Булаев Вадим: другие произведения.

Про Иванова, Швеца и прикладную бесологию

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У них нет ни Chevrolet Impala, ни фотогеничной внешности, ни героических взглядов. Они даже не смотрели сериал "Сверхъестественное". Потому двое сотрудников Департамента Управления Душами вступят в бой с проявлениями адских созданий во всех формах исключительно по собственному разумению. Рассказы будут выходить без какого-либо плана.

  Глава 1 Два километра
  
  
  
  -... И что делать предлагаете?
  
  Прокурор немного помолчал, обдумывая, затем ответил, благоухая ароматом свежего одеколона и коньяка.
  
  - У вас после вчерашнего праздника живые есть? Из не слишком сегодня нужных?
  
  Стоявший рядом человек в форме подполковника полиции утвердительно кивнул.
  
  - Один точно есть. Не пьёт по здоровью. И что?
  
  Вздёрнутые вверх брови служителя юстиции удивлённо поползли вверх.
  
  - Совсем не пьёт? Зашитый, что ли?
  
  - Нет. Аллергия у парня. Как больше пятидесяти водочки или ещё чего внутрь примет - так сразу морда нездоровыми алыми пятнами идёт и всего бедолагу наружу выворачивает.
  
  - Нда... С одной стороны, конечно, не повезло... А с другой - на такого сотрудника все равняться должны! - последнее было сказано даже с некоторым начальственным пафосом, выглядевшим особенно глупо на фоне коньячного выхлопа. Но об том прокурору, естественно, никто напоминать не стал. - Значит пусть остаётся здесь и ждёт, когда морозилка разморозится. Потом доставит содержимое в морг. Ну не будем же мы с вами изымать холодильник, да ещё после такого...
  
  - Совершенно с вами согласен, - даже немного угодливо ответил полицейский. - Так проще всем будет. Ну что, поехали? - он немного ослабил галстук и уставился мутными и больными глазами похмельного человека на свой служебный автомобиль.
  
  - Да. Пора. Работа не ждёт. А неплохо вчера посидели?
  
  - Ну да...
  
  Подполковник повертел головой, с трудом сфокусировал взгляд и зычно гаркнул:
  
  - Иванов! Сюда иди!
  
  От стоявшей неподалёку группы людей в форме и без отделился парень лет двадцати пяти. Короткостриженый, в чёрной кожаной куртке, тёмных джинсах и тяжеленых даже на вид, катерпиллеровских ботинках.
  
  - Да, Андрей Игоревич?
  
  - Ты это... Остаёшься тут. Как холодильник разморозится - отзвонись. Потом к патологоанатомам, сам знаешь куда...
  
  - И как я это сделаю? На трамвае? - невежливо перебил Иванов высокое начальство.
  
  - Поумничай мне! Пакет какой-нибудь найдёшь и отвезёшь! Ишь, ты какие все хитрожопые... за всеми машину присылай, иначе шаг сделать не в состоянии!
  
  Парень равнодушно пожал плечами и прошёл в калитку. Начальство быстро разъехалось, следом не стала отставать и следственно - оперативная группа. Через три минуты на утренней улице стало тихо.
  
  Человек по фамилии Иванов отзывался на имя Серёга, работал в уголовном розыске и был крепким середнячком. Ни гениальных раскрытий, ни мегаумных оперативных комбинаций за ним не замечалось, да он и сам к успехам не стремился. Работал и работал. Кто-то вагоны разгружает, кто-то в офисе сидит, а он за мелкими жуликами бегает.
  
  Обошёл замусоренный, загаженный двор. Покосился на тёмно-бурые пятна не до конца впитавшейся в землю крови, в избытке расположившиеся прямо у входа. Поискал глазами, на что бы присесть - не повезло. Всё было либо измазано невесть чем противным даже на вид, либо совершенно не подходило для такой благородной цели. Что поделать - тут жили идейные, стопроцентные алкаши со своим понимаем гармонии и порядка. Пришлось идти в дом...
  
  ***
  
  ...Появлению Сергея в этом откровенно неприятном месте предшествовала довольно запутанная история. В половину седьмого утра в дежурку позвонила бдительная старушенция и заговорщицким шёпотом, делая драматические паузы, чтобы насладиться моментом; чуть ли не облизывая каждое слово и совершенно точно смакуя каждую буковку, рассказала о том, что сосед в своём дворе разделывал мясо! И надо срочно всех-всех-всех!
  
  Дежурный был мужик опытный и вежливо поинтересовался у социально активной гражданки, а какое ей, собственно дело, что происходит у соседей? У вас свой двор есть - вот и бдите. Понятно, что старушке элементарно скучно и шпионить за соседями по частному сектору - древнее и святое право любой уважающей себя пенсионерки, но надоедать другим-то своей придурью зачем?
  
  - Почему вы решили, что он мясо разделывает?
  
  - У него во дворе чурбак здоровый весь в крови, и топор прислонён.
  
  - Ну хорошо... Разделал человек себе курочку или вечером поросёнка забил, чтобы за ночь его разделать и утром на рынок отнести - в чём тут преступление?
  
  - Да откуда у него?! Там же одни алкаши живут, а может и наркоманы! Вы проверьте сигнал, я знаю, что у вас всё записывается! Мало ли...
  
  Не отпугнула бабку и требование представиться по всей форме, чтобы вызов не считался анонимным. Обычно люди этого не любят.
  
  - Антонина Руслановна Плешакова. Почётный ... - дальше её слушать никто не стал.
  
  В этот момент в дежурку вошёл позёвывающий участковый, прикреплённый к суточному наряду, немного послушал обрывки долетавшего до него разговора, и, скривившись, махнул рукой: "Мол, соглашайся, отреагируем...". После этого между полицейскими состоялся стандартный в таких случаях диалог:
  
  - Антонина звонила? Голос писклявый и гнусный?
  
  - Ты её знаешь?
  
  - Да. Что случилось?
  
  - У соседа, якобы алкаша, во дворе мясо разделывали.
  
  - Понятно... Придётся идти, благо недалеко. У нас вся служба эту старую каргу знает. Большая поклонница эпистолярного жанра. Каждые три дня "сигнал" в письменной форме приносит. Скучно ей, дети разбежались в ужасе от её неуёмной энергии, соседи стараются лишний раз не попадаться на глаза... Теперь и до вас добрались. Вешайтесь. Тут или сходить, или бабка тошнить будет начальству со всеми вытекающими...
  
  А через полчаса участковый перезвонил и серьёзным, натянутым голосом потребовал прислать группу и сообщить кому следует.
  
  - Расчленёнка тут. Сильно не копался, но убийца здесь, бухой спит. Так что давайте быстрее, мало ли...
  
  Дальнейшие события происходили штатно и быстро. Оперативно выехали, оперативно охренели, подтянулось начальство. Взору полицейских предстало жуткое зрелище. В единственной комнате старого, неухоженного дома, провонявшей дешёвым табаком, протухшей едой и чем-то кислым, вдоль стены стояли грязные пакеты с маркировкой самой известной торговой сети, в которых покоились куски человеческого тела. Много, двенадцать штук. Быстро установили, что останки принадлежали сожительнице богатырски храпящего тут же, на ворохе обоссаных тряпок, мужичка. Как ни пинали душегуба - разбудить не смогли, так и упаковали. Счастливая от такого количества новых эмоций Антонина Руслановна кружилась вокруг коршуном, не давая никому сосредоточиться своей болтовнёй.
  
  - Я так и знала! Так и знала, что этим всё закончится! Вот! - бодро вздёрнутый вверх указательный пальчик. - Вот! - и замолчала, не в силах подобрать слова, хоть немного отображающие захлестнувшую её гамму чувств.
  
  - Бабуля, шли бы вы отсюда. Здесь место преступления, не положено тут посторонним находиться, - кто-то очень недружелюбно попытался избавиться от активистки.
  
  Как ни странно, но это подействовало. Старушка бодро убежала к себе во двор и приникла к забору, жадно ловя любое слово или движение хмурых сотрудников.
  
  Приехала труповозка с представителем судмедэкспертизы. Походили, посмотрели, перекинулись парой фраз со следователем. Затем все вместе перенесли пакеты в их автомобиль.
  
  Закавыка вылезла там, где её никто не ждал. Когда досматривали жилище, в старинном и вполне себе работающем, хоть и пустом холодильнике "Минск", который несклонные к скопидомству хозяева почему-то не пропили, обнаружилась голова покойной, втиснутая в небольшую морозилку. За время своего нахождения там она успела наглухо примёрзнуть к стенкам, а потому достать её не было никакой возможности.
  
  Как раз в этот момент непьющий Иванов, злой как чёрт на хорошо погулявших вчера коллег, которые начнут, стеная на страдания, стягиваться лишь к обеду, входил в местный отдел полиции. Прошмыгнуть к себе не удалось - остановили на входе.
  
  - Серёга, дуй на расчленёнку, вот адрес. Приказ начальника, - сразу из своего окошка обозначил ближайшие задачи дежурный. - По месту определишься. И бумагу не забудь - по любому соседей опрашивать погонят. Хотя участковых для этого уже вроде бы направили... Не важно, не забудь!
  
  - Иду.
  
  Сбегав в кабинет и взяв папку с чистой бумагой, отправился куда сказали. Мелькнув перед глазами руководства, под ногами крутиться не стал, прибился к небольшой группе коллег из разных служб, куривших в сторонке и мечтающих о свежем пиве.
  
  ***
  
  ... Иванов не спеша осмотрелся. Одна комната, кухня, коридор, удобства на улице. Толпы весёлых тараканов, заделанное фанеркой выбитое окно, пустые бутылки, запах мочи в углах. Добрался и до злополучного холодильника, брезгливо открыл. Из морозилки на него смотрело опухшее от пьянства, пухлогубое, с налипшими прядями полуседых, грязных волос, лицо женщины лет пятидесяти. А может сорока - кто их, алконавтов, разберёт? Посмотрел, повздыхал. Но расстроился не сильно - лучше целый день тут дурака провалять, чем слушать нытьё начальства о том, что надо сегодня хоть какие-то показатели для отчёта сделать. Хитро. Руководство холку намылит и дальше поправляться поедет, а ты за половину отдела выкручивайся.
  
  Посмотрел ещё раз на лицо покойницы, выключил холодильник из сети, оставив дверцу открытой. Неужели раньше это сделать нельзя было? Что за народ... всем на всё накласть. Увидел относительно чистый табурет и вынес его на улицу. Не повезло, вовсю начал накрапывать мерзкий ноябрьский дождик, загнав в дом даже вездесущую Антонину Романовну. Пришлось возвращаться. Обратно в комнату не пошёл, уселся в коридоре, тоскливо глядя в открытую дверь и ни о чём не думая.
  
  - У-у-у-х, ё!!! - раздалось в воздухе. - Да что ты будешь делать!
  
  Раздался удар, словно ладонью по стене. Сергей осмотрелся - никого. Протёр глаза на всякий случай.
  
  - А-а-а!!! Ну непруха! И что теперь?! - голос теперь шёл из дома и был каким-то... жутко обеспокоенным и растерянным одновременно.
  
  Оружия при себе у Иванова не было, поэтому он взял табурет за ножки направился в комнату, намереваясь разобраться с неизвестным болтуном. Но никого не было.
  
  - Что за чертовщина... Вот что значит не быть как все.
  
  - Слышь, не ори только, - раздалось за спиной. - Ладно?
  
  Серёга резко развернулся. Снова никого. Покрутил вправо-влево головой. Всё, кирдык. Глюки пришли.
  
  И тут из воздуха начал материализовываться человек. Не думая, полицейский заехал по нему от души табуретом. Без толку - импровизированное оружие прошло сквозь неизвестного, не причинив ему совершенно никакого вреда.
  
  
  
  - Да не нервничай. Свои. - материализация практически закончилась и перед Сергеем стоял парень его лет в несколько странной одежде. Расклешённые брюки, узенькая дешёвая курточка и совершенно немодные, остроносые туфли. Стрижка тоже удивляла - неизвестный носил причёску, скрывавшую уши, которая делал его похожим на Льва Лещенко в молодые годы.
  
  - Кто "свои"? - табурет полицейский не выпустил, приготовившись снова попытать удачи.
  
  Вместо ответа он поднял руку с раскрытой ладонью, на которой мягким, тёплым светом засветился непонятный знак и, неожиданно, пришло понимание того, что этот странный парень действительно свой. Как будто с рождения с ним знаком.
  
  Но Серёгу такими штучками было не пронять. Может, гипнотизёр какой или иллюзионист сумасшедший. Что он здесь забыл?
  
  - Ты кто? Документы покажи.
  
  - Я показал. Удостоверение инспектора. Чего тебе ещё надо?
  
  - Какое удостоверение? Лампочку на ладошке? На удостоверении фотокарточка с печатью должна быть.
  
  - У нас другая форма. Печать. Ты же почувствовал.
  
  - Какая разница, что я почувствовал? Повторяю вопрос - ты кто?
  
  - Швец Антон Макарович. Легче стало? Хорошо, давай по-другому, времени мало.
  
  После этих слов парень опять растворился в воздухе и опять возник. Потом просунул руку в стену, затем неожиданно до пояса опустился прямо в пол.
  
  - Достаточно? Если ты ещё не понял, то я призрак в некотором роде.
  
  - Фигасе... И что тебе нужно, призрак?
  
  - Урода одного поймать. Который сейчас в этой голове сидит и сообщника ждёт. Пошли, покажу.
  
  Прошли в кухню, Антон смело протянул руку к голове в морозильнике. Ладонь засветилась на этот раз лёгким, голубоватым светом.
  
  Глаза женщины неожиданно открылись, в них струился чёрный, противоестественный дымок. Губы явно пытались что-то сказать, но не смогли, ограничившись шипением. "Как голова без лёгких может шипеть?" - невольно подумалось полумёртвому от страха полицейскому. А кто бы ни испугался?
  
  Парень убрал руку, и голова снова стала обычной отрезанной головой мёртвой женщины.
  
  - Пошли покурим, всё расскажу. Если хочешь, можешь повторно табуретом меня навернуть, для закрепления увиденного.
  
  Совершенно обалдевший Иванов проследовал за призраком. Стали в дверном проёме на улицу. Сергей, слегка трясущимися от пережитого руками, достал себе сигарету и автоматически протянул открытую пачку Антону. Тот совершенно спокойно, абсолютно материальными пальцами взял предложенное и вежливо дождался поднесённой зажигалки.
  
  Как он курил!.. С удовольствием, медленно, делая аккуратные, без подсасывания воздуха, затяжки и провожая нежным взглядом каждое выпущенное колечко дыма. Призрак полностью отдавался этому процессу, наслаждаясь мгновением.
  
  Полицейский не торопил. Не нужно в такие моменты тихого счастья лезть с расспросами, не правильно это. Наконец, парень докурил и обратился к Серёге:
  
  - Мне твоя помощь понадобится, потому объясню, как оно есть. Эту женщину убили бесы, вселившийся в её и сожителя. Так получилось, что один застрял в этой голове и теперь моя задача отправить его обратно в ад.
  
  - Что значит застрял? - изумился Иванов.
  
  - То и значит. Бесы, что по земле шляются, поголовно воры, уроды и наркоманы. То есть очень любят вселиться в человеческое тело и оторваться по полной. Выбирают, как правило, маргиналов всяких. Вот только с фантазией у этих побегушников из преисподней плохо. Однообразная она. Обожают похитить тело какого-нибудь нарика или алкаша, а потом или под поезд его, или замучить человеческими руками самолично живое существо. Сами они не материальны, как правило. Так вот, у них от чужих страданий особенный оргазм. наркотик прямо. Вот и тут так случилось. Бес с подельником женщину убили, чтобы по полной кайфануть. Уверяю тебя, что во время пыток тут очень весело было. Один в голову жертвы влез, чтобы предсмертной агонией насладиться, а другой рубил. Специально сознание не полностью глушили, так, чтобы человек всё чувствовал, но сделать ничего не мог. По пакетам куски раскладывали на глазах у владельцев, для куража... И соседи ничего не слышали, верно?
  
  - Да...
  
  - Не давали бедняге орать от боли. Погоди... Там, когда труп будут осматривать, такие сюрпризы найдут... но не скажут, просто чтобы народ не свихнулся от жестокости. Вы, когда мокрушника принимали - спал, наверное, как убитый?
  
  - Да. Пьяней вина валялся.
  
  - Это понятно. Бесы и за шиворот залить не дураки. Но это больше наркотическое опьянение. Только он скоро за приятелем вернётся. Перебрали они, вот и случилась накладка.
  
  - Как? Он же в камере сейчас.
  
  - Что ему ваша камера. Тело покинет, в другого синяка вселится и придёт товарища спасать. А тому дурню сидеть...
  
  - Зачем он голову в морозилку засунул?
  
  - Юмор у них такой плоский. Помнишь старый анекдот "Проснётся - а голова в тумбочке"? Вот и тут так. Третий случай.
  
  Иванов удивился.
  
  - Как это - третий? По сводкам бы прошло.
  
  - Третий с головой в странном месте. Случаев гораздо больше. Просто не все трупы находят. И вообще, только в вашем городе эта парочка шестерых уработала. В канализации тела. Бесы прятать следы умеют. Дай ещё сигаретку...
  
  Полицейский дал. Снова помолчали, пока Антон курил.
  
  - Ты же призрак, как ты куришь?
  
  - На два часа могу становиться материальным с целой кучей ограничений. Вот и пользуюсь моментом.
  
  Сергей не спешил, обдумывал услышанное. И чем больше думал, тем больше становилось неясностей.
  
  - Так всё-таки - ты кто?
  
  Призрак устало улыбнулся, вздохнул, глядя на осенний дождь, и только тогда ответил.
  
  - Я - инспектор Департамента Управления Душами. Служебные функции примерно те же, что и у тебя. Сейчас вот бесов ловлю.
  
  - А потом что с ними делать станешь?
  
  Антон неожиданно зло посмотрел на Иванова и выругался.
  
  - Что делать, что делать... В ад ублюдков отправят, развоплотить их к свиньям собачьим только ангелы могут, да и то не все. Вот и получается - мы их в преисподнюю, которая для них дом родной, а они по новой сбегают, как революционеры из ссылки, и сюда куролесить. Замкнутый круг!
  
  - Прямо как у нас, - растерянно пробормотал Сергей. - Один в один... а почему сбегают?
  
  - Ну, - поёжился призрак. - Ад - организация серьёзная и там очень не любят, когда их обитатели по миру шляются. Не нравится им там, короче, строгостей много. Но сбежать можно отовсюду...
  
  Наконец Иванов решился задать самый главный вопрос:
  
  - Расскажи про Ад и Рай.
  
  - Нечего рассказывать. Я там не был. В чистилище застрял. Это что-то типа сортировочной станции для умерших. Вот и служу там с 1982 года.
  
  - Застрял? Почему?
  
  - Потому что некомплект в департаменте. Кто в Рай - те кабанчиком туда уносятся, кто в Ад - сам понимаешь, на работу не примут. Вот и выкручивается местное начальство, набирая нас чуть ли не по объявлению. Мне, когда дело моё показывали - так там особо ни грехов, ни праведности не наблюдалось. Потому и оставили, учитывая мою человеческую специальность.
  
  - Это какую?
  
  - Инспектор уголовного розыска, конечно. Тяжело догадаться, что ли?
  
  Полицейскому стало даже немного стыдно. И как не смог разглядеть коллегу?
  
  - На службе погиб?
  
  - Нет.
  
  - А как?
  
  - Смеяться будешь, - Антон стыдливо посмотрел на Иванова. - Глупая смерть.
  
  - Слово даю, что не буду! - торжественно ответил полицейский.
  
  Призрак помялся и неохотно начал:
  
  - Вечером домой с работы через стройку шёл, так ближе было... а в тот день ветер сильный был... Короче, кирпич на голову упал! - единым духом закончил он.
  
  Что тут смешного? Смерть - она и есть смерть. Отсутствие реакции на больную для Антона тему явно пришлось призраку по душе, и он неожиданно протянул руку.
  
  - Антон. Мы так и не познакомились толком.
  
  - Серёга, - и полицейский без колебаний пожал тёплую, абсолютно человеческую руку. - Что делать планируешь?
  
  - Сейчас второго принимаем, он с минуты на минуту появится, а потом с тем обдолбышем разбираться придётся. Там сложно...
  
  - Уверен, что придёт?
  
  - Да. Бесы народ дружный на удивление. Им по одному скучно, -внезапно он всмотрелся в сторону улицы. - Идёт, прячемся.
  
  Быстро прикрыли дверь, встали по бокам.
  
  Минут через пять во двор вломился неказистый, испитый мужичок и стремглав бросился в дом, совершенно не обращая ни на что внимания. Когда он начал только открыл вход, материальный призрак неожиданно резким движением приложил вспыхнувшую ладонь пьянице ко лбу, а другой рукой намертво вцепился в отворот старой куртки. Тот нечеловечески заорал, в глазах замелькала уже знакомая чёрная дымка. Через пару секунд тело неизвестного носителя беса обмякло, и он рухнул на пол, совершенно спокойно похрапывая.
  
  - И всё? - удивился полицейский.
  
  - С этим - да. Я же материальный был, вон он меня и не учуял. Тупые они, говорил уже... Этого, - носок туфли начала восьмидесятых ткнул мужичка, не при чём. Пусть идёт...
  
  - Бес где?
  
  - В аду, как ему и положено. Сейчас ему там воспитательную работу проведут. Да не удивляйся ты, - внезапно рассмеялся он. - Это не я так умею, это служебная Печать. Давай лучше ещё покурим...
  
  Иванов достал пачку, посмотрел - курева оставалось лишь несколько сигарет.
  
  - Дымишь ты как паровоз... Держи, не жалко, надо будет ещё прикупить.
  
  Призрак снова со вкусом затянулся.
  
  - Ты извини... с самой смерти не курил. Купить не могу - и денег нет, и прикоснуться к ним не имею возможности, сразу руки так пекут, что врагу не пожелаешь... Издержки моего нынешнего состояния...
  
  - Стрельнуть же можно.
  
  - На Земле я впервые после... ну, ты понял. Меня только недавно в инспектора перевели из помощников. Испытательный срок пока, потому и ограничений масса.
  
  - Понимаю... Теперь что?
  
  Антон как-то весь подобрался, съёжился.
  
  - Теперь самое хреновое. Тот, второй, из холодильника - с ним не просто. Похоже, что в момент смерти он душой женщины не до конца овладел - да, вот такая форма извращения; и она его посмертным проклятием в голове запечатала перед самым вознесением. Вдобавок и кровь убиенной вокруг... держит беса крепко, одним словом. Чтобы паскудника обратно отправить - проклятие нужно снять. Для этого голову необходимо доставить на освящённую землю - церковь, к примеру. Или на проклятую - ну, где убили кого-то. Однако второй вариант не подойдёт - тогда бес вырвется, и я его не удержу. Потому и прошу тебя помочь. Тут в двух километрах, прямо по улице, есть такое место. Давным-давно часовенка стояла. Намоленная, светлая. Вот туда и надо попасть. Два километра всего вниз по улице. Поможешь?
  
  - А сам?
  
  Призрак явно расстроился.
  
  - Сам я не смогу. Ограничение по грузоподъёмности в девяносто девять грамм, чтобы контрабанду не таскали. Придумал у нас один умник, ещё при Годунове в воеводах ходил. Нудный... Был бы ангелом - без проблем. И проклятие прямо тут бы снял. Но это всё влажные мечты! - неожиданно резко закончил он. - Поможешь?
  
  Иванов думал не долго. Увиденного ему вполне хватило, чтобы поверить этому мёртвому парню.
  
  - Помогу. Только ждать долго. Она же примёрзшая.
  
  - Чепуха.
  
  Призрак подошёл к холодильнику и приложил к нему свою Печать. Через десяток секунд послышалась звонкая, частая капель, а через минуту он произнёс: "Готово. Забирай".
  
  Серёга подобрал с грязного пола какой-то пакет и, стараясь не смотреть, сунул в него голову. После повернулся и, внимательно всматриваясь в лицо покойного коллеги, едко спросил:
  
  - Скажи пожалуйста, а как ты такой небесный сюда припожаловал? Чего же раньше не заявился со своей лампочкой и этих бесов не изгнал? И баба живая осталась бы. Странновато получается...
  
  Призрак не смутился.
  
  - Как только душа женщины в очереди в чистилище появилась, бледная, серая - так сразу ей занялись. Только напугана она сильно, и двух слов связать не может. Несколько часов бились, пока хоть какое-то представление о случившемся составили. Потом ещё час адрес вытряхивали. Потом, - было видно, что ему неприятно это говорить, - дом искал. Города я не знаю, денег у меня нет - такси не возьмёшь... Как смог, так и добрался. Будто у вас по-другому! "Убьют - тогда и приходите!" - гнусавым голосом процедил он.
  
  Всё так... Крыть было нечем.
  
  Вышли на улицу под непрекращающийся, моросящий дождь. Из-за забора торчал любопытный носик Антонины Руслановны.
  
  - Уже все следственные действия, чтоль, выполнили? - ехидно спросила она. Предыдущие эмоции уже переработаны, потому старушке хотелось новых.
  
  Вместо Иванова ответил призрак.
  
  - Конечно, не вечно же нам тут писать. Сейчас голову отвезём, и всё, пойдём отдыхать.
  
  - Какую голову? - не поняла женщина.
  
  - Вот эту, - Антон неожиданно превратился в невысокую худую женщину, которая на пластиковом, старом подносе держала свою голову. Точно такую, как лежала в пакете.
  
  Старуха истошно завизжала, выпучив глаза. Голова на подносе, между тем, раскрыла глаза и громко прошепелявила:
  
  - Съем! Съем! Съем!
  
  После такого зрелища, пробравшего даже Сергея, Антонина Руслановна опрометью бросилась к себе в дом, нервно крестясь. Антон снова стал Антоном.
  
  - Не люблю таких бабок. Явная склочница и вечная жалобщица. Наверняка по профкомам с кляузами бегает. Урок ей будет.
  
  - Это как ты так? - не отойдя ещё от зрелища, спросил полицейский.
  
  - Превращение? Да проще простого. Я же здесь, на Земле, призрак. Вот и меняю форму как хочу. Это с материалкой плохо - как воплотился, так таймер два часа и отсчитывает. А там сколько я в осязаемости пробыл - никому не интересно - норматив! Чтоб его...
  
  Вышли со двора, повернули вправо.
  
  - Там, - уверенно сказал покойный милиционер, ткнув пальцем вперёд. Километра два, не больше. Пакость эту из башки вышвырнем, и поедешь себе куда нужно. По-другому никак, сам видел.
  
  Антон шёл быстро, постоянно срываясь на бег. Нервно оборачивался, хмурился, постоянно подгонял Сергея.
  
  - Давай! Давай! У меня время скоро закончится! А вдруг не успеем?
  
  Минут через пять он неожиданно рухнул прямо на ноябрьский мокрый асфальт, зажав ладонями уши и извиваясь.
  
  - Ты чего? - всполошился полицейский.
  
  - Рот... Заткни ей рот... - прошипел извивающийся в приступе неконтролируемой боли призрак. - Быстро...
  
  Иванов открыл пакет и посмотрел внутрь. Голова ожила, грозно вращая чёрными глазами и издавая еле уловимое шипение. Ничего не понял, он послушно достал из кармана платок и, стараясь не касаться мёртвой плоти, засунул тряпку покойнице в рот.
  
  Призрак перестал корчиться и тяжело, совершенно не обращая внимания на промокшую, грязную одежду, поднялся.
  
  - Плохо дело. Он на помощь призвал, просто ты его вопли не слышишь. Поверь, покруче пароходной сирены было. Это там его проклятие и наркота держали. Сейчас начнётся... Побежали!
  
  Оба парня бросились вперёд, не чувствуя под собой ног, однако хватило их метров на триста.
  
  - Курить надо бросать, - тяжело дыша, прокашлял Серёга. - Я сейчас лёгкие выплюну.
  
  - Давай! Давай! - торопил Антон. - Иначе каюк нам. Сейчас его дружки сюда стягиваются, носителей ловят. Тогда не отобьёмся!
  
  В этот момент проезжавшая мимо ГАЗель неожиданно потеряла управление и, набирая скорость, понеслась прямо на них. Каким-то чудом удалось отпрыгнуть и мимо полицейского промелькнули испуганно-удивлённые глаза водителя. Машина врезалась в забор.
  
  - Бегом! Они технику контролировать умеют!
  
  Иванов побежал за призраком. Хорошо ему, не устаёт.
  
  - А чего же ты раньше мне об этом не сказал?!
  
  - А ты бы тогда согласился?! Я - нет. Сложно убедить человека сознательно идти на то, что его будут убивать и бить всем, что ни попадя...
  
  - К-козёл ты! - на бегу, разрывая сбивающимся дыханием буквы, выдохнул полицейский.
  
  - Можешь мне потом рожу набить, если захочешь. Обещаю материальным остаться! Только сейчас, пожалуйста, наддай, браток! Километр остался!
  
  Увернулись ещё от одной машины. "Слава Богу, что мы в частном секторе, движения почти нет. Выбрались бы на проспект - и пикнуть бы не успел, сразу тонким слоем бы размазали!" - подумалось Серёге. Неожиданно правый карман куртки вспыхнул, опалив бок. Телефон! Эта сволочь замкнула батарею! Завоняло подгоревшей кожей. Мельком глянул - вроде огня нет. Значит, сбрасывать одежду с себя, теряя драгоценные секунды, не нужно, всё потом.
  
  Пробежали ещё метров четыреста - и откуда силы брались? Неожиданно впереди хлопнула калитка, и на дороге возник бомжеватый гражданин с косой в руках. С нехорошей улыбкой на небритой, помятой роже он побежал на встречу, размахивая здоровенным лезвием на длинной палке.
  
  - Антоха! Изгони этого придурка! Он меня сейчас до пупа располосует!
  
  - Некогда! Это затянуться может! Проскакиваем!
  
  Мужик целенаправленно нёсся на полицейского.
  
  Неожиданно призрак ускорился, начал оббегать бесноватого по дуге. На его ладони загорелась печать.
  
  - Иди сюда, бесовское отродье! - и, снова изменив траекторию, теперь напрямую бросился к вселившемуся. Тот отпрянул, затем резко тело неизвестного, словно натолкнулось на невидимую стену, начало оседать.
  
  - Он вышел, но сейчас обратно вселится! Бегом!!! За нами рванёт! Я подмогу уже запросил! Всё хорошо будет!!! Уже немного осталось!
  
  Пробежали несколько переулков без приключений.
  
  - Видишь перекрёсток? - орал Антон. - Нам туда. Просто брось там голову на землю, дальше я сам.
  
  Сердце бухало в Серёгиной груди, в лёгких пекло. "Нет, точно курить брошу и на спорт пойду" - думалось ему. В голове появилась весёлая злость и ухарство. Хотелось запеть что-нибудь яркое, похабное.
  
  - Сзади догоняет, косарь недоделанный! Быстрее!!!
  
  Хватило мозгов не оборачиваться. Неожиданно, прямо перед долгожданным перекрёстком возникло несколько человек. Все они были вооружены кто палкой, кто лопатой. Считать не было времени. Двадцать, десять метров... Иванов размахнулся на удивление не порвавшимся в этой суматохе пакетом, размахнулся и... тело под ключицей пронзила острая боль, словно разорвавшая организм изнутри. Бросок не получился, пакет выпал из рук и покатился по асфальту, немного смешно подпрыгивая. Сам полицейский начал падать лицом вперёд, не контролируя свои действия. Сзади кто-то торжествующе взревел.
  
  И тут время остановилось. Прямо из разреза в воздухе стали появляться высокие, крепкие, мужчины в древнеримской броне. Судя по немолодым и угрюмо-воинственным рожам - триарии, никак не меньше. Они живо окружили бесноватых, после чего за ними появился белокурый, с детским и одновременно мужественным лицом, мужчина. Всю его одежду составляла мешковатая, но весьма искусно сидящая белоснежная тога, подчёркивающая мускулатуру и отменную выправку.
  
  Мужчина подошёл к пакету, открыл его, и морщась, прикоснулся светящейся фиолетовым Печатью к многострадальной голове. На первый взгляд ничего не произошло, но как-то сразу стало понятно - всё закончилось.
  
  Совершенно не обращая внимания на валяющегося в растекающейся луже собственной крови Сергея, он подошёл к призраку.
  
  - Швец! - его голос оказался грозен и раскатист. - Что вы себе позволяете?! Кто дал вам право привлекать для своих сомнительных и крайне непрофессиональных делишек живых?! Вы отдаёте себе отчёт...
  
  Дальше Иванов ничего не слышал. Он умер.
  
  ***
  
  Очередь была длинной, очень длинной. Вдоль стены, почему-то прижавшись к левому её краю, в тишине стояли люди. Самые разные: взрослые и маленькие, мужчины и женщины, всех цветов кожи. И все молчали, сосредоточенно глядя в затылок впередистоящего.
  
  Как Иванов тут оказался - он не помнил. Просто возник - самое точное определение. С интересом осмотрелся - обычный коридор среднестатистического офисного здания, даже без ковровой дорожки на полу.
  
  Между тем очередь довольно резво продвигалась, поэтому бросив пялиться по сторонам, Серёга начал смотреть вперёд, стараясь разглядеть конечную цель всей этой человеческой змеи. Не получалось, слишком далеко.
  
  И тут снизошло озарение и спокойствие. Из глубин подсознания пришло понимание того, что он умер и стоит в очереди на Страшный Суд. Страха не было, жалости к себе тоже. Накатил незнакомый ранее абсолютный фатализм.
  
  Уже стало видно, где заканчивается путь. Очередь входила в небольшое помещение с двумя одинаковыми, красивыми, резными арками, заполненными антрацитовой чернотой. Между ними за небольшим конторским столом сидел благообразный старичок в потёртом чиновничьем сюртучке и читал газету. Что удивительно, его совершенно не интересовало происходящее. Каждый входящий человек на мгновение задерживался, а потом превращался в маленькое облачко, тут же всасываемое чернотой. В подавляющем большинстве все уносило в левую. "Ад, значит, там. А за столом, верно, апостол какой-нибудь. Автоматизировал процесс, чтобы не слушать нытьё каждой души. Ну не Бог же в самом деле тут на стульчике скучает!" - так думалось теперь уже бывшему полицейскому.
  
  Неожиданно рядом со старичком возник Антон и что-то горячо зашептал ему в ухо.
  
  - Да иди ты... - поражённо воскликнул читатель газеты. - Так и сказал?!
  
  - Ага!
  
  - Ну тогда ладно... Иванов! Ивано-о-ов!!!
  
  Неожиданно Серёга понял, что произносят его имя. Вышел из равнодушной очереди, подошёл к старичку. Тот внимательно смотрел его.
  
  - Иванов. Идите с инспектором. Вас ожидают.
  
  Между тем ничего не понимающего парня схватил за руку его коллега по последнему приключению, и с силой потащил прямо в невесть как образовавшийся проём в стене.
  
  - Отвечай честно и со всем соглашайся, - сквозь зубы, еле слышно процедил он. - Со всем! Потом поговорим...
  
  Неожиданно они оказались в большом помещении, стилизованном под боярский терем. Вдоль бревенчатых стен стояли скамьи, в глубине виднелся массивный, резной стол и сидящий за ним человек в боярской шубе.
  
  - Сюда подойдите! - властно приказал он.
  
  Ноги сами собой повиновались, столько уверенной в себе силы исходило от этого человека.
  
  - Доставил, Фрол Карпович! - лихо гаркнул Антоха, весело глядя на него.
  
  - Вижу, что доставил. Посмотрел я на него. Жидковат.
  
  - Да как жидковат?! - возмутился покойный милиционер. - Личное дело проверили - не нагрешил особо, всё в пределах нормы. Работать умеет, навыки есть. Подходит, чесслово!
  
  Хозяин кабинета встал из-за своего рабочего места, не спеша обошёл стоящих перед ним по кругу, откровенно оценивая гостей.
  
  - Сомневаюсь, Антошка, я...
  
  - Не надо сомневаться, Фрол Карпович. Под мою ответственность! Сами же говорили, что работать некому. Я вон, в лепёшку расшибаюсь, новые кадры ищу...
  
  - Так-то оно так... Но сомнительно!
  
  - Ничего сомнительного! Ему же никто сразу инспектора не даст. Пусть в помощниках побегает, тем более среди живых. Сами знаете, как работать при наших ограничениях... - неожиданно тон Антона стал обличающим. - Или вы не хотите, потому что русский? Вон, Джону - американцу уже тринадцать лет как разрешили помощника-человека иметь. И ни слова не сказали, когда он деньги зарабатывал на сериале про братьев-демоноборцев, этих... как их... Вспомнил! Винчестеров! Сам не видел, но от знающих коллег слыхал, что в некоторых сценариях тот отметиться успел - слишком достоверно вышло!
  
  Неожиданный удар кулака по столу прервал словоизвержение Антона.
  
  - Ты что себе позволяешь, сопляк! Да я ещё при государе Борисе Фёдоровиче за Русь стоял нерушимо! И не надо американца сюда приплетать! Красиво баешь, только не в ту сторону. Знаю я, что парень по своей воле тебе помогал. Знаю и чем это для него закончилось. Сам то как, пойдёшь к нам? - неожиданно обратился он Серёге.
  
  Тот ответил не сразу, подумал.
  
  - Что от меня надо будет? - и сразу получил тычок от нахмурившегося Антона.
  
  - Правильный вопрос, хороший. Души защищать от погани всякой. Зло изводить по мере своих слабых сил, человеком быть, одним словом. И о Боге не забывать!
  
  - И всё? - сомневался Иванов.
  
  Фрол Карпович подумал, пожевал губами. Ответил не сразу.
  
  - Нет. Не всё. Скорее всего, тебя убьют в течение двух или трёх лет. Если за это время стажировку пройдёшь успешно - возьму к себе. Если нет - однозначно к бесам.
  
  - А почему Рай без вариантов?
  
  - Потому что в нашем деле чистеньких не бывает.
  
  Серёга задумался, а после, тряхнув головой, весело посмотрел хозяину в глаза.
  
  - Я согласен! Хоть какая-то от меня польза будет!
  
  ***
  
  ...Доктор! Доктор! Он пришёл в себя!
  
  К ничего не понимающему Иванову быстро подошёл мужчина в медицинском костюме.
  
  - Как вы себя чувствуете? - спросил он, озабоченно глядя ему в лицо.
  
  Наверное, нужно было что-то ответить, но в голове полицейского не затихая, крутилась одна мысль: "Папку с бумагой в том доме, долбанном, забыл, дурак...".
  
  
  Глава 2 Легко в учении, тяжело в бою
  
  Звонок в дверь привёл Сергея в недоумение.
  
  - Кого это ещё принесло? - бурчал он, с трудом вставая с дивана и всовывая ноги в тапки. Последний месяц о нём не вспоминал никто вообще - ни бывшее начальство, ни бывшие сослуживцы.
  
  После того странного случая с отрезанной головой, закончившегося лезвием косы в спине у Иванова, из органов его потихоньку попёрли. В самом деле, не объяснять же набежавшим зевакам с включёнными камерами мобильных телефонов всю подноготную истории. Проще поступили: объявили, что сотрудник переработался на почве охраны правопорядка, стал "немножко не в себе" и нёс голову похоронить согласно христианских традиций. Быстренько состряпали у штатного психолога нужное заключение, нарисовали соответствующий приказ и указали на двери.
  
  Всё это происходило, пока он валялся в хирургии. Практически четыре месяца и фактически все сбережения отдал бывший полицейский больничной койке, ещё и должен понемногу всем знакомым остался. После выписки, оказавшись не у дел, уже в течение полутора месяцев практически постоянно серфил интернет в поисках работы.
  
  С последним не везло. В охрану не брали - там прочно осела каста пенсионеров МВД, поэтому на более или менее денежные места принимали только своих проверенных сослуживцев; в менеджеры по продаже пластиковых окон не хотел идти сам. Одним словом, находился Серёга в подвешенном, неопределённом состоянии - это когда все дороги перед тобой теоретически открыты и мир почти у ног, а практически начало всех путей в светлое будущее находится в глубокой яме, из которой ещё надо выбраться.
  
  Если бы не небольшая помощь от родителей - совсем бы в уныние впал. Хотя брать деньги у них было очень стыдно, чего скрывать.
  
  Звонок повторился.
  
  - Да иду, иду! Чего трезвонить?..
  
  Щёлкнул замок, дверь распахнулась и у Иванова отвисла челюсть...
  
  - Пожрать чего есть?! - в квартиру нагло вломился Антон Швец и бодро потрусил к холодильнику.
  
  Сергей постоял в некоторой задумчивости, затем закрыл дверь и последовал за нежданным визитёром.
  
  - Я думал, ты глюк. В качестве бреда являлся.
  
  - Ага. Сделай яичницу пожалуйста, с колбасой... А где колбаса?! Тяжело было купить, что ли?
  
  Совсем обалдев от такой наглости, бывший полицейский взорвался:
  
  - Тяжело! Денег нет у меня! Как с работы по служебному несоответствию меня попёрли по твоей милости, так и всё! Закончилась колбаска! Безработным дошик положен по статусу! Если бы не бабкина квартира - на помойке ночевать пришлось!
  
  От такого напора Антоха попятился.
  
  - Как денег нет? А зарплата?
  
  - Ты тупой? Какая зарплата без работы?!
  
  - Погоди... погоди... - неожиданно он почти бегом направился в комнату, мельком осмотрелся и сразу открыл прикроватную тумбочку.
  
  - А это что, по-твоему? Ты когда в последний раз сюда заглядывал?!
  
  Сергей посмотрел через плечо призрака. В тумбочке, забитой всякими ненужными мелочами вроде старой зарядки от мобильника, массажёром для спины и прочей лабудой, лежала пачка денег. Не большая и не маленькая, зато вся из пятитысячных купюр.
  
  - Не понял... - растерянно пробормотал хозяин квартиры. - Откуда это?
  
  - От верблюда и его тётушки! Жалование это твоё, как любит повторять Фрол Карпович. За пять месяцев, судя по всему, накопилось. Тебя не трогали, считалось, что ты на больничном, а начисления исправно шли. Ну ты и тютя... не знать, что в собственном жилище делается.
  
  Иванов взял пачку, пересчитал, разделил на пять. Выходило прилично, почти в два раза больше его полицейской зарплаты. Снова пересчитал - но не для точности, а чтобы убедить себя в реальности происходящего.
  
  - Как они сюда попали?
  
  - Материализовались конечно. Не волнуйся, деньги полностью настоящие, подделками не балуемся. Ты же, если не забыл, у нас в департаменте помощником инспектора трудоустроен. А раз ты пока живой - тебе полагается за какие-то шиши жить. Вот и поставили на довольствие. Немного, конечно, но ведь не воровать же тебе! Хорош трепаться! Дуй в магазин!
  
  Дважды уговаривать парня не понадобилось. Даже переодеваться не стал, только куртку накинул и, как был, в трениках и домашних тапках, пулей помчался в продуктовый на углу.
  
  Через полчаса на столе стояла сковорода с пышущей жаром, буквально похороненной под толстыми ломтями колбасы и сыра, яичница. Рядом на тарелке красовался свежий хлеб.
  
  - Ты мне лучше пластиковую вилку дай, - попросил Антон. - У меня же ограничение по весу...
  
  Долго искать просимое не пришлось. У любого уважающего себя холостяка всегда есть изрядный запас одноразовой посуды на случай, когда чистая закончилась, мыть неохота, а кушать очень хочется.
  
  Заработали вилками.
  
  - Ой, хорошо, - сыто рыгнув, откинулся на спинку стула Швец. - Ты пожалуйста холодильник держи полным, буду признателен. Нам же там, - он показал пальцем в потолок, - еда не нужна в принципе. Но так хочется... Дай сигаретку.
  
  Закурили. На обоих накатила приятная истома слегка обожравшихся деликатесами людей, которым в пароксизме блаженства даже лень дышать.
  
  - Спрашивай, - зевнув, нарушил затянувшееся молчание призрак.
  
  - Чего спрашивать? Вопросов полно, не знаю с какого начать.
  
  Антон понимающе кивнул головой.
  
  - Тогда давай я тебе буду рассказывать основные моменты и обязанности, а остальное по ходу пьесы разберём.
  
  - Угу.
  
  - Значит так. Теперь ты помощник инспектора Департамента Управления Душами. Меня, то есть. И, по идее, мне подчиняешься беспрекословно. Но это в теории. На практике ты самостоятельная единица, способная со временем выполнять определённые задачи.
  
  Напомню, в наши служебные обязанности входит защита душ от посягательств всякой нечисти.
  
  - Какой, к примеру? Демонов там всяких?
  
  - Демоны не по нашему ведомству. Это туда, в райский спецотдел. Мы не выше бесов работаем - по шелупони всякой адской, если перевести на понятный язык. Демон - это такая силища... Да и нет их почти тут, на Земле. Не интересно им здесь.
  
  - А кто есть?
  
  Антон весело захохотал.
  
  - Кто угодно. Бесы, кикиморы, некроманты, вурдалаки, зомби, домовые, русалки, колдуны, неприкаянные души, привязки...
  
  - Последнее не понял.
  
  - Ты про привязок? Ну это... как бы тебе объяснить... - он пощёлкал пальцами, подбирая слова. - Силы такие, нематериальные. Обожают привязываться к человеку и паразитировать на его определённых эмоциях. Да ты их знаешь: Непруха, Западло, Растеряха... Как надоедает - меняют носителя, как рыбы-прилипалы. Да не переживай, с ними просто всё. Уже в древности бабки их заговорами отгонять умели; так, толкаются они теперь по медвежьим уголкам, не вдруг встретишь.
  
  - И откуда такое разнообразие фауны? - Серёге действительно было интересно.
  
  - От демонов. В давние-давние времена, когда они ещё частенько на планете ошивались. Понимаешь, - он взял сигарету, Иванов поднёс огонёк. - Вот бесы по своей природе тупые и злобные, да и то не все. А демоны - очень любознательные и интеллектуальные ребята. Резать-мучить-убивать им, конечно, интересно, но не слишком. Таких развлечений и в Аду полным-полно. Многие из них занимались, по-своему, научной деятельностью: кто-то выводил всякие новые виды мелкой нечисти; кто-то с бабой человеческой ухитрялся спутаться и рождался полукровка с определёнными талантами; кто-то клонировать себя из интереса пытался или там мёртвыми повелевать. И почти каждый старался завести учеников или последователей.
  
  Со временем их спецотдел вычистил, но наследие осталось. Вот с ним и будем дело иметь в основном.
  
  - Давай про спецотдел.
  
  Призрак подкурил от окурка первой вторую сигарету.
  
  - Окошко на проветривание поставь, тут дышать скоро от дыма нечем станет, - важно объявил он. - Спецотдел - это уроды с ангельскими личиками. Хотя наш департамент именно им обязан своим появлением. Так вот, создан он был в незапамятные времена для защиты душ от посягательств всякой нечисти, но со временем разросся и теперь больше всего напоминает небесную службу безопасности. Чем занимаются - никто не знает, но ходят очень важные и засекреченные, на нас как на вшей посматривают. Вмешиваются только в крайнем случае, и всегда им сначала запрос предоставь, обоснование, согласуй всё... Тогда, ещё в доме я помощь по прямому каналу запросил, и что получилось? Появились в самый последний момент, верно? А рожу их представителя помнишь?
  
  Серёга кивнул. Брезгливое и надменное выражение того молодца в тоге забыть было сложно.
  
  - Так вот, ты заметил: и центурия римских триариев у них, и Печать куда там нашим... полное материально-техническое обеспечение. Отвлёкся, вернёмся к сути. Когда по Европе в четырнадцатом веке эпидемия чумы свирепствовала - на небе столпотворение было, не успевали сортировать усопших. Естественно, под это дело всякая погань активизировалась - да столько их было, что даже спецы не справлялись. И вообще, все последствия средневековья до начала шестнадцатого века разгребали, представь себе. Видимо, дела крутые тогда происходили. А потом спецотдельских это задолбало, и они придумали создать Департамент Управления Душами, чтобы, значит, на наши плечи всю рутину спихнуть. Примерно как службу участковых создали - цели красивые, а по факту вечно в дерьме разбираются. Но и тут подгадили.
  
  На весь Советский Союз, извини, теперь РФ с республиками, у нас всего пять инспекторов по штату положено. И на всех сам видел какие ограничения. Даже боевых молний не выдают! Карпович изначально за Европой закреплён и видел, что население увеличивается, а штат сотрудников нет. Тогда он каким-то чудом выбил внештатные единицы на помощников среди людей - до трёх на одного инспектора. Так спецотдел и тут свой норов показал. Чтобы заиметь нового сотрудника из числа живых такого наворотили!..
  
  Смотри, - Швец начал загибать пальцы. - И он сам, человек, в смысле, совершенно добровольно должен прийти на помощь с риском для своей жизни - это вместо заявления о приёме на работу; и ситуация привлечения живого должна иметь все признаки непреодолимых инспектором обстоятельств; и собеседование с главой отдела необходимо лично пройти! -он обречённо взмахнул рукой. - То есть получается, что кандидат на должность заштатного помощника должен при определённой ситуации по личной инициативе рискнуть жизнью; идеально выполнить поставленную задачу; пройти всевозможные проверки и соответствовать по их результатам; попасть в клиническую смерть или кому чтобы выдержать собеседование и доказать жертвенность идеям добра; дать согласие на работу! Требования круче чем к космонавтам! Потому на планете ты только второй такой; про американца слышал уже, не будем повторяться.
  
  Подытожим: спецотдельские формально тебе приказывать права не имеют, но помни - их слово всегда весомее, поэтому без нужны не закусывайся.
  
  Теперь про службу. Сразу в бой тебя бросать, естественно, никто не станет. Но и тянуть не дадут. Первое время вместе поработаем, осмотришься, поднатаскаешься, потом сам. Иногда начальник во сне может призвать для отчёта. Не робей. Карпович - мужик отличный, только страху на подчинённых нагнать любит по старой воеводской памяти. И никогда ему не ври. Он всегда знает - где правда, а где ложь. Вопросы?!
  
  Иванов призадумался. Вопросов было полно, но все они больше от отсутствия опыта, и проще их будет задавать в процессе обучения.
  
  - Есть. Но, скорее, личного плана.
  
  - Валяй, - снисходительно разрешил призрак.
  
  - Ты почему так долго в помощниках проходил?
  
  Антон, наверное, ждал какого-то другого вопроса, а потому немного удивился.
  
  - Так мест среди инспекторов не было. Как освободилось - занял. А двое хоть и раньше меня попали в управление - до сих пор на вторых ролях сидят, и сколько просидят - не известно! - самодовольно закончил он.
  
  - Погоди, а предшественник куда делся?
  
  - А-а-а. Ты вон о чём... В рай на ПМЖ отправился. Какой-то подвиг совершил, его даже засекретили сразу, и в качестве особой награды наверх отбыл. Но так даже лучше. Альфредович с начала восемнадцатого века бессменно пахал, как вол. Хоть отдохнёт человек. Ещё?
  
  - Да, есть. Три. Первый - я смотрю, тебя в окружающей обстановке ничего не удивляет. Второй - откуда в раю триарии. И третий - с семьёй виделся?
  
  - Отвечу на последний. Нет. Не виделся. Зачем? По возрасту у меня уже внуки должны быть. Я не говорил - жена двойню родила в 1980 году. Ну, приду я туда, и что? Сердце бередить? Нет. Умер - значит умер. Так спокойнее.
  
  Не смотря на кажущуюся лёгкость фраз Иванов видел, что инспектору говорить очень больно и ответ явно выстрадан годами. Серёга пожалел, что начал этот разговор. Между тем Антон продолжал:
  
  - Отвечу за римлян. Как ты знаешь, праведникам мутузить кого-то по башке без особой санкции нельзя. Вот ад им и предоставляет специалистов для этого дела. Что-то типа группы быстрого реагирования.
  
  Ничего себе открытие!
  
  - Так, получается, Рай и Ад...
  
  - Да. Нормально взаимодействуют по определённым вопросам. Может даже и амброзию начальники вместе глушат по-тихому. Кто знает? Я, лично, не удивлюсь. Теперь подойдём к первому: не поверишь, но мы там в курсе всех технических новинок и даже тех, которые вы увидите в широком использовании лет через пятнадцать. Души часто болтливые попадаются, скучно им в очереди на Суд стоять. Иногда подойдёшь, поспрашиваешь... Так что все эти ваши ноу-хау - фигня для нас.
  
  Антон встал, потянулся и пошёл в комнату, приглашающее махнув Сергею рукой. Тот последовал за ним.
  
  - Перейдём к практическим занятиям. Активируй Печать.
  
  - Как?
  
  - Просто подумай о ней.
  
  Иванов подумал, и тот час на правой ладони появился слабенький светящийся круг с непонятными линиями внутри.
  
  - Чего это намалёвано?
  
  - Никто не знает. Набор определённых знаков, очень мощных, держат в строжайшей тайне. Да тебе какая разница?
  
  - Никакой. Любопытно просто.
  
  - Ну и всё, к делу. Давай ускоряться, у меня материальность скоро закончится, а ещё практические занятия надо успеть провести. Значит, запоминай: Печать у тебя пока слабенькая, почти учебная, но не переживай -со временем силы ей добавит руководство. Беса изгнать или со мной связаться - хватит. Правда, связь в одностороннем порядке. Так что на то, что приду по первому зову не рассчитывай. Своих дел полно.
  
  Серёга понятливо кивнул. Призрак продолжил:
  
  - Изгнание - сам видел, как делается. Просто приложи руку к голове бесноватого - и больше ничего не нужно. Сложность в другом - подобраться к нему. Меня они, в основной своей массе, могут учуять, когда я во всепроникающем состоянии. Потому и людей набираем - вас не заподозрят, вы всегда материальны, легче приблизиться. Но опасности это не отменяет, так что будь бдителен! Теперь стань к зеркалу и потренируйся активировать Печать одновременно с выбросом руки, желательно её засветить в самый последний момент. Чем позже адская мерзость свой приговор увидит - тем больше шансов выжить. Они перед изгнанием совсем без тормозов, ты это на своей шкуре испытал. Тренируйся!
  
  Иванов послушно начал отрабатывать выбрасывание руки с открытой ладонью, стараясь как можно позже активировать новоприобретённое оружие. Минут через пять у него стало получаться.
  
  - Молодца! - прокомментировал Антон его успехи. Теперь пошли применять полученные знания.
  
  Он выглянул в окно, присмотрелся.
  
  - Есть! Подойди.
  
  Помощник подошёл и проследил за взглядом инспектора. На скамейке у подъезда сидела злобная и скандальная бабка Васильевна, грелась на весеннем солнышке. Иванов её не любил. Все попытки с его стороны уважать старость и демонстрировать вежливость нарывались на постоянную ругань и шипение склочной старухи.
  
  - Видишь пенсионерку? - голос Швеца был серьёзен.
  
  - Вижу. Знаю. Говно человек.
  
  - А теперь присмотрись внимательнее. Тебе Печать что-то вроде суперзрения подкинула.
  
  Сергей присмотрелся и увидел небольшую, тоненькую чёрную ауру вокруг бабки.
  
  - Ауру вижу. Чёрную.
  
  - Правильно. Запоминай простое правило: если аура делает человека визуально в два и более раз больше - это демон. Если не дотягивает до заданного критерия - это бес. Так же уровень ауры показывает силу твари. Чем больше - тем мощнее. Запомнил?
  
  - Да.
  
  - Теперь пошли изгонять. Подходишь, руку на голову, печать активируешь. Бес мелкий, но тем не менее...
  
  Вышли на улицу. Васильевна, завидя их, радостно загомонила:
  
  - Ишь ты, выперлись. Небось за водкой... Другие люди весь день работают, а эти сытые, круглые... дармоеды!
  
  Антон подоткнул Сергея в спину.
  
  - Давай!
  
  - Что давай?! Что давай?! - не поняв смысла слова, взвилась бесноватая. - Ты что это себе позволяешь?! Я те сама щас как дам! Мало не покажется!
  
  Иванову было страшновато, в первый раз всё-таки изгоняющим становится. Но, быстро справившись с волнением, он вскинул правую руку и активировал печать, только когда пальцы начали касаться старушечьей головы. Как учили.
  
  Под ладонью слегка вспыхнуло, обдав её теплом. Бабка закатила глаза и оплыла на спинку скамейки.
  
  - И всё? - не веря, поинтересовался помощник. - А мы её не угробили?
  
  - Нет. Минут пять в бессознанке побудет, тем дело и ограничится. Молодец, справился, так и доложу Карповичу, - призрак был явно доволен.
  
  - А дальше что?
  
  - А дальше жди вызов. Пока вместе поработаем.
  
  Неожиданно старуха зашевелилась.
  
  - Ого, сколько здоровья! Не каждый мужик так быстро очухается!
  
  Васильевна открыла глаза, несколько секунд вращала ими, приходя в себя и оценивая окружающую обстановку, а потом неожиданно схватила приставленную к скамье клюку и с силой перетянула Серёгу по груди.
  
  - Ах вы наркоманы вонючие, ишь чего удумали! На людей нападать! Да я на вас в суд напишу, чтоб вы передохли все! Мало того, что бабка твоя, шаболда, квартиру тебе отписала, так ты ещё и на старых людей бросаться вздумал? Ми-и-илиция!!! Поли-и-иция!!! Убивают!!! - заголосила она, не переставая пытаться снова стукнуть поспешно отскочившего Иванова.
  
  - Ходу, - раздалось за спиной Серёги, и оба бесоборца бросились обратно, в подъезд, под непрекращающиеся проклятия Васильевны.
  
  Дух перевели только в квартире, обалдело глядя друг на друга.
  
  - Антох, это что сейчас было? Печать не сработала?
  
  - Сработала. Бес изгнан, стопроцентно.
  
  - Тогда что это было?
  
  Швец вздохнул и ответил:
  
  - Разновидность бабки приподъездной как она есть. Неумирающий вид. Всех и всегда ненавидит и без потусторонних сил.
  
  - Нда... С бесом она поспокойней была...
  
  - Бывает... Давай покурим напоследок?
  
  Снова закурили на кухне, поглядывая через штору на никак не успокаивающуюся старуху. Впрочем, теперь её жертвой была весьма противная и не менее скандальная тётка со второго этажа. Силы соперниц были примерно равны, а потому схватка обещала быть интересной.
  
  Досмотреть, к сожалению, не удалось. Антон засобирался, по-быстрому выкурив ещё сигаретку, и дав на прощание последние инструкции.
  
  - Ты это... Купи водочки, а... Очень хочется...
  
  - Хорошо, - просто ответил помощник. - Куплю.
  
  - И это... С Печатью тренируйся, гуляй побольше - развивай новое зрение. Только не ори сразу... Превозмогай себя.
  
  И Серёга действительно на прогулке не заорал, превозмог. Но далось ему это ох как непросто!
   Глава 3 Муки выбора
  
  
  На следующий день, по совету непосредственного начальника, Иванов решил прогуляться. В центр, пешочком, с запланированным посещением пивной и парка. Принарядившись, чудом прошмыгнул мимо склочной Васильевны и вышел на проспект, где неспешно побрёл по широкому тротуару, ротозейничая на завлекательные и яркие вывески всевозможных бутиков, магазинов и едален.
  
  
  
  Первое время Сергей недоумевал: что такого он должен был увидеть, чтобы "превозмочь" себя. Вокруг была весна, девушки уже начали своё извечное состязание в минимизации одежды и надменной вздёрнутости носиков при любых проявлениях мужского внимания. Молодые мамы катили коляски, мужчины пребывали в лёгкой эйфории от бесплатного зрелища и тёплого ветерка. Чего скрывать, Иванов и сам вовсю любовался женскими прелестями, пока неожиданно не заметил ауру. Тоненькую, едва видимую, но ауру. И обалдел. Первым порывом было припечатать адское отродье служебной Печатью в лоб, чтобы потом продолжить свой путь с чувством выполненного долга. Но не стал, сдержался, глядя с отвисшей челюстью на внезапно образовавшееся препятствие.
  
  
  
  Обладательница ауры - хрупкая, почти прозрачная девушка в немыслимо дорогих тоненьких тряпочках, обтягивающих под горностаевой шубкой её идеальное тело, с удовольствием повисла на шее огромного, звероподобного мужика, одетого в шикарный костюм тоже не за пять рублей. Мало того, лицо громилы постоянно мерцало, превращаясь из обычной неприятной, но всё же человеческой рожи в волчью, с клыками и шерстью. Заметив изумлённый взгляд парня, он нахмурился/оскалился и недвусмысленно показал пудовый кулак.
  
  
  
  Серёга икнул от такого зрелища. Пока приходил в себя, пара села в припаркованный рядом Мерседес и была такова.
  
  
  
  Пока добрался до центра - ещё трижды видел мелкие ауры и одну огромную, раза в четыре больше её носителя - пожилого и симпатичного старичка. Попалось несколько вообще не пойми кого: женщина средних лет при прямом попадании на кожу солнечных лучей мгновенно покрывалась зелёными бородавками; у работяги узбека, прочищающего газон, оказались неожиданно змеиные глаза с вертикальными зрачками; оживлённо болтающий по смартфону мужчина не имел половины лица - словно ластиком вытерли; а продавщица хот-догов лихо лила на сосиски кетчуп, зажатый в руке скелета, торчащей из её белоснежного халата.
  
  
  
  И никого, судя по совершенно спокойной реакции окружающих, это не напрягало, потому что никто ничего не замечал. "Ну ничего себе!"- рассуждал помощник инспектора, неосуществимо мечтая выкушать мерзавчик коньячка, прямо из горлышка, для снятия стресса: "Как теперь жить, зная, что всякая погань в любой момент тебя сожрать может или укусить неприятно?".
  
  
  
  Так ничего и не надумав, трезвый и обескураженный Иванов отправился домой, чтобы в домашнем уюте и при успокаивающем урчании холодильника, правильно заполненного пельменями, разобраться с увиденным и разложить его по полочкам для удобства восприятия.
  
  
  
  На обратном пути тоже... насмотрелся. Привычный мир оказался гораздо многообразнее, чем думалось раньше.
  
  
  
  Антон возник прямо посреди кухни в самый неудобный, ответственный момент, требующий от Серёги полной внутренней концентрации и гармонии с самим собой. Он поливал уксусом только что сваренные, исходящие божественным ароматом, пельмени и ничего вокруг не замечал.
  
  
  
  - Здорово! - замерцал призрак в воздухе. - Собирайся, поехали!
  
  
  
  От неожиданности рука дрогнула, и в пищу матёрых холостяков мощной струёй ухнула едкая, резко пахнущая жидкость.
  
  
  
  - Ну ё... - в сердцах ругнулся хозяин квартиры. - Нельзя же так. А если бы я с дамой был?
  
  
  
  - Извини, - без малейшего раскаяния в голосе ответил Швец. - Просто сейчас материализоваться не могу, чтобы таймер тикать не начал. Быстрее давай!
  
  
  
  - Да что стряслось?! - уже натягивая джинсы, завопил Серёга. - ты как на пожар...
  
  
  
  - Слушай и запоминай, - перебил его инспектор. - В вашем хосписе для детей примерно раз в три месяца пропадает ребёнок в возрасте до пяти лет. Детдомовский, по ком плакать никто не станет. Главврач покрывает это дело, чтобы по шапке не получить. Точно известно о пяти таких случаях. Вот и будем разбираться.
  
  
  
  - Так, может, они сами сбегают? У нас приютские...
  
  
  
  - Чушь не неси! Дети пропадают исключительно те, кому совсем немного осталось. У них сил хватит максимум до больничных ворот дойти, и то вряд ли.
  
  
  
  - Всё равно не понимаю, почему ты решил, что это наша парафия? - не сдавался Иванов.
  
  
  
  Призрак нахохлился.
  
  
  
  - Был я там. Есть в воздухе что-то... непонятное, словно сущность там побывала. Весь день провёл - и ничего не обнаружил. Всех сотрудников пересмотрел - нет ауры. А эманации есть, и их за сегодня стало больше. Жаль, - он расстроено склонил голову, - что пока у меня опыта в земных делах маловато, а советоваться некогда. Я и про пропажи случайно узнал, когда защиту обновлял... Главврач проболтался приятелю по телефону.
  
  
  
  - Какую защиту?
  
  
  
  - А, ты же не знаешь... Больница - это квинтэссенция людской боли и страданий; не война, конечно, но немногим лучше. Вот и тянется всякая гадость поживиться. Мы, инспектора, постоянно обновляем своими Печатями защиту таких заведений. Не на сто процентов помогает, конечно, но подавляющее большинство потусторонней сволочи отпугивает. Ты оделся? Вызывай такси, поехали в областной хоспис!
  
  
  
  - Готово, пошли на улицу.
  
  
  
  Швец мгновенно стал невидимым, однако помощник чувствовал - он здесь.
  
  
  
  Доехали быстро. Расплатившись, Серёга отошёл в сторону от главного входа и негромко заговорил, приложив к уху смартфон.
  
  
  
  - Антоха, ты тут?
  
  
  
  - Тут, - послышался тихий шёпот. - А зачем ты телефон достал?
  
  
  
  - Люди вокруг. Ещё решат, что сам с собой разговариваю, и жёлтую бригаду вызовут. Так реалистичнее. Какой план?
  
  
  
  - Я в отделении засаду сделаю, ты на улице. Как только кто-то из детей начнёт уходить из отделения - работаем по обстановке. Ребёнка опознаешь, Печать поможет. Он на тень похож будет.
  
  
  
  - И как ты уследишь?
  
  
  
  - Там всего три палаты с самыми маленькими, справлюсь.
  
  
  
  - Понятно, но не очень. Кому такие крохи понадобиться могут? - задал Иванов волновавший его всю дорогу вопрос.
  
  
  
  - Сатанистам, бесам, колдунам... да кому угодно! Уродов, сам видел, сверх всякой меры вокруг!
  
  
  
  - Кстати, про уродов. Я тут по твоему совету прогулялся, и такое...
  
  
  
  - Всё! потом объясню! Работать давай.
  
  
  
  На том и расстались. Помощник прошёлся вдоль больничного забора, потом обошёл всю территорию по периметру. Выводы были неутешительными. Он сходу насчитал пять выходов, трое незапертых днём ворот и один лаз. Ну и как тут узнать, где выведут похищаемого? От таких дум Иванов впал в лёгкую депрессию, и устроился в круглосуточной забегаловке неподалёку от центрального лечебного корпуса.
  
  
  
  Прошла ночь, в течение которой Серёга выпил немереное количество кофе, съел пару сандвичей и пообщался с незнакомым дежурным нарядом полиции, долго и нудно выпытывавшим, какого он тут ночью отирается. Выручила, как ни странно, продавщица.
  
  
  
  - Да чего вы к парню привязались! - женщина храбро вступила в пререкания со стражами закона. - Видно, дитё у него тут. Наверняка развёлся, бывшая с ребёнком увидеться не даёт. А тут ещё кровиночка родная в больницу угодила. Вот и мается человек, места себе не находит! Он весь день тут выглядывает - может, мамаша хоть воздухом подышать чадо выведет - а ему и то хлеб. Документы же вы проверили, чего ещё вам надо? Тут таких, нормальных отцов, знаете сколько перебывало?! Жалко их... - и женщина неожиданно всплакнула.
  
  
  
  Иванов во время этого страстного монолога лишь согласно мычал и кивал головой, полицейские тоже смутились.
  
  
  
  - Держись, - один из них вернул паспорт и, пожелав всего хорошего, наряд уехал дальше охранять сон мирно спящих граждан.
  
  
  
  Продавщица, вернувшись за стойку, долго и горестно хлюпала носом, надеясь в душещипательной беседе скоротать до утра время со спасённым ею от произвола несчастным папашей, однако Серёга отмалчивался, глядя на хорошо освещённую улицу.
  
  
  
  Не случилось ничего. В начале девятого в ухе раздался шёпот:
  
  
  
  - Выйди. Поговорить надо.
  
  
  
  Злой, с чугунной от недосыпа головой, Иванов выполнил пожелание руководства и, отойдя в сторону, прошипел:
  
  
  
  - Зачем я тут торчал? Из больнички со всех сторон свалить можно. Какой смысл?
  
  
  
  - Для подстраховки. Не ори. Значит так, Серёга, в отделении всё без изменений. Я отскочил к тебе, пока обход идёт. Новость так себе: придётся ещё сутки тут пробыть. Я всё понимаю, тяжело, но выбора нет. Таблеток нажрись каких-нибудь. Если до завтра не срастется - пойдёшь отдыхать. Но эти сутки - надо вытерпеть. Чувствую я, что надо.
  
  
  
  Ругаться с призраком не было сил, потому Иванов лишь обречённо кивнул головой, настраиваясь на вторые бессонные двадцать четыре часа. Сел на скамейку, начал от нечего делать считать окна в зданиях.
  
  
  
  Около пяти вечера тупеющего от сонливости и скуки помощника неожиданно привёл в себя резкий окрик, прямо над ухом:
  
  
  
  - Не спать! Бери машину и давай вон за тем автобусиком, что сейчас из ворот выедет! Да не тупи! Уйти может!
  
  
  
  Такси у областной больницы всегда в избытке, но удивил водитель, категорически отказавшийся ехать за кем-то.
  
  
  
  - Ага, под статью хочешь подвести! - возмущался он. - Следить удумал, а меня потом по ментовкам затаскают!
  
  
  
  Между тем микроавтобус, набирая скорость, удалялся.
  
  
  
  - Серёга, если что, придётся действовать самому, другой транспорт искать некогда - внезапно рявкнул Антон и материализовался, приложив активированную Печать к голове водителя. - Шеф, двигай вон за тем оранжевым Фольксвагеном.
  
  
  
  Водитель послушно заткнул фонтан своего красноречия и оперативно догнал необходимую машину. Иванов попытался узнать детали происходящего, но Швец приложил указательный палец свободной руки к губам, не отнимая ладонь другой руки от головы таксиста. Ну что же, потом так потом.
  
  
  
  Ехали долго. Преследуемая машина бодро выехала на трассу и попёрла в сторону бескрайних просторов и деревень. Наконец, отмахав километров восемьдесят, свернула на неприметный просёлок и через некоторое время въехала в полупустую деревушку, припарковавшись у большого, но слегка обветшалого дома.
  
  
  
  Подъезжать близко не стали. На околице отпустили ошалело вертящего головой и вообще не понимающего, где он, таксиста, по-честному с ним рассчитавшись. Серёга не хотел, памятуя его хамское отношение, но Антон настоял: "Не плоди грехи по мелочи!".
  
  
  
  Подошли к дому, из которого даже сюда, на улицу, доносился весёлый детский смех.
  
  
  
  - Антон! Введи в курс дела! - настоял Иванов.
  
  
  
  - Хорошо. Женщина с сообщником вывезли очередного ребёнка на вот этой вот машине, - он ткнул пальцем в видимый из-за невысокого забора микроавтобус. - Она клоунесса, он - помощник. Оба молодые. Ребёнка в общей суматохе в ящик с реквизитом засунули и были таковы. Хотя, надо признать, ребёнок не возражал.
  
  
  
  Кто они - я пока разобраться не смог. Ауры нет, а лёгкие эманации потустороннего присутствуют. Именно она вчера и наследила, когда про очередное бесплатное представление в отделении договаривалась.
  
  
  
  - Какой план?
  
  
  
  - Идём в гости, дальше по обстановке. Эх... вот не хотел же материальность раньше времени включать, сейчас бы на разведку слетал, - расстроился инспектор. - А так на этого водилу почти всё время потратил, чтобы его контролировать.
  
  
  
  - Поэтому ты говорить не хотел, чтобы не отвлекаться?
  
  
  
  - Нет. Чтобы водила лишнего не услышал. Он хоть и под Печатью был, но кто знает...
  
  
  
  - Пойдём, - решительно произнёс Серёга и первым толкнул незапертую калитку. - Иначе ты скоро в призраки смоешься, а я в одиночку отмахаться могу и не суметь.
  
  
  
  Вошли во двор, сильно опасаясь какого-нибудь цепного кобеля или ротвейлера на свободном выгуле. Обошлось.
  
  
  
  - Хозяева!!! - Проорал Антон. - Ау!
  
  
  
  На крик вышла некрасивая, полненькая девушка лет двадцати двух, одетая по-домашнему, в халатик и тапочки.
  
  
  
  - Вам кого?
  
  
  
  - Хозяев.
  
  
  
  - Слушаю вас.
  
  
  
  Парни переглянулись, и Швец еле заметным, утвердительным кивком обозначил: она.
  
  
  
  - Ребёнок где? Тот, из коробки с реквизитом. И не надо врать. Мы тебя который день пасём, доказухи - во! - Серёга показал вытянутой вверх рукой, на сколько много у них доказательной базы.
  
  
  
  Вместо ответа девушка напряглась, внимательно уставившись на непонятных гостей. Неожиданно для себя помощник отметил, что клыки у неё некрасиво торчат из-за губы, а ногти со скрипом оставляют глубокие царапины на деревянной стене дома.
  
  
  
  - Полукровка... - выдохнул Антон, активируя Печать. - Так вот почему такой след слабый...
  
  
  
  - Не отдам! - с ненавистью процедила странная девушка, готовясь к прыжку и всё больше походя на хищное животное.
  
  
  
  - Пипец. Влипли, - подумал Серёга, тоже активируя Печать, но благоразумно ничего вслух не сказал.
  
  
  
  Громом среди ясного неба прозвенел колокольчиком детский голосок:
  
  
  
  - Мама, а кто эти дяди?
  
  
  
  На крыльцо вышел мальчишка, самый обычный, с весёлым конопатым лицом и в простенькой одежонке. В его руке был игрушечный меч из красной пластмассы; на голове шлем, свёрнутый из газеты.
  
  
  
  - Сыночка, иди в дом... Включите себе мультики, мама скоро придёт... - не отрывая от нас взгляда, проскрипела почти нечеловеческим голосом хозяйка.
  
  
  
  Но малыш её не послушал. Он внимательно всмотрелся сначала в лицо той, которую назвал мамой, потом в лица нежданных гостей, и решительно загородил собой девушку, выставив вперёд меч.
  
  
  
  - Уходите! Вы плохие и маме не нравитесь! Уходите, и я не буду вас бить! - ребёнок принял горделивую, явно подсмотренную в мультфильмах, позу защитника униженных и обездоленных.
  
  
  
  Иванов растерялся. Он никогда не умел обращаться с детьми, робел сильно. Ну не через пацана же пробиваться к голове этой..., да чёрт его знает, от кого или чего эта полукровка! Швец молчал - видимо тоже плохо представлял, как выходить из такой некрасивой ситуации.
  
  
  
  - Димочка! - неожиданно, мягко и строго одновременно, произнесла девушка уже нормальным голосом. - Ты молодец, мой защитник. Но дяди ничего плохого никому не сделают, просто у нас взрослый и неинтересный разговор предстоит. Ты же помнишь правило: Когда говорят взрослые...
  
  
  
  - Дети молчат. - закончил он. - Хорошо, я в дом, знакомиться с новой сестричкой. Но если что - ты меня позови! Я всех победю! - и гордо прошествовал обратно, не забыв прикрыть за собой дверь.
  
  
  
  - И сколько их у тебя? - безжизненным, очень спокойным голосом поинтересовался инспектор Департамента Управления Душами.
  
  
  
  - Теперь шестеро.
  
  
  
  - И все живые?
  
  
  
  - Да...
  
  
  
  Разговор явно не клеился, Иванов попробовал вмешаться и разрядить ситуацию.
  
  
  
  - Звать тебя как, похитительница?
  
  
  
  Хозяйка вздрогнула от такой внезапной перемены в теме разговора. Наверное, ждала какой-нибудь подлости от незваных визитёров или группу захвата, шустро набрасывающуюся со всех сторон. В пользу последней версии говорило то, что она беспрестанно вертела головой, осматриваясь.
  
  
  
  - Лена.
  
  
  
  - А меня Серёга. А его Антон. Ты ребёнка зачем украла? За это судят обычно.
  
  
  
  - Было бы лучше, чтобы он там, с соблюдением законности умер?
  
  
  
  - Нет, конечно. - Иванову с трудом давался дружелюбный тон, но он очень старался. - Вот только ты чем им помочь можешь?
  
  
  
  - Я? Излечить могу.
  
  
  
  - Врёшь...
  
  
  
  Девушка подбоченилась, с вызовом глядя в глаза парням. Клыки куда-то пропали.
  
  
  
  - Не вру! Пошли, покажу! - и, совершенно спокойно повернувшись спиной, вошла в дом.
  
  
  
  Швец и Иванов переглянулись.
  
  
  
  
  
  - Пойдём?
  
  - Не знаю, сколько там их внутри может быть...
  
  
  
  - Придётся идти, протупили. Она уже в доме. Сбежать может.
  
  
  
  Вошли внутрь и сразу оказались в заставленной как попало многочисленной детской обувью прихожей. Из глубины дома раздавался характерный шум и гам, традиционно создаваемый собравшимися в одном помещении детьми.
  
  
  
  - Идите, чего стали! - оттуда же послышался голос Лены.
  
  
  
  Инспектор с помощником прошли. В большой гостиной на полу облепив со всех сторон девочку лет пяти, серенькую, словно тень, с лысой головой, сидела весёлая, жизнерадостная малышня и громко, наперебой, демонстрировали ей свои рисунки и игрушки. На взрослых они не обратили ровным счётом никакого внимания, полностью увлёкшись друг другом.
  
  
  
  - Раз, два, три, четыре, пять, шесть... - беззвучно пересчитал их Серёга.
  
  
  
  Иванов посмотрел на детей, на вышедшего в этот момент из кухни паренька лет пятнадцати, после обратился к хозяйке:
  
  
  
  - Пошли, поговорим.
  
  
  
  Вернулись на улицу, присели на лавочку у забора. Начал Швец.
  
  
  
  - Лена, что предлагаешь делать? Ты же знала, что рано или поздно за тобой придут? И на силу свою не надейся. Через неё за тебя и зацепились.
  
  
  
  Девушка сидела грустная.
  
  
  
  - Вы кто, ребята? Какое-то спецподразделение? На вас ни отвод глаз, ни ужас не работает.
  
  
  
  - Типа того. По таким, как ты, работаем. - умно навёл туману Серёга. - "Секретные материалы" смотрела?
  
  
  
  Она кивнула.
  
  - Понятно... И что с нами будет? Детей обратно по детдомам, а меня в лабораторию на изучение? Не дамся, убью себя!
  
  
  
  Антон отскочил в сторону:
  
  
  
  - Серёга, отойди от неё! Вампиры, даже полукровки, очень опасны и быстры, а у этой, похоже, сейчас истерика начнётся! Смотри, боевая трансформация началась!
  
  
  
  И правда, у девушки по новой вылезли клыки, когти, сузились зрачки.
  
  
  
  Однако вместо выполнения целиком правильной команды руководства, Иванов неожиданно для себя, от всей души провёл практически идеальный, нокаутирующий удар в челюсть. Полукровка рухнула на землю в глубокой отключке.
  
  
  
  - Ничего себе! - раздался восхищённый голос со стороны дома. - Красиво! Не трогайте её, пожалуйста.
  
  
  
  К лежащей Ленке подошёл тот самый паренёк, с кухни. Осмотрел её, расстроено вздохнул, приподнял и привалил спиной к забору, чтобы в сидячем положении находилась.
  
  
  
  - Ленка, Ленка... Дура истеричная... Сколько раз говорили на эту тему, нет! Сначала делает, потом плачет, потом виновных ищет и лишь в самом конце думает... Я человек, не упырь, не бойтесь. Меня Сашкой зовут, а она сестра родная моя. Просто у нас папки разные...
  
  
  
  Неожиданно в горло помощника и инспектора упёрлись острием хорошо заточенные спицы. И ловко так - ничего не успели заметить!
  
  
  
  - Валите отсюда! И не возвращайтесь! - продолжил Ленкин брат. - Мы исчезнем, потому лучше вам забыть про нас.
  
  
  
  Но тут случился фокус. Антон внезапно стал снова призраком и, сделав страшную рожу, приблизился к самому Сашкиному лицу, прямо через руку с острым оружием.
  
  
  
  - Бу-у-у!!! - демонически провыл он и рассмеялся, глядя на перепуганное до жути лицо паренька. - Беги, смертный!
  
  
  
  Сашка выронил спицы, затрясся от страха и действительно собрался задать стрекача, но Серёга ловко подставил ему подножку. Тот упал.
  
  
  
  - Кудынах?!.. - и пару раз пнул ногой в область почек для профилактики.
  
  
  
  - В-вы кто? - заикаясь от ужаса и не отрывая взгляда от зловеще повисшего в воздухе Швеца проблеял подросток.
  
  
  
  - Кто надо. Сестре твоей объясняли, теперь тебе объясняй... За такими, как она приглядываем. Контроль за нечистью, в общем... Рассказывай, как вы до такой жизни дошли?
  
  
  
  Не спрашивая разрешения, Сашка поднялся с земли и сел рядом с по прежнему бесчувственной сестрой. Потёр бок, болезненно морщась, начал:
  
  
  
  - Её мамаша наша от одного заезжего молодца нагуляла, меня от другого. Когда мне четыре стукнуло - родительница умерла от естественного изнурения сил на почве водоизлишков и алкоголизма. По-простому - бухая в канаву свалилась и захлебнулась, дело в дождь случилось. Бабка совсем старая была, вот нас с сестрой в детдом и определили. Ещё повезло, что не разлучили, такое там часто...
  
  
  
  Выросли, в отчий дом вернулись, Ленка в городе не прижилась, а я сбежал. Тут лучше. И вот, в один прекрасный день, сеструхин родитель нарисовался. Красивый, модный, на дорогой тачке. Отцовскими чувствами, стало быть, воспылал.
  
  
  
  Походил он вокруг неё, осмотрел, как цыган чужое подворье, и говорит:
  
  - Поехали, в ресторане посидим, пообщаемся.
  
  
  
  Ну, сестра сначала ни в какую. Что она, дура с практически незнакомым дядькой неизвестно куда ехать, однако он как глянул - до печёнок пробрало, и руки-ноги ватные стали... словом, поехала. Подчинил как-то он её.
  
  
  
  Вернулась поздно, ревёт. Я к ней:
  
  
  
  - Ленка, что случилось? Обидел он тебя?
  
  
  
  А она такая:
  
  
  
  - Нет! Говорит, что упыриха я, потому как он сам упырь. Говорит, что мне кровь пить надобно, тогда жить долго-долго буду и ничем не болеть. И бизнес подсказал - ты, говорит, найди смертельно больного побогаче и возьмись вылечить. Будешь понемногу кровь его пить. Тебе ничего, а он от болезни избавится, сильно упырьская слюна лечебная и это ренеге... ререге...
  
  
  
  - Регенерационная? - подсказал умное слово Швец.
  
  
  
  - Да, точно! И денег, говорит, много огребёшь. Как я понял, он к Ленке приезжал не ради воссоединения, а из любопытства и на путь наставить. Видимо, много у него таких детишек понабросано по миру. Про мамку, говорила, даже не спросил, а ведь она после того, как он её бросил, запила! До того бабка нарадоваться на неё не могла...
  
  
  
  Я поначалу думал - она клея там нюхнула или таблеток каких выпила, а потом стал припоминать: сколько знаю, сестра мясо вечно недожаривает, почти сырое кладёт; коленку разобью - она ранку полижет, и не болит! А вдруг правда?
  
  
  
  Когда воспаление лёгких сильное подхватил, то попросил меня укусить в качестве эксперимента. Она на дыбы сначала, но я уговорил. Куснула, в плечо, не в вену даже. И выздоровел к утру, как огурчик стал!
  
  
  
  Смекнули мы тогда, что не врал папашка, и стали думать, как это к делу приспособить. Опущу подробности, но помогли мы кое-кому. Денег он хорошо отсыпал! И газ в дом завели, и машину купили, и детдомовским приятелям гостинцы отвезли.
  
  
  
  Там случайно Ленка про хоспис, куда наших подыхать со всей области свозят, и узнала... Такое, конечно, и раньше было, но мы по мелкости внимание на это как-то не обращали. Нам как про таких ребят говорили: сначала, типа, в больницу отвезли, а потом или усыновили, или в другой детдом перевели. Вот и придумали, как таким же, как мы помочь. У других хоть папки-мамки есть, хоть конфетку поднесут перед смертью и слово доброе скажут! Сироте же - шиш! Скорее койку для другого смертника освободи! - больше он вряд ли что хорошее услышит.
  
  
  
  Сеструха хоть и дура, но про клоунов сама придумала. Так и стали понемногу детдомовских к себе забирать. Мы же с выступлениями там каждую неделю почти, всё про всех знаем. В ящик реквизитный сунем - и вывезем. Доктора в полицию не побегут - им самим нагорит, что не уследили, да и некому за сирот хлопотать.
  
  
  
  Что-то не сходилось в Сашкином рассказе, только что?
  
  
  
  - Скажи, а почему раз в три месяца крадёте? От чего такой период?
  
  
  
  - Так просто всё! Дурную кровь Ленка понемногу высасывает, потому как слабеет от неё очень, тошнит сильно. Не быстрое это дело. Вот и выяснили экспериментально, что полностью дитё выздоравливает как раз за этот срок.
  
  
  
  - Саша, а ты не задумывался, что вас вычислят рано или поздно?
  
  
  
  - Часто думал, с сестрой про это говорил.
  
  
  
  - И что?
  
  
  
  - И ничего. Надеялись, что не заметят. Мы же аккуратно старались...
  
  
  
  В этот момент из дома высыпала детвора и замерла, раскрыв ротики, глядя на сидящую без сознания хозяйку дома.
  
  
  
  - Мама! Маме плохо! - кто-то заплакал. - Мамочка! - детские ручки немело трясли девушку.
  
  
  
  - Успокойтесь! У мамы голова закружилась, ей тишина нужна! - громким шёпотом приструнил их Сашка. - Вы куда шли?!
  
  
  
  - Сарай сестричке показать... и базу нашу, - виновато протянул тоненький, испуганный голосок.
  
  
  
  - Вот и идите!
  
  
  
  Малышню как ветром сдуло.
  
  
  
  Зашевелилась девушка. Открыла глаза. Увидев спокойно разговаривающую мужскую троицу, она удивилась.
  
  
  
  - Что тут происходит, Саша?
  
  
  
  - О жизни говорим, - смутился тот. Было видно - сестру он побаивается, не смотря на всю свою браваду.
  
  
  
  - Иди в дом! - отчеканила она.
  
  
  
  Брат встал, нехотя поплёлся, и только у порога, резко обернувшись, сказал:
  
  
  
  - Не обижайте её, она добрая.
  
  
  
  Между тем Серёга вполголоса обратился к Антону:
  
  
  
  - Что делать планируешь?
  
  
  
  - По уложению я обязан дезактивировать её способности, - сквозь зубы прорычал инспектор. - Но девушка может умереть. Пятьдесят на пятьдесят.
  
  
  
  - Знаешь, начальник, - Иванов неожиданно для самого себя встал и пошёл к выходу. - Я в этом дерьме не участвую. Хотите - увольняйте, хотите - обратно в очередь в чистилище ставьте. Мне пофиг. Если она детей может от смерти спасти и второй шанс дать - то без разницы, кто она: вампир, упырь или демон. И не вздумай втирать, что на всё "Воля Божья!". Девчонка человечнее нас с тобой!
  
  
  
  ... Антон догнал его, когда Серёга отошёл метров сто от дома.
  
  
  
  - Убил?! - зло спросил помощник.
  
  
  
  - Ты что, совсем меня за урода держишь?! - взорвался эмоциями теперь уже призрак. - Я не хуже тебя понимаю, что эта Ленка добро делает! Просто рассказал ей, кто мы, что можем и пообещал иногда с проверками заглядывать. Клянусь, не больше!
  
  
  
  - Тогда ладно...
  
  
  
  - Не ладно! Ладно будет, когда у Карповича на ковре фитиль в одно место вставят!
  
  
  
  ... Вечером следующего дня парочка уже традиционно сидела на кухне и, пока закипала вода для пельменей, вела беседу.
  
  
  
  - Антох, откуда на улице нечисти столько? Я чуть заикой не стал!
  
  
  
  - Из ада, в основном. Мы же не всех ловим, только самых отпетых... На остальных времени просто не хватает. Да и не все бесы слишком уж вредны.
  
  
  
  - Это как?
  
  
  
  - Многие в ритуальных услугах крутятся, чтобы впитывать людские боль и страдания. Как ни странно, но людям легче становится, горе проще пережить с их участием. Оттягивают на себя негатив - примерно так. Другие подселяются рядом с душой какого-нибудь мерзопакостного человечка и, совершенно не вмешиваясь, с удовольствием наблюдают за тем, как он самостоятельно творит гадости. Пример - та бабка у подъезда. Самые сильные бесы, не склонные к насилию - те в контролирующих организациях подвизаются, при проверяющих всяких...
  
  
  
  - Ну хорошо, с ними ясно. А нечисть, которая как обычный человек выглядит?
  
  
  
  - Да далась она тебе! Пельмени бросай, закипело... Ага, вот так! Засекай время!.. Так вот, с нечистью ещё проще. Они как люди - хорошие и плохие; всякие, одним словом. И агентуру, по слухам, среди них заводить хорошо... Всё! Вылавливай!
  
  
  
  - Угу... Фрол Карпович как отреагировал?
  
  
  
  - Нормально, в общем. Сказал: "Месяц наказан", и всё. Я, по правде, ничего не понял, но считаю, что легко отделался. Думаю, списали на то, что это второе моё самостоятельное дело на Земле.
  
  
  
  - Радует. Последний вопрос, и приступим: Ленка нам армию вампирят из лучших побуждений не наклепает?
  
  
  
  - Нет. Она же полукровка. Это папаша её - тот может при большом желании; да и то, там такой ритуал - замучаешься читать, не то что делать. Так что не бойся. Давай бутылку!
  
  
  
  Рядом с прекрасными (со сметанкой, перчиком, уксусом, парующими нежной гаммой тончайших ароматов) пельменями была поставлена бутылка казённой, по-простому, прямо из морозилки.
  
  
  
  Отлетела крышечка, забулькала в рюмке тягучая жидкость. Серёга отказался, предпочтя чай и стараясь не смотреть на провокационное зрелище.
  
  
  
  - Ну... - Антон заворожено глядел в рюмку. - Будем...
  
  
  
  И лихо, с немалым опытом, махнул её в рот.
  
  
  
  Лицо Швеца окаменело, Иванов перепугался - он ещё никогда не видел призрака таким... мёртвым. Не говоря ни слова, инспектор схватил бутылку и без всякой подготовки начал вливать водку в себя, словно минералку в жаркий день.
  
  
  
  Выхлестав две трети, он наконец оторвался от горлышка и обратился к помощнику:
  
  
  
  - Что за шутки?!
  
  
  
  - Какие шутки? Ты о чём?
  
  
  
  - Серёжа, - из грозного голос Антона стал проникновенным. - В водочную бутылку лить воду - это глупая шутка. Очень глупая.
  
  
  
  - Да не лил я ничего, в супермаркете брал. Дай, посмотрю...
  
  
  
  С этими словами он схватил подозрительную тару, понюхал, капнул на палец, лизнул.
  
  
  
  - Антоха, ты гонишь... Это водка. Чистая, сорокоградусная...
  
  
  
  - У-у-у, ё-ё-ё-! - призрак схватился за голову. - За что?!! Да лучше бы!.. Лучше...
  
  
  
  Что хотел сказать Швец - осталось загадкой, потому что его возмущённые вопли заглушил раздавшийся из ниоткуда раскатистый смех Фрола Карповича.
  
   Глава 4 Кровь девственницы
  - Дай сигаретку, - ленивым голосом протянул Швец. Он был в великолепнейшем расположении духа и предавался сладкой истоме, так знакомой людям, которым сегодня вообще никуда не надо идти.
  
  - Держи, - чиркнуло колёсико зажигалки, в воздух унёсся сизый дымок. - Хорошо тут!
  
  - Ага. Не помню. Когда в последний раз на рыбалке был. По-моему, ещё с отцом, в детстве.
  
  Начальник и подчинённый сидели на берегу реки, посматривая на застывший в безветрии поплавок. Серёга при этом не забывал отмахиваться от комаров, что до крайности веселило Антона. Его летучие кровопийцы поему-то игнорировали. Место, которое они выбрали для отдыха, было просто шикарное. Прямой, не заросший никакой дикой порослью выход к воде, уютная тень от раскидистых крон деревьев, отсутствие каких-либо следов цивилизации в виде ржавых банок, битых бутылок и прочей сопутствующей людям дряни. И до трассы не так, чтобы совсем далеко.
  
  - Ты разобрался, как тебе тогда бутылку поднять удалось?
  
  - Да. Карпович ограничение до килограмма по грузоподъёмности пробил ещё лет восемь назад, просто мне не сказал из вредности, чтобы не баловать. И с водкой тоже он, в назидание...
  
  - Я догадался.
  
  Поплавок неуверенно задёргался.
  
  - Клюёт! Подсекай!
  
  Иванов схватился за удилище, и тут ему на голову пребольно упала довольно крупная сухая ветка.
  
  - Хе-хе-хе - раздалось откуда-то сбоку. - Хе-хе.
  
  Пока Серёга соображал, потирая рукою ушибленную макушку, поплавок ещё раз дёрнулся, нырнул, и снова замер в неподвижности.
  
  - Ну так не честно! - голосом избалованного ребёнка протянул Швец. - А если там щука была? И сорвалась по твоей милости...
  
  - Ага! Акулу упустили. Размером с Титаник, - зло огрызнулся помощник, выглядывая хохотуна. То, что ему это не почудилось, он был уверен.
  
  Насадил по новой червя, закинул. И тут опять на голову упала веточка. Не крупная, но ощутимая.
  
  - Хе-хе, - снова мелко засмеялся кто-то невидимый. Голос у него был дребезжащий, вызывавший ассоциацию почему-то c горохом, тарахтящем в пустой кастрюле.
  
  - Слышишь, весельчак, сейчас рожу намылю за такие шутки! - окончательно вызверился Иванов, удочка полетела на землю. - Антоха, найди этого умника, пожалуйста, а я его хорошим манерам поучу.
  
  Призрак всё так же лениво повертел головой, а потом молниеносно исчез в кустах. Через секунду послушалась возня, звуки подзатыльников, приглушённый мат.
  
  - Да отпусти! Сам пойду! - возмущался голос.
  
  - Пойдёшь, куда ты денешься, морда волосатая...
  
  На берег вернулся инспектор, держа за волосы нечто донельзя грязное, покрытое пылью, травинками и ростом до колена. При ближайшем рассмотрении это оказался древний, сморщенный старичок с неизвестно сколько не стриженными волосами. А ещё он был абсолютно голый.
  
  - Ты кто, тело неумытое?
  
  - Сам дурак! Поганец невоспитанный! Тебя кто учил... А-а-а!!! - завизжал старичок, когда Швец несколько приподнял его за волосы. Не сильно, всего сантиметров на пять от земли. - Банник я! Ба-а-анник! Поставь обратно, больно же!
  
  Антон выполнил его просьбу, однако за волосы держать не перестал.
  
  - Излагай, чего ты тут крутишься? - Иванов сердито сдвинул брови, глядя сверху вниз. - Палками зачем кидаешься?
  
  - Чего ты нервный такой? Совсем шуток не понимаешь... - неуверенно проблеял банник.
  
  - Шутка, дедушка, это когда обоим смешно. А когда один юмора не понял, то второй в ухо легко схлопотать может. Говори, Петросян начинающий, что тебе надо?
  
  Банник, глядя из-под кустистых, насупленных бровей, неожиданно грустно, выстрадано, попросил:
  
  - Ребята, развоплотите меня, пожалуйста..., - и, не давая обалдевшим от такого заявления инспектору с помощником вставить хоть слово, продолжил. - Я знаю, что это не в вашей власти. У вас же эти есть, как их... особенные праведники, попросите их. Они не откажут, знаю.
  
  - Спецотдел, - автоматически уточнил Серёга.
  
  - Пусть так,- легко согласился старичок. - Мне всё едино, как они теперь прозываются. Помогите, а я в долгу не останусь.
  
  Антон отпустил банника, сел на траву и задумался.
  
  - Ты сам понимаешь, о чём просишь? Спецы твоё пожелание, конечно, в два счёта выполнят - они нечисть ни в каком проявлении на дух не переносят. Но скажи - зачем? Ты же из дворовых обитателей - безобидный, по большому счёту.
  
  - Нет у меня теперь подворья, и бани нет. Сгорела почти двести лет назад. Туточки стояла, - грязный пальчик ткнул в пригорок на берегу. - С тех пор от ненужности и маюсь...
  
  - Новую найди. Что, в России бани закончились?
  
  - Да как им закончиться, есть, родимые... Вон, за лесом этот... А, вспомнил! О-ли-га-рх, - с трудом выговорил непривычное слово дедок, - хоромы себе отгрохал и баньку к ним. Что за банька! Песня! Как вижу - плачу! И банника нет, мало нас осталось... Иногда пойду, щёлочки там мохом подобью или венички переберу - аж руки трусятся, так мне без неё плохо. Да и богатей этот - мужик из деревенских. Сам слышал, как жалился приятелям на то, что такое добро и без хозяина стоит. "Нету банника, а должен быть! Потому как порядок такой!" - процитировал он, видимо, того самого олигарха, утирая мелкие слезинки, вовсю бегущие по замурзанным щекам.
  
  - Так иди, принимай хозяйство, - не подумав, брякнул Иванов. - Делов то!
  
  - Серёга, заткнись! Не будь умнее деда! - недовольно перебил помощника Швец. - Он и сам бы перебрался, если бы мог. Рассказывай, - это уже к баннику, - что стряслось.
  
  Старичок благодарно посмотрел на инспектора, после продолжил:
  
  - Привязан я к этому месту, навечно. Колдун как-то в нашу деревню пришёл. Мирный был, ни к кому со своими чарами не лез и жизнь людям не портил. И вот, значит, попариться он решил. Мне тогда скучно было, дай, думаю, шутку сыграю, кипяточку ему на заднее место чуть-чуть плесну... кто ж знал, что он наклонится в это время и водичка горячая ему помимо седалища и на... на мудя попадёт! Он, конечно, осерчал от злобы великой - колданул быстренько да привязал меня за озорство навечно к той самой баньке. Потом пожар был, деревенька выгорела, от моей вотчины одни головешки остались... Люди ушли, вон, - он обвёл рукой вокруг, - лес повымахал... С тех пор и маюсь я... Помогите с развоплощением, будьте добреньки! Не могу так больше, в ненадобности прозябать!
  
  - Хорошо... А как ты узнал, где мы работаем?
  
  Банник улыбнулся.
  
  - Так кто же ещё может через морок отводной сюда прийти и даже не заметить? Только ярыжки с Небесного Приказу. Тем более он, - кивок головою в сторону Швеца, - на два мира живёт, видно же.
  
  - Морок? - Иванов удивился. - А зачем?
  
  - Дык гадют! - изумился Серёгиной тупости старичок. - Понаедут из города, нажрутся-напьются, пакости всякой с объедками накидают - и домой. Убирай потом за ними... Вот морок слабенький и навёл, как умел, чтобы не шлындали...
  
  И Иванову, и Швецу неожиданно стало жалко неприкаянного старичка. Не сговариваясь, одновременно спросили:
  
  - Как помочь тебе можно? - и помощник уже сам добавил. - Без крайних мер.
  
  - Известно как, - банник стал ещё более грустным. - Капля крови юной девственницы, отданная ей добровольно и без принуждения. Капнуть - и всё, конец колдунству! Верное средство.
  
  - Нда... - почесал в затылке Швец. - где же мы такую найдём? Их сейчас меньше, чем пришельцев с ведёрными клизмами... и добровольно вдобавок...
  
  - Их, паренёк, всегда было мало. Во все времена. Как только подрастать девка начнёт - всё, никакого в ней благочестия! Срам один и разврат! Нечего и мечтать...
  
  Установилось неловкое молчание. Каждый жалел о своём: Серёга о том, что вообще припёрся сюда; Швец огорчался из-за отсутствия даже намёка, где взять требуемую девственницу; банник просто жалел, без конкретного обоснования, он уже давно со всем смирился.
  
  Нарушил тишину всё тот же старичок.
  
  - Пока вы думу думаете и рассуждаете, сообщить хочу вам о злодеях.
  
  - Каких злодеях? - обрадовался окончанию неприятной тишины Иванов.
  
  - Каких - не знаю. Но больные они на голову они - точно. Уже два раза по субботам в лес приезжают, киноаппарат на треноге ставят и всякое умучение живых существ снимают.
  
  - Место выбирают одно или разные? - вскинулся инспектор. - Бесы или нечисть какая?
  
  - Разные. И не нечисть это, а сопляки великовозрастные. Годов по пятнадцать, длинные, наглые... Так вот, в первый раз они цыплят поначалу на пне молотком большим убивали, потом костёр разожгли, да и побросали оставшихся в пламя прямо живыми. А на второй раз трёх щеночков привезли, крохотных, глазки голубенькие... Сначала одному лапку отрубили и смотрели, как бедняжка по земле ползает, кровью истекает и киноаппарат свой эдак ему прямо под мордочку подпихивают поближе, чтобы, значит, кино своё гадское снять получше... Второму они животик взрезали, а третьему... - банник обречённо взмахнул рукой. - даже рассказывать не буду, больно такое вспоминать.
  
  У парней непроизвольно сжались кулаки.
  
  - А чего же ты, старичок, им не надавал по шее? - нехорошо, зло спросил Серёга. - В меня палками вон как лихо кидался; мороки, опять же, наводишь?!
  
  - Да я могу только здесь это делать, где причарован, дальше силы моей нету, - глухо буркнул нечисть. - Ты думаешь, мне легко смотреть, как тварей бессловесный изверги пытают?! Да кабы я мог! Кабы!.. - и он опять затрясся в глухих рыданиях. - И лешего тут нет давно, а то бы старинушка им показал, где раки зимуют!
  
  - А леший где, куда делся?
  
  - Ушёл. Забыли люди его, уважения нет. Так что, разберётесь? Или хоть в милицию...
  
  - Полицию.
  
  - Пусть полицию, сообщите, а? Ну что вам стоит, а животных, глядишь, и спасёте. Со мной уж потом как-нибудь...
  
  Думать и советоваться долго не стали.
  
  - Слушай, банник, - начал инспектор. - Мы сами с этими уродами разберёмся. Вот только как мы узнаем, где их искать? Лес-то ведь немаленький.
  
  - Выведу, не бойтесь, прямо им под самый нос. И не заметят! Я же за столько годочков от скуки каждую веточку выучил, каждый кустик!
  
  - Тогда, - Антон торжественно поднял в локте правую руку. - Я даю слово, что если ты рассказал правду - помогу тебе. Не знаю как, но помогу!
  
  - И я, - не замедлил вставить свои пять копеек Иванов.
  
  - Вот и хорошо, вот и ладненько... - банник заметно повеселел. - Приезжайте в субботу с утра, я вас на остановке ждать буду. Беспременно придут, собирались они, сам слышал...
  
  - Приедем. Только давай сейчас места осмотрим, где уже отметились эти... нелюди.
  
  Банник не соврал. Инспектор с помощником действительно увидели останки ни в чём не повинных зверюшек. И постарались выбросить это из головы, потому что зрелище оказалось противоестественное, не для здоровой психики. Но не смогли.
  
  ... В субботу, как и договаривались, с утра пораньше встретились на остановке у леса. Старичок их уже ждал.
  
  - Ещё не было их. С ночи караулю. Вы пойдите в деревья и отдохните, а я как их замечу - сразу вам сообщу.
  
  Иванов и Швец покладисто согласились и скрылись среди листвы. Совсем рядом от дороги, метрах в пятидесяти, оказалась удобная полянка.
  
  - Серёга, ты что это с собой притащил? - инспектор указал на сумку, которую его помощник привёз с собой.
  
  - Инструмент всякий разный.
  
  - Пытать? Ты обалдел?!
  
  - Нет. Не пытать. Тут другое...
  
  - А, тогда ладно, - успокоился Антон. - А то я уже подумал...
  
  - Правильно подумал! Мне эти щеночки с птенчиками по ночам снились! Простить? Да им по закону трояк условно дадут при самых плохих раскладах, я тут в интернете почитал на эту тему... И то, что трупики их работа - тоже ещё доказать надо; сам ведь знаешь, будет "Я не я, положительная характеристика, они хорошие!", далее по списку!
  
  - Понимаю я всё, Серёга, понимаю. Но судить мы права не имеем!
  
  - А кто имеет? Судьи? Тогда конечно... мамки, папки, адвокаты, баблишко в американских бумажках... Знаешь, Антоха, права судить мы не имеем, тут ты верно подметил. Но мы имеем право приговаривать - по человеческим и небесным законам, без казуистики всякой. И каждый такое право имеет. Оно простое: видишь зло - накажи! Только для этого человеком надо быть, а не размазнёй.
  
  Ответить инспектор на столь неоднозначную и горячую речь попросту не успел - появился банник.
  
  - Приехали, в лес идут. С коробкой.
  
  - Пошли.
  
  Минут через двадцать быстрого хода маленький старичок как-то неожиданно остановился и прошептал:
  
  - Всё. пришли. Они за кустами.
  
  Серёга подобрался.
  
  - Антон, план такой: сейчас выбегаем на поляну и вырубываем этих утырков. Как в морду правильно заехать - помнишь ещё?
  
  - Да.
  
  - Три, два, один... начали!
  
  Принявшись материальность Швец и злой на весь мир Иванов словно лоси в период гона выбежали на полянку. Там находилось двое подростков лет пятнадцати - шестнадцати, длинных, нескладных. Один из них устанавливал на треногу крохотную видеокамеру, второй с интересом смотрел в принесённую с собой коробку.
  
  - А вы кто...? - начал любопытствовать первый, однако рухнул, как подкошенный, от умелого удара помощника; второй даже пикнуть не успел, сразу оказался без сознания на земле.
  
  - Сергей, подойди, - ровным, необычайно отстранённым голосом позвал Антон, сидя на корточках возле коробки подростков и смотря внутрь.
  
  Тот не заставил себя ждать, заглянул. Внутри копошились котята. Семеро. И лежала газовая горелка с пьезоподжигом.
  
  - Ублюдки...
  
  Не говоря ни слова, Иванов опрометью бросился обратно в кусты и вернулся со своей кладью, предусмотрительно оставленной там перед дракой. Достал из неё перчатки, одел их. Потом извлёк оттуда же странные наручники: браслеты соединяла полутораметровая цепь вместо обычной трёхзвеньевой. Защёлкнул одному на правую руку, второму на левую. Затем извлёк увесистый молоток и, трясясь от гнева, начал хлестать обоих недорослей свободной от инструмента рукой по щекам. Наконец они зашевелились; сели, хлопая бестолковыми глазами.
  
  - Вы кто такие? Да вы знаете, кто у меня...
  
  - Заткнись. Будешь орать, - Иванов всмотрелся в глаза умника. Тот был напуган. - Я тебе этим молотком начну пальцы дробить.
  
  - Что вы от нас хотите?! - взвизгнул второй.
  
  - Вы видео для чего снимали?
  
  - Какое видео?
  
  Вместо ответа помощник ударил непонятливого молотком по предплечью. Не слишком сильно, но весьма больно.
  
  - Ай-ай-ай! - вскрикнул малолетка, и неожиданно из его глаз брызнули слёзы. Проняло, что называется.
  
  Второй ублюдок впал в ступор. Похоже, до него дошло - шуток не будет и эти дядьки их не разыгрывают. Он неожиданно мелко-мелко задышал, приходя в себя, и стал отвечать юношеским ломким баском:
  
  - Для интернета. Через TOR на всяких специализированных сайтах продаём.
  
  - И много заработали? - вступил в беседу Швец.
  
  - Нет. Пять баксов с мелочью. Там такого добра полно.
  
  Услышанное не укладывалось у Серёги в голове. За пять сраных долларов убивать? Он не мог этого понять.
  
  - Ответственности не боитесь? В тюрьму же посадить могут.
  
  Оба подростка рассмеялись. Похоже, из-за традиционных вопросов о местах не столь отдалённых, они приняли напавших за обычную полицию.
  
  - Да что вы нам сделаете! - с вызовом бросил первый. - Мы ещё малолетки, нам ничего не будет! И за вот это беззаконие, - он показал руку с браслетом, - ответите! У меня папа знаете кто?!
  
  Опять удар молотком, в то же место, только на другой руке.
  
  - Мы не полиция, мамкины вы блогеры. Мы немного по другой части.
  
  Иванов молча добыл из недр своей сумки два длинных ножа и воткнул их в землю перед ничего не соображающими горе-бизнесменами от смерти. Затем встал, подошёл к камере, навёл её на ребят. Швец встал за его спиной.
  
  - Значит так, - безжизненным голосом начал помощник. - Предлагаю сыграть в интересную и увлекательную игру. Сейчас каждый берёт по ножу и начнётся бой. Должен остаться только один из вас. Решайте сами, кто пойдёт сегодня домой, а кто нет. Вы скованы, разбежаться в стороны не сможете. А я снимать буду.
  
  У второго подростка затряслись губы.
  
  - Вы не можете, вы не имеете права! У наших родителей есть деньги!!!
  
  Однако Серёга, демонстративно подняв вверх указательный палец, медленно опустил его на камеру и нажал кнопку записи.
  
  - А-а-а!!! - неожиданно завопил первый, схватил нож и ударил приятеля в живот. Потом ещё, потом снова.
  
  Брызнула кровь, запахло каловыми массами из перерезанного кишечника, второй издал глубокий, нутряной хрип и каким-то чудом тоже смог схватить нож. На последнем издыхании он по рукоять вонзил острие в грудь первому. Но тот этого не заметил, продолжая полосовать в исступлении живот соседа.
  
  Секунды этой странной поножовщины тянулись долго. Вот упал на спину изувеченный приятельской рукой второй; вот удивлённо засучил ногами, непонимающе уставившись на собственную грудь, первый.
  
  Иванов выключил запись.
  
  - Всё. Конец фильма. Пошли. - и подхватил полегчавшую сумку, забросив туда молоток и перчатки. - Нечего здесь делать.
  
  - Знаешь, подчинённый, - задумчиво протянул Швец. - Ты мне сегодня открылся с совершенно другой стороны. Не скажу, что я тебя осуждаю, но и не оправдываю. Мне самому в этом разобраться надо. Потом встретимся, - он замерцал, растворяясь в воздухе.
  
  Помощник проводил его исчезновение мрачным, угрюмым взглядом, после чего крикнул в гущу леса:
  
  - Банник, ты там?
  
  Старичок опасливо появился откуда-то сбоку, растерянно глядя на Иванова.
  
  - Ну как так то? Как так? - причитал он. - Такие молодые... Зачем?..
  
  - Не трясись ты над ними. Не надо. У меня к тебе дело есть. Завтра к обеду жди на месте своей баньки, будем заклятие снимать. Ну, или попробуем...
  
  - Правда?! - не веря услышанному, просветлел лицом нечисть.
  
  - Да. - Сергей переложил котят из коробки к себе в сумку, и, не прощаясь, пошёл в сторону остановки.
  
  
  
  ... Они традиционно сидели на кухне и курили, глядя в наступающий за оконном вечер.
  
  - Я с банником разобрался, снял проклятие.
  
  - Да? - Антон в удивлении вскинул вверх правую бровь. - Как?
  
  - Капнул кровь юной девственницы, согласно рецепта.
  
  - И где ты такое диво откопал?
  
  - Да просто всё оказалось, - Иванов затушил окурок и поставил чайник на плиту. - Помнишь Ленку-вампиршу? К ней вчера прямо из леса поехал.
  
  - Ну...
  
  - Вспомни, кого она в последний раз из хосписа спёрла.
  
  Инспектор округлившимися от удивления глазами смотрел на подчинённого.
  
  - И верно...
  
  - Да. Девочка пяти годиков. Девственница, как сам понимаешь. Кровь новой маме для лечения предоставляет совершенно добровольно, я проверил. Про то, что она должна быть здоровее здоровой, никто не говорил, да и не важно это, как я понял. Так что всё гут!
  
  - А Ленка как, нормально восприняла твою просьбу?
  
  - На удивление. Но я сам ей всё рассказал, тут ведь секретности никакой нет. Она вообще, по-моему, адекватная по жизни... И котят забрала для малышни своей. Пусть играют.
  
  Чайник вскипел, разлили сразу по кружкам, поленившись ставить заварник.
  
  - А банник что?
  
  - Да ничего. Только капля упала на землю - я признаться, трусил сильно, мало ли - гром ударит или иные побочные эффекты проявятся, но ничего, пронесло - как он словно ошпаренный унёсся. Только когда до остановки дошёл - нечисть ко мне вернулся, весь в мыле, словно загнанный конь. Говорит, что всё получилось и ему некогда - он печь топит, чтобы со вкусом помыться в олигархической парилочке. Просил захаживать...
  
  - Но адреса не называл, - закончил Антон крылатую фразу и оба рассмеялись.
  
  Неловкость после вчерашний событий начала спадать, и теперь настала Серёгина очередь любопытствовать.
  
  - Помнится, ты уточнял у того старого хрыча - в одном месте убийства были или в разных. Почему?
  
  - Редко, очень редко, побег бесам устраивают отсюда. По-разному - иногда чернокнижники по дури собственной, иногда демоны по каким-то своим причинам. Сами бесы такое не провернут, силёнок нашаманить вызов маловато. И лазейку для беглецов гораздо проще сделать в плохом месте, пропитанном смертью и болью. Колдуется легче, наверное. Потому и проверял этот вариант. Не срослось - нам легче. А то бы в окошко как минимум полсотни этих адских засранцев проскочило, пока не перекрыли.
  
  - Понятно...
  
  Швец встал, прошёлся по кухне, а затем взял, что называется, быка за рога.
  
  - Я не осуждаю тебя, Серёга, ты не думай чего... Вчера сомневался, метался, пытаясь определиться в своём отношении к этой ситуации, а потом понял: пацанята сами себя убили. Из-за гнили своей, уродства душевного. Всё правильно случилось, закономерно. Иначе бы они на людей перешли. И это не допущение, а вопрос времени, только и всего. Поверь, я в таких делах за время работы там, - он указал пальцем в потолок, - поднаторел.
  
  Инспектор помолчал, глядя в окно, а затем поинтересовался:
  
  - Что ты хотел с ними сделать, если бы они не стали за ножи хвататься?
  
  - Уши отрезать подумывал. Но это не точно.
  
  - Сурово. Я планировал только переломами рук ограничиться. Не казни себя. Они сами сделали выбор. Сами!
  
  - Знаешь, это ведь дети были...
  
  - Нет. Не дети. Ублюдки опасные. Дети не убивают, они только любить могут. А эти, - он досадливо взмахнул рукой, - кровушки будь здоров пролили. Я специально поинтересовался, пока те двое в очереди своего Судного Часа ждали. Эти козлёныши и без интернета такого наворотили с живыми существами... ни на что не налезет.
  
  - Да ну их... Тебе Карпович запрет на водку ещё не снял?
  
  - Нет, к сожалению.
  
  - Тогда держи, - из холодильника на стол перекочевало несколько бутылок холодного пива и тарань. - Пивка для начальствующего лица взял.
   - Спасибо. Хоть что-то хорошее. Приступим!
   Глава 5 Кицумашка
  
  - Ты бы хоть убрался... - Швец недовольно смотрел на стол в засохших объедках с парящей над ними мошкарой; на переполненную пепельницу, из которой злые сквозняки развеяли содержимое по всей кухне; на гору сиротливо пованивающей грязной посуды в раковине. - Или домработницу завёл...
  
  - Ага, зарплату подними - двух заведу. Собой красивых и на всё согласных. А пока - не привередничай. Сам же меня сдёрнул перед генеральной уборкой. Как раз собирался...
  
  Помощник лукавил. Убирать он не любил, как и готовить. Только стирку терпел по необходимости. Ну и душ - гигиену Иванов уважал. Однако доля правды в его словах всё же присутствовала. Четыре дня назад, ни свет, ни заря, беспокойный начальник прямо из постели сдёрнул его во внеплановую командировку, с очередным бесом разбираться. Тот, вселившись в поселкового пропойцу, начал гадить окружающим. То сарай подпалит, то ворота злющим цепным кобелям откроет и с интересом смотрит, как они пьяненьких у круглосуточной разливайки за филейные части грызут. Три дня вычисляли гадёныша, а как вычислили - долго и скучно подстерегали, чтобы упечь обратно в ад, по месту постоянной прописки. Теперь вот вернулись - и нате! Инспектор решил жизни поучить.
  
  - И пожрать культурно у тебя нечего, - занудно бубнил Антоха. - И шторы пыльные...
  
  - Слышь, умник! - окрысился подчинённый. - Веник в кладовке, совок там же. За тряпкой с ведром не поленюсь, сбегаю в магазин. Покажи пример! А я поучусь... Тут тебе не пятизвёздочный отель.
  
  - Да я ничего... Я же в общем... - заюлил Швец. Такого развития событий он не предполагал и вообще, оставшуюся на сегодня материальность планировал потратить на свежеприобретённое пиво, а не на всякие глупости. - Я это к тому, что помощник тебе нужен по хозяйству...
  
  У Серёги отвисла челюсть.
  
  - Жениться, что ли?
  
  - Нет, так радикально ненужно. Это явный перегиб. Ты мне ничего плохого не сделал пока, да и дамы сердца, на сколько мне известно, у тебя нет. Домового заведи. Самое оно!
  
  - Домового? Зачем? И что мне с ним делать?
  
  Убедившись в замешательстве помощника, инспектор вновь заговорил начальственным тоном, забивая очередной логический гвоздь в крышку гроба Серёгиных сомнений.
  
  - Правильно подобранный домовой - он не хуже таракана, самого удобного домашнего животного.
  
  - Таракан - насекомое... - растерянно проблеял хозяин квартиры.
  
  - Да пофиг! Не придирайся к словам, сюда слушай! - Антона было не остановить в его уверенном словесном потоке. - Хороший домовой не виден, не слышен и без крайней нужды на глаза старается не попадаться. А если резко включить свет ночью - сразу за печку прячется. И ест мало, и не капризничает. Зато у тебя в халупе всегда будет чисто, убрано и не стыдно людей пригласить. Девушку там или начальство...
  
  - Так мы вроде того... развоплощать всякую нечисть должны.
  
  - Забей. Напишешь рапорт на моё имя, что взял внештатного помощника. Всё равно кроме меня эту лабуду читать никто не будет. Не бойся, ты же не Родину продаёшь!
  
  - Угу, пока Карпович не узнает...
  
  - Да ему по барабану, лишь бы показатели нормальные были! Неужели ты думаешь, что я тебя под монастырь подвести хочу? Кто мне тогда пиво с куревом купит?!
  
  Последний аргумент окончательно убедил Иванова в относительной безопасности затеи. Но он всё ещё колебался...
  
  - Антон, а если надоест он мне или козлом неприятным по жизни окажется?
  
  - Пинок под зад дашь, - уверенно и безапелляционно заявил коллега. - С этим просто. Или развоплотишь.
  
  - Ну, давай попробуем. Только как ты себе это представляешь? Объявление в газетку дадим или на форуме вакансию выставим "Требуется домовой без в/п и с в/о"?
  
  - А высшее образование тебе зачем? - искренне округлил глаза Швец
  
  - Мало ли, образованные всегда в цене! - высокопарно отыгрался Серёга. - Вдруг секретарь потребуется! - и, неожиданно хихикнув, продолжил совсем уже другим, весёлым тоном. - Смешно звучит: "помощнику требуется помощник".
  
  Оба рассмеялись.
  
  - На счёт объявления ты прав. Именно так и поступим. Только не в газету, а по-другому сделаем... Но сначала его составить надо...
  
  Это оказалось делом не простым. Поначалу вроде бы пошло легко: "В городскую квартиру по такому-то адресу требуется домовой с опытом работы без вредных привычек...", а вот дальше работа застопорилась.
  
  - Понимаешь... - умничал Швец. - Тут конкретика нужна. Как при покупке ремкомплекта на двигатель. Претендент сразу должен понять всю суровость конкурса и трезво оценить свои возможности. В дом к себе берём, а не двор мести.
  
  Вписали: "Поведения рассудительного, спокойного, склонного к самосовершенствованию...".
  
  Подумав, последнею фразу Антон вычеркнул. "Не поймут, новомодное словечко" - разъяснил он. Вместо этого вывел: "Обладающего навыками домоводства, включая кулинарию, домашние и зимние заготовки".
  
  - Последнее не понял. Зачем мне закрутки с вареньем и прочей дачной мишурой? - изумился помощник. - Я и в детстве-то не очень...
  
  - Бестолочь! - рука призрака хлопнула малосообразительного подчинённого по лбу. - Да знающий домовой тебе такой самогон сделает чуть ли не на коленке, а из него всякие настоечки, что ты! В ликёро - водочный и дорогу забудешь!
  
  - Тогда да, хоть я и не пьющий... - крыть было решительно нечем.
  
  Кастинг назначили на субботу, в час дня.
  
  Переписанное набело объявление Антон забрал с собой, пообещав "опубликовать" сегодня же.
  
  - Как? - заинтересовался будущий домововладелец.
  
  - Просто. Сейчас за город перенесусь и оставлю в старом доме. Там его и найдут, кому надо. Среди бездомной нечисти такие сведения распространяются быстро, скрывать не принято по традиции... Так что всё получится! - и исчез.
  
  ***
  
  ... В назначенное время приготовились к мероприятию: Серёга кое-как подмёл пол; кухонный стол совместными усилиями перетащили в комнату, в самый центр. Получилось важно, даже немного торжественно.
  - Ну что, начнём! - сурово промолвил Швец и уселся за стол, для солидности положив перед собой ручку и старый оперской блокнот Иванова.
  
  Помощник сел рядом, оба стали с интересом смотреть на входную дверь, ожидая наплыва претендентов.
  
  Прошло полчаса - и ни единого звонка, ни единого стука.
  
  - Может, ты напортачил чего? - неуверенно произнёс Серёга. - Или объявление ветер унёс...
  
  - Нет! - рявкнул призрак в ответ. - Я...
  
  Но договорить он не успел. Его пламенные оправдания прервало долгое: "Дзи-и-и-и-и-нь!!!" дверного звонка.
  
  - Кто это? - глупо брякнул Антон.
  
  Отвечать подчинённый не стал, лишь укоризненно окинул взглядом начальство. Иногда умнее промолчать. Неспешно встал, выдерживая приличествующую моменту паузу, которая должна была обозначить основательность и достоинство хозяина, и пошёл открывать.
  
  Дзи-и-и-и-и-нь!
  
  - Да иду, иду...
  
  Щёлкнул замок, распахнулась дверь. В квартиру ворвался мощный сивушный запах. И никого. Иванов вышел на лестничную площадку, осмотрелся. Пусто. Недоумённо пожав плечами, вернулся обратно.
  
  Дзи-и-и-и-и-нь!
  
  - Рожу набью! - зло прошипел хозяин. - Дурацкие шутки...
  
  - Печать активируй, - посоветовал Антон.
  
  Распахнув дверь второй раз, помощник опять никого не увидел, однако, памятуя рекомендацию, выставил вперёд ладонь со светящимися знаками в круге.
  
  - А-а-а! - раздался чуть ли не в ухо дикий рёв, снова пахнуло перегаром, и у стены проявился трясущийся от ужаса мелкий, росточком до метра, грязный и бородатый мужичок. - А-а-а! Небесный прика-а-а-з!
  
  Этот концерт нужно было прекращать. Серёга резко схватил грязнулю за шиворот и втолкнул внутрь, не забыв закрыть дверь. После этого он показал визитёру кулак и веско прояснил: "Не ори. Или в ухо получишь". Мужичок заткнулся, затравленно озираясь по сторонам и шумно икая от страха сивушными маслами.
  
  - Подойди, - гробовым голосом скомандовал призрак. - Докладывай.
  
  Гость повиновался, Антону явно удалось произвести нужное впечатление. Неловко печатая шаг и излишне размахивая руками, мелкий забулдыга подошёл к столу и замер, пожирая грозного человека глазами.
  
  - Осмелюсь доложить, я это... по объявлению, значится... Прибыл!
  
  - Почему один, и почему пьян?!
  
  - Дык... Трезвым бы не решился... Да и про поиск домовика узнал тоже того... по синему делу. Дурак, не слушал никого, места хотел! - и кандидат в хранители квартирного очага неожиданно расплакался. - Не губите!!!!
  
  Начальник с подчинённым непонимающе переглянулись.
  
  - Успокойся. Сырость не разводи. Чего ты боишься? - вступил в беседу Иванов. - Мы же на тебя не нападали... Ты вон, со звонком развлекался для забавы, а теперь ревёшь как девка...
  
  - Я не развлекался... Я по пьяности ответить не мог... Принял для смелости....
  
  - Да объясни ты нормально!
  
  Мужичок поуспокоился.
  
  - Вы как вчера объявление толечко размещали, так сразу все наши собрались. Ить невидаль - Небесный Приказ домового себе ищет! А зачем? Служба ваша - она известная... Никто и не пошёл от греха... только я попёрся, усомнившись... Думал, врут... Всё... Отжил своё... - и мелкий нечисть-алкаш обессилено опустился на колени, демонстрируя полную покорность судьбе. - Убивайте...
  
  Швец вышел из-за стола.
  
  - Ты чего? Никто тебя убивать не собирается... Не хочешь - не надо, иди себе дальше.
  
  Домовой непонимающе буравил его глазёнками.
  
  - То есть... Можно уйти? Вот так, запросто?..
  
  - Да вали уже, бухарик! - помощник в сердцах распахнул двери. - И зубы почисти!
  
  Мужичка как ветром сдуло.
  
  - Нда... глупо получилось... Прав этот пьяница - кто к нам пойдёт с такой репутацией? Так что придётся самообслуживанием перебиваться...
  
  ***
  
  ... Прошло три дня. Сотрудники Департамента Управления душами уже и думать забыли о неудачном кастинге - рабочая текучка взяла своё. Вечером, по возвращении домой, традиционно расположившись на кухне, решив перекусить.
  
  - Чё пожрать? - задорно спросил Швец, выпуская колечко дыма.
  - Не знаю. Я в магазин забыл зайти. По-моему, пельмени оставались. - Серёга открыл холодильник, охнул, и странно казённым голосом произнёс. - Антон, подойди.
  
  Призрак не заставил себя ждать и тоже уставился внутрь чудо-изделия.
  
  Внутри уютно расположились на большой круглой тарелке милые, вкусно пахнущие голубцы, в углу краснел помидорами свежий салатик, а внизу стояла внушительных размеров кастрюля.
  
  - Что там?
  
  - Борщ... Со свеклой, на мозговой косточке...
  
  - Откуда?
  
  - Без понятия...
  
  Решительно отодвинув подчинённого, инспектор активировал печать и провёл над каждым блюдом.
  
  - Яда нет, - резюмировал он. - Не отравимся. Ничего не понимаю.
  
  В растерянности захлопнув холодильник, ошарашенный призрак неожиданно заметил перемены в любимой кухне - вымытое окно, белеющую в своей пустоте раковину, исчезнувший жир с плиты.
  
  - Ты тоже это видишь?
  
  - Да...
  
  Опасливо прошли в комнату. Там неизвестный доброхот погулял вовсю. Кровать застелена, вещи убраны в шкаф, пол чистый...
  
  - Антон, я боюсь, - негромко пожаловался Иванов, показывая на прикроватную тумбочку, на которой лежало несколько измятых купюр. - Их тут не было. Что делать будем?
  
  Начальник размышлял недолго.
  
  - Поедим для начала. Не выбрасывать же...
  
  ***
  
  ... Следующую неделю Сергей всё пытался поймать неизвестного, окружившего его скромную персону такой заботой, но не смог. Пока он был дома - никто не появлялся, когда возвращался после работы - в холодильнике обнаруживалась свежая еда и следы очередной уборки. Иванов даже пару раз пробовал внезапно нагрянуть, однако без результатов. Обследование печатью показало лишь незначительные отголоски потусторонних эманаций, но это было нормально - сотрудники и сами слегка "фонили". Спал плохо, в неясной тревоге постоянно просыпаясь и долго потом ворочаясь.
  
  Отчаявшись, помощник решился на крайние меры и установил по всей квартире камеры видеонаблюдения. Результат был нулевой. Кто-то попросту отключил их, не оставив никаких следов.
  
  От огорчения он решил напиться, не смотря на свою аллергию. А что ещё оставалось делать, чтобы хоть немного отвлечься? Не квартиру же продавать?
  
  Достал бутылку, налил стакан и залпом влил внутрь огненную жидкость. Результат не заставил себя ждать - парня тут же вывернуло прямо на пол.
  
  - Ах ты ж алкаш! - зазвенел возмущённый женский голосок. - Ах ты ж пропойца! Мало я тут с тряпкой бегала, отмывала свинарник этот, так ты ещё и гадить мне тут вздумал?
  
  Полотенце, до этого мирно покоившееся возле мойки, неожиданно взмыло в воздух само собой скрутилось в жгут и пребольно ударило по плечу исходящего желчью парня.
  
  - Я тебе щас устрою водочку... Я тебе щас расскажу, стервец... Я для кого тут у плиты кручусь, аспид ты этакий?!
  
  - Ты кто? - выдохнул Иванов чувствуя, как волосы на голове становятся дыбом.
  
  Вместо ответа в воздухе материализовалась миловидная фигуристая девушка с красивой, переброшенной через плечо, косой; в обтягивающем топике и очень узких шортиках. Небольшая, от силы метр двадцать ростом. Но не это было странное - на голове у неё красовались лисьи ушки, а из-за спины выглядывал пушистый хвост.
  
  - Кицунэ?! Откуда ты взялась?
  
  - От верблюда! В ванну иди, приведи себя в порядок и помойся. Потом поговорим.
  
  ***
  
  Через полчаса они вполне мирно сидели за столом и пили чай.
  
  - Меня Маша зовут и да, я - кицунэ. Знаю, что это лисица-оборотень из Японии, не цитируй Википедию...
  
  Серёга внимательно её осмотрел.
  
  - А по виду вполне себе русская...
  
  - Я по маме японка. Она тут в конце тридцатых прошлого века в посольстве работала. Разведчицей, как я думаю... И в местного домового влюбилась. То ли по заданию, то ли по правде... Он при Кремле жил. В общем, получилась я... А потом она на родину уехала, перед самой войной, меня папаше по какой-то причине оставила... Только и ему я не сильно нужна была - сразу в деревню сплавил, к родне своей дальней... Когда подросла - искать своё счастье сбежала, да только из-за этого, - девушка прикоснулась пальчиками к кончикам ушей, - никуда не взяли. Говорят, что не наша... дискриминация, одним словом.
  
  Попробовала лисицей жить - не моё, домовые гены сильнее. Потому и ждала, когда позовут.
  
  - В смысле, позовут?
  
  - Ну так это раньше домовые сами дом выбирали и главенствовали там, теперь времена другие. Теперь без приглашения и не войдёшь - или в лицо святой водой получишь, или проклятие какое... Да и не зовёт практически никто, забыли о нас. Потому, когда про объявление ваше узнала - сразу пришла, но показываться не стала. Присматривалась, надоело скитаться. Знаешь, какая слава о вас?
  
  Иванов грустно кивнул: "Служба мол. А так мы хорошие".
  
  - Посмотрела-посмотрела, да и думаю: "Нормальный парень, домовая ему не повредит". И осталась. Ты ведь пригласил?! - внезапно уточнила она и уставилась прямо в глаза помощника.
  
  Долго Серёга не думал. Девушка-лисичка парню нравилась своей открытостью и напором. И, он боялся признаться даже самому себе, ему надоело одиночество.
  
  - Да. Правила знаешь?
  
  - Конечно знаю. И в магазин даже сама хожу за продуктами, и сдачу не зажилю. Шапочку надену, хвост под платье - в жизни от недорослика-подростка не отличишь. Жить я буду за холодильником, если ты не против. Надоело в вентиляции мучится. Там жирно, слизко, и вообще - б-р-р-р. А если не один придёшь, а с дамой - не стесняйся, скажи, и я пойду погуляю, меня она не увидит. Только у меня есть просьба...
  
  - Какая?
  
  - Можно мне, пока ты на службе, телевизор смотреть и кушать когда захочу? Я немного ем, ты не думай...
  
  - Да пожалуйста...
  
  ***
  
  В качестве премии за божественные по своему вкусу голубцы Иванов купил внушительных размеров торт и торжественно вручил его Маше. Она порозовела от счастья и долго, с нежностью рассматривала кремовые розочки на нём. После спрятала.
  
  - Нет, - героически оторвав взгляд от вожделенной вкуснятины, произнесла кицунэ. - Такие вещи едят понемножку, чтобы не поправляться.
  
  ***
  
  ... Проснулся свежеиспечённый домововладелец ночью от пластмассового треска снимаемой крышки торта. Это его расстроило - просыпаться по ночам он не любил.
  
  - Машка! - крикнул он в темноту. - А знаешь, что принцессы, жрущие после шести вечера, превращаются в тыквы?!
  
  Ответом ему было лишь звериное повизгивание от удовольствия и лёгкое, почти неслышное чавканье.
  
  - Ну ничего, Ты ещё с Антохой не знакома...
  
   Глава 6 Документы
  - Ты чего смурной такой? - Антон с интересом всматривался в печальное лицо подчинённого. - Случилось что?
  - Случилось, - Сергей угрюмо, с каким-то ожесточением затушил сигарету и глухо произнёс. - Машке документы делать надо.
  - Зачем нечисти документы?
  - Затем! Она же в окнах мелькает, иногда в магазин ходит. А тут эта старая... Васильевна, в общем, от скуки заинтересовалась, что это у меня за девочка живёт? В педофилии обвинила...
  - Ну, забей. Она известная дура, - небрежно отмахнулся инспектор. - Пусть её...
  Иванов с сочувствием посмотрел на коллегу и последний понял, что только что сморозил чушь, да ещё какую!
  - Если бы только она одна... Эта идиотка своих подружек подключила, таких же старых склочниц. Инициативную группу собрали, жалобы во все службы полетели, понаписали козлячек от души... Что будто бы у меня в плену малолетний ребёнок!
  Я уже скоро дверь вообще перестану закрывать - каждый день, иногда даже по два раза, со всех инстанций приходят - от безопасности до этих, по правам человека которые... И все тошно выясняют, где девочка, берут объяснение и пытаются пугать... Вон, смотри, - хозяин квартиры подошёл к окну. - Видишь, стёклышко блеснуло? Дом напротив, третье слева окно на четвёртом этаже?
  - Ага...
  - Это одна из товарок Васильевны видеокамеру установила, кочерга продвинутая... В режиме нон-стоп снимает. Я в бинокль видел... Очень старушкам, понимаешь, хочется тайну страшную узнать. Такую, чтобы аж дух захватило! Чтобы потом как минимум месяц по скамеечкам её облизывать и обсасывать. Только вот то, что они другим людям своим любопытством жизнь портят - им в голову просто не приходит!
  Машка недавно шла из магазина - бабки напали. В бараний рог девчонку скрутили и как фашисты выпытывали - кто и откуда. Еле сбежала, синяки на руках показывала... Теперь из своего угла даже не высовывается, боится... Как ни крути, а надо ей документы выправить и прописать здесь, иначе не отстанут.
  Швец искренне проникся всей глубиной проблемы. С домовой-кицунэ Машей они как-то сразу подружились, приняли друг друга. Ему нравилась весёлая и хозяйственная нечисть, всегда улыбчивая и умеющая варить правильный борщ.
  Для Иванова она вообще стала словно заботливая сестричка, вот только старшая или младшая - он и сам пока понять не мог.
  Пропел иволгой дверной звонок.
  - Ну вот, опять... - совсем поник головой помощник и побрёл встречать незваного гостя, или гостей.
  За дверью оказался местный участковый Кондрашов, человек нудный и туповатый.
  - Иванов! Сигнал на вас по поводу проживания несовершеннолетней без соответствующих документов.
  - Ты же позавчера был по этому поводу.
  - Это новый сигнал, - он оловянно уставился в Серёгино лицо. - Из прокуратуры по подведомственности передали.
  - Понятно. Осмотр делать будешь?
  - Да. На предмет...
  - Не тяни, - перебил его Иванов. - Смотри и проваливай. Скоро ещё кто-нибудь пожалует, так что не создавай толпу.
  Участковый прошёл по квартире и, неожиданно, привязался к Антону.
  - А вы кто? Что вы здесь делаете? Ваши документы? - совершенно хамским тоном начал он. - И встаньте, когда я с вами разговариваю!
  Хозяин хотел было возмутиться, но инспектор жестом успокоил его, поднялся со стула и зажёг на руке Печать.
  - Вот. Вас устраивает?
  На Кондрашова было жалко смотреть. Он то краснел, то белел, то шёл пятнами. Глаза его прыгали с Печати на Швеца и обратно.
  - Я... я... я не знал, товарищ подполковник... Перепутал... Сигнал отрабатываю... извините...
  Между тем Иванов достал из папки, лежащей на холодильнике, лист с напечатанным текстом, сунул его в руки обалдевшему Кондрашову и понемногу начал выпроваживать из квартиры.
  - Я тебе объяснение уже накатал, - напутствовал он стража порядка. - Шапку сам впишешь. Там стандартное: нет, не видел, не знал, не имею... Не потеряй смотри!
  Закрыв дверь, Сергей вернулся на кухню и широко развёл руки.
  - Вот так и живём, чтоб его... Объясниловки заранее для всех распечатываю пачками. А что ты показал этому дебилу в форме?
  Антон закурил и, думая о чём-то своём, рассеяно ответил:
  - Печать. После нашей первой встречи, когда она на тебя не подействовала, Карпович новую наложил. Оказывается, в той брак был. Символ какой-то криво лёг, или линии не соприкоснулись полностью... - не знаю. Теперь всё нормально.
  - Пусть так, а показал что? - допытывался помощник.
  Инспектор пожал плечами.
  - Без понятия. Он увидел то, чего по работе боялся больше всего. Я сам её впервые в этом режиме тестировал. Прикольно... - и сразу сменил тему. - Ты прав. Надо Машке документы выправить. Только сложно это, а мне - вообще не под силу. Есть мысли?
  -Да. Но деньги нужны. Много.
  - Сколько?
  - Не знаю, ещё не разговаривал. Это надо в область ехать к одному человеку, как раз хотел денька на три отгулов взять для этого.
  Швец думал недолго.
  - Бери, я прикрою, если что. И как только ситуации прояснится - сразу вызывай.
  - Понял.
  ... Иванов сидел в кабинете у Дмитрия Александровича Осипенко, начальника ... РУВД ... области, человека с сомнительной репутацией и ни разу не доказанным криминальным прошлым.
  По жизни это был жулик в погонах. Именно жулик, не оборотень. Но, надо признать, умный, хитрый и по-своему честный. Взяток с откровенных преступников он не брал, предпочитая крышевать проституток и металлоломщиков; очень любил лесхозы, а также умело, с размахом, строил собственный, полулегальный бизнес по экспорту древесины в заграничные края.
  С Серёгой они познакомились случайно, ещё до карьерного взлёта Осипенко, и остались довольны друг другом. Особо не дружили, но периодически созванивались "просто так", поболтать за жизнь. Симпатия между ними неожиданно укрепилась после того, как Иванов нечаянно заметил за приятелем слежку.
  - Собственная за меня взялась опять... планы меняются... Спасибо - ответил ему тогда будущий начальник.
  Теперь помощник инспектора надеялся как раз на благодарность за тот случай и просто хорошее отношение.
  - Дима, - проникновенно обратился он к товарищу. - Помощь нужна. Документы человеку выправить надо.
  - Серёга! Ты обалдел?! - деланно удивился полицейский. - Да как это возможно!
  Оба испытующе посмотрели друг на друга.
  - На мне микрофона нет, и "жучков" я не приносил. Если тебя и слушают, то это не моя подача. Сразу уточню - документы прошу сделать тебя именно я, а не кто-то через меня. Для девушки. У неё их нет совсем. Если сомневаешься - пальцы ей откатаем и пробьёшь по базам, чтобы успокоиться. Так как? Только давай без витиеватостей - да или нет? За деньги отдельно поговорим.
  Начальник долго, задумчиво смотрел на гостя. Взвешивал, решал. Сергей его не торопил.
  - Ты понимаешь, о чём просишь? И сколько это стоит, если красиво делать? У тебя просто нет таких денег... К тому же девушка... Мало ли, как она себя потом поведёт? Вдруг истеричка?
  - Дима! Я просил тебя не парить мне мозг! Нормальная там девушка, адекватная... И за деньги не твоя забота. Цифру озвучь - а дальше я сам разберусь.
  - Да не в деньгах дело, дружище... У меня их и так в достатке, чтобы ещё и на тебе наживаться. Просто сложно это. Действительно сложно.
  - Но возможно?
  - Конечно, - улыбнулся он. - Если очень-очень хочется, но нельзя... Давай так! Ты мне поможешь в одной истории, а я решу тебе документы. Настоящие, весь пакет, отвечаю. Моё слово железное...
  Иванов сразу заинтересовался. Если Дмитрий давал слово, то ему можно было верить. Но вот что за дело такое, если человек ради него от денег отказывается? Потому спросил осторожно:
  - Что нужно?
  - Не поверишь! Одного деда в нашем городе в больницу привезти! Не больше, клянусь! Да не смотри на меня, как на идиота! И подвоха никакого нет! Только то, что я сказал!
  - Гадость в чём? - помощник инспектора не любил, когда что-то начиналось вот так, безобидно.
  Начальник местной полиции горько усмехнулся, устроился поудобнее в своём кресле и пододвинул пепельницу, всем своим видом показывая, что за две минуты историю не рассказать.
  - В общем, так, - начал он. - Жил-был на свете Арон Самуилович Лейц, 1919 года рождения. В войну воевал, потом в прокуратуре работал, хоть и по пятой графе не должен был, в суде отметился. Даже на пенсии консультировал важняков в особо мутных случаях. Половине прокурорской верхушки подзатыльники обучающие в их юные годы раздавал. Они его знают и помнят, и ценят... Детей тоже хороших вырастил. Сын в правительстве не последний человек, у дочки денег куры не клюют и связи те ещё...
  - Достойная биография, - перебил его Иванов. - Только к чему ты это мне рассказываешь?
  - Слушай дальше. С возрастом Арон Самуилович обрёл старческое слабоумие, провалы в памяти и прочие хвори очень пожилого человека. Его, естественно, домашние в лучшую клинику определили, с уходом и всесторонней заботой. А полтора года назад дед окончательно слёг, в беспамятство впал и в бой пошёл.
  - Куда?!
  - В бой. Арон Самуилович на аэродроме служил в техниках всю войну. Много раз рапорта писал на перевод в действующий лётный состав - не отпускали ни в какую, хотя у него аэроклуб за плечами был и училище... А сидел в механиках потому, что руки золотые имел, чинил любую деталь практически на коленке. Вот и берегли специалиста...
  Он, как мне рассказали, из-за этого авиацию после сорок пятого забросил и в юристы подался - от обиды, что летать не дали. Не в этом суть... Всей истории не знаю, но ему однажды на аэродроме пришлось фактически разводным ключом от немцев отбиваться, прорвались эти сволочи как-то. "За отвагу" дали... И вот в том бою он на старости лет и застрял. В сорок четвёртом. Всё солдат собирал, в атаку рвался, самолёты защитить...
  Год он так воевал на больничной койке, а потом неожиданно для всех в себя пришёл, ходить начал бодренько, кашку самостоятельно кушать. Даже врачи руками разводили - настолько редкий случай, тем более в его годы. Но прийти то пришёл, только изменился очень. Со всеми сразу разругался, детей чуть ли не пинками прогнал. Вернулся в город, заперся в квартире и доносы строчит с утра до ночи во все инстанции рангом повыше. Да грамотные какие! А, учитывая его авторитет в юридической среде, простой отпиской не отделаешься. По всей форме разбирательства проводят. Достали уже!!! - последние слова полицейский почти выкрикнул на эмоциях.
  Иванов невольно ощутил искренне сочувствие к нему - сам в такой же ситуации находится, со всех сторон бумагомаратели обложили.
  - Дим, а в чём проблема, растолкуй попроще? Ты что, пенсионера- склочника боишься? Сколько их было...
  - Проблема в том, что мы уже устали тут отбиваться от его кляуз. И деньгами, и полянами, и бабами. И всё равно, как не подмазывай - каждый проверяющий обязан что-то накопать - иначе на верху скажут, что денег у нас взял и по шапке ему дадут. Потому положение местных властителей всё более шатким становится. Боимся мы, что головы полетят просто чтобы этот маразматик успокоился. На следующей неделе комиссию из столицы ждём. Только от трёх областных избавились и одной межрегиональной. Как тебе?
  - Понимаю...
  - Хорошо, что понимаешь. Мы - мэр, прокурор, да и остальные тоже, уже между собой договорились его на психиатрическую экспертизу отправить и невменяшкой признать - тогда проще будет. Отвезут детки старичка в какую-нибудь швейцарскую клинику годы доживать - и все вздохнут с облегчением. Вот только из квартиры деда выманить не можем. Сам он никому никогда не открывает, почту получает через почтовый ящик, который прямо в дверь вмонтировал, еду ему раз в месяц курьер привозит, и мы никогда не знаем этот день - он её прямо в области заказывает, денег у него в достатке... Исходящую корреспонденцию на почту пацаны за пополнение мобильников относят - через окно им передаёт. В общем - никак. И провода обрезали, и повестки слали, и по-хорошему просили - не выходит. Как только не изгалялись...
  - Так вскрыли бы дверь по-тихому. Воров напрягите.
  - Пробовали. Его дверь можно только направленным взрывом открыть. На совесть сделана, не Китай какой-нибудь. И, самое паскудное, дети за него. Мы аккуратно так обращались - мол, вашему папе к докторам надо, головушку пролечить. Арон Самуилович ведь и их на порог не пускает! А дочка в ответ - он наш отец и только попробуйте силу применить - пожалеете! Если сам пойдёт - нет вопросов, в лучшем виде лечение организуем, но без насилия! Знаешь, я ей верю - та тётка с братиком вполне могут тут всех по стенке размазать, и им за это ничего не будет!
  - На что хоть жалуется старичок?
  - На всё. Интернет открывает, местные новости читает - и давай строчить жалобы по поводу и без. Да какие! Будешь читать - заплачешь! Запугал всех. Почтальоны вообще трясутся, когда к нему стопки официальных ответов относят - он на них больше всего доносов нарисовал.
  Короче, Серёга, если в больничку его довезёшь - я в лепёшку расшибусь, но тебе помогу. Попробуй, вдруг что получится, свежим глазом на проблему посмотришь, так сказать... Но без криминала!
  - Не понимаю, почему вы ему справку от психиатра заранее не выпишите? - пытался разобраться дотошный Иванов. - С готовой бумажкой проще...
  - Не получится. С этим деятелем по закону надо - комиссия там, все дела... Главврач прямо об этом сказал - он тоже проблем лишних на свою холку не хочет. Так как, берешься?
  - Берусь. Адрес давай. На него бумаги какие-нибудь есть? Почитать для полноты картины...
  На стол легла не слишком толстая папка.
  - Тут, в основном, биография Лейца, медзаключение о выздоровлении и копии жалоб на меня. Чем богат...
  
  ... Инспектор с помощником сидели напротив серой пятиэтажки семидесятых годов прошлого века и внимательно смотрели на одно из зарешёченных окон второго этажа.
  - Там он логово своё свил. Нам его добыть как-то надо оттуда. Может телепортнёшься, Антох?
  - Хотелось бы... Но перемещаться я могу только туда, где уже был. Мне знать место надо... Так что не вариант. И дверь не вскрою, сразу говорю, не обучен. Ладно, - он встал со скамейки. - Давай на клиента посмотрим.
  Они вразвалочку, словно два гопника, подошли под нужное окно, и Сергей принялся бросать в него мелкие камешки. Почти сразу из-за шторы выглянула голова древнего старичка семитской наружности с очень мерзопакостным выражением лица.
  - Ах вы ублюдки! Я вам..., - завизжал дед, демонстративно тыкая сухоньким пальчиком в смартфон. - Сейчас... Сейчас... Полиция вам покажет, говнюки...
  Но инспектор с помощником уже сворачивали за угол.
  - Ты видел? - пребывая в глубокой задумчивости, поинтересовался Швец.
  - Ага. Аура. Небольшая. Наш клиент.
  - Плохо дело...
  - Почему? Обычный бес, некрупный.
  - Да это понятно. Помнишь, в деле была запись, что дед сначала в бой шёл, а потом резко выздоровел?
  - Помню, конечно. И что?
  - Старик не выздоровел. Это бес его полностью себе подчинил. Когда человек безумен или в коме - душа ослаблена и бессознательна, словно овощ. В ней нет разума, и чем дольше это продолжается - тем хуже. Она как воздушный шарик на длинной верёвочке, которая вот-вот оборвётся. Между небом и землёй, если упростить. Потому погань и может легко завладеть памятью и телом. Сам видел - адский вонючка знания человеческие на практике вон как лихо применяет, всем вокруг жизнь обгаживая...
  - Твои предложения?
  - Не знаю пока. Одно скажу - дело дрянь. Даже если мы беса изгоним - дед умрёт, в лучшем случае опять в атаку на фашистов побежит.
  - А если не изгоним?
  - Тоже умрёт, и довольно скоро, от естественных причин. А бес отправится дальше искать себе новую жертву. Только душу не спасём, она не разумней огурца останется. Возись с ней потом... Знаешь, - неожиданно доверительно продолжил Швец. - У нас в чистилище даже специальная терапия для таких есть. Долгая и кропотливая...
  Иванов откровенность оценил. Инспектор редко рассказывал что-либо о делах наверху.
  - Тогда давай думать, Антоха. Защита душ - наша прямая служебная обязанность. А как можно душу в себя привести?
  - Пока не сильно закуклилась - стресс или шок какой-нибудь... Током, к примеру, бабахнуть тело или эмоцию сильную дать... На короткое время тогда она даже беса из разума вытеснить может. Но я совершенно не представляю, что может подействовать через дверь в этом, конкретном случае.
  - Есть идея! - улыбка озарила лицо помощника. - Нам интернет с объявлениями об аренде нужен!
  
  ...Через три дня под окном Арона Самуиловича остановилась запылённая, немолодая ГАЗ-М1, или по-простому "Эмка". Из неё вышло двое людей в гимнастёрках с портупеями, яловых сапогах и в фуражках с голубым околышем. У одного были капитанские погоны, у другого попроще - старшины.
  Зайдя в подъезд, капитан бравой походкой, цокая подбитыми каблуками по ступенькам, поднялся на второй этаж и бесстрастно нажал на кнопку звонка. Старшина замер изваянием за его спиной.
  - Кто? - послышался старческий, дребезжащий голос; в дверном глазке мелькнул свет.
  Вопрос капитан проигнорировал. Вместе этого казённо-требовательно заговорил сам.
  - Арон Самуилович Лейц?!
  - Кто спрашивает?
  - Лейтенант! - заорал офицер. - Вы что себе позволяете! Если вы не знаете, как отвечать старшему по званию, то о каком переводе в действующий истребительный полк может идти речь! Доложите о своём, неподобающем офицеру, поведении непосредственному начальству! Я проверю. Лично!
  - К-какой полк? - голос из-за двери стал неуверенным. - Вы в своём уме?
  - Тот, о переводе в который вы все инстанции рапортами забросали! Или не вы пачку бумаги извели, надоедая всем?! Радуйтесь! Генерал-майор Иванов, командир нашего одиннадцатого авиакорпуса, утвердил ваше ходатайство, а вы тут как институтка кочевряжетесь! Собирайтесь, выезжаем в расположение немедленно!!!
  Дверь неожиданно открылась. За ней оказался уже виденный ранее старичок, но теперь он был какой-то... не такой. Он плакал, счастливо глядя на капитана выцветшими глазами.
  - Это... правда? - полушёпотом спросил он.
  - Да, - ответил ему офицер и, неожиданно, приложил к его голове Печать.
  Арон Самуилович медленно осел на пол, на глазах теряя сознание.
  - Скорую вызывай.
  - Не надо скорой, - неожиданно раздался густой, юный голос и рядом с телом старика прямо из воздуха появился молодой парень в тёмном, промасленном комбинезоне и пилотке с красной звездой. - Не надо, - повторил он. - Моё время пришло. Спасибо вам! Я к ребятам! - и растворился в воздухе.
  Человек с погонами старшины пощупал пульс у лежащего на полу Лейца, вздохнул и констатировал: "Мёртв".
  - Серёга! Валим отсюда, пока не набежали... Он умер своей смертью, не переживай.
  ... Они сидели на кухне и пили чай, а кицунэ варила им домашние вареники.
  - Что там с документами? - лениво поинтересовался Швец.
  - Делают. Сегодня Машку фотографироваться возил. Она полдня уши в пышную причёску прятала, так что теперь злая...
  - А ты бы обрадовался, - взбеленилась стоящая у плиты домовая, - если бы у тебя воронье гнездо на голове выросло? Гадость, а не фотографии вышли!
  - Выходит, твой приятель не наврал?
  - Нет. Дима слово держит. Он как о смерти старичка узнал - сначала думал, что я его грохнул. Но вскрытие всё на свои места расставило. Так что договор выполнен - дед в больницу попал, правда не к психиатрам. Ты мне лучше другое объясни - как это вышло, что душа Лейца перед нами проявилась и почему он так молодо выглядел?
  Антон закурил.
  - Душа показаться может в последние секунды жизни, но это редко происходит. Обычно она за тело до последнего держится, а здесь... Сам понимаешь. Ну а молодая - потому что Арон Самуилович в последние дни жизни себя помнил именно таким - юным и сильным, а не старой развалиной.
  Закурил и Серёга.
  - У меня к тебе имеется финансовый интерес, начальник... Аренда "Эмки" и костюмов в копеечку стали, а до зарплаты далеко... Ты намекал, что есть варианты деньгами разжиться, помнишь?
  Швец поморщился.
  - Помню. Только по головке не погладят за такие номера. Это на самый крайний случай...
  - Точнее.
  - Ну, к примеру, лешего поймать и печень ему отбить, чтобы про клады рассказал. Или призрака какого-нибудь заарканить чёрной магией и как поисковую собаку использовать, на всякие ценности натасканную... Поверь, не надо тебе это.
  - Уже понял.
  Помолчали. Все мысли неизменно возвращались к Арону Самуиловичу.
  - Жалко деда...
  - Не жалей. Ему там лучше. Он был хорошим человеком, правильным.
  - Давай помянем. Пиво же у нас есть.
  - Давай.
  
  
  
  
  Глава 7 часть 1
  
  - Молодой господин, купите пирожок! - приятный женский голос своей необычной рекламой товара привлёк Серёгино внимание, и он остановился, выискивая в толпе взглядом его владелицу. Это оказало нелегко. В субботу возле входа в центральный городской рынок было не протолкнуться. Народ толпами сновал во все стороны одновременно, создавая ощущение идеального хаоса.
   - Хорошие пирожки, господин! Купите, не пожалеете! - раздалось снова, уже почти рядом.
   Да где же она?!
   Нет, не видно. Иванов про себя выругался, помянул нехорошо ушасто-хвостатую Машку, из-за которой он здесь и оказался. Хозяйственная домовая сегодня ни свет, ни заря растолкала парня и отправила со списком-простынёй за продуктами. Пока он недовольно пережёвывал завтрак, долго и дотошно внушала ему, как именно выбрать лук и почему мясо брать с косточкой. Помощник слушал её вполуха, твёрдо решив про себя купить весь необходимый перечень или в супермаркете, или с самого рыночного края, не заходя внутрь. Машке же планировал потом наврать чего-нибудь, чтобы она не бухтела сверх меры. В общем, не любил Иванов рано вставать и рынок с его суматохой, толчеёй и суетой тоже не любил.
   - Берите, они вкусные! - прямо перед Серёгиной физиономией словно из воздуха возникла миловидная, пухленькая женщина средних лет с небольшим подносом, на котором действительно лежали красивые, один к одному, пирожки. Они выглядели настолько аппетитно, что рот поневоле наполнился слюной, а в животе что-то заурчало.
   - Сколько за один?
   - На копейку два, - кокетливо ответила продавщица.
   - Чего? Ещё раз повторите, я не понял, - искренне удивился помощник инспектора. Он и цены такой - копейка, не помнил. Знал, что давным-давно, в дни молодости его родителей, на неё можно было купить коробок спичек. За две - позвонить из телефона-автомата. Но вот приобрести два чудесных пирожка, к тому же в наши дни? - фантастика какая-то.
   Прокрутив в голове все известные ему варианты уличных мошенничеств, ничего для себя не прояснил, а потому честно поинтересовался:
   - Вы из программы "Розыгрыш"? Или пранкеры какие?
   Настал черёд удивляться продавщице.
   - Да как вы, господин, могли такое подумать! Я честная женщина, а вы меня такими словами, при всех! Если не голодны - ходите себе мимо и не мешайте делать коммерцию! - с этими словами она гордо развернулась и пошла в сторону входа в рынок.
   Прямо сквозь людей.
   Только теперь Иванов догадался всмотреться в продавщицу пирожков и ахнул!
   Она была одета в не новое, но очень ухоженное и идеально подогнанное по фигуре платье с открытыми плечами и широкими, кружевными юбками с кринолином. Причёска спадала на шею женщины хитрыми мелкими завитушками, как в фильмах про Наташу Ростову или на картинках из жизни дам из позапрошлого века.
  "Призрак!"- дошло, наконец, до него и парень, проклиная зажатые в обеих руках увесистые и неудобные, цепляющиеся за всё, что можно, пакеты с едой, попытался догнать странную продавщицу. Зачем - и сам не знал, инстинктивно. Но не тут-то было.
  Пока Иванов, наступая окружающим на ноги и переругиваясь со всеми вокруг, достиг входных ворот - женщины и след простыл. Покрутил головой, похлопал глазами - а толку? Исчезла она.
  
  ... Дома, получив от домовой заслуженный нагоняй за неправильные продукты, Сергей попытался честно доспать упущенное, но опять не срослось. Машка в последнее время активно торчала в интернете и взяла за правило сообщать ему о всяких странных случаях, вычитанных на форумах. То, что все они являлись откровенным бредом, её не смущало, ибо и в плевелах найдётся пшеница. Вот и сейчас:
  - Серёженька. Серёжа!
  - Ну что тебе ещё?
  - Да я тут на одном портале, очень известном, прочла историю занятную. Может, тебе интересно будет? - мягким, чуть заискивающим голоском протянула кицунэ.
  Иванов не мог на неё обижаться за эту наивную надоедливость. Понимал - скучно девчонке в четырёх стенах, вот и старается быть полезной, как умеет.
  - Рассказывай.
  - Ой! - радостно взвизгнула она. - Тут такие страсти написаны... В общем, парень в Одессе гулял где-то в центре, а к нему женщина подходит в платье каком-то странном и прямо с ходу...
  - Машка, не части! - помощник решил ей немного подыграть. - Подробно докладывай, какая женщина, откуда...
  Домовая покраснела.
  - Извини, я пока не знаю, как правильно докладывать, но я научусь! Так вот, - она стала говорить медленнее, с расстановкой. - Цитирую: "Миловидная женщина средних лет, но не то чтобы ах...". Дело было у какого-то Польского спуска, где-то с месяц назад.
  - Уже лучше, - подбодрил девушку Сергей.
  - Ага! И, в общем, она сразу ему такая, чуть ли не на шею стала вешаться и вопить: "Я вечером вся ваша на веки, если сейчас проводите до дома!" - не сдержавшись, снова затарахтела домовая. Иванов перебивать не стал, пусть наговорится. - Ну, а тот паренёк на работу спешил, отмазался от такого лестного предложения.
  - Ну, может скучно тётке стало, или подпила с подружками да ласки захотелось...
  - Да если бы! Через недельку он на рынок по своим делам зашёл, а та, не нагулявшаяся, пирожками там торгует. И тут он вспомнил! - театрально- гробовым голосом загудела кицунэ, делая при этом страшные глаза. - Это никакая не тётка, а страшный призрак маньячки - проститутки! Она клиентов на фарш пускала, пекла всякие вкусности и денежку на том зашибала! Полтораста лет назад жила! А имя ей Роза было!!!
  - Ты прикалываешься? - Иванова передёрнуло. - Следишь за мной?
  - Нет, так в посте написано... - растерялась домовая. - Что случилось?
  Но помощник не ответил, задумавшись.
  - А как она к тому парню обращалась, случайно не указано?
  - Сейчас, - Маша быстро забегала пальцами по экрану планшета, который ей подарил с зарплаты Сергей. - Ага, вот! Нашла! "Молодой господин" - так тут написано.
  Хозяин квартиры вырвал девайс из её рук и дважды, внимательно, перечитал пост вместе с несколькими страницами комментариев.
  - Ничего себе... Где мы, где Одесса, и как всё это понимать?.. - а затем, ничего не утаивая, рассказал утреннюю историю с призраком домовой, введя её в глубокое удивление.
  
  ...Раздался свист, потом ещё один. Затем вопль: "Это я!".
  - Привет бездельники! Чего такие умные сидите? - Швец традиционно возник из воздуха прямо посреди комнаты. Кому-то это может показаться совершенной бестактностью, и покажется правильно. Инспектор ни в какую не хотел включать материализацию лишь для того, чтобы нажать на кнопку дверного звонка. По-своему он был прав.
  Но и мириться с такой беспардонностью домовая не могла. После нескольких бурных скандалов она приучила призрака свистеть со стороны двери и входить лишь с разрешения хозяев. Соседям, наверное, весело, от такого свистуна в подъезде...
  Как происходит вторжение начальства в его жилище на самом деле - Иванов, к примеру, не понимал. Антон же невидимым может быть, если захочет. Тихонько пройдёт незамеченным - и в ванну, за Машкой подглядывать. Но вроде бы пока себе он такого не разрешал, а Серёга мудро не докапывался до истины.
  За чаем помощник рассказал об утреннем происшествии, показал планшет с заметкой, поокруглял глаза от таких совпадений. Швец отнёсся к услышанному равнодушно.
  - Я знаю эту историю. Наши её тогда курировали и ничего толком не нашли. Мутная - да, странная - без сомнения, но там нераскрытая уголовщина, а не мистика.
  - Расскажи! - у кицунэ от любопытства загорелись глаза.
  - Да нечего особо рассказывать. Проститутка убивал клиентов в борделе и пускала их на пирожки, а кости за домом закапывала. Её поймали и казнили.
  Иванов почесал затылок и вынес вердикт:
  - Бред.
  - Согласен, полный. Наши потому тогда и вписались в это дело, колдовство искали.
  - А что не так? - заинтересовалась любопытная домовая.
  - Да всё не так. Дело происходило возле лестницы, которая вела от берега в центр Одессы. Оживлённейшее место. Там народ круглосуточно ходил, все на виду. К тому же бордели строят где? - он поднял указательный палец, сразу став похож на учителя младших классов. - В удобных, опять же проходных, местах, а не на задворках мирозданья. Теперь подумайте сами, как можно в здании, где постоянно полно народу и пьяных, чад и угар по полной программе творится, женщине самостоятельно убить здорового, тёртого жизнью моряка; разделать его в собственной спальне, на рабочем месте, можно сказать; замыть кровь... Койка ведь простаивать будет, хозяева на вид такие убытки поставят.
   Да ещё и во дворе останки закопать, на глазах у десятков любопытных женских глаз из окон - чушь, да и только! А пирожки где печь? В те времена кухни общие были, и готовили там кухарки с длинным языком, которые в мясе разбирались по роду деятельности. Короче, тоже не вариант...
  В портовых борделях как на Курском вокзале - жизнь никогда не затихает, лишь под утро немного. Потому ты прав, Серёга - официальная версия бредовая на все сто процентов.
  - Хмм... А что случилось на самом деле?
  - Толком не знаю, - ответил инспектор, с наслаждением закуривая. - Как мне рассказали - убийства действительно были и женщину действительно повесили. Но мокрушничала, похоже, не она. Там многие замешаны были. Цель банальная - ограбления. Трупы в подвале расчленяли и понемногу за город вывозили или в море топили - по ситуации. Просто когда скрывать уже такие чудеса невозможно стало - выбрали козу отпущения. Несколько костей во двор подбросили, лоток с пирожками в руки дурёхе сунули и на Привоз послали, новые горизонты бизнеса осваивать. А в один из пирожков палец запекли. Проститутку и повязали.
  В те времена особо долго не разбирались. А чего выдумывать? - с доказухой нормально там складывалось, чистосердечное признание получили сам знаешь, как. К тому же резонансные преступления... Быстренько бумажки набросали и привели приговор в исполнение, успокоив народ и резво отчитавшись в столицу.
  - Ну, пусть так. А коллеги из управления что тогда там искали? Зачем-то же они разбирались в этой гадости?
  - Думали, что некромантия может быть. Слишком много народу в те дни без вести пропадало. К тому же, когда негласно бордель осматривали - эманации остаточные учуяли. Тёмные. Покрутились, порыскали, однако не нашли ничего. Так что забей, это было давно и уже почти стало неправдой. Я не знаю, кого ты видел, но вряд ли одесскую маньячку.
  И вообще, собирайся, в рейд пойдём. Пора подучётный элемент проведать.
  Это Иванову не понравилось, выходной день всё-таки. Но перечить начальству он не решился, лишь уточнил:
  - Задачи какие поставлены? Страху нагнать или кого-то конкретного ловим? И где рейдовать станем?
  - На рынке. Надо своё присутствие обозначить местной нечисти.
  Помощник взвыл от досады. Очень ему не хотелось снова толкаться среди людей.
  - Не расстраивайся. Мы не по всей территории шариться будем. Так, в конкретное местечко прогуляемся. Может, и торговку твою увидим, - успокоил его начальник.
  - Ну, пошли...
  
  Они стояли у входа в неприметную дверь среди однотипных построек, в стороне от основных торговых прилавков. Пахло шашлыком.
  - Кафе "Сказка", - прочёл старенькую, некрасивую вывеску Швец. - Нам сюда.
  - Почему?
  - Потому что именно здесь собирается нечисть со всей округи. Что-то типа клуба у них тут. Мне предшественник мой перед переводом настоятельно советовал познакомиться с хозяином и вообще, на контроле это местечко держать.
  - В рожу сразу или попугаем для начала? - деловито уточнил Серёга.
  - Не надо в рожу. Хозяин здесь вроде как адекватный. Не полноценный освед, но если какая серьёзная хрень намечается - сам сообщает. Говорил же - нам надо присутствие обозначить, познакомиться. А дальше видно будет. Так что помни про чувство такта и профессиональную вежливость. Ладно, пошли!
  За дверью оказалось небольшое, тускло освещённое, помещение со стоячими столиками, давно некрашеными стенами и монументальным прилавком, за которым стоял здоровенный, звероподобный мужик. Помимо него ещё двое мужчин спокойно пили за одним из столиков пиво, говоря о своём и совершенно не обращая на новых посетителей внимания.
  Швец сразу направился к стойке, осмотрелся. За спиной мужика уходили вверх ряды полок с разнообразнейшим набором бутылок со спиртным, в подавляющем своём большинстве дешёвым.
  - Ты хозяин? - с места в карьер начал он.
  - Я, - прогудел мужик. - Чего надо?
  Вместо ответа Антон показал Печать.
  - А, тогда проходите. Давно ваших не было. Вы по делу или так?
  - Пока познакомиться.
  Хозяин забегаловки понятливо кивнул головой и взмахом руки пригласил следовать за ним, в неприметную дверь за прилавком. Инспектор с помощником прошли следом и оказались на лестнице, ведущей в подвал.
  - Меня Ероха зовут. Я - оборотень.
  - Антон, - представился Швец, потом указал на Иванова. - Серёга. Теперь мы тут за территорию отвечаем. Предшественник на повышение ушёл.
  - Жаль, - искренне огорчился мужик. - Хороший человек был.
  Между тем лестница закончилась, и они оказались в довольно просторном помещении, которое по своему убранству больше всего напоминало приличный ресторан. Тихо играла музыка, скользили официанты в белых рубашках с волосатыми, кошачьими мордами; приятно горели свечи в специальных углублениях в стенах. Было... людно? Хотя нет, это слово тут не походило. Лучше сказать... "Многочисленно".
  За столиками приятно проводили время в окружении всевозможных блюд и напитков бледные вампиры с красными глазами; пахнущие тиной, зеленоволосые кикиморы; волкообразные, худые вурдалаки; затесались даже пара призраков и домовой.
  - Кухня где? - официальным тоном спросил инспектор.
  - Пойдёмте, покажу, - охотно откликнулся Ероха, с удовольствием осматривавший свои владения. - Запрещёнки не держим.
  Прошли в царство кастрюль и сковородок. Оборотень сразу успокоил толстую, в возрасте лешачиху в белом халате и поварском колпаке:
  - Свои, Глаша. Это новые инспектора с проверкой зашли, сейчас посмотрят, и уйдут.
  А затем негромко сказал приятелям:
  - Не пугайте её пожалуйста. Она баба хорошая, но забитая, из глухой деревни привёз. Любое начальство боится. Но повар - ух! Чудо, а не повар! На ней только всё и держится!
  Лешачиха действительно смотрела на Иванова со Швецом со страхом, но резких движений не делала и вела себя смирно.
  - Смотрите, - хозяин открыл первый холодильник. - Кровь свиная, кровь говяжья, даже рыбью кровь имеем, хотя она очень сильно на любителя... Мясо тоже в рамках допустимого...
  Антон активировал Печать, посмотрел на неё. Серёга, хоть и не понимал, как в таком случае она действует, тоже повторил жест инспектора. Ничего. "Наверное, - подумал он, - если человечина там или ещё какая пакость - она сработает. Хорошая штука! Прямо экспертиза на месте!"
  Перешли к следующему холодильнику.
  - Плесень... мыши маринованные... мозги заячьи... тухлые копытные кости... - вещал Ероха.
  Если бы все вышеперечисленные наименования не были упрятаны в непрозрачные пищевые контейнеры - помощника бы вырвало только от названий. Антон, заметив позеленевшее лицо подчинённого, быстро свернул осмотр, наскоро проведя Печатью вдоль столь необычных полуфабрикатов и милостиво заявил, что осмотр кухни завершён и по поводу продуктов он претензий не имеет.
   Вернулись в зал. Там по-прежнему спокойно и культурно отдыхала нечисть, совершенно не обращая на них внимания. Чтобы не быть совсем уж бессловесным на фоне начальства, Иванов спросил:
  - Давно работаете?
  - Нет. Лет сорок, как рынок построили, - ответил ему хозяин.
  - И никто до сих пор из власть держащих не наехал?
  - Нет, - заулыбался оборотень. - У нас в этом плане крыша хорошая в мэрии. Заранее всё разруливает, без денег, потому как сам тут частый гость.
  - Да ну... - не поверил Швец. - Прямо вот так чиновник от чистого сердца вас прикрывает? Сейчас заплачу...
  Ероха не обиделся.
  - Поймите, это единственное место в городе, где мы можем быть сами собой. Здесь нам не надо в людей играть, притворяться или прятаться. Никому не мешаем, глупостями не занимаемся. Опять же, ваши контролируют... Вот и защищают завсегдатаи по старой памяти.
  - Понятно. Ну всё, вроде бы... Мы пойдём, проводи. - Антон направился к выходу.
  Поднялись, снова оказавшись в неуютной после клуба-ресторана, серой забегаловке. В гостевом зале уже никого не было, лишь за стойкой стоял паренёк, неуловимо похожий на хозяина заведения. Увидев их, он молча исчез. Именно не растворился, как призрак или привидение, а исчез. Но глазастый Серёга заметил мелькнувшую на полу тень белки.
  - Сын! - с гордостью сообщил Ероха. - Смена мне растёт!
  Но такие откровения были Иванову не интересны.
  - Так ты оборотень - белка?! - искренне удивился он. - Впервые вижу!
  Гордый отец покраснел.
  - Ну да... белки мы... что такого?
  - Да нет, ничего... Просто я всегда думал, что оборачиваться можно в лису, волка, летучую мышь, наконец.
  - Не ваше дело, - угрюмо пробурчал Ероха. - Белка тоже зверь приличный...
  - Да я ничего, - заюлил помощник. Ему было стыдно за такую бестактность. - Просто полюбопытствовал.
  - Серёга! - Антон решил прекратить это словоблудие, решительно схватил подчинённого за куртку и потащил на улицу. - Пошли отсюда, чего ты к нему привязался!
  Оборотень с благодарностью посмотрел на инспектора и неожиданно предложил:
  - А давайте я вас шашлыком из барашка угощу. Хороший, не сомневайтесь!
  Приятели переглянулись.
  - Только мы заплатим, - безапелляционно заявил Иванов. - А то коррупцию ещё пришьют. И без спиртного, только сок. Если есть - томатный.
  Швец согласно кивнул головой.
  - Без проблем, - согласился хозяин. - Выбирайте столик по вкусу.
  Расположились, по привычке, в углу, так, чтобы видеть всех входящих. Через несколько минут перед ними оказалось блюдо с восхитительным, прекрасным даже на первый взгляд, умело прожаренным, мясом. Ну и пакет заказанного сока со стаканчиками, естественно.
  Приступили к трапезе. На вкус шашлык оказался не хуже, чем на вид. Антон с Сергеем так увлеклись едой, что совершенно не заметили, как в помещение кафе зашли трое бомжеватого вида мужчин. Они прошли к стойке и негромко заговорили с хозяином.
  - Ты чё , не понял! - крик одного из визитёров заставил вздрогнуть. - Ты. Нам. Должен! Иначе глаз на очко натянем!
  Сергей отвлёкся от мяса, Антон тоже. Это заметил и кричавший, сразу выразивший своё пожелание:
  - Нах пошли отсюда, иначе... - договорить ему не дал Сергей.
  - Ты видишь? - обратился он к инспектору.
  - Ага.
  - Воспитаем?
  - Ага. Только прикоснуться не забудь, чтобы из тел не смылись.
  - Угу.
  У всех троих мужчин были ауры бесов. Не самые крупные, но и не мелочь какая.
  Ероха напряжённо смотрел на них, зажав в руках кухонный нож. Наверное, под прилавком держал на всякий случай.
  Приятели направились к бесам, каждый зажёг Печать.
  - Ну что, ублюдки, домой собирайтесь! - горделиво прорычал Антон, собираясь развоплотить ближайшего.
  Но, неожиданно, один из них достал пистолет и направил на Ероху.
  - Я его завалю! - крикнул он. - Отошли отсюда!
  - Стреляй, - вмешался оборотень. - Мне пули не страшны.
  Серёга согласно кивнул и прыгнул на стоящего ближе всех к выходу бесу, попутно прикоснувшись ко второму. Влепить Печать в лоб выбранного врага сразу не получилось, потому завязалась безобразная драка. У Антона дела складывались аналогично.
  - Бах! Бах! - хлёстко, оглушающе прозвучал звук выстрелов.
  Третий раз пальнуть у беса не получилось. Швец, как-то совершенно немыслимым образом, изогнувшись, опрокинул на него стол, придавивший стрелка к полу.
  Серёга тем временем упокоил своего противника.
  - Минус один! - проорал помощник и сразу, наотмашь, хлопнул Печатью по затылку противника инспектора.
  - Минус два!
  На ноги как раз вставал последний. Его развоплощали вдвоём, красиво приложив Печати с разных сторон.
  - Ну, вроде бы и всё! - довольно протянул Иванов. - Разогнали кровушку по жилам. Размялись...
  - Погоди! - Швец прервал победную эйфорию подчинённого. - Оборотень где?
  Ерохи действительно не было видно. Он обнаружился на полу за стойкой, истекающий кровью.
  - Скорую надо вызвать! - помощник уже доставал смартфон.
  - Не надо, - прохрипел хозяин забегаловки. - Не успеют. Пули серебряные...
  - Так что делать? - Серёгин голос был близок к панике. Он впервые видел огнестрельное ранение вживую.
  - Резать, - спокойно ответил Антон. - По живому, пока серебро его окончательно не убило. Потерпишь? - это уже к Ерохе.
  Тот согласно кивнул, закрыв глаза и сжав зубы.
  Пулевых отверстий в организме оборотня оказалось два - по числу выстрелов. В плече и ключице. Без колебаний инспектор подобрал с пола хозяйский нож, облил его какой-то спиртосодержащей жидкостью из бутылки, взятой с витринной полки, и, разрезав рубаху, начал кромсать первую рану. Через минуту он, под стоны оборотня, радостно воскликнул:
  - Есть! Серёга! Давай чайную ложку, сейчас ей пулю добуду. Только сполосни сначала, а то сунешь прямо с горчицей или ещё чем...
  Иванов выполнил требуемое и брезгливо отвернулся. Ну не мог он видеть, как Швец увлечённо, высунув от усердия кончик языка и по локти перемазавшись в крови, орудует ложкой в немаленьком разрезе. Да ещё и комментирует:
  - Так. Та-а-ак. Давай... Давай, милая... Да твою же мать! Уродина! Вылезай, сука страшная!!! Ага... Понемножечку... Вот и хорошо... Лапочка-пуля... Лапочка... Всё! - вверх, в жесте победителя, взлетела рука с окровавленным, почти невидимым в пальцах комочком металла.
  - Больше не жжёт в руке? Ничего не осталось?
  - Нет... - выдохнул побледневший, с внезапно постаревшим лицом Ероха. - Следующую давай...
  Следующую извлекали дольше, но извлекли. Оборотень уже был почти без сознания, однако, как только последнее серебро покинуло его тело, сразу ожил. Раны затянулись прямо на глазах, на губах заиграла улыбка.
  - Спасибо, - уже через несколько минув встав на ноги, поблагодарил он. Искренне спасибо. Я вам должен. Клянусь, что не забуду. Если бы не вы...
  - Да ладно, - протянул Швец, с интересом осматривая подобранную с пола "Осу". - Ух ты! И патрончики самодельные... Никогда такой не видел. Серёга! Прибери, нам пригодится.
  Иванов понятливо сунул пистолет в карман, затем покопался в карманах до сих пор не пришедшего в себя бомжа, нашёл ещё пару патронов. Закончив осмотр, он решил прояснить ситуацию.
  - Ероха! Ты же нам пел, что у тебя всё ровно. А это что?
  Оборотень тоскливо посмотрел в лицо помощника.
  - А это издержки... Неделю назад начали приходить, дань требовать. Пугали, что всем плохо будет. Я думал - дурачки спившиеся... В крайнем случае рожи поразбиваю. Кто ж знал, что до такого дойдёт...
  - Ты что, - влез в разговор инспектор, - думал, что бесы просто так уйдут?
  - Бесы?! - ахнул хозяин. - То-то я думаю, с чего они такие наглые...
  И тут до помощника дошло:
  - Ты их не отличаешь от людей? Да?
  - Да... Придётся, всё-таки, нанимать вышибалу с талантами... Не поверите, сколько тут работаю - ни одного из этой шушеры не видел! Слышать про них - слышал, а вниз не захаживали, точно.
  Швец пожал плечами.
  - Всё когда-то бывает в первый раз. Теперь уже точно пошли, Серёга.
  - Ага, - помощник прямо из упаковки как раз допивал сок. - Только один вопрос остался, про который я почти забыл.
  - Какой? -заинтересовался Ероха.
  - Ты тут призрак женщины с пирожками знаешь? Такая... приятная на вид. Чистенькая.
  Оборотень наморщил лоб.
  - Нет. Никогда не видел. Может, из новеньких... Я поспрашиваю, - неожиданно серьёзно сказал он. - И, если что узнаю - позвоню. Номер оставь.
  На стойку легли салфетка и карандаш.
  Иванов написал свои координаты и тоже направился к двери, но, оказалось, хозяин ещё не закончил.
  - Тут по вашему ведомству вроде как работа намечается... На центральном городском кладбище некроманты какой-то ритуал готовят. Призрак знакомый рассказал.
  Швец заинтересовался.
  - Некроманты? Люди или нежить? Как именно готовят? Когда проводить собираются?
  Оборотень выставил перед собой раскрытые ладони, словно защищаясь от напора и любопытства инспектора.
  - Что за некроманты - он не знает. Просто вечером видел парочку молодых людей в районе новых захоронений. Они про ритуалы рассуждали, полнолуние и кошек. Это всё, что известно.
  - Что же, спасибо и на этом. До новых встреч! И бомжей на улицу убери, а то некрасиво как-то.
  
  
  ...Они сидели на кухне и лопали вкусное домашнее печенье, запивая его чаем.
  - Что, Серёга, знатно мы в кафе сходили? - подтрунивал Швец.
  - Нормально, можем повторить, - отвечал ему Иванов. - Я так понимаю, нам в обозримом будущем с некромантами дело иметь придётся? Просвети на эту тему.
  Антон поморщился.
  - Да особо рассказывать и нечего. Некромантия - штука очень сложная, с ней разве что сильный колдун, матёрая ведьма или равный им по уровню нечисть управится. Но все эти ребята под негласным наблюдением, так что особо не забалуют. К тому же у них и других дел полно, более увлекательных и прибыльных, чем возня с мертвяками.
  Дилетанты поднять трупы просто не смогут - много специфических знаний требуется. Но на сигнал мы отреагировать обязаны - раз в год и палка стреляет. В полнолуние сходим, посмотрим. Как раз самое колдовское время будет. Может, какого урода по пути зацепим, тем более на кладбище...
  Чай закончился, закурили.
  - Антох, ты бы с руководством об оружии каком поговорил. Сам видишь, как бывает, - затронул давно беспокоящую его тему помощник. - С голой Печатью не вариант...
  - Сам знаю. Думаешь, не говорил?! Но там с оружием, как и тут - запросто не дают. Как и здесь - просто на всякий случай, чтобы искушений применить не по уставу не возникло. Бздят, короче, что мы с тобой тут перепьёмся и прохожих крошить начнём! Как бы чего не вышло! - зло ответил Швец.
  Задумались...
  - Добрый день! - неожиданно из коридора раздался приятный женский голос с непонятным, едва уловимым акцентом. - Добрый день! Господа позволят даме войти?
  Оба парня резко обернулись. Из-за холодильника пулей вылетела Машка.
  - Входите, - первым подал голос Сергей.
  Из коридора в кухню прошла та самая, встреченная на рынке женщина, только теперь без лотка с пирожками. Она очаровательно улыбнулась, сделала лёгкий книксен, и представилась:
  - Я - Роза. И мне нужна помощь.
  И у Иванова, и у Швеца отвисли челюсти. И только Машка осталась невозмутимой.
  - Присаживайтесь, - произнесла она. - А я только сегодня про вас заметку читала, как вы в Одессе парню прохода не давали.
  - Какая наглая ложь! - возмутилась призрак. - Я лишь спросила у него, который час и попросила проводить меня! Я не знала, что теперь это предосудительно!
  Домовая с сомнением покачала головой, а Сергей уточнил:
  - Как же он вас видел? Вы же... нематериальная!
  - Ну и что? Видят же люди призраков по всему миру - ничего такого, никто от этого кушать не перестал и с женой не развёлся... Я могу показаться, если захочу.
  - Это правда, - встрял инспектор. - Так что вы от нас хотите? Какого рода помощь нужна?
  Женщина покраснела.
  - Мне... хотелось бы... просить вас об услуге... - стесняясь, начала она. - Видите ли, я впервые в вашем городе и не хотела бы попасть в дурную компанию. Сегодня, в заведении, я наблюдала за вами и мне показалось... что вы приличные молодые люди. Мне нужен совет!.. Как от представителей власти...
  - Вот оно в чём дело... Вы не хотите иметь с нами проблем, и потому пришли сами, надеясь на нашу порядочность?
  - Конечно! Я всегда знала, что если хочешь работать спокойно - сначала иди к городовому. Если он хороший человек - дело пойдёт вполне себе, если плохой - и начинать не стоит.
  - А кем вы работали? - снова влезла Машка.
  - Жрицей любви. Я была очень хорошей в своём деле, - с неожиданным достоинством ответила Роза.
  Помощник с инспектором переглянулись.
  - Так от нас вы что хотите?
  - Разрешения жить в этом городе и зарабатывать себе на приличное существование, разумеется.
  Парни снова закурили. Швец явно растерялся от такого поворота разговора, потому Иванов решил сам разрулить ситуацию.
  - Допустим, мы не будем препятствовать. Но хотелось бы знать, откуда вы, с кем мы имеем дело, включая историю о пирожках с пальцами, и так далее...
  - Разумно, - кивнула женщина. - Я расскажу всё, но это надолго.
  - Ничего, время у нас есть, чай тоже.
  - Ну хорошо... Слушайте... Я родом из славного французского города Марселя. В шестнадцать лет влюбилась в одного моряка торгового флота и была настолько дурой, что переоделась в мужское платье и сбежала с ним на его корабле под видом юнги. Но долго наше счастье не продлилось. В Одессе он, презрев мои чувства, отправился в бордель, где напился пьяным с местными дамами. Вернувшись - открыл нашу тайну капитану и меня вышвырнули на берег. Корабль, естественно, уплыл вместе с возлюбленным и более мы никогда не виделись.
  У одинокой девушки дорог в чужом городе немного. Моя привела в дом любви, который стоял у лестницы. По ней люди шли из порта в центр Одессы и обратно. Там прошли мои юные годы...
   Затем я постарела, подурнела, но благодаря моим старым клиентам, ставшим почти моей семьёй и дружбе с бордель-маман, меня не выгнали. От скуки я научилась готовить. Что угодно, но больше всего мне удавались пирожки. Поверьте, я едва доносила последний десяток до Привоза. Выручка была вполне себе, и я даже начала понемногу откладывать на билет до Марселя. Хотела увидеть свой дом, сестричек...
   Машка захлюпала носом, тайком вытирая глаза платочком. Роза это заметила и улыбнулась ей.
   - Милая девушка, не надо меня жалеть. Я вполне была довольна своей судьбой, пока не появился тот грек...
   - Какой грек? - невольно перебил Иванов. Его этот рассказ начал сильно занимать.
   - Он пришёл к нам вышибалой. Огромный, злой, совсем-совсем не говорил по-русски. А через полгода неожиданно умерла хозяйка нашего дома любви. Здоровая, ещё не старая женщина. На её место пришла дочка, пигалица, каких не бывает, и стала меня выживать. Но тут всплыл нюанс, - это слово Роза произнесла исключительно красиво, на чистом французском. - По завещанию моя комната оставалась за мной, что новую владелицу бесило жутко. Если бы не публичность и постоянные гости в коридорах - меня бы попросту вышвырнули, и полиция бы не помогла.
   А потом у меня в пирожке нашли человеческий палец. Дальше скорый суд, где меня никто не слушал, петля. Но это не я! Это не я убивала тех бедолаг! Я брала мясо у торговца Цапенко, третье место слева! Я умоляла проверить мои слова, найти правду, но пристав лишь смеялся и говорил, что бегать как блоха по Привозу он ради такое мерзости, как я, не станет!
   Швец решил прервать начинающуюся от воспоминаний истерику.
   -Так, а грек тут причём? - грубо оборвал он женщину.
   - О-о-о! - она закатила глаза и заломила руки. - Э то страшный человек! Он - колдун! Он это всё и придумал!
   - Чего?
   Роза немного успокоилась, вздохнула и стала говорить более связно.
   - Понимаете, когда я сидела перед казнью в одиночке, он ко мне приходил поиздеваться. Дал гроши охране - они и пропустили. Грек смеялся мне в лицо; говорил, что моя душа будет навеки принадлежать ему и его роду. Я хорошо понимаю греческий - в моём ремесле без знания языков никак, и потому решилась расспросить его подробнее, чтобы утром доложить приставу или судье в надежде на пересмотр дела.
   Этот мерзавец мне и рассказал, что они убивали клиентов, расчленяли их, а потом понемногу топили в море. Зачем? - спросила тогда я. Ради денег - глупо. Девочки всегда у пьяненького последний медяк и без злодейства легко вытянут. Да они сами отдавали за лишнюю улыбку! А тут такое непотребство!
   Оказалось, убивали ради хитрых компонентов для зелий. Молодой хозяйке он говорил, что делает эликсир молодости, а на самом деле продавал полученное другим колдунам. Жадный был - нет слов! Когда я окончательно надоела - решили всё свалить на меня, тем более что полиция заинтересовалась пропажами моряков в нашем заведении. Вот так я и попала на виселицу. Утром меня и слушать никто не стал, сразу на помост, ещё и рот заткнули, чтобы не прокляла или не кричала.
   Машка уже плакала не стесняясь, жалея Розу.
   - Ну хорошо, с вашей смертью всё более или менее понятно. А как вы теперь появились?
   Женщина потупила глаза.
   - Я не знаю. Действительно не знаю. Просто возникла недалеко от того места, где было наше заведение. Что было до - не помню. Последнее воспоминание как мне нечем дышать в петле... Знали бы вы, какая у меня случилась истерика, когда я поняла, что теперь призрак!
   Но я смогла взять себя в руки и пошла к знакомому месту, благо дорогу помнила. Как изменился город, моды, люди! Именно тогда я и решилась заговорить с тем молодым господином! А через совсем немного времени я опять растворилась! А потом опять появилась!
   Тогда я решила пойти на Привоз и послушать людей. Надо же мне было понять, что тут и как! Но не ходить же с пустыми руками как безденежная попрошайка! Оказалось, что я могу придумать себе лоток с пирожками или корзинку с ромашками. Но кому нужны ромашки? Потому я и пошла на рынок, где тот господин меня снова увидел. Как он тогда испугался! И опять я растворилась, совершенно не понимая, как это происходит.
   В третий раз осознала себя уже здесь, в этом городе. И опять пошла на рынок. Просто потому, что больше не могу придумать, куда пойти.
   - А как вы нашли рынок?
   - Это просто. Люди сейчас много говорят в чёрные глупые коробочки, прижатые к ушам. Я услышала, как одна дама сказала: "Я сейчас на рынок, а потом к тебе...", и пошла за ней. Там я встретила вас, - она посмотрела на Иванова. - И вы меня очень напугали. Затем нашла кафе, где собираются всякие... странные существа, и снова увидела молодого господина с товарищем. Но теперь решила не показываться, понаблюдать. А потом был бой с этими халамидниками, стрельба и тот израненный человек... Дальше вы и сами догадываетесь, как я тут очутилась.
   Швец встал из-за стола, походил, а потом задал неожиданный вопрос:
   - А когда вы проявлялись, у вас не было ощущения поводка на шее?
   Роза удивилась.
   - Откуда вы знаете?.. Да, первые два раза было - пренеприятнейшее чувство, а сейчас он пропал. Я абсолютно свободна. Это что-то значит?
   - Пока не знаю... Серёга! Надымили мы тут, пошли на балкон курить.
   Иванов очень удивился, но возражать не стал. Понял, что с ним хотят переговорить без свидетелей.
   - Да-да, - поддержала его домовая. - Идите, а мы о своём поболтаем, о женском...
  
   ...Закрыв плотно за собой балконную дверь и сделав первую затяжку, инспектор очень серьёзно спросил:
   - Что думаешь?
   - Не знаю. Слишком многое совпадает в её истории с дознанием, о котором ты мне утром рассказывал. Похоже, не врёт.
   - Похоже, - согласился Швец. - И отсюда проистекают нехорошие выводы.
   - Какие?
   - Мутные, Серёга... Вот смотри, первые два раза она словно поводок ощущала - такое бывает, когда очень сильный колдун душу себе подчиняет, привязывая её к какому-нибудь предмету. Попросту - раба себе заводит. Ритуал сложный, но как раз в масть! Невинно казнённая, знающая истину, блудница. Самое оно для чёрной магии, редчайший ингредиент! А в третий раз поводка нет... Почему - не знаю, и почему её призвали через столько лет - тоже не знаю. И почему сначала в Одессе и ненадолго, а теперь у нас и она свободна - без понятия. Корявое какое-то колдунство! Так не делается!
  
   - Значит, будем ловить этого долдона-призывателя душ...
   - В точку! Такие ребята куролесят, пока их не остановишь! Завтра и начнём! До полнолуния ещё неделя, так что время есть.
   - Понял, Антоха. Будем считать, что план оперативных мероприятий набросали. С Розой что делать? Развоплощать не хочется...
   - Ты дурак? Нет, правда, Иванов, признайся - ты дурак?!
   Серёга обиделся.
   - Это ты меня сейчас за что?
   - За идиотизм. Призрак - проститутка! Да это редчайшая удача! Не понял?
   - Нет...
   - Объясню проще! Вот тебе, когда любви и ласки хочется - открыл газетку, раздел "Досуг", и дальше по возможности кошелька гуляешь. А мне как? Ни в ресторан с дамой, ни ... вообще! А тут хоть шанс есть, да и приятная она дама, опять же... Дошло?!
   - Ага... Пошли обратно.
   На кухне Роза и Маша горячо, чисто по-женски перескакивая с пятого на десятое, обсуждали тесто и начинку для пирожков. Иванова замутило - ему сразу представился палец в тесте - слишком часто он про него сегодня слышал. Палец призывно сгибался, грязным ногтем маня к себе. Поборов первые рвотные позывы, Сергей решительно вошёл на кухню и объявил:
   - Пиццу учитесь готовить, П-И-Ц-Ц-У!!! И никаких пирожков!
  
  
  
  История седьмая. Колдовство и всякая всячина. Часть вторая
  
  
   - У меня курево закончилось. Я в магазин. - уже в дверях уведомил Машу Серёга. - Без меня не смотри пожалуйста!
  
   - Ладно, только недолго давай. Чайник пока поставлю.
  
   На часах была половина третьего утра. Не самое удобное время для прогулок, но выбора не было. Кицунэ и Иванов наконец-то решились посмотреть жутко модный сериал 'Тронные игрища' и, неожиданно для самих себя, втянулись. Оставалась последняя, наверняка самая интересная, серия первого сезона, когда неожиданно обнаружилось, что в пачке не осталось ни одной сигареты. Потому Иванову пришлось идти в круглосуточный маркет неподалёку.
  
   Майская ночь была чудесна. На небе ни облачка, яркий свет звёзд завораживал, предутренняя свежесть бодрила. Помощник инспектора неожиданно вспомнил, что он уже лет пять не гулял до утра. 'Всё в суете и беготне, а жизнь проходит' - грустно подумалось ему.
  
  Пока шёл - думал почему-то про домовую. Он привык к ней как младшей (всё же определился) весёлой сестрёнке. А ещё с ней оказалось очень интересно смотреть фильмы. Маша искренне переживала за судьбы героев, от души комментировала и выражала своё мнение поступками тех или иных персонажей, а при виде постельных сцен стыдливо закрывала лицо ладошками, оставляя, правда, щёлочку между пальцами. И это у неё получалось так забавно, что Сергей никак не мог определиться - куда интересней смотреть: в экран телевизора или на поглощённую фильмом кицунэ.
  
  Неприятности из-за злющей старухи Васильевной, её инициативной группы, тупого участкового и с прочих госструктур, активно мешавших жить в последнее время, утряслись сами собой. Получив паспорт на руки и к нему целый пакет сопутствующих документов (налоговый код, страховой полис, даже свидетельство о рождении и аттестат за 9 классов школы), Машка теперь смело гуляла из квартиры на улицу и обратно, представляясь дальней родственницей Иванова, приехавшей из глухой деревни поступать в городской колледж. Молодец Дима Осипенко, сдержал слово! Бумаги были настоящие!
  
  ... Круглосуточный оказался закрыт на удивление. Почему - не ясно. Ни таблички, ни охранника на входе, чтобы спросить, когда заработают, не было. Пришлось идти в другой, дальше по улице.
  
  Иванов снова погрузился в задумчивость - вспомнились события последних дней и драка в кафе, а потом мысли плавно перетекли на Розу. С женщиной они расстались нормально, а Машка вообще подругами. Швец окружил призрак проститутки такой заботой и галантностью, что та невольно стала на него смотреть восхищёнными глазами. Так, как дамы смотрят на кавалеров своей мечты, загадочно называя, с придыханием - 'Он...'. Что же, пусть у них всё получится... Как раз сегодня Антон решал вопрос с жильём для новой знакомой, чем немало удивил коллегу.
  
  - На кой вам недвижимость, если вы можете сквозь стены гулять? Где захотелось - там и отдыхай. Хоть в президентском люксе! - искренне недоумевал помощник. - Вы же, не обижайся, мёртвые!
  
  - У всех должен быть дом, - отвечал инспектор. - Даже у нас. Понимаешь, привыкли мы так. Хочется что-то своё иметь. Такое... место, где можно было бы почувствовать себя хоть немного живым, хоть в воспоминаниях.
  
  ... Вот и маркет. Наконец-то! Серёга купил сразу сигаретный блок, по привычке учитывая любовь начальника к табакокурению, и пошёл домой, досматривать сериал. Но не успел пройти и пары сотен метров, как заметил на обочине дороги здорового, но очень худого и облезлого серого пса, лежащего прямо на асфальте.
  
  - Слышь, псин, уйди с дороги! Тебя машина может задавить! - парень счёл своим долгом предостеречь животное от возможных неприятностей.
  
  Собака повернула к нему голову.
  
  - Да, да, я тебе говорю! Уйди оттуда, дурик!
  
  Неожиданно зверь пошёл прямо на незваного доброхота. Медленно, вяло, но в каждом его движении чувствовалась былая мощь когда-то красивого, ловкого бойца.
  
  Кроме них, на достаточно освещённой улице не было никого, и это напрягало. Инстинктивно помощник нащупал в кармане куртки отобранную у бесов 'Осу', правда, с обычными патронами.
  
  - Убрался с проезжей части?! - нарочито громким голосом начал говорить он с псом. - Ну и молодец. Иди по своим делам, мне тебя угостить нечем.
  
  Зверь шёл к нему.
  
  - Вали, я сказал! - 'Оса' перекочевала в руку. - Иначе хуже будет!
  
  Пёс не дошёл до Серёги метров десять. Остановился под фонарём, словно давая себя рассмотреть получше. Огромная, лобастая голова с умными глазами, клыки толщиной мало не в палец, в холке не менее метра. И, вдобавок, жуткая худоба, облезлая шерсть, вырванная огромным клоком на боку и открывающая след от рубленного удара. А ещё через зверя проходил свет.
  
  - Призрак! - ахнул Иванов. - Ещё один на мою голову! Нет, ну надо же такому случиться! Жил честно-благородно, ни о чём таком и не помышлял, и тут уже второй призрак за неделю! Сходил, блин, за куревом...
  
  На руке вспыхнула Печать - помощник приготовился к схватке. Однако пёс повёл себя странно. Вместо того, чтобы напасть, или убежать, или раствориться в воздухе он начал медленно, спокойно подходить к Сергею, мотая головой слева направо. Получалось у него не очень, но смысл был понятен: 'Нет'.
  
  - Ты поговорить хочешь? - осторожно, напрягшись в ожидании нехорошего, поинтересовался парень.
  
  - Гав! - утвердительно, именно утвердительно пролаял призрак, лёг на живот, положил морду на лапы и немигающим взглядом уставился на Иванова.
  
  - Ты хочешь, чтобы я к тебе подошёл?
  
  Никакой реакции.
  
  - Тебе нужна помощь?
  
  Снова ничего.
  
  - Хочешь пойти со мной?
  
  - Гав! - у собаки радостно завилял хвост.
  
  'Говорил мне дед - никогда, внучек, не заговаривай с бродячей собакой, - тоскливо подумал Сергей, - Иначе не отвяжется. Хотя и к месту может прийтись, если зверь хороший'.
  
  - Ну и зачем ты мне? И зачем я тебе?
  
  - Гав, - серьёзно, вдумчиво ответил четвероногий.
  
  - Понятное дело... Ты меня понимаешь?
  
  - Гав! - утвердительно.
  
  - Это хорошо, что понимаешь... Давай тогда я в другой сюда приду и мы обсудим твоё желание, - попробовал он отвертеться от такого счастья, как собака-призрак в квартире.
  
  Зверь ничего не ответил, лишь тоскливо-пронзительно взглянул в глаза помощника. Он действительно всё понял. И Серёга, в душе до одури обожавший собак, не выдержал:
  
  - Пошли, завтра покумекаем, куда тебя пристроить!
  
  Развоплотить псину Иванов даже не подумал.
  
  ***
  
   - Ты где шлялся?! - домовая встретила ночного путешественника за сигаретами, уперев ручки в бока и грозно шевеля ушками. - Я же переживаю... А это кто?
  
  - Это... Вот... На улице увидел... бродячий... - замямлил он.
  
  - Собачка! - радостно взвизгнула она и сразу полезла к псу. - Какой красивый!
  
  Помощник с сомнением посмотрел на ободранного, неухоженного зверя. Оказалось, что они с кицунэ практически одного роста, псин даже повыше немного был. Но Машу это нисколько не смущало.
  
  - Как тебя зовут? - затараторила она. - И давно ты один? Бедненький... Я тебя накормлю... Хотя ты же призрачный! Зачем тебе еда? - и повернулась к Серёге, делая жалостливые, полные слёз, глаза. - Давай его оставим, пожалуйста!
  
  Иванов животных хоть и любил, но здраво отдавал себе отчёт в том, что собака в квартире - это огромная ответственность. А ответственность он не любил. Но и домовую обижать не хотел, потому мягко попытался донести до неё голос здравого смысла.
  
  - Ну где он тут жить будет? И когда с ним гулять? Одна морока выйдет... Я его до завтра привёл... Переночевать и пристроить потом куда-нибудь... Да хоть к Ерохе в охрану!
  
  Дальше девушка его слушать не стала.
  
  - Гулять он и сам может, он же невидимый! И хороший! А живёт пусть у меня, я не против. Ну давай оставим... Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!!!
  
  - Где у тебя? За холодильником?! С пауками сражаться вместе будете?!
  
  Машка топнула ножкой и гордо ответила:
  
  - Да у меня места больше, чем во всей твоей квартире вместе взятой, включая балкон и коврик у входной двери!
  
  - Это как?
  
  Она смутилась.
  
  - Ладно, покажу, хоть и нельзя... Пойдём.
  
  Они подошли к холодильнику, кицунэ взяла парня за руку и... пространство искривилось, показав довольно широкий проход. Причём и стена, и холодильник не сдвинулись ни на миллиметр - за это можно было поручиться.
  
  - Не стой.
  
  Сергей с опаской шагнул за девушкой и оказался в большой, совершенно пустой комнате без окон, вполне прилично освещённой неизвестно каким способом. В дальней стене виднелись два прохода в такие же пустые комнаты размером поменьше. Он с удивлением осмотрелся, обнаружив в одном из углов сиротливый матрасик с подушкой и сундучок с лежащим на нём зеркальцем.
  
  - Видишь, места хватит вполне! - гордо объявила Маша, поглаживая неизвестно как оказавшегося рядом с ней пса. - Тебе нравится?
  
  Вместо помощника ответил четвероногий.
  
  - Гав! - и лизнул девушку в щёку.
  
  - Ах ты мой хороший! - домовая в порыве чувств обняла пса за шею. - я тебя Полканом звать буду.
  
  - Гав! - недовольно.
  
  - Тогда как тебя звать? Мухтар? Серый? Бобик? Шарик? Чингиз?
  
   При последнем имени зверь гавкнул, но как-то грустно. Мол, пусть буду Чингиз, хватит уже...
  
  Плюнув на всё Иванов махнул рукой.
  
  - Ладно, пусть пока поживёт... Но, если что...
  
  - Ага! Я поняла! Не беспокойся! Мы с Чингизиком хорошие и чистоплотные! Я ему сейчас место подберу, где спать!
  
  - Выведи меня отсюда и объясни, где я сейчас нахожусь.
  
  Кицунэ снова взяла его за руку и вывела на кухню.
  
  - Это магия такая, бытовая... Неужели ты действительно думал, что домовые по углам обитают? Нет. Когда у нас есть дом - есть и сила на мелкие чудеса. Вот как это.
  
  - А пусто чего так? - брякнул Серёга и сразу прикусил язык, коря себя за глупость. Понятное дело - откуда ей обстановку взять и за что мебель купить? Фокусы с пространством - это одно, а вот нормальный диван - это совершенно другое. Ему стало стыдно за свою невнимательность к жизни Маши, и он тут же решил это исправить.
  
   - С получки в мебельный поедем. Выберешь там чего нужно. Сразу всё купить не сможем, но постепенно обставимся. И не спорь!
  
  Домовая и не стала. Вместо ответа она неожиданно крепко обняла Серёгу и расплакалась. Еле оторвал.
  
  ***
  
  Швец появился ближе к обеду, против обыкновения задумчивый и собранный.
  
  - У нас ЧП? - сразу уточнил подчинённый?
  
  - Нет. У нас колдун непойманный. И я не имею ни малейшего представления, что надо делать. Только от Карповича вышел. Холку он мне не мылил пока, но историю Розы выслушал с интересом и даже архивы поднимал.
  
  - И что?
  
  - И ничего. Только то, что и раньше знали. Но велено 'активизировать работу и задействовать всю агентуру', которой у нас нет пока. Сам что думаешь?
  
  Серёга нейтрально пожал плечами.
  
  - Предлагаю поступить традиционно и устроить лёгкий беспредел. Покошмарить нечисть из той, что покрупнее. Давай город на уши поставим! Чтобы ахнули! Чтобы на брюхе приползли! Иначе откуда нам нормальную информацию брать?
  
  - Это дело... - потёр подбородок инспектор. - С чего-то же надо начинать...
  
  - С оружием что? - в очередной раз напомнил помощник.
  
  - Ничего. Обещали рассмотреть. Только когда это будет - я не знаю.
  
  - Хреново...
  
  - Да не то слово.
  
  Неожиданно за холодильником послышалась возня и через секунду в кухню вкатился всесокрушающий клубок из Чингиза и Маши. Им было весело, они играли. Но не это удивило Иванова. Пёс был материален!
  
  - О, собакена себе завёл! - изумился Антон. - Призрака! Да где ты его нашёл?!
  
  Помощник коротко рассказал о ночных событиях.
  
  - Понятно, - ответил инспектор. - Пёс, скорее всего, погиб в том месте когда-то и до сих пор ждёт хозяина. У преданных животных такое часто. Не уходят без любимого человека на небо, хоть плачь. Верность! Так что ты правильно сделал, что подобрал его. Этому красавцу нужны друзья, даже такие странные, как мы. Думаю, он заслужил ещё один кусочек счастья.
  
  - А как он материальным стал?
  
  - Машкино волшебство. Домовые в своём жилье и не такие фокусы могут исполнять. Кстати, и ты тоже любому призраку своей Печатью можешь материальность на час дать. Но не рекомендую этим злоупотреблять.
  
  - Почему?
  
  - Потому что если в этой, осязаемой форме он погибнет - то уже навсегда. Получится вторая смерть. Что за ней - я не знаю. Но вряд ли что-то хорошее, уж ты мне поверь, - Антон снова посмотрел на Чингиза. - Красавец! Только неухоженный. И умный.
  
  - Знаешь, - осторожно, боясь выглядеть глупо, сказал Иванов. - По-моему, он нас понимает...
  
  - Конечно понимает. Собаки сами по себе далеко не самые тупые животные, а уж он сколько лет среди людей тёрся - поневоле научишься...
  
  - Гав! - подтвердил пёс.
  
  Выдворив играющихся домовую и призрачного Чингиза обратно за холодильник, сели попить чаю.
  
  - Как Роза? Обустроилась? - начал светскую беседу Сергей. - Всё в порядке?
  
  Швец грустно вздохнул. Видимо, вопрос ему был неприятен.
  
  - Понимаешь... Тяжело ей сейчас. То, что ты видел - наносное. Её абсолютно лёгкое и спокойное поведение - всего лишь демонстрация железного самообладания. Для Розы по внутренним ощущениям казнь произошла несколько дней назад, а не чёрт знает сколько лет назад. И за эти дни она дважды возникала и исчезала обратно, растворяясь в пустоте, при этом ничего не понимая. Как с ума от таких дел не сошла - не пойму... Короче, страшно ей. Очень страшно. Другое время, другие люди, никому не нужна и, вдобавок, мёртвая. Сам представь! Тут впору спиться или ещё раз в петлю полезть...
  
  Потому я к ней пока с расспросами и прочими глупостями не лезу. Пусть женщина в себя придёт от шока. Если что - у Ерохи она остановилась. Там есть где, оказывается...
  
  Помощник согласно покачал головой, принимая услышанное к сведению, и решил перевести тему:
  
  - Ну что, пойдём гонять нечисть?
  
  - А то! - радостно осклабился инспектор.
  
  - Гав! - жизнеутверждающе заявил невесть когда объявившийся из-за холодильника Чингиз.
  
  - Ты куда собрался? - удивился Серёга, глядя на деловито усевшегося на коврик у входной двери пса.
  
  - Гав!
  
  - Да пусть идёт! - Швец вышел из-за стола. - Хуже от него не будет.
  
  
  ***
  Всё оставшееся до полнолуния время они провели, что называется, с языками на плечах. Круглосуточно носились по городу, развоплощая непонятливых, договариваясь с адекватными, всячески терроризируя всех иных, попадавшихся под горячую руку. Нечисть взвыла.
  
  Они узнали про два притона упырей; вскрыли сеть мелких бесов, промышлявших добычей органов в морге; разогнали шабаш русалок под городом. Но про нового колдуна выяснить не удалось ничего. В одном сходились все опрошенные - или из новых он, или залётный гастролёр.
  
   С некромантами тоже ситуация не прояснилась. Единственным в городе, кто был способен поднять мёртвых и обладал необходимыми для этого знаниями, был старый бес, в настоящее время руководивший собственной строительной фирмой и по уши погрязший в битве за капитал. То, что ему это нафиг не нужно, стало видно с первого взгляда. Часы за двадцать пять тысяч у.е. и машина представительского класса под окном десятиэтажного офиса с бассейном, боулингом и вертолётной площадкой на крыше предельно чётко давали понять, что владелец всего этого великолепия меньше всего нуждается в нескольких зомби. Зачем? Их вон сколько, и без колдовства полные кабинеты сидят. Что скажет - то и сделают, ещё и счастливы будут, что на них внимание обратили за такую-то зарплату.
  Чингиз постоянно был при Швеце с Серёгой, честно выполняя роль служебной собаки. Зря под ногами не путался, рычал, когда надо, нигде не терялся и за кошками не бегал.
  
  ***
  - Ну что, пора идти? - словно бы для себя, негромко пробубнил Иванов. Он уже приготовился, сунув в карман трофейную осу и прихватив незаконную телескопическую дубинку из нержавеющей стали, которую когда-то у кого-то отобрал ещё во время службы в органах. - Засветло приехать надо, свежие захоронения найти до темноты.
  
  - Согласен.
  
  ... Через час были на центральном городском кладбище. Пройдя ряды старых, скромных и не очень и новых, крикливо богатых, могил у входа, направились вглубь.
  
  Через час достигли цели и... обалдели. Вдаль, к горизонту, уходили кресты над небольшими холмиками. Много, очень много.
  
  Решили сориентироваться по датам смерти, указанным на табличках - не помогло. С лёгкой, подмазанной руки кладбищенского начальства захоронения производились как попало. Родственники старались застолбить место по соседству с близкими; безденежные мёртвые лежали в самых причудливых местах, у некоторых даже вместо традиционного креста была лишь деревяшка с ФИО и датой смерти; много могил оказались разбросанными прямо среди отведенного под будущих умерших поля - наверное, опять же местные дельцы от смерти, подготавливали места подороже: мол, не в неприличном одиночестве драгоценного близкого хоронить будете, а среди людей.
  
  - А чего ты хотел? - ни к кому не обращаясь, протянул Сергей. - Город областной, народ мрёт регулярно и в достаточном количестве. К тому же памятник покойному обычно только через год ставят, потому все эти могилы считаются относительно свежими.
  
  - И что делать?
  
  Иванов почесал в раздумьях затылок.
  
  - Уходить - не вариант. Найти место, где будут ритуал производить - самим не реально. Надо возвращаться и ловить местного беса - пусть помогает. Сам же говорил, что их на кладбищах полно.
  
  - Это да. Пошли.
  
  И они решительно вернулись ко входу. Наступали сумерки.
  
  ... Бес нашёлся быстро. Чуть в стороне от сторожки у ворот стоял низкорослый, испитый мужичок с топором в руке и грустно смотрел на полено. По всей видимости, его надо было расколоть на дрова, но адскому отродью было лень, ну или похмелье мучило.
  
  - Слышь, Раскольников! - издалека проорал Швец. - Подойди, дело есть!
  
  Нечисть неожиданно ловко перехватил топор поухватистей и обернулся к крикуну.
  
  - Чего тут лазите?! Я сейчас тревожную кнопку нажму - и охрана приедет, рёбра вам посчитает! Совсем оборзели...
  
  Договорить ему не дал Иванов. Перебил нахраписто, с вызовом в голосе - сказались беготня и напряжение последних дней.
  
  - Слышь, деятель, ты сейчас домой поедешь с билетом в один конец! - на ладони зажглась Печать. - Не переживай, на твоё место другого подберут!
  
  Увидев основной козырь и удостоверение Департамента Управления Душами, бес остолбенел, выронил топор и, неожиданно тоненько, запричитал:
  
  - А ведь знал, знал, что придёте... Я же ничего не сделал, мне тут слишком хорошо, чтобы рога мочить куда не надо... Достали, ищейки...
  
  Пока он это произносил, тело мужичка опустилось на колени и повинно склонилась голова, всем своим видом выражая покорность судьбе:
  
  - Делайте, чего уж... От вас не уйдёшь...
  
  Антон опешил. Иванов, глядя на него, тоже.
  
  - Успокойся, придурок! - начал инспектор. - Мы вообще-то по делу к тебе! Нам информация нужна. А ты сразу на казнь собрался...
  
  - Гав! - подтвердил так и не отставший от парней Чингиз.
  
  - Да! - веско сказал Серёга, просто чтобы что-то сказать, а не стоять молчаливым придатком к таким важным особам.
  
  Бес растерялся.
  
  - Так вы это... не за мной?
  
  - Кто знает? - не дал ему до конца расслабиться Швец. - Сейчас мы к тебе, а там посмотрим, как оно пойдёт. Вопросы у нас есть.
  
  - Задавайте!!! - счастливо проорал нечисть. - Что знаю - расскажу! Тем более у нас тут спокойно - сами следим!
  
  Серёга сжато изложил информацию о некромантах, которые якобы сегодня ночью будут на этом кладбище заниматься чёрной магией. Бес отмахнулся:
  
  - Да малолетки очередные. Мы их уже даже не гоняем. Так, смотрим, чтобы не поломали ничего, да и то не всегда.
  
  - Почему не гоняете? - уточнил Антон.
  
  Мужичок вздохнул, достал из засаленной куртки пачку вонючих, даже без огня, сигарет, и грустно ответил:
  
  - Опасно. Представляете, что будет, если в разгар ребячьих забав, да ещё среди ночи, к ним выйти? У детишек как минимум разрыв сердца случится. Потом понаедут законнички нервы трепать, и вы до кучи припрётесь. Зачем? Аккуратно делаем. Если заметим шалость - ветер холодный пустим или повоем жутко, но не сильно. Всегда хватает. Бегут как ошпаренные.
  
  Осталось непонятным - нечисть пытался от них избавиться или говорил правду. Иванов вникать в это не стал. Он просто категорически и безоговорочно объявил:
  
  - Сигнал был, мы обязаны отреагировать. Надо каким-то образом найти место проведения этой фигни. Дальше видно будет.
  
  - Оно так... - протянул мужичок. - Положено - значит надо проверить... От меня, как я понимаю, нужно содействие ночью по кладбищу вывести куда надо и место примерно указать?
  
  - Да. Ты же тут не заблудишься, как местный житель. По информации, проводить ритуал будут на новых захоронениях.
  
  
  Бес задумался, с ожесточением почесал небритый подбородок, а затем предложил:
  - Всю ночь по окраинам бегать не вариант, да и подойти туда откуда хочешь можно... Слишком большая территория, можем упустить. А за такие дела начальство меня взгреет... Сюда люди хотят приходить горевать в полном спокойствии, без эксцессов... Знаете, что? Вы идите в сторожку - там телевизор есть и чай, а я пока местных призраков кликну. Пусть они патрулируют...
  
  - Лады, - согласились оба сотрудника. Торчать среди некрасивых могил и крестов всю ночь им не хотелось совершенно.
  
  ***
  ... Около двух по полуночи прямо перед Серёгиным лицом возник призрак немолодой дамы в глухом платье и шляпке-вуалетке, чем несказанно его напугал.
  
  - Извините, молодой человек, за резкость моего появления в вашем обществе, - куртуазно начала нематериальная женщина. - Но, в некотором роде, вы были правы со своим коллегой в отношении неких молодых личностей, пришедших в наше последнее пристанище с неправедными...
  
  - Короче! - рявкнул на ней Швец. - Некроманты? Где?!
  
  Призрак капризно поджала старческие, тонкие губы на своём дряблом, полупрозрачном лице и, не отвечая, вылетела из сторожки. На улице их увидел бес, всё это время честно карауливший въезд на кладбище.
  
  - Объявились, значит? - он понимающе кивнул головой. - Вы только присмотритесь сперва, прежде чем Печатями махать - вдруг сопляки какие...
  
  - Посмотрим, конечно. Что мы - совсем без мозгов, что ли? - веско ответил инспектор и обратился к призраку. - Ведите. Только попрошу аккуратно, чтобы на глаза им не попасться. Вдруг бес прав, тогда вовек не отмоемся...
  
  ...На месте были примерно минут через сорок. Наверное, можно было дойти и быстрее, но призрак по привычке пёрла прямо, совершенно не обращая из-за своей нематериальной сущности внимания на препятствия; Чингиза это тоже не особо напрягало; Швецу вообще было до лампочки - он пока находился в эфирном состоянии - а вот Иванов вспотел искать узкие проходы между оградками и спотыкаться о кочки или ещё что-то, о чём он предпочитал не думать. Вдобавок из памяти полезли детские страхи, наперебой подсовывая всякие неприятные воспоминания, состоящие сплошь из страшилок про Чёрную руку или мёртвую невесту.
  
  Еле успели, в общем.
  
  Полная луна отчётливо показывала два силуэта, стоящих на окраине кладбища. Один из них неразборчиво, грозно что-то кричал на латыни, второй ходил по кругу с факелом.
  
  - Вот, извольте видеть сами этих безобразников! - палец призрачной старушки указал на некромантов. - И куда молодёжь катится?..
  
  - Спасибо, - решил в этот раз не хамить Антон. - Дальше мы сами.
  
  Провожатая не стала спорить и растворилась в воздухе.
  
  - Ну что, посмотрим? - поинтересовался удобно улёгшийся среди холмиков Иванов. - Или напугаем, как тот алкаш рекомендовал?
  
  Раздумывал инспектор недолго.
  
  - Я сейчас из видимости пропаду и пойду посмотрю, что они там делают. Дальше по обстановке. Вы с Чингизом ждите здесь.
  Но сделать задуманное он не успел. Когда Антон проговаривал последние слова, поднимающий мертвецов некромант неожиданно заорал нечеловеческим, полным ужаса голосом. К нему присоединился и второй, выронив факел.
  
  - Да что такое?!
  
  И тут в свете луны блеснуло лезвие ножа. Первый незадачливый призыватель покойников забулькал горлом, некрасиво заваливаясь на землю; другой почему-то вместо того, чтобы 'делать ноги', запищал 'Отче наш'. Но дочитать молитву бедолага не успел - повторный взмах прервал последнее его обращение к Богу, воткнув острие в грудную клетку. Ещё одно тело упало на кладбищенскую почву.
  
  На ногах остался стоять лишь третий, неизвестно откуда взявшийся, персонаж. И это был зомби.
  
  - Пи...ц! - вырвалось у Серёги. - Побежали упокаивать!
  
  Они рванули вперёд. Выскочив на место проведения ритуала, помощник с размаху приложил активированную Печать к голове восставшего, при этом ловко увернувшись от тычка в живот той самой железякой, которая только что отправила двоих скучать в очереди Чистилища.
  
  Мертвец упал и больше не шевелился.
  
  - Иванов, нам край... - растерянно сообщил Швец. - Посмотри...
  
  Из близлежащих могил резво и шустро выбирались новые зомби. И у каждого был нож. У кого новый, у кого не очень, но вооружены были все.
  
  Помощник осмотрелся. Даже на вскидку, на свежий воздух уже припожаловало не менее двадцати трупов, и край глаза отмечал новые шевелящиеся бугорки могил.
  
  - Да сколько же их! Антон! Запрашивай подкрепление, как тогда, на перекрёстке!
  
  - Уже... Сергей, беги! Беги отсюда! Иначе тебе хана! Убьют!
  
  - А ты?
  
  - Буду их на себя отвлекать! Нельзя, чтобы они разбрелись. Таких дел наворотят... Они же света не боятся... Столько людей покрошат, пока переловим...
  
  Иванов выстрелил в ближайшего покойника, резво бежавшего к нему. Тот рухнул.
  
  - Как долго нужно продержаться?
  
  - Хрен его знает! Минут десять, может больше... Беги, дурак!!!
  
  К Сергею неожиданно подошёл Чингиз и внимательно посмотрел на Печать.
  
  - Не надо, псин... Если тебя убьют - это, возможно, навсегда. Ты же слышал...
  
  - Гав! - угрюмо ответил призрачный пёс и ткнулся головой в светящийся на ладони круг с непонятными письменами. А затем ринулся в бой. Обретший материальность зверь рвал, сшибал с ног, бил мощными лапами восставших, совершенно не обращая внимания на ответные удары и раны от ножей. Серая шерсть четвероногого бойца стремительно покрывалась кровью, а в глазах Чингиза плясал азарт последнего боя.
  
   Бесшабашная удаль собаки передалась и парням. Они оба бросились помогать зверю, крича при этом что-то нечленораздельное, но вполне отвечающее их внутреннему настрою. Если бы кто-то хорошенько вслушался в их вопли - то без удивления бы узнал матерщинные слова с проглоченными от волнения окончаниями.
  
  ***
  ... 'Осу' Серёга давно выбросил - закончились патроны. Отбиваться приходилось дубинкой и, иногда, получалось применить Печать. Он устал. Мертвецам механические повреждения от его оружия были до одного места, боли они тоже не чувствовали. Иванов чувствовал, что понемногу проигрывает схватку.
  
   Руки и ноги помощника покрывали многочисленные порезы, но в горячке боя парень на них просто не обращал внимания. Да он и жив то был чудом ещё. Казалось, что эта сумасшедшая карусель длится вечно.
  
  У Антона дела обстояли не лучше. На удивление ловкие зомби уклонялись от его ладони самыми немыслимыми образами и, отбегая, норовили лишний раз ударить ножом материального подчинённого. Наверное, потому, что он был единственным по настоящему живым существом в округе.
  
  Чингиз, тяжело дыша, лежал в луже собственной крови.
  
  - Передохнем мы тут!.. - выдохнул Иванов, безостановочной юлой крутясь среди восставших. - О подкреплении ничего не сообщали?
  
  - Нет!
  
  - Тогда дальше бегаем... Собаку жалко...
  
  Неожиданно ближайший к Сергею мертвец упал, затрясся в судорогах и затих. Из его груди торчало копьё. За ним упал второй восставший, потом третий... Помощник обернулся. Из знакомого уже разреза в пространстве выбегали, сразу становясь в боевой порядок, виденные ранее в памятной истории с головой, легионеры. Они споро, пригвоздив своими пиллумами всех обнаруженных мертвецов к земле, взялись за мечи и стали деловито, без суеты, их упокаивать окончательно.
  
  Вслед за воинами показалось и начальство. Ранее виденный мужчина с мужественно-детско-ангельским лицом и Фрол Карпович.
  
  - Долго же вы... - прохрипел Сергей, обессиленно опускаясь на землю.
  
  - Почему долго? - не понял его представитель небесного спецотдела, активировавший в этот момент свою навороченную фиолетовую Печать и тщательно сканирующий ей окружающую территорию. - В норматив уложились, пять минут...
  
  Пять минут? Быть не может. Хотя... Взгляд помощника зацепился за тяжело дышащего, но ещё живого пса. Из последних сил он вскочил, подбежал к Чингизу и приложил правую руку к его голове. Зверь снова стал призрачным. Свежие раны исчезли, четвероногий бодро вскочил и благодарно залаял.
  
  Иванов снова опустился на землю, борясь с накатывающей усталостью и жутким желанием заснуть прямо тут.
  
  - Александрос! Исцели парня! - словно сквозь вату в ушах Иванова раздался голос Карповича. - Он же сейчас преставится раньше времени. Ты что, не видишь, у него же кровь как из поросяти недоколотого хлещет! Просто эйфория ещё не прошла!!!
  
  Чингиз крутился рядом, тревожно рыча и поскуливая.
  
  Внезапно Сергей ощутил тепло в голове, почти сразу перешедшее в жар, мгновенно охвативший всё тело. Захотелось закричать.
  
  - Терпи! - грозно рявкнул кто-то на ухо. - Уже совсем немного осталось.
  
  И действительно, через несколько секунд боль прошла. Помощник поднял голову и увидел тревожное лицо сотрудника спецотдела да полыхающую на его ладони Печать.
  
  - Чего смотришь? - весело улыбнулся он. - Залатали твои раны, как новенький будешь! А теперь поговорим о происшедшем...
  
  - Да отвяжись ты от него! - рявкнул Фрол Карпович. - И не надоело тебе в любом, даже самом хорошем поступке, дерьмо с микроскопом разыскивать?! Правильно они сделали, что на себя отвлекли и нас вызвали! Полностью поддерживаю! А если бы восставшие расползлись по отноркам всяким и охоту на живых начали? Помнишь, как в 1922 году так вот проморгали деятеля одного? Потом вместе бледный вид имели!
  
  Мужчина с ангельско-детским лицом смутился. Видимо, было что вспомнить.
  
  - Да я не про мертвецов, - неуверенно продолжил гнуть свою линию он. - Я про собаку. Кто им разрешал призрака привлекать? Почему не развоплотили?! Нарушение инструкции...
  
  - Отстань! - Фрол Карпович, не выдержав такого измывательства над подчинёнными, пришёл в неописуемую ярость, затопал ногами, а затем с самым грозным видом направился к представителю небесного спецотдела, засучивая рукава. - Засунь себе эти инструкции знаешь, куда?!...
  
  И тут случилось то, чего никто не ожидал. Чингиз неожиданно по щенячьи взвизгнул, ошалело уставившись на годуновского боярина, и бросился на него, молнией распластавшись в воздухе. Сергей зажмурился в ожидании чего-то страшного, Антон тоже.
  
  Но ничего не произошло. Вместо того, чтобы разорвать Фрола Карповича, призрачный псин без труда поставил лапы ему на плечи и нежно, с любовью, стал вылизывать его лицо.
  
  - М... Монгол?! - ахнул начальник. - Монголушка... - руки нежно трепали пса по холке. - Да как же ты... Да если бы я знал.... Ты меня ждал, дурака... Сколько же лет прошло...
  
  Между тем триарии закончили уничтожать последних зомби и с интересом смотрели на происходящее, по привычке став в прямоугольник.
  
  - Это Монгол, друг мой верный! - неожиданно мягко, даже чуть виновато, заговорил Карпович. - Погиб он как раз в этих местах, когда мы разбойную ватагу усмиряли. Меня спас... А теперь вот... Вот... - он вытер рукавом выступившие слёзы. - Сподобил Господь увидеться...
  
  Пёс тоже был счастлив. Говорить он не умел, но это было понятно и так, по счастливому блеску в глазах.
  
  - Александрос! Ты как хочешь, но я его с собой заберу! - обратился боярин к ангелоподобному мужчине. - И мне плевать на твои инструкции и прочие бумагомарательства! Хоть обпишись, не отдам! Можешь прямо сейчас свой донос начинать строчить!
  
  Воины засмеялись, им явно забавляло происходящее.
  
  Чингиз, а теперь уже Монгол, уселся рядом с вновь обретённым хозяином и прижался к его бедру, всем своим видом демонстрируя решимость и преданность.
  
  Швец с Ивановым тихо обалдевали от такого развития событий. Несколько минут назад тут кипела битва с восставшими покойниками, а теперь сеанс любви и радости.
  
  А вот представитель спецотдела явно обиделся.
  
  - Ты, Фрол, огорчаешь меня. Разве я тебе хоть что-то сказал? Разве я дал повод?
  
  - Да знаю я тебя, праведная морда, - почти шёпотом пробурчал начальник Антохи. - Тебе только волю покрючкотворствовать дай...
  
  Мужчина сделал вид, что не услышал.
  
  - Если это твоя собака - забирай к себе, она это заслужила. Да и вообще, судя по сегодняшним событиям - вполне достойный зверь.
  
  - Мяу! - все вздрогнули, и в этот момент прямо в руки Александроса с ближайшего креста спрыгнул призрак кота. Тощего, облезлого, грязного, неизвестно как там появившегося.
  
  От неожиданности мужчина поймал его и инстинктивно провёл ладонью с до сих пор активированной Печатью по шерсти, поглаживая. Раздалось потрескивание, забегали маленькие искорки и у всех на глазах кот начал превращаться из замусоленного помойныша во вполне достойного, чрезвычайно волосатого и нагломордого представителя мурчащего племени.
  
  - Ух ты, кися... - растерянно протянул новоявленный котовладелец и снова погладил призрачного зверя. Тот довольно заурчал, стал тереться мордочкой о руки. - Ты как тут оказался? Откуда?
  
  - Мррр...
  
  - Понятно. На шум пришёл, полюбопытствовать. Ну и куда мне тебя девать?
  
  - Мрррр...
  
  - Нельзя тебе со мной...
  
  - Мррр...
  
  Александрос был явно растерян. С одной стороны, ему очень понравился кот, с другой - нельзя. И он, и все вокруг понимали, что проступок небольшой, мелкий, но вот нарушать правила на глазах у всех ангелоподобный мужчина не мог, не умел.
  
  Разрешил его сомнения многоопытный Фрол Карпович. Он деловито откашлялся, привлекая к себе всеобщее внимание, а затем заговорщицким тоном начал:
  
  - Шурка, - годуновский боярин хитро посмотрел на представителя спецотдела. - Да забери ты кошака себе, не мучайся. Он хороший, мурчавый... Тем более сам к тебе пришёл. А мы никому не расскажем. Честное слово! Мои оболтусы, - кивок в сторону инспектора с подчинённым, - не проболтаются даже при желании, у самих рыло в пуху. Парни, - кивок в сторону воинов, - тоже не сдадут своему начальству. Они нормальные, хоть и в Аду служат... Чего ты как маленький? Не первый год друг друга знаем...
  
  Триарии радостно и одобрительно закивали, переговариваясь на латыни. А один из них неожиданно достал из-под нагрудника небольшого крысёнка, подсвеченного лунным светом, и усадил его на своё плечо. Зверёк без страха осмотрелся, особо задержал взгляд на донельзя счастливом псине и замершем в пароксизме удовольствия коте, однако опасности для себя не увидел и стал потешно умываться и чистить призрачную шёрстку.
  
  Воины заулыбались. Маленький грызун явно был всеобщим любимцем.
  
  - Ну что, убедился, что тут стукачей нет? - боярин продолжал гнуть свою линию. - Так что решай сам, как с животинкой поступить.
  
  - А! беру! - каким-то ухарским, совершенно не вяжущимся с его прекрасным лицом и благородной осанкой тоном, радостно воскликнул Александрос. - Всегда кошатником был, а при жизни особенно. Они хорошие, - рука потрепала блаженно закатившего глаза от счастья мурлыку. - Я тебя Тиран назову, в честь родины.
  
  - Мррр...
  
  'Дурдом имени дедушки Дурова' - подумал Сергей.
  
  ***
  Они сидели на кухне и... ничего не пили и не ели, потому что было не до этого. Инспектор только что вернулся от руководства и доводил полученную информацию до подчинённого. Курили, правда, много.
  
  - Тех двух идиотов, что обряд проводили некромантский, отработали по полной программе. И интересные вещи вылезли... А где Машка? - неожиданно поинтересовался Антон.
  
  - Плачет. За собакой скучает. Она же одна целыми днями дома сидит, пока мы по городу носимся. Так хоть кто-то рядом появился, о ком она могла заботиться...
  
  Швец кивнул головой.
  
  - Понимаю, но что поделаешь... Ладно, об этом потом. Короче, выяснилось, что все подробности ритуала они на местном оккультном форуме прочли, какой - то новорег выложил, ну и решили попробовать. Самое смешное, эти психи сами не верили, что всё получится.
  
  - Ничего себе у них развлечения...
  
  - Какие есть. Интересно другое. Наши специалисты быстренько смотались на Землю, покопались в сети и действительно нашли описание процедуры воскрешения мертвецов. По их заключению - это заморочки из высшей боевой некромантии, да ещё с изюминкой.
  
  - С какой?
  
  - Последовательность действий и заклинание проработано так, что ими может воспользоваться абсолютно любой, лишь бы следовал инструкциям. В разрез со всеми канонами чёрной магии! Как мне разъяснили, подъём зомби из могил делается обычно в несколько этапов. Первый - вдохнуть в мертвецов колдовство, чтобы они могли управлять своими телами. Второй - сделать гибкими суставы, иначе как трупы двигаться будут? Третий - подчинение воли. Так вот, именно в последнем пункте и произошла накладка. Когда наши разбирались в тонкостях, то неожиданно выплыли несколько детских ошибок, которые даже не слишком опытный маг никак не допустит...
  
  - Например?
  
  - Основная - ножи, с которыми покойники нас гоняли. Железяки надо было класть НА могильную землю, а не В неё. Именно поэтому тех двоих и порешили - не сработало подчинение. Были ещё огрехи... И объяснения им нет. Складывается впечатление, что кто-то отправить бедолаг на тот свет хотел таким извращённым способом, ну или пошутил так неудачно.
  
  Иванов почесал в раздумьях затылок.
  
  - Антох, а связи тех, некромантов недоделанных, отработали? Может, кто зла им желал...
  
  - Полностью. Так что эта версия мимо. Помимо убиенных двух придурков про ритуал ещё куча народу прочла. Кто угодно мог на том кладбище оказаться.
  
  - Тогда что?
  
  - Не знаю. Корявое какое-то колдовство, как Карпович сказал...
  
  Серёга вздрогнул.
  
  - Корявое?..
  
  - Ага... - растерянно протянул инспектор. До него тоже стало доходить.
  
  - Наш колдун?
  
  - Похоже... Вот сволочь!
  
  - Надо начальству доложить...
  
  Швец поморщился.
  
  - Давай завтра. Иначе сразу ценных указаний по самые гланды нахватаем.
  
  - Хорошо. И про этого Александроса проясни - может, поможет чем. Он, судя по имени, грек, и тот злыдень бордельный, со слов Розы, тоже к греческой нации принадлежал. Вдруг подскажет что?
  
  - Уже. Спецотдельский не грек, а македонец. Сказали - разница большая. Потому опять мимо.
  
  - Понятно...
  
  Неожиданно инспектор сделал хитрое лицо и тихо спросил у подчинённого:
  
  - Я знаю, где Машке компаньона взять. Ты не против?
  
  - Да нет, чахнет девка от одиночества, хоть виду старается и не подавать.
  
  - Тогда жди.
  
  ... Вернулся он через полчаса и прямо с порога заорал:
  
  - Маша! Ма-а-ашка!
  
  - Чего глотку дерёшь? - из-за холодильника высунулась недовольная, грустная девичья физиономия с покрасневшим от слёз носиком.
  
  - Иди сюда, чего покажу!
  
  Заинтригованная домовая подошла к Швецу.
  
  - Смотри! Это тебе. Настоящий...
  
  В руке Антона сидел маленький пушистый котёнок и умильно смотрел своими карими глазками на свою новую хозяйку.
  
  
  Окончание следует...
  
  
  
  История седьмая. Колдовство и всякая всячина. Часть третья
  
  
   - Серёжа, Серёжь... проснись! Тебя Антон дожидается! - кицунэ аккуратно, в какой-то степени даже нежно трясла Иванова за плечо. - У вас там на работе случилось...
   - Меня нет. Я в командировке...
   - Какой командировке?! Вставай, засоня!
   - Отстань, - помощник перевернулся на другой бок и спрятал голову под подушку в надежде, что Маша оставит его в покое.
   - Антоша, ну ты сам видишь, не встаёт, - грустно пожаловалась домовая. - А без него никак? Он ведь только час как лёг. Всё по твоему поручению кладбища окрестные объезжал.
   Последнее было сущей правдой. Весь день Сергей с усердием носился по городским погостам в поисках хоть какой-либо информации о некромантах, странных ритуалах или иных проявлениях тёмной магии. Довёл до белого каления своей дотошностью и занудством всех тамошних бесов и призраков, скрупулёзно вытряхивая из них хоть что-то, способное помочь в поиске неизвестного колдуна. Безрезультатно.
   Впрочем, хорошая новость всё же была. На месте их разборок с восставшими успела ударными темпами поработать кладбищенская нечисть. К утру все покойники лежали на своих местах, заботливо прикопанные как положено и с крестами в изголовьях. Куда делись трупы горе-призывателей - Иванов уточнять не стал. Наверняка кому-то под землёй компанию составили. Нет тел - нет и дела.
   Да чего кривить душой - помощник такому исходу ночных приключений страшно обрадовался! Его не отпускала мысль о том, что может произойти при обнаружении поля боя обычными земными госструктурами! Сразу набегут журналюги со своей буйной фантазией, живописуя события в наиболее мерзких и отвратных тонах; местных розыскников начальство измучает заслушиваниями и совещаниями; про алкашей, завсегдатаев поминок, и подумать больно - пострадают люди ни за что. Однако пронесло. Потому Сергей раз и навсегда выбросил из головы те памятные события, дав самому себе слово не возвращаться к ним даже в мыслях без крайней нужды.
  Общим же результатом его деятельности стал абсолютный ноль. Никаких зацепок, улик или слабых намёков на них. Тупик.
  Подушка отлетела в сторону и громкий голос протрубил прямо в ухо:
  - Подъём!!! По-о-о-дъё-о-оммм!
  Помощник открыл один глаз и увидел склонившуюся прямо к его лицу начальственную рожу.
  - Чего орёшь? Только прилёг...
  Против обыкновения, Швец не стал шутить или острить на такую благодатную тему, как внеплановая побудка, а сразу взял быка за рога:
  - Одевайся, у нас ЧП. Похоже, опять тот самый корявый деятель о себе напомнил.
  Не особо стесняясь в выражениях, Серёга встал и, цепляясь за все выступы по дороге, побрёл в ванную. Оттуда он через десять минут вышел совершенно другим человеком. Свежевымытым, благоухающим одеколоном и невероятно злым на весь белый свет.
  Наскоро проглотив кофе, поданный заботливой Машей, помощник нахохлился, словно воробей перед дождём; закурил, тягуче сплюнув в темноту открытого окна.
  - Чего стряслось?
  - Попытка призыва младшего демона прямо в центре города. Если бы не эманации, как при землетрясении - в жизни бы не узнали.
  - Попытка удалась?
  Антон рассмеялся.
  - Это точно наш недоучка. Опять всё через одно место пошло. Почти, - инспектор сделал паузу, наслаждаясь вниманием. - Демона он вызвал, на этот раз колдалнул правильно. Не самую сильную особь призвал, но очень здоровую габаритами. Так пока тот адский выкормыш, болезный, через окно междумирья в хренпоймикакправильноназываетсяграмму пролез - Александрос с ребятами-легионерами успели засечь точку прорыва, собраться, меня вызвать, прибыть на место, чаю попить и сообщить по инстанции всем, кому положено. Короче, демон и вылезти толком не успел - его сразу копьями утыкали как подушечку для иголок. Он, бедолага, не будь дурак, обратно в ад смыться попробовал, но его уже и там ждали. За попытку побега из родных пенат огрёб нечисть по полной. Орал так, что думал - оглохнем. Если бы не спец - весь район бы перебудили. А так ничего - заглушил как-то. Но уши до сих пор болят.
  - В чём бестолковость?
  - В размере этой самой ...граммы. Маленькая она для него оказалась. Попросту застрял, как Винни-Пух в гостях у Кролика.
  - Ну а мы зачем? - угрюмо брюзжал помощник. - Всех победили. Ура. Можно спать.
  Начальник хмыкнул, удивляясь тупости подчинённого.
  - Место происшествия нужно хорошо осмотреть. Завтра нормально обшарить там все закоулки не получится. Говорю же тебе - центр города!
  
  ... Через час они стояли в том самом злополучном месте, расположенном на строительной площадке. Сторожа не было - пока работы велись в стадии котлована.
  Спустились. Швец опытно активировал Печать.
  - Смотри.
  А посмотреть было на что: в углу, на присыпанной песком почве мёртво-синим светом вспыхнул круг диаметром около полутора метров, весь покрытый сложной вязью кабалистических символов - больших, маленьких и даже совсем крохотных, еле различимых.
  - Что думаешь? - спросил инспектор.
  Вместо ответа Иванов опустился на колени, совершенно не обращая внимания на испачкавшиеся джинсы, затем улёгся на живот и начал всматриваться в рисунки.
  - Думаю, что опять фигня получается. Следов на песке от прутика или иного какого писала нет. Ведь не сами по себе эти корябусы нарисовались?
  Рядом улёгся и Швец. Поколупал пальцем песок, подул даже на него.
  - Согласен. Символы как будто изнутри идут. А ну, отгребаем!
  Раскидали желтое крошево по сторонам, докопавшись до самой земли. Свет в этом месте пропал.
  - Ничего не понимаю. Серега! Да что ты как экскаватор пылишь?! Успокойся!
  - Погоди. Я тут нашёл кое-что...
  - Что?
  Иванов медленно встал на ноги и предъявил начальнику клочок некогда белой, а теперь измазанной грязью бумаги, дугообразно обожжённой по краю. В другой руке был зажат ещё один, такой же.
  - И? - не понял Антон.
  - Этот круг нарисовали сначала как эскиз, для чего склеили несколько листов формата А3 или А4. Видишь, вот склейка, - палец Сергея указал на практически невидимый в темноте, даже при подсвечивании Печатью, шов. - Затем заготовку припёрли сюда и, разложив, забросали песочком. Может от ветра, может потому, что ритуал перенести пришлось. Поймаем - спросим. Ты знаешь, как это вообще работать должно? На крови?
  - Нет. Вроде как слова специальные на латыни крикнуть надо.
  Иванов почесал грязной пятернёй затылок.
  - Так это получается, что наша храбрая группа захвата разминулась в какие-то секунды со злыднем?
  - Получается так. Только сболтнуть об этом не вздумай никому - потом припомнят. Александрос из спецотдельских, как-никак. Честь мундира и всё такое...
  - Да понятно! Начальство и проверяющие всегда непогрешимы. Это если бы мы с тобой такой косяк упороли, то тогда...
  - То тогда, - перехватил инициативу Швец, - уже наступило. Карпович вчера весь день визжать изволил на как раз эту тему, да и сегодняшние события только подстегнут его фантазию по придумываю кар для нас в случае нового прокола. Ладно, отряхнись от пыли с грязью и пошли, кофейка выпьем; а заодно подумаем, что делать.
  В полном молчании они выбрались из котлована, поёживаясь от предрассветной прохлады. Неожиданно Сергей остановился, как вкопанный.
  - Антоха! Есть идея, как искать этого урода!
  Инспектор обернулся, в его глазах разгорались любопытные искорки.
  - Излагай!
  - Смотри, эта сволочь информацию о ритуале на форум по интернету закидывал, так?
  - Так.
  - Тогда можно попробовать его по IP-адресу вычислить. Ну это... - он пощёлкал пальцами, подбирая понятное инспектору определение, - личный номер компьютера, как на движке автомобиля. И он след оставляет там, где бывал. Понял?
  Швец покачал головой.
  - В общих чертах. Только как ты это сделать планируешь? На сколько знаю - ты в вопросах ЭВМ туп как полено.
  - Мне и не надо. С утра в наш местный институт сходим, где на программистов учат, и за денежку попросим тамошнего преподавателя помочь. Сам он, конечно, делать ничего не станет, но даст за зачёт молодым дарованиям задание. А они, уж поверь, те ещё хакеры.
  - Вариант, - согласился инспектор. - И у меня тоже мысль появилась. Завтра возьмём Розу и найдём место, где она материализовалась. Затем основательно там всё облазим.
  - Зачем?
  - Вряд ли она далеко от заклинателя была при появлении. Максимум - километр, да и то с перебором. Вот и попробуем походить - вдруг что почувствует или вспомнит? С поводком, конечно, проще, но хоть так...
  Серёга в эту затею не поверил, но промолчал. Других идей всё равно не было, а начинать с чего-то надо.
  - Да без проблем. А теперь давай по норкам и хоть немного поспим.
  ***
  Утром, подумав, всё же разделились. Антон с Розой самостоятельно начали поиск точки появления девушки в городе, а Иванов отправился в институт. Там он рыскал недолго. Просто поймал красивую студенточку, отпустил в её сторону парочку витиевато-приличных комплиментов и вежливо поинтересовался, где сидят преподаватели, которые "на программистов" учат. Разумеется, галантный, хотя и потасканный в девичьих глазах кавалер был проведен прямо по назначению.
  Дождавшись перемены между парами, он подошёл к весёлому, по компьютерному очкастому мужчине, бодрой походкой направляющемуся в кабинет преподавателей, и в лоб спросил:
  - Надо по IP адрес найти. Без криминала. Сколько?
  Тот остановился, смерил внимательным взглядом Серёгину фигуру.
  - Не занимаемся.
  - Да ну?! - изумился помощник. - А я и не знал. А кто занимается?
  - Не знаю, - мужчина равнодушно пожал плечами. - Но не мы - точно.
  - Даже за деньги и без обязательств? - тоном змея-искусителя не отставал Иванов. - Даже для благих целей и при полной прозрачности процесса? Даже за пять тысяч?
  Преподаватель хмыкнул, показывая, что до глубины души оскорблён такой мизерной суммой, недостойной даже упоминая в этом великом храме науки.
  Помощник понял намёк и не сдавался.
  - Пять с половиной? Шесть? Шесть с половиной?
  Мужчина снова хмыкнул, но уже менее скептически.
  - Зачем вам знать, с кем переписывается ваша жена? Или вас послал аноним из школоты в неприличной словесной форме? Не занимайтесь глупостями, молодой человек.
  Иванов почувствовал, что дядя явно клюнул на финансовую наживку. Просто набивает себе цену и не хочет лезть в криминал.
  - Мы с вами взрослые люди, чтобы использовать Ваши знания в таких убогих бытовых целях! - помощник всматривался в лицо мужчины. Похоже, неприкрытая лесть ему понравилась. - Тут дело тоньше. Некий урод на форуме выложил определённый... ную... последовательность действий, которой могут воспользоваться неразумные дети. Теперь вот хотелось бы...
  - Ничего себе вы загнули! - восхищённо воскликнул преподаватель. - Вас бы на наш учёный совет - всех бы перекраснобаяли! Нормально скажите, что надо.
  - Да без проблем! - только порадовался такому пониманию Серёга. - Некий урод на местном оккультном форуме выложил инфу о ритуале подъёма мёртвых. Понятное дело - фигня, но детишки могут и попробовать из любви к запретному. Дело кончится осквернёнными могилами, ментовкой, плюс иными неприятностями. Желание моё простое - найти этого умника поговорить по душам. Всё, честное слово!
  Мужчина задумался, потом внимательно всмотрелся в пышущее искренностью лицо визитёра.
  - Я так понимаю, эта проблема некоторым образом семейная?
  - Да, - легко соврал помощник. - Пока ещё ничего не случилось. Я так... предупреждаю возможные последствия.
  - Вот, сука, интернет этот, клоака долбаная! - неожиданно зло выругался преподаватель. - Пять тысяч - и по рукам, я не кровопийца! Сам отец двоих обалдуев любопытных. Ссылка есть?
  - Есть.
  - Давайте. Посмотрим, что можно сделать.
  Донельзя обрадованный таким исходом переговоров и сэкономленными деньгами Иванов передал заранее заготовленную бумажку с английскими буковками и палочками и, получив приглашение заходить часам к четырём пополудни, весело отправился на поиск начальства и проститутки.
  Антон появился сразу, как только Сергей активировал Печать и позвал его.
  - Договорился? - начал с главного Швец. - Когда ответ?
  - К вечеру. После четырёх.
  - Хорошо. Подходи к месту ночного прорыва. Туда, где мы ночью на брюхе ползали.
  И исчез.
  
  ... Встретились именно там, где и договаривались, без накладок. Грустная Роза не забыла сделать книксен, Антон просто кивнул головой.
  - Серёга! Интересно получается - место, где обрела себя наша гостья, находится в трёхстах метрах от этого котлована. Понимаешь, что это значит?
  - Угу. Колдовская морда или поблизости тут живёт, или очень часто отирается. А ваши походы по району как прошли?
  Швец помрачнел, Роза всхлипнула, начав утирать свои призрачные слёзы платочком.
  - Никак. Ничего. Пусто! Мимо! Вхолостую! - отсутствие результатов явно бесило инспектора.
  - Я не знаю, как ещё помощь! - вклинилась в разговор призрак француженки. - Я честно стараюсь почувствовать, всё как и говорил Антон. Но у меня, глупой, ничего не получается!
  Помощник тоже погрустнел.
  - Значит, ждём ответ из института. Потом думаем дальше, в зависимости от результатов.
  - А если и там мимо? - подлил масла в огонь Швец. - Что тогда?
  Серёга зло сплюнул.
  - Тогда ждём новых жмуриков и пляшем дальше! И вообще, кто из нас начальник, а кто дурак? Ты уж определись!
  ***
  - Нет. К сожалению, ничего не вышло. Отправлено из торгового центра по общественной сети, через VPN к тому же. Можете, конечно, камеры попробовать просмотреть, но маловероятно. Крайне маловероятно.
  Преподаватель выглядел строго и даже немного надменно по сравнению с первой встречей. "Стыдно ему, похоже, что не помог. Вот и бравирует" - подумалось Иванову. Швец стоял рядом, усиленно прокручивая в голове новые слова и делая умное лицо.
  - Я вас понял. А какие есть ещё варианты найти? - без особой надежды спросил помощник.
  Преподаватель пожевал губами, словно подбирая простые названия для сложных терминов.
  - Я обратил внимание на специфику статьи на том оккультном форуме. В изобилии присутствует латынь, что ныне редкость. Если вы сможете составить список слов, применяемых разыскиваемым вами индивидом... то можно использовать программу мониторинга ключевых слов. Вы меня понимаете?
  - Чего? - в унисон протянули оба борца с нечистью.
  Мужчина вздохнул, всем своим видом сетуя на малограмотность окружающего мира, и объяснил по-простому:
  - Дайте список слов, которые используют сатанисты. Если вам так надо найти этого писаку - сами погуглите. Бррр! Как вспомню его фантазии с ножами и трупами - блевать тянет! - он зябко повёл плечами. - Так вот, как только в нашем городе их кто-либо в интернете напечатает для перевода или ещё по какой надобности - мы узнаем обязательно. Должно сработать. Все и всегда пытаются перевести латынь! Слишком красиво и пафосно она звучит. Понятно?
  Антон, внимательно слушавший краткий курс по поиску людей через проводную паутину, неожиданно радостно улыбнулся, попросил его подождать и скрылся за поворотом институтского коридора.
  - Коллега по несчастью? - глядя вслед инспектору, поинтересовался мужчина.
  - Да. Семьями дружим, - немного обалдев от такого поведения начальства, ответил Иванов. - И горе у нас общее.
  - Вам повезло, что не сами. Знаете, сколько в сети грязи и мерзости для неокрепших умов? Не счесть! Не переживайте, если хоть одно слово всплывёт - примите свои меры как сочтёте нужным. Это когда отправляют всякую гадость - шифруются, как партизаны в лесах; а когда любопытствуют - никогда не прячутся. Незачем просто.
  Инспектор вернулся минут через пять, размахивая слегка помятым листом, исписанным странными закорючками.
  - Вот! Это для вашей программы!
  - Дайте-ка взглянуть, - преподаватель взял в руки принесённый Антоном список. - Да тут и греческий, и латынь! Где вы так быстро это нашли?
  Швец замялся.
  - Знакомому лингвисту позвонил, он и подсказал.
  - И вы знаете греческий алфавит? - не унимался служитель науки. - Какая редкость в наши дни!
  Иванов почувствовал, как у него начинают гореть от стыда, за такой вот детский прокол, уши. Ему хотелось провалиться сквозь землю.
  - Знаю, - не моргнув глазом, заявил Антон. - У меня бабушка - гречка! Тьфу ты, - быстро поправился он, - гречанка! Περικλῆς!!!
  Последнее непонятное, но явно эллинское слово окончательно успокоило занудливого преподавателя.
  - Хорошо, - сказал он. - Оставьте номер телефона. Если будет информация по вашему делу - я позвоню.
  Обменявшись контактами, помощник с инспектором пошли на выход.
  - Антоха, а ты где по-гречески писать навострился? - искренне любопытствовал Серёга.
  - Да я и не умел. Я к Александросу мотался. Он по моей просьбе и написал основные слова для тёмной волшбы на латыни и греческом.
  - Греческий тебе зачем понадобился?
  - Колдун греком был, помнишь? Роза рассказывала. По-русски ни бум-бум. Значит и записи мог делать или по-гречески, или ещё как. Но родной язык в приоритете, сам понимаешь. Потому и попробовали.
  Иванов задумался.
  - Да с чего ты взял, что есть какие-то записи?
  - Да с того, милый мой подчинённый, что если этот грек орудовал бы лично - хрен бы такие глупости получались. Душу запечатать даже колдуну средней руки сложно, тут уровень не менее профессорского нужен! Девяносто девять процентов - не он это. Не профессиональный это почерк, понимаешь!
  - Тогда... тогда... тогда я знаю, почему волшебство толком не получается! - Иванов чувствовал подъём и азарт.
  - И почему? - немного скептически переспросил начальник.
  - Да потому что деятель, которого мы ищем, языка этих самых записок не знает и знать не желает. По-современному использует программу-переводчик. Вот мелкие неточности, основанные на тонкостях языка, и выплывают, перерастая в большие косяки!
  - Может и так...
  - Ладно! Давай подождём звонка от этого... институтского, - бодро поставил точку в состязаниях предположений Иванов. - А что это ты по-гречески тогда ляпнул, коль языка не знаешь?
  - Перикл.
  - Что?
  - Ни что, а кто! Перикл - древнегреческий политик, я его в школе проходил в 5 классе по истории древнего мира. Только этого кренделя и смог запомнить из всех этих афинян и спартанцев - у мужика башка яйцеобразная была, ещё бюст изображался сбоку от текста.
  - Ну... допустим. Однако ты настолько не по-нашему задвинул, что даже я поверил в твою бабушку.
  Антон смутился.
  - Да ляпнул я просто первое, что в голову взбрело, на нервах. Думал - палимся мы! А этот поверил... И не вздумай шутить на эту тему!
  - Не буду, Перикл ты наш однояйце...
  - Материализация у меня ещё не закончилась. Могу и в рожу дать!
   ***
  - Да... да... понял... номер карточки дайте, чего кататься... Конечно, какие могут быть вопросы... Ага, записал. Спасибо! - помощник нажал кнопку отбоя на смартфоне и победно посмотрел на начальника. - Есть! Сработал твой листик. Это из института мужик отзвонился, адрес дал, даже без предоплаты. Ещё и с форума бесплатно тот пост удалил, чтобы другим неповадно было. Но денежку я ему однозначно сейчас кину через онлайн, мало ли, потом понадобится помощь...
  Швец делано восхитился, разведя руки в стороны и склонившись в лёгком поклоне.
  - Ай, молодца! Куда уж нам, жмурикам из прошлого, до новых технологий! Раз-раз - и готово! - а затем, посерьёзнев, продолжил. - Серёга, дай я попробую угадать: живёт в центре?
  - Да. Как раз в тех краях, где мы круги нарезали в розыске неизвестно чего.
  - Не неизвестно чего, а находились в оперативном поиске!
  Иванов внимательно посмотрел на приятеля.
  - Антоха, ты хоть мне эти басни не рассказывай, для Карповича прибереги. Я ведь тоже умею про пули и опасности вдохновенно врать. Не злись, проехали... Тут ещё ФИО владельца квартиры есть и место работы: безработный. Странно... Ладно, выдвигаемся на адрес, знакомиться будем.
  
  ... Через полчаса они стояли перед обычной железной дверью, расположенной на втором этаже старого, дореволюционного дома. Не рассуждая, Иванов позвонил в заверещавший испуганной иволгой звонок, а инспектор на всякий случай зажёг Печать.
  - Кто? - раздался из квартиры довольно молодой мужской голос.
  - Полиция! - раздражённого прорычал Антон.
  - Удостоверение покажите.
  - Куда? У тебя же глазка нет!
  - Ваши проблемы, - равнодушно ответил голос и послышались затихающие в глубине жилища шаги.
  Помощник с инспектором непонимающе переглянулись.
  - Это он нас так послал?! - начал заводиться Серёга. - Да я ему...
  - Спокойно! Сейчас откроет, - как-то зло улыбнулся Швец и, вовсю пользуясь своим призрачным преимуществом, шагнул сквозь запертую дверь.
  Раздался крик. Дикий, необузданный, полный животного ужаса. Затем он повторился. У Сергея по коже забегали мурашки. "Только бы соседи не сбежались, - подумалось ему, - иначе вони от них не оберёмся".
  Щёлкнул замок, вход в квартиру открылся, и Иванов быстро нырнул внутрь.
  - Пошли, клиент дозрел, - уверенно шепнул ему... Швец?
  Существо, говорившее голосом инспектора, очень отдалённо напоминало человека. Скорее, пародию на него. Худые, длинные ноги, суставчатые руки, маленькая голова с глазами-блюдцами, полыхающими красным светом. Жуть, да и только.
  - Да я это, я, - продолжало шептать странное создание. - Пугаю вот, как могу. Типа упырь-мутант. Знаю, что таких не бывает, зато прикольно. Я давно этот образ выдумал, ждал, когда пригодится. Пошли, он в комнате!
  Миновав неосвещённый, заставленный всяким житейским хламом коридор, прошли в жилую часть квартиры, состоявшей из одной огромной, донельзя замусоренной, комнаты и крохотной кухни.
  На диване, среди хлебных крошек и пятен от соуса, сидел длинноволосый худощавый парень лет двадцати пяти. Он был весь какой-то мятый, неопрятный, потасканный. Ауры потустороннего существа, к огромному облегчению обоих бесоборцев, отсутствовала.
  - Ты кто, тело? - начал светскую беседу Серёга. - И почему людям двери не открываешь, когда тебя вежливо просят, скотина?!
  Вопрос остался без ответа. Хозяин квартиры загипнотизировано, как кролик на удава, смотрел на изменённого Антона. Тот в ответ оскалил жёлтые, неровные зубы и пустил зеленоватую слюну.
  - Понятно, - грустно вздохнул помощник и изо всех сил влепил волосатому оплеуху. - Ведь не хотел же до этого доводить...
  Парень от такого подарка упал на бок, задёргал смешно головой, словно приходя в себя, после чего уставился на Иванова.
  - Ты меня слышишь? - чуть ли не в ухо крикнул Сергей волосатику.
  - Д-д-да... Слышу - он согласно затрусил головой, не сводя с Антона взгляда. - Это не я!!!
  Вторая оплеуха, послабее.
  - Что не ты? Испугался, бедняжка? - помощник деланно посочувствовал, а потом снова начал напирать. - Ты, дружочек, как раз ты! Мы всё знаем. И про шуточки в котловане, и про форумы, и про...
  Не став на всякий случай приплетать сюда Розу, Иванов просто неожиданно повернулся к Швецу, сделал страшное лицо и командным тоном приказал:
  - Куси!!! За руку для начала!
  Начальник сначала обалдел от такой наглости, но потом быстро принял правила игры. Задышал по собачьи, захрипел.
  - Не надо!!! Я всё скажу-у-у-у! -внезапно тоненьким голосом завизжал длинноволосый парень и упал в обморок.
  - Серёга, мы, похоже, перестарались, - удивлённо протянул Антон. - Ты смотри, какой во мне талант пропадает!
  - Ага! В фильмах ужасов без грима сниматься можешь. Погоди, - он начал легонько хлопать слабонервного по щекам. - Сейчас в себя придёт.
  Результаты традиционного возврата в сознание не заставили себя ждать. Хозяин жилища открыл глаза и заплакал:
  - Не бейте меня... Не надо.... Ма-а-ма...
  - Про маму вспомнил? Поздно! - обличающе продолжил психологическую обработку Серёга. - Признавайся, когда и за сколько ты продал душу дьяволу?!
  - Да не продавал я ничего... Я не знал... Думал, тетрадь для смеху какой-то шутник в прошлом нарисовал...
  - Врёшь!!! Гореть тебе теперь в геенне огненной!.. Вот уже и посланец пришёл за тобой!
  Швец снова пустил слюну и добавил свечения в глазах.
  - Нет! Не было такого! Мне просто интересно было! Вот! - волосатик откуда-то из-за дивана извлёк старую, засаленную тетрадь жёлтого цвета и с силой сунул её в руки Иванову. - Вот! Я просто читал, не больше!
  Сергей заинтересованно осмотрел полученное. Обложка из дешёвой, потрескавшейся кожи, покрытой самыми разными пятнами неизвестного происхождения - ровным счётом ничего необычного. Ага! Когда-то она закрывалась на застёжку с ремешком, но теперь остался лишь хлястик. Что ещё? - довольно толстая. Одним словом - самая обычная общая тетрадь, только ветхая.
  Убедившись, что ничего особенно снаружи нет - открыл. Внутри оказались небрежно написанные на греческом и латыни буквы, рисунки, чертежи. Всё мелкое, со множеством чернильных клякс - словно писалось больше для памяти, а не для потомков.
  Полистал, перевернул, потрусил на всякий случай - вдруг между листами что спрятано? Ничего. Тетрадь и тетрадь. Протянул её Антону - пусть коллега посмотрит, а сам продолжил беседу.
  - Давай по порядку. И не врать! Иначе сам знаешь...
  Парень хоть и не знал наверняка, о чём именно идёт речь, но идею пообщаться воспринял горячо и радостно.
  - Меня Паша зовут. Игольцев, - начал он свою своеобразную исповедь. - Мы летом в Одессу мотались, приглашения по знакомству сляпали... Ну, город там посмотреть, в море покупаться, отдохнуть, короче...
  - Ближе к сути.
  - Так я про это и рассказываю. Квартиру, значит, мы с корешами по интернету забронировали и оплатили, а хозяин нас кинул. На фото одно, а по факту старый убитый полуподвал. Мы туда-сюда, повозмущались конечно, а этот козёл деньги ни в какую не отдаёт, жмотится. Пришлось там оставаться, но обиду мы затаили. Короче, в день выезда разнесли по пьяному делу все эти апартаменты - пусть знает, как людей кидать! Вот тогда тетрадь я и нашёл - она в тайнике в стене лежала.
  - Что ещё ты обнаружил?
  - Ничего. Больше ничего не было. Только она.
  - Угу... Продолжай.
  - В общем, взял я её себе - думал, антиквариат какой, даже друзьям не показал. Пошли мы в последний раз, значит, на пляж, и там с местными чуваками познакомились. Классные люди! Да так у них и зависли ещё на недельку. С блэкджеком и шлюхами, - он сладострастно причмокнул губами, наслаждаясь воспоминаниями. - А трава там у них - ух! Забористая!
  - Слышь наркоман, к делу ближе!
  - Зря вы так! Я за лигалайз - это так, но наркотикам - нет!
  - Ты не на митинге! - Швец снова рыкнул, чем заставил Пашу неприятно поёжиться.
  - Да-да. Привёз я её сюда...
  - Прямо вот так, через таможню?
  - Да. А что такого? Они даже открывать не стали. Что с меня взять? Ну прицепятся - так денег всё равно нет. В ней ведь нет никакой ценности - это же не картина или книга старинная! Покрутили в руках, да и пропустили. Там и без меня денежных клиентов хватало, - волосатый позволил себе улыбку. - А дома решил перевести, что внутри написано. Оказалось, на греческом. Ох, и намучился я, пока греческую раскладку в нашу клавиатуру вбухал! Ещё и слова не все понятно выведены. Почерк отвратительный...
  Когда перевёл один из текстов наугад - понял, что это ритуал по подъёму зомбаков. Интересно стало - сработает или нет? Быстренько подправил перевод (он совсем нечитаемый был, как описание товаров с АлиЭкспресс), да и вывалил на местный форум оккультных идиотов.
  - Как вывалил?
  - Если честно - испугался я из дома такие вещи делать. Пошёл в торговый центр, капюшон натянул от камер наблюдения, и через их Wi-Fi скинул.
  Серёга с начальником переглянулись - вроде бы пока всё сходилось.
  - А потом?
  - А потом сидел и комментариев ждал. Вдруг кто попробует? Но никто, видимо, не захотел...
  "Ага, не захотел! Попробовали идиоты одни. Только тебе об этом знать не надо!" - в унисон подумали начальник и подчинённый.
  - Ну это ладно... А в котловане ты чего учудил, придурок?
  Паша мелко затрясся.
  - Я знал, знал, что это правда... И воины, и прекрасный мужчина мне не привиделись... Вот оно как, значит...
  - Хорош стенать! - пресёк Иванов начинающуюся истерику. - Рассказывай, сволочь!
  - Ну... я... это... Листики склеил... Нарисовал картинку одну - к ней наиболее понятный перевод был... Ночью в ту яму спустился, разложил - только ветер сильный тогда случился, пришлось её песочком присыпать - сдувало... Слова сказал, как по инструкции велено. Песок засветился, я испугался и убежал. И уже наверху видел, как прямо из воздуха ангельское воинство выходило. В доспехах, с мечами... Я думал - глюк. Потом водкой отпаивался...
  - Понятно... А сейчас какое заклинание испытать хотел?
  - Да никакого больше, мне и того, единственного, хватило за глаза. Просто разбирался, что там написано. Продать я тетрадь хочу. Вдруг она денег хороших стоит?!
  Иванов стоял в задумчивости: вроде бы всё узнали, что теперь с этим дурнем делать? Отпускать или нет? Или спихнуть на Швеца ответственность, как на лицо начальствующее?
  Проблему выбора решил сам инспектор. Утробным басом, совсем вжившись в роль нечисти, он спросил.
  - Тут срез свежий на месте, где пряжка была. Почему?!
  Паша снова занервничал, испуганно посматривая на упыря.
  - Там кожа сгнила совсем... я обрезал и выбросил...
  - Куда!!!
  - Я не помню... В мусорник, наверное.
  - Ты дурак?! У тебя мусорник вся квартира! Ищи, сволочь! Ещё разобраться надо, на каких правах ты тут живёшь...
  Волосатый парень хоть и был перепуган до смерти, но за свои кровные квадратные метры был готов сразиться хоть с Владыкой Ада.
  - Квартира моя. По закону. И документы имеются о наследстве! Поживиться вздумали?! Хрен вам!!!
  Ненужные разборки прервал Иванов.
  - Пряжка где? - он не знал, зачем она инспектору, но по привычке поддерживал коллегу.
  - А, пряжка... Да вот же она! На полу валяется...
  На диван легла маленькая, ржавая, дешёвая пряжка, какими раньше школьные ранцы застёгивали. Антон бережно её подобрал, осмотрел и продолжил задавать непонятные вопросы:
  - Ты когда её обрезал?!
  - Да как с отдыха вернулся, а что?
  - Ничего. А в Одессе сколько раз ты открывал тетрадь?
  Парень задумался.
  - Два. Точно - два. Первый раз - когда утром ждал, пока все кореша попросыпаются после пьянки - нервничал ещё. Сильно мы ту халупу разнесли. А второй - где-то через недельку, перед отъездом. От своих сбежал - пить уже не мог. Сел на лавочке в центре, открыл, полистал, поразглядывал... На девочек загорелых между делом засматривался... И всё, клянусь!
  - Хорошо, что всё... - задумчиво ответил Швец, а затем неожиданно резко снова активировал потухшую было Печать и приложил её к голове хозяина квартиры. Тот даже пикнуть не успел - сразу упал на диван и захрапел.
  - Серёга, давай обшмонаем тут всё! Мало ли, забыл рассказать что-нибудь этот типчик.
  Результатом обыска стали незапароленный ноутбук, три спичечных коробка "вещества растительного происхождения с характерным запахом", и куча самых странных вещей, отношения к делу, впрочем, не имеющих.
  - Сейчас руководство прибудет, я вызвал, - внезапно предупредил инспектор.
  - Зачем?
  - Увидишь.
  В этот момент из воздуха материализовался Фрол Карпович и с сумрачным видом велел:
  - Докладывайте.
  Антон с информированием начальства управился за три минуты, передал ему же тетрадь и указал на храпящего Пашу.
  - Вот... Надо подкорректировать. У нас полномочий нет.
  Боярин с презрением осмотрел загаженное неряшливостью помещение, похрапывающее тело, вздохнул и приложил правую руку к его голове.
  Вспышка.
  - Всё. Теперь он последнюю неделю вообще не помнит. Валите отсюда... Хорошо, что хорошо заканчивается, а то этот, с бабьими волосами, по незнанию и дури собственной таких дел мог наворотить! Не дай Бог...
  ***
  Они сидели вчетвером на, ставшей неожиданно тесной от такого наплыва народа, кухне. Антон, Роза, Сергей и Машка. Пили чай.
  - Слушай, начальник! А как ты про пряжку догадался? Про то, что Роза к ней привязана?
  Швец отхлебнул пахучей жидкости, сунул в рот сушку, любовно выпеченную домовой, гордо посмотрел на француженку-призрака и только тогда соизволил ответить:
  - Обычно колдуны душу привязывают к материальному предмету, который всегда под рукой. Надо - позвали, не надо - убрали. Так?
  - Да.
  - Из Одессы приехала только тетрадь - значит, Роза завязана на неё. Теперь смотри: этот... даже не знаю, как его поточнее обозвать... Паша тетрадь первые два раза открывал честно, не забывая расстегнуть и застегнуть старый ремешок. Потому срабатывал активатор - девушка появлялась, пока он читал и пропадала, когда застёгивал. По приезду в наш город он истрепавшуюся от времени застёжку вообще срезал, как лишнюю деталь - и она стала свободна.
  - А теперь что? - поинтересовалась Маша. - Розе так и существовать в страхе, что кто-то её опять привяжет и заставит всякие гадости делать?
  - Нет. Этой железки больше нет. Её никто и никогда не найдёт, - веско ответил инспектор. - Так что наша гостья абсолютно свободна!
  Роза ничего не сказала, но посмотрела на Швеца таким многообещающим взглядом, что он густо покраснел, а глаза его умаслились.
  - Это хорошо, конечно, но вот что с колдуном делать? - решил осветить интересный момент помощник. - Тетрадь - это ведь не всё. Кто знает, где этот нехороший человек сейчас бродит?
  Антон снова сунул сушку в рот.
  - Я знаю. Убит он. Карпович как ту тетрадь почитал - сразу архивы поднял. Души ведь через наше Чистилище абсолютно все проходят. Тогда и выяснилось, что прирезали этого грека по пьяному делу в кабаке, и колдовство ему не помогло. Буквально через месяц после её казни, - он снова нежно посмотрел на призрачную проститутку. - Да и то, не нашли бы, если бы он на одной из последних страниц своё имя в цифры перевести не пытался. Видимо, нумерологией колдовской баловался. Вот такая вот банальщина... И колдуны тоже люди... А этот тупорез Паша, похоже, жил в той самой квартирке, где и грек когда-то обитал. Такая вот карусель...
  - Так эта сволочь теперь в аду?
  - В аду. Но от распеканции это никого не спасло. Только представьте - в общей очереди на Страшный Суд чернокнижника проморгали! Такая публика по особой, неприятной процедуре к последнему пристанищу следует, потому и боится Департамент больше всего на свете. Так что наши коллеги теперь на нас в обиде...
  - Бывает, - беспечно отмахнулся Иванов. - Нас обоих в те времена ещё и в проектах не было, какой спрос?
  - Это верно.
  В разговор опять встряла любопытная Машка.
  - Мальчики, а что в том компьютере, который вы с собой забрали?
  Серёга нахмурился.
  - Да так, ничего особенного...
  - А точнее? - заинтересовался и инспектор. - Ты мне тоже не рассказал, что нарыл в нём.
  Иванов совсем посмурнел.
  - Там памятник нашему идиотизму. Не надо оно тебе...
  - В смысле?
  Вместо ответа помощник принёс ноутбук Павла, включил.
  - Возвращать не буду, сразу говорю. Пошёл он... куда подальше. Полицейский произвол или компенсация за недосып - понимайте как хотите.
  Защёлкала мышка, открывая окна интернет-браузера.
  - Смотрите, - он развернул экран так, чтобы видели все. Затем встал, повернулся к окну и закурил, вглядываясь в звёздное небо.
  На страничке одного очень раскрученного "купи-продай" сайта красовалось фото небезызвестной тетради и текст: "Продам старинную колдовскую тетрадь. Цена 200 у.е.", далее следовали контактные телефоны и имя: Павел.
  - И это на всех ресурсах, куда не плюнь, уже неделю висит, - грустно поведал Серёга. - Там, дальше, даже фото некоторых страниц есть.
  Антон пожалел, что настоял в своём любопытстве. Прав был помощник - он действительно почувствовал себя глупо.
   История девятая. Реликвия
  
  
  ...Внезапно свалившееся богатство ровным счётом никак не изменило жизнь практичного и не жадного до навязчиво рекламируемых благ цивилизации Серёги. Каким был - таким и остался.
  Купил в Машкины хоромы вожделенную мебель, сам её собрал; сам же и двигал потом под чутким руководством кицунэ, обливаясь потом и определяя каждому шкафу и тумбочке очередное новое место. Умаявшись, просто послал куда подальше (но мягко) заражённую извечным женским духом перестановки мебели домовую, и пошёл пить чай.
  На том всё и закончилось.
  Нет, девушка, конечно, не единожды намекала на необходимость ремонта в Ивановской берлоге, но парень был непоколебим. Чистенько, светленько, обои по башке не стучат, когда из комнаты в кухню идёшь - чего ещё надо? И так хорошо.
   Да его при одной мысли о штукатурках, откосах, шпатлёвках в дрожь кидало. Так и виделась родная квартира в разрушенном состоянии, в грязи и подозрительный мужик со шпателем посередине. Нафиг!
  Побурчав для приличия, Маша отстала. В глубине души ей, как любой приличной домовой, импонировала экономность Сергея.
  И жизнь потекла у них своим чередом.
  Отбоярился Иванов и от покупки персонального авто, на что очень намекал Швец. Прав у новоявленного богатея не было, а одни размышления о пробках, парковках, зимней резине и всяческих дополнительных хлопотах ввергали его в глубокое уныние. На такси и маршрутках лучше и удобнее в большом городе. И дешевле.
  На самом деле помощник против доставшихся денег не возражал и себя, конечно, побаловал, куда ж без этого. Быть у воды и не напиться? Сделал две покупки: сто пар одинаковых носков, чтобы не копаться каждое утро в ящике с разнокалиберными шкарпетками, подбирая хоть немного похожую по цвету пару; и набор инструментов для начинающего ювелира, в котором самым ценным предметом была маленькая плавильная печь.
  Последней покупке предшествовал неприятный разговор с инспектором, случившийся несколько дней назад.
  - Антон, как там с оружием дела обстоят? Мне уже напоминать надоело! - напористо требовал конкретики от руководства Иванов.
  Швец долго мялся, юлил, однако в конце концов не выдержал и рубанул правду-матку.
  - Хрен тебе по всей морде, Серёга. Не дают. Уже и Карпович впрягся в это дело. Безрезультатно. Там в более высоких инстанциях дело тормозят.
  - Да почему не дают?! - не унимался подчинённый. - Мне теперь что, при следующем замесе геройски подыхать, что ли? Хорошенькая перспектива...
  Антон угрюмо смотрел в пол, бормоча явно не свои, а услышанные в высоких кабинетах, аргументы:
  - Святые с оружием не ходили, уповая исключительно на слово Божье...
  - Ага, и в очередь перед дверями в рай и ад пачками отправлялись! - парировал Серёга.
  - Даже воинство небесное лишь мечами обходилось и верой...
  - Так у них и Печати - не чета нашим! Помощнее ядерной бомбы будут! Зачем им вообще мечи?! Для форса?!
  Инспектор зло глянул на непробиваемого подчинённого, закурил и ответил устало, как донельзя измученный тупостью окружающего мира человек.
  - Слушай, отстань, а? Ну не дадут ничего, поверь. Потому что перестраховываются. Ты вспомни, как в органах пистолеты на постоянку боялись давать. Как бы чего не вышло... Так и тут. А вдруг ты нажрёшься горячительного и штатным мечом невинных людей пошинкуешь в мелкий винегрет? Или неправомерно применишь вверенное оружие?! Ход мыслей начальственных ясен?!
  - А как же мне...
  - А как хочешь. Там, - палец Швеца указал в потолок, - всем по барабану. Ну пришибут тебя - так об этом тебя честно Карпович, хоть он и не согласен с такой постановкой вопроса, предупреждал. Зато, случись что нештатное, никто не причём.
  Иванов грустно вздохнул, чем неожиданно вывел Швеца из себя.
  - Думаешь, мне это нравится? Нет! Я хоть и дохлый, однако здесь, вместе с тобой, по земле бегаю. И вижу, чем это чревато! Нет у меня ответа! Нет! Включай мозги!
  И Серёга включил. Припомнив стрельбу в Ероху серебряными пулями и эффект от них, он задался целью научиться делать такие боеприпасы самостоятельно (ну не по ювелирам же бегать с этим в высшей степени странным заказом), чтобы иметь вполне солидный загашник на все случаи жизни.
  Так и появился в его доме специальный инструментарий, с которым Иванов экспериментировал всё свободное время. Пока получалось не очень, но помощник не отчаивался. Первый десяток кое-как покрытых серебряной плёнкой пуль уже лежал в тумбочке и ждал своего часа, приятно грея душу. Ещё и на лезвие небольшого складного ножа покрытие нанёс, на пробу.
  О законности своих действий и прочих мелочах помощник даже не задумывался. Жить ему хотелось неимоверно.
  ***
  - Ну что, куда сегодня едем? - Серёга был сама весёлость.
  - Идём, - недовольно ответил начальник. - Если бы кое-кто не жлобился на нормальную машину, то тогда бы с ветерком ехали. Быстро и весело...
  Иванова передёрнуло.
   - Мы направляемся по служебной необходимости? Вот пусть руководство нас транспортом и обеспечивает. Каким угодно, да хоть крыльями. Раз-раз, взмахнул - и на месте. А то за свой счёт... ишь, взяли моду!
  - Дождёшься от них... Ладно, не суть. На сегодня задача такая: откапываем клад.
  У Иванова отвисла челюсть.
  - Да иди ты... настоящий?
  - Настоящей не бывает. Самому интересно. Я в детстве "Остров сокровищ" до дыр зачитал, а вот самих драгоценностей увидеть не довелось. Так что сегодня посмотрим на них, если повезёт.
  - Подробнее можно?
  - Можно, почему нельзя. Дай сигаретку, - щёлкнула зажигалка, в небо унесся первый сизый дымок. - Когда после революции 1917 года новая власть с церквями боролась со всей пролетарской ненавистью, некоторые реликвии священники смогли спрятать от большевиков. Кто выжил - вернулись, забрали да по храмам пристроили. Кого шлёпнули в качестве революционной необходимости - те в одну, знакомую тебе, очередь попадали. Там их и опрашивали тогда наши: где, что, как. На будущее. Теперь вот у начальства руки дошли до этого дела, и, соответственно, у нас ноги.
  Иванову сложно было представить те самые, смутные, дни, когда весь мир разрушался и все друг с другом воевали. Он об этом видел фильмы, читал статьи, учил что-то в школе. Но вот так, запросто лоб в лоб, столкнуться с событиями столетней давности - брала оторопь. Словно в историю немытыми ногами лезть приходится. Потому Серёга немного робел.
  - И где этот клад? Может, металлоискатель нужен? Или иное какое снаряжение?
  Антон задумался.
  - Да нет, ничего не надо. В подвалы лезть не придётся, под воду нырять тоже. Проще всё. Священник от чекистов тайник в винном погребе устроил, там теперь кафе.
  - Почему в винном погребе? - не понял помощник.
  - Где смог, там и спрятал. Видимо, доступ имел. В то время винный погреб был именно складским помещением для бухла, лишние там не шлялись. И не забывай! Те, кто искал, тоже не дураки были и опыт о-го-го какой за плечами имели. Потому чердак, подвал и вообще, вся церковная территория даже не рассматривались - однозначно выворачивали наизнанку красные товарищи. Больше скажу! Я думаю, что покойный священнослужитель два тайника устроил. Один выдал - с барахлом попроще, чтобы сразу в расход не пустили, но не свезло бедолаге - пришибли его; а о втором умолчал, чтобы сохранить.
  Сергей скептически переосмысливал услышанное.
  - Зачем такие сложности? Не проще ли всё выдать - глядишь, и выживешь без этих хитростей! Рисково слишком получается.
  - Тогда понятия другие царили. И вера была. Не у всех, но была. Вот и спасали духовные ценности ценою жизни, для них это важно было.
  - Понятно.
  ***
  До кафе добрались без проблем, благо, оно располагалось в историческом центре города. Внутрь Иванов заходил один. Начальник, активировав Печать, ушёл в режим невидимости, напоследок дав ценное указание:
  - Вниз спустишься - сразу не садись. Походи, осмотрись. Вдруг я чего упущу. Когда тайник обнаружу - дам знать.
  На том и порешили.
  Внутри оказалось красиво. Арочные потолки из старого, тёмно-красного кирпича подчёркивали минималистичный дизайн помещения, создавая совершенно неповторимую атмосферу величественного уюта. Приглушенный свет, тёмные деревянные столы, тихая музыка; в нишах стен, почти не дрожа своим нежным пламенем, горят свечи. Людей, кроме пары скучающих официантов и бармена, не было.
  Помощник медленно, вальяжно, как человек с энной суммой на банковском счёте, прошёлся по помещению. Потрогал рукой стулья, погладил полированную столешницу барной стойки.
  Постоял, подумал, затягивая время.
  Персонал смотрел на него без интереса. За время работы в сфере общепита каких только чудаков и странных особей человеческого рода они не навидались. Этот странноватый парень - ещё не самый плохой вариант.
  - Чай пожалуйста. Чёрный, - обратился Серёга к бармену. Пить он не хотел, но и пауза затягивалась.
  - Конечно, присаживайтесь, - профессионально-вежливо ответил он. - Сейчас подадут.
  Присаживаться... А куда? Не будешь же потом от столика к столику как кузнечик скакать. Несолидно. И от Антона ни слуху, ни духу. Вот зачем он сюда попёрся? Пусть бы инспектор обшарил в своём стелсе кафе, сделал нужные выводы, а потом позвал. Так нет же, вечно ему с подвывертом всё охота сделать!
  Хлопнула входная дверь и в помещение зашёл Антон в своей материальной ипостаси. Приветственно взмахнув рукой, занял столик в самом тёмном, неприметном углу.
  - Давай сюда!
  Серёга с облегчением выдохнул и подыграл.
  - Здорово! Тебе что заказать? Я себе чай выбрал.
  - Сойдёт, - лениво бросил инспектор. - И мне тоже самое, - это уже официанту.
  Работник заведения понятливо кивнул головой, удаляясь на кухню.
  Иванов присел напротив начальника.
  - Ты зачем меня первым отправил? Стою тут с глупым видом...
  - Боялся, что заметить могут. Вдруг тут нечисть какая глазастая отирается... А ты бы её и отвлёк, в случае чего...
  - Ясно. Ну, как, результаты есть?
  - Да, нашёл. Под столиком два кирпича. За ними что-то лежит, Печатью чувствую, еле-еле. Сейчас аккуратно вынем...
  Помощник с сомнением посмотрел на Антона.
  - Как ты их вынимать собрался? Тайник хоть до сих пор и не обнаружили, но тут ведь ремонт был, все щели замазаны.
  - Бли-и-и-н, - ошарашенно протянул Швец. - А я и не подумал... Что делать будем? Ночью взломаем?
  - А ты с барахлом через стену пройдёшь? Или сразу отсюда к себе перенесёшься? Если нет - то не вариант. Спрятать тут и потом забрать не получится; просто расковырять и на следующий день прийти тоже не выйдет. Слишком велик риск обнаружения. Вдруг уборщица усердная попадётся? Или что-то пойдёт не так?
  Инспектор почесал затылок.
  - Хреново... Отсюда перенестись сложно, особенно с грузом. Слишком толстые стены. Сокровище ведь материальное... Короче, не возьмусь! - посмотрел на приятеля, недовольно, выжидающе. - Идеи есть? Желательно без криминала. Ну... или с криминалом, но аккуратным.
  Настала очередь Иванова стимулировать работу мозга своей пятернёй.
  Принесли чай. Выпили по кружке. В тишине, обдумывая варианты решения проблемы.
  Неожиданно Серёга радостно блеснул глазами и заговорщицки прошептал:
  - Придумал!
  - Ну? - оживился Антон. - Излагай.
  ***
   ...Около восьми вечера в кафе зашли два парня и две девушки. Их уже ждали. Всюду горели свечи, играла негромкая, романтичная музыка, в зале царил глубокий полумрак, почти темнота.
  Вышколенные официанты незаметно исчезли в подсобных помещениях. Задержался лишь администратор, тактично принявший несколько крупных купюр и прошептавший:
  - На столике кнопочка есть. Если понадобимся - нажмите. Приятного вечера.
  На двери со стороны улицы появилась табличка:
  "Закрыто на спецобслуживание"
  - Ну что, преступим?! - Швец жизнерадостно потёр руки и помог Розе, а потом Маше сесть, галантно двигая стулья, за стол, на котором красовалось шампанское, икра, фрукты с шоколадом.
  - Козлы вы! - нервно заметила недовольная кицунэ. - Это, может, первый романтический вечер в моей жизни, а вы его в работу превратили.
  Призрак француженки что-то сказала ей на ухо. Девушка посмурнела ещё больше.
  - Нет, Розочка, не успокаивай. Им ведь просто так организовать вечер, для нашего удовольствия, сложно очень. Мы для них... А они...
  Бывшая проститутка фыркнула и ответила уже вслух:
  - Ой, Маша, перестань манерничать. Мальчики начали, как им и положено, неумело и бездумно. Но это только первый шаг. Они поумнеют, не переживай.
  Сотрудники Департамента Управления душами переглянулись. Им и в голову не приходило ничего такого. Они просто делали свою работу. Надо было под благовидным предлогом остаться самим в кафе - они задачу выполнили. А женские переживания... совсем не в тему. Понапридумывают же! Однако, чтобы сгладить недовольство, Иванов галантно, как ему казалось, попробовал исправить ситуацию:
  - Ну чего вы... Завтра, если хотите, в зоопарк можем сходить...
  Кицунэ окончательно скуксилась; Швец сделал вид, что его тут вообще нет; Роза рассмеялась.
  - Куртуазности в тебе, Серж, ни на копейку. Ты бы ещё девушке на причал предложил сходить, биндюжников послушать.
  Помощник покраснел.
  - Да ну вас... Я как лучше хотел...
  - Делайте уж что нужно, раз затеяли такую канитель... - грустно выдохнула домовая и ловко подцепила тарталетку с икрой. - Хоть поем вкусненько, тем более готовить не надо...
  Тайник вскрыли в два счёта. Из него недр извлекли несколько икон, завёрнутых в полуистлевшую холстину, и крест. Крупный, увесистый, с длинной цепочкой.
  - Золото? - с интересом спросила Роза.
  - Нет, латунь с чем-то, - ответил Антон. - Да его ценность не в этом. Смотрите! - он активировал Печать.
  Все обнаруженные предметы засветились слабым белым светом, и только крест сиял не хуже хорошей лампочки.
  - Что с ним?
  - Реликвия... - благоговейно произнёс инспектор, заворожённо глядя на находку. Намоленная вещь. Святости в ней много... Бесценная...
  - Ну и хорошо, - Сергей протянул сумку, запасливо прихваченную из дома. - Складывай. Мало ли, зайдёт кто.
  Крест и иконы исчезли со стола. Швец застегнул замок.
  - Всё. Осталось сдать Карповичу - и дело в шляпе. Потому предлагаю отметить это дело!
  Предложение встретили с горячим энтузиазмом, тем более кафе арендовано до полуночи...
  ***
  - Ух, хорошо! - мечтательно выдохнул инспектор очередное дымное колечко и снова затянулся.
  - Ага, - лениво ответил подчинённый. - А ты почему не развоплотился? Пора вроде как...
  - У начальства дополнительные часы выпросил. Насвистел, что для операции. Так что ещё погулять можно...
  Близилась полночь. Время пролетело незаметно. Девушки закончили обижаться на невнимательность и с удовольствием танцевали, раскрасневшись от шампанского. Роза, хоть и потеряла давно свою лимитную материальность, продолжала веселиться, хохотать и счастливо прижиматься к Швецу. Маша от подруги не отставала.
  Нет, домовая не вешалась Сергею на шею, но удали, задора и идей ей было не занимать. То играли в бутылочку на желание (без каких-либо пошлостей), то загадки загадывали, то пытались петь хором, совершенно не обращая внимания на льющиеся из динамиков романтические мелодии.
  Умаявшись, парни вышли покурить и теперь лениво перебрасывались словами ни о чём.
  - Слышь, Антоха, а почему ты за этот крест так распереживался? - любопытствовал помощник.
  - Сила в нём большая. Его даже демон средней руки опасаться станет. Убить им, может, и не убьёшь, но мощь адскую однозначно уменьшишь. Беса вообще обезоружишь на какое-то время. Уязвимей человека он станет. Потому такие вещи на особом контроле. Понял?
  - Да... Серьёзная штучка...
  Закурили по новой. Не от никотиновой жажды, просто вечер был чудо как хорош; хотелось ещё немного постоять на улице. Замечтались, каждый о своём.
  - Эй, чуваки, пройти дайте! - идиллию грубо прервал пьяный, хамоватый голос.
  Иванов со Швецом присмотрелись: перед ними стояли трое крепко выпивших парней.
  - Закрыто, - спокойно ответил Антон, показывая на табличку. - Спецобслуживание.
  - Свадьба? - радостно загоготал второй из подошедших. - Эт хорошо. Мы эти... гости со стороны невесты. Нас кормить и поить надо. Пошли, пацаны! Наше место на этом празднике жизни!
  Мощная рука сдвинула обалдевшего Иванова в сторону, другая презрительно оттолкнула Антона, и пьяная троица ввалилась внутрь.
  - О! бабы! - раздалось оттуда.
  - Не, баба одна, вторая карлица!
  - Так это хорошо, ей нагибаться не надо и на колени становиться!.. Слышь, мелкая! А ну, подь сюды, чего покажу...
  Парни переглянулись и рванули следом. Ситуация предельно ясная - без мордобоя не обойтись. По-другому эти утырки просто не поймут.
  Влетели. Не сговариваясь, каждый врезал наиболее понравившемуся незваному гостю в затылок.
  Нокдауна не вышло.
  Троица оказалась на редкость крепкой и подготовленной. Они споро вступили в драку, умело и профессионально наседая на Антоху с Серёгой. То ли боксёры, то ли каратисты - сразу не поймёшь. Но ловкие, черти, не отнять.
  С каждой секундой дело принимало всё более неважный оборот.
  Пока на ногах парням удавалось держаться исключительно из-за собственной трезвости, опыта в уличных драках, сильного опьянения оппонентов и плохой освещённости помещения. Но долго так продолжаться не могло. Незваные явно побеждали.
  - Роза! Маша! На выход! И сумку прихватите! - уклоняясь от очередного бокового в голову, выдохнул Иванов.
  Хлопнула дверь. Донеслось:
  - Уже!
  - Антоха! Валим!
  - Что происходит?! - в зал вбежал администратор. - Сейчас полицию вызову!
  - Вызывай! - проорал инспектор. - И запись с камер сохранить не забудь! Потом этим уродам пусть менты кино показывают при адвокатах, когда возбудятся!
  Вылетели на улицу.
  - Мальчики, сюда! - со стороны проспекта раздался голос кицунэ. - Я такси поймала.
  Со всех ног бросились к ней. За спиной раздались топот, мат и угрозы на ноль помножить.
  Прыгнули в машину. Таксист, немолодой, усатый дядька, понимающе хмыкнул, глядя на догоняющую их троицу, и резко газанул, стремительно набирая скорость и растворяясь в автомобильном потоке.
  - Что, не сошлись во взглядах? - с улыбкой спросил он.
  - Да. Поспорили из-за цвета губной помады, - весело ответил Антон. - мы доказывали, что она мужикам не нужна, а они... ну, в общем, результат вы видели.
  - Ага! - дядька рассмеялся. - Куда вам?
  
  ... Расстались неподалёку от центрального рынка. Инспектор пошёл провожать Розу, не забыв забрать сумку у Серёги и став от греха подальше невидимым, а домовая с Ивановым направились домой.
  - Эх! Хорошо погуляли! У нас в деревне ни одного праздника без драки не было!
  - Да уж... - криво усмехнулся помощник, ощупывая стремительно набухающие ссадины на лице. - Душевно вышло...
  И оба рассмеялись.
  Приехав, Сергей наскоро принял душ и завалился спать. Для его спокойной, почти уравновешенной натуры впечатлений за сегодня было хоть отбавляй.
  ***
  - Ну что вы глаза пучите, как налимы на сковородке?! Вы кто? Сотрудники или девицы с мудями?!
  - Да мы...
  - Что мы?! Вам чего велено было? Глисты вы зловонючие...
  - Фрол Карпович! Вы обидные слова говорите...
  - И что? Жалобную грамоту на меня напишите?! А потом её себе на уд оденьте и подожгите, под песнопения модные... Как?! Как можно... прое... так вляпаться?!
  - Не зна...
  - Да потому что бестолочи! Вы хоть понимаете, что вы натворили?!!
  Серёга помалкивал, ожидая, когда вспышка начальственного гнева уляжется и можно будет узнать, в чём дело. Антон тоже не лез с оправданиями, лишь изредка пытаясь вставить хоть слово, чтобы направить начальственную ругань в конструктивное русло и прояснить обстановку.
  Знакомый пёс Монгол находился тут же и лежал у стола. Поначалу он пытался приветствовать старых знакомых бодрым повиливанием хвоста, но при первом устрашающем вопле хозяина сделал вид, что ко всему равнодушен и самое важное для него в этот момент дело - вылизывание передней левой лапы. При этом псин хитро посматривал на стоящих на вытяжку Иванова со Швецом, словно хотел сказать:
  - Терпите... Тут и не такое бывает.
  Иванову очень хотелось зевнуть. На начальственный "ковёр" его выдернули посреди сна, потому предстал он во всём великолепии: босой, голым брюхом и в семейных трусах до колен. Хотя руководство, похоже, такой неуставной вид совершенно не напрягал.
  - Скоморохи! И на кой я с вами связался... - не унимался годуновский боярин, начав по второму кругу использовать бранные эпитеты. Первый круг был долгий. Очень долгий. Потому разнос грозил затянуться.
  - Что случилось? - улучшив момент, шепнул помощник Антону.
  - Крест пропал, - еле слышно ответил он. - Из сумки. Иконы остались, а реликвии нет.
  - Да ну...
  - Сам в шоке. Ума не приложу, как это произошло.
  
  ...Наконец Фролу Карповичу надоело распекать нерадивых подчинённых, а точнее он просто охрип.
  Прокашлявшись, зло сплюнув на пол, бросил:
  - Как дело было? Да чтобы без утайки! Смотри мне,
  Швец...
  Инспектор профессионально, в крайне сжатой форме, доложил о вечерних событиях.
  Боярин задумался.
  - Так, говоришь, кроме тех троих крест больше некому взять?
  - Никак нет!
  - А бабы? - ехидно уточнил начальник.
  - Никак нет! - снова зычно гаркнул Антон, преданно поедая руководство глазами. - Проверил лично!
  - Да знаю я как ты проверил... Хе-хе... Хорошо! Что делать планируете?
  Иванов со Швецом переглянулись.
  - Найти ту троицу, для начала, и поспрашивать... - осторожно, словно вступая на минное поле, начал инспектор. - Посмотрим записи с камер наблюдения из кафе, затем...
  - Да это понятно! - перебил его Карпович. Потом перевёл свои грозны очи на Иванова - А ты чего молчишь? Онемел, помощник в подштанниках? Вы же там вдвоём веселились?!
  Серёга соображал стремительно. Отмолчаться не получилось, потому необходимо срочно найти какие-то правильные, убедительные слова, способные успокоить начальство. Ничего не толкового не придумав, он набрал воздуха в грудь и отработанно затараторил:
  - Задействуем агентуру! Составим план оперативно - поисковых мероприятий! Проведём рейд по отработке подучётного элемента! Ориентируем...
  - Ты дурак? - с болью в голосе, с искренним сочувствием прервал Ивановское словоизвержение боярин. - Или меня за дурака держишь? Ну! Отвечай!!!
  Не прокатило...
  - Да нет, Фрол Карпович. Я не дурак. Антон правильно сказал - от кафе плясать надо, а там видно будет. Найдём, не сомневайтесь! Что мы, не понимаем... Завтра же вернём!
  Боярин горько вздохнул, а потом устало, словно в никуда, выдохнул:
  - Да знаю я, что вернёшь! Ты его вообще зачем спёр, Серёженька?
  У Антона округлись глаза до такой степени, что, казалось, вот-вот выпадут из орбит.
  Помощник набрал воздуха в грудь, чтобы разразиться праведным гневом, однако его взгляд встретился с умным прищуром Карповича, и он сдулся.
  - Вооружиться хотел. Антон тут не при делах. Просто когда услышал про свойства реликвии, призадумался. Я же с одной Печатью бегаю и развоплотиться при нужде не могу! Как скоро подохну - вопрос ближайшего времени! Или упырь какой порвёт, или бес снова остреньким чем приложит... Сколько просил - ни шиша не даёте. Святыми прикрываетесь... За свой счёт серебро покупаю и пульки делаю. Да только толку от них? Так, самоуспокоение... Не каждую нечисть металлом уработать можно. Вот и попробовал утаить чего помощнее, тем более повод представился... Думал - пошумите и успокоитесь, а я кипучую деятельность по розыску поизображаю... Глядишь, и забудется со временем... Что на этом кресте - свет клином сошёлся, что ли?!
  Боярин смотрел молча, не мигая. Затем обратился к Антону:
  - Ты знал?
  - Нет. Но поддерживаю Серёгину идею. С нашей бюрократией он точно не заживётся. Да и не на продажу же эта железяка! Сам бы так поступил! - угрюмо закончил Швец, глядя в пол.
  Начальник немного успокоился и с усмешкой спросил:
  - Вам не интересно, как я догадался?
  - Интересно...
  - Эх вы, несмышлёныши... Руки вперёд протяните.
  Оба сотрудника выполнили требование. На ладони хозяина кабинета зажглась его персональная Печать.
  Первым делом он поднёс её к Антоновым рукам. Ничего не произошло. Затем настал черёд Ивановских конечностей. И тут они вспыхнули. Серёга отшатнулся, с ужасом уставившись на полыхнувшие белым ладони, а боярин рассмеялся:
  - А ты думал такую вещь без последствий в руки брать? Да она своей мощью что хочешь напитает. Чем дольше держишь - тем больше пропитываешься. В рукав, небось засунул, дурик? Хе-хе... Вот так я и узнал, кто воришка. По-тихому посмотрел. Вы, небось, думали, что я только орать горазд?!
  - Нет...
  Фрол Карпович прошёлся по кабинету, скрестив руки за спиной. Снова постоял в задумчивости.
  - Антон. Ты в его слова веришь?
  - Да.
  - Тогда так... Крест - вернуть! Штраф - треть жалования на полгода, но это тебе при твоих доходах... Не важно! Ты, Иванов, на год у меня под особым присмотром! Чуть не так дыхнёшь - вышвырну! Всё! Свободны!..
  И Серёга проснулся весь в холодном поту.
  Встал, пошёл на кухню, поставил чайник. Закурил.
  Во входную дверь тихонько поскреблись. Ничему не удивляясь - открыл. На пороге стоял инспектор.
  - Пустишь?
  - Проходи.
  На кухне Иванов молча поставил вторую чашку, насыпал в неё заварки, придвинул к Антону пачку сигарет и зажигалку.
  - Осуждаешь? - спросил он самое наболевшее.
  - Нет. Но неприятно, что мне не сказал, не скрою.
  - Когда? При девчонках?
  - Тоже верно...
  Помолчали. Теперь начал Швец.
  - Тут это... Карпович адресок подкинул, сгонять надо. но не пойму - то ли неофициально, то ли вообще секретно... В кармане записку от него нашёл. А в конце приписка - сжечь. Короче, с утра поедем.
  - Хорошо. Давай кипяток разолью...
  ***
  - Ну, что там? - с нетерпением спросил инспектор, глядя на стоявшего в свежевырытой яме подчинённого.
  - Не знаю... Сундучок какой-то железный. Я его отсюда не вытащу... Ломик дай, вскрою!
  - На!
  - Ага, сейчас...
  Заскрежетало, ухнуло.
  - Ну?!
  - Открыл!
  - И что там?
  - Крест... Увесистый, светится...
  - Почему-то мне думается, что сдавать его не надо...
  
  
  
  
  
  История десятая. Болтология.
  
  
  Рассказ, в котором почти ничего не происходит. Одни разговоры
  
  
  - Серёга, выпить есть?
  
   На столе появилась запечатанная бутылка сорокоградусной, рюмка.
  
   - Нет. Стакан давай, ограничение теперь позволяет. Надо.
  
   - Как скажешь.
  
   Тара для водки стала пообъёмней. Забулькало.
  
   - У-ух! Ещё.
  
   Снова забулькало. Антон опять выпил, полностью проигнорировав заботливо поданную кицунэ закуску. Закурил, обернувшись к окну.
  
   Таким начальника Иванов видел в первый раз. Позвонив в дверь, инспектор, не здороваясь, прошёл на кухню и стал методично напиваться. Мрачно, угрюмо, безысходно.
  
   Помощник с расспросами лезть поостерёгся. Видел - не в себе Швец. Произошло что-то серьёзное. Нужно приятелю успокоиться, очень нужно. Потому пусть пьёт, потом сам расскажет. Маша тоже разумно помалкивала.
  
   Докурив, Антон безрадостно взял бутылку в руку и прикончил остатки прямо из горла, даже не поморщившись.
  
   - Вот ведь погань, - ни к кому конкретно не обращаясь, начал он. - Столько лет мечтал тяпнуть, по ночам снилась, проклятая, а оно вон как вышло... Ещё есть?
  
   - Есть, - не стал скрывать Серёга. - Только расскажи, что приключилось сначала.
  
   Инспектор согласно кивнул головой.
  
   - Конечно, но бухло сразу ставь, - и, заметив саркастичный взгляд помощника, добавил. - Не боись, раньше времени в беспамятство не впаду, хотя очень хочется.
  
   Грустно вздохнув, домовая скрылась в кладовке, откуда вернулась с поллитровой ёмкостью в иностранных этикетках. Поставила на стол, жалостливо посмотрела на парня, а после не смогла смолчать:
  
   - Ты бы хоть закусывал, Антоша. Не дело так...
  
   - Не дело, - согласился Швец. - Ты права, извини. Пришёл в гости и накидываюсь, как алкаш привокзальный.
  
   Щёлкнула пробка, зажурчала коричневая, ароматная жидкость, наполнив кухню запахом дуба, ванили и корицы. Инспектор снова взял стакан, поднёс его к губам, а после решительно вернул обратно на стол.
  
   - Нет! Сначала дело! Короче, ситуация такая: в очереди, где покойники сортируются, постоянно ведётся работа по сбору информации. Сами понимаете, люди по-разному на тот свет попадают. Иногда не по естественным причинам. Сегодня моё дежурство по графику, так что информация из первых уст... Бабульку одну там увидел, так она рассказала, что доживала свой век одинокая, в самом центре города, со всеми удобствами в царской однушке. Сын в Афгане погиб, родственников особых не имела, угасала потихоньку на пенсии, в общем... И тут к ней из непонятного фонда по помощи матерям, чьи дети погибли в локальных войнах, тётка пришла. Чаю выпила, печенье сожрала, жалобы стариковские на здоровье послушала. Оформила ежемесячную материальную помощь. Точную цифру не запомнил, но по вашим деньгам очень немного.
  
   Навещать стала. Тихой сапой, постепенно, уговорила старушку квартиру продать, а вырученные деньги положить в банк и в дом престарелых для богатых переехать. Мол, на одни только проценты от вклада получит бабка полный пансион. Рекламки яркие показывала; душевно так вещала, человечно.
  
   Потом был нотариус, сделка, красивый автомобиль... Бабулю отвезли в гостиницу с белыми и чистыми простынями. А с утра в дом престарелых. И после этого она толком ничего не помнит. Ни что, ни где, ни как персонал выглядел. То ли опаивали на постоянной основе, то ли наркоту напрямую мешали в еду - не понятно. Но интересно другое. Сделка сразу после нового года в нотариате заключалась, а померла она сегодня. Летом. Вопрос: где полгода старушка пропадала? Почему?
  
   Серёга задумался, Маша захлюпала носом. Она вообще была девушка жалостливая, из неё слезу выдавить легче лёгкого.
  
   - Знакомая картинка. Чёрные риелторы. Однако этой поганью, вроде, не по нашему ведомству заниматься должны?
  
   - Шестой случай, - Швец таки махнул стакан. - Я как Карповичу доложил, он из стола пять аналогичных рапортов вынул. И это только те, которые удалось выявить в ходе опросов. В руки мне сунул и Ц/У выдал. Так что теперь это наш геморрой.
  
   Иванов закурил, переваривая вводную информацию.
  
   - Данные старушки, я так понимаю, у тебя есть.
  
   Инспектор согласно кивнул головой.
  
   - Да. ФИО, адрес домашний, адрес нотариалки. Про фонд - глухо. Ничего бабка не знала. К пенсии прибавку давали - и ладно.
  
   - Имя тётки, которая к ней заявлялась?
  
   - Ира. Но сам понимаешь, документы у неё никто не проверял...
  
   - Липа, - подытожил помощник. - Приметы?
  
   - Баба как баба. Всё среднее: рост, полнота, округлость лица. Две руки, две ноги, где положено - дырки. Волосы каштановые, длины, опять же, средней. Возраст - не поймёшь. Для старушки любой, у кого седины нет - почти подросток.
  
   - Дела... - резюмировал Серёга.
  
   Кицунэ, дотоле молчавшая, не удержалась и вставила свои пять копеек:
  
   - Да нам, женщинам, что перекраситься, что имидж сменить - раз плюнуть! А ещё есть магазины, где театральный грим продают...
  
   Дальше продолжать девушка не посмела. На неё колюче уставилась две пары недовольных глаз.
  
   - Знаем, Машенька, знаем...
  
   Чтобы замять неловкую ситуацию, домовая привычно принялась перемывать и без того чистую посуду.
  
   - Предлагаю поступить так, - вернулся к конструктиву Иванов. - Я завтра пробегусь по бывшим коллегам, поспрашиваю. Не могли такие номера без внимания остаться. А ты нечисть отработай. Они много видят и ещё больше знают.
  
   Швец согласно кинул головой, снова взявшись за бутылку. Его уже довольно сильно развезло. Попытка налить очередную порцию обернулась провалом - парень попросту не попал в стакан и спиртное разлилось по всему столу. Кицунэ захлопотала с тряпкой.
  
   - Знаешь, - неожиданно трезвым голосом проговорил инспектор. - Это подруга мамы была, на заводе вместе работали. Я её ещё маленьким помню... - и захрапел, положив голову на руки.
  
   Серёга переглянулся с домовой.
  
   - Маша! - негромко, чтобы не разбудить приятеля, веско проговорил он. - Не буди. Пусть отдохнёт.
  
   - Да уж сама не без понятия, - огрызнулась девушка, украдкой стирая слезу. - Вот ведь бедняжка...
  
  ***
  
  Антон спал до полудня, чем немало порадовал скучающую и скачущую от безделья по столам и подоконникам Мурку. Кошечка сначала с интересом трогала лапкой призрачное тело спящего инспектора, очень удивляясь отсутствию материальности, а потом забавно прыгала внутри полупрозрачного парня.
  
   Маша, улыбалась; Серёга откровенно посмеивался от этого зрелища и даже пытался снять видео на смартфон. Не получилось. Швец, как всякий приличный призрак, на экране не отображался. Но ролик вышел всё равно смешной, и домовая пообещала залить его в интернет, на Муркину страничку в Инстаграме (да, оказалось, есть и такая).
  
   Наконец Антон проснулся. Тяжело оторвав голову от стола, хмуро осмотрелся и инстинктивно потянулся к бутылке с минералкой, заранее приготовленной кицунэ для снятия похмельного синдрома. Рука ожидаемо прошла сквозь ёмкость. Инспектор невнятно ругнулся и включил материальность.
  
   - А-а-а! Блин... - спросонья он не догадался убрать руку из пластиковой полторашки, и теперь глупо пятился на собственные пальцы внутри бутылки. - Вот я тупой! ТБ нарушил! Сколько раз твердили не материализовываться при проникновении!
  
   Девушка завизжала от такого ужасного зрелища, из комнаты суетливо прибежал Иванов.
  
   - Что случилось?!
  
   - Вот, - глупо указал целой рукой на минералку инспектор. - Неудачно в реал вошёл.
  
   Помощник с интересом посмотрел на плавающие внутри пальцы, на окрашивающуюся красным воду, перевёл взгляд на беспалую культю Антона, затем спросил:
  
   - А почему из обрубков крови нет?
  
   - Так я мёртвый, как-никак. Это в жидкости то немногое, что осталось в моём бренном тельце, сейчас растворяется. И вообще, чего ты к похмельному трупу привязался? Лучше скажи, как на духу, пиво есть?
  
   Серёга удивлённо покачал головой.
  
   - Ты вообще нормальный? У тебя пальцы срезало, а ты пивка требуешь. Пугливо мне как-то с таким начальством...
  
   Антон повторно осмотрел пострадавшую конечность. С удивлением, как странного, очень редкого жука.
  
   - Правая... Жаль. Она мне нравится больше...
  
   - У тебя шок? - влезла Маша.
  
   - Нет. Я сразу из материалки вышел, иначе выл бы сейчас от боли. Да и пальцы, смотрите, растворяются. Не могут они без меня. Не бойтесь, отрастут за недельку. У призраков с регенерацией лучше, чем у ящериц. В два счёта восстанавливаемся. Но водичку выбросьте. Я её так точно пить не стану. И пива теперь не глотнёшь... нда...
  
   Домовая аккуратно, словно дохлую мышь, взяла бутылку кончиками пальцев за горлышко и с облегчением отправила в мусорное ведро.
  
   Иванов между тем думал, как поделикатнее вернуться к вчерашнему разговору и скоординировать действия. Он видел, что тема для инспектора не простая, нервная. Потому не хотел лишний раз задеть за живое.
  
   Помог выпутаться из непростой моральной дилеммы сам Антон.
  
   - Ребят, - начал он. - Вы извините за вчерашнее. Накатило, сорвался. Понимаете, нам, в смысле имеющим доступ на Землю, нельзя видеться с оставшимися здесь семьями по целому ряду причин; да и страшно, если честно, на них даже случайно нарваться. До дрожи в коленях, до глубинного ужаса. Это мы, в Департаменте, вечно молодые, вечно бодрые. А представьте увидеть в очереди на Суд или просто на улице города своих детей. Старых, дряхлых. Вся их жизнь мимо прошла, и сказать нечего... Или узнать о смерти близких и понимать, что ты всегда был рядом и не смог помочь...
  
   Маша молчала, помощник тоже. Любое их слово сейчас будет лишнее - оба чувствовали. Швец говорил медленно, от души, с глубоким, давно вынашиваемым надрывом.
  
   - Тётя Люда меня, маленького, иногда к себе брала, когда мама во вторую смену работала. Весёлая такая мне запомнилась, смешливая... Всегда конфетами угощала из старого буфета. А на нём слоники фарфоровые стояли, пять штук... Большой - и меньше, меньше, меньше... Я попрошу - она мне их даст, и до самого маминого прихода ими в войну играю. Они у меня вместо тридцатьчетвёрок были... - глаза инспектора увлажнились и он, не стесняясь, вытер слезу рукавом. - Я мамину подругу и забыл почти, и не узнал бы, если бы она меня не окликнула. Стыдно... Человек мне столько хорошего сделал, а я мимо прохаживался... Тётя Люда мне: "Антошенька! Антошенька! Сыночек! Ты ли это? Да как вырос!" ... Так и разговорились...
  
   Дальше продолжать инспектор не мог. Заплакал. Больно, скупо, как это умеют делать только мужчины.
  
   Через пару минут Швец успокоился, собрался.
  
   - Одно радует. С мамой лет десять они не виделись. Потерялись в жизненной круговерти. Так что судьбу своих я не знаю... И не хочу знать! - выкрикнул он. - Я умер! Для них - умер!
  
   - Успокойся, дружище. Успокойся, - пробубнил Серёга. Его немудрёный рассказ приятеля пробрал до печёнки.
  
   Мурка, спрыгнув с подоконника на стол и впервые не убоявшись грозного окрика Маши, села перед инспектором и грустно мяукнула, склонив голову на бок и заглядывая ему в глаза.
  
   - Нормально, нормально... Серёга! Давай этих тварей накажем!
  
   - Порвём, Антоша. На британский флаг и лоскуты для бабушкиного одеяла.
  
  ***
  
  Разговоры с бывшими коллегами никакой информации не дали. Полицейские качали головами, удивлялись, но помочь ничем не могли. И только один, в некоторых чинах, честно ответил:
  
   - Сергей! Нет заявления - нет и преступления. Вспомни основы! По твоей информации никто бегать не станет, других забот полно. Сам знаешь - "чёрные риелторы" именно так работают. Найти, кто главный - не проблема. Сопоставь случаи, описания, банки, нотариальные конторы - и вылезет главарь, как дерьмо на дрожжах. Вот только не предъявишь ты ему ничего без железной доказухи. А её у тебя нет и не будет, если шестой случай и всё шито-крыто. Посмеются над тобой в лучшем случае.
  
   Пойми, там столько людей замешано - ой-ой, и по отдельности перед законом все чисты! Один бумажку подавал, третий забирал, седьмой с воздушными шариками вокруг бегал для удовольствия клиентов... Максимум - судиться можно родне, но крайне маловероятно. На таких делах эти ребята собаку съели и котом закусили. К тому же если никого не грохнули или ещё как в открытую УК не нарушили - даже не пытайся. До суда дело развалится. Не лез бы ты в это!
  
   Иванов искренне поблагодарил за столь ценные рекомендации и в глубокой задумчивости отправился по месту бывшего жительства тёти Люды. Пообщаться с соседями и всякое прочее... Вдруг что всплывёт?
  
  
   ... Дом, где проживала покойная, расположился в неприметном переулке, в самом центре города. Старая, с лепниной, постройка блестела свежим реставрационным ремонтом и стеклопакетами. Во дворе сиротливо стояли три машины класса "люкс".
  
   Помощник сунулся в подъезд, но пройти внутрь не смог. Кодовый замок жильцы на входную дверь поставили далеко не дешёвый: с магнитной картой, с глазком видеокамеры.
  
   Покрутился, осматриваясь, и неожиданно с нежностью припомнил бабулек у своего подъезда. Злых, любопытных, всезнающих. Вот бы и тут таких найти! Кладезь информации! Однако вместо старушек из дома вышли два мордоворота в костюмах и зло уставились на парня.
  
   "Пора валить!" - недовольно подумал Иванов и уже направился к выходу со двора, как вдруг ему на встречу попалась старушка, идущая навстречу, к дому. Опрятная, в неброском платье, в летней шляпке, с очень миловидным и приятным лицом. В руках она несла старомодную плетёную корзинку с овощами. Не иначе, с рынка возвращается.
  
  Особо ни на что не надеясь, помощник решительно направился к ней.
  
   - Здравствуйте! Вы не знаете, в какой квартире тётя Люда живёт?
  
   Пенсионерка остановилась, с интересом разглядывая Сергея, но не ответила.
  
   - Меня бабушка двоюродная попросила её разыскать. Они раньше вместе на заводе работали, дружили, а последние лет десять потерялись! - продолжил улыбчиво врал парень.
  
   - Какая бабушка? - наконец снизошла старушка.
  
   - Швец её фамилия. А тётя Люда ещё с её сыном сидела, с Антоном. Он умер, правда... Давно, ещё до моего рождения.
  
   - Вот уж не знала, что у Инки родня была, - забормотала она. - А ты по чьей линии ей приходишься?
  
   Помощник обомлел. Ему как-то и в голову не пришло расспросить биографию Антона! Теперь вот выкручивайся.
  
   - По линии младшей сестры, - ляпнул он первое, что пришло в голову. - Все разъехались, только я вот и остался.
  
   Внезапно сухонькие, но очень крепкие пальчики с ухоженными ноготками цепко впились в Серёгину руку.
  
   - Внучек! Ты ври, да не завирайся! Инна и моей подругой была. И она уж седьмой год как на кладбище переехала. Так что сказки не рассказывай! Говори, что нужно! Зачем здесь отираешься?!
  
   Иванов хотел вырваться и убежать от греха, однако резко передумал впадать в мальчишество. Ему на плечо легла тяжёлая, сильная ладонь и над головой прогрохотало:
  
   - Анна Павловна, этот человек вам мешает?! Мы смотрим - он тут давно крутится.
  
   Даже угадывать не пришлось, кто именно решил вмешаться. Та самая парочка, недобро посматривавшая на помощника у подъезда.
  
   Старушка вглядывалась в Серёгино лицо оценивающе, с любопытством. Словно ждала - как он себя поведёт в такой ситуации. Парень стоял ровно, взгляд не прятал.
  
  Что-то для себя решив, она властно, но без хамства, скомандовала.
  
   - Ведите его ко мне, чаю попьём с молодым человеком. Вы же ещё здесь пока будете? Юрочка пока не уезжает?
  
   - Нет, распоряжений не поступало, - Серёгу словно зажало в тисках и повлекло к подъезду. - Мы рядом, сами знаете...
  
   Беззвучно открылась дверь, промелькнула кованая, полированная лестница. Щёлкнул замок, и Иванов оказался в уютной квартире со скромным и одновременно бешено дорогим ремонтом.
  
   - На кухню, пожалуйста.
  
   Помощника завели в требуемое помещение, опытно обыскали. Один из здоровяков, обнаружив его паспорт, удовлетворённо хмыкнул и сунул документ в карман пиджака. Смартфон перекочевал туда же. Хозяйка, спокойно наблюдавшая за всеми этими процедурами, по окончании кивнула, отпуская эту парочку.
  
   - Спасибо. Возвращайтесь к своим обязанностям.
  
   - Анна Павловна! Мы в комнате подождём. Мало ли...
  
   Женщина равнодушно согласилась.
  
   - Хорошо. Если понадобитесь - я позову. Не думаю, что мы с молодым человеком надолго задержимся.
  
   Громилы скрылись в глубине квартиры, а старушка, дружелюбно улыбнувшись, предложила:
  
   - Чай? Кофе?
  
   - Чай. Без сахара, чёрный, если можно.
  
   Закипел чайник, на столе тем временем появились пара миленьких чашек, печенье в вазочке, плошечка с вареньем. Закончив хлопотать, пенсионерка уселась напротив и радушно предложила:
  
   - Рассказывайте, юноша, кто вы и откуда. Удовлетворите старческое любопытство. И что вам нужно от покойной?
  
   Иванов, усиленно обдумывавший своё нынешнее положение и статус, благодарно склонил голову, взял горячий напиток и честно ответил:
  
   - Есть мнение, что её "чёрные риелторы" на квартиру кинули.
  
   Анна Павловна удивлённо вздёрнула брови.
  
   - Вы уверены в своих словах?
  
   - Да. После продажи она исчезла из города. И никаких следов.
  
   Пенсионерка в задумчивости побарабанила пальцами по столу, затем встала, подошла к окну, заложив руки за спину.
  
   - Допустим... Я повторяю! Допустим, что вы правы... Какую структуру вы представляете? Комитет? Нет... МВД? Вряд ли, не так они работают... С участкового бы начали... Так кого? - цепкий, внимательный взгляд словно рентген пронзал Серёгу.
  
   - Частник, - выдавил он из себя, втайне дивясь такому прессингу одним взглядом. - Самостоятельное расследование...
  
   - Зачем?!
  
   - Для правды, для...
  
   Окончить помощник не успел. Хозяйка скептически ухмыльнулась, перебивая его.
  
   - Не нужно лозунгов. Я всю свою трудовую жизнь отработала в отделе кадров на оборонном заводе, имела дело с секретным делопроизводством. Находилась под прямым кураторством КГБ, и кое-что в людях понимаю. Потому давайте не будем устраивать бессмысленную битву вашей фантазии с моим профессиональным опытом. Как вас величать, кстати? Вы не представились.
  
   - Сергей Иванов.
  
   - Меня зовут Анна Павловна, но вы это уже и так знаете. Потому, Серёженька, предлагаю начистоту. Вы честно отвечаете на мои вопросы, а я честно прослежу, чтобы мальчики не имели претензий к излишней назойливости некоего молодого человека.
  
   Видя колебания Иванова, старушка усилила эффект от своего предложения.
  
   - Вы ответите так или иначе, не будьте глупцом. Потому давайте лучше чай пить и болтать. Развлеките пожилую, скучающую женщину.
  
   Было в этой сухонькой бабушке что-то такое, от чего кровь стыла в жилах. И два жлоба в соседней комнате - тоже вполне себе аргумент.
  
   Помощник на всяких случай под столом активировал Печать, призывая Антона и искренне веря, что у того хватит ума не показываться сразу.
  
   - Согласен. Отвечу честно на что смогу. Рассказывать мне самостоятельно или сами спрашивать будете?
  
   - Спрашивать. Так удобнее. Сразу выделим главное, откинув словесную шелуху. Итак, кого вы представляете?
   - Частник.
  
   - Для чего вам понадобилась информация о Люде? Откуда известно про покойного Антона? Когда он погиб - вас и в проекте не существовало.
  
   Внутренне содрогаясь от страха, тщательно подбирая выражения, Серёга начал плести кружева лжи.
  
   - Я бывший полицейский, уволен из органов по состоянию здоровья. Работы нормальной нет, потому решил себя в риелторстве попробовать. Найти квартирку и отмутить у старичков каких-нибудь, - пока прихлёбывал напиток, мельком всмотрелся в пенсионерку. Нет, на лице никакой реакции, ждёт продолжения. - К участковым с такими вопросами не пойдёшь, они сами с этой темы живут. Соцзащита и ей подобные организации отпадают по той же причине. А тут знакомый подвернулся, сын покойного Антона. Он и рассказал, что когда-то от бабки слышал про эту самую тётю Люду, одинокую старушку с квартирой в центре. Вроде как подруги они были. Услышал, да и забыл. Вспомнил совсем недавно и решил разведать - как там старушка поживает и нельзя ли недвижимость под патронаж взять.
  
   - Почему только сейчас вспомнил?
  
   - Сын жениться надумал. Хотел молодую семью квартирой побаловать. Да и вообще, - Сергей сделал неопределённый жест рукой в воздухе. - Мы хоть и не столица, однако недвижимость в центре - чертовски хороший куш.
  
   Анна Павловна согласно поддакнула.
  
   - Предположим. Только вы с какого боку тут, Серёженька?
  
   - Адрес он толком не помнил, обратился к полицейским, чтобы помогли. Они по своим каналам пробили, а она с зимы выписана в никуда. Квартиру продала - и исчезла. И я тут подумал...
  
   - Что подумал?
  
   - А вдруг это "чёрные риелторы"? Решил проверить, что и как - всё одно без работы сижу.
  
   Анна Павловна рассмеялась. От души, искренне.
  
   - И хотел, если это правдой окажется, подоить эту братию?
  
   Иванов, изобразив на своей морде одновременно лёгкое смущение, немного хитрости и удивление, виновато склонил голову, уставившись в столешницу.
  
   - Да... А что я теряю? Ну пришёл узнать, где бабулька - какое в этом преступление? Никакого. Но попробовать то стоит... С недвижимостью в наши дни как только не чудят!
  
   Старушка продолжала веселиться.
  
   - Можете далеко пойти, молодой человек! Ловкий план! Практически никаких временно-трудовых затрат, а толк может и выйти! В моё время так цеховиков доили. Тоже ушлые хитрованы покрутятся, поговорят с рабочими о планах, пошутят - и все расклады в кармане! Главное зацепиться! Согласна! Акция, как сейчас говорят, хоть и разовая, но денежная при толике мозгов и везения. Главное не зарваться и взять ровно столько, сколько деловым людям не жалко потерять!
  
   Позволил себе улыбку и Иванов.
  
   - Да на удачу шёл, если честно... В результатах и сам не уверен был. Так, отработка мыслишки...
  
   - Не повезло вам. Квартиру эту выкупил мой сын. А Людмила после сделки переехала. Куда - не знаю. Болтала что-то про элитный дом престарелых, я не вникала. В последнее время мы не общались по... стариковской испорченности характеров. Так что теперь этот дом вообще, весь нашей семье принадлежит. По закону, с полным оформлением. Не удивляйтесь - Юра об этом с детства мечтал. Нравится ему здесь, детские воспоминания и прочая романтическая чушь... Хотелка молодости, одним словом.
  
  Сам сын, как правило, за городом обитает с молодой женой, а тут так... городская берлога. Когда домой через пробки ехать лень - здесь ночует. Если сомневаетесь в моих словах - могу адрес нотариуса дать. Попробуйте поговорить с ним. Тут недалеко, в пешей доступности...
  
   - Зачем? Какой теперь смысл...
  
   В этот момент вошёл верзила, молча положил перед помощником его паспорт и смартфон.
  
   - Проверили. Бывший мент, безработный. Ни в чём таком замечен не был. И не бедствует. Турбазу недавно прикупил за сущие копейки, оформил на какую-то девчонку.
  
   Анна Павловна похлопала в ладоши, изображая аплодисменты.
  
   - Знаете, а я теперь начинаю вам, Сергей, верить. Оборотистый вы молодой человек. Наверняка не в первый раз...
  
   - Ну зачем вы так... Просто немного везения... - жеманно уклонился от темы Иванов. - Звёзды сошлись. Под лежачий камень, как известно...
  
   Пенсионерка, не прекращая улыбаться, хитро сверкнула глазами.
  
   - Рада была познакомиться. Спасибо, что уделили время позабытой всеми даме. Всего хорошего.
  
   Помощник тупым не был и сразу засобирался, распихивая имущество по карманам.
  
   - Прощайте, Анна Павловна. Извините, если что не так, - прощался он уже на ходу.
  
   Лишь на проспекте в ухе негромко раздался голос Швеца.
  
   - Тётя Аня... Я и позабыл про её существование.
   Сергей зло сплюнул.
  
   - Антоха! А давай в следующий раз ты сам по местам своей юности ходить будешь! А то мне страшновато как-то...
  
   - Извини.
  
   Иванов, раздражённо закурив, вышел из людского потока, стал у витрины очередного бутика, и продолжил:
  
   - Ты весь разговор слышал?
  
   - Нет. Только конец. Но суть понял. Тёте Люде деньги заплатили, а вот дальнейшая судьба - мрак. Хоть что-то. Мои расспросы результатов вообще не принесли. Не знает нечисть ничего, или отмалчивается.
  
   - Какие мысли?
  
   - Не знаю..., наверное, нужно нотариуса устанавливать и отрабатывать. И тётку из фонда искать. Взялась же она откуда-то! Как думаешь, Анна Павловна тебе поверила?
  
   - Нет. Человек вчера умер, а сегодня я припёрся. Довольно дикое совпадение.
  
   "Хорошо, что про свою маму ты не услышал, - вдогонку подумал Иванов. - И от меня не узнаешь. Прости. Может, пенсионерка и соврала".
  
  ***
  
  - Есть адрес нотариуса... сов, - инспектор радостно помахал распечаткой формата А4. - Все сделки оформлялись в разных конторах, связи между ними никакой.
  
   - Обрадовал, - печально уточнил помощник. - Получается, что сделки чистые. В таких делах, как правило, один или два спеца участвуют. А тут постоянно новые. Где раздобыл сведения?
  
  
   - Через Ероху. Попросил посдействовать. Сам знаешь, у него связи - не чета нашим.
  
   Сергей взял лист в руки, вчитался.
  
   - И покупатели разные. Ага, вот... Матвеев Юрий Юрьевич... У Анны Павловны фамилия Матвеева?
  
   - Вроде бы да... Сам понимаешь, сколько лет прошло.
  
   - Значит не врала... Плохо. Но нотариат уходит в минус... Антон! Ты можешь негласно прогуляться по новым владельцам и документы жильцов посмотреть?
  
   Швец задумался, затем одобрительно кивнул головой.
  
   - Да. Правда, за день не управлюсь. Чтобы паспорт полистать - материалку придётся задействовать, а она только на два часа. С другой стороны - все адреса неподалёку расположены, так что за пару дней управлюсь.
  
   ... Проверка не принесла ни каких результатов. В квартирах проживали именно те, кто их приобрёл.
  
   Оставалась указанная тётей Людой нотариальная контора. Антон рванул и туда, однако его ждало горькое разочарование: все документы на ночь убирались в добротный сейф, открыть который у него не получилось.
  
   В горячке он предложил найти беса посильнее и воспользоваться его талантами по подчинению механизмов (Серёгу передёрнуло от одного упоминания этой братии - история с головой и несущимся на него автомобилем никак не желала уходить в глубины памяти), однако Иванов этот план категорически отверг.
  
   - Какая разница, прочтём мы там документы или нет? - веско объяснял он злющему на весь мир призраку. - Уверен, что и там всё по закону расписано. Ты же у владельцев бумаги видел - в нотариатах тоже самое. Да хоть мы их все вскроем - пустышка! По закону сделано, не сомневайся! Другой конец искать у этой истории надо, другой...
  
   Швец умом аргументы Иванова понимал и где-то даже соглашался с ними, но вот смириться с тем, что они который день не могут подобраться к правде, не мог. Бесился от ярости.
  
   Серёга злился не меньше, однако виду не показывал.
  
   - Хорошо. Посмотрим на ситуацию под другим углом. Что объединяет всех кинутых пенсионеров? Откуда можно взять данные об их существовании, да ещё с подробностями? - задумчиво стал рассуждать он, разминая в пальцах сигарету. И тут же сам себе ответил. - Откуда угодно. Соцзащита, участковые, паспортисты - это первое, что приходит в голову. Наверняка опытные люди укажут на пяток дополнительных структур, о которых мы просто не знаем. Не вариант... До морковкиного заговенья отрабатывать придётся...
  
   Закурил, снова задумался. Инспектор смотрел на приятеля с интересом и уважением. Толков подчинённый, ничего не скажешь. Не бегает, как молодые опера, по городу с языком на плече и в поисках неизвестно чего, а думает. В розыскной профессии первое дело - знать, что делать и с кем разговаривать.
  
   - А если прошлое копнуть?
  
   - В смысле?
  
   - Смотри. Покойные жили хоть и в центре, но в разных районах. Неудобство есть: базы данных разные, люди в местных госструктурах разные, путаница, взаимное недоверие между службами, непонятки всякие... А баба к потерпевшим ходила одна и та же. Значит, получала она инфу из одного источника. Кто источник - на потом оставим. Дальше! - Серёга щёлкнул пальцами, чувствуя в себе уверенность, азарт и душевный подъём. - Нормальные жулики кинули бы и на хату, и на бабло. Однако, судя по твоим рассказам, косвенно подтверждаемым чистой сделок, денежку старички получали на руки и добровольно вкладывали в обеспеченное дожитие в комфорте и надлежащих условиях.
  
   - Не помню, говорил или нет, - перебил его инспектор. - Деньги при купле-продаже через банковскую ячейку шли. А их оттуда забрать можно только через время.
  
   - Да знаю я! Это как раз и ответ, для чего тётку твою в лесополосе, сразу после продажи жилья, не прикопали. Деньги вынуть. Сам же утверждал, что она не помнит ничего. Кто знает, в каких местах старушка побывать за полгода до смерти успела? Красиво люди работают, понимаешь? Ни один суд ничего не докажет!
  
   Антон вскинулся.
  
   - Так ты хочешь сказать...
  
   - Да! Нужно искать дом престарелых или домик на отшибе, где этих старичков держат! Накачивают, видно, дерьмом всяким медицинским до состояния овоща и внушают по мере необходимости разные задачи.
  
   Инспектор, волнуясь, тоже закурил.
  
   - Тогда почему тётя Люда полгода прожила? Деньги изымаются раньше.
  
   - Может, убивать не хотят. Ей лет сколько было? Много. Вот и ждали, пока умрёт, чтобы грех на душу не брать. Убийство - криминал, как ни крути, а наши клиенты кодекс чтят. Ну сколько стоит содержание старичка в беспамятстве? Или очень дорого, если по правилам, или полмиски каши в день и надзиратель с уколами, если нужно. Сущие копейки! Люди пожилые - сердечно, прочие болячки, песок вовсю сыпется - сколько им осталось? Да и в случае грандиозного шухера всегда можно предъявить или живое, пускающее слюни тело, или заключение судмедэксперта. Нормальное, без липы. Законно всё! Почти...
  
   Антон пожевал губами, обдумывая услышанное.
  
   - Предлагаешь проверить заключения о смерти и выяснить, откуда привозили тела?
  
   - Нет, - Иванов отрицательно покачал головой. - Очень легко может фигня выйти. Есть вариант проще и эффективнее.
  
   - Какой?!
  
   Вместо ответа помощник подошёл к холодильнику (совещание происходило традиционно на Ивановской кухне) и крикнул:
  
   - Маша! Помощь нужна!
  
   Домовая себя ждать не заставила.
  
   - Что, мальчики?
  
   - Машуля, а ты можешь среди бездомных домовых клич кинуть?
  
   Девушка подобралась, ревниво глядя на Сергея.
  
   - Зачем?! Что удумали, изверги? Опять выборы?..
  
   - Нет. То есть да. Конкурс...
  
   - А я значит, уже...
  
   Кицунэ упёрла руки в бока, недобро посматривая на парней. Казалось, из ноздрей домовой сейчас пойдёт пар. Сотрудники Департамента Управления Душами непроизвольно съёжились. Они знали совершенно точно - Машка в гневе страшна.
  
   - Да как ты могла подумать? - начал успокаивать её Иванов. - Нам по работе нужно...
  
   И подробно рассказал ей все свои выводы, а после дополнил.
  
   - У нас на турбазе пустые домики есть? Есть. Вот и пусть будет приз тому, кто найдёт старичков. Вы ведь, домовые, между собой постоянно общаетесь и пройти можете почти куда угодно. Нашедшему - трудоустройство и достойное обеспечение.
  
   Антон раскрыл рот в восхищённом удивлении.
  
   - Точно...
  
   Настал черёд призадуматься кицунэ. Она размышляла минут пять, нервно покусывая губу и теребя край топика. Наконец выдала.
  
   - Мысль богатая. Мы такие... в случае нужды всю область прошерстим мелким гребнем, на изнанку вывернем. Но реализацию я возьму на себя. Тут изначально подбор кадров нужен, - и, глядя на удивлённые лица парней, пояснила. - Каждый участвующий в конкурсе домовой должен пройти предварительный отбор. Чтобы не пьянь подзаборная или забулдыга какой... Толика везения может нехорошо пошутить, свезёт пропойце какому, а заднюю потом не дашь. Не переживайте, благонравных и поведения трезвого кандидатов в избытке будет. На себя отсев беру. Не с бору да с сосенки же набирать...
  
   На том и порешили. Результат нарисовался уже к вечеру следующего дня.
  
   Около шести вечера Маша втолкнула в дверь запуганного, ростом с табуретку, трясущегося мужичка, заросшего нечёсаной бородой до самых глаз. Он постоянно переминался с ноги на ногу и жутко робел, глядя снизу-вверх на начальственные рожи Швеца и Иванова.
  
   - Говори! - повелительно приказала домовая, подталкивая его в спину.
  
   - Так... это... значится... оно... нашёл... сполнил, так сказать... - заблеял нечисть.
  
   - Да не мямли ты! - рявкнул инспектор. - Дело говори!
  
   - Я... это... и говорю... Сполнил, как велено...
  
   Серёга мысленно вздохнул, настраиваясь на долгий, однообразный разговор.
  
   - Не бойся, - девушка ласково посмотрела на перепуганного мужичка и дала ему пряник, делать которые она была большая мастерица. - Не обманут.
  
   - Благодарствуем, - угощение исчезло в кармане старенькой рубашонки. - Я и говорю... - в третий раз начал гость. - Нашёл я, где старичков удерживают. Таперича как быть?
  
   До парней дошло, чего от них хочет домовик - подтверждений обещания. Слухи, конечно, слухами, однако хочет он убедиться в их правдивости; гарантий хочет, хитрец.
  
   - Если твои слова окажутся правдой - получишь в управление дом на турбазе. Слышал об этом?
  
   Бородёнка раздвинулась немного, обозначая улыбку.
  
   - Слыхивал, как не слыхивать... Они ить, ироды, как в права вошли, так и не объявились ни разу. А обчество страдает. Шутка ли, столько домовиков - и сразу ловко пристроились! Другим тоже охота в тепле и уважении обитать...
  
   Глаза кицунэ недобро сузились.
  
   - Ты губу не раскатывай! Получишь место - и тебе молчать в тряпочку придётся! Думаешь, почему твоих приятелей словно корова языком слизала? Вякнешь лишнее - и всё! Пинок под зад схлопочешь. Счастье - оно такое, шума и суеты не любит! Не хватало нам со всей страны бездомных привечать...
  
   Мужичок занервничал, затрясся.
  
   - Да нешто я не понимаю? И сразу сказано было, всем, честь по чести, что дом то свободный один. Кто первый - тот и молодец! Так что зря ты, хозяюшка, меня коришь. Не без понятий мы, разумение имеем...
  
   Домовой ещё долго извинялся, приводил невнятные аргументы в защиту собственной несообразительности, пытался даже слезу пустить, кланялся в пояс, причём почему-то Машке. Насилу успокоили и заставили приступить к докладу.
  
   Если сделать выжимку из полуторачасового, донельзя путаного, рассказа, то выходило следующее: недалеко от границы города, в довольно укромном закутке, расположился частный дом престарелых от какого-то благотворительного общества. Живёт там сейчас семь или восемь старичков, неходячих. Из обслуги - директрисса, медсестра и сторож - угрюмый, нелюдимый мужик, весь покрытый старыми татуировками. Место запущенное до крайности, с прогнившими от времени полами и ободранными стенами. В тонкости мужичок не вникал, но твердил однозначно: "Людям там плохо. Обеспамятели, горемычные. Лежат, под себя ходют".
  
   - Ещё такие богадельни имеются? - уточнил Антон.
  
   - Нет. Одна на область, - уверенно ответила девушка. - Про другие не слышали.
  
   Домовой согласно закивал головой.
  
   - Понятно. Адрес покажешь? - спросил Иванов и, предвидя стандартный поток вопросов, счёл нужным разъяснить. - Если не соврал - дом твой. Нюансы Маша тебе, как я понял, уже разъяснила.
  
   - Как не показать? Покажу. Мы порядок знаем, на том и стоим...
  
  
   ... Через час приятели вглядывались в старое здание барачного типа, затерявшееся среди высоких, неухоженных деревьев. Оно действительно расположилось на задворках, в конце размытой дождями грунтовки, не знаешь - не найдёшь.
  
   - Думаю, идти и беседовать с начальством - лишнее. Спугнуть можем. Предлагаю упростить. Ты, Антоха, проникни внутрь и осмотрись. Дальше поглядим, в какую сторону дело двигать, - спокойно, сосредоточенно заявил Сергей.
  
   - Согласен. Жди здесь.
  
   Швец вернулся через полчаса с каменным лицом.
  
   - Ну, что? - нетерпеливо спросил помощник.
  
   - Жуть. Смертью пахнет. И мочой. Две старушки и старик. Лежат словно овощи, слюни пускают. Ни уток, ни белья постельного. Одни матрацы зассаные. Даже лампочки нет.
  
   - Документы глянул?
  
   - Да. И в архив попал. Дела посмотрел. Мы по адресу заявились. Здесь тётя Люда последние деньки доживала.
  
   - Вот тебе и полный пансион... - пробормотал Иванов.
  
   - Что? - не понял инспектор.
  
   - Ничего. Разнести эту шарашкину контору очень хочется.
  
   - Эт точно... Да! Чуть не забыл! Все бумаги красиво оформлены. Папки толстые, что твоя Мурка. Заявления от пенсионеров на проживание меня особенно заинтересовали. Там весь текст на компьютере набран, а даты от руки написаны. У тёти Люды заявление концом марта оформили, а у другой женщины вообще без даты.
  
   - Дай угадаю: она пока живая и сделка не закрыта. Как бабки заберут - так и впишут. Ловко получается! Случись что - приняли на попечение несчастную в одних подштанниках, про проданную недвижимость знать ничего не знаем. Ищите на здоровье. Может, на остановке сумочку с нажитым забыла. Склероз... - Серёга вскинулся. - Начальник! Я покомандую, если ты не против.
  
   Швец равнодушно пожал плечами.
  
   - Да на здоровье.
  
   - Тогда давай завтра ты, в невидимом режиме, тут подольше покрутишься, послушаешь разговоры администрации, а я на подхвате побуду. Сдаётся мне, недолго следить придётся...
  
   - Лучше дома сиди, чтобы тебя искать по всему городу не пришлось.
  
   - Замётано.
  
  ***
  
  Весь следующий день Иванов провёл как на иголках. Никуда не ходил, ничего не делал. Лишь метался, словно зверь в клетке, по комнате и каждую минуту посматривал на часы. Время тянулось медленно. Чертовски медленно.
  
   Нервным напряжением прониклась и домовая. Она громче обычного гремела посудой, не смотрела любимые комедийные сериалы, беспрерывно протирала кухонную мебель.
  
   Почти не разговаривали.
  
   Антон появился около семи вечера. Отказавшись от чая и даже не схватив сигарету, он начал рассказ.
  
   - Интереснейшее местечко. Не врал карлик бородатый. Там действительно из постоянной обслуги три человека, только вот в ролях домовик ошибся. Директрисса на самом деле зиц-председатель. По факту она гибрид уборщицы с санитаркой, куховарит ещё. Мужик, с судимостями который - муж её. Сторожем подвизается. Живут там же, в боковой комнате. Работу работают так себе, лениво. Зато в другом преуспели. Среди бела дня, прямо на столе он её, горемычную... - у Швеца округлились глаза от воспоминаний. - Я такого и не видел никогда. Но умеет бабу порадовать тот синяк, не отнять.
  
   - Ближе к делу, - выдернул инспектора из воспоминаний Серёга. - В блуде нужно быть участником, а не зрителем.
  
   Призрак мечтательно чмокнул губами, но далее в подробности отношений персонала разрабатываемого заведения вдаваться не стал.
  
   - Медсестра, по факту, всем заправляет. Уколы делает, бумаги пишет, указания раздаёт. И её слушают! Даже сиделец пикнуть не смеет!
  
   - Что за уколы - рассмотрел?
  
   - Нет. Не смог. В сейфе держит, и пустые ампулы туда же сразу прячет. Наверняка говнище психиатрическое какое-нибудь. Не суть. Интересна тётка в другом. Первое - под описание сотрудницы фонда она вполне подходит, хоть оно и размытое донельзя. Второе - за весь день ей звонили трижды. Два вызова - муж. А вот третий, - Антон победно посмотрел на подчинённого. - Странный донельзя. Медсестра доклад делала о состоянии дел. Кому - не знаю, но говорила вежливо, подобострастно. Однако номерок из входящих переписал, когда она вышла по делам из своего закутка, забыв звонилку на столе. Некая "Хозяйка".
  
   Ни говоря ни слова, Иванов сбегал к тумбочке, где хранил старый кнопочный телефон с левой симкой.
  
   - Давай номер! Послушаем, кто ответит.
  
   - А не спалимся? - усомнился инспектор. - Может, попробуем за прослушку договориться?
  
   Серёга хмыкнул.
  
   - Антоша! Как ты себе это представляешь? С кем договариваться собрался? Компетентные органы в лучшем случае пошлют, а неофициально - так только в кино можно. В реале сумасшедших денег стоит, и ещё попробуй найди - кому дать.
  
   Швец не сдавался. Добытый из кармана листок, с номером "Хозяйки", он сжал в кулаке, нервно посматривая на коллегу.
  
   - И что тебе даст этот звонок? Скажешь: "Здравствуйте, а не вы ли старичков умучиваете, гребя их недвижимость под себя?" Или песенку споёшь?
  
   Вмешалась кицунэ.
  
   - Мальчики, не ссорьтесь! Серёжа прав - позвонить нужно. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что номер не разовый. Иначе долго вокруг да около ходить будете. Я наберу. Представлюсь сотрудницей интернет-магазина на холодном обзвоне. Таких звонков пруд пруди. Если женщина ответит - предложу лазерную эпиляцию. Если мужчина - скидку на поход в бар "Вкусное пиво" в городе Владивостоке. По любому пошлют, однако хоть образец голоса будет. Тут же запись звонка есть?
  
   Ошарашенный Машкиной решимостью помощник только и смог, что утвердительно кивнуть головой.
  
   Домовая выдернула бумажку из рук Швеца и уверенно набрала записанные цифры, заранее включив громкую связь.
  
   - Алло... - ответил голос. Знакомый донельзя.
  
   Девушка лихо отбарабанила какую-то белиберду, где фигурировали малопонятные для представителей сильного пола термины "шугаринг", "пилинг", "мезотерапия" и прочие заумные наборы звуков.
  
   В ответ кицунэ вежливо поблагодарили за информацию, отказавшись от всего перечня услуг. Связь прервалась.
  
   - Анна Павловна... - обалдело протянул Серёга.
  
   - Тётя Аня... - выдохнул Антон.
  
  ***
  
  Полчаса, может больше, сидели в тишине. Сигареты тлели одна за одной, с дымом уже не справлялось даже открытое настежь окно.
  
   - Зачем? - начал инспектор. - Зачем ей это? Я, когда в том доме был, по соседним помещениям пробежался, благо возможность имею. Зимний дворец отдыхает. У её сына наверняка денег - хоть в макулатуру сдавай и на вырученные средства Сочи выкупай. С загородными пансионатами и чурчхелой на рынке. И останется ещё. Всюду картины, фотографии с президентом, где они за руки держатся, золото кругом. Им эти квартиры - даже не смешно...
  
   Серёга пребывал в не меньшей растерянности. Старушка-злодейка, как любят говорить завистники, и так зажилась. В её годы правнуков на фотографиях рассматривают или на даче наблюдают из тени, у кого из соседей укроп выше. На худой конец жилконтору кляузами достают. Но бабка - "чёрный риелтор" - нонсенс. Однако факты штука упорная. Оба из динамика слышали один и тот же голос.
  
   - Хрен его знает. Может, скучно стало на старости лет и нашло на пенсионерку в преступного гения поиграть. Или иное что... Голову нет смысла ломать. Колоть бабульку надо! До самой ж... Только...
  
   - Что "только"?
  
   - Только надо заранее продумать, куда из того домика старичков пристраивать. Возвращаться ведь некуда. Квартирки тю-тю. А им уход нужен. Доктор, опять же... Вряд ли официальный ход этой истории дать получится. Сразу адвокаты сыночки набегут, и финансовая смазка для госслужащих рекой потечёт. Отмажутся, как пить дать... А про беспомощных людей никто и не вспомнит.
  
   - Да, дела...
  
   Снова задумались. Проблема действительно оказалась сложной.
  
   - А если в газету статейку черкнуть про эту богадельню? - нерешительно предложил инспектор.
  
   - Нет. Бесполезно. Соцсети - пять минут бурления, потом снова гладь с мелким срачем или новая сенсация. Журналистам написать - мелко. Этой братии кровькишки с картинками из разных ракурсов подавай. Телевидение - те бесплатно и в сортир не ходят. Один вариант - всеми правдами и неправдами возвращать бабло, а на него потерпевших в действительно приличное место перевести. Так что давай мыслить, как нам это провернуть... На крайний хрен за свой кошт что-нибудь придумаю. Я ж теперь буржуй! - грустно улыбнулся Иванов.
  
   - Есть вариант... - теперь уже загадочно ответил Швец.
  
  ***
  
  Они сидели на кухне и пили каждый своё. Серёга - липовый чай, Антон - купленный загодя запасливым помощником ром. Курили сигары, вдумчиво пуская в потолок клубы густого, ароматного дыма. Праздновали, одним словом.
  
   - И как? - лениво, цедя сквозь зубы, поинтересовался Иванов. Не то чтобы ему было не интересно, но расслабленная атмосфера обязывала не спешить.
  
   - В ажуре, - так же томно, с ленцой, ответил Антон. - Всё путём.
  
   - И?.. - подтолкнул приятель.
  
   - Да ничего такого, обыденно прошло... Пришёл ночью в гости, когда Анна Павловна уже спать собиралась, и устроил ей полтергейст со звуковыми эффектами. Нагнал жути. Она баба хоть и кремень со старой закалкой, однако, когда ночью зеркало лопается и расчёска летает перед носом - кто хочешь занервничает. Не поверишь! Креститься начала и "Отче наш" бормотать! Только слова постоянно путала...
  
   - Не томи. - влезла в рассказ Маша. - Я страсть как такие истории обожаю.
  
   - Ага... Короче, потом явился я ей в образе тёти Люды и давай жечь её чёрное сердце глаголом! "Покайся!.. Не будет тебе прощения!.. Ты проклята, и потомство твоё..." - на этом она и сломалась. Всё, как всегда, оказалось просто до безобразия. Сыночка её в солидных годах, сразу уточню - не помню его, женился на молоденькой и составил в пользу сисястой пигалицы завещание. По всей форме - ни один суд не опровергнет. Старую жену и детишек (под тридцатник каждому) - побоку. Живите, мол, как хотите. Крепкий мужик, как я понял. Упёртый в своих заблуждениях. И богатый до одури.
  
   Родня завыла, попыталась себе хоть какое-то обеспечение выбить - в холостую. Любовь глаза затмила человеку. Все в сад! Лбы взрослые - работать идите!
  
   И вот тут мамаша его и подключилась. До беспамятства она внуков обожает. Если знаешь - Анна Павловна всю жизнь в отделе кадров просидела на одном очень секретном заводе.
  
   Серёга кивнул. Швец, удивлённо хмыкнув, продолжил:
  
   - И с возрастом в маразм не впала. Всех помнит, включая анкетные данные и состав семьи. Профессионалка, ничего не скажешь! И вот пришла ей мысль обеспечить материально брошенную семью, дармоедов этих...
  
   Нашла бабёнку, бывшего психиатра, за долю малую на всё согласную. Подкидывала адреса. Та, как вы поняли, по ним и ходила, прикрываясь всякими несуществующими организациями, а Анна Павловна со своей стороны потенциальных жертв навещала и тоже приседала на уши по полной программе. Вдвоём окучивали. Старички велись и подписывали необходимые бумаги. Они люди советской закалки, а наша клиентка у них в большом авторитете по прошлым временам была. Верили ей, в общем, как в линию партии и правительства.
  
   И дом престарелых она придумала. Сыночку в уши напела про благое дело - он с документами и помог. Обзавелись обслугой, бывший психиатр там рулить начала, медсестрой устроившись. Надеюсь, нет нужды объяснять, что при такой "крыше" туда ни одна проверка не совалась?
  
   - Нет, - дружно закивали помощник и кицунэ. - А почему не убивали? К чему такие сложности?
  
   - Я об этом тоже долго думал, а спросить не догадался тогда. Наверное, из-за того, что со всеми обманутыми тётя Аня проработала почти всю трудовую жизнь. Рука не поднялась. Старые воспоминания и всё такое... Да и жить она по закону смолоду привыкла, несмотря ни на что. Не поверите, бабка искренне думала, что её клиентам в той богадельне не так и плохо! Разок туда с проверкой съездила; посмотрела, что к чему, и с тех пор свято верила в трёхразовое питание и домино вперемешку с телевизором по вечерам. Даже дурь кололи якобы исключительно из добрых побуждений "сон золотой, болячки не беспокоят, сказка просто". Бред, конечно. И ежу понятно - чтобы пенсионеры нытьём не беспокоили. Гниды...
  
   - А как они деньги забирали?
  
   - Просто. В нужный момент жертву слегка в себя приводили и везли в банк. Анна Павловна рядом. Две древние старушки - подружки, одна совсем ослабела, еле мямлит - кто откажет? Документы и прочая лабуда - настоящие. Вот как-то так.
  
   Серёга встал, потягиваясь.
  
   - Недоговариваешь ты, Антоха. Вот так, запросто, такую старушенцию расколоть, зеркалом и расчёской - не верю.
  
   Инспектор похлопал в ладоши.
  
   - Молодец, соображаешь. Конечно, усиливать эффект пришлось. Сам показался и представился, а после и Печать предъявил. Поверила. Не сомневайся. Я ей её к голове приложил - тут кто хочешь сомневаться перестанет. И не за себя она испугалась - за внуков. Соврал я, - Швец прищурился, глядя кончик сигары. - Не хорошо это, но пришлось. Сказал, что прокляну всю её родню и лично подсуечусь, чтобы они в ад попали. Если...
  
   - Если? - выдохнула Маша, слушая рассказ с приоткрытым от любопытства ротиком и округлившимися глазами.
  
   - Если она не обеспечит всем обманутым достойную старость. Тётя Аня, скрипя сердце, согласилась. И не обманет, я прослежу. А "внучки" пусть идут учиться честно зарабатывать себе хлеб насущный.
  
   - А не обманет? - недоверчиво уточнил приятель. - Старенькая, ей пофиг.
  
   - Не пофиг! Если кинет - найму самого отмороженного беса и у неё голова в холодильнике окажется. Помнишь прикол?!
  
   - Да...
  
   - И рапорт Карповичу такой накатаю, что в Аду думать ещё будут, какое наказание прописать. Стандартные муки детским аттракционом покажутся!
  
   - Ну... допустим. А с остальными что?
  
   Швец вкусно глотнул из своего бокала, удовлетворённо причмокнув.
  
   - Хороший напиток. Ласковый... С обслугой и медсестрой - ничего. Им на Суде всё припомнят. "Каждому воздастся по делам его!" - неточно процитировал он. - По самые гланды воздастся... Ну и старушке велел накрепко провести работу по декриминализации личного состава. Она сможет, поверь...
  
   Однако помощнику было не по себе. Что-то грызло изнутри парня, беспокоило. Наконец он смог сформулировать свои неясные сомнения.
  
   - Удивительно получается. Я почти ничего и не делал. Так, пару раз прогулялся. Первое наше дело, где носиться не пришлось. Только болтали.
  
   Антон снисходительно посмотрел на подчинённого.
  
   - Это же хорошо! Нормальный опер думает, а не бегает. В этом и прелесть толковых сотрудников. Не заморачивайся, в общем... Ну, за нас!
  
   В воздух поднялись бокал и кружка с остатками чая, парни чокнулись, а Маша довольно улыбнулась.
  
   "Интересно, про маму он узнал или нет? - укусила неприятная мысль Иванова. - Или злодейка всё же соврала?"
  
  
   История одиннадцатая. Отдых и прочие неприятности
   Маша откровенно тосковала. Посуда перемыта, пыль вытерта, сериалы просмотрены, холодильник забит под завязку, Сергей на работе - носит его не пойми где, в интернете скукота. И поговорить не с кем. Сделала себе чаю, взяла румяный, ароматный пирожок и... отложила в сторону. Нельзя. От него фигура портится. И конфетку нельзя, даже шоколадную. И пряник. А вот морковку можно. Только морковь с чаем - так себе сочетание.
  
   Чтобы не поддаться искушению, девушка, повздыхав, направилась в свои покои. По привычке окинула взглядом комнаты - чисто... Поправила покрывало на кровати, взбила подушку, уселась в кресло.
  
   Скучно...
  
   Деятельная натура домовой требовала действия, эмоций, событий. А вместо этого - веник, плита, посуда. С ума можно сойти.
  
   Кицунэ уже давно перепробовала все доступные для домоседки развлечения. Прыгала под видеоуроки шейпинга, вязала, научилась весьма прилично плясать практически все современные и не очень танцы для одного человека, изучала английский язык. На время помогало, однако потом опять накатывала тоска.
  
   Пыталась Маша найти себе занятия и за пределами дома, но безрезультатно. Хотела записаться в спортзал - не решилась. Если лисьи ушки ещё можно спрятать под шапочкой, имитируя оригинальничание, то куда девать хвост? Пошла к историческим реконструкторам (всегда мечтала мечом научиться размахивать) - там её обсмеяли недалёкие недорыцари. Говорили: "А где у гномы борода? Все знают - женщины подземного народа от мужчин только причиндалами отличаются". Обиделась, ушла.
  
   Рост вообще был самым уязвимым местом девушки. Как рассказывал папаша, когда в первый и единственный раз навещал дочь, мать имела вполне человеческие параметры. Потому гибрид японской лисицы-оборотня и русского домового получилась как раз средним вариантом. Для домовых Маша выглядела как правофланговая сборной страны по баскетболу, для людей как карлик. И не туда, и не сюда.
  
   Ходила она и в кино, и на всевозможные курсы для женщин, и на выставки всякие. Но практически всегда одна. Иванов выбирался в свет редко, уставал на работе, а дружить с кицунэ никто из людей не хотел из-за её мелкости. Только извращенцы и прочие любители необычного секса регулярно подкатывали со всякими глупостями.
  
   Отчаявшись, домовая зарегистрировалась на нескольких, наиболее популярных, сайтах знакомств. Без задних мыслей, просто поболтать с кем-нибудь хоть в виртуале, но и тут её постигла неудача. После пары-тройки стандартных, ничего не значащих вопросов, кандидаты на общение или сливались по неизвестным причинам, или требовали фотографии в стиле "Ню", и, естественно, посылались куда подальше.
  
   Мордокнига, контактики и прочие скотсети удовольствия тоже не доставили. Везде одно и тоже: завсегдатаи скатывались в ругань между собой, с переходом на личности и полным игнорированием здравого смысла. Мирно жили лишь одни "Одноглазники", однако лента новостей, состоящая сплошь из рецептов закатки огурцов на зиму вперемешку с фотографиями "Денег на удачу. Ставь лайк" - кого хочешь доведёт до белого каления.
  
   Нет, совсем уж беспросветной жизнь кицунэ тоже нельзя было назвать. Одно важное и интересное дело у неё всё-таки имелось: мониторинг местных новостей. Каждый день она по вечерам обшаривала все крупные и не очень, региональные и международные сайты в поисках необычного, непонятного, способного заинтересовать этих двух раздолбаев, по недоразумению ставших сотрудниками Департамента Управления Душами. Иногда получалось, как в случае с Розой.
  
   Вспомнив про Иванова и Швеца, домовая нахмурилась. Она вообще не могла понять, как можно что-то доверить тем, кто кроме покупных пельменей и приготовить толком ничего не может. Ну яичницу ещё, и то под надзором. Растяпы безрукие... Но ведь при деле! А ты тут сиди, мух от скуки считай...
  
   Эти мысли, конечно, роились в Маше от уныния, а не потому, что она так думала на самом деле. Да чего скрывать - девушка попросту жутко завидовала интересной и бурлящей неожиданностями работе парней, как маленький мальчик с игрушечным автоматом на плече впадает в восторг, завидев на улице настоящих дядей-солдат.
  
   Вспомнила про чай вернулась на кухню, погладила дремлющую на своём любимом подоконнике Мурку. Взяла ноутбук...
  
   Ноутбук, надо сказать, формально принадлежал Сергею, у Маши имелся планшет. Однако идти за ним не хотелось, да и тайн от домовой Иванов не имел. Позёвывая, включила, запустила браузер. Лениво пощёлкала по новостным вкладкам, мазнула, взглядом, закрыла...
  
   - Ой! А что это? - на последней, уже закрытой вкладке глаз зацепил какую-то картинку. То ли реклама нижнего белья необычной формы, то ли акция на зимнюю резину. Любопытная кицунэ открыла вкладку "История" и принялась искать последнюю просмотренную страницу.
  
   - Не поняла... - растерянно протянула домовая. История за последнюю неделю, да и за месяц, кроме сегодняшнего дня, оказалась девственно чиста. Совсем ничего. И это в высшей степени странно! Она точно знала, что помощник интернета не чурается и иногда любит посидеть на различных развлекательных порталах, посмотреть подборки в стиле 16+ или видеоролики со всякими занимательными сюжетами.
  
   Открыв от удивления ротик, девушка принялась усиленно соображать. Когда Сергей в последний раз держал компьютер в руках? Дня три назад, не более. Она ему ещё на занимательных котят ссылку сбрасывала, чтобы он просмотрел. Тогда почему стёр? Что стёр? Зачем стёр?
  
   Руки затряслись, мысли лихорадочно запрыгали в голове, играя в чехарду. Вот оно! Вот дело! Что такого может он от неё скрывать? От своей персональной домовой?!
  
   ...Аж зубы свело от любопытства...
  
   Пальцы быстренько набрали в поисковике "Восстановление стёртой истории браузера". Гугл услужливо выдал список наиболее подходящих по запросу сайтов. Выбрала первый и... нажала на красный крестик в правом верхнем углу.
  
   От избытка чувств заплакала. Ей стало стыдно вот так, без разрешения, предавая полное доверие, копаться в чужой жизни. Но интересно... Но стыдно.
  
   Успокоилась конфеткой, с ненавистью осознав, что она очень вкусная и с орехами внутри. Не помогло. Пришлось схватить пирожок - бушующее внутри домовой море сомнений и самых противоречивых эмоций просто необходимо было заесть! Ещё поплакала - теперь уже над своей талией. Зло посмотрела на оставшуюся сдобу, обозвала ни в чём неповинные плоды собственного труда "Растижопами" и смело убрала их в шкаф, с глаз долой. Туда же отправились и конфеты.
  
   И тут на кицунэ снизошло озарение! Она сама, без посторонней помощи, проведёт полноценное расследование и докопается до истины! По-честному, без пошлого хакерства! У Сергея точное есть какая-то страшная тайна! Она ещё всем покажет!..
  
   Девушка повеселела. В мыслях Маша уже представляла, как загоняет наивного и испуганного Иванова и его пьяницу-приятеля в угол своими неоспоримыми доказательствами, железной логикой, изящностью умозаключений. А они в ответ прячут глаза, стыдливо мычат, невнятно и вынужденно признавая её превосходство!
  
   Насладившись выдуманной картиной, домовая в порыве радостных чувств выдала обалдевшей Мурке внеплановую порцию еды и приступила к обдумыванию первых шагов на неблагодарной ниве сыска.
  
   Долго размышляла. И так, и этак, и даже фильмы про Бонда припомнила. Не то... В конце концов, решила начать с наблюдения. Да-да, именно с наблюдения, а не слежки. За своими следить вроде как некрасиво, а наблюдать - ничего зазорного. А если случится какая неприятность - она тут как тут и всех спасёт!
  
   Начало новой ипостаси определённо требовалось отпраздновать. Ну хоть той же конфеткой, теперь уже заслуженной. А лучше двумя - не каждый день сыщиком становишься. Что и было сделано немедленно...
  
  ***
   - Как день прошёл? - дружелюбно, с улыбкой спросила Маша у только что вернувшегося Сергея.
  
   - Нормально... устал очень... Сегодня весь день по помойкам рысачили, бесов гоняли. Так что вещи мои в стирку...
  
   Домовая присмотрелась и ахнула. Иванов более всего походил сейчас на бомжа, измазавшегося в самых странных субстанциях.
  
   - Да я же эту рубашку только погладила... А брюки... Вы там что, совсем офонарели?! Так никакой зарплаты не хватит! Какая стирка?! Иди в душ, переодевайся и вынеси эту мерзость в мусорник, чтобы она здесь не воняла!
  
   Парень было неуклюже направился в ванную, однако кицунэ возмутилась ещё сильнее.
  
   - Куда по помытому! Там и снимай, где стоишь, сейчас пакет дам, сложишь... И туфли... Горюшко ты моё... А где твой начальник?! Я ему сейчас расскажу, всё расскажу...
  
   - Ушёл, - угрюмо буркнул помощник, с отвращением стаскивая грязную одежду и заталкивая её в поданный Машей полиэтиленовый мешок. - Дела у него.
  
   - Дела... Ишь ты, какой хитренький! Как табачищем квартиру прованивать и ром жрать - так он тут как тут! Ничем не занят!.. Карманы проверь.
  
   - Угу.
  
   На пол полетели скомканные денежные купюры, смартфон, зажигалка, сигареты, пара ярких визиток. Последним на свет появился памятный крест на длинной цепочке. Его Сергей протянул девушке.
  
   - На. Положи на холодильник, пожалуйста. Потом заберу.
  
   ... Через полчаса посвежевший, свежевымытый и благоухающий мылом Иванов сидел на кухне и уплетал пирожки. Домовая присела рядом, издалека начав разведбеседу. Вдруг проболтается?
  
   - Так чем вы занимались сегодня?
  
   - Говорю же, на свалке местных бесов развоплощали. Резвые, сволочи... Чавк... чавк... - от сдобы оторваться было действительно трудно.
  
   - А потом?
  
   - Домой пошёл... В такси не садили, из автобуса выперли... Даже полиция останавливаться побрезговала. Чавк...
  
   - Я думаю, - хохотнула Маша. - И долго топал?
  
   Иванов неожиданно зло посмотрел на кицунэ.
  
   - Четыре часа. Рысцой. Свалка за городом.
  
   Девушка прикусила язык.
  
   - Бедненький... Ты отдохни... Хочешь, компьютер включу? Новости там полистаешь или статьи какие...
  
   Наскоро придуманный план заключался в том, что парень, по привычке всех скрытных людей, непременно зайдёт на ту самую, заветную, страничку, а Маша подсмотрит. Это честно, по детективному, не то что в "историях" или смартфонах тайно копаться.
  
   - Да ну его... Спать пойду...
  
   Минула полночь. Помощник сладко спал, похрапывая, а домовая никак не могла успокоиться, всё ворочалась в кровати. Ей было очень обидно, что гениальная затея с ноутбуком провалилась.
  
  ***
   С утра, выпроводив Иванова на работу, девушка еле дождалась, пока он выйдет из подъезда и опрометью бросилась следом. Наряд она подобрала правильный: большие очки в роговой оправе "а-ля черепаха Тортилла", тёмная шапочка, неброская чёрная юбка до земли и серенький, невзрачный топ. Ни за что не узнает!
  
   Так она думала до выхода на улицу. Солнышко сегодня радовало - как минимум +30 по Цельсию, и это в тени. Короче, припекало знатно. Девушка мгновенно вспотела, проклиная собственную подверженность стереотипам о незаметности.
  
   Однако делать было нечего - Серёга уже выходил на проспект. Впервые не поздоровавшись с приподъездными бабками, кицунэ бросилась следом. Наблюдать.
  
   Помощник шёл медленно, явно никуда не спеша. Глазел на раздетых (или слегка одетых) по погоде девиц, беззастенчиво пялясь на обтянутые тоненькой тканью округлости. С парочкой даже подшутил, заработав оценивающие взгляды и благосклонные улыбки.
  
   Домовая не ревновала. Она относилась к Сергею как к хозяину жилища и старшему братику одновременно, что в среде домашней нечисти редкость несусветная. И найди он себе постоянную спутницу - она бы только порадовалась. Но Иванов не спешил. Случайные интрижки его вполне устраивали.
  
   Беспокоило другое. Так на работу не ходят. Даже если бы Антон где-то задержался, то ответственный подчинённый обязательно поглядывал бы на часы, нервничал. Служба есть служба, шуток и опозданий не любит. А тут - ни дать, ни взять - прогулка.
  
   Перебегая от дома к дому, стараясь держаться поближе к углам и подворотням, Маша упрямо следовала за парнем. Добрались до самого центра. Табло на одном из красивых, полустеклянных зданий показало 10 утра.
  
   Ровно в этот момент помощник достал смартфон и недолго с кем-то переговорил. Слов было не слышно, однако выражение его лица говорило само за себя. Недовольное. А потом Иванов сменил темп. Расслабленная походка сделалась упругой, стремительной. Кицунэ засеменила следом, проклиная свой маленький рост и короткие для такой ходьбы ножки. Хорошо хоть бежать далеко не пришлось. Ровно до огромного кафе быстрого питания с логотипом, на котором посетителям улыбался Михаил Иванович Калинин, бывший всесоюзный староста.
  
   Юркнув следом, девушка облегчённо вздохнула. Даже такое большое, переполненное помещение - это дом и, следовательно, сила для домовой. Немного, крохи, однако лучше, чем ничего. На улице она себя вообще беззащитной чувствовала.
  
   Ничего не замечая, Сергей приобрёл что-то в ярких коробочках и уселся за первый попавшийся свободный столик. Маша пристроилась в другом конце зала, по-прежнему усиленно делая вид, будто её тут нет.
  
   Через пару минут вошёл Антон. Прямо так, в своей одежде по моде начала восьмидесятых прошлого века. На него никто не обратил внимания. Город крупный, тут и не такие фрики шляются. Сел напротив подчинённого, губы призрака зашевелились.
  
   "Я не подслушиваю, а уличаю в ходе наблюдения" - подумала донельзя заинтригованная кицунэ, растворяясь в воздухе. Сил минуты на три хватит, да и не заметит никто. Строго говоря, домовые не имеют полноценной невидимости, как тот же инспектор. Они попросту в совершенстве освоили умение отвода глаз.
  
   Тихо приблизилась с дальней стороны стола, присела, забравшись под столешницу. Не хватало, чтобы кто-нибудь из посетителей об неё споткнулся или парни Печать всевидящую ненароком активировали и увидели - позора не оберёшься. Вслушалась. Из-за царящего вокруг гама доносились лишь обрывки фраз.
  
   ...- Только девочкам ни слова.
  
   - Ясное дело, не скажем...
  
   - Тогда новый домовой нужен, без этого никак.
  
   - Да я понимаю. Но Маша... Ты же её знаешь... Может заплакать от обиды.
  
   - Придётся объяснить...
  
   Дальше девушка ничего не слышала. "Новый домовой" - этого оказалось вполне достаточно, чтобы повергнуть её в бездну ужаса и горя. Выгоняют... не долго длилось счастье...
  
  ***
   Когда кицунэ наконец-то пришла в себя, парней уже не было. Их место заняли какие-то пахнущие духами молодцы в узких штанах с подворотами и напомаженными стрижками.
  
   - Девочка, - обратился к ней один из них. - Ты что-то потеряла? Нужна помощь?
  
   - Да пошёл ты, козёл! - и Машка пулей вылетела из-под стола, совершенно не обращая внимания на раскрывших в удивлении рты молодых людей.
  
   Домой почти бежала. Зло, целеустремлённо, ежесекундно вытирая слёзы обиды на личике. Ей очень хотелось уйти, не повстречавшись с Ивановым. Только записку оставит, не больше. Вот ещё, будет она ждать, пока на двери укажут! У кицунэ гордость имеется, до такого опуститься она себе не позволит!
  
   Вот и подъезд, вот дверь - домовым ключи не нужны... А вот премерзкая рожа Сергея... Ещё и улыбается, сволочь!
  
   Не в силах более себя сдерживать, Маша набросилась с кулачками на помощника, не забывая ещё и пинать его ножками.
  
   - Гад! Гад! Гад! За что?! - не помня себя от обиды, выкрикивала она через поток рыданий. - За-а-а что-о-о?
  
   - Ты чего? - Иванов даже не думал сопротивляться, обалдев от такого поведения своей домохранительницы.
  
   - Я-а-а всё-о зна-а-а-ю-ю, - продолжала биться в истерике девушка. - Мерза-а-вец! Все вы-ы таки-и-е...
  
   В реал вошёл Швец. Он деловито, без сантиментов, сгрёб вырывающуюся Машку в охапку и понёс её в ванную.
  
   - Воду открой. Холодную, - на ходу бросил инспектор впавшему в ступор подчинённому. - Сейчас приведём в чувство...
  
   - Ага, - и Иванов бросился в ванную, мешая приятелю в узком коридоре.
  
  ***
   -А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-!!! - в квартире раздался такой визг, что завибрировали стёкла, а вазочка с конфетами лопнула пополам, хоть и стояла в шкафу. - Уро-о-о-ды!!!
  
   - Ноги!!! - из ванны вылетели Иванов, за ним Швец, следом бутылка с шампунем шмякнулась о стену. Потом полетели предметы помельче: флакончики с кремами, мыло, мочалка, зубные щётки.
  
   - Запирай! - в азарте боя и руководствуясь инстинктом самосохранения, крикнул помощник. - Иначе Машка нас тут поубивает!
  
   - Бесполезно, - гробовым голосом ответил Антон. - Она в своём доме пространство в два счёта искривит, и нас вместе с ним. Крест доставай, Печать активируй. Может, и отмашемся...
  
   В ванной воцарилась тишина. А затем зазвенело медленное, неотвратимое, вгоняющее в первобытный ужас "Шлёп... шлёп... шлёп...". Из двери показалась мокрая, вся в стекающих ручьях воды, Маша. Лицо девушки было словно высечено из камня, только в глазах отчётливо вспыхивали разряды молний.
  
   - Порву...
  
   - Да что случилось? - сам не свой от ужаса, истошно взвизгнул помощник. - Что мы тебе такого сделали?!
  
   - Он ещё спрашивает... - из её носика определённо вырвалась струйка пара.
  
   Стало совсем страшно. И тут Иванов с утробным воем бросился на домовую, повалил её на пол и заорал:
  
   - Антоха! Вяжи!
  
   Инспектор упрашивать себя не заставил. В два счёта, со знанием дела стянули извивающейся кицунэ руки и ноги собственными ремнями. Выдохнули.
  
   Усадив рычащую от злости девушку на табурет, отошли на всякий случай подальше и приступили к прояснению ситуации.
  
   - Рассказывай. За что ты на нас так?
  
   - Козлы, подлецы, засранцы...
  
   - Да это понятно. А дело хоть в чём? - устало допытывался Сергей. - Поясни, будь любезна...
  
   И тут домовая успокоилась, осунулась, сгорбилась, словно от неподъёмной ноши.
  
   - Я понимаю, это твоя квартира и ты волен сам решать, кому здесь место, а кому на выход... Извини за скандал. Просто я думала... думала...
  
   - Ты о чём? - в унисон задали один и тот же вопрос парни. - Какой выход? Машуля, что за дичь ты несёшь?
  
   - Не делайте удивлённые физиономии. Сами говорили - новый домовой вам нужен. А я, значит, побоку...
  
   - Какой домовой?.. С чего ты это взяла?
  
   Девушка, хлюпнув носом, уставилась на помощника.
  
   - Да час назад, в кафе. Я всё слышала. Решили прогнать - сама уйду, но издеваться то зачем?
  
   Инспектор с подчинённым непонимающе переглянулись.
  
   - Ты за нами следила?
  
   - Не следила, а наблюдала. Это разные вещи.
  
   - Но зачем?
  
   - Интересно было, что ты от меня скрываешь, раз даже историю в компьютере почистил.
  
   Иванов заржал, аки конь. Необузданно, искренне, нервно.
  
   - И ты решила докопаться до правды?
  
   - Да!
  
   - И хочешь знать истину, которая где-то рядом?
  
   - Да!!! И знаю уже!
  
   - Да ничего ты не знаешь! Смотри! - на стол легла цветастая папка с изображением пальм, яхт и прочей пляжной мишуры. - Это был наш подарок вам!
  
   Швец согласно кивнул, с грустью посматривая на домовую. Он тоже всё понял.
  
   Между тем помощник продолжил:
  
   - Мы вчера одного урода в ад отправили, сильно его там ждали. А Карпович так вообще - десять дней отпуска обещал, дата на выбор... И мы с Антохой решили Вам с Розой подарок сделать - на море путёвки купить. Давно мечтали... Вчера, пока шёл с помойки домой - турагенства прозванивал. С вами ведь не так просто - искал или остров отдельный, или удалённое от людей бунгало; такие есть, хоть и мало... Хочется, чтобы вы не прячась отдохнули.
  
   Нашёл. Мальдивы. Тебе понравится. Вот только цену загнули... Потому мы пошли на хитрость. Я в сегодня в десять снова позвонил менеджеру, повозмущался стоимостью, постонал об утрачиваемых мечтах, а Антон рядом с ним стоял, невидимкой. Когда разговор закончился - он беседу обо мне послушал и узнал, на какую сумму их подвинуть можно. Там девки болтливые... Знаешь, оказалось на немалую! Об этом он мне в кафе и рассказал. Ты где пряталась?
  
   - Под столиком...
  
   - Понятно. Ну так вот. Из той едальни я отправился в агенство, купил путёвки по нормальной цене и на такси рванул домой. А тут ты...
  
   Маша ощущала себя круглой дурой, однако сдаваться не собиралась.
  
   - Тогда о чём "девочки не должны узнать", что мне нужно объяснять и зачем тебе новый домовой?! Правду говори! - она даже попыталась топнуть связанной ножкой, но не смогла достать до пола.
  
   Теперь взял слово Швец.
  
   - Маша, как ты думаешь, если бы мы сходу разболтали - сюрприз бы получился?
  
   - Нет...
  
   - Правильно. Теперь смотри: ты понимаешь, в какой организации мы работаем?
  
   - Да. И не говори со мной как с маленькой! - снова начала заводиться домовая. - Дурочку нашёл...
  
   Антон проигнорировал вспышку девичьего гнева и тон менять не стал. Продолжил спокойно, вдумчиво.
  
   - А теперь подумай, можно ли оставлять без присмотра квартиру, пока мы будем задницы на пляже греть. Бесы могут проникнуть, чтобы напакостить или вообще, свежий труп подкинуть; соседи затопить; корреспонденция важная прийти. Это ведь не просто жильё, а режимный объект с недавних пор. Потому, согласно инструкции (Швец приврал для убедительности) необходимо охрану оставить. Максимально эффективно, как ни крути, временного домового завести. Вот только мы не знали, как тебя в этом убедить.
  
   - Правильно не знали! Ещё чего не хватало...
  
   - Да угомонись ты! - закричал помощник. - Для тебя стараюсь! Не хочешь ехать - просто скажи и не морочь голову!
  
   Крик подействовал отрезвляюще.
  
   - А историю зачем стёр?!
  
   Сергей закатил глаза. Несколько раз шумно, глубоко вздохнул, успокаиваясь.
  
   - Ноут тупить начал, вот и почистил специальной программкой. Кэш там, куки всякие... и её случайно вытер. Если не веришь - на рабочем столе есть иконка: синий квадратик, а в нём малярная кисть нарисована.
  
   -Да?
  
   - Да... Утомила ты, Машуля.
  
   Девушка заёрзала, стремясь избавиться от пут.
  
   - Да помогите же! Справились со слабой, беззащитной, законнички недоделанные...
  
   - А драться больше не будешь?
  
   - Нет. Обещаю.
  
   - Вот и хорошо, - оба парня суетливо подскочили к домовой и, мешая друг другу, стали развязывать путы. - И домового временного сама присмотришь...
  
   - Да уж понятное дело. Сама. Всё сама. На вас никакой надежды... Вылетаем когда?
  
   - Через два месяца. Как загранпаспорт получишь.
  
  ***
   Иванов, вымотавшись за этот безумный день, спал как убитый. Кицунэ на цыпочках подошла к нему, поправила подушку, нежно посмотрев на парня. Совсем он у неё молодец стал! Старается... Затем ушла на кухню. Неизвестно в какой раз с удовольствием полистала буклет, прочие бумаги. Бросила косой взгляд на злополучный ноутбук, а затем неожиданно резко тряхнула головой, словно прогоняла глупые мысли. И даже сказала сама себе: "Нет"!
  
   Уже засыпая, девушка сладко улыбнулась. Она совершенно точно знала, чем займётся завтра. Отдых - дело непростое.
   История двенадцатая. Бездушная. Часть 1
   - Вкуснятина... - томно протянул Серёга, с нежностью зажав в правой руке куриную ножку, запечённую в сливочном соусе, а левой подцепив дольку помидора из свежего салата. - Ел бы и ел.
  
   - Ой, да ладно тебе, - смущаясь, ответила кицунэ. Похвала была ей очень приятно, но поскромничать она не забывала никогда. Пусть ещё что-нибудь приятное скажет, в довесок. Тогда можно простить и то, что в трусах к столу выперся.
  
   Иванов не знал, и даже не подозревал, что сейчас нарушает практически все правила этикета за столом. Плевать он на это хотел. Вкусно - и ладно. Салфетку за майку зацепил, чтобы Машка не бухтела - и хватит. Не на царском приёме, чай. Улучшив момент, когда домохранительница отвернулась, он сунул кусочек мяса вездесущей Мурке. Подношение исчезло мгновенно, кошка довольно муркнула и снова уставилась ему в рот.
  
   Закончив с трапезой, Сергей огляделся в поисках чего-нибудь - вытереть руки и физиономию. Не нашёл, подумал немного и стал пристально вглядываться в котёнка.
  
   - Ты чего на неё так смотришь? - забеспокоилась девушка. - Что задумал?!
  
   - Да ничего, - равнодушно пожал плечами он. - Размышляю вот...
  
   - О чём? - заинтересовалась девушка.
  
   - А если руки об Мурку вытереть, долго ты орать будешь или нет?
  
   - Серёженька, - кухонное полотенце в наманикюренных ручках начало сворачиваться в опасный жгут. - Ты обалдел?!
  
   Однако этим хозяина квартиры было уже не пробрать. И не такое видал.
  
   - Зря ты так. Я как мыслю: если об кошку руки вытру - ей вылизываться приятнее будет. Разнообразие вкусовое, понимаешь? А то шерсть да шерсть...
  
   Вместо ответа в физиономию Иванова полетел рулон бумажных полотенец.
  
   - Даже не вздумай! Она ведь и об занавески трётся, и об одежду. А мне потом отстирывать?!
  
   Парень демонстративно, игнорируя полученное средство гигиены, стащил салфетку с шеи и вытер ею рот, потом руки. Встал.
  
   - Спасибо за обед, мне очень понравилось. И вообще - не хочешь курицей натирать - давай вареной колбасой обмажем. Там жира, как и мяса, впрочем, почти нет. А зверюшке приятно...
  
   Полотенце шумно, с пропеллерным гулом рассекло воздух, и Серёга вприпрыжку, смеясь, выскочил из кухни.
  
   - Смешно ему, - буркнула кицунэ, улыбаясь при этом.
  
   Она понимала, что парень шутит. А Мурка просто сидела на своём обычном месте и размышляла о..., впрочем, кто знает, о чём размышляют кошки, об которых не вытерли пахнущие вкусной курочкой руки?
  
   Немелодично напевая что-то невнятное, помощник собирался провести день в праздности и утрамбовывании дивана собственным телом. У Швеца сегодня то ли отгул, то ли выходной внеплановый, а задач он никаких не ставил. Только лёг, предвкушая негу - как зазвонил смартфон.
  
  "Кому я ещё понадобился?" - лениво подумал Иванов и взял аппарат. На экране высветился абонент "АИ.К", что в переводе с оперского значило "Андрей Игоревич. Козёл". Именно так был записан бывший Серёгин начальник, подполковник полиции А.И. Меньшов, карьерист и сволочь по своей натуре.
  
   "Нда... Такие звонки никогда ничем хорошим не заканчиваются. Вот зачем он про меня вспомнил? Сам ведь подсуетился в своё время, чтобы я на гражданку вылетел, - размышлял он. - Нет. Не буду отвечать. Не хочу". Но звонок не умолкал. Пришлось отключить звук. Через пять минут смартфон опять завибрировал, и снова знакомая аббревиатура высветилась на дисплее.
  
   После четвёртого звонка парень сдался, да и любопытно было - что от него нужно. С этого деятеля и наряд по месту жительства прислать станется - он, зараза, упорный, когда нужно.
  
   - Алло.
  
   - Иванов?! Здравствуй! Как ты там? Как здоровье?
  
   Настроение рухнуло вниз. Когда люди в таких чинах начинают интересоваться судьбой бывших подчинённых, пиши пропало. Однако, стараясь не выдавать недовольства, помощник нейтрально ответил:
  
   - Нормально всё. Без взлётов и падений.
  
   - Да ладно, - звонящий делано рассмеялся. - Наслышаны мы тут, какие у тебя "падения". Турбазу, вон, прикупил. Серьёзные люди хвалят.
  
   Мысли завращались стремительной каруселью: "Откуда узнал? Зачем? Раз припомнил - значит будет или просить, или требовать. Если последнее - проще. В собственную безопасность стукану. Посадить его, конечно, не посадят, но жизнь попортят. А если просить? Смотря что. Ладно, послушаем".
  
   - Наветы, Андрей Игоревич. Куда мне...
  
   - Иванов, не прибедняйся, - тон собеседника стал серьёзным, знакомо-повелительным. - В курсе все, иначе бы и не звонил. Надо отдых порешать для серьёзных людей. Комплексный. На два дня. Очень они про твой сервис наслышаны.
  
   У Серёги непроизвольно дёрнулось веко, от ярости. Он медленно, успокаиваясь, выдохнул и постарался говорить как можно ровнее, не срываясь на мат.
  
   - Понятно. Порешать... - слово знакомое. У проституток это "субботник" называется. Мне такой вариант нравится больше. И правилам русского языка более соответству...
  
   Подполковник не дал договорить, привычно перейдя на, как ему казалось, грозный крик.
  
   - А ты не аху...
  
   - Разговор записывается, - блефанул парень. - Продолжайте.
  
   Фраза подействовала отрезвляюще. Полицейский засопел, пару раз рыкнул от досады, потом продолжил нормальным голосом.
  
   - Пиши, мне без разницы. Это не моя прихоть. Фамилия Черкасов - знакома? Областной наш... ну, ты понял. Его желание. Тут столичная проверка намечается, вот он и решил министерских потешить в твоём медвежьем углу. Можешь отказаться, но тогда я не виноват... На раздумья - сутки у тебя. Потом дашь окончательный ответ, и мне, если честно, по барабану, какой. Вопросы?
  
   - Только один. Та турбаза на задворках мирозданья. Почему именно она? Можно ведь и кого поближе напрячь. Мало, что ли, вы коммерсов запрессовали?
  
   Подполковник снова повздыхал, но юлить не стал.
  
   - Кто-то из прокурорских ему похвалился о том, что домик арендует у некоего Иванова. Задорого. Генерал и заинтересовался - что за место и почему не знает. Пробили быстренько - на тебя вышли со всей биографией. Дальше пояснять?
  
   - Не надо. понятливый.
  
   - Ну и хорошо, что понятливый. Так что думай, Иванов, думай. Я завтра позвоню, ближе к двенадцати.
  
   Раздались короткие гудки.
  
   В комнату вошла Маша, по-женски издали почуяв неприятности. Сергей коротко обрисовал ей ситуацию, присовокупив напоследок: "Понятия не имею, что делать. И не пошлёшь ведь!"
  
   - А ты Ерохе позвони. Может, и присоветует чего. Он в таких делах опытный.
  
   - Тоже дело, - не особо раздумывая, ответил парень и набрал оборотня-белку.
  
   Владелец ресторана для нечисти на звонок ответил сразу, внимательно выслушал и предложил встретиться в его в шашлычной прямо сейчас, пообещав разузнать, что и как. У них вообще складывались если не дружеские, то уж приятельские отношения точно. Ну и совместный бизнес, конечно, тоже сближал.
  
   Через час Серёга стоял у стойки и болтал с нечистью. После традиционных разговоров о семье, о планах на будущее, приступили к главному.
  
   - В общем, на меня не рассчитывай, - бухнул основное Ероха. - И на арендаторов тоже. Это тебе как экзамен на бизнес-зрелость. Отобьёшься - молодец, честь тебе и слава вперемешку с репутацией и уважением. Не сможешь - извини. Деньги, само собой, вернёшь - кому нужен отдых в проходном дворе? А дальше посмотрим... Когда ответ нужно дать?
  
   - Завтра, в обед.
  
   - Хреново...
  
   Помощник почесал бритый затылок в раздумьях.
  
   - А если твоей крыше денег заслать, чтобы отбиться? Там же в чинах не малых сидят, как помнится...
  
   - Не вариант. Генерал тоже не с помойки. А битва титанов ради тебя никому не нужна. Ты, Серёга, по своему ведомству величина, кто спорит? Однако в обычном мире сам понимаешь...
  
   - Да ясно это. Скажи, а кто и зачем о турбазе разболтал?
  
   Оборотень поморщился. Не любил он третьих лиц без крайней нужды обсуждать.
  
   - Случайно вышло. Тот, из прокуратуры, что второй домик арендует, проговорился. В беседе к слову пришлось. Они тогда выпивали вместе с генералом, ну и... Опять же - там не секретный объект, особо никто скрывать и не собирался. Помалкивать - да, но вот насмерть стоять, - Ероха почувствовал, что погряз в невнятных оправданиях и решил разрубить запутанный узел одним махом. - Да сдуру он ляпнул, поддатый был, а полицейский и уцепился. Ну вот получилось так бестолково, я-то тут причём?!
  
   Расчувствовавшись, ресторатор достал из-под стойки бутылку с янтарной жидкостью и ополовинил её прямо из горла. Крякнул, смахнул выступившие слёзы, занюхал рукавом, затем предложил Иванову:
  
   - Будешь?
  
   - Нет, спасибо. Про генерала известно что-нибудь? Ну, какой человек и...
  
   - Я понял. Скотина он. Под себя всё гребёт похлеще экскаватора. Если база ему по вкусу придётся - можем и не отбиться. Вообще не отбиться, - акцентировал оборотень. - Даже я со своими связями. Точнее не так. Если очень-очень захочу, на принцип пойду - то смогу. Вот только это в такую копеечку станет, что десяток новых турбаз можно выстроить, причём в дорогом пригороде.
  
   Серёга понимающе кивнул. Он тоже был наслышан о генеральских нравах и аппетитах.
  
   - Совет дашь?
  
   - Легко! Простой и действенный! - ресторатор снова приложился к бутылке. - Возьми ведьму какую-нибудь или беса посильнее - и прокляните, болезнь нашлите, несчастный случай подстройте! Можно не до смерти. Главное, чтобы про нас этот урод забыл.
  
   Помощник криво ухмыльнулся. Ероха его понял без слов.
  
   - Да знаю я, Серёга, что нельзя тебе. Это я так, от безысходности... А по закону - ума не приложу, как поступить. Действительно не знаю. Я ведь за свои инвестиции переживаю тоже. Даже если и не отожмут заведение - репутацию тебе эта пьянка подпортит колоссально. Кому охота за свои кровные извини-подвинься для пьяных столичных морд делать? Они ведь наверняка хотят все домики, даже проплаченные, занять?
  
   - Похоже, что да. И ты прав, арендаторам мои заморочки без разницы...
  
   Оборотень с сочувствием смотрел на Иванова.
  
  - Вот то-то и оно. Может, пусть Машка вместо тебя... - нерешительно закончил он.
  
   - Спасибо за консультацию, - даже не дослушав, сухо поблагодарил Иванов собеседника и, не прощаясь, вышел на улицу.
  
   Активировал Печать, призывая приятеля. Ну а вдруг придёт?
  
   ***
   До вечера парень бесцельно болтался по городу, обдумывая сложившуюся ситуацию. И дело было даже не в финансовых потерях, а в банальном самолюбии. Ну вот не терпел бывший полицейский, когда им распоряжались без его на то воли! На дух такого не переносил!
  
  Домой пришёл поздно, злой, усталый и ничего не придумавший. Умной кицунэ хватило лишь одного взгляда, чтобы понять - всё плохо.
  
  - Серёжа, а может я найду кого-ни... - нерешительно завела она разговор.
  
  - Не вздумай! - рявкнул помощник. - Ероха тоже намекал, что можно через нечисть вопрос решить. Категорическое нет! Ка-те-го-ри-чес-кое!!! Причины объяснять?!
  
  - Не надо.
  
  Такой тон обидел девушку и она, недовольно фыркнув, ушла к себе. За ней увязалась и Мурка, чувствуя раздражённость хозяина квартиры и вовсе не желая попасть ему под горячую руку.
  
  Швец заявился ближе к полуночи. Собранный, деловой, трезвый.
  
  - Зачем искал? - даже не поздоровавшись, начал инспектор.
  
  - Проблемы нарисовались, совет нужен, - обошёлся без долгих прелюдий Иванов и коротко изложил суть дела.
  
  Антон слушал внимательно, не перебивал. После того, как приятель закончил рассказ, попросил:
  
  - Чаю сделай, пожалуйста и не трогай меня пять минут. Подумать надо.
  
  Когда кружка с напитком уже порядком поостыла, да и оговоренное время давно закончилось, инспектор прервал затянувшееся молчание.
  
  - Фигня. Есть вариант. Признаюсь честно - идея не моя, из книжки взята, вот только и не вспомню, из какой. В детстве читал. Значит, внимай мудрому мне...
  
  И Антон наскоро, посмеиваясь, изложил свою идею. Серёга, вникнув, долго ржал, утирая периодически выступающие от смеха слёзы. Из-за холодильника на шум высунулась и Маша. Она сначала недоумевала от всеобщего веселья, однако, вслушавшись в обсуждение деталей и уловив идею Швеца, тоже заливисто, словно колокольчик, расхохоталась.
  
  Отсмеявшись и повеселев, Сергей поинтересовался у начальника:
  
  - А ты где был весь день?
  
  - В Лондоне, - совершенно серьёзно ответил он. - По городу гулял. Карпович по делам туда направился и меня прихватил заодно, для моего культурного развития и расширения кругозора.
  
  - И как? - не выдержав, влезла в беседу домовая.
  
  - Интересно, врать не стану. В центре как по музею ходишь. Потому и не отвечал - обратно бы не смог вернуться отсюда. Слишком большое расстояние.
  
  Иванов согласно кивнул.
  
  - Понятно. А чего это начальство к англичанам занесло?
  
  Швец снова подобрался, сделался серьёзным.
  
  - А вот это самое интересное. По обмену опытом. Архивы читал, - и, не давая разразиться потоку разнообразных вопросов, инспектор поднял руку, призывая к тишине. - Ситуация такая: вчера после обеда умерла Яга...
  
  - Кто? - не удержался и перебил помощник.
  
  - Яга, - невозмутимо ответил Антон. - Среди ведьм это что-то вроде почётного звания. Как правило, принадлежит старейшей в регионе. Так вот, при распределении в знакомой тебе очереди она дежурного сама позвала и интересные вещи рассказала...
  
  - Погоди, давай с терминологией разберёмся - снова не смог промолчать Иванов. - Яга - это ведьма. Так?
  
  - Да. И Баба Яга - персонаж из детских сказок, собирательный образ старой колдуньи. Злая, вредная, людей не любит, но и сама к ним на глаза старается не попадаться. Чарами пользуется крайне редко, больше действует знанием человеческой психологии и простым запугиванием.
  
  Помощник, до сей поры слушавший своего руководителя с полуулыбкой, откровенно расхохотался.
  
  - Ты ещё скажи, что с Кащеем Бессмертным дружбу водит, - но, заметив колючий взгляд приятеля, сник. - Да ладно... Не может быть!
  
  - Может. И было. Ты думаешь, почему ведьмы особо не высовываются? С их багажом магических знаний такого можно наворотить... Но нет, смирно сидят. Да потому что знают о том, что после смерти с ними будет! Очередь и все дела... Только из-за этого! Душа ведь у всех есть, потому и берегутся, и помогают людям иногда, чтобы хороших дел в копилку себе добавить. А Кощей - это другая ситуация. Реальный, кстати, чувак был ещё в дохристианской Руси. Мне про него краткую выжимку из личного дела давали почитать в обязательном порядке. Таких бед наделал - что ты!.. Армией усмиряли, и не вышло ничего. И вальнули как раз как в сказке описано - иглу сломав. Как нашли - не знаю. Зато знаю почему именно так.
  
  - И почему? - и Сергей, и Маша слушали инспектора открыв рты.
  
  Польщённый таким вниманием, Швец неторопливо закурил, выпустил кольцо дыма и с интересом смотрел, как оно тает в воздухе. Затем продолжил:
  
  - Кащей на самом деле не Бессмертный, как его сейчас называют, а Бездушный был. Есть такая методика - разлучить себя с собственной душой и жить вечно. Физическая смерть тела тогда не страшна, хоть в эпицентр ядерного взрыва его запихивай. Восстановится понемногу. Из пепла сам себя соберёт - настолько сильным в деле чёрной магии становится. А вот если до души добраться - тогда амба ему. Сразу в наше ведомство попадает, а дальше... сами понимаете. По отдельной линии проводят, а в Аду консилиумы созывают для вынесения наказаний.
  
   Потому и прятал он собственную душеньку как фантазия подсказала. Теперь понятно?
  
  Кицунэ и помощник переглянулись.
  
  - Ага...
  
  - Вот и хорошо. Тогда дальше слушайте. Отсоединить душу можно только через магию крови. Через гору собственноручно убитых людей. Ритуал, в принципе, не сложный, но безнаказанно уработать нужное количество живых кто позволит? Да и поддерживать бессмертие опять же, кровушкой приходится, причём в значительных объёмах. Потому попыток стать Бездушным было много, а получилось лишь у единиц. Я знаю про Кащея и этого... - Антон пощёлкал пальцами, помогая вспомнить нужное имя. Не смог, расстроился и продолжил. - Не выговорю я его ФИО. Язык сломаю. Он, короче, у ацтеков жрецом трудоустроился и бошки рубил ритуально. Там культ тот ещё был, нескучный. Пирамиды из голов собирали... Ну и колдунствовал по-тихому, чтобы, значит, добро не пропадало. Его в восемнадцатом веке потом поймали наши американские коллеги. Куда дели - не знаю, не спрашивайте. У меня допуска к этим сведениям нет.
  
  Швец глотнул совсем остывшего чаю, повертел сигарету в руках. Но закуривать не стал. Он сам увлёкся своим рассказом и ему не терпелось закончить.
  
  - И наступает самая увлекательная часть повествования. Как я уже говорил - умерла Яга. Она же и сообщила в наши компетентные органы, что силу свою перед смертью передавать никому не стала, а засунула её в блюдечко. Хранилище такое сделала. Почему блюдечко? - предупредил он вполне логичный вопрос. - Не знаю. Может, памятная вещь была, да и без разницы это. Могла и в телевизор колдовскую мощь законопатить. Не важно. Дело в другом. Рассказала она про свою сестричку, пропавшую в самом начале войны, в сорок первом. Тоже ведьма, как и она. Мамаша их сгинула ещё в тридцатые. Пошла зимой в лес за дровами и не вернулась. Зато силу девки обрели. Значит - погибла. У ведьм ведь как - мощь по женской линии переходит после смерти по умолчанию, если меры соответствующие не принять. С мальчиками посложнее, там заклинание надо делать привязывающее, но тоже ничего особо хитрого. А, отвлёкся! Короче, сестричка записалась в Бездушные! Ритуалы для этого кровавые нужны, долгие, на раз-два не получится. Вот и начала девочка сначала с животных, потом пара местных парней исчезла с концами. Никто не догадался тогда, только Яга наша... Когда немцы пришли - сестрёнка к ним подалась, её потом, через год с хвостиком, в эсэсовской форме видели. Как она туда пролезла - тот ещё вопрос. Больше о ней ни слуху, ни духу...
  
  В семидесятых злодейка эта в Англии всплывала. После войны всю эту нацистскую нечисть именно бриты курировали. Потому Карпович вояж и делал самолично - фотографии искал, дела пересматривал. Пусто! Нет её бумаг, и снимка нет! Похоже, хорошо хвосты подчистила. Есть только словесный портрет, один из пенсионеров, имевших с ней дело, дал. Но так себе... Всё, как обычно, среднее...
  
  Веселье давно покинуло кухню. Все сидели сумрачные, напряжённые.
  
  - А фоторобот? - поинтересовался Сергей, не надеясь, впрочем, на положительный ответ. Начальство не глупее его, однако не спросить не мог.
  
  - Слепенький тот дедушка, не получилось ничего. Да и про чары личины не забывай. Она не хуже меня или шефа нашего наводить их умеет. Единственная зацепка - с сестрой Бездушная похожа. Вот эта карточка как раз есть. Из семейного альбома взяли. Так что общее представление об истинном облике этой мрази имеем.
  
  - И что теперь? - подала голос кицунэ. Ей было очень любопытно.
  
  - Теперь, по идее, ближайшая родственница нашей покойной Яги заявиться должна. Проверить смерть. То, что она кончину сестры почуяла - однозначно. Но сила к ней не пришла. Значит станет искать - для неё это самая лучшая колдовская мощь, родная... Блюдечко, как вы понимаете, спецотдел изъял и засаду в жилище той бабки сделал. Даже обманку склепать не поленились...
  
  - Что склепать?
  
  - Обманку. Вот, - Антон извлёк из курточки небольшое старенькое блюдечко. Самое обычное, с маленькой щербинкой на боку. - Силы в ней почти нет, а вот фонит... да сам посмотри. Специально к тебе завернул - показать, какие чудеса бывают.
  
  Заинтригованный помощник зажёг на ладони Печать и поднёс её к посудине. Та запереливалась всеми цветами радуги, рука аж затряслась от мощных эманаций.
  
  - Ничего себе, покруче артефакта будет.
  
  - Точно. В этом и смысл. Фон издалека ощущается, а на самом деле - пустышка. Хотя в изготовлении, говорят, штука жутко сложная. Какие-то там редчайшие компоненты нужны, типа слюны правой головы дракона или печени всю жизнь творившего исключительно добрые дела беса. Мне её как раз надо на адрес занести и положить на место оригинала. Карпович лично велел, да и Александрос полчаса инструктировал, зануда... Больше, говорят, некому. Все в засаде сидят, во всеоружии...
  
  - А можно посмотреть?
  
  - Почему нет?
  
  Блюдечко легло на стол. Иванов аккуратно, стараясь не дышать, взял магическую приблуду в руки и только собрался поднести её поближе к глазам, чтобы рассмотреть в деталях, как внезапно решившая потереться о его слегка небритую щёку кошка резво прыгнула с подоконника прямо на...
  
  Бзды-ынь!!!
  
  - Пипец...
  
  - Ой ё...
  
  - Ай!..
  
   ***
  В кухне установилась гробовая тишина. Сергей ошалело смотрел на Антона, Антон не менее сумасшедшими глазами пялился на осколки посудинки. Маша боялась вздохнуть от непередаваемой гаммы самых противоречивых чувств, захлестнувших её по самую маковку, а Мурка подло сбежала за холодильник.
  
  - На себя посмотри, - потусторонним, каким-то не своим голосом произнёс инспектор.
  
  Помощник послушно перевёл взгляд на собственный организм и присмотрелся. Всё его тело переливалось тем же спектром цветов, что и покойное блюдечко.
  
  - Я не хочу...
  
  - Поздно. Не спрыгнешь. Теперь ты обманка. Магический заряд к тебе перешёл и хрен ты от него избавишься.
  
  - Но почему? - истерически взвизгнул Серёга.
  
  - Потому что разбив носитель, ты, дебил, его замкнул на себя. Печать твоя теперь что-то вроде батарейки. Начальство может, и в силах снять эту радугу, но вот захочет ли? Вопрос... Другого блюдечка у нас нет... Ладно, нужно каяться, дело слишком серьёзное. Хана нам. Так что форма одежды "ширинка сзади", и это для начала. Карпович в нужную позицию сам поставит, не погнушается. Маша, лучше спрячься.
  
  Девушка понятливо, и даже с некоторым облегчением, исчезла из помещения.
  
  Антон зажёг Печать. Через пару мгновений из воздуха материализовались боярин и македонский праведник. В небольшой кухоньке стало совсем тесно.
  
  - Что тут у вас?! - командным басом рявкнул Фрол Карпович и сразу сменил гнев на растерянность. - Иванов, это что?.. Как?.. Вы тут совсем?..
  
  Александрос обречённо схватился за свои великолепные волосы и закатил глаза.
  
  - Идиоты...
  
  Между тем боярин перешёл от слов к делу. Активировал свою Печать, провёл ею вдоль помощника. Горько вздохнул. Затем, кряхтя, нагнулся, подобрал осколки обманки. Тщательно рассмотрел каждый и неожиданно обратился к представителю спецотдела:
  
  - Просил же заклинание прочности наложить. Как раз для такого вот случая. Что, тяжело? Или не по чину?!
  
  Прекрасноликий мужчина поморщился, словно укусил кислое, неспелое яблоко.
  
  - Ты виновных не ищи. Твои орлы грохнули...
  
  Фрол Карпович взорвался.
  
  - Не юли!!! Моих дуракам теперь путь один! В приманки! И выживут ли они в этой передряге - большой вопрос! Ты мне ответь - почему не закляли?! Почему?!!
  
  Александрос отвёл глаза.
  
  - Забыли в спешке... Сам знаешь - на скорую руку делали. Не до тонкостей было.
  
  - На скорую... - повторил боярин. - Вот всё у нас так. Тяп да ляп. Через седалищный орган... Ладно, крайних потом искать станем. Сейчас некогда. Значит так. Ты, Иванов, немедля едешь в дом Яги покойной. Там сидишь и не отсвечиваешь, пока Бездушную не поймаем. К окнам не подходишь, телевизор не смотришь, а лучше в шкаф спрячься. Ты, Швец, на подхвате крутись. Когда всё закончится - посмотрим, что с вами делать... Я ведь даже не ругаюсь, - устало молвил он. - Вы сам себя наказали. Понимаешь, с кем дело иметь придётся?
  
  - Д-да...
  
  - Да ни хрена ты не понимаешь! - снова взорвался начальник. - У тебя выжить шансов один на миллион! Там колдунья такая, что демоны шапку перед ней ломают! Знаешь, как Бездушными становятся?!
  
  Насмерть перепуганный предстоящей перспективой Иванов нервно сглотнул, извлёк из пачки сигарету. Сломал. Достал вторую, снова сломал, раскрошив табак по столу.
  
  - Брось зелье! - придвинувшись почти вплотную, крикнул Карпович. - Нагадил - умей ответить!
  
  Помощник, словно ожёгшись, бросил измятую пачку на стол и промямлил:
  
  - Антон рассказывал. Убить надо много...
  
  Начальник, слушая это блеяние, неожиданно взял чашку Антона с остатками чая и шумно, в один глоток, допил напиток, успокаиваясь.
  
  - Если бы много... Тысячами меряют... Наша начала с Освенцима, потом отметилась в Дахау и Треблинке. Догадываешься, чем занималась?
  
  Эти названия всем присутствующим говорили о многом. У Серёги волосы встали дыбом от осознания услышанного. Швец медленно сел на табурет - ноги не держали. Ему, как родившемуся и умершему в СССР, доводилось слышать рассказы очевидцев фашистских зверств из первых уст.
  
  - Да-да, не крестиком вышивала, - неумолимо продолжил боярин. - После войны на Англию работала. По всему чёрному континенту отметилась, во всех войнах, выполняя хотелки короны. Там тогда резня страшная стояла. Потом пропала. И сведений куда - нет. Ни слуху, ни духу. Но живая - точно! Теперь вы, убогие, понимаете, во что вляпались?! И сколько у этой твари сил колдовских, осознаёте?! Да ничего вы не понимаете, потому что мы и сами не поймём истинную её силу! Не знаем возможностей... Зато знаем точно - свидетелей в случае неудачи не будет! У неё только с этим старичком в Англии прокол вышел - она его попросту не видела, он в тех делах краями проходил. Так, на входе столкнулся... Остальные кураторы тю-тю! Все мёртвенькие! Мы, конечно, в Ад и Рай запросы сделали, но пока их найдут и опросят - это время. Время! А если сейчас проморгаем - неизвестно, когда колдунья в следующий раз всплывёт и сколько трупов накрошить успеет.
  
  Выдохшись, он тыльной стороной ладони утёр пот со лба и привалился спиной к стене, уныло глядя в пол.
  
  Слово взял македонец.
  
  - Иванов! Я не стану вам читать нотации о вашем недопустимом поступке - вы сами себя наказали дальше некуда. Потому придётся искупать, вариантов нет. Немедленно выезжайте, вас встретят. И вы, Швец, тоже, - бросил он Антону. - Три минуты на сборы. Фрол прав, виновных потом искать да наказывать будем. Удачи вам...
  
  И тут, с завыванием корабельной сирены из-за холодильника вылетела Машка. Словно раненая львица, она отбросила в сторону Алесандроса, да так, что он некрасиво завалился на стол; повисла на боярине, не давая ему двигаться, и истошно, обезумев, закричала:
  
  - Беги, Серёженька! Беги, родимый! Я их задержу!
  
  Иванов стоял, с нежностью глядя на самоотверженную домовую.
  
  - Нет, Маша. Не надо. Я пойду.
  
  После этих слов девушка обмякла, отцепилась от начальника, сползла на пол и горько, обречённо заплакала. Помощник хотел поднять её на ноги, но вместо этого кицунэ с силой обняла его колени, прижавшись к ним всем телом.
  
  - Серёжа, - повторяла она, - Серёженька, а как же я? Как я? Как?..
  
  Парень с нежностью гладил девушку по голове, успокаивая.
  
  - Ну что ты голосишь? Я ещё живой, да и вообще... Ты думаешь, мне приятно на работу идти, глядя на тебя, зарёванную, словно школьница после разбитой первой любви? Не надо... Съезжу, поживу на чужих харчах и вернусь. Убилка у той колдуньи для меня не выросла. Если ты так каждый раз реветь станешь - и на отдых ехать не надо, тут океан будет... Ты лучше полотенце мне чистое дай и одежду, а я пока мыльно-рыльное соберу. Носков дня на три-четыре брать? - обратился он к Фролу Карповичу.
  
  Тот сумрачно посмотрел, затем согласно кивнул.
  
  - На четыре. Мало ли, задержится в дороге ведьма. А ты, девка, не реви. Твой хозяин правду бает - делом займись и жди, как бабы и должны мужиков ждать. Верно и дом в чистоте блюди! Ты хоть и домовая, прости Господи, но этот порядок и до тебя касательство имеет!
  
  Пока он это говорил, Сергею удалось поставить Машу на ноги.
  
  - Ну всё, давай собираться. И колбаски с хлебом положить не забудь. Надо же мне что-то кушать, чтобы не отощать?
  
  И девушка, не переставая шмыгать носом, пошла в комнату - паковать Иванову вещи.
  
  Александрос, не участвовавший в успокаивании домовой, молча поднялся со стола и собрался было разразиться чем-то поучительным и мудрым по поводу взаимоотношений с нечистью, но боярин его бесцеремонно оборвал:
  
  - Не зуди, словно муха осенью. Не велик грех. Нормальная она девка. Вон, как нам разгону дала. Сам бы не увидел - не поверил.
  
  Македонец в перепалку вступать не стал, лишь печально махнул рукой "делайте, мол, что хотите. Потом разбираться будем".
  
  
  ***
  В плотно закрытое тяжёлыми, тёмными шторами неуверенно пробивался рассвет. Позади остались и слёзы Маши, и укоризненный взгляд начальства, и недолгая дорога к маленькому домику на окраине, пропахшему стариковским, тяжёлым запахом.
  
  Антон с помощником сидели в тишине, лишь изредка перебрасываясь ничего незначащими фразами. Обоим было страшно.
  
  По приезду их встретили знакомые легионеры, вышедшие из своей невидимой засады; а незнакомый сотрудник спецотдела, такой же красивый, как и македонец, кривя в недовольстве рот провёл краткий инструктаж, суть которого свелась к тому, что парням нужно сидеть в доме тише воды и не отсвечивать, остальным же займутся профессионалы.
  
  Устроились в комнатке побольше. Со старым, кинескопным телевизором, обилием вышитых салфеточек и скатертей да древними, плохо ретушированными, фотопортретами на стенах. В темноте лиц было не разобрать, что только добавляло жути.
  
  Иванов без устали перебирал в руках звенья цепи своего боевого креста, бросая частые взгляды на его особенное свечение. Раз десять проверил "Осу" с самодельными патронами, нервно теребил в карманах запасливо захваченный нож, лезвие которого тоже покрывало напыление из серебра. Успокаивало не слишком, мандраж уходить никак не желал.
  
  - А она точно не телепортируется сюда? - в неизвестно какой раз спросил он инспектора.
  
  Швец ощущал себя не лучше, но здраво понимал - приятель в случае неудачи потеряет гораздо больше, чем он. Всё, можно сказать. Потому вёл себя на редкость терпимо.
  
  - Не переживай. И не проникнет, и в невидимости не пройдёт, и не материализуется. Тут охранных чар спецотдельские навешали в иных местах в три слоя. Мы тут как на президентском курорте - кругом сплошная охрана и даже мухи посчитаны и запротоколированы во избежание... Это дом Яги! Сюда можно только через дверь попасть традиционным способом, да и то, если пригласят. Остальные варианты отпадают!
  
  Помощник вздохнул.
  
  - Так-то оно так, но вот если...
  
  Не дослушав, Швец попытался влепить подчинённому оплеуху за нытьё. Не смог. Призрачная рука прошла сквозь голову Сергея, заставив того охнуть от неожиданности.
  
  - Слышь, придурок, - нервно выплёвывал слова Антон. - Мне самому страшно. До печёночных колик. Поверь. Но я не веду себя как кисейная барышня. Ну колдунья, ну сильная, ну душу свою спрятала - и что? Лапки кверху?! Ты же опер, а не дерьмо собачье. Соберись! Нам её ещё оформлять после задержания. Коллега Александроса вряд ли ручки пачкать об такое нудное дело станет. На нас спихнёт бумагомарание.
  
  Иванов после этих слов внезапно залепил сам себе несколько пощёчин, затрусил головой, отфыркиваясь. Успокоившись, он посмотрел на инспектора другими глазами. Лихими и немножечко сумасшедшими, с искоркой озорства в глубине.
  
  - Антоха, ты извини меня за истерику... Расклеился я что-то...
  
  Швец улыбнулся и совершенно серьёзно ответил.
  
  - Не за что тебе извиняться. Главное - ты не сбежал и не спрятался, а здесь сидишь, со мной вместе. Остальное - мелочи. Прорвёмся!
  
  - Точно.
  
  Оба негромко рассмеялись.
  
  В комнате понемногу становилось светлее и ночные страхи медленно отступали на задний план. От нечего делать решили осмотреться. Первым делом подошли к портретам на стене. Старые, выцветшие фотографии в облупившихся деревянных рамках. Мужчина с усами, бородой и строгим взглядом; круглолицая женщина с глуповато-испуганным, тяжёлым лицом; она же вместе с двумя девочками в возрасте около трёх лет. Последних неизвестный горе-фотограф отретушировал так, что они походили на пасторальных ангелочков или Ленина со значка октябрёнка. Не лица - маски праведности и благочестия.
  
  Затем переместились к монументальному, середины прошлого века комоду и с удовольствием, знакомым каждому оперативнику, покопались в квитках за коммуналку, старых письмах, квитанциях, прочей прочно оседающей в мебельных ящиках макулатуре. Ничего интересного.
  
  - А где семейный альбом? Изъяли? - перебирая очередные пожелтевшие листки поинтересовался Сергей.
  
  - Не было его. Ведьмы не любят фотографироваться. По изображению порчу навести - раз плюнуть. Потому это всё, что есть. И то удача.
  
  - Понятно... Что интересно - ни мышей сушёных нет, ни колбочек-реторт там всяких... Обычный "бабушатник" с мебелью Хрущёвской эпохи.
  
  - А зачем? Она же зельеварением без нужды не баловалась. Потому все эти ингредиенты припрятаны, я думаю, в каком-нибудь сарайчике. Тебе зачем?
  
  Помощник поскрёб затылок в замешательстве. А действительно - зачем? Так ничего и не надумав, честно признался:
  
  - Незачем. Молчать не хочу, тишина напрягает. Вот делаю разговор ради разговора.
  
  - А-а-а, - протянул Швец. - Это дело. Мне тоже неуютно здесь. И курить охота - мочи нет.
  
  - И не говори...
  
  - Тогда ответь, почему ты говоришь то ведьма, то колдунья про эту...
  
  Инспектор усмехнулся.
  
  - Да это, по большому счёту, одно и тоже. Если больше в зелья пополам с управлением животными ударяется и природу любит - то ведьма; если в заклинания - колдунья. Но это условно. Они и то, и то умеют, иногда даже очень неплохо. А всю остальную разницу фантасты придумали, для разнообразия сюжетов.
  
  Покрутив услышанное в голове, помощник не нашёл, к чему прицепиться, и задал следующий, давно обдумываемый, вопрос.
  
  - Всё равно не понимаю, почему Бездушная нашу бабку раньше не грохнула? Сестринская любовь? - вряд ли. Странно это...
  
  Швец одобрительно кивнул. Такой вот, любознательный и нахрапистый Иванов нравился ему гораздо больше.
  
  - Ягу на тот свет отправить дело крайне муторное. Она ведь тоже всю жизнь не цветочки нюхала, тот ещё подарочек... Ну и посмертное проклятие по любому прилипнет, а это гадость редчайшая, сам знаешь. Причём оно у любой серьёзной ведьмы автоматически активируется, даже напрягаться не нужно. Понятно?
  
  - Ага...
  
  
  Приближался полдень. Успокоившиеся сотрудники Департамента Управления Душами успели перевернуть весь дом, наговориться, посплетничать, пересказать друг другу все известные анекдоты. Время тянулось медленно, словно объевшаяся улитка. Совсем осмелев, инспектор даже рискнул завалиться на старушечью кровать прямо в обуви. Положил руки под голову и попробовал заснуть, предварительно попросив подчинённого разбудить его "в случае чего".
  
  Иванов тоже задремал, растянувшись на узенькой кушетке, покрытой знакомым с детства покрывалом с вытканными оленями. У бабушки такое же было, только висело на стене. Отключился практически мгновенно, сказались вчерашний нервный день и ещё более нервная ночь.
  
  ***
  
  Тук-тук-тук!
  
   Звук был напористый, требовательный. С парней сон как рукой сняло. Не сговариваясь, на цыпочках метнулись к окошку, однако разглядеть толком визитёра не удалось из-за боязни потревожить шторы и выдать тем своё присутствие. Так, в щёлочку смотрели. На крыльце стоял кто-то худощавый, невысокий, в синей то ли рубашке, то ли блузке.
  
  Отпрянув, по привычке стали справа и слева от входа в комнату, замерев в ожидании.
  
  Тук! Тук! - ещё сильнее бухнуло в дверь. Затем задёргалась ручка запертого замка.
  
  - Тс-с-с, - приложив палец к губам, прошипел на всякий случай Антон. Помощник согласно кивнул головой, зажав в правой руке "Осу", а в левой крест.
  
  Старались даже не дышать.
  
  Снаружи внезапно раздался приятный девичий голос:
  
  - Ну, как хотите...
  
  Приятели непонимающе переглянулись. Где все? Где этот прекраснорожий молодец и закованные в броню триарии? Где крики, звуки борьбы, победные возгласы?
  
  Ответом им была тишина...
  
  А потом начался ад. Бабахнуло так, что Серёгино оружие из рук самостоятельно попадало на пол, а сам он рухнул лицом в половичок, зажимая сочащиеся кровью уши. Вокруг забарабанили осколки кирпича, стёкол, оставляя на обоях глубокие вмятины. Антон бросился к товарищу, однако потонул в белой едкой пыли, мгновенно заполнившей помещение. Правой стены дома как не бывало.
  
  Нащупав тело товарища, инспектор сразу понял, что тот без сознания. Что же, может, так оно и лучше. Активировал Печать и стал всматриваться в открывшийся проход.
  
  Видно было откровенно плохо из-за заполнившей комнату пыли, как призрак не щурился. Потому он не сразу заметил вспыхнувшую магическим светом на полу окружность, сплошь покрытую непонятными закорючками. Кто-то завизжал. Истерично, громко, с надрывом. Всмотревшись в сторону источника звука, Швец с трудом смог разглядеть силуэт женщины. Она заламывала руки и мелко тряслась, словно за оголённый провод схватилась.
  
  В этот момент его невежливо толкнули в плечо, отбросив в сторону. По мелькнувшей в искусственном тумане железной фигуре и затопавшим по кирпичным осколкам калигам, догадался - спецотдел подключился. Только поздно, чёрт побери! Поздно...
  
  - Окружай! - храбро прозвенел молодой, приятный голос. - Не дай вырваться!
  
  ...Мощная, в десяток солнц, вспышка; крики; ругань; бас Фрола Карповича, запах гари...
  
  ***
  Когда Иванова извлекли из-под обломков стены, он всё ещё был без сознания. Хмурое начальство внимательно осмотрело безвольное тело, но Печать приложить изволило. Парень застонал, зашевелился, кое-как сел.
  
  Досталось Серёге крепко. Посекло голову, всё тело в синяках, контузило. Открыв глаза, помощник долго, непонимающе смотрел в пол, не реагируя на посторонние звуки. Пришлось вмешиваться и македонцу в лечение пострадавшего сотрудника.
  
  Между тем боярин обратился к инспектору, пристально смотревшему на него.
  
  - Да. Да! Наживкой вы были! Карасиками для щуки! - словно оправдываясь, начал закипать он. - Потому и не вмешивались. Ждали, когда она в ловушку попадёт, искусно сделанную...
  
  Антон не отвечал, но весь его вид выражал полное презрение. Это ещё больше взбесило Карповича.
  
  - Кто же знал, что она стену рванёт и часть кольца охранного попортит?! Хотя я знаю, кто... - он резко повернулся к Александросу. - Тут тоже наскоро делали? Да?!
  
  Представитель спецотдела недовольно буркнул:
  
  - А если бы засекла? Там чары аж звенят, даже всматриваться не надо...
  
  Но все поняли, что крыть ему решительно нечем, а эти слова так... последняя попытка сохранить лицо.
  
  - Ну не засекла, не было их, и чем закончилось дело? У меня двое чуть не подохли по твоей милости. Это как? Праведно?! Колдунье такого уровня даже малейшая щёлочка ровно ворота Кремлёвские - гуляй, не хочу! А тут совсем просто - снаружи, по-простому, рванула, и кирпичами все старания ваши порушила! Вот так! Заклятие разрыва - первый год обучения! Любой начинающий колдун умеет, даже недоучки! Тоже мне, искусники... Изнутри такого наворотили, что даже я зауважал, а снаружи... Эх! - Фрол Карпович обессиленно махнул рукой и присел рядом с Сергеем. - Ты как, соображать можешь?
  
  - Могу, - тупо кивнул помощник.
  
  - Ну и слава Богу, - чуть успокоился начальник. - Это хорошо, что тебя не до конца пришибло. Вот, возьми, - в руки Иванова легли подобранные с заваленного обломками стены пола "Оса" и крест. - Отдохнёшь денька три, охрану мы приставим. Да что там, сам останусь!
  
  Помощник медленно поднял голову.
  
  - Она сбежала?
  
  - Да, - влез в разговор Антон. - Мы, дружище, работали приманкой. Сразу говорю - о том, что нас один на один с ней бросят, сам не знал. Верил в лучше, как и ты... Так вот, ведьма должна была в ловушку попасть, вломившись в дом, а она просто стену к одной рогатой матери подорвала и всю спецотдельскую магию напрочь попортила. А потом смылась телепортом или ещё как, устроив большой тарарам напоследок.
  
  - Плохо... - резюмировал Сергей. - А зачем мне охрана?
  
  - А Бездушная теперь от тебя не отстанет, дружище, - грустно улыбнулся инспектор. - Ты среди нас единственный живой, которого она видела. Тебя можно допросить с пристрастием, чтобы узнать про силушку сестричкину или обменять на что-нибудь полезное. Да полно вариантов... Но это мелочи! Главное - живой! Тебя спасло то, что у двери стоял. На метр ближе к центру комнаты - и всё! Обломками бы зашибло.
  
  - Понятно, - снова тупо кивнул Иванов. В его голове стоял такой перезвон, что хотелось сжать больную черепушку железными обручами, чтобы не лопнула.
  
  Снаружи донёсся всё тот же молодой, звучный голос.
  
  - Зеваки собираются, скоро пожарные нагрянут. Полог невидимости не спасёт. Предлагаю покинуть помещение. Огонь мы потушили - опасности для людей нет.
  
  Все разом засуетились, и тут неожиданно запиликал невесть как уцелевший смартфон помощника. Он медленно извлёк звонилку из кармана джинс, всмотрелся в экран.
  
  Входящий "АИ.К" - прыгала зелёная трубочка в кружочке по дисплею.
  
  Швец молча взял аппарат из рук парня, шевельнул пальцем вверх и спокойно ответил:
  
  - Да. Я согласен. О деталях потом. Занят. Сам перезвоню, - и оборвал разговор.
  
  
  
  
   - Так, расходимся, расходимся! Сейчас понаедут! - Александрос взмахом руки сотворил разрез в пространстве, куда спешно и организованно ретировались римляне, а за ними молодой сотрудник спецотдела. - Фрол, ты идёшь?
  
   Боярин махнул рукой.
  
   - Нет. Я по старинке. До скорого.
  
   Македонец пожал плечами и исчез.
  
   На улице приближался звук пожарной сирены.
  
   - Иванов! Давай быстрее, - поторопил начальник не до конца пришедшего в себя подчинённого. - Или объясняться с местными ярыжками желание имеешь?
  
   - Нет... - Сергей, кряхтя, побрёл к выходу, поминутно сплёвывая забивающуюся в рот пыль. - Не хочу.
  
   Швец направился за ним.
  
   - Фрол Карпович, я провожу. Сами видите - здорово ему досталось.
  
   - Конечно... Я сейчас к руководству, охрану твоего приятеля согласую, и присоединюсь к вам. Не ровен час, эта курва опять припожалует. Ты его домой сразу вези, а там посмотрим.
  
   Антон деловито согласился.
  
   - Понял. Выполняю.
  
   Однако боярин уже его не слышал, растворившись в воздухе.
  
   Между тем Сергей кое-как вышел на улицу. После пыльного помещения обеденное яркое солнышко резало глаза, вызывая слёзы и он, неожиданно для себя, расчихался.
  
   Послышались голоса:
  
   - А это кто?..
  
   - Ты гля, с оружием...
  
   - Террорист, не иначе...
  
   - Стоять! Мордой в землю!..
  
   Последний крик помощник проигнорировал. Мало ли, кто кому на улице кричит. Тут бы проморгаться... Внезапно мощный удар по правой руке, а потом в челюсть швырнул его лицом на землю. Пара бодрящих пинков в область почек, ловко сведённые за спиной запястья, донельзя знакомые железные щелчки не то чтобы обескуражили парня, однако ввели в замешательство.
  
   Нет, Иванов не был супергероем и не обладал показной бравадой. Просто звон в его голове пока мешал адекватно воспринимать реальность. Голосов вокруг стало больше, в них сквозили знакомые казённые нотки.
  
   - Следак где? Вон, "Осу" в руке держал, а в кармане нож фуфловый, на статью не потянет; зато патроны с явными следами переделки... Так что одна палка уже гарантирована, рапорт пиши...
  
   - Ага...
  
   Топот ног, довольный смешок, звуки моторов.
  
   Сергей хотел поднять голову и осмотреться, однако мощный удар тяжёлым ботинком в затылок заставил колокола снова звенеть во всю мощь. Словно через вату донеслось:
  
   - Тащите к машине. Ишь ты, дёргается, гнида...
  
   Сильные руки подхватили помощника под мышки и поволокли прочь со двора. Снова железный звук, и тело парня оказалось в отделении для задержанных полицейского автомобиля.
  
   - Тут посидишь, - рявкнул кто-то с улицы.
  
   Иванов обессиленно привалился спиной к стенке машины, несколько раз глубоко выдохнул, успокаиваясь. То, что его приняли родные органы, на редкость оперативно приехавшие на сигнал о взрыве, стало понятно сразу. Да и как не принять? Из разрушенного дома выходит нечто грязное, пыльное, перемазанное всевозможными субстанциями, да ещё с травматом одной руке и крестом в другой - кто хочешь занервничает. Тут бы до психушки не допрыгаться. Значит, попытаются всё на него списать, к гадалке не ходи. Потому адвокат нужен...
  
   Раздался шёпот.
  
   - Тихо! Это я, Антон! Не дёргайся!
  
   - Нормально, - так же тихо ответил помощник. - Излагай.
  
   - Хреновые твои дела. Я вмешиваться не решился, когда тебя пеленали. Народу больно много. Зато покрутился, посмотрел по сторонам...
  
   Снова чихнув, Серёга сплюнул прямо на пол. Да, сам знал, что некрасиво поступает, но когда полный рот кирпичной крошки вперемешку со слюной, то тут уж не до политеса.
  
   - Тоха, не тяни. Я уже осознаю всю глубину задницы, в которую попал, хоть в черепушке и помойка после взрыва. С минуты на минуту начальство начнёт собираться, и каждый непременно захочет меня расколоть на злодейство и явку с повинной, мастер-класс показать подчинённым. Понятное дело, ничего у них не выйдет, однако поговорить потом долго не получится. Задержанные в одиночестве крайне редко бывают.
  
   В воздухе раздалось недовольное сопение.
  
   - Женщину убило при взрыве осколком кирпича. Прямо в висок. С рынка возвращалась, за картошкой ходила. Уже опознали. Через четыре дома по улице жила. Люди судачат, будто была утечка газа, но это фигня. Магией Бездушная влепила однозначно. Со стороны улицы в дом словно гаубичный снаряд угодил, газопровод низкого давления так не рванёт. В общем, из хорошего - ты везунчик. Чудом выжил. Предлагаю так: я сейчас к Карповичу рвану, порадую новостями, потом к Ерохе - может, поможет чем. После к Машке - пусть тебе пожрать чего соберёт и вещи чистые. Вряд ли быстро выпустят... Ситуация кретинская донельзя - взрыв дома, погибшая, ты с левым пестиком и пальчики твои по всем комнатам. Так что терпи, меньше говори и больше слушай - а мы не подкачаем, вытащим!
  
   Иванов подумал, и согласился со всеми пунктами плана инспектора, кроме последнего.
  
   - Машке не говори пока. Помочь не сможет, а вот развить кипучую и ненужную по факту деятельность - легко. Ещё местное отделение в одиночку штурмовать пойдёт - с неё станется... Пусть думает, что в засаде сидим. Потом, если что...
  
   - Хорошо. Может, ты и прав. Бывай!
  
  ***
   Развитие событий Иванов предсказал точно. Постепенно прибывающие на происшествие начальники записывали его данные в блокноты, многоумно хмурили брови и требовали покаяться во всех грехах. Парень отмалчивался, не смотря на периодические угрозы, а когда совсем уж доставали, резко отвечал:
  
   - Что я тут делал? Гулял! Ёпта...
  
   От традиционной физобработки его спасло только то, что вокруг столпилась масса любопытных, и каждый второй снимал происходящее на мобильный телефон.
  
   Затем был кабинет следователя, стандартно-официальные вопросы, масса всякой ненужной бумаги. Подписывать что-либо помощник отказывался категорически, продолжая хранить молчание или ссылаться на общеизвестную статью в Конституции.
  
   Единственный раз, когда Сергей позволил себе полноценно пообщаться с представителями власти, произошёл при виде двух малознакомых оперов, приглашённых для профилактической беседы с непонятливым задержанным.
  
   - Мужики, - очень серьёзно обратился к ним Иванов. - Только попробуйте... Зубами рвать стану. И когда выйду - не спущу.
  
   Не то чтобы оперативники испугались - они подобный бред через день слышали. Просто, на Серёгино счастье, эти были люди с опытом и мозгами в голове, а не зелёная поросль, дорвавшаяся до власти. И они понимали, что кулаками далеко не везде можно добиться результата.
  
  Полицейские тоже признали бывшего коллегу и сочли стандартный набор психофизических приёмов излишним. Чужой геморрой никому не нужен. Пусть следователь потеет на этом поприще, тем более с доказательной базой вроде как и порядок. Ничего, не развалится, а то ишь попривыкали: и жулик в полном раскладе должен быть, и явки с повинной пачками, и любое требование по первому чиху обязано исполняться. Потому дело ограничилось стандартной попыткой задушевной беседы. Для проформы, так сказать.
  
  С тем и ушли.
  
  Наконец, глубоким вечером, Иванова поместили в камеру. На удивление, он находился в ней один. Немедленно раздался голос Швеца:
  
  - Молодцом держался. Я рядом был, всё слышал. И Карпович тут, охранные знаки по периметру здания ставит. Про ведьму не забыл?
  
  - Забудешь тут, - уныло ответил помощник, поудобнее устраиваясь на отполированной множеством задниц деревянной скамейке, заменявшей здесь и стол, и кровать. - Весь день на нервах из-за этой твари.
  
  Антон материализовался. Извлёк из кармана несколько спичек, кусочек спичечной коробки и пяток сигарет.
  
  - На вот, покури.
  
  - Спасибо, выручил. У местных из-за гордости не просил, а сами не предлагали. Аж уши опухли. Ух! - с наслаждением выдохнул парень, перед этим глубоко и со вкусом затянувшись. - Хорошо... Антон! Пока никого не подсадили, расскажи мне то, чего я не знаю. Ты же наверняка в своей невидимости по кабинетам пошарился?
  
  - "Наседку" ждёшь?
  
  - А как же! Внутрикамерная разработка наше всё!
  
  Швец согласно покачал головой.
  
  - Ты прав. Значит слушай. Всем на самом деле до балды, что ты в том доме делал. Взяли с поличным - и хорошо. Поначалу совещались, как тебе терроризм пришить, для улучшения показателей, но потом отступились. Слишком зыбко выходит. С набором статей, по которым обвиняют, знаком?
  
  - Да. Пучок целый.
  
  - Тогда это обсуждать не будем. Сразу к интересному. Первое - приезжал твой бывший начальник, с местным шефом калякал про тебя. Так, в общем. Якобы из любопытства.
  
  Иванова передёрнуло от нехороших предчувствий.
  
  - А по факту?
  
  - Не знаю. О сегодняшних событиях он из общегородской сводки узнал, это понятно. Но вот что хотел на самом деле - я понять не смог.
  
  - Догадываюсь я...
  
  Антон вскинулся, поражённый неприятной догадкой.
  
  - Турбазу отмутить? Вполне возможно. Сейчас рычагов хоть отбавляй. Ладно, посмотрим. Второе - адвоката тебе Ероха нашёл, достойного. И знакомых упырей, сам знаешь откуда, подключил. Так вот, защитник уже завтра будет, а прокурорские решили паузу взять. Материалов пока толком нет, им цепляться не за что. А по-честному, думаю, решают они - вписываться в этот блудняк или нет. Традиционно перестраховываются.
  
  Помощник подкурил вторую сигарету прямо от почти закончившейся первой.
  
  - Уже лучше. А идеи, как мне отсюда выйти, без долгих проволочек, есть? Не хочется, знаешь ли, до суда в четырёх стенах куковать. Да и судимость не хочется, даже условную. Неужели наша контора не впишется?
  
  Инспектор тоже закурил и отвёл взгляд в сторону.
  
  - Без понятия. Карпович придёт - у него и спроси. У меня только одна более-менее реальная идея: принять облик дежурного и выпустить тебя.
  
  - Нет, - отказался парень. - Не пойдёт. Человека подставим. Да и прятаться потом всю жизнь придётся. У мокрых дел сроки давности сам знаешь...
  
  - Знаю. Согласен. Оставим это на крайний случай. Так вот, третье - проси у нашего общего шефа какую-нибудь реликвию полегче. Если Бездушная сюда припожалует - Печатью не отмашешься. Хранить её я буду, чтобы при шмоне не выявили.
  
  -Угу. А пожрать чего есть? Тут не кормят.
  
  В этот момент из воздуха материализовался Фрол Карпович. С интересом осмотрелся, потрогал скамейку, колючие от "шубы" стены, и усмехнулся.
  
  - Кучеряво сидишь, Иванов. Крыша есть, не холодно, не дует... В мои времена по-другому было.
  
  Помощник нахохлился.
  
  - И как было в Ваши (это слово он особенно выделил) времена?
  
  Боярин не обиделся. Присел рядом, прикрыл глаза, вспоминая.
  
  - В яме сидели. По-вашему, метров в пять глубиной. Сверху - решётка кованая, не поднять. Кормёжка - когда донесут, не сожрав по дороге. Вода... воды много. Как правило по щиколотку, если дождей нет. До ветру там же ходили. Для малой нужды дырочку в стене проковыряли, и туда... А кал товарищу в ладонь, потом колобок из него лепили и выбрасывали наружу. Большого мастерства достигли! Ячейки в решётке ведь маленькие, в них ещё попасть надобно...
  
  Инспектор с помощником впечатлились от таких подробностей. Антон осторожно спросил:
  
  - И большие срока люди в таких условиях мотали?
  
  - Нет. Я - два месяца, знаю кто полгода протянул. Не заживались там, как правило. Меня тогда родня выкупила... В плен я к полякам по молодости попал, вот и пришлось постигать азы невольничьи. Ревматизмом с тем пор и маюсь, хоть и мёртвый давно... Ладно, к делу! Тут нас никто не услышит, не бойтесь, я подсуетился. В общем, Иванов, запоминай! С земными делами сам расхлёбывайся, тут наш Департамент тебе не помощник, разве что я в частном порядке... Не положено! Такое вот указание... Но я верю - выпутаешься! Теперь про ведьму - я всё время рядом буду, да и Александрос со своими горлорезами наготове сидит. Не пропустим. Вооружить мне вас нечем, и не просите. Зато подсказку могу дать - сам только сегодня узнал. В архивах раскопали. Запоминайте: ни одна ведьма не может долго смотреть на Печать - у неё тогда колдовство не ладится. Не знаю, как это может помочь, но хоть что-то...
  
  От услышанного Сергей совсем погрустнел. Привычно начал чесать затылок, но быстро бросил. В и без того прокуренном воздухе провонявшей потом и дезинфекцией камеры поднялось облачко кирпичной пыли.
  
  - Помыться бы, - самому себе сказал он и переключился на боярина. - Фрол Карпович, а может хоть крест одолжите из сейфа следователя? Потом вернём...
  
  Начальник неодобрительно хмыкнул в бороду.
  
  - Ты про заповеди слышал? Там такая есть: "Не укради". Не бойся, повторяю, я рядом. Сдюжим. И за тот случай в доме зла не держи. Надо так было.
  
  - Да я понимаю...
  
  ***
  Ночь выдалась на редкость спокойной. Ни пьяных, особенно шумных под утро; ни задержанных малолеток с воплями про крутых пап, мам и дядь - никого. Лишь изредка в пустом здании гулко раздавались шаги дежурных сотрудников. Потому Иванов даже смог немного выспаться. Прямо на лавке. Без подушки и одеяла. "Наседку" к нему, как к бывшему сотруднику, подсаживать никто не стал - местное начальство, по-видимому, проявило благоразумие и осознало бесперспективность этой затеи.
  
  К следователю подняли поздно, после обеда. В кабинете, помимо хозяина, оказался и худощавый мужчина лет пятидесяти в очень скромном, но очень дорогом костюме.
  
  - Здравствуйте! Я - Ваш адвокат, - начал он. - Подпишите...
  
  Перед Сергеем лёг бланк стандартного договора. Пробежав текст по диагонали и не найдя в многоумных формулировках ничего предосудительного, поставил свой автограф на всех экземплярах.
  
  - Вот и хорошо, - продолжил защитник. - Меня зовут Андрей Андреевич Ситников. Господин следователь любезно, без излишнего формализма, показал мне материалы по Вашему делу, поэтому ситуация мне в принципе ясна. Осталась лишь пара вопросов...
  
  Не закончив фразу, он внимательно посмотрел на полицейского. Тот молча встал, убрал все документы со стола в сейф и вышел из кабинета.
  
  - У вас десять минут, - уже в дверях бросил он.
  
  Иванов удивился. Это какой же авторитет и связи у этого Андрея Андреевича, если ему следак собственный кабинет для интимного разговора с подзащитным предоставляет? Да ещё вот так, сходу?
  
  Размышления помощника не укрылись от адвоката. Жестом предложив присесть, он пояснил.
  
  - Не удивляйтесь. Всё немного не то, чем кажется. Наш разговор... скажем так, спровоцирован определёнными интересами... в верхах.
  
  Сергей скептически поморщился от такого загадочного словоблудия.
  
  - Говорите проще, пожалуйста. Мне подготовка не нужна.
  
  Ситников вздохнул с явным облегчением и устроился поудобнее на казённом стуле.
  
  - Отлично. Рад, что Вы сразу перешли к делу. Так проще. Меня попросил взять в работу Ваши неприятности наш общий знакомый, которого друзья называют Ероха, а враги... впрочем, не будем о них. Если нужно, свяжитесь с ним для подтверждения моей персоны.
  
  На стол лёг яблофон последней модели. Парень отрицательно покачал головой.
  
  - Я верю. Мне уже сообщили, что один не останусь. Какие перспективы вырисовываются?
  
  Андрей Андреевич побарабанил по столу пальцами, пожевал губами, переводя ответ с юридического на человеческий язык. Наконец выдохнул.
  
  - Хреновые! Весьма и весьма. Я сегодня только выезжать собрался, как раз договорился в телефонном режиме со следователем, а через полчаса со мной связался один старый знакомый из главка. Встречи попросил. Безотлагательной. Пришлось завернуть - таким людям без нужды не отказывают. И речь, как Вы уже, наверное, догадались, шла о Вас! Причём в весьма неприятной плоскости.
  
  Адвокат снова начал сбиваться на велеречивый слог и Иванову повторно пришлось возвращать беседу в конструктивное русло. Получилось грубовато, однако это его сейчас мало заботило.
  
  - А ещё ближе к делу?
  
  - Если совсем коротко, то Вам предлагают переоформить некую турбазу на другого человека, а взамен из всех пунктов обвинения останется только статья 223 - незаконное изготовление...
  
  - Я знаю этот пункт кодекса.
  
  Ситников заёрзал.
  
  - Совсем отпустить они Вас не могут - дело всё-таки возбуждено, номер присвоен... Но обещают ходатайствовать в суде об условном сроке. Естественно, все нужные бумажки и положительные характеристики с нас...
  
  Помощник задумался.
  
  - Если откажусь, тогда что?
  
  - Тогда по полной оформят. Весь букет и парочку статей в догонку приплюсуют. Понимаете, - мужчина ослабил галстук. - Если бы не этот финансовый камень преткновения - дело, по большому счёту, можно было бы и развалить. Так, по мелочи бы отделались. Но Вы на карандаше - это плохо. Против Вас, по сути, ничего, кроме незарегистрированной пукалки да чудных патронов, нет. Вышли из взорванного дома - ну и что? Пытались спасти выживших. Везде Ваши отпечатки - на ощупь искали, видимость практически нулевая была. Стенку снесло - а Вы при чём? Может, утечка газа приключилась. Крест, обнаруженный при Вас ни материальной, ни исторической ценности не имеет. Так, старая цацка, неинтересная никому. Женщина погибла? Печально, конечно, но и тут ничего не пришьёшь... Стечение обстоятельств. Больше скажу. Результатов взрывотехнической экспертизы пока официально нет, но неофициально - специалисты ничего не нашли и сейчас голову ломают, что там произошло на самом деле.
  
  - Тогда в чём закавыка? - уточнил Сергей.
  
  - В Вашем бизнесе, который так понравился людям в больших звёздах, - грустно усмехнулся Андрей Андреевич. - Как думаете, что будет, если в официальном заключении "найдут" остатки взрывчатого вещества? Возможностей у Ваших оппонентов на это вполне хватит. И "Оса" из просто незарегистрированной вдруг станет переделанной. Не важно, как! Просто станет!
  
  Дураком парень не был, да и УК не позабыл. Но сдаваться, вот так, запросто, не собирался.
  
  - Но это же беспредел!
  
  - Кто спорит? - живо согласился адвокат. - Мне и самому роль этакого парламентёра неприятна. Приходится... Однако я готов принять любое Ваше решение и поверьте, драться буду до конца. Если интересует моё мнение - советую очень сильно подумать, прежде чем выбирать окончательную сторону своего поведения. В случае нужды дело я, конечно, затяну, да и на подписку, думаю, смогу вытащить, но не сразу. Мои возможности тоже не безграничны. Вы понимаете, что пока ведь уголовного дела, как такового, нет? Мелочь сущая. Пара рапортов, постановлений да протоколов. Девять десятых можно переписать в нужном формате, а вот потом...
  
  - Да понятно... - пробурчал в ответ парень. - Сам в своё время по начальственной указке материалы переписывал... Вот же невезуха! Как совпало-то...
  
  Ситников участливо покивал головой.
  
  - Это да... Сколько Вам нужно времени для того, чтобы определиться?
  
  Внезапно в ухе раздался лёгкий шепоток Швеца.
  
  - Соглашайся. Потом выкрутимся как-нибудь. В камере от тебя толку мало будет.
  
  Голос приятеля приободрил Сергея. Золото от домовых ещё есть, да и задумка Антохи по поводу хитрозадых полиционеров тоже сработать вполне может. Но поторговаться стоило.
  
  - Если я соглашусь - какие гарантии того, что меня не кинут?
  
  Адвокат повеселел. Нет, не злорадной улыбкой жулика, а как-то искренне, словно радовался сообразительности клиента.
  
  - Я гарантия. Поверьте, слово Ситникова кое-что да значит. Условия, естественно, обговорим отдельно. Для меня сейчас важно принципиальное согласие.
  
  - Я согласен. Но при условии, что уголовного дела не будет вообще. За это обязуюсь не обнулять счета и переписать всё как есть. Только через неделю - мне ещё с арендаторами разбираться, а там тоже люди непростые...
  
  Андрей Андреевич задумался, снова забарабанил пальцами по столу.
  
  - Как Вы себе это представляете? Я про дело?
  
  Иванов пожал плечами.
  
  - Да мне без разницы. Если могут нарисовать нужные бумажки - смогут и прикрыть. А крючочек на самого себя мне не нужен. Жизнь длинная, кто знает, как повернётся?
  
  Воцарилось молчание. Каждый думал о своём. Наконец, адвокат прервал тишину.
  
  - Правильно! Пошли они... Вы мне нравитесь, молодой человек! Давайте так: Вас сейчас опустят вниз, а я поеду и передам Ваш ответ. И от себя добавлю пару ласковых... Сделали из меня посмешище! К вечеру вернусь. Господин следователь! - неожиданно громко крикнул он. - Мы закончили!
  
  Через пару секунд дверь отворилась и вошёл хозяин кабинета. Его лицо выражало полное равнодушие к происходящему. Явно служил не первый год и на мутные дела руководства, основанные на пачках денежных знаков и "телефонном праве", насмотрелся вдосталь. Потому и не усердствовал сверх меры, опытно почуяв очередное "решалово".
  
  - Закончили? - безэмоционально переспросил полицейский.
  
  - Да, - деловым тоном ответил Андрей Андреевич. - Я, к сожалению, вынужден отъехать на некоторое время, потому предлагаю перенести следственно-процессуальные действия на попозже. Часика на четыре дня... Удобно?
  
  - Вполне, - согласился следователь. - На созвоне.
  
  ***
  В камере Сергей оказался не один. К нему в компанию добавилась пара невнятных личностей мужского пола с явно наркоманскими рожами. Все, молчали, изредка косясь друг на друга. Инспектор, как и Карпович, не объявлялись. Сидеть стало скучно...
  
  ...Ближе к вечеру помощника снова подняли в уже знакомый кабинет, где ему в полном молчании вернули личные вещи, кроме "Осы" и патронов. Адвокат стоял тут же, победно улыбаясь.
  
  - Расписочку напишите, - пододвинул он листок и ручку, - в получении имущества.
  
  Парень написал.
  
  - Теперь пойдёмте отсюда, - продолжил Ситников, - заодно и поговорим в более приятном месте. Нас внизу пропустят?
  
  Следователь, убрав Серёгины каракули в стол, буркнул что-то невнятное и уткнулся в экран монитора, всем своим видом показывая, что ему нет никакого дела до происходящего.
  
  
  ...Оказавшись на улице, Иванов долго, с наслаждением вдыхал провонявший выхлопными газами воздух. После камеры он казался ароматно-пьянящим. Наслаждение прервал адвокат.
  
  - Я, конечно, предложил бы Вам зайти в кафе и выпить по чашечке кофе, однако с Вашим внешним видом, боюсь, вряд ли пустят.
  
  Парень осмотрел самого себя. Одежда грязная, местами кровь из царапин запеклась; физиономия наверняка помятая, да и казённым местом он провонял насквозь.
  
  Мазнул взглядом по сторонам. Решение нашлось быстро.
  
  - Да вон киоск, - палец указал на симпатичный павильончик, раскрашенный в весёленькие цвета. - Там и купим. И поговорим.
  
  Адвокат с сомнением посмотрел в предложенную сторону, однако спорить не стал, а бодро зашагал к торговой точке.
  
  Кофе там действительно был. Из аппарата, зато с настоящим молоком. Заплатив, стали за углом. Серёга с наслаждением закурил, а адвокат принялся рассказывать о результатах своей поездки.
  
  - Итак! Я переговорил с противоположной стороной и они приняли наши условия! - торжественно начал он. - Дела в отношении Вас не будет, и счета свои можете обнулить. Жирно им будет... Сделка через неделю, подготовка документации на Вашей совести. Лицо, на которое нужно всё переоформить, укажут. Это из хорошего...
  
  - Догадался, - поддержал беседу Иванов. - Давайте о грустном. И ответьте, почему меня так легко выпустили? Обычно мариновать клиента принято для пущей сговорчивости, бумажками давить...
  
  Андрей Андреевич с сомнением понюхал напиток, сделал глоток и, скривившись, вылил остаток на траву, а стаканчик отнёс в урну.
  
  - Гадость какая... Не помню, когда в последний раз такую бурду пил. Кажется, в институте... - и перешёл к делу. - Какой смысл Вас в камере держать? Зачем? Этот метод при более сложных схемах используют, а тут случай простейший. Вы думаете, слабые судебные перспективы там, - он поднял вверх указательный палец, не понимают? Поверьте, со здравым смыслом у положивших на турбазу глаз всё в полном порядке и мозги работают как приличный компьютер. Они умнее поступили...
  
  - Как?
  
  Адвокат зло хмыкнул.
  
   - Я, Сергей, как уже говорил, Вашим гарантом выступил, потому если что-то пойдёт не так - пострадаем оба. Вы по-своему, а я лишусь репутации - поверьте, для меня это огромная потеря, важнее денег. Да если бы не наш общий знакомый - в жизни бы посредником в таком гнилом деле не стал! Стыдно-то как... Тридцать лет в юриспруденции, всякое видел, но чтобы помогать, хоть и не по собственной воле, у человека бизнес отжимать - это перебор! Мерзко как... словно дерьма наелся - адвокат брезгливо сплюнул.
  
  Парень не знал, что ответить. Потому просто с сочувствием смотрел на раздосадованного Ситникова. Похоже, не врал он - действительно расстроился от выпавшей ему роли в этой нелицеприятной истории. Чтобы хоть как-то сгладить ситуацию, Сергей спросил:
  
  - Сколько я должен за работу?
  
  Напоминание о гонораре подействовало правильно. Андрей Андреевич приободрился.
  
  - Секретарша с Вами свяжется и сообщит. Сумма там, конечно, не маленькая, но не выше стандартных расценок. Как меня заверили, Вы волне платежеспособны.
  
  - Конечно.
  
  - Тогда давайте прощаться, - заторопился адвокат. - Дела, знаете ли... Вас подвезти?
  
  На этот, заданный исключительно из вежливости, вопрос, Иванов ответил благоразумным отказом. После провоза его тушки машине потом дорога одна - в химчистку. Так зачем человека в дополнительные убытки вгонять?
  
  - Нет, спасибо, мне тут недалеко...
  
  - Тогда возьмите визитку, - в руку помощника ткнулся матовый кусочек картона с тиснением. - Возьмите! Пригодится! Дела ведь наши пока не окончены... Что ещё... Из города Вам - ни-ни; телефон, сами понимаете - лучше лишнего не болтайте. До свидания!
  
  Поблагодарив, помощник устало побрёл домой. И дом был не рядом...
  
  ***
  Едва Иванов расстался с Ситниковым, в его ухе зашелестел возбуждённый шёпот Антона.
  
  - Могучий дядька! Меня Карпович присмотреть за ним отпустил, пока ты на киче парился, так я и увязался следом! Не поверишь, в областную управу он ездил, там с замом генеральским общался. Сначала адекватно, потом на повышенных! Они ведь, сучата в погонах, уже холуев своих сгонять в твои владения успели! Осмотреться там, оценить перспективы... Прикинь! Тем более фамилия твоя и так на слуху была, да по сводке прошёл - просто подарок судьбы! Бизнес прямо сам в руки просится! Ловко придумали, черти!.. Зачем с тобой договариваться, если можно спокойно отжать! Но адвокат не сдался, грузил того кренделя из управы ровно баржу утюгами, повторными экспертизами пугал! Короче, деньги отрабатывал честно. Ты его визиточку прибереги, мало ли...
  
  Сергей слушал внимательно. Не слишком верилось, что в высоких кабинетах вот прямо все говорят только про Иванова, словно про море. Нет, тут что-то другое... Что? И внезапно его озарило! Бывший шеф прогнуться перед начальством решил! Читал сводку, выцепил знакомую фамилию и подсуетился, звякнув кому следует. Сам он, понятное дело, на этом ничего не заработает, но прогиб ему точно засчитают и впоследствии милостью не обойдут. Вот гнида! Ладно, Земля круглая, да и способ отплатить найдётся, только пока не до него...
  
  - Антон, а сколько нас сейчас тут? Бездушная ведь на свободе...
  
  - Все здесь. В невидимке сидят. И даже Александрос неподалёку крутится. Они теперь серьёзнее подготовились, злые за прошлую неудачу...
  
   А дальше привычный мир исчез. Не стало улиц, домов, воздуха. Только коридор. Длинный, слабо освещённый, с низким серым потолком, теряющийся вдали. И ни одной двери. Помощник завертел головой, пытаясь сориентироваться и понять, что вообще творится. Не смог. Не успел. За его спиной раздался дикий хруст, треск, грохот. Обернулся на шум - и верно, пространство за ним медленно сжималось, лопалось, пожирая стены этого странного места. А ещё весь этот бред двигался прямо на Сергея.
  
  Стараясь не поддаваться панике, он скептически хмыкнул и смог наскоро внушить себе, что это всего лишь иллюзия. Качественная, добротная, но иллюзия, и не больше. Потёр глаза - нет, коридор никуда не делся. Ладно, не страшно. Присел; провёл ладонью по шершавому, на ощупь как обычный асфальт, полу, подивившись реальности происходящего. Попробовал ковырнуть ногтем - прямо как настоящий!
  
  То, чьи это козни - стало понятно сразу, потому Иванов и не слишком паниковал. Успел притерпеться к мысли, что встреча с Бездушной неизбежна. Зажёг Печать, поводил ею из стороны в сторону. Снова безрезультатно. Приложил к полу - не подействовало. И вот тогда Серёга напрягся.
  
  Пространство по-прежнему продолжало сжиматься. Неспешно, неотвратимо, словно испытывая нервы парня. И вынуждало идти по коридору вдаль. Между ними оставалось всего метра три, вздымалась пыль от перемалываемых конструкций, мелко вибрировал разрушаемый пол. А потом в лицо Иванову прилетел осколок бетона. Маленький, серый, ничтожный и жалкий. Больно он сделать не смог, но вот царапина с выступившей на ней капелькой крови заставила отнестись к происходящему со всей серьёзностью.
  
  Помощник упруго поднялся, ещё раз осмотрелся в поисках какой-либо двери, не нашёл и решительно сделал первый шаг прочь от надвигающейся опасности. Но как только он сдвинулся с места, шум усилился и непонятное, способное крушить и пожирать бетон, неожиданно ускорилось. Да так, что парню пришлось бежать изо всех сил, всей кожей ощущая творящийся за спиной апокалипсис и вибрацию разрушаемого пола под ногами.
  
  Быстрей! Быстрей! Ещё быстрее!!! - завывало сердце. Мозг молчал, уступив место инстинктам. В груди пекло, в ушах звенело, из горла рвались шершавые хрипы. Коридор оказался странным. Он петлял, иногда шёл вверх, иногда поворачивал. Но не заканчивался, продолжая слабыми, старыми лампочками под самым потолком, освещать путь.
  
  
  ...Сергей не знал, сколько он бежит. Может минуту, может целую вечность. Здесь, в этом странном месте, отсутствовало само понятие времени. Только схлопывающийся коридор сзади и неопределённость впереди. И скорость...
  
  На очередном повороте Иванов споткнулся и упал. Сразу же вскинулся, опёрся ладонями об пол, попытался встать. Почти получилось! Но почти, обычно, не считается...
  
  Подвела нога. Неожиданно для помощника она подвернулась и тело некрасиво, как в замедленной съёмке, стало заваливаться сначала на стену, а потом сползать на пол. Снова подняться Иванов уже не успевал. Он с расширенными от ужаса глазами наблюдал за схлопывающимся коридором, с жутким треском догоняющим его. Оставалось три, два один метр...
  
  Сергей закрыл глаза ладонью, чтобы не видеть того, что сейчас произойдёт. Моргнула не отключенная в спешке Печать, и...
  
  - Дебил! Уйди с проезжей части! Совсем охренели - обдолбятся не пойми, чем и валяются чуть ли не под колёсами! За тебя же, козла, случись что, отвечать как за человека!
  
  Голос принадлежал немолодому, угрюмому водителю автобуса, медленно проехавшего мимо, чуть ли не по ногам. Помощник ошалело огляделся, не до конца осознавая реальность.
  
  Он сидел посреди дороги; справа и слева, сигналя, проезжали автомобили; несколько зевак снимали его на камеры своих смартфонов.
  
  "А где коридор? Где схлопывающееся пространство? Где я? Почему?.." - именно эти вопросы вихрем кружились в голове.
  
  - Спокойно, спокойно! Ты как? - прямо сквозь поток машин к нему подбежал донельзя запыхавшийся, материальный Швец. - Еле догнал! Ты что творишь?! - и, уже обращаясь к окружающим. - Всё в порядке. Болеет человек, не видно? Ему уже лучше! Для особо любопытных - контузия старая...
  
  - Алкотузия, - с апломбом в голосе брякнул кто-то с тротуара. - Бухал, судя по внешнему виду, недели две. Белочка.
  
   Раздался одиночный, глуповатый смех, однако слова Антона своё дело сделали - народ начал расходиться.
  
  Инспектор шустро поднял слабо соображающего подчинённого на ноги и тот с изумлением обнаружил, что почти не может ходить. Ноги, словно ватные, подкашивались при малейшей попытке сдвинуть их с места. Да и тело стало словно не своё - непослушное, потное, тяжёлое, будто из свинца отлитое. Сознание тоже не радовало - норовило отключиться. В груди пекло, дышать было решительно нечем. Рот открывался, закрывался, однако воздуха катастрофически не хватало. Словно захлёбывался.
  
  Не говоря ни слова, Антон перекинул руку Иванова себе через шею, и, поддерживая его за туловище, поволок на тротуар. Им сигналили, матерились в открытые окна, просто объезжали - но парням на это было плевать.
  
  Убравшись с дороги, Швец, против ожидания Сергея, сесть ему не дал, а поймал с руки старенькую "шестёрку"-классику с благообразным дедком за рулём.
  
  - У-у-у! - опытно протянул тот, - За такого красавца минимум тройной тариф, и это если он не заблюёт мне ничего. Коль вывернет бедолагу - плюс химчистка.
  
  Инспектор затормошил подчинённого.
  
  - Серёга! Серёг! Не спи! У тебя деньги есть?
  
  Вместо ответа Иванов из кармана с трудом извлёк несколько купюр, протянул их бомбиле.
  
  - Столько хватит? - уточнил Швец у дедка и, не давая ему набить цену, закончил утвердительно. - Хватит! Давай я его назад засуну. Устал человек...
  
  ***
  Они сидели на кухне и ждали. Молча, сосредоточенно, как любящие родственники у дверей реанимации. Маша тихонько плакала. Фрол Карпович и Александрос уныло смотрели в окно, Антон нервно крутил в руках кружку с давно остывшим чаем. Сдоба стояла нетронутой.
  
  - Шестнадцать часов спит, - попробовал завести разговор помощник. Наверное, уже раз в десятый. Предыдущие попытки оканчивались провалом - все на нервах, напряжённые.
  
  - Да... Истощён он очень, - неопределённо подметил боярин. - Как она его...
  
  Кицунэ горько вздохнула, Александрос не прореагировал никак. Но слушал внимательно, судя по напряжённым мышцам лица.
  
  В комнате что-то заскрипело, зашаркало, и в кухню вошёл, придерживаясь за стену, бледный и донельзя уставший Иванов.
  
  - Сесть дайте, - обратился он присутствующим и с облегчением рухнул на заботливо пододвинутый табурет.
  
  Не став изображать страдальца, помощник хоть и медленно, но в подробностях рассказал про коридор и свой забег. Не забыл упомянуть и про ощущения, и про страх, и про камешек, чиркнувший по лицу.
  
  Слушали его внимательно, изредка задавая уточняющие вопросы. Когда рассказ закончился, Александрос веско, менторским тоном, проговорил:
  
  - Морок высочайшего уровня. Сначала, пока вам казалось, что вы осматриваетесь - Бездушная организм под управление брала, а потом пыталась вывести вас из-под нашего наблюдения. И почти смогла!
  
  - Да, - влез со своим мнением и Карпович. - Отлично сработано. Тебя ведь, Сергей, верстах в восьми мы подобрали, а до этого ты словно ошпаренный по улицам нёсся! Если бы не Печать - потеряли бы однозначно!
  Все согласно закивали. Ободрённый пробуждением своего единственного подчинённого, решил открыть рот и Швец.
  
  - Дружище, ты словно стометровку на Олимпийских играх бежал! Не останавливаясь, не снижая скорости! Потому сейчас и чувствуешь себя словно в жо... постиранный. Ресурсы в тебе истощились, а мог и от разрыва сердца умереть! Внепланово, так сказать... уж на что мы мёртвые, а и то устали как не знаю кто, пока за тобой гнались! Так что я рад, что всё закончилось!
  
  Расчувствовавшись, он попытался было обнять приятеля, но тот отстранился.
  
  - Погоди с обнимашками. Ответьте лучше, как с осколком бетона вышло? Я ведь пощупал рожу - царапина реальная! Как это к мороку приплести?! И куда я бежал - идеи есть? И как вырвался?!
  
  Слово взял Александрос.
  
  - Камешек маленький?
  
  Сергей согласно кивнул головой.
  
  - Тогда понятно, - продолжил македонец. - Эта... рядом крутилась. Совсем рядом. Потому и смогла на тебя его слевитировать. Для реалистичности. Это очень сложное заклинание, оно лишь единицам подвластно. Нарушает прямые законы физики, знаете ли...
  
  Швец в словах представителя спецотдела усомнился и не счёл нужным это скрывать.
  
  - Ага, значит камешек бросить - сложно, а Серёгой управлять, как куклой на верёвочках - легко? Вы извините, но это чушь! Где тут физика?!
  
  - Тут нет, - покладисто ответил за прекрасноликого боярин. - Тут пока ещё люди вообще не открыли нужные для таких умений законы. Только они есть! Алхимики, колдуны, некроманты не зря столько лет полученные от демонов знания развивали и преумножали! Даже если на сегодняшний день они объяснить красиво природу того или иного чародейства не в силах - пользоваться-то могут! Факт! Сам ведь видел!
  
  - Но... - попытался вступить в спор с начальством закусивший удила Швец.
  
  - Никаких "Но"! хочешь докопаться до сути - в свободное время иди в архивы и перелопачивай их, а не с бабой своей в утехи играй! Нет?! Не хочешь? Тогда заткнись!
  
  Инспектор, хоть и остался при своём мнении, но решил дальше тему не развивать. А то грозное начальство действительно засунет с древними бумажками копаться в круглосуточном графике, как потом Розочке в глаза смотреть?
  
  Потому вместо ответа Антон демонстративно поднял руки в старинном жесте проигравших.
  
  - А вырвался просто - вы глаза рукой закрыли и получилось, что Печать на голову легла. И сработала, как ей положено, разрушила наваждение. Матчасть учить надо! - безжалостно закончил македонец.
  
  Пока шёл спор, домовая, как наиболее рациональная среди всех, быстренько сделала пару бутербродов, налила кефира и аккуратно подсунула парню. Благодарностью ей стали шумное бульканье и жадная работа молодых челюстей. Только после этого девушка успокоилась и перестала плакать.
  
  - А куда меня хоть вели? - насытившись, повторно задал вопрос помощник. - И почему я с такой скоростью бежал? Ведь есть предел сил человеческих...
  
  За столом повисла тишина. Фрол Карпович посмотрел на македонца, тот в ответ посмотрел на боярина. Оба насупились, как пойманные с сигаретой третьеклассники.
  
  - Сложно сказать, - наконец заговорил непосредственный начальник Швеца с Ивановым. - Могу только догадываться. В подвал какой-нибудь, с защитой сильной. Это чтобы Печать твою мы обнаружить не смогли. И помереть бы Бездушная тебе не дала, вливала бы силушку понемногу. Да она так и делала! Ты ей живой нужен - поспрашивать, ну и кто знает?.. А если бы кое-кто не умничал...
  
  Фрол Карпович явно что-то недоговаривал. И помощнику это жутко не нравилось. Но не успел он раскрыть рот, как обычно спокойный, уравновешенный Александрос вскочил из-за стола, забегал по крохотной кухоньке, неожиданно зло выкрикивая:
  
  - Да! Проморгали! Да! Она всё это время была рядом! И я не знаю, почему так вышло! Должны были обнаружить! У нас опыт! У нас приказ!.. Но если бы кое-кто не...
  
  Резкий, хлёсткий удар раскрытой ладони по столешнице прервал начинающуюся истерику.
  
  - За мной не повторяй, - миролюбиво, спокойно глядя спецотдельскому в лицо, улыбнулся боярин. - Ишь ты, повторуха-муха... Сядь, тут думать надобно что дальше делать. Потом доругаемся...
  
  Македонец несколько раз грозно блеснул глазами, засопел, но просьбу выполнил. И только тогда Сергей решился выразить свои внезапно возникшие сомнения.
  
  - Господа-начальники, - начал он. - Мне, как я понимаю, башкой рисковать придётся. Так объясните, - голос парня начал набирать обороты, - какого лешего вы меня как лоха разводите?! Эта Бездушная дважды! Я повторяю - дважды на меня покушалась! Зная про вас, про засаду! Ради поговорить?! Или песенку спеть?! Хватит врать!!!
  
  Последние слова он уже откровенно прокричал прямо им в лицо.
  
  - Прав ты, Серёжа, - глухо ответил Карпович. - Прав. Хочешь правду? На! Лопай! Блюдечко то не обманкой было, а настоящим. Тем самым, с силой Яги. И теперь она в тебе обретается, как кувшине. Пользоваться мощью ведьмовской у тебя умений нет, к сожалению... Потому та тварь от тебя и не отстанет, пока не выкрадет и через нечистый ритуал всю её в себя не перекачает. Или попросту не убьёт, а потом через некромантию силушку не высосет. Второй вариант ей, конечно, менее удобен из-за возни, но сам понимаешь...
  
  Александрос согласно кивнул головой.
  
  Теперь вскочил Антон.
  
  - Тогда чего же вы мне заливали про обманку, про...
  
  - А что нужно было говорить? Что оригинал несёте? Что мы по определённым причинам копию не смогли нормальную сделать? А может лучше было бы сразу объявление в газету написать об этом или в это... как его... телевизоре в новостях показать?! - осадил инспектора македонец. - У вас было наипростейшее задание - донести предмет по указанному адресу, а вы? Своеволием балуетесь? Могу напомнить, чем закончилось! Нужно? - Швец отрицательно покачал головой. Прекрасноликий гневно продолжил. - Вот и замолчите, а лучше вообще заткнитесь! Когда будет разбирательство по данной операции - вот тогда и наобъясняетесь от души кому следует. Там выслушают, поверьте!
  
  Установилось гнетущее молчание. Сергей взял сигарету, закурил.
  
  - Понятно, - протянул он. - Как я понимаю - вариантов у меня немного. Или сразу сдаться, или жить под охраной даже в сортире, ожидая нового нападения... Она ведь не отступится?
  
  - Нет.
  
  - А изъять из меня это колдовское дерьмо можно?
  
  - Можно. Не раньше, чем через месяц. Ингредиенты заказали, ритуал нашли. Но пока всё соберут в кучу, там непросто... Пока специалист определится с нюансами...
  
  - Ясно. Не вариант. Не успеем, чувствую. Она ещё что-нибудь отмочит, хоть я в сейфе сиди. И третьего раза с чудесным спасением не будет, - Иванов улыбнулся. - Тогда выход у меня один.
  
  Все, как по команде, уставились на помощника.
  
  - К-какой? - с лёгким заиканием спросил инспектор, решившись первым озвучить потаённую мысль каждого.
  
  - Умереть!
  
  
  
  Продолжение следует...
  
  История двенадцатая. Бездушная. Часть 3
  
  В кухне установилась почти абсолютная тишина.
  
   - Вы с ума сошли? - Александрос ошеломлённо взял пустую кружку с остатками чая и долго, нервно подёргивая кадыком, втягивал в себя остатки напитка. - Самоубийство - грех! И зачем это Вам?!
  
   Фрол Карпович, Антон и девушка внимательно всматривались в глаза Иванова, надеясь найти в них разгадку такого абсурдного предложения. И только помощник выглядел внешне спокойным.
  
   Парень неспешно закурил, окинув всех присутствующих насмешливым, чуть шальным взглядом.
  
   - Ну не на совсем, вы меня неправильно поняли, - решил он расширить свою мысль, выпуская дым в потолок. - Предлагаю начать издалека. С логики, а потом плавно перейти к моменту нашего знакомства.
  
   - Ну, начни, - пробормотал боярин, сощурив глаза. Он, кажется, стал понимать затею подчинённого. Не до конца, основной замысел пока ускользал от очевидной разгадки, однако в то, что Сергей дурак и суицидник - Фрол Карпович не верил ни на мгновение. Слишком помощник любил жизнь, чтобы вот так, запросто, ей разбрасываться. - Поделись умствованиями.
  
   - Да уж снизойдите до нас, убогих, - поддержал коллегу и македонец. - Что ж это вам открылось такое, ради чего стоит расстаться с одним из самых ценных даров в этом мире?
  
   Швец свои пять копеек вставлять не стал, но весь напрягся в ожидании разъяснений. Мерещилось ему что-то нехорошее...
  
   Маша скрестила руки на груди и всерьёз размышляла: закатить скандал прямо сейчас или всё же дать Сергею высказаться, а только потом переколотить все тарелки и чашки на голове этого непутёвого идиота, так и норовящего её оставить сиротой бездомной.
  
   Иванов начал спокойно, веско.
  
   - Смотрите сами. По вашим словам, тётка эта от меня не отвяжется никак. Значит - финалов может быть три: первый - она меня угробит; второй - мы её уделаем вчистую; третий - через месяц вы из меня эту колдовскую дрянь вытащите, и я стану ей сразу не интересен. Последний вариант самый мутный. Фантастический даже. Сдаётся мне, не будет Бездушная спокойно ждать, пока силу изымут. Форсирует события. Ведь раз знаете про такую возможность вы - знает и она. А даже если и не знает - из вредности потом меня достать сможет. Не будет же вечно охрана около моей персоны круги наворачивать?! Не будет... Да и я в ожидании смерти жить отказываюсь! Такие вопросы сразу закрывают. Я пока понятно излагаю?
  
   Присутствующие оживились. Не из-за красоты доводов Сергея, нет. Из-за того, что почти безнадёжное дело хотя бы попыталось сдвинуться с мёртвой точки; исчезло витавшее в воздухе ощущение безнадёги и неотвратимости.
  
  И словно прорвало плотину. Каждый, позабыв о чинах, званиях и солидности пытался сказать своё, боясь остаться в стороне от общего мозгового штурма.
  
   - Ну?..
  
   - Иванов! Не тяни!..
  
   - Допустим...
  
   - И?..
  
   Парень, теперь уже открыто, улыбнулся.
  
   - Значит, все согласны... Тогда перейдём ко второму этапу нашего повествования. Моё предложение заключается в том, чтобы заманить колдунью сюда. В квартиру. Причин тому несколько. Первая - вы все это место знаете и можете телепортироваться сюда напрямую, без маячков в виде Печати. Вместе с группой захвата, или как там эти меднолобые мордовороты с мечами у вас называются. Удобно, надёжно, можно подготовиться со вкусом, чтобы свести к минимуму возможные риски. К тому же я ей исключительно живой нужен, так что придёт... Не силён в магии или колдовстве, зато отлично понимаю: если бы силу можно было из трупа извлечь - давно бы пулю словил или машина сбила. Но нет! Копчу небо до сих пор. Да и стенка та, при взрыве... Знаете, не оставляет ощущение, что я и не должен был погибнуть. По башке словить - да, для контузии, и делай с тушкой что хочешь... Но ведь не стала! Нет, тут что-то другое... Вот и получается, что и ритуал по выемке требуемого, как мне кажется, с живым нужно проводить. Иначе может случиться всякое нехорошее. Вон, и Яга ваша в блюдечко свою мощь законопатила, не зря же!
  
   - Прав ты, - натужно выдавил из себя македонец. - Хоть это и секретная информация, но да, так оно и есть. Если колдунья перед смертью от силы не избавится - то тогда её тело в нежить переродится. Кладбищенскую, из тех, кого даже бесы на дух не переносят. И, получается, грешить станет даже после смерти. Усугублять, так сказать. Сам понимаешь, улучшений пребывания там, - он поднял взгляд вверх, - и льгот за это никто не даст. Да и про ритуал ты прав полностью. Он на жизни основан. Простенький, короткий, однако с мертвецом не сделаешь. И ведь сам додумался! Молодец! Н-да... умеешь ты, Фрол, кадры подбирать. Хоть и не без изъяна...
  
   Иванов пропустил такую редкую и скупую похвалу от вышестоящего по должности мимо ушей. Его мысли занимали совершенно другие вопросы. Он в неизвестно какой раз окинул взглядом всех присутствующих и, чуть смущённо, уточнил:
  
   - Так как, я пока не полный бред несу? Если что - поправьте или спишите на неосведомлённость.
  
   Боярин переглянулся с представителем небесного спецотдела, Антон посмотрел на кицунэ. Каждый обдумал услышанное и согласился. Уточнять нюансы пока не стали, тонкости потом.
  
   - Дельно. Давай дальше, - выразил общее мнение Антон.
  
   - Второе. Я, поймите правильно, на тот свет не рвусь вообще и смерть - крайний вариант. Воскресите, если что. Один раз ведь у вас получилось...
  
   Александрос пожевал губами, вспоминая прошлое, и одобрительно кивнул, не забыв при этом уточнить.
  
   - В этом есть смысл. Решаемо, тем более вы наш сотрудник. Хотя возвращаться всё же нужно куда-то. Или во что-то, что может жить. Но и тут плюс - скорую вызвать не проблема, адрес известен. До её приезда наших сил вполне хватит для поддержания тела в нужном состоянии, а может и сами справимся. По ситуации нужно смотреть.
  
   - А я про что? - подхватил Иванов. - Как только я появляюсь в очереди - мигом все сюда и хватайте голубушку! Но у меня есть менее радикальная идея. С очередью - это так, на крайний случай. Не хотелось бы...
  
   - Не тяни! - гаркнул своим привычным, командирским басом, боярин. Он уже совсем воспрянул духом и теперь по-хозяйски растопырил локти на столешнице, словно находился на заслушивании нерадивых подчинённых по результатам работы и вставлял им очередной "фитиль".
  
   Сергей посмотрел на домовую, неожиданно подмигнул ей и продолжил раскрывать свой замысел.
  
   - Мы же на курорт собрались, ну, вы в курсе... И в качестве дополнительной безопасности камеры везде установили. Хорошие, дорогие, незаметные. А все провода, как и источник их питания, в Машиных комнатах разместили. Всё пишется, и даже если свет отрубить - не остановится. Говорю же, по богатому сделали, по науке... Потому и предлагаю основные силы разместить у неё. Как эта, которая нехорошая, войдёт - так и выскакивайте!
  
   Пока Серёга проговаривал, Фрол Карпович активировал свою Печать и долго, внимательно водил ею по всем стенам, включая пол и потолок.
  
   - А ведь и верно, - закончив "сканирование", пробасил он. - Не чувствую ничего, кроме обычных проводов с электричеством да немного девкиной волшбы за холодильником. Ловко... Пишешь, значит нас...
  
   - Всех, - лаконично ответил помощник, не отводя от начальства глаз. - Так надёжнее.
  
   Теперь уже не выдержал македонец и повторил пассы с Печатью. Водил штатной меткой долго, тщательно, особенное внимание уделяя углам и прочим закоулкам. Даже в шкафах пошарить не поленился.
  
   - Где?! - ничего не обнаружив, требовательно бросил он.
  
   Иванов вместо ответа внимательно посмотрел на своё руководство и, удостоившись лёгкого кивка, ответил.
  
   - Возле лампочки. И вытяжки. Ну и в комнате в нескольких местах. Даже в подъезде есть. Спецы провода в стенах пропустили, чтобы ремонт не делать. Денег взяли!.. Вспомнить страшно.
  
   Александрос встал на табурет, придирчиво осмотрел старенькую люстру на три плафона.
  
   - Это? - его палец ткнул в едва заметную чёрную точечку.
  
   - Угу. Видимость так себе, если честно, зато звук есть. Те, что с хорошим разрешением - по деньгам кусаются...
  
   Снова взмахи Печатью, удивлённое хмыканье.
  
   - Хорошая работа. Ничего не чувствую. Если лёгкие токи и есть, то в пределах нормы. Не знаешь - не найдёшь! Ваш план, Иванов, из обычного фантастического скелетика начинает обрастать реалистичными костями. Надеюсь, дело и до мяса дойдёт.
  
   После этих слов Антон гордо расправил плечи, с удовольствием посматривая на толкового подчинённого. Его так и тянуло авторитетно, с глубокомыслием протянуть: "Мой пез..юк!", но делать он этого, разумеется, не стал.
  
   Помощник кивнул головой, соглашаясь с выводами македонца.
  
   - Третье - я тут прикинул, есть пара сомнительных нюансов... Их надо вместе решать.
  
   - Какие?
  
   - Боязно мне, что колдунья душу мою подчинить себе сможет или опять мороком из квартиры вывести. Или стенку снова рвануть, как тогда - люди погибнут могут! Это же не частный дом, тут по четыре квартиры на площадке. Та ещё кровавая баня получится... А если вырвется, если успеет силу в себя перекачать?!
  
   Вопросы были не праздные. Все снова задумались.
  
   - А сам как мыслишь? - боярин рассеянно почесал бороду. - Твои варианты?
  
   - А чего сразу я?! - взбеленился Сергей. - У вас и чины, и опыт, и полномочия - вот и действуйте! Не могу же я за всех мозгами ворочать?! С меня хватит и того, что про камеры с засадой придумал! А то вы всё с магией своей носитесь, а про научно-технический прогресс и позабыли!
  
   Неожиданно все вздрогнули от тонкого, мелодичного звона, хлёстко зазвучавшего прямо в кухне. Все, словно по команде, повернулись к источнику шума и упёрлись глазами в... Машкину спину.
  
   - Что?! - обернувшись на тишину, недовольно ответила кицунэ, размешивая сахар в Серёгиной кружке. Именно звук ложечки, задевающий фарфоровые стенки все и услышали. - Я при чём? Я вообще - домовая без права голоса. Чай вот всем делаю...
  
   В доказательство девушка показала на пять исходящих паром чашек, рядком выстроившихся на кухонной тумбе.
  
   - Ваши вкусы я не знаю, - продолжила домохранительница, обращаясь к боярину и македонцу. - Сколько вам? - и замерла с ложечкой, полной сладких кристаллов, в ожидании ответа.
  
   - Три. И зря ты, девка, отмалчиваешься, - ответил Фрол Карпович. - В твоём доме ведь изловить Бездушную собрались. Потому не лишняя ты здесь.
  
   - Две, - поддержал Александрос. - Присоединяюсь к вышесказанному. Незаурядные ситуации требуют... эмм... незаурядных решений. Так что да, интересно ваше мнение услышать.
  
   Девушка аккуратно, с бережливостью истинной хозяйки расставила напиток на столе, взяла свою чашку и только тогда заговорила.
  
   - Серёжа прав. Всем готовиться надо, сообща и тщательно. От себя скажу, что стенки взрывать колдунья не посмеет - так и её зацепить может, да и на обряд времени не останется, коль она его тут проводить соберётся. Если сама ведьма ещё сможет прыгнуть в другое место, спасаясь, то с ним, - кивок головы в сторону Иванова, - никак. Он ведь не колдун, а подготовить перенос такого откормленного молодца - слишком сложно и муторно. Я об этом в деревне слышала, старшие болтали. Там ведь зимой делать нечего - вот и перемалывают минувшее, вспоминая всякое... Но и тут подстраховаться можно. Мало ли, какая дурь ей в голову придёт?
  
   - И как же? - в унисон уточнили Швец с Сергеем.
  
   - Я бы поступила так, - польщённая всеобщим вниманием, разоткровенничалась кицунэ. - В квартире бы не стала устанавливать никаких суперхитроумных придумок и иных премудростных пакостей. Наоборот, сделала бы максимально мощную стандартную защиту, но тупую. И ловушку тоже сильную, и тоже тупую. Можно с идиотской маленькой ошибкой, даже лучше. Типа охрану сняли, других дел полно. Но не бросили, замагичили жильё. Это чтобы вошла она спокойно. Поверила, что от неё всерьёз береглись, только неумело. А вам всем спрятаться, чтобы не учуяла. Ну наведёт она Полог Тишины какой-нибудь или иные, отводящие глаза, чары - так камеры есть, да и сами мы не законченные идиоты. Я, к примеру, в подъезде встану, если она Серёженьку увести решит, и такое ей устрою!.. - маленькие кулачки сжались до побелевших костяшек. - Не пройдёт! Да и в доме не спущу!!! Мой дом! - а потом домовая неожиданно расплакалась навзрыд. - Это я сейчас такая смелая... А как представлю - жуть жуткая... Я не хочу... не хочу... Можно же без этого обойтись... спрятаться наконец на этот несчастный месяц...
  
   Стало неуютно, все почувствовали себя виноватыми. Помощник с усилием поднялся с табурета, подошёл к расклеившейся Маше, встал перед ней на колени (так они оказались одного роста) и ласково обнял её, успокаивая.
  
   - Ну что ты... Всё будет хорошо, сама говорила - среди нас идиотов нет. К тому же и ты не допустишь, чтобы меня обидели, правда?
  
   - Д-да, - еле смогла ответить домохранительница, захлёбываясь слезами. - Не позволю...
  
   - Вот и хорошо, вот и не реви, а помогай нам, - Иванов погладил её по голове. - Успокоилась?
  
   Вместо ответа последовала порция охов, ахов, вздохов, сложносочинённых невнятных звуков, призванных изобразить всю вселенскую глубину Машиных страданий. И только в конце прозвучало знакомое, угрожающе-шипящее:
  
   - Да. Порву, если она хотя бы подумать посмеет...
  
   У всех без исключения от этих слов бодрыми табунами забегали мурашки по коже. Стало понятно - не шутит, если что не так - угрозу выполнит и перевыполнит.
  
   Антон преувеличенно-радостно хлопнул в ладоши и бодро взял инициативу в свои руки.
  
   - Вот и хорошо! С одним вопросом разобрались. Осталось три - всё меньше!
  
   - Да, - вступил Карпович. - За морок и душу не бойся - не подчинит. Мы тебе Печать временно усилим. На свой страх и риск, конечно, но согласовывать некогда. Не прошибёт Бездушная защиту, чем хочешь поклянусь! Да и за домом приглядим. Когда она войдёт - сразу все умения применим, не сдюжит паскудница... И хитро ты, девка, придумала с охранными знаками! По уму сделаем, сам прослежу, без некоторых...
  
  
   ... Обсуждение мелких деталей затянулось надолго. На целых полторы пачки чаю. Разошлись лишь под утро. Иванов - спать, набираться сил, а остальные - готовиться...
  
  
  ***
  
  - Фото фигурантки, точнее её сестры.
  
   В руки Иванову ткнулась небольшая чёрно-белая, выцветшая от времени карточка. Парень жадно всмотрелся в изображённую на ней девушку, изо всех сил запоминая детали. Обычная. Не красавица, лицо широкое, крестьянское, глаза тоже не выразительные. Стандартный типаж. На местном рынке десятки таких за прилавками, как правило, стоят. Пройдёшь мимо - и не узнаешь.
  
   - Не забывай, сколько лет прошло. Да и чары личины... - напомнил Швец. - Короче, до одного места сей портрет. Тут же ещё и ретушь есть. Больше на фоторобот, по своей сути, смахивает. Чем богаты, сам понимаешь...
  
   - Да понятно. Всё готово?
  
   - Да. У Машки целый взвод мордоворотов расположился, смущают девчонку. Но ведут себя прилично. Чтобы там пошлые шуточки или косые взгляды - ни-ни! Наоборот - Мурку со своим мышом познакомили, они там с ума сходят вовсю. Защиту квартиры тоже правильную сделали, с лазеечкой почти незаметной, как и ловушку. Захочет обойти - обойдёт!
  
   Серёга поморщился. Начинались самые "узкие" и "тонкие" места их плана.
  
   - А как эти бравые парни задерживать эту злыдню собрались? Она ведь их в два счёта...
  
   Антон серьёзно ответил:
  
   - Не боись! Несколько сетей из... не знаю из чего, но фонят раз в десять сильнее твоего креста. Среди римлян, оказывается, есть умельцы пользоваться такой экзотикой. В самых настоящих амфитеатрах курсы проходили, на гладиаторских боях.
  
   - Вот бы послушать, как оно было... - проникновенно размечтался помощник. - Настоящие гладиаторы...
  
   - Послушаем! Обязательно послушаем! - обнадёжил инспектор. - Но потом. Когда язык их освоим, по-нашему они не шпрехают... - с грустью дополнил он. - Ладно, не переживай! Тут, в доме, в соседнем подъезде, ещё и весь спецотдел в полном составе сидит; и Фрол Карпович, словно Финист - Ясный Сокол, вокруг кружит. Его не видно, а он есть! Так что охрана у тебя круче, чем у президента.
  
   - Ага... Только из дома не выходи, окна не открывай, кури чуть ли не в унитаз, да и то, только после того, как его проверят до подвала...
  
   Антон, мастерски копируя раздражённые интонации приятеля, продолжил:
  
   - На диване валяйся, холодильник забит деликатесами за счёт руководства, делать ничего не надо... - его голос окреп. - И ты ещё смеешь бурчать на мелкие неудобства, хам неблагодарный! Да мне бы так, да ещё и с Розочкой... Не в притоне наркоманском ведь сидишь, а дома! Придёт Бездушная - примем, упакуем, сдадим куда положено...
  
   - А куда положено, если она неумирающая? Ну не в колонию же.
  
   - Не знаю. Куда следует. Не перебивай!.. А не придёт - вынут из тебя силу Яги и переведут в другой город. И всё! Колдунье только и дел будет, что за тобой по миру бегать! Она из страны сразу ф-фьють! - Швец изобразил рукой стремительно улетающее что-то. - Здесь ей опасно! Здесь МЫ не дремлем!
  
   Помощник захлопал в ладоши и добавил:
  
   - Зазвучали овации, переходящие в бурные аплодисменты! К делу давай, оратор... Когда начинаем?
  
   Инспектор посерьёзнел.
  
   - Сейчас. Пока вроде бы тихо, никого не засекли. Но ждём. Больше чем уверен - недолго. Твой адрес ей наверняка известен.
  
   - Кто бы сомневался, - криво усмехнулся Серёга. - Его только слепоглухонемой среди нечисти не знает, да и то не факт. Хорошо. Сейчас так сейчас. Перед смертью не надышишься. Последняя просьба...
  
   Кулак Антона мелькнул в воздухе с такой скоростью, что подчинённый его попросту не заметил. В голове у Иванова зазвенело, в глазах взорвался радужный фейерверк.
  
   - Ты мне такие разговоры прекращай! - прямо в ухо парню заорал Швец. - Слово - материально! Накликать беду хочешь?! Ишь ты, последняя просьба... Я не желаю слушать подобный бред! Приступай к работе: займи горизонтальное положение на диване и включи телевизор! Раз в полчаса переворачивайся на другой бок, а то пролежни будут! Если что - я на связи! - а затем Антон вполголоса добавил. - Да не бойся ты за Машку. Не пустят её в первых рядах.
  
   - Спасибо...
  
  ***
  
  ... Проснулся Иванов от того, что невидимые тиски сдавили грудь. Попытался вздохнуть - куда там! Словно преогромный великан зажал его тельце в своём кулаке и медленно, капля за каплей, выдавливал из помощника жизнь. Попробовал закричать - никак. Печать, на удивление, почти не отозвалась; так, лишь дала себя слегка ощутить. Накатила паника.
  
   - Проснулся? Силён... - звонкий, девичий голос прозвучал совсем рядом, в изголовье.
  
   Иванов с огромным трудом скосил глаза и увидел девушку лет двадцати, самую обычную. Среднего роста, полненькую, с крашеными в светлый цвет волосами, в блузке и джинсах. И не имеющую абсолютно ничего общего с портретом, продемонстрированным ему Антоном.
  
   - Что, не похожа на фотокарточку? - рассмеялась незваная гостья. - Не расстраивайся, такое бывает. Могу превратиться для твоего удовольствия хоть в Клавдию Шиффер. Только вот не получится. Времени мало.
  
   Произнося эти слова, она ловко что-то рисовала пальцем на груди парализованного Сергея, не забывая обмакивать свою импровизированную кисть в самую обычную поллитровую банку с буро-мутным раствором.
  
   - Всё! - радостно поведала она и улыбнулась простецкой, приятной улыбкой. - Я, наверное, должна сейчас ответить на все вопросы по законам жанра, но не стану. Некогда. Скоро твои архаровцы сюда ворвутся. Вы что, думали, я о ловушке не догадаюсь? Как дети... Только не получится ничего у них. Тут, помимо Полога Невидимости и прочих стандартных атрибутов, ещё и Стена Мрака есть. У немцев в войну выучила. Там, знаешь ли, всяких специалистов хватало. А её даже с вашими отметинами на раз не взломаешь. Минуты две точно есть... Мне хватит. А потом ловите до посинения, глупенькие. Не удержит меня ваша ловушка, неужели не поняли?
  
   Банка полетела в угол, разбрызгивая содержимое. У Бездушной в руках появился нож. Обычный, дешёвый кухонный китайчонок. Из тех, что на каждом углу продаются в копеечных магазинчиках. Колдунья вздохнула.
  
   - Что же, пора заканчивать. Прощай.
  
   Нож, зажатый в обеих руках, взмыл в воздух и стремительно рухнул вниз. Туда, где сердце.
  
  Боли, как таковой, Сергей не почувствовал, лишь лёгкое жжение и спазм, пробившийся даже через наведённый паралич и выгнувший тело дугой. И тепло. Приятное, обволакивающее, почти родное...
  
   - Будь ты проклята, - одним дыханием, подкреплённым силой воли и ненавистью к собственной убийце, попрощался Сергей. И умер.
  
  ***
  
   ...Очередь, спокойствие, осознание конца пути...
  
   Людской поток двигался вместе с Ивановым. Споро, неотвратимо. Парень умиротворённо делал шаг за шагом, не нарушая строя и не особо интересуясь происходящим. Всё прошлое казалось тленом, всё будущее - финальным итогом прошлого. Знакомые ощущения...
  
   К нему никто не подходил, не окрикивал, не подзывал. Потому выверенный временем процесс распределения душ по последним пристанищам проходил без сбоев. Секунда - шаг, секунда - шаг... До заветных дверей оставалось немного, метров пять. И Иванову даже захотелось туда, не важно, куда именно, просто для понимания финала собственной судьбы и конкретики.
  
   Шаг, шаг, шаг...
  
   - Вот он!!! Давай!!!
  
   Мощные руки безжалостно выдернули равнодушного ко всему парня, потащили в сторону.
  
   - Ты как?! Успели...
  
   Помощник удивлённо затрусил головой и почти поглотившее его сущность умиротворение словно спало. А здоровые эмоции обычного человека, напротив, вернулись.
  
  Он будто впервые, с интересом, осмотрел счастливого Антона и двоих триариев, державших его за руки и довольно улыбавшихся.
  
   - Успели... - повторил инспектор и, не сдерживаясь, по-мужски крепко обнял подчинённого. - Успели...
  
   - Как там?.. - прокашлял Серёга. Дружеские чувства приятеля были слишком крепки, аж рёбра затрещали, хоть и покойник. - Отпусти... те...
  
   Объятия разомкнулись, руки почувствовали свободу. Дышать стало легче.
  
   - Нормально, Серёж, нормально. Приняли тварь, спасибо тебе... Подробности потом, сейчас не до этого... Дай закурить! - инспектор с мольбой в глазах уставился на подчинённого.
  
   Иванов развёл руками.
  
   - Нет у меня.
  
   - А, ну да, ну да... - Швец понятливо закивал. - Тут же нельзя... - при этом автоматически хлопал себя по карманам, словно не верил сам себе. - И у меня пусто... А у вас?
  
   Последний вопрос был обращён к древнеримским воинам. Они синхронно переглянулись и повторили движение помощника. Триарии хоть русский и не знали, но язык жестов - он международный.
  
   - Ладно, пошли, - и Антон первым шагнул в материализовавшуюся из ниоткуда дверь...
  
  ***
  
   ... Они сидели на кухне, кое-как уместившись впятером за стандартным для хрущёвки столом. Присутствовали чай, пироги, пара бутылок с чем-то тропически-пахучим, извлечённым запасливой кицунэ из недр кладовки; имелись и фрукты разные в нарезке, и лимончик. В воздухе попахивало матёрыми посиделками культурных людей.
  
   - Про посмертное проклятие сам додумался или подсказал кто? - употребив со вкусом крепенькое, словно бы невзначай поинтересовался боярин. - Ить только этим и спас наше бестолковое мероприятие.
  
   - Сам. Вспомнил голову в холодильнике, ну... это... когда в ней беса заперло. Мощная штука. Давно вспомнил, ещё когда идея на живца ловить в голову пришла. Только не озвучивал - страшно было даже вслух проговаривать. А потом и попробовать пришлось, тем более что вариантов у меня не оставалось.
  
   Дослушав Серёгино "откровение", все усиленно и немного смущённо стали отдавать дань Машкиному кулинарному искусству. Вспоминать прошлое в таком ключе не хотел никто, дабы не омрачать радость победы.
  
   Забулькало в рюмках, захрустели фрукты.
  
   - Оно ведь как получилось, - взял слово инспектор. - Эта тварь хитрее оказалась. Смогла заблокировать комнату, где волшбу творила, даже от нас. Научили её граждане-фашисты на нашу голову...
  
   - С этим мы разбираемся, - уточнил Александрос. - Интереснейшее заклятие. Неожиданное, надо признать. И Фрол прав - если бы не ваша инициатива, Сергей, даже не знаю, чем бы всё закончилось.
  
   - Вы хоть расскажите, что произошло, - взмолился сгорающий от любопытства помощник. - Я же не видел толком ничего. Она меня ведь без всяких пояснений того... кокнула.
  
   - Что произошло, что произошло... - провёл рукой по усам Карпович. - Когда она вломилась - ты дрых, как пёс обожравшийся. Камеры, спасибо, не подвели, всё показали. Полезнейшая вещь! Ты мне потом напиши, чего и сколько надобно для полной комплектации; есть куда поставить... Не суть! В общем, когда она тебе Знак колдовской на груди малевать стала, мы бросились ловить поганку. Да только войти не смогли. Никак! При всей нашей мощи! Словно туман чёрный мешал. Печати, ясное дело, растворять его стали, но медленно, медленно... А тут ещё и Машка твоя, дура...
  
   После последних слов домовая взвилась в праведном негодовании. Табурет с грохотом отлетел в сторону, ударившись об мойку. Ручки упёрлись в бока, пушистый хвост с силой застучал по ногам девушки, ногам соседей и ножкам стола. Однако ей до этого не было никакого дела.
  
   - Дура, значит?! То есть, по-вашему, я должна была спокойно смотреть, как Серёженьку моего под нож, как поросёнка, пускают?! И приплясывать, может?! - воздух вокруг кицунэ начал заметно уплотняться, запахло как перед лютой грозой. -Да я! Я!... Сами вы дураки, старые и не очень! Вот! - и топнула ножкой, будучи не в силах от захлестнувшего её возмущения найти достойную отповедь на такие голословные обвинения.
  
   - Ну тихо, тихо, чего расходилась, - примирительно поднял руки боярин. Пошутил я. Как есть пошутил. Она, Сергей, как нож увидала, наших красавцев латных разбросала и первой прорвала Стену Мрака. Смогла, представляешь! С кошкой наперевес! А уж что потом творила!.. Срам один. Бездушной всю рожу расцарапала, волосья повыдергала да ещё и кусок уха откусила. Еле оттащили...
  
   Македонец неожиданно, чуть ли не впервые с момента знакомства, расхохотался.
  
   - Точно! Я до сих пор в серьёзных раздумьях - может, девушку к нам взять на службу? Для самых крайних случаев, так сказать? Даже римляне впечатлились, а у старшего, не поверите, шрамы на физиономии разгладились от удивления!
  
   Теперь уже засмеялись все. Задорно, искренне, прогоняя пережитое. А домохранительница смутилась. Подняла табурет, придвинула на место, уселась.
  
   - Да ну вас, - уже совершенно беззлобно пробормотала девушка, закидывая в рот кусочек яблочка. - Главное, закончилось всё хорошо.
  
   - Так а случилось-то что? Дорасскажете? - дождавшись, пока всеобщее веселье стихнет, напомнил Иванов. - Интересно ведь.
  
   Ответил Швец.
  
   - Ты её своим проклятием обездвижил. Когда мы ворвались - она словно марионетка в неумелых руках дёргалась. Пересиливала подарочек. Потому и ритуал не закончила, и сбежать не смогла. Так и спеленали, гадину паскудную...
  
   - Стоп! - прервал помощник. - Получается, сила Яги всё ещё во мне?! Да ну нафиг... Не хочу! Уберите! Я - против!
  
   Неожиданно Фрол Карпович взял чистую рюмку, набулькал в неё из бутылки и пододвинул к Иванову.
  
   - Употреби! Тебе полезно сейчас.
  
   - Издеваетесь? - угрюмо прорычал Сергей. - У меня аллергия...
  
   - Да нет у вас никакой аллергии. И изжога больше беспокоить не станет, если не будете в рот что ни попадя совать в непонятных закусочных, - влез Александрос. - Мы, когда организм ваш, Иванов, латали, смогли избавить его от этих мелких неудобств. Но сами понимаете - меру надо знать.
  
   Парень неверяще взял предложенную рюмку, покрутил в руках. Понюхал, со страхом выпил. Затем долго сидел молча, вслушивался в себя. Ничего...
  
   Боярин подлил ещё.
  
   - Знаете, а не хочется! - тряхнул от удивления головой помощник. - Вот раньше хотелось почти всегда, потому что не мог. А теперь могу, но не хочется! Не интересно! - и решительно отодвинул напиток. Но недалеко. А вдруг передумать блажь найдёт?
  
   Отовсюду зазвучало:
  
   - Оно и правильно...
  
   - Молодец, Серёженька...
  
   - Вы, Иванов, только что немного выросли в моих глазах...
  
   - Серёга! Ты обалдел? У нас курорт на носу! Ты его на "сухую" проводить собрался?!
  
   - Не о том говорим, - Сергей не дал увести тему в сторону. - Про Бездушную расскажите лучше. А о моих моральных качествах и потом поболтать можно.
  
   - Можно и о ней, - покладисто согласился боярин. - Если накоротко, то дело обстояло так: деваха, дочка колдуньи, прознала о вечной жизни и решила не умирать. Первые жертвы в родной деревне принесла, потом к эсэсовцам подалась. Оттуда - в Аненербе, к Гиммлеру под крылышко. Паскуднейшая организация была, я тебе доложу. Яркий пример того, что можно наворотить, имея доступ к запретным знаниям и мощнейшим ресурсам. Они там чем только не развлекались... До сих пор отлавливают бывших сотрудничков... Хитрая, зараза! Толком нигде не наследила - иначе давно бы ей занялись!.. В общем, по миру фигурантка наша скиталась, пока Яга не померла. Дальше - знаешь. И ты был прав! В том доме она вас чуяла, потому и не зашибло тебя тогда кирпичиками. Оглушить хотела.
  
   - А откуда такие тонкости известны? - заслушавшись, помощник даже перестал дышать.
  
   - Так от неё самой, - удивлённо ответил боярин. - Когда поймали и перевезли в надёжное место - она честно ответила на все вопросы, кроме одного. Угадаешь, какого?
  
   - Где душа спрятана, ясное дело!
  
   - Верно. Сделать то, по сути, мы ей ни шиша не можем. Ну посадили в клетку секретную - так она верит, что сбежит. Надеется, что вода камень сточит. Убивать - бессмысленно. Оживёт. Только не на таких напала! - Фрол Карпович снова опрокинул крепенького, смачно крякнул и занюхал рукавом, отказавшись от закуски. - Ох! Хороша... Так вот, есть у нас метод против Бездушной, есть... Только сейчас не спрашивайте, какой. Потом сами всё узнаете. Секретность, чтоб её... Ладно, теперь о хорошем. Тебе, Иванов, в награду повышение вышло с увеличением жалования. Инспектор ты теперь. Полноправный и самостоятельный. Ликуй!
  
   Однако эта, вроде бы хорошая новость, радости в Серёгиной душе не вызвала.
  
   - Получается, нам с Тохой теперь по отдельности работать? - тоскливо уточнил он, глядя на разом погрустневшего Швеца. Для него новая должность товарища, по-видимому, тоже стала новостью.
  
   - Зачем? Работайте в паре, как и раньше, только теперь на вас две области будут. Заматереете - ещё землицы добавим. Страна у нас огромная, а трудиться некому. Деньги, опять же, доплаты там...
  
   - А назад отыграть нельзя? Я останусь помощником, Антоха главным - и всем хорошо. Шут с ним, с тем жалованием. Мне и старого более чем хватало...
  
   У македонца, с интересом слушавшего лёгкую перепалку подчинённого с начальником, от удивления отвисла челюсть.
  
   - Вы отказываетесь от повышения? - похоже, нежелание повышения не укладывалось в его голове. - Как? Почему? Зачем?..
  
   - Не отказывается, - строгий бас боярина раскатисто загудел в маленькой кухне. - Просто пока не осознаёт. Я же ему ещё не сказал, что в благодарность от начальства у Иванова, да и Швеца, теперь три недели отпуска. Так что пусть отдохнут. А там вернутся, Сергею Печать новую сделаем и в Чехию...
  
   Настал черёд удивляться помощнику.
  
   - К-какую Чехию? Зачем? Я там никого не знаю, только пиво их пробовал...
  
   - На курсы. Уже всё договорено и согласовано. Не боись, там от силы полгодика-год покрутишься, и домой.
  
   - В смысле?!
  
   - Да не нервничай ты так. Отдохни, а там на свежую голову...
  
   Раздался грохот. Сергей вскочил из-за стола, перегнулся через него, приблизившись своей перекошенной от злости физиономией почти вплотную к лицу Карповича. Глаза Иванова, казалось, прожигали в начальнике дыру.
  
   - Не юлите! В какую... вы меня опять упечь хотите?!
  
   На плечо парня нежно, но увесисто легла рука Александроса.
  
   - Присядьте, Сергей. Как вы себя ведёте?! Спокойнее надо быть, спокойнее...
  
   Слова подействовали. Тяжело дыша от злости и обиды, Иванов поднял табурет с пола, поставил на место. Бросил несколько косых взглядов на приятеля, однако тот был ошеломлён не менее. Сел. Перед лицом снова оказалась знакомая рюмка.
  
   - Пей!
  
   Он послушно, не чувствуя вкуса, выпил.
  
   - А теперь слушай! Сила Яги в тебе? В тебе. И изымать её вот так бездумно - глупо. Поедешь на колдуна учиться!
  
   - Не хочу...
  
   - Да пойми ты, дурья башка! - теперь в раж стал входить боярин. - Такие возможности! Да мы на демонов второго, а то и первого уровня замахнуться сможем! Самостоятельно запечатывать любой прорыв нечисти из Ада получится, не тратя драгоценные минуты на вызов смежников. Да там такое... такое! Масштабы!.. - Фрол Карпович прямо рукавом утёр выступивший от возбуждения пот со лба, а затем поднял руки вверх, изображая открывающееся перед глупеньким и нерадивым подчинённым громадьё возможностей. - Понял?!
  
   Иванов ответил честно:
  
   - Понял. Нафиг. Не надо мне это счастье. Ну стану я сильно могучим колдуном - и что? Трястись каждую секунду, чтобы сверх меры не переусердствовать?! Или с психу жахнуть каким-нибудь Молотом Пыли по очередной дряни и ненароком угробить постороннего под это дело?
  
   - Научат... - попробовал заткнуть фонтан Серёгиного красноречия начальник. Но тот был неумолим.
  
   - Может и научат. Да только назовите мне хоть одного колдуна, который пользовался своими знаниями и никому не напакостил?! Не знаете? - не давая ответить присутствующим, перешёл на крик парень. - Вот и я не знаю, и даже по сказкам не помню! Не хочу я искушения! Понимаете?! Не хочу!
  
   В кухне установилась тишина. Каждый обдумывал горячую и эмоциональную речь Иванова, и только новоявленный колдун-отказник сгоряча приложился к бутылке. Прямо к горлышку. Отдышавшись, он продолжил, но уже более спокойно.
  
   - Да и с чего вы взяли, что я смогу силой пользоваться? До сего момента я её не ощущаю. Не сказали бы, что она во мне булькает - так и не узнал бы никогда.
  
   - Мы, когда вас "оттуда" возвращали, - глядя в стол, ответил Александрос, - поняли - принял ваш организм силу. Растворил в себе. Равномерно распределил. Такое редко, но случается, я узнавал. И грех этим не воспользоваться. Когда ещё случай подвернётся? Да и вы должны были изменения ощутить. Тепло или умиротворение... не знаю, как оно проявилось.
  
   И тут Сергей вспомнил свою вторую смерть. И осознал - не врут. Так всё и было. Захотелось закричать, выплюнуть, отторгнуть от себя такой опасный "подарочек", но он сдержался. Только скривился от огорчения.
  
   - Спасибо за доверие, но нет. Хоть увольняйте. Не хочу. Слишком завлекательно получается, потому рано или поздно Антохе меня упокаивать придётся. Могу и сам с катушек слететь... Поймите правильно.
  
   Инспектор, помалкивавший и обалдело наблюдавший все эти страсти, решился открыть рот.
  
   - Я - за! Не стоит человека неволить. Пусть сам решит - надо оно ему или нет.
  
   Боярин зло глянул на некстати влезшего со своим мнением болтуна, но промолчал. Александрос тоже решил, что в данной ситуации молчание - золото.
  
   Разрядила накалившуюся ситуацию традиционно Машка.
  
   - А давайте так: пусть Серёженька отдохнёт, подумает, в себя придёт. Дважды за год умирать, и всё не своей смертью! Шутка ли! Вот прилетит обратно - тогда и вернётесь к этому разговору. Хотя я тоже против колдунства этого ненужного, хоть я и нечисть. Душа-то ведь у него одна, её беречь надо от скверны и искушений всяких.
  
   Крыть было нечем. Фрол Карпович заёрзал, опрокинул очередную рюмашку и весело заметил:
  
   - Повезло тебе с домовой, Иванов! Цени девку! - кицунэ скромно потупилась. - Ты глянь, даже нас не боится! Права она - после твоего отдыха вернёмся к теме. А теперь лично от нас с Александросом - поможем мы тебе с воеводой тем жадным, не сомневайся. Никогда таких вот загребущих не любил...
  
  ***
  
   ... Хорошо курить в открытое окно на рассвете. Когда солнышко ещё только начинает показывать свой яркий бочок из-за хмурого горизонта, медленно отбирая у ночи город. Прохладно, свежо, воздух пока не провонял суетой и цивилизацией.
  
   Иванов затушил сигарету и взглянул на Мурку, спящую на подоконнике клубочком.
  
   Захотелось есть. Из холодильника воровато (чтобы домохранительницу не разбудить), извлеклась со всем бережением кастрюлька с печёнкой, ловко потушенной в сметане с травами. Тихо-тихо на столе материализовались ложка, ломоть хлеба и кошка. Последняя вопросительно переводила умненькие глазки с кастрюли на помощника, с помощника на холодильник.
  
   - Ага, - прошептал парень, выхватывая кусочек поаппетитнее. Немножко досталось и мурлыке. Потом ещё, и ещё... Все были счастливы. Доев хлеб, Сергей всё же вытер об Мурку ложку. Ей понравилось. Она величаво ушла на свой подоконник и стала со вкусом, медленно, растягивая удовольствие, вылизываться.
  
   - Ты только не вздумай ни обо что тереться, - погрозил пальцем кошколюбивый хозяин квартиры. - Иначе нас Машка в бетон закатает. Живыми!
  
   - Мр-р-р-р, - понятливо ответила Мурка. Тоже, кстати, тихо.
  
   "Вот и славненько!" - подумал сотрудник Департамента Управления Душами и в приподнятом настроении отправился досыпать. Питомица пришла минут через десять и благодарно устроилась в изголовье, с нежностью лизнув парня в лоб своим шершавым язычком.
  
  ***
  
   - Привет! Поехали? - Швец заговорил прямо с порога, весь возбуждённый аж до пританцовывания. - Да не телись ты! Ероха уже свой самолёт немецкий подогнал!
  
   Серёга почесал небритую со вчера щёку, поправил трусы и невежливо поинтересовался:
  
   - Ты что, совсем свихнулся? Какими краями тут белкообротень, да ещё в шесть утра?
  
   - Да ладно, поехали! Время не терпит! Давай-давай, собирайся!
  
   Из-за холодильника показалась заспанная Маша.
  
   - А вы куда?
  
   - И ты собирайся, если поразвлечься хочешь! Форма одежды - парадно - выходная человеческого образца! Пять минут на сборы!
  
   На удивление, кицунэ управилась за три, даже макияж успела лёгкий сделать. Помощнику, теперь уже инспектору, потребовалось четыре. Смартфон долго искал, упавший за тумбочку.
  
   - Поехали!
  
   В машине их ждал ресторатор-шашлычник, возбуждённый не меньше Антона.
  
   - Привет. Собрались? В путь!
  
   И чудо немецкой автомобильной инженерии сорвалось с места.
  
   Всю дорогу и домовая, и Иванов пытались выяснить, что происходит. По пейзажам в окне они уже догадались, что едут на турбазу. Но зачем?
  
   На все их вопросы ответ был один.
  
   - Сюрприз.
  
   Вот и знакомый поворот, грунтовка, стена, перед которой стояли два мерседеса с казёнными номерами. У входа скандалил толстый, с неприятным лицом, человек в генеральской форме. За ним топталась свита из троих силовиков в не слишком высоких чинах.
  
   - Да вы знаете, кто я? - орал он. - Меня сюда замминистра пригласил! Пошли вон!
  
   Двое неприметных парней, в одинаковых костюмах по фигуре, стояли как оловянные солдатики. Крики и нервное поведение генерала их совершенно не смущали.
  
   Иванов вышел из автомобиля, за ним Ероха. Оба подошли к воротам. Антон ещё в салоне стал невидимым, радостно при этом похихикивая и потирая от возбуждения руки. Маша мудро решила пока не высовываться.
  
   - А вы кто такие?! - переключился на них мужчина в форме. - Что здесь делаете?
  
   - Я - владелец, - скромно ответил парень. - А это, - он указал на Ероху, - мой бизнес-партнёр.
  
   Генерал замялся. Нет, все всё поняли - кто есть кто, вот только обстоятельства встречи получились двусмысленные. Рейдер "в погонах", презрительно оглядев снизу-вверх свою так называемую "жертву", привычно перешёл на хамский тон.
  
   - Давно в камере не был?! Ты что тут делаешь?! Кто сообщил?! Или не понял ничего?!
  
   Не отвечая, Сергей абсолютно спокойно прошествовал мимо незнакомых парней, открыл толчком руки створку ворот и вошёл внутрь. Ероха засеменил следом. Областной начальник, пыхтя и отдуваясь, шагнул за ними. Его свита не отставала.
  
   На территории вошедших встретили двое других безэмоционально-казённых мужчин с металлоискателем и странным сканером. Лица этих людей показались Иванову знакомыми, вот только где он их видел - вспомнить не смог.
  
   Его весьма тщательно осмотрели, не забыли и про Ероху. Наступила очередь полицейского начальника. При всех недостатках дураком генерал не был и довольно быстро утихомирил свою спесь. Мало ли, кто тут отдыхает. Так и до неприятностей доскандалиться можно. А звериное чутьё опытного чинуши подсказывало - что-то тут не так.
  
   Территория базы оказалась довольно пустынна, лишь у пары незанятых пока домиков стояло несколько сумасшедше-дорогих мотоциклов да "Урал" с коляской. Вылизанный, надёжный, мощный. Возле них крутились несколько байкеров. Сергей присмотрелся и, неожиданно для себя, узнал их. Даже вспомнил, где видел - в телевизоре. Они вообще ребята разносторонние - то нефтяники, то рабочие на заводе, сегодня вот - мотоциклисты в коже.
  
   От группы негромко переговаривающихся "многостаночников" отделился и пошёл к нему на встречу... с усами, с бородой, весь такой грозный... Джигурда?
  
   Сергей всмотрелся тщательнее - да нет, не он. Но похож. Только пожиже малость, взгляд не такой бесноватый и в бандане, а не с распущенной гривой. До боли знакомый персонаж... И его тоже парень опознал сходу - самый главный мотоциклист страны по прозвищу "Фельдшер".
  
   - Здорово, братан! - крепкие объятия сомкнулись на Ивановской спине. Запахло кожей, потом, дорогой. - Ты как? Красиво тут у тебя... Чего раньше не сказал?
  
   Печать молчала, а активировать её и при всех по нормальному отсканировать окружающую обстановку - не тот случай. Потому Серёга отдался на милость судьбы.
  
   - Да стеснялся как-то, - бухнул первое, что пришло в голову, владелец турбазы. Он начал догадываться, что происходит и импровизировал на ходу. - Сам знаешь, дел полно...
  
   - Это верно... Байк себе брать не надумал? Мы как раз наш, родной, правильный разрабатываем. Для истинных патриотов! Огонь просто! Уже к массовому выпуску подходим!
  
   Иванов молча покосился на присутствовавшие здесь хромированные Харлеи и один вообще непонятный, но явно сделанный в заокеанских мастерских на заказ, мотоцикл, и отрицательно покачал головой.
  
   - Нет? - абсолютно не расстроившись отрицательным ответом и вовсю демонстрируя радость от встречи, продолжил "Фельдшер". - Ладно, дорастёшь ещё. Но если надумаешь - только свистни! Родители в порядке?
  
   - Нормально всё.
  
   Объятия наконец-то разомкнулись. Недоджигурда ещё раз, словно Тарас Бульба сына, осмотрел парня, даже кругом обошёл.
  
   - Хорош! - вынес он свой вердикт. Затем обратился к генералу, причём в довольно странной форме. - А, это ты...
  
   Тот занервничал. Он тоже узнал байкера.
  
   - Что... я?
  
   - Да ничего. Тут стойте. Сергей, пошли! И товарища своего прихвати.
  
   Далеко шагать не пришлось. Метров двадцать, к рыбацкому причалу. Там, в шезлонге, с удочкой сидел незамеченный ранее человек. Когда байкер, Сергей и Ероха приблизились, он повернулся, давая себя рассмотреть.
  
   Редкие волосы, великолепная для его возраста фигура, обнажённая по пояс, простые карго-брюки из плотной зелёной ткани, тёмные очки.
  
   - Здравствуйте, Сергей, - рыбак улыбнулся. - Давно мы с вами не виделись. Надеюсь, всё в порядке?
  
   - Д-да... - опешил парень. Ероха вообще был на грани обморока.
  
   - Хотите? - из-за кресла возник термос. Человек обстоятельно наполнил чашку и протянул Иванову.
  
   Тот отказался.
  
   - А мы, вот, инкогнито... Сменить обстановку решили. Александр, - взгляд на "Фельдшера", - порадовал. Предложил у вас отдохнуть. И знаете, мне нравится! Тихо, спокойно, только тесновато. Ни футбольного поля, ни корта теннисного. Ну и крытый спортзал бы тоже не помешал. С татами и всем прочим.
  
   Серёга развёл руками, демонстрируя искренне расстройство по этому поводу.
  
   - Ну не расстраивайтесь, - продолжил рыбак. - В нашем правовом государстве это не слишком большая проблема. Обратитесь куда следует и я, думаю, вам не откажут.
  
   Иванов согласно закивал головой, не решаясь вставить ни слова. Белкооборотень вообще забыл, как дышать. Генерал со свитой попросту таращились на происходящее выпученными глазами и боялись пропустить даже малейших вздох рыбака. Им было вполне слышно, о чём говорили на причале.
  
   - Рад был повидаться. Думаю, ещё увидимся. Хорошо здесь... - человек вернулся в шезлонг, поставил термос рядом и всецело отдался удовольствию рыбалки. На присутствующих он больше не смотрел.
  
   Бочком, бочком, троица отошла обратно к воротам, под внимательными взглядами байкеров. Да и не байкеров тоже. Абсолютно все присутствующие ощущали себя словно бабочки под стеклом в музее - ни спрятаться, ни скрыться. И отовсюду взгляды... холодные, внимательные, безразличные.
  
   "Фельдшер" неожиданно подошёл к остолбеневшему от увиденного генералу, панибратски взял его за лацкан кителя и зло прошипел прямо в лицо:
  
   - Ты всё понял, мусор?!
  
   Его рык помог чиновнику осознать происходящее.
  
   - Понял...
  
   - Тогда вали отсюда!
  
   Упрашивать дважды полицейские себя не заставили, пулей вылетев за ворота. Иванов увязался следом.
  
   - А ты куда? - поинтересовался байкер.
  
   - Гостей провожу. А то невежливо получается.
  
   ...Догнать генерала получилось у самой служебной машины, когда он уже садился в её прохладное нутро.
  
   - У нас дельце одно, незаконченное, осталось, - сходу взял быка за рога Сергей. - Когда переоформлять базу планируете? Надо ведь день согласовать.
  
   Полицейский с тоской посмотрел на парня.
  
   - Что вы за чушь городите... Какое переоформление? Впервые слышу... Глупость какая!
  
   В ухо ему что-то зашептал помощник.
  
   - Да? Полный бред... - и к Иванову. - Мне тут подсказывают, что в отношении вас странным образом возбудили уголовное дело... Совершенно безосновательное... Мы разберёмся. Больше скажу! Я этот произвол так не оставлю!
  
   С тем и уехал.
  
   Из - за Ерохиной машины наконец-то вышла Маша с улыбкой до ушей.
  
   - Я всё видела и слышала! Просто в теньке у стены стояла. Красиво...
  
   Материализовался и Швец.
  
   - Выдел бы ты свою рожу, а Ероха... ха-ха-ха... Жаль, сфотографировать не вышло. Пошли обратно!
  
   И все вернулись к причалу. Там их уже ждали. Человек с "Фельдшером" откровенно смеялись с остолбеневшего Ерохи, а тот хватал ртом воздух, словно рыба на берегу. Байкеры, да и охрана с ворот в нарушении всех инструкций толпились здесь же, улыбаясь.
  
   - Что, Иванов?! Я же обещал тебе помочь, - заговорил главный мотоциклист страны голосом Фрола Карповича. - Да и Александрос с парнями в стороне не остались. Твой приятель-бездельник идею подбросил, а мы развили. Как тебе?
  
   Смех.
  
   - Слов нет... Я даже поверил поначалу.
  
   - Да, хорошее представление вышло, - поддержал разговор человек голосом македонца. - И несложно получилось.
  
   Взмах руки с активированной Печатью - и красивые мотоциклы растворились в воздухе, а окружающие приняли свои привычные облики. Теперь Сергея это были знакомые триарии, прекрасноликий сотрудник спецотдела и привычно уверенный в себе боярин.
  
   - Того красавца в чувства приведите! - знакомо рыкнул Карпович, указывая на Ероху. - А то помрёт ещё от впечатлений раньше срока. И не бойся - не видят нас твои постояльцы. Отгородились мы, защиту поставили. Мало ли...
  
   Антон мигом подбежал к белкооборотню и затряс его за плечи.
  
   - Очнись! Очни-и-ись!!!
  
   Ресторатор, вздрогнув, пришёл в себя и сразу начал извиняться:
  
   - Сергей! Я не знал... Антон сказал, что сюрприз... Что гости высокопоставленные будут, твои знакомые... Я и поверил... А оно вон как... Сам Фрол Карпович пожаловать изволил... Почитай, лет двадцать не навещали...
  
   Прерывистый монолог белкооборотня бесцеремонно прервал боярин.
  
   - А не отметить ли нам это дело?
  
   Услышав донельзя знакомые слова, Ероха сразу почувствовал себя в своей тарелке.
  
   Забегали домовые, вынося столики прямо на причал. Словно по волшебству появились горячие и холодные закуски, бутылочки всякие...
  
   Пока все суетились, рассаживаясь и рассматривая угощение, Карпович подошёл к Иванову и в полголоса сказал:
  
   - Ты про расширение двора не забудь. Поверь, не откажут. Этот толстый воевода раззвонит всем, кому нужно, о том, где был и что видел. Я эту породу знаю. Видный лизоблюд. Только не затягивай. Время, как известно, забывчивость в человеках развивает.
  
   - Понял. Спасибо, - искренне поблагодарил польщённый такой заботой Сергей. - Не затяну.
  
   - Вот и ладушки... Какие планы?
  
   - В отпуск. Машка меня уже достала магазинами и тряпками. Как ослика за собой таскает и всё требует, чтобы я оценивал... Не могу больше! Потому на днях вылететь хочу. Загранпаспорт она получила, временного домового подобрала. Билеты с путёвкой поменяю, премиальных хватит, и в тёплые края...
  
   Боярин огладил бороду.
  
   - Оно и правильно... Отдых всем нужен, иначе разумом скорбен станешь. Действуй! Только смотри - на отдыхе - ни-ни! Чтобы мне!..
  
   - Понятное дело... за кого вы меня принимаете?!
  
   - Да я больше за твоего друга боюсь. Любит он за воротник заложить...
  
   Иванов обиделся.
  
   - В нерабочее время имеет право!
  
   - Кто спорит? Но ты за ним следи. И подумай про Чехию...
  
   Из-за стола позвали. Дольше стоять в стороне от коллектива было неудобно.
  
   - Хорошо, Фрол Карпович. Обещаю подумать. Но ответ вы мой знаете...
  
   - А ты ещё подумай! - с напором в голосе посоветовал начальник. - Не каждый день такое случается! Всё! Пошли за стол!
  
  ***
  
   "Где-то на одном из самых красивых пляжей планеты"
  
   - Телек включи. Новости. Которые наши.
  
   Иванов лениво, прямо из гамака, пощёлкал пультом.
  
   - Вот...
  
   Антон, с удовольствием ощущая мягкий и приятный песок босыми ногами, подошёл ближе к здоровенному экрану, вглядываясь в лицо диктора. Тот бесстрастно вещал:
  
   - Сегодня с мыса Канаверал, в рамках программы исследования глубин космоса, был запущен космический аппарат Вояджер-3. Целью изучения является ближайшее к нашей планете созвездие Центавра. Время полёта составит...
  
   Дальше Швец не слушал. Его раскатистый хохот заглушил динамики телевизора.
  
   - Ты понял? Нет, ты понял? - похлопывая себя по бокам от избытка чувств, кричал он приятелю. Ловко они!
  
   - Что ловко? - Иванов ничего не понимал.
  
   - Да от Бездушной избавились, вот что! Мне этот выпуск Карпович настоятельно посоветовал посмотреть. Даже сообщение через собственную Печать не погнушался отправить, а он ох как этого не любит...
  
   Теперь смеялись вдвоём. Действительно, как ещё избавиться от той, которую не может убить само время? Просто - в космос запустить! А там видно будет...
  
   - И ещё просил, - отсмеявшись, с серьёзным видом продолжил инспектор.
  
   Дослушивать Серёга не стал, буркнув в ответ:
  
   - Да думаю я! Думаю...
  
  
  Конец первого сборника. Продолжение следует...
  
  
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"