Буланова Юлия: другие произведения.

Вечер встреч выпускников

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.71*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вы когда-нибудь посещали магическую академию? Скорее всего. Вы, даже, возможно, знаете каково это учиться в ней. А вот довелось ли вам побывать на вечере встреч выпускников этой самой академии? Взгляд на то, кем ты был и кем стал за десять лет вне стен любимой альма-матер. О изменившимся мировоззрении, о возлюбленных и одаренных детях.

  
   Дамьен ли`Монтие с легкой ностальгией оглядывал главный зал Академии. Здесь прошли годы его юности, которые принесли много радости, и много боли. Но, тем не менее, он всегда вспоминал об этом времени с теплотой.
   Здесь он впервые встретил свою будущую супругу. Оригинально так встретил. Он на нее огненного элементаля натравил. Нечаянно. В результате девушка лишилась половины косы и полушубка из меха северных локков. По последнему она убивалась особенно долго. Стоит ли говорить, что девушка от щедрот души своей засветила в него двойным темным щитом? А щиты тьмы, как правило, представляют собой активную оборону, очень активную. В общем, сотрясение мозга, три сломанных ребра и синяки по всему телу вызвали, конечно, восхищение ее магическими талантами, но вот любви не прибавили. Хотя… возможно, не будь всего этого, не было бы и любви. Одно можно сказать с уверенностью: яростно сияющие глаза навсегда врезались в его сердце именно в момент их «жаркого» знакомства.
   А, вообще, не везло им друг с другом все четыре года, что они проучились вместе. Или как раз наоборот? Мужчина до сих пор раздумывал над этим вопросом. С одной стороны после ее поступления в академии жилось ему достаточно весело. Но с другой, покой с тех пор только снился.
   Постоянно что-то случалось. То она втягивала его в какую-нибудь авантюру, то он ее. Хотя, если быть честным, Олия эн`Тар в отличие от него делала это крайне редко. Но зато, с каким размахом! И все ради науки.
   После двух месяцев знакомства с ней Дамьен в корне пересмотрел свое мнение о артефактчиках. Никакие эти ненормальные не теоретики. Практики они, причем подчас, более безголовые, чем боевики. Ведь пока не опробуют действие собственного шедевра, не успокоятся же. И ладно, если они на бытовую магию ориентированы. Это не страшно. А если они универсалы? Вот и приходилось ему в обмен на молчание о книге позаимствованной им из «закрытого» фонда библиотеки, ночью тащить ее на полигон, чтобы эксперимент провести. Девушку интересовало, сколько в действительности умертвий сможет поднять ее «Рука Тьмы», а скольких из них потом упокоить? Как оказалось, поднять может около двух десятков. Упокоить – всех на двадцать миль окрест. Под удар попало даже пособие для некромантов, спрятанное в подвале и обитающее там уже добрый десяток лет. А что? Каждый раз новое поднимать? Нет уж, маги народ ленивый. Им проще заклинание время от времени обновлять.
   И все почему? Первокурсница, как оказалось, очень боится зомби. Это она поняла, увидев первое. Артефакт после совершенного подвига благополучно развалился, а молодой человек оказался на «месте преступления» в шоке и с девицей, находящейся в глубоком обмороке на руках. К слову, выговор от директора, который он получил за все это безобразие, был не многим мягче, чем ожидающий его, если бы о книге стало известно.
   О том, как они на пару исследовали систему тайных ходов до сих пор вспоминать страшно. Низкие потолки. Узкие коридорчики, освещенные тусклым светом магических огоньков. Гробовая тишина, не нарушаемая даже мышиным писком. И бешеный энтузиазм в глазах подруги. А ведь идея-то была его. Интересно же!
   Проблуждав там половину ночи, они не нашли ничего стоящего внимания, умудрились дважды заблудиться, отыскать сначала знакомый коридорчик, а потом и выход. Только выход был не тем, через который они в подземелье пробрались. Вот так и вывалились они из разъехавшейся стенной панели в спальню куратора стихийников, который решил приятно провести время с молоденькой аспиранткой-целительницей.
   Поймав свой взгляд в одном из зеркал, он усмехнулся. Как же изменило его время. Из напыщенного столичного франта, он превратился в солдата-пограничника. И уже на нем просто удобная одежда, а не безумно дорогой костюм, пошитый у лучшего портного. И волосы коротко обрезаны, а не собраны в сложную прическу, как у большинства аристократов. И едва заметна на золотых волосах седина, посеребрившая виски. Но таким он себе нравился гораздо больше. И внешне и внутренне. Многие здесь ностальгируют по тому, какими они были. Молодость, бесшабашность, свобода… Лорд форт-пост интендант своей юности, точнее того своего мировоззрения стыдился. Нет, он не был негодяем, лжецом и распутником. И, даже, по заверениям супруги, на фоне остальной «золотой» молодежи, казался почти приличным человеком. Вот именно это «почти» его и убивало. По опыту он знал, что из «почти» приличных людей и выходило больше всего предателей и трусов.
   Прерывая не очень веселые мысли молодого мужчины, мимо него пронеслось два семилетних вихря. Дамьен улыбнулся. Его сын имел два удивительных таланта: заводить друзей и влипать в неприятности. Сейчас, судя по всему, с новым другом он летел навстречу к оным. Ну, ничего, пусть летит. Раз академия как-то двести лет простояла, то и сегодняшнее нашествие этого сорванца выдержит. Ключевое слово было «сегодняшнее». Мысли о том, что его дражайшее чадо может сотворить с этим учебным заведением за пять лет обучения в нем, он старался гнать от себя как можно дальше. Войти в историю, как отец студента, развалившего академию, выпустившую не одно поколение магов, ему очень не хотелось. И Дамьен горячо молился, чтобы к семнадцати годам (то есть к моменту поступления) у его отпрыска поубавилось энтузиазма с бесшабашностью, и появился, наконец, инстинкт самосохранения. Хотя, надежды на это было мало. Рыжие от природы взбалмошные непоседы. Это он еще на примере своей второй половинки уяснил.
   Прогулявшись по родной Академии, он присоединился к одной из групп бывших студентов, стоящих вперемешку с преподавателями. Где-то неподалеку он пару раз выхватывал рыжевато-русую косу его гиперактивной жены. Она порхала то тут, то там. Гениальный артефактор, она была необходима половине преподавательского состава. И десятку «частных» лиц, прибывших на это мероприятие только чтобы встретиться с ней. Олия нечасто выбиралась в столицу, поэтому у нее каждый час был расписан чуть ли не по минутам. Но к такому ажиотажу вокруг ее персоны он давно привык. И очень ею гордился. Она ведь не доучилась в Академии целый год. Из-за него. Поехала в глухомань, на границу, потому что его определили начальником гарнизона. Рискнула всем и, как она говорит, ни капли не прогадала.
  – Эх, Дамьен, не знают бандиты кого надо грабить, – усмехнулся старый профессор теоретической магии.
  – Простите, что?
  – Ваша рубашка стоит как десяток породистых скакунов. Эльфийский шелк, уникальное руническое плетение вышивки. Не изнашивается, не пачкается, поддерживает определенную температуру тела. Стрелу, пушенную с двадцати шагов, удержит.
  – С тридцати пяти, – автоматически поправил Дамьен, а потом чуть смущенно добавил. – Когда у тебя такая жена, хочешь – не хочешь, а приходится носить вместо нормальных рубашек, брюк и плащей произведения артефакторского искусства. Спасибо, хоть только рубашки, брюки и плащи… а то она и нижнее белье шить пыталась. Но такого издевательства я снести не смог.
   Профессор рассмеялся.
  – Кстати, мальчик мой, а вы ее случайно не видите? Мне хотелось бы обсудить с ней одну старую задумку – наверное, уже в сотый раз ему задали этот вопрос.
   Он огляделся.
  – Возле Ректора. Недалеко от трибуны.
   Вон она стоит его девочка, держит на руках их маленькую дочь, степенно кивает в ответ на какие-то слова господина ректора. Но кто поручится, что спустя минуту ее не увлечет новый собеседник и она не упорхнет обсуждать инновации магического искусства?
   Затем он перевел взгляд на бывшего приятеля – Ирвина Алеро. Вот кто как был дураком и франтом, так им и остался. Безукоризненный костюм, идеально уложенные волосы и постная мина на аристократическом профиле. И супруга у него такая же. Худющая, с лошадиным лицом, шикарным шиньоном на куцей шевелюре. И выражение неимоверной брезгливости во взгляде, будто окружающие грязь под ее ногами. Зато она вся просто увешана бриллиантами. Как же! Голубая кровь! Аристократка в десятом поколении. А остальные? Провинциальный сброд, недостойный даже близко стоять. Некоторым, правда, снисходительно позволялось поддерживать беседу с ее светлостью. Ему, например. Он же по происхождению аристократ. Единственный сын барона, наследник титула. Правда, его брак в аристократических кругах считался ужасным мезальянсом. Дамьен, если честно, тоже считал это мезальянсом. Только, несколько в ином ракурсе. Ведь кто он? Не слабый, но достаточно заурядный маг, а она – гений, причем, признанный. Но ведь он уже не глупый мальчишка, который считал наличие титула, чем-тоь обязательным для достойного человека, а его отсутствие признаком того что человек априори не может быть честным и достойным уважения. Граница быстро все расставила на свои места. Мелочными и фальшивыми стали казаться как раз благородные, не видящие дальше собственного носа и не способные ни на что кроме праздного существования.
   Ирвин был как раз таким вот аристократом. Даже жену себе выбрал достойную во всех отношениях. Хотел, чтобы его наследники не посрамили честь семьи и были магами. Интересно, у него хоть раз по-настоящему возникало желание жарко, неистово, со всей страстью и любовью поцеловать эти брезгливо сжатые в ниточку губы или заглянуть в бесцветные глаза?
   А между тем леди Алеро разливалась соловьем о том, как же сложно воспитывать маленького гения, который, безусловно, станет лучшим студентом за всю историю Академии. И вот что значит никогда не смешивать кровь со всякими плебеями. Ведь только у истинных аристократов может родиться настолько талантливый ребенок. Но все же, как это тяжело…
   Дамьен не спорил, что тяжело. Знал на собственном опыте. Но не жаловался, а тихо гордился. Эта же глупая курица именно жаловалась. Причем несла такой бред, что даже ему становилось плохо. Ирвин с самой серьезной миной кивал, подтверждая слова супруги. Да-да и ковер в гостиной подпалил, и потоп в этой самой гостиной устроил, чтобы огонь потушить, и молниями кидался, и снег а июле у него шел, и антикварные стулья сначала побеги пускали, а потом еще и месяц цвели.
   Окружающие ахали, охали и сокрушенно качали головами, а лорд ли`Монтие сначала попытался нацепить на лицо невозмутимое выражение, потом маскировать смех кашлем, потом просто засмеялся громко и открыто.
  – Оживил щенка? Прямо, так взял и оживил? Потрясающе! И у Вас теперь домашний любимец – нежить! Ну, Ирвин, ты же всегда хотел одаренного ребенка.
   Лорд Алеро скривился так, будто съел лимон.
  – Ах, Лорд ли`Монтие, Вам не понять, каково это воспитывать такого талантливого сына, – вмешалась леди Алеро, оскорбившись, что ее страдания не были восприняты с должным пониманием и сочувствием.
  – Ну, да. Мой сын нежить не поднимает. За что, ему огромное спасибо, – снова засмеялся Дамьен.
   И тут на него налетел рыжий вихрь. Милый, любимый ураганчик. Нет, все же именно от нее их сын унаследовал темперамент. Мальчик тоже ходить по земле не умеет – только бегать. И то, что на руках ее спала двухлетняя малышка, Олию не останавливало. Она даже скорость своего передвижения не посчитала нужным снизить. Нет, казалось бы, уже давно его супруга должна была стать степенной матроной, матерью семейства и подавать пример молодым девушкам ее окружения. Но леди ли`Монтие кредиторов не имела, и никому не была ничего должна. По ее собственным же уверениям. Поэтому в свои тридцать, выглядела едва ли на двадцать пять и была красива дикой бесшабашной красотой горной лавины. К слову сказать, нрав у нее был соответствующий.
  – Лим, вот ты где! А ты не видел Дэма?
  – Где-то здесь был. Да отпусти ты его от своей юбки, Олия. Не куда он не денется.
   Его супруга обижено засопела.
  – Ах, дорогой Дамьен, как ты можешь терпеть эту ужасную кличку? – попыталась встать на защиту его чести и достоинства одна из бывших однокурсниц Диора ли`Хант.
   Сам же лорд данное прозвище ужасным не считал, а скорее радовался, что он просто Лим, а не Лимон, хотя второе вполне могло прийти в голову его супруги, учитывая звучание его фамилии.
  – Мужчина может многое позволить женщине, особенно желанной, – он опалил жену таким взглядом, что любое сомнение в том, что она действительно желанна, отпало само собой.
  – Ну и что о нас подумают твои бывшие сокурсники? – недовольно спросила Олия.
  – Что мы очень близки, – ответил тот интимным шепотом, склоняясь к ее уху и демонстративно игнорируя окружающих.
  – Ты что издеваешься? – Она вспыхнула и с укором посмотрела на него.
  – Да, – удовлетворенно расплылся в улыбке Дамьен. – Это тебе в отместку за то, что меня половина сумеречных гор с твоей подачи Лордом Лимом зовет. Причем, свято веря, что меня действительно так зовут.
  – Ну, я же не ожидала, что все так будет. Дорогой, я, честно, не хотела. Ну, вырвалось… я злая была. Прости. Ну, Лим, я же стараюсь так тебя почти никогда не звать. Дамьен с серьезным видом покивал. Действительно старается. Но толку от этого?
   Мужчина тепло улыбнулся, а его леди возвела очи к небу и тяжело вздохнула. Малышка на ее руках зашевелилась, но просыпаться и не подумала.
  – Ладно, подержи пока Геро. А я пойду искать Дэма.
  – Олия, а вам не страшно оставлять ребенка лорду ли`Монтие? Суровый пограничник и нежное создание, – снова встряла леди ли`Хант.
  – Признаться, страшно. А что делать? – с деланным трагизмом в голосе пропела леди ли`Монтие.
  – И чего же ты боишься?
  Дамьен насупился, раздумывая обижаться ему или нет.
  – Что ты, вконец, разбалуешь эту маленькую кокетку.
  – Я строгий отец!
  – Да-да, конечно. Однако это не мешает детям вить из тебя веревки.
   Лорд ли`Монтие тяжело вздохнул и решил на правду все же не обижаться.
  – Так это правда? Вы женаты? – состроила круглые глазки Диора ли`Хант. – А мы не верили, когда Сета сказала, что видела вас целующимися возле академии.
  – А почему не верили? – с усмешкой спросил профессор Лоран.
  – Ну так они… они… все годы обучения вели войну не на жизнь, а на смерть.
  – Да, а потом они поженились и продолжили войну.
  – А вот и не правда! – попыталась возмутиться Олия. – Лим, мы ведь не воюем?
  – Ага, мы так живем, - пряча улыбку, ответил ее супруг.
  – Лим!
  – Конечно, не воюем. Да и тогда не воевали, просто не могли признаться себе в том, что любим.
   Дамьен обнял жену за талию и поцеловал в висок. Госпожа Алеро, увидев паузу в разговоре снова начала с упоением просвещать всех присутствующих, каково это воспитывать одаренного ребенка. Прослушав минут пять, Олия драматическим шепотом поинтересовалась у мужа:
  – Она это серьезно?
  – Да, – ответил он, давясь от смеха.
  – Бедняжка. Знаешь, ее сына ни в коем случае нельзя знакомить с Дэмом.
  – Поздно, – весело ответил Дамьен. – Они уже час, как лучшие друзья. И, насколько мне известно, сейчас на пару исследуют соседнюю галерею. Ну, помнишь? Нашу любимую. В которой три потайных двери есть.
  – О, нет! Он же обязательно сунет свой любопытный нос, куда не просят, и найдет-таки приключений на свою… голову.
  – Дорогая леди ли`Монтие, мой сын благовоспитанный мальчик. Он вряд ли научит чему-то нехорошему вашего сына. А насчет «трудностей»… сомневаюсь, что вы с ними столкнетесь. У ребенка должен быть очень сильно развит Дар, а вашему отпрыску это не грозит. Ваше происхождение… нет, я не имею ничего против магов, вышедших из неблагородных семей, но, согласитесь, все они гораздо слабее представителей аристократических родов. Так что вам не о чем беспокоиться.
  – Я беспокоюсь не за себя, дорогая леди Алеро. И, даже, не за своего сына, а за ваши нервы, и без того расшатанные ребенком с потенциалом чуть выше среднего.
  – Оли, ну подумаешь, научит Дэм мальчишку нескольким фокусам, вполне возможно, что и полезным. За один вечер ничего такого не случиться.
  – Полезным? Умение приручить мантикору считается полезным умением? А вызывать саламандру? А драконы! Лим, драконы!
  – А что с драконами?
  – Как думаешь, многие семьи могут похвастаться усыновленным драконом? Я кроме нас с тобой таких психов нигде не видела. А Дэм весь в тебя!
   Дамьен попытался сдержать улыбку. На самом деле его сын больше был похож на Олию. И внешне, и по духу. Но слыша эту фразу от жены, он мгновенно таял, превращаясь разумного человека в человека до безумия обожающего собственного отпрыска.
  – Ну, подумаешь, дракон… он вырастит, и будет приносить пользу. Он и сейчас приносит.
  – Да-да… с твоими подчиненными в салочки играет. Но надо признать, бегать они после этого они стали, определенно, быстрей.
   Дамьен хотел было ответить, что это гнусные инсинуации, но тут случилось явление рыженького постреленка с горящими восторгом глазами. Этот взгляд его родители знали и с содроганием ждали вести о том, что он что-то взорвал, затопил, сжег, телепортировал, или нашел. Причем последнего они боялись больше всего.
  – Мама, папа, а можно я оставлю у нас еще одну мантикору? А то персиковой у нас еще нет.
  – Ни за что! – ответил папа.
  – Никогда! – ответила мама.
   И тут Геро соизволила открыть свои нежно-фиалковые глазки и вопросить:
  – Лыжая кися? Милая! Хочу! Дэми, дай ме лыжую кисю!
  – Лапонька, это не кися, это мантикора. И она грязная, – попыталась воззвать к благоразумию дочери Олия.
   Девочка насупилась.
  – Солнышко, ну хочешь, я дам тебе конфетку? – попробовал банально откупиться Дамьен.
  – Папа, хочу кисю! – категорично объявила Геро и приготовилась зареветь.
  – Ладно, Герка, держи свою кисю. Так уж и быть, – решил проблему Дэм, царственным жестом протягивая сестре образчик особо опасной нежити.
   Причем, протянул небрежно держа за шкирку, как если бы это действительно был котенок. Правда, мантикора никакого неудовольствия не выказывала. Лапки поджала, крылышки свернула. Малышка с радостным писком прижала ее к груди, а потом поцеловала в нос. Родители взирали на воссоединение двух одиночеств с некоторой скучающей обреченностью. Нежить, вместо того, чтобы напасть на ребенка, что она, судя по всем учебникам по нежитеведению, должна была сделать, начала мурчать и подставлять шейку, чтобы девочке удобнее было ее чесать.
  – Дэми, солнышко, будь человеком, не дари больше сестре экзотических домашних питомцев. Ладно? Нам твоих пяти мантикор, двух келпи, трех сиринов, шести пикси и одного дракона вполне хватает. Это не говоря уже о том, что ты водишь дружбу с тилвиг тег, да приятельствуешь ундинами.
  – Ну, мам, это же еще совсем маленькая мантикора. Редкой окраски и характер у нее хороший. Добрая она, ласковая. Правда, глупая еще, совсем как Герка. Ну, что с мелочи возьмешь? Будут они вместе играть. Зато, сестру теперь никто не обидит. Я же не могу всегда рядом быть. Я еще хотел ей пикси притащить. Но тут один старичок, как его увидел, так бросился ко мне, и завопил «Lumenus Evglinus» хотя это «Lumenus Tikavenus». Глаза бешеные, волосы дыбом, руки дрожат. Я решил, пусть забирает, а то с психами связываться себе дороже. А другого мантикоренка себе Магнус Алеро забрал. Мы их двоих нашли. Забились в щель, мяукают. И матери поблизости нет. А значит вообще ее нет. Мантикоры своих детей не бросают. Вы же знаете. А эти крохи еще совсем, даже зубов нет… ну, почти нет… всего два ряда… так что, это не в счет. Только у Алеро серо-коричневый. Как мой Брысь. А рыжего я себе взял. Он к Геркиной блондинистой шевелюре очень подходит. Хорошо сморится на ее фоне. А еще… скорей бы вырасти! Я хочу тут учиться. Тут такое интересное подземелье. И четыре тайных хода. Я сначала думал, что три, а четвертый нашелся совершенно случайно.
  – Знаешь, милый, – обратилась Олия к мужу, не замечая ошеломленного молчания окружающих. – Назвать сына в твою честь было моей ошибкой. Он же весь в тебя!
   Лорд форт-пост интендант и его сын расплылись в одинаково гордых улыбках. На что леди ли`Монтие тоже улыбнулась. Этим двоим так хотелось быть похожими.
   А ректор Академии, ставший невольным свидетелем этой сцены, всерьез задумался о том, чтобы давать возможность некоторым студентам окончить академию экстерном. Гении, это, конечно, хорошо, но вверенное ему учебное заведение, все же, необходимо сохранить для потомков. Это Олия была достаточно тихим и не слишком опасным для окружающих дарованием, которого Дамьен ли`Монтие достаточно успешно нейтрализовывал на протяжении четырех лет, а потом и вовсе с собой увез. Их сынок не такой. Он не пару раз в год, он ежедневно в неприятности влезать будет. Есть такая порода людей, у которых жизнь – одно и сплошное приключение. А если они еще и гении… да, определенно, экстерн – очень хорошая идея.
  
  
  
Оценка: 8.71*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Лунёва "(не) детские сказки: Невеста черного Медведя"(Любовное фэнтези) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"