Бухарова Дарья Дмитриевна: другие произведения.

Там, где царит Слава (Воины Тени - 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая попытка отойти от традиционного фэнтези. Первый том трилогии, которая скоро будет закончена.


  
  
   0x08 graphic
  
  

0x08 graphic

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

Воин Тени

______

  
   Он давно перестал ощущать разницу между сном и не сном. Всё слилось для него в единую Вечность. Он не знал, сколько времени уже лежит здесь, беспомощный и мягкий, как выкинутый на камень земляной червь. Ночи и дни сменялись, но изменения не касались его. Лучи солнца лишь сильнее заставляли гореть его опьянённый болью мозг, ветер словно проходил сквозь его, а приносимые им песчинки оседали на страшных, рваных краях его ран, капли холодного дождя не дарили ему прохлады, напротив, причиняли лишь большие страдания. Жажда перестала мучить его тогда, когда он перестал ощущать собственное тело. Он лежал, раскинув руки, закинув голову назад, так что кости ключиц выдавались, как странные отростки на теле. Его обожжённые, расплавленные солнцем, частично ржавеющие доспехи тяжёстью давили на грудь. Вывернутые в суставах пальцы лишь иногда ощущали прикосновение чего-то тёплого и мохнатого, но ни одна птица, ни один зверь не решался тронуть Воина Тени. Боль для него уже давно стала частью Вечности, здесь, у подножия гор Стегоса, он молил Ночь о смерти, потом проклинал её, но потом смирился, и больше не пытался бороться с бесконечными страданиями. Память уже стала частью сна, она приходила и уходила, не задевая его окаменевшего с годами служения Ночи сердца. Воспоминания не тревожили его, лишь иногда его иссушённому Вечностью сознанию слышался елейный голос Хозяина или испуганный крик сестры. Вокруг него плескалось мёртвое море, созданное его изуродованным мучениями воображением. Вечная агония, вечная боль, с которыми невозможно было сражаться, как с его прежними врагами, смутили его и заставили тонуть в этом мёртвом море, в котором не было берегов. Он даже не ощущал под собой твёрдой каменистой земли, несмотря на то, что острые края камней врезались ему под рёбра даже сквозь доспехи. Темнота скрывала от него всё, что было вокруг него, и лишь изредка что-то тревожило его больной разум, он хрипел, изо рта шла розоватая пена, свинцовые веки дрожали от усилий поднять их, но всё было тщетно. Боль, не засыпавшая ни на секунду, заставляла его вновь провалиться в тяжёлый бред.
   Он слышал голоса. Они доносились как будто с далёкого берега его мёртвого моря. Он силился открыть глаза, но никак не мог этого сделать. Что-то происходило там, в том мире, о котором он давно забыл.
   - Пойдём, пойдём отсюда. Он такой страшный, взгляни на него! - говорил какой-то голос, явно принадлежащий какой-то девушке, может, даже девочке. - Мне страшно, Сати, пойдём! Пойдём домой!
   - Какая ты глупая! - ещё тише и ещё отдалённее прозвучал ответ. В голосе слышалась подростковая хрипотца и раздражение. - Чего тут бояться!
   - Погляди на него! Это же Воин Тени!
   "Воин Тени,..." - болезненно отозвалось в его сознании.
   Этот жалобный и дрожащий голос вдруг так напомнил ему сестру, что на какой-то миг отступила Вечность, и он почувствовал жар солнца на своём лице, болезненную дрожь лёгкого ветра рядом, услышал такое количество разных звуков, что они едва не оглушили его. Шорох песка и травы под чьими-то ногами, шелест шаркающих шагов, шумное дыхание, стрёкот какой-то птицы, жужжание, далёкий звон, стук скатывающихся по склону камешков...
   - Воинов Тени не бывает. Они все умерли, - серьёзно и поучительно сказал парень.
   Он с трудом заставил разлепиться сухие и ломкие ресницы. В горле появилась горечь, и он понял, что не может сказать ни слова.
   Сквозь мутную пелену, среди каких-то пляшущих огненных пятен, он видел паренька в коротких тёмных штанах с рваными краями, и в выцветшей жилетке. Черты его лица было невозможно различить. Босые ноги паренька тонули в высокой слегка желтоватой траве. Девочка рядом с ним казалась лишь ярким и размытым пятном.
   Она закричала, пятясь. Парень, кажется, тоже испугался.
   - Он живой! - растерянно крикнул он.
   В этот момент ещё сильнее впилась ему в виски боль. Веки опустились сами собой, напряжённые мышцы расслабились, и он провалился обратно в Вечность...

______

  
   Вообще-то мать послала их собрать горных трав. Она собиралась варить отвар, чтобы было, что менять соседям на хлеб и молоко, а для этого ей не хватало некоторых трав. Сати просто первым подвернулся её под руку. Если все его братья гуляли, то он сидел на крыше и любовался солнцем, и мать нашла его раньше остальных. Ну а так как Сати так же легко различает травы, как она, то лучшего кандидата отправиться в горы было и не найти.
   Но ладно уж просто, взяв немного хлеба и воды, два дня провести в дороге. Сати привык путешествовать к горам, здесь ему даже нравилось. Но за ним увязалась его младшая сестра. Она так долго упрашивала мать, что та согласилась впервые отпустить её с братом в то, что Тия гордо называла "путешествием".
   Сестра постоянно на что-то отвлекалась, куда-то убегала и вечно говорила какие-то глупости. У Сати уже кончалось терпение, а заодно и хлеб - Тия успевала проголодаться всего несколько часов ходьбы.
   Вот уже второй день идёт, как они вышли из деревни, а в сумке Сати до сих пор не было всех нужных трав. Четырнадцатилетний подросток не решался лезть выше в горы с младшей сестрой, а оставить ту без присмотра боялся ещё больше, поэтому на разведанную полянку с цветами ахия он не пошёл. Тия уже потеряла всякий интерес к походу, первый восторг у неё прошёл, и она большинство времени ныла или просилась домой.
   Их деревня была как раз в дне пути от гор Стегоса, но зато до ближайшего города было много миль пустошей и полей. Сати никогда не видел больших городов, но слышал много рассказов от стариков и случайных путников. Он слышал о страшных войнах, что царили раньше во всём мире, о жутких Воинах Тени, о смелых Посланцах Света, но так как всю свою короткую жизнь знал только стены гор и низенькие домишки собственной деревни, то считал всё сказками.
   Как и все его сверстники, Сати мечтал когда-нибудь уйти странствовать и повидать те чудеса, о которых много слышали. Но пока что ему приходилось помогать матери и отцу, нянчиться с Тией, которая была младше его на три года, и вообще, жизнь его была невероятно скучной.
   Сейчас он старался отвлечься от сестры, любуясь горами. Их мёртвая, но великая скрытая сила, тяжесть, непоколебимость восхищала его. Вершины гор Стегоса тонули в облаках, на склонах были густые леса, но выше, и ещё дальше к Северу, скалы были голыми и мрачно-тёмными.
   Вдоль подножия были пустоши. Поля Сати не очень любил, там гулял ветер, и всё было видно на просвет. Они казались ему скучными и незащищёнными, не то, что горы. Но искать травы приходилось не только на склонах, но и вокруг.
   Внимательно смотря под ноги, он старался различить в зарослях уже желтеющей травы нужные, продолговатые листочки, стелющиеся по земле, которые после варки придают отвару пряный и терпкий запах, и надеялся встретить где-нибудь и розоватые головки ахия. Эти редко растущие цветы прятались так незаметно, что порой можно было пройти рядом, и не заметить целую поляну.
   Искусству разыскивать нужные травы Сати научился от матери. Он с удовольствием, бывало, уходил в горы надолго, собирая травы всё выше и выше на склонах.
   Но в этот раз мать строго-настрого запретила ему лезть высоко. По-девчачьи неловкая в серьёзных делах Тия легко могла свалиться вниз.
   Сестра поначалу очень старалась помочь хмурому и недовольному брату. Но под конец ей надоело всматриваться в траву, и она просто бегала где-то в округе, иногда откликаясь на сердитый зов Сати. Она-то знала, что брат на самом деле за неё очень даже переживает, и поэтому не слишком пугалась, когда он хмурил брови и грозил нажаловаться на неё охотному до поучений отцу.
   В эти места Сати забрёл впервые. Раньше его не тянуло обходить горы стороной, в основном, ему нравилось забираться повыше и смотреть оттуда на чернеющую, на фоне зелёных полей, родную деревню. Вот уже несколько часов они брели вдоль подножия, несколько раз натыкались на чистые холодные родники, и наполняли флягу, которую дал им в дорогу отец.
   Он прикрикнул на Тию, чтобы не убегала далеко, а сам, следя за ней одним глазом, старался запомнить как можно больше из нового для него пейзажа. Трава под ногами шелестела от их шагов, разбегались какие-то мелкие ящерки. Тия увлеклась тем, что стала ловить их. Успокоившись, что сестра не собирается куда-то убегать, Сати внимательно смотрел на горы с новой для него стороны.
   С этой стороны над ними нависала почти отвесная скала. Здесь на склоне изредка росло хотя бы одно деревце, горы казались тёмными, неприветливыми. Но солнце стояло ещё высоко, и тень не доползла ещё до двигавшихся вдоль небольшого ручейка ребят, иначе бы стало значительно холоднее.
   Трава становилась всё ниже и желтее, цвели только жёлтые и непригодные для отвара кошачьи глаза. Мама как-то говорила, что они очень горькие на вкус, но зато ими можно вылечить больную кошку. У них в деревне почти ни у кого не было кошек, и потому Сати и остальные ребята, которых посылали за травами в горы, редко приносили с собой эти колючие стебельки с маленькими чуть скособоченными вниз жёлтыми цветочками.
   - Тут неприятно, - наконец, заканючила Тия, которой ящерки уже надоели. - Пойдём отсюда, вернёмся назад!
   Сати шикнул на неё. Впереди отклонялся и совсем падал куда-то под гору ручеёк, вдоль которого трава ещё хоть как-то росла. Теперь стебельки просто переламывались от шагов ребят.
   Он озирался. Поле здесь было значительно менее живым, но слышалось жужжание знакомых ему сторожиков - так он называл жучков, что летали обычно недалеко от полянок ахия.
   - Слышишь? - недовольно спросил он. - Скоро мы соберём ахий и пойдём домой. Больше никогда не возьму тебя с собой! И зачем мать тебя мне навязала? Давно бы нашёл цветы, и шёл бы уже к дому!
   Обиженная его нападением сестра надулась и уже начала тихонько утирать слёзы кулачком. Но, видя, что на строгого брата эта уловка не действует, смирилась и побрела следом. Здесь вдоль подножия гор Стегоса начиналась каменистая равнина с совсем редкой травой. Ветер мрачно завывал где-то в горах, и несмотря на то, что солнце грело вовсю, внутри пробежал и растаял какой-то странный холодок.
   - Как жутко,... - прошептала Тия.
   Место действительно было очень странным. Всё казалось как обычно - с одной стороны, сколько хватает глаз, сплошное разноцветное поле, в высоком голубом небе парят птицы, изредка пронзительно крича... Гармонию нарушала лишь как будто отколотый край горы и зашуршавшие под ногами камни.
   Жужжание было где-то впереди. Желая, чтобы неприятное ощущение поскорее исчезло, Сати схватил сестру за руку и потащил за собой, почти переходя на бег.
   - Постой, больно же! - мгновенно заныла Тия.
   Вдруг Сати остановился. Он никогда бы не признался себе, что от испуга. Но он действительно поначалу испугался. Тия же, потеряв от ужаса голос, просто вцепилась в его жилетку и зарылась в неё лицом.
   Впереди был труп человека. Он лежал прямо на камнях, раскинув руки, закинув голову далеко назад. Сати невольно завладело любопытство. Пытаясь вывернуться из рук сестры, он подошёл ближе, вытягивая шею, и на всякий случай держась за ножичек, что взял с собой, чтобы срезать травы под корень. Диких зверей в округе не водилось, и бояться было нечего.
   - Сати, постой! Не ходи!
   - Да ладно тебе, он же мёртвый, - отмахнулся парнишка, сам едва сдерживая страх, внушаемый ему телом.
   На погибшем когда-то были доспехи. Сейчас местами они были пробиты и разодраны, будто чьи-то стальные когти рвали железо. Никаких знаков, которые когда-то были выбиты на них, не было видно, всё было покрыто толстым слоем нанесённой ветром пыли и земли. На серой от въевшийся пыли коже в тех местах, где она была видна, зияли страшные раны, кровь в которых запеклась и чернела, как будто грязь. Острый подбородок покойного был направлен прямо в солнце, пальцы одной руки были выгнуты как-то неестественно. Только через какое-то время Сати понял, что они просто вывернуты.
   Внешний вид трупа внушал подсознательный ужас. Вокруг тела вообще не росло травы, хотя поблизости она была, пусть и пожухлая.
   Сати сдвинулся вбок, чтобы взглянуть на лицо трупа. Тело ещё не тронуло гниение, и не было никакого запаха, но было ощущение, что он лежит здесь уже давно. И плащ, когда-то роскошный, одетый на плечи погибшего, из-за непостоянной погоды местами казался подгнившим.
   Острые и жестокие черты лица напугали его. Он отступил назад, но заострённый нос, впавшие закрытые глаза с белыми ресницами, на которых осел песок, широкие, угловатые, выдающиеся скулы, чуть приоткрытый рот с поразительно-белыми зубами и чуть выдающимися верхними клыками, высокий, какой-то по-волчьи плоский лоб так и стояли у него перед глазами. У покойника были длинные светлые, почти белые, но не седые волосы. Он умер ещё молодым.
   - Мамочки, как страшно, - прошептала Тия. У неё были расширенные глаза и чуть трясущиеся губы, когда она смотрела на труп.
   - Должно быть, давно лежит, - неуверенно проговорил Сати. Голос был каким-то хриплым.
   - Пойдём, пойдём отсюда. Он такой страшный, взгляни на него! - Тия задёргала брата за руку. - Мне страшно, Сати, пойдём! Пойдём домой!
   Сати ощущал неведомого происхождения тяжесть. От трупа исходило что-то чужое, жуткое и вселяющее страх.
   - Какая ты глупая! - негромко сказал Сати, чувствуя раздражение сам на себя. И, досадуя, что сам чувствует страх, добавил. - Чего тут бояться!
   Тия боязливо косилась на тело. Ей мерещились под слоем земли чёрно-серые татуировки на коже, под пылью - знаки Ночи и Смерти.
   - Погляди на него! Это же Воин Тени! - вырвалось у неё.
   Ей даже казалось, что грудная клетка страшного человека поднимается и опускается под разбитыми доспехами, что он изредка моргает.
   - Воинов Тени не бывает. Они все умерли, - сердито возразил Сати. Он упёрся руками в бока и хотел уже было произнести поучительную речь о том, что нечего слушать стариков с их глупыми легендами, как произошло нечто невероятное.
   Мёртвое тело поразила судорога. Страшно изогнулись вывернутые пальцы. Веки дёрнулись и поднялись. Из горла недавно ещё казавшегося мёртвым человека вырвался берущий за сердце сип, он хотел что-то сказать, безумно глядя мутными серыми глазами то на Сати, то на обезумевшую от страха Тию.
   Сестра закричала и побежала куда-то прочь.
   Сати даже не дёрнулся, чтобы задержать её. Он сам отступил назад и поражённо выдавил:
   - Он живой!
   В этот момент страшный человек вновь закатил глаза и упал головой назад, ударившись о камни, но не отреагировав на удар, явно причинивший боль.
   - Камень Света! - вырвалось у Сати. - Да он же живой, Тия! - он обернулся, но сестра уже куда-то бежала.
   Забыв подхватить упавшую в траву сумку с травами, Сати бросила за ней, стараясь забыть страшное выражение лица очнувшегося трупа и жуткий взгляд его глаз. Одновременно боль, недоумение, страх, мольба и невероятная злость были в них.
   Догнав сестру, Сати едва не упал в траву. Они убежали уже далеко от отвесной скалы, но Тию всё ещё била дрожь.
   - Ну что ты, дурная, - пробормотал Сати. - Рванула-то, побежала...
   - Сати, он был живой! Мамочки, какой кошмар! - Тия отдышалась, то краснея, то бледнея, а потом заревела. - Мама!..
   Сати невольно схватился за голову.
   - Ну прекрати реветь. Пошли домой!
   - Это был Воин Тени! Воин Тени! Я видела знак Ночи на его доспехах! - продолжала Тия, лихорадочно теребя пальцами одной руки подол, а второй вытирая слёзы.
   - Воинов Тени не бывает, - неуверенно сказал Сати. Тот ужас, что он испытал при виде глаз человека, заставлял его сомневаться.
   - А вдруг он живой? А вдруг он поднимется, и убьёт нас? - Тия вдруг уткнулась ему в грудь и заревела ещё сильнее.
   Растерявшись, Сати гладил её по волосам и бормотал:
   - Ну ты же его видела... Ну как он встанет... И зачем ему убивать нас?.. Ну подумай сама...
   Тия оторвалась от него и вытерла нос рукой.
   - Как страшно! Ты не представляешь, как вдруг здесь, - она прижала ладонь к сердцу, - стало холодно...
   Сати хмуро кивнул, но в этот момент вдруг вспомнил про сумку.
   - Травы! - воскликнул он, вскакивая. - Я оставил там сумку!
   Тия испуганно посмотрела на него:
   - Ну мы же туда не пойдём... Правда, не пойдём? - она дёрнула его за руку.
   - Я не могу прийти домой без трав, - отрезал Сати, чувствуя, что голос его дрожит. - Я...
   - Я туда не пойду! Я боюсь! - Тия показательно села на землю, приминая сочную зелёную траву.
   Сати тяжело вздохнул.
   - Тогда подожди меня здесь. Только никуда не ходи, поняла?
   - Я тебя туда не пущу! Там Воин Тени! - вцепилась в него сестра, глядя на него широко открытыми от испуга глазами.
   - Ой, да ну тебя! - отмахнулся он. - Сиди здесь, поняла? Я к тебе вернусь. Только не вздумай никуда уходить! - он пригрозил ей пальцем и повернулся лицом к мрачной чёрной скале.
   А вдруг, он и вправду Воин Тени?
   Стиснув зубы, Сати решительно пошёл по направлению к скале. Он только заберёт сумку и бегом побежит оттуда. Всё равно, тот ничего ему не успеет сделать...
   Да и как он может что-то ему сделать, если даже не в силах пошевелиться?
   Тия взволнованно смотрела ему вслед, вытирая мокрые щёки подолом своего платья. Потом вздохнула, заозиралась по сторонам, и её стало ещё более жутко. Брат постепенно уменьшался в размерах, а она осталась одна, посреди поля, такая маленькая и беззащитная...
   - Сати! Сати, подожди! - она вскочила на ноги и, придерживая подол платья, побежала следом за братом.
   Он хотя бы может защитить её, если что. Но одной в этом бескрайнем поле было так страшно...

______

  
   Сати уже видел чернеющий кусок сплошной земли и камней, а на ней лежащего человека. Но, с каждым шагом подходя всё ближе, он ощущал всё больший и больший страх, и от этого шёл всё быстрее и увереннее. Тия хваталась то за его руку, то просто за штанину, и почти бежала за ним. Она старалась не смотреть в сторону страшной фигуры.
   Сати обошёл жуткое место большим кругом и, наконец, до сумки осталось совсем немного. Но она лежала так близко к страшному человеку, что колени у него невольно дрожали.
   - Подожди-ка, - шёпотом сказал он сестре. - Я сам схожу.
   - Ой! - только и ответила она, закрывая руками рот, словно боясь разбудить вновь казавшегося мёртвым человека в исковерканных доспехах.
   Сати пододвигался к сумке маленькими и несмелыми шажками. Ему бы подбежать быстро, схватить её, а потом бегом, до самого дома, бегом отсюда... Но почему-то он двигался очень медленно.
   Трава под его ногами, как назло, громко шумела. Сати, закусив губу, потянулся рукой к сумке. Мелькнувшая под рукой ящерица так напугала его, что из-за натянутых до предела нервов он едва не вскрикнул.
   Сзади за ним, затаив дыхание, следила сестра.
   Сати схватил сумку и притянул её к себе. Хотел обернуться, но его так и подмывало взглянуть ещё разок на то ли ожившего мертвеца, то ли чудом живого внушающего ужас человека.
   Ему показалось, что правое веко чуть дрогнуло и приоткрылось, а из-под него, подёрнутый пеленой, остановился на нём мутный глаз.
   Вздрогнув, Сати отскочил назад и в два шага очутился рядом с сестрой. Тия мгновенно побежала прочь, спотыкаясь о камешки.
   Они остановились только у первого родника, чтобы перевести дух и напиться.
   Сати тревожно обернулся.
   - Всё-таки, он же был живой... Надо было помочь ему... Вдруг он просто... просто путник?
   - Он был Воин Тени! - капризно протянула Тия. - Я же знаю! Я видела! Их вообще именно такими описывают! Это Воин Тени! Я точно говорю!
   Сати устало вздохнул. Ему не давал покой взгляд человека, кем бы он там ни был. Едва он закрывал глаза, он видел перед собой это лицо, и содрогался от пережитого тогда ужаса.
   Нет, простой человек не вселил бы в него такого страха.
   - Слушай меня внимательно, - он зачерпнул воды из родника и плеснул себе на лицо. - Никому в деревне не говори про то, что ты видела, поняла?
   Тия покосилась на брата с непониманием.
   - Как это? Сати, что это ты такое говоришь?
   - Я говорю: никому не рассказывай. Ты перепугаешь всю деревню!
   - Но ведь Воин Тени! Совсем рядом!
   - Да не будь ты такой дурой! - рассердился Сати. - Он там умирает, он и сам по себе умрёт! А если кто-то ещё после твоих рассказов попрётся туда, мало ли что может случиться?! Только горе и будет! Так что обещай мне, что никому ничего не скажешь!
   - А мама? - прошептала Тия, испуганно хлопая глазами.
   - Что - мама? И ей тоже не говори! Никому не говори!
   - Мама поймёт,... - Тия надула губы. - Нет, надо всем рассказать! Всем-всем!
   Сати нахмурился.
   - Значит, так. Я старше? Старше. Значит, я лучше знаю. Держи язык за зубами, можешь, если что, наплести что-нибудь про волка или медведя. Это почти что то же самое, что Воин Тени. Поняла?
   Тия обречённо вздохнула и кивнула.
   - Обещаешь молчать? - уточнил Сати. - Слово дай!
   - Обещаю, не скажу, - буркнула сестра. - Но я с тобой не согласна. Ты большой чурбан, вот кто! - она надулась ещё сильнее и отвернулась.
   Сати сунул голову под струю родника. Ледяная вода мгновенно окатила его, и он даже затрясся. Мгновенно все дурные мысли куда-то смыло.
   - Всё, отдохнула - пошли, - он потянул Тию за руку. - Расселась тут...

2

Спасённый из Вечности

______

  
   Тия сдержала слово. Как её ни подмывало всем всё растрепать, она молчала, и только изредка обиженно косилась на брата. Сати отдал матери всю траву и, вздыхая, сказал, что не сумел найти ахию. Мать поругалась-поругалась, да потом махнула рукой. Оказалось, соседский парень, Меут, тоже не принёс ахия, сказав, что знакомую ему полянку завалило отчего-то камнями, и с Сати спало подозрение.
   Но ночами он всё равно не мог заснуть. Ему всё мерещился Воин Тени, лежащий и умирающий, быть может, уже сотню лет, а может и больше. И он никак не мог избавиться от кошмаров. Ему казалось, что он должен был тогда что-то сделать, но не сделал, и за это Воин Тени, ожив, придёт за ним. Он не знал, что именно, и как, но чувствовал, что не может сидеть больше дома, не убедившись, что страшный человек у скалы не умер.
   Никто не знал причину его бессонницы. Мама поила его специальными дурно пахнущими травами, от которых потом болел живот, отец несколько раз брал с собой
   Однажды, сказав, что пойдёт на несколько дней в горы, он собрал в сумку хлеба и воды на первый день дороги, и ушёл, как обычно. Никто в семье не был против, даже так: на какое-то время стало намного меньше забот. Что-то подозревавшая Тия пыталась подойти к нему, но он махнул на неё рукой и велел сидеть смирно дома.
   Обычно они ходили в горы компанией, но в этот раз Сати пошёл один. Взяв с собой нож, хотя не собирался нарезать травы, он скрылся где-то в поле, и Тия только тревожно вздыхала, догадываясь, куда пошёл её брат.
   Но она обещала ему никому ничего не говорить, и решила держать своё обещание, даже если будет очень трудно.

______

  
   Сати уже брёл по протоптанному им с сестрой пути через жёлтую траву. Камни под его ногами перекатывались от каждого его шага. Сегодня погода была хмурая, пасмурная, небо вспучилось свисающими космами облаков, ветер трепал короткие волосы Сати, едва не вырывая их. Бил он в спину, словно силы природы подгоняли мальчика к страшному месту, быть может, уже ставшему погребальным возвышением для неизвестного, которого сестра окрестила Воином Тени.
   Сати чувствовал страх, который подогревался свистом ветра и отсутствием знакомых и любимых звуков - жужжания жуков, криков птиц, шебуршанием ящерок. В преддверии сильного дождя всё затихло.
   "Ещё грозы не хватало", - думал Сати, ощущая, как замирает сердце. Стараясь отвлечься на какие-нибудь бытовые проблемы, вроде того, что у них издох недавно старый конь, и пахать теперь не на ком, или что придётся сварить целебного отвара значительно больше, чем раньше, чтобы выменять у ткачихи на полотно для платьев Тии. Она уже выросла из большинства своих платьиц, и те едва прикрывали ей колени.
   Где-то вдалеке послышался раскат грома. Сати поджал губы, глядя на тучи. Был вечер, а из-за туч было совсем темно. Дождя ещё не было, но вот-вот набухшие от воды облака выльют на землю много-много дождя, может быть, даже размоет где-нибудь дорогу, или появятся такие лужи, что невозможно будет пройти, не намочив ноги.
   Сати сам не понял, как оказался совсем рядом с будто бы вымершим клочком земли. Сердце его заколотилось всё сильнее и сильнее, он, сглотнув комок, вставший поперёк горла, прошёл ещё немного.
   Поза человека не изменилась. Он лежал всё так же неестественно, и нельзя было сказать, жив он или мёртв. Он казался самым настоящим покойником, но и тогда было такое же ощущение.
   Но тогда он оказался жив.
   Чувствуя, как дрожат руки, Сати сделал решительный шаг вперёд.
   Человек лежал прямо перед его ногами. Голова была безжизненно закинута назад, остро выдающийся вперёд кадык не шевелился, напротив, казался каким-то странным отростком на выгнутой шее.
   Сати не мог пошевелиться, словно прикованный к месту одним взглядом на лежащее тело.
   В этот момент сверху полетели капельки дождя. Сначала редкие и мелкие. Некоторые забарабанили по затылку Сати, попали ему за воротник жилетки, заставляя невольно дёрнуться. Несколько капель упали на лицо человека, расползаясь, впитываемые слоем земли и песка.
   Потом хлынул ливень, но Сати всё равно не двигался. Как завороженный, смотрел он, как темнеет от воды корка песка и земли на теле. Сильные, тяжёлые капли, падая, сбивали затвердевшие, слипшиеся вместе песчинки.
   Дождь счищал грязь с доспехов. Сати с всё возрастающим ужасом наблюдал за тем, как предстают перед ним изуродованные, но сохранившие свою форму доспехи Воина Тени. Знаки Ночи и Смерти действительно были выбиты спереди на груди, где-то ещё, на наполовину отколотых кусках ранее цельной брони.
   Сати чувствовал, как его сковывает ужас. Тия, со всеми её дурацкими легендами, оказалась права.
   Даже он понимал, что перед ним не просто Воин Тени. Тускло заблестело из-под мутной воды, стекавшей с тела вниз, золото, которое кое-где было нанесено поверх доспехов. Стали видны стёршиеся, а может, просто спрятанные ещё пока под пылью, татуировки на руках, шее, даже лице Воина, которых раньше не было видно.
   Сати захотелось бежать прочь, бежать, не останавливаясь, до самой деревни, но он всё не мог заставить себя даже шагнуть назад. Вода заливала уже его глаза, норовила попасть в нос, когда он редко глубоко и тихо вдыхал.
   Воин не отреагировал на дождь. Только чуть-чуть дёрнулись веки.
   Он был жив!
   Сати вдруг растерялся. Что-то держало его здесь, он не мог уйти, хотя очень боялся. Но почему он стоит, не двигаясь? В чём причина его бессилия?
   Вдруг в Сати проснулась жалость. Он не понимал, откуда она взялась. Просто ли при виде изуродованного человека? Нет, это был не просто человек, а Воин Тени, воплощение Зла. Его нельзя жалеть, никак нельзя, но... Сати никогда не верил в те россказни, что передавали друг другу страшным шёпотом женщины, что любили с умным видом рассказывать старики. Воины Тени казались ему сказкой, вроде духов или фей. Может, поэтому, даже когда он понял, кто перед ним, он продолжил думать о нём, как о простом человеке?
   Сильные раскаты грома над ним поддерживали смущение и сомнение в нём, яркие вспышки молнии освещали зловещую фигуру Воина Тени.
   Наконец, Сати решился. Непонятно, что ему делать, но раз нечто не отпускает его, он должен делать то, что диктует ему совесть. Оттащить раненого человека куда-нибудь подальше с этого места, где дуют все ветра, и устроить его поудобнее. В конце концов, даже если это Воин Тени...
   Сати как можно больнее прикусил губу, чтобы боль заставила его больше не думать о том, что казалось ему ненормальным и страшным, и что пробуждало ещё больше сомнений, и попытался приподнять человека за плечи.
   Тот оказался таким тяжёлым, что Сати скоро отказался от мысли приподнять его. Он отошёл в сторону, пряча сумку на уступ скалы, где хлеб имел меньше шансов намокнуть и превратиться в кашу, потом откинул со лба потяжелевшие и прилипшие волосы и снова подошёл к Воину. Тот, казалось, не чувствовал, что его сдвинули с места. Теперь его голова не была закинута назад, а лежала на камне.
   Сати больше всего боялся, что от боли, которая проснётся в Воине Тени оттого, что его тело трётся о камни, тот проснётся, и произойдёт что-нибудь страшное. Но ничего не происходило и, с передышками, под раскаты грома и яркие вспышки молний, прочерчивавших всё тёмное небо, насколько хватало глаз, Сати сумел дотащить его до скалы и прислонить к камням. Потом, невероятно устав, он, опасливо косясь на безвольно сползающую по камням и мокрой земле всё ниже и ниже фигуру, отошёл в сторону и обхватил голову руками.
   - Камень Света, что же это такое?! - отчаянно воскликнул он, но Свет вряд ли обратил внимание на какого-то парнишку четырнадцати лет от роду, который никак не мог понять, что же теперь ему делать.

______

  
   Он чувствовал, как кто-то вцепился пальцами ему в плечи и потащил. Мгновенно ощетинившаяся острыми копьями боль сковала его, запрещая вырываться из Вечности.
   Впервые за долгое время он смог сформировать отчётливую мысль, основанную на воздействии извне.
   Кто-то его двигал.
   Кто? Зачем?
   Боль сверлила ему виски, словно тысячи ядовитых змей клубились в его трещавшей голове, мешая ему думать. Но он впервые ощутил яростное, страстное желание бороться с болью. Бороться с Вечностью.
   Он ощущал. Чувствовал дождь. Камни под собой. Боль казалась ничтожной, в сравнении с этими чувствами. Он мог понять, что его куда-то отволокли, прислонили к стене. Больно защемило где-то в животе, но он не обратил на это внимание.
   После Вечности кому-то вдруг стало до него какое-то дело...
   Кто-то вырвал его из пучины мёртвого моря. Боль как-то опасливо теперь глодала его изнутри, Вечность стремилась вернуться, не давая ему ни открыть глаз, ни пошевелить руками, но теперь он понимал, что может и ей бросить вызов.
   Но едва его перестали теребить снаружи, с новой жадностью и злобой накинулась на него Вечность, затаптывая его мысли, его чувства. Боль разжигала в нём всё новые и новые костры, страдания, из-за которых когда-то он метался и проклинал весь мир, теперь заставляли его, напротив, становиться покорным, не прекращались.
   Чёрные волны мёртвого моря подхватили его и понесли куда-то. Вновь что-то нашёптывал ему на ухо Хозяин, вновь плакала сестра...
   Но теперь сквозь эти голоса, сквозь эту боль он чувствовал ещё один звук.
   Как разбиваются о камни капли дождя.

______

  
   Сати облазал всю округу, и, наконец, нашёл достаточно сухую пещерку. Она была чуть выше уровня подножия, но словно специально созданная для жилья. Мягкие растения спускались откуда-то сверху, загораживая вход и не давая солнечному свету по утрам будить жителей слишком рано. Белый песок служил ковром, ноги тонули в нём по щиколотку, но он не кололся и не был каменистым. Округлые стены, выгнутые, как будто когда-то здесь прокатился огромный каменный шар, сверху тоже заросли какими-то растениями. Пещерка была небольшой, не слишком тёмной, и даже не очень влажной, хотя иногда откуда-то тянуло сыростью. Сати спустился вниз, и его ноги мгновенно оказались в какой-то жидкой грязи - вчерашний ливень размыл вокруг всё.
   Его уже два дня, как нет. Скоро надо будет идти домой, а то мама взволнуется, и, не дай Свет, пошлёт кого-нибудь из братьев его искать.
   Но ещё больше его пугало то, что он почти перестал бояться Воина Тени. За ночь, которую он провёл в пещерке, он совсем успокоился, и ни разу ему не померещились какие-то ужасы, которые не так давно преследовали его дома.
   Он не понимал, почему это происходит. Ему было жутковато оттого, что он не знал, почему именно ему было предписано оказаться рядом с погибающим Воином Тени. Странно было представить себе, что каким-то высшим силам понадобилось спасать слугу Зла. Но ничего другого Сати не мог придумать, потому что знал одно: он бы убежал, если бы призрачное что-то его не задержало. Какая-то сила хотела, чтобы он помог Воину Тени, и не давала ему убежать, даже когда он увидел жуткие доспехи. Сати даже не исключал, что это могла быть Сила Ночи, сопутствующая Воинам Тени, если верить всем тем легендам, что наслушался Сати в своей деревне. Но, в любом случае, он не мог ей противиться.
   Редко когда в его деревне появлялись Хранители. Они бродили по свету, рассказывая людям легенду о Тёмных Временах, пробуждая в них веру в Свет. По их словам, Сила Ночи жила до сих пор, и могла смутить душу любого. Сати слушал их внимательно, вглядывался в их светлые, розовые лица людей, не знающих никаких бед, в лучистые глаза, смотрящие мягко и немного снисходительно, но они только отталкивали его. Они говорили о Свете как-то неискренне, слишком восторженно и пафосно. Только один Хранитель за всю его жизнь своим рассказом затронул самое его сердце. В отличие от остальных, он был всегда печален, и говорил не просто о Свете, но о Силе Дня, которая должна вести любого. Она охраняет людей от возрождения Хозяина. Он грустно улыбался, говоря, что Свету, чтобы хранить спокойствие в мире, нужна помощь людей. Никто другой из Хранителей не говорил ничего подобного. Он вообще был отличен от прежних Хранителей. Его белые одежды были испачканы из-за долгой дороги, а шею оплетал белый шнурок.
   Сейчас Сати думал, что, должно быть, одной Силы Ночи мало, чтобы вытащить Воина Тени, и она решила воспользоваться простым мальчишкой, бродившим поблизости. Вероятно, ему не хватило веры в Свет, чтобы защититься.
   Уверенный, что лучше не перечить высшим силам, он вновь отправился к тому месту, где вчера оставил Воина Тени.
   Это был высокий, ладно сложенный человек, явно очень сильный, но сейчас казавшийся совершенно беззащитным. Под ним так подмыло землю этой ночью, что он сполз, и сейчас опять лежал, почти что лицом в грязи.
   Сати, крякнув, потащил его на себя. Мокрая трава хлестала по босым ногам. Руки, казалось, вот-вот отвалятся, но снять с Воина тяжёлые доспехи Сати не решался.
   Только до колен извозившись в грязи, он сумел дотащить Воина до пещерки. Пот катился с него градом.
   Как назло, вовсю шпарило солнце. Его яркие лучи отражались с ещё мокрой травы и камней, но Сати было некогда любоваться природой. Он щурился и даже был немного зол на излишне жаркое утро. Он уже не чувствовал никаких сил, и потому привалился к камням, чтобы передохнуть.
   Иногда он косился на Воина Тени. Тот по-прежнему не шевелился, и, кажется, даже не дышал, но определённо был жив. В чём причина, Сати не мог понять.
   От Воина исходил холод. Сати так и подмывало всё бросить и побежать скорее в деревню, но едва его посещали такие мысли, ноги словно отказывали ему.
   Поднявшись, опираясь на склизкий после дождя камень, он прошёл немного в траву, туда, где она была зелёная и заманчиво блестящая, и упал лицом в землю.
   Он не знал, сколько пролежал, вдыхая аромат трав. Но потом поднялся, отряхивая с себя прилипшие мокрые листочки, и побрёл, стряхивая капельки воды с травинок, куда-то в сторону. Он уже не думал бежать, потому что знал, что у него ничего не выйдет. Непонятные, неслышимые приказы были его собственными мыслями.
   Первоначальный испуг уже давно прошёл. Он был всего лишь человеком, всего лишь мальчишкой. Если какая-то сила приказывала ему, он не мог не повиноваться ей. Другое дело, что он не мог понять, сила ли это Ночи, или Дня, Смерти, или Света.
   Ему вдруг померещилось движение рядом. Он обернулся, но ничего не заметил.
   Потом послышался смех. Заливистый, звонкий девичий смех.
   - Эй! - позвал Сати, недоумевая, вертя головой. - Эй! Кто здесь?
   Поле было бескрайним, но никого Сати не видел. Его глаза скользили по верхушкам травы, но смех звучал, а того, кто смеялся, не было видно.
   - Эй!
   Смех раздался совсем рядом. Сати нахмурил брови.
   - Ну, выходи!
   Появилось ощущение, будто бы тот, кто смеётся, куда-то зовёт его. Смех становился то тише, то громче.
   Сати был уверен, что смеётся девушка. Не девочка - у них, вроде как у Тии, смех какой-то излишне звонкий и слишком неестественный. Но и не взрослая женщина - у них смех тоже заливистый, но какой-то густой, зрелый, что ли.
   Сати пошёл по звуку, разгребая траву.
   - Эй! Я тебя поймаю! - пригрозил он, переходя на бег.
   Смешливая девушка хохотала всё звонче и веселее, но потом вдруг замолчала.
   Сати остановился.
   - Куда ты делась? Эй!
   Он убежал не так далеко, как казалось на первый взгляд. Чёрная и блестящая стена скалы виднелась по правую руку от него. А над ним сейчас нависал край горы, какой-то неестественно выдающийся вперёд, и вот-вот норовящий обрушиться.
   Сати поёжился. Неужели, всё ему показалось?
   Ему почудилось лёгкое прикосновение. Он вздрогнул и обернулся, заодно протягивая руку, чтобы, если что, схватить шутницу за подол, а то и за косу, но ухватил только пустоту.
   - Тьфу, - сплюнул он, но тут же смолк.
   В траве, там, где кончалась тень от нависшей скалы, что-то блестело. Сати, от волнения облизывая губы, подошёл ближе и опустился на колени.
   Наполовину присыпанный землёй, широкий диковинный меч лежал перед ним. Он одним пальцем коснулся тёмного, резного эфеса, и тут же отдёрнул руку, словно боясь, что тот оживёт, извернётся, как змея, и укусит его.
   Ничего подобного не произошло. Сати скрипнул зубами, вытягивая меч из земли, и восхищённо присвистнул, разглядывая его.
   Слишком вытянутый, по представлениям Сати, эфес был сверху покрыт чернёным серебром, с одной стороны - знак Ночи, с другой - знак Смерти были выбиты на нём. Широкий и длинный клинок блестел и был по-прежнему остро отточен, хотя меч наверняка пролежал здесь не меньше, чем Воин Тени.
   Ведь это был наверняка его меч.
   Сати невольно закрыл глаза, отпуская меч. Тот бесшумно упал, примяв траву.
   Снова стало страшно. Это меч слуги Зла, на нём много крови невинных и Светлых. Но сколько Сати не пытался себе внушить, что вообще всё происходящее неправильно, не должно быть, противоестественно и страшно, он всё равно покорно поднялся, поднимая меч, чтобы отнести его хозяину.
   "Кому пришло в голову играть мной? - растерянно думал он. - Кому я нужен? Почему я, а не кто-то другой?"
   Солнечные блики отражались на клинке. Сати едва не плакал от бессилия.
   Вдруг ему почудилось, что кто-то гладит его по голове. Прикосновение было таким реальным, что он поднял голову, чтобы встретиться с кем-нибудь глазами, но никого не было.
   - Зачем вы со мной играете?! - отчаянно крикнул он в небо. - В чём я виноват?!
   Чья-то хорошо ощутимая, мягкая рука ласково провела по его волосам ещё раз. Он растерянно замер посреди поля с мечом в руках. Гнев проходил.
   - Ну почему я? - негромко прошептал он. - Камень Света! Разве я в чём-то провинился?
   Будто бы с шелестом ветра откуда-то донёсся слабый, тихий и очень грустный голос.
   "Не бойся".
   Сати, ощущая в руке тяжесть меча, побрёл сквозь траву, срезая путь до того места, где нашёл уютную пещерку. Клёкот птицы где-то невдалеке заставил его улыбнуться сквозь наворачивавшиеся на глаза слёзы.

______

  
   Сати разжёг огонь в пещерке. Он уже успел сбегать к ручейку, чтобы немного отмыть лицо и руки, а также затащить Воина внутрь. Устроив его у стены, Сати отполз подальше к другой стороне пещеры. Горевший посреди костерок весело трещал.
   Волнение Сати постепенно улеглось. Если верить россказням, то Сила Ночи должна затмить все его мысли. Не похоже, чтобы это было так. Он спокойно думает о том, о чём хочет.
   Например, о том, что дома его будут ругать.
   Сати прислонился спиной к влажной стене пещерки и закрыл глаза. Запахи поля, воды и костра смешивались, и напоминали ему ночёвки в пустоши осенью. Тогда пустоши становятся скучными, ещё более дикими, и без костра не обойтись.
   Воин Тени не шевелился до сих пор. Не было слышно даже неглубокого дыхания. Иногда Сати взволнованно косился на кованые доспехи, с изображениями чёрного солнца - знака Ночи, и сжатой в кулак ладони - знака Смерти. Золото тускло блестело, отражая огоньки костра.
   Мускулистые, сильные руки поглощённого Силой Ночи человека были покрыты непонятными Сати знаками. На холодном и мёртвом лице не отражалось совершенно ничего. Тем не менее, Сати бросало в дрожь от одного вида страшных ран на теле Воина Тени.
   Он ёрзал на песке. Его так и подмывало убежать отсюда подальше, тем более, что с точки зрения Света он уже совершил настоящее преступление, но словно стены были вокруг него. Он даже поднялся, но, шагнув к выходу из пещерки, словно ударился о камень. Прозрачная стена перед ним не торопилась пропускать его.
   - Я понял, - грустно и тихо сказал Сати, садясь снова на песок. Костерок, казалось, был, кроме Сати, единственным живым существом в пещерке. Монолитная, словно каменная фигура воина будто бы выступала прямо из стены, как диковинная и наводящая ужас статуя.
   Ему вспомнилось, как однажды старый дед Тифий, редко когда выходивший, на потеху детворе, любившей дразнить его, из дому, собрал вокруг себя кучку ребятишек и тихим, по-старчески сиплым голосом, поглаживая клочками свисающую седую бороду, рассказывал им о Тёмных Временах, о войне за Камень Света. Тогда даже Сати слушал, открыв рот.
   - Отец моего отца, - вещал Тифий, сильно кашляя, - был участником той войны. Он рассказал мне эту историю, когда я был таким же ребятёнком, как и вы, и наказал сделать так, чтобы история эта не забылась...
   Кто-то громко удивился тому, что дед Тифий когда-то мог быть мальчишкой их возраста. Старик сурово посмотрел на него из-под косматых бровей и покачал у него перед носом скрюченным синеватым пальцем с чёрным обломанным ногтём.
   Тот покраснел, и принялся извиняться, пряча глаза.
   - То-то же. Так вот слушайте. Камень Света был спрятан в недрах гор Стегоса, чтобы никто не мог завладеть им и употреблять великую силу, заключённую в нём, во зло.
   - В наших горах? - спросил кто-то, указывая пальцем назад, туда, где высились тогда казавшиеся им ещё более огромными горы.
   - Да-да. Камень Света охраняли Стражи и Хранители Света. Стражи были смелыми воинами, готовыми сражаться с теми, кто решит завладеть Камнем, а Хранители владели Силой Дня, и несли Свет людям в разных концах этого мира...
   - Вроде тех, что приходят сейчас к нам, такие толстые и в белых одеждах? - робко спросила какая-то девчушка, хлопая глазками.
   - Нет, нет! Это всё ложные Хранители, они прикидываются, что служат Свету, но за свои проповеди любят собрать звенящие монетки! Нет, истинные Хранители никогда не берут денег. Их уже почти не осталось теперь, - дед Тифий печально вздохнул, закатив подёрнутые белой плёнкой подслеповатые глаза. - Те Хранители были Светлыми, их нельзя было ни с кем перепутать. На первый взгляд они были как простые люди, носили ту же одежду, что и народ, но они бродили по свету с одним только походным посохом, носили на шее белые шнурки, а глаза их светились совсем иным Светом. В нём не было счастья и блеска, но зато много грусти, тяжести и печальной ласки, потому что чаще видели они боль и страдания - воплощение действий Силы Ночи.
   - И тогда была Сила Ночи? - спросил кто-то ещё.
   - Конечно...
   - И сейчас она есть? - спросил Сати с опаской.
   - Кхе-кхе... м-м... Да, она есть. Но мы защищены от неё Светом. Погоди чуток, - он нахмурился. - Я всё буду рассказывать по порядку. Один из Хранителей оказался человеком мелочным и совсем не Светлым, он захотел завладеть Камнем Света, и для этого обратился за помощью к Силе Ночи. Никто не заметил этого, но тот Хранитель решил призвать в наш мир Хозяина! - он закашлялся, а потом помолчал немного, выдерживая паузу. Глаза ребятишек вокруг него были широко раскрыты, они затаили дыхание, и им было даже страшно. - Только один Страж, по имени Таэмэй, узнал о сговоре того Хранителя с Силами Ночи, но он совершил глупость, попытавшись в одиночку схватить его. Силы Ночи покорили его неподготовленный к битве разум, и он потерял способность сражаться. И предавший Свет Хранитель принёс его в жертву Хозяину Ночи.
   - А кто такой Хозяин? - спросила всё та же девочка.
   - О, это был настоящий демон! Когда-то он был просто человек, и он предал Свет и завладел Камнем. Это было тысячи лет назад, и те страшные времена уже забылись. Я слышал, что тогда не было ни одного свободного человека, все были угнетены Силой Ночи. Хозяин использовал Камень в своих целях, чтобы подчинять себе всех людей в мире. Он обрёл невероятное могущество, и однажды решил уничтожить Камень, чтобы никому больше эта сила не могла достаться. Но его затея провалилась, - Тифий кашляюще засмеялся, - он оказался глупцом, этот Хозяин. Сила Дня, заключавшаяся в Камне, вышла сквозь трещину, появившуюся в нём, и растворила его в Силе Ночи. В этот миг всё его могущество испарилось. Освобождённая от оков Камня Света, Сила Дня выжила Силу Ночи, и та осталась только в сказках. Потом Сила Дня вернулась в Камень.
   - Так Камень треснутый? - протянул кто-то постарше. - Вроде как яйцо, что ли?
   Тифий снова закудахтал от смеха, развеселившись простецкому сравнению.
   - Да, вроде яйца, - наконец, выговорил он с трудом. - Ну так и остался этот Хозяин призрачным духом, мучившимся там себе тысячу лет, пока его не решил призвать Хранитель Камня. Камень ведь нашли и спрятали в горах Стегоса, - Тифий покачал головой. - Но лучше было это никому не сообщать. В горы постоянно лезли спятившие от мечтаний о власти и могуществе людишки, и покоя Стражам не было! - дед хмуро повёл бровями. - Так-то. Хочешь спрятать - прячь там, где никто не знает! Ну вот, Хранитель вызвал дух Хозяина, чтобы тот помог ему завладеть Камнем. Но Хозяин был не дурак, он взял да и убил того Хранителя, а сам вселился в его тело.
   - А-а-ах, - прокатилось по кружочку сидевших вокруг Тифия ребят. Тот, довольный впечатлением, которое производит его рассказ, продолжал дальше.
   - Ну вот. Но Сила Дня не дремала и выперла этого Хозяина с гор хорошим пинком, - он опять засмеялся. - Тот, пользуясь тем могуществом, что давала ему Сила Ночи, с которой он, видать, хорошо подружился за тысячу лет, начал захватывать земли, собирая там войско. Но он хорошо учился на своих ошибках, хе-хе, а потому не полез на горы с толпой народу. Он просто захватил себе побольше земель, представил себя обычным таким царьком с завоевательными наклонностями, да и правил так лет десять. Люди с ним свыклись, правда, несладко им жилось под его правлением. Он был жесток, заставлял всех прославлять его, но на самом деле собирал огромные поборы, чтобы было, чем платить своим воинам. У него накопилась большая армия, с помощью которой он уничтожал соседние государства, постепенно-постепенно пододвигая границы к горам Стегоса...
   - Воины Тени? - спросил кто-то дрожащим голоском.
   - Хе-хе... Да нет, Воины Тени - это другое. В армиях Хозяина поначалу были простые люди...
   Переведя дух, Тифий, уставший от долгой болтовни, долго кашлял и хрипел, и только потом продолжил:
   - Стражи и Хранители ничего не могли поделать. Он будто бы и не стремился покушаться на покой Камня Света в горах, а правителей, стремившихся отхватить от соседей кусок побольше, хватало всегда... Хе-хе... Хранители бродили по его территориям беспрепятственно, даже проповедовали Свет. Люди тянулись к ним, но те вынуждены были уходить дальше, а законы были так строги, что не позволяли людям отвлечься от насущных проблем, и все увещевания Хранителей-Светлых сами собой забывались. Но потом началось Тёмное Время. Да, Тёмное время, - старик вздохнул тяжело и глубоко. Ребятишки вокруг тоже затаили дыхание. Кому-то стало страшно, и он убежал. - Хозяин давно готовил себе личное войско, и, наконец, он отработал очень чёткую систему. Едва он пробудил Силу Ночи, Светлым Стражам ничего не оставалось, как пойти на него войной. Но людям всё преподнесли по-другому, а люди, хе-хе, такие глупые... Ну и завлекали посланцы Хозяина молодёжь в армию. А там и следили, кто наиболее восприимчивый к Силам, Дня уж или Ночи - неважно. Из них формировали отдельные отряды, якобы по особым приказам выполнявшие задания самого Хозяина. И так-то им, дуракам, всё описывали, что уж Хозяин был самим воплощением Света. На самом-то деле, хе-хе, наоборот всё было. И вот когда-нибудь кто-нибудь из такого отряда нет-нет, да и напорется на Стража. А дальше было так. Кто убил больше трёх Стражей - удостаивался личной милости Хозяина. Потом его брали "на воспитание", несколько лет его... хе-хе... беднягу, воспитывали. Постепенно он забывал обо всём, даже о себе, и становился покорным рабом Хозяина. Таких он наделял Дарами и рассылал в поисках Стражей, чтобы те убивали их. Бывало, за голову Светлого такой Воин получал новый Дар. Им было, ради чего стараться... хе-хе...
   - Что такое Дар? - решился, и задал вопрос Сати.
   - М-м... Сила Ночи имеет разные Дары, как и Сила Дня. Например, такие мирные вещи, как разжигание огня без хвороста или кремня. А мог быть и Дар убийства на расстоянии, одной мыслью.
   - Воины Тени - волшебники? - спросила какая-то взрослая девушка, странным образом затесавшаяся в компанию мелюзги.
   - Хм, ну да, что-то вроде, дочка, - ответил дед Тифий. - Дары раздавал сам Хозяин, пользуясь Силой Ночи. И Воины Тени верно служили ему.
   - А почему они называются - Воины Тени?
   - Светлые могли чувствовать их местоположение и их силу, если они попадали под лучи солнца. Поэтому Воины предпочитали выходить на свою охоту ночью, или пользовались тенистыми местами, - поглаживая бороду, произнёс Тифий.
   - А сейчас они остались? - спросил кто-то.
   - Кхе-кхе... Разное говорят. Мол, если есть Сила Ночи, значит, Воины Тени тоже могли выжить... Но я вам скажу: битва за Камень Света состоялась. Здесь, в горах Стегоса. И Хозяин потерпел поражение. И был вновь отброшен в Силу Ночи, лишён тела, хм, так сказать. И вместе с ними Сила Дня убила всех Воинов Тени... Так-то...
   Сати поёжился от воспоминаний и снова посмотрел на почти мёртвого Воина. Нет, дед Тифий ошибался, если вообще всё, что он говорил, было похоже на правду. Вот он, Воин Тени...
   Сати порылся в сумке и, вытащив последний кусочек хлеба, доел его. Всё, теперь, если нечто, держащее его, его не отпустит, то он имеет все шансы погибнуть тут с голоду.
   Рядом с Воином Тени лежал его меч. Он тоже отражал огонь костра, и светлые пятна скакали по потолку и стенам пещерки.
   Что-то заставило Сати взглянуть на лицо Воина. В этот миг веки дрогнули вновь, как тогда, и резко распахнулись. Сати едва не вскрикнул от испуга, не в силах отвести глаза.
   Воин Тени не обращал на Сати никакого внимания. Он даже не попытался пошевелиться. Просто смотрел куда-то в потолок пещеры.

______

  
   Вечность отступила. Теперь она плевалась ядом издали, но не решалась приблизиться. Извивающаяся в теле боль не пугала его, он привык к боли.
   Но вдруг он понял, что Вечность больше над ним не властна. Сначала он не поверил. Но он слышал чьё-то дыхание и потрескивание веточек в костре. Звуки показались ему нестерпимо громкими и невероятно сладкими.
   Он заставил дрогнуть сухие белые ресницы, и открыл глаза.
   На этот раз, по-настоящему.
   Он ясно различал шероховатый потолок пещеры над собой. Ничто больше не заставляло его опустить веки. Вечность шипела издалека, не трогая его.
   Боль стала реальной. Это было блаженством - чувствовать боль так, как раньше, а не принимать её за часть Вечности.
   Ему захотелось засмеяться, но в горле было горько и сухо. Ставший неповоротливым язык не слушался его.
   Тепло костра коснулось его. Он попытался повернуть голову, но не смог. Только скосил глаза в ту сторону, откуда слышалось чьё-то редкое и испуганное дыхание.
   Какой-то парнишка сидел по ту сторону костра. Глаза его от страха сделались огромными, но он не торопился убегать прочь от Воина Тени. Черты лица мальчишки вызвали болезненные и неприятные воспоминания. Но он никак не мог заставить воспоминания сложиться в единую картину.
   Паренёк попятился назад от его взгляда.
   Воин Тени не мог пошевелиться, занемевшие конечности сводило судорогой, но управлять ими он не мог. Он хотел приподняться, но у него ничего не получилось.
   Когда с глаз Воина пропала пелена, они оказались ярко-синими. Сати почувствовал, как сердце уходит куда-то в пятки.
   Будто бы что-то подтолкнуло его в спину, возвращая к реальности.
   Быть может, Сила Ночи, а может, и что-то другое. Сати, пытаясь справиться как-то с дрожащими пальцами, снова потянулся к сумке.
   Заметив в руках парнишки флягу с плескавшейся в ней водой, глаза Воина Тени сверкнули. Сейчас Сати не мог понять, что было в них. Боль явно отступила для Воина Тени на второй план. Недобрый взгляд смешивался с непониманием.
   Сати робко вытянул вперёд руку с флягой, боясь расплескать воду.
   - Вы,... - начал он, но тут голос у него пропал.
   Чёрные потрескавшиеся губы, покрытые коростой, шевельнулись, но Воин не сумел произнести ни звука. Вздулись от напряжения вены на висках и шее, пальцы левой руки скребнули отросшими за много лет ногтями по стене, в попытку подняться было вложено много сил, но она не увенчалась успехом. Воин рухнул обратно, чудом удержав голову от удара.
   - Я,... - Сати закусил губу почти до крови. - Я могу...
   Воин сощурил глаза. Сати сглотнул, чувствуя, как по спине сползают капельки пота. Стало жарко.
   В едва заметном кивке было позволение приблизиться. Умирая от страха, Сати подошёл и в нерешительности замер.
   На какое-то время Воин Тени закрыл глаза. Мгновенно сплелись неожиданно длинные, белые как снег ресницы.
   Сати наклонился и, отложив флягу, попытался поднять Воина, чтобы он мог опереться на стену. Несмотря на то, что глаза оставались закрыты, а лицо - непроницаемым, Сати краем глаза заметил, как Воин упирается локтём в сыпучий песок, пытаясь помочь ему. От напряжения короста из запекшейся крови на его руке треснула, и там появилась красная кровь.
   Совсем как у людей...
   Сати удалось посадить Воина только с третьей попытки. Когда тот почувствовал за спиной твёрдый холодный камень, он глубоко, со свистом, вдохнул воздух, словно проверяя на вместительность свои лёгкие.
   Потом открыл глаза.
   Избегая смотреть в лицо Воину, Сати приложил к его иссушённым губам горлышко фляги. Полная беспомощность Воина Тени обескураживала его.
   Воин сделал несколько жадных, больших глотков, но больше пить не стал, отведя голову в сторону. Сати на всякий случай отошёл подальше.
   Какое-то время тишину в пещерке нарушал только безразличный ко всему треск костра. Он потихоньку затухал, но по-прежнему громко лопалась в нём кора веточек, что Сати удалось найти в поле.
   Воин вглядывался в лицо странного паренька. Почему он не бежит прочь, а пытается помочь ему?
   Глаза у мальчишки были чёрные и испуганные. Казалось, у него от ужаса разрывалось сердце. Тёмные брови, жалобно поднятые, почти срастались на переносице. Короткие тёмные волосы, мокрыми прядками прилипли ко лбу. Чуть горбатый острый нос делал его ещё более настороженным. Он был весь как натянутая струна, но убегать опять же не пытался.
   Воин продолжал внимательно смотреть на мальчишку.
   "Взгляни, как ничтожен этот мир, - вдруг прозвучал почти под ухом у него голос Хозяина. Воин вздрогнул, в злом оскале растягивая губы, чувствуя при этом, как трескаются коросты и как выступает тёплая кровь, - как ничтожны люди, что живут в нём, если они - не такие как ты... Им всем положено знать своё место. Они ничего не могут сделать сами, им нужна рука, которая ведёт их, и этой руке необходимо иногда сжиматься в кулак... Люди будут покорны, только если почувствуют угрозу смерти на своей шкуре!"
   Ничего не подозревавший о галлюцинациях Воина Сати принял оскал на свой счёт и попятился.
   Но Воин смотрел уже мимо него. Голос Хозяина звучал совсем рядом с ним.
   Бессильно зарычав, Воин откинул голову назад, ударяясь ей о стену. Белые слипшиеся волосы взметнулись и вновь легли ему на плечи.
   Пытаясь изгнать из сознания голос Хозяина, Воин Тени ещё раз напряг связки, и, сначала издав нечленораздельный хрип, потом сумел выговорить:
   - Ты знаешь, кто я?
   Сати испуганно взглянул на него и опасливо кивнул.
   - Тогда почему ты здесь? - громкий, низкий голос Воина Тени окреп. В глазах мелькнуло недовольство и презрение. - Ты должен был бежать отсюда прочь.
   Он чуть сорвался на последнем слове, и появилось ощущение, что он рычит.
   Сати не мог найти в себе смелости, чтобы ответить. У него застучали зубы, но он постарался справиться с ними.
   - Я не мог уйти. Меня не отпускали.
   Тяжело и шумно дыша, Воин какое-то время молчал.
   - Кто? - наконец, хрипло спросил он.
   - Я не знаю, - растерялся Сати. - Меня что-то держало.
   Ноздри Воина раздулись от глубоко вдоха, он наклонил голову и исподлобья посмотрел на дрожащего парнишку. Потом раздражённо скривился, и выговорил, неторопливо шевеля покрывшимися кровью губами:
   - Больше тебя ничто не держит. Ты можешь идти. Ты спас мне жизнь, и отпущу тебя живым.
   Прежде чем смысл слов дошёл до Сати, он отступил к выходу и бросился прочь.
   Воин не повернул головы ему вслед. Он смотрел на затухающий костерок и пытался справиться со своими мыслями.
   Он помнил, что он - Воин Тени. Он помнил, что он - не просто Воин. Он помнил, как его называли, помнил, что это было его ненастоящее имя, но не помнил настоящего. Он не помнил ничего, с чем была связана его жизнь в армии Хозяина, кроме самого владыки Силы Ночи и ещё чего-то, какой-то светлой фигурки, призрачной, с совсем не ясными чертами...
   Сестра.
   У него была сестра.
   Воин Тени скрипнул зубами, пытаясь дотянуться рукой до брошенной парнем фляги, но упал, и не мог подняться из-за сковывавшей его движения боли. Он отвлечённо подумал о том, что зря позволил пареньку уйти, потому что сейчас ему действительно нужен слуга.
   Вечность сделала его бессильным. Он не может даже напиться воды самостоятельно.
   Он яростно закричал, глядя на чёрные угольки перед собой.
   Он был Воин Тени.
   Но он не помнил себя.

3

Помощь врагу

______

  
   Двадцать дней прошло с тех пор, как Сати вернулся после долгой прогулки по горам. Двадцать раз поднималось солнце, окрашивая восток в яркие цвета, двадцать раз оно заходило, позволяя ночи опуститься на землю и дать отдых уставшим от света глазам.
   Уже много времени Сати не мог уснуть по ночам.
   Днём он или забирался на крышу, если нечего было делать, и жевал травинки, изредка сплёвывая, или, если была работа, помогал то матери, то отцу. Но все, и домашние, и соседи, замечали странную отчуждённость, появившуюся в раньше говорливом и любившем компанию пареньке. Он старался как можно меньше говорить, избегал смотреть собеседнику в глаза, словно чувствовал за собой какой-то тяжкий грех.
   Он отказывался ходить с матерью на рынок, и она брала с собой других его братьев. Когда отец брал его на работу в поле, он не пел вместе с остальными песни и даже ел отдельно.
   Кто-то из соседей стал поговаривать о том, что Сати тронулся умом, а некоторые решили, что он онемел. Мать много раз пыталась узнать у сына, что же произошло, но он избегал ответа, виновато улыбался, предлагал чем-нибудь помочь, в общем, переводил разговор на другую тему.
   Все его прежние друзья скоро о нём забыли. Его прекратили звать с собой шататься по деревне, а он всё лежал на крыше или помогал по хозяйству, но совершенно не интересовался внешней жизнью.
   Жизнь в деревне кипела. Кто-то из парней постарше сватался за его старшую сестру. Нужно было собрать ей приданое, и мать до ночи сидела вместе с Алесью, шила и вышивала, и где-то рядом с ними крутилась Тия, которой всё было так любопытно и ново.
   Отец вздыхал, глядя на все эти сборы, и негромко ворчал о том, что одни расходы с этой свадьбой. Отца если и волновало странное поведение одного из своих сыновей, он никогда не заговаривал об этом. И Сати было гораздо спокойнее с ним в поле, чем дома, пусть даже на раскалённой от солнца крыше.
   Только Тия догадывалась о причинах такого поведения брата. Но стоило ей взглянуть на него, он хмурился и отворачивался, часто совсем уходил. Однажды Тия всё-таки догнала брата и потребовала объяснить ей всё, или она расскажет маме о Воине Тени.
   - Он мёртв, - отрезал Сати. - Я проверил. Он мёртв. И хватит разговоров об этом.
   Тия так посмотрела ему вслед, что он понял, что она не поверила. Но отправиться в горы всё равно ей не хватит смелости, тем более, мама не отпустит её одну.
   Днём он старался жить, не помня о Воине Тени. Но как только сгущались сумерки, жуткие видения начинали преследовать его. Он метался в постели, и часто кричал. Мать пыталась лечить его, отпаивала какими-то травами, но каждый день Сати проживал, как обычно, а ночами видел перед собой лицо Воина.
   Он ненавидел весь мир. Он желал убить любого, кто не понравится ему.
   Но тогда он был слаб и беззащитен. Он умирал. Сати не имел права помогать ему, это было преступлением против Света.
   Сати страдал, но не мог никому сказать, почему. Ночами потусторонние голоса шептали ему, что он пробудил страшного врага, который убьёт всех их, всю их деревню, и принесёт много зла в мир, что его будут проклинать повсюду, что он - предатель Света.
   За две декады Сати осунулся и побледнел, будто бы не ел много месяцев. Но кусок и вправду не лез в горло. Он ждал, как долгими зимними вечерами ждут лета, прихода в деревню Хранителя. Но когда недавно очередной лже-Светлый, как называл их дед Тифий, появился на дороге в деревню, и ребятня разнесла эту новость по деревне, он даже не вышел. Сияющее и лоснящееся лицо Хранителя казалось ему отталкивающим и отвратительным. Он не мог решиться заговорить с ним о Воине Тени.
   Очередной ночью Сати сидел на крыльце, глядя на звёзды. Была тихая, летняя ночь, стрекотали где-то насекомые, шуршали вездесущие мыши. Из соседнего дома доносились какие-то голоса. Ветер был с гор, он нёс запах цветов полей и влаги из родников.
   Он думал о том, что, должно быть, Воин Тени уже погиб там без воды и еды, ведь он был не в силах даже пошевелиться. Больше сотни лет он пролежал, будто во сне, и голод не тронул его, но сейчас он проснулся, и уже двадцать дней прошло с тех пор...
   Сзади послышались неторопливые, мягкие шаги. Рядом с ним на крыльцо села мать, устало поводя рукой по лбу, смахивая чуть подкрашенные ранней сединой, но всё так же задорно вьющиеся волосы.
   Он наклонил голову, заглядывая в её лицо. Неполная луна, висевшая уже невысоко, отражалась в выцветших голубых глазах, у уголков которых скопились тонкие, глубокие морщинки, как будто паутинка, сплетённая пауком. Она улыбнулась и потрепала его по волосам сухой, тёплой рукой, от которой всегда пахло травами. С годами запах впитался в её кожу, Сати всегда нравился этот такой родной запах. Он не любил поля, но запах полей всегда нравился ему.
   Сати вздохнул и прижался к ней. Он, как любой мальчишка его возраста, не любил все эти нежности, но сегодня, когда он глядел на спокойную гармонию ночи, ему стало особенно тяжело.
   - Что случилось, Сати? - негромко спросила она. У неё был мягкий, ласковый голос. Когда он был маленьким, он любил слушать, как она поёт. Иногда, когда отец уходил в поле на ночь, он забирался к ней в комнату и просил её спеть. Она хмурилась, глядя на месяц в небе и чёрное небо, потом смеялась, и непременно пела что-нибудь грустное и протяжное, после чего Сати даже иногда плакал ночами.
   - Тяжело, мама, - вздохнул он.
   - Тесно тебе здесь, тесно, - вздохнула она. - Ты свободу любишь, поля, горы...
   - Горы,... - эхом повторил Сати.
   - Отец скоро поедет в город. Надо купить кое-что...
   - В город!? - поражённо переспросил Сати. Глаза у него сверкнули. Город! Он никогда не бывал в городах. Наверное, он очень большой, там много людей, все они богато и красиво одеты... Там шумно и красиво, и много каменных зданий...
   Вдруг он помрачнел. А если Воин Тени выжил, то он наверняка может уничтожить и город. Сейчас Свет повсюду, он может решить продолжить заниматься своим призванием. Или, с помощью Силы Ночи, призовёт сызнова Хозяина, и снова настанут Тёмные Времена...
   - Это хорошо, что он поедет в город, - вздохнул Сати. Руки у него опустились. Первоначальное восхищение от новости прошло. - Попроси его, чтобы купил мне ножик. Новый, заместо этого. У этого треснула рукоятка...
   Он отвёл глаза.
   - Сати, что с тобой? Ты не хочешь поехать с ним?
   Сати покачал головой. Глядеть в глаза людям, которых, быть может, подверг смертельной опасности? Встречаться взглядом с их лицами, вымученно улыбаться в ответ? Нет, он не сможет перенести этого...
   - Нет, мама. Я лучше останусь.
   - Сати, я не узнаю тебя. Тебе всегда хотелось побывать в городе,... - она заметила его взгляд и улыбнулась всё так же грустно. - Ну ладно, как хочешь.
   В горле у Сати встал горький комок. Глаза стали влажными.
   - Мама... Скажи, если у тебя есть враг, страшный враг, и он страдает, что нужно делать? Как нужно себя вести?
   Его мать настороженно посмотрела на него.
   - Какой враг? Свет с тобой, Сати! Какой враг?
   - Нет, просто враг. Очень страшный враг. Который, может быть, хочет убить тебя... Если он страдает и нуждается в твоей помощи...
   Она серьёзно и задумчиво смотрела на сына, а он старался спрятать мокрые глаза. Голос всё равно дрожал, но было стыдно, что он плачет, как маленький.
   - Можно простить врага, Сати. Если ты поможешь ему, может, он не будет держать на тебя зла. Он тоже сможет измениться. От добра люди становятся мягче... Сати, почему ты спрашиваешь? - она шутливо потянула его за руку. - Сати?
   - Просто так, мама, - он заставил себя улыбнуться.
   Нет, матери нельзя говорить о Воине Тени. Она не перенесёт этой новости. Это будет слишком сильный удар для неё.
   Сати посмотрел на белеющие в ночи вершины гор. Их очертания возвышались над крышами домов в их деревеньке.
   Может быть, если помочь ему встать на ноги, если излечить его, он перестанет быть Воином Тени? Вдруг, он тоже может измениться?
   Он вспомнил тяжёлый и озлобленный взгляд Воина и отрицательно качнул головой.
   Нет. Человек с таким взглядом вряд ли может измениться.
   - Сати, - позвала его мать. Она уже поднималась по ступеням крыльца, и остановилась почти у дверей. - Мне нужно выменять ещё холста у Кален. Ты не сходишь за ахием в горы, Сати? В прошлый раз на отвар плохо меняли...
   Сати вздрогнул и нерешительно кивнул.
   - Да, мам. Конечно, я схожу.
   - Может, возьмёшь кого-нибудь с собой, Сати?
   - Нет, мам. Я схожу один. Я люблю быть в горах одному. Горы любят одиночек, мама...
   - Ладно, - она негромко рассмеялась, - только не одичай там, в горах...
   Она ушла, притворив за собой дверь. Та негромко скрипнула давно не смазываемыми петлями. Сати забарабанил пальцами по деревянному крыльцу.
   Сама судьба отправляет его в горы. Тут не причём ни Сила Дня, ни Сила Ночи.
   Наверное, он должен всё же попытаться. Как сказала мама, от добра люди становятся мягче. Он ведь человек... Пусть даже такой жестокий, каким сделал его когда-то Хозяин Ночи.

______

  
   Сумка била его по ногам. Он уже побывал на своей полянке на склоне, нарвал вдоволь цветов, и сейчас спускался. Камешки сыпались из-под его ног вниз. Спускаясь, он часто замечал, что ноги сами несут его куда-то в сторону. Сойдя со знакомой тропы, он постоянно натыкался на заросли колючих кустов или жгучую траву, которая щипала его ноги.
   Иногда между ног у него проползали какие-то ящерки, серые с зелёным или с голубым. Он не успевал перебирать ногами с такой скоростью, с какой по склону сыпалась земля, и частенько падал.
   Когда он, наконец, достиг подножия гор и встретил знакомый родник, он с таким удовольствием напился воды, какого давно не испытывал. Был ранний вечер. Солнце уже клонилось в сторону гор, окрашивая вершины в золотистый цвет. На траве уже выпала вечерняя роса, здесь она всегда была раньше, чем в полях. Кривые деревья над ним, которые пытались удержаться выпирающими из земли корнями на склоне горы, бросали тень на родник. Сати лёг на спину, раскинув руки, и смотрел на быстро ползущие по небу облака. По краям они были немного красноватыми, а те, что ближе к востоку - тёмными и неприветливыми, будто бы дым от огромного костра.
   Сати поднял сумку и поглядел туда. Осталась ещё целая буханка хлеба. Мать собрала его, словно он уходил в горы на неделю.
   Отец уехал в город, и с ним двое братьев, долго не понимавших, почему Сати не хочет ехать с ними. Облегчением для Сати было то, что с ними поехала и долго канючившая Тия, которую взяли, чтобы она не играла на нервах у матери. Каждая случайная встреча с Тией один на один оставляла Сати неприятные воспоминания.
   Сати набрал воды во флягу, новую, которую выменял у одного знакомого на дощечку с намалёванной разными цветами неприличной картинкой, которую нашёл недалеко от дома нового кузнеца, нелюдимого и одинокого, но, по мнению Алесь, невероятно симпатичного. Она тайно сохла по нему, даже пыталась зазнакомиться, но у неё ничего не вышло. Из-за него она и пошла так неохотно на вроде бы выгодный брак с Вахрушей, который давно заглядывался на неё. Вахр был сыном одного из самых богатых жителей их деревеньки. У него был огромный дом, который отец Вахра, по-простому, Вахруши, построил сам. Хозяйство у них тоже было очень даже большое, три коровы, свиньи, даже лошади. В общем, Алесью отдавали в хорошие руки.
   Ей, конечно, и Вахруша тоже нравился. Высокий, смугленький, кучерявый... Только Сати с кем только из девок не видел его на окраине деревни, там, где дед Тифий сено хранит...
   Невесёлые мысли, терзавшие Сати, постепенно отступали. Но близилась ночь, а он рассчитывал добраться до пещерки раньше, чем станет совсем темно. Он поднялся и, перешагивая через невысокие кустики цветов, выбрался к тропе, которую успел уже вытоптать. Примятые кое-как травинки мягко пружинили под его босыми ногами. Недалеко журчал ручеёк, после прячущийся под горами.
   Сати поднял глаза наверх. Горы было не окинуть одним взглядом.
   Значит, правда, что здесь, в горах Стегоса, был спрятан Камень Света? Может быть, прямо под тем местом, рядом с которым он стоит сейчас?
   Вот уже мелькнули перед ним знакомые заросли травы, которая спускалась вниз по склону и служила занавесом для входа в пещерку. Сати заметил, что боится, и насильно ускорил шаг.
   Солнце стояло так, что казалось, что в пещерке царит тьма. Сати замер, вглядываясь.
   Он увидел давно потухший костёр, а за ним - лежащего человека. Воин Тени по-прежнему лежал, словно однажды упав - неудобно и странно выгнувшись. Сати вскарабкался, стараясь не шуметь.
   Тишина, прерываемая только треском цикад снаружи и мерным, глубоким дыханием внутри, подсказала ему, что Воин спит. Сати с опаской прошёл немного вперёд.
   Он действительно лежал, подвернув под себя руку, одной щекой утонув в песке. Волосы, белые, почти как этот песок, сливались с ним, и в темноте казалось, что Воина засыпало, пока он спал.
   Он не проснулся на движение рядом. Сати осмелел и сел на корточки рядом с костром, чтобы развести огонь. Он надеялся управиться, пока Воин спит, и уйти.
   Сати высек искру и раздул огонь на принесённых с собой веточках. Свет, появившийся в пещерке, как инструмент ваятеля, очертил черты лица Воина Тени.
   Сати вытащил флягу и положил её недалеко от Воина, взамен забрав свою старую. Видимо, Воин пытался напиться, но не сумел - она лежала перевёрнутой, а вокруг была плотненькая ямка песка, будто бы какое-то время его обильно намочили. Сати вытащил из сумки хлеб и положил рядом, продолжая коситься на лицо Воина. Кажется, тот спал крепко, и ничего не слышал.
   Вздохнув, Сати отполз от костра и выпрямился. Может, он делает всё неправильно? Может, это ещё большее преступление?
   А может...
   В конце концов, мама говорила так уверенно. Вряд ли она что-то поняла, но говорила без шуток, серьёзно.
   Он повернулся к выходу и, удерживаясь рукой за край входа, когда его догнал негромкий и требовательный вопрос.
   - Почему ты пришёл?
   Сати не решался обернуться. Он вздрогнул и только сильнее вцепился пальцами в ремешок сумки.
   - Почему ты пришёл? - повторил Воин Тени.
   Сати скосил глаза назад. Человеческая фигура пошевелилась. Кажется, даже села, или почти села. Воин Тени заметил хлеб и новую флягу и низко, раскатисто рассмеялся. Смех был коротким, вероятно, это отозвалось для него болью. Но Сати он поверг в изумление и ещё больший испуг.
   - Ты не боишься меня? - продолжал Воин. Сати обернулся и стоял на самом краю пещерки, растерянно глядя на него. Лицо его из-за пляшущих огоньков костра постоянно менялось, отчего было ещё более жутко. Глаза казались оранжевыми и ещё более злыми. - Или... Ты жалеешь меня? - его губы расползлись в полуулыбку, полуоскал. Блеснули чуть выступающие клыки Воина, придающие ему какие-то звериные черты. - Ты меня жалеешь!
   В голосе был гнев. Сати едва не отступил назад, но вовремя вспомнил, что спускаться из пещерки лучше осторожно, а то можно что-нибудь себе свернуть.
   - Или ты не понимаешь, кто я такой? - за три недели голос стал уверенным, манера говорить - быстрой и ещё более властной. - Разве тебя не учили бояться Воинов Тени?
   Сати не мог ответить, даже если бы хотел. Дым от костра пошёл в его сторону, заставляя щурить глаза, защипало в горле.
   Тем не менее, левая, не так искалеченная рука Воина коснулась холодного и уже затвердевшего за несколько дней хлеба. Пальцы отщипнули кусок корки и смяли его.
   Воин Тени хотел есть. Но он не хотел, чтобы какой-то мальчишка знал его слабость.
   Чтобы какой-то простолюдин жалел его.
   - Какой сейчас год? - спросил он вдруг.
   - Две тысячи триста пятнадцатый, - выдавил Сати.
   - Сто пятьдесят лет, - в голосе Воина ясно различалось изумление. - С тех пор прошло сто пятьдесят лет... А я ещё жив, - он усмехнулся. Пальцы, по которым с тыльной стороны ладони ползли чёрные змеи татуировок, продолжали мять хлеб. - Ты не боишься... А не боишься ли ты того, что будет, если я встану на ноги? - он оттолкнулся локтём и сел прямо. Волевые, немного звериные черты лица исказились от боли.
   - Силы Ночи больше нет, - робко начал Сати, но Воин прервал его.
   - Я по-прежнему ощущаю свои Дары. Сила Ночи есть. Просто мёртв Хозяин, - он поднял руку к лицу и принялся жевать, двигая челюстями, будто жевал дерево. - Где ты живёшь?
   Сати молчал.
   - Кому принадлежат эти земли? - Воин шумно вдохнул, продолжая опираться на песок левой рукой.
   Сати не знал, что ответить. Он сам понятия не имел, кому они там принадлежат.
   - Кто хозяин этих земель? - в голосе отчётливо послышался гнев. Воин Тени не знал такого, чтобы какой-то мальчишка осмеливался молчать в ответ на его вопрос.
   - Н-никто, - Сати едва заставил себя говорить. Из-за дыма он видел только злые огоньки в глазах Воина.
   - Значит, вот почему ты так распущен. Ничего, я наведу здесь порядок. Где ты живёшь, отвечай!
   Сати чудом не упал назад, когда его нога сорвалась, и из-под неё посыпался вниз песок. Он взмахнул руками, но что-то удержало его, потянуло на себя, вперёд, внутрь пещеры, и он оказался лежащим лицом в песке. От невольного испуга сердце его колотилось так сильно, что он не сразу поднял голову. При падении он больно ушиб локоть о край пещерки, и там появилась кровь.
   Воин Тени сидел, чуть откинув голову вбок. Разбитые доспехи на его груди больно врезались в его тело, тревожа старые раны. Пройдёт много времени, пока они затянутся. И ещё больше - пока он сможет выйти на солнце, не боясь быть замеченным Стражами или Хранителями.
   Если те ещё существуют, когда столько времени прошло с тех пор.
   - А ты говоришь, Силы Ночи больше нет, - усмехнулся Воин.
   Сати не сразу понял, что это Воин, пользуясь каким-то своим Даром, заставил его удержаться на краю и упасть вперёд, а не назад, на спину.
   Он, поднялся, придерживая больной локоть. Сумка лежала внизу, она свалилась с его руки, когда он замахал ими, пытаясь удержать равновесие.
   - Так ты не скажешь, где ты живёшь? - повторил Воин.
   Он внимательно разглядывал паренька, которого угораздило стать его спасителем. Всё больше в нём было схожих черт с тем человеком, которого Воин помнил лучше кого бы то ни было. Но он боялся, в этом было его отличие.
   Наверняка, это был просто один из мальчишек из какой-нибудь деревеньки поблизости. Города в таких полях, да ещё и так близко к горам, вряд ли стали строить. А простой люд селиться в таких обособленных от мира местечках с большим удовольствием.
   Сати мечтал о том, чтобы скорее убежать отсюда. Голос Воина, низкий, гулко отдающийся от стен пещерки, властный, заставлял его вздрагивать при каждом слове.
   - Послала же мне Ночь такого упрямого слугу, - пробормотал Воин.
   Сати вспыхнул, позабыв на мгновение, что говорящий эти слова - тёмный волшебник и слуга Зла:
   - Я не нанимался вам слугой!
   Воин ощутил в себе ярость. Вместе с ней пробудилась и новая боль, но он не обратил на неё внимания. Но, глядя на бледное лицо мальчишки, посиневшие от явно бессонных ночей, в которые он переживал произошедшее раз за разом, мешки под глазами, напуганные блестящие глаза, он усмирил свою ярость. Пока что, как бы ему ни хотелось не признавать правды, этот паренёк - единственный, кто может помочь ему встать на ноги. Если он будет лежать, полагаясь на одну Силу Ночи, пройдёт много лет.
   Он рассмеялся. Щуря глаза, он взглянул на опешившего мальчишку, которого больше напугал смех Воина, чем угроза, звучавшая в голосе до этого.
   - Ты пожалеешь, что отказался от расположения Воина Тени, - произнёс Воин, окончив. - Едва я обрету прежние силы, ты пожалеешь об этом. Но если ты так настаиваешь, - он усмехнулся, - можешь бежать под свою родную крышу. Она не спасёт тебя тогда, когда я вспомню твоё неповиновение.
   Сати хлопнул несколько раз глазами, потом, пока ему ещё было позволено, обернулся к выходу. За свисающими зелёными стебельками уже наступили сумерки.
   Его догнал холодный, не принимающий возражений, голос:
   - Принесёшь мне ещё хлеба. Не сейчас, осенью. Когда опадут листья.
   Сати вздрогнул и прыгнул вниз.
   Оказавшись на траве, он растерянно склонился к желтоватым мягко пахнущим цветам. Слёзы так и просились выползти наружу.
   - Что же это такое? - спросил он, выпрямляясь и оборачиваясь на чёрнеющую пещеру. Снизу не был заметен даже огонёк. - Камень Света! Я стал предателем! - прошептал он, бредя сквозь траву, не следя за тем, куда именно. Сумка с ахием волочилась за ним, подскакивая на камешках.
  

______

  
   Лежащий в постели отец, укрытый тёплым стёганым одеялом, спал, тяжело и редко дыша. Его сын с горечью смотрел в усталое, спокойное лицо больного, и чувствовал, что в глазах стоят слёзы.
   Один из последних истинных Хранителей умирает, отвергнутый Орденом, отвергнутый Светом, служению которому отдал всю свою жизнь.
   "Нет, - подумал сын, касаясь рукой влажных глаз, - это не настоящий Свет отверг его. Все эти гордецы и слепцы купили себе звание Хранителя за деньги... Настоящий Свет с нами, рядом..."
   Сын стоял на коленях перед постелью отца. Лежащий человек был смертельно болен, и жить ему оставалось считанные часы. Врачи лишь разводили руками и говорили, что ничем не могут помочь.
   Он сжал руку отца, и тот вдруг проснулся. Открыв глаза, он мягко улыбнулся, заметив слёзы сына.
   - К чему печалиться? Со всеми нами Свет...
   - Но это несправедливо, отец! Ты всю свою жизнь хранил в себе Свет, а они прогнали тебя!
   Отец слабо улыбнулся. За последние дни болезни он сильно постарел, осунулся, но глаза его по-прежнему были светлыми, лучистыми, добрыми.
   - Они сами когда-нибудь поймут, что Свет не с ними. Что Свет оставил их, потому что они превратили Орден Хранителей и Стражей в Орден Наёмников.
   - Но что же мне делать, отец? Как мне нести Свет людям, если я не буду Хранителем?
   - Ты - Хранитель, сынок... Не имеет значения, что ты не носишь белых одежд. Если ты отправишься в путешествие по миру, чтобы дарить людям Свет, они будут верить тебе, а не лоснящимся рожам этих продажных тварей, - отец тихо, как-то болезненно засмеялся. - Не бойся того, что эти лже-Хранители будут гнать тебя взашей отовсюду, где увидят. Они боятся тебя. Боятся Света, идущего от тебя...
   - Но я боюсь, отец! - сын крепко сжал сухую, холодную отцовскую руку. - Мне будет страшно, когда не к кому будет обратиться за советом!
   - Смерть когда-нибудь заберёт каждого из нас, - вздохнул умирающий Хранитель. - Но примет нас Сила Дня или Сила Ночи - вот в чём разница, сынок. Теперь ты - Хранитель. Теперь ты - носитель Света. Кто бы и что бы ни говорил тебе,... - он закашлялся.
   - Отец! Но что мне делать? Куда идти?
   Отец напрягся, мгновенно посерьёзнел и побледнел ещё сильнее.
   - Я слышал чьё-то волнение, сынок. Тогда я скрыл от тебя, что слышал его.
   - Что случилось, отец? - спросил сын, нагибаясь ближе к отцу.
   - Сила Ночи нашла кого-то себе... Этот кто-то старается избежать её воздействия, но мне кажется...
   - Что, отец? - от волнения сын закусил губу.
   - Иди в горы Стегоса, - сказал отец, откидываясь на подушки. - Там пробудилась Сила Ночи.
   - Проникла в наш мир? - поразился юный Хранитель. - Но ведь Камень Света...
   - Взгляни на Орден Хранителей, и ты поймёшь, как слабо сейчас влияние Силы Дня. Сынок, ты должен узнать, что случилось в горах Стегоса... Как бы не произошло возрождение Хозяина,... - голос ослаб и стал тихим.
   - Но это невозможно, отец!
   Отец ему не ответил. Он тяжело дышал, полупрозрачные веки дрожали, опустившись.
   - Отец, ты же не можешь оставить меня в такой момент!
   Медленными движениями, явно дававшимися ему тяжело, отец потянулся к шее, снял белый шнурок и протянул его сыну.
   - Ты - истинный Хранитель. Может быть, единственный в мире... Иди в горы Стегоса, сынок... Не бойся, я всегда буду с тобой...
   Сын бережно, словно это была великая ценность, принял белую плетёную верёвочку, и уже не сумел сдержать слёз.
   - Отец, не уходи!
   Отчаявшись, сын уронил голову на грудь отца. Ласковая рука с детства знакомым прикосновением погладила его по голове и замерла.
   Когда сын поднял голову, отец уже не дышал. На его лице была едва слабая улыбка и невероятное спокойствие.
   - Я тебя не подведу, отец, - произнёс новый Хранитель Света, осторожно положив руку отца на его грудь. Он выпрямился и завязал на шее шнурок так, чтобы постоянно чувствовать его. - Я уезжаю в горы...

______

  
   Воин Тени прислушивался к звукам, идущим снаружи. Там кипела жизнь.
   Но скоро, с наступлением зимы, всё вокруг словно вымрет.
   Умрёт и он, если мальчишка не вернётся.
   Воин Тени приподнялся. Недавно он заставил себя вправить пальцы правой руки. Теперь они неохотно, но слушались его.
   Благодаря Дару, он поддерживал костёр. Благодаря умениям долгое время жить без пищи и воды, запасы ещё были. Половина хлеба, уже ставшего чёрствым и слегка плесневелым, лежала недалеко от костра.
   Но всё равно, он умрёт. Протянет немного, а потом его вновь поглотит Вечность. Теперь уже навсегда.
   Он поднялся на ноги, подходя к краю пещерки. Там, где была узкая полоска солнечного света.
   Не вступая в этот свет, он выглянул наружу, чуть пригнувшись.
   Он сто пятьдесят лет не видел этого неба. Он никогда не любил его, но потому, что не замечал его важности для себя. Он сто пятьдесят лет не стоял на ногах так уверенно, как сейчас.
   Но это временно. Раны ещё болят. Сильно болят. А ночами его преследует голос Хозяина.
   Воин Тени раздражённо скривился и отошёл назад к костру. Постепенно прошлое возвращалось к нему. Но по-прежнему он не мог вспомнить, что же было до той беседы с Хозяином, что часто мерещилась ему и наяву, сейчас. Он напрягал свою память, но всё равно ему не удавалось вспомнить. Оно было совсем рядом, это проклятое прошлое, но ускользало от него, как ящерица, когда убегает от хищника, оставляя ему один лишь извивающийся и дразнящий хвост.
   Опустившись на колени рядом с костром, он нарочно напряг мускулы, пробуждая боль. Пусть лучше отболит сейчас, чем ночью, когда ему придётся спать, вновь борясь с упрямо снящимся ему проклятым Хозяином.
   Видимо, дух Хозяина, растворённый Светом в Силе Ночи, прознал, что где-то до сих пор жив один из его бывших слуг, один из Воинов Тени, последняя его надежда на возвращение в этот мир. Только тот, кто пользуется Силой Ночи, может призвать его. А Камень Света, наверное, хорошо защищает жителей этого жалкого мира. И только один он, Воин Тени, может вернуть Хозяина.
   Воин усмехнулся, протягивая одну руку к костру. Огонь лизал его пальцы, причиняя боль, но не оставляя ожогов - тоже Дар. Дар Хозяина.
   Которому он служил так долго, и так верно.
   Который предал его.
   Воин Тени рассмеялся, хрипло и угрюмо, без веселья, но со злорадством.
   "Нет, можешь сколько угодно истязать меня видениями! Видения не причинят мне вреда! Я больше не служу тебе, и не пойду у тебя на поводу! Знай это! Можешь уговаривать, прельщать, угрожать, но больше ты мне не Хозяин!"
   Он поднял голову, глядя на узкую полоску света на краю пещерки. Глаза его сощурились.
   Всё, что задерживает его здесь, это поле. Проклятое поле. Отсюда нельзя перебраться куда-то за одну ночь, когда солнца нет. А днём в поле нет столько тени, чтобы укрыться.
   Он заперт здесь, в этой пещерке!
   Воин Тени вынул руку из огня, сел, прислонившись к прохладной стене, и закрыл глаза. Серые когти выколотой на его теле твари, символизирующей Смертоносную Ночь, тянулись по его шее и щекам прямо к векам. Процесс, когда её наносил мастер, длился долго и был не менее мучительным, чем все прочие во время его обучения.
   Странный холодок вдруг пробежал по пещере, заставив Воина открыть глаза. Он ничего не видел, но словно слышал сладкий и угрожающий одновременно голос.
   "Освободи меня, Зэрандер. Освободи меня, иначе это сделает кто-то другой, и ты пожалеешь о своём предательстве! Ещё не поздно забыть всё и вернуться на мою сторону!"
   Голос был призрачным, и был разбит очередным порывом ветра, тёплого, с полей, ворвавшегося в пещерку. Но Воин Тени был хмур и встревожен.
   - Убирайся в Ночь, Хозяин. Если я найду способ уничтожить твой дух, я сделаю это как можно быстрее! - он ударил кулаком о кулак так сильно, что хрустнули костяшки пальцев.
   Голос ответил ему не сразу. Откуда-то издалека прилетела к нему угроза:
   "Я не так далеко от тебя, Зэрандер! Я буду рядом, и убью тебя, как только моё новое тело примет меня!"
   Воин нахмурился.
   Хозяин шлёт ему угрозы прямо из Силы Ночи. Это ожидаемо. Но о каком новом теле говорит он? Или просто пугает его, стараясь заставить призвать его дух?
   - Я сказал тебе убираться в Ночь, - отрезал Воин Тени. - Лорд Зэрандер тебе больше не служит, тварь!
   Далёкий, зловещий смех был ему ответом.
   Потом всё стихло.
   Откуда-то снизу послышались шаги. Неуверенные, но быстрые.
   Воин Тени сдержал усмешку. Паренёк возвращался. Острый слух Воина ощущал даже дрожь, которая била его, слышал его неровное, сбитое шагом дыхание.
   Он не поднял головы, когда мальчишка появился, раздвигая свисающие листья. Сати с немым вопросом смотрел на Воина.
   - Ты принёс хлеб? - спросил Воин требовательно.
   - Да, - выдавил Сати. Костёр горел несильно, словно притушенный, и он плохо различал выступающую из камня сидящую фигуру. Он только заметил, что Воин снял доспехи. Они лежали мёртвой грудой в стороне, и золотое покрытие неярко блестело.
   - Положи.
   Сати прошёл немного вперёд и осторожно положил хлеб и новую флягу с водой рядом с предыдущим куском. Тот был наполовину цел, но уже покрылся зелёной плёнкой плесени.
   - Что ты хочешь? - вдруг спросил Воин.
   Сати опасливо поднял глаза. Взгляд Воина Тени был направлен куда-то в сторону.
   Он не понял смысла слов Воина.
   - Ты помогаешь мне не потому, что боишься, что я убью тебя, я чувствую это. И я слишком хорошо знаю твою ничтожную породу. Ты хочешь Дар?
   Глаза Сати расширились. Он изумлённо смотрел на Воина, потеряв дар речи.
   Воин недовольно скривил губы.
   - Только не говори, что не знаешь, что чувствителен к Силам. Это способен определить даже младенец. Не иначе, как ты хочешь получить Дар. Ты знаешь, что сейчас я завишу от тебя. Говори, я дам, - он презрительно сощурил глаза.
   Сати поражённо хлопал ресницами. Речь Воина Тени сбила его с толку.
   - Я даже... даже в мыслях не,... - забормотал он.
   - Как же? - Воин вдруг зашевелился и поднялся на ноги. В полутьме, которую не в силах было рассеять пламя костерка, Сати видел только его силуэт, тёмный и мощный, возвышавшийся над ним. Ему стало страшно смотреть на него, и он отвёл глаза в сторону, едва дыша. - Неужто ты не желал получить ничего взамен?
   Сати молчал. Язык словно прилип к нёбу.
   Он и не думал, что Воин Тени так быстро встанет на ноги. Раны словно больше не беспокоят его... Что же держит его в пещере?
   - Итак, ты молчишь. Ладно, если тебе больше по душе в очередной раз лишиться единственного в твоей жизни шанса, можешь идти своей дорогой дальше. Но тогда я не понимаю, что заставляет тебя приходить.
   - Я думал,... - начал Сати, но взгляд Воина был таким тяжёлым, что он не решился продолжать.
   - В следующий раз придёшь зимой, - Воин повёл широкими плечами. Свет костра очерчивал правильные, словно вылепленные скульптором мускулы. - Я рассчитываю к этому времени окончательно набраться сил.
   - Что вы будете делать? - осмелился и спросил Сати.
   - Это не твоё дело. Иди, пока я не передумал.
   - Я приношу вам хлеб и воду, - возмутился, решившись, Сати. - А вы так говорите, будто бы так и должно, и по-другому быть не может!
   Воин Тени не повернулся к нему, но у Сати похолодело внутри, около сердца. Он испугался собственных слов так, что едва не зажмурился.
   - Я заставил бы тебя сделать это, если бы ты отказался, - покривил душой Воин. Тогда, когда мальчишка нашёл его, когда пришёл во второй раз, он мог разве что убить его, но вряд ли заставить служить. - Ты сам понимаешь, что своими действиями спасаешь себе жизнь.
   Сати до крови закусил нижнюю губу, пытаясь обратиться к Свету, но ему мешал страх.
   - А если я не приду зимой? - выжал он.
   Теперь Воин обернулся. Сати плохо видел его лицо, но ему всё равно почудилось, что неведомая рука схватила его изнутри за сердце. Бедное сердце сжалось и застучало так медленно и нерешительно, что Сати показалось, что он умирает от одного взгляда Воина Тени.
   - Думаешь, я буду просить тебя? - грозно спросил Воин. - Думаешь, я не считаю тебя ничтожеством? Или это ты видишь себя чем-то значимым? - в голосе послышалась плохо скрываемая ярость. - Я могу раздавить тебя, мальчишка!
   - Но вы этого не делаете, - Сати попятился к выходу, проклиная свой длинный язык.
   - Не желаю марать об тебя руки, - ответил Воин Тени. - Ты не представляешь, кого вытащил тогда из Вечности!
   Сати затаил дыхание. Гнев Воина норовил окончиться для него очень плохо.
   - Я один из девяти Лордов Тени, самых приближённых к Хозяину Ночи Воинов! - Воин Тени сжал кулаки. - Ни один Воин Тени не сравнится со мной в могуществе и в количестве Даров! А ты, - он вытянул руку в эту сторону. Зловеще изогнулась тень на стене пещерки, - смеешь так говорить со мной!
   Сати вздрогнул, как от удара, и втянул голову в плечи. Страх впился ему в сердце. Он чувствовал гнев Воина кожей, и по той пробегала зябкая дрожь.
   - Убирайся, и можешь не появляться здесь! - громко приказал Воин. - И молись Свету, что я не убил тебя за твои слова!
   Сати не помнил, как выскочил из пещерки, как бежал через поле, как добрался до дому, не останавливаясь. Мать встревоженно бросилась к нему, когда он почти упал на ступенях крыльца. Отец что-то ворчливо бормотал, даже ругался. Он норовил выпороть Сати, но мать запретила, спрятав его от отца. Сати чувствовал себя ужасно. В голове было шумно, глаза почти ничего не видели сквозь мутную, матовую пелену. Братья всунули головы в дверь и смотрели, удивляясь, на Сати, которого била дрожь. Он никак не мог прийти в себя. Недавно отпраздновавшая двенадцатилетие Тия пыталась поговорить с братом, когда мать ушла, чтобы сделать что-то по хозяйству, но он лишь безумными глазами смотрел на неё и что-то бессвязно мычал.
   Только сегодня он окончательно осознал, как мелки и ничтожны были его попытки очеловечить Воина Тени. Воин Тени был и остался слугой Зла. И это Сати виноват, что он выжил.
   В ту ночь Сати твёрдо решил: зимой он не пойдёт в горы. Воин Тени умрёт от голода и жажды, потому что не сможет никуда уйти из-за солнца, что разнесёт весть о нём всем Светлым, а сил в нём далеко не так много, как раньше.

______

  
   Юный Хранитель вновь провалился по колено в сугроб. Его походный посох потонул в снегу недалеко, и он с трудом выкарабкался на твёрдый наст.
   Эта неприятность послужила поводом для того, чтобы передохнуть. Он поднял голову, и в свете солнца, выглядывавшего редко за эту зиму, увидел горы.
   - Горы Стегоса, - прошептал он, хмурясь.
   Он не слышал ничего, о чём говорил отец. Ничего, напоминавшего бы о Силе Ночи в горах не было, по крайней мере, под светом солнца. Если только тот - или та - кто пробудил её, не прячутся в тени.
   Хранитель вздохнул и перевёл взгляд на темнеющую на бескрайнем снежном поле точку. Деревня, где ему следует остановиться...
   Вдруг что-то насторожило его. Он опёрся на посох, словно старик, и закрыл глаза, прислушиваясь.
   Потом он ощутил невольный испуг. Такого он не ждал.
   Там, прямо в деревне, был человек, пользующийся покровительством Силы Ночи.
   Хранитель открыл глаза. Он никогда не слышал, чтобы те, кто пользовался Силой Ночи, не прятались от солнца, зная, что Светлые, превосходящие его, немедленно почувствуют это. Сюда уже должны быть снаряжены Стражи...
   Но этот человек должен прятаться! Он не может со спокойной душой разгуливать по деревне, когда в нём...
   Хранитель осёкся в своих мыслях.
   А если, этот человек не знает, что коснулся Силы Ночи и приглянулся ей? Если это произошло случайно?
   Хранитель вздрогнул и торопливо пошёл дальше, утопая в снегу. Тяготы пешего пути он научился переносить легко - он знал, что испокон веков Хранители мерили землю шагами, неся людям Свет. И он - продолжатель их дела...
   Дело представляется очень трудным.

5

Странная зима

______

  
   Сати не помнил, чтобы когда-нибудь зима наступила так неожиданно, как в этом году. Листья с деревьев, выращенных в деревне специально, чтобы давали в жару спасительную тень, сначала словно покрылись позолотой, потом побагровели и опали. Они шуршали под ногами, поддерживаемые ветром, кружились по улицам, даже залетали в дома. Ночи постепенно становились всё холоднее и холоднее. Мама заложила между окон травы и крепко закрыла ставни, но холод всё равно просачивался внутрь. Горевший в печке огонь согревал вечерами, но ночной мороз всё равно добирался до тела и мешал заснуть. Однажды, проснувшись, Сати увидел, что стекло заиндевело. Выйдя на улицу, он утонул в снегу по щиколотку.
   В первый же день зимы снег выпал, как, бывало, не выпадал за декаду. Хмурое утро, ещё тёмное, казалось светлее только из-за белизны снега. Он лежал повсюду, и на нём уже были кое-где следы собачьих лап или сапожек ребятишек, радовавшихся наступлению зимы, как будто в одном только снеге было их счастье.
   Но зима будет тяжёлой, холодной, снежной - Сати задолго до этого дня прочёл это на языке природы по птицам, облакам, солнцу, травам в полях.
   Текли холодные короткие дни. Для Сати зима почти всегда была связана со скукой и бездельем день за днём. Зимой в их края никто не забредал, а примелькавшиеся лица только надоедали, из-за холода настроение было в упадке. Вид заледеневших веточек или бескрайнего снежного моря на месте полей, из которого выбивались кое-где небольшие кустики, наводил тоску. Горы на фоне серого низкого неба казались белыми и будто вырезанными из бумаги.
   Какое-то время Сати учился грамоте. Вернее, пытался учиться. Но ездить в город тогда не было возможности, учили его то ремнём, то пряником, и кроме того, как по слогам разбирать слова да подписывать свою фамилию, ничему он так и не научился. Воспоминания об учёбе остались в основном плохие, и связанные как раз с зимней порой. Учить его вздумали именно зимой, когда поймать его дома было легче.
   Зима уже вовсю хозяйствовала в их деревне, когда мама вдруг решила отправить его к Кален. Она попросила передать ей приглашение к ним на сегодняшний вечер, когда наступят сумерки. Единственным развлечением в зимнее время было посидеть у печки и о чём-нибудь поболтать до ранних петухов. Женщины в основном собирались либо у матери Сати, либо у толстушки Илы. Ила обычно откармливала своих гостей до того, что они не могли вернуться домой, у его матери дома обычно посиделки были скромнее, но зато вся мужская половина выгонялась нещадно на всю ночь.
   Сати шёл, разгребая ногами снег, прилипавший к тоненьким тканевым сапожкам, сшитым уже давно ему матерью, и которые были совсем малы, кроме того, они пропускали холод и мгновенно намокали в снегу, так что Сати с удовольствием ходил бы по этому колючему снегу босиком, если бы мама позволяла. Но обычно она отлавливала его и сажала под замок. По крайней мере, раньше. Сейчас поймать Сати стало гораздо труднее.
   Домик Кален стоял в стороне от дороги, слегка кривенький, покосившийся со временем. В доме Кален не было мужских рук. Если у неё случалась какая-то беда, обычно помогали ей всей деревней. Муж её погиб в горах, а детей никогда и не было. Кален ткала полотна и меняла их на еду и молоко. Сама она имела в хозяйстве только кур, которых поселила прямо в одной из комнат домишки, потому что построить для них курятник было некому.
   В окошке горел свет. Сати подошёл к крыльцу, на котором было неожиданно много для домика одинокой ткачихи следов. Сати постучался, прислушиваясь к голосам изнутри.
   - Да, кто это? - ответила на стук Кален.
   - Это Сати, я от мамы, - ответил Сати, подпрыгивая от мороза, забиравшегося под одежду. Сегодня жилетка была одета на рубашку, но вряд ли это было надёжной защитой от холода.
   - Заходи. Ты, наверное, замёрз, - Кален радушно распахнула дверь.
   Сати, отряхнувшись от снега, вошёл.
   - Мама просила передать, чтобы вы приходили вечером к ней, - сказал он, потирая красные от мороза руки.
   - Проходи к огоньку, - предложила Кален. - Только сапоги сними.
   Сати покосился на стоящие у порога красные, остроносые мужские сапоги. Чьи же это? Он удивлённо посмотрел на Кален. Та улыбалась загадочно и светло, в глазах у неё была радость. Сати понял, что что-то случилось, и что-то явно очень хорошее.
   Она была невысокой и худенькой, такой хрупкой, что, казалось, могла сломаться от сильного ветра. Но на всю деревню она была единственной ткачихой.
   Сати замер, не дойдя до печки. За невысоким деревянным столом сидел какой-то парень. Он был постарше Сати года на три, и был очень хорошо одет.
   "Явно, городской", - мелькнуло в голове Сати.
   На пареньке были тёмные, плотные брюки, почти до середины щиколотки, которые снизу были грязные, словно в них он много времени шёл по снегу. Сверху на нём был вязаный серый свитер с воротом под самый подбородок, явно сделанный прямо на него, а над печкой сушился походный плащ.
   Паренёк улыбнулся и сказал, рассматривая Сати с не меньшим интересом.
   - Здравствуй.
   Сати как-то смутился. Он выглядел рядом с этим гостем Кален совершенным оборванцем.
   - Э... м...
   - Это мой племянник, - сообщила ему Кален, проталкивая вперёд и заставляя тоже сесть к столу. - Он пришёл из города пешком, представляешь? - она звонко, как-то по-детски рассмеялась. Сати никогда не видел её такой счастливой.
   - Я никогда не,... - начал было он.
   - Я сама не знала, - Кален села, и Сати заметил, что пришедший паренёк, тоже смущённо улыбающийся и прячущий глаза, намного её выше. - У меня была сестра, но много лет я о ней ничего не слышала. А сегодня ночью кто-то постучался в двери. Я тоже сначала не поверила...
   Она вздохнула и замолчала. Сати сразу почувствовал себя неудобно, что навязался в такой момент в дом.
   - Мать умерла, когда я был ещё маленьким, а недавно умер и отец. Я слышал, что у меня есть родственники здесь, вот и пришёл. Если тётя позволит, я буду жить у неё. Здесь есть, чем заняться, - он улыбнулся, как-то виновато.
   Сати взглянул на его белые, явно не знавшие тяжёлой работы, руки и подумал, что здесь жить ему будет трудновато.
   - Тэрмис, - представился парень, протягивая руку через стол. - Можно просто Тэм.
   - Сати, - отозвался Сати, пожимая протянутую руку. - Ты правда пришёл пешком из города?
   - Да, - Тэм рассмеялся, весело щуря глаза. - Я люблю путешествия.
   У него были немного женские черты лица. Вытянутый овал лица, мягко очерченные скулы, высокий лоб. Светлые волосы сзади были связаны в хвост, будто у какого-то дворянина. Но глаза у него были серые, и смотрели немного грустно, словно он перед всеми постоянно за что-то извинялся. Тем не менее, первоначальное ощущение, что Тэм - человек робкий и неуверенный, рассеялось, когда он стал расспрашивать у Сати, есть ли поблизости леса, чтобы заготовить досок для дома.
   - Лес есть только в горах. Но заготовить его зимой у тебя вряд ли получится. Там очень холодно.
   - Я никогда не был в горах Стегоса, - сказал Тэм. - Наверное, оттуда очень красивый вид.
   Его мягкий, излучающий спокойствие взгляд переметнулся с лица Сати на беспокойную Кален. За долгое время, которое она считала себя совсем одинокой, у неё вдруг появился племянник...
   - Так вы придёте? - заторопился уходить Сати, чувствующий себя очень неловко.
   - Да, конечно, - улыбнулась Кален опять, рассеянно и счастливо. Кажется, она всё ещё не могла прийти в себя от счастливой вести. Наверное, это прекрасно - вдруг ощутить, что у тебя есть кто-то родной, когда столько времени считал себя одиноким...
   - Тогда я пойду передам маме, - Сати ушёл, забыв попрощаться, а Тэм очень серьёзно посмотрел ему вслед и вздохнул.

______

  
   Был поздний вечер. Мама уже выставила их всех за дверь, и Сати ушёл на край их большой для этих мест деревни, чтобы немного подумать.
   Сати сидел на посыпанном снегом пеньке и любовался на горы. По-прежнему лежала на сердце тяжесть, что он стал спасителем Воина Тени, но теперь он знал, что ни за что больше не сунется в пещеры, и пускай Воин хоть умрёт там. Волновало лишь то, что Воин мог и уйти из пещеры - солнце зимой редко выходило из-за туч.
   - Привет, - послышался позади голос. - Я хотел спастись от одной надоедливой особы и пришёл сюда. Не помешал?
   Сати обернулся. Тэм стоял, опираясь рукой на посеребрённое снегом дерево.
   - Нет, что ты. Это моё любимое место, - сказал Сати. - Отсюда очень хорошо видны горы...
   - Горы Стегоса, - голос Тэма звучал немного мечтательно. - Я всегда мечтал побывать там.
   - Правда? - спросил Сати мрачно.
   Тэм кивнул.
   - Я слышал много легенд об этих горах, - сказал он.
   - Я много бродил по ним, и не нашёл этим легендам подтверждения, - возразил Сати, но, вспомнив Воина Тени, осёкся и замолчал.
   - Ты сможешь показать мне дорогу туда, когда снег растает? - спросил Тэм.
   - Что тут показывать, - пробурчал Сати под нос. - Идти, пока не дойдёшь...
   - Извини, - Тэм поднял брови, - не хотел тебя...
   - Да ладно, брось, - Сати махнул рукой. - Я тебя проведу... Слушай, сколько тебе, а?
   - Восемнадцать, - ответил Тэм негромко и почему-то грустно.
   - О, так тебе девки проходу не дадут, - усмехнулся Сати, - пока не женишься - спокойствия тебе здесь не будет... Они падки на городских...
   - Так вот в чём дело? - рассмеялся Тэм. - Я просто городской, и поэтому так тебе не по вкусу? - он присел на корточки, тоже глядя на горы. - Ладно, тогда я пойду...
   - Эй, ты обиделся, что ли? - повернулся Сати. - Нет, я просто... Давно ни с кем не разговаривал... просто так.
   - Как это - просто так? - переспросил Тэм.
   - Ну... Без надобности.
   - Ты не любишь людей? - спросил Тэм. - Бывают те, кто не любят разговаривать с людьми, которых не знают...
   - Нет, я не боюсь тех, кого не знаю, - нахмурился Сати, обидевшись. - Просто мне не хочется лишний раз разговаривать. Я люблю молчать и думать.
   Тэм опять тихо рассмеялся. Сати не видел его, потом что он был у него за спиной, и не мог заметить серьёзного и грустного взгляда Тэрмиса.
   - Слушай, расскажи мне про город, - вдруг обернулся Сати, решив забыть на какое-то время о горах и Воине Тени. - Как ты там жил?
   - Что уж там рассказывать, - развёл руками Тэм.
   - Ну, правда, что там дома каменные, и там несколько этажей?
   - Вроде, - прыснул Тэм. - Каменные... У нас с отцом был такой дом...
   - Зачем же ты сюда приехал, в глушь? - спросил Сати серьёзно.
   Тэм нахмурил светлые брови:
   - Я подумал, что город, это, конечно, хорошо, но лучше уж мне быть здесь.
   Туманный и неясный ответ Сати не очень устроил. Он пожал плечами и собирался уже отвернуться, когда Тэм вдруг продолжил:
   - Но если хочешь, я расскажу тебе про город.
   Тэм устроился прямо на снегу, не боясь замёрзнуть, и начал рассказывать. Постепенно Сати совсем забыл про Воина Тени. Только отдалённая тревога была в нём, но она потихоньку затихала.

______

  
   Тэм устало присел на камень, и положил походный посох, с которым, по его словам, никогда не разлучался в путешествиях, будто то холмы, равнина или болото. Сати обернулся. Он шёл выше своего старшего спутника, и только услышал, как он тяжело вздохнул.
   - Устал? - обернулся Сати.
   Тэм выдавил улыбку:
   - Я раньше много путешествовал. Бродил по округе, уходил, бывало, очень далеко. Отец никогда не ругал меня, он не мешал мне, и я думал, что могу преодолеть любое препятствие на моём пути. Но я никогда не думал, что подъём в горы окажется таким трудным.
   - Просто ты слишком рано решил пойти, - ответил Сати с видом знатока. - Снег только-только начал таять, он ещё лежит повсюду. Мы едва не замёрзли по пути, а тут ещё слишком мокрая земля, чтобы легко идти по ней в гору. И посох твой дурацкий скользит по ней... Я же предлагал тебе подождать, но ты меня не послушал.
   - Ты прав, извини. Я знаю, что я упрямый, - он вздохнул и поднялся. - Пойдём, что ли. Хочу всё-таки заночевать в горах.
   Сати покачал головой.
   Зима ещё не кончилась, но потихоньку отступала. Когда снег стал мягким, мокрым и грязным, Тэм пристал к нему, как банный лист, и Сати не выдержал. Тэму очень хотелось побывать в горах, и он словно не мог потерпеть ещё декаду. Но Сати не сумел переубедить городского племянника Кален, и пришлось тащиться в горы.
   Тэрмиса, кажется, совершенно ошарашила трудность деревенской жизни, с которой он столкнулся, но он изо всех сил старался разобраться в этих премудростях, потому что твёрдо решил жить здесь, со своей тётей. И младший на четыре года Сати невольно стал его учителем в этом деле.
   Ещё Тэма доставали девушки. Они всячески пытались понравиться ему, ходили за ним толпами, постоянно перешёптывались и подмигивали ему, улыбаясь. Сати предлагал ему быть более развязным, но у Тэма всё не получалось. А те, будто чувствовали, что Тэм ничего не может с ними поделать, так и лезли, и иногда Сати даже сам шугал их.
   - Леса ещё выше по склону? - спросил Тэм, едва не соскальзывая с очередного уступка.
   - Да, - кивнул Сати. - Когда решишь поехать за брёвнами, попроси у кого-нибудь лошадь и телегу. Не на своём же горбу их потащишь...
   - Не представляю, как я буду это делать, - вздохнул Тэм. - Если продать дом в городе, наверное, можно нанять мастеров, которые сделают каменный здесь...
   Сати поперхнулся воздухом, обернулся и покачал перед носом у Тэрмиса пальцем, словно какой-то дед Тифий.
   - Ты таких разговорчиков не заводи! Как можно продавать дом в городе! Сдурел?
   - Ну, я же всё равно там не живу...
   - А нужда вдруг будет? - спросил Сати, качая головой. - Ты даже так не думай! Ишь, дом, говорит, продам,... - Сати заворчал, поднимаясь выше.
   - А что ты так за меня беспокоишься? - рассмеялся Тэрмис.
   - Да больно уж ты мне сдался! - рассердился Сати, от злости начиная идти ещё быстрее. Тэм сильно оторвался и начал запыхаться.
   Сати выбрался на довольно большой плоский уступ и решительно сказал:
   - Здесь и заночуем. Забирайся сюда. Костёр разжечь сможешь, эй?
   - Обижаешь, - донеслось снизу, и над краем уступа появился покачивающийся край посоха. Вырезанный из дерева, он был надёжным, длинным, прочным, к тому же, его было очень приятно держать в руках - шероховатое дерево грело руки. Верх посоха был немного искривлён в двух местах, словно волна - Тэм сказал, что это был дефект сука, и что только обыграл его, с помощью простого ножа сделав там резной орнамент.
   Сати выпрямился и поглядел на чернеющую вдалеке деревню. Восточнее будет ещё один спуск, от которого совсем недалеко и до пещерки, в которой он оставил Воина Тени...
   Сати раздражённо мотнул головой. Даже мыслей таких в голову не пускать...
   - Ни за что туда не сунусь, - даже вслух сказал Сати.
   - Эй, о чём это ты? - спросил Тэм, вытаскивая из своей сумки плащ и расстилая его на земле.
   - Так, просто, - ответил Сати.
   Тэм посмотрел в тёмный затылок Сати и почему-то нахмурил брови.

______

  
   Тэм уже вовсю сопел рядом, но Сати никак не мог уснуть.
   Луна виднелась из-за облаков только мутным светлым пятном. Вокруг была тишина настоящей зимней ночи.
   Вдыхая холодный, свежий и редкий воздух гор, Сати старался ни о чём не думать, пытался заснуть, но ему не удавалось.
   Вдруг ему почудилось, что кто-то плачет. Он поднял голову, потом сел, но никого вокруг не было. Едва слышный плач был откуда-то снизу.
   Сначала он хотел разбудить Тэма, но потом передумал. Тот спал спокойно, мерно дышал и иногда переворачивался с боку на бок, но вертелся не сильно - сразу видно, что привык спать в пути, где-нибудь на природе. Почему-то одной рукой он придерживал ворот своего свитера - Сати давно заметил странность старшего друга, заключавшуюся в том, что Тэм что-то скрывал на шее, может, какой-нибудь страшный шрам, или что-то в этом роде. Сати не старался вызнать у Тэма, что же с ним такое, однако надеялся как-нибудь поймать городского парня на неосмотрительности.
   Оставив в покое Тэма, Сати поднялся на ноги, подхватив с собой на всякий случай сумку, и заглянул вниз. Но была ещё глубокая ночь, и Сати ничего не сумел разглядеть. Жалобный и тихий плач не давал ему вернуться на место - он стал спускаться наощупь.
   - Эй, кто ты? - негромко крикнул он вниз.
   Плач затих.
   "Кого же занесло в горы? - думал Сати. - Похоже, как девчонка какая-то плачет..."
   - Эй, я тебе не сделаю ничего плохого. Я друг, слышишь? - он спускался всё ниже.
   В темноте он с трудом разбирал дорогу. Плач то слышался совсем близко, то уходил всё дальше и дальше.
   Сати рассердился. Эта дура ещё и убегает!
   С трудом огибая кусты и деревья, попадавшиеся на пути, и нещадно сталкивая вниз все попавшиеся камни, Сати едва не переломал себе ноги.
   Что-то смущало его. Будто бы эта девчонка издевалась над ним...
   Он вспомнил, как его манил к мечу Воина Тени какой-то девчачий смех. Страшная догадка, поразившая его, заставила его мгновенно остановиться.
   Голос-то вроде как тот же, только тогда она смеялась, а теперь плачет. Почему она плачет? И убегает? Да она просто заманивает его куда-то...
   Сати решительно развернулся прочь и попытался рассмотреть тот путь, по которому пришёл, но только размытые силуэты деревьев были видны на фоне тёмного неба и грязного ранневесеннего снега.
   Плевать на неё, пускай плачет...
   Он уже собрался подниматься так же вслепую, как и спускался, но вдруг что-то коснулось его плеча, как тогда. Он вздрогнул, оборачиваясь, и едва не потерял дар речи.
   Девушка висела над землёй, прямо в воздухе, ни на что не опираясь.
   "Призрак", - мелькнуло в голове Сати, и тот попятился назад, едва не упав.
   Но девушка выглядела очень мирно, и не походила на бестелесных призраков из жутких сказок, что рассказывали они с братьями друг другу тёмными безлунными ночами, которые убивали заблудившихся людей и пожирали их души. Она выглядела даже жалостно. Девушка светилась изнутри мерным, золотистым светом, не очень ярким, но разрушающим темноту ночи. От этого света не было страшно, только тепло.
   Она висела в полный рост, наверное, она только справила совершеннолетие. Призрак была одета в какое-то простенькое светлое платьице с рваным подолом, а на плечи была накинут тёмный, но так же светящийся, кое-где проеденный молью, платок, словно ей тоже было холодно здесь. Несмотря на странную одежду, она не смотрелась какой-то оборванкой, напротив, в ней было что-то великолепно-величественное. Как завороженный, Сати смотрел на неё.
   Смуглая кожа и золотистые длинные волосы светились одинаково ярко. У девушки было печальное лицо, и особенно грустные синие глаза. Локоны падали на лицо и шевелились от ветра, который всегда был в горах. На её шее виднелся красный след, будто от верёвки, но очень тонкий. Она не улыбалась, а смотрела на Сати просяще.
   - Ты к-кто? - выдавил Сати.
   Она не ответила, только качнулась в воздухе, словно её толкнул порыв ветра. Потом поманила его рукой.
   - Чего тебе от меня надо? Я в призраков не верю! - осмелел он.
   Она слабо улыбнулась кончиками губ и протянула светящуюся изнутри руку.
   - Что тебе? - попытался отмахнуться Сати, но говорить с ней резко не получалось. От взгляда на неё у него защемляло сердце. - Оставь ты меня, я даже не знаю, кто ты!
   Она подплыла ближе. Ноги её висели над землёй, и она не шевелила ими, но двигалась.
   - Я тебя боюсь, - признался Сати. - Довольна?
   У неё жалобно поднялись брови. Она будто бы расстроилась от слов Сати.
   - Ну извини. Ты кто? Откуда ты тут взялась... Ты призрак?
   Она кивнула головой, продолжая виновато улыбаться.
   - Это ты плакала? - Сати постепенно посмелел. Кажется, призрак не такой уж кровожадный...
   Она снова кивнула.
   - Ты не можешь разговаривать? - спросил Сати.
   Она отрицательно качнула головой. Потом взяла его за плечо и повела куда-то за собой. При этом она была лицом к нему, а сквозь неё он различал путь.
   - Постой, я не хочу идти. Меня наверху ждёт друг. Мне не хочется, чтобы он проснулся там один и не знал, где я...
   Девушка вздохнула, одной рукой поправляя большой платок, отвернулась и поплыла куда-то в темноту.
   Сати почувствовал укор совести. Он не слышал, чтобы вдруг появлялись такие добрые призраки. Может, когда-то она умерла здесь, и просто хочет, чтобы кто-то похоронил её тело?
   Сати обернулся назад, потом бегом догнал уже готовый растаять призрак.
   - Погоди! - его рука прошла насквозь неё и он невольно отдёрнул её. - Что ты хочешь?
   Она поманила его за собой.
   Как назло, было очень темно, и он толком видел только тот кусочек пути, что освещала его странная спутница.
   Но потом он начал узнавать эти места, и ему стало жутковато.
   - Постой, - позвал он. - Я знаю, куда ты меня ведёшь. Я не пойду!
   Она не обернулась, просто повисла в воздухе, и руки её безвольно опустились.
   Сати хорошо знал этот ручеёк, сейчас замёрзший, но ранее текший вдоль подножия, а потом утекающий под гору.
   Девушка вела его к пещере.
   Только сейчас он почувствовал, что сильно замёрз. Он уже почти не чувствовал пальцев ног, а руки покраснели, и пальцы едва шевелились. Ему хотелось вернуться к костру, что разожгли они с Тэмом.
   - Я не пойду туда, слышишь? - переспросил Сати.
   Тогда она обернулась. Он был удивлён, увидев в её глазах слёзы. Одна слезинка уже сползала по щеке, и светилась таким же печально-бледным светом.
   - Кто ты ему? - спросил Сати, едва слышно. После каждого его слова в воздухе появлялось туманное облачко от его тёплого дыхания.
   Она вытерла одной рукой слёзы, второй ещё плотнее запахнула шаль и села на один из заиндевевших камней.
   Сати не знал, как ему поступить. С одной стороны, ему было очень жалко безмолвную девушку-призрак, которая умеет только смеяться и плакать, с другой, там, в пещере, был Воин Тени...
   К которому Сати поклялся не ходить.
   Прошло какое-то время. Сати стоял, не шевелясь, думая о том, в какую сложную и одновременно невероятную ситуацию попал.
   - Ты - Сила Ночи? - вдруг спросил он.
   Девушка подняла голову. Золотистые волосы рассыпались по её плечам.
   Она не отвечала. Сати стало не по себе.
   - Это ты меня там держала? - он поправил на плече сумку и подпрыгнул от холода на одном месте.
   Она кивнула.
   - Но зачем? Почему меня? - растерялся Сати. Девушка в ответ пожала плечами и снова бесшумно вздохнула.
   - Я из-за тебя мучился столько времени, - произнёс Сати. - А теперь ты хочешь заставить меня опять туда вернуться! Твой Воин убьёт меня!
   Она словно испугалась, скрестила полупрозрачные ручки на коленях и отчаянно замотала головой. Потом взмахнула руками, словно слова Сати возмутили её до глубины души.
   - Слушай, я тебя не понимаю! Кто ты ему такая, что так о нём заботишься? И почему я должен от этого страдать?
   Девушка закрыла лицо ладонями. Плечи её дрожали.
   - Ну ладно, не реви, - испугался теперь уже Сати. Он никогда не знал, что делать с ревущей Тией, а уж что делать с рыдающим призраком, он и подавно не представлял. - Пойду я к твоему Воину Тени, пойду!
   Она не сразу перестала плакать. Потом недоверчиво посмотрела на него, словно он её обманывал.
   Сати внимательно вгляделся в светящиеся черты её лица. Какое-то неуловимое сходство было между ней и Воином Тени... Но Сати не мог понять, с чем это связано.
   Девушка поднялась, подплыла к нему, благодарно взяла его за руку, а потом взяла и испарилась.
   Сати передёрнуло. Он понял, что холод уже пробрался до самых костей.
   - Эх, ты, - вздохнул он. - Все вы, девки, одинаковые, даже когда мёртвые. Всех-то вам жалко, а меня не жалко, - он, держа сумку в руках, побрёл сквозь снег вперёд, к пещерке. Оттуда виднелся свет - костёр ещё горел.
   Воин Тени был ещё жив.

______

  
   Он почувствовал приближение мальчишки издалека. Его голос в тишине зимней ночи далеко разносился. Он с кем-то беседовал, очень взволнованно.
   Воин Тени усмехнулся и погладил рукой рукоять своего меча.
   Данный мальчишке Дар, безусловно, работает, хотя сам он об этом и не подозревает.
   Появившийся паренёк испуганно покосился на Воина, но не попятился. Он не решался пройти, но уходить тоже не торопился.
   Воин Тени был в доспехах. Сейчас были особенно видны жуткие дыры, пробитые в них, но раны под ними уже почти зажили. Он сидел у костра, откинувшись спиной к стене пещерки и подперев правой рукой голову. Глаза его безразлично посмотрели на Сати.
   - Проходи, - предложение было очень похоже на приказ. - Садись к огню. Снаружи холодно.
   Полный недоумения, Сати нерешительно прошёл в пещерку и плюхнулся довольно далеко от костра.
   - Я сказал тебе прийти зимой. Почему ты не пришёл?
   - Я был занят, - совершенно обнаглел Сати, но достал из сумки оставшийся у него хлеб и, не зная, что с ним делать, положил рядом с костром.
   Воин внимательно следил за его движениями.
   - Хм. Но сейчас ты решил сюда заглянуть. Почему?
   Сати не знал, стоит ли рассказывать Воину про призрака. Но Воин Тени не сводил с него холодных и властных синих глаз, и Сати понял, что лучше не перечить ему.
   - Мы с другом просто пошли в горы, но мне померещился какой-то плач. Я пошёл на него, и встретил призрака-девушку. Она и привела меня сюда... Кажется, она и раньше со мной... м-м... имела дело. Но раньше я её не видел, - он выдохнул, ожидая, как отреагирует на это Воин.
   Воин Тени глухо усмехнулся.
   - Это моя сестра.
   Сати изумился до глубины души. Он никогда не слышал, чтобы у Воинов Тени были какие-то сёстры...
   - Она сделала себя призраком во время принесения в жертву Силе Ночи, чтобы быть всё время со мной, когда узнала, кем я стал, - мрачно сказал Воин. - Она думала, что если будет всё время рядом, пусть даже призраком, сможет меня вернуть, - он говорил это с непроницаемым лицом, совершенно безразличным, словно судьба сестры его не трогала. - Она живёт в моём мече, - он кивнул головой в сторону, где блестел клинок.
   - В... в мече? - переспросил Сати.
   Воин не удостоил его ответом.
   - А почему раньше я её не видел? - осмелившись, задал вопрос Сати. Он начал потихоньку отогреваться, и костёр грозил окончательно разморить его.
   - Раньше у тебя не было Дара, - спокойно сказал Воин Тени.
   Сати подскочил на одном месте и отпрянул назад.
   - К-какого Д-дара? - он почувствовал предательскую дрожь.
   - Дара, который я дал тебе в прошлый раз. Дар видеть призраков в Силе Дня и Силе Ночи.
   - Н-но,... - опешил Сати, не зная, что говорить. - То есть я...
   - У тебя есть Дар, поэтому ты её и увидел.
   Сати испуганно замолчал, глядя в огонь. Отчего-то ему было совсем плохо, словно он узнал о собственной смерти, а не о данном ему Даре.
   Воин Тени не торопился нарушать тишину. Испуг Сати ему явно был по душе.
   - Я скоро уйду отсюда, - сказал Воин, когда Сати немного отдышался и стал способен воспринимать слова.
   - Куда? - вскинул глаза Сати.
   - У меня много дел, - Воин выпрямился. Сати ощутил, как его бьёт мелкая дрожь. Зловещей была фигура Воина Тени.
   Нет, Лорда Тени.
   - Мороз крепчает, - безразлично проговорил Воин. - Ты можешь заночевать здесь, но с утра ты уйдёшь.
   Сати хотел было заикнуться о Тэме, но решил лучше не спорить с Воином. Действительно, благо, что он не убил его. А завтра с утра он обязательно унесёт отсюда ноги, и видал его этот Воин Тени.
   Подложив под голову сумку, он закрыл глаза и попытался заснуть. Странные мысли обуревали его.
   У него есть дар. Дар, данный Воином Тени.
   Имеет ли он право теперь по-прежнему считать себя под покровительством Света? Уменьшилось ли влияние на земле Силы Дня? Или Камень Света решил не распространять свою защиту от Силы Ночи на него конкретно? Голова кружилась от тепла, которое разливалось по телу. Сати сам не заметил, как уснул.
   Лорд Зэрандер покосился на него, презрительно скривившись, потом посмотрел в сторону своего меча. Рядом с клинком сидела светлая фигурка девушки. Она обхватила одной рукой колени, а другую протягивала к огню. Она улыбалась.
   Он раздражённо нахмурил снежно-белые, как волосы и ресницы, брови.
   - Ты зря притащила его сюда. Он уже мне не нужен.
   Она негромко засмеялась и отрицательно покачала головой.
   Воин Тени обернулся к тёмному зимнему ночному небу. Сквозь серые космы облаков кое-где проглядывало чёрно-синее небо.
   Зэрандер вдохнул в лёгкие ночной морозный воздух. Ночь - его стихия, дающая ему сил. Но Сила Ночи не может помочь ему в том, что тревожит его сейчас больше всего.
   Он до сих пор не смог вспомнить большей части своего прошлого. Он не помнит, кем был до того, как попал в армию Хозяина, как убил первого Стража... Ведь это всё было. Почему же его собственное прошлое скрыто от него?
   Но в любом случае, у него плохие предчувствия. Если дух сестры может приходить к нему из Силы Ночи, то может ли прийти дух Хозяина?
   Лорд Тени хорошо помнил, что за тварь этот Хозяин. И как бы ему ни хотелось уничтожить его до конца, встречаться с его духом не было никакого желания.

6

Тёмные Времена

______

  
   - Вы хотели видеть меня, Хозяин? - вопрос разрушил гармонию негромкой музыки, звучавшей в зале. Перед сидящим в кресле человеком склонился воин. Там, где доспехи не скрывали его мощное, мускулистое тело, по смуглой коже змеились чёрно-серые знаки - не простые татуировки, что делались на любом Воине Тени, а особенные, говорившие знающему символику Ночи, что перед ним девятый Лорд Тени, так называемый Призрачный Воин. На нём были богатые, но достаточно простые доспехи, открывавшие руки, шею и лицо. Знаки Ночи и Смерти были по обе стороны от тёмно-красной полосы, разделявшей наполовину переднюю часть доспеха и символизирующую границу между днём и ночью. С плеч спадал чёрный снаружи, и багровый с изнанки плащ. На поясе, к которому крепились ножны с мечом, висели странной бахромой белые верёвочки - шнурки, снятые с шей убитых им Хранителей и рук Стражей. Одна рука, сжатая в кулак, была согнута и чуть отведена назад при поклоне. Вторая, со специальной гнущейся железной пластиной на ладони, лежала на рукояти меча. Белые, словно покрытые инеем, гладкие и длинные волосы Лорда свободно рассыпались по плечам, оттеняя смуглую кожу. Лица его, склонившегося перед Хозяином, не было видно. Но голос был суровым, низким, в нём ясно слышалось, что его обладатель привык раздавать приказы.
   Чуть притушенный свет факелов бил ему в спину, и от него к креслу, обитому бархатом, протягивалась длинная и зловещая тень.
   В кресле, вальяжно откинувшись на высокую спинку, сидел человек. На нём были тёмные и просторные одежды из дорогих лёгких тканей. Широкий рукав его одеяния лежал на ручке кресла, словно гигантское опущенное крыло. Когда он шевелился, на его пальцах блестели перстни, а на шее отливал золотом тонкий тяжёлый ошейник, украшенный драгоценными камнями. Он носил его в память о том, что когда-то это тело было телом Хранителя, и тогда на его шее был белый шнурок. Тёмные длинные волосы почти сливались с одеждами, создавая иллюзию единой монолитности всей его фигуры, будто целой и безукоризненно высеченной из чёрного мрамора статуи. У него были довольно приятные черты лица, тёмные густые брови, чёрные глаза, умевшие и показывать холодную ярость, и наводить на собеседника смертный ужас, и излучать мягкость и снисходительность. Лицо было немного бледным, но это не было болезненной бледностью. Острый, с горбинкой, нос, придавал его лицу непрекращающуюся настороженность. Волевые широкие скулы и острый подбородок делали его внешне воинственным и непримиримым. Несмотря на то, что большинство времени он проводил во дворце, он уделял много времени своей физической форме, хотя она вряд ли нужна была ему. Его верная охрана была готова убить любого, а у самого его в помощницах была сама Сила Ночи.
   - Да, я хотел тебя видеть, мой верный друг. Выпрямись, я хочу поговорить с тобой, - повелительно произнёс Хозяин. Голос у него был мягкий, грудной, тёплый, но иногда в нём звучали такие стальные нотки, что заставляли дрогнуть даже непоколебимых Воинов Тени.
   Лорд выполнил волю Хозяина незамедлительно. Яркие синие глаза смотрели в лицо Хозяина без боязни. Лорд Зэрандер был во всём покорен Хозяину, но никогда не пресмыкался перед ним. Он хорошо помнил те дни, когда сам был едва ли не рабом. То, что Хозяин позволил ему взойти на высшую ступень, вызывало особенную благодарность.
   Черты лица Лорда Зэрандера мало напоминали утончённые и плавные линии, присутствовавшие в лицах многих потомственных дворян. Он был Воин, и это было в каждой чёрточке его лица, в изгибе белых бровей, в квадратных скулах, прищуре глаз, по-звериному выдающихся верхних клыках. Если бы раньше он знал, что станет таким, он бы не поверил. Но от прошлого он отрёкся давно.
   - Я готов выполнить ваш приказ, Хозяин.
   - О, я знаю, - улыбнулся Хозяин уголками губ. - Поэтому я и решил обратиться к тебе, мой Призрачный Воин. Так тебя прозвали в рядах армии, верно?
   - Вы прекрасно осведомлены, Хозяин, - сдержанно поклонился Зэрандер.
   Ему действительно дали такое прозвище. Несмотря на то, что он был одним из Лордов Тени, приближённых к Хозяину, никто не знал, как он обрёл это расположение. Истории Лорда Зэрандера словно не существовало.
   Он редко пересекался с другими Лордами и никогда не появлялся в армии просто так. Бывало, что он появлялся в некоторых местах, но, обычно, с определённой целью, и он ни перед чем не останавливался, пока не достигал её. Он был готов исполнить любую волю Хозяина, и положить за него жизнь, как и остальные Воины Тени, но у него было больше всего Даров, которые дал ему Хозяин, и он действовал более точно, бесшумно, смертельно. У Хозяина всегда были дела для своего Призрачного Слуги. Некоторые Лорды Тени даже считали, что Зэрандера зря величают Лордом, и что Хозяин не даровал ему этого титула. Но если кто-то смел говорить ему это в глаза, Зэрандер молча брался за меч, и покаяние в своих словах было последним, что имело место в жизни смельчака. Лорд Зэрандер не знал жалости ни для своих, ни для чужих. Когда-то он был десятым Лордом. Но однажды он был вместе с одним из других Лордов Тени на аудиенции у Хозяина, и тот каким-то образом задел его. По армии, лишившейся одного из полководцев-Лордов, бродили слухи, словно Призрачный Воин, иногда именуемый Призрачным Лордом, просто вытащил меч и перерубил обидчика пополам прежде, чем тот успел схватиться за оружие. На самом деле схватка имело место, но была короткой и ясной. Лорд Зэрандер явно не чувствовал угрызений совести, на вопрос Хозяина, которого явно потешила схватка у подножия его трона, не следовало ли спросить на убийство Лорда Тени его позволения, Лорд Зэрандер произнёс короткое: "Я виноват, Хозяин", и тот с лёгкой руки его простил. После этого случая остальные Лорды Тени стали избегать мрачного и непобедимого Воина стороной, и он стал девятым Лордом.
   Призрачный Лорд имел огромные владения, свой замок и множество богатств, дарованных Хозяином и захваченных в битвах. Но все эти богатства пылились где-то в подвалах замка - Зэрандер не был любителем роскоши. Он хорошо помнил те дни, когда дал клятву, что всё богатство в мире может иметь лишь одного хозяина - его господина, и когда Хозяин позволил ему самому быть господином других. Память о прошлом не давала ему наслаждаться богатствами, и он лишь изредка бывал в своём замке.
   - Моё задание будет невероятно сложным, друг мой. Я думаю, что никому не под силу будет справиться с ним, кроме тебя.
   - Благодарю, Хозяин.
   Лукаво сверкнули чёрные глаза Хозяина.
   - Ты знаешь, что я вернулся к жизни уже во второй раз. В первый раз меня уничтожил Камень Света, сокрытый в горах Стегоса. И сейчас Стражи и Хранители охраняют его так, как мои Воины Тени не охраняют меня, - он усмехнулся. - Но Камень Света должен стать моим. И для этого мне нужна будет твоя помощь, и твой риск, Зэрандер.
   - Я готов, Хозяин, - ответил Лорд. Он был немногословен, как всегда.
   - Чтобы забрать Камень Света, мне нужна Жертва. Сила Ночи должна будет пересилить Силу Дня в душе самого Светлого Хранителя или Стража, которого ты найдёшь.
   Белые брови Лорда сошлись на переносице.
   - Я должен переманить на сторону Ночи Хранителя?
   Хозяин рассмеялся. Звонкий, но леденящий душу любого, смех прокатился по зале. Лорд не дрогнул, но он почувствовал, что смех Хозяина для него в какой-то мере оскорбителен. Но он не дал Хозяину почувствовать своих мыслей. Он был предан Хозяину больше, чем себе, и все его чувства были лишь мимолётными, а значит, ненастоящими. Лишь то, что долговечно - истинно.
   Но всё же - он должен переманить Светлого на сторону Силы Ночи? Разве это - достойное дело для него, как Лорда Тени?
   - Не совсем, друг мой, - Хозяин выпрямился в кресле и наклонился вперёд, чуть наклонив голову. Кресло стояло на возвышении, и получалось, что он нагибается к Лорду Тени, который на самом деле был выше его намного. - Ты должен убить сорок Светлых, отдав их души Ночи. Я знаю, что ты умеешь делать это, Зэрандер, ты всегда умело использовал данные тебе Дары.
   Зэрандер поклонился снова, но так, чтобы не прерывать речи Хозяина.
   - Сорок Светлых, за каждую ступень, ведущую к Алтарю Света, на котором хранится Камень. За каждого Светлого Сила Ночи будет отвоёвывать тебе по ступени, и ты, ступая по ним, не умрёшь. Уничтожив сорок Светлых, Стражей или Хранителей - не имеет значения, ты соберёшь войско и поведёшь его к горам Стегоса. К этому времени я велю переместить остальные силы к границе, так что если тебе удастся справиться со Светлыми и Лордами, чтобы убедить их уступить армии под твоё предводительство, их армии станут твоими. Ты очистишь дорогу к Алтарю и взойдёшь на него, - он говорил спокойно, но глаза его блестели, едва он представлял себе, что то, о чём он говорит, исполнится. - Я мог бы открыть Ларец, чтобы взять Камень, но я не смогу этого сделать. Мне закрыт туда путь, я умру, едва оказавшись там. И ты тоже не осмеливайся прикасаться к Ларцу, иначе погибнешь. Но ты должен будешь найти Хранителя или Стража, в котором Света будет больше, чем в остальных, и убедить его принять могущество Силы Ночи. Только он сможет открыть Ларец и, пользуясь Дарами Дня, снять все запреты. Когда все чары, угрожающе мне, будут сняты, я почувствую это и приду, - Хозяин мечтательно закрыл глаза и откинулся назад, вздохнув полной грудью. - Ты станешь тем, кто добудет для меня Камень Света, Зэрандер. Если всё удастся, тебя ждёт такая награда, о которой ты даже не мыслишь. Когда всё в мире будет принадлежать мне, я отблагодарю тебя так, что ты сможешь познать ту жизнь, которой не знал, а сейчас по собственной воле не желаешь узнать. Жизнь Лорда. Жизнь моего верного помощника и друга, Зэрандер, - он открыл глаза. - Но дело это будет трудным. Ты чувствуешь это.
   На лице Лорда не дрогнул ни один мускул:
   - Я готов, Хозяин. Меня не страшат трудности.
   Хозяин по-прежнему улыбался, удовлетворённо и немного мрачно.
   - Прекрасно. Можешь возвращаться в свой замок. Завтра будет испытание, а через день я отправлю тебе гонца, который даст тебе моё разрешение в дорогу и передаст новый Дар.
   Лорд Зэрандер поклонился и повернулся, собираясь уходить. Но его шаги замерли у порога двери, ведущей из приёмной Залы Хозяина.
   - Что тебя ещё тревожит, Зэрандер? - мягко спросил Хозяин.
   - Испытание, Хозяин, - Лорд хмуро смотрел в дверь, не оборачиваясь к Хозяину. - Вы не верите в мою преданность, Хозяин?
   - Не считай это оскорбительным для тебя, Зэрандер. Я уверен в твоей искренней преданности. Но... ты же знаешь, что я никогда не отступаю от своих привычек? Если я буду выделять тебя среди прочих Лордов, что будут думать они?
   Никогда Зэрандеру не было дела до других Лордов, и каждый раз, когда его ставили с ними в сравнение, чувствовал, как внутри закипает гнев. Но гнев по отношению к Хозяину был непростителен.
   - Простите, Хозяин, - обернувшись, Зэрандер поклонился и, получив позволение идти, вышел.

______

  
   Испуганно шарахались в сторону слуги, едва ему стоило появиться в зоне их видимости. Простые люди, они и так боялись Воинов Тени, потому что хлысты тех часто гуляли по спинам виноватых и невиновных, а Призрачный Лорд внушал им ещё больший страх. Он был самим воплощением Зла. Многие шёпотом говорили, что если сравнить его и Хозяина, то во втором вряд ли наберётся столько Тьмы, сколько в Лорде Зэрандере.
   Его тяжёлые шаги раздавались в богатых сводах замка Хозяина. Он спускался вниз, чтобы взять своего коня и отправиться к себе в замок.
   Мысли его были серьёзны и мрачны.
   Какой-то несчастный замешкался и не успел уступить его дорогу. Не обратив на него никакого внимания, Лорд Тени просто смахнул его в сторону. Бедняга перелетел через ограду лестницы, с криком пролетел несколько пролётов, и с хрустом ударился о ступени.
   Кто-то внизу вскрикнул от ужаса, но Зэрандер даже не остановился.
   Некоторым Воинам Тени просто доставляли удовольствия чужие мучения. Они специально истязали других. Также поступали некоторые Лорды, в замках которых были целые подвалы различных пыточных инструментов, где они наслаждались криками жертв. Некоторые Воины причиняли боль невиновным, считая, что это очищает их перед Хозяином и смывает их грехи. Но девятый Лорд, Призрачный Воин Тени не принадлежал ни к тем, ни к другим. Ему не было никакого дела до других. Он делал то, что считал нужным. Бывало, он убивал ни за что, бывало, отпускал тех, кого любой другой Воин Тени непременно убил бы. Те, кто вдруг оказывался на его пути, были для него абсолютно ничем, как и многие другие. Он отмахивался, как от назойливой мухи, но сила его рук убивала, равно как острый меч.
   Он знал, что Хозяин ему солгал. Он понимал, что ложь эта будет одинакова для всех Лордов, но ощущение было гадкое.
   Хозяин определённо по очереди вызовет всех Лордов Тени, и всем скажет ровно то же, что сказал ему. Что только на него он может положиться, и что только он может...
   И все Лорды мгновенно кинутся к этому Камню Света, а Хозяин с удовольствием полюбуется, как они будут драть друг другу глотки за право угодить Хозяину.
   Зэрандер усмехнулся. Но они-то поймут это не сразу. Они не будут ожидать встретить других Лордов на своём пути. А он, Зэрандер, уже готов к этому. Он с лёгкостью убьёт любого, кто попытается обойти его. Он поможет Хозяину добыть Камень Света не ради обещанного богатства, а потому что другие Лорды этого не заслуживают.
  
  
  
   Он презирал других Лордов Тени, считая их недостойными той чести, что оказал им Хозяин. Когда-то все они были простыми Воинами Тени, но они сумели сделать что-то, особенно полезное для Хозяина, и он показал им совсем другую жизнь. Он позволил им жить в богатстве, он позволил им владеть людьми, содержать гаремы, купаться в роскошной жизни. И они ударились в это с головой. Должно быть, после долгих лет аскетичной жизни это было действительно блаженством. Но Зэрандер считал это лишь проявлением их слабости духа. Он обладал богатствами, которые не снились этим Лордам. Хозяин дарил ему таких девушек, что никто бы не устоял перед их красотой. Но всё это не трогало ледяное сердце Лорда Тени. Он уже не жил так, как раньше, но сохранил строгость и контроль, которые потеряли остальные Лорды. Он помнил те клятвы, что давал когда-то, а остальные забыли их легко. Хозяин слишком мягок к ним, не тыкая их носом в их собственное прошлое. Помнят ли они сами, кем были?
   Зэрандер хорошо это помнил. Ни прекрасные женщины, ни лучшее вино, ни дорогие блюда не заменят ему памяти. И потому он видел в Лордах изживших себя слуг Хозяина, но никак не Воинов Тени. Да, все они хранили верность Хозяину, но если цена их верности равнялась их богатствам, то Зэрандер давно мог купить их, и потерять совсем немного.
   Нет. Скоро настанет пора, когда он убьёт Лордов Тени за их самоуверенность и самовлюблённость. Они позорят всю армию Тени, что воспитал с таким трудом Хозяин. Им не место у его трона.
   Слуги, прячущиеся в нишах и вжимающиеся в стены, чтобы быть подальше от зловещего Лорда, в этот день увидели невероятное.
   Спускаясь по мраморным ступеням, Лорд Зэрандер гулко и мрачно смеялся, презрительно щуря глаза, скаля белые зубы с по-волчьи выступающими клыками...

______

  
   Замок Лорда находился недалеко от столицы, всего в дне пути, недалеко от речки Исловы. Выносливый конь Зэрандера, чистокровный жеребец, купленный на его же деньги его расторопными слугами, желающими снискать расположение мрачного Лорда, преодолевал этот путь ещё быстрее.
   Тяжёлые каменные стены были прочнее многих крепостных стен в других замках. Ещё издали взглянув на этот замок, путник понимал, что здешний хозяин вряд ли радушен и общителен. Кроме того, ничто не говорило о невиданном богатстве Лорда, как и о том, что замок вообще жилой. Изредка свет мелькал в узких окнах-бойницах.
   Каждый Лорд имел свой цвет, в который были одеты Воины из его гарнизона, и который был на флагах, вывешенных на стенах и развевавшихся над замком. Его цветом был багрово-красный, кое-где мелькавший на его доспехах и на доспехах его Воинов. Но на стенах замка и на башне не было ни одного флага, подтверждающего для чужестранца, что это - замок Лорда Зэрандера. Зэрандер не любил, когда его соотносили с цветом его доспехов, а не с его успешными битвами. Поэтому он спросил позволения у Хозяина, и тот позволил ему не отдавать дань цвету, ибо и так вся его жизнь обагрена кровью.
   Остальные Лорды выделывались, как могли, лишь бы указать, какой цвет был дан им в распоряжение Хозяином.
   Стражники поторопились открыть ворота, над которыми можно было прочесть надпись, некий девиз девятого Лорда, "Страх боли есть проявление слабости", чтобы ни в коем случае не задержать Зэрандера.
   Он соскочил с коня во внутреннем дворе, оставив его на попечение подскочившему конюху, и быстрым шагом поднялся по ступеням. Низкие своды лестницы вскоре сменились просторными и широкими, но неуютными и холодными залами. Лорд Зэрандер не уделял внимания интерьерам своего жилища.
   Солнце было уже совсем низко. Оказавшись в своих покоях, Лорд подошёл к окну и стал смотреть на багровый закат.
   Сила Дня отступает перед Силой Ночи - вот что такое закат. Закат - это воплощение их силы, силы Воинов Тени...
   "А что же такое рассвет?" - спросил внутренний голос.
   Зэрандер стоял до тех пор, пока не вступила в свои права тёмная ночь, небрежно скинул на табурет плащ и стал расстёгивать доспехи. Путешествие в столицу заставило его задуматься о том, что решающая схватка с Силами Дня ближе, чем когда-либо.
   Он расстегнул пурпурную рубашку, поддетую под доспех, чтобы он не очень натирал тело, и откинулся вглубь кресла.
   Он знал, что Хозяин при желании узнает о любом его шаге, и знал также, что Хозяину нравится, когда непримиримый Призрачный Лорд уступает перед роскошью богатой жизни. Зэрандер порой переступал через свои принципы, зная, что на следующей встрече Хозяин непременно заметит, что очень рад, что даже Лорд Зэрандер имеет слабости. Должно быть, он догадывался о том, почему иногда в поведении Зэрандера наблюдается такой странный перелом, но никогда не говорил об этом. А Лорд, слушая после этого речи Хозяина, знал, что прошлым днём Хозяину доставило удовольствие, а не скуку, наблюдать за аскетичным Лордом.
   Но сегодня его мысли слишком серьёзны, чтобы заставлять себя делать что-то отталкивающее. Он думал о приближающемся испытании...
   Зэрандер должен был давно привыкнуть к тому, что Хозяин всегда испытывает Лордов, прежде чем отправить их на задание. Испытания могут быть разными - от уничтожения целого города до какой-то мелочи, и Лорд никогда не знает, что именно ждёт его.
   Но, в любом случае, лучше пока отдохнуть.
   Зэрандеру никогда не снились сны. Его сон был глубоким и чёрным, как сама Ночь, но он мог проснуться в любой момент и из-за малейшего шума.
   И сегодня, едва дверь в его покои без предупреждения распахнулась, он уже открыл глаза и мрачно взирал на вошедшего слугу.
   - В чём дело? - грозно поинтересовался Лорд, никогда не любивший, чтобы к нему врывались, как в какую-то таверну.
   Почувствовав гнев Лорда, слуга мгновенно рухнул на колени, и залепетал что-то нечленораздельное.
   Зэрандер нахмурился ещё сильнее и поднялся на ноги.
   - Что произошло?
   - Г-гонец, милорд... П-посланник от Хозяина...
   - Посреди ночи? - Зэрандер обошёл кресло.
   - Он п-просит встречи с вами, милорд... Он...
   - Чувствую, вести какие-то нерадостные. Говори чётко, что случилось, - приказал Лорд.
   - М-милорд, он избит и обессилен. Кто-то напал на него по пути к...
   - Нападение на посланника Хозяина?! - громко и гневно воскликнул Зэрандер. - Проведи меня к нему немедленно!
   Слуга мгновенно вскочил на ноги и, пятясь, словно боясь повернуться к Лорду спиной, вышел за дверь.
   Зэрандер на мгновение остановился. Его внешний вид сейчас вряд ли говорил о том, что он - один из девяти Лордов. Но мешкать было некогда.
   Он спускался по лестнице быстро, и слуге впереди тоже приходилось почти бежать. Во дворе слышалась суета, голоса и крики.
   Оттолкнув замешкавшегося слугу, Зэрандер вышел на улицу.
   Холодный лунный свет падал на деревянную лавку, на которой лежал окровавленный человек. До появления Лорда вокруг него явно крутилось много людей, но сейчас там остался один лекарь.
   Зэрандер прошёл к посланнику Хозяина. Тот был весь в крови и тяжело, сипло дышал.
   - Что произошло? - задал он вопрос, и посланник так посмотрел на него, словно не сразу признал в вышедшем человеке, несмотря на символы, вытатуированные на коже, Лорда Зэрандера.
   На Лорде была одна только льняная рубашка красного цвета и кожаные, тёмные брюки, заправленные в высокие, окованные железом сапоги. Он смотрел негодующе и одновременно казался абсолютно безразличным.
   - На меня напали по дороге, - с трудом проговорил посланник. - Я не сумел отбиться.
   - Сколько и кто это были? - спросил Лорд.
   - Я... Я плохо видел. Было уже темно. Разбойники... Кажется, семеро, или около...
   - Разбойники ограбили посланника Хозяина, - хмыкнул Зэрандер. - Я думал, у Хозяина служат люди покрепче тебя.
   Лицо посланница исказилось, но назвать оскорблением слова Лорда Зэрандера он не посмел, поймав его взгляд. Окровавленные пальцы человека потянулись к груди.
   - Я нёс... Послание для Лорда Бару... К сожалению, я не могу продолжать путь...
   Он вытащил из-под одежды чуть примятый свиток и дрогнувшей рукой протянул его Зэрандеру. Призрачный Воин взял свиток и хмуро сказал:
   - Я лично доставлю Лорду Бару послание Хозяина, - ответил Зэрандер и поглядел на замершего у изголовья раненого лекаря. - Займись им.
   Лекарь поклонился и снова засуетился. Стали опять бегать люди, переговариваться, что-то переносить.
   Лорд Зэрандер отошёл от лавки и с раздражением оскалил зубы, глядя на половинку холодной и бледной луны.
   Вот оно, испытание, которое послал ему Хозяин.
   - Савер! - крикнул он громко. Мгновенно рядом с ним появился Воин Тени, служащий в его гарнизоне. - Возьмёшь нескольких людей, отправишься и найдёшь этих разбойников. Уничтожить всех, чтобы другие знали, что будет с теми, кто нападает на посланников Хозяина.
   - Да, милорд, - хрипло произнёс Воин Тени.
   - Они нанесли оскорбление самому Хозяину, - продолжил Зэрандер. - Сделай с ними то, что посчитаешь нужным.
   Савер поклонился, и на его изуродованном лице появилась злая усмешка.
   Среди Воинов Тени, служивших в гарнизоне Лорда Зэрандера, Савера можно было назвать самым преданным и самым жестоким. Он служил на крайних границах и, говорят, резал Светлых, как свиней, но во время одной из битв с превосходящим противником меч врага едва не раскроил ему череп. С тех пор Савер не мог оставаться там на службе, но Хозяин милостиво позволил ему состоять в гарнизоне Лорда Зэрандера, где - никто в этом не сомневался - всегда найдётся занятие и для достойного Воина Тени.
   Зэрандер хорошо знал его и не сомневался, что его приказ будет выполнен.
   А ему придётся отправиться к Лорду Бару.

______

  
   Замок Лорда Бару был по той же дороге, что замок Зэрандера, но более далёк от столицы. Зэрандер добрался туда только к утру, когда солнечные лучи осветили его, и донесли всем Светлым весть о том, что на охоту за жизнями снова вышел один из Лордов Тени.
   Вывешенные на стенах чёрные флаги ясно говорили о том, что он прибыл именно к замку пятого Лорда.
   Зэрандер остановился перед огромными воротами и громко крикнул:
   - Открывайте!
   - Лорд Бару не ждёт гостей, - донеслось сверху.
   Зэрандер пошевелил нижней челюстью, словно собирался сожрать того, кто ответил ему так, и простёр руку в сторону, откуда доносился голос.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, - негромко, но угрожающе проговорил он, - убей того, кто противится твоей воле.
   Раздался чей-то крик ужаса, затем гулкий стук и хруст - кто-то упал с крепостной стрелы.
   Лорд Тени опустил руку. Он хорошо почувствовал, как взявшийся неизвестно откуда порыв ветра поднял смельчака вверх, закрутил и с силой швырнул о землю.
   Тут же ворота стали открываться. Лорд Зэрандер, не торопясь, въехал во внутренний двор.
   Здесь уже кипела жизнь, но она была прервана появлением Зэрандера. Люди разбежались по сторонам, только несколько человек толпились вокруг убившегося, падая со стены, товарища.
   Зэрандер спешился.
   Кто-то подскочил и взял под уздцы коня. Тот почувствовал чужую руку и страх подошедшего и, как взбешённый, забил копытами.
   Лорд, не останавливаясь, направился к дверям в замок. Ему уже приходилось бывать у пятого Лорда, Лорда Бару, и тот визит не оставил приятных впечатлений.
   В замке было тепло и светло, он был богато обставлен, и повсюду сновали разодетые, в основном, в траурно-чёрное, слуги.
   Кто-то из них даже осмелился задать пришедшему без приглашения Лорду Тени неосторожный вопрос:
   - Что доложить милорду, ваша милость?
   - Обо мне не обязательно докладывать, - процедил Зэрандер, и наградил того таким взглядом, что тот едва сдержался, чтобы не убежать.
   Он слышал смех, преимущественно женский, улавливал запахи какого-то жаркого, аромат вина... Сжимая руки в кулаки, он думал, что именно таким Лордам совсем не место в армии Тени. Скоро они так осмелеют, что перестанут срываться с места по зову Хозяина, а будут посылать своих заместителей.
   Впрочем, Зэрандер был уверен, что Лорд Бару уже знает о "гонке за Камнем", как мысленно обозвал это мероприятие Зэрандер. И он явно отправится за Камнем лично.
   "За своей смертью", - подумал Зэрандер, и почти не ощутил удовлетворения от этой мысли.
   Надавив рукой на створку двери, он сломал внутренний замок и шагнул в покои Лорда Бару. Попытавшийся помешать ему стражник поплатился жизнью за свою безрассудную смелость.
   Роскошь, царившая здесь, могла бы ослепить Зэрандера, если бы он сам не был вдвое богаче Лорда Бару. Богатая мебель, обитые бархатом стены, золочёные предметы, расставленные повсюду, ковры... Зэрандер сдержал приступ ярости и решил сегодня вести себя сдержанно.
   Лорд Бару сидел на краю постели, одетый в один только халат, чёрный, расшитый золотом, распахнутый на груди. На его теле тоже была вытравлена Смертоносная Ночь - она имела вид огромного волка, скалившего страшную пасть прямо с груди Бару. Каждый Лорд имел свой знак, свою Смертоносную Ночь.
   Лорд Бару был явно не готов к встрече с Зэрандером. Какая-то девушка в прозрачной одежде подавала ему кубок с вином. Она побледнела, как полотно, заметив вошедшего Зэрандера. Зэрандер был уверен, что Бару, склонный к плотским развлечениям, не раз говорил жительницам своего гарема об отношении Призрачного Лорда к слабому полу, и советовал им радоваться, что они в гареме именно у него, а не у девятого Лорда. Зэрандер вряд ли считал женщину живым существом, напротив, за что-то вроде вещи, причём, как правило, одноразового пользования. Вряд ли после ночи с ним выжила хотя бы одна женщина.
   Пересекавшие лицо Бару четыре чёрных полосы, как будто следы от когтей волка, искривились, когда он возмущённо нахмурился, глядя на остановившегося в дверях Лорда Зэрандера. Кажется, он был оскорблён до глубины души.
   - Как вы смеете врываться без стука? - разгневанный Бару оттолкнул кубок.
   Зэрандер придавил его своим тяжёлым, ледяным взглядом.
   - Я принёс послание от Хозяина.
   Бару не счёл это причиной прекратить своё возмущение.
   - Я слышал, что вы убиваете моих слуг, не спросив меня, но вы не имеете права врываться сюда! - воскликнул он, поднимаясь.
   Лорд Зэрандер прошёл вперёд и оказался лицом к лицу с Бару.
   - Кажется, вы плохо расслышали. Я принёс послание от Хозяина, - Зэрандер вытащил свиток.
   От гнева у Бару вздулись вены на висках и шее. Он почти выдернул из руки Зэрандера свиток и другой рукой указал ему на дверь.
   - Вам лучше уйти немедленно, Лорд Зэрандер!
   - Если бы я слушался приказов таких, как вы, Лорд Бару, я был бы служкой у Светлых...
   - Как ты смеешь?! - оскорбление, высказанное Зэрандером, окончательно затмило его разум.
   Он вытащил из ножен, лежащих у изголовья кровати, свой меч. Зэрандер только низко и коротко рассмеялся и положил руку на эфес своего меча. На крестовине были выгравированы знаки Ночи и знаки Смерти, они привычно впечатались в ладонь - он забыл надеть на ладонь пластину, когда уезжал. Он всё-таки не рассчитывал драться.
   Девушка испуганно вскрикнула и забилась в угол между кроватью и стеной, с ужасом глядя на двух Лордов Тени.
   Бару напал первым. Он действительно искусно управлялся с мечом, даже будучи одетым в простой утренний халат, стеснявший его движения больше, чем самые тяжёлые доспехи. Зэрандер позволил Бару вылить свой гнев в первых отчаянных сериях ударов, и из глухой защиты перешёл в стремительное нападение. Звон клинков разносился по всем коридорам и залам, прилегавшим к покоям Бару.
   Оттесняемый Зэрандером к окну, Бару порой оглядывался назад. Узкий проём, занавешенный тканью, вполне может сыграть с ним злую шутку. Либо он всё-таки выпадет наружу, и расшибётся, либо застрянет, и будет пронзён мечом Призрачного Воина.
   Зэрандер зло усмехнулся, сверкая клыками, которые могли заставить покраснеть даже волка на груди Бару, заставив пятого Лорда решиться на довольно опрометчивый шаг. Пятый Лорд скинул стеснявший движения халат и, перекатившись через плечо, оказался с другой стороны Зэрандера. То, что он был без доспехов, позволяло ему быть более подвижным, чем Зэрандер, но это не защищало от ударов меча.
   Зэрандер вяло подумал про себя, что такого в его жизни ещё не было. Он много с кем сражался, но с голым Лордом - никогда. Невольный смешок, вырвавшийся у него, разъярил Бару.
   На коже сжимавших меч рук Бару были выколоты волчьи лапы. Когти их были как будто бы частью его пальцев. Бару зажал меч в одной руке, а вторую направил в сторону Зэрандера, призывая Силу Ночи.
   Зэрандера отбросило в сторону. Он перекатился через стол, снеся все стоявшие там и ароматно пахнущие блюда, и поднялся, тяжело и угрожающе дыша.
   - Я не думал, что такие туши умеют летать, - Бару перекинул меч из руки в руку. Кажется, то, что на нём совсем не было одежды, его совершенно не смущало.
   - Я ещё думал не убивать тебя, Бару, - заставил голос звучать спокойно Призрачный Лорд. - Но ты не оставил мне выбора.
   Бару и Зэрандер стали двигаться по кругу вокруг опрокинутого стола. Каждому хотелось увидеть кровь противника.
   Со свистом разрезавший воздух меч Бару встретил чёткий и мгновенный блок Зэрандера. Мелькнувший во второй руке девятого Лорда кинжал вместе с клинком стали мёртвыми тисками для меча Бару. Одураченный Лорд яростно вскричал и попытался выдернуть меч.
   Зэрандер давно мог достать кинжал, но не хотел раскрывать все свои козыри сразу. Теперь же меч Бару был захвачен намертво, и все попытки пятого Лорда, связанные с его освобождением, были тщетными.
   Зэрандер потянул на себя меч Бару. Острие его кинжала полоснуло по пальцам Лорда, тот не отреагировал на то, что из руки полилась кровь, но мышцы невольно разжались, и меч Бару улетел назад. Обезоруженный Бару был несколько ошарашен таким нерадостным для него поворотом дела.
   - Может быть, загородишься своей подружкой, чтобы я не достал до тебя с первого раза? - усмехнулся Зэрандер, неумолимо приближаясь.
   Бару стиснул зубы, и взгляд его напоминал взгляд затравленного старого волка, злого и привыкшего самому рвать чужое мясо на куски.
   Зэрандер не ожидал, что Бару бросится на него врукопашную. Кинжал выпал из руки, и Бару завладел им. Вторая рука, ударившая по лицу, разбила Зэрандеру лоб. Кровь залила глаза, но он успел мечом блокировать удар вроде бы побеждённого Лорда.
   Они оба поскользнулись на разлитом Бару вине, но упали в разные стороны.
   Скрипя зубами, Зэрандер приподнялся, но Бару снова бросился на него, навалился на спину, и они покатились по ковру. Девушка за спиной завизжала и побежала в освободившийся проход.
   Бару закинул ему руку поперёк горла, и его железный захват не давал Зэрандеру глубоко вдохнуть. Освободив вывернутую назад руку, он попытался вслепую попасть ей в лицо Бару. Тот, озверев, ещё сильнее сжал захват.
   Краем сознания Зэрандер подумал, как, должно быть, смеётся Хозяин, наблюдая их драку благодаря Силе Ночи.
   Собрав остаток сил, Зэрандер перекинул Бару через голову, вывернув его руку, и легко вынул из его руки свой кинжал.
   - Одним Лордом меньше, - процедил Зэрандер, занося кинжал над поверженным Бару, но в этот момент всё вокруг смазалось в чёрную дымку, и вдруг Зэрандер оказался у себя в замке.
   Он опустил руку с кинжалом и с сожалением вздохнул.
   Хозяину не захотелось, чтобы один из Лордов вышел из игры раньше, чем началась "гонка". Что ж, а жаль.
   Зэрандер заметил свой меч, лежащий недалеко на полу, нагнулся за ним и с отвращением заметил, что его доспехи все в вине и остатках еды, стоявшей на столе Бару.
   - Проклятье, - пробормотал он, снимая доспехи. Он бросил их на пол и прошёл через дверь в другое помещение. Других доспехов он не хранил, потому что эти были дарованы ему самим Хозяином, и пришлось облачиться в обычную одежду.
   Пока слуги, хорошо знающие, что значит громкий стук железа об пол, начищали его доспехи, Зэрандер спустился вниз. Савер, поклонившись ему, доложил, что все разбойники мертвы, и что украденные вещи возвращены посланнику Хозяина.
   Лорд Зэрандер молча кивнул и отпустил его.
   Он был подавлен решением Хозяина сохранить жизнь проигравшему сражение Бару. Но оспаривать его решение Зэрандер не имел права.

______

  
   Лорд Зэрандер прошёл испытание, а потому собирался выезжать в сторону гор Стегоса. Он брал с собой небольшой отряд, членам которого было запрещено убивать Светлых, но требовалось приводить их к Лорду в любое время.
   Лорд покинул свой замок ранним утром, оставив управлять делами Савера. Отдалённая тревога, как бы он после этого не застал замок наполненным убитыми и искалеченными телами собственных слуг, уступала перед тем, что Зэрандер уже оставлял его вместо себя, и Савер, неплохо осознававший ответственность, справлялся получше некоторых.
   Он ожидал встретить особо неосторожных Лордов ещё задолго до того, как горы Стегоса появятся на горизонте. Привычный к продолжительным и безостановочным походам, он мчал, не останавливаясь, и его Воины старались не отставать. Заодно он прислушивался к Силам Ночи, ожидая, когда они выдадут ему Светлого, осмелившегося далеко зайти в земли Хозяина.
   Ветер бил ему в лицо. Зэрандер пригнул голову к гриве коня, и он развевал за его спиной чёрно-багровый плащ и белые длинные волосы. Сгущавшиеся сумерки лишь помогали тому, что Призрачный Лорд действительно казался тем, мимо кого пролетал его небольшой отряд, жутким призраком, за которым следуют безмолвные и жестокие Воины Тени.
   Наконец, Зэрандер ощутил, что конь под ним начинает задыхаться, и резко остановился. За ним тотчас замерли остальные.
   Зэрандер чуть похлопал своего коня по спине и обернулся. Воины нисколько не устали, но их кони тоже были все в мыле.
   - Остановимся в посёлке, - он был недоволен скорой остановкой, но коням следовало отдохнуть. - Завтра на рассвете двинемся дальше.
   - Милорд, там всадники, - кто-то из его Воинов поднял руку и указал вперёд, к деревянным невысоким стенам из вбитых в землю копий, ограждающим посёлок.
   Его конь подошёл чуть ближе к Лорду. Зэрандер, приложив руку ко лбу, вглядывался в ту сторону.
   - Ты прав. Это Лорд Котли. Его замок как раз недалеко отсюда. И доспехи на Воинах его цвета.
   - Вряд ли Лорд Котли будет рад видеть нас рядом, милорд...
   Зэрандер обернулся и увидел, как зло улыбается сказавший эти слова Воин.
   Зэрандер тоже растянул тёмные губы в ухмылке.
   - Что ж, попросим их вежливо убраться с нашего пути, - он пришпорил усталого коня, - тем более что он на моих землях.

______

  
   Вряд ли жители посёлка когда-нибудь видали сразу двух Лордов Тени. Но сейчас происходило именно это.
   Лорд Котли уже собирался спешиваться, когда один из Воинов доложил ему о приближении Призрачного Воина. Зародилась странная тревога: с чего это по одному пути с ним стал двигаться и Лорд Зэрандер?
   Всадник в чёрно-красном плаще замер невдалеке, поставив коня на дыбы и издали поприветствовав Котли. Второй Лорд, которому ничего не оставалось делать, ответил тем же.
   От группы Воинов, следовавших с Зэрандером, оторвался один и направился прямо к замершим Воинам Котли. Тот выехал ему навстречу, придерживая одной рукой меч.
   - Лорд Зэрандер предлагает вам освободить посёлок, - спокойно произнёс Воин, поклонившись Лорду Котли. - Наши кони устали и нам нужно дать им отдых.
   Лорд Котли бросил взгляд на тёмную фигуру Зэрандера. Садящееся солнце сверкало красным на золоте его доспехов.
   - Передай Лорду Зэрандеру, что нашим коням также нужен отдых, и мы достигли этого посёлка раньше.
   - Лорд Зэрандер просил также напомнить вам, что это - его земли.
   Лорд Котли позеленел прямо под цвет вставок на его доспехах. Его Воины потянулись к мечам. Тёмно-зелёный плащ был вздут налетевшим ветром.
   - Пусть твой Лорд идёт своей дорогой! Мы прибыли сюда раньше вас, и намерены здесь заночевать! - отрезал он, разворачивая коня, и медленно заходя в открытые деревянные ворота.
   За ним нехотя последовали его Воины, которым хотелось бы битвы, а не такого вот конца.
   Зэрандер, наблюдавший всю эту картину издалека, направил своего коня к приблизившемуся Воину.
   - Милорд, они не захотели уйти с миром, - Воин вытащил меч, и в отполированном клинке отразились багровые тучи.
   - Что ж, битва будет не очень славная, но, по крайней мере, даст нам размяться, - ответил Лорд. - Но не стоит оставлять здесь свои жизни, - обернулся он к остальным, - вы мне ещё будете нужны.

______

  
   - Милорд! - послышался голос Воина Тени. - Лорд Зэрандер решил напасть!
   Котли скрежетнул зубами. Что ж, битва, так битва. Но его конь уже едва стоял на ногах, так что драться придётся пешим.
   Спешившись, он отпустил поводья коня, думая, что кто-то из людей подбежит и заберёт его. Обычно люди старались выслуживаться перед ним, чтобы не навлечь на себя его гнев. Однако никто не подошёл.
   Котли обернулся и гневно посмотрел на одного из тех, что не успели спрятаться по домам.
   - Возьми коня и поставь в стойло! - приказал он коротко.
   Побледневший человек, едва шевеля губами от страха, выжал:
   - Ваша милость... Лорд Зэрандер нам этого не спустит...
   Ярость, казалось, молниями била из глаз Лорда Котли. Оттого, что его лицо исказилось, искривились выколотые на нём змеи, и создалось ощущение, что они вот-вот соскользнут с его лица и бросятся на того, кто посмел разозлить его.
   - Как ты смеешь! - выкрикнул он, ступая вперёд и выхватывая меч.
   Кто-то из Воинов опередил его. Плеть опустилась на спину посмевшего перечить Лорду Котли человека. Сила удара была такова, что тот мгновенно упал, а сквозь рваную одежду начала интенсивно проступать кровь.
   - Лорд Зэрандер умрёт сегодня, и его земли станут моими! - произнёс Котли, глядя, как новые кровавые полосы взбухают на спине несчастного. Воины Тени всегда носили с собой плеть, которую использовали, как правило, по двум назначением: или били тех, кто пытался им перечить - чтобы не пачкать в их крови меч, или били сами себя - за жестокую провинность. Считалось, что боль, особенно, причинённая самому себе, очищает Воина.
   В этот момент узким клином в небольшой отряд Котли врезались Воины Тени, прибывшие с Зэрандером. Котли легко различил среди них Лорда Зэрандера - по кровавой изнанке плаща и белоснежным, будто бы седым, волосам. Он сбил одного из Воинов с коня, и его прекрасный скакун после прыжка опустил передние ноги прямо на грудь упавшего. Удар был таким мощным, что копыта пробили доспехи Воина и раздробили кости грудины. Воин захрипел, изо рта хлынула кровь.
   Вокруг кипела настоящая битва. Те из людей, кто ещё не успел спрятаться, торопливо разбегались в стороны, прикрывая руками головы, будто бы это могло их от чего-то спасти.
   Лорд Зэрандер заметил Котли и спокойно, словно вокруг не сталкивались клинки Воинов Тени, направил к нему своего коня.
   Лорд Котли стиснул рукоять меча ещё сильнее.
   - Капитулировать ещё не поздно, Лорд Котли, - спокойно и негромко, но так, что его слова были слышны сквозь звон мечей, предложил Зэрандер.
   - Пропади ты пропадом, Зэрандер! - Котли взмахнул мечом. - Ты ещё не победил, чтобы предлагать мне сдаться!
   - Я где-то слышал, что второй Лорд очень самоуверен, - светлая бровь изогнулась, - но чтобы настолько...
   Он соскочил с коня и похлопал того по крупу:
   - Пойди в сторонку, тут жарковато.
   Послушное животное отошло в сторону, тряся гривой и поводя ушами в ту сторону, откуда слышались звуки битвы.
   Лорд Котли взял с собой Воинов Тени больше, чем Зэрандер, гораздо больше полагающийся на своё чутьё и мастерство, чем на количество мечей за спиной. Пока определить, на чьей стороне преимущество, было сложно.
   Меч Зэрандера легко и бесшумно вылетел из ножен. Он ступал тяжело, но бесшумно, как хищник, вышедший на охоту.
   С нарастающей яростью Котли заметил, как кто-то с опаской высунулся из своего дома и увёл рвущегося из чужих рук коня Зэрандера вглубь посёлка.
   Их мечи скрестились. Зэрандер невольно усмехнулся, вспоминая битву с Бару и сравнивая её с этой. Котли, приняв усмешку в свой адрес, скинул тёмно-зелёный плащ движением плеча, не жалея, что дорогая ткань при этом скатилась с его плеч прямо в грязь.
   Зэрандер не снимал плаща, словно не боясь, что меч противника может прорвать его. Сейчас больше и тени усмешки не было на его лице.
   Лорд Котли пытался одновременно отражать удары Зэрандера и понять, чьи же Воины Тени вскоре будут праздновать победу. Там всё смешалось, и не было ясно, где свои, а где чужие.
   Но все атаки, которые он начинал, упирались в мгновенные и безукоризненные блоки. Котли был вынужден отступать, и это было досадно.
   Поймав меч противника в "ловушку", Котли попытался обойти по кругу, чтобы не за его спиной оказалась стена посёлка, а за спиной Зэрандера. Но Призрачный Воин разгадал его план и вывел меч из "ловушки", решив, что дешевле пожертвовать обороной, чем оказаться прижатым к стенке.
   Почувствовав прилив сил после невольного отступления Зэрандера, Котли шагнул вперёд, думая нанести удар снизу вверх и выбить меч из рук противника. Но Зэрандер уклонился и ударил ногой в грудь противника. Послышался гул от удара о доспех.
   Котли не устоял на ногах и едва не упал, но успел перенести вес вперёд. Меч Зэрандера скользнул по плечу, процарапав доспех.
   Лорд Котли зарычал, выпрямляясь, но Зэрандер почему-то опёрся на опущенный в землю меч и поджал губы.
   - Сражайся! - крикнул Котли.
   - Я сегодня устал, - ответил Зэрандер.
   Котли гневно вскинул брови и взмахнул мечом, бросаясь на неподвижную фигуру Зэрандера.
   Тот с кривой усмешкой вскинул руку, и Котли понял, что его противник призвал Силу Ночи. Котли отлетел далеко назад.
   Разъярённый таким подлым ударом, он попытался атаковать вновь, но вдруг ощутил сильную боль.
   Меч выпал из его руки. Он опустил глаза и понял, чем был особенно подл удар Зэрандера.
   Лорд толкнул его прямо на один из заострённых столбов стены вокруг посёлка, тот, что почему-то был наклонён не наружу, а вовнутрь. Может быть, это было случайно, может, кто-то специально так вкопал его, чтобы было удобнее привязывать какую-нибудь скотину, - значения это не имело. Но сейчас этот острый кол пробил доспех Лорда Тени и торчал спереди.
   Крик злости и бессилия вырвался из горла Котли. Отчаянным усилием он подался вперёд, сползая с кола. Зэрандер засмеялся, высоко закинув голову. Холодно, зло, раскатисто и мстительно.
   Котли какое-то время ещё пытался подняться, потом скорчился на земле в луже собственной крови и затих.
   В этот момент один из Воинов Тени, чьи доспехи были отмечены зелёными полосами, бросил меч и обернулся к Лорду Зэрандеру.
   - Я давал клятву Хозяину, а не Лорду Котли. Не вижу смысла умирать за мёртвого. Примите моё служение, Лорд Зэрандер, если вы считаете, что, сражаясь с вашими Воинами, я не пошёл против Хозяина.
   Пока он говорил, затихли остальные Воины, некоторые - не успев закончить удар, некоторые - поднимавшиеся с земли. Закончив, Воин Тени коротко поклонился Лорду и стал ждать ответа.
   Хмыкнув, Зэрандер оглядел то, что раньше было просто прилежащей к деревянным воротам территорией. В некоторых местах земля была будто вспахана мечами. Двое из его Воинов погибли, и лежали сейчас на земле. Четверо из спутников Котли также были мёртвыми телами. Всё было в крови.
   - Пусть так, - кивнул он. - Позаботьтесь о том, чтобы все кони отдохнули к завтрашнему утру.
   Он отвернулся и двинулся вглубь посёлка. Чёрный край плаща заставлял взлетать пыль на дороге. Он подошёл к первому попавшемуся дому и с силой ударил кулаком по покосившейся деревянной двери.
   Оттолкнул в сторону открывшую ему бледную и напуганную хозяйку и бросил через плечо:
   - Здесь есть отдельная комната?
   - П-проходите, милорд, - она открыла одну из скособоченных дверей. Зэрандер прошёл внутрь и притворил скрипнувшую дверь за собой. Грубо сколоченная кровать с наброшенной поверх проеденной или прожжённой в некоторых местах периной, тяжёлый чёрный сундук рядом, кажется, тоже обгоревший с одного боку, - вот и вся мебель.
   Зэрандер снял с плеч плащ, бросил его на сундук, потом, не снимая доспехов, лёг на кровать и мгновенно заснул.

______

  
   В холодном и низком подвальчике сегодня было неожиданно много народу. Люди, в основном, взрослые, сидели тихо, прижимаясь друг к другу из-за недостатка места. Их лица были напряжены, а взгляды направлены в центр образованного ими круга. Там, на низеньком табурете, сидел человек.
   Он был одет в простую походную одежду: кожаные брюки, мягкие сапоги, светлую рубаху, тёмный короткий плащ. На его коленях лежал самодельный музыкальный инструмент: связанные вместе по краям изогнутые палки и натянутые на них струны. Звук этого инструмента был слегка дребезжащим, но это было неважно для всех собравшихся. У человека было приятное и открытое лицо, но особенно выделялись глаза - светлые и бесконечно-печальные, словно этот человек скорбел обо всём зле, что творилось на этих землях.
   На шее его был повязан белый тонкий шнурок.
   Хранитель Света пришёл издалека. Он бродил по деревням, притворяясь простым бродячим музыкантом, и постоянно рисковал наткнуться на Воинов Тени, которые, может быть, и чувствовали его, но которые, слава Камню Света, не решали пока им заняться. Он пытался принести людям, угнетённым Хозяином, веру в Свет, или хотя бы немножко этого Света, но пользовался при этом не простыми словами. Он рассказывал им под музыку сказания о войнах Дня и Ночи, Света и Тьмы, чуть опустив веки и говоря нараспев, будто песню.
   Он знал, что все его труды часто уходят в никуда, не находя отзыва в человеческих сердцах. Люди забудут о нём, когда он уйдёт... Но он надеялся, что Свет останется жить в этом месте и будет защищать не виноватых в том, что их господин - Хозяин Ночи, людей. Хранитель понимал и то, что, рано или поздно, его найдут. И тогда... Может быть, его просто убьют. Может быть, будут долго смеяться над его мучениями...
   Вздохнув, Хранитель провёл мягкими пальцами по струнам и негромким, но хорошо слышным повсюду в подвальчике голосом, начал свой рассказ. Он напевал, может быть, без того мастерства, с которым выступают певцы на народных гуляниях, но его слова западали в сердца слушателям. Женщины плакали, уткнувшись в плечо мужчинам, те вздыхали и хмурили брови. Голос Хранителя был приятным, ласкающим слух, он пел с грустью и тоской в голосе, но одновременно его слова вселяли в людей надежду в Свет.
   - Во Времена Света люди не знали страха,
   Они не знали мольбы и нужды.
   Они жили спокойно и счастливо во Времена Света...
   Во Времена Света не было войн,
   Никто не убивал друг друга и не смеялся над чужими страданиями,
   Люди радовались каждому дню и не плакали
   Даже когда кто-то из близких покидал их.
   Они знали, что он ушёл к Свету, и что он будет там счастлив.
   Но радость людей смущала тёмные сердца,
   Были те, кто желал своей власти и силы над ними,
   Были такие, даже когда не было причин для раздора,
   Были такие даже во Времена Света.
   И они создали Камень Света, спрятав туда Силу Дня,
   И Свет, что остался там, не мог выбраться в наш мир,
   А Свет, что остался здесь, стал слабее и почти растаял в Силе Ночи,... - голос Хранителя затих. В подвальчике воцарилась тишина.
   Хранитель вновь провёл рукой по струнам. Жалобно звучала негромкая музыка.
   - Камнем Света завладел жестокий человек,
   Имя которому было - Сатиан.
   Он покорил себе весь мир, и воцарились в нём зло и насилие,
   Сила Ночи вступила в свои права, затмевая день...
   Снег стал чернее земли - наступили Времена Зла,... - Хранитель опустил голову и перевёл дух. Взгляды, направленные к нему, были взглядами людей смелых, хотя и задавленных. Они осмелились принять Хранителя, быть рядом с ним, слушать его. Если кто-то найдёт их, все умрут.
   - Настали Времена Зла, - повторил он, -
   Хозяин Ночи владел Камнем Света, он убивал и подчинял,
   И все, кто пытались идти против него, умирали в страшных мучениях...
   И всё живое тонуло в крови, когда были Времена Зла...
   Но Хозяин Ночи совершил ошибку.
   Он хотел, чтобы весь мир принадлежал только ему,
   И решил расколоть Камень Света, чтобы тот не мог достаться никому.
   Могущество его не помогло ему, когда Сила Дня вырвалась на свободу! - Хранитель дёрнул струну слишком сильно, она, вибрируя, взвизгнула. Он виновато улыбнулся, словно извиняясь за порыв чувств, охвативший его, но никто словно не заметил его ошибки.
   - Хозяин Ночи был уничтожен и растворён в своей дьявольской силе,
   И освобождённая Сила Дня разбила оковы Зла,
   И люди смогли вздохнуть свободно,
   Они вспомнили о том, что были времена, когда они жили в мире,
   Когда не было войн и страха,
   Когда не было ежедневной боли,
   Когда не царили над миром Времена Зла...
   Хозяин был повержен и сброшен со своего трона,
   Островом возвышающегося над океаном крови,
   Он был растоптан и смят, так, как топтал плодородные поля и сминал города, - Хранитель набрал воздуха в лёгкие.
   - И сейчас Хозяин не бессмертен,
   Он топит в крови тех, кто идёт против него,
   Потому что боится поражения, как боятся простые люди смерти,
   Он знает, что неминуемо погибнет,
   И что люди могут пойти против него.
   Он стягивает петлю, но не в силах удержать в этой петле Истинный Свет...
   И Свет уничтожит его, как тысячи лет назад,... - Хранитель опустил голову. Он почувствовал тревогу и Ночь совсем рядом.
   - Продолжайте, Хранитель, - робко попросил кто-то.
   - Нет, - прошептал Хранитель. - Идите. Уходите скорее. Воины Тени скоро будут здесь, я чувствую их, я вижу их, ибо они окутаны светом солнца.
   - Пойдём с нами, Хранитель. Мы спрячем тебя, - сказал кто-то из мужчин.
   - Нет, я останусь здесь, - мягко улыбнулся Хранитель, по-прежнему печальный. - Здесь моё место. В подвале заброшенного дома они найдут меня, но никого из вас не смогут обвинить в укрывательстве Света. Идите же скорее! - он наблюдал, как уходят люди, оглядываясь. Их взгляды были испуганными и тревожными. - Только, прошу вас, не забывайте моих слов. Я умру за них сегодня, - он тяжело вздохнул и заставил себя улыбнуться.
   - Пойдёмте, Хранитель, - позвала его какая-то девушка. - Я покажу вам путь, которого могут не знать Воины Тени, и вы уйдёте из деревни!
   Он отрицательно качнул головой и стал негромко наигрывать на своём немудрёном инструменте, низко наклонив голову.
   В подвальчике было сыро, холодно и темно. Только одна свеча, стоящая прямо на полу, освещала его.
   Прошло совсем немного времени, и сверху послышались тяжёлые шаги.
   Шаги его смерти.
   Хранитель продолжал перебирать струны.
   Дверь в подвальчик была вынесена одним ударом. Хранитель вздрогнул, но продолжал играть. Огромная тень закрыла его.
   - Ты не сумел спрятаться, Светлый, - проговорил кто-то. - С твоей стороны это было неосмотрительным.
   - Я давно почувствовал тебя, Лорд Тени, - Хранитель отложил свой инструмент и поднял голову.
   Он вздрогнул от того, сколько зла и яда было в синих глазах Воина Тени. В темноте неестественно белели брови и волосы, сверкали глаза, скалились в ухмылке белые зубы с почти звериными клыками.
   Хранитель взглянул на доспехи вошедшего Воина, который был вдвое выше его, и мог переломить его, как соломинку, и добавил:
   - Лорд Зэрандер.
   - Так ты ещё и слышал обо мне. Что ж, тогда ты знаешь, что никогда больше не увидишь солнечного света.
   - Я не буду защищаться, я не Страж, - Хранитель выпрямился, не отводя глаз. - Моё оружие - лишь слова.
   "Можешь говорить, - подумал Зэрандер. - В последнее время мне всё больше попадались Стражи, и я не успевал с ними поговорить. Наверное, даже приятно выговориться перед смертью..."
   Он вытащил меч и любовно погладил холодно блеснувшую сталь.
   - Когда-то ты был человеком. Тебя обманули, завлекая деньгами и славой, и сделали солдатом. А теперь ты - Воин Тени, и благодаришь за это своего Хозяина.
   - Не советую тебе плохо отзываться о Хозяине перед смертью, Хранитель, - пригрозил Лорд Тени.
   - Я готов умереть любой смертью. Ты всё равно не прислушиваешься к моим словам, в тебе нет ничего своего, только то, что вселил в тебя Хозяин. И ты поверил ему, что ты - такой, каким он тебя сделал, - спокойно продолжал Хранитель. - Свет никогда не простит тебя...
   - Нужно мне прощение Света, - пожал плечами Лорд Тени. - Я - Воин, верно служащий Хозяину. Свет скоро будет уничтожен.
   - И в чём тогда будет заключаться твоя жизнь?
   Лорд Зэрандер засмеялся, холодно и коротко, как всегда. Его смех проникал под кожу и заставлял дрожать любого, но Хранитель не боялся Лорда Тени.
   - Как сказал Хозяин, я смогу познать ту жизнь, от которой до сих пор отказывался...
   - Утопать в роскоши и увлекаться плотскими забавами? - переспросил Хранитель, смело глядя ему прямо в лицо. - Ты не будешь делать этого, даже если будешь иметь возможность. Ты умрёшь, Лорд Зэрандер. Тебя убьёт твой же Хозяин, когда ты станешь ему не нужен.
   Гнев исказил черты лица Лорда Тени. Призрачный Воин занёс меч над головой Хранителя:
   - Тебе пришла пора умереть за свои слова!
   Хранитель проследил за его клинком и вновь взглянул ему в глаза.
   - Тебя пугает, что я говорю правду.
   Зэрандер его не слушал. Держа меч вертикально, он гулким, низким голосом, разносящимся далеко за пределы подвальчика, говорил:
   - Сила Ночи, имеющая власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, прими жертву за твоё покровительство на двенадцатой ступени к Алтарю Света.
   Брови Хранителя удивлённо взлетели вверх. Он не понимал, что делает с ним Воин Тени, до тех пор, пока Зэрандер с усилием не вытащил меч, пронзивший его насквозь. Меч был обагрён в красной крови и светился чёрным светом.
   Умирающий мозг Хранителя успел осознать, что с ним теперь будет.
   Впервые за всё время на его искажённом от боли лице появился страх и неверие в то, что сделал с ним жестокий Лорд Тени.
   - Да, ты принесён в жертву Силе Ночи, и будешь растворён в ней, а не в Силе Дня, как хотел бы, - его губы искривила злая улыбка. Хранитель был ещё жив, несмотря на то, что ранен смертельно и болезненно.
   Зэрандер наклонился и сдёрнул с его шеи белый шнурок.
   Что ж, двенадцатая ступень уже его. Двенадцать шнурков висело с другой стороны пояса, рядом с зелёной и оранжевой ленточкой. Он решил вести личный счёт убитым в этой "гонке", и к двенадцати убитым Светлым были причислены убитый в начале пути Лорд Котли и встретившийся недавно Лорд Нейиер. Кажется, он был одним из тех Лордов, кто сообразил о замысле Хозяина устроить "гонку", и взял с собой много Воинов. Нейцер сам завязал поединок, причём, против Зэрандера сражался не в одиночку.
   Впрочем, на исход это не повлияло.
   Зэрандер был немного недоволен. Выполнять этот приказ Хозяина оказалось не так сложно, а он соскучился именно по сложным заданиям. Впрочем, восхождение на Алтарь Света станет настоящим приключением...

______

  
   Хозяин полулежал, опираясь на руку, в светлой и просторной комнате. Играла негромкая музыка, ласкавшая слух. Он улыбался, перебирая второй рукой край своей одежды.
   Когда-то ему казалось, что к роскоши невозможно привыкнуть, и что она всегда будет возбуждать чувства, не давая успокоиться и впасть в уныние.
   Однако он ошибался. Первый раз, завладев Камнем Света, он сделал то, о чём мечтал всегда, загнанный, чужой, задавленный другими. Он мечтал, чтобы все те, кто унижал его, преклонили перед ним колени, чтобы он владел силой и властью, чтобы убить любого, кто посмеет перечить ему, чтобы те, кто насмехался над ним, просили пощады, и только он мог позволить им жить дальше... Юношей он коснулся Силы Ночи, самой жестокой и мрачной Силы. Она покорила его своим могуществом, и он попытался познать все её тайны, отдавая этому все свои силы, долгие годы своей жизни.
   Долгое время Сила Ночи не обращала на него внимания. Но его упорство и накопленная на весь мир злость помогли ему. Сила Ночи оказалась к нему благосклонна, и дала ему столько сил, что он смог получить в свои руки Камень Света.
   Благодаря Камню свершилось то, о чём он мечтал. Но он чувствовал, что Камень опасен для него самого. И тогда он решил уничтожить его...
   Сила Ночи предупреждала его, что он не должен этого делать. Но он не желал, чтобы кто-то ещё мог заполучить его могущество... Через трещину в Камне на свободу вырвалась Сила Дня и убила его.
   Хозяин невольно содрогнулся, вспоминая тот час. Сила Дня, убившая его, отдала его дух в распоряжение Силы Ночи, а она, разгневанная его неповиновением, и тем, что из-за его действий её преимущество в мире исчезло, тысячу лет заставляла его испытывать адские мучения...
   Пока один из Хранителей не прельстился Камнем Света и не решил заполучить его. Сила Ночи подсказала ему вызвать дух Хозяина - он долго молил её дать ему последний шанс, и она оказалась более милостива, чем когда-то он.
   Глупец, Хранитель думал, что сможет использовать вызванный дух. Но Хозяин сам занял его тело... Правда, на этот раз он оказался умнее.
   Он негромко засмеялся. Он долго готовился к тому, что начал сейчас. Его верные, но безвольные Воины Тени уничтожат Светлых быстро, и, благодаря его наставлениям, буквально принесут ему в руки Камень Света...
   Что-то вдруг показалась ему странным. Он нахмурился и приподнялся. Танцевавшая у стены девушка, привезённая из-за моря, отчего-то остановилась, отвернувшись к стене.
   - Продолжай, - медленно и угрожающе произнёс Хозяин.
   Она обернулась, и Хозяин мгновенно понял, что случилось. Ранее желтоватые глаза заморской рабыни, страстно и азартно блестевшие на тёмном, загорелом лице, были сейчас чёрными, как сама Ночь.
   Хозяин выпрямился, и на его бледном лице появилось что-то, отдалённо напоминающее тревогу.
   К нему пришла сама Сила Ночи.
   - Я принесла тебе нерадостную весть, Сатиан, - девушка, чуть раскачиваясь, приблизилась. Чёрные глаза без белков и зрачков светились настоящей Тьмой.
   - Мы движемся к победе. Что может омрачать эти дни? - спросил Хозяин. Сила Ночи пришла к нему всего во второй раз. В первый она появилась, чтобы предупредить его о том, что нельзя уничтожать Камень Света... Новости явно были плохими.
   - Вглядись, Сатиан, - Сила Ночи была совсем близко. Хозяин взглянул, и почувствовал, как неведомая сила утягивает его прямо внутрь её глаз. Он даже будто бы почувствовал движение ветра вокруг себя.
   Сила Ночи позволила ему взглянуть в будущее. Возможное будущее.
   Хозяин видел самого себя. В его руках был Камень Света. Ниже на несколько ступеней стоял Лорд Зэрандер.
   Он видел, как с криком ярости Зэрандер бросается в его сторону, выхватывая из его рук Камень. Свет, оказавшийся в руках Воина Тени, вспыхивает яркой вспышкой, и лучи пронзают всех, кто были рядом. Он видел, как падает на Алтарь, отброшенный невероятной силой...
   Хозяин вздрогнул и очнулся. Невольный страх прокрался в его сердце. Он не сразу осознал, что по-прежнему сидит в своих покоях.
   - Девятый Лорд предаст тебя, Сатиан. Лучше убей его сейчас.
   - Но он верно служит мне, - попытался спорить Хозяин, но взгляд Ночи заставил его осечься. - Я сделаю так, что он умрёт.
   - Не подведи меня снова, - произнесла Сила Ночи, и чёрный свет на мгновение вспыхнул рядом.
   Девушка, не понимавшая, что случилось с ней, рассеянно моргала и испуганно смотрела на серьёзного и мрачного господина.
   - Продолжай, - бросил Хозяин и откинулся на подушки.
   Лорд Зэрандер ближе к цели, чем остальные Лорды. Он собрал двадцать душ Светлых, и убил уже двоих Лордов. Успехи прочих Лордов были куда менее значительны.
   Но на этот раз не стоило игнорировать слова Силы Ночи. Раз Зэрандер опасен, надо убить его.

______

  
   Лорд Бару, кутаясь в чёрный плащ, словно от холода, вслушивался в слова Лорда Эдмаила. Эдмаил говорил очень убедительно, и, кроме того, очень разумно.
   Но первый Лорд, Лорд Четтер, его не поддерживал.
   Лорд Эдмаил созвал их с одной целью, которая явно очень волновала его.
   Причиной их сбора был Призрачный Воин.
   Бару беспокоился из-за него не меньше, а может, даже больше других. Зэрандер шёл, словно на его пути не будет преградой даже огромная крепость Светлых. Он уже убил Лорда Котли и Лорда Нейиера, а белых шнурков на поясе всё прибавлялось и прибавлялось.
   Бару мечтал отомстить Зэрандеру, но бросаться в очередной поединок не торопился. Лорд Котли был неплохим фехтовальщиком, но Зэрандер в буквальном смысле сделал из него канапе. А вот Лорду Нейцеру просто не следовало кидаться на Зэрандера, не остудив голову, так что он умер по глупости.
   Умирать по глупости Лорд Бару не желал.
   У него было немногим меньше шнурков - всего восемнадцать. Он немного отставал от Зэрандера, а тот словно вырезал уже всех Светлых на пути. Хранители иногда встречались - они не боялись просачиваться даже в центральные города, и найти их там было хотя и непросто, но возможно. Стражей, как достойных противников, было и того меньше.
   Однако Бару не волновался о Светлых: чем ближе к горам Стегоса, тем больше их там будет. Не эта проблема волновала и Эдмаила. Третий Лорд наблюдал за действиями Зэрандера и всё больше убеждался, что тот ведёт сейчас войну не против Светлых, а против остальных Лордов.
   - Ваше предложение оскорбительно, Лорд Эдмаил! Я не вижу причин бояться Зэрандера!
   - Разве я говорю о страхе, Лорд Четтер? - недовольно переспросил Эдмаил. - Я говорю о разумном решении проблемы. Он будет пытаться убить нас, и это задержит нас в продвижении к горам Стегоса, разве не так?
   На сине-золотом доспехе Четтера отчётливо выделялись знаки Ночи и Смерти. Он был первым Лордом, и отличался от всех остальных тем, что был уже далеко не молод, но по-прежнему силён и воинственен. В тёмных коротких волосах нет-нет, да мелькала седина. Он сидел в шатре Эдмаила, куда третий Лорд пригласил их обоих, чуть лениво вслушиваясь в речь третьего Лорда, но несогласие было написано на его лице.
   - Я легко сделаю из этого Зэрандера отбивную, посмей он напасть на меня, - ответил Четтер. - Мне не кажется необходимым заключать против него союз. Тем более что в одном мы всё равно не сойдёмся. Каждый из нас стремится отдать Ночи сорок душ Светлых и ступить на последнюю ступень Алтаря, чтобы Хозяин наградил за это так, как никогда не одарял. Кто-то из вас хочет потерять такой шанс из-за Лорда Зэрандера?
   "Прав, собака", - мелькнуло в голове Бару.
   - Лорд Четтер, - он шагнул от тканевой стенки шатра вперёд, его чёрный, как смоль, доспех казался самой частью тени, - мы можем не останавливаться в наших стремлениях. Но временный союз мы можем заключить, - он оглядел обоих Лордов и продолжил. - Зэрандер - больная заноза, которая глубоко уже засела, но её можно вытащить. Как только Призрачный Воин умрёт, мы сможем продолжить наши пути так, как нам будет угодно. Либо мы будем бороться друг с другом, либо исход решит честное соревнование - тот, кто соберёт сорок душ первым, ступит на ступени Алтаря Света. Но я готов поклясться, что Лорд Зэрандер не будет давать нам спокойной жизни, а наша взаимная вражда, если таковая будет активно проявляться, лишь позволит ему легче строить нам препятствия.
   - Сейчас он сражается больше не со Стражами, а с Воинами Тени, Лорд Четтер, - поддержал его Эдмаил. - Я не думаю, что можно допускать, чтобы это продолжалось.
   - В конце концов, мы можем задержать его здесь, а не убивать, а самим пройти вперёд. Когда Зэрандер останется позади, он будет менее опасен.
   - Оставить в тылу врага? - хмыкнул Четтер. Первый Лорд всё ещё был не согласен с Бару и Эдмаилом. - Это соревнование, на мой взгляд, должно быть честным. Зэрандер нарушает честный путь - это его дело. Но я лучше займусь поиском Светлых, чем охотой на одного из Лордов Тени. Если он решит напасть на меня - он пожалеет.
   Эдмаил вздохнул, хмуря брови. Зря, наверное, он попытался ввернуть в это дело Четтера.
   Вспышка чёрного света отвлекла их от разговора. Четтер мгновенно поднялся, склоняясь перед Хозяином. Его примеру тотчас же последовали Эдмаил и Бару.
   "Что ему может быть нужно здесь? Уж не решил он вступиться на защиту своего любимчика?" - опасно подумал Бару и вовремя спохватился, что Хозяин мог бы и прочесть его мысли.
   - Я заинтересовался вашей беседой и решил послушать, о чём пойдёт речь между тремя Лордами Тени, - спокойно и чуть насмешливо проговорил Хозяин, перебегая взглядом с одного на другого. - Кажется, вы обсуждали Лорда Зэрандера, не так ли? - уточнил он. Его глаза смеялись.
   - Вы правы, Хозяин, - первым оправился от неожиданности Эдмаил.
   - Я никогда не думал, что мои Лорды будут строить заговоры друг против друга, - в голосе Хозяина ясно слышалось разочарование. - У вас всех есть, кому служить, есть войска, есть всё, что вам нужно, а я, кажется, не даю вам повода умереть от скуки. Тем не менее, что-то вечно не устраивает вас.
   - Простите, Хозяин, - Эдмаил поднял глаза и встретил взгляд Хозяина. - Но Лорд Зэрандер первым начал войну против нас.
   Хозяин рассмеялся. Что-то было в его действиях такого небрежного и презрительного, что Бару показалось, что ему глубоко всё равно, чем занимаются его Лорды в свободно время.
   - Я знаю, знаю. У него совершенно непримиримый характер, который может таить в себе много опасности, - Хозяин знаком руки позволил им всем выпрямиться. - Но дело не в этом. Сейчас я могу поговорить сразу с вами троими, это и привлекло меня сюда, - он казался таким маленьким по сравнению с тремя могучими Воинами Тени, что его можно было посчитать со стороны за подростка. - И причиной этому разговору тоже будет Лорд Зэрандер. Меня не устраивают его действия так же, как и вас.
   Глаза Бару кровожадно сверкнули из-под чёрных бровей. Кажется, Призрачный Воин вызвал гнев Хозяина...
   Это было самой приятной новостью за все последние годы.
   Лорд Четтер погладил роскошные седые усы и спросил:
   - Хозяин, но вы всегда можете указать ему на это, не так ли?
   - Так, - кивнул Хозяин. Улыбка на его лице стала очень хитрой. - Но я решил поступить по-другому. Я даю добро на этот ваш заговор, Лорды. Если вам удастся убить Зэрандера или остановить его надолго, это будет только лучше.
   - Но он уже убил больше всего Светлых,... - насторожился Эдмаил. Он уловил, что что-то в этом действии Хозяина очень подозрительно, и рискнул обратить на это внимание.
   - Но не всех же, - равнодушно пожал плечами Хозяин. - Я понимаю, что вы таким образом временно выходите из "гонки", - он усмехнулся этому слову. - Но не беспокойтесь об этом. Если вы исправите эту оплошность Лорда Зэрандера, я лично велю остальным Лордам возвращаться в свои замки. На прямой к Алтарю Света останетесь лишь вы втроём, - он не обратил внимания на стройный поклон всех троих Лордов Тени. - Итак, я надеюсь, на вас можно положиться? - уточнил он.
   - Безусловно, Хозяин, - ответил за всех Бару. Мрачно поклонился ещё раз Четтер. Эдмаил не сдержал злорадной усмешки.
   - Охота на Лорда открыта, - проговорил он, когда Хозяин исчез так же, как и появился - неожиданно и в вспышке чёрного света. - Вы уже не протестуете, Лорд Четтер?
   - Таков приказ Хозяина, - коротко произнёс Четтер и тоже исчез. Дар Перемещения, данный ему Хозяином, уже много лет служил ему хорошую службу.
   "Вот так и кончатся твои дни, Зэрандер, - подумал Бару с невольным торжеством, - как предателя!"

______

  
   Лорд Зэрандер лежал на траве, подложив под голову руки. Его конь пасся где-то недалеко, пощипывая траву. Они сделали небольшой привал после двух дней пути, и сейчас его Воины были рассеяны по округе.
   Недавно он встретил Стража. И тот почти не скрывался... Неужели, они так смелы, что суются прямо на земли Лордов Тени? Кажется, эти места принадлежат первому Лорду...
   Но раз по ним свободно бродят Стражи, то что-то тут не то. Двадцать первый шнурок на его поясе был повязан как-то в стороне - Зэрандер явно торопился. Выпрямившись, чтобы перевязать его рядом с остальными, он услышал крик издалека.
   - Милорд! Сюда двигаются люди!
   - Ну и что? - пожал плечами Зэрандер, чувствуя, что отдыха всё-таки не получится. Он наклонился за лежащим на траве плащом. - Людей везде много, что тут удивительного?
   - Милорд, они вооружены, - Воин приблизился. - И настроены воинственно.
   - Ополчение? - поморщился Зэрандер. На его памяти уже был случай, когда на него попытались пойти крестьяне с вилами. Подобные проявления строптивости народа порой случались, но сейчас Зэрандер не видел причин такому поведению, и уж тем более он не знал поблизости деревень... К тому же, люди из деревень впереди вряд ли могли знать о его приближении.
   - Нет, милорд. Солдаты.
   - Солдаты? Мало ли куда они могут идти? - Зэрандер почувствовал недоумение в том, что Воин решил потревожить его из-за каких-то солдат.
   - Их около сорока, милорд, и они идут именно сюда. Мне кажется, милорд... Они собираются напасть на нас.
   Рванули с веток деревьев в небо птицы, напуганные громким, раскатистым смехом девятого Лорда. Лорд Тени вскоре прекратил смеяться, но выражение его лица вряд ли было серьёзным.
   - Ну тогда встретьте их, как следует! - Зэрандер погладил рукоять меча. - И кому пришло в голову послать их против нас...
   - Кто-то из Лордов, милорд? - предположил Воин.
   Зэрандер посмотрел на широкое и злое лицо Воина Тени и спросил:
   - Как твоё имя, Воин?
   - Масгер, милорд, - Воин слегка наклонил голову и поднял. Зэрандер увидел зелёные полосы на доспехах и вычислил в нём одного из перешедших к нему воинов Лорда Котли, поверженного тогда в деревне достаточно нелепым способом...
   - Так вот, Масгер, вряд ли Лорды сошли с ума. По крайней мере, я в это не верю, - он отвернулся в ту сторону, откуда, указал Воин, шли люди. - Оставьте мне парочку живых, остальных убейте, - добавил он. - Я рассчитывал отдохнуть, и меня не остановят никакие люди, - он хмыкнул и зашагал в сторону.
   - Да, милорд, - поклонился Воин Тени и отправился туда, где оставил ещё несколько Воинов.
   Пятьдесят солдат - это может быть просто, а может быть и нелегко. В зависимости от того, чем они вооружены и как хорошо владеют своим оружием.

______

  
   Звуки боя доносились со стороны поляны, но Зэрандер ни разу не повернул головы. Он прекрасно знал, чем закончится эта встреча. Воины Тени жестоко перебьют тех, кто решил, что может свалить их числом.
   Солдат кто-то послал. Лорд Четтер? Мало вероятно. Зэрандер из восьми Лордов только его мог, наверное, назвать достойным. Вернее, иногда называть, в сравнении с другими. По крайней мере, он был не так глуп, чтобы устраивать такие бойни для своих людей.
   Пятьдесят человек не могут остановить одиннадцать Воинов Тени во главе с Призрачным Лордом. Скорее всего - кто-то решил заявить о своей сильной антипатии к Зэрандеру.
   Ну что ж, он скоро узнает, кто и с какой целью послал их. Солдаты легко раскалываются от пыток - особенно те, которые до этого встречались Зэрандеру. Против него уже пытались посылать простых людей... Да когда-то он и сам был простым солдатом.
   Зэрандер стоял, прислонившись к стволу одного из деревьев. Ветер доносил едва различимый в аромате трав и листьев запах человеческой крови.
   Девятый Лорд не обращал внимания на жужжание насекомых под ухом. Ни одна тварь не решится подлететь к нему по-настоящему близко.
   В лесу скользили тени. Эти тени были видны далеко не каждому... Только тому, у кого был Дар Видения. Видение позволяло Зэрандеру видеть призраков давно умерших людей, которые почему-то остались привязаны к этому миру. Они были похожи на полупрозрачных людей, с теми чертами, которыми были наделены их уже давно сгнившие в земле тела. Они в основном были мирными, не лезли к людям, особенно к тем, кто их не видел. Они хорошо различали тех, кто обладает Даром, а кто нет... Разговаривать они не могли, но их прикосновения были ощутимы даже тем, кто Даром не обладает. Призраки могли о чём-то просить или что-то показать - по-разному, смотря что задержало их. Некоторые просто хотели, чтобы их похоронили, некоторые показывали какую-то тайну, и только потом исчезали, некоторых задержало здесь проклятье или близкие люди, которых они не желали покидать. Со временем призраки таяли, становились всё прозрачнее, и всё меньше походили на своё прежнее тело. Зэрандер видел много призраков, и новых, и древних. Новые ещё хранили память о своей земной жизни, они могли подлететь пообщаться просто чтобы развеять скуку - говорить они не умели, но подавать знаки жестами, интересуясь новостями в остальном мире, или показывать эмоции могли... Но Зэрандер не помнил, чтобы кто-то подлетал ему. Хотя он ничего не может сделать призраку, они всё равно чувствовали от Лорда Тени зло. Старые призраки были просто тенями, часто безумными, но редко агрессивными... Именно теней было много в этом лесу. Должно быть, когда-то здесь была большая битва, память о которой уже стёрлась, или здесь стоял город, который был кем-то уничтожен...
   - Милорд, - позвал его голос сзади. - Как вы приказали...
   Зэрандер обернулся, неторопливо и с достоинством. Его жестокий безразличный взгляд скользнул по двоим в солдатской форме, которых Воин швырнул на землю. Потом он оглядел своих Воинов. Некоторые только возвращались оттуда, где была эта бойня.
   Он заметил, что двое Воинов ранены, а ещё у одного ранение настолько серьёзное, что при каждом шаге его лицо перекашивалось от боли. Зэрандер подумал о том, что лучше будет отослать его назад, заодно с вестью прислать следом ещё нескольких Воинов - если придётся каждый день биться с противником, который слабее, но намного превышающий по количеству, то долго они не продержатся, какими бы сильными Воинами они ни были.
   Солдаты на земле сжались и боялись даже дышать. Будто бы они не представляли, что их ждёт, когда шли сюда.
   Распознать, кому из Лордов они подчиняются, по одежде было невозможно. Она была серой, запятнанной в крови, грудь прикрывал железный щиток, с головы одного из них при падении скатился простой половинный шлем.
   - Кто отправил вас сюда? - спросил Зэрандер, после некоторого молчание, которое ещё более усугубило страх солдат.
   Никто не ответил. Зэрандер поджал губы и носком сапога поддел ближайшего к нему солдата. Тот перевернулся и отполз подальше от зловеще возвышающейся над ним фигуры Лорда Тени.
   Он был ранен в бок, и, хотя рана вряд ли была смертельной, он был бледен, словно смерть уже стояла перед ним, готовая забрать его.
   В сущности, так и было.
   - Кто приказал вам напасть на мой отряд? - повторил Зэрандер. Клинок вышел из ножен со звоном, замершим в тишине.
   - Я... Я не должен говорить,... - с трудом выговорил солдат, отползая ещё дальше.
   - Даже так? - усмехнулся Зэрандер. Острие его клинка танцевало перед глазами ещё молодого солдата. Он стиснул зубы, но отвечать не торопился.
   Меч переместился в сторону и впился в руку человека. Он слабо вскрикнул и потянулся к ране второй рукой, но сталь не торопилась покидать его тела. Глаза его расширились от боли - клинок медленно-медленно опускался всё глубже, раздирая его руку. Зэрандер надавил, и кость предплечья хрустнула.
   Солдат попытался шевельнуться, но это вызвало лишь острую боль. Глаза его болезненно блестели, он тяжело и со стоном дышал, хватая воздух. На его лице была гримаса боли.
   Зэрандер какое-то время удерживал меч, а потом резко повернул его. Тело солдата дёрнулось в сторону, он закричал, изгибаясь. Хлынула кровь. Зэрандер выдернул красный от крови меч и плашмя ударил пленника по лицу, заставляя повернуть голову. Он прижимал к себе изуродованную руку и стонал.
   - Итак, чьей задумкой было отправить вас мне навстречу?
   В ответ на это молодой солдат отчаянно пополз назад, подальше от меча Зэрандера, оставляя кровавый след, но не торопясь говорить.
   - Думаешь, от меня можно убежать таким образом? - усмехнулся Зэрандер. На одно мгновение он обернулся на второго солдата. Тот оторвал лицо от земли, и в его глазах плескался ужас. Заметив взгляд Лорда Тени, он задрожал ещё сильнее, но страшный Воин обернулся обратно к его товарищу.
   - Итак, ты молчишь? - пересёк он короткое расстояние, на которое отполз солдат, одним шагом. Прежде, чем бедняга успел что-либо сказать, он взмахнул мечом несколько раз так быстро, что, казалось, у него в руке был стальной веер из множества клинков. Новый крик взвился к небу. Острый край клинка прочерчивал неглубокие, но болезненные полосы, взбухающие от крови, на свободном от щитка теле.
   Зэрандер не чувствовал ничего, даже отдалённо похожего на жалость. Это было совершенно чуждым для него чувством. Он должен был знать, кому пришло в голову послать ему навстречу солдат, и больше ничто не имело для него значения.
   - Прекратите! - вырвалось у второго. - Не мучьте его, милорд! Нас послал Лорд Эдмаил!
   - Лорд Эдмаил? - заинтересованно спросил Зэрандер, оборачиваясь ко второму пленнику, мгновенно забывая о корчащемся от боли солдате за его спиной. - Но это - земли Лорда Четтера.
   - Я не знаю, милорд, - жалобно выдавил второй пленник. Вид окровавленного меча Зэрандера бросал его в лихорадочную дрожь. - Он приказал - и мы пошли.
   - С какой целью?
   - Он сказал, что у ва,... - он сглотнул. - У вас нет охраны.
   Зэрандер усмехнулся, поигрывая мечом:
   - Надо же! Так он послал толпу солдат, чтобы убить меня! Интересный ход, - он покачал головой, - но бессмысленный. Что ещё тебе известно?
   - Н-ничего, милорд! Ни мне, ни ему, милорд! - голос от волнения дрожал. - Мы же просто солдаты!
   Первый пленник с трудом произнёс:
   - Лорд Эдмаил взял с нас слово, что мы... что мы не скажем, что это был он...
   Обращение было явно ко второму пленнику, но тот не ответил.
   Зэрандер нахмурился. Нет, Эдмаил прекрасно знал, что у него есть Воины, что они победят, что он прикажет взять пленников, и что они всё растреплют. Какая-то в этом была задумка.
   Зэрандер обернулся и вонзил меч в сердце первого пленника, пробивая его доспехи. Тот только слабо дёрнулся - он знал, что так и будет. Второй пленник отчаянно попятился.
   - Мне совсем не нравится, когда кто-то пытается меня убить, какой бы тщетной попыткой это не было, - проговорил Зэрандер. Лицо солдата по цвету сравнялось с волосами Лорда Тени.
   Меч мягко прошёл сквозь кожу и прорезал мышцы...
   Крики несчастного проходили мимо ушей безжалостного Лорда, а мрачные мысли лишь придавали его действиям жестокости...
   Нет, Лорд Эдмаил определённо ждёт, чтобы его поставили на место.

______

   Как и следовало ожидать, на следующий день никто не появился. Если Лорд Эдмаил решил этим сказать, что это случайность, то у него это не вышло. Зэрандер крепко решил, что заставил Эдмаила принести извинения за этот инцидент.
   - Милорд, некоторым из Воинов нужно поменять коней, - обратился к нему кто-то. - Впереди город, вы не позволите задержаться там немного?
   - Этот город стоит на землях Лорда Четтера, не так ли? Наверное, он знает, что на его землях на нас напали солдаты Эдмаила. Мне чудится здесь странный сговор, - Зэрандер повернул к Воину надменное скуластое лицо и хмыкнул. - Я буду не удивлён, если нас встретят там нерадушно.
   - Как вы скажете, милорд, - Воин собирался уже отъехать, но Зэрандер бросил через плечо:
   - Нет, почему же, заедем в город. В конце концов, мало ли какую досадную оплошность мог допустить первый Лорд, сквозь пальцы посмотрев на горстку солдат, - голос Зэрандера ясно говорил о том, что ему кажется связь между Четтером и Эдмаилом.
   Правда, союз рассудительного и хладнокровного Четтера и любящего рассуждать, но на деле часто ошибающегося фиолетового Лорда был вряд ли возможен. Их определённо не могло сплотить что-то, особенно во время "гонки".
   Стены города, сложенные из белого кирпича, украшали синие флаги.
   "Хар Камет, - вспомнил Зэрандер, - довольно воинственный город. Долгое время сопротивлялся Хозяину..."
   Он остановил своего коня у городских ворот.
   - Открывайте! - звучно крикнул он.
   - Лорд Зэрандер, ворота закрыты! - донеслось сверху. - Велено никого не впускать и никого не выпускать!
   - Что за чушь? - Зэрандер откинул плащ за плечи и обернулся к своим Воинам. Те оглядывали стены города.
   - Там лучники, милорд, - сказал один из них. - Пожалуй, они готовы стрелять.
   - Я сказал, открывайте, если хотите, чтобы от города остались хотя бы камни! Я не желаю стоять у дверей, как нежеланный гость! - Зэрандер ударил кулаком о ворота так сильно, что по дереву прошёл гул.
   - Приказ Лорда Четтера никого не впускать! - ответили сверху.
   Зэрандер поставил коня на дыбы. Конь ударил копытами в ворота.
   - Идите своей дорогой, Лорд Зэрандер! - донеслось со стены. Там, наверху, смеялись.
   Зэрандер побледнел от гнева.
   - Вы впустите меня в город или пожалеете! - он развернул коня. Раздался свист, и перед ним вонзилась в землю стрела.
   Воины Тени потянулись к мечам. Лорд Зэрандер нагнулся с коня и выдернул из земли стрелу.
   - Уберите оружие, - приказал он негромко, но у любого кровь застыла бы в жилах от его голоса. - Мэр этого города лично принесёт мне извинения за эту стрелу и за своё гостеприимство. Но вряд ли даже ваши доспехи спасут вас от ливня стрел, - Зэрандер проехал немного прочь от ворот. Смех на стенах заставлял его дрожать от гнева. - А положить жизни из-за того, что не можем войти в город другого Лорда, глупо.
   - Но как мы проникнем внутрь, милорд? - Воин Тени, ближайший к нему, убрал меч, но было ясно видно, что оскорбление, нанесённое Лорду Зэрандеру, он в равной мере принял на свой счёт.
   - Нет такого города, у которого были бы только одни ворота, - проговорил Зэрандер. - В каждый город ведёт столько ворот, сколько в нём людей... А пока стоит сделать вид, что мы уходим, - он ударил каблуками под рёбра коня, и тот помчался прочь от города. Воины Тени повернули за ним, погоняя уставших коней.
   Мрачен был Призрачный Воин.
   Кажется, Четтер причастен ко всему тому, что происходит. Что ж, даже если это и удивительно, Зэрандер не позволит ему смеяться над ним.
   Этот город первому Лорду скоро принадлежать не будет.

______

   Стражник у ворот дремал. Его товарищ отошёл по нужде и пропал - наверное, решил избежать скуки, пошёл прогуляться или нашёл какую-нибудь симпатичную девушку и подумал, что товарищ всё равно его не выдаст.
   Да и чего теперь волноваться? Лорд Зэрандер поплевался ядом и ушёл, несолоно хлебавши, и верить в его угрозы было по меньшей мере странно - ну чем он сейчас может быть опасен? Там, за стенами, была тишина, изредка нарушаемая воем волков.
   Так близко волков стражник услышал впервые этой ночью. Раньше они не решались подходить к стенам так близко из леса, который был виден от стен города, но располагавшегося всё же на порядочном расстоянии.
   Хар Камет дремал вместе с ним. Тёмные и безлюдные улицы были словно погружены в туман. Только скрип качаемой ветром доски на вывеске "Сапожник" иногда тревожил его, беспокоя и разрушая полудрёму, навалившуюся на него. Высокие и низкие, целиком каменные или с деревянными надстройками сверху, дома богатых и зажиточных жителей тоже спали в эту ночь. Редко где виднелся свет от непритушенной свечи - кто-то читал или просто размышлял, слушая ночные звуки.
   Вдруг в ворота послышался стук. Стражник даже вздрогнул от неожиданности и выпрямился, хватаясь за свой меч. Но вокруг было тихо.
   - Показалось, - пробормотал он себе под нос. - Приснилось. Надо же...
   Стук повторился. Стражник, хмурясь, крикнул:
   - Кого там принесла нелёгкая? Ворота заперты!
   Голос был тихим и просящим.
   - Пустите, я издалека...
   - Путник, ворота закрыты, - отрезал стражник и отвернулся.
   - Пустите... волки же... Волки,... - залепетал кто-то совсем тихо. - Они совсем близко, пустите, прошу вас!
   Стражник растерялся. Кажется, там, за воротами, простой путник, уставший с дороги... Но сам Лорд Четтер приказал не открывать ворота.
   Громче взвыли волки по ту сторону стен. Стражник решительно шагнул в сторону, но человек за воротами, словно услышав это его движение, продолжал молить его:
   - Пустите... Пожалуйста... Волки... Сожрут же... Волки, пустите в город, умоляю!
   Стражник сильно пожалел, что его товарища нет рядом. Если бы решение приняли они вместе... А так - он один? А мало ли что?
   - Я должен спросить у командира, - ответил стражник. - Я не имею права открыть ворота.
   - Волки... Волки... Пустите... Я устал, я хочу пить... Они сожрут меня! Послушайте... Я вам заплачу... Я заплачу, только пустите!
   Стражник вздохнул и поглядел на тёмное ночное небо. Какие там деньги! Разве дело в его корысти?
   Но, в конце концов, это же просто одинокий путник? Что будет, если он впустит его в город?
   - Подожди, я открою, - сказал он, вздохнув. Стражник подошёл и сдвинул тяжёлый запор, с трудом справившись с ним без своего товарища.
   Ворота приоткрылись бесшумно. Образовался узкий проход.
   - Проходи, только быстро. Не хватало ещё, чтобы это обнаглевшие волки попытались проникнуть в город, - недовольно произнёс стражник, отходя чуть в сторону.
   Буквально через мгновение он побледнел и отшатнулся, словно увидел призрака.
   В проёме стоял кто-то высокий, широкий в плечах, с мечом на поясе. Явно не беззащитный путник... Темнота мешала разглядеть хоть что-то кроме его силуэта, но стражник уже успел понять, какую страшную ошибку он совершил.
   - Тре,... - вырвалось у него, он отступил ещё на шаг назад, но меч Воина Тени пронзил его горло. Он упал, захлёбываясь кровью. Вошедший переступил через его тело и, обернувшись, поманил кого-то рукой.
   Сквозь щель в воротах проникали в город Воины Тени. Словно подтверждая это словосочетание, они растворялись на ночных улицах, и лишь изредка кое-где слышались судорожные вздохи тех, кто не успевал даже вскрикнуть.
   Воины Тени скользили по улицам, уничтожая стражу города. Паника зародилась далеко не сразу, но когда кто-то увидел мёртвые тела, весь город проснулся, люди беспорядочно заметались, ничего не понимая. Кто-то кричал, что пожар, кто-то, что Светлые решили захватить их город, чтобы бороться с Лордами Тени... Хаос воцарился на улицах. У стражи было ощущение, что в город ворвались полчища Воинов Тени, словно они были повсюду, убивая всех, кто встречался им, будь то такие же Воины, просто охрана или жители города, выбежавшие на улицу.
   Последним в обезумевший Хар Камет вошёл Лорд Зэрандер. Он притворил за собой ворота и легко передвинул тяжёлый засов. Потом отошёл в сторону и коснулся рукой земли перед воротами, опустившись при этом на одно колено.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, пусть никто не сможет ступить на эту землю и не умереть.
   Поднявшись, он вытащил свой меч и обернулся в сторону улицы. К нему бежали какие-то вооруженные люди...
   Без всякой торжествующей улыбки он положил их наземь, и пошёл по городу, сопротивлявшемуся, но уже падающему на колени перед небольшим отрядом, сумевшим внести панику. Никто не сможет выйти за эти ворота - Воины Тени почувствуют охраняющую это место Силу и обойдут его стороной, а люди просто умрут, едва ступив сюда.
   Он снимет Дар, как только ему самому надо будет покинуть город, но не раньше.
   Город и его жители ответят за то, что послушались Лорда Четтера и решили оскорбить самого Призрачного Воина.
   Почти не останавливаясь - только чтобы скрестить меч с тем, кто осмелится напасть на него - он ступал по уложенной камнями мостовой вперёд, где виднелся дом, который отличался от всех прочих. Он был выше и светлее, перед ним был фонтан, вода в бассейне вокруг которого сейчас была красна от крови, балкон и крыша были увиты цветущим плющом.
   Он обещал себе, что мэр будет просить у него прощения за ту стрелу. Дом мэра совсем недалеко - вряд ли он успел уйти куда-то, тем более, его вряд ли отпустила его охрана, от которой теперь будет мало толку.
   Зэрандер поднимался по белым мраморным ступеням к тяжёлым дверям из светлого дерева. Он выбил их локтём и ступил внутрь, на дорогой ковёр. Он видел, как разбегались люди от одной его тени, скользившей по стене.
   Он поднимался наверх. Винтовая лестница с резными перилами вела его на второй этаж. Кто-то метнулся на него с мечом - он схватил его за ворот и с силой перекинул назад себя. Напавший прокатился по ступеням и затих. Он был жив, но решил больше не рисковать.
   Четыре двери в разных концах коридора не смогли его обмануть. Он пошёл в ту комнату, где был единственный на этом этаже человек. Зэрандер чутко ощущал присутствие человека, который боялся и надеялся, что его не потревожат.
   Он распахнул дверь, которая оказалась не заперта - но даже если бы она была заперта, это не остановило бы его.
   Зэрандер ожидал увидеть мэра Хар Камета, но в комнате, оказавшейся спальней, была только одна девушка. Она стояла у стены, вжавшись в неё всем своим телом. Она дрожала, по её щекам стекали слёзы, а когда на пороге появился Лорд Тени, она вскрикнула и прижала обе руки к груди, пятясь вдоль стены до тех пор, пока не оказалась в углу.
   Нахмурившись, Зэрандер притворил за собой дверь и защёлкнул замок. Потом прошёл в центр комнаты, не обращая внимания на девушку, и выглянул в окно. Внизу было заметно шевеление, слышались крики и звон мечей.
   - Где мэр? - спросил он, не повернувшись.
   - Е...его нет... Он ушёл вчера... куда-то...
   - Куда?
   Девушка смотрела на него, как на дикого хищника, который мог броситься на неё растерзать в любой момент.
   - Я... Я не знаю...
   Зэрандер скрестил на груди руки. Девушка видела его суровый профиль и злой блеск глаз, наблюдающих за битвой.
   - Кто ты ему?
   - Я... Я его... дочь,... - она всхлипнула. Она явно хотела солгать, надеясь, что это спасёт её жизнь. Но потом она подумала, в каком гневе будет пришедший Воин Тени, если раскроет её обман, и решила лучше сказать правду.
   - Странно, что дочь не знает, где её отец, - Зэрандер всего на секунду взглянул в её сторону, но этого оказалось достаточно, чтобы она испугалась ещё сильнее. Её глаза широко расширились и блестели от слёз, руки дрожали, она сидела в углу, поджав под себя колени, и боялась слишком громко дышать.
   - Я правда... Я правда не знаю... Я не знаю,... - зашептала она.
   Зэрандер презрительно сморщился. Он всегда считал женщин ничтожными существами, которым некоторые мужчины совершенно зря уделяют слишком много внимания. Когда рядом нет мужчины, женщины кажутся способными на всё, но стоит появиться сильнейшему, как они только и могут, что пытаться соблазнить его или опасливо жаться в угол. Они требуют к себе внимания, в то время как единственное их предназначение - доставить удовольствие мужчине и продолжить род. Тем не менее, они продолжают мнить себя чем-то значимым...
   - Мои Воины найдут его и приведут ко мне, - сказал Зэрандер.
   - Вы... Вы - Лорд Зэрандер? - вырвалось у неё.
   - Да, - резко ответил он, продолжая смотреть вниз. Теперь уже ничего нельзя было разобрать.
   Сквозь мелкие стёклышки, вставленные в окно, доносились только приглушённые звуки. Тишина, царившая в спальне дочери мэра, прерывалась только редким и едва слышным дыханием Зэрандера и шорохами, доносившимися из угла.
   Зэрандер скрипнул зубами. Даже чувствуя угрозу смерти, эта девчонка не может сидеть спокойно, и раздражает его.
   Кажется, дочка мэра действительно немного оправилась от первоначального испуга. Она уже утёрла слёзы краем своей ночной рубашки и даже умудрилась поправить волосы. Она по-прежнему сидела на коленях, но постоянно ёрзала, косясь на словно высеченную из скалы фигуру Лорда Тени, потому что ей было неудобно так сидеть.
   Стоило Зэрандеру вновь посмотреть на неё, как она опять вздрогнула и прижалась к стене.
   У неё была светлая, словно слоновая кость, кожа, гладкая и матово-блестящая. Она хлопала ресницами, изредка бросая опасливые взгляды светло-голубых глаз на Призрачного Воина, о котором наслушалась много жутких историй. На ней была одна только ночная рубашка, почти оголённая грудь тяжело поднималась и опускалась.
   Зэрандер раздражённо отвернулся. Он очень хорошо чувствовал внезапно проснувшееся желание. Это было единственным, с чем он боролся много лет, но что так и не смог побороть. Оно просыпалось редко, но иногда грызло изнутри с такой силой, что он уступал ему. Отчасти и из-за этой собственной слабости он ненавидел женщин.
   "Не время, - подумал он, - сейчас - не время. С минуты на минуту я получу возможность поговорить с мэром Хар Камета".
   Но ядовитый червь уже точил его изнутри. Он оскалился и тряхнул головой. Неожиданный стон, вырвавшийся из груди дочери мэра, словно обжёг его.
   "Ладно, пусть, - зло подумал он. - Проклятье, пускай. Бежать всё равно не побежишь..."
   Медленно, словно неохотно, он расстегнул застёжки чёрно-красного плаща и отшвырнул его в сторону. Как тёмный и зловещий покров Ночи, плащ пролетел и упал на небольшой столик. Послышался звон упавших баночек.
   Какое-то время она изумлённо смотрела на него, не понимая. Потом, словно разгадав его замысел, она, ещё не веря своим мыслям, замотала головой и, обезумев от страха, метнулась куда-то в сторону.
   Тяжёлая и грубая рука поймала её и развернула, отталкивая. Она упала на кровать, подминая смятое одеяло, и закричала.
   Зэрандер только грубо отвёл руку, отчаянно пытавшуюся задержать его на расстоянии.
   "Долго метаться ты не будешь", - ожесточённо подумал Зэрандер. Дрожащее горячее тело влекло его сейчас сильнее любой битвы.
   Над домом мэра, равнодушно взирая на жестокость и насилие, висела круглая низкая луна.
   Хар Камет тонул в крови и криках собственных жителей. Злые тени крушили и убивали, троекратно мстя за оскорбление, нанесённое девятому Лорду...
  
  

______

  
   Раздался резкий стук в дверь. Кто-то явно желал пройти сюда, но не вышибая двери, то есть получив позволение Лорда Зэрандера. Воины Тени чувствовали его присутствие в этой комнате дома мэра, но не решались вторгаться без позволения.
   Зэрандер поднял голову, отталкиваясь рукой от мягкой перины кровати, выпрямляясь.
   - Ждать! - коротко и громко приказал он, набрасывая на плечи рубашку.
   Дочка мэра, бледная и тяжело дышащая, смотрела на него с ужасом в глазах. Слёзы прочерчивали тонкие дорожки, стекая по её щекам.
   Зэрандер набросил плащ и, не говоря ни слова, вытащил меч. Она угадала его намерение, попыталась что-то сказать, но язык изменил ей. Зэрандер, настроение у которого резко упало, молчал подошёл к постели.
   Она не успела даже крикнуть, только отчаянным движением схватилась за его руку, словно желая остановить несущую смерть сталь.
   Зэрандер дёрнул рукой, словно после прикосновения к какому-то мерзкому гаду, и, не убирая меча, сказал в сторону двери:
   - Введите его.
   Как он и угадывал, его Воины нашли мэра, пытавшимся сбежать из города через стену.
   Мэр был низеньким, полным мужчиной лет пятидесяти, с чисто выбритым лицом и жиденькими волосами. Его отёкшее и бледное лицо выражало крайнюю степень страха. Он был одет в длинный красный камзол с богатой золотой вышивкой. Один рукав был оторван, и виднелась белая рубашка, испачканная в крови. Когда один из Воинов Тени толкнул его вперёд, навстречу Лорду Зэрандеру, он покорно упал на колени.
   - Рад, что нам всё-таки удалось встретиться, мэр, - Зэрандер старался говорить спокойно, но его голос дрожал от гнева. - Хотелось бы получить от вас разъяснения по поводу вчерашнего случая.
   - В-ваша ми-милость, - заикаясь, выдавил мэр, - Л-лорд Четтер...
   - Лорд Четтер поступил опрометчиво. Он ещё ответит за это, но оскорбление лично мне нанесли ваши солдаты, - Зэрандер наклонился и вытащил из голенища сапога стрелу. Мэр побледнел ещё сильнее. - Что вы скажете об этом?
   Взгляд мэра упал на окровавленный меч Зэрандера. Он отшатнулся назад, и заметил лежащее поверх подушек тело своей дочери. Когда он понял, что произошло здесь, то побледнел ещё сильнее, и даже попытался дёрнуться к ней, но дорогу ему преградил один из Воинов Тени.
   - Я сначала хочу получить ответ на свой вопрос, - заметил Зэрандер.
   - М-можно найти того, кто пустил стрелу, в-ваша милость! - отчаялся мэр. - Поверьте, я здесь не при чём!
   Зэрандер глухо и зло рассмеялся:
   - Ну безусловно, вы - невинная овечка! Но я не намерен ждать, вы и так заставили меня ждать долго, - он швырнул стрелу на пол и наступил на неё. Она с хрустом разломилась на две части. - Хар Камет отныне принадлежит мне, и если Лорд Четтер сунется сюда, он пожалеет об этом, - Зэрандер прошёл мимо потерявшего дар речи мэра и обернулся уже в дверях, обращаясь к трём Воинам Тени, что привели мэра. - Так как я должен продолжать путь к горам, кто-то из вас должен остаться и приглядеть за тём, чтобы в городе всё успокоилось. С выборами нового мэра лучше повременить до моего возвращения сюда. Я знаю, что это далеко не самое желанное, что есть для вас в этом походе, но передо мной стоит необходимость оставить здесь кого-то из Воинов Тени, которому я доверяю.
   - Я останусь, милорд, - произнёс один из Воинов. Не то, чтобы он был в неописуемом восторге, но Лорд Зэрандер знал, что он выполнит то, зачем останется.
   - Прекрасно. Тогда я объявлю остальным, что мы уезжаем...
   - Н-но в-ваша милость! - очнулся ошарашенный мэр.
   - А его можете бросить куда-нибудь в конюшни, - хмыкнул Зэрандер, - пусть свыкается с новой жизнью, - он отвернулся, потеряв к мэру всякий интерес, и стал спускаться вниз.

______

   Побеждённый и захваченный город ещё не пришёл в себя от ужасной ночи. Бродившие по разрушенным улицам люди пытались отыскать свои вещи или пропавших родственников. Слышались плач и крики; ветер крутил пыль и перетаскивал с места на место щепки и мелкие камешки. Только ребятня, за которой некому было следить, носилась повсюду, словно сегодня ночью они не плакали от страха, прячась под кроватями или на руках родителей.
   Зэрандер остановился на одной из кривых улочек. Совсем близко он почувствовал присутствие Светлого.
   Он обернулся.
   Страж был ещё совсем молодым юношей, почти мальчишкой. На нём не было доспехов, но меч в руке и белый шнурок, повязанный вокруг кисти, не оставлял сомнений. Страж Света смотрел на Зэрандера без страха, только ещё крепче сжимал меч.
   - Наглости Света нет предела, - произнёс Зэрандер. - Неужто ты собрался со мной сражаться, мальчик?
   - Я не мальчик. Я - Страж. Ты несёшь Тьму и Зло, и ты должен умереть.
   - На твоём месте я поискал бы противника полегче, - Лорд Тени вытащил меч, с которого уже стёр следы крови. - Но если уж тебе так не терпится умереть... И как Четтер позволил Стражам бродить по своим городам? - он скинул плащ с плеч.
   - Свет со мной, - проговорил Страж. Мальчишка был бледен, но страха в нём не было.
   Зэрандер любил противников, которые его не боятся. Если бы только при этом они были бы ему равны...
   Страж атаковал первым. Удар был прост, Зэрандер ожидал чего-то более изощрённого. Отведя его меч в сторону, он ударил снизу. Противник был без доспехов, что облегчало дело.
   "Наверное, его укрывал кто-то из жителей. Но Страж - не Хранитель. Они не бродят по миру, они сражаются... Зачем он был здесь?"
   Страж легко уворачивался от его ударов, предпочитая блокам собственную ловкость. Чуть раскачиваясь из стороны в сторону, он бил сильно, но не всегда правильно.
   Зэрандер отвёл руку с мечом в сторону, как бы заставляя Стража сделать прямой выпад, целя прямо в грудь. Мальчишке не хватило опыта, и он легко купился на обман.
   Зэрандер повернулся боком, так, что меч прошёл мимо, и левой рукой схватил противника, приблизившегося на слишком маленькое расстояние, за горло. Страж, вместо того, чтобы попытаться ударить мечом, бросил его и вцепился пальцами в мускулистую руку Зэрандера.
   - Ошибка, - прокомментировал Призрачный Воин. - Очень глупая. Теперь ты безоружен, - он отбросил ногой меч Стража в сторону.
   Страж покраснел от натуги, воздуха ему уже не хватало. Зэрандер ослабил хватку и отшвырнул противника в сторону. Нет, даже не противника - этот мальчишка не мог быть ему достойным соперником.
   Но он был Стражем Света.
   Удивительно.
   В свою очередь, Зэрандер бросил меч. Страж, поднимаясь, недоумевая, смотрел на Воина Тени. Краем глаза Зэрандер видел людей, которые, прячась, наблюдают за их дракой.
   - Если вы будете бродить по одному, - сказал Зэрандер, - то мы так вас всех и перебьём, и защищать горы Стегоса будет некому.
   - Кому-то место там, а кому-то - здесь, - ответил Страж.
   - Разумно. Но я никогда не смогу понять, в чём же заключается это ваше служение Свету. Ведь Стражи сражаются не только против Воинов Тени. Я знаю, что вы убиваете и простых людей. Тех, кому просто приказали. Это вы тоже называете служением Свету?
   - Ты ничего не можешь знать о Свете! Свет уже отрёкся от тебя! Когда тебя настигнет смерть, тебя будет ждать Вечность мучений!
   - Вечность мучений? - переспросил Зэрандер, ещё не зная, как прав окажется этот мальчишка-Страж. - Это больше напоминает речи Хранителей. Когда бьёшь вашего брата, он всегда говорит одно и то же...
   - Оскорбляет только тот, кто боится, - парировал Светлый.
   Лорд Тени, прищурившись, посмотрел на него. Забавный мальчишка... Неужели, можно верить в Свет, если повсюду видишь лишь подтверждение могущества Силы Ночи?
   - Ладно. Мы ещё не закончили... Но с тобой скучно драться на мечах, - заметил Зэрандер. - Посмотрим, какой ты будешь в рукопашную.
   Страж вскинул брови и вытаращился на Воина Тени. Он собирается драться с ним... на кулаках? Уму непостижимо!
   Но Страж тряхнул руками и чуть пригнулся, следя за движениями Воина Тени. Тот прошёл кругом, ожидая, когда появится возможность ударить.
   Правая рука плохо сжималась из-за железной пластины, и Зэрандер не рассчитывал бить ей, чтобы не переломать собственные пальцы. Но он и так был уверен, что Страж и здесь скоро сделает ошибку.
   Так и случилось. После нескольких обменов ударами стало ясно, что Страж просто не решается нападать на противника, бить которого с полной силой можно только по лицу и рукам,. Обескураживала его и звериная усмешка на лице Воина. И ещё он успел понять, что, несмотря на тяжесть доспехов, Воин Тени двигается ловко и быстро.
   Один раз Стражу удалось захватить руку Зэрандера. Он повернул захват, выворачивая руку Воина Тени, однако вместо того, чтобы противиться, что неминуемо привело бы к тому, что кость была бы сломано, Зэрандер позволил Стражу перевернуть себя в воздухе. Неожиданность, с которой он провернул это, сделала своё дело. Страж разинул рот, и получил сильный удар по челюсти.
   Он отлетел назад и ударился о стену. Что-то внутри хрустнуло.
   Зэрандер провёл ладонью по едва не вывернутой руке и наклонился за мечом.
   - Опять ошибка. Если бы у тебя было время, ты мог бы научиться оборачивать такие ошибки в преимущество. Но времени у тебя нет.
   - За свою жизнь ты убьёшь одного, двух, сотню, тысячу - не имеет значения. Ты не уничтожишь Свет, - Страж вскинул голову.
   - А вдруг, именно я его и уничтожу? - спросил Воин. - И ты мне даже поможешь, Страж, - Зэрандер занёс меч над его головой.
   Страж не понял его до тех пор, пока Зэрандер не начал говорить.
   - Сила Ночи, имеющая власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, прими жертву за твоё покровительство на двадцать второй ступени к Алтарю Света...
   - Нет! - вырвалось у Стража, едва он понял, что Воин Тени делает его жертвой для Силы Ночи. Но меч, окутанный чёрным свечением, уже пробил его череп. Каждое нервное окончание его тела ощутило невероятную боль.
   Зэрандер выдернул меч и сдёрнул шнурок с руки Стража. Капли крови Стража, брызнувшие в разные стороны, попали на его руку и обожгли, будто были раскалёнными - кровь Стражей Света действительно была для любого Воина Тени будто капли лавы. Отвернувшись Зэрандер, поднял свой плащ с земли. Он уходил, не оборачиваясь, тяжело ступая по каменистой улочке.
   Едва он скрылся, к телу Стража Света подбежала какая-то женщина.
   - Я же говорила, говорила тебе не ходить сюда! Зачем ты пошёл! - прошептала она. - Зачем ты пошёл? - она смахнула слёзы с глаз.
   Из укромных уголков с оглядкой выходили люди.
   - Давайте унесём его тело подальше. Потом надо будет похоронить его, как-нибудь незаметно,... - предложил кто-то.
   - Поторопимся, вдруг придут Воины, - заметил ещё один мужчина, сурово хмурясь.
   - Зачем ты пошёл, зачем? - продолжала плакать женщина. Потом поднялась и с отчаянным и бессильным гневом швырнула в ту сторону, где скрылся Воин Тени, камень. - Будьте вы все прокляты!!!
   Зэрандер слышал все эти слова. Нет, он уже был далеко, но он просто знал наизусть, что будут говорить люди, найдя тело Стража. Он слышал за свою жизнь немало проклятий, обращённых к нему.

______

   На следующий день они уже прибыли к реке. Гремучая текла с севера на юг, и в этом месте была такой широкой, что другой берег едва был виден. Она брала начало с холмов на севере, и там, за своё бурное течение, и получила своё название. Здесь она текла спокойно и величественно.
   Зэрандер ожидал, что Четтер, разъярённый самовольством девятого Лорда, пошлёт за ним погоню, но к вечеру так и не случилось ничего особенного. Этот берег реки уже не принадлежал и самому первому Лорду, кажется, он никому не принадлежал.
   Единственное, что потревожило Зэрандера, это то, что в домике смотрителя парома не горел свет.
   "Конечно, он мог просто рано улечься спать, но и парома у причала тоже нет, - подумал Зэрандер, спешиваясь. - Что-то неладно..."
   - Парома нет, милорд, - сообщил один из Воинов, что уже спустился к пристани.
   - Я заметил, - кивнул Зэрандер. - Он может быть на другом берегу.
   - Может, он уже перевозит кого-то? - предположил кто-то. - Милорд, в округе нет других переправ.
   - Мне известно, - Зэрандер отпустил поводья коня и прошёл вперёд один. Он трижды обрушил свой кулак на дверь в домик смотрителя. Смотритель отвечал за переправу через Гремучую, и он не имел права отлучаться надолго.
   Никто не ответил. Внутри не раздалось ни звука.
   Зэрандер распахнул незапертую дверь и вошёл.
   Хмурясь, он оглядел царящий здесь разгром и следы крови на стенах и полу. Кто-то явно учинил здесь расправу над всеми жителями домика. Разбросанная мебель, разбитая посуда, опрокинутый сундук - такое ощущение, что кто-то искал что-то. Может быть, ключ от замка на цепи, придерживающей паром у пристани?
   Зэрандер внимательно осмотрел следы крови. Резня была не беспорядочной - вероятно, сначала смотрителя ранили, чтобы не пробовал сбежать, а потом пытали.
   Он сплюнул, отвернулся и вышел. Трава вокруг была примята так, словно кого-то волочили.
   - Милорд, здесь повсюду следы коней, - один из Воинов держал в руке факел, освещая дорогу.
   - Кажется, смотрителя мы не дождёмся, - сказал Зэрандер, кивая на домик. - Кто-то убил его и всех, кто был в доме.
   Нависшую тишину нарушал только плеск волн, бьющихся о пристань. Луна зашла за облако, и домик чернел зловещим силуэтом на фоне светлой реки. Воины Тени один за другим соскакивали со своих коней.
   - Кому могло понадобиться убивать смотрителя и уводить паром на тот берег? - спросил Масгер, вставая позади Лорда Тени.
   - Тому, кто хотел оставить нас надолго на этом берегу, - бросил Зэрандер. Он провёл пальцами по белым волосам, закидывая их назад. - Возможно, кому-то из Лордов не понравилось, что я наиболее близок к цели, чем они. Ближайшая переправа в трёх днях пути отсюда,... - он зло выругался. Глаза его зажглись недобрым огоньком.
   "Я не удивлюсь, если к этому приложили руку Эдмаил или Четтер, - добавил он про себя. - Или даже они оба. Четтер может послать довольно много людей, а мы прижаты к реке. Проклятье!"
   - Милорд! Милорд! - с лесной дороги возвращался один из всадников, что отправились на разведку. Воин Тени так резко остановился, что его конь встал на дыбы и заржал. - Это был Лорд Бару!
   Зэрандер вскинул голову. Глаза его превратились в две узкие щёлки.
   - Взгляните, милорд, - Воин Тени протянул в его сторону руку, в который был зажат обрывок ткани. Зэрандер взял его в руки и понял, что это кусок плаща, вроде тех, в которые обряжает Бару своих Воинов. Чёрный с клеймом в виде отпечатка лапы волка.
   - Лорд Бару, - процедил он.
   Теперь всё складывалось в чёткую картину. Бару не простил того унижения, которому подверг его Зэрандер, и решил отомстить таким образом - убив смотрителя и паромщиков, а сам паром переправив на другой берег реки, а может, спустив ниже по течению. Таким образом, он заставил Зэрандера задержаться в близости от земель Четтера, чтобы первый Лорд мог успеть собрать и послать вдогонку Призрачному Воину достаточно сильное войско.
   - Эту ночь проведём здесь, - решил он. - Затем двинемся к следующей переправе без остановок. Бару не мог уничтожить все переправы, отрезав абсолютно все пути, - он развернулся на каблуках и пошёл прочь, вдоль берега. Его Воины остались, переговариваясь и поя коней.
   Зэрандер шёл, изредка бросая взгляды на своё отражение в воде. Абсолютно паршивое настроение и злость завладели им. Кажется, дело не только в Бару и Четтере.
   Против него есть заговор. В этом нет сомнений.
   Впрочем, этого следовало ожидать. У этой "гонки" свои правила - чем меньше противников, тем лучше. Но какую выгоду каждый Лорд извлекает из этого себе? Не могут же они объединится только потому, что Зэрандер уже намозолил им уши.
   Он поднялся выше и сел на траву, оглядывая бескрайнюю ширь реки. Непроходимая преграда... С обрывистого берега, на который он поднялся, был виден домик смотрителя и его Воины. Край луны уже выбрался из облака, освещая водную гладь. Безмолвие окружило Зэрандера. Он глубоко вдыхал аромат наступившей ночи и думал о том, как отомстит Бару за то, что он сделал. Это будет не бой - Зэрандер унизит его так, как никто его не унижал, даже когда он был безвольным рабом своего учителя. А потом он убьёт его, и даже Хозяин не остановит его...
   Зэрандер поймал себя на запретной мысли. В последнее время они стали возникать слишком часто. Какое он имеет право упрекать Хозяина?
   Зэрандер скривил губы и мысленно обругал себя. За такие мысли он ещё недавно готов был убить самого себя, лишь бы искупить вину. А теперь?
   Он почувствовал позади присутствие Светлого. Страж, и совсем близко.
   Зэрандер не обернулся. Страж не будет бить его в спину, он подождёт, пока противник поднимется на ноги и возьмётся за меч.
   Призрачный Воин ждал, пока луна выйдет целиком. Наконец, её щербатый круг повис над ним, и он медленно поднялся, опираясь на руку. Потом выпрямился целиком и обернулся.
   Недоумение зародилось в нём.
   Четверо. Стражей было четверо. Холодный белый свет луны отражался на их доспехах и сверкал на обнажённых клинках. В темноте ночи они были похожи, как будто это был один человек, отразившийся в трёх зеркалах.
   Четверо.
   А он чувствовал только одного. Даже сейчас - только одного.
   - Не удивляйся, Лорд Зэрандер, - произнёс один из них. - Я обладаю Даром Сокрытия. Я скрываю от вас всех Светлых вокруг, кроме себя.
   Зэрандер усмехнулся. Дар Сокрытия... Что ж, этим четверым удалось его убедить.
   "И прижать к обрыву", - мысленно добавил он и посмотрел в сторону домика смотрителя. Будучи погружён в свои мысли, он успел уйти так далеко, что они вряд ли чувствуют этих четверых... вернее, одного Стража.
   - Ты много зла сделал в своей жизни, Лорд Тени. Ты умрёшь сегодня, - Страж поднял меч. Остальные последовали его примеру.
   Зэрандер вытащил меч. У него не было простора для боя - шаг назад, и ты летишь вниз, туда, где плещется река. А доспех утянет его на дно прежде, чем он успеет воззвать к Силе Ночи.
   Он молча взмахнул мечом и шагнул вперёд, заставляя одного из Стражей машинально отступить. Кольцо сомкнулось - теперь один из Стражей Света стоял позади.
   Зэрандер впервые оказался не уверен в своей победе. Он сражался с превосходящим противником не раз, но эти Стражи были опытными воинами, и вполне могли не дать ему шанса выйти из круга - а в кольце победить будет сложнее.
   Зэрандер уклонился от первого удара, скользнувшего по его плечу. Плащ упал к его ногам, и во время следующего движения он уже наступил на него. Его меч двигался быстро, но атаковать времени не было - все четверо сами не прекращали своих атак ни на секунду. Зэрандер заставил себя слиться с мечом, почувствовать себя единым с ним, очистить свои мысли от всего прочего, кроме этой битвы. Сила Ночи с ним...
   Улучив момент, он оттолкнул стоявшего позади Стража назад. Он всплеснул руками, оказавшись на самом краю, потом на секунду показалось, что он уже удержал равновесие, но через мгновение он уже летел вниз.
   Раздался звук падающего в воду тела. На мгновение Лорд Тени представил, как в воде тяжёлые доспехи тянут на дно Светлого, и оскалился, оборачиваясь к оставшимся троим. Некогда сейчас думать о белых шнурках и жертвах Силе Ночи. Он сам вновь оказался прижатым к берегу.
   Один из клинков Стражей пробил его доспехи на боку, добравшись до тела. Зэрандер не обратил внимания на боль - он левой рукой выхватил кинжал и вонзил его в руку Стража, ещё только вынимавшего меч из его тела. Тот вскрикнул и второй рукой схватился за рану. Зэрандер отпихнул его в сторону, оборачиваясь в ту сторону, откуда донёсся едва различимый свист меча.
   Он успел отразить его незадолго до того, как тот оказался бы прямо у его шеи. Стражи не давали ему перевести дух. Раненый Зэрандером Светлый поднялся с земли и перекинул меч в левую руку.
   Теперь движения левой, с зажатым в ней кинжалом, с которого, капала обжигающая кровь, были осложнены тем, что они болью отдавались в раненом боку. Зэрандер понял, что давно отвык от такой боли, несмотря на то, что когда-то умел считать это за укус комара. С тех пор, как он стал Лордом Тени, мало кто серьёзно ранил его.
   Несколько раз его меч касался Стражей, но оставлял лишь несерьёзные царапины. Он злился всё сильнее, оттого, что не мог убить их, от резкого ощущения, что он утратил прежнее мастерство в охоте за безвольно сдающимися Хранителями и их белыми верёвочками на шеях.
   Словно чувствуя растерянность Лорда Тени, Стражи усиливали свои атаки. Зэрандер глухо рычал, отбивая их удары. Наконец, один из Светлых схватился за живот - Зэрандер сумел нанести ему серьёзную рану. В Призрачном Воине заиграла кровь, он с новой силой обернулся к оставшимся двум противникам. Раненый корчился на земле - это был тот, кого Зэрандер уже ранил в руку. Он что-то крикнул своим товарищам.
   На лице одного из них мелькнула тревога, и Зэрандер с торжеством разгадал её причину.
   Из четверых, напавших на него, один уже был мёртв - или жив, если выбрался на берег, правда, в этом можно было сомневаться - и не в состоянии драться, а второй ранен смертельно и болезненно.
   Но Зэрандер и сам был не так свеж, как в начале их сражения. Кровь лилась из бока ручьём, и он не мог целиком посвятить себя бою. Голова кружилась от бешеной пляски боя.
   Кто-то из его противников едва не отрубил ему руку. Зэрандер отпрянул, но меч глубоко вошёл в кожу. Будто бы время замедлилось вокруг - Зэрандер взглянул на безвольно повисшую руку и едва успел перекинуть свой клинок в другую. Но его настиг новый удар, из-за которого он не удержался на ногах и упал, покатившись со склона, но в сторону, обратную от той, где находился домик сторожки.
   Меч выпал из его руки, прокатившись ещё немного, Зэрандер ударился о камень и негромко застонал.
   Сверху спускался Страж - второй наклонился над раненым товарищем. Зэрандер почувствовал досаду - он действительно потерял форму. Такое совершенно непростительно.
   Кровь заливала глаза, он с трудом различал Стража, который уже занёс над ним меч. Страж шевелил губами, будто что-то говорил, но у Зэрандера ещё отдавались в ушах звуки битвы.
   Неожиданный крик прорезал тишину, наступившую, когда время вновь тягуче растянулось, и меч стал опускаться, целясь остриём в сердце Воина Тени. Кричала какая-то женщина, голос был почти детским и отчаянным:
   - Не убивай его, Гелд! Не убивай его!
   Зэрандер не понял смысла этих слов. Небо и земля закружились в жутком хороводе вокруг замершего Стража, а потом всё стало чёрным.

______

   - Как же они тебя,... - доносилось откуда-то издалека. - Я же просила... Как же они тебя...
   Кто-то положил ему на лоб мокрое полотенце. Он нервно дёрнул головой, ещё не понимая, что происходит.
   - Лежи спокойно, - прозвучало в ответ на его движение. - Лежи...
   Зэрандер попытался открыть глаза, но возвращение к реальности оказалось болезненным. Болью отозвалась рука, бок, затем всё тело. Голова трещала.
   Он не мог пошевелится - это было первое, что он понял. Руки лежали спокойно, не связаны, но он не мог пошевелить ими. Ноги тоже. Голова была чуть приподнята, и под ней было что-то мягкое.
   Глаза открывать было по-прежнему больно. Кроме того, поверх его лица лежало мокрое полотенце, и даже открой он их, всё равно увидел бы темноту. Мокрую холодную темноту.
   Он услышал запах костра и чего-то жареного. Потом - каких-то трав и воды.
   Чьи-то руки прикоснулись к ране на боку, и он вздрогнул. Руки массировали рану, и было ощущение, что кто-то намазывает что-то, терпко пахнущее травами. Руки были мягкими и определённо женскими. Голос тоже был женским. Когда рану сильно защипало, и он дёрнулся, голос сказал:
   - Ну тоже мне, воин. Не можешь немного потерпеть? - раздался негромкий и натянутый смех. - Надо обеззаразить кровь.
   Зэрандер ничего не понимал. Что происходит? Разве он... Разве его не убил Страж Света?
   Он вспомнил крик - последнее, что запомнило его сознание. Голос был тот же, что и сейчас.
   Она что... Лечит его раны? С какой стати?
   В этот же миг Лорд Тени понял, что он без доспехов, обнажён по пояс, и абсолютно не защищён.
   Зэрандер нахмурился и попытался оторвать руку от постели, но у него ничего не вышло.
   - У Гелда Дар Обездвиживания. Ты не можешь пошевелиться, - руки прекратили массировать его рану.
   Зэрандер хрипло закашлялся и понял, что ему пока придётся смириться. Что такое Дар Обездвиживания, он знал не понаслышке.
   - Что... происходит?
   Раздался беспокойный вздох.
   - Не беспокойся, Алек. Ты...
   - Кто такой Алек? - Зэрандер с усилием мотнул головой - это было всё, что позволял ему чужой Дар Обездвиживания - и полотенце упало с его лица.
   Девушка, руки которой все были в чём-то зелёном, похожем на мазь, отпрянула. Она явно испугалась злого и непонимающего взгляда Зэрандера.
   Она была одета в простое светлое платьице с мелкими голубыми цветочками, рваное внизу. На её плечах был накинут огромный тёмный платок. Она изредка дёргала плечами, поправляя его.
   У девушки были золотистые кудрявые волосы, зачёсанные назад, смуглое лицо и яркие синие глаза.
   Зэрандер уже отказался что-либо понимать. На шее у девушки был повязан белый шнурок.
   - Ты - Хранитель? - спросил он, вдруг засмеявшись, болезненно и гулко.
   Девушка опять дёрнула плечами, серьёзно нахмурила брови и, подойдя, не обращая внимания на взгляд Зэрандера, начала обрабатывать мазью его руку.
   - Не смей прикасаться ко мне! - выкрикнул Зэрандер. Она подняла голову и посмотрела на его озлобленное, искажённое лицо спокойно:
   - Успокойся, Алек.
   - Я - Лорд Зэрандер!
   Что-то вскипело в нём при виде неё. Он почти не контролировал свои слова.
   - Это Хозяин сделал тебя Зэрандером. Твоё имя - Алекрин. Неужели, ты не помнишь?
   - Я ничего не помню, - оскалился Зэрандер. - Немедленно объясни мне, в чём дело!
   - Приказывать ты мог в своём замке! - вдруг воскликнула она, так интенсивно втирая травянистую мазь в кожу, что он едва не застонал от боли. - Здесь - лагерь Стражей, и твои приказы здесь слушать не будут.
   Зэрандер откинулся на подушку и закрыл глаза. Он всё ещё не мог ничего понять.
   - Тебе трудно осознать, Алек, - смягчился голос девушки. - Наверное, тебе лучше побыть одному... Я потом приду, хорошо?
   Зэрандер не отреагировал на её слова. Она вышла, снаружи раздался плеск воды - кажется, она мыла руки. Из-за стены раздался незнакомый и недовольный голос:
   - Зачем ты настояла на этом, Лориен?
   - Семирт, просто поверь мне, что это важно. Я знаю его... Я не знаю его, как Воина Тени, но я чувствую, что могу помочь ему, потому что,...- девушка смутилась и замолчала. - Семирт, он всё равно не может подняться!
   - Лориен, ты подвергаешь всех нас опасности! Если что-то случится, ты будешь ответственна за это.
   - Не беспокойся, Семирт, - ответила девушка. Она говорила что-то ещё, но Зэрандер уже не слышал её - люди уходили в сторону от домишки, в котором оставили Лорда Тени.
   Щипало раны, но Зэрандер не обращал на это внимания. Он молча смотрел в потолок маленькой комнатки и терялся в догадках.
   Никогда он ещё не чувствовал себя таким... одураченным.
   Он был в лагере Стражей. Они не убили его. Более того, Хранитель лечит его раны и называет Алеком.
   Никаких объяснений подобному поведению Светлых Зэрандер найти не мог.

______

  
   Масгер отвязывал коней одного за другим. Воины Тени, просыпаясь, поднимались на ноги, и мгновенно замечали, что Лорда Зэрандера с ними нет.
   Масгер, стоявший всю ночь на дозоре, сказал им, что Лорд так и не появился. Было решено ждать до полудня, а когда тени исчезнут - сесть на коней и отправиться на поиски. Солнце стояло в зените, и Воины забирали своих коней, чтобы отправиться в разные стороны вдоль берега и вглубь земель Четтера, чтобы узнать, в чём причина исчезновения их Лорда.
   Они условились встретиться через три часа на этом же месте, и, если к этому времени никаких следов не обнаружится, продолжать ждать. Лорд не мог бросить их и уйти, не забрав даже коня, и если его сорвало с места срочное дело, то он всё равно вернётся сюда.
   Масгер и ещё один Воин Тени направились вдоль берега туда, где начинался обрыв. Иртис поехал по низу, Масгер решил проверить сами холмы. Прошло около получаса, как снизу донёсся громкий крик:
   - Тело Стража!
   Масгер соскочил с коня и подошёл к краю холма. Иртис внизу стоял над телом мужчины, которого прибило волной. На нём не было видно ран, вероятно, он захлебнулся. Едва заметно белел шнурок на его посиневшей руке.
   - Он разбился о камни, падая, но вся кровь вышла в воде! - Иртис повернул коня и повернул прочь. Масгер дождался его, стоя на вершине и оглядываясь.
   - Он упал отсюда, - сказал Иртис издали.
   - Тут следы боя, - ответил Масгер.
   Действительно, примятая трава, взрытая кое-где земля и кровавые пятна говорили о том, что здесь была нешуточная битва.
   Иртис отъехал чуть в сторону, свесился с коня и поднял с земли плащ.
   - Это принадлежит Лорду Зэрандеру, - сказал он задумчиво. - И против него было четверо, судя по следам.
   - Один был сброшен, другой умер прямо здесь, - Масгер показал на место, где кровь обильно впиталась в землю. - Его тело сначала оттащили, а потом унесли.
   - Где же тогда милорд? - Иртис огляделся. Масгер недовольно передёрнул плечами:
   - Четверо Стражей, а мы их даже не заметили. Должно быть, они застали Лорда врасплох.
   - Я слышал о его невероятном мастерстве, - заметил Иртис, который тоже был из Воинов Лорда Котли. - И частично видел. Не может быть, чтобы он не победил четверых Стражей, - он перекинул плащ через седло впереди себя.
   - Всякое может быть, - ответил Масгер. - Взгляни, кто-то скатился по склону в этом месте. Думаю, он схватили его.
   - Почему не убили? - мрачно спросил Иртис. Он был невысокого роста и не очень крепко сложен, в отличие от Масгера, однако отличался редкой жестокостью в бою. Однако среди Воинов Тени он был наиболее твёрдо сохранившим свою память. Он хорошо помнил, кем был, когда ещё не был Воином Тени, и это заставляло многих не доверять ему, в том числе и Лорда Котли.
   - Если бы они его убили, то вряд ли трогали бы его тело, - ответил Масгер. Серые глубоко посаженные глаза Иртиса скользили по холму, выясняя детали боя. Выражение его лица оставалось беспристрастным.
   - Они сильно ранили его в бок или ногу. Он припадал на левую ногу, когда сражался. Думаю, ты прав. Они напали неожиданно.
   Масгер развернул коня.
   - Нам нужно идти дальше, Масгер, - догнал его голос Иртиса. - Светлые забрали его с собой. Мы должны найти его.
   - Может быть, их было больше, чем четверо, и мы встретим сильный отпор? - Масгер пришпорил коня, тот рванулся с холма вниз. Вскоре невысокий Воин, придерживая плащ перед собой, догнал его.
   - Пойдём туда вместе с остальными, - сказал он.
   Масгер угрюмо кивнул.

______

   Девушка вернулась поздно - благодаря занавешенному окошку Зэрандер мог хотя бы примерно ориентироваться по времени. По-прежнему он не мог пошевелиться, и всё тело затекло.
   Больше всего он хотел понять причину, почему он до сих пор жив. Гнев отошёл на второй план. Он был в плену, и сколько бы в нём не было ярости, она ему не помощник. Он должен узнать, что значили все эти речи девушки по имени Лориен.
   Девушка с беспокойством посмотрела в его сторону, но в темноте ничего не разглядела, зажгла свечу и подошла.
   Он смотрел прямо ей в глаза. Она даже испугалась, встретив его взгляд, но быстро оправилась и, поставив свечку прямо на пол, присела на край кровати.
   Зэрандер с трудом сдерживал побуждение приказывать ей. Он понимал, как это глупо, в его положении, и потому пока молчал, но взгляд его из-под белых густых бровей, тяжёлый и хмурый, выдавал то, что творилось в нём.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила Хранитель, осматривая раны.
   - Нормально, - резко ответил он. - Я хочу знать, что происходит. Почему вы меня не убили?
   Лориен вздохнула, избегая смотреть ему в глаза.
   - Алек, ты пока не готов это узнать...
   - Моё имя - Зэрандер. Лорд Зэрандер.
   - Но когда-то тебя звали Алеком! - ему почудились слёзы в её голосе. - Мне рассказали о тебе приёмные родители!
   Зэрандер нахмурился. Выжженное годами боли и служения Хозяину прошлое медленно пробуждалось в нём. Мучительное ощущение, что раньше он был простым человеком, снедало его изнутри.
   - Что бы они там тебе не рассказали, - произнёс он, - это теперь ложь. Я вырезал прошлое своей рукой. Теперь скажи мне, почему ты не дала Стражу убить меня.
   Он говорил твёрдо и жёстко, чувствуя горящий гнев, но понимая, что даже если он прибегнет к Силе Ночи, Стражи мгновенно убьют его. А он должен знать.
   - Да, мне сказали, что ты убил отца и мать, - её голос был глухим и тихим. - Хозяин превратил тебя в покорного раба, а ты был человеком...
   Зэрандер нарочно не переводил взгляда с её лица - она терялась и не могла противиться его невысказанным приказам. У него появилось ощущение, что она целиком от него зависит.
   - Но вспомни тот день, когда ты появился в их доме, с обнажённым мечом в руке, с одной лишь яростью в сердце! - она повернулась к нему. - Вспомни его, и ты поймёшь, кто я!
   Зэрандер сощурил глаза. Память, которую он изгнал, вернулась. Но он только рассмеялся, агрессивно и зло, и Хранитель отшатнулась, в недоумении изгибая брови. Глаза её были влажными и немного испуганными смехом раненого пленника.
   - Так ты... Ты моя сестра! - Зэрандер прекратил смеяться внезапно, как обычно. - Поразительно...
   - Алек, я...
   - Моё имя - Лорд Зэрандер, - в который раз повторил Зэрандер. - Алек умер. Его убил Страж Света... Теперь я понимаю, почему я жив до сих пор. Ты решила, что можешь обратить меня на свою сторону, узнав, что девятый Лорд Тени - твой брат. Но твой брат мёртв, - резко сказал он. - Глупо с твоей стороны было на что-то надеяться.
   - Пройдёт время, Алек, и ты поймёшь, что в тебе остался тот человек, что в тебе жив Свет, - уверенно сказала она. - Ты поймёшь...
   - И ты думаешь, что я позволю вам держать меня здесь пленником? - прервал её Зэрандер. - Едва подвернётся шанс, я убью тебя, твоих Стражей и вернусь туда, где ждут меня мои Воины. Или ты сомневаешься в этом?
   Она посмотрела ему в глаза. Потом перевела взгляд на искажённое шрамами изображение Смертоносной Ночи на его груди - крылатой твари, напоминающей дракона, с кожистыми крыльями и лапами, поднятыми вверх, так что когти протягиваются по его лицу.
   - Глядя на тебя - да. Но глядя внутрь тебя - нет.
   Зэрандер ещё раз продемонстрировал свой волчий оскал и заставил себя расслабиться. Пусть думает, что хочет. Или Стражи вскоре убьют его, или он наберётся сил и уйдёт отсюда живым.
   На мгновение в нём появилось нечто, похожее на подсознательный страх. Хранитель видит в нём Свет? Что сказал бы на это Хозяин?
   Но он отогнал эти мысли. Хозяин бы давно понял, если бы в его верном Лорде Тени была хотя бы капелька Света, он давно бы приказал убить его. А девчонка просто хочет видеть в нём Свет, потому что он её брат.
   Он хмыкнул, думая, как невероятно происходящее. Тогда он не убил ребёнка, лежащего в колыбели, а через столько лет этот ребёнок спас его от смерти от меча Стража Света.
   Зэрандер услышал, как она ушла. Должно быть, она разочарована. Неужели, она рассчитывала, что он падёт на колени и раскается в своём прошлом? Наивно и очень забавно. Но, по крайней мере, Зэрандер теперь знает, что его не будут трогать, если он не будет проявлять агрессии.
   Можно подождать и набраться сил. Вряд ли, конечно, этот Гелд снимет с него свой Дар, чтобы он мог идти, но он найдёт способ освободиться.
   Зэрандер с недовольством подумал о том, сколько времени он теряет, но потом подумал о количестве Светлых вокруг него, и о том, что если ему удастся принести их всех в жертву, он окажется ближе всех к Алтарю.

______

  
   День клонился к вечеру, но солнце по-прежнему стояло высоко. Его свет отражался на лицах Воинов Тени, высвечивая резкие, воинственные черты. Они все были разными, смуглыми и бледными, узколицыми и с широкими скулами, с близко или широко посаженными глазами, с острыми и квадратными подбородками, разного роста, но было в них что-то общее, та черта, которая приравнивала их всех, делала их почти одинаковыми - первобытная жестокость и злость в глазах, в которых ясно читалась, что они способны убить любого, кто встанет на их пути.
   - Мы должны узнать, жив ли Лорд Зэрандер, - сказал один из Воинов, поглаживая эфес меча. Сомнений в голосе было ничтожно мало. С какой-то стороны, можно и не делать этого, но если Призрачный Воин был жив, это стало бы нарушением клятвы. - Тем более, если там может быть много Светлых.
   - Думаю, не стоит медлить, - заметил Иртис. - Мы не выяснили чёткого направления, куда могли уйти Стражи.
   - Всё-таки странно, что они не убили его, когда могли, - отметил кто-то из Воинов, вскакивая на лошадь. - А если убили - то зачем забрали тело?
   - А Лорд-то, я смотрю, бросил вас тут, - раздался голос позади, с дороги.
   Воины обернулись, хватаясь за оружие.
   Чуть выше их, на дороге, стоял всадник в синем плаще. Когда он чуть подъехал, стало видно, что это сам Лорд Четтер. Золото на его доспехах играло отблесками солнца.
   Масгер оглядел округу. Неужели, с Лордом Четтером никого не прибыло?
   - Вообще-то я думал вызвать его на бой, но раз уж он струсил и сбежал, то мне вполне хватит и тех безумцев, что исполнили его приказ, вторгаясь в мой город! - он гневно приподнялся в седле.
   Ярость Четтера была велика. Он не мог себе представить, чтобы Призрачный Воин решился на такое - захватить город, принадлежащий другому Лорду. Однако он это сделал, и весьма успешно. Отвоевать город обратно будет сложно - солдаты, что раньше служили ему, теперь охраняют город от него, и оставленный Воин Тени, прибывший вместе с Зэрандером, пристально следит за этим.
   Девять безмолвных фигур урожающе смотрели на него. Воины Тени переглянулись. Вообще-то нападение на Лорда без соответствующего приказа, исходящего хотя бы от другого Лорда, приравнено к предательству. Но если Лорд сам нападает на них?
   Мечи в руках Воинов и ожесточённые лица вряд ли могли вселить в Четтера страх. Он много лет был Лордом Тени, и девять Воинов не были для него серьёзной помехой.
   Он перебьёт их, а затем отправится за сбежавшим куда-то Зэрандером.

______

   Зэрандер не знал, что ему стоит сделать, чтобы Страж отозвал свой Дар. Если он будет лежать, не в силах пошевелиться, то вряд ли удастся каким-то образом уйти отсюда. Его сестра приходила, осматривала раны, поила водой, горько вздыхала и опять уходила. Если он пытался что-то говорить, она отвечала, что когда-нибудь он поймёт, что всё это делается для него, и что ему от этого будет только лучше.
   Зэрандер постепенно приходил к выводу, что ему надо заставить себя смириться с пленом, возможно, даже начать вести себя так, словно это всё его действительно устраивает. Правда, одна мысль об этом заставляла его дрожать от гнева. Он не мог заставить себя сдаться. Но самым досадным ощущением было то, что он целиком сам виноват, что оказался в такой ситуации. Он не должен был оказаться слабым, он должен был уничтожить Стражей - но позволил схватить себя. Этот просчёт казался ему непростительным. Никогда в жизни ещё не было с ним такого, чтобы он оказался в плену потому, что был недостаточно силён, чтобы сразить противника... Было, когда его подбили стрелой в спину, но тогда он не мог ничего сделать. Стрелок не был Светлым, и почувствовать его было невозможно. Этот плен был особенно позорен потому, что он, бывало, сражался и с большим количеством противников, и побеждал их.
   Ему было неприятно думать о том, что если кто-то узнает об этом случае, пойдут очень нехорошие слухи. Зэрандер не боялся слухов - он чувствовал сомнения в том, что сможет доказать обратное. Если один раз он оступился - может оступиться и второй.
   Хозяин обязательно посмеётся над ним при встрече. Он любит указывать на чужие ошибки и слабости, вспоминает их не раз, чуть ли не при каждом разговоре. Он знает, что это рождает в собеседнике запретный гнев на него и его слова. Зэрандер уже заранее ощущал этот прилив гнева, который нельзя скрыть от Хозяина, и на который Хозяин обязательно укажет.
   Смятение после поражение не проходило, но Зэрандер не сомневался в своей способности сбежать из плена. Другого выбора на сегодня у него нет. И хотя сделать это будет сложно...
   Когда в очередной раз его навестила Хранитель Лориен, он решил начать подготовку к своему побегу, который обещал принести ему много душ Светлых.
   - Почему ты живёшь со Стражами, Хранитель?
   До этого он никогда не заговаривал с ней. Лориен совершенно не ожидала от него вопроса, видимо, смирившись с его молчанием и непримиримостью. Она обернулась от двери - она уже собиралась уходить - и посмотрела на него немного испуганно. Зэрандер нехотя отмечал некоторое сходство между ним и девушкой, оказавшейся его сестрой.
   - Мои приёмные родители, забравшие меня из дома, знали, что я - сестра Лорда Тени. Они боялись, что ты узнаешь обо мне и захочешь меня убить... а заодно и их. Мне было шесть лет, когда отец - я думала, что он мне родной - посадил меня рядом с собой и всё мне рассказал, - она вздохнула и присела на край табурета, стоявшего рядом с кроватью Зэрандера. Зэрандер наблюдал за ней исподлобья. У него было странное чувство, словно она целиком доверяет ему, каким бы страшным врагом Свету он ни был. Или она верит, что он изменился? - До того времени меня часто снился страшный сон. Он иногда снится мне и сейчас... Будто бы я лежу в кровати, совсем ребёнком. Я думаю и мыслю реально, но на самом деле ощущаю себя младенцем. И вот, я слышу крики, кто-то выкрикивает "Алек, не надо! Алек"... И ещё тяжёлые шаги, - её лицо стало ещё более печальным. Зэрандер поразился тому, с какой лёгкостью она изливает ему душу. - Через открытую дверь я замечаю тень женщины на стене и ещё какую-то, большую и зловещую. Я пытаюсь крикнуть что-то, но вырывается только детский плач, я хочу броситься туда, но могу только беспомощно махать руками. Потом женщина падает, и я слышу стон, сквозь который едва слышно можно различить "Алек, Алек...". Какая-то фигура появляется в дверях, она занимает весь проём... Какой-то мужчина, в руке его - меч, он тяжело ступает вперёд. Я не вижу его лица, я различаю только доспехи Воина Тени. И ощущаю, что он смотрит на меня, потом отворачивается и уходит...
   Она замолчала. В её глазах стояли слёзы... Зэрандер вряд ли почувствовал жалость - её рассказ не отвечал на поставленный им вопрос, и потому он ждал продолжения, продолжая смотреть на неё.
   Лориен вздохнула и снова начала говорить:
   - И вдруг я поняла, что этот страшный сон - правда, которая осталась тогда в моей памяти, несмотря на то, что я была совсем ребёнком. Потом отец сказал, что отвезёт меня из деревни, чтобы ты вдруг не узнал обо мне, потому что слухи со временем расползлись далеко. Он слышал разговор о сестре Лорда Тени где-то в таверне, и подумал, что лучше, если я буду под защитой Света. Встретившийся нам Страж согласился забрать меня с собой. Мне было очень страшно уезжать, зная, что это, скорее всего, навсегда. Страж привёз меня в горы Стегоса и хотел оставить там, но за время пути я так привыкла к нему, что отказалась оставаться среди чужих, пусть и добро настроенных, людей. Он долго грозил мне страшными тяготами, Воинами Тени, и так далее. Но я упросила его взять меня с собой... Однажды вечером, когда мы сидели у костра, он вдруг поднялся и сказал, что пойдёт за ветками, чтобы поддержать огонь. Я предложила помочь ему, но он велел мне посторожить лошадей... Он не вернулся ни через час, ни через два. Когда костёр почти потух, я отправилась искать его, - Лориен заметила безразличный взгляд Зэрандера и отвернулась, поёжившись. Она видела, что ему всё равно до её чувств, но очень надеялась, что когда-нибудь он изменится, а значит, нужно относиться к нему так, словно он уже изменился. - Но я нашла только его тело. Он был убит Воином Тени, на которого напал. Тело Воина лежало рядом - видимо, в схватке погибли они оба. Я сначала испугалась, побежала к лошадям, но потом вернулась. Я была слишком маленькой, чтобы суметь похоронить его, и когда поняла это, то решила найти его товарищей, других Стражей Света. Я сняла с его руки шнурок, чтобы мне поверили, и забрала свою лошадку. Мне было очень страшно идти одной, но идти пришлось недолго. К тому же, я вдруг поняла, что чувствую, особенно днём, если рядом находится Воин Тени, и огибала их. Стражи Света встретились мне на второй день. Я рассказала им о Ларе, и показала его шнурок. Полагаю, они были удивлены, встретив меня... Мы вернулись и похоронили Лара, а потом предложили меня доехать до их лагеря. Я хотела отдать им шнурок Лара, но они сказали мне, что теперь я могу носить его. Гелд сам повязал мне его, и сказал, что я имею особенный дар - я Хранитель. Я ещё тогда плохо понимала, что это такое. Гелд и Артин привезли меня в свой лагерь. Они предлагали мне отправиться в горы, чтобы я могла вырасти в спокойной жизни, но, похоже, мне суждено было провести эти года в лагере Стражей Света...
   - Но разве Хранители не должны ходить по миру и проповедовать Свет? - Зэрандер говорил абсолютно безразлично.
   Лориен вспыхнула красным.
   - Конечно, да, но здесь я слежу за порядком, готовлю, лечу их раны... Я здесь нужнее, а мои братья и сёстры несут Свет в мир без меня.
   - Лагерь стоит так близко к землям Лорда Четтера, вас что, ни разу не обнаруживали?
   - Благодаря Дару Семирта, Воины Тени чувствуют только одного Светлого, и то только очень близко, - холодно пояснила Лориен. На её лице была ясно заметна обида.
   - Очень полезный Дар, - Зэрандер машинально попытался сесть, но у него ничего не вышло. Он поморщился. - Но Четтер в любой миг может вас найти. Что тогда?
   - Тогда мы будем сражаться, - серьёзно ответила Хранитель.
   - И ты тоже, Хранитель?
   - Не называй меня Хранителем. Алек, я - твоя сестра, хочешь ты этого, или нет!
   Зэрандер с трудом сдержался, чтобы не оскалиться вновь.
   - Долго меня будут держать привязанным к кровати? - спросил Зэрандер.
   - Гелд не будет отпускать тебя, пока не поймёт, что ты безопасен, - Лориен обернулась на дверь. - Я тоже вижу, что тебя нельзя отпускать.
   - Как ты хочешь перевоспитать меня, если я буду чувствовать себя пленником?
   - Алек, ты должен понять, что это лучше для тебя...
   Зэрандер заставил себя расслабиться. Если она так думает - то ладно. Кажется, разговор вот-вот повернёт не в то русло...
   - Значит, сестра, - он выделил это слово, - ты хочешь, чтобы я разом забыл всё, что связывало меня с прошлой жизнью?
   - Ты должен понять, что в тебе есть Свет. Я чувствую его, и мне не может казаться. Я - Хранитель.
   - Твои чувства могут тебя обманывать, - усмехнулся Зэрандер. - На моём поясе - бахрома из белых шнурков. Я убил Светлых за те годы, что служу Хозяину, больше, чем некоторые Воины убивают за всю жизнь. Ты думаешь, во мне есть Свет?
   - Хозяин ослепил тебя, - Лориен спокойно выдержала его гневный взгляд. - Ты поймёшь, что он обманывал тебя. Ты - всего лишь игрушка.
   - Может быть, - Зэрандер мотнул головой - волосы падали на глаза. - Где мой меч? - вдруг спросил он.
   - Он у Гелда, - мгновенно ответила Хранитель.
   - И что он намерен с ним делать?
   - Меч этот тебе больше не нужен, Алек...
   - Пока что я не чувствую себя Алеком, - возразил Зэрандер. - И я не мыслю жизни без своего меча. Это часть меня. Если птице отрезать крылья - она умрёт. Если у воина, прожившего свою жизнь в бою, забрать меч - он умрёт точно так же.
   Лориен вскинула глаза и посмотрела на него с непониманием.
   - О чём ты, Алек?
   Зэрандер заставил себя быть спокойным и серьёзным. Она должна поверить в его ложь. Она вряд ли хорошо представляет себе, что такое - становление Воина Тени.
   - Это вроде как узы. Я умру, если его не будет со мной.
   - Это невозможно, - натянуто рассмеялась Лориен. - Я лечила разные раны, даже снимала проклятия...
   - Это не проклятие, и не болезнь, - возразил Зэрандер.
   - Я никогда не слышала о таких узах.
   - Почему же, если ты не сталкивалась с этим, то этого не существует? Пусть мой меч будет рядом. Гелд всё равно не торопится давать мне свободу - что же страшного, если меч будет здесь?
   Лориен наморщила лоб, словно всё ещё сомневаясь. Потом пожала плечами:
   - Я, конечно, попробую поговорить с Гелдом, но... Он вряд ли согласится...
   - А ты поговори, - кивнул Зэрандер и повернул голову к стене, показывая, что разговор закончен.
   - Алек, - вздохнула она, но поднялась и вышла.
   Зэрандер приподнял голову и проследил за ней взглядом. Пока всё прекрасно.

______

   Он слышал, как кто-то вошёл. Это была явно не Лориен. Шаги были мужскими, чёткими, быстрыми.
   Зэрандер открыл глаза. Вновь вспыхнула в нём горячая ненависть.
   - Клянись, что ты не солгал, Воин! - потребовал Гелд, тряхнув головой. У него было выражение лица волка, у которого добыча выскальзывает уже из пасти, готовой сомкнуться. Глаза гневно сверкали.
   На нём были обычные доспехи, волосы были схвачены сзади в хвост. Он казался похожим на простого наёмника. Единственное, что выдавало в нём Стража - это белый шнурок на руке. Руке, в которой сегодня был зажат меч Воина Тени.
   - Почему я должен клясться в чём-то Светлому? - хмыкнул Зэрандер.
   - Я никогда не слышал, чтобы Воин Тени был человеком чести! Я не верю, что тебя способно убить одно отсутствие твоего меча, - он нахмурил брови. - Раз уж ты - Лорд, тем более не верю.
   - Ты никогда не слышал о любимом развлечении Хозяина Ночи? - парировал Зэрандер. - Равнять всех под одну гребёнку и поигрывать на главных чувствах любого человека: гордости и стремлении к независимости?
   - Я допускаю такую возможность, - огрызнулся Гелд. - Но если ты не поклянёшься, что не лгал Лориен, я смогу проверить, лгал ты или нет, на деле!
   Зэрандер расхохотался, закидывая голову.
   - Как хочешь, Страж! Ну, пускай, я поклянусь тебе, если после этого ты будешь спать спокойнее в одном лагере с Лордом Тени!
   - Чем? - Гелд скрестил на груди руки - меч этому жесту никак не мешал.
   - Чем тебе больше нравится? Хочешь - жизнью. Могу ещё Силой Ночи, - он заметил, как скривился Гелд. - Что тебя больше устраивает, Страж? Тогда я тебе и тем, и тем клянусь...
   - Учти, если ты солгал,... - прорычал Гелд, размахиваясь и вбивая меч в стол. Он пробил дерево насквозь и застрял там. - Вот он, твой меч, Воин Тени! Пожалуй, Лориен зря доверяет тебе! Учти, я слежу за тобой так же пристально, как за мной следит моя тень!
   - По ночам нет тени, - процедил Зэрандер.
   Хозяин словно предвидел всё это, наделяя его Даром быть независимым от клятв. В этом неустойчивом мире любая клятва грозила страшным проклятьем, если её нарушали. Но Зэрандер мог беспрепятственно поклясться чем угодно и легко нарушить эту клятву...

______

   Ночь была мрачной и безлунной. Дул сильный холодный ветер, накрапывал дождь. Небольшой лагерь Стражей погрузился в сон. Часовые стояли по четырём сторонам света, вглядываясь в темноту вокруг. Беспокойно плескалась река, шумя. Деревья тревожно шептались, словно чуя страшную опасность. В лесу иногда слышался шелест травы, но никто из часовых не оборачивался на эти шорохи.
   Ветер трепал ткань палаток и бился о деревянные срубы - когда-то здесь была деревня, которую Стражи нашли наполовину разрушенной. Он, как обезумевший пойманный зверь, бросающийся с одной решётки своей клетки на другую, метался по лесу. Было холодно, необычно для этой поры. Мелкий, противный дождь, не грозил пока затушить костёр, но уже снарядили человека, чтобы следил за ним. Жалея Стража, когда остальные заснули, она отпустила его, а сама стала следить за костром. Всё равно, часовые потеряли интерес к тому, что творится внутри лагеря, и не интересовались ничем, что было там. Они обратились в слух, чтобы предупредить об опасности, если таковая возникнет. В конце концов, только почуявший что-нибудь неладное Гелд обратится к ней с наставлением, поругается немного, и махнёт рукой... А Стражам некогда следить за огнём... Они должны отдыхать ночью, если выдалась такая возможность.
   Тёмное от туч небо казалось ниже обычного. Дождь стучал по примятой земле. Лориен подбрасывала в костёр ветки и дрова, лежавшие под навесом, и бросала взгляды в сторону домика, в котором был её брат.
   Когда она в первый раз услышала о нём, она испугалась. Ей хотелось никогда не встречаться с ним. Но когда она поняла, что она - Хранитель от рождения, то решила, что у брата тоже может быть Свет, просто судьба была с ним так жестока, что сделала его Воином Тени. Когда она в первый раз заикнулась об этом, Стражи не стали ходить вокруг да около, и рассказали всё то, что знали о Лорде Зэрандере, его беспощадности и жестокости. Но Лориен всё равно не могла поверить в то, что её брат может быть весь поглощён Силой Ночи. В нём должно быть что-то светлое... Пока Лориен не сумела найти этого.
   Кроме того, она его боялась. Она его жалела, но когда приходила проведать его, что-то сковывало её сердце. Она не могла избавиться от страха, который он внушал ей...
   Подложив в костёр новое поленце, Лориен поднялась и, пригибаясь, словно это могло спасти её от дождя, перебежала под навес крыльца. Домик был маленьким и немного покосившимся. Переступив через высокий порог, Лориен остановилась перед дверью. Оттуда слышалось тяжёлое дыхание старшего брата.
   Лориен надавила на дверь, толкая её вперёд - от времени дверь покосилась, и открывалась тяжело - и едва сдержала испуганный вскрик.
   Зэрандер стоял у стола, в который был воткнут меч. Он явно собирался вытащить его...
   - Алек! - вырвалось у неё. Появилась мысль, что нужно закричать - тогда Стражи немедленно проснутся... Но они могут убить его! Нет, нельзя...
   - Надо же, как ты вовремя, - Зэрандер спокойно посмотрел в её сторону. Недобрый огонёк был в его ярких синих глазах.
   На нём были только кожаные брюки, но он держал себя так, будто с его плеч ниспадал плащ Лорда. В темноте его фигура тоже казалась чёрной. Сильной, выздоровевшей после ухаживаний Лориен, рукой, он, почти не напрягаясь, вытащил меч. Лориен отшатнулась, но не убежала и не закричала.
   "На что она надеется? На её месте любая бы немедля завизжала и бросилась прочь, - подумал Зэрандер. - Глупая, неужели она думает, что я её не убью?"
   - Алек, что...
   - У меня в союзницах Сила Ночи, - ответил Зэрандер. - Думаешь, я не способен побороть Дар Обездвиживания?
   - Ты... Зачем ты...
   - Я не намерен оставаться здесь, как ты думаешь, - Зэрандер двинулся к ней; она не пошевелилась. Её глаза смотрели жалобно и как-то обиженно. - Меня ждёт Алтарь Света.
   - Я не могла ошибиться, - прошептала она. - В тебе есть Свет... Я его чувствую,... - она бросилась ему навстречу, останавливая его. Он замер, растерявшись. - Ты не можешь, Алек! Я же знаю!
   Мгновенно придя в себя, он оттолкнул её в сторону.
   - Свет, Тень - какая разница! Я убью тебя и твоих друзей, и отправлюсь к Алтарю Света! Хозяин получит Камень! - он перехватил меч удобнее.
   - Нет, нет, Алек! - её брови жалобно изогнулись. - Алек, ты же...
   Она заметила его жестокий взгляд, оскаленные в ухмылке зубы, твёрдую уверенность и злость. С отчаянием она поняла, что перестала видеть в нём Свет...
   "Нет, Лориен, нет! Это только твой страх! Он мешает тебе... Хранитель не должен бояться... В нём есть Свет, есть, ты же видела его! - лихорадочно скользили мысли. - Но сейчас... Что же с ним сделали, что же с ним сделали! Алек! Алек!"
   Он с удовольствием наблюдал за её лицом. Она боялась. Он никогда не встречал Хранителя, который бы так боялся его.
   - Ты же не можешь убить меня, Алек! Ты же мой брат! - отчаянно прошептала она.
   Зэрандер хмыкнул, наступая на неё. Она вжималась в стену, но страх постепенно исчезал с её лица. Какая-то невероятная решительность отразилась на нём.
   - Из-за тебя умрут все твои друзья, - Лорд Тени сделал движение, будто обводил что-то рукой.
   - Ты ещё поймёшь, что ты не такой, - проговорила она, касаясь пальцами белого шнурка на шее. - Ты признаешь, что я была права, что я была права...
   Зэрандер не слушал её. Он поднял меч над её головой, она проследила за ним глазами.
   - А я буду рядом,... - прошептала она.
   - Сила Ночи, - начал он, но понял, что вместе с ним говорит и Лориен.
   - Сила Дня,... - голос был тихим и неуверенным.
   - ...имеющая власть...
   - ...охраняющая нас...
   - ...надо всем, что когда-либо,... - Зэрандер начал думать о том, что лучше заставить сестру-Хранителя замолкнуть, но прерывать использование Дара не стал.
   - ...и дарящая нам Свет...
   - ...погружалось во Тьму...
   - ...ведущий нас во Тьме...
   - ...прими жертву...
   - ...позволь мне,... - Лориен закрыла глаза.
   - ...за твоё покровительство...
   - ...ради твоего дела...
   - ...на двадцать третьей ступени...
   - ...быть навсегда прикованной...
   - ...к Алтарю Света! - Зэрандер опустил руки, и сталь устремилась к золотистой головке Лориен.
   - ...к тому, что убьёт меня! - на последнем дыхании выговорила она. Он выдернул меч, глядя, как сползает по стене тело девушки. Её глаза были закрыты, лицо искажено болью. Её рука скользнула по его груди, и она упала на пол.
   "Что бы это могло значить? - подумал Зэрандер, снимая с её шеи белый шнурок, судя по её рассказу, принадлежавший до этого какому-то Стражу, и оборачиваясь к двери. - Никогда не сталкивался с чем-либо подобным..."
   У дверей он вновь остановился и, отложив меч, ещё бывший источником чёрного свечения, сложил руки на груди, обхватывая ладонями локти.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, скрой меня от Света, чтобы я стал тенью в полдень...
   Тень в полдень... Невозможное в возможном... Этот Дар был у него Истощаемым - то есть, его можно было использовать лишь единожды. Было много раз, когда искушение прибегнуть к нему было слишком сильным, но он справлялся тогда без него, словно чувствовал, что Дар Тени в Полдень ещё пригодится ему.
   Он стал невидим для любого Светлого. Он стал тем, чего не бывает - вернее, чего не видно. Тенью в полдень. Ветром в воде. Тьмой в Свете.
   Зэрандер вновь взял меч и вышел. Дверь скрипнула. Он даже не обернулся на лежащее у стены тело девушки, которая приходилась ему родной сестрой.
   Ступая под дождём, он чувствовал, как капли проходят сквозь него. Он был, словно призрак, бестелесен сейчас, но каждый его удар будет смертелен для Стражей.
   Он заметил, как кто-то вышел к костру.
   - Лориен! - негромко позвал голос. - Лориен, куда ты делась?
   Страж был без доспехов, в простой рубашке. Он наклонился к костру и подул на него, чтобы пламя стало сильнее. Зэрандер подошёл к нему со спины и, усмехаясь, занёс меч.
   Страж почувствовал что-то неладное, быстро обернулся, но ничего не увидел. Пожав плечами, но продолжая хмуриться, он потянулся за поленом, чтобы подбросить его в костёр.
   - Сила Ночи, имеющая власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму,... - говорил Зэрандер, наблюдая за Стражем. Тот снова обернулся, но вряд ли он услышал что-то, похожее на слова. Слова Зэрандера были свистом ветра и шорохом листьев... Сам Лорд ощущал себя, как прежде, странным было только то, что дождь проходил насквозь и сильный ветер не рвал его волосы.
   Незримый меч опустился. Страж глухо охнул и упал, почти бесшумно. Зэрандер наклонился и снял с его руки белый шнурок. В отличие от призраков, он мог воздействовать на предметы.
   Тем не менее, на шум кто-то выглянул.
   Молодой Страж через дым костра плохо видел, что с его товарищем, но чувствовал тревогу.
   - Ведлин! Вед, эй, что это с тобой? - Страж выбрался из палатки и подошёл к костру, зевая. - Что ты развали... Свет! - вырвалось у него.
   Вед лежал, раскинув руки, а голова его была пробита, словно от удара мечом.
   - Тре!... - вырвалось у него, но в этот момент что-то вонзилось в него. Он почувствовал дикую боль, но что-то плотное, похожее на человеческую ладонь, но невидимое, зажало ему рот. Он дёрнулся, и темнота захлестнула его.
   Зэрандер забрал от него шнурок, отвернулся и двинулся к другой палатке.

______

   Убивая Стражей, он не чувствовал никакого удовольствия. Это было избиением, часто во сне, или едва они успевали сесть и, почуяв неладное - открывающуюся самостоятельно дверь дома или странно колеблющийся край палатки, - схватиться за оружие. Однако Зэрандер не замечал, что ему было особенно противно. Он прекрасно знал, что если бы они видели его, он был бы наверняка уже мёртв - их было слишком много здесь. Но они умирали от его меча, не ведая, что это он, не ведая, что их ждёт Сила Ночи, и Зэрандер знал, что каждое убийство приближает его к Алтарю Света. Никто не говорил - и он никогда не считал - что он рыцарь и человек чести. Быть Воином Тени - это не просто махать мечом с умением лучшего из мастеров меча. Нужно уметь делать подлости верно и вовремя, а если ты - Лорд, то тем более. Предательства и интриги - часть жизни любого из девяти Лордов. Быть может, его это всегда касалось в меньше степени, но он никогда не переживал оттого, что был не чист.
   Часовых он убил, когда обошёл почти весь лагерь. Один из них вернулся, и, увидев тела своих товарищей, хотел затрубить тревогу в висящий на груди рог, но Зэрандер успел его остановить. Страж взмахнул мечом, но пронзил лишь пустоту - это было странным и неприятным ощущением для Зэрандера, не то, что капли дождя, - а Лорд Тени продолжал держать его рот заткнутым, принося его в жертву Силе Ночи. Решив, что лучше не ждать возвращения остальных часовых, он сам пошёл на их поиски, и забрал ещё три шнурка.
   Из двоих спавших в последней палатке Зэрандер хорошо помнил одного - Гелда. Второй лежал на спине, положив одну руку на меч. Усмехнувшись - когда-то он сам спал точно так же - Зэрандер пронзил его мечом, отправив в жертву Силе Ночи.
   Мгновенно очнулся Гелд. Прежде, чем он понял, что произошло, он схватился за меч. Потом увидел корчащегося в предсмертных судорогах товарища и воскликнул:
   - Семирт! Свет, что это!? - он наклонился к товарищу, но тот лишь с непониманием смотрел в пустоту над собой. Кровь стекала по его лицу.
   Гелд вскочил на ноги. Он ощущал опасность совсем рядом, но не мог ничего увидеть и почувствовать. С обнажённым мечом он выскочил наружу и замер, опуская руки. Едва поднимая ноги, он пошёл вперёд, видя перед собой трупы своих товарищей. Было ощущение, что вражеский клинок застал их неготовыми, ничего не понимающими... В горле стало горько, он опустил голову и сжал губы, чувствуя слёзы. Все его товарищи были убиты... Кем? Как? Кто мог проникнуть незаметно, словно... словно призрак?
   - Свет, как же?! - он шёл вперёд, к затухающему костру, где лежало ещё два тела. - Что это? Свет, - он поднял голову и отчаянно воскликнул. - Свет, что убило их!? Что это?!
   - Свет тебе не ответит, - донеслось сзади.
   Гелд обернулся, хватаясь за меч. Странное чувство охватило его - он вдруг увидел, как на пустом месте капли дождя вдруг начинают обтекать что-то будто бы объёмное и твёрдое, но пока невидимое. Постепенно прояснялся человеческий силуэт...
   - Ты! Будь ты проклят! - Зэрандер ещё не успел появиться целиком, а Гелд уже атаковал, со всей яростью и отчаянием, что были в нём. - Я убью тебя!
   - Нет, - Зэрандер отразил его удар. - Чтобы победить противника, нужно быть хладнокровным, а в тебе кипит гнев. Ты меня не убьёшь. А я принесу тебя в жертву, Гелд! - Зэрандер рассмеялся, отражая очередной удар. - Как твоих товарищей.
   - Я знал, что ты лжёшь! - Гелд остановился и перевёл дух. - Наивная Лориен! Как я мог позволить ей верить тебе!
   - Да, это было твоей самой большой ошибкой, - Зэрандер протянул чуть вперёд левую руку, в которой сжимал белые шнурки. Некоторые из них были запятнаны в крови. - Один из них - её.
   - Зверь! - выкрикнул Гелд, бросаясь на него. Его лицо горело ненавистью и желанием мести.
   Зэрандер усмехнулся, демонстрируя свой звериный оскал, словно подтверждая его слова. Его меч двигался с невероятной скоростью, Гелду приходилось обороняться, и он всё отступал и отступал...
   Вдруг его руку пронзила боль. Он не сразу понял, что Лорд Тени отрубил её по самое плечо.
   Потом боль стала сильнее. Она впилась ему в мозг, он схватился за обрубок, из которого хлестала кровь, побледнев и покачнувшись.
   Зэрандер ударил его под колено пальцами ног, и Гелд рухнул на колени.
   - Нет, тварь, - выдавил он, страшно морщась от боли, - я перед тобой на коленях стоять не буду...
   Он попытался подняться. Зэрандер снова уронил его.
   - Какая тебе разница. Ты уже мёртв, - Зэрандер покрутил меч в руке. - Спасибо, что принёс мне его...
   - Свет отомстит тебе за нас, - прошептал Гелд.
   - Стражи, что Хранители, такие же наивные! - Зэрандер навис над ним, словно давя на него своей зловещей тяжестью. В голове у Гелда было мутно от боли.
   - Бедная девочка,... - Гелд едва понимал, что происходит. - Бедная девочка...
   Зэрандер поднял руку с мечом и проговорил, в который раз наблюдая чёрный свет вокруг своего меча:
   - Сила Ночи, имеющая власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, прими жертву за твоё покровительство на тридцать шестой ступени к Алтарю Света.
   - Бедная девочка... Бедная девочка,... - в глазах Гелда было безумие. Он только слабо дёрнулся, когда меч вонзился в него, и даже когда он упал, его губы продолжали шевелиться...
   "Бедная девочка... Бедная девочка... Бедная девочка..."
   Зэрандер нагнулся к отрубленной руке противника, всё ещё сжимавшей меч, будто желая отомстить за всё, что случилось этой ночью, и забрал последний шнурок. Его отвлёк свет в стороне.
   Он повернул голову.
   Он увидел свою сестру. Лориен сидела на корточках над телом Гелда и гладила его по окровавленному лицу. Страж был уже мёртв. По щекам её ползли слёзы, Лориен провела рукой по его волосам, будто успокаивая его. Кровь не запятнала её руки, из которой лился мерный, бледный свет.
   Она была призраком.
   Зэрандер, хмыкнув, пожал плечами, но почему-то не смог отвести взгляда от призрака. Больше призраков вокруг не было...
   Она была совсем как живая, в том же платьице, с платком на плечах, только на её шее не было шнурка - лишь красноватый след. Лориен вытерла руками слёзы и поднялась, глядя на Зэрандера. В её глазах были боль и тоска.
   Зэрандер не мог понять, почему видит её призрак здесь. У неё не должно быть призрака, она отдана Силе Ночи...
   Он понял, что слышит её плач. Всё, что можно услышать от призрака - плач и смех. Только эмоции... Лориен поднялась немного над землёй и закружилась над телами Стражей, бросаясь от одного к другому, спускаясь к ним, прикасаясь к ним, словно извиняясь за то, что это она виновата в их смерти.
   - Очень трогательно, - пробормотал Зэрандер, отворачиваясь и отправляясь на поиски своих доспехов.

______

   Впервые Зэрандер понял, что призрак Лориен преследует его, когда он, забрав коня, принадлежавшего раньше одному из Светлых, отправился вдоль берега, и увидел её впереди - девушку, светящуюся изнутри. Она сидела на камне у берега, грустно глядя на всадника.
   Если она - призрак, то она должна быть привязана к тому месту, где умерла. Но она пошла следом за ним, покинув то место, где встретила свою смерть. Это было странным.
   Зэрандер заметил, что она смотрит прямо ему в глаза. Лориен приподнялась и вдруг метнулась в его сторону, становясь единым сгустком света.
   Зэрандер отклонился в сторону, не зная, что происходит. Свет осел на него и растворился, вернее, будто его искорки собрались в одном месте - на рукояти меча - а потом впивались в него.
   Лорд Тени нервно дёрнул плечами и вытащил свой меч. В нём ничего не изменилось.
   - Быть навсегда прикованной к тому, что убьёт меня, - мрачно произнёс он, убирая меч в ножны. - Ты меня обхитрила, Хранитель!
   Ответом ему была тишина. Сейчас Зэрандер был воплощением задумчивости, так можно было представить себе смерть, стоящую у изголовья больного, и размышляющую, стоит ли забрать его сейчас или повременить с этим.
   Зэрандер не знал ни одного способа, как избавиться от призрака, который самовольно навязался ему в постоянные спутники. Он мог бы избавиться от меча и приказать выковать себе новый, но это будет возможно только тогда, когда он вернётся в свой замок. До этого времени придётся терпеть её рядом.
   Призрачный Воин погнал своего коня вниз с холма, туда, где был дом смотрителя парома. Только достигнув того места, он остановился.
   Занимался рассвет. Солнце на востоке окрасило облака в розовый. Рассвет отражался в реке, и ветер, ещё не прекративший бушевать, разбивал его частыми высокими волнами.
   Картина, представшая перед глазами Зэрандера, заставила его подумать о том, что удача, сопутствовавшая ему в начале пути, отказала и ушла к кому-то другому, бросив его на произвол судьбы.
   Вокруг домика, на дороге, у леса - повсюду были разбросаны тела Воинов Тени. Это были его бывшие спутники - те, кто остался тогда, когда его схватили Стражи Света. Словно смерч, состоящий из тысяч отточенных клинков, пронёсся здесь - тела были изрублены. Земля вокруг была залита кровью.
   Зэрандер спешился, придерживая коня, который ещё чурался его, и старался убежать при первой же возможности.
   Неприятный запах ударил в ноздри. Призрачный Воин поморщился. Восемь Воинов Тени были мертвы. Зэрандер выругался сквозь зубы - не иначе, как люди Четтера лишили его отряда...
   Но с ним было девять Воинов. Зэрандер не видел среди них трупа Масгера - он хорошо помнил каждого, с кем двигался всё ближе к горам Стегоса. И нигде не было тел их убийц - Зэрандеру показалось это странным. Неужели, группа людей могла положить восьмерых Воинов Тени без потерь в своих рядах?
   - Милорд, - за спиной послышались шаги. Кто-то поднимался от воды. - Милорд...
   Зэрандер обернулся. Масгер поклонился ему и продолжил свой путь наверх. Поднявшись, он обвёл глазами поле битвы и сказал:
   - Здесь был Лорд Четтер. Он напал на нас в одиночку, но убил восьмерых, - Масгер докладывал спокойным голосом, но на лице ясно выражался гнев. Память о досадной битве мучила его.
   - Где он? - глухо спросил Зэрандер, хмуря брови.
   - Милорд, он мёртв. Но он упал в реку.
   Зэрандер посмотрел мимо него, на беспокойную воду Гремучей. Что ж, Лорд Четтер мёртв...
   - Милорд, - позвал Масгер. Лорд Тени вздрогнул, словно Масгер появился неожиданно, а не стоял рядом. - Возьмите, милорд.
   Воин Тени протягивал ему синюю ленточку ткани, оторванную, видимо, от плаща Четтера.
   - Носи её ты, - отрицательно качнул головой Зэрандер. - Ты один выжил из той схватки, значит, ты достоин называться убийцей Лорда Четтера, - он говорил мрачно, кривя губы.
   - Благодарю, милорд, - Воин Тени снова поклонился.
   - Почему ты не закопал их в землю? - указал Зэрандер на трупы, некоторые из которых уже тронуло гниение из-за влажной и неустойчивой погоды.
   - Милорд, я не мог это сделать, - размеренно произносил каждое слово Масгер.
   Зэрандер только сейчас заметил, что правая рука Воина обмотана куском ткани, пропитанным кровью. Рука висела безвольно, и даже ленточку Масгер подавал ему левой.
   - Ясно, - Зэрандер сжал кулаки. Лорд Четтер мёртв, но как жаль, что это не он всадил ему меч в сердце!
   Гаденький червячок грыз его изнутри. Он-то попал в плен к Стражам, убив из четверых только двоих, а Четтер умер, из девяти положив восьмерых. Разительный контраст...
   Зэрандер повёл рукой по воздуху, и за его рукой потянулась и растаяла мутная, чёрная рябь. Воин Тени рядом с ним вздрогнул.
   Призрачный Воин считал, что этот Воин достоин Дара. Тем более что всё равно пригодится Зэрандеру не инвалидом, а готовым к битве. Да и вообще, Дар Самоизлечения - полезная вещь.
   Масгер почувствовал что-то новое, появившееся в нём, и, поняв, что Лорд наделил его Даром, сдержанно поклонился:
   - Благодарю, милорд.
   Его сильно занимало, где был всё это время Лорд, действительно ли в плену у Светлых, и тогда - как сбежал оттуда, но задавать этот вопрос он не решался. Он видел, насколько больше шнурков на поясе Зэрандера, а это говорило само за себя.
   - Мы остались вдвоём, Масгер, - произнёс Зэрандер, оборачиваясь к Воину. - Полагаю, остальные уже намного впереди нас.
   - Ну уж точно не по душам Светлых, милорд, - заметил Масгер.
   - Да, - усмехнулся Зэрандер. - Мне осталось всего четверо. Но даже если я достигну сорока, завоевав себе всю лестницу Алтаря, то вряд ли сумею доказать, что достоин повести войско за собой на горы Стегоса, на оплот Светлых.
   - Я не знаю, принадлежит ли сейчас Хар Камет вам, милорд, но мы можем вернуться...
   - А если он принадлежит всё же не мне? Возвращаться до самого моего замка? - Зэрандер раздражённо махнул рукой. - Я не настроен заниматься чем-то подобным. Как ни прискорбно думать об этом, полагаю, придётся найти себе союзника...
   Масгер, безусловно, удивился, но ничего не сказал.
   - Седлай коня, мы отправляемся к переправе.
   - Кого вы думаете сделать своим союзником, милорд? - спросил Масгер, шевеля правой рукой, удивляясь, как мгновенно она зажила.
   - У меня есть задумка, - ответил Зэрандер, бесстрастно оглядывая тела Воинов. - Белый Лорд.
   - Белый Лорд? Милорд, но он же человек... Просто человек.
   - Он - восьмой Лорд Тени, - возразил Зэрандер на недоумение Масгера. - Наверное, он, не будучи Воином Тени, не просто так им стал. Это раз. А во-вторых, мне кажется, что в таком деле склонить к союзничеству простого человека будет проще, чем Воина Тени.
   - Да, милорд, - без особого оптимизма отозвался Масгер, вскакивая на коня.

______

   Лорд Вэсмерт поначалу не обратил внимания на вошедшего в его шатёр воина. Мужчина в доспехах не был Воином Тени - они неохотно служили Лорду, который не был когда-то одним из них, поэтому в армии Вэсмерта преобладали люди, хорошо тренированные, прекрасные воины, но простые люди. Вэсмерт никогда не волновался по этому поводу - достаточно опытный боец может положить и Воина Тени. Как это может сделать он, например.
   - Да, что случилось? - когда воин простоял за спиной Лорда несколько минут, не уходя, обернулся Вэсмерт.
   - Сюда приближаются два всадника, милорд. Есть подозрения, что один из них - Лорд Зэрандер.
   - Лорд Зэрандер? - переспросил Вэсмерт, поднимаясь. У него появились плохие предчувствия. Раньше он никогда не имел дел с Призрачным Воином, но был о нём наслышан. Вэсмерт вообще держался отдельно от других Лордов Тени - хотя он и носил такой титул, он был человеком, и к Тени имел мало отношения. Дары Силы Ночи у него были, но он не мог использовать их в тех же масштабах, что его соперники по этой "гонке". - Кажется, я слышал, что он мёртв.
   - Милорд, это определённо он.
   - И только с одним сопровождающим? Странно. Что ж, посмотрим, с какой целью он прибыл, - Вэсмерт откинул белый плащ за плечи и, на всякий случай проверив меч в ножнах, вышел следом за своим воином.
   Всадники были уже совсем близко. Прищурившись, Вэсмерт вгляделся в фигуру Зэрандера. Было ясно видно, что его доспехи во многих местах просто пробиты насквозь.
   Не иначе, как девятый Лорд выбрался из какой-то серьёзной передряги.
   Зэрандер приказал своему спутнику остановиться, а затем, успокоив коня, медленно приблизился и поприветствовал Вэсмерта.
   - Я хотел поговорить с вами, Лорд Вэсмерт. Если вы не возражаете, - Зэрандер соскочил с коня.
   Белый Лорд - за глаза к нему часто применяли это прозвище, как бы подчёркивающее, что он был простым человеком - вежливо, но не очень низко, только чтобы соблюсти приличия, которых на этот раз придержался даже самый непримиримый Лорд Тени, поклонился.
   - Безусловно. О чём вы хотели поговорить, Лорд Зэрандер?
   Зэрандер тоже не сводил с него взгляда. Они словно изучали друг друга, стараясь понять, в чём основная опасность.
   - Может быть, мы поговорим где-нибудь в другом месте? - наконец, сказал Зэрандер.
   Никогда бы он не обратился к человеку, если бы не необходимость, которая гнала его сейчас. Ему нужна была армия. Армия, которой у него не было.
   - Проходите, Лорд, - Вэсмерт отступил чуть в сторону, пропуская Зэрандера вперёд, в сторону шатра. В этот момент послышался топот копыт.
   Зэрандер машинально опустил руку на эфес меча, оборачиваясь.
   По небольшому лагерю, разбитому Вэсмертом в этом месте, огибая палатки, двигалась белая лошадь. Её наездницей была женщина, одетая в специальное платье для верховой езды. Едва завидев Зэрандера, она остановилась и, совсем немного промедлив, приветливо улыбнулась, пользуясь помощью одного из стоявших поблизости солдат, чтобы соскочить на землю.
   - Добро пожаловать, Лорд Зэрандер.
   Зэрандер ничего не ответил.
   - Моя супруга, - проговорил Вэсмерт, незаметно морщась - он рассчитывал поговорить с девятым Лордом без неё, но, вероятно, она непременно не отпустит его теперь одного.
   Леди Вэсмерт, казалось, не обратила внимания на неприветливое молчание Зэрандера. Она подошла к мужу и остановилась у него за спиной.
   Вэсмерт решил замять явно напряжённую ситуацию и пригласил Лорда зайти в шатёр. Едва он шагнул следом, его жена подхватила его под руку.
   - Лучше не иметь с ним дел, дорогой...
   - Иди в свой шатёр, - бросил Вэсмерт, - дай нам с Лордом поговорить.
   - Ну уж нет, без надзора я тебя не оставлю, - рассмеялась она и силой завела его в шатёр.
   Зэрандер едва сдержал презрительную усмешку, заметив, что восьмой Лорд не может справиться с собственной женой. Леди Вэсмерт оказалась очень самоуверенной женщиной, всегда стояла на своём, и Лорд не умел с ней спорить.
   Она была высокая, статная, хорошо сложенная, и всегда улыбалась приветливо и мягко, с кем бы ни разговаривала. Она знала, что сама по себе является чем-то невероятным - женой Лорда Тени, и поддерживала это своё описание тем, что частенько отправлялась вместе с мужем туда, куда отправлял его Хозяин. Порой она даже ездила в столицу, во дворец Хозяина, вместе с Лордом Вэсмертом, а то и без него - иногда она получала приглашения, назначенные лично ей. Несмотря на то, что она хранила верность своему мужу, пытаться очаровать самого Хозяина не прекращала. Он был человеком, безусловно, умным, поговорить с ним всегда было приятно, к тому же, на её улыбки он отвечал тем же самым. Сколько Вэсмерт не пытался образумить свою жену и запереть её в своём замке, ему никак не удавалось это сделать.
   Леди Амалия Вэсмерт, заметив у шатра своего мужа Лорда Зэрандера, встревожилась не на шутку. Вряд ли появление Призрачного Воина могло быть просто дружеским визитом. И чтобы быть точно уверенной, что не произойдёт ничего непредвиденного, она решила проявить нахальность и навязаться третьей в их диалог.
   Зэрандер сверкнул глазами, когда она вошла следом за мужем в шатёр, но решил не вмешиваться. В конце концов, Амалия Вэсмерт была просто женщиной, и интересовал его конкретно её муж - Белый Лорд.
   - Я заметил, что вы были удивлены моему появлению, - произнёс Зэрандер, глядя в глаза восьмому Лорду. Это обычно смущало любого человека, но этот человек конкретно был Лордом Тени по воле Хозяина. Смущаться он не торопился.
   - Я слышал о вашей смерти, - не стал скрывать Вэсмерт.
   - А о смерти Лорда Четтера вы слышали?
   - Лорд Четтер мёртв?! - поразился Вэсмерт, подаваясь вперёд.
   - Его убил... один из моих Воинов, - немного соврал Зэрандер. - Пока я отсутствовал по делам.
   Вэсмерт казался несколько ошарашенным. Известие о смерти Лорда Четтера перекрывало все те слухи, которыми он располагал. Но, тем не менее, известие это хорошее.
   - Что ж, в этой охоте стало на одного охотника меньше, - произнёс он.
   Зэрандер кивнул. Амалия внимательно следила за ним. Если бы не излишняя жестокость в его глазах, он мог бы казаться невероятно привлекательным. Высокий, широкий в плечах, с сильными, мускулистыми руками... Отталкивал только его взгляд - полный злости и презрения. Зэрандер мог бы быть королём для женщин... если бы они его интересовали.
   - На самом деле, Лорд Вэсмерт, я пришёл не поделиться вестью о смерти Лорда Четтера, - спокойствие было сейчас второй тенью Зэрандера. Он с достоинством держался, даже облачённый в пробитые доспехи, и говорил неторопливо и размеренно. - Мне хотелось бы поговорить с вами о... о том, что мы можем объединить наши силы.
   - Простите? - вскинул брови Вэсмерт. Ему очень захотелось спровадить Амалию, но устраивать семейный скандал было не время. Леди Вэсмерт во все глаза смотрела на Лорда Зэрандера, ничуть этого не смущаясь. Но даже она пришла в себя быстрее своего мужа, отошла в сторону и села на ковёр, расстеленный в шатре, делая вид, что потеряла к разговору всякий интерес, хотя продолжала ловить каждое слово.
   - Вы наверняка слышали о сговоре Эдмаила, Бару и Четтера, Лорд Вэсмерт, - продолжал Зэрандер. - Они решили сплотить усилия, чтобы достичь гор Стегоса раньше. Но всё равно борьба между ними остаётся - борьба за жертвы, которые они должны принести Силе Ночи.
   - Я не понимаю, о чём вы говорите, - возразил Вэсмерт. - Лорд Четтер мёртв, Бару и Эдмаил так же, как и остальные, посылают друг на друга отряды Воинов Тени. Лорд Сэмарин был даже вынужден выйти из "гонки" - он был тяжело ранен, и сейчас возвращается в свой замок. Не так много осталось Лордов в "гонке", чтобы заключать союзы! И, тем более, это было бы заметно.
   - Я попал в расставленную ими ловушку, Лорд Вэсмерт, оказавшись запертым по ту сторону Гремучей. Думаю, выведение из гонки жёлтого Лорда тоже было их общим решением, - отрезал Призрачный Воин. - Я хотел только показать вам, что их противниками остались вы, я и Лорд Лиаронис.
   - И что же? По-вашему, договор двух Лордов Тени должен заставить меня волноваться? - Вэсмерт скрестил на груди руки и исподлобья поглядел на Зэрандера. Тот по-прежнему был спокоен.
   Доспехи Вэсмерта были доспехами Воина Тени - это всегда раздражало Зэрандера. Он не понимал, как человек, не претерпевший того ада, в котором когда-то жил любой Воин Тени, может носить эти доспехи. Как он может иметь право носить на своей груди символы Ночи и Смерти.
   При каких обстоятельствах Вэсмерт стал Лордом, Зэрандер не знал. Человек скрывал это слишком хорошо, чтобы кто-то сумел понять это. Хозяин явно подчеркнул не принадлежность Вэсмерта к Воинам Тени, сделав его белым Лордом. Белый цвет - цвет чистоты и непорочности - никакой Лорд Тени не мог бы носить, не считая себя опозоренным, но Вэсмерта он явно устраивал. Своего восьмого Лорда Хозяин редко использовал, чтобы отправить в какую-нибудь кровавую битву. Все его дела были более дипломатическими, даже если и включали в себя захват чужих территорий... Кроме того, Зэрандер слышал о том, как однажды Лорд Лиаронис в присутствии Вэсмерта что-то сказал о ничтожности тех людей, что не знали воспитания Воина Тени. Он не был очевидцем той дуэли, но некоторые говорили, что Вэсмерт и серый Лорд сражались много часов, прежде чем Лиаронис прилюдно раскаялся в своих словах, когда его меч оказался в левой руке противника. С тех пор никто не рисковал оскорблять этого человека, но и Вэсмерт знал своё отличие от других Лордов Тени и не претендовал быть одним из них. Благосклонность Хозяина позволяла ему не пересекаться с другими Лордами годами, и Вэсмерт вёл жизнь в большей степени человеческую, чем другие Лорды Тени.
   - Я хотел предложить вам союзничество, Лорд Вэсмерт, тоже не потому, что меня сильно волнуют Бару и Эдмаил. И, как вы понимаете, исключительно из эгоистических соображений, - он откинул со лба белые волосы и продолжил. - Видите ли, Лорд, мне осталось всего четыре Светлых до того, как Алтарь Света станет моим...
   Вэсмерт не сдержался и щёлкнул языком. Как и подсказывал ему внутренний голос, Зэрандер обошёл их почти в самом начале "гонки".
   - Вы приехали похвастаться? - недовольно спросил Вэсмерт. - Или изложить ваши аргументы?
   - Мои аргументы, Лорд, просты. Я почти стою на вершине Алтаря Света, но мне нужна армия. Армия, которой у меня нет, потому что я отрезан от своего замка днями пути, которых не могу терять.
   - И что же?
   Вэсмерт поначалу думал о том, чтобы дать Зэрандеру выговорится, а потом решительно отказать в любом сотрудничестве с Призрачным Воином, потому что Зэрандер был не менее коварен, чем остальные Лорды, а в этой "гонке" каждый норовил вонзить другому нож в спину. Но сейчас Вэсмерт понял, что догнать лидеров теперь будет слишком сложно, и решил всерьёз задуматься о том, что стоит выслушать Зэрандера.
   - Мы могли бы заключить союз, Лорд Вэсмерт. Временный союз. Вы можете собрать армию для захвата гор Стегоса, возглавить её и быть предводителем в той битве, что позволит взойти на Алтарь Света мне, - Зэрандер говорил об этом, как о чём-то само собой разумеющимся. - Хозяин говорил о том, что должна состояться битва, но вряд ли были чёткие условия, что её победитель и тот, кто поднимется по ступеням Алтаря, будет один и тот же человек.
   - Лорд Зэрандер, если я правильно понял, - Вэсмерт прищурился, - вы хотите без особых проблем достигнуть Алтаря, предоставив труд собирать и командовать армией другому? Например, мне?
   - Можно сказать и так, но я сказал бы по-другому, - Зэрандер по-прежнему был невозмутим. В конце концов, если человек откажется, есть ещё седьмой Лорд, Лиаронис. Договориться с Воином Тени будет сложнее, чем с человеком, но Лиаронис падок на славу, а та битва непременно принесёт ему известность. - Вы станете тем полководцем, что поведёт войска против Светлых, и, я уверен, тем, кто сумеет разбить их. Когда это случится, эта победа будет вашей, и благодарность Хозяина вы тоже обретёте, Лорд Вэсмерт. Но вы же чувствуете, что достичь Алтаря вам не удастся, не так ли? - ударил Зэрандер напрямую, не ходя вокруг да около.
   "Забери его День, он же прав! - чуть не выругался вслух Вэсмерт. - Как всё в его устах сладко звучит... Проклятье!"
   - Боюсь, ваши слова меня не устраивают, - мрачно произнёс восьмой Лорд. - Вы совершенно зря считаете, что за то время, пока вы будете искать тех, кто поддержит вас, дав вам армию, я не успею убить столько Светлых, сколько нужно, - холодно проговорил он.
   - Если вы подумаете над моими словами, Лорд Вэсмерт, быть может, вы поступите по-другому, - ответил Зэрандер.
   - В таком случае, я отвечу вам не сейчас, - Вэсмерт весьма выразительно произнёс эти слова, намекая на то, что пока девятому Лорду лучше удалиться. Зэрандер, едва сдержав усмешку, вышел, слегка поклонившись Вэсмерту, словно издеваясь.
   Проводив его взглядом, восьмой Лорд тяжело и грустно вздохнул.
   - Ты собираешься послушать его, дорогой? - Амалия поднялась и взглянула на мужа. Тот стоял, нахмурив брови, смотрел в сторону. - Он обманет тебя! Ты же слышал о Лорде Зэрандере!
   - Я много чего слышал, Амалия! - почти рявкнул он. - Но он, чтобы его растворило в Силе Дня, прав! Я в этой "гонке" уступаю другим Лордам Тени, я не чувствую Светлых на расстоянии, и я ищу их гораздо дольше! Я не сумею достичь Алтаря Света!
   Амалия Вэсмерт поджала губы. На её красивом, правильном лице появилась задумчивость.
   - Это так надо тебе, дорогой? - уточнила она. - Тебе что, не прожить без этого Алтаря Света? И потом, кто поручится, что Зэрандер не обманывает тебя?
   - Я скажу ему, что ответ дам завтра в полдень, - Вэсмерт покачал головой. - Жаль терять такой шанс... Надо подумать.

______

   - Вы думаете, он согласится, милорд? - спросил Масгер, когда Лорд Зэрандер, вернувшись явно не в настроении, сказал, что Вэсмерт ответит лишь завтра.
   - Может быть, и нет. Я никогда не имел с ним дел до этого, и думал, что будет проще, - спокойно признался Зэрандер. - Но, думаю, я посеял в нём сомнения.
   - А если он откажет, милорд?
   Зэрандер задумался. Потом ответил:
   - Есть два варианта. Он откажется и попытается убить меня - тогда нам придётся сражаться, и не исключено, что как только я убью его, на меня кинется весь его отряд. Или он откажется, и мы отправимся с тобой к Лорду Лиаронису.
   Масгер недовольно поморщился, постаравшись, чтобы Зэрандер этого не заметил.
   - Безусловно, - продолжал Зэрандер, - это не делает мне чести. Даже противно думать о том, что то, что я делаю, и прошение подаяний по домам - почти одно и тоже. Однако этому тоже придёт конец.
   - Лорд Лиаронис - самый осторожный из всех Лордов, с тех пор, как Вэсмерт устроил ему взбучку, - позволил себе свободную речь Масгер.
   - Я бы тоже предпочёл Сэмарина, однако он уже вышел из игры. Не без помощи Эдмаила или Бару, полагаю... Слушай меня, Масгер, - он обернулся к единственному оставшемуся с ним Воину Тени. - Пока что не имеет значения, один я или нет. Отправляйся назад и узнай, принадлежит ли мне Хар Камет. Если так, то собери там войско и отправляйся сюда... Оно пригодится мне, если я буду жив, - Зэрандер усмехнулся. - Часть людей отправишь к моим землям, пусть оттуда тоже присылают людей. Если же Четтер успел отбить Хар Камет, то, не задерживаясь, отправляйся к моему замку. Савер подскажет тебе, где лучше набирать людей. Ты понял?
   - Да, милорд, - поклонился Воин Тени и, развернув коня, пришпорил его, и вскоре скрылся.
   Зэрандер обернулся на разбитый Вэсмертом лагерь, и вдруг ему стало так противно, что он скривился, будто бы откусил кусок от персика, а это оказался лимон. Действительно, какая разница, как это называть, но он сейчас зависит от того, какое настроение будет у Вэсмерта, как крепко он выспится, что съест на завтрак... Он, Лорд Зэрандер!
   Зэрандер повернул голову и заметил Лориен. Она сидела на траве, наблюдая за ним.
   - Хочешь сказать, что мне нужно убить не четырёх Светлых, а пятерых? - недовольно спросил Зэрандер.
   Она покачала головой и, взяв в руки палочку, стала писать на песке что-то. Из интереса, отражаются ли записи призраков в реальном мире, Лорд Тени приблизился.
   "Ты обманут", - прочёл он.
   Не меняя выражение лица, он перевёл взгляд на призрак сестры. К чему это она? Зэрандер уже понял, что Лориен решила постоянно быть с ним, чтобы если уж не попытаться вести его к Свету, то охранять его. Это было довольно странным, но он понял это. Как призрак, Лориен могла знать то, чего он не знал и не узнает никогда. А как Хранитель, вряд ли ему лжёт.
   Лориен пожала плечами и снова зачертила палочкой на песке.
   "Лорд Четтер".
   Зэрандер нахмурился. Он вообще-то не слышал, чтобы призраки могли делать что-то с такими реальными вещами, как песок и палка. Но Лориен обратилась к Силе Дня, наверное, потому она и такой неправильный призрак.
   Призрак Лориен растаял.
   "Почему она написала имя Четтера? - странное предположение возникло у него. - Могла ли она встретиться с духом Лорда Четтера в Силе Ночи, и мог ли он что-то сказать ей?.. Что за глупости приходят мне в голову, будь проклят Свет!" - Зэрандер раздражённо стёр ногой записи Лориен.

______

   Амалия отпустила служанку, сопровождавшую её в этом походе, и притушила свечу. Шатёр погрузился во мрак.
   Амалия легла в постель, сооружённую из мехов и шёлка специально для неё, опустила голову на подушку и расслабилась.
   Она вот уже много времени сопровождает своего мужа всюду, куда ни посылает его Хозяин. Наверное, ни у кого нет такой верной жены... Леди Вэсмерт усмехнулась. Она ездит потому, что поддерживает то общее мнение о себе, потому, что её тоже привлекает такая жизнь, каким бы странным для жены Лорда, которой доступно всё, что она только пожелает, это не казалось. И ещё потому, что знает: таким образом она обращает на себя внимание Хозяина.
   Она закрыла глаза и раскинула руки. Хозяин покорил её сердце ещё тогда, когда она впервые увидела его. Покорил спокойствием, мягкостью и величием, могуществом и лёгкой, ласковой речью, хитрецой в глазах и таинственностью... Амалии всегда хотелось думать, что он не просто Хозяин Ночи, который имеет в союзницах такую Силу, о которой не мечтает никто, но ещё и мужчина, который тоже имеет слабости... Самую главную слабость... Она была достаточно привлекательна и молода, чтобы привлечь его, но и достаточно умна, чтобы не превратить это в соблазнение. У неё хватало терпения не торопить события.
   Амалия понимала, что Хозяин наверняка знает об этой её страсти, быть может, и тщетной. И также понимала, что может ничего не значить для него, и что, приглашая её в свой замок, он только играет с ней, наблюдая, что же будет дальше, и когда она опустит руки... Она вздохнула, глубоко и тяжело дыша.
   Вэсмерт, безусловно, ничего и не подозревал. Амалия не знала, любил ли он её сейчас - по крайней мере, когда-то это действительно была любовь. Но на первый взгляд невзрачная, чуть сгорбленная фигурка Хозяина вытеснила его из головы напрочь своей скрытой силой. Вероятно, остыли и чувства восьмого Лорда. Амалия превратилась в нечто среднее между советницей - женщиной она была умной, и советы действительно давала дельные, противостоя мнениям других Лордов, что женщину можно использовать только с одной целью - и колючкой репейника. Когда-то в гневе Вэсмерт назвал её именно так - ему надоело, что отцепиться от супруги невозможно, если она этого не желает. Он так никогда и не принёс извинения за то, что сорвался тогда. После этого Леди Амалия Вэсмерт поняла, что если быть слишком наглой, то можно вылететь из замка на улицу. И тогда о Хозяине можно будет просто забыть.
   С тех пор Амалия старательно играла в любовь, а Вэсмерт, возможно, пытавшийся в себе найти какие-то чувства, ей верил. Но Амалия не раз слышала о том, что у него появляются то одна, то другая фаворитки, с которыми на своей половине он регулярно проводит ночи, а то и дни. Делая вид, будто всего этого не замечает, Амалия по-прежнему называла его "дорогой" и даже иногда уделяла ему избыток внимания...
   Появление Лорда Зэрандера взволновало Амалию. Призрачный Воин, возникший у шатра мужа, мог значить что угодно. Как и действительно предлагать союз, так и иметь целью предать Вэсмерта, едва подвернётся шанс.
   Смерть мужа в планы Леди Вэсмерт не входило. Лучше убедить его вернуться в замок, отказавшись от "гонки", чем получить где-то за спиной мрачного и лёгкого на руку Призрачного Воина, готового чуть что рубить мечом всё, что движется.
   - Добрый вечер, Амалия, - послышался голос из глубины шатра.
   Амалия в недоумении подняла голову и открыла глаза. Несмотря на то, что все свечи были потушены, в шатре было светло. Свет был мягким и золотистым, но его источника не было видно.
   - Кто здесь? - спросила она, думая, стоит ли звать стражу или лучше узнать, что это за гость и где он прячется.
   - Я прошу прощения, что напугал вас, Леди Вэсмерт, - воздух в центре шатра сплотился в фигуру, и Амалия едва не потеряла дар речи.
   - Хозяин! - воскликнула она, не зная, что же ей делать. Посещение Хозяина было невероятной редкостью и знаком особого расположения.
   - Не беспокойтесь, Амалия, не вставайте, - Хозяин повёл рукой, и Амалия заставила себя успокоить бешено заколотившееся сердце.
   Он был не в той мешковатой тёмной одежде, что обычно носил в своём замке, а в чёрных бархатных брюках, заправленных в коричневые мягкие сапоги, и чёрной, расшитой золотыми нитками куртке, одетой поверх кружевной белой рубашки.
   Амалия повернулась на бок - она всё-таки не знала, стоит ли ей действительно не вставать при появлении Хозяина, но потом решила делать так, как скажет он - и будто бы не нарочно чуть-чуть откинула одеяла, чтобы он мог обратить внимание на её смуглые округлые плечи и красивую грудь, чуть прикрытую почти прозрачной тканью рубашки.
   - Ваше появление - большая честь, Хозяин, - проговорила она, заставляя себя улыбаться.
   - Я пришёл, чтобы попросить вас, Амалия, - он прошёл ближе и присел на край постели. - Вы позволите?
   Она почувствовала, как тело охватывает дрожь, и едва справилась с собой. Чёрные глаза Хозяина, как обычно, когда он разговаривал с ней, поблёскивали, а золотистый свет скрывал бледность его кожи. Он опирался рукой на кровать так, что его пальцы вот-вот могли коснуться её бедра.
   - Хозяин, разве вы должны спрашивать об этом? - она отвела руками волосы со лба. Никогда ещё он не был так близко к ней...
   "Стой! Подожди, успокойся и возьми себя в руки!" - сказала она сама себе.
   - У меня очень серьёзная просьба к вам, Амалия, - мягко сказал он, наклоняя голову. Стал отчётливо заметен его хищный, загнутый острый нос.
   - Всё, что вы скажете, Хозяин, - у неё было непреодолимое желание заговорить шёпотом. Она волновалась, как бы кто-то из охраны не заметил странный свет внутри шатра и не позвал мужа. Появление Лорда Вэсмерта было бы сейчас совершенно лишним.
   - Не волнуйтесь, никто не узнает, что я здесь. Мне нужно сохранить это появление в тайне, в том числе, и от вашего мужа...
   "Я сама с радостью скрою это от своего мужа..." - подумала Амалия, чуть подаваясь вперёд.
   - Итак, значит, я могу положиться на вас?
   - Безусловно, Хозяин...
   - Прекрасно, Амалия, прекрасно,... - проговорил он. - Я хотел бы, чтобы вы убедили вашего мужа согласиться на договор с Зэрандером.
   Амалия удивилась просьбе Хозяина. Доверить склонного к дурным приключениям мужа коварному Призрачному Воину...
   Но спорить с Хозяином было, скорее всего, бессмысленно. Он наверняка знает, о чём говорит. Леди Вэсмерт даже продумала тот вариант, что Хозяин просто хочет сделать подарок своему любимчику-Зэрандеру - Амалия слышала, что к Зэрандеру Хозяин относится несколько иначе, чем к остальным Лордам, и часто прощает вроде бы непростительные деяния.
   - Вы волнуетесь за своего супруга? - спросил Хозяин и едва слышно рассмеялся.
   Амалия улыбнулась, но ничего не ответила.
   - Мне нужно как можно скорее проникнуть к Алтарю Света, а для этого Зэрандер подходит больше всего. Но ему не справиться одному, нужна армия... Пусть её соберёт ваш муж,... - он наклонился её ближе к ней. - Я награжу вас, Амалия, за эту помощь. Я никогда не забываю тех, кто помогает мне, - его губы растянулись в улыбке.
   Амалия почувствовала, что едва сдерживает огонь, зародившийся в ней от этих слов.
   - Я знаю, что вы сумеете убедить вашего мужа в необходимости союза с Зэрандером, Амалия, - она кивнула в ответ на его слова. - Но в этом не вся моя просьба, Леди Вэсмерт...
   Она вздрогнула, ощутив его прикосновение к своей щеке.
   - Хозяин,... - выдавила она.
   - Когда Зэрандер отправится в горы Стегоса, к Алтарю Света, передайте вашему мужу от меня, что девятый Лорд - предатель.
   - Что?! - вырвалось у неё.
   - Я узнал это недавно, - Хозяин продолжал улыбаться, но в улыбке появилась ожесточённость. - Пусть Лорд Вэсмерт отправляется за ним следом. Там он встретит других Лордов - многие уже знают, что Зэрандер предал меня. Когда я возьму Камень Света, задачей вашего мужа и остальных Лордов будет - убить его. Вы поняли, что должны сказать супругу, Амалия?
   - Да, Хозяин, - у неё кружилась голова от близости Хозяина.
   - И помните, - ещё ближе наклонился он, говоря всё тише и тише, - Зэрандер не знает, что я раскрыл его. Он не должен узнать этого. Но вы можете не бояться его, и того, что он может вдруг, - он усмехнулся, - убить вашего мужа.
   Он выпрямился и поднялся.
   - Что ж, я надеюсь на вас, Амалия.
   Она села в постели, нервно теребя край одеяла.
   - Я... Я сделаю всё, как вы сказали, Хозяин...
   Он снова улыбнулся ей по-прежнему мягко и немного скрытно. Амалия подалась вперёд:
   - Хозяин...
   Она плохо понимала, что делает. Но огонь пожирал её изнутри, и она знала от него только одно спасение.
   Амалия не заметила снисходительное презрение, мелькнувшее на его лице, когда он обернулся и вновь сделал шаг в сторону её постели.
   - Вашему мужу вряд ли это понравится, - негромко, но заразительно смеясь, произнёс он.
   - Ах, какое мне дело до моего мужа,... - прошептала она.

______

   - Ты поможешь мне, - любому показалось бы, что Лорд Тени обращается к пустому месту, однако разговаривал он со своей сестрой.
   Она отрицательно покачала головой.
   - Ты мне поможешь, - повторил Зэрандер. - Армия Вэсмерта борется с армией Света. Лорды отступили, смирившись с тем, что я победил. Но мне остаётся убедить Светлого принять мою сторону. Кроме меча других убеждений я не знаю, так что мне понадобится твоя помощь.
   Светящийся призрак сестры пролетел над ним и растворился в свете солнца.
   Зэрандер поморщился.
   Вэсмерт принял его предложение, и сумел даже объединить армии нескольких Лордов, в том числе и тех, кто был убит. Два дня назад начался первый бой со Стражами - они защищали горы Стегоса, не боясь положить свои жизни, чтобы не допустить к Алтарю Света Воинов Тени. Бои идут до сих пор - то тут, то там. Основные крепости Светлых на пути к горам Стегоса захвачены, укрепления на склонах скал ещё продолжают вести оборону, удерживая войско Вэсмерта на расстоянии, и иногда даже заставляя отступать недалеко, но у всех уже сложилось ощущение, что всё решено.
   Но Зэрандер ещё не нашёл Светлого, который принял бы Силу Ночи. Он понимал, что это должен быть тот, кто испугается смерти. В этом была вся загвоздка. Стражи и Хранители ничего не боятся, особенно смерти. Но давить можно либо на страх, либо на обещание могущества, которое даст Сила Ночи после того, как Хозяин завладеет Камнем Света - а это непременно произойдёт.
   И Зэрандер, подумав, что если он будет искать сам, то ничего у него не выйдет, решил - не легко далось ему это решение - обратиться к сестре. Правда, как мёртвый Хранитель сможет ему помочь, он тоже плохо понимал.
   - Если ты мне не поможешь, скорее всего, я умру, - решил по-другому подойти Зэрандер, глядя туда, где растворился её призрак, зная, что она всё равно слышит. - Хозяин мне такого провала не простит.
   На земле под ногами появилось слово:
   "Глупый".
   Зэрандер хмыкнул.
   - Пускай хоть полный идиот, как тебе сегодня больше нравится. Но ты должна мне помочь, и ты мне поможешь. Мне нужно заставить Светлого поверить в Силу Ночи и предать Силу Дня.
   Появившаяся сестра серьёзно нахмурилась и отрицательно покачала головой.
   - Мне всё равно, что тебе это не нравится. Я возьму и отдам меч на переплавку, а себе попрошу новый. Тогда бы посмотреть на тебя...
   Возмущение появилось на её светлом лице, и она исчезла.
   Каждый раз заговаривая с призраком сестры, Зэрандер чувствовал себя ненормальным. Слова, которые он произносил, были какими-то странными, перенасыщенными эмоциями, слишком простыми и... детскими. Он не мог понять, отчего это происходит. Но странные изменения коснулись его. Он знал только одно решение - избавиться от призрака Лориен. Но делать это почему-то пока не хотел.
   Зэрандер скрежетнул зубами и вернулся на холм, откуда на идущий бой был прекрасный вид.
   Он так долго шёл, претерпел столько трудностей, и сейчас напоролся на то, что совершенно не умеет никого ни в чём убеждать, кроме как проведя через камеру пыток.
   Глаза стоявшего на холме Вэсмерта, тоже наблюдавшего за боем, восхищённо сверкали. Он и представить себе не мог, что ему выпадет честь быть тем, кто приведёт Ночь к победе над Днём. Ветер, дующий с гор, пытался сорвать с его плеч белый плащ, но он всё равно не отрывал взгляда от битвы.
   - Лорд Зэрандер, как вы думаете, сколько ещё мы будем теснить их? - спросил он, слыша шаги девятого Лорда.
   - Они скоро поймут, что сопротивление бесполезно, если ещё не поняли, - Зэрандер потёр подбородок. - Но я думаю, что они не сдадутся, даже если в какой-нибудь башне их останется пять человек, Лорд Вэсмерт.
   - Вы уже решили эту вашу проблему, Лорд? - без интереса спросил Вэсмерт. Он слышал, что Зэрандер всё время что-то - или кого-то - ищет, но это мало его интересовало.
   - Нет, ещё не решил, - холодно ответил Зэрандер. - Но скоро решу, - он отвернулся и снова стал спускаться с холма, и наткнулся на очередную надпись, выложенную из камушков.
   "Я знаю правду".
   - И о чём? - поинтересовался Зэрандер, переступая через выложенные слова.
   Сестра скользила рядом по воздуху. Она грустно вздыхала и изредка поправляла платок.
   - Так о чём ты там знаешь? - повторил Зэрандер.
   Она покачала головой, словно хотела сказать, что не имеет права сообщать ему. Потом указала рукой на горы и кивнула.
   - Уж не соглашаешься ли ты мне помочь? - уточнил Зэрандер.
   Она вздохнула и кивнула, ещё сильнее кутаясь в платок.
   - И почему?
   Лориен отвернулась, словно не желая с ним разговаривать. Потом присела на песок и стала царапать веточкой:
   "Я его приведу. Но не потому, что ты мне так сказал. Так надо".
   - Конечно, надо. Даже очень надо, - усмехнулся Лорд Тени. Лориен какое-то время сидела на песке, потом печально опустила глаза и пожала плечами.
   "Она себе на уме призрак", - подумал Зэрандер.
   Призрак сестры растворился в воздухе. Она пролетела над полем битвы, стараясь не смотреть на кровавую бойню внизу, и нырнула внутрь одной из бойниц осаждаемой крепости Стражей.
   Она делала это не потому, что смирилась со своей странной ролью, что стала слушать живого брата, которого не сумела вернуть к Свету. Сила Ночи, окружающая сейчас её, но благодаря тому Дару Дня, к которому Лориен успела прибегнуть до смерти, не причиняющая ей такие мучения, как её собратьям, знала будущее, так что теперь и Лориен знала его. Ей было больно думать о нём, но она понимала, что брата можно будет спасти только так... Она никогда ему не скажет, что всё знала наперёд - однажды она попыталась, и он едва её не высмеял. Он думает, что она - что-то вроде девочки на побегушках, и что будет помогать ему, во что бы то ни стало, как верный пёс. Но она выбрала себе судьбу неупокоённой именно для того, чтобы помочь брату выйти на Свет, чтобы спасти его от Силы Ночи, извратившей его...
   У одной из бойниц стоял Страж. На его лице была печать острой жалости и даже обиды. Всё бесполезно. Скоро Ночь опустится на эти земли - они не помешают ей. Они все умрут, а Камень Света окажется в руках Хозяина...
   Если бы не Свет, которому он клялся, не белый шнурок на руке, он бы давно ушёл отсюда. Но вот, Свет умирает, сражённый грубой физической силой, сражённый Воинами Тени...
   Он почувствовал ветерок, а потом прикосновение. Обернувшись, Страж ничего не увидел, но кто-то схватил его за руку и потянул к столу.
   - Сгинь! - Страж схватился за меч, но он не понимал, против кого сражаться. - Кто ты?
   Странная сила влекла его в одно из помещений. Страж даже услышал что-то вроде облегчённого вздоха, когда в этом помещении оказались бумага и чернила.
   "Ты хочешь жить?" - спросило неведомое нечто появившейся надписью.
   Страж, совершенно не понимая, что происходит. Он огляделся, но ничего не увидел. Что-то посадило на бумагу огромную кляксу.
   - Убирайся прочь! Я должен вернуться к... к своим обязанностям!
   "Я застала тебя у бойницы в безделье и сомнениях, - появилась надпись, - ты хочешь к этому вернуться?"
   - Кто ты такая? - Страж почувствовал холодок, пробежавший по спине.
   "Я - Хранитель. Мёртвый Хранитель. Хранитель, принесённый в жертву Силе Ночи, - перо скрипело по бумаге. Страж вытаращил глаза на пустоту, где должна была быть рука, двигающая это перо. - Ты нужен. В тебе Свет. Ты его не видишь, ты от него отрекаешься. И раз так, то ты не можешь принадлежать Силе Дня".
   - Забери меня Тень! - вырвалось у Стража. - Духи не умеют писать!
   "Слушай меня, - продолжало писать движимое неведомой силой перо. - Ты можешь спасти свою жизнь. Ты не умрёшь в этой битве. Но ты должен предать Силу Дня, чтобы остаться в живых".
   - Я не стану предателем! Убирайся, искусительница! - Страж шагнул к двери, но кто-то удержал его.
   "Сила Ночи победит сегодня. Я знаю. Я - её часть. В тебе Свет, а я - Хранитель. Слушай меня. Сегодня ты пойдёшь туда, куда я скажу, - бумага кончилась, и она взяла другой листок. - Там будет ждать тебя Лорд Зэрандер. Ты слышал о нём? Лорд Зэрандер. Лорд Тени".
   - Свет, спаси меня,... - прошептал Страж. - Ты сошла с ума? Ты безумна! Оставь меня в покое!
   "Ты примешь Силу Ночи и поможешь ему открыть Ларец, в котором лежит Камень Света. Ты останешься жив, Таэмэй".
   - Откуда ты знаешь моё имя?
   "Взгляни на битву. Смерть движется к тебе. Ты хочешь жить, Таэмэй?"
   - Откуда ты меня знаешь? Свет, откуда?!
   "Такое имя было и у твоего предшественника. Но он был глупее. Он не понял, что нужно делать, и стал жертвой. Ты не должен умирать. Прими Силу Ночи и сделай так, как скажет тебе Лорд Зэрандер. Ты один останешься из Стражей, Таэмэй! В мире Ночи ты останешься последним Стражем!"
   - Искусительница, - прошептал Страж. - Ты лжёшь! Ты - не Хранитель!
   "След от шнурка на моей шее, ты лишь не видишь его. Если бы ты видел, ты бы мне поверил. Я принесена в жертву. Но я не стала Силой Ночи, Сила Дня позволила мне попытаться вернуть Свет тем, у кого его нет. Если после этой битвы ты останешься в живых, ты сможешь начать новую борьбу. Ты будешь единственным Стражем Света, вся Сила Дня пребудет с тобой. Я буду помогать тебе, и мы свергнем это зло. Но для этого нужно, чтобы ты был жив. Я мало что могу сделать, я ведь призрак. Просто призрак".
   Таэмэй схватился за шнурок, обвитый вокруг его руки, словно боясь, что призрак сорвёт его:
   - Убирайся прочь. Я умру за Свет, но не предам его!
   Бумага кончилась. Со стуком чернильница упала со стола, и синее пятно растеклось по полу.
   "Ты - Страж, - было ощущение, что кто-то пишет пальцем по полу, макая его в чернила. - Свет в тебе велик, но в тебе мало веры. Кто-то должен выжить. Если ты не послушаешь меня, я потеряю возможность вернуть Свет".
   - Почему ты пришла ко мне? Почему именно ко мне ты пришла?!
   "Света в тебе много, но тебе не хватает веры, - чернила кончались. - Ты сможешь принять Силу Ночи и не умереть. А потом Свет вновь примет тебя", - надпись оборвалась.
   Таэмэй раздражённо дёрнул плечами и попятился к двери.
   "Она меня обманывает... Искушает... Это и есть Сила Ночи... Я слышал... Она прокрадывается в сознание, и обещает всё в обмен на предательство... Но она не умеет писать чернилами по бумаге!.. Свет, скажи, что же мне делать!" - воззвал он.
   Но вдруг он понял, что Свет ему не отвечает. Осознав это, он почувствовал страх - чего не чувствовал никогда.
   Таэмэй ощутил прикосновение к своей руке, но уже не отшатнулся прочь.
   - Ты обманываешь меня? Ты ведь лжёшь мне!
   Никто ему не ответил, но кто-то продолжал тянуть его за собой.
   - Принять Силу Ночи... Хочешь, чтобы я был проклят? Чтобы я стал предателем?
   Опять никто не ответил.
   - Свет, почему ты меня оставил! - воскликнул Таэмэй, чувствуя нарастающий страх. - Что мне делать?!
   Призрак настойчивее дёрнул его за руку.
   - Нет, я не пойду с тобой! Я не пойду...
   Он нерешительно шагнул. Призрак его отпустил, и Таэмэй остановился. Что-то оборвалось в его жизни. Исчезло то, без чего он раньше не мыслил себя...
   Свет, которого, говорили все его знакомые, его наставник, Хранители, в нём было всегда много, исчез.

______

   Зэрандер скакал следом за сестрой, придерживая вторую лошадь под уздцы. Призрак Лориен летел впереди светящейся искоркой.
   На самом деле, Зэрандер не верил до последнего, что Лориен действительно нашла ему такого Светлого. Он не знал, что она с ним сделала, но она утверждала, что он готов поклясться в верности Силе Ночи и открыть для Хозяина Ларец, и это было самым главным.
   Ещё недавно здесь кипела битва, но сейчас вокруг лишь лежали груды тел. Люди и кони, на залитой кровью земле, были мёртвым ковром, расстеленным для Лорда Зэрандера. Иногда было заметно слабое шевеление где-то неподалёку - кто-то был жив здесь, после этого ада, погребённый под телами, с отрубленными руками, ногами, израненные и почти мёртвые... Стонали, просили помочь им, забрать их... Солдаты армии Хозяина. Ни один Воин Тени или Страж Света, будь они живы, не стали бы молить о том, чтобы им спасли жизнь. И те, и другие умеют принять смерть достойно.
   Зэрандер не обращал внимания на стоны и мольбы. Он остановился только у самого края гор, где замерла его сестра.
   Как уже привык за последнее время, Зэрандер видел на её лице слёзы. Лориен чувствовала себя, будто это она убила их всех, но до смятения погибшей сестры Лорду Тени сейчас было куда меньше дела, чем до человека, что стоял неподалёку.
   Это был Страж. На нём были доспехи, и меч лежал в ножнах. На правой руке белел неизменный шнурок.
   Но он был бледен, как смерть, от съедающего его страха. Снедаемый им, он почти вжался в камень скалы, нависающей над ним. Глаза его болезненно блестели.
   - Вы - Лорд Зэрандер? - едва слышно выговорил он.
   - Ты знаешь, зачем я пришёл? - спросил Зэрандер. Было прохладно, но безветренно. Крики падальщиков, кружившихся над полем битвы, прерывали тишину.
   - Да, - Страж не отрывал от Лорда Тени напряжённого взгляда.
   - Ты готов принести клятву Силе Ночи, Страж?
   - Да, - глаза его расширились. Зэрандер заметил, как сестра, словно желая приободрить Стража, впервые за всю жизнь столкнувшегося с тем, что такое страх, коснулась его плеча. Тот так шарахнулся от неё, словно рядом было страшное чудовище.
   Зэрандер усмехнулся и соскочил с коня.
   - Я ещё никогда не встречал предателей-Стражей. О предателях-Хранителях я слышал, - произнёс он, приближаясь. - Но чтобы Страж предал Свет...
   - Если вам так нравится обсуждать это, то обсудите с тем духом, которого послали мне! - воскликнул Страж.
   - О, с этим духом я её наговорюсь, - проговорил Зэрандер. - Встань на колени, Страж. Сила Ночи может и отказаться от тебя, если ты не будешь достаточно покорен.
   Таэмэй чувствовал себя ужасно. Боль и отчаяние смешивались с непониманием. Зачем? Почему - он? Именно он?
   Он опустился на колени перед Лордом Тени. Тот возвышался над ним, как кот возвышается над мышонком прежде, чем вонзить в него свои когти.
   Таэмэй был в смятении. Его крепость рухнула. Воины Тени проникли в горы. Свет будет уничтожен... Но поверх этих в его голове бродили другие мысли.
   Он выживет. Он останется жив. Свет потом вернётся к нему, поверит в его искренность...
   Лориен висела в воздухе неподалёку и плакала, закрыв лицо ладонями. Ради того, чтобы исполнилось то, что должно исполниться, она погубила душу этого человека... Этого Светлого... Нет, никогда это не простится ей, не простится...
   "Кем не простится? - думала она, глядя сквозь свои прозрачные ладони на брата и Стража. - Силой Ночи, которая будет ждать меня?"
   Зэрандер вытащил меч, и Страж вздрогнул.
   - Опусти голову! - прорычал Зэрандер. - Ты совершил много преступлений против Силы Ночи! - его меч висел над головой Таэмэя. - Кайся! От твоей искренности зависит сейчас твоя жизнь!
   Таэмэй сглотнул. Он понятия не имел, что ему нужно сейчас говорить.
   - Я... Я выполнял волю Силы Дня... Я боролся против Тени... Я убивал Воинов Тени...
   - Сколько? - бесстрастно спросил Зэрандер. Он чувствовал сейчас благоговейную дрожь перед тем, чему он служил верой и правдой, и что сейчас сплотилось вокруг него. Рядом с ним была сама Сила Ночи. Столько, сколько не было никогда.
   - Я не помню... Много. Много, - в горле у Таэмэя пересохло.
   - Своими словами ты оскорблял Хозяина Ночи. Ты был полон стремлений убить его, если будет возможность, - говорил, будто с каждым словом рубил дерево, Зэрандер. - Ты не верил, что Сила Ночи есть начало и конец всего. Это так?
   - Так, - едва сумел повторить Таэмэй. - Я... Я виноват,... - он сглотнул.
   Лориен не выдержала и исчезла. Зэрандер чувствовал, как Сила Ночи вливается в него, как чернеет его меч.
   - Готов ли ты искупить свою вину перед Силой Ночи ценой боли и долгих лет верного служения? - Зэрандер поражался силе, что окутала его. Это ощущение дарило блаженство, но причиняло боль, приятную, сладкую боль.
   - Я готов. Я... Я клянусь в верности...
   Зэрандер вдохнул полную грудь воздуха.
   - Сила Ночи, имеющая власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, - он говорил, чувствуя, как каждое слово многократно, словно эхо, отдаётся в мозгу, - если ты не принимаешь служения этого человека, пусть он умрёт, если ты милостива к нему - сохрани его жизнь.
   Таэмэй, уткнувшись глазами в камни под ногами, услышал свист опускающегося клинка. Меч Зэрандера готов был пронзить его, но сильным толчком Таэмэя отбросило в сторону. Он со всей силы ударился о скалу и сполз вниз, хватая ртом воздух.
   Зэрандер перехватил меч, приходя в себя. Потом обратил внимание на бывшего Стража Света.
   - Что ж, твоё служение принято, Страж. Поднимайся, и следуй за мной. Скоро Алтарь Света откроет нам свои ворота.
   Таэмэй с трудом поднялся. Стоило ему попытаться вдохнуть слишком глубоко, как будто острый нож впивался в его грудь.
   Он потянулся левой рукой к шнурку, чтобы снять его - белая верёвочка так сильно жгла руку, что он почти чувствовал запах палёной кожи.
   - Нет, - остановил его Зэрандер. - Если ты снимешь его сам, я лично позабочусь о том, что ты умрёшь такой смертью, о которой не мог даже помыслить. Я не позволю тебе разрушить все мои планы.
   - Но он... сжигает меня! Я больше не Светлый, я не могу носить его! - попытался спорить Таэмэй.
   - Ты поклялся искупить свою вину болью, Страж! - тряхнул его Зэрандер. - Не забывай этого! Я лично прослежу за тем, чтобы ты был верен этой клятве! Без шнурка ты не сможешь взойти на Алтарь и открыть Ларец!
   Страж, едва понимая слова Лорда Тени, кивнул, и, как заколдованный, двинулся следом за ним к стоящим лошадям.
   - Когда я проходил обучение, я терпел боль ещё более страшную, чем досталась тебе, - презрительно скривился Зэрандер.
   - Лорд... Я смогу... смогу снять шнурок после... после Алтаря?
   - Как решит Хозяин, - мрачно произнёс Зэрандер, вскакивая на своего коня. - А теперь - не отставай от меня.

______

   Ворота распахнулись, как только кровь последнего Стража пролилась на камнях, ведущих к ним. Больше в горах Стегоса не было Светлых. Некоторые сражались в тылу, пытаясь пробиться к Алтарю Света, но их удачно оттесняли и уничтожали.
   Хранители умирали под мечами Воинов Тени, взывая к Свету, чтобы Сила Дня остановили безумие.
   Зэрандер смеялся над их молитвами - что такое теперь Сила Дня, если её некому направлять?
   Таэмэй, которого он таскал за собой повсюду, чтобы тому не пришло в голову всё-таки снять шнурок, судорожно сглатывал при виде каждого тела. У ворот Стражей полегло несчитанное множество - они пытались защитить последнюю свою святыню - Камень Света.
   Зэрандер стоял перед воротами, которые открылись, чтобы впустить его. Вэсмерт за его спиной раздавал какие-то приказания, и завидовал девятому Воину, как никогда никому не завидовал.
   Но всё-таки, он кое-что знал. Так что Зэрандера он мог даже пожалеть...
   Когда Амалия успела повидаться с Хозяином, да ещё и получить от него такие ценные указания, наверное, никто не мог сказать - она всегда была где-то рядом с ним. Но Вэсмерт не смел подозревать - он исполнит приказание Хозяина.
   Зэрандер шагнул вперёд, в просторный светлый зал, вырубленный прямо в скале. За ним туда вошёл Таэмэй, с низко опущенной головой, как будто нёсший на своих плечах гору.
   Вэсмерт вошёл следом - он не собирался подниматься на ступени Алтаря, ведь только двадцать четыре из них были не смертельны для него. Но он хотел увидеть происходящее собственными глазами.
   Зэрандер поднимался по белым мраморным ступеням. Свет витал здесь, но он был слабым, умирающим. Чары, наложенные на ступени, разламывались после каждого шага Зэрандера. Лорд Тени помнил каждого Светлого, кто охранял для него ступень, на которую он ступал. На мгновение он остановился перед двадцать третьей ступенью. Ступень, которую хранит для него его сестра. Он даже поднял голову, чтобы посмотреть, наблюдает ли она за торжеством Ночи. Но её призрака нигде не было - вероятно, она скрывалась от Вэсмерта.
   Зэрандер ступил на камень двадцать третьей ступени - ничего не произошло. Она действительно была принесена в жертву Силе Ночи, его сестра, но как она успела сделаться призраком, неупокоённой, вот это волновало Зэрандера. Она была слишком молода, чтобы этот Дар действительно был у неё.
   Последняя ступень. Зэрандер замер, тяжело дыша.
   Потом он шагнул вперёд, к сияющему Алтарю. Вряд ли можно было сказать, вырублен ли он из камня, отлит ли из золота или серебра, украшен или нет, он был просто скоплением Света. Зэрандер не приблизился к нему, но обернулся к Таэмэю и приказал:
   - Ну же!
   Таэмэй вздрогнул, словно его ударили кнутом. Он знал, что ему следует сделать, но не решался на это. Зэрандер подтолкнул его к Алтарю:
   - Не останавливайся! Иди!
   Бывший Страж шагнул к Алтарю и зажмурился. Свет вонзился в него, он почувствовал дикую боль, но её более страшную боль сулила ему Сила Ночи в лице Лорда Зэрандера, если он повернёт назад.
   "Прости меня, Свет!" - взмолился он, но Сила Ночи больно хлестнула по нему, напоминая, что она теперь его госпожа, что ей он должен молиться... На глазах Таэмэя выступили слёзы.
   Он протянул руку и извлёк из света небольшой ларец. Он был вырезан из простого дерева, но Свет, таящийся в нём, был невероятно велик.
   Таэмэй провёл рукой по крышке и открыл его.
   Зэрандер увидел, как яркая вспышка испарила Стража-предателя. Он превратился в столб белого огня, а потом исчез, и остался его полный ужаса и боли крик, который затих далеко не сразу.
   Открытый Ларец лежал на полу, а внутри находился Камень Света.
   На самом деле, Зэрандер думал, что он выглядит, как драгоценный камень. Но он был простым камнем, непрозрачным, серым, на ощупь, наверное, шероховатым, но имел форму шара, и по нему проходила чёрная трещина.
   В этот момент Свет на Алтаре стал едва заметным, словно огонь погас, и остались лишь тлеющие белые угольки, иногда раздуваемые шальным ветром.
   Появился Хозяин. Зэрандер поклонился ему и выпрямился только тогда, когда раздались первые слова Хозяина:
   - Так случается с любым, кто открывает Ларец Света, - проговорил он, смеясь. Потом он опустился на колени и вынул Камень, держа его в одной руке. - Ты сослужил мне славную службу, Лорд Зэрандер, друг мой! Но пока тебе лучше уйти.
   - Я рад служить, Хозяин, - Зэрандер снова поклонился и стал спускаться вниз, стараясь забыть то жуткое ощущение, что он испытал, когда бывший Страж Света испарился на его глазах.
   Вдруг он понял, что что-то не так. Он поднял глаза от ступеней, на которые смотрел, и заметил четверых Лордов. Они стояли полукругом внизу, ожидая его...
   Лорд Бару, чёрный Лорд, ненавистный Зэрандеру, насмешливо закинул назад голову. В его руке сверкал обнажённый клинок.
   Лорд Эдмаил, заложив назад руки, чуть склонив голову набок. Его меч покоился в ножнах, но было видно, что он готов выхватить его в любой момент.
   Лорд Лиаронис, прищурив глаза, следил за движениями Зэрандера, держа руку на эфесе.
   В стороне от них, опираясь на свой клинок, словно он служил ему посохом, стоял Лорд Вэсмерт. На его лице было что-то, похожее на жалость к Зэрандеру.
   Девятый Лорд обернулся к Хозяину. Тот мягко и презрительно улыбался.
   - Тебе пришла пора умереть, Зэрандер! - воскликнул Бару, взмахивая мечом и поднимаясь по ступеням навстречу Призрачному Воину.
   - Союз с тобой, было, конечно, неплохой идеей, но верность Хозяину всегда на первом месте, - кивнул Вэсмерт, выпрямляясь и встряхивая рукой с мечом.
   - Хозяин? - Зэрандер, недоумевая, сделал шаг обратно к Хозяину. Тот усмехнулся и спокойно, но каждое слово ранило Зэрандера в окаменевшее с годами сердце:
   - Тебе лучше умереть, друг мой. Так сказала Сила Ночи.
   - Но Хозяин! - воскликнул Зэрандер, выхватывая меч и отражая удар Бару. Тот удачно напал, и оттеснил Призрачного Воина вниз на две ступени, всё дальше отгоняя его от того порога, выше которого не сможет подняться, потому что там нет для него покровительства Ночи. Позади у Зэрандера оказалось сразу трое противников, во многом равных ему самому. Он едва успевал отражать их удары, но сознание его было словно в тумане.
   "Ты умрёшь, Лорд Зэрандер, - сказал ему когда-то Хранитель прежде, чем он вонзил в него свой меч, чтобы принести в жертву Силе Ночи и обречь на вечные муки. - Тебя убьёт твой же Хозяин, когда ты станешь ему не нужен... Тебя пугает, что я говорю правду".
   "Будь ты проклят, Хранитель! Ты был прав!" - мелькнуло в его голове.
   - Но Хозяин! Я был вам верен! - воскликнул он, яростно бросаясь на своих противников. Эдмаил попытался поддеть его меч, чтобы вырвать из рук, но у него ничего не вышло, и он едва не лишился головы. Лиаронис уклонился от его удара, но отступил на две ступени вниз и был вынужден остановиться, чтобы перевести дух. Вэсмерт, единственный человек среди Лордов Тени, и Бару остались с Зэрандером на двадцать третьей ступени. Вэсмерт знал, что если Зэрандер поднимется выше, то ему придётся ждать, когда он спустится.
   Клинки скользили по его доспехам, уже во многих местах пробитым, и процарапывали их снова и снова, ища слабое место. Бару рычал, наступая, вращая клинком с невероятной скоростью.
   - Но тебе придётся умереть, - ответил Хозяин спокойно. - Ты мне больше не нужен, Зэрандер.
   "Это Хозяин сделал тебя Зэрандером, - вспомнились ему слова сестры. - Твоё имя - Алекрин. Неужели, ты не помнишь? Хозяин ослепил тебя. Ты поймёшь, что он обманывал тебя. Ты - всего лишь игрушка".
   - Она была права, - прошептал он. - Свет и Тень, она была права!
   Он швырнул меч вперёд, отпуская. Бару не успел отклониться, и Зэрандер увидел, как клинок впивается в его горло. Чёрный Лорд упал, захлёбываясь кровью и булькая, словно пытаясь что-то крикнуть.
   Зэрандер обернулся к Хозяину. Ярость охватила его.
   Он служил! Верно служил! Готов был умереть ради него! Он претерпел много боли, ради того, чтобы только поймать его благосклонный взгляд!
   Хозяин предал его... Предал его веру...
   Рыча, он бросился вверх по ступеням. Чёрные брови Хозяина взметнулись вверх, но он не успел ничего сказать, и даже призвать Силу Ночи.
   Прежде чем вообще кто-то успел что-то сделать, прежде чем Бару докатился по ступеням до самой первой, Зэрандер выхватил из рук Хозяина Камень Света.
   Оказавшись в руках Воина Тени, Камень Света вспыхнул ослепительным Светом. Сила Дня очнулась в нём. Лучи Света пронзили грудь Зэрандера, он выронил Камень, отброшенный в сторону, но Камень не упал, а остался висеть в воздухе.
   Светлые копья вонзились и в тело Хозяина. Он закричал, с яростью и болью протягивая руку к освободившемуся Камню, но и его отбросило неведомой силой. Он упал на Алтарь Света. Вспыхнувший мгновенно белый огонь поглотил его, он заметался, крича, и вскоре исчез в вспышке света.
   Лорды Тени падали, один за другим, сражённые Светом, и исчезали в белом огне. Сила Дня убивала их. Эдмаил, Лиаронис, Вэсмерт... Сила Дня вырвалась за ворота и захлестнула всех Воинов Тени, что были в горах Стегоса. Они умирали в огне Света, поглощавшем их...
   Зэрандер был ещё жив, и ждал, когда огонь поглотит и его. Страшная боль уже грозила прокрасться и смутить его сознание, но он был ещё жив. Свет слепил его глаза.
   Вдруг земля затряслась под ногами. Алтарь Света вспыхнул ещё сильнее... По стенам пошли трещины. Зэрандер понял, что гора, в которой находился Алтарь, рушится.
   Сила Дня вновь пронзила его. Он закричал от боли, взорвавшейся внутри него, изогнулся, и понял, что с невероятной высоты летит вниз в образовавшуюся щель.
   Ещё прежде, чем угасло его сознание, он засмеялся, протягивая руки туда, где сгорел его Хозяин. Дикий хохот и безумное веселье, охватившие его, окончательно смутили его рассудок.
   Он ударился о землю.
   Из чёрной дыры, возникшей в его сознании, выползла злая Вечность. Она поползла к нему, извиваясь, как змея, и её чёрная, холодная, чешуйчатая кожа оплела его.
   "Когда тебя настигнет смерть, тебя будет ждать Вечность мучений!" - вспомнилось ему почти проклятие Стража.
   Вечность сжимала его в тисках, он попытался бороться, но понял, что не в силах даже пошевелиться. Страшный смех замолк, но его эхо ещё долго бродило по горам Стегоса.
   Это был день, когда настал конец Тёмным Временам.

7

Хранитель Света

______

   Сати бежал. Позади него высились горы, под ногами мялась трава. Он почти ощущал сладкий запах цветов, жалел погибающую за его спиной зелень и чувствовал, что плачет.
   Иногда у него появлялись сомнения. Откуда может быть такая изумрудно-зелёная трава, когда с полей ещё не сошёл снег? Но сомнения быстро исчезали.
   Он бежал, и когда оглядывался, то видел чёрную полосу за собой. Всё живое погибало, когда он прикасался к нему - цветы опадали, трава желтела, ящерки, пробегая, касались его ног и умирали, вода в ручьях темнела и начинала отвратительно пахнуть...
   Его прогнали из деревни, когда он вернулся - они заметили тёмное свечение вокруг него. Тэм сказал ему, что виной тому Сила Ночи.
   Проклятая Сила Ночи!
   Сати остановился, опускаясь на колени, поднимая голову к нещадно жёгшему его солнцу.
   - За что? - воскликнул он. - Почему я?! Что я сделал?! Почему я, почему?!
   В чистом небе гремел гром. Сати кричал, отчаянно, горько, но слёзы испарялись, не успевая выкатиться из глаз.
   Тёмная человеческая фигура - одни только очертания - возникла перед ним. Человек быстро приближался.
   - Уходите, - проговорил Сати. - Не трогайте меня! Я проклят, Свет, я проклят!
   Человек не боялся. На нём были тёмные свободные одежды, но ветер не шевелил их. Солнечные лучи отражались от драгоценных камней, вправленных в тонкий золотой ошейник. Сати удивился тому, как этот человек похож на него.
   - Не бойся Силы Ночи, Сати, - человек ласково погладил его по голове. Сати вздрогнул. - Она будет помогать тебе и вести тебя.
   - Кто вы? - прошептал Сати.
   - Я - это ты, Сати. Я - это ты! - человек резко отпрянул, выпрямляясь в полный рост. Он всё рос и рос, и стал казаться огромным, словно башня. Небо потемнело, почернело, вздулось косматыми тучами. Сверкали молнии.
   - Нет! - воскликнул Сати, но его крик заглушил раскат грома. - Нет!..
   Сати резко открыл глаза. Над его головой был тёмный свод пещерки. Холод подкрался к нему, и его едва заметно колотило. Метясь во сне, он откатился далеко от костра...
   Сати облегчённо вздохнул. Это был сон. Просто сон...
   Он заметил, что ещё очень рано. Свет по ту сторону входа был немного мутным, словно туманным. Сати тяжело дышал, и облачка пара таяли недалеко от него.
   Воин Тени стоял у входа в пещерку, опираясь на стену одной рукой. Сати видел его со спины - там доспехи были измяты, но не были пробиты насквозь. Воин Тени не шевельнулся ни от крика Сати, ни от того, что мальчишка зашевелился, пододвигаясь ближе к костру и подтягивая за собой сумку.
   Сзади его неестественно-белые, не седые, а именно белые волосы доставали почти до пояса. Зэрандер стоял, широко расставив ноги, словно не веря, что они не подведут его, и наклонив голову.
   Сати подождал немного, надеясь, что Воин Тени обернётся сам, потом неловко прокашлялся и спросил:
   - Можно мне идти?
   Зэрандер чуть повернул голову в его сторону, неприветливо глядя из-под руки:
   - Ты ведь пришёл в горы не один, верно?
   - Д-да, - Сати никак не мог решиться, как всё-таки обращаться к Воину Тени, если тот ещё и Лорд. - Со мной был мой друг...
   - Твой друг? - переспросил Зэрандер и усмехнулся. - Сдаётся мне, следом за тобой в горы пришёл Хранитель!
   - Ч-что? - Сати взволнованно заёрзал на песке. - Какой Хранитель?
   - Хранитель Света, глупец! - раздражённо воскликнул Зэрандер и обернулся окончательно. Выражение лица Воина Тени очень не понравилось Сати.
   - Я... Я ничего такого не знаю,... - Сати невольно попятился назад. - Хранители... Это такие толстые мужики с лоснящимися мордами в белых рясах... Ни один из них зимой в горах долго не протянет! - принялся оправдываться он.
   Зэрандер приподнял белую бровь. Толстые мужики с лоснящимися мордами? И это говорит человек, который в минуты особой растерянности и страха призывает Камень Света? Кажется, пока он находился в Вечности, многое изменилось в этом мире...
   Но в горах сейчас был настоящий Хранитель Света.
   - Кто этот твой друг? - требовательно спросил Зэрандер.
   - Н-ну... Он племянник нашей ткачихи. Появился недавно, пришёл зимой из города...
   - Пришёл зимой из города? - переспросил Воин Тени, щурясь. - Ты когда-нибудь слышал о нём?
   - Не-а, - помотал он головой. - Он только появился... Никогда о нём не слышал.
   - Как он выглядит? Подробно, - потребовал Зэрандер, делая шаг вперёд.
   - Послушайте, я не знаю, что за Хранитель, честное слово! - воскликнул Сати, отползая назад от тёмной фигуры.
   - Как он выглядит? - угрожающе повторил Воин Тени. За его спиной возник светлый призрак девушки и, словно успокаивая его, кивнула ему, улыбаясь. - Зачем он пришёл? Что он делает?
   - Н-ну... Он же племянник Кален... Пришёл, чтобы ей помочь... Ему восемнадцать... Высокий такой,... - смутился Сати, не зная, что и говорить. - Ну... Ходит в свитере, не снимая, всю зиму... Ну... Волосы светлые, глаза светлые... Ну он... Любит путешествия, поэтому и пошли в горы... У него даже посох вырезан свой... Ну он обычный парень! - вырвалось у Сати.
   - Глаза... грустные, даже когда он смеётся, верно? - Зэрандер уточнял, но у Сати было ощущение, что его пытают. - Свитер скрывает шею по самый подбородок... Любит путешествовать,... - Зэрандер откинул голову назад и коротко расхохотался. - Ты и правда слепец! Твой друг - один из Хранителей Света! Под воротом свитера у него белый шнурок! - он замолчал, снова хмурясь.
   - Хранитель? Тэм? - едва выговорил Сати.
   Белый шнурок... Хранители Света давно таких не носят. Они натирают их чувствительную кожу...
   - Камень Света! - воскликнул Сати. - Тэм - Хранитель? Но... почему он... тогда этого не говорил?
   Воин Тени снова отвернулся и подошёл к светлому пятну на пороге пещерки - ночью намело снега даже внутрь.
   - Он почувствовал Силу Ночи и пришёл.
   - Почувствовал вас? - с трудом спросил Сати, всё ещё сомневаясь, что племянник Кален может оказаться Хранителем. Хотя, он действительно появился неожиданно...
   - Нет, я не выходил на свет. Он почувствовал тебя, после того, как я дал тебе Дар, и пришёл в твою деревню, чтобы посмотреть, что проверить.
   - Меня? - вымолвил Сати. - Это из-за Дара?
   - Да, - Зэрандер скривился. - Он пришёл за тобой, а ты привёл его ко мне. Великолепно. Придётся его убить.
   - Нет, Тэм - не Хранитель! - отчаянно воскликнул Сати. - Он не может им быть, я уверен!
   - Молчать! - рыкнул Зэрандер, и Сати испуганно замолк. - Тебе ещё повезло, что пришёл Хранитель, а не Страж! Не исключено, что ты мог бы быть уже мёртв!
   Сати сглотнул, прижимая к себе сумку ещё сильнее.
   - Зачем же вы... дали мне этот проклятый Дар?!
   - Проклятый Дар? - переспросил Зэрандер, и у Сати внутри похолодело. - Проклятый Дар я дал тебе потому, что мне так захотелось. Ты показался мне чувствительным к Силе Ночи, и я решил проверить.
   "Решил... проверить? Просто проверить? И повернуть вверх тормашками всю мою жизнь?!" - растерянно подумал Сати.
   - Судя по твоим словам, Хранители в последнее время стали бесполезны. В таком случае, полагаю, истинных Светлых среди них мало. Стражи по-прежнему ревностно охраняют Свет?
   - Никогда с ними не встречался, - выдавил Сати.
   - Что ж, тогда я это скоро узнаю. Тем не менее, я думаю, они ещё появятся в твоей деревне - их наверняка взволнует появление Силы Ночи.
   - Но что же мне делать? - жалобно спросил Сати, поднимаясь и стоя на негнущихся ногах.
   - Что хочешь, то и делай. Дар нельзя отнять, - Зэрандер быстро пересёк пол пещерки и забрал свой меч, лежавший на песке. Сати вздрогнул, провожая его взглядом. Призрак девушки, постоянно напоминавший ему о его Даре, висел в воздухе совсем рядом. Сестра Лорда Тени вздыхала и чуть разводила руками.
   - Твой Хранитель где-то здесь, - Воин Тени медленно повернул голову в сторону. - Я чувствую его...
   Сати не решался даже пошевелиться, но когда Воин Тени приблизился к порогу и ударом меча срубил серые веточки, которые весной были надёжным занавесом от солнца, шагнул следом за ним. Он вышел, не боясь того, что попадает под неяркий свет солнца - видимо, он уже не считал нужным скрываться. Сати выбрался наружу, прижимая к себе сумку.
   - Камень Света, - прошептал он. - Только бы не Тэм...
   Знакомая извилина посоха мелькнул где-то за камнями сбоку. Шедший остановился и даже отпрянул назад.
   Тэрмис!
   Сати едва сдержал восклицание, боясь привлечь внимание Воина Тени.
   Зэрандер усмехнулся и поднял руку:
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму,... - заговорил он, и Сати вдруг ощутил, что сейчас произойдёт что-то плохое. Плохо понимая, что делает, он бросился вперёд и оттолкнул руку Воина Тени. Зэрандер раздражённо и зло ударил его, и Сати, отлетев в сторону, упал.
   - Не трогайте его,... - прошептал он.
   - Так это ты всему виной? - послышался голос Тэма, спокойный и грустный. - Я должен был понимать, что Сила Ночи возникла у него не из ниоткуда и не по его воле...
   - Хранитель Света! Ты пришёл один, уж не намерен ли ты сражаться со мной, как Страж? - Зэрандер спокойно смотрел на юношу в походной одежде и с посохом в руке.
   - Тэм, я ничего не знал! - воскликнул Сати. - Я не знал, что во мне... Что я...
   - Ты знаком с Воином Тени. Ты тоже не знал, что он - зло? - Тэм вздохнул, спускаясь вниз, навстречу Зэрандеру. Тот тоже спокойно наблюдал за ним, словно с любопытством .
   - Пожалуй, я должен благодарить за его помощь свою сестру, - Зэрандер ответил не сразу, опуская меч и вонзая его в твёрдый снег. Меч не упал.
   Тэм поднял голову, пытаясь увидеть кого-то ещё.
   - Она - призрак, - пискнул Сати, барахтаясь в снегу, пытаясь подняться. - Я её вижу.
   - Ты искалечил его жизнь, Воин! - печально сказал Хранитель Света, чуть наклоняя вперёд свой посох. Сати показалось, что Тэм совсем не боится Воина Тени, а последний жест даже носил в себе что-то вроде угрозы.
   - Какое мне дело до него? - хмыкнул Зэрандер. - Ты теперь меня интересуешь гораздо больше. Ты о многом можешь рассказать мне.
   - Я не стану потакать тебе, Воин. Смерть лучше Силы Ночи. Свет со мной, - Тэм улыбнулся, взглянул на Сати и снова вздохнул.
   - Свет? - смеясь, переспросил Зэрандер. Он шагнул вперёд, но Тэрмис не шевельнулся. - Свет тебя не спасёт! - его рука рванула вязаную ткань свитера. Тэм непроизвольно потянулся руками, чтобы остановить Воина Тени, и выронил свой посох. Воин поддел белый шнурок и повернул палец так, что он обхватил его кольцом. Тэм хрипло выдохнул - сейчас тонкая плетёная верёвочка врезалась в его шею, перехватывая дыхание. Его лицо исказилось от острой боли. - Свет? Знаешь, сколько Хранителей я убил?
   - Не трогайте его! - воскликнул Сати. - Пожалуйста!
   Вряд ли Лорд Тени обратил внимание на него. Тэм глядел в его синие, бесконечно-ледяные глаза, и ощущал едва заметный страх... Всё-таки он был, страх. Тэрмис не был до конца истинным Хранителем - вряд ли они вообще существовали сейчас... Он чувствовал, что сейчас задохнётся, или, если Воин чуть оттянет палец, шнурок вспорет ему горло не хуже ножа.
   Зэрандер отпустил шнурок, и Тэм облегчённо вздохнул, часто моргая.
   Воин Тени... Откуда он взялся? Как он мог быть жив, спустя столько лет?
   - Если ты - истинный Хранитель, - сказал Зэрандер, - то ты можешь знать ответы на некоторые мои вопросы. Тебе лучше отвечать на них.
   - Я не буду тебе помогать, Воин!
   - Я - девятый Лорд Тени, Хранитель, если это о чём-то скажет тебе.
   "Девятый? Их было восемь! Восемь Лордов Тени, и все умерли, убитые Силой Дня..." - Тэм потирал рукой шею, и старался всё-таки не смотреть в сторону Воина Тени.
   - Или, если тебе так хочется, Призрачный Лорд, - добавил Зэрандер.
   - Вы - Призрачный Лорд?! - воскликнул, не выдержав, Тэм. - Но Призрачный Воин... мёртв! Его убили... Убили Стражи...
   - Это я их убил, - ответил Зэрандер. - Итак, тебе лучше отвечать... С тех пор, как Камень Света опять уничтожил Хозяина, где он?
   Сати поражённо наблюдал за Тэмом... Племянник Кален - Хранитель Света?..
   А Воин Тени, которого он спас - Призрачный Лорд, Призрачный Воин, о котором сложено много страшных легенд?
   - Я не скажу тебе ни слова, Воин, - Тэм наклонился и поднял из снега посох. - Ты можешь убить меня. О тебе уже узнал Свет... Те люди, в которых он ещё есть, - грустно добавил он.
   - Зачем я буду убивать тебя? Я убью его, - рука Зэрандера указала на Сати, который только поднялся со снега, и тот испуганно замер, глядя на эту руку, как на топор палача, занесённый над ним. - Причём, далеко не сразу.
   Тэм опустил веки и стиснул зубы. Сати... Когда он пришёл в деревню, он поразился этому мальчишке - такому молодому, и в котором уже был Дар Ночи. Наблюдая за ним, постоянно находясь рядом, в конце концов он понял, что Сати не знает о себе и о Даре. Но то, что он был нелюдим, молчалив, часто резок, говорило само за себя. Сила Ночи уже захватила его... Но мальчик был не виноват, что это случилось именно с ним. Тэм не знал, что мог сделать с ним Воин Тени, что вдруг Сати стал помогать ему.
   Он в отчаянии подумал об отце. Спросить совета не у кого... Он один, совсем один, и он должен принять решение. От него зависит жизнь человека. Человека, который, несмотря ни на что, успел стать его другом.
   - Не трогай его, - выдохнул Тэрмис. - Не трогай, Воин, ты получил, что хотел. Я отвечу на твои вопросы.
   Зэрандер ухмыльнулся и повторил:
   - Что случилось с Камнем Света?
   - Никто не знает, Воин. Он исчез. Хозяин и его Лорды погибли, а Камень Света уничтожил его войско и исчез...
   - Надо же, всех уничтожил, а меня нет, - проговорил Зэрандер. - Я был на верхней ступени Алтаря, Хранитель. Меня вышвырнуло прочь и бросило в Вечность, однако я жив до сих пор.
   Тэм с трудом сдержал изумление.
   - Я не знаю, что спасло тебя, Призрачный Лорд, - на него вдруг накатила усталость, он опёрся на свой посох. - Камень Света с тех пор больше никто не видел. Но он по-прежнему защищает наш мир...
   - Не очень похоже. Я повсюду чувствую дыры в этой защите, сквозь которые просачивается Сила Ночи, - Зэрандер не опускал руки, направленной на Сати, и Сати чувствовал, что не может пошевелиться. Его охватывал ужас. - Значит, где Камень, никто не знает. Но по-прежнему есть Хранители и Стражи...
   - Я не вижу причин скрывать от тебя, ты ведь это чувствуешь: Хранителей нет. Я не знаю больше ни одного, - Тэрмис нахмурился. - Но Стражи остались верны Свету. Они повсюду ищут тех, кто желает прикоснуться к Силе Ночи...
   Сати снова с тревогой подумал о том, что и его они тоже могут искать.
   - Новость достаточно печальная, - Зэрандер внимательно оглядывал юношу с посохом в руке. Да уж, на Хранителя он похож, но в нём есть страх. Совсем немного, но... Хотя, интересно посмотреть на новых Хранителей... Толстых мужиков с лоснящимися мордами, как сказал этот мальчишка. - Есть ли предположения, куда исчез Камень Света?
   - Зачем тебе, Воин? - спросил Тэм, вздыхая. - Тебя найдут и убьют раньше.
   - У меня другие планы. Хозяин мёртв, нельзя этим не воспользоваться, - Лорд Тени сморщился.
   - Я не могу сказать тебе о Камне Света и о его предполагаемых местонахождениях, - Тэм решительно поджал губы. - Это тайна Светлых...
   Сати почувствовал, как внутри что-то завязывается в тугой узел. Он согнулся, пытаясь справиться с болью, и упал вновь. Призрак девушки метнулся к Воину Тени, хватая его за руку, но Зэрандер лишь оттолкнул её. Для Тэма это выглядело так, будто он оттолкнул пустоту, и он мгновенно вспомнил о каком-то призраке сестры. Но гораздо больше его взволновало, что Лорд Тени претворяет угрозы в жизнь, не задумываясь.
   - Этот мальчик и так страдает из-за тебя, Воин! Отпусти его! Что бы ты ни делал, эта тайна умрёт со мной! Ты сомневаешься в этом?! Отпусти его! - повторил Тэрмис, сильно волнуясь, не решит ли Зэрандер продолжить мучить Сати.
   Но Воин Тени опустил руку. Судорожно глотая воздух, Сати поднимался. Сначала на четвереньки, потом на корточки.
   - Ты переживаешь за него, Хранитель? А если я решу убить его, если ты не скажешь мне о Камне Света?
   - Ты предал его Силе Ночи, Воин. Не надо отправлять его в тот ад, что ждёт его после смерти. Не убивай его, - Тэм покачал головой. - Впрочем, что я говорю тебе... Ты не знаешь жалости,... - он закрыл глаза.
   - Слушай, Хранитель, - Зэрандер вдруг начал говорить будто бы даже мягче, - это ваше упрямство мне хорошо знакомо. Режь вас или жги - если вбили что-то в голову, то никогда не скажете. Но, пожалуй, ты единственный, кто может мне это сказать, и пускаться на поиски других я не желаю. Нам нужно поговорить, Хранитель, - Воин Тени спокойно сложил руки на груди. Смуглые татуированные руки легли поверх знаков Ночи и Смерти на доспехах.
   - О чём мне говорить с тобой, Воин Тени? - спросил Тэм, открывая глаза. - Ты убийца и само Зло, ты только зря смутишь меня.
   - Я обязательно буду тебе врать, ты считаешь? - уточнил Зэрандер.
   Тэрмис изо всех сил пытался собраться, чтобы понять, что хочет от него Призрачный Лорд. Он не должен слушать его, чтобы не поддаться искушению, чтобы не пойматься на ложь, которую Воины Тени умело облекают в оболочку правды, но его внезапно смутила спокойная просьба, прозвучавшая в голосе Зэрандера. Призрачный Лорд хочет о чём-то просто поговорить? Глупость.
   "Отец, что же мне делать? - пронеслось в голове Тэрмиса. - А если он убьёт Сати? Если убьёт?"
   - Я отпущу мальчика, - сказал Зэрандер и, не оборачиваясь, почти приказал. - Иди. Ты можешь идти.
   Сати попятился, потом понял, что прошёл прямо сквозь призрак сестры Зэрандера, заботливо вившийся над ним, от ужаса едва не упал снова и выпалил:
   - А Тэм? Я без него никуда не пойду!
   По лицу Зэрандера пробежала тень.
   - Иди, Сати, - сказал Тэм. - Возвращайся домой.
   - А как же... А как же ты? - Сати стоял на камне.
   - Иди, Сати, - повторил Тэрмис.
   Какое-то время Сати ещё сомневался, стоит ли слушать его, но потом заметил, как косится на него Воин Тени, и побежал прочь.
   Когда он скрылся, Зэрандер обернулся к Хранителю. Юноша стоял спокойно, глядя чуть исподлобья.
   Он не верит, что Воин Тени не убьёт его...

______

  
   Слух о том, что к деревне направляются пять всадников, разнёсся быстро - ещё бы, для этих мест такое событие было просто невероятным. Ребятня высыпала навстречу им, когда они ещё не приблизились к началу полей. Всадники были в доспехах и вооружены, а за их плечами развевались светлые плащи.
   - Стражи Света! Стражи Света! - разносилось по домам. Люди высыпали на улицы, встречая неожиданных гостей.
   Стражи Света остановились, не въезжая в деревню, спешились, и вошли, придерживая коней под уздцы. Ребята тянули руки, желая дотронуться до диковинных плащей или красивых ножен, люди приветствовали и переговаривались между собой.
   - Да будет со всеми вами Свет, - сказал один из Стражей. - Не волнуйтесь, ничего не произошло... Я могу поговорить со старейшиной деревни?
   Асмер вышел навстречу, вытирая руки о рубашку, сильно волнуясь.
   - Да будет с вами Свет... Что привело вас сюда?
   - Друг, нам надо поговорить, - Стража ничуть не смущал крестьянский вид старейшины, довольно молодого для этого звания, когда он назвал его другом.
   Смутившийся Асмер, избегая смотреть в открытое и светлое лицо Стража, спросил:
   - Может, ваших коней нужно напоить? Ваши... друзья могут рассчитывать на гостеприимный приём здесь...
   - Нет, друг, - Страж отвёл его в сторону. Асмер почувствовал волнение. - Мы торопимся. Уже много времени, как мы почувствовали Силу Ночи в этих местах.
   - Силу Ночи? - взволновался Асмер.
   - Тише, иначе могут возникнуть разные толки, - предупредил его Страж. - Я и мои друзья прибыли сюда, как только смогли. Мы знаем, что человек, обладающий Силой Ночи, жил в этой деревне... Но сейчас его нет здесь... Скажи, друг, есть ли те, кто недавно ушли из деревни?
   - Да, Сати и Тэм... Они отправились в горы прогуляться, - Асмер потёр затылок. - Знаете... друг, - он слышал, что к Стражам стоит обращаться именно так, но никогда ему за его пятьдесят лет не приходилось действительно разговаривать со Стражами Света, - они ведь просто ребята... Я не знаю, чем могу помочь вам...
   - Расскажите о них, старейшина, - попросил Страж. Один из прибывших с ней убеждал людей разойтись по домам... Кажется, он делал это достаточно убедительно.
   - Ну... Наверное, вам лучше поговорить об этом с их родственниками, - сказал Асмер. - Я, конечно, знаю всех в нашей деревне, но лучше вам расскажут о них родители... друг.
   - Да, конечно. Скажите, где живут их семьи.
   Страж выглядел спокойно, и Асмер невольно думал, что, должно быть, причин для паники нет.
   - Вот дом родителей Сати. А в стороне, на окраине, дом Кален. Она - тётя Тэма. Больше родственников у Тэма нет, он пришёл из города, когда умер его отец.
   - Недавно?
   - Да.
   - Вы можете сказать, когда именно?
   - Зимой... В разгар зимы.
   Страж о чём-то задумался. Потом поблагодарил его и попросил:
   - Не говорите никому о Силе Ночи, друг. Пусть лучше люди не волнуются - мы быстро решим эту проблему.
   - Послушайте, друг, - Асмер решительно потрепал себя за воротник рубахи. - И Сати, и Тэм - хорошие ребята, по крайней мере, Сати я знаю с детства. Я не думаю, что есть причины подозревать их... Тем более в том, что они...
   - Я понимаю, старейшина. Может быть, это действительно недоразумение, - Страж благодарно кивнул Асмеру и вернулся к своим товарищам.
   "Во дела, - подумал Асмер, - Сила Ночи... Да защитит нас Камень Света, если это правда!"

______

  
   Мать Сати встревоженно слушала пришедшего к ней Стража. Страж не лгал ей, а говорил чистую правду: её сын может оказаться тем человеком, которого они почувствовали уже давно.
   - Нет, этого не может быть,... - прошептала она. Отец Сати хмурил брови и качал головой. - Сати - хороший мальчик, добрый и отзывчивый сын... Поверьте, в нём не может быть Силы Ночи!
   - Подожди, жена! - прервал её Исмир. - В последнее время Сати действительно был замкнут, и часто сидел один. У него даже случались странные приступы и бессонница. Но, друг, - обращение прозвучало как-то подчёркнуто неестественно, - он не может быть союзником Ночи.
   - Это могло и не зависеть от него. Иногда Сила Ночи просачивается в наш мир и выбирает невинных жертв, - сказал Страж. Один его вид внушал спокойствие, но Тэлин продолжала плакать. - Я не утверждаю, что ваш сын - союзник Ночи. Это может быть всего лишь страшным стечением обстоятельств. Никто не собирается убивать его, нам лишь надо найти его и убедиться, что он - тот или не тот, кого мы ищем. Поверьте, мой друг находится сейчас у женщины по имени Кален и расспрашивает то же самое про друга вашего сына.
   - Тэм тоже очень хороший мальчик! - воскликнула Тэлин. - Нет, они не могут оказаться... Это невозможно!
   На лавках вдоль стены сидели братья Сати и маленькая Тия. Девочка серьёзно хмурилась, что делало её похожей на отца, и часто тяжело вздыхала.
   - Вы должны понять, что я и мои друзья не желают зла вашему сыну и племяннику Кален. Но Сила Ночи волнует нас... очень волнует.
   - Простите, дядя Страж, - вмешалась Тия, закусывая губу и страшно краснея, - но я должна вам кое-что сказать... Про Силу Ночи.
   - Тия! - сурово воскликнул Исмир. - Не стоит беспокоить...
   - Подождите, - Страж ласково улыбнулся Тии, и её смущение немного уменьшилось. - Что ты хотела мне сказать?
   - Сати просил, чтобы я никому и никогда не говорила, и я обещала. Но вы - Страж Света... Я ведь могу сказать вам?
   - Конечно, девочка, - кивнул Страж. Тэлин прижала руки к груди, словно заранее боясь того, что скажет её младшая дочь.
   - Мы с Сати пошли в горы летом, но он не захотел подниматься со мной по склону, и мы пошли вдоль подножия, чтобы найти ахий. Но мы тогда так его не собрали... Мы увидели тело, израненное и разбитое, лежащее так, что вокруг не росло травы. Я сразу поняла, кто это, но Сати мне не верил. Когда мы подошли ближе, он открыл глаза,... - она вздрогнула и поёжилась.
   - Кто, девочка?
   - Воин Тени, - шёпотом произнесла она.
   Страж удивлённо посмотрел на неё. Отец хмыкнул, Тэлин схватилась за сердце.
   - Это был он. На нём были доспехи с символами Ночи, - заторопилась Тия. - Поверьте, это было так страшно! Мы с братом убежали оттуда, и вернулись домой. Он велел мне никому не рассказывать, чтобы никому в голову не взбрело туда ходить...
   - Воин Тени! - слабо воскликнул Страж. - Живой! Это многое объясняет...
   - Почему ты мне не говорила, Тия? - спросила мать тихо.
   - Но Сати...
   Отец продолжал хмуро молчать.
   - Дядя Страж, - продолжила Тия, краснея. - Сати сказал мне так, но через какое-то время ушёл туда. И потом он ещё уходил в горы, я думаю, он ходил туда, к Воину Тени.
   - Почему ты так думаешь? - спросил Страж.
   - Не слушайте её! Это невозможно! - рассердился Исмир. - Откуда она могла видеть Воина Тени!
   - Почему ты думаешь, что он ходил к Воину Тени? - повторил Страж.
   - Ну... Он брал с собой больше хлеба...
   - Он спрашивал меня про врага, - вдруг глухо произнесла Тэлин. - Нужно ли помогать страшному врагу, который может убить тебя, если он в смертельной опасности... О, Свет, пусть это будет не то, о чём я думаю! - она уронила голову на руки и заплакала.
   Страж поднялся, наклоняя голову.
   - Не бойтесь за вашего сына. Я уверен, он вернётся, и всё будет в порядке, - произнёс он. - Я возвращаюсь к моим друзьям, и мы поедем в горы...
   - Я могу показать, где был Воин Тени! - воскликнула Тия, вскакивая.
   - Сиди! - прикрикнул на неё отец. - Почему ты ничего не рассказывала?
   - Но Сати,... - захныкала Тия.
   - Прошу прощения, добрый друг, - обратился Страж к Исмиру. - Позволь, твоя дочь поедет с нами. Она поможет нам найти то место, где они видели Воина Тени, раз уж мы не почувствовали его. Не беспокойтесь за неё, она будет под охраной Стражей Света.
   Глаза Тии восхищённо загорелись.
   - Ну,... - отец кивнул. - Пусть. Я доверяю её вам... друг.
   - Будь осторожна, Тия! - прошептала Тэлин её вслед.
   Девочка выскочила следом за Стражем. Он подвёл её к своим товарищам, в это же время вернулся другой Страж - тот, что был у Кален.
   - Я послушал его тётю, - сказал он, - я готов дать руку на отсечение, что паренёк по имени Тэм - истинный Светлый Хранитель, - он посмотрел на Тию и спросил. - Кто ты, девочка?
   - Это сестра Сати, - сказал Страж, что был у них дома. - Она и брат видели Воина Тени в горах Стегоса.
   - У гор, - пискнула Тия. - Я думала, он мёртв...
   - Воина Тени? - переспросил кто-то. - Ты покажешь мне, где это было?
   Она энергично закивала головой.
   - Воин Тени, - прошептал один из Стражей. - Разве они не умерли?

______

  
   Сати вскарабкался на уступ горы и сел на корточки, переводя дух. Сегодня случилось нечто, что невозможно себе представить.
   Тэм оказался Хранителем! Настоящим Хранителем Света, который взглянул в глаза Воину Тени и не дрогнул! Который спас Сати, может быть, от смерти...
   Сати провёл ладонью по лбу и обернулся туда, где чернели две фигурки - он не ушёл слишком далеко, потому что твёрдо решил, что не покинет горы, оставив Тэма с Воином Тени. Было страшно думать о том, что ему может предстоять как по возвращении домой, так и если он останется в горах.
   Ни одна из фигурок не шевелилась. Наверное, они действительно разговаривают... О чём может разговаривать Хранитель и Призрачный Воин?
   О Призрачном Воине Сати слышал много легенд. Все эти легенды были страшными историями, дед Тифий рассказывал много таких, но, пожалуй, истории о Призрачном Лорде были самыми жуткими. Он был самым жестоким и самым таинственным из Лордов. По легендам, он убил своих родителей по приказу Хозяина, а потом поселился в своём замке и выходил оттуда только если Хозяин приказывал ему идти на охоту за Светлыми. Сати даже слышал, что замок Призрачного Воина сохранился до сих пор, по дороге в столицу можно увидеть черные мрачные стены давно уже покинутого всеми замка. Туда никто не решается входить, даже Стражи Света. Стражи желали бы сравнять этот замок с землёй, но Сила Ночи живёт там до сих пор, и она убивает Светлых, пытающихся приблизиться...
   Сати мог вспомнить очень много историй о Воине, у которого не было прошлого - так её называли Призрачного Воина. После Хозяина это был второй слуга Силы Ночи, который был известен почти всем. Сати слышал о походе Призрачного Воина на Хар Камет, об уничтожении Великого Побережья, о роли Призрачного Лорда в Гонке за Камнем Света - спустя много лет именно так назвали охоту за Камнем, как и о том, что Лорд был убит Светлыми Стражами...
   Кто-то постучал по его плечу. Сати обернулся, и увидел призрак девушки. Сестра Лорда была встревожена и куда-то указывала рукой...
   По полю мчались пятеро всадников. Сати вскочил на ноги, вглядываясь в эту движущуюся цепочку. Белые плащи всадников развевались от ветра... Они торопились к горам.
   - Стражи Света, - выдавил Сати, оборачиваясь на Воина Тени.
   "За кем? За мной - они ведь движутся со стороны деревни? Или за Воином? Или..."
   Сати стал торопливо спускаться. Страх схватил его за сердце, и он почти бежал обратно.
   Стражи Света... За ним? Из деревни... Кто-то сказал, что они с Тэмом ушли в горы... Но ведь они... они чувствуют его на расстоянии!
   Сати споткнулся о камень и перелетел вперёд, через голову, прокатился по снегу и встал не сразу, переводя дух.
   Воин Тени недовольно посмотрел на барахтающегося в снегу в попытках подняться Сати, у которого от удара вышибло дух, и он никак не мог сказать, в чём дело. Тэм взволнованно подошёл к Сати, отложив посох на снег, и помог ему подняться, легко и резко прервав разговор с Зэрандером.
   - Что случилось, Сати? - спросил он мягко.
   - С... Стражи... Пять Стражей... Они скачут сюда, к горам...
   Воин Тени выдернул меч из снега:
   - Пять Стражей?
   - Постой, Воин. Давай уйдём отсюда. Стражи ищут Сати, а не тебя...
   - Но они скоро поймут, что есть ещё и я, - Зэрандер качнулся на ногах, словно проверяя, хорошо ли его они держат.
   - Твои слова, Воин, заставили меня задуматься, - Тэм помог Сати подняться. - Я хочу дослушать тебя, но если ты будешь сражаться с ними, я не останусь.
   - Хорошо, - кивнул Зэрандер. - Сейчас пусть решаешь ты.
   - Они скачут изо всех сил, - выдавил Сати.
   - Пойдём, - Тэм похлопал его по плечу и, подобрав свой посох, указал рукой на узкую горную тропку среди камней, ведущую вверх. - Туда Стражи не смогут пойти верховыми, и мы оторвёмся от них. Ты согласен, Воин?
   Зэрандер поглядел в ту сторону, откуда прибежал Сати, потом кивнул:
   - Хорошо. Это меня устраивает.
   Сати побыстрее догнал Тэма, но пойти ближе к другу не решался. Ему было невероятно стыдно за то, что вдруг так оказалось: он владеет Даром Ночи, а Тэм - Хранитель... Могут ли они после этого быть друзьями?
   Лорд Тени следовал позади, последним, ещё держа в руке обнажённый меч. Сати шёл неверным шагом, иногда опираясь на камни.
   - Не переживай, Сати. Ты не виноват в том, что Воин дал тебе Дар, - Тэм вдруг стал казаться ему намного старше, чем был раньше. Сати покраснел мгновенно.
   - Мне теперь никогда не избавиться от него, - прошептал Сати. - А Стражи...
   - Стражи ничего тебе не сделают. Они не кровожадные убийцы, они всё поймут, если ты скажешь им правду.
   - Правду? Что я помогал Воину Тени?
   Тэрмис вздохнул:
   - Я уверен, что тебе нечего бояться.
   - Тэм... Почему ты... и он? - Сати опасливо обернулся на Лорда Тени.
   - Потом объясню, - коротко ответил Тэм. - Это очень сложно, но...
   Сати замолчал, не зная, может ли теперь по-прежнему легко разговаривать с Тэмом, если он - Хранитель. Он чувствовал смущение и какую-то вину.
   - Я тебе помогу, - пообещал Тэм. - Я поговорю со Стражами, если ты с ними вдруг столкнёшься...
   - Нет, Тэм... Не надо,... - покачал головой Сати. - Я сам с ними... если вдруг встретимся...

8

Идущие одной дорогой

______

  
   Тия вцепилась пальцами в гриву лошади и прятала лицо от ветра. Стража звали Кертис, и он сидел позади, изредка придерживая её одной рукой.
   Впереди скакал на сером жеребце Стемарк, Наделённый Страж - их командир в этом пути. Он был самым серьёзным из них, и почему-то казался Тии сердитым на неё за то, что она навязалась с ними в горы. Когда Тия шёпотом спросила у Кертиса, почему Стемарк называется Наделённым, а не просто Стражем, он обернулся, расслышав вопрос, и она покраснела до кончиков ушей.
   - Ты его боишься, Тия? - спросил Кертис, смеясь.
   - Нет, - торопливо ответила Тия. - Но он какой-то... Какой-то... злой...
   Кертис чуть-чуть отстал от своих друзей и объяснил:
   - Он ведёт нас, мы все слушаем его, потому что он Наделён. Таких избирает сама Сила Дня. Стемарк только кажется строгим. В нём ключом бьёт Свет, но у него было очень тяжёлое прошлое, поэтому он часто хмурится. Тебе не надо бояться его.
   - Я чувствую Силу Ночи, Стемарк! - Страж по имени Увлер придержал своего коня. - Это более сильное, чем то, что было раньше.
   - Я тоже это заметил, - ответил Стемарк. - Воин Тени, не иначе... Твой брат что-то говорил тебе о нём? - повернулся он к Тии.
   - Нет, только то, что он якобы мёртв, - ответила Тия.
   - Как мог выжить Воин Тени? - Увлер взглянул на горы. - Тем более там, где была последняя битва...
   - Он лежал, весь израненный и засыпанный песком, будто сто лет не шевелился, - сказала Тия.
   - Сила Дня уничтожила всех Воинов Тени, а он остался жив? - пожал плечами Стемарк. - Надо как можно быстрее разобраться с этим. Показывай дорогу, девочка, - сказал он.
   Тия указала рукой в сторону, где подошва горы изгибалась:
   - Там.
   Стражи вновь сорвались с места. Тия взглянула на серьёзное лицо Стемарка и ещё раз подумала, что он совсем не похож на Кертиса.

______

  
   - Вот, вот! - воскликнула Тия, приподнимаясь в седле. Кертис мгновенно подхватил её и опустил на землю, потом спрыгнул следом.
   Стемарк спокойно спешился, потом остальные Стражи. Они полукругом стояли вокруг наваленных в кучу камней, присыпанных снегом.
   - Он лежал на них, - голос у Тии дрогнул, - раскинув руки, и голову закинув назад.
   Стемарк, присев на корточки провёл рукой по снегу, разгребая его.
   - Здесь не росло травы, - сказал он, наконец, - только камни. Голая земля, песок и камни...
   - Он упал сверху, вероятно, - заметил Увлер. - С вершины. Это возможно...
   - Он бы расшибся насмерть, - возразил Гортек. - Насмерть.
   - Если только что-то не защитило его, - ответил Стемарк. - Но сейчас его всё равно здесь нет.
   - Сила Ночи ощутима откуда-то оттуда, - Кертис махнул рукой в сторону. - Стемарк, мы не можем оставить это так...
   - Я знаю. Мы должны понять, что здесь случилось, и как связан с Воином Тени её брат, - Стемарк поднялся и огляделся. - Пойдём вдоль подножия. В ту сторону, откуда чувствуется Сила Ночи, но наверх подниматься не будем.
   - Что же с Сати? - прошептала Тия, с опаской глядя на заснеженные камни. - Где он?
   - Не бойся за него. Воин Тени мог забрать его с собой, или он просто испугался нас. Мало ли что он мог подумать? - Кертис подсадил её на свою лошадь.
   - С чего ему бояться Стражей Света, если он не специально овладел Силой Ночи? - скептически отозвался Стемарк. - Это ещё под вопросом...
   - Сати ни в чём не виноват! - воскликнула Тия возмущённо. - Вы его не знаете!
   Стемарк спокойно обернулся к ней:
   - Да, я его не знаю. И это помогает мне мыслить всеобъемлюще. Искушение слишком велико, когда дело касается Сил.
   Тия хотела что-то возразить, но Стемарк уже отъехал в сторону.
   - Не волнуйся, всё с твоим братом будет в порядке, - вздохнул Кертис. - Стемарку всегда всё кажется хуже, чем есть на самом деле. Просто на нём ответственность больше... Он - Наделённый.
   Тия облизала губы и поёжилась от мороза, закравшегося под меховую жилетку. Будто бы стало ещё холоднее.
   - Слышишь? Выше нос, - Кертис снял свой белый плащ и накинул его ей на плечи. Она благодарно что-то пробормотала и закуталась в него.
   Увлер подмигнул ей:
   - Найдём мы твоего брата!
   "Какие они все добрые..." - подумала Тия, млея от тепла, но тут же заметила взгляд Стемарка, направленный выше в горы.
   - Там был Алтарь Света, - проронил Наделённый Страж. - Если он упал, то оттуда.
   - Там были только Хозяин Ночи и Лорды, Стемарк. Они все умерли, - Гортек снова принялся возражать.
   - Значит, кто-то жив, - ответил Стемарк.
   Это прозвучало похоже на приговор. Кто-то жив. Кто-то, пришедший из Силы Ночи.
   Тот, кто присягнул Хозяину. Тот, кто наверняка решит вернуть его.
   Воин Тени.
   "Сати, пожалуйста, не будь связанным с ним, не будь! - Тия едва не расплакалась. - Я ведь ничего не могу, я просто маленькая девочка, маленькая девочка!"
   - Взгляни, Стемарк, пещера, - сказал кто-то. Тия вздрогнула, поднимая голову.
   Невысоко на склоне действительно была пещерка, а вокруг было множество следов.
   Стемарк огляделся и втянул морозный зимний воздух в нос, словно принюхиваясь.
   - Он был здесь, - произнёс он. - Увлер, проверь пещеру.
   Тия соскочила с коня Кертиса без помощи Стража и побежала к пещере первой. Никто не успел её остановить.
   Она вскарабкалась на уступ, и наткнулась на безжизненно лежащие веточки. В пещерке догорал костёр, и в двух местах песок был примят, как будто там кто-то спал. Тия прошла вперёд и не сдержала взволнованного вскрика.
   - Куда тебя понесло, девочка! - Увлер уже вошёл в пещерку, и на этот раз он не улыбался. - Здесь повсюду Сила Ночи!
   - Здесь был мой брат, - прошептала Тия, присев на корточки. - Это его фляга...
   - Увлер! Тия! - позвал Стемарк. Он впервые назвал её по имени. - Я вижу следы трёх человек. Кроме Воина Тени и твоего брата был ещё кто-то.
   - Тэм, - встрял Кертис. - Тэм, Хранитель.
   Тия позволила Увлеру вывести её из пещерки. Страж тяжело вздыхал, оглядываясь.
   - Значит, где-то должно быть его тело. Воин Тени не позволил бы Хранителю...
   - Здесь нет следов смерти! - произнёс Стемарк. Тия вопросительно посмотрела на Кертиса.
   - Наделённый чувствует смерть, и каждая смерть ранит его сердце, - негромко пояснил Кертис.
   - Хранитель ушёл вместе с Воином и её братом, - Арман покачал головой. - Хранитель Света? Истинный Хранитель? Невозможно.
   Стемарк выглядел невозмутимо и спокойно. Он чуть опустил веки, и говорил негромко, умиротворённо:
   - Что-то происходит, друзья. Сила Ночи и Сила Дня сплетаются воедино в этом месте. Я не могу сказать, что это.
   Судя по лицам Стражей, Тия поняла, что стала свидетельницей чего-то невероятного.
   - Хозяин может вернуться, - завершил Стемарк. - Никто из нас не желает верить в это, но когда Сила Дня и Сила Ночи объединятся в одном человеке, если слуга Ночи и Светлый пойдут одной дорогой, он вернётся. Таково предсказание последнего истинного Хранителя, который был в Ордене, - он оглядел замолкших и разом осунувшихся Стражей. - Воин Тени и Хранитель Света следуют вместе всё выше в горы, и с ними мальчик, обладающий Даром Ночи... Мы должны остановить их.
   - Надо доложить Клинку Света, - сказал Гортек. - Немедленно.
   - Мы не имеем права ждать, - ответил Стемарк. - Ни секунды. Мы идём в горы.
   Повисло молчание. Тия старательно пыталась понять, что же такого страшного случилось, но не поняла.
   - А как же девочка? - спросил Увлер. - Она не может вернуться одна домой!
   - Я могу идти с вами, - робко произнесла Тия.
   - Глупости, - возразил Кертис. - Тебя ждут твои родители, и потом, ты не можешь...
   - Мы не должны медлить! - оборвал его Стемарк. - Ни минуты! Седлайте коней!
   - Но Тия! - Кертис резко выпрямился. Без плаща он казался простым воином, но белый шнурок на его запястье ясно говорил о его принадлежности к Свету. - Ты не можешь подвергать её опасности, Стемарк!
   - Я не хочу, чтобы мои приказы обсуждались, - отрезал Стемарк. - Арман, следуй вперёд, узнай, есть ли дорога для конных.
   - Стемарк! - воскликнул Кертис. - Стемарк, ты не можешь игнорировать меня вечно! - но Наделённый уже скрылся впереди. Начался снегопад, резко и неожиданно. Хлопья снега оседали на тёмных коротких волосах Кертиса. Страж обернулся к закутавшейся в его плащ Тие. - Я верну тебя домой, девочка... Я потом догоню их,... - он тяжело вздохнул.
   - Вас накажут, если вы ослушаетесь командира, - выдавила Тия. - А там, куда вы идёте, мой брат! Я не боюсь!
   - Стемарк сошёл с ума! Ты не можешь идти с нами. Сколько тебе лет, девочка?
   - Двенадцать, - гордо поднимая подбородок, сказала она. - И, пожалуйста, называйте меня Тия. А то я начинаю чувствовать себя игрушкой.
   На самом деле, ей хотелось плакать. Но Кертис выглядел так, словно его ударили из-за угла пыльным мешком, и она, замечая его замешательство, не хотела расстраивать его ещё больше.
   - Кертис! - донеслось из снежной пурги впереди. - Где ты?! Стемарк злится, пойдём!
   - Это глупость, Увлер! - Кертис подсадил Тию, помог ей удержать равновесие, сел позади неё и шепнул ей негромко на ухо. - Прости меня... Я клянусь, я привезу тебя домой!
   - Я не думаю, что стоит спорить с Стемарком, - заметил Увлер, приближаясь. - Давай, поторопимся. Арман вот-вот найдёт дорогу, по крайней мере, я так думаю. Не искать же нам с тобой её повторно.
   Тия покрепче вцепилась немеющими пальцами в гриву лошадки Кертиса и стиснула зубы.
   "Сати, ну зачем же ты туда ходил? Ты сказал, что это я маленькая и глупая, а сам, а сам! Мне начинает казаться, что я умнее, Сати!" - она даже начала злиться, и поэтому стало теплее.

______

  
   Сати озирался по сторонам, не веря своим глазам. Он никогда не забирался так высоко... и в такой компании.
   Ни Тэм, ни тем более Зэрандер ничего не говорили. Начал идти снег, но на это они тоже не обратили внимания. Сати постоянно вертел головой, желая понять, не следуют ли за ними Стражи. Но там он никого не видел, только снежный буран.
   Ветер едва не сбивал его с ног. Он цеплялся за скользкие камни, поскальзывался, но потом поднимался. Тэма ветер словно не беспокоил, он нещадно рвал его одежду и походный плащ, но Тэрмис только крепче сжимал в руке посох. На Воина Тени Сати старался не оборачиваться. Дыхание позади было ровным и нечастым. Несколько раз, когда Сати падал, он оказывался прямо на дороге у Воина Тени, и тогда он чувствовал, как чья-то сильная рука хватает его за плечо и ставит на ноги. Сердце замирало в такие моменты, но Лорд Тени всё равно не говорил ни слова.
   Странным образом Воин Тени в глазах Сати приобретал всё более человеческие черты. Если он вдруг оступался, то ругался вполголоса, если снежинка залетала ему в нос - оглушительно чихал. Меч Призрачного Воина был просто заткнут за пояс, и, казалось, доставлял ему немало трудностей.
   Сати вскарабкался на очередной камень и перевёл дух. Вокруг был сплошной белый туман... Наверное, в спокойную погоду отсюда открывается прекрасный вид на горы и поля, наверное, отсюда видно всю деревню, наверное... Сати тяжело вздохнул при мысли о доме.
   Стражи ехали оттуда, из деревни. Они за ним, непременно за ним... Тэм утверждает, что он должен просто поговорить с ними, Зэрандер бросил, что Сати мог бы уже быть мёртв...
   - Сати, что ты встал столбом? - поинтересовался Тэм. - Давай, двигайся! Ещё немного!
   - Ага, вон до той скалы, да? - язвительно спросил Сати. - Или, может, вон до того гребня? Я больше не могу! - он опустил руки. - В конце концов, мне просто холодно...
   - Стражи не идут за нами, - вмешался Зэрандер. Это были первые слова Лорда Тени за последнее время. - Они пошли в обход, ищут дорогу, по которой поднимутся верхом. В такую метель вряд ли им это удастся. Давай подождём, Хранитель.
   Тэм обернулся. Сати понял, что Тэрмис удивлён. Удивлён был и Сати... Не похоже, чтобы Призрачный Воин устал или замёрз, но он вступился за него... В то время как Тэм заставлял его идти дальше и дальше.
   Но ни Тэм, ни Сати не задали интересовавшего их вопроса.
   - Куда мы идём? - Сати принялся растирать плечи руками, чтобы не замёрзнуть. - Мы уходим от Стражей, я это понимаю. Но куда?
   - Видишь там, впереди, часть скалы, всю в трещинах? - Тэрмис устроился на камне, прикрывая лицо от ветра воротником своего плаща. - Мы идём туда.
   - Дорога туда завалена, Хранитель, - Лорд Тени насмешливо посмотрел на Тэма. - Ты что, не видишь камни?
   - Туда можно пройти. Отец рассказывал мне, что то, что Алтарь закрыт от людей - сказки. Просто те, кто не хочет, чтобы там бывали люди, говорят, что прохода нет.
   - Я не слышал никаких толков вот уже сто пятьдесят лет, Хранитель, но к той скале подойти нельзя.
   Сати пригляделся к тому, о чём говорили Воин и Тэм. Скала была одиноким шпилем, направленным прямо в небо, но вокруг неё высилось такое множество камней, что казалось невозможным подойти к ней...
   Потом он понял, что Тэм назвал эту скалу Алтарём.
   - Алтарь Света? - переспросил Сати поражённо. - Там, где хранился Камень Света? Где...
   - Да, Алтарь. Теперь это просто камень, Сати. Но ещё это то место, куда не пойдут Стражи.
   - Почему? Если мы найдём туда дорогу, почему они не пойдут?
   - Клинок Света заявил однажды, что место падения Силы Ночи не стоит осквернять оружием... Они будут сторожить нас вокруг, ждать, пока мы выйдем, но шагнуть туда они не посмеют.
   - Но я не хочу от них скрываться! - воскликнул Сати. - Они могут подумать, что я...
   - Не хочешь от них скрываться? - переспросил Воин Тени.
   - Сати, тебе действительно лучше встретиться со Стражами. Но Зэрандер не должен с ними встречаться. Это решено, - Тэм серьёзно посмотрел на Воина тени и повторил. - Мальчик не должен идти с нами.
   - Ну уж нет, он пойдёт с нами! - глухо проговорил Воин Тени. - Ты сам решил, что нас будет трое, значит, так и будет!
   - Я сказал ему идти с нами, потому что не рассчитывал на то, что Стражи решатся искать нас так серьёзно! - возразил Тэрмис. - Сати не должен быть для них врагом, Воин!
   Сати слушал то одного, то другого, и уже начинал подумывать о том, что неплохо было бы, если бы кто-нибудь из спорщиков догадался спросить его. Право решать за него и Воин Тени, и Тэм уже считали само собой разумеющимся.
   - Я не советовал бы ему попадаться на глаза Стражам, - Зэрандер мельком взглянул на Сати, и тот поёжился так, словно взгляд Воина исходил из самой Зимы. - Ты знаешь о том, что если Светлый и Тёмный идут по одному пути, это грозит окончиться Концом одной из Сил. Полагаю, Стражи знают это. И волнуются за Силу Дня.
   - Предсказание ЛаВинира! - воскликнул Тэм, и его глаза широко распахнулись. - Как я мог забыть!
   - Не знаю, кто такой ЛаВинир, - любовался его растерянностью Воин, - но это древняя истина. В ваше время она может облечена в какие угодно предсказания. Но она остаётся истиной.
   - ЛаВинир был последним истинным Хранителем в Ордене, - Тэрмис нервно дёрнул плечом. - Воин, ты втянул меня в неприятное дело! Надо было отказаться от разговора с тобой!
   - Теперь уже поздно.
   - Предсказание ЛаВинира касалось возрождения Хозяина, - сказал Тэм. - Воин, ты говорил мне другое...
   - Я не знаю ничего про возрождение Хозяина, но про падение Силы знаю. Правда, наши пути должны вскоре разойтись, Хранитель, - Воин Тени прошёл ещё немного вперёд, глядя на скалу, в которой вырублен Алтарь. - У меня будет свой, а у тебя - свой, так что волноваться будет не о чем. Но раз мальчик идёт с нами, значит, так надо.
   Хранитель вздохнул, глядя то на Сати, то на Зэрандера, он покачал головой, но потом всё-таки спросил:
   - Сати, что ты думаешь? Как ты хочешь? Можешь пока спрятаться в Алтаре, а потом мы встретимся со Стражами вместе. Или подожди их здесь - они найдут тебя.
   Сати, мелко дрожа от холода, повёл плечами:
   - Мне не хочется признаваться, но лучше с ними встречусь я не один...
   Воин Тени впереди хмыкнул, но промолчал.
   - Тогда поторопимся к Алтарю. Там уже давно нет Силы Дня, как и Силы Ночи. Это место чистое от пререканий двух Сил.
   Тэм снова пошёл вперёд. Сати, цепляясь за камни, стал карабкаться следом, но он так устал за последний час, что сильно отстал. Воин Тени за его спиной не говорил ни слова, но иногда Сати оборачивался, и встречал его колючий жёсткий взгляд, после которого снег казался раскалёнными искрами.
   - Твоё имя - Сатиан? - вдруг спросил Воин. Сати подскочил на одном месте и побоялся повернуть голову к Лорду Тени. - Твоё имя - Сатиан? - повторил вопрос Зэрандер. - Полное имя?
   - Да, - с трудом выговорил Сати.
   - Как странно,... - голос Воина стал тихим, но он говорил не шёпотом. - Как странно... Так похож...
   - На кого? - Сати решился и обернулся, но Воин только безразлично пожал плечами.
   - Не твоё дело, мальчишка. Иди быстрее, я устал плестись за тобой.
   Сати вздрогнул и заторопился, но слова Воина не выходили у него из головы. Похож? На кого?

______

  
   - Я начинаю сомневаться в том, что Хранитель Тэрмис - истинный, - сказал Увлер. - Я чувствую его след рядом с Воином Тени, и не то, чтобы он торопился наставлять его на путь Света!
   Стемарк придержал коня, прикрывая глаза ладонью.
   Они следовали уже долгое время, в обход, по широкой дороге. Несчастные кони, не привыкшие к столь холодным и продолжительным трудным переходам, брели медленно, но никто из Стражей не решался предложить Стемарку идти дальше пешком. Наделённый выглядел сейчас особенно нелюдимо.
   Кертис шёл рядом со своей лошадью, а в седле, кутаясь в его плащ и прячась в нём от снега, сидела Тия. Ей было невероятно неудобно из-за того, что она доставляет ему столько неудобств, но заговорить на эту тему он ей не давал. Несколько раз он пытался обратиться к Стемарку, но суровый Страж не реагировал на его слова, как будто Кертис был для него пустым местом.
   - Хранитель и Воин идут одной дорогой, и с ними тот, кто не был ни Тёмным, ни Светлым от рождения, - пробормотал Стемарк. - Свет и Тьма на одной дороге приведут к падению Сил, Свет и Тьма в одном человеке возвратят Хозяина...
   - Стемарк? - встревоженно переспросил Арман. - О чём ты говоришь?
   - Да пребудет с нами Свет, - заключил Стемарк и обернулся к остальным. - Эта троица взошла к Алтарю.
   - Невозможно! - воскликнул Гортек. - Путь туда закрыт!
   - Они там, и мы все чувствуем, - Кертис опустил голову. - Как бы тяжело нам ни было это признавать.
   - Мы не можем туда пойти! - воскликнул Арман. - Мы не можем пойти за Воином Тени, не осквернив Алтарь Света!
   - Хранитель не истинный! - прорычал Стемарк. - Спешивайтесь, друзья! Мы будем ждать их, я готов ждать вечность, но я дождусь - и Воин Тени больше не ступит и шага по земле, которая находится под защитой Силы Дня! Как и Хранитель, что потакает ему!
   Тия испуганно поглядела на Кертиса. Тот развёл руками и покачал головой, словно признавая, что Стемарк прав.
   - Но Сати,... - прошептала Тия. - Камень Света! Как же Сати?
   - Не беспокойся за своего брата, никто его не тронет, - пообещал Кертис, но голос Стража был слишком неуверенным, чтобы Тия легко поверила ему.
   Кертис помог ей спрыгнуть с лошади. Оказавшись на снегу, Тия постаралась отойти в сторону от находившихся в постоянном и каком-то беспокойном движении Стражей и стала смотреть туда, где находился когда-то Алтарь Света. Так много легенд она слышала, но никогда не могла подумать, что когда-нибудь сама окажется рядом с этим местом.
   Эта скала была словно разрублена наполовину, причём, второй половины не было нигде рядом, даже в виде камней - все камни огибали скалу полукругом с другой стороны, создавая трудно проходимую стену. По скале пробегали трещины, казалось, она вот-вот распадётся на части... Тия видела огромный вход, высеченный прямо в скале. Если верить легендам, когда-то его скрывали гигантские, в несколько человеческих ростов, двери, но сейчас это был просто зияющий проём и ничего больше. Пещера. Огромная пещера.
   - Я должен извиниться перед тобой, девочка, - послышалось сзади. Тия, путаясь в широком плаще Кертиса, попыталась обернуться, но едва не упала.
   Стемарк, сурово хмурясь, смотрел на неё, а она краснела и очень хотела спрятаться куда-нибудь подальше от этого взгляда.
   - Нет... В смысле... Не за что... То есть...
   - Я надеялся не дать Воину Тени уйти, - Страж поглядел на скалу и глаза его полыхнули гневом. - Но он нашёл укрытие, где мы не способны достать его! Мне жаль, что с ним теперь твой брат, - добавил он.
   - Сати... Сати там не по своей воле, я уверена, - выдавила Тия. - Воин Тени... Он наверняка заставил его...
   - Возможно, - кивнул Стемарк. - Возможно. Но - Воин Тени и Хранитель Света вместе, вот что внушает мне сомнения. Они вместе, и это может быть разрушительным для всего нашего мира!
   - Почему Воин Тени не может измениться? - Тия замоталась в плащ ещё больше, словно чувствуя себя так более защищённой от странного взгляда Наделённого Стража. - Ведь через столько лет...
   - Он - Зло, и я клялся очищать наш мир от таких, как он! - Страж встряхнул головой. - Клинок Света наверняка уже почувствовал его. Наши воины будут искать его повсюду, пока не найдут и не убьют...
   - Но это жестоко! Если он больше не хочет войны? Если... Ведь он не может избавиться от Силы Ночи!
   - Ничто не мешает служить Свету тем, кто ему служит, - отозвался Страж. - Жестокость преследует нас в нашей жизни, девочка. Это великая боль, когда ты видишь страдания, а смерть - любая, даже смерть врага - опустошает твою душу. Но Воин Тени - зло, которое нельзя допустить. Он должен умереть в любом случае. И те, кто следуют за ним...
   - Вы убьёте моего брата? - прошептала Тия, чувствуя подступающие к глазам слёзы. - Вы называете себя Стражем Света и говорите такие слова?!
   Стемарк словно очнулся ото сна, он посмотрел на Тию странным и тяжёлым взглядом и ответил резко и холодно:
   - Если Сила Дня не даст мне убить его - тогда я не убью. Я покорюсь её воле. Но те, кто осквернили Алтарь Света - не Светлые. Я клялся уничтожать Зло, девочка. И не допустить возвращение Хозяина - моё призвание. А ты прости меня за то, что тебе пришлось быть с нами. Как только с Воином Тени будет покончено, мы отвезём тебя домой.
   - Нет! - воскликнула она так громко, что Стражи, скользившие неслышными тенями вокруг, обернулись. - Дайте мне слово, что я вернусь домой вместе с братом! Дайте! - потребовала она.
   - Тия, - попытался вмешаться Кертис, предчувствуя грозу, однако Стемарк остановил его.
   - Я тебе обещаю: никто не тронет твоего брата, если он сам не попытается поднять на нас оружие или обернуть против нас свой Дар. Если всё - случайность, и Воин с Хранителем силой затащили его туда, то он придёт к нам, как только у него будет возможность! Но если он - враг, я свободен от обещаний.
   Тия побледнела, становясь почти одного цвета с плащом Стража. Решительность в лице Стемарка испугала её.
   - Мой брат... Он не... Я не верю...
   Стемарк развернулся и пошёл прочь. Тия села на камни и уткнулась лицом в ладони, заставляя себя не плакать. Сати бы засмеял её, если бы она заплакала... Засмеял бы...
   Сати...
   - Тия, - кто-то сел рядом и погладил её по голове. - Стемарк немного резок, да, но... Я тебе обещаю, что твой брат...
   - Пожалуйста, не трогайте меня, - попросила Тия глухо. - Я очень прошу... Не трогайте...
   Страж поднялся и отошёл в сторону. Чем больше он думал о происходящем, тем больше убеждался, что Стемарк не прав.
   Воин и Хранитель следуют одной дорогой, и возрождение Хозяина близко, но с разной целью можно воскресить Хозяина...
   Например, чтобы его убить.
   - Кертис! - позвал его голос.
   - Да, друг, - отозвался Кертис, оборачиваясь. - Стемарк, ты зря напугал её... И не сверкай на меня глазами. Я слишком хорошо тебя знаю...
   - Кертис, - Наделённый положил на его плечо тяжёлую руку. - Разве тебе не странно, что вместе от нас бегут и Воин Тени, и Хранитель Света?
   - Мне странно, что ты норовишь поднять меч против ребёнка, которого обманул Воин Тени, Стемарк! - возразил Кертис. - Я сожалею, что говорю тебе грубости, но это недостойно Стража Света!
   - Кертис, я сейчас несу ответственность за то, вернётся ли Хозяин или нет...
   - Ты забегаешь вперёд! Далеко вперёд! Знаешь ли ты, суждено ли исполниться предсказанию? Что для этого надо? Какой срок оно должно выдержать? Кем должен быть Хранитель, и кем - Воин? Стемарк, ты должен помнить, что там, среди них, есть невинный человек! Мы поклялись их защищать, а ты хочешь обратить против него оружие!
   Стемарк сдёрнул с плеч белый плащ Стража и бросил его на снег.
   - Если я не прав, пусть Свет поразит меня! Близится возвращение Силы Ночи! - Стражи оборачивались к нему, испуганно смотрела на него маленькая Тия. - Так сказал мне Клинок Света, когда вызвал меня к себе! Это было прямо перед нашим отправлением сюда, в эту деревню, забытую Силами! Он сказал, что многие чувствуют, что Хозяин вот-вот вернётся! Он сказал, что нет ни одного Хранителя, и Свет несём мы и только мы! Если от меня сейчас зависит возрождение Хозяина, я сделаю всё, чтобы он не вернулся, с кем бы мне ни пришлось сражаться - с Воином Тени, с Хранителем Света или с мальчишкой! И пусть Свет будет свидетелем моим словам! - он отвернулся и как-то сгорбился, словно под какой-то невероятно тяжёлой ношей.
   - Ты не прав, Стемарк, - спокойно ответил Кертис, и голос его был печален. - Я не Наделённый, и меня не вызывал к себе сам Клинок Света, но ты не прав. Невинные не должны страдать.
   - Ты не знаешь, - глухо проговорил Стемарк. - И никто не знает. Клинок сказал мне, что Хозяин являлся к нему во сне и сказал, что скоро Сила Ночи обрушится на тех, кто не будет ей покорен... Никто не знает, кто окажется возрождённым Хозяином. Возможно, он уже среди нас. Любой человек...
   Кертис поражённо молчал. Не шевелились и остальные Стражи. Тия дрожала от холода и едва сдерживаемых слёз.
   - Вот почему я так говорю об этих троих, Кертис. И вы все, знайте! Я говорю так, потому что Хозяин уже здесь! - восклицание это прозвучало, как приговор. Почти все слова Стемарка были приговорами.
   - Прости, Стемарк, - ответил Кертис. - Мне просто жаль людей, которые страдают из-за этого. Из-за войны Силы Дня и Силы Ночи. Но я не дам тебе убить этого мальчика, даже если он окажется самим Хозяином, да защитит нас Свет! - он прижал руку к груди. - Я обещаю тебе. Мы не должны убивать, Свет - защитник, а не убийца!
   Стемарк не ответил.
   Стражи зашевелились, начиная переговариваться, перебрасываясь фразами, стараясь забыть странный и неприятный разговор.
   "Камень Света, какие же страшные вещи они говорят! Возвращение Хозяина... И Сати? Сати? Нет, нет, только не Сати!" - беспокойно думала Тия.
   Наделённый Страж продолжал молча смотреть в пустоту. Кертис уже ушёл - Стражи решили разделиться, чтобы не пропустить, если вдруг троица решит уйти из Алтаря.
   Словно желая первой сделать шаг к примирению, Тия робко приблизилась и протянула ему белый плащ, лежавший в снегу и почти сливавшийся с ним цветом.
   - Оденьте, холодно очень,... - прошептала она.
   Стемарк вздрогнул и обернулся. Его глаза словно не сразу заметили невысокую девочку, закутанную в белый плащ Кертиса.
   Он забрал свой плащ и накинул его на плечи, не говоря ни слова. Со вздохом Тия отошла в сторону, но голос Наделённого нагнал её:
   - Прости меня, девочка, что ты оказалась замешана во всём этом. Этого не должно было случиться.
   - Это всё Воин Тени, - выдавил Тия, мученически улыбаясь. - Но вы всё-таки... Не думайте, что он обязательно будет плохим... Иногда бывает, что люди меняются... Со временем, - добавила она.
   - Говорят, дети дают советы мудрее самых мудрых старцев, - Стемарк погладил эфес своего меча ладонью. - Твой брат будет в безопасности от влияния Воина, как только они выйдут из Алтаря. Я обещаю тебе.

9

Правда о Стемарке

______

  
   Стемарк почувствовал, как невидимый хлыст ударил его сзади по ногам. Не устояв на скользком снегу, Наделённый Страж упал на колени, опираясь руками на камни.
   - Что это за речи ты принялся говорить? - шелестящий шёпот пронёсся над ним. Стемарк втянул голову в плечи, испуганно озираясь, боясь, что кто-то может увидеть его.
   Его серьёзность, неприступность, суровость как рукой сняло. Он побледнел, на лбу выступили блестящие капельки пота. На лице отразился страх.
   - Я сказал тебе, что мальчишка должен быть жив! Жив, любой ценой! А что говоришь ты?
   Прямо над ним в воздухе возникла тёмная полупрозрачная мужская фигура. Стемарк старательно отводил глаза в сторону.
   - А твои речи наводят меня на мысль, что ты хочешь предать меня, Страж! - мужчина опустился на снег и заставил Стемарка поднять голову. Глаза Стража отражали бледное хищное лицо мужчины.
   Этот призрак был реален. Стемарк знал это слишком хорошо - всё, что он делает, реально.
   - Нет, Хозяин! - выдавил он. - Нет, я...
   - Ложь это неплохо, но приплетать Клинка Света было вовсе не обязательно! - Хозяин был явно недоволен. - И твоё странное стремление убить мальчишку наталкивает меня на мысль, что ты хочешь пойти против моей воли,... - улыбка, растянувшая бледные губы Хозяина, была такой елейной, что Стемарк невольно дрогнул. - Ты же знаешь, что я могу сделать с тобой, если ты решишь пойти против меня? - спросил он, усмехаясь.
   - Я верен вам, Хозяин! - голос его подрагивал. - Я... просто для... чтобы они не...
   Прикосновение призрачной руки Хозяина было холодным. Стемарк вздрогнул и едва не отдёрнул руку.
   - Если я прикажу тебе снять его, - тонкие пальцы Хозяина подцепили шнурок, - то ты не осмеешь ослушаться, правда?
   - Нет, пожалуйста,... - прошептал Стемарк. - Я сделаю всё, как вы говорите... Я никогда и не думал, чтобы... Пожалуйста, Хозяин!
   - Твои друзья, увидев тебя без шнурка, вряд ли будут верить тебе и дальше, а одеть его обратно ты уже не сможешь, - продолжал Хозяин равнодушно. - А ещё я могу дать тебе Дар Ночи. Ты же не откажешься от такой милости? - он глухо рассмеялся, закидывая назад голову.
   - Нет, прошу вас! - Страж чувствовал комок страха, разворачивавшийся внутри него.
   - Твои друзья почувствуют Дар Ночи и убьют тебя, а Сила Ночи будет ждать тебя с распростёртыми объятиями, слуга! - голос Хозяина стал жёсток. - А я найду другого, кто будет мне верен.
   - Я верен вам, Хозяин! - торопливо говорил Стемарк. - Я никогда не предам вас! Я и не думал... и не думал убивать мальчика! Я просто...
   - Если бы ты думал, ничтожество, я давно бы убил тебя! - воскликнул призрак. - А теперь иди и убей Воина Тени и Хранителя! Обоих!
   - Но Хозяин, - робко начал Стемарк. - Хранитель - истинный Светлый...
   - Тебя это волнует? - усмехаясь, спросил призрак.
   - Нет! - быстро воскликнул Стемарк. - Но проклятие...
   - Значит, так. Слушай меня, слуга. Ты убьёшь Воина Тени и Хранителя, а мальчика заодно с его сестричкой отвезёшь в деревню и забудешь о них.
   - Но Клинок знает о Силе Ночи в этом мальчике! - возразил Страж.
   - Ты стоишь на коленях, а восклицаешь так, словно восседаешь на троне, - отрезал Хозяин и исчез.
   Стемарк снова заозирался по сторонам, боясь, что кто-то мог заметить его разговор с призраком Хозяина. Потом торопливо поднялся и отряхнул снег.
   Он принёс клятву Хозяину, когда тот сказал, что иначе наградит его Даром Ночи, и тогда его убьют его же товарищи. Это было на пятом посещении призрака, приходящего из Силы Ночи. Сначала он приходил во сне, но потом стал появляться наяву, грозя Стемарку тем, что их могли заметить в любое время. Хозяин вынуждал его дрожать от страха перед тем, что кто-то разгадает его тайну.
   Иногда ему было стыдно от собственного страха. Он начинал думать, что на следующий раз даст Хозяину отпор, но когда тот появлялся, когда его тёмный призрак мелькал перед глазами, Стемарк чувствовал, что не в силах ослушаться его...
   "Ты - никто, - прошелестело где-то над его головой, - но когда я вернусь, я вспомню о том, что ты помогал мне".
   Стемарк тряхнул головой и завернулся в белый плащ Стража. Так или иначе, но он убьёт этих двоих, а мальчика сохранит, а не то...
   Наделённый Страж вздрогнул и закрыл глаза.

______

   Сати с облегчением вздохнул только тогда, когда они шагнули под своды огромной вырубленной в скале пещеры. Он видел, как осторожно ступает Тэм, и как восторженно сияют его глаза, как усмехается Воин Тени, но сам думал о том, что почти становится частью легенды.
   Алтарь Света!
   Сати был немного разочарован. Это был простой мраморный куб в половину человеческого роста, и ничего больше. Абсолютно ровный, гладкий куб.
   - Он пылал, как истинный Свет, когда на нём был Камень, - произнёс Воин, и эхо разнесло его слова по всей пещерке.
   - Как Камень был снят с Алтаря, Воин? Ни один из вас не имеет права прикоснуться к нему... Это смертельно, - Тэм присел на край ступени.
   - Ларец был снят и открыт Стражем Света, который поклялся в верности Силе Ночи, - ответил Воин спокойно. Тэм вздохнул и покачал головой.
   Сати поднялся на несколько ступеней и сел повыше Тэрмиса.
   - Я ничего не чувствую, - сказал он. - Никакого Света.
   - Это место чисто от Сил, - сказал Тэм. - Здесь больше ничего нет.
   Стало тихо. Воин Тени поднялся наверх и рукой провёл по гладкому холодному камню, который когда-то был Алтарём.
   - Когда я схватил Камень Света, - проговорил он, и Тэм вздрогнул, оборачиваясь, но не перебивая его. Он выглядел так, словно Зэрандер сказал что-то такое, чего и представить себе нельзя, - меня пронзило лучами Света. Он был во мне и повсюду, не давая перевести дух от жуткой боли. Тогда Свет убил и Хозяина - он упал на Алтарь и исчез в белом сиянии. После этого я провалился вниз и прокатился по камням до самого подножия, - Зэрандер хлопнул ладонью по мёртвому камню. - А теперь здесь совсем нет Силы Дня! Поразительно...
   - Ты держал в руках Камень Света? - Тэм широко раскрытыми глазами смотрел на человека в доспехах, стоявшего на сороковой ступени. Его доспехи были пробиты и измяты, плащ за спиной висел лохмотьями, но осанка выдавала в нём настоящего воина, готового к бою и сейчас. - И ты жив?
   - Да, - обернулся Зэрандер. Сати поражался тому, как спокойно он разговаривает с Хранителем Света, со своим заклятым врагом. - И не спрашивай меня, почему. Я привёл Хозяина к Алтарю, я принял клятву Стража, что открыл Ларец, я хотел преподнести ему в подарок покорённую Силу Дня! - голос Воина кипел от гнева. - Но он меня предал!
   - Хозяин? - переспросил Сати и тут же пожалел о том, что вообще подал голос и обратил на себя внимание. Взгляд Воина, направленный на него, горел такой яростью, что Сати захотелось поскорее уже выйти навстречу Стражам.
   - Здесь были ещё четыре Лорда, и Хозяин приказал им убить меня! Сказал, что я больше ему не нужен! - взгляд Зэрандера переметнулся на юношу в походном плаще. - Как ты думаешь, Хранитель, хочу ли я его возвращения? Хочу ли я теперь служить ему?!
   - Твоя история странна, Воин, - едва выговорил Тэм. - Я всего лишь простой мальчишка со шнурком на шее по сравнению с теми истинными Хранителями, что были тогда, когда жил ты, и не могу говорить от Света, как это делали они, но... Думаю, что ты ненавидишь Хозяина ещё больше, чем ненавидишь Силу Дня.
   Зэрандер продемонстрировал звериный оскал и тряхнул головой.
   - Ты прав, забери тебя Ночь! Я ненавижу его! Больше, чем тебя, - Лорд Тени рассмеялся. - Может, тебе кажется, что за сто пятьдесят лет в Вечности я спятил?
   - Иногда кажется, - Тэм взглянул на Сати и вздохнул. - Но всё-таки я не знаю, не лжёшь ли ты мне и не желаешь ли просто вызнать местонахождение Камня Света...
   - Хозяин заставил меня страдать Вечность, и я лежал бы там дальше сто, двести, тысячу лет, если бы меня тогда не нашли эти два подростка! - Зэрандер стал спускаться. - Ты можешь мне верить или не верить, но я не позволю Хозяину возродиться, вот в чём дело!
   - Он и так не,... - начал было Тэм, но под взглядом Зэрандера запнулся.
   - Думаешь, это невозможно? Ты действительно слишком неопытен, чтобы хорошо разбираться в Силах, но я знаю планы Хозяина. Он рассчитывает вернуться. Причём, очень скоро.
   Сати зажал ладонью рот, чтобы опять не привлечь внимание Зэрандера. Лорд Тени о нём позабыл, и слава Свету... Но он говорит о возрождении Хозяина, как о том, что завтра опять будет снег в горах!
   - Откуда ты знаешь? - спросил Тэрмис. Он сидел, закинув голову назад, чтобы смотреть Зэрандеру в лицо.
   - Он разговаривал со мной.
   - Как? - переспросил Тэм. - Он разгова... Он?! Как?!
   - Опять в твоих глазах страх, Хранитель, - коротко рассмеялся Зэрандер. - Да, он. Это был всего лишь его голос. Он говорил мне, чтобы я встал на его сторону, пока не поздно, и помог ему, иначе когда он вернётся... В общем, это не так важно, что он там говорил, - оборвал сам себя Воин Тени. - Но он сказал, что готов вернуться, и что его новое тело уже ждёт его.
   - Новое тело? - переспросил Тэм. Голос его дрогнул. - Новое тело?
   - Я не знаю, что он задумал. Но, думаю, он уже не просто часть Силы Ночи. Его призрак может быть подобен призраку моей сестры, - Зэрандер указал рукой куда-то в пустоту, Тэм ничего там не видел, но решил поверить Воину на слово. - Она может воздействовать на предметы, писать чернилами по бумаге и палкой на песке, смеяться и плакать так, что ты её слышишь. Я не исключаю, я даже уверен, что могущество Хозяина более велико, и он может говорить с людьми. Он мог найти себе союзников, появляясь перед ними в виде призрака, устрашая их или обещая великие блага, когда настанет его царствование в этом мире.
   - Но,... - Тэм нахмурил брови. - Но если так... То как мы можем остановить его?
   - Мы? - переспросил Зэрандер с усмешкой. - Ты сказал "мы", Хранитель? У нас с тобой дороги разные. Я должен бороться с Хозяином, тебе прямая дорога бродить по миру да рассказывать всякие истории, - он сейчас нависал над Тэмом, и выглядел достаточно зловеще. - Но остановить его можно либо найдя и уничтожив то самое новое тело, но это может быть кто угодно. Или использовать Камень Света, чтобы задержать его.
   Тэрмис потёр рукой лоб, вытирая воображаемый пот. И ему приходится решать, верить Воину Тени или нет!? О, отец, был бы ты жив!
   - Ты... Ты знаешь, как использовать Камень Света?
   - Я пойму это, когда придёт время. Но для этого я должен знать, где Камень Света.
   Тэм поднялся на ноги, но даже стоя на одну ступень выше Зэрандера, он всё равно казался ниже ростом.
   - Я должен быть уверен, что ты не употребишь эти знания во зло и не станешь служить Хозяину вновь. Я должен быть уверен, что ты не возродишь его! Но я не могу быть в этом уверен, - он выглядел сейчас намного старше своих лет, словно тяжёлый выбор состарил его. - Я не скажу тебе о возможных местонахождениях Камня.
   Зэрандер побледнел и заскрежетал зубами, словно хищник. Глаза его загорелись нетерпением и злостью.
   - Ты пожалеешь об этом, Хранитель! - воскликнул он. Тэм отшатнулся, но сильная рука Воина схватила его за горло раньше. Тэм впился пальцами в мускулистую, исполосованную шрамами руку, но они лишь скользили по ней.
   - Нет! - метнулся в их сторону Сати, но Зэрандер снова отбросил его, как будто он был пушинкой. - Не убивайте его! - закричал он.
   Пальцы Зэрандера всё крепче сжимались на горле Хранителя. Тэм изо всех сил старался вывернуться, но воздуха уже не хватало, и он начал задыхаться.
   "Не надо было идти за ним... Слушать его... Он лгал... Но как похоже! Сила Дня отступает,... - мысли смешивались, - Сила Ночи всё сильней... Возвращение Хозяина... Свет со мной! Да защитит нас Камень Света..."
   Беспокойно метался призрак Лориен. Губы её шевелились, будто она что-то кричала, но никто её не слышал.
   - Не надо! - закричал Сати, поднимаясь. - Тэм, скажи ему, что он хочет!
   Тэм уже терял сознание, его руки безвольно повисли вдоль тела. В этот момент Зэрандер отшвырнул его вперёд себя. Тэм покатился по ступеням вниз, судорожно хватая ртом воздух. Воин Тени медленно спускался следом. Носком сапога он поддел посох, и тот тоже полетел следом за своим хозяином.
   - Я должен знать, где искать Камень Света! - прорычал Зэрандер. - И ты скажешь мне это!
   - Я не скажу тебе ни слова,... - прошептал Тэм. - Да будет Свет со всеми нами...
   - Свет! - Призрачный Воин замер на одной из ступенек. - Света здесь скоро не будет! Когда Хозяин вернётся, я уже не смогу справиться с ним! Мы должны противостоять ему, пока его нет, слышишь, ты, глупец?!
   - Ложь,... - Тэм шарил рукой по каменному полу, словно что-то ища. - Ложь...
   - Ну тогда умри! - Зэрандер выхватил меч. Лориен вцепилась в его руку, пытаясь остановить его.
   - Свет! - Сати хотел опять броситься вниз, чтобы помешать Воину Тени, но когда Лориен поняла, что бессильна сделать что-то с братом, она возникла на его пути и с силой оттолкнула назад. Сати почувствовал лишь лёгкое прикосновение вместо толчка, но лицо сестры Зэрандера ясно говорило ему, что она не хочет, чтобы в гневе её брат убил и его. - Но я же не могу его бросить! Тэм!
   Зэрандер взмахнул мечом и ударил вниз.
   В этот миг Тэрмис нашарил свой посох и машинально вскинул руку, пытаясь отгородиться от удара. Меч Лорда ударился о посох, и дерево выдержало его удар. Тэм охнул от того, как сила удара отдалась в его суставах, и с трудом перевёл дух.
   "Хранитель никогда не борется с врагом, его оружие - слова", - вспомнил он наставления отца, но когда Зэрандер ударил вновь, то снова подставил под меч посох, а потом перекатился в сторону и попытался встать, но запутался в плаще и упал обратно.
   Зэрандер, ослеплённый гневом, снова попытался ударить Хранителя, но тот снова извернулся. Тэм понимал, что посох его вовсе не предназначен для подобных вещей, а для того, чтобы проверять кочки на болоте да снежные сугробы.
   Когда ему, наконец, удалось выпрямиться, а меч Зэрандера ударился о камень, Воин Тени остановился, тяжело дыша.
   - А ты вёрткий, Хранитель.
   - Слуги нынешних Хранителей ходят с хлыстами, словно Воины Тени, и чтобы увернуться от хлыста, нужно обладать ловкостью, - с трудом выговорил Тэм, держа посох перед собой на вытянутых руках.
   - Так ты гоним, Хранитель? - усмехнулся Зэрандер и, к удивлению Тэма и Сати, замершего, как статуя, на середине лестницы, убрал меч. - Но так, как ты держишь посох, его легко перерубить. Лучше чуть наклонить верхний конец вперёд, чтобы ударить нижним противника, когда тот приблизится, - он отвернулся и, тяжело ступая, направился к выходу из пещеры.
   - Что ты намерен делать? - Тэм ещё не сумел сравнять дыхание, и опёрся на посох, словно старик.
   - Искать Камень. Хозяин вот-вот вернётся, и будет уже поздно.
   Сати спускался, спотыкаясь. Оказавшись рядом с Тэмом, он вопросительно посмотрел на старшего друга, словно надеясь получить какие-то объяснения.
   Воин Тени исчез в снежной буре снаружи. Призрак его сестры пропал, как только он перестал быть заметен.
   - Пойдём, - вздохнул Тэм.
   - Ты... Ты в порядке? - нерешительно спросил Сати.
   - Это как сказать, - Тэм улыбнулся и почесал затылок, постепенно превращаясь из Хранителя в прежнего Тэма. - Устал немного.
   - Немного? - Сати облегчённо рассмеялся. - По крайней мере, как ты и хотел, мы высоко в горах! Разве не так?
   Тэм подтолкнул его к выходу.
   - Давай, давай, пойдём отсюда. Надеюсь, у тебя нет с собой оружия?
   - В каком смысле? - переспросил Сати.
   - Стражи считают, что Алтарь не должен быть осквернён оружием. Вряд ли они будут тебя с удовольствием слушать, если ты выйдешь отсюда с мечом на поясе, - Тэм заботливо провёл рукой по посоху. - Будем надеяться, что большую палку они оружием не считают...

______

  
   Крики и возня были слышны даже сквозь метель. Кертис напряжённо вслушивался в те слова, что доносились из пещеры Алтаря.
   - Нет! Не надо! - кричал какой-то голос. - Свет!
   - Кажется, там кто-то с кем-то дерётся, - шёпотом сказал за его спиной Увлер.
   - Да. Только ничего не понятно.
   - Воин Тени осквернил Алтарь Света одним своим присутствием!
   - Подождём немного, Увлер, - Кертис прислонился к камню. - Где остальные? Почему ты ушёл со своего места?
   - Я хотел поделиться, - Страж поправил ножны на поясе и продолжил, помолчал. - Мы ведь не можем убить Хранителя? Истинного Хранителя?
   - Стемарк настаивает именно на этом, - ответил Кертис.
   - Но ведь мы не можем! Это... Я чувствую, что он действительно истинный Хранитель, а таких днём с огнём не сыщешь!
   - Поговори на эту тему с Стемарком, - вздохнул Кертис, - может, он что тебе вразумительное скажет... Я сам ничего не понимаю!
   Увлер пожал плечами и посмотрел на скалу Алтаря, едва различимую в этой жуткой снежной буре.
   - Я не смогу поднять на него меч, если почувствую, что он - истинный.
   - Слушай... Ты веришь тому, что сказал Стемарк о Хозяине? Ну, о его возвращении и тому подобное?..
   - Вообще-то нехорошо обсуждать это за глаза, - ответил Увлер. - Но мне кажется, что он прав. Если посмотреть на Орден Хранителей, начинаешь сомневаться в том, что одного Света Стражей достаточно, чтобы сохранить защиту Силы Дня.
   - Мне кажется, что Стемарк просто слишком подозрителен, - Кертис потянулся рукой к вороту плаща, чтобы поднять его, но не нашёл его на плечах и негромко рассмеялся, что совсем забыл, что отдал его. - Это его решение о девочке... Ну уж совсем глупо, Увлер!
   - Я не хочу обсуждать приказы Наделённого, Кертис, друг... Взгляни!
   Кертис схватился за меч, но картина, представшая ему, была довольно мирной.
   От Алтаря как раз к груде камней, за которой стояли два Стража, двигались двое. Высокий юноша с посохом, устало отгораживающийся рукой от снега, и рядом с ним мальчишка лет четырнадцати, зябко потирающий плечи.
   - Камень Света! Это в нём-то Дар Ночи? - прошептал Увлер. - Забери меня Ночь, я думал, всё куда хуже!
   - Я тоже так думал, - ответил Кертис, опуская руку с обнажённым мечом. - Хранитель... Я не любитель Ордена, но он же истинный Хранитель! - Кертис решительно убрал меч в ножны. - Пускай Стемарк опозорит меня перед самим Клинком Света, но я не обнажу его ни против того, ни против другого!
   - Что это ещё за разговоры, Кертис? - Стемарк возник неожиданно, как будто вылез из снежного сугроба. - Ты отказываешься исполнять мои приказы?
   - Да ты взгляни на него, Стемарк! - взъерошился Кертис, вскидывая голову. - Он же истинный Хранитель Света!
   - Он был здесь вместе с Воином Тени! - меч Стража со звоном вышел из ножен. - Тише, спрячьтесь пока оба! - приказал он и растворился в белой метели.
   Через камень с трудом перевалился мальчишка, и тут же утонул в снегу.
   - Тэм, тебе твоя палка не мешает? - уточнил он, поднимаясь. - Тэм?
   - Не мешает, - с этими словами посох перелетел через камни и упал рядом с мальчишкой. Юноша с утончённым лицом дворянина и коротким хвостиком светлых волос сзади ловко спрыгнул сверху на небольшой камешек и спустился к пареньку.
   - Думаю, что когда мы вернёмся, придётся долго объяснять, где мы шарахались столько времени, - парень растерянно почесал тёмную шевелюру и огляделся. - Мы вышли с другой стороны.
   - Я думаю, тётя Кален не станет задавать мне слишком много вопросов, - рассмеялся Тэм и поднял посох.
   - Зато я тебе задам столько вопросов, что ты устанешь болтать языком! Почему ты никогда мне не говорил, что ты Хранитель?!
   - Много будешь знать,... - начал было Тэм, но Сати прервал его:
   - И что ты прибыл именно из-за меня, почему ты не сказал? Останешься ли ты с нами дальше, или пойдёшь в город обратно? А куда теперь пошёл Воин? А что мне делать с его дурацким Даром? А...
   - Я всё понял, - смеясь, ответил Тэм. - Ты не дашь мне жизни. Наверное, мне стоит жениться на Рути и поселиться на другом конце деревни...
   Хруст снега сбоку заставил его замолчать. Он обернулся, перехватывая посох руками, и Сати заметил, что он сделал это так, как сказал ему там, у Алтаря, Воин Тени - чуть наклонив вперёд верхний конец.
   - А,... - облегчённо заметил он, увидев воина в светлом плаще. Однако суровость и непреклонность в лице Стража и обнажённый меч заставили его замолчать и на всякий случай загородить Сати.
   Сати обернулся, и увидел ещё две фигуры в белых плащах. Они с сомнением смотрели на Тэма.
   - Я слышал, ты называешь себя Хранителем, верно? - спросил Страж.
   - Мой отец был Хранителем, и его отец тоже, - ответил Тэрмис.
   - И белый шнурок не жжёт тебя, предатель? - прошипел воин в белом плаще.
   Тэм инстинктивно схватился за разорванный воротник свитера. Он заметил, как недоумённо вспыхнули глаза одного из Стражей за спиной заговорившего с ним воина, когда он увидел кровавый след на шее Тэма.
   - Почему ты так говоришь, Страж? - нахмурился Тэм. - Я несу Свет туда, где его нет, как делали это мои предки. Кто давал тебе право называть меня предателем?
   - Тэм, - дёрнул его за плечо Сати. - Они нас окружили. Ты уверен, что...
   - Думаю, твоё общение с Воином Тени и есть подтверждение тому, что ты - предатель.
   - Воин Тени? - переспросил Тэм. - Я всего лишь хотел спасти мальчика от его влияния!
   - Я не верю ни одному твоему слову, лже-Хранитель! Ты предал Свет! - меч Стража поднялся и смотрел Тэму прямо в сердце. Хмуря брови, Тэм сильнее обхватил пальцами посох.
   - Ты ослеп, Страж?! - прошептал он. - Да не будет войны между Светом и Светом, да сохранит мир Сила Дня...
   - Произнесённые тобой, эти слова лишь осквернены! - Страж снова взмахнул мечом. - Где твой приятель, Воин Тени?
   - Стемарк, - позвал один из Стражей позади. Он был без плаща, и меч его покоился в ножнах. - Ты сошёл с ума! Мы не должны обращать меч против Хранителя Света!
   - Предатель не может быть Хранителем Света, - проговорил Стемарк.
   Тэм едва успел нагнуться и откатиться в сторону от его удара. Сати отскочил в сторону, и едва не влетел в одного из Стражей. Тот поймал его за плечо и помог подняться с мокрого снега. Сати не ощущал от них враждебности, скорее, больше недоумение.
   - Тэм - Хранитель! - прошептал Сати.
   - Камень Света, я это чувствую, - ответил придерживающий его Страж. - Но я не могу сказать, что это случилось со Стемарком...
   - Так вмешайтесь же! - воскликнул Сати.
   - Он - Наделённый Страж и наш командир. Мы не имеем права, - отозвался другой Страж.
   - Камень Света! Сначала этот Воин, теперь ещё и Страж - и все пытаются его убить! - Сати выкрутился из-под руки Стража. Он не решался вмешиваться, думая, что с лёгкой руки Стемарк и его порубит на кусочки.
   Тэм пытался блокировать посохом удары Стража. Несколько раз посох едва не выпал у него из рук. Сати взволнованно следил за каждым движением Тэма и напавшего на него Стража.
   - Ты сошёл с ума! - воскликнул Тэм. - Я никогда не вставал на сторону Ночи!
   Меч Стража ударил снизу, Тэм отдёрнул посох, словно не желая, чтобы его перерубили напополам, и не удержал равновесие.
   - Стемарк, ты не можешь его убить! - воскликнул Кертис, бросаясь вперёд, но Увлер поймал его за руку.
   - Кертис, ты спятил?! Тебя самого объявят предателем!
   В глазах Тэма было непонимание. Он жалобно поднял брови, глядя в разгорячённое злостью лицо Стража, и улавливал в нём что-то иное, не-светлое, не-истинное...
   - Где Воин Тени? - меч был совсем близко к горлу Тэма. Тэрмис с жалостью посмотрел в сторону Сати, словно извиняясь.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, - подобно грому, донеслось откуда-то сверху. Стражи вскинули головы, хватаясь за оружие, - пусть те, кто не служат тебе, потеряют власть над своим телом.
   Тэм ощутил, как его мышцы сковало невидимыми оковами. Он мог лишь неглубоко дышать, лёжа в снегу и глядя на Воина Тени, появившегося на камнях выше.
   Сати с недоумением переводил взгляд с одного Стража на другого. Они замерли, некоторые с мечами наготове, некоторые наполовину не достав их из ножен. В их глазах вспыхнула ненависть к чёрной фигуре и бессилие что-либо сделать.
   Сам Сати ничего особенного не почувствовал. Он опасливо пошевелил руками и выяснил, что спокойно может двигаться.
   Но самым удивительным было то, что обернувшийся на голос Лорда Стемарк тоже двигался беспрепятственно.
   Теперь в глазах Стражей, как и Тэма, можно было заметить изумление. Тот, кого назвали Кертисом, вовсе пялился на своего командира, словно увидел его с огромными рогами на голове.
   - Как удивительно, - усмехнулся Воин, спускаясь, и Стемарк побледнел. - Все присутствующие, кто верны Свету, замерли, как статуи, а тебе хоть бы что?
   Стемарк ещё крепче вцепился в свой меч.
   - Воин Тени! - прошипел он.
   - Сдаётся мне, что это очень странно, Страж! - Зэрандер прошёл мимо одного из Стражей, и тот проводил его внимательным взглядом, полным сомнения и досады. - Уж не предатель ли ты сам?
   - Ты умрёшь! - выплюнул Стемарк, отворачиваясь от Тэма. Сати осторожно двинулся к другу, не выпуская из поля зрения ни Стража, ни Воина Тени.
   - Я знал, что Хозяин будет искать себе помощников, но что им вдруг окажется Наделённый Страж, я не ожидал...
   Страж бросился на него, скидывая белый плащ. Зэрандер дал ему побегать немного, ожидая, пока он выдохнется, а потом стал наступать сам. Сати подкрался к Тэму и потряс его за плечо.
   - Эй! Как ты?
   Тэм скосил на него глаза, но ничего не ответил.
   - Надо убираться отсюда, - пробормотал Сати. - Ну как же тебя расшевелить?!
   - Сати! - послышалось сзади.
   - Тия! - поразился он, узнав голос. Девочка, закутанная в белый плащ Стража Света, остановилась невдалеке, с ужасом в глазах глядя на сражение Воина Тени и Стемарка. Вокруг немыми статуями стояли Стражи, а Тэм лежал в снегу, и почему-то не шевелился...
   - Сати! - она испуганно посмотрела на него. - Как я рада тебя видеть, Сати!
   - Что ты здесь делаешь? - он обернулся на сражавшихся, а потом опять на Тию. - Это ты сказала им про Воина Тени, да? Ты?!
   - Я,... - прошептала Тия. - Сати... Сати, что ты такой злой,... - она растерялась и заплакала.
   - Тьфу, чтоб тебя! - Сати растерянно посмотрел вокруг себя. - Что за сумасшествие... Зачем ты им сказала? Мы бы сами тут... разобрались, - выдавил он. - Без Стражей... Ты себе не представляешь, как я испугался, когда их увидел! Ну хватит тебе реветь! - разозлился он. Тия быстро-быстро перебежала к нему и крепко прижалась. Всё ещё в растерянности, Сати обернулся на Тэма. - Надо бы убираться отсюда... Вот зачем ты их привела!?
   - Они всё равно хотели в горы! Я думала,... - начала оправдываться Тия.
   Сати вздохнул и махнул на неё рукой.
   - Давай, давай, ну что ты уставилась на них? - разозлился он. - Дерутся, Ночь их обоих забери!
   Тия торопливо вытирала слёзы краем белого плаща. Сати попытался сдвинуть Тэма с места, но только выяснил, что он очень тяжёлый, и что двигать его бесполезно. Одной рукой прижимая к себе сестру, он стоял, не пряча лица от колючего снега, падающего хлопьями.
   Зэрандер отвёл очередной удар Стемарка. Страж нырнул ему под руку и попытался выбить меч. Снег мешал хорошо видеть противника, оба воина боролись почти вслепую. Наконец, Зэрандер сумел пробить лёгкий доспех на боку Стража, и тот покачнулся. Следующим ударом Воин Тени пронзил руку, держащую меч. Клинок выпал и мгновенно был засыпан белым снегом.
   - Хозяин тебя уже не спасёт. Он даже не обратит на тебя внимания, когда ты умрёшь, ты для него просто червяк, - произнёс Зэрандер. Стемарк прижимал левую руку к ране и сдавленно стонал. - Ты уже умер для Силы Дня, не так ли? Значит, Сила Ночи... Что ж, я тебе не очень завидую... Думаю, Хозяин приказал тебе убить меня? Надо же, а он стал меня бояться,... - продолжал Зэрандер. Он говорил громко, так, что его слова слышали все Стражи. - Бояться... Он случайно не обещал тебе титул Лорда, когда обретёт тело и власть над миром?! - в голосе зазвучала ярость. - Нет, он ничего не получит в этом мире! Даже если мне лично придётся сражаться с ним! - Зэрандер покрутил меч в руке. - Я не буду убивать тебя, с тобой расправятся твои бывшие друзья, которых ты предал. Я знаю, что это - именно то, чего ты боишься, - Зэрандер отшвырнул меч Стемарка в сторону и сделал рукой странное движение, будто отпускал что-то. Мгновенно зашевелился в снегу Тэм, пытаясь подняться, а Стражи перехватили поудобнее свои мечи, но их гнев был обращён не столько на Воина Тени, сколько на Стемарка.
   Один из Стражей шагнул вперёд, вставая на пути Воина Тени.
   - Мы не можем дать тебе уйти, - сказал он, держа наготове меч.
   - Уйди с дороги, Страж, - Зэрандер бесстрастно взглянул на Стража и добавил. - Хозяин рядом, и скоро он вернётся. Ищите его новых слуг среди бывших друзей, а не врагов, - он отвёл Стража в сторону, и тот спокойно пропустил его.
   - Ты ещё сомневаешься, Хранитель? - спросил он у поднявшегося Тэма. Сати взволнованно посмотрел на Стражей, двое скрутили руки Стемарка за спиной, ещё двое пристально следили за ним.
   - Когда Хозяин вернётся, ты пожалеешь, что отрёкся от него! - крикнул Стемрак. - Слышишь, Воин?!
   - Ты меня убедил, - ответил Тэрмис. - Но я не буду говорить тебе, я давал клятву. Я покажу тебе дорогу, - он вздохнул. - И да поможет нам всем Свет...
   - Ну кому Свет, а кому кое-что другое, - хмыкнул Зэрандер. - Пойдём, Хранитель.
   - Постой, Тэм! - когда Тэрмис шагнул следом за Воином Тени, Сати словно очнулся ото сна. - Ты куда? А я? А что мне в дома говорить? А...
   - Скажи, что я - Хранитель, и что мне пора идти дальше, - ответил Тэм. - Передай тёте Кален, что когда я вернусь, то непременно отстрою заново её дом... Я надеюсь, вы отвезёте ребят домой? - спросил он у Стражей. Те переглянулись, и один из них уверенно кивнул.
   - Хранитель, ты идёшь по одной дороге с Воином Тени! - вскричал Стемарк. - Хозяин вернётся, и Сила Дня падёт!
   - Или, нашими молитвами, Сила Ночи, - сказал Кертис и с удовольствием саданул бывшему командиру по шее. Тот затих и обмяк, перестав вырываться от него и Увлера.
   - Странное это дело... Клинок Света будет недоволен, - пробормотал Гортек.
   - Возрождение Хозяина... Да защитит нас Сила Дня! - Арман проводил взглядом растворившихся в снежной метели Воина Тени и юного Хранителя. - Нужно как можно скорее донести эту весть до Клинка Света.
   - Правильно ли мы позволили ему уйти? - спросил Увлер в пустоту.
   - Думаю, что это вряд ли было представлением, направленным на то, чтобы перехитрить нас. Если Клинок решит, что мы были неправы - нас накажут, но я уверен, что мы всё делаем правильно, - Кертис вдруг заметил замерших недалеко Сати и Тию. - Друзья, мы должны отвезти их в их деревню. Нам придётся разделиться. Я догоню вас потом, хорошо? - он передал безвольное тело Стемарка Увлеру.
   Сати растерянно глядел вслед Тэму. Он ушёл с Воином Тени! Куда? Почему?
   - Да поможет нам Свет, - прошептал Сати. - Да поможет нам Свет...

______

  
   - Ты убил его? - тёмная фигура перед склонившимся Стражем была полупрозрачной, а свет, исходивший от неё, имел чёрный оттенок.
   - Да, Хозяин. Остальные уверены, что его смерть настала случайно - от потери крови или Силы Ночи. Они глупы, если думают, что это так.
   - В любом случае, он подвёл меня, и заслужил смерть, - благосклонно кивнул Хозяин. - Ты должен помнить, что то же ждёт и тебя, если ты подведёшь меня.
   - Я не подведу вас, Хозяин, - Страж снова поклонился. - Вы можете положиться на меня.
   - Хранитель и Зэрандер ушли, не так ли? - спросил Хозяин, проплывая мимо. - Я отдавал Стемарку приказ убить их, друг мой...
   - Я не мог сделать это при остальных. Я виноват, Хозяин, - Страж не поднимал головы. Хозяин негромко рассмеялся.
   - Ты вернее многих других, друг мой... Я не хотел бы терять тебя. Ты хорошо постарался, сделав так, чтобы предатель умер до того, как успел донести Клинку Света. Как только я вернусь в своё тело... награда не заставит себя ждать.
   - Благодарю, Хозяин, - светлые глаза Стража мелькнули в сторону чёрной тени и опять уткнулись в землю.
   - Я могу быть уверен, что с мальчиком ничего не случится?
   - Он в своей деревне, Хозяин. Вряд ли там ему может что-то грозить.
   - Прекрасно, прекрасно... Друг мой, теперь тебе пора заняться более серьёзными делами, чем уничтожение тех моих слуг, что становятся лишь помехой в общем деле. Стемарк о тебе не знал, и другие о тебе не знают, но пришла пора открыть себя...
   - Всем, Хозяин? - голос Стража чуть дрогнул.
   Хозяин не ответил, и Страж мысленно припомнил всё, что могло разозлить Хозяина, но никаких особенных проступков он не нашёл. Тем не менее, он собрался и, чуть теребя край белого плаща, произнёс:
   - Я готов, Хозяин, если вы прикажете.
   - Нет, я не желаю, чтобы ты погиб так быстро, как Стемарк. У меня для тебя совсем иная роль... Найди способ вырваться из Цитадели и поезжай в Алвален.
   - Алвален, Хозяин? - переспросил Страж.
   - Да, именно. Там у меня есть влиятельные... слуги, - он усмехнулся. - Я соберу вас там вместе, и ты, в числе остальных, получишь мои распоряжения.
   - А как же Воин Тени? Он и Хранитель собираются отправиться на поиски Камня Света!
   - О, - Хозяин рассмеялся, и Страж ощутил холод в плече - кажется, призрак коснулся его, - Зэрандер ненавидит меня, но он сам не понимает, что помогает мне. Не трогай их пока, если я найду другой способ узнать, где Камень Света, я прикажу убить их... Может быть, даже тебе.
   - Благодарю, Хозяин, - Страж склонил голову ещё ниже. - Позволите мне задать вопрос?
   - Задавай, - спокойно ответил призрак.
   - Стемарку вы приказали убить обоих, но мне вы говорите...
   - Стемарк никогда бы не смог убить Зэрандера, - перебил его Хозяин. - Даже беспокоиться об этом не стоит. Я думал, правда, что Зэрандер убьёт его сам. Что ж, очень хорошо, что ты догадался убить его. Очень хорошо... Итак, сейчас отправляйся в Цитадель. Думаю, Клинок сильно заинтересуется Воином Тени, - Хозяин засмеялся вновь, холодный, пронизывающий смех заставил Стража задуматься о том, не станет ли Хозяин через несколько мгновений беседовать с другим своим слугой и давать ему совет убить неугодного Стража. - Попроси у него отпуск, или... В общем, думай сам. Но во второй декаде Пятого месяца я жду тебя в Алвалене.
   - Я буду там, Хозяин, - ответил Страж с поклоном, и призрак исчез.
   Страж растерянно затеребил белый шнурок на запястье. Он сам нашёл Хозяина и сам предложил ему верное служение в обмен на возможность лично убить Клинка Света, когда Хозяин вернётся в этот мир и наделит его теми Дарами, что обещал. Сладкие речи призрака из Силы Ночи манили его, но он старался не терять холодности рассудка. Можно ждать предательства и от Хозяина, поэтому лучше пока покорно исполнять любые приказы и пытаться предугадывать его желания, как это было со смертью Стемарка.
   Страж обернулся по сторонам, словно проверяя, не было ли случайных свидетелей этой встрече, и задумчиво обернулся туда, где высились уже далёкие горы... Почему Хозяин так заботится о том, чтобы мальчик по имени Сати был жив?
   Но лучше пока не выказывать лишнего любопытства. Хозяин не любит вопросов, гораздо больше он ценит слепое повиновение.

10

Пророчества ЛаВинира

______

   Тэм в очередной раз посмотрел на Воина и снова вздохнул. Наверное, не стоило с ним соглашаться. Он может предать в любой момент, и даже не побеспокоится об этом.
   Однако возрождение Хозяина гораздо более пугающе, чем предательство Призрачного Лорда.
   - Зачем тебе Камень Света? - Тэрмис едва не поскользнулся на очередном камне и чуть не покатился вниз кувырком. Зэрандер даже не обернулся, отвечая:
   - Я не знаю. Но без Камня Света Хозяина не остановить.
   - Сила Ночи сильна в нашем мире, это я уже понял, - Тэм пробил концом посоха наст и спустился ниже, где идти было проще. Теперь приходилось беседовать с шагавшим напрямую Воином Тени, глядя на него снизу вверх. - Но ты всё равно не сможешь прикоснуться к Камню Света.
   - Один раз я уже коснулся, и я жив, - Зэрандер оглядел горы. - Меня не волнует, что ты мне не доверяешь. Главное, чтобы ты показал мне то место, где его искать.
   Тэрмис бросил взгляд вниз. Надо спуститься с гор - становится всё холоднее, и лучше ночевать ниже по склону.
   Он сильно волновался за Сати. Мальчик многое пережил, и узнал много запретных вещей. Тэм не сомневался, что Стражи отвезут его и сестру домой, но с Даром Ночи они не смогут ничего поделать... Кроме того, не исключено, что люди из его деревни уже знают о его Даре, а тогда ему будет очень трудно жить там. Дар Сати безобиден, но можно ли убедить в этом людей, которые ненавидят Силу Ночи?
   - Я знаю лишь пророчества. Многие пророчества ЛаВинира касались Камня Света.
   - ЛаВинир был Хранителем, я правильно понял?
   - Последний истинный Хранитель в Ордене. Сейчас туда можно попасть только обладая большими деньгами,... - Тэм покачал головой. - Давай, сворачивай вниз, Воин. Будем сходить с гор.
   - Ты хорошо знаешь эти места, Хранитель? Куда мы идём?
   - Туда, где можно будет тебя переодеть, - вздохнул Тэм и ощутил, как ему в спину впился холодный колючий взгляд. Сдерживая волнение, он обернулся и виновато развёл руками. - Я не смогу идти с тобой, если ты будешь в своих доспехах! Нам придётся сражаться со всеми, кто встретится нам на пути, а нам лучше быть незамеченными, если слугами Хозяина оказываются даже Наделённые Стражи!
   - Я не боюсь сражений, Хранитель! - процедил Зэрандер.
   - Зато я их не люблю, - Тэм впервые в полной мере ощутил, во что он ввязался.
   - Ты неплохо орудуешь посохом, - хмыкнул Зэрандер. - Не умело, но неплохо.
   - Я - Хранитель! - взвился Тэм. - Посох нужен мне не для того, чтобы рушить его на чужие головы, Воин!
   Смех Зэрандера был как всегда коротким и резким. На его широком волевом лице с выдающимися скулами никогда не появлялось улыбки, когда он смеялся. Даже глаза оставались по-прежнему жестокими.
   - Только не говори мне, что всегда использовал его по назначению, Хранитель, - словно издеваясь, Зэрандер сделал движение рукой, будто кого-то бьёт.
   Недовольно вздыхая, Тэм заторопился вниз, рискуя свалиться и разбиться насмерть. Этот Воин Тени прав - бывало, Тэрмис пускал посох в ход, чтобы защититься. Лже-Хранители терпеть не могли истинных Хранителей, и если видели, норовили причинить боль. Не они сами, конечно - разве они могли пачкать руки о "самозванцев" - а их слуги. Тэму иногда приходилось не только шарахнуть по рукам какого-нибудь слугу с хлыстом в руке, но и пройтись по спине одетого в белые одежды потного и красного от гнева мужчины изогнутым концом своего походного посоха. Отец, конечно, никогда этого не одобрял, но Тэму не хотелось спускать этим толстым лгунам те обиды, что они причиняли ему или его отцу... Зэрандер не мог не заметить этой строптивости старающегося быть истинным Хранителя и не указать ему на неё. Поэтому Тэрмис злился и старался находиться от Воина на как можно большем расстоянии.
   - И кем же ты хочешь меня... одеть? - уточнил Зэрандер.
   - Уж точно не Стражем, - буркнул Тэм. Глаза Воина Тени недобро сощурились, и Тэм проклял свой Светом покинутый длинный язык. - В любом случае, нам нужны кони. И время.
   - Времени у нас мало, - Воин Тени не давал Тэму уйти далеко вперёд.
   - Мой отец пытался разгадать эти пророчества, и я тоже, но никто не знает их настоящего значения. Могут ли они вообще привести к Камню Света, я тоже не знаю. Я только знаю, что перед смертью ЛаВинир сказал, что Камень будет найден, когда кто-то вслушается в его слова.
   Зэрандер резко поймал его за плечо, Тэм едва не упал и невольно вцепился в свой посох изо всех сил, когда встретился взглядом с пылающими синими глазами Воина Тени.
   - Если ты обманешь меня, Хранитель,... - проскрежетал он.
   - Ты не найдёшь больше никого, кто сможет сказать тебе, где Камень Света! - воскликнул Тэм. - Но если ты меня сейчас же не отпустишь, - осмелел он, - то я не стану даже думать над этой загадкой!
   - Любишь риск, Хранитель? - сощурились глаза Воина. Зэрандер так сжал руку, что Тэм побоялся, что плечо сейчас хрустнет.
   Через пару секунд Лорд Тени отпустил его.
   - Это будет город?
   - Что? - не понял Тэм, потирая плечо.
   - То, куда мы сейчас идём.
   - Мы придём туда завтрашним вечером, если, конечно, будем спать этой ночью. По крайней мере, я точно буду спать, - добавил он. - И, кстати, тебе придётся подождать меня снаружи - если ты появишься в городе, нам не избежать слухов и большой свалки. Так что запасись терпением, Воин.
   - Я не люблю, когда моё терпение испытывают, Хранитель, - Зэрандер чуть пригнулся, спрыгивая вниз через несколько камней. Тэм вздохнул и подумал, что смириться с присутствием Силы Ночи рядом он не сможет никогда.
   Ветер рвал обрывки плаща за спиной Воина Тени, облизывал пробитые и измятые доспехи, спутывал длинные белые волосы. Мёртвое и зловещее было в его широкоплечей, высокой фигуре, наполненной мощью и силой. Это был тот, кого проклинали сотни людей, но в ответ на проклятия которых он смеялся и убивал. И рядом с ним шёл юноша в простой деревенской одежде и походном плаще, держащий в руках посох, и часто опирающийся на него, словно старик, а на шее юноши рядом с белой полоской шнурка была красная полоска, оставленная Воином Тени. Хранитель, который должен нести Свет, шёл следом за Воином по собственной воле.
   Неужели, пророчество ЛаВинира действительно о них?

______

   Тэм сильно переживал за оставленного Воина Тени. Тот, мрачно глядя на него, словно не стараясь скрыть презрения, обещал не высовываться и не ходить в город, не появляться ни на чьих глазах и вообще вести себя тихо. Тэм, решивший взяться за воспитание Воина Тени, заставил его повторить это дважды, и глаза Зэрандера метали молнии не только потому, что указывал ему мальчишка, не только потому, что мальчишка этот был Хранителем, но и потому, что знал, что будет выполнять то, что скажет.
   Однако мало ли кто может его увидеть, а Зэрандер наверняка не станет ничего объяснять, а схватится за меч, и начнёт крушить и разрушать. Поэтому Тэму хотелось справиться с покупкой лошадей и одежды Зэрандеру как можно быстрее.
   Небольшой городок, окружённый каменной стеной, принял его шумной толпой людей. Бросались под ноги лоточники, желающие что-нибудь продать, бегали босоногие дети, и среди них те, кто был не прочь стянуть у зазевавшегося прохожего кошелёк. Крики торговцев и гул голосов, изредка бряцание оружие, когда проходила стража или пытался пробиться какой-нибудь купец с охраной, запах спиртного и жаркого, лошадей и сладких фруктов, всё смешивалось в непереносимую чувствительным слухом какофонию. Тэрмис пробивался, изредка расталкивая людей посохом, делая вид, что очень спешит. Он не представлял пока, как на те деньги, что есть у него с собой - он захватил с собой кошелёк в горы, как будто чувствовал, что к тёте Кален не вернётся - купить одежду и лошадей. Тем более, какая попало лошадёнка Зэрандеру не подойдёт...
   Одной рукой он пытался придерживать рваный воротник свитера, чтобы люди, попадавшиеся на пути, не отпихивали его, как какого-то оборванца. Одновременно он пытался понять, как ему лучше разобраться с лошадьми.
   Тэм сам не заметил, когда оказался в такой плотной толкотне, что едва не лишился посоха, который вот-вот бы по чистой случайности вырвали из рук пытавшиеся пройти стражники. Он вытянул шею, желая разглядеть, что же там происходит, и увидел зрелище, которое пробудило в нём настоящее негодование.
   Люди плотным кольцом стояли вокруг человека в белых одеждах. Невысокий и полный мужчина с розовой лысиной и отъевшимся лицом влажными прищуренными глазами взирал на толпу, и на маслянистом лице бродило что-то, отдалённо напоминающее улыбку. Недалеко от него стоял его охранник-слуга, в простой рубахе, с мечом за спиной и хлыстом, заткнутым за пояс. Мужчина в белых одеждах, возбуждённо всплёскивая руками, что-то говорил.
   Тэрмис заскрежетал зубами. Будь они прокляты, эти лже-Хранители! Уж кроме этого они ничего не заслуживают! Тэм вгляделся в лица людей, стоявших вокруг, и почувствовал небольшое облегчение. Многие посмеивались, правда, пряча улыбки - боялись хлыста слуги Хранителя, некоторые понимающе переглядывались и пожимали плечами... Да уж, такому Хранителю Света поверит только слепой глупец.
   - Сила Ночи, - вещал мужчина, вытирая руки о белый балахон, словно в чём-то испачкался, только произнеся это слово, - давно повержена, и нам нет причин бояться её! Потому мы должны лишь с большей верой молиться Свету, и Сила Дня будет продолжать охранять нас! Однако Орден...
   Тэм, неистово толкаясь, вырвался в первые ряды и воскликнул:
   - Ах ты, лжец! Орден Хранителей давно уже позабыл, что такое Свет, и как надо его чувствовать! Как надо всей душой принадлежать только ему! - он ударил посохом о мостовую, словно желая, чтобы она вздыбилась, и лже-Хранитель рухнул на землю. - Каждый день вкушая лучшие блюда и каждую ночь проводя на пуховых перинах, Силу Ночи не отличишь от Силы Дня, хвастун! - он продолжал наступать, и мужчина, испуганно хлопая глазами и пялясь на разорванный ворот, из-под которого виднелся белый шнурок, отступал назад. - Сила Ночи овладевает душами людей повсюду, а вы вещаете о защите! - продолжал возмущаться Тэм, не замечая, как тянется к хлысту охранник Хранителя и как по народу бежит едва слышный шёпот, становящийся всё более громким гулом: "Смотрите, белый шнурок! Смотрите, истинный Хранитель! А разве они остались? Смотрите, истинный Хранитель! Клянусь Светом, я тоже вижу!"
   Чувствуя волнение толпы, лже-Хранитель указал на Тэма рукой, взвизгнув:
   - А ну отучи этого самозванца лезть в дела Ордена! Ну же!
   Охранник, злобно ухмыляясь, двинулся вперёд, щёлкая хлыстом. Тэрмис стиснул зубы, двигаясь в сторону.
   - Сила Ночи прорывает защиту Силы Дня, потому что Орден Хранителей превратился в базар! - воскликнул он. - Свету не хватает вашей веры, люди! А они, - он наклонил свой посох в сторону лже-Хранителя, который путался в своих одеждах и едва не падал с каждым шагом, - разрушают и уничтожают его защиту!
   Взвился, свища, хлыст, и опустился на плечи Тэма. Он вздрогнул, краснея от праведного гнева.
   - Если Орден не видит, то вижу я! Сила Дня отступает под напором Хозяина Ночи, который жаждет возвратиться!
   - Как ты смеешь, тварь! Да ты - слуга Ночи! Он - слуга Ночи! - Хранитель подпрыгивал на одном месте, то краснея, то бледнея. Народ вокруг ворчал.
   - Если мы не будем хранить Свет в наших сердцах, он победит! Но мы должны верить и молиться, чтобы Сила Дня вновь защитила нас! - хлыст полоснул его по лицу, он едва успел отшатнуться, чтобы не потерять глаза. Взбухла кожа, и показалась кровь. Он вглядывался в грубые мужские лица вокруг, в взволнованные женские, удивлённые ребячьи, видел и веру, и неверие, и негодование на лже-Хранителя, и безразличие... Сильно зажгло кожу. - Повсюду Хозяин находит себе союзников, которые помогают ему вернуться! Даже среди тех, кто дал клятву Свету, есть предатели! - он не выдержал и уклонился от очередного удара. Хлыст закрутился вокруг его посоха, и Тэм дёрнул. Деревянная рукоятка хлыста выскользнула из рук слуги Хранителя, и тот, недоумённо подняв брови, уставился на свои пустые ладони.
   - Он лжёт! Сила Ночи изгнана прочь! Или ты сам слуга Хозяина! - лже-Хранитель пытался найти поддержку толпы, но безуспешно. - Ты - слуга Хо...
   - А заткнись-ка, масляная морда, - донеслось из толпы. - Слыхали мы твои проповеди! - кто-то громко заржал.
   В этот момент прямо в лысину возмущённого посланца Ордена Хранителей влетело яйцо. Скорлупа с негромким треском лопнула, и затылок и одежду потного от волнения человечишки залило желтком. Общий гогот разнёсся по толпе.
   - Так ему, так! - кричали люди. - Так ему! Самозванец!
   Тэм стёр с лица кровь. Сильно болело, было больно шевелить губами. Шрам скоро затянется - Дар Самоизлечения, доставшийся ему от отца, поможет ему. Но сейчас кровь продолжает стекать ему на одежду, и неплохо было бы хотя бы утереть её.
   - Что ты встал, дурень?! - завопил лже-Хранитель, бросаясь на своего слугу с кулаками. - А ну прогони прочь этого!.. - он указал пальцем на Тэма. - Пусть знает, как идти против Ордена! Ну что ты стоишь?!
   Подгоняемый тычками истекающего в соке помидор и яичном желтке хозяина, охранник схватился за меч. Тэм попятился назад. Толпа возмущённо загудела, но бросаться на защиту истинного Хранителя не торопилась.
   От первого удара Тэм отгородился посохом, обещая себе не атаковать самому. Потом просто подставил противнику подножку, и тот повалился, всплеснув руками.
   - Вставай, дурень! Вставай! У-ух!.. - взвывал Хранитель. Тэм вдруг не выдержал и с невероятным удовольствием врезал ему посохом по мягкому месту. Тот охнул и осел, вылупив глаза.
   Толпа гоготала. Тэм смущённо покраснел, понимая, что не стоило ему давать волю своим эмоциям.
   - Стражи! Стражи! - пронеслось по толпе, и люд затих. Люди стали расходиться, не желая присутствовать при разбирательстве. Только некоторые зеваки остались поблизости, делая вид, что очень заняты разговором между собой.
   Страж Света был один. Тэм тут же пожалел о том, что не предупредил Воина, чтобы тот держался в тени. Почему-то он не подумал, что в городке будут Стражи... Впрочем, Зэрандер должен догадаться сам.
   - Что здесь произошло? - мрачно смотрел он, с отвращением глядя на испачканного Хранителя, сидящего прямо на мостовой, на с виноватым видом поднимавшегося слугу и на покрасневшего до ушей Тэма с посохом в одной руке и вытирающего кровь с лица второй. Его взгляд задержался на белом шнурке, и он вздохнул.
   Стражи Света сохранили в себе Свет и по-прежнему защищали Силу Дня, в то время как Орден Хранителей изжил самого себя. Но Стражи бились за свет сталью, а Хранители должны были нести его словами... Сейчас всё было намного печальнее, каждый Страж понимал неистинность Хранителей, но никто не имел права об этом заикнуться, даже Клинок Света был вынужден разговаривать с главой Ордена, как с достопочтенным Хранителем. Истинным Хранителем...
   - Арестуйте этого самозванца! Нацепил белый шнурок на шею и... и... и,.. - Хранитель от волнения даже стал заикаться. - Он обозвал меня лжецом! И натравил на меня толпу! Орден Хранителей никогда...
   - Не волнуйтесь, друг, - выдавил Страж так, словно одно слово "друг", произнесённое им, втоптало его в грязь. - Пройдём, - довольно грубо обратился он к Тэму, но ничего похожего на негодование не было. Кажется, ему было невероятно смешно, и он с трудом сдерживал смех, чтобы не дай Свет не заставить уважаемого Хранителя разгневаться ещё больше. Тэрмис позволил схватить тебя за плечо и потащить вперёд, а Хранитель, вытирая лицо, злорадно кричал ему вслед:
   - Вот! Видал! Слуга Ночи! Чтоб тебя...
   Едва они зашли за угол, Страж немедленно отпустил его и добродушно рассмеялся, поглаживая пальцами густые усы.
   - Надо же, давно не видел, чтобы Хранителя закидывали яйцами! Сам бы с удовольствием присоединился к толпе, видит Свет! - он ещё раз усмехнулся и заботливо покосился на продолжавшего краснеть Тэма. - Эк как тебя угораздило... Опасно с ними связываться, с тварями этакими... Я могу излечить...
   - У меня есть Дар, - ответил Тэм, благодарно кивая. - Но спасибо за предложение помощи, друг.
   - Ты очень юн, но я вижу в тебе истинного Хранителя... Я не видел истинного Хранителя вот уже много лет, - произнёс Страж. - Откуда ты?
   Тэм неопределённо махнул рукой:
   - Я ниоткуда. Брожу по городам, пытаясь бороться с ними, - он обернулся назад. - К сожалению, одними словами - не получается...
   - Как бы я с удовольствием наподдал ему по шее, - мечтательно сказал Страж, - да простит меня Свет! Он этого заслуживает... Порет какую-то чушь про погибшую Силу Ночи, когда я так и чувствую её где попало!
   Тэрмис сдержал волнение и заставил себя согласно кивнуть. Болело лицо.
   - Значит, ты здесь из-за них, - Страж имел в виду Хранителей, но назвать их этим словом не решался.
   - Вообще-то я проездом. Я тороплюсь в другое место, и мне нужны лошади.
   - Лошади? - переспросил Страж. Они двинулись по улице, Тэм продолжал вытирать кровь с лица. - Тебе одному - сразу много? - он усмехнулся.
   - Я не один, я с товарищем, - принялся оправдываться Тэм.
   - Тоже Хранитель? - удивился Страж.
   - Вовсе нет, друг! - воскликнул Тэрмис и стал ругать себя за излишнюю эмоциональность. Как бы Страж не принялся расспрашивать его дальше. - Просто... просто мой товарищ... Я не знаю, где бы мне купить коней подешевле. Я привык ходить пешком, но мой друг к этому не... не привык.
   - Пойдём со мной, - Страж указал рукой в сторону. - Я и мои друзья остановились в гостинице, мы ждём наших товарищей, что отправились в очаг, где была особенно ярко заметна Сила Ночи. Я думаю, что мы дадим тебе хороших коней, - он снова рассмеялся, вспоминая закиданного яйцами Хранителя.
   - Я благодарю, друг, - Тэм почувствовал, наконец, что кровь больше не течёт, и немного успокоился, - я не смогу заплатить много, но...
   - Брось, друг! - возмутился Страж. - Чтобы я взял денег с истинного Хранителя за каких-то двух коней! Неси Свет людям, и да хранит тебя Сила Дня, но денег я не возьму! - он усмехнулся в усы, качая головой. - Как бы я иногда хотел оказаться тем, кто бросит в одного из этих самозванцев тухлый помидор...

______

  
   Верхом на светлой лошадке и придерживая вторую за поводья, Тэм двигался по городу, опасливо оглядываясь. Не стоило бы встречаться с Хранителем снова, а то будет очередная свара. Надо как-то избежать с ним встречи... Но иногда на его пути были люди, которые помнили его по той драке и шептались, указывая на него пальцем. Тэрмис прикрепил посох к седлу, положив его, но приходилось ещё и придерживать его, и рук для того, чтобы прикрывать рваный воротник, не хватало. Белый шнурок выдавал его, и тем быстрее он желал покинуть город.
   Стражи задержали его достаточно надолго, расспрашивая о том, где он побывал и не видел ли он других истинных Хранителей. Стараясь не выдавать спешки и страха, что они вдруг почувствуют Зэрандера, Тэм сидел вместе с ними в таверне, за кружкой вина, но кровь бешено стучала у него в висках.
   К его счастью, спутником Тэма Стражи интересовались мало, но зато когда он сказал, что пришёл с гор, принялись расспрашивать, не бывал ли он около Алтаря Света. Прося прощения у Света за ложь, он сказал, что просто следовал вдоль подножия в поисках жилых мест. Ещё он сильно надеялся, что не покраснел, когда один из Стражей спросил его, не слышал ли он о деревеньке, где была почувствована Сила Ночи, и куда уже последовали некоторые его товарищи.
   Тэму пришлось сообщить, что он в той деревне был, что говорил с тем человеком, а также сказал, что это всего лишь мальчик, и что он даже не знает, что Сила Ночи прокралась к нему. Он сказал, что не в силах был ничего изменить, но что этот мальчик никогда не станет врагом Света.
   - Сила Ночи повсюду, - вздохнул Страж. - Я готов поклясться, что она сильнее, чем когда-либо. А от этого Ордена никакого толку.
   - Орден боится Силы Ночи, как огня, - подхватил другой, - а мы можем только сражаться с ней.
   - И часто вам приходится выезжать на её поиски? - осторожно спросил Тэрмис.
   - В последнее время она возникает повсюду, но куда-то потом исчезает... Иногда кажется, что Сила Дня покидает нас, потому что мы, бывает, долго не чувствуем Силу Ночи даже совсем рядом! Проклятье, лучше знать, что вокруг тебя тысячи Воинов Тени, чем не знать об одном слуге Ночи!
   Тэм натянуто улыбнулся:
   - Но ведь все Воины Тени мертвы.
   Страж горько вздохнул:
   - Знаешь, друг, в Алвалене видели... Что ты смотришь на меня, Главис?! Хранитель - наш друг, зачем скрывать от него, если он чего-то не знает?!
   Главис был серьёзный и неприветливо косящийся на Тэма Страж, видимо, считавший Тэма кем-то вроде чувствующего Свет самозванца из-за юного возраста и того, что ему рассказали о драке. Истинный Хранитель, конечно, не будет пинать кого-то посохом, но остальные Стражи только посмеивались над севшим в лужу лже-Хранителем. Он только пожал плечами и произнёс:
   - Хранитель, вести печальнее, чем ты можешь представить.
   - Я готов уже ко всему, - вздохнул Тэм настороженно. - Мне приходилось видеть тех, кого покорила Сила Ночи, правда, часто они сами этого не понимали...
   - Человек, которого видели в Алвалене наши друзья, это прекрасно понимал! - Страж по имени Рик возбуждённо ударил по столу кулаком. - Он был Воин Тени, они были готовы поклясться в этом!
   - В Алвалене? - дрожащим голосом переспросил Тэм. Он боялся услышать о Воине Тени в горах, потому что тогда бы было ясно, что Стражи вернулись оттуда и всем своим товарищам всё рассказали, а значит, Тэм может быть обвинён кем-нибудь вроде Глависа в пособничестве Силе Ночи.
   - О да! - Страж, "арестовавший" его после драки на улице, переглянулся с Риком и покачал головой. - О да, там был один мой хороший друг, Ортик. Ортик утверждает, что видел знаки Ночи и Смерти на доспехах. Я готов поручиться за него, показаться ему не могло.
   - Прошу вас, расскажите подробнее, - Тэрмис даже наклонился вперёд. - Не исключено, что я забреду в Алвален, и... Хочу быть готов к тому, что может меня там ждать.
   - Я вижу у тебя красный след на шее, Хранитель, - вмешался Главис, и Тэм громко выдохнул, чувствуя досаду. - С чего бы это?
   - Главис! - возмутился Рик.
   - Меня пытались задушить, - негромко сказал Тэм. - Я не хочу вспоминать об этом. Слуги Ночи, бывает, отдают себе отчёт в служении духу Хозяина!
   - Я привык видеть Силу Ночи повсюду, - ответил Главис, - хотя и не Наделённый Страж. И я вижу, что она где-то недалеко, и где-то рядом с тобой. Постоянно. Разве это не знак?
   Тэм медленно опустил веки. Он видел, как смотрят на него остальные Стражи, и не мог придумать, что им сказать.
   - Когда вы вернётесь в Цитадель, - наконец, сказал он. - Там будут ваши друзья... Кажется, одного из них зовут Кертис, там есть ещё... Я не знаю их имён. Расспросите их о Хранителе по имени Тэм, - он заставил себя улыбнуться. - Я думаю, они объяснят, откуда ты чувствуешь Ночь, друг, - обратился он к Главису.
   Тот мрачно нахмурился и откинулся на спинку стула.
   - Я не чувствую никакой Ночи, - встрял Рик, которому не терпелось рассказать слухи. Он был намного моложе Глависа, с приятными чертами лица, если бы не свёрнутый набок нос. Берк, который тогда вмешался в драку, сказал, что это случилось года два назад - Рик был большим драчуном, и после очередной стычки в Цитадели сам Наставник решил вмешаться. Рик не отказался от драки с Перитом Далли, и получил этакое украшение, после чего стал значительно смирнее. - Зато я знаю, что было в Алвалене. Это был высокий воин, и он был закутан в плащ. Дело было ночью, но Сила Ночи в нём всё равно чувствовалась. Когда один из Стражей окликнул его, он обернулся, но черт его лица им разглядеть не удалось. Он был весь в чёрном, а когда услужливый ветер рванул его плащ, стали видны доспехи Воина Тени. Будь я проклят, если он им не был! - завершил Рик, и тут заметил, что всю эту тираду произнёс во весь голос, и что на него смотрят все посетители таверны. - Прошу вас не беспокоиться, друзья, - выдавливая улыбку, добавил он. - Это всего лишь...
   - Воин Тени в Алвалене! - прошептал Тэм. Глаза его широко распахнулись. - Да разве это возможно?! Я думал, я был уверен, что они все мертвы...
   - Когда Стражи потребовали, чтобы он вышел на свет из переулка, он схватился за меч, но потом куда-то исчез прежде, чем они соскочили с коней, - добавил Берк. - Двоих отправили в Цитадель доложить Клинку Света, а четверо остались его искать... Никто не вернулся, - процедил он после некоторого молчания. - А когда их отправились искать - никого не нашли. Даже тел. Мы перевернули с ног на голову весь Алвален! Но никто никогда не видел мужчину в чёрных доспехах, и Сила Ночи куда-то исчезла... Это недобрый знак, друг, - он поглядел на Тэма. - Может, тебе лучше не ходить в Алвален?
   - Нет, - пробормотал Тэрмис, - мне как раз... Как раз туда... Камень Света! Воин Тени в Алвалене... Почему отец мне не сказал?
   Отец мог умереть раньше, не зная о Воине Тени...
   Два Воина Тени сразу вернулись в этот мир! Надо срочно поговорить с Зэрандером!
   - Я прошу меня извинить, друзья, - он поднялся, отодвигая табурет, на котором сидел, - мой друг меня наверняка заждался.
   - Пойдём, я подберу тебе коней получше, друг, - вскочил Рик. Главис продолжал следить за ним, внимательно щуря глаза.
   - Да будет с тобой Свет, - усмехнулся он, - Хранитель.
   - Да будет с вами Свет, - ответил Тэм, стараясь улыбаться естественней. - И спасибо, что вмешался тогда, Берк.
   - Ха-ха, - Берк ещё раз провёл пальцами по усам, - видел бы ты, как толпа отделала этого Амира, долго бы хохотал, Главис!
   После этого Тэм как можно скорее желал уйти из города. Страж по имени Главис точно заподозрил его в чём-то, это тоже не радовало.
   Но Воин Тени в Алвалене! Это же один из самых больших городов по эту сторону Океана!
   Рядом с ним гордо вышагивал роскошный серый конь, предназначенный для Зэрандера. Он был осёдлан, но Тэм едва удерживал его - нрав у конька был строптивый, и он рвался изо всех сил.
   Едва Тэм оказался за стенами города, он почувствовал что-то неладное. Под властью подозрений, он, оглядываясь по сторонам, опасаясь, что за ним кто-нибудь следит, он двинулся в сторону небольшого голого лесочка, где остался Зэрандер.
   Конь отчаянно заржал и встал на дыбы. Испуганная Мирная шарахнулась в сторону. Тэм едва не отпустил поводья коня, пытаясь усмирить их обоих, а заодно разобраться, что происходит.
   Он заметил стоявшего у дерева Зэрандера, пристально за ним наблюдающего.
   - Животные чувствуют Ночь лучше людей. Надеюсь, удастся его приучить, - он шагнул навстречу, всё ещё оставаясь в тени деревьев, и Тэм поражённо и испуганно ахнул. На плечах Зэрандера был белый плащ Стража.
   - Камень Света! - Тэм соскочил с Мирной, едва борясь с желанием броситься на Воина Тени с кулаками. - Ты кого-то убил?!
   - Он сам на меня бросился, - ответил Зэрандер спокойно, хватая поводья коня. - Не должен же я был его отпускать.
   Тэрмис замер и опустил голову.
   - Да примет Сила Дня его душу, - он облизал губы. - Но я сказал тебе не высовываться! Мог ты меня послушаться, или мне сразу позвать всех Стражей из города!?
   Зэрандер гневно сверкнул глазами:
   - Ты никогда не будешь мне указывать, что делать, Хранитель!
   - Нет уж, ты будешь меня слушать! - воскликнул Тэм. - Потому что иначе тебе лучше убить меня сразу и забыть о Камне! - он выдержал взгляд Воина Тени. - Ты убил Стража, забери тебя Ночь! И хочешь, чтобы я тебе помогал!
   - Я убил намного больше Стражей, чем ты можешь себе представить, - возразил Зэрандер. - Но Стражу и Хранителю, путешествующим вместе, удивятся меньше, чем Хранителю и Воину Тени...
   - Ты наденешь его доспехи? - негромко спросил Тэм, чувствуя себя так, будто он убил Стража, а не Зэрандер.
   - Да. Думаю, люди не будут искать у меня на руке шнурок специально.
   - От тебя Силой Ночи несёт, как падалью от дохлого шакала! - возмутился Тэрмис.
   Воин Тени демонстративно отвернулся и углубился в лес. Тот казался прозрачным и белым, потому что была ещё ранняя весна, но Зэрандера не стало видно, едва он обогнул три дерева.
   - Простит ли меня за всё это Свет? - прошептал Тэм. - Или я уже стал предателем?
   Он обернулся и потрепал Мирную по гриве, рассеянно глядя то на лес, то на стены города. На опушку вышел Зэрандер в светлых доспехах, недовольно глядя на сверкающее в небе ещё зимнее солнце и придерживая ещё не смирившегося с Силой Ночи коня. Кажется, перспектива выдавать себя за Стража его не радовала, но деваться ему было некуда, тем более, что он сам так решил.
   - Итак, куда мы следуем, Хранитель? - спросил он.
   Тэрмис сглотнул, глядя на качающиеся от ветра деревья.
   - Надо хотя бы похоронить его. Или сделать так, чтобы его нашли его друзья.
   - Товарищи его найдут, - махнул рукой Лорд Тени. - Как и мои доспехи, забери их Свет! Не тащить же их с собой.
   - Что подумает про меня Главис, когда увидит их? - негромко спросил сам себя Тэрмис, вскакивая на Мирную и продолжая гладить её шею, чтобы она меньше боялась Воина Тени.
   - Ты уже успел познакомиться со Стражами и чьим-то хлыстом, я смотрю, - Зэрандер дёрнул рукой в сторону меча.
   Тэм вспомнил о шраме и заскрежетал зубами.
   - Меня заподозрили в том, что я в союзе с Силой Ночи, - процедил он, - а всё из-за тебя, проклятый ты Воин! - он поправил едва не упавший посох. - Свет мне никогда этого не простит!
   - Когда ты его спасёшь, может, и простит, - равнодушно ответил Воин. - Но я смею тебе напомнить, достопочтенный Хранитель Света, что мы стоим верховые перед городом, и если высунутся Стражи, ты не остановишь моё желание пригвоздить их к...
   - Мы же с ними союзники, разве нет? Ты тоже борешься против Хозяина Ночи, я надеюсь?
   - Скажи это им, когда встретимся в следующий раз, - в белом плаще Стража Зэрандер всё равно не походил на служителя Света. Открытые татуированные руки, шея и лицо вовсе наталкивали на мысли о разбойниках из Драттерена.
   - Зэрандер, - Тэм поджал губы, едва произнеся это имя. Обычно он называл его просто Воином, - ты не один.
   - В каком смысле? - обернулся Лорд.
   - В Алвалене был замечен ещё один Воин Тени. Мне сказали Стражи. Клинок уже в курсе и ищет его повсюду. Кто-то ещё жив, кроме тебя. И очнулся, кажется, одновременно с тобой.
   На лице Зэрандера появилось нечто среднее между недоумением, досадой и ненавистью. Он коротко рыкнул и тряхнул головой, словно желая на кого-то броситься.
   - У меня вряд ли есть союзники среди Воинов, - произнёс он. - А для Хозяина это слишком важный союзник. Надо убить его. Алвален? - переспросил он.
   - Погоди, погоди! - Тэм подъехал чуть ближе. - Ты не удивлён?
   - Нет. Если жив я, почему не может быть жив кто-то ещё? Но это плохие вести, Хранитель... Хотя, по крайней мере один слуга Хозяина нам точно известен. Надо найти его.
   - Послушай, убивать их - забота Цитадели и Стражей! Если ты будешь тянуть меня в битвы, мне некогда будет заняться пророчествами ЛаВинира, а я не отойду от тебя больше ни на шаг, пока не буду убеждён, что ты не вынешь меч без моего слова, Воин! - выпалил Тэм.
   Зэрандер скрежетнул зубами, едва сдерживая ярость. Ещё отчётливее стали звериные черты в его лице, сверкнули жестокие глаза, упали на лицо белые волосы. Рука его обхватила эфес меча.
   - Ты жив только потому, что нужен мне, - выплюнул он. - И потому что ты тоже хочешь остановить Хозяина! Но если ты считаешь, что можешь указывать мне, то ты ошибаешься!
   Тэрмис с трудом заставил себя не дрогнуть. Воин Тени, конечно, никогда с ним не смирится, но лучше всё-таки, если он не решит изредка хвататься за меч, чтобы устроить Тэму ещё одну схватку.
   - Отпусти-ка меч, и поскакали отсюда, - Тэм постарался выглядеть равнодушным.
   - Хранитель! Я так и знал, что ты - слуга Ночи! - послышался сзади возмущённый крик. Зазвенел покидающий ножны меч. Тэм с трудом справился с лошадью, которая дёрнулась вперёд.
   - Главис! - воскликнул он. - Ты ничего не понял!
   - С тобой Воин Тени, предатель! - Страж взмахнул мечом.
   Зэрандер, усмехаясь, потянул меч из ножен.
   - Убери! - вскричал Тэм. - Мы уходим отсюда, Зэрандер! Мы уходим отсюда! - он направил Мирную в сторону. Страж стоял на земле, сжимая в руках меч. Воин Тени тоже держал клинок обнажённым, сверкая глазами то на Стража, то на скачущего прочь Тэма.
   - На твоё счастье, Страж, мой спутник - Хранитель Света! - прорычал Зэрандер, поворачивая коня и заставляя его мчаться следом за Тэмом.
   Главис остался стоять, нахмурив брови и недоумённо глядя вслед всадникам. Нужно немедленно сообщить Клинку Света о творящихся странностях.

______

  
   Тэм растянулся прямо на тающем снегу, подложив под голову руки. Голова отчего-то кружилась, снова зажгло рану на лице. Пожалуй, в таком виде он на Хранителя Света и вовсе не похож - оборванец да воришка, вот и всё.
   Зэрандер куда-то исчез, но Тэрмис заставил себя не беспокоиться. Воин Тени - не собачка, на цепь не посадишь и рычать по команде не заставишь...
   Ворочаясь с боку на бок, Тэм глядел то на берег бегущего среди засыпанных снегом камушков ручейка, у которого они остановились, то в сторону прозрачного перелеска, то на проходящую выше дорогу, по которой, правда, не прошло ещё ни одного человека.
   "Бедный Сати! - вздыхал он. - Как теперь он будет жить в своей деревне? Рассказали ли им Стражи о Силе Ночи? Какие на него могут свалиться подозрения! И ведь меня не будет рядом, чтобы его защитить... Нет, я не должен был идти с Зэрандером!"
   "С другой стороны, - возражал он сам себе, - Сати-то как раз в большей безопасности, чем наш несчастный мир, и нужно думать не о судьбе одного, а о судьбах многих... Тем более, что Дар у него такой безобидный... Видеть призраков! Такой же Дар может дать Сила Дня..."
   Дары во многом пересекались, имело значение лишь то, каким покровителем - Днём или Ночью - дан тебе этот Дар. И Тэм, и Зэрандер имели Дар Самоизлечения, но это не делало Тэма слугой Ночи, как и Воина Тени - Светлым.
   - Что за пророчества ЛаВинира, которые ты всё время упоминаешь, Хранитель? - вдруг послышалось сзади. От неожиданности Тэм вскочил на ноги, хватаясь за свой посох, и, встретившись взглядом с насмешливо-спокойными глазами Зэрандера, вспыхнул.
   - Не подкрадывайся ко мне сзади!
   - Может, мне колокольчики повесить на шею? - зло поинтересовался Зэрандер, сдирая плащ с плеч и садясь у небольшого костерка, который разжёг Тэм, чтобы ему не было скучно. - Расскажи о пророчествах. Я должен знать, что мы делаем.
   - Лично я пытаюсь распутать это дело, - ответил Тэрмис, - а ты делаешь всё, чтобы я до этого не дожил и скончался от разрыва сердца, - он уловил недобрый огонёк в глазах Воина и сморщился. - ЛаВинир был последний истинный Хранитель в Ордене. Он оставил много пророчеств, но разгадать их пока трудно. Я хорошо помню их, но не чувствую в себе мудрости понять их.
   - Например? - у Тэма было ощущение, словно Зэрандер задал этот вопрос только потому, что было бы странно, если бы он его не задал, и что он спокойно мог бы жить дальше, не думая об этом. Но Тэрмис понимал, что Воину Тени важно знать о Камне Света то, что не должен знать ни один слуга Ночи. Тэм сомневался, имеет ли право говорить это ему, потому что всё-таки он служит Тени, но в последнее время он почему-то всё больше был уверен в ненависти Воина к Хозяину Ночи.
   - Сила Дня и Сила Ночи в незримой борьбе сплетутся в единое целое, Свет и Тень накроют и захлестнут друг друга в вечной клятве верности, и вернётся Зло, чтобы воцариться в мире, - Тэм причмокнул губами. - Такое никогда не поймёшь, кроме того, что ЛаВинир предсказывает возвращение Хозяина.
   - То есть, когда,... - начал Зэрандер, хмурясь от одного упоминания о Хозяине.
   - Это можно по-разному расшифровать, - перебил Тэрмис. - Когда Дары Силы Дня и Силы Ночи соединятся в одном человеке, или, например, когда Светлый, Страж там или Хранитель пойдёт по одному пути с Воином Тени, преследуя общую цель и помогая друг другу... Последнее предположение меня особенно настораживает.
   - То есть, ты думаешь, что я и ты, - он намеренно не сказал "мы", - можем иметь отношение к этому пророчеству?
   - И послужить причиной возвращения Хозяина, - кивнул Тэм. - Пусть даже непроизвольно.
   Зэрандер задумчиво шевелил нижней челюстью, будто что-то пережёвывал.
   - Ещё что-нибудь? - спросил он потом.
   - Ну да. Когда Тень убьёт Свет, Хозяин исчезнет навек, - Тэрмис с досадой стукнул по земле кулаком. - Получается, что Хозяин умрёт только тогда, когда не останется ни одного Светлого! Это невероятно, забери меня Ночь!
   - Или что Хозяина Ночи может убить только один из его слуг, - Зэрандер пальцем оттёр тёмное пятнышко со светлых доспехов.
   - Причём тогда здесь Свет?
   - При том, что он не будет иметь к этому никакого отношения! - Лорд Тени взглянул на дёрнувшихся от его слишком громкого голоса коней и усмехнулся. - Что ты ещё знаешь?
   - Много, - ответил Тэм, раздражаясь. Ручеёк успокаивающе журчал. - Слуги Тени будут слугами Света, проложив ковёр от меча к трону. И ещё много чего подобного.
   - А о Камне Света? - Зэрандер взглянул на костерок, и тот запылал ярче. Тэм ощутил движение Силы Ночи и поджал губы. - Камне Света, - повторил Лорд Тени, видимо, не желая ждать.
   - Камень отыщет тот, кто вслушается в мои слова и поймёт их такими, какие они есть. Будь я проклят, эта фраза вонзилась в мой мозг так же болезненно, как заноза в пятку! - Тэрмис вдруг поймал себя на том, что его уже мало волнует, что беседует он с Воином Тени. Он словно перестал обращать на него внимание... Должно быть, это плохой знак.
   - И больше ничего? - уточнил Зэрандер.
   - Ещё множество. Камень Света суждено взять в руки тому, кто не будет служить ни одной из Сил, и только после этого - тому, кто им служит. Камень Света будет найден трижды и трижды исчезнет в сплетении Силы Дня. Камень Света есть часть горы и часть реки, часть леса и часть поля, часть войны и часть мира, там, где он, столкнутся два берега одной реки и две стены одного города... Я могу говорить долго, Воин. Но это будет бессмысленно. Я не знаю, что они значат. Но я над этим думаю...
   - Что ж, значит, подумать придётся и мне, - Воин Тени скрестил ноги и упёрся руками в землю, наклоняясь вперёд. - Продолжай.
   - Ты что, хочешь, чтобы я пересказал тебе все пророчества ЛаВинира? - взвился Тэм.
   - Я хочу, чтобы ты не имел от меня тайн, которые связаны с Камнем Света, Хранитель, - при каждом слове Лорд Тени словно ещё ниже нагибался к Тэму, и тот невольно отклонялся назад.
   - Ну ладно, ладно! - воскликнул Тэрмис. - Я не имею права говорить это тебе, но идти назад уже поздно! Я не знаю, не решишь ли ты перерезать мне после этого горло, чтобы я не мешался под ногами, но идти на попятную всё равно поздно,... - Зэрандер довольно ухмыльнулся и откинулся назад. - Ф-фух, - выдохнул Тэм, с досадой понимая, что почувствовал облегчение, когда Воин перестал давить на него. - Есть у него пророчество о Трёх Камнях. Якобы после битвы за Камень Света у истинного Камня Света появилось три двойника-Камня, которые не несут в себе той силы, что у него. Он сказал так: нашедший три гнилых яблока придёт к раскидистой и плодоносящей яблоне, огороженной высокой каменной стеной, и откроет врата, что хранят Слабость и Боль.
   - Слабость и Боль? - переспросил Зэрандер.
   - Я думаю, что это как раз о трёх двойниках Камня и о том, что сначала надо найти их, и только потом с помощью них отыскать настоящий. Это перекликается с пророчеством о том, что три раза Камень будет найден, а потом исчезнет...
   - Если они все три раза исчезнут, как с помощью них открыть эти врата? - задумчиво произнёс Зэрандер.
   - Один ЛаВинир и знал это, - пробормотал Тэм. - Воин, я тебе просто их рассказываю. Что значат Слабость и Боль один Свет и знает, может, это какие-то... А, - он махнул рукой. - Бессмысленно гадать, я думаю, что сначала надо найти три двойника Камня.
   - И где их искать, твой ЛаВинир указал?
   - Один - там, где царит Слава, другой - там, где в небо взлетает огонь, третий - где идёт охота на тех, кто прячет уголь.
   - Прячет уголь? - усмехнулся Зэрандер. - Прячет уголь! Твой ЛаВинир был не спятившим с ума стариком? - уточнил он.
   - Хранитель был самым мудрым человеком своего времени! - возмутился Тэрмис. - Если бы не он, многое бы мы не знали!
   Зэрандер презрительно пожал плечами.
   - Что ж, - в таком случае, нам нужно идти туда, где царит Слава. У тебя есть предположения?
   - Нет, - вздохнул Тэм. - У меня нет предположений. Вернее, их несколько. Например, Сарратар. Не было ни одной битвы за всю его тысячелетнюю историю, которую бы он не проиграл. Он находится на одном из островов Океана...
   - Я помню, - кивнул Зэрандер. - Это был один из немногих самостоятельных городов, где не покорились Хозяину.
   - Вот-вот, - Тэрмис устало глядел на пляшущие огоньки костра. - Этот город был славен во все времена, там есть также арка Славы, она - центр города. Может быть, ЛаВинир говорил о Сарратаре. А может, о Шавалине. Там правит династия За'ар Маари. В переводе с древнего наречия тех земель - династия Славы. Пока что я думаю только о двух местах, больше мне ничего не пришло в голову.
   - Что ж, по крайней мере, у нас уже есть три намеченных пути, - произнёс Зэрандер, поднимаясь.
   - Три? - поднял брови Тэм. - Сарратар, Шавалин...
   - И Алвален. Я надеюсь всё-таки найти того Воина Тени. Сам знаешь: слуги Тени будут слугами Света и что-то там про клинок и трон... Надо перебить их раньше, чем они доберутся до нас и пожелают нас убить.
   - Про клинок, - повторил Тэм задумчиво. - Про меч, а не про клинок.
   - Какая разница, - бросил Зэрандер.
   - Клинок... Меч,... - Тэм пожал плечами. - Воин, как ты думаешь, слуги Хозяина будут искать нас по следам или пытаться предугадать, куда мы пойдём?
   - Он может по-разному приказать им. И то, и то - вполне вероятно.
   Тэм побарахтал рукой в снегу, выковыривая воронку, в которую стала стекать вода с ручья.
   - Да будет с нами Свет, - прошептал он.
   Зэрандер что-то презрительно фыркнул и пошёл вдоль берега ручья, кажется, погружённый в какие-то мысли. Тэм на всякий случай пододвинул к себе посох и лёг обратно, заставляя себя заснуть.

11

Знаки возрождения

______

  
   Роскошный зал приёмов сегодня был пуст. Золотые барельефы и мраморные изваяния, роскошные гобелены и широкие украшенные разноцветными витражами окна украшали стены. Сквозь цветные стёкла в зал проникал солнечный свет и падал на ворсистые ковры, привезённые из-за Океана, играл на прозрачных струйках фонтанчиков у колонн из серого мрамора. Углубление в стене для музыкантов, лакированные плиты пола для танцующих сегодня были пусты, свисающие с украшенного лепкой потолка люстры с погашенными сегодня свечами не волновали слуг, которым часто приходилось следить за тем, чтобы они были зажжены все до единой, иначе могло последовать жестокое наказание. Богатство убранства не радовало сегодня глаз графа Радака. Льув Радак был взволнован, он мерил залу шагами, и цоканье каблуков замирало под сводами.
   Король Бастиан объявил о временном закрытии портов на реке Валанди. Это было связано с тем, что кто-то попытался покуситься на жизнь его величества, и ему удалось бежать от дворцовой стражи. По одежде этот кто-то был приезжим, и потому все порты мгновенно были закрыты - даже для прибывавших судов, - а заставы на всех дорогах, ведущих их города, не пропустили бы даже мышь. Корабли шли мимо, в соседний Жамерт, но даже оттуда те, кому нужно было попасть в Алвален, не могли этого сделать. Стража не впускала и не выпускала путников, только тех, у кого была специальная грамота, подписанная его величеством. Запрет на въезд в Алвален был связан с тем, что Бастиан решил, что в городе слишком много чужестранцев, и решил на какое-то время подержать их в страхе перед невозможностью уйти, чтобы поменьше наводняли город. В Алвалене в последнее время действительно стало почти невозможно встретить коренного жителя, но Радака волновало совсем не это.
   К нему должны прибыть особые гости. Осталось всего двенадцать дней до означенного срока, когда все они должны оказаться в его дворце. Радак не знал их имён и внешности, но он знал, что их будет восемь. Восемь особых слуг Хозяина, избранных для исполнения нового его плана, и Радаку выпала честь быть девятым.
   Но когда Хозяин отдал ему приказ готовиться к приёму, Алвален ещё не был закрыт. Теперь же Радак обязан был сделать всё, чтобы ворота в город открылись как можно быстрее. Но король во время последней аудиенции, когда Радак мягко намекнул ему, что закрытие города снижает уровень торговли и может привести к разорению, сильно разозлился и сказал, что не намерен открывать пути до тех пор, пока не увидит лично, как с преступника-чужеземца (именно поэтому все путники попали в незавидное положение пленников в чужом городе, а некоторые алваленцы не могли вернуться на свою родину - Бастиан решил, что, закрыв город, он надолго отвадит искателей приключений и от Алвалена, и от личностей королевской крови в частности), посмевшего покуситься на его царственную особу, сдирают живьём кожу. И целью Радака стало отыскать этого негодяя. Потому и некогда было устраивать балы и встречи, хотя в другое время он не стал бы томить себя смертной скукой, в ожидании, пока поймают какого-то жалкого человечишку.
   Подскочивший по его нервному щелчку пальцев слуга низко поклонился и вытянул вперёд руки с подносом, на котором стоял бокал вина. Радак бросил ленивый и сердитый взгляд на коротко остриженную голову слуги, не смевшего поднять глаза в присутствии графа, взял бокал и отослал его прочь. Он опустился в кресло, стоявшее у одного из фонтанов, и попытался заставить себя расслабиться. Скоро этого негодяя найдут, и можно будет просить короля открыть границу хотя бы для въезда.
   Радак скривился, вспоминая наглое, уверенное лицо молодого короля. Не успел ещё его венценосный отец отдать концы, как он схватился за власть руками и ногами и мгновенно прибрал всё к рукам. При этом он желал быть настолько независимым, что повелел рубить головы всем, кто хотя бы заикался о том, что он что-то делает неправильно. Все его министры дрожали перед мальчишкой и старались кланяться ещё ниже, чем слуги. И ему, графу Радаку, тоже приходилось унижаться перед самодовольным юнцом.
   Коронованный Бастиан решил, что чем сильнее бьёшь плетью, тем послушнее слуги. И никогда не задумывался, отдавая бессмысленные и невероятные приказы или посылая кого-то под топор палача. Если учесть, что отцом его крутить можно было легко и беспрепятственно, то министрам и многим приближённым ко двору пришлось нелегко избавляться от этой привычки. Самовлюблённость и гордая непримиримость, граничащая с глупостью, заставила народ ещё в первый год его правления назвать его тираном, ну а он это звание поддерживал со всей жестокостью, на которое его молодой извращённый ум был способен. Из-за того, что ему взбрело в голову, что его отец был отравлен, многие были отдалены от двора, а кое-кто погиб в пыточных камерах. Радак едва удержался на своём прежнем месте, снискав в некоторой мере расположение мальчишки, получившего власть в свои руки, но его положение было шатким. Необходимость всегда бросаться на зов Бастиана и выполнять всё, что бы тот ни пожелал, заставляла пробуждаться гнев и раздражение, которые были непозволительными. Со стороны выглядело, будто бы граф Радак спит и видит, чтобы услужить королю, и Бастиану это нравилось. Радак легко помогал арестовать тех, кого Бастиан называл - или подумывал назвать - предателем, и также добывал надуманные обвинения, чтобы снискать расположение, не задумываясь о том, что ещё вчера он сидел за одним столом с человеком, обречённым на пытки и смерть. Несколько раз он едва удерживал свой титул и владения, когда кто-то из стражи вдруг ловил его шпионов во дворце. Радак, как и многие другие, желал знать наперёд всё, что бродит в голове у мальчишки, который думает, что, надев корону, уже стал властелином мира, и своих шпионов запустил даже в личную гвардию короля. Если вдруг кто-то из них прокалывался, приходилось убивать его, всех, кто о нём знал, а потом снова лизать этому нахалу пятки, чтобы тот не подумал о том, что граф Льув Радак только занимает место, и толку от него никакого.
   Всё это держало Радака в постоянном напряжении и желании лично заставить этого мальчишку мести полы в его графских покоях. Он только и мечтал о том, чтобы найти предлог и возможность свергнуть короля, но того поддерживала армия, а с армией пока Радак был не в силах тягаться, и приходилось смиряться с пожеланиями Бастиана. Знание, что если Бастиану захочется, чтобы он пошёл собирать милостыню, он будет обязан это сделать, заставляло Радака скрежетать зубами.
   Но это ненадолго.
   Радак усмехнулся. Огромное зеркало напротив отразило его озлобленное жестокой маской приближающейся радости лицо. Ему было всего сорок три, и он ещё имел все шансы занять трон Бастиана, как только тот освободится. А тот освободится очень скоро, и ради этого стоит потерпеть.
   Когда Хозяин обретёт могущество в этом мире, ничто не остановит его. А если Радак будет верно служить ему, он даст ему такую силу, с которой не страшна будет даже армия Бастиана.
   Он заставил расползавшиеся в злорадной улыбке губы вновь сжаться в тонкую нитку.
   "Сделай вид, что ты озабочен поисками того человека, а не размышляй о том, чего ещё нет!" - одёрнул он себя. Не исключено, что у Бастиана тоже есть шпионы во дворце графа Радака. Коронованный юнец не верит никому, даже собственной тени.
   - Господин! - дверь в залу распахнулась, и слуга замер в низком поклоне.
   - С каких это пор слугам позволено врываться без позволения? - холодно спросил Льув и заметил, как образовались на висках слуги капельки пота.
   - Простите меня, господин! Но посланные вами люди вернулись! Они привели того человека, о котором вы...
   - Прекрасно! - прервал его Бастиан и поставил кубок на край чаши фонтана. - В честь этой радостной вести я тебя прощаю! Пусть они приведут его сюда, и прикажи, чтобы с ними расплатились. Дайте им столько, сколько они пожелают! - он взволнованно потёр пальцы. Лучше охотники за головами в городе вернулись и привели того, кто посмел поднять руку на его величество Бастиана... Радак искренне не завидовал этому бедняге, но даже отдалённой жалости не испытывал. - И прикажи послать гонцов ко двору его величества, пусть передадут от меня поклон и весть о том, что посмевший поднять руку на короля найден, и я лично сопровожу его во дворец! - добавил он.
   Слуга поклонился и скрылся, радуясь, что для него всё так хорошо обошлось.

______

  
   - Неужели это может быть правдой, - негромко произнёс Гаранд Астиан, Клинок Света, когда Стражи Кертис и Увлер, изредка перебивая друг друга, кончили говорить.
   Мысли были смешаны, и Клинок не мог заставить себя справиться с сомнениями и недоумением.
   По рассказам Стражей, едва они попали в деревню, расположенную рядом с горами, они сразу поняли, что прежнего источника Силы Ночи там нет. Им сказали, что только двое мальчиков сейчас в горах Стегоса, а сестра одного из них, которого звали Сатиан, рассказала о Воине Тени. О теле Воина Тени.
   Под предводительством Наделённого Стража Стемарка и ведомые девочкой, они пришли туда, где было тело Воина Тени, и выяснили, что он жив, и что он вместе с Сатианом, который обладал покровительством Силы Ночи, и Тэмом, который был истинным Хранителем, поднимаются в горы, к Алтарю Света.
   Одно это было пугающе невозможным. Истинных Хранителей не было вот уже много лет. Воины Тени должны были умереть все. И уж то, чтобы они шли вместе, да ещё и к Алтарю Света...
   Из Алтаря вышли только Хранитель и мальчик, но Стемарк решил напасть на Хранителя, обличая того в предательстве Света. И Кертис, и Увлер клялись, что Хранитель нёс в себе Свет, и на нём не было пятна Ночи. И тут появился Воин Тени, обличивший Стемарка в службе Силе Ночи и Хозяину, после чего это доказал, но никого не убил, даже Стемарка, с которым сражался, а позвал с собой Хранителя. И тот пошёл!
   Хранитель Света отправился в путь вместе с Воином Тени! Но что самое странное - Воин Тени посоветовал искать слуг Хозяина среди Светлых, да ещё и намекнул на то, что сам готов сражаться с Хозяином, если тот решит возвратиться...
   Мальчика и его сестру они отвезли в деревню, постарались развеять разнёсшийся слух о Воине Тени и помчались в Цитадель, чтобы доложить о вероятном скором возвращении Хозяина Ночи. По дороге внезапно скончался Стемарк, хотя его рана была не столь серьёзна, чтобы быть смертельной, и Стражи предполагали, что это Сила Ночи убила его.
   Но это всё равно было невозможно.
   - Клинок, - Кертис опустился на одно колено, откидывая белый плащ, и прикладывая руку к груди, - я клянусь, что не сказал ни одного слова лжи!
   - Мы говорили только правду, - хмуро поддакнул Увлер.
   - Встань, друг! - Гаранд повёл рукой. - Я вовсе не желал случайно оскорбить вас или назвать лжецами. Просто это кажется невероятным, - он покачал головой. - Сила Ночи хозяйничает в нашем мире, а мы даже порой не чувствуем этого.
   - Если близко возвращение Хозяина, мы должны воспрепятствовать этому! - воскликнул Кертис.
   - Друг, мы ничего не знаем об этом. Но Воин Тени и Хранитель Света что-то замыслили, причём, не удосужились объяснить это вам, я правильно понимаю?
   - Мы не могли задержать их, Клинок, - Увлер нервно дёрнул плечом. - Но мне показалось, что... Что Хранитель пошёл с ним добровольно. У меня сложилось ощущение, будто они собираются что-то искать, и друг без друга не могут.
   - Клинок, позволь задать вопрос, - Кертис выпрямился и расправил плечи. - Стемарк говорил о пророчестве ЛаВинира, о том, что ты рассказал ему его. И ещё он сказал, что Хозяин лично сообщил тебе во сне о... О своём скором возрождении. Имеем ли мы право знать, что... как оно связано с Воином и Хранителем?
   - Конечно, имеете, - Клинок прошёлся вдоль стены, шурша белоснежным плащом по плитам пола. Его лицо было омрачено. - ЛаВинир говорил, что если Сила Дня и Сила Ночи добровольно действуют вместе, что если они соединятся когда-нибудь в одном человеке - Хозяин вернётся. И он действительно явился ко мне во сне, - Клинок сжал кулаки, по одному из которых змеился старый шрам, - пытаясь заставить меня предать Свет. Я велел ему убираться и дал клятву, что помешаю ему, но если он когда-нибудь возродится, Свет уже не сможет изгнать его. Когда Тень убьёт Свет, Хозяин погибнет. Так сказал ЛаВинир...
   Стражи коротко переглянулись. Давящая тишина набросилась и на самого Клинка. Гаранд Астиан вспомнил расплывчатую, неясную человеческую фигуру и зловещий шёпот: "Свет не спасёт тебя, когда я вернусь. Ты будешь молить меня, чтобы я позволил тебе стать моим слугой, но тогда я не позволю. Ещё не поздно, Гаранд. Ещё не поздно признать своё поражение..."
   - Значит, Хранитель всё-таки предатель? - вдруг спросил Кертис. Его лоб блестел, очевидно, от пота. То, что Хозяин действительно обрёл достаточно сил, чтобы вернуться, было очевидным уже давно, но верить в это не хотелось никому.
   - Нет, я сомневаюсь. Истинный Хранитель... В такие времена... Нет, не думаю, - уверенно произнёс Клинок Света. - Но я хотел бы встретиться и с ним, и с Воином Тени. Он - Зло, и нужно понять, не обманул ли он и его, и вас, чтобы добиться своей цели.
   - Он говорил о Хозяине с такой искренней ненавистью, что вряд ли возможно признать это игрой, Клинок, - возразил Увлер.
   - Надо найти их обоих, - Клинок Света бросил взгляд на лица Стражей. - Я отдам приказ, чтобы их искали всюду, и попытались задержать любой ценой. Пока я лично не буду убеждён, что Воин Тени не помогает Хозяину, я не смогу поверить в то, что он не лжёт... Помните ли вы о Воине Тени из Алвалена? - спросил он внезапно.
   - Да, Клинок, - почти хором ответили Кертис и Увлер, после чего Кертис продолжил, щуря глаза и явно испытывая гнев. - Он убил там наших друзей.
   - Мог ли Воин из Алвалена и Воин с гор быть одним и тем же человеком?
   - Клинок, если я правильно помню то описание, которое было дано нашими друзьями, прибывшими из Алвалена - то нет. У того, кого мы видели, были длинные белые волосы, он был не в чёрных доспехах, и потом, они были пробиты во многих местах, будто он только что пережил жуткое сражение. Я думаю, они были не одним и тем же человеком.
   Гаранд с сожалением вздохнул, нервно пощипывая пальцами чёрную с пробивающейся сединой бородку. Он не хотел показывать своего недоумения, но на этот раз каменного выражения лица у него не получалось.
   - Два Воина Тени сразу... Мальчик, у которого есть Дар Ночи... И множество очагов, где Сила Ночи вспыхивает и тут же исчезает... Его растворённый в Силе Ночи дух, который пытается ворваться в мои сны и склонить меня на свою сторону,... - он почти забыл, что кроме него здесь есть ещё двое Стражей. - Если это не знаки возвращения Хозяина, то что же тогда - знак?! - воскликнул он глухо.
   Стражи не решались вставить слова и немного мялись, обмениваясь взглядами.
   Высокие двери распахнулись немногим позже, чем раздались торопливые мужские шаги. Появившийся на пороге Страж быстро, но с уважением, поклонился Клинку и воскликнул:
   - Клинок, я видел Воина Тени!
   Как будто их ударили хлыстом, вздрогнули Кертис и Увлер. Клинок Света ещё сильнее нахмурил чёрные густые брови и, казалось, немного побледнел. Но это было незаметно из-за света, льющегося из окна и оттенявшего грубоватые черты его лица.
   - Одного, друг? - медленно и разборчиво спросил Клинок, проходя к нему. Одного взгляда хватало, чтобы понять, что Страж мчался сюда без отдыха, быть может, много дней, и не останавливался нигде. Белый плащ его был измят и казался немного влажным, будто по дороге он попал в сильный снегопад или дождь, и Клинок отвлечённо подумал, что если бы не нежелающая уходить зима, пришедший был бы весь в пыли. Он дышал глубоко и часто, а глаза пылали, как два маленьких костра.
   - Да, Клинок, - он не ожидал такого вопроса и немного смутился.
   - Совсем одного? - повторил вопрос Гаранд.
   - Нет... С Хранителем. Хранителем Света... истинным, - добавил Страж.
   Вздохнув, Клинок повернулся к застывшим Кертису и Увлеру и произнёс:
   - И ещё у него были длинные белые волосы...
   - Откуда ты знаешь, Клинок? - Страж слегка сравнял дыхание, на лице его было удивление.
   - О нём рассказали мне только что друг Кертис и друг Увлер. Но они знают, почему и куда они идут вместе.
   - Воин Тени убил одного из нас и надел его плащ! Он предполагает выдать себя за Стража! Но он не стал нападать на меня, когда я попытался остановить его, а последовал следом за Хранителем...
   - Как твоё имя, друг? - спросил Гаранд.
   - Главис, Клинок, - поклонился Страж.
   - Так вот, друг Главис, этот Воин близок к тому, чтобы стать нашим союзником.
   - Клинок?! - глаза Глависа расширились от удивления. Гаранд вдруг почувствовал, как заболел один из старых шрамов на плече, и это только добавило досады на его лицо.
   - Да, это так. Как я успел понять, Воин Тени встал на дороге Хозяина Ночи. По крайней мере, он заявляет, что готов бороться против его возрождения. - Гаранд сплёл погрубевшие пальцы в замок.
   - Клинок, он лжёт! Хранитель назвал его по имени, - Главис вдруг ощутил невероятную усталость. - Зэрандер. Его имя Зэрандер...
   - Призрачный Воин, - прошептал Увлер. - Призрачный Воин, Клинок! Но я видел... Я слышал...
   Клинок ничем не выказал своих чувств, но ещё более мрачная тень легла на его лицо.
   - Итак, друзья мои, пока я лично не встречусь с этим Воином, я считаю его за нашего врага, - произнёс он, наконец. - Пускай с ним идёт Хранитель, пускай он заявляет о своей вражде с Хозяином Ночи, но теперь, зная кто он... Невозможно поверить, что Призрачный Воин, вернувшись к жизни, вдруг решил ступить на путь Света. Пусть их ищут повсюду, - Клинок развернулся на каблуках и проследовал к противоположной стене. - И пусть их обоих доставят в Цитадель. Не убивать, и как можно меньше агрессии, но пусть он будет в Цитадели! - воскликнул он негромко. Голос его дрогнул. - Призрачный Лорд... Кто бы мог подумать!
   - Клинок, но если он не наш враг? - осторожно спросил Увлер. Заметив горящий взгляд Глависа, он отвёл глаза, но продолжил. - Если он действительно желает смерти Хозяина? Окончательной смерти?
   - Тогда он прибудет в Цитадель и согласует свои действия с нашими, - отрезал Гаранд Астиан. - А теперь, друзья... Вы все проделали большие дороги, чтобы как можно быстрее сообщить мне обо всём, и вам лучше отдохнуть. Друг Кертис, друг Увлер, я попрошу вас позже рассказать о том мальчике, Сатиане,... - он резко двинулся с места и скрылся в дверях прежде, чем Стражи завершили церемонный поклон. Их обдало проснувшимся ветерком, разбуженным плащом Клинка Света.

______

  
   - Воин, - Тэм в который раз огляделся по сторонам. С тех пор, как он проснулся, Воин так и не появился, и он начал тревожиться. - Зэрандер! - крикнул он раздосадовано. - Зэрандер!!!
   Никто ему не ответил. Конь, подаренный Стражами из небольшого городка, которые теперь наверняка подозревают Хранителя Тэма в предательстве и клятве Силе Ночи, по-прежнему стоял, привязанный к дереву и стреноженный, рядом с Мирной, поглядывающей изредка на своего хозяина, но самого Воина Тени не было.
   Тэрмис, закидав костёр снегом, ещё раз крикнул имя Лорда Тени, но тот не появился. С каждой секундой раздражаясь ещё больше, он поднял и крепко завязал воротник плаща, чтобы закрепить разорванный ворот свитера, и принялся отвязывать свою лошадку.
   "Если он не появится, я... Да что я могу сделать, Свет?! Куда он мог уйти, да ещё и без коня, да ещё и в таком наряде?"
   Ворча себе под нос проклятия, он выбрался на дорогу. Она была пуста в обе стороны.
   "Да он просто обманул меня! - Тэм сплюнул и сел на край дороги. - Узнал пророчества и смылся! И надо же было мне так попасться, будь я проклят! Неужели, Свет совсем отвернулся на меня?"
   Теша глупую надежду и подождав ещё полчаса, Термис отвязал коня Зэрандера и отправился по дороге, верхом на Мирной, и ведя за его собой.
   - Камень Света, что же мне делать?! - бормотал он, бросая взгляды то на затянутое облачной дымкой небо, то на дорогу. - Я же всё ему рассказал! Я сказал ему самые важные пророчества, он может найти теперь Камень! Забери Ночь мой проклятый язык! Я должен найти его и помешать ему!
   Он был подавлен. Он, Хранитель Света, пусть даже того не желая, оказался предателем Силы Дня, он поверил Воину Тени, Призрачному Лорду... И теперь Хозяин может вернуться в любой момент, и по его вине. Он сам во всём виноват, он позволил произойти подобному. Теперь всё, что случится, будет только по его глупости...
   Для него это было невыносимым.
   Сменялись пейзажи по обе стороны дороги, ручей вырос в реку, по которой двигались огромные льдины, были снежные поля, леса с чёрными стволами деревьев. Он не торопился, пребывая в муторных и страшных размышлениях, не следя за временем. Тэм не мог поверить, что Воину удалось так просто обвести его вокруг пальца... И почему он после этого не убил его? Он мог бы убить его во сне, но не убил, а просто ушёл!
   Ночь Тэм провёл, не разводя костра, потому что всё валилось у него из рук, привалившись спиной к дереву и расстелив изнанкой к снегу свой плащ, чтобы не слишком взмокнуть или замёрзнуть. И только на второе утро его одиночество на этой дороге нарушила странная встреча.
   - Путник! - донеслось сзади. С замиранием сердца, Тэм обернулся. Двое Стражей верхом на лошадях остановились совсем рядом. Надеясь, что шнурка на шее не видно, Тэм с трудом сдержался, чтобы не схватиться за воротник.
   - Чем я могу помочь... друзья? - спросил он, заставляя себя не отводить глаза.
   - Друг, не видел ли ты здесь двоих... м-м... всадников. Одного - Хранителя в походной одежде, а другого - Стража с длинными седыми волосами.
   "Белыми, - мысленно поправил Тэрмис, - он не седой, у него просто белые волосы..."
   "Камень Света! Да они же нас с Воином ищут!" - мелькнула другая мысль.
   Надеясь, что он не сильно побледнел, Тэм покачал головой:
   - Нет, не видел. Я ночевал здесь всю ночь, но никого не видел, - добавил он. Интересно, они поверят? Почему они ищут их? Знают ли, как выглядит тот Хранитель, о котором они говорят?
   Один из Стражей внимательно посмотрел на него. Тэм почувствовал, как стекает по спине пот.
   - Что ж, мы будем искать дальше, друг, - Страж оглядел коня, которого вёл за собой Тэм, потом перекинул взгляд на посох и снова на лицо Тэма.
   - Простите, что не смог помочь, - Тэрмис вымученно улыбнулся. - Если я увижу их, я передам, что их ищут друзья...
   - Не стоит, путник, - ответил другой Страж торопливо. - Нам приказано найти их незаметно. Личный приказ Клинка Света.
   "Камень Света! О нас уже известно Клинку! Ну, до Цитадели Главис мог успеть доскакать за день, загнав тройку коней, но чтобы обратно! И чтобы нас уже искали!"
   - Да будет с вами Свет, - вымолвил Тэм, чудом сдерживая дрожь в голосе.
   - Да будет с тобой Свет, путник, - ответил один из Стражей, потом они почему-то переглянулись и поскакали вперёд.
   "Почему они посмотрели друг на друга? Почему они переглянулись? - Тэм вытер ладонью лоб. - Они догадались? Они догадались, что это я?.." - волнуясь, он принялся озираться по сторонам.
   Потом он решительно махнул рукой и погнал Мирную быстрее. Он должен найти и остановить Воина, но попадаться Стражам, да ещё если их желает отыскать сам Клинок Света. Он должен сам искупить свою вину, исправить свою ошибку.
   - Итак, - обратился он к своей лошадке, и та скосила на него умные карие глаза, - куда мы поедем? Или Сараттар, или Шавалин. Хотя... Нет, думаю, ему нужно будет встретиться со своим союзником, говорил же Рик о Воине Тени в Алвалене...
   Разговаривая то ли с лошадью, то ли сам с собой, он пробрёл ещё немного по лесу и выбрался в поле. Дорога здесь уходила прямо в снежное море и тонула где-то там, только узкой полоской виднелись не засыпанные снегом следы промчавшихся вперёд Стражей.
   - Уверен, что Алвален, - наконец, произнёс Тэм, прикоснувшись к своему посоху. - Камень Света, как же мне остановить его, как?!
   Он остановил лошадей на перекрёстке дорог посреди поля и выбрал себе направление. Дорога должна через пару дней привести его к Алвалену.

______

   Тэм остановился, чтобы немного отдохнуть - ездить верхом он был не любитель, да и не умел, потому что уставал довольно быстро. Привязав коней, он спустился чуть ниже и с наслаждением привалился к стволу дерева. Скоро должны начаться деревеньки. В одной из них он обязательно купит еды, потому что живот уже сильно крутит от голода.
   Но думать о еде не следовало, поэтому Тэм просто закрыл глаза, представляя себе, будто бы всё хорошо, и волноваться не о чем.
   - Тэм? - мелодичный женский голос оторвал его от радужных мечтаний. На всякий случай вцепившись в посох, он распахнул веки, но увидел всего лишь женщину. Она стояла совсем рядом с ним, но Тэм не помнил, чтобы он слышал чьи-то шаги. Казалось, что женщина возникла ниоткуда.
   - Кто вы? - Тэрмис хотел подняться, но отчего-то на него накатила странная слабость. Голод, как жадный зверь, грыз его изнутри. - Откуда вы взялись? Откуда вы меня знаете.
   Женщина села на корточки перед ним, немного щурясь. У неё был тёмный плащ, в который она куталась, простое прямое платье без украшений и роскошные рыжеватые волосы, обрамлявшие не слишком красивое лицо. Черты были резковаты и неправильны, губы искривлены в странной улыбке.
   - Тэрмис? - повторила она. - Я искала тебя. Тебя повсюду ищут... Стражи Света, - добавил она.
   - Камень Света, вот вы о чём! - Тэм с недоверием смотрел на женщину, но пальцы на посохе разжались. - Я...
   - Тебя ищут Стражи Света, чтобы убить, - она села напротив него, прямо на влажную чуть заснеженную землю, скрестив ноги, как фаалинка. Недоумевая, Тэм заёрзал, пытаясь хотя бы чуть-чуть взять себя в руки и хотя бы перестать смущаться - отчего он смущается, он и сам не мог понять.
   - Почему вы так думаете? - спросил он, немного дрогнув от хитрого взгляда её зелёных глаз. Что-то было в её лице, но что - он понять не мог.
   - Я слышала, как они разговаривали между собой. Но вы ведь Хранитель Света, не так ли?
   - Послушайте, что вам надо от меня? - внезапно обозлился Тэм. - Откуда вы вообще взялись?!
   Он попытался встать, но стремительным движением к его горлу метнулась рука женщины. Сверкнула сталь. Прежде, чем он успел что-либо сообразить, он понял, что инстинктивно отпрянул к дереву, упираясь руками в скользкую землю, а прямо в его шею упирается остриё короткого широкого ножа. Он чувствовал его так отчётливо, будто нож уже вспорол кожу. Стоит ему чуть-чуть дёрнуться или повернуть голову - это и случится. Судорожно сглотнув, он постарался победить упрямый страх, которого в нём не должно быть, и взглянул в лицо женщине. Она смеялась негромко и довольно, но выражение её лица быстро изменилось, она, продолжая улыбаться, посерьёзнела и в лице появилась жестокость. Тэм понял, что именно её не разобрал до этого в её облике и мысленно обругал себя.
   - Стоит тебе немножко шевельнуться, или сделать что-то, что мне не понравиться, в тебе будет на одну дырку больше, - заявила она. - Но я могу этого и не делать.
   - Что вам нужно? - выдавил Тэм. - Послушайте, денег у меня нет...
   - Ты принял меня за воровку? - она заставила голос звучать оскорблённо. - Нет, я гораздо больше, чем просто воровка... Тебя ищут не только Стражи, Хранитель Тэм! Ты ещё не догадался, кто я? - глаза опасно и весело сверкнули.
   - О, Свет,... - прошептал Тэрмис. Вдруг он понял, что его очень смущало в женщине - Сила Ночи. Сила Ночи была её покровительницей... Догадка ему не понравилось.
   - Кажется, Хранители не должны бояться никого, даже слуг Ночи, разве не так? - её веселила его беспомощность. На мгновение он прикинул, может ли успеть оттолкнуть её, но она словно угадала это и сильнее надавила на нож. Тэм постарался вжаться ещё глубже в дерево, но это окончилось неудачей. На его лбу выступили бисеринки пота. - Что ж, я вижу, что ты понял, кто я. Наверное, ты знаешь, что нужно мне от тебя...
   - Я не собираюсь тебе помогать, - Тэм заставил себя усмирить страх. Бессильная злость исказила его лицо. Много раз его отец говорил ему, что гнев, ненависть, ярость и страх - те чувства, которых не должно быть в истинном Хранителе. Тэм сам много раз пытался убедить себя в этом, но гнев возвращался, и бороться с ним становилось всё труднее.
   - Но Лорду Зэрандеру же ты помог, - она усмехнулась. - Я могу тебя убить, но ты можешь и остаться жив. Хозяин щедро награждает своих слуг, если они верны ему.
   - Я не стану служить Хозяину! - воскликнул Тэм сдавленно, словно если бы он сказал это громче, нож бы пронзил его горло.
   - Ну-ну, уйми свой пыл и подумай, - она улыбнулась, продолжая держать нож у его горла. - Когда я принесла клятву Хозяину Ночи, я поняла, что радость служить ему - то, чего не доставало мне.
   - Радость чужой боли и страданий? - глухо спросил Тэм.
   Она опять рассмеялась. Когда она смеялась, то становилась ещё некрасивее:
   - О да, разве люди не заслужили этого?! Но можно и искупить свою вину, очиститься... Хозяину ведь надо совсем немного. Только чтобы ты отвёл его к Камню Света. Неужели, тебе лучше умереть?
   В памяти Тэма возник образ отца. Он завещал ему не бояться... Не бояться! Он нужен самому Хозяину Ночи! Не просто одному из его слуг и даже не просто Воину Тени! Он нужен Хозяину!
   - Нет! - его горячее восклицание насмешило её ещё сильнее.
   - Не делай глупостей, дружок, - голос погрубел. - Хозяину нужны твои знания, если ты не согласишься добровольно, мы заставим тебя сделать это. Глупец, ты не знаешь, от чего отказываешься!
   "Мы... Но ведь я сказал Зэрандеру! Воин Тени уже наверняка обо всём доложил Хозяину! Или он не успел? Наверное, не успел, но... Что же ещё нужно от меня?"
   Тэм осторожно пошевелил рукой, продолжая глядеть женщине, подосланной Хозяином, в глаза. Она не обратила внимания на это, и Тэм снова начал шарить, пытаясь отыскать посох.
   - Хозяин может лишить тебя души, принести тебя в жертву Силе Ночи, заставить тебя страдать вечность... Надо ли тебе это, а? - она засмеялась. - Но ты можешь помочь ему. Он всё равно вернётся, дело лишь во времени... Что ты скажешь об этом?
   - Что... Что я получу взамен? Зачем мне помогать Хозяину, когда взамен я получу лишь проклятие Силы Дня? - изо всех сил стараясь оттянуть время, он пытался пальцами нашарить посох.
   - Да ты умнее, чем кажешься, - она прищурила глаза. - Прекрасно, мне нравится ход твоих мыслей... Ты сможешь получить его расположение, власть, деньги, всё, что захочешь, будет твоим.
   - Но только пока я жив, - возразил Тэм. - А когда я умру? - вдруг пальцы наткнулись на твёрдое дерево, и он едва сдержался, чтобы не показать свою радость. - Что будет со мной, когда я умру? Я не вижу выгоды служить Хозяину, особенно если,... - он замолчал.
   - Особенно если что? - уточнила она, настораживаясь.
   Тэм мысленно попросил простить его за то, что он опять пускает в ход оружие, забывая о том, что он - истинный Хранитель, и со всей силы ударил женщину в плечо. Бить в грудь или живот он не мог себя заставить, но зато она выронила нож и раздосадованно вскрикнула, падая назад.
   - Особенно если меня ничто не держит, - проговорил Тэм, вскакивая на ноги. Конец посоха отшвырнул её нож далеко в траву. - Иди и скажи Хозяину, пусть грызёт себе локти! - он попятился назад, и принялся отвязывать Мирную. Руки чуть дрожали, и тем сильнее он злился на себя.
   - Ты пожалеешь об этом! - воскликнула она, поднимаясь и поправляя платье. - Ты трижды пожалеешь! - она запахнула плащ на груди и вдруг исчезла. Тэм отчётливо почувствовал Силу Ночи, когда она применила свой Дар Перемещения.
   "Он уже может раздавать Дары направо-налево... Неужели, ему и правда суждено возродиться!" - переводя дух, подумал Тэрмис.
   Если Хозяин приказал и своим слугам охотиться за ним, нужно быть ещё осторожнее, а действовать ещё быстрее. Он не понимал, как сможет остановить Хозяина Ночи, но он должен это сделать, потому что совершил страшную ошибку, которую обязан искупить. Кажется, ему придётся не раз хвататься за оружие, забывая о своей сути... Что ж, если надо преступать традиции, значит, так надо.
   Тэрмис вдруг понял, что он совершенно один. На этом пути у него нет никого, на кого он может положиться. Страшное ощущение одиночества захлестнуло его, захотелось плакать, рыдать, метаться в истерике. Захотелось бросить всё и уйти, захотелось сорвать с себя проклятый белый шнурок и без раздумий броситься в омут...
   С силой и злостью он ударил себя по щеке. Боль от удара заставила его очнуться от страшных мыслей.
   "Неужели, это Хозяин? Он пытается свести меня с ума? Нет, я не дамся... Не дамся..."
   - Не дамся, - бормотал Тэрмис. - Не дамся я вам. Вам не получить Камень Света...
   Тэм вскочил на свою лошадь, отвязал коня Зэрандера и погнал их прочь по дороге, в направлении Алвалена. Люди шарахались от нелюдимого мрачного всадника в потрёпанном дорожном плаще и с посохом, прикреплённым к седлу, избегали его острых, ищущих взглядов и поражались, как на юном лице уживается с мягкостью целеустремлённость и... обречённость.
   Только однажды он остановился, чтобы перекусить и запастись едой, и больше не задерживался нигде, потому что повсюду ему мерещились Стражи Света и слуги Хозяина...

12

Рабы по крови

______

   Здесь дорога была мощёная булыжниками. Копыта коней звонко цокали по ней, а Тэм старался напустить на себя важный вид, чтобы никто не решил вдруг окликнуть его и о чём-нибудь поинтересоваться. Он минул уже две деревеньки, довольно большие, и один городок, даже без крепостной стены, которые все были под властью Алвалена, но по-прежнему дорога была относительно пуста. Зная, что обычно в Алвален тянутся толпы путников, торговцев, сказителей и прочих любителей путешествий и больших богатых центров, Тэрмису это казалось странным. Невозможно, чтобы никто не желал прибыть в Алвален. Конечно, время сейчас не для торговых караванов, но тем не менее...
   Так как он старался нигде не останавливаться и не задерживаться, он не сумел узнать, почему так мало направляющихся в Алвален, и решил надеяться на то, что это не связано с какой-нибудь эпидемией или гражданской войной, которые в небольших, но сильных государствах-городах случались довольно часто.
   После той встречи со слугой Ночи, Тэм боялся ночевать в глухих местах, равно как и в людных. Он с горечью ощутил, что перестал доверять людям. За это время он разучился даже улыбаться тянущимся прикоснуться к его лошади, когда он стоял на месте, отдыхая, детям. Непонятная боль жгла его изнутри. Дважды ему мерещилась в толпе женщина с некрасивым жестоким лицом, один раз угрюмый калека взглянул на него, и Тэрмису показалось, будто его ужалила сразу сотня ос - так остро он ощутил Силу Ночи. Но стоило ему подъехать ближе, он понял, что калека слепой, и у него нет обоих глаз... Если он засыпал - то только дремал прямо верхом на Мирной, и снились ему какие-то страшные вещи, битвы, разрушение мира, он, приносящий клятву Хозяину Ночи, но часто - просто мужчина с лицом Сати, который убивает его. Убивает по-разному: мечом, из лука, ножом в спину, Даром Ночи... Он бывал одет в доспехи Воина Тени, в плащ Стража, в бело-золотой доспех Клинка Света, в мантию и рясу, словно один из Хранителей, он был в лохмотьях и богатых кафтанах, но он был повсюду. Сны были короткими, но ясными. Иногда Тэм сам не замечал, как его одолевает дремота, и приходил в себя только после очередного кошмара. Он понимал, почему ему всегда снится Сати, но... Такого засилья страшных видений у него давно не было.
   Сейчас дорога была совершенно пустынной. Тэрмис крепче сжимал поводья Мирной и привязанного к ней безымянного коня Зэрандера. Тэм рассчитывал продать его в Алвалене.
   Стены города уже были видны. Миновав очередную большую деревушку, Тэм уже мог твёрдо сказать, что ему видны флаги Алвалена. В этом чудесном городе ему уже приходилось бывать, это было очень интересное место, но и достаточно опасное. Здесь нужно было следить не только за своим кошельком, но и за головой - у некоторых дворян здесь любимым развлечением было устраивать травлю. Они придумывали себе некоего человека, подробно, до мельчайших деталей, и сообщали его портрет охотникам за головами. В других местах такая профессия была порицаемой, но в Алвалене, будучи охотником за головами, можно было хорошо нажиться, если следить за ножами в чужих руках. Безусловно, частенько лорды да графы описывали каких-нибудь особенных должников или личных врагов, и использовали травлю в политических целях. Единственное - охотникам за головами было запрещено трогать самих дворян, королевский двор, личную гвардию короля, тех, у кого есть специальное распоряжение его величества, а также чужестранцев. Для путешественников делалось исключение, но если вдруг какой-нибудь барон взял да и описал твою внешность, то тебя сначала схватят и приволокут к нему, а потом только ты сможешь доказать, что ты не алваленец. Пока суд да дело, много времени можно потерять... Не везло тем, кто попадал в травлю будучи гражданином Алвалена. Он был обязан либо выкупить себя, либо сделать то, что прикажет тот, кто его искал. Это было достаточно бесправно и унизительно для людей, но они ничего не могли с этим поделать - если закрыть глаза на травлю и надеяться, что она обойдёт тебя стороной, то жить в Алвалене может припеваючи даже безрукий лентяй.
   Ворота города, кажется, были закрыты. Тэм привстал в седле, желая посмотреть получше, но в этот миг на пути его лошадей возникли люди. Кажется, они вышли из небольшого заброшенного домишки на обочине дороги. Судя по способу, которым они оповестили о себе, их можно было принять за разбойников, но Тэрмис, только взглянув на их форму одежды, сразу признал в них алваленских солдат.
   - Дорога на Алвален закрыта, - произнёс один из них, держа руку на эфесе меча. Солдат в стороне держал стрелу на натянутом луке.
   Тэм недоумённо уставился на них. Успокаивая взволновавшуюся Мирную, он заставил её немножко отойти назад и выговорил как можно более мирно.
   - Да будет с вами Свет. Что здесь... Почему дорога закрыта?
   - По приказу его величества короля Бастиана Алвален закрыт, - отрезал солдат.
   Тэм взволнованно посмотрел на стены Алвалена, потом на стражу, потом опять на город.
   - И... и надолго?
   - Пока его величество не даст обратный приказ, - Тэм получил такой же резкий ответ, что и предыдущий.
   - Никогда не слышал, чтобы закрывались города, - попытался он улыбнуться, но улыбка его погасла. Что за проделки Ночи? Как можно закрыть... город?! - Я тотчас же уйду, - пообещал он, - если вы того желаете. Но я прошу вас помочь мне. Видите ли, я направлялся в Алвален следом за... одним своим другом. Он - Страж и...
   - Много Стражей пыталось въехать в Алвален, но все они уже отбыли обратно, - коротко бросил солдат, которому явно не терпелось, чтобы Тэм ускакал обратно. Вероятно, там, в домишке, они ещё не доиграли в карты, а может ещё что-нибудь.
   "Король Бастиан велел не впускать даже... Стражей Света?! Камень Света, да ему же... Ему же немногим больше двадцати! И зачем... Останавливать торговлю... Он что, и порт закрыл? Алваленский порт?!" - кружились мысли в голове у Тэрмиса.
   - У него длинные белые волосы, ниже лопаток, - добавил Тэм. Кажется, Зэрандеру вскоре придётся подстричься короче, иначе даже младенец сможет указать, где он, куда пошёл и что сделал. Эта примета, бесспорно, в его облике была главной.
   - Таких не было, - стражник нетерпеливо поглядел на него. - Следуй обратно, путник, и пусть будет с тобой Свет.
   Тэм неохотно поклонился в благодарность за доброе пожелание и, едва сдерживая недоумение, развернул Мирную обратно. Вот почему дорога была пуста! Но закрытый город - это явно ещё полбеды. Что-то ещё есть... И Сила Ночи. Сила Ночи над Алваленом...
   - О, Свет! - прошептал Тэм.
   Да там войско этих Воинов Тени, а не один! Такая концентрация Силы Ночи могла говорить только об одном - в плане Хозяина Алвалену была отведена какая-то важная роль.
   Когда он оказался недалеко от деревни, то есть когда дымок был отчётливо ему виден, то уже принял решение: он решил найти, где переночевать, а может, и ненадолго поселиться. Зэрандер должен прибыть в Алвален, и Тэм его дождётся. Чего бы это ни стоило, он его дождётся...
   Вдруг Тэм ясно ощутил Силу Ночи рядом. Он натянул поводья так резко, что Мирная вздыбилась и в воздухе забила копытами.
   Неведомая сила сбила его с ног, он вцепился пальцами в поводья лошади, та испуганно заржала и встала на дыбы.
   Тэм разжал пальцы, боясь быть затоптанным собственной лошадью, и тут же его потащило по мокрой земле. Оставляя за собой чёрный след, Тэм скатился с дороги вниз. Он пытался уцепиться за торчащие голые кусты или редкие деревца, но сила увлекала его всё дальше. Сила Ночи вокруг него была почти осязаемой.
   Наконец, он остановился. Страшно болели кости, ныла спина. Он лежал, лицом вниз, в сугробе мокрого снега, тяжело дыша. Раздалось поскрипывание снега - кто-то приближался - потом резкий заливистый свист. В ответ на свист донеслось негромкое ржание, и Тэм понял, что и конь, и Мирная следуют сюда, на звук.
   Ворочаясь в снегу, он попытался подняться, но самое большее, что ему удалось, это перекатиться на спину и поймать взглядом белый плащ Стража и мощную татуированную руку, поймавшую поводья обоих коней.
   - Ты! - воскликнул Тэм.
   Зэрандер обернулся на него, потом отвязал своего коня от Мирной и промолвил:
   - Не хотел появляться на дороге. Нас ищут Стражи Света.
   Тэрмис стремительно соображал. Зэрандер ведёт себя так, будто ничего не происходило. Будто он не уходил, и... Наверняка, это Хозяин подослал его. Тэм отказался верить одной его союзнице, и он решил продолжить играть с ним, используя уже знакомого Хранителю Воина Тени...
   - Что тебе надо? - Тэм пытался встать, но руки на снегу разъезжались, и опереться твёрдо не получилось.
   - Мне? - брови Зэрандера изогнулись. - Ты страдаешь потерей памяти, Хранитель?
   Тэм готов был поклясться, что Воин Тени удивился, но мгновенно узрел в этом заговор Хозяина.
   - Убирайся и скажи своему Хозяину, что ему не удастся сманить меня, кого бы он не использовал! - крикнул Тэм, вскидывая голову.
   - Хозяину? - гневно произнёс Воин. - Хозяину?! Так ты решил, что я отправился доносить ему, как послушная собачка! - голос его превратился в рык, и Тэм невольно поёжился. - Я думал, что ты уяснил, что я ему не слуга! Не слуга! - Тэм не успел и вздохнуть, как рука Лорда Тени схватила его за воротник, подняла и поставила на ноги, но Тэрмис едва касался земли кончиками пальцев. Пальцы Зэрандера продолжали мять его воротник.
   - Ты мне лжёшь! - проговорил Тэм. - Ты лжёшь и лгал! Куда ты исчез, в таком случае? С какой стати ты исчез, не предупредив меня?! И кто сказал, где меня искать, той женщине, если не ты, будь ты проклят?! - нервно закричал он, только краем сознания осознавая то, что он кричит на Призрачного Воина, когда тот имеет над ним осязаемую власть и может сейчас сделать с ним что угодно.
   - Женщине? - медленно переспросил Зэрандер. - Так Хозяин уже пытался переманить тебя? - он поглядел в сторону Алвалена. - И когда он успел? - Воин Тени разжал пальцы, и Тэм рухнул обратно на снег.
   Тэрмис никак не мог понять, неужели, Воин его не предавал? Неужели, он всё сам выдумал?
   - Не знаю, что там была за женщина и что она тебе там наплела...
   - Она пыталась меня убить, - перебил его Тэм. - Сначала убить, а потом переманить на сторону Хозяина Ночи. И вызнать у меня, как найти Камень Света...
   Зэрандер задумчиво посмотрел на него. Потом неожиданно логично высказался:
   - Если бы я всё ему рассказал, зачем ты был бы нужен ему?
   Тэм вздохнул, признавая правду Воина Тени. Неохотно поднимаясь и отряхиваясь от снега, он избегал смотреть на Зэрандера, а всё глядел куда-то на город или на дорогу.
   - Хозяин пытался сманить тебя однажды, попытается и ещё раз, - наконец, произнёс Зэрандер. - Тебя будут искать его слуги, уверен, так что впредь не буду оставлять тебя одного, - он хмыкнул. - И ты постарайся не исчезать с моих глаз, а то небось придумаешь, что я Хозяин и есть.
   Чувствуя смесь негодования и недоумения, Тэм вскарабкался на Мирную.
   - А за то, что ты проволок меня по грязище, ты не хочешь извиниться?! - воскликнул он.
   - Нет, - коротко ответил Зэрандер.
   - Воин, ты можешь мне объяснить, зачем ты ушёл тогда? - вздохнул Тэм.
   - Я хотел отправиться в Алвален и подумал, что ты будешь достаточно умён, чтобы пойти искать один из двойников Камня Света. Но тебе взбрело в голову, что я предатель, и ты бросился меня искать, словно мог меня как-то остановить, если бы это так и было.
   Тэрмис покачал головой. Да уж, несмотря ни на что, у него есть все причины Воину Тени не верить.
   - Я не служу Хозяину Ночи, Хранитель, - Зэрандер презрительно поджал губы. - И не буду служить никогда!
   - Алвален закрыт, - решил не возвращаться к этой теме Тэм. - Так Сарратар или...
   - Я намерен дождаться, пока откроют город, - ответил Воин.
   - Но мы не должны ждать!
   - Хозяину зачем-то понадобились твои знания о Камне Света, так я понимаю? Значит, ему он нужен. И он будет следить за нами, следовать за нами по пятам, для того, чтобы обогнать на последних двух шагах и ухватить его вперёд нас. Поэтому он и пытался переманить тебя на свою сторону. Так что чем дольше мы будем пытаться попасть в Алвален, тем больше у него будет уверенности, что Камень Света там. И, - Зэрандер усмехнулся, - если он не следит за нами столь пристально, всё равно будет задержан перед Алваленом. А я намерен разобраться с тем Воином Тени, что объявился в этом городе.
   - А я думаю, нам лучше отправляться в Сарратар. А потом в Шавалин.
   - Нет, мы ждём открытия Алвалена, - решительно произнёс Воин Тени.
   - И где? Думаешь, ты можешь притвориться Стражем Света и не привлечь внимания? - Тэрмис следил за уверенными движениями Воина Тени, вскакивающего верхом на коня.
   - Здесь есть, где остановиться нам с тобой, Хранитель. У меня было много слуг не только на моих землях, но и во многих других местах.
   - Твои слуги все умерли, - заметил Тэм с ехидством, - прошло полторы сотни лет.
   - Это клятва крови, - снисходительно пояснил Зэрандер, чуть трогая коня каблуками под рёбра. Тот послушно пошёл вперёд, вдоль дороги.
   Тэм подумал о том, сколько же ещё тайн есть у Воина Тени, и решил, что считать их будет глупым. Клятву крови давали те, кто обязывался служить только одному человеку всю жизнь, что бы не случилось, и какие бы клятвы он не давал потом. Такая клятва обрекала на тайное служение. Человек мог жить, как все, где-нибудь на краю света, но быть связанным этой клятвой, и если господин явится, то обязан сделать то, что он ему прикажет. От простой клятвы верности клятва крови отличалась тем, что все потомки человека, давшего клятву, тоже обязаны были служить господину. Сколько бы лет не прошло.
   Даже сто пятьдесят.
   - Но они даже не внуки, - попытался задержать его Тэрмис. - Может быть, их нет вообще.
   - Они есть, и уже наверняка почувствовали меня. Если один из их предков дал мне такую клятву, то они обязаны выполнить то, что я скажу.
   - Зачем вторгаться в жизнь людей, уверенных, что Воинов Тени не существует? Ты хочешь разнести весть о себе на весь мир?! - отчаялся Тэм.
   - Не спорь, Хранитель. Они - рабы, и мне не хватало ещё думать о том, что там они чувствуют. А ты, Хранитель, лучше слушайся меня тоже, если не хочешь попасться в лапы слуг Хозяина. Они могут сдирать с тебя кожу по кусочкам, пока ты им не расскажешь то, что рассказал мне.
   - Им и так наверняка... известно пророчество,... - засопротивлялся Тэм. Слова Зэрандера заставили его нервно вздрогнуть.
   - Пророчества эти ваши Светлым только и известны, уверен, - ответил Зэрандер. - Ну ещё мне. Следуй за мной, - он заставил коня идти быстрее.
   Тэм мысленно воззвал к Силе Дня и, растерянно наблюдая за белым плащом на плечах Воина Тени, двинулся следом.

______

  
   Наймира едва не расплескала воду, которую несла в ведре через двор домой. Что-то страшное и тёмное захлестнуло её. Поставив ведро на землю, она со всех ног бросилась домой. Брат лежал больной, у него была лихорадка, и Наймира решила, что случившееся с ней - знак того, что ему стало хуже.
   Взлетая по невысоким ступеням крыльца, она едва не споткнулась, запутавшись в длинном платье. Но когда она, бегом поднимаясь по лестнице на второй этаж, распахнула дверь, то заметила, что Марил стоит на ногах.
   - Немедленно ляг обратно! - возмутилась она. На правах старшей сестры, в доме распоряжалась она. С тех пор, как они осиротели, в этом доме царил хаос, а когда слёг Марил, Наймира стала уставать чаще, пытаясь совместить и занятия огородом, и дела по дому, и поездки торговать в соседнюю деревню, и ещё много других дел. Лежащий без сил Марил не мог ей помочь, и очень сокрушался по этому поводу, но как бы он ни желал что-нибудь сделать, он всё равно не мог. До сегодняшнего дня он не мог даже сесть без её помощи.
   - Ты почувствовала? - спросил он, бледнея ещё сильнее. - Почувствовала?
   - Ляг обратно! Ты хочешь меня совсем свалить с ног? Мне ещё не хватало, чтобы лихорадка усилилась! - она шагнула к нему, но он отстранил её. Откуда у него вдруг взялись силы?
   Он выглядел устало и измотанно, был бледен, под глазами синели мешки, щёки впали, но внезапно на лице его появились уверенность и решимость.
   - Наймира, ты ведь почувствовало это? - он схватил её за руку, болезненно заблестели глаза. - Что бы это ни было, это подняло меня на ноги! Я не мог понять...
   - А меня это едва с ног не сбило, - возразила Наймира, заставляя взять себя в руки.
   - Помнишь, что говорил нам дед? Помнишь? Про...
   - Так, ты бредишь, - решила она. - Ложись в постель, я пойду принесу тебе воды...
   - Наймира! - воскликнул он укоризненно. - Я здоров! Забери меня Ночь, я здоров!
   - Ты погляди на себя в зеркало! - она отвернулась, чтобы спрятать недоумение от глаз брата.
   - Я здоров, - повторил он. - Наймира, это очень похоже на то, что рассказывал нам дед...
   - Я чту его память, но он был очень старым, и мог,... - начала она.
   - Наш дед не был сумасшедшим! Это отец так считал! И потом, ты же... Неужели ты не поняла?
   Наймира присела на край незастеленной кровати. Ей было двадцать один, но брату - всего восемнадцать, и жили они здесь одни. Отец их умер недавно, но Наймире казалось, что прошла целая вечность. Марил совсем не тосковал по отцу, он по-прежнему был энергичен, всё время помогал ей, но потом его свалила с ног эта проклятущая лихорадка, и ничто не могло её излечить. Но сегодня Марил сам - сам! - встал на ноги, и это явно не случайно...
   - Глупости и сказки, - отрезала она. - Марил, вспомни, сколько тебе теперь лет... Я верю, что это не бред, вызванный болезнью, но...
   - Наймира! - он собирался спорить, но потом слабо улыбнулся и сообщил. - Хорошо, пусть будет, как ты хочешь. Это мне всё кажется... Но я стою на ногах и готов помочь тебе, - он повеселел, и Наймира вздохнула. Нет, как был мальчишкой, так и остался...
   Марил Ат Лав набросил рубашку и бросился вниз по лестнице, с таким топотом, какого давно не слыхали эти ступени.
   Наймира вытерла ладонью выступивший пот. Когда-то дед рассказал им, что его отец дал клятву крови Лорду Зэрандеру, Призрачному Воину, и что если вдруг что-то случится, и Призрачный Воин вернётся, ей - и её брату - придётся служить ему. Наймира ещё тогда посчитала это сказкой, но Марил слепо поверил и даже заикнулся об этом отцу... Марила тогда хорошенько выпороли, чтобы не слушал глупостей, накричал отец и на деда, который, хмуря брови, только качал головой.
   Наймира не верила, чтобы Воину Тени вдруг потребовалась клятва крови от какого-то пахаря из деревеньки близ Алвалена, да и потом, даже если это и было когда-то, то теперь все Воины Тени уже давным-давно мертвы, и к чему было думать об этом?
   Но Марил так и не поверил ни в чьи убеждения, и даже розги мало ему помогли, так что Наймире пришлось смириться с тем, что брат постоянно бормотал что-то про Воинов Тени. Главное, что он не пытался разнести все эти глупости по деревне, а то как бы их не назвали слугами Ночи и не наслали на них Стражей.

______

  
   Сумерки наступили рано, люди словно и не появлялись на улицах никогда. Два всадника медленно двигались по деревне, провожаемые лишь злыми взглядами собак, которые тоже хотели спать, и которым не было никакой охоты лаять.
   У одного из домов Зэрандер остановился, спешился, скинул белый плащ, бросив его через седло, и, по-хозяйски распахнув калитку, направился к дверям. Тэм, заранее извиняясь перед хозяевами за то, что он тоже причастен к этому вторжению, привязал его коня и свою лошадку к колышку, торчащему из земли, и заторопился следом, рассчитывая каким-то образом смягчить то, что будет происходить.
   В окнах первого этажа горел свет, но хозяева не слышали ничего, что происходило снаружи.
   Зэрандер громко и требовательно ударил в дверь несколько раз.
   Раздались осторожные шаги и звук отодвигаемой щеколды. Потом дверь распахнулась, и в проёме появилась молодая женщина в простой одежде. Буквально несколько мгновений она пялилась на Зэрандера, чуть открыв рот, и на её лице страх и изумление быстро сменились злостью, потом снова страхом. Прежде чем Тэм попробовал вставить хоть слово, женщина со всей силы захлопнула дверь и задвинула щеколду обратно.
   Зэрандер усмехнулся, снова занося руку для удара.
   - Наймира! - донёсся приглушённый крик. - Кто там?
   - Никто! - яростно воскликнула женщина. - Никого там нет!
   Зэрандер снова ударил. Дверь дрогнула под его кулаком.
   - Наймира! - кто-то торопливо сбегал по ступеням со второго этажа. - Наймира, открой! Немедленно открой!
   - И не подумаю! - ответила женщина. - Никогда не открою!
   - Наймира!
   В доме началась какая-то возня. Зэрандер нахмурился.
   Их двое. И оба они прекрасно понимают, кто это пришёл чуть ли не посреди ночи, и что они обязаны отворить. Но женщина сопротивляется... Это неправильно.
   Он ударил сильнее.
   - Воин! - попытался вмешаться Хранитель.
   - Не стоит, - коротко рыкнул Зэрандер. - Он меня признал, она пока меня боится, и если они начнут там драться, то накличут соседей, - пояснил он. - Не хватало нам ещё огласки, разве не так, Хранитель?
   - Мы должны, Наймира! - повторял молодой мужской голос, слабый, но уверенный.
   - Никогда! Я никогда не буду служить Силе Ночи! Слышишь, никогда! Марил, стой! - послышался стук чего-то падающего. - На нашем пороге стоит зло! Я проклинаю нашего прадеда за то, что он поклялся ему, слышишь, Марил Ат Лав?! Слышишь меня?! Я лучше умру, чем буду служить ему! Я отказываюсь...
   - Отойди-ка, Хранитель, - Воин чуть оттолкнул Тэма назад и, сильно размахнувшись, выбил дверь. Та слетела с петель и рухнула.
   Недалеко от неё замерли двое. Та самая женщина, что открыла им дверь, упиралась руками в грудь очень похожего на неё юношу. Он был бледен и выглядел измученным, но сильно удерживал её кисти.
   - Ну же, договаривай. Скажи, то ты отказываешься от клятвы крови, и ты мгновенно умрёшь, - Зэрандер спокойно прошёлся по выбитой двери. Парень отпустил сестру, бледнея ещё сильнее. В глазах вспыхнули отчаяние и неверие в происходящее. Было заметно, как он боялся, да ещё бы - перед ним стоял давным-давно умерший Воин Тени.
   - Будьте вы прокляты! - вскрикнула Наймира, бросаясь на Зэрандера. Марил поймал руками лишь воздух. Тэм поразился, с какой решимостью эта женщина бросилась с кулаками на Лорда Тени.
   Зэрандер схватил её руку чуть выше локтя и резко вывернул. Она охнула и бессильно повисла, стоная от боли. Обречённость на её лице заслонила ярость... Она действительно желала лучше умереть, чем служить ему.
   У Марила дрожали губы. Он с таким ужасом и покорностью смотрел на Воина Тени, что Тэм подумал, что нужно бы вмешаться, и торопливо вошёл, оглядываясь - кое в каких домах уже вспыхнул свет.
   - Воин, ты хотел без огласки, - произнёс он, мягко разжимая пальцы Зэрандера. Тот, кажется, не имел ничего против. Наймира осела, не сопротивляясь, он подхватил её и осторожно опустил на дощатый пол.
   - Простите её, милорд, - едва шевеля языком, произнёс Марил. Глаза его блестели болезненно и даже восторженно, Тэму оставалось только вздыхать. - Не слушайте её... Мы готовы, - он сглотнул, не выдерживая тяжёлый взгляд Зэрандера и отводя глаза, - готовы следовать клятве крови, - Марил опустился на колени. - Мы готовы служить вам, милорд. Я и моя сестра.
   Голос его дрожал, но он говорил решительно, и за себя, и за сестру. Наймира пустым, ничего не выражающим взглядом, смотрела куда-то в потолок. Переживая, как бы с ней ничего не случилось, Тэрмис, не обращая внимания на удивлённый взгляд Марила, скользящий по нему, приподнял её и с трудом перетащил на широкую скамью.
   - Всё-то тебе не терпится разрушать, Воин, - с укором произнёс он. - Всё-то тебе не терпится разрушать...
   - Мне и моему спутнику необходимо дождаться открытия Алвалена, - прогрохотал Зэрандер. - И чтобы о нас не стало известно.
   - Я... Я освобожу комнаты наверху, милорд, - вымолвил Марил и взлетел по лестнице наверх так, словно бежал от конницы Эмералдмора, не меньше. Зэрандер стал медленно подниматься наверх.
   - Дверь на петли повесь, Воин, - позвал его Тэм, но тот ему не ответил. - Зэрандер! Это что, должен сделать я?!
   - Это не моя забота, - коротко бросил Лорд Тени. - Им следовало открыть, - он скрылся наверху.
   Тэм заботливо наклонился над Наймирой, потянувшись рукой к стакану с водой. Приподняв её голову, он заставил её сделать несколько глотков.
   - Я - Хранитель, - негромко и мягко сказал он. - Клянусь вам, мы скоро уйдём. Обещаю...
   - Ты тоже... слуга Ночи,... - горько произнесла она. - И я, и мой брат...
   - Нет! - горячо возразил Тэм. - Ни я, ни Воин, ни вы с братом, - уверенно произнёс он, - а пока вам лучше отдохнуть, думаю, хороший сон будет полезнее. Я обещаю, что всё вам потом объясню...
   Торопливо спускался со второго этажа Марил. Тэм смотрел на его бледную, почти прозрачную кожу, на истощённое какой-то долгой болезнью тело, и удивлялся тому, как тот крепко стоит на ногах. Когда юноша посмотрел на Тэма с тем же выражением, что и на Зэрандера, Тэрмис негромко застонал.
   - У вас тут есть, куда спрятать коней? - спросил он, вздохнув.
   - Да, господин, - покорно кивнул Марил, видимо, посчитав этот вопрос за приказ заняться этим делом.
   - Тьфу, Камень Света! - Тэм вскочил на ноги и проворно выскочил во двор вперёд опешившего Марила, и даже мысль о том, что истинный Хранитель обязан быть более спокойным и уравновешенным, не удержала его от раздражённого восклицания. Подхватив поводья, он потянул обоих животных за собой. - Я сам с этим разберусь... Куда?
   Марил молча указал рукой в сторону, где виднелся крытый навес. Тэм привязал Мирную, потом коня, и вернулся в дом. Марил пытался поднять тяжёлую дверь, но когда Тэм потянулся, чтобы ему помочь, отпрянул, словно испугался.
   - Я сам, господин...
   - Во-первых, - с трудом не взбесился Тэрмис, - дверь эту выбил мой спутник, и только потому, что я его не остановил, и повешу её обратно я! Во-вторых! - он схватил Марила за воротник и тот вздрогнул. - Я тебе не господин! Тьфу, пропасть! Камень Света, да что это такое! - он отпустил воротник Марила и опять схватился за дверь, поднимая её и ставя на ребро. - Парень, ты, может, даже меня старше, - произнёс он, заставляя себя успокоиться и взять себя в руки. "Ты же Хранитель, подери тебя Тень! А бросаешься с кулаками на первого встречного!" - И уж тем более, мне ни ты, ни твои предки ни в чём не клялись. И потом, я вообще Хранитель, мне обращение "господин", как оплеуха, понимаешь? - он вздохнул, приваливая дверь к косяку. - Помоги мне, - вздохнул он. - Мне её не поднять, - признался он.
   Марил нерешительно, опасливо подошёл и помог Тэму повесить дверь на петли. Вздохнув, будто только что закатил огромный камень на гору, Тэрмис вытер пот со лба и продолжил:
   - Не надо уж и меня бояться. Ладно уж Воин, я и сам его... Я пытался его задержать, но его сюда как тройка лошадей тащила, - Тэм взглянул на Марила. Тот всё ещё не понимал, о чём толкует спутник Воина Тени. - Ладно, слушай меня. Мы с Лордом Зэрандером пытаемся остановить возвращение Хозяина Ночи.
   - Остановить? - негромко и нерешительно переспросил Марил.
   - Ну да. Вот он и бесится, что ему приходится терпеть меня рядом. У него на Светлых что-то вроде аллергии, - Тэм усмехнулся. - Не надо бояться, ни его, ни меня. У него замашки Лорда, и он довольно-таки агрессивный, может что-нибудь сломать или сделать ещё какую-нибудь гадость, но я не позволю ему сделать ничего ни с тобой, ни с твоей сестрой... Камень Света! - дёрнулся Тэм. - Твоя сестра! Помоги-ка мне отнести её наверх...
   - Мы лучше внизу поспим, - прошептал Марил.
   Тэм нахмурился и подтолкнул его к сестре:
   - У вас внизу холодно и сквозняк... Послушай, тебе не надо принимать мои слова за приказы, но иногда лучше делай, что я говорю, - Тэм вздохнул. У него было ощущение, что он лет на десять старше своего сверстника. - Помоги мне отнести её наверх.
   - Вы... Хранитель? - переспросил Марил. - Истинный?
   - Да, подери меня проклятая Сила Ночи, - ответил Тэм сквозь зубы. - Хотя по мне этого не скажешь...
   - Почему вы... вместе с Воином Тени...
   - Это долгая история, и лучше тебе её не знать. За нами охотятся слуги Хозяина, чтобы убить, и Стражи Света, потому то не верят в то, что Зэрандер тоже борется против Хозяина Ночи. Я не хочу впутывать вас с сестрой. Мы просто поживём у вас, а потом уйдём, - с облегчением Тэрмис заметил, что Наймира уже спит.
   - А если он прикажет нам сделать ещё что-то? - Марил содрогнулся. - Я... Хранитель, я вам верю... Ну, в то, что вы боритесь против Хо... Мама, - негромко прошептал он. - Но если... Когда он появился, я почувствовал... Хранитель, я ведь раб, - горько вздохнул Марил. - Я и моя сестра - мы рабы. Мы рабы по крови...
   - Глупости, - отрезал Тэрмис. - Взгляни на меня. Я тоже переношу рядом Воина Тени, он, бывает, указывает мне, что делать, но я же ему не раб! Клятва просто заставляет тебя служить под страхом смерти, но тебе никто никогда не прикажет отказаться от неё, а я помешаю Зэрандеру сделать с вами что-то, что может быть опасным для тебя или сестры, - они поднимались по лестнице, Марил впереди, спиной к проходу и лицом к Тэму, а Тэм ниже.
   - Хранитель, я почувствовал желание служить, желание сделать всё, что он прикажет! Почти страсть! - Марил на мгновение закрыл глаза. - Я и сейчас его чувствую... И я, и Наймира, мы сделаем всё, что он прикажет... Даже если его боимся...
   - Твоя сестра прониклась к нему лютой ненавистью, - Тэм подхватил её, пока Марил открывал очередную дверь, опасливо косясь в ту сторону, где, видимо, был сейчас Зэрандер. - Я тебе обещаю, что сделаю всё, чтобы мы ушли быстрее и оставили вас в покое. Слово Хранителя. Но ты должен понимать, что он слушает меня... не больше, чем, скажем, её, - он вошёл в комнатку и положил Наймиру на постель. Марил заботливо накрыл её одеялом и сел на краешек табурета. Хранитель сел напротив, переводя дух. Комнатка была маленькой, но уютной, и здесь Тэм почувствовал себя, почти как дома.
   - Я благодарен вам, Хранитель,... - Марил провёл по светлым немного вьющимся волосам ладонью.
   - Прекрати называть меня на "вы", да ещё и Хранителем. Я похож на старика или кого-то из этих толстозадых в белых одеждах? - Тэрмис потрепал шнурок. - Меня зовут Тэм, - он протянул руку, - а тебя, судя по всему, Марил?
   - Да, - кивнул Марил, устало улыбаясь и пожимая руку.
   - Я думаю, что у твоей сестры чуть зашалили нервы, - Тэм посмотрел на спящую Наймиру. - Думаю, тебе стоит остаться с ней. Я пойду спущусь вниз...
   - Нет, Хра... То есть Тэм. Я пойду вниз спать, а вы оставайтесь... Тут есть ещё одна комната.
   Тэрмис молча поднялся, вышел из комнаты и стал спускаться по лестнице. Голова у него кружилась. Он стал причиной того, что жизнь этих людей нарушилась, более того, женщина эта считает его слугой Ночи и вряд ли откажется от этой мысли, а его ровесник Марил боится его, и будет бояться, как бы ни называл и что бы ни говорил.
   - Воин, Воин, - пробормотал он. - Сколько же ты ещё будешь меня мучить?

______

  
   Граф Радак пытался понять, чего в нём больше - негодования или страха. Бастиан с улыбкой волка поглядел на того, кто поднял на него руку, потом, не меняя выражения лица, на графа, и заявил, что открывать город не будет всё равно.
   Пытаясь его переубедить, Радак едва сам себя не загнал на виселицу, после чего был чуть ли не выгнан из дворца разгневанным, что ему взялись перечить, королём. Спася свою голову от петли, Радак столкнулся с новой опасностью - Хозяину наверняка не понравится, что его слуга оказался настолько недальновидным, что позволил обмануть себя мальчишке-королю. А Бастиан, который понял уже, что графу кровь из носу необходимо открыть городские ворота, теперь ни за что не сделает этого, пока ему самому не захочется. Попавшийся в ловушку Радак в гневе избил не одного случайно попавшегося под руку слугу, но беситься было бесполезно. Нужно было сделать так, чтобы слуги Хозяина появились здесь через десять дней, чего бы это не стоило.
   Радак разглядывал своё отражение. Высокий, сухощавый мужчина с пергаментно-тонкой желтоватой кожей на лице, он как будто казался намного старше, чем был. Жестокий холодный взгляд сероватых глаз цеплялся за каждую мелочь, словно она была единственным спасением жизни. Радак никогда ничего не упускал и не желал упускать и впредь.
   Стон, похожий на вой дикого зверя, вырвался у него из груди. Он развернулся и торопливо покинул свои покои. Был только один выход, который грозил ему чем-то более опасным, чем смерть на виселице по указу Бастиана, но Радак знал, что этот выход к тому же единственно правильный. Он не сможет заставить короля открыть ворота, а юнец будет сейчас пристально следить за ним, и раскроет любой, даже самый запутанный, заговор. Кто бы сейчас ни попросил его открыть ворота и порт, какие бы аргументы не выставлял, Бастиан легко почувствует в этом руку графа Радака, а пытаться провести тех, кого никогда не видел и не знаешь, в город тайно...
   Отослав стражу, охранявшую высокую дверь, прочь, Радак стиснул зубы и коснулся кольца на ручке двери. Эта комната была единственной, в которую точно никакой шпион не мог проникнуть, в которой его никто не мог подслушать и увидеть - такие чары наложил Радак, в соответствии с указаниями и Даром, которым наградил его Хозяин. То, что Хозяин, будучи призраком, может раздавать Дары, было подтверждением его могущества. Нужно только достать для него то тело, которое ему нужно, и ещё что-то - но что, Радак пока не знал. Кроме того, за комнатой, пока Радак там не был, наблюдали всегда четверо лучших стражников. Да если бы кто и вошёл туда, то если бы не умер от Силы Ночи, то вряд ли что-нибудь бы понял.
   Комната была абсолютно пустой и тёмной. Стрельчатые окна были занавешены портьерами, и дневной свет сюда не проникал, но в центре, чуть ближе к дальней стене, горел огонь. Как сказал Хозяин, пока огонь горит, Льув Радак может рассчитывать на его покровительство, если будет верно служить ему. Много раз граф пытался понять, как огонь держится в абсолютно пустой чаше, украшенной странными символами, но ему так и не удавалось. Хозяин только смеялся над его попытками, но против любопытства Радака ничего не имел.
   Радак знал, что Хозяину нужна будет его помощь. Он понимал это, так как когда он вернётся, какое бы ни было у него могущество, ему нужна будет армия. А таковую смогут создать ему только люди влиятельные и приближённые к различным дворам. Люди, которые служат ему. Радак уже примерно знал план Хозяина относительно себя самого, и такой план его устраивал. Хозяин поможет ему свергнуть Бастиана и утвердиться на троне, а Радак соберёт ему армию, которая завоюет для него весь мир... Конечно, не только Радак. Льув будет лишь одним из тех, кто сослужит Хозяину хорошую службу. Если верить его словам, то многие властители принесли ему клятвы верности...
   Но сейчас Радак понимал, что всего этого может и не быть. Он подвёл Хозяина, не выполнил обещания, которое давал, и вряд ли Хозяин просто так простит ему это. До этого лишь однажды Радак пошёл против Хозяина, не сделав то, что он приказал, чтобы оградить себя от легко вспыхивающего гнева Бастиана, и он хорошо помнил, каким было наказание. Причинять ему боль призраку было приятно и забавно, он смеялся, негромко и довольно, и вкрадчиво шептал на ухо метавшемуся по каменному полу комнатки Радаку, что никогда не стоит пытаться обмануть его.
   Льув вздрогнул, вспоминая это. Тогда он только-только присягнул на верность Ночи, и был самоуверен. Он думал, что легко может обмануть кого угодно, и уж тем более - бесплотного призрака. Но бестелесность не мешала Хозяину повелевать Силой Ночи. Не в таких масштабах, в каких он мог когда-то, но всё же Радаку хватило этого, чтобы запомнить на всю жизнь. Ему казалось, что пытка эта длится уже вечность, и когда она кончилась, он едва дышал, и каждый вдох отдавался страшной болью. Хозяин исчез и долго не появлялся, и Радак подумал было, что он уже выброшен и не нужен больше, и почему-то это вселило в него страх. Поэтому с тех пор, как Хозяин появился вновь, Льуву даже в голову не приходило попытаться перечить ему, не то, чтобы предать его.
   Двери за ним захлопнулись, и темноту теперь рассеивал только таинственный огонь. Ни стен, ни потолка не было видно, всё тонуло во тьме. Радак облизал высохшие губы и, дрогнув на мгновение, засомневавшись в том, что надо это сделать, и что другого выхода нет, опустился на колени.
   Привычка, что это перед ним все склоняются, и богатый наряд, который он ощущал на себе, боролись против его покорности. Даже перед королём Радак очень редко вставал на колени - хотя порой ему и приходилось просить о милости.
   Однако Хозяин - это больше чем король.
   Радак наклонил голову, стараясь заставить себя создать маску покорности и повиновения на лице. Маска презрения, часто не сходившая с его лица неделями, с трудом исчезла.
   - Я знаю, я всё знаю, - шелестящий смешок пронёсся в тишине, царящей в комнатке. Стены и двери были такими толстыми, что не пропускали никаких звуков. Даже когда Радак кричал и метался здесь, никто за дверями даже шёпота не услышал.
   - Хозяин, - Радак сглотнул. - Я виноват, Хозяин...
   - О да, - насмешливо ответил голос. Из тьмы сформировалась человеческая фигура, только до пояса - остальное пожрал туман, воцарившийся в комнатке и затмивший даже огонь в чаше. - Ты должен был продумать все варианты, а положиться решил на удачу. И фортуна от тебя отвернулась.
   Голос по-прежнему был насмешливым и презрительным, словно происходящее сильно забавляло Хозяина. Однако настроение Хозяина изменилось мгновенно. У Радака появилось ощущение, будто под одежду ему забралась добрая сотня ядовитых змей, холодных и мерзких, которые обвивают его тело, его руки, а одна обхватила кольцом его шею. Он даже как будто слышал их шипение, но по-прежнему не отрывал взгляда от выбранного едва заметного кусочка плиты пола. Он боялся и встретиться взглядом с призраком Хозяина, и вдруг понять, что скольжение змей по нему - действительность, а не плод его взволнованного воображения.
   - Ты меня подвёл, Льув, - Радака ударил невидимый кнут, он вздрогнул, но глаза поднять не посмел. - Мне придётся теперь самому заботиться, чтобы все нужные люди попали в Алвален.
   С трудом заставляя себя не пытаться броситься прочь, Радак выжал, униженно сгибая спину ещё сильнее.
   - У меня нет оправданий... Я виноват, Хозяин...
   Бесплотные тонкие губы искривились в усмешке. Призрак побарабанил пальцами одной руки по локтю другой, словно размышляя. Если бы Радак поднял сейчас голову, он бы увидел, как блестят призрачные тяжёлые кольца на пальцах Хозяина и как отражает свет огня из чаши неширокий золотой ошейник. Раз уж он был призраком, он мог принять любой облик, но особенно полюбился ему предавший Свет Хранитель, и Хозяин Сатиан всегда возникал именно в его облике. И создавать иллюзию собственной вещественности ему нравилось не меньше.
   Сила Ночи многое ему не простила. Он дважды избежал последовать её совету, и оба раза поплатился жизнью, и каждую секунду Вечности, нагнавшей его, когда он упал на Алтарь Света, он ощущал гнев и ярость Силы Ночи. Но Сила Ночи желала вернуться в мир, и для этого она вновь смилостивилась над ним, вернула ему могущество... Не смогла она вернуть ему только тело. Он должен сам оживить себя.
   Зэрандер ступил на тропу войны - пускай. Он сможет ему даже помочь, а потом он умрёт. Воин Тени, который пошёл против своего господина, не будет долго жить. Но, наверное, стоит позволить ему проследить за тем, как Сатиан вернётся в этот мир.
   - Знаешь ли, Льув, - Радак вздрогнул. В этот миг боль сдавила ему виски, и он повалился на пол. Он ощущал жар и жжение, царапал кожу на лице, словно желая содрать её, будто бы это могло облегчить его страдания, лёгкие были мгновенно иссушены, он почувствовал страшную жажду, и отчаянно застонал. Проклятая змея ещё сильнее сжала его горло. - Когда Воин Тени признавал свою вину, он должен был наказать сам себя... Они готовы были вонзить в себя меч, лишь бы искупить её, - он рассмеялся, и каждая секунда этого смеха оборачивалась для Радака кулаками, обрушивавшимися на его живот, спину, плечи. - А готов ли ты?
   Когда он попытался что-то сказать, горло обожгло так, словно он вдохнул воздух прямо из огня. Казалось, будто бы неведомый огонь выжег всю влагу из его тела.
   - Может быть, и готов, - заключил Хозяин, когда алваленский граф не смог даже застонать после очередного удара невидимой силы. - А может быть, и нет. Но отказываться поздно, они идут сюда, в твой дворец, и встретишь их ты, а не твой труп.
   Радак понял, что его больше никто не бьёт, и что он может дышать, не боясь обжечь лёгкие. Было ощущение, что в его теле не осталось ни одной целой кости.
   - Б-благодарю, Хозяин... Я больше... не подведу вас, Хозяин,... - выдавил Радак.
   - Надеюсь, - коротко ответил призрак, скользнул по комнатке и замер рядом с чашей огня. Льув следил за ним измученным и благодарным взглядом. Он думал, что всё будет намного хуже. - Однако теперь от твоей верности твоя жизнь будет зависеть напрямую. Ты умрёшь, если огонь погаснет, - Хозяин глухо рассмеялся, его призрачная рука погладила огонь, словно домашнюю кошку.
   Радак с усилием заставил себя принять всё, как есть, и не спорить.
   - Я позабочусь о том, чтобы они пришли в твой дворец через десять дней. Но на это время ты останешься не один...
   - Хозяин? - осмелился вымолвить Радак, не понимая.
   Призрак, жёстко и раскатисто смеясь, исчез. Льув ещё какое-то время лежал, раскинув руки, потом поднялся на четвереньки и выпрямился. С волнением он отметил, что огонь в чаше стал намного менее сильным.
   Он вышел быстро, распахнув двери и с силой захлопнув. Слуги испуганно шарахались в стороны от взлохмаченного и злого графа, дорогой кафтан которого был разорван, а рубашка измята.
   Ворвавшись в свои покои, он сорвал с себя разорванную одежду и уставился на себя в зеркало, тяжело дыша. На лице вздулись красным царапины, которыми он сам себя украсил, но больше на теле не было никаких повреждений, даже синяков от сильных ударов. Болели кости, и ныло всё тело, но даже кровоподтёка нигде не было видно. Только по-прежнему ощущалась сдавившая горло холодная змея.
   - Он был к тебе слишком мягок, - раздалось сзади. Радак подскочил, оборачиваясь, готовый вызвать стражу.
   Прислонившись к одной из широких колонн, украшенных золотом, поддерживающих балдахин, стоял человек. Он кутался в чёрный плащ, и смотрел исподлобья, так, что его лицо оставалось в тени. У бедра под плащом выступало нечто, навевающее мысли о мече. Чёрные, но отливающие медно-рыжим, волосы падали ему на лицо. Зеленые тёмные глаза казались хищными.
   - Кто вы?! - возмутился Радак. - Как вы сюда вошли?! Кто вам позволил?!
   - Надеюсь, Хозяин когда-нибудь позволит мне сбить с тебя спесь, человек, - ответила фигура. Радак осёкся.
   Человек спокойно прошёлся по комнате, чёрный плащ шелестел у него за спиной. Когда он обернулся снова, Радак побледнел.
   На человеке были доспехи, и не просто доспехи, а чёрные, как смоль, с выбитыми на них знаками Ночи и Смерти. По лицу его, пересечённому чёрными полосами, бродила злая усмешка.
   - Воин Тени? - вырвалось у Льува. Хозяин сказал, что он останется не один... Но откуда может взяться Воин Тени?
   - Называй меня Лорд Бару, человек, - ответил Воин Тени. - И я не спущу с тебя глаз, пока Хозяин не решит, что с тобой делать.
   - Откуда вы взялись? - Радак почувствовал вязкий страх. Воин Тени... Да ещё и Лорд... Какой кошмар.
   - Тебе лучше не задавать лишних вопросов, человек, - Лорд бросил на него презрительный взгляд, - может быть для кого-то ты и граф, но для меня - никто, и тебе стоит это осознавать. Отныне я говорю с тобой от имени Хозяина до тех пор, пока он не решит простить тебя. Но я бы на его месте непременно содрал бы с тебя шкуру.
   Вспыхнувший Радак не осмелился ничего ответить. Хозяин хочет, чтобы он был покорен, и он будет... Во имя того, что ждёт его потом.
   - Потрудись выделить мне покои, человек, и учти, что я привык не только к крови, но и к роскоши, - добавил Лорд Тени, словно приказывал рабу.
   - В моём дворце?! - не выдержал Радак.
   - И если мне что-то не понравится, ты первый об этом узнаешь, - Лорд Бару запахнул плащ и, распахнув дверь, вышел, провожаемый недоумёнными взглядами стражи.
   Граф Льув Радак впервые чуть не пожалел о клятве Хозяину.

13

Кинжал

______

  
   Сати чертил на снегу палочкой линии. Снег был серый, смешанный с землёй и песком, и влажный, тающий. Дороги и поля казались облезлыми из-за чёрных проплешин, а из-за пригревающего солнца по дорогам текли ручейки грязной воды.
   Сати сидел на крыльце, свесив ноги, и изредка поднимал голову на прохожих.
   Несколько дней, как он вернулся, но словно прибыл из долгого путешествия. На него все оборачивались, шептали, даже показывали пальцами. Отец выпорол его так, как не порол уже давно, и даже плачущая мать не смогла его остановить. Попало и Тии, она теперь была тихая, как мышка. И, кроме того, единственная, кто разговаривал с Сати, зная правду.
   Стражи отвезли его с сестрой в деревню, объяснили, что ничего страшного не случилось, что Воина никакого не было, а был просто мёртвый человек, и что Сати и Тэм немного заплутали в горах. Но объяснить исчезновение Тэма они не смогли, хотя один из Стражей долго был в доме у Кален. Сати же только один раз разговаривал с ней, потому что каждый раз краснел и чувствовал вину неизвестно за что. Он рассказал ей то, что скрыли Стражи: что Тэм - истинный Хранитель, и что ему пришла пора идти дальше. Она тяжело вздохнула, но глаза у неё были красными и влажными, и Сати знал, что она плакала всю ночь.
   При этом стало заметно, что Сати стали считать чуть ли не слугой Ночи. С ним совсем перестали разговаривать бывшие приятели, взрослые, даже отец и мать, перестали посылать его чуть что по разным поручениям, и Сати чувствовал себя брошенным и забытым.
   Тия хранила секрет о Воине Тени, как будто это было самое дорогое в её жизни. Сати долго колебался, прежде чем рассказать ей всю правду про Призрачного Лорда, про возрождение Хозяина и Камень Света. И он, и его сестра чувствовали, что стали хранителями такой тайны, которая настолько же опасна, насколько страшна и непонятна. Только одно немного облегчало Сати чувство вины - Воин Тени оказался не совсем союзником Ночи, и даже решил бороться против Хозяина. Сати хотя бы не чувствовал себя предателем, а иногда даже пытался отыскать в этом свою заслугу.
   Мысли о том, что история эта ещё обернётся им несладкими последствиями, не покидала его. Когда они сидели вместе с сестрой, он и грубил ей, как младшей, указывал ей, что делать, но всегда знал, что сейчас для него дороже и важнее двенадцатилетней девочки нет. Раньше у них никогда не было крепкой дружбы, и сейчас внешне мало что изменилось, но за каждое грубое слово Сати охватывало дикое чувство вины, но даже извиниться язык не поворачивался. Тия обижалась, дулась, жаловалась, но тоже понимала, что они с братом связаны так крепко, что нуждаются друг в друге, даже если готовы броситься друг на друга с кулаками.
   Вчера Сати исполнилось пятнадцать. Он рассчитывал в этот день уйти с Тэмом бродить в поля, дня на два, но Тэма не было. Его даже не поздравил отец, только один раз мать подошла, ласково обняла его и повесила ему на шею на чёрном кожаном шнурке небольшой мешочек, совсем маленький и лёгкий, почти невесомый. Там были засушенные травы, всего понемножку, и Сати с ребячьим восторгом понял, что от мешочка пахнет так же приятно, как от рук матери. Братья, Чату и Даррин, немного поболтали с братом, поздравили, но ушли торопливо, словно его побаиваясь. Алесь, как и следовало ожидать, о нём даже не вспомнила. Кроме матери, из домашних только Тия, сочувственно вздыхая, протянула ему аккуратно перевязанный ленточкой тряпичный мешочек. Когда Сати вскрыл его, то едва сдержал вскрик изумления. Это был настоящий кинжал, короткий и острый, отточенный с обеих сторон, с простой тёмной деревянной рукояткой, удобно лежащей в руке. К нему же были и кожаные поясные ножны с медными заклёпками.
   - Камень Света, откуда у тебя это?! - поразился Сати. Это было оружие, простое, но настоящее оружие! Не ножик вроде того, что таскал с собой до этого Сати, а оружие!
   Вспыхнув, Тия возмущённо заявила, что не он один может иметь секреты, и убежала болтать с подружками.
   Сейчас Сати как раз и размышлял о том, откуда и Тии мог взяться настоящий кинжал. Чату и Даррин пристали к нему, мгновенно позабыв, что про него по деревне ходят жуткие слухи, и он едва отвязался от них.
   Отец не мог привезти кинжал из города. Он ездил туда давно, к тому же, Сати бы непременно узнал, если бы он привёз что-нибудь вроде этого. Но откуда ещё Тия могла взять нечто подобное?
   Сати соскочил с крыльца и побрёл по дороге, глядя себе под ноги. У него немного дрожали руки, будто он что-то украл, но на самом деле причиной тому было сильное головокружение, которое вдруг появилось после того, как он резко вскочил. Он брёл, почти не разбирая, мимо каких домов, и разглядывал только дорогу под своими ногами. И это было до тех пор, пока он едва не понял, что поднимается на холм. Голова уже почти перестала кружиться, и Сати потряс ей, как бы убеждаясь, что она по-прежнему у него на плечах.
   Он обнаружил, что стоит как раз перед домом кузнеца, окружённым невысоким чуток кривым забором. Лимас был приезжим, ещё молодым, но уже пропитавшимся жаром горна, с большими грубыми руками, широкоплечий и нравящийся очил с крыльца и побрёл по дороге, глядя себе под ногивсем девушкам без исключения. Он был нелюдим, замкнут, редко когда разговаривал с соседями, да и когда к нему приходили с просьбами - тоже. Он всегда готов был выковать то, что нужно, но даже поддержать беседу о погоде не желал - мрачно хмурился и принимался разглядывать свои молоты.
   "Могла ли Тия попросить его выковать кинжал? - спросил он сам себя. - Нет, она его боится..."
   Сестра действительно почему-то боялась Лимаса, видимо, его несловоохотливость заставляла её думать о нём плохо. Сати ничего плохого о Лимасе не знал, но от тени, постоянно лежащей на лице кузнеца, и ему было не по себе. Не может быть, чтобы Тия пришла к нему с просьбой, да ведь и платить ей нечем.
   Дом у кузнеца был добротный, большой, и рядом же была кузница. Прежний кузнец, Росил, умер три года назад, и кузню унаследовал Лимас, приехавший сюда, кажется, из города. В отличие от дома, кузница была немого покосившейся. Это было большое помещение, пристроенное одной стеной к дому, а вместо четвёртой стены был выход во двор, где Лимас подковывал коней. Сати вытянул шею, заглядывая во дворик. Множество различных инструментов и молотов лежало несколько неаккуратно, словно Лимас не был знаком с теми прибитыми к стенам держателям, что были для них предназначены. В кузнице был один кузнечный горн с каменными стенами, в котором сейчас тлели угли, рядом лежали оставленные меха, на песочном полу стояло точильное колесо, и недалеко от горна - большая бочка с водой. Тяжёлые щипцы лежали рядом с наковальней.
   - Любопытно? - громыхнуло совсем рядом.
   Сати подскочил на одном месте, разворачиваясь. Рука скользнула по деревянной планке невысокого забора, и Сати ойкнул, чувствуя, как щепка попала под кожу.
   - Мастер Лимас! - он, словно оправдываясь, пожал плечами, пряча за спиной пораненную руку. - Я просто смотрел...
   - Я тебя ни в чём и не обвиняю, - заметил кузнец. Сати впервые столкнулся с ним так близко.
   Мощные руки и плечи в соответствии с высоким ростом делали его похожим на великана из детских сказок. У него были светло-голубые глаза, немного прищуренные, глядящие неприветливо и изучающе. Он был в широких тёмных штанах, заправленных в мягкие сапоги, на нём были кожаный жилет и фартук, одетые прямо на голую грудь. На его руках виднелись несколько шрамов, вероятно, из-за искр, которыми плевался металл после удара, но они были давними - наверное, потом Лимас поднаторел в общении с металлом и больше таких промашек не допускал.
   - Ко мне редко заходит ваша братия, - произнёс Лимас, имя в виду ребятишек. - Что тебя сюда привело?
   - М-м-м... Я просто бродил,... - забормотал Сати. - М-м-м... Да.
   Лимас коротко усмехнулся, и на миг с его лица исчезла суровая неприветливая маска.
   - А если серьёзно, может, тебе что-то было надо? Или твоему отцу? У меня давно не было работы, - он вопросительно посмотрел на Сати. Голос у него был гулкий, громкий, раскатистый.
   - Не-а, - Сати энергично замотал головой.
   Лимас пожал плечами и отвернулся, чтобы войти в калитку. Сати рассеянно провожал его взглядом. Не такой уж он нелюдимый... Хотя ему тут, на отшибе, наверное, скучно жить. Женился бы хотя бы, что ли...
   - Постойте, мастер Лимас! - Сати махнул рукой самому себе и бросился следом за кузнецом. Тот обернулся и вяло посмотрел на него.
   - Что?
   - Я, - Сати смутился, поймав снова ставший бесцельно-безразличным взгляд. - Я хотел спросить... Это вы выковали? - он потянулся и вытащил из ножен кинжал. От соприкосновения снова заныла заноза в ладони.
   Лимас взял из его рук кинжал, держа его за лезвие, а не за ручку, потом распахнул калитку и коротко сказал:
   - Заходи.
   Сати послушно скользнул внутрь.
   В большинстве своём, земля вокруг дома кузнеца заросла травой и бурьяном. Лимас затащил его в дом, держа своей сильной крепкой рукой за плечо, и Сати не решался пытаться вырваться.
   В доме у Лимаса тоже царил беспорядок. В углу стоял тяжёлый кованый сундук, поверх которого лежали какие-то вещи. Низкие деревянные лавки стояли вдоль стен и совершенно терялись рядом с огромным столом. В камине лежали нетронутые огнём поленья, на полках стояла щербатая посуда, в целом, это был дом "холостяка средней руки", как именовала это Алесь, вернувшись после попытки подружиться с Лимасом домой. Она примерно так всё и описала - тяжёлые подсвечники на столе, толстый слой пыли, покрывавший большую часть вещей и даже пол, сколоченная на скорую руку мебель... Лимас посадил Сати на одну из лавок, а сам прислонился к столу, крутя в руках кинжал.
   - Откуда у тебя это? - спросил он, наконец.
   - Я... Я думал, это вы выковали...
   - Я? - Лимас расхохотался, опираясь одной рукой на стол и закидывая назад курчавую голову с жёлтыми, выжженными солнцем, волосами. - Я не способен выковать такую доброкачественную сталь! В таких условиях, - он указал рукой в сторону своей кузни, - и с такими заготовками!
   - Но тогда, - недоумённо произнёс Сати, протягивая руку за кинжалом, - откуда он мог взяться у моей сестры?
   Лимас проигнорировал то, что Сати хотел забрать кинжал, и продолжил говорить:
   - Знаешь ли, что это такое? Это недобрый знак, Сатиан, - Лимас недоверчиво посмотрел на мальчика. - Говоришь, его принесла тебе сестра?
   - Ну да, она подарила мне его... вчера.
   - Такие кинжалы подбрасывают тем, на кого охотятся тераики.
   - Те... кто? - переспросил Сати, опуская руку.
   - Тераики. Это такейское слово. Такейцы называют тераиками Истребляющих Зло.
   - Камень Света, - прошептал Сати. - А вы-то откуда столько знаете?
   - Если кто-то дал это твоей сестре, она в опасности, а если она где-то нашла его, то беда может обойти вас стороной...
   - Погодите, мастер Лимас! - торопливо заговорил Сати. - Я никогда не слышал ничего про тераиков, и потом, какое зло может быть в нашей деревне?
   - Правда? - усмехнулся Лимас, ломая бровь. - А как же слухи о Воине Тени?
   Скрипнув зубами, Сати выпрямился и решительно упёрся руками в бока.
   - Вы хотите обвинить меня в том, что я - слуга Ночи?! - воскликнул он гневно.
   Лимас какое-то время смотрел на него, потом усмехнулся и хлопнул его по плечу. Сати не устоял на ногах и плюхнулся на лавку обратно.
   - Ладно, ладно, не кипятись. Вижу, ты умеешь кусаться, должен уметь и слушать. Видишь резьбу на ручке? - он провёл широким пальцем с почерневшим ногтём по деревянной рукоятке кинжала. - Где-нибудь ты слышал, чтобы к стальным клинкам делали деревянные эфесы?
   - Ну? - Сати ещё не до конца усмирил себя после намёка кузнеца.
   - Я никогда не сталкивался с такейцами, но мой отец показывал мне однажды такой клинок. Это невыгодно - делать к боевым клинкам деревянные ручки, они могут сгнить, сгореть, да и вообще - дерево, это ведь не металл. Но этот клинок предназначен не для боя.
   - Для чего может быть предназначен...
   - ...такой хороший боевой клинок? - довершил за него вопрос Лимас. - Это прекраснейшая сталь, нет сомнений, но у тераиков странные обычаи. Их подбрасывают жертвам, как бы намекая, что пусть лучше они сами вонзят себе в сердце этот клинок, чем их предадут... В общем, есть у такейцев такой жуткий обычай, - Лимас сморщился. - Либо ты, либо твоя сестра, либо тот, кому его подкинули - в большой опасности.
   - Постойте! - воскликнул Сати. - На меня охотятся какие-то Ищущие Зло? - он мгновенно вспомнил о своём Даре и чуть не выругался прямо при Лимасе, поминая Воина Тени.
   - Я не хотел бы заводить об этом разговоры, - Лимас сунул ему в руки кинжал, и Сати отпрянул, словно от ядовитой змеи. - Пойди и узнай у сестры, где она взяла этот кинжал, а потом возвращайся.
   Лимас почти силой вытолкал его за дверь, а потом за калитку. Упиравшийся и возмущавшийся Сати мог сколько угодно ругаться в спину мастера Лимаса, но тот спокойно направился в кузницу. Раздражённо сунув кинжал в ножны, он помчался, хлюпая ногами по лужам, на поиски Тии.
   Она о чём-то болтала со своей подружкой. Заплетённые косички прыгали по плечам, когда она смеялась. Когда Сати едва ли не с криком схватил её за руку и потянул за собой, она так испугалась, словно он был Воином Тени, а не её братом.
   Уведя её, не объяснив ни ей, ни её подружке, за угол, он вытащил кинжал и сунул её под нос:
   - Это откуда?!
   - Сати? Сати, что это с тобой? Что...
   - Откуда это?! Где ты его взяла?! - глаза Сати горели. Тия вывернулась из-под его руки и возмущённо упёрлась руками в бока.
   - Что ты меня треплешь?! Я тебе не собачка!
   - Ты знаешь, что это такое?! - воскликнул Сати, но торопливо понизил голос. - Эти кинжалы подбрасывают какие-то тераики своим жертвам!
   - Камень Света! - глаза её расширились. - Камень Света! Жертвам?
   - Ну да! Мне мастер Лимас сказал про... Ну, это какие-то то ли Ищущие Зло, то ли Убивающие Зло, я не понял! И они подбрасывают такие вот... кинжалы,... - он задохнулся от возмущения и замолчал.
   - Мне дал его один человек... Он зашёл в деревню, тебя и Тэма не было, а Стражи ещё не приехали... Он расспрашивал про тебя прохожих, а потом я сказала ему, что я - твоя сестра, и он попросил... О, Свет! - она закрыла руками рот.
   - Что?! Ну? Тия! Говори же!
   - Он попросил передать это тебе... Он был этот... Ищущий?
   - Так, пойдём-ка со мной, - Сати взволнованно огляделся. Кинжал предназначался ему, изначально ему! Кто-то на него охотится!
   - К-куда? - испугалась Тия и принялась вырваться.
   - К мастеру Лимасу! - потянул её Сати сильнее. - Немедленно! Тия, - он обернулся, когда понял, что сестра слишком рьяно вырывается, и тише произнёс, - эти тераики ищут тех, кого называют Злом, и, как я понял, делают с ними что-то страшное. Ума не приложу, с чего они стали искать меня, может, из-за Дара, - он вздохнул, - но это очень плохо. Пойдём к Лимасу...
   - Я его боюсь, - пробормотала Тия, но пошла рядом с ним. - Послушай, может, это случайность?
   - А с какой стати ему было передавать мне этот Ночью сманенный кинжал?! - возмутился Сати и вдруг понял, что он боится. А ведь он был уверен, что после Воина Тени бояться уже нечего.

______

  
   Трещали в камине берёзовые поленья. В домике Лимаса было тепло, но всё равно неуютно. Тия, пряча лицо и почему-то руки, сидела на самом краешке скамьи, Сати взволнованно расхаживал туда обратно. Сам Лимас, по-прежнему одетый в свой жилет, но уже без фартука, копался в сундуке, но ни Тия, ни Сати, которые раньше не упустили бы момент заглянуть ему через плечо и посмотреть, что там у нелюдимого кузнеца есть в сундучке интересного, не глядели в ту сторону. Кузнец словно забыл, что у него гости.
   - Мастер Лимас! - настойчиво позвал Сати. - Кинжал предназначался мне! Что мне ещё можно сделать, кроме того, как заколоться им прямо сейчас?
   Лимас поднял голову от сундука и безо всякого выражения посмотрел на Сати:
   - Торопиться некуда. Подождите, я ищу одну вещь.
   - Может, я домой пойду? - робко спросила Тия. Угрюмого молодого кузнеца она боялась не меньше, чем Воина Тени.
   - Сиди, - коротко бросил кузнец. - Сиди пока.
   Тия жалобно посмотрела на брата, но тот на этот раз не пришёл ей на помощь и не поддержал. Сначала он нервно теребил мешочек с травами на груди, потом принялся выковыривать занозу из ладони остриём подкинутого ему кинжала.
   - Если бы я знала, я никогда бы не отдала его тебе, Сати! - отчаянно воскликнула она.
   - Это очень хорошо, что ты ему его отдала, - снова оторвался от сундука Лимас. - Иначе бы никто так и не знал о тераиках.
   Проронив эти слова, Лимас снова стал копаться в сундуке. Иногда он просто выкидывал оттуда вещи на пол, а иногда вынимал бережно и складывал где-то в стороне.
   - Куда же запропастилась эта проклятая штуковина?! - наконец, воскликнул он. Его гулкий голос, почему-то напоминающий о металле, с которым он работал
   - Что вы ищете, мастер Лимас? - осторожно спросил Сати.
   - Эту дурацкую цепочку, - пробормотал Лимас. - Её сковал мой отец одному из тераиков по его просьбе...
   - Так вы с ними знались?! - воскликнул Сати.
   - Не я, а мой отец, - Лимас выпрямился, сжимая что-то в огромном кулаке. - А теперь, всё по порядку. Надеюсь, вы оба будете внимательно меня слушать.
   - Да, мастер Лимас, - хором воскликнули Сати и Тия, а Тия ещё подумала, что и не догадывалась, что кузнец может говорить сразу так много слов. И ещё подумала, что он действительно очень симпатичный. После этой мысли она покраснела и спрятала глаза в стороне.
   - Не называйте меня "мастером", - сморщился кузнец. - Для мастера я ещё слишком молод. И упаси тебя Свет, девочка, меня бояться, - рассмеялся он. Тия вспыхнула ещё сильнее.
   - Я не боюсь! Я ничего не боюсь! Да я...
   Сати с силой стукнул её по уху, она надулась и замолчала.
   - Мастер... то есть Лимас, ей-то всё равно, но мне, уж пожалуйста, объясните всё, как есть. Я хочу знать, и я уверен, что имею на это право!
   Кузнец задумчиво почесал волосатую грудь и кивнул.
   - Как выглядел человек, что дал тебе кинжал, Тия? - спросил Лимас.
   - Ну... Он был очень забавный, никогда таких не видела, - Тия пожала плечами. - Высокий, одет с виду по-простому, но ворот рубахи у него был расстёгнут, и там столько всего болталось...
   - Болталось? - переспросил Сати, фыркнул. - Где?
   - Ну, всякие там висюльки, как у девушки на гуляньях. Бусы какие-то красные, цепочки, просто жестяные фигурки на шнурках... И рубашка у него была красная, расшитая. Там какие-то руки были изображены. Ну, ладошки, - добавила она, поясняя.
   Кузнец слушал серьёзно, кивая головой.
   - Это был Предвестник. Именно такого я однажды видел. Такейцы - странный народ, они живут за Лесом Старых Теней, и редко выходят в мир, только тераики. Их обычаи я знаю лишь чуть-чуть, и один из них - непринятие любого проявления Силы Ночи. Когда Хозяин Ночи пришёл в этот мир вновь, такейцы заперли Лес Старых Теней, и туда не мог ступить ни один Воин Тени.
   - Как это - заперли? - полюбопытствовала Тия, хотя Сати хотелось бы, чтобы кузнец побыстрее перешёл ближе к делу.
   - Такейцы делят себя на касты, и одна из каст - тераики, Истребляющие Зло. Те делятся на Чувствующих, Учителей, Приносящих Жертву, Предвестников, Убийц, Изгоняющих, Карателей. Чувствующие могут ощущать Силу Ночи, несколько иначе, чем это делают Стражи Света - то есть, не ориентируясь на солнечный свет. Просто чувствуют.
   - Откуда вы это знаете? - не выдержал Сати. - Это ваш отец вам рассказал?
   - Да, - ответил Лимас после некоторого молчания, когда Сати уже начал подумывать, что нечаянно обидел кузнеца. Глядя на его ручищи, ему не хотелось обижать его. - Мой отец ковал цепочки для Изгоняющих... Это очень тонкая работа, я так и не научился ей. Так вот, - он тряхнул головой, садясь напротив Тии. Сати так и не сел, он закончил расковыривать ранку на ладони, выкинул щепочку на пол и остался стоять с кинжалом тераиков в руке. - Отец говорил мне, что в Тёмные Времена Воины Тени опасались только тераиков и никого больше и не совались в земли такейцев, делая вид, что дался им этот Лес Старых Теней, как Свету Ночь. Дело было в том, что Приносящие Жертву убивали себя на окраинах Леса и превращались в злобных призраков, пожирающих любого слугу Ночи, будь тот самый сильный Воин Тени или даже сам Призрачный Лорд, а то и Хозяин, - Сати невольно вспомнил Зэрандера и подумал, что вряд ли такого напугает даже самый злобный призрак. - Эти Приносящие Жертву были такие фанатики, и убивали себя всякими жуткими способами, заставляя свои души превращаться в алчущих крови призраков. Потому даже Воины Тени считали эти места проклятыми. И простой люд тоже, даже Светлые. Некоторые Светлые считали тераиков позорящими Свет, некоторые их побаивались, хотя ни им, ни простому народу тераики никогда не приносили никакого вреда. Так вот, я отвлёкся, - он оглядел лица Сати и Тии и вяло улыбнулся. - Учителя наставляли тераиков-Убийц, Приносящих Жертву, Изгоняющих и всех остальных. Своей целью тераики считают искоренение любого зла, но это они делают разными способами. Сначала к жертве, то есть к тому, кого почувствовал Чувствующий, подсылают Предвестника. Часто жертва даже не замечает его, иногда встречается и не обращает внимания, может даже говорить с ним, играть в карты или пить, но не поймёт, что он - Предвестник. Предвестник уходит быстро, как и приходит, и оставляет - или подбрасывает - жертве такой вот кинжал, - Лимас ткнул пальцем в кинжал в руке Сати. - Как знак того, что лучше бы ему заколоться самому, чем ждать, пока за ним придут,... - он вздохнул. - А потом может быть по-разному. Если они пришлют Убийцу, то жертва, как правило, сама не понимает, что с ней произошло. Убийцы убивают быстро и незаметно, ядом, ножом в спину, иногда из лука, может также подстроить несчастный случай. Изгоняющий - это гораздо хуже. Вместе с Изгоняющим к слуге Ночи приходят с десяток Убийц, а ещё Приносящие Жертву. Приносящие Жертву убивают себя на четыре стороны от жертвы, и запирают его в кольцо. Убийцы следят за тем, чтобы никто не вмешался, и чтобы жертва никуда не ушла. А Изгоняющий... Сами понимаете, что делает. Изгоняет Силу Ночи, - Лимас наморщил лоб. - Изгоняющий может появиться посреди площади, у тебя дома, где угодно. Ритуал Изгнания болезнен и, порой, даже оканчивается смертью обоих.
   - Забери меня Ночь, - прошептал Сати, чувствуя, как страх стремительно растёт. - А... А Каратели?
   - Ты уверен, что хочешь знать, что ещё хуже Изгоняющих? - уточнил Лимас. Тия рьяно замотала головой, но Сати кивнул.
   - Это я в это влип. Я должен знать.
   - Как хочешь, парень, - Лимас следил за лицом Сати, как за раскалённым металлом в горне, то есть с сосредоточенностью и без особых чувств. - Каратели тебя ловят, долго и мучительно пытают, а потом самого приносят в Жертву.
   Сати побледнел.
   - Мамочки, - прошептала Тия. - Сати, тебе надо бежать!
   Брат был серьёзен и мрачен. Под скулами играли желваки, и было ощущение, что он мгновенно повзрослел лет на семь.
   - Есть ещё один момент, - Лимас поднялся на ноги. - Чувствующие никогда не ошибались. За всю историю Такеи, никогда тераик-Чувствующий не ошибался. Тераики всегда приходили к тем, кто служил Ночи. Поэтому я хотел бы, чтобы ты объяснил мне, Сати, как этот кинжал мог быть подброшен тебе.
   - Я не слуга Ночи, - размеренно произнёс Сати, но от кузнеца не укрылось, как переглянулись брат с сестрой. - Никогда им не был и не буду. Возможно, ошибся Предвестник. Может быть, я просто... похож на кого-то.
   - Чувствующие указывают всё вплоть до имени и положения в обществе, - Лимас нервно мял в руке то, что достал из сундука. - Я не обвиняю тебя ни в чём, тем более, в служении Ночи, но после Стражей Света я стал... подумывать о том, что ты можешь и не знать о...
   - Мастер Лимас! - Сати с силой загнал кинжал в ножны. - Я всё о себе знаю! И то, что я - не слуга Ночи, тоже! Не могу же я, сам не зная, оказаться слугой... Хозяина Ночи! - выговорил он с ненавистью.
   - Ладно тебе, не кипятись, - пробормотал Лимас. - Я не знаю, как спасти тебя от такой напасти, как тераики. Если ты бросишься в бега, они сразу поймут, что ты - слуга Ночи. Если будешь ждать их, то вряд ли сумеешь им что-то втолковать. Я не знаю, что там за слухи про Воина Тени, но одно ясно - Стражи прибыли сюда тоже из-за Силы Ночи.
   - Но со мной-то они ничего не сделали, Стражи! - воскликнул Сати. - Меня-то они привезли с гор обратно!
   - Да, я знаю, - кивнул кузнец. - И ещё я... Я думаю, у тебя есть... шанс. Вероятность, что они купятся, мала, но... Я уже говорил, что мой отец знал одного тераика. Это был Изгоняющий, один из самых мудрых среди тераиков...
   "Мудрых, - Сати хмыкнул, содрогаясь, - эти мудрые душу из меня хотят вытрясти! Проклятый Воин Тени! Проклятый Дар!"
   - ...отец ковал ему цепочки. Эти цепочки символичны, и их Изгоняющий одевает тем, кто после ритуала Изгнания остаётся в живых. Они значат, что ты уже очищен,... - Лимас протянул в сторону Сати свою ручищу и разжал кулак. Цепочка была железная, тонкая, с какими-то овальными плоскими вставленными между звеньев знаками, - одень. Она значит, что ты прошёл ритуал, и что ты чист. Четыре знака значат, что ты пережил все четыре ночи. Это часть ритуала. Первая ночь - для Примирения, вторая - для Осознания, третья - для Покаяния, четвёртая - для Очищения. Я не имею права давать её тебе, - Лимас вздохнул, - за одно это тераики могут и меня причислить к слугам Ночи. Но, может быть, это тебя спасёт.
   Тия, раскрыв рот, смотрела то на брата, то на кузнеца Лимаса.
   Сати вздрогнул и почувствовал, как горько стало в горле. Он с благодарностью взял цепочку.
   - Спа... спасибо, Лимас, - только и смог выговорить он.
   - Одевай, - Лимас махнул рукой. - И запомни ещё кое-что. Вряд ли кто-то кроме меня, тебя и Тии знает о тераиках и всей этой истории, так что никому не говори. И потом, тераиков ты всегда узнаешь. На их рубашках всегда особая вышивка, и они никогда не таятся - кроме Убийц, конечно. У Предвестников вышиты раскрытые ладони, у Изгоняющих - огонь, у Карателей - ветки с шипами, а ещё маски на лице, у Приносящих Жертву, если они одеты, изображён простой чёрный угловатый орнамент, это у тераиков символ самопожертвования. Но в основном они не носят рубашек, а ходят по пояс оголёнными. Если увидишь тераика с вышитыми листьями осоки - то это Убийца. Как правильно заметила твоя сестра, они все увешаны различными амулетами. Как правило, они очень смуглые, но волосы у них светлые, жёлтые, вроде как у меня, - он потрепал свои волосы, и вдруг заметил, как пристально уставились на него брат с сестрой. Лимас был очень смугл... - Что вы смотрите? - усмехнулся Лимас. - Уж не думаете ли вы, что я - тераик?
   - Нет, мастер Лимас, - пискнула Тия. Сегодня она вдруг поняла, что никогда не думала, что их кузнец может так много говорить. Раньше он редко когда произносил и слово. - То есть, Лимас.
   - Вот и великолепно, - кузнец вздохнул. - Возвращайтесь домой... Сати! - окликнул он паренька. Тот обернулся, и Лимас заметил, что глаза у него совершенно сухие. - Если они придут к тебе, скажи им: "Я смирился, я осознал, я покаялся, и я очищен". Запомнил?
   - Да, - кивнул Сати.
   - Повтори.
   - Я смирился, я осознал, я покаялся, и я очищен, - послушно повторил Сати, бледнея ещё сильнее.
   - Они должны будут уйти. Но если они поймут обман, придётся бежать. Ты понимаешь это?
   - Да, - сдавленно проговорил Сати.
   - Они могут подослать и Убийц. Убийц редко можно заметить, и если тебе повезёт и попытка их будет неудачной, то чтобы понять, они ли это были... Стрелы Убийц имеют необычно длинные наконечники и красное оперение, ножи, мечи и другое оружие - кривые, вроде одного конца посоха у Тэрмиса. Яд можешь распознать по запаху - если еда слишком пряно пахнет, лучше не ешь. Запомнил?
   - Да.
   - Ступай. И затверди эту фразу, как молитву, Сати. Кто-то из Чувствующих ощутил в себе Силу Ночи.
   - Надеюсь, я смогу их убедить, что это не так, - прошептал Сати.
   - Нет, не убеждай. Никогда ни в чём их не убеждай! Это лишь подтвердит для них твою вину! Твоё единственное спасение - притвориться очищенным! Чувствующие никогда не ходят с отрядами тераиков, и они не смогут проверить, так ли это, и ты сможешь оттянуть время, пока мы не придумаем что-нибудь другое! Заруби это себе на носу, мальчик! - Лимас вздохнул. - Иди, иди... Свет, как мне жаль, что всё это так, - он посмотрел ему вслед. Сати шёл нетвёрдым шагом, немного покачиваясь. - Как мне жаль...

______

   Сати спал, положив кинжал себе под подушку и удерживая на нём руку. Его ни на секунду не покидал страх, что Убийца окажется слишком незаметным...
   Проклятые тераики почувствовали Дар Ночи! Воин что, специально "наградил" его таким подарком, чтобы он умер раньше срока?
   - Я смирился, я осознал, я покаялся, и я очищен, - повторил он негромко, вздохнул ещё раз, а потом закрыл глаза и мгновенно провалился в сон.
   ...Он шёл к огромными деревянными воротами. Сати никогда не видел таких гигантских створ. По обе стороны стояли Воины Тени, они были очень похожи на Зэрандера, но у одного были короткие светло-русые волосы, а другой был намного старше спасённого Сати Лорда.
   Сати ощутил, что совсем не боится. На нём был странный костюм, свободный, почти невесомый, и богато украшенный. Пояс оттягивал кинжал с простой деревянной ручкой. Он крепко сжимал этот кинжал, рассматривая Воинов Тени.
   - Тебя ждут, - произнёс один из Воинов, когда он подошёл достаточно близко. - Давно ждут.
   Он только взмахнул рукой, но ворота отворились, легко и быстро. Сати на мгновение задержался, а потом вошёл внутрь, торопливым и широким шагом.
   Человек во дворе, открывшемся его взгляду после того, как он вошёл, стоял к нему спиной. Он был похож на того, что уже снился Сати несколько раз, в тёмных длинных одеждах, с тонким ошейником из золота на шее. Иногда этот человек приходил к нему во сне, и постоянно заявлял, что он - это и есть Сати.
   - Я ждал, когда ты придёшь, Сатиан, - он медленно оборачивался. По мере того, как он открывал Сати своё лицо - Сати уже знал, что он будет точной его копией, только старше - он менялся. Сати видел, как смуглеет бледная кожа, как светлеют, словно выцветают, тёмные длинные волосы. Человек вырос, и его одежда тоже изменялась, теперь на нём была красная рубашка с вышивкой в виде огненных лепестков. На шее появилось множество каких-то амулетов.
   Сати закричал, отступая. Он узнал в этом человеке Изгоняющего. Тераик жестоко и довольно усмехался, наступая на него.
   - Я ждал тебя, слуга Ночи! Тебе пришла пора умереть!
   - Я не служу Ночи! - воскликнул Сати, рука его дрожала на рукоять деревянного кинжала. Надо сказать какие-то слова... Какие-то слова... Какие? Какие слова? Лимас говорил их... Кто такой Лимас? Лимас... Цепочка! На его шее цепочка, но... надо что-то сказать... Что?
   Сати почувствовал панику. Он совершенно забыл, что нужно делать. Пятясь, он вдруг наткнулся на кого-то, вздрогнул и обернулся. В разбитых доспехах стоял перед ним Призрачный Воин. Белые волосы его падали на лицо, искажённое волчьим оскалом. Зэрандер толкнул его вперёд, навстречу Изгоняющему, и Сати упал.
   - Я не слуга Ночи! - закричал он отчаянно. - Я не слуга Ночи! - кривой нож в руке Изгоняющего стремительно опускался, целясь ему в голову. - Я смирился, я осознал, я покаялся, и я очищен! - вспомнил он.
   Лицо Изгоняющего исказилось, в глаза Сати ударил ослепительно-белый свет, и он проснулся, резко сев. Он был весь мокрым от пота. Безумными глазами уставился он на простоволосую, в одной рубашке, мать, гладящую его по взмокшим волосам и что-то успокаивающе бормотавшую, на испуганно глядящую на него из-за косяка двери сестру, братьев, сурово хмурящегося отца.
   - Что... Что случилось? - с трудом шевеля языком, спросил он, и тут же осознал, что в одной руке он сжимает кинжал, а другой держится за цепочку на своей шее.
   - Ты кричал, Сати, - прошептала мама.
   - Ч-что... Что я... кричал? - спросил он.
   - Ты кричал, что... Что ты не слуга Ночи, - мама погладила его по волосам и уложила обратно. Покачал головой отец, взволнованно закусила губу Тия.
   - Я не слуга, - сипло проговорил Сати. - Ты мне веришь? Вы все мне верите? - поднял он болезненно блестящие глаза на отца и братьев. Те как-то съёжились, а отец только хмурился. - Я не слуга Ночи! Я должен им сказать... им сказать...
   - Ляг, Сати, - настойчиво попросила Тэлин. - Ты весь горишь... Да будет с нами Свет, - негромко произнесла она.

14

Истребляющие Зло

______

   Стражи Света отступали, уступая странной процессии дорогу. Ни перед воротами Цитадели, ни перед дверями в Главную Башню - нигде не встали на их пути, не остановили их и не спросили, кто они такие, и ждёт ли их Клинок Света.
   Но не было нужды спрашивать это. Тераики, Истребляющие Зло, были редкими гостями в Цитадели Света, но если появлялись, то только чтобы сообщить Клинку Света нечто важное. Между такейцами и Стражами Света установился никем не писаный, но ясный и поддерживаемый обеими сторонами договор о мире и взаимопомощи, хотя многие Светлые не признавали жестокие традиции и ритуалы тераиков.
   Клинок Света уже ждал их в зале для приёмов. Гаранд не был слишком уж рад этим гостям - вряд ли они принесли хорошие новости - но он должен был встретить их подобающе.
   За последние сто пятьдесят лет тераики успешно вычисляли и истребляли слуг Ночи, и хотя порой Клинку хотелось бы увидеть таковых пленниками, спорить с Чувствующими он не собирался. Тераиков бесполезно было в чём-либо переубеждать.
   Чувствующий шёл во главе процессии. Если судить по его желто-смуглому, покрытому сплошной сеткой морщин, лицу, по седым длинным волосам, по мудрости во взгляде - он был старик; если смотреть на его одежду, на простые кожаные штаны, заправленные в сапоги, и белую рубашку с перекрёстными завязками на груди и с вышивкой в виде летящих птиц, на его прямую спину и расправленные плечи, на ловкую и упругую походку без старческого шаркания, на лёгкие и быстрые движения - то это был молодой воин, не иначе. Множество медных, золотых, серебряных, жестяных и деревянных изображений висело у него на груди, и каждый имел для любого тераика какое-то значение, но для любого другого это были просто побрякушки.
   Как было принято у тераиков, следом за Чувствующим шло ещё десять человек. Два Предвестника в красных рубашках с вышитыми чёрными и белыми шерстяными нитками ладонями ступали мягко и быстро, едва выдерживая не очень стремительный темп Чувствующего, чтобы не обогнать его. Их ладони были сжаты за спиной, а головы наклонены - знак того, что они никому не несут предупреждения, а просто сопровождают Чувствующего. Через грудь у каждого была протянута повязка с короткими боевыми кинжалами с деревянными рукоятками - их они отдавали слугам Ночи.
   Следом за ними, высоко подняв головы, с бесстрастными лицами взирали на встречавшихся Стражей Убийцы. Тонкие зелёные листья осоки, вышитые на их одежде, оплетали воротник, рукава и шнуровку, за их спинами висели луки и стрелы, но руки они скрестили на груди, дабы показать, что они пришли сюда не убивать.
   Следующих двоих можно было легко опознать по вышитым языкам огня. Изгоняющие. Один был молод, и на его шее были только деревянные крепко обхватывающие шею бусы, но его лицо было не менее суровым и уверенным, чем у его более старшего спутника. У второго Изгоняющего на лице было несколько шрамов, оставленных будто бы раскалённым железом. За ними, лукаво улыбаясь себе самим, следовали Каратели. Рубашки у них были чёрными, руки у них единственных из всей процессии были в перчатках, а лица от лба до верхней губы, были закрыты повязками с узкими прорезями для глаз. Это как бы подчёркивало, что работа у них грязная и неугодная Свету, и что они сами это признают, но тем ехиднее казались ухмылки на их обгоревших, смуглых лицах.
   Замыкали процессию Приносящие Жертву. По пояс они были оголены, и обтянутые смуглой блестящей кожей мышцы, перекатываясь, говорили об их натренированности и силе. Правда, множество украшений на шее могли служить им вместо одежды - различные бусы и амулеты побрякивали при каждом их шаге. Побелённые кожаные штаны были обрублены примерно по голень, и они ступали по камням босыми ногами. У них не было никакого оружия, кроме кривого ножа, а лица были просветлены и задумчивы. Приносящих Жертву часто считали сумасшедшими, ибо они убивали самих себя, оставляя вместо себя в мире живых ужасных призраков. Немногие знали, что до того, как стать Приносящими Жертву, эти люди были преступниками среди такейцев. У такейцев было одно наказание за преступление - немедленная смерть, но те, кто желали искупить свою вину, клялись очиститься и стать Приносящими Жертву, чтобы отдать жизнь и душу служению Свету. Иногда Приносящими Жертву становились Убийцы или Каратели, решавшие, что Свет вдруг может отвернуться от них. Кандидатов в Приносящих Жертву забирали Учителя, и после нескольких ритуалов искореняли из их памяти всё, что могло бы им помешать - память о родных, друзьях, любовь к жизни и земным радостям. Приносящие Жертву не были людьми в полном смысле слова, но считались очищенными, и потому им запрещалось касаться оружия, да они бы никогда и не стали этого делать. Единственным дозволенным для них оружием был кривой нож, которым они доводили себя до безумного экстаза, а потом убивали, чтобы стать призраками, опасными, правда, только для тех, кто отдался Силе Ночи. Такие же ритуальные ножи были и у всех остальных тераиков - если они вдруг не выполняли своего задания или терпели неудачу, то должны были убить себя также.
   Всё это действительно было кровожадным и бессмысленным безумием, но никто, даже Клинок Света, не смел указывать на это. Единственными, кому такейцы-тераики могли причинить боль, были слуги Ночи.
   Кое-кто из Стражей держали руки на эфесах мечей, но на таких тераики не обращали никакого внимания, только Каратели изредка бросали в их сторону таинственные взгляды из-под чёрных повязок, словно испытывая, правда ли Стражи не знают страха.
   Один из Стражей, стоявших в стороне и разговаривающих между собой, обернулся в сторону процессии и внимательно проводил их взглядом. Только когда тераики прошли, он повернулся к своим товарищам, чтобы продолжить разговор, но никто не заметил этого внимания, так как такое событие, как прибытие Истребляющих Зло, взбудоражило всех, и многие, как и он, провожали глазами странных мужчин из такейского племени. Впрочем, тераиками могли быть и женщины - как правило, Чувствующими или Приносящими Жертву, и иногда Убийцами.
   Двери в зал для приёмов распахнулись. Клинок Света встретил Чувствующего поклоном, по мнению некоторых, слишком низким для какого-то такейца, но Гаранд всегда сам решал, кому оказывать уважение, а кому нет.
   - Я рад видеть Истребляющих Зло, - это название никогда не нравилось Гаранду Астиану, но называть их тераиками не следовало, это название употреблялось только среди такейцев, - в Цитадели Света. Что привело вас сюда, друзья?
   Обращение "друзья", кажется, немного удивило и Чувствующего, и других тераиков - не появилось никакого выражения только на лицах Приносящих Жертву, и никто не мог сказать, что подумали спрятавшие глаза под повязками Каратели. Гаранд думал, что традиционное обращение Стражей Света им известно, и тоже несколько удивился, но потом Чувствующий, словно разгадав странность обращения, чуть-чуть улыбнулся и тоже поклонился. Другие тераики последовали его примеру.
   - Мы пришли, ибо Зло готово вернуться, Разящий с Мыслью, - громко и звонко звучал голос Чувствующего, никак не вязавшийся с преклонным возрастом тераика.
   "Разящий с Мыслью? - мысленно переспросил Клинок, поводя плечом. - Должно быть, между собой так они называют Стражей... Разящий с Мыслью. Что ж, довольно точное описание..."
   - Сила Ночи всегда было к этому готова, - ответил Гаранд. - Но я знаю о грядущем возвращении Хозяина. Я думаю, вы говорите об этом, Чувствующий?
   Несмотря на то, что Гаранд был Клинком Света уже больше пятнадцати лет, ему никогда не приходилось разговаривать с Истребляющими Зло. Он чувствовал себя несколько неуверенно, и не мог сказать, что это его не тревожит.
   - Мы чувствуем не призраки слуг Ночи, а реальных её приспешников, - ответил Чувствующий. - Я пришёл, чтобы сказать, что возвращаются Воины Зла.
   Воинами Зла тераики называют Воинов Тени. Гаранд заметил также, что Чувствующий говорил от своего имени. Неужели, все остальные - это просто свита? Или просто по традиции нужно, чтобы приходили представители всех каст тераиков?
   - Я знаю о двоих, Чувствующий.
   - Я чувствую, что их больше. Их пятеро, Разящий с Мыслью.
   - Пятеро? - Гаранд нахмурил чёрные широкие брови. - Неужели, пятеро? Откуда они могут появляться так быстро? - пробормотал он.
   - Совет Чувствующих уже неделю, как отправил к ним Карателей и Убийц, - помолчав, добавил Чувствующий. - Но мы давно не имели дел с Воинами Зла. Поэтому мы решили, что если вы не знаете о них, то должны узнать, ибо Сила Ночи, как вы называете её, нашла способ скрываться от света солнца.
   - Кто они, Чувствующий? - спросил Гаранд. - Я знаю, что вы можете точно сказать, кто они.
   - Да, я могу, - Чувствующий рукой отбросил со лба седые волосы, и Клинок заметил, какая она сухая, и как выступают на ней синеватые вены. Заметив его взгляд, тераик чуть усмехнулся. - Лорд Зэрандер, Лорд Нейцер, Лорд Бару, Лорд Котли и Лорд Четтер.
   Рука Гаранда нервно вцепилась в эфес висящего на поясе меча. Дрогнули губы, словно он хотел сказать что-то громкое и не очень приличное, сошлись на переносице брови.
   - Пятеро, и все Лорды Тени,... - он нахмурился ещё сильнее. - Я слышал о Лорде Зэрандере, о Призрачном Воине. Но чтобы другие тоже оказались Лордами...
   - Я понимаю ваше негодование и ваше сомнение, что это возможно, Разящий с Мыслью. Но вы действительно не способны почувствовать их так, как мы. Лорды Зла сильны, и потому мы предполагаем, что наши Каратели могут потерпеть неудачу. Я должен сказать вам, где они. Все четверо в городе Славы, или рядом с ним.
   Гаранд нетерпеливым шагом подошёл ближе к Чувствующему. Только Убийцы и Каратели следили за ним, остальные смотрели или на Чувствующего, или в пол.
   - Город Славы - это город, о котором говорилось в пророчестве ЛаВинира. ЛаВинир сказал, что у Камня Света есть три двойника, один - там, где царит Слава, другой - там, где в небо взлетает огонь, третий - где идёт охота на тех, кто прячет уголь. Но я впервые слышу о городе Славы, Чувствующий. Простите мою резкость, но я не понимаю, о чём вы говорите.
   Чувствующий, кажется, посерьёзнел. Седые брови сошлись в изогнутую линию над молодо блестящими глазами.
   - Я не знаю имён городов, но город Славы находится к северу отсюда, между Цитаделью и Осветлёнными Горами.
   - Горы Стегоса? - уточнил Клинок, барабаня пальцами по эфесу. - Спасибо, Чувствующий, - он поклонился тераику. Тот продолжил:
   - Все пятеро в городе Славы, и если пророчество, о котором вы говорите, Верно, то они наверняка ищут там Камень Света.
   - Я должен сказать вам, Чувствующий, то, что вам не понравится, - Гаранд вздохнул, предчувствуя, что сейчас отношения между Цитаделью и такейцами стремительно испортятся. - Я не могу позволить вам убить одного из этих Лордов.
   Лицо Чувствующего превратилось в каменную маску, даже непонимания не появилось в нём. Предвестники разжали ладони, и Клинку даже думать не захотелось, что это значит. Убийцы напряглись, Изгоняющие переглянулись между собой. Только Приносящие Жертву остались безразличны, а Каратели ухмылялись по-прежнему.
   - Я считал, что мы следуем единой цели уничтожения Зла, Разящий, - то, как укоротил Чувствующий прежний титул, Гаранду тоже не понравилось.
   - Это так. Но, насколько мне известно, Лорд Зэрандер сейчас борется против возвращения Хозяина.
   - Насколько. Вам. Известно.
   Эти слова были произнесены отрывисто и с презрением. Клинок терпеливо повторил:
   - Да. Мои Стражи готовы поручиться головой, что это так. Я же отправил на его поиски множество людей, чтобы узнать, действительно ли возродившийся Лорд Тени - наш союзник. И я не хотел бы, чтобы Каратели убили его раньше, чем я это пойму.
   - Зло не может быть союзником Света, - возразил Чувствующий. - Вы ослепли, подобно Ордену Хранителей. Каратели продолжат искать и Лорда Зэрандера, и убьют его или умрут сами.
   - Никогда между Цитаделью и тераиками не было разногласий. Я не желаю, чтобы наши узы дружбы были разрушены. Лорд Зэрандер может оказаться на нашей стороне.
   - Множество тераиков погибло, чтобы слуги Ночи не могли привести сюда Повелителя Ночи, - ледяным голосом проговорил Чувствующий. - Но Цитадель Света встаёт на защиту одного из Лордов Зла, и я могу предполагать, что и среди Разящих с Мыслью есть его слуги.
   Убийцы взялись за оружие.
   Произнесённые Чувствующим слова были открытым обвинением, но спорить с ним Гаранд не стал - с трудом заставил себя не взорваться и не схватиться за меч.
   - Вы - Чувствующий, вы не чувствуете здесь слуг Ночи, не так ли? - переспросил он.
   - Кажется, - отозвался Чувствующий, и Убийцы убрали свои кривые мечи. - Но мы обратим на Цитадель особенное внимание. Множество слуг Ночи повсюду, но особенно много - в городе Славы. И мы будем убивать всех, или умирать сами, но никогда не станем на защиту одного из Воинов Зла.
   Гаранд тяжело вздохнул. Кажется, он нажил Цитадели врага в лице сотен Истребляющих Зло.
   - Стражи Света никогда не были и не будут слугами Ночи, - Клинок развернулся и отошёл прочь, со странной мыслью, что, может быть, не стоит теперь поворачиваться спиной к тераикам. - Если желаете, Чувствующий, можете приказать вашим спутникам попытаться изгнать из меня Силу Ночи. Или убить меня, - он обернулся, и глаза его сверкали. Лицо Чувствующего по-прежнему было непроницаемым.
   - В вас нет Зла, Разящий с Мыслью, - прищурился Чувствующий. - Но вы обмануты. Вы доверились тому, чему нельзя доверяться. Это не ваша вина, - он слегка повёл рукой, и всё напряжение с тераиков как рукой сняло, они снова стали в большинстве безразличными и вяло-спокойными. - Но мы поможем вам выйти из заблуждения. Когда Воины Зла умрут, Повелитель не сможет возродиться. Я надеюсь, что ваши... друзья,... - кажется, он сомневался, можно ли так называть Стражей, - окажут нам поддержку.
   - Окажут, - кивнул Клинок. - Но Лорд Зэрандер умрёт не раньше, чем я лично увижу, что он предан Хозяину. После стольких лет он мог вернуться к... к Свету, - Гаранд постарался не думать, как глупо это звучит.
   - У нас начинается охота на одного Воина с разными целями. Только одному охотнику достанется трофей. Мы уходим, - он поклонился, но уже не так низко и уважительно, скорее уж, с видом, будто делает одолжение.
   Вся процессия развернулась. Астиан, борющийся с досадой, сказал в спину Чувствующему:
   - Я благодарен за информацию о Воинах Тени, Чувствующий. Если вам не удастся убить их, мы найдём их и сделаем это за вас.
   Чувствующий, не оборачиваясь, коротко кивнул, и добавил через плечо:
   - Кроме Лорда Зэрандера, не так ли, Разящий?
   После этого они ушли. Клинок Света обхватил голову руками и опустился в стоящее в центре стены кресло. Чувствующий считает его обманутым... а не так ли это на самом деле?

______

  
   Увлер потрепал сына по белёсой головке и вскочил на коня. Жена печально улыбнулась ему:
   - Возвращайся скорее.
   - Мне дал приказ сам Клинок, но я постараюсь справиться быстро, - пообещал он. - Ну, чем дольше прощаемся, тем тяжелее. Слушайся маму, Тари.
   - Да, па-ап, - протянул мальчик, морща лоб, становясь похожим на отца.
   - Ну, прощайте, - Увлер ударил своего коня каблуками под рёбра, и только белый плащ всколыхнулся от порыва ветра.
   Страж Света на этот раз был один. Это было одно из немногих заданий, которые не подлежали огласке - Клинок Света не знал, как это воспримут в Цитадели. Он позвал Увлера к себе, расспросил о мальчике и доверил Стражу тайну, о которой вряд ли сказал многим. Мальчик своей внешностью был вылитый Хозяин Ночи после второго рождения, такой, каким был он в Тёмные Времена, кроме того, имя его тоже было - Сатиан. Это было тоже знаком, и тоже недобрым. Дар Ночи в таком человеке мог обернуться чем-то более опасным, чем просто служение мальчика Ночи. Гаранд Астиан не торопился причислять не виновного в Даре Ночи мальчика к слугам Хозяина, но хотел бы увидеть его и понять, грозит ли какая-то опасность. Особенно после посещения тераиков, он был несколько рассеян, и Увлер подумал, что, должно быть, они не слишком поладили. Увлер даже думал о том, что тераики могли почувствовать и Дар Ночи в Сати, так что мальчик может быть в опасности, и действительно, лучше, чтобы он был под охраной Цитадели.
   На груди Увлера была спрятана бумага, оповещающая о воле Клинка Света. Если родители не отпустят сына, или он откажется сам, придётся забрать его силой, как бы это ни было противно самому Увлеру. Бумага давала Стражу Увлеру особые полномочия. Кроме того, он поклялся Клинку, что доставит мальчика в Цитадель, как и следовало, тайно. О присутствии мальчика Цитадель узнает тогда, когда скажет Гаранд.
   Увлер хорошо помнил этого мальчишку с упрямым и серьёзным лицом, и особенно - его сестру, которая до последнего не верила в связь мальчика с Воином Тени. Но связь эта была очевидна, как ни было прискорбно Увлеру понимать это. Мальчик был под покровительством Силы Ночи, как бы ни отрицал это.
   - Увлер! - окликнули его. Кертис, упражняющийся на мечах с кем-то из Стражей, отошёл в сторону от своего противника и махнул Увлеру рукой. - Куда это ты?
   - Клинок Света сказал мне съездить в Алвален, узнать, отчего он закрыт, - такова была легенда, сказанная Увлеру самим Гарандом.
   - Алвален закрыт? - встревожился Кертис. - Я не слышал...
   - Клинку это стало известно недавно, - отозвался Увлер. - Ладно, пожелай мне удачи. Юный король Бастиан готов приказать повесить любого, кто осмелится идти против его воли, так что и мне придётся быть осторожным.
   - Да уж, - пробормотал Кертис, кажется, чем-то встревоженный. - Дело в том, что... Что ж, удачи тебе, Увлер, друг. Да будет с тобой Сила Дня в этой дороге.
   Увлер благодарно кивнул и снова пришпорил коня. Он намеревался действительно заехать в Алвален, благо тот как раз по дороге.
   Кертис убрал меч и, сказав своему сопернику, что ему надо срочно отлучиться, ушёл. Клинок Света сказал ему и нескольким другим Стражам отправиться в Алвален и попытаться разыскать там четырёх Лордов Тени. Четырёх! Будь проклята Ночь! Стражи были в растерянности - о двоих они знали, но чтобы четверо, и чтобы Лорды...
   Кертис рассеянно споткнулся о камешек и замер, уловив новую и интересную мысль.
   Алвален закрыт. Ни ему, ни другим Стражам Клинок этого не сказал. Может, он не хотел, чтобы они знали? Нет, Увлеру же он сказал, и не давал приказа держать это в тайне. Вероятно он просто... забыл.
   Кертис усмехнулся. Забывчивость не входила в список обычных странностей Клинка Света.
   Ещё Клинок наказал им не встревать в стычки, не драться с Лордами, если вдруг встретятся лицом к лицу, если будет такая возможность. Клинок хотел получить сведения, а потом уже договариваться с королём Бастианом об отправке в Алвален большего числа отрядов Стражей для поимки Лордов, если те будут ещё живы, ведь тераики тоже не будут дремать. А Бастиан может и не пустить без предварительной просьбы Клинка отряды Стражей - это будет весьма в его характере. Клинок Света также заметил, что двоим стоит остаться где-то поблизости рядом с Лордом Зэрандером и следить за ним и следующим с ним Хранителем, чтобы понять, действительно ли он не служит Хозяину. Попадаться ему на глаза он тоже не советовал.
   Но тут выясняется, что Алвален закрыт. И Клинок запамятовал сообщить им об этом.
   Кертис задумчиво посмотрел на Главную Башню. Забавно.

______

  
   Тэм раскачивался из стороны в сторону, пытаясь угадать, куда именно ударит его Марил на этот раз.
   - А тебе ведь уже приходилось драться, Тэм? - спросил Марил, раскручивая в руке ладно вырезанный широкий боевой посох со стальными наконечниками.
   - Да, бывало, - Тэм весь вспотел и тяжело дышал. Марил так легко держал в руке тяжеленный посох, словно тот был вырезан из тростника.
   - У тебя неудобный посох, не боевой. Он не уравновешен, один конец тяжелее другого.
   - Я же не могу ходить с боевым, я же Хранитель! - возразил Тэм. - Я вообще не имею права браться за оружие. Но теперь, когда дело дрянь, - он усмехнулся, - придётся попирать традиции. А то меня забьют раньше, чем я... остановлю Хозяина, - Тэрмис решил не распространяться на тему того, что именно он делает вместе с Воином Тени.
   Уже дня четыре они таятся в доме Марила и Наймиры Ат Лав, ожидая, когда откроются ворота в Алвален. Дважды мимо проезжали Стражи Света, но Зэрандер не пытался лезть на рожон, и Тэм по крайней мере был уверен, что без его ведома Лорд не попытается убить кого-нибудь из Светлых.
   В первый день Наймира, едва придя в себя, куда-то исчезла, и Марил, не смея уходить из дома, чтобы там остался хотя бы кто-то из хозяев, весь извёлся. Воину Тени было глубоко всё равно, что там с хозяевами, главное, чтобы никто ничего не узнал. Он только однажды спустился вниз, застав Марила с Тэмом играющими в камешки, хмыкнул и тут же ушёл обратно. Марил весь покраснел, но Тэм только посмеялся в воротник. Фырканье Лорда относилось не к Марилу, до которого Лорду вообще не было дела, а именно к Хранителю Света, который развлекался детской забавой, изредка ругаясь на неровно лёгший камешек. Игра действительно была детской, но Тэм обрадовался тому, что после всяких неприятностей удалось найти человека, который в его возрасте тоже любит покидать камешки. Цветные и гладкие, они скользили по поверхности, если их правильно кинуть, и выстраивались в ряды. Нужно было выстроить из камешков ровную линию, чтобы они лежали правильно, а не на ребре, и сбить при этом линию соперника. Марил обычно играл синими камешками, и был гораздо более ловким при этом, чем Тэм. Тэрмис негромко ругался и вновь кидал камешки, но если тот задевал синий кругляшок Марила, то обычно отлетал в сторону, а если и проталкивал назад, то не вставал в линию, а оставался на середине пути.
   В такой обстановке наладить с Марилом отношения было легче, и вскоре Тэм с облегчением вздохнул, выяснив, что Марил больше не считает его ни слугой Ночи, ни господином, ни Хранителем заодно тоже, потому что начал мухлевать и трогать камешки, стоило Тэму отвернуться на мгновение, а то и ругаться на игрока красными, что тот якобы тоже играет нечестно. Заодно Марила удалось отвлечь от размышлений о Воине Тени, клятве крови и сестре, убежавшей куда-то на целый день.
   Появившаяся только поздним вечером Наймира, застав обоих уже толкающимися и громко галдящими, перед столом с рассыпанными цветными камушками, она возмущённо заявила, что они оба сошли с ума, что в камешки играют одни малые дети, и что она более и дня не протерпит в доме с двумя мальчишками. Марил и Тэм одинаково покраснели и принялись что-то громко кричать, и Наймира с хозяйской уверенностью сгребла все камешки в карман своего платья, и только потом сообразила, что она накричала аж на самого спутника Лорда Тени.
   Отправив Марила посмотреть, как там кони, Тэм наконец-то получил возможность наедине поговорить с Наймирой. После того, как она увидела его играющим в камешки, убедить её в том, что он не слуга Ночи, и ничего плохого никому не желает, было гораздо проще. Но обогнуть неприятные Тэму моменты не удалось - Наймира чётко спрашивала про плащ Стража на плечах Воина Тени, про то, зачем они вообще пришли в Алвален, про то, откуда Лорд Тени взялся после ста пятидесяти лет, когда о Воинах Тени не было ни слуху, ни духу, и Тэм невольно заметил, что он отвечает почти правдиво. Поторопившись замять эту тему, он попытался увильнуть и сбежать к Марилу, но тут Наймира спросила его, правда ли он истинный Хранитель, и ему пришлось ответить, что да. Тогда она поинтересовалась, не поддельный ли у него шнурок на шее, и Тэм, возмущённый и разгорячённый, обратился к Дару Ветра, создав прямо в комнате небольшой ураганчик, который смёл всю посуду и убедил, наконец, Наймиру, что Тэм - не просто парень со шнурком на шее, который привязался к Воину Тени.
   Вниз спустился Зэрандер и, хмуря белые брови, заметил, что лучше бы не трогать Дары без надобности, потому что это привлечёт Стражей, и точно так же ушёл.
   - А почему ты скрываешься от Стражей, если ты - истинный Хранитель? - спросила Наймира, подбирая упавшую посуду.
   - А как вы думаете? - ответил Тэм, усиленно ей помогая. - Извините, я погорячился. Характером я, конечно, на Хранителя не потяну, но какой уж есть...
   Он называл Наймиру на "вы", а то и "мисс Ат Лав" хотя она была его совсем немного старше, и очень старался и её убедить, что они с Воином скоро уйдут, и она и Марил смогут забыть о них раз и навсегда. Судя по всему, она ему не поверила, но, смеясь, согласилась больше не смотреть на Тэма хмуро, и даже признала, что она действительно очень красивая и умная женщина, и понимает, что Тэм во всём этом совсем не виноват. После этого покраснел Тэм и сообщил, что хотел бы спать, и что спать будет внизу...
   Сейчас всё это казалось Тэрмису невероятно глупым и смешным, однако тогда он действительно выкручивался перед Наймирой так, будто был кругом виноват. На следующий день Наймира опять ушла, хотя Марил и пытался уговорить её остаться. Тэм увёл его, понимая, что этой гордой женщине очень трудно смириться с положением рабыни, какой выказал её и её брата Зэрандер. В Мариле, видимо, узы клятвы крови были сильнее, чем в ней.
   Потом куда-то делся Марил, и Тэм только по его возвращении узнал, что Зэрандер послал его проверить, не открылись ли ворота в город. На следующее утро Тэм опередил Воина, и ненароком высказал просьбу сходить вместе с Марилом посмотреть, не свободен ли путь. Тэрмис думал, что, узнав о финте, который учинил Тэм, Зэрандер даже на секунду не почувствовал угрызений совести. Тэму выпало всячески сглаживать присутствие в доме Воина Тени, но с тем, что Наймире приходилось теперь готовить на четверых, он поделать ничего не мог.
   После возвращения Марила, они сидели на крыльце, и Марил с краснеющими щеками сообщал прохожим, если те вдруг спрашивали, что Тэм - его давний друг, и приехал издалека. За фразу "приехал издалека" Тэрмису пришлось отплачивать любопытным какими-то наполовину придуманными, наполовину реальными историями, которые с удовольствием слушал и Марил. Тэм знал, что Зэрандеру не понравится, что он разговаривает с людьми, но по крайней мере Тэрмис скрывал, что он - истинный Хранитель, и о том же попросил Марила, который, несмотря на вроде бы наладившиеся отношения с Тэмом, продолжал быть готовым сделать всё, что бы ни сказал ему чудной Хранитель.
   Хранитель Тэм сам чувствовал, что его отец был бы им недоволен, и что всё, что он делает, совсем не надлежит делать истинному Хранителю, но отступать было уже поздно. По крайней мере, Тэм пока не пытался никого убить или намеренно причинить зло - он поклялся себе, что даже если их с Зэрандером занесёт в этакую Цитадель Ночи, он всё равно не начнёт драки первым, пока не поймёт, что его жизни грозит опасность, ведь ввиду грядущих тёмных событий ему лучше быть немножко странным Хранителем, но живым, чем Светлым, но мёртвым.
   Наймира не раз, глядя на него, успела сказать, что Хранители не ходят в таких нарядах и в сопровождении Воинов Тени - скорее уж, вместе с толпой слуг с плётками. Тэму пришлось объяснять, что в Ордене он не состоит, и что Хранителем является по наследству. Кажется, женщина опять ему не поверила.
   Тэм заметил в углу за печкой какую-то пыльную штуковину, и Марил рассказал им, что это боевой посох его деда. Заинтересовавшись, Тэрмис попросил Марила вытащить её и показать. С интересом Тэм повертел в руке тяжеленный деревянный, в ещё очень хорошем состоянии, посох, а потом Марил сообщил ему, что умеет им драться, и...
   Тэрмису никогда бы не пришло в голову попросить научить его приёмам, если бы он вдруг не оказался в таком положении, что на него вдруг может напасть слуга Хозяина. Не проповедями же отражать удары.
   Удивлённый просьбой Хранителя, Марил именно этим и занялся. Они вдвоём носились по двору, "как дети", по выражению Наймиры. Марила научил драться дед, на всякий случай, и хотя драться Марилу всегда было не с кем, он ловко крутил им в руках, нападая на Тэма.
   - Эй, ты меня не убей, - после того, как край посоха свистнул у него перед лицом, Тэм едва не упал, опираясь на свой.
   - Ты можешь сделать, как я? - нетерпеливо спросил Марил. - Всё ведь просто. Вот так и так, - посох с такой скоростью пронёсся опять совсем рядом с головой Тэма, что тот снова отшатнулся. Даже если бы не было стального наконечника, посох мог бы пробить череп, а уж с ним...
   - Медленнее! - взмолился Тэм. - Медленнее!
   Несколько приёмов Марил Ат Лав ему уже показал. Тэм мог отразить кое-какие удары, и Марил даже говорил ему, что талант к битве боевыми посохами у него есть, только Марил не может его развить, потому что сам знает только азы. Этими "азами" он уже истыкал Тэма с ног до головы, кое-где расплывались красноватые синяки, радовало Тэма только то, что и Марил не избежал толчка и провалялся на траве минуты две.
   Посох у Тэма был лёгкий, и то, что легко могло пройти с боевым посохом, у Тэма просто не получалось - удары были недостаточно сильными. Правда, двигал им Тэм порой быстрее, хотя мышцы и уставали быстрее, чем у Марила.
   Выглянувшая из дверей Наймира окинула их мрачным взглядом.
   - Иди-ка домой, Марил. Мне нужна помощь.
   Облегчённо вздохнув, Тэм покрутил в руке свой посох и усмехнулся.
   "Ещё немного, и из Хранителя я превращусь в Стража!"
   Он тоже собрался взойти на крыльцо, следом за Марилом, но замер, потому что уловил движение.
   В калитке замер человек, мгновенно вызвавший в Тэме плохие подозрения. Одно только то, что на лице его была узкая тёмная маска наводило на неприятные мысли, да и одет он был странно. На рубашке были вышиты какие-то шипастые ветки, и на нём было навешано столько оружия, что даже ухмылка на его лице казалась острой, а взгляд из-под прорезей в маске - колющим, как копьё.
   - Вам чего? - Наймира встала в дверях, и на её лице появилась решимость. - Вы кто?
   - Мне нужен Воин Зла, - скалясь, ответил человек, открывая калитку.
   Ещё не успев сообразить, что к чему, Тэм перехватил посох поудобнее, вставая на ступенях крыльца. За его спиной Марил мгновенно сделал то же самое.
   - Я не причиню вам зла, - продолжил человек, приближаясь. Он был смугл, кожа была коричневой, и загар был почти свежим - он явно прибыл откуда-то издалека. Тэрмис ещё раз взглянул на вышивку на чёрной рубашке и стиснул зубы.
   - Нет здесь никакого Зла, - решительно сказал он.
   - Идите-ка своей дорогой, - добавил Марил, крепче вцепляясь в свой посох. Шёпотом он спросил у Тэма, наклоняясь с верхней ступени ниже. - Кто это?
   - Тераик, - так же шёпотом ответил Тэм. - Охотятся на слуг Ночи. Я думал, что это сказка с Тёмных Времён, но... Он не тронет тебя, по крайней мере, я думаю...
   - На слуг Ночи? - вздрогнул, переспросил Марил.
   - Я пришёл за Воином Зла, - повторил человек. - Я не причиню никому вреда.
   - Воины Тени давно умерли, и я не понимаю, о чём вы говорите, - отчётливо произнёс Тэм.
   Тераик улыбнулся ещё шире:
   - Я не убиваю и тех, кто укрывает его.
   - Да хоть бы ты его и убил, мужик, - пробормотала Наймира, торопливо скрываясь в доме.
   - Наймира! - воскликнул Марил, оборачиваясь и утыкаясь носом в захлопнутую дверь.
   Тераик шёл вперёд уверенно и спокойно. Тэм наскоро соображал, зачем может появиться Истребляющий Зло. Ясное дело, чтобы это самое зло и искоренить. Понятно даже, как он сюда попал. Но вот будет он или нет сражаться против тех, кто Ночи не служит? Если верить легендам - то нет, а если вдруг легенды врут?
   - Послушайте, вы вторгаетесь в чужой дом! - воскликнул Марил. - Уходите!
   Сверкая зубами, Тераик вытащил из заспинных ножен меч, и Тэм подумал, что, должно быть, он ошибся.
   Марил оттолкнул Тэма в сторону, выходя вперёд. Из-за крепко сжатых зубов выступили бледные, обтянутые кожей скулы.
   - Марил, не делай глупостей! - воскликнул Тэм, но прежде чем он договорил, Марил замахнулся посохом и попытался ударить тераика по ногам. Посох нырнул под меч, но тераик остановил его и толчком отбросил Марила на несколько шагов назад. Тот покачнулся и зашатался, пытаясь удержать равновесие. Тэм испугался, что тераик решит добить парня, но тот прошёл мимо, направляясь в дом.
   - Шастают каждую ночь, покоя нет! - крикнула за дверью Наймира. - Марил, где ты?
   Тэм следил за мечом Истребляющего Зло, пытаясь понять, хочет такеец его ударить или всё-таки не хочет.
   - Пусти, я тебя не трону, - в прорезях маски Тэм увидел блестящие тёмные глаза и невольно шагнул в сторону.
   - Ты ошибаешься, Истребляющий Зло, - произнёс он. - Я тоже ошибался.
   Тераик нажал на дверь, и та слетела с петель.
   "Весь труд коту под хвост", - подумал Тэм отвлечённо.
   Наймира взвизгнула и чем-то запустила в незваного гостя. Тэрмис сбежал к Марилу и схватил его за руку:
   - С ума сошёл?
   - Его надо остановить! - растерянно воскликнул Марил и бросился к дверям. Прежде чем Тэм успел его остановить, Марил влетел в ещё одну рослую, смуглую фигуру. Тэм тщетно пытался вспомнить, что у тераиков означают листья осоки на рубахе.
   - Марил, прекрати! - Тэм перехватил свой посох, и устремился к нему. Тераик схватил Марила за руку, держащую посох, и крепко держал. Марил извивался и плевался, но ничего не мог поделать. Кожа в месте захвата побелела.
   - Пусти его! - Тэм поймал взгляд тераика и сморщил лоб. - Вы же не причиняете боли тем, кто не служат Ночи!
   Убийца - а это был определённо он - заколебался, но стоило ему ослабить захват, как Марил с ловкостью кошки со всей силы ударил его по руке чуть выше локтя. Убийца выхватил меч мгновенно, но Тэм не знал, для обороны ли, или нападения. Стальной наконечник ударил Убийцу по кисти, а второй - по колену.
   Тэм покрепче перехватил свой посох. Убийца, отступая на небольшой шаг, взглянул и на него, но его лицо ничего не выразило.
   Марил ударил снова, но на этот раз меч отразил удар. Глаза Убийцы довольно засверкали, видимо, противник чем-то его обрадовал. Отразил он и следующий натиск Марила, и Ат Лав ушёл в сторону, хотя атаки не последовало, и закрутил посох так, что Тэм не мог понять, где же один конец, а где другой. Стальные наконечники слились в сплошное серебристое колесо. К удивлению Тэма, Убийца чуть пригнулся и ушёл в сторону от летающего посоха Марила.
   Марил с трудом отбил меч Убийцы, но Тэм заметил, что тераик бил плашмя, повернув меч не режущей кромкой, и потому удар был замедлен сопротивлением воздуха. Второй такой удар закончился для Убийцы тем, что он получил удар стальным окончанием посоха под рёбра, потом в живот, и по колену. Он согнулся, и Марил приложил его по спине, а потом отскочил, тяжело дыша. Посох в его руке дрожал.
   - Марил, ты сошёл с ума! - воскликнул Тэм. - Что ты делаешь?
   Убийца выпрямился, и на этот раз его лицо было серьёзным. Он перестал воспринимать Марила в шутку, каким бы юнцом он ему ни казался.
   - Мы не убиваем тех, кто не служит Ночи, - прошипел он. - Но, сдаётся мне, ты ей служишь.
   Марил побледнел и подул на волосы, чтобы не лезли в лицо. Стремительная атака Убийцы едва не достигла своей цели. Убийца повернулся к Тэму спиной, потянувшись рукой ко второму мечу, тоже прикреплённому за спиной, и, мысленно ругая себя, на чём свет стоит, Тэм ударил его по этой руке. Убийца не обернулся, но Тэм продолжил атаку и ткнул тераика под колено. Нога чуть подломилась, и меч Убийцы устремился к Тэму. Он отскочил, едва не упав, и подумал, что зря ввязался в это дело. Что-то неразборчиво крикнул Марил, послышались частые звуки ударом. Закричала в доме Наймира, Тэм, сплюнув в сторону, поднялся и заметил, что у Убийцы, позабывшего о нём, уже вспухла левая кисть. Неужели, он её сломал?
   Глядя на испуг в глазах отчаянно сражавшегося Марила, Тэм на мгновение бросил взгляд на собравшихся за забором зевак и, завертев посох на манер, который показал ему Ат Лав, бросился на Убийцу.
   Нет уж, Хранителем ему не быть...

______

  
   Сжимая в руке меч, Зэрандер вышел навстречу Карателю, когда тот только ступил на лестницу, заслоняясь рукой от полетевшей в него посуды. Наймира глухо охнула и выглянула во двор. Картина, развернувшаяся перед ней, с трудом была воспринята ей - её брат и Хранитель Тэрмис вовсю лупасили посохами по какому-то огромному мужику с двумя мечами и кучей другого оружия. Мужчина легко отбивал их удары, однако было ощущение, что он устаёт.
   Зэрандер, заметив Карателя, чуть нахмурился и усмехнулся на манер самого тераика:
   - Кажется, я даже знаю, зачем ты пришёл.
   - Чтобы убить тебя, Воин Зла, - произнёс Каратель, - а твою душу скормить Вечности.
   - В Вечности я уже бывал, - ответил Зэрандер. - А пришёл ты за своей смертью, - поправил он, нападая. Каратель уклонился и швырнул нож, выскользнувший из рукава.
   Зэрандер понял, что нож пробил доспех и поранил тело, но продолжил нападать. Каратель был один. На что он надеялся, не приведя с собой никого, кроме одного Убийцы... Неужели, тераики уже забыли, как тяжело убить Воина Тени?
   Проскользнув мимо меча Зэрандера, Каратель юрко нырнул ему под руку, толкнул, и они оба полетели вниз с лестницы. Воин Тени, падая, выдернул нож, и со всей силы вонзил его в плечо Карателя. Тот глухо вскрикнул, но ещё яростнее запылали глаза под чёрной маской.
   Он навалился на Зэрандера сверху и пальцами впился в лицо, почти разрывая рот. Глухо рыча, Лорд Тени толкнул его в живот и отбросил в сторону, вытирая подбородок. Треснула кожа у края губ, и там заалели капельки крови. Размазав кровь по лицу, Зэрандер понял, что меч лежит слишком далеко, чтобы было время взять его.
   Он видел, как мечется в воздухе над ними призрак сестры, но потом она рванулась прочь, во двор, где, на удивление Воину Тени, истинный Хранитель сражался с Убийцей, как заправский Страж.
   Каратель ловко, как циркач, оттолкнулся от стены, в которую едва не влетел, ногами, и, выдернув нож из своего плеча, схватился за пояс. Только сейчас Зэрандер понял, что вместо пояса вокруг тела у Карателя обмотана кожаная плеть со стальными шипами. Небольшая обтянутая мехом ручка легла в ладонь Карателя с поражающей быстротой, тераик взмахнул ей, метя Зэрандеру в лицо. Обычно Каратели стремились поймать свою жертву, и подвергнуть её пыткам, однако сейчас он явно торопился прикончить Лорда.
   Какой-то звериный рёв донёсся со двора. Зэрандер упал на бок и перекатился, чтобы уберечь лицо от удара, но плеть скользнула по его руке, сдирая кожу клочьями. Каратель хлестнул снова, и Зэрандеру пришлось приблизиться, чтобы тераик не мог взмахнуть ей, не задев себя. Но последовал и следующий удар, и Воин Тени, не поморщившись от пронзившей его боли, схватил за её конец и потянул на себя, вырывая. Не ожидавший ничего подобного Каратель не удержал в руках её ручку, и теперь уже Зэрандер махнул плетью.
   Рваными клочьями полетели куски одежды Карателя. Он закричал от боли, хватаясь рукой за вспоротую кожу.
   - Я же говорю - за смертью, - хрипло сказал Зэрандер, чувствуя, что рана на левой руке серьёзная.
   Каратель выдернул и швырнул ещё несколько ножей, потом ещё. Один вонзился в ногу, другой свистнул, процарапав мочку уха, остальные прошли мимо.
   Зэрандер снова взмахнул плетью. В нём заклокотала давняя ярость. Он уже сталкивался с тераиками, и три ночи в плену Изгоняющего были настоящей пыткой, это трудно было забыть.
   Каратель упал на пол, заливая всё вокруг кровью, а шипы плети продолжали рвать его на части. Иногда он глухо стонал и продолжал ползти по направлению к Зэрандеру. Когда тот опустил руку с плетью, Каратель - и откуда у него силы взялись - бросился и вцепился в его ногу. Зэрандер не удержался и упал, едва успев отдёрнуть голову из-под кривого кинжала. Удерживая метившую ему в горло руку с ножом, Воин Тени процедил, сосредоточиваясь на одном только дрожащем острие:
   - Сначала вы должны посылать Предвестников.
   - Тебе и твоим дружкам решили сделать исключение, - тяжело дыша, пробормотал тераик.
   На какое-то время мысли Зэрандера оказались смешаны. "И твоим дружкам..." На Хранителя Чувствующие послали Убийцу? Нет, он наверняка прибыл с Карателем. Какие "дружки"? Ат Лавы? Вот уж невероятно. Должно быть, он имеет в виду второго Воина Тени, того самого, что в Алвалене. Но как же "дружки"? Должно быть несколько...
   Зэрандер оттолкнулся плечом, и теперь он оказался сверху, придавливая израненного Карателя к полу. Тот чудесным образом ещё сохранил большинство своих сил - Учителя действительно достойно тренируют Истребляющих Зло. Тераик успел поджать под себя колени, и сейчас с силой упёрся ими Зэрандеру в доспех, не давая задавить совсем. По лицу были процарапаны свежие рваные шрамы.
   Второй рукой Каратель подобрал с пола нож и с силой вогнал его в руку Зэрандеру.
   Воин Тени отпрянул, поскользнулся в крови и упал. Каратель поднялся, в обеих руках сжимая кривые кинжалы.
   Он шагнул вперёд, и в этот момент что-то зашевелилось в углу между лавкой и стеной. Наймира, отчаянно сжимая зубы и прикрывая лицо одной рукой, второй достала что-то из кармана и швырнула под ноги Карателю. Тераик поскользнулся следом за Зэрандером и упал назад себя, прямо на брошенную плеть. Шипы вонзились в его спину, он яростно крикнул, пытаясь подняться, но его горло обхватила сильная рука, окровавленная и со страшной раной, но не ставшая менее сильной, чем была.
   Зэрандер бросил короткий взгляд на причину падения Карателя - разноцветные камешки, которые Наймира отобрала у впавших в детство Тэма и Марила - усмехнулся и ещё сильнее сжал пальцы.
   Даже через чёрную маску было заметно, как страшно выпучил глаза тераик. Он захрипел, изо рта хлынула кровь. Руки судорожно скользили по залитому кровью полу, он изогнулся всем телом, и замер.
   Зэрандер опёрся на пол, стоя на четвереньках и приходя в себя. Он был весь в крови, а мышцы, казалось, истончились в нитки для шитья. Безумным и злым взглядом окинул он носящую следы разрушения горницу, остановившись на мгновение на дрожащей и прижимающей ко рту край платья Наймире, и бросил взгляд в сторону двери. Народ возбуждённо галдел, а голос Марила спешно, встревоженно и устало уговаривал людей разойтись. Тэм лежал на мокрой земле, тяжело дыша и крепко сжимая в руке посох.
   Дальше, там, где стоял Марил, лежал, не дыша, тераик-Убийца. Стальное навершие на посохе Марила пробило ему висок.
   Тэм закрыл глаза и с отчаянием подумал, что впору ему самому сдирать с себя белый шнурок Хранителя. Он причастен к этому убийству, хотя и не он его совершил - Убийца отшвырнул его назад минуты за две до того, как его прикончил Марил.
   Но если бы Тэм не вмешался, Убийца бы убил и Марила, и, быть может, и его самого. А если бы не вмешались они оба, не известно, был бы жив Воин Тени.
   А Тэм не знал, что бы он сейчас делал, если бы Зэрандер был мёртв.
   Зэрандер, коротко что-то бормотнув, выпрямился и, пошатываясь, подошёл к лавке. Опираясь на стол пальцами, он, морщась, сел и откинулся к стене. Наймира, обогнув истерзанное тело Карателя, выскочила на улицу, бросившись сначала к Марилу, но когда он резко оттолкнул её, к Тэму, который будто бы был без сознания.
   Он действительно сумел подняться только с помощью Наймиры.
   - Ну расходитесь, это вам не представление! Что уставились? - ругался где-то вдалеке Марил. Голос его подрагивал. - Или кто-нибудь тоже хочет получить?!

15

Я очищен!

______

  
   Сати взялся за край тележки ещё раз и попытался сдвинуть её с места. У неё, проклятой, отвалились оба колеса, и нужно было выволочь её наружу, а она была отчего-то слишком тяжёлой, чтобы её легко можно было сдвинуть.
   Лежала телега под навесом, пристроенным к их дому, и сейчас понадобилась отцу непонятно зачем. После того сна отец стал ещё реже разговаривать с ним, а то и вовсе не замечал, и Сати был рад хоть как-то попытаться наладить с ним отношения.
   Никаких тераиков не появлялось, и постепенно Сати успокоился. Он продолжал принюхиваться к еде и вертеть головой по сторонам, стараясь находиться всегда среди людей, хотя это, по словам Лимаса, не помешало бы никакому Убийце достать его, но уже меньше боялся.
   - Сати! - позвала его Тия.
   - Что ещё? - тележка чуть-чуть подалась, и Сати обрадованно ухнул, как филин.
   - Поди сюда!
   - Некогда мне! - телега поползла по земле, вздыбливая её и зарываясь всё глубже. - У-у... проклятая!
   - Сати, быстрее! - Тия подпрыгнула на одном месте.
   - Что тебе?
   - Там кто-то сидит! - возбуждённо вскрикнула сестра.
   Сати, не торопясь, отпустил край тележки и выскочил наружу, желая побыстрее разобраться, кто этот "кто-то" и где это он сидит, но в этот момент крыша навеса за его спиной обвалилась. Взлетела вверх земля, поднялась пыль, песок взлетел и мгновенно засыпал Сати всего, разлетелась солома и доски.
   Поражённый Сати замер, глядя, как в одном шаге от него оседает пыль. Только что вся крыша со всей силы обвалилась вниз, и если бы он был там...
   - Сати! - закричала Тия, бросаясь к нему, махая руками так, словно не разгоняла пыль, а боролась с кем-то. - Сати!
   - Сати! - послышался встревоженный голос матери. Отец и братья ушли в поле, и Сати остался с матерью и сестрой, а заодно и с этой Светом забытой телегой. - С тобой всё в порядке?! Сати! Свет! Что же это...
   - Со мной всё хорошо, мама! - отозвался Сати, ловя руками бегущую к нему Тию. - Спасибо, - прошептал он.
   Мать, взволнованно дыша, бросилась к нему и крепко прижала к себе.
   - Как же так... Как же...
   - Да нормально же всё. Меня Тия позвала, и я успел выйти... Надо разобрать это всё... Отец ругаться будет, - принялся освобождаться из её объятий Сати, всё ещё не в силах справиться с пережитым страхом.
   Он нарочито беспечно повернулся и принялся разгребать солому. Мать рассеянно смотрела на него. Подскочившая Тия торопливо зашептала:
   - Я видела кого-то на крыше! Мне показалось, что он что-то подпиливает, и я тебя позвала...
   - Что за глупости? - спросил Сати раздражённо. - Кому надо пилить крышу нашего сарая? - он запнулся. - Если только не из-за меня, - пробормотал он.
   - К тебе подослали Убийцу! - шёпотом произнесла Тия, хлопая ресницами. - Ты должен найти его и... сказать, что ты невиновен.
   - Что я очищен, - поправил Сати негромко. - Камень Света, как же так... Ну почему же... Почему он должен мне поверить?!
   - Сати... Может, тебе сказать Лимасу, что ты на самом деле...
   - Хватит! - громко, так, что услышала бредущая в дом мать, крикнул Сати, и тут же тихо забормотал. - Ещё чего не хватало. Если кто-то узнает, что у меня есть Дар Ночи, меня отец же и запорет до смерти! Какая же ты дура, Тия!
   - Я за тебя боюсь, - она крепко обняла его, повиснув у него на шее. Сати от неожиданности выронил доску, которую держал в руках.
   - Эй, ну хватит. Я же живой пока... Покажется же этот Убийца, в конце-концов, - пробормотал он, ощущая на коже холодную цепочку, которая может спасти ему жизнь, рядом с тёплым шнурочком, на котором висел мешочек с травами. - Я надеюсь...

______

  
   Сати сидел на крыше, дуя себе на пальцы. Он расцарапал себе все руки, пытаясь разобрать страшный завал, образовавшийся на месте сарайчика, но на самом деле почти не успел ничего исправить. Скоро приедет отец, и придётся объяснять что-то: не просто же так взяла и рухнула крыша.
   Ныли плечи и кружилась голова, хотя раньше Сати легко мог сидеть на крыше целыми днями.
   Тия, сгорая от страха, побежала к Лимасу, но кузнец ничего не ответил, только пожал плечами и попросил передать Сати, чтобы он непременно поговорил с подосланным тераиком. Поговорил! Было бы, кому говорить! Только благодаря Тии он вообще сейчас жив!
   Сати поёрзал немного, чувствуя себя явно неудобно. Что-то сегодня нехорошо ему на привычной крыше. Надо бы слезть.
   Странный шорох послышался ему. Он мотнул головой, глядя назад себя, но ничего, кроме ската крыши, там не было.
   - Я схожу с ума, - пробормотал он.
   В этот миг что-то холодное и твёрдое оказалось у его шеи. Чья-то рука перехватила его за плечи, оттягивая назад, на другую сторону крыши, где с улицы никто не мог ничего увидеть.
   Сати впился пальцами в руку, но нож ещё сильнее надавил ему на шею.
   - Постой! - взмолился Сати. Он мгновенно взмок, и только повторял про себя, как молитву, сказанные Лимасом слова, боясь позабыть их. - Не надо!
   - Слуги Зла умирают, - зашипел ему в ухо голос.
   - Нет! - сдавленно воскликнул Сати. - Я смирился, я осознал, я покаялся, и я очищен!
   Он воззвал к Свету, прося его помочь ему. Он не виноват в том, что думал сделать как лучше, и напоролся на непреклонную Ночь в Воине Тени. Он не просил Воина Тени о Даре!
   Нож исчез. Сати, тяжело и жадно дыша, обернулся. Мужчина, по-кошачьи изогнувшись, внимательно смотрел ему в лица. На жёлтой рубашке были вышиты зелёные листья осоки. Он хмурил светлые брови и изучал лицо Сати, излучающее волнение и страх. Хлопая глазами, не хуже Тии, Сати отполз назад и едва не упал с крыши вниз.
   - Кто успел изгнать из тебя Зло? - вдруг спросил Убийца, и Сати, не проинструктированный Лимасом на случай, если тераик окажется любопытным, побледнел ещё сильнее и, выдёргивая из-под рубашки цепочку, пробормотал:
   - Я не хочу вспоминать. Я очищен...
   Кривой нож Убийцы не торопился прятаться в ножны. Он указал рукой на кинжал на поясе Сати:
   - Зачем тебе тогда это?
   - Пожалуйста, уходите! - прошептал Сати. - Я не слуга Ночи!
   - Ты очищен, - проговорил Убийца, и сомнение исчезло из его глаз. - Я пытался убить невиновного, - он сжал губы и крепче обхватил свой нож.
   - Э... Это ничего, - попытался успокоить его Сати, едва дыша. - Я...
   - Я мог бы убить его, если бы не случайность. Убить невиновного, - голос Убийцы звучал глухо. Прежде, чем Сати успел что-то ещё добавить, он вонзил нож себе в сердце.
   Конвульсивно дёрнулось тело, Убийца запрокинул голову, бесшумно открывая рот, словно желая закричать и не смея. Чуть-чуть тело сползло вниз, но он остался лежать на покатом скате крыши. Сати едва не закричал, глядя в его искажённое лицо.
   - Камень Света, нет,... - прошептал он. - Да он же себя убил!
   Сати прыгнул назад себя, приземляясь на согнутые ноги. Больно отозвалось в суставах, но он вскочил и побежал, прижимая руку к собственному горлу, которое едва не стало перерезанным. Пустой взгляд тераика засел ему в память, и Сати не мог изгнать его.
   Тия выскочила из дома, но Сати только невнятно замычал что-то про "труп на крыше" и побежал дальше. Проводив его взглядом, она обежала дом, и, заметив на крыше тело, истошно завизжала.
   Сати, не обращая внимания на сумятицу позади себя, как одержимый бежал к дому Лимаса. Кузнеца в кузнице не было.
   Перемахнув через забор, будто секунды, потраченные на открывание калитки, были бы причиной катастрофы, он, спотыкаясь, оказался у дверей и забарабанил кулаками. Никто не ответил.
   - Мастер Лимас! - крикнул Сати отчаянно. - Мастер Лимас!
   Потом подтолкнул дверь и заскочил внутрь, думая, что, может быть, кузнец задремал, и...
   Он замер, прижимая к сердцу руку. В полной тишине раздавалось только его шумное, тяжёлое дыхание.
   Сундук был приоткрыт, и из него торчал край рубашки. Красной рубашки.
   С вышитыми на ней листьями осоки.
   На негнущихся ногах Сати подошёл к сундуку и, плохо понимая, что делает, распахнул его. Рубашка тераика-Убийцы, смятая, лежала среди множества других вещей. Здесь был лук, несколько стрел с кровавого цвета оперением, кривой, с зазубринами, меч, множество каких-то непонятных и неизвестных Сати вещей...
   Вскрикнув от страха и отвращения, Сати отскочил назад, с силой опуская крышку сундука, и налетел на кого-то спиной. Он замер и вытянулся, выгибая спину, и отчаянно закусил губу до крови.
   - Теперь ты знаешь мою тайну, - послышался грустный и гулкий голос кузнеца Лимаса.
   - В-вы... тераик? Убийца?! - воскликнул Сати, оборачиваясь и широко раскрытыми глазами глядя на серьёзное и печальное лицо Лимаса. - По... Поэтому вы так много знали! Вы,... - он испуганно отшатнулся, налетел на сундук и сел, сильно ударившись о крышку.
   "Бежать бы, - подумал он вяло, - нет... Не убежать..."
   - Да, я был Убийцей, - пробормотал Лимас. - Это неважно, - тряхнул он головой. - Почему ты пришёл? Что опять случилось?
   - У... Убийца, - прошептал Сати, не веря своим ушам. - Он сам себя... заколол... Когда я сказал ему, что я очищен...
   - Он уже пытался тебя убить, а потом узнал, что ты чист, и,... - Лимас сморщился. - Я потому и ушёл. Однажды я убил невиновного, и наверняка было бы решено, что я должен стать Приносящим Жертву. Я не хотел, и сбежал от них. Я не желал себе такой судьбы, - он нахмурился. - Я думаю, что Чувствующие не оставят тебя в покое. Боюсь, что тебе придётся уйти.
   Слушая Лимаса, Сати никак не мог прийти в себя. Тераик! Убийца-тераик... и кузнец Лимас - одно и то же лицо? Но почему он тогда не пытается убить его? Ведь Сати для тераиков - слуга Ночи! Почему он...
   - Ты стал меня бояться, Сати? - коротко спросил Лимас, и Сати мгновенно покраснел. - Беги домой. Если бы Убийца не убил себя, было бы проще. Но теперь Чувствующие начнут расследование, что да как, и могут раскрыть тебя. Надо уходить.
   - В-вы...
   - Иди, - Лимас подтолкнул его к двери. - Я всё объясню тебе потом. Будь я проклят, трижды проклят! - воскликнул он. - Не спорь! - громыхнул он, когда Сати открыл было рот. - Иди! Я пойду с тобой, деревня найдёт себе другого кузнеца!
   - М-мастер Лимас,... - едва шевеля губами, выговорил Сати.
   - Иди, забери тебя Ночь! - Лимас схватил его за плечо и выставил за дверь. - Иди и собирайся! Никому ничего не говори! Понял? Не вздумай кому-то объяснять, что-то про тераиков и тому подобное! Просто собирай манатки и иди сюда ко мне! Я буду тебя ждать, будь проклят этот глупый мир! - Лимас захлопнул дверь.
   Сати, поражённый и опустошённый, присел на краешек крыльца. Лимас... тераики... Сила Ночи.
   - Будь ты проклят, Воин! - прошептал Сати. - Чтобы тебя твоя же Сила Ночи и убила!
   Потом, боясь, как бы эти слова не услышал Лимас, поднялся и поспешил прочь, вытирая лоб рукой.

______

  
   Наймира принесла ещё воды. Тэм с наслаждением глотнул прямо из ладоней и вымыл лицо.
   Тела тераиков Марил уже оттащил в какую-то яму и разогнал любопытных. Наймира, перешагивая через кровавые лужи, бродила то с водой, то еще с чем-то, не слишком торопясь убираться. На замечание Марила, перевязывавшего полученные в битве раны, что неплохо было бы хотя бы вытереть пол, она предложила ему прямо сейчас повесить на место дверь и починить перила. Правда, едва она заикнулась про перила, то тотчас замолчала. Перила переломал Зэрандер, и Тэму почему-то казалось, что ещё немного, и Наймира сама заставит Воина Тени прибираться в перевёрнутом с ног на голову доме.
   Зэрандер с гримасой отвращения сам перевязывал себе руку. Левую кисть он себе уже перемотал, и бинты взмокли от крови. Управляясь одной рукой, он сумел также забинтовать ещё несколько ран. Тэм понимал, что боль наверняка адская, но предлагать Воину помощь никто не торопился. Изредка смачивая в воде тряпку, чтобы промыть рану, он кривился ещё сильнее.
   Марил только-только прислонил дверь к косяку и сейчас сидел у окна, глухо ойкая каждый раз, когда Наймира слишком сильно затягивала бинт. Она перевязывала его, беспрестанно что-то бормоча себе под нос. У Марила не было серьёзных ран, но он и к таким-то не привык. Бледный и совершенно потерянный, он изредка смотрел на привалившегося к стене Тэма, деловито осматривавшего свои синяки, и слабо улыбался.
   Он сам не понимал, зачем бросился на одного тераика, а потом на второго... Почему-то он почувствовал, что обязан это сделать, и сам не понял, когда именно они стали биться насмерть. И даже после того, как он стал убийцей, он не чувствовал угрызений совести. Он вспоминал ту злость, с которой он обрушил на висок тераика посох, кровожадное желание бить ещё... Это было страшно, но Марилу почему-то казалось, что по-иному быть не должно. Тэм вот мучился так, как будто это он убил тераика... Наверное, потому, что он - Хранитель... Так странно, что он - Хранитель. В нём тоже есть зов битвы... Ещё дед рассказывал о зове битвы. Марил был тогда ещё мальчишкой, и дед многому его научил... Он рассказал, что есть люди, которые не могут найти себя в жизни, потому что их зовёт битва, в сражениях они находят утешение, а без них они постоянно что-то ищут и не знают, что... Марил улыбнулся, вспоминая деда.
   - Что ты улыбаешься, Ночь забери вас обоих! - взбеленилась Наймира, так сильно стягивая два конца бинта, что Марил заохал. Она была зла, казалось, на всех: на брата, на Хранителя с посохом, на тераиков, на соседей, на колодец, из которого она уже натаскала столько воды, и больше всего - на Воина Тени. Под "обоими" она имела в виду Тэма и Марила, которые, по её мнению, совершенно зря сунулись в эту драку.
   Тэм тоже считал, что совершенно зря.
   На суматошную деятельность Наймиры, на бледную восторженность Марила и на беспомощную тоску Тэма Зэрандер не обращал никакого внимания. Он заскрежетал зубами, когда понял, что не в силах дотянуться до раны на правом плече, потому что левая забинтована вся, и раздражённо бросил бинт на стол.
   Он был без доспехов, которые потеряли свой прежний блеск и валялись сейчас где-то в углу, и на груди его была хорошо заметна Смертоносная Ночь. Кожистые крылья твари были раскинуты, как будто она парила в воздухе, и переходили ему на плечи, но тело у неё было до пояса человеческое, женское, но тоже тёмное, как и крылья. Руки женщины были подняты вверх, но были похожи на лапы и оканчивались длинными звериными когтями, переходящими на лицо Воина. Талия переходила в драконий хвост, оплетающий торс Зэрандера. Татуировка смешивалась со многими другими, и порой появлялось ощущение, что на нём вовсе нет живого места, а шрамы, стягивая кожу, почти не искажали изображения. У виска Зэрандера волосы взмокли и покраснели, и висели розоватыми сосульками.
   Тэм задумался о том, смог бы Воин Тени сражаться дальше с Убийцей, если бы не вмешались они с Марилом? И если нет, то скажет он им когда-нибудь хотя бы "спасибо"?
   Наймира осторожно посмотрела на словно окутанного мраком Лорда Тени и решительно предложила, оглядывая почерневшую от крови рану:
   - Давайте я, милорд?
   Последнее слово она выговорила так, словно он был ну самое большое - уборщиком. Тэм даже подумал, что ей не стоило встревать, а Марил встревоженно бросил взгляд на Воина Тени. Тот безо всякого выражения посмотрел на женщину, скривил лицо и кивнул, не сводя с неё синих холодных глаз.
   - Делай.
   Наймира деловито вытерла руки о платье и обогнула стол. Марил тревожно следил за ней, и Тэм тоже. Тэрмис гадал, насколько же сильна всё-таки в Наймире клятва крови, и действительно ли она в ней есть. Зэрандер отнёсся к предложению Наймиры, как к должному, но Тэм, например, сильно удивился, услышав от неё предложение помощи, да ещё и Лорду Тени.
   Наймира плюхнула в воду чистую тряпку, побарахтала там, аккуратно сложила и прижала к ране на правом плече Воина. Тэм представил себе, как это больно, и чуть сам не охнул вместо Зэрандера. Воин Тени будто бы ничего не почувствовал, а под его испытывающим взглядом покраснела даже Наймира, но руки у неё не дрожали. Промыв рану, она взялась за бинт, помолчала с минуту и вызывающе заметила:
   - Может, руку поднимите, или я сама должна вас шевелить?
   Марил болезненно скривился и переглянулся с Тэмом. Хоть их обоих и старше, а ведёт себя, как девчонка, норовит нарваться на гнев Воина Тени, словно не подозревает, чем это для неё может окончиться.
   Тёмные тонкие губы сложились в ухмылку, и Зэрандер, продолжая смотреть в глаза Ат Лав, приподнял руку, чтобы она могла перевязать. Наймира вся горела, однако лицо у неё было решительное. Она принялась накладывать бинт, и даже пробормотала что-то про какую-то мазь.
   Пока Наймира перевязывала его руку, он разглядывал сначала её, а потом Марила. Ат Лав всё время порывался встать, но на одних желаниях это и заканчивалось - он не мог даже пошевелиться без боли. Он осторожно трогал перевязанные руки и поглядывал на Хранителя. Тэрмис был погружён в невесёлые мысли, ведь если одна попытка тераиков не удалась, будет и вторая, а если надо - и третья. К тому же, если тераики появились вновь - Тэм был уверен, что отец бы рассказал о них больше, будь они активны в своих действиях прежние сто пятьдесят лет - почему бы им не попытаться отыскать Сати?
   - Значит, вы вдвоём одолели Убийцу, - наконец, произнёс Зэрандер. - Не думаю, что это делает тебе честь, Хранитель.
   - В следующий раз положу перед ними ковровую дорожку, - разозлился Тэм.
   - Да неужто ты меня защищал? - хмыкнул Воин. - Или его? - он указал взглядом на мгновенно сравнявшегося по цвету с помидором Марила.
   - Конечно, не тебя, Воин, - к Тэму вернулась невозмутимость. - А вот он рисковал головой из-за тебя, потому что я уверен, что зайди к Карателю ещё и Убийца, не видать бы тебе Ка... Поражения Хозяина, Лорд Зэрандер!
   Верхняя губа Воина поднялась, обнажая волчий оскал. Недобро загорелись глаза, и Наймира на всякий случай отошла в сторону, делая вид, что смачивает очередную повязку, с которой и так стекала вода. Марил ощутил, что он, сам того не желая, внезапно навлёк гнев Воина Тени на себя только тем, что сразился с Убийцей.
   Зэрандер стремительно поднялся, отчего Наймира, уже вернувшаяся, чуть не поскользнулась, потому что плечом Воин едва не ударил её по подбородку, вперился взглядом в Тэма и скрылся наверху. Тэрмис поджал губы и покачал головой.
   - Я вам починю лестницу, - пообещал он. - Я неплохо справляюсь с молотком,... - он попытался отвлечь Ат Лавов от мыслей о раздражении Лорда Зэрандера. - Наймира, наверное, прибраться всё же придётся вам...
   - Можно давно уже на "ты", Хранитель, Ночь тебя поглоти, - пробормотала она, - и Лорда твоего заодно.
   Она опять принялась ворчать, и Тэм облегчённо вздохнул. Если Наймира опять бубнит что-то себе под нос, то всё в порядке.
   - Знаешь, придётся досок настругать из поленьев, - пробормотал Марил. - Это скучнее, чем махать посохом, но...
   - С каким бы удовольствием я всю жизнь стругал доски! - воскликнул Тэм, и возмутился в ответ на смешок Наймиры. - Я отвечаю за свои слова! Всегда отвечаю!

______

  
   Он чувствовал себя настоящим предателем, сгребая какие-то вещи в мешок. Мать, не говоря ни слова и не пытаясь его остановить, следила за ним, прижимая руки к груди. Она понимала, что что-то происходит, но не понимала, что.
   - Сати... Сати, кто это был... Там, на крыше?
   - Я не знаю, - буркнул Сати. Врать матери было неприятно, но Лимас сказал никому ничего не объяснять.
   - Что ты... Что ты делаешь? Сати? - позвала она его.
   - Собираюсь. Пожалуйста, собери мне какой-нибудь еды, ма, - он обернулся и тяжело вздохнул. В глазах Тэлин стояли слёзы.
   - Куда ты, Свет? - шёпотом спросила она, неожиданно крепко обнимая его. - Сначала эти Стражи, потом тело на крыше, теперь ты... Куда ты?
   - Мне надо идти... Я... Меня могут убить, - он заметил, как испуганно расширились глаза матери, и про себя выругался. - Мне лучше уйти.
   - К... Куда? Как? - у неё опустились руки, и Сати поддержал её, усадив на скамью.
   - Мама, прости, я не могу тебе сказать. Я должен... Понимаешь,... - он отчаянно тряхнул головой и с досадой ощутил, что готов заплакать. - Я должен... Я вернусь. Как только всё уладится, я... Вам тут ничего не грозит...
   - Воин Тени был действительно Воином? - глухо спросила Тэлин, и Сати ощутил щемящую тоску. Он должен уехать и бросить в таком состоянии мать, ничего не объяснив, ничего не сказав? Как Лимас это себе представляет?
   "И вообще, он ведь тераик! Вдруг он хочет убить меня? Выдать своим? - Сати сам не заметил, как сжал кулаки. - Нет, нет, я не пойду с ним!"
   - Мама, - попытался он отвести её мысли, но она продолжила.
   - Это был Воин Тени. И это пытались скрыть от нас Стражи. Ты ночами кричишь, что ты - не слуга Ночи. Что случилось, Сати? Прошу тебя, скажи мне?! - воскликнула она, хватая его за руку.
   "У меня есть Дар", - хотел сказать Сати. Хотел, но не сказал. Высвобождая руку, он думал о том, что лучше матери не знать о Даре Ночи. Так будет безопаснее для неё.
   - Мама, я возьму тут хлеба, и...
   - Сати! - она уронила голову и замолчала.
   Сати остановился и зажмурился. Почему Лимас сначала сказал, что цепочка должна спасти Сати, а теперь он вынужден срываться и бежать?
   - Прости меня, мама, - прошептал он, пятясь к двери. - Мама, я вернусь... Я обещаю.
   В дверь влетела Тия. Глаза её скользнули по сидящей матери, а потом упали на Сати, и она мгновенно всё поняла.
   - Ты уходишь?! Но они же придут сюда! - воскликнула она.
   - Тш! - зло шикнул Сати. - Ты Лимаса видела?
   - Да, - она вдруг бросилась в комнату, и оттуда донеслось. - На него глазеет толпа народу, он верхом на коне, у него рядом ещё один, осёдланный, и... разодетый, словно... С оружием! Сати, он с оружием! - она вылетела из комнаты, и Сати понял, что у неё в руке узелок.
   - Ты ещё что задумала? - вырвалось у него.
   - Куда бы ты ни поехал, я поеду с тобой! - решительно произнесла она. Тэлин отчаянно посмотрела на младшую дочь.
   - Сиди-ка ты дома! - вскричал Сати. - Тебя ни в чём никто не обвинил, за тобой никто не охотится!
   - Но я тоже видела Воина Тени, - заявила Тия. Чёрные глаза смотрели на брата с вызовом. - И я ничего не боюсь! Я знаю про тераиков! Я всё знаю, и я пойду с тобой!
   - Дура! - разозлился Сати. - Ты дура! Куда ты лезешь?! - он вдруг заметил, как беспомощно скользит взгляд матери с него на сестру, и метнулся к ней. Опустившись на колени, он уткнулся головой в её лежащие на коленях руки и лихорадочно зашептал. - Я не могу, мама... Мне страшно оставаться... Я вернусь... Прости меня, пожалуйста! Я клянусь, что вернусь...
   Она погладила его по тёмным жёстким волосам и устало прошептала:
   - Иди, Сати... Если ты в опасности - то беги... Но я буду тебя ждать...
   - Если кто-то будет искать меня, люди в расшитых рубашках, скажи, что я ушёл в город, хорошо? - он оторвал лицо, и Тия поразилась его решимости. - Отцу и братьям скажи то же самое, ладно? - он выпрямился, и Тэлин тоже. Поцеловав сына в лоб, она, сдерживая слёзы, обняла его ещё раз.
   - Сати! - позвала Тия. - Ведь Лимас тебя ждёт, верно?..
   - Я не иду с ним, - ответил Сати. - Я уйду один, без него. Он будет меня искать, но ему не говорите, где я, ладно? - он поглядел на сестру и мать. Тия, прижимая к себе узелок, взволнованно и возмущённо смотрела на него.
   - Сати, я же всё знаю! - вдруг воскликнула она. - Я же...
   Он махнул на неё рукой и, закрепив мешок за спиной с помощью широкого пришитого к нему ремня, вышел, не оглядываясь. Тело Убийцы уже лежало на земле, но большинство людей уже пошло посмотреть на "разодетого" кузнеца. Сати пожалел, что рядом нет Тэма, чтобы поделиться с ним тяжестью, свалившейся вдруг на простого деревенского мальчишку.
   Задними дворами он выбрался из деревни и вышел на широкую дорогу. Она вела в город, и оттуда - в Центральные Земли. С тоской Сати поглядел на теряющуюся в бескрайних полях дорожку и повернул в сторону, туда, где высились горы Стегоса.
   Тераикам придётся долго плутать, чтобы отыскать его. Но если вдруг случайно он напорется на них, у него есть ещё одна попытка.
   "Я смирился, я осознал, я покаялся, и я очищен".

______

  
   Лимас взволнованно оглядывал знакомых соседей, которые окружили его и его коней. Появление кузнеца в таком обличье было воспринято ими с удивлением и любопытством, вопросы так и сыпались на него: откуда кони, откуда оружие, что это всё значит... Девушки ещё сильнее краснели, глядя на него, и строили глазки, смущённо отворачиваясь. С досадой разглядывая головы односельчан, Лимас пытался увидеть среди них Сати. Прошло уже полчаса, он должен был уже собраться и быть здесь!
   Проталкивалась сквозь толпу какая-то маленькая фигурка. Тия, младшая сестра Сати, оттолкнула какую-то возмутившуюся женщину и, робея, подбежала к Лимасу. Кузнецу волнение Тии не понравилось, он наклонился и спросил, хмурясь:
   - Где Сати?
   - Просил вам не говорить, - ответила Тия быстро, и Лимас заметил, что она прижимает к груди какой-то узелок. - Он ворвался домой, собрал все вещи и убежал! Но ведь вы обещали, что когда он покажет,... - воодушевилась она.
   - Цыц! - шикнул на неё Лимас и, под гул толпы, подхватил и легко поднял. Тия забарахталась, но он посадил её на второго коня, и она испуганно вцепилась в серую гриву. - Куда он пошёл?
   - Он почему-то вас испугался, - залопотала Тия, хлопая ресницами и стараясь говорить тише. - Но ведь он уже сказал тераику, что...
   - Куда он пошёл?! - воскликнул Лимас. Тия открыла было рот, но тут заметила, что кузнец-то в красной вышитой рубашке с изображениями осоки, точно такими же, что были у мёртвого Убийцы. Много времени, чтобы сообразить, Тии не понадобилось. Вскрикнув, она попыталась соскочить с коня, но испугалась высоты. Лимас, что-то раздражённо крикнув, пришпорил своего коня, и рванул прямо через толпу. Разбегались люди в стороны, ругаясь и крича вслед всадникам. Тия, с широко раскрытыми от испуга глазами, одной рукой обхватила выгнутую шею коня, а второй ещё сильнее прижала к себе узелок.
   Она громко заверещала, но воздух залепил ей рот, и кричать она побоялась. Лимас придерживал одной рукой поводья её коня, а другой направлял своего.
   - Что вам надо? - крикнула Тия, испуганно глядя на повёрнутое в профиль лицо кузнеца.
   - Твой брат - дурак, каких свет не видывал! - Лимас, наконец, остановил коня. Тия едва не свалилась с седла, но кузнец удержал её. Лицо у него было совсем даже не злое, но встревоженное и немного рассерженное. - Извини, я тебя напугал, но я не хотел, чтобы остальные подслушали наш разговор, - заметил он. - Ты начала вещать про тераиков на всю деревню...
   - Вы - тоже тераик? - спросила она, ощущая лёгкое любопытство. Надо же - кузнец Лимас, и вдруг тераики!
   - Я бы не хотел тебе ничего не рассказывать. Ты должна сказать мне, куда пошёл твой брат.
   - Вы хотите его убить? - сделала Тия "большие" глаза. - Не буду вам ничего говорить! - она упрямо поджала губы и отвернулась.
   Лимас расхохотался, приглаживая рукой разметавшиеся от ветра кудри.
   - Если бы я хотел его убить, давал бы я ему ту цепочку? Я действительно был тераиком, девочка, но сейчас я беспокоюсь за Сати не меньше тебя.
   - Почему? - Тия чуть-чуть повернулась, чтобы видеть его получше, но всё ещё имея на лице упрямое выражение.
   - Свет знает, почему, - просто ответил Лимас. - Потому что я вижу, что он не виновен, и не хочу, чтобы какой-нибудь Изгоняющий решил над ним поиздеваться... Прости, - он заметил её испуг и смутился, - я не хотел так грубо... Так получилось... Извини. Я хочу спасти твоего брата, Тия, но ему в голову взбрело, что я до сих пор Убийца, вот он и убежал. Скажи мне, куда. Я должен найти его и отвезти в безопасное место...
   - Он не сказал, куда идёт, - Тия обернулась и, устроив узел перед собой, продолжила, разглядывая Лимаса с большим интересом, - ни мне, ни маме. Сказал, чтобы если за ним кто-то придёт, посылали их в город. Но сам он туда точно не пошёл...
   - Где он может быть, Тия? - Лимас поправил за спиной лук. - Я должен найти его!
   - Вы точно не хотите его убить? - уточнила она, морща лобик.
   Лимас точно так же серьёзно отрицательно покачал головой, и она, смеясь, добавила:
   - Тогда я могу показать.
   - Скажи мне, и я отправлюсь искать его, - поправил её Лимас.
   - Не-ет, мастер Лимас, я вам покажу, - она шкодливо улыбалась, щуря глаза. - Я поеду с вами и покажу.
   - Что за глупости? Думаешь, я возьму тебя с собой? - рассердился Лимас. - Ты вернёшься домой, и...
   - А вы будете Сати искать по всему миру, до самой старости? - спросила Тия. - Никогда не поверю...
   - У-ух, - Лимас покачал головой. - Ты пожалеешь о том, что поехала со мной - такое путешествие не для девочек вроде тебя.
   - Я ничего не боюсь! - горячо возразила Тия. - И у меня всё с собой, - добавила она, похлопывая по узелку. - Ну, мастер Лимас, пожа-алуста! А то я вам ничего не скажу!
   - Ладно, - наконец, сказал он, недовольный сам собой.
   - Обещаете?
   - Обещаю. Куда ехать?
   - К горам, только не по дороге, Сати ходит через поле, - Тия возбуждённо потрепала коня по гриве. Надо же! Какое приключение!

16

Недостижимый Алвален

______

  
   Человек в богатом светлом костюме сосредоточенно глядел на дно золотого кубка, словно мог прочесть там свою судьбу. Человек этот сейчас находился в своих покоях и мог быть уверенным, что никто его не потревожит.
   Роскошный, расшитый золотом и серебром, сюртук и белый плащ так напоминал ему о прошлом, что даже ассоциация со Стражами и Хранителями не могла омрачить его мыслей.
   Человек ждал. И когда тот, кого он ждал, появился, привычный к повиновению и власти человек преклонил колено и ощутил благоговейный страх перед призраком. В полном молчании призрак скользнул по воздуху и опустился в мягкое кресло. Только когда он поприветствовал человека, назвав его старым, но не забытым именем, человек поднялся.
   - Кажется, ты хорошо справляешься с ролью Владетеля Ключей, друг мой, - проговорил призрак, улыбаясь едко и чуть презрительно. Человек помнил, что эта улыбка может означать и удовлетворение, и недовольство.
   - Я чем-то навлёк ваш гнев, Хозяин? - спросил он осторожно.
   - Вовсе нет, - Хозяин поймал взгляд человека и рассмеялся. - Или ты не веришь мне?
   Человек поклонился, с выражением смирения на лице непримиримого воина.
   - Можешь сесть, - кивнул ему Хозяин, и человек послушался. - Я давно не заглядывал к тебе, друг мой, однако, вижу, дела у тебя в порядке.
   - Да, Хозяин, - ответил человек, покручивая на пальце широкое тяжёлое кольцо. - Господин Четырёх Стен не имел ничего против меня на месте Владетеля Ключей.
   Хозяин снова лукаво прищурился. Его слуга живёт здесь обособленно, но в любой момент Ключи от Небесного Города будут в руках Хозяина - стоит ему только сказать об этом. Вот они, эти Ключи - на груди человека, который называет себя Владетелем.
   Владетель Ключей коснулся круглых тяжёлых печатей, висящих у него на груди. Это - величайшее достояние, тот, кто владеет ими, фактически владеет Небесным Городом, самым необыкновенным и самым таинственным из всех.
   Небесный Город находился на вершине горы, и был обнесён сплошной стеной, высокой и такой прочной, что выдержит любое нападение. Когда-то Пламенная гора была вулканом и извергала огонь и лаву, но сейчас это был просто огромный кратер в центре города, который многие знают как Сарратар. Это непримиримый город, всегда существовавший обособленно, и мало кто из путешественников мог похвастаться, что побывал здесь. По легендам, в Небесном Городе было столько богатств, что многие пытались проникнуть сюда, но пропустить в Город может только Владетель Ключей, как и выпустить из него.
   Поставить своего человека на место Владетеля Ключей было первоочерёдной задачей Хозяина по отношению к Сарратару. Если вся мощь этого города будет принадлежать ему, тягаться с ним сможет далеко не каждый, и вернуть себе прежние владения будет просто. Небесная армия подчиняется только приказу Господина Четырёх Стен, а стать им может любой, даже Владетель Ключей. К этому следовало подвести слугу, но пока было рано делать это. Больших трудов стоило поставить на место Владетеля слугу, и не только Хозяин сделал для этого много, но и тот, кто в этот раз называл себя Тартен Датариан. И пока новый Владетель не наберёт достаточно сторонников в Совете Города и не заслужит безграничное доверие нынешнего Господина, начинать движение выше не стоит. Достаточно пока, что слуга Ночи держит в руках Ключи от Четырёх Стен Небесного Города.
   - Да, ты неплохо справляешься. Я надеюсь скоро увидеть тебя в венце Господина, друг мой... Когда ты будешь награждён им у Арки Славы, настанет твой звёздный час, - Хозяин изогнул бровь, всматриваясь в недрогнувшее лицо человека. - Надеюсь, ты помнишь, что ты должен сделать потом?
   - Вы думаете, я могу предать вас, Хозяин? - в голосе человека послышалось возмущение.
   - Я знаю, что ты верен мне до последней капли крови... Я помню твою верность, друг мой, - Хозяин усмехнулся. - Я должен кое-что тебе сказать. Как ты уже знаешь, из пяти Лордов Тени, которых ты чувствуешь, один - предатель, Лорд Зэрандер.
   Человек не стал спорить, что он это знает, хотя никогда и никому не говорил об этом. Никому не заметные, Сарратарские ищейки повсюду выискивали и докладывали Владетелю то, что ему нужно было. Как Владетель Ключей, он обладал почти неограниченной властью, за исключением лишь одного - ему было запрещено покидать город без особого позволения Господина Четырёх Стен. Тартен Датариан смотрел на Хозяина, чуть склонив голову, и ничем не реагируя на попытки подтрунить над ним.
   - Он по-прежнему пытается убить меня - на этот раз, правда, он замахнулся на Камень Света.
   - С ним должен быть Светлый, Хозяин, если он хочет завладеть Камнем, - заметил Владетель Ключей.
   - С ним есть такой Светлый. Истинный Хранитель, представь, - Хозяин усмехнулся. - Нынешний Орден Хранителей очень забавляет меня, друг мой, - властность голоса при этом обращении чуть-чуть задела Владетеля Ключей, но он не показал виду. - Однажды я явился к Вассатаэлю, так тот, завидя меня, сначала упал в обморок, а потом, когда набежавшие слуги привели его в чувство, я чуть-чуть не вытащил из него клятву верности... Но я его пожалел и исчез, а хотя можно было и завершить дело, - призрак рассмеялся, поглаживая пальцем мягкую и холодную кожу на ручке кресла. - А твои вкусы изменились, друг мой. Ты никогда не был настолько жесток, я хорошо тебя помню.
   - Вечность меняет, Хозяин, - ответил человек угрюмо.
   - Ты чем-то стал напоминать мне Зэрандера, друг мой...
   В ответ на эти слова человек вскинул голову, а в его глазах вспыхнула и погасла ненависть. Хозяин задел его сильнее, чем когда-либо раньше.
   - Это не намёк и не обвинение, успокойся, - властно приказал призрак. - Или ты готов обрушить свой гнев на Хозяина Ночи? - с угрозой спросил он. - Там, за дверью, твои палачи жаждут исполнить любой твой приказ, но дух они связать не смогут...
   Человек сполз с кресла и упал на колени, низко наклоняя голову.
   - Я виноват, Хозяин. Мой гнев непростителен, - глухо и страстно заговорил он. - Я готов принять наказание.
   - Упоминание о Зэрандере тебя взбесило, друг мой, - спокойно ответил Хозяин, глядя на коленопреклонённого Владетеля Ключей. - Желал бы ты увидеть его смерть?
   - Жаждал и жажду его крови, Хозяин.
   - Как и другие Лорды, друг мой, как и другие Лорды, что живы сейчас, - Хозяин не позволял человеку подняться, и тот продолжал стоять на коленях. - Итак, я рад, что ты несколько изменился, друг мой. Этой жестокости тебе никогда не хватало, чтобы быть первым, - призрак поднялся с кресла, обтянутого человеческой кожей, и, словно в задумчивости, несколько раз обогнул фигуру склонившегося человека. - Как только я вернусь в человеческое тело, мне понадобится армия Небесного Города, так что будь к этому готов. Но этого не случится до тех пор, пока у меня не будет Камня... Да, друг мой, мне нужен Камень Света, а для этого мне нужен этот Хранитель! - голос Хозяина повысился и стал таким громким, что разнёсся по комнате, отдаваясь эхом. - Но он крепко цепляется за Воина, а вместе сломать их невозможно, - спокойнее продолжил призрак. - Мне кажется, что они прибудут в Сарратар. Жди их, друг мой, в числе многих просителей оказаться внутри стен Небесного Города будут и они... Они прибудут на летучем корабле к Западной стене.
   Человек не стал спрашивать, откуда это известно Хозяину. Он и так совершил сегодня страшную и непростительную ошибку, и то, что Хозяин сразу не наказал его, не значит, что наказания не последует и дальше.
   В Небесный Город пытались попасть многие смельчаки. Как правило, Господин Четырёх Стен этого не позволял, а если он давал позволение, то дальше всё решал Владетель Ключей. В стенах Сарратара не было ворот, они были сплошными и такими широкими, что сверху по ним одновременно могли проехать четыре колесницы. На одной такой стене можно было возвести целый город. Четыре стены образовывали ровный квадрат, каждая - со своей стороны света, и пропустить в город мог только Владетель Ключей. Даже Господин Четырёх Стен не мог покинуть Небесный Город, если Владетель не откроет стену. Ни Господин, ни Владетель не возвышались друг над другом, и зависели друг от друга в равной степени. Тартен Датариан желал одновременно стать и тем, и другим. Такие случаи уже бывали в истории Небесного Города, но для этого нужно было заслужить уважение Совета, который хотя и подчинялся обоим, имел и своё вес, в основном, в народе.
   Естественно, что чудеса, скрытые за стенами Сарртара, привлекали путешественников и искателей приключений. Но те, кто попадал сюда однажды, редко возвращался, а если возвращался - никогда не стремился прийти сюда снова. Внутри города не было разницы между чужаком и сарратарцем, а законы были так строги и запутаны, что нарушить их чужестранцу было проще простого. Но раз уж Зэрандер и следующий с ним Хранитель захотят войти - он позволит. Владетель Ключей волен впустить путников, даже если Господин не позволил - хотя до такого доходило редко. И если оба они не умрут, то окажутся сосредоточениями внимания фортуны.
   - Если до этого я не смогу ничего сделать с Хранителем - захватишь его при первой же возможности, но по закону. Уверен, что что-нибудь они нарушат. Можешь делать с ним что хочешь, но он должен остаться в живых и не потерять разум. Зэрандера, если сможешь - убей, но лучше чужими руками. Я не хочу рисковать и потерять Владетеля Ключей, - Хозяин негромко рассмеялся. - Ты понял?
   - Да, Хозяин, - проговорил Владетель.
   - Вот и прекрасно. Через десять дней я собираюсь собрать самых верных моих слуг в Алвалене. Но я знаю, что Владетелю не подобает покидать Небесный Город, поэтому ты останешься здесь. О тебе никто не знает - я не позволяю слугам узнавать друг о друге слишком много, не позволяю, вплоть до того дня, что вскоре настанет. Им придётся научиться действовать вместе, и будет забавно посмотреть, как они будут пытаться выслужиться передо мной, толкая друг друга в грязь, - снова раздался едкий и холодный смех. - Но ты останешься вне этой гонки. Я должен получить Небесный Город, и главное, что ты должен делать - продолжать быть Владетелем. И следить за тем, чтобы эти двое, попав в твой город, не выбрались отсюда.
   - Я сделаю, как вы приказываете, Хозяин, - негромко ответил человек.
   - Уверен в этом. Ты будешь в курсе того, что будут делать остальные, по крайней мере, пока я так хочу. Но отвлекаться тебе не стоит. О том, что ты служишь мне, не знает никто, даже Лорды.
   - Это большая честь, Хозяин, - Владетель Ключей чувствовал, как затекло всё тело, но даже дышал неглубоко. Он заслужил наказания большего, чем покалывание кожи в затёкших конечностях.
   Хозяин ступал призрачными ногами по роскошному ковру, и эти шаги не мог услышать даже очень чуткий слух. Из окна покоев Владетеля Ключей виднелись Западная и Южная стены. Небесный Город будет принадлежать ему, будет, впервые за всю свою историю Сарратар признает чужую власть...
   - Да, мне нравятся твои изменения, друг мой. Когда-то ты был одним из последних, но теперь стал одним из первых. История несёт с собой перемены, и ты тоже изменился. Это радует, но помни, что свой характер ты должен держать в узде. Я должен быть уверен, что на тебя можно положиться.
   - Я служу вам и только вам, Хозяин, - произнёс Владетель Ключей.
   - Однако ты даёшь волю гневу, когда стоит принимать всё со смирением, - Хозяин обернулся. - И если бы я не знал тебя, и не знал твою верность, ты бы получил хороший урок покорности.
   - Я заслужил наказание, Хозяин.
   - Да, заслужил. И потому отныне каждое прикосновение к Ключу будет стоить тебе боли, друг мой, - усмехнулся призрак. - Это будет напоминать тебе, что иногда лучше скрывать свои чувства.
   Владетель Ключей ощутил жжение на уровне груди, там, где висели Ключи - круглые тяжёлые кружочки из камня, со знаками, различающими их. Благодаря каждому из них он мог открыть какую-то из стен, и если раньше это было просто, то отныне и навсегда это будет сопровождаться болью.
   И он это заслужил.
   - Что ж, я оставляю тебя, друг мой.
   Хозяин исчез, но ещё какое-то время Тартен Датариан стоял на коленях. Потом он выпрямился и торопливо покинул покои. Несколько статуй вдруг отделились от стен и последовали за ним, и только тогда стало ясно, что это были не статуи, а люди, стоявшие недвижимо до тех пор, пока он не вышел и не позволил им идти за собой.
   Владетель Ключей помимо главной своей обязанности имеет ещё множество других, и нужно заняться разборкой дел, которые должны требовать его внимания.
   Низко кланяясь и не поднимая глаз, расступались перед ним не только слуги, но и члены Совета, и Благородные.
   Небесный Город был почти его... Осталось немного.
   Но необходимо терпение.
   Тартен Датариан, жёстко сжимая губы, оглядел одного из поклонившихся ему Благородных и, отвернувшись спиной, произнёс:
   - Я хотел бы поговорить с вами о происшествии на Бастионе Скорби, Благородный Ханек.
   Мужчина побледнел, глаза его забегали, но он, повинуясь движению Владетеля Ключей, последовал за ним, с нарастающим волнением наблюдая, как берут его в кольцо не знающие жалости палачи Небесного Города.

______

  
   Наймира остановилась перед дверью в комнату Лорда Тени. Он ещё с утра заявил, что ему понадобится сменить повязки, и это определённо было приказом ей подняться и сделать это незамысловатое дело. Самому ему было тяжело дотянуться до некоторых ран, и ему пришлось признать, что в помощи нуждается даже Призрачный Воин.
   В этом отношении Дар Самоизлечения порой подводил своего владельца. Он мог исцелить страшнейшую рану за пять минут, а мог неделями залечивать царапину. Бывало, месяцами Зэрандер не мог излечить себе маленького шрама, но быстро справлялся с тяжёлыми ранениями. А после пребывания в Вечности Сила Ночи не была к нему благосклонна - ещё бы, ведь он вступил на борьбу с самим Хозяином. А потому надеяться, что раны затянутся быстро, ему не приходилось. Да, они будут причинять меньше вреда и боли, нежели могли бы, но это всё равно не кончится быстро, поэтому следует перевязывать их.
   Один вид нещадно изрубленного тела бросал её в дрожь. Вспоминая об убитых день назад мужчинах и кровавом море на полу и во дворе, она с трудом сдерживала стоны. Молиться Свету, учитывая страшного гостя, она не решалась. Да и как бы ей помог Свет?
   Наймира постучалась, а потом вошла, одной рукой придерживая тазик с водой, а другой одновременно удерживая свежие бинты и дверь. Зэрандер полусидел на кровати, закинув голову назад. Глаза были закрыты.
   "Уж не спит ли он в такой позе? - подумала Наймира. - Не хотелось бы вдруг его будить..."
   Однако Воин не спал. Он открыл глаза, окинув женщину колючим и презрительным взглядом, коротко кивнул:
   - Проходи. Открыт ли Алвален?
   - Нет, милорд, - она вызывающе посмотрела на него, но он не обратил на это никакого внимания.
   - Мне надоело сидеть на месте и ждать новых Карателей, - Воин Тени сел и принялся развязывать бинты. Немного робея, но оттого ещё больше досадуя на себя, Наймира приблизилась и занялась тем же самым. Кожа у Воина была холодная и твёрдая, будто панцирь. - Почему город закрыт?
   - Из-за короля, милорд. Он решил, что чем больше он делает глупостей, тем умнее кажется, - Наймира положила на столик окровавленный бинт.
   В присутствии Воина Тени она ощущала странные чувства. С одной стороны, она боялась его, и одна мысль о нём вызывала у неё дрожь. С другой, она чувствовала потребность служить ему и пытаться предугадать его желание. С третьей, она ненавидела его за то, что он ворвался и нарушил её с братом жизнь. Пожалуй, только забавный Хранитель скрашивал кошмарное происходящее.
   Разматывая ещё одну тряпицу, которую Зэрандер завязал сам себе, наспех, она вдруг заметила страшные рваные края скрытой под ней раны. Чёрная спёкшаяся кровь сгустком прилипла к ней, рана была глубокая, наверняка очень болезненная, но когда Наймира неловко задела её, выражение лица Лорда Тени не изменилось даже на толику. Он остался равнодушно-спокоен.
   Смочив в воде специально принесённую тряпочку, Наймира стёрла кровь с кожи, размачивая и саму ранку. Сосредоточившись только на ней, она не заметила, как прищурился Воин.
   - Ты ему не родная сестра, - вдруг произнёс он, и от неожиданности Наймира выронила тряпицу. Та упала прямо на колено Воину Тени. Испуганно хлопая ресницами, Наймира уставилась на Воина. - Кровь лишь отчасти зовёт тебя к служению, - продолжил он. - Наполовину ты свободна от клятвы, нарушение её для тебя не смертельно. То, что мешает твоему брату ненавидеть меня, тебе не мешает, - он говорил спокойно и медленно, а Наймире казалось, что кто-то пытается заползти ей под кожу, такой её пробрал озноб. - Ты ненадёжна. Ты можешь предать, когда надумаешь. Выдать тераикам, Стражам, кому угодно. Не могу сказать, чтобы меня это устраивало.
   Наймира побледнела.
   - Я его родная сестра, - выдавила она. - В этом нет никаких сомнений, я...
   - Думаю, что нет, - отрезал Зэрандер. - У тебя другой отец. Твой отец не был связан со мной клятвой крови. Мать у вас одна, но отцы разные, - Зэрандер сбросил с колена мокрую розоватую от крови тряпицу. - А потому ты ненадёжна.
   Наймира почувствовала, что её бьёт дрожь.
   - Н-нет, милорд... Мы... Я...
   - Сейчас я не в том состоянии, чтобы иметь за собой неприкрытый тыл. Я мог бы убить тебя, но это может поколебать верность твоего брата и восстановить против меня Хранителя, - спокойно продолжал Лорд Тени. - Ни то, ни другое меня не устроит. Поэтому ты должна знать, что если ты вдруг подумаешь сделать что-то против меня, то умрёшь и ты, и твой брат. Это ясно?
   - Д-да, милорд, - выдавила она. - Клянусь, я никогда не пойду против... я...
   - Я знаю, что своего брата ты любишь, и не захочешь, чтобы он умер, верно? И ещё: этот разговор останется между нами. Твой брат и Хранитель, оба должны быть уверены, что ты верна клятве крови, - Зэрандер заметил, как призрак сестры укоризненно качает головой. - Тебе всё ясно?
   - Д-да, милорд, - прошептала она едва слышно. - Прошу вас, не трогайте моего брата...
   - Продолжай, - повернув к ней плечо, приказал Зэрандер. Он знал, что она ходит куда-то не просто потому, что не может переносить рядом ему. Она крайне ненадёжна.
   Наймира торопливо продолжила разбинтовывать повязки, но на этот раз руки её сильно дрожали.

______

  
   - Граф Радак, там какой-то человек, - слуга, низко кланяясь, сбивчиво извинялся за вторжение, - он просит... увидеть вас...
   - Кто он? - недовольно спросил Радак.
   - Какой-то чужестранец, мой господин! Не благородный, но... он настаивает.
   - Пускай войдёт, - распорядился Радак. Это мог бы быть и один из слуг Хозяина, прибывший ранее, вряд ли Хозяину понравится, если Льув прогонит его.
   С тех пор, как в его дворце поселился Лорд Бару, Радак часто сравнивал своё положение с положением гостя, а не наоборот. Кроме того, графу приходилось заботиться о том, чтобы слухи о Бару не вышли за пределы дворца, а ведь он спокойно разгуливал, где хотел. Он занял гостевые покои, но приказывал слугам, как хозяин, и за неповиновение порой даже убивал. Кроме того, Радак слышал, что Бару частенько развлекается с симпатичными служаночками чуть ли не там, где их поймает. Но первая попытка воспрепятствовать ему окончилась для Радака неудачно, помимо всего прочего, огонь в чаше чуть-чуть притух, и Радак понял, что ему нужно смириться со всем самовольством Бару, если хочет дальше жить и служить Хозяину.
   Вошедший человек не поклонился графу, а стремительным шагом направился к нему. У него была смуглая кожа, спокойное и уверенное выражение лица. Коротко остриженные жёлтые волосы стояли торчком, и одежда была простой: обычные чёрные брюки и серая рубашка со схематически вышитыми на ней ладонями. Охрана не спускала с него глаз, двое замерли у дверей, а один шёл шагом позади гостя. Ещё двое стражников были по обе стороны от кресла, в котором сидел граф Радак. Арфистка у стены продолжала перебирать пальцами струны, разглядывая пришедшего. Радак забыл о ней, думая, что всё равно слуга Хозяина не станет говорить напрямую о том, зачем пришёл, при таком количестве слушателей.
   Человек остановился прямо перед креслом графа и - стража не успела отреагировать - выдернул из рукава кинжал. Радак вздрогнул, выпрямляясь во весь рост, нервно задребезжали струны арфы. Стража бросилась к нему, но человек протянул графу кинжал рукоятью вперёд.
   - Что это? - нахмурился Радак, останавливая стражу. - Кто ты?
   - Это предупреждение, слуга Зла, - невозмутимо произнёс человек. - Жди Истребляющих Зло, которые придут за тобой.
   Охнула арфистка, хватаясь за сердце. Радак почувствовал вязкий страх, но заставил себя сурово нахмуриться, а потом усмехнуться.
   - Ты, видно, сумасшедший, человек.
   - Я выполнил своё предназначение, - отозвался человек. - Скоро ты умрёшь.
   - Взять его! - вскричал Радак гневно. Стража скрутила человека и поставила его на колени, за короткие волосы удерживая голову поднятой. Радак сделал к нему шаг и разъярённо спросил. - Что это?!
   - Предупреждение, - ровным голосом ответил человек.
   - Ко мне подослали убийц?! Отвечай!
   - Ты заслужил, - был короткий ответ.
   Лоб Радака заблестел от пота. Кто-то знает о том, что он - слуга Хозяина?
   - Кто? Когда? - потребовал он, но человек, улыбаясь, молчал. Один из стражников с силой ударил его, он сдавленно охнул, но всё равно ничего не ответил.
   Радак облизал высохшие губы и взглянул на своих стражников. Кажется, они ничего не заподозрили. А вот что делать с арфисткой, надо подумать.
   - Уведите его вниз. Пусть Мтара вытянет из него всё, - распорядился Радак. Человека потащили к выходу, он не сопротивлялся, продолжая улыбаться спокойно и уверенно. Граф рассмотрел кинжал, врученный ему. Добротный кинжал, вот только ручка простая, вырезанная из дерева... - Жди здесь, - приказал он бледной арфистке и стремительно вышел.
   Проходя по богатым анфиладам своего дворца, Радак пытался понять смысл послания человека. Его предупредили заранее - зачем? Легче было бы убить его, не предупреждая, тем более, так открыто... Но если этот человек скажет ещё что-то, это будет очень кстати.
   Радак не постучался в двери покоев Бару, открывая её без предупреждения. Лорд наградил его тяжёлым и раздражённым взглядом и открыл рот, чтобы приказать ему выйти.
   С негодованием Радак заметил, что на одном колене у полуодетого Воина Тени сидит краснеющая и нервно хихикающая служанка в уже разорванном платье, и одной рукой Бару забрался ей под кофточку.
   - Вам придётся отвлечься от ваших дел, Лорд, - прервал его Радак раньше, чем Бару обрушил на него своё негодование. - Какой-то человек заявился посреди бела дня, обвинил меня в служении Ночи и вручил вот это, - Радак помахал перед лицом Бару кинжалом с деревянной ручкой. - Вы можете мне это объяснить, Лорд Бару?!
   Бару лёгким движением скинул служаночку на кровать и поднялся, отбирая у Радака кинжал. Лицо его исказилось удовлетворённой злой радостью.
   - Тераики, - проговорил он. - Истребляющие Зло. Узнаю этот символ, - Бару покрутил в руке кинжал. - Подожди меня тут, крошка, - ухмыляясь, бросил он служанке, - я скоро вернусь, и мы продолжим, - чуть подталкивая Радака в спину, Бару вытолкал графа в дверь и вышел следом. - Хочешь знать, что это значит? - грубо спросил он. - Это - знак того, что на тебя охотятся тераики. Их Чувствующие поняли, что некий граф Льув Радак из Алвалена служит Ночи, и послали на тебя Убийц, Изгоняющих или там Карателей, чтобы тебя убили. А перед этим они отправили Предвестника с этим вот кинжалом, чтобы ты лучше сам закололся, и они не пачкали бы об тебя руки, - Бару всучил кинжал обратно опешившему графу. Радак уже смирился, что Лорд Тени обращается с ним, как с прислугой, и принял кинжал без возмущений.
   - То есть, какие-то тераики... хотят меня убить?
   - Да, человек, - отозвался Лорд Тени и прошёлся вдоль колонн. - И у них это получится, уверен. Если Хозяин только не скажет мне спасти твою дурную голову от Истребляющих, - он усмехнулся. - Впрочем, я всегда рад убить тераика...
   Сдерживая дрожь, Радак спросил, направляясь следом за Воином Тени:
   - Но как они проникли в закрытый город?
   - Вряд ли тераиков что-то может остановить, - пожал плечами Бару.
   - Один из них сейчас в моём подземелье...
   - У тебя есть пленный тераик?! - почти рыкнул Бару, и Радак даже отшатнулся на шаг.
   - Ну да. Тот, что принёс мне кинжал.
   - Предвестник, - губы Бару сложились в ухмылку. Он постучал пальцем по подбородку и продолжил. - У тебя есть шанс спасти свою шкуру, человек. Отдашь его мне, и я убью тераиков, что сунутся к тебе, - прищур глаз Бару Радаку не понравился, но деваться было некуда. - Иначе будешь пытаться защититься сам.
   - Я хотел узнать, кого они подослали.
   - Я думаю, что у него можно вызнать куда более интересные факты. Правда, это трудно, тераики выносливы, и не всякая пытка может их сломать. Проводи-ка меня к нему, человек, - Бару поправил чёрную расстёгнутую куртку на плечах. Доспехи Ночи он носил далеко не всегда, и Льув порой ловил себя на том, что готов благодарить его хотя бы за это.
   - Если вы только скажете мне всё, что узнаете, Лорд, - поставил свои условия Радак.
   Чёрный Лорд возбуждённо потёр руки:
   - Как хочешь, человек... Давно я не сталкивался с тераиками, давно...
   Злорадно смеясь, Бару направился в сторону лестницы, и Радак поспешил не отстать от него.

______

   Тераик был распят на стене в паре футов от пола, и, несмотря на страшные жжёные раны, лицо его было спокойно и светло. Его одежда лежала внизу, и она была в крови, которая стекала по оголённому телу Предвестника.
   Мтара, лучший мастер пыток в Алвалене, при виде графа только виновато развёл огромными ручищами.
   - Я ничего не могу сделать, мой господин, - прогрохотал он. - Он не проронил ни звука.
   Помощники великана Мтары рассыпались в стороны от графа и следующего за ней "чёрного человека" - между собой Бару во дворце называли так. Это были люди, которых отбирал сам Мтара, большинство из них было приговорено к смертной казни, и единственным выходом для них было стать помощником Мтары. Помощники старались лишний раз не попадаться кому-нибудь на глаза, и графу в том числе.
   Глаза Бару по-звериному засверкали, едва он увидел тераика. Предвестник, заметив его, напрягся, и взгляд его запылал ненавистью.
   - И ты здесь, Воин Зла, - выдавил он. - Был бы у меня ещё один кинжал, я дал бы его тебе.
   - Значит, на меня тоже идёт охота? - уточнил Бару, минуя Мтару. Огромный человек, привыкший к мольбам и стенаниям своих жертв, задрожал, когда осознал, что "чёрный человек" на самом деле Воин Тени. Радак знаком подозвал своего мастера пыток.
   - Это не должно быть никому известно, - сказал он. - Ты будешь продолжать работать на меня, или сам достанешься Воину, - Радак умел играть на страхах людей.
   - Как пожелаете, господин, - Мтара выглядел невероятно несчастным. Подумав о том, стоит ли доверять ему даже теперь, Радак отвязал кошелёк от пояса и швырнул его мастеру пыток. Это-то точно должно заставить его молчать. - Благодарю, господин. Никто не узнает, мой господин, - забормотал Мтара.
   - Своим помощникам дай по две золотых монеты. Им отныне запрещается покидать подвальный этаж дворца, - Радак ощутил, как похолодело в груди. Каждый день всё больше людей узнают о его служении Силе Ночи. А Лорду Тени, кажется, на это наплевать.
   Бару лениво оглядел множество пыточных орудий, пылающий кузнечный горн, в котором можно раскалить металл добела очень быстро, колесо, и много других приспособлений, которые вызвали бы дрожь у любого. Ему всё это не надо. Рук и Силы Ночи достаточно, чтобы заставить сломаться даже тераика...
   Глядя на распятого на стене тераика, закованного в цепи, он ощутил жажду крови и криков одного из врагов Ночи. И он ещё заставит его кричать и молить о смерти...
   Неяркий свет горна и нескольких факелов окружили Бару в кольцо из его собственных теней, чёрных и вытянутых, дрожащих, как дрожало пламя. Он вспомнил, как в первый раз попался Карателю. Тераик почти сломил его, почти, но не сломил. Бару вынес все пытки, и уже почти не мог сопротивляться принесению в жертву. Каратель смеялся, а под маской сверкали жестокие радостные глаза... Бару разорвал верёвки и вцепился ему в горло. Медленно и долго умирал тот Каратель... но так и не попросил пощады. С тех пор Бару сравнивал тераиков с Воинами Тени, и часто видел, что особой разницы нет - только тераики считают себя Истребляющими Зло, а Воины Тени не страшатся служить Силе Ночи.
   Множество раз Бару сталкивался с тераиками. Изгоняющие, Каратели, Убийцы, Приносящие Жертву, Предвестники, Чувствующие - кто бы ни попадался ему, он не упускал момента напомнить им о том, что когда-то Каратель-тераик показал ему, что все муки, на которые обрекало его обучение Воина Тени, всего лишь сказки по сравнению с тем, что способен сделать Истребляющий Зло.
   Воин Тени только коснулся тераика, но тот уже вздрогнул. В глазах заискрился страх, хотя и быстро погас.
   - Я ничего не скажу тебе, Воин Зла, - прошептал тераик.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму,... - негромко и насмешливо заговорил Воин. Мтара, опасливо косясь на обоих, с мольбой посмотрел на Радака.
   - Позвольте мне уйти, господин? - пробормотал он.
   - Иди, Мтара, - кивнул ему граф. Радаку самому было не по себе, но он заставил себя остаться. - Распорядись-ка от моего имени пригласить охотников за головами. Думаю, у меня будет, кого предложить им для поисков, - добавил он вслед. Радак подумал о том, что тераики, должно быть, чем-то похожи, и что на основе этого можно представить себе и других. Правда, трудно будет убедить охотников искать тех, кто точно чужестранец, но золото непременно сделает своё дело. Там, где не помогают угрозы, нет ничего вернее кошелька с золотыми монетами.
   Истошный крик тераика отозвался эхом от каждого угла вытянутого помещения камеры пыток. Даже за тяжёлыми дубовыми дверями вздрогнул великан Мтара, втягивая бритую голову в плечи.

______

  
   В который раз Циэль Аджит пыталась попасть в Алвален. Она каждый день приходила к заставе и всячески просила пропустить её к городу. Она лгала по-всякому: что она купчиха, Светлая, прибыла к королю, к другим высокопоставленным лицам, - но её всё равно отсылали прочь. Она давала им денег столько, сколько могла, обещала что-то, даже пыталась соблазнить командира стражников, но те только смеялись над ней и велели уезжать прочь.
   Аджит была вне себя. Ей нужно в Алвален, нужно! Но как она может попасть туда, если город закрыт?
   Циэль издали следила за заставой. Они только что отослали назад Стража в белом плаще... Что это взбрело в голову Бастиану?
   - М... Мисс, - донеслось сзади, - мисс Аджит...
   - А, это ты, Наймира, - женщина пригладила рукой волосы. - Зачем ты пришла? Ты вызовешь у них подозрения, если будешь ходить слишком часто.
   Наймира, нервно теребя руками край тёплого жилета, переминалась с ноги на ногу. Аджит была фаалинкой, и в знаменитой фаалинской Гильдии Наёмников занимала высокое положение. Наймира мало что знала о ней, только то, что кто-то инкогнито заказал Гильдии убить Лорда Зэрандера и его спутника так, чтобы всё казалось случайностью.
   Когда Аджит узнала о том, что Лорд и Хранитель остановились в доме Ат Лав, она заставила Наймиру шпионить за ними и сообщать всё, что будет происходить. Как поняла Наймира, Аджит хотела достать обоих уже в Алвалене, взамен она обещала Наймире довольно большую сумму денег.
   На самом деле, у Наймиры было много вопросов, но задавать их она не решалась. Как кому-то стало известно о возродившемся Воине Тени, и почему вдруг такое задание дали Гильдии Наёмников, и как так получилось, что никто не знает, да и вообще - как фаалинка, пусть даже и Наёмник Гильдии, сможет подстроить смерть Лорда Зэрандера. Наймира побаивалась эту некрасивую женщину с приятным голосом и резкостью убийцы, и спрашивать слишком много не решалась.
   Поначалу Наймира боялась, что нарушение клятвы убьёт её, но потом поняла, что это не так. Она с радостью рассказывала Аджит всё, что происходило в её доме, и особенно Циэль была рада, что тераикам не удалось убить ни Лорда, ни Хранителя.
   "Нам бы не заплатили, - пояснила она, - я не могу позволить убить их кому-то другому".
   Но теперь Наймира пришла не за тем, зачем приходила обычно.
   - Я... Я больше не смогу вам помогать,... - выдавила Наймира.
   Черты лица, и без того некрасивые и резкие, исказились ещё сильнее. Руки сжались в кулаки, и она шагнула на побледневшую Наймиру. Та отшатнулась - Аджит была разъярена. Тёмный плащ она откинула назад, и несмотря на то, что на ней было простое платье с горловым вырезом и без украшений, она показалась сейчас как минимум высокородной особой.
   - Как ты смеешь?! - воскликнула Аджит. - Ты идёшь против меня, а значит, против Гильдии!
   - Я больше не могу... Лорд Тени, кажется, почувствовал, что я предаю его... Он сказал, что если заметит что-то подозрительное, то убьёт моего брата, - прежняя грубоватая прямота Наймиры и её смелость исчезли, она оправдывалась, чуть протянув вперёд руки, как бы прося Циэль войти в её положение.
   - Да я сама убью и его, и тебя! - взбесилась Аджит. Её длинные, с рыжиной, волосы разметались по плечам, она наступала на Наймиру, сжимая и разжимая пальцы.
   - Я больше не могу. Я о вас ему не скажу, и Хранителю тоже, - Наймира подобрала подол платья, - но больше не буду вам помогать! - прежде, чем Аджит схватилась за нож, скрытый в рукаве, она бросилась бежать прочь.
   Циэль проводила её рассерженным взглядом. Гнев ещё больше уродовал неправильные черты её лица, она подумала, стоит ли убивать Ат Лав, но потом убрала нож.
   "Пускай прислуживает предателю-лорду сколько хочет, - подумала Аджит зло. - Ей не хватит смелости рассказать обо мне. А если и расскажет - всё равно в Гильдии никогда не было никакой мисс Аджит!" - Циэль рассмеялась, кривя губы.
   Что ж, она потеряла возможность напрямую следить за Хранителем и Воином, но это не значит, что она не будет не спускать с них глаз. Хозяину угодно, чтобы Хранитель служил ему, и даже Воин Тени её не остановит.
   Но сначала нужно попасть в Алвален. О, этот недостижимый Алвален! Он совсем рядом, но она не может попасть туда... Да, Дар Перемещения есть у неё, но она никогда не была в Алвалене и не может представить себе того места, куда желала бы попасть. Не зная до мельчайших деталей места, куда хочешь переместиться, не сможешь этого сделать - тебя может закинуть куда-нибудь, где вляпаешься в какую-нибудь нехорошую историю. Приходится ждать, пока Бастиан соблаговолит открыть ворота...
   А ведь там должны быть кто-то ещё, кроме неё... и одно Циэль знает точно - туда же придёт и Зэрандер. Правда, с другой целью.
   - Тебе ещё предстоит учиться заставлять других служить тебе, хоть ты и леди, - возникший призрак тоже провожал взглядом бегущую домой Наймиру Ат Лав. - У Зэрандера, стоит признать, это получается неплохо.
   Циэль Аджит склонила голову, скрыто надеясь, что никто не увидит её с призраком Хозяина.
   - Простите, Хозяин, - выдавила она.
   - Неважно. Я полагал, что у тебя ничего не выйдет, - Хозяин взглянул на едва видневшийся отсюда дом Ат Лавов. - Но тебе просто не приходилось много практиковаться, ты привыкла, что тебя и так слушаются беспрекословно. Если будешь верно служить мне, у тебя будет шанс научиться... А теперь к делу, - голос его стал более твёрд и недоволен, но недовольство это не относилось к Циэль. Она приподняла голову и со сдержанным любопытством, готовая всегда отвести взгляд, принялась рассматривать призрак Хозяина. - Мой слуга в Алвалене не смог исполнить то, что обещал. Город уже должен быть открыт, однако он меня подвёл, - Аджит бы не хотелось быть той, кто когда-нибудь подведёт Хозяина. Лучше умереть, пытаясь исполнить его приказ, чем нарушить его. - Но так как он ещё может мне пригодиться, я дал ему шанс исправиться. Я проведу тебя в Алвален через два дня, когда будет сменяться караул у заставы, ворота Алвалена дважды откроются на несколько минут. Оказавшись внутри, отправляйся прямиком во дворец графа Радака. Представься той, кто ты есть - он мой слуга и именно к нему прибудут остальные. Если он попытается прогнать тебя - открой правду при всех, однако я уверен, что он тебя примет. Не стоит говорить о служении Ночи на людях, и тебя, и других, легко могут убить, а меня это не устроит.
   - Понимаю, Хозяин, - проронила Аджит.
   - И остерегайся тераиков. Они могут прийти и к тебе, - чёрные глаза призрака надменно смеялись, однако улыбки на лице не было. Хозяин испарился в чёрной вспышке.
   Циэль Аджит с ненавистью посмотрела вслед Наймире. Значит, она не умеет заставлять других служить себе?! Это мы ещё посмотрим!
  

17

Ночь призывает служить

______

  
   Зэрандер знал, что Наймира шпионит за ними, но для кого - ему было неизвестно. Ему хотелось бы знать и это, но пока он решил, что достаточно припугнуть женщину. Должно быть, они понадобились кому-нибудь из слуг Хозяина...
   Женщина не перестала избегать появляться дома, но теперь Марил и Тэм могли бы подивиться страху и желанию услужить на прежде гордом и слишком высокомерном для деревенской женщины лице. Зэрандер считал, что угрозы будет вполне достаточно, чтобы она больше не пыталась предать его.
   Тэм недавно заявил, что возможно попытаться пройти в Алвален, притворившись срочными послами от того же Ордена Хранителей. Если нацепить на Тэма белую рясу, а Наймире - потренировать его в создании надменного выражения лица, то можно попытаться добиться аудиенции у короля Бастиана, а значит, проникнуть в Алвален. Конечно, после этого действительно придётся встретиться с королём, и Зэрандер открыто высмеял Тэма, представив его перед его величеством Бастианом.
   Наймире приходилось ещё раз делать ему перевязку - раны почти зажили, благодаря Дару, однако следовало на всякий случай промыть их ещё раз - и Зэрандер с удовлетворением следил за дрожью, которая её била. Теперь в обращении "милорд" не было никакой насмешки.
   Тревожили Зэрандера мысли о Воине Тени и других "друзьях". Нужно немедленно проникнуть в Алвален и разобраться в этом. Он всё сильнее ощущал Силу Ночи над городом, и понимал, что Ночь призывает своих слуг. Именно сюда, в Алвален, они следуют, и если их не задерживают закрытые ворота и порты, то и его не должны. Ночь велит служить ей, Зэрандер чувствовал это каждой клеточкой своего тела. Ночь зовёт и его, одного из Лордов Тени... но он не пойдёт. Как бы тяжело ему ни было противиться ей, он не служит ей. Пользуется, но не служит. Когда Хозяин будет уничтожен, он сумеет вернуть расположение Силы Ночи, но не сейчас - иначе Хозяин сможет контролировать его, как контролирует других.
   Он заскрежетал зубами, думая об Алвалене. Он должен попасть в город!
   - Хранитель! - рявкнул он, спускаясь с лестницы. Тэм оторвался от упражнений с посохом, которыми они с Марилом продолжали развлекаться. - Объясни мне свой план, - потребовал он, когда Тэрмис заглянул в дом. Наймира беспокойно переводила взгляд с одного на другого.
   Тэм прислонил посох к стене, спокойно сел и принялся подробно высказывать свою идею. Несмотря на непонятный исход, этот план был единственным выходом преодолеть заставу и оказаться в Алвалене. Как бы Зэрандер ни относился к Тэму, его рискованный план ему даже в чём-то понравился.
   - Понадобится дня три, чтобы подготовиться, - подвёл итог Тэм, наблюдая, как Зэрандер кивает головой каким-то своим мыслям.

______

  
   Бару поднимался по ступеням лестницы, и на его лице было написано удовлетворение. Утром на графа Радака было совершено нападение тераиков, и Бару получил в своё распоряжение двоих Убийц. Один из них был уже мёртв - только что Бару поднялся из пыточной камеры, оставив прибираться Мтару. Второго Бару решил оставить на потом - растянуть удовольствие. Давно уже пятый Лорд не испытывал такого жестокого удовлетворения, какое испытал сегодня, глядя на растерзанное тело Убийцы. Предвестник был тоже жив до сих пор, однако от истощения сил мог скончаться в любую секунду.
   Чёрный Лорд, продолжая пугать слуг звериной усмешкой, остановился на лестнице, задумываясь. Скоро начнут прибывать слуги Хозяина, и он сможет увидеть, кто они. Возможно, он даже встретит остальных возвращённых к жизни Лордов... Любопытно, кто удостоился возвращения? А кого Хозяин избрал себе в помощники? Граф Радак был влиятелен, но явно излишне труслив. Хотя, Хозяин собирался сделать его королём Алвалена... Будет интересно посмотреть на Радака в такой роли.
   Смеясь раскатисто и гулко, Бару продолжил свой путь. О нём по дворцу Радака ходят жуткие слухи... интересно, как много людей уже знают о нём как о Воине Тени, и скольки Радак успел заткнуть глотку золотом или ножом подосланного убийцы.
   - Я должна немедленно увидеть графа Радака! - слышался возмущённый женский голос внизу. Кто-то пытался бороться с вежливыми, но вооружёнными мечами стражниками. - Я немедленно должна его увидеть! Он меня ждёт!
   Бару задумчиво обернулся.
   Без доспехов он походил на какого-то богатого и высокородного дворянина, в котором над благородными манерами ещё больше преобладает воинственность. Чёрная с золотом куртка, белая кружевная рубашка, блестящие кожаные брюки, обтягивающие сильные, мускулистые ноги, твёрдые сапоги с цепочками - эту одежду он умел носить не хуже доспехов, хотя она вряд ли смотрелась на нём лучше. Меч покоился в ножнах на поясе - чтобы обладать мастерством, доспехи не нужны - и Бару готов был воспользоваться им в любое мгновение. Если бы Бару давал возможность приглядеться к нему, то многие могли бы разглядеть выдавленные знаки Ночи и Смерти, но Лорд не был так глуп, чтобы кричать о себе. Меч припугивал Радака и не давал ему развязывать язык в разговоре с Лордом, однако Бару всегда прикрывал его краем чёрного плаща с широким, тоже расшитым золотом воротником.
   - Граф Радак вряд ли ждёт простолюдинок. Идите-ка, пока мы не выставили вас силой! - сорвался кто-то из стражников. - Идите, идите!
   - Вы пожалеете! - воскликнула женщина. - Вы пожалеете, что не пустили меня!
   Бару, заинтересованный происходящим, подошёл ближе к невысокой оградке у края лестницы и заглянул вниз.
   Какая-то невысокая женщина с роскошными рыжими волосами, выбивавшимися из-под капюшона тёмного дорожного плаща, пыталась вырвать свои руки из лап стражников, подталкивающих её к дверям. На ней было самая простая одежда, которую можно было себе представить, но она подчёркивала все достоинства её хорошо сложенной фигуры. Не слишком худая, но и не полная, с высокой грудью и округлыми бёдрами, своими манерами она не напоминала деревенщину. Даже её шаги были грациозными. Портило общую картину некрасивое лицо, искажённое гневом, с непропорционально большим ртом и широко расставленными глазами.
   - Остановитесь, - приказал Бару сверху и начал неторопливо спускаться. Слуги и стражники не пытались спорить с его приказами, "чёрный человек" имел во дворце такие же права, как и сам граф Радак. Стражники отпустили женщину, и та, потирая побелевшие запястья, бросала заинтересованные взгляды в сторону чёрной фигуры, спускавшейся вниз. Если кто-то и не распознал маскировки, то только не Бару. Чёрный Лорд прекрасно видел, что на самом деле она благородных кровей - только крутясь в высоких кругах, можно научиться так поднимать подбородок и властно сверкать глазами. В какой бы одежде она ни была одета, она была леди. - Вы говорите, граф Радак вас ждёт? - спросил он, опираясь рукой на край перил. Женщина некоторое время придирчиво его осматривала, потом изобразила не очень низкий реверанс. Кажется, она поняла, что некто, вступившийся за неё, заслуживает особого внимания. Она внимательно вглядывалась в суровое лицо Лорда Бару, которое теперь уже не носило и следа улыбки, и старательно делала вид, что смущается. На самом деле, скорее уж она пыталась его соблазнить. Несмотря на некрасивую внешность, она умела придать очарование и своим движениям, и взгляду, в котором скользила задумчивость и тень хладнокровия.
   - Да, уверена, ждёт, - произнесла она, подумав. Голос, когда она не кричала и не была рассержена, был приятен слуху.
   - Как ваше имя? - Бару посмотрел на белые, тонкие, ухоженные руки, и видел в этом подтверждение своей правоты.
   - Циэль Аджит, - она не обращалась к нему никаким образом, - дочь лорда Павака Аджит, кузена её величества Алсбеты Фаалин, королевы Фаалина, - назвала она свой титул, вздёрнув подбородок и с вызовом посмотрев на Бару. Что ж, если вплести ей в волосы жемчуг и одеть в роскошный наряд, она действительно сойдёт за родственницу королевы Фаалина.
   - Странно видеть леди Аджит в такой одежде и появляющейся одной столь странным образом, - Бару спустился ниже на несколько ступеней. - Однако, полагаю, граф Радак действительно вас ждёт, если вы не лжёте, конечно, - добавил он, придавая голосу жестокую холодность.
   - За обвинение леди Аджит во лжи, - она произнесла своё имя тем же тоном, что имел и Лорд Бару, - мой отец бы лишил вас титула, будь вы фаалинец... Если он у вас вообще есть, - с ярко выраженным сомнением добавила она, уРадак действительно вас ждётРадак действительноРРрдвадвлоаПАП
   пираясь кулаками в бока, - судя по вашему воспитанию.
   Бару прищурился. Неужто эта женщина - одна из избранных Хозяином? Ну да, родственница королевы - это конечно славно, но... Чем она может помочь ему?
   - Пожалуй, я сопровожу вас к графу Радаку. Но если вы соврали хотя бы в одном слове, я лично выкину вас за дверь, - Бару подождал, пока она поднимется с ним на одну ступень. Угрозы она не испугалась.
   В её движениях чувствовалась какая-то убийственная грация. Убийственная в прямом смысле слова - Бару заметил хорошо скрытые ножны для ножей под длинными складчатыми рукавами простого платья. Не может быть, чтобы она не умела ими пользоваться.
   Стражники ошеломлённо смотрели вслед простолюдинке, назвавшей себя леди, и изредка переглядывались.
   - Лорд Бару, - представился Воин Тени, думая о том, как скоро она поймёт, кто он такой на самом деле. Леди Аджит пристально изучала его, следуя чуть позади.
   - А по воспитанию вы, Лорд, не лучше тех стражников, что пытались меня выставить. Прикажите наказать их, - распорядилась она так, словно была у себя дома, а Бару был простым дворецким.
   - Странно видеть, что Хозяин стал выбирать себе в помощников простых задирающих нос девчонок королевского рода, а не стоящих людей, - проронил Бару.
   На мгновение лицо Аджит изменилось, Циэль мгновенно поняла, что Бару каким-то образом знает о её служении Хозяину, и ещё секунда потребовалось, чтобы понять, что он - тоже его слуга.
   - Вы тоже не слишком приятная личность, Лорд Бару, - в голосе звучали ледяные нотки, - хотя, чего можно ждать от Воина Тени...
   Он обернулся быстро и резко, поймал взглядом вызов в её глазах и мысленно усмехнулся. Что ж, у этой девчонки хорошая выдержка. Кажется, она не очень испугалась того, что он - один из Лордов Тени. Или хорошо это скрыла.
   - Я прибыла одной из первых или из последних? - поинтересовалась Циэль, поправляя волосы.
   - Первой, - коротко проронил Бару, и Аджит задумалась, насколько правдивы эти слова. Как минимум двое - он и граф Радак - уже здесь. Должно быть, Лорд Бару появился здесь каким-то другим способом.
   Лорд Бару! Одно имя внушало страх - один из Лордов Тени! Но Циэль всегда хорошо сдерживала свои эмоции, она никогда не позволит этому Бару понять, что боится его. А скоро она и перестанет его бояться - ведь они служат одному делу.
   - В таком случае, мне хотелось бы, чтобы мне отвели покои с окнами в сад, а не на улицу, - она поправила плащ, - и выделили слуг. Я прибыла одна, но за это время не отвыкла от роскоши.
   "Ведёт себя, как хозяйка, - заметил Бару. - Неплохо бы осадить её".
   - За этим вам лучше обратиться к графу Радаку, а не ко мне.
   - А стражникам вы приказываете по-хозяйски, Лорд Бару, - она остановилась у одной из колонн, разглядывая вид. Надо будет приказать высадить такие же цветы под её окнами в Фаалине.
   - Что же в тебе увидел Хозяин? - Бару резко перешёл на "ты". Она стояла к нему спиной, но вся была напряжена, как натянутая струна. Тронь - и зазвенит. - От женщины есть только один толк, а для этого она должна быть или красивой, или страстной. А если в ней нет ни того ни другого - то использовать её не для чего.
   Циэль вспыхнула, однако не повернулась и не поддалась на попытку задеть её.
   - Значит, вам нравятся страстные женщины, Лорд Бару? - уточнила она. - И вы видите им лишь одно применение? Придётся показать вам, на что способны некоторые женщины, - она улыбнулась самой себе. Да, она не красива. Но ведь не для того она нужна Хозяину, для чего использует женщин этот Воин Тени. И пускай он трижды Лорд, пусть знает, что её тоже нужно остерегаться.
   Бару скрестил на груди руки.
   Двигаясь легко и без труда, Аджит выхватила из ножен метательные ножи и запустила оба в Бару, одновременно сбрасывая свой плащ. Бару, глухо смеясь, уклонился, но в этот момент в него полетели ещё два, а потом ещё. Стремительные движения Циэль заставили его почувствовать, что она захватила его врасплох. Это вызвало досаду - она всего лишь женщина!
   Слуги испуганно разбегались, гадая, что это происходит, но не слишком желая это узнать.
   Один из ножей порвал чёрную ткань рукава, чуть оцарапав руку. В следующую секунду Бару схватил её за запястья, оттягивая её руки на себя. Несмотря на то, что она была близка к тому, чтобы потерять равновесие, она не только устояла, но и, оттолкнувшись ногами от пола, обеими коленками ударила его в живот. Отступив на шаг, он чуть ослабил хватку, и она выдернула одну руку, которой успела нанести несколько болезненных ударов в область шеи прежде, чем он снова поймал её. Он всем телом подался вперёд, прижав леди Аджит к мраморной колонне. Она вспыхнула, когда он, разведя её руки в стороны, низко наклонился к её лицу. С издёвкой он прошептал ей прямо в ухо:
   - Ты меня приятно удивила. Но женщины всё равно годны только для одной цели...
   Жаркое дыхание и близость его тела возмутили её. Она дёрнула руками, но он продолжал смеяться, не отпуская.
   Циэль собралась с силами и, поднявшись на цыпочки, вцепилась зубами в его шею. Ошарашенный, он отпустил её, и, недолго думая, она ударила его коленом ниже живота. Бару разъярённо рыкнул, грубо хватая попытавшуюся убежать в сторону Аджит, но та, опираясь на его же руку и подскочив на месте так высоко, что никто бы не поверил, что она благородная леди, носком своего сапожка со всей силы ударила его под подбородок. Пошатнувшись, Бару ещё яростнее рванул её на себя, развернул лицом к колонне и, скрутив сзади её руки, второй рукой закинул её голову вбок. Кровь текла из разбитой губы, раздражая его ещё больше. Аджит попыталась вырваться, но на этот раз Бару прижал её к колонне слишком сильно, так, что заболела спина, на которую он давил, и грудь.
   - И для этой цели одинаково годны и служанки, и леди, - завершил Бару, продолжая удерживать её. Дрожа от негодования, леди Аджит пыталась высвободить руки. - Мы с тобой ещё продолжим этот разговор, - Бару отпустил её и отошёл в сторону, вытирая разбитую губу. Эта женщина успела его разозлить, но когда она попадётся ему, вдруг потеряв расположение Хозяина...
   Циэль, красная от гнева, и оттого ещё более некрасивая, отряхивала измятое платье. Как он смеет! Что же, если он Лорд Тени, ему позволено пытаться её... О, Свет!
   От последней мысли её больно сжалось сердце. Привычное восклицание для неё, союзницы Ночи, было непозволительным. Мысленно извиняясь за оскорбление перед Силой Ночи, Циэль отвела руку в сторону, и нож прыгнул с пола в её ладонь. Пусть этот Бару видит, что Хозяин даже даровал ей несколько Даров. Она не невесть что возомнила о себе - она действительно нужна Хозяину!
   Бару заметил Дар, однако акцентировать на этом внимание, чего хотела добиться Аджит, не стал.
   - Никогда не слышал, чтобы благородные леди скакали выше головы и бросались ножами, - бросил он. - Это больше к лицу их охране.
   - В Гильдии Наёмников учат не только общению с ножами, но и с кое-какими другими оружиями, - Циэль спрятала все ножи на прежние места. - И я ещё обязательно вас с ними познакомлю, Лорд Бару.
   - С нетерпением жду, - он ещё раз коснулся пальцем взбухшей губы и заставил себя забыть о досадной промашке. Так леди Аджит ещё и член Фаалинской Гильдии Наёмников... И это благородная леди... Хотя, там она, наверное, под другим именем. Вряд ли Гильдия возьмёт в ученицы родственницу королевы. - И познакомлю вас, леди Аджит, с кое-каким оружием из моего арсенала...
   Аджит не обратила внимания на грубый намёк и, гордо подняв голову, прошествовала мимо.
   - Когда я, наконец, смогу увидеть графа Радака, Лорд Бару? - спросила она. - Я хотела бы как можно скорее избавиться от этой одежды и отдохнуть.

______

  
   Радак с опаской смотрел на вошедшего к нему Стража Света. Когда его стражники попытались задержать его, Страж невозмутимо пообещал им проклятие Силы Дня и ещё что-то не менее мерзопакостное, и те вынуждены были его пропустить. Посланец Цитадели, не обращая внимания ни на кого, следовал за слугой в приёмный зал графа Радака, а сам Радак гадал, для чего он мог понадобиться Стражу Света.
   Когда город закрыли, некоторые Стражи остались внутри его стен. Но откуда вдруг Страж мог получить приказ отправиться к графу Радаку, если не извне? Не просто же так он отправился к нему в гости?
   Или Страж мог почувствовать Силу Ночи. Это пугало Радака ещё больше: если вдруг кто-то из Стражей, зная, что не может отправиться в Цитадель, решит доложить о Силе Ночи королю Бастиану, тот может прислать во дворец весь свой гарнизон, и даже выскочке Бару придётся несладко.
   - Я всегда рад посланникам Света, друг, - Радак заставил себя безмятежно улыбаться, и даже вежливо поклонился Стражу. - Что привело вас в мой дворец?
   - Дело, друг, - отозвался Страж. Себя он не назвал - это было довольно удивительно.
   Радак едва сдерживал волнение. Его стражники, если он прикажет, попытаются схватить и Стража Света. И, возможно, это закончится удачно. Но его товарищи могут знать о том, где он, да и мало ли кто видел Стража, входящего в его дворец.
   Страж был серьёзен и неулыбчив. Короткие тёмные волосы были аккуратно зачёсаны назад, глаза смотрели прямо и проницательно. На нём не было доспехов, он был одет под стать благородному лорду, но держался в накрахмаленной рубашке, как будто в кирасе. Меч висел на перевязи, почти скрытый под ослепительно белым плащом - этот знак Стража никто не посмеет оспорить. Такие плащи носили только Стражи Света, и это, как и шнурок на правом запястье, не позволяли никому думать, что к графу Радаку зашёл обычный гость. Человек был Стражем Света, это не подлежало сомнениям.
   Страж покосился на стражников, потом на графа, и, проходя вперёд, спросил, удерживая руку на мече, словно ожидая нападения.
   - Мы можем с вами поговорить наедине, друг?
   Стражи уступали традиции называть всех "друзьями" только в отношении слуг Ночи. Никогда Страж не назовёт союзника Ночи другом, даже если не хочет показать, что знает его тайну. Радак чувствовал некоторое облегчение, но всё равно оставался натянут, как струна.
   - Конечно. Выйдите, - приказал Радак охране. Только когда двери захлопнулись, Страж продолжил.
   - Мне было сказано, что вы примете меня, граф Радак, - произнёс он, и впервые на его лице мелькнула тень какой-то эмоции. - Хозяин провёл меня мимо застав солдат Бастиана. Этого короля стоит научить уважению к Стражам Света - он запретил пропускать даже их, - Страж откинул плащ за спину и чуть прищурился, любуясь изумлением Радака.
   - Вы... Я не понимаю, о чём вы говорите, друг, - граф едва отыскал слова. Он весь пожелтел, лоб покрылся потом, и болезненно расширились зрачки.
   - Да неужто? - Страж бросил взгляд на свой шнурок и поджал губы. - Скоро вернётся Хозяин, и только те, кто служил ему верно, получат право жить в новом мире. А те, кто отрекаются от служения ему из страха будут наказаны как те, кто сражался против него, - Страж испытывающе посмотрел на Радака. Граф нервно мял пальцами край своего роскошного сюртука. Страж - слуга Хозяина?! Невозможно! Это или уловка, или... Или это действительно так, и если Радак будет продолжать отпираться, то, пожалуй, огонь в чаше может погаснуть.
   - Мы будем вознаграждены за службу ему, - Радак сложил руки за спиной, гадая, действительно ли всё это было маскировкой Стража, чтобы обличить его, или... невозможное действительно возможно?
   Страж кивнул, улыбнувшись каким-то своим мыслям:
   - Как долго ждать остальных, граф Радак? Мне лучше будет не слишком задерживаться здесь...
   - Как пожелает Хозяин, - оборвал Стража Радак.
   Тот сверкнул глазами, оглядывая хозяина дворца, потом расслабленно закрыл глаза.
   - Я знаю, что в Алвалене находится Воин Тени. Это правда, граф Радак?
   Радак уже понял, что Страж не назовёт своего имени. Наверное, ему есть, чего бояться, если он до сих пор носит шнурок.
   - Это правда, Страж, - донеслось из распахнувшихся дверей. Тяжело и быстро ступая, гордо закинув голову и презрительно глядя на Стража, Бару вёл за собой какую-то женщину в простой одежде и с осанкой настоящей леди. Заметив Стража, она вся напряглась, но прежде поприветствовала графа. - Леди Аджит из Фаалина, она утверждает, что вы ждёте её, граф, - Бару окинул взглядом Стража. Тот не изменился в лице, но улыбка с его лица исчезла.
   - Если бы Лорд Бару не оказался рядом, меня бы выставили за дверь, граф Радак! - даже простое платье не смущало её и не уменьшало непримиримой гордости на её некрасивом лице.
   - Я приношу свои извинения, - Радак всё ещё не мог унять невольную дрожь. - Леди Аджит, я распоряжусь, чтобы вам подготовили лучшие покои...
   Страж продолжал оглядывать Бару. Было ощущение, что они вот-вот сцепятся, и Радак понял, что если они пересекутся на одном этаже, даже каменные стены не остановят их.
   - Лорд Бару, будьте благоразумны, - начал Радак, когда Бару потянулся к мечу. Страж, отводя назад левое плечо, тоже коснулся меча. Напряжение, висящее в воздухе, ощущалось, как будто было осязаемым.
   - Ничто не заставит меня сомневаться в верности Хозяину Стража, носящего на руке шнурок! - прорычал Бару.
   - Думаю, Хозяину нужны слуги живые, а не мёртвые, - ответил Страж спокойно, но не убирая руки с меча.
   Конечно, если его товарищи вдруг увидят его без шнурка, всё сразу раскроется. Очевидно, он нужен Хозяину, чтобы контролировать Стражей...
   Страж Света показательно запахнулся в плащ, отворачиваясь к графу Радаку. Бару, гневно двигая скулами, отпустил эфес меча.
   "Как, наверное, забавно Хозяину глядеть на нас обоих, - подумал Лорд Тени. - Но если Ночь призвала к служению Стражу, вмешайся я без его позволения, это не поднимет меня в глазах Хозяина. Нет, нужно запастись терпением. Если он предаст Хозяина, я первым вгоню ему меч в сердце".

______

  
   - Вы заставили себя ждать, Благородный Ханек.
   Голос таил в себе гнев и недовольство, и богато разодетый, полный и бледный, с яркими красными пятнами на обвисающих лоснящихся щеках, мужчина вовсе побелел и плюхнулся на колени, не боясь растянуть обтягивающие полные ляжки белые лосины. Владетель Ключей почувствовал мерзкое презрение и, скривившись от омерзения, словно увидел червяка, протянул руку для поцелуя, и торопливо отдёрнул, едва ощутил через белую перчатку подобострастное прикосновение мокрых жирных губ Благородного Ханека.
   - Вам повезло, что у меня сегодня не такое плохое настроение, Благородный Ханек, - Владетель Ключей брезгливым движением отёр руку.
   - В последний раз, о Владетель Ключей! - воскликнул Ханек. Страх глодал его изнутри.
   Владетель Ключей обладал властью делать всё, что ему заблагорассудится. За спиной Ханека и так уже стояли двое палачей, безразличных к любым словам, кроме приказов Владетеля. И несмотря на то, что Ханек был Благородным, если Владетелю что-то не понравится, наказание может быть жестоким, принижающим его до уровня простого жителя Небесного Города.
   Каким бы Благородным Ханек не был, Владетеля это не остановит. Как и положено владыкам, он был бесстрастен и жесток, холоден и всевластен. Господин Четырёх Стен однажды разговаривал с Ханеком, и сказал, что чтобы держать город в ежовых рукавицах, не хватало именно такого человека. С ним все законы блюдут так, как давно уже не соблюдали. В руках Владетеля были не только ворота в город, но он следил за соблюдением всех законов в Небесном Городе, и сам назначал наказания. Господин Четырёх Стен и члены Совета были единственными, кого, пожалуй, не властен был сбросить с Бастиона Скорби Владетель Ключей.
   А Ханек уже провинился однажды перед Владетелем. Когда он узнал, что его жена приговорена к смерти, он ухитрился подменить её другой женщиной перед самым краем Бастиона Скорби. Когда об этом стало известно Владетелю, он мог отправить обоих Благородных драить полы в Юго-Западной Башне, а то и скинуть их обоих с Бастиона Скорби. Но в тот день у Владетеля было особенно благодушное настроение, и он простил Ханека... Но прощение Владетеля Ключей было новой клеткой - стоит Ханеку вильнуть в сторону, и Владетель возьми да и сообщи Совету, и тогда... Если дело дойдёт до Господина Четырёх Стен, даже умереть Благородными ни Ханеку, ни его жене не выйдет.
   - Для тебя же лучше, если в последний, - Владетель Ключей поправил кольцо на пальце, делая ударение на неуважительном "тебя". - Хватит, - он стиснул зубы, пресекая попытки Ханека продолжить ползать перед ним на коленях и что-то благодарно бормотать. - Если не хочешь полететь вниз с Бастиона Скорби вместе со своей супругой, слушай меня. В твоём подчинении Глаза Западной стены, не так ли?
   - Так, о Владетель,... - Ханек нервно облизал высохшие губы.
   - Прекрасно. К стенам Небесного Города могут прибыть гости, которых я жду, это может быть не скоро, но в любое время, - Тартен Датариан с сомнением поглядел на блестящую от масел плешивую голову Ханека. Нет, Благородный не предаст его и выполнит всё, что скажет ему Владетель Ключей. Он боится больше всего, что его выдадут Совету, как простолюдина. А он может сделать это... А ещё он может отдать Ханека своим палачам, охочим до чужой крови, если этот человек неугоден Владетелю. - Их может быть несколько, но среди них будут двое. Один - истинный Хранитель Света, у него на шее будет белый тонкий шнурок. Второй - высокий воин, у него на лице татуировка и длинные белые волосы,... - этого должно вполне хватить для того, чтобы опознать Зэрандера. - О них немедленно сообщишь мне. Не Господину Четырёх Стен, а мне. Ты понял?
   Если Благородного и заинтересовало, почему Владетель высказал такую странную просьбу, он не посмел спросить.
   - Конечно, о Владетель... Я всё сделаю, как вы прикажете...
   - Господину не обязательно о них знать. Всех своих смотрителей натаскай на этих двоих, пусть о них немедленно сообщат тебе, и ты скажешь мне, что они идут. Я лично рассмотрю их просьбу попасть в Небесный Город.
   - Вы узнаете о них первым, о Владетель,... - подобострастно воскликнул Ханек.
   - А теперь идите, Благородный Ханек, - Тартен Датариан махнул рукой, и Ханек, поднявшись с колен, пятясь и не переставая кланяться, вышел.
   Владетель Ключей после разговора с ним ощутил потребность принять ванну. Он стащил перчатку, к которой прикоснулся Ханек, с руки, и швырнул в сторону, прошёлся по ковру и звоном маленького гонга позвал слуг.

______

  
   Сати бросил в костёр несколько веточек и устало растянулся рядом. Он брёл весь день, всю ночь, а потом ещё целый день, и только сейчас остановился. Ноги отказали ему почти сразу, и около часа он пролежал, пялясь в высокое звёздное небо, и только потом заставил себя собрать веток и разжечь небольшой огонь, чтобы согреться.
   Два дня пути он прошёл, ни о чём не думая, будто в каком-то странном сне. Если спотыкался - то со стоном падал, лежал несколько минут, а потом упрямо поднимался и шёл дальше. Глаза слезились, веки словно налились свинцом, но первую ночь он не остановился даже на час.
   Он чувствовал страх, гораздо больший, чем когда ходил к Воину Тени. Если его найдут тераики, он, вероятно, никогда больше не вернётся домой... Но в любом случае он не должен возвращаться... Лимас тоже тераик. Да, он помог ему, он дал ему эту цепочку, и Убийцу провести удалось, но даже если Лимас и хотел помочь ему, он ведь не знал, что Сати действительно имеет Дар Ночи! Любой Чувствующий определит в нём слугу Зла...
   - Я не слуга Ночи, - зашептал Сати, обхватывая себя за плечи. Отчего-то стало очень холодно. Вокруг плясали тени. - Я не слуга Ночи... Оставьте меня в покое,... - тени казались ему живыми, они тянули к нему кривые дрожащие руки. - Оставьте меня в покое... В покое... Я не слуга Ночи...
   Перед глазами мелькали лица. Мать, испуганная и непонимающая, раздражённый отец, перешёптывающиеся братья, всё знающая и с таким трудом хранящая тайну Тия, охотная до приключений, но слишком маленькая, чтобы понять серьёзность происходящего... Если тераики узнают о ней, вдруг они решат, что она тоже - слуга Ночи?
   Сати вздрогнул и сел. Нет, они же не дураки, эти Чувствующие у тераиков. Они не причислят её к слугам Ночи, нет... Она же не виновата ни в чём, наоборот... А вдруг...
   Он взволнованно пододвинулся ближе к костру, не боясь испачкаться в мокрой грязи. Его-то горы спрячут, он сможет скрываться здесь долго, а потом уйдёт куда-нибудь в другое место, но сестра... Она знает так много, и о Воине Тени, и о его Даре, и...
   - Будь ты проклят, Воин Тени!!! - отчаянно закричал он, швыряя в чёрную ночь тёплый камень, лежавший рядом с костром. - Будь ты проклят!!!
   Из глаз брызнули горячие слёзы. Сати зло и сердито вытер их рукавом и упал обратно на землю, чёрную, с только-только пробивающейся травой...
   - Не отказывайся от себя самого, - отчётливо прозвучал голос прямо над ухом. Вздрогнув, Сати сел, но не увидел рядом с собой костра. Не слышалось никаких звуков ночи - ни стрёкота насекомых, ни пения ночных птичек, ничего. Пропал и холод, сопровождавший все ночи в горах.
   - Кто здесь? - Сати схватился за кинжал. Он по-прежнему висел у него на поясе. - Кто это?!
   - Ночь зовёт тебя, Сатиан...
   - Убирайся! - вскочил на ноги Сати. Откуда взялась прыть? Ещё минуту назад он лучше бы умер на месте, чем стал бы скакать, но мышцы налились силой, и тело больше не казалось чугунным. - Убирайся прочь! Я не слуга Ночи! Слышишь?! Все вы - слышите?! Я не служу Ночи!
   - Ночь зовёт тебя, - повторил голос. Из темноты вышел мужчина, несмотря на то, что не было никакого источника света, Сати рассмотрел его - его собственное отражение.
   - Уходи! Откуда ты взялся? Зачем ты меня преследуешь? - прошептал Сати, крепче стискивая кинжал.
   - Я - это ты, Сати, - человек улыбнулся. - Не сопротивляйся, прими это. Ты чувствуешь зов Ночи, так не противься ему. Будь тем, кто ты есть, не беги, или хотя бы не поворачивайся спиной к врагам, - человек приближался. - Подумай, что будет, когда кто-то узнает о Даре? Мать отвернётся от тебя, отец сам поднимет на тебя руку. Твоя сестра мала, ты же не загородишь себя ей, ты же заботишься о ней... А она готова защищать тебя даже от тераиков...
   - Убирайся! - прошептал Сати, тяжело дыша. - Я не хочу тебя слушать! Я не буду служить Ночи! Я не желаю!
   - А Лимас? Кузнец и тераик - он помог тебе только потому, что был уверен, что ты невиновен. Что будет, если он узнает о Даре? Он - Убийца, помни об этом... Ты знаешь, что сейчас он идёт вместе с твоей сестрой, разыскивая тебя, по твоим следам? Если он узнает о Даре, он и её может убить... Не беги от Силы Ночи. Только она поможет тебе защититься, - человек шевельнул бровями. - Верь мне. Я дам тебе Дары, которые позволят тебе не бояться больше...
   - Убирайся, - Сати бросил кинжал и сжал руками голову. - Я тебе не верю! Тию не отпустила бы мать! И Лимас не тронет её! Ты лжёшь! Ты лжёшь!
   - Зачем мне лгать, Сати? Я говорю тебе правду, Сати... Ты умрёшь, если будешь бороться с действительностью, покорись ей. Ты будешь могущественен и силён, ты сможешь защитить свою сестру... Тераики не смогут достать её...
   - Я не стану слугой Ночи! - Сати попятился назад от растущей фигуры. В голосе его двойника зазвенела ярость.
   - Ты должен служить Ночи! Ты - её часть! У тебя есть Дар, не смей бороться с ним! Ты будешь раздавлен, слышишь, раздавлен! Тебе только нужно сказать одно слово - что ты согласен! Ты получишь то, о чём не можешь и мечтать! Тебе не нужно будет бояться и бежать! Покорись Силе Ночи!
   - Нет! Ты меня не заставишь! Убирайся прочь! - Сати обернулся и бросился бежать, но неведомая сила схватила его и швырнула назад. Он упал и понял, что не в силах подняться.
   - Ты ещё пожалеешь. Или ты признаешь Силу Ночи, или ты умрёшь, Сатиан, - проскрежетал голос над ухом, и Сати, почувствовал боль, скрутившую его. Он закричал и...
   От его крика вспорхнула сидевшая недалеко на дереве птица и скрылась в небе. Сати, тяжело дыша, сел и обнаружил, что солнце уже поднялось из-за горизонта. Костёр давно потух...
   Сон. Просто сон, но...
   Сати по-прежнему ощущал, как жжёт что-то внутри. Он нервно потянулся к поясу... Кинжала в ножнах не было. Он лежал в стороне, вонзившись в мягкую влажную землю. Взволнованно оглядываясь по сторонам, Сати забрал его и принялся забрасывать угли землёй. Он никак не мог избавиться от ощущения, что сон не был сном.
   - Зачем я нужен? - прошептал Сати, глядя на восходящее над горами солнце. - Зачем я нужен? Почему я? Оставьте меня в покое, оставьте,... - он закрыл лицо руками. - Я ни в чём не виноват, я ничего не сделал, за что мне это? За что?!
   На мгновение ему померещилась полупрозрачная тёмная человеческая фигура рядом. Встрепенувшись, он обернулся в ту сторону, но там никого не было.
   Могут ли Тия и Лимас вместе разыскивать его? Вряд ли, но лучше подняться выше в горы.
   - Да, выше, - повторил он вслух, прислушиваясь к своему голосу. Он звучал неуверенно и робко. - Выше, - повторил он громче.
   Даже если это не сон, Силе Ночи его не заполучить...
   "И зачем я нужен? - подумал Сати, скользя взглядом по склонам гор Стегоса. - Почему именно я?"

______

   Ранним утром в деревню въехал всадник. Он выглядел устало, конь его, весь взмыленный, тяжело поднимал и опускал бока. Всадник - Страж Света - спешился и решительно направился к одному из домиков.
   На порог вышла женщина, Страж помнил её - мать мальчика Сати. Он поприветствовал её, извиняясь за то, что оказался ранним гостем, поражаясь, как она изменилась. Казалось, будто она провела много бессонных ночей, глаза опухли от слёз, но сейчас они были сухими. Она не улыбнулась на извинения Стража, в которых он не переставал рассыпаться.
   - Вы приехали к Сати? - тихо спросила она, не приглашая его в дом, а садясь прямо на крыльцо.
   - Да, я...
   - Его нет, - коротко ответила женщина. - Он ушёл, - она поднялась и тут же направилась в дом. Увлер недоумённо вскинул брови.
   - Что случилось, друг? - спросил он, ступая следом.
   Она опустила голову, её плечи поникли. Увлер только сейчас понял, что она плачет.
   - Камень Света! Что произошло? Пожалуйста, не уходите, скажите!
   Она обернулась и, взяв его за руку, ввела в дом. Все ещё спали, из комнатки слышался храм хозяина дома.
   - Я не спала. Я не сплю, всё жду, когда он вернётся, - прошептала Тэлин. - Моя дочь тоже исчезла... Вы помните её? Тия... Садитесь, садитесь...
   - Да, да, конечно помню, - Увлер сел рядом с женщиной. - Куда они исчезли?
   - Я не знаю... Он не сказал... Он сказал, что на него охотятся. Тия упомянула Воина Тени и каких-то тераиков,... - она заметила, как тревожно нахмурился Страж. - Вы знаете, кто они?
   - Охотники за слугами Ночи, - честно ответил Увлер. У него появились нехорошие подозрения, что Чувствующие тераиков почуяли Дар в Сати. Дар, о котором его мать не знала, а вот сестра - да. - Он ушёл сам?
   - Да... После того, как на нашей крыше нашли труп человека... Мужчина, он сам себя заколол... Он был в такой вышитой рубашке... Чужеземец... Мы похоронили его, но...
   - Сам себя? - Увлер, недоумевая, потёр лоб. Это мог быть кто-то из тераиков. Да, тераик, но почему он убил себя? Они делают это, только если убивают невиновного... - Больше не было... убийств?
   - Нет. Но Сати, как сумасшедший, ринулся к нашему кузнецу... мастеру Лимасу. А потом пришёл домой, наскоро собрался, и, попрощавшись со мной и Тией сказал, что он уходит... Что за ним охотятся, и что ему опасно оставаться здесь,... - она снова спрятала лицо в ладонях. - Но он обещал вернуться...
   - С ним всё будет в порядке, - пообещал Страж, касаясь руки Тэлин. - А как же Тия?
   - Она хотела пойти с ним, но он велел ей оставаться дома. Они поругались. Тия выскочила из дома следом за ним... Мне рассказывали, что она уехала из деревни вместе с мастером Лимасом. Они мчались так быстро, как могли их кони... Я не знала, чтобы у мастера Лимаса были такие кони... А ещё я слышала, как говорили, что на Лимасе была похожая рубашка, как у мёртвого, и куча оружия...
   Она плакала, но говорила по-прежнему уверенно и связно.
   - Вы сказали, что тераики - охотники за слугами Ночи. Зачем им нужен Сати? Зачем им нужен мой сын? - она взглянула ему в лицо. Увлер смутился и промямлил:
   - Я не знаю... Это какая-то ошибка... Куда он мог пойти? - "Тия уехала вместе с тераиком! На поиски Сати? Возможно. Но как кузнец в деревне мог оказаться тераиком? Нельзя, чтобы она навела его на след Сати!"
   - Он просил всем говорить, что пошёл в город. Но, я думаю, он в горах... Пожалуйста, найдите его! Защитите его от тех, кто за ним охотится! - она схватила его за руку, взволнованно глядя ему в глаза. Увлер, всё ещё не в силах собраться с мыслями, кивнул.
   - Конечно. Я должен сказать вам... Я приехал, чтобы... Чтобы забрать Сати в Цитадель.
   Глаза Тэлин погасли и опустились.
   - Зачем? - спросила она глухо.
   - Чтобы он был в безопасности. Это... Это приказ Клинка Света, - Увлер потянулся к рубашке, чтобы достать письмо из внутреннего кармана, но она остановила его.
   - Я верю, я верю... Ему будет безопасно в Цитадели?
   - Мы сумеем разобраться, почему тераики ищут его, - скрепя сердце, соврал Увлер. - Обещаю, я не дам ему попасть в переделку... Клянусь, я буду защищать его. Мы заедем к вам, я привезу Тию, вы повидаетесь с Сати, а потом мы отправимся в Цитадель.
   - Пожалуйста, позаботьтесь о нём...
   - Не беспокойтесь, всё будет хорошо.
   - Надо же, - она слабо улыбнулась, - мой сын побывает в Цитадели Света...
   - Если вы... Если вы не возражаете, я отправлюсь в горы, - Увлер поднялся, тревожась, как бы женщине не стало плохо. - С вами всё в порядке?
   - Да, - кивнула она. - Может, вы останетесь, я хотя бы напою вас...
   - Нет. Мне надо торопиться, - Увлер сгорал от тревоги. Он должен найти Сати быстрее тераиков... Но откуда-то он понял, что за ним охотятся. Откуда он мог узнать об Истребляющих Зло? Кто мог подсказать ему, что надо бежать? И почему тераик убил себя на крыше дома Сати? - Простите... Как полное имя вашего сына? - он погладил своего уставшего коня по крупу. Вынесет ли он тяжёлую погоню в попытке найти Сати?
   - Сатиан Вэсмерт. А зачем вам? - спросила она.
   - Нет... Просто, - он вскочил на коня. - Да будет с вами Свет! - он заставил себя улыбнуться Тэлин и пришпорил коня.
   Вэсмерт... Вэсмерт... Что-то неуловимо знакомое было в этом имени для Увлера. Что-то из истории... Кажется, из истории Тёмных Времён... Но вспомнить Увлер не смог.

18

Слуги Хозяина

______

  
   Огонь в чаше, казалось, пылал ещё ярче, дым заволакивал всех, кто находился в комнате, было трудно, горько дышать. Двери закрылись следом за хозяином дворца и Лордом Бару, бесшумно, водворяя комнатку в ещё большую темноту. Даже узкая полоска между дверью и полос не рассеивала темноту. Несмотря на то, что в комнатке одновременно находилось десять человек, не казалось тесно - словно чудесным образом раздвинулись стены.
   Созданные благодаря пляшущему огоньку тени танцевали на стенах и полу. Из-за небывалого раньше дыма, света с трудом хватало, чтобы разглядеть силуэты находящихся внутри.
   Радак вглядывался в этих людей, гадая, для чего каждый из них мог понадобиться. Некоторые назвались ему, некоторые не утрудили себя этим, некоторые сообщили род своих занятий, а о некоторых он мог только строить догадки. Лорд Бару, кажется, знал гораздо больше, но с тех пор, как во дворце графа появился Страж Света, он заговаривал только если был особенно чем-то недоволен. День назад, например, Бару просто запустил в него кубком, а когда Радак возмутился этому, схватил его за воротник и едва не выбросил в окно. Невероятная сила Воина Тени держала его в двух этажах от двора внизу, и Бару это очень веселило. Он смеялся, сверкая глазами, и, изредка встряхивая Радака, заявлял, что даже если Радак считает себя графом, Бару может заставить его вытирать пыль с мебели в его комнате, и Радак не посмеет даже слова поперёк вставить. Да ещё и заставил признать это, иначе обещал швырнуть вниз. Граф багровел от гнева, вспоминая это, но ничего не мог поделать. Лорд Тени твёрдо решил, что дворец принадлежит ему, и он волен делать, что хочет, даже с его хозяином.
   После этого Радак убрал с этажа Лорда всю прислугу и под страхом смерти запретил ей подниматься туда. Взбесившийся Лорд в пылу чуть не сокрушил всё, что попадалось ему под руку, но к графу в кабинет, с явным намерением прикончить Радака, ворвался он как раз тогда, когда там находился Страж. Страж, ослепительно улыбаясь, пальцем показал ему на дверь.
   - Если Лорды Тени врываются без стука, то Стражам Света наверняка позволительно выставлять их вон, - сообщил он, на ладонь достав меч из ножен.
   Не то, чтобы Бару испугался, но, пообещав Стражу что-то очень страшное, развернулся и ушёл, причём, по пути вышиб дверь.
   Присутствие графа ничуть ни мешало ни тому, ни другому хозяйничать в замке и приказывать кому попало, но симпатии свои Радак всецело отдавал Стражу. Тот хотя бы не давал взбеленившемуся Бару никого убить.
   Радак чувствовал, что ещё немного, и вести о Воине Тени уйдут за пределы дворца. Кроме того, он чувствовал адское желание умолять Хозяина, чтобы тот забрал Лорда Тени. Ещё немного, и Льув просто свихнётся с ним.
   После того случая Бару то и дело мелькал позади Радака, что заставляло графа нервно хвататься за сердце и вздрагивать. Чёрная тень пятого Лорда так и грозила ему расправой за оскорбление...
   Когда Бару закрыл двери, стало ещё темнее и ещё более душно. Леди Аджит помахивала рукой на себя, пытаясь навеять прохладу. После того, как она переоделась в приталенное бордовое платье с пышной юбкой и кружевными белыми рукавами, когда убрала волосы в сложную причёску, она действительно стала похожа на благородную леди. Хотя некоторая резкость в лице и пылающие огнём глаза наталкивали на мысль, что она привыкла не только нежиться на перинах и приказывать служанкам. Как Радак узнал, она - родственница королевы в своём городе, и род у неё весьма древний и богатый, что пробуждало ещё больше вопросов. Зачем ей, в таком случае, было приходить сюда в столь странном наряде? Немудрено, что стражники поначалу попытались выставить её за дверь!
   Страж был по-прежнему в своём белом плаще, что заставляло других недоверчиво коситься на него. Но его нисколько не волновало то, какие мысли появляются в головах остальных, едва они взглянут на белый шнурок. Когда Бару в очередной раз одарил его взглядом, каким самый страшный демон не смог бы посмотреть на своего врага, он спокойно улыбнулся.
   Весёлый молодой человек со светящимися глазами, последние два дня своим обществом развлекавший леди Аджит и некую Каитлин, прибывшую из Колдсоула вместе с каким-то угрюмым спутником, оставленным ею за пределами города, сейчас выглядел сосредоточенно и серьёзно. Он изредка встопорщивал вьющиеся непослушно лежащие волосы и вымученно улыбался. О нём Радак мало что знал. Никто из гостей Радака не заговаривал друг с другом о служении Ночи, и по обрывкам его слов и шуток можно было понять, что он откуда-то с Востока, о том же говорил цветастый платок, повязанный на шее - Радак слышал, такие носят холостые мужчины Побережья. Он вёл себя свободно и раскованно, часто смеялся и шутил - до тех пор, пока вместе с остальными не ступил в эту комнатку. Молодой человек своего имени не назвал, но, заигрывая с обеими женщинами, называл себя Батар, что с древневосточного языка переводилось примерно как "прекраснейший". Должно быть, он высоко себя ценил, этот молодой человек, но даже сейчас не чувствовал себя лучше других. Как пересеклись его пути и пути Силы Ночи вряд ли можно предположить.
   Каитлин, эта женщина из Колдсоула, выдавала себя за леди, но вряд ли это было так. Она близоруко щурилась, глядя в лица людям, и мало улыбалась. На среднем пальце правой руки была натёрта небольшая шишечка, будто бы она много лет писала перьями. Её спутник исчез в толпе так, что вот уже два дня, как Радак ради интереса дал его описание охотникам за головами, его до сих пор не отыскали. Каитлин сильно волновалась, наверное, сильнее других, руки её чуть дрожали, она прятала их под шалью, в которую куталась, хотя было тепло.
   Ещё один человек, тоже не назвавшийся, в непримечательном костюме и с осанкой человека, привыкшего разгуливать по балам, но без тусклого блеска в глазах, который присущ некоторым ловеласам, прислонился к задрапированной стене и всматривался в вошедшего Бару с сомнением. Этот человек прибыл, кажется, с помощью Дара Перемещения, из чего Радак сделал вывод, что он уже бывал в Алвалене. Человек появился прямо перед воротами его дворца, напугав охрану, но сколько Льув ни пытался вспомнить его, у него не выходило. Слишком много лиц за его жизнь промелькнуло перед глазами. Радак предположил, что, должно быть, этот мужчина из тех родовитых, но небогатых людей, что попадают на балы, чтобы покрутиться немного в высшем свете, потому что у них самих нет возможностей жить в роскоши. Человек был мрачен и ни разу пока не сказал чего-либо, что могло бы что-то прояснить в его фигуре.
   Диковатый по манерам Драго по своему сложению чем-то напоминал Мтару. Огромная гора мускулов, широколобая, всегда упрямо наклонённая, будто там растут рога и он хочет кого-то ими забодать, голова, недоверчивое и какое-то немного изумлённое лицо, грубые, загорелые руки с множеством шрамов от клыков, звериная манера дёргаться на любой странный звук, крадущаяся походка, нежелание говорить и даже отвечать на самые простые вопросы, только если их задавали ему раз пять подряд, выговаривая каждое слово, выдавали в нём какого-то дикаря, который попал в богатую обстановку города Алвалена и чурается всего, что на его пути встречается необычного. Простая одежда горожанина сидела на нём, как на привыкшем гнуть спину рабе наряд высокородного лорда. Радак был заинтересован этим странным слугой Хозяина, однако задавать вопросы этому "дикарю" - как окрестил его для себя Льув - было бесполезно. Ответы были на таком ломаном, исковерканном Едином, что часто не были на самом деле ответами. Появлялось ощущение, что Драго не просто плохо знает Единый язык, а за всю свою жизнь вряд ли слышал больше, чем пару фраз. Чем этот твердолобый дикарь мог услужить Хозяину, Радак не мог представить даже примерно.
   В личности ещё одного гостя графа Радака сомневаться не приходилось. Таисмар Маттака Олема, Предводитель знаменитой конницы Эмералдмора. Воинственное государство Среднего Залесья постоянно вело с кем-то войны, стремясь захватить как можно больше земель. Армии Эмералдмора завидовали многие огромные империи вроде Шавалина. Династия За'ар Маари вот уже много лет пытается переманить его на свою сторону - с Эмералдмором она соседствовала напрямую, и такого Предводителя конницы и ей бы хотелось иметь. Но Таисмар Маттака Олема был верен своей родине, и множество воинственных всадников, а также особые боевые колесницы, одержали уже не одну победу под предводительством Таисмара. Олема был одним из Великих Князей Эмералдмора, но в битвы окунался с головой, словно ни множества жён, ни царских богатств у него не было. Если Хозяин намерен использовать Таисмара Маттаку Олему по прямому назначению, то, нет сомнений, он собирается развязать серьёзную войну.
   Воитель Эмералдмора прибыл полтора месяца назад по приглашению короля Бастиана, который успешно наладил отношения с Шавалином и пытался также стать союзником Эмералдмора, на всякий случай. Послом от правителя Эмералдмора стал Великий Князь и по совместительству Предводитель конницы Олема. Радак и представить себе не мог, чтобы этот почётный гость Бастиана оказался слугой Хозяина!
   Неприветливый и воинственный, он с презрением взирал на всех остальных, поражая дикостью своего вида. То, что отличало Великих Князей в его родном Эмералдморе любого человека благородной крови здесь повергало в ужас. Простая мелкого плетения кольчуга до колен, белые полоски ткани, обмотанные вокруг ног на манер брюк, и высокие, мехом наружу, мягкие сапоги. Мех, возможно, и был дорогой, пятнистый, но это всё равно казалось дикостью. Кожаные ремни удерживали их на ногах где-то в районе коленей. На плечи его была накинута шуба из рыжего ворсистого меха, в которой если ему и было жарко, то внешне это не было заметно. Пальцы были усыпаны перстнями, а на левой руке у него было множество браслетов, тяжёлых, отлитых из чистого золота, с выбитыми гербами тех владык, армии которых его доблестная конница сминала и сметала со своего пути. Вместо доброго меча в петле на его поясе висела булава, тяжёлая, с большими шипами, которую, кажется, и поднять-то трудно, не то, что размахнуться ей.
   Таисмар Маттака носил длинные усы, но бороду брил, как и волосы - только короткий чуб тёмных волос торчал из-под кольчужного капюшона, натянутого ему на голову. В довершение ко всему, золотая серьга в правой ноздре окончательно сбивала любого благородного жителя столицы с толку. Этот человек скорее уж казался им шутом, чем Великим Князем.
   Радак понимал, что если разгорится война, то покорить власти Хозяина другие земли будет гораздо проще с поддержкой Таисмара Маттаки. Льув мог бы предположить, что речь будет идти о войне между Эмералдмором и Шавалином, если бы восьмым его гостем не был один из За'ар Маари. Эта парочка - шавалинец и эмералдморец - перебрасывались такими взглядами, что могли бы переплюнуть и Стража с Бару. Шавалин считал Эмералдмор "государством варваров", и норовил отхватить от него кусок повнушительнее.
   Во дворец Радака Тау'ган'ар Маари прибыл тайно. С графом Радаком какой-то из многочисленных родственников нынешнего правителя Шавалина разговаривал охотно, о чём угодно, кроме как о клятве Силе Ночи. Тау'ган'ар Маари рассказывал, что Хозяин во время посольства в Алвалене предупредил его, что ему нужно тайно остаться здесь. Отправив в Шавалин всю свою свиту и послание Баэ'кен'ар Маари, правителю Шавалина, что вынужден задержаться. Всё последнее время он скрывался в гостиницах Алвалена, что его очень раздражало, потому что даже для благородных гостей - он представился лордом из Уитмона - не нашлось подходящих условий.
   Тау'ган'ар Маари встретил одного из своих заклятых врагов с яростным желанием немедленно вцепиться тому в горло, но Радака от ещё одной драки в его дворце спасло то, что, как лицо королевской крови, Тау'ган'ар не желал причинить хозяину никаких хлопот. Но вот остановить Предводителя конницы Эмералдмора было куда труднее. Он как замахнулся своей палицей, так даже Страж не стал вмешиваться, хотя пытался. Остановить взбушевавшегося Таисмара Маттаку смогла только леди Аджит, смело схватившая его под руку и оттащившая, пока тот малость растерялся, в сторону, завязывая какой-то отвлечённый разговор о том, что она слышала, что в Эмералдморе лучшие во всём Залесье меха. Олема немного остыл, и до сих пор Циэль удавалось его удерживать. Аджит и сейчас держалась за его локоть. Не то, чтобы она боялась, но, по крайней мере, перед появлением Хозяина не начнётся очередная драка.
   Стало совсем тихо. Радак с волнением глядел на огонёк.
   Бару, обогнув Радака, подошёл к чаше и обернулся к замершим людям. Даже Аджит перестала обмахиваться.
   - Хозяин здесь, - громыхнул голос Лорда Тени. Его глаза скользили по их лицам, взволнованным и бесстрастным, лицам разных людей, которые прибыли сюда, чтобы служить. Рука его медленно поднялась над огнём, пальцы сжались в кулак. Языки внезапно взвившегося под самый потолок огня обхватили его руку, но он не обратил на это внимания. Огонь отражался оранжевыми всполохами на чёрных доспехах Лорда Тени. Мгновенно Радак ощутил холод. Сегодня он охватывал с гораздо большей силой, сковывая всё тело и заставляя зубы стучать. Мгновение после нестерпимый жар заставил его содрогнуться. Аджит, неизвестный гость Радака, Тау'ган'ар, Драго и Каитлин задрожали, опуская глаза. По сведениям Радака - он изо всех сил пытался вызнать о своих гостях как можно больше - они были теми его гостями, кто имел Дары Ночи. Вероятно, сейчас, когда Радак чувствовал одновременно жгущий огонь и настоящий ледяной холод, они ощущали её, Силу Ночи, каждой клеточкой своего тела. Ближе всего к нему стояла Аджит, Льув видел, как расширились зрачки, глаза из зелёных стали почти чёрными. Он подумал, что сам выглядит точно так же. В комнатке мгновенно стало нечем дышать. - На колени! - прямо из огня, Бару пальцем указал на пол. - На колени! - повторил он.
   Каитлин и Драго, не медля, повиновались. Молодой побереженец Батар торопливо упал на колени, пряча побледневшее ещё сильнее лицо. Аджит замешкалась, вытягивая свою руку из-под локтя Таисмара Маттаки, но движения её тоже были торопливы. Маари, кажется, ещё ни разу не приходилось лежать перед Хозяином ниц, но взгляд Бару хлестнул его не хуже Силы Ночи. Радак не стал задерживаться и тоже встал на колени, и заставил себя не любопытствовать и не пытаться поднять голову и посмотреть, как поведут себя оставшиеся Страж, человек без имени и Олема. Он слышал бряцание кольчуги и короткий звон ножен о плиты пола - они тоже опустились на колени.
   Какое-то время не было ничего, кроме внезапного холода, впрочем, тоже не дававшего глубоко дышать. Потом мягкий, усыпляющий бдительность, знакомый каждому в этой комнате голос произнёс:
   - Встаньте. Встаньте, я хочу взглянуть на ваши лица. Многие из вас были удивлены, встретив друг друга здесь... Хочу посмотреть, сколько смирения в вас есть, чтобы признать друг друга следующими единой цели...
   Краем глаза Радак заметил, как багровеет Олема. Но он быстро подавил свой гнев, зная, что Хозяину этот гнев будет неугоден.
   Поднимались они медленно и неловко. Каждый из них часто видел Хозяина, но сегодня у каждого было особенное ощущение. Хозяин почти не казался призраком, на складках его одежды и золотом ободке на шее даже отражались блики огня. Эти люди были готовы служить, он видел это. Но сейчас - вот они, самые верные его слуги. А раньше их были тысячи.
   - То, что вы все находитесь здесь, знак того, что я избрал вас. Когда я вернусь в мир живых, вы все будете вознаграждены, - он поймал восторженный взгляд юноши с Побережья и мрачную покорность Великого Князя. Потом обернулся на стоящего зловещей статуей Лорда Бару, склонившего голову, но всё равно выглядящего непримиримо. - И за терпение тоже, Лорд Бару.
   Бару вздрогнул. Что ж, это в духе Хозяина - при всех этих недостойных намекнуть на его проступки.
   - Я знаю, у вас много вопросов, - продолжил Хозяин. - Но вы зададите их потом. Для начала, вы должны узнать, что день моего возвращения грядёт. Он уже близок. И мне нужно, чтобы вы все успели подготовиться к этому дню, - он поплыл над полом мимо мгновенно вытягивающихся перед ним людей и остановился напротив Стража Света. Тот выдержал его взгляд несколько секунд, и после этого склонил голову. - И чтобы вы все были к этому дню живы, - добавил он, смеясь. - Если, конечно, кто-то из вас не подведёт меня, - голос Хозяина стал ледяным, Радак почувствовал, что стал дрожать сильнее. - Может быть, кого-то из вас терзают сомнения в моём могуществе? Или кто-то из вас желает переметнуться к Силе Дня, ища там спасение оттого, что вам стало страшно?
   Повисла тишина. Напряжение стало особенно ощутимо. Страж перекинулся быстрыми взглядами с Бару, Тау'ган'ар коротко посмотрел на Олему, обменялись взглядами человек без имени и леди Аджит. В другой момент Радак задумался бы о последнем, но только не сейчас.
   - Я служу и буду служить вам до последней капли крови, Хозяин, - первым очнулся Страж. Он снова опустился на колени, и мало кто заметил снисходительную улыбку на лице Хозяина.
   Эти слова эхом повторялись остальными. Радак произнёс их, как молитву, ощущая внутреннюю дрожь.
   - Вот и прекрасно, друзья мои, вот и прекрасно, - Хозяин нахмурился. - Поднимитесь, так мне будет удобнее говорить с вами, - приказал он. - Итак, вы должны знать две вещи. Первая - вам необходимо продолжать скрывать своё служение Силе Ночи, как прежде, пока я не решу, что пора открыться. Вторая - то, что я с этого момента скажу вам, будет касаться каждого из вас, и другие этого не услышат. Каждый получит задание, которое обязан будет выполнить в те сроки, которые я укажу. Но одно задание будет общим для всех, - Хозяин простёр к огню руку, и тот стал ещё сильнее, скрывая за собой Воина Тени. В огне появились три лица. Один - мальчишка, очень похожий на Хозяина, второй - юноша постарше, с интеллигентными, немного женскими, чертами лица, светлыми волосами, забранными сзади в короткий хвост, грустными серыми глазами и тонким белым шнурком на шее, и третий - почему-то Радак решил, что этот человек может быть Воином Тени. Грубоватое, воинственное, с выдающимися угловатыми скулами, упрямым ртом, чуть приоткрытым в оскале. Верхние клыки выступали, придавая ему сходство с хищником, белые брови, ресницы и длинные белые волосы. На лице были какие-то чёрно-серые татуировки. - Если, - начал Хозяин, - вам встретится этот мальчик - удерживайте его у себя... если сумеете, - лукаво сверкнув глазами, добавил он. - Этот мальчик мне нужен. Удерживайте, но не силой. Уговорами. Попытайтесь склонить его к Силе Ночи - у мальчика есть Дар Ночи, - Хозяин немного полюбовался на лицо мальчика и продолжил. - Этот же юноша - истинный Хранитель, как вы все заметили. Он нужен мне живым, хотя церемониться с ним не стоит. Непременно - живым, - повторил он. - Если кто-то из вас станет причиной его смерти - лучше пусть убьёт себя сам. А этот человек - один из моих Лордов, который предал меня, - лицо Хозяина исказилось. - Убить его у вас вряд ли удастся, но каждый из вас обязан чинить на его пути всяческие препятствия. Но мне понравится, если вы его убьёте.
   Кровожадно сверкнули глаза Таисмара Маттаки, когда он ещё раз бросил их взгляд на третье лицо, чтобы лучше его запомнить. Драго проследил за рукой Хозяина с интересом, но глаза его отображали непонимание. Кажется, он плохо понимал, о чём идёт разговор.
   - Запомните этих людей, - Хозяин опустил руку, но лица не исчезли. Вопросительно глядел на собравшихся мальчик, грустно - юноша, озлобленно - мужчина. - А теперь, мне пришла пора с каждым из вас поговорить по отдельности, - глаза его остановились на Аджит. - Тебе, кажется, уже знакомы двое из них, да, Циэль? - она вздрогнула. Кажется, никто и не заметил, что Хозяин обратился к ней.
   Сегодня она особенно сильно ощущала Силу Ночи. Это было болезненное и великолепное чувство.
   Остальные видели только, что на лице Аджит появилась сосредоточенность и странная радость от возможности послужить Хозяину. Что-то она говорила - они видели, как шевелятся её губы - но никто не слышал, что именно. Она дважды охотно кивнула, потом низко поклонилась чему-то невидимому. Для них Хозяин исчез - вдруг испарился. Но он возникал перед каждым, и каждому говорил своё.
   - Итак, граф Радак, кажется, Лорд Бару принёс тебе немало трудностей...
   - О, Хозяин, - простонал Радак. - Я молю вас, пусть он уйдёт!
   - Да, у него трудный характер, - насмешливо посмотрел Хозяин на Лорда Тени. - Однако я не могу обрадовать тебя, - деланное сожаление появилось на его лице. - Он нужен мне в Алвалене.
   - Пожалуйста, Хозяин, пожалуйста, только не в моём дворце! - Радак опустился на колени вновь, ощущая готовность сделать что угодно, лишь бы больше никогда не видеть пятого Лорда Тени. - Он или... или убьёт меня, или всем станет известно о нём! - воскликнул он отчаянно.
   Хозяин продолжал равнодушно оглядывать упавшего на колени графа.
   - Тебе не стоит указывать мне, что делать, - наконец, проговорил он. Голова Радака безвольно поникла, из глаз исчезла всякая надежда. - Он будет в твоём дворце, потому что больше в Алвалене нет такого места, где он может быть мне полезен. Но я пойду тебе навстречу, друг мой, - он усмехнулся. - Лорд Бару, - позвал Хозяин, и Бару мгновенно понял, что видит Хозяина вновь и слышит его. До этого он видел только, как упал на колени Радак, умоляюще глядя в пустоту. Бару даже вполне ясно предполагал, о чём Льув просит Хозяина.
   - Да, Хозяин? - Лорд заметил огонёк в глазах Хозяина, но вряд ли мог осознать, чьё именно положение сейчас больше веселит его господина.
   - Граф Радак жалуется на вас, Лорд. Всё-таки вы у него в гостях, ведите себя, как подобает гостю.
   Радак побледнел, затаив дыхание. Всё, теперь Бару шкуру с него спустит, не видать ему спокойной жизни, как своих ушей.
   Вспыхнул, но быстро успокоился, Лорд Тени. С негодованием посмотрев на Радака, он поклонился Хозяину:
   - Как вам будет угодно, Хозяин.
   В этот миг Радак ясно заметил, что Хозяин перестал быть виден Бару. Зато на Радака он продолжал смотреть, и в глазах его была ярость.
   - Тебе пора заняться более серьёзными делами, чем усмирение Лорда Тени, друг мой, - Хозяин Ночи посмотрел на Радака, но позволения подняться не последовало. - Замашки короля Бастиана мне не нравятся всё больше. Если, когда я вернусь, он будет по-прежнему править, пожалуй, Алвален будет мне вшивым союзником, пока я не захвачу его силой.
   Радак задержал дыхание. Неужели...
   - Да, друг мой. Мне хотелось бы, чтобы ты свергнул Бастиана как можно скорее. Люди пойдут за тобой, многие из двора - тоже. Мальчишка всем порядком надоел, лучше избавиться от него сейчас. Ничего не растягивай, действуй быстро. Я обеспечу тебе поддержку гвардии, друг мой. А когда ты сам станешь королём Алвалена, она будет подчиняться тебе и без моей помощи.
   - О, Хозяин, - прошептал Радак. Мечта всей его жизни вот-вот могла исполниться. Корона короля Алвалена на его голове! Что может быть желаннее? - Благодарю вас, Хозяин... Я не подведу вас...
   - Уж постарайся, - ответил Хозяин, и на этот раз Радак услышал в голосе угрозу. - Трон Алвалена достанется тебе, только если ты будешь мне верен.
   - Я служу вам до последней капли крови, Хозяин! - повторил Радак клятву, и в этот миг Хозяин исчез.
   Радак поднялся с трудом, сдерживая волнение. Скоро настанет час, когда не мальчишка Бастиан за всё ответит!
   Вздрогнул Драго, отрывая глаза от пола и глядя куда-то в пустоту. Он слушал молча и сосредоточенно, изредка кивая, но если до сего момента Радаку было любопытно, что там говорит Хозяин другим своим слугам, то сейчас ему не было до этого никакого дела.
   Даже ненависть в глазах Бару больше не страшила его. Нет, Лорд не убьёт его - сам Хозяин поставил его на место... Радак нужен Хозяину, нужен, он подарит ему Алвален...
   Льув опустил веки. Ему померещилась тяжесть короны на голове, но он отогнал это видение. Ещё много нужно сделать... Но с ним поддержка Хозяина Ночи. Это значит, что Радак станет королём Алвалена.
   Последним разговаривал с Хозяином Страж Света. Он поклонился пустоте, и на её месте появился, наконец, видимый всем призрак Хозяина.
   - А теперь мне хочется представить вам тех, кто будут сопровождать некоторых из вас. Вам придётся задавать кому-то вопросы, к тому же, они будут передавать мои распоряжения, когда я не смогу сделать этого.
   Несколько чёрных вспышек поблизости с Лордом Бару могли бы ослепить своей темнотой. Чёрное сияние исчезло, и кое-кто, не выдержав, сдавленно что-то воскликнул.
   Рядом с Бару стояло ещё трое. Несомненно, Воины Тени. Радак плохо мог разглядеть их, его мысли были смешаны и почему-то болезненно-коротки. Он ни на чём не мог задержать своего внимания.
   - Первый Лорд Тени Четтер, второй Лорд Тени Котли и четвёртый Лорд Тени Нейцер, - в голосе Хозяина ясно была слышна насмешка над опешившими слугами. Никто не ожидал, что здесь вдруг могут появиться ещё три Лорда Тени. Лорды поклонились Хозяину и все, как один, с большими сомнениями и презрением во взглядах покосились на замерших гостей Радака. - Леди Каитлин, Лорд Четтер будет сопровождать вас в Колдсоул. Думаю, вы понимаете, зачем.
   - Да, Хозяин, - нерешительно пискнула Каитлин, щуря близорукие глаза на всех Лордов сразу, не зная, о котором заговорил Хозяин.
   - Ставу Драго, тила разето инт раву заки Матен Нейцер, - в глазах Драго снова вспыхнул интерес к происходящему. Он склонил свою огромную голову. - Тила сан барата.
   - Манн сан ставин граата бавин, - его голос прозвучал резко и неприятно, но негромко. - Матен Нейцер ната гори ман бавин.
   - Тила ставин пратана блан. Тила раву заки грана манн бавин, - Хозяин сделал рукой жест, говорящий о том, что больше вопросов последовать не должно. Покорно вздохнув, "дикарь", кем он, кажется, и оказался, несмотря на незначительное знание Единого языка и обычную одежду, снова уставился в пол.
   - Элинин, - молодой человек, называвший себя Батаром, вскинул глаза на Хозяина. Его щёки обрели прежний здоровый румянец, как будто после разговора с Хозяином он ожил или встал после продолжительной болезни, - Лорд Котли будет сопровождать тебя на Побережье.
   - Как пожелаете, Хозяин, - юноша бросил заинтересованный взгляд на Воинов Тени и о чём-то задумался.
   - Что ж, некоторым из вас придётся пробыть здесь дольше, чем остальным, - Хозяин говорил насмешливо, ему всё ещё забавно было наблюдать за лицами своих слуг. Один Воин Тени, Бару, и так порядочно напугал их. А то, что Воинов в момент стало четверо пугало их, пожалуй, ещё больше. - Из Алвалена выбирайтесь, как сможете, но постарайтесь не сложить здесь головы. Вы мне все нужны, друзья мои, - он чему-то засмеялся и исчез.

______

  
   Тия поёжилась, закутываясь плотнее в тёплый большой плащ, который дал ей Лимас. Это была уже вторая ночь в пути, и она была такая же холодная, как и первая.
   - Мы же верхом, - пожаловалась она, глядя на большую фигуру кузнеца-тераика, ворошащую веткой костёр. - А он идёт пешком, и вышел ненамного впереди нас! Почему мы до сих пор его не догнали?
   Лимас поднял на неё глаза и, пожав плечами, предположил:
   - Может, он пошёл в другую сторону.
   - Нет-нет! Он точно в горах! Он их обожает, эти горы! Жить без них не может! - сердито ударив кулачком по земле, Тия пододвинулась ближе к костру. - Он туда пошёл!
   - Он знает их лучше нас. Мы прошли вдоль подножия и ненамного поднялись вверх. Может, он пошёл выше.
   - К Алтарю? - спросила Тия, и прикусила язык. Лимас ничего не знает и не должен знать!
   - Ты знаешь, где находится Алтарь? - насторожился Лимас.
   Тия сделала удивлённое выражение и проговорила, округляя глаза:
   - Конечно! Все знают! Наверху гор, - она указала пальцем наверх и тут же засомневалась: не переиграла ли? Лимас, конечно, принимает её всего лишь за мало что соображающую в жизни маленькую девочку, но ей-то надо казаться совсем другой... Но нет, Лимас ничего не заподозрил. Усмехнувшись он снова разворошил угли.
   - А брат твой знает?
   - Он тут много чего излазил, - не стала врать Тия. - Может, он и был в Алтаре!
   - И не рассказал тебе? - хмыкнул Лимас.
   - Мы с Сати никогда не дружили, - призналась Тия. - Он считает меня за малявку такую-сякую, а на самом деле это он - набитый дурак, вот и всё, - она поджала губы. - Но я за него волнуюсь. Понёсся Свет знает куда! Кто его просил?
   - Он меня испугался, глупый, - Лимас закинул назад свою огромную руку и почесал спину под рубашкой. - Но я его понимаю. Неприятное это дело, когда на тебя охотятся тераики...
   Уходя от опасной темы, Тия торопливо спросила:
   - А почему вы ушли от тераиков? Ну... Вам так плохо жилось? - она наивно похлопала ресницами. Ей действительно было интересно.
   - Я был Убийцей, Тия, Убийцей. Это не очень приятное дело, - он задумчиво глядел на костёр. Лицо его было грустное, а глаза подёрнуты дымкой. Он углубился в воспоминания. - У меня была семья - мать, отец и два брата, - он слабо и горько улыбнулся. - Мой отец тоже был Убийца, я редко видел его дома. Мой старший брат однажды нагрубил Чувствующему, и его заставили стать Приносящим Жертву, - Лимас скрипнул зубами. Тия удивлённо подняла брови. Она уже примерно поняла, что такое Приносящие Жертву, прошлой ночью она расспрашивала Лимаса подробнее о тераиках. Неужели, с ним могли сотворить такое, только потому, что он нагрубил?! - У нас суровые обычаи, Тия. Его увели из дому, и он больше никогда не вернулся. Он не помнил нас... Однажды я видел его, их вывели,... - он скривил лицо, - вывели погулять из шатра, в котором они жили. У него было пустое и блаженное лицо... Я так надеялся, что он счастлив - счастье было в его глазах, но было ли оно в его сердце... Они отобрали у него память - самое дорогое, что может быть у человека. Отобрали силой - он не желал становиться Приносящим Жертву. Он готов был умереть, но не становиться им... Когда вернулся отец, он сначала не поверил. Он был в гневе, отправился к Чувствующим и потребовал платы за загубленного сына. Так как его забрали без разрешения отца, плата была заплачена - несмотря на то, что Чувствующих никогда не делают Приносящими Жертву, того... перевоспитали, - он тяжело вздохнул. - Но вряд ли отцу стало от этого легче. С тех пор его перестали посылать на задания, и он жил с нами... Второй мой брат посвятил себя мирной жизни, а за мной в один момент явились Учителя. Отец был бы против, если бы я не попросил его не протестовать против моего обучения. Мне было скучно и страшно дома, где повсюду была память о Гати, моём старшем брате, и я думал, что если я буду далеко, то эта память не будет преследовать меня. Кроме того, я надеялся, что если я стану Убийцей, никто не сможет заставить меня вдруг стать Приносящим Жертву...
   Он замолчал, и Тия его не торопила. Какие же они там злые, эти Истребляющие Зло.
   - Быть Убийцей это значит не иметь жалости. Слугой Зла могла оказаться королева или юная девочка, соблазнённая духом Хозяина, юноша с открытым лицом или даже Страж Света... С последним я, конечно, преувеличил, - успокоил Тию Лимас, но Тия хорошо помнила Наделённого Стража Стемарка. - Убийце запрещено убивать невинных, только слуг Зла, то есть тех, кого вы называете слугами Ночи. Если Убийца лишал жизни невиновного, у него было два выхода - убить себя или стать Приносящим Жертву. Поэтому тераик, покусившийся на жизнь Сати, узнав, что у того на шее цепочка со знаками четырёх ночей ритуала Изгнания, убил себя. Другой выход у него был - потерять память и потом, в конце концов, превратиться в кровожадного призрака...
   - Вы путешествовали по миру, мастер Лимас? - спросила Тия. Лимас уже не протестовал против "мастера", и научился даже не обращать на это внимания.
   - Я побывал во многих местах. Даже на Побережье, и в шатрах Среднего Залесья, - глаза у Тии восторженно заблестели. - Я много где побывал, но повсюду я понимал, что не могу быть Убийцей. Я умел убивать, но не имел желания. А однажды я... Однажды я убил невиновного.
   Тия испуганно посмотрела на него. Она постоянно забывала, что кузнец Лимас был Убийцей у тераиков, почему-то он не ассоциировался у неё с человеком, убивающим кого-то. Он был большой, сильный, но... не злой.
   Лимас закинул назад голову, закрывая глаза.
   - И тогда я понял, что не могу убить себя. Несмотря на то, что моё прегрешение было велико, я не мог убить себя, и я не мог заставить себя вернуться. Чувствующие быстро поняли бы, что я убил не того... Они это чуют. Я не желал стать таким, как Гати. Поэтому я решил исчезнуть. Уйти. Я нанялся в подмастерья к кузнецу, а потом приехал в самый отдалённый уголок, который нашёл - к вам в деревню, - Лимас открыл глаза и улыбнулся, глядя на бледную Тию. - Прости, я тебя напугал.
   - Нет, нет, - прошептала она. - Вам, наверное, трудно было бросить дом и уйти в никуда?
   - Я тоскую по матери, - вздохнул Лимас. - Но меня, наверное, уже похоронили там,... - поймав её вопросительный взгляд, он пояснил. - Если кто-то не возвращается с задания в течении трёх лет, его вещи сжигают. Как бы хоронят его. Для них, я мёртв... И умер я для них с честью, - он тряхнул головой. - Не будем об этом. Тия, понимаешь, если вдруг тераики увидят меня и узнают, они, вполне возможно, причислят меня к слугам Ночи моментально. И убьют.
   - Но почему вы тогда... оделись, как тераик? - спросила Тия.
   - Это обычай. Убийца покидает дом и отправляется убивать только в традиционной одежде. Я считаю, что мой дом теперь там, в нашей деревне, - он сделал упор на слово "нашей". - И я ушёл оттуда, чтобы туда вернуться - моя старая одежда осталась там.
   - А-а,... - понимающе протянула Тия, не очень хорошо понимая, почему, если боишься, что тебя узнают, надо вешать на себя табличку с надписью, кто ты да почему тут.
   - Сати должен попытаться спрятаться от них. Может быть, к этому времени Чувствующие поймут, что ошиблись, и отзовут Убийц...
   "Поймут они, - горько подумала Тия. - Они почувствовали Дар Ночи в Сати! Ну почему он не мог пройти мимо того трупа да забыть про него?! Длинный оболтус, вот он кто! - сердито нахмурилась Тия. - И нарвался на Силу Ночи... О, да защитит нас Сила Дня!"
   - И я должен найти его, чтобы, в случае чего, защитить. Он не должен бояться меня, я уже не Истребляющий Зло. Я такеец, но не тераик, - Лимас заметил сонливость в глазах Тии и усмехнулся. - Скажешь ему, ладно? Мне он не поверит.
   - Да, ма-астер Лимас, - она зевнула. - Холодно...
   - Ложись спать, завтра встанем пораньше... Ты уверена, что не хочешь вернуться домой? - уточнил он.
   - У меня,... - зевая, забормотала Тия, - есть к этому... рослому ослу... много... вопросов... Я ему... покажу... убегать,... - она легла на свой узелок головой и сонно зашептала. - Мне надо... Я знаю...
   Лимас заботливо поправил свой плащ, укрывая девочку, и тяжело вздохнул. Он не должен был брать на себя ответственность и за неё. Но одно он должен сделать точно, и Тия, как бы это цинично не звучало, поможет ему в этом, сама не догадываясь. Она приведёт его к Сати, должна привести.
   Он должен узнать, откуда в Сати может быть Сила Ночи. Ведь Чувствующие никогда не ошибаются.

______

  
   Сати спал, сжимая в руке кинжал, и отчаянно мечась по земле, рискуя свалиться вниз с широкого плоского плато, на котором заночевал.
   Боль пронзала его позвоночник, заставляла его дрожать. Во сне смеялся и грозил мучениями, уговаривал и обещал великое могущество мужчина с его лицом... Но боль была настоящей.
   Сон отступил лишь под утро, когда небо окрасилось в бледно-розовый цвет. Раскинув руки, на самом краю утёса лежал мальчик, и даже несмотря на ушедший кошмар, его губы шептали одно и то же.
   "Я не слуга Ночи. Я не слуга Ночи. Я не слуга Ночи".

19

Король Алвалена

______

  
   Капитан Шарки, позёвывая, глядел на дорогу. Он уже соскучился по шумному Алвалену, но приходилось сидеть здесь, на обочине этой дороги, как будто разбойнику, и ждать, когда какой-нибудь бедняга захочет попасть в город, чтобы отправить его обратно. Солдаты уже роптали, ни карты, ни вино их уже не развлекало. У всех уже в горле стояло это закрытие Светом забытых ворот Алвалена.
   - Капитан, там какая-то... процессия! - в домишко ворвался один из его солдат, в сбитом набок шлеме и с заспанным лицом. - Капитан!
   - Пошлите их прочь, - недовольно буркнул Шарки, сверкая глазами на солдата. - Что уставился? Выполняй! - он ударил кулаком по столу, и солдат выскочил за дверь.
   Шарки выглянул в окно. Перед несколькими солдатами уже остановились трое. От изумления Шарки даже разинул рот - конечно, разные уже люди появлялись, но чтобы... чтобы они заявляли такое!
   - Я - посланец Сэнктима, Ордена Хранителей! - всадник в белых просторных одеждах, негодующе краснея и сверкая глазами, говорил это с таким возмущением, словно его оскорбили до глубины души. - Я не намерен ждать! Я несу послание королю Бастиану! Сила Дня покарает того, кто чинит препятствия Ордену! - возмущался он, гневно восклицая и надменно задирая подбородок. Солдаты мялись и пытались вставить хоть слово.
   Белая мантия всадника не мешала ему уверенно сидеть верхом, каждое движение выдавало в нём человека властного и не терпящего никаких возражений.
   - О, господин Хранитель, мы всего лишь солдаты, - испуганно залепетал кто-то, напуганный возможностью проклятия. Конечно, всем известно, что все эти Хранители - одни самозванцы, и что Света в них не больше, чем в цепной собаке, может, даже меньше, но даже Шарки, слушая всё это, сомневался, не наделён ли данный Хранитель какими-то... особыми полномочиями касаемо кар Силы Дня и других мерзких вещей, которые могут случиться с тем, кто перечит Ордену.
   - Вы хотите заставить ждать меня, посланника Пресветлого Вассатаэля, вы, грязные слуги Ночи?! - новый приступ гнева накатил на Хранителя. Он даже поднял руку вверх, потрясая кулаком, словно норовя опустить его на голову первого попавшегося "слугу Ночи".
   На мгновение Шарки показалось, что сквозь маску гнева мелькнула весёлая усмешка, а спина слуги Хранителя, ехавшего рядом, вооружённого тяжёлым боевым посохом и плетью, затряслась от беззвучного смеха, но иллюзия быстро исчезла. Взволнованно ища свой меч, чтобы не показаться неряшливым, он выскочил из домишки, низко кланяясь всаднику.
   - О, господин Хранитель, чем мы навлекли ваш гнев? - спросил он, сдерживая неприязнь. Ничего этот Хранитель наслать на них не может, но вот когда тебя называют "слугой Ночи" - это не очень неприятно.
   - Я желаю немедленно вступить в Алвален, друг капитан, - спокойнее отозвался Хранитель, опуская поднятую руку. - Но ваши солдаты пытаются меня задержать.
   - По приказу его величества короля Бастиана...
   Тут Страж, огромная махина в доспехах, ехавшая за спиной Хранителя, вероятно, в качестве охраны, показательно скрестил на груди руки с мощными кулачищами и вытащил на лицо такую зверскую ухмылку, что куда больше стал походить на какого-то дикаря-разбойника, чем на Стража Света.
   "А вдруг, у него есть особые полномочия? - засомневался Шарки. - Может, стоит отправить гонца в Алвален?"
   - Я всё это уже слышал, друг капитан, - властно повёл рукой Хранитель, прерывая его. Только сейчас Шарки заметил, что Хранитель очень молод. Черты лица напоминали благородного, хотя были искажены негодованием. На какой-то миг Шарки даже показалось, что он где-то уже видел этого юношу, но домыслить он не успел. - Лучше вам пропустить нас или послать донесение в Алвален о нас, если не хотите быть отлучены от Света!
   Сосредоточенно хмурясь, слуга Хранителя потянулся к плети. Ну да, "отлучение", должно быть, сопровождается поркой, независимо от того, кто обидел Хранителя. Шарки с трудом сдержал заклокотавший гнев. Неужто этот мальчишка думает, что может его выпороть?! Он - капитан алваленской стражи!
   Шарки бросил взгляд на Стража за спиной Хранителя. Он уже ухмылялся не так сильно, но в его взгляде читалась угроза. Мол, лучше пропусти-ка нас, а не то я тебя на кусочки порву. Длинные, белые волосы были сзади убраны в хвост, который почти сливался с его плащом Стража. Шарки показалось, что где-то он уже слышал о Страже с такой причёской, но тут поганенький червячок загрыз его изнутри. Может, лучше послушать Хранителя и не встревать в споры со Светлыми? Никто из Стражей, ехавших в Алвален, так не настаивал на проезде. Должно быть, всё действительно серьёзно.
   - Господин Хранитель, если вы соизволите подождать, я отправлю гонца к его величеству Бастиану,... - пробормотал он, униженно сгибая спину, и досадуя на себя. Всего лишь какой-то там посланец Ордена, а такую смуту наводит на солдат. Вон они, уже бледные как смерть, думают, что на них вот-вот с неба гром обрушится.
   - Поторопитесь! Я не желаю ждать! - Хранитель дёрнул поводья своего коня и отъехал назад, о чём-то переговариваясь со Стражем.
   Шарки вытер ладонью лоб и зло посмотрел на солдат.
   - Цайрив, ну-ка дуй в Алвален. Доложишь об этом выскочке, что уж делать.
   Солдату явно расхотелось возвращаться в город. Ещё не разберутся, обзовут дезертиром да и зарубят на месте, и потом, кто поверит, что...
   В этот момент налетел такой порыв ветра, что едва не сбил Шарки с ног. Он вцепился рукой в необтёсанную деревянную дверь и почувствовал, как впиваются в руки занозы. Кое-кто из солдат испуганно вскрикнул:
   - Посмотрите! Посмотрите!
   Шарки поднял голову и заметил, что Хранитель вытянул в их сторону руку, почти не поворачиваясь. Ветер подстёгивал их до тех пор, пока Цайрив, взлетев на коня, помчался к Алвалену. Ветер стих, когда Хранитель опустил руку.
   - Да будет с нами Свет, - пробормотал Шарки, отряхиваясь. - Никогда не слышал, чтобы у Хранителей... были Дары...

______

  
   Марил с трудом сдерживал хохот. Только когда они уже порядочно отъехали от заставы, он громко заржал в кулак. Тэм тоже смеялся, вытирая с лица слёзы - каких трудов стоило ему не засмеяться прямо на глазах у солдат Алвалена, никто не мог себе представить.
   - Как ты их,... - бормотал Марил, прижимая руку к животу. - Посланник Пресветлого этого... Сила Дня покарает... Отлучены от... Грязные слуги... Ох, мамочки, не могу! - он ткнулся лицом в гриву коня, купленного ему Наймирой один Свет знает, где, и спина его затряслась. Даже присутствие Воина Тени его уже не тяготило.
   - Видел бы ты лицо того капитана, когда я к нему "другом" обратился! - вторил Тэм.
   - Про отлучение когда сказал, он аж позеленел, - закивал Марил, не в силах поднять голову. - А когда я к плётке этой потянулся? Ой, не могу... Упаду сейчас...
   Тэрмис с трудом заставил себя успокоиться. Несмотря на то, что всё это было очень забавно, было немножко мерзкое ощущение. Он не просто обманул их и запугал, так он и действительно повёл себя, как эти нынешние Хранители. Даже руками потрясал похоже и грозил всех как нечего делать отлучить от Света... Наймира долго тренировала его делать надменное лицо, но, судя по всему, получалось у него неплохо. Они все признали его гнев за самый настоящий... И именно благодаря Наймире у него была белая одежда Хранителя, а уж где она вытащила Марилу плётку, знал один Свет.
   Зэрандер на веселящихся молодых людей не обращал никакого внимания.
   - Что ты теперь будешь делать, Хранитель? - спросил он, нарушая их веселье. Тэм мгновенно посерьёзнел, и Марил тоже. - Этих глупцов ты одурачил мастерски, я не спорю, но с Бастианом это не пройдёт.
   - Не порти настроение, Воин, - пробормотал Тэм. - Мы ещё до вечера прождём, пока придёт какой-нибудь ответ... Может, он и не пустит нас вовсе...
   - После того, как ты призвал Дар, этот солдат наплетёт, что явился сам Пресветлый, - возразил Зэрандер. - Или ты мне предлагаешь изображать Стража при дворе Бастиана? - грозно спросил он.
   Марил обернулся на чёрные точки солдат на дороге, всё ещё глядящие им вслед, и предположил:
   - А ну как мы удерём в Алвалене и спрячемся?
   - Я о том же, - кивнул Тэм. - Только, конечно, наслышан я об этом Бастиане... Он не успокоится, пока нас на свет не вытащит. А то ещё, упаси нас Свет, отправит гонца к Вассатаэлю, тут уж нас с тобой, Марил, отлучат за милую душу...
   - Я не намерен прятаться, - произнёс Лорд Тени. - Я должен найти Воина Тени и убить его. Но прятаться я не намерен.
   - Тебе стража Бастиана и ярость Пресветлого не так страшны, как нам! - воскликнул Тэм. - Что тебе до Сэнктима? По-моему, наплевал ты на него, Воин! - Тэм вздохнул. - Ты-то убьёшь кого надо, и легко тебе. А нам с Марилом, как тебе, с кучей вооружённых людей не управиться... И потом, мне, как истинному Хранителю, очень некстати, если мне клеймо на лбу выжгут, что я отлучён от Света! - на этот раз даже изображать гнев ему не приходилось. - Извини, конечно, Воин, но с этого момента нам с Марилом надо позаботиться о своей сохранности, а ты можешь искать того Воина, сколько твоей душе угодно! - он заметил пылающий взгляд Зэрандера и осадил себя. - Извини, Воин, - пробормотал он, - это я от нервов, - и торопливо отвернулся к заметно побледневшему Марилу. - Может, тебе не ехать с нами?
   - Хранитель без слуги - это кузнец без молота, Тэм, - ответил Марил. - Не думаю, что это хорошая идея.
   - Значит, ты хочешь, чтобы мы разделились, Хранитель? - уточнил Зэрандер. - Хочешь отправить меня искать Воина Тени, а самому спрятаться? Конечно, нам придётся действовать по отдельности, но я ни на шаг не позволю тебе отойти, если будет возможность, что тебя могут схватить слуги Хозяина. А Силу Ночи в Алвалене, думаю, ты чувствуешь прекрасно. Не уверен, что здесь всего-то один Воин Тени
   Говорил он спокойно, без надрыва, но было ясно, что возражать бесполезно. Тэм опустил голову.
   - Сманить меня на свою сторону у них не получится, Зэрандер. Я - истинный Хранитель, и...
   - Зато запихнуть тебя в пыточную камеру у них получится. Я не намерен тебя терять, пока не получу Камень Света.
   Глаза Марила расширились от удивления.
   - Так вы ищете Камень Света? - шёпотом спросил он, толкая Тэма в бок.
   - Лучше тебе не знать, Марил, - вздохнул Тэрмис. - Что ж, Воин, тогда ты можешь предложить?
   - Посмотрим, - Лорд Тени поправил свой белый плащ и посмотрел на призрак своей сестры. Она сидела на траве и покатывалась от смеха. Она порозовела, повеселела, но смех свой сдерживала до тех пор, пока Зэрандер не посмотрел на неё. Тогда она расхохоталась во весь голос, и Тэм, как и Марил, нервно вскинули головы. Марил потянулся к посоху:
   - Это ещё кто? Кто это такой?! - воскликнул он.
   - Это моя сестра, - Лорд Тени раздражённо тряхнул головой. Лицо его выражало одно только недовольство, но Тэм почувствовал облегчение, когда понял, что Зэрандер так крепко сжимает губы исключительно чтобы ненароком не улыбнуться. Представление, данное Тэмом, и ему тоже понравилось.
   - Какая сестра? - спрашивал недоумевающий Марил. - Тэм, какая сестра?
   - Не знаю. Мне Сати как-то сказал, что она призрак, - пояснил Тэм, вздыхая тяжело и грустно.
   - Призрак?! - Марил, хлопая глазами, уставился на пустое место, откуда доносился хохот.

______

  
   Тэм с трудом справлялся с дрожью. Сохранять надменное и уверенное выражение на лице было не легче, чем пройтись по канату, держа в одной руке тяжеленный топор, а в другой - ветку дерева. Белые одежды Хранителя его совсем не успокаивали. Не легче было и Марилу. Он изо всех сил старался сохранить на лице прежнюю серьёзность, но теперь вместо веселья просился на него страх. Изредка он бросал робкие взгляды на Тэрмиса, но тот ничем не мог ему помочь.
   С того самого момента, как они въехали в Алвален, их взяли в кольцо конные гвардейцы Бастиана. Зэрандер исчез мгновенно, его как и не было, а Тэм храбро соврал, что Страж отправился по своим делам, и он не может его вернуть. Так, собственно, и было.
   Спорить с гвардейцами было бесполезно. Они выглядели совершенно непреклонно, и было абсолютно бессмысленно просить их о чём-то. Тэм и Марил оказались в окружении и двигались прямиком к дворцу Бастиана.
   - Тэм, - шёпотом позвал Марил, - не нравится мне это...
   - А я в восторге,... - пробормотал Тэм в ответ, с досадой глядя на банты перевязи соседнего с ним гвардейца. - Всегда мечтал быть почётным гостем короля...
   Перебросившись этими фразами, они больше не разговаривали. Из последних сил Тэрмис удерживал на лице равнодушие и уверенность, думая, что же с ними сделает разъярённый Бастиан, когда раскроет их обман.
   Их ввели во двор королевского дворца, и ворота захлопнулись за ними.
   - Да поможет нам Свет, - одними губами произнёс Тэм, продолжая сохранять на лице прежнюю маску. Марил с надеждой посмотрел на него, словно он мог что-то сделать. - Оставайся здесь, и, молю тебя, ничего не предпринимай, - так же тихо сказал ему Тэм. - Может, они тебя не тронут...
   "Я буду тебя ждать, Тэм!" - мысленно воскликнул Марил. Тэм спешился и, важно вздёрнув нос, согласился проследовать за разодетым слугой к его величеству. Марил взял обоих коней, и, делая вид, что привык к этой прямой обязанности, вслед за конюхом отправился к конюшням, с замиранием сердца осознавая, что следом за ним идёт один из гвардейцев.
   Неужели, Лорд Зэрандер всё-таки их бросил? Марил ощутил тоску: теперь единственный, наверное, кто может спасти его и Тэма, это Воин Тени, который презирает людей как таковых...

______

  
   Король Бастиан принял его не в тронном зале, а, по предположению Тэма, в кабинете. Это было просторное помещение, устланное коврами, с гобеленами на стенах и широкими застеклёнными окнами. Сбоку от огромного стола, заваленного бумагами, стояло повёрнутое ко входу кресло с высокой деревянной спиной и обитыми бархатом подлокотниками. В кресле, откинувшись назад и закинув одну ногу на другую, сидел молодой человек. У него было лицо человека, привыкшего к беспрекословному повиновению, немного бледное, но насмешливое и излучающее презрение ко всему, что его окружает. Глядя в его надменные холодные глаза, Тэм понял, что наверняка обречён.
   Король Бастиан вряд ли был намного его старше, может, года на два или на три, но было видно, что жизнь при дворе воспитала его гораздо раньше, чем Тэма - жизнь Хранителя. Он с детства привык к тому, что нужно быть осторожным - враги повсюду, и даже кланяясь тебе, они не оставляют своих коварных замыслов. В появлении Хранителя, якобы посланника Сэнктима, он тоже видел какой-то заговор, потому-то по пятам его следовали гвардейцы, и ещё двое стояли за креслом Бастиана. Но выражения лица Хранителя сбило его с толку. Хранитель был невероятно юн, напуган и, хотя пытался показать себя другим, больше сошёл бы за человека, которого ведут на эшафот, и который уже с этим смирился.
   У кресла, положив морду на вытянутые вперёд когтистые лапы, лежал огромный чёрный пёс в широком, с шипами, ошейнике. Он косился блестящим чёрным глазом на Тэма, чувствуя его страх, и изредка зевал, показывая гигантские острые зубы.
   Тэм, никогда в жизни не видевший вблизи короля, не мог найти в себе сил любопытствовать. Бастиан был одет не слишком вычурно, но богато, его одежда была расшита гербами Алвалена, светлые волосы подхватывал тонкий венец короны - была и другая корона, огромная и тяжёлая, которую он вынужден был носить во время церемоний, но эта была гораздо удобнее, а главное, почти не чувствовалась. На столе рядом с ним лежал скипетр - знак королевской власти - золотой жезл с огромным камнем на одном своём окончании. Он был брошен небрежно, как будто в знак того, что Бастиан свою власть считает как что-то само собой разумеющееся.
   Тэм поклонился королю, не очень низко - так, как поклонился бы любому владыке любой Хранитель из Ордена. На одно только мгновение он взглянул в надменное, словно вылепленное из воска, бледное лицо Бастиана, и отчаялся ещё сильнее.
   "О, как глупо было идти сюда, как глупо! - обругал Тэрмис сам себя. - Как это было глупо! А я ещё и подверг опасности Марила! О, да защитит нас Сила Дня..."
   Выдерживая паузу, Бастиан попытался поймать взгляд Хранителя. Ему что-то казалось странным. Прищурив глаза, он разглядывал практически своего ровесника, и с удивлением отметил, что на шее его действительно есть белый шнурок. Как ему доложили, этот Хранитель обладал Даром, судя по описанию, Даром Ветра...
   Или же он был хорошо замаскированным слугой Ночи, ведь Дары могли быть либо у Стражей, либо у тех, кто служил Хозяину. При мысли о слугах Ночи Бастиан ощутил негодование. Если один из этих тварей посмел ступить в его город, он...
   - Что ж, я рад принять в своём дворце посланника Пресветлого Вассатаэля, - он нахмурил брови, размышляя, что же сделает с самозванцем. Даже несмотря на шнурок, вряд ли это Хранитель. Тем более, истинный Хранитель. Если этот смельчак решил попытаться совершить нападение на него, то он его, без сомнения, повесит. Но если это просто безрассудный храбрец, решивший путём обмана попасть в Алвален, то можно выдать его Вассатаэлю. Это тоже будет очень забавно. Извращённый в дворцовых интригах ум молодого короля, уже прослывшего тираном, продумывал самые разные варианты, но в одном он был уверен точно. Хранителем этот юноша быть не может. Может, эти солдаты и могли испугаться одной белой рясы, но он чувствует себя в ней, как в мешке. Его движения неловки, он едва ли не спотыкается при ходьбе. Маскировка была неудачной... Наверное, он надеялся пройти в Алвален и скрыться. Его спутнику, одетому Стражем, но, по донесениям гвардейцев, без белого шнурка на руке, это удалось. Но его ищут. Повсюду ищут. А вот второй его приятель такой удачей не обладал, он был где-то внизу, взятый под надзор королевскими гвардейцами. Губы Бастиана изогнулись в не обещающей ничего хорошего улыбке, которая могла бы показаться и радушной, но только тому, кто обладает недюжинным зрением. - Какое послание хотел передать мне Пресветлый?
   Тэм побледнел ещё сильнее. Бесполезно притворяться дальше, Бастиан его уже раскрыл. Но что же делать? Неужели, всё потеряно?
   Растерянность его Бастиану понравилась.
   - Что ж, наверное, это дело не должно подлежать огласке, - произнёс он. - Стража, - при этом слове Тэм напрягся так, словно если он сейчас даст стрекача, то сможет от этой стражи убежать, - выйдите. Мы с Хранителем поговорим наедине.
   Гвардейцы, развернувшись на каблуках, удалились. По лбу Тэма катились капельки пота и падали на белую одежду. С отчаянием поглядел он на короля, но взгляд Бастиана ожёг его.
   Пёс приподнял голову, напрягся и зарычал. Он ощущал страх Тэрмиса лучше многих.
   - Тише, Зверь, - улыбка Бастиана стала ожесточённой. Отчасти беднягу парня, решившего обмануть самого Бастиана, ему было жалко. Но если бы Бастиан жалел всех, кто в своё время трепыхался в петле, то у него не осталось бы нервов на выдержку, которая нужна королю.
   Зверь послушно положил голову, не сводя с Тэма глаз.
   "Не бойся... Отец, ты говорил мне не бояться, но я не могу! Я не могу быть истинным Хранителем!" - Тэрмис стиснул зубы, заставляя их не стучать.
   - Твоя попытка обмануть меня не удалась, - Бастиан расслабленно опустил плечи. Как только его рука, погладившая гладкую морду Зверя, исчезла с головы пса, тот снова обнажил клыки. - Ты заставил меня нарушить приказ, который я же и издал. Если ты думаешь, что тебе это простится, то ты ошибаешься. Мало того, что ты посмел отвлечь меня, ты выдал себя за Хранителя и, по словам моих слуг, пользовался Даром. Никогда не слышал о таких смельчаках, что осмеливаются одевать на шею белый шнурок ради развлечения, - в глазах обличённого Хранителя сверкнуло что-то вроде отрицания и даже обиды. - Сопротивление или попытка убедить меня в том, что мне всё это померещилось окончатся для тебя печально, - Бастиан закинул руку за голову, словно размышляя, с удовольствием глядя на сравнявшегося по цвету со своими одеждами юношей. Раздражение сменялось любопытством, было интересно посмотреть, что заведёт делать разоблачённый нарушитель. - Тебе лучше покаяться прямо сейчас, или я отправлю тебя и твоего дружка на виселицу.
   Тэм опустил голову, на мгновение задумался, чем всё это кончится, но потом, с трудом не упав из-за подвернувшейся под ногу полы рясы, опустился на колени. Бастиан скептически поджал губы. В глазах юноши читалась мольба.
   - Ваше величество, - голос Тэма сорвался. Он не знал, имеет ли перед этим надменным коронованным почти ровесником какие-то шансы. - Ваше величество, прошу вас, не трогайте моего друга! Это только моя вина! Позвольте мне всё объяснить, ваше величество!
   Бастиан хмыкнул. Подобные речи ему уже приходилось слушать, и часто они были не попыткой защитить союзника, а намеренным обвинением себя, дабы снискать его милость. Однако ему показалось, что отчаянная просьба прибывшего в Алвален юноши искренна. Прислушиваясь к своим ощущениям, Бастиан покровительственно кивнул:
   - Продолжай.
   Не то, чтобы Тэм стал окрылённым этим нетерпеливым требованием. Он боялся, что чего бы тут ни говорил, Бастиан даже вслушиваться не станет. Ему приятно видеть, что перед ним ползают на коленях, и, получив удовольствие, он вздёрнет Тэма, не задумываясь даже о белом шнурке... Но Тэрмис боялся уже не столько за себя, сколько за Марила. Мысли у него сумасшедше вертелись, самые разнообразные. Например, что если их потащат на эшафот, а Зэрандер вспомнит, что только Тэм может привести его к Камню Света, то его-то он вытащит, а вот о Мариле позаботиться может только Тэм.
   - Ваше величество, - Тэм с трудом справлялся со своей речью, голос у него сел, к телу прилипла поддетая под белую рясу рубашка, - я Хранитель,... - заметив, что Бастиан, хмурясь, собрался позвать стражу, Тэм торопливо продолжил. - Я истинный Хранитель, ваше величество! Я никогда не состоял в Ордене! Но я...
   - Истинных Хранителей не существует, а уж ты на него точно не похож, - отрезал Бастиан. Отчаявшись, Тэм вцепился пальцем в свой шнурок.
   - Я вам Светом клянусь, ваше величество! Я...
   - Ладно, - презрительно поморщился Бастиан. - Пусть, хотя я не верю. Итак, ты, мальчишка, истинный Хранитель, - только положение Тэма не позволило ему взбеситься из-за "мальчишки". Да этот король не настолько его старше! - И зачем нужен был весь этот маскарад?
   - Я объясню, ваше величество... Я пришёл в Алвален, потому что здесь чувствовалась Сила Ночи... Очень сильное скопление Ночи... И я слышал, что в Алвалене видели Воина Тени...
   - Воина Тени?! - гневно спросил Бастиан, подаваясь вперёд. Вскочил, рыча, Зверь. - Лежать! - приказал он собаке. - Воина Тени?!
   - Мне сказали об этом Стражи. Я могу назвать их имена, ваше величество! - Тэм дышал тяжело и трудно. Он сложил руки и прижал их к груди. - Клянусь вам, я не лгу! Я понимал, что мне нужно как можно быстрее оказаться в городе! Моё прямое призвание - быть там, где прячется Сила Ночи! Но Алвален был закрыт, а ждать было равносильно смерти!
   Бастиан откинулся обратно, скрещивая на груди руки. На лице его было сомнение. Он был готов отдать приказ о задержании этого нахального лгуна, но...
   - Ваше величество, - Тэм опустил глаза, склоняя голову, - мы целиком в вашей власти. Вы можете убить нас или выдать Пресветлому Вассатаэлю, но прошу вас, пощадите моего друга. Это моей идеей было обманом проникнуть в Алвален. Я признаю свою вину и готов понести наказание, - он замолчал, закрывая глаза. Всё, больше он ни чем не может помочь Марилу.
   Бастиан с сомнением глядел на стоящего на коленях юношу. Молитвенно сложенные руки уже не дрожали, голос, которым были произнесены последние слова, был твёрд. Страха в этом человеке больше не было, хотя сейчас как никогда раньше смерть была близка к нему.
   Бастиан задумчиво кивнул самому себе и поднялся. Тэм слышал шорох, но не знал, что это. Вдруг он почувствовал, как чья-то рука легла ему на плечо.
   - Встань, - повелительно прозвучал приказ. Тэм поднялся, и рука в тонкой перчатке продолжала сжимать его плечо. Бастиан стоял прямо перед ним, глядя ему в глаза. Холодные, стальные, серые глаза Бастиана были совсем близко. Они были не похожи на глаза Тэма - тоже серые, но мягкие, печальные, перед всеми извиняющиеся... Страха в них не было. Как и покорности. Тэм смирился с любым исходом, но... - Отец рассказывал мне об истинных Хранителях. Они носили на шее белые шнурки и никогда ничего не боялись. Они несли Свет туда, где правила Сила Ночи. Я тебе не поверил, но теперь я вижу, что ты не лгал. Ты - истинный Хранитель, а они не должны стоять на коленях даже перед королями, - Бастиан усмехнулся, на какое-то время кичливо-надменная маска исчезла. Глаза озорно сверкнули. - Но даже мне не пришло бы в голову пойти на такой риск, норовя вывести из себя самого жестокого короля Алвалена за всю его историю.
   - Ваше величество, - попытался возразить Тэм.
   - Я прекрасно знаю, как меня называют, и какие слухи обо мне ходят, - обе его руки лежали на плечах Тэма. - Наверное, я такой и есть. Это меня, по крайней мере, не смущает. Но ты - мой гость, Хранитель, - Бастиан покачал головой. - Должно быть, всё это порядком истрепало твои нервы, - король отпустил его плечи. Тэм до сих пор не верил своим ушам. Бастиан позвонил в стоявший на столе колокольчик с серебряной ручкой. Двери распахнулись, вошедший слуга низко поклонился королю. - Принесите нам вина и кресло для моего гостя, - распорядился Бастиан. - И поторопитесь, он проделал большой путь и мне не хочется заставлять его ждать.
   - Ваше величество,... - робко встрял Тэм. - Мой друг...
   - Раз уж он стал изображать слугу, пускай отправляется к слугам, - Бастиан коротко рассмеялся, сметая рукой все бумаги со стола. Чернильница опрокинулась, но он не обратил на это внимания. - А я хочу подробнее услышать о Силе Ночи и Воине Тени. Не может быть, чтобы это от меня скрылось.
   Слуги, двигаясь быстро и торопливо, не поднимая голов, внесли небольшое кресло и поставили его у стола. Ещё один, кланяясь, поставил на стол поднос с вином и разлил его в кубки. Вбежавший уборщик стал вытирать чернильное пятно на ковре.
   - Садись, - распорядился Бастиан. - Садись же! - Тэм послушался. Он чувствовал себя неловко и краснел. - Убирайтесь! - велел Бастиан слугам, даже тому, что старательно оттирал пятно. Когда они ушли, он рассмеялся снова. - Как тебя зовут, Хранитель?
   - Тэм... То есть Тэрмис, - Тэм вспыхнул ещё сильнее.
   - Тэм. Прекрасно, - Бастиан взял в руки кубок. - Пей. Не обижай меня, ты же мой гость.
   Тэм заставил себя взять в руку тяжёлый золотой кубок. Аромат вина пахнул ему в лицо, он выдавил мученическую улыбку и, под пристальным взглядом стальных глаз Бастиана, отпил. Вино было крепкое, Тэм едва не закашлялся, а потом понял, что совершенно не знает, что ему делать дальше. Бастиана его неловкость явно забавляла.
   - Итак, я хотел бы услышать подробно и внятно, что именно ты хотел сделать в Алвалене и как, интересно, ты собирался разобраться с Воином Тени. Не зарубить же ты его хотел, не так ли?
   - Я... Со мной был...
   - Да, да, Страж, мне докладывали, - кивнул Бастиан. - У него, в отличие от вас, шнурка не было...
   - Он не Страж, - Тэм вздохнул. - Он не...
   Бастиан, улыбаясь, допил вино и сам налил себе ещё.
   - Я хотел бы слышать исключительно правду, - король так проницательно поглядел на Тэма, что тот едва не подавился вином. - Даже если ты - истинный Хранитель, это тебя не спасёт, если ты будешь юлить, - Бастиан развёл руками. - Мне не очень хочется тебя допрашивать, это мне чести не сделает, но правду я желаю знать.
   - А если правда вам не понравится? - уточнил Тэм. - Она будет не очень приятной, ваше величество.
   - Я должен знать всё, что происходит в этом городе, Тэм, - Бастиан кивнул ему. - Ну, я тебя слушаю.
   - Ваше величество, - Тэм набрал воздуха в лёгкие и мысленно взмолился, чтобы Бастиан не приказал убить его на месте, когда он произнесёт следующие слова. - Мой спутник - тоже Воин Тени.
   Лицо Бастиана исказилось. Ярость смешивалась с холодным презрением, он сжал в руке кубок с вином и обрушил его на стол. Вино расплескалось. Глаза загорелись гневом и ненавистью. Руки сжались в кулаки, он откинулся на спинку своего кресла и сквозь зубы выплюнул:
   - Я знал, что всё это подстроено. Так ты - слуга Ночи? И осмелился сказать мне об этом?! - он медленно поднялся, и Тэм тоже вскочил. - Стража!
   - Нет, ваше величество! - воскликнул Тэм. Ворвавшаяся стража схватила его, скрутила позади руки. В спину уткнулось остриё меча. - Вы не поняли! Позвольте мне договорить! - он попытался вырвать руки. Изуродованное гневом лицо молодого короля ясно показывало, что он не намерен слушать.
   - Говорить ты будешь моему мастеру пыток, мразь! - затянутые в перчатку пальцы Бастиана вцепились в его шнурок, но сорвать его не получилось. - Слугам Ночи нет прохода в мой замок! Уведите его.
   Стражники поволокли его к выходу. Он отчаянно пытался выкрутиться, сопротивляясь, но это было бесполезно.
   - Да не будет войны между Светом и Светом, - Тэм зажмурился, отбиваясь от стражи, - да сохранит мир Сила Дня, да не поднимет Идущий в Свете руку на того, кто доверился ему...
   Бастиан, уже отвернувшийся, повернул голову. Если человек произносит эти слова, он не просто просит не убивать его, потому что причисляет себя к следующим Свету. Это значит, что он клянётся своей душой в том, что служит Свету и что не виновен. Конечно, слуга Ночи может и солгать... Но Бастиан глядел этому человеку в глаза. Невозможно поверить, чтобы этот человек принёс такую клятву и солгал.
   - Стойте, - обернулся он на каблуках. Стальной взгляд вонзился в Тэма. - Ты клянёшься душой в том, что ты - не слуга Ночи?
   - Клянусь, - Тэм висел на руках стражи. По подбородку стекала кровь - он с такой силой впился зубами в губу, что прокусил её.
   - Не обмани моего доверия, - Бастиан заложил руки за спину, надменно вскидывая голову, глядя на Тэма сверху вниз. - Я простил тебя однажды, посадил рядом с собой, и принял твою клятву, но упаси тебя Свет обмануть меня хотя бы в одном слове. Говори, что за Воин Тени? Говори!
   Тэм с трудом выпрямился - гвардейцы Бастиана отпустили его и ушли, но он понимал, что они могут ворваться, вздохни он слишком глубоко.
   - Мой отец перед смертью почувствовал Силу Ночи в горах Стегоса и попросил меня отправиться туда. Когда я прибыл в деревню, - под взглядом Бастиана он чувствовал себя, будто под топором палача, - я увидел там мальчика, младше меня года на четыре, у которого был Дар Ночи. Я не сказал ему, кто я. Мы подружились, и я понял, что он не знает о покровительстве Силы Ночи. И я понял, что должен узнать, почему Сила Ночи поглощает его. Дар Ночи не мог появиться в нём просто так, а я понимал, что мальчик не призывал её и не искал её покровительства.
   Бастиан не перебивал. Лицо вновь стало бесстрастной маской.
   - Однажды мы с ним пошли в горы, и там он пропал. Я пошёл искать его, и набрёл на Воина Тени. Оказалось, мальчик этот спас его, нашёл и спас от Вечности, как я понял. А взамен Зэрандер дал ему Дар, но так, что тот не знал об этом.
   Лицо Бастиана дёрнулось:
   - Зэрандер? Призрачный Воин? Он мёртв!
   - Я тоже так думал, ваше величество! - воскликнул Тэм. - Но он был живой и вознамерился убить меня. Но потом передумал и предложил поговорить. Я удивился, но мне пришлось согласиться, иначе он грозился убить того мальчика. Он отпустил Сати домой, но тот вскоре вернулся, не дав нам договорить, и сообщил о Стражах. К этому времени Зэрандер сказал мне вещь, которая поразила меня. Он сказал, что желает уничтожить Хозяина навечно. Что Хозяин почти что возродился, что он даже разговаривал с Зэрандером, склоняя его на свою сторону.
   - Воин Тени хотел убить Хозяина Ночи? - недоверчиво переспросил Бастиан.
   - Я тоже сначала не поверил! Я едва убедил его скрыться от Стражей в горах, мы спрятались в Алтаре,... - Бастиан ничем не выказал своих чувств, и Тэм продолжил. - Там Зэрандер сказал, что готов убить Хозяина, но для этого ему нужна помощь Светлого. Истинного Хранителя. А я... Я не знаю больше никого, - Тэм сморщил лоб. - Отец сказал мне перед смертью, что я последний... Ну, Воину был нужен Камень Света. Естественно, я отказался ему помогать. Он попытался меня убить, но потом остановился и сказал, что пойдёт искать себе другого союзника.
   - Он оставил тебя в живых? - взгляд Бастиана не изменился.
   - Да. Мы с Сати вышли, я хотел объяснить Стражам, что мальчик не виноват в Даре Ночи, чтобы они не трогали его. И тут один из них набросился на меня с мечом, обвиняя меня в том, что я - слуга Ночи. И остальные не могли вмешаться, потому что он был их командир. И тут опять появился Зэрандер, который при всех уличил Стража в служении Ночи.
   - Страж Света?! - воскликнул Бастиан глухо. - Слуга Хозяина?!
   - Именно, ваше величество. И он это признал! После этого Зэрандер предложил мне идти с ним, и я понял, что... Что он не лжёт. Да, он Лорд Тени, и он остался таким, каким был... Его характер переносить не легко, но я вижу, что он ненавидит Хозяина. Он знает, я не знаю, как и почему, но он знает, как использовать Камень Света, чтобы убить дух Хозяина. Он никогда мне не говорил, но... Он - воскрешённый Воин Тени. Но я понял, что он - мой союзник, и что нам нужно идти вместе.
   - Так вы ищете Камень Света? - Бастиан наклонил голову набок. - Твоя история будто бы придумана на ходу, но когда я вспоминаю, какое описание дали этому твоему Стражу, мне кажется, что он вполне может быть Воином Тени. А в Алвалене вы что, тоже ищете Камень Света?
   - Я не солгал вам, ваше величество, - произнёс Тэм. - В Алвалене мы из-за того Воина Тени, о котором я услышал от Стражей. Зэрандер потащил меня сюда, чтобы расквитаться с ним. Он хочет одновременно отыскать Камень Света, найти новое тело Хозяина и уничтожить его слуг...
   - Новое тело? - переспросил Бастиан.
   - Да, ваше величество. Хозяин сам сказал Зэрандеру, что у него есть какое-то новое тело. Я... Он не раскрывает мне многого, ваше величество. Но я... Я ему верю, - вздохнул Тэм. - Каким бы зверем он не казался.
   Навострил уши пёс, услышав свою кличку, но никто не обратил на него внимания, и он снова лёг.
   - Итак, ты мне утверждаешь, что твой Воин Тени хочет убить Хозяина, всех его слуг... А ты ему нужен, чтобы добыть для этого Камень Света? - уточнил Бастиан.
   - Да, ваше величество. Он втянул меня в неприятную историю. Хоть я и Хранитель, а мне пришлось уже защищаться с помощью оружия... И даже не только защищаться, - Тэм сокрушённо вздохнул ещё раз. - А мой друг, это всего лишь житель окрестной деревеньки. Здесь как-то замешана клятва крови... Он хранит верность Зэрандеру из-за своих предков,... - Тэм развёл руками. - Я всё вам рассказал, ваше величество. Я понимаю, что мне трудно поверить, но... я не лгал. Клянусь.
   Бастиан покачался с пятки на носок, нарушая иллюзию величественности, и, вернувшись, сел обратно в своё кресло, о чём-то думая. Тэм только сейчас сообразил, что тайну раскрыл выскочке королевского рода...
   - Ну, хорошо, - наконец, сказал Бастиан. - Садись-ка обратно, потолкуем, Хранитель Тэм, - по голосу невозможно было понять, намерен ли он всё-таки отдать Тэрмиса своим палачам или нет. Тэм повиновался и сел на край невысокого кресла. - Ты наговорил мне столько странных вещей, сколько никто и никогда мне не говорил. Знает ли Клинок Света о твоём... о том, что вы с Воином задумали?
   - Полагаю, да, ваше величество. И нас разыскивают Стражи повсюду. Я не знаю, для чего. Вполне возможно, чтобы остановить. Но останавливаться нам нельзя. Мы должны остановить Хозяина...
   - Смело, - кивнул Бастиан. - Хорошо вы замахнулись с этим Лордом... Зэрандером, - он скривился при этом имени. - А слуги Хозяина уже о вас знают?
   Тэм немного побледнел:
   - Да. Меня уже пытались переманить на сторону Силы Ночи. Я думаю, что они ищут нас с не меньшим рвением. Хозяин тоже желает узнать о Камне Света.
   - А ты знаешь, где он? - заинтересованно спросил Бастиан.
   - Нет. Я знаю пророчества...
   - Не один же ты, - резонно заметил король.
   - Вероятно, Хозяин считает меня лёгкой добычей. Нынешний Орден Света после смерти отлучил ЛаВинира от Света, ваше величество. Но именно его пророчества указывают на Камень. Наверное, их знает Клинок Света, может, по крупицам - кто-то ещё но... Хозяин хочет получить именно меня.
   Бастиан чему-то ухмыльнулся.
   - Вот что, Хранитель Тэм. С одинаковой радостью, полагаю, тебя получит и Клинок, и Пресветлый...
   В глазах Хранителя что-то сверкнуло. Что-то, где покорностью даже не пахло. Бастиан рассмеялся, снова закидывая ногу на ногу.
   - Не беспокойся, я тебя не выдам. Ты мне понравился, - он потрепал по голове Зверя. - И история твоя тоже. Знаешь, что я тебе скажу? - король Алвалена взглянул на Тэма, и в стальных глазах искрились лукавые огоньки. - Останешься в моём дворце, почётным гостем, посланником Вассатаэля и тому подобное, что ты там наплёл... Молчи и слушай, - он поднял палец с огромным перстнем, прерывая попытку Тэма заговорить. - Имей уважение к королю, - он снова усмехнулся. - Я даже приму твоего... Воина Тени, - он поморщился. - Но только потому, что истинный Хранитель поклялся мне в том, что не солгал, а потом сообщил, что этот Воин Тени мечтает вцепиться Хозяину в горло. Ты понимаешь меня?
   - Да, ваше величество, - глухо ответил Тэм.
   - Так вот. Но когда-то я дал себе обещание: слуг Ночи в моём городе никогда не будет. Никогда. Однако, слушая тебя, мне начинает казаться, что они повсюду, и любой может оказаться ими. Взамен на то, что я никому не открою твою тайну, Хранитель Тэм, ты и твой Воин мне поможете.
   - Как, ваше величество? - нахмурился Тэрмис. Бастиан охотно свяжет их по рукам и ногам одними только обязательствами.
   - Вы вычислите мне слуг Ночи в Алвалене и поможете от них избавиться. И пробудете здесь до сих пор, пока город не станет чист. Ты же говорил о том, что их тут много - вот и отработай взамен на то, что я не отдам тебя своим палачам. Уяснил, Хранитель Тэм? - спросил он, смеясь. Его явно забавляло происходящее. Тэм оскорблённо поднялся.
   - Ваше величество! Я не останусь по собственной воле! Я - Хранитель, и я не буду ничего отрабатывать, даже если это скажет мне трижды король, ваше величество! Хотите выдать нас - выдайте, хотите пытать - пытайте! Но я был и останусь Хранителем! - он осознавал, что перечёркивает всё, чего добивался так долго и ждал нового взрыва. Но на лице Бастиана не появилось гнева. Он шевельнул бровями.
   - Тогда оставайся, как мой друг, - предложил он, и Тэм, ошарашенный этими словами, замер с открытым ртом. - Сначала я не поверил тебе, я пытался понять, кто ты такой, - продолжил Бастиан. - Я знал, что истинный Хранитель не станет пытаться кому-то услужить, и подумал, что если ты согласишься, я смогу уличить тебя и раскрыть, - он поднялся, спокойно глядя в глаза Тэрмису. Взгляд опять больше не был стальным. - Я привык никому не верить. Я думал, что ты тоже часть какого-то заговора, и что ты вгонишь мне нож в спину, втёршись в доверие. Эти твари лорды да графы, того и гляди, меня самого вздёрнут на виселице, - он с досадой махнул рукой. - Поэтому я тебе не верил до последнего. Но теперь... Ты первый, кому король Бастиан приносит свои извинения, - он не обращал внимания на изумление Тэма. - Прости меня, Хранитель. Останься. Мне нужна помощь.
   Опешивший Тэм не мог найти слов. Бастиан терпеливо ждал ответа. Когда он скинул свою личину непримиримого и гордого короля, он стал похож на простого молодого человека, усталого, упрямого... Он был таким на самом деле, несмотря на все жестокие указы и повешенных по его приказу людей.
   - Если здесь есть слуги Ночи, они захотят захватить Алвален. Я не смогу справиться с ними, если их ведёт сам Хозяин, - он уже просил. - Я готов спрятать тебя, Воина Тени и кого бы ты ни привёл сюда, если ты согласишься помочь мне...
   - Ваше величество, - с трудом оправился Тэм, но король прервал его.
   - Бастиан. Ты же истинный Хранитель, Тэм. Для вас никогда не было королей!
   - Бастиан, - кивнул Тэм. - Ты... Я согласен помочь тебе. Но я не знаю, как отнесётся к этому Зэрандер... Я ведь не направляю его и не указываю ему дорогу. Он делает что хочет и как хочет!
   - Поговори с ним, - в голосе Бастиана на какой-то момент вновь появились нотки приказного тона, но он исправился, - пожалуйста.
   - Я... Я попробую... Мой друг, он там внизу с ума сошёл от волнения... Позволь, я вернусь к нему...
   - Нет, - остановил его Бастиан. - Ты - посланник Ордена Хранителей, иначе представить тебя я не могу. Ты не должен бродить без охраны, навещая своих слуг... Я прикажу послать за ним. Тебе отведут покои. И... И Воину, - твёрдо сказал он.
   - Хорошо, - сдался Тэм. - Я... Хорошо.
   Бастиан тяжело вздохнул.
   - Спасибо. После всего этого ты согласился мне помочь... Я не надеялся.
   - Это моё призвание - помогать другим, - ответил Тэм. - Может, тебе лучше... быть таким, чем тем, кто встретил меня в первый раз.
   - Меня загрызут тогда, Тэм, - Бастиан нахмурил светлые брови. - Меня загрызут. Я понимаю, может быть, тебе многое будет неприятно, но... Иного выхода выжить здесь нет.
   Тэм вдруг ощутил невероятную усталость. Ноги почти подламывались. Бастиан, заметив это, снова позвонил в колокольчик.
   - Лучшие покои посланнику Ордена Хранителей! - распорядился он. - И быстрее! Распорядитесь поселить рядом его слугу и приготовьте ещё несколько комнат! Выполняйте!
   "Ох, что же со мной за всё это сделает Воин!" - подумал Тэм отчаянно.

20

Кошмары наяву

______

  
   Вассатаэль нервно вздрогнул, почувствовав чьё-то присутствие. Глаза Пресветлого Хранителя беспокойно бегали по роскошной спальне, но ничто их сегодня не радовало. Жгучее волнение впивалось в него, он дёргался на любой шум, ему мерещились какие-то взгляды...
   Взгляд Пресветлого упал на зеркало в тяжёлой золотой оправе, стоящее у стены, и он вскрикнул. За его спиной висел в воздухе призрак... Тот самый призрак.
   - О, Свет! - Вассатаэль обернулся, но никого не было.
   Померещилось. Всего лишь померещилось...
   Этот призрак мерещился Вассатаэлю множество раз. С тех пор, как дух Хозяина Ночи посетил его, он не мог заставить себя успокоиться. Он был окружён стражниками и слугами, постоянно находился в центре толпы, но чувствовал проницательный холодный взгляд и довольный едкий смех тогда, когда никто ничего не ощущал.
   Призрак пришёл к нему утром. Васстатаэль попытался прогнать его, но Свет как никогда не отвечал на его воззвания, так и не ответил. Призраку явно было забавно наблюдать за перепуганным до полусмерти Пресветлым. Он Силой Ночи запер все замки и сделал так, что вдруг стены стали сдвигаться...
   Вассатаэль передёрнул плечами. Страшные воспоминания отзывались болью во всех конечностях.
   Сила Ночи обрушилась на него тогда... Вассатаэль был бессилен что-либо сделать против неё, он всегда был всего лишь человеком, сумевшим добиться титула Пресветлого Хранителя благодаря деньгам и умению быть в нужное время в нужном месте, чтобы сказать нужное слово. Он всю жизнь был уверен, что Сила Ночи - это детские сказки, и вдруг к нему явился Хозяин!
   Сначала Вассатаэль подумал, что одно то, что он называется Пресветлым Хранителем должно подчинить ему Силу Дня, но ничего у него не вышло. Хозяин посмеялся над ним и...
   Вассатаэль зажмурился. И как в Тёмные Времена люди сражались против этого отродья Ночи? Он был абсолютно властен над Вассатаэлем! Он заставил его мучиться в агонии, пытаясь загородить лицо и грудь от страшных невидимых ударов, он заставил его задыхаться, сковал его движения, спалил в огне, медленно вывернул ему руки, и крики Вассатаэля доставляли ему удовольствие! Это длилось целую вечность, он убивал, убивал и убивал - множество раз, но каждый раз Вассатаэль оказывался жив.
   В полубреду молил он, чтобы Хозяин перестал его мучить. Извивался у призрачных ног Хозяина, в чём-то клялся, просил, чтобы Хозяин отпустил его, просил, чтобы он позволил ему служить Силе Ночи... Но Хозяин только смеялся над ним. Разъедающий сознание шёпот втолковывал Вассатаэлю, что одно только одеяние Пресветлого его не спасёт, что Сила Ночи всё равно воцарится в этом мире, и он, Хозяин Ночи, вернётся, и ещё полюбуется на падение своих врагов; что на самом деле ему, Хозяину, просто приятно видеть страдания Вассатаэля, что это никогда не кончится, и что Вассатаэль будет страдать Вечность, как тысячу лет до первого возрождения после смерти делал это Хозяин. На отчаянные вопросы, за что, Хозяин только смеялся. "Просто так, - отвечал он, - мне нравится, как ты кричишь. Ты ведь Пресветлый Хранитель, а кричишь, как обычный человечишка". Ему не нужна была клятва, просто захотелось немного развлечься, и...
   - О, Свет! - повторил Вассатаэль, обхватывая голову руками.
   - Ты, кажется, так и не уяснил, что Свет тебе помочь не может, да и не хочет, - раздался совсем рядом голос, голос, впечатавшийся в память Вассатаэля навечно. Он задрожал и медленно-медленно повернул голову. В этот миг он понял, что подвешен в воздухе вниз головой. Кровь приливала к вискам, но это было совсем не страшно в сравнении с тем, что...
   - Уходи,... - простонал Вассатаэль. - О, что я сделал?.. Я ведь ничего не сделал...
   - Как это - ничего? - Хозяин был прозрачен и излучал чёрное свечение. - Ты - Пресветлый Хранитель, одного этого уже достаточно, чтобы я содрал с тебя шкуру, - он огляделся. - А ты неплохо живёшь, Пресветлый. Ни один Хранитель во все века так не жил, как ты, - Хозяин опустился в кресло у окна, поглядывая наружу.
   Вассатаэлю показалось, будто свою угрозу Хозяин претворяет в реальность. Было ощущение, что кожа слезает с него живьём.
   - О-о, нет! - закричал он. - Нет! Пожалуйста, не надо! Умоляю! Не надо! - он забился в воздухе, Хозяин усмехнулся, и Вассатаэль рухнул на пол, корчась от боли. Какие-то мелкие твари бродили у него под кожей, вгрызаясь в самые кости. - О, Свет! Не надо! - он заплакал, извиваясь на полу.
   - Отныне за каждое упоминание о Свете у тебя будет примерно такое же ощущение, - Хозяин рассмеялся ледяным, как будто сосульки бились о камни, падая с крыш, смехом. - Интересно, как же ты, Пресветлый, будешь с этим справляться... Того и гляди, тебя признают душевнобольным да и швырнут с трона Сэнктима... Впрочем, это самое меньшее, что тебя сейчас страшит, не так ли?
   - Прекратите... О, пожалуйста, - он заходился в рыданиях, не в силах справляться с болью. Скрюченными пальцами он бесцельно скрёб по полу. - Что вы... Что вы хотите? Я вас прошу... Я буду верен... Клянусь, я всё буду делать, что вы скажете! - Вассатаэль понял, что его проволокло неведомой силой от одной стены к другой, а потом обратно.
   - Можешь называть меня господином, - разрешил Хозяин, подпирая призрачной рукой призрачную голову.
   - Да, господин! - продолжал кричать, пытаясь молитвенно сложить руки, Пресветлый. - Отпустите меня, пожалуйста! Я умоляю, не надо больше! - вряд ли боль утихла, когда под кожей перестали бегать жучки. Он пополз к креслу, жалко лепеча. - Я буду служить... Позвольте мне... Я всё сделаю...
   - Думаешь, мне нужно твоё служение? У меня много куда более дельных слуг. Гораздо приятнее смотреть на тебя, когда ты не знаешь, будешь ли жив в следующую минуту, - Хозяин Ночи с наслаждением взглянул в окно, где только занимался рассвет, а рядом с ним сжавшийся в комочек и рыдающий Вассатаэль снова взвыл от страшной боли, катаясь по полу.
   - О, господин! Позвольте мне служить! - очередной удар заставил его согнуться, но в тот же миг что-то острое вонзилось под сердце, и он выгнулся назад. - Пожалуйста! Я буду полезен! Я всё... О-о! - боль чуть-чуть отпустила его. - О, господин! Спасибо! Спасибо!
   - Хочешь, чтобы боль исчезла? - Хозяин взглянул в по-собачьи преданные обезумевшие глаза Вассатаэля и презрительно сморщился. - Вон там, на столе, чернила и бумага. Принеси-ка их сюда.
   Радуясь возможности исполнить его приказ, Вассатаэль пополз туда, не вставая с колен. Хозяин Ночи взглянул на розоватое небо и засмеялся. Пресветлый принёс чернила, бумагу и перо.
   - А теперь пиши, - распорядился Хозяин, поглаживая подбородок. - Пиши: я, Пресветлый Хранитель Вассатаэль клянусь служить до последней капли крови Хозяину Ночи и в смерти оставаться верным ему, - он расслабленно улыбнулся. - Подпишись и поставь печать Сэнктима.
   Руки Вассатаэля мелко тряслись, буквы были неровными, прыгали, но он исполнил всё в точности как приказал ему Хозяин. Отчаянные, сбившиеся в шевелящийся клубок мысли причиняли только лишнюю боль - он был рад бездумно исполнять приказы призрака.
   Призрак взял сложенную вдвое бумагу и насмешливо помахал ей перед лицом Вассатаэля:
   - Вот и твой смертный приговор, Пресветлый. Если кто-то увидит эту бумагу, тебя отлучат, а то и убьют, - продолжил он. - Она будет лежать вот здесь, - Хозяин положил на ручку кресла бумагу с клятвой Пресветлого, - и ты не посмеешь её тронуть до тех пор, пока сюда не прибудет мой наблюдатель.
   - Господин,... - с трудом заставил себя переспросить Вассатаэль, - но Орден...
   Невидимая сила прижала Вассатаэля к полу, и на него опять посыпались удары.
   - Никаких возражений. Мой посланец прибудет в Сэнктим, и в тот же день эту бумагу ты отдашь ему. Чтобы я был уверен, что из-за своей трусости ты не решишь переметнуться на другую сторону. С тобой будет разговаривать он, мне неприятно даже смотреть на тебя, - Хозяин поднялся с кресла и пролетел над распластанным Вассатаэлем. - Хотя вряд ли ты принесёшь мне много пользы.
   - Я буду... буду полезен, господин! - Вассатаэль продолжал рыдать и корчиться от боли. - Спасибо, господин! - он готов был благодарить даже за те удары, что сыпались на него. - Спасибо!
   Хозяин исчез, раскатисто и холодно смеясь. Кусая дрожащие губы, Вассатаэль приподнялся на локтях, с ужасом вспоминая произошедшее. Он принёс клятву Хозяину! Хозяину Ночи!
   Непослушной рукой потянулся он к лежащей на ручке кресла бумаге. Надо спрятать её, надо хорошо её спрятать, чтобы никто не нашёл, чтобы никто никогда не узнал... Но едва он прикоснулся к ней кончиком пальца, как его обожгло и отбросило назад.
   - О... Свет! - воскликнул Вассатаэль отчаянно, и ощутил, как в тот же миг стынет в венах кровь. - Нет! - закричал он. - Не надо! Я не буду! Я больше не буду!
   Напуганные криками, в спальню ворвались слуги и засуетились вокруг лежащего на полу Вассатаэля. Только сейчас они услышали неладное.

______

  
   Элинин лежал на палубе своего корабля, разглядывая чистое небо и покусывая травинку, сорванную ещё на берегу. Настроение у него было прекрасное.
   Недавно он вернулся из Алвалена, где получил необычное задание, не согласовывавшееся с тем, что сказал Хозяин им всем. Хозяин сказал ему, что в Сарратар пожелают однажды попасть Воин Тени и Хранитель, двое из той троицы, что он показал им всем. И Элинин обязан доставить их в Сарратар с Побережья к Западной стене. Обязательно именно туда.
   Элинин пытался постичь эту загадку. Хозяин сказал остальным, что Хранителя надо изловить, а Зэрандера - попытаться убить или задерживать любой ценой. Но ему лично был приказ помочь им - безусловно, не открываясь. А Лорд Тени отправился с ним на Побережье, чтобы привести эту пару именно на летучий корабль Элинина.
   Элинин был молодым сарратарцем, жителем Небесного Города. Несколько лет назад он поспорил с друзьями, что сумеет добиться у Владетеля Ключей позволения выйти из Небесного Города. Это было рискованным мероприятием, но отступать было поздно, и Элинину пришлось отправиться в Юго-Западную Башню, чтобы упасть в ноги Владетелю. На самом деле, он был уверен, что ему в лучшем случае прикажут убираться прочь, а в худшем - ещё и высекут. А если у Владетеля будет нехорошее настроение, он может и полететь ни за что с Бастиона Скорби прямо в Дымящееся Озеро на вершине Пламенной горы - кратер вулкана, давно уснувшего, но продолжавшего иногда дымиться.
   Элинин собирался, как на смерть. Мать, напуганная до полусмерти, просила его отказаться от дурацкого спора, признать поражение и не рисковать жизнью, но Элинин не привык отказываться от своих слов.
   Владетель Ключей его просьбу выслушал и долго смеялся над просьбой, правда, смеялся беззлобно. И решительно отказал. Элинин с отчаянием подумал о том, что, должно быть, ему ещё и повезло, что у Владетеля было хорошее настроение, и он не разгневался на смельчака.
   Но тут случилось то, что перевернуло всю жизнь Элинина. Он услышал голос, обращавшийся к Владетелю Ключей. Голос говорил властно и насмешливо: "Выпусти его. Пусть идёт".
   Элинин не посмел поднять глаза - он был всего лишь простолюдин, и смотреть на Владетеля ему было нельзя, как и вообще отрывать глаза от пола в его присутствии. Сначала он не поверил своим ушам, думая, что так разговаривать с Владетелем может только Господин Четырёх Стен или Говорящая в Совете.
   Владетель спросил у голоса, зачем это надо, и в его словах слышалось раздражение, но голос ответил спокойно и явно не желая встретить сопротивление: "Я хочу, чтобы он ушёл. И ты сделаешь так, как я хочу".
   Потом голос больше не появлялся. Элинин не слышал, чтобы кто-то уходил или приходил, но больше голос не вмешался. Элинин почувствовал, как в момент помрачнел Владетель Ключей, и подумал, что, должно быть, вернуться из Башни домой у него уже не получится, однако Владетель сказал, что даст Элинину разрешение уйти за пределы Небесного Города только навсегда, и прямо сейчас - без сборов, без прощаний с друзьями. Просто взять и уйти.
   Пришлось Элинину согласиться. Вернее, он благодарил Владетеля ещё минут десять, пока тот не велел ему выйти и ждать.
   Никогда Элинин не мог себе представить, что будет следовать за самим Владетелем Ключей к стене, чтобы выйти. Владетель приложил Ключ к стене, и стена раздвинулась. Элинин стал одним из немногих жителей Небесного Города, которые видели то, что было за стенами их города. Внизу виднелся синий берег моря, а он сам стоял на горе, почти на вершине, и видел всё через какую-то дымку.
   Стены за ним сомкнулись, и он понял, что совсем один оказался в чужом и неизвестном мире. Но страх быстро сменился неуёмным любопытством, он побродил немного по горе, а потом на один из плато горы опустился корабль. Летающий корабль! Он был из дерева и украшен резьбой, красиво раскрашен, крылья при полёте поднимались и опускались, а ветер раздувал паруса. Элинин был поражён этой красивой и величественной картиной. Он слышал о том, что в Небесный Город хотят попасть многие, и что для этого на Побережье стали строить летучие корабли, которые могли пересекать расстояние между Сарратаром и Побережьем в два-три раза быстрее, чем обычные корабли, пристававшие в порт у подножия горы. Но чтобы это было так... невероятно!
   Не имея ни одной монетки, он долго робел, прежде чем попросить капитана летучего корабля отвести его на Побережье. Он рассчитывал получить отпор, но когда тот узнал, что он сарратарец, то охотно принял его на борт и платил какие-то монеты за то, чтобы Элинин рассказывал неудачным путешественникам, которых не пустили в Сарратар, о Небесном Городе. Так Элинин и зарабатывал долгое время. Он познакомился с миром гораздо менее суровым, чем тот, в котором он жил. В нём не было таких жестоких законов, не нужно было прятать глаз постоянно, и можно было ходить практически везде, где вздумается. Особенно на Побережье, где Элинин поселился. На рассказах о Сарратаре - он привык называть так Небесный Город за два года жизни вне его стен - он неплохо зарабатывал, даже построил себе небольшой домик у порта летучих кораблей. Он даже стал носить на шее яркий цветной платок, как это было принято у жителей Побережья. Один раз он попросил одного бродячего торговца взять его с собой в Залесье, обещая привлекать ему покупателей своими рассказами, и повидал и другие места. Но потом всё равно вернулся к Побережью.
   Постепенно рассказывать одно и то же ему надоело, и он стал чаще задумываться о том, как там дела в Сарратаре у его матери. А так же его пробрало любопытство, кто именно мог приказать - ведь это был приказ! - самому Владетелю Ключей выпустить его?
   И в одну ночь ему показалось, что в своей комнатке - он остался на берегу и не полетел в очередной полёт к стенам Небесного Города - он не один. И увидел тёмную полупрозрачную фигуру, которая рассматривала его с холодным интересом, вися в локте от пола.
   Не то, чтобы Элинин испугался, когда призрак ему представился. Он уже два года жил вне города и много слышал о каком-то Хозяине Ночи, кучу всяких легенд о Силах, Камне Света и прочих вещах, о которых никогда раньше не слышал. Но так как он жил в таком городе, где бояться можно даже собственного брата, который может оказаться шпионом Владетеля, и если ты скажешь что-то не то, то тебя скинут с Бастиона Скорби, то Хозяина он не испугался. Даже стало любопытно.
   Хозяин это заметил, но это даже ему понравилось, кажется. Он предложил Элинину стать одним из его союзников, взамен на поддержку и возможность повидаться с родными в Сарратаре. На самом деле, это даже не снилось Элинину - Владетель выпустил его без права вернуться, и он даже не помышлял о такой возможности. Но, как Хозяин сказал Элинину, он имел власть даже над Владетелем Ключей. Элинин не видел ничего страшного, если он поклянётся в верности Силе Ночи, тем более что это несло множество преимуществ. Хозяин убедил его в своём могуществе - Элинин никогда не жалел о клятве, с тех самых пор, как благодаря Хозяину у него появился свой летучий корабль, о котором он давно мечтал. Элинин-сарратарец, как прозывали его, стал капитаном Элинином из Сарратара, и перевозил путников сам. А в третье путешествие он отправился один, как и сказал ему Хозяин.
   В Зеркале Глаза появился Владетель, явно раздражённый, но Элинин уже не боялся его гнева. На его стороне был Хозяин Ночи, который и приказал Владетелю впустить Элинина.
   Элинину Хозяин никогда не давал Даров, хотя много раз обещал. Но всё равно он мог не бояться нарушить законы - никто, как он заметил, не обращал на это внимания. Он нашёл свою мать, думавшую, что он умер, и рассказал ей, какая у него замечательная жизнь на Побережье, даже предложил ей пойти с ним, только она отказалась, боясь покидать родной город. Он подарил ей на прощание множество всяких вещей, которые привёз с собой, заглянул к тем своим друзьям, с кем когда-то поспорил, и напугал их до полусмерти - они были уверены, что его скинули с Бастиона Скорби. Он попичкал их рассказами об огромном мире, в котором он живёт, забрал золотую цепочку, на которую они когда-то и спорили, и которую и взял-то только потому, что они его заставили, ведь он выиграл пари, и ушёл тогда, когда захотел - и Владетель его выпустил.
   До этих пор Хозяин ничего не требовал от него, но подарил ему редкое везение, благодаря которому во время полётов у него практически не было никаких трудностей. А пассажиров на корабль всегда хватало, особенно к капитану-сарратарцу. Элинин набрал команду, которой щедро платил за рвение, и сам стоял у штурвала, приказывая им поднять или убрать паруса или крутить колесо быстрее, чтобы огромные крылья двигались чаще. Управлять таким кораблём было дело нелёгкое, но Элинин много летал на них, и научился кое в чём разбираться получше некоторых капитанов. Элинин ни разу не попадал в воздушную бурю или в грозу, и это тоже было частью его невероятного везения.
   И, наконец, у него появилось задание. Трудное задание - получить их на свой корабль, перевезти и не дать им понять, что он служит Хозяину. Обычно корабль стоял в ожидании возвращения путешественников - условное пребывание в Сарратаре было четыре дня. Раньше было выйти нельзя, а позже - Элинин уже не ждал. Но Хозяин сказал ему улетать сразу же, как они ступят в город, а потом сделать в полётах небольшой перерыв. Взамен Хозяин обещал ему какой-то особенный Дар, правда, и наказание, если он не справится, будет суровым. Элинин всегда казался легкомысленным, но он прекрасно понимал, что должен слушаться своего Хозяина, иначе может поплатиться жизнью. Лорд Котли был подтверждением этого - Элинину бы не хотелось пойти поперёк этого Воина Тени.
   Лорд Котли должен был сделать так, чтобы Зэрандер и Тэрмис - таковы имена Воина и Хранителя - попали на корабль Элинина. На самом деле Элинин думал, что всё будет ещё хуже. Однако Лорд милостиво согласился жить в домике Элинина и не выходить из него на глазах у людей. Иногда Котли летал на корабле Элинина, но не в доспехах, а в той одежде, что добыл для него Элинин, и так он по крайней мере не отпугивал пассажиров, хотя татуировки в виде змей с его лица убрать было невозможно. Змеи оплетали всё тело Котли, и были выполнены так искусно, что, казалось, вот-вот оторвутся от его тела и поползут по своим делам. Лорд Тени не сводил с Элинина глаз, как будто тот только и норовил удрать, и никогда не разговаривал без особой надобности. Кажется, он сомневался в даже теоретической возможности того, что этот мальчишка-сарратарец может служить Хозяину Ночи.
   - Капитан! - послышался зов его помощника, Тацена. - Тут желающие отправиться в Сарратар!
   - Я иду, Тацен! - ответил Элинин, легко вскакивая на ноги и не переставая жевать травинку.
   - Остановись, - приказал ему сзади голос, который Элинин узнал мгновенно. Из капитанской каюты, где он проводил время, вышел Лорд Котли. - Иди сюда.
   - Погоди, Тацен! - крикнул Элинин в сторону. - Я сейчас! - он быстро подошёл к Лорду, стараясь выглядеть не взволнованно. - Да, милорд?
   Котли вгляделся в нагловато-бесстрашное лицо Элинина, который всегда смотрел на него с лёгким вызовом. Наглец продолжал покусывать травинку, даже кланяясь Лорду Тени.
   - Хозяин приказал мне уйти. Тебе придётся самому найти обоих и сделать так, чтобы они полетели на твоём корабле.
   - Но,... - растерялся Элинин. - Я должен сам...
   - Я нужен Хозяину в Сэнктиме, - отрезал Котли. - Не подведи его, - глаза его сверкнули.
   - Я всё сделаю, милорд, - глаза Элинина снова засияли. Задание даже труднее, чем казалось сначала. Но это совсем не страшно. - Позвольте, я пойду к пассажирам?
   - Иди, - разрешил Котли, провожая взглядом беспечно шагающего по палубе мальчишку. Нехорошо, конечно, такое ответственное дело поручать простым людям, да ещё и с таким характером. Но Хозяин приказал Котли навестить Пресветлого Хранителя... Кажется, это будет очень интересно.
   Лорд Котли приложил руку к груди. В этом месте его насквозь пронзил простой деревянный кол... И Зэрандер ответит за это! Он заставит его заплатить!

______

  
   Сати прижал руку к сердцу. Оно бешено стучало, как будто он пробежал, не останавливаясь, весь путь от дома до гор.
   Но на самом деле он не сдвинулся и с места. На очередном витке поглядев вниз, он увидел там две конных фигурки. Красную рубашку он различил сразу, а когда понял, что вторая наездница - Тия, то ноги почти сразу отказали ему. Он сел на камень и долго не мог прийти в себя.
   Этот проклятый сон оказался правдой! Тия и Лимас ищут его... Нет, о нет, он должен идти! Должен идти дальше!
   Но ему не получалось даже заставить себя встать... Может ли Лимас использовать Тию чтобы заполучить Сати и убить? Вряд ли. Нет, это невозможно. Он мог бы сделать это давно, но, напротив, он дал ему эту цепочку, и хотел помочь... Да, он хотел помочь, но лучше уж никакой помощи, чем такая.
   Лимас не знает, что в нём есть Дар. А если узнает - кто может поручиться, что он всё-таки не захочет убить его? Ведь он - враг Света, хотя Стражи и пообещали ему, чтобы он не тревожился об этом, ведь он не виноват в Даре. О тераиках, видимо, Стражи имели неосторожность позабыть...
   - Вот видишь, - знакомый человек, очень похожий на Сати, сел рядом, и Сати испуганно отшатнулся. Человек был прозрачный... Сквозь него были видны камни скалы.
   Призрак! Он видит призрака!
   - Ты же сон! - прошептал Сати отчаянно. - Ты же сон!
   - Ты же не сон, - ответил человек. - Так почему сном должен быть я?
   - Что тебе надо? - Сати собрался с силами и вскочил на ноги. Рука сжимала кинжал тераиков, хотя он прекрасно помнил, что этот призрак вытворял с ним в его снах. Его нельзя убить кинжалом... На лбу Сати выступил пот, несмотря на то, что было прохладно. Его сон стал реальностью? Или это ему кажется? - Зачем ты приходишь? Я не знаю, кто ты такой! Что тебе от меня надо? - он попятился назад. Губы его дрожали.
   Призрак спокойно смотрел на него.
   - Я всего лишь хочу облегчить тебе жизнь. Ты больше не будешь терзаться из-за Дара Ночи. Ты станешь цельным, признав Силу Ночи, Сати. Послушай меня. Я не хочу тебе зла.
   - Ты!? - переспросил Сати, задыхаясь от возмущения. - Ты приходишь ко мне в снах и заставляешь кричать и метаться от боли! И ты утверждаешь, что не хочешь мне зла?! Убирайся прочь! Убирайся! Я тебя не боюсь! - он решительно ступил вперёд, замахиваясь на призрак кинжалом.
   Призрак усмехнулся, качая головой:
   - Ты не хочешь слушать слов, потому и приходится учить тебя по-другому. Человек, который не понимает после просьбы, хорошо понимает после оплеухи, - он поднялся. Сати понял, что у него внутри всё похолодело. - Ты признаешь Силу Ночи или умрёшь.
   Сати не мог пошевелиться, он так и замер с занесённым кинжалом в руке. Призрак, усмехаясь, глядел на его попытки бороться с внезапным оцепенением.
   - Ты не знаешь, кто я, Сати. Я - не твой сон и не ночной кошмар. Я хочу получить твою клятву, Сати, и я получу её. Но если ты хочешь ещё немного пожить в мучениях, скрываясь и подвергая опасности других, я дам тебе такой шанс...
   Сати с ужасом понял, что знает, кто этот призрак. Эта мысль обожгла его и заставила задрожать от страха. Хозяин Ночи... Зэрандер говорил, что его дух разгуливает на свободе, и теперь он пришёл к нему...
   - Зачем? - прошептал он. - Почему я? Оставьте меня в покое...
   - Нет, Сати, покоя тебе не дождаться, пока ты не покоришься Силе Ночи, - призрак поднялся и приблизился. Зрачки Сати болезненно расширились.
   "Камень Света! Пусть он уйдёт... Ну пусть он уйдёт... Пусть всё это будет сном..."
   - Только твоя клятва мне сможет спасти тебя. Но раз ты не веришь уговорам, то попытайся столкнуться с тем, что тебя пугает. Если ты умрёшь, тебя настигнет Вечность, а это страшнее любого твоего сна, - Хозяин взмахнул призрачной рукой, и оцепенение спало с Сати. - Так что постарайся не умереть... Сила Ночи не любит тех своих слуг, что от неё отрекаются, - он мгновенно исчез.
   - Я не слуга Ночи! - крикнул Сати, стараясь скрыть дрожь рук. - Я не служу Ночи! И никогда не буду служить! Слышишь?! Не приходи больше! Я не буду служить Ночи! - он опустил голову и едва не заплакал от бессилия.
  

______

  
   Тэм боялся, что будет хуже.
   Объяснить всё Марилу было просто - тот едва с ума не сошёл, когда узнал, что Бастиан сделал Тэма своим дорогим гостем. О попытке сдать Тэма палачам и многочисленных обещаниях виселицы Тэм промолчал, попросив Марила побыть в той комнате, что была ему отведена, пока он не найдёт способ найти и убедить Воина Тени в том, что ничего плохого не произошло.
   Но найти его было невозможно - Тэм не мог уйти незаметно, потому что весь дворец уже знал о каком-то высоком госте из Ордена Хранителей. Бастиан пригласил охотников за головами и отсыпал им много золота, чтобы те тайно доставили его во дворец, хотя Тэм и уверял, что это невозможно. Вскоре Бастиану доложили, что несколько охотников найдено мёртвыми, а несколько пропали без вести, и ему пришлось признать правоту Тэма.
   Зэрандер пришёл сам. Раскидав в стороны охрану, он вошёл в королевский дворец, как в свой собственный, нисколько не заботясь о том, что выглядит Стражем, и ни капли не переживая по поводу того, что хозяйничает во владениях короля Бастиана.
   Едва услышав о нём, Тэм бросился искать его во дворце, и нашёл довольно быстро. Пытаясь объяснить ему ситуацию, он затащил его в отведённые ему покои. Правда, Тэм понимал, что не захоти Зэрандер его выслушать, ему бы не удалось заставить Воина Тени вложить меч в ножны.
   Историю Тэма он выслушал спокойно, с выражением лица человека, который очень сердит и хочет что-нибудь сломать. Тэм выпалил ему всё: от того, как пытался до последнего обмануть короля, до того, как согласился ему помочь.
   Зэрандер щурил глаза и делал такой вид, будто сейчас и Тэма заодно прикончит, а потом разнесёт Алвален по кирпичикам. Но при этом его поза была позой абсолютно равнодушного ко всему человека, которому рассказ Тэма совершенно не интересен. Но когда Тэм закончил и, наконец, перевёл дух, ощущая желание пропасть с глаз Зэрандера - Лорд Тени смотрел на него очень недобро, - Воин угрожающе переспросил:
   - Значит, ты рассказал ему всё?
   Тэм мысленно скривился при мысли о том, что будет, если Зэрандер откажется.
   - Да, Воин, - ответил он, стараясь быть спокойным.
   - Никогда не встречал таких глупцов, как ты, Хранитель, - ответил Зэрандер. - Знаешь ли, прямой моей обязанностью сейчас является вогнать этому Бастиану меч в глотку.
   - Зэран...
   - Лучше бы я снял тебя с виселицы, - оборвал его Воин, поднимаясь, - чем ты запер себя этим идиотским обещанием, данным человеку, который знает слишком много и обладает характером типичного властолюбивого мальчишки. Я очень надеюсь, что ты не будешь вмешиваться, - он взялся за меч, и Тэм, мысленно призывая себе в помощь Свет, остановил его руку.
   - Я не позволю тебе, Воин!
   - Ты мне не позволишь? - усмехаясь, переспросил Воин. - Интересно, с помощью чего ты меня задержишь? Посох позаимствуешь у Ат Лава?
   Воин возвышался над ним, и Тэм понимал, что на самом деле не сможет его остановить, если он решит убить Бастиана.
   - Ты же не можешь убить короля Алвалена, Воин! - воскликнул Тэм.
   - Почему? - Зэрандер схватил руку Тэма сильной ладонью и оторвал от своей кисти.
   - Потому что тогда я с тобой не пойду! - Тэрмис попытался выдернуть руку, но его попытка не увенчалась успехом.
   - Не пойдёшь?! - громыхнул Зэрандер. - Стоит мне оставить тебя, как слуги Хозяина как мухи слетятся на тебя!
   - Я не боюсь, - отрезал Тэм. - Я не боюсь ни тебя, ни слуг Хозяина, - он упрямо хмурился, глядя Зэрандеру в глаза. - Ты не должен убивать Бастиана! Я - Хранитель, а этот человек нуждается в моей помощи! Как ты не понимаешь?!
   Зэрандер задержал свои яркие синие глаза на его сосредоточенном и уверенном лице и отпустил его руку.
   - Ты и мне предлагаешь помогать этому королишке? - хмыкнул он. Тэм не верил своим ушам. Неужели, Воин согласился и не будет никого убивать?!
   - Я был бы благодарен, если бы ты помог мне, - осторожно ответил Тэм. - И потом, разве это не то, чего ты хотел? Найти слуг Хозяина?
   - Во-первых, он слишком много знает, этот Бастиан, - Зэрандер расстегнул белый плащ и швырнул его на кресло. - За одно это я его могу убить. Во-вторых, если он попытается мне указывать, ему точно не дожить до следующей годовщины коронации. Так ему и передай, - он нахмурил белые широкие брови. - Я не намерен терпеть никаких выскочек, пытающихся мне приказывать. Пусть знает, что жив исключительно благодаря одному проклятому Хранителю! - Лорд Тени сел в кресло Тэма, откидываясь назад.
   "Уж не знаю, должен ли я сказать ему спасибо, - подумал Тэм. - Засмеёт ещё... А, ну его к Ночи... Хранитель! Быть им ещё труднее, чем я предполагал!"
   Тэм развязал сбившийся хвостик волос и заметил:
   - У тебя покои соседние, а не эти.
   Зэрандер как-то странно посмотрел на него, дёрнул плечом и поднялся.
   - И, пожалуйста, не надо больше никого бить, - попросил Тэм ему вслед. - По крайней мере, без крайней необходимости,... - поправился он.
   - Клянусь, - пробормотал Зэрандер и громко рассмеялся, выходя.
   "О чём это он? - с тревогой подумал Тэрмис. - О, Свет! За что мне всё это?"

______

  
   Он сидел в кресле, обхватив руками голову и зажмурив глаза. Болела голова. Только что ему приснился жуткий сон. Такой жуткий, что он, проснувшись, долго не мог прийти в себя.
   Задремал он прямо в кресле, причём, сидя на белом плаще Зэрандера, который он забыл у него, и сам не заметил, как это произошло.
   Он видел Сати, окружённого людьми в расшитых рубашках. Тераики... Камень Света, его поймали тераики!
   Сати пытался от них убежать, но как был ловок он ни был, улизнуть от Истребляющих Зло было трудно. Его повалили на землю и связали за спиной руки. Он кричал, что он не слуга Ночи, и что он очищен и рвался из их рук. Они поставили его на колени и принялись бить... Откуда-то выскочила его сестра, Тия, с огромными от испуга глазами, а за неё ещё один мужчина в рубашке Убийцы, они что-то закричали, Убийца схватился за меч, но их мгновенно окружили другие тераики. Сати пытался спрятаться от ударов, обрушивавшихся на него, но не мог, а из-за огромного валуна вышел к нему тераик с закрытыми маской глазами. Сати, увидев Карателя, отчаянно закричал, что они ошибаются, и что он не служит Ночи. Но Каратель, смеясь, приказал Приносящему Жертву, блаженно улыбающемуся и глядящему в пустоту, убить себя. Тэм призрака не видел, но Сати, Сати видел, и в его глазах заплескался ужас. Каратель вытащил из-за пояса кривой длинный нож. Рванулась к брату Тия, но её схватил за плечи кто-то из Истребляющих. Мягко, но крепко.
   - Я не слуга Ночи! - отчаянно закричал Сати. - Я не слуга Ночи! Нет!
   В этот-то миг Тэм и проснулся, весь в поту, тяжело дыша...
   "Какой жуткий сон, - подумал он, - но нет, он не может быть правдой... Ведь Сати не может знать фразы про очищение, и этой цепочки у него не было... Это мне просто от усталости приснилось!" - уверял он себя, но со страхом осознавал, что такой сон мог бы быть и правдой...
   - Ерунда, - пробормотал он. - Мне никогда не снились вещие сны...
   Но когда он вспоминал, каким реальным казалось ему то, что приснилось, он снова содрогался.
   - Да поможет нам Свет, - прошептал он. - Да поможет он тебе, Сати...
   В дверь раздался осторожный стук.
   - Господин Хранитель... Вас желает видеть его величество король Бастиан...
   Тэм вздрогнул и поднял голову.
   - Я сейчас выйду, - ответил он, не зная, как в таком случае положено отвечать. Он торопливо вскочил, расправляя смятые одежды и, заставив себя не открывать дверь самому, произнёс. - Войди.
   Какой-то слуга в ливрее, отворив дверь, низко поклонился, и Тэм заметил, что он косится на Хранителя с опаской. Да уж, пожалуй, все слышали о сумасшедшем Страже, ворвавшемся во дворец, уничтожая всё на своём пути, как и о том, что остановил его как раз Хранитель, прибывший недавно.
   - Его величество ждёт вас в трапезной, господин Хранитель...
   - Веди, - кивнул Тэм, чувствуя себя круглым идиотом. Он совсем не привык, чтобы кто-то ему кланялся, да ещё и звал господином. Одно дело - несколько минут поорать на стражей, чтобы попасть в Алвален, другое дело - изображать Хранителя при дворе короля Бастиана.
   - Следуйте за мной, господин Хранитель, - слуга выпрямился и уверенно пошагал куда-то по роскошно обставленным коридорам. Тэм краем глаза заметил, как сзади пристроились два гвардейца. Вероятно, Бастиан приказал им охранять его...
   Проходя мимо дверей в покои Зэрандера, Тэм тяжело вздохнул. Только бы Воин сдержал слово и не решил всё-таки разобраться с Бастианом, чтобы не было слишком много знающих людей.

21

Побег из дворца

______

  
   - О, Тэм! - Бастиан поприветствовал его поднятым кубком и выпил почти залпом. Трапезная оказалась размером не меньше тронного зала. Такая средней руки площадь, окружённая стенами, посреди которой стоит стол. - Уйдите все! И никого не сметь впускать! - распорядился он, и один из слуг, поставив кувшин с вином, скрылся в боковой дверце, а остальные вышли через высокие двустворные двери. - Садись! - он указал рукой на кресло рядом с собой. Это был уже не то, чтобы приказ, но даже несмотря на улыбку и мягкость, проявившуюся в глазах Бастиана, обычно стальных и холодных, это не могло быть просто дружеской просьбой. Тэм с опаской покосился на дремлющего пса. На самом деле вряд ли он дремал, потому что изредка мохнатое веко поднималось, и в Тэма вперялся блестящий глаз. - Я хотел... Поговорить о том, что... Воин Тени... натворил в моём дворце, - Бастиан поставил кубок на стол и наклонился к Тэму. Тот виновато улыбнулся. - Нет, ты не думай, я ничего не хочу такого сказать, - когда Бастиан прекращал строить из себя этакого непримиримого и надменного грубияна, у него получалось даже краснеть, хотя краснеть здесь впору было Тэму. - Но дело в том, что он убил несколько гвардейцев... То есть много гвардейцев. И командир гвардии постоянно просит меня рассмотреть это дело. Конечно, я его отсылаю прочь, но он не боится моего гнева и постоянно напоминает мне, чтобы я немедля разобрался в этом деле... Не могу же я сказать ему, что Страж - это Призрачный Воин. Как и обещать, что этого больше не повторится.
   - Я всё понимаю, кивнул Тэм. - Мне тяжело тебе говорить, но... когда он узнал, что произошло, я с трудом удержал его, чтобы он не убил тебя.
   Бастиан побелел, и его пальцы царапнули по столу. Он сосредоточенно нахмурился.
   - И? - выговорил он с трудом.
   - Я сумел его уговорить, но... Усиль свою охрану, пожалуйста, - Тэм закусил губу. - Я не могу ничего обещать, но клянусь, что буду делать всё, чтобы он как можно реже вообще выходил из покоев.
   Бастиан налил вина в кубок и пододвинул Тэму.
   - Ты неважно выглядишь. Выпей.
   Это было почти похоже на приказ, но Тэм выполнил его охотно. Тёплое сладковатое вино приятно согрело изнутри.
   - Мне приснился жуткий сон, - сказал он. - Я ещё кое-что должен сказать о Зэрандере, Бастиан. Он не просто Воин Тени, но ещё и Лорд, и привык... Как бы сказать, - Тэм сморщил лоб, - чтобы ему никто не перечил.
   - В каком смысле? - уточнил Бастиан. У него на лице появилось подозрение. Уж не хочет ли Тэм сказать, что он должен выполнять приказы Лорда Тени, если тот вдруг замаячит где-то рядом?
   - Ну... Он ясно дал мне понять, что если ты попытаешься приказать ему что-то сделать, то даже я его не остановлю, - выпалил Тэм.
   Бастиан покачал головой. Нет, о желании Воина кого-то себе подчинить речи, кажется, не идёт.
   - Постараюсь вообще с ним не видеться. Всё, что связано со служением Ночи, заставляет меня впадать в ярость. Я ненавижу Силу Ночи и её слуг! - воскликнул он горячо. - Если бы я чувствовал её, как ты, давно бы всех на виселицу и!.. - он не договорил, откинулся назад и раздосадованно фыркнул. - Извини. Знаю, что тебе это неприятно...
   - Ты король, - Тэм заставил себя улыбнуться. - Тебе, может, и нужно быть жестоким.
   - Да! - Бастиан барабанил по столу украшенными перстнями пальцами, и ожесточённо хмурился. - Если бы ты не появился, у меня бы не было возможности на мгновение отвлечься. При дворе нет человека, которому бы можно было довериться! - Бастиан вскочил на ноги и несколько раз прошёлся по зале. - Мне только что донесли о новом заговоре против короны! Я обязан влезать в головой в этот клубок ядовитых змей, чтобы самых ядовитых вытащить за хвост и сварить в котле, пока не укусили! - голос его креп и звенел от гнева. Взгляд снова стал стальным. - А тут ещё слуги Ночи! Как ты чувствуешь их, Тэм? Как?!
   Тэрмис следил за Бастианом обеспокоенно. У короля уже нет возможности побороть свою маску, она вживалась в него, она затмевала прежнюю, может быть, не такую надменную и потерянную натуру, но освободиться от неё невозможно. Только не с короной на голове.
   - Слуга Ночи - не Воин Тени. Вернее, не всегда он. Воинов Тени мы, Хранители, раньше чувствовали благодаря солнцу. Но теперь всё изменилось, Сила Ночи стала ещё могущественнее, и я иногда даже Зэрандера чувствую... не так, как Воина Тени, - Тэм вздохнул. - Слугу Ночи я узнаю только вблизи... А вот Воин может учуять его на расстоянии.
   - Послушай, - обернулся Бастиан. - Поприсутствуй в тронном зале, сегодня ко мне придут некоторые. Если ты что-то почувствуешь, можешь сразу сказать мне, стража схватит его...
   - Бастиан, - оборвал его Тэм. В какой-то миг глаза короля Алвалена гневно сверкнули - никто не смел перебивать его - но огонёк быстро потух. - Бастиан, нужно быть осторожнее. У слуг Ночи тоже могут быть Дары. Слуга Ночи может попытаться убить тебя или кого-то ещё. И потом, арестовав одного под предлогом служения Ночи, мы спугнём остальных. Видит Свет, я готов тебе помочь, но нужно действовать осторожнее!
   - Я могу подослать к нему убийц тайно, - возразил Бастиан.
   - А если у него Дар Обездвиживания? Или ещё что-нибудь? Бастиан, нужно арестовывать за какую-то провинность, нельзя делать это открыто.
   - Да, - ожесточённо усмехаясь, Бастиан ещё раз прошёлся по трапезной. - Да, ты прав... Пусть будут думать, что у них есть шанс освободиться... Да. Ты прав, Тэм. Но как же... Как же Воин Тени? - Бастиан снова стал взволнованно расхаживать туда-сюда.
   - Велеть ему сидеть, не вылезая, я не могу. Но постарайся... его не злить. Для твоего же блага.
   - Да, да, я понимаю, - пробормотал Бастиан. - Должно быть, это меня пугает... Я привык, что ничего не боюсь, но у меня такое странное чувство... Твой Зэрандер меня пугает, Тэм...
   В двери раздался стук.
   - Кто смеет?! - вскричал Бастиан. - Я приказал...
   Двери распахнулись. Вошедший низко поклонился и отчётливо произнёс:
   - Я прошу прощения, ваше величество, что посмел прийти без предупреждения. Но я должен был немедленно донести до вашего сведения: на улицах начинаются волнения... Люди требуют открыть ворота...
   Лицо Бастиана исказилось. Тэм с любопытством оглядывал вошедшего человека. По виду и одежде - благородный. Высокий, сухощавый мужчина с приятными чертами лица, испорченными желтоватым оттенком кожи, приглаженные, чёрные волосы, блестящие под светом свечей, с серыми острыми глазами и раболепной улыбкой. Улыбка была самой заискивающей, но взгляд человека насторожил Тэма. В глазах этого человека можно было различить и ненависть, и злобу. Это был опасный человек.
   - Людям положено исполнять, а не требовать! - Бастиан холодно посмотрел на него. - Уверен, мои солдаты уже усмиряют излишне смелых. Впрочем, вы, граф Радак, всегда готовы принести мне какие-нибудь плохие новости.
   - Не моя вина, ваше величество...
   - Молчите, граф Радак! - тихо, но как будто наградил графа оплеухой, велел Бастиан.
   Радак поклонился снова, он явно почувствовал страх. На один миг его взгляд упал на Тэма, и его лицо изменилось. Глаза сверкнули странной жадной вспышкой, и Тэм ощутил что-то вроде холода, пробежавшего по нему. Он вздрогнул и отвернулся.
   Бастиан этого не заметил.
   - Это люди волнуются или вам не терпится открыть ворота, граф Радак? - продолжал он. - Я слышал, у вас недавно было много гостей! Уж не проникли ли они в Алвален тайно - благодаря вам? А? - Бастиан прищурил глаза. В дверях появились гвардейцы, и Радак ощутимо испугался.
   "Что ему известно? - подумал он. - Что он знает? Откуда он знает про них..."
   Но гораздо больше взволновал его человек в одеждах Хранителя. Тот самый, о ком говорил Хозяин!
   - Эти люди, ваше величество, и до этого находились в городе, - произнёс он.
   - Это можно проверить, - Бастиан сел в кресло и расслабленно откинулся на спинку. Тэм почувствовал себя неуютно. - Если они - законопослушные граждане или гости, то они наверняка и сейчас в городе, не так ли, граф?
   - Так, ваше величество, - быстро ответил Радак. По крайней мере, некоторые. А о ком известно Бастиану, Радак не знал. Он снова скользнул взглядом по Хранителю. Он слышал о том, что Бастиан кого-то пропустил в город, и что этим кем-то был Хранитель, Страж и слуга, но чтобы Хранителем оказался тот самый мальчишка...
   - Вижу, вы заинтересовались моим гостем, граф, - Бастиан усмехнулся. - Хранитель Тэрмис - посланник Пресветлого Вассатаэля и мой гость.
   Радак поклонился Тэму неохотно и не спуская с него острых сероватых глаз. Тэм сделал невозмутимый вид.
   - Да будет с вами Свет, граф Радак.
   У графа как-то странно дёрнулся глаз.
   - Граф Радак, я пока не желаю открывать город, - Бастиан повелительно махнул рукой. - Если я захочу, уверен, вы об этом узнаете. Идите, - приказ прозвучал твёрдо и холодно. Бастиан подождал пока граф, кланяясь, вышел, и процедил сквозь зубы. - Ненавижу эту змею! О, нужно бросить его в карцер просто так, чтобы сбить спесь! - Бастиан налил себе ещё вина. Хмелеть после третьего до краёв наполненного кубка он не торопился. - Честное слово, я когда-нибудь так и сделаю... Что это с тобой, Тэм? - спросил он.
   Тэрмис пожал плечами:
   - Я не знаю, но этот человек показался мне... очень злым. И готовым сделать какую-то страшную подлость...
   - Слуга Ночи! - с жестокой радостью заявил Бастиан. - Я немедленно прикажу...
   - Я так не сказал! - повысил голос Тэм. Бастиан, в который раз перебитый на полуслове, вспыхнул, но ничего не сказал. - Ваше величество, вам ли не знать, что даже обычный человек может быть редкой гнусью?!
   - Опять ты "величеством", - пробормотал Бастиан. - Повесить его всё равно надо. Уверен, что он - глава этого заговора. Этого лордишку Сабатала уже допрашивают в подземелье, думаю, он быстро расколется...
   - Тебе бы только кого-нибудь повесить! - воскликнул Тэм.
   - Могу ещё четвертовать, - огрызнулся Бастиан. - Или со стены приказать сбросить. Или собакам отдать! Я - король! Эти твари должны знать это! А если они противятся, пусть видят печальные примеры в лице тех, кто идёт против короны! - заметив бледную обиду на лице Тэрмиса, он одёрнул себя. - Прости. Я не хотел тебя обидеть... Честное слово.
   - Ты сам становишься таким, как они, - произнёс Тэм. - Ты должен заставить себя стать мягче...
   - Если я стану мягче, то я умру. Меня вытащат из дворца, как устрицу из ракушки, и растерзают! Но тебе этого не понять, - он махнул рукой.
   - Мне показалось, он меня знает, - поспешил Тэрмис замять тему.
   - Каким образом? - переспросил Бастиан. - Ты с ним знаком?
   - Упаси Свет, - ответил Тэм. - Но у него так сверкнули глаза, словно он меня узнал... Этого человека надо остерегаться.
   - Посадить его в тюрьму, и все дела, - решительно сказал Бастиан. - Если он не слуга Ночи, то всё равно заговорщик, и, к тому же, редкий нахал.
   - Может быть, и слуга Ночи, - неуверенно сказал Тэм. - Я никак не смог этого понять... Я слишком мало его видел... Но он на пожелание Света очень странно отреагировал...
   - Вот, - удовлетворённо кивнул Бастиан. - Что бы ты мне ни говорил, прикажу-ка я задержать его...
   Тэм не успел остановить его, он вызвал стражу, а при гвардейцах спорить с королём не стал.

______

  
   Радак успел спрятаться в парке до того, как его заметили гвардейцы. Они рыскали повсюду, он слышал, как кто-то отдавал приказ послать двадцать людей во дворец графа Радака. Слышал приказы о переписи имущества и передаче его во владение короля Батсиана. Страшная злоба накатила на него, перекрывая даже опасения о том, что Лорд Бару может быть обнаружен в его... теперь уже бывшем его дворце.
   Почему Бастиан приказал арестовать его? Кто его раскрыл?! Хранитель, так внимательно на него смотревший? Сабатал, арестованный по приказу Бастиана? Так или иначе, его ищут, будь они прокляты! И это может быть связано как со служением Хозяину, так и с заговором. Благодаря незримой помощи Хозяина, у него появилось много союзников, но сейчас всё рушилось. Мгновенно рушилось.
   Радак выбрался из парка через калитку, в которую обычно входили слуги, и попал на одну из маленьких шумных улочек, заполненных простолюдинами, где в него мгновенно вонзились сотни взглядов - ещё бы, разодетый дворянин выскакивает, как ненормальный, бешено вращая глазами, пеший, с запылёнными сапогами... Радак гневно стащил с себя расшитый сюртук и бросил его, оставшись в одной белой рубашке. Едва заметив издали красное пятно плаща гвардейца, он бегом бросился прочь, расталкивая людей. Нужно было срочно найти место, где переждать облаву.
   В одном из тесных грязных проулков он остановился, переводя дух. Никого здесь не было, и шум улицы едва проникал сюда. Радак побрёл вперёд, перешагивая через кучи грязи и дохлых крыс. Омерзительно и оскорбительно было происходящее...
   Послышался лязг оружия. Радак нервно вздрогнул, оборачиваясь. Недалеко от него, закинув голову вбок и рассматривая его, стоял человек с двумя ножами в руке. Грубо шарящие по Радаку глаза остановились на кольцах и поясе, украшенном золотым шитьём, к которому был пришит набитый деньгами кошелёк.
   - Благородный, - гоготнул он, наступая, и Радак попятился. - Без охраны... С де-енежками, - он наступал на Радака, как огромный медведь. Радак споткнулся о камень и едва не упал. - Денежки давай, - потребовал грабитель, суя нож прямо в лицо Радаку. Остриё оцарапало щёку, и он отпрянул. - Давай, давай, - поторопил грабитель. Бледные жадно горящие глаза перебегали с лица Радака на кошелёк и обратно. Радак непослушными пальцами развязывал узелки кошелька, с досадой и гневом думая, что повелел он бы сделать с этим человеком, если бы рядом была его охрана. Кошелёк перекочевал в лапищу грабителя. - Вот и славно! - возбуждённо проговорил он. - Я слыхал, гвардейцы ищут какого-то графа... Уж не ты ли граф? - нож продолжал утыкаться в щёку, а второй ручищей грабитель уже схватил Радака за воротник.
   Вдруг хватка его ослабла, а нож выпал из руки. Грабитель глухо охнул и осел на землю, и глаза Радака упали сначала на окровавленный меч, с которого сползло тело, а потом на чёрные доспехи.
   - Лорд Бару! - только и выговорил он.
   - Никогда бы не стал спасать твою ничтожную жизнь, человек, если бы ты не был нужен Хозяину, - отрезал Лорд Тени, хватая Радака за воротник ничуть не хуже грабителя, и переступая через его тело. - Почему тебя сорвались искать гвардейцы?
   - Во дворце Бастиана я видел Хранителя! - отозвался Радак. - Должно быть, он понял, что я... Пустите меня, Лорд! - воскликнул он сдавленно, когда понял, что рука Бару сжалась сильнее, и ему стало не хватать воздуха. Но глаза Бару смотрели куда-то не на Радака.
   - Хранитель? Тот самый, о котором говорил Хозяин?
   - Да! Пустите же! - Бару отпустил его воротник, и Радак с трудом устоял на ногах.
   - Прекрасно, - прорычал Бару. - Эта мразь Зэрандер тоже должен крутиться где-то рядом,... - Радака это не слишком радовало. - Слушай меня, человек! - взгляд Бару снова метнулся на потрёпанного графа. - Отправляйся к твоим дружкам, собирай себе людей и немедленно отправляйся во дворец этого мальчишки!
   - За... Зачем? - изумился Радак.
   - Чтобы свергнуть его, глупец! - вскричал Бару, нисколько не заботясь, что кто-то может их услышать. - Немедля! Не знаю почему, но Хозяину ты пока нужен! Как только получишь корону - прикажи арестовать Хранителя! Ты понял меня? Я буду искать Зэрандера, вряд ли он будет во дворце. Нужно прикончить этого предателя! - Бару мстительно усмехнулся. - Упустишь Хранителя - я лично заставлю тебя испытать такое, чего тебе не снилось в самых страшных кошмарах! Уяснил?! - гневно сверкнули глаза Лорда Тени. Радак торопливо кивнул, понимая, что с Бару сейчас лучше не спорить. - Тогда что ты здесь делаешь? - с угрозой спросил он. В одной его руке по-прежнему был окровавленный меч. Радак попятился и вскоре скрылся в переулке. Глядя вслед графу, Бару ухмылялся и поигрывал мечом. Они ещё встретятся с Зэрандером... Очень скоро Бару поквитается с ним за свою смерть.

______

  
   - Его ищут повсюду. Он где-то спрятался, - Бастиан расхаживал от одной стены к другой, а Тэм провожал его взглядом. - Но где он может прятаться от моих гвардейцев целый день! Уже восемь часов, а он даже нигде не показался!
   - Я думаю, они стараются найти его, Бастиан, - Тэм вдруг ощутил странное чувство. Он, наконец, понял, в чём было дело - у Радака был Дар Ночи. Тэм не понимал, как раньше не почувствовал этого.
   - Мне так не кажется, - пробормотал король Алвалена. - У командира гвардии такой вид, словно он не желает даже слушать меня, хотя пока что всё исполняет... Надо сменить его. Немедля сменить!
   - Не стоит, Бастиан. Если ты хочешь, чтобы они служили тебе верно, заставь их не бояться, а полюбить тебя. Тогда их верность будет стоять не на страхе виселицы, а на уважении к тебе.
   Бастиан смотрел на него исподлобья. Он стал ещё бледнее за эти восемь часов.
   - Ничего ты не понимаешь, Тэрмис! - воскликнул он. - А тут ещё Радак! Слуга Ночи! Я давно должен был понять...
   - Даже я сразу не понял, - попытался успокоить его Тэм. - Не беспокойся, его найдут.
   В этот миг двери с грохотом распахнулись. Побагровевший от ярости Бастиан уже собрался приказать схватить наглеца, но так застыл с растерянным лицом.
   - Воин! - возмущённо вскочил Тэм. - Что ты...
   Легко, как будто это ничего ему не стоило, Зэрандер одной рукой держал руку гвардейца, сжимающую меч, выкручивая её, а второй приставил к горлу другого свой клинок.
   Понятно. Его не желали пускать, и он решил не ждать, а разобраться самому.
   - Отпусти их немедленно! - Тэм встревоженно взглянул на бледных гвардейцев, потом на ошарашенного Бастиана. - Я же тебя просил!
   - Я никого не убил, - прогрохотал Зэрандер. - Хотя следовало бы, - он тряхнул рукой, отпуская первого гвардейца, убирая меч в ножны. У Тэма, глядя на лица гвардейцев, появилось ощущение, будто те поняли, кто такой на самом деле человек в доспехах Стража. Он прошёл внутрь и захлопнул двери, оставив обоих по ту сторону. - Я видел Бару, - он обращался исключительно к Тэму, не обращая на Бастиана никакого внимания. - Если ты не помнишь, кто это - я напомню. Это пятый Лорд Тени. Я лично вонзил ему меч в глотку, и хорошо это помню. Но я видел его. В твоём дворце, - добавил он, бросив взгляд колючих синих глаз на Бастиана. Тот не решался даже слова сказать поперёк, хотя в глазах читалась ненависть. - Пока что только его. И, я уверен, он ищет или меня, или тебя, Хранитель. Поэтому ты сидишь во дворце, не высовываясь из этого кабинета, - заявил Зэрандер, - и ждёшь меня. Я должен убить его ещё раз, если одного оказалось мало. Ты всё понял?
   Тэм глядел в разъярённое лицо Зэрандера. Лорд Тени имел на редкость плохое настроение. Он словно ещё больше увеличился в размерах, и ещё сильнее стали выдаваться передние клыки.
   Воин Тени выходил на охоту.
   - Не обязательно было врываться, - осторожно запротестовал Тэм и торопливо вскинул руки, останавливая Зэрандера, готового сказать что-то очень грубое. - И ещё, если ты убил Бару, как он может быть здесь? Он умер сто пятьдесят с лишком лет назад!
   - Я тоже умер сто пятьдесят лет назад! - Воин спокойно выпрямился и его взгляд снова стал безразличным. - Я не хочу, чтобы слуги Ночи схватили тебя, потому что ты мне нужен. Поэтому сиди здесь, - он повернул голову к Бастиану, мявшему в пальцах воротник рубашки. До того, как они остановились на лице короля, они замерли на лежащем на подставке у кресла скипетре. У Тэма появилось ощущение, что Зэрандер о чём-то думает, причём, о чём-то, связанным с этим скипетром. Он очень надеялся, что не о том, чтобы им же и огреть короля за высокомерный гневный взгляд. - Позаботься о том, чтобы с его головы и волосок не упал, - велел он Бастиану. - Если он исчезнет - трон Алвалена опустеет, - Зэрандер развернулся, собираясь уходить. Медное небольшое колечко, в которое он продел волосы, чтобы не свисали на плечи и лицо, сползло почти до середины белого хвоста. - И ещё. Не доверяйте этим гвардейцам.
   - Это моя гвардия! - впервые подал голос Бастиан. Он обогнул разукрашенное драгоценными камнями и золотом кресло и смело приблизился к Зэрандеру. - То, что они попытались остановить Воина Тени, не значит, что им нельзя верить!
   - Бастиан, - попытался остановить его Тэрмис.
   Зэрандер бросил презрительный взгляд на молодого короля и ткнул ему в грудь пальцем:
   - Ты думаешь, что если нацепил корону, все стали тебя слушаться? Гвардейцы не пытались остановить меня, чтобы я не вошёл. Они напали, потому что боялись, что я убью их первей, чем они это поймут. Им было глубоко наплевать, иду я тебя убивать или что-то другое. В твоём дворце не так-то много верных тебе людей.
   С каждым его словом Бастиан всё сильнее бледнел и вздрагивал. Тэм, путаясь в белых одеждах, на всякий случай приготовился остановить Зэрандера, если он всё-таки решит схватиться за меч.
   - Заговор, - губы Бастиана дрогнули. - Гвардия предала меня?
   - Готова тебя предать по любому чужому приказу. На себя она вряд ли возьмёт ответственность, но если найдётся кто-то, кто прикажет тебя схватить и содрать с твоей головы вот это, то сделает это, - Зэрандер указал на золотой венец. - Но обеспечить безопасность Хранителя ты обязан хоть ценой своей жизни, - завершил он и направился к двери.
   - Я сам могу себя защитить! - крикнул ему вслед Тэм. Как-то ему не представлялось, что всё так плохо. Зэрандер только хмыкнул и вышел.
   Бастиан, замерший, смотрел не на него, а куда-то в стену.
   - Всё в порядке будет, - заверил его Тэм.
   - Но это невозможно! - воскликнул Бастиан. - Должны были остаться верные мне люди! Проклятье! - он обернулся. Растерянность сменилась негодованием. - Как он смел так со мной говорить?! Я - король Алвалена!
   Тэм закатил глаза и схватил Бастиана за плечи:
   - Да очнись ты! Кого ты пытаешься обвинить в неуважении? Воина Тени!
   Бастиан, не сопротивляясь, позволил его потрясти, но взгляд его оставался пустым и оскорблённым.
   - Я умею сражаться, - вдруг сказал он. - Если меня хотят свергнуть, то у них это не получится, - Бастиан снял с плеч руки Тэма.
   - Мы не собираемся сражаться. Подождём Зэрандера...
   - Мы выезжаем, - отрезал Бастиан. - Уезжаем в мой загородный дворец. Немедленно... Я пошлю за конюхом... Нет, - он сжал кулаки. - Иди сюда, - он поманил Тэма рукой. Тэм с беспокойством следил за ним. Бастиан шёл уверенно, но странная пустота в стальном взгляде пугала Тэма. - Заговор может быть в столице, они не могли связаться с людьми за стенами Алвалена. Ехать недалеко. Я знаю, что ты неплохо ездишь верхом... Выдержишь быструю езду?
   - Может, не стоит? - спросил Тэрмис.
   - Придётся тебя переодеть, - не слушал его Бастиан. Его рука легла на одну из статуэток, он повернул её, и часть стены, где висел какой-то гобелен с изображением охоты, сдвинулась в сторону. Там было темно, но Тэм различил лестницу, уходящую вниз. - Я всегда был готов к тому, что может случиться что угодно. Иди, поторопись...
   - Я должен сказать Марилу, - возразил Тэм. Он стащил через голову белую рясу и остался в простой рубашке и обрезанных по колено чёрных брюках. Вид, конечно, не ахти...
   "Почему гвардия вдруг предала его? Он даже хвастался мне тем, что у него самая преданная гвардия среди всех соседних государств... Почему это случилось? - Тэм покорно позволил Бастиану, пообещавшему, что друга Тэма они заберут другим способом, затащить себя в потайной ход. - Неужели, из-за Воина Тени? Когда они узнали о нём, они подумали, что их король - союзник Ночи... Возможно. Но - так быстро? Всего-то один день!"
   Лестница была крутая, а факела на стенах встречались редко, но ни одной паутинки Тэм не встретил.
   - Кто-то знает об этом ходе? - спросил он. Бастиан спускался торопливо, и Тэм за ним едва поспевал.
   - Слуги, что убираются здесь, - ответил Бастиан.
   - Они могут выдать нас...
   - Не выдадут, - пробормотал Бастиан, - я всех этих предателей из-под земли достану...
   Они остановились перед дверью. Тэм с волнением глядел за тем, как Бастиан открывает её. По ту сторону двери висел ещё один гобелен. Даже с изнанки Тэм узнал его - точно такой же висел на одной из стен в его покоях.
   - Твоя комната, - объявил Бастиан, проходя внутрь. А отсюда дверь как раз к твоему другу. Забирай его и пошли... Только тихо.
   - Как мы выедем?
   - Ну пока что я ещё король, - отрезал Бастиан.
   Тэм послушно подошёл к двери, стараясь двигаться бесшумно, и заглянул к Марилу. Тот валялся на кровати, одетый в одни только брюки, разглядывая лепку на потолке. Заметив Тэма, он вскочил и воскликнул:
   - О! А что это с твоей одеждой?!
   - Тихо! - шикнул Тэм. - Одевайся и иди за мной.
   - Что случилось? - встревожился он. - А где Лорд Зэрандер?
   - Ушёл искать какого-то мёртвого живого... То есть живого мёртвого... Короче, Лорда другого пошёл искать, - Тэм всунул Марилу в руки рубашку. - Не стой ты, как столб! Бастиан с ума спятил, говорит, что мы должны срочно уехать. Ему кругом мерещатся предатели, а Зэрандер приказал ему заботиться о моей безопасности!
   - Мы удираем?! - восхитился Марил непонятно чему. На его лице появилась восторженная улыбка. - Вместе с его величеством?
   Он натянул рубашку и схватил свой посох.
   - С ума сойти!
   - Не надо, - предупредил его Тэм. - Давай, давай... О, Свет! Зачем Зэрандеру понадобился этот Бару!
   Марил посерьёзнел, как только заметил короля. Бастиан откуда-то добыл себе меч, и он, сверкая богато украшенной рукоятью, висел в ножнах у него на поясе. Одни эти ножны стоили, как хороший домик в центре столицы.
   - Ваше величество! - негромко, но восхищённо воскликнул Марил и склонил голову. Он своими глазами увидел короля Бастиана!
   - Ты хорошо сражаешься? - уточнил Бастиан, прерывая желавшего продолжить Марила.
   - Ну... Да, наверное, ваше величество, - смутился Марил.
   - Это прекрасно. Может быть, нам придётся это делать, - Бастиан поймал себя на том, что впервые не рассердился на то, что простолюдин пялится на него во все глаза, хотя и склонив голову. Присутствие в его дворце истинного Хранителя практически за один день перевернуло всю его жизнь. Только вчера вечером его, до полусмерти напуганного и бледного, подвели к нему, но уже сейчас Бастиан слушает его больше, чем кого-либо, и ради него старается быть мягче. Иногда в нём просыпалась гордость, которая нашёптывала ему, что Хранитель Тэрмис даже не дворянского рода, чтобы оказывать ему такую честь, как дружеское расположение, но он заставлял внутренний голос замолчать.
   Тэм, облизывая губы, вытолкал Марила в потайной ход и захлопнул дверь.
   - Почему бы нам ни сделать так, как сказал Зэрандер? Подождать здесь? - король продолжал спускаться вниз, не обращая внимания на Тэма. - Бастиан! Почему мы должны уходить?
   - Там, может быть, остались верные мне люди. Мы должны сломить этот проклятый заговор! Я должен! - Бастиан толкнул ещё одну дверь. В глаза Тэму, привыкшему уже к темноте, ударил свет.
   "Нельзя же так категорично! Из одной крайности в другую!" - возмущался Тэм.
   - Ваше величество, - поклонился слуга, подскакивая к вышедшим из тайного хода людям.
   - Кони готовы?
   - Как всегда, ваше величество.
   - Мне нужно три лучших скакуна, Раку. Самых быстрых, которые есть... Это моя тайная конюшня, - пояснил он, оборачиваясь к Тэму. - Я готовил отступление... На всякий случай. Я всегда был готов к тому, что меня могут... попытаться свергнуть.
   Конюшня была обнесена высокими стенами, и здесь было всего три человека. Двое сейчас готовили коней. Тэм пытался меньше щуриться от света и бормотал:
   - Ты ненормальный, Бастиан. Если мы поедем через город, нас все увидят!
   Бастиан коснулся венца и произнёс:
   - Я не сниму корону! Я - король Алвалена! И я отправляюсь для отдыха в свою загородную резиденцию. В чём дело, Тэм?
   - В том, что мы, сам сказал, помчимся как можно быстрее! Да и спутники у тебя, король, неподходящие!
   - Положись на меня, - ответил Бастиан, отворачиваясь. Марил с опаской косился на Тэма. Ну да, Тэм порой срывается на Воина Тени... Но чтобы истинный Хранитель, обязанный быть образцом смирения и терпеливости, заорал самым откровенным образом на его величество короля Алвалена?
   Самое удивительное, Бастиан это терпел.

______

  
   - Дворец пуст, граф Радак! Гвардейцы недавно сообщили нам об этом, - граф Паркнау вошёл в комнату, в которой спрятал Радака на время поисков. - Многие видели, как король покинул Алвален! Он мчался, быстрее ветра, как будто за ним гналась сотня! Кроме того, у меня для вас ещё приятная новость: вас больше не разыскивают, Юстин Мдантер позаботился об этом!
   - Покинул Алвален? - глаза Радака засветились. Он давно договорился с Мдантером, командиром гвардии Бастиана, и заплатил ему много золота, чтобы тот поддержал его. Гвардия в большинстве была на стороне Радака, и Льув чувствовал в этом влияние Хозяина. Незримое, но ощутимое. - Много ли наших сторонников во дворце?
   - Есть те, кто остался предан Бастиану, в основном, люди, что служили ещё его отцу, но таких немного...
   - Мы можем захватить дворец в его отсутствие. Уверен, он бежал потому, что испугался, - Радак поднялся с кресла. - Граф Паркнау, скоро мы не увидим на троне этого мальчишки!
   - А если у нас ничего не выйдет? - пробормотал Паркнау. - Вы слышали, что, говорят, во дворце Бастиан пригрел слугу Ночи, Воина Тени? Командир гвардии Юстин Мдантер утверждает, что сам видел его.
   - Я всегда утверждал, что Бастиан служит Силе Ночи, - удовлетворённо потёр руки Радак. - А теперь мы уличим его благодаря показаниям Мдантера. Уверен, что если гвардия короля выступит против Воина Тени, он не выдержит. Не стоит бояться его...
   - Лорд Лладэ тоже считает, что это может печально кончиться...
   - Если вы боитесь идти на дворец, то я не боюсь, - отрезал Радак. - Позаботьтесь о том, чтобы народу стало известно: скоро безграничной власти тирана Бастиана настанет конец! Мы захватим королевский дворец, и выберем нового короля! - Радак уловил сомнение во взгляде Паркнау.
   - Гвардия вас поддерживает, граф Радак. Те, кто искали вас, уже убиты или признали вас своим лидером. Дворец готов подчиниться вашему приказу сдаться... Сдаётся мне, корону вы хотите примерить на себя, - вдруг заявил Паркнау.
   - Уж по крайней мере королём не должен стать трус, - отрезал Радак. Паркнау покраснел от гнева.
   - Вы заплатите за оскорбление, граф Радак!
   - Не говорите, пока не будете уверены. За слова дорого можно заплатить, - Радак вытянул вперёд руку и обвёл ей по воздуху круг, а потом указал на Паркнау. Ничего не понимающий граф продолжал возмущаться. Что-то пробормотав, Радак насмешливо поклонился Паркнау.
   - Я пойду поговорю с народом сам. Прикажу всем идти на площадь... Они поддержат меня. Простой люд любит отверженных. Скажу, что я пытался остановить Бастиана от принятия какого-то жуткого закона, - он засмеялся, - и что за это он попытался меня арестовать. Они будут на моей стороне, и дворец будет мой. Мой, - повторил Радак, и на желтоватом лице Льува появилось ожесточённая радость.
   - Забери тебя Ночь, Радак! - вскричал Паркнау. - Ты хочешь ухватить трон, а на него желающих много! У тебя не выйдет забрать корону - это не понравится тем, кто поддерживает тебя!
   - Лорд Лладэ? - переспросил Радак, усмехаясь. - Юстин Мдантер? Он помнит, как я спас его однажды от гнева Бастиана. Барон Шара Абе? Ему не хватит сил бороться против меня. Корона уже ждёт меня, Паркнау. Мы с Великим Князем Таисмаром Маттакой Олемой, гостем Бастиана, большие друзья, и Эмералдмор изъявил желание видеть меня на троне Алвалена.
   Паркнау едва ли не кинулся на него с кулаками, но напоролся на невидимую преграду. Обалдев, он прижал руку к невидимой стене. Она была плотной, хотя прозрачной.
   - Ты в коконе, Паркнау. И скоро в этом коконе кончится воздух, и ты умрёшь, - Радак рассмеялся, мстительно и довольно. - Я не позволю никому остановить меня! Алвален станет моим!
   - Как ты это сделал? - от ужаса глаза Паркнау едва не вылезли из орбит. Он стал метаться в узком коконе из воздуха, но не мог выбраться оттуда. - Камень Света! Немедленно освободи меня!
   Радак с наслаждением наблюдал за попытками Паркнау выбраться на волю.
   - Это один из Даров, что я заслужил, - проговорил он внятно, и Паркнау испуганно уставился на него.
   - Ты... Ты - слуга Хозяина!
   - О да, - продолжал улыбаться Радак. - Но никто об этом не знает и не узнает... Воздух у тебя скоро кончится. А если будешь кричать - ещё быстрее.
   Руки Паркнау затряслись, на бледном лбу выступил пот. Заплывшие глаза от страха блестели. Он дышал неглубоко, но быстро.
   - Освободи меня,... - прошептал Паркнау. - Я погорячился... Я не буду тебе мешать...
   - Конечно, не будешь, - кивнул Радак. - Естественно.
   - Я никому не скажу! - взвизгнул Паркнау, падая на колени. - Выпустите меня, граф Радак! - он ударился о невидимую стену головой, когда попытался склониться ещё ниже. - Я буду делать всё, что вы прикажете!
   Радак с довольной улыбкой прислонился к стене. Кажется, будто Паркнау сейчас от страха из кожи вылезет, так пытается пробиться сквозь невидимую плотную стену.
   - Ну уж нет, граф Паркнау, - покачал он головой. - Ты слишком много знаешь.
   - Я никому не скажу! Я клянусь! - тут, кажется, Паркнау понял, что у него закружилась голова, и что её сдавливает от нехватки воздуха. - Пожалуйста! Я вас умоляю! Никто не узнает! Клянусь!
   - Не узнает, - согласился Радак. Паркнау распластался на полу, насколько мог, из вспухших глаз катились слёзы.
   - Я не хочу умирать! Выпустите меня! Я буду делать всё, что вы скажете!
   Радак чувствовал невыразимое удовлетворение. Крики ласкали его слух, он мечтал о том, чтобы когда-нибудь так же на коленях молил его о пощаде мальчишка Бастиан, от которого он столько натерпелся. Знание того, что он властен над Паркнау, и может как убить его, так и помиловать, что он может приказать, что угодно, и Паркнау выполнит это, было приятным и согревающим. На мгновение он вспомнил, что точно так же не раз ползал перед Хозяином по полу, но он отверг эту мысль. Попытка сравнивать себя с Хозяином может дорого ему стоить. Но Паркнау действительно в его власти. Если Радак освободит его, трусливый граф наверняка будет выполнять все приказы. Ему не хватит смелости кому-то раскрыть эту тайну... Но рисковать нельзя.
   - Умоляю, граф! Я никогда никому не скажу! - застонал Паркнау. - О, пожалуйста...
   Радак не сводил с него глаз. Расплести кокон нетрудно, но ему гораздо более приятно посмотреть на то, как умрёт этот глупец, решивший перечить ему.
   Наконец, воздуха в коконе почти не осталось. Паркнау уже не кричал, а что-то шептал, задыхаясь. Тело его дёргалось и изгибалось, он хватал себя за горло, словно это могло его спасти. Когда он потерял сознание, Радак вздохнул - жаль, что всё так быстро кончилось - и вышел, не расплетая кокона. Пускай поломают голову, как его вытащить.
   А его ждёт трон Алвалена.

22

Месть Радака

______

  
   Зэрандер остановился на площади. Вокруг толпились люди, что-то возбуждённо бормоча. Кто-то выкрикивал что-то вроде "долой короля" и тому подобное. Расталкивая людей, Зэрандер пробился к центру площади.
   Найти Бару никак не получалось. Он постоянно чувствовал его рядом, но куда бы ни шёл, ему не удавалось найти Лорда Тени.
   Зэрандер пытался разгадать загадку, как Бару мог оказаться жив. Обознаться Зэрандер не мог, он узнал бы ненавистного Лорда, даже если бы тот замаскировался под куст на дороге. Но Зэрандер видел, как его меч пробил горло Бару, как он упал вниз, на ступени лестницы Алтаря... Невозможно, чтобы при этом Бару не умер.
   Зэрандер на самом деле не умирал. В Вечности он был жив - хотя какое-то время и думал, что умер. Вечность ждала момента заполучить в свои лапы любого, кто служил Силе Ночи. Особенно если вдруг этот слуга оказался предателем, или перебежчиком со стороны Силы Дня. К таким она была особенно жестока. Живой мог вернуться из Вечности, но чтобы оттуда возвратился мёртвый...
   На площади на сооружённом наспех пьедестале стоял человек, которого Зэрандер узнал. Он был одним из тех, кто был во дворце Бастиана. Какой-то лорд или граф... Сейчас лоск его несколько померк - он был в белой кружевной рубашке, чёрных блестящих брюках, опоясанных широким атласным поясом, заправленных в высокие украшенные сапоги. Потому народ и не слишком радушно встречал его слова, пока он не приступил к самому главному, кончив перечислять все беды, которые Бастиан обрушил на Алвален.
   - Пора положить конец бесчинствам тирана! - говорил он громко и возбуждённо, глаза его азартно сверкали. - Мальчишка не должен владеть короной! Он не заботится о вас! Сколько ещё нужно терпеть его?! - кое-кто в толпе одобрительно крикнул, но, в целом, толпа не решалась поддерживать вольные речи. - Недавно Бастиан решил установить новый закон: грабительская плата для всех, кто хочет выйти или войти в Алвален! Когда я попытался переубедить его, он велел задержать меня! Мне удалось бежать, и я заявляю: нечего больше потакать его оскорбительным желаниям! Бастиан не заботится о вас! - толпа взвыла, соглашаясь. "Радак! Радак!" - кричал кто-то. Гвардейцы придвинулись поближе к человеку, видимо, желая защитить его в случае чего. Зэрандер мысленно усмехнулся: а Бастиан-то был уверен, что его гвардия ему верна. - Вам нужен новый король, который будет заботиться о своём народе! Все вы знаете, что Бастиан покинул город! Он бежал, потому что боялся вашего гнева! Гнева людей, которых он обрёк на страдания!
   "Бежал? - взорвалась мысль в голове Зэрандера. - Бежал?!"
   Ощущая нарастающую злость, он с трудом заставил себя не расталкивать толпу дальше, чтобы схватить этого Радака и вытрясти из него всё, что тому известно.
   - Настал момент, когда вы должны ступить на свою защиту! Дворец пуст! Нужно захватить его, а Бастиана вернуть и судить за всё, что он сделал!
   "Правильно!" - закричал кто-то. Толпа забушевала, крики слились в невнятный гул.
   - Мне нужна ваша поддержка! Во дворце совсем немногие противятся нам! Кроме того, начальник гвардии Юстин Мдантер утверждает, что у него есть доказательства, что Бастиан предал свою душу Силе Ночи! Бастиан - слуга Хозяина Ночи! Ему не место на троне Алвалена!
   Не дослушивая, Зэрандер развернулся прочь. Бастиан - слуга Хозяина? Глупее байки он ещё не слышал. Этот Радак сам, судя по всему, имеет Дары Ночи. Но это пока может подождать - надо разобраться с тем, как посмел Бастиан ускользнуть, и где сейчас Хранитель. Нельзя позволить Тэрмису попасть в лапы слугам Ночи. Зэрандер слишком хорошо знал, что может сотворить даже не имеющий много Даров слуга Ночи. Особенно если среди этих слуг в Алвалене - Лорд Бару.
   По дороге во дворец Зэрандер замечал множество толп людей с факелами, кричащих что-то вроде "долой короля" и тому подобных лозунгов. Ворота во дворец распахнулись, несколько вооружённых людей, гвардейцев и нет, попытались встать на пути толпы, и началась резня. Зэрандер скользнул в сторону и, решив воспользоваться не парадным входом, сталкивая со своего пути и тех, и других. У самых дверей его окликнул голос, явно не принадлежавший одному из хиленьких гвардейцев.
   - Обернись! - потребовал голос. - Смерть нужно встречать лицом к лицу!
   Зэрандер сразу понял, что это не Бару. Пятого Лорда он бы почувствовал. Обернувшись, он мгновенно понял, кто эта мощная угрожающе надвигающаяся фигура. Эмералдморских воинов легко было узнать по дикости их внешнего вида. Они презирали почти все доспехи, отдавая предпочтение простой кольчуге, носили много мехов и побрякушек, почти как тераики, брили головы почти налысо, но при этом никто не смел назвать их недостойными воинами. Эти люди рождались с доброй палицей в руках - мечами они пользовались редко, да ещё бы - удар такой палицей мог переломить даже очень добротный меч.
   Судя по золотым браслетам и величественному виду, воин как минимум был из Князей. Может, даже одним из Великих. Зэрандер мало имел дел с эмералдморцами. Откуда воин из Эмералдмора появился в Алвалене, Лорд Тени решил не думать.
   Эмералдморец скинул с плеч богатую меховую шубу и освободил из петли на поясе свою булаву. Зэрандер оценил внушительные шипы и пробормотал что-то про варваров, выхватывая меч.
   Воитель из Эмералдмора напал внезапно - казалось, он только сбросил с плеч шубу, но уже опускал булаву на Зэрандера. С трудом отразив удар, Зэрандер отошёл подальше. Нужно действовать осторожнее. Двигаясь как можно быстрее, он провёл несколько атак в корпус и держащую булаву руку, но тело кольчуга защищала хорошо, а от руки пришлось уворачиваться. Стальные шипы шваркнули по мечу, и Зэрандер почувствовал, как тряхнуло руку в плече.
   На их драку никто не отразил внимания - они кипели повсюду. Дворец грозил оказаться в руках восставших буквально через несколько минут.
   "Почему он напал на меня? Потому что понял, что я - Воин Тени? - Зэрандер отклонился, дав палице просвистеть прямо перед лицом, и ударил эмералдморца в плечо. Благодаря силе удара и тому, что эмералдморец не успел перестроиться в другую позицию, Зэрандеру удалось ранить его, но ударить ещё раз он не успел. - Возможно. Эмералдмор никогда не смирялся с властью Хозяина над Средним Залесьем. С него станется мстить за своих предков..."
   Призвав Силу Ночи, Зэрандер на несколько секунд ослепил эмералдморца. Тот яростно взревел, размахивая палицей. Опасаясь, что удар такой силы по голове он не переживёт, Зэрандер опустился на колено и ударил вперёд, пригибая голову. Палица свистела над ним, а меч скользнул по боку эмералдморца. Хлынула кровь.
   Вновь обретший зрение воитель из Залесья с такой яростью двинулся на Зэрандера, что тому пришлось отступить ещё дальше - парировать удары такой силы было бесполезно, меч мог сломаться. Приходилось уклоняться и лишь изредка пускать в ход оружие. Но силы оставляли и эмералдморца, и он бил всё реже. Зэрандер получил возможность нападать. Битва захватила его. Танец смерти, в котором один из двоих противников непременно умрёт, стал единственной его мыслью. Он забыл даже о Хранителе, пытаясь отыскать в защите эмералдморца брешь, тем более что он уже был ранен. Остановил его только громкий крик, полный ненависти:
   - Оставь его, Таисмар Маттака! Он мой!
   Рыча от нахлынувшей на него ненависти, Зэрандер обернулся. В пылу битвы кольцо упало, и длинные белые волосы падали на лицо, но это не мешало ему узнать Бару. Чёрный Лорд стоял, держа в руке меч, позади Зэрандера. Ненависть и злорадная ухмылка блуждали по его лицу.
   - Я его убью! - возразил Маттака, но, что удивило Зэрандера, опустил булаву.
   - Ты получишь благодарность от Хозяина! - отрезал Бару. - Но его убью я. У меня к нему давний счёт. Если воспротивишься - умрёшь. Тебе ясно, Таисмар Маттака?! - Бару едва сдерживал нетерпение.
   "Так этот эмералдморец - слуга Хозяина, - Зэрандер усмехнулся. - Что ж, Хозяин понял, что пока я жив, Хранителя ему не получить! Прекрасно, значит, он всё-таки меня боится".
   Маттака отступил. Кажется, Бару-то он не боялся, но, видимо, решил, что Хозяину угодно, чтобы Зэрандера прикончил пятый Лорд. Что ж, Зэрандер тоже не прочь сменить противника с незнакомого на ненавистного. Но Таисмар никуда не ушёл. Видимо, ещё ожидал момента отомстить за рану.
   - Вот мы и встретились, Зэрандер! Теперь-то я тебя убью! - Бару приблизился, помахивая мечом.
   - Не стану спрашивать, как ты ожил, Бару, - Зэрандер перехватил меч. - Но тебе придётся умереть ещё раз.
   Глаза Бару сверкнули. Меч полоснул по воздуху, норовя впиться прямо в горло Зэрандеру. Призрачный Лорд остановил его и ударил сплеча, разворачивая меч с замаха остриём в сердце Бару. Удар с рубящего стал колющим, но Бару успел разгадать задумку Зэрандера и увернулся. Их драка не была изящной - редкие атаки и хождение по кругу в надежде заметить какую-то брешь в защите противника. Они хорошо знали друг друга.
   Крики во дворце отвлекли Зэрандера.
   "Дворец взят", - мелькнуло в его голове.
   Усмешка Бару раскрыла ему тонкости свержения Бастиана. Заговор был продуман Хозяином Ночи, не иначе. Радак, вещавший людям на площади, наверняка получит корону, а Бару будет дёргать за верёвочки. Им только на руку сыграло, что прямо перед восстанием гостем Бастиана стал истинный Хранитель Тэрмис.
   "Нельзя дать им заполучить Хранителя", - Зэрандер отразил новую атаку. Он не хотел бросать это сражение, оставляя Бару в живых, но сейчас гораздо важнее было уберечь Хранителя от плена у слуг Хозяина. Освободить его оттуда будет труднее, чем просто не дать ему туда попасть.
   Воспользовавшись Силой Ночи, Зэрандер, оттолкнувшись от земли и избежав этим очередного удара Бару, он оказался на вершине стены в три человеческих роста. Нечеловеческий прыжок повторился - и Зэрандер приземлился во внутреннем дворе. С той стороны Бару закричал от негодования и ярости - Дара Полёта у него не было. Хозяин не торопился баловать вниманием возвращённых к жизни Лордов. А Зэрандер когда-то был его любимчиком.
   - Найди его! - приказал он Маттаке, насмешливо пощипывавшему ус. Эмералдморец тоже был разозлён побегом Зэрандера, но причислил это к признакам трусости. Но Бару знал, что Зэрандер - не трус. Причина, что он ускользнул с боя, была серьёзнее.
   Бару бросился вдоль стены в поисках ворот.
   Зэрандер оказался в каком-то дворике с крытыми помещениями, напоминавшими конюшни. Никого не замечая вокруг, Зэрандер прошёл вглубь двора и, распахнув дверь, понял, что это действительно конюшня. И три стойла сейчас были пусты.
   В углу кто-то тихо вскрикнул. Повернув голову, всё ещё тяжело дыша после битвы и сверкая ледяными синими глазами, Зэрандер заметил вжавшегося в стену конюха.
   - Это конюшня Бастиана? - спросил Воин Тени.
   Тот испуганно закивал головой, дрожа от страха. Зэрандер подошёл, и меч, концом обагрённый в крови, ещё сильнее напугал конюха.
   - В этих стойлах ещё недавно стояли лошади. Кто покинул дворец?
   - Я... не знаю, - выпалил конюх, но глаза ясно говорили, что он лгал. Схватив его за воротник, Зэрандер поднял его над землей и тряхнул.
   - А ты вспомни.
   - Я не знаю! - взвизгнул конюх, дрыгая ногами.
   - А ты постарайся, - оскалился Зэрандер. Взгляд его обещал конюху столько всяких ужасов, что тот залепетал:
   - Его ве... величество... отправился... за город...
   - На трёх лошадях сразу? - хмыкнул Зэрандер. - Кто был с ним?
   - Я не знаю их! Два молодых человека... Один был с боевым посохом, а второй - без оружия...
   Бросив конюха на пол, устланный соломой, Зэрандер подошёл и надел уздечку на первого попавшегося коня. Кажется, Бастиан забрал с собой Хранителя вместе с Ат Лавом. Что ж, это немного радует.
   - Куда именно они поехали? - спросил он. - Куда это - за город?
   - К лесу, господин, - выдавил конюх, испуганно косясь на него. - Там малый дворец его величества... По этой дороге за воротами прямо...
   Зэрандер вскочил верхом, придерживая коня, испугавшегося неожиданного всадника. Может быть, и правильно, что этот Бастиан решил уехать. Сообразительный, хотя и король.
   Ворота распахнулись сами по себе, не успел согнанный с места конюх подойти к ним. Они просто упали на землю, но появившийся там Бару с обнажённым мечом не успел и понять, когда именно всадник на сумасшедшей скорости пронёсся мимо него. Послав вслед Зэрандеру несколько проклятий, Бару собрался было пуститься в погоню, но передумал. Призрачный Воин ещё вернётся. Он тоже не рад тому, что их битва закончилась так внезапно.

______

  
   Ещё подъезжая к загородному дворцу Бастиана, Зэрандер ощутил запах гари и смерти. Ему пришлось долго рыскать, прежде чем он вновь нашёл ту "прямую дорогу", о которой говорил конюх. О погоне он не заботился - но то, что он сначала всё-таки свернул с дороги, надеясь, что срежет путь, потому что впереди были бескрайние степи. Покинуть город было легко - все ворота были объявлены открытыми.
   Ворота с позолоченными гербами Алвалена на решётке лежали поверх нескольких тел. Двор был усыпан телами, большинство в гвардейской форме. Они лежали друг на друге, сжимая в руках мечи или выронив их, пронзённые стрелами или зарубленные в бою. Зэрандер спешился, не привязывая коня. Тот остался стоять, прядая ушами.
   В загородной резиденции Бастиана была настоящая битва. На ступенях грудами лежали люди. Зэрандер мог определить даже, кто сражался на стороне короля, а кто был прислан из Алвалена Радаком или Бару. Ни капли жалости не появилось в Зэрандере, когда он глядел на тела. Некоторые гвардейцы были совсем молодыми мальчишками, в их открытых глазах отразился страх перед смертью и боль. Смерть царила здесь - было тихо, только что-то противно скрипело в стороне. Кто-то застонал прямо под ногами Зэрандера. Опустив глаза, Воин заметил, как шевелится чья-то рука. Немолодой гвардеец, с седыми волосами, пытался нашарить что-то на земле. Рука его наткнулась на сапог Зэрандера.
   - Кто это? - слабо спросил он. - Если ты враг, убей. Если ты друг, тоже...
   Его голос был так тих, что слова едва можно было разгадать. В животе его зияла рваная рана, а ещё один удар полоснул его по лицу, лишив обоих глаз. Зэрандер мог предположить, что он - один из защитников дворца.
   - Что здесь произошло? - потребовал Зэрандер.
   - Они напали и потребовали выдать короля... Мы отказались... Но нас было мало...
   - Где король? - спросил Воин. Наверняка, Хранитель там же, где Бастиан. Что-то подсказывало ему, что это так.
   - Я не знаю... Я слышал шаги и крики,... - он захрипел, закидывая голову. Рука всё ещё цеплялась за сапог Зэрандера.
   Понимая, что вряд ли что добьётся от гвардейца, Зэрандер ударом меча добил его, как тот и просил. Гвардеец понимал, что рана смертельна, но что смерть ещё долго не наступит. Но Зэрандер вряд ли убил его потому, что проникся жалостью. В каждом его движении была ярость. Он опоздал! И по своей вине - если бы он не попытался срезать путь, он мог бы успеть!
   Ступая по скрипящим под его шагами выбитым дверям, Зэрандер оказался внутри. Роскошное помещение носило следы грабительского разгрома. Видимо, напавшие помимо короля ещё захватили множество дорогих безделушек.
   Хранитель не мёртв. Хозяин не позволил бы убить его. Но это ещё не значит, что он в безопасности...
   Зэрандер услышал странные звуки, похожие на шорох, будто кто-то полз, и обернулся, держа меч наготове, но никого не увидел. Кто-то за завалом перил разрушенной лестницы глухо охнул.
   - Дар Ночи, - Зэрандер вскинул руку, - имеющий...
   - Не надо, милорд! - пискнул голос из-за завала.
   Зэрандер опустил руку. Марил Ат Лав. Хорошая ли это весть или плохая? Посмотрим...
   - Выходи, - потребовал он.
   - Не могу, - отозвался Марил. В голосе слышалась боль и страх. - Меня придавило, милорд... Мне не сдвинуть эти штуковины.
   Раздражённо стиснув зубы, Зэрандер подошёл и рывком вытянул Ат Лава из-под завала. Тот ойкнул - только присутствие Воина Тени остановило его, чтобы не заверещать. Зэрандер швырнул его обратно на пол.
   - И ты осмелился оказаться жив?! - спросил Лорд Тени. - Где Хранитель?!
   - Ой,... - Марил бросил один взгляд на распухшую и красную ногу и тут же отвёл его. - Я не знаю, милорд... Мы... дрались вот с этим типом, - он мотнул головой на лежащего гвардейца с перебитым позвоночником. Марил старался не смотреть на Зэрандера, - а потом меня сюда оттолкнули, а сверху посыпалась вся эта дребедень... Я и притих, чтобы меня не добили, когда я не могу...
   - Ты должен был проследить, чтобы с Хранителем ничего не случилось! - рявкнул Зэрандер. Меч его был убран в ножны, но он всё равно был смертоносен. Марил втянул в голову в плечи.
   - Я бы рад, милорд... Но меня с самого начала оттеснили в этот распрокля... то есть сюда, милорд,... - быстро исправился он. - А с Тэмом был Бастиан... Бился, как бестия... Я слышал, что его скрутили только накинувшись на него вшестером...
   - Меня не интересует Бастиан, - холодно проговорил Зэрандер. - Ты не должен был позволить им схватить Хранителя. Смотри мне в глаза, Ат Лав!
   Придерживая одной рукой больную ногу, а локтем второй упираясь в пол. Он со страхом посмотрел в лицо Зэрандера, и ещё сильнее попытался вжаться в пол.
   - Милорд... Я бы не бросил Тэма никогда! Но я выбраться не мог... И посох мой я потерял... И...
   - Молчать! Отвечай на мои вопросы, и не пытайся себя выгородить! Ты знаешь, что будет, если я решу, что ты нарушил клятву верности? - Марил испуганно закивал головой. Синие глаза Зэрандера вонзались в него. - Тогда постарайся убедить меня, что ты не предавал меня. Понял?
   - Д-да, милорд, - выдавил Марил. Он едва не заплакал от обиды - он ведь не виноват - но не посмел спорить.
   - С какой стати вы уехали из Алвалена?
   - Так решил Бастиан. Он сказал, что в резиденции наверняка остались верные его люди, - выпалил Марил. - Мы примчались сюда, и так и оказалось. Они все ему повторно поклялись в верности и дали клятву защищать его ценой своих жизней. А буквально за нами по пятам прискакали эти... Они называли себя посланниками нового короля Радака и... Громили тут всё. В большинстве грабили. Ими командовал этакий здоровяк, всё время кричавший, что если они не найдут Бастиана, то он с них три шкуры сдерёт. Тэм и Бастиан были наверху... Потом нам пришлось спуститься... А тут понесло... Бастиан в драку, я тоже в драку... А Тэм забрался на самую вершину лестницы и Даром Ветра крушил всё, что можно, сбивая с ног людей. Лучше бы он, конечно, огнём им попотчевал, - мстительно произнёс Марил, - но он всё время говорил, что не имеет права убивать людей...
   - Что с ним? - перебил его Зэрандер.
   - Когда повязали Бастиана, про Хранителя никто и не говорил. Здоровяк, командир ихний, сказал, что всё исполнено. А Тэма велел забрать в качестве трофея. По просьбе кого-то там... Я имени не вспомнил. Я пытался выползти, но у меня ничего не вышло...
   - Кому-то из слуг Хозяина понадобился Хранитель... Не Радаку?
   - Нет, милорд! - горячо возразил Марил. - Что-то такое... Бату, Балу...
   - Бару, - прорычал Зэрандер. - Лорд Бару, пятый Лорд Тени!
   Марил ещё шире распахнул глаза, но тут же проснулась боль в ноге. Он глухо охнул и обхватил её обеими руками.
   - Милорд... Милорд,... - жалобно прошептал он. - Что вы со мной сделаете, милорд? - с трудом произнёс он эти слова.
   Зэрандер с презрением посмотрел на него. На какое-то время во взгляде было сомнение, и Марил с ужасом прислушивался к своим ощущениям. Он должен умереть, если Зэрандер решит, что он нарушил клятву крови...
   Марил Ат Лав сжался перед ним в комочек, держась за больную ногу. Глаза его были испуганно и болезненно распахнуты, но зрачки - маленькие, как точки. Его щека была рассечена, рубашка разорвана и местами в крови. Пальцы рук мелко дрожали. Марил задержал дыхание и со слабой надеждой смотрел на суровое лицо Лорда Тени.
   - Ты прощён.
   Марил облегчённо выдохнул.
   - Спасибо, милорд!
   - Вставай, - приказал Зэрандер, отворачиваясь и направляясь к выбитым дверям. Марил застонал, поднимаясь. Больная нога быстро напомнила о себе, он едва не упал, но нарушить приказ Зэрандера он не решился.
   - Некий Радак, полагаю, уже объявил себя королём Алвалена. И Лорд Бару тоже рядом с ним. Хранитель у них, как и Бастиан. И я отправляюсь обратно в Алвален, - Зэрандер не обернулся, но Марил понял, что слова эти обращены не в пустоту, а именно к нему. - Ты можешь не идти со мной. В Алвалене будет битва.
   - Я пойду с вами, милорд! - горячо воскликнул Марил и тут же едва не упал.
   - Поползёшь, точнее сказать? - усмехнулся Зэрандер. - Или хочешь попросить у меня Дар Самоизлечения? Такой Дар ещё надо заслужить.
   - Нет, милорд, - синеватыми губами с коростами запёкшейся крови прошептал Марил. Перспектива получить Дар напугала его ещё сильнее, чем угроза смерти. - Но Тэм мой друг. Я должен его вытащить...
   Зэрандер пожал плечами и вышел, спускаясь по ступеням, едва находя между трупами место для, того, чтобы ступить туда. Марил с трудом заставил себя пойти следом. Он заметил свой посох и бережно поднял его, снова едва не упав. Посох чудом был ещё цел.
   Вдруг Марил понял, что нога стала беспокоить его гораздо меньше. Он неуверенно закатал штанину, разглядывая затягивающийся на глазах рубец. Какое-то время он соображал, с чего бы это так быстро затягивается рана, но только когда на её месте остался один розоватый шрам, окончательно понял, в чём дело. Быстро двигаясь, и радуясь тому, что может это делать, он вышел из дворца, заставляя себя не глядеть на тела. Он чувствовал себя виноватым в том, что они умерли, а он жив. Он хотел поблагодарить Зэрандера за излечение, но, поймав ненавидящий холодный взгляд, тут же отказался от этого неблагодарного дела - он вряд ли мог выговорить и слово, когда на него так смотрели два этих злых синих глаза.
   - Найди себе лошадь. В Алвален ты не поедешь. Отправляйся к сестре и жди меня с Хранителем. Подготовь к этому времени лошадей и всё, чтобы мы могли тотчас следовать дальше. Мы можем вернуться не конными.
   - Но я могу по,... - начал было Марил. Он хочет освободить Тэма! Он должен отправится в Алвален вместе с Воином... Но взгляд Зэрандера выбил из него всю охоту спорить. - Да, милорд... Я отправлюсь к сестре, милорд... Всё будет готово...
   - Надеюсь, - Зэрандер пришпорил коня и вскоре скрылся в лесу. Марил отчаянно огляделся - эти люди устроили такую страшную резню, что же они сделают с Тэмом?

______

  
   - Ты заплатишь! - Бастиан бился о невидимую стену. Радак был совсем близко, в нескольких шагах, мстительно улыбаясь и изредка касаясь пальцами тяжёлой короны Алвалена. Он сидел на троне, всегда принадлежавшем Бастиану, и чувствовал себя как никогда прекрасно. Вокруг Бастиана и Хранителя он сплёл единый кокон, достаточно большой, чтобы они не задохнулись быстро, и с наслаждением наблюдал, как бесится низвергнутый король. Лицо мальчишки было искажено яростью и гневом, он кулаками бил невидимую преграду, не дававшую ему наброситься на Радака. Кроме нового короля, Бастиана и Хранителя в зале никого не было - Радак отпустил гвардейцев, сказав, что Бастиан ему не опасен. Хотя, если бы не кокон, Бастиан давно бы уже вцепился Льуву в горло. - Ты заплатишь! Я тебя наизнанку выверну!
   Тэм лежал на полу, там, где его бросили, опираясь спиной на невидимую стену. Весь его вид говорил о том, что он знает, что в плену, но не желает даже делать вид, что это знает. Он иногда смотрел на Бастиана, иногда на Радака, но в основном глаза его были полузакрыты, а на губах была грустная вымученная улыбка.
   - Бастиан, - наконец, позвал Тэм, - чем дольше ты кричишь, тем ему приятнее. И потом, воздух в коконе может кончиться быстрее, если ты будешь поглощать его таким образом, - он бросил один взгляд на Радака, и добавил. - Хотя, пока мы в одном коконе, я точно знаю, что мы оба будем живы.
   - Ты проницателен, Хранитель, - усмехнулся Радак. Бастиан, плюнув в его сторону, остался стоять, скрестив руки на груди. На его лице было множество царапин, одежда разорвана и испачкана, кое-где даже в крови, но это не мешало ему выглядеть королём даже сейчас. Венец по прежнему был на его голове - никому не удалось его снять. Бастиан извивался, пихался, орудовал кулаками, ногами, даже кусался, но никому не дал даже прикоснуться к нему. Радак знал, что это временно, но было немножко обидно, что не удалось сломить мальчишку быстро. - Ты нужен Хозяину. Я всего лишь временно слежу за тем, чтобы ты никуда не делся, - он крутил в руках скипетр и насмешливо поглядывал на сжимавшего кулаки Бастиана.
   - Свет со мной, - спокойно ответил Тэм. Весть о Хозяине его не удивила, а потому не испугала. Бастиан выглядел куда более озабоченно. Он смотрел на невозмутимого даже будучи пойманным Тэма и не верил, что тому не страшно думать о Хозяине.
   - Ты - слуга Ночи! - воскликнул Бастиан, бросаясь на стену снова. Радак смеялся, зная, что слова эти обращены к нему. - Ты заплатишь!
   - Завтра тебя в клетке провезут по городу, - злорадно произнёс Радак. - И каждый будет рад кинуть в тебя камень. Посмотрим, сколько гордости останется в тебе после этого!
   - Король Алвалена - я! Слугам Ночи не место в Алвалене! Я вас всех выкурю отсюда! - возмущённо вскричал Бастиан. Радак громко расхохотался, глядя, как мечется в коконе ненавистный мальчишка.
   - Между прочим, народу известно, что ты сам - слуга Ночи, - наконец, сказал он. Бастиан задохнулся от негодования. - Гвардейцы рассказали людям о Воине Тени, который живёт в твоём дворце...
   - Зэрандер тебе не по зубам, Радак! - Тэм приподнялся. Он по-прежнему был спокоен. - Как бы ты сам не оказался вплетённым в кокон.
   - О, Зэрандер будет моей заботой, - сзади распахнулись и захлопнулись двери, и тяжёлые шаги сообщили о приближении нового человека. Сила Ночи так сильна была вокруг Тэма, что тот и не глядя на доспехи Тени узнал этого человека.
   - Лорд Бару, - пробормотал он себе под нос.
   - Кажется, Зэрандер рассказывал тебе обо мне, - Бару, поджав губы, посмотрел на сидящего на полу Хранителя. - Боюсь, тебе придётся со мной познакомиться. Хозяину нужны твои знания. Сними с него кокон, Радак, - приказал Бару, и Тэм понял, что его спину больше ничто не поддерживает. Радак повиновался быстро и беспрекословно.
   Бастиан почувствовал, как в сердце впивается страх. Это уже было, когда он встретил Зэрандера. Но этот Воин Тени был ещё более страшен и ненавистен. Бастиан понимал, что власть в Алвалене принадлежит не Радаку, а именно Лорду Тени. И это было как пугающим, так и ненавистным.
   Невидимые стены вдруг так сильно сжали Бастиана по бокам, что он вытянулся в струнку, закидывая голову. Воздух давил на его грудь и спину, сжимая его и грозя расплющить. Он понял, что начинает задыхаться. Радак, не глядя в сторону Бару, любовался, как Бастиан пытается судорожно вдохнуть воздух.
   - Тебе придётся научиться уважению к королю, - произнёс Льув, чувствуя растекающуюся по телу теплоту. - Обращаться ко мне следует "ваше величество". Повтори-ка.
   - Тварь! - выжал Бастиан. - Гнусная тварь! Я тебя на кусочки раздеру своими же руками!
   Тэм с тревогой смотрел на него, забыв о Бару. Но оплеуха, данная ему невидимой рукой, напомнила ему о Воине Тени. Он поглядел на Бару снизу вверх, поднимая брови, но ни намёка на мольбу или страх в глазах не было. Он был едва ли не удивлён.
   - Хозяин желает знать, что тебе известно о Камне Света. Если ты скажешь, может быть, я позволю тебе жить, - Бару нахмурился. - И лучше не тяни с ответом.
   Тэм улыбнулся и повторил:
   - Свет со мной. Сила Дня защитит всех нас. Вы все будете наказаны за зло, которое совершили.
   Бару ступил вперёд и с силой ударил Тэма. Тэрмис сжался от удара, но всё равно не сказал ни слова. Хрип Бастиана не давал ему сосредоточиться, но он знал одно: Хозяин не узнает о пророчествах ни слова. По крайней мере, от Тэма.
   - "Ваше величество", - повторил Радак. Бастиан не мог пошевелиться - кокон плотно оплетал его. Тэм напрягся и призвал Дар Ветра, пытаясь воздухом пробить кокон из воздуха и насытить им лёгкие Бастиана. Это позволило сосредоточиться и даже не охнуть от новых ударов. Теперь уже Бару не марал об него руки, а пользовался Силой Ночи.
   С облегчением Тэм заметил, как глубоко и жадно вдохнул Бастиан проникший сквозь кокон воздух. Разъярённый Радак, не понимающий, в чём дело, ещё сильнее стиснул кокон. Тэм даже нахмурился от напряжения, не думая о Бару и о боли во всём теле. Он зажмурил глаза, представляя себе некую преграду, которую пробивает сильный порыв ветра. С третьего раза он опять услышал вдох Бастиана и раздающийся с новой силой крик:
   - Я тебя заживо замурую! Вы у меня все тут ещё попляшете! Не будь я Бастиан Алваленский!
   - Ты уже не король! Ты всего лишь мальчишка, которого пора научить уважению! Кокон плотнее обхватил Бастиана, он почти ощущал плотную паутину воздуха на своём теле. - Проси, чтобы я тебя освободил! Проси!
   Тэм вновь попытался призвать Дар Ветра, но в этот миг Бару с силой тряхнул его, поднимая за воротник.
   - Подумай лучше о своей жизни, - с угрозой приказал Воин Тени. - Я ещё даже не начинал того, что я могу с тобой сделать!
   - Я не боюсь! - воскликнул Тэм. - Убей меня - и ничего не узнаешь! Но пока я жив - я не скажу ни слова о Камне Света!
   - Ты зря недооцениваешь могущество Силы Ночи, - Бару поднял Тэма над полом и швырнул его в стену. Бастиан с тревогой проводил его взглядом, забывая о щемящей боли в голове и нехватке воздуха. Тэрмис влетел в зеркало, оно разлетелось, и осколки поранили Тэма. На его одежде появилась новая кровь. Он упал на пол и затих. Бастиан заметил, что Радак тоже следит за Бару и Тэмом, впрочем, продолжая стискивать своего пленника в коконе. - Куда ты и Зэрандер собирались идти? Ну?!
   Тэм поднял лицо. Из разбитого носа текла кровь.
   - Кастел, - выплюнул он, вытирая ладонью кровь с лица.
   Бару расхохотался, наблюдая за ним, как за насекомым. Бастиан вспомнил о том, что схвачен в тиски, когда Радак позволил ему чуть-чуть глотнуть воздуха и снова сжал кокон. Руки и ноги болели, затекая. Голова кружилась, перед глазами плясали цветные пятна.
   - Прекрасная ложь, - Бару взмахнул рукой, и Тэм взлетел над полом, ударяясь о потолок, - смелая. А теперь я хотел бы услышать правду.
   В этот миг Тэм закричал. Бастиан от ужаса вздрогнул, не в силах отвести глаз. В воздухе Тэм извивался и кричал, делая такие движения, будто пытался от чего-то защититься. Бару лениво наблюдал за ним, поглядывая изредка на малость побледневшего Радака.
   "Будь я свободен! - подумал Бастиан отчаянно. - Будь я только свободен, я бы..."
   - Хочешь, чтобы с тобой было то же самое? - прокрался в его сознание голос Радака. - Я приказал тебе просить, чтобы я тебя отпустил!
   Кокон опустился на него сверху, прижимая к земле, и Бастиан, не имея сил сопротивляться, был поставлен на колени. Дышать было уже почти не возможно. Он услышал гулкий стук. Тэм прекратил кричать.
   "Мёртв? - с испугом подумал Бастиан. Тэм был человеком невероятной внутренней силы, и Бастиан за это короткое время, которое они провели вместе, полюбил его, как настоящего друга. - Нет, он не может быть мёртв!"
   Тэрмис ощутил, как тускнеет его сознание. Боль была страшной, и удары сыпались отовсюду, без разбора. Когда Бару отпустил его, он упал, но удар о пол показался ему ласковым, а не болезненным. Не разбирая более, что происходит, Тэм провалился в темноту.
   Бару раздражённо скрипнул зубами. Хранитель оказался не слишком выносливым - потерял сознание мгновенно, как боль отступила. Но лучше подождать, пока он очнётся - у него будет больше сил, и можно будет приступить к дальнейшему допросу.
   Бастиан понял, что дышать больше не может. Лёгкие горели.
   - Отпусти, - прохрипел он.
   - "Ваше величество", - напомнил довольный Радак.
   - Ваше величество, - сдерживая ненависть, заставил себя сказать Бастиан. Он должен быть жив, чтобы скинуть Радака с трона.
   - Покорности маловато, - хмыкнул Радак. - Ещё разок.
   - Ваше величество, - простонал Бастиан, чувствуя, что ещё на одно слово сил уже не хватит. В этот миг кокон немного отступил, и Бастиан повалился на пол, с жадностью вдыхая воздух. Едва он вновь понял, что ещё не умер, силы к нему вернулись. - Ваше величество, - он поднял правую руку и сжал её в кулак, вызывая опаску на лице Радака, словно грозился воспользоваться Даром, вопреки тому, что был всего лишь человеком, - я вот этой рукой лично выжгу у вас на лбу клеймо отлучения, а потом заставлю до конца жизни ползать у меня в ногах! - выкрикнул он, подаваясь вперёд. Довольное лицо Радака исказилось, он вскочил с трона, и Бастиана кокон с силой поднял в воздух. Потом бывший король ударился о потолок и рухнул обратно на пол, к подножью трона. Сознание померкло.
   Бару с насмешкой поглядел на разъярённого Радака.
   - Не всех тебе удаётся усмирить с помощью Дара, - с издёвкой произнёс он.
   Радака трясло от негодования при одном взгляде на распластанного Бастиана. Разбитое в кровь лицо мальчишки по-прежнему было лицом короля.

23

"Ты заслужил смерть"

______

  
   Циэль наложила стрелу на тетиву и прищурила один глаз. У неё появилась возможность заехать домой и забрать свой лук - в этом пути ей понадобится именно это оружие. Ножи были бесполезны - бить этого противника следовало издалека.
   Страж не останавливался ни на мгновение, и она следила за ним, готовая в любой момент отпустить стрелу, и та отправилась бы в смертоносный полёт. Она должна убить этого Стража, и ничто её не остановит.
   В мире не осталось ничего, кроме стрелы и цели. Циэль не ощущала даже того, как вдыхала и выдыхала воздух. Наконец, Страж выехал на удобную для неё позицию, и она отпустила тетиву. Стрела со свистом полетела в сторону Стража. Аджит растянула губы в усмешке - сейчас он свалится с коня и покатится по земле... Но Страж оказался удачлив, и нагнулся к шее коня именно в тот миг, когда стрела должна была пробить его голову. Он дёрнул поводья, и конь встал на задние ноги. Циэль, шипя, мгновенно легла в траву.
   Кто мог бы знать, что одна из придворных леди Фаалинского двора - Наёмница Гильдии? Циэль стала ей задолго до того, как встретилась с духом Хозяина. Она пришла туда под другим именем, и её взяли в ученицы, хотя кое-кто и подозревал, что она из благородных. Но это было неважно - в Гильдии Наёмников мог состоять даже муж королевы, если того пожелает, а то и сама королева. Правда, ей бы это в голову не пришло. Но Аджит всегда нравилась смертоносная сила, которой её обучили в Гильдии. Она могла убивать незаметно, быстро и легко - любым оружием. Она прекрасно разбиралась в ядах и противоядиях. Учителя её всегда хвалили, правда, били так же часто - от своих манер леди избавиться было труднее. Но Циэль Аджит научилась быть в разное время разной. Она могла притвориться торговкой на базаре или наложницей кого-нибудь из эмералдморских Князей - актёрский талант в ней был всегда силён.
   В Гильдии у неё не было возможности выделиться среди остальных благодаря роду, она тщательно скрывала своё истинное имя, а потому приходилось стараться. Наконец, Бавр, этот похотливый тупица, который по недоразумению возглавлял Гильдию, решил принять её экзамен лично, в результате чего едва не затащил её в постель. Аджит разделала его под орех, и он долго просил у неё прощения. Она могла бы и убить его, но становиться главой Гильдии у него не было никакого желания. Теперь он старался как можно реже попадаться ей на глаза.
   А потом произошло то, что перевернуло всю её жизнь. Она стала одной из союзниц Ночи - называть себя так было приятнее, чем просто слугой. Но она была слугой, слугой Хозяина, и это было великой честью. Хозяин являлся ей не часто, но каждый раз она получала особенные задания, и он говорил ей не раз, что она одна из самых верных его слуг. Аджит не ползала перед Хозяином на коленях, как делал это Радак, но не была уверена, что когда-нибудь это не случится. Могущество Хозяина она знала, и оно заставляло её благоговейно дрожать при его появлении, хотя она никогда не показывала этого. Когда она получила первый Дар, её охватило такое восхищение, что если бы Хозяин потребовал броситься в огонь, она сделала бы это с радостью.
   Аджит не раз слышала легенды о Тёмных Временах. По ним, все слуги Хозяина проходили такое испытание болью, после которого забывали самих себя, и смыслом их жизни становилось только служение ему. И она понимала, что к ним, сегодняшним его слугам, он гораздо менее жесток. Кроме того, он обещал им власть. После того, как он вернётся в мир живых, они будут вознаграждены... Конечно, они будут править только оставаясь верными слугами Хозяина. Но она рада была служить ему.
   Страж ни на секунду ни оставался на месте, выглядывая стрелка. Циэль видела, как он шарит взглядом по камням вокруг, гадая, за которым спрятался неудавшийся убийца.
   Циэль прикинула, стоит ли бросаться на него с ножами. А вдруг, он окажется более быстр, и схватится за меч?
   - Оставь его, - прозвучал голос совсем рядом. За одним из камней, невидим Стражу, который ещё быстрее поскакал прочь. Аджит, лёжа, поклониться Хозяину не сумела, однако успела заметить, что он выглядит вроде бы даже встревоженным. Хозяин так редко выказывал какие-либо человеческие эмоции, что Циэль поняла: случилось что-то невероятное. И, судя по всему, плохое.
   - Чем я могу послужить, Хозяин? - спросила она, выпрямляя спину, но оставаясь на коленях. Страж может оглядываться, и заметить её. Не нужно привлекать его внимания, становясь в полный рост.
   - Мальчишка, о котором я говорил, вот-вот поплатится жизнью за попытку перечить моей воле, - Хозяин призрачной рукой обхватил её подбородок и поднял склонённую голову, заставляя посмотреть ему в глаза. - Я перенесу тебя туда. Не дай ему умереть и любой ценой доставь в Колдсоул. Там передашь его человеку по имени Овер. Ни мальчик, ни Овер не должны знать, что ты служишь мне.
   - Я всё выполню, Хозяин! - уверила она его, беря в руки лук. Вокруг неё всё завертелось, мир потемнел, а воздух стал вязким, как мутная вода. Дышать на мгновение стало нечем. Свет ударил в глаза - она стояла на скале выше небольшого плато, где сидел у маленького костерка мальчик, о котором почему-то так заботится Хозяин. Пригнувшись, она подползла ближе. Если этому пареньку грозит какая-то опасность, то она её уничтожит.
   Кажется, этот мальчик очень важен Хозяину. Она не должна позволить ничему случиться с ним.

______

   Сати пошевелил палкой веточки в костре. Почему он посреди дня остановился? Он должен идти дальше. Выше в горы.
   Может быть, там он сумеет спастись...
   "От чего ты хочешь спастись? - забормотал какой-то чужой голос в его голове. - От Лимаса? От тераиков? От Хозяина? Ты можешь бежать вечность, но победишь только если признаешь Силу Ночи..."
   - Проклятье! - воскликнул он, взмахивая руками. Пламя костерка заколебалось. Голос в голове стал звучать не так давно, и всё время настойчиво советовал Сати обратиться к Силе Ночи. Она поможет ему победить всех его врагов... И даже Хозяина.
   Сати вскочил на ноги и подошёл к краю уступа. Опираясь на камень, он повернулся спиной к большому нагромождению булыжников, которые окружали маленькое плато. С гор были видны поля... Одни только поля, и ничего больше. Может быть, если он поднимется ещё выше, он сможет увидеть города? Не может быть, чтобы с такой высокой горы невозможно было увидеть город!
   "Сила Ночи поможет тебе жить спокойно. Тебе всего-навсего нужно согласиться с тем, что ты принадлежишь ей..."
   - Уйди! - завопил Сати, хватаясь за голову. Он едва не упал, но удержался на ногах, и на всякий случай отошёл подальше от края. - Ненавижу! Я не слуга Ночи! Слышишь?! Проваливай! - он вдруг наступил ногой на собственный костёр, обжёгся и отскочил в сторону, сбивая с брючины язычки пламени.
   Нет, надо срочно уходить. Какое-то жуткое место...
   Только сейчас красивое спрятанное в горах плато показалось ему отталкивающим. Голая каменистая порода под ногами, и только несколько кустиков у самых камней, мрачные тени, отбрасываемые огромными булыжниками... Когда он только пришёл сюда, ему здесь понравилось. Он даже остановился здесь.
   Сати отдавал себе отчёт в том, что он не скрывается. Он удирает. Убегает - да, но не прячется. Дым от костра может увидеть любой, и следы за собой он не уничтожает. Значит ли это, что ему теперь всё равно, найдут его или нет? Нет, его не должны отыскать! Его захотят убить, убить из-за Дара... Но он же не виноват!
   - Я же не виноват! - воскликнул он. - Я же не хотел! - голова его поникла. Руки сами по себе схватились за кинжал.
   "Ухожу отсюда, - подумал он. - Ухожу немедленно. И больше никаких остановок. Лягу спать тогда, когда пойму, что не смогу даже ползти!"
   Сати обернулся и замер. Страх нахлынул на него, сминая. Ноги сами собой подогнулись, но он не упал. Бледнея, он отступил на шаг и одёрнул себя.
   "Нет. Не беги. Ты не должен бежать".
   "Признай Силу Ночи! - завопил ему в ухо голос, так громко, что Сати едва не зажал уши. - Иначе ты умрёшь! Признай её покровительство над тобой! Признай её власть!"
   Страх заглушил этот голос. Зрачки Сати болезненно расширились, как будто в темноте.
   Тераик стоял, не шевелясь. Сати сразу узнал его - это был Убийца. Но оружия в его руках не было, он стоял, наклонив голову, глядя на Сати с ненавистью и злостью, но не нападая. Сати сглотнул.
   - Я смирился, я осознал, я покаялся, и я очищен.
   Слова прозвучали глухо. Голос дрожал. Сати не мог скрыть, что боится, боится больше всего на свете, что тераики убьют его, как слугу Ночи! Сати лихорадочно затерзал воротник, высвобождая цепочку с четырьмя овальными вставками.
   Убийца не шелохнулся. Вышел ещё один, направляясь к Сати. Первый Убийцы обвёл взглядом горы и сообщил:
   - Я никого не вижу. Мы можем действовать.
   - Я,... - попытался повторить Сати, но второй Убийца, стоявший прямо перед ним, с простоватым лицом и глубоко посаженными глазами, прервал его. Рубашка его была бледно-розовой, но листья осоки на ней были такими же ярко-зелёными, что и на белой рубахе другого тераика. Первый Убийца вытащил лук и наложил стрелу на тетиву.
   - Я убью любого, кто сунется, - сказал он холодно.
   - Ты - слуга Зла, - решительно произнёс тот, что стоял совсем рядом.
   - Нет! - воскликнул Сати. Мысли в голове смешались. - Я очищен! Я...
   - Ты не очищен. Мой брат погиб из-за тебя, - Сати вспомнил лицо убившего его тераика. Они были не похожи...
   - Он сам себя убил... Я хотел ему помешать! - Сати отступил ещё на шаг.
   "Хочешь броситься от них в пропасть? - спросил насмешливо чужой голос. - Всего одно слово, Сатиан! Что ты готов служить! И они все умрут, не причинив тебе вреда!"
   "Я не хочу их смерти! - ополчился Сати. - Я просто хочу жить, как все! Убирайся прочь!"
   - Ты не очищен. Так сказал Чувствующий. Ты солгал. Тебе пришла пора умереть. Ты заслужил смерть.
   Голос его был спокоен. Сати отчаянно замотал головой. Неужели, они думают, что он - слуга Ночи? Неужели, он похож на него?
   - Я не слуга Ночи! - завопил Сати, бросаясь в сторону. Перепрыгнуть через камни - и бегом вверх, к Алтарю. Сати не знал, почему туда. Тераики - не Стражи Света... Но надо бежать, бежать!
   "Ты не убежишь! - билось в его голове. - Ты умрёшь! Признай правду - или попадёшь в Вечность!"
   Убийца с ловкостью кошки перелетел через один из камней и повалил Сати на землю. Сати заизвивался, с трудом выхватывая кинжал с деревянной ручкой. Один раз остриё задело Убийцу, но хватка не уменьшилась. Сати пытался ударить ещё раз, но тут же остановил собственное безумие. Он не должен стремиться убивать! Не должен!
   - Я не слуга Ночи! - Сати ощутил, как его подхватили за руки и потащили. Дважды он сильно ударился о камень. С ужасом он понял, что на маленьком плато уже не один, а четверо Убийц. Один по-прежнему стоял с луком. Остальные связали Сати руки за спиной и поставили на колени. - Я не слуга Ночи! Вы не понимаете! Я не виноват! Я очищен! Я...
   Сильный удар в грудь заставил его согнуться и замолчать. Дыхание оборвалось. Он закашлялся, и на него обрушился новый удар.
   - Ты не очищен. На тебе пятно Зла, - приговаривал один из Убийц. - Но ценой боли ты будешь очищен. Ценой души заплатишь за своё зло.
   Сати пытался спрятать лицо от ударов, крича что-то. Голос в голове тоже кричал, надрывно, даже испуганно.
   "Признай Силу Ночи! Скажи, что ты принадлежишь ей! И ты будешь спасён! Скажи!"
   - Я не слуга Ночи! - завопил Сати, несмотря на удар в лицо. Он кричал не тераикам - голосу. - Я не буду тебе служить! Убирайся прочь! Оставь меня в покое!
   Никто из тераиков не удивился его словам. Кажется, они вообще не слушали, продолжая избивать, пока голос не стал хриплым и чужим.
   Сати не заметил, как свистнула стрела, впиваясь в вооружённого луком тераика. Потом ещё несколько, оставшихся без адреса... Нет, одна пронзила ещё одного Убийцу. Их мгновенно стало на уступе ещё больше. Убитого оттащили в сторону. Полетели ещё стрелы. Убийцы, разделившись, отправились на поиски стрелявшего.
   "Кто-то пытается спасти меня?" - мелькнула мысль в голове Сати. В сторону тераиков, избивавших его, не полетело ни одной стрелы, будто бы стрелок боялся поранить ненароком мальчика. Сати с новой силой попытался вырваться, но удары и так стали реже.
   - Сати! - вдруг раздался испуганный вскрик. С одного из камней соскочила девочка... Девочка...
   - Камень Света! - вырвалось у Сати. - Тия!
   Это была его сестра. Испуганная и бледная, пытаясь в своём платьтице, она попыталась броситься к нему. Следом за ней выскочил ещё один Убийца... Убийца... Память отказывала Сати, многие из ударом приходились по голове. Он не всегда мог даже надолго задержать взгляд на чём-то. Убийца... Мастер Лимас! Кузнец!
   - Прекратите! - крикнул Лимас, выхватывая меч. - Он не слуга Ночи! Я знаю его!
   Одной рукой он схватил за руку пытавшуюся вырваться Тию.
   - Сати! Свет, отпустите его! Сати! - она плакала и была сильно испугана.
   - Я не слуга Ночи! Тия, ты же знаешь! - взмолился Сати. - Не верь им! Я не слуга Ночи! О-о!..
   - Пустите его немедленно! - вторил ей Лимас. Кто-то из тераиков, держа руки на оружии, заперли их в кольцо.
   - Мы никогда не причиняем вреда невинным, - проговорил один из тераиков, обращаясь к Тии. Та, возбуждённо и испуганно дрожа, воскликнула.
   - Он мой брат! Я же знаю, что он не слуга Ночи! Пустите его! Он не...
   - Чувствующие знают, - возразил тераик. - Не вмешивайтесь, - он поднял глаза на Лимаса. Кузнец, горько кривя губы, убрал меч в ножны. - Ты - один из нас. Почему ты защищаешь его?
   - Он мой сосед, - выплюнул Лимас. - Он ни в чём не виноват!
   - Ты - бросивший, - сказал другой Убийца утвердительно и презрительно. Крики Сати не трогали их не капли. Тия во весь голос заревела, прекращая дёргаться. Лимас прижал её к себе, утешающе гладя по голове. Вмешиваться было бесполезно. Тераики не пустят их. А слова этого Истребляющего Зло ясно дали понять Лимасу, что с ним не намерены даже разговаривать.
   - О, нет! - вырвалось у Лимаса, когда он увидел Приносящего Жертву.
   "Не могут... Не могут они сделать это,..." - метались мысли в голове кузнеца-тераика. Ему хотелось броситься на защиту Сати, но он понимал, что у него ничего не выйдет. А оставить без поддержки Тию, напоровшись на мечи Убийц, он не хотел. Они поняли, что он - бросивший, то есть ушедший без позволения Чувствующих, и убьют его легко. Он не должен оставлять Тию одну в этом хаосе.
   Сати сквозь кровавую пелену перед глазами различил нового человека на плато. Полетела ещё одна стрела, но больше их не было. Убийцы, отправившиеся на поиски стрелка, пока не возвращались. Когда Сати понял, кто это, страх переполнил его до краёв. На нём не было рубашки, хотя грудь была вся закрыта какими-то амулетами и прочими побрякушками. Он был бос, но камни словно не резали его ступней. Он улыбался блаженно и мечтательно, глядя куда-то мимо Сати. Убийцы отступили, но Сати не мог подняться. Он лежал, подогнув под себя колени, упираясь лбом в камень. Потом он поднялся, и Тия снова вскрикнула - всё лицо её брата было в крови. Зубы у неё застучали, и она взмолилась, цепляясь за рубашку Лимаса.
   - Ну скажите им! Сделайте что-нибудь! Они убьют его!
   Лимас со вздохом покачал головой:
   - Мы бессильны. О, Свет, мы бессильны, Тия...
   Приносящий Жертву опустился на колени и уставился в небо. При взгляде на него Лимас едва не задрожал - даже выносливому, привыкшему к смерти Убийце было страшно смотреть на него. Таким же стал его брат... Нет, наверное, его брат уже мёртв. Уже убил себя... О, Свет! Его брата уже нет! Тот человек не был его братом!
   Следом за Приносящим Жертву вышел ещё один тераик. Лимас побледнел - ещё прежде, чем Сати понял, что его ждёт. Они послали на мальчика Карателя! Карателя! За что?!
   Под чёрной повязкой азартно и зловеще сверкали глаза, губы были искривлены в ухмылке. Сати побледнел ещё сильнее, пытаясь отползти назад. Истребляющий Зло не дал ему сделать это, заставив стоять на одном месте. На чёрной рубашке Карателя были белым вышиты ветки с острыми шипами. Затянутой в кожаную перчатку рукой Каратель сделал рукой жест, напоминающий бросок. Приносящий Жертву, продолжая улыбаться, вытащил из-за пояса кривой нож и вонзил его себе в руку, в районе кисти и повёл лезвие вверх до самого плеча. Полилась кровь.
   Тия в испуге спрятала лицо в рубашку Лимаса. Она мелко-мелко дрожала, но он вряд ли мог успокоить её чем-нибудь.
   - О, нет, они же его не убьют! Мастер Лимас, они ведь его не убьют, правда?! Правда? - в голосе звучала мольба и надежда. - О, он ведь не сделал ничего плохого!
   - На нём пятно Силы Зла, - бесстрастно произнёс один из окружавших их тераиков. - Он должен умереть.
   - Вы не понимаете! - Тия вцепилась в Лимаса и умоляюще посмотрела в мрачное и суровое лицо кузнеца. - Мастер Лимас!
   Лимас отвернулся. Они должны были нагнать Сати раньше! Должны были забрать его... Но ведь тераики нашли бы их, раз уж так быстро отыскали Сати в горах. Нашли бы всех троих. И это бы повторилось...
   Приносящий Жертву ни разу не крикнул. Он весь был в крови, лохмотья кожи свисали с его тела, но он продолжал улыбаться. Когда он вспорол себе живот, Сати не выдержал. Желудок вывернуло, он согнулся снова, не выдерживая кровавого зрелища. Каратель ждал, пока Приносящий закончит ритуал. Наконец, нож вонзился в сердце и Приносящий изогнулся, давая волю крику. Крик потряс горы, взвившись в самое небо. Никто ничего не видел, но взору Сати открылся чёрный полупрозрачный призрак. Не дух человека, имеющий человеческие очертания, а тёмное пятно, от которого веяло жаждой крови. Его, Сати, крови. В ужасе Сати взирал на призрак, тот, кажется, обернулся к нему. Впрочем, у него не было лица.
   - Нет,... - прошептал он. - Я же ничего не сделал... Я же не виноват...
   Каратель приблизился. В руке его тоже был кривой нож, но Сати не мог оторвать взгляда от призрака. Дух Приносящего Жертву намеревался броситься на него, если он посмеет попробовать пройти мимо... Да они же отсекли ему единственный путь... Для чего? Для побега? Но они уже отобрали у него все силы...
   "Признай Силу Ночи!" - в последний раз взвизгнул в голове голос и исчез.
   - Если ты призовёшь свой Дар или попытаешься убежать, он настигнет тебя, - произнёс Каратель.
   "Призвать Дар? Вот он, Дар! Я вижу его! Убежать? Я не в силах шевельнуться!"
   Губы Сати задрожали. Каратель стоял прямо над ним.
   - Ты - слуга Зла. Ты заслужил смерть.
   - Нет! - вскричал Сати, впившись глазами в серебристо отливающее остриё. - Я не слуга Ночи! Я не слуга Ночи! Нет!
   - Не трогайте его! - закричала Тия, бросаясь в сторону брата. Один из тераиков поймал её за плечо. Хватка была стальной, но не болезненной. - Он ничего не сделал!.. О! Вы все сами - слуги Ночи! - Тия отчаянно забарабанила кулачками по руке держащего её тераика. Истребляющий Зло не шевельнулся.
   - Ты должен долго страдать перед смертью. Но мы торопимся вернуться туда, куда зовёт нас долг, - Лимас вскинул брови. Каратель продолжал. - Ты умрёшь в этот час, хотя заслужил большего. Так решили Чувствующие.
   Клинок касался лба Сати. Несильно надавив, Каратель прочертил на лбу Сати царапину, но Сати почти не ощутил боли. Он смотрел на Карателя, закинув голову, и из глаз его текли слёзы.
   - Чувствующие хотят узнать, кто ты.
   Сати сморщил лоб, поднимая брови. Изумлённый нарушением ритуала Лимас едва не шагнул вперёд - ему не дали сделать это охранявшие их с Тией Убийцы. Каратель не должен разговаривать с жертвой. Его дело - довести её до безумия длительной пыткой, а потом принести в Жертву. Кроме того, Чувствующим всегда известно о слугах Зла, которых они чуют, почти всё.
   - Я - не слуга Ночи, - решительно выдавил Сати. Тия не узнала его голос.
   - Кто дал тебе право это говорить? Сила Зла в тебе.
   - Да, - сказал Сати. Остриё ножа было у самого его глаза, и не дрожало. Сати мог ресницами задеть его, когда моргал. Под маской не было видна лица Карателя. Неожиданно рука Карателя взметнулась, и Сати понял, что нож пронзил его руку в предплечье. Он закричал, заглушая вскрик Тии. Каратель вытащил нож.
   - Сила Зла в тебе. Почему же ты не слуга Зла?
   - Я не служу Силе Ночи! - Сати с трудом выговаривал слова. Чёрный призрак заставлял его стучать зубами от ужаса. - Она хочет получить меня, но я ей не служу! - воскликнул он. Каратель никак не отреагировал на это заявление.
   - У тебя есть Дар? - спросил Каратель.
   Сати облизал окровавленные губы. В ранах защипало. Помедли он с ответом, и Каратель ещё раз ударит его ножом. Скажи он правду - тем более.
   - Да, - ответил Сати. Нож впился в его руку совсем рядом с прежней раной. Стало в два раза больнее. Сати закричал, дёргаясь, но Каратель заставил его стоять на коленях по-прежнему. Лимас сосредоточенно хмурился. Он так и знал, что Сати не могли преследовать просто так.
   - Откуда?
   - Мне дал его Воин Тени, - Сати изогнулся, не давая ножу Карателя опять вонзиться в него. Тот с силой ударил его в живот, потом в грудь.
   - Ты - слуга Зла. Болью ты искупаешь свою вину. Избегая боли, ты избегаешь прощения, - с долей удовлетворения произнёс Каратель. Упав лицом вниз, Сати закашлял кровью.
   - Воинов Зла сейчас пятеро, - спокойно продолжил тераик. - Кто дал тебе Дар?
   - Пятеро?! - не выдержал Сати. Он не понял, откуда взялись силы. Он поднял голову так, словно ему больше не было больно.
   - Пять Лордов Зла! - Каратель снова сунул ему в лицо нож. - Кто из них дал тебе Дар?
   - Призрачный Воин! - вскричал Сати, непонятно откуда ощущая заклокотавшую в нём ярость. Он выпрямился так стремительно, что даже Каратель не успел отреагировать на это. - Призрачный Воин дал мне этот проклятый Дар!
   - За что? - Каратель схватил его за горло, и эта хватка была стальной. Сати с испугом понял, что сожми Каратель сильнее, и сломает ему шею.
   - О, Свет,... - прошептал Сати.
   - За что? - повторил свой вопрос Каратель.
   - Зачем вам знать? - Сати с трудом дышал. Нож в руке Карателя опять вонзился в него, и он снова дёрнулся, сдерживая крик. Ещё несколько ран, и он умрёт... Но кровь не лилась из них потоком. Каратель бил умело. Он причинял боль, но не желал, чтобы пленник умер раньше времени.
   "О, глупец! - едва не воскликнул Лимас. Сати навлекал на себя злость тераика-Карателя... Но Лимас никогда не помнил, чтобы Каратель устраивал допрос своей жертве. Это было в духе Изгоняющих. - Отвечай на его вопросы! Отвечай!"
   - За что? - в третий раз спросил Каратель. Пальцы сжимались на горле Сати.
   - Я его спас, - прохрипел Сати. - Я нашёл его и выходил, а он так меня отблагодарил! - откуда взялись силы восклицать? Сати этого не знал. Но удивление Карателя он видел - тот не скрыл его даже под повязкой.
   - И ты говоришь, что ты не слуга Зла?
   Вопрос был задан спокойным тоном. Не выдержав, Лимас воскликнул:
   - Почему ты спрашиваешь, Каратель? Ты не должен разговаривать с жертвами!
   Каратель обернулся, вновь ставя Сати на колени. Глаза его остановились на Лимасе. Тот, вновь прижимая к себе Тию, выглядел так, словно только что вышел из схватки с десятком прекрасных воинов. Заставить себя задать вопрос ему удалось не сразу.
   - Я отвечу, бросивший, хотя мы не должны говорить с такими, как ты. Никогда Чувствующие не знали о слуге Зла, обручённом со Светом.
   - Как ты сказал? - переспросил Лимас.
   - Этот слуга Зла обручён со Светом, - повторил Каратель.
   Лимас хорошо знал, что такое "обручение" на такейский манер. Если мужчина желал добиться любви женщины, а она отвергала его, или ему приходилось стать мужем другой, он мог обручиться с любимой. Даже без её ведома. Это было клятвой быть верным до конца жизни, но не вмешиваться в её жизнь, пока она сама не скажет ему об этом. В знак того, что он обручён, он носил на правой руке браслет с именем возлюбленной.
   Но то, что сказал Каратель, выбило его из колеи. Он так и замер с открытым ртом. Ничего не понимавший Сати только ухватился за возможность перевести дух.
   - Как слуга Зла может...
   - Чувствующие сказали мне это узнать, прежде чем я убью его, - произнёс Каратель.
   - Но если он обручён со Светом...
   - Он - слуга Зла. Слуги Зла должны быть мертвы, - Каратель потерял к Лимасу всякий интерес.
   - Ты получил Дар от Лорда Зла по имени Зэрандер, - Каратель помолчал и продолжил, удерживая нож у головы Сати по-прежнему. - Клинок Света сказал Чувствующим, что Лорд Зла идёт в Свете. Возможно ли это?
   Сати вспомнил слова Зэрандера в Алтаре. Вспомнил, как пошёл с ним Тэм.
   - Я не могу утверждать, но, насколько я знаю, - Сати смело посмотрел в глаза Карателю, - он хочет уничтожить Хозяина.
   Каратель о чём-то задумался. Лимас заметил, что никто из Убийц вокруг не удивился словам об обручении... Но их тут так много, словно они пришли за одним из Лордов Тени, а не за мальчиком с Даром... О, Свет! У Сати - Дар Ночи! Немыслимо!
   - Вероятно, потому ты и обручён, - заключил тераик в чёрной маске. - Ты получил Дар от Воина Зла, который не следует своему пути. Но вы оба должны умереть, - он поднял нож. - Но Чувствующие делают тебе исключение. Ты умрёшь быстро, слуга Зла...
   Сати не дал ему договорить. Он вновь ощутил прилив сил. Упруго отталкиваясь от каменистой земли и не обращая внимания на боль, он поднялся на ноги. Каратель не опустил ножа. Взгляд его заинтересованно вспыхнул.
   - Ты знаешь, какой мне дал Дар Воин?! - возмущённо воскликнул Сати. - Дар видеть призраков! Призраков в Силе Дня и Силе Ночи! Распроклятых призраков! - глаза его вспыхнули. - Я не слуга Ночи! Я вижу призраков! Духов! Что я сделал?! В чём моё преступление?! - гнев переполнил его. Связанные израненные руки словно и не болели. Каратель, судя по всему, хмурясь - ехидство только сейчас исчезло с его лица, - снова ударил его. На этот раз, под колено. Ноги Сати подломились. - Я вижу призраков, - прошептал он. - Я просто вижу призраков...
   - Не трогайте его! - взмолилась Тия.
   Какое-то время - показалось Лимасу - длилось невозможное: Каратель колебался. Но, наконец, снова поднял руку с ножом:
   - Слуги Зла должны умирать. Ты заслужил смерть. Может, обручение со Светом спасёт тебя, - нож свистнул, направляясь в голову Сати.
   - Не-ет! - закричала Тия. Даже тераики не смогли удержать её. Она проскользнула под рукой у Истребляющего Зло и, мимо страшного изуродованного тела Приносящего Жертву, бросилась к Сати. Сати, ощущая приближение смерти, успел с облегчением заметить, что страшный призрак не заинтересовался его сестрой...
   Нож чиркнул по его голове, но не пробил черепа, а улетел в сторону. Каратель резко обернулся, одновременно толчком заставляя Сати упасть на камни. Убийцы схватились за оружие.
   Всадник в белом соскочил с коня, едва переводя дух. Кажется, это он применил Дар Ветра, чтобы выбить оружие из руки Карателя. Белый плащ Стража взметнулся, когда он быстро шагнул в сторону Карателя, с волнением глядя на окровавленного Сати.
   Тия остановилась на середине пути к брату. Этого Стража она бы узнала всегда.
   - Страж Увлер! - воскликнула она. - Мой брат...
   - Остановитесь! - Страж не испугался мечей Убийц. Он смотрел прямо в закрытое лицо Карателя. - У меня бумага, по которой этот мальчик взят под защиту Цитадели Света! - он вытащил из-под доспехов сложенный вчетверо лист. - Вы не имеете права убивать его!
   Выпучив глаза, Сати смотрел на Стража. Мысль о том, с чего это Цитадели брать его под свою защиту, была всего лишь одной из тех странны мыслей, что накатили на него, едва смерть на время отступила. Каратель сжал кулаки, оборачиваясь полностью. Волнение пробежало по рядам Истребляющих Зло.
   - Он - слуга Зла, и он умрёт, - сдерживая ярость, проговорил Каратель. - Цитадель не должна вмешиваться в дела тераиков. Таков договор.
   Эти слова были подкреплены звоном оружия. Убийцы были готовы сражаться, хотя, конечно, убивать Стража никто из них не собирался, как и Каратель.
   К удивлению Лимаса и Тии - Сати едва ли понимал, что происходит, потому что боль всё-таки вернулась, причём, удесятерённая - Страж даже не позаботился о том, чтобы взяться за меч. Он даже не посмотрел в сторону Убийц.
   - Да не будет войны между Светом и Светом, - пройдя мимо тела Приносящего, Страж всунул Карателю бумагу прямо в руки, - да сохранит мир Сила Дня, да не поднимет Идущий в Свете руку на того, кто доверился ему. Я не буду сражаться.
   Одной рукой он, не глядя, поймал Тию за руку и ласково притянул к себе. Она прижалась к его холод