Корман Илья: другие произведения.

Предисловие к роману

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    предисловие Ильи Кормана к роману Мары Будовской "Вечер в Муристане"


  
  
  
  
   П Р Е Д И С Л О В И Е
  
   Одно из главных впечатлений при первом чтении "Вечера в Муристане" -- литературность (в хорошем смысле слова), обилие ссылок - явных и неявных - на литературные источники. Ну, "Мастер и Маргарита" -- вообще вне конкуренции, это тот фундамент, на котором построен "Вечер...". Но вот одиночные ссылки (в порядке их появления. В скобках - наши пояснения):
   - эпиграф: Тонино Бенаквиста, "Сага" (а внутри эпиграфа - Шекспир со "своим сонетом");
   - Высоцкий и Галич ("В перестроечном порыве разрешены были уже и Высоцкий, и Галич");
   - "Щелкунчик" (Гофман);
   - Арбузов, "Таня";
   - "Филумена Мертурано" (Эдуардо де Филиппо);
   - Борис Виан, "Блюз для черного кота";
   - собрание сочинений Чехова;
   - Лев Кассиль, "Швамбрания" ("Кондуит и Швамбрания");
   - "Счастлив дом, где пенье скрипки наставляет нас на путь" (Окуджава, "Музыкант");
   - "Принц и нищий" (Марк Твен);
   - Набоков, "Отчаяние";
   - "Фауст";
   - "Диканька" (Гоголь, "Вечера на хуторе близ Диканьки");
   - "Риголетто" (опера Верди);
   - Пелевин, "Поколение П";
   - "Наш поезд уходит в Освенцим, сегодня и ежедневно" (Галич, "Поезд");
   - "Можешь напустить башевис-зингеровщины" ... и т.д.
   Это значит, что текст М.Будовской предполагает начитанного, "умного" читателя, как титры фридовского псевдофильма - "умного зрителя".
   В романе легко заметить повторяемость, удвоение имён, сходство внешних обликов, ситуаций, мест. Так, Миша и Тая носят фамилию Фрид, не будучи родственниками (но фактически становятся мужем и женой, "побуждаемые к этому общностью фамилии". Отметим, что фамилия эта - "кинематографическая": Дунский и Фрид). Якопо, израильский еврей из Италии, носит фамилию своего знаменитого земляка Ломброзо. В росписи итальянской церквушки: мать Якопо - это Мадонна, сам он -- младенец Иисус, его братья и сёстры - ангелочки.
   Имена адвокатов, опекунов Талилы - Рами Гольдштейн и Габи Ротштейн - напоминают гоголевские: Бобчинский и Добчинский. Во внешнем облике другого адвоката, Белкина, присутствуют черты совы: "совьи черты Семы Белкина". (Мудрость совы и подвижность белки - как свойства адвоката?)
   Катерина Порохова очень похожа на Фелишию Фурдак, и обе - на куклу Барби.
   Мало того, что Таисия носит ту же фамилию, что и Михаил - так ещё и вокруг её имени (Тая) "вырос целый фольклор. Домик с садом, где она жила, назывался "Таиландом", набор блюд, которые любила готовить для Лазарского, - "тайской кухней". Во дворе (тайском королевском) обитал кот (сиамский, естественно) носивший имя Таёза". У него есть два литературных кота-собрата: чёрный кот из рассказа Бориса Виана - и булгаковский кот Бегемот (тоже чёрный).
   "Тайский фольклор" в целом - соотносится с китайским языком Евгении Марковны и с её полётами в Китай. Каббалистический обряд-проклятие "Пульса Денура" соотносится с "проклятием Воланда", тяготеющим над создателями и актёрами фильмов по "Мастеру и Маргарите". Муристан (комплекс иерусалимских кварталов, связанных с историей Иисуса) ненавязчиво соотносится с тель-авивским Флорентином.
   Указанные явления объясняются наличием всепроникающей "режиссёрско-актёрской" темы: темы актёрской игры и подражания. Подчиняясь этой сквозной, ведущей теме, одни герои играют роли других, одни ситуации "подражают" другим. Так, молодой профессор Витторио "играет роль" (умершей) матери Дино Паолино, а "Катя-клон" играет роль Фелишии (подменяя её на различных вечерах и приёмах). Если же копнуть поглубже, то окажется, что Катя играет роль куклы Барби, и даже сделала себе на шее фирменное клеймо.
   И это не единственный случай, когда человек "играет роль предмета", вещи: "Тая ставила немыслимые этюды. Ты - воздушный шарик, тебе надоело таскаться за пятилетним сопливым хозяином, вот он отпустил тебя, страшно, хочешь вернуться... Ты - молочный зуб. Шатаешься, выпадаешь. Вы, двое - застёжка-змейка. Вас застёгивают. Расстёгивают...". И наоборот -- вещь может сыграть роль человека или другой вещи: "Были у Мишки и два фильма, которые Катерина называла кукольными, хотя никаких кукол там не было - в одном играли обычные парафиновые свечки, в другом - магнит и стая иголок". (Уже в Израиле Миша этот "другой" фильм -- только теперь он не фильм, а притча -- показывает Якопо: "Особенно ему понравилась притча о разобщенных иголках, которые жили каждая сама по себе, пока в их город не приехал магнит. Пока магнит гостил в городе, все иголки следовали за ним неотступно, но и после того, как он уехал, они остались сплоченными и тянулись друг к другу. В итальянцах до сих пор жива коммунистическая идея").
   От этой главной темы отходят другие, "второстепенные", но тоже важные. Например, тема фильмов-предшественников, предтеч метафильма "Мастер и Маргарита". Называется один из таких фильмов - "Нос" режиссёра Александра Алексеева, использующий технологию игольчатого экрана. В другом месте Бумчик Чистопольский называет фильмы "Планета Бурь", "Небо зовет", "Новый Гулливер". Кратко (в одном абзаце) и выразительно воссоздаётся целый пласт ушедшей советской культуры.
   Конечно, удивительные режиссёрско-художнические способности Фрида могут быть использованы и во зло - например, для фабрикации фальшивых предвыборных телероликов с "участием" знаменитостей (история с актёром Поляковским). Но М. Будовскую больше занимают огромные позитивные возможности, раскрываемые новой кинотехнологией. Можно даже сказать, что главным героем романа является не Михаил Фрид, а изобретённый им метод "оживления миров", созданный этим методом шедевр кинематографа: псевдофильм "Мастер и Маргарита".
   Псевдофильм, метафильм... что это значит? - Прежде всего, фильм, созданный Фридом - игровой. Но знаменитые актёры, которых зритель видит на экране, в нём не снимались. Их экранные жизни были сымитированы (если угодно: сыграны) Фридом с помощью изобретённой им технологии. Поэтому о фильме Фрида можно сказать: игровой второй степени. Возможно, кстати, что здесь предсказано будущее игрового кинематографа.
   Семейный роман? - Да, и семейный тоже.
   Роман об эмиграции, идеологической и национальной? о нелёгком врастании в новую жизнь? об оранжевой ленточке как символе определённой общественной позиции? - Да, конечно, и об этом. И ещё: о влюблённостях и любовях, об "искрах и флюидах". - Да, да, всё так. И всё же главная тема - другая.
   Есть романы о (реальных) художниках и созданных ими (реальных) картинах - скажем, "Иуда ?Тайной вечери?" Лео Перуца (о Леонардо да Винчи). Есть - о композиторах, операх и симфониях ("Верди. Роман оперы" Франца Верфеля). А Мара Будовская создала роман о (вымышленном) режиссёре и его фильме. Фильме, снимавшемся долгие годы, полуподпольно, без денег и без актёров, без съёмочных площадок... Многие скажут: "Это невозможно". Но вот в "...Муристане" эта возможность осуществляется убедительно и как-то легко -- как легко плывут по экрану "титры для умных зрителей".
   Кстати, эта лёгкость - откуда она?
   М.Будовская умело переключает "точки зрения": текст "от автора" сменяется "перепиской родителей через холодильник", та - "письмами сына ?психиатру?", образующими своеобразный дневник... Обмен письмами между Катериной и Натиком Фишелем, между Катериной и Дино Паолино, дружеское письмо артиста Поляковского московскому режиссёру, трагическое письмо того же Поляковского в израильскую газету о чертовщине, творящейся с ним на Святой Земле, два заявления Романа Лазарского в американскую киноакадемию, статья в киножурнале, судебные прения, ну и, наконец, сам "авторский" текст - всем этим М. Будовская распоряжается легко и умело, как режиссёр - актёрами. Можно сказать, что роман - её режиссёрская постановка.
   Но только "авторский текст" -- не просто соединительная ткань между эпизодами (или вставными документами), это именно литературный текст, со своей поэтикой, определённым образом сочетающий чисто информативный рассказ о героях и событиях - с одновременной их оценкой, с ироничным взглядом со стороны. И это "двойное зрение" не приводит к усложнённости текста, остающегося вполне ясным. Как сказано (по другому поводу) в киножурнале: "Чувствуется глубокая работа автора... над текстом романа".
   Мара Будовская начинала рассказами (их можно найти в Интернете). Удивительно, но в них не было никаких признаков незрелости, ученичества. Сразу - настоящая проза. Затем последовала повесть "Деление на ноль запрещено". И вот теперь "Муристан", новое слово в русской литературе Израиля - и в русской литературе вообще.
  
   Илья Корман
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"