось орального секса?! Один из критериев моего отбора идеальной любовницы - она должна молчать о том, что между нами происходит в постели!
  -- А ты воспользовался?
  -- Чем? - Не понял Радим.
  -- Предложением подруги.
  -- Само собой. - Ответил он, слегка помрачнев. - Я был так зол на Ольгу, и поверь, вовсе не за ее отказ.
  -- А какие у тебя еще критерии? - Полюбопытствовала я.
  -- Остальное, секрет, страшная тайна! - Сделал хитрое лицо и рассмеялся. -Знаешь, о чем девушки в основном меня расспрашивают? - Посерьезнел. - Сколько стоит моя машина, какой бизнес у моих родителей. А ты, любил ли я кого нибуть? Не пикапер ли я?
  -- По моему, это более важно знать, чем цену твоей машины.
  -- Согласен. - Кивнул он. - Особенно, если ты пошла со мной не из простого любопытства. Не для того, чтобы потом прихвастнуть перед подругами, тем как это у тебя было с Радимом Валевским.
   У меня дыханье сбилось от возмущения.
  -- За кого ты меня принимаешь?!
  -- А ты меня? - С чувством парировал Радим.
   Что ответить? Правду?
  -- Ты сам говорил, что быстро разочаровываешься. - Говорю я. - А если я тебя разочарую? Завтра я тебе так же буду нравиться?
  -- А если не разочаруюсь? Ты перестанешь думать обо мне, как о пикапере? - Вопросом на вопрос ответил он.
  -- Да.
  -- Вот и договорились. - Довольно кивнул.
   Потом мне позвонила мама. Десять минут ушло на то, чтобы уверить ее, что со мной все хорошо, что с учебой проблем нет, со здоровьем тоже. Радим шепнул мне, что не надолго отойдет и я кивнула. Когда он вернулся, я как раз закончила разговор. Наверно все мамы такие, пока обо всем подробно не отчитаешься, не отстанут.
  -- А куда можно...
  -- Прямо и налево для девочек.
   В туалете глянула на себя в зеркало и ужаснулась. Глаза горят, щеки розовые. Я похожа на пере возбудившегося подростка. Ополоснула лицо холодной водой. Вот, как он на меня действует! И это между нами еще ничего не было. Что же со мной будет, когда он и я... На миг представила, как это произойдет и почувствовала, что ноги слабеют. Нет, так нельзя! Снова умываюсь холодной водой, вытираю лицо бумажным полотенцем. Что за человек Радим? Когда я его лично не знала, я могла себя еще понять. Красивое лицо, тело, влюбилась в картинку. А сейчас! Особенно, после того, как он сам подтвердил, что у него было девушек не меряно, что ему нужна любовница, а не любимая. По всем моим понятиям, я должна была как минимум разочароваться в нем и уж никак, не испытывать к нему влечение. Может это просто химия? Животный инстникт? Позыв созревшего тела к размножению? Все слишком сложно для меня. Как разобраться в чувствах, которых не понимаешь. Люблю ли я его? Уже не знаю. Но то, что мне необходимо почувствовать его, ощутить кожей прикосновения, снова вкусить поцелуи, не оставляет сомнений. Вот оно, то самое плотское желание, о котором меня предупреждала мама. Попробуешь раз, говорила она, и будешь от мужиков зависеть. Поэтому сначала нужно замуж выходить, - учила она меня, - что бы быть порядочной женщиной, а не гулящей. " Я потаскух не целую'- Вспомнились мне слова, того, первого. На глаза набежали слезы. Вот теперь кто я.
  
   Вернувшись к столику, увидела, как Радим прячет в карман свой мобильный.
  -- Мама. - С кислой улыбкой, почему-то отчитался он передо мной. - Ну, что пойдем?
   Я кивнула, так как в горле резко пересохло.
  -- Не забудь, телефон. - Вставая, обратил мое внимание Радим на, оставленный на столике мобильный. Я рассеяно уставилась на свой дешевенький телефон. Надо же, я вроде его в сумочку прятала. Или нет? Не помню. Спешно схватила его и засунула в карман пальто, которое висело на спинке стула. Радим подошел ко мне, снял его и помог мне одеться. Не могут, не тронуть такие приятные мелочи. Подал он руку, отодвинул стул или помог одеть пальто и все, сердце тает. Так это приятно. Особенно, когда его рука лежит на моей талии, когда мы спускаемся по ступенькам к машине.
  -- Куда теперь? - Спрашиваю я уже в машине.
  -- В ночь. - Загадочно ответил Радим.
   В ноябре темнеет рано. Ранний вечер, а такое ощущение, что действительно уже ночь. Пока мы ехали, Радиму звонили дважды. Сначала опять мама. Он разговаривал с ней усталым голосом.
  -- Нет, мама я не передумаю. - Говорил он ей. - Нет. - Много раз твердое нет. - Да я поеду с отцом... Нет, серьезно... Да буду делом заниматься...Строители? Звонил, начнут со среды... Конечно буду дома, я ведь теперь пай- мальчик.
   Потом звонок Оли и тон его речи уже другой. Нет не грубый, а такой ласковый, сразу не поймешь, что это его манера разговаривать с надоевшим собеседником.
  -- Оленька, я разговаривал с тобой все выходные... Да мама звонила и твоя тоже. - Сказано сладким голосом. - Да с ней...- На том разговор закончился. Он действительно порвал с Олей. Радостно и страшно одновременно. Если он так поступил с девушкой своего круга, красивой, уверенной в себе, с которой встречался целый год. То, что я для него?
   Я за дорогой не следила. Пусть везет куда хочет. Мне, по сути, все равно. Радим вернулся на стоянку перед институтом. Я с удивлением посмотрела на него.
  -- Если мы с машины выходить не будем, - Объяснил он. - То ведь без разницы где.
  -- Угу.
   Он отстегнул свой ремень, потом мой. Включил тихо музыку. Открыл бардачок, пошарил там.
  -- Черт! - Досадливо ругнулся. - Проверил все свои карманы. - Катя, глупо с моей стороны тебя спрашивать, но может у тебя есть с собой презерватив?
  -- Нет. - Пискнула я.
  -- Протупил! - Посмеялся над собой Радим. Смотрит на меня и его глаза скользят по моему лицу со странной нежностью. - Придется что-то придумать. - Снимай пальто, колготки, - понизил голос. - Трусики.
   Трясущимися руками расстегиваю пальто, вынимаю руки с рукавов. Скидываю туфли. Под юбкой снимаю колготки, запихиваю их в карман пальто. Следом трусики - в другой карман. Когда закончила возится, Радим уже успел освободится от своего пальто и отодвинуть кресло водителя дальше от руля.
  -- Иди сюда. - Позвал он, показывая себе на колени. Сердце забилось тяжелыми толчками. Послушно перебираюсь со своего места к нему. Внутри все дрожит от страха, и переполняет непонятное чувство не реальности происходящего. Неужели это все происходит со мной и это я сижу у него на коленях лицом к нему, это я не дожидаясь приглашения, запускаю руки ему в волосы, притягиваю к себе и отчаянно прижимаюсь губами к его рту. Он целует меня сильно, властно, а его руки ныряют мне под свитер, вытягивают из под пояса юбки блузку.. Резким движением снимает мой свитер, потом расстегивает пуговицы на блузке. А я покрываю его лицо лихорадочными поцелуями. Он так близко, голова кружится от его запаха. Такой волнующий, дурманящий аромат толи лосьона после бритья, толи туалетной воды. Навсегда его запомню. В прошлый раз, он таким не пах. Так льстит, что он, возможно, для меня... для меня... А Радим расстегнул застежку лифчика и прильнул губами к моей груди. Целовал, посасывал, нежно покусывал то одну то другую, вызывая своими ласками у меня чувственную пульсацию между ног. Хочется и оттолкнуть его и прижать по крепче одновременно, так как напряжение становится все сильнее и сильнее. Я начинаю ерзать на нем. Слышу его довольный возглас, нечто среднее между смешком и стоном.
  -- Сейчас ты для меня кончишь. - Хрипит его голос. Снова целует меня, глубоко с языком, а руками задирает юбку.
  -- Привстань.
   Моя голова безвольно опускается Радиму на плечо, так как желание отбирает все силы. Могу только стоять на дрожащих коленях и тихо постанывать от того, как он ласкает меня там. Теперь, я знаю, где находится это таинственное место под названием клитор. Наконец, напряжение внизу живота достигает своего апогея и меня всю сотрясает сладкая судорога разрядки.
  -- Ну вот! - Его губы касаются моего виска. - Правда, хорошо. - Не вопрос, а утверждение.
  -- Угу. А как же ты?
   Смеется, потом быстро целует меня.
  -- Не подросток, потерплю. - Его глаза совсем близко, совсем черные, в них искрится радость, а я совсем не пойму чему он так рад. Ведь удовольствие получила я, а не он. Ему сейчас, должно быть, жутко не удобно в тесных джинсах. Налитый, увеличившийся член, даже, через них чувствую. Сердце замирает, когда я перебарываю себя и берусь трясущимися руками за пряжку его ремня. Как же тяжело, как мне унизительно от того, на что я решилась ради него. Ладони Радима сжимают мои пальцы.
  -- На сегодня с тебя достаточно, Кать. - Отводит мои руки от себя. Я не веря смотрю на него. - Честно, не нужно. Давай одевайся. - Поправляет на мне лифчик. - Ты знаешь, что у тебя практически симметричная грудь. - Сообщает мне Радим, наигранно важным тоном. - Не каждая девушка может таким похвастаться. Только вот зачем, ты прячешь такую красоту под бронежилетом? - Оттягивает пальцем плечико бюстгальтера.
  -- Не могу, как другие девушки, без него. - Смутившись, отвечаю я, а его пальцы уже застегивают на мне блузку.
  -- Я не наличие лифчика имею ввиду, хотя грудь у тебя не большая, можно и без него обходиться, а то, что такие только школьницы да девственницы носят. - Хорошо, что в машине полумрак и не видно, как я покраснела. Господи, стыдно то как. За свой хлопчатобумажный с тонким слоем поролона, очень удобный, но абсолютно не пригодный для любовных свиданий бюстьгалтер. Он ведь и застегивается сзади, Радиму приходилось его рукой придерживать, чтоб не мешал. А он помогает надеть мне свитер, продолжая распекать меня. Шутя конечно, но мне как-то не весело. Я лишь натянуто улыбаюсь. - Ты у нас теперь взрослая девочка, значит, и одевайся по взрослому. У вкусной конфетки обертка должна быть соответственной.
   Пересаживаюсь на место пассажира. Радим возвращает свое кресло в исходное положение, наклоняется ко мне и снова целует.
  -- До завтра. - Говорит он. - Я позвоню.
   Уже, достав с кармана колготки, я запихиваю их обратно. Юбка длинная, до пят, обойдусь без них, не замерзну. Скорей бы только уйти, чтобы он не заметил, как мне больно. Сую ноги в туфли.
  -- Хорошо. Пока. - Киваю, в горле ком, глаза горят от сдерживаемых слез. Открываю дверцу и выскакиваю из машины. Почти бегу к общежитию. Впереди, около входа, небольшая группа парней, человек восемь и две девушки. Наверно, только недавно подошли.
  -- Эй, - Слышу голос одного из парней. - Да это же наша Катюша!
   За моей спиной, машина Радима включает дальний свет, и со стороны кампании раздаются возмущенные выкрики.
  -- Какого хрена?! Выруби свет Радим!
   Я прошмыгиваю мимо, ослепленной кампании. Лишь, поднимаясь на свой этаж, по ступенькам, даю волю слезам. Сказал, что позвонит! Зачем же так нагло врать? Он даже не спросил мой номер! Зачем вселил в меня надежду, что я ему не безразлична? И почему мне так больно, ведь я знала, на что иду. Знала, что это только на один раз.
   Всхлипывая, открываю дверь своей комнаты. Там темно. Ларисы нет. Но свет включить не успеваю, звонит мой мобильный в кармане пальто. Достаю. В темноте на экране высвечивается неизвестный номер.
  -- Алло.
  -- Объясни мне, пожалуйста, Катя, что я такого сделал или сказал, что ты сбежала, словно испуганный кролик от волка, даже не попрощавшись толком?
   Рука, державшая мобильный телефон, так сильно задрожала, что я едва его не выронила. Слезы разом высохли, а сердце зашлось от радости.
  -- Откуда у тебя мой номер, я ведь не давала... - Только смогла выдохнуть я.
  -- Каюсь, каюсь, - слышу его смех. - Сам взял. - Потом снова серьезный голос. - Почему, Катя?
  -- Я ...я подумала...- растерянно промямлила и замолчала.
  -- Понятно. - Вздохнул Радим. - Чтобы ты не думала всяких глупостей, Катерина Зайченко, официально заявляю, что у нас с тобой все серьезно. Так серьезно, что ты от меня теперь не отделаешься. Кстати, ты тут кое-что обронила.
  -- Что? - Я скидываю пальто и подхожу к окну. Выглянула. Машина Радима все еще стоит на том же месте, где он поставил ее. Только фары выключены.
  -- Розовое такое. Смотрю и содрогаюсь от страха. Это, что за жуткая рожица на попе?
   Пока он говорил, я метнулась к пальто, и порывшись в карманах, нашла только колготки. Трусиков не было. Вот растяпа! Выронила.
  -- Губка Боб. - Упавшим голосом ответила я.
  -- Катя, - Чувствуется, что Радим говорит улыбаясь. - Надо что-то с этим делать!
  -- Я куплю, что-то красивое...
  -- Нет, сам куплю! Я твоему вкусу не доверяю! Так... размер "М", это значит маленький? Или для маленьких девочек?
  -- Не надо! - Возвращаюсь к окну и прижимаюсь лбом к стеклу.
  -- Не лишай меня такого удовольствия, Катерина, - намеренно строгим голосом возразил он. - Покупать белье для своей девушки и при этом представлять, как ты потом будешь его снимать! Так, что возражений я не принимаю.
  -- Ладно. - Смирилась я. - К тебе кто-то идет. - Вижу, как от кампании перед входом в общежитие, отделилась женская фигура и направляется к машине Радима. Когда она прошла под фонарем, то я разглядела, что это Лариса. Она постучала в окно водителя, и стекло опустилось.
  -- Привет! - Слышу ее отдаленный голос в динамике телефона.
  -- Мы, кажется, сегодня уже здоровались. - С иронией отвечает Радим, не отключившись.
  -- Я видела, ты Катю привез. Как покатались? - В ее голосе любопытство и презрительная насмешка, надо мной.
  -- С ветерком. Тебе то, что до этого?
  -- Просто, переживаю за нее. Она выглядела такой расстроенной. Не похоже, что ей понравилось...кататься с тобой.
  -- Какая забота! Я растроган. До слез. - Тон его голоса меняется на раздражительный. - Давай говори, чего хотела и до свиданья.
  -- Вообще-то, узнать, правда ли, что ты расстался с Ольгой. Сегодня весь институт гудел об этом.
  -- Повторюсь. Тебе что до этого?
  -- Значит правда. У Кати могут возникнуть некоторые надежды из-за этого.
  -- Какие еще надежды?
  -- Ну, что у вас, типа, все может быть серьезно.
  -- Я уверен, ты с радостью постараешься ее в этом разуверить! - Цинично сказал Радим. - Да, будь добра, отдай ей вот это. - Наверно, передал ей мои трусики. Слышу смешок Ларисы. - Конечно, отдам!
   Стекло поднялось и Лариса пошла обратно, но не к компании, а в общежитие.
  -- Милая у тебя соседка! - Снова говорит со мной Радим. - Я просто содрогаюсь от мысли, что тебе сейчас предстоит выслушать обо мне. Надеюсь, ты не примешь все на веру?
  -- У меня уже сложилось мнение о тебе. Думаю, ничего нового от нее я не услышу.
  -- Ну, в таком случае, буду спать спокойно. Я ведь, по твоему, пикапер.
  -- Если не докажешь обратное, - Обмираю от собственной, смелости.
  -- Докажу! - Смеется. - А тебе придется ответить за свое недоверие. Я злопамятный.
  -- Мне следует бояться? -На моем лице счастливая улыбка от уха до уха.
  -- Не бояться, а изнывать от предвкушения. - С чувственными нотками отвечает Радим. - Слышу по голосу, ты наконец, улыбаешься. Надеюсь, завтра увидеть эту твою улыбку.
  -- Значит до завтра?
  -- До завтра. - И он отключился. В его машине включаются фары, и она выезжает со стоянки. Все Радим уехал. Сажусь на кровать и прижимаю телефон к груди, как некую драгоценность. А еще сомневалась, люблю ли я его! Дал мне надежду и все, я на седьмом небе от счастья. Разве это не любовь? Если нет, то очень на нее похоже.
  
  
   Лариса заходит в комнату.
  -- Ты почему в темноте сидишь? Плачешь что ли? - Включает свет, который резко бьет по глазам. Я ведь действительно плакала до звонка Радима и это заметно.
  -- Нет.
  -- Ври больше! На вот, - Бросает мне трусики. - Передали!
   Я уже успела одеть другие, поэтому просто сунула их под подушку.
  -- Ну, как? - С любопытством спрашивает Лариса.
  -- Что как?
  -- Как тебе было с Валевским?
  -- Что было?
  -- Ты, что издеваешься?! - Раздражается соседка. - Я спрашиваю? Секс какой был у тебя?!
  -- Как у всех людей.
   Я переодеваюсь, готовлюсь пойти в душ, а Лариса наблюдает за мной с явным разочарованием на лице.
  -- Хотя бы, куда он тебя ужинать возил, скажи!
  -- Не знаю, как это место называется. - Вру я. - И вообще, зачем тебе это знать?! Чтобы потом всем об этом растрезвонить?!
  -- Катя! Я честно, никому ничего про то, что с тобой произошло, не рассказывала! Клянусь! Это все Светка, сука, растрепала! - С чувством звучит ее голос, но я не верю. Тем более после того, как слышала ее разговор с Радимом. Что она хотела от него? Подробностей?!
  -- Мне все равно, кто из вас это сделал. - Говорю я. - Пока не коснулось меня лично, я не обращала на это внимания, вы обе сплетницы! Только тем и занимаетесь, что обсуждаете других девочек. Все вам нужно знать, кто с кем встречается, кто, что купил!
  -- Вот значит как?! - Обиженно воскликнула Лариса. - Я беспокоюсь за тебя, стараюсь помочь, а ты зараза неблагодарная, меня сплетницей называешь!
  -- Помогаешь мне?! - Изумилась я. - Чем же, интересно знать?!
  -- Я ведь предупреждала тебя, - с неким злорадством начала она. - Не ходи с Валевским! А ты не послушала и вот, сидишь, ревешь, как последняя идиотка! Всем известно, что он за гад и ты тоже об этом знала! Но все равно пошла! Меня не послушала! Возомнила себя особенной?! - Лариса села на свою кровать. - Хочешь, знать, что он тебе говорил, когда твои трусы мне передал? Сказал, что еще таких фригидных у него еще не было. Посмеялся над тобой, урод! Я едва ему в морду не кинулась!
   Сказать, что я после ее слов потеряла дар речи, этого мало, чтобы описать тот шок в который повергли меня ее слова. Вот, почему Радим не отключил телефон, во время разговора с ней. Никогда, за всю свою сознательную жизнь, я не встречала таких людей, как Лариса. Если бы я не слышала весь их разговор, то вполне могла поверить ей, так убедительно, так искренне звучали ее слова. Она не просто сплетница, как я наивно полагала, это нечто большее. Нечто чему я еще не могу дать определения. Одно лишь ясно, я живу в одной комнате с ядовитой змеей. Укусит, не пожалеет.
  -- Спасибо, - Говорю я, немного отойдя от шока. - Но не нужно было так беспокоится. Я сама справлюсь со своими проблемами. Не лезь в мои дела, Лариса.
  
  
  
  
   Глава 3.
  
   Пол ночи я не могла уснуть, что не удивительно. Мне было над чем подумать. Особенно меня терзала страшная мысль, что Радим еще не слышал того, что говорят обо мне и завтра, когда ему донесут, он отвернется от меня. Но параллельно с этим страхом, в сердце жила надежда, что он уже все знает, но просто не верит сплетням. Завтра решит все.
   Утром я вся, как на иголках. Так часто стою у окна, что Лариса замечает мое состояние.
  -- Что ты там высматриваешь? - Подходит и смотрит вниз на стоянку. Как раз в этот момент появляется машина Радима. - А...а - протянула она. - Ясьненько. - Ухмыльнувшись, возвращается на свою кровать где продолжила красится.
   Звонок моего мобильного.
  -- Привет!
  -- Привет! - На моем лице расцветает счастливая улыбка.
  -- Мне зайти за тобой или сама спустишься? - Вижу, как Радим выходит из машины.
  -- Я уже готова, сейчас выйду!
   Пока, одеваю пальто, имею возможность насладится видом застывшей, в немом изумлении, соседкой. Смешно, но так хочется, по детски, показать ей язык.
  -- Это, что Валевский сейчас звонил? - Вышла она из ступора.
  -- Да. - Обуваю туфли.
   Лариса, открыла рот, чтобы что-то сказать, но только беззвучно выдохнула.
   Я себя особенной не считаю, но ведь все может быть, правда? Почему я должна упускать свой шанс на счастье? Тем более, что мне то уже терять нечего. Ночью я приняла решение, что сделаю все для того, чтобы Радим не разочаровался во мне. И уж точно, более не дам какой-то сплетнице вмешиваться в мои личные дела.
  -- Не опаздывай. - Говорю ей на последок перед выходом.
  
   Я ожидала, что Радим будет ждать меня около двери, но он был в другом месте. Стоял чуть в стороне, под фонарным столбом, в компании парней с общежития. Те часто именно там собирались покурить перед началом занятий. У меня внутри все похолодело. Один из кампании, тот который вчера окликал меня, увлеченно что-то рассказывал Радиму. С такой противной ухмылочкой. Потом, он заметил меня и кивнул в мою сторону. Кто-то из кампании присвистнул. Радим со странной улыбкой, повернулся ко мне и поманил к себе пальцем. Я на негнущихся ногах приблизилась к нему. Стою, смотрю на него и жду своего приговора. А он таким, намеренно оценивающим взглядом окидывает меня всю и обращается к своему недавнему собеседнику.
  -- Ты прав, она действительно секси! - Его руки обхватывают мою талию, притягивают ближе к себе, почти в плотную. Наклоняется и целует меня в губы, при всех. Сильно, властно. Я в недоумении и окружающие, видимо, тоже, судя по их неопределенным восклицаниям. Нечто вроде: - Ни фига себе? А Радим, когда закончил свой демонстративный поцелуй, по другому его никак не назовешь, развернул меня лицом к парням. При этом он продолжал меня обнимать за талию.
  -- Надеюсь мне не нужно на Катю табличку "занято" вешать? - С металлическими нотками в голосе обратился он к парням. - Всем все и так понятно, верно ребята?
   Кто-то хмыкнул, кто-то ответил, что еще вчера это понял, а кто-то, набычился.
  -- Когда она тебе надоест, свистнешь.
   Лица Радима не вижу, но по голосу слышу, что он улыбается.
  -- Приготовься ждать долго, Витек. Очень долго.
   Так, значит того, кто с самой наглой рожей зовут Витек. От него мне больше всего доставалось "внимания". И пасовать перед Радимом он явно не собирался.
  -- Тебе, сколько осталось? Год?! - Выдохнул порцию дыма Витек. - А мы с Катюшей - кивнул на меня. - Будем еще вместе учится и учится. - Такая противная, двусмысленная улыбка у него на губах. - Так ведь, Катенька?
  -- Я лучше институт брошу! - Резко отвечаю я. А Радим крепче прижимает меня к себе и опирается подбородком о мою макушку.
  -- Не горячись, Катя. - Обращается он ко мне, но смотрит, видимо, на Витька, так, как тот испепеляет его взглядом. И голос у Радима, обманчиво мягкий. - Витя, как и ты первокурсник и наверно еще не знает с кем имеет дело. Парни, мы с Катей пойдем, а вы просветите своего товарища на этот счет. Если, что не поймет, я потом ему лично поясню.
  
   К учебному корпусу мы шли, держась за руки. Под пристальным прицелом сотни удивленных глаз. На некоторых лицах, особенно женских, отчетливо читалось искреннее потрясение от увиденного. Еще бы! Кто такая эта Катерина Зайченко? Никто. Неизвестно откуда. Ее недавно трое или четверо мужиков отымело, а теперь ее за руку держит сам Радим Валевский! Мало того, в гардеробной помогает снять пальто, провожает до аудитории, где до самого звонка целует у стены. Мне самой не верится в такое чудо, представляю как другим тяжело.
   Мы договорились с Радимом, что встретимся перед обедом в столовой. Точнее, мне было сказано ждать его там, а я лишь послушно кивнула. В институтской столовой обедали, в основном, иногородние студенты, те кто жил в общежитии. Местные и такие как Радим, то есть дети богатых родителей, никогда не унижались до посещения столовой. Кормили здесь и правда не важно, что и не удивительно, государственный университет все таки. Так, что появление вчера здесь Валевского, наверно было как гром среди ясного неба. Как, впрочем, и сегодня. Он нагло втиснулся в очередь за мной у раздаточной ленты, но никто не посмел ему и слова сказать.
  -- У меня для тебя подарок. - Прошептал он мне в ухо и повертел передо мной ярким розовым бумажным пакетом.
  -- Что это?
  -- Догадайся. - Хитрая улыбка. - Ты где столик заняла?
   Я показала где и он направился к нему.
  -- Ты, что есть не будешь?
  -- У меня не настолько крепкий желудок. - Оглянувшись, скривился он.
   Когда я села напротив него за столик, Радим, говоривший до этого с кем-то по телефону, досадливо вздохнул.
  -- Ну, что за не везение!
  -- Что-то случилось? - Встревожилась я.
  -- Можно и так сказать. - Отозвался он. - Сегодняшний жаркий вечер секса накрылся. Отец, на радостях, что я захотел семейным делом заняться, слишком круто за меня взялся. Я обещал, что полечу с ним в Германию, на встречу с партнерами так он воспринял это, как немедленное руководство к действию. Сегодня вечером и вылетаем. Дня на три, не меньше.
   Радим достает пакет из под стола и ставит его столешницу.
  -- Порадуй меня хотя бы своей улыбкой, Кать. Посмотри, что я тебе купил. Пришлось даже пару прогулять, ради такой прелести.
   Я ставлю себе пакет на колени и заглядываю внутрь.
  -- Надеюсь, ты не попросишь меня это сразу же примерить? - Поднимаю на него, покрасневшее лицо.
  -- Чтобы все на тебя слюной захлебнулись? Ни за что! - Рассмеялся Радим. - Это для моего личного удовольствия.
   Его ответ заставил меня призадуматься.
  -- А ты вообще ревнивый или как? - Спрашиваю я с интересом.
  -- Или как. - Растянув слова ответил он.
  -- А пояснение прилагается?
   Радим откинулся на спинку стула, смотря на меня серьезными глазами.
  -- Давай поразмышляем, Катя. Если тебя кто-то, не я, куда-то приглашает, а ты не идешь. Я должен ревновать?
  -- Нет.
  -- Я тоже так думаю. Но рассмотрим другой пример. Тебя приглашают и ты идешь, что тогда?
  -- Ты будешь ревновать.
  -- Опять нет. - Взгляд Радима становится жестким. - Я не буду ревновать, я просто с тобой расстанусь. Это понятно?
   Понятней не куда!
   Я молча киваю. Но это не все, что меня интересует.
  -- А если ты мне дашь повод для ревности?
  -- Не дам. - Короткий ответ. - Никогда.
   Потом ему опять позвонили. Я ела, а Радим разговаривал по телефону. По смыслу разговора я поняла, что с каким-то дизайнером. Обсуждали вопрос перепланировки квартиры. Потом он позвонил матери и тема была та же. Из всего стало ясно, Радим собирается жить отдельно от родителей. Когда он закончил свои разговоры, я спросила у него, почему он раньше этого не сделал. Ведь, он то уже взрослый мальчик, и к тому же с достатком.
   - А я и жил отдельно, - просветил меня Радим. - Пока с Ольгой встречаться не начал. Пришлось затеять бесконечный ремонт и к родителям съехать, чтобы пресечь все ее попытки совместного проживания. Мне ее и без того с головой хватало.
  -- И ты целый год делал ремонт?
  -- Тяжело было, но я справился! - С со смешинкой в глазах признался парень. - Да, чуть не забыл. - Он достал из внутреннего кармана какой-то конверт и протянул его мне. - Хотел это на вечер оставить, но не судьба.
  -- А это что?
  -- Раскрой, увидишь.
   Я открыла конверт и вытащила из него две карточки. Визитку и банковскую карту. С удивлением глянула на Радима.
  -- Еще один подарок.
   Я покрутила в руках визитку.
  -- Салон красоты? - Внутри всколыхнулось унизительное чувство стыда и обиды. - Ты считаешь, что мне туда нужно?
  -- Ну, вот, приехали. - В свою очередь обиделся Радим. - Я ее порадовать хотел, а она оскорбляется.
  -- Я не оскорбилась, - возразила я. - Просто это как-то...это не белье и...
  -- Давай, ты сначала туда сходишь, - резковато перебил меня Радим. - А потом будешь делать свои выводы. Оплатишь все картой, я прослежу. Пин код написан внутри конверта.
   Возражать больше нельзя и я прячу карточки в конверт, а его в пакет. Осуществляй Катя свое намерение, не разочаровывай парня своим упрямством.
  
   После занятий Радим провел меня в общежитие. Поднялся со мной в комнату, где до прихода Ларисы, мы целовались. Но не так, как это было на людях. Моя стыдливость ушла и я отвечала ему со всей страстью.
  -- Совсем другое дело, - прокомментировал Радим, между поцелуями. Его руки задрали мою юбку, потом приспустили колготки. Одна нырнула в трусики и властно накрыла лобок. Я застонала. Он заглушил мой стон поцелуем.
  -- Я тоже тебя хочу, - хрипло шепчет мне Радим. - Очень. - Берет свободной рукой мою руку и прижимает к себе в низу живота. Там все твердо, и мне так радостно от этого. Он правда хочет меня! Несмотря на то, что ему сегодня рассказали обо мне. Больше в этом нет сомнения. Но Радиму либо все равно, либо он просто не верит, либо... и это самый желанный вариант, он понял, что надо мной надругались и я ни в чем не виновата. Безумно хочется спросить его так ли это, но я боюсь. Боюсь озвучить при нем то, что со мной произошло. Если он игнорирует это, то и я буду. Забуду все, как страшный сон.
   Как только пришла Лариса, он ушел. Поцеловал на прощанье, сказал, что завтра вечером позвонит и напомнил о последнем подарке.
   Ярко розовый пакет стоял на моей кровати. Лариса, сощурившись, рассматривала его.
  -- А я думала мне наврали, что Валевский тебе что-то подарил. Что там?
  -- Лариса, - Резко говорю я. - Не твое дело! Я подарками твоего папика не интересуюсь, не лезу к тебе со своими советами и ты ко мне не лезь. Договорились?
   Беру чайник и ухожу за водой, а когда возвращаюсь, то застаю Ларису за тем, что она, рассевшись на моей кровати, разглядывает содержимое розового пакета. Высыпала все на кровать и теперь изучает визитную карточку салона. Я подлетела к ней и вырвала визитку у нее из рук.
  -- Кто тебе разрешал трогать мои вещи?!
  -- Да, ладно тебе, Кать. - Как ни в чем не бывало отозвалась соседка. - Подумаешь, разок посмотрела! А Валевский мог и подороже тебе что нибуть подарить. - Встала, забрала у меня чайник и отошла к столу.
   Я в ярости, собираю белье в пакет. Чего-то не хватает!
  -- Где кредитка?! - Поворачиваюсь к соседке.
  -- Какая еще кредитка? - Удивляется она, при этом включает чайник. - Тебе чай заваривать или кофе?
  -- Вместе с визиткой в конверте лежала кредитная карточка! - Повышаю голос до крика. - Верни немедленно!
  -- Да не видела я твою кредитку! - Вспыхивает Лариса. - Ищи лучше!
   Я еще раз высыпала все на кровать. Три комплекта белья, пара упаковок чулок и конверт. Все пересмотрела, но кредитки нет. Я прям вся побелела от бешенства.
   - Карты нет! Ты ее украла! - Закричала я.
  -- Ты, что умом тронулась?! - Прокричала в ответ Лариса. - На фиг мне твоя кредитка, без пин кода?!
   Трясущимися руками хватаю свой телефон.
  -- Верни, Лариска, карту! Или я Радиму позвоню!
  -- Да не брала я, блин, твою карту! - Багровеет соседка. - Может, упала куда?! Под кроватью, хотя бы, посмотри!
   Я с подозрением смотрю на ее лицо. Да, кредитка именно там. Становлюсь на колени и заглядываю под кровать. Зачем она бросила ее туда? Чтобы если я не замечу пропажи, потом ее забрать? Почти за три месяца совместного проживания, я еще ни разу не замечала за ней воровства. Что же сейчас случилось?
   Вместе кредитной карточкой, я с удивлением, нашла под кроватью еще кое- что. Детальку от моего кубика рубика. Держу ее на ладони и показываю Ларисе.
  -- А это, что?!
  -- Ну, ты задрала уже! - Выпалила она истерично. - Сначала в воровстве меня обвиняешь, ни за что, ни про что! А теперь еще, я и твою игрушку разбила?! На хрена мне это делать?!
  -- Ты мне это скажи!
  -- Да пошла ты! - С психом, схватила свою пачку сигарет и выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью за собой.
  
  
   Меня всю трясло, так я зла на Лариску. Видеть ее больше не могу! Если бы у меня была возможность, с удовольствием, съехала бы на съемную квартиру. А пока, набираю номер с визитки салона и записываюсь у администратора на завтрашний день. На маникюр. На другие услуги, непонятные названия которых были перечислены на визитке, я не решилась. Разберусь на месте, что там и как. Остаток дня я занималась, игнорируя свою соседку. Она мне отвечала тем же. Атмосфера в комнате, мягко говоря, была не из приятных. Только меня согревали, воспоминания о Радиме, а о чем думала Лариса, бесчисленное количество раз за вечер, бегавшая курить на улицу, я не знала. А хотела бы. Что творится в голове у человека с которым я делю одну комнату? Чего еще от нее ожидать, какого подвоха?
   Утром я с некоторой опаской шла в институт. Радима нет и мне так тоскливо, так одиноко. По привычке мои глаза выискивают его машину, но ее нет. Как и хозяина. Не выносимо. Некоторое облегчение приносит то, что мне в след парни перестали свистеть или ухмыляться в лицо. Ну, кроме одного. Витек, не внял словам Радима. Когда я проходила мимо него, а он стоял на ступеньках, то получила провокационное подмигивание. Мол, мы с тобой попозже пообщаемся. Я на провокацию не поддалась. Да и не стоит он того. Девушки же, особенно мои однокурсницы, продолжали перешептываться за моей спиной. Ну и пусть! Я ведь так ни с кем сильно и не сдружилась, чтобы потом обижаться. Словом, день прошел вполне нормально, если вспомнить, как мне было тяжело в понедельник. У меня возникло такое ощущение, что линия моей жизни резко повернулась, при чем дважды. И все без моего участия. Кто-то повернул ее в плохую сторону, а теперь Радим направляет ее в другую, туда где мне будет хорошо, где я буду счастлива. Предчувствие, или лучше сказать, вера в это крепла с каждым прожитым часом. Особенно после того, как я с горем пополам, добралась, сначала на метро, потом на автобусе с пересадкой, до нужного адреса салона красоты. Радим, наверно, не учел, что машины то у меня нет. И после, маникюра мне предстоит проделать такую же дорогу назад. Снять наличные с карточки в банкомате и оплатить ими такси, я постеснялась.
   Витиеватый узор на вывеске салона извещал, что я попадаю в Рай. Парадиз, если дословно. И это действительно был рай, волшебное место с услужливыми, улыбающимися девушками, особенно стоило им увидеть золотую кредитку Радима. Администратор досконально объяснила мне все услуги, а одна из девушек с табличкой на груди бьюти - консультант, пока мне делали маникюр, провела полный разбор всего того, что по ее профессиональному мнению мне еще нужно было над собой проделать. Я слушала ее раскрыв рот. Таким чарующим, хорошо поставленным голосом, она доходчиво объяснила, что мне просто жизненно необходимо пойти на спа массаж. За, что бонусом получу педикюр. И волосы мои нужно покрыть кератином, а еще есть такая замечательная услуга, как депиляция. В общем, меня зомбировали. Я записалась на все. И на завтра тоже. Когда позже позвонил Радим, я сообщила ему, что он крупно попал со своим подарком. Цены в Раю были заоблачными. Он только посмеялся и сказал, что если его мать, которая ходит в этот салон, минимум два раза в неделю, еще семью не разорила, то мне уж точно, это не удастся. А еще он сказал, что все время думает обо мне, на что я ответила, что наверняка меньше, чем я о нем. Мы немного, шутя поспорили об этом, после чего я извиняющимся тоном призналась, что мне очень понравился его последний подарок. Думаю, он остался доволен, так как напомнил, что это не все, что он мне подарил, и он ждет наше следующее свидание, на которое, я одену его подарок. Сказал, что целует меня, и разговор закончился. А я в некой прострации. Вернувшись домой, рассмотрела по очереди все комплекты и пришла к выводу, что я такое носить не могу. Слишком уж...слишком. Пока Лариска курила, примерила один из комплектов. Так мне неловко, так стыдно на себя смотреть в зеркало. Все красивое, воздушно - кружевное, но на мне как на пугале. Не идет мне, решаю я. Не для моей фигуры.
   После же следующего вечера, проведенного в салоне, где я подвергла себя настоящей экзекуции, мнение мое кардинально поменялось. Раньше я никогда такого чувства, ощущения собственной сексуальности не испытывала. Еще в салоне, когда я рассматривала себя в зеркало, после окончания всех процедур, я с удивлением отметила, а я ведь еще и ничего. И ноги стройные и грудь, по словам Радима, красивая. Волосы стали темнее, более насыщенного каштанового оттенка. Красиво струятся по спине почти до талии. Глаза, прежде обычные, блекло голубые, теперь ярче, блестят от счастья. И в новом белье я сексуально выгляжу, и все мне идет. Толи освещение в салоне такое, то ли девушки волшебницы, то ли я на себя по другому смотрю. А главное, теперь на меня и другие так же смотрят. В метро ко мне подсел знакомится молодой мужчина. Не выпивший, не страшный, а вполне нормальный такой, симпатичный. Как мне это польстило, словами не передать. Я конечно же сказала, что у меня уже есть парень и он отреагировал, как положено. Перевел разговор в другое русло и мы приятно пообщались до тех пор, пока не объявили мою остановку. Поздно вечером позвонил Радим и сообщил, что скоро его посадка на самолет. Дома он будет ночью. Утром в институт не приедет, будет отсыпаться, но позже, после занятий заберет меня и мы наверстаем все дни разлуки. Моя радость от этой новости зашкаливала за грани понимания! Потом, уже ночью в постели, лежу и представляю себя с ним. Вспоминаю, как мне было хорошо чувствовать на себе его руки, как приятно когда он целует меня. Желание накатывает, самое настоящее с влажностью в нужном месте. Это как тихое помешательство. Чтобы не застонать утыкаюсь лицом в подушку. Я не просто скучаю, у меня потребность в нем на физиологическом уровне. Только в нем.
  
  
  
   На следующий день я первый раз прогуляла занятия. Ушла с последней пары. Готовиться к свиданию. Ни о чем другом думать не могла.
   В комнате Лариса была не одна, а со Светой и еще двумя девушками. Не с общежития. Со Светой она помирилась, сразу после того, как я перестала с ней разговаривать. Не могут такие люди без общения.
  -- Привет, Катя! Прогуливаешь? - Кивнула мне Света.
  -- Привет. Да. - Отвечаю, снимая пальто.
  -- У нее сегодня будет перепих с Валевским, вот и прибежала пораньше. -Презрительно скривившись, сказала, как выплюнула Лариса.
   Одна из незнакомых девушек, красивая кареглазая брюнетка, с живым интересом развернулась ко мне.
  -- Что, правда?
   Я прошла к своей тумбочке.
   -Это вас не касается! - С раздражением достаю гель для душа, мочалку. Собираюсь в душевую. Испортили все настроение, сплетницы. Сейчас уйду, а они будут меня и Радима обсуждать.
  -- Да, что ты?! - Насмешливо протягивает Лариса. - Марину это касается. Да и Киру. Валевский с ними тоже трахался.
   У меня бутылочка с гелем из рук выпала. Та, которая Марина хихикнула.
  -- Расслабься, Катя. Никто тебя здесь за волосы таскать за него не будет.
  -- Тут нам Света рассказывала, такие странные вещи про Радима, что жутко хочется услышать все лично от тебя. - Вступила в разговор Кира. Рыженькая с веснушками, но тоже очень хорошенькая. У Радима хороший вкус. Дурнушек не выбирал.
  -- Что услышать? - Растерянно спрашиваю я. Мне так плохо, что я без сил сажусь на кровать. Плохо от ревности. До тошноты. Одно дело знать, что когда-то там он с кем-то был, и совершенно другое видеть эту девушку, причем не одну. А самое странное в моей вспышке ревности то, что к Оле я Радима не ревновала, хотя и видела ее каждый день. Почему же мне сейчас так тошно.
  -- Ну правда, что у него с тобой, вроде как, все серьезно? - Воодушевилась моим вопросом Кира.
  -- Да. - Твердо говорю я. Пусть знают! - Что в этом странного?
  -- Да, как-то не верится в это. - Кира, сидела на стуле. Нога за ногу, опирается подбородком в ладонь, согнутой в локте руки и с интересом рассматривает меня зелеными глазами. - Ты с виду самая обычная.
  -- Ну и что?
  -- Просто его последняя, кажется ее Олей зовут, намного тебя красивее. И он тоже ее кинул, как и всех. Хотя она и продержалась дольше.
  -- Мы тут ставки делаем, спорим, как долго ты продержишься. - Больно укусила своими словами Лариса, проясняя интерес бывших Радима к нашим отношениям. - Я месяц даю, а вы девочки?
  -- Две недели. - Подарила мне Марина.
  -- Я тоже за месяц. - Слова Киры.
  -- А я думаю он на ней жениться! - С задумчивым видом высказалась Света.
  -- Да брось ты! - Отмахнулась от ее слов Марина. - Ему только двадцать три, кто же так рано жениться? Тем более, когда бабла не меряно и девок, бери любую.
  -- А я не утверждаю, что прямо завтра. - С упрямым выражением ответила Света. - Когда Катя учебу закончит.
  -- Ага! Будет он пять лет ее ждать! - Фыркнула Кира.
  -- Ну ты загнула, пять лет. - Посмеялась ее собеседница. - Катя ж не девочка. Ее ждать не надо. - Подмигнула мне Света.
  -- Трахались, они уже. - Прояснила слова Светы Лариса.
   Оспорить ее слова невозможно, Радим ей мои трусики передавал. И уж тем более, не буду объяснять, что у нас это было не так, как все думают.
  -- А где он тебя? - В глазах Марины нет и следа ревности, простое любопытство. На мой взгляд, не здоровое.
  -- Как и всех в машине. - Ответила за меня соседка.
  -- А у меня с ним было у Стаса на квартире. - С радостью призналась Марина. - Радим когда пьяный, такой смешной. С ним тогда весело было, это потом он занудой стал. А раньше всегда навеселе был, пока не выпьет, резинку не натянет.
  -- Веселые были времена. - С ностальгией в голосе сказала Кира. - А все Оля эта! До нее он нормальный парень был, а теперь даже не глянет на девушек лишний раз.
  -- На Катю ж глянул, - Сверкнула улыбкой в мою сторону Лариса. - Скоро и на других начнет смотреть. Действие Олиных чар закончилось.
   Все больше слушать не могу! Складываю принадлежности для душа в пакетик и выхожу из комнаты.
  
  
   За что она на меня так взъелась? Может у нее интерес к Радиму, а я у нее на пути встала? Никогда не видела, чтобы она на него как-то по особому смотрела, даже не говорила о нем ни разу. У Ларисы есть ее папик, который приезжает за ней на сверкающей дорогой машине, дарит ей подарки. Часто хвасталась, как ей повезло, помог с деньгами, институт оплачивает. Что с ней не так? За, что она мне вредит?
   Я моюсь в душе, с усердием скребу мочалкой, чтобы смыть с себя все, что налипло за время недавнего разговора. Ведь специально она этих позвала. Знала, слышала мои разговоры с Радимом, что у нас сегодня свидание. Чтобы мне всю радость испортить. Зачем, зачем?! Просто нравится всем гадить? А мне, наверно, особенно. Хотела показать, что я ничем от других не отличаюсь? Нет уж, Лариса! Я уверена, что Радим никогда не звонил ни Марине, ни Кире, не говорил им, что скучает и думает о них. А Олю он никогда при всех не целовал. Чем то я привлекла его к себе и это что-то делает меня особенной, он относится ко мне по другому. Я это чувствую, я верю.
   Когда я вернулась, гостьи еще не разошлись. Только Ларисы со Светой не было, видимо, курили на улице.
  -- Света рассказывала, что Радим тебе белье красивое подарил, покажи а? - Просит Марина с умоляющим выражением лица. Значит Лариска Светке, а та всем остальным разболтала.
  -- Буду одеваться, увидишь. - Буркнула я. Спрятаться то негде. Достаю кружевной комплект и розового пакета, который я храню в шкафу. Белый с поясом для чулок.
  -- Вау! Крутотень! - Выдохнула Марина.
  -- Ага. - Поддакнула Кира. - Я честно думала, что Валевский жмот еще тот, Ни разу даже жвачки не купил. - Ее глаза с легкой завистью следили за тем, как я одеваю бюстгальтер. - Дорогое белье, сразу видно. Ты с него по больше бабла струси.
  -- За нас всех! - Смеется Марина. - Чтоб гаду жизнь малиной не казалась!
  -- Вам то классный парень, то гад. Определитесь что ли. - Одеваю юбку, а потом трусики с поясом.
  -- А он классный гад! - С улыбкой отвечает Марина. - Я в свое время за ним побегала, марафонцы отдыхают. Девчонки мне все обзавидовались, когда он меня на своей тачке наконец кататься повез. Раньше у него спортивная такая была, ночами гоняли по городу, круто все было. Не то, что сейчас. Семейный автомобиль, блин, купил. Точно эта Ольга на него порчу навела.
   А может не Ольга, может он сам изменился. Только вы этого не знаете. А я знаю, потому, что Радим мне сам все рассказал. Теперь понятно, почему он не стал отпираться, что у него много девушек было. Все равно правда всплыла бы. Вот они, сидят с пустым интересом меня разглядывают. Им даже все равно, что он сегодня будет со мной. Он для них был не более чем развлечение, способ выделиться перед подружками. А я его люблю.
   Открытие, понимание того, что он возможно, со мной именно поэтому настолько меня потрясло, что я на некоторое время застыла с чулками в руках.
   А потом позвонил Радим. Приехал, ждет меня на стоянке. Быстро одеваю чулки, свитер откладываю. Буду в одной блузке под пальто. В машине не замерзну. В дверь заходит Лариса, мы с ней столкнулись на пороге.
  -- Презервативы купить не забыла? - Язвит мне она.
  -- Не парься Кать, у него всегда свои есть. - Это Кира крикнула мне вдогонку.
  
  
   Глава 4.
  
  
   Выскочила из подъезда и очутилась прямо в объятьях Радима. Он не стал ждать в машине. Я повисла у него на шее, в то время пока он жарко целовал меня, приговаривая между поцелуями.
  -- Катя...Катя ...Как же мне тебя не хватало...
  -- А мне тебя.
   Держит мое лицо в ладонях и пытливо смотрит в глаза. Его такие темные, как омут.
  -- Еще раз скажи. Скажи, что хочешь меня.
  -- Я скучала. Думала о тебе. Хочу тебя.
   Ленивая довольная улыбка складывается на его губах.
  -- Не больше чем я тебя. - Копирует мой ответ на его слова, когда он звонил первый раз из Германии. - Идем.
   Обнимая, ведет меня к машине.
  -- Сегодня у нас насыщенная программа, Катя. - Ужин, поцелуи, секс, потом опять, а дальше под твое настроение.
  -- Я согласна поменять расписание местами. - Сердце заходится от счастья. Он рядом, он нежно смотрит на меня. Я особенная для него!
   Сажает меня в машину. Перед тем, как пристегнуть ремнем опять целует.
  -- Какая ты смелая стала. - Смеется. - Посмотрим, что ты позже скажешь.
  -- А ты задумал что-то страшное? - Флиртую, заигрываю, себя не узнаю, но мне все равно.
  -- До дрожи в коленках.
  
  
   Место куда Радим меня привез с виду напоминало памятник архитектуры. Дорогой ресторан. Двухэтажное здание, старинный особняк отреставрированный снаружи и модернизированный внутри. У входа настоящий дворецкий, в смысле в форме дворецкого охранник. Администратор в парике и камзоле с гейскими повадками встретил нас, как только мы вошли. Да, отдельный кабинет, да все как вы заказывали и да с понимающей улыбкой на лице, официанты беспокоить не будут. На этом месте у меня коленки и задрожали. Мы будем делать это в ресторане?!
  -- Испугалась? - Снимая с меня пальто в гардеробной, на ухо прошептал мне Радим.
  -- Нет. - Отвечаю с вызовом, а по другому никак, слишком лицо у него довольное.
  -- Посмотрим, посмотрим...- Многозначительно произнес он.
   Первый этаж занимал непосредственно сам ресторан, столики перед сценой, вдоль стены, где нет окон огороженная от зала вип зона. Мы идем следом за администратором на второй этаж. Посетителей немного, но все же они есть и это напрягает. Вдруг, кто что услышит? Стыдно.
   Винтовая лестница выводит нас на второй этаж. Здесь тоже ресторан, но другой. Вместо столиков отдельные кабинки, расположенные по периметру всего этажа. Внутри открытых виден такой же столик, как и на первом этаже, но вместо стульев, около него стоит полукруглый диван. Широкий и удобный, рассчитанный поместить любовников. У кабинок нет дверей, а только плотная портьера. И некоторые из них закрыты этой портьерой. Уж лучше заднее сидение машины, чем это. Чувствую, как у меня горят щеки.
  -- Я тут не могу. - Шепчу я Радиму, но он только смеясь подталкивает меня вперед вслед за администратором.
  -- А говорила, что не испугалась. - Шутит Радим. - Для начала, Катя, поедим, а потом будешь упираться сколько угодно.
   Это немного успокоило. Администратор подвел нас к нашей кабинке. Я зашла первой. Изнутри все выглядело не так страшно, уютно даже. А когда Радим задернул портьеру, словно отгородил от остального мира, стало даже интимно.
  -- Расскажи мне, чем ты занималась, пока меня не было? - Спросил Радим, пока мы ждали, когда принесут то, что он заказал.
  -- Ты знаешь чем! - Улыбаюсь широкой улыбкой. - В Раю все два дня провела.
   Он подсаживается ближе, почти вплотную. С интересом разглядывает мое лицо, трогает волосы.
  -- Ты цвет волос поменяла! - С радостью, как от решенной загадки, воскликнул Радим. - А я все думал, что ж изменилось. Вроде, как все на месте, но ты другая. - Зарылся лицом в мои волосы и глубоко вдохнул их запах. - Или это я с ума схожу. Каждый раз когда тебя вижу, ты все красивее и красивее.
   Мне так приятно от его слов и щекотно от ласки, когда он отводит рукой мои волосы и целует в шею.
  -- Ты мне льстишь, - говорю я. А самой так радостно, я теперь не просто хорошенькая для него. Верный знак того, что его чувства ко мне усиливаются.
  -- Так мы теперь и на комплементы сами напрашиваемся? - Чувствую кожей его улыбку. - Раньше, так робко спрашивала, я правда тебе нравлюсь? А теперь, так небрежно, ты мне льстишь. Моя девочка на глазах взрослеет.
  -- Это плохо или хорошо? - Спрашиваю я.
  -- Для меня хорошо, для других плохо. - Не понятно отвечает Радим, между делом расстегивая верхнюю пуговку на блузке.
  -- Чем же это для тебя хорошо? Я ведь, наглею.
   В ответ слышу сдавленный смех. Еще две верхние пуговицы покорены и его рука поглаживает открывшуюся обзору приподнятую бюстгальтером грудь.
  -- Мне такая наглость нравиться. - Обеими руками обхватывает мои груди и слегка сдавив их, приблизил друг к другу настолько, что между ними образовалась ложбинка. Нагнулся и уткнулся в нее носом. Шумно вдохнул.
  -- Черт! - У него вырвалось хриплое восклицание. - Где эти копуши официанты! Я сейчас просто озверею от голода! - И я прекрасно понимаю, что он не еде говорит. Сразу за его словами, раздался стук в стенку кабинки. Радим резко отстранился, а я дрожащими руками застегиваю пуговицы. Он подождал, когда закончу, встал и отодвинул портьеру. Внутрь вошел официант, поставил на столик бокалы и ведерко с шампанским. Потом открыл бутылку, сделал это очень аккуратно не вызывая пены. Вышел и сразу зашел следующий официант с разносом. С него на стол перекочевали несколько трехъярусных тарелок полных всякой вкуснятины. Радим опустил портьеру и мы снова остались одни. Он взял бутылку и налил игристое вино, но только в один бокал. Для меня.
  -- Я за рулем. - Ответил он на мой немой вопрос.
  -- А когда мы познакомились, почему ты пил? Или твой коктейль слабее?
   Радим сел рядом со мной и поднес бокал к моим губам.
  -- Нет. - Ответил он. - Гораздо крепче, но тогда я не тебя на машине возил.
   Я сделала глоток и вино с удивительным вкусом одарило приятным теплом.
  -- Ты поэтому за мной не приехал? Потому, что уже выпивший был?
   Взгляд Радима потемнел, губы сжались в тонкую линию. Он отстранился от меня, ушел в глубь себя, в свои мысли. Молчал, и отвечать не собирался. Я даже испугалась, подумала, дура, ляпнула что-то не то и все испортила. А он поставил бокал на стол, повернулся ко мне. Резко притянул меня к себе и впился в рот поцелуем. Требовательным, жестким, сводящим с ума.
  -- Никогда больше не вспоминай тот день, хорошо?! - Прорычал он у моих губ.
   Молча, испуганно кивнула. А Радим продолжил свой поцелуй. Теперь уже медленно, чувственно, проводя языком по моим губам.
  -- Готова поменять расписание? - Спрашивает меня, после того, как я начала целовать его в ответ.
  -- Да.
  -- А на эксперименты готова?
   У меня все замирает от смешанного чувства любви к нему и унижения от того, чего он хочет. Я уже знаю чего он хочет, положил мою руку на свою ширинку. Смогу ли я? Ты должна, должна! - Приказываю себе. Ты ведь уже для себя решила, что пойдешь на все, чтобы он был рядом с тобой. Это всем мужчинам нравится и ему тоже. Даже говорил тебе об этом. Но, как же мне тяжело решится именно сейчас. Не могу представить себя делающей ему это. Унизительно.
  -- Я...я не знаю - Мямлю, как дурочка. - Я не знаю как...никогда не...никогда не делала...
  -- Я знаю. - Говорит Радим, прижимаясь лбом к моему лбу и смотря прямо в глаза. - И от этого еще больше хочется. Именно потому, что это для тебя первый раз. Меня это с ума сводит. - Его голос хриплый, почти умоляющий. - Пожалуйста, Катя. Ну хоть немножко, хоть в руках подержи.
   Я сдаюсь.
  -- Хорошо. Только чуть-чуть.
   Он облегченно выдохнул, расстегнул ремень, потом молнию, высвободил налитый член из тесного плена джинсов. Какой же он большой. У меня во рту пересохло, а внутри все кричит. Не могу! Не могу! А Радим берет мою руку и подводит к пенису. Его ладонь руководит моей, сжимает ее вокруг него. Наставляет, как нужно ласкать его. Вверх-вниз. Вверх-вниз. С удивлением отмечаю, какой горячий, какая нежная кожа. Знаю из уроков анатомии, что никаких костей там нет, но он такой твердый, что кажется, что у него там что-то есть. Неужели это будет внутри меня? Страшно, но чувствую, как между ног увлажняется. Тело само по себе на него реагирует. Особенно, когда смотрю на лицо Радима. Ему хорошо, он откинулся на спинку дивана, смежив веки, тяжело дышит, наблюдает за мной из под ресниц.
  -- Катя, пожалуйста...- шепчет он. Хочет, чтобы я взяла в рот его член. Я даже немножко наклоняюсь, так действует на меня его мольба. Но только утыкаюсь головой ему в живот.
  -- Не могу...нет, - Всхлипываю я.
   Радим обхватывает мою голову руками и заставляет посмотреть на него.
  -- Почему? - Голос требовательный, даже злой.
  -- Это противоестественно...не правильно - Я едва не плачу. Он разочаровался во мне. - Люди не должны так делать...это унижает женщину.
  -- Да кто тебе такое сказал?! - Взорвался парень. - Кто сюда, - легонько постучал по моему лбу пальцем. - Вбил подобную чушь. Унижает женщину, говоришь? А мужчину?
   Слова, моя мама так говорит, конечно не слетели с языка. Я не понимая уставилась на него. - При чем здесь мужчина?
   Радим долго смотрит на меня, а потом словно, что-то во мне высмотрев, начинает смеяться. Легко, словно от облегчения.
  -- Да, конечно, ты должна так думать. - Наклоняется ко мне и целует в губы. - Ты ведь не знаешь...не знаешь.
  -- Что не знаю?
  -- Как это приятно, когда тебя я там...- Рукой залез под мою юбку и втискивает ее мне между ног, - Когда я тебя там буду любить ртом.
  -- Не надо! - Только успела пискнуть я, а он уже повалил меня на спину и задрал юбку до талии.
  -- Не дергайся, Катя. - Резкий приказ. - Я все равно это сделаю. Насильно, но сделаю. - Разуйся.
   Я скидываю туфли, а он отстегивает пояс для чулок, чтобы была возможность снять трусики.
  -- На несколько мгновений прижимается лицом к моему животу и трется о него своей щекой.
  -- Какая же ты тут красивая. - Стягивает с меня трусики. Я ему не помогаю, лежу вся напряженная, скованная стыдом. А мой мучитель, уже передо мной на коленях, разводит мои ноги и я чувствую первое прикосновение его языка. Там. У меня вырывается удивленный судорожный выдох. Это...это неописуемо. Когда он ласкал меня руками было хорошо, но сейчас...от наслаждения до боли кусаю губы, чтобы только не застонать. А страх, что кто-то услышит мои стоны, только усиливает остроту ощущений. И Радиму бут-то нравиться то, что он делает. Словно упивается моим наслаждением.
  -- Ты такая сладкая... моя девочка...моя конфетка...
   Меня накрыл оргазм. Сотряс в сладких конвульсиях. Лежу обессиленная и смотрю в потолок невидящим взглядом. Теперь, я сделаю для него тоже самое.
   Больше нет сомнений и борьбы совести с голосом желания. Я распутная, развратная, но мне уже все равно.
  -- Я достаточно унизился перед тобой? - Склоняется над моим лицом Радим. Целует. - Могу еще, если хочешь.
   И тут на меня что-то находит. Безумие, не иначе. Я сама впиваюсь в его рот поцелуем, а руками нахожу член. Он садится, а я спускаюсь на пол перед ним на колени. Сначала боязливо, неуверенно целую его, потом смелею, провожу языком по головке и слышу его сдавленный стон. Он мучил меня, теперь моя очередь. Это моя месть. В теории я представляла, что нужно делать, тут особого ума не надо. Нагло врала, что не знаю, как это делается. Тот, кто хоть раз слышал об оральном сексе понимает что и как. Главное не сделать ему больно, не зацепить зубами нежную кожу. Я не вижу его лица, но прекрасно слышу, как с шумом вырывается его дыхание через сжатые зубы, ощущаю его дрожь наслаждения, вижу с какой силой он держится за край дивана, так что аж пальцы побелели. Сладкая, мучительная пытка удовольствием.
  -- Все, Катя... все я больше не могу... прекрати малыш...а то я сейчас кончу...- Отодвигает мою голову руками и целует в губы, как сумасшедший. Затаскивает меня на диван и я послушно ложусь на спину, жду когда он справится с упаковкой презерватива. У него так сильно дрожат руки, что все никак не получается ее открыть. Со злостью рвет ее зубами и натягивает презерватив. Одним четким, отработанным движением. Нависает надо мной, упираясь на согнутые в локтях руки.
  -- Ну, Катя, поехали? - И входит в меня сильным толчком. Если бы я была девственницей, то мне было бы сейчас больно. А так нет. Только странно волнующее ощущение наполненности и распирания изнутри. Новое, необычное, удивительно приятное. Радим двигается на мне, смотрит мне в лицо и глаза у него, как у пьяного. Лихорадочно блестят, взгляд затуманенный, словно он уже не соображает ничего от наслаждения. Говорит со мной. И слова его бессвязные, перемежающиеся то судорожными вздохами, то тихим мычанием.
  -- Какая ты тугая...маленькая...боже, как хорошо...мне никогда так...Черт, черт! Я сейчас кончу...ну давай же...Катя, Катя...обожаю, люблю тебя...- Целует меня с языком и от этого, а еще от того, что он словно еще больше внутри меня стал, а трение и толчки все сильнее и быстрее, я прихожу в неистовство. Выгибаюсь ему на встречу, чтобы он еще глубже, еще ...еще
   Второй оргазм был подобен цунами. Кажется, что у меня был короткий миг беспамятства, так, как когда я пришла в себя, то поняла, что Радим уже кончил. Не заметила, пропустила этот момент в своем мгновении отрешения от всего. Как сильно у него стучит сердце, как тяжело восстанавливает дыхание. Полностью лежит на мне, но я не чувствую тяжести. Даже приятно, не хочется чтобы он отстранялся или вставал. Пусть навсегда остается так. На мне и внутри меня. Никому его не отдам.
  
  
  -- План был такой. - Радим вальяжно растянулся на диване, пока я ела и запивала все шампанским. - Чтобы после того, как ты попробуешь столько разных вкусовых ощущений, предложить тебе попробовать еще один вкус, отличный от всего, что ты когда либо пробовала.
   Я беру с тарелки очередную крохотную тарталетку. Смотрю на нее, пытаюсь угадать с чем она.
  -- Я чувствую себя Гарри Поттером, когда он ел шоколадных жабок в поезде. - Со смехом говорю Радиму. - Представляю лицо администратора, когда ты это все, - указала на стол, - заказывал. - Отправляю загадку в рот. - С красной икрой! - Торжественно сообщаю парню. Он только улыбается.
  -- Рад, что тебе понравилось моя идея. Хотя, нет не моя, нагло украденная у Джоан Роулинг.
  -- Значит, ты разработал целую стратегию?
  -- О, да! - Его взгляд довольный, слегка сонный, бродит по моему телу. - Только, я, как всегда, все испортил. Говорил себе, Радим, держи себя в руках, головой думай, а не членом. Но стоило, только тебя увидеть, представить, как ты меня в рот берешь, все мозги отключились. - Потом его лицо делается серьезным. - Сейчас смотрю на тебя и думаю, мог ведь и подождать, не навязывать тебе свои желания. Ты ведь не обижаешься на меня, Кать? - С тревогой спрашивает он.
  -- Нет.
   Правда, не обижаюсь. Я чувствую себя счастливой. У меня в ушах до сих пор, звучат его слова: Обожаю...Люблю тебя! Пусть и сказанные в минуты сладостного забытья. Интересно, а он сам помнит, что признался мне в любви? Скорее всего, нет. Как я уже не помню своего чувства стыда. Сейчас сижу перед ним в одном бюстгальтере и чулках, которые снова к поясу пристегнула. Для красоты.
  -- А если я скажу, что мне одного раза мало? - Его глаза темнеют от желания.
  -- Я отвечу, что мне тоже. - Уже и дерзить научилась. Как же быстро учишься плохому. Особенно, когда рядом с тобой совершенный учитель.
  -- Иди сюда. - Больше у него не сонный взгляд, а настойчивый и многозначительный. И еще опять презерватив на члене.
   Я сажусь к нему на колени. Сама целую его и потом шепчу ему на ухо.
  -- Знаешь, кем ты меня сделал, кем я теперь стала? - Он приподнимает меня и я чувствую, как он снова меня наполняет, насаживает на себя.
  -- Да, - Его голос хриплый, низкий от страсти. - Ты теперь идеальна... моя идеальная любовница.
   Вообще то я имела в виду другое. Хотела сказать, что я теперь бесстыжая и испорченная, но его формулировка мне понравилась больше. Любовница, в этом слове корень любовь, верно? Или по определению, женщина, предназначенная для занятий сексом, не жена. Но это ведь не важно уже для меня, так ведь? Радим все знает и не брезгует быть со мной, хочет меня и мне этого достаточно. Наверно даже, полюбит меня. Но никогда не жениться. На то я любовница, хотя, не понятно, какой лично он смысл вкладывает в это слово? Он ведь не женат.
  
   Наш ужин растянулся на три часа. По моему внутреннему ощущению времени. Но могло быть и больше, на часы я не смотрела. Все время Радим был одет, только джинсы приспускал, а я практически голая. Как он мне признался, это по особому возбуждает, и то, что в зале на первом этаже люди, а их там уже к вечеру довольно много собралось, по звуку голосов слышно. Ему нравится такой экстрим. А от того что, я на все соглашаюсь, на все его фантазии, у него крышу сносит. И это было видно. Но большей странностью для меня в нем выявилось то, что он не столько сам стремился получить оргазм, сколько хотел довести именно меня до него. Чтобы потом наблюдать за мной. Он разрушил все мои устоявшиеся стереотипы. Раньше я думала так: Если девушка берет у парня, то он ее презирает и никогда больше не поцелует. Радим меня целовал, даже сильнее, чем до того. Когда девушку берут со спины, то парню это нравится, а ей нет. Ничего подобного. Когда Радим вошел в меня сзади, я кончила через четыре сильных толчка. И такой был сильный оргазм, что я дальше в полном изнеможении, тихо лежала под ним, не в силах даже стонать от охватившей меня истомы. Следующее. Плохие парни, любят оскорблять девушек во время секса. Говорить: Что сучка, нравиться, как я тебя трахаю?! Ну, или что-то в этом роде. Радим ни разу не сказал мне ничего подобного, хотя и любитель поговорить в такие моменты. И от его слов просто таешь.
   Много было для меня открытий в тот вечер и о себе, и о Радиме. И о сексе в частности. После ресторана Радим не сразу отвез меня в общежитие. Завез в какой-то ночной клуб, но не развлекаться. Ему нужно было поговорить с каким-то знакомым, а меня взял с собой прицепом, чтоб в машине не скучала. Пока он здоровался с друзьями, обменивался шутками я стояла рядом. Потом он показал, где мне сесть, и отошел в сторону с приятелем, собственно, поговорить. Никогда не чувствовала на себе силу чужого взгляда, но в тот момент я настолько явственно ощутила, что на меня смотрят. Не все. Один человек. Оля. Она смотрела на меня, не с ненавистью, нет. А таким презрительно оценивающим взглядом, таким только девушки и умеют смотреть. Ты сразу понимаешь, что говорит этот взгляд. Ты не красивая, плохо одета, тебе здесь не место. Тебе не место рядом с таким парнем, как Радим.
   Оля оставила свой кружок подружек и направилась в мою сторону. У меня сердце сжалось от страха. О, понимаю, почему к ней Радима не ревную. Я ее просто боюсь. Болезненно так. Потому, что думаю, она если сильно захочет, сможет вернуть его обратно. Стоит ей только стать по уступчивей. Он был с ней целый год. Целый год дарил ей свою страсть. А она этого не ценила. Теперь, когда он ее бросил, скорее всего, поймет, что потеряла и отнимет его у меня. А я ничего не смогу сделать.
   Оля села напротив меня.
  -- Ну, здравствуй, как тебя...ах да, Катя!
  -- Привет. - Напряглась я, под ее насмешливо снисходительным взглядом.
  -- Миленькое у тебя пальто, - Сказала она. - Я тебя по нему только и узнала. Ретро мода. Ты в тренде. Я даже завидую.
   Ничего она не завидует, сидит и издевается. У меня лицо начинает гореть от стыда. Лучше бы Радим меня в машине оставил! А вот и он. Я вскочила с места. Наверно, даже слышал, что Ольга говорила, потому, что тоже посмотрел на мое пальто и сказал. - Да, оно меня тоже жутко раздражает. Лучше без него. - Нагнулся к моему уху и дальше прошептал. - А еще без юбки и трусиков. - И я уже совсем красная, но теперь уже от того, что Радим сказал. - Пошли, я поговорил с кем надо. - Обнял меня, и мы идем к выходу. Он даже не взглянул на Ольгу. Ни разу. И сердце, сжимавшееся от страха, отпустило. Радим к ней не вернется. Никогда. Я теперь в этом твердо уверена.
  
  
  
   Глава 5.
  
  
   Каждую субботу у Ларисы было свидание с папиком. Я называю его так потому, что именно так его называет сама Лариса. Она сидит на своей кровати, красится и ругается на него, вслух. Первый раз от нее слышу такое. Раньше она его превозносила до небес.
  -- Старый козел! - Вырисовывает жирную черную стрелку на подвижном веке. - Какого хера, ему приспичило в семь утра звонить? Будь, к восьми готова, крошка! - Перекривила она своего любовника. - Наверно с эрекцией проснулся и чтоб даром не пропала, бегом звонить, меня вызывать. - Странная она. Я с ней не разговариваю, а она со мной да. Словно не замечает, что я не желаю с ней общаться. А она продолжает.
  -- Все мужики кабели поганые! Старый, молодой, всем одно и то же надо. При чем если не дашь, то ты ему на фиг не нужна, а даешь, все, значит шлюха. Только они сволочи, белые и пушистые. - Красит тушью ресницы. - Вот, ты мне Катя скажи, разве я не права? - Смотрит на меня. Я лежу в кровати, хочется еще поспать, но она своими сборами и разговорами не дает.
  -- Если бы ты Радиму не давала, стал бы он с тобой встречаться? Ухаживать за тобой, как в этих сопливых романах пишут, типа добиваться? Ни... фи...га! - Подытожила свои слова. У нее прям дар какой-то. Знает где мои самые больные места. И главное ответить мне не чего. Я ведь не могу сказать, нет, Лариса, ты не права! Радиму от меня секс не нужен. Он мне стихи о любви читает, а не .... Нет, об этом лучше не думать. Я и так пол ночи не спала, вся на эмоциях была. Все вспоминала, как у нас это было. И сегодня будет еще и завтра, и послезавтра тоже. Голова кругом идет. Особенно если знаешь, что он больше одного раза ни с кем не спал, ну кроме Оли, конечно.
   Лариса одевается и уходит, а я терзаюсь мыслями, что было бы если...Если бы мы встретились в другое время и в другом месте. Если бы я все еще была девственницей, стал бы он ухаживать за мной? Захотел бы жениться на мне? Подождал бы до свадьбы или нет? Я ведь мечтала, чтобы у меня была настоящая первая брачная ночь, а не одно ее название. В общем, страдала глупостью. Изменить ведь ничего нельзя.
   А потом звонит Радим и все уже не имеет значения. Только то, что между нами сейчас.
  
  
  -- Ты кредитку, что я давал с собой взяла? - Спрашивает Радим, выруливая со стоянки.
  -- Да. - Достаю с сумочки. - Вот. - Протягиваю ему. Он даже на нее не глянул.
  -- Будешь сегодня учиться ею пользоваться.
  -- Я знаю, как пользоваться банковскими карточками. - Говорю я ему, так как еще не понимаю к чему он клонит. - Я ведь в салоне ею расплачивалась.
   Радим искоса глянул на меня смеющимися глазами.
  -- Ты так, серьезно это сказала! - Пытается скрыть улыбку. - Ах, Катя, Катя. Ты знаешь, что такое шопинг?
  -- Да.
  -- А я думаю, что не знаешь. У тебя карточка уже сколько дней?
   Совсем меня запутал.
  -- Четыре дня. - Отвечаю я.
  -- Уже четыре дня! - Ставит ударение на словах Радим. - Четыре дня ты имеешь безлимитный кредит, а до сих пор ходишь в старом пальто.
   Я заливаюсь краской.
  -- Я думала, ты мне ее только для салона дал. - Смотрю на его профиль и чувствую себя так ужасно, так неловко. Неприятно. Сразу вспомнились слова Киры: " Ты с него бабла побольше струси" - Я не могу брать у тебя деньги...
  -- Тогда у нас проблема, Катя. - Серьезно глянул на меня парень. - Потому, что я не могу тебе их не давать.
  -- Взгляни на это с другой стороны. - Продолжил Радим. - Что обо мне подумают, если моя девушка не имеет даже осенних сапог?
   Открыть дверцу машины и выпрыгнуть на ходу?
  -- У меня есть сапоги, но они дома. - Глухо отвечаю я. - И, что о тебе могут подумать? Я с тобой не ради денег.
  -- Ну, да. - Криво усмехнулся Радим. - Как увидят тебя в дешевом пальто, так сразу и подумают. Она с ним точно не ради денег.
  -- Ты стыдишься меня, да? Что я не такая расфуфыренная как Оля? - У меня слезы на глазах, а в горле ком обиды.
  -- Так, приехали. - Радим резко нажал на тормоз. - Чтобы больше я подобной глупости не слышал! - Повернулся ко мне. - Ты моя девушка и я хочу видеть... свою девушку. - Подчеркнул он последние слова. - Красиво и модно одетой. - Голос твердый, непреклонный. Сказал, как отрезал. Перечить нельзя. Отстегивает ремень и наклоняется ко мне. - Катя, ну в чем дело? Почему тебя так это задевает? - Голос уже мягкий с нежными нотками. - Почему я должен чуть ли не силой впихивать тебе свои знаки внимания?
  -- Порядочная девушка не должна принимать от парня подарки, кроме цветов и конфет.- Процитировала я наставления мамы. И так это нелепо прозвучало, что если бы я не было так расстроена, то сама бы засмеялась. Вместе с Радимом. Он уткнулся головой мне в плечо и от души посмеялся над моими словами.
  -- Катя, если ты еще не заметила, но мы с тобой эту стадию знакомства перескочили. - Он перестал смеяться, и немного посерьезнев, сказал. - Я даже начинаю думать, что слава богу, а то бы ты меня просто замучила. - Положил руку на мой затылок и приблизил меня для поцелуя. - Порядочной девушкой ты будешь с другими, а со мной дерзкой и распутной. Такой, как была вчера. - Целует и я отвечаю, соглашаюсь на все.
  
  
   Мы не бродили часами по магазинам. Радим под словом шопинг имел ввиду лишь сам факт покупки вещей. Он привез меня в один единственный магазин, но там было все. От нижнего белья до сережек. Зачем тратить драгоценное время, когда все можно купить в одном месте. Такая у него логика. И плевать на то, что цены здесь в раза три выше, чем если все покупать по отдельности и в разных местах. Время, говорил он, дороже. Тем более, что здесь еще и высокий сервис обслуживания. Сам магазин был устроен так. Посетители выбирали по каталогу, понравившиеся им модели и продавцы консультанты все быстренько выносили, показывали, помогали примерять. Пока Радим сидя на диванчике и попивая кофе, листал каталог и тыкал пальцем парню продавцу на фотографии, я примеряла с помощью девушек все в примерочной. Выходила потом в готовом виде, полностью одетой и обутой, со всеми соответствующими наряду аксессуарами, крутилась перед зеркалом и перед Радимом. В процессе всех этих примерок я со стыдом призналась сама себе, что испытываю самый настоящий кайф от покупок. Со мной произошло тоже, что и салоне красоты. Меня одурманили. Всех этих милых девушек, наверно, специально обучают, зачаровывать клиентов. Я даже не могла вспомнить тот момент, когда я согласилась на то, что мою старую одежду нужно выбросить. Очнулась уже, когда Радим вышел из машины, и поставил пакет с моими старыми вещами у мусорного бака. Или я не соглашалась? Решение приняли за меня.
   Потом мы обедали в том же ресторане, куда он привозил меня первый раз. Я сидела напротив него и чувствовала себя красивой, под его довольным взглядом.
  -- А твои родители ничего тебе не скажут? - Спрашиваю я парня.
  -- В смысле?
  -- Ну, то, что ты на меня столько денег потратил.
   Радим пожал плечами.
  -- А, что они могут мне сказать? Сынок мы так расстроены тем, что ты перестал пить, гонять как сумасшедший, бить машины. Зачем ты тратишь деньги на свою девушку, когда есть такая чудесная возможность потратить их на наркоту. - Он иронизировал, но у меня сердце сжалось от страха.
  -- Ты, что в аварию попадал?!
  -- Нет, конечно. - Ответил Радим, слегка скривившись. - Я прошлую тачку вручную битой разгасил.
  -- Зачем? - Удивилась я.
   Радим несколько помедлил с ответом, но все же сказал.
  -- Нашло что-то. Злой как черт был. Как раз в тот момент еще кто-то с приятелей подначил, мол была б у него такая и тоже б отбою от девок не было. Тогда я и сорвался. Ремонту не подлежит. - Досадливо вздохнул. - Лучше б продал. Отец мне ее при каждом удобном случае теперь вспоминает.
  -- Думаю, что богатые родители сами своих детей портят. - Высказала свои размышления. - Вселяют в них ощущение вседозволенности и безнаказанности, и потом те творят, что хотят. Вот если бы тебе не давали денег, как бы ты тогда себя вел?
  -- Интересный вопрос. - Радим на миг задумался, замер глядя в одну точку, где-то у меня за спиной. Потом, чуть улыбнувшись, ответил. - Тут два варианта. К этому времени я либо уже занимался профессионально спортом, либо женился.
  -- А каким видом спорта? - Спрашиваю с интересом.
  -- Плаваньем. - Ответил он. - Отец меня еще в детском саду на секцию сдал. Лет так до восемнадцати серьезно занимался, а потом бросил. Иногда теперь балуюсь, раз в неделю где-то и все.
   Надо же! Вот откуда у него такая красивая фигура. Широкие плечи, узкие бедра, твердый как камень пресс живота. Сама проверяла.
  -- А почему бросил?
  -- Проиграл соревнования. - Вздохнул Радим. - Гордость заело, что вторым приплыл. - Смотрит на меня долгим взглядом. - В спорте и в любви я максималист. Хочу быть всегда первым. А в остальном, как ты однажды заметила, могу и в очереди постоять.
   Горько как-то стало после его слов. Он то у меня не первый. А как бы мне этого хотелось. Может, он для того это сказал, чтобы показать, насколько я для него не безразлична, что он закрыл глаза на то, что не первый у меня? Может быть, а может быть и нет. Я не понимаю значение его взгляда. А он смотрит, улыбается, хотя глаза серьезные. Словно свою собственность разглядывает. И горечь отступает, оттесняется другими чувствами. Потому что глаза его еще темней становятся, а это значит что... что сейчас, закончится наш обед. Он встанет, поможет мне одеться и отвезет в гостиницу. И там до вечера, в номере с широкой кроватью, я буду с ним бесстыжей и распутной. Такой, какой он хочет видеть меня. Буду наслаждаться каждым моментом своего счастья.
  
  
  
   Мне начали завидовать. Девушки, которые со мной поступали и жили, как и я в общежитии. Весть о том, что Радим накупил мне кучу вещей быстро разнеслась. Лариса постаралась. В тот же вечер, я даже пакеты разгрузить не успела, как к нам в комнату пришли сразу три мои одногрупницы. Стали клянчить посмотреть. Пришлось показывать. И что греха таить, самой прихвастнуть захотелось. Тем более после того, как они шептались за моей спиной, а теперь чуть ли не в подруги набиваются. Одни комплементы и слышу. Какое все классное, и как мне повезло такого парня подцепить. А одна так вообще прямо спросила, как я это сделала. Я если честно, сама не знаю. Ну, встретились на квартире у этого сутенера Стаса, ну поговорили, поцеловались. Назвал меня хорошенькой. Но я ж не одна такая. Да пол института таких, у нас нация красивых женщин. Ну, влюблена я в него и что? Сколько за ним бегает, таких же! Сейчас, когда между нами интимные отношения я понимаю, чем его притягиваю. Но, что заставило его искать со мной встречи после выходных, после того, что со мной случилось? Я не понимаю. Как-то не верилось, что у него ко мне была любовь с первого взгляда. Если бы, прямо так, сразу влюбился, то приехал бы за мной, как и обещал. Хотя, страшно представить, что было бы тогда. Вот он заходит в квартиру, ищет меня, а ему говорят, да хоть бы тот же Стас: "Там в спальне первокурсницу трахают, она тебе вроде бы как понравилась. Не хочешь присоединиться?" И он поднимается наверх, заходит в спальню и видит меня под кем-то. Внутри все переворачивается от подобной перспективы. Слава богу, что он не приехал!
   Поздно вечером, когда Лариса уже лежала в своей кровати, а я только готовилась ко сну, она опять заговорила со мной. Лежит, опираясь на локоть, смотрит на меня чуть ли не с материнской нежностью в глазах.
  -- А ты молодец, Катя! - Сказано с восхищением. - С виду такая лохушка - лохушкой, а на деле сразу просекла, что Валевскому в постели делать надо. Как говорят, в тихом омуте...Другие до тебя, чего только не делали, чтобы он еще раз на них взглянул... ну то есть, чтобы второй раз значит трахнул и ни фига! Он своим привычкам не изменял, а с тобой прям загадка какая-то. У тебя там, что медом намазано?
  -- А может и намазано! - Резко отвечаю я. - Ты за свои отношения с папиком думай, а в мои с Радимом не лезь!
  -- Да кто лезет то? - Удивилась Лариса. - Я что, тебе запрещаю с ним спать? Тем более, когда он тебе шмотки покупает. Ты молодая девка, здоровая, только целку потеряла. Я прекрасно понимаю, как тебе хочется, сама такая была. Да и Валевский горячий парень. Но ты о будущем подумай.
  -- Ой, мамочка, - кривляюсь я. - Я как нибуть сама разберусь со своим будущим, без твоих советов.
  -- Ты сначала, послушай, а потом дурочку из себя строй. - Лариса села в кровати, я же наоборот, улеглась, выключив перед этим свет. - Ты с Валевским встречайся, он уже на тебя тратится начал, потихоньку на квартиру его раскрути, ну типа, тебе в общаге хреново и все такое. Будешь в столице жилье иметь. Чтоб толк был от того, что ноги перед ним раздвигаешь, а не за одни тряпки. Главное успей до того, как он институт закончит, а то потом ищи свищи красавчика, как ветер в поле.
  -- Мне советуешь, а сама почему своего папика на квартиру не раскрутила? - Поднимаюсь на локте и смотрю на нее в темноте. Чувствую, что не спроста она этот разговор завела. Задумала гадость какую-то.
  -- А я его уже обрабатываю. - Продолжает она. - Только он в отличие от Валевского, никуда не денется. Можешь, конечно, помечтать, что он на тебе жениться, только это все пустая фигня. Даже если задумаешь, забеременеть, ни чего не выйдет. Он еще тот перец. Всегда предохраняется. Мне девчонки рассказывали. Пьяный не пьяный, а без резинки ни в какую. Если не веришь, попросись, как нибуть, сама увидишь.
   Так вот и первый камень. И главное, как она так издалека заходит.
  -- Зачем мне его на ребенка ловить? - Говорю Ларисе. - Мне только девятнадцать исполнилось, я беременеть не хочу.
  -- Ты еще скажи, что замуж за него не хочешь? - Голос ее с ухмылкой. - За богатого и красивого. У тебя все ж на лице написано. Да и кто бы не хотел, блин, всю жизнь, как сыр в масле кататься. Но я вообще к чему виду. - Вот именно к чему? - Ты свою жизнь устраивай с серьезным парнем. Присмотрись сколько нормальных нашего уровня ребят вокруг. А будет у тебя квартира, так на тебе любой иногородний хоть завтра жениться. Не посмотрит, что у тебя... ну, та жаркая ночка была. Хотя б Витька, к примеру, возьми. Он на тебя уже давно запал, еще до того. И к Валевскому ревнует, сама видела, как он на вас пялился, когда вы у стеночки зажимались.
  -- Какой он нормальный?! - Фыркаю со смехом. Насмешила прям. - Он же дегенерат. Как он вообще поступил в институт?!
  -- Значит и деньги есть. - Гнула свое Лариса. - Не такие, как у Валевского, но есть. Ты подумай, над этим. Любовь ведь не каждый день встречаешь, смотри, не проворонь. А то на него, уже Зинка заглядывается.
   Знать не знаю никакую Зину и Витька в придачу не хочу знать.
  -- Все Лариса, хватит. - Подытожила я. - Я уже спать хочу.
  -- Ты подумай. - Вместо пожелания доброй ночи, слова соседки.
   Уже подумала! Может, я раньше и лохушкой была, верила всему, что ты говорила, но теперь нет. К чему ты меня сейчас подбивала? За спиной Радима к Витьку присматриваться!
   Лежу в темноте, в потолок смотрю и мысленно пытаюсь охватить всю глубину ее коварства. Да она великий стратег! Это ж надо так, словно она добра желает, пытаться внушить мысль, что в меня влюблен другой парень. Другая бы девушка на моем месте подумала. А вдруг это правда? Дай я присмотрюсь к нему. Далее начнет думать о нем, искать случайных встреч, как я в свое время с Радимом искала. А там и до влюбленности не далеко. Витек парень симпатичный, пусть хоть и ростом не вышел. А если он еще и в ответ, проявит интерес. А Витек проявит, с него станется. Все измена Радиму обеспечена.
   Лариса, я твои планы просекла, только до сих пор понять не могу, какая тебе с этого выгода?
  
   Глава 6.
  
   Просыпаешься утром, лежишь в кровати и думаешь о нем. Примерно так: " Вчера я так сильно его не любила, сегодня люблю больше" и так каждый день. Словно сердце все расширяется и расширяется от чувств к нему. А еще с каждым днем крепнет уверенность, что моя любовь взаимна. Больше всего мне нравится вспоминать, каждую нашу встречу, выискивать доказательства его любви ко мне. Перебираю в памяти особые моменты: Вот я и Радим на катке, где я сижу на скамейке, а он стоит передо мной на коленях и застегивает мне шнуровку коньков. Потом он учит меня кататься, все время поддерживает меня, чтобы я не упала и нам так весело, так хорошо вдвоем. А еще есть в памяти, где я и Радим в кинотеатре, только мы кино не смотрим. На заднем ряду он целует меня и в темноте ласкает рукой под юбкой. А потом я его. Вхожу во вкус от таких шалостей. "А когда еще можно так забавляться, как не во время своей молодости"- так аргументирует Радим наш секс в неожиданных местах. Ведь после того как-то по особому весело. В тебе бурлит радость вперемешку с адреналином. Пьянящее чувство. Еще есть момент, где он взял меня с собой в бассейн. Для этого мне был срочно заказан купальник через какой-то интернет магазин и, спустя два дня я плавала в обновке. Вернее сидела два часа в воде у одного края бассейна с секундомером в руках, пока Радим плавал туда- сюда разными стилями. И с каждым своим собственным побитым рекордом он меня целовал, вроде как награду получал.
   Время так быстро летит, когда ты рядом с ним. И так медленно тянется без него. Понедельник, пора вставать, но так не хочется. Ведь Радим снова уехал с отцом. Но, слава богу, что только на один день. Обещал, что успеет вернуться к концу моих занятий и забрать меня.
   Встаю, собираюсь. Лариса просыпается и сонно щурится.
  -- Блин, Катя, - Обращается ко мне. - Я из-за тебя пол ночи не могла уснуть. Ты не одна в комнате живешь! Кончай до полуночи на мобилке играть, мешаешь же.
   Перед отъездом Радим купил мне новый телефон. С большим сенсорным экраном, выходом в интернет и прочими наворотами. В общем, новую игрушку я получила, вместо кубика рубика. Ну и играла в шарики, пока глаза слезиться не начали.
  -- А, как ты фильмы на своем нетбуке смотришь да еще без наушников, я ж тебе ничего не говорю. - Отвечаю я.
  -- Ты их тоже смотришь.
  -- Не всегда. Порноуху я не люблю, а ты почти ничего другого не скачиваешь. - Я одеваюсь. Любуюсь своим отражением в зеркале на дверце шкафа. Вчера купила себе берет, шарфик и перчатки под новое пальто. На улице существенно похолодало, пора утепляться. Все по каталогу, который мне в магазине дали, подобрала. Сделала заказ по телефону и курьер привез. Одним словом, сервис. Стою и размышляю о новых зимних сапогах. Те которые я привезла с собой из дома, ну ни как с пальто не сочетаются.
  -- Я тут на днях у Стаса была, - Выводит меня Лариса из приятных грез о новых покупках. От одного имени этого гада я вздрагиваю. А она продолжает свой рассказ. - Он почему-то на Валевского взъелся. Поссорились они что ли? Все говорил, что он их дружбу на сиськи променял. - Смеется. - К тебе ревнует. Ну, или к твоим сиськам. Он парень со странностями. Может гомик?
   Я поворачиваюсь к ней.
  -- Это ты к чему клонишь?
  -- Ты, что бог с тобой! - С возмущением воскликнула Лариса. - Большего гетеросексуала чем Валевский не бывает. Это у Стаса может заскок в башке какой-то. Он мне диск посмотреть дал. Типа, месть Радиму. Не знаю, еще не смотрела, что там, но Стас говорил, что Валевский ему голову оторвет, если узнает, что он не стер запись с ним. Давай вечером посмотрим, а?
  -- Где диск? - Спрашиваю я.
  -- В тумбочке.
   Я подхожу к ее тумбочке, выдвигаю верхний ящик. Вот он. Лежит в бумажной упаковке рядом со шпильками и невидимками для волос. Достаю его из конвертика, несколько секунд смотрю на него. Искушение посмотреть, что на нем очень велико. Но нет. Беру невидимку и царапаю диск.
  -- Ну и дурочка. - Слышу Голос Ларисы. Странно, что она не злится. - Это все равно копия. У Стаса еще есть. - Понятно теперь почему. - Может там, что-то интересное было, что ты могла против Валевского использовать. Может даже, женила б его на себе.
  -- Ты еще скажи, шантажировала б, его. - Сажусь на стул и обуваю сапоги. Высокие на тонком и устойчивом каблуке. В них очень удобно с Радимом целоваться. Ему не нужно сильно наклоняться.
  -- А, что в этом такого? - Удивляется Лариса. - Вот папик, никогда меня не бросит, потому, что знает, если что, то я его жене все его похождения расскажу. Будет со мной до тех пор, пока я сама к другому не уйду.
  -- Представляю, как он тебя после этого любит. - Усмехаюсь я.
  -- Шутишь? Да он меня обожает!
  
  
  
  
  
   Когда все твои мысли только о любимом, ты словно не замечаешь, что вокруг тебя происходит. Все отодвигается на задний план. Мир вращается только вокруг него и ничего другого нет. Вернее, никого другого. Витька или Виктора Климова. Из-за низкого роста его называли уменьшительно ласкательным именем. Нечто вроде клички. Он как-то выпал из моего поля зрения. Поэтому я сильно удивилась, когда Витек словно вынырнул из не бытия и дал о себе знать. Закончилась последняя пара, а я все еще сидела в аудитории, разговаривала с Радимом по телефону. Он говорил, что уже едет ко мне, и я радовалась скорой встрече. Закончив разговор, я положила в сумочку телефон и поднялась с места. И тут я увидела его. Климов стоял около двери, держась за ручку, словно в размышлении закрыть дверь или все же оставить открытой. Я стала спускаться к выходу и тогда он, высунувшись головой в коридор, кому-то громко свистнул. Словно подзывая. А потом, закрыл за своей спиной дверь, чтоб я не вышла. Я остановилась напротив него. Когда я была без каблуков, то была с ним одного роста, а теперь он ниже меня и выглядит до смешного мелким по сравнению с Радимом.
  -- Слушай, - Сразу начал он. - Может ты это...м-м...Ну сама захочешь?
  -- Что захочу? - Мне немного весело, неужели Лариса права была? И этот гном ко мне чувства испытывает?
  -- Ну...поразвлечься немного...то да се.
  -- Что значит то да се?
   У него лицо краснеет. Только не от смущения.
  -- Ты это... тут целку из себя не строй. Я тебе по хорошему предлагаю. Или ты только у богатеньких берешь?
   Тут я прихожу в ярость.
  -- Отойди от двери! - Приказываю я.
  -- Ой, обиделась! - Ухмыльнулся Климов. - А ты думала, все вокруг такие тупые, не знают, за что он тебе шмотки покупает, по ресторанам водит.
  -- Он мой парень, придурок!
  -- Ну, да. - Улыбка Витька еще шире. Наглая и противная. - Я б тоже не отказался твоим парнем побыть на таких условиях. А давай я тебе тоже чего-нибудь куплю, а ты у меня отсосешь, а?
   Меня всю уже трясет. Пытаюсь прорваться к двери, но он хоть и мелкий, но все же меня сильней. Отталкивает одной рукой, а другой дверь держит. Я еще не боюсь, просто очень зла. Отхожу подальше и достаю телефон. Нажимаю на кнопку быстрого вызова. Номер Радима. До Витька сразу дошло кому я собираюсь звонить. Он резко бросился ко мне, я увернуться не успела, как выбил телефон у меня из рук. Тот отлетел, но не разбился. Но не до него теперь. Дверь свободна. Я ринулась к ней, но Климов меня сзади поймал. Опять же я еще не боюсь. Бью каблуком по его стопе и он, матерясь, ослабляет хватку. Вырываюсь и бегу к двери. Та резко передо мной открывается и я врезаюсь в какого-то парня. Он толкает меня назад.
  -- Куда это ты собралась? - Ухмыляется мне. - Ну, что уговорил ее по хорошему? - Обращается он к Витьку. И в этот момент мне становиться страшно. По настоящему страшно. Потому, что в проеме появляется еще один парень. Я начинаю кричать, но тот с которым я столкнулась в дверях, быстро хватает меня и зажимает рукой рот. Сопротивляюсь, как бешенная, но он здоровый амбал, а еще ему на помощь Климов подскочил. Держит меня за ноги, чтоб каблуками не дала его дружку. От ужаса я кричу не переставая, вернее мычу в ладонь насильника.
  -- Ты сказал, что убазаришь ее! - Рычит на Витька Амбал.
  -- Да ломается она. Припугнуть ее хорошенько надо...
   В поле зрения попадает третий гад. Он спокойно садится на парту, вмешиваться явно не собирается. Только достает с кармана телефон, включает его и начинает снимать.
  -- Че теперь делать? - Не унимается Амбал. - Сука заявить может!
  -- Серый, - Обращается к нему Климов. - Ее по кругу пускали, семь раз отъебали, а она хоть бы хны. Ломается, говорю.
  -- Надо чтоб ее кто нибуть на камеру трахнул, - подал голос третий. - И пригрозить Валевскому показать. Она, чтоб он не узнал, потом сама даст.
  -- Точно. - Идея Витьку понравилась. - О, как мы задергались! - Сильнее сжимает мои ноги. - Что богатенького ебаря потерять боишься? Предлагаю последний раз по хорошему. Даже трахать тебя не будем. Отсосешь по быстрому и свободна, как птичка. Никто ничего не узнает. Это наш, типа, маленький секрет будет. Ну, что согласна?
   Я мычу, что нет. От ужаса плачу и слезы застилают глаза.
  -- На стол ее давай, - Командует Климов. - Слышь, Ром, помоги Серому держать. - А, то ему не удобно и рот затыкать, и к столу прижимать.
  -- Не..е ребята, я тут пас.
  -- Вот козлина! - Возмущается Серый. - Если что, только чтоб мы загремели.
  -- Ну, так я ж не дебил. Вы хотя б резинку взяли?
  -- Бля...- Протянул Витек. - Точно, без нее нельзя. Улики останутся.
   Тот кто снимал, по голосу слышу, смеется.
  -- Ну ты, Витек, детектив хренов! Улики...- Смех. - Пусть Серый сгоняет в общагу за резинкой.
  -- А че я?
  -- Не, блин, я пойду! - Отвечает Роман.
  -- Ладно, - Соглашается амбал. - Витек, держи ее, а я быстро туда и назад.
   И Серый уступает свое место Климову. У меня мелькает надежда, что как только здоровый лось уйдет, я как нибуть с мелким справлюсь. Третий ему скорее всего не поможет, будет все снимать. Такие больные на всю голову люди, только просмотрами своих роликов в интернете живут. Им ничего другого не надо. Я даже вырываться перестала, жду, когда Серый за дверь выйдет. Климов меня лицом к столешнице прижимает, зажав рот одной рукой, а другой держит заломленными руки за моей спиной. Понимаю, что он все равно сильнее, да и в таком положении бесполезно сопротивляться. Нужно его как-нибудь разговорить. Пока, пытаюсь сообразить, как это сделать, Серый уже у двери. И тут происходит следующее. Дверь резко распахивается и входит Радим. Серый перед ним остолбенел от неожиданности, а Радим сделав рукой быстрый захват за шею парня, почти как обнял, с силой толкнул его вперед к двери, но не в проем а в стену рядом. Ударил лицом так, что был слышен звук удара. Серый упал без чувств. Я испугалась, что Радим его убил. Наверно и Витек тоже, потому, что он сразу меня отпустил. Роман же продолжал сидеть и снимать.
  -- Пипец, как круто... во повезло...- тихо сам с собою говорил он, упиваясь процессом съемки.
   Радим же спокойно закрыл дверь. Быстро глянул на Романа, потом посмотрел на Витька. Он молчал и было в этом молчании что-то жуткое. Потому что взгляд у него был почти нежным, а на губах играла странная улыбка. Как у маньяка перед убийством. Я опомнилась и бросилась к нему.
  -- Радим! - Обнимаю его, но он отстраняет меня. Смотрит, как не видит. Поднял и посадил на парту, чтоб не мешала. А сам направился к доске. Зачем?
   Климов был не из трусливых, сразу бежать не кинулся. Стоял и ухмылялся. Наверно ему подраться хотелось. Он и вправду дибил, раз не понимает, что он против Радима, как легковушка против танка. Серый у стены застонал. Живой, слава богу! Только лицо все в крови, нос сломан.
  -- Мы тут с Катей немного позажимались, - Начал с ехидством говорить Радиму Витек. - Она была не против.
  -- Он врет! - Крикнула я.
  -- Сейчас себя будет выгораживать, мол и раньше со мной не трахалась. Она ж сука на два фронта работала. Ты ее днем, а я ночью в общаге.
  -- Сколько раз? - Голос Радима такой спокойный, с легким оттенком интереса.
   Я вся холодею внутри. А он берет деревянную указку, смотрит на нее, потом на Витька, словно примеряется.
  -- В смысле? - Переспросил Климов. - Сколько раз я ее трахал?
  -- Да. - Радим об колено ломает указку пополам. Отшвыривает тонкий конец. Я и Витек следим за его действиями с недоумением. Только Роман, аж подпрыгивает на месте от возбуждения. Климов как-то смолк, видимо стал догадываться, но на его лице читалось неверие. А мой парень, достал с заднего кармана джинсов презерватив, быстро зубами надорвал упаковку, достал и натянул его на обломок указки. С толстого конца.
  -- Это вместо смазки. - Пояснил он, глядя на Витька. Тот переменился в лице.
  -- Ты это...ты что совсем больной?! - Выкрикнул он, поглядывая на дверь.
  -- Так сколько раз ты говоришь, мою девушку трахал? - Обманчиво спокойный голос Радима.
   Тут Климов окончательно понял, что Радим просто драться не собирается, да и я тоже. Витек кинулся к двери, но Радим перехватил его с тем же удушающим захватом, повалил на пол. Придавил своим весом. Климов захрипел.
   - Убью урода!
   Радим всунул ему указку между зубов и потянул за оба конца. Витек теперь только отчаянно мычал, весь красный от ярости, а ноздри, как у лошади раздуваются.
  -- Я тут кое-что другое придумал, - Радим сел на спину Витька, коленями прижимая к полу его руки. - А давай ты лучше сам выберешь, мне тебя в зад указкой или отсосешь? - Вынул указку изо рта своей жертвы.
   Климов закашлялся. - Я тебе член откушу! Ро-ма! - Позвал он на помощь. Но Роман был весь в своем мире.
  -- А кто сказал, что мне? - Радим схватил его за волосы и поднял ему голову. - Дружку своему приятное сделаешь. - Это он Серого имел ввиду. - Потом с силой ударил его головой об пол. - Говори, сколько раз ты ее заставлял!
  -- Не трогал я ее, ни разу! - Заорал Климов. - Мы ее только попугать хотели! Клянусь!
  -- Ну, а я больше пугать не буду. - Через зубы процедил Радим. - Увижу, что ты хотя бы смотришь в ее сторону, я тебя пидарасом сделаю, понял меня?!
  -- Да!
  -- Пошел отсюда! - Радим встал с него и Климов метнулся к двери. Радим перевел взгляд на Романа. Тот все еще снимал.
  -- Дай сюда телефон! - Приказал он парню. Рома сразу сник весь. Встал и протянул Радиму телефон.
  -- Только другие файлы не стирай, ладно?
   Но Радим, не думал, ничего стирать. Взял и швырнул телефон о стену, разбил вдребезги.
  -- Я ж за него кредит еще не выплатил, - захныкал бывший оператор, кинулся к своему телефону запчасти собирать. А Радим подошел ко мне. Крепко прижал к себе.
  -- Как ты догадался где я? - Спрашиваю дрожащим голосом. Меня от пережитого, начало трясти, как в ознобе.
  -- Ты мне сама позвонила, умница моя. - Целует мои глаза, щеки мокрые от слез. -Я всегда знаю, где ты, если у тебя с собой телефон. К тому же я трубку успел снять и достаточно всего услышал.
   И я прижимаюсь к нему крепко - крепко, чтобы вобрать в себя его тепло и запах. Как же я люблю его! Он мой спаситель, мой герой, мой любовник.
   - Отвези меня куда-нибудь, далеко- далеко. - Шепчу я ему. - И люби меня так сильно, чтобы я все на свете забыла.
  
  
   Глава 7.
  
  
  
  -- И ты всегда можешь узнать, где я? - Позже, сидя в машине, держу в руках свой телефон, спрашиваю Радима.
  -- Где телефон. - Уточняет парень. Заводит машину. - Услуга такая есть у нашего оператора связи.
   С одной стороны, в свете недавно происшедшего со мной, это хорошо, но с другой...
  -- Ты мне не доверяешь?
   Радим искоса на меня глянул.
  -- Конечно, доверяю.
  -- Тогда зачем?
  -- Хочу, просто знать где ты. Смотрю вот моя Катя в общежитии и представляю, как ты спать укладываешься или вот, адрес супермаркета, значит, продукты покупаешь. Ну и далее в таком же духе. Когда ты далеко от меня это, как бы сближает меня с тобой.
   Я не долго размышляла.
  -- А мне можно такую услугу подключить, чтоб я тоже знала, где ты?
   Он смеется.
  -- Если хочешь. Я не против. Даже забавно будет. - Поворачивает ко мне голову и смотрит лукавым взглядом. - Можно игру какую-нибудь придумать. Нечто вроде ты убегаешь, а я догоняю. А когда поймаю...- С чувственными нотками в голосе подчеркнул последние слова Радим. И у меня все внутри затрепетало от предвкушения такой шалости. Я даже представила, как это будет, и уже преисполнилась сексуальным возбуждением. А что же будет потом? Вообще я странная, себя не понимаю. Другая девушка, на моем месте, после случившегося сейчас бы все еще, рыдала на плече у своего парня. А я, сижу и изнываю от влечения к нему. Словно мой ужас перед насилием еще больше усилил мою тягу к Радиму. Я точно порочная. Не нормальная! Так сильно хочется почувствовать его в себе, что я борюсь с самым настоящим искушением попросить его остановить машину и взять меня на заднем сидении. Может это древний инстинкт какой-то? Нечто вроде, желание спариваться у самки вызывает только сильнейший самец победитель? Если так, то по логике и у него должно быть сейчас ко мне то же самое физическое влечение. Изучаю его. Лицо серьезное, сосредоточенное, не отрываясь, смотрит на дорогу. Несколько напряженный взгляд, губы крепко сжаты. Красивые мужские руки держат руль, но слишком сильно, то сжимает его, то вдруг расслабляет хватку. У меня вырывается непроизвольный вздох. В то время, как он наряжен я расслабляюсь, млею от его близости. Расстегиваю пальто, мне становиться слишком жарко. Вижу, как Радим посматривает на меня. Откидываюсь на сидении и смотрю на него. Наверно призывно, так как он реагирует на мой взгляд сразу же.
  -- Все! Не могу больше! - Резко крутит руль, и машина сворачивает на обочину дороги.
   Распутная я. Какая же я распутная. А он еще хуже, так как сам меня этому научил. Из-за него я перестала носить брюки, из-за него у меня теперь в сумочке всегда презерватив лежит. Для него. На всякий случай.
   Впервые за все время наших интимных отношений у нас с Радимом по настоящему жесткий секс. И мне именно этого хотелось. Чтобы он, как бы утвердил свои права на меня. И поцелуи и его ласки все с оттенком насилия, но мне нравится. Нравится потому, что это он со мной. Он мной овладевает, двигается внутри сильными быстрыми толчками, а не кто-то другой. И его голос я слышу, хриплый и низкий: - Моя...будешь только подо мной всегда...убью любого кто тронет тебя....- А я выгибаюсь ему на встречу и в исступлении повторяю: - Да...да... сильнее еще...еще...
  
  
   А еще я впервые ночевала у Радима на квартире. После нашей остановки на обочине, он повез меня в клуб. Развеяться он так сказал. Познакомил со своими друзьями, представил как свою девушку. У меня создалось такое впечатление, что у него здесь весь клуб знакомых. Так, как пока мы сидели с небольшой кампанией его друзей в вип зоне, к нему все время кто-то подходил здороваться. И каждому он меня представлял. И никто не смотрел на меня презрительно или с высока. Ну, может пару раз с легким удивлением. Нашелся, правда, один товарищ, который ляпнул: " Ты вроде, как на Ольге жениться собирался? " На, что Радим сделал удивленное лицо и сказал.
  -- Надо же? Совсем из головы вылетело. Точно собирался. В другой жизни.
   Было шумно и весело. Я никогда столько не смеялась, танцевала и пила. Не напилась до беспамятства, как это было со мной у Сиротина на квартире, но опьянение было. Приятное. Дающее лишнюю смелость и безрассудство. Позволяющее делать всякие глупости. Такие, как например, участвовать в соревновании, чей поцелуй продлиться дольше, где каждый парень кто пришел с девушкой целовал ее на время, а вся остальная кампания считала. Мы с Радимом победили. Он к этому времени тоже выпил. Объявил, что домой едем на такси и я смогла увидеть его в алкогольном опьянении. Заразительно смешливый, веселый и добродушный. И очень, очень счастливый. Особенно, когда мы победили в соревновании поцелуев. Чуть позже одна из девушек в нашей компании, предложила мне отойти в дамскую комнату. Я с ней пошла.
  -- Никогда Радима таким не видела, - сообщила мне она, когда я мыла руки над раковиной. Глядя на себя в зеркало, она подкрашивала губы.
  -- Пьяным, что ли? - Спросила я.
   Она рассмеялась.
  -- Дурочка. Счастливым. - Поправляет прическу, а я смотрю на ее отражение. Красивая девушка, глаза умные и добрые. Вроде не издевается.
  -- А, что он раньше был несчастным? - Как-то не вязался у меня образ прежнего Радима, гонявшего ночами на спорткаре и имевшим много девушек, с этаким меланхоличным страдальцем.
  -- Нет, - ответила она. - Но и счастливым он тоже не был. Не испорть ничего, ладно?
  -- Угу. - Киваю я. - Постараюсь.
  -- А то мне эти его однодневки без имени жуть, как надоели. Ты с виду нормальная девчонка, без выпендрежа и заскоков.
  -- Спасибо.
   Она опять смеется.
  -- Хочешь, я тебе одну фишку про него расскажу? Поймешь почему мы сразу поняли, что ты у него если не навсегда, то по крайней мере, очень на долго.
   У меня сердце сладко замерло от ее слов. Надолго! Смотрю на нее выжидательно и она улыбается, говорит.
  -- Он никогда девушек не целует. Трахает, да. Но не целует.
  -- Что совсем, никогда? - У меня глаза круглые. - И Олю тоже не целовал?
  -- Ага. У него пунктик в этом.
   Что-то я не понимаю. Меня он еще в первый день знакомства поцеловал.
  -- А каковы причины этого...этого пунктика? - Спрашиваю я.
  -- О-о это тайна за семью печатями. - Театрально вздохнула девушка. - Мы все голову ломаем над ней. Парни у него допытывались, но Радим молчит, как партизан, не колется.
  
  
   Где-то за полночь Радим вызвал такси. Его друзья домой не собирались, уговаривали нас еще посидеть, но у моего парня были другие планы на ночь. Когда мы вышли из клуба на морозный воздух, я увидела так называемое такси. Черный длиннющий лимузин.
  -- Это такси? - Вырвалось у меня.
  -- Не-ет, - на ухо произнес Радим, слегка заплетающимся языком. - Это наша кровать на колесах. - И подтолкнул меня за попу вперед к машине. Я на воздухе протрезвела, а он нет. - Доставит нас из постели в постель, - хмыкнул он.
   Шофер открыл перед нами дверцу машины. И я забралась внутрь, а следом Радим. Тут же стал расстегивать на мне пальто, попутно осыпая мое лицо поцелуями. Я пытаюсь увернуться, привести его в чувство.
  -- А перегородка, Радим?
  -- Что перегородка?
  -- Ее поднять нужно, чтоб шофер нас не видел.
  -- Точно! Нечего ему на тебя смотреть! - Смеется. Нажимает на небольшой панели кнопку и нас отделяет от шофера непроницаемое стекло. - Только я буду на тебя смотреть. - Объявляет Радим. Потом щурится с хитрой и совершенно пьяной улыбкой говорит. - Ты ведь разденешься здесь для меня, Кать?
   Бут-то раньше я для него этого не делала.
  -- Да. - Опять игра в одетого парня и голую девушку. Я раздеваюсь, а он наблюдает за мной. Следит за каждым моим движением.
  -- Не торопись, - говорит он мне. - Мы будем еще долго кататься. Я заказал машину на всю ночь.
  -- И спать тоже здесь будем? - Уже медленнее снимаю трусики.
  -- Нет, дома. - Отвечает он, подсаживается ближе ко мне. - Это, чтобы ты не переживала, что мы доедем быстрее, чем закончим. - Опускается передо мной на колени, и я уже знаю, что будет дальше. Жду с предвкушением, особого удовольствия. Но он не спешит приступать к самому главному. Руки его ласкают мои ноги, а губы целуют внутреннюю сторону колена. Потом прижимается лицом к нему и со вздохом, закрывает глаза.
  -- Знаешь, чего я больше всего испугался сегодня? - Не открывая глаз спрашивает он меня. Видимо, алкоголь действует на него, побуждая не только к шуткам, но и к откровенным признаниям.
  -- Чего?
  -- Что ты будешь бояться меня и больше не захочешь. - Открывает глаза и смотрит мне в лицо и глаза у него такие темные, а взгляд полный страсти. - Но даже если б такое случилось, Катя, я бы все равно заставил тебя быть со мной. Там на дороге, я знаю, ты хотела того же, что и я, но если бы нет...- недолгое молчание. - Я бы все равно тебя взял, насильно. - Раздвинув мне ноги, резко притянул к себе и уткнулся головой мне в живот. - Я сума по тебе схожу. Знаю, что и ты меня любишь. Любишь же?! - Прорычал он последние слова.
  -- Да.
  -- Даже не смотря на то, что я такой извращенец? - Поднимает голову и пытливо смотрит мне в глаза.
  -- Я тебе под стать. - Говорю я. - Я очень сильно хотела, чтобы ты взял меня в машине. Чтобы ты меня изнасиловал, а не кто-то другой.
   Он долго смотрит на меня, но таким невидящим взглядом, словно задумался о чем-то. Потом тряхнул головой.
  -- Нет, - сказал он, обращаясь как бы сам к себе. - Это ты сейчас так говоришь, потому что не знаешь...- резко смолк, словно вдруг опомнился.
  -- Что не знаю?
  -- Не хочу рисковать. - Опять сам себе говорит. - К черту всех, пусть думают, что хотят! Я то знаю...- И на его губах опять расцветает обаятельная пьяная улыбка. - Я все о тебе знаю, Катя. Все твои маленькие секреты. - Наклоняется и касается меня языком. И все отходит, все мысли о значении его непонятных странных признаний. Остается только одно удовольствие.
  
  
   В квартире Радима еще не был закончен ремонт. Жить там было нельзя, но переночевать можно. Полностью готовой была только спальня. Из мебели в ней огромная кровать и стул на который мы побросали одежду.
  -- Завтра на первую пару не идем. - Сонным голосом сказал мне Радим, обнимая и прижимая к себе в постели.
  -- Угу. - На этом я провалилась в сон.
   Рано утром я проснулась от того, что услышала посторонние голоса в квартире. Спросонья испугалась. Расталкиваю, бужу спящего парня.
  -- Радим! Кто-то в квартиру залез!
   Он просыпается, не открывая глаз, сильнее прижимает меня к себе.
  -- Успокойся, Кать. Это строители. Давай спи.
   Я прислушиваюсь. Точно. Два голоса мужских и один женский. Обсуждают план работ на сегодня. Но заснуть уже не удается. Тихо лежу и слушаю, как бьется сердце Радима. Размеренно и спокойно. Моя рука спускается вниз по его груди к плоскому животу, чертит пальцем круг вокруг пупка и дальше ныряет под резинку трусов. Его сердцебиение учащается, становится сильнее, а плоть под моей рукой увеличивается.
  -- Катя, - Слышу его хриплый голос. - У нас презервативы кончились.
  -- Ну и что. Один раз можно. От одного раза ничего не будет. Я хочу попробовать хоть раз без него.
   От куда у меня такая одержимость? Хочу его так, словно ночью ничего не было. Просто голод какой-то.
  -- Нет. - Он не преклонен. Вытаскивает мою руку. - Поверь, разница не большая, я один раз пробовал. Что с ним, что без. Только ты испачкаешься. И риск забеременеть есть, даже от одного раза. А я пока отцом становиться не хочу. Никаких детей, никаких абортов, поняла.
  -- Да. - И мне так обидно стало, что мне отказали. До слез. Одергиваю себя. "Да, что с тобой такое сегодня, что за нелепые обиды?" А остановиться не могу. Начинаю даже всхлипывать.
  -- Катя, ты что? - Подтягивает меня к себе повыше Радим. Обхватывает мое лицо руками и заставляет смотреть на него.
  -- Ничего. Сама не знаю, почему реву. Так нахлынуло что-то. Мне вдруг так сильно захотелось тебя...
   Радим приподнимается и целует меня, потом подминает под себя. Засовывает руку мне в трусики и доводит до исступления всего лишь своим прикосновением. Поцелуем заглушает мои стоны. Я вся дрожу под ним, под его рукой. Мне так сильно хочется ощутить проникновение, что как он вводит в меня свой палец, меня сотрясает оргазм. Я удивила не только себя, но и его.
  -- Хорошее у тебя похмелье. - Смеется Радим. - Мне повезло.
  
  
   Лица у строителей удивленно вытянулись, когда мы вышли из спальни. Радим кивнул им. Молодая женщина, лет тридцати, когда отошла от пережитого шока, схватила свой блокнот для эскизов, поспешила к Радиму.
  -- Дмитрий Вадимович, - Обратилась она к нему, чем вызвала теперь уже мое удивление. - Нужно согласовать с вами вариант интерьера гостиной.
  -- Это не ко мне. - Отступая от дизайнера за мою спину, ответил Радим. И легонько подтолкнул меня к женщине. - Это с ней, пожалуйста, согласовывайте. Женщины в таком деле больше разбираются.
   Дизайнеру, видимо, было все равно с кем согласовывать, а видя мое нетерпение посмотреть ее эскизы с радостью стала показывать их мне. Мы с ней обсудили не только гостиную. Ходили по комнатам, а их было пять, не считая кухни, где я выбирала понравившийся мне вариант из ее рисунков. Она разговаривала со мной, как с хозяйкой квартиры и мне было от этого, так странно, так ... словно я и вправду буду здесь жить с Радимом. Ведь если бы у него не было такого намерения, стал бы он тогда доверять мне в таком вопросе. Этим могла и мама его заняться, раньше то он с ней обсуждал вопросы перепланировки. А теперь я принимаю участие в обустройстве его жилья. Или нашего. Хочется спросить так ли это, но страшно. Вдруг я вообразила себе то, чего в помине нет. Буду выглядеть потом полной идиоткой. Решила подождать с расспросами. Время покажет.
  
  -- А почему дизайнер тебя Димой назвала? - Спрашиваю я парня. Мы сидим в нашем ресторане, завтракаем.
  -- Ее отец нанял. - Ответил он. Усмехнулся, видя мое недопонимание. - Для него я, принципиально Дима, а для матери Радим.
  -- А по паспорту ты кто?
  -- Валевский Радимир Вадимович. Папа маме по сей день простить не может, что она меня так назвала.
  -- Так ты на два имени откликаешься? - Смеюсь я.
  -- Ага. Слава богу, только дома.
  -- Весело наверно у вас. - Я к нему в гости не набиваюсь. Нет. Но так вдруг захотелось увидеть его родителей. Что они из себя представляют? А главное и более всего меня волнующее, если что, примут они меня или нет? Всего месяц назад я и помыслить не могла, что Радим обратит на меня внимание, а теперь, сижу смотрю на него и всерьез мечтаю, что он на мне женится. Может, совместный ночной сон так на меня подействовал, я не знаю. Просто это перестало казаться чем-то не реальным, на грани фантастики. А почему бы и нет, говорю я себе. Я его люблю, он меня тоже. Когда двое любят друг друга, разве не должны они быть всегда вместе. Да у меня, был тот случай в квартире Сиротина, но ведь и Радим не был девственником до меня. Почему я должна считать себя недостойной его, только потому, что не по своей воле лишилась невинности. Да у него есть деньги. Ну и что? Я бы любила его и без них. Когда я первый раз его увидела, а это было третьего сентября, я не знала, кто он такой. Просто, заметила красивого парня и сердечко дрогнуло. Помню даже свое отчаянье, когда я, через несколько дней, увидела его выходящим из дорогой машины, да еще с красавицей Олей. Я тогда ночью плакала в подушку, как дурочка, понимая, что у меня нет на него никаких шансов. А теперь он мой. Так почему мне не помечтать?
  
  
  
   Глава 8.
  
  
  -- Мама, хочу тебе кое-что рассказать...но не знаю...ты наверно, меня ругать будешь?
  -- Что еще рассказать? - Голос мамы настороженный.
  -- Я тут с парнем познакомилась. Его Радим зовут. - У меня рука дрожит. Ладони вспотели от волнения.
  -- Та-к...- И многозначительное молчание. А потом тирада. - Я здесь переживаю, как там моя дочь учится, как готовится сессию сдавать, а она неизвестно с кем знакомится!
  -- Он не неизвестно кто. - Оправдываюсь я.
  -- Сейчас ты начнешь, как все глупые девчонки говорить "Он мама хороший, ты ничего не понимаешь!" Я все прекрасно понимаю, Катя. Там наверно все девочки с кем нибуть встречаются и тебе тоже захотелось. Но, доченька. Я тебя так далеко отпускала, чтобы ты училась. О будущем своем думала.
  -- Я думаю, мама. Я хорошо учусь. Просто Радим такой...он меня любит.
  -- Катя! - Голос мамы становится строже. - Они все сначала говорят, что любят. А потом с ребенком на руках оставляют. Надеюсь, ты не наделала всяких глупостей?
  -- Нет, конечно. - А сама радуюсь, что она меня не видит. - Он это даже не предлагает.
  -- Это, хорошо. Значит уважает. Но ты держи ухо востро. Наедине с ним не оставайся.
  -- Конечно.
  -- На улице гуляйте. Если будет приглашать к себе домой не ходи. И в общежитие не приглашай.
  -- Я так и делаю.
  -- Молодец. Если парень хороший, честный, то он будет уважать твои принципы. А если ему только одно надо, то будет настаивать на своем, поняла.
  -- Я знаю. Я не дура.
  -- Я тоже так думаю и надеюсь, что не ошибаюсь. Я потом еще позвоню, расскажешь все поподробнее. Где познакомились, что он из себя представляет. А то у меня перерыв заканчивается, уже зовут. - Мама сегодня работала в ночную смену. Она кассир в круглосуточно работающем минимаркете.
  -- Хорошо. Пока мам.
   Фух! Самое сложное осталось позади. Теперь надо подумать, как Радима маме описать. Как стипендиата отличника или, как сына состоятельных родителей. Нет не состоятельных, так среднего достатка это благонадежней звучит. Папа у него будет ларек на рынке держать, а не сеть строительных гипермаркетов. Машины у Радима не будет, иначе это лекция о том, что он может меня на ней куда нибуть не туда завести. После института мы ходим в кино. Нет не в кино, там темно, может целоваться полезть. На каток! Точно. Мы же были там, не совру. Хоть в этом не совру.
   Не знаю, слышала ли Лариса мой разговор с мамой. Она сидит на своей кровати, опираясь спиной о стену, на коленях ее нетбук, а в ушах наушники. Все время посмеивается, наверно, комедию смотрит. Я встаю с постели и включаю чайник.
  -- Тебе чай заваривать? - Кричу я ей. Привычка вместе пить чай вечером перед сном тяжело искореняется. Все таки три месяца вместе в одной комнате прожили.
   Она выдергивает один наушник.
  -- Чего?
  -- Чай будешь?
  -- Ага. - И снова смотрит на экран нетбука. Смеется. - Катя! Ты должна это увидеть. Смехота одна.
  -- А что ты смотришь?
   Она некоторое время смотрит на меня, словно решает, как сказать или слова подбирает. Потом говорит. - Ну помнишь, ты диск поцарапала. Так, вот я его перед этим, успела на комп скинуть. Уже третий раз смотрю и все ухахатываюсь. Тут Стас Валевского заснял, когда он пьяный был. Зря ты не хотела смотреть.
   Да, что я Радима пьяным не видела. Он такой веселый, обаятельный. Наверно там на видео он такой же. А что там еще может быть? Так посмотреть хочется! И еще у меня легкая ревность к Ларисе, что она без меня на моего парня смотрит. Без моего разрешения. Три раза подряд.
  -- Ладно. - Говорю я. - Сначала сделай, я тоже посмотрю.
  
  
   Лариса установила нетбук на столе, а я разлила по чашкам чай. Сели и она запустила видео. Сначала было что-то непонятное, наверно камеру настраивали. Дата, высветившаяся в нижнем углу экрана, указывала, что видео снято чуть больше года назад. Мелькал то пол, то стены квартиры Стаса, а потом появилось его лицо крупным планом. У меня все внутри всколыхнулось от ненависти. А он начал говорить на камеру. Изображать из себя репортера.
  -- Итак, мы ведем репортаж, - пьяный смешок, - прямой репортаж с места событий. - По зеркалу за его спиной понимаю, что он на втором этаже, как раз напротив двери спальни. - Не..не так. - Обрывает он сам себя. - Сегодня в квартире Стаса Сиротина был замечен в нетрезвом состоянии его лучший друг Радим Валевский.- Опять смех. - По горячим следам я веду оперативную съемку...здорово сказал!...- счастливая улыбка на весь экран. - Оп...оперативная съемка с места событий. - Камера больше не показывает его лицо, он снимает дверь спальни. Видно, как он рукой тихонько ее открывает. Камера выхватывает знакомую постель. - Блин. Тут его нет. Ищем дальше. - Картинка показывает, ноги Стаса. Он опустил камеру, вот ступеньки лестницы. - Так, так. - Уже шепотом. Теперь он уже в гостиной. - Камера поднимается и у меня сердце останавливается. Нет! Это не он, не он! Это другой парень сейчас...с той девушкой на диване. Она, а это Марина, узнала по черным волосам, лежит на спине, а перед ней на коленях между ее ног стоит парень очень похожий на Радима и двигает бедрами туда- сюда. И пьет из банки пиво. Стас снимал со стороны головы девушки и Радим заметил его. Равнодушно глянул, снова отпил пиво и поставил банку на живот девушки. Хочу заставить себя отвернуться, бросить смотреть, но не могу. Меня словно приковало к зрелищу на мониторе.
  -- Ну ты скоро? - Спросил он ее. - Я устал.
   Она хихикнула.
  -- Я уже два раза кончила.
  -- Ага. Ври больше. Все давай закруглятся. - Нет это не Радим. Он другой, я знаю, какой он во время секса. Знаю, что когда у него оргазм, он долго приходит в себя, а не закрывает на несколько секунд глаза и не встает сразу с тебя, нежно целует, словно благодарит за подаренное наслаждение. А здесь он снимает презерватив, швыряет его на пол и застегивает джинсы. Садится, подальше от девушки и продолжает пить пиво.
  -- Не мусори, Радим. Ты не в своей тачке. - Смеется Стас за камерой. Марина оборачивается и взвизгивает.
  -- Ты, что нас снимал?! Ну, ты гад, Стас! Радим, скажи ему, пусть сотрет запись.
  -- Стас, сотри запись. - Поворачивает голову на камеру Радим.
  -- Это для Радима, детка, - Говорит Стас. - Он будет потом на тебя смотреть и вспоминать.
  -- Да? - Ее глаза зажглись восторгом. Марина заметно была навеселе.
  -- Давай попозируй перед камерой. Для Радима. - Стас подходит ближе и девушка, смеясь, начинает кривляться перед объективом. Выставлять и трясти грудью. Посылать воздушные поцелуи. Делать все, что по ее мнению, должно было смотреться эротично. Но поскольку она была пьяной, то выглядело это смешно, нелепо и вульгарно. Лариса рядом со мной давилась от смеха.
  -- Ну, Маринка зажигала!
   Случайно камера выхватила лицо Радима. Он искоса смотрел на нее и мне показалось, что в этот момент он ее ненавидит. Марина закончила свои кривляния, подползла к нему на коленях по дивану. Стасу видимо надоело снимать, картинка смешалась, а потом прояснилась. Он положил камеру на журнальный столик, но не выключил. Забыл, наверное. Теперь Радим был очень близко, а Марина за кадром. Только ее руки мелькают, когда она говорит жестикулируя.
  -- Тебе понравилось? - Ее голос восторженный, полный радостной надежды.
  -- Очень. - Радим улыбался насквозь фальшивой улыбкой, за которой пряталось презрение к девушке. Заметно, что она ему сейчас противна. И совсем не скажешь, что он пьяный. Разве, что глаза неестественно блестят.
  -- Пива еще принести? - Голос Стаса.
  -- Да. - Отвечает мой парень.
  -- Радим, - Снова Марина. - А ты возьмешь меня еще раз на гонки?
  -- Нет.
  -- Ну почему? - Заныла девушка. - Тебе ж со мной понравилось. Нам вчера так здорово было!
   Радим откинулся на спинку дивана, сидел он в расслабленной позе, расставив ноги. Устало вздохнул.
  -- Я два раза одну и ту же девушку на своей машине не катаю. - Он закрыл глаза, словно собрался спать. Ладошка Марины легла ему на ширинку, начала поглаживать.
  -- А может, ты для меня сделаешь исключение? - Голос у нее с такими ласкающими соблазняющими нотками. Он чуть приоткрыл глаза. Некоторое время смотрел на нее, без особого выражения на лице. Потом у него словно проснулся интерес. Радим отстранил ее руку, ровно сел и произнес.
  -- Сделаю.
  -- Правда?! - Радостно пискнула Марина.
  -- Да, но у меня есть одно условие. - Смотрит на нее с такой обаятельной улыбкой, что я узнаю по ней своего Радима. - Ты знаешь, Марина, - продолжил он. - Стас мой лучший друг. Мы с ним с детского сада дружим, всем друг с другом делимся. - В это время за кадром голос Стаса. - Точно. На пиво. - Его бедро и рука с банкой в кадре. Радим забирает пиво и Стас скрывается из виду. - Так, вот. - Радим вскрывает банку. - Мое условие. Отсосешь у Стаса и я возьму тебя еще раз на гонку.
   На некоторое время воцарилась тишина. Словно у Марины был шок от его слов. Да и у меня тоже. Потом ее прорвало.
  -- Ты гад! Скотина! Я думала...думала ты нормальный, а ты сволочь!
  -- Нормальный? - Искренне удивился Радим. - Я тебе, что сказал перед тем, как ты ко мне в машину заскочила. Один раз покатаю и один раз трахну. Все. Каким ты местом после этого думала, если согласилась?! Точно не головой.
   Смех Стаса за кадром, подсказал, какое именно место имел ввиду Радим.
  -- Я всем про тебя расскажу! - Пригрозила Марина. - Все девчонки узнают какой ты гад! Я даже не кончила с тобой. Ни разу! - Попыталась она задеть его мужское самолюбие. Но он лишь презрительно скривился.
  -- Буду премного благодарен. - Сказал он. - Только я в этом сомневаюсь. Вы все как одна потом поете, как вам было классно и весело.
  -- Видео со мной чтоб стер! - Приказала девушка. Прошла перед камерой. Наверно к выходу.
  -- Стас, - Обратился Радим к другу. - Вызови ей такси. - А сам лег в полный рост на диван. Было видно, как он лежит и смотрит в потолок. Потом закрывает глаза, согнутой в локте рукой. Словно ему сейчас очень плохо.
   Через несколько минут раздается веселый голос Стаса.
  -- Ты видел, как она едва не повелась, а?
  -- Угу.
  -- Блин, я уже подумал и в этот раз мне перепадет. Но нет. - Смех. - Ты знаешь, что ты самый лучший на свете друг!
  -- Догадывался. - Ответ с иронией в голосе. - Хреново мне Стас.
  -- Тебе еще холодненького принести?
  -- Нет, хватит уже. И так надрался, как сапожник.
  -- По тебе не видно. - Скептичный голос собеседника. - Я вот точно надрался. Правда немного протрезвел, когда ты ей отсосать у меня предложил.
   Радим садится и опустив голову, обхватывает ее руками.
  -- Что ж мне так не везет, а? - Обращается он больше сам к себе чем к Стасу. - Как наказание какое-то. Точно всех членом выбираю. В кого не ткну, так попадаю на очередную блядь.
  -- Нашел на что жаловаться. - Смеется Стас. - Мне б такое, блин, не везение. Ему дают, а он ноет. Каждый день секс.
   Радим поднимает голову и смотрит на Стаса, как бы по верх камеры.
   - То же мне секс. Что по нужде сходил. А может, я хочу чтоб не давали. Чтобы одна хоть раз отказала. Послала куда подальше.
  -- Ну так найди себе какую нибуть целку патриотку.
  -- Как видишь не получается. - Горькая полуулыбка на губах.
  -- И что у тебя совсем ни разу девственницы не было? - Удивленный голос Стаса.
  -- Отчего же были. Две. - Сказано с той же улыбкой. - Одна мне заявила: "Я себя для мужа берегу. Никому не даю. Только минет всем делаю." С таким проффесианализмом его сделала, что я в рот ей кончил.
  -- А ты уж у нас джентльмен, - посмеялся Стас. - Девушкам в рот не любишь спускать.
  -- Потому, что как представлю, что она потом с кем-то целоваться потом будет, выворачивает всего.
  -- А вторая?
  -- "Мне девчонки рассказали, что целку лучше ломать с тобой" - Кривляясь, тонким голосом передразнил Радим неизвестную девушку.
  -- И что?
  -- Что, что. - Зло сказал Радим. - Зашел - вышел. Добро пожаловать в ряды блядей, милая. Я ж для тебя, что гинеколог. Пришла, чтоб я дефлорацию сделал. - Спрятал лицо в ладони. - Черт! Все пора с этим завязывать. Достало уже все. - Убирает руки и смотрит перед собой невидящим взглядом. - Как бы я хотел... знаю, что не реально, но...
  -- Что но?
  -- Чтоб она даже не целованной была. Чтоб была только моя, понимаешь? Я бы все для нее тогда.....- Видео резко закончилось. Я сижу и смотрю перед собой.
  -- Ну, что? - С издевкой спрашивает Лариса. - Как тебе запросы Валевского? Сукин сын. Девочку ему подавай, да еще и не целованную.
   Я встаю и иду к своей кровати. Чай остался не тронутым. Ложусь и отворачиваюсь к стене. Тихо плачу, но не потому, что сказала она, а потому, что понимаю, что он меня действительно любит. Эффект от просмотра видео оказался противоположным тому, на что, видимо, надеялась Лариса. А она еще продолжала говорить. И, что он девушек использует, что я ему тоже не нужна. Много всего говорила. Изображала мою спасительницу. А я лежала и думала, завтра попрошу Радима снять для меня квартиру. После того, как расскажу ему про ее козни, он сам меня с общежития заберет. В этом я уверена. Я убедилась в его любви, но еще больше запуталась, пытаясь понять, почему он полюбил мня. Ведь я ничем, по сути, от Марины не отличаюсь. Так же не была девственницей, так же сразу согласилась на секс с ним, пусть он и не предложил его мне в такой грубой форме. Да мой первый поцелуй достался ему, но ведь Радим этого не знает. Так почему он захотел меня?
  -- Катя, ну что ты молчишь? - Спрашивает меня Лариска. Садится рядом на мою кровать. Я поворачиваюсь к ней лицом. Она, что моими мучениями насладится хочет? Думает я страдаю от того, что видела его с другой? Да если бы ты знала, какой он на самом деле, ты бы засунула это видео куда подальше. Только бы я не увидела, эту разницу между сексом со мной и тем, что было у него с другими.
  -- Ты с ним тоже спала, да? - Это единственное объяснение ее интриг, которое мне приходит на ум.
  -- Нет, конечно! - Резко отрицает она.
   Врет, думаю я, глядя на нее. Он с ней был. Не зря же он ее так не переносит. Так же как Марину и других использовал, вот она и бесится, что он меня полюбил. Будь на моем месте другая, она б и ей кровь пила. Ревнует. Только очень хорошо это скрывает.
  -- Тогда, зачем ты все это делаешь? Зачем пытаешься настроить меня против него?
  -- Просто знаю, чем это для тебя закончится. Ты мне не веришь, но я действительно переживаю за тебя. Бросит он тебя, а ты потом страдать будешь. Я таких, как ты не раз видела. - Тяжело вздыхает. - Влюбчивые дурочки.
  -- Значит, ты мне предлагаешь его первой бросить? - Говорю с иронией.
  -- Зачем же сразу бросать. - Воодушевляется Лариса, моей разговорчивостью. - Ты сначала, найди себе другого. Хочешь, я тебя с кем нибуть познакомлю. У папика друг, как раз девочку себе ищет. Побогаче папаши Валевского будет. Мужики в возрасте, они знаешь какие. Они молоденьких на руках носят, чуть ли не в попу целуют. У нас, то - смеется, - попки упругие в отличие от задниц их жен.
   Иными словами. Стань Катя продажной шлюхой, как я и Радим сам тебя бросит. Зачем тебе молодой, красивый и богатый любовник, который тебя любит. Спи за деньги со старым прелюбодейным козлом. Она меня, что за идиотку принимает?! Наверное. Или по себе судит, что скорее всего, ближе к истине. В общем, разозлилась я, потому и ответила ей.
  -- Извини, Лариса, но я предпочитаю, чтобы меня молодой трахал, а не старый пердун, у которого стояк раз в неделю бывает. - Думаю, доходчиво объяснила, на ее уровне понимания. - И если, как ты веришь, Радим меня бросит. Разрешаю тебе потом вдоволь позлорадствовать. Хоть каждый день будешь, кричать: " Я ж тебе говорила!" - Только сейчас от меня отстань!
  -- Значит так?! - Взвилась она.
  -- Да, так!
  -- Что ж, поживем, увидим. - Встала и со злостью взяла со стола нетбук. Села на свою кровать и раздраженно била пальцем по встроенной мышке. Может, видео стирала? Не знаю. Я взяла телефон. Полазила немного в интернете. На мой почтовый ящик пришло письмо. Прочитала. На субботу ко мне на макияж просилась девушка. Зашла к ней на страничку в Контакте. Она была онлайн и я с ней списалась, договорись, что я буду у нее в шесть утра. Это мне заметно подняло настроение. Я достала из под кровати свой небольшой кейс с косметикой, перебрала там все, с места на место поперекладывала. Нервы успокаивала. Лариса насупившись наблюдала за мной. У меня в субботу первая невеста, мне не до ее злобных взглядов. Потом я поставила телефон на зарядку и взяв свою чашку с не выпитым чаем, пошла на кухню выливать его в раковину. Когда вернулась, то заметила, что соседка заметно повеселела. Сидела довольная, словно пока меня не было, она гадость какую-то успела сделать. Интересно какую? Вроде все на месте. Ложусь спать, а сама жду чего-то. Тревожно как-то на душе стало.
  
   Среди ночи я проснулась. И не я одна. Все общежитие. Из окон крики, особенно мужские.
  -- Какого хрена! Ты совсем сдурел! Заглохни!
   Под окнами отчаянно сигналила чья-то машина. Я приподнялась на постели. Лариса стояла у окна и тихо ругалась.
  -- Твою мать, а? Ну, что за козел?
  -- Что там? - Сонно спрашиваю я.
   Она вздрагивает, словно испугалась моего голоса.
  -- Да, ничего. Придурок какой-то по стоянке гарсает. Спи.
  -- Уснешь тут. - Отворачиваюсь к стене, но газующая, ревущая мощным мотором машина спать не дает.
   С окон свистят водителю, но все без толку. Я встаю. Телефон должен был уже зарядится, надо снять с зарядки. Он лежит на столе, но без шнура зарядного. Наверно Лариса его сняла. Нажимаю на кнопку включения, а он не работает. Разряженный до нуля или сломан. Нет, не сломан. Чувствую по весу, что он просто без аккумулятора. Вытащила зараза!
  -- Где аккумулятор? - Требую ответа у соседки.
   Она молчит. Я повторяю свой вопрос уже громче.
  -- Где мой аккумулятор?!
   Подходит к своей тумбочке, вынимает его из верхнего ящика и кидает мне его на кровать. Молча ложится на свою постель, укрывается одеялом и отворачивается к стенке. Словно она на меня обиделась. В это время под окнами слышу, как кричит комендантша общежития.
  -- Сейчас милицию вызову! - А потом настойчивый стук в дверь нашей комнаты. Я открываю. За ней, заспанные в ночных сорочках девушки из соседней комнаты. Маша и Света.
  -- -Блин, Катя! - Начала возмущаться Маша. - Задрал он уже. Может ты все таки выйдешь? Дай людям, поспать! Пусть только заглохнет.
   Я смотрю на нее в полном недоумении. А Света продолжает.
  -- Если поссорились, так между собой выясняйте! Лучше выйди, поговори, а то это старая точно милицию вызовет.
   Я бросаюсь к окну. Машина Радима. Как раз внизу напротив моего окна. Он даже на газон заехал. Меня в холодный пот бросило. Трясущимися руками вставляю аккумулятор и включаю телефон. Зарядки мало, но она есть. Машина резко глохнет. Следом раздается звонок моего мобильного. Я снимаю трубку.
  -- Катя, пожалуйста, дай мне все объяснить. - Голос Радима хриплый, взволнованный. Таким я его еще не слышала. - Не делай этого, слышишь! Я тебе не позволю!
   Я совсем сбита с толку. Ничего не понимаю.
   - Радим, ты что пьяный?
  -- Пьяный?! - Переспрашивает он, повышая голос. - Тебе мало меня послать, так ты еще решила поиздеваться надо мной?!
   Чувствую себя совсем тупой.
  -- Куда послать? Радим я ничего не понимаю. Что случилось?
   В ответ тишина. Словно мой вопрос удивил его. Потом, его голос уже глухой, вымученный.
  -- Это, что форма садизма у тебя такая?
  -- Все! - Резко говорю я. - Я сейчас оденусь, выйду и мы поговорим, как нормальные люди. И положила трубку. Полная каша в голове. Руки, ноги трясутся. Такое чувство, что я попала в свой собственный кошмар. Три часа ночи. Радим под окном и обвиняет меня в том, что я его бросила.
   Спускаюсь на первый этаж. Дежурная комендантша остановила меня.
  -- Зайченко, это что такое?! - Начала она. - Немедленно успокой своего ухажера, а то я тебя в два счета из общежития вышвырну! Мне ваши ночные разборки с пьяным Ромео здесь не нужны! Дверь он мне грозился выломать, паразит великовозрастный!
   Я извиняюсь, говорю, что сейчас все улажу. Она отпирает замок и выпускает меня на улицу. Морозно. Мелкие снежинки, первый снег в этом году тихо кружась ложится на асфальт. Радим стоит около машины, раздетый в одной рубашке и джинсах. Я бросаюсь к нему.
  -- Ты, что сума сошел?! Ты же простудишься! Немедленно сядь в машину.
   А он смотрит на меня так, словно я над ним издеваюсь.
  -- Как мило, что ты заботишься о здоровье такого гада, как я. - Потом резко хватает меня и жадно целует в губы. Как настоящий безумец. Мне даже больно. Но я не сопротивляюсь. Да, что с ним такое?! Он не пьяный, даже не выпивший.
  -- Ра-ди-м! - Пытаюсь, воззвать к нему между бешенными поцелуями. - Пожалуйста!
   Он немного пришел в себя. Держит мое лицо в руках и хрипло говорит.
  -- Я заставлю тебя забрать все твои слова обратно. Сейчас ты сядешь в машину и поедешь со мной. Иначе я не знаю, что сделаю... я не дам тебе жизни, без меня.
   Я уже едва не плачу.
  -- Какие слова? Я ничего не понимаю, - всхлипываю. - Я поеду с тобой куда угодно, только расскажи мне, что происходит.
   Радим неотрывно, напряженным взглядом смотрит мне в глаза.
  -- Ты не притворяешься! - С изумлением вырывается у него восклицание. - Ты правда ничего мне не писала?
  -- Господи, куда, что писала? Я наверно сума схожу.
  -- Идем.
   Он отстраняется, берет меня за руку и открывает пассажирскую дверцу машины. Подсаживает, что бы я забралась внутрь. Захлопывает за мной дверь. Когда он сел на свое место, то взял с приборной доски свой телефон и поискав в нем, то, что ему было нужно протянул его мне.
  -- Читай.
   Я смотрю на текст, электронного сообщения, присланного с моего телефона.
   " Ты хотел, чтобы тебя послали? Так вот, я тебя посылаю! Ты гад и последний подонок! Между нами все кончено! Не звони и даже не смотри в мою сторону. Можешь дальше искать себе не целованную девственницу! " А ниже значок файла с фото. Я хотела открыть картинку, но Радим выхватил у меня телефон.
   Смотрю на него, чувствую, что побледнела вся.
  -- Я тебе этого не посылала! - Еще говорю, а меня уже осеняет. - Это она... - Вскрикиваю. - Лариска послала, пока я спала, а мой телефон на зарядке был. А потом, она аккумулятор вытащила! - Меня всю трясет. А Радим проводит рукой по своему лицу, словно от облегчения.
  -- Боже, я подумал ты его видела...- Тянется ко мне и прижимает к себе. - Можно я ее убью, Кать? - Зарывается лицом мне в волосы. - Я наверно, не доживу, до того момента, когда закончится этот проклятый ремонт и наконец смогу забрать тебя к себе. Все думаю о том, что ты находишься рядом с ней и даже не знаешь, что это за тварь.
  -- Знаю. - Отвечаю я. - Теперь точно знаю. Просто я не понимаю, что она будет иметь с того, что поссорит нас. Ты ведь с ней не будешь.
  -- Она тебе завидует.
   Я поднимаю на него лицо.
  -- Радим, мне сейчас многие завидуют. Тому, что ты со мной. Но никто не делает таких гадостей, как она.
  -- Это другая зависть, Катя. Если бы ты знала то, что знаю я, ты бы поняла, что дело совсем не во мне. Она завидовала тебе еще до того, как мы встретились.
  -- Что ты знаешь? Расскажи.
   Он отрицательно мотнул головой.
   - Нет. Может быть потом. Но не сейчас. - Целует меня, затем пристегивает ремнем безопасности. - Поедем к нам домой и забудем о ней. Пусть удавится от злости. Думаю ей сейчас очень хреново, - кривовато улыбнулся Радим. - Не вышло у нее ничего. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы меня отвадила от тебя какая-то смс-ка. Больше я не позволю, ей тебе вредить.
  
  
  
  
   Мебели в спальне прибавилось. Появился туалетный столик и мягкий пуфик перед ним. Для меня. Скоро я буду жить с Радимом. Он готовил свою квартиру для нас двоих. Голова кругом идет от счастья. Еще каких-то несколько дней и уже можно будет переезжать сюда, не взирая на, то, что в некоторых комнатах еще идут ремонтные работы. Не стала просить снимать мне квартиру, это ведь уже ни к чему. Потерплю еще немножко стерву Лариску, а потом навсегда забуду о ее существовании. Но это легко сказать, на деле все время о ней думаю. Ну, или в свободное время, в перерывах между сексом. А чем еще ночью заниматься, когда спать не можешь от переизбытка чувств и эмоций от пережитого. А Радиму досталось переживаний даже больше чем мне. Как он рассказал, где-то около двенадцати ему пришло сообщение с моего номера. Он очень удивился, во первых, он хоть еще и не спал, но знал, что я в это время без него всегда сплю. Во вторых, я никогда не слала ему смс-ки, а тут от меня привет, да еще с таким содержанием. Он сразу стал мне звонить, но я была не доступна. И тогда, как он сказал, он умом тронулся. Вместо того, чтобы дождаться утра, если уже не спишь, то хоть обдумай все хорошенько, вспомни, с кем в одной комнате живет его Катя, он поверил, что я могла отказаться от него и решил меня вернуть, при чем немедленно.
  -- Как ты мог подумать, что я тебя брошу? - Я лежу в его объятьях, на боку. Прижимаюсь спиной к его груди, в то время, как он обнимает меня сзади, тихонько поглаживает мое бедро, целует плечо. Мы отдыхаем.
  -- Мог.
  -- Разве тебя хоть одна девушка бросала?
  -- Нет, но ты бы могла, если б... если б узнала, какой я был раньше.
   Немного колеблюсь, но все же решаюсь сказать ему.
   - Я видела то видео, Радим. Лариска мне его показала. Поняла, что за картинку она тебе переслала вместе с сообщением.
   Рука парня замерла на моем бедре. Он развернул меня на спину и посмотрел в глаза. В его читался испуг.
  -- Только не это... - Простонал он, видя, что я не лгу. Зажмурился и уткнулся мне в плечо головой. - Значит, ты видела, как я ее трахал, да? И тебе все равно? - Поднимает на меня потемневшее от стыда лицо.
  -- Это ж было до меня. - Говорю я.
  -- Но я вел себя с ней, как последняя скотина. - Не унимался Радим. - Ты должна была уже за это меня возненавидеть.
  -- А я б и возненавидела, если б Лариска меня с ней до этого не познакомила. Поверь, Марина, вовсе не страдает от обиды на тебя за свое унижение. Ты для нее просто классный гад с которым она весело провела время.
   Теперь он сморит на меня с легкой горечью во взгляде.
  -- Ты ведь понимаешь, что она сама на это пошла, да? Я ее ни в чем не обманывал. Не принуждал. Я никогда ни одной не говорил, что у нас будет нечто большее, чем просто перепих на заднем сидении. И все соглашались, Катя. Что я только не придумывал. Разбрасывал использованные презервативы по машине, журналы с голыми девками, черт, даже с мужиками. Но ни одна, кого я находил для себя привлекательной даже не пискнула, что она передумала. Словно всем было все равно, что я такой мерзавец, лишь бы трахнул. Что я потом и делал! - Добавил он со злостью.
  -- Но я ведь тоже не отказала тебе. Почему же ты захотел быть со мной? - Задаю мучавший меня вопрос.
   Радим лишь грустно улыбнулся.
  -- Просто у тебя не было шанса, Катя.
  -- Был. - Настаиваю я. - Даже Лариса меня отговаривала ехать с тобой.
  -- Тогда было уже поздно. Если бы ты не вышла через десять минут, я бы вернулся за тобой и вывел силой. - И мне кажется, что он имеет ввиду, раз меня все равно лишили девственности, так к чему лишняя возня с ухаживаниями. Он бы меня в постель уложил в любом случае.
  -- Тогда, на кухне у Стаса. - Говорю я, после не долгого молчания. - Я первый раз в жизни поцеловалась. - Хоть это я могу ему подарить.
   Глаза Радима засветились нежностью.
  -- Знаю, малыш ...знаю. - Целует меня, покрывает горячими поцелуями лицо. - Я когда первый раз увидел тебя...боже! Сам себе поверить не мог. Такая невинная нежная девочка передо мной сидит, смотрит на меня большими влюбленными глазами. Моя мечта напротив меня. И где?! У Стаса! В этом... в этом гадюшнике, куда только потаскушки потрахаться приходят. Я ведь туда и Ольгу за этим привел, чтоб ни к ней, ни к себе домой не ходить. - Прекратил целовать, держа мое лицо в ладонях, продолжил свои откровения. - Смотрел на тебя и чувствовал себя последним извращенцем. У меня на тебя стоял, а ты совсем ничего не замечала. Даже Ольга, эта снежная королева и то заметила, а ты...ты даже не поняла, зачем я тебя на кухню повел, так искренне удивилась, что я хочу поцеловать тебя. Я ведь никогда не целовал никого, думал, пусть хоть что-то во мне чистым останется, если мне когда нибуть повезет и я встречу ту о которой мечтаю. Тебя Катя. Такую невинную и страстную одновременно. - Нежная улыбка для меня. - Хотел идеальную любовницу. Чтобы она была только моей, наслаждалась моей любовью во всех ее формах и наконец получил.
   Я не жду его пояснений. Просто вырвалось наболевшее.
  -- Почему, - шепчу я, - Ну, почему ты не приехал за мной?
   Вместо ответа получаю страстный поцелуй.
  -- Молчи, молчи...- Шепчет Радим и накрывает меня своим телом.
  
  
  
  
   Глава 9.
  
  
   Оправдываться передо мной или извиняться Лариса не собиралась. Теперь она со мной не разговаривала. Словно я была в чем-то виновата перед ней. Я чувствовала, что она исподтишка наблюдает за мной, словно ждет от меня или нападения или еще чего нибуть. Но мне, по большому счету, было уже все равно и эти ее взгляды меня не трогали. Утрами мы молча, собирались в институт. После занятий я бежала к Радиму, а вечером мы так же молча укладывались спать. Каждый в своем мире. Только мой мир мне был понятен, а ее нет. В пятницу, после занятий я ждала Радима, потихоньку уже собирала вещи для переезда. Достала свой кейс с косметикой, решила еще раз все проверить. И не зря. Что она с ним делала? Может, трясла? Сверху повреждений, царапин или вмятин на нем не было. Но внутри! Все, сухие корректоры, пудры и тени все было разбито. Если бы я не заперла кейс на ключ, то наверно, досталось бы и всему остальному. Это ж надо так меня ненавидеть! И за, что?!
   Радим застал меня рыдающей над моим разоренным сокровищем.
  -- Когда, ты позвонила и сказала, что она твою косметику побила, я решил что пудреницу какую-нибудь, а тут у тебя целый арсенал. - Рассматривая мое добро, которое я выложила на кровати пока мыла кейс, прокомментировал парень.
  -- Что мне делать? - Всхлипываю я. - У меня завтра клиентка невеста.
  -- Еще время есть, поедем купим, что тебе надо. - Пожал плечами Радим. - То же мне насолила. - Это про Ларису. - Переночуем на квартире, а утром я тебя отвезу к твоей клиентке. Ты вещи уже какие нибуть собрала?
  -- Да. - Показала на большую клетчатую сумку. Туда я сложила в основном то, что было куплено Радимом. Самое ценное нужно вывести в первую очередь. Радим взял сумку и сказав, мне поторапливаться, вышел из комнаты. Пока я складывала уцелевшую косметику в вымытый кейс пришла Лариса. Молча глянула на меня и села на свою кровать. Наблюдает, как я собираюсь. Я открыла свою тумбочку и перекладываю в сумочку туалетные принадлежности. Случайно кинула на нее взгляд и вздрогнула. Лариса сидит, смотрит перед собой невидящим взглядом с выражением немого потрясения на лице. Словно ей что-то привиделось. Наверно, нечто очень хорошее, так как она вдруг, очнулась, закрыла рот руками, чтобы подавить радостный крик и потом засмеялась. Счастливо с облегчением. Я решила, что у нее не все дома. Уточнять так ли это, после разбитого содержимого своего кейса, не стала. Быстро закончила сборы, оделась и побежала к Радиму.
   На следующий день, как и обещал, Радим отвез меня к моей клиентке. С новой более дорогой косметикой я чувствовала себя чуть ли не самым крутым визажистом. Когда я, закончив свою работу, села обратно в машину, то сияла от радости в то время, как Радим спал на руле. Сонно щурясь, он спросил.
  -- Все домой?
  -- Ага. Смотри. - Я продемонстрировала ему свою заработанную денежку.
   Он уставился на нее почти с комическим ужасом.
  -- Мы вставали в четыре утра, ехали черти куда, чтобы ты заработала себе на шоколадку?!
   Можно и обидеться, но мне весело и радостно.
  -- На десять шоколадок! - Достаю свой телефон и ищу фото недавней невесты. - Вот. Посмотри. Я еще и ради удовольствия работаю.
   Радим берет мой телефон и рассматривает фото невесты. До и после макияжа.
  -- Да ты волшебница, Катя. Из Квазимодо Эсмеральду сделала. - Сказано с восхищением.
  -- Ничего она не Квазимодо, - заступилась я за невесту. - Это первое фото неудачное вышло. Девочка красивая.
   Радим вернул мне телефон.
  -- Мама будет тебя обожать.
  -- Вообще то мама была против, что я на курсы пошла. - Вздыхаю я.
  -- Моя мама. - Уточнил Радим. И у меня сердце подпрыгнуло от его слов. - Сейчас поедем отоспимся, а потом к моим родителям наведаемся. - Улыбнулся мне парень. - Что испугалась?
  -- Немножко. - Коленки только затряслись. - А они не будут против, что ты меня знакомиться приведешь?
  -- Будут не будут, а выбора у них все равно нет. - Ответил Радим.
  
  
  
   Я так сильно нервничала, что у меня руки дрожали. Радим только посмеивался над моим состоянием.
  -- Я ж тебя не в логово людоедов веду, Катя. Никто тебя не съест.
   А я не могу. Так мечтала, чтобы он познакомил меня с родителями, и подтвердил им серьезность своих намерений, а сама теперь дрожу от страха. А вдруг они скажут, что я не пара их сыну? Вдруг он их послушает? Хотя вряд ли. Не похож Радим на примерного сыночка. По нему, видно, что он любит своих родителей, но имеет свое собственное мнение. С Ольгой он порвал не смотря на желание матери видеть их вместе.
  -- Надо с твоей нервозностью что-то делать. - Сказал мне Радим, когда мы уже ехали к его родителям.
  -- А что можно сделать?
  -- Уверенности тебе прибавим. - Пряча улыбку, смотря на дорогу, ответил он мне. - Сейчас заедем в одно место и ты сразу перестанешь трястись от страха.
  -- Хотелось бы. - Выдохнула я.
   А потом, когда мы подъехали к ювелирному магазину я за своим изумлением и радостью забыла все страхи. Может это не романтично, может почти как обычная покупка, но мне все равно. Я сама себе выбрала кольцо, а Радим одел мне его на палец. Раз и все. Все страхи ушли. Я его невеста и пофиг, что его родители скажут!
   Жили они в центре города в одном из самых дорогих по стоимости квартир домов. Радим сказал, что ему здесь не нравится, так как по праздникам на центральной площади слишком шумно. Ему более по душе район с его квартирой, да и мне тоже.
   Когда мы вошли, а Радим открыл своим ключом, то нам на встречу вышел его отец. Мужчина под пятьдесят, пониже сына ростом, но крупнее его в два раза. Мне сразу подумалось, что если Радим бросит спорт, то к пятидесяти годам, его наверно, так же разнесет. Он представил меня своему отцу, как свою невесту и я получила полный насмешливого интереса взгляд голубых глаз.
  -- Вадим Васильевич. - Представился мне отец парня, оглядывая меня. - Катя, значит?
  -- Да.
  -- Димка проводи девушку в гостиную. А я пока матери сообщу, что ничего такого ужасного ты к нам в дом не привел. - Улыбнулся мне вполне приятной добродушной улыбкой и скрылся в дверях комнаты, откуда он перед этим вышел.
   Поворачиваюсь к Радиму.
  -- Димка? - Шепчу ему.
  -- И не говори. - Тяжело вздыхает он.
   Гостиная была большой, уставленная дорогой мебелью. Но было в ней еще кое-что интересное. Несколько стеклянных витрин, полных крошечных копий спортивных автомобилей. Я захотела посмотреть поближе.
  -- Папина коллекция машин. - Объяснил Радим, стоя за моей спиной. Щелкнул выключателем и внутри витрина осветилась, завращалась, демонстрируя все экземпляры коллекции. Я так засмотрелась, что не заметила, как к нам подошел его отец.
  -- Та желтенькая с черными полосками на капоте, - с грустным вздохом, заговорил он. - Была моим подарком этому балбесу. - Наклонился рядом со мной и указал пальцем на машинку. - Эксклюзивная модель была. Ручная сборка. Мотор зверь! А он, что...- кивнул на Радима. - Разбил в вдребезги, такую машину. Не та сегодня молодежь...не та. Не ценят красоту!
  -- Я сказал, что верну тебе за нее. - Упрямо поджав губы, ответил Радим.
   Вадим Васильевич скептически хмыкнул и подмигнул мне.
  -- Мне же мои же деньги он вернет, смех да и только. - Взял меня под локоток и повел к дивану. Я села, а он чуть в стороне от меня. Повернулся ко мне и говорит.
  -- Вот, как мне Катя наказать собственного сына? Может мне, - смотрит на Радима с ехидной улыбкой, - как Демидов своего оболтуса, в магазин грузчиком устроить? Посмотрим, как ты мне потом за машину вернешь. Лет так через триста.
  -- А следом и меня в продавщицы! - Раздался возмущенный женский голос. Я повернула голову и увидела маму Радима. Карий цвет глаз он унаследовал от нее. Она стройная и подтянутая. Не скажешь, что ей больше сорока. Ухоженная красивая женщина, без морщин на лице. Моя мама выглядит гораздо старше.
  -- Светлана Николаевна, собственной персоной. - Кивнул на жену Вадим Васильевич. - А мы тут уже вас заждались. - Поддел он свою супругу, но не злобно, а с такой задорной улыбкой. Видимо, он был любитель пошутить. - Знакомься, дорогая. Наша будущая невестка.
   Светлана Николаевна, хотела что-то ответить, но глянув на сына, стоящего за спинкой дивана, у моей спины и обнимающего меня за плечи смолчала. Я думала она расплачется, такой у нее был несчастный вид. Но нет. Села напротив меня в кресло и с фальшивой улыбкой доброжелательности на лице кивнула.
  -- Очень...приятно. Катя, кажется?
  -- Да.
  -- Радим много про вас рассказывал.
  -- Много?! - Воскликнул Вадим Васильевич. - У меня уже оскомина на имя Катя. - Повернулся ко мне с озорными искорками в глазах. - Раньше, было спросишь, Димка ты куда? Он - к друзьям. А теперь? К Кате. Где был? С Катей там-то. Куда среди ночи, как ненормальный помчался? Опять к Кате! Даже не знаю, что с сыном. Может, заболел?
   Радим обошел диван и сел рядом со мной. Светлана Николаевна, упорно избегала смотреть на меня.
  -- Оля тоже на него хорошо влияла.
   Радим фыркнул, а его отец рассмеялся.
  -- Зато на меня плохо.
   Итак, папа за меня, а мама против. Ну, свекрови все такие, удивляться не чему.
  -- Я все понимаю, - начала обиженным тоном будущая свекровь. - Хочешь сын, встречайся с кем угодно, но жениться то зачем так рано? - Наконец посмотрела на меня, словно ища поддержки. - Катя, вам сколько? Девятнадцать?
  -- Да.
  -- Только начали учиться. Радим тоже учебу не закончил. Совсем еще дети!
  -- Мы вообщето, не собираемся сейчас жениться. - Говорю я. Надо утешить бедную женщину.
  -- Нет, Катя. Собираемся. - Встрял Радим.
   Я удивленно уставилась на него. А Вадим Васильевич хохотнув хлопнул ладонью по колену.
  -- Света, - сказал он жене, - наш сынок не только нас перед фактом поставил! Все в его духе. - Снова обращается ко мне. - Пришел раз домой, папа я машину разбил. Все свершившийся факт! Второй раз, папа я женюсь! И, что? Хоть головой о стену бейся, а он не отступится. Считай, уже женился. Так, что Катя у тебя, девочка, выбора нет, как и у нас. Либо смирись, либо он и тебе крови попьет, пока своего не добьется.
   Таким было начало вечера. Далее все шло в том же духе. Светлана Николаевна пыталась еще приводить какие-то доводы против скорой свадьбы, но они не возымели должного действия.
  -- Уже все решено, мам. - Так отвечал ей Радим. Решено было им. И куда мы на медовый месяц поедем и когда, даже будем заводить детей. Не раньше чем через пять лет. Этот ответ немного взбодрил мою будущую свекровь. Она повеселела. Стала смотреть на меня с легкой благосклонностью. Наверно ее больше пугала не женитьба сына, а скорая перспектива стать бабушкой. Вадим Васильевич, наоборот, за ужином уже подбирал имена для своих внуков.
  -- Мне, Катя, не надо там никаких Ростиславов, Святославов и прочих трудно выговариваемых имен. Мне Ваню, Петю, Колю. Чтоб человеческие имена были. Держишь ребенка на руках и называешь его Ванечка, Петенька, а не Радимчик. - Стрельнул на жену недовольным взглядом. - Выбрала имечко! Ни в какие ворота не лезет!
  -- Красивое старославянское мужское имя! - Упрямо возразила Светлана Николаевна.
  -- Да, красивое. А о внуках ты подумала? Отчество какое у них будет?! Иван Радимирович?
   Ну и далее в том же духе. Можно считать, что меня приняли. Мои страхи, что родители Радима окажутся снобами, которых ничего кроме денег не интересует, не сбылись. Нормальные люди, со своими достоинствами и недостатками. Вадим Васильевич веселый, любитель добродушно поддеть своего собеседника. Свои деньги он заработал сам, о чем неоднократно было сказано сыну, мне и его жене. В женитьбе Радима на мне он видел прекрасную перспективу заставить сына работать. Радим работать не отказывался, но отцу было этого мало.
  -- Я в твои годы работал с утра и до ночи, а не раз в неделю под настроение! И то, когда отец заставит.
  -- Я вообще то еще и учусь. - Отвечал Радим.
  -- Ну, да, - Хмыкнул будущий свекор, - А после учебы свидания. Когда ж работать? Вот женишься, я за тебя всерьез возьмусь. Будешь мне машину отрабатывать. Хватит, нагулялся уже.
  -- Мальчику только двадцать три года, - Попыталась заступиться за сына Светлана Николаевна. - А ты хочешь взвалить на него весь бизнес.
  -- Света, тебе пора очки носить. - Ответил с иронией Вадим Васильевич. - Димка уже давно не мальчик.
  -- Для матерей даже взрослые сыновья, навсегда останутся детьми. - С тоской в голосе высказалась она в ответ.
  -- Внуков тебе надо, а не за воспоминания о детстве сына, цепляться. - Парировал ее муж.
   Светлана Николаевна, повернулась ко мне.
  -- Радим в детстве был таким примерным, послушным мальчиком.
   А дальше получасовой рассказ о том какой он был. С демонстрацией семейных фотографий. От младенческого возраста до последних его снимков в кампании друзей по институту. Я когда, фото рассматривала, то заметила, что он и в детстве был красивым. Светлана Николаевна расцвела от моих слов ибо она считала, что сын пошел полностью в нее. Она своего сына обожала. Слепой материнской любовью. Считала, что вмешиваться в личную жизнь сына непросто можно, но даже нужно.
  -- Вот если бы я его с Олей не познакомила, то он до сих пор бы гонял на этих гонках. Я спать ночами не могла, зная, что мой сын в такой компании!
   Радим, который сидел рядом со мной и так же рассматривал свои фотографии, подавил улыбку.
  -- Надеюсь, ты теперь будешь спокойна, мама. Пока Катя со мной я ни в какие плохие кампании возвращаться не буду.
  -- Вырастила я шантажиста, на свою голову! - Обратилась она ко мне с укоризной на саму себя. - Знает, на что давить надо, чтоб своего добиться. Отцу он заявил, что если мы будем против его невесты, то он видал его бизнес в одном месте. А мне...- Тяжелый взгляд в сторону, безмятежного сына. - Что на иглу сядет. И самое, страшное, что он не шутил. - Смотрит на меня уже чуть ли не с сочувствием. - Вот, Катя, какой у тебя будущий муж будет.
   Эту его сторону характера я давно поняла. Нельзя ему перечить. Ты женщина, а он мужчина и все этим сказано. Решения всегда за ним. А если, что не нравиться - свободна. Только в моем случае свободы не видать. Он меня любит, а значит, покорит, сломает, заставит подчиниться ему. Но я, если честно, не вижу особых причин, чтобы ему в чем то перечить. Мне даже нравиться, что он такой. Всю жизнь я слушалась маму, так, что для меня лишний раз уступить не проблематично. Пусть командует на здоровье.
  
   Все складывалось так удачно, я так счастлива, что самой не верилось. Радим поставил в известность родителей, что с завтрашнего дня мы живем вместе. С утра он будет перевозить свои вещи, а после обеда заедет за мной и заберет меня с остальными моими.
   Я вошла в комнату общежития вся светясь от радости. Лариса была не одна. В комнате еще Света. Сидят пью чай.
  -- Привет, Кать. - Поздоровалась со мной Света.
  -- Привет. - Я раздеваюсь. Открываю шкаф, достаю еще одну сумку. Развернула ее и стою думаю, что да как сложить.
  -- Ты, что съезжаешь? - Удивилась Света, наблюдая за мной.
  -- Ага.
  -- А куда? На квартиру?
   Я не удержалась и заулыбалась.
  -- К Радиму. Вот. - Показываю ей руку с кольцом на пальце. - Ты была права! Радим на мне женится. - Быстрый взгляд в сторону Ларисы. Сидит невозмутимая, чай пьет. Только глаза подозрительно довольно блестят.
   Света радостно хлопнула в ладоши.
  -- Я выиграла, выиграла! Гони Лариска долг!
  -- Ну, это еще вилами по воде писано. - Отозвалась Лариса. И так спокойно она это сказала, что у меня сердце замерло от нехорошего предчувствия. Отставила чашку, встала и прошлась к своей тумбочке. Достала с верхнего ящика что-то и подошла ко мне.
  -- На. Ради тебя сегодня купила. - Протянула она мне какой-то маленький конвертик. Я взяла и прочла название на нем. Тест на беременность.
  
  
  
   Глава 10.
  
  
  
  -- Катя, может все таки ребенок от Валевского?
  -- Был бы от него, она б сейчас так не убивалась. - Ее голос довольный и счастливый. Ей хорошо от того, что мне плохо. От того, что две маленькие параллельные полоски на тесте, поставили жирный крест на моем будущем с Радимом. Как я не заметила, что у меня задержка? Вчера, когда я перекладывала с тумбочки в сумку свои вещи, среди них была упаковка прокладок. Новая, не начатая. Купленная, по моей просьбе про запас Ларисой в супермаркете еще в прошлом месяце, сразу после моей последней менструации. За неделю до того, как в квартире Сиротина я лишилась девственности. А еще я верила, что от одного раза нельзя забеременеть. Какая же я дура! Не с моим счастьем, как оказалось. Люди годами не могут завести детей, а у меня с первого раза, да еще неизвестно от кого. Жить не хочется от такого счастья.
   Света сидит около меня и по своему пытается утешить.
  -- Ну не плачь, Кать. Срок еще маленький. Аборт сделаешь и все в порядке будет.
   Никаких детей, никаких абортов. Так он сказал.
  -- Рискованно делать аборт при первой беременности. - Комментирует Лариса. - Детей потом может не быть.
   "Через пять лет, когда Катя закончит учебу, тогда и о детях подумаем" - Голос Радима в голове. А следом его отца. - Ну, ну. Я тоже так думал, пока ты не родился. Через годик мне внука принесете.
   Только это будет не ребенок Радима! Слезы душат, а в груди так больно, что тяжело дышать. Как я ему скажу об этом? Как признаюсь, что беременна? Зачем ему чужой ребенок, а тем более его родителям. Что он скажет? Так же, как Света предложит сделать аборт? Все, что угодно ради него, но только не это. Если бы в свое время мама, когда ее бросил беременной отец, сделала аборт, то меня бы сейчас не было. Аборт это убийство, так меня она учила. Учила и умоляла не повторять ее ошибок. Чтобы я не повторила ее судьбу матери одиночки, но как видно это и есть моя судьба. Придется вернуться домой, бросить учебу. Пока нет живота, искать постоянную работу, а иначе потом тебя никто не возьмет. Словом, делать все, что когда-то делала мама.
  -- Свет, ты курить идешь? - Спрашивает эта змея свою подружку. Знаю, что бред, но мне кажется, что в моей беременности именно она и виновата.
  -- Нет. Я еще с Катей посижу.
  -- Ну, как хочешь. - Сказано со смешком.
   Как только она вышла, Света снова заговорила.
  -- Ты, Кать, брось там всякие глупости думать.
  -- Я не думаю. - Отвечаю я. - Я домой уеду.
  -- А это еще большая глупость. - Понижает голос до шепота, бут-то боится, что нас подслушают. - Ты это...раз аборт делать не хочешь, подстрой так, чтоб Валевский думал, что это его ребенок. Срок маленький, не сложно будет. Главное по быстрому все сделать.
   Я смотрю на нее, а у самой все холодеет от ужаса. На саму себя. На свое желание так сделать. Так, как это единственный выход для меня. Боже! Неужели я решусь на такое?! На такую подлость, на такой обман и все ради того, чтобы не потерять его.
  -- Если, что ты Лариске ни слова, поняла? - Шепчет мне Света. - Я ей потом скажу, что ты ему все рассказала и вы решили с абортом, чтоб она языком меньше трепала. А ты тем временем, Радиму скажешь, что мол как раз перед тем, как у тебя месячные должны быть ты и залетела, потому и задержка. Ребенок значит от него. А если, до Лариски потом дойдет, что ты такое дело провернула, то он ей потом все равно не поверит. Ты главное, постарайся все, как я сказала сделать.
   Легко сказать. Как заставить парня спать с тобой без презерватива, когда он с ним никогда не расстается? Дохлый номер, все это. Завтра скажу ему правду и все. Конец.
  
  
   Ночью я совсем не спала. Плакала и все думала, думала. Представляла, как я буду жить без Радима. Без его нежности и страсти, без его тепла и запаха. Это сводило сума. Так страшно от того, что я больше не смогу быть рядом с ним, чувствовать его такого родного, любимого, желанного. От одной мысли, что уже никогда он не обнимет меня, не поцелует, не войдет в меня хочется кричать. В чем я виновата, что заслужила такое наказание?! Жизнь без него, это наказание. В ней нет смысла. Чужой не желанный ребенок лишил меня моего счастья. Нет, не ребенок, а две полоски на тесте. Я не чувствовала себя беременной. Все сказки, что женщина что-то там ощущает. Радость, любовь и душевный подъем. Может, я бы радовалась, случись это через пять лет и носи я под сердцем ребенка Радима. Но сейчас, лежа в темноте, я ненавижу того, кто сделал мне эти две полоски и сам зародыш ненавижу, особенно за то, что я ничего не могу ему сделать. Не могу убить его, но и любить, желать его рождения тоже не могу. Я буду плохой матерью.
   Утром Лариса в прекрасном настроении. Завтракает, одевается. Мне кажется, еще немного и она пуститься в пляс, так она радуется моему несчастью. Змея! Ненавижу и ее тоже. А она собирается за покупками.
  -- Скидываться на продукты будешь? - Как ни в чем не бывало спрашивает она. Словно, я тут с ней и дальше жить буду.
  -- Нет. - Огрызаюсь я.
  -- Как хочешь, - пожимает плечами. - Сахар мой тогда не бери.
   Ушла! Наконец то. Встаю и начинаю складывать свои вещи в клетчатую сумку. Их ведь в любом случае надо сложить. Поеду я домой или...Нет! Нет и нет. Даже не думай об этом Катя. Но я думаю, все время, думаю пока собираюсь. Скоро за мной приедет Радим, и как я поступлю?
   Наконец все уложено. Осталось одно постельное белье. Нужно расстелить постель. Снять наволочку с подушки, потом пододеяльник, простынь. Всего делов то. Но я не могу. Стою у окна и жду его. Вот появляется черная знакомая машина. Паркуется, глохнет мотор. Радим выходит и хлопнув за собой дверцей, включает сигнализацию. Идет в сторону общежития и по мере его приближения сердце колотится все быстрее и быстрее. Скоро он будет здесь.
   Легкий стук в дверь и я иду открывать. Он ведь, не знает, что я сейчас одна в комнате. Что мы с ним будем одни.
  -- Привет. - Его улыбка предназначенная только мне, ставит последнюю точку в принятом решении. Я пропускаю его в комнату и сразу вешаюсь ему на шею. Притягиваю для поцелуя.
  -- Привет, - говорю я. И он уже целует меня, а я расстегиваю его пальто. Стягиваю с плеч, помогаю вынуть ему руки с рукавов и оно падает на пол. Потом прерываю наш поцелуй и опускаюсь перед Радимом на колени. Мои руки расстегивают ему ремень на джинсах.
  -- Катя? - Удивленный выдох. - Я думал мы переезд дома отпразднуем.
  -- И там тоже. - Отвечаю я. - Посидим по традиции на дорожку. - Пытаюсь шутить, чтобы скрыть свои подлые намерения.
  -- Скорее... всего... полежим, - смеется Радим через стон. Я знаю, как сделать ему приятное. Сейчас он раствориться в своих ощущениях, а я...осторожно достаю с его заднего кармана презерватив и сжимаю его в кулаке. Довести его до момента, когда он уже не сможет терпеть куда проще чем справиться с собственной совестью. Но я себя утешаю, вру сама себе. Говорю это последний раз я с ним, а значит, я имею право на секс с ним без презерватива. Мне беременность уже не грозит. Хочу почувствовать его без этой резиновой пленки. Радим отстраняет меня, притягивает к себе, поднимает на руки и несет к кровати. Я вся дрожу от страха и предвкушения близости. Он очень сильно хочет меня, не доносит до кровати, просто ставит на пол у стола и опять целует, при этом с тихим рычанием задирает на мне халатик, приспускает трусики, запускает руку между ног. И от этого еще больше заводится. Там все готово для него. Второй рукой пытается найти презерватив кармане своих джинсов, но его естественно нет.
  -- Черт! Катя я кажется забыл...- Но я не даю ему договорить. Целую его, прижимаюсь к нему, ласкаю его руками. Все для того, чтобы он не думал об отступлении. И он сдается. Снова его руки на моем теле, а я пытаюсь снять с него свитер. Он помогает и откидывает его на стул, а потом разворачивает меня к себе спиной. Я облокачиваюсь на стол, а он прижимается ко мне сзади. И вот он уже во мне. Твердый и большой. И правда разница не лишком заметна, когда тебя трясет от желания, не до того с презервативом он это делает или без. Только бы он не останавливался. Все время был со мной, был моим.
   После оргазма он ослабев, сел на стул, потянув меня за собой. Я уютно устроилась у него на коленях. Тихонько целую его около уха, жду пока он придет в себя. Наконец он выровнял дыхание и улыбнулся мне.
  -- Как-то не получилось полежать на дорожку, теперь хоть посидим.
  -- Я схожу быстренько в душ, а ты меня подождешь? - спрашиваю я.
   Он смеется.
  -- Я вообще то, как раз за тобой и приехал.
  
   Лучше б я в душ не ходила, обошлась бы влажными салфетками. Когда я вернулась, Лариса так же пришла из магазина. Она шестым чувством, по другому, не назовешь, сразу определила почему Радим лежит на моей кровати, в то время пока я была в душевой. Как же я сглупила! И она это прекрасно поняла. Улыбается, покупки на стол выкладывает. С моим парнем разговаривает.
  -- Я так понимаю, Катя сегодня выписываться с общежития будет?
  -- Да. - Ответ Радима равнодушным голосом. - Катя, что ты застыла? Давай собирайся.
   А я стою не могу двинуться с места. Потому, что уже знаю, что сейчас эта змея скажет.
  -- Ты ее сразу в своей квартире пропиши, а то без прописки ее в гинекологии не примут. Придется ей домой ехать, чтоб на учет становиться.
  -- Какой учет? - Не понял Радим. Он даже сел на кровати.
  -- Ну, по беременности. - С улыбкой объяснила Лариса.
  -- Какой еще береме...- начал новый вопрос Радим, но резко смолк на полуслове и уставился на меня с выражением недоверия на лице. - Ты, что беременна? - Спросил он меня.
  -- Да. - Всхлипнула я.
   Радим резко вскочил, заходил по комнате, держась рукой за голову.
  -- Вот идиот! Это ж надо так все испоганить, все планы к черту! Накрылся медовый месяц в Швейцарии! - Ругался он сам на себя, даже стул от злости пнул ногой. А я все ждала, когда до него дойдет, что это не его ребенок. Стою и тихо плачу. Он посмотрел на меня, на мои слезы с удивлением, а потом в его глазах мелькнула догадка. Остановился прямо передо мной. Взял рукой за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.
  -- Ах ты маленькая, интриганка. Это кто ж тебя такому надоумил?! - Я смотрю на него с мольбой о прощении, но вижу что он особо и не обижается. Так, немножко задело и все. - Значит, хотела мне чужого ребенка подсунуть. - Продолжал он со странной улыбкой на губах. - Поимела, по полной программе. Даже не знаю, что мне теперь с тобой делать.
  -- Прости меня пожалуйста. - Плачу я. - Я не могу без тебя и не могу сделать аборт.
  -- Отшлепаю и поставлю в угол! Будем считать, что мы с тобой в расчете Катя. Я тебя поимел, а ты меня. - Словно меня не слыша, произнес Радим мой приговор. - Все. Не стой, как истукан. Давай собирайся.
   Кто больше удивился я или Лариса. Наверно, все таки она, та как не выдержала и спросила вместо меня.
  -- И это все?! У нее ребенок от неизвестно кого, а ты на ней все равно женишься?! - Не спросила, а прям прокричала с возмущением и недоверием в голосе. - Это не правильно! Не справедливо!
   Радим повернул голову в ее сторону, что-то хотел сказать, но передумал. Несколько секунд помолчал, а потом на его губах появилась такая мстительная улыбка.
   - Жизнь вообще штука не справедливая, Лариса. - Подтолкнул меня к шкафу. - Давай Кать, живее. - А потом снова посмотрел на нее. - Я когда узнал, что это ты все устроила, подставила Катю, думал, убью тебя заразу. Но, потом опомнился. - Легкая улыбка на его губах. - Да если б не ты, я бы Катю так никогда и не встретил. Ходил бы мимо нее целый год и даже б не посмотрел ни разу. А ты нас, дорогая, свела. И сейчас я заберу ее, возьму, как ты говоришь, беременную чужим ребенком и сделаю еще более счастливой. - Он, конечно, не сказал, а ты хоть удавись от злости, но эта не высказанное предложение висело в воздухе после его слов.
  
  
  
   Когда я выходила из комнаты, то последний раз оглянулась на Ларису. Она стояла у окна и молча курила. Мне, показалось, что она с трудом сдерживает слезы. Думаю, ей станет легче после того, как я уйду из ее жизни. Хотя, что более всего вероятно, она найдет себе новый объект для зависти. Кто-то все равно будет успешней ее, счастливей, а значит ей захочется исправить подобную несправедливость. Но я этого, слава богу, видеть не буду. И надеюсь, рано или поздно она свое получит. А пока, я пишу заявление на выписку из общежития. Сдаю комендантше свой дубликат ключей и иду следом за Радимом. Все хорошо, но меня мучает, терзает мысль, почему он так легко принял чужого ребенка. Я его принять не могу, а Радиму, словно все равно. И еще. Почему он не злится на то, что я пыталась обмануть его? Наоборот! Смотрю на него и вижу, что он бут-то облегчение испытывает, как груз с души снял. Пока ехали на квартиру, я в этом окончательно убедилась. Мы оба думали о том, что недавно произошло, но в то время как меня вся ситуация все более угнетала, его настроение поднималось. Поглядывал на меня довольный, пряча улыбку, но я-то ее все равно видела. Не сходится, нет логики.
  -- Что ты имел в виду, когда сказал что мы в расчете? - Спрашиваю я.
  -- Я ведь объяснил, Катя. Я тебя использовал, а ты меня. Что тут не ясного?
  -- Мне не ясно. - Настойчиво задаю вопрос. - Когда это ты меня использовал?
   Вместо ответа, он посмотрел на меня искоса, словно оценивая мою возможную реакцию на его слова.
  -- Я скажу, но перед этим напомню тебе, что ты тоже, слава богу, не эталон совершенства. У меня, едва комплекс неполноценности не развился, на фоне твоей идеальности. Теперь я не буду перед тобой оправдываться. Что сделал, то сделал. И никуда ты от меня не денешься.
   Я, затаив дыхание, жду его пояснений. А он не надолго, замолчав, сказал.
  -- Мой это ребенок, Катя.
   У меня вырвалось нечто вроде мышиного писка. Так меня ошарашили его слова. Врет, думаю. Не может этого быть, а сама спрашиваю с намерением уличить его во лжи.
  -- Ты утверждаешь, что был четвертым?
   Радим бросил на меня усталый взгляд.
  -- Опять двадцать пять. - Пробурчал он. - Я сначала думал, это все Ларискины басни, но когда я ждал тебя в общаге, она меня просветила, описала, как ты ей преподнесла свою версию той ночи. Оказывается это твои Катя, фантазии. Презервативы она посчитала. - Усмехнулся Радим. - Да если б, тебя четверо разных мужиков отымело, ты бы сидеть неделю не смогла. И вообще, если быть точным, то всего было полных два раза, а остальные резинки это мои муки совести.
   Я все еще не верю. Даже головой мотнула. Нет.
  -- Ты не мог, - повышаю голос. - Тебя там не было ... ты бы просто не успел так быстро вернуться! Зачем ты мне врешь?!
  -- Да не уезжал я ни куда! - В ответ повысил голос Радим. - Думаешь, я бы смог тебя там оставить, даже на час? Посадил Ольгу в такси и вернулся.
   Я даже на сидении сползла. Закрыла лицо руками. Все не могла осознать, что Радим это сделал. Пока, я так пыталась осмыслить его признание, мы уже подъехали к дому. Машина остановилась.
  -- Катя, - позвал он. - Ты не имеешь права на меня обижаться.
  -- Ты меня потаскухой обозвал! - Поднимаю голову и смотрю на него с обвинением. Из всего, это было самым обидным для меня. С тем, что он был со мной той ночью, я быстренько смирилась. И если, честно то обрадовалась. Но его оскорбление меня сильно задело.
  -- А что я мог еще подумать, когда возвращаюсь, через десять, от силы пятнадцать минут, а тебя нет. Спрашиваю Стаса, где ты, а он мне: "А эта первокурсница еще та штучка. С виду такая тихоня, а сама крепкого секса захотела. Ее сейчас в спальне трахают." У меня, Катя, после его слов, едва мозг не взорвался. Все думаю, это уже не просто хроническое невезение, а проклятие какое-то. В который раз на одни и те же грабли наступаю. При чем в этот раз особенно сильно треснуло, так как я поверил, что, наконец, встретил ту самую. А оказалось, что опять я сам из себя дурака сделал. - Радим отстегнул ремень безопасности. - Дальше ты сама, понимаешь, что было. Я сильно разозлился, решил, раз уж все опять повторилось, так пусть уже по полной программе. - Смотрит на меня, изучает мою реакцию. - Идем, Кать, домой.
  -- Я хочу знать, как все было. - Твердо говорю я.
  -- Хорошо. - Радим берет мою руку и целует ладонь. - Я тебе дома все расскажу. А если захочешь, могу и показать. - Наклоняется к моим губам и медленно целует. - Я не отворачиваюсь, но и не отвечаю. Даю понять, что еще немного обижена. Совсем чуть - чуть.
  
   Перед тем, как войти в квартиру, Радим вручил мне мой комплект ключей. Я открыла дверь сама, испытав при этом глупый восторг от того, что у меня получилось справиться с замками с первого раза. Радим занес мою сумку с вещами прямо в спальню. Там был полный бардак. Утром, видимо, доставили шкаф купе, и сейчас он стоял еще не собранный, в огромных картонных упаковках вдоль стен. А вокруг были вещи Радима. В сумках, коробках, просто на тремпелях, ступить было некуда. А еще и мои сумки. Только одна кровать и была свободна. Пришлось сесть именно на нее. Мой будущий муж устроился рядом.
  -- Мы в квартире, - говорю я. - Продолжай. Я слушаю.
   Радим усмехнулся.
  -- Смотри не пожалей. Тебе с чего начать?
  -- Я помню, как парень, то есть теперь я знаю, что это был ты сказал, что потаскух не целует, а дальше у меня полный провал.
  -- На самом интересном месте. - Театрально вздохнул Радим. - Потому, что как только я вошел в тебя, то сразу понял, подо мной девственница. Остановился, естественно, хотя это было чертовски тяжело, спрашиваю у тебя, что это вообще за фокусы, зачем тебя понесло с кем попало девственность терять. А ты молчишь, и тут до меня доходить стало, что с тобой что-то не то. Встал с тебя, снял презерватив, вот твой первый номер и включил свет. - Радим стянул с себя свитер, я последовала его примеру. - Вот тогда, - продолжил он, - я и увидел, что ты под кайфом. Понял, что мою девочку Стас какой то хренью накачал. Пока сидел, взявшись за голову, думал, что мне дальше делать. Как с тобой утром объясняться, ты вроде пришла в себя. Села на кровати и смотришь на меня, а говорить начала, словно не со мной, а с подружкой что ли. Я так и не понял.
  -- И что я говорила? - Снимаю юбку, пока Радим рубашку.
  -- А это самое интересное. - Улыбнулся он. - Если почти дословно, то ты сказала так: "А я сегодня первый раз поцеловалась " и прикладываешь ладошку к губам, мол проговорилась. А потом: "Ты-с, никому не говори, это секрет! Я всем подружкам рассказываю, что в школе с одноклассником первый раз целовалась, чтоб они надо мной не смеялись. " И тогда, Катя - Радим расстегнул ремень на джинсах, а я сняла колготки. - Я сел поближе к тебе, потому, что меня твое признание очень порадовало, если не сказать по идиотски осчастливило, стал тебя целовать, как ненормальный, а ты между тем продолжала разговаривать и чем дольше я слушал, тем больше понимал, что все. Сейчас я тебя возьму, а к утру придумаю, как тебе все объяснить.
  -- И что же еще я наговорила? - Самой было интересно. Радим снял джинсы, а я лифчик. Он вытянулся на кровати и привлек меня к себе.
  -- Что любишь меня, вот что ты мне сказала.
   Я приподнялась и посмотрела ему в лицо.
  -- Я не могла...
  -- Сказала, Катя. - С нежностью улыбнулся мне Радим. - Призналась во всем. И как, с первого взгляда в меня влюбилась, и как плакала от того, что я с Ольгой. Выложила все. Даже жаловалась мне, что я такой бабник, что мне от девушек только одно нужно, а ты, как ни старалась разлюбить меня не можешь.
  -- И тогда ты?
  -- Да. У Стаса в спальне всегда заначки с презервативами есть. Второй раз был полноценным, Катя. Жаль, что ты не помнишь. Я старался, как мог, чтоб тебе больно не сделать. Ты на меня так реагировала, думал это я под кайфом и у меня видения, так ты отвечала мне. Может, это наркотик на тебя влиял, не знаю, но ты кончила, и я пропал. Никогда у меня еще такого секса не было. Уже за это в тебя влюбиться можно было. После, лежу на тебе, а в голове только одна мысль, теперь она моя. Моя. А раз ты моя, то мне, как ты знаешь одного раза мало.
  -- И ты взял третий презерватив?
  -- Да. - Руки Радима начали путешествие по моему телу. - Взял и обломался. Ты подо мной опять отключилась. Лежала, как кукла.
  -- И тебя заела наконец-то совесть?
  -- Да. - Вздохнул парень. - Третий презерватив на пол полетел. Раз ты спишь, решил все обдумать. Как мне тебя утром уговорить меня не послать. К этому времени народ у Стаса рассосался. Я вышел со спальни, тебя запер от греха подальше, пошел на кухню думать. В постели с тобой ну никак не получалось. - Хмыкнул он на последнем слове.
  -- А Ларису со Светой ты видел, когда вышел?
  -- К этому времени уже все разошлись. Один Стас на диване спал. Попытался его разбудить, но дело было гиблое. Оставил на утро выяснение причин его подлости. Ведь видел, гад, что ты мне понравилась и такое тебе сделал. Если б я хоть на минуту опоздал...- Не надолго замолчал Радим.
  -- Ты бы тогда со мной сейчас не был.
  -- Да, Катя. - Серьезно сказал он. - Я бы увидел тебя с другим, развернулся и ушел. И ни ты, ни я счастливы не были.
  -- Ты бы встретил другую девушку. - Говорю я.
  -- Нет. - Горькая улыбка на его губах. - Я бы женился на Ольге. Рано или поздно меня б уговорили это сделать. Да, она не моя мечта, но получше, чем те кого я сам выбирал.
  -- А потом?
  -- Потом, я думал, думал и придумал! - Перевернул меня на спину Радим, а сам навис сверху. - Ничего умнее не мог придумать. Особенно, когда так хотелось вернуться к тебе в постель. Тогда мне показалось это чуть ли не гениальной идеей. Взять тебя без презерватива, чтобы следы остались и утром припугнуть возможной беременностью, если вдруг решишь, что я последний мерзавец и негодяй, что тобой воспользовался и видеть ты меня не желаешь..
  -- И ты воспользовался еще раз?
  -- Да. - Радим закрыл глаза и уткнулся мне в плечо. - За этот раз мне действительно стыдно перед тобой, Катя. Ты спала, а я как чертов маньяк, над тобой. А потом еще и заснул, дурак, тебя утром проворонил.
  -- Я тебя не узнала, потому и сбежала. Может, если бы я поняла, что со мной был ты ночью, то осталась бы, и потребовала объяснений. - Сказала я ему.
  -- А я сначала решил, что ты меня видеть не хочешь. - Радим снова посмотрел на меня и, приблизив лицо, провел губами по моей щеке. - И снова Лариска помогла, когда мне расписывала твое ночное приключение, рассказала мне, что ты ничего не помнишь. Разве я мог упустить такой шанс и не начать все сначала?
  -- Думаю, что нет. - Улыбаюсь я.
  -- Я полностью прощен? - Спрашивает меня Радим с лукавой улыбкой.
   Беру его лицо в ладони и целую.
  -- Да. Только, как мы теперь скажем твоей маме о моей беременности?
   Радим тихо рассмеялся.
  -- Придумаем что нибуть.
  -- А потом еще моей. - Широко улыбаюсь я. - Ведь она считает меня еще девственницей.
  -- Не будем ее разочаровывать. Ребенок родится преждевременно.
  
  
  
  
   Эпилог.
  
  
  
  -- Привет, Стас.
  -- А это ты. Ну, заходи, Лариса.
   Стас закрыл за ней дверь и пошатываясь пошел следом за девушкой в гостиную. Она села на диван, он плюхнулся в кресло.
  -- Блин, голова трещит. - Пожаловался он ей. - От вчерашнего никак не отойду.
   Лариса, сдерживая гадливую улыбку, обвела взглядом комнату. Горничная еще не прибралась, и результаты вчерашней гулянки были повсюду.
  -- Я поговорить пришла, Стас. - Начала она. - Хочу, все таки, выяснить кто этой сучке, что Валевского на себе женила ребенка заделал. Может, помнишь, кто тогда еще у тебя в гостях был. Я только троих нашла, но они божатся, что никто из них с Катькой не был.
   Стас устало потер глаза.
  -- Да тут и выяснять не чего, блин. Радим ей ребенка и забабахал.
  -- Как?! - Выкрикнула Лариса. - Нет, Стас, ты что-то не то говоришь! Ее четверо твоих дружков оттрахало! Я сама видела!
  -- Если бы. - Вздохнул Стас. - Ты ж со Светкой, как раз курить пошла, когда Радим вернулся и наверх в спальню рванул, как сумасшедший. Из-за тебя, блин, друга потерял. Подложила целку под него. Знал бы, что она не тронутая никогда б на твои уговоры не повелся. Он же, сволочь, утром меня носом в постель тыкал, в пятна крови. Все приговаривал, мол, где она сама хотела, где?! Главное, сам ее отымел, а я виноватым оказался. Ну, я ему тогда и признался, что это ты меня подговорила ей наркоту дать. Жаль, что с диском не получилось. Думал, может хоть она его пошлет и он обратно к нормальной жизни вернется.
   Лариса встала и достав сигарету, подошла к окну. Щелкнув зажигалкой, нервно закурила. Даже в этом, думала она. Даже здесь ей не повезло. На мгновенье прикрыла глаза, чтобы задавить набежавшие слезы. А в голове у нее звучала и больно резала по сердцу только одна мысль. Если бы не я, если бы не я ....

Оценка: 6.44*49  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) И.Даждев "Zend 2."(ЛитРПГ) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"