Букова Нина Станиславовна: другие произведения.

Сеня Маниш энд компани

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока еще не закончено.

  В общем, эта история началась с того, что я конкретно умер. Навсегда, бесповоротно, и окончательно. Мне рессора от машины мотоциклетный шлем пробила, и с другой стороны головы вылетела. А позже хорошие люди ( или не люди) сказали, что все это насовсем, если не постараюсь. А постараться придется, как мне доступно объяснили.
  И как-то мне раньше казалось, что вся эта байда загробная по-другому должна выглядеть. Вот уж не скажу, почему мне так казалось. То ли книжек в детстве перечитал, то ли Голливуда пересмотрел. Никаких тебе тоннелей со светом в конце там и в помине не было. А была огромная пустыня, посреди которой сидел понурый ангел. Почему ангел? Потому что грязными крыльями песок подметал и балахоном серым постоянно лоб обтирал. А почему понурый? Это он мне, граждане, позже рассказал.
  Короче, подгреб я к нему тихо, не пыля. А что такого? Откуда ж я знаю, что он добрый? Это только в книжках их лапочками рисуют. Фиг их знает, какие они на самом деле. Треснет по моей пробитой башке, и поминай как звали. Рессора, кстати, до сих пор где-то в мозгах болтается. Я б того гада, у которого она отвалилась... Я б того гада, самолично, в порошок бы....
  - Вот-вот-вот- это ангел заговорил.
  И глаза такие грустные-грустные. Аж самому плакать захотелось.
  - Вот в этом ты весь, Семен Петрович.
  Это меня так при жизни звали, шобы вы все знали.
  - А что такого?- отвечаю- он меня, можно сказать, в самом расцвете сил угробил. Я, может быть, новую жизнь начать собирался, а тут эта рессора долбанная.
  - Не ты один- и грустно так вздыхает
  -Эх, Семен Петрович- и рукой вместе с крылом машет. Как махнул, так в песок носом и свалился.
  Мамочки, да он же пьян в стельку. Совершенно, непотребно, абсолютно, грязно пьян. В доску, в дрова, в погон, в зюзю, в... куда там еще ангелы напиваются? Вот уж, граждане, не знал, что небесные создания до такого, извините, свинского состояния наклюкаться могут. Чем это его, интересно, напоили? Неужели все в одиночку вылакал? А еще говорят, что это люди-алкаши. Вон, надрался в одного, даже меня не подождал.
  - Ты- говорит- Сем..м..ен П..петрович, совершенно беспользительная личность оказалась. О, как- и палец вверх поднял для пущего эффекта.
  Молчу, как Космодемьянская на допросе. Все пытаюсь ангела в вертикальное положение привести. Однако же, и тяжелый гад на самом деле. Я его только посажу, он крыльями-мах- и обратно свалился.
  - Толку- говорит- мне от тебя ноль полный, а г...головной боли- вагон.
  И руками вместе с крыльями одновременно разводит. А вы так пробовали? Не советую, потому как полет вверх тормашками точно обеспечен. Нет, интересно, и с чего это его так развезло? Где-то после пятой попытки привести в чувство это создание грязной ангельской наружности, я совершенно отчаялся. Плюнул на него, да и присел рядышком. А с чего бы не присесть? Он меня явно знает. Видно же, что сказать что-то, болезный, хочет, да все никак не выходит.
  В общем, он еще немного потрепыхался, что-то о моей бессовестной душе проканючил, да и захрапел носом в песке. Я окрестности взглядом обвел, думаю, куда же он заначку подевал. Выкинуть-то здесь негде, в песок, что ли, зарыл? Грешным делом, и под крыло и под балахон ему заглянул. Нетути ничего. Пришлось трезвому сидеть.
  Где-то через, черт знает сколько, времени ангел, наконец, проснулся. Само собой, с похмелья. Само собой, злой. Кто ж с похмелюги добрый просыпается. Сел на песок, крылышком обмахивается и на меня исподлобья недобро так поглядывает.
  - Я -говорит- вчера ничего такого не наболтал?
  Ото ж... Кто ж его знает, что такого, а что не такого было в той ахинее, что он мне вчера нес. И вообще... если ангел считает, что это была вчера, то кто я такой, чтобы с ним спорить. Потому как я ничего подобного не заметил. Ни смены времен года, ни смены времен суток. Как желтый блин в небе бултыхался на одном месте, так там же и висит.
  Но я молчу. Я- мужик гордый, у меня терпежу на пятерых, таких, как он хватит.
  - Ты- говорит- Семен Петрович, абсолютно ничего в высших сферах не понимаешь.
  И бутылку пива из-под крыла достает. Вот это фокусник, я ж туда вчера заглядывал. Не было там ничего. Пусто было. А тут, нате вам на опохмелку.
  И сидит у меня на глазах пивко потягивает. Я где-то читал, что мертвые ни пить, ни есть не хотят. Но... то ли я не мертвый, то ли еще что, однако... Дайте ж пива, ваше ангельское безобразие.
  Вздохнул с укором, под второе крыло залезает и бутылку "Жигулевского" мне протягивает. Признаться, я хотел под балахон заглянуть. Может, у него там вобла не оприходованная завалялась, которую я вчера во время инвентаризации пропустил. Опять вздохнул укорливо и давай мне рассказывать.
  - Ты- говорит- Семен Петрович, мертв. Окончательно мертв. Не веришь- башку пощупай, там рессора от подержанной Тойоты до сих пор накрепко застряла. Но, тут, видишь ли, какое дело... Я-то новенький. Меня к тебе только два дня назад приставили. Твой бывший на повышение ушел. Он, к слову сказать, еще раньше должен был уйти, но, сам понимаешь, небесная канцелярия, бюрократия, то да се. Пока приказы написали, пока подписали, пока до нижестоящих довели. Пришлось ему с тобой поработать. Помнишь, наверное, как ты мотоцикл в лотерею выиграл.
  А то, как тут забудешь. Купил, помнится, билетик на почте, полосочку стер, а там... е-мое, мотоцикл. Настоящий "Харлей", 90-х годов выпуска. Зверь, а не машина.
  Пиво мы к тому времени окончательно прикончили, бутылки в песок кинули, они там и утонули. Как ангел объяснил- Песок Вечности, там все навечно пропадает. Вот бы мне на дачу пару горсточек такого песочка, а то от мусора уже деваться некуда. Собеседник мой грязноватый опять повздыхал, под крылом пошуровал и по паре бутылочек нам еще раздобыл. Я на него пристально посмотрел, он опять вздохнул, и из-под полы тараньку вытащил. Даже интересоваться не буду, где она там у него пряталась. Где-то после третьей он начал называть меня Сеня, я начал называть его Фер, потому что это единственное, что я из его длинного имени смог усвоить.
  - Понимашшшь, Сен..ня. Тот, прррошлый, тебя очччень любил. Хотя я его перждуперждал, шшшто ты- темная лашшшадка.
  - Хто я???- меня постигла справедливая обида- ты, блин, Хе... Фер, ховори, да не заховаривайся.
  - Ты шо- хохол? С утра ж вроде евреем был?
  Фер вперился в меня мутным взглядом и в очередной раз полез под крыло. Через пару минут вытащил пустую пятерню, помацал пальцами в детском жесте, типа "Дай", и пьяным голосом грустно произнес:
  - Усе, отлуп. У кл..довщиков рабочий день з...кончился.
  Я не поверил, и полез под балахон. Я помнил, я все помнил, там когда-то была таранька. Сеню Маниш не обманешь.
  - Э-э- ангел шарахнулся от меня в сторону целомудренно прикрываясь полами- ты это... я не по этому делу, если что.
  По-моему, он даже протрезвел.
  - Ну... ты, Фер... как бы... того- кажется, я покраснел
  - Я просто тараньки хотел- скромно закончил Сеня Маниш.
  - А-а-а- Фер явно расслабился- а я уж, было, испугался. Мне тока мужеложцев для полноты ощущений в своей коллекции не хватало. Давай спать, завтра поговорим.
  И мы рухнули красными носами в Песок Вечности.
  
  -Тут, ведь, понимаешь, какое дело- объяснял он мне на следующее утро.
  Не, если ангел говорит, шо это- утро, то Сеня Маниш поверит. Фер упорно игнорировал мой просящий взгляд ( трубы горели), и, сложив крылышки домиком, чтобы я не смог туда заглянуть, продолжал на полном серьезе.
  - Я у тебя новенький. Я- твой ангел-хранитель, типа того. Я вообще в энтом деле- ангельском- совсем новичок. Меня только пол столетия назад из сущностей в ангелы перевели. Мне тебя по описи, как положено, передали. Сдал-принял, все дела. Прошлый твой в херувимы подался. Сам понимаешь, надо ему было мне про тебя что-то объяснять? Он уже с серебряной трубой по миру летал, наводнения предрекал. Поэтому, честно сказать, пересдача дел прошла донельзя халатно. Да, я сам виноват. Надо было в прошлую твою жизнь повнимательней заглянуть.
  И Фер корил себя самыми распоследними словами. Якобы, и прошлый мой его обманул, и канцеляристы залежалый товар подкинули, и секретарь из серафимов взятки душами брать горазд. И старье ангельское молодым сущностям дорогу не дает. Всех праведников себе разгребли, одних грешников оставили, где ж тут себя проявишь.
  Под конец этой проникновенной тирады я окончательно расчувствовался, и даже, где-то, пару раз совершенно искренне всхлипнул.
  - И ты понимаешь- ангел, наконец-то, дошел до сути- я даже сделать ничего не успел, как тебя... ба-бамс- рессорой по башке. А я ведь на испытательном сроке.
  - И то глянь- грустно продолжал он- на себя со стороны глянь. Секс. Наркотики. Превышение скоростного режима.
  - Рок-н-ролл забыл- мрачно буркнул я
  - Забудешь вас, рок-Н-рольщиков, как же. Один только Элвис чего стоит. До сих пор чалится.
  И, взглянув на меня глазами побитого шпица, он обреченно полез под крыло. После третьей я был готов для него на все.
  - Фер- рыдал я, обняв его ангельские колени, и пытаясь где-то там нащупать тараньку. На худой конец, воблу- ты тока скажи. Ты тока пальцем покажи, всех разорву.
  - Ты меня уважаешь?- ангел пристально взглянул в мои честные глаза.
  - А то...
  - Значит, слушай...
  Это- чистилище. Сортировочная душ. Я еле упросил, чтобы тебя на первый круг не помещали. Нам с тобой дали еще один шанс. Вернее, его дали мне, но куда ж я без тебя.
  - Короче, братан- ангел перешел на сленг- лови на выдохе. Мы тебя возвращаем. Хорош радоваться. Где, куда, когда и c кем, решать не мне, я в этом деле- запятая. Пройдешь семь кругов- добро пожаловать в райские кущи, не пройдешь... не обессудь.
  И я согласился. А кто бы на моем месте отказался?
  
  
  
  И хде это мы? Фер, паршивец ангельский, ты хоть маякни разок. Не можешь? Не положено? Ладно, так и быть, сами разберемся.
  Таки шо тут у нас в меню?
  Ой-е, красотища вокруг неземная.
  - Ты тока не нервничай- раздалось у меня с правой стороны.
  О-о, нарисовался, донна Белла, Санта Мария Фердинанда. Ангелочек размером с пачку импортных сигарет сидел у меня на плече и торопливо вещал в правое ухо:
  - Я тут от серафимов сбежал. Буквально на пару столетий. Туда-обратно, мигом обернусь. Не поверишь, еле упросил начальство дать тебе языковой коридор. Потому, не кипиши по-пустому, все будет путем.
  Кто понял, о чем он говорит? Я вот, лично, ни шиша не понял. Единственное, что было отчетливо и кристально ясно- это запах.
  - Ты шо?- искренне возмутился я- Опять надрался без меня?
  - Я тока чуть-чуть, для смелости- тут же отрапортовал мой личный ангел- Сам понимаешь, у меня это впервые.
  Пьяный ангел-девственник. Одуреть, и не встать с колен. Я метнул в его сторону красноречивый взгляд, он понял, что ничем хорошим это не грозит, и попытался скрыться в воротнике на предмет ускользания от моего совершенно праведного гнева. Ага, не тут-то было. Сеню Маниш не обманешь. Я цепко подхватил его за острые кончики крылышек и стал внимательно осматривать место, где крыло соединялось с ангельской лопаткой.
  - Бесполезно- пискнул Фер- все ушли на базу.
  Я попытался мизинцем задрать полу грязноватой хламиды. Содержимое хламиды возмущенно закудахтало, обдувая мои щеки слабеньким ветерком.
  - И там ничего нет, извращенец.
  Только я хотел разразиться гневной тирадой по поводу тех, кто отпускает в свободное, нерегулируемое таможенными законами, плавание неожиданно умерших личностей без должной смазки, как ангел утробно объявил:
  - Я линяю. Сеня, твой выход.
  И тихо слился с плеча по коже черной куртки в район правого кармана. Я резко обернулся, и, надо признаться, слегка онемел. На меня двигалась процессия.
  - Сеня- глухо донеслось из-под порванной подкладки кармана.
  Никак при жизни дыру зашить не мог, а сейчас назло не буду, пусть мучается
  - Ты когда, чудо луковое, курить бросил? Лет пять назад? Почему у тебя под карманом до сих пор табачищем несет? Апчхи, и за что мне такое наказание. Лучше бы к маньяку-убийце сразу приставили, там хоть все понятно без лишних слов. А то нашли извращенца, постоянно под юбку лезет, не сидится ему на месте, видите ли.
  Я сунул руку в карман, нащупал там копошащийся комочек и нежно сжал пальцы в кулак. Именно так- нежно. Пусть только попробует потом доказать, что это Сеня Маниш ему ребра переломал.
  - Ой-уй- донеслось у меня из-под большого пальца- Сеня, я тебя очень прошу, не надо так больше делать. Если тебя что-то не устраивает, ты мне просто скажи, мы это обсудим. Как современные люди. Или нелюди. Это уж кому как нравится.
  Тем временем роскошная процессия приближалась ко мне. Чем больше я глазел на это великолепие, тем больше я понимал, что Сеня Маниш попал по полной. Кто-то там, наверху, обладает извращенным чувством юмора. Народ, подходящий все ближе и ближе, лично мне напоминал актеров, играющих в историческом фильме времен Людовиков. Тогда как я, среднестатистический российский еврей, был одет в одежду, в которой попал под рессору Тойоты. Т.е.- кожаные штаны, изукрашенные молниевыми зигзагами по бокам, кожаная куртка, щедро расшитая металлическими бляшками, и ковбойские сапоги. Центральный персонаж этой кавалькады был одет красившее всех. Увидев меня, он резко затормозил, и уперся взглядом в мою странную внешность. Не, как по мне, так моя одежда была не с пример удобнее его кружев и чулочков. Не говоря о шляпе с такими перьями, шо я искренне пожалел того петуха. Однако ж, надо выслушать и другую сторону. Однозначно, я для него был чудищем из потустороннего мира.
  А вот дамочки вокруг были вполне себе ничего.
  - Сеня- донеслось у меня из кармана- мы здесь не для этого.
  Дядька в брабантских кружевах пытался схватить за рукав этого расшитого красавца, но тот отмахнулся от него, как от назойливой, разжиревшей мухи, и двинулся по направлению прямо ко мне. Дядька в кружевах понесся за ним, как заводной. Я пошуровал пальцами в кармане, надеясь реанимировать этого подлеца, который там бездарно притворялся
  - Не положено- донеслось придушенным квакающим голоском.
  - Если не вылезешь- процедил я, фальшиво улыбаясь подходящим- переименую в другое имя, начинающееся с соседней буквы.
  - Тем более не положено. Это- твое испытание, а не мое. Мне и здесь не дует. Завтра пойду, и к маньяку попрошусь.
  Тем временем они ко мне, все-таки, подошли.
  - Кто ты такой, оборванец?- с любопытством спросил меня разряженный, как кукла... пацан.
  Вот как пить дать- мальчишка. Лет 15-16, не больше.
  - Ты что здесь делаешь?- продолжал он- пришел милостыню просить? И почему ты так странно одет?
  Да... как он смеет на Сеню батон крошить. Да ты знаешь ваще, попугай эквадорский, скока стоит моя куртка?
  - Сеня- ква-ква из кармана- Сеня, не зли монарха. Обычно, те, кто это делал, уже не имеют потомков, чтобы рассказать им, как этого делать нельзя.
  - Ваше Величество- засуетился дядька- Ваше Величество, давайте лучше позовем охрану, и сдадим этого шута ей. Я слышал, что в Польше такая одежда входит в моду.
  - Так ты поляк?- спросило меня Его Величество- А как ты здесь оказался?
  Не знаю, каким он там был монархом, но на вид это был типичный подросток, только разряженный и с завитыми волосами.
  Я так понял, шо убивать прямо здесь Сеню Маниш никто не собирается. Как все подростки, Их Величество был очень любопытен, поэтому я открыл рот, чтобы гордо сказать:
  - Я...
  - Еврей- донеслось из кармана.
  Я треснул предателя по башке большим пальцем. А шо? Я еще не знал, где и в каком времени нахожусь, а он сразу- еврей. А если бы меня запихнули в Германию 40-х годов?
  - Еврей?- удивилось молодое Величество- В таком виде? А у тебя грамота есть?
  - Ваше Величество- опять вмешался кружевной дядька- я более, чем уверен, что это- польский еврей. Вы только посмотрите, как он одет.
  Да что ж такое, право слово. Чего меня с самого утра все обижают. Куртка им моя, видите ли не нравится. Сеня Маниш попытался взять инициативу в свои руки.
  - Граждане- раздался мой раскатистый голос- граждане, убедительно прошу вас не обращать внимания на некоторые несуразности происходящих событий. Дабы не быть введенными в заблуждение, я бы даже сказал, обманутыми, я бы даже предположил, с вашего, велического разрешения, облапошенными, я бы даже посмел утверждать, если это не будет для вас обидным, совершенно одураченными, тем малозначительным событием, происходящим помимо моей, смею вас всех уверить, воли, в моем правом кармане, разрешите развеять все ваши сомнения. Я- из России.
  - Сеня- прокомментировал Фер мой пламенный спич- по- моему, они поняли только последнее.
  Ну, еще бы. Когда Сеня Маниш хочет, он сам себя может не понять. Но любопытный царственный ребенок двигался ко мне важной походкой, горя глазами и пиная сопровождающего тросточкой, чтобы не мешал.
  - Так ты русский?- по-моему, это его крайне заинтересовало.
  - Ваше Величество- дворецкий не унимался- не подходите к нему близко. Русские- дикие люди. Помните, послы были на прошлой неделе? Как они были одеты? Еще хуже, чем этот оборванец.
  Нет, однозначно, этот парень в кружевах, от меня дождется.
  - Правильно, Сеня- подзуживал меня наглец в кармане заплетающимся языком- гаси их всех глаголом. Подумаешь, гордыню какую-то придумали. В пень им волосы, а не смирение. "Врагу не сдается наш гордый Варяг. Пощады никто не жела-а-а-ет..."
  "Глыть-глыть"- донеслось из кармана. Видимо, работники небесного склада уже вернулись с базы.
  Так, с этим разобрались. Гордыня, значит. Сеня не дурак, все понимает с полувзлета. Смиренно признаем, шо мы одеты хуже всех и чешем под парусами обмывать испытание. Что-то несрастухи выходят. По всем моим прикидкам мы должны были уже лакать небесное пиво на песках вечности. Пичалька вышла.
  - Обрад....влся. Рано т...бе аще на л...врах п....чивать.
  Видимо, подростковый монарх начал терять свое королевское терпение, потому что по плечу меня больно ударило палкой. Или тростью, какая, на фиг разница.
  - Ты почему молчишь?
  - Ваше Величество- опять заегозил придворный хам- не стоит ли, все-таки, позвать охрану? Вон они там, за кустиком притаились. Слышишь, ты, оборванец, если ты сейчас же не ответишь, я позову мушкетеров.
  Ну, дядька, получи фашист гранату. И Сеню Маниш прорвало.
  - А че я? Че сразу я? Подумаешь, расфуфырились по полной. Прикидами обложились, думаете, вам все можно, да? Да вы знаете, где я эту куртку взял? Я ее в Китае на распродаже последнюю из рук вырвал. Она, между прочим, штуку баксов со скидкой стоит. Главное, как пиво хлебать, так Сеня не нужен, а как на амбразуру гордой еврейской грудь, так- Сеня, на выход. А у меня, может, с утра маковой росинки во рту не было, не то, что всего остального.
  - Д..вай, д...вай, Сеня- донеслось из кармана- дави им на жалость. Глядишь, тебе тоже нальют. А там и я тут как тут, весь в белом и с крыльями.
  - А ты заткнись вообще- прикрикнул я на него. При этом у подростка округлились его монаршьи глаза от моего непроходимого хамства- в белом он, скажешь тоже. Ты когда свой балахон последний раз стирал? Нет, твое величество, вот ты мне ответь, почему у всех ангелы, как ангелы, а у меня грязный алкаш? И мушкетерами меня пугать не надо, Сеня Маниш пуганый. Вот ты рессору от Тойоты в голове когда-нибудь щупал? А у меня есть обломок. Я всех ваших мушкетеров, может быть, в лицо видел, Сеня тоже книжки читать любит. Атос, Портос, Арамис..
  - Д...ртаньяна забыл- подсказали из подкладки
  - Да, точно, Дартаньян.
  При этих словах монарх с дворецким, наконец, то разморозились и переглянулись между собой.
  - Ты знаком с господином Дартаньяном?- уточнил у меня кружевной придворный.
  - А как же- я шел на абордаж с гордо поднятой головой и отчаянием самоубийцы- я, можно сказать, лично за подвесками с ним по Европам ездил.
  - Какими подвесками?- спросило меня Величество.
  - Ясно какими- я посмотрел на него, как на умственно отсталого- королевскими. Которые королева Бэкингэму отдала.
  - Какая королева?- Величество крайне заинтересовалось этой давней запутанной историей- Бэкингэм давно мертв. Ты имеешь в виду королеву-мать?
  - Сеня- в кармане уже настойчиво долбили меня по бедру- не перегибай палку. Пожалей сынулю.
  Йопс, я хлопнул себя по лбу. Сынуля. Тот самый, 14-й. Не 13-й, не 15-й, а именно 14-й.
  - Не- пошел я на попятную- другую. Та уже тоже умерла. Она в этой, как ее, Голландии правила.
  - А ты забавный- наконец-то, мне вынесли диагноз- Жак, я, наверное, возьму его с собой. Будет меня веселить по вечерам, а то от вас уже скучно.
  И разряженный пацан отправился по дорожке во дворец.
  
  Ну, шо может сказать среднестатистический российский бухгалтер. Версаль, он и в Африке Версаль. Красоты необыкновенной. Зеркала вокруг, мебель зачетная, шторы суперские. Конечно, я пошел за величеством. А куда мне было деваться, когда у меня за спиной мушкетеры с Дартаньяном из кустов вылезли.
  - Да, ему лучше на глаза не попадаться.- подлил масла в огонь ангелочек- ходят упорные слухи, что 14-й, как бы, и не совсем 14-й. Папаня-то его в этом деле не шибко был. Слушай, а че у меня, и, правда, балахон грязный? Мне такой на складе выдали. Сказали, что так и надо. Вот все так и норовят новеньких обмануть. А, небось, чистый на сторону сбагрили.
  Дамочки в кринолинах перед пацаном усердно приседают. А у дамочек такие вырезы, шо у Сени глаза там просто приклеились. Окружающие осматривали меня со всех сторон, одна любопытная мамзелька даже руку протянула, за карман подергала.
  - Ой- донеслось оттуда- Сеня, скажи, чтобы она так не делала, у меня перья не стальные.
  - Ты мне, ангельское твое чумазие, лучше ответь, что я тут забыл?- спросил я его строго конкретно и по делу.
  - А я почем знаю? Я же тебе говорил, я в этом деле- полная абстрактность. Меня и здесь-то быть не должно, просто я серафима подмазал, парочку раскаявшихся грешников ему надыбал, вот он меня и прикрыл.
  Смотрю, к моему величеству какой-то хрен подкатывает, за локоток его настойчиво терроризирует и на ухо всякую гадость, не иначе, шепчет. И чует Сеня Маниш, что про него. Король бровями подвигал, кого-то подозвал, и на меня тросточкой указал. Я решил, что живой, тьфу, в смысле, мертвый, просто так не дамся. Отступать мне было некуда, позади- Москва, в смысле райская обитель.
  - Король приказал подобрать вам нормальную одежду- еще один чувак в жабошной рубашке- а ваше тряпье выкинуть.
  - Не, не вариант- засопротивлялся я- как это, выкинуть? Куда это выкинуть? Да вы знаете, сколько я за свой прикид бабла отвалил в свое время. Одни сапоги чего только стоят. Это ж реальная Америка, а не какая-то турецкая подделка. А королю своему скажите, что все шуты гороховые сейчас так одеваются.
  - Прально, Сеня- отозвалась моя группа поддержки- а то ишь, придумал тоже, свое личное с государственным путать. Мало им Фронда в прошлый раз по шее накостыляла, еще захотел. Развел тут, понимаешь ли, коррупцию в лице Мазарини.
  Теперь я все понял. Сказать мне открыто, в чем заключалась моя задача на данном временном отрезке, Фер, конечно же не мог. Но иносказательно подтолкнуть меня в нужном направлении, ему никто не запрещал. Благодаря чему, умненький бухгалтер понял, что он должен сделать так, чтобы знаменитая фраза, которую потомки впоследствии приписали молодому Людовику, произнесена не была. Говорю же, у кого-то наверху отменное чувство юмора. Повидаться бы мне с ним лично, я бы ему все в его бесстыжие глаза...
  - А вот этого делать не надо- заверил меня ангелочек- это, знаешь ли, чревато последствиями. Такими последствиями, что у-у, мало никому не покажется.
  Комнатку мне предоставили не то, чтобы очень, но жаловаться грех. И только я со своей ангельской половиной собрался с устатку "Жигулевского" пригубить, как дверь открылась и мне сообщили, что его солнечное величество отчаянно желает со мной на сон грядущий побеседовать. Я тихонько вздохнул, бутылку под кровать заныкал, чтобы потомки через 500 лет голову не сломали, откуда в Версальском дворце "Жигулевское" взялось, и отправился следом за придворным.
  - Сеня- сообщила мне моя сонная грязнуля- я тута побуду. Что я, королей ни разу не видел? Как только кладовщики с совещания вернутся, я сразу же тараньки нам раздобуду. Ты иди, иди, сын мой.
  Юный король-солнце сидел на шикарной кровати. Мальчишка- мальчишкой, только планшета не хватало. С него когда парик стянули, совсем пацаненком стал.
  - Садись- махнул он мне рукой в направлении темного угла.
  Там, может быть, кресло и было, но Сеня проверять не решился. Так и остался стоять, хоть и невежливо, если король предлагает. Но тот на мою невежливость внимания не обратил.
  - А как тебя зовут?- спросило меня это "солнце".
  Я представился честь по чести, как положено
  - Семен Петрович Маниш.
  - Какое у тебя имя длинное- тут же заинтересовался любопытный ребенок.- А покороче есть?
  - Есть. Сеня.
  - СенЯ?- сделал он ударение на последнем слоге- Жак прав, ты точно поляк.
  И с чего это дитя такой вывод сделал, я, честно говоря, не понял. А монарший подросток тут же начал задвигать свои вопросы.
  - А ты откуда Дартаньяна знаешь? А то он какой-то странный. Смотрит на меня все время, словно что-то сказать хочет.
  Ну, не говорить же ему, в самом деле, что у нас этого Дартаньяна каждый сопливый пацан буквально в лицо знает.
  - Было дело- уклончиво ответил я- пересекались по служебной необходимости.
  - По какой необходимости? И что за история с подвесками?
  Ох, и въедливый же у тебя, несчастная Франция, король на этот раз попался.
  - Давно- говорю- дело было. Что-то связанное с кражей голландских бриллиантов. Де Бирс там одно время накуролесил знатно. Подвески сляпал, а две из них фальшаком оказались. Ну, типа, ювелир его решил кинуть, и с брюликами в Россию мотануть. Его там Грозный давно заждался. Дело-то вскрылось, крысу ту редкостную сразу укоротили. А Де Бирс подвески успел уже королеве тамошней подарить. А та их Бэкингэму на очередной юбилей. А Бэкингэм подлог обнаружил, чуть войну в морском пространстве не начал, а мы с Дартаньяном послами в то время были, эту бурю в стакане воды успокаивали. Вот тогда-то Дартаньяна и отбуцкали, я его еле откачал.
  - Сеня- донеслось у меня из кармана- и давно ты альтернативной историей увлекаешься? Замечательное повествование.
  Ага, короленышу тоже приглянулось. Глазки разгорелись, кулачонками по подушке бьет, за Бэкингэма дюже переживает.
  - А у меня- говорит мне так печально, шо я чуть не расплакался- СенЯ, Парламент завтра заседает. Требуют отмены законов, что в прошлом году приняли. Даже не знаю, что и делать. Если отменю, Парламент скажет, что король слабый попался. Могут и казнить, они все могут. Если не отменю- беспорядки начнутся.
  И задумался-задумался, головенку опустил и носом захлюпал. И тут Сеню понесло.
  - Парламент к стенке, в целях реализации принципов королевской диктатуры, Мазарини- 10 лет непрерывного расстрела. Кто они вообще такие, чтобы на короля хайло раскрывать. Даешь единоначалие, самодержавность, абсолютную монархию, и полную неприкосновенность монаршей личности.
  - Сеня- забулькало у меня в кармане- ты что творишь, морда твоя иудейская? Разве ж можно ребенку такие вещи говорить. Все ж совсем по-другому должно быть. Ты вспомни, зачем пришел. Этак он не смирится, а загордится наоборот. А виноват, как всегда, я буду.
  А королю-то, смотрю, вкатило.
  - Да- бахнул он кулачком по спинке кровати- всех завтра так и сделаю. Тока с Мазарини как-то неудобно получается. Как же Франция без кардинала? Без кардинала никак. Может, с отсрочкой можно?
  - Подумаешь- отмахнулся я- что у тебя ни одного знакомого кардинала нет?
  - Есть... наверное- неуверенно ответил мне этот коронованный засранец- только поискать надо. Я подумаю пока. Сеня, ты иди, отдохни.
  
  И решительным шагом, слушая никчемушные завывания ангельского замарашки, я отправился в свою комнату. По пути мне страстно приспичило отодрать какой-то уж слишком затейливый завиток с зеркала. Мне почему-то показалось, что он из чистого золота. Только я собрался его отогнуть, как на плечо мне легла чья-то рука.
  - Сударь- влупил меня в спину строгий мужской голос, полный затаенной угрозы.
  Тут я совершенно отчетливо понял, шо меня застукали с поличным и мне грозит очень мерзкая статья средневекового уголовного кодекса. А как в том времени себя чувствовала Фемида, Сеня Маниш отлично знает из курса по истории общеобразовательной школы. Я шустро спрятал руки за спину, притворяясь, что просто разглядывал в зеркале свое отражение и повернулся фэйсом к говорившему.
  - Ой-е- донеслось у меня из табачного кармана- я тя предупреждал, не попадайся ему на глаза. Ты ваще хоть помнишь, что ты про него ребенку наплел?
  Передо мной гордо стоял... бл... Дартаньян. Это я понял сразу и бесповоротно. Никем иным эта личность известной наружности Миши Боярского быть не могла.
  - Сударь- повторил он, пока еще держа себя под контролем- не могли бы Вы уделить мне несколько минут Вашего драгоценного времени?
  Скажите, пожалуйста, какие мы вежливые. Аж противно.
  - В чем дело, гражданин?- начал я с нападения- по какому, собственно, праву, Вы меня беспокоите в столь поздний час, и мешаете мне любоваться красотами королевского замка. Где я, смею Вас уверить, нахожусь по приглашению лично Его Величества. И посему не намерен давать Вам отчет в своих действиях. Извольте выйти вон сию же минуту.
  И твердо помахал наглецу рукой по направлению какой-то спальни. По-моему, женской, судя по розовеньким рюшечкам на шторках. Не, если так уж надо, мы тоже можем под высший свет закосить.
  - Ловко ты его- возбудился ангел- счас он точно припухнет.
  Но вместо этого гасконец приблизился ко мне и схватил меня за плечо рукой в красивенной перчатке с раструбами:
  - Ты кто такой, оборванец?
  Блин, да что ж за непруха такая. Меня сегодня оборванцем кто только не называл. Не хватало, чтобы еще киношные персонажи надо мной откровенно издевались.
  - Не надо нарушать мое личное пространство, товарищ мушкетер. Вас что, в школе не учили, что с незнакомыми людьми надо быть повежливее?
  Дартаньян оглядел меня со всех сторон, как диковинную животину, обошел вокруг, а шпага в ножнах чувствительно треснула Сеню по колену, что отнюдь не прибавило тому оптимизма, и задумчиво продолжил:
  - Жак предупреждал, что ты очень странный. Странная одежда, странная речь. И ссылаешься на, якобы, близкое знакомство со мной. Отвечай, каналья, откуда ты меня знаешь?
  При этих словах он так напомнил Мишу, ну когда тот Констанцию Бонасье от шпионов кардинала освобождал. Ну, когда она еще письмо в корсет засунула... что даже ангел не стерпел:
  - Господи, как на нашего Буншу-то похож.
  - Ты что, чревовещатель?- шарахнулся от меня гасконец.- Или мерзкий колдун?
  Сеня быть убитым дюмашным героем ну никак не хотел. Хотя, Сеня уже и был мертвым, однако же, братцы, жить, как хочется. Это Сеня понял, как только мушкетер начал доставать из ножен сверкающее орудие убийства, в простонародье- шпагу.
  - Позвольте объясниться. Я ни в чем не виноват. Это все он, чтоб ему пусто было. Вот зачем я на всю эту карусель согласился, ваше мушкетерское превосходительство? Ну, подумаешь, убили меня в расцвете моих мужских сил прямо накануне тридцатилетия. Ну, с кем, если так посудить, не бывает. Не я первый, не я последний. И если бы не этот хмырь в грязном балахоне..
  - Сеня- отчаянно заголосил в кармане Фер. Нет, когда он хочет, он может быть и невидим, и неслышим, а когда не хочет... вот как давеча, он меня "евреем" при всех обложил- Сеня, не надо меня сюда вмешивать. Это ваши внутренние французские разборки. Мы, высшие силы, здесь абсолютно не причем.
  - Не слушайте его, товарищ Дартаньян- продолжал я- это он со злости, что мне выпить не налили, и ему не досталось. А у них на складе сегодня сокращенный рабочий день, вот он с похмелья и мается.
  По- моему, мой собеседник немножко прикосел. Он открыл рот и выпучил на меня глаза.
  - И то, если посмотреть с совсем иной стороны, то какая картина неприглядная вырисовывается. Ну, есть у вас малолетний король, упертый, как.... одним словом, упрямый. Но мне-то, скромному российскому бухгалтеру, какое до этого должно быть дело? У меня самого страшного в жизни было- это две налоговые проверки с выездом на предприятие. Это если не считать той несчастной тойотовской рессоры. Кстати, хотите-таки пощупать, чтобы Вам после этого не кашлялось? Не хотите? Оно и правильно. Не портите себе аппетит перед мясными блюдами.
  Мушкетер, все-таки, достал свою шпаженцию и сейчас опасно поигрывал ее острием в районе сениной печенки, как будто, прицеливаясь, как бы половчее насадить мою кожаную тушку на вертел. Когда закаленная толедская сталь коснулась моего тела, немножко порвав футболку, мне стало резко душно.
  - Я не знаю, кто ты такой- с опасным спокойствием поведал он мне- но на всякий случай, вызываю тебя на дуэль.
  - Сеня- подпихнул меня башмачком егоза в кармане- скажи ему, что дуэли запрещены еще лет пятьдесят назад. И вообще, вмажь ему по полной, пусть знает наших. Ой, склад открылся, я мигом. Тебе чего-нибудь прихватить?
  - Куда!!!- взвыл я дурным голосом- ты меня в это дело втянул, ты меня отсюда и вытаскивай, паршивец с крылышками.
  
  - И шо ты так орешь?- спокойно спросил меня этот гад.- Не хочешь, так сразу и сказал бы.
  
  Мы сидели на... трассе. Вернее, на ее обочине. Вернее, это он сидел, а я лежал. Фер принял свой нормальный размер и сейчас привычно посасывал пиво из бутылки. Кончики грязных крыльев задевали меня по лицу, а полы несвежей хламиды пытались накрыть с головой. Я приподнялся на локотках, и ангел заботливо вытащил мне из-под правого крыла начатую бутылочку "Жигулевского".
  - Из Версаля забрал- доверчиво сообщил он мне- Подумал, незачем потомков неожиданными находками огорошивать.
  - А этот... где?- спросил я, припадая горлом к выдохшемуся, за неполные 500 лет, напитку.
  - Этот? Да, вон, в отключке валяется. Думаю, ему наш воздух не по нраву.
  - А мы вообще где?
  - Сложно сказать- пустился Фер в объяснения- тут, видишь ли, какое дело. Петля времени, и все такое прочее. Плюс же теория относительности, что- то связанное с субатомными уровнями. Я в этом деле не особо силен, меня ж, можно сказать, только вчера перевели. Ну, если в общих чертах, это- альтернативная реальность.
  - Чего?- я поперхнулся последним глотком.
  - Ну, как тебе сказать. Поскольку, месье настойчиво добивался с тобой телесного контакта с одному ему известной целью...
  Мне захотелось треснуть эту зануду по ангельскому уху. Но я не дотянулся. А после второй бутылки, которую он, не прекращая разговора, вытащил из-под левого крыла, я ему все простил.
  - Так вот, поскольку вы были связаны с ним посредством его верной шпаги, мне пришлось вытянуть вас обоих. В чистилище я его привести не мог, туда живых не пускают. А так как мы его изъяли из соответствующего времени, развитие будущего пошло несколько другим путем. И вот она, прошу любить и жаловать- альтернативная реальность. Кстати, могу тебя поздравить, в ней ты пока еще жив. Ненадолго, правда.
  - Эт еще почему?- заинтересовался я.
  - Ну, как же, он же сейчас очнется. Если ты не забыл, он вызвал тебя на дуэль.
  Вот успокоил, так успокоил, называется. И что мне делать в этой новой реальности с горячим, как молодой бык, гасконцем, жаждущим проткнуть меня шпагой? Кстати, а что в этой новой реальности может быть занимательного?
  - Да все, что угодно- с готовностью просветил меня ангел- вплоть до победы Третьего Рейха.
  А вот за это, отдельное спасибо, сущность твоя мерзкая. Ты куда меня засунул с моей говорящей фамилией и характерной внешностью?
  - Да ты не переживай. Давай лучше мы это дело отметим.
  Фер засунул под крыло даже голову, и на свет торжественно появилась запотевшая бутылочка "Столичной", которую мы заботливо водрузили на газетку, найденную тут же, на обочине и украсили посыпанной зеленым лучком селедочкой, обнаруженной в складках ангельского балахона. Проезжающие мимо нас редкие транспортные средства передвижения, освещали наш импровизированный банкет красивыми всполохами фар. Теплый ветер ерошил мои волосы и крылья Фера, отчего они изредка вспархивали за его спиной, так и норовя по-отечески обнять меня. Мой личный хранитель поискал что-то в неизбежной куче мусора на обочине и достал оттуда три пластиковых стаканчика.
  - Хозяйственники сегодня отгулы взяли- виновато прояснил он мне свои странные манипуляции.
  Водой из бутылки, которую ангел выцыганил откуда-то из воротника, возвышенно и одухотворенно, при этом, куда-то кого-то посылая (иначе ведь никак нельзя, высшая сила, чай), мы сполоснули посуду и разлили по стаканам.
  - Ну, не чокаясь- заявил он мне
  - Почему?- только и успел спросить я, как очнулся наш перемещенец.
  
  -Дьявольщина!!!- раздалось со стороны левого крыла.
  Фер несколько поморщился, но тактично промолчал. Мы обменялись с ангелом телепатическими взглядами, и быстренько приняли, пока не началось.
  - Тысяча чертей!!!
  Началось. Ангела уже, малость, покорежило.
  - О, мой Бог...
  Феру полегчало.
  - Как болит голова... Как будто сотни чертей пляшут мазурку в моем несчастном мозге.- продолжал бесноваться очнувшийся.
  Ангел доверительно склонился ко мне и прошептал прямо в лицо, дыша застарелым похмельным синдромом.
  - Сеня, он, однозначно, надо мной издевается. Я, как высокоразвитая духовная сущность, так долго не выдержу. Давай, ты его ударишь.
  Молодец, хорошо придумал. Главное, как тащить в другое время дурно воспитанного, вооруженного до зубов, мушкетера, так он первый, а как ударять, так- Сеня, пожалуйте на выход.
  - Ты- гасконец мутно посмотрел на своего соседа- ты кто такой? Я что, на карнавале?
  Странный вопрос, не находите? Учитывая, что рядом с тобой сидит нетрезвый тип с перьями, хоть и грязными, и в балахоне, хоть и заляпанном. Я вот, между прочим, в свое время, сразу понял, кто это передо мной. Нет, все-таки, средневековый люд, он... не так умен, как мы, воспитанные на Стивене Спилберге и братьях Винчестерах.
  - Сеня- уведомила меня эта сущность- держи карман шире, я линяю.
  И, уменьшившись до размера спичечного коробка, ангел нырнул в свою привычную колыбельку.
  Вот, это правильно. Вот, это по-нашему, по- ангельски. Свинтить в самый ответственный момент.
  - Я тебя знаю- сообщил мне Дартаньян- я тебя на дуэль вызвал. Отвечай, каналья, где твои секунданты?
  Ну, его-то тоже можно понять. В экстремальных условиях он хватается за любой знакомый образ. Этим образом оказался Сеня Маниш. Он ведь запомнил меня в Версальском дворце рядом с зеркалом. И сейчас справедливо решил, что все его неприятности строго из-за меня.
  - А твои?- В Сене проснулась родовая память.
  Гасконец обвел глазами окрестности, понял, что он, как-то, неожиданно не дома и задумчиво подергал себя за усы.
  - Ой- тут же зашипел он- больно. Значит, все-таки, не сплю. Мне, почему-то, кажется, что мы не в парке Версальского дворца. А где мы тогда? Пахнет преотвратно.
  О-о, ценное наблюдение. Более того, мы даже не во Франции. Хотя, надо отдать должное, держится гасконец довольно неплохо. Даже фары проезжающих автомобилей заставили его всего лишь вздрогнуть, а не кидаться со шпагой на всех подряд. Я с любопытством наблюдал за ним, гадая, что же он предпримет дальше. Было жутко интересно. В крайнем случае, если его начнет заносить на поворотах, всегда оставался запасной вариант, щедро предложенный мне ангелом- треснуть мушкетера по кумполу. По-подлому, со спины. А как еще? А спереди у него шпага.
  - Черт побери- пробормотал начальник личной охраны Людовика- все-таки, я сплю. Но почему тогда болит голова?
  Резонный вопрос.
  - От этого может помочь только дюжина бутылок бургундского.
  Мудрое решение на все случаи жизни. Я прихлопнул по карману, где тихо закемарил Фер.
  - Бургундского не держим- ворчливо отозвался ангел.
  Мне пришлось извиняющее развести руками, и тут мой взгляд упал на початую бутылку "Столичной". Я гостеприимно кивнул Дартаньяну на накрытый стол, он скосил глаза, чуть призадумался и плюхнулся прямо на землю.
  - Кхм- заколотило меня по бедру- Сеня, будь человеком.
  - Кто это там у тебя?- подозрительно спросил гасконец.
  - Да так, личный карманный ангел. Наружу просится.
  - Ну, и выпусти. Чего мается? Все равно сплю, что ангелы, что черти, все едино.
  Фер выпорхнул из кармана, трепеща крылышками и жужжа, как комар над ухом. Влетел между нами и вырос до нормального человеческого роста. Поскольку, гасконец был твердо уверен в том, что он видит самый настоящий кошмар, он не удивился даже этому сверхъестественному явлению. Мы разлили по-человечески, на троих, молча замахнули, и...
  - Дьявол!!!- у мушкетера глаза полезли на лоб в самом буквальном смысле.
  Ото ж. В его веке водку еще не придумали.
  - Вот это вещь- вынес он свой вердикт.
  И тут же налил себе еще один стакан, который опрокинул, даже не занюхивая. К тому времени, как бутылка опустела, мы стали закадычными друзьями. Оказалось, что его зовут Шарль, он не женат, его зажимают по служебной лестнице, молодой король ему не доверяет, хотя он любит его, как родного сына. Гасконец все время пытался высморкаться в погон на моей куртке, а я ловко от него уворачивался.
  Но как только ангел с мушкетером попытались, обнявшись, затянуть "Пора-пора-пора-дуемся на своем веку", мне все это перестало нравиться.
  - Значит, так- я встал с земли с самым угрожающим видом, отчего Фер кувыркнулся, так как опирался на меня- алкашня подзаборная. Хватит, надоело.
  - Ты- я показал на ангела. Тот переглянулся с гасконцем с непонимающим видом, типа, че это он, все же, вроде, нормально было- кажется, говорил, что я здесь есть. Значит, у меня и квартира здесь осталась?
  Фер с готовностью закивал и, ошибочно полагая, что он ответил на все мои вопросы, опять обернулся к Дартаньяну в надежде закончить душераздирающий куплет.
  - Не пойдет- я цапнул его за перья. Он взвыл- если не очухаешься, буду выдирать перушки по одному и продавать на базаре в розницу, как лебяжий пух.
  - М..сье- нетрезво вступился гасконец- не могли бы Вы быть п-п...вежливее с моим лучшим др-р-р-угом.
  И попытался вытащить шпагу. Она застряла на половине, отказываясь покидать надежные ножны, он подергал двумя руками за эфес, отчаялся и махнул на нее рукой.
  - Дуй на небо- продолжал я воспитывать своего хранителя- и выясняй, что мне делать с этим австралопитеком. И как все вернуть взад.
  - Сеня- ангел искренне заглядывал мне в глаза, сложив ладошки лодочкой под подбородком- я в таком виде никак не могу. Меня обратно, в сущности, переведут. Давай, как-нибудь, завтра.
  - Можно подумать, ты бываешь в каком-то ином состоянии, кроме как пьяный, или с похмелья. Ниче не знаю, дуй, пока я из тебя павшего ангела не сделал.
  - М...сье- махал мне перчаткой с земли гасконец- я, все-таки, вызываю Вас на ду...ик...эль.
  
  Фер взмыл в небеса белым фальшфейером. Красиво, однако. Мушкетер тоже заинтересовался, задрав голову так, что даже шляпа свалилась.
  Я подхватил его под ручки и направил в сторону моего дома. Он, кстати, был недалеко, я место-то нашего заседания почти сразу узнал. Ну, не почти сразу, но после третьей я точно понял, где мы находимся.
  Дартаньяна я сгрузил прямо в комнате. Он свернулся клубочком на ковре (которого раньше, кстати, у меня не было), затолкал шляпу под щеку и счастливо замурлыкал во сне. Мне же пришла в голову запоздалая мысль- осмотреться. Единственное, чего я страстно желал, и о чем молил всех тех, кто сейчас наверху пропесочивал моего личного забулдыгу- это, чтобы я ни в одной из существующих реальностей женат не был. Называйте Сеню, как хотите, но женитьба не входила в его планы на ближайшие лет 50, как минимум. Видимо, молитвы мои кто-то, да, услышал, ибо никаких женских вещей в доме я не нашел. А, в общем-то, не считая ковра, никаких особых изменений я не обнаружил. Ну, кафель на кухне не того цвета, ну, мебель чуть получше, чем в прошлой жизни. А так... все тоже самое.
  Я придумал, что надо включить телевизор и окончательно разувериться в победе Третьего Рейха. Нет, у высших сил юмор, конечно, тот еще, но проверить, все-таки, не мешало бы. Однако в комнате с телевизором сонно чмокал во сне губами вооруженный товарищ Дартаньян. А шпагу он предусмотрительно засунул под себя, и на все мои попытки ее отобрать отвечал угрожающим рычанием.
  " Ну, и хрен с тобой"- подумал Сеня и тоже бухнулся в кресло.
  
  Утро встретило меня легкими покалываниями в области подбородка. Я осторожно приоткрыл правый глаз. Передо мной нетвердо стоял слегка помятый гасконец, вытащивший, наконец-то, из ножен свою верную подругу. Острие этого великолепного орудия отплясывало рискованные круги возле моего лица.
  - Я требую- тщательно выговаривая слова, начал мой ночной гость- я требую этих... как их..., черт, как голова болит... разъяснений.
  - Шпагу убери, дурак- посоветовал ему я.
  Я-то, в отличие от него самого, прекрасно понимал, что с ним происходит. Он был с похмелья. Водка- все-таки не бургундское. Но это никак не помешало бы ему при желании обанкротить Сеню на один глаз.
  Дартаньян, к моему облегчению, оказался, все-таки, не конченым придурком, и шпагу убрал. Вместо этого он сел на диван, обхватив голову руками, и монотонно застонал, раскачиваясь из стороны в сторону. Мне стало его искренне жаль, и я направился в сторону холодильника, где в прошлой жизни всегда обитала заначка.
  - Куда Вы, сударь- тут же вскинулся он с дивана- я с Вами.
  Он элементарно боялся, но признаваться в этом было как-то... не по-мушкетерски, что ли. Вот он и собрался сопровождать меня всюду, где только можно. Ведь в моем лице он видел связь. Я пожал плечами- пошли. Я еще и сам толком не знал, что мне надо с ним делать. Единственная возможность хоть как-то продержаться до прибытия ангельского десанта- это держать Дартаньяна круглосуточно на стакане. Чем, честно говоря, я и собирался заняться.
  Оп-па, сюрпрайз. Холодильник был пуст. Т.е. абсолютно. То ли Сеня в новой реальности совсем не ел, то ли, наоборот, кушал очень много. Гасконец стоял за моей спиной, с любопытством вытягивая шею в мерно гудящее нутро. Я обернулся к нему, сделав руками "Упс", придется идти в магазин. Надеюсь, в этом мире они пока еще остались.
  Да, но перед этим эпохальным событием, необходимо было решить несколько насущных вопросов. Во-первых, его надо было помыть, он плохо пах. По разным причинам. И мылись они там не особо часто, и с похмелья мы все не фиалками благоухаем.
  Заставить мушкетера помыться, эт-то я вам скажу подвиг, достойный Геракла. От хлынувшей в ванную горячей воды он шарахнулся, как от призрака победившего протестантства, пытаясь нервно достать шпагу, но там было тесно, и его защита опять резко ушла в невменяемый отказ, зацепившись ножнами за раковину. Дартаньян начал тихо паниковать, пытаясь сохранить остатки дворянской чести. Тогда я незаметно слинял из ванной, и запер его там, показав двери неприличный жест.
   Через несколько минут сплошных проклятий, обещаний убить меня самым изощренным способом и попыток фехтования в условиях ограниченного пространства, он, наконец, замолчал. По плюханью воды и бесконечным "каналья" я понял, что гасконец все-таки моется, и открыл защелку. Кстати, самому Сене тоже не мешало хотя бы переодеться. Я уже третьи сутки в кожаных штанах. Я уж молчу про "помыться", я третий день не просыхаю, хвала Небесам за этот факт. И мушкетеру тоже не помешает какая-нибудь одежда, кроме его плаща сплошь в королевских лилиях и шляпы с обвисшими полями.
  Свежевымытый начальник личной охраны французского короля вышел из ванной при полном параде- в шляпе, петушиные перья которой, уныло повисли, и со шпагой. Вот к шпаге у меня как-то сразу претензий не нашлось. Но окончательно меня сразили прямо в сердце ботфорты на босу ногу.
  - Слушай, Шарль- обратился я к нему.
  Он напряженно думал, тщась вспомнить, откуда я могу знать его имя. Видимо, вчерашний вечер в его голове покрылся толстым слоем вековой пыли.
  - Я тоже схожу, умоюсь. Ты здесь посиди, осмотрись. Вот, телевизор тебе включу.
  Там шли мультики про кота и мышонка. Дартаньяна они, к счастью, рассмешили, а не напугали, и я отправился в душ. Нет, он, все-таки, не дурак. Как-никак, будущий маршал Франции, быть непроходимым идиотом ему по должности не полагалось. Не знаю, что творилось в его башке, и о чем он думал, но вел он себя лучше некуда. Главное, не додумался бы всех встречных- поперечных на дуэли вызывать. У нас с этим построже.
  Когда Сеня Маниш, блистая помытыми плечами, зашел в комнату, гасконец... читал книгу. Взахлеб. Шевеля губами. Хмуря брови. Улыбаясь и кивая головой. А теперь догадайтесь с трех раз, какая книга стояла в шкафу на самом видном месте. Догадались? Конечно же, та самая, "Три мушкетера" незабвенного Александра.
  - Месье- обратился он ко мне- я все понял. Каким-то непостижимым образом, я оказался в другом времени. Объяснить это чем-то иным, как вмешательством высших сил, я не могу. Значит, это судьба. Кстати, Вы не знаете, мне вчера приснился ангел, или нет?
  Я вздохнул. Мне бы самому было интересно знать, куда подевалось это несвежее создание на испытательном сроке.
  - Только, прошу Вас, сударь- озвучил он давно вертевшуюся на языке мысль- передайте, при случае, господину Дюма, что с Констанцией Бонасье у меня ничего не было. Видел бы он ту Констанцию. Это была сварливая, толстая женщина с бородавкой под носом.
  Поход в магазин оставил нам обоим совершенно неизгладимые впечатления. Да, ладно. Это вообще была песня. Начать с того, что он наотрез отказался расставаться со шпагой, мотивируя тем, что без нее "он, как голый". И не уговаривайте меня, сударь, иначе я проткну Вас прямо здесь. В связи с этим сама собой отпала необходимость его переодевать, потому, что в джинсах , кожаной перевязи через плечо и с ножнами на боку, он выглядел бы еще смешнее, чем в своем плаще. А так, можно было бы сказать, что мы играем в ролевые игры. Или снимаемся в кино. Или вообще черте что наплести. Он, конечно же, увязался со мной. Кстати, на купюрах, обнаруженных мною в ящике стола, красовалась гордая надпись "Банк России", значит о Третьем Рейхе можно было забыть, что не могло не радовать. А Феру я, все-таки, надаю по ушам, когда вернется. И тут мне стало как-то, по- особенному, грустно. Потому что к моему праведному негодованию приплелось мерзкое слово "Если". Я надаю ему по ушам, обязательно надаю.... если он вернется.
  В знакомом из прошлой жизни супермаркете, мушкетер перещупал, перенюхал и чуть ли не понадкусывал все яркие упаковки. Я только и успевал выхватывать из его любопытных пальцев коробочки с йогуртом и чипсами. Все кончилось в один момент, когда мы зашли в вино-водочный отдел. Грешным делом, у меня промелькнула шальная мысль оставить его здесь навсегда. Или по крайней мере до того момента, пока не объявится небесный посланник. Разнообразие спиртных напитков со всего мира сделало его счастливейшим из смертных. Он восторженно оглядывал полки с вином, водкой, коньяком, ликером, настойками.
  - Месье- шептал он мне- давайте возьмем вот это.
  И протягивал мне бутылку "Хенесси". Ага, щас. Сеня Маниш не сын Де Бирса, а скромный бухгалтер. Перебьемся водкой. Дартаньян горько вздохнул, и положил в каталку 5 (!!!) бутылок "Столичной". Не слабо. Да, фиг с тобой. Будешь знать русско-еврейское гостеприимство.
  И мы уже накрыли дома на стол, и разлили по стопкам, причем на троих, как вдруг...
  Бух! На соседнюю табуретку метко приземлился немного подпалый Фер, протягивая руку к столу и шевеля пальцами, как Волк в "Ну погоди". Я тут же сунул стопку в его жаждущую длань.
  - Ух- выдохнул он после замаха- в стратосфере обгорел- пояснил он мне свой странный вид.
  Самые кончики крылышков еще дымились, распространяя вокруг себя паленый запах.
  Гасконец смотрел на это действие округлившимися то ли от ужаса, то ли от восхищения глазами. Принять-то он еще не успел.
  - Значит, не приснился- пробормотал он, осеняя себя крестным знамением- клянусь тебе, Господи, что больше никогда, ничего, ни с кем... Однако же... тысяча чертей
  Ангел подпрыгнул на табуретке, метнув в сквернавца возмущенный взгляд. Успокоить его можно было только одним, что я и сделал, от души набулькав им обоим в стопки и заботливо придвинув каждому по тарелке с колбасой.
  
  - Ох, жизнь моя, несчастная- начал после третьей жаловаться Фер.
  Мы с мушкетером успокаивали его, как могли. Он лил слезы поочередно, то в мою рубашку, то в мушкетерский плащ.
  - Ох, за что мне такое наказание. На мне и грехов-то никаких нет. Подумаешь, балахон грязный, Сеня его сейчас постирает. Постираешь же, Сеня?- я с готовностью кивнул головой- придумали там наверху сами не поняли чего, а мне, как всегда, по самые помидоры.
  Мы с гасконцем непонимающе переглянулись друг с другом. Ангел просяще взглянул на вторую бутылку, Дартаньян тут же наполнил стопки до краев, и мы выпили, не чокаясь.
  - Ой, и как же я теперь буду? Ох, и куда меня теперь задвинут? А я ведь к тебе, Сеня, уже привык. И к тебе, харя мушкетерская, хоть язык когда-нибудь и отрежу.
  - Да что случилось-то?- не вытерпел я
  - Да-да, сударь- неуверенно поддержал меня будущий маршал. Он пока еще стеснялся в непонятных для него условиях- не могли бы Вы поконкретнее определить свои неприятности. Ведь мы друзья, как оказалось, хоть я это и помню весьма смутно. А с друзьями, как известно..
  - Один за всех, и все за одного- закончил я.
  Мушкетер подозрительно взглянул в мои честные глаза.
  - Так и есть. Странно, откуда Вы это узнали. Мы никому об этом не говорили.
  - Ты меня уважаешь?- вдруг спросил меня Фер, и мне после этих слов стало совсем грустно.
  Ведь прошлое мое приключение началось именно с этой знаменитой фразы.
  - Конечно, сударь- тут же отозвался этот непоседливый начальник охраны- как Вы можете сомневаться. После всего того, что мы пережили вместе...
  А мне совершенно неожиданно захотелось свернуть ему шею.
  Из всего того, что мне впоследствии наговорил чумазый ангел, я понял немногое. Ему ( заметьте, не мне, вашему покорному слуге, а именно ему) дают еще один шанс. Наверху начались какие-то телодвижения, кое-кто кое с кем крупно поспорил на наши персоны. В дело втянули пару архангелов, поле битвы поделили между собой и стали делать ставки на то, пройдем мы испытания до конца, или нет. Гасконцу тоже отводилось свое место. Кто-то из высших походя обронил малозначительную фразу "А он мне нравится", и фигурки на наших жизненных досках перемешали с учетом пожелания вышестоящего начальства. Но нас успокоили, что за спиной нетрезвого ангела довольно сильная группа поддержки, и, при должной удаче, мы утрем всем носы. Зато в конце этой славной эпопеи мутным призраком маячит награда- моя жизнь. Т.е. самая настоящая, без рессоры от Тойоты, в своем привычном окружении. Подержанную иномарку просто дезинтегрируют из моей реальности. Либо есть другой вариант- я отказываюсь, и возвращаюсь в чистилище, а там уж как карта ляжет. Что перевесит на весах судьбы- добро или зло- неизвестно. Гасконца обещали по окончании вернуть обратно в тот самый миг, когда он положил мне руку на плечо, уничтожая тем самым временные завихрения. Если я откажусь, мушкетер остается здесь навсегда. Ангел-хранитель чалится со мной, помогая и подсказывая по мере своих неопытных сил. Потому как он опять подмазал серафима, и тот согласился сделать в отчетности кое-какие приписки в нашу пользу. При условии, что я постираю ангельский балахон. Думай, Сеня Маниш. Думай крепко. Времени тебе до утра.
  
  Ангела пришлось переодеть. Он у нас целомудренный, и стесняется, и отнюдь не бесполый. Фер забавно смотрелся в моих трико, светя молочно-белым торсом. А где я вам найду футболку с прорезями для крыльев? Эти два нахала плотно оккупировали мою кухню, распечатывая уже третью бутылку и делились историческими воспоминаниями.
  - Нет- напрягшись, припоминал Дартаньян- Атосов, Портосов и Арамисов не помню. По-моему, не было. Точно, не было.
  Мы уютненько сидели за кухонным столом, закусывая сыром, колбасой и оливками. нам было хорошо. Не просто хорошо, а очень хорошо. Даже средневековый мушкетер прочно вписался в нашу теплую компанию, хотя мы и не смогли, как ни старались, уговорить его поставить шпагу в угол. Она так и болталась у него на боку, постоянно задевая ножнами то меня, то ангела. Мы выпили, потом нестройно, зато от души, спели "Опять скрипит потертое седло", потом опять выпили, потом я узнал, что некрасивых Констанций не бывает, а бывает мало бургундского, особенно когда тебе 18 лет, и ты приехал покорять Париж, потом мы опять спели "Пурк ла па, почему бы нет...", а потом гасконец гвозданулся носом в тарелку с колбасой и мирно захрапел. Слабак, подумали одновременно я и ангел. Не то, что мы, поддержал меня Фер. Они там, во Франции, все такие, согласился я, и попытался встать из-за стола.
  - Сен-н-н-я- догнал меня слабеющий ангельский голосок- что-то мне нехорошо. Мне бы водички. Ой-ой, умираю.
  Он попытался взлететь, хлопая крыльями прямо на кухне, не справился с управлением, и приземлился белым дельтопланом у ног мушкетера. Мне пришлось растащить их всех по креслам и коврам. Диван на правах хозяина квартиры и распорядителя банкета забрал я.
  Утром меня уже не кололи шпагой, и на том спасибо. Проснулся я, вы не поверите, от тишины. Я еще с вечера ожидал взрывного скандала, потому, что ангела уже начали напрягать тысячи мушкетерских чертей, но, царившая вокруг меня тишина, просто-напросто, оглушала. Я тихонько, стараясь не шуметь веками, открыл глаза. Дартаньян с ангелом сидели прямо на полу плечо к плечу и рассматривали картинки в порнографическом журнале, который мне друг привез из рейса. Судя по напряженным макушкам, это занятие их крайне увлекало. У ангела мелко подрагивали кончики крылышков, у мушкетера явственно шевелилась шляпа. Так вот, почему он до самой смерти считался первым ловеласом Франции после короля. В этом была моя, Сени Маниша, заслуга. Я почувствовал прилив вполне оправданной гордости.
  - Кхе-кхе- это был проснувшийся я- не заскучали?
  Четыре мужских плеча сначала синхронно вздрогнули, потом синхронно замерли, потом послышался шелестящий звук закрывшегося журнала, и ко мне повернулось красное гасконское лицо.
  - Сударь- мушкетер рывком поднял с пола поджарое тренированное тело- мы не хотели Вам мешать перед принятием важного решения.
  - Да-да, Сеня- поддержал его ангел, уже облачившийся в сверкающий непорочной чистотой, балахон- ты бы еще подумал пару часиков. Мы тебе мешать не будем. Правда, Шарль?
  - Тысяча чертей- клятвенно пообещал будущий маршал.
  Ферс треснул его кулаком под колено.
  Не, так не пойдет. Если уж ввязываться, то зачем откладывать.
  - Сколько у меня времени?- спросил я ангела.
  - Часа три- тут же доложился он- наверху тоже поспать любят. А там... я в этом деле, сам понимаешь...
  - Помню, запятая.
  И я отправился в ванную. Я, все-таки, российский еврей, и перед лицом последней битвы предпочитаю быть чистым. Вот уж чего я не ожидал, так это того, что Дартаньян пойдет за мной и помешает мне принять очистительные процедуры, заклинив дверь ногой в ботфорте. Я был твердо уверен, что он останется досматривать картинки. Там, по меньшей мере, еще пол-журнала было.
  - Сударь- краснея и отводя глаза говорил он мне. Все-таки он пока еще стеснялся, хотя и не так сильно- Вы можете рассчитывать на мою шпагу, мою помощь и мою жизнь. Все, что я перечислил, к Вашим услугам круглосуточно, смею Вас уверить. Но, позвольте один вопрос.
  Я пожал плечами- говори.
  - Как в вашем времени обстоят дела с доступными женщинами? Ну, как мужчина мужчину, Вы меня понимаете?
  Я торжественно выдал ему носки и открыл дверь с напутствием "Счастливой охоты". Если я хоть что-нибудь понимаю в женщинах, яркая внешность, галантная речь и сверкающая шпага, которую он по делу и без дела вытаскивает наружу, должны были обеспечить ему незабываемое времяпрепровождение.
  - У тебя три часа- только и успел крикнуть я ему вслед.
  - Не беспокойтесь за меня, сударь- пророкотал он, выкатываясь из подъезда.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"