Бухарова Д. Дмитриевна: другие произведения.

В тени от битвы (Воины Тени-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я уже думала, никогда это сюда не выложу... Продолжение первых "Воинов Тени"... Третья часть ещё пишется) Тут наверняка будут сложности с сносками при выкладывании. >< Не знаю, что с этим делать( Они не работают, а весь перевод оказывается в конце книги. Я постараюсь сделать нормальную версию, но точно не в ближайшую неделю)


   0x08 graphic
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  

1

Клятва крови

______

  
   - Уже полдень. Просыпайся! - раздался женский голос под ухом.
   "Вот вечно будит эта Наймира в рань. Вчера был такой трудный день! - с досадой подумал Марил, переворачиваясь на другой бок. Сестра всегда думала, что должна следить за воспитанием своего брата, и изображала из себя суровую матушку. И будить его рано, чтобы заставить заняться чем-то ненужным, было весьма в её духе. - Что же было вчера? - тут же задумался он, пытаясь потянуть на себя одеяло и понимая, что одеяла нет, а спит он прямо в одежде на чём-то колючем. - Ой, не помню..."
   - Уйди, - пробормотал Марил.
   - Мой муж вечно таскает во двор каких-то бродяг, но на бродягу ты не смахиваешь, - вдруг заявила женщина. - Просыпайся! Жасин сказал, что ты его друг. Если бы не это, я уже давно огрела бы тебя лопатой.
   Марил вздрогнул, открывая глаза и машинально протягивая руку к лежащему рядом посоху. Он так резко взмахнул им, что она отшатнулась.
   - Кто вы? - выдохнул Марил, обнаруживая, что спит он на соломе. И явно не у себя дома в сарайчике.
   Женщина, сидевшая на корточках, приосанилась и закинула голову назад, сдувая с лица волосы, выбившиеся из-под косынки.
   - Тот же самый вопрос могу задать тебе. Ты спишь у меня в сарае.
   - И... Извините, - Марил вспыхнул и мгновенно вспомнил, что он здесь делает. Его затащил сюда какой-то гвардеец...
   Она изучала его заспанное, с отпечатками соломы, лицо, волосы, перепутавшиеся с этой же соломой, царапину на щеке и, наконец, решила:
   - Судя по твоему виду, другом моего брата ты действительно можешь быть. Вставай, я провожу тебя в дом. Нехорошо гостям спать в сарае...
   - Вовсе нет, - Марил едва ворочал языком, - я пойду... Я...
   - И ещё Жасин сказал, чтобы я не спускала с тебя глаз, - прищурилась женщина и засмеялась.
   Марил вспомнил лицо гвардейца. Тот с твёрдой решимостью сказал, что Марил должен остаться - и на всякий случай велел за ним приглядывать. Вполне в его духе, наверное.
   - Я тебя накормлю, - женщина приподнялась, расправляя юбку. Марил взглянул на её широкое, светлое лицо с синими упрямыми глазами, улыбнулся и, опершись на посох, поднялся, отряхивая солому. Нет ничего плохого, если он сначала поест, а потом исчезнет. Не побежит же эта женщина его догонять... - Ты выглядишь голодным.
   - Благодарю... А ваш брат, миссис...
   - Меня зовут Мариса Дарави, я жена Раада. Можешь называть меня просто Мариса.
   - Марил, - представился Ат Лав. Сестра Жасина была немолодой, невысокой женщиной, немного полной, но в ней чувствовалась невероятная энергия. Она говорила быстро, весело, двигалась, как совсем молодая, щурясь на Марила. Почему-то Мариса заставляла Марила смущённо краснеть каждый раз, когда на него поглядывала. Она вышла из сарая, подзывая рукой Марила, и потащила его в дом.
   Он покорно позволил посадить его на табурет, отобрать у него посох, отряхнуть плечи и поставить перед собой миску с тушёным мясом. Заботливость Марисы сковывала Марила по рукам и ногам, а от ароматного запаха заурчало в животе. Мариса рассмеялась, всовывая ему в руку ложку.
   - Думаю, ты голоден. Жасин всегда думает о еде в последнюю очередь, - она села напротив и взглянула на Ат Лава внимательнее. - Обычно его друзья старше тебя. Кто ты, как тебя угораздило познакомиться с моим братом? - её улыбка была немного встревоженной.
   - Я... Миссис... То есть, Мариса... Я - последний, кто выжил в загородном дворце его величества Бастиана...
   Тонкие светлые брови Марисы поползли вверх. В синих её глазах появилось удивление.
   - Жасин был верен короне, - шёпотом произнесла она, наклоняясь к Марилу. - Когда всё это началось, он присягнул Радаку, потом Бару, но королю Бастиану он всё равно остался верен. И он повсюду ищет таких, кто бы поддержал его, чтобы создать заговор против Бару. Я понимаю, почему ты здесь...
   - Я вовсе не хочу никаких заговоров! - воспротивился Марил, даже стукнув об стол ложкой. - Я пришёл в Алвален узнать о своём друге, он был вместе с королём Бастианом!
   - Твои друзья - друзья Бастиана? - Мариса вскочила и закрыла дверь плотнее. - Тебе следует быть осторожным - Бару ищет повсюду тех, кто может стать бунтовщиком. Или тех, кто много, слишком много знает.
   Она выглядела встревоженной. Марил поёрзал на одном месте и пробормотал:
   - Тогда мне лучше уйти... Боюсь, что мной Бару может заинтересоваться...
   - Ты можешь мне верить, Марил...
   "Кажется, она решила, что я боюсь, что она на меня донесёт", - подумал Ат Лав.
   - Дело не в этом, миссис... то есть, Мариса. Я должен найти моего друга, а ваш брат решил, что я горю желанием согнать с трона Бару, - Марил отодвинул миску. - Понимаете, Мариса, я совсем не потенциальный бунтовщик. И я скажу об этом вашему брату. Я всего лишь ищу своего... друга, за которого волнуюсь.
   Она вздохнула, поправляя косынку.
   - Марил, ты не знаком с моим братом так хорошо, как я знакома с ним. Поверь, тот, кто не с ним, тот против него. Не знаю, как ему удаётся служить в новой гвардии... И потом, он позволил тебе узнать о нём, Марил. Он не захочет, чтобы ты...
   Марил нахмурился. Она ему не угрожает, она его отговаривает. От чего? Он что, не может уйти?
   Марил поднялся, сдвигая табурет.
   - Извините. Я должен идти, - он потянулся к своему посоху, прислонённому к стене Марисой, и в этот миг дверь распахнулась.
   - Вижу, ты уже проснулся, и даже перекусил, - заявил Жасин. Марил мысленно закатил глаза и напрягся. - Здравствуй, Мариса, - он поцеловал сестру в щёку и оглядел Марила цепким взглядом. - Куда это ты?
   - Мне нужно идти, - Марил старался, чтобы голос звучал уверенно. - Я очень благодарен, что вы позволили мне переночевать здесь, но мне нужно уходить. Я должен найти...
   - Твоя фамилия случайно не Ат Лав, Марил Катдаин? - вдруг спросил Жасин.
   Марил вздрогнул, вцепившись в посох. Костяшки пальцев побелели.
   - Вы хотите обвинить меня во лжи? - осторожно спросил он.
   - Нет, что ты, - непринуждённость Жасина была так подозрительна, что у Марила появились плохие предчувствия. Откуда гвардейцу может быть известна его истинная фамилия? - Просто по всему городу и окрестностям разосланы посланцы короля Бару с таким вот сообщением: если Марил Ат Лав, слуга Ночи и предатель короны, в течение трёх дней не явится во дворец, голова его сестры полетит с плеч.
   Марил замер, широко открывая глаза. Потом нахмурился, незаметно закусив губу. О, Свет! Наймира! Как так могло получиться? Откуда Бару...
   "Камень Света! Обо мне же наверняка было известно во дворце! Но Бару - Лорд Тени! Зачем ему интересоваться мной, да ещё и захватывать мою сестру? - Марил ещё крепче обхватил посох. - Что же мне делать? Наймира! О, Свет..."
   - Мне надо идти, - глухо повторил Марил. - Я не знаю, о чём вы говорите...
   Он развернулся и направился к двери. Сердце его глухо колотилось. Он с ужасом думал о том, что у него подгибаются колени. Он должен идти во дворец! Он не позволит Бару... Марил почувствовал невероятный страх и побледнел.
   Жасин проводил его взглядом до самой двери и поймал за плечо.
   - Марил Ат Лав, я знаю, что это тебя разыскивают. Твоя внешность дана многим охотникам за головами. Тебе нельзя показываться на улицах, - он говорил спокойно. На широком скуластом лице появилось сочувствие. - Я готов спрятать тебя...
   - Моя сестра в лапах Бару, - покачал головой Марил. - Жасин, вы не знаете и половины того, что знаю я. Вы не знаете, кто я, что я сделал и как я связан с одним из самых непримиримых врагов Бару. Чтобы получить меня, он убьёт мою сестру, Жасин! Я не позволю этого сделать! - он вырвался из-под руки гвардейца. - Возможно, Бару думает, что я знаю кое-что, чего не знает он. Но я не знаю, и я лучше попаду к нему в руки, чем позволю ему убить мою сестру. Бару - Лорд Тени, Жасин! - Мариса испуганно закрыла руками рот. - И от него нельзя спрятаться! Я ухожу, и вы меня не задержите. Я иду в его дворец! - Марил распахнул дверь. В глазах Жасина светились сомнение и уважение.
   - Ты только убьёшь себя. Не сделаешь ничего полезного ни для короля Бастиана, ни для своего друга.
   - Я оттяну время, чтобы единственный человек в мире, кто может убить Бару, не был найден раньше, чем исполнит своё предназначение, - пробормотал Марил. - Я должен идти, - он развернулся, проводя ладонью по спутавшимся с соломой волосам. - Благодарю вас, что предложили мне убежище.
   - Ты - достойный человек, Марил Ат Лав. Нельзя позволить тебе умереть, - Жасин о чём-то задумался. - Да будет с тобой Свет, Марил Ат Лав.
   - Да будет с вами Свет, - Марил вымученно улыбнулся. Достойный человек? Да он трясётся от страха! Но гораздо страшнее думать о том, что там, в плену Бару, его сестра! - Не беспокойтесь, я не выдам вас. К тому же, меня будут спрашивать о другом, - защемило что-то в груди. Марил развернулся и торопливо слился с толпой на улице.
   Жасин, задумчиво поглаживая усы, обернулся к сестре:
   - Где Раад, Мариса?
   - Он ушёл, - пробормотала она. - Послушай... Это правда, что сказал этот юноша? Ну... о короле?
   Жасин пожал плечами:
   - Думаю, да. Почему бы и нет.
   - Жасин... Пожалуйста,... - Мариса слишком хорошо знала своего брата, чтобы не понять, что он замыслил что-то очень опасное.
   - Почему бы нет, - пробормотал Жасин.

______

  
   - Ваше величество, - Сакара Мараат, командир недавно сформированной гвардии, вошёл без предупреждения, но Бару наделил его таким правом. Сейчас этот, без сомнения, полезный и преданный, пока это не грозит ему топором, человек, которого не понадобилось дурить Силой Ночи, чтобы заставить верно служить сильнейшему, склонился в поклоне, но ему явно не терпелось передать Бару что-то невероятно важное.
   Бару, лениво поворачивая голову, поприветствовал его кивком. Сакара выпрямился, чёрный плащ спадал с его широких крепких плеч, а грудь пересекала алая лента, говорившая о его высоком ранге. При Бастиане формой гвардейцев были алые плащи, но Бару алый цвет слишком напоминал о багрово-красных плащах Воинов Зэрандера и самом Призрачном Лорде, и он решил, что для патриотов алой ленты на командире гвардии вполне хватит. Жестокое и отталкивающее лицо Мараата сейчас выражало что-то вроде удовлетворения и невероятного изумления разом.
   - Ещё не полдень, а ты уже вновь на службе, - заметил Бару, вспоминая леди Тараим. На самом деле, Бару ожидал, что Сакара даже не появится несколько дольше.
   - Я хотел лично передать вам новость, которая порадует вас, ваше величество, - губы Мараата чуть дрогнули.
   Бару развернулся вместе с креслом. Оно с режущим слух скрипом царапнуло по полу. С первого взгляда на лицо пятого Лорда Тени можно было подумать, что когда-то огромный волк или медведь прошёлся по нему лапой, оставив страшные следы, но на самом деле они были всего лишь искусно сделанной татуировкой.
   - Несколько минут назад к воротам дворца подошёл человек, назвавший себя Марилом Ат Лавом, ваше величество.
   Бару подался вперёд. На его лице появилось выражение удовлетворения.
   - Я знал, что он придёт, - король Алвалена выпрямился в кресле. - Где он сейчас?
   - Я распорядился взять его под стражу, ваше величество. Но этот человек... не кажется мне опасным, - осторожно сказал Сакара.
   Бару усмехнулся:
   - Он не опасен, мой верный Мараат. Он совсем не опасен. И он очень важен, - усмешка исчезла с лица Бару. - Пусть ему станет известно, что я допрошу его сам, когда у меня появится желание.
   - Всё будет выполнено, ваше величество, - Сакара ударил себя кулаком в грудь, но от Бару не укрылось сомнение в его глазах. Этот мужчина был совсем не глуп, хотя и не слишком умён. Сомнения не появились бы у него просто так.
   - В чём дело, мой верный Мараат? - Бару откинулся назад, внимательно вглядываясь в Сакару.
   - Ваше величество, - командир гвардии явно не решался спросить, но, тем не менее, продолжил, - этот Ат Лав, едва заметил меня, потребовал, чтобы его сестру немедленно освободили. Может быть, он не опасен, но у него было явное стремление попытаться броситься на меня с кулаками без всякой опаски, - Мараат скривил губы. - Я думаю, он может попытаться сбежать и спасти её. Что делать с этой женщиной, ваше величество?
   - Этот человек знает, что он, как и его сестра, всецело в моей власти, и что они не скроются от моей руки, даже сбежав, - Бару был уверен, что Марил Ат Лав знает о том, что он - Воин Тени. Если уж Марил был знаком с Хранителем, возможно, знал он и о Зэрандере. И мало ли что ещё он мог знать. А учитывая многие мысли, которые удалось выжать из тех, кто видел Марила - включая тех, что нападали на загородный дворец Бастиана - он мог быть источником кое-каких ценных знаний. Впрочем, вполне вероятно, что Ат Лав понятия не имеет о Воинах Тени, и всё это станет лишь стечением обстоятельств, которые поставили его под подозрение. Тогда можно будет отпустить их обоих - незачем обременять себя лишними смертями. Пусть эта парочка разнесёт немного слухов о милости короля Алвалена... Бару подавил усмешку. Нет, Марил Ат Лав не пришёл бы, если бы не понял, кто есть Бару. Было время, когда одно это имя заставляло людей дрожать от страха. Времена изменились, имён Воинов Тени не осталось в памяти людей, но... Если бы Ат Лав думал, что Бару - всего лишь просто король, он бы попытался спасти сестру каким-нибудь другим способом, а не рискуя своей шкурой. - Ты можешь быть свободен, Мараат.
   Сакара поклонился и вышел. Тяжёлые шаги замерли. Бару поднялся с кресла и вышел следом. Слуги, сгибаясь вдвое, уступали ему дорогу. В одной из зал две леди, обмахиваясь веерами, о чём-то шептались. Когда Бару прошёл мимо, они обе низко присели в реверансах, и Бару заметил, как они обе испуганно переглянулись. Должно быть, о Амил Тараим стало известно всем.
   На втором этаже западного крыла дворца почти никого не было, кроме слуг и гвардейцев. Двое стояли на страже у дверей в комнату, в которой эту ночь в страхе провела женщина по имени Наймира Ат Лав. Бару знаком велел им отойти и распахнул дверь без предупреждения - она была не заперта.
   Наймира, целиком одетая, сидела спиной к двери и с такой яростью расчёсывала свои волосы, что было странно, что она ещё не выдрала половину. Её движения были резкие и раздражённые. Она что-то негромко бурчала, и Бару уловил только "сначала эти дверь снесли, потом проклятые тераики", - после этого она прервала своё бормотание, заявляя, не оборачиваясь:
   - Камень Света, ты не поняла, что ли, я тут жду казни, а не возлежу в ожидании вина!? - расчёска снова впилась в волосы.
   Бару притворил за собой дверь. Кажется, она приняла его за служанку. Что ж, а она совсем не похожа на узницу, ожидающую казни. А упоминание о тераиках заставило его преисполниться подозрений и мыслей о том, что, должно быть, семейство Ат Лав всё-таки тесно связано с Хранителем и Зэрандером.
   - Тераики выломали в твоём доме дверь? - уточнил он.
   Наймира со сдавленным вскриком выронила расчёску, вскакивая и оборачиваясь. Страх плеснулся в её глазах, потом возмущение, потом опять страх. Какое-то время она во все глаза смотрела на короля, а потом, как-то глухо охнув и шевельнув губами - Бару показалось, что она выругалась - рухнула на колени, пряча лицо.
   - Никогда не слышал, чтобы тераики вламывались в дома добропорядочных людей... Или, может быть, у них была на то причина?
   "Дура, - про себя подумала Наймира, - ты - набитая дура! Нет! Ты хуже дуры!.. Забери Ночь этого проклятого короля, зачем он пришёл?"
   - П-простите, ваше величество... Я не знаю, о чём вы...
   - Я говорю о тераиках, - Бару сел в кресло, закидывая ногу на ногу. - И о том, что ты сказала, что они выломали в твоём доме дверь. А до них это сделал кто-то ещё.
   "О, Свет! Пусть он провалится сквозь землю! Пусть его сразит молния! Камень Света! - зло взмолилась Наймира. - Или пусть его хватит удар!"
   - Пришёл твой брат, - продолжил Бару. Плечи Наймиры дёрнулись.
   "О, кто же его за уши тянул?! Чтоб его забрала Ночь! Чтобы она всех тут забрала, а Лорда Зэрандера - в частности! Что же делать, мамочки? - растерянно подумала она. - Это он из-за меня... Из-за меня... Он меня спасти хотел..."
   - Ваше величество... Я уверена, что он... Что он не хотел сделать ничего плохого,... - затараторила она. - Я прошу вас, ва...
   - Ты можешь быть спокойна: пока что ты не умрёшь... Тераики, должно быть, не стали вешать дверь на место?
   "Они оба умерли, чтоб их..."
   Наймира подавилась словами и не смогла больше ничего вымолвить. Бару с интересом наблюдал за тем, как шевелятся её плечи, будто она очень хочет встать, но удерживает себя лежащей ниц. В этой женщине было гордости на троих благородных леди, и ещё четвёртой останется. Но сейчас она была выбита из колеи.
   Бару теперь был точно уверен, что Ат Лавы и Зэрандер не могут быть не связаны - иначе она не стала бы упоминать тераиков. Те, кто никогда не знал никого, кто служил бы Ночи, даже такого слова - "тераик" - не слышали никогда.
   - Мне хочется знать всё о том, кто назвал себя Хранителем, и Зэрандере. Должно быть, на самом деле ты знаешь не меньше своего брата.
   - О-о, Свет, - прошептала Наймира. Ей стало совсем жутко. Его величество не просто знал о Лорде Зэрандере, он ещё и хотел о нём услышать от неё что-то новое...
   - Ты, надеюсь, не будешь отрицать, что знаешь их?
   - Знаю, ваше величество,... - простонала Наймира. - Но я... Мой брат... Мы ничего...
   - Поднимись-ка, - приказал Бару. - Мне неудобно слушать тебя.
   Мысли кружились в голове Наймиры. И только одна пугала её сильнее других: "Он знает!" Король Бару знал о Воине Тени, это точно! Теперь её и брата причислили к слугам Ночи, вот почему разыскивали Марила!
   Набрав воздуха, она выдавила из глаз слёзы - впрочем, стараться особо не понадобилось, хоть она и не привыкла плакать, сейчас это был единственный способ разжалобить короля, если он вдруг решил их обоих отправить на плаху из-за этого распроклятого Лорда Зэрандера. Вставать она не стала, но голову подняла, и, стараясь не обращать внимания на изуродованное лицо короля, застонала, прижимая к груди обе руки:
   - Ваше величество! Мы с братом ни в чём не виноваты! Это всё было страшной случайностью, ваше величество!
   - Что именно? - спокойно спросил Бару. Он позволил себе допустить в голос нотки суровости, которых не хотел сначала допускать. Эта женщина оказалась довольно крепкой, и все её слёзы были, скорее всего, актёрской игрой. В её голове образовался какой-то новый план, как выручить себя и брата малой кровью, и поэтому следовало её немного припугнуть. - Эти двое - слуги Ночи. Если ты и твой брат связаны с ними, почему бы и вам ими не быть?
   - О, нет, ваше величество! Мы совсем не слуги Ночи! - "Камень Света, ну что он смотрит на меня так? У меня сердце замирает! Почему он смотрит так похоже на Лорда Зэрандера? Почему они похожи? Свет, о чём я думаю!" - Это всё клятва крови! - тут Наймира позволила себе разрыдаться, пряча лицо, получая таким образом способность передохнуть от прожигающего взгляда короля.
   - Клятва крови? - хмыкнул Бару. Зачем Зэрандеру понадобилась клятва крови этой парочки? - И кто из вас её принёс?
   - Нет, нет, ваше величество! Это наш прадед! Это было ещё в Тёмные Времена! Мы не виноваты, ваше величество! Мы ничего не могли поде...
   - Откуда они пришли? - прервал её Бару.
   - Н-не знаю, - растерялась Наймира. - Они ничего не говорили... при мне... и при Мариле...
   - Зачем им надо было в Алвален? Какие планы вынашивали слуги Ночи? - Бару заметил на лице женщины сомнение. - В противном случае, я могу и тебя, и твоего брата назвать их сообщниками...
   - Ваше величество! - взмолилась Наймира. - Там был самый настоящий Хранитель! Самый настоящий! Истинный Хранитель! - она даже начала раскачиваться из стороны в сторону.
   "Как много может быть известно ей и её брату? - подумал Бару, слушая её излияния. Не похоже, чтобы она следила за соблюдением клятвы. Женщина бормотала что-то о Воине Тени, плакала, просила помиловать её и Марила, говорила, что Зэрандер и Хранитель на самом деле и не слуги Ночи, а они сражаются против Хозяина Ночи, и при этом изредка бросала испытующие взгляды на лицо короля, словно проверяя, производит ли всё это какое-то впечатление и не стоит ли сменить тактику. - Должно быть, они действительно что-то могут знать. Она ни словом не упомянула о Камне Света. Зэрандер слишком осторожен, чтобы всем подряд рассказывать о себе и своих планах. Всё, что эти двое могут знать, они наверняка знают от Хранителя".
   Кажется, Наймира замолчала. Ничего полезного она не сказала, но дала Бару повод подумать, что если Наймира всё время сидела дома, и всё, что она делала, это убирала кровь с пола, то Марил бродил вместе с Хранителем и Зэрандером, и мог знать побольше неё.
   - Посмотрим, что расскажет мне твой брат, - решил Бару, вскользь замечая тревожное разочарование на лице Наймиры. Кажется, она думала, что будет достаточно того, что она сказала. Неизвестно, всё ли она сказала, или всё, что хотела сказать.
   - Ваше величество! - она стряхнула волосы с лица. - Но...
   - Ты пойдёшь со мной, - Бару выпрямился. - Если ты в чём-нибудь солгала мне, я буду очень недоволен. Поднимайся.
   "О, Свет! Что за недоверчивый король! А что, он правда иноземец? - мелькнуло в голове Наймиры. - Должно быть. Он очень странный... Но почему он так напоминает Лорда Зэрандера? Камень Света! Марил же такой упрямый, он ведь скорее..."
   Бару, выходя, заметил, как она вскакивает и отряхивает платье, поправляет волосы и шевелит губами, бормоча что-то обиженным шёпотом.

______

  
   Марила ввёл мужчина, которого Наймира уже видела вчера. Он направлялся в кабинет Бару, когда её выводили оттуда. Судя по алой ленте, он был командиром гвардии, однако его плащ был чёрен. Впрочем, Наймира успела заметить, что вся гвардия носила теперь чёрные плащи.
   Марил выглядел очень плохо. Бледный, отчего-то сонный, с запутавшейся в волосах соломой, в измятом плаще, он и не подумал поклониться королю, напротив, в его глазах появилась невероятная ненависть, когда его взгляд упал на сидящего на троне короля. Взгляд заботливо скользнул по Наймире - она, крепко впившись пальцами в подол юбки, стиснув зубы, стояла в стороне, и лицо её всё ещё было красным от слёз. Её била странная дрожь, будто она что-то предчувствовала. Когда Марил не проявил никакого уважения к королю Алвалена, она едва не пригрозила ему во весь голос, чтобы он вёл себя подобающе своему положению. В конце концов, они оба пленники, да ещё и объявлены слугами Ночи...
   Кроме Бару, гвардейца и Ат Лавов в зале никого не было. Бару разглядывал Марила со скучающим любопытством. Решительность в его лице ему понравилась, однако он совсем не заметил испуга. Марил Ат Лав совершенно точно знал, кто такой король Алвалена - Бару понял это, едва взглянув на него, - но он не боялся Воина Тени. Наймира, не знавшая о том, кто он такой, боялась немного, но это был страх перед возможной смертью, а не перед Силой Ночи. А Ат Лав совсем не боялся Силы Ночи.
   - На колени перед его величеством королём Алвалена! - рявкнул Сакара, толкая Марила в спину. Ат Лав зашатался, но скорее уж он упал бы прямой, как палка, чем встал бы на колени. Мараат заскрежетал зубами, Наймира закатила глаза, опасливо косясь на короля.
   - Я не стою на коленях перед врагами Света! - воскликнул Марил, когда Сакара снова толкнул его, на этот раз сильнее. Наймира побледнела, на её щеках появились красные пятна. Марил сошёл с ума? Она бросила взгляд на Бару. Он презрительно улыбался, ничуть не разгневавшись...
   "Марил, что ты такое говоришь?! - Наймира так сжала платье, что оно едва не разошлось по швам. - Ты с ума спятил?"
   - Как ты смеешь?! - зарычал Мараат, занося руку для нового удара.
   Бару остановил его властным движением руки. Сакара замер, недоумевая, но опустил руку.
   Марил стоял, широко расставив ноги и сжимая кулаки. Этот мальчишка был верен клятве крови, это было видно по нему с первого взгляда. Клятва крови была для него самой важной, и ещё он знал, что Бару - Воин Тени. Кроме того, он назвал Бару не слугой Ночи, а врагом Света - это значило, что он знает о Зэрандере и его цели. Если бы он не знал, что Призрачный Лорд точно борется против Хозяина, он не стал бы называть Бару врагом Света... Интересно знать, слышал ли он о Камне Света.
   Радак сказал, они назвали рубин "двойник Камня Света". Вернее "один из двойников". Бару не нужно было долго думать, чтобы понять, что зачем-то Зэрандер и Тэрмис искали этот самый двойник. Логично предположить, что они хотят найти какой-то "другой двойник". Он им нужен - значит, он нужен и Хозяину, как и тот, что они забрали с собой. Знает ли Марил, где собираются искать другой двойник Зэрандер и Хранитель?
   Бару поднялся с трона, приближаясь. Шаги гулко отдавались под сводами зала, Наймира с волнением следила за ним. Марил не отводил взгляда и дышал всё медленнее.
   - Знаешь ли ты, кто я? - спросил он, стоя перед Марилом и возвышаясь над ним почти на полголовы.
   - Знаю! - с вызовом ответил Марил. - Знаю, и я тебя не боюсь!
   - Да, человек, который верен клятве крови, данной Лорду Тени, не будет бояться меня. Ему стоит бояться отлучения и виселицы.
   - Отпусти мою сестру! - заявил Марил, упрямо хмуря брови. - Я пришёл, как ты сказал, и я хочу, чтобы она была в безопасности!
   - Здесь всё бывает так, как хочу я, - ухмыльнулся Бару. - Я не обещал освободить твою сестру, я обещал, что она не умрёт. И то, если ты будешь вести себя хорошо и делать то, что я говорю.
   Наймира осознавала с волнением, что Марил знает что-то, чего не знает она.
   - Ты - Лорд Тени! - воскликнул Марил. Наймира глухо охнула, закрывая руками лицо, глядя сквозь расставленные пальцы. Лорд Тени?! И Марил знал, что королём является Лорд Тени, но всё равно пришёл?! Наймира ни на секунду не усомнилась в словах Марила, напротив, они мгновенно разъяснили ей, почему король Бару постоянно напоминал ей Зэрандера.
   Реакция Сакары Мараата была несколько другой. Он широко раскрытыми глазами уставился на Бару, и на его лице недоумение выглядело довольно забавным. Бару не обращал внимания ни на испуг Наймиры, ни на недоумение Мараата.
   - А ты - слуга другого Лорда, к тому же, моего врага. И ты можешь знать то, что меня интересует, - Бару обернулся к Наймире, и она испуганно отшатнулась. - Иначе пострадает твоя сестра.
   - Я верен клятве крови! - Марил побледнел, поймав испуганно сжавшуюся фигурку сестры, мгновенно сгорбившуюся и уменьшившуюся в размерах. Как бы Наймира ни храбрилась и ни хорохорилась при Зэрандере, Сила Ночи внушала ей безусловный страх.
   - Выбор, безусловно, твой, но подумай хорошенько, - Бару коротко взмахнул рукой, и Наймира с каким-то робким вскриком взлетела в воздух. Ему не обязательно было делать никаких движений, но Марила Ат Лава нужно было заставить бояться, и зловещие жесты тоже подходили для этой цели.
   Наймира дёрнулась в воздухе и, крепче вцепившись в одной рукой в юбку, второй испуганно закрыла себе рот, чтобы не закричать. Она видела, как дрожит рука брата, видела ненависть, с которой он уставился на Лорда Тени, и мысленно молила о том, чтобы он плюнул на эту проклятую клятву крови и сделал так, чтобы они оба остались живы.
   - Если я предам милорда - я умру, - у Марила вдруг загорелись глаза. - Ты не можешь заставить меня сказать что-либо, что будет считаться за предательство.
   - Твоя сестра не обладала достаточными знаниями, чтобы удовлетворить меня, - Бару и не думал отпускать Наймиру. Висеть в воздухе было неуютно и страшно. - Правда, она не слишком заботилась о клятве крови. Тебе стоит брать с неё пример.
   Сакара Мараат за всё это время ни разу не шевельнулся, и лицо у него стало каким-то кислым, но Бару решил пока не задумываться о том, как именно он будет разбираться с нежелательными свидетелями. Бару рассчитывал, что Марил будет умнее, но мальчик этот не знал никакого иного пути, кроме как прямого и с ловушками. К тому же, даже по такому пути он брёл с закрытыми глазами.
   - Если она сказала тебе всё, что знала, то мне нечего добавить...
   Марил не успел договорить, он схватился за грудь и рухнул на бок, сгибаясь напополам.
   - Марил! - взвизгнула Наймира.
   Яркие вспышки боли в мозгу не давали ему прекратить метаться. Он бился об пол, пытаясь подняться, потому что стоило ему оторвать голову от пола, как его вновь бросало туда с новой силой. Кто-то впился в его живот, проедая его насквозь. Не вытерпев боли, он закричал, и только когда охрип от крика, боль отступила. Он лежал на полу, раскинув руки и мутными глазами глядя куда-то в потолок, почти не слыша сдавленных рыданий Наймиры и не замечая, как отшатнулся непробиваемый Мараат.
   - Ты ещё не передумал? - со скукой в голосе спросил Бару.
   - Милорд ничего никогда не уточнял,... - Марил не услышал своего голоса. - Я знал только... что он борется против... Хозяина Ночи...
   Бару внимательно всмотрелся в искажённое лицо Марила. Юноша боялся, что боль вернётся, но решимости в нём не поубавилось. Кем же был его предок, который дал когда-то клятву крови Зэрандеру?
   - Что ж, буду спрашивать по-другому, - с угрозой в голосе продолжил Бару. - Было ли тебе известно, что твой милорд ищет Камень Света?
   Марил не ответил. Взгляд его стал более осмысленным, чем это было, когда Бару только-только отозвал свой Дар. Когда Наймира вскрикнула в воздухе, Марил вздрогнул и быстро произнёс:
   - Не трогай её! Я скажу всё, что смогу, чтобы не нарушить клятву!
   - Ты думаешь, меня волнует, предашь ты предателя или не предашь? - Бару не просто так назвал Лорда Зэрандера предателем. Он таковым и был.
   - Если ты убьёшь её, я не скажу тебе ни слова, сколько бы ты ни пытал меня, - решительно произнёс Марил.
   "Насколько много в нём решимости? - Бару стало даже забавно наблюдать за этим Ат Лавом, наивным настолько, что решил ставить условия Лорду Тени. - И как быстрее получится заставить его говорить: угрозами или согласием? Он будет говорить то, что не будет считать предательством... Интересно, что он таковым не считает?"
   - Знал ли ты, что Зэрандер ищет Камень Света? - повторил Бару, опуская Наймиру на пол.
   - Один раз об этом проговорился милорд... Но большего мне никто не говорил...
   - Твоей сестре не было известно об этом. А тебе - да? Почему ты не рассказал ей?..
   Марил с усилием втянул в себя воздух. Зачем Бару знать это?
   - Она... Она моя... не родная моя сестра,... - произнёс он. Наймира взглянула на него, но он не обратил внимания на её взгляд. Наймира была изумлена, что он знает, но не мола понять, сказал ли ему это Зэрандер или... - Наймира, может, ты не знаешь, но,... - Марил наклонил голову, чтобы видеть её. - У нас разные отцы... И клятва крови в тебе... совсем не такая сильная, как во мне... Поэтому ты можешь... не бояться...
   Наймира выслушала всё это совершенно молча: она не могла ни слова выговорить сразу от страха перед Бару и от недоумения.
   - Я знаю, - наконец, прошептала она. - Мне сказал милорд...
   - Очень трогательно, - хмыкнул Бару. - Очень. Итак, значит, твоей сестре Зэрандер не доверял. Она ничего не знает, значит, она мне бесполезна...
   - Не трогай её! - повторил Марил. - Не трогай, - уже застонал он, когда Бару снова направил на него свой Дар.
   - Твоя сестра теперь абсолютно бесполезна, - повторил он. - И я убью ее в любой момент, как только мне этого захочется, а заставить тебя говорить я смогу всегда.
   - Пожалуйста... не трогайте её,... - Марил заметался, и обратился к Бару уже совсем другим голосом и совсем по-другому. - Не надо...
   - Ты знал, что Зэрандер будет искать двойник Камня Света в Алвалене? - прервал его пятый Лорд Тени.
   - Н-нет... В Алвалене... милорд хотел отыскать слуг Хозяина... Не Камень... Я никогда не слышал о... двойнике... Только один раз милорд сказал... и я понял... что без Тэма милорд не получит... Камень Света...
   - Это мне известно, - опять остановил его Бару. - Итак, ты не слышал о двойнике Камня. Лорду Зэрандеру нужен второй двойник, я узнал это от Радака, - Бару заметил, как бледность исчезает со щёк Сакары. Сейчас что-то творилось и в голове Мараата. Возможно, с ним ещё будет много проблем... - Зэрандер хочет получить ещё один двойник, - повторил Бару, - и я склонен думать, что ты можешь знать, где.
   - Я не знаю, - быстро ответил Марил. - Только один раз слова "Камень Света" вообще были произнесены при мне...
   Наймира, сидя на полу на коленках и утирая слёзы, постепенно приходила в себя. Итак, Марил знал о том, что у них разные отцы. Всегда знал? И никогда не говорил ей? Может, думал, что она знала об этом?..
   "Ты - дура! - сказала она смой себе в очередной раз. - О чём ты думаешь?! Это - Лорд Тени! Он ведь убьёт нас обоих! Марил, будь благоразумен! В чём суть клятвы? Ведь в том, чтобы Зэрандер не узнал о предательстве! Скажи всё, что знаешь, и может... Может... О, Свет, какая глупость! Бежать надо, бежать!"
   Как бежать, она тоже не знала, и больше всего радовалась, что ни Бару, ни Марил не знают о её мыслях.
   - В таком случае, вспомни, говорили они о предполагаемых путях? Куда пойдут после? - Бару слегка наклонился. Свет свечей отразился на золотистом ободке королевского венца и на мгновение ослепил Марила. - Упоминали имена, города, ну? Ну?! - прикрикнул он.
   Марил сжался в комочек, пытаясь спрятать лицо, но что-то мешало ему это сделать, и он волей-неволей был вынужден смотреть в глаза Лорду Тени.
   - Нет... Он ничего не говорил... Ни он, ни Тэм...
   Бару выпрямился, поджимая губы. Наймира прижала руки к сердцу, словно желая удостовериться, что оно до сих пор стучит. Марил, ёрзая по полу, пытался отползти дальше, но у него ничего не выходило.
   - Ты продолжаешь настаивать на своём, - утвердительно произнёс Бару. - Мне надоело, что ты пытаешься обмануть меня...
   - Я не обманываю! - воскликнул Марил. - Если бы я знал, я бы не сказал! Это - предательство! - в голове вновь что-то заискрилось, и стало слишком жарко, чтобы он мог нормально дышать. - Я... Мне... Не слышал... Не знал... Милорд не хотел, чтобы знали слишком много... Я был всего лишь раб... Я слуга... Он не говорил,... - слова Марила стали неразборчивыми и бессмысленными. Дар Бару разбивал его сознание. Сейчас он почти не мог врать - чтобы лгать под воздействием этого Дара Ночи нужно обладать огромной силой воли... Но Бару напоролся на странный комок внутри сознания Марила. Этот комок напомнил ему свернувшегося ежа, он не защищал от Дара и не мешал ему, но как только Бару ощутил его, его ужалил Свет. Бросив использовать Дар, Бару с раздражением понял, что Хранитель успел позаботиться о своём друге. Попытка сильнее воздействовать на него будет чревата для Бару, конечно, не смертью, но сильной болью, как и любое другое столкновение со Светом.
   Вновь пришедший в себя Марил понял, что Бару больше не трогает его. Он просто лежал на полу, не смотря на Лорда Тени, и пытался понять, поверил ли ему новый король Алвалена, или сейчас он придумывает для него новую пытку.
   - Значит, ты утверждаешь, что тебе ничего не известно, - Бару пальцами левой руки барабанил по локтю правой. - Что ж, тогда искать Зэрандера придётся не тебе. А ты побудешь пока у меня в гостях, - он зло рассмеялся. В его голове ещё не до конца сформировался новый план поимки Зэрандера. Обмануть его было не так просто, и в ловушку его можно загнать только с помощью одного-единственного человека. Этот человек - тот, без кого Зэрандер, судя по всему, не сможет ступить и шагу. И этот человек - не Марил Ат Лав.
   Наймира с ужасом поняла, что Бару сейчас смотрит на неё.
   - Я же обещал тебе, что ты не умрёшь, - усмехнулся Бару, - и ты не умрёшь. Но ты сделаешь мне одно одолжение...
   Слова его звучали так странно, что Наймира насторожилась и привычно собралась забормотать, что никогда в жизни не поверит, что Лорду Тени вообще можно сделать что-то, что он посчитает за одолжение.
   - Мне очень нужен Зэрандер. А раз ты не связана клятвой крови, то никакой опасности для тебя нет, не так ли? Ты найдёшь их и приведёшь сюда. В Алвален.
   - Я не могу... Милорд, - она с трудом заставил себя так сказать, - как я найду их? Они могут быть где угодно!
   Бару положительно нравилось, что внутренне она согласилась сразу. Ей и в голову не пришло спорить с ним по предмету того, будет она это делать или нет. Она попыталась уверить его в том, что она на это не способна.
   - Ты должна будешь это сделать, - Бару приблизился, разглядывая бледную Наймиру. Женщина судорожно пыталась придумать любой способ увернуться от того, чего боялась. - Я вижу, что ты достаточно изобретательна и сильна, чтобы сделать это. И когда ты найдёшь их, ты приведёшь их сюда.
   Марил пытался вникнуть в суть плана Бару. План должен был быть, Бару не из тех, кто действует бездумно. Но пока он не преуспел в этом.
   Наймира не пыталась ничего сказать, только один раз умоляюще посмотрела на Марила, будто он мог что-то сделать с Бару.
   - Ты можешь сказать им что угодно. Зэрандер тебе наверняка не поверит. Твой брат останется у меня, и будет здесь до тех пор, пока я не убью Зэрандера. Он будет жив, но я не обещаю тебе, что он проведёт это время, купаясь в роскоши, - ухмылка скользнула по лицу Бару. - Можешь даже сказать им правду. Что я схватил твоего брата, а тебя отправил за ними. Правда, тогда Зэрандер, скорее всего, убьёт тебя.
   Марил подался вперёд и сел, опираясь руками о пол. Он понял, что хочет сделать Бару. Но... Наймира хлопала глазами, смотрела прямо в горящие зелёные глаза Бару и ничего не понимала.
   - А чтобы я был уверен, что ты не решишь избежать исполнения моей воли, не только твой брат останется здесь.
   Наймира вдруг обнаружила, что у неё стучат зубы. Марил сосредоточенно хмурился, и это смущало её ещё больше.
   Вдруг Бару наклонился к ней, его лицо оказалось прямо перед её глазами. Чёрные полосы, уродовавшие его лицо, расплылись в одно тёмно пятно, и кроме этой темноты в мире остались только два горящих зелёных бездонных колодца.
   - Ты принесёшь мне клятву крови, милочка, - последнее слово резануло слух Наймиры. Она ожидала услышать ещё и восклицание Марила, но брат молчал. - Чтобы я был уверен, что ты не захочешь рискнуть жизнью своего брата и предать меня.
   - Нет, - простонала Наймира. - Нет... О, я всё сделаю, как вы скажете, милорд! Не надо клятвы...
   - Никто, конечно, не пытался совместить в одном человеке две клятвы крови, - продолжал Бару. - Результат может оказаться различным. Может, ты умрёшь, но я больше склоняюсь к другому варианту, - Наймира плакала, но уже перестала замечать этого. Сегодня Лорд Бару отнял у неё последнюю каплю сил быть гордой. - Во-первых, клятва крови подразумевает, что человек становится свободен от всех прочих клятв. Неизвестно, имеет ли после этого силу другая клятва крови, и может ли предыдущий хозяин убить, пользуясь клятвой. Во-вторых, в тебе эта клятва, я понял, ничтожно мала. Клятва вообще передаётся по мужской линии сильнее, чем по женской, а в тебе есть ничтожная её часть, которая теоретически могла попасть в твою мать с семенем отца. А отец у тебя был другой, так что, вполне возможно, в тебе вообще нет клятвы, и все симптомы её - лишь результат множества времени, проведённого рядом с человеком, в котором жива клятва, но, скорее всего - это лишь самовнушение, - закончив, Бару удовлетворённо заметил, что окончательно сбил с толку и сестру, и брата. Наймира не слушала Лорда совершенно, потому что для неё ничего не существовало, кроме страха, а Марил, если и слушал, то думал тоже только о своей сестре, и долгая речь Бару всего лишь не давала ему сосредоточиться. - Так что ты принесёшь мне клятву.
   - Нет... Пожалуйста...
   - Наймира, сделай, как он сказал, - вдруг подал голос Марил. Даже Бару удивился, что он заговорил сейчас. Да ещё и сказал нечто подобное.
   - Ма...
   Наймира повернулась к брату, немного приходя в себя. Младший Ат Лав сейчас выглядел очень сосредоточенно и серьёзно.
   - Делай, как он сказал, - повторил Марил. - Я серьёзно, Наймира. Принеси ему клятву крови, если он того требует, - он сглотнул, и Бару ещё сильнее захотелось узнать, кем был прадед этого Ат Лава. Ясно, что они с Наймирой родные лишь по матери, но эти двое друг друга стоят. - Найди милорда и Тэма. Пусть придут и убьют Бару, - по его лицу скользнула вымученная улыбка, призванная ободрить старшую сестру. - Соври милорду, а Тэму скажи правду, - решительно произнёс он. Бару легко понял, что Марил раскусил его план. Зэрандер придёт сюда, только если сюда пойдёт Хранитель. Именно воздействовать на Хранителя собирался Бару. Если же Тэрмис будет знать о цели Бару, он сможет не только сказать об этом Зэрандеру, но и защитить от девятого Лорда сестру. Марил видит в этом шанс спасти сестру и спастись самому...
   Бару растянул губы в усмешке. Пусть так думает и дальше. А сестра пусть его слушает. У неё младший братец поумнее некоторых отцов.
   - Она принесёт тебе клятву, - совсем недолго Марил называл Бару на "вы". Он опять смело смотрел в глаза пятому Лорду. - Но милорд убьёт тебя, а не ты - его.
   - Посмотрим, - проронил король Алвалена. Зазвенела сталь - меч Бару выскользнул из ножен. Остриё клинка было направлено Наймире в лицо, она растерянно взглянула на него, потом на Марила, потом опять на него, и тихо спросила:
   - Что я должна делать... милорд?
   - Повторяй за мной. Жизнью своей и тысячью жизней тех, кто будет иметь каплю моей крови в своей...
   - Жизнью своей,... - сдавленно выдавила Наймира, - и тысячью жизней,... - ниоткуда пришло знание: она вытянула руку и провела ей по острию, так, что рука обагрилась кровью от кисти до локтя, - тех, кто будет иметь... - Красное лезвие коснулось теперь руки Бару. Кровь смешалась с кровью, и меч повторно вспорол кожу Наймиры, только на другой руке, - каплю моей крови в своей,... - она крепко зажмурилась от боли.
   - Клянусь...
   - ...кляну...сь...
   Марил отвернулся, обхватывая руками голову. Он не желал ни слушать слова клятвы, ни видеть, как взбухают вены на руках Наймиры. Это значило, что клятва действительна. Что отныне кровь Наймиры принадлежит только Бару и никому иному. Повернувшись затылком к сестре и Лорду, виня себя в том, что заставляет Наймиру оказаться в большой опасности, и, к тому же, заставляет её отдать свою жизнь жестокому Лорду Тени, Марил встретился взглядом с Сакарой. О его присутствии в зале, кажется, забыли все, но он по-прежнему был здесь, и когда Марил увидел его взгляд, то понял, как велико стало влияние Лорда Тени на некоторых людей в Алвалене. На некоторых - значит, и на многих других. Мараат был покорён до последнего, он боялся, но не оттого желал служить Бару и впредь - а Марил видел это. Мараат станет очередным слугой Ночи, Марил осознал это так же ясно, как услышал крик Наймиры - клятва крови отнюдь не была просто словами.

2

В плену призрака

______

  
   ...Перед ним в жутком танце плясали чёрные тени. Кольцом окружившие его, они приближались, протягивая к нему руки.
   - Они тебя убьют, - Сати наперёд знал все слова Хозяина, - если ты не признаешь Силу Ночи, Сати. Только так ты сможешь защитить себя.
   - Я не буду служить! - воскликнул он. - Я не буду служить Ночи!
   - Знаешь ли ты, что будет, если духи Приносящих Жертву завладеют тобой? - Сати зажал уши. С каждым разом в этот кошмар добавлялось что-то новое. Несколько предыдущих раз Сати почти ощущал всё то, что говорил ему Хозяин Ночи. - Ты почувствуешь, будто тебя засунули живьём в раскалённый кузнечный горн, - Хозяин посмеивался, в который раз повторяя одно и то же, - а потом окунули в бочку с холодным маслом. А потом ты ощутишь, как будто тысячи мышей вгрызаются в тебя, кроша твои кости, разрывая плоть...
   Сати крепко зажмурился, пытаясь забыть и тени, и Хозяина. Это сон. Всего лишь сон. Хозяин не может сделать этот сон реальностью... Или может? О, Свет!
   Кошмар стал повторяться вновь с недавних пор, когда исчезло мягкое тепло, когда рассеялась дымка света, не пропускавшая темноту и холод Ночи. Сати не знал, что спасало его от Хозяина. Уже несколько раз кошмар возвращался, но всё чаще тёплый свет окутывал его. Хозяин не мог просочиться в его сон, когда это происходило, но был разозлён достаточно, чтобы заставить Сати испытать во время каждого кошмара что-нибудь особенное.
   - Ты будешь мучиться долго, а потом, когда ты умрёшь, тебя поглотит Вечность. Но быть в Вечности преданным Силе Ночи или предателем - разные вещи...
   - Убирайся прочь! Ты - сон! Сон!
   - Ты же не хочешь, чтобы тебя целую Вечность преследовали боль и страх? Признай...
   Сквозь закрытые веки Сати понял, что опять засиял рядом свет, сминая тени и Хозяина и защищая его от Силы Ночи. Сати не знал, что это такое, он плохо помнил, что происходило в горах после того, как Каратель окончательно решил убить его. Может, он уже в Вечности, как и говорит Хозяин? Но что тогда это светлое и тёплое?
   Облегчённо вздохнув, он позволил свету успокоить его сознание и усыпить.

______

   Увлер понял, что спал, только тогда, когда проснулся и сел. Всё было по-прежнему: рядом с ним без сознания лежал Сати, недалеко тело тераика напоминало ему о кровожадном призраке Приносящего Жертву. Увлер со вздохом укорил себя, что опять заснул, но с радостью понял, что вряд ли проспал больше двух часов. Но даже на два часа не следовало оставлять Сати без присмотра.
   Лечебный сон быстрее восстанавливал силы Сати и успокаивал боль в ранах, кроме того, не давал истощённому сознанию воспроизводить сны, которые в данных условиях наверняка стали бы кошмарами, но для этого Увлеру нужно было постоянно бодрствовать. Как только его самого смаривал сон, Дар отступал. Коря себя, что позволил себе забыться, Страж повторно погрузил Сати в лечебный сон и сел, обхватив одной рукой колени. Он уже не в первый раз не выдерживает долгого бодрствования. Вот уже два дня он провёл рядом с Сати, и несмотря на то, что ему уже приходилось бывать в ситуации, когда нечего есть и пить, организм уже не был так крепок. Всё чаще ему хотелось спать, и приходилось заставлять себя бесконечно ходить кругами, проделывать упражнения, негромко разговаривать с самим собой, только чтобы не заснуть. Сати спал спокойно, мерно дыша, но это не значило, что если Увлер отзовёт свой Дар, ему не станет хуже.
   Увлер привстал, косясь на тело тераика. Лимас наказал не трогать его, да Увлер и не стал бы - он и без Лимаса знал, что тогда призрак перестанет быть привязан к одному месту и сможет летать, где захочет.
   Сати за его спиной со стоном шевельнулся. Увлер обернулся и понял, что мальчик проснулся.
   С одной стороны, это было хорошо - значит, кризис миновал, и теперь раны, нанесённые Карателем, уже не станут для Сати смертельными. С другой стороны, когда он спал, то не испытывал потребности в еде и воде, а теперь... Неизвестно, сколько времени потратят Лимас и Тия, чтобы добраться до Цитадели.
   Сати открыл глаза, щурясь от света, заметил Увлера, но ничего не сказал.
   - Тия,... - негромко позвал он, не узнав своего голоса.
   - Она уехала, - Увлер сел на корточки рядом с Сати. - С ней всё в порядке.
   - Тераики,... - пробормотал Сати.
   - Они мертвы.
   Сати попытался сесть, но тут глаза его расширились и в них появился страх. Он оставил попытку подняться.
   - Ты меня помнишь? - спросил Страж. - Я был у Алтаря...
   - Помню, друг... Страж Увлер... Мне Тия рассказывала...
   То, как исправился Сати, заставило Увлера глубоко задуматься. Сати сомневался, имеет ли он право называть Стража Света другом, когда сам он назван слугой Ночи. Видимо, это тяготило его, и он, не желая смиряться с этим, не знал, как ему вести себя со Стражем.
   - Я должен кое-что тебе объяснить. Тебе лучше не вставать, дело в том, что Приносящий...
   - Я знаю, - прервал его Сати. - Я его вижу.
   Увлер замолчал. Кого видит?
   Потом он проследил взгляд Сати, направленный в пустоту...
   - Ты... видишь его дух?
   - Да. Лорд Тени дал мне Дар видеть призраков, - Сати отвернулся. - Я не уверен, что мне нельзя вставать. Он охраняет пространство, чтобы я не ушёл, а не чтобы я не шевелился, - он сглотнул. - Поэтому мы здесь, Страж Увлер?
   - Да, - недолго раздумывал Увлер перед ответом. - Мы здесь заперты. Я должен защищать тебя даже ценой собственной жизни и доставить в Цитадель по приказу Клинка Света.
   - Зачем? - удивился Сати. - Я ведь...
   - Именно поэтому, - Увлер обернулся на тело тераика. - Клинок не считает тебя слугой Ночи, и никто не считает, кроме, разве что, тераиков. Но Сила Ночи - опасное дело, лучше уж ты будешь в Цитадели, среди Светлых, чем... Наедине с Силой Ночи.
   Сати всё-таки сел, с опаской косясь в сторону пустоты, где был призрак. Сати видел его чёрную тень, с жадностью смотрящую на него бесформенным безглазым лицом. Но на него он не бросился.
   Он чувствовал себя ужасно. Вспомнились слова Хозяина...
   - Страж Увлер, вы должны знать... Наверное, должны, - он отвёл глаза. - Я... Меня... Я не просил Дара, и не желаю становиться слугой Ночи...
   - Я тебя не обвиняю, - возразил Увлер.
   - Подождите... Дело в том, что,... - Сати понял, что боится говорить правду. Неизвестно, как отреагирует на это Страж Света, и что решит сделать Хозяин. - Я... Меня хочет получить Хозяин Ночи, - быстро сказал он, и, не давая изумившемуся Увлеру вставить хотя бы слово, продолжил. - Он стал являться ко мне ещё до того, как у меня появился Дар. Сначала во снах. Потом наяву. Он - призрак. Он хочет заставить меня... служить ему. Я совсем не знаю, зачем, - замотал он головой. - Он... причиняет мне боль... Хочет, чтобы я ему поклялся, - Сати боялся, что сейчас-то Хозяин и появится, но ничего не происходило. Только Увлер сосредоточенно нахмурился, отводя глаза. Он не ожидал такого... Всё было куда серьёзнее, чем он думал, чем мог представить себе даже Клинок Света. Конечно, если только это не воображение Сати...
   - Я не лгу, - словно услышал его мысли Сати. - Я зачем-то ему понадобился! Вы уверены, что я... Что меня... Надо везти в Цитадель? - голова немного закружилась. В животе что-то заурчало.
   - Надо, - кивнул Увлер. - Ты... Хозяин мёртв, но... Я слышал уже от многих, что он вот-вот вернётся, и мы должны не дать ему получать новых слуг... Мы должны спасать тех, кто оказался в такой беде. Сати, ты можешь не переживать за то, что будет ждать тебя в Цитадели. Там Хозяин и его слуги никогда не найдут тебя...
   - Вы не знаете, зачем я ему нужен? - негромко спросил Сати.
   - Нет, нет, - покачал головой Увлер. - Я услышал, что Хозяин Ночи является тебе, только от тебя. Я не знал, что ты,... - он глубоко вздохнул. - Значит, Хозяин стал приходить тебе ещё до того, как Воин дал тебе Дар?
   Сати кивнул, отворачиваясь и глядя в сторону. Увлер закусил губу. Бедный мальчик действительно не виноват в том, что его избрала Сила Ночи, но почему Хозяин... И ведь им не выбраться отсюда! Они заперты здесь, и всё зависит теперь от тераика!
   - Пока я бодрствую, - вдруг сказал Сати, - и пока вы рядом, он не придёт. Мне кажется, что Свет рядом мешает ему действовать в мире живых. Но как только я засну, мне начинает сниться один и тот же жуткий кошмар... Хозяин сказал, что он будет сниться мне, пока я не присягну ему... И этот кошмар... совсем реальный... Я чувствую боль по-настоящему... Но иногда кошмар отступал... Вы знаете, почему? Кто выгонял Хозяина из моего сознания?
   Увлер закашлялся и произнёс:
   - Я погружал тебя в лечебный сон. Но иногда я дремал, и, видимо, лечебный сон таял... Хозяин не придёт сюда, пока я здесь, ты прав. А ночью я буду погружать тебя в лечебный сон, а сам буду спать днём...
   - Чего мы ждём? - Сати обернулся.
   - Когда за нами придёт тот, кто перенесёт нас отсюда, - ответил Увлер. - Мы не можем уйти из-за Приносящего, нам нужен Страж с Даром Перемещения... За ними поехал тераик...
   - Лимас? - переспросил Сати. - А Тия - с ним?
   - Да. Выбора не было, я не смог бы заботится о вас обоих здесь, а медлить, чтобы отвезти её домой, тераик Лимас не мог... Но в Цитадели они будут в безопасности.
   - И сколько нам ждать?
   Увлер промолчал в ответ на этот вопрос. Откуда он может знать, как пройдёт дорога Лимаса, как скоро другой Страж найдёт их здесь... Сати понял и отвернулся обратно.
   Он не чувствовал рядом присутствия Хозяина, но это вполне восполнялось призраком Приносящего Жертву. Ему было страшно, но теперь этот страх смешивался с надеждой.
   Возможно, в Цитадели он сможет спрятаться от Хозяина.
   - Ты... хорошо себя чувствуешь, Сати? - спросил Увлер нерешительно.
   - Я в порядке, Страж Увлер, - коротко ответил Сати. - Не беспокойтесь, спите, я... Мне и в голову не придёт сделать что-нибудь, что заставит это броситься на меня, - он кивнул головой в сторону пустоты.
   Увлер ощутил что-то вроде смущения. Мальчику пришлось пережить так много, а он думал о нём, будто он не понимает, что происходит с ним. Нет, он понимает, и он боится этого... Неужели, столько времени Хозяин пытался покорить его, и у него ничего не получалось?
   - В Цитадели ты будешь в безопасности, Сати, - пообещал он. На этот раз в ответ промолчал Сати, рассматривая небо. Глаза у него заслезились, и он раздражённо вытер их рукавом.

______

  
   Когда Увлер проснулся в следующий раз, Сати всё ещё сидел, разглядывая потемневшее небо. Тёмные облака заволокли его, а на горы упал полупрозрачный туман, в которой фигурка мальчика была размыта. Сати не шевелился и почти не дышал, и Увлер на всякий случай окликнул его.
   - Всё в порядке, - отозвался мальчик, поворачивая голову. Голос был немного хриплым. - Страж Увлер, здесь рядом есть ключ...
   При словах о воде Увлер ощутил страшную жажду.
   - Далеко?
   - Нет. Я пил там, когда шёл сюда. Ниже по склону... У меня есть фляга, она лежит там, у камней, - Сати махнул в сторону рукой. - Вы... не сходите набрать воды?
   - Ты... Не боишься? - уточнил Увлер, поднимаясь на ноги. Когда он наконец-то выспался, острее почувствовались жажда и голод.
   - Призрак Приносящего не тронет меня, если я не буду пытаться убежать, вы же знаете...
   - Нет, я говорю о Хозяине Ночи, - Страж заметил, как мгновенно побледнел Сати.
   - Не боюсь, - Сати ответил негромко. - Я очень хочу пить...
   В таком тумане идти в горах на поиски родника было довольно небезопасно, но Увлер знал, что сейчас только он является единственной надеждой для мальчика выжить здесь. Добывать воду здесь больше некому, к тому же, Сати не пил уже давно - пока спал сам, а потом, пока отдыхал он.
   - Да... Да, я схожу, - Увлер подобрал упавшую флягу Сати, отвязал привязанную к седлу свою, побольше, в которой уже ничего не осталось, и переспросил. - Ниже?
   - С той стороны, - Сати указал рукой туда, где были нагромождены камни. - Сначала поднимитесь наверх, а потом будет спуск. Там родник...
   - Я скоро вернусь, - пообещал Увлер, направляясь в указанную сторону. Сати проводил Стража Света грустным взглядом. Увлер растворился в тумане.
   Казалось, стало ещё темнее. Туман плотнее обступил вокруг, и Сати не мог уже видеть тела Приносящего Жертву, и лишь едва различал силуэт коня Стража, переступавшего передними ногами. Даже призрак, стороживший его неподалёку, был плохо виден.
   Сати дёрнул плечами и, обхватил руками колени, спрятал в них лицо. Если не думать о призраке и Хозяине, будет проще дождаться Увлера. Страж принесёт воды. Они смогут дождаться, когда за ними придут...
   Считавший, как многие в детстве и юности, что ничего не боится, и что нет ничего, что может оказаться опасным, Сати, столкнувшись с реальностью, оказался почти раздавлен. Сначала Воин Тени, потом Дар, потом тераики и Хозяин Ночи - всё это тяжелым грузом висело на нём, и он не мог теперь избавиться от страха. Он боялся Силы Ночи, боялся Хозяина, но ещё не мог осознать и принять, что этого боится любой, если он не истинный Хранитель или не Страж, и поэтому ему казалось, что он такой один, страшный трус и абсолютно безвольный человек. Если бы Увлер угадал его мысли, может, он бы долго не понимал, как может называться безвольным человек, который так долго и так упорно продолжает сопротивляться Хозяину Ночи.
   Бороться с этим страхом, опять оставшись одному, было ещё труднее. Каждый шорох заставлял его вздрагивать и ещё крепче закрывать глаза, хотя он знал, что ни один призраку, ни другой не создают шума при движении. Сознание того, что они оторваны от всего мира, и что их судьба в руках одного-единственного человека, кузнеца-тераика Лимаса, заставляло невольно думать о том, что, возможно, что-то случится с ним по дороге, и никто никогда не узнает о находящемся в плену у призрака Приносящего Сати, а вместе с ним и Увлере.
   - Ты так и будешь всю жизнь умирать от страха? - голос Хозяина Ночи впился в мозг Сати, он слабо вскрикнул и ещё крепче зажмурился, словно это могло заставить Хозяина исчезнуть. - Пытаться спастись от Силы Ночи среди Светлых Стражей, которые будут оглядывать на тебя и шептать между собой о слуге Ночи? Ты всю жизнь хочешь дрожать?
   - Я не стану служить Ночи! - затвердил Сати. - Я не боюсь. Я не буду служить. Я не буду...
   - И ты никогда не задумывался, зачем Сила Ночи избрала тебя? - голос стал громче и ближе. Сати мысленно просил, чтобы Увлер вернулся скорее. - Обычного деревенского мальчишку? Почему именно ты встретился с Зэрандером?
   - Уходи. Я не хочу тебя слушать... Уходи! - слёзы снова брызнули из глаз, но теперь в голосе послышалась злость. - Убирайся! Я не боюсь ни тебя, ни Силы Ночи!
   - Ты много раз повторяешь это, но это ложь. Ты пытаешься лгать мне, а лжёшь себе. Для тебя нет ничего страшнее, чем мысль обо мне, верно? - Хозяин Ночи был теперь совсем рядом. - Ты всю жизнь будешь бояться, бояться, бояться. Дрожать, дрожать и дрожать. А после смерти тебя будет ждать Вечность, которая не будет тебя жалеть, как жалею я.
   - Жалеешь?! - Сати поднял голову и едва не вскочил, чтобы отбежать в сторону. Только боязнь резкими движениями привлечь призрак Приносящего остановили его. Хозяин был прямо перед ним, совсем близко, и он казался частью сплотившегося вокруг тумана. Ночная чернота и холод раскинулись вокруг, и было ощущение, что виной тому не смена дня и ночи, а эта призрачная чёрная фигура.
   - Конечно, жалею. Ты никогда не думал о том, что я могу быть более жестоким, чем я есть с тобой? Что я убиваю за непокорность, а не даю очередной шанс исправиться? Или ты себя считаешь особенным и достойным большего снисхождения? - лицо призрака изобразило ледяную усмешку. Сати смотрел на него, как на отражение себя, будь он лет на пятнадцать старше. - Мне жаль, если твой потенциал утонет в Вечности, - на лице Хозяина появилась маска сочувствия. - Ты умрёшь бессмысленно и бесполезно, хотя мог бы заполучить многое, сказав всего несколько слов. Что ты клянёшься служить мне и быть верным Силе Ночи...
   - Уходи! Я! Не! Боюсь! - закричал он. Эхо прокатилось над горами. Где-то внизу поднял голову Увлер и заторопился наверх.
   - Ты избран для того, чтобы получить невероятное могущество, Сатиан, - Хозяин отплыл в сторону. Сати скосил глаза на призрак тераика. Приносящий Жертву, кажется, совершенно не реагировал на дух Хозяина Ночи. - Ты можешь получить всё, а вместо этого трясёшься от страха. Ты дашь мне клятву, потому что я так хочу, - Хозяин взмыл выше, и будто бы стало ещё темнее, - если, конечно, не умрёшь раньше. Ради разнообразия я ненадолго оставлю тебя одного. Старайся выжить, но за пару секунд до смерти ты пожалеешь, что не покорился мне, - кольцо ледяного холода, стремительно расширяясь, охватывало всё вокруг. Оно исходило от призрака Хозяина, который в материальном мире мог использовать лишь малую толику своих сил, но этих сил было достаточно, чтобы любого повергнуть в ужас. Встрепенулся призрак Приносящего, закружился вокруг своего тела, пугая коня Стража.
   Сати упал назад себя, закрывая лицо руками и скорчившись, отчего мгновенно заболели нанесённые Карателем раны.
  
  

______

  
   Лимас отправил ещё одного разбойника в иной мир, стремительным ударом лишив его головы, и остался один против ещё четверых его товарищей. За его спиной, крепко вцепившись в поводья коней и изредка вскрикивая, стояла Тия. В одной руке девочка сжимала нож, который Лимас дал ей, чтобы она срезала ветки для костра.
   Разбойники напали на них, когда они только-только спешились, собираясь дать немного отдохнуть коням. На него накинулись сразу семеро, а может, и больше, но одного из них, зажмурившись и пряча голову, пырнула ножом Тия, громко визжа. Разбойник вряд ли оказался серьёзно ранен, но когда, разъярённый, он обернулся, недовольный смелостью маленькой девчонки, то встретился с копытами боевого коня Лимаса, и больше не встал. Тия стояла рядом с ними, вытирая слёзы рукавом, и следила за Лимасом с волнением.
   Давно не бравшемуся за оружие кузнецу сначала пришлось несладко, но когда количество напавших уменьшилось до пяти, он стал чувствовать себя увереннее. Старые навыки вспоминались сами собой, всплывали в памяти приёмы, которые он давно уже не пускал в ход, и при этом он не останавливался ни на секунду, не пытался перевести дух. Разбойники, не ожидавшие встретить такое сопротивление, быстро поникли духом. Вот уже один из них, махнув рукой, бросился прочь, а оставшаяся троица, не выдержав натиска Лимаса, была сломлена.
   Только когда последний разбойник, крепкий бородач, пожалуй, лучше всех орудовавший мечом, упал, Лимас позволил себе перевести дух. Вытерев окровавленный меч о траву, он выпрямился и, вдруг вспомнив о Тии, обернулся.
   Давно не сражавшийся, вновь столкнувшись с битвой, он чувствовал прилив энергии и острое разочарование в своих противниках. Но когда бой кончился, новая мысль вытеснила эти: они не должны более задерживаться в этих местах. Сбежавший разбойник может привести сюда своих товарищей, а Тия должна быть в безопасности.
   - Ты в порядке, Тия? - спросил он, стараясь говорить мягко. Тия энергично закивала головой, пытаясь спрятать слёзы. - Пока я с тобой, не стоит бояться разбойников, он присел рядом с ней на корточки.
   Тия бросила нож и заплакала ещё сильнее, пряча лицо в ладонях. Растерявшийся Лимас неловко погладил её по голове.
   На нём не было ни царапины, и качество выучки этих ребят оставляло желать лучшего, но если таких набежит с полсотни, вряд ли можно будет победить малой кровью. Лучше убираться отсюда.
   - Поедем отсюда, хорошо? Переночуем в каком-нибудь городе...
   Она опять кивнула молча. Лимас, оглядываясь на лес, посадил её на коня. Им нужно как можно быстрее оказаться в Цитадели, а разбойники будут только отвлекать их.

______

   Туман мешал Увлеру видеть даже мальчика, сидящего не очень далеко внизу. Как и сказал ему Сати, он поднялся на обрывистую скалу и оказался на небольшой ровной местности, откуда был с трудом заметен ещё один спуск. Подумав, что Сати говорил именно об этом месте, Увлер, задевая ногами камни, обходил большие валуны. Его смущало висевшее в воздухе отчаяние и страх. Он никогда не был Наделённым, но умение чувствовать эмоции умел уже давно. Место это было совсем недалеко от того, где тераики едва не убили Сати, но Увлер понимал, что страх и отчаяние не принадлежали ни Сати, ни Тии. Гадая, отчего бы это возникло здесь, и как давно что-то страшное произошло в этом месте, он едва-едва уловил Силу Ночи.
   Стражам Света не было точно известно, когда именно Сила Ночи перестала бояться солнечного света. Иногда они чувствовали слуг Ночи, иногда нет, причём, чаще - последнее. С тех пор, как стало известно о Воинах Тени, их тоже никто не чувствовал постоянно. Иногда появлялось странное чувство, будто что-то тёмное и злое где-то далеко вновь принимается за свои злодеяния, но чувство это быстро исчезало. А слуги Ночи без Даров или с одним-двумя вовсе не были заметны Стражам, только если не столкнуться с ними нос к носу. Но в этом месте Сила Ночи определённо не пыталась скрыть себя.
   Увлер остановился. Как будто кто-то призывал здесь свой Дар, очень сильный Дар...
   Взгляд его упал на несколько лежащих вместе камней, с выдающимся острым камнем посередине. Вокруг песок и мелкие камешки лежали так, будто кто-то ползал здесь, раздвигая их. Туман мешал хорошо разглядеть это место издали, и Увлер направился туда.
   То, что он увидел, заставило его глубоко задуматься. Повсюду были разбросаны небольшие лоскутки ткани. Как будто чью-то одежду рвали на клочки... Нет, не рвали. Резали чем-то - края не были рваными, наоборот, ровными. Увлер наклонился и подобрал несколько лоскутков. Довольно грубая ткань, что-то вроде походной куртки или чего-то подобного... Что же здесь произошло?
   Засунув на всякий случай лоскуток за пояс, Увлер, не желая надолго оставлять Сати одного, стал спускаться вниз.
   Ключ оказался далеко не так близко, как сказал Сати. Наверное, около сорока минут Увлер блуждал по склону, и только когда стало ещё темнее, он услышал журчание воды.
   Он уже набрал одну флягу и наполовину заполнил другую, предварительно напившись сам и ополоснув голову, когда над ним пронеслось эхо. Слова нельзя было разобрать в этом гулком отголоске, но интонацию: гнев и страх, - Увлер хорошо различил. На ходу завинчивая крышку фляги и привязывая её к поясу, он торопливо забирался наверх по склону, потому что сразу понял, кто именно кричал.
   Увлер корил себя за то, что оставил Сати одного, зная, что где-то рядом находится не только призрак Приносящего Жертву, но, возможно, даже сам Хозяин Ночи. Увлер не знал, как мальчик мог оказаться полезен Хозяину, но в любом случае требовалось защитить его. А он вместо этого ушёл, надеясь, что им обоим повезёт...
   Дорога назад была труднее, потому что приходилось карабкаться наверх, а не спускаться вниз, но он преодолел её быстрее, потому что его подгоняла тревога. Но когда он достиг маленького плато, то замер и не сразу пришёл в себя от увиденного.
   Здесь было невероятно холодно, а всё вокруг припорошено снегом, который, конечно, мог выпасть в горах, но никак не мог запорошить только это место, не затронув ничего кроме. Камни будто бы покрылись сверху шапками льда, окоченевший труп коня Стража тоже был покрыт тонкой корочкой льда. Тело тераика, посиневшее ещё больше, было заснежено больше, чем что-либо ещё здесь.
   Увлер, стараясь забыть о жутком холоде, неизвестно откуда взявшемся здесь, бросился к лежащему, сжавшись в комочек, Сати, молясь, чтобы он был жив. К облегчению Увлера, он дышал, хотя не очень глубоко. Он весь дрожал, и когда Увлер наклонился над ним, с трудом открыл глаза - ресницы склеились из-за тающего снега и льдинок. Красными от мороза руками он вцепился в руку Стража, но зубы его так стучали, что он ничего не мог сказать.
   - Что... Что здесь случилось? - в голове Увлера мелькнула мысль, что необходимо разжечь костёр.
   - Н-ничего, - Сати расцепил руки, не чувствуя пальцев. - Хо... Хо...
   - Хозяин? - морща лоб, спросил Увлер.
   - Холодно,... - пробормотал Сати. Глаза слипались. Увлер подумал, что не стоит засыпать при таком морозе без костра и не согревшись, и затряс его за плечи.
   - Я принёс воды! - он подобрал свой лежащий плащ и закутал в него Сати. - Слышишь?
   - Я не засну, - Увлер почти угадал его слова по губам. Голос Сати был неслышен. - Не беспокойтесь, Страж Увлер...
   Увлер вздрогнул, поднимая голову. Вечерний туман отступил, в небе мигали звёзды. Снова взглянув на Сати, он похлопал его по спине:
   - Давай, я помогу тебе сесть.
   - Не засну я, - веки Сати опустились, но он быстро открыл глаза. Увлер потянул его на себя и усадил, не прислоняя к камням.
   - Сейчас разожгу костёр, - Увлер отвязал фляги от пояса и выпрямился. Сати проводил его взглядом, уже меньше стуча зубами, с удивлением чувствуя, что волосы на его голове слиплись в сосульки и немного колются. - Но ты должен сказать мне: это был Хозяин, да?
   Сати растянул посиневшие губы в вымученной улыбке:
   - Холодно...
   Развернувшись, Увлер бегом отправился на поиски сухих веток - все, что были припасены здесь, покрылись корочкой льда. Только когда взгляд его опять упал на труп коня, он вдруг понял: холод здесь был ещё более диким. Этот холод не мог быть простым снегом, выпавшим морозной ночью в горах, кто-то воспользовался здесь Даром. Холод этого Дара должен был убить всё живое здесь, но Сати остался жив...
   И пускай Сати не хочет соглашаться, но Увлер знает: это был Хозяин.

______

   Ночь опустилась на лес. Два всадника гнали лошадей во весь опор, и компанией они были на редкость странной. Высокий крепкий мужчина в красной рубашке, с луком за плечами и мечом на поясе, изредка покрикивавший на своего коня, и девочка лет двенадцати, вцепившаяся в поводья и опустившая голову почти к самой гриве своего коня.
   Чем темнее становилось в лесу, тем больше боялась Тия того, что могло прятаться в темноте. Изредка доносился вой волков, от которого выносливые кони Лимаса не шарахались, а продолжали скакать так же быстро, но который заставлял Тию с ужасом думать о том, сколько этих хищником может быть поблизости. Лимас периодически оглядывался и ободряюще кивал ей, но иногда у неё не получалось улыбнуться. Им нужно было отыскать хотя бы маленькую деревеньку, чтобы напоить коней, но останавливаться ночью в этом лесу Лимас не собирался. Он не поделился с Тией своими мыслями о разбойниках, но она и так прекрасно понимала это.
   С воем волков смешивался свист каких-то ночных птиц. Он раздавался то там, то тут, звучал недолго, но вскоре вновь начинался. Почему-то каждый раз Лимас агрессивно тянулся рукой к мечу, но коня не останавливал.
   От бесконечной скачки у Тии уже болели ноги и спина, она буквально валилась с коня, и порой вцеплялась не только в поводья, но и в гриву. Чтобы не упасть, она наклонялась к самой шее коня, но от этого земля и тёмное ночное небо не переставали прыгать перед её глазами и едва ли не меняться местами.
   Свист птиц стал повторяться всё чаще, и Лимас всё быстрее гнал своего коня, утягивая за собой и второго, на котором пыталась удержаться Тия. Он чувствовал неопытного и неуверенного всадника и порой взбрыкивал, однако Лимас всегда приходил на помощь.
   Послышался стук камня о песок дороги. От неожиданности Тия вздрогнула, отклоняясь назад, случайно натягивая поводья. Конь взвился, и она мгновенно слетела с него. Лимас, остановившись и развернувшись, быстро и, кажется, раздражённо схватил его за поводья и усмирил, потом наклонился к Тии, чтобы помочь ей подняться.
   - Сильно ушиблась? - спросил он, но Тия заметила, что ему не хочется задерживаться здесь, и помотала головой.
   - Не очень...
   На самом деле, она была почти рада передышке. Лимас одной рукой поднял её и поставил на ноги, но как только он снова начал выпрямляться в седле, послышался насмешливый голос откуда-то из леса:
   - Не шевелись.
   Тия испуганно взвизгнула, Лимас, схватился за меч, но вытащил его всего-то на ладонь, когда стрела свистнула рядом с ухом Тии. Она закричала и упала, хотя стрела даже не задела её.
   - А следующая будет ей в лоб. Сначала ей, потом тебе, - продолжил голос. - Брось меч.
   Много голосов хрипло расхохоталось вокруг, Лимас сморщился, чувствуя, что разбойников здесь много больше, чем ему бы хотелось. Но он не успел уловить, откуда именно прилетела стрела, и один ли у них стрелок.
   Зло рыкнув, Лимас отцепил ножны и бросил их на землю. Тия шевельнулась и подняла голову. Лимас понял, что на этот раз она хотя и напугана, но совсем не плачет.
   Из-за кустов и деревьев, почти что из самой земли выползали тени, становившиеся одетыми в тёмное людьми. Большинство были вооружены, но некоторые были без оружия. Но это не имело сейчас значения.
   - Давайте разойдёмся! - крикнул Лимас.
   - У тебя есть золото? - поинтересовался разбойник. Судя по тому, что одет он был много лучше остальных, он и был главарём шайки.
   - Абсолютно ничего, - совершенно честно ответил Лимас. - Ни медного гроша.
   Разбойники заворчали.
   - Ну так зачем разводить разговоры? - пожал плечами главарь.
   - Если попытаешься убить нас, я голыми руками сумею перебить половину твоих людей, - спокойно продолжил Лимас. - А денег у меня всё равно нет.
   Главарь громко расхохотался. Тия села и, оглядываясь, начала подниматься на ноги, но, подумав, осталась сидеть. Совсем недалеко лежал брошенный Лимасом меч. Тераик сверкал глазами и выглядел очень решительно, но Тия не верила в его слова. И в то, что разбойники их испугаются.
   - Я слышал, мараданцы неплохо платят и за рабов, - ответил главарь. - Взять его! - крикнул он своим.
   Прежде, чем успела понять, что делает, Тия схватила меч Лимаса и сунула ему в руку раньше, чем на него бросились разбойники. Меч оказался безумно тяжёлым, и только страх помог Тии справиться и поднять его. Ей показалось удивительным, как Лимас может так быстро им махать.
   Сама Тия на всякий случай отползла в сторону, пользуясь тем, что про неё как-то позабыли.
   Конь Лимаса, прозванный Гордым, уложил разбойников не многим меньше, чем его хозяин, и вскоре разбойники поняли, что не стоит находиться слишком близко к его копытам. Меч кузнеца-тераика вновь был в крови. Движения Убийцы были стремительны, но в то же время аккуратны, а меч ни разу не останавливался.
   Тия отползла ещё немного назад и вдруг поняла, что наткнулась на что-то мягкое. Кто-то схватил её за плечи и потянул наверх. Она громко завизжала, беспорядочно замахав руками.
   Лимас вздрогнул и обернулся в её сторону.
   Один из разбойников придерживал Тии руки за спиной, а она, извиваясь, пыталась его укусить. Словно по команде, остальные разбойники замерли неподалёку.
   - Советую добровольно сдаться, - заявил главарь. - Я всегда был уверен, что плен лучше смерти. А нам вполне хватит ваших коней.
   - Забери вас Ночь! - яростно воскликнул Лимас, швыряя меч на землю. Тия бессильно повисла на руках разбойника и заплакала.
   - Ну-ну, сразу Ночь, - ухмыльнулся главарь. - Свяжите его, ну! Слезай, слезай! - прикрикнул он на Лимаса. Тераик спрыгнул с коня, ещё раз оглянувшись на Тию.
   - Не переживай, - негромко сказал он ей. - Мы доберёмся до Цитадели.
   - Но может быть поздно, - прошептала Тия, закрывая глаза.

3

Тайна тела Хозяина

______

  
   Бару пытался решить, чего же больше в Мараате сейчас, страха или твёрдой решимости, и никак не мог прийти к какому-то выводу. Командир гвардии выполнил все его указания, касающиеся Марила и Наймиры Ат Лавов, и ничем не показал, что король, оказавшийся Лордом Тени, это как-то достаточно странно и не совсем здорово. Сакара Мараат явно не оказался из тех, кто падает в обморок от одного упоминания о Силе Ночи. К тому же, могущество Бару, в котором он успел убедиться, явно толкало его на мысль о дальнейшем верном служении.
   Вообще-то в планы Бару не входило пока делать свою настоящую личность достоянием широкой общественности. Но с первого взгляда на Мараата было понятно, что ему и в голову не придёт что-то кому-то говорить.
   Тем не менее, Бару должен был быть твёрдо уверен в этом, прежде чем позволить простому верному гвардейцу знать правду. Дав ему испытательный срок, ничего не объясняя и ничем не выказывая своих сомнений, а напротив, давая ему приказы, Бару только убедился в решимости Мараата остаться верным Бару. Но чем продиктована эта верность и как долго она будет держаться в Сакаре, пока понять было нельзя.
   Мараат поклонился, но на этот раз не выпрямил спину, как делал это обычно. Наверное, Воин Тени всё-таки внушал ему много страха.
   Бару подкидывал в руке монету с профилем Бастиана - новые ещё не начали печатать, а старые ещё долго будут в ходу, - показывая всем своим видом спокойное равнодушие. Никого больше ни в покоях короля, ни за дверями не было. Бару велел убираться всем, а спорить с ним не отваживался никто.
   - Как ты успел понять, тебе стало известно то, что было рассчитано держать в тайне долгое время, - Бару снова подкинул монету, но на этот раз не дал ей упасть. Сакара, кажется, даже склонив голову пытался следить за движениями короля Алвалена. - Но тебе не стоит думать, что это произошло бы, если бы я не хотел этого позволить, - монета упала, и Бару сжал её в кулаке. - И что ты сможешь спокойно жить дальше, владея этой информацией и не принеся клятву мне и Силе Ночи, - Бару даже на толику не повысил голос. - Эта информация не должна выйти за пределы этой комнаты, - расслабив плечи и наблюдая за напряжением Мараата, Бару снова принялся играть монетой.
   - Я никому не скажу, ваше величество, - Мараат упорно смотрел в пол, хотя изредка глаза его быстро поднимались, ловили равнодушно-насмешливый взгляд Бару и снова опускались. В голосе Бару не было стали или гнева, даже угрозы. Он и не думал переживать об этой тайне: в случае чего, убить Мараата дело одной секунды. Будет жаль потерять хорошего гвардейца, но что это по сравнению с тайной Бару?
   - Уверен, что ты всегда держишь своё слово, Мараат, но это дело - часть многовековой войны между Ночью и Днём, Светом и Тенью. И ты оказался слишком близко к одной из этих двух крайностей, чтобы быть оставленным в покое. Как Воин Тени, я должен был убить тебя ещё тогда, едва твоих ушей коснулись произнесённые Ат Лавом слова. Однако я решил дать тебе шанс, - Бару подкинул монетку выше, она упала на пол и со звоном покатилась прочь. - Твоя верность королю Алвалена сейчас стоит под вопросом, Сакара Мараат. Ты должен доказать её, - он чуть наклонился вперёд.
   Мараат поднял голову. Красные пятна появились на его лице, от напряжения вздулись вены на висках. Он успел понять, что Бару не нужно тянуться за мечом, чтобы убить его... Да и мысли о попытке сражаться с Лордом Тени не мелькнуло в голове Сакары. Мараат хотел служить ему не потому, что боялся, а потому, что понимал, какие преимущества верное служение Лорду Тени даст ему в будущем. Ведь всё это не зря: Камень Света, Лорды Тени, истинный Хранитель, убийство Радака... Они ведь упоминали самого Хозяина Ночи! Должно быть, скоро настанет решающая битва, и, глядя на Бару, Мараат сомневался, что победа непременно должна остаться за Светом. А если есть причины задуматься, то стоит это сделать. Сейчас или никогда.
   - Я верен вам, ваше величество, - Бару думал, что Мараат выдавит эти слова с трудом, однако он произнёс их решительно и твёрдо.
   Бару усмехнулся.
   - Я не буду спрашивать тебя, понимаешь ли ты, что тебе придётся быть верным не просто королю, а Лорду Тени. Если ты вздумаешь предать меня, я сумею сделать твою смерть самым запоминающимся событием в твоей жизни. Я не буду спрашивать тебя, знаешь ли ты, что тебе придётся стать тем, кого ненавидят все: слугой Ночи. Давая клятву мне, ты больше не сможешь называться союзником Света и человеком, живущим под его защитой. Я спрошу тебя сейчас, и ты ответишь мне, не задумываясь, иначе я сочту промедление отказом. Клянёшься ли ты мне в верности, клянёшься ли ты до последней капли крови служить мне во имя Силы Ночи и ждать возвращения Хозяина, как в детстве ждал восхода солнца? - говоря так длинно, Бару давал Мараату шанс обдумать свой ответ. Когда он закончил, то услышал лаконичное и, несмотря ни на что, неторопливое:
   - Да, ваше величество.
   "А всё-таки - величество", - подумал Бару.
   Только когда Мараат произнёс эти слова, он осознал то, что отныне его судьба изменилась, изменилась навсегда. Что-то неприятное и острое кольнуло его изнутри, он услышал несколько секунд полной тишины, нарушавшейся только мерным стуком его сердца, и, наконец, Бару ответил ему:
   - Тогда твоя клятва принята, Мараат, - Бару неторопливо поднялся с кресла и прогулочным шагом подошёл к окну. - Отправилась ли Наймира Ат Лав?
   - Да, ваше величество. Мои люди сопроводили её до границ Алвалена.
   - Великолепно. Надеюсь, ты догадался выслать за ней человека, чтобы следил за каждым её шагом.
   Радуясь своей предусмотрительности, Сакара ответил:
   - Да, ваше величество. У нас налажена голубиная почта во многих районах. Он будет докладывать так часто, как только сможет.
   - Хорошо, - кивнул Бару. - Я думаю, она может решить сделать какую-нибудь глупость. В таком случае, мне пришлось бы искать Зэрандера самому. Что ж, ты можешь быть свободен, Мараат, - Сакара, поклонившись и ударив себя кулаком в грудь, уже развернулся к двери, когда заметил, как золотая монетка взлетает обратно в ладонь Лорда Тени.
   Должно быть, так, как он играет с этой монетой, он играет и со всем Алваленом. А может - и со всем миром.

______

   Наймира разглядывала кольцо на своей руке. Это был тяжёлый мужской перстень-печатка с рельефным изображением отпечатка лапы волка. Перстень этот дал ей Бару и велел беречь, как собственную жизнь. На случай, если она вдруг пересечётся с другими союзниками Ночи, и те вдруг почему-то вздумают задержать её или убить, то это - её единственное спасение. Сейчас, когда слуги Хозяина не должны грызться между собой, если она покажет этот перстень и скажет, что действует по приказу пятого Лорда, ей, по идее, обязаны будут уступить дорогу. Или хотя бы не убивать.
   Последнее уточнение не обещало Наймире спокойного пути.
   Ничего, кроме этой печатки, Бару ей не дал. Ну, ещё ценные указания, что именно ей надо делать, чтобы сохранить жизнь себе и своему брату.
   Она выпросила вернуть ей лошадь, одну из тех, что готовила по совету Марила, больше походящему на приказ. Это была на вид невзрачная, низкорослая кобылка, которая, тем не менее, обошлась ей во все деньги, что оставались в доме. Лошадь звали Аэлита, и она была невероятно гордая, так что имя ей шло, несмотря на посредственную внешность. Наймиру уверяли, что Аэлита невероятно вынослива, и вот у Ат Лав появилась возможность проверить это на практике.
   Денег Лорд Тени решил ей не выделять. Богатая путешественница привлечёт гораздо больше внимания. Так что Наймире пришлось довольствоваться тем, что она выручила, продав остальных коней на рынке в Алвалене - их ей тоже вернули.
   Шрамы на руках болели, стоило ей слишком резко поднять руку или просто подумать о них. Несмотря на ровные края, у Наймиры было ощущение, что кто-то прожёг их, а не вспорол кожу. На ней было прежнее тёплое платье из шерсти, может быть, она одела бы что-нибудь полегче, но у этого платья были длинные рукава, которые скрывали шрамы от людей, а вернуться домой ей всё равно не позволили.
   Она старалась забить себе голову чем угодно, кроме мыслей о том, как она собирается искать Зэрандера и Тэрмиса. Однако постепенно она всё больше и больше задумывалась об этом. Бару позволил ей попрощаться с Марилом: он был задумчив и сух, коротко обнял её и сказал только, чтобы ничего не скрывала от Тэма. Наймира прекрасно понимала, что Лорд Зэрандер раскроет её клятву крови, и только Тэм сможет защитить её от него. Но для начала надо ей найти. Шёпотом Наймира спросила у брата, действительно ли он не знает, где их искать. Он отрицательно покачал головой. Он и вправду не знал.
   До границ владений Алвалена её проводили три гвардейца. Один ехал рядом с ней, и ещё двое - сзади. Им вряд ли было известно, кто она такая, но приказ им отдал лично Сакара Мараат.
   Пока они ехали, одно интересное воспоминание вернулось к Наймире. Однажды она слышала, как Тэм, сидя у Зэрандера, что он делал редко, жаловался:
   - Это какая-то странная загадка. Арка Славы... Такой простой ответ. И династия Славы... А мы торчим здесь...
   - Мы не уедем отсюда, - ответил тогда Зэрандер и замолчал, услышав дыхание Наймиры за дверью. Тогда она быстро убежала и постаралась забыть об этих словах.
   И почему-то вспомнила только сейчас.
   Хмурясь, она попыталась разобраться в этом. За всё время единственный разговор между Хранителем и Лордом Тени, который она слышала, и который не касался разборок по поводу того, как нехорошо вторгаться в чужую жизнь, был этими двумя фразами, случайно подслушанными Наймирой. Арка Славы и династия Славы... Что это может быть такое? Возможно ли, что Тэрмис настаивал на том, чтобы отправиться куда-то к Арке Славы, а Зэрандер... Вполне вероятно.
   Тогда она резко остановила свою лошадь, отчего гвардейцы насторожились. Тот, что ехал рядом, настойчиво попросил её не останавливаться: приказ был как можно быстрее и в безопасности выставить эту женщину за границы небольшого королевства. В голове Наймиры появилась мысль: а что, если вернуться, упасть в ноги Бару и выложить всё, что вспомнила. Вдруг, это окажется вправду важно, и он отпустит...
   Она замотала головой. Ну уж нет, ничего он не отпустит ни её, ни Марила. Она должна найти Зэрандера и Тэрмиса, а эта мысль, возможно, поможет ей.
   - Поехали, - грубее прикрикнул на неё гвардеец. Наймира вздрогнула и, подняв глаза, нерешительно спросила:
   - Простите... Вы знаете, где находится Арка Славы?
   Гвардеец, хмуря светлые брови, нетерпеливо ответил:
   - Небесный Город. Но тебе не стоит даже соваться туда, зря потратишь время, а может, потеряешь голову. Туда попадают только избранные. Поехали, быстрее, - ему не терпелось вернуться обратно.
   Наймиру выпроводили за границу Алвалена и оставили, а она отправилась на поиски дороги пошире и поприличнее, вспоминая, что же такое Небесный Город. Ничего такого на ум не приходило, кроме размышлений о словах гвардейца: "туда попадают только избранные". Как она успела понять, Зэрандер и Тэрмис ищут Камень Света. Почему бы Камню, или, как говорил Лорд Бару, двойнику, не быть в том месте, куда не каждый может проникнуть?
   Решив, что первым её долгом является узнать, где находится Небесный Город, Наймира заставила Аэлиту ехать побыстрее. Недовольно шевеля ушами и кося глазами назад, на задумчивую свою всадницу, лошадь чуть-чуть убыстрила темп. Большим пальцем вертя перстень, который был великоват ей и, одетый на указательный палец, легко вертелся на нём и норовил упасть, она покусывала губы, думая о Небесном Городе, Камне Света и своём оставленном в Алвалене брате.

______

  
   Чтобы достать одежды, Аджит пришлось напасть на первого попавшегося путника, что совершенно не согласовывалось с её представлениями о Гильдии Наёмников. Она больше сошла бы за разбойника. Сейчас в не очень чистой мужской одежде, которая, ко всему прочему, была ей велика и болталась мешком, она чувствовала себя просто ужасно, но чувство это было ничтожным, по сравнению с тем ужасом, который она испытывала при мысли о том, что может вскоре произойти с ней.
   Она вырвалась с гор так быстро, как только смогла. Теперь, когда она достала хоть что-то, во что можно одеться, перед ней ещё ярче встал вопрос: что же теперь? Отправляться в Алвален или возвращаться за Сати?
   При мысли о Приносящем Жертву ей стало дурно. Нет, там её ждёт верная смерть... С духом бороться невозможно, даже если ты много времени состоишь в фаалинской Гильдии. Но что ждёт её в Алвалене? Зачем она нужна там Хозяину? Циэль всегда казалось, что она никогда не станет настолько неосмотрительной, что подведёт Хозяина, но она ошиблась. К тому же, она... Она не явилась в Алвален сразу по его приказу. Прошли уже не одни сутки. Она лишь усугубила своё положение, не покорившись сразу его воле, а раздумывая над одеждой.
   Ей бы очень хотелось исправить свою ошибку.
   Остановившись, она поправила на себе съехавший пояс, придерживавший широкие штаны из какой-то грубой шерстяной ткани, и представила себе шумную улицу Алвалена.
   По булыжной мостовой течёт громкая толпа, через которую пробиваются патрули гвардейцев в алых плащах, тычками расталкивающих людей и заявляя о своём появлении словами "именем его величества короля Бастиана!", да торговцы, старающиеся не растерять свои товары, да ещё и всучить их кому-нибудь, недолго поторговавшись. Невысокие каменные двухэтажные домики, некоторые огорожены заборами, некоторые нависают вторым этажом прямо над толпой; на нескольких висят деревянные вывески, где с изображением сапога, где ножниц, где кружки пива. Жизнь течёт на этой улочке, над городом возвышаются шпили дворца молодого короля Бастиана, на которых отражается солнце. Толпа двигается вперёд, не оглядываясь, каждый, кто является её частью, думает какие-то свои мысли, решает свои проблемы, и никто не смотрит по сторонам. К этой шумной улице примыкает узенький кривой проулок. Каким-то чудом оказавшийся между двумя домами, он является не обычной улицей, а маленьким клочком той самой безумно дорогой земли города, которая в этом месте случайно оказалась не застроена. Там темно и сыро, там едва встанет свободно один человек. Этот проулок запомнился Аджит тем, что именно там какое-то время она пряталась от гвардейцев, которые странно смотрели на неё. Она прошмыгнула в закрытый город незамеченной, однако новенькую в Алвалене они вычислили быстро, а откуда взяться новенькой в городе, в котором ворота закрыты уже не одну неделю?
   Исчезли все звуки, а воздух стал жидким, заливаясь в уши и рот. Дыхание перехватило - Аджит не раз замечала, что Дар Перемещения у Стражей не так болезнен, как у союзников Ночи. Но она не успела додумать свою мысль. В уши ударил неразборчивый гул голосов, редкие крики и стук копыт. Аджит выдохнула и открыла глаза.
   Сверкали шпили над черепичными крышами домиков. Она была в Алвалене.
   Выглянув на улицу, она поняла, что за то короткое время, пока её здесь не было, здесь ничего не изменилось. Та же улица, те же вывески, даже торговцы те же - вон та пухлая женщина предложила ей яблок, а вон тот мужчина в фартуке...
   Но что-то было не так. Аджит даже прищурила глаза, обводя глазами улицу... Плащи гвардейцев, изредка мелькавших на улице, были чёрными. Циэль точно помнила, что форма в Алвалене алая. Когда это Бастиану пришло в голову её поменять?
   Совершенно не зная, куда ей идти здесь дальше, она решила не появляться в таком виде на большую улицу, а пошла по переулочку, придерживая пояс, чтобы не упали широкие штаны, подальше от неё. Возможно, она сама должна понять, что ей надо делать.
   В тот самый миг, когда она, споткнувшись о камешек, потеряла равновесие, какая-то грубая и сильная рука схватила её за плечо и дёрнула наверх, не давая упасть. Мгновенно вновь изменился воздух, и не успевшая вдохнуть Циэль едва не задохнулась во время невероятно долгого перемещения. Только смутная мысль о некоем слуге Ночи, который это с ней сделал, просочилась в её сознание: она чуть-чуть разглядела его, это был мужчина в чём-то тёмном. Больше всего ей хотелось вдохнуть, но она знала, что тогда в её лёгкие проникнет то самое, что уже нельзя назвать воздухом, и она задохнётся ещё вернее.
   Едва яркие круги вокруг сформировались в устланный ковром пол, обитые красно-золотой тканью стены и украшенный лепкой потолок, рука, больно стискивавшая её плечо, исчезла и Циэль, не удержавшись на ногах, упала лицом вниз. Кажется, из носа потекла кровь. Она попыталась подняться, но что-то придавило её к полу.
   - Предатели должны лежать ниц перед Хозяином и молить его о пощаде, леди Аджит, - произнёс голос. О, она узнала этот голос! Человек, которого она возненавидела ещё во дворце Радака, человек, который в ответ возненавидел её ещё больше за ту разбитую губу и резкие слова, Лорд Тени Бару! Покорно ткнувшись носом в ковёр, Аджит поняла, что дрожит. О да, она будет просить, чтобы ей было позволено... исправить свою ошибку! От одной мысли, что может сделать с ней Хозяин, и от одного присутствия здесь Бару её колотило, будто в лихорадке. - А те, кто струсил и не исполнил его приказа - тем более, - продолжил Бару.
   - Пожалуйста,... - да, она должна унижаться. Унижаться и молить, чтобы доказать свою преданность, чтобы пойти на всё ради доказательства своей верности. - Я не могла...
   - Я приказал тебе перенестись в Алвален, однако на это тебе почему-то потребовалось несколько дней, - вместо Бару сейчас заговорил Хозяин. Циэль только сейчас почувствовала его присутствие. - Должно быть, страшно было встретить наказание за провинность? - его голос изменился. Циэль знала его манеру всегда говорить насмешливо и ядовито, но сейчас в голосе был слышен гнев. О, неужели, она настолько провинилась, что разъярила его? Нет ничего страшнее, чем гнев Хозяина Ночи. Сапог Бару ещё сильнее надавил ей на спину. Циэль сдавленно всхлипнула.
   - Но их было много,... - залепетала она. - Я пыталась...
   - Конечно же, всё было случайно, - Аджит показалось, что голос Хозяина смягчился. - И ты не виновата, не так ли?
   - С-случайно, Хозяин, - торопливо соглашалась, глотая слёзы, Циэль. - Тераики...
   Она почувствовала, что Бару убрал ногу с её спины, всё ещё не веря в то, что наказания больше не последует.
   - Конечно. Только эта случайность едва не подвергла опасности человека, с которого вам всем положено сдувать пылинки! - сильный толчок воздуха перевернул её, она вскрикнула, закрывая лицо от невидимых ударов. Голос Хозяина гремел над ней, будто гром. - И я не прощаю случайностей!
   Циэль закричала. На мгновение открытые глаза поймали клубящуюся тьму призрака Хозяина и ночную черноту Лорда Бару. Глаза Лорда Тени нетерпеливо и жестоко горели. Но потом ничего не осталось во всём мире, кроме бесконечной боли и звука собственного крика. Время словно перестало существовать, и обезумевшая Аджит тщетно ждала смерти. Смерть бы спасла её от наказания Хозяина... но там была бы Вечность. Ей нельзя умирать предательницей...
   - Не надо!.. - воздух был раскалён, каждый судорожный вдох обжигал её изнутри, а боль только усиливалась, когда она начинала кричать вновь. Минуты или часы, но ни секунды отдыха не было даровано ей. - Пощадите! Пожалуйста! Умоляю, Хозяин! - будто бы стрела впилась в её голову. Бессмысленно протягивая вперёд руки, она скорчилась на полу, слёзы уже иссякли, и плакать она не могла. Боль отняла у неё все силы. - Я виновата! Вино...о-оо, - Циэль почувствовала, как Дар Ночи приподнимает её над полом. Совсем рядом оказалось полупрозрачное лицо Хозяина. - Пожалуйста... Не надо больше... Смилуйтесь, Хозяин!..
   - А ты заслужила милость? - в бездонной черноте его глаз можно было утонуть, захлебнуться и встретиться с Вечностью.
   - Я исправлю... Я сделаю... что вы скажете... Я буду...
   Взмахом руки Хозяин велел ей замолчать. Судорожно втянув в себя горячий воздух, Аджит пыталась заставить себя не стонать, но с каждым вдохом вырывался сиплый тонкий звук страха.
   - Мне не нужны ненадёжные слуги, - отрезал он. - Но убивать тебя я пока не собираюсь.
   Она упала обратно и, сдавленно рыдая, вновь забормотала:
   - Спасибо... Спасибо, Хозяин... Я не подведу... Я буду служить...
   - Веры тебе отныне нет, - хлестнули по ней слова Хозяина. - Чтобы заслужить моё прощение, нескольких часов боли недостаточно.
   "Что? - измученный мозг Циэль отказывался мыслить связно. - Что ещё я должна... Неужели, мало?.. Я больше не выдержу... Я же умру..."
   Умирать не прощённой Хозяином было хуже всего того, что уже случилось. Хозяин мог бы убить её... Но ей будет дарован шанс. И Аджит заставила себя быть за это благодарной.
   - Ты сумел найти Зэрандера, друг мой? - обернулся Хозяин к Бару. Тот с сожалением понял, что Хозяин действительно не желает пока убивать эту Аджит, однако нельзя подвергать сомнению его решения.
   - Скоро найду, Хозяин, - ответил он. Бару подозревал, что Хозяину прекрасно известно, где находится Зэрандер, однако ему определенно было интереснее посмотреть, как его будет искать пятый Лорд.
   - Я знаю твою затею с Ат Лавами, - кивнул Хозяин. Аджит старалась дышать как можно тише, чтобы не привлечь его внимание. - Раньше ты делал всё сам, а теперь доверяешь простым людям, Бару. Это не похоже на тебя.
   - Зэрандер сам придёт сюда, Хозяин, - Бару поклонился, показывая, что принял к сведению замечание Хозяина, однако менять свои планы он не торопился. - Вы позволите мне убить его, Хозяин? - спросил он после недолгого молчания. Зелёные глаза кровожадно сверкнули.
   Призрак усмехнулся и заметил:
   - Многие жаждут его крови. Лорд Котли желает отомстить ему за смерть, Лорд Нейцер хочет того же, Четтеру не терпится завершить то, чего он не сделал в прошлом... Каждый из них ищет сейчас его, друг мой. Однако если он придёт в Алвален, - Хозяин покровительственно кивнул Бару, - можешь убить его.
   - Благодарю, Хозяин, - Бару снова поклонился. Ему уже не терпелось вонзить в горло Призрачному Воину свой клинок, как это сделал Зэрандер когда-то с ним. Но для того, чтобы получить это удовольствие, нужно много стараться.
   - Я хотел поговорить с тобой о другом, - Хозяин вновь обернулся к Циэль. Она только-только оторвала лицо от пола. Сейчас сквозь чёрную дымку призрака она хорошо различала хищный взгляд Лорда Тени, направленный на неё. - Ты помнишь мальчика, которого я велел беречь, Бару?
   - Да, Хозяин, - прозвучал ответ. Бару помнил. Мальчишка этот был вылитой копией Хозяина, и почему-то Хозяину он был очень ценен. Всё, что Бару узнал о нём за всё это время, так только то, что мальчик как-то связан с Хранителем. Иногда во время пыток Хранитель стонал имя Сати, а когда Бару спросил у него, кто такой этот Сати, то услышал в ответ от почти беспамятного Тэрмиса, что мальчик этот загублен Силой Ночи, и что больше он ничего не услышит. Догадаться, что Сати и мальчишка, так нужный Хозяину, один и тот же человек, не составило труда.
   - Должно быть, тебя интересует, почему я так забочусь о нём? - скользнув по воздуху, призрак обогнул лежащую ниц Аджит, поспешно спрятавшую лицо, и продолжил. - Для возвращения мне нужен не только Камень Света. Мне нужно тело, которое примет меня. Подготовленное тело.
   - Мальчику суждено стать вашим телом? - не веря своим ушам, переспросил Бару.
   Аджит крепко зажмурилась. О, нет! Она что угодно могла подумать, но то, что она едва не стала причиной смерти будущего тела Хозяина, да ещё и оставила его в руках Стража Света... Да, наказание для неё было слишком мягким!
   - Ты удивлён? - усмехнулся Хозяин. - Да. Мальчик почти готов, ему осталось только принять Силу Ночи и присягнуть мне,... - он нахмурился. - Однако даже несмотря на Дар Ночи, он до сих пор не желает этого сделать.
   - Можно заставить его, Хозяин...
   - Нет! Клятва должна быть произнесена по его воле! Дар мальчик получил от Зэрандера, это он вытащил Зэрандера из Вечности, друг мой! - сегодняшний день стал для Бару днём изумлений.
   - Мальчик, Хозяин? Как?
   - А это, наверное, и ему самому не известно. Он очень крепко связан с Хранителем и Зэрандером, и от обоих нахватался порядочно, - Хозяин неодобрительно хмыкнул. - Из-за того, что он знал Зэрандера, он не боится Силы Ночи, из-за знакомства с Хранителем свято верит, что Свет защитит его от меня.
   - Он отказался покориться вам, Хозяин? - не поверил Бару. - Имея Дар? Он посмел сопротивляться Силе Ночи?
   - Именно, - кивнул Хозяин. - Я несколько раз говорил с ним и пришёл к выводу, что время его повиновения ещё не настало... Я дал ему ещё один Дар, чтобы ему было, над чем поразмыслить, - Бару ощутил лёгкую зависть. Мальчишка даже не понял, какая честь выпала ему! Хозяин дал ему Дар только за то, что он должен будет сделать потом! В Тёмные Времена Воины Тени сбивались с ног и умирали, чтобы хотя бы взгляд Хозяина был направлен в их сторону! А сейчас люди стали протестовать против Даров... - Но не сейчас. Скорее всего, его заставят думать не об этом. По твоей вине, Циэль, он оказался в руках Стражей Света.
   Глухо рыкнул Бару. Аджит жалобно простонала:
   - Я не знала... Я не...
   - Конечно, ты не знала! Но ты легко дала мальчику умереть, убегая от тераиков, и если бы не появился Страж Света, он был бы сейчас в Вечности! Моё возвращение отложилось бы очень надолго!
   Аджит задрожала ещё сильнее, однако Хозяин словно потерял к ней интерес вновь.
   - Я хочу посвятить тебя в кое-какие свои планы, Бару, чтобы вдруг не случилось чего-то непредвиденного. Мальчик взят под охрану Цитадели. Личный приказ подписан самим Клинком Света. Если Стражу удастся спасти Сати от призрака Приносящего Жертву... Да, да, тераики нашли его и едва не убили, а призрак по-прежнему там и сторожит его. А если бы она догадалась дождаться и убить Приносящего, а затем Карателя, - Хозяин чуть-чуть кивнул головой в сторону затихшей Аджит, - этого бы не было. Теперь мальчика наверняка будут сопровождать в Цитадель. Так вот: если бы я не сказал тебе этого, рано или поздно ты узнал об этом сам, и мог бы сделать много глупостей, - Бару немного нахмурился. - Ничего не предпринимай. Пусть мальчика привезут в Цитадель, пусть он немного побудет там, покрутится среди Стражей, - усмешка на лице Хозяина стала снисходительной, - придёт время, и он сделает то, что ему предписано, а в Цитадели какое-то время он будет даже в большей безопасности, чем мог бы устроить для него любой из вас.
   Бару не был согласен с Хозяином, однако ничего иного ему не оставалось, чем поклониться и сказать:
   - Как пожелаете, Хозяин.
   - Таким образом, вопрос о мальчике закрыт. Для тебя важнее всего убить Зэрандера и достать мне Хранителя. И не потерять Алвален, - добавил Хозяин. - Я знаю, что это будет довольно трудно. Ведь трудности уже начались, не так ли?
   - Всё уже улажено, Хозяин, - Бару ничуть не удивился, услышав, что Хозяин знает об инциденте с Мараатом.
   - В таком случае, я оставляю тебя, друг мой. Циэль остаётся в полном твоём распоряжении...
   - Хозяин! - слабо воскликнула Аджит.
   - ...и отныне если она хочет вернуть моё расположение, то будет твоей рабыней до тех пор, пока я не прощу её.
   С ужасом Циэль подняла глаза на тающую в воздухе смеющуюся фигуру Хозяина. Призрак исчез, но ледяной смех не затихал долго.
   Он отдал её Бару? Он же знал, что Бару ненавидит её! Он же... Потому он и сделал это. Аджит более всего не хотелось оказаться во власти Лорда Тени, и Хозяин разгадал её страх.
   Глаза Бару сузились в две щёлки. Он растянул губы в злой улыбке и удовлетворённо кивнул сам себе. Его взгляд обещал ей вполне наказание и за ошибку, и за давнее оскорбление.
   - Однако Хозяин был к тебе слишком милостив, - процедил он. - Тебе следовало побывать в Вечности, - Аджит вспыхнула, когда Бару наклонился к ней и резко схватил за подбородок, закидывая ей голову назад. Но в момент она усмирила свою гордость. Нет больше леди Аджит из Фаалина. Она любой ценой должна вернуть расположение Хозяина, и если для этого надо ползать на коленях перед Бару, значит, она будет это делать, - а ты стала рабыней короля.
   "Короля? - мелькнуло в её голове. - Короля?.."
   "Не потеряй Алвален", - приказал своему Лорду Хозяин.
   Циэль разглядела в волосах Бару тонкий обруч золотого венца и поняла, что Лорд Тени стал в считанные дни королём Алвалена. Чего же смогут добиться ещё союзники Ночи, пока Цитадель мирно спит или разыскивает мальчика по имени Сати?
   - Но я постараюсь, чтобы ты не забыла, что это - твоё наказание, а не спасение от смерти, - развернувшись, он нарочно хлестнул её по щеке чёрным плащом. Хозяин предугадал его мстительное желание заполучить Аджит, и отдал её... Должно быть, это знак, что Бару прощён за свой предыдущий провал.

4

Город поднебесья

______

  
   Сегодня над Небесным Городом сияло солнце. Безоблачная синева неба отражалась в шоколадно-карих глазах Говорящей в Совете.
   Несмотря на то, что сюда перенесли её ложе, устланное мехами и шёлком, она предпочла стоять, прислонившись к мраморной резной колонне. Длинные чёрные волосы падали на плечи и опускались на смуглую по-девичьи стоящую, несмотря на то, что ей уже было далеко за тридцать, грудь. Сегодня на ней не было того множества юбок, что ей полагалось надевать на заседания Совета или в праздничные дни. Вокруг пояса была обёрнута красно-синяя шёлковая ткань, скрывавшая её ноги и шуршащая по полу, когда она шла. Здесь, в беседке, пол был усыпан мягким жёлтым песком, приятно щекотавшим ступни. Лучи солнца играли в камнях перстней и тяжёлых браслетов, к которым давно привыкли её руки.
   Беседка была небольшой, она находилась посреди огромного парка, разбитого вокруг резиденции Совета Небесного Города и по совместительству госпожи этого здания. Несмотря на то, что она была вырезана из мрамора и других камней, она казалась лёгкой и ажурной, к тому же, хорошо защищала от солнца даже в такие ясные дни.
   У входа в беседку лежали ниц несколько слуг. Они принесли её сюда и теперь покорно ждали, когда она захочет вернуться. Мягкие носилки - единственное средство передвижения, подобающее Говорящей в Совете - стояли под специально предназначенным для этого навесом. В углу беседки, опустив глаза в пол, ибо без позволения смотреть на Говорящую могут только Благородные, сидела на коленках служанка в белом коротком платье, облегающее грудь и спину до самого подбородка, будто вторая кожа. Только Благородным женщинам разрешено открывать спину и плечи, и только Говорящая не носит никакой одежды, кроме традиционных юбок и иногда - если очень холодно - шали. Служанки и простолюдинки обязаны носить закрытые платья даже в жару. Перед служанкой на маленьком столике стоял изящный графин и два тяжёлых золотых кубка. Говорящая сегодня ждала гостя.
   Вот и он. Говорящая услышала его шаги, и шаги его вечных сопровождающих. Палачи его не знали жалости и с ними, бывало, знакомились даже Благородные...
   Говорящая незаметно качнула головой, заставляя себя казаться расслабленной. Ни один человек в Небесном Городе не может даже поднять на неё руку, даже обладающий такой властью, как Владетель Ключей. Он может сделать это только если получит согласие Господина Четырёх Стен, а пока Господин Четырёх Стен - её муж, ничто ей не грозит. Она, наверное, единственная женщина в этом городе, которая знает, что в совершенной безопасности.
   Служанка за спиной поспешно опустила голову ещё ниже. Владетель Ключей, остановившись перед мраморной ступенькой, ведущей в беседку, знаком велел своим зловещим спутникам остаться. Короткий взгляд на дрожащих слуг Говорящей сказал ему, что вряд ли они счастливы находиться рядом с палачами Владетеля. Однако на то они и слуги, чтобы молчать и покоряться судьбе, избранной для них их господами.
   Шелестя белым плащом по песку, Владетель поднялся в беседку и вежливо, но не очень низко, поклонился властно расправившей плечи женщине. Она ещё не обернулась, но Владетель уже многое успел понять. Лёгкая сине-красная юбка говорила о том, что она настроена на личный разговор, а не на деловые споры, как это обычно бывало. Напряжённость в руках и плечах наталкивала на мысль, что Говорящая знает, что то, о чём она хочет поговорить, может не понравиться Владетелю Ключей. Однако графин воды на столике и низкое мягкое кресло напротив ложа Говорящей показывали, что разговор должен окончится миром.
   - Да будут ваши года долгими, а ваши слова - услышаны, Говорящая, - церемонно произнёс Владетель.
   На напряжённом лице Говорящей в Совете появилась дипломатически вежливая улыбка, она тоже поклонилась Владетелю, как равная равному. Несмотря на то, что этот человек определённо нравился её мужу, она никак не могла избавиться от ощущения, что Владетель Ключей принесёт ещё много зла в Небесный Город.
   Белоснежные одежды Владетеля слепили глаза. В отличие от неё, он заранее приготовился защищаться и спорить.
   - Я рада, что вы согласились оторваться от дел и прийти сюда, - Говорящая решила отступить от традиций. Это вполне показывало, что разговор должен быть крайне личный. - Я знаю, что у вас много важных дел, Владетель, и то, что вы нашли время, чтобы ответить на моё приглашение, большая честь для меня.
   Тартену Датариану всегда нравилась эта женщина. Несмотря на то, что она всегда была политическим врагом, что подговаривала Совет против него, что построила ему множество козней, умнее неё за свою жизнь он не встречал женщин, за исключением только одной, но та оказалась недальновидной, а эта... Она была единственным опасным противником во всём Небесном Городе: остальные члены Совета побаивались Владетеля Ключей даже имея неприкосновенность, Господин Четырёх Стен почти целиком был под контролем Датариана, и нужно было лишь время, чтобы сместить его и занять его место, но Говорящая в Совете, а по совместительству жена Господина, никогда не питала иллюзий по отношению к Владетелю Ключей. Она предугадала его желание получить венец Господина, и была готова сделать всё, чтобы он его не получил. Конечно, при этом она никоим образом не показывала этого, предпочитая тайную войну явным спорам и вражде.
   Выпрямив спину, Владетель заложил руки за спину. Стоит ему сделать условный знак, и палачей не остановит неприкосновенность Говорящей в Совете... Но вряд ли Говорящая решила устроить ему ловушку. Это было бы глупо с её стороны. Многие могли видеть, как её несли в эту беседку... Нет, тут дело действительно в разговоре, хотя предосторожность не помешает. Обхватив за спиной кулак левой руки пальцами правой, он таким образом приказал своим палачам быть особенно настороже.
   - Разве может быть дело важнее, если вы пожелали встретиться, Говорящая?
   У неё чуть-чуть дёрнулось левое веко. Это хождение по ножам за много лет надоело ей.
   Располагаясь на своём ложе, она вежливо предложила Владетелю сесть. Сейчас он был её гостем, а она была хозяйкой: до этого часто разговоры происходили наоборот, когда она была у Владетеля, даже если она была инициатором беседы.
   Расправив белый плащ, Владетель опустился в кресло, закинув ногу на ногу. В отличие от прежнего Владетеля Ключей, которого застала Говорящая, у него были мягкие черты лица. Предыдущий Владетель Ключей имел внешность отталкивающую и хищную, однако по характеру был куда менее твёрд, чем Тартен Датариан. Обманно ласковый взгляд был таким, даже если Владетель отправлял людей на казнь, отдавал палачам, или, приходя на собрание Совета, обличал кого-то из советников. Он был смертоносно красив, этот ужасный человек. С улыбкой он мог допрашивать пленника или стоять на Бастионе Скорби во время казни какого-нибудь своего врага. Утончённый и всегда в ослепительно-белом, он купался в крови и никогда не стеснялся этого. Своей кровожадной и ласковой жестокостью он почему-то очень нравился Господину Четырёх Стен... Говорить с мужем было совершенно бесполезно, он не слушал её с тех самых пор, как Владетель получил Ключи. Влияние Тартена Датариана на мужа Говорящая в Совете побороть так и не смогла.
   В том, что Датариан хочет получить венец Господина, Говорящая не сомневалась, и считала своим долгом оттянуть это на как можно более долгое время. Она мечтала обличить Владетеля Ключей в чём-нибудь, что заставит мужа повернуть против него. Только тогда можно будет защитить Небесный Город от этого человека. Если этот человек получит ещё и власть Господина Четырёх Стен, страшно подумать, что произойдёт. Он сможет распустить Совет, а что он сделает с ней, с Говорящей, в то время, как знает о всей её неприязни, ей было даже страшно представить себе.
   - Я попросила вас прийти, Владетель, чтобы побеседовать с вами. Кое-что я не хочу выносить на рассмотрение Совета. Думаю, мы сможем решить эти вопросы между собой, чтобы не утруждать Совет выносить тяжёлые для него решения.
   - О чём вы хотели поговорить? - Датариан поглаживал затянутым в перчатку пальцем подлокотник кресла.
   - О некоторых древних устоях, которые были нарушены в последнее время, Владетель, - Говорящая вежливо уступила гостю право задать встречный вопрос, однако вопроса не последовало. Владетель Ключей только чуть-чуть скривил уголок красивого рта. Не дождавшись вопроса, Говорящая продолжила. - Наш город не должен уходить от тех традиций, что испокон веков исполнялись всеми, от возделывающих землю крестьян до Благородных. Однако в последнее время я наблюдаю печальное разложение слоя Благородных. Они стали считать, что могут остаться безнаказанными, нарушая законы, - она замолчала ещё раз. Если Владетель Ключей не задаст сейчас своего вопроса, можно будет сказать, что эта словесная битва уже проиграна: он отсидится в укрытии и будет вежливо улыбаться и молчать.
   - В чём же, по-вашему, моя вина в этом, Говорящая? - Владетель Ключей откинулся на спинку кресла. Выражение его лица осталось неизменным.
   - О, я и не думаю винить вас. Быть может, это всего лишь совпадение, что Благородный Ханек и его супруга остались безнаказанны, несмотря на свои преступления, и что их дело разбирали именно вы, Владетель.
   Владетель ожидал немного другого разговора. Что ж, если Говорящей угодно растрачиваться по мелочам, он поддержит и эту тему.
   - Разве, Говорящая, не Владетель Ключей разбирает все дела, что не связаны с безопасностью Небесного Города? - он изогнул левую бровь. Взгляд его безразлично скользнул по обнажённой груди Говорящей и остановился на её лице. С какой-то стороны Говорящая - не совсем женщина. Она - центр Совета Небесного Города, и в её руках изрядный кусок власти - всё то, что не досталось ни Господину Четырёх Стен, ни Владетелю Ключей. Потому она и носит из одежды одну только юбку: все женщины в Небесном Городе всегда прятали своё тело от чужих взглядов, и чем выше они находились по своей касте, тем более были независимы в этом отношении. Говорящая же отрекалась от своей женственности. Всё, что она носила, было частью традиционных одежд, частью символического языка. Впрочем, это не мешало ей иметь мужа. - Или они перешли в ведомость Совета, а меня не оповестили об этом? Должно быть, я должен казнить всех своих шпионов, если они не вычислили для меня такой новости, - он усмехнулся своей шутке.
   Говорящая, опираясь локтем на мягкую подушку, отрицательно покачала головой:
   - Нет, Владетель, никто не ущемляет вас в вашей власти. Я всего лишь говорю о том, что вы сами нарушаете законы Небесного Города, хотя должны следить за их соблюдением. Почему Благородный Ханек и его супруга не были сброшены с Бастиона Скорби?
   - Я счёл смелость и ловкость Благородного Ханека достаточными, чтобы на первый раз простить их обоих, - ответил Владетель спокойно. Говорящая заметила, что сегодня он не так часто поглаживает Ключи, висящие на его груди, как делал это раньше. Буквально в прошлый раз, когда они встречались подобным образом, Владетель почти не переставал касаться их изредка пальцем, словно одно это доставляло ему небесное удовольствие. Не было секретом, что он обожал свою власть и всё, что её символизировало, однако за то время, что он провёл здесь, он всего один раз коснулся их, да и то с каким-то странным выражением лица. - Разве я не имею права дарить прощение? - он подался вперёд. Кресло, на котором он сидел, было ниже высокого ложа Говорящей, ведь он был гостем, но он так держался в нём, что его лицо даже оказалось выше её.
   - Благородному Ханеку было позволено также вернуться к своим обязанностям на Стенах. Не слишком ли щедрое прощение для преступника? Он должен был радоваться хотя бы тому, что вообще остался жив. Следовало отобрать у него титул Благородного, - Говорящая поймала себя на том, что принялась ставить Владетелю условия. Нет, такого нельзя себе позволить. Разговор должен быть более... личным и мирным. - Однако не это главное, что волнует меня, - не дала она Владетелю задать вопрос, как того требовал этикет, и, злясь, что допустила новую ошибку, собралась быстро продолжить. Владетель легко вынуждал людей делать угодные ему ошибки, и нужно было собрать в кулак всю силу воли, чтобы не позволить ему вывести её из себя. - Я не желаю оскорбить вас, Владетель, однако вы не только в этом смущаете всех нас, нарушая нерушимые традиции. Прорицатель Урасата сказал на недавнем закрытом собрании Совета, что тот, кто срубит столетнее дерево, принесёт в Небесный Город страшное зло, - она испытующе посмотрела на Владетеля, но у него на лице не дрогнул и мускул. - Многоуважаемый Прорицатель Урасата всегда говорит загадками, но Совет долго думал над его словами, и я попросила вас прийти, чтобы сказать: Совету кажется, что вы нарушаете много древних устоев, и что вы можете оказаться тем самым человеком, что "срубит столетнее дерево".
   - Вы обвиняете меня? - сухо спросил Владетель. На правах гостя он щелчком пальцев приказал служаночке подать ему воды. Она торопливо налила из графина прозрачную воду и подала, ещё ниже слоняя голову и не поднимаясь с колен. Иногда Владетель думал, что нет ни одного, кто знает больше, чем слуга монарха, что подаёт ему вино и заправляет постель. Эти ничтожные рабы порой хранят в себе такие тайны, о которых мечтают узнать многие. Иногда стоит обращать внимание на слуг, которые слишком много слушают или слишком часто смотрят по сторонам - значит, из них можно выцедить много информации. В этом отношении Тартен Датариан всегда был осторожен. Слуги, что обслуживали его и его гостей во время приёмов, были глухи, некоторые - слепы, и ориентировались только по слуху. Большинству Владетель Ключей велел отрезать языки - и вряд ли кто осмелился роптать. Владетель очень осторожно относился ко всему, что могло повести за собой утечку какой-то информации. Только палачи, неотступно следовавшие повсюду за Владетелем Ключей, были надёжны, как никто другой. Они даже не были совсем людьми: машины для убийств, не больше.
   Прорицатель Урасата... Этот старик был необычайно умён и необычайно труслив. Он действительно мог предвидеть кое-какое будущее, многие его предсказания сбывались, потому он и оказался в Совете и получил титул Прорицателя. Но предсказания - дело ненадёжное. Раз: и перестал видеть вещие сны и разбирать видения. Но быть отправленным на помойку Урасата не желал, и выкручивался до сих пор прекрасно. Да, Тартен Датариан не мог отрицать ума этого человека. Урасата за всем внимательно следил, и всю информацию ему оставалось лишь облачить в одежды предсказания. Он многое предсказывал очень точно, и потому до сих пор пользовался завидным уважением, и никому в голову не приходило спросить, действительно ли ему это приснилось, или это донёс ему кто-то из его верных слуг.
   С Прорицателем Урасатой Владетель Ключей уже имел кое-какие дела. Когда его авторитет сильно упал, ему приходилось что-то судорожно выдумывать, что-то очень шаткое и ещё более непонятное, чем обычно, на помощь Урасате пришёл малоизвестный Благородный Тартен. С Прорицателем он разговаривал, как подобает, уважительно, но кое в чём его слова походили на угрозу. Тартен Датариан настойчиво посоветовал предсказать его становление на место прежнего Владетеля Ключей. Урасата смеялся над ним очень долго, однако он был напуган уже одним тем, что Благородный Тартен знает о том, как Прорицатель создаёт некоторые свои пророчества. А Благородный Тартен так уверенно говорил о невозможном: с чего бы ему вдруг получить Ключи в свои руки? - что Урасата решил рискнуть. Таким образом, Совет, Владетель и Господин Четырёх Стен получили странное предсказание, что Ключи попадут в руки человеку из ниоткуда.
   Человеком из ниоткуда стал Тартен Датариан. Благородный Тартен, по мнению других, чудом получил Ключи, потому что сумел приглянуться Господину Четырёх Стен да и Совету тоже, но на самом деле это было результатом тонкого и мудрого плетения паутины. История Тартена Датариана была совершенно непонятна. То ли он был чьим-то сыном, но непонятно чьим, то ли он добился титула Благородного уже после рождения, а не по наследству, но точно никто не мог сказать. Тем не менее, вцепившись в Ключи, он уже не отпустил их, и скоро все забыли о том, что Тартен Датариан вообще когда-то был просто Благородным. Но ему сильно помогло тогда то предсказание Прорицателя Урасаты. Все стали ждать свержения прежнего Владетеля, да и сам Владетель Ключей стал бояться за себя, действовать с оглядкой, и излишняя осторожность его погубила. Правда, стоило Благородному Тартену получить Ключи, как о помощи Урасаты он словно забыл. Старик-Прорицатель однажды попытался намекнуть ему, что неплохо бы и получить благодарность, но молодой Владетель Ключей заявил, что тот должен радоваться тому, что никому не стал известен способ, которым он предсказывает будущее, и выставил его вон.
   Раньше в истории Небесного Города не было таких молодых Владетелей Ключей. Думали, что он продержится недолго, пытались им управлять, но те, кто хотел подвесить его на ниточки, быстро полетели с Бастиона Скорби. Тартен Датариан изменился в момент, и никому в голову больше не приходило делать это, а Господин Четырёх Стен не мог нарадоваться: теперь над головами Благородных и неблагородных повис острый меч, готовый опуститься в любой момент, и, ранее обнаглевшие до неузнаваемости, они опять присмирели. А Владетель Ключей, когда ему требовалось повлиять на Совет незаметно и чтобы не раздражать слишком Говорящую, с которой у него не сложилось добрых соседских отношений, намекал Прорицателю Урасате, что ему пришла пора поплясать под дудку сильнейшего мира, сего. Надиктовав Прорицателю новое "пророчество", он спокойно прощался с Урасатой, а тот с досады щипал свою бородку и сокрушённо вздыхал.
   Что ж, на основе того, что он вынес из общения с Урасатой, можно предположить, что Прорицатель припугнул кто-то и заставил "напророчествовать" что-то тёмное на Владетеля Ключей. Но с Урасатой он ещё поговорит, сейчас-то он беседует с Говорящей.
   - Вовсе нет, Владетель. Я просто хочу, чтобы во избежание волнений в Совете, вы... подумали кое над чем. В конце концов, всего лишь малейшее исполнение традиций может исправить дело.
   - Значит, Совет подозревает меня в том, что я готовлю зло Небесному Городу? - вода на вкус была немного сладковатой. - В чём же аргументы, Говорящая?
   - Вы попираете традиции, Владетель, - твёрдо ответила Говорящая. - Вы милуете тех, кто должен полететь с Бастиона Скорби. Вы клялись в верности Небесному Городу не у Арки Славы, а в своей Башне, потому что были больны и не пожелали отложить клятву. У вас две резиденции, причём, вторая построена без соглашения Совета.
   - Вы хотите, чтобы я её разрушил? - усмехнулся Владетель. - Какие глупости обсуждаете вы на Совете, Говорящая!
   - Веками традиции не нарушались, а вы разбиваете их с такой лёгкостью! И потом, вы не женаты, - она изящно повела плечом. - Владетель Ключей не может быть не женат! Это есть недоказанная зрелость, простите, если я оскорбляю вас.
   - Я беседовал об этом с Советом, - хмуро ответил Владетель. - Мне было двадцать три, два года оставалось до того, как мне позволили бы жениться законы Небесного Города.
   Да, это была тёмная история. Стать Владетелем Ключей мог только зрелый человек. Он обязан был быть женат, причём, не вдовец, а именно женатый. А Тартен Датариан стал Владетелем в каких-то двадцать три. Он ещё не имел права иметь жену.
   - Но теперь вас ничто не ограничивает. Совет ропщет, что вы нарочно отказываетесь следовать традициям, а после пророчества Прорицателя Урасаты - тем более.
   - Значит, вы хотите, чтобы я женился? - уточнил Владетель Ключей. Это его сильно позабавило, но он не показал вида. В этом должен быть какой-то подвох, но... - Пусть такое решение вынесет Совет, и...
   - Это будет насильственно, и даже ваше согласие не убедит его, - Говорящая села, обхватывая рукой колено. - Владетель Ключей, я беру на себя смелость посоветовать вам объявить о своей женитьбе самостоятельно. Пусть Совет поймёт, что слова Прорицателя не о вас...
   - Я не намерен жениться, - покачал головой Владетель. - Вы представляете себе меня женатым, Говорящая? Это слишком...
   - Я настойчиво прошу вас прислушаться к моим словам. Я найду вам подходящую жену, Совет даже не узнает о нашем маленьком заговоре, а Небесный Город будет спасён от смуты, которую члены Совета могут посеять...
   - Не желаю утруждать вас такими заботами, Говорящая, - прервал её Владетель не очень вежливо. - Уверяю вас, я хорошо проживу и без жены, а побороть смуту я умею.
   - Да, - как-то мертвенно-ледяно кивнула Говорящая в Совете. - Но неужели вы не понимаете, как опасно подобное пророчество?
   Владетель не сводил с неё глаз. Его зрачки сузились и стали колючими. Как-то нехорошо задвигались скулы. Говорящая не показала своего волнения, но в ней появилась тревога.
   - Будь по-вашему, - глухо проговорил Владетель Ключей.
   - Так вы позволите мне найти...
   Владетель Ключей совсем невежливо засмеялся. Говорящая, опешив, так и замолчала, не закрывая рта. Смех сделал красивое лицо Тартена Датариана угловатым и резким.
   - Я сказала что-то смешное, Владетель? - собралась она, сжимая одну руку в кулак.
   - Вы думаете, меня так легко можно обвести вокруг пальца, Говорящая? - Владетель поставил кубок на столик, слишком резко, так, что расплескалась вода. Служаночка вздрогнула от неожиданно громкого звука. - Давайте говорить начистоту, Говорящая, - он скрестил руки и закинул голову назад, как бы глядя на неё сверху вниз. - Я прекрасно знаю, что вы мечтаете о том моменте, когда я потеряю Ключи, - он положил на них ладонь, и его лицо снова дрогнуло. - Вы боитесь меня, ведь так? - он не дал ей вставить хотя бы слово. - Вы хотите получить возможность добраться до моих мыслей, в худшем случае: до моих бумаг, не так ли?
   - Владетель,... - с негодованием начала Говорящая.
   - Нет, постойте, - он приподнял кисть руки в белой перчатке, поверх которой сверкал перстень с огромным чёрным агатом. - Разве я не прав? Вы хотите найти мне такую жену, которая не побоится шпионить за мной. А я не желаю оказаться под чьим бы то ни было наблюдением. Или вы считаете, что я не смогу избавиться от неугодной жены? Если не убить - то засадить куда-нибудь так, что она даже дышать не посмеет, если я ей не разрешу? - он по-хозяйски развалился в кресле, наслаждаясь разгневанным и изумлённым выражением лица Говорящей. - Жена - это не способ получить информацию, Говорящая. Вы имеете дело не с вашим мужем, а со мной!
   - Владетель! - гневно воскликнула Говорящая. Она резко поднялась на ноги. - Вы ещё ответите за свои слова! Совет будет просить Господина Четырёх Стен убрать вас! Объединившись, они вас сотрут в порошок!
   Тряслись от страха плечи служаночки, уши которой слышали сегодня такие речи, что страшно было себе представить. Владетель продолжал улыбаться.
   - О да, так вы мне нравитесь больше. Угрожающая женщина всегда очаровательна, - он равнодушно и медленно поднялся и оказался выше её на голову. От такого оскорбления Говорящая вовсе потеряла дар речи. - Я не боюсь ни Совета, ни вашего мужа. Да, я получу венец Господина Четырёх Стен, совсем скоро получу. Тогда помолитесь за ваше будущее, Говорящая, - он сложил руки за спиной и насмешливо посмотрел на неё. Он знал, что она не посмеет вынести этот разговор за пределы комнаты. - А насчёт женитьбы... Вы правы, пожалуй, мне нужно жениться. Но, боюсь, все Благородные дамы уже подговорены вами. Вы пользуетесь у них большим авторитетом, Говорящая, - он фамильярно коснулся её плеча. - Вы хотите, чтобы я женился? Хорошо. Но я не хочу, чтобы это превращалось в афёру по сажанию меня на цепь в наморднике, - взгляд его скользнул по беседке и остановился на сжавшейся в комочек служанке. - Хотите, чтобы я женился? - усмехнулся он. - Я удовлетворю ваше желание. На ней я и женюсь, - смеясь, он поймал полный непритворного изумления взгляд Говорящей, глаза которой ещё пару секунд назад метали молнии. - Она, кажется, даже ничего, симпатичная... Так и передайте Совету. А другую жену не желаю, - церемонно поклонившись замершей Говорящей, он, не переставая громко смеяться, развернулся и вышел прочь. Палачи, развернувшись, двинулись за ним.
   Говорящая закашлялась и, как подкошенная, упала на ложе. Это было неслыханное оскорбление и... невиданная наглость! Как он посмел так... так... так говорить ей! Но теперь... Он же заявил, что хочет жениться на... служанке! На служанке! И ведь теперь с этим уже ничего не поделать!
   Она лежала, обхватив голову руками, и только через какое-то время поняла, что слышит чьё-то судорожное всхлипывание. Сев, она поняла, что плачет та самая служанка, что попалась на глаза Владетелю Ключей. Она боялась плакать в открытую, а потому давилась рыданиями, поняв, что происходит что-то ужасное.
   Поняв, что Говорящая смотрит на неё, не переставая всхлипывать, она на коленках поползла к ней, бормоча жалобно:
   - Госпожа... Госпожа...
   Растерянно глядя в пустоту, Говорящая погладила её по голове, как гладят верную собачку. Служаночка уткнулась ей в юбку и разрыдалась громче.
   - И так бывает, - выдавила Говорящая. - И так... бывает... бедняжечка...

______

  
   - Что это ты придумал, старик?
   Урасата от неожиданности вздрогнул и развернулся, прижимая сухие тонкие руки к животу. Владетель Ключей будто бы появился из ниоткуда, необычайно грозен и зол, хотя какие-то весёлые огоньки были в его глазах. Но они быстро погасли, стоило им встретиться с выцветшими сероватыми глазами Урасаты. Палачи с холодными и бесстрастными лицами окружили Прорицателя Урасату, и тому стало ещё более не по себе.
   - О чём вы говорите, Владетель? - Урасата поклонился, причём, в согнутом положении простоял дольше, чем обычно.
   - Я говорю о тебе! - рыкнул Владетель. О, когда он позволял себе повышать голос, это значило, что всё может окончиться очень-очень плохо. Урасата втянул голову в плечи. - Кто заказал тебе это пророчество?
   - К-какое пророчество? - опасливо переспросил Урасата, поднимая голову и шевеля редкими седыми бровями.
   - Ты знаешь, какое! - Владетель с размаху сел в кресло Урасаты и кулаком ударил по подлокотнику. - Как ты посмел послушать кого-то другого, кроме меня?! Кто заказал тебе это пророчество, отвечай! - его глаза впились в испуганное жёлтое лицо старика. - Или ты хочешь познакомиться с моими палачами?
   Урасата жалобно сморщился. Конечно, как член Совета и Прорицатель, он - лицо неприкосновенное. Но для Владетеля Ключей, кажется, границ никаких нет.
   - П-помилуйте, Владетель... Я никого, кроме вас, и не слушаю... И в мыслях не было...
   Владетель прищурил глаза:
   - С-собака! Врёшь, старик! Хочешь, чтобы я всем рассказал о тебе, а? - Владетель так редко выходил из себя, что Урасата решил, что ему уже подписан смертный приговор. - Кто заказал тебе пророчество, ну-ка отвечай! Я не намерен ждать!
   Палачи как бы между прочим сузили круг.
   - Н-не знаю я, о чём вы, Владе...
   Тартен Датариан ласково улыбнулся и щёлкнул пальцами. Один из палачей шагнул совсем близко к старику. Прорицатель Урасата на редкость ловко увернулся из-под руки палача и затараторил, чувствуя, что становится слишком жарко:
   - Ах, конечно... Пророчество... Да-да... Я вспомнил, Владетель! Ведь, сами понимаете, я уже не молод, и...
   - К делу, - прервал его Владетель Ключей, рукой останавливая палача. - Мне ведь совсем не хочется увечить вас, уважаемый Прорицатель.
   - Владетель, это... это было действительно моё видение,... - видя, что Владетель нахмурил тонкие тёмные брови, Урасата заторопился говорить. - Я клянусь, Владетель!
   - Тебя, старик, уже много лет не посещали иные видения, кроме тех, что приносили тебе на тарелочке многочисленные языки.
   - Я не лгу! - старик почти взвизгнул, когда палач подошёл и схватил его за узкое плечо. - Н-не трогайте меня, пожалуйста! Я клянусь жизнью, видение было! Так и было сказано! Я обязан был сказать Совету! Любое видение должен знать Совет! - Владетель не приказывал палачу отпустить Прорицателя. - Я не мог не сказать! Я...
   - Без истерик, - сухо приказал Тартен Датариан. - Значит, тебе на старости лет пришло видение?
   - Истинно так, Владетель, - залепетал Урасата. У него подломились ноги, и он почти повис в хватке палача.
   - А кто решил, что в видении говорилось обо мне?
   - Ирик Маббара... Он первым вспомнил о... о вас...
   Владетель снова заулыбался. Опять появились весёлые вспышки в его глазах.
   - Что ж, я могу сказать вам, уважаемый Прорицатель, - эти слова особенно издевательски звучали потому, что Урасата, отпусти его сейчас палач, плюхнулся бы на колени. - Я недоволен, - Прорицатель побледнел. - Но вы всего лишь выполняли закон, правда, я был бы более доволен, если бы первым узнал об этом видении. Надеюсь, отныне вы будете держать меня в курсе?
   - К-конечно, Владетель...
   Лёгким движением кисти Владетель Ключей приказал палачу отпустить Прорицателя. Урасата всё-таки удержался на ногах, хотя выглядел он жалко.
   - И ещё мне бы очень хотелось, чтобы впредь вы держали меня в курсе всего, что творится на закрытых собраниях Совета...
   - Но это же будет нарушением закона! - пискнул Урасата, но, поймав взгляд Тартена Датариана, смолк.
   - Чтобы я не узнавал неприятные для меня новости от других людей, - завершил Владетель, поднимаясь.
   Урасата поклонился ему вслед и только тогда осмелился перевести дух. Нет, нет, только не перечить этому страшному человеку! Лучше уж нарушить законы Небесного Города.
   "Ирик Маббара, - размышлял Владетель, выходя. После беседы с Говорящей у него было великолепное настроение. - Ирик Маббара... Не стоит пока говорить с ним. Этот член Совета слеплен совсем из другого теста, нежели Урасата. Урасата трус, а Маббара - Провозглашающий, ему бояться вовсе не пристало. Что ж, я был прав, придётся всё-таки жениться, - он усмехнулся уголками губ. - Пусть подумают, что я стал... послушнее. О, нет, они так не подумают, - он не выдержал и всё-таки засмеялся в голос. - Они решат, что я свихнулся, не иначе!"

5

Хлыст и белые одежды

______

  
   - Чтоб я был проклят, - бормотал Хранитель Терика, приблизив к зеркалу узкое лицо. - Чтоб я был проклят, - повторил он, - если Сэнктим не развалится в скором времени.
   - Вы, наверное, плохо спали сегодня, Хранитель Терика.
   - Ты всегда найдёшь, чем утешить, Варт! - рассердился Хранитель на слугу. Слуга нахально сидел на стуле в присутствии своего господина и чесал затылок. - Принеси мне воды умыться и завтрак! Нам сегодня в путь! Ну, шевелись!
   - Как пожелаете, Хранитель Терика, - сокрушённо вздохнул Варт, поднимаясь.
   - Ну ты и лентяй, Свет тебя прокляни! - Терика швырнул ему вслед скомканным белоснежным плащом. - Вели выбить из него пыль и выгладить!
   - Как пожелаете, Хранитель Терика, - Варт поднял плащ, ещё раз поклонился и вышел.
   Терика сел обратно на кровать и застонал.
   Через пару минут в двери появился Варт с кувшином воды в одной руке и подносом с дымящимся горячим шоколадом в другой. Для удобства белый плащ своего господина он обмотал вокруг тела на манер широкого пояса.
   - О, Свет! - устало воскликнул Терика. - О, Свет, его надо выгладить, а не смять! Он волочится по полу!
   - Сию минуту, Хранитель Терика, - Варт медленно поставил на столик поднос, кувшин оставил на полу и вышел, разматывая плащ. Терика едва сдержался, чтобы не выругаться, сам плеснул себе на руки воды, залив при этом почти весь пол, и потёр глаза, зевая. Давно уже он не вставал так рано.
   Минутами позже Терика шнуровал высокие мягкие сапоги, отогнав при этом Варта. Сегодня им следовало отправляться в путь.
   - Нехорошо всё это, - бормотал он, затягивая длинные кожаные шнурки. - Нехорошо всё это...
   - О чём вы, Хранитель Терика? - Варт, немолодой и невероятно мнительный слуга, доставшийся Терике по наследству от отца, всегда очень внимательно прислушивался к словам своего господина.
   - Это всё неугодно Свету, - вдруг громко заявил Терика, вставая и отряхивая белые одежды. Варт мгновенно подскочил и принялся расправлять складки. - Дурак! Отойди! - прикрикнул Терика на слугу.
   - Как пожелаете, Хранитель Терика, - проворчал Варт, пятясь назад.
   Раз в полгода бесящиеся с жиру Хранители должны были бросать свои особнячки и отправляться куда-нибудь "нести Свет". Это было тяжёлым бременем - многие Хранители думали, что они могут быть Хранителями и не бродя по свету. Однако законы Сэнктима все исправно исполняли, и вот теперь Хранителю Терике тоже следовало бросить успешное дело по закупке в Эмералдморе мехов для убранства недавно отреставрированного зала, поручить его своему верному управляющему и пуститься в путь с одним только несносным Вартом.
   От всего этого Терика совсем не был в восторге. Всё чаще ему казалось, что зря он польстился на безоблачную жизнь Хранителей и заплатил Сэнктиму столько денег, чтобы ему позволили носить белые одежды. Можно было безбедно жить и дальше в родовом имении отца, однако эту ошибку он уже исправить не мог.
   Из отцовского имения в Сэнктим с ним приехали немного слуг и пара обозов с вещами. Поначалу жизнь казалась райской, да одна возможность благосклонно кивнуть кому-нибудь на улице или даже дворянину: "Да будет с тобой Свет", - поражала ум Терики. Сейчас Терика был Хранителем уже шесть лет, и ни одно из путешествий, во время которых он должен был испытывать жуткие неудобства, даже несмотря на толстый кошелёк, и во время которых порой ему наносились настоящие оскорбления. Грозить всем отлучением от Света он имел право, однако не все теперь этого боялись...
   - Неугодно Свету, - повторил Хранитель Терика, вытягивая шею и поправляя воротник.
   - Что, Хранитель Терика? - негромким шёпотом спросил Варт.
   Хитрец Варт был старше Терики намного (самому Хранителю было сейчас всего тридцать) однако умел в нужное время сделать нужное выражение лица и не только избежать затрещины, но и вызвать своего господина на откровенность.
   - Вот ты - старше меня, а дурак, - мягко отозвался Хранитель Терика. - Свету неугодно то, что мы делаем, Варт! - он ударил рукой по воздуху. - Мы ведь говорим от его имени, - воодушевился он. - Мы называем себя его Хранителями! А на самом деле... Что такое Свет? Я понятия не имею. Ни что такое Свет, ни что такое Сила Дня, ни, упаси нас всех Камень Света, Ночь эта распроклятая... А это при том, что даже Стражи вынуждены нам кланяться! Вот скажи, Варт, похож я на Светлого?
   Варт немного побледнел и, схватив своего господина за холёную руку, пробормотал:
   - Молчите, молчите, Хранитель Терика... Что это вам такие мысли в голову пришли? За такие слова отлучают, господин!
   - Вот, вот и ты боишься их всех! Они все - лжецы! И я тоже - лжец! - Хранитель Терика выдернул руку. - Иди, вели коней седлать! Поедем в Алвален! Там, я слышал, сменился король, - Хранитель Терика поправил пояс. - Дворцовые перевороты - это всегда интересно.
   Варт, сосредоточенно хмурясь, кивал головой и пятился к двери. Уже выходя, он ещё раз серьёзно посмотрел на своего господина. Что-то странное забродило в последнее время в голове Хранителя Терики.

______

  
   Перед тем, как выехать за ворота Сэнктима, Терика, как положено, спросил благословения у Пресветлого Хранителя. Тот выглядел сегодня ещё хуже, чем рассказывал Терике его друг Чиум. Чиум был известным кутилой и игроком, и в белых одеждах всё равно казался плутом, однако денег у него было - куры не клюют, вот он и погнался за сладкой жизнью Хранителя, как и Терика. Он был моложе Терики года на три, и частенько сам бивал тех, кто отказывался называть его уважительно - Хранитель Чиум.
   Чиум отправился "нести Свет" несколькими днями раньше, захватив с собой своего мордоворота-слугу, и сказал, что Пресветлый Вассатаэль был бледнее своих одежд, благословлял его едва слышно и не произносил свои привычные речи о Свете. Терика не знал, с чего бы Пресветлому так выглядеть, однако сумел в этом убедиться.
   Пресветлый принял его у себя в кабинете, обставленном так, будто это была королевская тронная зала, и помимо него был здесь ещё какой-то человек. Он расположился в кресле, лицом к огню камина и спиной к двери. Терика видел только свесившуюся с подлокотника кресла мужскую руку и слышал глубокое дыхание, иногда прерывавшееся, будто бы изредка мужчина сдерживал смех. Кто это удостоился быть гостем Пресветлого, Терика так узнать и не смог. Сколько он ни косился в сторону кресла, гость не показал себя, а Вассатаэль иногда с тревогой бросал туда свой взгляд, и говорил быстро, словно желая поскорее избавиться от присутствия Хранителя Терики.
   Наконец, Терика выехал за стены Сэнктима, расстегнул воротник, чтобы дышалось легче, и повернул голову к Варту. Слуга выглядел достаточно грозно и воинственно, чтобы отпугивать всяких простолюдинов, у него был короткий меч и хлыст, которым он очень умело пользовался, но который редко доставал.
   - В Алвалене, Хранитель Терика, была кровавая резня...
   - Ну и что? Думаешь, кто-то осмелится тронуть Хранителя Света? - Терика тронул пятками своего коня. - Глупости.
   - Там за несколько дней сменились два короля. Бастиан бежал, некий Радак умер, а сейчас там правит ниоткуда взявшийся король Бару...
   - Много ты знаешь, а вдумываться не хочешь, - фыркнул Терика. - Там сейчас такая смута, люди к Свету тянуться будут, не придётся багроветь ежеминутно, - он пожал плечами. - И при дворе новом побываем. Король Бару-то, коли уж он так быстро прибрал к рукам власть, небось, ещё хуже Бастиана...
   - Хранитель Терика, Бастиан, бывало, выгонял Хранителей, если ему что-то не нравилось...
   - Выгонят - нажалуюсь Пресветлому, - Терика пустил коня быстрее. - А я видал у Пресветлого Хранителя гостя. Сидит в кресле, гогочет негромко... Странно, правда?
   - То - дело Пресветлого, - разумно ответил Варт.
   - И выглядит он плоховасто, - сообщил Хранитель Терика, - помнишь, что Чиум рассказывал?.. Именно так. Если он болен - то серьёзно, наверное, скоро будут выбирать нового Пресветлого...
   - Хранитель Терика, Хранитель Чиум известен своими выдумками, и...
   - Дурак ты, Варт, Камень Света, дурак...
   Слуга, покорно соглашаясь, что он дурак, косился на своего господина и понимал, что дурных мыслей у него не поубавилось.

______

  
   - Желаете ещё вина, господин Хранитель? - заискивающе взглянул ему в глаза хозяин гостиницы. - У нас лучшее вино в округе!
   - Да, принесите ещё, - Терике очень хотелось отвязаться от него. Ему вообще не нравились взгляды, направленные в его сторону. Они немного раздражали. Люди одновременно боялись его, им было любопытно, и они не решались подойти, чтобы привычно поклониться и получить от Хранителя напутствие. Желающих послушать поучительные истории о Свете тоже было мало. Терике расправил полы своей рясы, Варт снял с него плащ и прикрикнул на официантку, чтобы побыстрее принесла господину Хранителю вина.
   Единственная посетительница-женщина, одетая в простое серое платье, изредка бросала на Хранителя заинтересованные взгляды. Терике заметил, что больше всего её волнует Варт, грозно стоящий за спиной Хранителя. Тем не менее, спустя ещё немного времени, она поднялась, проводя руками по юбке, и, со смиренным выражением лица и потупленными глазами засеменила к человеку в белых одеждах. Варт что-то неопределённо буркнул. Терике вытащил на лицо привычное снисходительно-благодушное выражение и в ответ на низкий реверанс, во время которого немного колючие глаза женщины скользнули по лицу Хранителя, благословил её размашистым жестом.
   - Я совсем отчаялась, о Хранитель, - негромко, но сдержанно произнесла женщина, не поднимая больше взгляда. - Позволите ли вы попросить у вас помощи?
   В их сторону стали поглядывать посетители гостиницы. Терика вздохнул. В общем-то, он не обязан. Он её и так благословил. Однако... Она и денег попросить может. Эти простолюдины вообще такие попрошайки. И люди смотрят.
   Поняв, о чём примерно размышляет Хранитель, женщина, несмотря на свой смиренный вид, очень рассерженно надула губы, хотя быстро справилась с собой. Варт наклонился к уху господина, чтобы предложить отогнать женщину, однако Терика, мысленно махнув рукой, спросил:
   - В чём твоя беда и чем я могу помочь тебе?
   - Благодарю, о Хранитель, - женщина опять присела. - Я ищу одно место, и совсем не знаю, куда мне идти. Я знаю лишь его название, но никто не может сказать мне, где искать это место. Прошу вас, скажите, куда мне направиться!
   - Что же за место ты ищешь? - Терика сложил на столе руки, чуть наклоняясь вперёд. Официантка поставила перед ним небольшой наполненный вином кубок, видимо, предназначенный для особых гостей, потому что все остальные пили из кружек, и преимущественно пиво.
   - Небесный Город, о Хранитель, - женщина будто бы неловко сложила на животе руки, но Терике тем более показалось, что она совсем не так смущается, как это показывает.
   - Зачем тебе Небесный Город? Это место не самое лучшее для паломничества, - Терика сильно удивился, услышав о Небесном Городе от этой женщины. Почти всем он был известен как Сарратар. Наверное, потому она и не знает, что это за место.
   - Мой непутёвый брат вбил себе в голову найти Небесный Город. Он исчез уже очень давно, и я ищу его повсюду, потому что очень за него волнуюсь. Но сама я совсем не знаю, что это за место, о Хранитель. Пожалуйста, если вы знаете, скажите мне, о Хранитель!
   - Небесный Город - это Сарратар. Он находится на Побережье, вернее, за Побережьем, на острове, которого очень тяжело достичь. Твой брат либо безумец, либо храбрец.
   Глаза женщины засверкали. Стараясь скрыть это, она низко опустила голову и ещё раз присела в немного неуклюжем реверансе.
   - О, благодарю вас, господин Хранитель! Теперь я сумею найти его! - она ещё раз поклонилась. - Простите, что посмела отнять у вас столько времени,... - она отошла назад.
   - Да будет с тобой Свет, - лениво отворачиваясь, бросил Терика. Женщина выскочила наружу, оттуда донеслось лошадиное ржание. Обернувшись, Терика в небольшое окно увидел, как женщина вскакивает на лошадь и с места срывается прочь со двора гостиницы. - Странная женщина, Варт, - хмыкнул Терика. - Как ты думаешь, зачем ей Небесный Город?
   - Вы думаете, она солгала вам, господин Хранитель? - спросил хитрый Варт, всегда знавший, как угодить Терике.
   - Какой же ты неисправимый глупец, - довольно произнёс Терика. - Ясно, что она лгала. Но всё-таки, зачем ей нужен Сарратар? Надо было предупредить её, что это жуткое место, - пожал он плечами. - А, ладно. Предупредит кто-нибудь другой. Пойди, закажи у хозяина комнаты, чтобы переночевать.

______

  
   Пресветлый Вассатаэль, тяжело дыша, закрыл за собой дверь и несколько раз повернул ключ в замке. Этот ад совсем не торопился кончаться. Лорду Тени явно доставляло удовольствие наблюдать за Вассатаэлем, за тем, как бедняга мечется, стараясь угодить ему и не вызвать подозрений у остальных Хранителей.
   Пресветлый стал запираться в своих покоях с недавних пор. Он прятался не от Котли - Лорда не могли остановить стены. Он запирался, чтобы случайно зашедшие слуги не заметили чего-нибудь подозрительного. Хотя, Котли сдержал своё слово. Он практически не давал о себе знать в чьём-либо присутствии, только иногда, и в такие моменты Вассатаэль не знал, чему молиться - Свету или Тени.
   От любого упоминания о Свете, говорил ли он его сам, благословляя остальных, или когда приветствия были обращены к нему, он мысленно стонал и закатывал глаза. Лорд Котли, услышав однажды от него невольно вырвавшееся у Вассатаэля "Камень Света" добавил к наказанию, установленному Хозяином, кое-что ещё, после чего ещё долго Вассатаэль не мог ни сесть, ни лечь, чтобы не почувствовать острой боли.
   С тех пор, как печать Сэнктима оказалась в руках Лорда Тени, вся жизнь Вассатаэля превратилась в сплошную ложь. А недавно он слышал такие слухи, что якобы он выжил из ума, и надо бы переизбрать Пресветлого Хранителя. Пока понять, от кого исходят такие слухи, Вассатаэлю не удалось. Ему не хотелось терять место главы Ордена Хранителей - пока он Пресветлый, может быть, он будет жить, ведь тогда он нужен (Вассатаэль надеялся, что нужен, а не что это всего лишь забавная игра для Лорда Тени и Хозяина). Если кто-то другой станет Пресветлым, всё ведь потеряет смысл...
   А может, и не потеряет. Он был уверен, что Хозяину и Котли не стоит никакого труда заставить поклясться в верности Ночи любого другого Хранителя. Тогда он станет не нужен... Вассатаэлю было страшно думать об этом.
   - Вы выглядите неважно, Пресветлый Вассатаэль, - раздался негромкий женский голос за спиной. От неожиданности Хранитель подскочил на одном месте и, развернувшись, спиной вжался в дверь, а ключ, торчащий из замочной скважины, больно впился ему в спину. - Что с вами? Простите, я вас напугала...
   "О, её ещё не хватало!" - мысленно воскликнул Вассатаэль. Женщиной, сидевшей в его кресле, была Хранительница Салвоа. Это была невероятно неприятная, прилипчивая, хитрая и страшно умная особа, своей целью считавшая получить титул Пресветлой. Вассатаэль не удивился бы, если бы узнал, что это она распускает слухи о его умопомешательстве. Эта женщина всегда цепко бралась за дело, и не торопилась прекращать, не добившись ожидаемого результата. Салвоа приветливо улыбалась, сложив руки на коленях, но глаза её внимательно впивались в бледное лицо Вассатаэля. Она видела, как испугался её Пресветлый. В последнее время о странном его поведении и - что чаще - о странном его госте говорил почти весь Сэнктим. И вот, она пришла, наверное, разобраться, в чём же дело.
   - Как вы проникли в мои покои? - Вассатаэль поспешил взять себя в руки и, за неимением второго кресла и чтобы не сгонять Салвоу, остался стоять.
   - О, простите, но ваши слуги сказали, что вас нет, и я решила подождать... Как досадно, они не сообщили вам?
   - Досадно, - процедил Пресветлый. - Вы хотели о чём-то поговорить? Я сегодня очень устал, и хотел бы отдохнуть.
   - О, я не отниму у вас много времени, Пресветлый, - Салвоа улыбнулась. Белый цвет одежд делал её кожу ещё бледнее. - Конечно, если вы пожелаете, я уйду...
   - Всё в порядке, - Вассатаэль едва не заскрежетал зубами.
   - Я хотела поговорить с вами о... О том законе, что вы недавно издали... Я говорю о законе о Стражах Света, Пресветлый Вассатаэль...
   Если бы Вассатаэль мог себе позволить, он бы развернулся и убежал, но ничего подобного позволять себе он не мог, а потому заставил себя слушать дальше. Салвоа улыбалась так, словно была счастлива, как никогда, однако глаза её не улыбались. Она изучала Вассатаэля с внимательностью хищника.
   Закон этот навязал ему Котли. Вассатаэль просто не посмел перечить Лорду Тени. В законе говорилось, что отныне ни один Страж Света, даже сам Клинок, не может войти в Сэнктим, не получив на то письменного разрешения от Пресветлого Хранителя. Объяснялось это тем, что все заставы, включая те, что были на входе в Сэнктим, получили не очень давно словесное описание некоего человека в доспехах Стража, якобы слуги Ночи. Всё это было очень воздушно надумано, однако как ни пытался Пресветлый переубедить Котли, он только слышал новые вкрадчивые угрозы и предупреждения, что рот без позволения открывать нельзя. Вассатаэль уже несколько раз был наказан за строптивость, и когда Лорд Тени дал такой приказ, Пресветлый попытался поползать на коленях, однако это не проняло Лорда. Обычно это доставляло Котли удовольствие, порой он даже прощал какие-то мелкие огрехи, если достаточно долго и искренне молить о прощении, но тогда он оказался непреклонен.
   И пришлось Вассатаэлю подписать бумагу. После этого Котли поставил печать Сэнктима - он всегда носил её с собой - и Вассатаэль должен был уже подписанный и утверждённый закон прочитать всему Ордену. Многим Хранителям было всё равно, но кое-кого это не на шутку встревожило. Больше всего это встревожило Цитадель.
   Это был самый проблематичный закон, который ввёл Вассатаэль за последнее время. А Салвоа определённо хотела использовать общее недовольство против Пресветлого. Возможно, этот титул не давал ей покоя даже во сне.
   - Этот закон был необходимостью. Потом я непременно его аннулирую, - нетерпеливо произнёс Вассатаэль. Что ж, только Лорд Котли об этом не знает...
   - Нет, я не об этом. Неплохо бы сделать одну поправку... Сами понимаете, Пресветлый Вассатаэль, что не все этим довольны...
   - Я понимаю, - быстро кивнул Пресветлый. - Да, мне самому неприятно, что пришлось ввести этот закон, Хранительница Салвоа. Но, войдите в моё положение... Слуга Ночи, притворившийся Стражем Света и попавший в Сэнктим...
   - Скажите мне, Пресветлый Вассатаэль, но почему в законе упоминается Клинок Света? Мы не можем... Я не могу согласиться с таким законом, - Салвоа мягко улыбнулась. - И многие не желают.
   - Я разговаривал с посланниками Цитадели, - это было около двух дней назад, и Вассатаэль все те два часа сидел, как на иголках. Но Стражи ничего не почувствовали, а Вассатаэлю пришлось всячески извиваться, чтобы доказать необходимость этого безумия. - Мы всё обговорили.
   - Но необходимо наделить Гаранда Астиана правом приезжать в Сэнктим даже без приглашения! Ведь мы все следуем одной цели - служению Свету! - она произнесла это с таким видом, словно всю жизнь служила Свету, и больше ни о чём не думала. Эта прагматичная женщина, наверное, меньше всего думала о Свете и Силе Дня.
   Пресветлый встревоженно огляделся, словно ожидал появления Лорда Котли с громом и молниями прямо посреди комнаты.
   - Давайте поговорим об этом завтра, Хранительница Салвоа. Я хочу спать...
   - С вами совершенно не удаётся поговорить, Пресветлый Вассатаэль, - она поднялась с кресла, как бы ненароком взяла его под локоть и подвела к столу. - А мне так хочется решить этот вопрос, я всерьёз переживаю об этом... Цитадель Света признала необходимость, но мы оскорбляем Клинка Света...
   "О, да ты, оказывается, заботишься о Цитадели Света... А не ты просила меня поставить печать на законе, запрещающем Стражам вмешиваться в процесс отлучения?"
   Раньше отлучение можно было провести только с согласия и Цитадели, и Ордена Хранителей, однако это сильно портило репутацию Ордена Хранителей, да и не давало развернуться, потому что угрожать сильнейшим мира сего было трудно, а Орден никогда не брезговал чем-либо подобным, если вдруг ощущалась нехватка золота. Весь этот хитроумный план был придуман Салвоой, все события, предшествовавшие ему, также были подстроены ей, и, благодаря Хранительнице, Гаранду Астиану пришлось соглашаться с Вассатаэлем. Теперь же она запела совсем по-другому... Её очень волнует оскорблённый Клинок Света...
   - Почему это невозможно сделать завтра? Я приму вас после обеда...
   - Я уже подготовила текст поправки, - выудила Салвоа из складок белого платья свиток. Она совершенно не слушала Вассатаэля, но продолжала удерживать его за руку. - Я уверена, все поддержат эту поправку. Вам осталось только поставить подпись и печать, - она положила свиток на стол, изящным движением раскатывая его.
   У Вассатаэля взмокла спина. Пресветлый сам не понял, как у него под рукой оказались перо и чернильница.
   - Это необходимость, Пресветлый Вассатаэль. Вы должны понимать, что...
   Хранительница Салвоа обмакнула перо в чернильницу и незаметно подсунула его Вассатаэлю.
   - Ну же, я тотчас исчезну и не буду больше мешать вам. Вы, должно быть, действительно сильно устали, и...
   Вассатаэль уже взял в руки перо и положил левую руку на свиток, когда ему в голову пришла мысль, что у него нет печати. Нет. И это не должно быть известно Салвое, потому что тогда это станет известно всему Ордену!
   - Нет, я должен подумать, - Вассатаэль почти отбросил перо, оно испачкало столешницу чернилами. - Пожалуй, отложим это до завтра, Хранительница Салвоа, - он встретил её недовольное лицо с по-прежнему ехидными глазами, и понял, что попал в положение почти безвыходное.
   Если он поставит свою подпись, а подтверждение печатью оставит на потом, это разбудит множество подозрений. Если он отказывается подписывать такую поправку, значит, он имеет что-то против Клинка Света... А раз он боится присутствия Клинка Света в Сэнктиме... Салвое есть, из чего раздуть скандал. Уже есть.
   - Тогда завтра утром, после завтрака, вы сможете принять меня? - её движения стали медленными, а глаза - задумчивыми. Кажется, она думала примерно о том же, о чём и он.
   - Да. Завтра утром я подпишу эту поправку, - кивнул Вассатаэль. - Но - не сегодня. Я должен подумать, возможно, стоит дополнить её ещё кое-какими поправками.
   - Спокойной ночи, Пресветлый Вассатаэль, - прищурившись, она поклонилась и направилась к двери. Потом остановилась и обернулась. - Простите, вы не откроете дверь? Вы заперли её...
   - Да, конечно, - Вассатаэль повернул ключ в замочной скважине, выпуская её. Она заметила, как дрожат у Пресветлого руки, и как блестят на лбу капельки пота. Да, пожалуй, чем-то она очень напугала его. Тут есть, над чем задуматься.
   Закрыв за Хранительницей дверь, Пресветлый долго стоял, прислонившись к ней лбом. О, теперь ещё Салвоа... Надо выпросить печать у Лорда Котли!
   Буквально через мгновение после того, как он отошёл от двери, в его покоях послышалось ещё чьё-то дыхание.
   - Кажется, ты совсем забыл, что без моего согласия не подписываешь никаких законов, - его голос заставил Вассатаэля вжать голову в плечи.
   - Я не хотел, господин... Я не подписывал, господин,... - Вассатаэль побоялся поднять глаза. Лорд Котли схватил его за воротник белых одежд и как пушинку поднял над полом. - Пожалуйста! - почти взвизгнул он, оказавшись лицом к лицу с Лордом Тени.
   - Ты, кажется, пообещал ей кое-что, или я не так понял? - Котли тряхнул его в воздухе.
   - У меня не было выбора! - засипел Вассатаэль. Воротник больно впивался в шею сзади.
   Котли поднял одну бровь, и змея на его лице хищно оскалилась на Пресветлого.
   - Я не дам тебе печати на подобную поправку к закону. Никаких Клинков Света без предупреждений здесь не появится, - он разжал руку, и Вассатаэль, как бесформенный мешок, упал на пол.
   - Но если я откажусь, они меня свергнут! - залепетал он. - Пожалуйста, господин!
   - Ты забыл, что ты не принимаешь никаких решений, червь! - Котли презрительно тронул его носком сапога. - Ты не получишь печати.
   - Господин, умоляю! - Вассатаэль молитвенно сложил руки. Если у него не будет печати, завтра придётся отказать Салвое, а если это будет так, она непременно поднимет против него весь Орден Хранителей.
   - Ты боишься этой Хранительницы? - Котли усмехнулся. - Госпожа Салвоа завтра не подаст тебе этой поправки для подписи, так и быть, - он сделал рукой небрежное движение. - Пожалуй, я слишком милостив к тебе. Следовало хорошенько втолковать тебе, что у тебя нет никаких прав...
   - Благодарю вас... Я - ничтожество,... - Вассатаэль, чувствуя прилив невероятного счастья и благодарности, что на этот раз Лорд Тени отводит от него беду, пополз на коленях в сторону Лорда. - Я больше никогда...
   Котли взглянул на него с насмешкой. Пресветлый Хранитель... Да уж, если бы все Хранители были такими, ещё в его время Свет был бы истреблён навечно.
   Благодарное бормотание Вассатаэля на секунду смолкло, на короткий миг изумлённые глаза Пресветлого расширились, а ещё позднее он уже метался по роскошному ковру, с трудом справляясь с криком.

______

  
   Весь следующий день слуги, одевавшие с утра Пресветлого, изумлялись, откуда на его теле синяки и ожоги. А через два часа после того, как он проснулся, ему сообщили, что Хранительница Салвоа скончалась от сердечного приступа. Были устроены пышные похороны, в роскошной усыпальнице её рода появился новый саркофаг, а ещё через пару дней на её огромное наследство слетелись в Сэнктим многочисленные родственники, желавшие ухватить себе кусок побольше...

6

Совет Небесного Города

______

  
   Зал Совета Небесного Города был сегодня полон. Все двенадцать членов Совета, включая Прорицателя Урасату, уже образовали полукруг вокруг невысокого пьедестала. На этом пьедестале стояла трибуна Говорящей, с которой она обращалась к Совету, а между трибуной и креслами был расстелен мягкий ворсистый ковёр.
   Зал Совета сам по себе был огромен. Это было роскошное светлое помещение с множеством окон, колоннами и тысячами люстр с постоянно горящими свечами. Но во всём этом зале не было ничего, кроме кресел, ковра и трибуны - и потому зал казался пустым и брошенным. За час до прихода первого члена Совета, слуги натёрли полы, поменяли свечи и расставили кресла в центре зала, но даже когда здесь сновали несколько десятков слуг, зал казался пустым. Это место, пожалуй, не нравилось никому из советников, и уж тем более Говорящей, потому что ощущение пустоты давило на сознание и мешало сосредоточиться на малых проблемах - оно подталкивало к пространным рассуждениям, не приводящим к конкретным решениям. Однако никому из советников не приходило в голову перенести Зал Совета куда-нибудь в другое место. Это было просто немыслимо - испокон веков Совет собирался здесь, а нарушать традиции в Небесном Городе осмеливался только безумец.
   Советники Небесного Города ожидали Говорящую, Господина Четырёх Стен и Владетеля Ключей. Они все получили возможность много поразмыслить о том, по какому поводу здесь собрались сегодня, каждый выяснил своё мнение для себя, и каждый будет сегодня его отстаивать. А пока советники развлекали себя и друг друга тем, что обсуждали последние сплетни, а особенно - самую главную сплетню, сплетню, которая побила все рекорды обсуждаемости за последние века. Владетель Ключей собирался жениться на служанке. Несмотря на то, что все дела правящей верхушки Небесного Города не должны доходить до ушей горожан, уже половина Сарратара, опасливо озираясь, шептала о "спятившем" Владетеле Ключей. Несколько таких неосмотрительных болтунов уже оказались схвачены, и смогли удостовериться лично в том, что Владетель Ключей совершенно не сумасшедший, а абсолютно такой же, как прежде. Сейчас эти бедняги отбывали своё наказание, и к ним постепенно присоединялись другие. В день Великого торжества свадьбы Владетеля Ключей они все полетят с Бастиона Скорби... Печальное для них событие.
   Ситуация была такова, что не было таких прецедентов, чтобы Владетель Ключей, получив Ключи, не был ещё женат. Но Тартен Датариан решил жениться именно сейчас, и почему-то на одной из служанок Говорящей. Таким образом, Ирик Маббара, при участии мстительного старика Урасаты, не простившего Датариану угрозы, разработали новый закон. На такую "незаконную" свадьбу должны предварительно дать полное согласие Совет и Господин Четырёх Стен. По этому-то поводу они и собрались сегодня.
   На самом деле все понимали, что, скорее всего, Владетелю Ключей удастся привести в исполнение свою задумку. Один Свет знает, зачем ему нужна в жёнах служанка, но всем известно - если Владетель Ключей что-то решил, значит, он сделает так, как хочет, и никак иначе.
   Наконец, двери в Зал Совета распахнулись. Первой, как и положено, вошла Говорящая. Как всегда, в традиционной одежде для собраний, посвящённых правительственным делам, она поклонилась каждому советнику, каждый поднялся со своего места и поприветствовал её. Незаметно она перекинулась взглядом с Ириком Маббарой, Провозглашающим. Маббара сделал всё, чтобы не допустить свадьбы Владетеля, и ещё сделает сегодня. Он будет стоять на своём до последнего: но надежда на то, что удастся остепенить Владетеля, решившего нарушать традицию не одну, так другую, была слишком мала. Господин Четырёх Стен будет на его стороне, а никак не на стороне Совета.
   Говорящая заняла место на своей трибуне и, сложив руки на груди, громко поприветствовала в Зале Совета Господина Четырёх Стен.
   Её муж вошёл, придерживая плащ и надменно закинув голову. Каждый советник по очереди поднялся и поприветствовал его, но совсем с другими лицами, нежели они встречали Говорящую. Господин Четырёх Стен был здесь, безусловно, дорогим, но всё же гостем. Слуги принесли для него кресло и поставили справа от трибуны Говорящей. Откинув плащ, Господин Четырёх Стен сел, закинул ногу на ногу и опёрся локтём на подлокотник, отобразив на своём лице выражение полного безразличия. Венец Господина блистал огромными камнями и красивой золотой резьбой, из-под него на лицо падали короткие немного вьющиеся пряди его волос. Он был немолод, и носил этот венец уже давно, но многие члены Совета помнили его простым Благородным. Тем не менее, он сильно изменился за те годы, которые правил в Небесном Городе, делясь своей властью только с Владетелем Ключей.
   - Сегодня, - продолжила Говорящая, когда приветствия закончились, и она сама обменялась с мужем поклонами. Эта его надменность в общении с Советом иногда забавляла её - она прекрасно знала, что он всегда прислушивается к мнению Совета, если вдруг не вмешается Датариан - однако сегодня она была не в настроении улыбаться про себя, - нам предстоит обсудить такой вопрос, который никогда не обсуждал ни один Совет в истории Небесного Города. Я хочу, чтобы каждый поклялся в том, что будет судить непредвзято и выражать только своё мнение, основываясь на фактах и традициях Небесного Города.
   Провозглашающий Маббара поднялся со своего кресла и первым принёс клятву. Эта клятва тоже была традицией и, как правило, ни к чему не обязывала. Прорицатель Урасата, напряжённо поглядывая на Господина Четырёх Стен, повторил клятву. Старик как нельзя лучше понимал тщетность всех их попыток осадить Владетеля. На его стороне - Господин Четырёх Стен, а за ним, несмотря ни на что, последнее слово. Если он будет согласен на брак, а Совет откажет, ему ничего не стоит приказать Совету согласиться. Несмотря на неприкосновенность членов Совета, всегда есть возможность угрожать, даже ласково улыбаясь, а уж с такой миной, с какой Господин Четырёх Стен появился сегодня, лучше ему не перечить. Всё чаще Урасата приходил к мысли, что Совет может быть упразднён. Говорящая всё чаще решала все проблемы заранее, вынося на рассмотрение Совета лишь мелочи, а Господин Четырёх Стен скоро возьмёт за правило советоваться не с Советом, а с Владетелем Ключей. Урасата боялся, что когда-нибудь традиции всё же будут нарушены окончательно, так что пока нужно цепляться за них изо всех сил.
   Когда все принесли клятвы, Говорящая немного подождала, словно пытаясь оттянуть момент, а потом объявила:
   - Я приглашаю в Зал Совета Владетеля Ключей Тартена Датариана, - давно уже Говорящей не приходилось произносить стандартной формулировки встречи вызываемого Советом, так называемого "гостя Совета". - Каждый, входящий сюда, гость Совета, говорит, когда его спросит Совет. Каждый, входящий сюда, гость Совета, хранит своё мнение в себе и отстаивает его, если спросит Совет, - это было похоже на краткий курс поведения перед советниками. Вряд ли кто-то здесь сомневался, что Датариан будет вести себя подобающе, однако даже молчащий и покорный, он собьёт здесь с толку всех, Говорящая это чувствовала. - Каждый, входящий сюда, гость Совета, ответит на любой вопрос Совета. Каждый, входящий сюда, гость Совета, примет любое решение Совета со смирением, - если только смирение есть у Владетеля Ключей. - Каждый, входящий сюда, гость Совета, не обвинён и не прощён, он наставлен на путь, справедливый для любого жителя Небесного Города, и пойдёт по этому пути, как скажет ему Совет, - пока она говорила, недолгий путь от огромных дверей до кресел Совета проделал сам Владетель Ключей.
   Он был спокоен и имел на лице немного насмешливое выражение. Пожалуй, это было впервые за долгое время, когда Говорящая увидела его без вечных палачей. Войти в Зал Совета с оружием или охраной было выражением недоверия к советникам, а, следовательно, преступлением. Датариан был в своей обычной белоснежной одежде, и Ключи, как и раньше, висели на его груди, иногда соприкасаясь и чуть-чуть гремя. Процедуры приветствия с каждым лично не последовало. Владетель Ключей не был сегодня членом Совета, каким стал на этот час Господин Четырёх Стен, и просто поклонился всем советникам, потом Говорящей, потом Господину Четырёх Стен, на что тот только фыркнул, и опустился на колени на ковёр, спиной к трибуне Говорящей. Видеть Владетеля Ключей, стоящим на коленях, было бы огромное удовольствие, если бы при этом он не казался этаким всесильным владыкой, милостиво согласившимся поиграть немного в кошки-мышки и побыть мышкой. Говорящая ненадолго перевела дух. Следующей в Зал Совета должна быть приглашена... О, Свет! Её собственная служанка! Однако гневаться на бедняжку было совершенно бесполезно. Она ни в чём не была виновата, и Говорящая пару раз даже пыталась представить себе, как она себя чувствует, эта несчастная девушка. А вот Владетель Ключей, кажется, очень доволен замешательством Говорящей... Этот негодяй всё-таки должен заплатить за всё, что он делает против традиций Небесного Города!
   - Я приглашаю в Зал Совета Лиадж, мою служанку, - Говорящая всё-таки заставила свой голос не дрогнуть. Ещё разок переглянулись советники, и насмешливо сверкнул глазами Господин Четырёх Стен. Его всё это невероятно забавляло. - Каждый, входящий сюда, гость Совета, говорит, когда его спросит Совет, - смотреть на бедную девушку было жалко. Наверное, больше всего ей хотелось бежать прочь отсюда. - Каждый, входящий сюда, гость Совета, хранит своё мнение в себе и отстаивает его, если спросит Совет. Каждый, входящий сюда, гость Совета, ответит на любой вопрос Совета, - Лиадж склонила голову ещё ниже обычного, нервно сжала на животе дрожащие руки. Вдруг она очутилась в таком блестящем окружении, да ещё и в положении "гостьи Совета", и сейчас к ней обращалась её госпожа, обращалась не с приказанием подать воды, а так, как разговаривала бы с каким-нибудь Благородным, как только что разговаривала с Владетелем Ключей, которому - страшно подумать! - она должна стать женой. - Каждый, входящий сюда, гость Совета, примет любое решение Совета со смирением. Каждый, входящий сюда, гость Совета, не обвинён и не прощён, он наставлен на путь, справедливый для любого жителя Небесного Города, и пойдёт по этому пути, как скажет ему Совет.
   Лиадж совсем смутилась и просто упала на колени на ковёр, привычно уткнувшись глазами в пол. Господин Четырёх Стен развеселился ещё больше. Говорящая была уверена: не сиди Владетель Ключей к ним спиной, они бы непременно обменялись бы красноречивыми взглядами. Владетель был несомненно страшно доволен собой и той ситуацией, в которую он поставил Совет.
   - Вам есть, что сказать Совету прежде, чем мы начнём, Тартен Датариан? - на этот раз, титул Владетеля Ключей был намеренно опущен.
   - Я пришёл слушать, потому что меня позвали, - коротко ответил Владетель, не оборачиваясь.
   Подумав, Говорящая решила не задавать этот вопрос Лиадж. До этого дня она даже не знала её имени - она всего лишь служанка, к чему было знать её имя? Поняв, что её не стали мучить вопросами, Лиадж облегчённо всхлипнула и очень постаралась заставить себя думать, что на самом деле всё это её не касается. Мешало то, что краем зрения она видела белый плащ стоявшего на коленях рядом Владетеля Ключей, и Лиадж просто зажмурилась, очень стараясь не разрыдаться. Сдерживать слёзы помогал только страх.
   - В таком случае, я объявляю заседание Совета открытым, - Говорящая хлопнула в ладоши. - Я попрошу вас, Тартен Датариан, ответить на несколько моих вопросов.
   - Я готов отвечать, - равнодушно ответил Владетель.
   - Вы стали Владетелем Ключей, не достигнув зрелости, и с тех пор не проявляли желания жениться. С чем связано, что несколько дней назад вы объявили о подобном намерении?
   - Небесный Город, о благополучии которого печётся каждый из нас, стоит на традициях, тысячелетиями не менявшихся. Кто я, чтобы нарушать их? Когда я получил Ключи, я был молод и горяч, и желал, чтобы меня считали зрелым без традиционных признаков, - Говорящая едва сдерживалась, чтобы не скрежетать зубами. Владетель Ключей на досуге сделал неплохие заготовки. В маленький заговор против Владетеля входили только она, Маббара и Урасата - подговаривать остальных было слишком опасно. Надежда была на то, что уважаемый всеми Провозглашающий сумеет склонить на свою сторону довольно много советников во время заседания. Однако иногда Датариан мог быть очень харизматичным и располагающим к себе - когда не подписывал чей-нибудь смертный приговор. Да и в такие минуты невозможно было не соглашаться с ним. - Мне понадобилось время, чтобы осознать, что я заблуждался.
   - То есть, вы хотите сказать, что признаёте, что заблуждались?
   - Истинно так, - согласился Владетель любимым выражением Прорицателя Урасаты.
   - И вы хотите, чтобы традиции, нарушенные вами, были соблюдены?
   - Да.
   - Не поздно ли, Тартен Датариан?
   - Я думаю, признать свою ошибку никогда не поздно.
   Говорящая задумчиво посмотрела на дрожащую Лиадж. Если она слишком настойчиво будет пытаться убедить Совет с самого начала, что Владетель что-то мудрит, то Господин Четырёх Стен, присутствующий в качестве уполномоченного наблюдателя, может взять да и обвинить её в пристрастном допросе. Ничего подобного допустить нельзя... Однако Владетель выбрал хороший путь убеждения советников. Большинству определённо нравится это его внешнее смирение с тем, что раньше он ошибался.
   - У меня пока нет вопросов, - вздохнула Говорящая. - Пусть каждый советник задаст свои вопросы, если они у него есть.
   - Тартен Датариан, разве, с вашей стороны, не нарушением традиций является взять в жёны служанку?
   Говорящая перевела глаза на Гилиана Юката. Её особенно обрадовало, что не Ирик и не Урасата задал этот вопрос. Владетель мог что-то подозревать, а Гилиан точно был вне подозрений. Юкат встретил взгляд Владетеля безо всякого волнения и неторопливо приготовился ждать ответ.
   - Это не запрещено ничем.
   - Но этика?
   - Я могу привести примеры из истории, когда некоторые из членов Совета были женаты не на Благородных.
   - Но не на служанках, не так ли? - Юкат покатал языком под верхней губой, размышляя.
   - Не на служанках. Но это были не Благородные.
   - Таких случаев были единицы, но я не вижу ничего, что бы мешало заключить брак со служанкой. Но с этической точки зрения, вы поступаете очень странно, Тартен Датариан. У меня пока больше нет вопросов.
   - На каких основаниях вы вдруг желаете заключить подобный брак? - резко осведомился советник Ватэг.
   - Это мои личные причины. Я обязан их называть?
   - Каждый, входящий сюда, гость Совета, ответит на любой вопрос Совета, - напомнила Говорящая с некоторой мстительностью.
   - Я назову. Я должен жениться, чтобы соблюсти традиции, но я хочу сохранить в тайне всё то, что находится в моём ведомстве и не принадлежит достоянию других людей.
   - Поясните, - потребовал Ватэг.
   - Я опасаюсь, что если сделаю женой какую-либо из Благородных, она может оказаться слишком любопытной. А все мои тайны должны остаться тайнами, ибо они касаются дел Небесного Города.
   - У вас есть основания думать, что кто-то хочет вызнать ваши тайны, Тартен Датариан? - поджал губы Ватэг. - Это будет преступлением, разве не так?
   - Иногда люди не боятся совершать преступлений, - резонно ответил Владетель.
   - Вас не волнует, как отнесутся к такому браку другие?
   - Это - не то мнение, которое меня будет волновать, - подумав, сказал Владетель.
   - У меня пока больше нет вопросов, - Ватэг неоднозначно хмыкнул и опять о чём-то задумался.
   - Вашей женой будет простолюдинка низшего рода, - Испытывающий, советник Шимаи, который обычно должен был всячески сбивать с толку "гостя Совета", очень обрадовал Говорящую своим дальнейшим вопросом, - что вы полагаете делать с ней дальше? Она станет вашей женой, но не собираетесь ли вы вдруг объявить её Благородной, нарушив пресловутые традиции, - Испытывающий Шимаи частенько отзывался о традициях очень нелестно. Если бы не талант этого новатора запутывать "гостей", Говорящая бы непременно удалила его из Совета. - Или наделить её какими-нибудь особыми полномочиями?
   - Только за особые заслуги неблагородный может стать Благородным. Я не собираюсь нарушать традиции.
   - То есть, ваша жена так и останется служанкой?
   - Истинно так.
   - И это не будет смущать вас? А как же обязанности жены Владетеля Ключей?
   - Она будет их исполнять. Для этого совсем не обязательно быть Благородной.
   - Вовсе не так, - покачал головой Шимаи. - Она должна будет носить открытое платье, иметь свою резиденцию и принимать у себя других Благородных. Разве для этого она не должна тоже быть Благородной?
   - Уверен, что проблема платья не настолько сложно решаема, - чуть-чуть улыбнулся Владетель.
   Но Шимаи, взяв слово, не так-то легко отдавал его. Частенько после него другим советникам оставалось нечего добавить.
   - А как насчёт других вопросов?
   - Титул Благородного присуждаю не я, а Господин Четырёх Стен. Это не будет зависеть от меня. Без воли Господина Четырёх Стен никто не может стать или перестать быть Благородным. На вопрос о Благородности я не могу ответить.
   "Выкрутился", - недовольно подумала Говорящая.
   - Закон Небесного Города запрещает также жениться по принуждению одной из сторон, - после минутного размышления продолжил Шимаи, никому слова не отдавая. Владетелю Ключей уже стало надоедать тщательное прошаривание всех возможных вариантов. Когда он присутствовал на заседаниях Совета свидетелем, он часто восхищался талантом Шимаи, но сейчас ему не совсем нравилось происходящее. - Не принуждаете ли вы её стать вашей женой, Тартен Датариан? Если взять во внимание, что она служанка, вполне возможно, что она просто не в силах отказаться. Если быть откровенным, не каждая Благородная решилась бы отказаться, даже если бы не желала такой свадьбы.
   - Спросите её сами, - равнодушно заявил Датариан. Лиадж с трудом сдержала судорожное всхлипывание. Она только успела обрадоваться, что о ней вспоминают только в третьем лице.
   - Вы не считаете это давлением, задавать такие вопросы в вашем присутствии? - осведомился Шимаи.
   - Не считаю. Я прекрасно понимаю, что она, скорее всего, боится вымолвить хоть слово, к тому же, как вы сказали, не каждая Благородная нашла бы в себе смелость отказаться от такого предложения. Я объявляю перед всем Советом и Господином Четырёх Стен: если она сейчас скажет "нет", я никогда не подумаю ни в чём мстить за испорченный план, - он улыбнулся краешком губ, будто бы извиняясь, что не успел придумать более мягкого словосочетания напоследок. - Это её право, соглашаться или отказать.
   - Хорошо, - кивнул Шимаи. - Лиадж, - ласково позвал он, чуть наклоняясь вперёд. - Мы здесь не чтобы судить тебя, тебе не стоит бояться. Ты можешь ответить на мои вопросы?
   Лиадж чуть-чуть опустила плечи, больно закусила губу, чтобы не расплакаться ещё сильнее, и всё, что сумела выдавить из себя, так это робкое: "Да, господин".
   - Кто-нибудь заставлял тебя соглашаться на эту свадьбу?
   - Нет, господин, - пролепетала Лиадж.
   - А тебя вообще кто-нибудь спрашивал об этом?
   - Нет, господин, - ещё тише ответила она.
   Испытывающий откинулся назад, явно довольный собой.
   - Я теперь я спрашиваю тебя об этом. Хочешь ли ты отказаться от свадьбы?
   Лиадж мученически стиснула руки и не нашла в себе сил ответить. Конечно, да! Но, в то же время, конечно, нет! Разве есть во всём Небесном Городе личность, страшнее и мстительнее, чем Владетель Ключей? Откажись она - и, кто знает, станет ли Владетель Ключей обращать внимание на какую-то свою клятву в Зале Совета? Вдруг, таким образом она испортит какой-то его хитроумный и хорошо продуманный план? Никто бы не позавидовал ей тогда... И потом, она всего лишь служанка, ей никогда не приходилось давать ответы на какие-либо вопросы!
   - Ты должна ответить, Лиадж, - когда молчание затянулось, напомнила Говорящая.
   - Твой ответ должен быть искренним, - кивнул Шимаи. - Он не должен быть продиктован страхом или чем-либо ещё. Ты соглашаешься на подобный брак?
   "Как я могу решить? - мелькнуло в голове Лиадж. - Что я могу сказать?!"
   - Лиадж, - поторопила Говорящая.
   - Согласна, - пискнула Лиадж, вцепляясь изо всех сил в своё короткое белое платье служанки.
   Позади неё кто-то щёлкнул языком и откровенно усмехнулся. Испугавшись ещё сильнее, она почувствовала, что слёзы против её воли катятся из её глаз и падают на ковёр.
   - У меня больше нет вопросов, - сухо ответил Испытывающий. - Всё это - бесполезная тягомотина, - заявил он тут же. - В этом браке нет ничего запретного.
   - Это решит Совет после того, как выскажутся все, - остановила его Говорящая.
   - Скажите, а другие претенденты на место вашей жены были, Тартен Датариан? - Прорицатель Урасата, поняв, что их попытки убедить Совет в невозможности подобного брака бесполезны после красочного допроса Шимаи, решил высказаться, но как-нибудь нейтрально. Теперь, когда уже понятно, что свадьба всё-таки будет, не стоит испытывать терпение Владетеля Ключей, чтобы потом не попасться в руки его палачам.
   - Нет, - коротко ответил Владетель.
   - Совершенно?
   - Не было.
   - А почему вдруг именно служанка Говорящей в Совете?
   - Так получилось, Прорицатель Урасата, - процедил Владетель Ключей, и Урасата решил, что хватит выделываться.
   - У меня больше нет вопросов, - старательно избегая возмущённого взгляда Говорящей, с которой был уговор о совершенно других вопросах, быстро проговорил Урасата.
   - Скажите, Тартен Датариан, не пытались ли вы каким-либо образом пытаться узнать, что происходит на закрытых заседаниях Совета? - Ирик Маббара решил попытаться вывести Владетеля из состояния спокойствия, однако в присутствии Господина Четырёх Стен это оказалось сложновато.
   - Я призываю Говорящую отклонить вопрос, - бесцеремонно прервал его Господин. - Провозглашающий не спрашивает о чём-либо, касающемся рассматриваемого дела.
   - Это так, - была вынуждена согласиться Говорящая. Что ж, намекнуть на связь женитьбы Владетеля и недавнего предсказания Урасаты напрямую не получится. - У вас есть другие вопросы, Провозглашающий Маббара?
   - Да. Кем была ваша мать, Тартен Датариан?
   - Моя мать была Благородной, - ответил Владетель, подумав.
   - Что с ней сейчас?
   - Она умерла уже давно.
   - Как вы думаете, как бы она смотрела на ваш брак со служанкой?
   - Я не думаю, что это имело бы для меня значение. Я делаю то, что считаю нужным, и в соответствии с законами.
   - Но мнение Совета имеет для вас значение?
   - От Совета зависит на данный момент всё, - Владетель Ключей откинул голову назад. - Безусловно, меня волнует мнение Совета.
   - А если Совет окажется против вашей свадьбы?
   - Я буду вынужден найти другую жену. Я должен жениться. Я приму любое мнение Совета, однако я соглашусь с невозможностью такого брака только если мне докажут, что это противоречит традициям.
   - У меня больше нет вопросов, - вздохнул Маббара. Все их планы разрушились.
   - У кого-нибудь ещё есть вопросы? - Говорящая обвела взглядом всех советников. Ни у кого вопросов больше не было. - Тогда я предлагаю приступить к обсуждению.
   Не было никакого смысла в том, что происходило дальше. Каждый советник, включая Урасату, признал, что в браке нет ничего, претящего традициям, и только Ирик Маббара, Провозглашающий, отказался высказывать своё мнение. Господин Четырёх Стен, выслушав каждого, сказал, что он, со своей точки зрения, не имеет ничего против свадьбы, и что уверен, что Совет примет справедливое решение. Говорящая признала также, что с точки зрения традиций и закона всё соблюдается, и никто не имеет права ущемлять Владетеля Ключей а также (Говорящая тяжело вздохнула) Лиадж в их правах, и уступила место на трибуне Провозглашающему. Ирику Маббаре, несмотря на то, что он изо всех сил не желал сдаваться, пришлось на этот раз зачитывать не своё мнение, а мнение Совета.
   Таким образом, Совет и Господин Четырёх Стен дали своё согласие на свадьбу Владетеля Ключей и служанки по имени Лиадж. Бессмысленное заседание окончилось. Говорящая и Господин Четырёх Стен остались в Зале одни.
   - Ты рассчитывала на что-то другое? - ухмыляясь, спросил Господин.
   - Если бы, - она устало опустилась в одно из кресел советников, вяло наблюдая за тем, как набежавшие слуги истово натирают пол и тушат свечи на люстрах.
   - Так для чего нужно было всё это представление?
   - Неужели, ты действительно считаешь, что это нормально - такая свадьба?
   - Очень даже забавно, - пожал плечами Господин Четырёх Стен. - Мне всегда нравился Владетель Ключей. Очень предприимчивый малый.
   - Ты не обращаешь внимания на то, как он опасен, - покачала головой Говорящая.
   - Ты просто слишком много подозреваешь его. Не будем спорить о нём, хорошо? Надо готовиться к тому, чтобы отпраздновать Великое торжество свадьбы Владетеля Ключей как следует. Как ты думаешь?
   - Я думаю, что у меня очень болит голова. Пожалуй, я проведу пару дней в своих покоях, - Говорящая поднялась с кресла. - Будь осторожен, Ратвир. Тартен Датариан - не так прост, как кажется.
   - Да уж, тебе явно следует отдохнуть, - отрезал Господин Четырёх Стен, тоже уходя.

7

Игры под облаками

______

  
   Лиадж сидела на корточках в небольшой каморке для слуг и рыдала. Толстушка Готя, старая служанка, заведующая уборкой первого этажа резиденции Совета Небесного Города, утешала её, поглаживая по голове широкой, грубой ладонью:
   - Ну хватит, хватит, девочка... Ты радоваться должна, глупая... Ты станешь Благородной... Сама слуг заведёшь...
   Лиадж плакала ещё сильнее, и Готе оставалось только сокрушённо вздыхать. Да уж, девочке не позавидуешь - вот что значит прислуживать сильнейшим мира сего. Гораздо безопаснее быть простой уборщицей.
   - Ну не съест же он тебя, милая, - Готя села рядом и ласково прижала к себе плачущую служанка. - Ты, главное, делай всё, что он говорит...
   - Но он же такой... такой... Вы же, - всхлипывала Лиадж, зарываясь лицом в платье Готи, - вы же знаете, какой... Владетель Ключей!.. Мне страшно! В чём я провинилась? Почему я?..
   - Ну, хватит, хватит, - вздохнула Готя. - Не убиваться же теперь вечно... Он наиграется и бросит, - она ободряюще похлопала Лиадж по плечу. - Ты ведь знаешь господ. Я уверена, ты ещё вернёшься сюда...
   - Мне страшно! - Лиадж отодвинулась от своей утешительницы и принялась тереть руками глаза. - Вы представьте, тётушка Готя: Совет! И сам Господин Четырёх Стен!.. О-о...
   - Ну, уж только не говори, что ты, служа у госпожи Говорящей, никогда не встречала Господина Четырёх Стен...
   - Но так ведь это - совсем другое! - она оторвала ладони от красных, вспухших глаз и развела руками, словно желая ещё точнее показать, какие это разные вещи.
   - Ну, ну, прямо уж,... - тётушка Готя, к слову сказать, сначала долго не верила, что слухи о сумасбродном желании Владетеля Ключей - правда. Однако Лиадж не давала повода усомниться: дело происходит и вправду странное. Не может быть, чтобы господину было выгодно жениться на служанке. Это что-то из ряда вон выходящее. На памяти Готи такого не случалось никогда.
   - Ну, плакать-то не надо, - она заботливо вытащила из кармана платья платок и вытерла Лиадж щёки. - Ты же невеста...
   - Ах, за что мне это! - воскликнула Лиадж и непременно зарыдала бы вновь, если бы дверь в каморку не распахнулась, и силуэт, появившийся в проёме, не заставил её испуганно замолчать.
   Палачей Владетеля всегда можно было узнать по ничего не выражающим, пустым глазам. Лишённые собственной воли, не помнящие ничего и ничего не знающие, кроме приказов своего господина, они всегда следовали за ним, но часто маскировались среди толпы, выискивая тех, кто поносит за глаза Владетеля или обходит законы. Конечно, на службе Владетеля было множество простых людей, однако палачи являлись самой страшной силой. Человека можно уговорить пощадить, можно соблазнить деньгами, а палача - никогда.
   Тот, кто вошёл в каморку, несомненно был одним из палачей. Они никогда не заговаривали, если этого не требовал Владетель - вот и сейчас палач безмолвно указал пальцем на Лиадж, а потом на дверь.
   - Мамочки, - прошептала Лиадж, - я не хочу...
   - Глупая, иди, - забормотала Готя. Палачи - не очень приятные гости. - Иди, поверь, всё не так плохо... Ты ещё увидишь... Ну, не зли его! - она незаметно подтолкнула Лиадж. Девушка покорно поднялась. Палач развернулся и чеканным шагом вышел. Лиадж ещё раз обернулась на Готю.
   - Иди, иди! - взмахнула обеими руками Готя.
   Лиадж торопливо выскочила, поймала взглядом неестественно выпрямленную спину палача и поспешила за ней, старательно глядя больше в пол, чем на своего страшного спутника, и изо всех сил вцепившись в подол форменного платья служанки.
   Палач выходил из резиденции через парадный вход, которым слугам было запрещено пользоваться. Наслушавшаяся сплетен охрана провожала Лиадж заинтересованными взглядами, но при палаче не решалась перекинуться парой реплик по этому поводу.
   Лиадж успела только мимолётом заметить стоящие на земле носилки и группу слуг - её взгляд на мгновение поймал вторые носилки, поднятые над землёй, на которых возлежал какой-то человек, и нескольких палачей, окружавших их. Ещё секунда потребовалась, чтобы она поняла, что этот человек - Владетель Ключей. Лиадж мгновенно упала на колени, ведь служанке не положено стоять в присутствии таких лиц, как Владетель или Господин Четырёх Стен.
   - Ты больше не являешься служанкой Говорящей в Совете. Я решил, что пока ты будешь жить в Юго-Западной Башне. Если тебе нужны какие-то вещи отсюда - можешь их забрать, - голос Владетеля наталкивал на мысль, что он куда-то сильно торопится.
   Лиадж совершенно не знала, что ей делать дальше, а потому молчала.
   - Хорошо. Значит, я могу думать, что тебе не нужно ничего? Прекрасно. Я думаю, с моей стороны было бы непорядочно заставлять тебя идти в твой новый дом пешком. Эти носилки - для тебя.
   Лиажд едва сдержала восклицание изумления. Носилки? Для неё?
   - Садись. Думаю, путешествие будет приятным. Идите, - приказал он своим носильщикам.
   Кто-то коснулся спины Лиадж, и она едва не вскрикнула. Касание повторилось - на этот раз, намного более требовательное. Лиадж пришлось волей-неволей поднять глаза.
   Уже знакомый ей палач молча указал на носилки.
   "Торопит", - мелькнуло в голове Лиадж.
   Она неловко села на носилки, села на колени, привычно сжавшись в комочек, и крепко закрыла глаза, когда носильщики подняли мягкие носилки. Что-то такое сжалось в животе, она поняла, что ей очень неудобно, вероятно, потому, что в таком положении она быстрее свалиться с носилок, чем удержится на них, однако она не решилась меня положения. Ей было невероятно жаль себя из-за всего, что случилось с ней за всё это время. Однако любопытство всё же пересиливало, и порой она приоткрывала глаза. Но видела она или оголённые спины носильщиков, или вдруг ловила взглядом палача. Кажется, он один сопровождал её лично, и от этого становилось ещё более жутко.
   Где-то через полчаса движение прекратилось. Носилки остановились и опустились. Лиадж робко приподняла голову и с облегчением поняла, что Владетеля Ключей нигде нет.
   Палач обошёл носилки, жестом велел носильщикам отправляться по своим обязанностям и, взяв Лиадж за локоть, указал на дверь. Видимо, тащить её куда-то силой ему не было позволено, вот он, в силу той вежливости, что осталась в нём, пытался натолкнуть её саму на мысль что-либо сделать. У Лиадж подкашивались ноги. Уж она-то хорошо помнила причину, почему Владетель Ключей выбрал именно её.
   Лиадж подняла голову. Вершину Юго-Западной Башни увидеть было невозможно - она терялась где-то высоко, и у Лиадж закружилась голова.
   Палач настойчиво сжал её локоть.
   - Простите, - пролепетала Лиадж и поспешила выполнить его указание.
   Огромный холл, несмотря на представляемую Лиадж ограниченность помещений в Башне, поразил её. Озираясь, она так и замерла бы на пороге, если бы за ней не шёл палач. В то же время, здесь было абсолютно безлюдно, и ни один слуга не мелькнул за те несколько минут, что она стояла посреди холла, пытаясь сражаться со своими жуткими мыслями.
   Палач опять дал о себе знать. Он повёл её к высоким створчатым дверям, прямо за которыми начиналась лестница, широкая, с устланными коврами ступенями, ступая по которой, Лиадж с трудом осознавала, что Владетель назвал это место её "новым домом".
   На одном из пролётов палач остановил её и указал в сторону. Арочный проход вёл в коридор с колоннами, откуда веяло холодом. Ступив туда, Лиадж вдруг с ужасом поняла, что этот коридор - внешний. Он огибал башню узким серпантином, и между редкими колоннами совсем не было даже низкого паребрика. Дикая высота, на которой она вдруг оказалась, заставила её сдавленно вскрикнуть.
   Палач терпеливо ждал, когда она справится с собой и решится двигаться по коридору. Впервые ей на глаза попался слуга - мужчина в сером, с какими-то щётками в руках. Заметив её и её сопровождающего, он посторонился, причём, оказался так близко к внешнему краю, что у Лиадж защемило сердце. Был довольно сильный ветер, и она изумилась, как он не боится упасть.
   Наконец, пытка высотой для неё закончилась. Палач открыл небольшую дверь, и Лиадж оказалась в большой комнате. На полу лежал цветной ковёр с невысоким ворсом, здесь стояла узкая кровать под балдахином, небольшой столик на изогнутых ножках, два кресла - одно у окна, другое рядом со столиком, и высокий стул у кровати. Окно было занавешено плотной тканью, чтобы ветер с "коридора" не проникал сюда. С противоположной стороны от входа была ещё одна дверца, маленькая и плотно закрытая.
   Палач захлопнул за ней дверь и встал в стороне. Лиадж нерешительно озиралась. Здесь было светло - в разных углах стояли высокие подсвечники с множеством свечей, и ещё один - на столике. За кроватью виднелся большой гардероб из тёмного дерева. Отчуждённая мысль: "Это что, моя комната?" - пронеслась в её мозгу мысль, но она всё ещё не смогла разобраться с ней. Лиадж прошла чуть-чуть вперёд, погладила мягкую спинку кресла, но потом вдруг чего-то испугалась и вопросительно посмотрела на палача. Но он, выполнив своё предназначение, стоял, уставившись в пустоту, и надеяться, что он подскажет ещё что-нибудь, было бессмысленно.
   Лиадж постояла ещё немного посреди комнаты, пытаясь понять, что же ей делать, потом отошла в сторону и села на стул, сложив руки на коленях.
   Мысли всё ещё никак не желали успокаиваться. Одно осознание того, что она находится в Юго-Западной Башне, мешало сосредоточиться. Лиадж старательно смотрела в пол и размеренно дышала, надеясь, что это ей поможет.

______

   - Вы бы знали, Владетель, какое удовольствие мне доставили сегодня! - Господина Четырёх Стен совершенно не смущали палачи, присутствовавшие сейчас в покоях Тартена Датариана. Он приехал в Юго-Западную Башню сразу как только узнал, что Владетель уже вернулся. Датариан встретил его, как всегда, водой и приятной обстановкой. Вода была больше данью традициям - пить воду во время задушевных разговоров было довольно глупо, и рядом с водой всегда стоял графин с вином. Во время посещений Господина Четырёх Стен Владетель выгонял всех слуг, и за столом прислуживали палачи. Но Господин Четырёх Стен абсолютно не обращал на них внимания, как и Владетель.
   Общество Владетеля Ключей всегда нравилось Господину Четырёх Стен. Он никогда не понимал жену, видевшую в нём просто зловещую алчную тварь. Ратвир видел в нём умного и в меру жестокого властителя, внимательного и хитрого, от которого никогда и ничего не ускользает, а главное - достаточно вдумчивого и остроумного, чтобы играть с самим Советом и оставаться чистым и непорочным. Кроме того, Владетель был весьма приятным собеседником, давал мудрые советы, но никогда ни на чём не настаивал - по своей власти они были абсолютно равны и зависимы друг от друга, и делить им было нечего. Ратвир считал Датариана идеальным Владетелем Ключей. Помнится, когда-то он сомневался, что из молодого человека, даже не достигшего зрелости, выйдет что-то путное, однако потом не мог нарадоваться на этого человека.
   - Я сам получил не меньшее удовольствие, Господин Четырёх Стен, - Владетель сидел в своём любимом кресле и машинально поглаживал пальцами шероховатую кожу подлокотника. - Хотя, наверное, это было не слишком правильно с моей стороны.
   - Бросьте, Владетель! - возбуждённо воскликнул Ратвир. - Это было невероятным наслаждением: видеть лица советников, обсуждающих, можно вам жениться или нельзя,... - он снова расхохотался. - Простите мой невежливый смех, Владетель, но это было действительно... блаженством!
   Владетель улыбался и кивал головой:
   - Да уж, я сам едва сдерживался. Пожалуй, я заставил их надолго задуматься, - он развёл руками. - Но я не могу понять, зачем им нужно было это заседание? Посплетничать можно и не в Зале Совета!
   - Эти советники слишком предсказуемы...
   Господин Четырёх Стен движением кисти приказал палачу - слуги опять отсутствовали сегодня, вероятно, Владетель вообще гораздо больше доверял палачам, чем слугам, - налить ему ещё вина. Графин с водой был по-прежнему полон, но в том, что они разговаривают мирно, сомневаться не приходилось.
   Палач выполнил приказ, подал бокал Господину и опять отошёл в сторону. Палачи выполняли поручения Господина Четырёх Стен только в таких случаях - когда этого желал Владетель. Однажды Ратвир пытался заставить палача выполнить его личное желание - у него так ничего и не вышло. Оставалось только завидовать Владетелю, имевшему право на таких обязательных и преданных слуг. Если многим, вроде его жены, становилось жутко, когда они встречались с палачами, то Ратвир на все рассуждения о том, что это противоестественно, всегда махал рукой. Зато нет слуг вернее тех, кто не имеет собственных мыслей.
   - Разве они не должны быть такими, Господин?
   - Вы, Владетель, хотите сказать, что так ими удобнее управлять? Конечно. Однако мне гораздо больше нравилось бы, если бы они хоть изредка делали что-то из ряда вон выходящее.
   - Боюсь, вы никогда не дождётесь этого, - заметил Владетель, становясь серьёзней. - За исключением, конечно, Говорящей в Совете. Она непредсказуема в значительно большей степени.
   - Вы правы, - кивнул Ратвир. - И это мне в ней нравится. Но она уж слишком не любит вас, Владетель. Чем же вы ей так не угодили?
   - Вероятно, вашим расположением, Господин Четырёх Стен, - Владетель, не вставая с кресла, поклонился. Ратвир, не отпуская с лица усмешку, сделал то же самое.
   - Вряд ли кто-то может похвастаться таким моим расположением, как она, - он замолчал, выпивая вино. - Вы знаете, Владетель, она мне постоянно намекает на ваше сверхъестественное коварство. Что же вы за существо такое, что внушаете ей такую опаску? - он расслабленно откинулся в кресле.
   - Женщина, - пожал плечами Датариан.
   - Говорящая в Совете, - поправил его Ратвир.
   - Всё равно, женщина, - упрямо повторил Владетель. На его лице появилось упорное несогласие. - Всё это - традиционные заблуждения. Простите, Господин, всё это - бред. Она всё равно женщина!
   - Ну, она, конечно, женщина, она же - моя жена, - согласила Ратвир. - Но в Совете она - Говорящая. А советы она мне даёт не только как любящая жена, но и как Говорящая. И не проходит и дня, чтобы я не услышал от неё, что вы жаждете моей крови... А может, так и есть? - он игриво помахал рукой с осушённым наполовину бокалом. Он был весел и склонен к ироническим разговорам.
   - Может быть, - с такой же улыбкой ответил Владетель. - Кто знает, что у меня на уме? Быть может, вам действительно стоит быть осторожными со мной... Вы замечаете, что вы всегда приходите ко мне без охраны, а я не расстаюсь со своими палачами?
   - О да, пожалуй, мне есть, чего опасаться... Ваших палачей, - он посмотрел на замершие статуями фигуры. - И вашего невероятного коварства.
   - И кровожадности, - добавил Владетель. - Ваша жена полна предрассудков. Таково моё мнение. И я не пытаюсь ни в чём её разубедить. Пускай она считает, что я неимоверно опасен. Но какими могут быть мои стремления, если я уже получил всё, что было пределом моих мечтаний, когда я был всего лишь Благородным?
   - Да, но, достигнув одной нашей цели, мы стремимся дальше к другой, - Господин Четырёх Стен поднялся с кресла, обогнул его и остановился у окна. - Все люди тщеславны и алчны. Все люди хотят ещё большего могущества, чем у них есть.
   С Башни открывался вид почти на весь Небесный Город, и только то, что было за стенами, не было открыто взгляду. Они сидели сейчас на самой вершине Башни, на небольшой террасе, продуваемой ветром, и с другого окна, напротив этого, можно было увидеть вершину второй Башни, Северо-Восточной, которую Владетель построил себе как вторую резиденцию, не получив на то одобрение Совета. Дело замялось только потому, что Ратвир заявил, что он не имел ничего против этой постройки и был в курсе о её начале.
   - Значит, таковы и вы, Господин Четырёх Стен? - Владетель усмехнулся. Глаза его зловеще вспыхнули, но стоявший спиной Ратвир не видел этого.
   - Наверное. По крайней мере, ни один человек не захочет самовольно в этом признаться.
   - Чем больше могущество, тем больше обязанностей, - Владетель медленно поднялся. - Тем больше беспокойств и волнений. Тем меньше свободы.
   - Когда-то именно поэтому власть над Ключами и над Стенами стали разделять два человека, а не один, как было изначально. Слишком большая власть, большая обязанность. Большая ответственность, - Ратвир поставил бокал на край окна.
   - Ключи и стены зависят друг от друга. Они - неразделимы.
   - Но если бы их не было, Небесный Город пал бы ещё в Тёмные Времена. Или намного раньше. Мы всегда были независимы только благодаря уединению. Нельзя нарушать это. Я согласен, Владетель, что многие традиции - ересь, однако есть такие, какие нельзя нарушать.
   - Никто и не желает их нарушать, - Владетель прислонился к стене, разглядывая профиль Господина Четырёх Стен. В такие моменты особенно ярко проявлялось желание чуть-чуть подтолкнуть его вперёд. Но это значит - крушение всех планов. Нужно быть терпеливым и расчетливым. Это как раз то, что ценит в нём Господин Четырёх Стен... Датариан улыбнулся своим мыслям. Это - как раз то, что уничтожит когда-нибудь этого самого Господина.
   - А мне совсем не хотелось сегодня беседовать на серьёзные темы, - Господин Четырёх Стен тряхнул головой, и заманчиво блеснул под светом солнца его венец.
   - Обстановка побуждает. Вам надо бы отдохнуть какое-то время. Сложите дела на одного из советников. Хотите, я открою вам стены? Вы сможете немного расслабиться, попутешествуете инкогнито по внешнему миру... Я много слышал о нём.
   - Я тоже, - вздохнул Ратвир. - Но когда я был там в последний раз, мне не понравился творящийся там хаос и суета. Там нет порядка и чёткости, как в Небесном Городе. Они даже наш город называют варварски - Сарратар. Спасибо за предложение, Владетель, но я думаю, что сейчас не время для отдыха.
   - Если вы измените своё решение, Господин Четырёх Стен, я и Ключи всегда к вашим услугам, - вкрадчиво проговорил Датариан.
   Господин Четырёх Стен обернулся, задев рукой бокал. Он бесшумно полетел вниз. Ратвир дёрнул рукой в его сторону, но поймать не успел.
   - Кажется, я начинаю бить вашу посуду, Владетель, - он виновато пожал плечами.
   - Какие глупости, Господин Четырёх Стен, - Владетель жестом радушного гостя указал на кресла. - Не стоит беспокоиться о таких мелочах.
   - Я и не думал, - усмехнулся Ратвир. - Я думал о вашей невесте... Вся эта история забавна, но совершенно непонятна.
   - О ней просто не стоит задумываться, - Владетель сел только тогда, когда в кресле устроился Ратвир.
   - Однако... Служанка Говорящей... Уж, по крайней мере, пылкими чувствами тут явно не пахнет... Или, Владетель, вы подвластны земным чувствам? - Господин Четырёх Стен изогнул правую бровь.
   - Мне нужно жениться - я женюсь. Но вы же знаете этих Благородных... Я терпеть их не могу, - Владетель придал своему тону доверительный оттенок. - И потом, они все страшно любопытные. А слуги всегда знают своё место... У меня будет такая универсальная служанка... Которая ещё и жена, - он улыбнулся, довольный собой. - Это будет надёжнее всего, не находите?
   - Возможно... Но почему вы не выбрали первую попавшуюся, а именно - служанку моей жены? Если, конечно, вы хотите отвечать, Владетель, - добавил Ратвир.
   - У меня нет от вас тайн, Господин. Я должен покаяться: я действительно подвластен земным чувствам. А в частности: любовью к насмешке над другими. Это - моя маленькая страсть. Я представил себе, что подумает ваша жена... Только прошу вас не гневаться, о Господин, - он шутливо приподнял обе руки перед собой, будто защищался, - но мне было очень забавно представлять себе её мысли. Уверен, она подумала, что это - какой-то хитроумный замысел...
   Господин Четырёх Стен снова расхохотался, откидываясь на спинку кресла, почти всем нечастым гостям Юго-Западной Башни внушавшего ужас и отвращение. Но холодная человеческая кожа совсем не пугала Ратвира. Причуды Владетеля оставались его причудами, и они не шли ни в какое сравнение с его талантом к управлению людьми. А такие мелкие причуды всегда можно простить.
   Владетель тоже рассмеялся, естественно и заразительно, и замолчал только тогда, когда Ратвир стал уже задыхаться от смеха.
   - Моя жена, кажется, и вправду видит в этом заговор... Против меня, судя по всему... Ха, интересно, как это ваша невеста и её служанка, по её мнению, может мне угрожать... и чем... И как она?
   - Кто? - переспросил Владетель.
   - Ну, эта бедняжка... Как её... Линж, кажется, - Ратвир заинтересованно посмотрел в глаза Тартену Датариану.
   - Лиадж, - поправил Владетель. - Вам неплохо бы выучить имя моей будущей жены, Господин Четырёх Стен!
   - Прошу прощения, - фыркнул Ратвир. - Так где она?
   - Здесь. Я отвёл ей комнату в Башне... Полагаю, после свадьбы отдам ей всю Северо-Восточную. Пусть живёт там и не суётся в мои дела.
   - И вы, безусловно, не забудете приставить к ней множество соглядатаев?
   - Конечно. Как к любому жителю Небесного Города.
   - М-м... Мне действительно забавно... Бедняжка, наверное, она очень испугана...
   - Уверен, поездка на носилках ей понравилась. Хотя, вряд ли она ей наслаждалась. Такое ощущение, что я собираюсь после свадьбы скинуть её с Бастиона Скорби. Поразительная психология у этих женщин... Особенно у служанок.
   - Побывали бы вы на её месте, - покачал головой Господин Четырёх Стен. - Мне искренне её жаль, Владетель. Не пугайте её слишком, ради меня, будьте с ней помягче, - он опять рассмеялся, на этот раз коротко. - Я думаю, на её месте я бы умер от переживаний.
   - Слуги гораздо более выносливы, чем их господа, - философски заметил Владетель. - Но я учту вашу просьбу, Господин Четырёх Стен. Я и не собираюсь её мучить. Поверьте, мне есть, чем заняться помимо неё.
   - Однако надо непременно устроить пышную свадьбу. Роскошное торжество. Вы не против?
   - Нет, почему же. Торжество - это очень заманчиво... У меня будет к вам просьба, Господин Четырёх Стен... Одна маленькая просьба.
   - Сейчас попробую угадать, - Ратвир сам потянулся к графину, чтобы налить себе вина в новый бокал, появившийся на столе, но Владетель опередил его и налил ему сам, а потом и себе. - Вы хотите, чтобы я сделал её Благородной?
   - Отнюдь не сразу, - повёл рукой Владетель. - Потом. Через какое-то время. Чтобы это действительно не смахивало на заговор, - он пригубил из бокала. - Но мне очень хочется посмотреть на Совет... Поймите меня, это всего лишь моё пожелание. Я прекрасно понимаю, что ваша обязанность, как и моя, не позволяет с ней шутить...
   - Что вы, я всегда рад подыграть вам, когда дело касается Совета, - Господин Четырёх Стен понимающе кивнул. - Я найду какой-нибудь повод, независимо от вас сделать её Благородной. Думаю, это будет как раз кстати. Эти советники давно уже не знали потрясений...
   - Может, тогда стоит смилостивиться над ними?
   - О нет, вы меня заразили, Владетель! Я подумаю над вашей просьбой... Непременно подумаю,... - он поднял бокал. - За вашу скорую свадьбу, Владетель!
   Тартен Датариан тоже поднял свой бокал, довольно улыбаясь про себя. Нет человека в Небесном Городе наивнее Господина Четырёх Стен... И при этом он сосредотачивает в себе такую власть...
   Давно пора это исправить.

______

  
   Дверь приоткрылась, пропуская в комнату порцию холодного воздуха. Лиадж вздрогнула, порываясь поднять глаза, но потом поняла, кто это вошёл, и быстро сползла на колени и зажмурилась, сдерживая жалобный стон. За эти несколько часов она так ничего и не поняла для себя.
   - Надеюсь, тебе понравилась твоя комната. Ты будешь здесь жить, пока тебе не подготовят покои, подобающие моей невесте. Это не самое уютное место в Башне, - судя по звукам шагов, он прошёл вглубь и сел в кресло. - Но пока что я не смогу предложить ничего лучше. В конце концов, тебе известно, что я не рассчитывал жениться... Надеюсь, кстати, в будущем ты будешь приличной женой и мне не придётся сердиться на тебя, - голос Владетеля был почти ласковым, если бы не казался немного усталым. - После свадьбы ты поселишься в Северо-Восточной Башне. Так будет удобнее мне, да и, думаю, тебе будет гораздо легче осознавать, что грозного Владетеля Ключей нигде поблизости нет, - он усмехнулся. - Ну, хватит уже лежать ниц. Тебе пора отвыкать от твоих привычек. Моей жене не подобает стоять на коленях ни перед кем, уж тем более, перед собственным мужем. Придётся заняться твоим воспитанием... Поднимайся, я сказал! - негромко приказал он. Лиадж ничего не оставалось, кроме как повиноваться.
   У неё было ощущение, что её раздели и выставили в центр площади, и каждый проходящий мимо жадно впивается в неё глазами. Кажется, Владетель изучал её.
   - Ну, что ж. Теперь сядь куда-нибудь, чтобы я мог с тобой разговаривать.
   Лиадж жалобно вздохнула и, нашарила позади себя стул.
   - Так лучше, - кивнул Датариан. - Знаешь ли, только что у меня был Господин Четырёх Стен, и он просил меня быть с тобой помягче. По-моему, мягче уже некуда, - Тартен заметил, что уши Лиадж вспыхнули багровым, и опять усмехнулся. - Ты, надеюсь, в состоянии воспринимать всё, что я говорю?
   - Да, господин, - едва слышно проговорила Лиадж.
   - Хм... Предположим, я даже тебе верю. Итак. Пока ты поживёшь здесь, правда, если тебя очень смущает, каким путём сюда надо идти, я велю приготовить тебе комнату внутри Башни. Но там нет окон... Да и выходить тебе некуда, - задумался он. - Поэтому, думаю, тебя вполне устроит эта. Я правильно думаю?
   У Лиадж слишком стучали зубы, чтобы она могла что-то ответить.
   - Ну, ладно. Предположим, тебе тут и вправду нравится. Я обещаю не стеснять тебя собственным присутствием, дам тебе немного попривыкнуть. Пока что с тобой останется мой молчаливый друг, - он кивком головы указал на палача, хотя Лиадж не видела этого жеста. Но она и так поняла, о ком идёт речь. - Он не годится, чтобы скрасить одиночество беседой, однако выполнит твои пожелания, кроме тех, что я ему запретил выполнять. В частности, тебе нельзя выходить из этой комнаты и видеться с твоими прежними знакомыми. Надеюсь, он не очень тебя смущает?
   - Н-нет...
   - О, да ты умеешь разговаривать! - притворно изумился Владетель. На глазах Лиадж опять выступили слёзы. - Ладно, я не буду больше над тобой издеваться. С твоей стороны, доля у тебя не очень завидная, но ты с ней свыкнешься. Поверь мне, это не самая страшная судьба. Итак, я не буду сейчас захламлять твои мысли множеством информации, которую тебе следует принять к сведению. В конце концов, ты всего лишь служанка. Всё, что должно тебя волновать: это то, как ты проведёшь следующие дня два. Еду тебе принесут. Если это будут слуги, можешь поболтать с ними, если хочешь, но разговорить палачей тебе не удастся. Они на редкость неразговорчивы, - Владетель о чём-то задумался. - Платье это тебе лучше сменить. Не будет моя невеста ходить в одежде служанки. В шкафу есть платья, думаю, ты найдёшь, что тебе одеть... Благодарности я от тебя не требую, - предупредил он её, когда она только-только набрала в лёгкие воздух. - Вся эта история со свадьбой - не самая приятная история, которая случалась не только с тобой, но и со мной. Свадьба будет недели через две, надеюсь, за это время ты привыкнешь к своему новому положению.
   Владетель поднялся с кресла, и Лиадж с замиранием сердца поняла, что направляется он к ней.
   - Тебе больше нет смысла падать передо мной ежеминутно на колени и прятать лицо, будто ты что-то украла, - произнёс он. - Думаю, ничего с тобой не случится, если ты научишься смотреть не в пол, а на что-нибудь более интересное. А то у меня появляется ощущение, что моя невеста в жизни не видела ничего, кроме ковров в резиденции Говорящей в Совете. Посмотри на меня, что ли.
   Лиадж сильно закусила губу. Владетель вздохнул.
   - Будто бы я за это сделаю с тобой что-то страшное. В конце концов, к слову сказать, ты скоро станешь моей женой. Не хочешь взглянуть на лицо собственного жениха?.. - он скептически поджал губы, потом сделал неопределённый жест, выражающий недовольство, которого Лиадж опять же не видела, и мягкими холодными пальцами взял её за подбородок, поднимая её голову. Датариан встретился с взглядом с испуганными, влажными серыми глазами, изобразил на лице ласковую улыбку и произнёс. - Ну вот, видишь, я совсем не такой страшный, как ты предполагала, правда? Что ж, сегодня я больше не буду смущать тебя. Я приду, когда будет время... А пока обживайся, - он развернулся на каблуках и скрылся за дверью.
   Лиадж, тяжело дыша, коснулась рукой подбородка, где тронули её пальцы Владетеля Ключей, но на этот раз не разрыдалась снова.

______

  
   - Ты опять был у Владетеля Ключей? - Говорящая, накинув на плечи шаль, сидела на невысоком мягком пуфе, опустив ноги в горячую ванночку.
   - Да, - коротко ответил Ратвир.
   - А ты не предупреждал, что зайдёшь проведать и меня.
   - Почему я не могу навестить свою жену без предупреждения? Или ты прячешь от меня что-то?
   - Больше ты прячешь от меня, чем я от тебя, - вздохнула Говорящая. - Как ты провёл время?
   - Великолепно. Я не знаю, что такого ты нашла в Датариане, - Ратвир лёг прямо в одежде на её постель и заложил обе руки за голову.
   - Я? Хорошего актёра.
   - А я - славного собеседника, - ответил Господин Четырёх Стен.
   - И чем он сейчас занимается?
   - Сейчас? Наверное, разговаривает со своей... ха... невестой.
   - Он поделился с тобой, что собирается делать после свадьбы? - Говорящая задала этот вопрос как бы между прочим, поправляя шаль и подзывая служанку с большим махровым полотенцем для ног.
   - Сказал, - зевнул Господин Четырёх Стен, - что посадит её, бедняжку, в Северо-Восточную Башню, и, скорее всего, благополучно про неё забудет.
   - Не самая лучшая судьба...
   - Но лучше, чем служить целую вечность, а? - Ратвир сел и стал расстёгивать бархатную куртку, оставаясь в одной рубашке. - У тебя здесь жарко.
   - По мне - в порядке, - неприветливо ответила Говорящая.
   - Кажется, у тебя нет никакого настроения к мирной беседе, - вздохнул Господин Четырёх Стен. - Твоя подозрительность - твой порок.
   - У меня болит голова, Ратвир. Я действительно не склонна к беседе.
   - Тогда поговорим как-нибудь в другой раз, - он поднялся и вышел, забыв куртку.
   - Отнеси, - приказала Говорящая служанке, указывая на куртку.
   Служанка взяла куртку и скрылась. Говорящая легла в постель и, разглядывая потолок, задумалась. Не стоит давать Датариану легко воплощать планы в жизнь. И если нереально расстроить свадьбу - возможно, есть какие-то другие варианты.

8

Златовласая служанка

______

  
   Хранитель Терика спал. И видел сон.
   Это было довольно редко - чтобы ему снились сны. С давних пор ночами он падал в черноту, и из этой черноты выбирался только по утрам, вернее, когда дело двигалось к полудню. В такие моменты Терика чувствовал, как солнечный свет пробирается под закрытые веки, и чернота отступала. Он никогда не жалел об этом и не понимал тех, кто любят поспать подольше. Он не любил спать - что интересного в простой темноте, во время которой он ничего не чувствует. Зато любил поваляться подольше, с закрытыми глазами, но уже не в темноте, и слушать шорохи и запахи, доносящиеся снаружи или из-за дверей в его спальню.
   Но сегодня ему снился сон. Причём, этот сон ему совершенно не нравился, и Терика предпочитал бы видеть привычную темноту.
   Это был довольно затяжной кошмар. В течение всей ночи - по крайней мере, так ему казалось - он от кого-то убегал. События происходили в каком-то ужасном болоте, оно противно хлюпало под ногами, а вокруг росли колючие кусты, которые рвали развевавшиеся полы белой рясы. Терика хорошо помнил, что никогда не бывал на болоте, но всё, что он видел, было так реально, что Терика даже сначала сомневался, сон это или правда. Ему помогла трезвая логика: что он может делать на болоте, без слуги и без лошади? Но даже понимание того, что это сон, не спасало от страха, будто бы если преследователи, от которых он бежит, догонят его, то сон скоро станет реальностью, и тогда...
   Терика содрогнулся. Откуда-то он чувствовал, что нельзя, чтобы его догнали.
   Но во сне, как и наяву, его физическое тело было совершенно не готово к такому беспрерывному бегу. Он начинал задыхаться, болел бок, а от долгого бега у него перед глазами мелькали яркие пятна. Его тошнило. Пейзаж всё не менялся, колючие кусты работали на преследователей, затормаживая Терику. Один такой больно хлестнул его по ноге, сильно поцарапав - Терика мельком видел кровь, - и Хранитель Терика, пролетев над чавкающей жижей, из которой высовывались поросшие мхом кочки, лицом упал в болото.
   Он почти по-настоящему ощутил, как влажная и мерзкая болотная жижа обволакивает его лицо и руки. Терика забился в панике, переворачиваясь на спину и ловя взглядом серое небо. Болото затягивало его вниз, он почти перестал ощущать ноги и нижнюю часть туловища. Но ещё больше его пугало приближение его преследователей.
   Он не видел их ещё ни разу, но уже боялся панически, чувствуя, что встреча с ними будет для него ужасной.
   Преследователи мчались на чёрных конях, закутанные в чёрной плащи - Терика где-то слышал, что это обычный кошмар, когда за тобой гонятся мрачные фигуры, но это не мешало ему дрожать от страха. Тщетно пытаясь вырваться из плена болота, Терика с ужасом наблюдал, как приближается чёрная масса, окутанная туманом брызг - болото не охотилось на них. Как это ни странно было понимать, болото охотилось именно на него, на Хранителя Терику.
   Терика понял, что застыл в этом болоте, как будто оно превратилось для него в камень, и он не может выбраться. Чёрная туча приблизилась. Терика, трясясь от страха, пытался выкарабкаться наружу, смотря на чёрных всадников с опаской. Они окружили его и изредка переглядывались бледными лицами из глубины капюшонов, низко надвинутых на глаза. Один из них, подъехал ближе и, наклонившись, выдернул Терику из трясины, держа его за ворот.
   - Куда ты бежал, Хранитель Терика? - послышался голос позади. Всё ещё в подвешенном состоянии, Терика изогнул голову, пытаясь разглядеть подъехавшего. Мгновенно он понял, что больше нет болота. Он стоял ногами на чём-то твёрдом, и кто-то - Терика понял, что его охватывает недоумение от того, как чётко ощущалось всё, что происходило с ним - затягивал на его шее узел верёвки. - От кого ты бежал? - продолжал допрашивать голос.
   - Кто вы? - шёпотом спросил Терика.
   Он слышал мерное цоканье копыт, будто о булыжную мостовую, хотя Терика не видел никого, кроме чёрных фигур своих палачей.
   Перед ним появился всадник. На чёрном коне, фыркавшем и трясшем красноватой гривой, но в простой одежде, светлой, но из какой-то грубой ткани. На его голову был наброшен капюшон, и Терика с трудом рассмотрел, что лицо его молодое, усталое, грустное. Глаза печально смотрели на Терику.
   - Я - король Алвалена, - грустно сказал юноша.
   - Что со мной? Кто они были? Почему я...
   - Ты бежал от слуг Ночи, но от Света ты тоже бежал - всю жизнь, - продолжил юноша, немного наклоняясь к гриве своего коня. - Ты был предателем Света всю жизнь, и то, что ты не служил Ночи, ничего не значит. Я - твоё будущее, Хранитель Терика. Ты умрёшь на виселице, ты будешь убит королём Алвалена, - юноша вздохнул.
   - Вы... Я сплю? Это сон?
   - Думай, как хочешь, - голос его стал безразличным. Но потом он продолжил. - Это сон. Когда ты проснёшься, ты подумаешь, что просто устал за время путешествия. Но много раз подумай, прежде чем ехать в Алвален.
   - Вы - король Бару? - спросил Терика поражённо.
   - Я - король Алвалена, - он грустно посмотрел на Терику и взмахнул рукой. Исчезла опора под ногами. Терика вскрикнул, чувствуя, как затягивается петля на его шее. Он вскинул руки к горлу, и в этот миг сверкнула светлая сталь. Верёвка была перерублена. Терика упал, жалобно всхлипнув и всё ещё впившись пальцами в грубую верёвку. - Будто бы я спас сейчас твоё тело, - хмыкнул юноша, сжимая в руке меч так легко, будто он не был отлит из стали. - Но я могу спасти твою душу, Хранитель Терика.
   - О чём вы... о чём вы говорите? - спросил Терика шёпотом.
   - Ты поймёшь, если окажешься в Алвалене. Там тебя ждёт смерть и спасение в Силе Дня, если послушаешь меня. Если хочешь продлить свою жизнь - иди в другое место и избегай Алвалена.
   - Откуда вы знаете? - дрожащим голосом спросил Терика.
   - Я знаю, - юноша тряхнул головой, и капюшон ещё надёжнее скрыл от глаз Терики его лицо. Терика видел только, что он молод, и видел, что он печален - но не более того.
   Он развернул коня и вскоре растаял в тумане. Исчезло всё, размазываясь в привычную черноту.
   Терика проснулся.
   Было уже утро. Варт, едва заметив, что Хранитель Терика открыл глаза, тут же подал ему стакан с водой и заметил:
   - Вы сегодня изволили долго спать, Хранитель Терика. Кони уже давно готовы и ждут нас. До Алвалена всего несколько часов пути. Его стены видны уже отсюда.
   - Алвален,... - пробормотал Терика. - А, Ночь с ним...
   - О чём вы, Хранитель Терика? - переспросил внимательный Варт.
   - Об Алвалене... Мне приснился странный сон, - пожаловался он слуге. - Мне кажется, лучше не ехать в Алвален.
   - Сны - это всегда глупости, Хранитель Терика. Вы бы знали, сколько я видел разных снов! - посетовал Варт, протягивая Терике сосуд для умывания. - Если на них обращать внимание - лучше лечь и умереть! Впрочем, если вы желаете, мы поедем куда-нибудь в другое место. Куда вы пожелаете, Хранитель Терика...
   - Да нет... Алвален уже совсем близко, - Терика посмотрел в небольшое низко прорубленное окно. - Заедем туда ненадолго. Мне очень интересно, кто же сейчас король... А задерживаться там и вправду не стоит. Там сейчас неспокойная обстановка.
   - Так давайте не поедем в Алвален, Хранитель Терика? - у Варта был такой вид, будто у него спрашивали совета, стоит ли уничтожать мир или лучше повременить.
   - Ну уж нет... Хочу поглядеть на короля Бару...
   "Вот уж сам не знает, чего ему надо, - вздохнул Варт про себя. - Надо же: в Сэнктиме сидит, лениво смотрит в окно - благодать... А здесь - такой непоседа... Эх! Что может быть интересного в короле Бару?"
   "Посмотрю на короля - и уеду, - думал Терика, умываясь. Сон оставил на душе странный осадок. - Если он действительно окажется тем юношей, что мне приснился во сне - убегу, сломя голову. А если нет... Какой интересный сон, - он вздрогнул. - И какой страшный сон, - подумал он. - Может, всё-таки не стоит ехать в Алвален?"
   - Ну? - поднял он голову и посмотрел на слугу.
   - Что, Хранитель Терика? - удивился неожиданно невнятному вопросу Варт.
   - Кони, говоришь, готовы?
   - Да, Хранитель...
   - Тогда дай мне мою одежду, - недовольно заворчал Терика, опуская ноги с гостиничной кровати на пол. - Что уставился? Ой...
   На левой ноге Хранителя Терики вспухли две полосы, будто царапины, возникшие в результате сильного удара. Когда он опёрся на неё, боль проснулась.
   - Что это, Хранитель Терика? Где вы успели так пораниться? - встревоженно спросил Варт.
   - А-а... Ночь его знает, - пробормотал Терика.
   "Может, всё-таки не стоит ехать в Алвален? А, ладно... Только посмотрю на короля... Не может же он, едва я появлюсь, потащить меня на виселицу! И вообще, это всего лишь сон... Дурацкий сон!"

______

   Утром следующего дня Хранитель Терика проснулся уже в лучшей гостинице Алвалена и мгновенно получил от Варта важный конверт. На нём стояла королевская печать, а внутри него лежало написанное аккуратным почерком королевского писца приглашение посетить дворец его величества Бару. Такие приглашения любой Хранитель, приезжавший в город, получал непременно. Обычно Терика любил посещения королевских дворцов, но его в тот день ему стало не по себе. И потому, глядя на время: два часа пополудни, он желал, чтобы случилось что-то, что даст ему повод не появляться во дворце. Конечно, король Бару будет оскоблён, но ведь у Хранителей бывают всякие дела... Неотложные дела...
   Но ничего не произошло. А потому, облачившись в свою белую одежду, Хранитель Терика, почти не скрывая от с сомнением посматривавшего на него Варта своего волнения, нанял экипаж, чтобы он доставил его ко дворцу его величества короля Бару.
   - С вами что-то не так сегодня, Хранитель Терика, - нахально сообщил Варт.
   - Я без тебя знаю, - огрызнулся Терика. - Король Бастиан был та ещё штучка, - сообщил он. - Кто знает, каким окажется этот Бару?
   - Вы же - Хранитель, - Варт, как всегда, был невозмутим.
   - Я без тебя знаю, - недовольно заворчал Хранитель.
   Варт пожал плечами. Никогда ещё его господин не переживал перед встречей со всякими королями, мэрами и прочими хозяевами тех местечек, где приходится бывать Хранителям. Такова жизнь - за благополучие и белые одежды нужно изредка платить. Что именно волновало Терику в новом короле Алвалена, Варт понять не мог.
   Терика уже бывал при дворе Бастиана. Мальчишка-король ему не понравился точно так же, как и все остальным. Надменный, самолюбивый, и во всех видит предателей. А самой любимой его песней было про то, что когда-нибудь он сумеет изгнать всех "предателей Света" чуть ли не со всего мира. Может быть, такое стремление и не самое худшее, но в Алвалене с завидной частотой задыхались в петле "слуги Ночи" - те, кто случайно посмотрел на Бастиана без должного подобострастия.
   Роскошный дворец Бастиана был полон придворных и гвардейцев. Все кланялись Терике, женщины заводили беседы - в общем, всё было, как обычно. В такой среде Терика всегда чувствовал себя спокойно. Не то, что собирать народ на сельской площади и читать им проповеди. На таких сборищах без слуги лучше было не появляться, а во дворцах никогда не понадобится его помощь. Поэтому Варт остался где-то внизу, развлекаться общением с дворцовыми слугами.
   Терика уловил несколько изменений. В последний раз, когда он появлялся в городе, гвардейцы не носили чёрные плащи, а придворные дамы не переглядывались так испуганно.
   Лёгкий шум, царивший в зале дворца, оборвался неожиданно. Перед приходом Бастиана обычно появлялся глашатай, объявлявший короля в соответствии со всеми титулами. На этот раз в зале совершенно незаметно появилась новая фигура.
   Терика с невольным страхом перевёл глаза на короля Алвалена, и облегчённо вздохнул. Ничего общего с юношей из его кошмарного сна этот человек не имел. Внешность у него была довольно отталкивающая, воинственная - его лицо будто бы носило следы шрамов от чьих-то когтей. Тёмно-зелёные глаза смотрели на кланяющихся ему людей снисходительно и внимательно, казалось, они проникают глубоко в душу, узнавая о человеке всё. Медно-рыжие волосы короля едва доставали до мочки уха, и были придавлены золотым ободком королевского венца. Он благосклонно улыбнулся нескольким людям, кивнул другим, и незаметно оказался уже рядом с Хранителем.
   - Да будет с вами Свет, ваше величество - Терика уважительно поклонился, как всегда, не очень низко, но чтобы не отвести от себя благосклонность короля.
   Бару едва заставил себя не усмехаться грубо: такое пожелание из уст Хранителя не причинило ему даже отдалённой боли, а ведь должно!
   - Я всегда рад видеть Хранителя в своём дворце, - Бару поглядел в глаза Терики и вдруг увидел там облегчение. С чего бы это? Он ожидал увидеть в короне кого-то другого? Или в своём чёрном облачении и с таким украшением на лице он больше походит на королевского палача? - Надеюсь, вы как-нибудь навестите меня в моём кабинете, Хранитель. Мне было бы приятно поговорить с вами.
   - Не откажусь, ваше величество - поблагодарил Терика. Он был очень счастлив, что король - именно этот жутковатый человек, а не очередной мальчишка! Пожалуй, он не выдержал бы, увидев в короне юношу из своего сна!

______

  
   - До меня доходили разные слухи о том, что творится в Сэнктиме, - король довольно вальяжно развалился в кресле, закинув ногу на ногу и расстегнув рубашку на две верхних пуговицы. Терика сидел в кресле напротив, практически умиротворённый. - Правда ли, что там что-то неладно, Хранитель Терика?
   - Я не замечал ничего странного, - пожал плечами Хранитель. - Ваше величество, в Ордене Хранителей уже давно ничто не нарушает привычного хода жизни. Это - самое спокойное место во всём нашем мире.
   - Тем не менее, я слышал много слухов о Пресветлом Вассатаэле. Как его здоровье?
   - Великолепно, ваше величество, - с подозрением в голосе отозвался Терика. Что привязался этот король к Сэнктиму? И кто это распускает подобные слухи? Поймать бы да отлучить от Света - чтобы впредь неповадно было! - Не знаю, откуда могут возникать такие слухи...
   "Откуда этот Бару может знать про странности, в последнее время происходящие со стариком Вассатаэлем? Неужто, он успел навербовать столько шпионов даже в Сэнктиме! А ведь недавно правит..."
   - Должно быть, у Ордена Хранителей есть свои враги, - как нечто незначительное проговорил Бару.
   - Быть врагом Ордена - быть врагом Света, - заметил Терика. - Не у каждого наберётся столько смелости.
   - А я слышал много слухов о грядущем возрождении Силы Ночи, - продолжил Бару.
   - Это всё проделки шарлатанов, пытающих опорочить Сэнктим, - недовольно ответил Хранитель. Не очень приятная была тема для разговоров. - Таких немного, но они смущают народ своей болтовнёй. Всё это - глупости, никакая Сила Ночи уже не вернётся! - он взволнованно посмотрел в зелёные глаза короля, и ему показалось, что они смеются. - Камень Света хранит нас от неё.
   - Будет печально, если это не так, - согласился король. - Думаю, нам стоит выпить за то, чтобы этого не произошло, - предложил он, улыбаясь, и от этой сладковатой улыбки полосы на лице искривились. При ближайшем рассмотрении это оказались не шрамы, а татуировки.
   Зачем такое украшение королю, было совершенно непонятно.
   Подошла служанка, поставила на стол графин вина и два кубка. Терика невольно обратил на неё внимание. Её движения, грациозные и женственные, будто у благородной, тонкие, белые кисти с длинными аккуратными пальцами, холёное не слишком красивое лицо, но его некрасивость с лишком искупалась роскошными золотыми кудрями и стройной, обточенной фигуркой. Простое платье служанки сидело на ней, как на королеве. Когда Терика попытался вглядеться в её лицо, она возмущённо вспыхнула, а глаза её так гордо засверкали, что он даже отпрянул.
   - Циэль, - недовольно зазвучал голос короля, - ты забываешься...
   Женщина опустила взгляд, разлила вино - Терика видел, как дрожат её руки, - и опять исчезла в комнатке для слуг.
   - У вас очень необычная служанка, - заметил Хранитель.
   - Очень мнительная, - усмехнулся Бару. - Иногда позволяет себе непозволительные вещи...

______

  
   Аджит выскочила из кабинета Бару и раздражённо вскрикнула. О, это невыносимо, терпеть его издевательства! Она думала, что сможет вытерпеть всё ради благосклонности Хозяина, но... Но теперь она поняла, что больше не в силах! Бару заставляет её испытывать такие унижения, которые не может перенести никто!
   Она повесила голову и без сил опустилась на низкую скамейку, почти не слушая, позовёт ли её его величество, или нет. Из-за слёз у неё покраснели глаза, она молитвенно сложила руки и застонала.
   Нет, она больше не может так! Не может! Молить Бару бесполезно - он не способен на снисхождение, и уж тем боле, ей не позволит её гордость! О, проклятая гордость!
   "Бежать!"
   Сумасшедшая мысль испугала Аджит. Циэль вздрогнула, опуская руки.
   Бежать? Куда? Кто может защитить её? И от кого бежать? От Бару? От Хозяина?
   Аджит взволнованно поднялась на ноги и обхватила себя за плечи. Если Бару вдруг найдёт её... О, нет! Нет!
   - Что же мне делать? - прошептала она. Сердце в груди испуганно колотилось.
   "Убежать? Испытать судьбу? Но что будет ждать меня? Ярость Бару - ничто, по сравнению с яростью Хозяина... А что может спасти меня от Хозяина? Нет никого..."
   Она вдруг замерла, закусив губу и направив взгляд в пустоту.
   Есть такой человек, который может спасти её от Хозяина. Есть, но он никогда не согласится сделать это. Тем более, спасение никогда не будет полным. После смерти ей суждено будет растаять в Силе Ночи, а она-то не прощает предательств!
   Аджит села, но была слишком взволнована, потому встала и села ещё раз. Тысячи мыслей в безумном хороводе кружились в её голове вокруг единственной, яркой и пугающей.
   Бежать!

______

  
   Его величество предложил Терике покои в его дворце во время пребывания его в Алвалене. Это было весьма кстати - в гостинице Хранителю не очень понравилось. К тому же, общество короля было довольно-таки приятно. Помнится, Бастиан не был так радушен к гостям.
   Он вошёл в свою комнату, лёг на кровать поверх пухового одеяла. Такая жизнь! Впрочем, его жизнь, там, в Сэнктиме, почти не хуже. Разве что в его доме не располагается казна города.
   Терика уже закрыл глаза, расслабляясь, когда услышал шаги. Нахмурившись, он сел, готовясь в случае чего позвать охрану, но, увидев своего гостя, вернее, гостью, мгновенно передумал. Его охватило недоумение...
   - Прошу вас, тише! - сдавленно воскликнула женщина, прижимая палец к губам. - Пожалуйста! Выслушайте меня! Если вы позовёте охрану, вы погубите меня! Пожалуйста, Хранитель!
   - Что случилось? - Терика нахмурился, вглядываясь в лицо женщины. Безусловно, та самая служанка, что прислуживала королю Бару в его кабинете.
   - Прошу вас, помогите мне, Хранитель! - женщина, к изумлению Терики, встала перед ним на колени и схватила его за руку. - Мне больше никто не может помочь! У меня только одна надежда!
   - Что у тебя случилось? - Терика попытался вырвать свою руку, но у него ничего не вышло. Женщина пододвинулась к нему ещё ближе.
   - Моё имя Циэль Аджит, я одна из придворных дам Фаалинского королевского двора! - зашептала она горячо и быстро. - Бару держит меня здесь практически в рабстве!
   - Быть не может, - замотал головой Терика. - Как он... Как ты...
   - Мой отец - кузен Алсбеты Фаалин, королевы Фаалина! Он уже наверняка сходит с ума, не зная, где я! - глаза женщины так смотрели на него, что он просто не мог не поверить. Она продолжала сжимать его руку в своих руках, стоя на коленях.
   - Как же так получилось? - пробормотал он, высвобождая, наконец, свою руку. - Должно быть, это какая-то ошибка... Король Бару наверняка не знает...
   - О, нет! Я была слишком неучтива с ним, и он решил так наказать меня! - негромко воскликнула Аджит. - Пожалуйста, Хранитель!.. Помогите мне! Я не знаю, на что мне надеяться! Он издевается надо мной, он заставляет меня...
   - Подождите! - торопливо перебил её Терика. - Так Бару знает, что вы... И он посмел...
   - О, для него нет никаких законов! - воодушевлённо продолжила Циэль. - Вы верите мне? - в её глазах дрожали слёзы. - Пожалуйста, если вы не поможете мне, я убью себя! Я клянусь, я... Если вы... Мой отец заплатит вам сколько вы захотите!
   Хранитель Терика судорожно пытался что-то сообразить. Этот милейший человек король, с которым так приятно поболтать, хотя он и начинает порой не очень приятные темы... И эта женщина... Безусловно, её манеры... Её движения... Её взгляд, да... Но ведь рабство запрещено! Бару по закону Цитадели и Сэнктима не может...
   - Пожалуйста! - испугавшись, что Терика сейчас прогонит её, зашептала женщина. - Что хотите,... - на лице Хранителя отобразились терзавшие его сомнения. - Светом клянусь! - лицо её вдруг исказилось, будто бы от страшной боли, и она зарыдала, упав лицом на одеяло.
   Терика не переносил женских слёз. А потому он мгновенно оказался согласен помочь несчастной женщине.
   - Я буду счастлив помочь... Но я не знаю...
   - Пожалуйста, не бросайте меня здесь! - она опять схватила его за руку. - Если хотите, я... Хотите? - вопросительно спросила она, и Терика покраснел, как мальчишка, когда она принялась расстёгивать платье. - Только помогите мне!
   - Камень Света, перестаньте! - Терика остановил её. - Как я могу помочь вам? Скажите, а я сделаю всё, что в моих силах...
   - Правда? Вы - мой спаситель, о, Хранитель! - Терика и глазом моргнуть не успел, как Аджит поцеловала ему сначала одну руку, потом другую. - Я схожу тут с ума, я себя теряю здесь... Я не выношу этих издевательств...
   - Что я должен сделать? - Хранитель со страхом осознал, что вот-вот окажется едва ли не участником заговора против ставшего для него зловещим короля.
   - Он следит за мной неотступно! Уговорите его уехать из дворца, пожалуйста! Попросите его показать вам его загородную резиденцию, выехать на охоту - что угодно! Пусть только покинет дворец, покинет Алвален! Тогда я сумею убежать... Вы сможете? - она с надеждой посмотрела на него. - Вы ведь не бросите меня здесь? Скажите, Хранитель!
   - Конечно, я вам помогу... Конечно... Я постараюсь... Я...
   - О, благодарю вас, благодарю, Хранитель... Скажите ваше имя?
   - Терика... Хранитель Терика...
   - Я буду молиться за вас, Хранитель Терика, - женщина торопливо поднялась. - Я и мой отец будем в неоплатном долгу у вас... Но мне надо бежать, - зашептала она вновь. - Если меня кто-нибудь увидит здесь, Бару накажет меня... Простите, что я помешала вам,... - она скрылась так же внезапно, как и появилась, где-то за дверью, но никто этого не заметил.
   "Камень Света, - подумал про себя Терика, всё ещё не в силах прийти в себя, - неужели... Неужели, она сказала правду?"

9

Дар Волчьего Перстня

______

  
   В лесу Наймире не нравилось. У неё были нехорошие предчувствия, на которые вполне следовало бы полагаться. В конце концов, тут наверняка толпы разбойников. А разбойники не относятся к тем, кого остановит печатка Бару.
   Кто-то засвистел в кустах. Наймира торопливо погнала свою лошадку быстрее. Аэлите не очень понравилось предложение хозяйки, но ей пришлось послушаться. Наймира наклонилась к её гриве и зашептала себе под нос что-то вроде: "Померещилось просто, померещилось..."
   - Эй, красотка, куда это ты мчишься? - захохотал кто-то позади. Наймира испуганно обернулась и заметила за собой самого бандитского вида всадника.
   - Вот не хватало же,... - пробормотала Наймира, вдавливая каблуки в бока Аэлиты. Но лошадь решила, что её хозяйка совершенно обнаглела, заржала и встала как вкопанная. Не ожидавшая ничего подобного Наймира перелетела через неё и больно ударилась о землю.
   Кто-то подошёл, шурша сапогами по траве, грубо потрогал её шею и перевернул на спину. Она зажмурилась, закрывая одной рукой лицо, а второй нашаривая нож. В конце концов, есть ещё одна попытка - на всякий случай.
   - Какая у нас гостья, - бородатый разбойник ухмыльнулся самой гаденькой улыбочкой, на которую, пожалуй, был способен. - И что у нас есть?
   - Ничего у меня нет, - выдавила Наймира.
   - Жаль, - вздохнул разбойник. - Тогда поднимайся, красотка. И постарайся не делать резких движений - я не люблю слишком самостоятельных женщин. Ясно?
   - Что вам надо? - испуганно выдохнула Ат Лав.
   - Всё, - коротко ответил разбойник, подталкивая её в плечо. - Не тащить же мне тебя на руках, красотка! Шагай! И шагай побыстрее... Ребята, возьмите её лошадку, - крикнул он куда-то в сторону. - У нас сегодня счастливый день!
   Наймира с сожалением поняла, что даже если она и бросится на этого бородача с ножом, пожалуй, с остальными ей не справится. Она была благодарна судьбе хотя бы за то, что она ещё в предыдущей деревне сняла с руки перстень, обещавший ей жизнь в случае встречи со слугами Ночи. Теперь перстень висел на груди, спрятанный под платьем. А не то, того гляди, отобрали бы его сразу...
   Пытаться убежать было бесполезно, судя по всему, уговаривать отпустить её - тоже. Наймира, злясь на весь мир, изредка кидала огненные взгляды на разбойника, громко ойкала, спотыкаясь о какую-нибудь ветку, и вслух ругалась "Лордами Тени".
   - Какая ты, красотка, ворчливая, - вздохнул бородач. - А то, того гляди, может и...
   - Ты лучше за собой гляди! - возмутилась Наймира, крепче сжимая нож. Пусть попробует сунуться к ней!
   - И злая, тьфу, - плюнул бородач. - Я, можно сказать, хе, - он хмыкнул, - со всей душой,... - он огляделся, и, обнаружив, что из приятелей поблизости никого нет, пододвинулся к ней ближе. - Мы тем живём, что продаём бедных путников в рабство мараданцам, - доверительно сообщил он Наймире, оказавшейся прижатой к дереву. - А ведь я могу там... отпустить могу, - он поднял лохматую чёрную бровь. - Всё ведь не в рабство, а?
   - Руки! - взвизгнула Наймира, чувствуя, что болтливый бородач уже задирает ей юбку. Она выхватила нож и так махнула рукой, что, не посторонись разбойник, был бы уже без носа. - Отрежу тебе сейчас всё, что лишнее! - воскликнула она, нервно поправляя платье и продолжая махать ножом так быстро, что раздосадованный разбойник никак не мог подойти. - Стой на месте! - закричала она, когда он шагнул в её сторону. - Стой, говорю! - она попятилась назад. - Стой! - она едва не споткнулась об очередной пенёк.
   - Ты смотри, - пригрозил разбойник. - Я как лучше тебе хочу...
   - Знаю я, как вы все лучше хотите! - пятилась Наймира. Голова очень смутно соображала. - Швырну нож! Стоять! - снова отреагировала она, когда он попытался пойти в её сторону. - Сила Ночи на ваши головы!
   - Что за дела, - ухмыльнулся бородач. - Все в последнее время пугают нас исключительно Силой Ночи!
   Наймире очень не понравилась его усмешка и короткий взгляд, направленный куда-то, назад её...
   Она налетела спиной на что-то мягкое и тёплоё, мгновенно её руку кто-то сжал так, что она выронила нож, потом её подняли над землёй и перекинули через плечо.
   - Пусти! - завопила Ат Лав, беспорядочно махая кулаками. - Тварь! Пусти! - она упала на траву.
   - Она моя! - вдруг зарычал бородач.
   - Ты-то её упустил, - гоготнул другой басок. Наймира с трудом понимала, что с ней происходит. То, что она сделала в первую очередь, как ощутила на своей груди чью-то руку, это извернулась и вцепилась в неё зубами. Разбойник взвыл и ударил её по лицу...
   Потом кто-то рванул её за ворот...
   Потом...
   Раздался новый крик. Наймира изумлённо наблюдала за тем, как случайно задевший рукой перстень Бару разбойник почернел, будто обуглился, и отлетел далеко-далеко в сторону, в кусты. Бородач поражённо провожал взглядом его полёт.
   - Камень Света, - пискнула не менее изумлённая Наймира. Потом перевела взгляд на перстень на своей груди. Он всё ещё искрился. - Мамочки мои...
   - Что это ещё такое? - послышался третий голос.
   - Тут это... она...
   Наймира перевела взгляд туда, откуда пришёл третий. Он был одет гораздо лучше предыдущих двоих, на голове его была шапка, надвинутая на затылок, а борода была рыжая и короткая. Если это - большая шайка, то этот мужик в ней - явно не последний человек.
   - Я же сказал, товар не портить! - главарь выругался. - Порченых покупают дешевле!
   - Она... она Громилу убила,... - выдавил бородач, ополоумевшими глазами пялясь на Наймиру, бледную и нервно мявшую разорванный воротник.
   - Чего? - фыркнул главарь.
   - Вот он... там лежит, - ткнул бородач пальцем в сторону. Главарь перевёл взгляд в ту сторону, его глаза расширились, он снова поглядел на неё, потом обратно на обуглившееся тело. - У неё там на груди что-то болтается... Громила эту штуку задел, а его... Туда... Так...
   - Это ты сделала? - спросил главарь, так глядя на неё, что ей очень захотелось вдруг проснуться и понять, что всё это сон. В его руке словно ниоткуда появился нож.
   - Нет... Да! - внезапно выкрикнула она. - Да! Не смейте меня трогать!
   - Ты, значит? - шагнул в её сторону главарь. Наймира, сама ничего не понимающаяся, тщетно попыталась отползти назад, но запуталась в подоле собственного платья. - Если не хочешь, чтобы я вспорол тебе твоё горло, немедленно отвечай, как ты это сделала! - его нож оказался прямо перед её лицом, а она была совершенно не в том состоянии, чтобы попытаться что-то сделать.
   - Не знаю, - всхлипнула она. - Не знаю... Оно само... Оно не моё...
   - Оно?!
   - Кольцо... Перстень... Это не я... Я не хотела, - она заплакала.
   - Сними его!
   - Не могу... Боюсь... Не могу...
   - У-у, Ночь с тобой! - прошипел главарь сквозь зубы. - Поднимайся! Пускай твой будущий хозяин разбирается с твоей смертоносной безделушкой! И молчи о ней, ясно тебе? - он убрал нож. - А ты, - взглянул он на бородача. - Закопай Громилу понадёжнее, и - ни слова никому! Убью! - пригрозил он. - С такой легендой её никто не купит!
   Наймира только беззвучно плакала и пыталась подняться с влажной лесной почвы. Её колотила мелкая дрожь.
   Перстень Бару совсем не жёг кожу. Он был по-прежнему холоден и тяжёл... и мёртв.
   Но у неё было полное ощущение, что когда этот Громила коснулся его, он ожил.

______

  
   Тия молча водила пальцем по песку. Шалашик, в котором держали её и Лимаса, был небольшой, и совсем не спасал от дождя, но вряд ли разбойники могли дать будущим рабам лучшие условия. Их хорошо кормили каждый день и не менее хорошо сторожили.
   Лимас уже пытался бежать, чтобы потом спасти и Тию. Его поймали, избили и вернули обратно. Может быть, если бы ему не приходилось думать о девочке, у него бы и получилось это сделать. Но только не с ней.
   Он пытался как-то утешить её, но он и себя-то не мог убедить в хорошем исходе всего этого. Теперь, возможно, мальчик по имени Сати умрёт далеко в горах Стегоса...
   С тех пор, как он пытался убежать, он был крепко связан, Тии даже приходилось самой кормить его. Сама она не была связана, только привязана к Лимасу за левую ногу. Она могла даже выйти из шалаша, но убежать - не могла. Развязать или разорвать узел ей было не под силу, и оставалось только томиться от неизвестности будущего.
   От тяжёлых размышлений Лимаса отвлёк шум. В шалаш впихнули какую-то женщину, молодую, с поцарапанным заплаканным лицом, потом внутрь заглянул главарь и сообщил:
   - К вам гостья. Будет тесно, но ничего. Завтра обещал быть посланец мараданцев. Скоро вы перейдёте к своим новым хозяевам.
   - Вы не сохраняете нам жизнь, - серьёзно заявила Тия. - Вы убиваете моего брата.
   - Ничего, справится твой брат и без тебя, - хмыкнул главарь и исчез снаружи.
   - Не бойтесь, тётенька, - вздохнула Тия, встречая растерянную женщину протянутым глиняным горшочком. - Там вода, можете попить, если хотите...
   - Спасибо, - прошептала женщина. Руки у неё дрожали. Она поглядела на двенадцатилетнюю девочку, тяжело вздохнула и покачала головой. Потом её глаза остановились на лице связанного тераика. - Знакомство не в очень приятных условиях, - она сдавленно улыбнулась. - Меня зовут Наймира. Наймира Ат Лав.
   - Тия, - представилась девочка.
   - Откуда вы? - не торопился отвечать Лимас. Он неприветливо посмотрел на пленницу разбойников, вздохнул и исправился. - Простите, - он отвернулся. - Вас, наверное, тоже ко мне привяжут...
   - Его зовут Лимас. Он - мой друг, - сказала девочка. - И он не хотел вас обидеть...
   Лимас хмыкнул, но ничего не ответил. Им ещё не хватало зарёванной женщины в шалаше.
   - Я из Алвалена, - сказала Наймира. - Я отправлялась в Небесный Город.
   - Правда? Зачем? - вдруг заинтересовался Лимас.
   - За моим непутёвым братом, - соврала Наймира. - Он просто спятил на идее найти Небесный Город... И сбежал из дома.
   - А сколько лет вашему брату? - Тия поставила горшочек обратно в вырытую для него в песке ямку.
   - Восемнадцать...
   - А моему - пятнадцать, - вздохнула девочка, и в её глазах задрожали слёзы. - Но я, его, наверное, больше никогда не увижу...
   - Может быть, вам ещё удастся сбежать, - вздохнула Наймира, опуская голову.
   - Её брат может умереть в любую минуту, - вмешался вновь Лимас. - Он находится в плену... В общем, нам с Тией нужно было в Цитадель, как можно быстрее.
   - Я не хотела напоминать, - смутилась Наймира.
   - Отчего же. Я и так всё время о нём вспоминаю, - серьёзно сказала девочка.
   Наймира невольно отпустила разорванный воротник, и Тия заинтересованно поглядела на перстень.
   - Что это у вас? - поинтересовалась она. - Так на чью-то лапу похоже... Можно посмотреть?
   - Нет! - испугалась Наймира, запахивая воротник.
   - Простите, - забормотала Тия.
   - Дело в том, что... Я не знаю, как сказать... Это опасно... Никому нельзя его трогать... На меня напал один из разбойников, - Наймира мстительно подумала о том, что главарь не хотел разглашать тайну печатки. - И он спалил его! Я сама не ожидала... Но когда он коснулся... Я сама испугалась, - она вздохнула, разводя руки, и вдруг услышала беспощадное:
   - Дар Ночи.
   - Что?! - воскликнула Тия, отодвигаясь в сторону. Наймира едва не подскочила на одном месте.
   Лимас с трудом сел и так посмотрел на Ат Лав, что она вся загорелась. Ей стало страшно от одного проницательного взгляда его светло-голубых глаз.
   - Дар Ночи, - повторил Лимас. - Мы всегда изучали историю Тёмных Времён. Наши Учителя знали всё обо всех Дарах Ночи. В том числе и о личном Даре пятого Лорда Тени, - он так внимательно вглядывался в бледное лицо Наймиры, что ей захотелось выскочить из шалаша. - Дар Волчьего Перстня. Убивает любого, кто причиняет его владельцу зло. Тия, можешь посмотреть, даже повертеть в руках, - не поворачиваясь к ней, заметил он. - Если ты сделаешь это без стремления сделать зло нашей гостье, он тебя не тронет...
   Наймира вдруг ясно поняла, кого так напоминает ей этот неразговорчивый смуглый мужчина с выжженными на солнце волосами.
   - Вы - тераик! - пролепетала она. - Камень Света!
   Лимас спокойно кивнул. Обычно простые люди и слова-то такого не знают, однако он совсем не удивился, что она узнала, кто он. Женщина с таким перстнем просто не имеет права не знать о тераиках.
   - А кто вы? - спросила Тия. Кажется, она не испугалась упоминания о Лордах Тени и Дарах Ночи.
   - Я... Я не... Не та, о ком вы думаете, - выдавила она с трудом. - Я не...
   - А вот я не думаю о вас плохо! - вдруг поддержала её девочка, перебираясь к Наймире ближе. - Дар Ночи - это совсем не обязательно плохо. Вот мой брат...
   - Тия! - громыхнул голос Лимаса. Кто-то из разбойников заглянул в шалаш и прикрикнул на них, чтобы орали тише.
   - Но мастер Лимас! - возмутилась Тия, тоже повышая голос, и удивлённый таким поведением тераик замолчал. - Не переживайте, пожалуйста, - продолжила она, вздыхая. - Тётя Наймира, а откуда у вас такой... перстень?
   - Она могла взять его только с позволения пятого Лорда. Я как-то где-то слышал, что он умер,... - пожал плечами Лимас.
   - Жив, - прошептала Наймира. Брови Лимаса поползли вверх. - Лорд Бару жив... И Лорд Зэрандер жив... И едва ли не жив сам Хозяин! - воскликнула она в исступлении. Из глаз её потекли слёзы. Она почувствовала в себе страстное желание прямо сейчас, немедленно, рассказать этим странным, незнакомым людям всю свою историю. - Они все живы, все живы, и они все хотят вернуть Тёмные Времена!
   - Вы знаете Лорда Зэрандера? - девочка мягко взяла её за руку. - Не плачьте, тётя Наймира. Я тоже его знаю...
   Наймира в изумлении замерла, сглатывая слёзы и молча глядя на Тию.
   - Камень Света, Тия, ты сошла с ума, - заметил Лимас, но больше ничего не сказал.
   - И мой брат его знает,... - продолжала Тия. - И друг моего брата, Хранитель...
   - Тэрмис! - почти выкрикнула Наймира. - Хранитель Тэрмис! Камень Света! Ты знаешь Тэма?
   - Да, - Тия почти улыбнулась. - Он очень хороший... Он - истинный Хранитель...
   Наймира вдруг крепко, порывисто обняла Тию, и открыто разрыдалась. А потом, взахлёб, давясь слезами, выложила всю свою историю, с того самого момента, как в дверь её с Марилом домика заколотил Призрачный Воин, до тех минут, когда она поняла, что за ней гонится лесной разбойник.
   Тия периодически давала ей ещё воды, когда она уже совсем не могла выдавить из себя ни слова, и серьёзно молчала, изредка задавая какие-то серьёзные, совсем взрослые для неё вопросы. Лимас слушал, наклонив голову и глядя на неё исподлобья. Он понимал, что она не врёт, так врать невозможно, но... Неужели, всё это - действительно правда?
   - Лорд Тени правит городом Славы! - пробормотал он. Наймира лишь краем сознания отметила, как странно он назвал Алвален. Она никак не могла прийти в себя, и никак не могла понять, почему вдруг решила открыть всё, что знала. - А ты - его рабыня. А твой брат - раб Зэрандера, - Лимас покачал головой. - И Призрачный Воин с истинным Хранителем... Чего-то ты мне не рассказала тогда, Тия, - он поглядел на девочку с сомнением.
   - Если только совсем чуть-чуть, - пролепетала девочка. Она продолжала держать руку Наймиры в своей. - Мастер Лимас, можно я... Можно я всё расскажу? Можно? Ведь она...
   - Может быть, я смогу как-то помочь твоему брату, - вдруг сказала Наймира. - Может быть, меня выручит этот жуткий перстень, и я вырвусь на свободу раньше! Мастер... Лимас? - переспросила она его имя и, не получив ответа, продолжила. - Мастер Лимас, я совсем не хотела приносить Бару клятву крови. Но только так я могу спасти своего брата - если приведу туда Тэма и Лорда Зэрандера.
   - Они ищут Камень Света, как я успел понять, - сказал Лимас, - а ты, таким образом, можешь помешать им.
   - Но я же не могу бросить своего брата в руках Бару! - воскликнула Ат Лав. - И потом, я всё объясню Тэму! Я не собираюсь скрывать, зачем ищу их, если найду!
   - А если Зэрандер не захочет спасать твоего брата? - каждое слово тераика было больным ударом по её сердцу. - Не думаешь ли ты, что ему всё равно?
   - Я надеюсь на Тэма,... - прошептала Наймира. - Тэрмис... Я верю, что он сможет помочь...
   - Я так и не понял, к чему всё это, - вздохнул Лимас. - Но мне не кажется, что ты служишь Злу. Я был воспитан на том, что любой человек, имеющий Дар, служит Злу, но... С некоторых пор я узнал, что один славный паренёк поневоле оказался владельцем Дара. А этот Дар не твой, - он нахмурился. - Этот Дар принадлежит перстню. Ты можешь быть спокойна: Чувствующие не начнут на тебя охоту.
   - Мой брат спас Зэрандера, - перебила его Тия. Наймира удивлённо поглядела на неё, поднимая брови. - Да, тётя Наймира, - Тия даже улыбнулась, в первый раз за последнее время. - Мы нашли его... в каком-то странном состоянии. Я испугалась, убежала, а Сати, оказалось, привёл его в себя, выходил... А потом Воин ушёл с Тэмом куда-то... искать Камень Света, кажется...
   - Что же с твоим братом, Тия? - поражённая, Наймира не верила в то, что судьба может так повернуться к ней. Казалось, никому в мире она не может довериться... А, оказалось, совсем не так. Оказалось, есть посвящённые люди, кроме неё и Марила... А значит, и в бою против Силы Ночи будет не один Лорд Зэрандер, а будет кто-то ещё... Кто-то...
   - Чувствующие объявили на него охоту, - пробормотал Лимас.
   - Тераики, - пояснила Тия, вытирая вновь появившиеся слёзы. - Они не верили, что Сати не служит Силе Ночи, они хотели убить его... Вызвали какого-то призрака, и он теперь не может уйти с гор. С ним Страж Света, но он всё равно не может никуда деться... Нужен человек с Даром Перемещения, - пояснила Тия. - За этим мы и торопились в Цитадель.
   - Скажите мне, - Наймира перевела взгляд на мрачного тераика, - если я смогу вдруг... попасть в Цитадель... Что мне делать тогда? Что сказать им?
   - Скажите...
   - Увлер сказал, что Сати находится под защитой Цитадели! - снова не дала сказать Лимасу Тия. - Позовите любого Стража, скажите ему...
   - Обратитесь к Клинку Света, - Лимас повысил голос, пытаясь заглушить болтовню Тии. - Думаю, это единственно правильное решение. Кое-кто в Цитадели может и не знать о том, что Клинок взял под своё покровительство мальчика с Даром Ночи. Скажите, что мальчик в горах Стегоса под наблюдением Стража Увлера и призрака Приносящего Жертву...
   - Приносящего Жертву? - у Наймиры почему-то пробежали по спине мурашки. - Звучит жутко...
   - Это и есть жутко, - опять встряла Тия. Она выглядела почти счастливо. - Лучше никогда в жизни не видеть этого!
   - Вам нужно будет знать, куда отправлять Стражей. Скажите, что это практически под Алтарём Света. Очень недалеко.
   - Я... Я поняла вас... Я постараюсь... Я непременно отправлюсь прежде в Цитадель! - воскликнула она.
   - Спасибо вам, тётя Наймира! - Тия практически повисла на её шее и снова разрыдалась. - Мне так страшно!
   - Не бойся, всё будет в порядке, - попыталась утешить её Наймира. - Уверена, что если мне удастся сбежать от мараданцев, это сможете сделать и вы. В случае чего, я попрошу Цитадель... Ведь рабство под запретом во всём цивилизованном мире!
   - Мараданская пустыня - это не цивилизованный мир, - вмешался Лимас. - Там рабство - обычная вещь. Другое дело, что они не имеют права забирать в рабство людей из остального мира, только тех, с кем у них идёт война. Таков был договор между Цитаделью и Двором Песка, когда стало ясно, что мараданцы не желают становиться хотя бы отчасти цивилизованным народом.
   - Вы так много знаете, мастер Лимас! - восхитилась Тия.
   - Говорю же, наши Учителя всегда знали всё. И всё это они рассказывали нам. Но такейцы считаются отсталым и необразованным народом, - отрубил он и замолчал вновь.
   - Ах, я так счастлива, что мы вас встретили, тётя Наймира! - прошептала Тия, устраиваясь на своей подстилке из соломы. - Я так счастлива!
   Наймира осторожно коснулась пальцем своего перстня. А если бы ей захотелось вдруг наложить на себя руки, что бы он сделал?
   Тия быстро заснула. Во сне она улыбалась и громко сопела. Наймира невольно ласково погладила её по голове.
   - Ты мгновенно узнала во мне тераика, - вдруг сказал Лимас, негромко, чтобы не разбудить Тию, но фраза прозвучала как вопрос, причём, достаточно настойчивый.
   - Да, я,... - Наймира растерянно посмотрела на него. Она не решилась рассказывать о том, как к ним в дом пришли Каратель и Убийца. - Просто я...
   - Ты уже встречалась с ними? - спросил он. - Не правда ли? Они приходили к Воину Тени, скорее всего... Я прав?
   - Да, - призналась Наймира. - Мне Тэм... рассказал о вас...
   - Я не принадлежу к тераикам. Я - бросивший, - коротко ответил Лимас, растягиваясь на соломе.
   Наймира предпочла промолчать, ей не нравилась эта тема, да и этот мужчина внушал ей какой-то подсознательный страх.
   - Когда ты появишься в Цитадели, они мгновенно почувствуют Дар Волчьего Перстня, - снова нарушил тишину мужчина. Наймира повернула к нему лицо, помолчала чуть-чуть и спросила:
   - Что же делать?
   - Тебе придётся избавиться от него.
   - Но оно - моя единственная защита в поисках Лорда Зэрандера и Тэрмиса, - возразила Наймира.
   - Или тебя задержат в Цитадели. Не исключено, что вежливо, но... Спрячь его где-нибудь, перед тем, как ступить в Цитадель. Где-нибудь подальше от неё...
   - Да, я... Я так и сделаю... Спасибо...
   - Не знаю, сделаешь ли ты это, - нахмурил он светлые брови. - И даже не уверен, что ты и вправду пойдёшь в Цитадель, когда на кону стоит жизнь твоего брата...
   - Я,... - попыталась возразить ему Наймира, но он не дал ей сказать.
   - Но если ты сделаешь это, ты действительно спасёшь жизнь пареньку, попавшему в нехорошую историю. Но если у тебя это не выйдет, мы с Тией всё равно, как только будет возможность, непременно направимся в Цитадель...
   - Я скажу о мальчике... о Сати Клинку Света! - на этот раз Наймира всё-таки сделала то, что так легко удавалось Тие - перебила тераика. - Чего бы вы там про меня не думали! И потом, почему я не могу искать недалеко от Цитадели Тэма и Лорда? Ведь они делают то же дело, что и Стражи Света!
   Лимас коротко хмыкнул и пожал плечами.
   - Пусть, - кивнул он. - Тогда прими мой совет: как только сможешь, избавься от перстня навсегда. Дар может захватить того, кого он охраняет. Определённое количество раз он спасёт тебя, а потом ты станешь зависима от него. Дары Ночи часто бывают очень коварны. Уверен, что Бару не носил его постоянно. Хорошо ещё, что ты догадалась не носить его на руке.
   - И как... И когда мне надо... Избавится от него? - спросила она дрогнувшим голосом.
   - Когда почувствуешь, что больше - нельзя, - спокойно ответил такеец. - Ты сама поймёшь, когда тебе станет тяжело коснуться его, чтобы снять. Сначала это будет просто чувство большого сожаления, что тебе надо снять его. Потом - боль. Потом, стоит тебе лишиться его, ты мгновенно умрёшь.
   - Камень Света! - прошептала Наймира. - Но Бару мне ничего не сказал!
   - Ещё бы он сказал тебе что-то, - рассудительно заметил Лимас. - Что ж, неплохо бы и вправду выспаться. Странно, что тебя не связали. Должно быть, они совсем распоясались, - он закрыл глаза, и Наймира поняла, что он мгновенно заснул.

10

Второе лицо короля Бару

______

  
   Бару вернулся с охоты в хорошем расположении духа. Ему всё больше нравилась такая жизнь - королевская. С тех самых пор, как Хозяин вернул ему жизнь...
   С тех самых пор! Это было не так и давно, а Бару уже истосковался по тому времени, которое люд назвал Тёмные Времена. Вот это была жизнь! А теперь даже страх перед могуществом Ночи исчез. Силой Ночи проклинают кого ни попадя - а ведь раньше это было очень могущественное проклятье! Хозяином пугают маленьких детей...
   Ничего, когда Хозяин вернётся в этот мир, люди скоро вспомнят, что такое покорность и страх, что все они - потомки рабов, служивших Хозяину Тени и его Лордам!
   Было время, да, было время... И кажется, что оно было недавно. Совсем недавно.
   Бару устроился в кресле, любуясь роскошными гобеленами на стенах. Этот город определённо нравится ему. Может быть, он попросит Хозяина оставить его королём Алвалена. Мелочь, а приятно.
   Только четыре Лорда удостоились возрождения. Он, Четтер, Котли и Нейцер. Бару пытался понять, почему были возрождены именно они. Почему не один из определённо любимцев Хозяина, Вэсмерт? В конце концов, этот человек умудрился стать Лордом Тени, хотя никогда не был Воином. Должно быть, что-то он такое сделал для Хозяина, что тот подарил ему такую милость, возвысив его надо всеми. Почему не Эдмаил, практически создатель союза против Зэрандера? Почему не Лиаронис, этот осторожный и любящий славу Лорд? Почему не Сэмарин, жёлтый Лорд? Почему они остались уничтожены?
   Хозяин никогда ни с кем не делился своими планами и никогда их не объяснял. Тем не менее, у Бару было несколько положений. Одно из них: Хозяин предвидел возвращение Зэрандера, и решил дать тем, кто проиграл ему, шанс взять реванш. Но это было совершенно не в духе Хозяина Ночи. Скорее всего, дело не в том, что они были убиты рукой Зэрандера, или, в случае Четтера, одним из его Воинов. Дело было просто в том, что они были убиты.
   Они были убиты и умерли от ран, а не от Силы Дня, что уничтожила остальных Воинов Тени. Возможно, возродить Воина Тени из плена Силы Дня просто невозможно, или слишком сложно для того, кем был сейчас Хозяин, - для призрака. Безусловно, вернувшись в этом мир, Хозяин сможет сделать что угодно, но пока он ограничен.
   Такой вариант казался Бару достаточно правдоподобным.
   Другой вопрос: как ожил Зэрандер? Хозяин сказал, что этот мальчишка, Сати, вытащил его из Вечности, а взамен получил Дар! Но это невозможно, чтобы простой мальчишка мог свершить нечто подобное! Из существовавших когда-либо людей, только Хозяин был способен на это, причём Хозяин никогда не был до конца человеком! Бару очень интересовало, кто же этот паренёк. И он надеялся, что когда-нибудь это узнает.
   Бару взял со стола колокольчик с серебряной ручкой, принадлежавший до него Бастиану, и лениво позвонил. Самое время немного развлечься. Аджит уже давно не получала выговор, а он уже давно не давал себе поразмяться.
   С тех пор, как Хозяин подарил её ему, он понял, что его прежняя ошибка прощена. Аджит была прекрасным тому символом. Должно быть, она ночами - если, конечно, свободна ночью - молит Хозяина простить её. Или хотя бы о том, чтобы Бару больше не владел её жизнью и судьбой. Она была невероятно гордой, эта женщина, хотя последние дни сильно сбили с неё спесь. Но и теперь её нельзя было назвать смирной и покорной.
   Никто не появлялся. Нахмурившись, Бару позвонил настойчивее. Это что ещё такое? Если она сейчас же не появится, она сильно пожалеет!
   Дверца, через которую слуги появлялись в покоях, открылась, но появилась там не Аджит, а какая-то другая служанка, в помятом переднике и с испуганными глазами.
   - А где Аджит? - потребовал Бару.
   - Её... Её нет, ваше величество...
   - Как нет? - подался он вперёд. - Где она?
   - Её нет с утра, ваше величество, - растерялась служаночка, в глазах её задрожали слезинки. - Никто не знает, где она... Она пропала...
   - Куда? С какой стати?
   - Н-не знаю, - пролепетала она. - Я не знаю, ваше величество... Я не виновата, ваше ве...
   Бару сжал кулаки. Кажется, эта Аджит хочет, чтобы он совсем на неё рассердился! Вероятно, ей мало тех уроков, что она уже получила!
   - Я знаю, что ты не виновата, - проговорил он, успокаивая себя. Никуда эта Аджит деться не могла. А если и попыталась сбежать - далеко она не уйдёт. У неё нет ни денег, ни иной одежды - ничего. А если она попытается использовать Дар Перемещения... Что ж, она должна понимать, что он наложил на неё соответствующий Дар, чтобы она не смогла сделать это. - Расскажи мне, когда ты видела её в последний раз?
   - Вчера вечером, - негромко и нерешительно ответила служанка. Бару напряг память, но не припомнил её имя. - Она спала вместе с нами, но с утра мы её не видели...
   - Что-нибудь произошло вечером? Что-нибудь необычное?
   - Н-не знаю... Нет, ничего... Ничего необычного, ваше величество, - она покачала головой и вдруг всплеснула руками. - Ах, нет! Вчера приходил какой-то человек...
   - Кто? - спросил он.
   - Кажется... Кажется, это был... Слуга Хранителя Терики, - неуверенно предположила служаночка. - Но я не уверена, ваше величество! Я не...
   - Я понял. Ты можешь идти, - он подождал, пока она исчезнет, и вышел из покоев. Гвардейцы приветственно ударили кулаками о доспехи. - Я хочу видеть Хранителя Терику, - приказал он. - Пусть ему передадут, что я приглашаю его... обсудить прошедшую охоту, - Бару вдруг зловеще улыбнулся. - Охоту, - повторил он и направился дальше по светлым коридорам Алваленского королевского дворца. - Но сначала, я хотел бы поговорить с его слугой, - добавил Бару.

______

  
   - Варт! Варт, куда ты подевался, старый дурак? - рассердился Терика. Это уж подавно никуда не шло. Слуга как сквозь землю провалился. Терика нервничал всё сильнее.
   Он всё сделал, как просила эта женщина. Он передал ей через Варта одежду и деньги, практически сам не понимая, почему решился на это рискованное предприятие, потом он уговорил короля поехать на охоту, из-за чего пришлось трястись верхом много часов - сомнительное удовольствие для человека, любящего спокойное времяпровождение. Аджит передала через Варта огромную благодарность и обещание связаться с ним из Фаалина, ну а потом Терика решил, что пора и убираться отсюда подобру-поздорову, а то не дай Свет Бару что-нибудь заподозрит. А теперь этот Варт куда-то делся.
   - Вы уже собираетесь уезжать, Хранитель Терика? - спросил голос за спиной.
   Терика едва не подскочил на одном месте, но взял себя в руки, с достоинством обернулся, встретившись взглядом с командиром Сакарой Мараатом. Алая лента легко позволяла узнать его.
   - Я просто ищу своего слугу, - недовольно сказал он. - Я прибыл в Алвален, чтобы нести Свет! - гордо произнёс он. - И я не могу пойти в народ без своего слуги.
   - Его величество хотел бы провести в вашей компании ещё пару часов, - доверительно сообщил командир гвардии. - Ему хотелось бы обсудить прошедшую охоту, - улыбка у Мараата была такая, что у Терики засосало под ложечкой. Что-то будет плохое, ой, плохое... Не следовало слушать эту Аджит, надо было больше заботиться о своей шкуре. Мало ли какие женщины могут встретиться на пути? Может, она и наврала всё. Выбила из него деньги...
   - Я благодарен за предложение, но,... - начал Терика, но без Варта за спиной он чувствовал себя как-то совсем неуверенно.
   - Вы хотите отказаться от приглашения его величества? - вскинул брови Сакара.
   - Вовсе нет, - вздохнул Терика. - Я буду рад...
   - Тогда следуйте за мной, - сказал Мараат, развернулся и быстро пошёл к парадной лестнице. Терика направился за ним, про себя моля Свет, чтобы всё обошлось, хотя не очень надеялся на помощь свыше.

______

  
   - А, я уже устал вас ждать, Хранитель Терика! - Бару кивнул вошедшему Хранителю и указал на кресло. - Садитесь, Хранитель! Как вы чувствуете себя?
   - Спасибо, прекрасно, - ответил Терика, отчего-то бледнея.
   - Вы так просили меня устроить охоту, а сами почти не принимали в ней участие, - Бару внимательно посмотрел на него. - Я прямо-таки обижен, Хранитель Терика.
   - Я действительно отчего-то очень нехорошо чувствовал себя, ваше величество, - вовсю врал Терика, чувствуя себя под взглядом Бару, словно на костре. - Но сейчас всё в порядке.
   - Что ж, я рад за вас, Хранитель Терика, - кивнул Бару. - Здоровый организм всегда дольше находится в сознании.
   - Простите? - переспросил Терика.
   - Я говорю, - за спиной Терики внезапно послышались шаги. Он весь напрягся, попытался подняться, но ему на плечи вдруг легли чьи-то тяжёлые руки, прижимая его к креслу, - что здоровый организм всегда легче переносит пытки.
   - П-пытки? - пролепетал Терика.
   Бару насмешливо покосился на него:
   - Даже если вы встанете на колени и покаетесь, Хранитель Терика, это не поможет. Я и так знаю, что это сделали вы.
   - Что? - у Терики независимо от его воли застучали зубы. Он весь съёжился под взглядом Бару. - Это - не я...
   - Что - не вы? - Бару чуть развёл руками. - Не вы устроили побег Аджит из Фаалина? Ваш слуга уже подтвердил это. А, знаете, он был очень верным, этот ваш слуга...
   У Терики мгновенно пересохло в горле. Варт? Он... Они его убили?
   Терика никогда не замечал, как сильно привязан к своему слуге, которого знал практически с младенчества. Но даже сейчас его больше заботила собственная судьба.
   - ...не смотрите на меня так, Хранитель Терика. Этот ваш Свет, - Бару нервно дёрнул рукой, - вас совершенно не спасёт. Уведите его, - он отвернулся.
   Терику подняли с кресла и потащили из кабинета вон.
   - Постойте! - закричал он. - Вы не имеете права! Я - посланник Сэнктима! Вы не можете!..
   - Я - не могу? - захохотал Бару, закидывая назад голову. Двери захлопнулись, скрывая от его глаз белого, как свои одежды, Терику. Бару побарабанил пальцами по ручке кресла и обратился к по-прежнему стоящему перед ним Мараату. - Найди Аджит. Нельзя, чтобы она покинула Алвален.
   - А если она уже сделала это, ваше величество? - разумно предположил Сакара.
   - Разошли гвардейцев, пусть из-под земли мне её достанут, - Бару уже был строг и не настроен шутить. - Ведь это ты не доглядел, - добавил он.
   - Простите, ваше величество, - Мараат склонил голову. - Её найдут.
   - Уверен, - кивнул Бару. - Теперь иди.
   Мараат опять поклонился, развернулся и ушёл, только колыхнулся его плащ, когда в распахнутую им дверь ворвался порыв ветра из распахнутого окна коридора.

______

  
   Марил корчился, пытаясь поймать ртом прохладный воздух, ворвавшийся, когда в подземелье распахнулась железная дверь. Но воздух доставался ему сухой, горячий, обжигающий горло. Он напрягся, и в этот миг огонь под ним, получивший новую подпитку с ворвавшимся в подземелье воздухом, вспыхнул ещё сильнее, и все силы ушли на попытку подтянуть ноги как можно выше. Костёр под ним горел уже не один день, и он, подвешенный на цепи, уже почти не имел сил, чтобы не дать себе поджариться. Ему приходилось находиться в постоянном напряжении - возможности вытянуть ноги, чтобы бессильно повиснуть и забыться, у него не было. Даже если костёр прикрывали, то железным листом, накалявшемся так, что, задень его Марил хоть пальцем, и он уже никогда не сможет ходить. Марил с трудом заставлял себя оставаться в сознании. Как сказал Бару, Лорд Тени не обещал Наймире, что Марил останется здоров по её возвращении. Ат Лав уже сто раз пожалел, что вообще ввязался в эту тёмную историю с Камнем Света...
   Большую часть времени глаза его были завязаны. Но даже если повязку снимали, он редко видел в мрачном тумане что-то кроме лица своего истязателя или шероховатой стены подземелья. Широколицый, с бурой кожей, мастер пыток, по соображениям Марила, был нем. Он был такого высокого роста, что его глубоко посаженные глаза были почти на уровне с глазами подвешенного довольно высоко над полом Марила. Марил плохо понимал всё то, что происходило с ним здесь, он знал только то, что его мучают просто так, потому что это доставляет удовольствие Лорду Тени. И ещё, что его мучитель, мастер пыток, иногда даёт ему воды, хотя Бару запретил делать это. У мастера пыток было всегда равнодушное лицо, но порой глаза смотрели на Марила с сожалением. И хотя все мольбы Марила, все просьбы снять его хотя бы на несколько минут, или хотя бы на время погасить огонь, он пропускал мимо ушей, Марил уже был готов благодарить его за воду, пахнущую плесенью, которую он давал ему, тыкая в губы смоченной губкой.
   В этом подземелье Марил был одинок. Иногда сюда приволакивали кого-нибудь, и Марил слышал крики о пощаде, которые заставляли замирать его сердце. С ним не делали ничего из тех ужасов, что происходили с другими, но вот уже сколько дней он не может позволить себе ни на секунду расслабиться. Марил перестал осознавать время, всё превратилось для него в единый кошмар, от которого не было спасения. Первое время он тоже кричал, сначала гневно, потом отчаянно, потом он плакал, бился... Он ненавидел себя за эту слабость, за страх перед новой болью, новой пыткой, за каждую мольбу о пощаде, за каждую слезу, за то, что не может переносить боль и усталость стойко, достойно. Бару приходил иногда, смеялся над ним, порой Марил чувствовал, что на нём опять используют Дар, но, обычно, это происходило недолго, и даже не было так больно, как тогда, в первый раз... Марил ненавидел себя за то, что просил Бару больше не мучить его... За это - больше всего. Он хотел быть героем, да, но его героизм кончился тогда, когда холодные цепи оплели руки, и под ногами запылал огонь.
   Дышать было нечем. Воздух, поднимавшийся к нему снизу, был лишён живительной свежести, и часто Марил начинал просто задыхаться. Сейчас, когда дверь в его темницу вновь отворилась, сюда ворвался поток живительного воздуха, и Марил изогнулся в воздухе, выгибаясь, пытаясь заполучить хотя бы один глоток холода и сырости, который мнился ему, когда сознание уже отказывало, но тело продолжало висеть в напряжении.
   Кто-то вошёл. Нет, вошли несколько... Марил их не видел - чёрная повязка по-прежнему закрывала его глаза. Он услышал крик, требовательный и испуганный: "Отпустите меня! Вы не можете! Вы не имеете права!"... Марил поймал себя на том, что улыбается сухими, потрескавшимися губами.
   Они - не отпустят. Они - могут. Они - не нуждаются в правах.
   - Его величество приказал преподать этому человеку урок, - Марил с трудом узнал голос. Голос принадлежал Мараату, командиру гвардии. Ещё одному слуге Ночи, появившемуся в Алвалене после прихода к власти Бару. - Только пусть он не забудет собственное имя, - хохотнул он, - и пусть будет готов к тому, что через несколько дней его вздёрнут на виселице.
   - Нет! Вы не можете! - вскричал несчастный. Марил вытянул шею, хотя ничего не мог видеть, напрягся, дёрнул рукой, отчаянно, быстро, причиняя боль самому себе. Громко забряцали его цепи. Воздух... Он чувствовал свежий, влажный воздух... Дверь в его подземелье была открыта, и Марил, пытаясь вытянуться навстречу потоку воздуха, забывал даже о том, что под его ногами ещё сильнее вспыхнул огонь.
   Кажется, новая жертва Бару заметила его. Марил представил себе, как в страхе расширяются зрачки несчастного, и через мгновение услышал новый крик:
   - Пожалуйста, не надо! Я не виноват! Я не хотел! Я не зна...
   Голос оборвался на полуслове, послышалось всхлипывание и глухой звук защёлкиваемых кандалов.
   - Нет! Нет! - залепетала жертва.
   - Прибавь-ка огня, - вдруг приказал Мараат. Марил из последних сил замотал головой, промычал что-то непонятное, неразборчивое...
   Но он не почувствовал, что жар стал сильнее. Кажется, мастер пыток не торопился выполнять приказ командира гвардии. Возможно, он боялся, что тогда Марил умрёт. А ему запрещено было убивать его.
   - Ты слышал мой приказ? - нервно и угрожающе переспросил Сакара. - Я приказал тебе увеличить огонь! Или ты смеешь не выполнять?
   - Не надо! - выкрикнул Марил сиплым голосом. - Нет, не надо!..
   Сакара только расхохотался ещё громче. Послышался треск свежих поленьев в огне. Марил дёрнул ноги выше, на себя, мгновенно цепи поползли вниз, опуская его ещё ниже. Продолжая смеяться, Мараат вышел. Дверь захлопнулась. Воздух исчез.
   Прошло какое-то время - час, несколько часов или несколько минут... Марил не понимал времени, не ощущал его. Он ощутил только мокрую губку на своих губах и постепенное ослабление огня.
   - Спасибо,... - выдавил он. И за эту благодарность мастеру пыток он тоже ненавидел себя. - Спасибо... Снимите меня... Пожалуйста... На минуту... На одну... Я,... - он услышал удаляющиеся шаги и повесил голову. Ещё немного, чувствовал он, и руки просто выдернутся из плеч.
   - Камень Света, - взмолился очередной пленник Бару. - Пожалуйста, не надо... Нет!
   Марил даже не вздрогнул при звуке крика. Он так привык к ним: к своим и к чужим... Только кисти рук, с содранной цепями кожей, остро болели, и ныли затёкшие в согнутом положении ноги.

______

  
   Мараат только что доложил, что Циэль Аджит нет в Алвалене. Сомневаться в этом не приходилось - Мараат наверняка действительно перевернул город вверх дном. Сакара сказал также, что разослал своих гвардейцев по округе: Аджит не могла далеко уйти. Дара Перемещения у неё сейчас нет, и она вынуждена идти пешком. Может быть, она купила себе лошадь, и тогда найти будет сложнее. Но Сакара должен будет это сделать.
   - Можешь идти, - коротко приказал Бару. Он был недоволен происходящим, однако наказывать Мараата пока не видел нужды. Пускай его верность будет пока стоять не на страхе перед Силой Ночи.
   - Ваше величество...
   - Что ещё, Мараат?
   - Есть донесения с границы Крайнего Восточного Залесья и Мараданской пустыни...
   - Да? - Бару нахмурился, чуть наклоняясь вперёд.
   - Наймира Ат Лав направлялась через Среднее Залесье, скорее всего, в сторону Побережья, однако наш осведомитель на границе утверждает, что видел её в караване купленных мараданцами у работорговцев Восточного Залесья рабов.
   - Рабов? - переспросил Бару. - Это точно?
   - Да, ваше величество. Уверен, что известия правдивы.
   - Это плохо, - Бару ударил кулаком по подлокотнику своего кресла.
   - Чтобы освободить её из рабства, нужно непременно обращаться к Цитадели, - произнёс Мараат.
   - Значит, мы сделаем это без участия Цитадели. Иди. Мне надо поразмыслить об этом, - Бару подождал, когда Сакара скроется за дверью, и раздражённо заскрипел зубами. Он не предусмотрел, что на пути женщины появятся более серьёзные препятствия, чем другие слуги Ночи. - Мараданская пустыня... Двор Песка...
   Кажется, куда-то в ту сторону отправился Лорд Нейцер.
   Как это ни прискорбно, придётся обратиться к нему за помощью.

______

  
   Мараат получил от короля странный приказ: подготовить коня для Бару и приготовиться самому сопровождать его, но при этом сделать так, чтобы о том, что король покинет Алвален, узнало как можно меньше людей. Но спрашивать ничего Сакара не мог себе позволить. Он ожидал, когда придёт короля, поддерживая фыркающего коня Бару.
   Бару появился скоро, кутаясь в чёрный плащ. Он выглядел довольно задумчиво и почти зловеще.
   - Сейчас мы уедем из города, - сказал он, не глядя на Мараата. - И нас не будет довольно долго. Можешь взять с собой воду и пищу, - Бару вскочил на коня. - Но не задерживайся.
   - Не нужно, ваше величество, - ответил Сакара. Бару внимательно посмотрел на него и усмехнулся.
   - Хорошо. Не отставай, мой верный Мараат.
   Благодушное обращение короля показалось Сакаре хорошим знаком. Он направил своего коня следом за чёрным всадником, стараясь не терять из виду развевающийся плащ. Бару уже успел умчаться далеко, ветром проносясь по улочкам Алвалена.
   Они остановились только тогда, когда стены Алвалена уже почти скрылись из виду. Бару огляделся, удовлетворённо кивнул, обнаружив, что никаких жилых мест поблизости нет, и обернулся к Мараату.
   - Теперь слушай меня. Я поручаю тебе своего коня. Будешь ждать меня здесь, пока я не вернусь.
   - Куда вы отправитесь, ваше величество? - спросил осторожно Мараат.
   - Я должен решить проблему с Ат Лав, мой верный Мараат, - Бару спешился. Мараат поспешил сделать то же самое. - А ты будешь ждать меня. Не покидай этого места, пока я не вернусь. Возможно, меня не будет чуть больше трёх дней.
   Брови Мараата невольно поползли вверх.
   - Трёх дней, ваше величество? Куда же вы?
   - В Мараданскую пустыню, - ответил Бару и отвернулся, словно не замечая изумления командира гвардии. До Мараданской пустыни добираться несколько недель!
   Бару снял плащ и аккуратно положил его на траву. Мараат, придерживая обоих коней, с недоумением наблюдал, как Бару снимает с себя остальную одежду. Потом Бару вновь поднял плащ и, захлестнув спереди полы, забормотал что-то негромко и требовательно.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму, - Бару вдохнул глубоко и шумно, закидывая назад голову и повышая голос, - подари мне мощь зверя, скорость ветра и неуязвимость камня!
   Мараат ощутил, как под кожей пробегают досадные мурашки. Он не привык к тому, что люди называют страхом, однако сейчас был близок к тому, чтобы узнать страх очень близко.
   Король Бару резко распахнул руки. Взметнулись полы чёрного плаща. Раздался грозный звериный рык. Кони словно взбесились, и Мараат с трудом удержал их. В борьбе с конями он не успел заметить, когда именно Лорд Тени окончательно потерял облик человека.
   Сакара задержал дыхание, не отводя глаз от огромного чёрного волка, появившегося на месте Бару. Зверь размерами был едва ли не огромнее лошади, мощные когтистые лапы взрыли землю, когда он сделал несколько шагов в сторону Мараата. Чудовищный оскал заставил коней испугаться ещё сильнее. Они отчаянно забились, и Сакара едва сумел справиться с ними вновь. Волк сверкнул хищными зелёными глазами, пригнулся, будто готовился к прыжку, а потом вдруг развернулся и бросился в противоположную сторону с такой скоростью, на которую не способен даже очень хороший скакун. Мараат едва перевёл дух, инстинктивно перехватывая рукой поводья коней и почти не понимая, что рука мелко дрожит.

11

Спасение

______

  
   Нейцер ощущал зов Бару. Чёрный Лорд прибегал к Дару, чтобы донести до четвёртого Лорда короткую весть: он прибудет через несколько часов, и хочет встретиться с Нейцером недалеко за пределами Двора Песков.
   Нейцер почти с нетерпением ждал его прибытия. Интересно, что это понадобилось Бару во Дворе Песков. Ведь если он сам сорвался сюда, это что-то да значит. Бару не относился к любителям без особой надобности путешествовать на далёкие расстояния.
   Должно быть, ему нужна какая-то помощь. А если Бару просит помощи, значит, у него настоящее несчастье, если можно сказать так применительно к Лорду Тени.
   Нейцер поднялся на ноги с расстеленных на песке шкур и собрался выйти из шатра, когда пола шатра приподнялась и вошёл Драго.
   - Матен Нейцер, манн барата гу каггата истараис. Барата гу утаки нар истараис варна. Тила зиф усартана цашек истара?
   - Усартана, - язык мараданцев был на удивление прост. Нейцер быстро разобрался в его немудрёных особенностях.
   - Шаматэ раву заки мушку тила шакати. Тила зациси сутина нанана.
   Простодушная откровенность Драго забавляла Нейцера. Как было принято у мараданцев, он не боялся Нейцера, дабы показать ему своё уважение. У мараданцев был один очень важный неписаный закон: если ты хочешь показать человеку, что уважаешь его, ты не должен ни преклоняться перед ним, ни показывать свой страх, ни, конечно же, повышать на него голос. Потому вождь одного из племён мараданцев Драго всегда говорил с Лордом Нейцером, как с равным.
   Четвёртому Лорду хотелось бы знать, как разговаривает Драго с Хозяином Ночи. Не может быть, чтобы также, как с ним или как со старейшиной Двора Песка... Хотя - дикари. Непонятно, зачем они вообще нужны Хозяину.
   Присутствие постороннего, да ещё и такого, к которому нужно уважительно относиться, раздражало племя Драго, но сам вождь не обращал на это внимания. У Нейцера был свой собственный шатёр, на что обычно могли рассчитывать только очень уважаемые мараданцы. Нейцер имел право на то, чтобы отдавать приказы чужим рабам (тоже редкое право в племенах Мараданской пустыни), и все должны были считаться с его мнением. Нейцер не торопился вмешиваться в жизнь варварского племени. Он здесь всего лишь чтобы в нужное время подготовить всё к тому, чтобы исполнить план Хозяина, когда Хозяин прикажет.
   Не так давно Двор Песков, по-марадански, Шамата, призвал всех вождей прибыть сюда, в оазис Белой Воды. Здесь был источник с целительной водой, которую, правда, имели право использовать только ставу, вожди, и шаматэ, старейшины. Нейцер решил, что не должен надолго оставаться на далёком расстоянии от Драго. В конце концов, именно этот мараданец почему-то интересовал Хозяина, и потом, не мешало познакомиться и с Шаматой. В конце концов, мараданцам отведена какая-то роль в плане Хозяина.
   Нейцер был представлен шаматэ. Чужеземец им вряд ли понравился, но они оценили его "силу и взгляд", как выразился Драго, рассказывая в тот вечер четвёртому Лорду, о чём они беседовали с шаматэ после ухода Нейцера. Меньше всего Лорда Нейцера интересовало, как отнеслись к нему старейшины варваров, однако выслушал Драго весьма внимательно.
   Драго приказал разбить Лорду Нейцеру шатёр в центре Шаматы, чьи-то рабы приносили ему воду из Белого Источника - вода и вправду была немного беловатой. Считалось, что вода спасает от любых проклятий, которые любили насылать мараданские шаманы. Не сходить к шаману хотя бы раз в неделю, чтобы попросить наслать порчу на соседа, считалось дурным тоном. Что больше всего поражало Нейцера, так это то, что шаманы и вправду порой неплохо справлялись со своей работой. Кроме того, Нейцер не мог понять, к какой из Сил они при этом прибегают.
   Шаматэ были очень неприятно удивлены, что гость ставу Драго, которого он привёз в Шамату, не имеет до сих пор своих рабов, и всячески пытались подтолкнуть Нейцера исправить сиё досадное положение, ведь ни один уважающий себя мараданец, даже небогатый, не позволит себе жить без раба. Лорд Нейцер довольно вежливо и на чистом мараданском предлагал им покинуть его шатёр, потому что ему хочется остаться одному.
   Драго тоже не очень нравилось, что Лорд Нейцер не хочет следовать традициям мараданцев, но особенно настаивать он не любил.
   - Манн усартана истара, ставу Драго, - терпеливо ответил Нейцер. После своего возвращения к жизни он поражался собственной терпимости.
   - Барата-тила манн сан? Тила гимена еки каггата истараис. Тила раву за аффи гиме. Экараки тила усарта цашек шмира.
   - Тила огати харука, ставу Драго! - Нейцеру уже стало это надоедать.
   - Ицагати-манн, Матен Нейцер, - равнодушно ответил Драго, но в его глазах было сожаление. - Гурахие тила акрабчу, манн гурахие?
   - Манн барата шагу Шамата. Манн раву за гурахие манн гурах, - пояснил Нейцер. Драго понимающе кивнул.
   В одежде из шкур и простого белого полотна он выглядел лучше, чем в той, что принято носить в цивилизованно мире. Вождь был всегда вооружён, но оружие никогда не обращал против соплеменников или других мараданцев. Если требовалось выяснить с кем-то отношения, все вопросы решались с помощью кулаков, и редко когда - с помощью поездки в Шамату. Оружие - луки, короткие мечи и копья - можно было использовать только против зверей и сбежавших рабов.
   - Тила усарта еледигу, Матен Нейцер? - заботливо поинтересовался Драго.
   - На, - ответил Нейцер. Проще, чем отрицание, вряд ли что-то было в мараданском языке. - На. Рахфей манн.
   Драго ушёл. Нейцер усмехнулся, думая, что мараданцы могли бы быть не такими варварами, если бы умели строить дома из камней. Все мараданцы, от бедняков до шаматэ, жили в шатрах из шкур диких зверей. Еда готовилась в общем котле - одном на всё племя. Нейцеру стоило больших трудов смириться с этим, и ещё с множеством особенностей существования мараданцев, но самую главную досаду вызывало в нём непонимание, что хочет Хозяин получить от этих дикарей?
   Нейцер представил себе зной и бесконечный песок по ту сторону шатра и едва не расхотел встречаться с Бару. Мараданская пустыня была не тем местом, где с удовольствием можно провести свободное время.
   Тем не менее, вести от пятого Лорда могли были быть очень важными. И потом, не узнать, действительно ли Бару нужна была помощь, это похоже на преступление. Нейцер запахнулся в плащ, обмотал вокруг головы широкий белый шарф, скрывавший лицо от колючих песчинок, гоняемых ветром, и вышел из шатра.
   Двор Песков, занимавший весь оазис Белой Воды и выходивший далеко за его пределы, весь пестрел шатрами и мелькающими разноцветными тюрбанами. Мараданцы во Дворе Песков жили именитые, но общее впечатление от любого племени этих дикарей оставалось одинаково неприятным. Повсюду сновали рабы, кричали и ругались их хозяева, в общем, царил полный беспорядок. Иногда между рыже-серыми пятнами шкур мелькали фигуры, замотанные с ног до головы в белую плотную ткань - местные женщины, существа неприкосновенные ни для кого, кроме собственного мужа. Рабынь это, безусловно, не касалось. Проталкиваясь сквозь толпу, Нейцер думал о том, как он низко пал, что вынужден жить по первобытным законам. Никто не торопился уступать ему дорогу. Кроме всего прочего, он ещё и выглядел, как чужеземец. А ни один мараданец не станет по собственному желанию уступать дорогу чужеземцу, пускай даже и не рабу.
   Нейцер подошёл к Гелецаи, попросту, Великим Воротам. Глядя на высокие столбы из песчаника, Нейцер поражался невероятной глупости варваров. Ворота без стен - что за глупости? Тем не менее, выйти за пределы Двора Песков можно было только через Ворота, как и войти. За нарушение границы в другом месте, можно было поплатиться жизнью. Чтобы войти в Шамату, нужно было привезти достаточно даров охране, чтобы она пропустила гостей в Двор Песков. Впрочем, охрана имела право принять дары и не пустить путников - почему бы и нет? Но, как правило, в Шамату приходили по приглашению шаматэ, так что своим положением стражи Гелецаи редко могли воспользоваться.
   Выйти же из Шаматы можно было любому, кроме, конечно, раба, и к тому не было никаких препятствий. Нейцер равнодушно прошёл мимо стражи, провожавшей его взглядами, в которых явно присутствовало сомнение. Для них Нейцер был чужеземцем, и они гадали, сбежавший ли он раб, так искусно себя держащий, или какой-нибудь гость шаматэ. Пока они раздумывали, Нейцер уже ушёл достаточно далеко в пески. Можно было, конечно, взять еледигу, местных коней, приземистых и дикого нрава, хорошо переносящих жаркую пустыню, но Нейцер не рассчитывал уходить далеко. В конце концов, это Бару будет искать его, а не он - Бару.
   Бескрайняя пустыня сливалась с синим чистым небом где-то далеко. Здесь было жарко, и тяжело дышалось из-за сухости воздуха. Недалеко, на одном из барханов, песок взвился в небольшой смерчик. Смерчик приближался.
   Нейцер остановился и плотнее закрыл лицо от ветра: песок и так скрипел на зубах.
   Смерч рассеялся почти мгновенно, открывая взгляду четвёртого Лорда невероятных размеров волка с запылённой чёрной шерстью. Волк впился хищными зелёными глазами в почти скрытое шарфом лицо Нейцера, потом оттолкнулся передними лапами от песка, рыча, и ещё через мгновение очертания зверя изменились. Перед Нейцером, кутаясь в чёрный плащ, стоял пятый Лорд.
   - Добро пожаловать в мою пустыню, Лорд Бару, - насмешливо поклонился Нейцер.
   - В моём Алвалене намного уютнее, так что я не буду злоупотреблять вашим гостеприимством, Лорд Нейцер.
   Хотя Нейцеру было известно, что Бару стал королём государства, пусть и маленького, в котором всего-то один большой город, сейчас он почувствовал ещё более сильную досаду на свою собственную долю.
   - Вам что-то было от меня нужно, Лорд Бару? - спросил он хмуро.
   Хотя Бару и обрёл вновь облик человека, его глаза по-волчьи шарили по лицу Нейцера, словно он всё ещё чувствовал себя зверем, причём, довольно голодным.
   - Да, Лорд Нейцер. К сожалению, я вынужден признать, что без вашего содействия я не могу выполнить один мой план.
   Нейцер удовлетворённо кивнул, не обращая внимания на напряжение Бару, который больше всего не любил оказываться на что-либо неспособным, и ответил:
   - Что ж, когда от наших успехов зависит возрождение Хозяина, я всегда готов помочь вам, Лорд Бару, - он внимательно поглядел на пятого Лорда и продолжил. - Дело касается Двора Песка, я правильно понял?
   - Не совсем, - Бару одной рукой придерживал плащ, другой загораживался от колючего жаркого ветра. - Человек, действующий по моему приказанию, не так давно оказался у мараданских торговцев рабами. К сожалению, вряд ли я могу что-то с этим поделать.
   - Человек? - заинтересованно спросил Нейцер. - Хм... И что же это за человек?
   - Женщина, - коротко ответил Бару. - У неё мой перстень-печатка. Надеюсь, вы понимаете, Лорд Нейцер, что если эта штучка окажется в руках кого-либо из мараданцев, может произойти всё, что угодно.
   - А женщину при этом наверняка казнят, - кивнул четвёртый Лорд. - Значит, вы хотите, чтобы я отыскал эту женщину среди сотен мараданских рабов во всей пустыне, выкупил её у её хозяина и освободил? - Нейцер придал своему лицу задумчивое выражение. - Не скажу, чтобы это было просто.
   Бару сощурил глаза, пытаясь отгадать, что творится в голове четвёртого Лорда. За что он всегда ненавидел Нейцера, так это за любовь к собственной выгоде. Нейцер любил делать мало, а получать много.
   - Но я сделаю всё, что в моих силах, - наконец, подвёл итог Нейцер. - Эта ваша женщина окажется за пределами Мараданской пустыни свободной. Однако...
   - Уверен, что вы что-то хотите получить взамен, - холодно произнёс Бару. Стоит ли эта Ат Лав чего-либо подобного?
   - Вовсе нет, я абсолютно бескорыстен, - усмехнулся Нейцер. - Но мне очень интересно, что за поручение у этой вашей женщины...
   - Спросите у неё, - Бару нахмурился. - Не дайте ей понять, что это я попросил вас о её освобождении. Пускай подумает, что ей очень везёт.
   - Что ж, а если она откажется рассказывать мне ваш план? - осведомился Нейцер. - Сгорать от любопытства мне отнюдь не к лицу, а вы предлагаете мне заниматься именно этим, Лорд Бару...
   - Куда она денется, - Бару усмехнулся. Как раз в духе Наймиры Ат Лав будет отказать Лорду Тени в раскрытии чужих тайн.
   - Хорошо, Лорд Бару. Можете быть уверены, я её отыщу. И отпущу, может быть.
   Глаза Бару гневно вспыхнули, но он сдержался и холодно спросил:
   - Что вы имеете в виду, Лорд Нейцер?
   - Если она окажется слишком скрытна, я не дам ей уйти, пока не удовлетворю своё любопытство, Лорд Бару. А там посмотрим, насколько она будет вежлива! - он с ухмылкой кивнул Бару. - Прощайте, Лорд Бару. Удачно вернуться, - потом он повернулся и быстрым шагом пошёл через пустыню к Великим Воротам.
   Бару с ненавистью посмотрел вслед четвёртому Лорду, развернулся и вновь призвал свой Дар Перевоплощения. Это был очень удобный Дар, если требовалось срочно встретиться с другим Лордом Тени, а он находился слишком далеко. Бару жалел, что с помощью него нельзя отыскать Зэрандера. Лорд, к которому направляется перевоплощённый гость, всегда знает о нём, о времени прибытия и цели, иначе Дар невозможен. А Бару не хотел встречаться с Зэрандером именно таким образом.
   Возвращение обратно не требовало стольких усилий, сколько требовал путь до цели. Огромный волк, подобно ветру нёсся, пересекая леса и равнины, к тому месту, где его должен был ждать Мараат.

______

  
   Наймира едва справлялась с гневным желанием надавать ощупывавшему её мараданцу в песочного цвета шкурах по широкой, загорелой роже. Рынок рабов оказался местом гнусным, неприятным, громким, и Наймира едва справлялась с собственным страхом. Ей было жалко себя и противно, когда какие-то дикари подходили, поворачивали её вокруг себя, хватали за лицо, заставляли петь - эти варвары были ещё и любители хорошего музыцирования, и у женщин-рабынь они больше всего ценили голос. Петь она отказывалась, тогда её "тимашир" (он немного говорил на родном Наймире языке, когда объяснял ей немудрёные правила поведения, одним из которых было беспрекословное повиновение тимаширу, то есть, господину) бил её по спине, сильно и больно, но не оставляя при этом почти никаких следов - иначе никто не купит. За Наймиру тимашир хотел выручить много денег, и цену назначал большую, и пока мараданцы не торопились приобретать такую дорогую рабыню, к тому же, с таким яростным взглядом. Куда больше в рабах они ценили покорность.
   Тимаширу было известно о кольце, которое висело на шее Наймиры, под воротником платья, наскоро зашитым, однако он, естественно, не сообщал о нём покупателям. Наймира из быстрого и непонятного разговора вокруг, сливавшегося с общим гомоном и криками животных, едва понимала, что происходит. От жары и запаха пота у неё кружилась голова. Их здесь сидело больше сотни, женщины в одной стороне, мужчины в другой, и мараданцы, одетые в шкуры, порой бесцеремонно хватали их, поднимали, потом грубо сажали обратно или даже отталкивали. Иногда между желающими купить себе раба разгоралась драка, которую никто не торопился остановить.
   Маленькая Тия, девочка с поразительной историей, была куплена в каком-то мелком племени, на середине пути к месту, которое тимашир называл Шамата. Тераика купили там же - Тия так вцепилась в него, что тимаширу пришлось говорить, что они продаются вместе. Пришлось уступить по малой цене, и он был особенно зол тогда. Наймира даже не успела попрощаться с девочкой и такейцем, её никто покупать не собирался.
   Мараданец фыркнул, что-то крикнул тимаширу, быстро и размахивая руками говорившему какие-то слова, и ушёл.
   - Фаэкра бурка! - набросился он на Наймиру. - Глаза опустить! Истара! Фаэкра бурка!
   Ему не нравилось, что Наймира не опускает смиренно взгляд, а вовсю смотрит на окружавших её мараданцев. По его мнению, рабыня не должна сверкать глазами.
   Одетый в пятнистую шкуру дикарь, подпоясанный коротким мечом и в ожерелье из звериных клыков, окликнул тимашира:
   - Аска менкер? - эту фразу Наймира уже почти выучила, и даже могла предположить, что она значит.
   Тимашир мгновенно приобрёл на лице угодливую улыбку и быстро-быстро принялся живописать качества рабыни. Наймира внимательно разглядывала очередного желающего её купить. Судя по поведению тимашира, это был не просто мараданец, а какой-то местный знатный дикарь. Тимашир, как уже успела понять Наймира, не был мараданцем. Он одинаково ужасно говорил и на мараданском языке тоже, к тому же, как примерно поняла Ат Лав, у мараданцев взаимоуважение было не в ходу, а уж такая униженная бормотня, какой общался с мараданцами тимашир, тем более.
   Варвар выслушал всё молча, тоже изучая Наймиру. Тимашир замолк, подобострастно заглядывая мараданцу в глаза.
   - Эт миланики? - задумчиво спросил дикарь.
   - Эт дитин миланики шакц тила усарта, ставу! - торопливо забормотал тимашир, и добавил ещё что-то.
   - Манн цашек, - коротко сказал мараданец. Он явно был немногословен. Наймира, ничего не понимая, перевела глаза на тимашира и поняла по его радостному лицу, что, кажется, её всё-таки купили. И, кажется, мараданец даже не стал торговаться.
   Тимашир ещё крутился какое-то время вокруг дикаря, рассыпаясь в каких-то словах, а потом подскочил к Наймире, потянул её на себя и сообщил, сверкая глазами:
   - Ты удачлива, истара! Тебя купил ставу Драго!
   Кто такой ставу Драго, Наймира не понимала. Она поняла только то, что этот огромный дикарь в пятнистой шкуре - её новый "тимашир".
   - Барата ак манн! - бросил он ей и куда-то направился, проталкиваясь через толпу.
   Наймира, недоумевая, что же от неё хотят, поглядела на его бритый затылок и растерянно остановилась. Люди вокруг мелькали так быстро, что она просто не могла пройти сквозь поток людей, и вскоре совершенно потеряла из виду своего нового "тимашира".
   Как-то это не вязалось с её представлениями о рабах. Купить он её купил, но ведь он совершенно не следит, где она и что с ней. Так ведь она и удрать может!
   Хотя, куда здесь удирать? Одна пустыня вокруг.
   - Тила усарта ене смисс? - раздался голос над ухом. Она вздрогнула и обернулась, с изумлением видя перед собой только что ушедшего куда-то вперёд ставу Драго.
   - А? - недоумённо переспросила она.
   Он нахмурился и толкнул её в спину:
   - Тила раву заки келен. Стима тила замси, тила вах, - добавил он.
   - Простите, но я ничего не понимаю, - Наймира постаралась, чтобы её голос звучал вежливо. В конце концов, злить этого большого дядечку ей не хотелось.
   Он вздохнул, указал ей рукой на видневшийся вдалеке красно-жёлтый шатёр:
   - Вак барата! Вак манн гневер. Дамкна керебарата! Манн штуфу цашек тила.
   - Туда, да? - спросила она неуверенно, но дикарь уже принялся расталкивать остальных мараданцев.
   Наймира, тяжело вздохнув, ещё раз вспомнила бескрайнюю пустыню и решила, что лучше пока покориться событиям.
   На неё кричали, замахивались, толкали её, а она только крепче держалась за перстень через ткань платья, в котором было ужасно жарко, и продолжала проталкиваться к красно-жёлтому шатру.

______

  
   Нейцер вернулся в Шамату в хорошем расположении духа, и решил навестить ставу Драго в его шатре. По крайней мере, если Драго уже вернулся, придётся снова вытащить его на этот самый рынок рабов. Может быть, эту женщину и не купил ещё никто.
   Надо же, Бару поручил какой-то женщине дело, и, судя по всему, серьёзное, иначе бы он так не переживал.
   В шатре был Драго, один из его рабов, обмахивавший его огромным веером, и какая-то женщина, сидевшая в полном молчании у края шатра и во все глаза смотревшая на вошедшего Нейцера.
   - Матен Нейцер! Тила гурах зэто гурахие?
   - Зэто, - Нейцер расположился на разостланной шкуре напротив Драго, коротким вскриком (некоторые рабы не понимали мараданский, и мараданцы не придумали ничего, кроме как подзывать их требовательными криками, похожими на крики падальщиков) вызвал раба с таким же опахалом - сегодня и вправду было душновато, и произнёс. - Тила цашек истара, ставу Драго? - он покосился на женщину. Она была вся красная, от жары и смущения разом, но не отводила взгляда, даже когда Нейцер смотрел ей в лицо. Она сидела на коленях, почти испуганная, но не совсем.
   - Эт хлая макети истара, Матен Нейцер, - Драго покачал головой. - Манн ната гори гурахи эт.
   Нейцер изучающе поглядел на неё. Она поёжилась и отодвинулась ещё дальше. Ничего особенного в ней Нейцер не заметил.
   - Ен гурахи? Тила тикура щута милани, кен эт блакна? - усмехнулся Нейцер.
   - Стима ва, манн вах щута, - покачал головой Драго.
   Нейцер ещё раз посмотрел на женщину, думая, что же в ней такого особенного. Она не была совсем уж красавицей, но гордости ей точно было не занимать. Кажется, она не отчаялась, оказавшись в рабстве. Должно быть, даже вынашивает план побега.
   - Эт хэхэш, - Драго развёл руками. - Манн гиме эт вах кама истара штух эт мграги. Нан краах жмур, - Нейцер удивлённо обернулся на женщину. Надо же... - Эт эхрана ноку камарка си единик. Манн раву за эт вах, манн усарта гра эт гурахие.
   - Хм, - Нейцер заинтересованно поднялся на ноги и подошёл к женщине. Она напряглась и крепче впилась пальцами в воротник. Кажется, он уже знал, в чём заключается колдовство новой рабыни Драго. Судьба оказалась столь благосклонна, что искать женщину, о которой говорил Бару, долго не пришлось. - Как тебя зовут? - спросил он. Услышав слова на Едином, она явно оживилась, однако отвечать не торопилась. Нейцер убрал руки за спину, продолжая смотреть на неё.
   Ставу Драго с интересом следил за их разговором, чуть наклонившись вперёд.
   - Так как тебя зовут? - повторил Нейцер. - Знаешь ли, у мараданцев не принято, чтобы женщины колдовали. Тебя должны были убить на месте, и спасло тебя только любопытство ставу Драго.ак как тебя зовут?ом следил за их разговором, чуть наклонившись вперёд.
   - Кто вы? - спросила она нерешительно.
   - Считай меня подарком судьбы, - заявил Лорд. - Я должен бы убить тебя, но я хочу прежде понять, как ты это сделала. лже Я вил Лорд.рюы, - ешительно. Глаза решительно.
   - Я случайно, - выдавила женщина. - Я не знаю, как это получилось... Я не виновата!
   - Так как твоё имя?
   - Наймира, - ответила она, уже смелее, разглядывая Лорда Нейцера почти с любопытством.
   Он был невысокий, крепкого телосложения, с короткими светлыми волосами, выбивающимися из-под намотанного на голову шарфа. На нём был просторный длинный халат, который по мараданским законам выдавал в нём почётного гостя-чужеземца. Татуировка почти не касалась его лица, её кусочек только чуть-чуть торчал из-за края воротника халата.
   - Откуда ты?
   - Из Алвалена.
   Он приподнял брови, будто бы удивляясь. Потом, расправляя халат, сел, скрестив ноги, напротив неё и спросил:
   - Как же ты попала сюда?
   - Так получилось, - коротко отозвалась она, мрачно глядя на свои колени. Разговор на родном языке быстро показался ей очень странным.
   - Что ж... Вернёмся к твоему колдовству, как уверяет ставу Драго, ты спалила заживо чужого раба.
   - Я понятия не имею, как это случилось, - почти равнодушно ответила Наймира.
   - Тебе стоит знать, - Нейцер улыбнулся почти добродушно, - что есть люди, которых нельзя обмануть. Ставу Драго попросил меня разобраться в твоём колдовстве, но если ты не пойдёшь навстречу, то мне придётся убить тебя? - перебирая пальцами кисти пояса, Нейцер добавил значительно тише. - А я могу убить и не прибегая к оружию, Наймира...
   Она очень странно посмотрела на него, морща лоб. Нейцер терпеливо ждал, когда она что-нибудь ответит, но она молчала, причём, на её лице появилась практически обида.
   - Вы - Воин Тени, - она не спрашивала, а утверждала. Нейцер не заметил, чтобы её это слишком испугало. Так и должно было быть, если она и вправду послана Бару.
   - Скажем так: вполне вероятно, - Нейцер продолжал улыбаться. - И меня очень интересует Волчий Перстень на твоей шее, - Наймира не успела и моргнуть, как Нейцер поддел пальцем шнурок и вытащил перстень поверх платья. - Мне не верится, что ты его нашла. Или что ты его выкрала... Или это подарок?
   Наймира вспомнила, что говорил Лорд Бару, и вдруг поняла, что с реальностью это не слишком согласуется. Не то, чтобы этот Воин Тени торопился отпускать её.
   - Молчишь? - Нейцер изобразил на лице сожаление, а потом рассмеялся. Драго не выдержал и спросил, переводя взгляд с Лорда на женщину.
   - Ен гурахи?
   - Кеумна, ставу Драго, - откликнулся Нейцер.
   - Мне дал перстень Лорд Бару! - воскликнула Наймира, вскинув голову.
   - Должно быть, с какой-то целью? - четвёртый Лорд поднял руку, и перстень чуть-чуть приподнялся в воздух. Наймира испуганно схватила его. - Интересно, что же такого он тебе поручил, что сделал такой знак внимания! - Нейцер отпустил руку, и Наймира с облегчением поняла, что ничто больше не тянет перстень куда-то вверх.
   - Я не должна ничего вам рассказывать! - упрямо заявила женщина, торопливо засовывая перстень под воротник платья. - Вы должны отпустить меня!
   Нейцер вновь расхохотался. Наймира обескуражено следила за его весельем, чувствуя, как нарастает неприятное чувство страха.
   - Отпустить? Ну, для начала, купил тебя не я, а ставу Драго. Так что я никак не могу тебя отпустить... Бару сказал тебе, что все, кого ты встретишь на своём пути, будут уступать тебе дорогу? Или, как, по-твоему?
   - Лорд Бару сказал мне, что любой, кто... кто служит Хозяину Ночи, - она посмотрела на Нейцера так сурово, что он едва сдержал очередной приступ смеха, - не будет мешать мне.
   - Что же тебе поручил Бару? - на этот раз Нейцер выглядел вполне серьёзно. Наймира поёжилась, но ничего не ответила. - Это дело настолько важно?
   - Важно, - встревоженно воскликнула Наймира. Смех Нейцера, переходящий в угрожающую задумчивость, слишком пугал её.
   - Так ли уж и важно, если ты предпочитаешь смерть после обвинения в колдовстве возможности выполнить своё задание?ело настолько важно?
   - Вы не должны позволять убить меня! - Наймира даже попыталась вскочить на ноги, но под тяжёлым взглядом Нейцера осеклась и втянула голову в плечи.
   - Тебя никто не убьёт, - согласился Нейцер. - Я не позволю произойти чему-либо подобному. Но пока ты не расскажешь мне план Лорда Бару, я не позволю тебе уйти.
   - Эт хэхэш нгарк? - поинтересовался Драго, которому надоело слушать почти непонятную чепуху.
   - На. Манн цашек эт, ставу Драго, - спокойно ответил Лорд Нейцер.
   Наймира, прислушиваясь к своим нехорошим ощущениям, всё яснее понимала, что ей придётся всё-таки рассказать этому Воину Тени то, что он спросит. Выражение лица её тимашира явно говорило о недовольстве.
   - Эт манн истара! - возразил Драго. - Манн усартана эт цашек! - он отрицательно развёл руками.
   - Манн цашек эт, - повторил Нейцер.
   - На! - почти крикнул Драго. Вождю не приходилось раньше так спорить с Нейцером, но это не значило, что он не собирается это делать. - Манн цашек истара, эт манн! Тила барата цашек истара гу каггата истараис, тила усарта истара! Эт манн! Манн усартана цашец эт!
   Взволнованная Наймира испуганно посмотрела на преобразившегося Нейцера. Всё это время он был совершенно не похож на Воина Тени, по крайней мере, ничего общего ни с Зэрандером, ни с Бару он не имел. Но сейчас Нейцер выглядел почти разгневанно. Даже Драго явно опешил от подобного перевоплощения.
   - Тила зале, манн тила разето инт раву заки! Стима манн тила един цашек тила истара, манн цашек эт! Тила раву заки гра манн! - громоподобный голос Нейцера заставил рабов испуганно сжаться, а Драго - опустить глаза и тяжело вздохнуть.
   - Ицагати-манн, - неохотно пробормотал вождь извинения.
   - Так-то лучше, - усмехнулся Нейцер. - Ну вот видишь, - он повернулся к Наймире. - Я легко уладил маленькую проблемку. Теперь ты - моя рабыня. Я купил тебя у ставу Драго. Думаю, ты будешь столь послушной рабыней, что мне не придётся тебя наказывать, - Нейцер поправил шарф и, отвернувшись от неё, бросил через плечо. - Иди за мной в мой шатёр. Только постарайся не отставать. Бесхозных рабов здесь убивают, так что не потеряйся. - Рахфей, ставу Драго.
   - Рахфей, Матен Нейцер, - пробормотал Драго. Он был раздосадован собственным поведением. Он не должен был срываться на спор с Матен Нейцер. А он опять забыл, что Лорд Нейцер - не мараданец, и общение с ним нельзя строить на традициях мараданцев.

______

   Наймира была так шокирована происходящим, что и вправду бежала за стремительно проталкивающимся сквозь толпу Нейцером. Его шатёр стоял недалеко от шатра ставу Драго, но путь туда показался Наймире долгим, как целый век.
   - А я-то думал, что ты попытаешься убежать, - заметил Нейцер, когда она чуть-чуть приподняла полу шатра, заглядывая внутрь.
   - Вы должны меня отпустить, - неуверенно пробормотала Наймира.
   - Правда? - удивлённо посмотрел на неё Нейцер. - Хм... Думаю, с этим можно повременить...
   "Что же делать? - Наймира никак не могла усмирить нарастающую тревогу. - Что же делать... Как я могу..."
   - Но я-то что могу поделать, - вздохнула она. - Я не могу вам ничего сказать.
   - Должно быть, Лорд Бару действительно порядочно тебя припугнул...
   Наймира нервно дёрнула себя за рукав платья, обнажая ещё не заживший шрам:
   - А вдруг, он решит, что я таким образом его предала?
   Нейцер внимательно посмотрел ей в лицо, но она не смутилась. Она была почти возмущена, напряжена и испугана одновременно, и смотрела в лицо Лорду Тени, не отводя глаз.
   "Клятва крови... Поразительно. Что же такое случилось с Бару, что он решил связать её с собой такими сильными узами? - Нейцер задумчиво побарабанил пальцами по колену. - Должно быть, ей действительно дано очень важное задание... А ведь раньше Бару любил всё делать самостоятельно. Или ему так приглянулся этот городок, королём которого он стал?"
   - Что ж, - Нейцер покачал головой, - придётся согласиться, ты и вправду имеешь право бояться говорить мне правду. Но я даю тебе слово, что Лорд Бару не посчитает это предательством.
   Наймира кусала губу и молчала. Её взгляд вдруг перестал вообще быть осмысленным. Потом она вздрогнула, поправила рукав и пролепетала:
   - Мне надо найти Лорда Зэрандера...
   - Вот как! - воскликнул Нейцер. Наймира едва не выскочила из шатра, когда увидела, как яростно вспыхнули глаза Лорда. - И как же ты можешь это сделать?
   - Мне надо привести его в Алвален... С помощью Хранителя Тэрмиса.
   - Хм. И как ты собираешься действовать? - Нейцер принялся обдумывать идею не отпускать эту женщину, но потом пришёл к выводу, что лучше, если Зэрандер столкнётся с Бару. Может быть, пятый Лорд снова отправится в Вечность...
   - Мой брат - друг Хранителя Тэрмиса, - деловито пояснила Наймира. Она начала говорить быстро, почти тараторя. - И он находится в руках Лорда Бару. Если я попрошу Тэма спасти его, Тэм непременно потянет Лорда Зэрандера в Алвален!
   - Надо же... Этот Хранитель имеет на Зэрандера такое влияние?
   - Кажется, он действительно имеет влияние, - согласилась Наймира. - Я всё сказала. Вы можете меня освободить?
   Нейцер с удивлением отметил, что она не просит, а именно требует своего освобождения.
   - Где ты собираешься искать Зэрандера? - спросил он.
   - Я не знаю,... - осторожно начала Наймира.
   Нейцер нахмурился и покачал головой:
   - Бару не такой дурак, чтобы посылать тебя, не знай ты, где искать Зэрандера. Я тоже хочу знать.
   - Я буду двигаться в сторону Побережья, - вздохнула Наймира, решив, что про Небесный Город лучше всё-таки не рассказывать.
   - И почему?
   - Потому что я думаю, что... Я слышала, что... В общем, они хотели идти куда-то в ту сторону, - выкрутилась она.
   - Когда это ты слышала? - поинтересовался Нейцер. - Только не рассказывай мне, что Зэрандер делился с кем попало своими планами.
   - Он вовсе не делился! - возразила Ат Лав. - Но они жили у нас с братом в доме долгое время... Я кое-что подслушала.
   - Забавно, - Нейцер не сводил с неё глаз. - Жили в вашем доме? С какой стати?
   - Мой брат связан клятвой крови с Лордом Зэрандером, - неохотно пояснила Наймира.
   Нейцер почти восхитился подобной ситуацией. Надо же! Сестра по клятве крови связана с Бару, брат - с Зэрандером... Но ведь они же родственники?
   - И как же это возможно? - Нейцеру всё больше нравилась эта женщина. Такая ниточка к Лорду Зэрандеру...
   Наймира пожала плечами.
   - Я не знаю. Я больше ничего не знаю, честное слово...
   - Это я понял, - махнул рукой Лорд Нейцер. - Значит, Зэрандер отправился на Побережье... Что же Лорд Бару сам туда не направился?
   - А милорд ничего не знает, - легкомысленно заявила Наймира, почти улыбаясь.
   Нейцер едва сдержал смех. Вот уж бывает же такое!
   - Ну что ж... Пожалуй, я узнал всё, что меня интересовало, - Нейцер с сожалением пришёл к выводу, что ему всё равно не вытянуть толку из этой Наймиры из Алвалена. - Я не настолько безжалостное существо, чтобы перемещать тебя неожиданно и куда придётся, так что, куда тебя переместить?
   - Переместить? - растерялась Наймира.
   - Ну да. Или ты хочешь возвращаться из пустыни пешком? - он насмешливо посмотрел на неё.
   - Ну... Куда-нибудь в Кринт, - Наймира прикинула, что оттуда она будет добираться до Цитадели не больше суток. А просить доставить её к стенам Цитадели похоже на самоубийство.
   - На твоём месте я бы выбрал место поближе к Побережью, - прищурился Нейцер, любуясь растерянностью Наймиры. - Ну, ладно. Если ты и строишь какие-то козни против Лорда Бару, то я подавно тебе не буду мешать... Твоя клятва крови, а не моя, - он закрыл глаза, протягивая в её сторону руку и воспроизводя в памяти окрестности Кринта, какими он их помнил.
   Оказалось, изменилось не так много: удивлённый возглас Наймиры затих уже после того, как она исчезла.
   - А жаль, - пробормотал Нейцер, задумчиво глядя в стену шатра.
   - В ближайшее время тебе некогда будет думать о Лорде Зэрандере, друг мой.
   Нейцер поднял голову, и мгновенно опустил, заметив полупрозрачный призрак напротив входа в шатёр.
   - Хозяин...
   - Да, конечно, ты очень хочешь отомстить Зэрандеру, - продолжил призрак. - Но, поверь мне, Бару тоже доберётся до него ещё не скоро. Досадно, но он почти неуловим, - призрак негромко рассмеялся. - А я знаю, что ты очень засиделся в этой душной пустыне, мой верный Лорд. Не так ли?
   - Да, Хозяин, - Нейцер едва сдержал торжественную улыбку. Наконец-то он сумеет покинуть Мараданскую пустыню!
   - Я думаю, что пора начать переворот в Шавалине. Тау'ган'ар Маари должен получить власть в свои руки. Такая большая империя не должна оставаться в руках Баэ'кен'ара Маари... Ведь границы Шавалина соприкасаются с Мараданской пустыней, верно? - Хозяин не требовал ответа на свой вопрос. - Думаю, что незначительные военные действия, досадные для За'ар Маари, будут как раз кстати. К тому же, если войска Баэ'кен'ара Маари не сумеют с ними справляться, будет ещё больше причин для недовольства правящих кругов Шавалина. Какие-то дикари отхватывают по кусочкам принадлежащие им земли... Соседи засмеют их, особенно Эмералдмор... Конечно, Тау'ган'ар справится с установлением беспорядков в столице, с распространением слухов, с придворными заговорами самостоятельно, он весьма искушённый в этом человек. Но я хотел бы, чтобы ты сделал так, чтобы Двор Песков решил отхватить от Шавалина кусочек побольше.
   - Это не займёт много времени, Хозяин, - с готовностью отозвался Нейцер.
   - Может быть. Но шаматэ довольно упрямые, не так ли?
   - Они решат напасть на Шавалин в скором времени, Хозяин, - уверенно произнёс Нейцер. - И останутся в полной уверенности, что так решили они сами.
   - Великолепно. Я был уверен, что на тебя можно положиться. А когда во главе Шавалина встанет мой слуга, я смогу быть уверен, что объединить силы Шавалина и Эмералдмора станет возможно.
   - Вы хотите объединить Эмералдмор и Шавалин? - не сдержал восхищения Нейцер. Он не так долго пробыл в этом мире, но уже успел понять, что легче обвенчать Сэнктим с Цитаделью, чем объединить эти два государства.
   - И их совместными силами разбить тераиков, а затем захватить другие земли, - подтвердил Хозяин. - Но в первую очередь стоит избавиться от такейцев... В конце концов, у нас у всех к ним давний счёт. Что ж, у тебя есть дело, Лорд Нейцер, и есть желание оказаться поскорее вне Мараданской пустыни. Уверен, что ты справишься.
   - Да, Хозяин! - Нейцер поднял голову. Призрака уже не было - он исчез так же незаметно, как и появился.
   Пожалуй, происходящее напоминает предел его мечтаний о ближайшем будущем.

12

Гости Побережья

______

   Элинин бросил в сторону походный мешок и, с хрустом потянувшись, упал на кровать. Поездка была великолепной, он навестил старых знакомых в Кастеле, где не бывал уже давно, на обратном пути примкнул к бродячему цирку, да и вообще весело провёл время. Погода всё равно стояла нелётная, даже его мастерство и везение не помогли бы ему преодолеть такую сильную бурю, которая не один день бушевала на пути от Небесной Пристани на Побережье к Сарратару. А в такие дни на Побережье всегда было скучно, поэтому Элинин со свойственным ему легкомыслием бросил свой дом на попечение соседям, которым обещал привезти из Кастела что-нибудь золотое - в местных шахтах добывали столько золота, что оно почти не ценилось в Кастеле, - и с первым попавшимся караваном торговцев отправился в путь.
   Капитана летучего корабля они приняли с охотой, он развлекал их рассказами о своих приключениях и о Небесном Городе вплоть до самого Кастела. Там он несколько приятных дней прожил у девушки, которая почему-то считала его своим женихом, трогательно распрощался с ней и заторопился обратно на Побережье. Ненастная пора должна была как раз закончиться, а ему ещё и надо вовремя поймать Воина Тени с Хранителем, чтобы доставить их в Сарратар.
   Элинин повалялся на кровати ещё немного, размышляя о том, что в пути он несколько задержался, а за те дни, что у Небесной Пристани царила хорошая погода, можно было слетать в Сарратар раза два. Подсчитывая, сколько прибыли он потерял, Элинин скинул ноги с кровати, поправил на шее платок и машинально провёл пальцами по волосам. Нужно нанести визит вежливости соседям, посидеть у них часик, и проведать свой корабль. На время путешествия "Восточный ветерок" оставался у друга Элинина, капитана "Крылатой ладьи", и Элинин переживал за свой корабль. В конце концов, Угард вполне мог уже отлучаться с Побережья, и "Восточный ветерок" в такие моменты наверняка оставался на пристани практически бесхозным, потому что команду свою Элинин искренне считал бестолковой толпой, которую он таскает на борту исключительно для виду, потому что не дело кораблю летать без команды.
   Элинин подтянул к себе свой мешок и заглянул внутрь. Надо выбрать, что преподнести соседям, что в знак благодарности подарить Угарду, взявшему на себя заботу о "Восточном ветерке"...
   - Я рассчитывал, что ты будешь более ответственным, Элинин, - услышал он и встревоженно поднял голову. Взгляд призрака ясно говорил о том, что у Хозяина Ночи плохое настроение и он недоволен своим слугой.
   - Что я сделал, Хозяин? - невинно осведомился Элинин, опуская руку с золотой статуэткой, которую только-только решил отдать соседской жене.
   - Что ты сделал? - переспросил Хозяин с холодной усмешкой. - Ты не должен был покидать Побережье, ты должен был ждать появления Зэрандера и Хранителя. А что сделал ты?
   - Погода всё равно была плохая, - оправдывался Элинин, ежась под взглядом Хозяина. - В такую погоду совершенно исключено летать...
   - Поверь мне, Элинин, погода волнует меня в меньшей степени, - заметил Хозяин. - Пока тебя не было, они могли пройти мимо, или сесть на какой-то другой корабль, прибыть не к той стене...
   - Но я,... - растерялся Элинин, но замолк.
   - Я тебя слушаю, - согласился Хозяин с его невысказанным несогласием. - Если ты переубедишь меня в том, что твоя отлучка не могла окончиться ничем подобным, так и быть, я не стану тебя наказывать, - призрак в воздухе принял такую позу, будто бы сел в кресло. Совершенно сбитый с толку Элинин забормотал что-то невнятное.
   - По-твоему, я сам должен был заботиться, чтобы всё это время они дождались тебя?! - в голосе Хозяина послышался гнев. - Разве это не должно было быть твоей заботой?
   - Я думал,... - Элинин виновато уставился в пол, искренне надеясь, что полным смирением можно избежать гнева Хозяина. - Я виноват, Хозяин... Я не подумал, что...
   - Наверное, я зря слишком доверял тебе, - призрак чуть приподнял правую руку, указывая на сарратарца. - Не стоило отсылать Лорда Котли...
   - Я готов искупить свою вину, Хозяин! - горячо воскликнул Элинин.
   - Хм. Ты всерьёз думаешь, что я похож на доброго дядюшку, Элинин? - он растянул губы в ехидной улыбке.
   - Я не,... - Элинин поднял глаза и, встретившись с взглядом Хозяина, задержал дыхание. Хозяин больше не улыбался.
   - Ты можешь обращать в шутку всё, что угодно, Элинин, но только не служение мне!
   Элинин почувствовал жжение на лице, будто он оказался в горящем костре.
   - Я не хотел! - воскликнул он испуганно. Он был не в силах отвести взгляд, но ощущал острую резь в глазах. - Простите, Хозяин!
   - Должно быть, ты и вправду принимал всё в шутку, Элинин. Шутки кончились. На твоё счастье Зэрандер и Хранитель ещё не приходили на Небесную Пристань. Но когда они там окажутся, тебе лучше не упустить их, если не хочешь потерять и второй глаз.
   - Что? - недоумённо переспросил Элинин, но в этот миг перед глазами что-то вспыхнуло так ослепительно ярко, что он зажмурился, хватаясь за глаза. Сначала стало просто неуютно, потом больно... Что-то стягивало кожу на лице, причиняя боль. - Я же не хотел! - воскликнул Элинин, продолжая держаться руками за лицо.
   Ему никто не ответил.
   - Я не хотел! - повторил он, отнимая от глаз ладони. Сначала он даже не сразу понял, что случилось. Потом испуганно, споткнувшись о мешок, бросился к столу, схватил с него небольшое зеркальце в оправе из кости и отчаянно вскрикнул. Там, где должен был находиться левый глаз, сейчас была ровная, гладкая, загорелая кожа. - Ох,... - выдохнул он, отбрасывая зеркальце и уставившись единственным глазом в стену.

______

  
   - Проклятье! - ещё один игрок раздосадовано бросил карты. - Не может быть, чтобы ты не жульничал, негодяй!
   - Не надо меня оскорблять, - спокойно отозвался молодой человек. Он пододвинул к себе монеты и сложил карты. - Если тебе сегодня не сопутствует удача, я в этом не виноват...
   - У тебя нечеловеческая удача, - огрызнулся проигравший.
   - Давай проверим, - согласился второй. - Кто-нибудь ещё хочет сыграть?
   - Поставь всё, что выиграл сегодня, тогда я сыграю, - предложил один из посетителей таверны, поднимаясь из-за соседнего столика. - Только учти, я жуликов носом чую.
   - Я тоже, - улыбнулся молодой человек, положив свои карты в общую стопку. - Кто-нибудь ещё будет играть?
   - Пожалуй, я с тобой сыграю, - судя по одежде, второй желающий был одним из жителей Небесной Пристани. - Ты новенький? Как тебя звать?
   - Как будет угодно, - отозвался он. - У кого-нибудь есть желание быть свидетелем? Кто-нибудь хочет подзаработать?
   - За тобой бесполезно наблюдать, парень, - проворчал мужчина, что наблюдал за игрой в прошлый раз. - Если ты и жульничаешь, то слишком искусно, чтобы чей-либо глаз это заметил.
   - Я послежу за игрой, - растолкал зевак парень постарше. - Согласен на одну десятую.
   - А не много? - осведомился суровый игрок, перетащивший со своего столика и свою кружку пива.
   - Пускай, десятая... В конце концов, ведь всем интересно, как я жульничаю,... - Бастиан откинулся на спинку грубо сколоченного стула и вздохнул. Кто бы мог подумать, что старая игра, за которую отец иногда драл его за уши, станет единственным источником дохода? Да ещё и что играть в неё придётся в такой компании?
   - Раздавай, - гость с Пристани уселся на табурет и побарабанил пальцами по столу. - Давненько я не играл.
   Свидетель ловко подкинул в руке колоду и быстро перемешал, поглядывая на лица игроков. Его задачей было наблюдать за игроками, следить, чтобы никто не пытался прятать или менять карты, а также чтобы выполнялись все правила не очень сложной игры. За это каждый выигравший игрок отдавал ему заранее оговоренную часть выигрыша.
   Бастиан подтянул к себе выпавшие ему карты и спокойно повернул их лицом к себе. Не так всё и плохо. Два флейтиста, арфистка, менестрель и ключник. От последнего неплохо бы избавиться в ближайшее время. В местном эквиваленте крефта имелись кое-какие непривычные для Бастиана карты, и ключники были одними из них. В любом случае, собирать пятёрку ключников Бастиан и не собирался, флейтисты - довольно высокая пятёрка, а всего-то надо найти ещё троих.
   Свидетель положил остатки колоды на стол, обошёл вокруг стола, просматривая карты каждого игрока и храня на лице равнодушное выражение. Бастиан улыбнулся обоим игрокам и сообщил:
   - Я не буду ходить первый.
   Правила были просты, однако требовалось необычайное везение. Сначала игроки получали по пять карт, и примерно прикидывали, какую пятёрку они собираются набирать. Ключников, менестрелей, капитанов, арфисток, флейтистов, глашатаев, трубачей или королей. Названия пятёрок давались, соответственно, по изображённым на ним людям. Почему вдруг выбраны были именно такие названия, Бастиан и сам точно сказать не мог. Игра была довольно старая, вряд ли кто-то мог сказать, почему флейтистов поставили в один ряд с королями, а менестрелей - с капитанами. Впрочем, капитан, как и ключник - карта чисто побереженская. В Алвалене роль капитана играл гвардеец, а ключника - купец. Игроки по очереди покупали карты из общей колоды, или продавали свои. Бастиан мог выставить на продажу любую карту, какая не нравится ему самому, рубашкой вверх. Любой его оппонент мог приобрести или кота в мешке, или стоящую для него карту - риск был велик для всех. Встречались в колоде карты, не относящиеся к пятёркам, тоже довольно забавно называющиеся. Пресветлый Хранитель давал игроку право брать карты из колоды бесплатно, а не каждую - за игровую монету. Клинок Света - на карте, как уже успел заметить за игру Бастиан, был действительно изображён Гаранд Астиан, по крайней мере, усами они явно были похожи - защищал игрока от самой мерзкой карты всей колоды - Хозяина Ночи. Карта не носила никакого изображения, просто была выкрашена с лицевой стороны в чёрный цвет, и доставший её из колоды обязан был прекратить игру и отдать выигрыш в общую кучу монет. В конце игры все деньги получал победитель. Была ещё одна карта, чистый белый квадратик, её можно было представить за любую карту из пятёрок, если уже набрано четыре. В общем, вся игра целиком основывалась на удаче игроков. Бастиану пока везло.
   И он очень надеялся, что ему повезёт ещё раз. На кон он поставил все выигранные деньги, и то только потому, что его обвинили в шулерстве. Позволить над собой смеяться он не мог, а деньги нужны были очень. Зэрандер весьма ясно сказал, что если Бастиану "не повезёт", ему лучше сразу броситься в море. По крайней мере, это будет менее болезненно.
   Им требовалось рассчитаться за те дни, что они прожили в местной гостинице. Почему-то Зэрандер и Тэм решили, что им нужно сидеть на одном месте и ждать, когда остальные двойники Камня Света упадут им на голову сами. От Тэрмиса Бастиан ничего внятного добиться не мог, только какие-то вялые предположения и многозначительные "если", а к Лорду Тени он старался лишний раз вообще не обращаться. Только когда встал вопрос о почти полном отсутствии денег, Бастиан вспомнил, что здесь в ходу крефт, а он когда-то неплохо играл...
   Тэм встретил новость с восторгом, Зэрандер отнёсся к ней с большим подозрением. Доверять добычу денег бывшему королю он не хотел, но уступил уговорам Тэма. Хотя, Бастиан сейчас даже жалел, что вообще ввязался в это дело. Вдруг, удача от него отвернётся, и тогда... Бастиан сильно сомневался в том, что Зэрандер его убьёт, но, в любом случае, лучше не испытывать судьбу.
   С тех пор, как их выбросило на Побережье, жизнь Бастиана стала напоминать ад. Для начала им пришлось пешком идти не один день вдоль берега, причём, Зэрандер нисколько не гнушался ловить несчастных путников, попадавшихся им на пути, и заставлять их выкладывать чуть ли не подробную карту местности, причём, отказать ему вряд ли кто-то решался, потому что его взгляд у любого вызывал дрожь в коленях.
   Бастиан подозревал, что и побереженские деньги появились у них каким-то подобным способом, но высказывать свои подозрения вслух он не решался.
   Потом Зэрандер заявил, что Бастиан должен выбросить свою корону куда-нибудь в кусты, а лучше - сразу в море, потому что с ней он привлекает внимание. Бастиан, естественно, воспротивился, потому что расставаться с венцом он не собирался. К его печали Тэм согласился с Лордом, однако оказался более радушен и предложил Бастиану просто временно его снять. На подобный вариант бывший король Алвалена согласился.
   За последнее время Бастиану со многим пришлось смириться: и с Воином Тени, и с собственным положением, и с тем, что он стал казаться оборванцем... И даже с тем, что он вынужден играть в карты, чтобы заплатить за убогую гостиницу, Бастиану тоже пришлось смириться. Всё это время он жил мечтой о том, что придёт время, и он вернётся в Алвален, и свергнет Радака и вернёт себе законный трон. Только эта мысль помогала ему устоять против набросившейся на него реальности, ясно говорившей ему: ты никто, ты брошен на дно жизни, и тебе никогда не суждено вернуть своё прежнее положение. Смириться с этим Бастиан не мог.
   - Парень, ты заснул? - поинтересовался гость с Пристани. - Будешь покупать карту?
   Бастиан вздрогнул и поднял глаза. Что бы он сделал пару десятков дней назад со смельчаком, который так бы обратился к нему? А что он вынужден делать сейчас?
   - Нет, - вымолвил Бастиан. - Не буду...
   - Ну как хочешь, - буркнул второй игрок. - А я покупаю, - он бросил монетку в общую кучку и потянул карту на себя. Усмехнулся и, положив её с левого края, быстро перемешал свои карты, чтобы никто не запомнил, где лежит купленная им карта. Это было больше излишней предосторожностью, но Бастиан сам был очень внимательным игроком, и подозревал, что другие могут оказаться такими же внимательными. Он тоже всегда перемешивал карты после того, как покупал новую.
   На следующий ход он приобрёл ещё одну арфистку, улыбнулся и решил, что пора избавляться от ключника. Но кому предложить карту, он пока не решил. Неплохо бы сделать это с выгодой для себя, а не просто выкинуть в сторону. Гость с Пристани вряд ли станет собирать низшую пятёрку, конечно, это не имеет значения, но в том случае, если у него выпадет пятёрка ключников, а у другого - королей, то, безусловно, выигрыш заберёт второй.
   Скоро, правда, карты, которые можно покупать, закончатся, и если к этому времени ни у кого не соберётся пятёрка, придётся открывать карты и смотреть по обстоятельствам.
   - Будешь покупать? - Бастиан небрежно бросил карту рубашкой вверх, обращаясь к игроку, что хвастался своим нюхом на жуликов.
   Он задумчиво посмотрел на Бастиана, прищурился и кивнул:
   - Пожалуй...
   С каменным лицом он забрал ключника и ничем не выказал своего недовольства. Ну да, можно сказать, молодой человек в рваной одежде, обладавший таким количеством монеток, подложил ему свинью, однако никогда не знаешь, что продаст тебе другой игрок. Может быть, у него четыре арфистки и один король - тогда он, естественно, продаст короля.
   Кто-то положил ему руки на плечи.
   - Везунчик, - послышался ласковый женский голос.
   Бастиан поднял глаза на женщину и нахмурился.
   - Я не помешаю, - она не убирала руки и улыбалась. - Считай, что я приношу удачу.
   - Посмотрим, так ли это, - пробормотал Бастиан, смиряясь с подобным поведением женщины. В конце концов, местные девушки все любят удачливых игроков, даже если их одёжка не очень красивая, с этим ничего не поделать. Устраивать скандал и прогонять её у Бастиана не было никакого желания.
   - Посмотришь, - она погладила его плечи. Бастиан раздражённо покосился на свои карты. Именно в тот момент, когда к нему начинает кто-то лезть, ему труднее всего сосредоточиться. Однако вскоре он понял, что лёгкий массаж скорее расслабляет его, чем напрягает. Он закинул ногу на ногу, вызывающе улыбнулся обоим игрокам и купил очередную карту.
   Радость от лицезрения пустого белого квадратика Бастиан искренне постарался не выказывать. Что ж, считайте, у него три флейтиста... Осталось найти ещё парочку. Или хотя бы чтобы эти двое бросили игру. Это случится, только если они разорятся, или вытащат Хозяина Ночи.
   Расчёт Бастиана оказался верен. Вскоре у игрока стали кончаться монеты, он раздражённо скрипел зубами, бросал косые взгляды на других и пытался продавать свои карты. Бастиан очень надеялся, что среди тех, что он отверг, не было двух флейтистов. Если один - это не страшно, а вот второго он уже не восполнит.
   Гость с Пристани тоже играл спокойно, уверенно. Вскоре тот, что хвастался необычайным нюхом, бросил карты и заявил, что ему всё надоело, и что лучше он пойдёт ещё выпьет. После этих слов он быстро вышел из таверны, сопровождаемый смешками зевак, наблюдавших за игрой.
   Бастиан купил ещё одну в сущности ненужную карту и решил, что игру можно разбавить беседой.
   - Ты с Небесной Пристани? - поинтересовался он, помахивая картами, словно веером. От королевских манер он избавиться так и не смог, даже в таком виде он продолжал чувствовать себя немножко королём.
   - А ты весьма проницателен, парень, - охотно поддержал разговор соперник. - Я хожу на корабле до Сарратара и обратно, когда есть желающие.
   - Летучий корабль? - поинтересовался Бастиан, протягивая моряку арфистку рубашкой вверх.
   - Нет, простой, - отозвался тот. - Не люблю летучие корабли. Они слишком ненадёжны. А путешественникам в новинку - они и рвутся, смельчаки...
   - А что, летучие корабли часто падают? - спросил Бастиан, принимая от игрока деньги.
   - Как сказать, как сказать, - пожал плечами моряк. - Иногда падают. Не очень часто. У нас есть один капитан, сарратарец, его летучий корабль ни разу не терпел крушение. К нему приходят все путешественники, как к самому надёжному капитану летучих кораблей на всём Побережье... Он срубает неплохие деньги,... - он купил ещё одну карту и покосился на Бастиана. - А мне кажется, по старинке - надёжнее.
   - А ты сам летал на таком корабле? - Бастиан разглядывал своих троих флейтистов, белую карту и менестреля, и думал, стоит ли покупать карту, или четвёртый флейтист всё-таки у моряка.
   - Да, как раз у Элинина-сарратарца, - кивнул тот. - Забавный парень, ловко управляется с кораблём, ничего не могу сказать. Но морём всё равно надёжнее...
   Бастиан согласился, что морем надёжнее, и заставил себя повременить с расспросами о некоем сарратарце. Кажется, выбраться из Небесного Города, да ещё и его уроженцу, почти невозможно...
   Женщина пересела на табурет, на котором сидел сбежавший гость. Бастиан с сожалением подумал, что ему очень даже нравилось, когда она массировала его плечи. Он на какое-то время почувствовал себя хоть немножко хозяином положения. А сейчас хозяевами вновь стали деньги, которые он обязан выиграть.
   Женщина улыбалась, опираясь на руки и глядя на Бастиана. Она не была красавицей, но волосы у неё были роскошного золотисто-рыжего оттенка, что притягивали взгляд и заставляли не обращать внимания на резковатые черты лица. Бастиан перестал любоваться арфисткой, мешавшей такому удачному раскладу, и уставился на колоду. Покупать или нет?
   Свидетель выжидающе уставился на него. Бастиан покачал головой, мол, не буду, и моряк, задумавшись, поглядел в свои карты.
   - Предлагаю равнозначный обмен, - предложил он. Бастиан нахмурился. Такой поворот правил был ему пока незнаком. - Сразу видно, ты не побереженец, - усмехнулся моряк.
   - Ну да, я носил бы цветной платок на шее, - согласился Бастиан. - Я из Алвалена, - честно сказал он. - У нас не было таких правил в крефте.
   - В этом и интерес играть в других местах, верно? - моряк локтём упёрся в столешницу и пояснил. - Мы поменяемся картами, не глядя. Это можно, когда осталось два игрока, и никто не собирается покупать карту. После обмена можно будет раскрыть карты и посмотреть, кто собрал лучшую комбинацию, - его уверенность смутила Бастиана. Что из этого выйдет? Не проиграет ли он этому улыбчивому моряку свою жизнь вместе с этими деньгами?
   - Меняйся, - предложил кто-то сзади.
   - Не меняйся, подставит тебя, - предположил другой.
   - А ну не шуметь! - возразил довольный свидетель. Приближался конец игры, и он предвкушал приличную долю. - Сами разберутся.
   Бастиан сосредоточенно хмурился. Взгляд его перебежал с лица противника на женщину. Она улыбнулась и кивнула.
   - Посмотрим, приносишь ли ты мне удачу, - усмехнулся Бастиан, вытаскивая арфистку и положив её на стол. - Держи, - он пододвинул к себе карту моряка и долго не решался перевернуть её. У него довольно сильная комбинация, но нет ли у этого улыбчивого парня четвёрки королей? В конце концов, может быть, он хочет рискнуть и выменять короля на какого-нибудь ключника?
   - Славный расклад, - гость с Пристани положил карты на стол. - Пять арфисток. Красавицы, правда?
   Зеваки загудели между собой. Бастиан тоже улыбнулся, чувствуя, что с души свалился камень:
   - Не расстраивайся, но я тебя переиграл, - Бастиан небрежно бросил на стол своих четырёх флейтистов и белую карту. Карты, которыми они поменялись с моряком, для обоих оказались решающими. - Мне повезло больше...
   - Нечего сказать, - кивнул моряк, потирая подбородок. - А я почему-то был уверен, что ты собираешь капитанов. По крайней мере, я спустил тебе троих, а ты, кажется, их не выкинул.
   - Нет, я продал их нашему угрюмому другу, - усмехнулся бывший король Алвалена.
   - Ловко, ловко, - покачал головой житель Пристани. - Интересно, что там за карта была, что ты не захотел её покупать? Я собирался это сделать, но ты так засомневался, что я тоже решил не рисковать...
   - А посмотрим, - предложил Бастиан и перевернул верхнюю карту в колоде. - Ну вот видишь, какой я провидец, - он продемонстрировал игроку и всей толпе чёрный квадратик.
   - Что ж, - моряк удовлетворённо кивнул, - ты выиграл... Ещё разок?
   - Нет уж, только не сегодня, - покачал головой Бастиан. - Не стоит искушать судьбу. Как-нибудь ещё сыграем, - он отодвинул горсть монет счастливому свидетелю, отправившемуся гулять на них в сторону бочки с пивом, и аккуратно ссыпал остальное в мешочек. Зеваки расходились. Моряк прощально махнул ему рукой и покинул таверну. Бастиан вздохнул, завязывая мешочек, и заметил, что женщина так никуда и не ушла.
   - Я же говорила, что тебе повезёт, - она поднялась с табуретки и взяла Бастиана под локоть. - Тебе по жизни должно везти, это написано на твоём лице.
   "Везёт, нечего сказать, - вздохнул Бастиан. - Везение, лучше некуда..."
   - А что это была за карта, чёрная? - поинтересовалась она, незаметно направляя его к выходу из таверны.
   - Хозяин Ночи, - мрачно ответил свергнутый король и, встретив тревожный взгляд женщины, усмехнулся. - Глупо было называть так простую чёрную карту, правда? А ты что, не местная?
   - Не местная... А ты откуда? У тебя хорошие манеры, а выглядишь ты, честно сказать, неважно, - она негромко и приятно рассмеялась.
   Бастиан остановился на выходе со двора таверны и ответил:
   - Я же сказал, из Алвалена.
   - А я из Фаалина. И я тоже честно, - заметила она, уловив недоверие во взгляде Бастиана. - Почему бы тебе не сходить на рынок и не купить одежды поприличнее?
   - Потому что я должен отдать деньги моим спутникам, - отрезал Бастиан. - Я пойду, пожалуй...
   - А где ты остановился, батар? - приятное побереженское словечко немного смягчило Бастиана.
   - Недалеко. Но тебе лучше со мной не ходить...
   - Твои спутники такие неприветливые? - улыбнулась она.
   Бастиан вспомнил Воина Тени и кивнул.
   - Очень. Считай, что мы беглые каторжники, и к нам лучше не подходить, - он освободил свою руку, развернулся и торопливо пошёл в сторону той гостиницы, где его ждали Тэм и Зэрандер. Никогда бы не поверил, если бы кто-то ему сказал, что он будет радоваться сотне выигранных монет!
   Женщина серьёзно посмотрела ему в спину, потом огляделась по сторонам и направилась следом.

______

  
   Зэрандер пугал своим видом посетителей пивной, расположенной на нижнем этаже гостиницы. Его старательно обходили стороной все без исключения. Тэм сидел напротив, взволнованно поглядывая на дверь и часто вздыхая. Он беспокоился за Бастиана. Во-первых, этот парень ещё не совсем свыкся со своим новым положением, как бы он чего не натворил... И потом, вдруг, ему и вправду не повезёт? Что они тогда будут делать?
   Двери распахнулись, и в пивную боком протиснулся Бастиан. Тревожным взглядом он пошарил по полупьяным лицам и остановился на Тэме.
   - Я принёс деньги, - сообщил он Тэрмису, старательно игнорируя колючий взгляд Зэрандера. - Нам ещё надолго хватит...
   - Это замечательно, Бастиан! - воскликнул Тэм, глядя на полный мешочек с монетами. - Это же просто великолепно!
   Бастиан кисло улыбнулся.
   - Ты играл на все деньги, - прогрохотал Зэрандер. - Я сказал тебе не рисковать! - он взвесил мешочек на ладони и продолжил. - Ты должен был поставить половину. А что сделал ты?
   - Но ведь я выиграл, - растерянно воспротивился Бастиан.
   - Ты мог оставить нас совсем без денег, - Зэрандер бросил мешочек обратно на стол. - Если бы ты проиграл, что сказал бы делать?
   - Но ведь я не проиграл! - воскликнул Бастиан.
   - Что тебя не устраивает, Воин? - вступился за Бастиана Тэм. - У нас больше денег, чем мы могли предположить, и...
   - А тебя это не касается, Хранитель, - осадил его Зэрандер. - Когда будешь играть ты, я скажу тебе то же самое. Если Силам было угодно дать мне в спутники двух мальчишек, мне придётся с этим смириться, но рисковать я не позволю.
   - Воин! - возмутился Тэм.
   Зэрандер равнодушно взял мешочек с деньгами и привязал к своему поясу, не обращая никакого внимания на Хранителя.
   Бастиан разгорячённо махнул рукой, что-то невнятно воскликнул и, расталкивая посетителей, бросился из пивной прочь.
   - Человек ты или нет? - вздохнул Тэрмис, поднимаясь на ноги. Зэрандер никак не ответил, хотя раньше такой вопрос он принял бы за оскорбление. - Думаю, сам бы ты играть не стал, Воин! - он покачал головой и пошёл вслед за Бастианом. Кто-то, а он в этом деле меньше всего заслужил такое отношение.

______

  
   Бастиан сел на бревно на заднем дворе гостиницы и опустил голову на руки. Почему всё это случилось именно с ним? Ещё не так давно он был королём, а что же теперь? Что же ему остаётся теперь?
   Зэрандер изведёт его, Воин с самого начала не хотел, чтобы Бастиан оставался с ними. Тэм не в силах что-либо сделать, и он тоже... Если Лорду не нравится присутствие рядом свергнутого короля Алвалена, с этим никто не может ничего поделать.
   Ну да, он рискнул, но ведь фортуна любит тех, кто рискует! Разве теперь они не смогут жить на этом Светом забытом Побережье ещё сколько угодно времени, хотя непонятно даже, зачем это!
   - Да уж, они действительно изверги, эти твои приятели, - сочувственно обратилась к нему уже знакомая женщина. Она села рядом и взяла его за руку. - Забрали все деньги?
   - Дело не в этом, - буркнул Бастиан. - Но я тебе не буду ничего объяснять... Ты что, следила за мной? - он поднял голову.
   - Да ну тебя, батар, - усмехнулась она. - Я не следила, я просто увидела, что ты сидишь здесь, такой печальный...
   Бастиан вгляделся ей в глаза, но что-то его смущало. Улыбка и сочувствие были какими-то неестественными. Бастиан много насмотрелся на льстивые и лживые улыбки, и её выражение лица так напомнило ему о придворных леди, досаждавших ему в Алвалене, что он даже поморщился.
   - В чём дело? - спросила она, поднимая брови.
   - Если ты из Фаалина, что же ты делаешь здесь? - резко спросил он, вырывая свою руку.
   - А что здесь делаешь ты? - так же резко ответила она. - Ты не похож на любителя путешествий!
   Бастиан набрал в лёгкие воздух, чтобы ответить что-то не менее грубое, но его прервал изумлённый вскрик Тэма:
   - Камень Света! Что ты здесь делаешь?
   Бастиан обернулся на голос. Хранитель замер с таким видом, будто увидел ядовитую змею. Женщина замерла, круглыми глазами глядя на Тэма и задержав дыхание. На какое-то время воцарилась полная тишина.
   - Ты знаешь, кто она, Бастиан?! - воскликнул Тэм, справляясь с собой. Он узнал бы эту женщину даже ночью. Увидев её рядом с Бастианом, он едва не потерял дар речи, и даже не сразу сумел обратить на себя внимание.
   - Тише, пожалуйста! - взмолилась Аджит, вскакивая на ноги и тревожно озираясь.
   - Она - одна из слуг Хозяина! - Тэрмис тревожно обернулся, словно желая, чтобы поблизости оказался Лорд Зэрандер.
   - Правда? - Бастиан отшатнулся от неё, едва не споткнувшись о бревно.
   - Нет! - воскликнула она. - Хранитель, послушай...
   - Я уже однажды тебя послушал! - возразил он. - Что ты здесь делаешь?
   - Выслушай меня, пожалуйста! - Аджит шагнула навстречу Тэму, пытаясь взять его а руку, но он отступил назад. - Хранитель, ты должен меня выслушать! - отчаялась она. - Пожалуйста, пока не пришёл Лорд Зэрандер!
   - Ты правильно боишься, - Воин Тени появился за спиной, держа в руке меч и презрительно морщась, глядя на неё. - Обмануть Хранителя, может быть, и вправду не так сложно. Но я почувствовал тебя уже довольно давно. Это Хозяин послал тебя следить за нами?
   - Нет,... - Циэль растерянно обернулась на Тэма, словно ища у него защиты. Она хотела сначала поговорить с Хранителем, попросить у него помощи. Хранитель не позволил бы Зэрандеру убить её, а теперь, скорее всего, у неё даже не будет шанса сказать.
   - Теперь это не имеет значения, - Зэрандер приподнял руку с мечом, даже не замахиваясь, а намереваясь просто проткнуть её.
   - Пожалуйста, дайте мне сказать! - воскликнула она, пятясь. - Пожалуйста!
   Глаза Бастиана перебегали с испуганной женщины на Лорда Тени и обратно.
   - Дайте же ей сказать! - не выдержал он, обращаясь к Зэрандеру. - Она же просит!
   Зэрандер бросил короткий взгляд на Бастиана, и тот поёжился. Уж кого-кого, а Бастиана-то Зэрандер точно не станет слушать.
   - Подожди, Зэрандер! - быстро кивнул Тэрмис. - Ты ведь всегда успеешь её убить!
   - Позвольте мне сказать! - повторила она. - Я не служу Хозяину...
   - Ложь, - коротко ответил Зэрандер, замахиваясь.
   Тэм, понимая, что нельзя допустить, чтобы Зэрандер убил её, даже если она и слуга Ночи, судорожно пытался понять, как остановить Воина. Он беспомощно переглянулся с совершенно растерянным Бастианом, но тот тоже не знал, что делать. Когда Зэрандер хотел что-то сделать, как правило, он ни к кому не прислушивался.
   - Я не лгу! - всхлипнула Аджит, падая на колени. - Я сбежала от наказания! Я...
   - Думаешь, я поверю, что тебе хватило смелости предать Хозяина? - на Зэрандера признание Циэль не произвело никакого впечатления. - Думаю, стоит всё-таки покончить с этим...
   Зэрандер в третий раз собрался ударить, когда заметил, что ему наперерез бросился светящийся призрак сестры. Он вопросительно и раздражённо посмотрел на неё. Что это ещё взбрело ей в голову?
   Сестра схватила его за руку и отрицательно покачала головой.
   - По-твоему, она не лжёт? - осведомился Зэрандер у своей сестры, ничуть не смущаясь, что со стороны казалось, что он говорит с пустотой. Сестра кивнула, не отпуская его руку. Зэрандер задумчиво перевёл взгляд на Аджит. У неё в глазах стояли слёзы. Она понимала, как близка сейчас к смерти, но видела, что происходит что-то, что может спасти её.
   Как правило, Лориен знала всегда немножко больше, чем он. Она редко вмешивалась, но её решения обычно были единственно правильными.
   - Что ж, пока я тебя не убью, - Зэрандер опустил меч. Аджит облегчённо вздохнула. - Но это не значит, что я не могу передумать.
   - Я больше не служу Хозяину, - нерешительно начала Аджит. Если от взгляда Бару ей всегда становилось неуютно, то сейчас она едва выдерживала взгляд Зэрандера. Он не давал ей отвести глаза, нависая над ней, и она чувствовала, что если сейчас она не переубедит его, то даже Хранитель не остановит Зэрандера. - Я подвела его, и он отдал меня Лорду Бару. А я не выдержала и сбежала...
   - И тебя до сих пор не настигло наказание? - Зэрандер недоверчиво хмыкнул.
   - Я потому и здесь, - ещё тише сказала Циэль. - Я надеялась, что...
   - Что здесь Хозяин тебя не отыщет. Да, он действительно не появится там, где я и Хранитель. Но заниматься твоей защитой я тоже не собираюсь. Твои проблемы с Хозяином Ночи меня не трогают.
   - Я буду совершенно незаметной! - воскликнула она горячо. - Пожалуйста!
   Зэрандер заметил, как рьяно кивает головой сестра, вступаясь за Аджит, и рыкнул, обращаясь к ней:
   - Я что, должен собирать вокруг себя толпу униженных и обездоленных?
   Бастиан гневно покраснел, поняв, что последнее замечание в равной степени относится и к нему, и не сразу совладал с собой. Благо, Зэрандеру не было до него сейчас никакого дела.
   Лориен с укором посмотрела на него, потом на Аджит, и опустилась рядом с ней на землю. Кажется, Аджит это почувствовала, вздрогнула, поворачивая голову, но не увидев ничего, кроме пустоты.
   - Зэрандер, нельзя же её прогонять, - добавил Тэм к невысказанной просьбе призрака. Кажется, он уже догадался, кто вмешался в это дело. - Хозяин убьёт её!
   - Я должен скорбеть по этому поводу? - резко спросил Зэрандер. - Хранители на твоей стороне, - прищурив глаза, сказал он замершей в ожидании Аджит. Она знала только одного Хранителя, но также поняла, что Зэрандер не случайно сказал это слово применительно ещё к кому-то. - Но если ты дашь мне повод заподозрить тебя, я убью тебя, не задумываюсь, - он отвернулся от неё, мимолётом поймав взгляд Тэрмиса и улыбку сестры. Всё это ему очень не нравилось.

13

Дорога в небо

______

   Бастиан грустно смотрел в криво сколоченную раму окна и водил пальцем по столу. Свою кровать он уступил Аджит, которая, кажется, после пережитого волнения уснула, едва опустивв голову на жёсткую подушку. Рассвет забрезжил ещё совсем недавно, и она явно не торопилась просыпаться. Тэм лежал на своей кровати и косился на Зэрандера. Лорд Тени если и спал, то этого никто не понял. Он лежал, положив руки за голову, и в таком неподвижном состоянии напоминал статую, причём, явно недовольную всем происходящим. Иногда он отводил глаза от стены куда-то в сторону, и в такой момент его взгляд становился ещё более недовольным.
   Тэм заинтересованно разглядывал пустоту рядом с Зэрандером, где, судя по всему, находилась сестра, вернее, призрак сестры. Всё, что Тэм узнал о ней, это то, что она - Хранитель. Когда-то он думал, что присутствие призрака поблизости заметно даже тому, кто не имеет Дара, однако теперь он понял, что ошибался.
   Когда он в очередной раз посмотрел в сторону Зэрандера, старательно делая вид, что глаза как-то сами ползут в ту сторону, Лорд произнёс первую за всё сегодняшнее утро фразу.
   - Она хочет сказать, что ты зря так внимательно на неё смотришь. Ты всё равно её не увидишь.
   - Так я же,... - смутился Тэм. - Я не это... Знаю...
   - Тогда что ты так стараешься? - Зэрандер перевёл взгляд на улыбающуюся Лориен, но выражение его лица не изменилось.
   - Она - Хранитель, да? - спросил Тэм нерешительно, садясь и одёргивая рубашку. У него появилось странное ощущение присутствия ещё кого-то рядом. Не просто неупокоённого духа, безмолвного и немножко сумасшедшего, а призрака, который вмешивается в события, и от которого тоже что-то зависит. Тэм и раньше знал о ней, даже иногда слышал её смех, но никогда не задумывался о её влиянии на Зэрандера. Только она сумела остановить его. Почему она вмешалась именно тогда?гда слышал её смехзё смехзТЬТэм
   Бастиан заинтересованно наблюдал за ними, радуясь, что утро останется в памяти не только бесконечным наблюдением за чайками.
   - Была, - коротко ответил Лорд.
   - Как же вы встретились, Воин? - поинтересовался Тэрмис. Зэрандер неохотно сел, откидываясь спиной к стене.
   - Она меня лечила, - помолчав, ответил он. - Она думала, что сможет найти во мне Свет, - Зэрандер заметил снисходительную улыбку на светящемся лице сестры и снова задумался. - Ты правда хочешь знать, что было дальше? - усмехнулся он. - Не хочу разрушать твою иллюзию.
   - Иллюзии и нет, - вздохнул Тэм. - Ты её убил, - он покачал головой. - А она предпочла остаться с тобой, чтобы потом доказать тебе, что Свет в тебе всё-таки есть.
   - Какое у вас трогательное сходство мыслей, - Зэрандер отвязал от пояса мешочек и высыпал на ладонь несколько монет. - Пойди, заплати хозяину гостиницы, - сказал он Бастиану, не поворачивая головы в его сторону.
   - Может быть, стоит снять ещё комнату? - Бастиан тяжело и глубоко вздохнул, зажмуривая глаза. Он едва справлялся с собой, когда Зэрандер начинал приказывать ему. Но стоит начать возмущаться, пожалуй, Лорд напомнит, кто здесь главный. - Ну, для...
   - Ничего подобного, - Воин недобро посмотрел на спящую Аджит.
   - А я буду теперь спать стоя, да? - возмутился Бастиан, но Зэрандер наградил его таким взглядом, что он поспешил заткнуться. Лучше не испытывать судьбу.
   Он забрал деньги, пользуясь тем, что Зэрандер отвернулся, состроил страшную рожу, и выскочил из комнаты, хлопнув дверью.
   - Почему ты так жесток с ним, Воин? - грустно спросил Тэм. - Разве он не заслужил большего снисхождения? Он потерял всё, что составляло его жизнь...
   - Его самомнение всё ещё при нём, - огрызнулся Зэрандер.
   Тэм поднялся, протирая заспанные глаза, зевнул, пробормотав: "И как Бастиан так рано встаёт?" - и выполз из их комнаты, не обращая внимания на усмешку Зэрандера, в которой ясно читалось презрительное: "Хранитель тоже нашёлся". Как только он вышел - наверняка, отправился утешать Бастиана - Лорд Тени поднялся на ноги и подошёл к окну. Скоро погода совершенно исправится, и им придёт время покинуть это затхлое местечко. Он нисколько не сомневался, что следующей остановкой на их пути должен стать Сарратар.
   Хотя Хранитель наверняка исключает возможность пребывания второго двойника Камня Света в Сарратаре, Сила Дня явно не зря выбросила их на Побережье. Если не Сарратар - то какой-то из городов Побережья. А какой город больше подходит для того, чтобы спрятать там двойник Камня Света? В Небесный Город не каждому дано попасть, не то, чтобы ещё и что-то там найти. Идеальное место для того, чтобы спрятать то, что не должно попасть ни к кому в руки.
   Этот город не покорился Хозяину в Тёмные Времена. Единственный город Побережья - само Великое Побережье было тогда уничтожено и обращено в пепел. Гордый народ, побереженцы отказались признавать власть и могущество Хозяина, но только Сарратар доказал, что он достоин быть свободным. Он просто не открыл свои стены, не стал выводить войска - он никак не зависел от остального Побережья, и осаждать его тоже было невозможно. Зэрандер хорошо помнил тот момент, когда понял, что Сарратар ему не взять. Всё Великое Побережье к тому времени лежало в руинах, но Небесный Город оставался стоять неколебимо.
   Возможно, самое надёжное место в этом мире, чтобы спрятать двойник Камня Света.
   Циэль проснулась, и быстро сообразила, что осталась наедине с Лордом Тени, чего ей искренне не хотелось. Она так и не поняла, кто всё-таки тот невидимый заступник, что не дал ему убить её, и не была уверена, что он не решит передумать.
   Аджит отодвинулась в сторону, нервно теребя прядку волос. Зэрандер не пошевелился. Циэль осмелела и разрешила себе приглядеться к нему внимательнее. У Призрачного Воина оказалось не так много сходств с Бару, как Циэль предполагала изначально. По её мнению, Бару на его фоне просто мерк. Должно быть, чёрный Лорд сам это понимал, не случайно же он проникся к Зэрандеру такой ненавистью.
   Зэрандер уловил движение сбоку краем глаза, однако не торопился отрываться от своих мыслей. Нет смысла сомневаться в том, что Лориен не соврала ему: Аджит действительно предала Хозяина. Но цель, которую она преследует, без сомнения, всего лишь спастись от его нового наказания. Конечно, единственные, наверное, два места, где можно укрыться от него сейчас, это Цитадель, куда Циэль, конечно же, не сунется, и где-то поблизости от Хранителя Тэрмиса и Лорда Зэрандера. И Аджит положилась на сердечную доброту Хранителя Света, рискнув появиться здесь. При этом она наверняка прекрасно понимала, что Воин Тени может оказаться против.
   Циэль почувствовала, что больше не желает оставаться в компании молчаливого Лорда. У неё начинали появляться нехорошие предчувствия. Может быть, не стоило так рисковать? Но, с другой стороны, куда ей было деваться? Одно чудо дало её вообще добраться до Побережья.
   Она поднялась и быстро пошла к двери, не оборачиваясь на неподвижного Лорда Тени. Её догнал грубоватый приказ:
   - Иди сюда.
   Она быстро обернулась, напрягаясь. На всякий случай, она приготовилась выхватить кинжал, спрятанный в рукаве, хотя не собиралась так стремительно портить отношения с Призрачным Воином. Но, в случае чего, она не собиралась легко отдавать свою жизнь.
   Зэрандер отвернулся от окна, и Циэль снова ощутила, как его взгляд прижимает её к полу. Лорд, заложив руки за спину, нахмурил белые брови и повторил:
   - Подойди.
   Промедлив, она сделала несколько шагов в его сторону. Он окинул её взглядом ещё раз и вновь отвернулся к окну.
   - Не уверен, что ты найдёшь здесь защиту от Хозяина. Скоро я и Хранитель уйдём в Сарратар. И никого с нами не будет.
   - Больше мне некуда было идти, - спокойно ответила Аджит.
   - Что ж. Если хочешь связать свою судьбу с нашими, знай: пути назад нет.
   - Я понимаю это, Лорд Зэрандер, - Циэль нервно облизала губы, с трудом сдерживая подступившее волнение. По крайней мере, он допускает возможность того, что Аджит будет с ними.
   - Тогда позови ко мне Хранителя, - Аджит с сожалением поняла, что от одного любителя приказывать сбежала во власть другого, но, по крайней мере, тон Зэрандера нравился ей гораздо больше. Бару издевался над ней всякий раз, Зэрандер был равнодушен, и как будто ничто не может заставить его вспылить. - И ещё, - подумав, добавил он. - Ты и этот мальчишка, - кажется, он имел в виду Бастиана, - вы останетесь здесь, и будете ждать, когда мы вернёмся, - Зэрандер полагал, впрочем, что они не вернутся сюда, однако судьба обоих его мало волновала. - А на тот случай, если что-то случится, здесь останется моя сестра.
   Аджит вопросительно подняла брови. В этот миг что-то холодное коснулось её, воздух, который она вдохнула, стал почти неотличимо, но другим. Ещё секунда, и она поняла, что такое ощущение холода уже испытывала. Кажется, Лорд Зэрандер дал ей Дар...
   - Теперь ты будешь её видеть, - неохотно пояснил Зэрандер. - Если что-то случится, она передаст мне. А теперь позови Хранителя, - он разжал руки. - Нам надо поговорить.
   Циэль сочла нужным поклониться Призрачному Лорду, хотя и не очень низко, и молча вышла, размышляя надо всем, что произошло. Она не заметила светлую полупрозрачную фигуру, возникшую рядом с Зэрандером, взявшую его за руку и склонившую голову на плечо Воина. Лорд Тени только ещё выше поднял голову, вглядываясь в высокое синее небо.

______

  
   Хранитель с Бастианом сидели внизу за столом и молчали. Аджит остановилась на пороге и громко позвала Тэма.
   Хранитель поднялся, кивнул Бастиану и подошёл к ней. Какое-то время они молча смотрели друг на друга.
   - Ты долго думала, прежде чем прийти сюда? - наконец, спросил он. У него ещё оставались подозрения. Невозможно, чтобы она целиком отказалась от служения Хозяину... Или возможно? Может быть, он ещё слишком мало понимает в этом?
   - Да. У меня была только надежда, что ты меня выслушаешь прежде Лорда Зэрандера, - она обернулась, словно проверяя, не стоит ли он за спиной, слушая их разговор. - Он хотел поговорить с тобой о чём-то... Кажется, вы собирались в Сарратар?
   - Мы? Нет, - покачал головой Тэм. - Не собирались...
   - В общем... Если поедете на Небесную Пристань... Будьте осторожны. Я помню одного парня с Побережья, он служит Хозяину...
   Тэм вздохнул, кивая головой, обошёл её и стал подниматься по лестнице. Циэль заметила его тревожный взгляд, направленный на Бастиана. Должно быть, он не поверил... Но зачем ей обманывать их? Она надеется найти среди них защиту, или хотя бы надежду на защиту...
   Аджит поколебалась немного и подошла к Бастиану. Он встретил её недовольно искривлёнными губами и показательно повернул голову в сторону.
   - Можно я сяду? - спросила она.
   - Раньше ты не спрашивала, - заметил он мрачно.
   - Раньше я скрывала, кто я, а ты - кто ты, Бастиан... Я знаю, что ты ненавидишь слуг Ночи. Может быть, тебе будет неприятно...
   - Ненавижу, но иду одной дорогой... За последнее время я со многим смирился, - Бастиан поднял голову. - Ты приехала из Алвалена, верно?
   - Да, ваше величество, - улыбнулась она. Бастиан сморщился так, будто его кто-то укусил, и прошипел:
   - Не стоит надо мной издеваться!
   Она усмехнулась, опуская голову на ладони:
   - Я нисколько не думала над тобой издеваться... Твой город, Бастиан, наверняка сейчас мечтает о том, что ты вернёшься, - она заметила его недоверчивый взгляд и кивнула. - Может, конечно, своё освобождение они видят и не в тебе, но... Вряд ли горожан устраивает их новый король.
   - Радак мечтал добраться до короны. Представляю, что он мог натворить! - воскликнул Бастиан горько.
   - Король - не граф Радак, - возразила она. - Радак подвёл Хозяина, и Бару убил его...
   - Так королём стал Бару! - воскликнул Бастиан гневно. - Лорд Тени на троне Алвалена! - воскликнул он. Бастиан закусил губу до крови и опустил голову. - Я не должен был это позволить!
   - Вряд ли ты мог что-то сделать, Бастиан, - успокоила его Аджит. - Поверь мне, с Бару ничего нельзя поделать... В любом случае, его вряд ли возможно свергнуть, Бастиан.
   - Я это сделаю! - возмущённо крикнул он, ударяя кулаком по столу. - Проклятье, я сделаю это! - он заметил, что на него стали озираться посетители, и замолчал, нахмурив брови.
   - Скоро они уедут, ты знаешь? - спросила она, пытливо заглядывая в лицо бывшему королю.
   - Куда? - встревожился Бастиан.
   - В Сарратар. Мы останемся одни.
   - А как же ты? - поинтересовался Бастиан. - Ты же скрываешься от...
   - Я надеюсь, что всё кончится хорошо, - горько усмехнулась Циэль. - Думаю, потом они вернутся...
   - А может, и нет, - пробормотал Бастиан. - Лорду Зэрандеру плевать на нас. Он может обхитрить Тэма... Тэрмис слишком уж ему доверяет, - он вдруг замолчал, думая, что не стоит с ней откровенничать.
   - Или ты не доверяешь ему? - переспросила она.
   - Конечно, я не доверяю! - негромко воскликнул он. - Я его ненавижу, видит Свет! Но только здесь я жив. Если я уйду в Цитадель... Не думаю, что легко в таком случае отделаюсь от него, - он побарабанил по столу пальцами. В нём вновь проснулся капризный молодой король. - Он считает, что все должны сломя голову бежать выполнять его приказы...
   - Ты ещё не знаком с Лордом Бару, - покачала головой Циэль. - Хозяин отдал меня ему за то, что я провинилась, и у меня до сих пор вызывает дрожь мысль о том, что он когда-нибудь вновь найдёт меня...
   - А что ты сделала? - спросил Бастиан, разглядывая её.
   - Я не сумела защитить того человека, которого надо было защитить, - коротко ответила она. - Я не хочу об этом рассказывать.
   Бастиан недовольно поджал губы и вновь уставился в стол. Аджит заставила себя успокоиться и собраться с мыслями. Ей стоит наладить отношения со всеми в этой небольшой компании. Она не хотела бы, чтобы вдруг её выставили вон, или решили, что она слишком опасна.
   - Я правда из Фаалина, - сказала она после некоторого молчания. - Ты наверняка знаешь моего отца, Павака Аджит...
   - Кузен её величества? - быстро переспросил Бастиан. - Да, помню... Так он твой отец?
   - Да, - кивнула Циэль, поправляя волосы. - Правда, в последнее время я мало похожу на женщину королевского рода...
   - Я знаю людей, которые на твоём месте выглядят куда хуже, - резко ответил Бастиан.
   - Всё не так плохо, как могло было быть... По крайней мере, пока мы живы, у нас всегда есть шанс всё исправить.
   Он недовольно покосился на неё, но ничего не сказал. Да что она понимает!

______

  
   Тэм приложил ладонь к глазам, щурясь. До Пристани оставалось совсем немного, около часа ходьбы. Зэрандер, кажется, ничуть не устал, а вот с Тэма уже пот катился градом. Солнце стояло в зените, было жарко, как на костре.
   Они покинули прибрежный городок вчера днём, оставив Бастиана и Аджит в одиночестве, с запасом денег и, как сказал Зэрандер, с Лориен. За час до их отправления Тэму удалось пообщаться с загадочным призраком. Оказалось, она умеет писать палочкой на песке, что было удивительно, ведь она - призрак, бесплотная, и не должна мочь воздействовать на предметы. Тем не менее, она успокоила Тэма, пообещала, что проследит за тем, чтобы всё было в порядке, и обо всём будет передавать им, где бы они ни были. Мысленно Тэм пытался представить её, молодую девушку, может быть, чуть-чуть похожую на Лорда Тени, грустную, с белым шнурком на шее, а может, со следом от шнурка - ведь Зэрандер наверняка снял его, убив её... Неужели, после этого она предпочла остаться с ним, чтобы помогать ему и убеждать его в том, что он заблуждается!
   Перед тем, как они ушли, Циэль очень просила Тэма переубедить Зэрандера и взять их с собой. Но Лорд был непреклонен. Хранитель очень старался успокоить Аджит, но она всё равно сомневалась. Бастиан молча косился исподлобья на Воина, и вообще был мрачен, но на прощание обнял Тэма, обещал, что они будут осторожны, и сказал негромко, чтобы Тэм всё-таки держался поближе к Лорду Тени. Он признавал, что единственной защитой Тэма является Зэрандер, - не согласиться с этим было воистину сложно.
   Бастиан и Циэль остались уже далеко позади. Тэм очень надеялся, что с ними всё будет в порядке. Зэрандер заявил, что покупать лошадей нет никакого смысла, потому что в Сарратаре они им не понадобятся, и пришлось идти к Пристани пешком, и у Тэма было достаточно времени на то, чтобы едва не сойти с ума от переживаний за них обоих.
   - Зачем мы пойдём в Сарратар, Воин? - ворчал Тэрмис, думая, что с такой жизнью он поседеет, не дожив до двадцати лет. - Это довольно неприятное место...
   - Я думаю, что второй двойник Камня Света находится там.
   - Почему ты так думаешь? - Тэрмис снова догнал его и очень постарался идти вровень. Зэрандер шёл ровно и быстро, и Тэм уже запыхался, однако останавливаться Воин явно не собирался до самой Небесной Пристани.
   - Кроме Арки Славы в Сарратаре имеется ещё Пламенная гора. Сам остров - это огромный вулкан, - Зэрандер обернулся на Тэма и чуть сбавил шаг. - В пророчестве говорится о месте, где "в небо взлетает огонь". Это вполне может быть о Сарратаре.
   - Но в Небесном Городе очень мало шансов выжить. Я очень много слышал о суровых законах...
   - Придётся выживать, - заметил Зэрандер. - Я знаком с некоторыми законами Сарратара. Когда я осаждал этот город, мне приходилось знать некоторых сарратарцев.
   - Ты и здесь успел побывать! - воскликнул Тэрмис негромко.
   - Я много где успел побывать, Хранитель, - равнодушно ответил Воин. - Я уважаю жителей Небесного Города и их законы, хотя мне не довелось тогда взять этот город. Вернее, именно поэтому. Многие города отказывались покориться Хозяину, но только Сарратар доказал своё право на свободу.
   - И что ты знаешь про их законы? - спросил Хранитель, перескакивая через большой камень и, споткнувшись, едва не падая. Он привык полагаться на помощь посоха, и иногда забывал, что теперь ему не на что опереться.
   - Никто не имеет права ходить по улицам с четвёртого часа рассвета до полудня и после того, как солнце коснётся краем Западной стены. Это карается смертью. Или, например, нельзя поднимать глаза, когда мимо едет кто-то из Благородных. Нельзя без должного почтения в голосе упоминать членов их Совета, Господина Четырёх Стен и Владетеля Ключей... Надеюсь, ты знаешь о правящей верхушке Сарратара?
   - Отец мне рассказывал, - кивнул Тэм. - Там повсюду шпионы, которые выслеживают излишне непочтительных.
   - И потом таковых сбрасывают с Бастиона Скорби. Причём, нет никакой разницы, гость ты города или местный житель. Все равны, даже Благородные. Справедливо, - завершил Зэрандер.
   - Но как мы будем искать там Камень Света? - удивился Тэрмис.
   - Посмотрим по обстоятельствам, - произнёс Зэрандер, подумав. - Возможно, он сам попадёт нам в руки.
   "Вот уж сомневаюсь, - подумал Тэм, сокрушённо вздыхая. - Не так-то просто было получить первый двойник Камня Света, хотя он всё время был перед нашим носом... А уж в Сарратаре - и подавно!"

______

  
   Капитан Элинин-сарратарец оказался улыбчивым молодым человеком в зелёном длинном кафтане, сидящем на крае борта своего летучего корабля и громко распевающим какую-то песню. Когда Тэм спросил, с кем стоит поговорить по поводу полёта к стенам Небесного Города, его сразу отправили к капитану из Сарратара. Говорили, что он - один из граждан Небесного Города, сбежавший оттуда, а может, ушедший с позволения Владетеля Ключей... О нём Тэм уже успел наслушаться много слухов, и по всем слухам он выходил весьма ответственный парень.
   Вид капитан Элинин имел весьма бандитский. Одним хитрым, озорно сверкающим глазом он косился на подошедших Зэрандера и Тэрмиса, второй был закрыт чёрной повязкой. Он снял треугольную шляпу и поклонился, не слезая с борта и не переставая улыбаться.
   - У вас есть желание отправиться в Небесный Город, достопочтенные путники? - поинтересовался он.
   - Да, - коротко ответил Зэрандер. - Во сколько это нам обойдётся и сколько времени займёт путь?
   - Отправились бы вы морем, я бы сказал, что путь занял бы пару недель. Я домчу вас дней за пять, если будет попутный ветер, - он хвастливо покосился на них и водрузил свою шляпу обратно. - Не стоит торопиться в столь опасное место, путники!
   - Когда вы отправляетесь? - прервал его Зэрандер.
   - Когда наберётся достаточно народу, - отозвался он. - Я только что вернулся к своему "Ветерку", так что желающих пока мало. Вы торопитесь?
   - Да.
   - Тогда полетим хоть завтра! - воскликнул он, спрыгивая вниз. - Желание путника - всегда закон, - Тэм поразился, с каким легкомыслием этот капитан болтает с Зэрандером, нисколько не обращая внимания ни на доспехи Стража, ни на суровое и немного звериное выражение лица, ни на неприветливый голос Воина. - Вас двое?
   - Двое, - Тэм опередил Зэрандера. - Но если вам удобнее, мы можем подождать, пока наберётся больше людей.
   - Жизнь в местной гостинице будет стоить вам больше половины моего годового заработка, - капитан Элинин заглянул в лицо Тэму и добавил. - Можете пожить на моём корабле. У меня уютные каюты, и я возьму за это недорого! - он насмешливо покосился на Зэрандера. - А как только найдётся ещё парочка желающих слетать в погоне за своей смертью, мы вылетим! - весело завершил Элинин.
   - Всё действительно так опасно? - осведомился Тэм.
   - Я провёл в этом месте большую часть своей жизни! - доверительно сообщил Элинин. - И помню, что это была жизнь, полная страха... Но, может быть, вам повезёт, и вас даже не пустят туда! - он усмехнулся. - Если хотите, я расскажу вам, как лучше вести себя в Небесном Городе. Совершенно бесплатно, - подмигнул он Тэму, - потому что я очень добрый человек! - он похлопал Хранителя по плечу и обратился к Зэрандеру. - Так вы летите на моём корабле, или ищите более серьёзного капитана?
   - Нам нужно как можно быстрее оказаться в Сарратаре, и нам сказали, что у вас самый быстрый летучий корабль на всём Побережье.
   - Вам не соврали, вы в этом убедитесь! - Элинин повернулся назад и оглушительно свистнул. Наверху появилась чья-то голова. - Опускай трап, дурья твоя башка! - счастливо заявил Элинин. - Добро пожаловать на "Восточный Ветерок", путники! - сверху, грохоча, опускалась деревянная лестница. - Это путешествие вы не забудете никогда!

14

Первый день в Сарратаре

______

  
   В дверь раздался осторожный негромкий стук. Тартен Датариан раздражённо поднял голову и кивнул в сторону двери. Из тени выскользнула фигура и распахнула дверь. Раздался негромкий вздох, и Владетель сразу понял, кто это навестил его поздней ночью.
   "Странно", - подумал он, выпрямляясь в постели. Он совершенно не ожидал, что этот человек способен нарушить его ночной покой. По крайней мере, по её вчерашнему состоянию, вряд ли можно было предположить нечто подобное.
   Его предположения оправдались. В дверном проёме, слабо освещённом с той стороны, появился женский силуэт.
   - Что случилось? - негромко и недовольно спросил Владетель.
   Лиадж глубоко и нервно вздохнула и выдавила:
   - Пожар в Северо-Восточной Башне, о Владетель...
   Движением руки Датариан велел палачу посторониться, чтобы лучше видеть лицо Лиадж. Она потупила взгляд и, нервно закусив губу, забормотала:
   - Никто не решался доложить вам о пожаре, и я решила...
   - Выручить всех этих трусов? - переспросил Владетель, усмехнувшись. На сердце стало тревожно. - Это совершенно неподобающее тебе занятие. С тех пор, как ты стала женой Владетеля Ключей, ты должна забыть о том, что когда-то была одной из них, - он поджал губы, продолжая хмуриться. Лиадж, не поднимавшая глаз, покраснела и всхлипнула. - Так что случилось?
   - Северо-Восточная Башня пылает, Владетель, - облегчённо вздохнула Лиадж, поняв, что никто не собирается наказывать её.
   Владетель поднялся с постели и в несколько широких шагов подошёл к огромному окну. Он раздвинул тяжёлые шторы и раздосадовано вскрикнул. Лиадж за спиной испуганно втянула голову в плечи.
   Его вторая резиденция походила на огромный пылающий факел. Чёрный дым расстилался над ночным городом, но темнота ночи рассеивалась огнём, которым охвачены были все этажи Северо-Восточной Башни. Владетель заскрежетал зубами, опираясь кулаками на каменный подоконник. Ворвавшийся в распахнувшееся окно ветер раздул шторы. Робко поднявшая взгляд Лиадж поразилась гримасе ярости на лице Тартена Датариана.
   - Забери вас Свет! - выругался он громко, но ни бесчувственный палач, ни испуганная Лиадж не обратили внимания на странное восклицание. - Почему мне не доложили раньше?! - вскричал он, оборачиваясь. - Она наверняка пылает уже несколько часов!
   - Посланцев из Северо-Восточной Башни не прибывало, о Владетель, - пискнула Лиадж, вцепившись пальцами в подол платья. - Пожар заметили случайно...
   - Сделать всё, чтобы пожар был потушен! - приказал Владетель коротко, бросив взгляд на палача. Мужчина с пустым взглядом мягко отстранил замершую в проходе Лиадж и исчез. Но Датариан понимал тщетность попыток потушить пожар такой силы. Придётся ждать, пока основной огонь погаснет сам... А потом, на восстановление Башни уйдёт много времени. От неё останется один каменный остов, будет уничтожен весь интерьер... И кто допустил подобное? Владетель сжал кулаки. Если смотритель Северо-Восточной Башни ещё жив, он пожалеет, что не сгорел вместе с ней! - Найди виновного! - приказал он ещё одной тени, отслоившейся от стены. - Я хочу завтра же видеть его здесь!
   Верный палач Владетеля исчез, чтобы выполнить приказ своего господина. Владетель мог быть уверен: виновник, даже если это просто один из неповоротливых слуг, случайно уронивший свечу, будет завтра в Юго-Западной Башне. Но дела этим не поправишь. Да и говорить в данном случае наверняка стоит не о случайном возгорании, а о поджоге. И он найдёт того, кто виновен в пожаре... Кто-то решил отомстить за что-то Владетелю Ключей. Кто-то очень неосторожный. Ни один человек, который заботится о своей жизни, не рискнёт сделать что-либо подобное.
   Владетель заставил себя улыбнуться, отворачиваясь от окна.
   И даже если этот кто-то будет иметь отношение к Совету, это его не спасёт...
   Его взгляд упал на Лиадж. Она всё ещё стояла в дверях, упираясь взглядом в пол. Вполне понятно, почему никто из слуг не решался донести столь печальное известие до Владетеля, да ещё и когда он спит. В гневе Владетель Ключей мог казнить кого угодно, виновных или невиноватых, для него это не имело значения. Ему важно было выместить свою злость, своё раздражение, а кто будет жертвой, не имело значения.
   Датариан усмехнулся, оборачиваясь на факел, в который превратилась его вторая резиденция. Когда-то он слыл справедливейшим, но это было давно. Тогда он должен был поддерживать свою устоявшуюся репутацию, а теперь он никому и ничего не должен.
   Лиадж решила, что спасёт шкуры тех, кто боится донести до него плохую, но важную весть. Пусть она так думает, но он не стерпит таких слуг, которые пытаются скрыть правду.
   - Что ж, твой переезд в Северо-Восточную Башню отменяется, - процедил он. - Распорядись, чтобы тебе выделили приличествующие покои, сама, а пока возвращайся к себе.
   Она поклонилась и скрылась... Всё равно, она осталась служанкой. Служанкой, к которой теперь нельзя прикоснуться и пальцем, и которая, будь она Благородной, непременно сумела бы воспользоваться своим положением. Но за то Владетель и не любил этих Благородных дам. Всё-таки, Лиадж - это лучший вариант из всех тех, что у него были, чтобы досадить Говорящей.
   Свадьба состоялась накануне и длилась совсем скромное время, если учесть, какая высокая особа её справляла. Празднество растянулось всего на два с половиной дня - Владетель попросил Господина Четырёх Стен сделать великое торжество, но чтобы оно длилось недолго. В честь свадьбы Владетеля Ключей гулял весь Небесный Город, в эти дни даже можно было гулять по улицам после того, как солнце коснётся краем западной стены, что случается очень редко. Правда, в первый же день свадьбы Владетеля с Бастиона Скорби полетело немало людей, но к этому и так привыкли в Небесном Городе, так что это не было каким-то особенным событием.
   Вчера вечером Лиадж принесли в Юго-Западную Башню уже не как невесту, а как жену Владетеля Ключей. Сам Владетель вернулся намного позже, и сразу же отправился в свои покои, и он никак не ожидал, что кто-то решится сделать ему на свадьбу подобный "подарок".
   Он разрешил Лиадж ходить по Башне, где ей вздумается, хотя понимал, что она не будет этого делать. Всю свадьбу она честно выполняла всё, что от неё требуется с старанием истинной служанки, которая боится, что её накажут. Владетель вежливо "попросил" одну из Благородных обучить свою невесту благородным манерам, и также рассказать ей, что от неё будут требовать на свадьбе. Не то, чтобы Благородная была особенно счастлива своей участи, но, по крайней мере, не роптала и честно выполнила данное ей задание. И в сшитом специально для неё платье, Лиадж по крайней мере не смотрелась, как в мешке. Платье отвечало всем традиционным требованиям к одежде женщин Небесного Города, но при этом явно могло принадлежать только очень высокопоставленной особе. Владетель не поскупился на то, чтобы незаметная служанка Говорящей в Совете на свадьбе выглядела ослепительно.
   Однако самым большим счастьем для Лиадж, пожалуй, был тот момент, когда она наконец-то вернулась в свою комнату и оказалась там одна. Датариан пообещал ей, что буквально через день распорядится о её переезде в Северо-Восточную Башню, но теперь придётся поселить её здесь. Понадобится время на то, чтобы подготовить ей здесь такие покои, чтобы Благородные не сплетничали по углам о скупости Владетеля Ключей, да ещё и потратить много средств на восстановление второй резиденции. Многие вещи там были привезены из-за границ Небесного Города. Пожар наверняка уничтожит всё...
   Жаль, конечно, что планы нарушились столь неожиданным образом. Придётся много работать, чтобы всё исправить. И чтобы найти настоящих виновных.

______

  
   Владетель развернул шелестящий свиток, который передал ему палач, и скривился, скользя глазами по строчкам. Не приходилось сомневаться, что всё письмо от начала и до подписи содержала в себе лживую насмешку.
   Говорящая в Совете передавала свои искренние соболезнования по поводу сильнейшего пожара, произошедшего нынче ночью, в результате которого вся Северо-Восточная Башня сгорела до основания. Теперь она не блистала своей белизной, а походила на огромное обугленное дерево. Владетель Ключей морщился, когда он задумывался о том, как долго придётся восстанавливать Башню. Это не будет большим ударом по его состоянию, но всё равно, думать об этом было неприятно.
   Слащавые слова, написанный Говорящей в послании, заставляли его скрежетать зубами от гнева. Он догадывался, что она причастна к этому, и пытался понять, как ей удалось сделать так, что палач, вернувшийся утром, молча упал на колени и, дождавшись недовольного кивка Владетеля, закололся. Самоубийство палача, на которое он мог получить позволение только от Владетеля, могло значить только одно: он не сумел выполнить данный ему приказ. Виновный не был найден. Всё говорило о том, что Башня вдруг загорелась сама. Но это определённо было делом рук Говорящей. Она хотела отомстить за свою неудачу по делу свадьбы Владетеля, и поступила довольно смело... Многим было известно, что Владетель собирается подарить своей жене Северо-Восточную Башню. И всем было прекрасно понятно, что это делается исключительно для того, чтобы жена-служанка не мешалась под ногами. И Говорящая наверняка решила досадить Владетелю, заставив его заново решать старую проблему. Но ещё надо доказать, что это она...И он докажет. Она ответит за то, что лишила его второй резиденции.
   Владетель отложил свиток в сторону. Всё представлялось ему пока в очень мрачном свете. Смотритель Башни сгорел вместе с большинством слуг, а те, что выжили, пока что ещё не найдены, а прячутся где-то, боясь, что их обвинят в пожаре. Палачи так и не покинули свои посты и тоже погибли в огне...
   Но через несколько минут его настроение круто переменилось. Прибыл посланец с Западной Стены. Благородный Ханек передавал свой глубокий поклон и весть, что к Западной Стене вместе с очередной группой путешественников, которым не терпелось на своей шкуре познать жизнь Небесного Города, прибыли двое: воин с длинными белыми волосами и юноша, у которого виден из-под воротника белый шнурок. Мгновенно померкли все проблемы с Башней и с Говорящей в Совете. Зэрандер и Хранитель сами пришли к нему в руки.
   - Я отправляюсь к Стене. Предупреди носильщиков, чтобы мне не пришлось ждать, - приказал он принёсшему послание слуге и коснулся Ключа от Западной Стены ладонью. Сейчас эта боль была сладостной. Скоро в плен Небесного Города попадут те, кого так ищет Хозяин, и неважно, существует ли при этом Северо-Восточная Башня и что будет с его женой.

______

   Стены Небесного Города возвышались над ними. Кучка путешественников, доставленных капитаном Элинином к самому Сарратару, восхищённо оглядывала огромные каменные стены. Может быть, никто из них не минует эту преграду, но одно то, что ты стоишь рядом с легендарным городом, заставляло испытывать восторг. Тэм глубоко дышал, закинув голову назад и пытаясь рассмотреть, есть ли люди на вершине стены.
   Зэрандер выглядел куда более сосредоточенней. Стены Сарратара не изменились за столетие... Немудрено. Этот город не менялся десятками веков. У него было, чему поучиться.
   Летучий корабль приземлился всего несколько часов назад. Процедура была довольно сложной. Капитан Элинин едва не посадил голос, командуя своими "неповоротливыми остолопами", много и беспорядочно носился по кораблю, и создавал полную иллюзию, что сам ничего не умеет делать. Тем не менее, "Восточный Ветерок" приземлился так мягко, что не оставалось сомнений в мастерстве столь странного капитана.
   Полёт был и вправду не очень долог и довольно приятен. Элинин делал всё, чтобы гости его корабля были довольны полётом. Он проводил довольно много времени на капитанском мостике, но в свободное время собирал желающих вокруг себя и рассказывал о Небесном Городе, о своей жизни там, о местных законах, которые нужно выполнять даже путешественникам, пришедшим издалека. Он с удовольствием отвечал на все вопросы, подробно рассказывал, куда и когда лучше идти в Сарратаре, в общем, оказался очень приятным молодым человеком. Единственным, кого он старательно избегал, был Зэрандер. Причём, поначалу это не было заметно. С одинаковым насмешливым выражением лица он обращался и к семейной паре, следовавшей в Небесный Город потому, что им надоела обычная скучная жизнь, и к Тэму, с любопытством расспрашивающему об особенностях жизни в Сарратаре, и к Воину в доспехах Стража тоже. Но вдруг всё переменилось.
   Зэрандер-то знал причину, почему капитан Элинин стал его сторониться. Раскусить его оказалось не так сложно. Зэрандеру не стоило труда догадаться, что любой нормальный человек, даже изни в Сарратаре, и к Воину в доспехах Стража тоже.обычная скучная жизнь, и к Тэмуалу это не было заметно. родом, заставляло испытывать , был заставляло испытывать вогда лучше идти в Сарратаре, в общем, оказался очень приятным молодым человеком. динсонах, которыесарратарец, проживший за пределами Небесного Города несколько лет, не станет относиться к нему без подозрения. Значит, всё безразличие Элинина - показное. Значит, на самом деле он знает, кто такой Зэрандер...
   Дальнейший вывод на редкость прост: капитан "Восточного Ветерка", несомненно, служит Хозяину.
   В один из дней путешествия, во время сильного ветра, когда все остальные, включая Хранителя, сидели себе по каютам, Зэрандер возник за спиной капитана Элинина.
   - Что вы здесь делаете? - возмутился капитан, поправляя свою шляпу. На его лице на мгновение появилась тревога. Он явно сообразил, что Зэрандер появился здесь не зря. - Вы не имеете права здесь находиться! Вернитесь в свою каюту!
   - Не торопись, сарратарец, - Зэрандер усмехнулся недоумённой гримасе Элинина. - У меня к тебе есть парочка вопросов.
   - Вернитесь в свою каюту! - повторил Элинин громче.
   - Какой приказ дал тебе Хозяин? - Лорд Тени шагнул вперёд, и Элинин невольно попятился.
   - Не понимаю, о чём вы говорите, - пробормотал капитан.
   Зэрандер стремительным движением сдёрнул повязку с глаза молодого капитана. Элинин негромко охнул, закрывая лицо. Зэрандер, помахивая чёрной повязкой, повторил свой вопрос.
   - Если вы думаете, что я так легко вам отвечу, вы глубоко ошибаетесь, - нахмурился капитан. Элинину совершенно не нравилось выражение его лица. Зэрандер был весьма в настроении заколоть его на месте мечом, и разбираться не будет.
   Воин схватил его за воротник кафтана и поднял на деревянной палубой. Элинин схватился за его руку и дёрнул головой, пытаясь выкрутиться.
   - Не думаю, что ты хочешь полететь вниз, сарратарец, - Зэрандер легко отвёл руку в сторону, и Элинин понял, что под ним сейчас не доски палубы, а бушующее далеко внизу море.
   - Если вы бросите меня, вам не добраться до Сарратара! - Элинин бросил взгляд на мачты, но никого из команды не заметил. Кажется, все решили, что сильный ветер - самое время, чтобы немножко отдохнуть. Но он даже рад был их подобному поведению. - Никто не сможет вывести корабль! Вы рухнете в море!
   Зэрандер спокойно наклонил голову набок и тряхнул его за воротник:
   - Я велел тебе ответить на мой вопрос. Что сказал тебе Хозяин?
   Элинин впился взглядом в синие жестокие глаза Зэрандера и понял, что Воин не будет угрожать впустую.
   - Мне было приказано доставить вас к Сарратару, - он почувствовал, как Зэрандер сжимает его воротник.
   - Слабо верится.
   - Это действительно так, - Элинин нервно облизал высохшие губы. - Мне просто нужно было довезти вас до Небесного Города. Я должен был позаботиться, чтобы вы оказались там... Больше ничего!
   Зэрандер подумал, что это, должно быть, даже не странно. Хозяин предусмотрел, что они решат отправиться в Сарратар, неважно даже, знал ли он, зачем они туда пойдут. Предусмотрел, и решил, что лучше он будет иметь возможность следить за ними через своих слуг.
   - Поставьте меня, Лорд! - потребовал Элинин, начиная волноваться сильнее. - Если я умру, никто не довезёт вас до Сарратара! Вы сгинете на полпути!
   - Ты уверен? - Зэрандер поднял белую бровь и чуть-чуть ослабил хватку.
   - Хотите проверить? - сощурил глаз Элинин. Он без труда определил, что просить Зэрандера бесполезно, да он и не собирался просить. С Лордом нужно было разговаривать без страха.
   Зэрандер бросил его на палубу и швырнул ему повязку:
   - Что Хозяин собирался делать дальше?
   - Я не знаю. Я довезу вас до Сарратара и вернусь, больше я ничего не знаю, - Элинин быстро поднялся. Воин поглядел в ту сторону, где должен быть Небесный Город, и, отвернувшись, ушёл. Капитан Элинин проводил его взглядом, облегчённо перевёл дух и поправил повязку.
   С тех пор Элинин не решался делать вид, что принимает Зэрандера за обычного путника. Его съедали другие тревоги. Посчитает ли Хозяин его слабость, то, что он открылся Лорду Тени, очередной неисправимой ошибкой? Но ведь если бы Зэрандер убил его, они бы никак не сумели достичь Небесного Города...
   Когда Элинин избавился от Призрачного Воина на своём корабле, он впервые вздохнул свободно. Но в его обязанности входило также довести путешественников до стен Сарратара, пообщаться с Зеркалом Глаза и потом принять тех, кого не взяли, на борт. Ещё дня четыре он будет ждать, если вдруг вернутся те, кого Владетель Ключей пропустил в город. Если таковых не окажется, они сразу же двинутся в обратный путь... Элинин не сомневался в том, что этим двоим удастся попасть в Небесный Город, и подготовил свою команду к скорому отлёту. Ждать эту парочку он не собирался.
   - Вы стоите перед стенами Небесного Города, смелые путники! - Элинин оглядел своих подопечных и обернулся к стене. - Это - Западная Стена. Чтобы попасть внутрь Небесного Города, как я уже рассказывал вам, необходимо, чтобы Владетель Ключей открыл вам стену, чтобы вы вошли. Ворот, как вы видите, здесь нет. Скоро на стене вы увидите огромное зеркало. Это - Зеркало Глаза. Когда увидите там фигуру, по-доброму советую низко поклониться и не выпрямляться, пока Владетель не объявит своё решение.
   - А что дальше? - спросил один из желающих проникнуть в Небесный Город.
   - Ну, если вы станете счастливчиками, которым позволят войти, вам следует долго благодарить Владетеля. Впрочем, он уже исчезнет, но это не имеет значения. Глаза всегда в действии. Я думаю, нет смысла напоминать, что Владетеля лучше не злить даже за глаза. Повсюду бродят его соглядатаи... Итак, он откроет вам стену. Остальным покажется, что стена осталась прежней, но вы увидите проход. Войдёте, и она закроется за вами. Чтобы покинуть город, у вас есть четыре дня. За это время вы можете легко выйти из города. Чтобы сделать это по истечении срока, нужно отправляться с просьбой к Владетелю Ключей. Надеюсь, я успел донести до вас, как лучше общаться с этим человеком. Для него не будет разницы, кого бросать с Бастиона Скорби, даже если вы - сам Клинок Света. Итак, смельчаки, ни у кого не возникло желания вернуться на мой корабль?
   - Нет, - пискнула женщина, подхватывая под руку своего мужа.
   - Отлично. Тогда стойте и ждите, - капитан Элинин насмешливо ухмыльнулся, взглянув на Воина Тени, и повернулся к стене.
   На стене под восторженный вздох путешественников возник огромный сверкающий круг, в котором отражалось небо.
   Элинин-сарратарец поклонился зеркалу и молча выпрямился. Тэм весь взмок от волнения. Капитан обернулся и весело подмигнул замершим путникам.
   - Пока доложат Владетелю Ключей, пройдёт часа два. Будем ждать, господа искатели приключений!
   Хранитель вздохнул и покачал головой. А если их не пустят? Он посмотрел на Зэрандера, но Лорд Тени, как всегда, был спокоен.
   У Тэма было полное ощущение того, что Воину известно что-то, чего не знает он. Но Зэрандер молчал, не отрывая взгляда от огромного зеркала.
   - Никто не знает, как работают стены Сарратара, - произнёс Зэрандер негромко. - Что это за Сила движет ими, и чьи Дары имеет после посвящения Владетель Ключей. Что ты чувствуешь, Хранитель?
   - Я не чувствую Сил, - прошептал Тэм. - Вообще не чувствую ничего...
   - А ведь это - какая-то Сила. Возможно, Сарратар появился ещё в то время, когда двух Сил не существовало, а была одна, Единая. Но наш друг капитан не сказал одной важной вещи, - Лорд переместил глаза на затылок Элинина, закрытый треугольной шляпой. - Горе тому, кто в пределах Небесного Города назовёт его Сарратаром. Это страшное оскорбление. Так что будь осторожен, Хранитель, когда мы попадём внутрь.
   - А если нас не пустят, Воин? - тихо спросил Тэрмис.
   - Тогда посмотрим, - Зэрандер оскалил в усмешке звериные клыки.
   Если уж Хозяин доставил их к Сарратару, то непременно позаботится и о том, чтобы они миновали стены.
   Может быть, к своему же несчастью.

______

  
   Зеркало засверкало через несколько часов, когда Тэм уже отчаялся ждать. Владетель явно не слишком торопился...
   Элинин поклонился вновь, незаметно махнув рукой остальным. Тэрмис тоже нагнул голову, и с изумлением заметил, что Зэрандер тоже поклонился. Не очень низко и ненадолго - он довольно быстро выпрямился, - но всё-таки поклонился. От удивления Тэм едва не забыл, что ему самому стоит следовать примеру Элинина, а не Воина, и не поднимать голову. Но Зэрандер говорил уже, что уважает законы Сарратара. Возможно, в этом причина столь странного его поведения.
   Голос Владетеля разрезал тишину.
   - Я позволяю вам войти в пределы Небесного Города. Не забывайте, кто вы и где, если хотите вернуться.
   Тэм недоумённо поднял брови. Что же, их пустили всех? Что за сказочная щедрость Владетеля Ключей?
   Элинин, скосив на них глаза, громко шикнул:
   - Кто из вас перестал видеть стену? Благодарите его, и искреннее! А то закроет проход! Ключ ещё в его руках!
   В его голосе звучало беспокойство. Тэм поднял глаза чуть выше и понял, что в одном месте стены больше нет. Он видел узкую улочку с невысокими домами по обе стороны, немного людей, не обращающих на них никакого внимания, возвышающуюся невдалеке от стены огромную башню и множество отливающих белизной и золотом крыш.
   - Камень Света! - прошептал он. - Воин, ты видишь это?
   - Что встали столбами? - зашипел Элинин. - Быстрее, глупцы! Вы не за этим сюда прилетели? Владетель давно уже никому не открывал стен!
   Тэм громко, едва сдерживая дрожь в голосе, проговорил слегка невнятную благодарность. Зэрандер, как обычно, промолчал. Но Тэрмис услышал ещё одну робкую благодарность и повернул голову. Женщина из семейной пары, приехавшей из Кастела, с надеждой покосилась на мужа, но он только покачал головой.
   - Как же так, - прошептала она тихо.
   - Отказываться поздно. Идите, пока он не передумал!
   Зэрандер, схватив Тэрмиса за плечо, протолкнул его к образовавшемуся проходу. Неуверенно шагнула следом женщина.
   - Куда ты без меня, Тали? - встревожился её муж.
   - Я вернусь и всё тебе расскажу! - пообещала она возбуждённо.
   - Ты не можешь пойти туда одна! - возмутился он, пытаясь поймать её за руку.
   - Но я хочу пойти! - возразила она. Элинин сморщился и покачал головой. Владетель не любил, когда перед его лицом устраивали скандалы.
   - Я не пущу тебя! - он шагнул следом за ней, но она почти бегом преодолела небольшое расстояние до видневшегося ей прохода в Небесный Город и, незаметно для самой себя, стиснув руку Тэма, вошла в Сарратар. Мгновенно стена за ними вновь возникла из ниоткуда.
   Люди, замечавшие их, переглядывались и отходили подальше. Тэм пытался поймать их взгляды, но они старательно избегали поднимать глаза.
   - Ах, простите, - прошептала она, отпуская его руку. - Я так испугалась.
   - Не беспокойтесь, - выдавил Тэм, улыбаясь. Зэрандер отпустил его плечо и огляделся. - Всё в порядке. Я сам порядочно испугался.
   Она вымученно рассмеялась и встревоженно обернулась назад.
   - Как же он там... остался? - удручённо спросила она.
   - Возможно, Владетелю Ключей всё равно, связывает ли вас что-то, - негромко сказал Тэм.
   - А вам с вашим другом повезло, - вздохнула она. - Вы вошли сюда вдвоём...
   "С моим другом мне точно повезло!" - горько подумал Тэм, косясь на Зэрандера. Лорд Тени смотрел куда-то наверх и не обращал на них никакого внимания.
   - Что мы теперь будем делать, Зэрандер? - Тэм рискнул оторвать Воина от размышлений. - Куда нам идти.
   - День в Небесном Городе очень недолог, - Воин нахмурился. - Когда солнце коснётся краем стены, любой, кто окажется на улице, будет схвачен и, скорее всего, сброшен с Бастиона Скорби. Не думаю, что это - желаемый результат. Надо найти, где остановиться.
   - Здесь есть гостиницы? - спросила женщина.
   Зэрандер взглянул на неё без особой радости и отрезал:
   - Думаю, вам стоит поискать её отдельно. Мы здесь не для того, чтобы любоваться экзотикой. У нас здесь дело, и лучше, если вас при этом не будет.
   Она покраснела и смущённо опустила глаза.
   - Зэрандер! - возмутился Тэм. - Не обращайте на моего друга внимания... Пойдёмте с нами, в таком месте лучше держаться вместе.
   Воин безразлично отвернулся и ровным быстрым шагом пересёк улицу. Этот Элинин весь полёт рассказывал про то, что никто в здравом уме не заговорит с гостем города, потому что гости - самые частые претенденты на Бастион Скорби, а значит, с ними лучше не разговаривать. Следует найти гостиницу для путешественников. Их совсем немного - всё-таки, в Небесном Городе редко бывают путники - и они, как правило, расположены так, что найти их - это уже равносильно годам рысканий по дремучему лесу. А после заката никто не посмотрит на то, подданным какой страны ты являешься.
   Тэм, как ребёнок, вертел головой, охотно перекидывался мнениями с Тали. Зэрандер не обращал на них внимания, однако и не упускал их из виду. Уж по крайней мере, они не лезли с глупыми вопросами к горожанам - любой из них мог бы оказаться соглядатаем Владетеля, Господина Четырёх Стен или просто стражем порядка в городе, и проблем тогда - не оберёшься.
   Ни один горожанин к ним не подошёл. Напротив, они прятались в дома, уходили в кривые узкие улочки, отворачивались, на худой конец. Даже дети не любопытствовали - матери почти не встречали сопротивления, утягивая их за собой подальше от опасной троицы.
   - Неужели, здесь иногда кипит жизнь? - покачал головой Тэм. - Какие запуганные люди, Свет!
   - Им совсем несладко живётся, - возразила Тали. - С такими законами...
   - Я не советую вам распространяться вслух по поводу законов Небесного Города, - впервые за последний час подал голос Лорд. - Вас могут схватить, и даже я не смогу ничего сделать.
   - Ваш друг - Страж Света? - недоверчиво и шёпотом спросила Тали у Тэма. Хранитель покраснел.
   - Не совсем...
   Тали заговорчески подмигнула ему:
   - Нет, меня вовсе не интересуют ваши тайны. Простите, что поинтересовалась.
   - Элинин говорил, что нам нужно двигаться к восточному краю города, - напомнил Тэм Зэрандеру. - Как правило, в том районе легче всего найти гостиницы.
   - Ты веришь ему или мне? - коротко спросил Зэрандер.
   Тэм замолчал, уткнувшись глазами в мостовую.
   - Но ты здесь не был. А капитан Элинин...
   - А капитан Элинин уже удирает со всех ног, или, чего там, крыльев, прочь с острова, чтобы больше никогда не встретиться с нами, - мрачно повествовал Воин Тени. Тэрмис замер, не мигая, глядя в спину Лорда. Он едва вспомнил, что рядом с ними малознакомый человек - Тали, - при котором не очень-то хочется распространяться о Хозяине.
   - Он?... - вопросительно начал Тэм и замолчал.
   - Больше не задавай мне необдуманных вопросов. Не уверен, что этот капитан говорил правду.
   - Он что, улетел? - спросила надрывающимся голосом Тали. - Но он обещал ждать...
   - Улетел. Полагаю, со всеми остальными.
   - И с...
   - Со всеми, - неприветливо ответил Зэрандер, ускоряя шаг. Хранитель успокаивающе коснулся руки Тали:
   - Не беспокойтесь. У вас целых три дня на то, чтобы посмотреть город, а потом любой корабль перевезёт вас на большую землю. Ваш муж наверняка будет ждать вас там.
   Она быстро справилась со стоящими на глазах слезами и прежним возбуждённым шёпотом спросила:
   - А что у вас с капитаном Элинином?
   - Пока не знаю. Это у моего... друга что-то с капитаном Элинином. А у меня ничего. Очень милый человек, - Тэм улыбнулся, пытаясь скрыть своё волнение. Зэрандер определённо имел в виду, что Элинин - слуга Хозяина! Что это может значить?
   Солнце неумолимо двигалось к краю стены. Тали всё чаще взволнованно вздыхала и оборачивалась по сторонам.
   - Зэрандер, ты уверен...
   Лорд не отвечал. Тэм тоже начинал волноваться, предложил спросить у кого-нибудь, но в ответ получил презрительный смешок Воина, наконец, понял, что единственной их надеждой в первый же день не погибнуть в Сарратаре является Зэрандер, и стал про себя молиться Силе Дня, чтобы она защитила их.
   Тали ещё крепче вцепилась в его локоть. Ей тоже уже было не до красот Небесного Города. Белокаменные дома, белые и золотые крыши небольших дворцов и роскошные ансамбли, терявшиеся в зелени парков, шпили, возвышающиеся над крышами, причудливые орнаменты тротуара, белая башня за их спинами и чёрно-серая, словно обугленная перед ними, от которой в небо поднимался дым, как будто там ещё недавно бушевал страшный пожар - всё это её больше не занимало. Она не пыталась больше заглядывать в лица редким прохожим, и смотрела только себе под ноги.
   - Мне страшно, - наконец, призналась она.
   - Не беспокойтесь. Уверен, мой друг найдёт то, что ищет. У него всегда это получается, - попытался ободрить её Тэм, но у него у самого был невесёлый голос.
   Зэрандер вдруг остановился, напрягся, наклоняя голову. У него был такой вид, будто он принюхивался к чему-то. Глаза перебежали с лица Тэма куда-то назад.
   Тэм обернулся.
   Ему показалось, что он уже видел этого человека, пока они шли по Небесному Городу. Пару раз он мелькал рядом с ними, но Тэм как-то не обращал на него внимания.
   Мужчина был одет совсем не так, как все встречавшиеся им до этого. Кажется, он не принадлежал к совсем низшему сословию, но не был и Благородным - иначе его сопровождала бы толпа слуг. Тэм с любопытством оглядывал его с головы до ног, пользуясь тем, что этот человек не пытается никуда скрыться.
   Серый короткий плащ едва шевелился на несильном ветру, он выглядел бы весьма солидно, если бы не длинная юбка с разрезом спереди, одетая поверх белоснежных лосин. Это портило всё первое впечатление. Тэму очень хотелось хихикнуть, но он сдержался. Кроме всего прочего, этот сарратарец был вооружен - это легко было заметить, приглядевшись к задрапированным складкам длинной рубашки.
   - Вижу, вы заблудились, достопочтенные гости, - он не очень низко, но весьма уважительно поклонился. - Небесный Город всегда рад гостям. Простите, что отвлекаю вас от любования нашим городом, но не нужна ли вам помощь?
   Тэм уже обрадовано открыл рот, решив, что они встретили, наконец, единственного нормального человека, но Зэрандер опередил его. Оттеснив Хранителя и не отпускавшую его локоть Тали за спину, он также безразлично поклонился человеку (Тэм чуть язык от удивления не прикусил, захлопывая рот. Никогда не думал, что Зэрандер способен поклониться сразу два раза на дню, да ещё и не хватаясь после этого за меч, как после смертельного оскорбления. Однако, судя по всему, Призрачный Лорд понимал всю угрозу Сарратара. Наверное, не для себя - он был уверен, что ему преград не будет никаких. Он не хотел потерять Хранителя, который не мог постоять за себя), выпрямился и проговорил, косясь на Тэма с явной угрозой: только попробуй ещё раз попытаться открыть рот без моего разрешения, и ты очень пожалеешь:
   - Ваш город - настоящий рай и мечта. Мы невероятно счастливы, что нам удалось оказаться здесь, и наша нижайшая благодарность Владетелю Ключей не имеет границ, - равнодушно произнёс он.
   Слова "нижайшая благодарность" в его устах звучали особенно нелепо. Кажется, даже сарратарец понял, что с этим типом нужно быть осторожным.
   - Редко кому удаётся увидеть наш прекрасный город изнутри, - согласился сарратарец. - Вам и вправду оказана большая честь. Должен предупредить вас о том, что в нашем городе действует некий свод правил, без которого мы не могли бы сохранять мир и порядок больше тысячи лет.
   - Мы благодарны за ваше предупреждение. Никто из нас не посягнёт на священные законы Небесного Города.
   "Кто же хочет полететь с Бастиона Скорби", - машинально закончил Тэм и обрадовался, что не сказал этого вслух. Он никак не мог понять только одного: что Зэрандер тянет и не спрашивает, где эта Светом покинутая гостиница располагается?
   Сарратарец испытывающее поглядел на Хранителя, потом на женщину, вцепившуюся в его локоть побелевшими пальцами, и вновь перевёл глаза на Зэрандера.
   - Что ж, я надеюсь, вы сумеете увидеть чудеса Небесного Города и без препятствий вернуться на свою родину, достопочтенные гости, - он усмехнулся. - Должен также добавить, что гостиницу вы уже прошли. Вернитесь на квартал назад, она находится в переулке слева, - он чуть прищурил глаза.
   Тэм облегчённо вздохнул. Зэрандер вновь витиевато, хоть и сдержанно, поблагодарил сарратарца. Тот раскланялся с ним, потом с Тэмом (на Тали он не обратил никакого внимания) и скрылся на одной из улиц.
   - Ну ничего себе, - пробормотал Тэм. - Что ты сразу его не спросил? Столько времени потеряли!
   - Капитан Элинин "забыл" рассказать кое-что о людях, которых называют Защитниками Стен. Они следят за гостями города от ворот и до гостиницы - ну или до Бастиона Скорби, кому как повезёт, - Зэрандер говорил скучающим тоном, быстро шагая по мостовой. - И потом, в течение всего времени пребывания здесь, следит за каждым шагом путников. Если ему что-то не нравится, он вправе арестовать незадачливого путешественника. С такими людьми нужно быть крайне осторожным, - он почему-то положил руку на рукоять меча. - При них нельзя отзываться неуважительно о ком бы то ни было, кто имеет хоть малое отношение к Небесному Городу, нужно расхваливать город, лучше говорить что-то вроде того, что ты жалеешь, что не родился здесь и прочее. Но тебе лучше вообще молчать, - резко завершил он. - Потому что все проблемы с Защитниками Стен решу я.
   - Значит, за нами постоянно будут следить?
   - Следить, слушать наши разговоры, доносить о нас Владетелю Ключей или Господину Четырёх Стен. Кстати, этот Защитник указал нам путь к гостинице исключительно потому, что мы выдержали первое испытание.
   - Испытание?
   - Ну да. Мы не попросили о помощи. Он нам её предложил, а мы не попросили. Это считается крайне хорошим тоном и награждается небольшой помощью, которая может спасти нам жизнь, - Зэрандер остановился.
   - Гостиница! - облегчённо вздохнула Тали. - Камень Света, как я счастлива!
   - Как ты... Как ты узнал этого... Защитника Стен? - негромко спросил Тэм у Зэрандера. Воин Тени ответил, не оборачиваясь:
   - Слишком короткий серый плащ. Его вид нелеп, и часто гости Небесного Города оказываются слишком несдержанными и кончают свои дни на Бастионе Скорби. Служителей закона Небесного Города надо чтить, как самого Господина Четырёх Стен. Особенно гостям.
   - И не просить о помощи, - пробормотал Тэм, запоминая.
   - Как тяжело, - простонала Тали. - Давайте, поскорее зайдём в гостиницу! Солнце скоро совсем коснётся края стены!

15

Ловушка захлопнулась

______

  
   Тэм проснулся оттого, что кто-то скрёбся в дверь их с Зэрандером комнатки. Вчера их очень ласково и приветливо встретили в гостинице, как Тэм успел понять, содержатели таких гостиниц в остальном обществе были кем-то вроде изгоев, с ними старались не заговаривать, но сами они освобождались от выполнения некоторых прямых обязанностей любого сарратарца. Дело это - содержание гостиниц - передавалось по наследству. Нынче хозяйкой гостиницы была приветливая женщина лет сорока, в традиционной одежде, но с чёрным широким поясом: отличительный знак для тех, кого не убивают за излишне тесную связь с гостями города.
   Тэм открыл глаза. Зэрандера не было - но он уже не взволновался по этому поводу. Воин взял себе в привычку исчезать без предупреждения, и пусть. В конце концов, уж за него-то Тэрмис совсем не волновался. Лорду были не страшны никакие злобные законы Сарратара.
   - Кто это? - спросил он, торопливо натягивая одежду. Плащ Зэрандера лежал, перекинутый через слегка примятую постель. Пожалуй, Воин не спал.
   - Это я, - Тэм не сразу узнал Тали. - Простите, я вас не разбудила?
   - Нет, нет, что вы! - Тэм зевнул, быстрым движением застеливая кровать. - Заходите!
   Дверь приотворилась. Тали, смущённо улыбаясь, прошла в комнату и замерла.
   - Садитесь, - растерялся Тэм.
   - А где ваш друг?
   - Не знаю... Ушёл куда-то... Да вы садитесь, честное слово...
   Она присела на край кровати и нерешительно начала:
   - Знаете, у меня к вам есть... такой вопрос... Конечно, вы можете не отвечать, - торопливо оборвала она себя.
   - Что вы, спрашивайте! - Тэм поймал себя на том, что насторожился. Скоро со всем этим путешествием он совсем разучится доверять людям.
   - Ваш... Вашего друга... Действительно зовут Зэрандер?
   Тэм удивлённо посмотрел на неё, поначалу не понимая вопроса.
   - Ну... Да.
   - Просто это так странно... Зэрандер - это ведь имя Призрачного Лорда, который жил в Тёмные Времена, - Тали смущённо посмотрела в пол.
   Тэм зажмурился. Он не думал, что кто-то помнит имя Призрачного Лорда... А она помнит.
   - Да, действительно странное совпадение, - вымученно проговорил он. Ему было противно лгать, но он ничего не мог поделать.
   - Я бы никогда не вспомнила, - оживилась Тали, и Тэму пришлось участливо кивать, пока она говорила. - Легенд много слышала, но имени даже не знала. Призрачный и Призрачный... Но тут, на Побережье, Призрачный Лорд - не просто легенда. Я слышала очень много историй... Мы с мужем всегда расспрашиваем о том месте, куда прибываем. Здесь до сих пор живы потомки тех, кто выжил во времена уничтожения Великого Побережья, которым руководил именно Призрачный Лорд! - она принялась воодушевлённо копаться в складках платья, пытаясь что-то отыскать. - Естественно, здесь помнят и его имя, и даже... Хотела вам показать... Такое совпадение меня просто поразило! - Тэм с волнением следил за ней. Направление разговора его далеко не радовало. - Призрачный Лорд и сейчас на Побережье - фигура очень известная. Вот что я купила на одном из базаров Небесной Пристани, - она вытащила откуда-то из складок не очень большую овальную деревянную пластинку. - Посмотрите, пожалуйста...
   Тэм протянул руку, взял изделие из её рук и едва сдержал громкий вздох.
   На картинке, нарисованной прямо на дереве, покрытой блестящим покрытием, определённо был изображён Зэрандер. Он стоял вполоборота, художник не акцентировал внимание на чертах лица, но ни с кем перепутать этого человека было невозможно. Чёрные доспехи Ночи, развевающийся ветром плащ с алой изнанкой, белые волосы, упавшие на лицо. На заднем плане бушевала стихия, красноватое солнце просвечивало сквозь тёмную тучу.
   - Камень Света, - пробормотал Тэм. - Прямо мурашки по коже, - он поймал себя на том, что не может оторваться от изображения.
   Кто-то нарисовал это, просто чтобы подзаработать. И нарисовал таких ещё множество. Но ведь это - настоящий Зэрандер. Он именно такой. Не человек в доспехах Стража и с звериной усмешкой на лице - а Воин Тени, безжалостный, мрачный, несущий Зло и Смерть. Таким его запомнили жители Великого Побережья...
   - Меня поразило, как он похож на вашего друга, - вмешалась Тали в его мысли. - Да ещё и имя... Такое совпадение!
   Тэм с трудом оторвался от картинки и поднял глаза на лицо Тали. Она искренне радовалась своему открытию, никаких намёков в её словах не содержалось. Тэрмис облегчённо вздохнул.
   - Простите... Можно я возьму её? - спросил Тэм негромко. - Я совсем не успел прогуляться по Небесной Пристани... Я заплачу вам денег...
   - Нет, что вы, берите! - воскликнула Тали. - Я так и подумала, что вам она понравится, - она пожала плечами. - Я могу таких купить ещё много... А всё-таки, так похож на вашего друга! Так похож...
   Тэм ещё раз вымученно улыбнулся:
   - Спасибо... Спасибо большое...
   Чёрно-красная фигура на фоне бури притягивала его взгляд. Впервые за долгое время Тэма посетили столь явные сомнения, от которых, он думал, давно уже избавился.
   Всё-таки, Зэрандер ведь Лорд Тени. И никто не поручится за то, что его решение противостоять Хозяину Ночи не сменится другим решением.
   - Я, пожалуй, пойду. Хотела осмотреть город... Хозяйка Иранда дала мне карту Небесного Города! Она очень милая женщина...
   - Может, вас проводить? - спросил Тэм, поднимаясь.
   - Нет, не надо, спасибо. Я сама... А то вас наверняка будет искать ваш друг...
   Тэм как будто сквозь сон попрощался с ней. Тали ушла.
   - О, Свет! - прошептал он отчаянно. - Кто же он, кто?!

______

  
   Воин Тени постоянно замечал за собой слежку. Это были уже не Защитники Стен, которых легко узнать всегда. Новые люди не отрывали от него глаз, не убегали, когда он оборачивался, а просто делали вид, что не обращают на него внимания.
   Небесный Город всегда был для него занятной тайной. Город был единственным, уникальным, и Зэрандера всегда интересовала его загадка. Но сейчас он был разочарован. Он всё-таки взглянул на этот город изнутри, не как захватчик, а как гость, но всё-таки взглянул. Но не нашёл здесь ничего такого, что бы поразило его.
   Запуганные люди. Пустые улицы. Золотые дворцы, набитые слугами и надутыми от важности глупцами-Благородными. Ступени Бастиона Скорби, которые от крови очищают те, кто будут казнены здесь завтра, - как простая гильотина или виселица.
   Такой же ничтожный город, как весь этот мир. В чём же его тайна? Что позволило ему не сдаться даже Хозяину Ночи?
   Ответа на эту загадку Зэрандер найти не мог. Сейчас он возвращался в гостиницу по тем же улочкам, по каким они шли вчера. Улочки были всё так же пустынны. Шаги Зэрандера отдавались гулким эхом. Иногда краем глаза он замечал движение, где-нибудь за спиной или далеко впереди, но потом всё вновь замирало.
   В приёмной гостиницы никого не было. Хозяйка явно не боялась уходить, оставляя своё заведение на приезжих постояльцев. Что ж, Зэрандер был уверен, что ещё никогда никто ничего не украл здесь.
   По узкой, зато мраморной, будто во дворце, лестнице Зэрандер поднялся наверх. Придётся поделиться с Хранителем кое-какими соображениями о том, где искать Камень Света. Конечно, легче всё сделать самому, но Хранитель потом будет долго и нудно что-нибудь бормотать, а Зэрандеру совсем не хотелось слышать под ухом чьё-то нытьё.
   В комнате никого не оказалось. Постель Хранителя была тщательно застелена.
   Зэрандер нахмурился. Этот глупец решил совершить прогулку по лабиринту, насыщенному самыми разнообразными ловушками? Интересно, на что он полагается? Уж точно не на свои знания.
   А полагаться на Свет в данном случае очень и очень глупо.
   Кто-то негромко постучал в дверь. Зэрандер повернулся на пятках, думая, что если это окажется Хранитель, то он выслушает очень длительное и резкое поучение, однако, когда он распахнул дверь, там оказалась всего лишь Тали. Женщина от неожиданности отшатнулась, встречаясь с пылающим взглядом Зэрандера.
   - А Тэрмиса нет? - спросила она робко, вытягивая голову, чтобы разглядеть, что творится за спиной Воина Тени.
   - Нет, - коротко ответил Зэрандер, собираясь захлопнуть дверь.
   - Куда же он делся... Хозяйка уверяет, что он не подходил к ней, даже карту не спрашивал...
   Зэрандер задержал свою руку. Хранитель мало того, что решил прогуляться, так ещё и не посоветовался ни с кем. Любой сознательный человек не высунул бы носа из гостиницы Небесного Города, не выслушав объяснения, как и куда лучше идти, на что не следует обращать внимания и в какие места лучше не лезть.
   Воин вышел из комнаты, захлопывая за собой дверь.
   - Я пойду его искать. Если он придёт, задержи его здесь, пока я не вернусь.
   Тали вспыхнула, но почему-то не сумела возмутиться вслух о приказном тоне и о презрительном обращении. Именно сейчас ей ещё отчётливее вспомнилась купленная на базаре картинка. Совпадение было не столько странным, сколько страшным.

______

   Тали уже устала сидеть на перилах лестницы. С тех пор, как странный друг Тэрмиса ушёл, прошло уже порядочно времени, а ей всё не удавалось заставить себя плюнуть и уйти. Наконец, она решила спуститься вниз и подождать Тэма внизу. Он ведь неглупый человек, должен понимать, что уходить неподготовленным опасно...
   Она перекинулась несколькими словами с Ирандой, хозяйкой гостиницы. Та сказала, что Тэрмиса не видела, и что его поведение больше похоже на несознательное, чем на смелое. И Тали была с ней совершенно согласна.
   Тали присела в низкое уютное кресло рядом с дверьми, развернула подаренную ей хозяйкой карту и стала разбирать написанные мелким почерком буквы, пытаясь хоть чем-нибудь себя занять. Она сильно волновалась за своего недавнего знакомого, хотя знала-то его совсем немного.
   Мелодично зазвенели колокольчики над дверью. Тали опустила карту, надеясь, что это всё-таки Тэрмис. Но ни один из тех двоих, что вошли, не был Тэмом. Первый, не обративший на неё никакого внимания, отошёл в сторону и замер, пропуская второго.
   Второй посетитель, без сомнения, был одним из Защитников Стен, о которых говорил друг Тэма, и Тали мгновенно взволновалась. Определённо не зря он появился здесь, да и лишённое каких бы то ни было эмоций лицо первого посетителя наталкивало на воспоминания о рассказах капитана Элинина про зловещих палачей Владетеля Ключей.
   Хозяйка гостиницы, увидев гостей, совершенно изменилась в лице, сложила руки на животе, явно волнуясь, и быстро-быстро поклонилась. Тали заметила, как её глаза быстро перебежали с Защитника Стен на того, кого Тали приняла за палача, и как она побледнела ещё больше.
   - Как идут ваши дела, хозяйка Иранда? - Защитник Стен повернул голову вбок и смерил взглядом Тали. Она запоздало подумала, что ей тоже стоило встать и поклониться, но решила, что всё равно уже поздно что-то менять.
   - Благодарю. Ничто не нарушает течение...
   - Я рад, - перебил её Защитник Стен. - Я попрошу вас выйти, хозяйка Иранда. У меня есть разговор к вашей гостье.
   Тали поймала себя на том, что вцепилась в карту так, что совершенно смяла её, а в одном месте даже прорвала. Защитник Стен улыбнулся, но как-то малообещающе.
   - Не смею вам мешать, Защитник, - Иранда выпрямилась и вышла. Тали с тоской слышала звон колокольчиков. Непослушными руками она машинально свернула карту, не отрывая глаз от лица Защитника Стен, уже не думая, хороший это тон или нет.
   - Не буду вас пугать, - Защитник Стен проследил взглядом за выходившей Ирандой и вновь обратился к Тали. - Вы и так, кажется, порядочно запуганы. Можете не бояться, вы не совершили ничего противозаконного... пока. Но вы наверняка наслышаны о том, что кара за даже небольшие проступки у нас всегда тяжела...
   Тали задержала дыхание. Сегодня странный вид Защитника Стен не вызывал в ней даже внутренней усмешки.
   - Гостю Небесного Города всегда трудно выжить здесь, - сарратарец прошёлся перед ней, не сводя пытливого взгляда с её лица. - У вас есть хороший шанс заслужить нашу благосклонность здесь. На будущее это всегда пригодится.
   Тали почувствовала, что волнуется ещё сильнее. Это не предложение "на будущее" - это реальная угроза "на сейчас". И если сейчас она откажется, Защитнику Стен это явно не понравится.
   - Что ж, я вижу, что вы не против выслушать то, что я сейчас вам скажу. Ваш юный спутник имел неосторожность нарушить наши законы...
   - Тэрмис! - негромко воскликнула Тали.
   - Вижу, его судьба вас действительно волнует... По закону, он должен умереть, но,... - он сделал паузу, словно задумываясь. - Но мы тоже не звери. Этот Тэрмис - просто слишком пылкий юноша, забывший на миг, где он находится... И у вас есть реальный шанс спасти его жизнь.
   - Что он сделал? - робко спросила она.
   - Этого я вам не скажу, - резко ответил Защитник. - Того, что он сделал, достаточно, чтобы он через десять дней оказался на краю Бастиона Скорби. Но если вы не хотите, чтобы это случилось, советую вам выслушать меня, не перебивая.
   - Простите, - выдавила Тали. Тэрмис показался ей таким славным, милым молодым человеком, и когда она осознала, что его жизнь вдруг стала зависеть от жестокого закона Сарратара, и - что главное - от неё, ей стало страшно. Что может она сделать такого, чтобы они помиловали его?
   Защитник удовлетворённо кивнул:
   - Когда придёт второй ваш спутник, скажите ему, что Тэрмис задержан, но не рассказывайте, что узнали об этом от меня. Также не говорите, что между нами состоялся такой маленький уговор, - он усмехнулся. - Он наверняка решит искать его. А вы должны будете следить за каждым его шагом, и докладывать мне.
   - Но как я буду за ним следить?
   - Это будет вашей проблемой, которую, я надеюсь, вы решите. Если вы будете выполнять то, что я буду вам говорить, возможно, этот храбрый юноша останется в живых. Я прикажу хозяйке Иранде ничего не сообщать о моём появлении второму вашему спутнику. Кажется, его зовут Зэрандер. Я не ошибаюсь?
   - Нет...
   - Известное имя, - Защитник прищурил глаза. Тали отвлечённо подумала, что, должно быть, здесь помнят Призрачного Лорда ещё лучше, чем на Побережье. В конце концов, история здесь совсем не насыщена событиями, и то, что происходило здесь больше века назад, вовсе не кажется таким далёким. Имя Зэрандера наверняка осталось в памяти потомков тех жителей Небесного Города, что жили во времена уничтожения Великого Побережья. - Что ж, я думаю, что договор между нами состоялся. Я сам найду вас, когда это будет нужно. За вами тоже будут наблюдать, так что я не советую вам делиться с кем бы то ни было нашим разговором.
   - Я не...
   - Вот и отлично. Повяжете это, как пояс, - он протянул ей чёрную ленту, - и вас никто не задержит за какие-нибудь мелкие нарушения... И ещё. Вам стоит принять во внимание одну вещь. В том, чтобы это задание было выполнено, заинтересован сам Владетель Ключей.
   Тали напряжённо выпрямила спину. С чего бы это, Свет? Что такого сделал Тэм? Или - что такого натворил человек по имени Зэрандер?
   - До скорой встречи, леди Тали, - он сделал упор на определённо непривычном ему "леди" и вышел. Следом за ним покинул приёмную гостиницы его безмолвный спутник.
   Тали рассеянно посмотрела им вслед и опустила голову, нервно всхлипнув, теребя в руках ленту. Ей стало так страшно, когда здесь появились эти люди! К тому же, такое несчастье с Тэрмисом... Зачем он ушёл? Почему она не позволила ему тогда проводить её?
   Такой чуткий, вежливый, милый молодой человек...

______

  
   Холодок пробежал по всему телу. Тэм приходил в себя медленно-медленно, с трудом заставляя себя вдыхать сырой воздух и пытаться - пока безуспешно - открыть глаза. Он с трудом помнил, что происходило с ним с тех пор, как он вышел из гостиницы. Он просто шёл, и...
   Тэм изо всех сил зажмурился, чувствуя, что всё тело затекло от лежания в неудобной позе. Он пошевелился, и по телу пробежала колючая дрожь.
   Здесь было сыро и холодно.
   Где - здесь?
   Тэм ещё раз попытался подняться, но у него ничего не вышло. Только сейчас он понял, как жжёт в горле. Далеко не сразу его сознание определило, что он лежит на чём-то жёстком и шершавом, как камень.
   Хранитель открыл глаза. Сначала он ничего не мог разглядеть, потом яснее стали различаться стены - низкие и серые, как в подземелье. Потом он увидел ещё людей, они лежали прямо на полу, тихие и неподвижные.
   Потолок оказался ещё ниже, чем ему померещилось с первого раза. Здесь едва мог выпрямиться ребёнок лет двенадцати, а взрослый человек вынужден был сидеть.
   В горле запершило, и он закашлялся. Дико хотелось пить, от жажды кружилась голова. Какая-то тень приблизилась к нему, протянула стакан, ткнула к губам, ничего не говоря...
   Тэм почувствовал странный запах, но жажда оказалась сильнее мыслей. Он сделал жадный глоток вязкой, едва-едва сладковатой жидкости, но в тот же миг поперхнулся. Прежде, чем сфокусировавшееся на стакане зрение позволило ему понять, что жидкость тёмно-красного цвета, он понял, что это далеко не сок и не вино.
   Он сделал полный глоток чьей-то крови.
   Мгновенно он почувствовал спазм желудка, его скрутило, и он едва сдержал рвоту, только потому, что всё ещё не был настолько в сознании, чтобы вполне прочувствовать отвращение к собственному поступку, хотя и непроизвольному.
   - Что это? - хрипло простонал он, обращаясь к расплывавшейся перед ним невысокой фигуре.
   - То, что тебе можно пить, - грубым, хриплым голосом отозвалась фигура. Прежде, чем Тэм сумел разглядеть расплывшиеся, уродливые черты лица карлика в серо-красной одежде, он увидел висящую за его спиной плеть и какой-то сосуд в другой руке.
   Где он? Память никак не позволяла ему вспомнить хотя бы отчасти предшествующие этому пробуждению события. При попытке напрячь память голова начинала кружиться всё сильнее.
   - Воды,... - жалобно попросил он.
   - Ишь чего захотел, - хмыкнул карлик. - Пей, что дают. Воды тебе никто здесь не даст...
   - Где я?
   - Я что, болтать с тобой пришёл? - рассердился карлик. - Заткнись и пей!
   Тэм понял, что ему в лицо вновь ткнули стаканом.
   Камень Света! Что же происходит? Что за жуткий сон?
   - Я не могу, - Тэрмис отвёл лицо в сторону.
   - Ну и подыхай, - отозвался карлик безразлично и направился к соседней фигуре. Покачиваясь - одна нога у него была короче другой - он приблизился к лежащему мужчине, болезненной худобе которого поразился наблюдающий за ним Тэм, плеснул из сосуда в наполовину пустой стакан ещё красной жидкости и сунул в лицо бедняге. Тот с покорностью выпил содержимое.
   - О, Свет! - пробормотал Тэм, зажимая ладонью рот.
   Он стал видеть всё чётче и ярче, чем когда только очнулся, но в голове всё ещё был туман.
   Он находился в каком-то длинном, тёмном помещении с низким сводчатым потолком, высоты которого едва хватало, чтобы карлик мог спокойно перемещаться, не боясь удариться головой о выступающую из потолка балку. Вдоль стен лежали люди, некоторые - в рваной одежде и со следами запёкшейся крови. Они или спали, или смотрели в потолок, или тихо разговаривали между собой - причём, когда к ним приближался карлик, они затихали. Каждому карлик пихал в лицо стакан с кровью, тот выпивал, и отвратительная процедура продолжалась. Тэм с ужасом наблюдал, как девушка в самом конце помещения допила остатки прямо из сосуда, и карлик вышел, гремя ключами. Запирая дверь, он зыркнул на Тэма косыми злыми глазами, плюнул в сторону и скрылся.
   Здесь было темно, только чуть-чуть света проникало сквозь щели в потолке - если стены и пол были каменными, то потолок - деревянным, и щели между досками позволяли проницать сюда свету и запахам какой-то пищи. Тэму мгновенно захотелось есть.
   Он сел, втягивая голову в плечи, вытер рукавом рот, содрогаясь при воспоминании, и попытался оглядеться, чтобы хоть что-нибудь ещё понять. Постепенно картина в голове прояснялась.
   Он ушёл из гостиницы, когда хозяйка отсутствовала. Он не сумел спросить у неё ничего, и решил, что вполне справится сам, если не будет искать неприятностей намеренно.
   Он отправился гулять по Небесному Городу, старательно запоминая путь, стараясь излишне часто не смотреть на людей, чтобы не смущать их, и не замечать редко, но мелькавших серых плащей. И он уже собирался повернуть обратно, когда услышал в стороне чей-то жалобный плач и свист бича. Естественно, он не смог равнодушно пройти мимо, а направился туда. Богато одетый человек, восседавший на носилках, наблюдал, как другой, в одежде слуги, бьёт кнутом какого-то мальчугана. Тот плакал и громко просил прощения - Тэм даже не понял, что сделал мальчишка, но не смог вынести такой жестокости, происходившей прямо на его глазах. Когда он вмешался, богач позеленел от злости, и его слуги мгновенно накинулись на Тэма...
   Больше Тэм так и не сумел ничего вспомнить, и им завладело отчаяние. Он ведь обещал самому себе, что не будет ни во что вмешиваться! Но в нём вновь пересилил Хранитель Света, а не осторожный молодой человек, которым ему полагалось быть...
   Тэрмис помнил из рассказов Элинина - он не верил, что им всем нельзя доверять, - что нарушители порядка в Сарратаре непременно бывают сброшены с Бастиона Скорби, и отвечает за это, как правило, Владетель Ключей. Но что бывает с нарушителями до казни, Тэм не знал.
   А ведь его определённо должна ждать казнь...
   - Свет, что же я наделал? - негромко спросил он сам себя, отползая - выпрямиться он всё равно не мог - в сторону железной двери с узкой решёткой.
   Он должен сбежать... Он просто обязан сбежать! Зэрандер никогда его здесь не найдёт...
   Коленом он задел что-то твёрдое, и оно сдвинулось в сторону. Он пошарил рукой по полу, поднял уже знакомую вещицу - видимо, подаренная Тали картинка выпала у него из одежды, когда его бросили сюда, - и сквозь тусклое освещение разглядел Зэрандера.
   А будет ли Лорд Тени его искать?
   "Будет, - успокоил себя Тэм. - Непременно будет. Как он без меня отыщет Камень Света? И потом, он ведь..."
   - Зря ты отказался от крови, - сочувственный голос за спиной отвлёк его от тяжёлых дум. Тэм обернулся, на всякий случай пряча деревяшку под одежду. - Они приносят её только раз в сутки.
   - Кровь? - переспросил Тэм с ужасом. - Всё время?
   Его собеседником неожиданно оказался тот самый болезненно худой мужчина, лежащий у стены. Он опёрся на локоть, и Тэм ужаснулся тому, как свисают с тонких рук, на которых выступают кости, лохмотья одежды. В темноте блестели белки его глаз. Те, что лежали поближе к ним, зашевелились, возбуждённые зарождающейся беседой.
   - Говори тише. Нам запрещено разговаривать между собой, - заключённый пододвинулся чуть ближе. - Я вижу, ты не один из нас... Правда, я плохо вижу теперь...
   - Я - гость Небесного Города, - кивнул Тэм. - Я только вчера... или позавчера... оказался здесь...
   - Зачем вы стремитесь сюда? Разве за стенами не лучше, чем здесь? Я слышал, что там есть свобода, которой нет здесь...
   - Откуда ты знаешь? - Тэм тоже пододвинулся навстречу своему собеседнику.
   - Я здесь потому, что завёл разговор с одним из гостей нашего города. Он потом нарушил закон, а меня бросили сюда за знакомство с ним...
   - Какой ужас! - воскликнул Тэм негромко.
   - Я здесь уже очень долго. Моя очередь всё никак не наступит... Я думал, меня казнят во время свадьбы Владетеля Ключей, но...
   - Камень Света, - прошептал Тэм. - И что же, выхода отсюда нет?
   - Никто не возвращался,... - подтвердил голос за спиной. Кажется, женский, хотя определить было трудно. - Как тебя зовут, бедняжка?
   - Тэм...
   - Я Каи-Марли, - существо - Тэм так и не определил его пол - подползло к нему и заинтересованно заглянуло в глаза. - Можешь звать меня просто Каи. Тэм понял, что ему жутко среди этих живых скелетов, окружавших его. Все подползли поближе, чтобы посмотреть на него... У нему потянулись сухие, костлявые руки, в попытке потрогать его за одежду.
   - Не пугайте его! - вступился за него первый, подаваясь вперёд. - Моё имя Ксирин. Не бойся их. Ты слишком молодым пришёл в наш город, и много не знаешь. Они - хорошие люди, Тэм. Всё, что с нами случилось, это наказание за мелкие провинности и случайности.
   - Мне надо выбраться отсюда! - пробормотал Тэм отчаянно. - Меня ждут... Нам надо... Мои спутники...
   - Отсюда не выбраться, мальчик мой, - сокрушённо вздохнула Каи. По ноткам её голоса он всё-таки определил, что она - женщина. - Ксирин прав. Не стоило отказываться от крови. Мы только её можем пить...
   - Но это же ужасно!
   - Мы - изгои, теперь мы - не люди. Ничто и никто не даст нам никогда воды... Каждому поначалу тяжело с этим смириться...
   Тэм переводил взгляд с одного пленника на другого. Голодные, полные боли глаза, усохшая кожа, бледные лица...
   - Камень Света... Но я должен!
   - Лучше смирись, паренёк... Чем быстрее ты смиришься, тем проще тебе будет, - посоветовал Ксирин.
   - Нет... Нет, я не могу! - покачал головой Тэм. Но в тот же момент прошептал. - Я хочу пить...
   - Кровью не напьёшься, но это - лучше, чем ничего, - жёстко ответила Каи.
   - Если бы у меня был Дар Источника, - пробормотал Тэм, больше для себя.
   - Что у тебя было? - поинтересовался Ксирин.
   - Источник, - словно заворожённые, повторили остальные. Зловещий шёпот "вода, вода" разнёсся по подземелью.
   - О чём ты говоришь? - Каи наклонила голову вбок. Засаленные волосы упали ей на лицо. - Какой дар?
   - Я - Хранитель Света, - Тэм не боялся раскрывать правду. Кто здесь может знать о Хранителях? - У нас бывают Дары... Дары Силы Дня. С помощью них мы можем сделать жизнь других легче, помочь им в их трудностях, следовать Свету... Но я ещё слишком молод. У меня нет таких могущественных Даров...
   - Как интересно, - прошептала Каи. - А какие у тебя есть?
   - Оставь паренька в покое, - потребовал Ксирин. - Не слушай их, Тэм. Тебе надо время, чтобы всё осмыслить... Что приползли? - негромко, но раздражённо заявил он остальным. - На чужое горе полюбоваться? У паренька там друзья наверху остались!
   - А у нас - не остались? - заворчал кто-то.
   - А семей у нас не было? - пробормотал другой.
   - А нас никто не ждал там?
   Возмущённый гул всё нарастал. Тэм отчаянно переводил взгляд с одного на другого, пытаясь как-то оправдаться, но не в силах найти никаких слов.
   Послышались шаги. Приговорённые испуганно переглянулись и поползли прочь, по своим местам, торопливо, поскальзываясь и падая.
   Дверь распахнулась. Карлик, звеня ключами, потряс кулаком:
   - Опять шум! Велю всех выслать на работы!
   Он побушевал ещё пару минут и опять ушёл.
   - Он совсем не такой злой, - сказала Каи Тэму. - Нам очень повезло с ним. Я слышала, что многие тюремщики творят страшные зверства со своими заключёнными. А он даже иногда даёт дополнительно попить, если ведёшь себя примерно... И на работы редко посылает... Так что не смотри, что он так груб. Всегда надо помнить, что могло быть ещё хуже...
   Тэм её не слышал. Его взгляд перебегал с одного заключённого на другого, ловя гниющие раны, вывернутые и сломанные конечности, струпья и следы тяжёлых болезней, наверняка заразных, царящих здесь. Потом он представил, как запах кухни наверху дразнит этих людей неделями, и содрогнулся от жалости к этим людям.
   "Неужели, не суждено стать таким же?" - подумал он с отчаянием и поймал себя на мысли, что непроизвольно молит Силу Дня о том, чтобы она помогла Зэрандеру отыскать его здесь.

______

  
   Зэрандер замечал, что Тали следит за ним. Она совсем не умела прятать свои попытки проследовать за ним незаметно. Она даже в открытую попросила: можно, она пойдёт с ним? Она тоже беспокоится за Тэма, и...
   Само собой, Зэрандер не позволил. И теперь она пыталась за ним следить...
   Неумелые её попытки вызывали одну презрительную усмешку, и ничего более. Но Зэрандер не показывал, что видит её и знает, что она делает. Он пытался понять, зачем ей надо это. Собственно говоря, судьба и цель этой женщины его не интересовала ни капли. Он всегда успеет избавиться от неё, если ему это понадобится.
   Но вся эта история вполне может оказаться спланированной Хозяином ловушкой. У Тали нет Даров Ночи, и Зэрандер не чувствует в ней покровительство Силы Ночи, но Элинин тоже не имел Даров - но был слугой. И Зэрандер вычислил это только по его поведению... Служит ли Хозяину эта Тали? Не случайно ли он оказалась в Сарратаре вместе с ними?
   Вряд ли, конечно. Хозяин мог бы поручить слежку за ним кому-нибудь более умелому... Или он ввёл её тоже как игрушку? Зачем? В Небесном Городе определённо есть его слуги, иначе и быть не может. То, что Тэма схватили, может оказаться не обыкновенным арестом из-за нарушения, но и действием кого-то из его слуг. Хозяин давно желал завладеть Хранителем. И если у него это вышло, Зэрандер должен сделать всё, чтобы вернуть Тэрмиса обратно.
   А что касается Тали, то её тоже можно использовать. Она следит определённо не для себя, значит, кому-то она будет докладывать об этом. Вряд ли напрямую, но через кого-то. Кто-то будет доносить своему господину, тот - своему. Легко будет выяснить, кто здесь - слуга Хозяина.
   А потом спасти в который раз шкуру Хранителя, коли уж он сам не может о себе позаботиться.
   Зэрандер нахмурился. Опять поиск Камня Света превращается в спасение Хранителя из лап слуг Хозяина. Скоро это уже начнёт надоедать.
   Воин Тени остановился на перекрёстке узкой улочки, по которой он шёл, и широкого проспекта. Проспект этот пересекал весь город с юго-запада на северо-восток, от одной Башни Владетеля Ключей, к другой, ныне сгоревшей.
   Зэрандер был удивлён, когда обнаружил, что их две. Испокон веков была одна.
   Какой-то странный сейчас Владетель Ключей в Сарратаре...

16

В Цитадели

______

  
   - Клинок! Там женщина очень просит встречи с тобой! - Страж догнал его тогда, когда он уже шёл по коридору в сторону своего крыла. Был уже поздний вечер, и ему хотелось уже лечь спать.
   - Распорядись, чтобы она переночевала в Доме для Просителей , друг, а завтра я непременно выслушаю её...
   За сегодняшний день он очень устал. Проблемы возникли на границе Шавалина и Мараданской пустыни, и гонец из Шавалина долго и нудно выкладывал Клинку тысячи причин, что Стражи должны выступить на стороне Шавалина. Клинок отклонил просьбу о помощи: по подписанному всеми странами договору, войско Цитадели вмешивается только тогда, когда возникает опасность для мира между многими странами. В мелкие разборки за территорию Цитадель вовсе не обязана была вмешиваться, хотя Клинок имел право вмешаться в любой конфликт в любое время и на той стороне, которую сочтёт нужной. Конечно, За'ар Маари хотелось, чтобы на их стороне выступила Цитадель, но Клинок столь же долгое время с такой же дотошностью перечислял те причины, по которым он не собирается вмешиваться в происходящее, и, в конце концов, всё-таки оставил посланника-шавалинца ни с чем. Но сил и нервов на это ушло очень много.
   - Она утверждает, что это очень срочно, Клинок, - Страж скептически хмыкнул. - Хотя, конечно, я так не думаю. Если ты приказываешь, я передам ей, что она может выспаться и завтра с утра поговорить с тобой.
   Клинок с сомнением посмотрел на Стража. Может быть, стоит так и сделать... Как правило, все, кто приходят с просьбами, непременно утверждают, что они срочные...
   - Что это за женщина?
   - Она определённо пришла издалека. Утверждает, что из Алвалена. Удивлён, как она не замёрзла, пройдя столько миль. В этот сезон ночи всегда холодны. Мы предложили ей отогреться и поесть, но она отказалась.
   - Из Алвалена? - переспросил Клинок. - Я поговорю с ней сейчас. В последнее время в Алвалене не очень-то всё спокойно. Может быть, вести и вправду какие-то важные.
   - Я приведу её сюда, - Страж отсалютовал и, развернувшись, ушёл за ней. Клинок остановился у узкого окна, опираясь на него. По ту сторону закат окрасил стены Цитадели в тёмно-розовый, и даже фигурки Стражей на стенах отражали лучи опускавшегося солнца. Картина была умиротворяющая... Отчего же он так волнуется? Почему упоминание об Алвалене заставило его забеспокоиться? Вроде бы, совсем недавно там окончательно наладились проблемы с тем, кому будет принадлежать трон...
   Буквально через несколько минут он услышал торопливые женские шаги и чёткие отзвуки шагов Стража.
   - Что случилось с тобой, добрая женщина? - Клинок повернулся к ней, она остановилась и задержала дыхание.
   Она была молода, наверное, ей было чуть больше двадцати. На ней было длинное серое платье, порядочно испачканное в пыли и песке. Разорванный воротник был зашит белой толстой ниткой - она явно торопилась. Наймира нашла нитку на дороге в одной из деревенек, которые миновала на пути в Крепость из Кринта, дырки проделала веточкой, в общем, получилось совсем неважно, но держалось. Всё лучше, чем завязывать оторванные лоскуты узлом.
   Что-то было в ней гордое и резкое, хотя смотрела она себе под ноги, а щёки украшал смущённый румянец.
   - Случилось не со мной, Клинок Света, - женщина сделала реверанс, неловкий и торопливый. Клинок чувствовал, что она боится. - Ваша помощь нужна мальчику по имени Сати.
   - Сати? - Клинок подался вперёд. - Как твоё имя, добрая женщина?
   - Наймира Ат Лав, - она ещё раз присела в реверансе. - Дорога каждая минута, Клинок. Страж, которого вы послали в горы Стегоса, отыскал Сати, но мальчика сторожит призрак Приносящего Жертву. Нужно отправить за ними кого-нибудь с Даром Перемещения. Они уже давно там, но, к сожалению, только сейчас я сумела достичь Цитадели, - она устало перевела дух.
   - Откуда тебе известно об этом мальчике? - даже растерялся Клинок.
   - Я встретила девочку по имени Тия в мараданском плену. Она - его сестра. Тия и её друг как раз следовали сюда, когда оказались схвачены в плен. Я сама чудом сбежала оттуда... Пожалуйста, Клинок, Тия и мастер Лимас нуждаются в том, чтобы их выручили из плена...
   - Я понял, - торопливо кивнул Клинок. - Скажи, как найти Сати и Стража Увлера? Где они именно?
   - Ниже Алтаря Света по склону. Большего я не знаю, - Наймира устало вздохнула. - Надеюсь, я всё-таки успела...
   - Я очень благодарен тебе за эту весть, Наймира Ат Лав, - серьёзно сказал Клинок, радуясь, что не отказал во встрече этой женщине. - Я прошу вас остаться здесь ещё ненадолго, вам нужно отдохнуть после тяжёлого пути... Вы ведь побывали в мараданском плену? Это большой подвиг - сбежать оттуда...
   Наймира скромно потупила взор. Ну да, большой подвиг. Выжить после встречи с Лордом Тени - вот её подвиг. Причём, не такой уж и славный.
   - Позови мне Стража Матаира. Пусть придёт сейчас же. Дело не терпит отлагательств... О тебе позаботятся здесь, добрая женщина.
   - Мне нужно продолжать свой путь, Клинок,... - робко начала Наймира.
   - Я не прошу тебя надолго задерживаться здесь. Конечно, если ты торопишься, - он чуть-чуть нахмурился. Он не любил давить на людей, но что-то в ней его очень смущало. Женщина из Алвалена, сбежавшая из мараданского плена и знающая о Сати и о Приносящем Жертву... Говорящая об этом так спокойно, хотя несомненно, что ей понятна связь всего этого с Силой Ночи... К тому же, ей так не терпится покинуть Цитадель.
   - Конечно же, я останусь, - быстро согласилась Наймира. Это совсем не входило в её планы. Если начнутся расспросы, мало ли что Клинок сможет узнать у неё!
   - Проводи её, друг, - Клинок ответил сдержанным кивком на реверанс Наймиры и, задумчиво глядя ей вслед, пытался собрать воедино множество обломок головоломки, что возникли в его голове.
   Завтра он основательно переговорит с этой Наймирой Ат Лав. А сейчас...
   - Ты приказал мне прийти, Клинок! - за его спиной возник Наделённый Матаир. - Что произошло?
   - Мне нужна твоя помощь, друг. В горах Стегоса в непростую ситуацию попали Страж Увлер и один мальчик, заманенный в ловушку Силой Ночи.
   - Что я могу сделать? - серьёзно спросил Матаир.
   - Отправляйся в горы и перенеси обоих сюда. Мальчика сторожит призрак Приносящего Жертву, и они потому не могут покинуть горы. Возможно, они там уже целую декаду, и даже я не знаю, живы ли они.
   - Горы велики, - Наделённый Страж не стал расспрашивать Клинка о подробностях этого дела, хотя у него появилось множество вопросов. Какая ловушка и зачем Силе Ночи какой-то мальчик, откуда в горах Стегоса появились тераики, и почему ему раньше ничего не было известно о том, что Увлер уехал в горы, а сам Увлер заявлял, что его отправили в Алвален... - Где мне искать их?
   - Они где-то под Алтарём Света. Прошу тебя, друг Матаир, найди их и перенеси сюда тайно... Это очень важно.
   - Конечно, Клинок, - кивнул Матаир. - Не беспокойся, я управлюсь быстро, - он уже собрался переместиться, когда Клинок благодарно положил ему тяжёлую руку на плечо.
   - Спасибо тебе, друг.
   Клинок был благодарен ему за то, что он не стал задавать всех этих вопросов. Немногие Стражи в последнее время отличаются таким пониманием.
   Матаир серьёзно кивнул и тотчас исчез.
   "О, Свет, - подумал Гаранд, отходя от окна и продолжая свой путь. Сможет ли он заснуть сегодня? Нет, он не будет спать, он будет ждать, когда же появятся Матаир, Увлер и Сати, - дай мне сил выдержать всё это!"

______

  
   Наймира сняла платье и с наслаждением погрузилась в тёплую воду. На какое-то время она забыла обо всём: о Клинке Света, о Бару, о своём задании и о закопанном у стен Кринта Волчьем Перстне, который она едва сумела снять, так ей вдруг расхотелось расставаться с ним. Она забыла даже о том, что завтра её ждёт разговор с Гарандом Астианом.
   Дом для Просителей оказался едва ли не настоящим дворцом. У Наймиры кружилась голова от предвкушения того, что сегодня ночью она будет спать на мягкой кровати, в чистой одежде, в теплоте и уюте...
   Но потом ей надо торопиться на Побережье. Прошло столько времени, сумеет ли она отыскать хоть какие-то следы Лорда Зэрандера и Тэма?
   Она закрыла глаза, расслабляясь, и не заметила, что кто-то подошёл сзади. Только когда случайный короткий взгляд упал на протянувшуюся по полу длинную тень, она поняла, что здесь есть ещё кто-то.
   - Свет! - пискнула она, подтягивая к себе колени и нервно оборачиваясь. Буквально через мгновение к ней вернулась прежняя смелость. - Я думала, Стражи хотя бы стучатся, если хотят войти!
   - Интересно, что значат шрамы на твоих руках, - парировал Страж. - Я думал, такие бывают только у тех, кто приносит кому-то клятву крови. А она ныне запрещена, так как её ритуал частично касается Силы Ночи...
   Наймира старательно сдержала выползавшую на лицо бледность. Страж обернулся, проверяя, притворена ли дверь. Ат Лав наблюдала за ним, взволнованно облизывая губы.
   - Тебе следует немедленно покинуть Цитадель, - отрезал он, скрестив на груди руки. - Немедленно.
   - С чего это? - возмутилась Наймира.
   - С того, что это надо тебе, - с нажимом произнёс Страж. - Лорду Бару не понравится, что ты слишком долго задержалась в Цитадели. Тебе не следовало даже приближаться сюда...
   - Камень Света, - пробормотала Наймира удручённо. - Вы...
   Страж Света?! В свою жуткую мысль она поначалу не поверила. Нет, это невозможно! Страж не может оказаться слугой Хозяина! Стражи следуют Свету, и ни о какой Силе Ночи речи быть не может!
   - Тебе следует меньше думать. Одевайся, чистая одежда лежит в шкафу. Я выведу тебя из Цитадели... Хотя мог бы и не заботиться о твоём благополучии, - добавил он ехидно. - Если бы порученное тебе дело не было частью плана Хозяина, я бы и не подумал помогать тебе.
   Наймира жалобно всхлипнула. В голове совершенно не умещалось, что Страж Света может оказаться слугой Хозяина.
   - Хотя, я бы вообще не доверил таким, как ты, никаких дел. Я жду тебя снаружи. И поторопись, - он вышел, прихлопнув за собой дверь.
   Наймира дрожащей рукой потянула на себя полотенце, едва не замочив его в воде. С грустью покосилась на оставшуюся застеленной постель, удивляясь, что до сих пор может думать о таких вещах, как сон.
   Страж Света оказался слугой Хозяина!
   Ат Лав вылезла из ванны, подошла к шкафу и отворила дверцы, но голова была забита совершенно другим.
   Конечно, выспаться так и не выйдет. Конечно, ей придётся вновь проводить ночи, где попало... Но зато она избежит тяжёлого разговора с Клинком Света. И быстрее сумеет найти Тэма. А значит, ближе тот момент, когда Марил окажется спасён...
   - Ведь я-то не служу Хозяину, - неуверенно прошептала Наймира, натягивая чулки. - Я-то не служу, - повторила она, ещё меньше веря своим словам. - Камень Света! - она опустила руки и поняла, что по щекам катятся слёзы.

______

  
   Клинок не заметил серебристого свечения рядом - усталость брала своё, глаза закрывались сами по себе, чёткие мысли таяли и превращались в ощущения. Он сидел на жёстком стуле, опираясь рукой на стол, чтобы не заснуть, но его всё равно клонила в сон. Была уже глубокая ночь, в Цитадели царила мёртвая тишина и спокойствие. За окном не было даже звёзд, там была полная тьма. На его столе горели свечи, но одна уже совсем оплавилась, закапав воском бумаги, а вторая почти догорала.
   Свечения он не заметил, но чужое присутствие понял ещё до того, как услышал дыхание людей. Мгновенно сонливость как рукой сняло. Он вскочил на ноги, шагая навстречу появившемуся из воздуха Матаиру. Наделённый Страж держал на руках обмякшее тело мальчика. На его плечо, едва стоя на ногах, опирался Страж Увлер, осунувшийся и бледный, как смерть. Глаза блестели от волнения и - Клинок поразился - стоявших в них слёз.
   Как же долго они были в плену Приносящего Жертву, что после встречи с посланником Цитадели Страж едва сдерживал слёзы?
   - Я боялся, что что-то произошло, - прошептал Увлер. - Почему так долго, Клинок? - голос его был совсем угасающий.
   - Его сестру и её друга схватили мараданцы, - коротко ответил Гаранд, поражаясь ещё раз сдержанности Матаира. Тот ничем не показал своего удивления и того, что у него появились новые вопросы. - Сати жив?
   - Я надеюсь,... - Увлер отпустил плечо Матаира.
   - Позволь, Клинок, - единственно сохранивший трезвое сознание, Наделённый плечом оттеснил Гаранда Астиана и положил мальчика на постель Клинка.
   - Конечно, - растерялся Клинок. Никогда ещё он не чувствовал себя таким разбитым.
   - Он жив, но очень истощён. Он нуждается в отдыхе и тепле, - Наделённый Страж коснулся рукой лба мальчика. - Он весь горит, разве такой может оказаться мёртвым, - он криво усмехнулся. - Клинок, нужен лекарь. Позволь, я позову.
   - Да, - рассеянно кивнул Клинок. Матаир в тот же миг исчез.
   Увлер покачнулся, не устояв на ногах. Клинок поймал его и посадил в своё кресло. Он видел в глазах Стража осуждение... Но он отправил на их поиски человека, как только узнал!..
   "Но ведь мог бы и догадаться, что их слишком долго нет, и позаботиться об этом раньше!" - очнулся суровый внутренний голос.
   - Прости меня, друг Увлер. Я должен был спохватиться раньше.
   - Всё в порядке, Клинок. Он жив, и, я уверен, выживет. Он очень смелый мальчик,... - Увлер закрыл глаза. - Пока Матаир ещё не разбудил Аулишу... Ты должен кое-что знать, Клинок. Сати ничего мне не рассказывал за это время. Он отказывался отвечать на вопросы о том, что с ним случилось на самом деле... Но он сказал мне одну... очень важную вещь... Клинок... Мальчика хочет получить сам Хозяин!
   Астиан обернулся на лежащего на его постели мальчика. Несмотря на то, что он явно весь горел, щёки были бледны, а дыхание - едва заметное, а не учащённое.
   - Сам Хозяин? Что это значит?
   - У него не просто так Дар, Клинок. То, что Дар он получил от Воина Тени, это несомненно, но сам Хозяин добивается от него клятвы. С завидной дотошностью добивается, - Увлер глубоко вдохнул. - Хозяин приходит к нему даже во снах и требует от него клятвы... Бедный мальчик, - он вздохнул, - он сопротивляется ему изо всех сил... Я едва справлялся с тем, чтобы защитить от злого духа его сны. А однажды я отлучился, а когда вернулся, понял, что призрак Хозяина побывал там... Сати был едва жив.
   - Камень Света, - прошептал Клинок. - Бедный мальчик!
   - Я поражён его стойкости, Клинок. Он от всей души не желает служить Силе Ночи и Хозяину. Мы должны защитить его, - голос Увлера совсем угас. - Он ничем не заслужил подобных страданий...
   Гаранд подошёл к лежащему мальчику и взял его за горячую руку. Сати даже не пошевелился.
   - Ты всё ещё удерживаешь его в лечебном сне? Отпусти его. Здесь ему не страшен Хозяин, даже во сне... А тебе это не даёт отдохнуть. Ты не похож на себя, друг Увлер...
   - Я обещал ценой собственной жизни доставить его сюда! - слабо воскликнул Увлер. - То, что я устал, не идёт ни в какое сравнение с тем, что случилось с ним!
   - О себе тоже нельзя забывать, - негромкий и ласковый женский голос оповестил их о том, что Матаир переместил в покои клинка Аулишу, Стража-лекаря. Редко когда женщина становится Стражем, но Аулиша была именно им. Правда, все свои Дары она, подобно древним Хранителям, использовало на то, чтобы лечить чужие раны, а не на то, чтобы действовать ими в битве. Гаранду иногда казалось, что ей следовало родиться Хранительницей - но так уж вышло, что она оказалась Стражем.
   Вместе с ней появился её ученик, юноша, молодой Страж, отказавшийся от привычного воспитания потому, что с юности обладал Даром Излечения.
   - Я подумала, что тебе, друг Увлер, тоже нужна будет помощь лекаря.
   - Вовсе нет,... - воспротивился Увлер.
   - А я думаю, что да, друг Увлер, - серьёзно заявил ученик Аулиши. - Поверьте, даже я в этом случае лучше разбираюсь, чем вы.
   Несмотря на страшную усталость, Гаранд улыбнулся. Юный ученик Аулиши отличался редкостной взрослой серьёзностью. Он не стал тратить много времени на споры, а первым делом погрузил самого Увлера в лечебный сон прежде, чем он попытался что-то сказать.
   Пока юноша занимался измотанным Стражем, Аулиша подошла к Сати и коснулась рукой его лба.
   - Ты был прав, друг Матаир...
   - Как его состояние? - встревожено спросил Астиан.
   - Я не привыкла вводить кого бы то ни было в заблуждение, - Аулиша опустилась перед постелью на колени, глядя в лицо Сати. - Он очень плох. Но я сделаю всё, чтобы он выкарабкался. Шансы у него есть.
   - Это очень важно, чтобы он остался жив, - Клинок не следил за уверенными движениями Аулиши, а смотрел ей в лицо.
   - Для меня всегда важно, чтобы любой мой больной остался жив, - поправила она его. - Я успела заметить, что ты желаешь оставить его появление в Цитадели в тайне, - она внимательно поглядела в глаза Клинку Света. - Дар Ночи...
   - Аулиша! - Клинок вновь не сумел сдержать волнения.
   - Я не буду задавать вопросов. Я говорю о том, что мне придётся остаться здесь. Тебе придётся уйти спать в другое место, Клинок, - она ласково улыбнулась лежащему без сознания мальчику. - Как его имя?
   - Сатиан.
   - Сатиан? - она вскинула брови, но всё-таки не задала вопроса. - Тебе станет легче, Сати, - она погладила его по горячему лбу. - Обещаю...
   - Защити его сны, если сможешь, друг Аулиша.
   - Я могу сделать это, - впервые подал голос Наделённый Страж. - Ты и так много сил потратишь на его излечение, друг Аулиша.
   - Да, спасибо, - коротко сказала она.
   - Сила Дня, охраняющая нас и дарящая нам Свет, ведущий нас во Тьме,... - негромко заговорил Матаир, склонившись над Сати рядом с Аулишей.
   Клинок коснулся холодными пальцами висков и закрыл глаза. Отчего так гудит в голове? Почему он вдруг стал чувствовать себя бесполезным и беспомощным перед происходящим? Почему его стало подчинять волнение, от которого недалеко и до страха, неведомого Стражам?
   Почему он раньше не сумел спасти этого несчастного мальчика? Почему раньше не подумал, что с тех пор, как Сэнктим так преобразился, Стражи должны выполнять то, что раньше делали Хранители: не исправлять то, что натворила Сила Ночи, а предотвращать это? Наверняка можно было сделать так, чтобы всего этого не произошло!
   - Тебе не нужна помощь, Клинок? - в голосе Аулиши звучала истинная тревога.
   - Нет... Нет. Позаботься о мальчике.
   - Ты ужасно выглядишь, Клинок, - откровенно произнесла она. - Тебе лучше пойти и выспаться.
   - Нет, я останусь. Я должен...
   - Ты должен послушаться знающего лекаря, Клинок, - поддержал её Матаир. - На тебе нет лица. Можешь не беспокоиться, никто не узнает о том, что здесь происходит, хотя скоро каждый почувствует Дар Ночи в Цитадели.
   - Мальчик в этом не виноват...
   - Думаешь, это не заметно? - грубовато спросил Наделённый. - Клинок, ты выглядишь сейчас не лучше Увлера. Можешь положиться на нас.
   - Не заставляй меня применять силу, - покачала Аулиша пальцем. - Думаешь, если ты - Клинок Света, я не могу погрузить тебя в лечебный сон?
   - Я приду на рассвете, - сдался Гаранд.
   - Ни один из них ещё не очнётся, - на всякий случай предупредила его Аулиша. - Мне придётся не один день провести здесь, чтобы залечить его раны.
   Она вновь склонилась над мальчиком. Лечебный сон тут совсем не поможет. Ей придётся разделить его боль, чтобы облегчить страдания, и много сил отдать на то, чтобы он сумел справиться с жаром.
   Наделённый Матаир опустился на стул, замечая царящий сегодня в кабинете Клинка беспорядок, совсем нехарактерный для этого места, как и для Клинка вообще. Ученик Аулиши уже почти восстановил силы Увлера, но Страж ещё долго не проснётся. Ему нужно очень хорошо отдохнуть...
   Юноша тоже чувствовал Дар Ночи в мальчике, ему имя Сатиан тоже сказало многое, но он ничего не мог понять. В поисках поддержки он направил свой взгляд на Наделённого Стража.
   - Когда-нибудь Клинок Света всё нам объяснит, - подбодрил его Матаир. - А пока, мы должны помнить, что важно, чтобы всё сохранилось в тайне.

______

  
   В черноте ночи никто не видел скользящие по улицам Цитадели фигуры. Мужчина в доспехах и белом плаще и женщина, озирающаяся по сторонам, беспокойно слушавшая редкие шорохи.
   Луна ни разу не показалась из-за чёрных туч. Ни одной звёздочки не было на небе, и чёрная ночь вполне отражала настроение Наймиры. Была бы она тучей, непременно устроила бы страшную грозу сейчас.
   Страж исчез на какое-то время, велев ей ждать, а появился, ведя под уздцы коня.
   - Когда всё это закончится, ты будешь должна мне лошадь, - хмыкнул он. - У него довольно смирный нрав, в отличие от тебя. И поторопись. Из Цитадели есть выход, который сейчас не охраняется - Клинок зачем-то вызвал Наделённого Матаира. Выход здесь, недалеко. Ты легко найдёшь его. А потом - постарайся, чтобы ни у кого больше не возникало сомнений в твоей верности клятве крови...
   - Здесь не при чём клятва, - сухо ответила Наймира. - Речь шла всего лишь о жизни ни в чём не виноватого мальчика, чью жизнь надо было спасти.
   - Хватит, - оборвал её Страж. - Я не желаю больше ничего слышать.
   Наймира погладила коня по тёплому боку:
   - Как его зовут?
   - Не имеет значения, - резко ответил Страж.
   Наймира поджала губы, забирая уздечку из его рук.
   - Спасибо, что показал мне этот проход, друг, - она заметила, как исказилось лицо Стража, вряд ли из-за Силы Ночи, ведь шнурок не жёг его руку, но явно от негодования, и довольно продолжила. - Мне было бы очень жаль, если бы пришлось объясняться с Клинком поутру. Спасибо.
   - Исчезни, - процедил Страж, развернулся на пятках и широкими шагами пошёл прочь.
   Наймира, скрежеща зубами, пробормотала ему вслед пару проклятий, с сомнением посмотрела в блестящие глаза своего нового коня и потянула его за собой.
   - Пойдём, дружок... Незавидная у нас с тобой доля.

______

  
   Только за окном забрезжил рассвет, а Клинок уже был на ногах. Он так и не сумел выспаться, но это волновало его в меньшей степени. Он торопливо привёл себя в порядок - спал он в одежде, так что всё, что он сделал сегодня из утреннего туалета, так это несколько раз провёл ладонью по чёрным волосам - и вышел из комнаты, в которой спал остаток этой ночи.
   В своих покоях он обнаружил стоящую по-прежнему на коленях перед Сати Аулишу, положившую голову мальчику на грудь и, кажется, спящую, Увлера, всё ещё погружённого в лечебный сон, ученика Аулиши, сидевшего на полу у окна и ещё дремлющего, и единственного среди них бодрствовавшего Стража Матаира. Наделённый Страж поднялся, приветствуя Клинка, и тихо и коротко доложил:
   - Все спят.
   В его голосе совсем не было иронии. Да и говорил он сущую правду. Аулиша была измотана, Сати и Увлер были под воздействием Даров, а ученик Аулиши не спал, а просто дремал, потому что одновременно ему приходилось контролировать лечебный сон, наложенный на Увлера. Хотя, Гаранд сомневался, проснулся ли Увлер, если бы юный лекарь отозвал свой дар. Скорее всего, вряд ли.
   - Я заметил, - кивнул Клинок. - Ты можешь пока идти отдохнуть, друг Матаир, - он тоже говорил шёпотом. - Я вчера заставил тебя порядочно напрячься, прости меня.
   - Это мой долг, - покачал головой Матаир.
   - Распорядись от моего лица прислать ко мне советника по делам с Мараданской пустыней...
   - Ты всё-таки решил удовлетворить просьбу Шавалина? - неодобрительно покачал головой Наделённый Страж. - Не считаю, что это правильно, Клинок...
   Гаранд Астиан всегда прислушивался к словам окружавших его людей. Но на этот раз Наделённый дал такой совет, который не соответствовал мыслям Клинка.
   - Нет. Дело с Шавалином я уже закрыл и отложил. Они разберутся без Цитадели... Я потом непременно всё расскажу тебе, друг...
   - Хорошо. Прости, Клинок, - Матаир приподнял руки. - Надеюсь, советника ты будешь принимать не здесь?
   - Камень Света... Конечно! Пусть придёт в приёмный зал...
   - Будет выполнено, Клинок, - Матаир отсалютовал ему и вышел.
   Клинок устало опустился в кресло. Глаза его остановились на лице мальчика по имени Сатиан.
   У мальчика действительно было лицо Хозяина Ночи. Только детское, бледное, измученное лицо. Сердце опять защемило.
   - Я не дам тебя в обиду, Сати, клянусь, - негромко произнёс Клинок, наклоняясь к нему. - Хозяин не получит тебя... И да будет Свет со всеми нами...

17

Месть Марила

______

  
   Последние несколько дней Марил был в подземелье не один. Он подозревал, что помимо его пыточной камеры в подземелье есть ещё - откуда-то постоянно приходили помощники мастера пыток, которого называли мастер Мтара, - но никогда не видел никого, кроме тех несчастных, кого приводили к Мтаре. Обычно на это время Марилу завязывали глаза, но на этот раз, вероятно, по приказу Бару, а может, по прихоти Мараата, повязку сняли через день после того, как новый пленник Бару оказался в подземелье.
   Несчастный пленник Бару оказался... Хранителем. Марил поразился бы, если бы у него были на то силы. Но к тому времени он не мог ни испугаться, ни поразиться ничему.
   На самом деле, Марил едва узнал в нём Хранителя. Только неразборчивые, полные боли и ужаса крики, в которых иногда упоминался Сэнктим или Пресветлый Вассатаэль, да смятая разорванная белая ряса говорили о его принадлежности к Ордену. Марил вяло осознал, что ему почти даже не жалко этого безумца, решившего напугать Лорда Тени Орденом Хранителей. Ему было страшно, что он не способен теперь даже пожалеть другого пленника, но он ничего не мог сделать. С животной завистью он видел, как едва пришедшему в себя Хранителю мастер Мтара с присущим ему молчанием плескал на лицо воды... О, как Марил хотел сейчас оказаться на месте этого терзаемого Хранителя! Может быть, с ним действительно происходили ещё более ужасные вещи, но Марил ради капелек пахнущей плесенью воды на своём лице готов был перетерпеть что угодно.
   Крики Хранителя доносились как сквозь вату. Марил практически не обращал на него внимания. Ему уже знакомо было всё, что кричал этот человек... Марил сам делал точно так же. Сначала грозил местью со стороны - если были бы силы, посмеялся бы над собой, глупым - Призрачного Лорда, хотя с чего бы ему мстить за своего раба. Потом молил о пощаде. Потом просто мычал нечленораздельные звуки и даже уже не плакал.
   Хранитель исчез дня через три после своего появления, и Марил вновь остался в одиночестве, порой прерываемом появлением Мтары. Мастер пыток с безжалостностью настоящего палача выполнял все приказы Бару, что касались любого пленника, но Марил понимал, что ему делается исключение... По крайней мере, ему дают пить, хотя это запрещено. Иногда Мтара закрывал огонь железным листом. Ничего другого он сделать и не мог - он был бы наказан сам. А Марил ничуть не желал установить справедливость - он не мог себе представить, как оставался бы жив без влажной губки у губ раз-два в день.
   Постепенно Марил приходил к пониманию того, что Мтара знает, что Бару - Лорд Тени. Поначалу это были смутные подозрения, но потом, пока мозг ещё не отказал ему в связных мыслях, Марил понял это. Наверняка, поэтому великан Мтара и нем - Марил видел, что у него отрезан язык. Это не редкость среди мастеров пыток, они часто знают слишком много, но, тем не менее, иногда после прихода Сакары, посланника Бару и слуги Ночи не меньшего, чем сам Лорд, глаза Мтары загорались яростью. В такое время Марил мог рассчитывать даже сделать не один глоток влаги, вытекавшей из смоченной губки. Мтаре было наверняка известно и то, что Марил тоже в курсе о страшной особенности короля Алвалена. Уж ни тем ли, что они оба - пленники Тёмного Лорда, объясняется такое странное снисхождение бесчувственного к остальным мастера пыток?
   Когда Марил оставался один, ему было особенно страшно. Он боялся, что не выдержит, и опалит ноги в огне, что заснёт, и уже не проснётся. Когда рядом был Мтара, он не давал ему забыться. Но чаще Марил был один.
   Когда Хранитель, которого отдал Мтаре Мараат, был здесь, Марил всегда мог рассчитывать на присутствие великана. Его самого поражала странная и неестественная привязанность к мастеру пыток. Он должен был испытывать ненависть, должен был облегчённо вздыхать, когда он уходил, однако Марил начинал чувствовать почти тоску, когда мастер пыток был в где-то в другом подземелье.
   Иногда Мтара куда-то уходил, оставляя Марила в компании бессознательного Хранителя. Хранитель не был вынослив, и скоро терял сознание во время пыток. Только один раз за это время он пришёл в себя раньше, чем вернулся Мтара, но и то Марил видел только безумные глаза Хранителя, когда он смотрел на него, подвешенного над огнём, и услышал полное ужаса: "Камень Света..."
   "А ты чего думал?" - хотелось спросить Марила. Но пересохшее горло не воспроизводило звуки.
   Но потом Хранитель исчез. И Марил теперь был вновь один, изнывая от жара, боли и страстного желания провалиться в сон.
   Заскрежетал засов. Вошёл Мтара, Марил пошевелился, словно приветствуя его. Может, он даст ему воды... Немного воды...
   Прошла ещё секунда, и Марил понял, что воды ему сегодня не дождаться. Не так часто в подземелье приходит сам Лорд Тени.
   Марил отчаянно застонал, закрывая глаза, чтобы не видеть взгляда Лорда Тени. Он был не в силах видеть насмешку и самодовольство, он мечтал, чтобы Бару ушёл... Зачем он пришёл? Мучить его? За что? Он и вправду не знает... Ничего не знает... Теперь - он сказал бы всё, несмотря на клятву, несмотря ни на что - сказал бы!
   Мтара встал в стороне, глядя в каменный пол. Марил бессильно повис на цепях, чувствуя жар огня под собой, заставляя себя забыть о присутствии здесь Бару.
   - Вижу, ты уже смирился со своей судьбой, - заметил Лорд.
   - Что вы хотите? - простонал Марил.
   - Пришёл навестить своего упрямого пленника, - усмехнулся Бару. Марил услышал ещё шаги... Он уже мог распознать Мараата по звуку его шагов - Сакара бывал в подземельях частым гостем - и внутренне содрогнулся. Когда приходил Бару, он мучил Марила словами, медовой, но острой, как копьё, речью. Мараату же нравилось смотреть на тщетные попытки Марила сопротивляться огню, а не на бессильные слёзы отчаяния, вызываемые словами Лорда Тени.
   Бару подошёл ближе к Марилу, лёгким толчком в грудь заставляя его открыть глаза. Отчаянная боль уже вытеснила и ненависть, и страх. Во взгляде Марила скользило почти настоящее безумие.
   - Хочешь, чтобы тебя сняли? - вкрадчиво поинтересовался Бару, довольно ухмыляясь.
   Зрачки Марила расширились. Часто и тяжело дыша, он пытался отыскать в лице Бару хоть какой-то намёк, который помог бы ему понять, издевается ли над ним чёрный Лорд, или нет.
   - Хочешь? - переспросил Бару. - Я знаю, что хочешь... Я знаю, ты смертельно устал, Ат Лав...
   - Да, - сдавленно выдавил Марил, и не услышал собственного голоса. - Да... Пожалуйста, снимите меня,... - он вдруг страшно испугался, что Бару просто вновь смеётся над ним, просто издевается, давая ему надежду и мгновенно отбирая. - Пожалуйста...
   - Ты оказался очень вынослив, - продолжал Бару, встречая безумный взгляд Марила, - не каждый бы продержался столько времени...
   - Снимите, пожалуйста! - Марил зашептал быстро-быстро, словно Бару собирался уходить. - Пожалуйста! Я больше не могу...
   - К тому же, твоя сестра пока не даёт мне повода быть недовольным, - кивнул Бару. - Сними его, Мтара, - приказал он, не оборачиваясь к мастеру пыток, продолжая следить за выражением лица Марила. Ат Лав испуганно моргал и плакал, всё ещё не веря в подобную милость со стороны Лорда Тени.
   Сначала Марил понял, что его ноги больше не жжёт огонь. Потом Мтара взвалил его, лёгкого, как пушинку, на плечо, снимая с рук браслеты цепей.
   Когда впервые протёртые почти до мяса кисти встретились с холодным, сырым воздухом, Марил уже не мог сдерживаться. Острая колючая боль освобождённых рук и сладкое ощущение того, что постоянного напряжения больше нет, оглушили его, будто бы он только что родился, и больше ничего никогда не знал в жизни. Мтара, повинуясь невысказанному желанию Бару, небрежно бросил почти невесомое тело Марила на холодный камень, но Марил уже не чувствовал никакой боли. Он с наслаждением корчился на твёрдом полу, не сдерживая рыданий. Это было то, о чём он мечтал с тех пор, как оказался в подземелье дворца.
   Бару презрительно скривился. Каким бы смелым ни был этот мальчишка, всё было до пыток. Теперь, после, он будет бояться возвращения к мучениям, и не позволит себе быть таким смелым... Даже жаль.
   - Благодари великодушного короля, мразь! - прорычал за спиной Мараат. Марил, давясь рыданиями, послушно залепетал невнятную благодарность.
   О да, он был благодарен! Всё равно кому: Лорду ли Бару, жестокому ли Сакаре или Мтаре; он действительно готов был благодарить любого целую вечность, лишь бы это больше никогда не повторилась.
   Бару брезгливо подтолкнул его носком сапога в бок, переворачивая на спину. Упрямый мальчишка смотрел на него с безумной благодарностью и - Бару усмехнулся - с истинным страхом. За спиной Бару сейчас находилась та самая ужасная конструкция, что столько времени заставляла Марила испытывать мучения.
   - Надеюсь, ты оценишь моё отношение к тебе, и впредь будешь тих, как мышь, - Бару скрестил на груди руки. - В противном случае, тебе придётся вернуться сюда...
   - Нет! - воскликнул Марил, и в его глазах заплескался ужас. - Я сделаю всё, что вы скажете! Не надо опять... пожалуйста... не надо... я...
   - Брось его в карцер и распорядись дать ему хлеба и воды, - бросил Бару Мтаре.
   У Марила закружилась голова.
   - Спасибо... Спасибо, - невнятно лепетал он. - Я всё буду... я... ничего...
   Он почувствовал руку на воротнике своей рваной рубашки, пропитанной запахом дыма, и то, как его волокут по каменному полу...
   Он ощущал себя самым счастливым человеком в мире.

______

  
   Его швырнули на солому, и раздалось бряцание ключа, поворачивавшегося в замке. Он всё ещё не пришёл в себя после неожиданного освобождения. Радостно и громко дыша, он гладил дрожащими пальцами редкую колючую солому, рассыпанную на камнях, с наслаждением вытягивал ноющие ноги и стонал, когда освобождённое от ига напряжения тело сводила судорога.
   В щель между железными прутьями просунулась рука. Марил не видел человека, но знал - это не Мтара. Он узнал бы Мтару даже с закрытыми глазами. Перед глазами сейчас прыгали разноцветные пятна, и он только и видел, что руку.
   Рука бросила на пол его камеры хлеб.
   Запах хлеба едва не свёл Марила с ума. Он долго не мог справиться с собственными руками, чтобы схватить его. Это была чёрствая горбушка, но она была для Марила лучше самой свежей выпечки, какую он пробовал когда-либо в жизни. Он впился в неё зубами, как голодный зверь в добычу, глотая, не жуя, словно у него вот-вот отберут его. Потом раздался звук, будто что-то поставили на камень. Марил, ориентируясь почти на звук, наткнулся пальцами на глиняный кувшин с водой. Руки тряслись так сильно, что он пролил почти половину драгоценной жидкости, а остальную выпил жадно, большими глотками. С сожалением он оторвался от кувшина и судорожно сглотнул ещё раз.
   Он будто через вату слышал чей-то стон, далёкий и негромкий:
   - Дайте мне... Воды... Пожалуйста...
   Кто-то из помощников мастера пыток, принёсший ему хлеб и воду, прикрикнул на голос, и тот затих. Марил упал назад себя, обратно на солому, и провалился в такой долгожданный и тёмный сон.

______

  
   Он пришёл в себя от резкой боли в животе. Не следовало после продолжительного голода так набрасываться на еду и воду. Скорчившись, он ткнулся лбом в пол и застонал.
   В таком положении он пробыл ещё какое-то время. Сознание постепенно возвращалось к нему.
   Бару прекратил пытать его. Вряд ли он изначально пытался что-то выяснить, ему просто нравилось знать, что где-то в подземелье страдает ещё один человек. Но он приказал снять его... Почему? Лорду Тени не может быть доступна жалость. Он побоялся, что он не выдержит и умрёт? С чего бы? Наймира всё равно не узнала бы об этом...
   Значит, Бару хотел, чтобы он остался жив и не сошёл окончательно с ума. До того, чтобы спятить окончательно, Марилу оставалось не так-то много.
   Марил вспомнил, как умолял Бару прекратить его мучения, как благодарил его, и содрогнулся от отвращения к самому себе. О, неужели, он мог превратиться в такого низкого безумца!
   Раздались шаги и звук падающего хлеба, но на этот раз Марил даже не сумел пошевелиться. Голод он чувствовал по-прежнему, но умом понимал, что не должен набрасываться на еду - его организм не справится с такой нагрузкой.
   Шаги затихли.
   - О, Свет,... - прошептал Марил. Взгляд его упал на свои руки, украшенные браслетами из запёкшейся крови.
   Где-то невдалеке раздался стон. Марил обернулся и увидел ещё одного пленника. Его камера находилась напротив карцера Марила. Прижавшись к решётке, пленник бессвязно бормотал что-то, глядя на Марила с мольбой.
   Марил не сразу узнал в нём Хранителя, который был "гостем" Мтары столь непродолжительное время.
   Взгляд Хранителя был прикован к чёрствому хлебу в Мариловой камере.
   - Хочешь? - тихо спросил Марил, и испугался собственного голоса, в котором прозвучала жадность. Он подсознательно не желал отдавать хлеб.
   - Да! - выдохнул с той стороны Хранитель. - Мне запретили давать еду и воду... Я голоден... Дай мне, пожалуйста! Пожалуйста...
   Марил попытался подняться на ноги, но у него ничего не вышло. Ноги не держали его. Он подполз к решётке, хватаясь за прутья и прижимая к себе хлеб. Сквозь просветы между прутьями он протиснул руку с оторванным куском горбушки. Несчастный пленник потянулся с той стороны коридора, но расстояние между ними было слишком велико.
   - Брось, - прошептал пленник. - Брось мне! Пожалуйста!
   - Я не докину, - Марил жалобно сморщил брови. - Мне не хватит сил...
   - Постарайся! Пожалуйста, брось...
   Марил вздохнул, попытался размахнуться рукой, которую мгновенно свело от боли в суставах, и уронил хлеб слишком далеко от себя, но недостаточно близко к Хранителю. Тот отчаянно застонал, ударяясь головой о железные прутья.
   - Прости, - выдавил Марил. - Прости, я не хотел... Я хотел добросить,... - он схватился за другой и бросил, сильнее, и чтобы не успеть почувствовать боль. Хранитель жадно схватил грязными пальцами кусок хлеба и проглотил его, почти не жуя.
   - Камень Света, - простонал он. - Они заметят хлеб на полу,... - испуганно заозирался он. - Меня опять...
   - Мы здесь все и так обречены на смерть, - прошептал Марил.
   - Меня должны повесить... Скоро, наверное, - поделился пленник, закрывая руками лицо. - Я не должен был ехать в Алвален! Я должен был послушаться его...
   - Кого? - спросил Марил. - Ты - Хранитель, верно? - Марил обычно чувствовал к Хранителям неприязнь, но сейчас ему было жаль этого беднягу. Да уж, он выбрал не тот город, чтобы приехать в гости.
   - Да, я Хранитель... Проклятье, о чём я думал, когда становился Хранителем!.. - он обхватил себя за голову руками, ставшими похожими на обтянутые кожей кости, и что-то невнятно замычал.
   - Меня зовут Марил, - подумав, сказал Ат Лав.
   - Терика, - вздохнул Хранитель. - Правда, скоро до моего имени никому не будет дела...
   Новые шаги и громкий говор помощников Мтары заставили его испуганно отшатнуться от решётки и забиться в дальний угол камеры. Марил остался сидеть у решётки, встречая своих тюремщиков грустным взглядом.
   - А ну отползай! - приказал один, ударяя ногой о решётку. Марил послушно отодвинулся вглубь. - Много тебе чести - кормить два раза в день...
   - Смотри-ка, - другой наклонился и поднял с пола не доброшенный Марилом кусок хлеба. - Кажется, эти двое успели подружиться! - он хохотнул, подталкивая в плечо своего товарища.
   - Ты, кажется, совсем забыл своё место, светлейший! - насмешливо обратился первый к сжавшемуся в комочек Хранителю. - Пора бы напомнить тебе правила,... - он сунул ключ в скважину и дёрнул на себя решётку.
   - Не трогайте его! - воскликнул Марил. - Это я кинул хлеб!
   - Пожалуйста, - застонал Терика. - Не бейте меня... Пожалуйста,... - он попытался защитить лицо от сильных ударов тюремщика, но был слишком слаб, чтобы у него это получилось.
   Второй прислонился к стене, лениво наблюдая за расправой.
   - Хватит тебе, - бросил он. - Если он сдохнет раньше, нас повесят вместо него.
   - Ещё раз поймаю тебя на выпрашивании хлеба - тебе не поздоровится, - пригрозил первый, захлопывая решётку. - А ты - не вздумай его кормить, - прикрикнул он на Марила. Ат Лав вяло проводил обоих взглядом и печально вздохнул. Избитый Терика сдавленно рыдал на полу своей камеры.
   - Не беспокойся, если даже они будут за мной следить, я всё равно буду откладывать тебе хлеб, - пообещал Марил.
   - Они будут меня бить, - выдавил Терика.
   - Это я виноват, что тебя побили... Это я не добросил хлеб. Прости меня, больше такого не повторится... Я постараюсь бросать сильнее!
   - Ты правда будешь давать мне хлеб? - поднял голову Хранитель. Он косился на Марила недоверчиво и с опаской.
   - Ну да... Конечно, буду, - кивнул Марил.
   - Но ведь это - твой хлеб...
   - Это же не значит, что я не могу им поделиться с тобой, - сказал Марил, пододвигаясь обратно к решётке. - Мне не жалко...
   - Но я... Я Хранитель...
   - И что? - удивился Ат Лав. Кажется, Терика немного помешался за время пребывания в плену Бару. На Хранителя сейчас он походил в меньшей степени. Марил, возможно, даже не узнал бы в нём своего недолгого соседа по подземелью, если бы не остатки измятой, рваной одежды, когда-то бывшей ослепительно белой.
   - Ну... Я знаю... вы ведь не любите нас... Хранителей... Почему вдруг ты должен давать мне хлеб? - спросил он жалобно. - Вдруг, ты надо мной смеёшься? Ты дашь мне хлеб, а потом расскажешь об этом тюремщикам... И они снова будут издеваться надо мной, - у него на глазах опять появились слёзы.
   - Я вовсе не буду делать ничего подобного! - заверил его Марил. - Разве я похож на человека вроде Бару или Мараата?
   - А разве ты не хочешь есть? - недоверчиво спросил Хранитель.
   - Хочу. Очень, - признался Марил. - Но ведь ты тоже хочешь...
   - Надо же... Ты такой... странный человек, - удивился Хранитель, вновь пристраиваясь к решётке и прислоняясь головой к стене.
   Марил пожал плечами. Ничего особенно странного он не сделал... По крайней мере, пока.
   - За что ты здесь? - Хранитель помолчал немного, но, кажется, ему было слишком любопытно. - Чем ты не угодил этому деспоту?
   - Слишком много знал, - коротко ответил Марил.
   - А я... Я помог сбежать из Алвалена какой-то женщине... Думаю, она уже давно и забыла про меня. Просто обманула, выбила денег и сбежала... А Бару велел отдать меня мастеру пыток, - Терика снова сдавленно всхлипнул. - Он не побоялся даже Сэнктима!
   - Бару никогда не будет бояться Сэнктима, - серьёзно ответил Марил. - Хранитель Терика, неужели, ты не понимаешь, что Сэнктима не боятся, Сэнктим просто не любят!
   Терика вытер рукой слёзы и кровь с лица и пробормотал:
   - Не называй меня Хранителем... Я не Хранитель... Я заплатил деньги, чтобы жить спокойно до конца своих дней... Вот и всё, что я сделал в жизни... Всё это укрывательство под именем Света ненавистно мне... Только ложь, и я - часть этого обмана, - вздохнул он. - Нас все ненавидят, но боятся... Знаешь, как неприятно видеть эти взгляды... Всё это отвратительно...
   - Ты ведь это понимаешь, и это главное, - подумав, сказал Марил. - Разве нет?
   - Я скоро умру, и не знаю, что будет ждать меня, - прошептал Терика. - Я никогда не думал о том, что случится со мной после смерти...
   Марил не нашёл, что ответить. Какое-то время они молчали.
   - А ты хотел бы служить Свету? - спросил Марил. - По-настоящему? - добавил он.
   - Как истинные Хранители сотни лет назад? - переспросил Терика. - Это всё легенды, таких Хранителей нет...
   - Неправда! Один мой друг - истинный Хранитель!
   - Это невозможно! - возмутился Терика.
   - Это так, - спокойно ответил Марил. От долгого разговора с непривычки у него закружилась голова. - Он мой хороший друг...
   - Это запрещено законом Сэнктима - выдавать себя за истинного Хранителя...
   - Он не выдаёт себя! - теперь настала очередь возмущаться Марилу. - Он - истинный Хранитель! И он по-настоящему служит Свету!
   Терика словно испугался, что его собеседник повысил голос, вжал в плечи голову и жалобно сказал:
   - Это слишком страшно... Служить Свету... Отречься от всего ради служения ему... Умереть за него...
   - Не нужно отрекаться, - возразил Марил. - Свет не требует жертв, это же не Сила Ночи! И Свет всегда готов простить любого, кто заблудился в этой жизни, - уверенно сказал он.
   - Ты думаешь? - робко спросил Терика.
   - Конечно!
   - А как ты думаешь, - Хранитель целиком повернулся к Марилу, вцепившись пальцами в прутья решётки, - он простит меня, а?
   - Ты ведь не сделал в жизни ничего слишком плохого, - Марил растерялся, не зная, что отвечать. В конце концов, он всего лишь хотел немного утешить Терику, а не беседовать с ним о прощении.
   - Я всегда врал, что говорю от лица Света.... Я всегда притворялся... Разве Свет может мне простить это? Просто так?
   - Ну да, - неуверенно отозвался Марил. - Конечно...
   - Страшно мне... На моей шее затянут петлю, и я буду задыхаться... Долго, если шея не сломается сразу... Страшно,... - простонал он.
   Марил грустно вздохнул. Он чувствовал себя не в своей тарелке в компании Хранителя, вдруг задумавшегося о своей неправедной жизни.
   - Если бы я мог как-то искупить свою вину, - почти мечтательно произнёс Терика, глядя в потолок. - Я бы всё сделал, если бы знал, что!
   Марил вздрогнул, поднимая глаза. В какой-то миг в его мозгу мелькнула неожиданная мысль, но сначала он отверг её. Но потом вдруг вернулся к ней и задумался.
   Конечно, это было довольно жестоко. В первую очередь, по отношению к Хранителю Терике. Во вторую - Марил сам заплатит за это...
   Он содрогнулся. Если Бару поймёт, кто тут постарался, рассчитывать на милость Марилу больше не придётся...
   Однако надо было решаться. Терика молча смотрел в потолок, о чём-то думая, а время утекало.
   - Ты хочешь искупить вину перед Светом? - переспросил Марил. - У тебя может появиться такой шанс...
   - Что? - Терика резко сел, и его лицо сморщилось от боли. - Правда? А откуда ты...
   - Послушай меня... Только слушай внимательно, я скажу тебе кое-что, во что ты, наверное, не поверишь...
   - Поверю! - горячо заверил его пленник. - Поверю!
   Марил задумчиво посмотрел в загоревшиеся надеждой глаза Терики и подумал, что не стоило, должно быть, давать ему ложную надежду. Марил никак не может обещать кому бы то ни было какое-либо прощение, он просто не имеет на это никакого права. Он обманет Хранителя, и себя тоже отправит на муки - не может быть, чтобы Бару не прознал его влияние на Терику. Тем не менее, Марил продолжил, не очень уверенно, но быстро, чтобы некогда было сомневаться.
   - Дело в том, что... Бару - Лорд Тени, - выпалил Марил.
   - Не может быть! - воскликнул Терика. - Что ты такое говоришь? Сила Ночи давно уже исчезла!
   - Да что ты можешь об этом знать?! - Марил даже ударил рукой по колену, отчего заболела рана на кисти. - Сила Ночи возвращается в наш мир, и пока что мы не можем её остановить! Лорды Тени оживают один за другим, скоро возродится и сам Хозяин! - Марил тяжело вздохнул. - Можешь мне поверить, Хранитель, я был свидетелем многих событий, которые казались ожившими легендами о Тёмных Временах!
   - Король Бару - Лорд Тени? - неуверенно повторил Терика. - Но почему тогда... Как он захватил трон? Как...
   - Кажется, Сила Ночи так сильна, что защищает своих слуг даже от солнечного Света, - задумчиво произнёс Марил. - Боюсь, что в Цитадели Света даже не подозревают о Лорде Тени...
   - Камень Света, - Терика прижал к груди дрожащие руки. - Лорд Тени! Что же делать?
   - Мы не можем сделать ничего, - вздохнул Ат Лав. - Я здесь потому, что узнал тайну короля Бару... Если бы всему Алвалену стала известна истинная сущность короля Бару! Тогда бы Бару пришлось несладко, пришлось бы усмирять бунт, а весть дошла бы до самого Клинка Света... Возможно, удалось бы освободить Алвален! - Марил мечтательно закрыл глаза. Да, Бару был бы в гневе...
   - Но как я могу сделать это? - расстроился Терика. - Я сижу здесь, вместе с тобой...
   - Мне тяжело говорить такое, Хранитель, - Марил посмотрел на своего странного соседа с сожалением, - но я уверен, что когда тебя... Когда тебя будут вешать, вокруг соберётся много народу...
   - Хочешь, чтобы я крикнул им с эшафота? - выдавил Терика. Марил увидел страх в его глазах и понял, что зря надеялся.
   - Ты ничего не обязан делать... Я не знаю, решился ли я бы на нечто подобное... Бару может... Мало ли чего может Бару! - воскликнул он. - Но если бы...
   Он заметил, как внезапно изменилось лицо Хранителя, и встревоженно подумал о том, что, должно быть, он окончательно спятил.
   - Так это был ты! - прошептал Терика с таким восторгом в голосе, что Марил инстинктивно отодвинулся подальше от решётки. Смотреть в глаза Хранителю стало жутко.
   - О чем это ты? - спросил он осторожно.
   - Я тебя узнал! - воскликнул Терика. - Это ты мне тогда снился! Ты был король Алвалена!
   - Чего? Снился? - переспросил Марил. - Король? С тобой вообще-то всё в порядке, Терика?
   - Я тебя узнал! - повторил Терика, пододвигаясь ещё ближе к решётке. - Незадолго до того, как я въехал в Алвален, мне приснился очень странный сон, и там был ты.
   - Я? - переспросил Марил.
   - Да, да! Я только сейчас понял, что это был ты! Ты сказал, что ты - король Алвалена... Да, и ты приказал меня повесить!
   - Чего? - переспросил Марил, хмурясь. - Повесить? Я?
   "Кажется, всё-таки Хранитель совсем сумасшедший, - подумал он с сожалением. - Полагаться на его поддержку совсем глупо..."
   Своей собственной жестокой задумке Марил почти не удивлялся. Хранитель был обречён на смерть, но если перед смертью он сделает то, что заставит Бару локти кусать от ярости, это будет лучше, чем если он умрёт просто так, на потеху Лорду Тени. Гораздо хуже от этого было бы не Терике, а ему, Марилу. Когда Бару поймёт, кто во всём этом виноват, его ярости не будет границ.
   - Ну да, - кивнул Терика. - Ты мне предсказал, что меня убьёт король Алвалена. Повесит, - он, кажется, был так доволен своей догадкой, что даже не вдумывался в зловещее звучание своих слов. - Но ещё ты сказал, что можешь спасти мою душу!
   - Я сказал? - едва слышно произнёс Марил.
   Может быть, сумасшествие Терики ещё сможет ему послужить. Если этот бедолага так уверен, что Марил может спасти его душу... В конце концов, он ведь в это верит.
   - Ты не помнишь? - огорчился Терика.
   - Это же был сон, - торопливо возразил Марил. - Твой сон. Как я могу что-то помнить... И потом, я ведь не король Алвалена...
   - Да, да, именно это меня и смутило! - закивал головой Хранитель. - Когда я приехал в Алвален и увидел в короне Бару, я сразу подумал, что сон был просто кошмаром... А ты мне обещал смерть, но спасение! - он совершенно преобразился и выглядел счастливым.
   Марил перевёл дух, качая головой. Ну и дела. Ему что, и вправду приснился такой сон? Или это бред его больной фантазии уже после пыток Мтары?
   - Я скажу им всем, кто такой Бару! - пообещал Терика восхищённо. - Скажу, пусть поскорее донесут эту весть до Цитадели!
   - Угу, - буркнул Марил, хмурясь. Он как-то не разделял бурной радости пленника. Даже если этот Хранитель и вправду не в себе, не придумал же он какой-то там сон, да ещё и про то, что он, Ат Лав, был королём Алвалена и кому-то обещал спасение!
   Тем не менее, он хотя бы уверил сам себя, что не сломался. Что он не боится Бару и не желает пресмыкаться перед ним...
   Ему померещились обжигающий жар, запах дыма, цепи на руках, он испуганно вздрогнул и зажмурился. Если всё это вернётся вновь, наверное, он не сможет этого вынести...
   Но теперь уже пути назад нет.

18

Испытание бессилием

______

  
   ...Лимас зарычал, вырываясь из рук держащих его мараданцев в толстых меховых шкурах. Тия громко кричала, прося его смириться. Но тераик с рабством смириться не мог. Ему вновь удалось отшвырнуть в сторону одного из варваров, но в тот же миг другой ударил его в спину и выхватил топор.
   - Мастер Лимас! - завизжала Тия, пытаясь броситься к нему, но его удержала крепкая хватка мараданца, которого ей велели называть "тимашир". - Мастер Лимас, пожалуйста! Они вас убьют!
   Лимас услышал её крик, замер на полушаге, и мгновенно на него навалились ещё двое, скрутив его руки.
   - Пожалуйста! - разрыдалась Тия, дёргая плечо из хватки купившего её мараданца, не в силах смотреть, как на Лимаса обрушиваются удар за ударом. - Пожалуйста!..
   Тия вскрикнула и проснулась. Глаза не сразу привыкли к полной темноте вокруг. Опять ей приснился этот жуткий кошмар... То, что пережила она в тот день, как их с тераиком купил какой-то богатый мараданец из племени, мимо которого проходил караван работорговцев, до сих пор мерещилось ей в страшных снах. Больше всего она боялась, что мараданцы всё-таки убьют Лимаса, и она останется в этой пустыне одна, без единого знакомого лица, без поддержки... И тогда Сати уже никогда не удастся спасти.
   Но глубокое, мерное дыхание рядом говорило, что Лимас всё ещё здесь, рядом. Спит богатырским сном, не помня, наверное, где он и что с ним. Тераик обладал умением спать глубоким сном, даже оказавшись в рабстве - но когда он бодрствовал, его хозяин жалел, что вообще потратил деньги на такого непокорного раба. Лимаса спасало только то, что тимашир им достался достаточно скупой, чтобы не приказать убить купленного недавно раба, тем более, такого сильного и выносливого. Вероятно, он ещё рассчитывал усмирить тераика.
   Лимас не мог смириться, но и поделать ничего не мог. Тимашир доступно объяснил ему, что если он будет буянить, то он прикажет убить Тию. Девочку он купил только как игрушку для своей младшей дочки. Дочь тимашира присутствовала там же, она была, пожалуй, помладше Тии, замотанная в белое полотно так, что из-под него блестели только чёрные глаза на смуглой коже. Тию поражало, что она не испытывает никакой жалости к избиваемому, да и вообще, не реагирует ни на что из того, что творится вокруг. А Тию окружающее поражало и пугало. Было шумно, все кричали, дрались, кто-нибудь нет-нет да и падал, изрыгая проклятья на мараданском, прямо под ноги. Тимашир отпихивал таких ногами, его дочь защищал от подобных верзил раб, отличающийся остальных тем, что имел право носить оружие.
   Лимас не решился подвергать опасности жизнь Тии и сделал вид, что покорился событиям. Его раздражало то, что он не имеет права даже побороться за правду. Всё, что он мог делать, так это скрежетать зубами, выполнять даваемые ему задания и ободряюще кивать Тии.
   С Наймирой им не дали даже попрощаться. Тия очень надеялась, что её перстень поможет ей сбежать из рабства. Тия понимала, что надежды на то, что это удастся сделать им, почти нет. За Лимасом следили неотступно, и даже разговаривать им толком не давали.
   Среди рабов тимашира оказался кто-то, говорящий на одном языке с Тией. Но только один раз тимашир воспользовался им, как переводчиком, сообщив ей, что как только в шатре его дочери будет приготовлено ей место, она будет жить там. Тии очень не хотелось расставаться с тераиком, но он тоже ничего не мог сделать.
   Их ждало очень скорое расставание.
   Когда Тия вскрикнула, Лимас не проснулся. Тия с сожалением подумала, что её братья непременно проснулись бы и обязательно спросили, что случилось... Мгновенно тоска острыми зубами вцепилась в неё, и она поняла, что на глаза наворачиваются слёзы.
   Когда теперь она сможет повидать своих братьев?
   Ночи в пустыне были вполне свежими, даже прохладными. Ветер проникал в их шатёр, в котором кроме них спали ещё рабы. Тия заметила, что их не связывают, но она уже видела тех, кто пытался сбежать. С такими особенно не церемонились. Да и куда бежать, когда вокруг - бескрайняя пустыня. Среди рабов большинство были мараданцы. Они к своему рабству относились с покорностью, чего нельзя было сказать о других. Но с ними Тии так и не удалось поговорить: им запретили разговаривать между собой.
   Полог шатра приподнялся. Тия тревожно посмотрела в ту сторону и увидела белую фигурку. Далеко не сразу она узнала в ней дочь тимашира. Та обернулась назад, словно проверяя, нет ли кого-нибудь рядом, потом вошла и быстрыми-быстрыми шагами подошла к Тии, остановилась и с любопытством уставилась на неё из-под белой ткани.
   Тия взволнованно облизала губы и тоже стала рассматривать свою новую хозяйку. Происходящее совершенно не укладывалось в её сознании...
   Мараданка осторожно покосилась на Лимаса, отодвинулась на всякий случай в сторону, потом, наклонив голову набок, опустила шарф с лица.
   - Манн асанн тила, - голос у неё был совсем детский, Тия даже не решалась предположить, насколько она её младше. - Чмири-тила?
   Тия не поняла её, но ничего не сказала, отвернулась и демонстративно надулась. Её переполняла обида на всё происходящее, в том числе и на эту девочку. Её новая хозяйка тоже надула губы, сердито нахмурила лоб, но потом потрогала её за плечо:
   - Тила жманна. Манн сатав тила манн цашек. Манн имхирна тила...
   - Я тебя всё равно не понимаю, - Тии услышала интонацию, и ей стало досадно, что она ещё и утешает её. - У меня брат там умирает! А тебе-то до этого какое дело?
   - Ш! - даже Тия поняла, что это был призыв говорить тише. - Манн раву заки барата на тигир! Сатав симялт манн!
   - Чего тебе надо? - обиженно прошептала Тия, вытирая слёзы рукой. - Зачем ты пришла?
   - Тила огати маика! Усарта-тила барата манн гневер? Вак нуто... На?
   - Я тебя не понимаю, - грустно пожала плечами Тия. Она слышала, что дочка тимашира пытается как-то её утешить, но это вызывало у Тии только досаду и ещё большую обиду. Мараданка тем временем села рядом с Тией, подложив под себя ноги, погладила её по плечу и, размотав шарф, набросила его на плечи Тии. У неё оказались длинные тёмные волосы, убранные в пучок на макушке.
   - Тила вефиш, манн тикура! Ши берелиш окши! - она воодушевлённо затрясла Тию за руку. - Манн грики тила един окши! Чмирина, ши зусни...
   Тия всхлипнула ещё раз, ещё ниже опуская голову. Оттого, что она не понимала, что бормочет рядом эта девочка, становилось ещё хуже. Ей очень хотелось разрыдаться в голос, но она не решилась будить Лимаса, когда эта девочка здесь. Всё-таки эта девочка - дочка тимашира, а мало ли какая безумная мысль может прийти в голову пленённому тераику?
   Дочка тимашира неловко погладила Тию ещё раз, потом стянула с её плеч свой шарф, неловко замотала его вокруг головы, придерживая его, потому что он сползал, пробормотала что-то невнятное и убежала, взволнованно оглядываясь.
   Тия следила за тем, как колыхается край шатра, ещё несколько мгновений. Потом она упала лицом на набитую соломой подушку и дала волю слезам.

______

  
   Сати почувствовал, как чья-то ласковая рука касается его лба, и понял, что тяжёлое забытье больше не властно над ним. С того времени, как Страж Увлер потерял силы на то, чтобы ходить к роднику за водой, отдавая их все на лечебный сон, который мешал Хозяину Ночи проникнуть в его сознание, Сати большую часть времени находился без сознания. Иногда сквозь розовую дымку лечебного сна продирались страшные сновидения, но в какой-то момент что-то случилось, и Сати перестал чувствовать внешний холод, как и внутренний жар, и почти в то же время всё совсем исчезло для него. Сейчас Сати будто бы вырвался из черноты, но черноты тёплой и ласковой, а не той, что мерещилась ему порой.
   Он не сразу понял, что раны больше не тревожат его, но зато мгновенно осознал: он больше не в горах. За ними всё-таки пришёл кто-то! Как хорошо, что он не опоздал...
   Сати приоткрыл глаза. Свет показался таким ярким, что он вновь зажмурился, отворачивая лицо, и услышал одобрительное и одновременно облегчённое:
   - Вот ты и пришёл в себя, Сати. А я беспокоилась, сумеешь ли ты выкарабкаться... Ты молодец, Сати.
   Сати плохо понимал, кто это разговаривает с ним. Руки ощущали лежащее под ними одеяло, такое мягкое, что его мгновенно потянуло в сон. Голова была такой тяжёлой и так гудела, что он едва сумел чуть-чуть приподнять её.
   - Не беспокойся, лежи. Хочешь воды?
   Он кивнул, сквозь ресницы разглядывая засуетившуюся вокруг него женщину.
   Потом понял, что к его губам поднесли стакан. Он попытался взять его рукой, но рука не послушалась.
   - Ты ещё не совсем восстановил силы, - пояснила женщина, подождав, пока он сделает несколько глотков.
   - Где я? - свой голос показался Сати чужим.
   - Ты под защитой Цитадели, - женщина не дала ему попытаться сесть. - Лежи! Ещё не хватало, чтобы ты сразу так перенапрягся.
   - Кто вы?.. - Сати позволил уложить его обратно на подушку, впрочем, он особенно и не сопротивлялся.
   - Меня зовут Аулиша. В последние несколько дней я была твоим личным лекарем, - она улыбнулась, поставила стакан на столик, и Сати краем глаза заметил белый шнурок на её руке.
   - Вы - Страж? - удивился он.
   Она снова улыбнулась:
   - Тебе стоит поспать. Я передам Клинку, что ты приходил в себя. Он будет очень рад. Знал бы ты, как он волновался за тебя...
   - Клинок Света? - удивлённо, но вяло переспросил Сати. Глаза закрывались сами собой.
   - Кто же ещё, - кивнула она. - Можешь спать спокойно. Страж Матаир защитил твои сны, и никто не сумеет в них проникнуть...
   Сати помрачнел, пошевелившись в постели:
   - С некоторых пор...
   - Дар Наделённого Матаира не оставляет во мне сомнений, что ты в безопасности, - сурово заметила она.
   Сати закрыл глаза, тяжело дыша. Пахло какими-то травами, почти как дома...
   - А где Страж... Страж Увлер? - с тревогой спросил он, почти уже не открывая глаз и зевая. - Что с ним?
   - С ним всё в порядке. Он уже давно пришёл в себя, и они с Клинком не дают мне покоя, пытаясь узнать, всё ли с тобой в порядке...
   - А... моя сестра? Она ведь поехала сюда, в Цитадель! - Сати не услышал ответа и усилием воли открыл глаза. - Они с мастером Лимасом ведь были здесь?
   - Я ничего не знаю о твоей сестре, - помолчав, ответила Аулиша. - Я - лекарь в Цитадели, и...
   - Но она должна была быть здесь! Как же вы тогда узнали о нас? - Аулише оставалось только удивиться тому, откуда у Сати взялись силы, чтобы выпрямиться в постели. Чёрные, блестящие от волнения и недавнего жара глаза смотрели на Аулишу почти с требовательностью. - Разве они не приезжали?
   - Вот упрямец, - пробормотала Аулиша. - Наверное, она была, откуда мне знать?
   Но Сати уже понял, что Тии здесь не было. Волнение за сестру пересилило даже желание опуститься на мягкую подушку и выспаться. Он попытался вылезти из-под одеяла, но Аулиша остановила его.
   - Что ж с тобой делать? - сердито спросила она. - Будешь со мной спорить - насильно погружу тебя в лечебный сон, и ты не проснёшься ещё очень много времени. Я совсем не хочу, чтобы ты упал без сил, едва встанешь на ноги!
   - Но моя сестра!
   - Уверена, что с твоей сестрой всё в порядке, - Сати удивился, какие сильные руки оказались у Аулиши. Она положила его обратно и снова улыбнулась ему. - Ты пережил нечто очень тяжёлое, Сати. Когда я увидела тебя, я подумала, что у меня мало шансов спасти тебя. Но ты оказался очень сильным, Сати, и я не хочу, чтобы все те силы, которые мы оба затратили на твоё выздоровление, пропали впустую. Обещай мне, что будешь слушаться меня. Хорошо?
   Сати кивнул, снова закрывая глаза и послушно пытаясь уснуть. Но где-то за темнотой закрытых век маячило лицо сестры, а дальше - смутная, расплывчатая полупрозрачная серая фигура призрака.
   Он слышал, как Страж Аулиша переставляет стакан на поднос, негромко напевая себе что-то под нос, как её платье шуршит по полу, когда она переходит из одного места комнаты в другое, а потом, как кто-то входит и тихо спрашивает:
   - Ну? Увлер уже все нервы мне извёл. Как он тут?
   - Он приходил в себя, - ответила Аулиша неизвестному посетителю. - И спрашивал о своей сестре.
   - И что ты сказала ему? - тревожно переспросил голос.
   - Что ничего не знаю точно. Я ведь и не солгала ему. Что с его сестрой, друг Матаир?
   - Кажется, их схватили мараданцы. Вчера Клинок отправил за ними целую делегацию. Не думаю, что мараданцы откажутся освободить всех пленников... Их старейшины прекрасно понимают, что такое сила Цитадели.
   - Тогда я могу успокоить его и сказать, что его сестра скоро будет здесь...
   - Думаю, да. С послами от Цитадели поехал друг Кертис. Он знает эту девочку, так что наверняка привезёт её сюда.
   - Что ж, это замечательно, - сдержанно заметила Аулиша. Ей очень шла ласковая улыбка, а когда она становилась серьёзной, на её лице мгновенно появлялась печать страшной печали. - Сати, теперь ты всё выслушал, и можешь засыпать спокойно, - в её голосе не было заметно особого укора, но Сати покраснел, поняв, что она знала, что он подслушивает. - С твоей сестрой всё будет в порядке.
   - Простите, - пробормотал Сати, приоткрывая глаза.
   На него очень внимательно смотрел мужчина в лёгких доспехах. Кажется, Страж... Тот самый Наделённый Матаир, который защитил его сны. Взгляд Матаира заставил Сати покраснеть ещё сильнее. У него было ощущение, что взгляд пронизывает его насквозь. В нём не было ни холода, ни агрессии, ни вообще каких-либо эмоций, просто Сати мгновенно понял: этому Стражу непонятно, зачем Цитадель взяла под опеку мальчика с Даром Ночи. И его можно было понять: Дар Ночи не мог возникнуть сам по себе, а учитывая то, что повсюду вспыхивает Сила Ночи, можно было подозревать мальчика в том, что он по своей воле оказался под её влиянием...
   - Уйди, друг Матаир, - махнула на Стража рукой Аулиша. - А то мне начинает казаться, что тебя тоже надо от чего-то лечить. А ты, как всегда, здоров.
   Наделённый Страж ушёл, не прощаясь, плотно притворив за собой дверь. Вздохнув, Аулиша опустилась в кресло и закрыла глаза, игнорируя направленный на неё взгляд Сати.
   Сати поёрзал ещё немного, попытался вспомнить, что он знает о мараданцах, понял, что ничего, и наконец-то сумел заснуть блаженным сном безо всяких сновидений.

______

  
   Тэм лежал, повернувшись лицом к стене, и прислушивался к тому, как из него почти ощутимо утекают силы. В мрачном подземелье, забитом людьми, ожидающими казни, как освобождения, он не замечал, когда день сменяется ночью. Наверху всегда кипела работа, всё время кто-то ходил, что-то готовилось, и запах еды проникал вниз, где стонали от голода осуждённые. Поначалу сил Тэма хватало на то, чтобы с помощью Дара Ветра хотя бы разгонять этот запах, чтобы они не слишком мучились от голода, но сейчас его силы были уже на исходе.
   Без воды и пищи он чувствовал, что сходит с ума. Карлик уже стал игнорировать его, поняв, что этот пленник не станет пить кровь... Тэма била дрожь всякий раз, когда он представлял себе, что может стать когда-нибудь таким: покорно пьющим чью-то кровь из грязного стакана тюремщика. Он лежал у стены всё время, не поднимая головы, когда приходил тюремщик, и лишь иногда Ксирин или Каи занимали его разговором, таким же тяжёлым и печальным, как и всё, что происходило здесь.
   Каждый из пленников с нетерпением ждал дня казни. Ходили слухи, что перед казнью осуждённому дают поесть... Кое-кто предполагал, что им дадут сделать глоток воды, но его поднимали на смех... Тэм содрогался всякий раз, когда слышал этот вымученный, кашляющий смех, но его слёз никто не видел и никто не обращал на него внимания. Здесь каждый переживал за себя, а не за другого.
   А Тэм хотел бы помочь им всем. Однажды он шёпотом, чтобы никто не слышал их, посоветовался с Ксирином - как ему казалось, единственным сохранившим рассудок в этой темнице. Он рассказал сарратарцу о Даре Излечения и сказал, что мог бы излечить болезни и раны этих людей, чтобы облегчить им страдания. Тэм понимал, что на это уйдёт очень много сил, но ему хотелось сделать хоть что-то...
   Ксирин внимательно поглядел в глаза Хранителю и грустно заметил:
   - А облегчишь ли ты им страдания? Они станут по-прежнему сильны и здоровы, но окажутся всё в том же положении, и им станет ещё страшнее и тяжелее, разве нет?
   И Тэм понял, что его помощь здесь не нужна. Ксирин сказал ему: "Позаботься о себе, малыш. Научись забывать о других, и позаботься о себе".
   Но Тэрмис не мог заставить себя забыть о других. Лёжа у своей стены, подложив под голову локоть, он молча и истово молился, прося дать ему и другим силы, чтобы выдержать это, молился за всех этих людей, которые уходили на казнь с радостной безумной улыбкой на лице, за тех, кто с завистью смотрел им вслед, за тех, кто с жадностью глотал кровь из стакана. Со стыдом он просил о возможности сбежать отсюда: они должны были остановить Хозяина. И это могли сделать только одни они, больше никто. Если он погибнет в жерле вулкана, Хозяин Ночи непременно вернётся... И он просил указать Зэрандеру верный путь, чтобы освободить его... и остальных. Тэм тщетно верил в то, что он сможет спасти всех... Но как можно спасти всех, если на следующий день здесь окажется столько же невинных и несчастных людей?
   За то время, которое он пробыл здесь, их дважды посылали на работы. Их вели по улицам с завязанными глазами, прикованными друг к другу, потом они выполняли то, что им приказывали: мыли полы, что-то разбирали, кто мог - таскал камни или ещё что-нибудь тяжёлое, - потом их под конвоем отправляли обратно.
   Кто-то не выдерживал нагрузки и умирал прямо во время работ. Что случалось с такими потом, никто не знал. Но это происходило редко, даже если кого-то из них били, если он некачественно выполнял свою работу, как правило, не до смерти. Тэм сам порой получал плетью по спине, когда падал без сил и не мог подняться. Ксирин силой вытаскивал его из-под плетей, иначе его били бы то тех пор, пока он не встанет.
   Сил у Тэма оставалось совсем немного. Он уже чувствовал подступающее истощение. Скоро у него не будет сил даже на то, чтобы приподнять голову...
   Каи утверждала, что иногда Тэм бормочет во сне какие-то слова и зовёт Воина. Тэм не отрицал: он плохо понимал, что происходит с ним наяву, а не то, что во сне. Он никогда не ощущал себя таким бессильным, и понимал, что это гнёт его волю. Больше всего он боялся, что однажды он попросит пить, и не откажется от стакана с мутной кровью.

______

  
   В следующий раз Сати проснулся из-за того, что в глаза ему светило яркое солнце. Не открывая глаз, отгораживаясь рукой от света, он замотал головой, пытаясь зарыться лицом в подушку.
   Он ожидал опять услышать какие-нибудь слова Аулиши, однако Страж будто не отреагировала на то, что он проснулся.
   Сати сел в постели, всё ещё щурясь от света. Никого не было. Окно прямо перед ним не было занавешено тяжёлыми шторами, висящими рядом, и Сати видел, что уже далеко за полдень. Свет падал прямо в комнату, на его постель, освещая и всю остальную комнату. Сати видел стол, бумаги на нём все были сдвинуты в один угол, а на краю другого на салфетке стоял графин с водой, стаканы, лежали какие-то полотенца. Лучи солнца падали на графин и отражались радужными пятнами на стенах, обитых синей тканью.
   Сати поёрзал в постели, обнаруживая, что одет в длинную просторную рубашку. От мысли, как нелепо он сейчас выглядит, ему стало смешно, он фыркнул и спустил ноги с кровати. Почему-то он думал, что под ногами окажется ковёр, но ступни коснулись холодного каменного пола, и он вздрогнул.
   Он подошёл к столу, жадно выпил сразу два стакана воды, и голова постепенно перестала быть тяжёлой после долгого сна. Сати сел на край постели и стал задумчиво озираться. Комната не была особенно просторной, но довольно большой. Над кроватью висел какой-то герб, у окна стояло кресло с высокой спинкой, но перед столом - жёсткий деревянный стул с подлокотниками. На стул был брошен белый плащ - плащ Стража - который Сати сразу не заметил.
   Сати вспомнил о сестре, вскочил и взволнованно заходил по холодному полу, но голова скоро закружилась, и ему пришлось сесть обратно в постель. Потом стало прохладно, и он забрался обратно под одеяло. Во всём теле вновь образовалось вялость...
   В голове никак не могло уложиться то, что он - в Цитадели! Да ещё и по приказу самого Клинка Света! Страж Аулиша даже говорила, что он беспокоится о его здоровье...
   Зато теперь Хозяину и вправду не добраться до него!
   Сати усмехнулся, поборов невольную дрожь при воспоминании о призраке. Уж в Цитадель-то призрак Хозяина Ночи никак не сможет проникнуть! Цитадель - это оплот Света, и Силе Ночи здесь делать нечего!..
   Мгновенно Сати вспомнил, что у него самого - Дар, и смутился. Всё-таки, нельзя отрицать то, что он сам виноват, что у него появился этот Дар. И неизвестно, как к нему здесь отнесутся...
   - Вижу, ты снова пришёл в себя, - дверь приотворилась. Сати на всякий случай забрался поглубже в одеяло. - Как ты себя чувствуешь?
   Сати с любопытством смотрел на него. Белый шнурок на его руке говорил о том, что это - Страж, но на нём не было доспехов. Он был немолод, хотя морщины, прорезавшие лоб, были неглубокие, но тёмные глаза смотрели с усталой мудростью опытного человека, знающего жизнь. Он ободряюще улыбнулся Сати:
   - Друг Аулиша сказала, что удивлена тому, как быстро ты выздоровел.
   - Я-то тут не при чём, - смущённо пробормотал Сати, отводя глаза. Страж заставлял его смущаться неизвестно чего.
   - В этом очень большая твоя заслуга, - возразил Страж. - Может быть, ты хочешь перекусить? Страж Увлер, придя в себя, набросился на еду так, что я побоялся, не истребит ли он все запасы Цитадели.
   Лёгкий и иронический тон Стража немножко расслабил Сати. Сати заставил себя не опасаться этого человека - Страж совсем не казался неприветливым или злым. Сати подумал, что соглашаться как-то неудобно, но потом понял, что пустота в животе скоро заставит его жевать одеяло.
   - Вообще-то я бы не отказался, - признался Сати, краснея вновь.
   - Ты можешь не смущаться, Сати. Я не думаю, что ты против того, что временно... будешь жить здесь.
   - Вы - Клинок Света? - догадался Сати. Конечно, кем ещё мог оказаться этот человек! Клинок кивнул ему, поправляя брошенный на стул плащ и садясь напротив.
   - Сейчас тебе принесут перекусить. Много тебе сразу есть не стоит...
   Сати так и подмывало спросить, что с его сестрой, но его сильно сковывало присутствие рядом этого человека, его доброжелательная улыбка, не вязавшаяся с серьёзным титулом, его внимательный взгляд из-под чёрных с проседью бровей.
   Клинок это заметил. Вздохнув, он откинулся назад и отвёл глаза в сторону. Сати нервно облизал губы, слушая гнетущую тишину.
   Напряжение было чуть развеяно тем, что ему принесли на подносе завтрак. Сати совсем недолго смущался, голод всё-таки пересилил, и пока он уплетал за обе щеки всё, что ему принесли, он совершенно не думал о том, где он и что будет дальше.
   - Мы должны поговорить, Сати, - едва Клинок произнёс это, Сати опустил чашку с горячим чаем обратно на поднос и скорбно вздохнул. - Только сразу хочу успокоить тебя: я ни в чём не буду осуждать тебя, более того, я обещал уберечь тебя от Силы Ночи. Ты должен поверить мне, Сати, меня не надо бояться...
   - Вы ещё передумаете, - Сати отодвинул поднос. - Я во всём виноват сам!
   Клинок покачал головой:
   - Ты всерьёз думаешь, что кто-то собирается обвинять тебя?
   Сати неловко пожал плечами. Ему хотелось, чтобы этот человек ушёл, но поделать он ничего не мог.
   - Сати, мы должны стать друзьями. Ты должен довериться мне, понимаешь? Я должен знать всё, что произошло с тобой и с твоими друзьями...
   - А что с моей сестрой? - навстречу ему спросил Сати, поднимая глаза. - А мастер Лимас?
   - С ними всё в порядке...
   - Угу. В мараданском плену с ними всё в порядке, - пробормотал Сати, плохо понимая, впрочем, кто такие мараданцы. Клинок снисходительно улыбнулся:
   - Сати. Я понимаю, что тебе кажется... Но что бы тебе ни казалось, это не так! - он подошёл к нему, отодвинул поднос и сел на край постели. Сати невольно отодвинулся. - Никто не хочет тебе зла. Но у меня есть страшное предположение... Я хотел бы, чтобы оно не подтвердилось, но вещественность его я пойму, только если ты мне поможешь. Я согласен, что неправ: ты не должен мне доверять, это твоё право. Для человека с Даром Ночи вполне понятно не доверять Стражу Света. Но, поверь мне, никто не собирается тебя отлучать... Мне нужна твоя помощь.
   Сати покраснел под его взглядом и опустил голову. Что-то в последнее время ему слишком часто становится стыдно за собственные поступки и мысли!
   - Простите... Я просто...
   - Это ведь ты пробудил Лорда Зэрандера? - спросил Клинок как можно мягче.
   - Я совершенно не хотел, чтобы,... - начал Сати, но Гаранд прервал его:
   - Постой, постой! Ты опять пытаешься оправдаться, а я тебя не обвиняю. Мне рассказали об этом друг Кертис и друг Увлер.
   - Я подумал, что... что он может измениться... И потом, мне было его просто жалко! - воскликнул Сати. - С первого взгляда даже нельзя было сказать, жив он или нет! Когда он пришёл в себя, я сразу сказал себе: нет, больше не пойду туда, - Сати набрал воздуха в лёгкие и продолжил. - Но потом я встретил его сестру...
   - Сестру? - переспросил Астиан удивлённо. - Сестру?
   - Ну да, - кивнул Сати. - Сестра Зэрандера - Хранитель. Она... Он её убил, что ли. Или не он... Не знаю. В общем, она призрак, и повсюду с ним.
   - Хранитель? Призрак?
   - Ага, - кивнул Сати. - Я её... вижу. В этом и заключается мой Дар, - грустно сказал он.
   - Зачем Воин дал тебе Дар, Сати? Лорды Тени вряд ли следовали традиции благодарить тех людей, что им помогали...
   - Ему хотелось посмотреть, что я буду делать, - буркнул Сати. Он всё больше проникался расположением к Клинку Света, и ему уже было неудобно, что он был так неблагодарен сначала. - Его явно забавляло, что я испугался...
   Гаранд Астиан вздохнул, представляя себе, что пережил мальчик, вдруг узнав, что у него - Дар Силы Ночи, предположительно, погибшей сто пятьдесят лет назад вместе с Хозяином.
   - Мы были тогда в горах с Тэмом...
   - Это истинный Хранитель? - уточнил Клинок.
   - Ну да, да. Тэрмис... Я совершенно не знал, что он - Хранитель! Мне об этом сказал Воин... Воин пытался его убить, но потом передумал... Хотя ему никто бы не помешал. Он стал расспрашивать Тэма про Камень Света, а мне велел убираться... Ну я так и поступил поначалу, но потом решил, что без Тэма с гор Стегоса не уйду! - Клинок заметил, что щёки Сати порозовели от возбуждения при воспоминаниях о тех событиях. - А потом я увидел... Ну...
   - Стражей, - подсказал Клинок. - Которые искали тебя. Вернее, они к этому времени уже искали Воина. Кто же знал, что солнце освещает не его Дары, а твой.
   - Ну да. Я испугался страшно, - признался Сати. Мягкий взгляд тёмных глаз Клинка успокаивал его. - Я решил, что... В общем, я бросился к ним и всё рассказал. А Тэм как раз что-то выяснял с Воином такое важное, и явно не хотел прерывать разговор. И тогда он сказал, что мы можем... спрятаться у Алтаря Света, куда не пойдут... Ну... Как бы...
   - Я понял, - мягко кивнул Гаранд, чувствуя, что Сати неудобно говорить о Стражах Света так, как он тогда их воспринимал.
   - Ну вот. А там, перед Алтарём... Воин рассказал столько... невероятных вещей! Я-то и так плохо в этом разбираюсь, но зато Тэм был вне себя от изумления. Оказалось, - Сати поёрзал, усаживаясь удобнее, и едва не пролил чай. - Оказалось, что это Лорд Зэрандер убил Хозяина, а не Сила Дня! То есть, конечно, это была она, - заметив удивление, граничащее с недоверием, в глазах Гаранда, поправился он. - Но она этого не сделала бы, если бы не Зэрандер. Воин... Я так понял, что Хозяин его предал. Решил от него избавиться, и наслал на него... других Лордов, что ли. Но он не дал им себя убить, а, как я понял, вместо этого схватил Камень Света...
   - Он не мог этого сделать! - прервал его Клинок. Рассказ мальчика стал походить на небылицы.
   - Я вам рассказываю, как говорил он! - возмутился Сати и тут же осадил себя. - Ой, простите...
   - Ничего, - Клинок успокаивающе похлопал его рукой по руке. - Не бойся выражать эмоции, я ведь не допрашиваю тебя. Извини, что перебил тебя.
   - Ну... Когда Камень Света оказался у него в руках, и Сила Дня вырвалась из него, и всех Лордов и Воинов Тени убила, и Хозяина тоже. А про себя он сказал, что она его тоже коснулась, что он упал куда-то... вниз, ну, судя по всему, туда, где мы с Тией его нашли, и там как-то пролежал... И не умер.
   - Как всё это странно,... - Гаранд в задумчивости потёр подбородок. - И что же?
   - В общем, ещё Воин сказал, что,... - Сати передёрнуло. - Хозяин Ночи собирается вернуться. Он якобы ему являлся... Что-то такое. И Хозяин Ночи сказал ему, что у него уже подобрано новое тело... Вот Зэрандер и решил, что для возрождения Хозяину понадобится Камень Света, и захотел его найти, чтобы отомстить Хозяину и не дать ему возродиться... Чтобы убить его дух, вот, - Сати перевёл дух. - А Тэм ему не поверил сначала... Но потом поверил. Когда оказалось, что... что один из...
   - Наделённый Стемарк оказался слугой Хозяина, - мрачно подтвердил Клинок. - Мне прискорбно осознавать, что это так и было... Значит, твой друг и Призрачный Лорд отправились искать Камень Света?
   - Ага. А мне... Я... Я больше ничего не знаю, что с ними было. Я очень за Тэма волнуюсь. Зэрандер дважды пытался его убить... Мало ли чего может случиться, - вздохнул Сати. - А вы знаете, что с ними стало?
   Клинок отрицательно покачал головой:
   - Нам докладывали о них из разных мест, но я так ничего не знаю. Но в последнее время определённо что-то происходит.
   - Тераик... Каратель, - Сати сглотнул, опуская глаза и нервно сжав одеяло в ладони, - сказал мне, что Зэрандер - не один восставший Лорд.
   - Да, это так. Но ни одного мы пока не нашли. Их ищут тераики... Но тераики и Лорда Зэрандера ищут.
   - А как вы думаете, Лорд Зэрандер вправду хочет предотвратить возвращение Хозяина Ночи? Или он всё-таки обманул нас с Тэмом?
   - Трудно сказать, - вздохнул Клинок. - Есть разные пророчества... Одно ясно: их союз противоестественен. Но к чему он может привести, неизвестно.
   - Просто то, что Зэрандер говорил о Хозяине Ночи, весьма похоже на правду, - Сати вытер ладонью лоб. - Я, правда, ничего точно не могу сказать... Половина из того, что я знаю о нём, это мои сны или мой бред... Я не знаю, - он помотал головой.
   - Я понимаю, как тяжело тебе говорить, - Клинок положил ему руку на плечо. - Но я прошу тебя, расскажи мне, что Хозяин хотел от тебя? Как вы связаны между собой?
   - Понимаете, я... Мне кажется, что я тоже в этом виноват! Почему-то ведь он пришёл именно ко мне... Причём, ещё до того, как у меня появился Дар... Он приснился мне немногим раньше, чем Воин пришёл в себя! Тогда я ещё не понял, что это он... Потом он снился ещё и ещё... Сначала он был я, а потом он... изменялся. Я ещё тогда не знал, что это он, - затараторил Сати, непроизвольно комкая в руке одеяло. - И он всегда говорил мне, что он - это я...
   - Он - это ты? - переспросил Клинок, хмурясь.
   - Да! Он говорил, что я не должен бояться Силы Ночи, что она будет всегда со мной, что я должен ей покориться... Я даже помыслить не мог, что это... он! Я всё время думал, что мне снюсь я сам... То есть, тот я, который... Который...
   - Который поклялся в верности Силе Ночи, - Гаранд Астиан понял, что сам волнуется не меньше Сати. Вот-вот могли подтвердиться его самые страшные опасения.
   - Эти сны были такие реальные... И он там был, в этих снах. Пытался заставить меня принести клятву Силе Ночи. Говорил, что у меня всё равно нет выбора... Даже боль в снах была реальная...
   - Он причинял тебе боль? - возмущённо перебил его Гаранд.
   - Почти всегда, - Сати поджал губы. - Он пытался заставить меня поклясться в верности Силе Ночи, и когда я отказывался, он меня за это наказывал... А потом ещё и говорил, что жалеет меня... Обещал мне какие-то сказочные Дары... Когда я убежал от тераиков в горы он явился мне уже наяву, и тогда только я догадался, кто он такой... И с тех пор он уже не оставлял меня в покое... Потом он тоже дал мне Дар, кажется... Или... Я не знаю. Но я что-то почувствовал... Он мне грозил, что я всю жизнь буду бояться, а когда умру, попаду в эту... в Вечность. Это что-то жуткое, да? - поднял брови Сати, вглядываясь в лицо Клинка.
   Но Гаранд прослушал вопрос. Он смотрел в сторону, не в силах собраться с мыслями. Хозяину определённо нужен именно Сати, зачем - тоже становится ясным. Это не случайно, что они так похожи. Это не случайно, что судьба именно Сати свела с Воином Тени, это не случайно, что его имя - Сатиан.
   Наверняка, он собирался воспользоваться мальчиком, чтобы войти в его тело. Но для этого ему нужна была клятва Сати... А Сати упорно не собирался его давать.
   Сати молчал, не решаясь переспрашивать. Клинок заметил его вопросительный взгляд и заставил себя оторваться от мыслей:
   - Извини, я задумался... Ты молодец, Сати... Ты - настоящий герой. Не каждый так долго и уверенно сопротивлялся Хозяину даже в Тёмные Времена. А Вечности ты можешь не бояться... Я верю, что Сила Дня будет к тебе справедлива. Твоя покровительница - она, а не Сила Ночи...
   - Вы можете забрать Дар Ночи? - спросил Сати с надеждой. - Я не хочу больше...
   - Никто не может забрать Дар. Только Изгоняющий может сделать это.
   Сати содрогнулся, вспоминая Карателя и трогая пальцами цепочки на шее. Изгоняющий...
   - Тераики больше не нападут на тебя. Ты взят под защиту Цитаделью, а у нас взаимный договор. На твою жизнь никто не покусится, Сати...
   - Жаль, - пробормотал Сати. - Жаль, что Дар нельзя забрать...
   - Веселее, Сати! - Клинок, насильно заставляя себя улыбаться, потрепал его по волосам. - Обещаю тебе, что всё будет хорошо. Скоро сюда приедет твоя сестра... А Хозяин никогда не сможет сунуться сюда! Вера всех Стражей хранит это место, и тебя тоже...
   - Спасибо, - Сати вновь понял, что краснеет. - Я был неправ, что так резко... Я совсем не хотел вас...
   - Я всё понимаю, Сати. Не извиняйся... Я всегда держу своё слово: тебе ничего здесь не страшно. И Хозяин тоже, - Клинок поднялся. - Мне нужно вернуться к своим обязанностям. Тебя ещё придёт проведать друг Аулиша, может быть, она позволит тебе встать... Хотя, она - суровый лекарь, может заставит ещё проваляться в постели. Ну, я ещё навещу тебя, - Клинок повернулся к двери, и на его лицо упала тень. Всё оказалось почти так же печально, как он боялся, что окажется. Необходимо как можно быстрее отыскать этого Лорда Зэрандера и Хранителя и понять, не задумал ли Лорд чего коварного.

______

   - Эй, Тэм! Очнись! - кто-то теребил его за руку. Ушибленное вчера на работах плечо тёрлось о каменный пол, причиняя боль, и он быстро пришёл в себя. Приподнял голову, болезненно морщась. - Слава столетиям, я думала, ты умер, - Каи потянула его на себя. - Поднимайся! Мне позволили с тобой попрощаться! Всё-таки позволили... Я же говорила, что он - добрый человек...
   Тэм недоумённо посмотрел на неё. Желудок сводило от голода, горло рвало - от жажды. Каи-Марли погладила его по щеке сухой шершавой рукой:
   - Прощай, Тэм! Ты очень хороший паренёк, жаль, что мы встретились в таких обстоятельствах!
   - Что... Что... Куда ты?
   - Прощай, - сморщенные губы расползлись в улыбке. Кто-то грубо окликнул её сзади, и она, кивнув ещё раз Тэму, поползла на голос. В туманной дымке Тэрмис едва различал карлика, нетерпеливо подгоняющего Каи грубыми окриками.
   - Каи! - растерянно позвал Тэм, но она не обернулась.
   - Сегодня её казнят, - с завистью в голосе сказал кто-то рядом. - Счастливая!
   - Свет,... - прошептал Тэм, опуская голову. Каи исчезла, дверь вновь захлопнулась, заскрежетал замок.
   - Ты всё время молишься своему Свету, Тэрмис, а он не приходит тебе на помощь, - заскрипел Ксирин. - Нам никто не поможет. А Каи-Марли сегодня освободилась.
   - Это - не освобождение! - воскликнул Тэм хрипло. - У неё была жизнь! У вас у всех она была! И смерть - это не освобождение!..
   - Когда как, паренёк, - Ксирин, озираясь на дверь, пододвинулся к нему. - Ты внушаешь мне уважение, ты смел и стоек, но многого не понимаешь.
   - У неё была семья? - Тэм откинулся головой на холодную влажную стену. Он не хотел терять сознание вновь, каждый раз, когда он оказывался в забытьи, он боялся, что не проснётся.
   - Кажется. Сын. Он оказался шпионом Владетеля Ключей и донёс на неё... Из-за этого она и здесь.
   Тэм тяжело вздохнул, зажмурившись.
   - Я не знаю во всём мире места страшнее, чем ваш город, - сдавленно произнёс он. - Страшнее и более жестокого...
   Может быть, Каи считает это освобождением. Он видел в её усталых глазах счастье, а на истощённом лице - улыбку. Он был рад за неё... Но она заблуждалась.
   Ксирин снисходительно улыбнулся ему:
   - Тебе тяжело, потому что ты борешься. К чему бороться? Всё равно, ты обречён на смерть. Мы все обречены. Сдайся и покорись реальности, паренёк...
   - Ты не знаешь, о чём просишь, - покачал головой Тэрмис, заставляя свой голос звучать громче. - Я - Хранитель! Я не сломаюсь!
   - Бедный мальчик, - пробормотал Ксирин в сторону. Тэм понял, что кто-то гладит его по волосам. - Бедный мальчик, ты один - человек...
   Тэм сглотнул комок в горле и понял, что по щекам ползут слёзы. Втягивая воздух в лёгкие, он всхлипнул, и потом уже не мог сдержать слёз. Давясь рыданиями, он уткнулся в грудь Ксирина, и тот продолжал по-отечески водить рукой по его голове.
   - Смирись, паренёк... Будет легче... Смирись...
   Тэм глотал солёные слёзы и с ужасом думал, что он уже совсем близок к тому, чтобы смириться.
   - Да хранит меня Свет! - едва слышно шевелил он губами. - О, Свет!

19

Освобождение

______

   Клинок наклонился над спящим мальчиком, ожидая, проснётся ли он, среагировав на шаги. Но Сати крепко спал, серьёзно хмуря брови во сне. Правда, теперь ему не могут сниться сны - Наделённый Страж решил защитить его от любых видений, и Клинок был согласен с ним. Мальчика нужно было оградить от Хозяина, а в таком случае следовало предусматривать всё. Иначе может оказаться, что всё зря.
   Сати уже чувствовал себя намного лучше. Аулиша разрешила ему прогуляться немного, правда, с утра, когда в Цитадели ещё не было обычной суеты. Клинок не стал выселять мальчика из своих покоев, решив, что ему безопаснее остаться там, а сам переселился в другую часть крыла. Сати не подозревал, что занимает покои Гаранда Астиана, Клинок специально предупредил всех, чтобы они не проговорились: он не хотел заставлять мальчика волноваться.
   Страж Аулиша с настойчивостью продолжала расспрашивать Клинка. Она честно выполнила своё слово и не задавала вопросов, пока состояние Сати не стало идеальным. А теперь ей хотелось узнать, что за мальчик по имени Сатиан с Даром Ночи пользуется таким особенным влиянием. Она видела, что Сила Ночи не покровительствует ему, как своему слуге, видела, что он не виноват в своём Даре, но ещё она понимала, что Сати - не просто жертва Силы Ночи.
   Страж Увлер заходил к мальчику всего один раз. Клинок не знал, о чём они разговаривали, но говорили совсем недолго. Только потом Увлер признался, что пообещал Сати свозить его к матери из-под надзора Цитадели - ненадолго, но обязательно свозит. Увлер сокрушался, что дал слово без позволения Клинка, и просил, чтобы Гаранд позволил выполнить данное обещание. Клинку ничего не оставалось, кроме как туманно ответить: "Когда-нибудь - непременно, но не сейчас".
   Единственный, кто тешил всё это время душу Астиана, был Наделённый Матаир. Этот человек с невероятный выдержкой ни разу не попросил у Клинка объяснений и не намекнул на желание узнать что-нибудь о мальчике подробно. Клинку очень хотелось объяснить ему всё, но пока он не решался. Происходящее может быть воспринято им искажённо. Ведь факт остаётся фактом: в Цитадели приютили мальчика, который в планах Хозяина занимает не последнюю роль. Кое-кто может этого не понять.
   И поэтому Клинок решился на, быть может, не совсем оправданный шаг.
   За окном едва брезжил рассвет. Клинок не спал всю ночь, не зная, стоит ли ему выполнять задуманное, или лучше не делать этого. Сила Ночи вполне могла воспротивиться его деянию. Всё-таки, она наверняка желает, чтобы мальчик не был защищён Светом, и при воздействии Клинка Дар может обернуться для мальчика не просто фактом своего существования, но настоящим посвящением Сати в слуги Ночи без его воли. Такое случается крайне редко, но из истории Клинок знал, что и такое бывало. Конечно, в таком случае Хозяин никогда не сможет вселиться в его тело, но Гаранд не хотел сделать хуже и пытался найти выход. Всю ночь он искал ответ у Силы Дня: попытаться ли ему оградить мальчика от Силы Ночи, чтобы он мог защищаться самостоятельно, или использовать для его защиты собственные Дары, которые вполне мог преодолеть даже Хозяин.
   К утру он уже был уверен, что должен попытаться. Беседовать об этом с Сати невозможно: мальчик не может осознать всю серьёзность происходящего. Если бы он был в состоянии оценить разумно всё, что происходит с ним, Клинок непременно поговорил бы с ним. Но сейчас не было никого, кто бы мог помочь ему выбрать правильное решение, и Гаранд решил взять на себя всю ответственность. Он был уверен, что Сила Дня не дала бы ему совершить это, если бы это причинило вред мальчику.
   Конечно, Клинок отдавал себе отчёт в том, что он может и ошибаться. Если бы от решения зависела его жизнь, он не сомневался бы ни секунды. Но невинный мальчик, оказавшийся жертвой Хозяина и Силы Ночи, не должен был пострадать. Гаранд готов был сражаться за Сати до конца - в любом плане бытия. Если Сила Ночи решит показать себя, Астиан успеет встать на её пути. Безусловно, при этом ему придётся покинуть реальный мир и оказаться в том, что слуги Ночи называют Вечностью, а борцы за Свет - Силой Дня.
   История противостояния Силы Ночи и Силы Дня была изучена Клинком ещё тогда, когда он только-только получил право носить белый плащ Стража. Гаранд мог с уверенностью утверждать: Сила Дня была первородной. Мир, вылившийся из Вечности, бывший её частью, но отделившийся, был создан Силой Дня. В результате неведомой никому катастрофы из Силы Дня появилась Сила Ночи, но мир к тому времени уже существовал. Сила Ночи исказила многое в том мире, и была отторгнута Вечностью вместе со всеми своими поборниками. С тех пор слуги Ночи после смерти вынуждены страдать в Вечности, если не сумеют выслужить у своей покровительницы право на то, чтобы стать духом, вечно неупокоённым, подобно Хозяину. Ни одному Воину Тени за все времена это не удалось - Силе Ночи слишком тяжело бороться со своей прародительницей-Вечностью, и она не может позволить себе спасать души всех, кто служит ей. Она не заботится о своих слугах после смерти.
   Сати не мог оказаться после смерти в Вечности как слуга Ночи, потому что никогда не приносил ей клятвы. Если бы он уступил Хозяину, если бы сдался - даже Клинок не смог бы спасти его. Только Изгоняющие-тераики могут побороться за изгнание Даров Ночи, но для успешного окончания ритуала, как правило, нужно ревностное желание человека очиститься. А такого, как правило, не случается.
   Если Сила Ночи сама воспротивится попытке Астиана оградить Сати от неё, ему придётся сразиться за душу мальчика на границе Вечности. Граница Вечности - это абстрактное понятие, придуманное Хранителями задолго до того, как впервые появился Хозяин. Вечность едина, Сила Дня - её неотъемлемая часть, Сила Ночи - противопоставлена ей. Две Силы сталкиваются на той самой границе Вечности, борясь за души людей, хотя Силе Ночи они и не нужны. Она делает из них своих слуг, а после смерти скармливает Вечности, не заботясь о том, какие надежды они преследовали, клянясь ей в верности. Если Сила Дня не защитит Сати, если Сила Ночи решит побороться за него, Астиан обязан помешать ей. Там, на границе Вечности, Сила Дня всё-таки будет на его стороне. Он был уверен, что Сила Ночи вынуждена будет отступить...
   Безусловно, тогда он никогда не вернётся в этот мир. Но он будет уверен в том, что Хозяин не получит Сати. Это не остановит коварный дух, но надолго задержит момент его возрождения. А другие - надеялся Клинок - сумеют к тому времени найти способ отправить дух Хозяина Ночи в Вечность.
   Такие тяжёлые думы одолевали Гаранда Астиана, когда он, не отрывая глаз от лица мальчика, осторожно взял его за правую руку. Она была неожиданно холодной.
   - Я знаю, ты примешь его, - Астиан не торопился, хотя Сати мог проснуться. - Ты всегда справедлива. Ты поймёшь, что я должен был это сделать...
   Никакого особого ритуала никогда не существовало. Клинок осторожно перехватил кисть Сати тонким белым шнурком, завязал крепкий узел, не слишком сдавливая руку, и затаил дыхание. Сати глубоко вздохнул и повернулся на бок, зарываясь в подушку лицом.
   Клинок стоял над ним ещё несколько долгих минут. Ничего не происходило. Белый шнурок на бледной руке Сати не оставил ни следа ожога, ни даже намёка на него. Он проигнорировал Дары Ночи мальчика.
   Гаранд Астиан облегчённо вздохнул, чувствуя, будто с плеч свалилась гора. Мальчик, не желавший служить Силе Ночи, был надёжно защищён теперь. Шнурок Стража и его отрицание Тени были тем, на что Клинок твёрдо мог положиться. Пока Сати не хочет служить Силе Ночи, шнурок будет хранить его, как хранит любого Стража.
   Хотя Астиан желал именно этого результата, он был всё-таки поражён, что Сила Дня не отказалась принять Стражем постороннего человека, да ещё и имеющего Дары Ночи. Сати по-прежнему спал, но выражение его лица стало чуть беспечнее и спокойнее.
   - Спасибо, - прочувственно поблагодарил Клинок ту Силу, что вняла его просьбам.
   Он вышел из комнаты улыбающимся так, как уже давно не мог позволить себе улыбаться. На какое-то время он забыл обо всех тех трудностях, что ожидали его в совсем недалёком будущем.
   Впервые за много лет Клинок Света испытал почти детскую радость, но он не стеснялся её, не стеснялся рассеянной и счастливой улыбки и чуть влажных глаз. Те, кто виделся с ним в тот день, не могли узнать в нём прежнего, сосредоточенного, серьёзного воина Света.
   Он был уверен, что теперь мальчик был в безопасности.

______

  
   - Клинок Света, - вкрадчиво начала Страж Аулиша, заходя в приёмный зал и кланяясь, - я тут навестила Сати, и...
   - Да? - бесстрастно спросил Гаранд навстречу. Аулиша ни на секунду не растерялась.
   - На его руке белый шнурок, Клинок... Я была невероятно удивлена.
   - Правда? - Клинок поднял брови. - Белый шнурок?
   - Я спросила у него, - немного раздражаясь, продолжила лекарь, - откуда у него это. Он был искренне удивлён, он впервые увидел его... Он и не подозревал, что тот - на его руке.
   - И вправду, удивительно, - внимательно глядя ей в глаза, проговорил Астиан. - Не мог же он сам появиться на его руке...
   - Клинок, мне кажется, что ты знаешь, о чём я говорю! - Аулиша скрестила на груди руки и нахмурилась. - Ты посвятил его в Стражи, Клинок? Клинок, я хочу услышать ответ! - воскликнула она горячо, заметив, что он не торопится отвечать.
   - Если он, имея Дар Ночи, может без опаски носить белый шнурок, значит, так угодно Силе Дня, - многозначительно произнёс Клинок.
   - Значит, это всё-таки ты решил, - она вздохнула, качая головой. - Мне кажется, ты не подумал, Клинок. Я, конечно, не смею давать тебе советы, - она прищурила глаза. - Но ты не прав. Сделать мальчика... этого мальчика Стражем!
   - Друг Аулиша, я защитил Сати от Силы Ночи самым надёжным способом, какой смог найти. Само собой, он не настоящий Страж. Но Хозяин так никогда не получит его.
   - Хозяин? - переспросила Аулиша. - Мальчик связан с Хозяином Ночи?
   - Только не говори мне, что ты раньше не замечала этого, - Клинок устало опустил плечи. - Хозяин хочет использовать Сати как тело для своего возвращения, и ему нужна его клятва. Поэтому я решил спрятать мальчика здесь, в Цитадели.
   Аулиша молчала, опустив голову и о чём-то думая. То, что на руке Сати белый шнурок, выбило её из колеи, а весть о Хозяине - нет...
   - Сати знает? - наконец, спросила она.
   - Он не знает об истинной цели Хозяина, но его дух много раз являлся ему, заставляя дать клятву, - сурово произнёс Гаранд. - Мальчик сопротивлялся изо всех сил, и потому едва не погиб от рук тераиков. Надеюсь, ты понимаешь, как важно, чтобы он был в безопасности.
   Аулиша кивнула:
   - Понимаю, Клинок. Прости, я не знала, что всё так серьёзно. Признаюсь, я была раздосадована, подумав, что ты посвящаешь в Стражи кого попало, - улыбнулась она виновато.
   - Понимаю тебя, - кивнул он. - Я поговорю с Сати, объясню ему, что это было необходимостью. В конце концов, я взял на себя ответственность определить его судьбу.
   - Тогда у меня есть ещё одна весть, Клинок. По голубиной почте сообщили, что Страж Кертис уже возвращается из Мараданской пустыни вместе с сестрой этого мальчика и всеми пленниками, кого сумели освободить. Мне кажется, Клинок, что все попытки договориться с мараданцами бесполезны, - заметила она. - Ты не думаешь перевести в те места хотя бы небольшой гарнизон...
   - Пока нет. Но всё больше мне кажется, что это следовало бы сделать... Говоришь, Сати уже не спит?
   - Нет. Сидит у окна и разглядывает шнурок, хотя - что он может увидеть, кроме того, что уже видит? Я попыталась его отвлечь, но он упорно не желает думать о чём-либо другом... Он взволнован, очень взволнован, Клинок.
   - Я навещу его, как только появится возможность, и непременно успокою его, - Гаранд встретился с Аулишей взглядом и добавил. - Пожалуйста... Я ещё не решил, как сказать Цитадели обо всём, что происходит...
   - Всё по-прежнему останется в тайне, - успокоила его Аулиша. - Можешь не беспокоиться, - она улыбнулась, но за её улыбкой пряталась тревога.
   И вправду, как Цитадель воспримет происходящее? Кто войдёт в положение мальчика, за которого всё решил Хозяин Ночи, и кто не согласится с решением Клинка?
   "Будет трудно, Клинок, - подумала она, но ничего не сказала, выходя из залы. - Камень Света, как будет трудно!"

______

  
   Тия сидела на коне перед Кертисом, одной рукой он поддерживал её, помогая удержаться верхом, другой держал поводья и направлял коня. Рядом, опустив голову и глядя в землю, ехал Лимас,
   - Скоро мы прибудем в Цитадель, - заметил Страж после долгого молчания. Они ехали во главе целого каравана, с ними были ещё Стражи, переводчики на мараданский, послы из Цитадели, не носящие белых шнурков, и ещё много людей.
   Тия вспоминала, как они вошли в то поселение, где купили её и Лимаса. Её и тераика к тому времени уже давно разлучили. Она сидела в одном шатре с дочкой тимашираи старательно учила её говорить на языке цивилизованных стран. Это было любимое занятие маленькой Катаро, а для Тии - единственный способ хоть на время забыть о том, что где-то далеко неизвестно что с её братом. Катаро много хныкала, не понимая тех закорючек, что рисовала для неё Тия на песке. Тию грамоте учил ещё отец, считавший, что без грамоты жизнь невозможна и напоминает существование зверья в лесу. Тия не очень старательно училась, но её кривых палочек на песке хватало, чтобы втолковать Катаро, что гневер - это всё равно, что шатёр, а что отца можно называть не только сатавом. Не то, чтобы Катаро была примерной ученицей, но каждый раз, когда ей удавалось выучить какое-нибудь новое слово и ломано произнести его так, чтобы Тия устало кивнула, она была просто счастлива.
   Её отец не был против такого занятия своей дочки. Напротив, пожалуй, ему это нравилось. Один раз он даже потрепал Тию по голове и что-то там пробормотал на своём языке, похожее на похвалу. А потом ей позволили увидеться с Лимасом. Тимашир посадил его на цепь, чтобы не сбежал, и поручил ухаживать за еледигу - местными лошадьми. У кузнеца, к слову сказать, легко получалось находить с этими животными общий язык.
   Именно в один из тех моментов, когда Тия лениво чертила на песке очередное слово, а Катаро шумно скакала вокруг, что-то возбуждённо вскрикивая, край шатра высоко поднялся. Тия не подняла голову, думая, что это тимашир опять пришёл посмотреть на свою дочь, но Катаро испуганно закричала и метнулась за спину Тии, пытаясь спрятаться.
   Тия подняла взгляд...
   - Страж Кертис! - обрадовано закричала она, вскакивая на ноги и мгновенно забывая про дочку тимашира.
   - Я рад, что с тобой всё в порядке, Тия, - Страж шагнул в шатёр, и Тия увидела за его спиной ещё одного человека в белом плаще, а где-то за ними - хмурого тимашира. - Мы приехали забрать вас отсюда, как только узнали, что вас продали в рабство, - он улыбнулся и протянул ей руку. Счастливая Тия бросилась ему на шею и разревелась, пытаясь одновременно рассказать сразу всё, что им случилось пережить в пути из гор Стегоса.
   Дочка тимашира, сжавшись в комочек, сидела над полустёртыми буквами и из-под белого полотна, которое она успела уже замотать вокруг своего лица, блестели испуганные чёрные глаза.
   - Мараданцы не имеют права забирать в рабство людей, что под защитой Цитадели. К сожалению, мы не можем уследить за всеми, - пояснил Кертис. - Но мы приехали, и раз уж мы здесь, то заберём из рабства всех, кто оказался здесь. Наши послы уже отправились в Шамату. Они уговорят шаматэ выдать нам остальных рабов, иначе нам придётся вести сюда войско. Мараданцы понимают, что против силы Стражей Света им не выдержать...
   Тии было глубоко наплевать и на мараданцев, и на всех остальных. Кертис едва расцепил её руки, выпрямляясь:
   - Пойдём. Твой друг, тераик Лимас, уже освобождён. Он тоже тебя ждёт...
   - Вам о нас Наймира сказала? - спросила Тия осторожно, ловя себя на том, чтобы случайно не выдать ничего про Дар Ночи.
   - Да, эта женщина, - кивнул Кертис задумчиво. - Она исчезла сразу, как рассказала Клинку Света о вас... Ну же, не будем задерживаться. На границе Мараданской пустыни посланцы Цитадели собираются из разных концов пустыни, и мы отправимся в Цитадель.
   - А с моим братом всё в порядке? - спросила Тия торопливо. - С ним всё хорошо?
   - Я знаю только, что он в Цитадели. Друг Увлер и он вернулись совсем незадолго до того, как я отправился сюда... Думаю, что с ними всё в порядке...
   - Это так хорошо! Так хорошо! - воскликнула Тия, подпрыгивая на одном месте. - А...
   - Пойдём, нам пора, - Кертис чуть нагнулся, выходя из шатра. Тия шагнула следом, но её остановил тихий и жалобный голос Катаро:
   - Тила скимна?
   - А? - обернулась Тия. - А... Слушай... Я теперь не буду эта... истара... Я буду... мне надо уходить... Меня ждёт брат... Бутур... Брат... Понимаешь?
   - Бутур,... - протянула она и захныкала. - Манн маикиш, тила гурахие... Манн аниш. Тила усартана рахфейна?
   - Я не понимаю, про что ты, - пробормотала Тия. - Но меня там брат ждёт... Ты хорошая, Катаро... Просто ты не понимаешь... Мне идти надо, очень надо, - она подошла к ней и села на корточки напротив. - У вас одни законы, у нас другие...
   - Ти... харош-шайа, - Катаро всхлипнула ещё раз. - Маруш, - она размотала белый шлейф, который всё это время скрывал ей лицо. - Манн скварт... Тила манн залена... Манн гурахиена тила имхир?... Рахфей...
   - Рахфей, рахфей, - Тия вскочила на ноги, помахала рукой дочке тимашира, размазывавшей по щекам слёзы, проводя руками прямо по белой ткани, и выбежала из шатра навстречу отчего-то опять мрачному мастеру Лимасу.
   Мрачным он был и сейчас. Тия не могла не знать причины: он не переставал винить себя за то, что они оказались в плену у мараданцев. Ему казалось, что во всём этом его вина.
   Они покинули границу Мараданской пустыни уже давно и миновали не один крупный город. На ночь они останавливались целым лагерем, Тии Кертис в первом же городе купил новое платье, взамен того, порядочно уже испачканного, и она чувствовала себя почти счастливой.
   Скоро, совсем скоро они будут в Цитадели. Скоро она своими глазами сможет убедиться, что с Сати всё в порядке...

______

  
   Сати вертелся перед зеркалом, пытаясь сладить с непослушным воротником. Аулиша в одно утро принесла ему целый ворох одежды и велела одеваться, "чтобы ты хотя бы выглядел прилично", как она сказала... Сати долго отнекивался, с ужасом глядя на обтягивающие белые лосины, накрахмаленную рубашку и длиннополый сюртук.
   - Как вы себе меня в этом представляете? - причитал он, затягивая пояс. - Это же Ночь знает что такое! Я никогда ничего подобного не носил!.. Я выгляжу, как девчонка!
   Она, скептически поджав губы, пожимала плечами:
   - У себя в деревне ты, конечно, такого не носил. Но теперь ты не в деревне, а в Цитадели. Для нас нет разницы, простолюдин ты или высокий лорд, однако ты живёшь не где-то там, а в резиденции самого Клинка Света.
   - Но зачем всё это! Я всё равно никуда не выхожу!
   - Тебя видят слуги. Другие Стражи. Ты и сам носишь шнурок...
   - Я не замечал Стражей в таких нелепых нарядах! - возмущался Сати.
   - Изволь, делай, как я скажу, - нахмурилась Аулиша. - Поправь рубашку, она у тебя выбилась опять.
   Сати, бормоча под нос проклятья в адрес всех портных разом, дёрнул за воротник сюртука. Послышался треск ткани, образовалась прореха.
   - Ой! - Сати вспыхнул и пробормотал. - Простите... Я не хотел...
   Аулиша вздохнула и покачала головой.
   - Снимай... Будешь так ходить.
   - Вы что?! - воскликнул Сати. - Этак совсем не пойдёт! - воскликнул он, представляя себя в одной длинной кружевной рубашке и лосинах. - Может, так оставить?
   - Снимай, - как приговор, произнесла Страж Аулиша.
   Сати тяжело вздохнул и принялся стягивать сюртук, потянув за рукав. Пуговица зацепилась за ремень и отлетела, прокатившись по полу.
   - Я не хотел, - повторил Сати, краснея ещё сильнее.
   - Мне кажется, что ты именно этого хотел, - вздохнула Аулиша. Кто-то постучал в дверь.
   - Заходи, Клинок, - позвала Аулиша. - Посмотри на это безобразие. Должна признать, ты был прав, - когда Клинок появился в проёме, добавила она, - одеть Сати в приличную одежду совершенно не получается.
   - Можно, я останусь, в чём был? - жалобно попросил Сати, с надеждой глядя на Гаранда.
   - От того, в чём ты был, ничего не осталось. Я распоряжусь, чтобы тебе сшили такую одежду, которая тебе понравится, но не будет выглядеть, будто в ней ты пересёк много миль пешком по бурелому.
   - Спасибо! - расцвел Сати, отпуская несчастную полу, которую продолжал тянуть в сторону.
   Всего три дня на его запястье белый шнурок Стража. Впервые, когда он увидел его, его охватило изумление, граничащее со страхом, но в тот же день Клинок всё объяснил ему. Сати впервые узнал о себе полную правду.
   Теперь ему было известно, зачем он нужен Хозяину. Это несправедливо, что именно ему выпала эта доля, но изменить ничего нельзя. Можно только не дать Хозяину завладеть собой.
   - Только твоя вера в Свет может защитить тебя, Сати. Если бы у тебя не было Даров Ночи... Но они есть, и это безвозвратно, - сказал Клинок, сидя напротив Сати, опираясь локтями на колени и соединив пальцы рук. - То, что я сделал, это всего лишь упрочил защиту Света, что вокруг тебя. Не сдавайся Хозяину, не соглашайся служить ему - а Сила Дня сделает всё для твоей защиты.
   - А если я не справлюсь? - спросил тогда Сати.
   - Если ты не справишься, этот мир согнётся под властью Силы Ночи, - коротко ответил Клинок. - Но Сила Дня с тобой. Она не отвергает тебя, несмотря даже на Дары. Это - твоя главная защита.
   Сати действительно верил, что Клинок не заблуждается. Как такой человек, как Гаранд Астиан, может заблуждаться? И потом, белый шнурок на руке - это не иллюзия. Он не жжёт руку, не причиняет боли... Это ли не признак благосклонности Света?
   - Я пришёл спросить тебя кое о чём, Сати... Друг Аулиша, ты позволишь нам поговорить? - он мягко посмотрел на женщину-Стража.
   - Секреты, Клинок, - вздохнула она. - Одни секреты...
   Но она вышла. Дверь бесшумно захлопнулась за ней. Клинок задумчиво смотрел куда-то мимо Сати, а он не решался прервать тишину.
   - Я хотел поговорить о... Не знаю даже, как спросить тебя, чтобы не удивить слишком ещё раз, - Гаранд поймал напряжённый взгляд Сати и улыбнулся ему. - Ничего страшного я сказать не хочу, Сати, просто... У тебя есть какие-нибудь знакомые в Алвалене? Или родственники?
   - Откуда? - удивился Сати. - Конечно, нет! А почему вы спрашиваете?
   - Женщина, что рассказала о тебе мне... Она сказала, что встретила твою сестру в мараданском плену. Она сбежала и сразу же отправилась в Цитадель, чтобы рассказать о тебе. Она очень волновалась, чтобы тебя спасли... Она сказала совсем немного, но мне показалось, что известно ей намного больше. Но я не сумел с ней поговорить. Она исчезла на следующее утро... Мне кажется, она сумела сбежать из Цитадели... Из-за того, что все мои мысли были заняты тобой, я почти не задумывался о ней, а сейчас... Мне стало интересно, кто она, откуда взялась и куда пропала... Как так случилось, что она встретила твою сестру в Мараданской пустыне, как сумела сбежать из плена и прибыть сюда, рассказать о тебе и Страже Увлере именно тогда, когда вы оба были на грани жизни и смерти... Значит, ты не можешь помочь мне ответить на этот вопрос? - вздохнул Клинок.
   - Нет... К сожалению, нет, - Сати почесал нос в задумчивости. - Не могу. Я не знаю никого в Алвалене... И не могу знать...
   - Её звали Наймира Ат Лав, - Клинок выжидающе посмотрел на Сати, но мальчик покачал головой. - Что ж... Значит, сейчас мне не суждено узнать. Но когда-нибудь я непременно узнаю...
   - Сати! - дверь резко отворилась. Страж Увлер замер на пороге, заметив, что ворвался прямо посреди разговора. - Прости, Клинок, - не было заметно, чтобы он сильно смутился, - что я без доклада...
   - Меня могло здесь и не быть, - махнул рукой Астиан. - Что случилось.
   - Вернулось посольство из Мараданской пустыни. С ними все освобождённые рабы! Сати, я видел твою сестру и тераика Лимаса. Они въезжают в ворота Цитадели!
   - Правда?! - воскликнул Сати, резко поворачивая голову к Клинку. - Можно я их встречу? Пожалуйста!
   Клинок в успокаивающем жесте поднял руку:
   - Постой, Сати. Пока ты ещё не можешь покинуть Главную Башню... Друг Увлер, передай другу Кертису, чтобы проводил Тию и тераика Лимаса в приёмный зал.
   Увлер кивнул Сати и скрылся, только взметнулся белый плащ за его спиной. Сати закусил губу, опуская голову.
   - Ты не рад, Сати? - удивился Клинок.
   - Я рад... Просто... Чтобы защититься от Хозяина, я должен буду всю жизнь прожить здесь, безвылазно? - с тоской спросил он.
   - Вовсе нет, - Клинок нахмурил лоб. - Не всем пока известно о тебе в Цитадели. Я ещё должен подготовить Стражей к тому, что ты будешь жить среди нас. Ты... Ты должен понять, как трудно будет им признать, что юноша с Дарами Ночи будет носить белый шнурок и жить среди них.
   - Да, - кивнул Сати. - Дары Ночи ведь просто так не появляются! А у меня они просто так! - воскликнул он со слезами в голосе. - Я ничего не сделал, чтобы они появились!
   Клинок на мгновение закрыл глаза, призывая себя набраться терпения и сил.
   - Пойдём, подождём твою сестру. Она будет рада тебя видеть...
   "А может, я всё-таки виноват? - подумал Сати с отчаянием. - Может, я всё-таки сделал что-то не так?"

______

  
   "Уважаемая леди Тэлин Вэсмерт,
   Спешу уведомить вас, что с вашим сыном и вашей дочерью всё в порядке. Сейчас они находятся здесь, в Цитадели. Я приношу свои извинения за то, что долгое время не имел возможности сообщить о ваших детях. Сатиан находится в безопасности, ему ничто не грозит. Я сожалею, но не могу отправить его домой, к вам. Только здесь он будет ограждён от опасности, что ждёт его за стенами Цитадели. Если вы захотите, я с удовольствием отдам необходимые распоряжения, и вам помогут переехать в Цитадель. К сожалению, я не могу твёрдо обещать вам, что Тия вернётся. Я не имею права заставлять её принимать решение. Мне кажется, что она счастлива рядом со своим братом. Они оба пережили столько, сколько не каждый из нас пережил в своей жизни, и я прошу вас не винить её, если она решит остаться в Цитадели. Мне кажется, что это возможно. Их встреча вчера, свидетелем которой я был, заставила меня ощутить горечь слёз радости за этих детей. Вы можете ими гордиться.
   Должен также сказать вам, что долгое время мне самому не было известно, что с вашими детьми, и это вселяло в мою душу тревогу. Но Сатиан всё это время находился под опёкой Стража Увлера, с которым вы знакомы, а мастер Лимас не оставлял ни на секунду вашу дочь, и вы можете не волноваться за них. Я непременно вышлю вам письмо, когда ваша дочь примет окончательное решение. Пока она колеблется, я вижу, как ей тяжело, и не настаиваю ни на одном из вариантов.
   Я понимаю, как вам тяжело не знать подробностей жизни своих детей, но хочу успокоить ваше материнское сердце: не беспокойтесь о них. Теперь всё позади, и Цитадель ни одного из них не даст в обиду.
   Посланец, который привезёт вам это письмо, имеет от меня поручение привезти мне ваш ответ. Можете передать его на словах, можете написать письма Сатиану или Тии. Я уверен, они будут рады.
   Ещё раз примите мои извинения. И да будет Свет со всеми нами.
   Клинок Света Гаранд Астиан, Цитадель Света."

20

Заговор

______

   Тали честно выполняла поручение, данное ей Защитником Стен. Друг Тэрмиса будто бы не замечал неумело следующей за ним женщины, а Тали оставалось только удивляться тому, что её и вправду не смел никто задержать, хотя она уже много раз замечала, что нарушает общепринятые законы Сарратара. Чёрная лента, повязанная вокруг талии, отпугивала всех служителей закона.
   Защитник Стен, с которым ей приходилось общаться, ничего не говорил ей о Тэме, хотя она не раз просила хотя бы сказать, где он.
   - Ты всё узнаешь, когда будет нужно, - говорил он, и Тали оставалось только глубоко вздыхать.
   Человек по имени Зэрандер, по мнению Тали, вовсе отказался от поисков Тэма. Несмотря на то, что с его лица всё последнее время не сходило озабоченное выражение, он сосредоточил своё внимание не на Башнях, где, по знаниям Тали, находились подземелья, в которых держали заключённых. Вернее, на Башнях, но не совсем так, как Тали себе это представляла.
   Зэрандер должен был хотя бы попытаться освободить Тэма, однако ничего для этого не делал, не совершал попыток узнать, когда пленников выводят на работы, как проникнуть в подземелье, где именно - в недрах Юго-Западной или Северо-Восточной Башни - ждёт неизвестности Тэрмис. Тали была уверена, что юноша не в курсе о том, что происходит из-за него в Сарратаре - женщина из внешнего мира разгуливает с чёрной лентой, говорящей об особой мягкости к ней суровых законов Небесного Города, а вооружённый воин заглядывает в такие уголки Сарратара, в которых бывал далеко не каждый житель этого города...
   Да, Зэрандер вёл себя очень странно. Безусловно, зная, что пленники содержатся в подземельях Башен, он сосредоточил своё внимание на Бастионе Скорби. Бастион Скорби - красочное и зловещее название помоста над кратером давно уснувшего вулкана почти в центре Сарратара. Это место Зэрандер обследовал с особой тщательностью. К изумлению Тали, его никто оттуда не гнал, и никто не пытался его задержать.
   А когда следом за ним попыталась пробраться туда Тали, её поймал знакомый ей Защитник Стен и мягко проговорил:
   - Сюда тебе нельзя.
   - Но он,... - попыталась возразить ему Тали.
   - Здесь за ним проследят другие.
   Кроме того, Зэрандер проявлял странный интерес к непосредственно Юго-Западной Башне, а не к её подземельям. Как успела выяснить Тали - к слову сказать, чёрная лента склоняла к скорым и искренним ответам простых сарратарцев - Владетель Ключей недавно сыграл свадьбу. Это было не очень долгое, но пышное празднество, во время него погибло много народу, а на следующий день выяснилось, что кто-то спалил Северо-Восточную Башню, и её чёрный шпиль сейчас портил весь пейзаж Небесного Города. Владетель был очень зол и обещал расквитаться с теми храбрецами, что покусились на его собственность.
   Зэрандер почему-то очень интересовался Владетелем Ключей. Сама Тали не решалась расспрашивать о нём, но Зэрандер умудрялся добывать множество информации, причём, основным путём этой добычи были банальные угрозы. Под его взглядом раскололся не один сарратарец, а Тали удалось подслушать далеко не все его разговоры.
   Впрочем, простой люд не знал о Владетеле Ключей почти ничего, и Зэрандер оставался разочарованным.
   Несмотря на то, что всё свободное время Тали старалась крутиться рядом с белой Башней, она ни разу не видела Тэма. Иногда ей так и хотелось взять и выложить этому Зэрандеру всю правду. Может быть, тогда он не будет тянуть и выручит Тэма быстрее, чем это сделает Защитник Стен, тем более, вполне вероятно, что сарратарец не собирается его отпускать.
   Но Тали не решалась этого сделать. Если об этом узнает Защитник Стен, ей определённо не поздоровится, а - самое страшное - они могут что-нибудь сделать с Тэмом. Друг Тэма хотя и похож на Призрачного Лорда, наверняка далеко не так легендарно силён, как в сказаниях Побережья, и против армии служителей закона Сарратара не сладит.

______

  
   - Рада видеть вас в добром здравии, Провозглашающий Маббара, - неофициально поприветствовала Говорящая Ирика Маббару.
   - Да будут ваши года долгими, а ваши слова - услышаны, Говорящая... Ваше приветствие звучит довольно многозначительно и весьма мрачно.
   - Увы, оно весьма передаёт моё настроение, - вздохнула Говорящая. Её визит к Ирику Маббаре был не деловым, Провозглашающий пригласил её что-то обсудить. Через слугу он, конечно же, не передал, что именно, но это и так было ясно.
   Речь пойдёт о Владетеле Ключей.
   - Прискорбно согласиться, но и моё, - кивнул Маббара. - Но я надеюсь, что нашим тревогам не суждено сбыться.
   Говорящая движением руки отпустила сопровождающую её служанку. Слуги опустили носилки и встали на колени рядом с ними, ожидая приказа. Встреча происходила в парке, разбитом вокруг дворца Провозглашающего Маббары. Так сложилось - это не было чётко выраженной традицией - что многие неофициальные встречи всегда проходили где-нибудь на свежем воздухе. Исключение опять же составлял Владетель Ключей. Его с Господином Четырёх Стен дружеские беседы как правило протекали в Башнях.
   Показывая невероятную степень своего доверия Ирику Маббаре, Говорящая шла рядом с ним безо всякой охраны, ступая ногами, одетыми по такому случаю, в мягкие сапожки, по зелёному ковру травы. Провозглашающий тоже был без привычного сопровождения, и разговор между ними происходил крайне личный. Такой разговор не должен был слышать ни один слуга, даже немой и безграмотный. Говорят, палачи Владетеля могут заставить заговорить даже немого. Правда, подтвердить или опровергнуть это Перерождающий Маир никогда не желал.
   - Владетелю Ключей не удалось найти тех, кто поджёг его Башню, - улыбнулась Говорящая, но быстро помрачнела. - Однако он не выглядит особенно печально. Вы говорили, что знаете, в чём дело?
   - Я удивлён, что вам это неизвестно, - заметил Маббара.
   - Мой муж сумел ограничить поток информации, поступающий ко мне, - Говорящая оступилась, и Маббара едва успел удержать её за локоть. - Благодарю.
   - Вы волнуетесь, Говорящая...
   - Безусловно! - негромко воскликнула она. - Я возмущена тем, что он вмешивается в мои дела. Конечно, он - Господин Четырёх Стен, но никто не может ущемить меня в правах знания всего, что случается в Небесном Городе. А он посягнул на это моё право, - она вздохнула. - Я ничего не могу сделать с этим. Я не раз говорила с ним, и лично, и официально, но это ни к чему не приводит. Отныне мои уши и глаза стали ненадёжными.
   - Мои знания всегда к вашим услугам, Говорящая, - Ирик Маббара указал рукой в сторону расстеленного на траве ковра. - Позвольте предложить вам передохнуть. Такой разговор следует вести в спокойной обстановке.
   Говорящая, расправив сине-красную юбку, опустилась на пушистый мягкий ковёр. Ирик Маббара сел, скрестив ноги и положив руки на колени. У него были странные руки, всегда красные, словно всегда находились в холоде, и на них ярко проступали вены. Но лицо его было бледным, как будто кровь вообще никогда не знала пути к нему. Провозглашающий Маббара подозвал слугу, он разлил воды в тяжёлые кубки и вновь скрылся.
   - А теперь позвольте мне рассказать вам всё, что я сумел узнать. В тот день, когда Башня догорела, Владетель был в ярости. Но, как говорят некоторые его слуги между собой в хозяйственных помещениях, - Маббара усмехнулся, - он быстро смягчился. Какое-то известие смягчило его необычайно.
   - Не тяните, Провозглашающий, - нахмурилась Говорящая.
   - Позвольте, я рассказываю всё по порядку, - возразил он, потирая руки. - В тот день, насколько мне известно, прибыли в город новые путешественники извне.
   Говорящая в Совете презрительно скривилась. Эти путешественники только мешают городу жить своей жизнью. Они разбивают течение жизни, искажают спокойствие столетий. Давно пора совершенно запретить им посещать Небесный Город.
   - Но Господин Четырёх Стен ни о чём мне не говорил. В тот день он не был занят рассмотрением возможности пропуска этих людей в Небесный Город.
   - В том-то и дело. Я установил, что Благородный Ханек, заведующий Западными Глазами, доложил об их прибытии сразу Владетелю Ключей. И Владетель пропустил троих из них...
   - Благородный Ханек? - переспросила Говорящая. - Интересно...
   - Я тоже заметил это, Говорящая, - кивнул Маббара. - Благородный Ханек по милости Владетеля Ключей не был наказан за несказанную наглость, и решился нарушить закон по приказу Владетеля.
   - Что ж... Продолжайте, это кажется интересным.
   - О той троице, что он пропустил, я узнал не очень много. Но наверняка эти люди имеют для Владетеля какое-то значение. Известно, что один из них, юноша, попался на серьёзном нарушении закона. Его мгновенно схватили, и он оказался в подземелье Башни Владетеля. Мои слуги рассказали мне, что он отказывается пить кровь, как положено, но жив на одном воздухе уже не один день. Женщина, вошедшая в город, имеет уже знакомство с некоторым Защитником Стен, которого повсюду почти сопровождает один из палачей. Эта женщина удостоилась права носить на поясе чёрную ленту. Судя по всему, по приказу Владетеля она следит за третьим гостем Небесного Города. Именно он смущает меня больше всего.
   - Кажется, я знаю, о чём вы говорите. Мои служанки рассказывали мне о призраке Лорда Зэрандера, который бродит по улицам Небесного Города. Я всегда была уверена, что это не призрак, а реальный человек... Я права?
   - О да, Говорящая. Вы правы. Вот его портрет, набросанный одним из моих людей, - Ирик Маббара извлёк из складок своей одежды свиток. - Взгляните.
   Говорящая развернула свиток и удивлённо покачала головой. На бумаге было несколько изображений - в полный рост, в профиль, и вполоборота, но даже по тем чертам, что наспех были набросаны следившим за гостем Небесного Города человеком Маббары, можно было сказать, что это именно тот человек, чей портрет хранится в летописях Небесного Города. Имя Лорда Зэрандера, несостоявшегося завоевателя Сарратара, помнят все, кто хотя бы немного прожил. В Небесном Городе нет ничего более святого, чем история. А Лорд Зэрандер был частью этой истории.
   - Это не может быть он. Люди не живут так долго, - она опустила свиток. - Провозглашающий, это невероятно...
   - Есть много доказательств, что это он, - Маббара спрятал портрет обратно в складки одежды. Его движения были всегда быстры и немного нервны. - И он это не скрывает.
   - Какая может быть во всём этом взаимосвязь?
   - Владетель Ключей был рад тому, что эта троица появилась. Он с удовольствием принял в свои подземелья юношу, даровал женщине невероятные для чужака права и её глазами, наверняка, ради безопасности и, возможно, ради сохранения инкогнито, следит за Лордом Зэрандером.
   - Но ведь Лорд Зэрандер всё-таки мёртв! Наверняка мёртв!
   - Я сам смущён этим, - согласился Ирик Маббара. - Я хотел бы знать и сам, как всё это связано. Вряд ли Владетель имеет какой-то сговор с Лордом Зэрандером. Как нам известно, Хозяин, что питал надежды захватить Небесный Город, уже давно мёртв. Зачем тогда эта диверсия? И почему сам Лорд в ней участвует?
   - Может быть, его миссия какая-то другая, - предположила Говорящая. - В конце концов, этот юноша, что, по вашим словам, в заключении ждёт казни...
   - Можно сделать выводы, по тем вестям, которыми я обладаю, что Лорда Зэрандера арест юноши не устраивает. Но он не сделал ни одной попытки проникнуть в подземелья Башни, хотя, если не врёт история, а она не может врать, у него были бы все шансы победить палачей Владетеля... Он исследует Бастион Скорби.
   - Даже так? - подняла брови Говорящая.
   - И Владетель пока закрывает на это глаза, - кивнул Провозглашающий. - Мне всё-таки кажется, что Лорд Зэрандер готовит что-то против Владетеля Ключей. Потому Владетель и захватил юношу. Не думаю, что в ближайшее время его казнят. Он - козырь, благодаря которому Лорд Зэрандер пока занят другой проблемой.
   - Нужно встретиться с ним, - Говорящая сосредоточенно опустила голову, пытаясь собраться с мыслями. - Мы должны знать, зачем он здесь. В любом случае, нам должно быть известно всё. Возможно, его появление может сослужить нам хорошую службу.
   - А Господин Четырёх Стен?
   - Если он узнает, а он наверняка узнает, тогда ничего не поделать. Но мы должны успеть раньше.
   - Вы правы, Говорящая. Я предприму попытку связаться с ним. Он может быть опасен для Небесного Города. Если он желает зла нашему городу...
   - А если он желает зла этой змее, Владетелю Ключей? - возразила Говорящая в Совете. - Я думаю, что мы обязаны в таком случае воспользоваться его столь заманчивым желанием. В конце концов, на мой взгляд, любой шанс избавиться от Владетеля Ключей мы должны рассмотреть.
   Ирик Маббара кивнул, соглашаясь, и поднялся с ковра. Следом, опираясь на его руку, поднялась Говорящая.
   - Я сообщу вам, как только сумею связаться с Лордом Зэрандером.
   - Мне кажется, что кое в чём мы сможем положить и на Лиадж, Провозглашающий, - подумав, произнесла Говорящая.
   - Она служанка, боюсь, что вы слишком много возлагаете на неё, - не согласился Ирик Маббара.
   - Посмотрим, как сложатся обстоятельства. Но, мне кажется, Владетель Ключей слишком запутался в своей игре. Паутина сама сожрёт своего паука.

______

  
   Зэрандер заметил следующего за ним по пятам человека уже давно. Каждое утро он покидал гостиницу, и, как правило, за ним следовала Тали. Но сегодня Тали куда-то исчезла, может быть, замешкалась, и потеряла Зэрандера из виду. Но зато от самой гостиницы идёт за ним кто-то, совсем не похожий на шпиона Владетеля Ключей, как и на шпиона или Защитника Стен вообще. Зэрандер остановился и обернулся.
   Мужчина замер, но не попытался скрыться. Он едва заметно поклонился Зэрандеру и незначительным кивком головы указал в сторону. Со стороны нельзя было даже чётко сказать, что реакция его на Зэрандера была какая-то странная. Как правило, все жители Небесного Города замирали, завидев чужеземца, а потом торопились спрятаться. Так и поступил этот странный человек. Он быстрым шагом скрылся за ближайшим поворотом. Зэрандер проводил его взглядом и в задумчивости обернулся на взмывающую в небо Башню Владетеля Ключей. Всё равно, это его путешествие вряд ли принесёт больше, чем предыдущее, а весьма интересно узнать, кто это решил отправить за ним своего слугу. Конечно, этот мужчина одет и держится как любой представитель среднего жителя Сарратара, однако в его глазах есть что-то, что ясно говорит о том, что он - чей-то слуга. Но вряд ли он послан Владетелем Ключей, а значит, кто-то ещё заинтересовался его фигурой. Но не настолько, чтобы пытаться сразу схватить его.
   Зэрандер оглянулся в поисках Тали. Вот и она, старательно пытается спрятаться. Зэрандер хмыкнул, думая, что вскоре, наверное, придётся избавиться от неё, потому что она и так уже надоела, и быстрым шагом пошёл в сторону, противоположную той, куда обернулся мужчина...
   Вскоре Тали отстала от него. Призрачный Лорд больше не ощущал за собой слежки. Он быстро оказался там, куда указал идти сарратарец. Человек его ждал всё то время, пока Зэрандер избавлялся от назойливой Тали. Её упорство, конечно, достойно внимания, но какого внимания - Зэрандер даже не сомневался. Внимания его меча.
   Слуга поклонился Зэрандеру - на этот раз, гораздо ниже и куда подобострастнее - и протянул свиток, скреплённый двумя печатями. Зэрандер забрал его и взглянул на печати. Один рисунок был знаком ему - печать Провозглашающего в Совете. Когда-то и эта печать стояла на том письме, что получил он на первое предложение Сарратару сдаться.
   Вторая печать, круглая, с грубоватыми волнистыми линиями, обрисовывающими женскую фигуру, натолкнули его на мысли о Говорящей в Совете. Опустив руку со свитком, он спросил у сарратарца:
   - Кто послал тебя?
   - Провозглашающий Маббара, господин, - мгновенно отозвался мужчина.
   "Провозглашающий Маббара... Совет Небесного Города наконец-то мной заинтересовался... Они припозднились".
   - И он хочет получить ответ?
   - Да, господин.
   Зэрандер разломил печати и развернул свиток. По его губам скользнула в чём-то самодовольная, а в чём-то выражающая раздражение, улыбка. Провозглашающий Маббара ставил весьма забавные условия. То, что он ставил условия, само по себе Зэрандер находил забавным. Если они захотят его найти, а он не захочет, то они могут хоть снести весь Сарратар, а он останется незамеченным.
   - Лорд Зэрандер, нам известно ваше имя и что вы проникли в Небесный Город тайно, - негромко прочёл он вслух. - Если вы заинтересованы в том, чтобы ваше предприятие, каким бы оно ни было, действительно состоялось, вы должны понимать, что оно зависит не столько от вас... Не столько от меня? - он смял письмо, не дочитав. - Передай своему господину, слуга, что если где-то присутствует Лорд Зэрандер, то всё зависит от него.
   Слуга опасливо покосился на него, поклонился и скрылся в сплетении улочек Небесного Города.
   Раздражённый, Зэрандер всё-таки не бросил письмо, а сунул его за пояс. Лучше всё-таки не оставлять за собой никаких следов.

______

  
   - Я предупреждала вас, Провозглашающий, - Говорящая покачала головой, встречаясь с взволнованным Маббарой взглядом. Провозглашающий только что рассказал ей о том, что Лорд Зэрандер отказался иметь с ними всякое дело, - что если мы хотим заполучить себе в союзники человека, прожившего столько лет, несмотря на то, что его могущественный хозяин умер уже давно, тем более, Лорда Зэрандера, покорившего когда-то всё Побережье, нельзя быть столь резкими.
   - Покорить Побережье - не самый большой подвиг, - возразил Маббара.
   - Провозглашающий, Побережье в те времена во внешнем мире было самым могущественным и цельным государством. Лорду Зэрандеру удалось разбить его на лагеря и покорить, ему хватило на то хитрости, силы и мудрости. Уверяю вас, он способен то же самое сделать и с Небесным Городом, раз уж мы имели неосторожность впустить его в город!
   - Никто не имеет права так говорить! - возмутился Ирик Маббара. - Никто и никогда не покорит Небесный Город!
   - Если только этот кто-то случайно не объединится с Владетелем Ключей, - она откинулась в кресле. Сегодня Ирик Маббара был у неё. - Многое говорит о сегодняшнем могуществе Лорда Зэрандера, и многое - о нашей слабости. Мы разобщены, Господин Четырёх Стен находится под влиянием Владетеля, а Владетель... Нельзя допустить, чтобы Лорд Зэрандер вдруг оказался на его стороне.
   - Зачем ему вообще принимать чью-то сторону?
   - А как же жизнь того юноши, что ждёт казни? - легко бросила следующий аргумент Говорящая. - Кто знает, чем он так дорог Лорду Зэрандеру.
   Маббара вздохнул, всё-таки не соглашаясь с Говорящей.
   - Позвольте, я напишу ему второе письмо. Если он не согласится, нужно убить его, не разбираясь, в чём дело, - жёстко сказала она. - Нельзя терпеть его на территории Небесного Города и не быть уверенным, что он не прибыл его разрушить.

______

  
   Следующее письмо, обозначенное только печатью Говорящей, Зэрандер обнаружил в своей комнате, едва вернулся туда. Оно лежало на постели рядом с его плащом. Зэрандер как раз до этого осведомился у хозяйки, не приходил ли кто, и она сказала, что никого не было...
   "Что же им так нужно от меня, что они готовы так рисковать? - подумал Зэрандер, распечатывая письмо. - Не может быть, чтобы они так меня испугались... Хотя, за столько сотен лет впервые потенциальный враг шагнул в их город. Они просто не знают, что делать... Странно, почему до сих пор до меня не добрались люди Господина Четырёх Стен".
   "Лорд Зэрандер, я настойчиво прошу вас прочесть это письмо до конца. Мой друг, Провозглашающий Маббара, был достаточно резок с вами, чтобы вы даже не прочли до конца его письмо. Он признаёт свою ошибку. Я думаю, что мы все хотим видеть друг в друге союзников, а не противников. Небесному Городу не нужна смута, а вам - помехи на вашем пути. Мы всего лишь хотели бы знать вашу цель, с которой вы вошли в Небесный Город, и не может ли ваша цель как-то соприкасаться с нашей. Нам известно, что вы интересуетесь судьбой вашего спутника. Возможно, мы тоже можем кое-что сделать для вас. Я надеюсь, что вы принимаете наши извинения, и не задержитесь с ответом. Можете оставить его в своей комнате. Мой человек заберёт его мгновенно. Говорящая в Совете Небесного Города..."
   Зэрандер бросил свиток на кровать и опёрся на стол руками. Что-то во всём этом смущало его. С какой это стати Говорящая и Провозглашающий считают, что их цели как-то могут соприкоснуться? И этот намёк на Тэма... Интересно, как же много они думают о себе?
   Он поглядел на лежащий свиток. Они уверены в его могуществе. Несомненно, уверены. Иначе они не боялись бы его. А раз они боятся, значит, он может сыграть на их страхе.
   "Сарратар, ты погибнешь из-за того, что разучился жить за столько столетий, - подумал он, снимая с полки чернильницу и лист бумаги. - Но, так и быть, уничтожу тебя не я".

______

  
   Сегодня во дворце Ирика Маббары было необыкновенно тихо. Многие слуги были отпущены домой. В саду, как обычно, не играла музыка. Здесь ждали гостей, но не был накрыт стол, напротив, во всём дворце вряд ли нашлось бы больше десятка слуг, да и тем было велено не высовываться.
   Во дворец Ирика Маббары тайно прибыла Говорящая. Слуги, что принесли её, имели риск лишиться после этого головы, ибо о её прибытии сюда никто не должен был знать, но она ещё не решила, будет ли казнить их за то, что они выполняли своё предназначение. Но Провозглашающий просил её позаботиться о том, чтобы как можно меньше ненадёжных людей знали о встрече сегодня ночью в его дворце. Риск был велик, и нужно было предусмотреть всё.
   Вместе с Говорящей на мягких носилках доставили во дворец Провозглашающего ещё одну женщину. Она держалась скованно, озиралась по сторонам, но голова её при этом была опущена. Её платье плотно облегало грудь, спину и руки, как будто она была служанкой, но было богато расшито. Слуги, которые сегодня доставляли её, были слугами Говорящей в Совете. Владетель Ключей давно уже спал, когда под видом обычного слуги в комнату к его жене проник посланник от Говорящей в Совете, просившей её прибыть тайно во дворец Провозглашающего Маббары. Лиадж не могла отказать, потому что не знала, имеет ли на то право. Перед Говорящей она ощущала страшную вину, но боялась, что её мужу это не понравится, но, в результате, над чувством страха одержало победу чувство вины.
   С некоторых пор Благородные приветствовали её, как равную, а Говорящая - почти как Благородную, и это страшно смущало Лиадж. На приветствие Говорящей она ответила неуверенно и невнятно, совсем стушевалась, когда с ней поздоровался Маббара, в общем, она совершенно не понимала, зачем поздней ночью было устраивать ей такое испытание.
   Четвёртым гостем на этой встрече был человек, которого до сих пор вживую не видел никто из жителей Небесного Города, но которого знали все. Он отказался сесть, как и принять кубок с водой - символ мирных переговоров. Он держал себя так, будто бы был хозяином положения, не оказал никаких знаков уважения присутствующим здесь вершителям судьбы Сарратара, более того, в его присутствии даже Говорящей начинало казаться, что настоящий хозяин положения именно Лорд Зэрандер, и никто другой.
   - Так что вы хотели мне сказать? - он порядочно выждал, прежде чем задал этот вопрос. Лиадж к тому времени от волнения едва не сошла с ума. Этот мужчина пугал её не меньше, чем Владетель Ключей.
   - То, что вы всё-таки пришли сегодня сюда, даёт повод думать, что ваше присутствие в Небесном Городе...
   - Так что вы хотели мне предложить? - бесцеремонно перебил Говорящую Лорд Зэрандер.
   Говорящая запнулась на полуслове и замолчала. Подобное отношение к ней позволял себе только Владетель Ключей, да и то, в порыве внутреннего гнева. Лорд же Зэрандер выглядел невозмутимо и даже немного раздражённо, что его посмели оторвать от дел.
   - Зачем вы в Небесном Городе, Лорд Зэрандер? - пришёл на помощь Говорящей Маббара.
   - То есть, вас интересует не как я оставался жив столько лет, а зачем я в Сарратаре? - Зэрандер проигнорировал, как гневно исказилось лицо Говорящей, когда он назвал Небесный Город его варварским именем. - Что ж, удовлетворю ваше любопытство. Я здесь по своим личным делам.
   - Личные дела в Небесном Городе не существуют отдельно от интересов Совета, - возразил Маббара.
   - Именно поэтому мы собираемся тайно во дворце Провозглашающего? - ухмыльнулся Зэрандер. - Не обманывайте и меня, и себя, - он заложил руки за спину. - Вы что-то хотите от меня. Что-то, что могу сделать только я. Но признать свою слабость вы в равной степени не желаете. Не так ли?
   Маббара скрипнул зубами. Говорящая в Совете, глубоко вздохнув, попыталась заговорить вновь:
   - Лорд Зэрандер, вы проникли в город тайно даже от Господина Четырёх Стен. Владетель Ключей был лично заинтересован в том, чтобы пропустить вас. Нас не может не интересовать, - она поймала его взгляд и замялась. Ни перед кем она никогда не испытывала смущения, но Лорд Зэрандер заставлял её краснеть и отводить взгляд.
   - Что вас не может не интересовать? - переспросил он.
   - Как вы связаны с Владетелем Ключей, Лорд Зэрандер, - произнесла она. - И не на его ли выгоду вы присутствуете здесь?
   - А если на его - у вас за спиной прячется легион солдат, чтобы меня схватить? - Зэрандер по-хозяйски прошёл по кабинету, в котором они собрались. Лиадж взволнованно следила за ним взглядом. - Давно я заметил, какой странный у вас Владетель Ключей. К сожалению, мне неизвестно, кто он, и я не имею к нему никаких дел, кроме заботы об освобождении из его подземелья моего спутника. Более меня ничего не интересует.
   - Но зачем-то же вы и ваш спутник появились в Небесном Городе, - Провозглашающий Маббара, чувствуя, что Лорд Зэрандер по каким-то своим личным соображениям не собирается считаться с Говорящей, решил пока взять разговор на себя. - У вас была какая-то цель?
   - Это неважно, - в голосе Лорда слышалось явственное рычание.
   - Но ведь вы не можете исполнить его в одиночку? - продолжал Маббара. - Мы можем высвободить вашего спутника, если вы выполните кое-какие наши условия...
   Зэрандер резко повернул голову в его сторону, даже длинные волосы взметнулись и ударили его по щекам. Рука Лорда Тени лежала на эфесе меча, а лицо выражало высшую степень ярости. Маббара побледнел ещё сильнее, но не сдвинулся с места. Сейчас решалось всё, и нужно было быть стойким.
   Зэрандеру совершенно не хотелось попадать в зависимость от верхушки Сарратара. Однако пока что это было единственным реальным способом спасти Тэрмиса и одновременно выяснить кое-что интересное о Владетеле Ключей. Зэрандеру всё чаще казалось, что Владетель служит Хозяину. Нужно было найти тому доказательства.
   - Полагаю, есть кое-кто, с кем вам не справиться самим, и вы хотите прибегнуть к чужой силе, - презрительно бросил Лорд. - А заодно свалить ответственность на чужака извне, похожего на Лорда Зэрандера, не так ли?
   - Не совсем! - горячо возразила Говорящая. - В первую очередь, это в ваших интересах, согласиться сотрудничать с нами!
   - В моих интересах? - Зэрандер опустился в кресло Маббары, и тот не успел даже рта открыть. - Как легко вы определили мои интересы, - он откинул голову на спинку кресла. - Откуда вы знаете мои интересы, Говорящая в Совете? - синие яркие глаза, казалось, прожигали её насквозь. - Не связан ли я с Владетелем Ключей и не подослан ли им, чтобы избавиться от вас? - он оскалил зубы, замечая страх на её лице, который она не сразу поборола. - Вы зря не оставили охрану, Провозглашающий Маббара. Со мной следует быть куда более осторожными. Наши отношения невозможно будет построить на доверии... Но если вы найдёте способ не дать Владетелю задержать моего спутника в своих подземельях, я, так и быть, выполню ваши условия, если они покажутся мне уместными.
   "Неслыханная наглость!" - мелькнуло в голове Говорящей. Но выбирать было не из чего. Они сами решили прибегнуть к помощи этого человека. Неизвестно, что за коварные планы он вынашивает, но если он согласится...
   - Убейте Владетеля Ключей, - опередила она Маббару. Лиадж испуганно и сдавленно вскрикнула, и Говорящая сурово посмотрела на неё. - А лучше, предварительно добудьте доказательства его желания захватить власть в Небесном Городе. И ваш спутник будет вам возвращён.
   - Если вы считаете такой обмен справедливым, я на него согласен, - Зэрандер не задумывался ни на секунду. - Но доказательства того, что мой спутник жив, я хочу иметь завтра же. И завтра же желаю иметь гарантии его освобождения.
   - Они у вас будут.
   Зэрандер прищурил глаза. Кажется, этот Владетель действительно серьёзно насолил этой парочке... О роли ещё одной женщины на их встрече он пока не мог сказать чётко. Пока что она только испуганно косилась по сторонам и вряд ли понимала, в чём, собственно, дело.
   Говорящей не понравились ни его взгляд, ни его усмешка.
   "Предаст, - мелькнуло в её голове, - непременно предаст. Нельзя было заключать с ним соглашение. Лучше было подослать убийц..."
   - Как только будут, я приступлю к делу, - Лорд Зэрандер выпрямился. - Вам наверняка не составит труда меня найти.
   - Завтра, - согласилась Говорящая.
   Лорд Зэрандер прошёл мимо неё, совсем рядом, у дверей он не обернулся, но ненадолго остановился.
   - Если он уже мёртв, боюсь, наш договор не будет иметь силы, - проронил он и вышел, не делая ничего для того, чтобы его никто не заметил.
   Маббара скрипнул зубами. А почему бы тому бедолаге быть живым?
   - Мне кажется, мы зря связались с ним, Говорящая, - негромко сказал он ей. - Этот мальчишка может быть уже трижды мёртв. Он слишком опасен для Небесного Города. Его надо убить.
   - Непременно убьём... Когда вина Владетеля будет доказана.
   Лиадж уже смирилась с тем, что никогда не поймёт, в чём же дело, когда Говорящая села напротив неё и позвала по имени.
   - Вы уже поняли, Лиадж, что стали свидетельницей того, что должно остаться в тайне от Владетеля Ключей.
   Лиадж медленно кивнула, заставляя себя поднять голову. Она больше не служанка, хотя и не Благородная, к тому же, она жена Владетеля Ключей, и - это долго вбивали ей в голову - не должна ничего смущаться.
   - Вы готовите заговор, - не очень уверенно произнесла она.
   - Мы спасаем Небесный Город от власти Владетеля Ключей. И нам нужна ваша помощь, Лиадж.
   Лиадж растерялась, не зная, что сказать.
   - Вам придётся нам помочь, - добавил Провозглашающий Маббара. - Владетель Ключей собирается завладеть венцом Господина Четырёх Стен и ввергнуть Небесный Город в хаос.
   - Откуда вам известно? - негромко спросила она.
   - Как ты научилась разговаривать, став женой Датариана! - раздражённо воскликнул Маббара, занося руку.
   - Провозглашающий! - повысила голос Говорящая. - Вы не имеете права! Лиадж, - она поднялась на ноги. - Лиадж, ситуация сложна, как никогда. Нам нужна ваша помощь. Провозглашающий вновь погорячился, - она с укором посмотрела на Маббару. - Ваш муж, к сожалению, действительно собирается заполучить весь Небесный Город. Он угрожал мне лично страшной судьбой, когда венец Господина окажется на его голове. Вы должны понимать, что мы обращаемся к вам не потому, что вы... вдруг не можете воспротивиться нам по причине того, что вы не принадлежите к Благородным. Вы - жена Владетеля Ключей, как бы то ни было, и никто не смеет ущемлять вас в ваших правах. Дело в том, что кроме вас никто не может незаметно и без подозрений проследить за Датарианом.
   - Вы думаете, что он позволит следить за собой? От меня почти ни на шаг не отходят его палачи.
   - Это не охрана, а конвой, - кивнула Говорящая. - Но вы можете узнать о человеке, что заключён в подземелье? Если он жив, Лорд Зэрандер возьмёт на себя заботу о смерти Владетеля Ключей. За свою судьбу вы можете не волноваться. Вы останетесь в статусе вдовы Владетеля, никто ничего уже не отберёт у вас. Мы, в отличие от него, не нарушаем законы. Наша просьба к вам в том, чтобы вы просто узнали об указанном человекевы просто узнали о, жив ли он.
   - Я не понимаю,... - попыталась воспротивиться Лиадж. Она не представляла себе, как придётся ей выполнять то, что хотят навязать ей Провозглашающий и Говорящая. В то же время, как она может им отказать?
   - Просто узнайте. Это всё, что нам надо от вас. Ну, ещё соблюдение тайны.
   - Я... Я постараюсь,... - вздохнула Лиадж. - Я постараюсь... О ком я должна узнать?
   "Смирение служанки," - презрительно фыркнул Маббара, но поймал себя на том, что от этой служанки нынче зависят их с Говорящей головы.
   - У меня есть его примерный портрет. По словам Лорда Зэрандера, его имя - Тэрмис.

21

Четыре ночи

______

   - Ты такой забавный в этом костюме, Сати, - хихикала Тия, косясь на брата. На самом деле, Сати совсем не выглядел так нелепо, как это ему самому казалось, но Тии хотелось немножко поддеть его.
   - Клинок Света обещал, что мне сошьют нормальную одежду, - отмахнулся Сати. Под наблюдением Стража Увлера Сати вчера перебрался в Дом для Просителей, где сейчас находились комнаты Тии и мастера Лимаса, - Клинок не устоял перед его просьбами. Почти всю ночь они просидели рядом, возбуждённо рассказывая друг другу свои заключения. Конечно, Сати не стал пугать сестру рассказами о Хозяине Ночи, а Тия утаила от брата историю с Наймирой Ат Лав. Брат спросил у неё: что за женщина, что так помогла им, и кого упоминать в своих молитвах? Но Тия пожала плечами и сказала, что это была просто добрая женщина, которая помогла им, и большего она не знает...
   Она очень хотела рассказать всё, что ей было известно о Тэме, то, что Наймира Ат Лав знает Зэрандера, что Алваленом правит Лорд Тени, что брат этой женщины - слуга этого самого Лорда Бару, что женщина та искала Лорда Зэрандера, чтобы спасти своего брата... Тии хотелось поведать обо всём этом Сати, но она боялась, что он непременно расскажет Клинку Света, и тогда она выдаст Наймиру. В конце концов, придётся тогда говорить и о Даре Волчьего Перстня...
   Зато Сати похвастался белым шнурком на своей руке. Тия уже почти всерьёз называла его Стражем. Ему это невероятно льстило...
   Всю ночь они бесперебойно разговаривали, и под утро заснули оба. Разбудил их Лимас, заявивший, что им сейчас принесут завтрак, а они ещё дрыхнут, а одеваться и не думали.
   Пришлось Сати срочно напяливать на себя всю эту совершенно невыносимую одежду, от которой потом чесалось всё тело.
   - Вот бы тебя в таком виде отец увидел, - фыркнула Тия.
   - Думаю, он быстро бы мне указал, где моё место, - вздохнул Сати. - Знаешь, Тия, мне ведь больше никогда нельзя будет покинуть Цитадель... Знаешь, что сказал мне Клинок Света? "Ты узнаешь, Сати, что Цитадель - это огромный город. Ты можешь прожить в нём всю жизнь, но так и не исходить его весь... Тебе будет здесь уютно, обещаю тебе..." Он мне пообещал, - вздохнул Сати. - А я уже умираю с тоски.
   - Тебе не будет тоскливо! - пообещала Тия. - Я останусь с тобой, хочешь? Будем вместе жить здесь?
   - Нет! - воскликнул Сати, и Тия даже испугалась, когда он так вспылил. - Ты не можешь остаться! Тебя ждёт мама!..
   - А как же ты, один? - возразила Тия, поправляя платье. - Вот глупый, Сати! Сам сказал, что одному не хочется быть здесь...
   - Тия, ты должна вернуться домой, - строго произнёс Сати. - Мать не вынесет, если мы оба останемся здесь...
   - Ну, думай, как знаешь, - надулась Тия, правда, признавая в чём-то правоту своего брата.
   - Ребята, - появившийся в дверях тераик Лимас имел вполне тревожное выражение лица. - Кажется, завтрак временно отменяется.
   - В чём дело? - Сати застегнул последнюю пуговицу на воротнике и отметил, что на Лимасе новая рубашка. В Цитадели оказалась даже традиционная такейская одежда - у этой рубашке листья осоки были вышиты на желтовато-бежевом фоне.
   - Страж Увлер сказал мне, чтобы я крепко схватил вас обоих за руки и не отпускал, пока он не уточнит приказ у Клинка Света...
   - Я уже уточнил, - донёсся голос Увлера. - Сати, Тия, волноваться нечего, но... Лучше иногда перестраховаться.
   - Что случилось? - сердито переспросил Сати. - Вы можете мне сказать, что такое стряслось, друг Увлер?
   После того, как они оба едва выжили в горах Стегоса, Сати перестал недоверчиво относиться к нему. Больше он не сомневался, имеет ли право называть этого человека другом. У Увлера никогда не возникало этого вопроса, и Сати тоже справился с ним.
   - Тераики, - вздохнул Страж. Лимас нахмурился. Тия ойкнула и на всякий случай схватила брата за руку. - Видимо, Сати, они не собираются оставлять тебя в покое...
   - Ты говорил, что они... Они не будут меня трогать, - Сати закусил губу. - Друг Увлер, а как же распоряжение Клинка Света?
   - Его никто не отменял. Я не уверен, что они решатся нарушить договор между Цитаделью и тераиками, но... На всякий случай, я провожу вас в Главную Башню, тебе, Сати, лучше быть с Клинком.
   - Да, - быстро кивнул Сати.
   Конечно, рядом с Клинком он будет в безопасности... Там тераики точно до него не доберутся...
   - А вы можете не пустить их в Цитадель? - спросила Тия.
   - Не имеем права, - ответил Страж Увлер. - Между нами сотрудничество, Тия. Мы не можем допустить непонимания... Все вопросы мы должны обсуждать вместе... И всё то, что касается тебя, Клинок и тераики тоже должны будут обсудить. А тебе лучше при этом присутствовать... На всякий случай.
   - Я буду с Сати! - воскликнула Тия торопливо, накидывая на плечи подарок Катаро.
   - А в этом никто не сомневается, - пробормотал тераик Лимас. - Одевайтесь быстрее, и поторопимся.

______

  
   Гаранд ободряюще кивнул Сати, замершему в напряжении за его спиной, улыбнулся стоящей в стороне Тии, держащейся за руку Лимаса. Тераик попросил у Клинка позволения присутствовать при разговоре, и Гаранд Астиан ему не отказал.
   Сати тяжело вздохнул и опустил голову, но быстро справился с собой. Ему было тесно дышать в этой стянутой на груди рубашке, но он хорошо понимал, что дело на самом деле не в ней. Когда вошли тераики, как всегда, процессией, соответствующей всем их традициям, Клинок поклонился, но уже не так низко. Непонятливость и упорство такейцев его немного раздражало. Он уже сказал им, что Сати находится под защитой Цитадели. Этот его указ был специально направлен в Такею.
   Ни Лимас, ни Тия, ни также Сати не торопились оказывать вошедшим тераикам знаки уважения. Только Сати побледнел, заметив четверых Приносящих Жертву позади процессии. Слишком свежи были воспоминания.
   Во главе шёл не Чувствующий, а Изгоняющий. Это сразу сказало Клинку о многом. Значит, они прибыли не обсуждать, а - делать или не делать. Изгоняющий не был молод, но ещё не стар. Языки пламени яркими пятнами выделялись на его тёмной рубашке, не застёгнутой, а лишь подхваченной широким поясом, за который был заткнут кривой ритуальный нож. Можно было с уверенностью сказать, что ему не пришлось ещё провести ни одного обряда Изгнания, однако он уже был мастером. Это несомненно - лучшие Учителя Такеи обучают Изгоняющих. Их мастерство даже более важно, чем мастерство Карателей или Убийц. Они не уничтожают слуг Ночи, а возвращают их к Свету... По крайней мере, так считается среди тераиков.
   Взгляды двух Убийц, сопровождавших Изгоняющего, не были направлены на кого-то, подобно Приносящим Жертву, они смотрели в пустоту, но у них на лицах не было блаженства, только напряжение и готовность. Сати невольно ощутил желание броситься прочь, и с трудом сдержался.
   - Я вижу, что вы пришли не разговаривать со мной, а выполнять своё предназначение, - начал Клинок, - но я призываю вас сначала выслушать меня.
   - Никто не мешает нам слушать, - ответил Изгоняющий, внимательно вглядываясь в лицо Сати, хотя разговаривал с Клинком Света. Сати поёжился от его взгляда. - Мы не можем выполнить своё предназначение, пока ты не отменишь свой указ, Разящий с Мыслью. Наше предназначение ещё и в том, чтобы убедить тебя, что это необходимо.
   - Я не позволю вам тронуть этого мальчика, - решительно произнёс Клинок. - Вы не станете меня слушать, я уверен. Но я призываю вас поверить: юноша не виноват в Дарах Ночи. Потому я и взял его под охрану Цитадели - чтобы Сила Ночи больше не смущала его...
   - Вы обручили его со Светом, - улыбнулся Изгоняющий одними губами. Он и вправду не слушал Клинка. - Вот в чём разгадка той загадки, над которой так бились Чувствующие... Слуга Зла, обручённый со Светом... Но слуги Зла не должны жить, мы не имеем права позволять себе этого, Разящий с Мыслью. Прислушайтесь к нашим словам: позвольте нам выполнить своё предназначение.
   - Я не позволю причинять боль человеку, который не виноват в своей беде, - Гаранд поймал взгляд Сати, полный надежды и тайного страха, что Клинок вдруг передумает и поверит этим тераикам. Нет, конечно же, он не передумает.
   - Убийца может прервать его жизнь, не причиняя ему боли. Он даже не почувствует ничего...
   - Изверг! - взвизгнула Тия. - Мой брат ничего не сделал!
   - Тия, молчи, - прошипел Лимас. - Тебя ещё не хватало. Без тебя вполне разберутся,... - он тоже волновался.
   - Вы слышали мой ответ? - нахмурился Клинок Света. - Я не позволю. Сатиан Вэсмерт находится под защитой Цитадели, и никогда никто не посмеет тронуть его.
   - Слуги Зла, даже те, что приобрели свои Дары по случайности, непременно придут к тому, для чего Сила Зла их призвала. Даже если они не хотят, они это делают. Это свойственно любому, у кого есть Дар Силы Зла, - спокойно пояснял тераик. - Такова природа людей, кому покровительствует Сила Зла...
   - В покровителях этого мальчика - Сила Дня, - возразил Астиан. - Как вы сказали сами, я обручил его со Светом. Он носит шнурок, и этот шнурок не жжёт его руку...
   - Вы знаете о нашем обычае, об обете вечной верности и любви, - опять улыбнулся Изгоняющий. Он был спокоен и уверен в себе. - Да, у мальчика есть стремление к Свету. Но воля его совсем не так сильна. Сила Зла сломит его. Поверьте мне, Разящий с Мыслью, всем будет лучше, если он умрёт. Всему миру будет лучше.
   "А ведь это так! - с ужасом подумал Сати. - Если я умру, Хозяин не сможет вселиться в моё тело, и не сумеет вернуться!"
   Будто бы та же мысль посетила Клинка. Он вздрогнул, словно его поразила молния, сцепил кулаки и повторил, наклоняя голову:
   - Мальчика вы не тронете, несмотря на Дары Ночи. Пусть Чувствующие придут сюда, я расскажу им действительную правду...
   Но Изгоняющий всё равно не слушал его. Кажется, для него не существовало слов Клинка Света.
   - Вы запретите нам выполнить наше предназначение, Разящий с Мыслью. Мы умрём, ибо не выполнили того задания, что поручили нам Чувствующие. За нами следом придут другие, и опять умрут, - взгляды Гаранда Астиана и светло-голубых глаз Изгоняющего пересеклись. - Потом придут ещё, и вновь умрут. Мы будем добиваться, чтобы вы позволили нам выполнить своё предназначение...
   Клинок почувствовал, что теряет терпение.
   - Уходите, - негромко приказал он, закидывая назад голову. - Вы боретесь с Ночью теми же способами, которыми она заманивает в ловушки невинные души. Я не могу позволить себе допустить, чтобы на моих глазах творилась несправедливость!
   - Вы не правы, Разящий с Мыслью, - Изгоняющий поджал губы. - Жаль, что ваше сознание тоже смущено кознями Силы Зла...
   Он шагнул назад, делая какой-то знак остальным. Клинок не позволял себе отпустить напряжение, охватившее его...
   - Постойте! - вдруг воскликнул Сати, резко шагнув вперёд и почти оттолкнув руку Клинка, пытавшуюся задержать его. - Постойте! - повторил он, и Изгоняющий обернулся. В глазах этого тераика не было столько хитрецы, сколько видел Сати в глазах Карателя, а Клинок видел в них почти столько же мудрости, спрятанной за усмешкой, сколько было их у того Чувствующего, что приходил к нему в прошлый раз. - Вы знаете, как мне это надоело? - заговорил он, и его голос звенел от напряжения. - Я - изгой, всего лишь из-за того, что судьба выбрала меня! Вы думаете, что я не страдаю из-за этого? Что я не думаю каждую секунду о том, что за страшная Сила пытается захватить меня? - Сати нервным движением сдёрнул с шеи цепочку, подаренную ему Лимасом. - Меня не защитил обман, и не может защитить правда! Мало людей, которым есть дело до моих страхов и до моих желаний! А я хочу быть свободным от Даров! - голос его стал тихим. - Я хочу от них избавиться. И мне известно, что есть только один способ уничтожить их во мне!
   - Сати! - позвал Клинок, встревоженный поведением мальчика. - Сати!
   - Глупец, - пробормотал Лимас, и Тия с тревогой подняла взгляд на бывшего тераика.
   - Я знаю, что вам это кажется сумасшествием, - Сати обернулся к Клинку. - Но... Я хочу избавиться от Даров, понимаете? Я думал... Я много думал... Я знаю, что вы можете провести ритуал Изгнания, - от волнения Сати заговорил ещё быстрее, обращаясь вновь к такейцу. - Я хочу, чтобы вы это сделали. То есть... Я прошу вас это сделать,... - его голос совсем затих. - Мне так это надоело...
   На лице Изгоняющего не отразилось никаких эмоций.
   - Ты знаешь, что можешь умереть во время ритуала? - спросил он.
   - Да, я знаю...
   - И что же, ты не боишься умереть?
   Сати передёрнул плечами:
   - Боюсь... Но я не хочу так жить! Всё время прятаться из-за того, что когда-то проклятый Воин Тени дал мне проклятый Дар! - вскричал он. - Я не хочу больше ощущать в себе эти Дары! Не хочу!
   - Всё может быть бесполезно. Ты умрёшь, но лишь испытаешь много боли перед смертью. Решиться просто на смерть легче.
   Клинок молчал, не вмешиваясь. Он уже понял, что задумал Сати, но мог только сокрушённо качать головой. Тия, догадываясь, что происходит, не желала верить в свою догадку и пыталась найти поддержку у Лимаса или Астиана, но они оба были сосредоточены на каких-то своих мыслях. Она чувствовала себя совершенно потерянной.
   - Но так у меня будет шанс выжить, - криво усмехнулся Сати, глядя в глаза Изгоняющему. - Я смогу жить, как жил раньше. А ведь сейчас я не могу об этом даже мечтать.
   - Твоя решимость почти абсурдна, - сказал Изгоняющий. - Зачем это тебе? Ты под охраной Цитадели, в безопасности, тебя опекают и от Силы Зла, и от нас. Почему тебе хочется поставить под угрозу свою спокойную жизнь?
   - Потому что она не спокойная. Потому что такая жизнь - это пытка не меньшая, чем ваш ритуал Изгнания! Забудьте об этом указе - к Ночи все указы! - голос его сорвался на высокой ноте. - Вы проведёте ритуал Изгнания, если я вас попрошу?!
   - Да, - коротко ответил такеец.
   - Тогда я вас прошу. Я готов, - Сати моргнул, тряхнув головой, избавляясь от мыслей, что лезли в голову. - Я готов, - повторил он.
   - Сати, одумайся, - негромко позвал Лимас. - Ты не знаешь, о чём просишь.
   - Но это мой выбор, мастер Лимас! - возразил Сатиан. - Мой!
   - Да, это твой выбор, Сати, - вздохнул Клинок. - Тут я не могу приказать тебе. Я понимаю твоё желание, чтобы Дары Ночи исчезли, но...
   - Если понимаете - тогда не смущайте моей решимости, - возразил Сати.
   Изгоняющий выжидающе посмотрел на Клинка. Гаранд Астиан ещё раз покачал головой, но ничего не возразил.
   - Я буду молиться за тебя, Сати, - проговорил он. - Тия, мастер Лимас, нам лучше уйти. Насколько я знаю законы тераиков, теперь они оба не сойдут с места, пока ритуал не завершится.
   - Сати, - всхлипнула Тия. - Всё ведь было так хорошо!
   - Кому-то хорошо, - пробормотал Сати. - А кому-то - одна иллюзия...
   Приносящие Жертву, машинально исполняя своё дело, вышли вперёд и встали по четыре стороны от Сати.
   - Зачем? - голос Сати дрогнул. - Я никуда не сбегу... Обещаю...
   - Таков ритуал, - проговорил Изгоняющий. - Я уважаю твою смелость, мальчик, но ты не знаешь, что тебя ждёт. Ты захочешь сбежать...
   Убийцы разошлись в разные стороны и сели прямо на плиты пола. Изгоняющему пока не нужна помощь. А когда будет нужна - он им скажет.
   Клинок Света с тяжёлым вздохом захлопнул двери и провёл рукой по замку. Никто не войдёт сюда раньше, чем истекут четыре ночи ритуала Изгнания. И только через четыре ночи станет известно, освобождён ли Сати от Даров Ночи, или вообще - освобождён...

______

  
   - Ты знаешь, что сейчас творится в Главной Башне?!
   Страж вздрогнул, вскидывая голову, и тут же вновь опустил её. На территории Цитадели призрак Хозяина был всего лишь едва прозрачной дымкой, но он всё равно мог пробраться сюда...Не повсюду, но кое-где он мог позволить себе появиться.
   - Ты знаешь?! - в шипящем голосе призрака слышалась ярость.
   - Нет, Хозяин, - Страж быстро окинул взглядом окрестности. Никто их не видит... Издали они даже не заметят призрака - только Силу Ночи могут почувствовать ещё отчётливее...
   С тех пор, как мальчик был перевезён в Цитадель, многие были в растерянности, ощущая Силу Ночи прямо в Главной Башне. Клинок не отвечал на вопросы, говорил, что всё объяснит потом... Не многим была известна правда - или частичная правда. Знала лекарь Аулиша, которая выхаживала Сати, знал её ученик, знал только отчасти, отрывочно, и всё хранил в тайне. Конечно же, знал Наделённый Матаир... Но людей этих было ничтожно мало в сравнении с остальными жителями Цитадели.
   - Ты знаешь, что тераики пришли за мальчиком?!
   - Да, я догадываюсь, Хозяин. Но нет причин беспокоиться, Клинок...
   - Клинок! - перебил его Хозяин гневно, и прозрачная дымка приблизилась. - А знаешь ли ты, что Сати сам попросил провести ритуал Изгнания?
   - Не может быть! - негромко воскликнул Страж. - Мальчик не мог решиться на нечто подобное! Клинок не мог позволить! Они же не сошли с ума...
   - Даже если бы и сошли! - прервал его призрак. - Сейчас на тебе ответственность за жизнь Сатиана! Если в результате ритуала он умрёт, отвечать будешь ты!
   - Но я и предположить не мог, что... Что Клинок позволит, - растерялся Страж. - Хозяин, если бы я знал, я бы не позволил тераикам достичь...
   - Обо всём этом ты должен был думать раньше! - голос Хозяина заставил Стража втянуть голову в плечи. Серая дымка едва повторяла очертания человеческой фигуры, и только блестел кажущийся почти реальным золотистый ошейник, отражающий свет - подтверждение могущества Хозяина, сумевшего даже свой призрак сделать почти вещественным. - Я мог бы приказать тебе остановить ритуал. Не сомневаюсь, что ты бы попытался, - Страж знал, что сейчас лицо Хозяина исказила презрительная и злая усмешка. - Но это невозможно. Можешь молиться какой угодно Силе, той, что выражена в твоём шнурке, или той, которой ты поклялся, но если мальчик не выживет, ты пожалеешь, что не оказался столь же предусмотрительным, как в истории со Стемарком!
   Страж закрыл глаза, заставляя себя сосредоточиться. Клинок позволил... Должно быть, он не решился навязывать мальчику свою волю - а зря. Нельзя допустить, чтобы Сати умер... Но сделать ничего нельзя, хотя Страж совсем не торопился умирать.
   - Если ритуал завершится удачно, - заговорил Хозяин, позволив Стражу собраться с мыслями, - тераики не должны добраться живыми до Такеи. Просто потому, что посмели встать на моём пути. Тебе прекрасно известно, что Клинок повязал мальчику белый шнурок. Добраться до него теперь труднее, чем когда-либо. Твоей целью будет любой ценой вытащить мальчика из Цитадели. Делай что хочешь, но он не должен здесь задержаться. У тебя есть время обдумать план, чтобы не вызвать подозрений, если ты до сих пор заботишься о праве носить шнурок и белый плащ, - призрак стремительно таял. - Думаю, ты найдёшь способ, как заставить Сати покинуть Цитадель. Но это будет волновать тебя только если он выживет.
   Страж ничего не успел ответить. Да и что он мог сказать?
   Остаётся только уповать на внутреннюю силу этого мальчика. По последнему разговору со Стражем Аулишей он понял, что Сати необыкновенно силён духовно, но она обмолвилась, что с этой силой он может не справиться. Он подвластен минутным настроениям, он может от всей души стремиться к Свету, а может оступиться и столь же стремительно пасть во Тьму. Во время Изгнания - что за настроение овладеет им? Стремление очиститься или страх?
   Страж невесело хмыкнул. Как бы это ни было противопоставлено цели Хозяина Ночи, лучше уж мальчиком будет движить жажда очищения.

______

  
   Сати зажмурился, стиснув зубы. Крики Приносящих Жертву вырвались из окон приёмной залы прочь, к небу, висящему сегодня низко над Цитаделью.
   Кто-то коснулся его рук. Он открыл глаза, встречаясь с взглядом Изгоняющего. По спине пробежал холодок.
   - Призраки тебя не тронут. Во время ритуала Изгнания они не дадут тебе сбежать, но не больше.
   - А у меня будут силы? - криво улыбнулся Сати, старательно храбрясь.
   - В какой-то миг у тебя будет столько сил, что ты всю Цитадель сможешь разнести на мелкие камни. Но в твоём подсознании будет жив страх перед их духами, и ты не сумеешь уйти. Но это будет только на вторую ночь.
   - Так зачем тянуть?
   Губы Изгоняющего сложились в улыбку, почти приветливую:
   - Время ночи ещё не скоро настанет. Ещё только утро. А мне нужно ещё подготовить тебя.
   - Подготовить? - рука Сати дрогнула, он попытался вырвать её, но Изгоняющий держал крепко, хотя и мягко.
   - Садись, - Изгоняющий потянул его руки вниз, и Сати пришлось сесть следом за ним, поджав под себя ноги. Он очень старался не смотреть на чёрных духов Приносящих Жертв. - И пожалуйста, послушай меня... Я расскажу тебе о тебе.
   Сати судорожно втянул в лёгкие воздух. Ему так тяжело было принять это решение, а он тянет! Чего он ждёт, этот тераик? Но голос такейца невольно успокаивал Сати. Изгоняющий продолжал удерживать его руки, они сидели на полу напротив друг друга, и где-то неподалёку краем глаза Сати видел так же, как они, сидящего Убийцу.
   И вправду, бежать уже было поздно.
   - Чувствующие всегда тщательно выбирают, кого отсылать к слуге Зла. Убийца убивает быстро и незаметно, его жертва часто почти не страдает. Каратель причиняет страшную боль, и только Изгоняющий может вернуть к Свету заблудшего в Силе Зла. Чувствующий всегда знает лучше других, кого отослать за жизнью жертвы. И в первый раз за тобой послали Убийцу... Я разговаривал в тот день с Чувствующим. Я спросил его: ты послал за мальчиком Убийцу, Чувствующий? Зачем? Может быть, его ещё можно вернуть... И Чувствующий ответил мне: ты не знаешь ничего об этом мальчике. Сила Зла сама избрала его, а не он её, и если он не умрёт, всё, за что мы боролись столетиями, может рухнуть. Я сказал ему: но ведь можно изгнать из него Силу Зла, и его жизнь сможет стать прежней. Он возразил мне: нельзя. Нельзя, потому что Сила Зла вновь в него вернётся. Хозяин Зла не оставит его в покое. Поэтому так важно, чтобы он умер.
   Сати сглотнул. Как много, оказывается, известно Чувствующим! Они знают и о Хозяине Ночи?
   - Я был очень удивлён, но не спорил с Чувствующим. Он знал лучше меня, это несомненно... Потом за тобой отправили Карателя, - Сати напрягся, вспоминая. Это было совсем недавно... Ещё не сгладились воспоминания. - Я опять спросил его: почему, Чувствующий? Неужели, мальчик мог заслужить такое? Чувствующий ответил мне: если мальчик стремится избежать смерти во имя справедливости, значит, и мы должны быть жестоки к нему. А может быть ему просто хочется жить? спросил я его. Или он не понимает, что творит? Но Чувствующий вновь не стал меня слушать. А когда стало известно, что Клинок взял тебя под свою опеку, Чувствующий пришёл ко мне и сказал: ты был прав, кажется, мальчику настолько хочется жить, что сама судьба на его стороне. Я сказал ему: может быть, раз уж он в Цитадели, можно забыть о нём? Нет, возразил мне Чувствующий. Клинок Света защищает даже Воина Зла, нельзя доверить ему этого мальчика. Я отправлю Убийц, и они сделают своё дело, несмотря даже на указ Клинка.
   Сати вскинул брови. Так они собирались... или собираются? убить его, даже несмотря на то, что Клинок Света...
   - Я попросил позволения пойти с этими Убийцами. Я пытался уговорить Клинка позволить нам выполнить своё предназначение, но он отказал. Мы бы ушли, а однажды под покровом ночи в твою комнату проник бы Убийца, и ты бы больше не проснулся. Но ты сам изменил своё будущее, попросив меня провести ритуал. Чувствующие были против проведения ритуала с тобой, они считают, что тебя нельзя вернуть. Я позволю себе пойти поперёк их словам.
   - Ты сам хочешь освободиться, - продолжал Изгоняющий. - Я не могу не удовлетворить твоё желание. Это моё призвание - сделать всё, чтобы ты был освобождён от Даров Зла. Я готов отдать свою жизнь - это то, на чём воспитывали меня мои Учителя. Но многое должен сделать не только я, но и ты. Одно твоё желание - это уже очень много. Как правило, насильно излечить Дары Зла невозможно - если носитель их не желает возвращаться к Свету, он умрёт и утянет за собой следом Изгоняющего. Ты хочешь, но ты можешь оказаться не настолько выносливым, чтобы сохранить в себе это желание до конца ритуала. Проникнись ненавистью к Силе Зла и стремлением к Свету.
   - Я и так ненавижу её, - ответил Сати. - За что мне её любить?
   - Тебе будет тяжело. Я никогда не проводил ритуал Изгнания, сейчас редко когда нам удаётся исполнить своё предназначение, но ты можешь не волноваться. Я сделаю всё, что смогу, а остальное зависит от тебя. У меня будет к тебе просьба. Если ты выполнишь её, тебе будет намного проще... поначалу.
   - Что мне надо сделать?
   Изгоняющий глубоко вздохнул и поднялся, отпуская руки Сати. Сати попытался встать тоже, но тераик мотнул головой:
   - Сиди. Что бы сейчас с тобой ни происходило, чего бы я ни делал с тобой, помни, что всё это - ради исполнения твоей просьбы. Постарайся не забыть этого. Это первое. Второе... Расскажи мне всё, Сати.
   - Что - всё? - нахмурился Сати.
   - Всё, - повторил такеец. - Всё с начала до конца. Всю историю. С того самого момента, как ты повстречал того Воина Зла, что дал тебе Дар. Всё подробно, каждую фразу, каждый шаг, каждую деталь.
   - Я не знаю, - засомневался Сати. - Зачем вам?
   - Не знаешь - вспоминай, - Изгоняющий расправил плечи. - Пусть это будет тем занятием, что займёт твой мозг хотя бы поначалу. Не прекращай рассказывать, и это будет держать твою голову в ясном сознании, и Силе Зла не удастся завладеть им, чтобы удержаться в тебе.
   - Я не понимаю, - признался Сати, глядя на тераика снизу вверх. По спине скользнула капелька пота, и он передёрнул плечами.
   - Ты поймёшь, - сурово прервал его Изгоняющий. - А теперь начинай. Это не моя прихоть. Это всё, чем я могу тебе помочь.
   - Ладно, - недоумённо сказал Сати. - Как скажете... Это было... Это было осенью... Мы с Тией, моей сестрой, отправились за ахием... В горах растёт такая трава, моя мама варит из неё отвар...

22

Аудиенция у Владетеля

______

  
   Тэм не спал. В последнее время он боялся засыпать, ему казалось, что он непременно не проснётся, и это пугало его. В подземелье была полная тишина, даже дурманящий запах еды сверху стал тише.
   Но вот послышались шаги. Привычные, тяжёлые, шаркающие шаги карлика и чьи-то ещё, лёгкие, почти незаметные.
   Он приподнял голову, впиваясь взглядом в темноту двери. Сквозь узкие прорези решётки он разглядел свет факела.
   Ничего в Небесном Городе не было ценнее порядка. А порядок постановлял не бродить ночью никому, даже наделённым властью. Тэм не знал, распространялось ли это на путешествия по Башне вверх до самой вершины и вниз, к подземельям, но что-то подсказывало ему, что это - из ряда вон выходящее событие.
   Он попытался подползти ближе к двери, но у него ничего не вышло. Его даже не забирали на работы, настолько он ослаб. Но всё не убивали. Его должен был убить Бастион Скорби.
   В расстояние между прутьями решётки он увидел перекошенное и сонное лицо карлика, потом услышал подобострастное:
   - Он здесь, госпожа... Как вы желали...
   Его багровое лицо исчезло. Вместо него там мелькнуло что-то светлое и встревоженное... Девушка... Девушка? В такой час? В подземелье для приговорённых?
   Тэм потянулся вперёд всем телом, пытаясь рассмотреть лицо девушки. Она испуганно и сочувственно посмотрела на Тэма и тяжело вздохнула. Что-то негромко спросила у карлика, у неё был такой приятный голос, а Тэрмис так устал от хриплых и слабых стонов своих товарищей по несчастью, что даже не попытался вслушаться в её слова.
   - Нет, это невозможно! - в голосе надсмотрщика слышался настоящий ужас. - Владетель и так убьёт меня за то, что я привёл вас сюда, госпожа!
   - Не беспокойся, он ничего не узнает, - вздохнула девушка. - Помоги мне найти путь обратно и отправляйся спать. Это - то, что ты заслужил, - Тэрмис услышал звон, кажется, звон монет.
   "Он здесь... Она спрашивала обо мне? Почему она спрашивала обо мне? - встревожился Тэрмис. - Наверное, это Воин... Надеюсь, это он... О, Свет, доживу ли я до того, как он всё-таки за мной придёт?"

______

  
   - Ты спишь и не ведаешь, что творится в твоей Башне, Владетель, - насмешливый голос прокрался в сон Тартену Датариану. Он моргнул в попытке открыть глаза, но у него ничего не вышло. - Я сейчас слишком далеко, чтобы быть у тебя лично, так что добро пожаловать в мой сон, - повторил призрак.
   Тартену Датариану никогда не снились сны. Однако на этот раз привычная ему тьма, поглощавшая его, когда он закрывал глаза, сменилась ярким светом. Он вновь был таким, каким был больше ста лет назад. Загорелая кожа, грубые руки, привыкшие к оружию, тяжесть меча на поясе, вместо Печатей на груди... Доспехи Воина Тени и слепящий глаза белизной плащ за спиной, обруч, скрепляющий русые волосы, чтобы не падали на лицо, и то самое ощущение ветра, которое он всегда чувствовал в себе. Тартен Датариан был хитрым и умным пройдохой, Белый Лорд - Воином Тени и в высшей степени человеком.
   - Благодарю, Хозяин, - прочувственно произнёс Вэсмерт. - Это великое счастье - ощутить себя тем, кем я был. Не знаю, заслужил ли я такой награды.
   - Может быть, и заслужил, а может, и нет, - хмыкнул призрак. - Тебя удивляет, какой светлый у меня сон - у тебя удивлённое лицо?
   - Меня удивляет, что вам... снятся сны, Хозяин, - признался Вэсмерт.
   - О да, это удивительно. Но они мне снятся, если я того хочу. Быть призраком - не так-то просто, но есть множество преимуществ... Во сне можно быть тем, кем захочешь, особенно, если наяву нет такой возможности, - Хозяин здесь больше не был полупрозрачной фигурой. Он не имел также внешности предателя-Хранителя, когда-то так кстати отдавшего ему своё тело. Возможно, Вэсмерт сейчас видел его таким, каким он был тысячелетия назад. - Но не думай, что сегодняшняя ночь - это бесконечная череда наград, - Хозяин сел во внезапно возникшее перед ним кресло. - На самом деле, я хочу тебя предупредить, если уж ты сам ослеп настолько, что не видишь опасность у себя перед носом. Тебя было слишком сложно возродить, Белый Лорд, чтобы я тебя потерял! Вечность не собиралась отпускать тебя...
   - Вы говорите о Зэрандере, Хозяин?
   - Да, о нём. Призрачный Воин добрался до Сарратара исключительно быстро, да ещё и оброс по дороге толпой жаждущих защиты. Жаль, что сейчас нет времени заняться этой его свитой, слишком интересная интрига развивается в Алвалене, чтобы не следить за ней, к тому же, возглавивший Сэнктим Лорд Котли тоже радует меня всё больше... А вот ты напрасно закрываешь глаза на то, что творится в Небесном Городе.
   - Хозяин, всё находится под моим контролем, - не очень уверенно сказал Вэсмерт. - Хранитель скоро достигнет того состояния, когда всё равно, кому служить и кого предавать. Он будет на нашей стороне, и Камень Света станет вашим. А Зэрандеру всё равно не удастся вытащить его из моей Башни.
   - Зэрандер заручился поддержкой Говорящей в Совете и Ирика Маббары в борьбе против тебя. А взамен они обещали вернуть ему Хранителя, - с холодной улыбкой произнёс Хозяин. - И твоя новая жена, с которой тебе никак не наиграться, им в том помогает.
   Брови Вэсмерта поползли вверх. Какая неслыханная храбрость со стороны Лиадж!
   - Завтра утром Зэрандер получит сведения, что Тэрмис жив, и, по просьбе Говорящей, проверит, бессмертен ли Владетель Ключей. Когда он столкнётся с тобой - я уверен, что это произойдёт, и даже палачи твои тебя не защитят, когда он сам решит, что ты ему нужен - тебе будет несладко, а потом, возможно, ты упустишь и Хранителя... Или ты не соберёшься спасти свою шкуру в последний момент ценой даже его жизни?
   - Его жизнь нужна вам, Хозяин, и я с готовностью умру сам, если это сохранит его в ваших руках.
   - Но в моих руках это не сохранит его в любом случае. Так что я позволю себе сделать для тебя исключение и дать тебе один совет: завтра же займись Хранителем. А заодно убей, наконец, эту Говорящую, сколько можно терпеть её?
   - Как пожелаете, Хозяин, - недоумённо отозвался Вэсмерт.
   - Если у тебя ничего не выйдет, я не буду вновь тратить столько сил, чтобы отобрать тебя у Вечности.
   - Я не подведу вас, Хозяин, - низко поклонился Вэсмерт, ощущая, как исчезает тяжесть доспехов и размазывается свет вокруг. Сон Хозяина больше не был его сном...
   Но сегодня Вэсмерт приобщился к одной из многих личных таинств жизни его Хозяина.

______

  
   По улицам Небесного Города двигалась процессия. Немногие прохожие поспешно падали на колени, пряча глаза. Носилки, следовавшие навстречу процессии, замерли, прижимаясь к стене домишки, а Благородный, восседавший на подушках, так же покорно склонил голову, как и многие простолюдины.
   Но процессия скоро исчезла с центральных улиц. Лиадж взволнованно оглядывалась по сторонам, ожидая встречи с тем странным человеком, так резко разговаривавшим с Говорящей и Провозглашающим.
   - Ты хочешь сказать мне, что он жив, - звучит издалека голос, но Лиадж хорошо разобрала каждое слово.
   - Да, это так, - ответила она, оборачиваясь. Палач, сопровождающий её повсюду, настороженно обернулся к предполагаемой опасности. Лиадж удивилась тому, что он сразу же не кинулся на этого человека. Он ведь не поклонился и позволил себе весьма резкие нотки, палач должен был немедленно наказать провинившегося смертью...
   - И как долго он сможет прожить?
   - Мне кажется, удивительно, что он ещё не умер...
   Зэрандер перевёл взгляд с её лица на палача и задумчиво спросил:
   - Владетель Ключей имеет особенные планы на этого пленника?
   - Я не знаю этого... Я в это не посвящена, - растерялась Лиадж. - Мне не положено это знать.
   - Но к тому, что Говорящая хочет убить Владетеля, ты относишься отрицательно?
   - Я не знаю, - промямлила Лиадж. Ей уже хотелось поскорее исчезнуть от взгляда проницательных синих глаз этого человека.
   Зэрандер не сводил глаз с палача. Палач уже думает о том, как его убить. Он слишком умён, чтобы сразу броситься в бой, и это правильно. Он разглядел в Зэрандере очень сложного противника, и не торопился начинать схватку.
   Смерть Владетеля ничего не изменит. Тэрмиса всё равно смогут вытащить из Башни только кто-то из Совета... или меч и Дары Ночи. Но последний вариант не очень хорош. Хотя, пренебрегать им не стоит.
   - Отправляйся к себе в Башню и не дай Владетелю повода тебя подозревать, - коротко приказал Зэрандер. - А твой палач исчез при странных обстоятельствах. Ты сама не заметила.
   Лиадж жалобно подняла брови, но Зэрандер успел уже уклониться от брошенного ножа, в один прыжок достичь палача и сбить его с ног. Лиадж едва удержалась, чтобы не завизжать, слуги с выражением покорной лени на лице глядели на драку. Лиадж уже успела понять, что этих бедняг обрабатывают почти как палачей, но только просто лишают памяти и собственной воли. Палачей же подчиняют воле Владетеля.
   Палач быстро вскочил на ноги, выхватил кинжал и, прежде чем Зэрандер справился с неожиданно покинувшим его равновесием, всадил его в руку Воина Тени по самую рукоять. Он целился в сердце, но Зэрандер успел заслониться.
   - Отправляйся в Башню, я сказал! - рявкнул Зэрандер разъярённо. - А не то Владетель рискует лишиться своей жены раньше, чем своей жизни!
   Лиадж испуганно прикрикнула на слуг:
   - В Башню! Немедленно!
   Те развернулись и быстрым шагом понесли её прочь. Она взволнованно облизывала губы, пытаясь одновременно справиться с дрожью, но оборачиваться назад не решалась. Там творилось что-то страшное.
   Зэрандер перехватил новый удар палача второй рукой и повалил его на землю. Один палач - это ничто. Когда их много - это куда хуже.
   Кинжал всё ещё торчал из руки. Рано извлекать его - прольётся слишком много крови.
   Палач попытался сбросить его с себя. Лицо его при этом ничего не выражало. Зэрандер сверкнул клыками и призвал Дар Ночи. Тело палача пронзила судорога, он разжал хватку, которой держал плечи Зэрандера, и безвольно раскинул руки. В его горле что-то утробно булькнуло.
   Зэрандер сел на мостовую рядом с ещё живым палачом и осторожно коснулся пальцами рукояти кинжала. Потом сморщился и резко выдернул его, перехватывая рану ладонью.
   Палач ещё несколько раз булькнул, потом у него вздулись вены, тело, повинуясь неведомым силам, заметалось по мостовой, кожу пронзили трещины, будто землю во время землетрясения. Из трещин засочилась тёмно-багровая кровь.
   Призрачный Лорд поднялся на ноги, бросил кинжал рядом с изуродованным телом и быстрым шагом пошёл прочь, наклонив голову и сжимая рукой рану. Оставалось надеяться, что Дар Самоизлечения на этот раз не будет слишком капризен.

______

  
   - Тэм, паренёк, за тобой пришли! - проговорил грустный голос секундой раньше, чем кто-то пнул его сапогом в грудь.
   Тэм вздрогнул и проснулся, радуясь тому, что этот кошмар кончился так банально. Голос Ксирина был лучшим из средств пробуждения, хотя толчок в грудь тоже сильно помог...
   Тэрмису давно не снилось таких кошмаров. Он чувствовал неописуемый страх, но не его собственный, а чужой, извне... Будто бы он был в чьём-то теле, кричал, испытывал боль и недоумение разом... Вокруг него то вспыхивал яркий свет, то повисала полная темнота, и так продолжалось почти вечность...
   Как хорошо, что его разбудили!
   - Шевелись! - гаркнул голос над головой. - Не заставляй ждать Владетеля Ключей, животное!
   Тэм приподнял глаза. Это был надсмотрщик... Но другой. Карлик со свороченным набок носом, заплывшими маленькими глазами, в кожаной с железом жилетке и всё той же плетью в руке... Совсем не тот, что был прежде.
   - Иди, не задерживайся, - испуганно прошептал ему в спину Ксирин. - Никогда не задерживай никого, когда ты...
   - Молчать! - рявкнул карлик. - Не получишь сегодня своей крови, и будешь стонать до завтрашнего вечера!
   - Простите, о господин, - пролепетал Ксирин, отползая назад.
   Тэм приподнялся, заглядывая в глаза карлику.
   - Что я должен делать?
   - Ползти, - пнул его надсмотрщик ещё раз. - И смотри у меня...
   - Помилуйте, что я могу сделать в таком состоянии? - жалобно спросил Тэм.
   - Не спорь с ним, паренёк...
   Свист хлыста заставил Тэма вжать голову в плечи.
   - Я не буду больше, господин! - всхлипнул за спиной Ксирин. Тэм узнал его как очень сильного человека... Но перед силой боли даже он был слаб и безволен, как раб.
   Тэм послушно дополз до самой двери. Карлик толкнул её, выпихнул его наружу и повернул ключ в замке.
   - Поднимайся на ноги! - приказал он.
   Тэм попытался выполнить приказание, но не сумел. Карлик, шипя, подхватил его за шкирку и поволок за собой. Хранитель почти не чувствовал боли от ударов о ступени. Свет заставлял его щуриться, но его обилие вокруг опьяняло его. Он чувствовал запах, ни с чем не сравнимый запах свободы.
   Но рука карлика своими узловатыми пальцами продолжала удерживать его за воротник одежды. Тэм пытался вяло перебирать ногами, но у него ничего не выходило.
   Наконец, его оставили в покое. Он лежал на чём-то холодном и гладком целых несколько мгновений.
   - Слушай меня, - раздражённо заговорил карлик. - Сам Владетель Ключей желает с тобой говорить. Не смей повести себя иначе, чем положено! Ты - ничтожество, и то, что он заинтересовался тобой, делает тебе великую честь!
   Тэм не вслушивался в смысл слов. Он запомнил имя - Владетель Ключей... Живая легенда Небесного Города! Но... зачем? Почему? Откуда?
   Каким-то образом он оказался стоящим на коленях и опирающимся лбом о плиты пола. Карлик исчез - Тэм больше не слышал его шумного дыхания. Зато он услышал кое-какой новый звук - множество шагов. Мягкие, сопровождающиеся шуршащей по полу одеждой, и многочисленные тяжёлые, резкие и абсолютно одинаковые. Кто-то приближался, и у этого некто была большая свита.
   - Хранитель Света Тэрмис, тебя правильно определили? - услышал он вопрос, заданный без особого интереса.
   - Да,... - растерянно и оттого негромко ответил Тэм. Наверное, он как-то должен обращаться к этому человеку... Как-то уважительно...
   - Я тебя узнал, хотя ты и вправду изменился, - кажется, что-то развеселило Владетеля. - Я ведь сам пустил тебя в Небесный Город. И мне жаль, что ты так быстро нарушил закон. Сегодня - день твоей смерти. Я лично подписал приказ, чтобы тебя казнили раньше многих, кто задолго до тебя оказался в подземелье... Тебе не кажется, что ты должен бы поблагодарить меня?
   - Простите, но не кажется, - набрался смелости Тэм. - Я не знаю, что такое - благодарить за раннюю смерть.
   - Какой ты смешной, - заинтересованно заметил Владетель Ключей. - Ты хотел бы просуществовать ещё несколько долгих десятков дней в тягостном ожидании?
   Тэм вздохнул. По крайней мере, на правду этот человек не торопится оскорбляться и заявлять, что тут, в Небесном Городе, всем прочим положено молчать и покорно принимать свою судьбу.
   - Я пришёл в Небесный Город не чтобы увидеть его и умереть...
   - Не ты пришёл в Небесный Город, а я тебя сюда пустил. И истинной цели твоей я не знал, как и твоего спутника... Древние источники, несущие в себе память о том, что когда-то Небесный Город имел контакты с внешним миром, сказали мне, что он - Страж Света. Должно быть, вашим делом была какая-то миссия?
   - Это так, - Тэму очень хотелось поднять глаза и посмотреть на этого Владетеля Ключей, однако у него просто не было сил это сделать. - Мы должны были... забрать Камень Света, - он подумал и посчитал, что в том, чтобы назвать коренному сарратарцу настоящую цель, нет ничего преступного. Вряд ли жители Небесного Города даже знают толком, что это такое, Камень Света.
   - Чтобы забрать что-то из Небесного Города необходимо позволение Господина Четырёх Стен, Совета... ну и моё. Ты забавный юноша, и если бы ты пришёл в Башню, чтобы попросить забрать этот твой Камень, я бы тебе не отказал... Если только Небесный Город не рухнет без него... Принесите мне кресло, - приказал он. - Наш разговор может затянуться.
   Тэм вздохнул. О, неужели Зэрандер совершенно не собирается его освобождать? Если он вдруг стал ему не нужен - зачем же был нужен раньше?.. Для чего была вся эта игра, если всё было хитроумным планом убить его... И зачем так? Почему нельзя было убить его Силой Ночи, мечом, или сбросить с летучего корабля?..
   "Нет, Зэрандер не мог хотеть меня убить! - встрепенулся Тэм. - Как я могу так думать? Неужели, я всё-таки схожу с ума? И потом, ведь... Ведь двойник Камня Света у меня! Да, у меня!"
   С того самого момента, как они ступили на борт летучего корабля, Тэм слишком часто удивлялся, чтобы помнить о зашитом под пояс белом угольке первого двойника Камня Света. А он там был... В темнице Тэм совершенно забыл о нём, но так как его не обыскивали, никто не нашёл его, как и деревянную картинку с изображением Лорда Зэрандера. И вспомнил о нём Тэрмис только сейчас.
   - Так что это за Камень Света, который ты искал?
   "А может быть, с ним что-то случилось? - встревожился Тэм за Зэрандера. - Хотя, что может с ним произойти? Он, пожалуй, единственный во всём этом мире, с кем ничего не может случиться!"
   - Он нужен... нам. Тому миру, который вы называете внешним. Без него мы погибнем.
   - А что же он делает в Небесном Городе? Не затягивай с ответами, ты так долго молчишь, словно придумаешь красочную ложь!
   - Я не лгу! - вздохнул Тэм. - Я... Я очень хочу пить, - признался он.
   - Пить? - переспросил Владетель Ключей. - Каждый заключённый имеет право на стакан крови в день. Или тюремщики отказывали тебе в этом праве? Тогда не беспокойся - я прикажу их казнить, а тебе...
   - Не надо никого казнить! - слабо воскликнул Тэм. - Я сам отказывался... Я не могу пить кровь... Я не мог...
   - Все так говорят. На деле, оказывается, могут все, - возразил Владетель лениво.
   - Но я не смог, - пробормотал Тэрмис. - Поэтому сейчас я... очень хочу воды... Пожалуйста, вы не могли бы...
   - Воды? - Владетель Ключей рассмеялся. - На такое вопиющее нарушение правил даже я никогда не пойду. Тем, кто нарушил закон Небесного Города, не суждено почувствовать вкус воды. Так завещали наши предки.
   Тэм отчаянно вздохнул, зажмуривая глаза ещё крепче. До этого момента он так и лежал с закрытыми глазами, но в нём была ещё маленькая надежда, а теперь и её не осталось.
   - Так что за Камень Света? Расскажи-ка мне поподробнее, - судя по звукам, ему уже принесли кресло, и он разместился в нём со всем комфортом. У Тэма так болело всё тело, что он перестал чувствовать его уже давно.
   - Я не могу ничего вам сказать, - поражаясь своей мстительности, сокрушённо вздохнул Тэм. - К сожалению, я связан множеством клятв...
   Давно он с таким чувством никому не лгал. За каждое слово лжи он всегда испытывал муки совести, но сегодня совесть не торопилась пробуждаться. Конечно, клятвы он никому не давал, он обещал отцу сохранить всё в тайне, да и то обещание не сумел выполнить...
   Владетель Ключей какое-то время молчал, а потом Тэм услышал раскатистый смех. Кажется, Владетель очень развеселился...
   - Ты, должно быть, не знаешь, что если мне что-то хочется, то это непременно сбывается. Так устроен Небесный Город. И если я так хочу, то все тайны раскрываются и приходят ко мне сами. Ты ко мне уже пришёл, а уж я могу найти тысячу разных способов заставить тебя говорить... Но я далеко не так жесток, - он перестал смеяться. - Скоро ты умрёшь. К чему так долго оттягивать этот момент? Может быть, ты не заметил, но тебе хочется умереть... А хотя, - вдруг перебил он себя. - Ты заставляешь меня идти на необычайные нарушения, Хранитель Тэрмис. Впрочем, удовлетворение моего любопытства всегда того стоит. Принесите-ка мне бокал воды, - бросил он куда-то в сторону.
   Тэм ощутил, как по телу пробежала дрожь. Одновременно в мозгу вспыхнула яркая мысль: тебя покупают за один бокал воды, Тэм! Тебя, со всеми твоими тайнами! Хранитель ли ты Света после этого?
   Но вместо всего этого он жалобно спросил, боясь услышать отказ:
   - Вы дадите мне воды?
   - Я ещё подумаю, но, скорее всего, дам. А начинать говорить ты можешь уже сейчас. Как выглядит этот твой Камень Света?
   - Просто небольшой камень... Скорее всего, драгоценный...
   - И что же в нём замечательного? - разочарованно протянул Владетель.
   - На нём трещина, сохранившаяся с древних времён... И если я возьму его в руки, он станет самым настоящим Камнем Света, - опять уклонился он от правды, - а так, он прячется.
   Тэм напряжённо вслушивался в шаги. Кто-то пришёл, потом мгновенно ушёл...
   - Ты прав, это прибыла твоя вода. Но прежде чем ты её получишь, ты ответишь ещё на несколько вопросов.
   Владетелю хотелось бы поглядеть на лицо Тэрмиса. Это тяжело - находиться вблизи от желанной цели и чувствовать, что от тебя, в сущности, мало зависит. Как, интересно, выглядит этот мальчишка в таком положении?
   - Я буду отвечать, даже если вы мне дадите выпить её сейчас, - быстро пообещал Тэм.
   - Тем не менее. Скажи-ка, где именно ты и Страж собирались его искать? Твоей смерти не избежать, но я мог бы помочь этому твоему другу... Согласись, моя помощь может оказаться даже более полезной, чем твоя.
   - Мы не знаем, где он... Мы должны были везде посмотреть...
   - Везде посмотреть! Кажется, ты свихнулся умом задолго до того, как попал сюда, Хранитель. В Небесном Городе "везде посмотреть" тебе удастся, только если ты носишь венец Господина Четырёх Стен. А тебе это уже не светит.
   - Мы не были уверены, что Камень Света здесь. Его может здесь не быть...
   - Но ты знаешь, как он выглядит? Тот самый маленький драгоценный камень с трещиной? - уточнил Владетель Ключей.
   - Да... Не очень маленький... Большой...
   - А почему вас двое - ты и Страж? Я почему-то слышал, что все Хранители давно умерли. Или это не так?
   - Это... сложно сказать... Не все умерли...
   - Но скоро все умрут, так? Ты ведь последний? - хмыкнул Владетель. - Это всё оттого, что в ваших землях нет порядка... Я могу помочь этому Стражу найти твой Камень Света. Пусть это будет с моей стороны жестом доброй воли... Если ты дашь мне более подробную информацию.
   - Я не могу сказать ничего подробного... Я действительно не могу... Но если я умру, искать Камень Света будет бессмысленно... Его некому будет пробудить...
   Владетелю Ключей надоело с усилием вслушиваться в слова, произносимые лежащим ниц пленником. Тэрмис был близок к тому, чтобы склониться на его сторону. В конце концов, он так хочет пить... Наверное, можно уже дать ему то, о чём он так мечтает.
   Он кивнул одному из палачей:
   - Дай ему воды.
   В руку Тэма почти в тот же миг попал тяжёлый бокал. Тэрмис едва подтянул его к губам, всё ещё не веря, что это происходит на самом деле. Он сделал несколько жадных глотков и с недоумением ощутил, что он... ничего не чувствует. Жажда лишь немного притупилась, у него были влажные губы, но... Он словно выпил воздух. Вода выполнила те функции, что должна была, но он не почувствовал саму воду.
   - Видишь ли, древние традиции Небесного Города намного более сильны, чем простые слова. Когда создавался этот город, в его создании участвовала сила, более могущественная, чем ваши Сила Дня и Сила Ночи. Когда писались те законы, слово имело больший вес, чем любое дело. Ты не можешь ощутить вкуса воды. Она действует на тебя так же, как и должна действовать, но ты не чувствуешь её... Что ж, я прочёл тебе достаточно подробную лекцию, но так и не услышал благодарности за то, что нарушил древний закон, чтобы дать тебе глотнуть воды. Или не в обычаях Хранителей Света благодарить за услугу?
   - Я... Я очень благодарен... Я не знаю, как выразить её,... - смутился Тэм.
   - Ты, увы, ничего не можешь для меня сделать. Всё, что ты мог, так это показать мне свой Камень Света... Но ты и этого не умеешь.
   - Если я умру, Камень Света останется бесполезной штучкой, - повинуясь неведомому толчку, произнёс Тэм. - В наш мир вернётся Хозяин Ночи... И до Небесного Города его руки тоже дотянутся.
   - Кажется, ты мне угрожаешь? Это довольно странная благодарность за то, что я для тебя сделал, Хранитель. Ты так хочешь выжить? Впрочем, это странный вопрос. Ты ещё юн и ценишь свою жизнь... Ты не думаешь, что жизнь может оказаться хуже, чем смерть?
   - Я очень хочу, чтобы у меня получилось выполнить своё предназначение... Я обещал...
   - Давать обещания в твоём возрасте? По меркам Небесного Города ты даже не достиг совершеннолетия. Твои обещания здесь никто не воспринял бы всерьёз... Но всё-таки то, что ты Хранитель Света, заставляет меня думать, что за твоими словами что-то стоит. Хотя бы та Сила, которой ты служишь. Я однажды пошёл себе навстречу, и готов пойти второй раз - сегодня день, когда я готов раздавать свою милость почти даром. Такие дни бывают редко. Я с удовольствием позволю тебе жить, но при одном условии.
   - Что вы хотите? - не веря своим ушам, спросил Тэм. Неужели, и такое возможно? Если вопрос о его казни отпадёт, он сможет вернуться к Зэрандеру, найти Камень... Этот Владетель Ключей кажется совсем неплохим человеком! У него даже есть некоторое обаяние... По крайней мере, человека, управляющего судьбами Небесного Города наравне с Господином Четырёх Стен, да ещё и наслушавшись о нём столько страстей, он представлял совсем иначе!
   - Не очень много. Ты не покинешь Небесный Город. Меня уже давно некому развлекать, так что... А ты ещё и имеешь такое свойство, как отсутствие страха. И хотя тебе кажется, что ты боишься множества вещей, это не так. Ведь ты меня не боишься, верно?
   - Ну... не слишком, - собрался с силами и согласился Тэрмис.
   - Ты останешься жив и в моём подчинении. Обещаю не приказывать тебе всяческих гадостей, которые рисует тебе твоё сознание.
   - Я не могу, - смутился Тэм. - Хранители... Никому и никогда не служат, - решительно завершил он долгую паузу. - Это невозможно!
   - Увы, тогда я ничем не могу тебе помочь. Только отказ от твоей жизни во внешнем мире поможет тебе сохранить жизнь как таковую. Я знаю, что Хранители Света не нарушают своих слов, по крайней мере, мне кажется, что так должно быть. И ещё я знаю, что тебе очень хочется жить.
   - Я не могу... Вы не понимаете...
   - Может быть, ты плохо представляешь себе собственную смерть? Или высоту Бастиона Скорби? - насмешливо спросил Датариан.
   - Я просто не могу позволить себе этого! Если мне надо умереть - я лучше умру, но я не буду никому не служить!
   - Ты ошибаешься! - воскликнул Владетель. - Тебе придётся служить, когда ты посмотришь вниз с Бастиона Скорби, ты поймёшь, что даже хочешь этого!
   Тэрмис вздрогнул, порываясь поднять голову. Ему вдруг остро захотелось взглянуть на лицо Владетеля Ключей, и только в последний момент он спохватился и заставил себя по-прежнему пялиться в пол.
   - Вы можете делать со мной, что хотите...
   - Уж уверен, что могу! Сопроводите его на Бастион Скорби, - приказал он. - У меня есть дела, которые необходимо закончить. За ним может прийти Зэрандер, так что охраняйте его, как следует, - добавил он.
   "Зэрандер?" - мелькнула мысль.
   - Откуда? - вскинул Тэм голову, но в тот же миг на его затылок обрушился удар.
   - Не сметь поднимать глаза на Владетеля Ключей! - рявкнул на него кто-то. Пожалуй, не палач, они, судя по всему, никогда не разговаривают.
   Тэм больно ударился носом об пол, крепче зажмурил глаза, и его истощённый организм быстро провалился в сон, тягостный и мрачный сон, в котором Лорд Зэрандер сбрасывал его с Бастиона Скорби, а Владетель Ключей с выражением удовлетворения на лице - Тэм до мелочей разглядел его лицо - наблюдает за этим.

23

Казнь

_____

   Тия сидела на коленях мастера Лимаса, уткнувшись лицом в его плечо. Никто не выходил из зала уже больше суток, и никаких вестей о Сати в Дом для Просителей не приходило. Только один раз сюда заглядывал Страж Увлер, старый знакомый Тии, но ничего рассказать он не сумел. Пожимал плечами и недоумённо вздыхал:
   - Зачем Клинок это позволил?
   Лимас ничего не отвечал. Почему-то один он помнил, что девочке Тии не очень хочется, чтобы все напоминали ей, в какую нехорошую историю попал её старший брат. Но Страж Увлер быстро исчез из Дома для Просителей, и с тех пор не появлялся.
   - Ему плохо? - спросила Тия, пытаясь ещё глубже уткнуть нос в рубашку тераика.
   - Может быть и нет, - ответил он, подумав.
   - А я думала, вы никогда не врёте,... - протянула она.
   - Как же я столько времени был кузнецом в вашей деревне? - спросил Лимас. - Я не вру, - поправился он. - Может быть, ему и не плохо... Он ведь сам этого хотел. Я не знаю, что случается с теми, кто сам соглашается на Изгнание. Такого давно не случалось.
   Раздался осторожный стук в дверь. Тераик осторожно посадил Тию на стул и открыл дверь. Женщина на пороге внимательно посмотрела сначала на него, потом на Тию, и, растягивая слова, проговорила:
   - Я - Страж Аулиша. Не думаю, что Сати обо мне рассказывал, а если это и делал, то без особого упоения. Я должна передать вам, что Клинок приглашает вас сегодня на обед. Он говорит, что вы не обязаны приходить, но он будет рад, если это случится. Мне кажется, что он хочет о чём-то поговорить с вами.
   - А вы знаете что-нибудь о Сати? - быстро спросила Тия, пока женщина не успела скрыться.
   - Всё, что мы узнаем, мы узнаем на утро послезавтра, девочка, - ответила она. - И хотя меня не поддерживает друг Увлер, Клинок принял единственное правильное решение - не вмешиваться. Твой брат сам должен был выбрать свою судьбу, и он выбрал. Кстати, - она улыбнулась, - я и не собиралась уходить. Не люблю напрашиваться в гости, но если вы не отказываетесь принять приглашение Клинка Света, я должна кое о чём распорядиться. Увы, в наше время даже дружеская беседа с Клинком Света должна проходить официально, - она виновато улыбнулась.
   - Мы не отказываемся, - голос Лимаса не отражал никаких его мыслей. - Вы - лекарь, не так ли?
   - Так Сати уже успел на меня нажаловаться? - когда она улыбалась, у неё становилось очень даже милое лицо. В остальное время она казалась очень печальной.
   - Нет. От вас пахнет травами, совсем как от моей мамы, - вмешалась Тия. - Правда, мастер Лимас?
   Тераик не ответил. Очевидно, у него была какая-то другая причина, почему он угадал призвание Стража Аулиши.
   - А твоя мама - лекарь? - вежливо спросила Аулиша, присаживаясь напротив Тии.
   - Нет! Но она варит очень вкусные отвары! Таких никто не умеет варить у всего подножия гор Стегоса! - похвасталась Тия. - Из ахия!
   - Это очень редкая трава, - заметила Аулиша.
   - А у нас в горах её много растёт! Мой брат очень хорошо умеет её искать,... - она сникла. - Как вы думаете, мы когда-нибудь вернёмся домой?
   Аулиша вздохнула, отводя взгляд. Пожалуй, нет. Если учитывать судьбу мальчика - скорее всего, нет.
   - Этого никто не может сказать, дорогая Тия, - ответила она. - Если Сила Дня защитит Сати, то это может оказаться вполне реальным... Но, может быть, ему удастся остаться в Цитадели.
   Скорее всего, ему придётся это сделать.

______

   Владетель Ключей отложил в сторону перо и пробежался глазами по строкам. Лиадж должна уметь читать - необразованных людей среди слуг членов Совета нет. Есть те, которым не положено уметь писать и читать, но таких всегда немного.
   Интересные слухи бродят по Башне. Тёмными ночами его жена прогуливается с надзирателями из подземелья в гости к заключённым... Сам надзиратель раскололся очень быстро. Лиадж интересовалась Хранителем Света...
   Что ж, этот Хранитель скоро заглянет в глаза настоящей смерти, и из него верёвки можно будет вить. А там и до Камня Света недолго. Он наверняка знает, где его искать - разве нашли бы они тогда так быстро первый двойник? И идти далеко не пришлось - в Алвалене он сам пришёл к нему в руки.
   Интересно, где хранится первый двойник? Наверняка, у Зэрандера. Это надёжнее, чем у этого мальчишки... Уж Призрачный Воин наверняка это понимал.
   Он подозвал одного из палачей и протянул ему свиток:
   - Отнеси моей жене. А затем - встань на пороге и не выпускай её ни под каким предлогом.
   Палач принял свиток и испарился почти мгновенно. Владетель улыбнулся - он любил этих покорных и молчаливых рабов. Они намного ценнее людей... Они абсолютно совершенны... Впрочем, наверное, нет. Тартен Датариан всегда считал, что совершенному человеку должен быть доступен страх. Страх придаёт любому действию особый вкус. Совершенный человек должен получать удовольствие, а палачам это невозможно.
   Хотя, кто знает. Может быть, каждый приказ Владетеля Ключей для них - великое счастье, просто это чувство не отражается на их бесстрастных сероватых лицах? Но этот секрет ему тоже станет когда-нибудь известен. От человека, сочетающего власть Владетеля и Господина Четырёх Стен не может быть тайн у распущенного Совета, а у Перерождающего - тем более. Такая уникальная тайна, а право на неё имеет только род Маиров.

______

  
   На появление палача Лиадж почти не отреагировала. Вряд ли она могла когда-либо подумать, что перестанет пугаться бесшумной тени с безразличными глазами, которую назвали палачом отнюдь не чтобы пугать маленьких детей. Она подумала, что он просто пришёл заменить того, кого наверняка убил этот страшный воин в светлых доспехах.
   Однако палач повёл себя крайне навязчиво и положил перед ней на столик свиток с характерной печатью. Лиадж вздрогнула, поднимая на него глаза, но, как обычно, не получила никаких объяснений.
   Владетель Ключей никогда не писал ей никаких писем. Она поймала себя на том, что у неё дрожат руки. Палач развернулся, отошёл к двери и встал около неё.
   Лиадж сломала печать и развернула свиток. Её лицо мгновенно побелело - аккуратные мелкие буковки с излишне длинными завитушками на заглавных складывались в весьма угрожающе строки.
   "Ты ещё слишком молода, моя необыкновенная жена, чтобы суметь перехитрить моих палачей. Конечно, ты сумела приятно меня удивить. Я рад думать, что выбрал в жёны служанку, у которой хватает смелости и сообразительности попытаться пройти в запретную дверь мимо меня. Но не позже чем сегодня утром мне стало известно о твоём необычном поступке. Если бы я тебя недооценивал, я сказал бы, что тебя запугала Говорящая в Совете, но мне кажется, что в том была доля твоей воли. Не скажу, что я в особенной ярости - многие с куда большим мастерством и желанием проделывали это, но у них всё равно ничего не получалось. Поэтому я склонен относиться к твоему поступку, как к шутке. Но мне, к сожалению, неизвестно, что именно успели сообщить тебе Говорящая и Провозглашающий. Поэтому тебе придётся насладиться одиночеством, пока я занимаюсь делами, не требующими отлагательств. Ваш заговор меня не слишком устроил, и я решил, что Говорящей и Провозглашающему лучше больше не смущать иных жителей Небесного Города. К тому же, если у Господина Четырёх Стен возникнут претензии к их смерти, и отчего-то его претензии будут обращены ко мне, ты, я уверен, станешь хорошим свидетелем того, что они готовили против меня заговор. А когда мы встретимся с тобой в следующий раз, я непременно попрошу у тебя более внятных объяснений."
   Лиадж отбросила свиток в сторону и бросила нервный взгляд на палача. Он её не выпустит, но и вреда ей тоже не причинит...
   Ей на мгновение стало очень страшно. Всё-таки нельзя было вмешиваться во взаимоотношения Совета и Владетеля! Но раз уж она стала частью этого конфликта, то ей пора принять сторону.
   Она перевернула письмо Владетеля и огляделась в поисках письменных принадлежностей. Как-то раньше в них не было необходимости.
   Однако они в покоях присутствовали. Не бумага, но чернильница и перо. Лиадж обмакнула кончик пера в чернила и старательно вывела первое слово. Перевела дух, оглянулась на палача, опасаясь, что Владетель успел приказать ему пресечь любые попытки общения Лиадж с миром, но, убедившись, что тому всё равно, что она делает, продолжила, и с каждым новым словом её почерк становился всё размашистее. Она торопилась завершить письмо и почти не думала над формулировками. Она всё равно никогда не писала писем таким могущественным людям.
   Наконец, она закончила, устало вздохнула и свернула свиток, почти не дав просохнуть чернилам - только убедившись, что её слова не слишком размажутся. Вместо того, чтобы ставить печать - её печать лежала рядом с чернильницей - она обмотала свиток длинной лентой, которую выпутала из волос, и подошла к двери. Палач даже не шевельнулся - пока она не выкажет непосредственного желания выйти, он будет игнорировать её присутствие, как таковое.
   Она потянула за шёлковый шнурок, оканчивающийся красной кистью и отошла обратно, разместившись поудобнее на своём ложе. Мелодичный звон вскоре доберётся до помещения слуг, и сюда быстренько прибежит кто-нибудь, чтобы спросить, что надобно госпоже. А госпоже надобно хороший обед. И лучше прямо в постель, подальше от ушей молчаливого палача.
   И хорошо бы это была женщина. Женщину будет легче склонить на это рисковое мероприятие, чем мужчину. Лиадж была в этом уверена.
   Кривая улыбка в огромном зеркале напротив сказала ей самой, что она за несколько дней стала очень искушённой в интригах сильных мира сего. Только это не то, чтобы заставляло её испытывать восторг...

______

  
   Говорящая с интересом смотрела на свиток. Один из её верных людей принёс его и шёпотом сообщил, что его предполагалось доставить Господину Четырёх Стен. По крайней мере, таков был адресат. Однако кое-кому удалось перехватить свиток раньше, тем более что он был совсем даже не запечатан. Только перевязан ленточкой, так, что Говорящая едва не решила, что у её мужа завёлся какой-то романчик на стороне.
   Она осторожна стащила ленточку и развернула свиток. Первые слова ошарашили её настолько, что она не сразу поняла, что это обращение не к ней, а к Лиадж. Только перевернув свиток, она ознакомилась с тем самым содержанием, которое подготовила бывшая её служанка для Господина Четырёх Стен. Это было что-то средним между требовательным зовом на помощь и испуганным лепетом.
   Она очень просила любой ценой остановить Владетеля Ключей, который собрался устроить покушение на членов Совета, а также высказывала опасливые и довольно вялые мысли о предполагаемом желании Владетеля обмануть Господина Четырёх Стен с некоторыми корыстными целями. В её письме весьма органично уживались известия о желании Владетеля завладеть венцом Господина, о Лорде Зэрандере, о пленнике, который почему-то имеет необыкновенную важность, о том, что ей очень плохо и одиноко и о том, что ей кажется, будто всё это следовало бы сделать срочно. При этом она постоянно извинялась, что отнимает время, и писала прочую чепуху, на которую способны только молоденькие служанки. Чепуха показалась бы Говорящей довольно милой, если бы не известие о том, что её скоро может настигнуть смерть. Вряд ли Владетель просто припугнул свою жену.
   - Сделай так, чтобы это письмо попало к Господину немедленно, - приказала она, водворяя на место ленту. - Немедленно! И прикажи удвоить... утроить охрану! И пошли гонца к Провозглашающему Маббаре. Я хочу, чтобы он прислал ко мне своего слугу за ценными указаниями, которые только я могу дать. Ты можешь идти.
   Верный человек поклонился и исчез. Может быть, не так быстро, как исчезают палачи Владетеля, но Говорящая гораздо больше любила простых людей, чем палачей.

______

  
   События, происходившие в Сарратаре в течение следующих нескольких часов, пошатнули тот покой, что так упорно пытались сохранить тысячелетиями. Известия, полученные Господином Четырёх Стен, заставили его мгновенно и безо всякого предупреждения отправиться в Юго-Западную Башню за объяснениями. Он почему-то всё ещё надеялся, что это какое-то недоразумение. Впрочем, он успел позаботиться о жизни Говорящей и Провозглашающего Маббары. Пожалуй, даже палачи Владетеля не сумеют проникнуть в индивидуальное тайное местечко, на которое имеет право только Господин Четырёх Стен. Тайная комната не пропустит никого, кроме него - даже если сам Владетель попытается взломать дверь. Древняя магия узнаёт только венец Господина. В этой комнате сейчас находились Говорящая и Провозглашающий - никто из них даже не попытался воспротивиться такому повороту дела. Даже напротив - были невероятно счастливы. Определённо, у них у обоих было, почему бояться Владетеля. Но не это интересовало Ратвира, а то, правда ли Владетель замыслил такой коварный план, не удосужившись сообщить Господину Четырёх Стен? Да и заявление о его претензиях на венец было весьма угрожающим.
   Однако в Башне, к его ярости, никого не было. Слуги доложили, что Владетель уехал в Бастион Скорби на очередную казнь. Господин Четырёх Стен совсем недолго подумал, стоит ли и туда отправляться без приглашения, или подождать, пока Владетель покончит со своими обязанностями и вернётся в свою резиденцию, но потом всё-таки решил, что дело не может ждать. Надо разобраться с этим инцидентом немедленно, хотя в Небесном Городе и принято не торопиться с решением важных вопросов.
   Хотя, Ратвир смутно понимал, что будет, если все планы Тартена Датариана окажутся именно такими, какими он их себе представлял. Но на всякий случай он захватил с собой не один десяток вооружённых солдат.
   И хотя он помнил о присутствии в Небесном Городе некоего Лорда Зэрандера, о котором ему намного внятнее Лиадж объяснила жена, то меньше всего сейчас о нём думал. А вот Зэрандер, наблюдая за этой процессией почти от самой резиденции Говорящей, куда она заглянула, сделал очень простой вывод.
   Так или иначе, эта компания непременно направится на Бастион Скорби. Можно предположить, что там будет что-то невероятно интересное, раз столько народу собралось полюбоваться тем зрелищем.
   Зэрандер не очень яро удивился своему довольно необычному настроению, подумал, что, наверное, кое-какие планы Владетеля Ключей стали известны Господину Четырёх Стен, и почему-то решил, что это может быть связано с Хранителем. В такие моменты ему порой недоставало молчаливой и всё всегда знающей сестры. Но события развивались так быстро, что Зэрандер вполне мог предположить, что казнить Владетель собирается именно Хранителя.

______

  
   Вид с Бастиона Скорби совершенно не способствовал трезвому мышлению или пафосному бреду, который, как казалось Тэму, должен сформировываться в голове в тот момент, когда тебя собираются казнить. У него просто кружилась голова, не только от слабости, но и от высоты, и он всерьёз боялся, что не сумеет устоять на ногах... Хотя, зачем ему пытаться это сделать, когда ему предстоит упасть?
   Судя по некоторому недоумению, которое было на лицах тех служащих Бастиона, которых он успел разглядеть хотя бы немного, казнь проходила немного не так, как обычно. А может, и совсем не так.
   Владетель Ключей на этот раз стоял в непосредственной близости, хотя краем глаза Тэм видел помост, на котором ему полагалось бы сидеть. По крайней мере, там было очень богатое ложе.
   Тэрмису так и не позволили взглянуть на его лицо. Только пялиться в оранжевый ад, над которым нависал Бастион Скорби. Тэм действительно давно бы уже не выдержал и упал, но за плечо его мёртвой хваткой держал палач. Хранитель успел уже понять, что палачи не подвержены никаких слабостям, в том числе и усталости. Так что самостоятельно Тэм никуда не упадёт.
   "Где же ты, Воин?! - мысленно взмолился Тэм. - Почему-то ты не слишком торопишься!"
   - Не самое лучшее зрелище в твоей жизни? - вкрадчиво поинтересовался Владетель. - Я думаю, что тебе не хочется повторить судьбы многих и оказаться там?
   - Я не понимаю, что вы от меня хотите, - выдавил Тэрмис.
   - Ты должен принести мне клятву верности и сделать то, что я тебе скажу, - нетерпеливо потребовал он. - Иначе ты полетишь вниз. Или ты сомневаешься?
   - Я не буду вам ни в чём клясться! - воскликнул Тэм. - Я не только не понимаю, зачем вам это надо, но и почему вы так этого хотите! Я - Хранитель Света, и я никому не служу!
   - Ты ещё не понял?! - прошипел Владетель. - Пожалуй, ты слишком прост для Хранителя, который взял на себя ответственность спасти этот ничтожный мир!
   Тэм вздрогнул, порываясь обернуться. Что-то его вдруг резко смутило. Что-то невероятно тёмное и холодное...
   - Сила Ночи! - сдавленно воскликнул он. - Ты - слуга Хозяина!
   - Никто не смеет обращаться ко мне неуважительно, Хранитель! - рука в перчатке схватила его за подбородок и так резко повернула его голову, что едва не хрустнули позвонки. Тэм оказался прямо напротив горящих яростью и нетерпением глаз Владетеля Ключей. - Кажется, ты удостоился такой чести, о которой никто, кроме Благородных, не может даже мечтать! - усмехнулся он. - Да, мой повелитель - Хозяин Ночи! Ты нужен ему, и ты сегодня в моих руках!
   - Тогда вы меня не убьёте, - Тэм заставил себя говорить спокойно. Он сам не заметил, как выполнил приказ Владетеля и сказал ему "вы". Он почему-то думал о том, что тот Владетель, которого он видел во сне, был совсем не таким, каким он оказался на самом деле. Хотя, в этом на самом деле ничего странного не было. Тэму редко снилось что-то, похожее на правду... А если снилось, то что-то очень плохое. - Потому что я знаю то, что недоступно вам.
   - Так значит, всё-таки знаешь? Ну тогда надейся, что сможешь спрятать эти знания от меня...
   - Хозяину удалось проникнуть даже в Сарратар, - негромко пробормотал Тэм. - Даже Небесный Город готов стать руинами ради Силы Ночи...
   - Когда весь мир будет принадлежать Хозяину,... - воодушевлённо начал Владетель, но не успел докончить.
   Крик охраны привлёк внимание Владетеля. Он отпустил Тэма, оставив его в руках палача, и обернулся. Отбросив в сторону очередного несчастного, попытавшегося преградить ему путь, на площадку Бастиона поднялся Зэрандер.
   Тэм испытал такую радость, увидев его мрачное смуглое лицо, что, несмотря на своё по-прежнему незавидное положение, растянул губы в улыбке.
   - А, старый и недобрый друг, - Владетель, кажется, обрадовался не меньше. - Убейте его! - приказал он. Тэм с изумлением наблюдал, как появляются на вершине Бастиона Скорби палачи Владетеля. Они все были разные, но при этом - совершенно одинаковые. Тэм жалобно заозирался, пытаясь понять, откуда они взялись. Зэрандер выхватил меч, оценивающим взглядом окинул своих противников и остановил его на Тартене Датариане.
   Почему-то ему вспомнились четыре Стража, с которыми он когда-то давно не сумел справиться... Эти палачи намного более сильны, чем те Стражи, и их куда больше. Хотя... У Зэрандера больше не было сомнений в том, что Владетель Ключей служит Хозяину. Более того, в нём было что-то такое знакомое... Будто бы когда-то они уже встречались.
   - Ты зря пришёл за своим Хранителем, Зэрандер, - продолжил Владетель. - Впрочем, ты же не можешь совсем не делать ошибок!
   Зэрандер не торопился отвечать. К чему лишние разговоры, когда вокруг столько противников? Одно он понимал точно: Владетель Ключей не позволит Хранителю умереть, раз уж он служит Хозяину. Значит, у Зэрандера есть ещё время.
   Первый свист клинка, разрезавшего воздух. Зэрандер успел уклониться от удара и оттолкнуть палача. Второй уже царапнул кинжалом по доспехам сзади. Тэм с замиранием сердца наблюдал, как сужается круг вокруг Зэрандера. Ему уже отчётливо мерещилось, что вот-вот этот круг сомкнётся над телом Лорда Тени. Тогда всё точно будет потеряно.
   - Как видишь, ему не устоять против моих палачей, - поделился Владетель своими мыслями с пленником. - Полюбуемся на его смерть - и пойдём. У нас с тобой ещё много дел.
   - У меня нет с тобой никаких дел, слуга Ночи, - вздохнул Тэм, не в силах отвести глаз от сражения. Бой Зэрандера с палачами походил на дикий варварский танец. Владетель недовольно хмурился, ему казалось, что с Зэрандером должно было быть покончено намного раньше.
   - Владетель! - раздалось громкое и требовательное восклицание. - Что здесь происходит?!
   Зэрандеру, как и палачам, не пришло в голову поглядеть на новую фигуру на площадке, зато Тэрмис уставился на этого человека во все глаза. На нём было что-то вроде туники ярко-алого цвета, край которой касался пола, но не волочился по нему, поверх неё - что-то вроде чёрного плаща, но короткого, и подхваченного широким золотым поясом. А золотой венец, украшенный огромными камнями, совсем не оставлял ощущение тяжести, каким казался пояс. Казалось удивительным, как он удерживается на его голове, а не падает от любого слишком сильного порыва ветра.
   На лице Владетеля Ключей вновь отразилось довольство:
   - О, Господин Четырёх Стен! Не обращайте внимания на этот инцидент, - он указал рукой на схватку. - Он скоро будет исчерпан...
   - Я узнаю странные вещи, Владетель, - Господин Четырёх Стен не отрывал глаз от лица Датариана, только на мгновение бросив его на сражение, и на долю мгновения - на Тэма. - Моя жена и Провозглашающий Маббара подверглись покушениям...
   - Мне жаль, - серьёзно кивнул Владетель. Разделяющая их схватка вряд ли мешала их задушевному разговору. Тэм по-прежнему находился в крепкой хватке палача. - Что с ними случилось?
   - Пока ничего, я дал им надёжное убежище. Но кое-что, что я узнал, мешает мне разобраться в происходящем. Вы подсылали к ним убийц, Владетель? - он нахмурился.
   Тартен Датариан ослепительно улыбнулся:
   - Я смотрю, вам действительно известно много нового. Что ж, тогда не стоит тянуть, - он громко и неразборчиво выкрикнул что-то, и это больше походило на крик птицы, чем на человеческий. Часть палачей оставила Зэрандера в покое и в мгновение ока оказалась в опасной близости от появившегося на Бастионе Скорби мужчины.
   Мгновенно Господин Четырёх Стен оказался окружённым плотной стеной своих телохранителей. За их спинами едва ли можно было разглядеть его изумлённое лицо. Вряд ли оно когда-либо в его жизни изображало такую степень... обиды. Он был не оскорблён и даже не поражён, а обижен на Владетеля Ключей. Вдруг оказалось, что Тартен Датариан всё это время искусно морочил ему голову, а Говорящая была права!
   Датариан прищурил глаза. Надо же, как он удивился, Ратвир! Что ж, пускай поудивляется напоследок.
   Конечно, Владетель хотел добиться венца официально, с соглашения Совета. Но соглашение Совета он вряд ли когда-нибудь получит, а теперь у него есть хороший шанс избавиться от всех конкурентов. Зэрандер скоро будет мёртв, Хранитель - в его руках, а венец - на его голове!
   - Вы заплатите за это, Владетель! - крикнул Господин Четырёх Стен. Его телохранители уже вступили в противостояние палачам, кроме тех, что продолжал окружать его живой стеной.
   Тэрмис не старался понять, что происходит между двумя самыми могущественными людьми в Сарратаре. Он с облегчением понял, что Лорд Тени всё ещё опасный противник для палачей. Несколько тел уже лежало на камнях, хотя кинжалы палачей, которыми они пользовались, уже явно попробовали вкус его крови. Белые волосы прилипли ко лбу, а глаза - Тэм впервые видел такое - были закрыты, словно он спал и сражался во сне. Прислушавшись к своим ощущениям, он понял, что Зэрандер использует какой-то из своих Даров, чтобы предчувствовать любое нападение противников. В Небесном Городе была такая странная аура, что Тэм почти не мог различить здесь Силу Дня или Силу Ночи, больших трудов стоило ему понять, что Владетель Ключей - слуга Хозяина, а почувствовать Дар Ночи рядом - не менее сложно. Но Тэм даже предположил, что этот Дар отнимает у него много сил... Когда противников стало вдвое меньше, Зэрандер открыл глаза, совершил невероятный прыжок, почти взлетев над площадкой, и приземлился в стороне.
   - Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во Тьму! - негромко, но ясно проговорил он, и хотя Тэм не слышал его слов, он понимал, что Зэрандер вновь призывает какой-то Дар, пока палачи не успели настигнуть его вновь. Рука Лорда Тени была протянута в сторону Владетеля. - Убей того, кто...
   - Не стоит! - предупреждающе взмахнул рукой Владетель. Тэм глухо охнул, поняв, что его ноги оторвались от земли. Он опустил голову и понял, что висит над пропастью. Палач держал его на вытянутой руке прямо над жерлом вулкана. - Если кто-то причинит мне вред, он благополучно свалится вниз!
   - И Хозяин сотрёт тебя в порошок! - разъярённо крикнул ему Зэрандер, и его лицо сейчас меньше всего напоминало человеческое. Но палачи вновь заставили его забыть о Датариане. Он только бросил непонятный и дикий взгляд на висящего Тэма, даже не пытающегося вырваться, потому что это было равносильно самоубийству.
   Датариан уже забыл о Хранителе. Ему определённо не нравился сегодняшний день. Почему-то его палачи сговорились не выполнять вовремя его приказов. Оба - и Зэрандер, и Господин Четырёх Стен - всё ещё живы... И это не очень хорошо.
   Он опустил веки, собираясь воспользоваться Даром Ночи. Здесь, в Сарратаре, это не было так уж легко - нужно было сосредоточиться только на этом и забыть обо всём, что происходит вокруг. Впрочем, скоро Сила Ночи разделила своё могущество и с ним, а не только с бьющимся насмерть с палачами Зэрандером. Дар настиг Господина Четырёх Стен даже за живой стеной телохранителей. Он упал, как подкошенный, и в рядах его телохранителей образовалась паника.
   У Тэма уже страшно кружилась голова. Ещё немного, и он всё-таки потеряет сознание, он ясно понимал это. Непонятно, как он вообще вынес столько всего за день, если учесть, что за последние несколько дней он выпил всего один бокал воды!
   Датариан собирался уже прикончить Ратвира, когда почувствовал боль в области сердца. Всё происходящее дальше вряд ли заняло больше нескольких мгновений. Пронзённое стрелой, пущенной кем-то из лучников Господина Четырёх Стен, тело Владетеля Ключей полетело с Бастиона Скорби так стремительно, как белая чайка направляется к воде, чтобы схватить очередную жертву. В тот же миг палач, державший Тэма, разжал руки, и Хранитель непременно повторил бы путь Владетеля, если бы из последних сил не вцепился в шершавый край платформы, зависнув над пропастью. Стрелы пронзили и палача, рухнувшего беззвучно следом за своим господином.
   Потом все палачи на площадке замерли, опустив руки и склонив головы. Наверное, Владетель достиг жерла вулкана и умер окончательно, и больше им некого было слушаться. Телохранители обступили лежащего Господина Четырёх Стен, которого посланный Владетелем Дар отнюдь не собирался отпускать так просто.
   Зэрандер поднимался с камней, опираясь на меч. Всё, что произошло сейчас, случилось в тот момент, когда очередной удар кого-то из палачей свалил его с ног, и он был близок к тому, чтобы принять свою смерть немедленно. Он тяжело дышал, а глаза бешено блестели, словно ощупывая край платформы. Наконец, он увидел две руки, нервно вцепившиеся в камни. Он подошёл так быстро, как только мог идти, и усилием вытянул Хранителя на площадку. Тэм вцепился в его руку чуть повыше локтя так, словно всё ещё висел над Дымящимся Озером. Он судорожно глотал воздух и периодически ещё сильнее сжимал пальцы.
   Зэрандер выпрямился и подхватил Хранителя одной рукой. Тэм прижался к нему, как беспомощный ребёнок, испуганный ночными кошмарами. Его всего колотило.
   - Воин, - едва слышно выдавил он, - помоги этому... Господину... Владетель что-то с ним сделал...
   Зэрандер такими глазами посмотрел на Хранителя, что любому другому человеку положено было бы умирать от страха, получив такой взгляд. Но Тэм к этому времени уже лишился сознания.

______

   - Не нравится мне эта женщина, - вдруг заявил Бастиан, глядя в окно их гостиницы на проезжающую мимо их двора всадницу. Аджит лениво проводила её взглядом.
   - А чем тебе не нравится эта женщина?
   Последние дни их жизни были преисполнены однообразия и опасений. Циэль постоянно казалось, что вот-вот до неё дотянется мстительная рука Хозяина, а Бастиан умирал от скуки и недостатка внимания, лёжа на постели и глядя в потолок. Впрочем, по вечерам он выбирался в какой-нибудь трактир и играл там в карты. Как правило, ему везло, но иногда он и проигрывал. Тогда Аджит показывала ему, как она умеет отчитывать всяких нехороших маленьких королей, не знающих меры...
   А ещё ночами Бастиан извлекал из дорожного мешка свою корону, примерял её и тяжело вздыхал. Аджит даже удалось попросить у него её померить. Бывший король Алвалена ядовито заметил, что ей не слишком идёт, и отобрал её раньше, чем она успела ему помешать.
   Поначалу между ними не сложились особенно тёплые отношения, но потом что-то изменилось. Уход Зэрандера и Тэма, ласковый и невидимый Бастиану призрак, совместные завтраки, обеды и ужины больше способствовали налаживанию отношений, чем продолжительному молчанию. И потом, в конце концов, им, оказалось, есть, о чём поговорить. Постепенно Бастиан даже стал забывать, что эта странная, но приятная женщина когда-то служила Хозяину и здесь только потому, что прячется от его наказания.
   - На ней платье, совсем такое, какие носят у нас в Алвалене. И она так же закатывает рукава, как это у нас принято.
   - Надо же, а я не замечала, что ваши алваленские леди закатывают рукава, - удивилась Аджит.
   - Крестьянки, - презрительно фыркнул Бастиан. - На ней богатое платье, сшитое не совсем в наших традициях, но близко к тому. А вот носит она его, как простолюдинка.
   - И что? - вяло поинтересовалась Циэль.
   - Просто не нравится она мне, - вздохнул Бастиан. - Не могут же мне нравиться все люди!
   - Тебе - уж точно, - хмыкнула Аджит. - Погоди-ка, - она высунулась из окна. - Ничего себе совпадение! - вдруг воскликнула она. - Это редкий сюрприз... У меня есть предложение, - заговорчески подмигнула она ему. - Давай прогуляемся с тобой, поглядим на неё? Вдруг, она тебе понравится?
   - Ты смеёшься? - поднял он брови. - Ты её знаешь?
   - Я? Я забочусь о тебе, твоё величество! У тебя такое лицо, что тебе не давали вдохнуть воздуха лет сорок. Скоро оно вовсе станет цвета земли, - воодушевлённо заметила она, бросив взгляд вслед всаднице. - Совсем не узнала её в таком виде...
   - Так ты её знаешь? - возмутился Бастиан. - Кто она такая?
   - Расскажу тебе по дороге! Заодно полюбуешься на свою ненавистную особу.
   - А можно и прогуляться, - согласился Бастиан, сгорая от любопытства. Ему в последнее время постоянно думалось только о том, что Лорд Тени бросил их тут на произвол судьбы и не собирается за ними возвращаться, а Тэма просто-напросто обманул. Хранитель так ему доверяет! Но тут появилась милая возможность познакомиться с какими-то старыми знакомыми члена Фаалинской Гильдии, а заодно Фаалинского двора! - Кто она такая?
   - Она - сестра Марила Ат Лава! - довольно сообщила Аджит. - Всё это, на мой взгляд, очень нехорошо пахнет! Она тут точно не зря!
   - Опять какие-нибудь дела проклятой Силы Ночи, - пробормотал Бастиан. - Марил Ат Лав был неплохим парнем... К сожалению, он, кажется, убит в моей загородной резиденции...

______

  
   Наймира с высоты своего коня разглядывала пёструю толпу. Кажется, в какой-то миг высшие силы мира сговорились и решили завалить её всякими жуткими чудесами. По крайней мере, она всегда считала, что её жизнь пройдёт спокойно и размеренно, в мирной деревеньке близ Алвалена, но почему-то всё выходило совсем не так.
   На Побережье она прибыла в прошлый день, и первое, чем она полюбовалась, выехав к морю, это огромным летящим кораблём. Пожалуй, те, кто оказались поблизости, здорово повеселились, глядя на её лицо. Прежде, чем она поняла, что это просто корабль с крыльями, хотя одно это заставляло её вздрагивать до сих пор, ей пришла в голову мысль о живой твари, которая непременно на кого-то охотится. Пожалуй, на Побережье действительно живут одни ненормальные - летать на этой штуке решится только отважный смельчак или беспечный идиот.
   Потом в первой же таверне выяснилось, что просто так тут сидеть не принято, нужно либо принимать участие в какой-то карточной игре, либо делать вид, что это страшно тебя интересует, иначе на тебя недобро смотрят и шепчутся. Затем обнаружилось, что женщины в шерстяных платьях здесь свет не видывал, и все местные молодые люди с нелепыми платочками на шее полезли к ней знакомиться. Наймира иногда начинала всерьёз жалеть, что у неё нет больше Волчьего Перстня, чтобы заставить их всех отстать раз и навсегда...
   Впрочем, сегодня судьба была к ней более благосклонна. Она прибыла, наконец, в Небесную Пристань, о которой ей рассказывали все подряд, кого она встречала. Но первым делом справедливо решила не соваться на саму эту пристань, всё равно, у неё нет никаких гарантий, что Зэрандер и Тэм улетели в этот Светом забытый Сарратар... Надо попытаться найти их следы где-нибудь в другом месте... И поэтому решила отправиться на местный базар. В конце концов, разве это не то место, где всегда можно про всех разузнать?
   Её взгляд привлёк сидящий на деревянном табурете старик, перед которым на истёртом коврике были разложены какие-то деревяшки. Глаза Наймиры невольно остановились на них - даже издали было что-то знакомое в этих ярких картинках.
   Она соскочила с коня - за последнее время она здорово навострилась это делать! - и подошла к старику.
   - Камень Света! - воскликнула она, уставившись на деревяшечки, показавшиеся ей такими странными.
   - Вам не нравится мой товар, леди? - поднял голову старик, с интересом разглядывая её лицо.
   - Нет... То есть, да... Дело не в этом! - Наймира поражённо вдохнула. - Я... У вас замечательный товар... Я просто... Не ожидала... Увидеть на картинках...
   - Девятого Лорда? - подхватил старик, улыбаясь. У него было довольно приятное лицо, хлипкая седая бородка и весело прищуренные глаза. - Должно быть, вы впервые на Побережье, леди? - спросил он.
   - Да, - кивнула Наймира. Она всё ещё была под впечатлением от многочисленных изображений Лорда Зэрандера. Она ожидала увидеть что угодно, кроме этого.
   - Вам, наверное, удивительно думать, что мы до сих пор помним Девятого Лорда Тени! - сообщил старик. - Мой сын рисует эти картинки, я их продаю, и это очень выгодно! Всем гостям Побережья хочется приобрести такую... Никто не рисует таких на всём Побережье! - гордо сообщил он. - А я продаю их совсем недорого. Вы не хотите?..
   - Я с удовольствием, - растерянно пробормотала Наймира. - Простите, но... Почему... Почему Лорд Зэрандер?
   - Разве вы не знаете легенду о покорении Великого Побережья? - удивился старик.
   - Я... Нет, - Наймира покраснела. - А я должна знать?
   - Ну, вы же приехали на Побережье! - покачал головой старик. - Это - наша главная легенда!
   - О Лорде Тени? - переспросила Наймира. Интересно, тут все так уважают Воина Тени... Куда же смотрит Цитадель?
   - Ну конечно! Если вы не торопитесь, леди, я готов рассказать вам её... За символическую плату: вы купите у меня одно изображение. Можете спросить у кого угодно вокруг, - он обвёл рукой весь базар, - мои картинки приносят удачу самого Девятого Лорда!
   Наймира жалобно подняла брови. Кажется, не она преследует Зэрандера, а Лорд Тени - её...
   - Расскажите, - пискнула она. - Я у вас её куплю...
   - Очень хорошо!..
   - Простите, можно мы тоже послушаем? - донеслось из-за спины Наймиры. Она вздрогнула и обернулась, но её пришлось подавиться возгласом изумления. Рядом с каким-то молодым человеком, совершенно не похожим на жителя Побережья, стояла леди Аджит из Фаалина, та самая, которая хотела добраться до Лорда Зэрандера!
   - Что вы зде?.. - начала она, широко распахнув глаза.
   - Конечно, я рад слушателям! - хвастливо сообщил старик. - Никто лучше меня не знает этой легенды! Но вы все должны будете купить у меня по изделию!
   - Мы вам верим, - кивнул Бастиан, с интересом разглядывая Наймиру. - И мы непременно купим ваш замечательный товар, - она, конечно, не подозревала, кто он такой, но встреча с леди Аджит порядочно напугала её. Впрочем, она быстро оправилась. Старик, тем временем, временно убрал все свои картинки и предложил всем троим усесться на ковёр.
   Наймира с опаской покосилась на Аджит, та улыбнулась ей и отвернулась. Ат Лав вздохнула, закусывая губу. Если эта женщина охотится на Зэрандера, значит, он и вправду где-то здесь... Члены Гильдии Наёмников просто так нигде не появляются.
   Надо только успеть убежать и найти его раньше неё, хотя, вряд ли у неё хватит мастерства с ним справиться. Он такой сильный...

24

Легенда о покорении Великого Побережья

______

  
   Эта история случилась за одиннадцать лет до уничтожения Хозяина, когда в горах Стегоса Сила Ночи была изгнана из этого мира Камнем Света. Задолго до этого момента Хозяин в теле Хранителя Света вернулся в этот мир, чтобы захватить его весь. В его подчинении была Сила Ночи, дарившая ему могущество, и огромное войско из простых людей и Воинов Тени. Почти весь мир упал к его ногам, и единственными странами, которые продолжали сопротивляться, были Такея и союз государств, расположенных близ моря. Великое Побережье.
   Войска Хозяина Ночи на протяжении многих лет не сумели покорить такейцев из-за таинственных призраков, охраняющих границы. Ни один Воин Тени не мог пройти дальше того места, которое они сторожили, а простым солдатам было не совладать с такейской армией. Такея была надёжно защищена от Хозяина.
   Великое Побережье не обладало такой надёжной защитой от Силы Ночи, но его сила была в другом. Такея была маленькой страной, и их необычная сила была их единственной защитой. В союз, называемый Великое Побережье, входило ровно тринадцать небольших государств, вместе обладающих огромной властью и силой. Великое Побережье начало своё существование ещё тогда, когда Хозяин Ночи впервые появился в этом мире.
   Тогда он был просто человек, пользующийся покровительством Силы Ночи, и долгое время его власть в мире была весьма сомнительной. Только когда Камень Света попал ему в руки, к нему пришло настоящее могущество, а Ночь назначила его Хозяином, её наместником в нашем мире. Великое Побережье сформировалось ещё тогда, когда Камень Света не бывал в руках Хозяина Ночи. В те времена оно даже не называлось Великим Побережьем. Просто несколько городов, стоящих на берегу моря и в одиночку не имеющих шансов выстоять против армии Хозяина, не очень большой, но очень даже сильной.
   Этот союз оказался крепким. Они сумели забыть старые распри, объединить свою торговлю и армии, и вскоре это был очень сплочённый союз, почти как единое государство. Монархи этих государств решили, что ни за что не покорятся Хозяину Ночи.
   Однако в первый раз у них не получилось следовать своему решению до конца. Хозяин Ночи в те времена был не единственным, кому помогала Сила Ночи. Были другие, претендовавшие на его место. Тогда этот хитроумный злодей подговорил их объединить усилия и заточить Силу Дня в Камень. Так был создан Камень Света. Все те, кто создавали его, потеряли так много сил, что Хозяин легко уничтожил их. Когда Камень Света очутился в его руках, даже союз Побережья не сумел устоять. Только Сарратар не был захвачен, потому что его охраняла не Сила Дня и не Сила Ночи, а нечто другое, что невозможно покорить.
   В то время Хозяину даже не нужна была армия, чтобы покорять, как и слуги, чтобы приказывать. От городов не осталось и камня на камне, от лесов - ни одного деревца. Возможно, он уничтожил бы весь людской род. Но оставались места в мире, что были под покровительством остатков Силы Дня или другой, неизвестной и самой могущественной Силы, как, например, Сарратар. В таких местах спасались те, кому это удавалось. Тогда появились Хранители Света и Стражи Света. Раньше в них не было необходимости - во Времена Света каждый человек нёс в себе Свет.
   И Хозяин решил, что если он уничтожит Камень Света, то Сила Дня тоже погибнет. Но этого не случилось, и мир вновь обрёл свободу. Постепенно восстанавливались из руин города, и города Побережья тоже. Их монархи вспомнили о том, что когда-то между их предками был заключён союз, и возобновили его.
   На протяжении тысячелетий союз укрепился ещё сильнее, чем прежде, и стал Великим Побережьем. Не было в этом мире союза могущественнее. По-прежнему тринадцать территорий вдоль берега моря были объединены, и это объединение было выгодно для всех. Но вот Хозяин вернулся и избрал новую тактику по захвату мира, тем более, у него больше не было такого оружия, как Камень Света.
   Один за другим он покорял города и государства. Долго держался Алвален, но вынужден был уступить, иначе он был бы уничтожен. Сражался Эмералдмор, но тоже был сломлен. Сейчас эти государства и позабыли, что когда-то довольно легко покорились Хозяину... А поражение Великого Побережья почему-то ставится в укор, хотя так, как сражались наши предки, не сражался никто!
   В один мрачный для Хозяина день его войска подступили к границам Великого Побережья. На границе стояла всего лишь одна десятая часть объединённого войска Побережья, но армия Хозяина была разгромлена и обращена в бегство. Хозяин был в ярости. В то время Воинов Тени у него было не так много, как их стало потом, а Лордов Тени - всего двое, Лорд Четтер и Лорд Котли. Именно второй Лорд командовал тогда побереженской кампанией.
   Кампания провалилась. Одно чудо, наверное, сохранило Лорду Котли жизнь, а Хозяину пришлось надолго забыть о покорении Великого Побережья.
   Но его армия всё росла и росла. За сотни лет, проведённых в мучениях, он научился, как привлечь на свою сторону больше людей. Стражи Света были вынуждены сражаться не против Силы Ночи, а против простых солдат, свято веривших, что их король Сатиан - воплощение Силы Дня, а не наоборот. Хозяин воспитывал верных ему Воинов Тени, выращивал из них Лордов Тени, и за несколько десятилетий у него было уже такое войско, которое не мог охватить взгляд, даже если смотреть с самой высокой вершины гор Стегоса. У него были целые легионы Воинов Тени, готовых за него отправиться в Вечность.
   И тогда он, наконец, решил, что такой огромный участок мира, как Великое Побережье, наконец-то, должно пасть. Но на Побережье все готовились к тому, что их не оставят в покое. У Великого Побережья было войско ненамного меньше, чем у Хозяина, и воины Побережья не собирались сдавать свои земли. В те времена секрет изготовления летучих кораблей знали многие, а не редкие мастера, как сейчас, и эти летающие военные машины уравновешивали силы двух сторон.
   Командовать захватом Великого Побережья Хозяин Ночи поручил своему любимому Лорду, десятому Лорду Зэрандеру. В то время он был ещё десятым, но именно во время кампании он стал девятым. Под его командованием было несколько легионов под предводительством других Лордов. О военных успехах и неудачах Лорд Зэрандер всегда докладывал Хозяину лично, не доверяя никаким гонцам, и в одно из таких посещений Хозяина ему и довелось убить прежнего девятого Лорда.
   Призрачный Лорд не владел Даром Перемещения, но рядом с ним всегда находился простой Воин Тени, когда-то удостоившийся получить этот редкий и полезный Дар. Одному из шпионов Побережья, подосланному Реурихом, удалось увидеть, как одним из своих Даров Лорд Зэрандер пользуется, чтобы на несколько часов отобрать Дар Перемещения у другого Воина. Наверное, Хозяин специально не дал тогда своему ближайшему Лорду этого Дара: ему просто нравилось наблюдать за тем, как Зэрандеру приходится тратить вдвое больше сил на то, чтобы доложить ему очередной результат.
   Король Реурих, правивший королевством Марбли, одним из государств, входивших в Великое Побережье, отправил одного надёжного человека, история не сохранила его имя, в стан врага, и ему удалось со временем пробиться настолько близко к Лорду Зэрандеру, как возможно было это сделать простому человеку. Он был смотрителем за соколами, переносившими приказы от одной армии к другой намного быстрее простых гонцов. Один из соколов предусмотрительно летал сразу в лагерь войска Марбли, очень скоро доставляя вести о происходящем во вражеском войске.
   Долгое время благодаря этому смельчаку удавалось донести многие планы Лорда Зэрандера до армии Великого Побережья. Зэрандер попросту не обращал внимания на простого смотрителя за соколами, и вся его ярость после проваленных планов обрушивалась на головы военачальников и других Лордов. Они задолго до второй побереженской кампании успели его возненавидеть, а эти события ещё сильнее подогревали их ненависть. Впрочем, Лорд редко опускался до того, чтобы лично делать им замечания. В основном, он посылал к ним обычных Воинов Тени, тем самым показывая своё пренебрежение к ним.
   Потом секрет шпиона Марбли раскрылся. Несчастного схватили, пытали и выяснили причину неудач. Лорд Зэрандер лично допрашивал его. Потом марблиец вернулся в лагерь войска Великого Побережья с посланием от девятого Лорда Тени.
   С этого момента и начинается Легенда о Покорении Великого Побережья, которую с детства знает каждый житель Побережья. Сегодня Побережье - просто несколько мелких государств. Действия Лорда Зэрандера отбросили могущественный союз на тысячелетия назад. Что сейчас Побережье? Прежних связей почти не осталось, люди по привычке называют эти государства Побережьем, объединяя их. До сих пор, например, на территории Гийского королевства считается преступлением назвать гийца побереженцем, а за отнесение Гия к Побережью можно оказаться под топором палача. Только пять государств поддерживают тесные связи, но их связи - ничто по сравнению со славным прошлым. Кастел, город-государство, имеющий за городскими стенами во владениях только десять золотых шахт, обеспечивающих его богатство; Марбли, обнищавший почти до огромной деревни, Ессиг, которому просто трудно выжить без дармовой пшеницы, которую поставляет Чёрное Марево... Чёрное Марево - очень маленькое, странное и малолюдное королевство, во главе с эксцентричным правителем. Старику-королю должно быть уже лет восемьдесят, а он всё ещё выглядит, как сорокалетний мужчина. Поговаривают, что он знается с Силой Ночи. Говорят ещё, что Стражи не добрались до него только потому, что он якобы на Алтаре Света клялся не использовать свои знания во вред миру, а юные Стражи тренируют противостояние Дарам Ночи именно здесь, в Чёрном Мареве. По крайней мере, иногда их становится на Побережье много. К тому же, лет тридцать назад Кастел взял на себя обязательство ни с того ни с сего заплатить Ордену Хранителей столько золота, что они могут построить себе ещё один Сэнктим. А после этого король Чёрного Марева посетил Кастел, жил там ровно неделю, а когда он уехал, выяснилось, что у этого города появилось ещё две золотых шахты с такими запасами, что хватит не на один десяток столетий... В общем, говорят, Сила Ночи тут явно имеет место. Но у нас, на Побережье, не боятся никаких Сил. Когда рядом стоит Сарратар, Силы - это всего лишь ничтожнейшие чудеса! Ну ещё в этот союз входит наша Небесная Пристань с прилежащими к ней поселениями, в одном из которых живём мы с сыном. Да и то, Небесная Пристань потому туда входит, что у нас нет и не было никогда как таковой никакой верховной власти. Без владык обходились. Живём мы за счёт путешественников в Сарратар, а жители окрестных мест с удовольствием торгуют с многочисленными путниками, тем и добывая себе на хлеб. Как я, например. В общем, сейчас наше Побережье - довольно печальное зрелище...
   А в те времена было по-другому. Тринадцать могущественных государств, каждый с огромной армией, вместе составляющими почти непобедимое войско, с летучими кораблями... Тогда Великое Побережье даже поддерживало отношения с Сарратаром. Небесный Город никогда ни с кем не считался, но Великое Побережье кое в чём добилось невозможного. До второго прихода Хозяина в этот мир оно даже вело торговлю с Сарратаром. Правда, когда появилась гипотетическая опасность, Сарратар мгновенно стал вновь недосягаемым.
   В общем, перед Лордом Зэрандером воистину стояла сложная задача. Столкновения армий не давали результатов - силы были почти равны. А Хозяин уже негодовал, что Зэрандер так тянет с решающим сражением.
   Но Лорд Зэрандер готовил куда более хитроумный план. Пожалуй, в мире не осталось мест, где так хорошо сохранились истории не такого уж далёкого прошлого... Но жители Побережья всегда уважали мудрых и сильных людей, особенно тех, кому удавалось одолеть огромную силу, такую, как войско Великого Побережья! А такой человек был один - девятый Лорд Тени.
   Отправив пленённого шпиона Марбли в лагерь Великого Побережья, Лорд Зэрандер довольно рисково растянул свою армию по границе. Если бы в тот момент побереженцы атаковали его, он мог бы потерпеть очередное поражение. Но он предвидел, что его послание заставит предводителей войска Побережья умерить свой воинственный пыл.
   Тринадцать военачальников, командующих тринадцатью армиями Побережья, собрались на холме, у подножия которого стоял лагерь армии Марбли, чтобы понять, каков план Лорда Тени. Король Реурих, лично предводительствовавший в своей армии, военачальник армии Гийского королевства Кио Биуто, Великий Капитан всех летучих кораблей Амшир Белокрылый, леди Эрлей Золотая Всадница, прибывшая из лагеря войск Кастела, располагавшихся много севернее. Леди Эрлей получила от короля Кастела полномочия решать вопросы войны и мира без обращения к нему, и поэтому присутствовала всюду почти как особа королевской крови. Если бы ей в голову пришло сдаться, она вполне имела право это сделать - считалось бы, что это решение принял король Кастела. Однако леди обладала стальной волей, и она вряд ли приняла бы такое решение. Мерьолий Ессигский, сын короля Ессига, в этом вопросе был ограничен. В любом решении он должен был прежде всего спросить своего отца.
   Самым загадочным военачальником из всех, что собрались на том безымянном холме, которого ныне даже не найти среди множества других холмов, был посланник из лагеря Серебряного Марева. Это сегодня оно называется Чёрное Марево, его переименовал нынешний король. Тогда королевство носило куда менее зловещее название. Никому точно не было известно о нём ничего, и даже имя казалось самым вымышленным. Он называл себя просто Нааль, и ходили слухи, будто он пришёл из самого Сарратара. Правитель Серебряного Марева из всех других государств был в наиболее близких отношениях с Небесным Городом. Вполне возможно, что они выделили какого-нибудь опытного военачальника для того, чтобы возглавить армию этого в целом мирного государства, процветающего благодаря торговле пшеницей. В любом случае, король Серебряного Марева целиком сложил на плечи Нааля всю войну и почти удалился от дел, наказав только ни за что не сдаваться на милость Хозяина Ночи.
   Не один Реурих был королём и военачальником одновременно. Правители Схавада, герцогства Золотых Равнин, Флейрина, Неффарина сами возглавляли свои армии. Король островного государства Иофан, как и правитель Цуриса, по примеру короля Ессига, отправили своих сыновей. Кстати, на нынешних картах вы не найдёте Иофана. Когда Побережье было покорено, Лорд Зэрандер вызвал бурю в море, и острова исчезли в водах. Он обладал огромным могуществом, девятый Лорд!
   Последним прибыл военачальник армии Бура, самой удалённой страны Великого Побережья. Тогда было прочтено вновь послание Лорда Зэрандера, и начался совет, что предпринимать дальше.
   Лорд Зэрандер заявлял, что у него появилась некая реальная возможность легко превратить в пыль всё Побережье. Он якобы просто жалеет стирать в порошок такой огромный и благополучный союз, который мог бы принести большую пользу Хозяину, если бы находился под его управлением, и поэтому даёт последний шанс всем тринадцати государствам. Он писал, что не желает излагать условия в этом послании, и, чтобы доказать своё желание оставить Великое Побережье стоять, где стоится, готов встретиться с предводителями армий. Он сам скажет им условия капитуляции. При этом он также упоминал, что знает, что они его боятся, и потому прибудет один. Также он не совершит покушения ни на кого из военачальников и "не оставит жертв, даже если получит отказ". Вариант, что его попытаются пленить, Зэрандер даже не упоминал - понимал, что вряд ли кому-то придёт в голову нападать на Лорда Тени. Многие считали их даже бессмертными.
   Начался нешуточный спор: принимать предложение Лорда Зэрандера или нет. Но вдруг стали прибывать запыхавшиеся посланники с разных отрезков границы, прилетать соколы с тревожными известиями. На протяжении всей границы, то там, то тут, армия Хозяина совершала серьёзные набеги. Вера армий в удачу как-то пошатнулась. Если бы это было централизованное, одновременное нападение, оно готовилось бы давно, его успели бы заметить и подготовиться. Но Зэрандер воспользовался тем, что все военачальники собрались на совет, и создал иллюзию, будто на удалённых участках действуют большие армии, а не небольшие отряды. Началась паника.
   Было решено встретиться-таки с этим загадочным Лордом Зэрандером. В лагерь войска Хозяина был отправлен гонец с письменным согласием всех тринадцати военачальников. Зэрандер должен был прибыть на тот самый холм, один, сказать всё то, что хотел, и подождать, пока все тринадцать вынесут какое-то решение по этому поводу. Лорд Зэрандер прочёл послание, наверное, посмеялся надо всеми жителями Великого Побережья и над их властелинами в частности, и прибыл в лагерь Марбли, к означенному холму, днём раньше, чем было оговорено.
   Он действительно был один. Он нисколько не опасался тысяч воинов королевства Марбли, ему явно доставляло удовольствие разглядывать бессчётное количество шатров и знать, что вскоре все эти армии будут снесены его войском. Но тогда он действительно был настроен развлечь себя беседой с сильнейшими Великого Побережья. С вершины холма, где стоял огромный шатёр, прибыл какой-то робеющий генерал, определённо боявшийся Лорда Тени, и не слишком этого скрывавший, и средней твёрдости голосом сказал, что "вас ещё не ждали так рано, и придётся подождать".
   "Что ж, я могу подождать", - согласился Зэрандер. Его проводили в отдельный шатёр. Многие подробности тех событий были записаны, другие передавались устно, и кое-какие вещи можно утверждать точно, а кое-каким - верить мало. Но легенда, согласитесь, это легенда, а не сухой исторический факт. Может быть, всё было и не совсем так, но так, как описано здесь, это, по крайней мере, красиво. Всегда важно, чтобы легенда была красивой, а легенда о таком необыкновенном человеке - тем более.
   Может быть, вас и удивляет, что у нас на Побережье с увлечением рассказывают о жестоком Воине Тени, восхищаются тем, что он уничтожил нашу древнюю родину, но вам, чужеземцам, лучше не задумываться об этом. Легендами надо наслаждаться - всё равно, их герои давно мертвы...
   Вокруг шатра, где ожидал Лорд Зэрандер, когда соберутся тринадцать воителей Великого Побережья, стояла охрана на случай, если он попытается сделать что-то опасное. Впрочем, он был опасен постоянно, пожалуй, если бы его удалось связать, он всё равно был бы смертельно опасен... И несмотря на то, что с шатра не спускали глаз, когда пришёл посланец с вершины холма сказать, что все тринадцать готовы выслушать Лорда Тени, Зэрандера внутри не было. Началось волнение, и продолжалось, пока не стало известно: каким-то образом Лорду стало известно, что пора подниматься на вершину, и он покинул шатёр раньше. Он вошёл в шатёр, где его ждали военачальники Великого Побережья, едва его покинул гонец. Никто его не ждал, и его появление было пугающей неожиданностью. Эрлей Золотая Всадница молниеносно выхватила меч. У неё была самая быстрая реакция на всё Побережье, некоторые успели выхватить оружие лишь наполовину. Однако Лорд Зэрандер не ответил на агрессию. Он молчаливо изучал своих противников глазами, острыми и ярко-синими, каким кажется море с летучего корабля. Первой вложила оружие в ножны Золотая Всадница.
   "Мы готовы выслушать вас, Лорд Зэрандер", - произнесла она.
   "Я надеюсь, что вы внимательно сделаете это, - он говорил равнодушно и медленно, а его глаза внимательно изучали каждого, кто стоял перед ним. - Я только один раз готов идти на уступки".
   Эрлей Золотая Всадница - в будущем, единственная, выжившая военачальница из тех тринадцати - писала о Лорде Зэрандере уже после покорения Великого Побережья: "В его внешности было что-то от эмералдморских воинов, как и в них, в нём чувствовалась грубая сила, дикость, почти варварская, но одновременно почти благородная. Он был Лорд. Не такой, какими бывают мелкие лордишки - с хлипким телосложением, тонкими руками, бледной кожей и сладким голосом. Воитель - безусловно. Такой, какие Великие Князья этой славной страны, падшей под властью Хозяина Ночи. Я не была бы удивлена, если бы узнала, что у него были предки в Эмералдморе. Мысленно я надела на него кольчугу, накинула шубу, повесила на пояс булаву вместо меча, убрала белые длинные волосы и увидела истинного эмералдморца. Ещё он был похож на зверя, на дикого хищника. Если отобрать от него всё оружие и лишить его Даров Ночи - он набросится и вопьётся зубами в горло. Это видно и в его глазах".
   "Не будем обсуждать преимущества сил", - предложил Нааль.
   "Я пришёл именно затем, чтобы указать на моё преимущество, - абсолютно спокойно ответил Лорд Зэрандер, не обращая внимания на вспыхнувшие взгляды. Они были недовольны таким его самомнением. - Я предлагаю вам единственный выход, который позволит вам сохранить своё Великое Побережье. В конце концов, разве это так важно для ваших народов - кто стоит над ними, вы или Хозяин Ночи?"
   "Хозяин Ночи уничтожит ту свободу, за которую мы всегда боролись!" - возразил король Реурих.
   "Вы боитесь потерять свою власть, - констатировал Лорд Тени. - Она для вас много дороже всего остального. Я могу просить Хозяина оставить вам право управлять вашими государствами так, как вам захочется. Но вы будете подчиняться Хозяину Ночи... Это не будет для вас так уж сложно, - продолжал он, - а ваши люди не будут умирать зря".
   "Против Силы Ночи сражаются те, кто не хочет оказаться её слугами, - Великий Капитан летучих кораблей первым из всех присутствующих опустился на стоящее за его спиной ложе. Когда все стояли, держа руки на оружии, в шатре стояло необыкновенное напряжение. Амшир Белокрылый сложил руки на груди, и его необыкновенные доспехи за спиной деформировались в небольшие серебристые крылья. - Мы не желаем оказаться под господством Силы Ночи. Мы лучше погибнем в бою".
   "Это, конечно, ваше решение, капитан Амшир, - согласился Зэрандер. - Но до вас Силе Ночи не будет никакого дела. Неужели вы думаете, что на всех землях, что принадлежат Хозяину Ночи, каждый - слуга Ночи? - он усмехнулся. - Если бы это было так, в нашем мире наконец-то не осталось бы ни одного Стража или Хранителя. Если бы власть Хозяина истребляла человеческое стремление к Силе Дня, Сила Ночи давно бы уже властвовала и на Побережье. Вы все, - он обвёл глазами совет Побережья, - лишь радеете за уничтожение Великого Побережья. Это мне под силу, сегодня - как никогда. Я прибыл сюда не чтобы раскрывать свои тайны, а чтобы дать вам понять: если сегодня вы не сложите оружие, ваши земли будут захвачены силой. Будут убиты тысячи людей, уничтожены сотни зданий, а вы войдёте в историю как виновники падения Великого Побережья, потому что вам не хватила ума... или смелости? принять власть сильнейшего".
   Он говорил это так спокойно, словно в его словах не было ничего странного. Военачальники переглядывались, раздражаясь всё сильнее.
   "Лорд Зэрандер, а почему мы не сумеем побороть вашу армию? - спросил Кио Бауто. - Вы настолько не уважаете нашу силу и наш опыт?"
   "Я уважаю всё Великое Побережье в целом, - сказал он. Несмотря на то, что несколько слуг принесли в шатёр сидение и для него, он не торопился садиться, хотя многие из его собеседников уже решились немного расслабиться. - Иначе я давно бы уже уничтожил его. Я думаю, вы знаете, как обычно происходит захват территории... То, что происходит сейчас, как раз подчёркивает моё особое отношение к Великому Побережью".
   "Ваше отношение станет особенным позже, когда ваши войска будут повержены", - предрёк Амшир.
   Зэрандер только ухмыльнулся.
   "Я ещё понимал бы вашу уверенность, если бы на вашей стороне были Стражи Света. Но даже летучие корабли не могут защитить от Даров моих Воинов... И хотя я прибыл сюда говорить не об этом, я всё же скажу. Если я получу отказ, моё наступление начнётся немедленно. Я не должен возвращаться к своей армии, чтобы приказать ей наступать. Не уверен, что ваши армии окажутся готовы".
   "Вы будете схвачены, Лорд", - предупредил герцог Золотых Равнин.
   "Разве? - переспросил он. - А, хотя, думайте и так. Мне даже нравится, что вы так думаете. Я уважаю смелых и безрассудных людей. Хотя, в безрассудстве есть изрядная доля глупости. Я хочу сделать то, что задумал сказать с самого начала. Если вы капитулируете, моя армия пройдёт мимо ваших городов. Более того, я даже не буду отставлять наместников. Я редко доверяю чужому слову, но зато уверен, что вы не думаете, что мне ничего не будет стоить вернуться и наказать за непокорность. Те, кто сложит оружие, останутся править в своих государствах, по крайней мере, до тех пор, пока Хозяин не заподозрит какие-либо тёмные дела, творящиеся на ваших территориях. Вы сумеете процветать так же, как процветали раньше. Разве не это ваша цель?"
   "Пока мы не видим серьёзных причин капитулировать, - заметил король Реурих. - Я уверен в силах нашего войска".
   "Ваша общая армия сильна, - Лорд Зэрандер растянул губы в хищной улыбке. - Но каковы вы будете по отдельности? Часть моего плана - разрушение Великого Побережья. Я не скрываю этого - это вполне в моих силах, разобщить вас. Мои армии на пути к вашим городам, минуя сражения на границе. Ваши столицы будут в осаде, вам придётся вернуться в свои земли, защищая не некое Великое Побережье, а свой дом и свой народ".
   "Мы - один народ!" - гордо возразил Амшир Белокрылый.
   "Вы - один народ только пока мне так нравится, - огрызнулся Лорд Зэрандер, - вы никак не хотите понять, что судьба Великого Побережья не в ваших руках, а в моих. Вы умрёте вместе с Побережьем, или сохраните его - это не столько от вас зависит, сколько от меня".
   "Вы слишком большую ответственность берёте на себя, - сказала Эрлей Золотая Всадница. - Вы даже не рассматриваете вариант поражения".
   "Тот, кто рассматривает вариант поражения, непременно проиграет, - философски заметил Зэрандер. - Что ж, я не собираюсь рассказывать вам о том, как именно я собираюсь разорвать ваше Побережье, как лоскут ткани. Я предупреждаю вас, что вы окажетесь разобщены и бессильны, а я буду рядом, чтобы превратить ваши города в руины. Вот и всё, что я хотел вам сказать. Я надеюсь, что среди вас окажутся мудрые люди, которые не будут слушать тех, кто слепо верит в единство Великого Побережья".
   "Мы - одно государство! - воскликнул принц Мерьолий. - Мы примем одно решение на всех!"
   "Жаль, - Лорд Зэрандер прищурил глаза. - Но я даю вам время подумать. Я готов подождать вашего решения одни сутки. Потом я уеду, и поднимать белый флаг будет поздно. Если кто-то бросит к моим ногам своё оружие после этого отказа, он не спасёт этим своей земли, - он поднялся. - Я надеюсь услышать от вас разумный ответ", - добавил он, почему-то глядя на Великого Капитана.
   "Мы известим вас, когда будем готовы дать ответ, - сказал Тимил Га Схавад, король Схавада. - Я надеюсь, вы подождёте в вашем шатре нашего посланника".
   "Я буду ждать", - кивнул он и вышел.
   Когда Лорд Зэрандер удалился, Мерьолий Ессигский, принц Гаон Иофанский и молодой наследник престола Цуриса ушли, чтобы отправить вести своим отцам, которые должны были принять решения. Кио Бауто тоже покинул шатёр, чтобы отправить быстрого сокола с известием в Гий. Король Бура в то время гостил в Гийском королевстве, и заодно ему удалось спросить, какое решение примет и это королевство.
   Те, кто остались, много спорили о том, какое решение принять. Как бы угрожающе ни звучали слова Лорда Тени, как бы заманчиво ни выглядела перспектива продолжать свой необыкновенный союз и после принятия власти Хозяина, мнения на этот счёт разделились. Герцог Золотых Равнин утверждал, что лучше принять предложение, потому что даже если есть малейшее опасение, что Зэрандер сумеет их разобщить, у них очень мало шансов выдержать против его войска. Посланник от Серебряного Марева, Нааль, которому в любом случае было велено сражаться до конца, поддерживал короля Реуриха и Золотую Всадницу: цель Зэрандера, предложившего эту встречу, и была в том, чтобы разобщить их, и они должны продолжать держаться вместе.
   Через несколько часов в шатёр вернулись наследники трона Ессига и трона Иофана. Оба они были так мрачны, что ни у кого не было сомнений в том, какое решение приняли их венценосные отцы.
   "Его величество король Ессига решил, что я должен приказать моим войскам сложить оружие, - сказал Мерьолий, не выдерживая взглядов остальных и опуская глаза. - Он считает этот выход единственным возможным спасением для жителей нашего государства".
   "Я вынужден также выполнить приказ моего отца, - Гаон всем своим видом выражая презрение к выбору отца. - Иофан распускает войско и отдаёт земли под власть Хозяина Ночи, при условии, что наше существование останется прежним".
   "Неужели, мы позволим этому слуге Ночи разрушить союз Великого Побережья! - воскликнула Эрлей. - Он только для этого и предложил эту встречу, чтобы мы рассорились!"
   "Это не моё решение, леди Эрлей, но я должен послушаться приказа отца, - возразил принц Гаон. - Я продолжу борьбу с войском Ночи, единственный от всего Иофана. Ничто не заставит меня покориться захватчикам, но мой отец - властелин нашей земли, и я не могу ничего изменить. Иофан выходит из войны".
   "У нас была большая надежда на ваше войско, - вздохнул король Реурих. - Вместе мы действительно были непобедимой силой, было страшной ошибкой соглашаться на встречу с Лордом Зэрандером!"
   "Почему вы молчите, принц Мерьолий? - возмутился Тимил Га Схавад. - Или вы поддерживаете решение вашего отца встать на колени перед слугами Ночи?!"
   "Я действительно считаю, - вскинул голову наследник Ессига, - что у нас очень мало шансов победить в этой войне! Если вы хотите, чтобы ваши земли были вытоптаны и выжжены, продолжайте сражаться! Мой отец и я, мы оба хотим благополучия для наших земель, а не разрухи и смерти!"
   "Неужели вы думаете, что этот Зэрандер сдержит своё слово? - воскликнул владыка Флейрина. - Никто и никогда не встречал благородного Воина Тени!"
   "Вы глупцы, - вскочил на ноги герцог Золотых Равнин. - Ваши подданные будут проклинать вас, если вы сейчас не согласитесь покориться миром!"
   "Как вы смеете так говорить? Это оскорбление, герцог!" - Золотая Всадница выхватила меч, и, возможно, пролилась бы кровь, если бы между схватившимися за оружие военачальниками не встал Великий Капитан. Амшир развёл в стороны руки, усмиряя возбуждённых воителей, и крылья доспехов за его спиной с стальным звуком сложились.
   "Не будем сражаться, не время для схватки! - произнёс он. - Каждый из нас выбрал то, что кажется наилучшим выбором. Уже ничего не изменить. Пусть за каждым и останется это право".
   "А что выбрали вы, Великий Капитан? - спросил его величество Реурих. - Какое ваше решение?"
   "Мои летучие корабли по-прежнему будут сражаться за Великое Побережье, - ответил он. - И если мы победим, я хочу только одного: чтобы прежнее Великое Побережье восстановилось. Чтобы все наши тринадцать государств вновь стали славным и нерушимым Великим Побережьем".
   "Вряд ли это будет возможно", - презрительно фыркнула леди Эрлей.
   "Я буду надеяться на это. А теперь, надо дождаться решений остальных", - мудро заключил Амшир Белокрылый.
   Когда Лорд Зэрандер вновь появился на вершине холма, в роскошном шатре тринадцати предводителей, он сразу понял, что его план удался. Они уже разделились на два непримиримых лагеря, и вряд ли когда-нибудь сумеют вновь объединиться.
   "Я надеюсь услышать разумные ответы, - произнёс он, проходя в шатёр. - Если кто-то из вас решит передумать сейчас, я повторю, что в вашей жизни существенно ничего не изменится".
   "Мы все уже приняли те решения, которые посчитали нужными, - прервала его Золотая Всадница. - Вы коварный человек, Лорд Зэрандер, вы сумели обмануть нас, заставив поверить в необыкновенную силу вашего войска!"
   "Я очень редко обманываю, - снисходительно заметил он. - В этом, как правило, нет никакой нужды".
   "Каким бы продуманным ни был ваш план, у вас ничего не выйдет! - воскликнула она. - Я клянусь сражаться с вами, пока ваша армия не будет разгромлена и отброшена прочь от Великого Побережья!"
   "Я понял ваш выбор, - сухо ответил он. - Надеюсь, что вы не передумаете, потому что это всё равно будет бессмысленно".
   "Мой отец, - произнёс принц Мерьолий, - считает, что если вы сдержите ваше слово, то он согласен капитулировать".
   "Это вполне разумное решение. Я держу своё слово, поэтому Ессиг ждут лишь небольшие изменения. Какое-то время придётся вытерпеть мои армии на ваших землях. Но это будет ненадолго", - снисходительно заметил он.
   "Гийское королевство продолжит свою борьбу, - произнёс Кио Бауто. - Ничто не заставит нас сдаться!"
   Его поддержал король Реурих, Тимил Га Схавад, Нааль и Амшир Белокрылый. Зэрандер только открыто усмехался, выслушивая их пафосные восклицания. Впрочем, он ждал, что испугавшихся его угрозы будет больше. К отказавшимся капитулировать относился король Флейрина, Бура и наследник Цуриса. Зато король Неффарина с осторожностью в голосе заметил, что он хотел бы сохранить жизни своих подданных и что ради этого он готов стать вассалом Хозяина. К нему присоединился герцог Золотых Равнин, рассудивший, что куда безопаснее иметь армию Зэрандера не во врагах.
   Принц Гаон Иофанский, гордо вскинув голову, сообщил, что его отец посчитал своим долгом во имя жизни многих людей отдать свою страну в рабство, но тут же добавил, что сам с этим решением не согласен, и будет хранить в себе решительность сражаться за Великое Побережье до последней капли крови.
   Было заметно, что Лорд Зэрандер ничуть не вслушивается в речи предводителей армии Побережья. Его волнует только результат, да и то, он производил впечатление человека, который знает окончательный результат наперёд.
   "Что ж, сегодня решилась судьба вашего Побережья, - завершил он, собираясь уходить. - Готовьтесь к бою или отправляйтесь в свои земли. Так или иначе, власть Хозяина воцарится здесь ещё до конца весны".
   Когда он повернулся спиной, принц Гаон выхватил кинжал. Прежде, чем ему успел кто-либо помешать, он метнул его, метя в затылок Лорда, не защищённый доспехами. Результат кампании мог бы разрешиться мгновенно, если бы не необыкновенная реакция Лорда Зэрандера. Обернувшись ещё быстрее, чем летел кинжал, он перехватил его почти перед своим горлом. Глаза его сверкали такой яростью, что многие смелые военачальники поёжились, попадая под его взгляд.
   "Дар Ночи, имеющий власть надо всем, что когда-либо погружалось во тьму",... - прозвучало под сводами шатра. Гаон Иофанский слабо охнул и повалился на ковёр. Зэрандер не останавливался, произнося зловещие слова, но Амшир Белокрылый вновь успел вмешаться.
   "В этом шатре не прольётся кровь, Лорд Зэрандер! Разве вы забыли, что обещали уехать спокойно?"
   Зэрандер остановился на полуслове, переводя взгляд на Великого Капитана.
   "По-вашему, я должен прощать покушения на мою жизнь?"
   "В отличие от вас, никто из нас не обещал, что вас не тронут, - улыбнулся Амшир. - Отпустите его, Лорд Зэрандер, и уезжайте. Лучше готовьтесь к другим сражениям".
   Зэрандер прошипел что-то сквозь зубы, опустил руку и ушёл, взмахнув своим чёрно-багровым плащом. Он уехал в свой лагерь, и никто не посмел ему помешать. В разные стороны помчались посланники Лорда, донося до удалённых отрядов приказы соединяться в армии и двигаться в направлениях Марбли, Гия и Кастела. Он взял три основных направления, решив сначала справляться с сильнейшими союзниками.
   Его армии превратились в три стрелы, пронзившие три самых сильных королевства Великого Побережья. Зэрандер лично командовал наступлением на Кастел, не переставая наблюдать и за событиями на других направлениях. Армии сумели пробраться на территории королевств почти незаметно, и как раз тогда, когда войско под предводительством короля Реуриха собиралось ударить в тыл одной из армий Зэрандера, королю стало внезапно известно, что столица Марбли захвачена войском Тени. Для него это было настоящим ударом. Наступление на армию, что следовала к территориям Серебряного Марева, было остановлено. Реурих бросился на спасение своей страны, как и предсказывал Зэрандер, позабыв о том, что должен сражаться во имя единства Побережья... Зэрандер распорядился ударить по спешно отступающей армии, и она была разбита. Король Реурих погиб в бою вместе со своими солдатами. Королевство Марбли, как и обещал Лорд Тени, было уничтожено почти до основания.
   Пример Марбли заставил остальных полководцев серьёзно призадуматься над тем, в каком положении они оказались. Великое Побережье больше не было легендарным союзом. На севере Кастел едва сдерживал осаду армий Зэрандера. На самом юге раскинулся один из лагерей отрядов Воинов Тени - девятый Лорд оставил их там, чтобы они следили за событиями в герцогстве Золотые Равнины. В сущности, Золотые Равнины никогда не было воинственным государством, однако когда на его территории появились Воины Тени, население не было особенно счастливо. Несколько бунтов было жестоко подавлено, но Зэрандер хотел иметь надёжный оплот на юге Побережья, и поручил своим Воинам сделать так, чтобы Золотые Равнины были как можно более покорны войску Тени. Герцог не то, чтобы был от этого в восторге, но деваться было некуда. Он подписал все бумаги, и его земли стали принадлежать Хозяину. Когда он, возмущённый вольностями, которые позволяли себе Воины Тени, отправил послание на север, Лорду Зэрандеру, он получил довольно ясный ответ: вы должны быть благодарны, что вам позволено хотя бы отчасти продолжать управлять своей страной. Впрочем, там была приписка, что как только Великое Побережье целиком будет покорено, всё может и измениться, и это будет зависеть от лояльности герцога. Лорд Зэрандер в будущем сдержал своё слово. Когда Великое Побережье пало, он сам просил Хозяина позволить прежним династиям фиктивно править в Ессиге, Неффарине и Золотых Равнинах. Правда, от прежнего величия этих королевств к тому времени ничего и не осталось.
   Небесная Пристань, которую Зэрандер решил захватить сразу после Кастела и Гия, потому что она представляла не меньшую опасность, с двух сторон оказалась окружена Ессигом и Неффарином. Эти государства, конечно, не принимали никакого участия в войне, Зэрандер даже не стал требовать, чтобы все солдаты королевств перешли в его армию, потому что это были бы всего лишь лишние хлопоты, совсем необязательные, однако по их территориям к Небесной Пристани всё продвигалась армия Тени. Тем временем, большинство летучего флота принимало участие в обороне Кастела. Сам Великий Капитан остался в Небесной Пристани, предчувствуя скорое нападение девятого Лорда, и лично следил за на скорую руку возводящимися на специальных верфях летучими кораблями.
   Кастел всё ещё держался, когда пало Гийское королевство, а вместе с ним соседний Цурис. Когда были сломлены два важных центра - Гий и Марбли, боевой дух армий других королевств сильно упал. Флейрин был покорён почти без усилий, Зэрандер даже не счёл нужным полюбоваться на его руины. Всё, что осталось от когда-то прекрасных городов, это жалкие остатки, мелкие деревушки, и те почти незаселённые. Войско Тени торопилось направить свои силы ближе к Небесной Пристани - в Бур.
   Лорд Зэрандер всё сильнее раздражался на то, что ему не удаётся захватить Кастел. Город был в осаде, но среди армии Хозяина по-прежнему с каждым днём прибавлялись потери, а запасы в стенах города не кончались. Наконец, Зэрандеру надоело ждать, когда город сам решит сдаться, и скомандовал наступление. Город был захвачен, но во многом благодаря Дарам Ночи. В ту битву Зэрандер раздавал разрушительные Дары почти всем Воинам Тени, даже тем, кто, быть может, не так их заслуживал. Лорд понимал, что простыми силами взять славный город не удастся.
   Когда, наконец, Зэрандер ступил в покорённый Кастел, прошло уже несколько дней с начала битвы. Он не торопился разрушать этот город - ему приглянулась самоотверженность его защитников. К тому же, крепостные стены лучше было залатать как можно быстрее, потому что к Кастелу двигалась армия под предводительством Эрлей Золотой Всадницы. Когда началась осада Кастела, она вынуждена была сражаться на стороне Серебряного Марева, в то время как её город нуждался в защите. Ей выпало принять непростое решение - с одной стороны, её родина, которую вот-вот может захватить зловещий Лорд Тени, с другой, дружественное государство, армия которого не стоит и десятой части той части войска Хозяина, что желало его захватить. Даже полководец Нааль признавал, что у Серебряного Марева очень мало шансов. Эрлей решила отправить к Кастелу часть своей армии, понадеявшись, что стены Кастела выдержат любую осаду, и помогла Серебряному Мареву оттеснить армию Хозяина далеко прочь, обратно к самому Схаваду. Когда Серебряное Марево оказалось в сравнительной безопасности, потому что та часть армии Зэрандера подверглась нападению войска Тимила Га Схавада, Эрлей внезапно узнала, что её город пал. Она подняла своё уставшее от бесконечных битв войско и рванулась на помощь, но когда они подступили к Кастелу, они поняли, что всё уже потеряно. Вряд ли их армия, не слишком, конечно, маленькая, но измождённая битвами, могла вернуть город. Кроме того, вся королевская фамилия была истреблена, и люди находились под влиянием самого низкого боевого духа, какое приходилось Эрлей видеть в своей жизни.
   В битве близ Кастела её войско было разбито. Её приближённые генералы уговорили её бежать, пользуясь предлогом, что из всех кастельцев она одна сможет когда-нибудь поднять восстание. Остатки её армии нашли приют в Буре, помогая обороняться от сил Хозяина Ночи. Сама Эрлей не простила себе поражения, того, что вовремя не отправилась в Кастел, и удалилась в добровольное изгнание. Неизвестно, где она была потом, но её видели в подвластном Хозяину Неффарине. Там кто-то прознал, кто она на самом деле, и донёс, и ей пришлось бежать в Небесную Пристань.
   Когда она достигла Небесной Пристани, прошло уже немало времени. Бур успел пасть вслед за остальными королевствами, Схавад захватил лично Зэрандер, по дороге к Ессигу, откуда он собирался напасть на Небесную Пристань, а сопротивляться продолжало одно маленькое Серебряное Марево, да и то, сопротивляться отчаянно и без надежды. В Небесной Пристани тоже хозяйничали Воины Тени.
   История захвата Небесной Пристани заставляет удивляться тому, как такой опытный военачальник, как Амшир Белокрылый, не сумел предугадать диверсию, устроенную Зэрандером. После того, как множество кораблей погибло у Кастела, а те, что вернулись, не были готовы к новым боям, почти весь летучий флот стоял на верфях. Битвы происходили только на земле. Лорд Зэрандер отправил несколько маленьких групп солдат на территорию Пристани с приказом поджечь верфи. Когда внезапно почти все корабли оказались объяты огнём, началась паника. Те корабли, до которых не успел добраться огонь, спешно поднимали в воздух, большинство людей оказались заняты в устранении пожара, а тем временем войско Зэрандера с двух сторон ударило по Небесной Пристани. Когда за спинами солдат не было грозных летучих кораблей, их быстро удалось сломить. Многие просто бежали прочь. Лорд Зэрандер вошёл на территорию Небесной Пристани, как новый хозяин этих земель, и никто к тому времени не был в силах сопротивляться. Комендант пристани был схвачен, Амшир Белокрылый - тяжело ранен и пленён. Летучий корабль, на котором он взмыл в небо во время пожара, был сбит одним из Воинов Тени, прямо на своего горящего брата, и Амшир едва не погиб в огне. Выбравшись из пожара, он попал прямо в руки Воинов Тени и был доставлен Зэрандеру.
   "Вот и пало ваше Великое Побережье, - заметил Зэрандер, стоя в небольшой комнатке почти на вершине маяка. Ему открывался вид на бескрайнее море и близлежащие земли. Маяк был призван помогать ориентироваться летучим кораблям, но девятый Лорд избрал его в качестве своего небольшого штаба. За его спиной стояли связанный комендант и висящий на руках Воинов Тени едва живой Амшир Белокрылый. - А вы утверждали, что это невозможно, Великий Капитан", - усмехнулся он.
   "Я в это верил, - ответил Амшир, - если бы в это верили все, оно бы не пало".
   "Но вы проиграли. Серебряное Марево вскоре тоже будет захвачено. От Великого Побережья ничего не останется".
   "Вы великий полководец, Лорд Зэрандер. Но вы служите не тем силам", - произнёс Амшир, опуская голову.
   Зэрандер стиснул зубы, недовольно морщась.
   "У вас был хороший шанс спасти своё Великое Побережье. Вы отказались, и в вашем поражении никто, кроме вас, не виноват. Вы могли бы даже победить, если бы действительно были все вместе. Но за те тысячелетия, что существовало Великое Побережье, от настоящего единства осталась только память. Поэтому мне так просто удалось вас разобщить. Что ж, Великого Побережья больше нет, но у меня осталась ещё одна цель. И поэтому мои люди уже потушили устроенные по моему приказу пожары на верфях. Вы, комендант, немедленно займёте всех своих людей на восстановительных работах. Я хочу, чтобы через десять-пятнадцать дней верфи были готовы к новым работам".
   "Я не собираюсь выполнять ваши приказы!" - возмутился комендант.
   "Тем не менее, вам придётся это сделать, - спокойно ответил Лорд Тени. - Чтобы захватить Небесную Пристань мне пришлось уничтожить весь ваш флот. Но мне нужны летучие корабли, ибо я хочу захватить Сарратар. И вам ещё придётся привыкнуть, что когда я что-то хочу, это исполняется немедленно".
   "Вы будете сами восстанавливать верфи, и там будут работать ваши солдаты!" - горячо воскликнул комендант.
   Зэрандер обернулся, сверкая глазами:
   "На моих верфях будут работать те рабы, которых я заполучил после захвата Небесной Пристани. Но поверьте, это будет куда менее болезненно, если разговаривать с ними будете вы, а не мои Воины Тени. Не думаю, что вы желаете зла тем людям, кого и так не сумели уберечь. Я прослежу, чтобы вы сделали то, что я приказал. И я не желаю вам испытать моего гнева, если мне вдруг станет известно, что через пятнадцать дней верфи не будут готовы выпускать новые летучие корабли".
   Комендант не сумел ничего ответить.
   "Уведите его, - приказал Лорд Зэрандер. - И пусть приступает к своим обязанностям. Ты останешься в Небесной Пристани вместо меня, Винсо, - сказал он одному из Воинов Тени, присутствующих там. - Я уеду завтра на рассвете. Хочу заняться Серебряным Маревом лично".
   Воин поклонился и вышел следом за теми, кто увёл коменданта Небесной Пристани.
   "Вам будет не по зубам Небесный Город", - произнёс Амшир Белокрылый.
   "Также вы говорили про Великое Побережье. Результат вы видите. Не думаю, что Сарратар окажется такой же сложной целью".
   "Великое Побережье и Небесный Город - совершенно разные вещи, Лорд. Даже вашего могущества не хватит на то, чтобы заполучить его в свои руки. Это город испокон веков стоял независимо..."
   "Именно поэтому он так меня интересует, - подтвердил Зэрандер. - И потом, мне казалось, что вы вполне убедились в моём могуществе. Однако оказывается, что нет. Тогда у меня есть хороший повод вам его доказать, - произнёс он. - Отнесите его наверх, - велел он. - Я сейчас поднимусь".
   В глазах Великого Капитана мелькнула тревога. Лорд Зэрандер постоял ещё немного, оглядывая вид с маяка, и потом поднялся выше, на маленькую площадку, окружённую невысоким барьером. Воины прислонили безвольного Амшира к перилам и скрылись. На вершине маяка остались только двое.
   "Помните, Великий Капитан, как вы помешали мне отомстить Гаону Иофанскому? - спросил он, не глядя на Амшира. - Я не забыл его оскорбления. Сам он давно убит, он оказался в рядах воинов, защищавших Схавад. Я видел мельком его тело. Но так как я не убил его лично, я не считаю, что отомстил. А теперь, Капитан Амшир, вы можете убедиться в моём истинном могуществе. Чтобы у вас не оставалось сомнений, что я покорю и Сарратар, если захочу! - он подошёл к самому краю и одной рукой опёрся на перила. - Вот виднеется Иофан. Смотрите, Капитан Амшир, его сейчас больше не будет!"
   Он поднял обе руки и закричал так, что взмыли в небо белые точки-чайки с берегов, на которых собирались устроиться на ночлег. Чёрные тучи закрыли вечернее небо. Поднялся ветер, такой сильный, что сорвал плащ с плеч Зэрандера и унёс его прочь...
   Леди Эрлей Золотая Всадница как раз в это время оказалась в Небесной Пристани. Из-за всеобщей суматохи ей удалось проникнуть на территорию Пристани. Она писала в своём дневнике спустя несколько лет: "Я увидела на вершине маяка едва различимую человеческую фигуру. Как я ни напрягала глаза, я не могла понять, кто же это. Тем временем, в море разыгралась настоящая буря. Ветер был такой силы, что валил с ног людей на улицах. В небе что-то ревело, похожее на человеческий голос. С неба хлынула вода, не каплями, как дождь, а сплошным потоком. Я не отрывала взгляда от маяка, и, когда яркая вспышка ветвистой молнии озарила небо, я узнала человека, стоящего наверху. Это был Лорд Зэрандер. Ветер сорвал с его плеч плащ, подхватил и унёс куда-то в море. Мне казалось, что он должен упасть, но ветер утыкался в него, как в непроходимую преграду. Безумный крик в небе походил на его голос. Может быть, это он и был, а вовсе не необыкновенный гром. В море поднимались такие огромные волны, что они могли бы накрыть собой всю Небесную Пристань. Это было ужасающее зрелище. В какой-то момент он направил обе руки куда-то вперёд, и все эти гигантские волны, повинуясь его движению, ринулись в ту сторону, всё увеличиваясь и увеличиваясь... В той стороне был Иофан. Я догадалась, что это некое наказание, которое за что-то Лорд Зэрандер наслал на королевство, но тогда я удивилась: ведь Иофан покорился Лорду Зэрандеру сразу. Ещё сильнее я была удивлена потом, когда узнала, что эти волны погребли под собой все острова Иофана. Корабли, плававшие туда, говорили, что на месте королевства ровная гладь воды. От королевства не осталось ничего... Я вспомнила о проступке Гаона только потом. Он был неправ, напав на Лорда Зэрандера на нашем совете. К тому времени он сам уже был мёртв, но Лорд Зэрандер только ещё раз доказал, что даже мёртвым ничего не прощает..."
   Буря утихла нескоро. Намного раньше Лорд Тени опустил руки и обернулся на полулежащего Амшира. Великий Капитан многое видел в своей жизни, но это было именно тем, что впервые повергло его в настоящий трепет. В тумане и темноте бури он не мог различить огней на островах Иофана, но что-то ему говорило, что их больше нет.
   "Теперь вы не сомневаетесь, что я покорю Сарратар?" - спросил Зэрандер так спокойно, словно никаких сил не ушло на это страшное действо.
   "Я сомневаюсь, Лорд, - ответил Великий Капитан. - Мне кажется, что ваше же могущество обернётся против вас".
   "Одно ваше пророчество не сбылось, - кажется, Лорду Тени надоела непокорность Амшира, - и второе вряд ли сбудется. В любом случае, вы не увидите моего триумфа".
   Он легко поднял безвольное тело Великого Капитана и перебросил через край перил. Амшир Белокрылый перевернулся в воздухе и молча полетел головой вниз к далёкой земле внизу.
   Так что из противостоящих Лорду Тени королевств осталось только Серебряное Марево. Покинув Небесную Пристань, Зэрандер сначала совершил перемещение во дворец своего Хозяина, чтобы доложить о своих успехах и о том, что осталось какое-то ничтожное маленькое Серебряное Марево, а так же спросить позволение продолжить покорение морских просторов и завладеть Сарратаром. Конечно же, Хозяин Ночи оказался не против подчинить себе ещё и этот легендарный город, и Зэрандер ещё увереннее взялся за сложную задачу.
   Но пока чинились верфи и строились корабли на Небесной Пристани, он хотел занять себя чем-то более приятным, чем пустое ожидание, и остановился на границе Серебряного Марева. По тем данным, что доставляли ему лазутчики, сил у королевства осталось так мало, что не должно уйти много времени на его захват. Тем не менее, Лорд Зэрандер не торопился. Он сам не знал, чего ждёт, стоя на границе, но каждый день так и не отдавал приказа наступать.
   Однажды он сидел в своём шатре и услышал за спиной чьё-то дыхание. Он выхватил меч и обернулся, выбрасывая вперёд руку со смертоносным оружием. Тонкая чёрная тень метнулась назад от стального клинка, острие меча едва не вспороло горло нежданному гостю.
   "Подождите, Лорд! - вскрикнул он, отступая на шаг. - У меня послание для вас!"
   Зэрандер не опускал меча, оглядывая пришельца. Судя по вышивке на форме под лёгкой кирасой, он принадлежал к армии Серебряного Марева. И, пожалуй, был не последним. Лорд Тени только потому не добил его сразу, что молодой человек сумел пробраться в его шатёр незамеченным. Для этого нужно было преодолеть весь лагерь, не подняв на ноги даже чувствительных Воинов Тени. Это заслуживало некоторого уважения.
   "Думаешь, мне интересно его прочесть?" - осведомился он.
   "Отец уверен, что оно должно вас заинтересовать", - ответил маревец, не сводя глаз с лица Зэрандера. Меч опустился чуть ниже, царапнув по доспехам.
   Этот юноша оказался ещё и наследником престола Серебряного Марева. Что ж, такая непростительная смелость может немного оттянуть несчастливый момент кары.
   Зэрандер сломал печать на протянутом ему послании и развернул его.
   "Позвольте поприветствовать вас, Лорд Зэрандер, и попросить всё же прочесть это письмо до конца. Я пишу его в отчаянии, глядя на огни костров вашего войска. Эти огни пророчат скорую гибель вверенного мне предками Серебряного Марева, но я ещё тешу ничтожную надежду, что мне удастся спасти его, - писал король, и это в меньшей степени походило на письмо короля. Зэрандер ощутил веющее от письма унижение, только скользнув глазами по первым строкам. - Скорбная судьба тех королевств, что не покорились вам сразу, заставляет меня с ужасом думать о грядущем моей страны. Я проклинаю себя за то, что не присутствовал тогда на совете, чтобы заранее защитить свои земли от гибели. Я совершил непростительную ошибку: возложил на плечи простого военачальника право решать судьбу Серебряного Марева. Я прошу вас дать мне шанс исправить её. Судьбы Гия и Кастела красочнее всего указывают на мою глупость. Если бы я был тогда на совете, я никогда не понадеялся бы, что вам не удастся победить. Поэтому я смею надеяться, что вы примете моё раскаяние. Я прикажу распустить армию, открыть ворота в столицу и прекратить сопротивление, я сделаю всё, что вы скажете. Я знаю, что вы не из тех, кто прощает такие серьёзные ошибки, но я надеюсь, что у меня есть что-то, что я мог бы предложить вам. Мой военачальник, Нааль, родом из Сарратара. Уверен, что вас интересует Небесный Город, а Нааль был там одним из Предводителей следящих со стен, он хорошо знает слабые и сильные места Небесного Города и его армии. Если вы желаете захватить Сарратар, он может помочь вам сделать это быстрее и с меньшими потерями. К счастью, он не слишком любит свою родину, и готов предложить вам свои услуги. Я надеюсь, что этой цены будет достаточно, чтобы вы не уничтожали Серебряное Марево. В знак моей готовности служить вам и моей надежды, это послание вам доставит мой сын. Его судьба, как и судьба Серебряного Марева, в ваших руках. Прошу вас, если вы примете мои извинения..."
   Зэрандер не стал дочитывать послание. Король Серебряного Марева поздновато спохватился спасать свои земли... Впрочем, предложение о сарратарце звучит весьма заманчиво.
   Король Ашиур Серебряный очень старательно рассыпался в любезностях, вероятно, надеясь, что ослепит ими Лорда Зэрандера. В его кругах лесть была лучшим способом проникнуть в душу собеседника, но он не учёл, что у Воинов Тени не может быть души. Он писал, что готов выполнить любой приказ Зэрандера, надеясь на то, что его оставят при власти, а изменений будет не больше, чем тех, что постигли герцогство Золотые Равнины. Лорд Тени ещё не решил, какова будет судьба короля и его страны, но определённо предпочёл получить сарратарца в свои руки. Что будет потом, будет зависеть от множества обстоятельств.
   Ашиуру наверняка многого стоило опуститься до такого письма. Просьба о милости - не то, что часто случается с королём. И почему-то Ашиур решил, что если послание доставит его родной сын, это вызовет у Зэрандера слезу умиления. Зато степень отчаяния короля Серебряного Марева это весьма показывало.
   Что ж, пусть король Ашиур не обольщается, - решил Зэрандер. - Его королевство можно и пощадить, но чтобы он не был до конца уверен в своей безопасности, пусть его сравнение будет поразительно точным. Лорд Тени без предупреждения развернулся, и его меч пробил горло наследника престола Серебряного Марева.
   Когда Лорд Зэрандер получил в своё распоряжение сарратарца Нааля, его настроение заметно повысилось. Сарратарец хорошо понимал, что ради защиты совершенно чуждых ему земель, которые он пообещал защищать только потому, что Ашиур Серебряный помог ему покинуть Небесный Город, он попадает в руки к человеку, которого мало заботят чужие жизни. Но сарратарец Нааль не любил свою родину, и был готов помочь Лорду Зэрандеру. Никто не знает, за что Нааль ненавидел Сарратар, но с некоторых пор он почти неотлучно находился при Лорде Зэрандере, отвечая на любой его вопрос.
   А король Ашиур Серебряный выкупил сравнительную свободу своему королевству. Лорд Зэрандер, увлёкшись идеей покорения Небесного Города, большинство земель отдал Лорду Лиаронису, не то, чтобы подчинявшемуся девятому Лорду в этом походе, но определённо игравшем второстепенную роль. В своём подчинении Лорд Зэрандер оставил только сохранённую крепость Кастела, Марево, Золотые Равнины и Небесную Пристань, посчитав, что этого вполне достаточно. Для правителя Золотых Равнин, как и Серебряного Марева, это было намного большее благо, чем если бы они оказались под предводительством серого Лорда. Впрочем, Серебряное Марево всегда находилось на грани между терпением Лорда Зэрандера и его нехваткой времени, чтобы покарать плетущий странные интриги двор Марева. Лорду Зэрандеру неоднократно доносили, что Серебряное Марево даёт приют бежавшим членам королевских семей покорённого Великого Побережья и совершает прочие противозаконные поступки. Например, Зэрандер знал, что при дворе Ашиура живёт выжившая Эрлей Золотая Всадница, но ничего не торопился предпринимать - всё его внимание было направлено на Сарратар.
   История попытки покорить Небесный Город скрыта от нас огромными расстояниями до острова. Никто и никогда не слышал подлинную историю сражений.
   На Небесной Пристани строились летучие корабли, стук топоров не прекращался даже ночью. Лорд Зэрандер сам следил за тем, как идут работы. Для бывших простых жителей это было самой настоящей каторгой, им не разрешали возвращаться домой, заставляли работать до полного изнеможения, но один за другим корабли для армии Лорда Зэрандера перебирались на специально возведённую верфь в стороне от Небесной Пристани. Когда Зэрандер решил, что этого пока хватит, его Воины были переправлены на летучих кораблях прямо к стенам Небесного Города. Сам он прибыл туда несколько позже, вместе с Наалем.
   Мало слухов дошло до наших берегах о том, что происходило там. Некоторые говорят, что армия Зэрандера просто потерпела поражение в одной из битв, другие - что Небесный Город не пропустил их дальше берега, третьи - что Зэрандер на самом деле покорил Небесный Город, просто об этом никто не знает... Известно только, что армия Лорда Тени вернулась назад, сократившись втрое, а сам Лорд больше никогда не появлялся на Побережье. Как только он сошёл с Небесного корабля, ему был подан конь, который умчал его с Побережья прочь. Но на Побережье хранят память о нём, хотя он принёс много зла. Та история, которую я поведал вам, скрасила многое из того, что происходило в то время. Но, слушая её, надо просто помнить, что мы понимаем её не так, как приходящие к нам чужестранцы вроде вас. А вы просто не умеете мыслить о тех событиях, как мы. Вот и вся история, которую вы хотели услышать...

25

Освобождённый

______

  
   Сати не помнил, когда это началось, и не знал, сколько это длится. Он только помнил, что сначала это была боль, очень долго. Первое время он честно пытался исполнять приказ тераика. Он не переставал говорить до тех пор, пока даже на бормотание не осталось сил. Но даже когда у него вовсе пропал голос, он заставлял мысли складываться в фразы, которые он произнёс бы, если бы у него были силы. Он заставлял себя делать это, потому что понимал: это нужно не такейцу, а ему самому. Изгоняющий даже почти не слушал его...
   Потом боль перестала быть просто болью, а стала огромным потоком, который подхватил его и куда-то понёс. В потоке сплетались яркие и острые вспышки света и ледяные, липкие пятна темноты. Сати не чувствовал, что его держали за руки, не давая пошевелиться, не помнил, как кричал проклятья и пытался вырваться.
   Потом прекратилось и это. Вот уже целую вечность он бродит по странной местности. Это поле, вроде того, каких много около его родной деревни. Только с этого поля не видно никаких гор... Нет никаких красок: ни зелени травы, ни голубизны неба, ни белых клочьев облаков, ни сероватых камней, ни ярких пятен цветов. С одной стороны от него всё сияет слепящей глаза белизной, с другой царит почти непроглядная ночь. Там, где он идёт, висит серый туман. Он поворачивает голову в одну сторону и заслоняется ладонью от света, поворачивает в другую - и отступает от темноты. Серый туман мокрый, холодный, он не даёт ему идти быстро, всё тело взмокло, ему то становится жарко, то холодно...
   Сати не помнил уже, как очутился здесь. Он хотел поскорее уйти отсюда, но не решался сойти с полосы тумана ни на дорожку света, ни в сторону тьмы. И так продолжалось очень долго, пока туман вдруг не стал таять.
   С тревогой Сати заозирался по сторонам. Одинаково стремительно оплетали его и ласковые руки света, и шероховатые щупальца тьмы.
   - Тебе надо сделать выбор, Сати, - услышал он тихий, грустный голос. - Ты не можешь жить сразу с двумя Силами в душе, они сражаются за тебя, а ты страдаешь... Ты должен выбрать, что тебе ближе, - Сати всматривался в свет до тех пор, пока не различил там сияющую фигуру.
   - Тэм? - спросил он растерянно.
   - Сати, мне жаль, что ты попал в эту историю... Но ты должен выбрать... Ты веришь мне, Сати? - спросил он, поднимая глаза и растерянно улыбаясь.
   - Что мне надо сделать, Тэм? - спросил Сати. - Я так устал...
   - Не слушай его! - зашипел за спиной ещё один голос. - Он хочет, чтобы ты умер! - Сати нервно обернулся. Чёрная тень Хозяина Ночи маячила за спиной. - Никто из Светлых никогда не пожелает тебе долгой жизни! Для любого из них твоя смерть - лучший выход! Продли свою жизнь, выбери мою сторону!
   - Тэм! - жалобно воскликнул Сати. Щупальца тянули его в темноту. - Тэм, он ведь лжёт?!
   Хранитель опустил глаза:
   - Сати... Сила Ночи никогда не отпускает того, кто попадается ей на её пути... Если ты не хочешь, чтобы Хозяин Ночи вернулся, ты должен умереть, - твёрдо произнёс он.
   Сати невольно отстранился назад. Тень Хозяина Ночи хищно заулыбалась.
   - Я не хочу умирать! Почему я должен умереть? - со слезами в голосе спросил Сати. - Тэм, я не хочу умирать! Я хочу избавиться от Силы Ночи!
   - Сати, я прошу тебя, сделай правильный выбор, - Тэм не кричал, хотя был далеко, а Сати слышал каждое его слово. - Если ты останешься в живых, ничто не сможет спасти этот мир. Всё то, что делаю я и Зэрандер, будет уже неважно. Верь мне, Сати! - он протянул ему руку. - Ты и не заметишь, когда наступит смерть! Сила Дня примет тебя, ты сможешь вновь ощутить себя прежним, а мир будет защищён от Хозяина Ночи...
   - Видишь, он хочет твоей смерти! - насмешливо заметил Хозяин. Сати беспомощно посмотрел на него. - Его слова - это только мишура. На самом деле, за его жалостью кроется только желание отделаться малой кровью. Они все хотят твоей смерти, и он - тоже! Она облегчит их жизнь...
   - Я не хочу тебя слушать! - вяло воспротивился Сати. Слова Хозяина въедались в его память. - Тэм не может желать мне зла!
   - Сати, Свет спасёт тебя только в смерти, увы, я не могу ничего поделать! - голос Тэма дрогнул. - Сати, верь мне! В жизни твоей не будет Света!
   - Он зовёт тебя умирать, и ты пойдёшь? - спросил Хозяин, когда Сати сделал шаг навстречу Тэму. - Только я подарю тебе настоящую жизнь!
   - Сати, если ты послушаешь его, ты обречёшь себя на служение Ночи, - от Тэма исходило сияние, мешавшее увидеть даже его лицо.
   - Но я хочу жить! - воскликнул Сати. - Я не хочу умирать, Тэм! Я ради Силы Дня согласился на ритуал, ради Изгнания! Я хочу жить!
   - Живи! - к щупальцам темноты присоединилась призрачная рука Хозяина. - Живи в Цитадели, если надеешься там найти защиту от меня! Быть может, я и вправду не найду тебя там... Зато ты будешь жить, ты ведь так мало пожил, правда?
   - Он обманывает тебя, он увлекает тебя на свою сторону, Сати! Сати, смерть - это не окончание существования для тех, кто стремится к Свету! Только для слуг Ночи она - страшная Вечность!
   - А чем ты отличаешься от слуг Ночи? - хмыкнул Хозяин. - У тебя те же Дары, что и у них... Свет от тебя откажется, ему важно только убить тебя... Потому что Свет боится меня. Нас с тобой боится, Сати...
   Сати сделал ещё один шаг в темноту. Тэм не опускал руку. Сияние, исходившее от него, заставляло Сати щуриться и прятать глаза.
   - Сати, верь мне! Ты же стремишься к Свету! Разве я могу желать тебе зла, Сати?
   - Шагнёшь вперёд - и сгоришь в этом самом Свете, которым тебя все так манят, - Хозяин сильнее потянул его назад. - Пойдём, тебе не место в Свете. Он только прервёт твою жизнь...
   Сати разрывался, не в силах принять решение, позволяя темноте засасывать себя внутрь. Тэм уже виднелся сквозь мрачную дымку.
   - Сати, ты же знаешь, что я хочу тебе только добра! - рука Тэма бессильно опустилась. - Я никогда бы не солгал тебе! Свет на твоей стороне, Сати, не бойся его!
   - Я не боюсь, - прошептал Сати, наклоняя голову и делая шаг вперёд. Тьма с шипением опутывала его, не давая приблизиться к сияющему свету впереди, совсем близкому, но почти недосягаемому. - Пусти меня! - вскричал он. - Я не хочу служить Ночи!
   - Значит, ты хочешь умереть, да? - закричала со всех сторон темнота. - Чтобы тераики удовлетворённо улыбались, глядя на твой труп, чтобы сестра рыдала над твоим телом, чтобы твоя мать получила письмо о смерти своего сына?!
   - Сати, верь мне, - Тэм заговорил ещё тише. Он оглядывался назад, словно его кто-то торопил. - Если ты станешь слугой Ночи, весь мир погибнет!
   Сати боролся с опутывавшей его темнотой.
   - Я не хочу служить Ночи! - крикнул он, протягивая руки к свету. - Тэм, я не хочу!
   - У тебя есть силы избавиться от Силы Ночи и позволить Силе Дня спасти тебя, - Тэм просветлённо улыбался, и в нём чувствовалось нетерпеливое и радостное ожидание.
   - Я не отпущу тебя! - прямо перед Сати возник тёмный призрак Хозяина. - Ты нужен мне живым!
   - Я не буду тебя слушать! Я тебе не служу! - Сати остановился, напуганный его внезапным появлением.
   - Ты мне служишь! И служил с тех пор, как родился! И будешь служить, пока твоё тело не станет моим!
   - Этого не произойдёт! - возразил Тэм. - Он выбрал Свет, и это его выбор! Даже ты не можешь помешать ему, здесь и сейчас, во время Изгнания! Уступи ему дорогу, если ты не дашь свершиться тому, что должно свершиться, законы обеих Сил покарают тебя, - он предупредительно вскинул руку.
   Ярость изобразилась на лице призрака. Он неохотно отполз в сторону, растворяясь в темноте.
   - Ты выбрал неправильный путь, Сати, - напоследок прошипела тьма. - Очень жаль, очень...
   Сати сделал несколько шагов в его сторону и вдруг запнулся, оборачиваясь назад. Тёмная часть поля казалась вымершей.
   - Ты сомневаешься, да? - вздохнул Тэм.
   - Я боюсь, - вздохнул Сати. - Я боюсь умереть...
   Зашевелилась темнота.
   - Но если этот страх пересилит, Сати, то твоя душа погибнет. Твоя светлая душа! А если ты справишься, погибнет всего лишь телесная оболочка. Первая смерть страшнее, Сати.
   Темнота подкрадывалась к нему.
   - Тэм, почему - ты? - вздохнул Сати, жмурясь. - Ты и он... Мне так страшно выбирать!
   - Ты должен сделать выбор... Время на исходе. Скоро ты проснёшься, ты ничего не запомнишь... Но ты будешь жив, а значит, Хозяин победит твою веру в Свет, - Тэм стоял на самой грани между светлой половиной поля и тёмной. - Я - совсем не тот, кто достоин представлять сейчас Свет в битве за тебя, Сати! Но я должен это сделать, - Тэм коснулся руки Сати. - Пойдём. И ничего не бойся, я буду рядом.
   - А как же мама? - спросил Сати, вцепляясь в руку друга. - А Тия?
   - Сати, если ты станешь на путь Тени, если ты будешь одним из рабов Хозяина, им будет намного хуже.
   - Я понимаю, - опустил голову Сати, глядя на шевелящуюся темноту. - Пойдём быстрее, Тэм! Я боюсь передумать...
   - Пойдём, - ласково улыбнулся Хранитель.
   Сати сделал шаг ему навстречу. Свет уже наполовину накрыл его теплотой, когда раздался громкий вой за его спиной. На лице Тэма появилось недоумение и растерянность.
   Потом что-то толкнуло Сати в бок, он упал и больше ничего не помнил.

______

  
   Тэм почувствовал ласковое прикосновение к щеке и открыл глаза. Взволнованное женское лицо отпрянуло назад и на какое-то время исчезло.
   Голова мгновенно закружилась. Тэм закашлялся, ощущая, как першит в горле.
   - Может быть, вы хотите воды? - спросил тревожный женский голос.
   Тэм с остервенением закивал головой, потом поймал губами край стакана и с жадностью выпил безвкусную воду. Только когда он проглотил последнюю каплю, он сумел заставить себя сфокусировать взгляд на лице девушки, которое казалось ему очень знакомым.
   - Вы так кричали, - смутилась она. - Я подумала, что лучше вас разбудить. Простите, если...
   - Нет, что вы, очень хорошо, что вы меня разбудили, - Тэрмис всё ещё не мог прийти в себя. - Мне что-то снилось, но я не помню, что...
   У него всё ещё плясали перед глазами разноцветные пятна. Он совершенно не помнил свой сон, а уж тем более - то, что было до того, как он заснул, только отрывочные мысли о днях в подземелье, о страшной высоте Бастиона Скорби, о Воине, окружённом палачами...
   - Я... где?... - растерянно спросил он.
   - Вы в Юго-Западной Башне, - ответила она. - Господин Четырёх Стен решил, что если вы и ваш друг причастны к спасению Небесного Города смертью Владетеля, вы имеете право на его Башню, пока не изберут нового Владетеля... А тот, чья стрела пронзила Владетеля Ключей, получит всё Северо-Восточную Башню, как только её восстановят! - протараторила она, но Тэм едва понимал её, наблюдая больше за её глазами, чем за словами. - Вы лежите здесь без сознания уже несколько дней, - сообщила она.
   - А мой... мой друг?
   - Ваш друг сейчас на приёме у Господина Четырёх Стен, - ответила женщина. Она выглядела устало. Тэм с тревогой представил себе, что может происходить между Зэрандером и Господином Четырёх Стен, испугался, что его нет рядом, чтобы не случилось ничего непоправимого, но тут же подумал, что ведёт себя совсем невежливо, и поторопился представиться:
   - Меня зовут Тэм. Прошу вас, не надо ко мне на "вы". Я - Хранитель...
   - Лиадж, - улыбнулась она. - Я была женой Владетеля Ключей.
   Тэм мгновенно помрачнел. Владетель Ключей... слуга Хозяина...
   - Мой муж оказался предателем, - грустно сказала она. - Вы... Ты, - смущённо поправилась она, - ты знаешь, я так испугалась, когда это узнала... Он хотел убить Господина Четырёх Стен! Но твой друг... Ах, ты, должно быть, хочешь поесть? Я велю принести!
   - Не волнуйтесь,... - попытался остановить вскочившую на ноги Лиадж Тэм.
   - Нет, я такая недогадливая! Вы столько времени провели в этом ужасном подземелье, а я так и не приказала принести еды! - она дёрнула за витой шнурок. - Ну вот, сейчас принесут...
   - Не волнуйтесь так, - повторил Тэм. - Я... совсем не хочу...
   Мгновенно в животе что-то заурчало. Тэм покраснел и пробормотал:
   - Кажется, я вру...
   - Я тоже так думаю, - она снова легко улыбнулась. - Я рада, что с вами всё в порядке... Когда я увидела вас... тебя, - она исправилась, с торопливым желанием не обидеть его и с какой-то долей покорности событиям, - там, внизу, я вдруг поняла, что тебе нельзя умирать... Я так боялась, что не успею ничего сделать, чтобы тебе помочь...
   - Пожалуйста, Лиадж, вы можете объяснить мне, что случилось? - спросил он, пытаясь сесть. - Я помню только, что едва не упал с Бастиона Скорби...
   - Мой муж отвлёкся на Господина Четырёх Стен, а в это время его пронзила стрела. Твой друг вытащил тебя и спас Господина. Теперь весь Небесный Город обязан ему тем, что не случилось страшного несчастья...
   Тэм почувствовал некоторое облегчение. По крайней мере, вряд ли Зэрандер успеет повздорить с Господином Четырёх Стен. Если уж он выполнил просьбу Тэма и спас Господину Сарратара жизнь, вряд ли они найдут причину повздорить.
   - Ты можешь не беспокоиться, твой друг в большом почёте! - сказала она. - И ты тоже. Благодаря вам обоим раскрылся страшный заговор...
   - Куда более страшный, чем вы думаете, - вздохнул Тэрмис. Всем этим людям не было известно ничего о Хозяине. Поэтому они могут считать себя счастливыми...
   - А вот и твой обед! - воскликнула она, не расслышав последних его слов. Тэм мечтательно зажмурился, откидываясь обратно на подушки. - Я так рада, что с тобой всё в порядке! - завершила она, сама распахивая двери. Слуги поставили перед Тэмом переносной столик. От ароматов у него закружилась голова.
   - Вы так искренне радуетесь, - пробормотал он. - Будто бы вы давно меня знаете, Лиадж...
   Она приказала слугам выйти. У неё мгновенно стало печальное лицо.
   - Я увидела тебя там, внизу, в подземелье, среди многих несчастных, и у меня сердце едва не разорвалось от горя, - вздохнула она. - Я знаю, что такое жить на коленях, но мне никогда не приходило в голову, как много скорби может пережить человек! Там, в подземельях, отчаянье исходит даже от камней! Поэтому я так рада, слава столетиям, что с тобой всё в порядке, - она пододвинула к нему столик. - Ешь же! Представляю, как тебе хочется!
   - Мне страшно неудобно, - смутился Тэм.
   - Тебе совсем не надо меня смущаться! - воскликнула Лиадж. - Или ты думаешь, что если я - вдова Владетеля Ключей, я таю на тебя какое-то зло? - удивилась она.
   - Нет, - растерялся Тэрмис. - Просто я... мой друг... Просто всё это...
   - Твой друг наверняка тоже сказал, что тебе стоит поесть, - она села напротив в кресло и задумчиво остановила взгляд на стене. - Меня заставили стать его женой, - призналась она, повинуясь неизвестному порыву. - У меня не оставалось выбора. Я была простой служанкой, а ему пришло в голову, что сделать меня своей женой - это хорошая шутка... Он был не такой жестокий человек, - вдруг прервала она себя. - Мне кажется, что в его жизни что-то случилось, что сделало его жестоким! Поэтому он тоже был несчастен...
   - Я не знаю, - Тэм говорил с набитым ртом, но заставить себя жевать быстро не мог. Он ловил себя на мысли, что пища кажется ему совершенно безвкусной, но на фоне прочих событий это было не так странно. - Может быть, он и был несчастен, но он сам выбрал путь служения очень большому злу. Вы этого не знаете, а я знаю, и мой друг... Поэтому... Мне даже не жаль, что он умер, - вздохнул он. - Это нехорошо, я ведь Хранитель Света... Но он должен был умереть.
   - Должен, - согласилась она. - Но умереть внезапно - наверное, очень страшно...
   Тэрмис решил, что стоит перевести разговор. Лиадж, кажется, было не очень приятно обсуждать своего погибшего мужа.
   - Скажите, Лиадж... Что было, пока я не приходил в себя? Мой друг уже... разговаривал с Господином Четырёх Стен?
   - Конечно, нет! - воскликнула она. - Впрочем, вы же гость города и ничего не знаете о наших обычаях. Никто не может просто так встретиться с Господином Четырёх Стен, даже тот, кто спас ему жизнь, раньше, чем через три дня после того, как его внесут в особый список... До этого Совет выразил свою признательность твоему другу, а Господин Четырёх Стен смог принять его только сегодня... Он покинул Башню недавно.
   - А до этого мы были здесь оба? - удивился Тэм, больше тому, что Зэрандер три дня вытерпел в бездействии, чем чему-либо другому.
   - Ну да, конечно! - кивнула Лиадж.
   - Вы знаете... Мой друг, - он не заметил, как стал называть Зэрандера другом почти искренне, - он довольно резкий человек, и...
   - Даже если он нарушит закон, даже если грубо нарушит, ему никто не причинит вреда, - попыталась она успокоить его. - Он - спаситель жизни Господина Четырёх Стен...
   - Ему никто не может причинить вреда по другой причине, - Тэм покачал головой. - Я просто должен быть с ним... Он может принять без меня неправильное решение...
   - Но он же тебя старше! - удивилась Лиадж, но тут же поправила себя. - Прости... У вас всё по-другому, наверное... У нас человек в таком... молодом возрасте ещё не может принимать решений...
   - Да, у нас по-другому, - вздохнул Тэм. - А может, у вас намного мудрее... Но я должен быть там вместе с Зэрандером! Я должен... Я сейчас должен быть рядом с ним, - он попытался подняться и едва не опрокинул столик.
   - Это невозможно! - испугалась Лиадж. - О тебе ведь никто не докладывал, и потом...
   Но Тэм уже умудрился встать на ноги. Вряд ли что-то теперь могло его остановить.

______

  
   Клинок Света стоял у дверей в зал и слушал, как колотится в груди сердце. Четвёртая ночь окончилась, и вместе с этим скоро кончится ожидание. Станет ясно, выжил ли мальчик после страшного ритуала, на который согласился по доброй воле.
   Тия порывалась пойти с ним, но он её не пустил. Оставив Стража Кертиса с взволнованной девочкой и тераиком Лимасом, не отходившим от неё ни на шаг, он, взяв с собой только Стражей Увлера и Аулишу, тех, что были лучше знакомы с Сати. Стражи стояли за его спиной, и он слышал их дыхание - медленное, в котором заметна была тревога. Они тоже волновались за судьбу Сати.
   Солнечные лучи уже скользили по блестящим плитам пола, отражались с доспехов Стражей, тщетно пытались развеселить их, прыгая на лицо и заглядывая в глаза, но лица людей были непроницаемы.
   Клинок не услышал никаких шагов. Бесшумный Убийца-тераик отворил запертые двери изнутри. Четыре дня он провёл без еды и воды, но это не отразилось на нём. Он отошёл в сторону, пропуская стремительно ворвавшегося в зал Клинка и Стражей.
   Аулиша замешкалась на пороге, не сводя глаз с тел Приносящих Жертву. Увлер вслед за Гарандом Астианом подошёл к лежащему на полу Сати, минуя истерзанные тела и разбитые вдребезги каменные плиты пола.
   - Он жив, - выдохнул Клинок, опускаясь перед ним на одно колено.
   - Он не выглядел так даже после стольких дней в горах, - удручённо произнёс Увлер. - Камень Света, я боюсь, что он не сумеет...
   Он не договорил, побоявшись своего мрачного пророчества. Он привязался к этому мальчику, почти как к родному сыну.
   - Мальчик сильнее, чем вы все думаете, - голос со стороны казался голосом умирающего. Клинок только сейчас увидел Изгоняющего. Тераик полулежал, откинув голову на ступеньки, ведущие к огромному окну. За четыре ночи он перестал походить на человека, скорее, на скелет, обтянутый желтоватой кожей, как пергамент, который вот-вот рассыплется в прах. - Он переживёт всех нас, - перед каждым словом тераик делал глубокий вдох, как будто последний в своей жизни, - если ты не отдашь его Силе Зла вновь, Разящий с Мыслью, - он больше не обращался к нему на "вы". Это не было ни знаком дружеским, ни знаком презрения, просто он перестал придавать значение предрассудкам.
   - Я не допущу этого, - произнёс Клинок, ласково проводя рукой по влажному лбу Сати.
   Страж Аулиша уже была рядом, бросила короткий взгляд на Сати, облегчённо вздохнула и обернулась к тераику:
   - Тебе нужна помощь, друг?
   У неё на душе стало невероятно легко, когда она поняла, что у Сати больше нет прежних Даров Ночи, так смущавших её.
   Тераик посмотрел на неё по-прежнему яркими, живыми глазами, тяжело вздохнул и покачал головой:
   - Нет, Разящая с Мыслью. Мне больше не нужна помощь...
   Аулиша будто бы растерялась. Она знала, что Сати, к невероятному удивлению, гораздо меньше нуждается в помощи, чем Изгоняющий. Несмотря на тот кошмар, который он пережил, и о котором свидетельствуют следы, оставшиеся в зале, с ним всё было в порядке, словно неведомая сила поддержала в нём жизнь в самый опасный момент, и теперь всё должно быть хорошо.
   Увлер осторожно взял мальчика на руки. Клинок, кажется, ещё не придумал тех слов, которые хотел сказать тераику, и стоял в задумчивом молчании. Мысли в его голове путались из-за невыразимой радости за спасённую душу мальчика.
   Страж Аулиша покачала головой и торопливыми шагами приблизилась к тераику.
   - Мне кажется, что ты нуждаешься в лекаре больше, чем кто-либо, - сказала она. Тераик едва дышал, казалось даже, что его грудь вовсе не вздымается.
   - Изгоняющий должен разделить страдание с тем, кого спасает от Силы Зла, - произнёс такеец. - В этом наше призвание, - он открыл глаза, но с трудом. Страж Аулиша возложила руки на его плечи, собираясь погрузить его в лечебный сон. - Иногда мы должны платить жизнью за чужое спасение, - остановил её тераик. Она отчего-то не посмела силой погружать его в лечебный сон, а он этого не хотел. - Я счастлив, что изгнал Силу Зла из этого мальчика. Защищай его, Разящий с Мыслью, - тераик посмотрел на Клинка и глубоко вздохнул. - Она за ним вернётся...
   Аулиша вышла из непонятного ступора и торопливо призвала свой Дар, но было уже поздно. Изгоняющий был уже мёртв.
   - Пусть Свет примет его, - проговорила она негромко. - Я ничего не могу сделать, Клинок...
   Астиан вздрогнул и коротко кивнул. Потом заставил себя обернуться к Убийцам. Один стоял у дверей, другой сидел недалеко от него.
   - Примите мою благодарность и мои извинения, - Клинок знал, что Убийцы тоже принимали участие в ритуале Изгнания. Одного Изгоняющего для такого ритуала всегда бывает мало.
   - Вам не за что извиняться, Разящий с Мыслью, - спокойно ответил один из Убийц.
   - Всё, что вам нужно, будет к вашим услугам.
   - Мы хотим уйти, - ответил тот же тераик. - И хотим, чтобы вы погребли Изгоняющего здесь, в стенах Цитадели. Так принято - быть похороненным там, где умер.
   - Я выполню ваше желание, - уважительно кивнул Клинок.
   - Тогда мы уходим, - второй Убийца поднялся, они развернулись и ушли, не прощаясь, не обратив внимания более ни на тело Изгоняющего, ни на Приносящих Жертву.

______

  
   Тия не отходила от постели брата. Ей говорили, что с ним всё в порядке, что он будет долго спать, потому что очень устал, предлагали поселиться в соседних комнатах, чтобы не возвращаться в Дом Просителей, но она категорически отказывалась уходить из покоев Клинка, где лежал Сати. Страж Аулиша несколько раз навещала Сати, а заодно приносила Тии поесть, но девочка всё равно не уходила.
   Однако к утру её сморил сон. Брат всё не приходил в себя, но у него было такое спокойное лицо, что Тия почти не волновалась за него. Забравшись с ногами в кресло, она положила голову на руки и задремала, поэтому прослышала, когда именно в покои неслышно вошёл один человек.
   Какое-то время человек, не шевелясь, стоял перед постелью Сати. Потом вытащил из-за пояса тоненькую цепочку и осторожно одел мальчику на шею:
   - Изгоняющий не сумел завершить ритуал, - тихо сказал он. - Но теперь ты имеешь полное право носить её. Ты теперь очищен, я рад, что это так...
   Тия услышала шёпот и подняла голову. Неяркий свет проникал сквозь задёрнутые шторы.
   - Мастер Лимас! - удивилась она.
   Тераик обернулся:
   - Я не хотел тебя будить. Я вернул Сати его цепочку... Хотел попрощаться, - вздохнул он.
   - Прощаться? Вы уезжаете? Домой? - она выпрямилась в кресле. - Передайте, пожалуйста, маме...
   - Я не еду к твоему дому, - мягко прервал он её. - Я решил, что должен вернуться в Такею.
   Тия удручённо замолчала.
   - В Такею,... - протянула она. - Но разве... Разве вас там не сделают Приносящим Жертву? - испуганно спросила она, невольно содрогаясь. Лимас почувствовал, что она схватила его за руку.
   - Может быть, так и будет, - кивнул он, хмурясь. - Но я понял, что моя боязнь судьбы неправильна... Изгоняющий не пожалел свою жизнь, чтобы спасти Сати. Мне не удалось сделать даже этого. Я сбежал из Такеи, потому что испугался, что стану ничем... Но на самом деле, даже такая судьба лучше, чем судьба бросившего...
   - Я не хочу, чтобы вы уезжали, - Тия сглотнула. У неё на глазах появились слёзы. - Я вас больше никогда не увижу...
   - Тебе не стоит об этом жалеть, - он присел рядом с ней. - Я сделаю то, что должен. Если я уеду сейчас, я ещё успею догнать моего брата.
   - Там был ваш брат? - переспросила Тия. - Но я не заметила...
   - Он не обратил на меня внимания, - вздохнул Лимас. - Я для него - никто. Только позор, не более. Он мог вовсе не заметить меня... Но перед отъездом он сказал мне одну фразу, всего одну, но очень правильную... Он сказал, что если я решу вернуться, меня ждёт лучшая судьба, чем если я буду бежать от судьбы дальше... Я не видел на его лице участия, но, - он покачал головой, - он хотел бы, чтобы я вернулся. Я ответил, что хотел сначала повидаться с Сати, но он меня не слушал больше. Они уехали, но у меня ещё есть шанс догнать их и вернуться вместе с ними... Ты не понимаешь, - он заметил жалобный взгляд Тии. - Я сам не понимал, что мне тяжело жить не по прежним устоям, а только чтобы никто не понял, кем я был раньше... Жить далеко от моей родины. Поэтому я возвращаюсь... Не плачь, ничего страшного в этом нет, - он потрепал её по волосам, заметив слёзы. - Прощай, Тия. Извини, что я не сумел уберечь тебя от мараданцев...
   - Но я не хочу, чтобы вы уезжали, мастер Лимас! - воскликнула Тия негромко, боясь разбудить брата.
   Вряд ли её желание могло что-то изменить. Он неумело улыбнулся ей и ушёл. Тия осталась сидеть в кресле, не отрывая взгляд от двери. Потом снова всхлипнула, вытирая ладонями лицо, но сладить со слезами не получалось. В её памяти возникали одна за другой яркие картинки всех трудностей, которые она пережила с этим человеком. Далеко не каждой девочке приходилось испытать в своей жизни хотя бы половину таких опасных приключений, и кузнец-тераик был тем, кто никогда не бросал её, и само присутствие этого человека давало ей надежду на то, что всё будет хорошо... Уткнувшись лицом в руки, она заплакала, и плакала до тех пор, пока чья-то рука не тронула её локоть:
   - Что случилось?
   - Сати! - она подняла голову. - Сати, ты проснулся! - она обхватила его за шею, крепко стиснув руки. Рубашка Сати мгновенно взмокла от её слёз. - Мастер Лимас уехал, Сати! В Такею, чтобы стать Приносящим Жертву...
   Сати нахмурился. Он только-только проснулся, но, увидев над собой знакомые своды покоев Клинка, почувствовал облегчение, а поняв, что ритуал Изгнания прошёл удачно, - настоящую радость. Сейчас его почти не волновала судьба кого-либо другого, но ощущение невероятного счастья вскоре прошло. Поначалу он даже почти не вспомнил, кто такой мастер Лимас. Последние воспоминания - страх перед ритуалом Изгнания, крики Приносящих Жертву, ласковый и твёрдый голос тераика. Потом - смутные и размытые картины, наполненные безумием и бессилием...
   Мастер Лимас... Сати неловко погладил сестру по волосам:
   - Так он ведь сам так решил, правда?
   Он хотел как-то успокоить её, чтобы она не плакала тогда, когда он так счастлив. Больше у него нет Даров Ночи. Больше Хозяин не сможет дотянуться до него... Особенно здесь, в Цитадели Света!
   - Наверное, - шмыгнула носом Тия.
   - Значит, он будет счастлив, - произнёс Сати. - Я тоже был счастлив... Хотя вряд ли мне можно поверить, - он виновато улыбнулся. - Но я и пройдя через всё это счастлив...
   - Они отберут от него память, - вспомнила Тия слова тераика. - Самое главное, что есть в человеке. Он совсем перестанет быть прежним, Сати!
   - Но ведь мы не можем ничего изменить, - Сати чуть отстранил её, заглянул ей в лицо, и почти не узнал свою младшую сестру. У тринадцатилетней девочки было такое взрослое выражения лица, что она почти сразу стала ещё больше похожа на мать - такая же грустная, погружённая в свои заботы, усталая... и умудрённая опытом. Раньше он совсем не видел этого. Она была просто Тией, такой, какой он привык её видеть... Сейчас на него из тела маленькой девочки смотрели глаза какой-то взрослой девушки, чья жизнь состояла из множества суровых испытаний и потерь. - Камень Света, это я виноват, - вздохнул он, опуская голову.
   - В чём? - испуганно спросила Тия. - В том, что он ушёл?
   - Нет... В том, что ты пережила всё это. Это всё из-за меня. Если бы мне в голову не пришло спасать Воина, я бы никогда не получил Дара... Мне не пришлось бы бежать, ты не попала бы в плен...
   - Ты совсем не виноват! - воскликнула она. Слёзы на её лице высохли мгновенно, и она приготовилась утешать брата. - Раз это случилось, то это должно было случиться... Я так рада, что с тобой всё в порядке! Теперь всё обязательно будет хорошо!
   - Да, - эхом откликнулся он, глядя на щёлку между шторами, в которую пробивался свет. - Теперь всё будет хорошо...

26

Там, где в небо взлетает огонь

______

  
   Тэм сам с трудом понимал, как ему удалось проникнуть в огромный кабинет, где происходил разговор Господина Четырёх Стен и Воина Тени. Он выскочил из комнаты, в которой очнулся, даже толком не одевшись, и только оказавшись на внешней галерее, осадил себя. Откуда он знает, куда идти, что говорить, что делать? Ему пришлось вернуться, потупить глаза и искренне попросить прощения у удивлённой таким его поведением Лиадж, жены Владетеля Ключей, за своё поведение. Лиадж смутилась ещё сильнее, потом сказала, что если он так беспокоится за своего друга, она может попытаться послать слугу во дворец Господина Четырёх Стен, но пока ему всё равно необходимо хотя бы переодеться...
   Новый наряд Тэма был самой обычной одеждой Благородных в Небесном Городе, и он чувствовал себя в нём, как какой-нибудь Хранитель из Сэнктима - то есть совершенно омерзительно. Плащ был настолько длинён, что впору было подхватывать его рукой, когда делаешь шаг, и Тэму едва ли не заново пришлось ходить. Нелепо виднеющиеся из-под верхней одежды чёрно-золотые брюки были заправлены в невысокие сапоги, в которых было столько металла, что их едва можно было оторвать от пола. Свободная рубашка многочисленными складками впивалась в тело из-за того, что поверх неё было сделано несколько тугих оборотов широкого полотна. Оно так стягивало грудь, что было трудно даже дышать. Как Благородные расхаживают в такой одежде, Тэрмис так и не сумел понять. Тем не менее, Лиадж, кажется, очень нравилось, как он выглядит, и Тэм не стал просить найти что-нибудь более комфортное. Как только он закончил с туалетом, он впервые за это время понял, что последствий долгого полуживого состояния почти не осталось. Чуть-чуть кружилась голова - но он только что постоял на самом краю высокой Башни Владетеля, так что это не странно. Болело где-то внутри, но слишком неявственно, да и на ногах он стоял крепко. Всё это казалось очень странным, если учесть, в каком положении он прожил последние дни. Но Небесный Город действительно оказался городом чудес.
   Потом Лиадж приказала подать ему носилки, и Тэм понял, что как бы ему ни хотелось идти самому, ему придётся поступить по местным законам. Не может человек в одежде Благородного перемещаться без носильщиков...
   Они прибыли к дворцу Господина Четырёх Стен только через полчаса. Тэрмис вряд ли мог объяснить, как их пропустили в святую святых Небесного Города, возможно, эти чудеса сотворила Лиадж, а может, попросила кого-то походатайствовать, чтобы Тэрмиса не заставили ждать четыре дня...
   В общем, ему позволили войти. Вернее, ему не запретили. И только уже распахнув дверь, он осознал, что Господину Четырёх Стен это всё может не понравится. Какой-то мальчишка врывается ни с того, ни с сего, посреди разговора...
   Но подумал он об этом уже поздно. На него были обращены два взгляда - Зэрандера, как всегда в таких случаях, равнодушный, и Господина Четырёх Стен. Сарратарец сначала казался изумлённым, но потом вежливо и располагающе улыбнулся Тэму. У Тэрмиса гора с плеч свалилась: никто не собирается его хватать и швырять обратно в тёмное подземелье...
   - Не бойтесь, Хранитель Тэрмис, я знал, что вы захотите прийти немедленно, не предупреждая никого, - Господин Четырёх Стен внимательно разглядывал его, и Тэм покраснел. Он даже не успел открыть рта, чтобы поприветствовать или извиниться. Ратвир продолжал. - Я велел пропустить вас в любом случае. Во многом вам я обязан своей жизнью, как сказал ваш честный друг, Лорд Зэрандер.
   Кажется, они уже успели основательно поговорить. Пожалуй, Господин Четырёх Стен многое понял...
   Он полулежал на ложе, опираясь на руку. Воин стоял в стороне, не то угрюмый, не то, как всегда, безразличный. Тэм определённо ворвался на полуслове, и не то, чтобы Зэрандер был ему рад.
   - Вы можете сесть, Хранитель Тэрмис, - радушно предложил Господин Четырёх Стен. - Ваш друг отказался, но вы можете не стесняться. Если вы не возражаете, мы продолжим разговор, - и Ратвир мгновенно потерял к нему интерес.
   Тэрмис решил не брезговать предложением и сел в кресло, переводя дух. Кажется, Господин Четырёх Стен всё-таки не принял его всерьёз, как-никак, но таким юным людям, как Тэм, в Небесном Городе полагается не мешать взрослым решать проблемы... Возможно, Ратвир разрешил пропускать его в любом случае именно потому что он для него ещё неразумный мальчишка.
   - Значит, вы считаете, что этот самый Камень Света находится в моём городе? - обратился Господин Четырёх Стен к Зэрандеру. Воин не сразу ответил, он ещё смотрел на сидящего немного удручённого Хранителя. Его переполняли самые противоречивые чувства.
   До этого, сколько он ни сталкивался с вероятностью потерять Хранителя, он никогда не чувствовал отчаяния. Хранитель был всего лишь средством отомстить Хозяину, более того, неопытный и наивный мальчишка, с таким доверием относившийся к нему, был неплохим развлечением для мрачных будней. Даже в Сарратаре, когда Тэрмиса схватили слуги Владетеля Ключей, Зэрандеру казалось, что это очередное легко преодолимое препятствие. Необходимость вырвать Хранителя из рук Датариана была необходимостью только для мести. У него был первый двойник, и он был ключом ко всем остальным. Но на Бастионе Скорби что-то изменилось... Зэрандер никогда не знал слова "привязанность". Когда-то давно та жалкая душонка, жившая в его теле, за года преобразившемся, умела любить и привязываться, но сколько лет Зэрандер не ощущал внутренней потребности в том, чтобы иметь кого-то рядом... просто потому что без него жизнь станет не той, какой была раньше. Жалобный взгляд Тэма с отчаянной надеждой словно растопил вековой лёд на осколках сердца прежнего Алека. Это не нравилось Зэрандеру, но нравилось тому самому юноше, которого убил в нём Хозяин Ночи. Когда Хранитель рухнул в пропасть, Зэрандеру показалось, что его жизнь тоже кончилось. Это было мгновенно и неожиданно, выбило его из колеи. Он перестал быть тем, кто верно служил его мыслям до этого, и даже сами мысли изменились. Зэрандер мог бы найти много других способов отомстить Хозяину... Но только теоретически. На практике же - понял он - без Хранителя он не сможет ничего сделать. И дело не в физической немощи, которая могла бы внезапно на него свалиться, вопреки всему...
   Тэрмис, наверное, всего этого не знал. Хранитель был слишком прост и наивен, и видел Лорда Тени исключительно в светлых красках. И только сейчас Зэрандер понял, что мечты Хранителя стали с завидной скоростью исполняться. Даже с Воином Тени стали происходить изменения...
   - Вы слушаете меня? - осведомился Ратвир нетерпеливо.
   - Я вас слушаю, - кивнул Зэрандер. - Я почти уверен, что Камень Света здесь. И ещё я думаю, что всё то, что мы сделали для вас и Небесного Города, это достаточная причина, чтобы помочь мне. В конце концов, я хочу всего лишь один камень.
   Он говорил "мне", вместо "нам". Тэм улыбнулся, заметив это. На него никто не обратил внимания, но это "мне" натолкнуло Тэма на мысль, что Зэрандер нарочно делает на нём упор, и упор предназначен не Ратвиру, и даже не ему, Хранителю Света...
   - Вы правы. Вы могли бы потребовать большего, - согласился Господин Четырёх Стен. - Более того, даже если вы потребуете это сейчас, я не откажу. Даже если вы захотите получить Ключи, воспользовавшись смертью из носителя, я пренебрегу законами, потому что вы помогли сберечь эти законы...
   - А разве Ключи не упали с Бастиона Скорби вместе с Владетелем? - удивился Тэм, не успев одёрнуть себя и перебивая Господина Четырёх Стен. Мгновенно он страшно смутился и собрался уже попросить прощения, но ответ Господина последовал быстро и снисходительно, как к неразумному ребёнку:
   - Если бы Ключи погибали вместе с их носителем, мы бы давно оказались заперты, как в темнице. Конечно же, в тот же миг они вернулись на своё место, и ждут нового Владетеля. Разве может быть как-то иначе?
   - Простите, - пробормотал Тэм. Да уж, лучше ему пока не встревать. Всё равно, вряд ли Воину есть дело до Ключей. Главное - забрать Камень Света.
   - Конечно же, Лорд Зэрандер, я с радостью помогу вам найти то, что вы ищете. Но даже примерно я не знаю, где это искать. Ваш Камень может быть каким угодно и где угодно... И я никогда не слышал никаких легенд о том, чтобы в Небесном Городе появлялся какой-то Камень. А ведь это было не так давно, поэтому я боюсь, как бы ваше трудное путешествие сюда не оказалось бесполезным...
   - Я уверен, что Камень Света здесь, - отрезал Зэрандер. Пожалуй, весь предыдущий разговор происходил в не менее резких тонах.
   Ратвир вздохнул, размышляя.
   - Я распоряжусь, чтобы начались поиски, - наконец, сказал он. - Пусть ищут подходящие под ваше смутное описание камни. Это займёт какое-то время, но ведь вам некуда торопиться.
   "Некуда?" - Тэм удивлённо посмотрел на Зэрандера, пытаясь хотя бы у него спросить ответа на невысказанный вопрос. Но Воин не смотрел в его сторону.
   - Ритуал посвящения Владетеля Ключей занимает некоторое время, - объяснил Ратвир, заметив замешательство Хранителя. - Кроме того, Совет ещё должен избрать подходящего. Возможно, им станет Испытывающий Шимаи, у него есть все шансы получить Ключи, у него хорошие предки и репутация. Или любой другой из Благородных... Однако теперь я предпочту проверенных людей, - нахмурился Господин Четырёх Стен. - Чтобы не повторилась эта прискорбная история.
   - Сколько дней займёт всё это? - спросил Воин.
   - Больше десяти, - как приговор, объявил Господин Четырёх Стен. - Это минимальный срок. Если Владетель будет выбран с первого раза, а обстановка будет благоприятной для посвящения.
   - Это очень долго, - вздохнул Тэм, обращаясь к Воину. - Нас ждут Бастиан и Циэль, и потом...
   - Предоставь мне решать все проблемы, Хранитель, - холодно произнёс Зэрандер. - Ты ничего в этом не смыслишь.
   - Кто-то из нас должен беспокоиться за остальных! - возмутился Тэм.
   - Беспокойство - совершенно лишняя вещь, Хранитель Тэрмис, - позволил себе вмешаться Ратвир. - Когда-нибудь вы это поймёте. А пока, вы можете посвятить эти дни тому, чего долго не могли себе позволить. Все блага Небесного Города в вашем распоряжении. Никто из чужеземцев не удостаивался такой чести, но нынче - совсем другой случай.
   - Благодарю, Господин Четырёх Стен, - ровно сказал Лорд Тени. - Юго-Западная Башня по-прежнему в нашем распоряжении?
   - Безусловно.
   - Прекрасно. Тогда мы возвратимся туда. Мне и Хранителю надо о многом поговорить. Я прошу вас обо всём, связанном с Камнем Света, сообщать незамедлительно.
   - Вы могли бы не напоминать мне, - в голосе Ратвира прозвучала обида. Вообще-то, за причинение обиды Господину Четырёх Стен можно было полететь с Бастиона Скорби даже Благородному... - Конечно, вы можете вернуться.
   Вряд ли Зэрандеру действительно нужно было его позволение. Он кивнул головой Хранителю и покинул покои Господина Четырёх Стен, не прощаясь. Тэм сокрушённо вздохнул и покорно поднялся. Он убедился в том, что Воин не разругался с владыкой Небесного Города в пух и прах, но легче ему почему-то не стало.
   - Задержитесь, Хранитель, - остановил его Господин Четырёх Стен, заинтересованно разглядывая Тэма. - Лорд Зэрандер наверняка может подождать несколько минут, а я хотел бы поговорить с вами.
   Тэм в нерешительности остановился. Господин Четырёх Стен выпрямился на своём ложе, вглядываясь в его лицо.
   - Я надеюсь, вы не сочтёте за оскорбление, Хранитель, но вы так юны, что меня терзает один вопрос... Я знаю, что на Хранителях Света во внешнем мире всегда лежала тяжёлая ответственность. И ещё я знаю, что сейчас времена совсем иные. Как же вы выполняете ваше призвание?
   - Понимаете, - смущённо начал Тэм, - я совсем недавно получил от отца шнурок, и пока что я даже не знаю, насколько имею право называться Хранителем. Я не ожидал, что на меня может свалиться такая сложная задача: отыскать Камень Света...
   - И тем более я не ожидал видеть рядом с вами Лорда Зэрандера. Насколько мне известно, он - Лорд Тени, служивший много лет назад своему Хозяину. Мне кажется, он должен был умереть уже очень давно. Он не ответил на мой вопрос, сказав, что это является его личной тайной. Я не желаю посягнуть на эту тайну, но это довольно странное нарушение порядка в нашем мире: возрождённый Лорд Тени, ищущий рядом с Хранителем Света величайшую святыню всего внешнего мира. Разве не так?
   - Вы правы, - Тэм постепенно начинал чувствовать себя спокойнее. Он совсем по-иному представлял Господина Четырёх Стен в беседе, но всё это становилось куда более похоже на задушевный разговор. - Судьба Лорда Зэрандера сложилась очень странно. Он отступил от пути Тени и борется против Хозяина Ночи... Правда, у него на то личные цели, он хочет отомстить за те самые годы, которые провёл по ту сторону жизни, но вне смерти. Я не думаю, что ему приятно вспоминать об этом, и более того, он не испытывает радости, помогая Силе Дня.
   Ратвир кивнул. Не то, чтобы ему что-то стало более ясно, но кое-что он уяснил для себя. Всё, что случилось, в меньшей степени должно было повлиять на Небесный Город. Он всегда существовал вне проблем внешнего мира, и когда-то тому же Лорду Зэрандеру так и не удалось покорить его. Поиски Камня Света и сопротивление Хозяину Ночи вряд ли коснулись бы Небесного Города, если бы не были связаны с ним напрямую. Раз Небесный Город стал местом, где развивались эти странные события, значит, Ратвир обязан помочь этим двоим путешественникам. Так или иначе, если этого не произойдёт, порядок, царивший тысячелетиями, может быть нарушен.
   - Простите, что я вас задержал, Хранитель, - он поднялся. Тэм заметил на его виске небольшую ссадину. - Мне кажется, вас сильно беспокоит ваш спутник, верно?
   Тэм неопределённо пожал плечами. Конечно, беспокоит, но это всё-таки их личное дело...
   - Всё последнее время, когда вы были в забытьи, его совершенно не волновал никакой Камень Света, - почти заговорческим шёпотом произнёс Господин Четырёх Стен. - Я хотел встретиться с ним сразу же, и я думаю, что если бы его всерьёз заботили тогда поиски вашего Камня, он бы не упустил возможность поговорить со мной. Он же передал через слуг, что не намерен лишний раз нарушать священные законы Небесного Города... Должен сказать, что это меня удивило. Это не вяжется с ним. Я знаю, что всё, что его заботило тогда, это те лекари, что занимались вашим здоровьем. Вы ведь прекрасно чувствуете себя, надеюсь? - спросил он.
   - Да, - растерянно ответил Тэм, - спасибо.
   - Поэтому мне кажется, что ваше волнение по его поводу не должно мешать вам наслаждаться той жизнью, что отведена вам. Вам суждено идти вместе, и не надо ни бояться неожиданных поворотов, ни опасаться, что вы окажетесь брошены. На вашем месте, я бы во всём мире надеялся только на Лорда Зэрандера, как это ни странно, - задумчиво проговорил Господин Четырёх Стен. - Лорд ли он Тени, слуга ли Хозяина, но только он сможет всегда подать вам руку.
   - Я понимаю, о чём вы, - согласился Тэрмис вежливо.
   - Может быть, - по лицу Ратвира скользнула улыбка. - Что ж, я приношу свои извинения, что вам придётся столько ждать, но иного выхода нет. Надеюсь, вы не потратите это время на волнение.
   - Я постараюсь, - пообещал Тэрмис. Он не был уверен в том, что сумеет выполнить своё обещание. Но постараться - вполне может.

______

  
   - И что мы теперь будем делать, Воин? - спросил Тэм, неловко устраиваясь на носилках. Путь до Башни займёт какое-то время, и провести его в молчании Тэму не хотелось. У него было слишком много вопросов.
   Зэрандер не посмотрел в его сторону, глядя куда-то на чёрный шпиль второй Башни. Тэму, глядевшему на него, не могло не казаться, что его спутник всю свою жизнь прожил в Сарратаре и только и делал, что катался на носилках по городу.
   - Ждать, когда Господин Четырёх Стен принесёт нам двойник Камня Света, - ответил Воин. - Сами мы делать ничего не должны. Совет наслаждаться отдыхом на самом деле был предупреждением. Если мы будем слишком активны, это никому не понравится, даже если мы трижды спасли этот город.
   - Но ведь нас ждут, Зэрандер! - воскликнул Тэм.
   - Те, кто нас ждут, прекрасно знают, что мы можем задержаться надолго, - недовольно ответил Воин. - Господин Четырёх Стен дал тебе хороший совет. Твоё беспокойство только раздражает окружающих.
   Тэм вздохнул, замолчал, но молчал недолго.
   - А как так случилось, что Владетель Ключей оказался слугой Хозяина? Ведь Небесный Город создан древней Силой, которая не делилась на День и Ночь, и вряд ли слуга Хозяина мог появиться здесь просто так! Здесь даже узнать о нём не каждый мог!
   - Владетеля Ключей я знал ещё во время гонки за Камнем, - снизошёл до ответа Зэрандер. - Очень хорошо знал. Я даже заключил с этим предателем союз. Армии под его предводительством штурмовали крепости Светлых в горах Стегоса.
   Тэрмис удивлённо уставился на Воина.
   - Как такое может быть? Он - тоже Лорд, как ты?
   - Был когда-то Лордом, - заметил Зэрандер. - Белый Лорд Вэсмерт. Его убила Сила Дня прямо на моих глазах. Не знаю, как ему удалось возродиться... Уж наверняка не без вмешательства Хозяина Ночи.
   - Но разве тот Воин Тени, что убит Силой Ночи, может возродиться? - снова удивился Тэм.
   - Помнишь Бару? - имя Воин произнёс с такой ненавистью, что Тэм даже поёжился. - Он выглядел точно так же, как в те времена. Владетель Ключей даже отдалённо не напоминал Вэсмерта. Он был другим человеком. Имел другое тело, другой голос, другой взгляд и другие манеры. Всё, что я узнал о Тартене Датариане, как он себя называл, это то, что он родился и вырос в Небесном Городе в семье Благородных и по закону получил в своё распоряжение Ключи. Я думаю, Хозяин потратил много сил, чтобы вселить его уничтоженное Силой Дня сознание в это тело. Это несколько больше, чем возрождение.
   - Должно быть, Хозяин считал, что он выполнит своё призвание, - покачал головой Тэм, - и сумеет задержать меня. И Камень Света тоже...
   - Это говорит только о том, что Хозяин наперёд знал, что всё так и случится, - сделал мрачное пророчество Зэрандер. - Что он предполагал, что я оживу, что появишься ты, что мы будем искать Камень Света, придём сюда... Это довольно плохая новость.
   - Плохая, - удручённо согласился Тэм. - Что же делать?
   - Когда он мёртв, мы можем делать всё, что угодно, - заметил Зэрандер. - Лично я предполагаю дождаться, когда Господин Четырёх Стен найдёт за нас Камень Света, и отправиться за следующим.
   - Вэсмерт,... - пробормотал Тэм, хмурясь. - Мне сразу не пришло в голову, но... У Сати фамилия Вэсмерт, Воин! - он поднял глаза на Зэрандера. Лорд Тени, кажется, заинтересовался. По крайней мере, обернулся.
   - Вэсмерт? - переспросил он.
   - Да!
   - Тогда ясно, - кивнул он и отвернулся.
   - Что ясно? - переспросил Тэм, но Воин не ответил. - Воин!
   - Когда я решу тебе сказать, я тебе скажу, - отрезал Зэрандер. Тэму ничего не оставалось, как замолчать.

______

  
   Прошло несколько дней с тех пор, как Тэм открыл глаза в Башне Владетеля. Всё наслаждение последнего времени сводилось к нетерпеливому ожиданию. Зэрандер недвусмысленно посоветовал Тэму наслаждаться на территории Башни, а сам исчезал на столько, сколько ему хотелось. Но Тэрмис даже не пытался спорить с ним, покорно позволяя заточать себя в бывшей резиденции Владетеля Ключей. Ему хотелось только поскорее покинуть Небесный Город, и каждый день был преисполнен мечтами о том, как они вернутся на Побережье. Даже дальнейшая судьба пока Тэма не волновала.
   Скрашивала его одиночество только Лиадж. В первый день она предложила Тэму прогуляться, он вежливо отказался, и теперь заманчивых предложений выбраться на свежий воздух больше не было. Может быть, в этом была и заслуга Зэрандера, которому не хотелось, чтобы Хранитель шлялся где попало без его ведома.
   Все новости Тэм получал от Лорда Тени. Даже Лиадж не могла внятно ответить, когда и кого будут посвящать во Владетеля Ключей. Этот день начался не менее мрачно, чем все предыдущие. Тэм с самого утра сидел, скрестив ноги, у окна и с головокружительной высоты смотрел на крыши сарратарских домиков, когда в дверь осторожно постучала Лиадж.
   - Прости, меня прислал твой друг. Лорд Зэрандер сказал мне передать тебе, чтобы ты одевался и спускался к подножию. Он тебя ждёт... Я уже отдала приказ носильщикам, - она улыбалась так, словно в чём-то была виновата.
   - Конечно, я готов, - Тэм накинул на плечи плащ, валявшийся рядом, и отряхнул его. Он всегда с утра одевался так, словно ему надо будет весь день проводить в гостиных Благородных.
   Лиадж проводила его до основания лестницы, вежливо попрощалась и скрылась, вымученно улыбнувшись ему. Тэм уже знал подробно всю её историю, и понимал, отчего она беспокоится. Теперь, когда её муж мёртв, если вспомнить, сколько недовольства она вызвала, неизвестно, каким будет её будущее.
   - Господин Четырёх Стен известил меня, что Камень Света найден и доставлен в его дворец, - коротко произнёс Зэрандер.
   - Правда? - просиял Тэм, размещаясь на носилках. - Это замечательно, Воин!
   - Вынужден с тобой согласиться, - хмыкнул он. Носильщики подняли их и степенно направились по улочкам к воротам дворца. Редкие прохожие низко кланялись или вовсе падали на колени. Тэм, вздыхая, старался смотреть или в небо, или на свои колени.
   Господин Четырёх Стен ждал их в своих приёмных покоях, тех самых, в которых они беседовали в прошлый раз. Он выглядел озабоченным. На невысоком круглом столике лежала подушка из зеленой ткани, и на ней покоился какой-то камень. Тэм едва сдержался, чтобы не подняться на цыпочки.
   - Я искренне надеюсь, что это - то, что вы ищете, - вежливо посторонился Ратвир. - Больше ничего похожего нет в Небесном Городе.
   - И вы проверили везде? - спросил Зэрандер равнодушно.
   - Вы сомневаетесь? - исподлобья посмотрел на Лорда Тени Господин Четырёх Стен. - Мои слуги обошли каждый дом, осматривая семейные драгоценности, включая дворцы Благородных.
   Зэрандер махнул рукой, прерывая его. Ратвир остановился на полуслове, прищурил глаза и поджал губы. Тэрмиса так и подмывало попросить за Зэрандера прощения...
   Зэрандер взял в руки камень. Небрежно подкинул и ухмыльнулся:
   - Наш второй трофей, Хранитель.
   - Камень Света? - возбуждённо спросил он, приближаясь.
   - Мы вас благодарим, Господин Четырёх Стен, - кажется, на этот раз нотки безразличия в голосе Зэрандера отступили на второй план. Он определённо был доволен. - Это всё, что нам хотелось получить.
   - Однако пока вы не можете покинуть Небесный Город, - Господин Четырёх Стен с любопытством разглядывал простой драгоценный камень, который на самом деле оказался древней реликвией внешнего мира. - Новоизбранный Владетель Ключей лишь завтра попытается взять Ключи. Если они его примут - он не сможет открыть стены в течение тех дней, которые они будут привыкать к нему.
   - Привыкать? - удивился Тэм.
   - Ключи, - снисходительно пояснил Ратвир, - часть древней великой Силы, создававшей Небесный Город. Они заключают её в себя. Не каждый может носить их, а носить их безнаказанно могут ещё меньше людей. Чтобы Ключи не убили собственного носителя, нужно много дней и много обрядов. Я сожалею, но вам придётся ещё несколько дней пробыть здесь.
   - Мы можем исчезнуть хоть сейчас, - резко сказал Зэрандер. - Возьми Камень, Хранитель, - он протянул его Тэрмису. Тот жалобно поднял на него глаза, отстраняясь. - Бери, - рыкнул он. - Он мгновенно направит нас к следующему, как в прошлый раз!
   - Я не могу, - помотал головой Тэм. - Воин, нас на Побережье ждут Бастиан и Циэль! Кто знает, где мы можем оказаться, когда я возьму его в руки?
   Ратвир следил за перепалкой с интересом, хотя старался держаться невозмутимо. На данный момент его даже не возмущало то, что о нём как-то позабыли.
   - Никто не обещал им, что мы вернёмся, - заявил Лорд. - В конце концов, если с ними до сих пор ничего не случилось, они вполне смогут обжиться себе на Побережье. Нас ждут более важные дела, чем забота о них. Возьми Камень.
   - Нет! - Тэм спрятал руки за спину. - Я так и знал, что тебе этого захочется, Воин! Только я один помню, что кроме нас двоих имеются другие люди! И я не смогу пойти с тобой дальше, если не буду знать, что с Бастианом и Циэль всё в порядке!
   - Один избалованный король и рабыня Хозяина! - фыркнул Зэрандер. - Ты нашёл, о ком заботиться!
   - Я не брошу их здесь! - отрезал Тэм, удивляясь твёрдости своего голоса. Глаза Зэрандера пылали таким огнём, что Тэм вполне мог уже быть кучкой пепла. - Если так надо, мы дождёмся возможности уйти обычным путём, вернёмся и возьмём их с собой!
   - Ты весь мир будешь таскать с собой, Хранитель?! - рявкнул Лорд Тени. - Бери!
   Тэм нахмурился и ещё крепче сжал за спиной руки. Зэрандер ещё несколько мгновений гневно созерцал его, потом опустил руку.
   - Ну как хочешь, Хранитель, - прошипел он.
   Тэм облегчённо выдохнул и опустил плечи. Слава Свету, Зэрандер не стал принуждать его силой!
   Зато теперь у них есть второй двойник Камня Света. Они ещё на один шаг ближе к тому, чтобы обрести истинный Камень и прогнать Хозяина навсегда! Тэрмис улыбнулся, глядя на руку Зэрандера, сжимающую двойник.
   - Пока он будет у меня, - сказал Воин, откидывая назад голову. - Когда ты передумаешь, возьмёшь его.
   - Ты намного лучше, чем кажешься, Воин, - ещё шире улыбнулся Тэм.
   Зэрандер только ещё сильнее нахмурился. Больше всего его раздражало, что Хранитель всё чаще оказывался прав.

27

Тревожная весть

______

  
   Мелкая дрожь била Терику. С самого утра он, не двигаясь, лежал у стены и смотрел в покрытый мхом потолок своей камеры. С времён того разговора они почти не беседовали больше, только редко перекидывались парой фраз. Терика уверился в том, что Марил - какой-то посланец Света, который спасёт его душу, и говорить с ним стало невозможно. Марил ссылался на боли в голове, ложился на жидкую солому и тоже лежал, не двигаясь.
   Терика изредка и глубоко вдыхал. Сегодня за ним придут, чтобы увести его на казнь. Но теперь он куда меньше боялся грубой петли на своей шее. Он должен выполнить предназначение, которое дал ему Свет в лице пленника Бару... Терика боялся, что в последний миг он всё-таки испугается.
   Марил, избегая неприятных ему разговоров, делал вид, что до сих пор спит. Поэтому Терике не с кем было поделиться своим волнением. Ат Лав тоже чувствовал себя не ахти как замечательно. Жутко было представить себе, что будет, когда Бару поймёт, кто виноват в фанатизме Терики...
   Шаги тюремщиков заставили их обоих поднять головы. Не обращая внимания на Марила, они вытащили Терику под руки и тряхнули:
   - По тебе уже соскучилась твоя невеста, - гоготнул один.
   - И кольцо уже готово, - поддакнул второй.
   Терика им не ответил. Хотелось плакать от страха, но в то же время наравне со стразом было ещё одно чувство. Можно было назвать его глупой надеждой, а можно - верой... С некоторых пор Терика был одержим желанием выполнить то, что назначено ему самой Силой Дня.
   - Ты ничего не должен! - крикнул ему вслед Марил, прижимаясь к решётке. Он хотел сказать Хранителю что-нибудь ободряющее, но слов почему-то не хватало.
   - Заткнись, ты! - рявкнул на него тюремщик.
   Марил отшатнулся от решётки, чтобы случайно не получить сапогом по лицу, отполз в сторону и вздохнул. Нервы были напряжены до предела. Он уткнулся лицом в ладони и заставил себя насвистывать какой-то дурацкий мотивчик. Раньше он считал дни - теперь часы. А скоро - минуты.
   Страшнее всего было то, что до него сейчас нет никому никакого дела. Сестра далеко и ничего не знает, Тэм - тем более, если она ещё не нашла его... Милорду всегда было всё равно... Всему миру всё равно, что будет с ним дальше.
   "А было бы тебе легче, если бы по тебе кто-то скорбел? - спросил он себя раздражённо. - Твоя цель - привести сюда Клинка Света! Пусть Стражи Света освободят Алвален от Бару, а ты, какую ценность имеешь ты и твоя жалкая жизнь?!"
   Марилу хотелось завыть, но он сдержался, заново вдохнул воздух и продолжил напевать.

______

  
   Вид мрачной виселицы заставил Терику жалобно всхлипнуть. Свет, ударивший ему в глаза, померк перед чёрной искривлённой лапой виселицы. Он судорожно вдохнул и торопливо отвёл глаза. Если он слишком сильно испугается, он не сумеет выполнить своего предназначения...
   Помост, на котором была возведена виселица, был окружён разноцветной толпой горожан. На казнь собралась поглазеть чуть ли не вся чернь Алвалена. Более состоятельные подданные короля не утруждали себя зрелищем извивающегося в петле тела.
   Сам король присутствовал на казни. С огромного балкона своего дворца он равнодушно взирал на толпы людей и на самого Терику, выволоченного из его камеры. За его креслом чёрной фигурой маячил Мараат.
   Жалобный взгляд Терики попытался найти участие в лицах людей, но споткнулся о животную жажду чужой смерти и перебежал на балкон. Бару ухмылялся.
   - Камень Света, - прошептал Терика. Его втащили на виселицу и заставили устоять на ногах. Палач, неожиданно худощаво сложенный мужчина, затянул грубую верёвочную петлю на его шее.
   Кто-то в стороне зачитывал список его преступлений. Терика не слушал его, что-то подсказывало ему, что в том списке нет ничего, чего бы он совершил, и более того, вряд ли там даже упоминается его истинное имя и принадлежность к Ордену Хранителей. Короля Бару не смущали такие мелочи...
   - Ты имеешь право на последнее слово, приятель, - ткнул его в бок палач. - Только говори быстрее. У меня нет настроения торчать тут зря.
   Терика попытался услышать в его голосе хотя бы каплю участия, но потерпел неудачу. Он поднял голову, ещё раз посмотрел на балкон, где в королевском кресле восседал Лорд Тени, и на него нахлынула ненависть. Громко, чтобы не успеть испугаться собственных слов, он крикнул с узкой скамейки:
   - Жители Алвалена! Мне осталось жить несколько минут, и мне нет смысла лгать! Когда я умру, не будет всё равно, что происходит дальше в этом мире, но я не хочу, чтобы он погиб так же бесславно, как я! - краем глаза Терика продолжал видеть насмешливое лицо Бару. Король Алвалена не знал, носителем какого знания является Хранитель из Сэнктима, и пока, пожалуй, даже не догадывался, что Терика скажет дальше. - Запомните мои слова, донесите их до тех, кто должен это знать! - слова рождались сами собой. Терика много думал, что скажет с помоста, какие слова произнесёт, готовил свою речь, но он забыл всё, едва выйдя на солнечный свет, и всё возникало в его голове, как в первый раз. - Ваш король, обманом захвативший власть над городом, возрождённый Лорд Тени!
   Поднялся невообразимый гул. Кто-то в толпе громко вскрикнул, даже палач отшатнулся в сторону, нервно поднимая глаза на балкон. Терика видел, как вскочил Бару, вцепляясь в перила и нагибаясь вперёд. Чёрные полосы татуировки на его лице искривились. От неожиданности он даже не догадался сразу отдать приказ заткнуть приговорённому рот. Горящими глазами он впился в фигурку Терики. За его спиной изумлённо пялился на него Мараат. Терика воодушевлённо втянул в лёгкие воздух и продолжил:
   - Пока есть возможность, донесите это до Клинка Света! Пусть Цитадель освободит Алвален от власти слуги Ночи! Я знаю точно, что...
   - Вешай! - взревел Бару, оправляясь от ступора.
   Палач торопливо и испуганно выбил из-под ног Терики скамью. Хрустнула шея, и мир померк перед глазами Хранителя Терики так быстро, что он даже не успел ощутить боли.

______

   Бару, утробно рыча, словно вновь оказавшись в обличье волка, смотрел на висящее тела Хранителя из Сэнктима. Он даже не обращал внимания на панику вокруг эшафота. Казалось, даже гвардейцы растерялись и не пытались навести порядок. Несколько человек в чёрных плащах за его спиной нервно переглядывались.
   Сакара Мараат не решался ничего сказать. Он оказался, пожалуй, в ещё большей растерянности, чем все прочие. Те просто не знали правды, а он - откуда правда стала известна Терике.
   - Ваше величество, - наконец, негромко сказал он, и в тот же миг удар страшной силы сбил его с ног. Его тяжёлое, спрятанное в доспех тело, пробило тонкую раму двери, ведущую на балкон, и он сильно ударился головой, перед глазами заплясали радужные круги.
   - Это твоя ошибка, Мараат! - рявкнул Бару, покидая балкон. Один из гвардейцев отчего-то бросился к двери, в то же мгновение Лорд Тени призвал свой Дар, причём, долгая и разборчивая формулировка заняла не больше секунды. Гвардеец с криком вскинул руки и исчез в оранжевой вспышке. Никто больше не тронулся с места.
   - Клянусь, ваше величество, я не...
   Ему снова не удалось договорить. Бару легко поднял его над полом:
   - Откуда он узнал обо мне?
   - Должно быть, это всё Ат Лав! - сдавленно воскликнул Сакара.
   Глаза Бару превратились в две узкие щёлки. Действительно, кто уж, если не Марил? Мтара пытал их в одном подземелье, но сам мастер пыток ничего и никому уже не мог сказать. А мальчишке вполне могло хватить смелости это сделать... Хотя, с его стороны это было большим невезением - пойти наперекор Лорду Тени.
   - Ты, наверное, и не проследил, куда именно бросили Ат Лава - к Терике или нет, - хватка Бару, однако, стала слабее. - Что ж, это теперь твоя страшная проблема, - он зло усмехнулся. - С Ат Лавом я разберусь сам. Но я хочу, чтобы ты навёл в городе порядок, закрыл все ворота и велел стрелять во всех почтовых голубей, что в эти минуты уже могут взлетать. Клянусь, если до Клинка Света весть обо мне действительно дойдёт, ты пожалеешь, Сакара! - он отпустил его, и Мараат с трудом устоял на ногах.
   - Я всё выполню, ваше величество! - горячо пообещал он. Этот мерзавец из Сэнктима оказался весьма смелым парнем... А мальчишка из посёлка - излишне самоуверенным. Жаль, что он сам не может ему за это отомстить... Впрочем, сейчас у него есть дело поважнее.
   Бару только сейчас вспомнил об остальных гвардейцах и обернулся.
   - А вас всех никто не освобождал от клятвы, - пожалуй, Марил имел несчастье сильно разозлить Лорда Тени. - Вы клялись в верности королю Алвалена, и пока я ношу корону, а вы беспокоитесь о жизнях своих и своих семей, вы будете ему верны.
   Не то, чтобы гвардейцы были сильно воодушевлены этими словами. Несмотря на то, что они неожиданно выяснили, что легенды о Тёмных Временах возвращаются, смерть их товарища заставила их поверить: лучше не кидаться с мечом на собственного короля, да и бежать прочь не стоит. Он вполне мог просто лишить мир их присутствия - так же легко, как и убил пытавшего убежать гвардейца. Бару скрипнул зубами: да уж, из-за какого-то мальчишки и его собственной невнимательности - можно было и приказать Мараату проверить, не было ли общения между Марилом и Терикой - Алвален готов погрузиться в смуту, а Клинок - прибыть вместе со своим войском. Бару совсем не так представлял себе, как весь мир узнает о том, кто - король Алвалена... Хотя, кто бы мог подумать, что Ат Лаву хватит смелости на такой поступок?
   Немолодой гвардеец, единственный, сохранивший на лице спокойствие, к странным взглядам своих товарищей, поклонился Бару и произнёс:
   - Гвардейцы всегда верны своей клятве, ваше величество.
   - Вот и прекрасно, - на всякий случай Бару запомнил его лицо. Если Мараата всё-таки придётся убить, пожалуй, на его место надо будет кого-нибудь назначить. - Ты ещё здесь? - сухо осведомился он у Мараата. Командир гвардии быстро поклонился и мгновенно скрылся.

______

  
   Услышав шаги, Марил оторвал голову от соломы и с невероятной ясностью осознал: это за ним. Для него снова начнётся та ужасная пытка, от которой он так жаждал убежать...
   А ещё это значит, что Терика выполнил своё обещание, и что скоро армия Клинка Света наверняка прибудет, чтобы уничтожить Лорда Тени. Так что его маленькую жизнь можно считать прожитой не зря...
   От этого не стало легче. Великан Мтара появился по ту сторону решётки и загремел связкой ключей. Марилу не удалось поймать взгляд немого мастера пыток, хотя он почти точно знал, что Мтара ему сочувствует.
   Несмотря на то, что он немного оправился от пытки, он всё равно не сумел возненавидеть Мтару. Великан сам слишком походил на пленника, более того, Марилу не приходилось ни секунды сомневаться в том, что Мтара испытывает к нему похожие чувства. По крайней мере, мастер пыток определённо не просто так вдруг давал ему пить, рискуя быть наказанным Бару.
   - Бару, да? - сокрушённо вздохнул Марил.
   Мастер пыток молча кивнул. Его рука потянулась, чтобы схватить пленника за воротник.
   - А можно, я сам пойду? - спросил Марил, поднимая на него глаза. Хотелось своё последнее путешествие совершить самостоятельно.
   Мтара секунду колебался, потом убрал руку. Ат Лав с трудом поднялся на ноги, покачиваясь, вышел в холодный коридор и покорно встал рядом, ожидая, когда Мтара закроет камеру.

______

  
   Наймире очень хотелось смыться под шумок до конца легенды - слишком уж заслушались леди Аджит и её спутник. Но только с последними словами старика она поняла, что выполнить свой план ей так и не удалось. Во-первых, она сама целиком отдалась слушанию легенды, во-вторых, она и не заметила, как неулыбчивый сопровождающий наёмницы оказался рядом, да ещё и на всякий случай уселся прямо на край её платья.
   - Понравилась вам наша легенда? - спросил старик, улыбаясь.
   - Мрачновато, - призналась Аджит.
   - Весьма впечатляет, - произнёс её спутник.
   - Спасибо вам большое, - постаралась быть благодарной Наймира.
   - Тогда вы тем более обязаны купить у меня что-нибудь подороже, - старик ненавязчиво сунул им в руки какие-то изделия. - Не нужно вам - подарите родственникам, на память о Побережье. Это лучший подарок, чем любая безделушка из Кастела!
   Аджит вопросительно посмотрела на своего спутника. Молодой человек вытащил из-за пазухи мешочек и высыпал монеты на ковёр старика.
   - Благодарим и за портреты, и за легенду, - церемонно произнёс он. Наймира, косясь на Аджит, вытащила часть монет. Бастиан краем глаза увидел на них свой профиль. - До свидания, да будет с вами Свет, - он поднялся и потянул вслед за собой за локоть Наймиру.
   - Руки уберите! - шикнула на него она, гневно сверкая глазами.
   - Что ты тут делаешь? - едва они отошли на несколько шагов от старика, довольного удачной сделкой, задала ей вопрос Циэль. Выглядела она, впрочем, совсем не так серьёзно.
   - Я тут путешествую, - огрызнулась Наймира.
   - Ну да, как же, - хмыкнула Аджит. - А где же твой брат?
   - Остался дома! - заявила Наймира. - У нас много проблем, и бросить хозяйство оба мы не способны!
   Бастиан, не слишком заботясь о своём нахальном поведении, сдёрнул с её пояса кошелёк, развязал его и вытащил несколько монет. Наймира возмущённо потянулась за ними, но Аджит её одёрнула:
   - Ваше хозяйство, должно быть, сильно пострадало с тех пор, как там поселились Воин и Хранитель, правда?
   - Они ушли, и я о них ничего не знаю! - воскликнула Ат Лав. - Отдайте мне деньги! Я буду кричать!
   - Ну и кричи, дела-то, заткнуть тебе глотку! - кровожадно ухмыльнулась Циэль. Припугивать эту надменную крестьянку было одно удовольствие.
   - Оставь ты её, Циэль, - дёрнул плечами Бастиан. - Чего ты её пугаешь?
   - Меня?! - возмутилась Наймира. - С чего вы взяли, что я вас,... - она опустила глаза на ладонь Бастиана, где сверкала её монета, и замолчала. Заботливые люди в Цитадели дали ей не только алваленское платье. Страж, слуга Хозяина, дал ей в дорогу ещё и алваленские деньги. И профиль на них определённо походил не на неведомого короля Бастиана, а на того самого простолюдина, в компании с которым путешествовала леди Аджит из Гильдии Наёмников. Вернее, этот незнакомец походил на короля... Или... - Ваше величество? - изумилась Наймира, чувствуя, что язык её почти не слушается. Ещё бы!
   - Камень Света, мои подданные ещё не забыли, как я выгляжу. Хотя бы деньги ещё не успели перечеканить! - ворчливо заметил он.
   Наймира тщетно попыталась выполнить что-то вроде реверанса, но получилось у неё плохо, да ещё и Аджит её за руки держала.
   - Что же вы здесь делаете? - спросила она удручённо.
   - Живу, - огрызнулся он. - По милости слуг Ночи, в премерзкой гостинице. И надеюсь, ты послушно за мной туда проследуешь. У меня нет никакого настроения говорить с тобой на улице.
   Наймира не нашла, что сказать. Аджит отпустила её руки, похлопала по плечу и подхватила коня под уздцы.
   - Кто из нас её напугал, Бастиан? - весело спросила она.
   Тот так на неё посмотрел, будто только что сошёл с трона. Ну да, в присутствии подданной его королевства ему совсем не хотелось ударить в грязь лицом, а Циэль так развязна с ним. Впрочем, Наймира понуро плелась за ними, и ей было пока наплевать, как они разговаривают. Она размышляла, как так могло случиться, что король Бастиан... Хотя, это должна быть хорошая новость. Поэтому она заставила себя улыбнуться.
   Король Алвалена заметил её улыбку, принял её на свой счёт и возмущённо засверкал глазами.
   - Да успокойся ты, - снисходительно шепнула ему Циэль. - Уверена, она тут не просто так путешествует.
   Бастиан одарил её ещё одним недовольным взглядом, гордо вскинул подбородок, и вошёл в гостиницу, как в собственный дворец. Отдав коня подскочившему конюху, получившему вдобавок ещё и монету, Аджит посторонилась, пропуская Наймиру. Та поёжилась, проходя мимо, но она была слишком удивлена и рассеяна, чтобы бояться сильно.

______

  
   Лимас остановил коня и прислушался. Путь от Цитадели по следам Убийц он преодолевал быстро, следуя, как и они, через лес. Но в этой части леса было так тихо, что он не мог не насторожиться. Даже птицы не стрекотали где-то на вершинах деревьев.
   Лимас спешился и, ведя за собой коня, прошёл вперёд. Осторожно он раздвинул кусты, вышагивая на небольшую полянку.
   Сердце его упало.
   На поляне лежало два тела. Лимас мог поклясться, что они были убиты не более дня назад... Он не должен был задерживаться!..
   Лимас торопливо приблизился, не забывая об осторожности. Впрочем, он не чувствовал поблизости никого, кто мог бы быть ему опасен.
   Два тела лежали недалеко друг от друга, кони, судя по всему, паслись где-то в стороне. Лимас заметил мелькнувший в стороне белый круп. Тераик наклонился над одним из тел, переворачивая на спину. С горьким вздохом он взглянул на знакомые черты младшего брата и выпрямился. Он был пронзён мечом в нескольких местах, ещё одна страшная рана была на горле - неведомый противник добил его, когда тот уже почти не мог сопротивляться. Второй Убийца, незнакомый Лимасу, был в схватке лишён руки и умер, скорее всего, от потери крови после раны в живот. Никаких особенных следов вокруг не было - только примятая трава и присохшая к ней кровь.
   Лимас выпрямился, озираясь. Горечь в горле всё ещё держалась, но у него больше не было потребности горевать. Смерть - не то, чего боятся тераики. К тому же, его брат умер в бою, его не в чем упрекнуть...
   Но кто напал на них? Не разбойники же свалили двух тераиков! Взгляд Лимаса привлёк растущий невдалеке от места сражения куст. Быстрым шагом Лимас преодолел разделявшее их расстояние...
   Как такое может быть? Лимас растерянно снял с ветки клок белой ткани. Такой белой, что ему не оставалось сомневаться в том, откуда он здесь взялся. Это был кусок плаща Стража. Тут же на земле виднелись следы подков. Тераик обернулся на тела Убийц, потом посмотрел в сторону Цитадели. Страж Света напал на тераиков?! Разве такое можно себе вообразить?
   В недоумении он сжал клочок ткани в руке и задумался, опустив голову и разглядывая мох под ногами.
   Страж Света здесь был один - так говорят оставленные следы. Но он не мог быть подослан Клинком Света! Значит, он решил напасть на такейцев по своей воле.
   Этому может быть только одна причина. Страж Света - слуга Ночи.
   И как бы это ни было невозможно, Лимас хорошо понимает, что это так. Нужно вернуться в Цитадель и сообщить Клинку Света... Тераик покачал головой, споря с самим собой. Так уж Клинок и поверит, что кто-то из Стражей в Цитадели - слуга Хозяина Ночи! А ведь если есть такой один - могут быть ещё...
   Приняв окончательное решение, Лимас вытащил меч и подцепил землю. Она была мягкая, легко поддавалась... Нужно было похоронить брата и второго Убийцу так, как это принято - на месте их смерти. Углубившись в работу, он продолжал думать о том, что ждёт его в Такее. Он должен сказать Чувствующим, что на Стражей Света больше нельзя положиться так, как раньше. Он должен многое сказать им о слугах Ночи, о странном мальчике Сати, о Камне Света и о многом другом, что может быть им полезно.
   И если потом ему придётся стать Приносящим Жертву... Что ж, может, это действительно не самая страшная судьба.

______

  
   Небольшое послание, прикреплённое к лапке прилетевшего голубя с алваленской отметкой на перьях, заставило Клинка бросить все те дела, которые занимали его в те дни. Время как раз было далеко не простое, хотя дел было далеко не так много, и они были совсем не такими важными, мысли Гаранда Астиана все были только об одном.
   Прошло всего несколько дней с тех пор, как Цитадель покинули Сати и Тия. Тия всё-таки приняла решение - наверное, старший брат воззвал к её разуму. Сразу после отъезда тераика Лимаса она сказала, что хочет вернуться в деревню. Клинок немедленно отправил послание её матери, чтобы она не волновалась, и уже попросил Стража Увлера довезти девочку до её дома, а Увлер с покорностью согласился вновь бросить семью и пуститься в далёкий путь к горам Стегоса, когда неожиданно к Гаранду Астиану пришёл Сати. Юноша с порога заявил, что понимает, что не должен покидать Цитадель, но надеется, что может повидаться с матерью. Клинку буквально оказалось нечем крыть. На самом деле, он надеялся более серьёзно поговорить с Сати об этом позже. Но Сатиан не давал ему даже открыть рта, а заметив сомнение на лице, только ещё воодушевлённее заговорил о том, что он всё понимает, и что он согласен прожить в Цитадели до самой старости, но он точно знает, что его мать, отец и братья никогда сюда не приедут, а он не может спокойно жить, с ними не попрощавшись. Его речь заняла бы очень много времени, если бы Клинку не удалось быстро вставить между его словами короткое "хорошо". "Хорошо" заставило Сати недоверчиво и восхищённо замолчать. "Правда можно?" - спрашивали его глаза. Пожалуй, он всё-таки не верил в то, что ему разрешат.
   Клинок сам от себя такого не ожидал. Выпустить Сати за пределы Цитадели - значит подвергнуть его опасности новой встречи с Хозяином Ночи. С другой стороны, у Сати больше не было Даров Ночи, зато его руку обхватывал белый шнурок. К тому же, Страж Увлер - один из тех, на кого точно можно положиться, и он не позволит Силе Ночи добраться до мальчика... Другое дело, сколько охотников может быть за тем, кому предначертано стать телом для Хозяина Ночи?
   Но обещание уже было дано. Гаранду Астиану ничего не оставалось, кроме как попросить Увлера быть ещё более внимательным. Страж с готовностью согласился опекать Сати, пожалуй, таких отеческих чувств он не испытывал даже к родному сыну. У Тари было много причин ревновать отца к неизвестному ему парню по имени Сатиан Вэсмерт. Впрочем, ни Тари, ни его мать, жена Увлера, не знали о таинственном жителе Цитадели, которого почувствовали уже многие Стражи Света. Да и в отсутствие Сати будет легче подготовить Стражей к тому, кто будет жить с ними и носить белый шнурок, как они...
   Хотя Сати полагалось бы радоваться такому повороту дела, он был печален даже тогда, когда они покидали Цитадель. Это было ранним утром, и процессию из четырёх всадников видели далеко не все. Сати, Тия, Страж Увлер и Клинок Света, провожавший их до леса, исчезли из Цитадели почти незаметно. Всё это время на лице Сатиана была угрюмая сосредоточенность, и это делало его юное лицо по-хищному отталкивающим. И та странная усмешка, мелькавшая незаметно, но менявшая его выражение, и пустой взгляд, и даже влажность глаз, как будто он пытался заплакать, но у него никак не получалось, - всё это почему-то напоминало Клинку о Хозяине. Несмотря на то, что, когда он встречал проклятый призрак, он выглядел совсем иначе, Клинок всё равно не мог ни на секунду избавиться от мысли: "А что же будет, если его телом всё-таки завладеет Хозяин?"
   Тия, напротив, была счастлива. Она прекрасно знала, что Сати должен будет уехать обратно, но оттого, что брат рядом, ей было невообразимо легко. Никогда раньше она не ощущала такой потребности в нём. Немудрено, раньше они были просто брат и сестра, а теперь - хранители страшной тайны, пережившие много тяжёлых минут в мечтаниях, чтобы с другим было всё в порядке...
   Вернувшись, Клинок много размышлял о произошедшем. Даже Сила Дня не отвечала на его невысказанные вопросы о том, что ждёт их дальше. И когда в его покои, в которых ещё недавно спал Сати, вошёл смотритель голубятни и сообщил, что из Алвалена пришло какое-то срочное известие, он совсем не ждал такого потрясения.
   Поначалу он просто не поверил в то, что ему писал один из верных людей в городе. Король Бастиан всегда с недоверием относился к Стражам Света, хорошо, если не именовал их шпионами, и поэтому для лёгкости общения с придирчивым молодым королём Клинок решил оставлять в Алвалене просто верных людей, не носящих шнурки. Они всегда обо всём докладывали ему через голубей или случайных торговцев, путешествовавших из Алвалена мимо Цитадели. Клинок знал о смуте, царившей в Алвалене, но как бы ему ни хотелось вмешаться и уладить обстановку, он совершенно не имел на это права. Когда королём стал граф Радак, Клинок совсем не удивился. Это были простые внутригосударственные споры за трон. Но то, что сообщалось в последнее время о странном короле Бару, чьё имя заставляет вспомнить о Тёмных Временах, и непонятных событиях, происходивших в Алвалене, смущали его. Однако большинство последних дней его волновали совсем другие вопросы, и он почти забыл о проблемах в небольшом королевстве.
   Известия, принесённые голубём, вкратце говорили: король Бару - восставший Лорд Тени, и необходимо собрать армию, чтобы уничтожить его. Астиан счёл бы это странным недоразумением и отправил бы в Алвален нескольких Стражей - уладить дело, если бы вскоре не прилетело ещё несколько птиц, один голубь - с раненым крылом. Все записки говорили одно и то же: король Бару - Лорд Тени, и сейчас его гвардия убивает на месте любого, кто имеет неосторожность заикнуться об этом вслух. Алвален вновь закрыт, как во времена Бастиана, птиц отстреливают, и одна надежда - на Цитадель.
   Не оправдать надежду этих людей Гаранд Астиан не мог. Распорядившись собирать армию, он отправил гонца в Сэнктим. На этот раз он позволил себе не советоваться с Пресветлым Вассатаэлем, а просто поставить его перед фактом: Цитадель собирает своё войско, чтобы противопоставить его силе Лорда Бару. Клинок Света изо всех сил надеялся, что Алвален окажет поддержку, а не сопротивление. Не может же он приказать Стражам убивать простых солдат! Всё-таки не Тёмные Времена!
   На то, чтобы собрать войско, чтобы объяснить им то, что он так долго тянул, понадобится пара декад. Потом походный путь до Алвалена - намного медленнее, чем обычное путешествие. А ещё надо вперёд послать отряд-два Стражей, чтобы проверили, правдивы ли все эти слухи, или кто-то посеял смуту в Алвалене... Более того, в некоторых записках говорилось о том, что истинный король - Бастиан - жив и где-то скрывается. Кто-то говорил о ещё одном Воине Тени - судя по кратким описаниям, Зэрандере.
   Всё это так неожиданно свалилось на Клинка Света, что он был несколько растерян. Какое-то время ему было даже не до волнения за Сати. В конце концов, вместе с мальчиком надёжный Страж Увлер. А вот в Алвалене уже давно не было Стражей... Это всё-таки было ошибкой.
   Ещё до того, как Бастиан закрыл Алвален, он худо-бедно принимал Стражей Света. Сам юноша-король, по описаниям, был ярым вешателем и немного помешанным на слугах Ночи, которые всюду ему мерещились, но с этими "слугами" он предпочитал разбираться сам, посредством верёвочной петли, и Стражей не жаловал, причём, ничем это никогда не объяснял. Он считал, что ни в чём ни перед кем не должен отчитываться. Несколько Стражей, случайно оказавшихся в Алвалене во время волнений, до сих пор не передавали о себе никаких известий. Все связи Цитадели с городом были прерваны.
   Но если король Бару и вправду окажется Лордом Тени, это будет знак того, что Гаранд Астиан слишком долго сидел, закрыв глаза и сложа руки. Нужно было быть более внимательным к тому, что происходит вокруг. Нужно было предугадать захват власти слугами Хозяина, а он предпочитал не вмешиваться, когда обстановка так сложна, и пропустил тот миг, когда беда стала неотвратимой.
   Вечера и утра он молился, днями решал необходимые вопросы в связи с походом. Послание от Пресветлого Вассатаэля он даже не вскрывал. Страж, принёсший его, и так сообщил, что Пресветлый категорически против похода на Алвален, к тому же, что Пресветлый плохо себя чувствует, но в то же время предлагает поехать туда и решить проблему миром, но на этот раз Клинку некогда было нянчиться с капризным Хранителем. Сила Ночи для того была старой легендой, а для Гаранда Астиана - насущной проблемой. Может быть, Сэнктиму и не придётся лицезреть Силу Ночи в действии, если он вовремя сумеет пресечь возвращение Хозяина. Хотя встряска пошла бы Ордену на пользу, лучше пусть большая часть мира вовсе не узнает, что Хозяин Ночи мог вернуться...

______

  
   Бастиан вслушивался в сбивчивую речь Наймиры Ат Лав, едва справляясь с негодованием. Вопреки советам Циэль расспросить сестру Марила о том, что она тут делает, первым его вопросом было: что творится в Алвалене? И Наймира весьма основательно отвечала на него, каждым словом раня Бастиана ещё сильнее. Аджит хмурилась и вздыхала, ничего нового, на самом деле, Ат Лав не сказала, просто живописала это в более ярких красках.
   - А что же ты делаешь здесь? - наконец, наслушался страстей Бастиан.
   Наймира робко посмотрела на него и тут же отвела взгляд. Но на самом деле робостью её торопливость посчитал только Бастиан. Циэль видела, что она только и думает, как обхитрить короля и наёмницу.
   - Она ищет Лорда Зэрандера и Тэма, - встряла Аджит. - Бастиан, они ей зачем-то нужны, это же ясно!
   - Ясно, - согласился он. - Но я хочу, чтобы она сама мне всё сказала.
   - Леди Аджит всё правильно говорит, - тихо и с готовностью произнесла Наймира, возлагая на плечи Циэль ответственность за историю.
   Аджит нахмурилась.
   - Разве ты не должна отвечать своему королю? - поторопил Ат Лав Бастиан.
   Наймира закусила губу, размышляя. Всё это было ей слишком неясно, чтобы она решила: открываться или нет его величеству Бастиану. Почему-то ей казалось, что его присутствие здесь обязано быть связано с Лордом Тени и Хранителем. Однако леди Аджит, более того, её такое простое обращение к королю, смущало ещё больше.
   Если она обмолвится о том, что является рабыней Лорда Бару, это тоже вряд ли понравится его величеству. Да и как отреагирует на это Аджит, непонятно. Не выкладывать же все проблемы и плакаться в жилетку!
   - Я тут из-за Марила, - решила она не соврать и не рассказывать слишком много одновременно. - Мой брат...
   - Я знал твоего брата, - перебил её Бастиан. - Он был весьма неплохой и верный парень...
   - Почему был? - встревожилась Наймира. - Я надеюсь, что он ещё жив, ваше величество! Когда я уезжала, он был ещё жив, слава Свету!
   Бастиан заинтересованно посмотрел на неё:
   - Разве? Я думал, что он погиб в моём загородном дворце...
   - Он оттуда вернулся, - недоумённо ответила Ат Лав. Она стояла перед сидящим Бастианом, опустив голову, но иногда её глаза начинали бегать, словно оценивая обстановку. - Долгое время был у меня, потом сорвался и уехал обратно в город...
   - Странно, - пробормотал Бастиан. - Должно быть, Зэрандер был в моём дворце...
   Наймира судорожно вздохнула. Так он всё-таки знает Воина Тени! Это и хорошо, и плохо... Кто может сказать, как именно относится король к восставшему Лорду?
   - Но не в его правилах кого-то спасать, - завершил Бастиан. - Тем не менее... Продолжай, что там с твоим братом?
   - Ну, он уехал и пропал. А потом ко... то есть, Бару, - она не решилась называть Бару королём в присутствии Бастиана. А ну как разгневается ещё? - Объявил его слугой Ночи... Такая страсть! - от всей души произнесла она. - Меня схватили, приволокли во дворец, потом Марила тоже... В общем, он сейчас в плену, а я ищу Хранителя Тэрмиса, чтобы он подтвердил, что мой брат вовсе не слуга Ночи...
   - То есть, то, что Бару - Лорд Тени, ты не знаешь? - насмешливо спросила Аджит.
   - Какой Лорд? - Наймира очень искусно притворилась изумлённой. - Ещё один Лорд Тени? Но почему тогда...
   Бастиан раздражённо скривил рот. Врёт эта женщина, как пишет... Но всё-таки врёт. И даже своему королю...
   - Вот что, Наймира Ат Лав, - подумав, решил он. - Ты спустишься сейчас вниз и можешь купить себе что-нибудь поесть. Будешь ждать, пока я тебя не позову. И не вздумай бежать.
   - Как я могу так подумать? - смущённо пробормотала Наймира с замиранием сердца. - Вы же мой король!
   Аджит с недовольством заметила, что сердце Бастиана оттаяло от одной этой льстивой фразочки.
   - В общем, жди моего решения внизу, - распорядился он. Ат Лав присела в реверансе и скрылась. - Врёт, - заявил он, обращаясь к Циэль, едва дверь за ней зарылась. - Она знает куда больше, чем говорит...
   - Она вовсе ничего не говорит, - возразила Аджит. - На твоём месте, Бастиан, я бы даже не отпускал её далеко.
   - Но она не может меня не послушаться! - возмутился он. - Я - её король!
   - И тебя ещё можно купить на такую глупую лесть, твоё величество? - поразилась Циэль. - Она сбежит, только дай ей свободу!.. Послушай, давай я её припугну, - предложила она.
   Бастиан сердито посмотрел на неё.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ничего страшного, - успокоила его Циэль. - Во-первых, её дело к Тэму и Зэрандеру вполне может оказаться действительно важным. Поверь, Бастиан, она определённо знает и о Бару, и вообще... Даже для Лорда она может оказаться полезной. Если я не ошибаюсь, она связана с ним клятвой крови... Или её брат... То есть, они оба, - она пожала плечами. - Глупости, в общем, - ответила она на недоумевающий взгляд Бастиана. - Во-вторых, я не причиню ей вреда. Только припугну. Нас учили не только убивать, но и развязывать языки, даже не обращаясь к оружию. Иногда это очень полезное знание, согласись?
   - Угу, - буркнул прежний король Алвалена. - Спустись за ней тогда, и при мне вытяни правду. Только, - он замялся, - всё равно, не причиняй ей зла, ладно? Она всё-таки моя подданная, и вообще, мало ли что...
   - Как-то раньше ты не заботился о своих подданных! - усмехнулась Циэль.
   - Я что, виноват, в том, что они все - предатели короны и слуги Ночи?! - рявкнул Бастиан так, что даже Аджит решила, что зашла слишком далеко.
   - Не ворчи, - она вскочила. - Пойду-ка проведаю нашу подружку...
   Бастиан угрюмо проводил её взглядом. Появление сестры Ат Лава выбило его из колеи. Стали ярче воспоминания о Радаке, Бару, вспомнилось, кто такая на самом деле Циэль Аджит, вспомнилось его собственное новое положение... В нём, уже почти привыкшем к походной жизни и подчинению Зэрандеру, вновь проснулся капризный молодой король, которому не терпелось получить обратно своё королевство.
   Одновременно с новой силой заскребли на сердце кошки. А вдруг, Зэрандер всё-таки решит не возвращаться, и с собой утянет Тэрмиса? Что тогда им с Циэль делать? По словам самой Аджит, её ищет Хозяин...
   - Она убежала, эта Ат Лав! - ворвалась Аджит. Глаза её сверкали так грозно, что Бастиану даже стало не по себе. - Бастиан, представь, она ускакала прочь сразу же, как спустилась! Проклятье! У нас даже нет шансов её догнать, скорее всего, она мчится к Небесной Пристани!..
   Бастиан пробормотал себе под нос мрачное проклятье. Да уж, эта Наймира действительно слишком легко купила его доверие.
   - Не гнаться же теперь за ней.
   - Как это не гнаться? Что же, позволить ей нас облапошить?!
   - Ведь она всё равно ищет Тэма, верно? А Тэм к нам вернётся. Значит, скоро мы её ещё увидим, - он устало вздохнул и отвернулся.
   - Какой ты мудрый! - восхитилась Аджит насмешливо. - Но я ей этого не прощу всё равно!
   Бастиан угрюмо хмурился, любуясь морем из окна. Ветер гнал белые барашки волн к берегу, терявшемуся за крышами невысоких домиков. Если верить истории, то когда-то здесь стоял один из городов Схавада...
   Но всё-таки... Какая предприимчивая крестьянка!

28

Прощание

______

  
   Прощание с Сарратаром представлялось Тэрмису менее тягостным. Все те дни, что он провёл здесь в ожидании, когда же Владетель Ключей получит возможность открыть им стены, он жаждал покинуть величественный и злой город, который причинил ему столько боли.
   Но вот, он стоял у самой стены. Тали, которую ему удалось найти с помощью Лиадж, и которую он пообещал вернуть обратно, крепко вцепилась в его руку, не отрывая от земли глаз, но борясь с желанием подсмотреть, что происходит. Смотреть на Владетеля Ключей ей было всё так же запрещено. Только Тэма и Зэрандера здесь стали считать Благородными.
   Было не так просто отыскать её, на её счастье, чёрный пояс спасал её от кары за мелкие нарушения, и не было значения, какой именно Владетель распорядился дать его ей. Тэм побаивался, что по какой-нибудь причине им не разрешат взять её с собой, но новый Владетель Ключей искренне удивился его просьбе.
   "Любой чужеземец может уйти, если хочет и если ничего не нарушил... Она может сама прийти и просить меня открыть ей стену", - сказал он.
   Тали была так рада видеть Тэма живым и невредимым, что не отпускала его руку вот уже много времени. Тэм мог её понять: она имела шанс остаться в плену Небесного Города на всю жизнь!
   Новый Владетель Ключей, Лауцис Шимаи, заставил пошатнуться прежние представления Тэма о советниках Сарратара. Ему казалось, что они, как и Господин Четырёх Стен, и Владетель, и Говорящая, должны быть чопорны и надменны. Бывший Испытывающий был смешливым довольно молодым человеком, по сарратарским меркам, всего четыре года назад достигнувший совершеннолетия, с озорным взглядом блестящих глаз и вечной складкой у рта, какие бывают, когда человек всё время улыбается. Он говорил громко, без вкрадчивости, которая была свойственна его предшественнику, но его ирония порой была довольно жестокой. Этакая насмешка над собеседником, с которой тот ничего поделать не может, да и противопоставить нечего, а Шимаи приятно...
   Если бы не такая личность Лауциса Шимаи, может быть, Тэм бы и не решился попросить его о разрешении увидеться с человеком, которому путь куда бы то ни было был уже закрыт.
   Владетель Ключей предложил Зэрандеру и Тэрмису возможность уйти, сразу как понял, что Ключи согласны, чтобы он был их хозяином. Зэрандер, естественно, выразил желание не задерживаться, но Тэм успел вмешаться. Хотя он и считался по здешним меркам просто младенцем, Шимаи счёл нужным прислушаться к его просьбе.
   Тэм попросил повидаться с одним из арестованных, что ждут своей казни. В связи с многочисленными проблемами, казни не проводились с того самого момента, как Тартен Датариан упал с Бастиона Скорби, и Тэм надеялся, что Ксирин ещё жив. Уехать и не поговорить с ним Тэм не мог.
   Владетель Ключей очень удивился, но сказал, что рад выполнить любую просьбу гостей города и тем быстрее выставить их отсюда. Он именно так и произнёс, с весёлой и даже радушной улыбкой. Тэм даже не сумел насупиться на эту фразу, да и Зэрандер не обратил внимания на неуважительный отзыв. Все трое в данном случае знали, что это - всего лишь облечённая в слова мысль всей верхушки Небесного Города. Тут все рады избавиться от таких замечательных гостей, которые имели честь спасти Сарратар от смуты, но родились в мерзком внешнем мире.
   Тэм в сопровождении Лауциса Шимаи прибыл в Юго-Западную Башню, был отведён в особую комнату, и потом Владетель исчез, оставив Тэма там одного. Через какое-то время туда притащили и бросили на колени некоего человека. Тэм с трудом узнал в нём Ксирина - ещё бы, здесь был яркий свет, а там, в подземелье, было всегда темно.
   Ксирина вряд ли предупредили, кто и зачем хочет с ним говорить. Он лежал на полу, бессильно уткнувшись лбом в холодные плиты. Тонкие, неестественно худые руки, торчащие из-под лохмотьев, обтянутые жёлтой грязной кожей, лежали неестественно, но у него не было сил даже пошевелить ими. Тэм вскочил и подошёл к нему.
   - Ксирин! Это я, Тэм!
   Он неуверенно кашлянул, пошевелившись. Тэрмис сел рядом с ним на колени, помогая ему подняться. У Ксирина оказались очень светлые глаза, усталые и блёклые, но когда он узнал Тэма - тоже не сразу - они радостно засверкали.
   Он ничего не сказал. Тэм зажмурился и крепко обнял его, утыкаясь лицом ему в грудь. Ксирин неловко потрепал его по волосам.
   - Надо же,... - удручённо прошептал он. Он увидел своего бывшего товарища по несчастью в богатой одежде Благородных, чистого, сытого и почти счастливого... Но всё равно грустного. Словно даже счастье освобождения было для него надуманным, и он придумал его сам для себя, чтобы немного успокоиться.
   - Я не мог уехать просто так, - всхлипнул Тэм.
   - Так ты уезжаешь?
   - Да... Мы с Воином будем продолжать нашу борьбу, - Тэм поднял голову и заглянул в глаза Ксирину. - И ещё мы нашли Камень Света!
   Ксирину, конечно, не было ничего известно о Камне Света, но он всё равно изобразил на лице радость за Тэма. Паренёк явно был выбит из колеи.
   - Знаешь, я ведь не мог взять и уйти,... - растерянно продолжал Тэм.
   - Я был рад тебя видеть, - вздохнул Ксирин. - По крайней мере, с кем-то всё будет хорошо.
   - Я тебе так благодарен, но совсем не знаю, что могу для тебя сделать! - воскликнул Тэм, продолжая сжимать руки Ксирина в своих. - Сейчас, что я ни попрошу у Владетеля Ключей или Господина Четырёх Стен, уверен, это всё будет выполнено! - это было сказано не хвастливо, а даже немного удручённо. - Я хотел попросить освободить тебя, но потом решил, что надо сначала с тобой поговорить...
   Ксирин устало усмехнулся:
   - Ты слишком добр, паренёк... Ты всегда пытаешься позаботиться о других, и забываешь, что забота - это не всегда правильный выход.
   - Как же,... - растерялся Тэм ещё больше.
   - Просто ты не задумываешься о том, что ты не всесилен. Ты не можешь исправить всю несправедливость и тратишь себя на борьбу за крохи. Конечно, тебе очень хочется помочь всем, кто встретится у тебя на пути, но разве ты можешь? - вздохнул он. - Будет ли справедливо, если ты попросишь о свободе для меня, и не попросишь за других, только потому, что именно я тогда заговорил с тобой? А если попросишь - не несправедливо ли будет, если ты попросишь за них всех, а через пару дней там окажутся ещё множество случайно преступивших закон...
   Тэм опустил глаза. Он и сам понимал, что Ксирин прав.
   - Но...
   - Поэтому не пытайся бороться за мелочи, паренёк. Если у тебя есть какая-то великая цель - следуй ей, потому что она действительно важна. Если ты будешь пытаться разорваться на части ради мелочи, смутить себя, потому что не в силах выбрать, у тебя ничего не получится...
   - Я просто не хочу быть неблагодарным, - пробормотал Тэрмис.
   - Поверь, услуга - это не всегда благодарность... То, что ты просто не забыл обо мне - это уже вполне достаточно... Но не пытайся корить себя ни за что. Иди к своим друзьям и к своему Свету, а назад лучше вовсе не смотри... И обо мне тоже забудь.
   - Как я могу!
   Ксирин вымученно улыбнулся:
   - Это будет просто, паренёк. Ты сам по себе забудешь... Как только выйдешь за стены Небесного Города, сразу забудешь и о плене, и обо мне, и о Каи-Марли тоже, - пообещал он. - Такие воспоминания лучше не хранить в себе... Они только тяготят.
   - Я не смогу забыть тебя... и всё это...
   - Сможешь, паренёк... Забывать всегда проще, чем вечно помнить. Я желаю тебе, чтобы ты больше никогда не сталкивался с чем-то, что тяжело потом забыть, - он осторожно освободил свою руку. - Я уже давно умер, а ты всё ещё жив, и у тебя впереди много дорог...
   Тэм почувствовал слёзы, наворачивавшиеся на глаза.
   - Всё равно... Спасибо тебе за всё, Ксирин, хотя моё спасибо ничего не может значить...
   - Тебе тяжело рядом со мной, не замечаешь? - улыбнулся Ксирин опять. - Иди, я не хочу чувствовать себя цепью, которая тебя сковывает. Иди, паренёк.
   Тэм неловко поднялся, смущённо краснея. Ксирин закрыл глаза, опуская голову.
   - Прощай, - Тэм сдержал свой порыв снова обнять его, сжал в кулак всю волю и вышел, вытирая рукавом непослушные слёзы. Этот обречённый на смерть сарратарец был намного мудрее его...
   У дверей стоял только тюремщик. Он низко поклонился Тэму - всё-таки он был одет, как Благородный.
   - Дай ему воды, - коротко сказал ему Тэрмис.
   Тот издал какой-то сдавленный звук, изображающий изумление.
   - Если к тебе кто-то придерётся, скажи, что так тебе сказал Хранитель Тэрмис. Владетель Ключей сам дал мне полномочия. Моя просьба должна быть выполнена.
   Тюремщик что-то жалобно простонал, но Тэм мог быть спокоен: эти люди привыкли исполнять любые приказы Благородных. Да и вряд ли Владетель Шимаи действительно будет в гневе, если узнает, что Хранитель взял да и нарушил законы Небесного Города просто потому что ему так вздумалось...
   В конце концов, он действительно больше ничего не мог сделать для Ксирина... Но если Владетель и узнал о слабости Тэма, то никак на это не намекнул. Сейчас он открывал им стену, чтобы они могли покинуть город. Зэрандер стоял впереди, почти наравне с Владетелем. Больше никого здесь не было. Лиадж не решилась навязаться их провожать. Всё, что Тэм знал о её судьбе, это то, что восстановленная Северо-Восточная Башня перейдёт в её руки. В конце концов, положено, чтобы Владетель Ключей имел одну резиденцию, а Лиадж всё-таки вдова некогда очень влиятельного человека.
   Потом стена исчезла.
   - Прощайте, - махнул рукой Владетель. - Господин Четырёх Стен просил меня передать вам кучу пафосных слов, но я только скажу, что мы вам благодарны, но не будем рады, если вы вернётесь. Небесный Город не любит ни беспорядков, ни ваших Сил.
   Тэм заинтересованно посмотрел на Лауциса Шимаи. Кажется, при нём Небесный Город вздохнёт чуть посвободнее. Этот человек, судя по всему, не был ярым приверженцем традиций, о которых здесь все так пекутся.
   - Не беспокойтесь, мы и не собираемся сюда возвращаться, - заявил Зэрандер. - Но если вернёмся, можете нас не пускать. А то вдруг опять что-нибудь испортим.
   Тэм удивлённо посмотрел на его затылок. Лорд Тени шутит?
   Владетель Ключей поторопил их, заявив, что ему пока ещё неловко и трудно держать стены открытыми, хотя, скорее всего, ему просто не терпелось уже выставить дорогих гостей вон. Воин Тени вышел из города первым, встречая сильный морской ветер, не пробивавшийся в Сарратар. Новый его плащ взметнулся, едва удержавшись на плечах. Зэрандеру преподнесли в дар новые доспехи, похожие на прежние доспехи Стража, только куда более богатые и прочные, и плащ из роскошной ткани, бело-алый, довольно точно передававший связь его прошлого и нынешней роли.
   Тэм, тоже обзавёдшийся новой одеждой, куда более скромной, чем у Зэрандера, но не менее удобной, чем раньше, вышел, поддерживая Тали, следом за ним, не оглядываясь, но прислушиваясь к своим ощущениям. В какой-то миг вся та тяжесть, которая была на его сердце всё это время, куда-то исчезла. Тэм знал, что это случилось тогда, когда стены за ним сомкнулись.
   Сарратар остался за спиной вместе со всем тем, что принёс ему, Тали и Зэрандеру. Плохо запомнившаяся история - не больше. Тэм даже удивился тому, что почти не понимает, почему был обижен на этот город и почему был там несчастлив.
   - Воистину, необыкновенный город! - прочувственно сказал он спине Зэрандера.
   - У тебя такие же ощущения? - обрадовалась Тали.
   - Сила Сарратара избавилась от нас, счастлива сама и посчитала должным осчастливить нас, - объяснил Воин Тени. В мешочке, притороченном к его поясу, покоился второй двойник Камня Света. Первый был зашит в подкладку новой одежды Тэма. - Теперь мы найдём корабль, который доставит нас обратно на Небесную Пристань. Надеюсь, каждый из вас без меня хорошо понимает, о чём стоит молчать, и что - говорить.
   - Обижаешь, Зэрандер!
   - Конечно, понимаем, - одновременно с ним ответила Тали и испуганно замолчала. Всё-таки этот Зэрандер так напоминал легендарного Лорда Тени!

______

   Наймира остановилась только тогда, когда в непосредственной близости замаячили белые паруса и поднятые крылья легендарных летучих кораблей. Она скакала до Небесной Пристани, не останавливаясь, и сейчас сама едва дышала. Она боялась, что за ней решат устроить погоню...
   Но погони не было. К утру она уже с детским любопытством разглядывала расписанные борта сказочных кораблей, о которых только отдалённо слышала когда-то в детстве... У одного она остановила своего коня. Он только что прибыл, на нём ещё царила суматоха. Высокий молодой человек в треугольной шляпе провожал с корабля на пристань группу людей. Из них, каких-то притихших, один он был громок и весел.
   - Ну не повезло вам, так оно ж и неизвестно, повезло или нет! - говорил он. - А то, поверьте, я вам больше правды рассказал, чем вы бы там увидели. Я, как-никак, с самим Владетелем Ключей говорил... Прекрасный город, но ведь опасный, как и всё прекрасное!
   - Всё равно спасибо, капитан Элинин, - ответил один из сопровождаемых. - Наше путешествие всё равно останется незабываемым.
   - Я очень рад, - засветился молодой человек. - Я всегда рад слышать приятные слова в свой адрес, - рассмеялся он громко и заразительно. - Прощайте, - он приподнял свою шляпу, поклонился вслед людям и обернулся.
   Наймира удивлённо вздрогнула. Один глаз капитана закрывала чёрная повязка, придававшая ему несколько разбойничий вид.
   - О, достопочтенная леди! - обрадовался он. - Вы тоже желаете совершить полёт в Небесный Город? - заинтересовался он, подходя ближе и бесцеремонно беря её коня под уздцы. К удивлению Наймиры, конь не обратил на чужие руки никакого внимания.
   - Я ещё не решила, - вздохнула Ат Лав.
   - Если решите - у меня самый быстрый корабль на всём Побережье! - гордо сказал он, не сводя с неё озорно блестящего глаза. - Это вам любой подтвердит.
   - Да что вы, я вам верю, - неожиданно смутилась Наймира. - Просто я совсем не знаю, надо ли мне лететь в Небесный Город...
   - А зачем же вы приехали сюда, если не решили? Путь довольно трудный, не так ли? Всё-таки Небесная Пристань не так близка к основным путям... Надеюсь, у вас был надёжный спутник всё это время?.. - он тараторил без умолку, не переставая смотреть ей в лицо. Наймира рассеянно кивала головой.
   - Трудный... Но спутника у меня не было, - призналась она.
   - Так вы, должно быть, и не знаете здесь никого? - спросил капитан. - Я удивлён... Как правило, путники приходят сюда только чтобы полюбоваться стенами Небесного Города. И не понимают счастья, когда им отказано в том, чтобы туда войти...
   - Мне совсем не важно туда входить. Я искала кое-кого, кто хотел туда попасть, - неожиданно открылась она. - Я знаю, что они отправились сюда, чтобы попасть в Небесный Город. Но мне кажется, что туда может попасть далеко не каждый...
   - Конечно, не каждый! Владетель Ключей, к слову сказать, капризен страшно!.. А ваши друзья вряд ли попали в Небесный Город. Последние путники, которых Владетель пустил в Сарратар, были на моём корабле... И вряд ли они могут оказаться вашими друзьями, леди... Очень неприятные личности, хочу сказать! Не могу поверить, чтобы у вас могли быть такие сомнительные друзья...
   Наймира так растерялась, что даже не пыталась прервать поток его слов. А потом решила, что это вовсе не обязательно. Её невероятно успокаивала эта бесконечная милая болтовня молодого человека, странного вида, но страшно обаятельного.
   - Мы, капитаны, знаете ли, всё время общаемся... И я точно знаю, что никого, кроме тех людей, не пустили в Небесный Город. Боюсь, как бы ваши друзья не покинули уже Побережье.
   - Да, это было бы ужасно, - призналась Наймира.
   - Вы так старались их найти, да? - кажется, Элинин огорчился вместе с ней. - Но знаете, несколько моих товарищей бороздят волны этого моря, тратя долгие недели до острова и дни - на восхождение к стенам Сарратара... Вполне возможно, ваши друзья где-то с ними. И ещё несколько летучих кораблей ещё не вернулось обратно. Не отчаивайтесь, леди, уверен, вам удастся их найти, - весело заключил он.
   - Я тоже надеюсь! - кивнула Ат Лав. Капитан Элинин отпустил уздцы её коня и о чём-то задумался.
   - Простите, леди, что лезу не в своё дело... Но вам, должно быть, негде остановиться, верно?
   - Я думаю, в Небесной Пристани есть гостиницы, - произнесла Наймира.
   - Но в них с вас сдерут вчетверо дороже, чем в столице Шавалина! - воскликнул он. - Тысяча извинений, но, может быть, вы позволите мне предложить вам...
   Наймира хмуро посмотрела на него. Его навязчивость не то, чтобы её раздражала, но это-то её и пугало. Её всегда очень легко было разозлить, а на его болтовню у неё просто не получалось злиться. Это-то и настораживало.
   - ...пожить у меня. Я не буду вам мешать, клянусь! Все могут проследить - я больше живу на своём "Ветерке", чем дома! Я вообще очень порядочный, спросите у любого, вам любой скажет, что порядочнее капитана Элинина на всём Побережье не найти! А денег с вас возьму совсем немного! - пообещал он. - Просто терпеть не могу этих снобов, - признался он. - Деньги высасывают из добрых путников... Надеюсь, я вас не оскорбил таким предложением? - он поднял бровь.
   - Пожалуй, вы меня не оскорбили, - не выдержала и рассмеялась Наймира. - Но я слишком привыкла всё проверять! Позвольте, я проедусь для начала по гостиницам?
   - О, как хотите! - воскликнул он. - Я буду ждать вас здесь, у своего корабля, милая леди!
   Наймира даже не успела выразить своё отношение к слову "милая", как он благополучно исчез. Его зелёный кафтан замелькал где-то на верёвочной лестнице, ведущей на корабль. Ат Лав тряхнула головой: бывает же так! - и отправилась искать гостиницы. На худой конец, вариант пожить в доме такого располагающего к себе человека совсем не плохо... Особенно если его самого там почти не будет.

______

  
   Сати сидел на крыльце и смотрел на горы. Как давно он уже не мог испытать такого странного, но огромного счастья! Просто сидеть на ступеньках перед собственным домом и любоваться тем, как садящееся солнце окрашивает в разные цвета свет на вершинах гор...
   - Пойдём, Сати! - крикнула сестра, высовываясь из окошка. - Будем ужинать!
   - Сейчас иду, - отозвался он лениво, недовольно морщась. Какими бы ни были его тяжёлые воспоминания о горах Стегоса, сколько бы несчастий ему ни принесли они, он всё равно в них почти влюблён...
   Они буквально утром приехали сюда. Страж Увлер не желал навязываться и сказал, что может переждать необходимое время где-нибудь в другом месте, но он плохо знал Тэлин Вэсмерт. Его приняли, как родного, да ещё и накормили так, что он едва мог дышать к концу обеда. Тия охотно рассказывала всё то, что ей разрешили рассказывать, причём, старательно делая из этого не больше, чем приключения. Братья слушали, разинув рты. Тия совсем мало говорила о кузнеце Лимасе, только обмолвилась, что он уехал на свою родину. Она без умолку болтала о Цитадели, о том, как они нашли в горах Сати, как Страж Увлер защитил его от каких-то тераиков, как они ехали в Цитадель и попали в плен, как побывали в Мараданской пустыне, и как их оттуда выручили... В потоке её слов вряд ли можно было понять, как она волнуется, чтобы не сказать ничего лишнего. Они со Стражем Увлером много беседовали на эту тему.
   Где надо, Увлер подтверждал, рассказывал что-то своё, в общем, они занимали всю семью и всех соседей повествованием почти без передышки. Только Сати не очень активно участвовал в разговоре. Он с тоской следил за лицами матери, сестры, отца, братьев, соседей, разглядывал стены домов, знакомые заборы, деревья, пейзажи, и понимал, что ему придётся уехать отсюда совсем скоро, и, возможно, навсегда. Даже теперь, когда в него нет Даров, его всё равно надо защищать от Хозяина. А этот мир - от него.
   Поэтому Сати сбежал, как только удалась возможность, устроился поудобнее и принялся тосковать. Но тосковать долго ему всё-таки не удалось. Горы подняли ему настроение, он стал думать, что всё могло быть куда хуже, что он мог не встретить Воина, и тогда Хозяин бы безнаказанно овладел бы им. Или, например, Наделённый Страж мог бы опоздать забрать их с Увлером с гор. Или... Может, лучше радоваться, что у него есть такая надёжная защита? Сам Клинок Света?
   Сати растерянно потрепал белый шнурок на руке. Тия так всё расписала, что его чуть ли не приняли в Стражи... Теперь все мальчишки ему страшно завидуют, а обычно строгий отец даже улыбается как-то странно, ласково... Мама посидела с ним, пока её не позвала Тия, но они почти не разговаривали. Правду Сати, к сожалению, не мог ей открыть, а она понимала это лучше, чем кто-либо другой, и не требовала невозможного. Её сердце чуяло, что всё не так просто, как рассказывает её дочь, и что Страж Увлер и Цитадель защищают Сати не от этих тераиков, по ошибке решивших разыскивать её сына, а от чего-то более страшного...
   Сати первый сказал маме, что уедет и больше не вернётся. Раньше, чем Страж Увлер, и наедине. Страж Увлер говорил об этом невнятно, будто бы Сати ещё может вернуться, если удастся всё решить... Пожалуй, все понимали, что он просто не говорит колючую правду. Сати мог его понять, сказать правду действительно было тяжело. Но обмануть мать он не мог.
   Он поднялся и отправился в дом. Последний ужин - завтра он обязательно попросит Увлера уехать побыстрее. Это слишком тяжело - быть здесь и знать, что больше сюда не вернёшься. Зря он решил поехать сюда, он не понимал, как ему будет трудно. Надо было прислушаться к голосу разума и не покидать Цитадель.
   После ужина он сразу лёг спать, хотя Тия и Увлер ещё подвергались расспросам всех, кому было интересно узнать подробности. Сати лежал и слушал отдалённые голоса из-за стены. Потом заснул мрачным и тёмным сном, но зато чистым от любых кошмаров, которые мог бы наслать на него Хозяин Ночи.
   Наутро он сказал Стражу, что хочет уехать сейчас. Тот не стал с ним спорить, а согласился сразу и отправился улаживать этот вопрос с членами семьи Сати. Мол, чтобы это прозвучало не как невежливая со стороны прихоть Сати, которому вдруг взбрело в голову покинуть родительский дом, а как необходимость. Пожалуй, только Тия и Тэлин понимали, что на самом деле это желание Сати. И опять же, нелегко давшееся ему желание.
   Мать собрала их в дорогу. Тия расплакалась, совсем как раньше, но провожать вышла уже с сухими глазами... Сати наскоро попрощался со всеми - ему уже не терпелось поскорее уйти. Всё здесь так тянуло его остаться ещё ненадолго, что Сати пришлось заставить себя думать, что промедление подобно смерти.
   Только оказавшись далеко от родного дома, он смог вздохнуть легко. Страж Увлер, кажется, с интересом наблюдал за ним.
   - Я думал, - признался он, - ты будешь тянуть с отъездом.
   - Нет, - покачал головой Сати. - Я не мог больше быть там ни секунды.
   Увлер понимающе кивнул.
   - Теперь надо как можно быстрее вернуться в Цитадель, - вдруг заявил Сати. - У меня ужасные предчувствия. Я чего-то боюсь, - признался он.
   - Тебе абсолютно нечего бояться, - возразил Страж. - Поверь мне, Сати...
   - Но я чувствую, что что-то будет не так... Мне очень хочется поскорее очутиться там, где Силе Ночи до меня точно не добраться, - он поглядел Стражу в глаза. - Вы думаете, я не в полной мере осознаю, какая от меня может быть опасность?
   - Я не позволю чему-либо случиться с тобой, - произнёс Увлер. - Я обещал Клинку, что верну тебя в Цитадель, и никаким слугам Ночи не получить тебя.
   - Хочется надеяться, - буркнул Сати, оборачиваясь на горы. С ними тоже нужно было попрощаться. Навсегда. А потом - лучше скакать без остановки до самой Цитадели.
   Зря он попросил Клинка отпустить его домой...
   По мере того, как мальчика охватывало беспокойство, начинал волноваться и Страж Увлер. Они так быстро скакали, что скоро миновали все крупные города вокруг гор Стегоса и приближались к стенам Колдсоула.
   - Остановимся в городе, - предложил Увлер.
   - Может, не будем тратить время на то, чтобы устраиваться там? - встревоженно спросил Сати. Он походил на маленького зверька, высунувшегося из своей норки в опасный мир, и потерявшего дорогу обратно. Он был напряжён, постоянно оглядывался, в общем, волновался невероятно.
   - Как хочешь, - засомневался Страж, прислушиваясь к своим ощущениям. Потом изумился и обернулся на Сати. - Ты чувствуешь Силу Ночи, верно?!
   Сати хмуро кивнул:
   - После того, как Изгоняющий избавил меня от Даров, я стал чутче ощущать Силу Дня в Цитадели. Думаю, точно так же происходит и с Силой Ночи. Я почти всю дорогу где-то рядом её чуял... Не всю, но почти всю... Она то есть, то нет... Надеюсь, это не значит, что меня они тоже чуют заранее...
   Увлер задумался, опустив голову. Опасно быть там, где ощущаются слуги Ночи. Сейчас не то время, чтобы с ними сражаться... Однако они так загнали коней, что им требуется отдых, иначе не на чем будет ехать дальше.
   - Что ж, остановимся здесь, - с сомнением произнёс Увлер. - В перелеске вон там, - он указал рукой в сторону.
   Сати молча кивнул и первым направил туда своего коня. Он быстро приучил к себе это благородное животное, Увлер не раз замечал, как Сати любовно треплет его по гриве и что-то шепчет.
   - Можешь спокойно спать, - Увлер расстелил ему широкое полотно, которое было взято ещё в Цитадели, и протянул шерстяной тёплый плащ, выданной Сати в дорогу матерью. - Я, пожалуй, не буду рисковать.
   - Вы не устанете, Страж Увлер? - спросил Сати, устраиваясь. Он всё-таки не решался называть Стражей "друзьями".
   - Постарайся не беспокоиться, - Увлер покосился на Колдсоул. - Я привык к этому.
   - Да я как бы тоже, - хмыкнул Сати, утыкаясь лицом в руки. Ночлег был явно не самым удобным в его жизни, но им нужно было только дать немного передохнуть коням, и торопиться дальше, поэтому на удобство можно было и не рассчитывать вовсе.

29

Наймира Ат Лав

______

  
   Элинин притворил дверь спальни и оказался на крутой лестнице, ведущей на первый этаж. Поправил пояс брюк и прищурил глаз навстречу пробивавшемуся в окошко свету солнца. Утро. Пора отправляться на пристань...
   Он быстро спустился, нахлобучил на голову шляпу, задорно заломив её край, нацепил на лицо весёлую улыбку и выскочил из дома. Сначала он заглянул в пристройку, где нынче помещался конь его неожиданной гостьи. Конь покосился на него с укором: а кормить-то кто будет?
   - Ну уж прости, - выдохнул Элинин, оглядываясь. - Сейчас решим эту проблему, и я пойду...
   Конь отнёсся к его болтовне снисходительно. Главное, что кормят, не совсем уж безответственные. Но потом он неожиданно громко заржал, словно встревоженный чем-то. Элинин поднял голову, оглядываясь. Тонкая полоска дневного света проходила сквозь призрак Хозяина. От неожиданности Элинин так растерялся, что даже не поклонился. Почему-то ему казалось, что к нему Хозяин больше не придёт... Всё-таки он сильно его подвёл тогда, наверное!
   - Ты уже имел счастье заметить, кого подкинула тебе судьба? - насмешливо спросил Хозяин.
   - Да, Хозяин, - спохватился Элинин и склонил голову. - Она ищет Зэрандера и Хранителя...
   Наймира Ат Лав жила у него уже три дня. Первый она ещё смотрела на него косо и предпочитала или отсутствовать, или сидеть, запершись. На второй он вызвал её на разговор, они довольно мило поболтали, и она наконец-то описала тех, кого ищет. Надо сказать, Элинин с трудом не выдал своего изумления. Но решил, что стоит отнестись к ней очень внимательно. Сначала он собирался просто завести небольшой роман с путешественницей, которая ничего не знает на Побережье, а потом понял, что просто обязан втереться ей в доверие. И поэтому ещё сильнее старался казаться самым непогрешимым и порядочным типом.
   Играть, что он от неё в восторге, даже не приходилось. Буквально по нескольким её словам он понял, что она пережила немало приключений, что у неё замечательный характер: сочетание упрямства, гордости и любопытства, - и что она при этом доверчива донельзя. То есть, смотрит на людей, как на тех, какими они кажутся внешне. Если милый и симпатичный - значит, добрый. Большой и ухмыляется - злой. Командует - тем более злой... А после трогательной и очень похожей на враньё истории про то, в какую гадость влип её брат, что-то там про короля Алвалена, и после двух замечательных ночей, Элинин даже начал тревожиться за её судьбу - а ну как, окажется важной частью плана Хозяина, или важным нарушением его плана, и её надо будет убить?
   Элинин редко серьёзно относился ко всем тем девушкам, которые у него когда-то были. Но что-то не так было с этой Ат Лав... Ещё никогда ради влюблённой в него дурёхи он не вставал раньше, чтобы напоить её коня. Да и Ат Лав нельзя было назвать дурёхой. По крайней мере, Элинину не хотелось, чтобы она почему-то плохо о нём подумала, а всю свою жизнь основой репутации он почитал знакомство с представителями мужского рода.
   А ещё Наймира была довольно загадочной. Элинин даже толком не смог понять, какого она происхождения, откуда у неё воспоминания о Мараданской пустыне, скользящие в некоторых ругательствах, и почему её руки изуродованы явно не случайными шрамами. Так о простую ветку не поранишься, а она именно так сказала!
   - Вот-вот, - кивнул Хозяин, не зная, а, скорее всего, не обращая внимания на мысли своего слуги. - А кто такой ты, она и не подозревает... Довольно жалкая наивность, в сочетании с тем, что у неё большой опыт общения с моими слугами, и она знает, что они могут очутиться где угодно! Итак, Элинин, у меня к тебе есть последнее дело.
   - Последнее? - переспросил Элинин взволнованно. Сердце заколотилось, как дурное, и весь он напрягся, словно, если бы был шанс убежать, он смог бы это сделать.
   Хозяин рассмеялся, ядовито и довольно зловеще.
   - Я решил, что больше не нуждаюсь в твоих услугах. В конце концов, вся миссия в Сарратаре провалилась. Мой слуга там имел несчастье слишком поверить в свои силы. Теперь с ним общается Вечность - что ж, я не буду мешать этому бесконечному свиданию... Но так вышло, что Зэрандер и Хранитель возвращаются обратно. Более того, они сегодня прибудут на "Вихре судьбы", и я хочу, чтобы ты выполнил мой последний для тебя приказ: отвёл на пристань эту женщину и помог ей найти тех, кого она ищет.
   - Как скажете, Хозяин, - выдохнул Элинин. Пока ничего особенного.
   - После этого твоя помощь мне более не потребуется. Я не люблю, когда вокруг меня крутятся, в сущности, бесполезные люди, - он выдержал паузу, наслаждаясь замешательством и страхом Элинина, - поэтому я освобождаю тебя от необходимости служить мне. Больше ты не будешь должен выполнять никакие мои приказы, больше ты не называешься слугой Ночи, и можешь даже трепаться обо мне и своём недавнем прошлом где угодно. Ты слишком ничтожен, чтобы действительно навредить мне. И заметь, я достаточно благодушен: мог бы убить тебя и вовсе не знать проблем.
   Элинин низко поклонился, соображая. Ему разрешают убираться подобру-поздорову. Вернее, его ещё и пнули при этом под зад. Но это же, в сущности, замечательно! Он едва сдержал улыбку. С тех пор, как на месте его глаза гладкая кожа, он много раз корил себя за то, что пошёл в услужение столетия знают к кому, да ещё и призраку с плохой репутацией. Тогда для него это не имело значения, а теперь...
   - В довершение всего этого, меня совершенно не волнует твоя дальнейшая судьба, и если что-то припрёт тебя к стенке, у меня ты больше не найдёшь спасения.
   - Я понял, Хозяин, - произнёс Элинин.
   - Вот и прекрасно. Теперь можешь будить свою женщину, - призрак исчез. Элинин помотал головой, приходя в себя. Он пока смутно понимал, действительно ли стоит радоваться, или лучше подождать.
   Он рассеянно подмигнул коню:
   - Пожалуй, тебе придётся пуститься в путь прямо сегодня.
   Конь не выказал ни радости, ни огорчения, и Элинин отправился наверх, в спальню, искать более тёплого общения. Наймира ещё спала, и даже во сне она серьёзно хмурила тёмные брови.
   - Просыпайся, майви, - он ласково коснулся её плеча. Она вздрогнула и быстро открыла глаза. Заметив его, облегчённо вздохнула. - Ожидала видеть кого-то другого? - улыбнулся он. - Кого ты обычно видишь по утрам?
   - Коня, - лаконично ответила она. - До этого - лошадь... И уже давно.
   - Пожалуй, я действительно разнообразил твою жизнь, майви, - это обращение к женщине на Побережье обозначало примерно то же, что "батар" - к мужчине. - Пойдём, прогуляемся со мной на пристань. Вдруг, вернутся твои приятели?
   Она села и недовольно посмотрела на него:
   - Выйди, что ли. Дай одеться...
   - Можно подумать, - фыркнул он, поднимаясь. - Ладно, не сердись, - он вышел. По ту сторону двери завозилась Ат Лав, одеваясь.

______

  
   - Вот они! - сдавленно воскликнула Наймира, заметив стоящих в стороне от основной толпы Тэма и Зэрандера. В таких одеждах она их даже не узнала. Рядом с ними были ещё двое, женщина и мужчина, но они вскоре отошли. Тэм улыбался им вслед, Зэрандер всё это время мрачно созерцал море.
   Элинин взволнованно подпрыгивал за её спиной. Нехорошо будет, если они его заметят. Ой, нехорошо... Как же им удалось вернуться? Прямо как заговорённые!
   - Так иди к ним, - предложил он.
   - Нет, - она на секунду обернулась, и Элинин с удивлением понял, что она тоже не хочет, чтобы её заметили. - Мне нужен только один из них... А со вторым мне лучше не встречаться.
   - Второй - это который в доспехах? - спросил Элинин. - Выглядит устрашающе.
   - И не только выглядит, - призналась Наймира. - Поэтому я лучше... Тихонько. И ещё вещи у тебя их дома забрать надо, - деловито сообщила она.
   - Так пойдём, майви...
   - А вдруг они тоже куда-нибудь уйдут? - спросила она встревожено. - Как я их потом найду.
   - Ради тебя, я поговорю с местными приятелями, и узнаю, куда они направились, - пообещал Элинин. - У нас не так много мест, в которые можно отправиться из Небесной Пристани... Кастел, Чёрное Марево, Гий... Все дороги ведут в те места.
   Наймира согласилась положиться на него, и они опять отправились в его домик. Ей было немного страшно: она нашла их, но получится ли у неё выполнить просьбу Марила? Удастся ли спрятаться от Зэрандера?
   Элинин непринуждённо обнял её, но ей вдруг стало так тепло и спокойно от его прикосновения, что она даже вздохнула, опуская голову на его плечо. Иногда так страшно притворяться сильной... Особенно когда не знаешь, что с тобой будет дальше...
   Когда она уезжала по следам Воина и Хранителя, Элинин провожал её, идя рядом с её конём.
   - Приезжай ещё, - предложил он, когда нужно было уже возвращаться обратно.
   - Не могу ничего обещать. Подумай сам...
   - Да, я знаю, путь от твоей родины далёк, - серьёзно кивнул он. - А ты, конечно же, не знаешь, будешь ли вновь преодолевать его ради человека, которого знаешь несколько дней... Но я буду тебя ждать.
   Наймира почувствовала, что сейчас растрогается окончательно, и, чтобы не тиранить больше ни себя, ни его, наклонилась к нему быстро, поцеловала и ударила коня пятками в бока. Он сорвался с места и понёсся по дороге туда, куда, указал Элинин, уехали Воин и Хранитель. Наймира обернулась и громко крикнула капитану летучего корабля: "Прощай!". Он задумчиво покачался с пятки на носок, потом стянул с шеи цветной платок и бросил его на землю. Столетия, а он-то думал, что уже разучился влюбляться серьёзно! Но если это не пройдёт в ближайшие дни, то он больше никогда не наденет такой платок. Пусть уж лучше думают, что он обвенчан.
   Может быть, если она вернётся, он даже откроет ей правду. Должен же он хоть с кем-нибудь поделиться!

______

   Марил с ужасом глядел на приближающегося Бару. Хотелось выть от страха и отчаяния, но выть совсем не получалось. Только изредка слабо стонать.
   - Ты так и не научился быть вежливым? - ухмыляясь, спросил Бару. Он приходил только раз в сутки, и не очень надолго, но этого хватало, чтобы Марил считал своё существование за легендарную зловещую Вечность. Марил подозревал, что его судьба могла бы стать и хуже - возможно, Бару по какой-то причине не хотелось, чтобы он всё-таки умер.
   Мтара уже никак не мог ему помочь. В этом небольшом подземелье, отведённом специально для особых врагов короля Бару, постоянно присутствовал кто-то из его соглядатаев, чаще всего, гвардеец. Марил слабо радовался тому, что сюда не заглядывает Мараат. Вот уж кому, наверное, попало... Пожалуй, он очень зол и занят налаживанием порядка в Алвалене...
   Бару лениво кивнул Мтаре и гвардейцу, чтобы те вышли вон. Он любил получать удовольствие в одиночку.
   - Снаружи утро, - произнёс Бару задумчиво, разглядывая Марила. Тот неуклюже попытался сжаться в комочек, но в таком положении, в каком он находился, это было весьма трудно. - На стенах дежурят лучники. Ворота вновь закрыты... Ты ничего не добился своим безрассудством. Только ухудшил положение жителей...
   - Всё равно! - упрямо воскликнул Ат Лав. - Всё равно Клинок узнает и приведёт сюда своё войско!
   - На твоём месте, я не был бы так наивен. Войско - и что мне его войско? - хмыкнул Бару. - Я удивлён: тебе что, нравится страдать? Ты мог бы дождаться свою сестру на соломе в камере - лучше, чем на пыточном столе?
   Марил зажмурился. Сам вид Бару внушал страх. Марил не хотел казаться слабым... У него было мало возможностей, но он всё равно не хотел.
   Холодные иголочки, впившиеся в его тело, сказали ему, что Лорд Тени уже призвал свой Дар. Его Дары доводили до беспамятства, Марил не знал, как ещё не сошёл с ума... А может, уже сошёл? И уже давно умер? И это - его личный вечный кошмар?
   - Попридержи силы, друг мой. Тебе, может, и не терпится его убить, но он должен быть жив.
   Марил с удивлением заметил, что таинственный голос действительно заставил Бару отозвать свой Дар. Осторожно он разомкнул веки.
   - Я надеялся убить его, - с заметной долей просьбы произнёс Бару.
   - Но я нарушу твои планы, - усмехнулся голос. - Я хочу, чтобы он оставался в живых.
   Наконец-то Марил сумел разглядеть того, кто за него вступился. Это был призрак, пожалуй, человека, по крайней мере, до пояса. Ниже просторные тёмные одежды превращались в клубящийся туман. У призрака было странное лицо, не то, чтобы злое, но в первую очередь насмешливое, лицо человека, презирающего всех. Полупрозрачную шею обхватывал золотой украшенный ошейник, блестящий, почти как настоящий. Бару приветствовал его низким поклоном и опущенной головой.
   Призрак бросил на Марила короткий и ехидный взгляд, от которого он содрогнулся и поспешил спрятать глаза. Почему-то одного взгляда хватило, чтобы понять, кто он - этот призрак. От этого знания стало не то, чтобы страшно, но жутко - как раз правильное слово. Кровь будто бы остановилась в венах, мысли смешались в невнятный сумбур.
   - Какой забавный мальчик, не находишь? - усмехнулся Хозяин. - Я понимаю, что он сильно тебе досадил, и ты хочешь увидеть его смерть, но, я думаю, ты не позволишь себе эту слабость, если я тебе запрещу?
   - Только прикажите, и я отпущу его, - не очень охотно предложил Бару.
   Марил слушал, затаив дыхание. Сама Сила Ночи, наверное, воплощена в этом призраке! Столько зла, должно быть... Но он этого не чувствует, а что чувствует - так это панику...
   - Нет, ну куда уж такие крайности. Он заслужил хороший урок... Да и он вообще волнует меня в меньшей степени, - заметил Хозяин. - Просто его сестра довольно хорошо справляется со своей работой.
   "Удивительно", - подумал Бару.
   "Наймира!" - радостно воскликнул про себя Марил. Кажется, с ней всё в порядке...
   - Думаю, скоро Хранитель и Зэрандер отправятся к тебе в гости, - продолжал призрак. - И она заодно тоже. Конечно, ты ей ничего не обещал, но она-то надеется, что её брат жив. Я думаю, она вполне заслужила награду. Она тебе остаётся верна, хоть и ненавидит. Редкое сочетание.
   - Вполне понятное, если учесть, что нас связывает клятва крови, - заметил Бару.
   - И всё-таки, я хочу, чтобы ты пока его не убивал.
   - Как пожелаете, Хозяин, - смирился Бару. Правда, такая прихоть Хозяина была ему непонятна, но если уж она такова, то он должен её выполнить. Ат Лаву ещё повезло, что Хозяин был в таком неплохом настроении... Но ничего. Он ещё найдёт причину убить его.
   Хозяин был вполне в курсе мыслей своего Лорда, но решил не обращать на них внимания. Не то, чтобы жизнь этого парнишки всерьёз его волновала. Просто отчего-то он знал, что если Марил Ат Лав умрёт, его сестра об этом прознает, а когда прознает - ей будет не жалко и себя, и клятвы крови. А увидеть Зэрандера в Алвалене он всё-таки хочет. Конечно, Наймира Ат Лав - не единственный способ это сделать, но самый простой.
   - У меня к тебе, в сущности, другое дело, друг мой. Твои подданные не очень внимательны, а может, не слишком верны. Клинок Света уже собирает на тебя армию.
   Бару недовольно поморщился. Следовало ожидать... Хозяин ещё раз ткнул его носом в тот факт, что он продолжает делать ошибки. И эти ошибки так же досадны, как и нелепы.
   - Подготовься к этому, - посоветовал Хозяин. - Мне не хочется, чтобы ты опять допустил ошибку. В последнее время многие мои слуги стали оступаться. В результате Хранитель получил второй двойник Камня Света.
   Бару нахмурился. Марил жадно ловил каждое слово, и не переставал при этом ощущать ползущий к нему холод. Это было не так, как когда Бару призывал свой Дар Ночи. Это был холод будто бы естественный, но Марил понимал: он исходит от призрака Хозяина.
   - Это не так плохо, конечно. В конце концов, они и должны его отыскать, а уже потом я использую его в своих целях. Тем не менее, мне хотелось бы их иметь. Поэтому имей в виду: кроме смерти Зэрандера и жизни Хранителя, мне нужны оба двойника.
   - Я вас не подведу, Хозяин, - поклонился ещё раз Бару.
   - Посмотрим, - произнёс Хозяин, и повисла тишина. Марил осторожно приоткрыл глаза. Призрака больше не было. Король Алвалена стоял в задумчивости, глядя куда-то в стену. Марил облегчённо вздохнул. Из всего этого он понял, что за сестру пока можно не беспокоиться, что ему тоже сохранят жизнь, что Клинок Света ведёт войско Стражей освобождать Алвален... Очень много хороших новостей принёс ему призрак Хозяина!
   Но одновременно он почувствовал такой страх, что едва мог дышать чуть глубже, чем требовалось, чтобы насытить лёгкие воздухом. Он узнал, что ничего в мире нет более жуткого и угрожающего, чем призрак Хозяина Ночи. Марил был всего лишь простым человеком, но даже он чувствовал что-то такое, что, возможно, и называется Силой Ночи. Никогда ничем подобным не веяло от Лорда Зэрандера, а Лорд Бару просто ни разу не давал Марилу повода усомниться в своём могуществе, так что ему не приходилось с кем-либо его сравнивать.
   Бару оторвался от мыслей и застал Марила врасплох своим Даром. От неожиданности Марил закричал так, словно его связки не потеряли способность громко говорить уже давно.
   - Не думай, что твоя жизнь будет сладкой, - прорычал он, косясь исподлобья на Марила. - Ты ещё пожалеешь, что остался жив!

______

  
   Тэм не мог уснуть и спустился к воде. Зэрандер на этот раз никуда не исчез на ночь, но, кажется, спал. А может, и не спал, а делал вид, что спит. Тэрмису надоело сидеть и пялиться в темноту ночи, и он решил, что небольшая прогулка по песчаному берегу не помешает. Они устроились чуть выше, на зелёном холмике... Тэм удивлялся тому, каким долгим оказался путь обратно. До Небесной Пристани они шли куда быстрее!
   Он присел на большой плоский камень у воды и уставился на чёрные подбегающие волны. Они шумели ласково и усыпляюще, но на Тэма эта магия воды не действовала. Он всё равно упорно не хотел спать. Его взгляд искал в тёмной дали что-нибудь, похожее на очертания вулкана, на котором стоит необыкновенный город Сарратар, так не похожий на своё истинное название...
   - Тэм,... - робко позвал его сзади женский голос.
   Хранитель узнал его мгновенно, и поэтому не испугался. Только удивился, оборачиваясь:
   - Наймира? Что ты здесь делаешь?
   Она взволнованно обернулась в ту сторону, где спал Зэрандер, подошла ближе и остановилась.
   - Я... Я тебя искала.
   - Меня? - Тэм поднялся. Наймира очень волновалась, и он чувствовал это. Её нужно было успокоить. - Я очень рад тебя видеть, - сказал он, - но меня тревожит твоё появление - это тоже... Что-то случилось?
   - Да, - кивнула она. Она старалась говорить тихо, определённо, чтобы не разбудить Воина Тени, но они были и так слишком далеко, чтобы он услышал их голоса. - Марил очень просил меня найти тебя.
   - Марил? - встревожился Тэм. - Что-то с ним случилось?
   - Он в плену короля Бару, - вздохнула Наймира, опуская плечи.
   Тэм закрыл глаза, собираясь с мыслями. Конечно, Лорду Тени доложили о том, что Хранитель и Лорд Зэрандер были не одни. И он быстро вычислил Марила...
   - Но тогда надо выручать его, - растерянно пробормотал Тэрмис. - Я почему-то надеялся, что всё с вами в порядке... В конце концов, это так несправедливо, что мы вторглись тогда в вашу жизнь, - он сокрушённо покачал головой. Тревога за Марила вытеснила все остальные мысли.
   - Понимаешь, Тэм, - вздохнула Наймира, опуская голову. - Я ещё должна кое-что тебе сказать... Это очень важно, потому что...
   Она замолчала и испуганно обернулась. Со склона медленно спускался Зэрандер. В черноте ночи его белый плащ был ярким пятном, отражающим свет едва проглядывающей сквозь плёнку облаков луны.
   - Воин,... - Тэм почувствовал, что что-то не так, и поспешил отстранить Наймиру за свою спину. Та охотно спряталась.
   - Слепой ты, что ли, Хранитель, - громко, разрушая гармонию и тишину ночи, произнёс Зэрандер, вынимая меч из богато украшенных ножен, преподнесённых ему в дар в Сарратаре. - Ты ничего не чувствуешь?
   - Постой, Воин, я чего-то не понимаю! - воскликнул Тэм, поняв, что намерения Зэрандера достаточно просты. - Ты с ума сошёл после Сарратара?
   - Помолчи, - огрызнулся он. - Не будь я Лорд Тени, если не чую её связь с Бару!
   - Так она же из Алвалена! - Тэрмис недоумённо обернулся на Ат Лав. Та была бледна, как одежда Хранителя, и крепко вцепилась в руку Тэма.
   Зэрандер молча отстранил его. Тэм ничего не сумел сделать, только попытаться задержать руку Воина. Зэрандер взмахнул мечом быстро и угрожающе, но конец клинка только вспорол рукав платья Наймиры. Та испуганно вскрикнула и едва удержалась на ногах, чтобы не упасть в воду.
   - Я всё объясню! - пискнула она, отскакивая. Никогда не оказывалась в таком положении - даже раньше Лорд Зэрандер не внушал ей такого страха. Пожалуй, никогда раньше он не выказывал такого откровенного желания её убить. Грозился - да, но всё-таки всего лишь грозился... А сейчас... Кто ему помешает? Тэм? Вот он стоит, растерянный и потерянный, ничего не понимает, только переводит глаза с одного на другую...
   - Даже слушать не желаю, - Зэрандер занёс меч, но тут Тэм вышел из ступора и буквально повис на его руке.
   - Ну клятва крови, ну и что! - вскрикнул он, встречаясь с пылающими глазами Лорда Тени. - То-то все твои прежние слуги тебе клятвы крови давали исключительно по своему желанию!
   Судя по всему, Зэрандер не испытывал особого желания бросать Тэма о землю, и чуть опустил руку. Хранитель облегчённо выдохнул:
   - Не торопись никого убивать, Воин... Свет, Наймира, я ни за что бы не дал ему тебя убить! - заявил он, обнимая её за плечи и игнорируя недовольный взгляд Зэрандера, явно не потерявшего желания пронзить Наймиру мечом. На восклицание Тэма он только ухмыльнулся. Ну да, как же...
   Ат Лав позволила Тэму посадить её на камень и потормошить немного:
   - Что случилось, Наймира? Откуда у тебя клятва крови?
   - Марил сказал,... - она поймала себя на том, что всхлипывает... Вот до чего доходит! - Слуги Бару ворвались к нам в посёлок, задержали меня, приволокли во дворец... А потом он пришёл меня выручать, его схватил Бару, - она затараторила так быстро, как могла. Тэм настороженно ловил каждое её слово, Зэрандер поигрывал мечом. - И нас обоих привели к нему, Марил сказал, что он Лорд Тени, он его чуть не убил, стал про вас расспрашивать, про Камень Света... Куда вы могли пойти... Марил упёрся, мол, ничего не знает, и всё тут, - она опять шмыгнула носом. - Потом он мне сказал, что если я не смогу вас найти и привести в Алвален, он его убьёт! - воскликнула она сдавленно. - А чтобы я не попыталась его обмануть, он захотел, чтобы я принесла ему клятву крови... Я совершенно не хотела этого делать! Но мне Марил сказал... Чтобы я рассказала всю правду... Он очень хочет, чтобы этот Бару наконец-то умер... В общем, он мне сказал дать клятву и пойти искать вас, а сам он остался у Бару... Тот очень на него зол...
   - Камень Света, - пробормотал Тэм. - Какой ужас...
   Марил там, в Алвалене, с Лордом Тени, с которым Тэрмис уже очень хорошо знаком... Хорошо, что Тэм сумел защитить его, как мог, и Бару не может слишком долго воздействовать на него Силой Ночи! Но ведь сколько других способов причинить человеку... О, надо скорее ехать в Алвален!
   - То есть, Бару велел загнать нас в ловушку, а ты согласилась? - хмыкнул Зэрандер. - И сейчас рассказываешь об этом нам?
   - Я просто правду говорю! - воспротивилась Наймира. - Мне Марил сказал, чтобы я ничего не скрывала! Это было бы страшно глупо!
   - Ну конечно, это глупо - что-то скрывать от меня, - согласился Лорд Зэрандер. - Ты уже наслушался её, Хранитель? Надеюсь, ты помнишь, что наша задача - найти Камень Света...
   - А разве не ты хотел сначала перебить всех слуг Ночи? - задал встречный вопрос Тэм. Кажется, Воин не делал больше никаких попыток убить Наймиру, но всё равно Хранитель оставался настороже.
   - Бару приготовил такую ловушку, в которую ты очень легко попадёшься, - заметил Зэрандер. - Я-то его убью, а ты окажешься во власти Хозяина? Это меня не устраивает...
   - Воин, мы не можем продолжать искать Камень Света, пока Марил в плену у Бару!
   - Почему? - поднял белую бровь Зэрандер. - Мне это нисколько не мешает.
   - Я не могу! - воскликнул Тэм.
   - Потому что она разыграла этот дешёвый спектакль? - поинтересовался Зэрандер. - Со слезами и словами про "правду"...
   - Воин, теперь, пока мы не поможем Марилу, я не смогу...
   - Мы? - перебил его Воин, убирая меч в ножны. - То есть, ты думаешь, что я всерьёз собираюсь помогать моему рабу выбираться из плена Бару? Думаешь, мне до него есть какое-то дело?
   - А до меня тебе есть дело, Зэрандер? - прищурил глаза Тэм. - Так вот, я не собираюсь идти с тобой одной дорогой, если ты будешь мешать мне выполнять моё призвание...
   - Помогать всему, что двигается? - фыркнул Зэрандер раздражённо. Глаза его сверкали недобро. Наймира поёжилась.
   - В том числе и это! - вздохнул Тэм. - Воин, Марил - самый самоотверженный человек, которого я когда-либо встречал. К тому же, он очень надеется, что Бару всё-таки умрёт. И ты этого тоже хочешь, и... И я тоже хочу, - вздохнул он. - Изменить его невозможно, и...
   Зэрандер расхохотался. Тэм насупился, морщась.
   - Изменить его захотел? - Лорд Тени перестал смеяться. - Ты нашёл очень хороший способ управлять мною, - он мгновенно стал смертельно серьёзен. - Но я найду на него управу. В конце концов, если ты не будешь помогать мне, Хозяин Ночи обретёт власть. Может быть, я-то ещё сумею убедить его в своей верности, - услышав такие слова, Тэм едва не подпрыгнул от неожиданности. Какие речи стал говорить Зэрандер! При том, что всё последнее время... Что... Зэрандер удовлетворённо кивнул, наблюдая за реакцией Хранителя. - А ты-то, и твой Свет, пострадают больше всех, - завершил он.
   - Шутки у тебя мерзкие, - пробормотал Тэм. Не мог же он только что всё это всерьёз сказать!
   - А кто сказал, что я шучу? - презрительно посмотрел на него Воин Тени, развернулся и стал подниматься наверх, к месту ночлега.
   - Свет, - пробормотал Тэм, передёргивая плечами. - Мы едем с тобой в Алвален, - обратился он к Наймире. - Не беспокойся, мы выручим твоего брата. Только надо забрать Бастиана и Аджит...
   - Тэм, - робко заметила Наймира, всё ещё переживая, - а ты знаешь, что леди Аджит охотится на вас?
   - Охотится? - переспросил Тэм. - Наймира, она раньше служила Хозяину, а у нас ищет защиты от его гнева...
   - Ужас! - вырвалось у Наймиры. Так она в начале своего знакомства с Тэмом ещё и помогала служанке Хозяина!
   - Не бойся, она больше ему не служит, - подбодрил её Тэм. - Пойдём, нам всем надо выспаться... Уверяю тебя, Зэрандер не убьёт тебя во сне.
   - Точно? - вырвалось у Ат Лав, она мгновенно смутилась.
   - Обещаю, - серьёзно ответил Тэрмис.
   "Как я могу обещать? - грустно спросил он сам себя. - Я не могу даже точно сказать, будет ли у него завтра настроение сражаться против Хозяина!"

30

Опасность Колдсоула

______

  
   Леди Каитлин отложила перо и ещё раз пробежалась глазами по списку. Что ж, очередной перечень новых свитков Колдсоулской Библиотеки завершён. Она отложила перо, поставила печать, свернула бумагу и убрала в стол. Поднялась, по привычке отряхнула платье и позвонила в колокольчик. Появившиеся служащие мгновенно появились в дверях, чтобы забрать свитки и книги и разместить их, где положено, в Большом Хранилище.
   - Я проверю, чтобы всё лежало на местах, - пригрозила она им вслед. Впрочем, она прекрасно знала, что те не ошибутся. Как и она, они здесь служат уже не один год, и хорошо знают каждую полку.
   Каитлин вышла из своего кабинета, вежливо поздоровалась с проходившим мимо Смотрителем Порядка, инспектировавшим коридоры и лестницы Библиотеки, и отправилась на свою половину. Колдсоулская Библиотека, на весь мир известная огромным количеством редчайших произведений, исторических документов и свитков, занимала целый дворец, и для Хранительницы Библиотеки была предоставлена едва ли не большая его часть - всё остальное занимала сама библиотека и помещения для мелких слуг. Величественное белокаменное здание могло заставить позавидовать даже Пресветлого Вассатаэля из его Сэнктима. Леди Каитлин носила звание Хранительницы Библиотеки; порядок среди редких и просто очень интересных свитков и книг, их сохранность и всё, что было связано с ними - за всё это отвечала она.
   На пороге в её приёмную комнату стоял Овер, её личный телохранитель. С собой в кабинет она редко его брала, а в Большое Хранилище ему вовсе был вход заказан, она всегда оставляла его у дверей... К сожалению, место Хранительницы Библиотеки на деле оказывается довольно опасным. Так сложилось, что Хранитель Библиотеки одновременно является и хранителем королевской казны. А людей, обиженных на такого человека, всегда много. Сама казна находилась, конечно же, в королевском дворце, но должность леди Каитлин предполагала, что она ответственна и за неё. В основном, на её долю приходились только бумаги, множество бумаг, с которыми она с девичества научилась управляться быстро. Гораздо больший интерес для неё всегда представляли книги.
   Став Хранительницей Библиотеки, она пошла по пути матери и отца, которые тоже работали здесь. Изучая самые редкие книги, она разбиралась в самых разных отраслях, в том числе и с интересом читала труды, посвящённые Силам. Эти знания как-то особенно привлекали её. После нескольких опасных экспериментов она внезапно обнаружила, что стала обладательницей Дара Ночи. Сначала она перепугалась так, что притворилась больной и несколько дней не покидала своих покоев, ожидая, что к ней сейчас толпами начнут валиться Стражи Света и тераики.
   Ничего подобного не случилось. Только голова болела всё время так сильно, что даже притворяться не приходилось. В общем, Каитлин поняла, что это из-за того, что она силой заполучила Дар, не клянясь в верности самой Силе-носительнице. Ещё она прекрасно знала, что избавиться от Дара иначе, чем пройдя ритуал Изгнания, невозможно. А рисковать жизнью она не торопилась.
   Во многом она была знакома и с предсказаниями ЛаВинира. Далеко не все его предсказания были известны широкому кругу людей, но некоторые - в основном, касающиеся времени, когда Хозяин будет желать вернуться, но не иметь возможности. По этим размытым данным она вычислила, что Сила Ночи далеко не дремлет, и что призрак Хозяина, скорее всего, действительно есть. Решив, что для неё это единственный выход, она бросила все силы на его поиски. А когда впервые встретилась с его духом, обещала какую угодно службу со своей стороны, только бы эта бесконечная боль уже кончилась.
   Не то, чтобы она сильно была нужна Хозяину, но тот решил, что ему это ничего не стоит, а иметь влиятельную служанку в Колдсоуле не помешает. Потом на какое-то время Каитлин была предоставлена сама себе, правда, в эксперименты старалась больше не лезть. Теперь всё, что она искала, она искала для того, чтобы как-нибудь быть полезной Хозяину Ночи.
   Потом он совершенно неожиданно велел ей отправляться в Алвален... Взяв с собой Овера, она так и поступила, при дворе выпросив время на маленькое путешествие вдоль Залесья. Король не стал ей отказывать, а один Овер был лучше всякой свиты, так что леди Каитлин удалось не привлекать особого внимания.
   А оттуда она вернулась уже с Лордом Четтером. Из многого того, что она знала о Лордах Тени, она могла благодарить Хозяина: такое соседство было наиболее приятным. По крайней мере, Лорд не был чужд стремлению Каитлин держаться в тени, и потому не вёл себя, подобно Бару, а милостиво соглашался скрываться там, где советовала ему Каитлин. Он умудрялся быть с ней даже вежливым... в общем, Каитлин ожидала худшего. Став свидетельницей отношений Радака и Бару, она ждала не меньшего... Но Лорд Четтер в целом даже собеседником был приятным, если удавалось с ним поговорить. Вернее, если у него было на то настроение. Он даже заинтересовался Колдсоулской Библиотекой. Раньше Колдсоул находился как раз на его территориях, и благодаря более-менее просвещённости Лорда, не ограничивавшего свою долгую жизнь только кровью и Силой Ночи, Библиотека почти сохранилась.
   В общем, жизнь Каитлин вполне могла бы походить на идеальную, если бы не остатки опасений по поводу тераиков, а также слуг, которые шныряли повсюду и вполне могли видеть Лорда Четтера. Никто ведь не мог запретить ему пойти прогуляться по коридорам Библиотеки. Другое дело, что он сам хотел делать это редко.
   Овер, не говоря ни слова, протянул ей письмо. Каитлин прошла вперёд, позвав за собой своего телохранителя, села за стол, зажгла светильник, и только тогда развернула послание. Из-за долгих лет общения с книгами, её зрение изрядно подпортилось.
   Послание было от Стража, того самого, с которым они познакомились ещё в Алвалене. Он писал, что следующим утром доставит в Библиотеку того самого мальчика, который так нужен Хозяину.
   Почему-то Каитлин очень разволновалась. Страж писал, что он получил распоряжение от самого Хозяина отвести Сатиана Вэсмерта непременно в Колдсоулскую Библиотеку, но для Каитлин это было большой неожиданностью. Когда она спросила у Лорда Четтера, что именно ей надо выполнить, он ответил: "Когда придёт время, мы это узнаем". Кажется, время уже пришло, и Каитлин решила, что лучше посоветоваться с Лордом Тени как можно быстрее.
   - Попроси Лорда Четтера прийти, - сказала она Оверу. Лорд Четтер сам пожелал, чтобы к нему в отведённые покои никто не врывался. Он выразил желание, чтобы леди Каитлин лучше приглашала его к себе, если имеет какие-то вопросы. Леди Каитлин решила, что следует сделать так, как он хочет. Некоторые отрывочные наблюдения и слова Овера позволяли построить предположения, что Лорд Четтер не всё время сидит на одном месте. Судя по всему, он активно пользовался Даром Перемещения. Наверное, где-то бывал...
   Овер скрылся. Каитлин никогда от него ничего не скрывала. В обязанности Овера входило защищать Хранительницу Библиотеки, а на всё остальное, включая судьбу мира, ему было как-то наплевать. Когда-то в начале их знакомства, когда его только приставили к ней, у них даже был роман, но чувства быстро остыли, и он целиком отдался исключительно своему призванию - охранять её.
   Вскоре в комнате из ниоткуда появился Лорд Четтер. Овер значительно позже вошёл, прикрыв за собой дверь.
   - Страж прислал послание, - вежливо произнесла Каитлин, протягивая письмо.
   Четтер развернул его и прочёл. На его лице не появилось абсолютно никаких эмоций. Он опустил письмо и произнёс:
   - Мальчика надо будет изолировать. О нём никто не должен знать, а он не должен суметь убежать. Полагаю, он не будет знать, что попал в наши руки. Всё станет ясно, когда они со Стражем будут здесь. Разговоров с мальчиком лучше не заводить, - все его указания были кратки и ясны. Леди Каитлин слушала и кивала головой. - Если разгадает, что произошло, задержать силой, но вреда не причинять. Когда будет нужно, я сам с ним поговорю. Или Хозяин сделает это лично.
   Отдав такие распоряжения, Лорд Четтер исчез вновь, забрав с собой письмо.
   - Когда у Библиотеки покажется Страж, немедленно сообщи мне, - сказала Каитлин своему телохранителю.
   Тот молча кивнул, не шевелясь. Каитлин взволнованно прошлась по комнате, потушила светильник и изъявила желание отправиться в свою комнату отдохнуть.
   Овер отворил дверь и вышел первым. Он же закрыл за ней дверь, и вдвоём они пересекли несколько коридоров до покоев Хранительницы Библиотеки.

______

  
   Сати проснулся от шагов поблизости. Мгновенно напрягся, приоткрывая глаза.
   - Сати? - позвал негромкий и очень смутно знакомый голос.
   - Кто это? - резко сел он. - Страж Увлер!
   - Тише! - прошептал голос. - Не разбуди его...
   Была ещё глубокая ночь, только стены Колдсоула освещались на башнях. Луна висела над верхушками деревьев, маленькая и жёлтая. Сати увидел Увлера, лежащего невдалеке на траве, лицом вниз.
   - Что происходит?! - он вскочил так быстро, как мог. Только белая фигура невдалеке немного расслабила его.
   - Я прибыл так быстро, как только мог, - продолжал шептать Страж. - По приказу Клинка Света...
   - Что стряслось? - Сати встревоженно перевёл глаза на лежащего Увлера. Он же обещал, что не будет спать! Если только его не усыпили, конечно...
   Страж вышел из темноты, и Сати мгновенно узнал его.
   - Страж Кертис! - он расслабленно опустил плечи.
   - Как только стала известна эта тревожная весть, Клинок приказал мне отыскать тебя и спрятать в надёжном месте...
   - Тревожная весть? - недоумевая, переспросил Сати. - Надёжное место? Что случилось?! - громко спросил он.
   - Тише! - воскликнул Кертис, касаясь его руки. - Мне пришлось усыпить его, - он кивнул головой на спящего Увлера. - Мы слишком долго были друзьями, я не могу поднять на него руку, но...
   - Да что же такое? - пробормотал Сати, позволяя Кертису отвести его в сторону. - Я ничего не понимаю!
   - Увлер отдал себя служению Ночи, - вздохнул Кертис. - Клинок узнал это совсем недавно...
   - Не может быть! - Сати нервно обернулся на лежащего Стража. Он не мог быть слугой Ночи! Сколько времени они провели вместе! Он бы понял, если...
   - Мне тоже очень жаль, - вздохнул Кертис. - Но разве ты никогда не задумывался, почему Увлер успел ровно в тот миг, когда Каратель едва не убил тебя? Почему именно он вызвался сопровождать вас с Тией сюда? Клинок рассказал мне о коварных планах Хозяина, - говорил Кертис, наклонившись к Сати. - Увлер просто хотел заполучить твоё доверие... Ему было отведено не последнее место в планах Хозяина Ночи.
   - Как же так, - Сати нахмурил брови, пытаясь привести в порядок мысли. - Как такое может быть! Мы с ним... Он,... - мальчик наклонил голову и замотал головой. - Нет-нет-нет, это невозможно!
   - Увы, Сати, не всё, что происходит с нами, понятно с первого взгляда, - Кертис выпрямился. - Мне невероятно жаль, что Увлер предал нас всех... Но защитить тебя гораздо важнее, Сати. Поэтому мы должны торопиться. Когда он придёт в себя, он наверняка бросится тебя разыскивать... Отвязывай своего коня, - поторопил он Сати. - Лучше уехать побыстрее...
   Сатиан кивнул и бросился к своему коню. Отвязывая поводья, он не мог оторвать взгляд от спящего Увлера. Как же так! Почему он ничего не почувствовал раньше?
   - Куда мы поедем, Страж Кертис? - не с первого раза Сати удалось вскочить на коня, но помощи он всё-таки просить не стал.
   - К сожалению, сейчас мы не можем отправиться в Цитадель...
   - Почему? - нахмурился Сати. - Что-то случилось?
   - Да. Власть в Алвалене захватил возродившийся Лорд Тени, сейчас мы собираем войско для военной кампании. Это довольно непросто, и потом, Клинок уже давно покинул Цитадель... Там очень трудная обстановка...
   - И не до меня совершенно, - кивнул Сати угрюмо.
   - Ну, просто Клинок просто сказал мне, чтобы я сам решил, где тебе лучше находиться. Надеюсь, ты не против?
   - Нет, я не против, - вздохнул Сати. - А куда мы уезжаем?
   - Недалеко. В Колдсоул, - кивнул головой на город Кертис. Сати с подозрением уставился на него.
   - Вы там ничего не чувствуете, Страж Кертис?
   Кертис нахмурился, глядя на город. Потом понимающе кивнул:
   - Да, там есть Сила Ночи, но это не так важно. Среди моих знакомых много людей, близких к королю. Уверен, если я замолвлю словечко, они сумеют обеспечить тебе королевскую защиту... И потом, ведь это приказ самого Клинка Света - защищать тебя... В конце концов, они тоже должны помогать Стражам Света.
   Сати очень хотелось поверить Кертису, но почему-то не получалось. С тревогой обернувшись на Увлера, он почему-то мысленно извинился, хотя, если Кертис сказал правду, этот человек никогда не желал ему добра, а потом направил своего коня следом за Стражем.

______

   - Странный и великий Колдсоул! - провозгласил Кертис, когда они въехали в ворота. - Город контрастов. Ты ещё убедишься, что таких необычных городов совсем мало. Колдсоул - столица небольшого одноимённого государства, в которое входит ещё несколько городов и земли до Залесья, богатого немыслимо, но уровень жизни здесь - один из самых низких в мире. Если учесть, что это очень мирный город, живущий торговлей, это довольно странно, - Сати слушал его вполуха, в основном, заглядываясь на жителей. Вдоль стен, окружающих город, это были деревянные покосившиеся хибарки, редко когда - каменные здания. Чуть дальше по улицам - более менее приличные дома, были даже в несколько этажей. За их крышами виднелись большие особняки и небольшие дворцы, окружённые, спрятавшиеся за решётками. По улицам сновало множество людей, в основном, попрошайки и торговцы. Когда они проехали вглубь города, стали встречаться экипажи, а дороги хотя бы местами стали мощёными. Однако внешний вид был довольно отталкивающим. - Самая большая драгоценность Колдсоула, это, конечно, Библиотека. Мы туда с тобой и поедем, - Кертис указал рукой куда-то в неопределённую сторону. - Там богатства несметные, но совсем иного рода. Видишь ли, все короли Колдсоула были истинными ценителями слова... Они собирали сказания, философские труды, исторические документы, в общем, всевозможные редкости такого рода. Вон там, посмотри, площадь, а за ней - королевский дворец, - он указал рукой на узкую улочку, за которой действительно виднелось широкое пространство. - Библиотека совсем недалеко. Дворец не хуже королевского, - заметил Страж.
   Сати старался сосредоточиться на том, что Сила Ночи никуда не торопится исчезать, напротив, даже чувствуется сильнее, но слова Кертиса как-то затягивали его, и он почти не мог собраться с мыслями.
   Наконец, они прибыли к воротам. Кертис поприветствовал стражу и сказал, что леди Каитлин должна их ждать. К удивлению Сати, суровый стражник расползся в улыбке и заторопился открывать ворота. Страж въехал первым и позвал Сати:
   - Не робей. Леди Каитлин - Хранительница Библиотеки. Думаю, она будет не против тебя приютить.
   Сати уставился на дворец. Великолепие слепило глаза, но всё равно Сати продолжало смущать непрекращающееся ощущение чего-то тёмного. Однако подскочившие конюхи настойчиво пытались помочь ему спешиться и забрать коней, а Страж уже звал его вперёд, к ступеням Библиотеки.
   Разодетый Смотритель Порядка, как шепнул Сати Кертис, встретил их и важно сообщил, что леди Каитлин их ждёт. Кертис подтолкнул Сати вперёд, а сам пошёл следом.
   - Я даже не знаю, как себя вести, - смущённо прошептал Сати, оборачиваясь на Стража.
   - Ничего, - махнул рукой Кертис. - Она очень милая леди, и не очень много внимания уделяет манерам. И потом, я уже предупредил её, что мальчик со мной не знаком с поведением при дворе. Поэтому достаточно будет, если ты просто вежливо поклонишься.
   - Постараюсь, - Сати заставил себя дышать спокойнее. В конце концов, не может быть, чтобы это оказалось так страшно...
   Леди Каитлин действительно оказалась совсем не страшной. Напротив, действительно, очень милой леди, не совсем молодой, но и не старой. Когда вошли Страж и Сати, она сидела за столом, что-то быстро писала пером. Оторвав взгляд от письма, она будто бы даже не сразу поняла, кто это, и выглядела удивлённо. Потом словно спохватилась, поднялась и, шелестя зелёным платьем по ковру, приблизилась, улыбаясь, немного рассеянно и вполне мило.
   Она поздоровалась со Стражем, как с давно знакомым человеком, потом с интересом посмотрела на Сати. Тот очень постарался вежливо поклониться... Что-то всё ещё больше смущало его, ему хотелось думать, что это от волнения - он оказался представлен такой важной леди, но...
   - Клинок Света просит вас спрятать мальчика у себя, - Страж Кертис как бы ненароком взял Сати за плечо.
   - Я буду рада сделать всё, что в моих силах, - улыбнулась Каитлин. Она производила впечатление человека весьма рассеянного и погружённого в какие-то свои мысли. Она смотрела не прямо, а чуть щурясь, будто бы видела не совсем хорошо. - Надеюсь, я сумею уберечь его...
   - Я должен буду на какое-то время уехать, надеюсь, за это время ничего не случиться...
   Сати бросил на него встревоженный взгляд:
   - Разве вы уедете?
   - Мне надо проследить ещё за Увлером, - вздохнул Кертис. - Всё-таки, он наверняка будет пытаться тебя найти, Сати...
   - Кто бы ни пытался, здесь это невозможно, - пообещала Каитлин. - Без моего ведома в Библиотеку всё равно никто не может проникнуть...
   И вдруг Сати понял, что не так! Под рукой Кертиса он весь напрягся, не понимая, как справиться с нахлынувшими на него мыслями.
   У этой леди Каитлин Дар Ночи! Сати как будто на миг обрёл способность видеть её насквозь, и увидел... Они будто бы не заметили этого, продолжая какой-то разговор, надуманный и скрывающий истинную правду.
   "Как он сумел меня обмануть? - думал Сати, пытаясь отыскать хоть какой-нибудь выход. Его прошиб холодный пот. - Я ведь понимал, что что-то не так! Надо было разбудить Увлера!"
   Он внезапно оказался в окружении сразу двух слуг Ночи. Те думали, что он ничего не понимает, и пытались предоставить ему дешёвый обман, но он-то чувствовал... Он-то видел...
   Если он не сумеет убежать сейчас, его просто посадят под замок, и Клинок никогда не узнает, где он! А если до него доберётся Хозяин Ночи...
   Кертис в этот миг убрал руку с его плеча. Короткий взгляд Сати в сторону приоткрытой двери тоже не был замечен. В то мгновение, когда он бросился в сторону двери, только восклицание Стража донеслось ему вслед. Он вылетел в дверь, оказавшись в коридоре. Думать было некогда, и он ни на мгновение не остановился. Он едва не упал на очередном повороте на скользком натёртом полу, но вместо того, чтобы свалиться, он оказался перехвачен какой-то сильной рукой.
   - Не торопись, мальчик.
   Сати нервно поднял голову и в тот же миг с отчаянием осознал, что теперь всё точно потеряно.
   Мужчина перед ним мог быть только Воином Тени. Знаки Ночи и Смерти на сине-золотых доспехах - вполне достаточная причина, чтобы это понять. Встретившийся ему Воин Тени был наверняка одним из Лордов, о которых говорил Каратель в горах Стегоса. Он был немолод и совсем не похож на Зэрандера... Но всё это промелькнуло в голове Сати так быстро, что он сам не обратил на эти мысли никакого внимания. Важным для него было то, что он позволил-таки схватить себя слугам Ночи.
   - Ты быстро понял, что тебя обманывают. Так даже лучше, - Воин Тени поставил его на ноги. Сати с беспомощностью посмотрел в сторону лестницы.
   - Я не хочу,... - прошептал он, словно мог как-то разжалобить Лорда Тени.
   - Тебя ждёт великая судьба, - Четтер заставил Сати идти самостоятельно, только придерживая его за воротник. Мальчику ничего не оставалось, кроме как покорно пойти рядом. - И бороться с ней бесполезно.

______

  
   Увлер ворвался в Колдсоул, когда солнце уже приближалось к зениту. Он был в недоумении, растерянности, и крайней зол на себя. Он оказался настолько невнимательным, что позволил кому-то усыпить себя! И теперь Сати по его невнимательности может быть в страшной опасности.
   Многие помнили Стража и мальчика, приехавших утром. Увлер, недоумевая, выслушивал описание Стража, узнавая в нём своего старого друга. Одновременно с этим зрело понимание, что он был усыплён не Даром Ночи, а Даром Дня, а значит...
   Что это значит, Увлер старался не думать, хотя воспоминания о Наделённом Стемарке невольно лезли в память. Ему хотелось, чтобы выяснилось, что Кертис просто вмешался вовремя, а спрятать Сати решил, не разыскивая Увлера.
   Он спешился, потому что передвигаться конным здесь было крайне трудно, и поспешил по узким извилистым улочкам туда, куда, говорили многие, отправились Страж и мальчик, - к Колдсоулской Библиотеке.
   В одном из кривых переулков он остановился, чтобы перевести дух. Если он не отыщет Сати, нужно как можно быстрее донести весть о своём провале до Клинка Света. Нельзя допустить, чтобы мальчика захватили Слуги Ночи.
   - Друг! - донеслось радостное восклицание со стороны. Увлер обернулся, хватаясь на всякий случай за меч. Страж Кертис быстро приближался к нему, как всегда, широко улыбаясь. - Прости, что не стал тебя искать!..
   - Где Сати? - спросил Увлер, хмурясь.
   - С ним всё в порядке, - заверил его Кертис. - За него можешь не волноваться...
   - Как я могу за него не волноваться? - сухо спросил Увлер. - Я обещал оберегать его. И доставить в Цитадель...
   - В Цитадель ехать бесполезно, - приблизился Кертис. - Там сейчас война.
   - Война? - нахмурился Увлер. - С кем?
   - С Алваленом, можешь себе представить, - Кертис сравнял шаг, и они пошли рядом вдоль низеньких домов. - Во главе королевства оказался Лорд Тени. Клинок Света решил, что пора вмешаться.
   - Тревожные вести, - согласился Увлер. - Но я всё-таки хочу знать, где Сати. Ты ведь не станешь это от меня скрывать, друг?
   - Зачем я стану от тебя это скрывать? - удивился Кертис. Дорога была узкая, и он шёл позади. - Он там, в Библиотеке. Леди Каитлин позаботилась о том, чтобы он был в безопасности. Ты ведь знаешь, Библиотека - самое надёжное место в Колдсоуле!
   - Конечно, это так, - вздохнул Страж Увлер. - Но мне хотелось бы его увидеть, чтобы убедиться...
   - Боюсь, это невозможно, - произнёс Кертис. Увлер резко остановился, оборачиваясь и желая задать вопрос. В этот миг перед глазами что-то сверкнуло, он ощутил боль в животе и крепко вцепился в руку Кертиса. Тот выдернул нож из его живота и ударил ещё раз.
   Увлер слабо застонал и повалился на землю. Сил говорить у него не было.
   Кертис бросил нож рядом с Увлером, чтобы не испачкаться в крови, деланно тяжело вздохнул с видом: "вот как тоже бывает", - и ушёл, не говоря ни слова.
   Кровавая дымка застлала глаза умирающего Стража. Теперь всё стало ясно. Кертис был слугой Ночи... И теперь и Сати, и весь мир в такой опасности, в которой никогда не был.
   Но ведь никто этого не знает! Увлер застонал, пытаясь сесть, но рана была слишком болезненна, он упал обратно и зажмурился.
   Он должен выжить. Если он умрёт, выручить Сати вовсе станет невозможно.
   Увлер всегда знал, что в лечебный сон можно погрузить другого - но самого себя невозможно. Дар Самоизлечения тут не поможет, Увлер быстрее сойдёт с ума от боли, чем сумеет излечить её. Однако он закрыл глаза и представил себя со стороны. Последнее сознательное усилие было потрачено на то, чтобы тёплая светлая дымка окутала его разум. У него была совсем слабая надежда, что это удастся. Но обрадоваться маленькой победе он не сумел - сознание погрузилось в глубокий сон.

31

Начало войны

______

  
   Яркие пятна костров освещали в полутьме вечера белые шатры. Несметное количество - но далеко не все силы, которые готова собрать Цитадель. Клинок объезжал своё войско в одиночестве, считая огни и прикидывая силы Лорда Бару. В его распоряжении есть только силы Алвалена... По крайней мере, вряд ли он успел заручиться поддержкой других государств в борьбе против Цитадели Света. Мало кто согласится на такое рискованное предприятие...
   В том, что Бару уже начал подготовку к отпору, Клинок не сомневался. Он не мог не понять, что слухи всё-таки доползут до Цитадели. Что ж, есть шанс победить его за счёт количества... Жаль только тех людей, которых он заставит сражаться на своей стороне...
   Ещё не все силы были собраны, но Клинок решил, что отправляться уже пора. Нужно поднимать войска завтра на рассвете и двигаться на Алвален - нехорошо терять время зря. Остальные части догонят их позднее, заодно, обеспечат тыл, если вдруг окажется, что кто-то отважился заключить союз с Лордом Тени.
   От одного из шатров в его сторону направлялся всадник. Клинок остановил коня, поджидая, пока он окажется близко.
   - Что-то случилось, друг Матаир?
   Наделённый Страж придержал коня, останавливаясь напротив Гаранда Астиана.
   - Клинок, мне кажется довольно тревожным, что друг Увлер и мальчик до сих пор не вернулись...
   Астиан о чём-то задумался, хмурясь. Готовясь к войне, он не то, чтобы совсем забыл о мальчике, нет, о нём невозможно было забыть, но почему-то он думал, что Сати и Увлер либо продолжают путь, либо ещё в деревне Сати.
   - Может быть, они ещё не отправились обратно, - предположил он. - Сати вряд ли хочется покидать родительский дом так быстро.
   С тех пор, как Сати прошёл ритуал очищения, Наделённый Матаир был первым, кто узнал о мальчике всю правду. Гаранду оставалось только поражаться его выдержке, если он и был изумлён, он этого не показал. Напротив, задал всего один вопрос: возможно ли, что Хозяин сумеет преодолеть барьер белого шнурка? Клинок честно ответил, что не знает. Он должен защищать Сати от Силы Ночи, но Хозяин тоже очень могущественен...
   - Мне кажется, что-то случилось, - Наделённый Матаир так редко ошибался в своих предчувствиях, что Клинок встревожился ещё сильнее. - Позволь мне отправиться следом за ними и узнать.
   Клинок задумчиво кивнул головой:
   - Думаю, ты прав. Ты сможешь переместиться к его деревне?
   - Я никогда там не был, но был в городе, очень близком к горам Стегоса... Уверен, я сегодня же ночью буду в его деревне.
   - Хорошо. Только... Если они там, возвращайся сразу. Если нет...
   - Я отправлюсь на их поиски, - предугадал его слова Матаир.
   - Да. И ещё... Лучше узнай как-нибудь,... - Клинок замолчал, подбирая слова. - Как-нибудь тайно. Семья Сати и так натерпелась, если вдруг они уже уехали, а ты появишься и станешь расспрашивать, они только взволнуются ещё сильнее...
   - Я это понимаю, Клинок, - мягко прервал его Наделённый Страж. - Разумеется, я не стану зря пугать их.
   Гаранд Астиан улыбнулся про себя: Наделённый Матаир был самым лучшим собеседником, предугадывал слова и понимал с первого взгляда, а не то, что со слов...
   - Да будет с тобой Свет, - напутствовал его Клинок.
   Матаир коротко поклонился, направляя своего коня в сторону. Всадник растворился в темноте, как будто его и не было. Гаранд Астиан постоял ещё немного на одном месте и продолжил свой путь.

______

  
   - Тебе известно, что Клинок уже собрал войско, чтобы напасть на нас? - Бару сидел на троне, в роскошной чёрно-золотой мантии, ощущая на голове тяжесть короны. Одна рука лежала на подлокотнике, другой он подкидывал и ловил гладкий прозрачный камень. Перед ним в коленопреклонённой позе стоял Мараат, которого он вызвал к себе. - Мне казалось, я повелел тебе не выпустить слухи за пределы Алвалена!
   За креслом Бару стоял гвардеец, тот самый, что оказался столь сдержан после признания Терики. Мараат даже предполагал, зачем он здесь...
   Ещё несколько гвардейцев стояли у дверей в тронный зал. До этого все разговоры Бару и Мараата происходили наедине. Что ж, всё когда-то меняется.
   - Это оказалось невозможным, - признался Сакара. - Первые голуби покинули город ещё до того, как я...
   - Это не уменьшает твоей вины, напротив! - Бару поймал камень и крепко сжал кулак с выколотой на нём волчьей лапой. - Ты не должен был допустить, чтобы Марил Ат Лав и Терика оказались в соседних камерах!
   - Уверен, что это нарочно сделал мастер пыток, Мтара, - попытался оправдаться Мараат.
   - С Мтарой я разберусь и без тебя. По твоей вине Алвален вскоре подвергнется нападению Стражей. У тебя есть какие-то предложения? - хмыкнул он. - Я, конечно, предполагал начинать войну, но тогда, когда армия будет готова, а Эмералдмор направит на поддержку свою конницу во главе с Великим Князем Таисмаром Маттакой Олемой! - тщательно выговорил он, наклоняясь вперёд. - Даже если я сейчас отправлю к нему посланника, вряд ли он сумеет собраться и уговорить на это предприятие других Великих Князей за это время!
   - Алвален способен выдержать долгую осаду, - заикнулся Мараат. Бару вскочил на ноги, швыряя драгоценный камень об пол:
   - Осаду! Проклятье Силы Дня на твою голову! Думаешь, я слеп?! Алвален никак не выдержит долгой осады! К тому же, Цитадель за маленький срок найдёт сколько угодно союзников - всех, кому не хочется получить клеймо отлучения!
   Мараат втянул голову в плечи. Уж он-то прекрасно представлял себе, что такое гнев Лорда Тени.
   Глаза Бару метали молнии. Он и вправду был ярости, ему нужно было немедленно выместить её на ком-нибудь. Мараата убивать пока было, наверное, рано, а никого более подходящего рядом не было. Когда-то, больше ста пятидесяти лет назад, поблизости Бару непременно находился кто-нибудь из пленников, потому что пятый Лорд никогда не отличался сдержанностью. На худой конец, сколько угодно слуг крутились рядом... Но сейчас его целью было, напротив, убедить жителей Алвалена, что человек, вздёрнутый недавно на виселице, неубедительно соврал. Множество людей за приличное вознаграждение занимались восстановлением порядка в разуме горожан. К тому же, нужно было поднять боевой дух простых солдат, с помощью которых придётся сопротивляться Стражам. Нельзя, чтобы они думали, что их заставляет сражаться Лорд Тени.
   Сакара чувствовал, что его жизнь висит на волоске. По крайней мере, надежды на то, что он живым покинет тронный зал, было очень мало.
   - Я удержу Алвален любой ценой, - прошипел Бару, пытаясь взять себя в руки. - Клинок получит такой отпор, что ему придётся отступить! Всё могущество Силы Ночи будет со мной, а с ними - умирающая Сила Дня, не больше! Но это не значит, что мне нравится, как быстро развиваются события! - он раздражённо взмахнул плащом, спускаясь с возвышения трона. - Поэтому предводителем моей гвардии не будет человек, не сумевший позаботиться о сохранности всего-навсего одной тайны!
   - Я клянусь, что,... - начал Мараат, но Бару только расхохотался.
   - Ты можешь больше не обременять себя клятвами! - он стиснул кулаки. - Леди Амил Тараим может быть счастлива, хотя и запоздало, - хмыкнул он. - Надеюсь, новый командир гвардии не допустит таких нелепых ошибок, - он метнул взгляд на того самого гвардейца, что стоял у его трона.
   - Я сделаю всё, что в моих силах, - он ударил себя в грудь кулаком и поклонился.
   "Я когда-то говорил то же самое", - подумал Мараат раздражённо.
   Это было его последней мыслью. Бару призвал свой Дар неожиданно, и Сакара даже не успел осознать происходящее. Синеватый огонь охватил его и заставил исчезнуть в одно мгновение. На полу осталась лежать гвардейская форма, щиток и алая лента. Гвардейцы у дверей переглянулись.
   Бару наклонился и поднял алую ленту.
   - Будешь командиром моей гвардии, Жасин Карт, - Бару подождал, пока гвардеец опустится на одно колено, и одел ему ленту. - Надеюсь, ты не повторишь судьбу своего предшественника.
   Новый командир гвардии поднялся, не отрывая взгляд от того, что осталось от Сакары Мараата. Король Бару, пятый Лорд Тени, оказался далеко не так проницателен...

______

   Кален прислонила метлу к косяку и вытерла рукавом лоб. Что ж, по крайней мере, в доме какой никакой, а порядок. Всё-таки, через два дня у неё день рождения, нехорошо встречать его в беспорядке...
   К её дню рождения Тэм когда-то обещал поправить дом, обновить крыльцо... К сожалению, она уже поняла, что это - несбыточные мечты. Тэм больше не вернётся. У истинных Хранителей даже в эти времена много более неотложных дел, чем помощь дальним родственникам...
   Она заметила, что в кувшине на столе стоят давно засохшие цветы, вынула их и вышла, чтобы выбросить. Было так тоскливо, что хотелось выть, но она сдерживалась. Всё равно, никто не увидит, а какой смысл плакать для себя?
   Было уже поздно. В большинстве домов даже не горел свет. Кален бросила цветы за покосившийся забор, обернулась...
   Белая фигура двигалась в вечерней мгле. Человек шёл быстро и легко, не оглядываясь и глядя прямо на Кален.
   Только когда он подошёл совсем близко, Кален узнала в нём Стража. Он вежливо поприветствовал её, не останавливаясь, пока не оказался прямо напротив неё, по другую сторону кривого подгнившего заборчика.
   - Доброй ночи, друг, - смутилась Кален, вдруг обнаружив, что её узнали. Страж обратился к ней сначала как у них принято, потом - "леди Кален".
   - Вы - тётя истинного Хранителя, я не ошибся? - спросил Страж.
   Она грустно кивнула:
   - Я до сих пор не верю, что он вообще был в моей жизни. Если вы его ищете, его здесь нет, друг...
   - Нет, я ищу не его, - ответил Страж. - Я не представился... Наделённый Матаир, - он вдруг улыбнулся. - Я сам не ждал, что доберусь сюда к ночи, - когда он улыбнулся, прежняя суровость с его лица исчезла. Он внимательно изучал лицо Кален. - Я думал, что все уже давно спят, и не хотел никого будить... А потом увидел вас, и подумал, что...
   - Мы так с вами разговариваем, - Кален вспыхнула и отворила калитку, - вы проходите...
   Все Стражи были разными - она поняла это не так давно. Вообще-то у них было принято ко всем обращаться на "ты", так говорили и некоторые Стражи, искавшие Сати и Тэма в первый раз. Один из них обращался на "вы" ко всем - Страж Увлер. Оказалось, они не так чётко придерживаются своих традиций. А Тэлин показывала письмо самого Клинка Света - он тоже обращался к ней на "вы", да ещё и писал: "Леди Тэлин Вэсмерт...".
   Страж Матаир не стал ждать повторения приглашения. Кален тихонько порадовалась, что вовремя прибралась, хотя и не знала, что кто-то придёт.
   - Хотите молока, друг? - спросила она, краснея. - У меня больше нет ничего, я не ожидала...
   - Молоко - это замечательно, - признался Матаир. - Я торопился, и хочу пить.
   - Так сразу бы и сказали, - она захлопотала, доставая из холодной каморки кувшин. Наделённый Матаир внимательно следил за ней, думая о чём-то своём. Она подала ему кружку и села рядом, призывая себя немного успокоиться. - Так вы, должно быть, к Вэсмертам?
   Матаир кивнул, с наслаждением делая глоток холодного молока. Дом Кален был холодным, пустым, но в то же время уютным. Большую часть той комнаты, где они сидели, занимал огромный ткацкий станок с неоконченной работой. Никаких лишних вещей, наоборот, только самое необходимое. Не то, чтобы бедность, - в таких деревнях нет богатых и бедных. У неё маленькое хозяйство, но есть будто бы всё, что нужно.
   Как Наделённый, он чутко ощущал всю атмосферу, царящую здесь. Тоска и одиночество - вот то, что витало в воздухе и было почти ощутимым. Эти чувства обусловливали и её жизнь - тяжёлую, изо дня в день одинаковую. Дом хранил память о каком-то недавнем счастье, светлом миге, который быстро кончился. Страж вздохнул, опуская кружку на стол. Быть Наделённым всегда тяжело. Это значит разделять чувства всех, кому хоть раз посмотрел в глаза. Это значит чувствовать чутче всех жизнь и смерть, чужую боль. Это редкий дар, но не каждый способен его вынести. Чтобы быть Наделённым, нужно забыть, что ты сам - такой же человек, как они, способен любить, скорбеть, грустить и радоваться. Как клочок ваты, впитывать чужие чувства и облегчать страдания тех, кто рядом, но никогда не страдать и не радоваться самому.
   Кален улыбалась вымученно, но радостно. От её радости и Матаиру было теплее. Хотелось сделать её что-нибудь приятное, чтобы удержать её радость.
   Вэсмерт... Фамилия мальчика по имени Сатиан и всей его семьи... Наделённый Матаир уже обсуждал эту странность с Клинком. Если Хозяин выбрал именно этого мальчика для того, чтобы вселиться в него, то, что так выпала судьба, и их имена совпали, вполне понятна. Но сама фамилия не может быть связана с Хозяином напрямую. Лорд Вэсмерт был восьмым Лордом Тени, единственным из Лордов человеком, но как его фамилия могла оказаться у родителей Сати? Как отец мальчика может вдруг быть родственником Лорда Тени?
   На эти вопросы не было ответа.
   - Не то, чтобы именно к ним, - поправился он и вновь улыбнулся, понимая, что молоко осталось у него на усах, словно у мальчишки. Кален тоже улыбнулась, как-то виновато. - Я просто проверить, приехали ли Тия и Сати.
   - Да, - закивала головой Кален. - В сопровождении вашего друга. Но Сати и ваш друг уже уехали, - добавила она. - Тия осталась... Она рассказывала столько страшных историй, до сих пор вспоминает новые подробности, - она прервала себя, поняв, что увлеклась. - А Сати друг Увлер уже увёз обратно. Почти на следующий день... Мы все думали, что они задержатся, но они уехали сразу же. Всё так серьёзно, да? - встревоженно спросила она.
   - Сати действительно в опасности, - кивнул Матаир. - Я рад, что он вскоре окажется в Цитадели, в безопасности...
   Но если они уехали на следующий день, разве они не должны быть уже в Цитадели!? При этом от них нет никаких вестей... Что-то наверняка случилось. Необходимо отыскать их как можно быстрее!
   - Что-то случилось? - Кален оказалась необыкновенно проницательной. При том, что лицо Наделённого Стража редко отражает мысли, она поняла, что он встревожен.
   - Думаю, что нет, - успокоил он её. - Всё в порядке...
   - Может быть, позвать всё-таки Тэлин? - спросила Кален.
   - Нет, не стоит. Не стоит вовсе говорит, что я приходил... Они только зря растревожатся, а ведь ничего не случилось.
   - И правда, - кивнула Кален. - Я как-то не подумала...
   Наделённый допил молоко и поднялся:
   - Я должен возвращаться. Простите, что потревожил вас в такой час...
   - Да что вы! - замахала руками Кален. - Я даже рада, что... поговорила с кем-нибудь, - Матаир с печалью заметил, что она почти всегда чувствует себя виноватой. Один из признаков постоянного одиночества.
   Она очень хотела, чтобы он остался ещё немножко. Просто посидел, попил ещё молока, сказал что-нибудь...
   Он мягко взял её за руку. Она посмотрела на него так жалобно, что её слёзы мгновенно стали его слезами.
   - Знаете, что, леди Кален, - произнёс он. - Сейчас мой долг зовёт меня уйти. Назревает война, - его голос стал суровым. - Но я вам обещаю, что как только она закончится, я приду снова.
   - Да зачем вам, - прошептала она, опуская глаза, - хлопотно...
   - Совсем даже не хлопотно, - возразил он. - Я обладаю Даром Перемещения. В любой момент могу оказаться там, где бывал хоть раз. Поэтому я обязательно вернусь... И сделаю всё то, что не успел сделать ваш племянник, - пообещал он. Матаир уже знал из её отрывочных, написанных на лице мыслей всю тоску по неожиданно появившемуся и так же неожиданно пропавшему племяннику, все её надежды, его обещания, которые он из-за Призрачного Воина не сумел выполнить, её неистраченную любовь, скопившуюся за годы одиночества, невыплаканные слёзы, всё то, что теснилось в её груди, и отчего ей было так тяжело.
   Она улыбнулась сквозь слёзы:
   - А вы знаете, как он?
   - Нет, - честно ответил Страж. - Но если мне вдруг станет известно, я расскажу вам сразу.
   - Это замечательно, - вздохнула она.
   Матаир ушёл. Он мог бы переместиться к своему коню в мгновение ока, но он знал, что Кален будет приятно посмотреть ему вслед, проследить, как растворяется белый плащ в дымке ночного тумана.

______

   Военный совет Шавалина был созван не в столице. Баэ'кен'ар Маари был просто в бешенстве после множества неутешительных докладов с границы с Мараданской пустыней. По последним известиям, набегу варваров подверглись крепость Брук и несколько поселений. Те, кто выжил, утверждали, что варваров были несметные тысячи, они напали внезапно, и почти не брали пленников.
   На границу был отправлен с большим отрядом первый младший принц Шавалина, Лоэ'сен'ар Маари. Отряд вернулся почти без потерь, но те ужасы, которые рисовал первый младший принц, потрясали воображение.
   Обычно мараданцы если и нападали, то только затем, чтобы захватить себе рабов. Они не были сторонниками простых убийств безо всякой выгоды - свою выгоду они никогда не упускали. В последнее время, впрочем, они вовсе перестали нападать - с тех пор, как Цитадель приструнила их, все, кто попадают в их руки и делаются рабами, попали в рабство по собственной неосмотрительности или глупости.
   Но сейчас мараданцы словно озверели. Лоэ'сен'ар Маари сказал, что они нашли на пепелище, оставшемся от поселений, множество тел, но ни одного живого человека. Младший принц так же позаботился о том, чтобы сравнить с последней переписью населения... По количеству выяснилось, что мараданцы вовсе не взяли ни одного пленника. Правда, тел детей не нашли, их не значилось и в переписях. Судя по всему, дети и подростки - вот и все, кого пощадили нападавшие.
   Третий младший принц был отправлен на руины крепости Брук, и прибыл почти с такими же известиями. Правда, они нашли одного раненого, молодого лучника, чудом не добитого варварами. Он был доставлен в центральный лагерь, куда Баэ'кен'ар Маари велел собираться всем силам Шавалина, немного приведён в себя, и рассказал, что мараданцы напали стремительно, словно им прекрасны были известны все расположения сил в крепости. Кроме обычных сил, пеших воинов и конницы, у них были стрелки, чьи небольшие метательные топорики поражали не хуже стрел людей на бастионах. Они действовали необычайно согласованно, обильно грабили и убивали всех подряд, не приглядываясь. Они завладели катапультой, вывели её за пределы крепости, и с неё разнесли почти все основные башни. Никаких попыток взять пленных даже не было...
   Всё это было так непохоже на мараданцев, что Баэ'кен'ар Маари даже предположил, что нападение может быть подстроено Эмералдмором. Послы Эмералдмора в Шавалине мгновенно взбунтовались и заявили, что такие подозрения могут повлечь за собой неприятные последствия, и Баэ'кен'ару пришлось приносить официальные извинения.
   Набеги продолжались. Мараданцы стали уничтожать основные форты с такой скоростью, что уже приближались к большим городам. Баэ'кен'ар предпринял попытку договориться с ними, но их шаматэ прислали обратно рассёдланного коня второго старшего принца Шавалина, через которого был перекинут мешок с головами всех посланцев. И тогда все принцы в один голос заявили, что стоит объявить обнаглевшим варварам войну, коли уж Цитадель отказывается вмешаться.
   У Цитадели, как знал Баэ'кен'ар Маари, была сейчас своя война, Клинок даже призвал большинство Стражей с территории Шавалина. Да и просить помощи, чтобы победить варварские племена, было позорно. Эмералдмор посмеивался и предлагал помощь - все принцы, молодые, средние и старшие, в один голос протестовали. Да и Баэ'кен'ару не нравилась такая идея. Так что Шавалин заявил, что вскоре присоединит пустыню, которая на самом-то деле не нужна, к своим территориям, преимущественно истребит и подчинит варварские племена, и, завладев Мараданской пустыней, заодно станет в два раза больше Эмералдмора.
   Варвары отхватывали куски их территории, уподобляя их безжизненной выжженной пустыне, в которой они жили. Армии Шавалина шли им навстречу.
   Столица, Мере'ар Маари, осталась на время на попечении первого старшего принца Нау'лег'ар Маари и третьего среднего принца Тау'ган'ара Маари. Остальные принцы были задействованы в военных действиях.

______

  
   Эмералдморская конница - основа армии княжества Эмералдмор - была самой совершенной армией этого мира. Лучшие скакуны, крепкие боевые колесницы, прекрасные воины и самый искушённый в военных делах предводитель - Великий Князь Таисмар Маттака Олема.
   Хозяин не случайно сделал из него своего слугу. И это было далеко не так просто - заставить столь волевого человека служить призраку, который, неизвестно, сумеет ли обрести прежнее тело. Но Хозяин не поскупился на обещания - и в его распоряжении оказалась Эмералдморская конница. Великий Князь Таисмар Маттака имеет такой вес на Встречах Князей, что порой его называют настоящим владыкой Эмералдмора. На Встречах - собраниях всех Великих Князей Эмералдмора - Верховного Князя меньше слушали, чем Олему. Вернее, Верховный Князь прислушивался к Олеме больше, чем к другим, и многие изменения, происходившие в княжестве, появлялись по совету Таисмара Маттаки.
   Поэтому Хозяину и нужен был именно Таисмар Маттака. Чтобы покорить этот мир, будет мало Силы Ночи, а Эмералдморская конница - именно та сила, которая будет идеально дополнять могущество Хозяина. Ему был бесполезен Верховный Князь - он никогда не смог бы склонить Князей на объединение с Шавалином. А вот к словам Таисмара Маттаки, убеждённого патриота, всегда прислушаются. Конечно, это будет непросто. Но Хозяин решил, что он успеет подготовить необходимые условия.
   Во-первых, во главе Шавалина станет Тау'ган'ар Маари. Династия не прервётся, но законы в Шавалине будет диктовать Хозяин. Порядочный кусок от территорий Шавалина оттяпают мараданцы, с которыми сейчас Лорд Нейцер. Когда в битвах будут повержены армии Шавалина, Баэ'кен'ар Маари и многочисленные наследники-принцы бегут или будут убиты. Тау'ган'ар к этому времени склонит на свою сторону всех влиятельных людей в столице и наместников в центральных городах. Баэ'кен'ар будет не нужен Шавалину. Тау'ган'ар получит весьма потрёпанное, но зато преданное государство. Убедить их в необходимости объединиться с Эмералдмором будет просто.
   Таисмару Маттаке Олеме придётся переступить через себя и поднять вопрос о прекращении давних распрей с Шавалином. Измученное войной, под угрозой покорения варварами, подвластное Тау'ган'ару государство отдаст часть территорий Эмералдмору - то, что как раз необходимо. Тогда Нейцер остановит пыл мараданцев. Огромный кусок суши в мгновение ока станет принадлежать Хозяину.
   Стержнем новой единой страны, покоряющейся только Хозяину Ночи, станет, конечно же, Эмералдмор. Княжество растворится среди других территорий, но останется основой. Тау'ган'ар ещё не знает всех мелочей этого плана - он был бы против, поэтому пускай думает, что все почести достанутся Шавалину. Вообще всё нападение мараданцев на Шавалин нужно, только чтобы Шавалин вдруг не оказался противником Эмералдмора, тем более, подготовленным противником. Выйти из игры Тау'ган'ар и его королевство уже не смогут, и бороться не будут. В противном случае, Шавалин непременно напал бы на Эмералдмор, а если бы не мараданцы, он был бы прекрасно подготовлен.
   А так, он будет достаточно ослаблен, чтобы все его территории стали почти эмералдморскими. Пусть он станет одним из частей княжества Эмералдмор, а мараданцев с их Шаматэ и так просто будет подчинить. Они могут даже не знать, что являются частью нового мира, новой эры - эры правления Силы Ночи. В конце концов, дикари они и есть дикари.
   Но на всякий случай Хозяин велел Олеме быть наготове. Всё вдруг может измениться - нужно иметь и обходные пути. Вдруг, Тау'ган'ар не сумеет выполнить возложенную на него часть миссии, или вдруг Баэ'кен'ар решит, что тут не обошлось без Эмералдмора, и неожиданно ударить по княжеству... Мало ли какие мысли приходят в голову отчаявшимся людям?
   Когда всё сбудется, чтобы победить армию Хозяина, нужно будет сплотить все оставшиеся королевства. Но будет - наверняка, будет - ещё существовать Алвален под управлением Бару. Лорд Четтер не потеряет шанса захватить власть в Колдсоуле тогда, когда это будет необходимо, пусть пока у него есть дела и поважнее. И Чёрное Марево станет сначала оплотом нового Великого Побережья, призванного бороться против новой беды, а потом его король радушно отдаст новый сплочённый Союз под управление Хозяина. К тому же, Сэнктим по-прежнему в кулаке Лорда Котли.
   Цитадель, даже заручившись помощью всех возможных сил, будет повержена.

32

Ускользнувший враг

______

  
   Сати лежал на кровати, заложив за голову руки, и смотрел в потолок над собой. В последние дни им овладела такая апатия, что ему стало наплевать на весь мир, и на себя заодно.
   Леди Каитлин приносила ему еду, пыталась с ним заговорить, в общем, вела себя с пленником как можно ласковее. Сати ел, пил - зачем отказывать себе в этом? Если он не будет есть, его наверняка будут заставлять. Он ведь нужен им живым! - но никогда не отвечал на вопросы Каитлин. Она пожимала плечами и уходила, а потом вовсе стала присылать слуг.
   Сати держали в очень хороших условиях, в его распоряжении было целых две комнаты и даже слуга. Всё, что запрещалось - это выходить за пределы этих двух комнат. Сати рассматривал вариант побега через окно, но быстро отрёкся от него. Только разобьётся.
   Чаще он или лежал, или бродил бесцельно вдоль стен. Ни разу больше он не встречался ни со Стражем-предателем, ни с Лордом Тени, которого Каитлин называла Лорд Четтер. Более того, он почти не боялся этой встречи.
   Он понимал, что Кертис наверняка не допустит, чтобы Страж Увлер что-то узнал о Сати. Скорее всего, он даже убьёт его, уже убил. Клинок никогда не узнает, где он, а Хозяин получит возможность завладеть его телом.
   Сати хмуро покосился на белый шнурок на своём запястье. Ну уж нет, Клинок обещал, что Сила Дня защитит его от Хозяина. К тому же, Сати никогда не поклянётся добровольно в верности Силе Ночи, так что Хозяину придётся потерпеть поражение!
   - Размышляешь о том, как уйти от судьбы? - раздался вопрос от двери. Сати вздрогнул и сел в постели. Впервые за всё это время его посетила не леди Каитлин и не кто-то из слуг. Лорд Четтер захлопнул дверь, проходя в комнату. Сати заставил себя не ёжиться и не вжиматься в стену: этот Воин Тени не может причинить ему зла. Лорд Четтер сел в кресло напротив кровати Сати, рассматривая мальчика, кажется, с интересом.
   - Судьба, которую вы мне приготовили, мне не нравится, - заявил Сати. - И вы не сумеете мне её навязать!
   - Правда? - усмехнулся в усы Четтер. - Ты о той тряпочке, которую тебе повязал на руку Клинок Света? - Лорд небрежно ткнул в белый шнурок Сати. - Думаешь, она тебя защитит?
   - Проверим, - огрызнулся Сати.
   Четтер нахмурился.
   - Хозяин запретил даже прикасаться к тебе без его позволения, - заметил он. - И пока он не высказал желания, чтобы я снял с тебя шнурок. Однако если он прикажет, ты лишишься своей защитницы в мгновение ока.
   - А разве Сила Дня зависит от шнурка? - поднял брови Сати. - А не шнурок от неё? Если я самостоятельно, по собственной воле, сниму его, тогда она от меня отвернётся. А если это сделаете вы - она не перестанет меня защищать!
   - Какой подкованный в этом вопросе мальчик! - хмыкнул Четтер. - Я знаю тысячи способов, как отвадить от тебя Силу Дня. Но Хозяину важно, чтобы ты сам от неё отрёкся. Поэтому ты принесёшь ему клятву, более того, по собственному желанию.
   - Вы меня не заставите!
   Четтер насмешливо посмотрел на него, покачав головой:
   - Ты просто не сможешь сопротивляться. Ты поклянёшься Хозяину в верности, и твоё тело станет его телом. Когда он придёт в этот мир вновь, его уже не остановит никакая Сила Дня. Клинок пожалеет, что не решился избавиться от тебя.
   Сати упрямо поджал губы, заставляя себя пропускать слова Лорда Тени мимо ушей. Добровольно он не обречёт себя на служение Силе Ночи, а заставлять его сделать это силой они не имеют права. Хозяину не получить его тело!
   Четтер прочёл мысли Сати, написанные у него на лице, усмехнулся вновь, поднялся и вышел.

______

   Попасть в Алвален оказалось очень сложно. Бару закрыл город, как когда-то Бастиан, но из-за подготовки к войне ему приходилось открывать ворота. Армия Алвалена не была самой сильной и большой по численности, но и маленькой её тоже трудно было назвать. Когда-то город сопротивлялся Хозяину немногим меньше могущественного Эмералдмора, а его армия была немногим больше, чем сегодняшняя.
   Но они проникли в город не благодаря необходимости открывать ворота, с которой столкнулся король. Алваленский порт не был закрыт, и, бросив коней, чтобы не торговаться насчёт перевозки животных, путники попали в город вместе с кораблём из Фаалина, привозившего товары. Он вышел в плавание ещё до того, как весь мир узнал о том, что Цитадель собирается воевать с Алваленом, и моряки не были в курсе. Капитан упросил короля Бару разрешить ему продать свои товары, чтобы не оказаться в убытке. Судя по всему, Бару просто отмахнулся, предоставив решать эту проблему коменданту порта.
   Вместе с торговцами на мостовую Алвалена сошли Зэрандер, Тэм, Наймира, Бастиан и Циэль Аджит. Они так быстро достигли города, что опередили даже армии Цитадели. Те подступали уже почти к самому Алвалену, и до решающей битвы было совсем недалеко. С борта корабля Тэм видел армию Цитадели Света - о том, что началась война, они узнали ещё до того, как сели на корабль. От мыслей, сколько невинных людей заставит умереть Бару, чтобы удержать Алвален, Тэм чувствовал себя с каждой минутой всё хуже. Нужно было справиться с Бару раньше и успеть сказать Клинку, что не надо проливать кровь. Зэрандер не торопился, что-то обдумывал, все вопросы Тэма оставались вовсе без внимания.
   Обратный путь был короток, но далеко не прост. У них была далеко не слаженная компания - Бастиан волком смотрел на Наймиру, помня, что ты обвела его вокруг носа, Наймира страшно смущалась короля, больше потому, что он напоминал ей брата, только в три раза избалованнее, и ей постоянно хотелось прикрикнуть на него или послать что-нибудь сделать. Зэрандер и так гонял Бастиана по любому поручению, словно получая от этого удовольствие. Аджит насмехалась над Наймирой, боялась Зэрандера и вела себя скованно, постоянно пытаясь услужить Лорду и заодно войти в расположение к Тэму. Тот с радостью шёл навстречу, но Аджит этого совершенно не видела и чего-то боялась. Тэм пытался облегчить жизнь сразу всем, и весь извёлся. Бастиан мрачно предрекал, когда Зэрандера не было поблизости, что Воин сведёт его в могилу. Наймира изливала на Тэма все свои страхи за Марила, тоску, воспоминания о Волчьем Перстне, Страже-предателе, Клинке Света, Сати, который, к радости Тэма, был теперь под защитой Цитадели, а заодно делясь тем, что неожиданно влюбилась в какого-то капитана летучего корабля на Побережье, а в нём Тэрмис каждый раз всё больше узнавал Элинина.
   Только Зэрандеру было наплевать на всех. Он определённо имел какой-то свой план, которым не торопился делиться, более того, он явно выказывал недовольство тем, что Хранитель не бросил Бастиана и Аджит, не взял двойник Камня Света, а заставил их тратить столько времени на поездку в Алвален. Пожалуй, именно это заставляло его досаждать окружающим - никто не смел сказать ему слова поперёк, Хранителя он не слушал, а он не то, чтобы получал от этого удовольствие, но определённо вымещал своё раздражение.
   Только они высадились на берег, Бастиан совершенно переменился в лице. Он шёл, низко опустив голову, но его глаза сверкали так, что странно, отчего ещё не вспыхнул пожар.
   Тэм волновался больше о том, что они нисколько не скрываются. Не может быть, чтобы Бару не перестраховался и не дал их описания хотя бы охотникам за головами, а уж о гвардейцах и говорить нечего. Да если и не дал, богатое снаряжение Зэрандера в контрасте с обносками Бастиана, если уж не говорить об остальных, менее колоритных личностях, привлекало внимание.
   На одной из небольших слепых улиц, куда не выходили даже окна, они столкнулись с гвардейцем почти вплотную. Короля в таком окружении он не узнал, зато быстро приблизился и требовательно спросил, кто они такие и что тут делают.
   Тэм не успел остановить Зэрандера, Воин Тени молниеносно выхватил меч. Гвардеец только и успел, что схватиться за рукоять меча, а на клинке Лорда почти не было крови. Аджит про себя восхитилась его мастерству: искусству избегания слишком большого кровопролития их учили в Гильдии, и она до этого момента считала себя в этом вполне искушённой.
   - Воин! - воскликнул Тэрмис, опуская плечи.
   - Он непременно донёс бы Бару, - кратко отозвался Зэрандер.
   Мерный цокот копыт заставил Тэма удержать в себе следующую реплику. На улицу въехал всадник. Это был определённо не простой гвардеец. Аджит по алой ленте поняла, что он - командир гвардии, и со злорадной радостью подумала, что Мараат, в таком случае, скорее всего мёртв. Последний казался ей невероятным мерзавцем.
   Вряд ли он был высокого роста, мешало понять расстояние и то, что он был верхом. Вряд ли он был молод - что-то в его осанке производило впечатление и опытного ездока, и опытного воина. Тэм покосился на Зэрандера - Лорд не собирался пока призывать свои Дары, даже меч убрал в ножны.
   Всадник оказался один. Когда он подъехал достаточно близко, он легко спрыгнул на землю, подтверждая то, что подумал о нём Тэм. Первым делом командир гвардии встал на одно колено перед Бастианом, опуская голову:
   - Мы верили в то, что вы живы, ваше величество. Нас не так много, увы, но мы все остались вам верны. Мой меч и моя жизнь принадлежат вам.
   Бастиан выглядел весьма довольным, хотя чуть-чуть растерянным: может быть, он не предполагал, что его узнают, может, досадовал на свой совсем не королевский вид. Выражение его лица моментально стало прежним лицом Бастиана, а глаза - стальными, как тогда, когда Тэм впервые увидел его.
   Тэрмис совершенно не ждал, что Бастиан не станет произносить никаких речей. Ему явно не терпелось спросить, где все эти верные люди были, когда Радак бесчинствовал в Алвалене, а он, истинный король, сидел в темнице, но следующий вопрос был именно тем, который так не терпелось задать Тэму.
   - Кто ты такой? Как ты нас нашёл? Встань и отвечай, - властно произнёс он.
   - Моё имя Жасин Карт, ваше величество, - гвардеец выпрямился. - Бару имел неосторожность назначить меня командиром гвардии.
   Тэм бросил взгляд на Зэрандера. Тот совершенно не торопился вмешаться, смотрел больше в проём улицы, чем на гвардейца, и будто бы совершенно не интересовался разговором.
   - Как ты нас нашёл? - повторил вопрос Бастиан.
   - Мои люди донесли из порта.
   - Твои?.. - уточнил Бастиан.
   - Люди, которым можно доверять, ваше величество. Вас они не узнали, но у них были приметы Хранителя и Циэль Аджит, которая с вами.
   Циэль задумчиво кивнула. Ну да, должно быть, Бару очень хотел её найти, когда она ускользнула у него из-под носа... Интересно, что стало с тем посланцем Сэнктима?
   - Я ещё сомневался, - продолжал Жасин. - Но в вашем разговоре несколько раз прозвучало имя того человека, в котором я не сомневался. Его имя убедило меня в том, что ваш приезд необходимо скрыть от Бару.
   - Марил! - воскликнула Наймира, догадавшись раньше всех, о ком идёт речь. - Вы его знаете?!
   Бастиан не торопился возмущаться, что в разговор его и его подданного вмешиваются, и Жасин решил, что вполне может ответить:
   - Мы встретились в ту ночь, когда он приехал в Алвален, чтобы узнать правду о том, кто находится на троне. На следующее утро он ушёл, чтобы спасти свою сестру.
   - Я - его сестра! - вздохнула тяжело Наймира. - Что с ним? Где он? Вы знаете?
   - Я знаю, - Жасин вопросительно посмотрел на короля. Тот кивнул, размышляя о чём-то своём. - Он в подземельях дворца, - он помолчал и добавил. - В камере пыток.
   Наймира побледнела, но ничего не сказала. Тэм закрыл глаза, усмиряя бешено завертевшиеся мысли. Нужно торопиться...
   - Нужно освободить его, - твёрдо сказал Бастиан, предупреждая все восклицания, что были готовы сорваться с языка Хранителя. Тэм больше смотрел на Зэрандера, чем на Бастиана, замечая, что Воин определённо о чём-то размышляет.
   - Есть те, кто готовы служить вам и сложить за вас головы, - заметил Жасин. - Нас недостаточно много, чтобы штурмом взять дворец и свергнуть Бару, но освободить пленника из подземелья мы можем. Это возбудит тысячи подозрений и поднимет на ноги весь дворец, а заодно и Бару, но...
   - Бару будет моей заботой, - впервые встрял в разговор Зэрандер. Жасин Карт посмотрел на него очень странно, с изрядной долей недоверия и подозрения. Кажется, он догадался, что таинственный Воин Тени, появлявшийся в Алвалене до прихода к власти Лорда Бару, и этот человек - одна и та же личность, но ничего не сказал. - А ты, Хранитель, можешь заняться тем, что тебе так не терпится, - он обращался именно к Тэму, игнорируя и Бастиана, чувствующего себя попавшим в несколько двусмысленное положение, и побелевшую Наймиру, и командира гвардии. - Пока вы будете вытаскивать этого Ат Лава, я уничтожу Бару.
   Глаза Бастиана весьма кровожадно сверкнули. Опасений по поводу того, что Зэрандеру вдруг понравится корона Алвалена, у него не было. Кому-кому, а этому Лорду для власти вовсе не обязательны атрибуты. К тому же, ему наплевать на Алвален.
   - Я смогу всё устроить, но на это нужно будет время, ваше величество, - вновь обратился Жасин к Бастиану. То, что его король похож на оборванца, ему не мешало. Он даже не обращал на это внимания. - Если вы позволите, я позабочусь о том, чтобы пока... спрятать вас.
   - И моих спутников! - однозначно заявил Бастиан. То, что ему приходится прятаться в родном городе, его раздражало, но было необходимостью.
   - Конечно, - кивнул Жасин. - Женщин я могу поселить у моей сестры, она надёжный человек. Только чтобы они из дома не высовывались, - он ни на секунду не задумывался. Тэм видел, что он принадлежит к тем людям, которые всё обдумывают заранее, тщательно, до мелочей, и если сталкиваются с неожиданностями, они выводят их из строя. - У меня уже найдено убежище для вас, ваше величество, - Бастиан сморщился на этих словах. Убежище! В его городе! Для него! - Если вы не будете возражать, там найдётся место для Хранителя, - Жасин посмотрел на Тэма и неожиданно поклонился. Не очень низко, но с уважением, от которого Тэрмис смутился и опустил глаза.
   Жасин ни словом не обмолвился о Воине. Видимо, он прекрасно понимал, что этому человеку не нужно никакое убежище. Принимать участие в выяснении новых условий Зэрандер и не торопился. Только когда Бастиан высказал своё согласие на все пункты плана Жасина, которые тот изложил кратко, но так понятно, что придраться было вовсе не к чему, Зэрандер вновь вмешался.
   - Поговорим, гвардеец, - коротко сказал он, наклоняя голову в сторону. Карт опять ни секунды не сомневался, будто бы заранее продумывал, о чём и как придётся говорить с Воином Тени. Получив что-то, похожее на согласие, от Бастиана, он направился вслед за Зэрандером в сторону от Тэма, Бастиана, Наймиры и Циэль. Последняя сменила гнев на милость и ободряюще похлопывала Наймиру по плечу, что-то негромко ей говоря. - Прежде, чем я доверю тебе жизнь Хранителя, я хочу быть уверен, что ты не подведёшь.
   Жасин поджал уголки губ. Он смотрел Воину в лицо, но Зэрандер направил свой взгляд вперёд, и разговаривал, не глядя с собеседником.
   - Я знаю, что ты понимаешь, кто я, - продолжал Зэрандер. - И кто такой Бару. Мне не будет стоить труда убить его, но охота за Хранителем волнует меня в куда большей степени. Я вижу, что ты не переметнёшься вдруг обратно на сторону Бару, но я не уверен, что ты в силах защитить Хранителя, пока я займусь королём. Ты должен знать, что даже если весь Алвален с его жителями рассыплется в пыль, с Хранителем ничего не должно произойти. А он сам слишком глуп, чтобы защитить себя.
   - Долг любого, кто не отрицает Свет, защитить истинного Хранителя от опасности, с которой он не в силах справиться, - ответил Жасин. Зэрандер хмыкнул и заговорил снова:
   - Их нельзя разлучать. Пусть живут в разных домах, как ты сказал. Но они не должны уходить куда-то по отдельности.
   - Почему? - коротко осведомился Карт.
   - Потому что если с одним из них что-то случится, у меня будет много хлопот с остальными. А я не люблю лишние хлопоты, - Лорд Тени впервые бросил на Карта холодный взгляд. - Когда будете готовы, займётесь Ат Лавом. Я в те же часы разберусь с Бару. Предупреждать меня не обязательно, я сам узнаю, когда вы начнёте. Потом уберётесь из дворца мгновенно, - Жасин слушал, чуть наклонив голову набок. Воин Тени отдавал ему приказания, но одновременно Карт чувствовал, что это не обыкновенный Воин Тени. Наверное, стоило внимательно послушать его. - И пока с Бару не будет покончено, лучше не высовываться.
   - Это и так ясно, - заметил Жасин. - У него слишком много сторонников.
   - Главная твоя обязанность, гвардеец, уберечь Хранителя, - повторил Зэрандер. - Если с ним что-то случится, отвечать за это будешь ты. Меня не волнует судьба твоего короля и всех остальных, но ты должен вернуть мне Хранителя живым и здоровым.
   - Вам не стоит беспокоиться, - командир гвардии не выглядел ни удивлённым, ни возмущённым. Но и равнодушным тоже не казался. - С Хранителем всё будет в порядке.
   - Я вообще редко беспокоюсь, - отозвался Зэрандер. - Я просто констатирую факт, - и он, не обернувшись на Тэма, нетерпеливо смотревшего в его спину, ускорил шаг. Командир гвардии остановился, посмотрел нему вслед, развернулся и направился обратно к неподвижно стоявшей четвёрке.
   - Куда он ушёл, командир Карт? - взволнованно спросил Тэм.
   - Я не могу ответить на ваш вопрос, Хранитель, - ответил Жасин. - Он не счёл нужным говорить...
   - Как всегда, - пробормотал Тэрмис. - А я должен волноваться! - он вздохнул.
   Жасин предложил королю своего коня. Бастиан уже собрался вскочить в седло, когда вдруг обернулся на Тэма, который, улыбаясь, развёл руками, и отказался. Сказал, что боится, что его узнают раньше времени...
   Циэль, поддерживая Наймиру, шла позади. Её волновала совсем небольшое изменение - призрака сестры Призрачного Лорда с ними больше не было. Она исчезла, ушла вместе с Воином, и лишила их своей призрачной и мудрой защиты. Неупокоённые всегда знают больше, чем люди, и когда она была рядом, Циэль чувствовала, что всегда есть, на кого положиться. Кроме того, она успела немного подружиться с призраком девушки.
   Теперь их судьбы были целиком в руках командира гвардии Алвалена.

______

  
   Марил слышал шаги бегущих по подземелью людей, но почти не обращал на них внимания. Волнение? Что такое волнение, когда возвращается ужасный кошмар, некогда вытеснивший все чувства, кроме страха? Нацепленные поверх прежних ран железные оковы причиняли ещё большую боль, чем раньше, а жар внизу казался ещё сильнее. После того, как Хозяин велел не убивать его, Бару был разъярён, но пойти поперёк не посмел. Мтара перетащил Марила из одного подземелья в прежнее, и первая пытка началась вновь. Постоянная бессонница, огонь внизу, не дающий расслабиться, душный воздух, дым, жажда... И постоянное ожидание влажной губки, чтобы сделать хотя бы один глоток грязной и тёплой воды.
   Вот уже много времени ему кажется, что он вот-вот умрёт, но этого всё не происходит. Всё вокруг мало волновало его - смена гвардейцев, приходы и уходы Мтары, всё это было бессмысленной суетой вокруг.
   Слышались крики и звон. Марил открыл глаза, щурясь от дыма. Гвардеец, дежуривший в его подземелье, схватился за меч. Мтара, ругавший (опускавший мощные кулаки кому попало на голову) своих помощников, сделал несколько шагов к двери.
   Та дрогнула под ударами снаружи. Замок вылетел, и она упала. У Марила засверкало перед глазами от количества ворвавшихся людей в гвардейской форме. На них бросился охранник - но его быстро обезоружили и скрутили. Несколько человек схватили Мтару, его помощники испуганно шарахнулись в стороны, гвардейцы даже не обратили на них внимания. Марил вытянул шею, стараясь разглядеть, что происходит.
   - Марил! - закричал кто-то. Несколько мгновений Ат Лав не узнавал того, кто появился в проёме. Но потом глаза его засияли.
   - Тэм! - хрипло выдавил он, улыбаясь потрескавшимися губами.
   - Снимите же его! - воскликнул Тэрмис, замерев на месте. Картина была ещё более ужасной, чем он мог себе представить... Что же пришлось пережить Марилу, если они застали его в таком состоянии...
   Чьи-то руки подхватили его, освобождая запястья.
   - Марил! - схватил его кто-то за плечи, крепко обнимая.
   "Наймира", - подумал он и опять улыбнулся. Сестра причинила ему боль, но он был слишком счастлив, чтобы обратить на это внимание.
   Его осторожно положили на пол. Тэм опустился рядом на колени, вглядываясь в лицо Марила:
   - Прости меня... Я не подумал, что тебя могут найти и...
   - Тэм, ты что-нибудь можешь сделать? - прошептала Наймира, теребя за плечо Хранителя.
   Не говоря ни слова, Тэрмис положил руку на запястье Марила. Тот сморщился от боли, но в тот же миг ощутил, как эта боль покидает его. Тэм сосредоточенно хмурился, закрыв глаза и сцепив зубы. Страшная рана Марила затягивалась. Когда на её месте остался лишь розоватый шрам, Тэм взялся за другую руку. Марил понимал, что вместе с излечением ран к нему возвращаются силы. Он чувствовал себя в состоянии вскочить на ноги и идти и сражаться столько, сколько нужно. Тэм как всегда светло улыбнулся ему, зная, что Марила теперь вновь переполняют силы.
   - Ты можешь встать, - кивнул он. Голос был совсем слабый. Марил встревоженно посмотрел на него:
   - С тобой всё в порядке, Тэм?
   - Да... Всё в порядке, - Тэм попытался подняться, но не удержался на ногах и упал. Поймавший его человек неожиданно оказался королём Бастианом. Но на Марила внезапно свалилось слишком много, чтобы он мог удивиться. Бастиан потряс Тэма за плечо.
   - Он, должно быть, потерял много сил, - заметила ещё одна женщина, державшаяся в стороне. - Дар Излечения отнимает у целителя все силы. К тому же, исцеляющий должен разделить боль того, кого лечит.
   - Это скоро пройдёт, - тихо возразил Тэм. Бастиан помог ему устоять на ногах. Рука Тэма висела на его плече.
   - Спасибо, Тэм, - пробормотал Марил. Наймира не отпускала его руку, встревоженная и счастливая. - Не стоило так страдать из-за меня...
   - Глупости какие, - буркнул Хранитель, сжимая ткань рубашки Бастиана, чтобы рука не соскользнула, и он не упал.
   - Лучше уйти быстрее, - один из гвардейцев, с алой лентой на груди, какая раньше была на Сакаре Мараате, кивнул головой в сторону выхода, и Марил вдруг узнал в нём старого знакомо Жасина. Он обрадованно улыбнулся. Жасин только коротко кивнул ему, обращаясь к Хранителю. - Ваш спутник сейчас занимается Бару, не думаю, что тот не поднял при этом всю верную ему гвардию.
   - Милорд? - спросил Марил, оборачиваясь на Тэма. Хранитель кивнул.
   - Свидетелей лучше убрать, Карт, - сказал Бастиан Жасину. - И уходить отсюда пора...
   - Поторопимся, - сурово оборвал гвардеец Марила, приготовившегося задать новый вопрос и обернулся, чтобы отдать приказание своим людям. Марил заметил Мтару. Мастера пыток не так-то легко было взять, но он почти не сопротивлялся. Кто-то занёс меч для удара.
   - Не убивайте его! - попросил Марил громко. Бастиан, прищурив один глаз, уставился на Ат Лава. Гвардеец остановился.
   - Разве не он тебя пытал? - с удивлением в голосе произнёс Бастиан. Марил покраснел, но покачал головой, ничего не говоря. Тэм понимающе кивнул и перевёл взгляд на Жасина. Командир гвардии понял, что расплаты со свидетелями не будет, и первым направился к выходу из подземелья.

______

  
   Их перемещение по дворцу не было особенно быстрым. Бастиану приходилось почти тащить Тэма за собой, и поэтому часто приходилось останавливаться. Нести Хранителя на руках оказалось не под силу никому, а гвардейцы, охранявшие их от постоянно нападавших сторонников Бару, были слишком ценны.
   Они уже выбрались на просторный коридор, который должен был привести их к единственному доступному выходу, когда на их пути появилось больше пятнадцати человек в чёрных плащах. Жасин что-то яростно в запале крикнул им, и началась схватка. Командир гвардии в бой не бросался, оставшись со своими подопечными, и когда стало ясно, что здесь пробиться не суждено, им пришлось отступать в наверх, всё дальше углубляясь в паутину коридоров и залов.
   - Нам нужно было выбраться наружу, а мы уходим всё дальше внутрь, - заметила Наймира, в очередной раз спотыкаясь о чьё-то тело. Судя по всему, схватки кипели по всему дворцу. Бунт против Бару начался спонтанно, кто-то его поддержал, кто-то остался на стороне короля, и во дворце повсюду проливалась кровь.
   - Потайной ход есть в обеденной зале, - напомнил Бастиан. - Она не так далеко...
   - Это людное место, ваше величество, - нашёл нужным возразить Жасин. - К сожалению, я один остался с вами, и защитить вас, возможно, не сумею...
   - Что за глупости, - Бастиан наклонился и вытащил меч из руки мёртвого гвардейца. - Будто бы я сам не могу постоять за себя!
   Марил, соглашаясь с ним, помахал посохом. Он успел вытащить его из комнатушки рядом с подземельем, куда было свалено всё оружие, отбиравшееся у пленников. Эта находка так его обрадовала, что он почти совершенно забыл о прежней слабости и ранах.
   Тэм с горечью посетовал, что его Дар Ветра будет абсолютно бесполезен, потому что он бессилен, но согласился, что стоит покинуть это место любым способом. Что-то очень смущало его, он никак не мог понять, откуда чувствуются всплески Силы Ночи - рядом или далеко? Из-за слабости он не мог сосредоточиться на этом. Пару раз он пытался узнать у Аджит, что она чувствует.
   - С тех пор, как Бару наложил на меня Дар, ограничивающий мою принадлежность к Силе Ночи, я очень смутно её ощущаю, - призналась она.
   Наймира, не отпуская руку брата, проворчала, что немудрено, что такие бесполезные люди даже Хозяину не нужны, и едва остающемуся в сознании Тэму пришлось усмирять взбесившихся женщин.
   Бастиан вошёл в обеденную залу первым, проигнорировав звон мечей, нёсшийся оттуда. Им так часто приходилось встречать сражающихся людей, что это его не смутило ни на секунду. Только когда он замер в дверях, Тэм ещё сильнее сдавил его руку, а Марил с непроизвольным восклицанием отшатнулся, едва не сбивая с ног стоявшую позади Циэль, он понял, что лучше было сначала проверить.
   Именно это место стало полем битвы для двух Лордов Тени. Судя по трещинам в стенах, перевёрнутым и разнесённым в щепки столам и опалённым шторам, ни один пока не уступал своему противнику.
   Заметив появившегося поблизости Хранителя, Зэрандер невольно отвлёкся. Очередной удар Бару он отразил, но Дар Ночи нагнал его именно в тот миг, когда он хотел крикнуть им, чтобы они убирались, а не стояли в дверях. Он думал о том, что удержит, если что, Бару, и не даст ему добраться до Хранителя, а ещё о том, что сделает с гвардейцев Жасином Картом, когда тот попадётся ему в руки. Он велел ему немедленно увести из дворца всех, сразу как вытащат Ат Лава!..
   И он совершенно не думал в ту секунду о своём противнике. А противник в ущерб мыслям о том, что Хранитель сам пришёл к нему в руки, потратил часть сил на Дар, сковавший движения Зэрандера. Призрачный Лорд замер вполоборота к дверям, не успев даже отвести меч для очередного замаха.
   Бару рассмеялся, опуская меч. Как всё оказалось просто - достаточно подсунуть Зэрандеру под нос Хранителя, и он обо всём забывает...
   Продолжая сжимать левую руку в кулаке, чтобы не освободить замершего Зэрандера, Бару вложил меч в ножны. Тэм нервно обернулся назад, пытаясь отступить.
   - Хранитель Тэрмис, очень приятно, что ты избавил меня от нужды прочищать подвалы Алвалена в твоих поисках, - он поманил его рукой, ухмыляясь. - Ты хорошо послужила, Наймира Ат Лав... Я даже не ожидал такого результата.
   Жасин Карт бросился на него раньше, чем тот завершил свои слова. Бару увернулся от его меча, ударил тем же левым кулаком, а правой вывернул гвардейцу руку, сжимавшую оружие. Карт непроизвольно повалился на пол.
   В голове Бару мелькнула мысль, что он стал слишком невнимательным. Позволить простому человечишке перехитрить его и встать к нему так близко - непозволительная оплошность.
   Зэрандер напрягся, пытаясь справиться с Даром. Нет, пока Бару крепко сжимает руку, это невозможно. Осознавая своё бессилие, он зарычал и изо всех сил дёрнул рукой. Дар впился в него тысячами острых игл. Он мог дёргаться столько, сколько угодно, сейчас у него не было никаких шансов.
   - Бежать надо, - пискнула Наймира, дёргая Хранителя за рукав и не сводя взгляда с лежащего на полу Жасина, сжимавшего искалеченную руку.
   - Убежать от меня не так-то просто, - предупредил Бару. - Во-первых, кое-кто из вас совершенно зря потратил слишком много сил, - он переступил через обломки стола. - Во-вторых, тот же самый человек очень не хочет смерти своего странного друга.
   Хранитель побледнел ещё сильнее. Зэрандер перестал сопротивляться, собирая силы для решающей попытки. Нужно сосредоточиться, чтобы справиться с Даром Бару.
   - Мне стало известно, что у вас теперь два двойника Камня Света, - продолжал пятый Лорд. Бастиан с ненавистью смотрел на венец короны, в пылу битвы с трудом удержавшейся на голове Бару. Это была не настоящая корона, у него - настоящая... Сейчас, рядом, в заплечном мешке... А дешёвая подделка не может дать право называться королём! Он злился всё сильнее, упустив тот момент, когда Тэм перестал цепляться за его плечо.
   Марил попытался удержать Хранителя, но у него ничего не вышло. Бару заставлял Тэма приближаться, и тот не был в силах противиться Дару. Напрягся вновь Зэрандер - зря Бару призвал второй Дар. Управлять сразу двумя Дарами очень сложно. Он может ошибиться и упустить один в любой момент.
   - Не смей, тварь! - вскричал Бастиан.
   - Бывший король Алвалена в ярости, - хмыкнул Бару. - Тебе следовало сидеть где-нибудь и не высовываться, а не возвращаться сюда.
   - Это мой город! - крикнул он. - Мой город!
   Мгновение - и его меч скрестился с клинком Бару. Тот с яростью отметил, что реакция у короля была хорошая, несмотря на то, что ему полагалось бы быть неженкой. Молодой король даже достал до его руки, процарапав кожу. Но он не обладал такой силой, которая могла бы помочь ему справиться с Лордом Тени. Бару перестал воздействовать Даром на Хранителя, зато Бастиан кувырком перелетел через сломанный напополам стол, ударился о стену, упал и затих.
   Тэм чувствовал себя ужасно. Всё происходившее вокруг он воспринимал плохо, почти не понимая даже, что поддаётся чужому Дару. Бару подошёл к нему, схватил за воротник и поднял над полом. Сквозь яркие пятна, плясавшие перед глазами, Тэм различал только его татуированное лицо, замершего позади него Зэрандера и лежащего без сознания Бастиана.
   Секунда - и Бару понял, что ещё один мальчишка из здесь присутствующих переоценил свои силы. Посох Ат Лава опустился ему на спину. Пришлось отпустить Хранителя - он упал, почти без сил, на пол, ударившись плечом и головой. Сознание мутнело.
   - Марил! - закричала Наймира, порываясь броситься следом за братом.
   - Дура, - шикнула на неё Циэль, высовываясь из-за двери и утягивая её обратно в коридор. Аджит разумно пряталась от Бару, не желая показываться ему на глаза. Степень его ярости по отношению к себе она прекрасно представляла.
   - Пусти!
   Та проигнорировала её требование - благодаря тому, что она была намного сильнее, у неё не ушло много сил, чтобы заставить Наймиру послушно остаться подсматривать за происходящим в щёлочку.
   Бару опять пришлось схватиться за меч. Его сильно раздражало, что слишком многие люди решили, что могут с ним тягаться. Причём, эти люди даже не являются более-менее приличными воинами. Так, молокососы, которые, впрочем, умудряются досаждать ему...
   Марил бил почти вслепую, всё своё внимание уделяя тому, чтобы не попасться под меч Бару. Он будто бы чувствовал, что у Лорда нет сейчас шанса призвать очередной Дар. Он слишком много сил израсходовал за раз, а Сила Ночи всегда любила ставить свои условия. Бару действительно не был сейчас в силах обратиться к своей покровительнице.
   Но он был уверен, что это ему не помешает.
   Они отодвинулись к другому краю залы. Тэм лежал на боку, не шевелясь, но продолжал следить за сражавшимися фигурами. Зэрандер повернуть голову не мог, но зато чувствовал, как слабеет Дар, удерживавший его. Хранитель не казался ему мёртвым, но был определённо совсем плох.
   Бару стал уже надоедать этот Ат Лав. Как будто бы не провёл столько времени в пыточной камере - бьёт весьма метко, уклоняется быстро... Хранитель и вправду не пожалел сил, излечивая его... Пытаться призвать Дар было слишком опасно - можно было упустить Зэрандера. Внимание его и так было отвлечено на мелкие стычки - то с Картом, то с Бастианом, вот теперь - с Марилом. Зэрандер не может не ощущать этого, и наверняка готовится освободиться...
   Марил понял, что скорость ударов Бару стала для него слишком велика. Ему приходилось только блокировать, и всё время отступать. Никакой надежды не было и изначально - Марил бросился потому, что что-то вдруг толкнуло его вперёд. Ненависть к Бару и волнение за Тэма, неожиданная ярость при виде полумёртвого короля Бастиана и страх быть так же быстро сломленным, как опытный Жасин Карт... Всё это толкало его вперёд, заставляя сражаться так, будто позади него был весь мир, а он был последней его надеждой.
   Приподнялся на локтях Тэм. Зэрандер даже удивился: откуда у него хватило сил? Хранитель нахмурился, сморщив всё лицо, наклонился вперёд всем телом - протянуть руку не было никаких сил... Даже неподвижный Призрачный Воин ощутил волну ветра. Бару пошатнулся, поворачивая голову...
   В тот же миг стальной наконечник посоха Марила обрушился ему на голову.
   Окаменев от изумления, Ат Лав наблюдал, как падает от его удара Лорд Тени. Словно кто-то подрубил ему ноги - без всякого сопротивления, лицом в треснутые плиты пола... В тот же миг оказался освобождён Зэрандер.
   Наймира выкрутилась из рук Циэль и кинулась в залу. Ей хотелось броситься к лежащему Тэму, она даже замерла на секунду, но потом всё-таки подбежала к Марилу. Тот всё ещё не шевелился, глядя на тело в тёмных одеждах, обагрённых кровью.
   Циэль нерешительно выглянула в проём и прошмыгнула к телу Бастиана.
   Воин наклонился над Хранителем, потрогал рукой пульс. Сердце Тэма слабо билось, он последние силы потратил на Дар Ветра. Зэрандер поднял его, лёгкого, как пушинка, с пола и огляделся.
   Циэль хлопотала над Бастианом. Король пришёл в себя, и она что-то ему говорила. Судя по отображавшему боль, но злорадно-счастливому лицу, о смерти Бару. Наймира теребила Марила, не отрывавшего взгляда от окровавленного затылка Лорда Тени.
   - Он мёртв? - удручённо спросил он.
   - Ещё никто не выживал после проломленного черепа, - заметил Зэрандер. Вот уже второй раз за жизнь ему не удаётся лично убить непереносимого Лорда. В первый раз его опередил Воин Тени, теперь - его собственный слуга... Хотя, Марил очень кстати обрушил свой посох на голову Бару. Были все шансы, что он опешил бы после Дара Ветра, который и по нему ударил порядочно. И тогда всё закончилось бы не так хорошо. - Поздравляю, Ат Лав. Ещё ни одному простому человеку не удавалось убить Лорда Тени, - равнодушно произнёс он.
   Наймира оттащила Марила от тела Бару почти силой и занялась Жасином. Падая, гвардеец напоролся на обломок, вонзившийся ему в бок, и поэтому не мог даже пошевелиться. Ему необходима была помощь.
   Ат Лав подумал, что должен бы чувствовать радость, но был в основном подавлен. Он не верил, что Бару мёртв.
   - Ты заслужил мою благодарность, Ат Лав, - без особого энтузиазма продолжил Зэрандер. Марил пробормотал что-то вроде "спасибо, милорд". - Я освобожу тебя от клятвы крови, когда будет время.
   Ритуал освобождения достаточно сложен. Не всякий даже знает, что он существует. Вот и Ат Лав изумлённо уставился на него, и Наймира подняла голову, и Циэль в стороне удивлённо прислушалась...
   - Разве это возможно, милорд? - спросил Марил дрогнувшим голосом.
   - Даже нерушимую клятву можно снять. Если это сделает тот, кто её принимал, - Зэрандер замолчал, прислушиваясь к слабому дыханию Тэрмиса.
   - Надо найти постели и лекаря, - осмелилась Наймира. - Им всем нужна помощь, - она обращалась вроде как к Лорду, но Воин Тени не отреагировал.
   - Спальни выше, - подал голос Бастиан. - Нужно туда подняться.
   - Марил, помоги мне, - позвала Ат Лав. Справиться с Жасином одной было невозможно.
   - Не стоит, - процедил Карт, сцепив зубы и пытаясь сесть самостоятельно. - С вами всё