Буденкова Татьяна Петровна: другие произведения.

Гость на рассвете

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вы, скорее всего, примите за выдумку? Нет, всё так и было. Плохо? Очень плохо. Но было именно так.

  ГОСТЬ НА РАССВЕТЕ.
  
   Из-под теплого одеяла страсть, как не хотелось выбираться. Но нужда заставляла встать и дойти до туалета. Уже светало. Она сунула ноги в тапочки и поднялась с кровати.
   - Ой! Кто вы?
   В дверях спальни стоял незнакомый молодой человек.
   - Как, ка-а-к вы сюда попали? - заикаясь, то ли от неожиданности, то ли от страха, и никак не попадая в рукав халатика, спросила Юля.
   - Передайте отцу, что если он не изменит свое поведение, мой брат погибнет.
   - К-к-ка-а-му передать? - только теперь она поняла всю невероятность этого визита. Нежданный гость был одет в явно новый черный костюм и белую рубашку, верхняя пуговица которой расстегнута. Чёрные туфли - тоже новые....
   - Анне Ивановне Самойловой. Пусть скажет мужу, что два предупреждения уже было. На третий раз Андрей погибнет.
   - Но кто вы? От кого передать?
   - Иван.
   Гость замолчал, хотя ещё некоторое время оставался стоять в дверях. Жуткое нервное напряжение сковывало Юлю. Она попыталась рассмотреть лицо незнакомца. Оказалось это не так-то просто. Черты расплывались и как бы струились в воздухе. Ещё через мгновенье он исчез.
   Проснулся муж:
   - Юличка, с кем это ты говоришь?
   - Да так. Приснилось, вот... Спи, ещё рано.
   Ей же стало не до сна. Проверила замки на входной двери - заперты. В соседней комнате спала дочь. Легкий ветерок чуть сквозил в открытую форточку.
   Еле вспомнила, кто такая Анна Ивановна. Эта женщина, с которой какое-то время назад пришлось вместе работать.
   Прибежав в кабинет задолго до начала рабочего дня, с трудом нашла в старых бумагах нужный телефон.
   - Алло? Анну Ивановну могу услышать?
   - Минуту.
   Сердце Юлии замерло, вдруг скажут: а такая здесь уже не работает. Но в трубке через некоторое время раздался сдержанный женский голос:
   - Слушаю.
   - Это Юлия Александровна. Мы с Вами в прошлом году проводили совместные замеры. Помните?
   Немного помолчав, удивлённый голос спросил:
   - И что?
   - Все нормально. Просто мне очень нужно срочно с вами встретиться.
   - Зачем? - в голосе звучало явное недоумение.
   - Понимаете, я не могу сказать по телефону. Это очень личный вопрос.
   - Но мы почти не знакомы. Простите, какой-то странный разговор получается.
   - У вас есть сын Андрей?
   - Да. А, а что? Что случилось? - голос вдруг изменился, и казалось, зазвенел от напряжения.
   - Да вы не волнуйтесь. Все нормально. Но... - Юлия замялась, не зная, как рассказать о ночном госте.
   - Хорошо. Давайте встретимся после работы, в пять пятнадцать у проходной нашего завода. Вас устроит?
   -Да, конечно.
   Вечером они гуляли по асфальтовой дорожке от проходной до автобусной остановки и назад. Юлия, волнуясь, чуть сбивчиво пересказала все произошедшее ночью.
   - Знаете, это действительно очень личное дело, - Анна Ивановна, уже не пыталась скрыть слез. Глаза её покраснели и припухли, слёзы катились одна за другой, женщина не успевала их утирать.
   - Год назад повесился наш сын Иван. Дома у нас очень неспокойно. Муж человек жесткий, легкий на кулак. Попадает и мне, и сыновьям. Ну, пока были маленькие, то... так... спрячусь, слезами умоюсь... куда я с ними? А подросли - Иван как-то схватился с отцом. Я помню, кричал: "Батя, не доводи, чтоб мне тебя ударить пришлось!" В общем, пришлось. Меня он защитил, ну а отца... ударил. Кричал муж на Ивана такое, что мне уж вам и пересказать невозможно. Потом сын хлопнул дверью и ушел. Я было кинулась следом, да не нашла... на свою беду. Повесился он в тот вечер. На другой день милиция сообщила. Сколь жить буду, себе не прощу.
   Они ещё долго ходили по этой аллейке, потом нашли старую колченогую лавочку в кустах, устроились на ней и проговорили ещё добрых полчаса.
  
  
   На следующий вечер семья Самойловых приехала в гости к Юлии Александровне в полном составе.
   Сидели в гостиной. Глава семьи с напряженным лицом и сжатыми до белизны губами устроился на краешке дивана, Анна Ивановна - в кресле рядом за маленьким журнальным столиком. По другую его сторону - Андрей в таком же кресле.
   Юлия Александровна повторила свой рассказ в точности. Некоторое время все сидели тихо. Первым заговорил отец:
   - Ну, вы, женщины, мастаки выдумывать, - хмыкнул глава семьи.
   - Да, но мы с вами совсем не знакомы. Мне о вашей семье, до визита вашего сына, вообще ничего не было известно! - возмутилась Юлия. И тут же смутилась:
   - Ой, простите, - виновато посмотрела на Анну Ивановну.
   В глазах главы семьи что-то неуловимо изменилось, или ей только показалось. Тем не менее, он переспросил:
   - Так что Иван сказал о предупреждении-то? - и смущенно кашлянул в кулак.
   - Что два уже было. И третье...- она не находила слов.
   - Ладно. Ладно, - остановил он её жестом.
   - Простите, но уж коли так получилось, что я не по своей воле в курсе ваших семейных дел, можно мне узнать, что за предупреждения были?
   Отец, мать и сын переглянулись, и мать с молчаливого их одобрения заговорила.
   - Андрей у нас учится на дневном, платно. Денег, конечно, не хватает. Ну, он подрабатывает так, где что подвернётся. Чаще грузчиком.
   - Взрослый уже, а мы все тянемся... И все мало, мало... - не сдержал эмоций глава.
   - Я, Васечка, не к тому, я объяснить чтоб, - заискивающим тоном продолжила Анна Ивановна.
   Васечка только одарил жену недовольным взглядом.
   - Ну, так вот. Возвращался Андрюша вечером с разгрузки. А возле нашего подъезда стояла какая-то компания и пила пиво... из бутылок. Чем они там ещё занимались - не знаю...
   - Наркушники, - перебил Васечка, ой, то есть - Василий Федорович.
   - Как только Андрюша поравнялся с ними, из рук одного из них вылетела бритва. Знаете, такая тонкая, бреются ими, безопасная называется. Только для Андрюши это вовсе не так. Резануло рядом с глазом. Врачи сказали, какой миллиметр, и глаза бы лишился. Парень и сам испугался. Говорит, ничего плохого не хотел. Держал в руке, согнул между пальцев, да не удержал. А Андрей как раз в эту минуту мимо проходил. Они сами его на такси в больницу отвезли. И очень потом волновались.
   - Лишили бы парня глаза. Нам от их волнений, что от быка молока, - заключил Василий Федорович.
   - Они-то не специально, и волновались неподдельно. А ты, батя, в тот день напился, да мать гонял так, что я из больницы сбежал. Побоялся её одну с тобой оставить.
   Юлия Александровна посмотрела на Андрея, и удивилась, как может измениться выражение лица за несколько минут разговора. Серьезные, внимательные, немного печальные глаза в упор смотрели на отца.
   Василий Федорович чуть смешался:
   - В семье не без мороза,- перепутал он две известные поговорки.
   - А второе-то что за предупреждение?
   - В самом начале зимы Андрей ходил подрабатывать на станцию. Вагоны разгружал. Одевал легкую кутку и с непокрытой головой. Никак не могла заставить шапку одеть. Говорит, и так семь потов сходит. А бежать недалеко. В этот вечер мы его так и не дождались домой. Я тропинку натоптала от одного окна до другого, все высматривала. И уж под утро звонок. Андрюша из больницы позвонил. Мол, не волнуйтесь, жив, здоров, - рассказ перебил Василий Федорович:
   - Можно взглянуть - где мой сын Иван стоял? - сдавленным голосом попросил он.
   - Да, конечно, - Юлия Александровна проводила его в спальную комнату.
   - Вот, - указала жестом на порог, - тут, - и, молча, вернулась в зал, оставив его одного.
   - Простите.
   - Да что вы. Продолжу?- Юля кивнула.
   - Оказалось, когда после разгрузки собирались домой, то маленький таджичонок, с которым Андрей часто работал в паре, одел ему на голову свою зимнюю шапку. Мол, я тут рядом в вагончике. А на улице подмораживало. Когда же Андрей переходил рельсы, поскользнулся и упал. Если бы не та шапка, захлестнулся бы насмерть о край рельсы. Почти месяц пролежал в больнице. Я уж и так думаю, что за напасть?
   Анна Ивановна окончила рассказ. И Юлия Александровна тихонько выглянула за дверь: Василий Федорович неподвижно стоял на пороге спальни.
   Ещё какое-то время в квартире никто не проронил ни слова. Потом в комнату вернулся глава семейства.
   - Пора и честь знать. Спасибо... за рассказ. - Повернулся к жене: - Собирайся, что ли? - посмотрел на сына: - Так и будешь сидеть?
  
   Звонок раздался в конце рабочего дня. Неожиданный и какой-то, как показалось Юлии Александровне, взволнованный. Вроде, какие эмоции у телефонного звонка?
   - Это Анна Ивановна, здравствуйте.
   Они опять гуляли по той же аллейке, сидели на той же лавочке.
  -Вы уж меня извините. Свалились на вашу голову со своими горестями. - Анна Ивановна чуть отвернулась, стараясь скрыть навернувшиеся слёзы. - Но, ни поделиться, ни просто поговорить, кроме вас, мне не с кем. Так уж получилось. А сил терпеть, более нет.
  -Да я-то тоже ничем вам помочь не могу. Даже сказать - разойдитесь, не могу. Жизнь это ваша и только вам решать.
  -Себя и виню. От того и места не нахожу своей душе. Кругом виновата.
  -В чём же вы виноваты?
  -Да как же? Надо было ещё в молодости брать сыновей и бежать, куда глаза глядят. А я не насмелилась. Никто нигде не ждёт с двумя малолетними детьми. Да и отец родной. Так день за днём вся жизнь и пролетела. Но я - ладно. Мальчишек жалко. Ни тепла, ни ласки отцовской им изведать не довелось. Говорил, если отпустить удила, вырастут пьяницы и тунеядцы. Оно и правда, вон сосед у нас и отец хороший, и мать умница, а парень что ни день пьяный. Ни учится, ни работать не хочет. А к Василию Федоровичу, про пьяного уж и говорить нечего, но и к трезвому не знаешь с какого бока подходить, чтобы угодить.
  -А родственники у вас есть?
  -Раньше были. Да жили мы от них вдалеке. Ничего они о моей семейной жизни толком не знали. Посмотрю по сторонам - ни одна я так живу. И терплю дальше. А теперь из родных никого, кроме младшего сына, не осталось. Есть родственники по линии мужа, да никому из них до нас дела нет. Да и лет мне уже много. Поздно уже мне...
  -Ну, знаете, лучше поздно, чем никогда!
  Анна Ивановна пожала плечами:
  -После того разговора у вас дома, вроде, Василий и пить меньше стал. И к младшему сыну помягче относится. Да тот и сам уступать ему перестал. Вроде и не перечит, а делает, знай, по-своему. Василий всё это видит и понимает, вот и... на мне отыгрывается. Что не сделаю: всё не так, всё плохо. Поглядит, глаза от злости белые, губы подожмёт, уйдет в зал, закроет за собой дверь и сидит у телевизора целыми вечерами. Сын то на работе, то на учёбе. А мне одной с Васечкой дома и горько и страшно. А куда деться?
  -Уйдите.
  -Куда? Я же говорю, родственников нет. Тут уж было решилась уйти на квартиру, да где же столько денег взять? Всей моей зарплаты только на оплату жилья и хватит. А жить на что? Да и до пенсии осталось всего ничего. Тогда и за квартиру платить нечем будет. Сына обременять не могу. Он и так работает, чтоб учёбу оплатить, куда ещё мне ему на шею сесть? Тут, грешным делом, так плохо на душе было, задавлюсь, думаю. С этой мыслью и уснула. А во сне вижу: лежу я в гробу, а Васечка подошёл, глянул да и говорит: "Дура, чего брюки-то мои не погладила?" А голос как всегда злой да недовольный.
  -Зачем же так! Ну как вы можете? Вы же тоже человек!
  -Вот и я, как проснулась, тоже подумала. А уж как быть дальше - не знаю.
   -И я не знаю, Анна Ивановна, что вам посоветовать, - женщины медленно шли вдоль аллеи. - Он же вас окончательно затюкал. Вы себя во всём виноватой чувствуете. И гнетёте себя. А кому от этого лучше? Вашему сыну, вам? Только Васечке. - Женщины остановились друг против друга, немного постояли молча. - А знаете, Анна Ивановна, может быть вам перестать бояться своего Васечку, и начать уважать и любить себя. Банально. Но надо же с чего-то начинать!
   -Так ведь это дома такая война будет, не приведи Господь.
   -Все войны когда-нибудь кончаются. А дома у вас и так уже "не приведи Господь"!
  
   -Спасибо вам, Юлия Александровна. Поговорить и то большое дело.
   Попрощались, и каждая направилась в свою сторону. Вдруг Анну, будто кто-то тронул за плечо. Она оглянулась, но аллея была пуста. Только старый тополь шелестел своими ветвями: "Мама... мама... мама...". "Ваня! Ваня! Ванечка!!!" - её сердце зашлось такой болью, когда и смерть, наверно, в радость.
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"