Буланова Наталья: другие произведения.

Грехи. Гордость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.69*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Мы создания, чья миссия - сеять грех в душах людей. Мы подталкиваем к самому краю, давим на слабые места и подкидываем порочные мыслишки в невинные головы...
    И мы живем рядом с вами...
    Но и среди сестер начались изменения, и неизвестно, в какую сторону...
    И уж лучше бы - в плохую. Иначе босс нас просто уничтожит! Проект закончен, выложена часть текста

    КУПИТЬ КНИГУ


  Пролог.
  
  Привет, меня зовут Гордость, и я грех. Для своих - просто Горди, а для чужих - обычная девушка, которая крутится в клубе "Райская жизнь". Правда, прекрасное название для обители порока? Вот и нам с сестрами оно показалось удачным. А уж как оно злит святош - просто слов нет!
  Кстати, о моих сестрах... Знакомьтесь: вон та блондинка с длинными волнистыми волосами и невинными голубыми глазами - Соблазн. А по простому - Соби. Видите, она невинно стоит за спинами стесняющейся парочки? И я вам скажу - у них нет ни единого шанса не поддаться искушению, когда за дело взялась она.
  А вон там у барной стойки, где трясут кошельками сразу несколько толстосумов, стоит Алчи. Да-да, та самая блондинка с короткой стрижкой, карими глазами, и с кучей "гвоздиков" в одном ухе. И поверьте, когда она крутит пирсинг в брови вот так - значит, клиент никак не хочет попадаться "на крючок". А точнее - на грех. И, конечно же, вы поняли о ком речь - перед вами Алчность собственной необузданной персоной. Правда она постоянно жалуется, что ей в нашем клубе почти нечего ловить, но я не согласна - богатеньких мальчиков у нас хоть отбавляй. Все-таки, клуб для "золотой молодежи"...
  А вон у той стайки шумных девчонок крутится еще одна моя сестра - Зависть. Иногда так и хочется ее дернуть за длинный рыжий хвост и собрать все эти многочисленные резинки. Но ей нравится, и на этом наши аргументы заканчиваются... Сегодня у Зави есть чем поживиться, босс будет доволен...
  О, а вот и Ложь! Сегодня в клубе так много спорящих болельщиков, что Ло уже перевыполнила норму и сидит вместе с Лени на диванчике. В зал она спустилась в вызывающе красном парике и теперь советовала Лени заняться компанией в углу. Но пухленькой русоволосой девушке явно не хотелось вставать с насиженного места. В принципе, все верно, что толку распаляться по пустякам, когда еще несколько часов и она сможет развернуться в полную силу...
  - Нет, ты посмотри, она опять не наберет сафрат, - рядом возникла Гневи, резким движением головы встряхивающая свои черные волосы. Желтые кончики на мгновение мелькнули перед глазами и скрылись за спиной сестры. Как вы уже поняли, это - Гнев. И у нее всегда набирается полный камень греха.
  - Успеет, - я отвечаю ей, а сама потягиваю апельсиновый сок из трубочки, размышляя над тем, за кого же мне взяться первым. Я тоже никогда не позволяла своему фиолетовому сафрату остаться не заполненным.
  - Горди, ты не забыла, что показали карты? - не могла не напомнить мне Гневи, и я кивнула.
  - Неприятности, - повторила я услышанное перед выходом. В зал клуба ни одна их сестер не выходила, пока наша Гневи не вытащит "картинку дня". Ее нарисованные карточки не раз спасали наши задницы перед боссом, и с некоторых пор мы не пренебрегали советами карт - они всегда сбывались.
  - Знаешь, я обожаю неприятности, - я допила стакан сока и поставила на стол.Взбила руками каре на ножке, сдувая прядь каштановых волос. Больше медлить нельзя - пора действовать. Мне, в отличие от Лени, как раз таки нужна была активная и, по возможности, не слишком пьяная публика. А то знаете, люди забывают о гордости, как только их мозг погружается в сотни миллилитров алкоголя...
  
  Глава 1.
  
   Доминик.
  - Они перешли уже все границы! Клуб! Они открыли свой собственный клуб! Мало им было шататься по чужим, так нет, подавай свой! - с треском плюхнулся на стул Росси и запульнул стетоскоп на другой край стола. Прибор проехал по гладкой поверхности и, не удержавшись на краю, упал аккурат в мусорную корзину. - Хотя что еще ожидать от этих грешниц!
  - Не горячись! - я повесил свой белый халат на вешалку в шкаф, и почувствовал невероятное облегчение - словно убрал туда не только врачебную форму, но и болячки всех пациентов Терапевтического отделения. - Во всем есть свои плюсы - не надо будет гоняться за ними по всему городу.
  - Ты так думаешь? А ничего, что нас вчера с Майклом не пустили дальше входа? Они не желают видеть нас на своей территории и нам вчера очень красноречиво об этом сказали два амбала у двери.
  - Так вот откуда у тебя синяк... - я бегло осмотрел скулу брата. - Скользящий, тебе повезло.
  - Меня не волнуют синяки, Дом, меня волнуют они! Теперь не получится сглаживать их воздействие по всему городу, если они примутся работать точечно. Знаешь, если еще больший процент инцидентов в их клубе не будет бросаться в глаза, то разом подобревшая и трезвая молодежь - еще как. Не мне тебе объяснять, что туда сразу же хлынут барыги сбывать товар.
  - А кто тебе сказал, что мы позволим спокойно плодить грехи в своей обители? - я натянул серый блейзер и застегнул стальную пуговицу, а только потом раскрыл, что знаю гораздо больше, чем думает Росси: - 'Райская жизнь', ведь так? Я как раз сегодня собирался навестить одну леди...
  Росси заинтересованно стрельнул в меня глазами, осмотрев с головы до ног, и присвистнул:
  - Только не говори, что ты хочешь доказать той цыпочке...
  - Не скажу, - перебил я брата, пока он не наговорил лишнего. - А ты следи за языком!
  Росси досадливо цокнул языком, но кивнул. Да, не пропитаться прилипчивыми словечками было очень сложно, и пока у нас не было повода для нервов - мои братья использовали их в своей речи куда как реже, пока у нас в городе не появились они - грехи... Эти семеро сестер были как занозы... тьфу, вот говорю, пока они не появились мы жили тихой и спокойной жизнью, помогая смертным и поддерживая баланс добра и зла.
  Но три месяца назад кое-кто внизу решил, что нам скучно живется...
  Нет, бой за души велся с незапамятных времен, но только совсем недавно нам пришлось осесть в мире смертных - вылазки 'грешников' стали настолько частыми, что просто вынудили нас принять экстренные меры и нести нравственность в массы. Но наш ход оценили по-другому, и теперь бой перешел в мир людей. Мы живем среди них, мы боремся за них, и мы кладем все силы на то, чтобы не ударить в грязь лицом перед высшим. Ну, и по возможности, не пропитаться привычками смертных...
  
  
   Горди.
  Персонал клуба выметал мусор, начищал до блеска столы и чистил диваны. А я давила каблуками осколки стакана и все не могла успокоиться...
  Из-за этого праведника я не заполнила свой сафрат! Впервые!
  - Горди, идем, пора! - позвала Соби, сочувственно глядя на мой фиолетовый кристалл. На ее шее сверкал алыми гранями сафрат соблазнения, полный до отрыжки. И я готова была разнести половину клуба, если бы не время...
  Пять утра пятьдесят минут - показывали стрелки наручных часов. И когда стрелка передвинется еще на пять минут все наши сафраты уже должны быть на своих местах, иначе нам не поздоровится!
  - Иду, - я с чувством растолкла последний осколок и направилась вниз. Туда, где в глубине подвала ждал наши кристаллы босс, выполненный из камня. Гениальное творение его рук, хочу я вам сказать! Но когда он желал поговорить с нами и глаза оживали - даже мне становилось не по себе.
  Пара лестничных пролетов вниз - и вот я и сестры стоим вокруг серого изваяния. Семь углублений, словно семь чакр из человеческих верований, расположены вдоль головы и позвоночника каменного босса, и наши сафраты один за одним занимают свои места. Мое - на самом верху, в голове, и знаете, я совсем не удивилась, когда каменные глаза ожили и меня прожгли горящие глаза босса.
  - Гордость... - обманчиво мягко начал он.
  - Да? - я всегда встречала проблемы с высоко поднятой головой.
  - Как насчет замены? - он продолжал говорить нарочито-дружелюбным тоном, от которого у сестер шли мурашки по коже, да и что таить - у меня тоже.
  - Я исправлюсь! - заверила я его.
  - Причина? - вдруг рыкнул босс, исторгая пламя из статуи, и я еле успела прикрыть голову.
  - Один... из праведников... застал меня... врасплох... - я должна была признаться своему создателю, но слова я вытаскивала из себя, словно клешнями.
  - И что ты с ним сделаешь? - игриво спросил босс, моментально меняя настроение. Все-таки он знал меня, иначе бы не стал даже разговаривать, а просто превратил в пыль на месте.
  - Опорочу! - с горячностью пообещала я, и он довольно хмыкнул.
  - Завтра ты должна перевыполнить норму!
  - Конечно, босс! - кивнула я, внутренне расслабляясь. Кризис миновал, но только на сегодня. Этот Доминик мне за все ответит!
  Секунда - и наши сафраты пусты, а каменная статуя - безлика. Я старалась не показать сестрам, как дрожат мои руки, поэтому забрала свой фиолетовый кристалл последней.
  - Порвем их на части, а, сестренка? - игриво толкнула меня локтем Гневи.
  - Рвать будем их репутацию, она им дороже всего! - мстительно сказала я, уже прорабатывая в голове план. Ничего, этот вечер был за святошей, но я учусь на своих ошибках...
  - Гарри! - заорала я во всю глотку, зовя главного охранника, как только поднялась наверх. - Быстро в кабинет!
  Больше ни один из святош не сможет пролезть к нам...
  
  - Вот эти трое для нас - персоны нон-грата, - я показала мужчине вырезки из камер наблюдения. - Пусть их лица отпечатаются в мозгу у всех твоих ребят! И да, Гарри, раздай своим ребятам вот эти значки...
  Всегда серьезный мужчина кивнул, но я знала, что он сделает все в лучшем виде. Выполнит, не задавая вопросов. Не зря мы с сестрами потратили почти две недели, чтобы найти настоящих профессионалов в своем деле, обладающими самыми короткими языками. У нас были свои секреты, и те из смертных, кто собирался работал на нас, должны были уметь держать рот на замке. Начальник охраны и его ребята могли, и дело не только в преданности делу, но и в очень хорошей зарплате. И я была уверена, что перед сменой каждый из них оденет защиту от влияния этих блюстителей нравственности.
  Как только дверь за Гарри захлопнулась, я с чувством всадила металлический дротик в мишень для дартса, висевшего на стене. Воздух разрезался со свистом снова, и вот уже второй дротик попал точно в цель, подвинув собрата. Две острые иглы были всажены в маленький круг, словно я и этот праведник, когда раз за разом воевали за одну и ту же душу сегодня в клубе.
  Сознание заволокла дымка, и я вернулась в воспоминаниях на несколько часов назад, в одну из самых жарких ночей в клубе...
  Публика как раз начинала входить в раж: на танцплощадке извивались тела, у барной стойки опрокидывались рюмки, а вся остальная толпа расслаблялась, как могла. Я только-только приметила себе очередную жертву - молодого мужчину, спорящего с другом о футболе и яро размахивающего стаканом. И это был отличный выбор - добыча обещала быть легкой и не сильно сопротивляться.
  Я встала за спиной мужчины так, чтобы смотреть ему ровно в затылок и принялась за работу: порочные мысли, словно реки-ленточки, потекли к нему, проникая под кожу, поселяясь в голове и отравляя душу смертного. Это было так привычно - играть на чувстве собственной значимости и смотреть, как все больше и больше распаляется в разговоре мужчина, в то время как мой сафрат наполняется все больше и больше.
  Я была расслаблена, поэтому сначала даже не обратила внимание, как мой зрительный контакт прервали и просто сделала шаг в сторону. Но связь с жертвой прервали снова, и я уже не могла проигнорировать наглеца. Нет, понятно, что в наполненном людьми клубе нет места спокойствию, но чтобы передо мной так нагло встали и не давали работать - впервые. Обычно смертные чувствуют мою ауру и во время 'контакта' стараются обходить стороной.
  - Отвали, не до тебя, - я достаточно грубо толкнула обладателя серого блейзера в плечо, чтобы шел своей дорогой и не мешал плохим девочкам делать свои грязные делишки. Но мужчина и не думал уходить.
  Тогда я перевела на него гневный взгляд, и узнавание мгновенно вспыхнуло в сознании:
  - ТЫ!
  
  
   Доминик.
  - И как ты собираешься туда пройти? - Росс не отставал от меня на протяжении всей дороги к клубу. - Хочешь повторить нашу вчерашнюю судьбу с Майклом?
  - Я пойду по своему пути - воспользуюсь нашими способностями, - чудом найдя на парковке у клуба свободное место, я припарковался и признал: - Дела у них идут, судя по всему, очень даже неплохо...
  - 'Райская жизнь!' - друг гипнотизировал взглядом озорно мигающую неоновую вывеску. - Как же меня выводит из себя их наглость!
  - Росс, смотри, скоро совсем очеловечишься! Эмоции, эмоции... Или это на тебя одна из сестриц воздействует? - под моим ироничным замечанием пряталась тревога. Мы пропитывались этим миром, как бы не старались держаться особняком. Но мы были воплощением света, а значит, просто не имели права марать его лучи в нас. Наоборот - мы должны освещать им заблудшие души... А вместо этого тратим время на то, чтобы хоть как то обелить эту греховную пропасть.
  - Вот, видишь того лысого амбала, похожего на Майка? Это он нас вчера развернул восвояси.
  - Наверное, потому что Майк начал читать ему высоконравственные морали? - предположил я. Вряд ли сестры могли предположить, что мы наберемся смелости войти в на их территорию, но новый раунд диктовал свои правила.
  - Если мы хотим идти на равных, Росс, то мы должны быть умнее, - я расстегнул стальную пуговицу, выпустил один конец идеально-белой рубашки и подошел к двум огромным парням на входе, не обращая внимания на очередь, которая сразу начала сыпать угрозами и проклятьями на головы 'золотых мальчиков'. И нас с секундной заминкой пустили внутрь.
  - Как, Дом? Как ты это сделал без единого слова? - Росси недоумевал, подозрительно смотря на меня. Как будто бы мог найти для себя что-то новое за те несколько лет, что мы работаем вместе.
  - Пришлось применить воздействие, - тихо сказал я, идя по коридору. Глаза то и дело раздражал свет ярко-синей точечной подсветки, заставляя щуриться. Это место было мне не по душе, так же, как и моему брату.
  - Но мы же не должны использовать его в своих целях... - Росси, как бы не сыпал 'неправильными' словами, не мог понять одной вещи...
  - Ситуация меняется, и наш подход тоже должен меняться. Много мы вчера с Майклом добились, говоря о том, что вам срочно надо попасть внутрь, несмотря на то, что тут везде порок и разврат?
  - Но мы не могли врать, ты же знаешь! - возмущенный Росси скривился, словно съел разом половинку лимона.
  - Знаю, так же, как и любой из братьев. Но я сейчас же не врал, ведь так? И мы - внутри... - я зашел в зал, и на меня обрушилась волна звука и эмоций. Мгновенно закрывшись, чтобы не сойти с ума, я встал чуть в стороне, внимательно оценивая расстановку сил.
  - Но ты же схитрил! - указал на очевидное и постыдное для нашего брата действие, и я не выдержал:
  - Росс, как ты думаешь, высший будет против, если узнает, что благодаря этому мы смогли вырвать из лап сестричек несколько душ?
  Брат и друг, с которым нам пришлось пройти не по одному лезвию ножа подумал, обведя взглядом помещение клуба и сказал:
  - Не один я, Дом, пропитываюсь...
  
  
   Горди.
  Если кто из святош меня и раздражал больше всего, так это он - Доминик. Сноб, каким мало еще поискать, заведует Терапевтическим отделением и лечит бедных людишек...
  Я бы умилилась, наверное, если бы не была так зла! Хотя вру, даже если бы я была в прекрасном расположении духа, я бы не стала этого делать!
  И почему-то именно он любит попадаться на моем пути, вставляя палки в колеса. И если раньше он его действия я могла расценить просто как лай собаки, то теперь он еще и скалил на меня пасть, так как наглым образом сглаживал все мое воздействие. А так как мой сафрат все еще был соединен энергетическими нитями с жертвой, то и он стал стремительно опустошаться. Такого я просто не могла позволить...
  И началось! Я готова была его растерзать голыми руками прямо посреди клуба, когда он с милой улыбкой опять спутывал мне все карты, врываясь в контакт своей добродетелью. Сестры хотели были помочь, но я просто не могла позволить, чтобы они вмешивались. Гордость я, в конце концов, или кто?
  Хотя, его братец тоже навлек на себя Гневи, и я внутренне позлорадствовала. Этот парень был не так нагл, как тот, что сейчас опять молчаливой стеной возник передо мной и новым объектом. Мой сафрат был наполовину пуст, и Соби не выдержала:
  - Давай я позову Гарри, чтобы они вышвырнули эту парочку отсюда.
  - Сама справлюсь! - зло прошипела я сестре, пронзая глазами синие глаза брюнета. Этот их высший специально наделил их смазливыми мордашками, чтобы девушки слушали их 'проповеди' открыв рот! Но мне дела нет до его внешности! А вот своей я могу и испугать, когда захочу...
  Я убрала с одной стороны волосы за ухо, демонстрируя глубокий шрам от виска до шеи, и криво усмехнулась:
  - Хочешь такой же? Нет? Тогда брысь с моей дороги! - 'кокетничала' я, прекрасно зная реакцию людей на такого рода недостатки. Сама я ничуть не переживала по этому поводу, а вот люди обращали внимание, поэтому я и выбрала каре на высокой ножке с удлиненными концами - так мой шрам был практически не заметен.
  Но я просчиталась - он не человек, и реакции у него - не человеческие! Он чертов праведник! И он потрогал пальцами мой шрам!
  
  
   Доминик.
  - Были рваные края... пять швов... - я не смог сдержать врачебный интерес, о чем тут же пожалел - зеленые глаза девушки были полны отравляющего яда. Я уже поименно знал этих сестричек, и хоть и передо мной была не Гнев, а Гордость, она не менее ее могла выходить из себя. В общем-то, что сейчас и произошло...
  - Лишние руки? - она умудрилась схватить меня за палец. Да, малышка была сильна, не спорю, все-таки силы низшего били у грешниц через край, но я легко обжег ее одним лишь именем своего создателя.
  Она тут же зашипела не хуже змеи, и удрала руку. В вырезе фривольного топика показался фиолетовый прозрачный камень, от которого так и шла негативная энергетика. Я уже давно подозревал, что у них должны быть подобные сосуды, но только теперь догадался, что они прятали под видами амулетов и ничего не значащих стекляшек. Никто в жизни не поверит, что камни настоящие, да и я бы посмотрел на того самоубийцу, кто осмелится взять кружок в руки. Почему-то я был уверен, что если я протяну руку к нему - как минимум получу ожог, а как максимум - лишусь конечности.
  Я хоть и бессмертен, но это будет достаточным поводом отойти от дел на неделю. А такой роскоши при нынешней обстановке дел я не мог себе позволить.
  В городе и так на семь сестер греха приходилось всего три брата добродетели, и на мой скромный взгляд баланс сил был нарушен. Я как раз утром собирался попросить создателя о помощи - нам нужны были новые силы, а лучше - братья.
  Но мне было очень интересно, кто же оставил ей шрам, если регенерация у них была ничуть не хуже нашей, а значит, и следа не должно было остаться...
  - Хм... Провинилась? - намекнул ей на наказание от босса, но получил в ответ тишину.
  Я чувствовал, что лучше всех могу приглушить воздействие именно этой темной леди - Горди, и я не дал сегодня ей насладиться своей охотой. Пусть знает, что даже в своей обители они не достаточно защищены...
  - Твой брат уже на растерзании у Соблазна и Лени, как ты думаешь, он устоит? - девушка гневно цокая каблуками, прошла глубже в зал и вновь переключилась на другой объект. И я тоже включился в дело, сглаживая ее воздействие, практически сводя 'на нет' добрыми помыслами, которые вкладывал в головы объекта.
  Мимолетный взгляд в сторону Росс и я был вынужден признать, что его положение во сто крат хуже, чем мое... Против меня Гордость, с которой я могу справится, а вот Росс явно не мог справится сразу с двумя греховными девушками, и пока у одной он отнимал жерт, другая просто издевалась, посылая все новых и новых посетительниц клуба, желающих мужского тела здесь и сейчас.
  - Ну что, идешь выручать, добряк? - она старалась не показать, как взбешена, но ее шрам белел на коже, выдавая хозяйку с головой.
  - Он справится, - я верил в это. И мы вновь окунулись в борьбу за души смертных.
  
  Глава 2.
  
   Горди.
  Дымка воспоминаний рассеялась и я услышала, как мимо кабинета прошли одна за другой девочки. Лень - медленно, словно прислушиваясь к каждому шороху. Гневи стремительно, словно буря в пустыне, громко стуча пятками. Ложь играюче пробежалась костяшками по двери и пожелала сладких снов. Соби заглянула в дверь и подмигнула, отсалютовав. А Зави я вообще бы не услышала, если бы она всех не подгоняла в спину словами о том, чтобы они оставили меня и дали побыть с самой собой.
  Да, Зави знала, что в таком состоянии со мной бесполезно говорить. Но я забыла про еще одну свою сестру, которая не отличалась манерами и, как только процессия, судя по звукам, скрылась за углом, Алчность влетела в двери и с разбегу шлепнулась плашмя на диван.
  - Праведная ночка! - закинув руки за голову, зевнула она, а я против воли усмехнулась. Не знаю почему, но именно Алчи могла вмиг меня успокоить своим отношением к происходящему - она говорила открыто о вещах, причем с такой простотой, что сразу начинало казаться, что все переживания не стоят и секунды моего времени.
  - Да, ты права. Хочешь выпить? - я подошла к бару и повернулась в ожидании ответа.
  Там, среди нескольких десятков элитных алкогольных напитков всегда стояли две-три бутылки молока для сестры. Каждая из нас, живя среди смертных, обзавелась такими маленькими, ничего не значащими слабостями... И вот Алчи просто обожала молоко.
  - Кидай! - она вытянула руки вверх и подмигнула, отчего пирсинг на брови забавно подскочил. Я до сих пор не привыкла к ее куче проколов, но каждый и нас в этом смертном мире выразил себя по-своему...
  Раньше мы были грехами без плоти, духами, которые искушают, не входя в контакт, одним своим присутствием. Мы не помнили своего прошлого, мы лишь знали, что наши души принадлежат боссу, нашему создателю. И теперь мы обрели плоть и поняли, что то, как мы себя ощущаем внутри можно прекрасно выразить и внешним обликом.
  Вот взять Алчи - она с первого дня не вылезала из кожаных нарядов, продырявила ухо в десяти местах и бровь, и теперь была вполне довольна своим обликом. Желтый сафрат выскользнул наружу и повис на веревке над полом, пока девушка старалась открыть бутылку. А я вспомнила о своем провале и откинулась на крутящимся кресле, с силой захлопнув дверцу бара ногой.
  Звяк! - раздался перезвон, играя по нервам. И я подумала, что так же сыграю на нервах святош! Вот только высплюсь...
  
  
   Доминик.
  На пациентов я не жаловаться никогда, но сегодня был почему-то именно такой исключительный день. Не стоило брать смену на воскресенье, особенно после такой изнурительной ночи - как бы бессмертен я не был, но жизнь в мире людей накладывала на тело определенные обязательства, такие как: есть, спать... ну и многое другое.
  Клиника была не просто местом работы братьев. Постоянный контакт с людьми, чье сознание было как никогда неустойчиво к воздействиям, позволяло поддерживать в душах людей смирение, покой, доброту и понимание. И да, мы свято верили, что половина успеха в деле выздоровления лежала на наших плечах, потому что не раз мы видели отчаявшихся людей, которые после мыслительного контакта резко шли на поправку и будто бы духовно оживали. Я считал, что мы делаем великое дело, но сегодня я просто устал. Наверное, Росс прав, и раньше я бы никогда не позволил себя пожалеть.
  Поэтому завершив осмотр, я встряхнул себя усилием воли и вновь занялся пациентами, коих все прибывало и прибывало...
  Под вечер, когда поток людей иссяк, я устало откинулся на спинку стула и вздохнул. Утренний разговор с создателем окончился странно и я так и не понял, прибудут ли еще браться. Но высший всегда говорил загадками, поэтому я не был сильно удивлен. Некоторые вещи не меняются.
  Стук в дверь прервал мои мысли, но не успел я ответить, как Майкл уже вошел.
  - Ну и денек, - он устало снял колпак с головы, проведя ладонью по лысине. - Представляешь, Росси проснулся всего несколько часов назад...
  Я насмешливо посмотрел на брата, который уселся на кушетку и с размаху стукнулся головой об стену. Неловкость - это его стиль жизни, несмотря на все габариты, при которых он, казалось бы, должен быть медлительным и степенным. Ха, степенным! Это явно не про Майкла!
  - Я вчера видел одну рыжую бестию, которая бы сейчас потирала бы ручки от удовольствия, смотря, как ты завидуешь собственному брату, - я поставил последнюю закорючку на карте пациента и отодвинул в сторону.
  - Она там была? - Майкл не смог скрыть интереса и я со скрежетом развернулся к нему на стуле.
  - Я тебе сколько раз говорил - очнись! Она тебя одурила! Обманула! Охомутала! Ты молчал две недели и я думал, что ты одумался. И прости, что я тебе напомнил, конечно, но забудь, брат, забудь о ней! Если создатель узнает...
  Я взъерошил волосы от волнения за друга, готовый разделить его вину на двоих если понадобиться, но на высшем суде ОН и без нас узнает , кто есть кто...
  Майкл молчал. А я не стал больше ничего говорить. Эта Зави была занозой, застрявшей ядовитой иглой в брате и отравляющей его с каждым днем. И теперь я вижу - все видимые улучшения были просто умело им спрятаны. Стоило только раз заикнуться о ней - и все, все оковы, в которых он держал себя - слетели...
  Мы становимся совсем как смертные, и то было очень и очень плохо.
  - Майлк, как ты думаешь, может тебе на время смотаться к высшему, набраться сил. Он пришлет замену... - брат меня не дослушал и молча вышел из кабинета, тихо закрыв за собой дверь.
  А это был плохой знак...
  
  
   Горди.
  Пятница и суббота были для нас сплошным развлечением: в клубе была толпа народу, а наши сафраты становились на раз полными. Исключением являлась минувшая суббота, но я больше не намеревалась дразнить босса подобным образом.
  На буднях сеять мысли в головы людей иногда бывало очень увлекательно: приходилось изворачиваться, находить все новые места, но у каждой их сестер все равно было одно, свое, самое любимое...
  А вот с воскресеньями была совсем другая история - это был день торговых центров. Людишки, выспавшись за всю рабочую неделю, вылезали их домов только к обеду и сразу ныряли в магазины. Кто-то делал покупки, кто-то присматривал подарки, а кто-то просто проводил весело время. И за эти несколько месяцев я уже успела возненавидеть многочисленные ряды магазинов с вычурными манекенами. Зато Соби их просто обожала, мне иногда даже казалось, что она бы ловила жертв здесь каждый день, будь ее воля.
  Я села за один из столиков в рестораном дворике и не прогадала - через несколько часов я набрала полный сафрат и спокойно покинула последнюю жертву - одну из трех подруг, которая теперь горделиво шагала от них прочь.
  За стеклянными окнами сверкали вечерние огни, а я уже потирала руки в нетерпении. Задача номер один на сегодня выполнена, а вот номер два еще ждет своего звездного часа.
  Доминик... Что за имечко для праведника? Нет, не подумайте, я не знакомилась с ним, слышала между делом, как к нему обратился один из братьев при нашем предыдущем 'свидании', но тогда победа осталась за нами. Вчера я проиграла, но сегодня собиралась отыграться сполна. И если святоши думали, что только они знают, где мы обитаем, то слишком сильно ошибались...
  Их больничка давно вызывала у меня неуемное чувство любопытства...
  
  
   Доминик.
  Хоть наш создатель и не одобрял излишеств, некоторыми вещами мы с ребятами все-таки обзавелись, под его молчаливое осуждение. Старенький Форд Фокус темно-синего цвета довозил нас до нашего загородного дома с ветерком. Правда, часто ломался, ел масло и изредка чихал чем-то черным, но купить что-то получше мы бы не решились.
  Я уже как десять минут ждал Майкла в машине, давая ему время прийти в себя. Усталость давала знать о себе и я иногда прикрывал глаза, позволяя себе прикорнуть минуту-другую. И именно поэтому, когда перед клиникой затормозила фиолетовая Бентли Континенталь, и из нее выскочила вчерашняя сестричка я было подумал, что мне это приснилось.
  Она же просто не могла быть здесь! Или могла?
  Тоненькая фигурка облокотилась на крышу машины, и я физически почувствовал, как взгляд девушки сканирует здание, скользит по стенам и окнам, но тут она вздрогнула и развернулась лицом ко мне. Что ж, врага надо встречать лицом к лицу. Чую, она оказалась здесь не ради одного из пациентов...
  Захлопнув чуть покосившуюся дверь, я впервые испытал раздражение из-за вида нашего железного коня, но тут же одернул себя. Да какая разница, на чем добираться до работы? На дворе лето, вообще, куплю себе велосипед и буду наслаждаться природой.
  - Не ценит вас высший, ох как не ценит! - походкой настоящей хищницы Горди обходила наш Форд, а я внимательно следил за каждым ее движением. С нее станется еще колеса продырявить...
  - Что молчишь? Самому обидно?
  - Ничуть, - только ответил я, присматриваясь к одежде девушки. За той половиной джинсовой куртки, что была одета на ней, можно было мало что спрятать. Белый топик под ней облеплял фигуру как вторая кожа, а голая полоска кожи приоткрывала вид на татуировку на боку девушки.
  Интересно, босс поставил, или здесь уже обзавелась?
  - Хочешь, прокачу? - ее цепкий взгляд прошелся по мне от головы и до ботинок. А я все никак не мог понять, что же она задумала. То, что она хочет отыграться за вчерашнее не оставляло сомнений, вот только как?
  - Нет. Что ты тут делаешь? - я обернулся на ее тачку, которую она умудрилась поставить сразу на три парковочных места и присвистнул. - Да ты мастер!
  - Завидуешь? Это тебе к сестре, - Горди окинула пристальным взглядом Форд и тонкий пальчик забарабанил по губам, словно девушка крепко задумалась. Но она не долго томила меня ожиданием, выдав: - Да, пожалуй, твою разве что по частям можно на три места разложить...
  Я всегда считал себя чрезвычайно терпеливым и не вспыльчивым, но эта грешница умела пройтись по болевым точкам. Да, наша тачка была не так хороша, но она была! И только браться знают, чего мне стоило взять на себя такую смелость и однажды прекратить нашу пешую жизнь в мире смертных...
  - Молчишь? Вот и правильно! - она обошла вокруг меня, разглядывая точно так же, как совсем недавно нашу машину. Я уже мог предсказать, чем попробует меня уколоть эта девчонка, но все равно не смог удержать равнодушное выражение лица на ее фразу: - Впрочем, вы друг другу подходите. Знаешь, как собака и хозяин, водитель и машина...
  Ясно, она пришла вывеси меня из себя... Но я ее огорчу - у нее это не получится. На этой парковке не было людей, мы не бились за души смертных, поэтому я с чистой совестью развернулся и сел в машину, закрыв дверь на кнопку.
  И знаете, я сделал правильный ход. Гордость ненавидела когда ее игнорировали...
  
  
   Горди.
  Он думал, что сделал меня... Наивный!
  Пару дротиков я всегда носила с собой: попадание в яблочко всегда немного успокаивало меня и приводило мысли в порядок. И впервые я собиралась использовать один из них не по назначению.
  С широкой шутовской улыбкой я повертела перед лицом святоши металлической вещицей. Тень, пробежавшая по физиономии Дома придала сил и окатила восторгом. Да, я без тормозов, и он очень скоро об этом узнает...
  Пшик - одно колесо готово, и я слышу, как водительская дверь колымаги хлопает за моей спиной. Но я быстрее - и второе колесо падает невинной жертвой острого металлического жала.
  - Остановись! - Доминик попытался преградить мне дорогу, но тут главное слово - попытался. На моей стороне была наглость, а против него играла вся его сущность - он не мог позволить себе сделать мне больно...
  - Эй! - а вот схватить за руку, оказывается, очень даже и мог. - А ну пусти!
  - Только после того, как ты возместишь убыток. Это справедливо! - требовал он с таким каменным выражением лица, как будто свято верил в свои слова.
  - Справедливо? - я хохотала, а на глаза все время лезла челка. - Забудь это слово, а лучше не произноси его при мне вообще!
  Я попыталась вырвать руку, но быстро сориентировалась - у меня был еще один дротик и одна свободная рука...
  - Ай! - но этот святоша перехватил и вторую руку с 'жалом'. И я решила играть по другим правилам. - Мне больно!
  Его взгляд на мгновение метнулся к месту, где его огромная лапища сжимала мою кисть.
  - Врешь, - констатировал он.
  - Больно! - настаивала я, но святоша и не думал вестись. Как же он меня бесит! Не хочет? Тогда попробуем по-другому!
  С этими мыслями я перехватила дротик и вонзила острую иглу в его руку, но он даже не дернулся, с немым укором смотря мне в глаза.
  Не подействует, пусть даже не надеется! Я смотрела как алая капля превращается в кровавя ручеек и скатывается вниз по коже, а он не сводил глаз с моего лица, я это чувствовала.
  Неужели, опять рассматривает мой шрам?..
  И тогда я вонзила иглу в свою ладонь, решив пойти ва-банк. Он же праведник, он же не допустит этого... Одно дело страдать самому, а вот другое...
  - Ты - сумасшедшая! - он оттолкнул мои руки и я с чувством полной победы проколола оставшиеся два колеса.
  Он наблюдал за всем этим молча, изредка косясь на мою фиолетовую ласточку. Но я не боялась за машину - я же имела дело с 'добрячком'. А они живут по высокоморальным принципам, в отличии от греховной меня...
  - Бай! - я махнула рукой напоследок, оставляя мрачного мужчину за своей спиной. А проезжая мимо остановилась, открыла окно и осмотрев его с ног до головы сказала: - До встречи!
  - До скорой, - пообещал мужчина мне в ответ, и я, взвизгнув шинами, тронула с места свой Бентли.
  
  
   Доминик.
  Я спокоен. Я безмятежен, как океан. Я разумен, как все живое на свете и не буду поддаваться эмоциям. Это вещь, всего лишь вещь...
  - До-о-ом?.. - озадаченный голос Майкла вырвал меня из кокона самовнушения, и я был вынужден взглянуть правде в лицо - я злился.
  - Что с тачкой? Недовольные пациенты? - с сомнением спросил брат, прекрасно зная, что у нас за всю историю не было ни единого случая скандала с больными.
  - Одна из сестричек, - я достал из бардачка справочник, до этого лежащего мертвым грузом. Найдя нужный номер я набрал его на сотовом и принялся ждать ответа.
  - Зави? - в монотонный звук гудков вклинился вопрос Майкла. Кто о чем, а он все...
  - Нет, - я постарался не только ответом, но и взглядом выразить то, что ни к чему хорошему эти его горящие глаза не приведут... эх, нам бы хоть на недельку домой, прийти в равновесии с самими собой, вычистить весь этот эмоциональный осадок из душ... Тогда бы мы смогли достойно вести борьбу...
  На том конце провода наконец ответили, и я вызвал эвакуатор. И уже через полтора часа на подлатанных колесах наш Форд нес нас по загородной трассе...
  
  
   Горди.
  Домой я влетела, словно была не на двоих ногах, а на крыльях мести. В голове до сих пор крутилась незатейливая мелодия, услышанная по радио, и я настолько забылась, что чуть не забыла закрыть за собой дверь.
  Мы с сестрами жили сразу над клубом, выделив для себя целый этаж и оформив так, как хотелось каждой. Комната каждой из сестер была наполнена сущностью каждой, а вот над тем, как нужно оформить общие зоны, нам в свое время пришлось немало поспорить. В итоге, мы просто отдали все дело в руки тех дизайнеров, которые занимались нашими комнатами, и они сотворили обстановку, которая вполне устраивала всех сестер.
  Универсальна... и безлика. Но именно этим и хороша. Я не могла представить себе тут кучу париков, как в комнате Ло, или миллион лингвистических книг и дисков, как у Зави. Хотя, я бы с удовольствием повесила дартс и сюда, но девочки были против. Но я и не сильно настаивала - мне вполне хватало кабинета и своей комнаты.
  - Горди, ты опять не успела на мое любимое теле-шоу! А я так хотела тебе показать ту девочку из Матисона, которая может на ходу придумывать такие ужастики, что даже у Гневи волосы дыбом встают! Нет, правда, ты только посмотри! - Ло сидела в кресле, закинув ноги на подлокотник и поглощала поп-корн. Конечно, никакой Гневи с вставшими вверх волосами и в помине не было.
  - В следующий раз обязательно успею, - пообещала я. Ох, уж мне эта ее страсть к скандальным шоу...
  - Горди, ты успела? - крикнула Соби из спортзала, где с особым ожесточением била грушу. Боксерские перчатки выколачивали из нее муку, а девушка все не могла остановиться.
  Я сразу поняла, что она спрашивает о сафрате. В доме на секунду даже тишина повисла, а Ло сделал телевизор потише - сестры выходили в гостиную, чтобы услышать ответ. Чертовки за меня переживали...
  - Конечно, - я довольно задрала подбородок вверх. - Такого промаха я больше не допущу.
  Сестры сразу расслабились и снова занялись своими делами. А я удовлетворенно опустилась на диван, рядом с Лени, и она тут же протянула полную миску орешков:
  - Угощайся.
  
  
   Доминик.
  Наш загородный дом был скромен: один этаж с чердаком, три спальни, одна ванная и гостиная, объединенная с кухня. Мебель уже была в доме, и нам пришлось подумать только о паре дополнительных кроватей. И да, все они были двухспальными. На этом моменте я прямо чувствую ваш интерес, связанный с нашей личной жизнью, и не могу удовлетворить его - да, и нам тоже требовалось спустить пар. И высший закрывал на это глаза, прекрасно зная, что на некоторые уступки в мире смертных, придется пойти. Наши тела обязывали нас к многому...
  Сейчас я даже задумываюсь над тем, что сама природа людей располагает к порокам - на еду, на чрезмерный сон, на похоть... Над подобными вещами 'я прежний' никогда бы не задумался, но сейчас я обладаю телом и я чувствую, как меняюсь...
  И я могу себе признаться в этом. И я уверен, что смогу бороться сам с собой. Мы были на службе у создателя и не должны его подводить...
  - Хай, ребята, что так поздно? - немного понятый на лицо Росс потягиваясь вышел нам на встречу и тут же изменился в лице. - Что случилось?
  - Она, - я повесил сумку на крючок и прошел дальше. Не было никакого желания объяснять - пусть этим лучше займется Майкл. Вон, он уже жалуется на мое 'несносное' поведение. Уверен, скоро доберется и до проколотых шин...
  - Дом, эта та самая штучка с каре, которой вчера ты так упорно обламывал охоту? - Росс, казалось, даже воодушевился новостями.
  - Чему ты радуешься? - не выдержал я.
  - Как чему? Тебя сдули, брат, - неудачно пошутил он, а я поняв, что сейчас наговорю лишнего зашел в ванную, разделся и открыл ледяной душ.
  'Я должен быть спокоен, терпелив и уравновешен' - как мантру повторял я про себя.
  
  
  Глава 3.
  
   Горди.
  Просыпаться в самом разгаре дня для меня и сестер стало уже образом жизни. Была бы моя воля - я бы не спала вообще, но после веселеньких ночек и ежедневного 'свидания' с боссом в подвале клуба, глаза сами слипались, а ноги на автопилоте волокли тело в кроватку.
  Понедельник, три часа дня, а я только открыла глаза: пробежалась взглядом по занавешенным окнам, по темным силуэтам мебели, и сладко потянулась. Валяться в кровати было, конечно, здорово, но сафрат сам по себе не наполнялся, поэтому я встала, решительно открыла шторы и зажмурилась от ослепившего меня солнечного света.
  - Надо было брать спальню с окнами на другую сторону, - пробурчала я про себя, потихоньку свыкаясь с новым освещением. Я дернула штору еще раз, чуть сильнее, чем требовалось, чтобы полностью открыть оставшуюся половину, и на пол повалился кубок. О, как раз один из моих самых любимых, коих было великое множество. 'Стальные ножки' - правда, великолепно?
  Я ласковым взглядом осмотрела стеллаж со всевозможными наградами, и довольная улыбка растянула мои губы. Да, я обожала побеждать!
  И мне не важно было, соревнование ли это на интерес и бумажную грамоту в баре, где я перепила два десятка мужиков, забег на длинную дистанцию, где я отхватила во-о-он тот кубок с голубой лентой, или вот эта коричневая медаль в виде печеньки за лучшие продажи сладостей. Да-да, то дело было связано с благотворительностью, только не говорите об этом моему боссу! Я просто не могла пройти мимо конкурса!
  И вот всего за пару месяцев я заполнила целую стену полок своими наградами. И знаете, мне кажется. Что шкаф у противоположной стены был совсем не против подвинуться... Кинув беглый взгляд на мишень для дартса, я уже не могла пройти мимо. Посылая в цель дротики один за другим, я представляла на месте расчерченных кругов лицо святоши. Надо обязательно обзавестись его фотографией!
  Пора было отправляться на охоту. Съев на ходу бутерброд и перекинувшись с сестричками парой фраз, я привела себя в порядок и залезла на городской форум, мечтая наткнуться на объявление о каких-нибудь соревнованиях, конкурсах, ну, или, на крайний случай - выставках. На последних всегда было хоть отбавляй горделивых умников, которых так легко было растормошить на нужные мне дискуссии, и быстро наполнить сафрат.
  Но из объявлений я нашла только одно, частично подходящее под мои запросы - выставка медицинского оборудования. Хм, а почему бы и нет? Вдруг, я встречу там одного своего знакомого праведника?
  
  
   Доминик.
  Утро врача начинается рано, а утро борца со злом - еще раньше. От высшего не скроешься за бетонными стенами, не прервешь разговор нажатием красной кнопки, как неуместный вызов по телефону... Когда в твои сны вторгается создатель тебе ничего не остается, как только внимать... Внимать и запоминать.
  Что я собственно говоря и делал, пока наш разговор не окончился. И даже тогда я все еще лежал на кровати под истошный вой будильника и переваривал услышанное.
  Он не пошлет нам братьев по духу. Их мы должны отобрать из смертных, и тогда он приоткроет завесу бытия и установит с ними связь в точности такую же, как и с нами. Я был удивлен и даже шокирован. Единственный вопрос, который я задал и на который получил расплывчатый ответ мог означать только одно - он видел, что мы становимся другими и не хотел рисковать своими помощниками, отправляя их к нам. Создатель решил идти по другому пути, и я не смел его осуждать.
  Но задача стояла не просто трудная - мне она казалось невыполнимой. Где мы найдем чистые души, которые смогут быть нам верными помощниками в столь важном деле? А если ошибемся? Что, если человеческая психика просто не выдержит.
  - Сейчас у тебя человеческая психика. Ты же выдерживаешь, - раздался голос в моей голове, и я понял, что все это время высший не разрывал контакт и слышал все мои мысли. Что ж, оно и к лучшему - я чист перед ним. Он видел все мои опасения...
  - Ты справишься, сын мой, - вновь раздался голос в моей голове.
  Я одним движением вскочил на ноги и замер, посмотрев в потолок.
  - Пойду обрадую братьев, - сказал я сам себе, громко хлопая своей дверью, тем самым извещая о своем пробуждении. Ребята прекрасно знали, что я бы не стал шуметь просто так и на их еще сонных лицах застыл немой вопрос.
  - Я вас обрадую...
  За завтраком никто не произнес ни звука. Все обдумывали происходящее, и никто не спешил с предложениями. Эта новость была хуже грибов - мало того, что плохо усваивалась, так еще и внушала нехорошие подозрения о последствиях.
  Наш Форд сегодня был забит под завязку - когда мы все вместе сидели в этой железной коробке, я чувствовал себя в спичечном коробке с еще сотней таких же, как я, спичек. Майкл развалился на заднем сидении, а Росс что-то записывал в блокнот на переднем пассажирском. Я же готов был биться головой об руль. С ума сойти! Мои будущие братья - смертные!
  
  
   Горди.
  Выставка была занятной, правда, сначала я повесила ей ярлык как 'самой скучной', но с продвижением дальше, вдоль стройных рядов достижений техники и медицины, я все больше загоралась одной идеей...
  Я остановилась у одного любопытного образца, рядом с которым висел плакат, где крупными буквами посетителей поздравляли с тем, что мы имеем честь лицезреть самого изобретателя гениальной техники. И сразу рядом с плакатом стоял мужчина в очках и с залысинами, словно сошедший с картинки научного журнала. Его белый халат просто не давал усомниться, что он не очередной посетитель, он, самый что ни на есть - изобретатель. И даже бэйдж соответственный: 'Фридрих Мюнс. Изобретатель'
  Я посчитала это знаком судьбы, никак иначе. Или происками босса, но лично мне первый вариант был больше по вкусу. Для того, чтобы я уж точно не промахнулась на мужчину нужно было еще огромной желтой стрелкой указать, как в рекламных роликах. Но я была умной девочкой, и я умела пользоваться моментом...
  - Ох! Неужели Вы - тот самый Фридрих Мюнс?! - я так громко и восторженно воплощала свой план в жизнь, что вокруг начала собираться толпа зевак...
  Так-так-так, а вот этого мне совсем не было нужно, надо поубавить свой пыл...
  Мужчина вздернул нос кверху, при этом не сводя с меня взгляда внимательных черных глазок, блестевших сквозь толстые стекла очков.
  - Да, - важно ответил он, кивнув еще и публике для убедительности, а я сделал вид, что безумно заинтересовалась механизмом работы и стала изучать табло информации. Толпа сзади стала рассасываться, а сам изобретатель уже переминался с ноги на ногу от нетерпения. Ему очень хотелось, чтобы его труды были оценены по достоинству, и кто я такая, чтобы мешать? Кто, действительно? Всего лишь грех...
  Пока я читала данные, я умело подкидывала в его голову мысли. Жаль, без того, чтобы я держала в зоне видимости объект, эффект выходил куда как скромнее, но у этого мужчины росло внутри такое дерево самодовольствия, что я заполнила свой сафрат на треть. Великолепно!
  - Фридрих, я хочу Вам сделать предложение, от которого Вы просто не сможете отказаться, - шагнув к нему, я чуть опустила голос и не сводила с него глаз. Мужчина клюнул на крючок, я бы даже сказала - что на два одновременно. Но второй - это не по моей части, сюда бы Соби, вот она бы поживилась...
  
  
   Доминик.
  Обуреваемый мыслями о смертных братьев, я не заметил, как за оком село солнце, а рабочий день подошел к концу. Только когда дверь за последним больным закрылась, а на экране монитора замигал ноль в графе 'Пациенты', я осознал, что первые шаги придется делать уже сегодня.
  Клиника, в которой мы с братьями работали, принимала больных не только амбулаторно, но и по записи на осмотр и консультации. Одна из лучших в городе, она всегда была наполнена под завязку, поэтому в недостатке пациентов, а, соответственно, и душ, которые латали, мы пожаловаться не могли.
  Но можно было ли здесь найти хоть кого-то мало-мальски подходящего на роль 'нового брата?'. И если про закрепленных за мной больных я мог ответить - нет, то за тех людей, что числились на лечении у Росса и Майкла - у меня ответа не было.
  - Хочешь увести у меня старушку? - Росс возник за моей спиной из ниоткуда, в то время, как я изучал краткие сводки о болезни по документам в двери палаты.
  - Ага, - отстраненно ответил я, убирая бумаги обратно.
  - Похоже, вчерашняя бестия проткнула не только колеса, но и кое-что посерьезней, раз ты перешел на дам постарше.
  - Росс, - предостерегающе повысил голос я, и он поднял руки вверх в знак капитуляции.
  - Что ты такой зануда, Дом? - но брат не мог долго молчать, и когда мы шли к кабинету Майкла он все не мог оставить меня в покое. - Слушай, может, тебе и нужны подобные взбучки...
  - Для чего? - перебил я его, открывая дверь кабинета Майкла.
  - Чтобы ты не погряз в... - Росс замолчал на середине фразы, с удивлением смотря мимо меня вглубь кабинета.
  - Майкл? - окликнул я брата, смотрящего в окно. Его руки тяжело опирались на подлокотник, и казалось, что белый пластик вот-вот треснет под немалым весом великана. Но не друг был причиной нашего с Россом ступора - кабинет был как после бомбежки.
  - Твой пациент сошел с ума и напал на тебя? - предположил Росс, а я заметил, как кулаки Майкла сжались.
  Я бросил взгляд на кушетку для осмотра и увидел там зеленую резинку для волос, взял ее в руки и разглядел несколько рыжих доказательств присутствия здесь одной дамочки. - Майкл, это то, о чем я думаю? - я не мог не спросить, заранее зная острую реакцию брата на все, что было связано с этой адской особой. Майкл резко повернул голову и впился взглядом в зеленый кружок в моих руках. - Выбрось нафиг, - сказал он спустя секунды молчания и вновь отвернулся к окну.
  К моему сочувствию брату примешалась капля радости - если он хочет избавиться от ее вещи, значит он не так и далек от полного исцеления...
  Но что здесь произошло?
  
  
   Горди.
  Я вела свою 'фиолетовую крошку', ликовала и слушала панк-джаз. Все сильнее разгоняясь, я подпевала вокалисту и с успехом нарушала правила дорожного движения. С таким успехом, что за мной уже пристроилась полицейская машина и пыталась звуком сирены сбить мне весь настрой.
  Не выйдет! - крикнула я, скорее самой себе, чем им, и сделала звук еще громче. Саб, стоящий в багажнике был недавним приобретением, но, определенно - стоящим.
  Но копы были не только скучны, они еще и вызвали подмогу - через несколько кварталов мне пришлось прискорбно затормозить перед двумя их тачками, перекрывшими дорогу.
  - Выходите из машины, кладите руки на капот и ставьте ноги на ширину плеч, - нацелив на меня пистолет, молодой служитель закона требовал невозможного... Но я вышла...
  - Лицом к машине, ноги на ширину плеч, руки на капот! - заученно повторял он, и в нашу скромную компашку присоединились еще несколько полицейских.
  - Раздвинуть ноги? - я провокационно подняла брови и окинула оценивающим взглядом паренька. Ох, детка, я тебе не по зубам... Вон, как красными пятнами покрылся, и все твердит об одном и том же...
  - Выполняйте, или мы будем вынуждены применить силу! - в дело решил вмешаться старший по званию, низкорослый мужчина с хмурым лицом.
  - Силу? - переспросила я и начала медленно двигаться на него. На меня уже смотрело три пистолета, и это приятно щекотало нервы. Пожалуй, в жизни среди смертных есть свои плюсы...
  - Остановитесь немедленно! Или мы... - махав перед мои носом стволом, полицейский нервно переглядывался со своими сослуживцами - он явно не решился перейти к более решительным действиям. Да, такое бывает, когда имеешь дело с женщинами, но я даже больше, чем женщина - я грех, а значит, пороюсь-ка я в ваших мозгах, парни!
  - Примените силу? - с придыханием спросила я, и еле заметно облизнула губы. Контакт глаза в глаза давал мне прекрасную возможность играть с его самолюбием - он уже поверил и возгордился, что я заинтересовалась именно им, а не более молодыми коллегами. Дуло его пушки смотрело все ниже и ниже, а мой фиолетовый кристалл приятно грел кожу, наполняясь.
  - Тедд! - шикнул на мою жертву один из полицейских, и я переключилась на него. Раз он так хочет внимания, то он его получит...
  Садилась я в машину спустя пятнадцать минут с полным сафратом и криками за спиной. Нет, никто не собирался меня догонять - копы выясняли отношения между собой за все месяцы службы бок о бок. А я же сладко потянулась за рулем, врубила звук на всю катушку и оставила блюстителей закона позади.
  Эх, хорошо быть бессмертным воплощением греха - ко мне даже штрафы не липли...
  
  
   Доминик.
  - Дом, а ты не хочешь развеяться? Майкл, как ты на это смотришь? - Росс подошел к брату и потрепал его по каменному плечу. - А то больница - дом, дом - больница! Заплесневеем!
  В воздухе все еще чувствовалось напряжение, и я понимал, что сейчас Майкл меньше всего хочет провести вечер в своей спальне, и если мы не возьмем инициативу в свои руки - он попсихует, да уйдет куда глаза глядят. Потом иди, ищи его...
  - А правда, Майкл, отличная идея! - вот только дальше я и не знал, что предложить... Клубы актуальны только по выходным, но даже туда я ходил без особого энтузиазма
  - В паб пойдем? - к моему удивлению, предложил это сам хозяин разгромленного кабинета. А сам напрягся, явно ожидая отказа.
  - А пойдем! - подумав, что небольшое расслабление не помешает никому из нас, я еще к тому же надеялся, что пара пинт развяжет язык молчуну. Ему нужно было выговориться.
  - У тебя уже есть что-то на примете, да? - Росс хлопнул по спине Майкла, а потом в нетерпении потер руки. Он, как никто из нас, вжился в жизнь смертных и умел получать удовольствие от дней, который для меня сливались в одну сплошную череду одинаковых событий.
  Правда, с появлением сестричек стало веселее...
  Создатель, да что я несу? Проблемней стало, проблемней! Но и веселее тоже!
  - Эй, Дом, а чему это ты там улыбаешься? - Росс подловил меня. - А, знаю! Ты мечтаешь опрокинуть холодного пивка! Брат, с тобой еще не все потеряно! Я уже думал, что ты будешь читать нотации о вреде спиртного, о близости искушения...
  А я должен был их читать, должен! Но не хотел. Я, и правда, мечтал провести по запотевшему стеклышку ладонью, смахнуть капли и осушить до дна в пару приемов...
  Почему-то перед глазами встало лицо Горди со шрамом, а я тряхнул головой, удивляясь над образами, которые мне подкидывал разум. Наверное, мое подсознание хотело мне сказать, что я ступил на греховную дорожку, но сейчас я не хотел обращать на него внимания. От одной пинты я не скачусь в ад...
  
  
  Горди.
  Дома было просто неприлично тихо. Да-да, именно так - неприлично! Потому что у нас всегда стоял такой гомон, будто тут обитают не семь сестер, а как минимум рота чертей. Мы обожали свободу, она особенно ценна, когда живешь в такой большой 'семье'. Мы не отчитывались перед друг другом, если кто-то хотел поделится - делился. Нет - так никто никогда не упрекнет. Но если мы все вместе решали куда-то уйти, то в курсе была каждая сестра, и сейчас звенящая тишина вводила меня в ступор... Где все?
  Посмотрев на экран сотового убедилась, что ничего не пропустила по беспечности и начала тихо проходить по дому, заглядывая в каждую комнату. Просто гробовая тишина... Ан нет! Тихий шорох все же я уловила!
  Я постучала в комнату Зави, но дверь под ударов руки сама приоткрылась, и я вошла. В гробовой тишине девочки сидели около Зависти, а она листала толстенную книгу. Ручной уж как всегда оплетал ее запястье, иногда мешая кончиком хвоста перелистывать страницы. Но она ни на что не обращала внимания, с твердо сжатыми тонкими губами упорно что-то искала в книге.
  Сестры расселись кто где - видимо, давно уже были здесь. Но меня насторожило другое - они все были хмуры и молчали. А сестры не молчат никогда! По крайней мере - так долго.
  - Что случилось? - я села на ковер к Алчи, задумчиво крутящей пирсинг в брови. Но мне ответила Лени, сидящая рядом с Зави на кровати.
  - Она влюбилась, - показывать пальцем было совсем не обязательно, но все же, она это сделала.
  - Вы меня уже испугали, - я выдохнула от облегчения. - Пара встреч, и пройдет, что вы сделали такие скорбные мордахи! Как будто никого к смертным никогда не тянуло?!
  Я переводила взгляд с одного лица на другое и начинала понимать, что мне еще не все сказали...
  - В том-то все и дело, что не в смертного... - Гнев спрыгнула с подоконника, черные волосы с желтыми кончиками взметнулись вверх и опали, а о потом она вспылила, так как до меня явно не доходил смысл происходящего: - Она втюрилась в святошу, Горди! В свя-то-шу!
  В меня будто бы бросили груду камней, а потом добавили еще парочку. Нет! Нет-нет-нет! Этого просто не может быть!
  - Это Доминик? - я не заметила, как до крови укусила себя за щеку. Металлический привкус меня немного отрезвил, и я разжала зубы. Зави, до этого казавшаяся полностью поглощенная поисками, резко вскинула голову и рыкнула:
  - Нет! А теперь валите наконец отсюда! Я найду способ избавиться от зависимости и без вас!
  Я первая вышла в коридор и отправилась в гостиную, а за спиной раздались шаги сестер. Присев на диван, я обвела всех взглядом и констатировала то, что и так мы все знали:
  - Этого нельзя допустить!
  
  
   Доминик.
  Пойти в паб оказалось удачной идеей: располагающая к отдыху обстановка, веселый бармен и много пива. Майкл, словно крепкий орешек, и не собирался колоться и заводить душевные разговоры. Его неразговорчивость с лихвой компенсировал Росс, травя шутки.
  В зале потихоньку прибывал народ, но меня радовало, что особо шумных компаний и не было. Основная публика - зрелые мужчины, уставшие после работы и зашедшие пропустить парочку кружек холодного пива вдали от жен. Собственно, клуб и назывался: 'Пристанище женатика', что меня изрядно веселило, но Майкл хотел пойти именно сюда. По мне, так хоть его 'Последним приютом' назови - мне все равно. Главное - тут не было задиристых мачо, которые бы только нервировали и мешали расслабляться.
  - Ты - сноб, - изрядно подвыпивший Росс огорошил меня своей фразой.
  - Я? - переспросил не из-за того, что не расслышал, а скорее в надежде, что он передумает и скажет что-то другое. Но это же Росс! Он городит все подряд!
  - Ну не я же! - он стукнул себя ладонью в грудь, а Майкл чуть не подавился пивом.
  - Эй! Размахивай поменьше руками, я чуть стеклом не перекусил! - друг чуть отодвинул стул от Росса.
  - Прости, дружище! Но ведь ты тоже согласен, что Дом - сноб! Посмотри - он так и тянет один стакан!
  В этот момент кто-то открыл двери так, что они с грохотом ударились о ограничители, но две женские ручки не дали им закрыться.
  - ТЫ! - палец с длинным ногтем указывал на меня, словно она пустила из него пулю и ждала, когда я бездыханной тушкой свалюсь на пол. А я смотрел на Горди и не понимал, что она здесь делает... И еще...
  - Как ты нас нашла?
  - Твой Фокус оказался с сюрпризом! Разве ты еще не сообразил? - губы девушки были растянуты в ненатуральной улыбке, и если бы у нее сейчас выросли бы клыки - я бы не удивился. Она выглядела как разозленная хищница, метая злые взгляды с меня на братьев.
  - Кто из вас? - только и спросила она, когда сама не смогла найти ответ на только ей известный вопрос. Причем, почему-то от меня она не требовала ответа - только от этих двоих, в чьи лица она вглядывалась с плотоядным выражением лица.
  - Ты? - она ткнула Росса пальцем в плечо, но тот лишь игриво ей подмигнул. - Или ты?
  Майкл посмотрел на нее отрешенно, словно уже давно оценил и теперь не собирается тратить на нее свое время. И, конечно, эта фурия взревела:
  - Это ты!
  И причина того, что я еще давал ей тут спокойно поговорить была только одна - я хотел знать.
  
  
  Глава 4.
  
   Горди.
  Мне хотелось заснять этот момент и послать снимки на небеса. Да-да, их главному, чтобы видел, как его святоши глушили пиво, закусывали солеными орешками и расслаблялись. А еще, как один отдельно взятый экземпляр сидел себе спокойно, хотя совсем недавно явно попортил жизнь моей сестре. Вот только как?
  - Что ты сделал? - потребовала я ответа, сгоняя мужика с соседнего стула за барной стойкой, уселась обтянутую кожей седушку и закинула ногу на ногу. Между делом заметив: - Не практично.
  - Не практично - что? - этот амбал, если не ошибаюсь - Майкл, не понял о чем я.
  - Не практично брать стулья с кожаными седушками. Раздерут в хлам. У нас, например, пластиковые и деревянные - выглядят как новенькие. А на эти уже смотреть страшно, не то что сидеть... - объяснила я. И по мере того, как я говорила, Майкл немного расслабился. Что, в принципе, и требовалось. - А теперь говори, что произошло у вас с Зави!
  - Не твое дело!- отрезал он и повернулся ко мне спиной.
  Хотел меня разозлить? Поздравляю, получилось! Вот только игра не закончена.
  Я вытащила телефон и включила камеру, а после, привстав на подставке для ног у стула мужчины, обняла его сзади а шею и засняла момент милого поцелуя в щеку.
  - Сейчас отправлю Зави и все узнаю... - я уже листала контакты, боковым зрением наблюдая за реакцией святош. Я уже отпрыгнула в сторону от разъяренного мужчины и только убедилась в том, что я сделала правильную ставку.
  - Удали фото! - приближался ко мне Майкл, грозно покачивая плечами. Сзади него подскочили Дом и... забыла... Росс, что ли, и поторопились встать между нами. Публика в зале, пусть и булла немногочисленной, но была очень любопытной.
  - Только после того, как расскажешь, что случилось между вами, - настаивала я на своем, держа палец над кнопкой отправить. Адресат уже был вбит в нужную строку. Остался лишь один щелчок - и вуаля...
  Майкл сверлил мой палец взглядом, но и не думал ничего говорить. И тогда мой палец начал приближаться к заветному прямоугольнику на дисплее.
  - Стой, - вымученно сказал он, но молчание снова повисло над нами. Толпа начала терять интерес, и настойчивые взгляды уже меньше сверлили мне спину.
  - Да? - подтолкнула я его к ответу. А потом он резко выбросил руку вперед, собираясь выхватить телефон, и я рефлекторно сжала руку.
  - Пи-пип, - оповещение о доставке сообщения было словно удар под дых не только для Майкла. Я тоже не планировала злить Зави...
  
  
   Доминик.
  Я видел, что еще чуть-чуть и Майкл сорвется: разгромит бар, раздавит телефон ботинком и удушит эту грешницу. И если против первых двух пунктов я не слишком беспокоился, то со вторым был категорически не согласен!
  - Не забывай, кто мы, - я положил руку на плечо друга, сдерживая его. Он уже почти подобрался к Горди, но она и не думала паниковать. Стояла, смотрела на телефон, и я видел, как в ее глазах мелькают различные мысли: то панические, то решительные, то раздосадованные.
  И тут, как колокольный звон среди ночи, зазвонил телефон девушки. Вздрогнули все, даже непрошибаемый Майкл.
  - Зави, - Горди скривилась от отчаяния, но быстро взяла себя в руки, шумно выдохнула и ответила: - Да?
  Кто-то в трубке орал. Хотя, почему кто-то? Орала сестричка грешницы, да так, что Горди пришлось убрать телефон от уха.
  - Кажется, это тебя, - она передала трубку Майклу, а тот словно приклеился к полу. - Ну же!
  После того, как девушка его поторопила, он двумя пальцами взял телефон в руки, но так и не поднес к уху. Из трубки доносился женский голос, а Майкл смотрел на черный прямоугольник смартфона, как на змею, которая вот-вот укусит.
  - Да не пойми что устроили! - первым не выдержал Росс и выхватил трубку из рук брата. - Привет, Зави, это Росс! Тут твоя сестричка решила устроить допрос, и все фото - фикции, так и знай...
  Я не слышал, что ему в ответ сказала девушка на другом конце провода, но по вытянувшемуся лицу друга было ясно, что нечто удивительное. Он с удивлением поглядывал на Майкла, который то сжимал, то разжимал кулаки, словно бы раздумывал, выхватить ли телефон или нет.
  - Ясно... - наконец протянул Росс. - А... Эй! Алло?.. Повесила трубку...
  Он протянул трубку Горди, и она быстро убрала телефон в карман куртки-поддергайки.
  Виляя бедрами, прошла к барной стойке и протянула деньги бармену:
  - Дай этим неудачникам пива! - а после победно улыбнулась, прошла мимо нас и у входной двери помахала на прощание рукой. - Пока ваш Главный не видит - расслабляйтесь, ребятки. Скоро будет жарко...
  
  
   Горди.
  Теперь я была уверена, что получу ответы. Цена была высока, но она того стоила, поэтому, когда я приехала домой, на меня ожидаемо настороженно покосились сестры. Да, все знали, что Зависть в ярости была опасней Гневи, та хоть была предсказуема...
  Уже предполагая, что увижу, я пошла на звук. Остановившись напротив своей комнаты, толкнула дверь и скривилась. Зави била по самому любимому. Ну а я была бы не Гордость, если бы не сделала вид, что не очень-то меня задевает, что все мои награды превратились с настоящую свалку из искореженного металла, рваных ленточек и согнутых значков.
   Зато полки опустели, а то я уже не знала, куда ставить, - спокойствие дорогого мне стоило, но я не злилась на сестру. Скорее досадовала на то, что нельзя было другими путями узнать правду.
  Улыбка у Зави была зловещей, но мне не привыкать. Когда живешь в одном доме с сестрами-грехами и не через такое пройдешь. Да и я сама была далеко от идеала поведения...
  - Значит, хотела узнать, что у нас с Майклом, да? - спросила Зави, сжигая в урне кубка по бегу мои грамоты. Я смотрела на пляшущие огоньки, а сама уже планировала новые победы. Пожалуй, было даже интересно начать путь с чистого листа, сделать вид, что еще ни одной медальки не валялось на этих полках, ни один кубок не пылился на верху...
  - Да, - просто ответила я, и выбросила чадящий бумагой кубок в открытое окно, заметив: - А то дышать уже нечем.
  Зави смотрела на меня, а ее змейка хозяйничала на моей постели, пролезала между подушек, скользила по шелковому белью и все не могла никак угомониться и остановится. Ее я тоже хотела выкинуть в окно, но я знала, что сестра этого мне точно не простит. В голове тут же возник вопрос:
  - Слушай, а твоя змейка тебе дороже Майкла или нет?
  Я задала вопрос, а сама смотрела за реакцией. Свою любимицу Зави кормила исключительно живыми насекомыми, опрыскивала ее из пульверизатора в жару и тщательно следила за здоровьем питомицы. Так что смятение в глазах сестры все расставило на свои места.
  - Мы в жопе, да? - лишь спросила я, усевшись на кровать. Меня уже не интересовал этот маленький ползучий гад на ней - пусть только попробует сунуться. Меня интересовало другое - как быстро об этом узнает босс...
  
  
   Доминик.
  Она точно сумасшедшая! Грешно, знаю, но мне так хотелось вылить все оплаченное 'щедрой рукой' пиво ей на голову, что в руках проснулся зуд. Я не должен этого желать, нет! Но я желал!
  - Я угадаю, если скажу, что не собираешься рассказать нам, что произошло? - Росс сел обратно за барную стойку и вытянул длинные ноги.
  Майкл опер локти на лакированную поверхность стойки и ушел в себя, даже не подумав ответить.
  - Ну вот! Что я и говорил! - хлопнул Росс по колену, а после прильнул к 'казенному' пиву.
  - Майкл, ты понимаешь, что с тебя снимут три шкуры, если узнают? - я спросит тихо, прекрасно зная, что буду услышан. У брата был отменный слух охотника, вот только он никогда бы даже мышь не обидел.
  Плечи мужчины поднялись и опустились - он знал.
  - А ты понимаешь, что ей все сойдет с рук! И я тебе скажу даже больше, вашу связь скорее всего будут использовать против нас всех, - я пытался вправить ему мозги, но когда человеческое тело пронзала стрела любви - это было бесполезно. А мой друг был ранен, не смертельно, но тяжело ранен...
  Майкл повернул голову и долго не мигая смотрел в мои глаза. А потом сощурился и отделался лишь одной фразой:
  - Зато ей не влетит.
  После чего с скрипом отодвинул стул и молча вышел из паба.
  - Интересно, он пошел бардак в кабинете убирать или бесцельно бродить по городу? - Росс как всегда пытался обернуть все в шутку. - Но я бы на его месте напился!
  - Тогда осталось мне еще устроить драку и - здравствуй, ад! - швырнув деньги на стол бармену, я тоже вышел. Пусть деньги грешницы лучше уйдут на чай, чем я буду пить чьей-то подачки.
  Когда я завел машину, пассажирская дверь открылась, и на сиденье с разбегу сел Росс. Похоже, только его одного веселила сложившаяся ситуация...
  
  
   Горди.
  Босс всегда был очень мнителен и подозрителен. Он буквально чувствовал, когда что-то шло не так, и сегодняшний день не был исключением. Хотя, это скорее утро - пять пятьдесят пять. Помню, я спросила у создателя, когда он только обозначил время 'икс', почему не шесть ноль шесть, а он лишь загадочно промолчал.
  Люди верили, что все плохое растворяется с первыми лучами солнца. Что ж, жалко рушить их хрупкий мирок, но зло не дремлет никогда. И сейчас разгневанные красные глаза смотрели прямо на меня и сестер в поисках ответа.
  Да, как бы мы не старались быть невозмутимыми, он раскусил нас как орешки...
  - Выкладывайте, - сказал он, глядя мне в глаза. - И быстро!
  Я встретила его взгляд и ответила как можно уверенней:
  - У нас все отлично, сафраты, как уже, наверное, заметили - полны. Вот сейчас выспимся и опять за работу. Все как всегда, босс!
  - Знаешь, Гордость... - прошипела каменная статуя. - Я иногда жалею, что послал с вами Ложь, а не Предательство...
  Я заметила, как Ложь нервно дернулась и подалась вперед, но ее быстро одернули назад сестры. Да-а-а, если бы здесь была Предательство - нам бы было худо.
  - Тогда она бы разбила нашу дружную семью, и мы бы были одиночками, - отважилась заметить я, боясь, что босс может сделать рокировку прямо сейчас. Иногда ему как втемяшится в голову - так все.
  Пока босс размышлял, я стояла с беспристрастным лицом, а девчонки сзади тихо шептали. Я слышала, как Алчи пыталась разрядить обстановку и была ей благодарна... Тьфу, какое плохое слово!
  - Всегда их прикрываешь да? Начудили? - вдруг спросил он.
  А я не стала скрывать и даже гордо так ответила:
  - А как же!
  - Небось, праведников до ручки довели? - предположил он и я просто не смогла промолчать.
  - Еще как! - я вспомнила проколотые шины, пиво, подаренное неудачникам и того изобретателя, чьим аппаратом я еще непременно порадую Доминика...
  - Я вижу твой хищный оскал, а значит, справитесь со своими проблемами сами, - довольно изрек босс, и статуя тут же стала неживой. А с моих плеч будто огромный булыжник свалился, и, судя по вздохам облегчения сзади - не только с моих.
  Да, наш создатель любил, когда его детки разбирались со своими неприятностями сами...
  
  Доминик.
  Майкл так и не пришел домой. На следующий день в клинику я приехал задолго до моего официального начала рабочего дня, и, не медля ни секунды, отправился к нему в кабинет. Дверь оказалась открыта, и от вчерашнего бардака тут не осталось и следа. Майкл свернулся на кушетке, но вся его поза так и кричала о том, как неудобно 'человеку' такой комплекции ютится на такой стандартной 'крошке'.
  - Эй! Просыпайся! - позвал я его, но он лишь нахмурился во сне, попытался отвернуться, но не тут-то было. Дефицит места сказывался.
  - Майкл, - я не унимался, но у меня был повод: - Со мной сегодня связался Создатель...
  - М-м-м? - наконец, я смог достучаться до него. - Что...
  Хрипатый со сна голос прервался кашлем, и брат тяжело стал подниматься. Размял шею, потянул руки, и только потом сосредоточил взгляд на мне:
  - Что ты там говорил?
  - Я сказал, что Создатель в недоумении, почему он не смог выйти с тобой на связь! Ты понимаешь? - я пытался вдолбить понимание серьезности положения, но, кажется, он и сам проникся. Еще бы! Потерять контакт с главным! Да это все равно что подписаться, что ты ступил не на ту дорожку, или не хочешь открыть мысли из-за еще чего-то более серьезного!
  Майкл сердито на меня посмотрел и дернул головой. Смятение отразилось в его глазах, но я взял его за грудки и чуть встряхнул:
  - Очнись! Ты хочешь, чтобы он влез в голову насильно? Знаешь, что потом можно смело идти на списание? Соберись уже, выкинь все мысли о ней из головы и пойди на контакт. Ты же знаешь, с каждой минутой шансов на благополучный исход все меньше.
  - И что он сделает? - безразлично спросил Майкл. - Вернет обратно? Лишит тела?
  И я впал в ступор. Брат не переживал о вековом забвении, он думал о потере тела. Не потому ли, что без тела он не почувствует одну рыжую особу? А я? Боялся ли я потерять тело? И я растерялся еще больше.
  - А да и пусть! Знаешь, мне уже все равно, - устало сказал Майкл, вновь рухнув на кушетку. Та жалобно заскрипела, но выдержала, а я оторопело смотрел на колесики и недоумевал.
  - Это из-за Зависти, да? Из-за той рыжей грехницы!
  - Не говори о ней таким тоном! - рыкнул на меня друг, вмиг ставший невменяемым.
  - Ты думал, что дальше? Да вам и дня вместе не дадут побыть, ты понимаешь? - кажется, я топтался по больному - Майкл скривился, как от зубной боли.
  - Думаешь, я дурак? Не знаю? Вот сам бы попал на мое место, а потом бы уже рассуждал.
  Не знаю почему, но мне тут же на ум пришла картинка, как я иду под руку с одной мерзавкой в короткой куртке, а она так искушающее мне улыбается и... О, нет, друг! Я не окажусь на твоем месте!
  - Так, все! Решай, большой мальчик! - я вышел, хлопнув дверью. А сам встал в коридоре, и устало потер глаза. Докатился - уже нервы, как струны - хлопаю дверью...
  
  
  Горди.
  Новости в девчачьем коллективе разносятся с молниеносной скоростью. Когда в обед я вышла в гостиную, сестры уже яро обсуждали, что же делать с этим Майклом и как. Ага, значит, эти негодницы вчера подслушивали под дверью, пока мы с Зави выясняли отношения.
  - Может, устраним? - предположила Гневи.
  - И как ты собралась устранить бессмертного? - Ло сегодня была в черном парике с квадратной челкой, и заплетала длинные волосы с множество косичек.
  - Скомпроментировать, - уточнила Гневи и придирчиво посмотрела на брюнетистую конкурентку. - А ты что это черный сегодня выбрала?
  - Без желтых кончиков же? - пожала плечами Ложь. И если в моей комнате раньше стояла тьма кубков, то у нее была такая же тьма различных париков. Вот только мне, чтобы получить свои награды, пришлось прилично попотеть, а ей обзавестись новым - секундное дело. Магазин, интернет, деньги - решали все вопросы.
  - Нет, тут надо придумать что-то другое! - Алчи вскочила на ноги, одернула кожаный топ и постучала в дверь, которая почти выходила в гостиную: - Зави, если ты не выйдешь, мы решим сами, что делать с твоим 'малышом'!
  За дверью послышался скрежет, и что-то тяжелое влетело в дерево.
  - Кажется, еще не отошла, - пожала плечами Алчи, повертела пирсинг в брови и откинула челку в сторону. - Пойду проветрюсь...
  - Так и не выходила? - спросила я у Лени, зная, что она подмечает все, но все - нехотя.
  - Ага, - зевнула она. - Со вчерашнего дня. Даже есть не стала. Все в книжках что-то ищет.
  То, что Зави ковыряется в книгах, было для всех привычно. То она учила очередной редкий язык племени, жившего на другом конце земли, то искала следы пропавших цивилизаций в исторических книгах. Но что-то мне подсказывало, что сейчас она там ищет нечто совершенно другое...
  - Тук-тук-тук! - постучалась я. - Зави, это я!
  - Уйди, - этот голос сестры, полностью погруженной в текст, я узнаю из тысячи. Значит, накопала что-то интересненькое.
  И я, повернув ручку, вошла и была тут же прострелена насквозь возмущенным взглядом сестрички Зависти.
  - Я тебя не звала, - заметила она, и вновь опустила нос в книгу.
  - Ищешь, как избавиться от зависимости или от тела? - предположила варианты я. Но Зави на меня лишь отстранено посмотрела, и шикнула.
  - Тихо, если уж пришла.
  Тихо так тихо... Я вышла, набрала полную тарелку еды на кухне и отправилась обратно в комнату в книжному червю.
  - На! - я сунула ей под нос тарелку, а сама таскала оттуда луковые кольца, сев рядом. Через несколько минут, когда тарелка опустела, а живот сестры наполнился она заметно подобрела. А я для себя отметила, что зло лучше не кормить - оно так злее. Но мне нужен был контакт, а не ссора, поэтому я отправилась делать кофе и уже знала - к тому времени, как чашка опустеет, я уже буду знать, что же хочет найти в книгах Зави.
  
  
   Доминик.
  Если я думал, что моя самая большая проблема - это Майкл, то через пару часов я одумался. Самая большая проблема сейчас стояла у стойки регистрации клиники, собирая вокруг толпу.
  - Медитекс 3000... - читал кто-то надпись на боку белой громадины.
  - Смотрите, тут инструкция сбоку... О! Оу... Да это же для...
  Я шел ха медсестрой, которая минуту назад постучалась в мой кабинет с просьбой забрать свой заказ. А по дороге еще ругалась, что главврач не в курсе о покупке для клиники и сейчас спуститься разбираться. Но а я был уверен, что произошла какая-то ошибка - сам-то я ничего не заказывал и точно это знал.
  Но меня, как и всех остальных разобрало любопытство, что же это там такой за аппарат. И как только я понял, для чего он нужен, то сразу заподозрил неладное...
  Клиника никогда бы не стала заказывать себе экспериментальный образец такого рода!
  - Доктор Вайт? - я не заметил, как главврач подошла к стойке регистрации и уже изучала накладную. - Ого, вы щедры, однако...
  Ирэн Кумус замялась, подбирая слова, даже в неуверенности взлохматила волосы, а потом наклонилась и спросила тихо:
  - Или вы это в свой кабинет хотели поставить? Что это - эксперимент? Но... не по Вашей же части, - она кусала губы, не зная как реагировать, а я в это время взял у нее из рук бумаги и только посмотрел на сточку 'Заказчик', как все сразу встало на свои места - Горди Далас.
  Она бы себе еще фамилию Вегас взяла!
  А тем временем главврач не знала как быть с таким дорогим приобретением. С одной стороны - это был не тот аппарат, который используется в клиниках. Но учитывая, что спонсоры клиники переживали не лучшие времена - Ирэн Кумус сомневалась, и мне даже казалось, что она задумывается над тем, как все-таки его можно применить...
  - Так что? Вы это к себе в кабинет хотели поставить? Почему со мной не согласовали? - она уже читала инструкцию, разогнав зевак, и ее глаза напоминали блюдца. Она старалась не смотреть на меня, но не могла - ее насмешливый взгляд все время соскальзывал в район моих штанов.
  - Доминик... - начала она, но я ее перебил, пока вся эта история не зашла слишком далеко. Одно было плохо - я не должен был врать. Но если скажу, что не имею к этому агрегату никакого отношения - она не поверит.
  - Это подколка друга, - сказал я, а про себя удивился, как я смог сказать про нее - друг... И чувствовал - не соврал. Она враг же, враг! Наверное, это все понятие Создателя, что мы не имеем врагов априори...
  - Да? - не особо поверила мне женщина.
  - Можете использовать как хотите, - заверил я ее.
  - Хм, а... Не будете проверять? - в ее глазаз заплясали смешинки, но лицо оставалось спокойным.
  - У меня нет проблем со здоровьем, - я натянуто улыбнулся и передал ей документы.
  - Распишитесь! - оказывается, курьер все это время терпеливо ждал.
  - Хотите, оформим возврат? - спросил я у Ирэн, но он спешно отказалась.
  - Оставьте, клиника не разбрасывается добром. В крайнем случае продадим на аукционе и купим Вам в кабинет новую мебель, - женщина уже зарылась в строчки о характеристиках, теребя дужку очков и бормоча 'интересно...'
  Я вошел в свой кабинет с дурацкой улыбкой, но вполне довольный собой. Если она хотела меня опозорить - то не получилось. Люди слишком меркантильны и стремятся из всего получить выгоду, а Горди этого не учла, что для греха удивительно. Теряет сноровку, что ли?
  
  
   Горди.
  Я уже приготовилась пожинать плоды своего безобразия: облокотилась на капот своей фиолетовой 'малышки', натянула самую провокационную улыбку и ждала. Восемь ноль пять - и дверь клиники открывается и выходит Доминик. Вот, вот сейчас он пронзит меня злым взглядом...
  Но он посмотрел на меня так насмешливо и подмигнул, что я поняла, что мстила я как-то мелко. Надо было взорвать клинику ко всем чертям, вот тогда бы ему было не до смеха!
  Сейчас я серьезно жалела, что обещала боссу не привлекать к себе внимания многочисленными смертями. Да и где-то глубоко сидела мысль, что это не правильно, но я затолкала ее куда поглубже.
  - Тебе понравился мой подарок? - я игриво провела кончикам языка по губам и послала ему воздушный поцелуй. - Реагирует? Или не помогло?
  Доминик смерил меня с ног до головы странным взглядом, а потом махнул рукой:
  - Что еще от грешницы ждать...
  Я хотела было подойти ближе, но его следующие слова меня остановили:
  - Главврач оценила подарок от спонсора. Продаст на аукционе, а полученные деньги перечислит на благотворительный фонд. Так что, в каком-то роде ты сегодня сделала постыдно доброе дело, представляешь?
  Если бы я могла испепелять - он бы уже прахом развеялся на ветру. Но я забыла попросить у главного такую маленькую особенность, да и вряд ли бы он дал...
  Доминик подошел ко мне совсем близко, так, что в нос ударил яркий запах цитруса, и стал внимательно рассматривать черты моего лица: его взгляд скользил от брови к скуле, потом к губам и обратно вверх, встречаясь с моими глазами.
  - Пташка, ты как усиленно машешь крыльями, что я уже начинаю думать, что ты просто хочешь передо мной покрасоваться...
  Он хотел меня разозлить? Нет? Да не важно, он уже сделал свое черное дело - выбесил невероятно.
  - Хотела помочь с потенцией, девочки из клуба жаловались, что ты совсем не реагируешь на женскую ласку, - я одарила его притворно-сочувственным взглядом, похвалив себя, что даже не соврала! Хотя это ему по статусу не положено врать - а мне так еще и премию выдадут.
  Девочки-танцовщицы и правда жаловались мне, что опять Всевышний что-то напутал, и такой неотразимый образец мужчины оказался бракованный - все их ухищрения он полностью игнорировал. Хотя, может это они оправдывали себя, что не смогли занять его, когда он мешал моей 'охоте'? Не знаю, но тема то есть, а это главное!
  
  
   Доминик.
  - Просто твои девочки... - я замялся, как бы интеллигентней выразить свою мысль, но понял, что одно грубое слово сейчас будет куда как лучше сотни витиеватых: - Сильно подержанные понимаешь...
  Горди дернулась на мои слова, как будто я только что оскорбил лично ее.
  - То есть мы не достойны таких святош, как ты, да? - она словно заледенела, и лишь одни глаза горели ярче звезд. - А мы с сестрами так вообще, грязные, да?
  Мне показалось, что если я сейчас отвечу 'да' - она вонзит мне свои длинные ногти прямо в лицо. Именно поэтому я просто смотрел в ее зеленые глаза, поражаясь, как в зло могло так привлекательно выглядеть. Но этого, конечно, я ей не скажу!
  - Знаешь, пожалуй я попорчу тебе карму своей грязью, - вдруг сказала он мне прямо в лицо, обхватила голову и с силой поцеловала. Впилась, словно летучая мышь в тело животного, жестко сминала губы, и я не сразу смог обрести контроль над телом. Я не мог позволить даже такому мелкому греховному злу руководить мной, поэтому сначала с силой ответил на поцелуй, а потом потихонько усмиряя темп, сам не заметил, как увлекся.
  Я чувствовал под руками ее гибкое тело, изучал плавные изгибы, а она бессовестно стонала в голос. Вот точно грешница.
  - Ого! - раздался голос Росса. - Я пошел, Майкл, мы тут лишние.
  Я оторвался от Горди и посмотрел ей в глаза. Немного в смятении, чувствуя себя котенком, окунутом в воду, я внимательно разглядывал девушку. А она и не думала стесняться, вытерла губы тыльной стороной ладони, отстранила мои руки и повернулась к братьям:
  - Этот уже грязненький, кто на очереди в ад? - и мило улыбнулась, будто предлагала поделиться бесплатным мороженным.
  - Я уже давно там, - пробурчал Майкл, сочувственно глядя на меня.
  Встряхнул головой, но и это не помогло обрести трезвый рассудок. Как ты получилось, что я, создание света сейчас был с ней? Но самое поганое было то, что я не жалел... Мне даже... понравилось, да, я бы повторил, чтобы показать, что у меня все нормально со здоровьем.
  - Не парься, я поняла, - когда я сделал шаг к ней, она отошла на два и выставила руку, словно стену. Мне кажется, или она тоже сейчас находится в легком ступоре? - Но сбрасывай свое напряжение в одиночестве, святоша! Я пусть и грешница, но я такая, какая есть, и я не лгу всему миру и создателю, прикрываясь ложными моралями. Пиво, девочки, а теперь и со мной не прочь... Доминик... как ты пал...
  Она развернулась на места, каблуки цокнули по асфальту и дробь шагов разрывала тишину парковки. Взревел мотор и фиолетовая Бентли умчалась прочь, чуть не отдавив мне ноги.
  - Да, брат, эта эпидемия какая-то, - задумчиво почесал Росс затылок, скрывая улыбку. А я пнул колесо Фокуса, а потом посмотрел на вечернее небо, чтобы успокоиться. Но безмятежная гладь неба в этот раз не могла меня утешить, казалось, что Создатель оттуда с укором глядит на нас.
  Майкл хлопнул по плечу:
  - Теперь ты понял, почему я не могу открыть свои мысли...
  - Эй, ребята, вы что? Знаете , где мы окажемся? - шутливость с Росса слетела словно шелуха. - Бросайте это дело!
  - Это и не обсуждается, - сказала он, дико злясь на самого себя. Надо было пройти мимо этой стервы, нервы были бы целее...
  
  
   Горди.
  Девочки молча смотрели, как я крушила все вокруг, и только одна Алчи включила музыку в гостиной на всю катушку, и звук ломаемой мебели стал не так сильно слышен. Сестры знали, что сейчас подходить ко мне - себе дороже. Оскорбленная Гордость была равносильна руинам вокруг нее, и только Зави позволила заглянуть ко мне после минуты усталого затишья.
  - О, да я у тебя половину удовольствия отобрала? - сестра показала глазами на сломанные полки, явно имея ввиду то, что добралась до моих наград раньше.
  - Как ты втянулась во все это с Майклом? - задала я вопрос, который словно заноза под кожей, сидел у меня в голове.
  На лице Зависти появился такой живой интерес, что я внутренне напряглась. Ну вот сейчас начнется...
  И она как будто почувствовала, что сейчас не лучшее время для ковыряние в моем грязном белье. Она села рядом со мной на кровать, отодвинув скомканное одеяло в сторону, и с торжествующей улыбкой упивалась моим измождено-злым видом.
  - Красотка! - констатировала она, а я сдула прядь волос, которую до этого было просто лень убирать с глаза. Провела пальцем по шраму, а потом плотоядно посмотрена на сестру:
  - Ну так расскажешь или будешь наслаждаться ситуацией?
  - У Вас все было, да? - Зави, казалось, уже забыла о своей проблеме, полностью уделив внимание моей. Но я же добрая, я же напомню...
  - Если ты про то, что я так же как и ты переспала со святошей - то тут ты промахнулась, - я сказала наобум и поняла, что попала в точку - Зави мгновенно взбеленилась.
  - Да, вот так! Так определенно лучше! А то что я тут одна свирепствую?! - укол удовольствия от ее реакции антидепрессантом разнесся по телу.
  - Что радуешься? Если ты еще, подчеркну - еще, не дошла до с ним до постели, это еще ничего не значит, - Зави сказала это с такой уверенностью, будто заранее всегда знала все ставки на бирже и прогнозировала взлеты и падения акций. И эта уверенность меня не устраивала. Совершенно не устраивала.
  - Ни-ког-да! - я развалилась на перевернутой кверху дном кровати звездой и задумчиво посмотрела в потолок, признавшись вслух: - Хотя это было бы интересно...
  Зави была умнее - она завалилась на комок из одеяла и подушек, и уже как на напарницу смотрела на меня оценивающим взглядом.
  - Мы в одной лодке сестричка, признаешь ты это или нет, но мы с этими праведниками настолько противоположны, что как магниты притягиваемся друг к другу.
  Я вскинула голову вверх и долго смотрела в синие глаза Зависти. В них плескалась боль, отчаяние, но они последние дни светились так, как никогда до этого. И мне невольно захотелось взглянуть в зеркало, чтобы убедиться, что этот люминесцентный эффект меня не коснулся.
  - Не знаю, что ты там бормочешь про лодку, но трепку этим святошам мы просто обязаны устроить! - уверенно сказала я. - Грехи нельзя вводить в заблуждение...
  
  
   Доминик.
  Больше я не сказал Майклу ни слова, ни одного нравоучительного слова! Я не мог выдавить из себя правильные фразы, которые бы заставили его думать головой, а не одним местом. А знаете почему? Потому что я сам чувствовал себя идиотом!
  И сейчас я злился не на брата - я был готов сам себя придушить голыми руками. Ну зачем, а? Зачем я пошел дальше? Надо было отстранить ее, уйти, но я зачем-то принялся доказывать себе самому и ей... И что я доказал?
  - Будешь ужинать? - крикнул Росс мне прямо на ухо и я вздрогнул, сфокусировал взгляд на лице друга и еще минуту соображал, что он от меня хочет. Он повертел тарелкой с жаркое перед мои носом, и только тогда я понял, что Росс опять главенствовал на кухне.
  Признаться, готовил он прекрасно, что никогда не скажешь, взглянув на эту шалопайскую морду. Но сейчас даже божественные запахи не смогли пробудить по мне аппетит, но отказываться от еды я не стал - просто не чувствовал ее вкуса.
  - Эй! Что вы такие мрачные? Хотите расскажу анекдот, как раз сегодня от одного пациента услышал? - Росс болтал даже с набитым ртом.
  - Нет! - хором ответили мы с Майклом, а я добавил: - Ты на работе работаешь, или шутки пациентов записываешь?
  - Одно другому не мешает, - пожал плечами Росс. - Знаешь как весело, он мне про свою язву рассказывает, а попутно вворачивает анекдот. Я даже не сразу понял, что он шутит, зато потом ржал, как конь. Так что, рассказать?
  - Нет! - опять хором ответили мы.
  - Да ну вас, такие мрачные, - Росс звякнул вилкой об пустую тарелку, и откинулся на спинку стула. Он смотрел на нас и постепенно выражение сытой расслабленности уступало место напряжении.
  - Ребята, заканчивайте. Дом, ты же знаешь, что если Главный не сможет связаться с тобой завтра с утра у нас будут гости? Тебе хочется видеть группу зачистки? - Росс мог не только легко шутить, он мог иногда бить прутьями реальности куда как сильнее, чем я. По крайней мере. Мне иногда так казалось. Наверное, именно так все воспринималось из-за резкого контраста, а может, и нет. Я не мог судить здраво, а взгляда со сторону, у нас, к сожалению, не было...
  Главный... Да, если он завтра не сможет достучаться и до меня, то на нас смело можно ставить крест. Как минимум - отзовут, а как максимум - как заметил Росс, по нашу душу явится группа зачистки.
  И если раньше я хотел как можно раньше свалить с этой бренной земли, то с месяцами я настолько привык иметь материальную оболочку, что она стала мной. Как теперь я без нее? ДА и еще этой греховной выскочке надо показать, как правильно целоваться, а то все губы распухли от ее зубок...
  - Майкл? - я вложил в обращение вопрос, и он сразу понял о чем я.
  - Нет, я не готов завтра с ним говорить, - брат резко провел по короткому ежику волос и встал. - Пусть хоть сам является, мне все равно!
  Он уходил, а я мечтал лишь о том, чтобы не скатится до его состояния. Нет, это бред! Я в порядке, просто зол из-за ненужного поцелуя! Но я ей все равно покажу, разницу между небесами и адом!
  
  
  Горди.
  В этой всей истории был один плюс - Зави отпустило. Да-да, все ее напряжение, скованные движения, убийственные взгляды иссякли, испарились, словно вода в пустыне, и теперь она сидела за столом и с успехом подкалывала меня.
  - Я смотрю, тебе весело, - заметила я, дожевывая последний кусок.
  Три огромные пиццы разлетелись, будто их и не было, и теперь на столе стояли пустые картонные коробки, а мы сидели вокруг него и блаженно щурили глаза. Все, кроме меня.
  - А что грустить? То я была тут одна, а вы все на меня так сочувственно косились, но теперь-то нас двое!
  - Ничего не двое, подумаешь, поцелуй! - парировала я, а сестры с открытыми ртами следили за нашей перепалкой. Пока до них долетали только слухи, но теперь-то мы вдвоем бросались фактами!
  - Я тоже так начинала! Потом еще, ага! Только ты целовалась не с парнем в клубе, Горди, а со святошей! - она так яростно тыкала в меня пальцем, что я поняла, она скорее обвиняет себя, чем меня, видя в моем поведении те же ошибки, что допустила сама.
  - Даже не собираюсь. Мне не понравилось!
  - Врешь, - сказала Ложь. Спокойно так, ковыряясь зубочисткой в зубах. - Фу, жарко, - заметила она и стянула с себя ярко-салатовый парик.
  Я одарила ее 'благодарным' взглядом, но промолчала. Толку спорить, если все прекрасно знают, что она свою стихию чувствует, как никто другой. Ее обмануть было просто невозможно.
  Я выхватила ее страшный парик и одела на себя. Хотелось закрыться от всего мира, скрыться, хоть за мнимой преградой, побыть другой, пусть и при помощи парика. Зави на все это посмотрела с таким скепсисом, словно у нее опыта в этом деле был вагон и маленькая тележка.
  - Не поможет, - наконец повела она итог.
  - Ой, молчи, и не завидуй, что у меня все зашло не так далеко, в отличии от тебя, - я выхватила сигареты у Гневи и попыталась закурить. В итоге так сильно вдохнула в себя, что судорожно закашлялась.
  - Вот! - тоном пастора, читающего нотации, сказала Зави: - Не гони на сестру свою! И будет тебе счастье!
  Я затушила сигарету об пепельницу под насмешливым взглядом дымящей Гневи, а Лени, хитро смотря на рыжую сестру, громким доверительным шепотом на всю гостиную сказала:
  - Ты просто еще не поняла, что она такая радостная... Она сегодня полдня скакала в обнимку с книгой, а значит, наткнулась на что-то дельное...
  Зави возмущенно посмотрела на Лень, а потом засмеялась.
  - Конечно! Но должна же я была поупиваться несчастьем сестры, - и с такой горячей любовью на меня посмотрела, что я подумала, что ее синие глаза были явно лишними на ее лице..
  - Эх, девочки, какие мы все дружные и милые, - Соблазн стиснула сначала меня, потом Зави, а потом и все остальные девочки подключились. - Так вдарим грехом по этим праведникам, и пусть горят в агонии!
  
  
  Доминик.
  К утру я успокоился. Правда спокойствие стоило мне бессонной ночи, но я смог выйти на связь с Создателем и спокойно известить о последних делах. Мне жутко повезло - он был занят, даже предупредил, что не сможет связаться с Майклом, но чтобы я провел с ним профилактическую беседу. Да-а-а, он даже не подозревал, какую беседу я проводил сегодня сам с собой, откапывал из глубин памяти себя прошлого, непоколебимо верящего в идеалы.
  И я искренне верил, что прогнал все гнилые мысли прочь. Пока не увидел, как Горди входит в мой врачебный кабинет как раз в часы приема населения.
  - О, да ты и там и тут, - она откинула волосы назад так, чтобы стал хорошо виден шрам на щеке, провела рукой по короткому платью сверху вниз, и показала мне край кружевного чулка. - А я уже думала, что мне придется ложиться на казенные кровати, чтобы меня осмотрел мой личный доктор...
  И эта греховная заноза прошла до кушетки и окинула ее придирчивым взглядом, словно рассчитывая, достойна та или нет. И меня бросило в жар от догадки, для чего она ее оценивает и пришла в таком откровенном платье.
  Я что-то говорил про эффект нравственных бесед? Я облажался, ребята...
  Мне снесло голову, словно с удара косы старушки Смерти. Разум погрузился в вязкий сироп, а во рту стало сухо. Горди забралась на кушетку, размела ноги в сторону и я увидел вызывающе яркое фиолетовое белье.
  - У тебя все фиолетовое? - хрипло спросил я, в памяти мелькнул пурпурный Бентли и пропал в оттянутом пальчиком декольте.
  - Хочешь проверить, - палец сдвинул ткань платья в сторону и мне открылась часть фиолетового кружева лифчика. - Еще больше хочешь?
  Надо было выставить ее за дверь тут же, как только ее маленькая ножка в черной туфельке вступила на кафель моего кабинета. Но нет же, как теперь я могу ее выставить? Я только посмотрю, в конце концов, сейчас в рекламе больше показывают...
  - Вижу, что хочешь... - томны голос сбил меня, и я проследил, как ее палец миллиметр за миллиметром открывает все больше кружева, под которым светилась кожа. И вот мы на границе темного ореола, а в моем горле настоящая Сахара, а ниже - взрывоопасный вулкан.
  Она хотела меня, ведь так? И она пришла сюда с определенной целью...
  - Иди сюда, - хрипло позвала она меня, поманив пальцем, а сама смотрела на мои брюки с жадностью стервятника.
  А дальше я и не заметил, как оказался рядом, сминая ее тело руками. Я спешил сдвинуть в сторону это кружево, дотронуться до кожи, попробовать на вкус... Но тут быстрый стук в дверь и крик Горди:
  - Помогите!!!
  - Мистер Вайт?! - возмущенный крик главврача на секунду оглушил меня, снимая все возбуждение в один миг.
  Я посмотрел в хитрые зеленые глаза воплощения греха и поклялся ей отомстить. Хоть это было и низко для создания Главного, но с этими грешницами надо было действовать их же оружием.
  И если я скажусь в ад, то так и знайте - это все была ее заслуга... Горди.
  
  
  Это было даже лучше оргазма, в сто раз лучше. Когда ты упиваешься проигрышем своего врага, когда он опростоволосился так в глазах начальства, и оно возмущается, гневается и грозит материальными карами и съемом с должности - о, это чудесно.
  Я блаженно растянулась на кушетке и наслаждалась зрелищем. Правда, недолго, потому что мое поведения в глазах дамы в белом явно выбивалось из понятной ей манеры. Наверное, я должна была заламывать руки, плакать, предаваться истерике, а вместо этого я бессовестно следила за происходящим. Нет, мой мальчик, я даже ради тебя не готова на такие жертвы...
  - Видите, она же бесстыжая? - в итоге Доминик показал на меня, и я почувствовала испытывающий взгляд дамы.
  - Вы сами... - она долго подбирала слова... - домогались...
  - Я? - я сделала предельно честные глаза, а потом улыбнулась, словно оказалась на острове своей мечты в Индийском океане. - Нет, мне просто понравилось, и я решила остаться. Вы уйдете, а мы продолжим.
  Ха! Я ее добила!
  - Прошу Вас покинуть клинику, - она попыталась говорить мягко, но в голосе все равно прорезались стальные нотки.
  - Без проблем! - я одним движением поднялась и встала на ноги. - Продолжим дома, дорогой!
  Я послала воздушный поцелуй и захлопнула дверь. Йе-е-ес, я его сделала!
  За моей спиной в кабинете до сих пор царило гробовое молчание, и я, громко цокая каблуками по полу, пошла на выход из клиники. У меня еще сафрат пустой, а я все развлекаюсь... пора и поработать...
  Где вы, мои любимые грешники?.. Я иду к вам...
  
  
  Доминик.
  Я смотрел в окно на сотрудников клиники, которые вышли за угол здания, чтобы скурить сигаретку-другую, и впервые захотел тоже наполнит легкие дымом. Эта бестия подталкивала меня к самому краю, заставляла хотеть запретного, но самое страшное было другое - я знал это, и все равно хотел это сделать.
  Мы столько лет жили правильно, когда вокруг царил полный беспредел, безусловно, пропитывались атмосферой, но держали себя в рамках. А сейчас я собственными руками убирал рамки Создателя и делал свои собственные. И знаете, какого это было? Нет?
  Это было охренительно!
  - Оба-на! - Росс хлопнул дверью кабинета, и сигарета выпала из моих рук.
  Его приход был сродни пощечине, и я в полной мере осмыслил, что уже открыл забытую недавним пациентом пачку сигарет. Я быстро нагнулся, сломал надвое белую трубочку и выкинул вместе с пачкой в мусорную корзину.
  Росс сел на стул для пациентов, закинул ногу на ногу и сразу перешел к делу:
  - Я тут видел в обед, как из твоего кабинета вышла наша Ирэн... И очень не в духе, - брат, наклонившись, посмотрел в мусорную корзину, оценивая ее содержимое, а мои брови взлетели вверх. И что он там планировал увидеть?
  - Да, - только лишь подтвердил я, до сих пор злясь то ли на него - за внеплановый визит, то ли на себя - за слабость.
  - Опять пыталась впихнуть тебе того продажного чиновника? - предположил Росс.
  - Нет, поймала меня за нерабочими делами с пациенткой, - сказал я, а сам внимательно следил, как менялся в лице друг. И все-таки он не поверил.
  - Давай уже, говори! - Росс достал из кармана брюк жевательные конфеты и предложил мне.
  - Так я тебе и сказал, - я взял одну, а брат так и не отрывал взгляда от моего лица. Разноцветные круглые конфетки по одной вываливались на стол, звонко прыгая по поверхности.
  - Ты гонишь, - недоверчиво покачал головой он, потом окинул меня взглядом с головы на ног и вскочил на ноги: - Да где мои здравомыслящие братья?! Кто тебя подменил, а?
  А я усмехнулся, подумав, что он прав, как никогда. Росс - самый разгильдяй, шалопай и тот, на которого я полагался только в крайнем случае - оказался самым стойким. Стойким к чарам грешниц.
  - Ты... с пациенткой? - брат даже поморщился от своего вопроса. Нет, он не был евнухом, но то, что для людей было экстремальным развлечением для нас было равносильно спуститься на одну ступень в ад...
  - Сюда приходила Горди, - я убедился, что других пациентов у меня больше не будет и собрался идти на обход стационарных больных. Сзади шумно выдохнул Росс.
  - Ну хоть одна положительная новость... В смысле, что ты свихнулся только на одной бабе, а не стал...
  Договаривать он не стал под моим красноречивым взглядом:
  - Ты тоже портачишь, последи за языком.
  - Да мои слова по сравнению с вашими делами небо и земля, братец, - Росс кинул хмурый взгляд на кушетку, но я успел заметить проскользнувшую искру интереса.
  - Что? - я вопросительно кивнул головой в сторону обтянутой в коричневую кожу койки.
  Росс, прикусил губу, словно сомневаясь, нужна ли ему эта информация, но все же спросил:
  - Главврач прямо во время...
  - Нет, - отрезал я, так как перед глазами встала картинка с фиолетовым кружевом, сквозь которое был виден темный ореол соска, и выдохнул сквозь зубы.
  Надо идти к пациентам, вот кто, как никто другой, способен вернуть рабочий настрой.
  
  
  Горди.
  Моя кровь кипела, а все чувства обострились: я чувствовала запах медикаментов и чистящих средств, запах болезней и старости. Как пороки, мы с сестрами чувствовали подобные слабые места у людей, но предпочитали обходить их стороной. И нет, не подумайте, дело совсем не в жалости... Просто от них было мало толку.
  А вот две подружки-шмедсестрички меня заинтересовали так, что я остановилась у автомата с напитками, сделав вид, что не могу выбрать. Настраиваясь на них я уже заранее знала - вот эта блондинка моя с потрохами, а вот со второй рыжей медсестрой было еще не все так ясно.
  Моя жертва и так была полна амбиций: ее слова, адресованные дражащей подруге, были наполнены чувством собственного достоинства, когда она отказывалась от материальной помощи до зарплаты. Рыжая настаивала, чем только распаляла гордость блондинки, и я включилась в игру.
  Возможно, игра с Домиником так распалила меня, что я решилась охотиться прямо здесь, в этом храме добродетели, а возможно, я просто решила рискнуть, попробовать ловить 'рыбку' в чужом озере. Но меня застукали.
  - Кхэм, - передо мной появилась огромная живая стена под названием святоша Майкл.
  - Будь здоров, - невозмутимо пожелала я, делая вид, что совершенно не поняла это его 'кхэм'. Выглянула из-за его спины и еще не успела ментально коснуться жертвы, как была опять грубо прервана.
  - Не заставляй меня вызывать охрану. Эти ребята, в отличие от меня, церемониться с тобой не будут.
  Я посмотрела на каменной выражения лица этого праведного амбала, улыбнулась, и нашла глазами мужчину в форме.
  - Ты вот про этого милейшего мужчину в пузиком? И что ты ему скажешь?
  - Вы еще здесь? - эта возмущенная интонация была мне знакома, поэтому я с крайне интригующим выражением лица повернулась на голос и поняла, что в этот раз мне придется прекращать мероприятие. Как-никак, если главврач сейчас прикажет охране, то они меня даже слушать не станут - и правда выпроводят. А я люблю ходить одна, сама по себе, эти все поддержки под локотки мне никогда не нравились.
  - Была рада познакомится, - я подмигнула натянутой, словно тетива лука женщине, которая метнула подозрительный взгляд в Майлка. О, спасибо за подсказку, я бы сама не догадалась!
  И я повернулась к святоше Зависти, вильнула бедрами, делая шаг к внимательно наблюдающему за мной мужчине, и положила ладошку на его грудь.
  - До встречи, любимый! - я поняла, что фокус с поцелуем в щеку не удастся, так как этот образец нравственности во плоти был слишком высок... и слишком не доволен, и ограничилась воздушным поцелуем на прощание.
  Главная возмущенно процедила воздух сквозь зубы, с трудом набирая полные легкие, чтобы произнести что-нибудь возмущенное и нравоучительное, но я уже закрывала за собой дверь, ведущую в коридор к лифтам. Притопывая ножкой, я дождалась, пока двери кабинки открылись, противно пискнув, и вошла внутрь. Зеркало услужливо показало то, что я упорно не хотела замечать - лихорадочный блеск глаз после встречи с Домиником, и руки, сжатые в кулаки от желания не показывать даже самой себе, как меня завел спектакль в его кабинете.
  Нет-нет, я охотница - он добыча. И никакое зеркало мне не докажет обратное!
  Я повернулась к нему спиной, и когда дверцы лифта разъехались, в холл клиники я вошла блистая уверенной улыбкой. Я смогу, я знала это, осталось объяснить глупому телу, чтобы оно так не подводило свою хозяйку...
  
  
  Доминик.
  Никогда я еще так дотошно не выяснял у пациентов их самочувствие, никогда так подробно не изучал истории болезней с их младых ногтей, и никогда не старался так безрезультатно переключиться. Как наваждение, Горди на кушетке в моем кабинете не выходила их мое головы.
  Мысленно я уже сто раз ее раздел, проиграл тысячи сценариев, начиная от того, что я выпроваживаю ее за дверь и кончая тем, что я заставляю ее вознести молитвы Создателю и раскаяться. И все это со стонами, с такими греховными стонами...
  Бр-р-р! - я встряхнул головой, потому что только так еще мог сфокусировать взор на реальном мире.
  - Доктор Вайт, - окликнули меня от двери, и я понял, что сижу рядом с громко храпящим пациентом в возрасте. Хорош, лекарь, усыпил своим 'вниманием' беднягу.
  Одернув полу халата, я встал и не твердо посмотрел в глаза начальству, которое опять отчего-то было не в духе. Захлопнув дверь палаты я выжидающе смотрел на подтянутую фигуры женщины, заведующей всей клиникой и не понимал, что же еще могло случиться, что так вывело ее из себя.
  - Не находите, что за сегодняшний день у нас слишком много Ваших 'гостей'? - сделав ударение на последнем слове, Ирэн Кумус недовольно поджала губы, словно боялась, что изо рта выскочит еще пара жарких словечек в мой адрес.
  Создатель, да что там еще? - я возвел глаза к потолку. - Неужели эта сумасшедшая все никак не угомониться? Видимо, зря я понадеялся, что на сегодня моя чаша соблазна испита до дна...
  - Где? - только и спросил я.
  - В комнате отдыха персонала, - главврач как-то странно отвела глаза в сторону, стараясь не смотреть на меня, и продолжила: - Они отвлекали персонал... да и больных... - она собралась, и добавила командным тоном, глядя прямо в глаза: - Надеюсь, что Вы позаботитесь о том, чтобы Ваши 'друзья' навещали Вас в других местах... Например, дома!
  И развернувшись на пятках, топая своими черными туфлями-лодочками, будто бы слон, она отправилась восвояси, оставив меня в недоумении. Что еще придумала эта грешница? Наняла целую роту проституток? Заказала доставку из секс-шопа?
  Почему-то в голову лезли догадки только в одном направлении. И именно поэтому, когда я открыл дверь комнаты отдыха, то первое время не сразу смог выйти из ступора, охватившего меня, как только я бросил взгляд на двух ребят из группы зачистки.
  Нет! О, нет...
  
  
  Горди.
  Я еще подъезжала к дому, но уже в приоткрытые окна моей фиолетовой 'малышки' проникала зажигательная песня. Грудь приятно грел наполненный сафрат, и я, подпевая во весь голос незатейливый припев, резко пошла в поворот и припарковала машины. Квартал сотрясался, и хоть он и был торгово-развлекательный, куча зевак непонимающе косились на закрытое здание клуба 'Райская жизнь'.
  А я могла не заглядывать внутрь, зная, кто зажигает внутри и царствует за диджейским пультом. Алчи. Ее любимая рок-группа разрывала барабанные перепонки, когда я входила через служебный вход, и чуть не столкнулась лоб в лоб с Гневи, которая спешила вдохнуть дым легкими и уже держала не зажженную сигарету в зубах.
  - Ад и пламя, там только ее клиенты, - недовольно проворчала она, распаляя мое любопытство.
  Я вошла в зал клуба и не поверила своим глазам... До такой наглости мы еще не доходили, но мне определенно понравилось!
  Схватив фуражку у копа, который смотрел на меня масляными глазками и уже протягивал длинные рученки, я вошла в массу беснующихся тел в форме и пожалела, что наполнила сафрат так рано - тут было чем поживиться.
  - Хай! - крикнула в микрофон Алчи с возвышения, где у нас стоял диджейский пульт, и помахала мне рукой.
  Махнув в ответ, я смазанным взглядом прошлась по толпе, попутно отметив, что стоять в гуще местного 'полицейского участка' рискуют только две сестры: Зави, меняющего партнеров как перчатки, и судя по мутным синим глазам, ее сафрат просто переполнен до предела, и Соби, которая развлекалась тем, что свела между собой парочку служивых ребят 'нестандартных' вкусов и с упоением наслаждалась зрелищем, как коллеги с оторопелым удивлением протирают глаза.
  - Не ожидали от сержанта! - рассмеялась он, приобняв меня за плечо.
  - Откуда вы их достали? И что сделали? - пытаясь переорать музыку, я смотрела на лица блюстителей порядка и ловила их шальные бессмысленные взгляды.
  - Ло немного зажгла, обычная история, а там такой крепкий парень попался... - Соби скривилась и показала головой в сторону закрытого стеклом места для танцовщицы гоу-гоу.
  В нем стоял жутко злой тип, который прожигал взглядом Ло. Сегодня она была платиновая блондинка с волосами до талии, и она крутила попой так, что вся невозмутимость парня-скалы смотрелась явно напускной.
  - Если бы она знала, как он ее желает, крутила бы задницей менее энергично, - засмеялась Соби, которая считывала такие вещи на раз-два.
  А я лишь поразилась масштабам фантазии Ло. Была у нее такая слабость - она любила набирать свой сафрат с помощью эмоций задержанных, а чтобы временно попасть за решетку она с успехом нарушала закон. И последнее время она зачастила попаданием именно в один и тот же участок...
  И теперь я видала перед своими глазами причину ее частых визитов в то самое заведение...
  - Надеюсь, ему она тоже стирала память? - заподозрила я неладное, смотря на твердо сжатую челюсть мужчины 'за стеклом'. Там Ло перешла в атаку и уже прикрепляла к своим обтягивающим брюкам его полицейский значок.
  - Что-то мне подсказывает, - неторопливо протянула Лени, возникшая сбоку от меня, и потащившая меня в сторону... - что он не настолько восприимчив к нашему воздействию, как думает Ло.
  Я обернулась и одарила мужчину пронзительным взглядом, а он словно почувствовал мой взгляд и заскользил глазами по толпе, пока не обнаружил мой интерес к его совсем нескромно думающей персоне.
  Нет, он не так прост...
  - Чую, с ним у нас будут проблемы, - протянула я, и Лени со мной согласна кивнула.
  Если остальные копы завтра проснуться в полной уверенности, что провели еще один, похожий на сотни других рабочих будней день, то в нем я сильно сомневалась. Слишком осмысленно и сосредоточенно он смотрел вокруг, оценивая обстановку и своих коллег.
  - Запрем в подвале? - спросила не пойми откуда взявшаяся Гневи.
  - Закуем в кандалы? - искушающе пропела Соби.
  - Может, позже... - я понимающе переглянулась с сестрами, и добавила: - А пока пусть Ло поразвлекается.
  - Ну да, тем более, у нас есть еще одна проблема, - Лени вздохнула и посмотрела в сторону стены, где Зави притянула к себе, а потом тут же с гримасой отвращения оттолкнула очередного 'везунчика'.
  - Она до сих пор переживает? - предположила я.
  - Она наклюкалась, - как всегда не разбрызгивая слова попусту, сказала Гневи.
  Хм, может, вот этот крупный коп и пройдет, как достойная замена святоше Майклу?
  - Милый, как тебя зовут? - я заглянула в поддернутые поволокой глаза бугая-полицейского и он расплылся в улыбке. - У меня есть подруга, которая просто жаждет с тобой познакомится...
  
  
  Доминик.
  Когда в человеческих книгах писали о том, как у героя сердце ушло в пятки, я не мог понять, как это? Можно было нервничать, переживать - это я понимал, так как эти эмоции, бывало, посещали нас с братьями, во вот так, чтобы что-то внутри внезапно рухнуло вниз - это первый раз.
  Эти ребята из зачистки не просто были крепки телом - они могли убить одним только взглядом, проникнуть внутрь и прочитать все, что было на душе. Всего лишь пряжка на кожаному ремне, а у меня уже возникло четкое ощущение, что символ отряда зачистки, словно клеймо, выжигается у меня на лбу, и меня растворяют в небытие...
  - Я принесу еще кофе, - я резко повернул голову, так как кроме двух своих палачей больше ничего и не замечал. А оказывается, в комнате отдыха была еще и стажерка. Фигуристая стажерка, с расстегнутым рядом пуговиц на груди и с пылающими вожделением глазами. Да, парни выглядели круто, а в глазах земных женщин - так, вообще, разрушительно для сердец. Но меня сейчас не волновала угроза для человеческих сердец - тут пришли по мою душу.
  - Доминик, - Хантер протянул мне руку, а следом и Дин. Брюнет и блондин, оба крупные, давящие силой и энергетикой, с разноцветными глазами - неизменной чертой группы зачистки. - Рад видеть.
  - Я бы тоже хотел ответить взаимностью, но ты уж не томи, скажи сразу - тут голову с плеч или до дома потерпишь? -я сразу вывалил все свое опасение на их головы, стремясь хоть немного прочитать их.
  А ребята из зачистки раскатисто рассмеялись, а Дин выставил ладонь:
  - Дай пять, надо запомнить шутку!
  Ладони хлопнули и меня немного отпустило - значит, не здесь. Значит, есть еще шанс.
  - Так с чего такая честь? - я сел на диван, приглашая жестом и парней последовать примеру. И они не стали медлить, развалисто развалились на креслах, при этом в разных концах помещения, что не укрылось от моего внимания. Ага, а пути, все-таки, блокируют... Ну что ж...
  - Да сам знаешь, мы просто так не приходим... - начал Хантер, мгновенно став предельно серьезным.
  Дверь хлопнула и в комнату отдыха влетел Росс:
  - О, братцы-кролики, какими судьбами? - радостно прокричал он, активно пожимая руки ребятам. И только я один видел, насколько его спина была напряжена. А сам я думал, что нам очень повезет, если сюда еще не явится Майкл - это могло стоить нам всех бессмертных жизней. Сейчас он был не слишком в форме для свиданий с группой зачистки...
  
  
  Горди.
  План под названием 'Забыть святошу' обязательно бы удался... если бы этот дурак-коп все не испортил своими загребущими лапами! А как все хорошо начиналось...
  Свет, медленная музыка, обеспеченная благодаря договору с Алчи и наш 'фаворит', немного смущаясь, плывет сквозь толпу на завоевание нашей сестренки. Зави как раз отшила очередного неудачника и ее глаза на секунду расширились от удивления, а потом снова потухли. Да, это коп, и правда, издалека чем-то напоминал Майкла, именно поэтому мой выбор пал на него. И если уж подруга хотела забыть святошу, то такой заменить мог бы и сойти...
  Коп помялся, но терялся не долго, а может, Зави просто позволила себе немного расслабиться. Он обхватил ее спину, и медленно повел в танце, иногда запуская руку в волосы.
  - Она явно мыслями не здесь, - заметила Соби, особо чувствительная ко всякого рода любовным чувствам.
  - Да? - разочаровано переспросила я, наблюдая, как Зави иногда закрывала глаза, и тогда на ее лице появлялась настоящая улыбка. Не натянутая, не ироничная, не колючая и не ядовитая, а именно - настоящая, расслабленная и умиротворенная, довольная минутой. Зави была на секунды в полной гармонии с самой собой.
  - А может и притрется, - предположила Гневи, щуря глаза. Она с некоторой долей отвращения посматривала на мужчин в форме, которые от неимения женщин и с легкой подачи сестричек, танцевали друг с другом.
  Я тоже проследила за ее взглядом и высказала вслух свои мысли:
  - Хорошо, что шеф нам надсмотрщика не послал... А то бы копам была крышка...
  - Да, Безумие бы они не выдержали, - согласилась со мной Лени, и тоскливо покосилась в сторону диванов: - Пойдем присядем, а?
  Сестры хмыкнули, то ли насчет ее предложения, то ли представили Безумие в нашем клубе.
  - Тогда человечеству пришлось бы худо, а добряки бы этого так не оставили, прислали бы нам...
  Гневи грубо прервал перебивающий даже музыку стук в железные двери клуба.
  - Там что, кувалдой молотят? - Соби покосилась в сторону коридора, как раз ведущего к главному входу.
  Не думая долго, я пошла на звук, чтобы посмотреть, кто же так пламенно желает присоединиться к веселью, и открыла замки.
  - Ну вот, теперь по всем правилам босс должен, и правда, прислать Безумие... - как то отстранено произнесла Лени за моей спиной, а я во все глаза смотрела на двоих огромных ребят с пряжками группы зачистки святош, и на трио за их спинами.
  - Не, ребят, мест нет, - пожала я плечами и поспешила закрыть дверь.
  Еще секунда - и мне бы это удалось. Но военный ботинок, просунувшийся в щель, не дал мне этого сделать.
  - Не так быстро, злючка... - заметил блондинистый хозяин ботинка, и я, переглянувшись с сестрами поняла, что у нас проблемы...
  
  
  Доминик.
  - Дом, ты же знаешь, что есть способы присматривать за братьями, - Хантер начал издалека, но я и Росс уже поняли, к чему он ведет. Слежка, за нами велась слежка.
  - Медсестрички? Доктора? Пациенты? О, нет, неужели Главврач? - притворно ужался Росс, а потом серьезно добавил: - Ну не держите нас за малых детей, конечно знаем.
  И так уверенно это заявил, что я через силу заставил себя на коситься в его сторону. Он что, правда знал? Да нет, не может быть, блефует, впрочем, как и всегда...
  В дверь как раз заглянула та самая стажерка, что так настойчиво предлагала кофе, и внесла поднос в оглушающей тишине. Под пристальными мужскими взглядами ей, видимо, стало неловко, и она засеменила назад, немного стушевавшись.
  - Не могу привыкнуть к навязчивости здешних женщин, - хмыкнул Хантер, провожая взглядом лажную фигуру девушки. - Как вы здесь... обитаете?
  - Да, брат, вредная у нас работа, - Росс громко отхлебнул кофе, спокойно прихватизировав один стакан из трех. На него-то как раз медсестричка-то и не рассчитывала, так как видела нас в последний раз в другом составе, но Россу до этого было никакого дела.
  Дин хмыкнул, опер локти на колени и подался вперед:
  - А теперь о деле, парни, - он только это сказал, а атмосфера в комнате мгновенно изменилась. Стала гнетущей, напряженной, настолько тягучей, что казалось, ее можно было тронуть пальцем, как желе. - Высший узнал, что грешницы зачастили топтать вашу территорию, и не сносить тебе головы, Доминик, но он вспомнил, что ты просил о пополнении братства...
  Была выдержана многозначительная пауза в ходе которой мы с Россом обменялись настороженными взглядами.
  - И что это значит? - я пристально вглядывался в лица ребят, но безуспешно.
  - А то, что нам 'выпала честь' разобраться с вашими проблемами, так сказать, помочь миновать кризис...
  - И надолго? - осоловело спросил Росс. Такого поворота не мог предположить ни я, ни он
  Хантер неопределенно пожал плечами, и посмотрел на Дина, а тот, ухмыляясь, сказал:
  - Мы молодняк тренировали после последней зачистки, у нас как раз время отпуска наступило, вот... и он... - мужчина, словно насмехаясь над самим собой, обвел рукой помещение, остановив взгляд поочередно на каждом из братьев.
  - А где третий? - поинтересовался Хантер и посмотрел на настенные часы. - Насколько мне известно, рабочий день уже подошел к концу...
  - Пойдем, поприветствуем брата в его рабочей обстановке, - Дин резво поднялся на ноги одним плавным для такой массы движением и зашагал к двери, проронив через плечо: - У нас есть одно запланированное дело на вечер, лишние руки не помешают...
  - А что за дело? - не мог не полюбопытствовать Росс.
  - Грешницы, - словно это все объясняло, пояснил Хантер.
  Но как по мне, так лучше бы он промолчал. Для этих сестричек была масса вариантов, как они могли спровоцировать внимание Высшего, но мне бы очень не хотелось, чтобы пострадала Горди. Все-таки, мы с ней еще не закончили...
  
  
  Горди.
  - Адресом не ошиблись? - Гневи совсем не мягко оттолкнула меня от двери и вперила злой взгляд в блондина из группы зачистки. Небрежно пробежалась глазами по его фигуре, наклонилась, чтобы разглядеть бляшку ремня, и так насмешливо хмыкнула. - Дружок, ты не по те душеньки явился, обернись.
  Милой улыбки у Гневи никогда не получалось - это было противоестественно ее природе. И сейчас у нее скорее вышел предостерегающий оскал. Она наступила ногой на ботинок мужчины, приподняла вторую ногу и удивлено надавливала на мысок военного ботинка.
  - Со вставками? - скептически уточнила она, находясь практически нос к носу с блондином. В его глазах блеснул хищный азарт и пропал, и я уверила себя, что это просто игра света. Ну не мог святоша испытывать охотничий азарт... или мог? Все-таки, он из определенной структуры, пусть и в услужении у главного добряка...
  Пока я терялась в сомнениях, стараясь не смотреть на Доминика, блондин просто обхватил Гневи за талию и внес внутрь. То, что она стояла на его ботинке, казалось, только облегчило его задачу - он в одно мгновение проник в клуб, а его коллега не терял времени, подвинул меня с дороги и все святоши зашли.
  - Добро пожаловать в 'Райскую жизнь', ребята, - немного надув губы, словно недовольный подарком ребенок, Лени торжественно показала на вход в зал, откуда громыхала музыка.
  Я поравнялась с ней, стараясь опередить если не этих двух 'чистильщиков', то хотя бы святош, а сама спиной так и чувствовала взгляд Доминика. Интересно, а он помнит вкус моих губ? Вот я его - помнила...
  Я так хотела быть впереди, чтобы первой увидеть выражения глаз незваных гостей, когда они увидят, кто же веселиться у нас в клубе, что практически проскользнула в щель между телами, огибая по дуге компанию 'гостей' и остановилась, чтобы запомнить эти шокированные мордашки.
  - У, вы таки милашки, когда удивлены, - Гневи потрепала за щеку блондина, и тот резко дернул головой. Сестричка заливисто рассмеялась, отчего даже у меня пошли мурашки по коже (уж это она умела), а чистильщик переводил тяжелый взгляд с нее на толпу прыгающих под песню копов.
  - Заметил, они повторяют движения, как в клипе, - она указала пальцев в толпу и разочарованно вздохнула, добавив: - И это под детскую песенку-то...
  И возмущенно цокнула языком, подмигивая Алчи, стоящей за стойкой диджея. Та махнула рукой и подалась вперед, чтобы разглядеть наших гостей. Брюнет из зачистки дернулся и вскинул взгляд вверх, застыв на мгновение. И тут наша Алчи превзошла даже саму себя - она включила скандальную композицию 'Кара небесная', запрещенной во многих стран мира группе, чьи песни вызывали возмущения общественности своими аморальными строчками.
  Святоши скривились.
  - О, как ножом по сердцу, да? - 'пожалела' блондина Гневи, проведя по короткому ежику волос. Тот прожег ее взглядом, отступил на шаг в сторону, и сестра победно улыбнулась, словно он сбежал с поля боя.
  Мужчина тоже, казалось, это понял, потому что напряженно посмотрел на нее, а потом шагнул обратно, смотря, как Гневи недовольно кривит губы.
  - Итак, вы потанцевать или выпить? - невозмутимо спросила я у всех, пробегаясь по всем 'гостям' беглым взглядом. Но как бы я не старалась, я на секунду остановилась на глазах
  Доминика и нервно облизала губы. - Так уж и быть - если и соблазнять праведников, то только за наш счет!
  И выпалив последнюю фразу, я развернулась и пошла к бармену, чтобы подкрепить свое обещание распоряжением к персоналу. Спину жгло от возмущенных взглядов, а в голове работали куча шестеренок, разрабатывая миллион и один вариант будущего. Что надо святошам - и так понятно. А вот что тут делают эти двое чистильщиков? - вот тот вопрос, который действительно меня волновал...
  
  
  Доминик
  Я смотрел на толпу беснующихся копов и понимал, что женщины - самые опасные в мире существа. А женщины - грехи - еще во сто крат опасней.
  Одна блондинка, кажется, Соблазн, прошла на сцену и привела за собой несколько полицейских. Мне казалось, что я даже отсюда видел их расширенные зрачки и плутающие по телу грешницы взгляды. Впрочем, я и сам не сразу смог оторваться от плавных изгибов тела. Она двигалась быстро, но при этом так грациозно, словно хищница, которая решила поиграть со своей добычей. А потом начался коповской беспредел... Они крутили над головой рубашками, пытались порвать штаны, снимая их как самые настоящие стриптизеры, но все это выглядело до боли печально.
  Лица Хантера и Дина перекосились, они осуждающе покосились на нас, но тут коротко стриженая оторва сверху врубила басы так, что нам пришлось отпрыгнуть подальше от колонок, которые как раз стояли за нашими спинами.
  - Беспредел, - прошипел сквозь зубы Хантер, не отрывая взгляда от Алчи. - Кто-то должен положить этому конец!
  Он отправился в сторону красной двери с табличкой 'Служебный вход', а на лице блондинки-диджея промелькнул азарт. Мне пришла в голову странная ассоциация, что чистильщик сейчас стал охотником за Алчностью.
  - Я его раздавлю, - сдавлено сказал Майкл, смотря в сторону. Вены на его шее вздулись, он дышал глубоко и часто, и посмотрев на того, кто так вывел из себя брата я и правда испугался, что сейчас друг разорвет того мужика голыми руками. Ведь Зави была в его объятиях, и сейчас смотрела прямо на Майкла, провоцируя его взглядом из-за плеча мужчины.
  - Стой! - я дернул рванувшего вперед брата, и с облегчением выдохнул, когда перед ним вырос Росс и Дин. Второй явно не понимал в чем дело, но огонек подозрения уже запылал в глубине глаз. Не только я один мог провести линию ярости, направленную прямо из глубины разъяренного Майлка. Он готов был убивать.
  - Да брось, брат! Если ты запал на ту рыжую детку, мне придется растворить тебя в небытие, а мы ведь этого не хотим? - от слов блондина из группы зачистки давящая тяжесть в моей груди ослабла. Не сейчас, по крайней мере, не сейчас... Да и настроен он явно на разговор...
  Майкл немного пришел в себя - раствориться в мироздании он не хотел. Но и не мог справиться со своими чувствами, поглядывая на Зави, которая усмехалась, и нарочно провоцировала брата своими действиями. Она вытянула язык и провела им по шее мужчины...
  - Она специально тебя достает, брат! - Росс заметил ее выходку, и старался изо всех сил достучаться до сознания Майлка. - Она хочет, чтобы тебя уничтожили свои же, смотри... Она не может не знать, кто с нами...
  Я перевел взгляд с рыжей бестии на брата, и мне самому стало тошно от выражения тупой боли, просочившейся из глубины души наружу. Да, друг, плохи дела, когда твоя навязчивая идея вознамерилась тебя убить...
  Тут же нашел глазами Горди, соревнующуюся на спор в армреслинге на барной стойке с одним из копов и закрыл глаза. Нет, я пойду другой дорогой, чтобы никогда не видеть, как ее язык скользит по коже другого...
  
  
  Горди.
  Я не могла проиграть, и когда мужская рука прикоснулась к дереву, я торжествующе крикнула и щелкнула по носу озадаченного молодого человека. Даже в дурмане воздействия он ощущал, что такое просто не возможно - его сделала девчонка, комплекцией в три раза меньше его. Он не мог поверить в случившееся и выглядел глуповато-озадаченным, когда вытаскивал из кармана сотку.
  Но я не стала раскрывать свои маленькие секреты - в женщине должна же быть тайна, загадка, иногда люди еще причисляют свои особенности к сухофруктам вроде изюма, но я предпочитала первые два понятия. Лучше я буду таинственная и загадочная, а не в черную овальную точечку...
  Его взгляд я почувствовала на себе сразу. Он не был обжигающим, но он был как проливной дождь в поле - от него невозможно было скрыться. Я нашла Доминика глазами и смело посмотрела в его сторону, попутно отмечая, что у них явно намечается какая-то забавная заварушка. Но, проследив за взглядами участников противостояния я поняла, что это было совсем даже не весело...
  - Давай еще раз! - дернул меня за плечо мой бывший соперник по армреслингу. Его брови были насуплены, а взгляд предельно сосредоточен, казалось, еще немного, и он своей серьезностью просто сделает во мне дыру. Чудненько! Значит, понимал, что такого не может быть и чувствовал подвох...
  Я перевела взгляд с него на Доминика, который, как мне раньше казалось, стоял гораздо дальше, а потом посмотрела на Зави. Сестренка мне подмигнула, показательно нехотя избавилась от мужских рученок, и, судя по жестам, отправила амбала за выпивкой, а сама под шумок перебралась ко мне...
  - Меняемся воротами, - хохотнула она. В ее глаза царило внутреннее безумие, смесь загнанности, страсти и боли, коктейль чувств, от который во рту становилось горько. И как бы она не старалась, ее глаза все равно возвращались к одному и тому же мужчине в зале. Мужчине, который был на пределе - это было видно даже с моего места.
  - Эй! - так и не дождавшись моего ответа, мой 'соперник' по силе попытался меня развернуть лицом к себе...
  Ох, а вот это он зря. Разве у него есть лишние руки?
  Но доказать избыток его конечностей я не успела. Музыка заглохла, сначала как следует проехав по ушам ультразвуком, а потом мужской голос сказал:
  - Мероприятие подошло к концу. Прошу всех на выход!
  Я вскинула голову вверх, туда, где совсем недавно властвовала Алчи, и не поверила своим глазам - сестренку самым наглым образом связали. И кто? Этот брюнетистый кадр из группы зачистки...
  
  
  Доминик.
  - Ха! Учитесь обращаться с женщинами! - воскликнул Росс в тишине притихшего зала. За что его тут же пронзили ядовитыми копьями взглядов грешницы, и он поспешил реабилитироваться: - Но мне еще до него далеко!
  Хантер положил микрофон и стянул наушники с шеи Алчи, которая казалась заинтригованной таким поворотом событий и совершенно не переживала, что ее руки теперь были практически неотделимы от тела.
  - Э-э-эх, а еще себя блюстителями нравственности считаете! Элитный спецотряд, - Гневи обвинительно посмотрела на Дина, а уже потом на Хантера, словно размышляя стоит ли вмешаться или нет.
  Я приметил легкий отрицательный кивок головы блондинки наверху в сторону сестры и ее предвкушающую улыбку в сторону брюнета...
  Да, уж в чем девушек было трудно упрекнуть, так это в смелости. Они спокойно пустили их, не вызвали охрану, которая, кстати, на удивление отсутствовала, но я догадывался почему - девочки не хотели посвящать в свои игры посторонних.
  - Они опасны, - сказал Дин, рассматривая удаляющуюся фигурку Гневи, а я кивнул: - Согласен с тобой, брат...
  - А это... - как бы между прочим поинтересовался блондин, показывая глазами на девушку, с которой все так же не спускал глаз.
  - А это твоя смерть, друг! - я похлопал его по плечу, но решил удовлетворить любопытство чистильщика, скорее исходя из мыслей о том, что если он сам хоть немного поддастся слабости, то и я в его глазах, а тем более, и Майкл, не будем такими уж и преступниками. - Это Гнев.
  - Острая штучка, - хмыкнул он, и тут же перевел внимание на то, как пухленькая Лени медленно закрыла путь к выходу копам, которые уже были готовы пойти подышать воздухом, как то им советовал Хантер.
  - Минутку, - кокетливо улыбнулась она им, а я только сейчас заметил, что сестры стали подтягиваться к ней.
  - Что они задумали? - тут же напрягся Дин.
  Хантер спрыгнул с балкона с диджейским пультом, оставив позади связанную Алчи, и словно ледокол пошел к выходу, рассекая толпу.
  Я не успел его догнать, как меня обогнала мелкая коротко стриженая блонди с пирсингом в брови и как следует отвесила шлепок по заднице связавшего ее чистильщика.
  - А кто доводить до конца будет, раз связал, а? - вызывающе спросила она, надула пузырь из жвачки и провокационно лопнула у него прямо перед разъяренной физиономией. Он застыл, а она пошла дальше, громко крикнув через плечо: - Сплошное разочарование, детка!
  Хантер встряхнул головой и вновь посмотрел на девушку, но она и не думала исчезать. Судя по его глазам, он осознавал происходящее с быстротой черепахи, а когда все-таки он смог двигаться, возмущенно спросил у Дина:
  - Детка? Она назвала меня деткой, брат?
  
  
  Горди.
  Как хорошо, когда ты понимаешь сестер с полуслова, а точнее - с полувзгляда. У нас было два пути - привести в чувство копов и запрограммировать их сознание, или натравить на святош. Как вы думаете, что мы выбрали единогласно?
  Правильно, праведники должны были поплатится за то, что топтали наш грешный пол в 'Райской жизни'. Охрана работала на нас только с пятницы по воскресенье, в остальные же дни мы вполне справлялись сами со столь почетной миссией, как обеспечение собственной безопасности.
  Мы могли бы без проблем вызвать сюда целый частный отряд ребят быстрого реагирования. Но зачем же лишать себя развлечений? Нет-нет, этим нужно было насладиться сполна. Посмотреть, как меняются лица чистильщиков, когда они поняли, насколько мы вольготно чувствуем себя в этом городе, как далеко запустили свои щупальца...
  И они прониклись! Еще бы, когда на тебя прет несколько рядов копов и не так углубишься в понимание ситуации!
  И тут, когда мы с сестрами уже приготовились наслаждаться зрелищем, не отпуская ментальный контакт, наши головы словно прошили насквозь огромные иглы боли.
  - Ай! - послышалось со всех сторон, а сафрат стал жечь кожу.
  - Дьявол! - ругалась рядом Гневи.
  - Босс, - сумела все же сказать я, и копов смело единой волной из бара.
  Сила, которая царствовала сейчас в зале, была первородным злом, и как бы праведники не хотели разобраться в происходящем, они просто не могли находиться здесь. Их корежило похуже нас, выталкивало, как бы они не упирались. И, в конце концов, когда за ними захлопнулись железные двери клуба железные тиски, охватившие голову, отпустили.
  - Ко мне, - раздалось одновременно в наших головах.
  Мы одновременно содрогнулись, поняв, что в таком расположении духа главного нам не сносить головы. Чем он так взбешен?
  - Думаешь, из-за нашей невинной вечеринки? - предположила Алчи.
  - Не знаю, - сказала я вслух, а сама подумала о том, что вряд ли бы нас сейчас, как нашкодивших щенков, за шкирки тащил к себе 'хозяин'.
  - Сафраты! - воскликнула Лени, держа свой голубой кристалл, и я с оторопью поняла, что он пуст. Нащупала трясущимися руками свой, посмотрела и поняла, что мы попали по-крупному. Наши сафраты были пусты.
  
  
  Доминик.
  Мы проскребли спинами асфальт на парковке, вылетая из дверей клуба, но Дин отчаянно смеялся. Хохотал так, что не один я поглядывал на него настороженно, и лишь переведя взгляд на торжествующего Хантера, я осознал, что упустил одну важную деталь. Вот только какую?
  - Дай пять, брат! - Дин резво поднялся, с размаху хлопнул об открытую ладонь Хантера пятерней и осветил всю улицу голливудской улыбкой. - Так их, да!
  Майкл напрягся, а Росс заразился улыбкой чистильщика, но по нему было видно - не понимал ни на мгновения причин такого веселья.
  - Может, поделишься уже? Что стряслось? - не вытерпел он.
  - Стряслось? Ничего! - упер довольно руки в боки Дин. - А вот злым дамочкам сейчас будет не до смеха.
  Хантер довольно хмыкнул и размял шею, покосившись на дверь клуба. Так ничего и не прояснив для себя, я потребовал, растеряв весь страх перед ребятами из группы зачистки:
  - Давай поподробней уже.
  Дин довольно улыбнулся, так, что у него чутко обозначились глубокие ямки на щеках, а Хантер полез за пазуху. Достал мутный серый кристалл, напоминающий собой скорее толстый карандаш, и посмотрел на него с гордостью:
  - Вот эта штука привела в негодность сафрат одной грешницы, и опустошила остальные! - его победная ухмылка резанула мне ножом по груди. Хотя я по всем правилам должен был радоваться, а вместо этого готов был залезть в клуб хоть через туалетное окно и убедиться, что Горди не пострадала.
  - Чей? - я даже отсюда слушал, как заскрежетал зубами Майкл. Ему не хватило ума даже прикрыть свое истинное отношение к этому. Мне было абсолютно ясно, за кого он боялся, в отличии от чистильщиков, которые удивленно таращили на него глаза.
  - Та, диджейка, - сказал с вызовом Хантер, внимательно читая брата. И его брови поползли вверх, когда Майкл шумно выдохнул и вдохнул снова так, словно не дышал до этого вовсе.
  Дин, словно настоящая охотничья собака, подкрался к Майклу незаметно со спины, внимательно смотря в затылок брата. Я знал, что так он хочет прочитать его, и не мог позволить случиться подобному.
  - Та крошка, которая тебя заинтересовала, да, Хантер? - громко спросил я, и Дин не мог проигнорировать такое ответвление беседы. Оторвавшись от Майкла, он внимательно посмотрел Хантера, которого я застал врасплох свои вопросом, а потом на здание клуба.
  Земля была неподвижна, а сама 'Райская жизнь содрогнулась'...
  
  
  Горди.
  Босс ждал нас в подвале с горящими яростью глазами. Мне даже почудилось, что каменная статуя чуть дернулась, порываясь выяснить с нами отношениями, но, приглядевшись, я все же решила, что мне это почудилось.
  Никогда мы еще с сестрами не шли к главному так медленно, но удивительнее всех, что Алчи держалась позади и не торопилась вставать перед боссом, зажимая в руках свой желтый сафрат.
  Я повернулась как раз в тот момент, когда она разжала руку и шагнула вперед, и меня охватило оцепенение. Через весь кристалл шла огромная трещина.
  - Соскучились по адскому пламени?! - взревела статуя, и стены содрогнулись, а наши сердца застучали в бешеном ритме.
  Мы встали кучнее, негласно поддерживая друг друга, а я постаралась встать так, чтобы закрыть грудь Алчи. Гневи встала рядом и подмигнула - не одна я заметила трещину.
  - Сейчас будет жарко, - заметила самым флегматичным голосом, на который была только способна Лени. Ее попытка разрядить обстановку только лишний раз нам напомнила, насколько все серьезно.
  Сафраты пусты, один из них сломан, а времени для отчета перед босом оставалось не так и уж много. Глянув на часы Ло убедилась в своих внутренних ощущениях - если нас отсюда выпустят, у нас останется не больше трех часов на восполнение...
  Но что делать Алчи?
  - Святоши в вашей обители, да еще и какие?! Чистильщики собственной персоной, а вы позволяете им прохлождаться... И допрохлождались! Как сафраты? Полны?! - рука статуи начала крошиться, потому что босс попытался оживить и тело изваяния. Но хорошо, что вовремя одумался - иначе бы на полу осталась бы одна каменная крошка, и чистое зло в пространстве.
  На его выпад мы смолчали, смотря прямо перед собой. Что есть, то есть...
  - Молчите?! - кажется, наше молчание только еще больше вывело его из себя.
  - Мы восполним, - поспешила заверить я его.
  - А сломанный заклеите, да?! - злоба так и тянула свои щупальца к нам, сжимаясь удушливыми щупальцами вокруг шеи. Алчи громко сглотнула, а потом отодвинула нас с Гневи в сторону и вышла вперед:
  - Если я смогу принести камень, с помощью которого чистильщик провернул все это, я смогу рассчитывать на Ваше злодейство, чтобы я дальше могла плодить алчность в сердцах людей?
  Молчание было удушливым, и мы не безосновательно опасались, что босса просто сорвет с цепи. Сейчас он либо сделает из нас пыль, которую распылить по просторам вселенной, или пойдет навстречу. И знаете, я скорее склонялась к первой версии, но главный меня удивил.
  - Принеси! Я сделаю из него кинжал, и вы, мои девочки, один за одним сможете навсегда отправить праведников к их создателю, пронзив из тела их же оружием, - торжественно сказал он.
  Зави обхватила мою руку, и я почувствовала, как ее стала бить нервная дрожь. Внутри у меня тоже был ураган, но я не могла позволить ему просочиться во внешний мир. А вот Гневи скривилась, нервно провела по лицу Алчи, но озвучила то, что просто должна была:
  - Во имя зла, - поклонилась, и встала к нам.
  Еще минуту босс сверлил нас красными точками глаз, после чего в одно мгновение покинул статую, бросив напоследок:
  - Сафраты должны быть на месте в обычное время. Полные.
  Легкий дымок стелился по полу подвала, а мы с сестрами все не могли сдвинуться с места.
  
  
  Доминик
  В абсолютной тишине прошла минута, после чего Дин не смог сдержать интереса, и сказав:
  - А это уже интересно, - попробовал просочиться внутрь клуба.
  Двери оказались услужливо закрыты, и он стал искать лазейки в виде редких окон. Нашел, вот только и оно не хотело поддаваться, даже на уговоры вперемежку с ругательствами. Все-таки, в который раз убеждаюсь, что этот спец отряд далек от идеала неприложных истин, которых придерживается Высший.
  Честно говоря, я и сам еле сдержал интереса, и не заметил, как пользуясь ключами поддел замок окна и оно податливо подалось внутрь. Отлично!
  - Есть! - я не успел обрадоваться, как за меня это сделал Майкл, и буквально впихнул меня в узкое горизонтальное окна, снабдив 'просьбой' побыстрее открыть входную дверь. Да, в этой оконной 'щели' брат бы застрял.
  Ноги ступали по кафельному полу, а после и по полу коридоров клуба, но внутри стояла гнетущая тишина, словно все вымерли. У меня даже возникла мысль первым делом проверить грешниц, но разум в кои-то веки возобладал.
  Затвор, еще один( и когда только девочки успели так закрыться), и ребята вваливаются внутрь как раз в тот момент, когда за моей спиной раздается ледяной голос:
  - А вот и мушки сами лезут в паутину, - протянула Ло, и не успел я оценить ситуацию, как прямо нам в глаза распылили что-то усыпляющие. Еще некоторое время я пытался всеми силами прогнать туман из сознания, но все было бесполезно. Удар головы об пол я уже не заметил.
  
  
  Горди.
  - Вот черт, а они тяжелые ребята, - пыхтела Гневи, которая первым делом бросила к блондину из группы зачистки.
  Они упали ничком, кто ударившись головой об стену, а кто об пол. Один только брюнет-чистильщик не сводил глаз с баллончика в руках Алчи, которая с самым хладнокровным выражением лица все распыляла и распыляла средство для мгновенной отправки во временное небытие.
  Когда же он тихо сполз по стеночке, не выдержав львиную дозу нашего 'снотворного', Алчи отшвырнула ставшего ненужным баллончик и присела рядом с мужчиной.
  - Нет, не тут, тут тоже нет... Да где же он? - ловки руки блондинки шарили по телу мужчины. - Ага! А вот и твоя смерть...
  При этих словах тело мужчины конвульсивно дернулось, заставив всех нас замереть в недоумении.
  - Это же сколько в нем силы, что он до сих пор в сознании? - удивилась Лени, и с выражением лица научного сотрудника центра по изучению тела человека приоткрыла двумя пальцами веки. - Зрачок расширен, на свет не реагирует. А слышит, готова поспорить, все слышит...
  Нога мужчины дернулась и опустилась вниз. Алчи наклонилась к нему с предвкушающим выражением лица, обдав своим дыханием его щеку:
  - Думал обдурил меня? Подставил? Хотел, чтобы от меня и песчинки не осталось? - ее пальцы пробежались по шее мужчины и угрожающе нажали на кадык: - Я тебя заставлю пожалеть о своем обещании...
  - Об обещании? - Лени, как всегда, оставалась самой спокойной из нас всех.
  - Да, он когда соблазнял меня наверху, обещал, что устроит мне незабываемую ночь... Теперь я понимаю, что он имеет ввиду, - Алчи не могла оцарапать его ногтями, хотя, судя по жестам, очень хотела. Но для этого ей придется отрастить ногти, а ребята-то долго ждать не могут.
  - В подвал? - уточнила Гневи, уже прилично проволоча 'своего' блондина за ногу.
  - Да, - я посмотрела на Доминика, на лбу которого назревала огромная шишка. - Потащили, там разберемся...
  
  
  Доминик.
  Открыв глаза я понял одно, кристально и ясно - мы в полном д*рьме: лежим на кушетках, один в один как в клинике, привязанные по рукам и ногам. Все, до одного. Кроме греховных бестий, разумеется.
  Они деловито сновали между нами, а одна из них благодарила какого-то мужчину, вот только в какой-то своеобразной форме. С трудом приподнял голову и понял, что лучше бы и дальше оставался в небытие. Из глаз каменной статуи на нас смотрело чисто зло.
  Так вот почему горло судорожно сжимается, словно здесь не хватает воздуха, вот почему тело немеет, а все внутри так и кричит об опасности.
  Стоны раздались справа от меня - это Росс приветствовал мир совсем в духе этих порождений ада. Одно порождение как раз наклонилось ко мне и безжалостно пшикнуло из злополучного баллончика еще.
  - Горди... - не успел я достучаться до девушки и мир опять потух.
  Сбоку раздалось возмущенное от Росса:
  - Опять?!
  А после все пропало, осталась лишь темнота и тишина...
  
  
  Горди.
  - Что-то они рано стали просыпаться, нам еще сафраты пополнять... - я недовольно поджала губы, передавая баллончик Алчи, которая с особым остервенением распыляла содержимое на брюнета, у которого и изъяла кристалл.
  - Хорошо, босс в духе и не зол, что мы его вызвали опять, - с глухим стуком поставив баллон на стол, она посмотрел стройный ряд кушеток и улыбнулось: - И сделал такую малость, как обеспечил содержание этих праведников.
  - Хороши, святоши, - назидательно начала Лень. - Действовали исподтишка...
  - Какой... враг... такие и... меры... - прошептал блондин, и Гневи тут же не упустила момента брызнуть чудо-средство прямо в рот.
  - Зато они потом оценят вид кушеток, - мстительно сказала Зави, при это стараясь не смотреть на Майкла, хоть и ни на минуту не отходила от его кушетки. - Родные предметы немного сгладят им... последние... минуты...
  Ей тяжело давались эти слова, но их нужно было говорить. Это было правильно, мы - две противоположности, добро и зло. Мы не можем быть вместе... А иногда так хочется поддаться порыву!
  Одернув себя, я ущипнула себя за руку, чтобы как можно быстрее прийти в чувство от этой никому не нужной романтической эйфории. С вызовом посмотрела на Зави, а она так же - на меня. И да, мы были в одной лодке...
  - Ладно, девочки, босс такой 'добрый' только из-за того, что мы так быстро раздобыли то, что он хотел, - я не удержалась, и мельком посмотрела на Доминика и продолжила: - Он заострил камень, так что нам осталось решить, когда мы приведем его приказ в действие...
  Я говорила, а сама внутри готова была взвыть. Я не хотела этого! Нельзя! Так неправильно! Мне безумно хотелось накрыть Доминика своим телом, ведь мы еще не наигрались друг с другом... Но я должна бы говорить, а эта моя пресловутая гордость не позволяла показать слабины.
  - Мы рискуем не успеть наполнить сафраты, - протянула Зави, уже идя к двери из подвала.
  Я посмотрела на ступени подумала, что у ребят будет жутко болеть спина - мы тащили их, не сильно заботясь о их дальнейших ощущениях.
  ' Какая спина? Ты забыла, что должна сделать?!' - вопил внутренний голос.
  - Да, пошли! - я поторопилась уйти оттуда. - Они точно не очнуться?
  Я спросила у Алчи, но она была занята рассматрванием брюнета, поэтому ответила Соби:
  - Да, босс же сказал, что это средство сильнее, - Соблазн еще раз прошлась по всем святошам баллончиком, пока его не опустошила, а потом с чувством швырнула в помойку. - Готово! Вот теперь точно можно идти.
  Да, первый баллончик у нас был давно, оставленный боссом на крайний случай - вырубал праведников на раз. А вот новый вариант мне понравился намного больше, хотя я стыдилась себе признаться, что я в глубине души мечтала, что когда мы вернемся с полными сафратами, ребята уже сбегут.
  - Фух, целый! - Алчи показательно бодро улыбнулась и потерла подушечками пальцев свой желтый кристалл. Теперь он был целый, как и обещал главный, в замен на камень этих блюстителей нравственности.
  Оставалась малость - наполнить сафраты грехами людей за пару часов, а потом расквитаться со святошами.
  И почему-то мне казалось проще сделать первое, нежели второе...
  
  
  Доминик.
  Дежавю, это было долбанное дежавю, как любили говорить люди.
  - Дом, ты ругаешься, что я слышу? - простонал Росс, пытаясь шутить даже в нашем незавидном положении.
  А между тем все повторилось: кушетки, пристегнутые мы с братьями, и подвал... Вот только статуя уже не сверкала красными глазами, да и грешниц не было видно.
  - Тут знаешь, такое дело интересное... - начал Росс, повернув ко мне голову. - Ты лежишь на своей кушетке, той, которая стояла у тебя в кабинете.
  - Что за бред? - не понял я, голова раскалывалась.
  - Номер 117723 твой? Написан белой замазкой сбоку, - улыбка у брата вышла кривая, что и не удивительно. Присмотревшись, я и на его кушетке увидел знакомые цифры, которые всегда бросались в глаза в его кабинете - 363636. Я всегда смеялся, что уж больно двоякая у него цифра, с одной стороны божественная тройка, да еще и целых три штуки, а вот с другой три шестерки. А их, думаю, никому не нужно расшифровывать...
  - Надо линять, - Дин устал слушать наши светские разговоры и постарался отвязаться - все напрасно. Связали нас на славу.
  - Кто курит? - провокационно спросил Хантер, приподняв голову. Он лежал как раз за Россом.
  - Они нас проткнут, ребята, так что предлагаю пошевелиться, - предложил Дин. - Я слышал их разговор...
  - Я тоже, - сказал сквозь зубы Хантер.
  Впрочем, я не удивился, их тела были наделены большей силой и иммунитетом к воздействию. Вот только жаль, что не ко всем видам.
  - У них наша смерть, так что давайте, вспоминайте, у кого что есть, - Дин ерзал на кушетке, не унимаясь ни на секунду.
  - Так разве у вас нет полного арсенала? - спросил Майкл.
  - Есть, вот только девочкам он тоже приглянулся, судя по всему... - блондин дернул ногой и веревка порвалась. - Да!
  Но, как оказалось, радоваться нам было рано...
  
  
  Горди.
  Жертвы нашлись, но какой ценой?
  Ночь, все тихо и мирно спали в своих кроватках, и только мы сновали по городу в поисках людей. Выбор был невелик, и нам пришлось иметь дело с самыми низшими слоями общества.
  Бомж - вот кто был моей жертвой под номером один. И не подумайте, что первый попавшийся, мне пришлось перебрать порядка десятка, пока не нашла вот этого неотесанного кадра с раздувшимся на фоне белой горячки самолюбием.
  Энергия от него шла в сафрат вялая, словно поддельная. Раньше я никогда не опускалась до такого уровня, но выбора у нас не было. А предоставить незаполненный сафрат я просто напросто не могла. В свете последних событий вопрос о моем существовании бы попросту не стоял бы.
  От такой энергии было противно даже коже, к которой прикасался мой фиолетовый кристалл, но я утешала себя тем, что Соби, вообще, пришлось отправиться в захудалый бордель. На мой взгляд, самая приглядная 'аудитория' была у Алчи - карточники, шулера и просто азартные люди в местном 'казино'.
  Может, и мне стоило отправиться туда, вместе с Зави. Вместо этого мы хмуро ходили по городу в поисках подходящего объекта, не признаваясь, что не пошли с Алчи только из-за того, что у нее было оружие, которое она планировала вонзить в тела праведников. Возможно, спящих, ничего не подозревающих святош...
  - У меня только половина, - наконец призналась Зави, когда у нас осталось полчаса 'охоты'.
  - Такая же история, - 'похвасталась' я, теребя сафрат.
  - К Алчи? - по лицу сестры было видно, насколько тяжело ей давалось это решение, но у нас и правда не было выбора - чем ближе был рассвет, тем пустынней становилось на улицах города.
  - К Алчи, - согласилась я.
  
  
  Доминик.
  Когда Дину удалось освободить ногу, мы уже подумали, что победили. Грешницы вернутся, а нас уже след простынет, а там уже как-нибудь да решим наши проблемы. Конечно, к Высшему мы обратимся только в крайнем случае, если эти штучки просто не оставят нам другого выхода, но пока у нас разжигался огонь надежды и вера в безоблачное будущее...
  - Черные небеса! - прошипел, сжав челюсть от боли, Дин. Его ноги и руки были прикованы к кушетке железными браслетами, а нашу компанию 'лежачих пленных' буравила красным взглядом статуя мужчины, да-да, та самая, с которой говорили девушки...
  Красные точки глаз перестали жечь Дина, и теперь переместились на Хантера, но замигали, как модем, теряющий соединение с интернетом. Словно зло старалось пробиться к нам, выйти на контакт, закончить начатое, но что-то ему мешало.
  Мы и сами окаменели, напряженно ожидая, что же будет дальше, молясь, чтобы эти красные прожектора погасли, и мы смогли вздохнуть. Меня разрывало от желания разбить эту статую на осколки, я дергал изо всех сил руками и ногами, надеясь, что путы ослабнут. Дину же удалось освободить ногу, что меня только подталкивало к действиям. Не считая того, что если мы не выберемся, эта статуя сделает из нас фарш одним только взглядом. Или отдаст на растерзание своим ручным девочкам.
  Последний раз красные огни глаз вспыхнули и погасли, и одновременно с этим раздалось 'Йес-с-с!' со стороны Майкла. Я не сразу понял, что он не только радуется тому, что мы остались опять одни, без всяких злых боссов, а тому, что стоит на своих двоих и смотрит на меня взглядом маньяка.
  - Какой кайф, - я растер затекшие запястья и поблагодарил брата. - Спасибо! Как ты так быстро вылез?
  Майкл был крупным, мощным, возможно, тут и не требовалось дополнительных пояснений, как он смог выбраться, но он довольно улыбнулся, сообщив:
  - Рыжуля не так свирепа, как хочет показаться... Дурак! - хотелось крикнуть мне. Зачем же было святить такое перед чистильщиками. Но переведя взгляд на Дина и Хантера, я заметил их завистливые взгляды без доли подозрительности.
  - Тебе повезло, лысый, - покачал головой Хантер, тряхнув темной головой. - Эта блонди меня за испорченный сафрат связала так, что руки посинели. Если бы не бессмертие, я бы тут и остался...
  - Ничего, брат, по твою душу она уже кинжал заточила из нашего камня, -Дин, оставшийся один прикованный к кушетке на колесиках, так и источал сарказм, обогнав Росса, который вяло приходил в себя после принудительного сна.
  - Я бы на твоем месте сейчас не спешил портить со мной отношения, - Хантер нашел экипировки, сваленную кучей у одной из стен, и застегивал ее на себе, рассовывал оружие по местам, крепил заново кобуру. Чистильщики прикрывались частным охранным предприятием на земле, поэтому оружие было их бессменным атрибутом. - Напомнить, что ты на колесиках, или не надо?
  Дин гневно выдохнул, посмотрел на лестницу и зарычал:
  - Да чем я провинился-то так, а?!
  Мы тоже посмотрели на проем, их которого лился слабый свет, и не нужно было иметь рулетку чтобы сказать - Дин с кушеткой просто не пройдет в проем в полу этой винтовой лестницы.
  Я наклонился осмотреть ножки, хотя и так знал, что они сделаны из металла, а память услужливо подсунула данный - примерно 3 см в диаметре.
  - Полые, - постучал по ним Хнатер, а потом насмешливо взглянул на Дина. - Держись крепко, друг!
  
  
  Горди.
  Я никогда раньше не задумывалась, насколько разной была энергия, которой я наполняла сафрат. Наверное, потому, что всегда выбирала людей примерно одного возраста и одной манеры держаться, всегда опрятных, умеющих себя подать или как минимум - держать высоко нос. Все же, я Гордость, как никак...
  И вот сегодня я вдоволь 'наелась' энергии совсем другой категории людей, другой прослойки. И если у девушек или парней из клуба, даже, если они были навеселе или под кайфом, энергетический поток был всегда с долей позитива, приподнятого настроения, но всегда чувств на подъеме, даже при любимых мною ссор с друзьями, то в игорных домах все было по-другому...
  Их клиенты - зависимые, сюда бы впору было звать такое бедствие, как Одержимость, но для меня эти люди были 'трудноусвояемы'. Их энергия нищей гордости, когда жертва просаживала все до копейки, была горька. Ее хотелось вылить из сафрата, и влить другую.
  Те же, кто выигрывал не были горды собой, они тряслись в приступах алчности, и сестра уже настолько приелась энергией, что казалось, еще немного, и она начнет икать. И мне приходилось 'живиться' на неудачниках, на гордых, мать твою, неудачниках...
  О, эти святоши мне за все ответят!
  А чтобы они мне за все ответили, причем долго и с расстановкой, их не надо убивать... Не надо, но если мы этого не сделаем, босс сам сотрет в порошок и их и нас.
  - К моему горлу уже подходит тошнота, а сафрат так еще и не полон до конца, - простонала Зави. Ее меленькая змейка, обвивавшая запястье, ожила и посмотрела на хозяйку, но та даже не заметила молчаливого жеста поддержки питомца. Ну а мне было не до греховных хладнокровных...
  - Да? Я думала, ты набьешь завистью неудачников свой кристалл от самого порога.
  - Ага, наполнила бы, непременно, не будь они так сосредоточены на следующей игре и не думая..
  - Вот-вот и мне повезет! - договорили мы одновременно.
  Мы с Зави замолчали, а через минуту наше молчаливое общество разбавила Алчи, и я не смогла удержаться от того, что мучило меня все последнее время:
  - Если мы уничтожим святош, не будет ли это оценено как вызов? Не пошлет ли их высший сюда целую армию в белых передничках?
  Алчи хмуро посмотрела на меня, и я почувствовала, что она немного остыла, чуть отпустила ситуацию. Но это 'чуть' было настолько хлипким, что скажи неверное слово - и она запылает огнем ненависти, как сухие дрова.
  - Обязательно будет, - подтвердила она мои догадки.
  - Тогда в городе нам будет уже не так просто найти жертву, - дополнила мою агитационную компанию Зави.
  - Да, - просто согласилась Алчи.
  - И наш клуб станет местом разборок, - аккуратно добавила я.
  - Девчонки, а что вы предлагаете? - Алчи посмотрела на нас недовольно, но не зло. - Может, сами пойдете к боссу и поговорите, что у нас тут проблемы из-за его приказа будут?
  Мы с Зави переглянулись и больше не говорили ни слова до дома. Подписывать себе смертный приговор никто не спешил...
  
  
  Доминик.
  - Гром и молния, Хантер, ты бы предупреждал! - громкий голос Дина глухо отразился от подвальных стен.
  - А я и предупредил -' держись', - спокойно возразил брюнет.
  Брюнет из зачистки одним слаженным движением поставил кушетку на попа, отчего Дин и развел весь сыр-бор. Видимо, железные браслеты больно впились в ноги, и парень цедил сквозь зубы ругательства, пока Хантер пытался скрутить ножки кушетки в бараний рог. Ну, или хотя бы загнуть.
  - Дай попробую, - всунулся Майкл, за что тут же получил отворот-поворот.
  - Сам, - Хантер предупреждающе поднял руку.
  - О, брат, не суйся, - по-дружески похлопал Росс по руке Майкла. - В одном этом громиле силы, как в нас троих.
  Я, конечно, был согласен с Россом - Высший нас наделял разной силой, но Хантер мог бы быть и подружелюбней, раз уж мы вместе угодили в такую заварушку.
  - Раз вы такие терминаторы, то Дин должен вообще не чувствовать боли, а по нему как раз таки видно противоположное, - Майкл посмотрел, как Хантер молча согнул вторую ножку, а потом предупредил:
  - Предупреждаю! - сказал он прямо в ухо Дину и тот вздрогнул, а после медленно повалил сначала назад, а потом набок, чтобы иметь доступ к другим ножкам.
  - Какой ты добрый! - иронизировал Дин, которому явно полегчало от смены положения.
  - Спасибо, что не перевернул вниз головой!
  - А надо? - услужливо спросил брюнет, скручивая третью ножку.
  - Это были бы восхитительные минуты!
  Четвертая ножка была согнута и Дин смог спокойно разглядеть потолок подвала. Он дышал так, как будто пробежал стометровку, а я только сейчас обратил внимание на необычное строение браслетов.
  Металлическая полоса, обвивающая запястья и щиколотки мужчины, была в точку, и когда я чуть примял кожу, то увидел, как шип медленно выходит из нее. Регенерация чистильщиков заживляла раны, не позволяя терять капли крови, но не могла спасти кожу от шипов.
  Теперь мне стало понятно, почему в миру 'железные ребята' так себя ведут. Они и правда терминаторы Высшего.
  Росс проследил за моим взглядом и восхитился:
  - Я бы орал, - он в полной мере оценил тонкость и размер шипов.
  - А я - нет, - сквозь зубы сказал Дин, и тоскливо посмотрел в сторону лестницы.
  Хантер пару капель пота с лица, посмотрел на Майкла и сказал:
  - Хотел помочь? Бери за тот конец кушетки, где у 'пациента' не замолкает рот и понесли. С минуту на минуту сюда явятся наши милые палачи и шипы от кандалов покажутся розами...
  
  
  Горди.
  Созвонившись с сестрами, решили встретиться вместе в небольшом сквере у клуба. Общее нежелание раньше идти в стены, где совсем скоро должно было случиться непоправимое, было понятно, по крайней мере - лично мне.
  - Пять тридцать, а мы сидим на лавках и не думаем проверять наших святош, - как бы невзначай сказала Лень, перевалившись за подлокотник лавочки, и чертила что-то палкой на земле.
  - Думаешь, сбегут? - хмыкнула Гневи, и что-то непонятно блеснуло в глубине ее глаз. Она посмотрела внимательно на всех нас, ее брови подпрыгнули вверх, будто бы ей в голову пришла забавная мысль, и она заговорчески сказала:
  - А чистильщик-то ничего...
  Алчи дернулась, обернулась на Гневи и сузила глаза. Но это продлилось недолго - через несколько секунд она взяла себя в руки и начала опять крутить в руках каменный клинок.
  - Брюнет - неотесанный грубиян, - закатила глаза к небу Соби, и с хрустом откусила кусок яблока, так и не поняв, какую пользу принесла нашему совместному делу. Алчи встрепенулась, и не смогла промолчать:
  - Из этих всех святош самый нормальный мужик! - особо выделив последнее слово, Алчи села на лавку между мной и Зави, смотря прямо в глаза Соби, стоящей рядом с Гневи. На соседней лавочке все так же продолжала рисовать на земле символы Лень, а Ло устало стянула парик, и проводила ладонью по короткому ежику волос, как делала всегда, когда морально выматывалась. Тогда она позволяла стянуть с себя все маски и просто быть собой, но сейчас-то не об этом...
  А о том, что Алчи горела желанием доказать, что вот тот самый 'ничего так блондинчик', не годиться ни в какие подметки брюнету.
  - Я уверена, у него дебильное имечко! - Гневи продолжала с улыбкой творить свое правое дело.
  - Нормальное у него имя! - выкрикнула Алчи, и сама поняла, что перегнула палку. - В смысле, я слышала...
  - Ага, слышала она, - надувая пузырь из жвачки, сказала Ло. Она такие вещи чуяла, словно ищейка, и никогда не могла промолчать, если одна из сестер пыталась обмануть.
  - Ну, может, он тактично представился, прежде чем стукнул этим камнем сафрат Алчи, - Лень встряла с этой фразой так не вовремя, как только могла, лишний раз напомнив что именно сделал этот святоша.
  В нашем лагере против смерти святош я насчитала четверых: я, Зави, Гневи, и, вроде как, Соби тоже была на нашей стороне. Итого - большинство. Но иногда одна Алчи была так непредсказуема и опасна, что даже если бы в наших рядах были все остальные сестры - я бы ни за что не ручалась.
  Но нам надо было отреагировать на фразу Лени, и мы выжидающе косились на Алчи, а она почему-то смутилась.
  - Ага, - сказала Соби, и мы замерли от неожиданности. Каждая из сестер чувствовала энергию своего греха лучше, чем запах свежесваренного кофе из спальни поутру.
  - Не может быть! - охнула Лени, последней поняв, что дело пахнет интересненьким.
  И это добило Алчи - она вспыхнула, вскочила и быстрым шагом направилась в клубу, судорожно зажимая в руках камень.
  
  
  Доминик.
  - Давай!
  - Правей!
  - Куда?!
  - Майкл, дай-ка сюда! - не вытерпев, я заменил неповоротливого брата, который умудрился оступиться на каждой ступени, два раза опрокинуть Дина вниз головой, организовав небольшое сотрясение и сам чуть не сломать нос, ударом об перилла.
  - Вот, другое дело, - процесс тут же пошел более слаженно, но из-за небольшого размера ступеней, Дин то и дело грозился перевалиться через деревянную обивку перилл.
  Мы несли осторожно и достаточно быстро поймали слаженный темп работы, при котором Дин не чувствовал себя как на корабле во время шторма.
  - Ребята, если бы я был обычным человеком, меня бы уже укачало, - при этом я мечтал заклеить этому парню рот, но он все не унимался.
  - Если бы ты был человеком, то шипы пролили бы твоей кровушки столько, что ты бы тихо лежал и помалкивал, - Росс нашел в подвале бутылку воды, и не слушая наши доводы, уже ополовинил ее содержимое. В итоге, мы махнули на него рукой, и он заметно приободрился, вот, даже пререкаться с 'больным' начал.
  Дин на все подтрунивания Росса отвечал не только обещаниями расправы, но и, если позволяло положение, гневными взглядами.
  - Знаешь, Дин, мне кажется, что после этого мы как семья, - Росс не мог остановиться. - Такое прошли, можно сказать - огонь, воду и медные трубы. Ты там перед Высшим за нас словечко замолви, вон, как Дом тебя тащит ответственно...
  Я про себя готов был рассмеяться - действительно, после сегодняшней ночки я не мог себе представить ребят, исполняющих приказ зачистки в отношении нас. Между нами как будто рассыпалась стена отчуждения, хотелось засесть с ребятами после этой суматохе в каком-нибудь уютном пабе и залить все это...
  Создатель, да о чем я думаю! Это место просто, как и сами грешницы, подталкивает на скользкий путь, хоть мой и внутренний голос и говорит, что дело-то совсем не в них. Что находясь столько среди людей, где СМИ массово программирует сознание человечества на определенные ритуалы при стрессе, и мы с братьями не смогли остаться в стороне...
  - Почти добрались... - Хантер посмотрел за мое плечо и сделал последний рывок.
  - Поч-ти... - я шагал по ступенькам, и вот уже встал на первую к спуску, как что-то холодное коснулось моей спины...
  
  
  Горди.
  Я не секунды не сомневаясь, рванула следом за Алчи. Сейчас, когда у нее чуть ли пирсинг на брови не плавился от злости, она была опасна, как никогда. Но самое обидное, что ее злость была направлена, как мне казалось, на саму себя.
  - Самобичевание - путь в ад, - сказала Гневи, оказавшаяся рядом. Она не просто предполагала, она чувствовала характер гнева сестры.
  Мы влетели в клуб, чуть не столкнувшись в дверях, но было уже поздно - Алчи приставила мытный серый клинок к спине Доминика, а от него по его одежде пошла изморозь, круг расширялся с каждой секундой, и мое 'Нет!', наверное, было слышно в соседнем квартале.
  Алчи быстро метнула в меня настороженный взгляд, и я столкнулась с глазами Доминика, в которых застыло недоверие, словно он не верил, что все вот так может кончиться. Рука Алчи тряслась, но изморозь все продолжала идти по одежде, а значит, и по телу. Он осторожно опустил край... носилок или чего-то подобного, и хотел было податься назад, наверное, оттолкнув сестру, но тут из подвала, недалеко от спуска, раздалось:
  - Росс, расколошмать-ка эту статую мужика, а то мне его красный взгляд сразу не понравился! - я узнала в этом голосе брюнета и была ему благодарно не столько за сомнение в глазах Алчи, сколько за то, что с меня спало оцепенение.
  Я метнулась к сестре и смогла вырвать у нее камень, с облегчением замечая, как стала пропадать белая изморозь на рубашке Доминика. И сама не понимаю, что я так всполошилась, подумаешь, одним святошей меньше, одним больше...
  'Вот только не этим святошей' - сказал внутренний голос. Ну да, как я могла забыть, я же с ним еще не разобралась...
  - Босс! - меня встряхнула Алчи, пытаясь опять захватить первенство над каменным клинком, но я остановила ее, просто угрожая в воздухе Доминику. Он явно не воспринимал меня всерьез, что, честно говоря, было обидно. Неужели не верил, что я смогу?
  И я немного кольнула его острием, чтобы доказать и себе, и ему, что не стоит со мной шутить. А сама с опаской ждала, пока белый ореол не пропадет. А он, зараза, исчезал намного медленнее предыдущего... Может, потому что я смогла достать до кожи?
  - Статуя! - теперь Гневи встряхнула меня за плечи, отобрала одним ловким движением клинок, и размахивая им, заставила Дома сделать шаг в строну. Но когда она увидела Дина, прикованного к кушетке без ножек, остановилась от изумления и внимательно посмотрела на руки мужчины, держащего противоположный край кушетки.
  - Троните статую, я покажу на примере блондина, как мы замораживаем святош, - она говорила это второму чистильщику, старательно перешагивая прикованного мужчину.
  Я понимала, что брюнет не отпустит край кушетки, иначе блондин скатится вниз, как с горки. Понимала это и Гневи, понимал и святоша-чистильщик. К сожалению, это понял и Доминик, когда неожиданно рванул с места, толкнул в спину Гневи, и она полетела вниз...
  
  
  Доминик.
  Я не видел другого выхода, кроме как толкнуть грешницу, тем самым дав время и Россу и Хантеру. Чистильщик живо среагировал на возможность ускользнуть от каменного клинка и протолкнул кушетку с дико возмущенным Дином вперед. Загнутые ножки проскребли пол, заставив поморщиться, но куда как интересней мне было, что же там случилось с Гневи и почему на лестнице царит такая тишина, словно все время замерло на месте.
  - Я бы на твоем месте не торопился... - Хантер не сводил напряженного взгляда с каменного острия, нацеленного на шею Майкла. Гневи, вся в своей стихии - злая и взбешенная, казалось, была в полушаге от того, чтобы не выпустить душ из тела брата.
  В моей голове пронеслись сразу несколько вариантов, но все их можно было смело выбросить в корзинку для мусора. Но ситуацию и жизнь друга спас Росс, который как раз добрался до статуи босса грешниц.
  - Хэй, цыпочка! А он без руки-то лучше смотрится! Не находишь? - при этих словах Росса Гневи дернулась, как от пощечины, и посмотрела в его сторону, вжимая клинок в шею Майкла. Белая полоса от клинка пошла вверх по коже, но брат держал лицо, хотя это должно было быть адски больно. Камень Высшего был единственным способом уничтожить не только наши тела, но и отправить в небытие наши души.
  Рыжая толкнула меня в грудь и пронеслась мимо, словно стихийное бедствие. Дробь по ступеням и вот она уже стоит рядом с сестрой:
  - Разберись с тем смертником, а я поддержу клинок, - и не медля больше ни секунды она перехватила каменное острие и приставила его к шее Майкла уже куда как на большем расстоянии. А сам Майкл сразу видимо расслабился, пытаясь даже завести разговор.
  Гневи не успела сделать ни шагу - на ее дороге вырос Хантер, который не терял времени зря.А вот мне достались все остальные грешницы, которых пришлось оттискивать от спуска в подвал. Чем меньше они видят, тем лучше же нам. С этой передряги надо было как-то выбираться, а то у меня до сих пор холодок по коже в том месте, где камень царапнул кожу.
  - Пропусти, - потребовала Горди.
  - У тебя больше нет клинка, чем теперь будешь брать? - легкая злость, даже мне самому не понятная, так и грызла меня изнутри.
  Ее глаза пробежались по моему телу вниз, и я не остался в долгу:
  - Да-да, ты тоже ничего.
  - Что ты с ним сюсюкаешься?! - Алчи возникла за спиной Горди, и я сожалением понял, что на этом все разговоры придется сворачивать.
  На лицах грешниц я заметил решимость и уже приготовился сдерживать их до последнего, но грохот снизу заставил всех девушек вздрогнуть и схватится за свои подвески. Не знаю, как они их там называли, но сейчас они сыпались мелкими осколкам прямо к ногам грешниц.
  - Фиолетовая пыль, - заметил я, глядя в расширенные глаза Горди. Меня порядком удивила паника и безнадега, попеременно сменяющая друг друга в ее взгляде, обращенном в пространство.
  Девочки отталкивая ее побежали вниз, но Горди, словно и не надо было подтверждений.
  Она сказала голосом, абсолютно лишенным эмоций только одно, но и этого хватило, чтобы остановить девушек:
  - Разбит...
  
  
  Горди.
  Иногда мне снилось, что мой сафрат рассыпается в пыль, но тот ужас от кошмара не мог пойти ни в какое сравнение с тем ознобом, который колотил сейчас мое тело. Понимание накатывало волнами, и белыми гребешками их венчало отчаяние.
  - Что же теперь будет? - тихо спросила Лени, застыв за моей спиной. Ее блуза была покрыта голубым слоем мелких осколков сафрата, являя собой знамя нашего поражения.
  - Что будет? - переспросила Гневи громко. Она уже успела спуститься вниз и убедиться в том, что каменный проводник разбит. Теперь ее голос звучал немного глухо, отражаясь от стен подвала. - Зави вонзит клинок в шею праведника, а потом мы отправим вслед за ним каждого из святош.
  Рука Зави дрогнула.
  - Ну что ты медлишь?! - Гневи метнула злой взгляд в брюнета, а потом прожгла глазами прикованного блондина из группы зачистки. Подошла чуть ближе, отталкивая Алчи, которая пререкалась о чем-то с брюнетом и наклонилась над чистильщиком: - Тебя я отправлю в вечность лично.
  Сказала с невесомой долей сожаления, и если бы я ее не знала так хорошо, то и не заметила бы и вовсе.
  Ее фраза натолкнула меня на невеселые мысли. Я сосредоточила свое внимание на Доминике и поняла, что Гневи была права - если мы не принесем боссу головы святош на блюдечке, то он сам лично пропустит нас через мясорубку.
  Доминик в ответ на мой взгляд лишь покачала головой, словно сомневаясь, что я была способно вогнать смертоносный камень в его тело.
  - Дрогнет рука, милая, - подмигнул он мне, опережая мои действия. А я ведь действительно собиралась поторопиться с расправой, потому что чувствовала, как с каждой секундой моя решимость пропадает, а апатия сжимает свои пальцы на моем горле.
  Ну нет! Я не пущу все на самотек!
  - Не дрогнет, - заверила я его. - Неужели ты думаешь, что придя в наш дом, и разбив проводник ты и твои ребята сможете выйти отсюда живыми?
  Росс показался на лестнице, внимательно наблюдая за приставленным к горлу Майкла каменным острием. Зави встала к перилам спиной, тем самым лишив святош шанса добраться до нее сзади. Но мы недооценили изобретательность святош...
  
  
  Доминик.
  - Все эти штучки с привязыванием явно не по мне, - Дин встал рядом со мной, разминая кисти. Все-таки в том, что мы расколошматили статую грешниц были свои плюсы. Например, такой, как свободный Дин.
  Его запястья были усыпаны красными точками от шипов, которые затягивались прямо на глазах, заставляя завидовать регенерации чистильщиков. Даже у нас бы ушло несколько часов на то, чтобы от них не осталось и следа, а руки Дины были уже абсолютно чисты от повреждений спустя минуту.
  Хотя нет, пожалуй, завидовать их работенке я не буду, мне и своих проблем хватает. Особенно в виде рассвирепевших грешниц, которых способно остановить только чудо...
  - В труху, адское пламя меня за ногу! - снизу раздался громкий веселый голос, а Майкл зашипел от боли, потому что рука Зави дернулась, при звуке мужского голоса внизу, продолжающего 'восхищаться': - Рука босса! Принесу ему, но только, чуть позже. Он там рвет и мечет, лапулечки. Не, ну как можно, ни капли уважения к шефу?! А он, между прочим, расстроился, что своих девочек не может увидеть...
  Разгильдяйский тон незнакомца действовал на присутствующих по-разному. Братьев он заставлял с любопытством поглядывать вниз, и я чувствовал, что они бы уже давно спустились, если бы Майкл не был на 'мушке'. А грешниц голос сначала парализовал, после чего они, сметая нас на своем пути, понеслись вниз.
  Даже Зави, шикнув на Майкла и прошептав ему на ухо:
  - Убирайся к чертовой бабушке! - сбежала по ступенькам вниз, обернувшись на последней и прокричав: - Живо! Если шкура дорога!
  Но когда Майкл послушается команды грешниц, тогда нас всех можно смело списывать в утиль. Все-таки, эти дьяволицы в человеческих телах были не совсем такими, какими хотели казаться.
  Одна только Алчи блеснула глазами снизу вверх, а потом поспешила на голос незнакомца, бросив через плечо:
  - Мы поквитаемся, но лично и позже...
  Дин толкнул меня в плечо, показывая глазами на Хантера, который перекинул ногу через перила винтовой лестницы и спускался вниз, и по идее, должен был опуститься на пол как раз в невидимой для грешниц зоне подвала.
  Внизу стало откровенно жарко. Причем в прямом смысле слова. Пот каплями стекал по моему лицу, не удавалось сфокусировать взгляд и понять, почему мир крутиться перед глазами, качается на качелях и изредка сужается в одной маленькой точке.
  - Черт, говорила же им проваливать, - раздался женский голос над ухом... и провал.
  
  
  Горди.
  Этот голос я бы узнала из тысячи. И я была уверена, что сейчас в голове каждой сестры скреблась когтями кошка понимания, что вся эта ирония оставит на нас глубокие шрамы, если мы вообще выберемся из нее. Один из таких, как раз благодаря обладателю этого голоса уже красовался на моей щеке.
  Бессменная правая рука босса. Наглый, не знающий пощады Кайл, но самое плохое было то, что главный прислушивался к его мнению. Он первым посылал его разруливать дела, налаживать связи, и сегодня отправил на 'место преступления', когда каменного проводника разбили в хлам.
  И именно этот высоких шатен с копной коротких вьющихся волос и взглядом купидона, сейчас был нашим судьей. И его явно забавляло, что сейчас у нас происходило.
  - Пять правдеников, - он восхищенно поднес руку к груди и поклонился, а потом дал такого жару, что даже наши огнестойкие косточки готовы были плавиться и стечь на пол лужей. - И все еще живы... Чудеса дипломатии, девочки! Уж не примкнули вы к рядам блюстителей нравственности?
  Зави сомневалась всего секунду, после чего сделала шаг вперед, продемонстрировав каменное острие, и губы Кайла расплылись в улыбке, а глаза загорелись азартом охоты. Он повел носом, втянув раскаленный воздух, и метнул заинтересованный взгляд в сторону праведников.
  Меня так и тянуло убедиться, что с Домиником все в порядке, что он всего-лишь отправил их во временный нокаут, но надо было что-то делать с интересом Кайла, который смотрел взглядом мальчишки, готового препарировать лягушек на святош:
  - Я давно хотел посмотреть, как это работает. Знаете, за столько сотен лет мне никогда не выпада честь отправить дух праведника к создателю...
  - Мы поклялись боссу сделать это сами, - я постаралась говорить как можно невозмутимей, хотя внутри все сжалось, словно весь воздух выкачали из легких. Нет-нет-нет, если кто и воткнет этому несносному святоше каменный клинок, то это буду я и никто другой. А я могу тянуть наше бессмертное время еще очень долго...
  Кайл, тряхнув кудрявой головой улыбнулся голливудской улыбкой, с вызовом и долей насмешки:
  - Думаю, шеф в свете последних событий и не вспомнит, кто отправит их в небытие. Особенно вот этого, - при этих словах мужчина показал на валяющегося на боку, недалеко от обломков статуи Росса, который до сих пор корчился в муках.
  - Что с ним? - спросила Алчи, которую было не так легко смутить даже Кайлу. - Кем бы ты не был для босса, но между нами был договор, и я не собираюсь его нарушать ради того, чтобы ты потешил любопытство.
  Кайл прищурил глаз в косой улыбке, взглядом примериваясь к хрупкой на вид фигуре Алчи, которая, хоть и был одета в кожу с головы до ног и утыкана пирсингом, все равно не могла пойти против любимчика Преисподней.
  - А давай, - с вызовом он повел плечами, всем видом показывая, что он готов к зрелищу. - Начнем с него, - он кивком головы показал на Росса. - Чтобы не мучился, сделаем хоть раз в столетие благое дело.
  А я подумала, что хорошо, что святоши были в отключке. Какой бы силой они не обладали в Кайле было силы на тысячу таких, как они. Босс позаботился, чтобы его представителю в человеческом мире ничего не угрожало. Сюда сам он крайне не любил соваться, всегда предпочитая общаться через вот такие проводники, каким и была каменная статуя.
  А тем временем Алчи с заминкой взяла убийственное для святош оружие и медленно пошла к Россу.
  - С тобой заснешь, котенок, шевели лапками, мне еще надо подумать, скольких из вас оставить в живых, и повернувшись к сестрам, одарил каждую из нас взглядом, как будто поздравлял в выигрышем миллиона в лотерее. - Я сделаю это нежно, - подмигнул он.
  
  
  Доминик.
  Что-то колошматило меня по щекам, а я то выныривал, то нырял обратно в темноту.
  - Вставай! - шипел мне в ухо кто-то, тяня за ворот рубашки.
  ... Я сделаю это нежно... - этот голос казался мне таким же раздражающим, как комариный писк. На краю сознания колыхалась мысль, что надо срочно приходить в себя, происходит что-то важное...
  - Я тебя сейчас свалю... - шикнули мне в ухо и я правда почувствовал, что голова оказалась на весу. А когда открыл глаза, то понял, что Хантер вытягивает меня в свободное пространство между периллой и лестницей.
  - А как ты... - язык плохо меня слушался, будто бы увеличился в два раза и мешал связанно изъясняться.
  - Дышать этой дрянью зачем надо было? Неужели не понял? - Хантер говорил на гране слышимости, постоянно озираясь. На фоне раздавался попеременно мужской ироничный голос и женский, так и сочившейся яростью.
  Я помнил только удушающую жару, но никак не запахи, но чистильщик-то в отличии от меня был на ногах, а я чувствовал себя ватным матрацем, который еще к тому же свернули в трубочку.
  - Кайл, - рядом каким-то чудом оказался Дин, а я встал, пошатываясь, и хотел было посмотреть, что же там происходит за лестницей, как столкнулся с паническим взглядом заглянувшей Ло, которая отрицательно покачала головой.
  - В отключке наши мальчики - зайчики, - я поднял голову на звук и увидел, как Гневи скользнув по нам взглядом, шагала вниз по винтовой лестнице, на которой еще лежал Майкл. Судя по крови, текшей по его виску, его еще и приложило. Бордовая дорожка уже запеклась, и я был уверен, что и он скоро очнется.
  - Что-то не так, - нахмурился Хантер, а его взгляд шарил по подвалу, пока в голове проходили все расчеты ситуации.
  Дин кивнул, сощурив глаза:
  - Этот Кайл не мог промахнуться с дозой, - что они имели ввиду, я так и не понял, но ясно было одно - они явно сталкивались с обладателем этого незнакомого голоса. И их встречи не были дружественными...
  - Кто он? - хрипло спросил я, а в моем горле была такая пригоршня песка, что я еле сдержался, чтобы не закашляться.
  - Тш-ш, - ладонь Дина хотела накрыть мой рот, но я смог сдержаться. - Погоди минуту, так всегда. Пройдет через секунд десять... хотя у вас, может двадцать... - блондин из зачистки, видимо, припомнил, что мы с ним из разного теста.
  - Ты его не тронешь! - крик Горди мигом смог смочить мое горло, а песок исчез из него в одно мгновение. Все тело напряглось от ее тона и готово было ринуться в бой. И никакие чистильщики не смогли удержать меня на месте, когда я несся вперед, запоздало соображая, что, судя по фразе, это не ей напрямую грозит опасность...
  - Росс! - все-таки, я появился как нельзя вовремя.
  
  
  Горди.
  Пульт управления происходящим явно не существовал в природе. Словно снежный ком, все нарастая и становясь все больше, наша проблема по имени Кайл набирала обороты. Мне уже даже не было так страшно, что сделает босс. Я куда как больше опасалась этого кудрявого адского купидона, который вонзал убийственные стрелы боли в кого угодно одним только взглядом.
  Он был воплощением боли, чистой, ничем не замутненной. Он был карающей рукой босса, но при этом был хитер, как лис, умело манипулируя даже главным. Сейчас наши жизни зависели от того, в каком расположении духа он нас покинет, и с нашей стороны было глупо ему перечить, но мы не сговариваясь, даже не переглядываясь, чувствовали, что все сестры против его затеи.
  - Кайл, мы сами, - продолжала настаивать Алчи. Чувствовалось, что она успела немного остыть, и уже не так сильно горела жаждой мести к одному брюнетистому индивиду.
  - Это наши счеты, а ты если пришел карать нас - карай. А мы потом с ними справимся.
  - Вы? Справитесь? Да вы постепенно в сироп превращаетесь, насколько я могу судить, - вихрастая голова резко повернулась к Зави, и всетло-карие глаза сверкнули нехорошим светом. - А вот ты! Ты, да... Сколько ты держала у горло того здоровяка смерть? И так и не решилась...
  На лице Кайла появилось брезгливое выражение лица, он решительно подошел к Россу, который явно корчился от боли, которую наслал на него правая рука босса. Он протянул раскрытую ладонь и потребовал, несмотря толком ни на кого:
  - Камень, - и поманил пальцами в призывном жесте, и я даже скользнула взглядом по оружию в руках Алчи, как будто оно было способно пронестись в воздухе прямо в руки Кайлу. Но ничего подобного не было, и я смогла немного пошевелиться.
  - Вы тряпки, а не порождения греха, - видя, что ему никто не торопится вручать оружие смерти в руки, он стал ударять словами, словно плетями. - Растоптать, убить, стереть в порошок - вот тот минимум, который вы должны были сделать со светлыми, как только они ступили сюда.
  - Но мы, - начала Алчи, и Кайл метнул в нее ментальную иглу боли, от которой она на секунду согнулась пополам.
  - Вы заигрались, - отрезал он.
  - Босс не поощряет такие радикальные меры в отношении святош, - уж не знаю, откуда у Лени взялось смелости заявить ему такое, но она была как всегда - спокойна и безмятежна, как будто сейчас у нас все было как всегда. Будто каждый вечер мы колошматим статуи связи со святошами, а потом отбиваем у Кайла этих праведников, чтобы самим же вотнкнуть им 'смерть' в спину...
  - Он простит, - подмигнул ей Кайл. - Я все расскажу, и он все поймет и проникнется тем, что я был просто обязан сделать так, а не иначе. А еще, пожалуй, он проникнется тем, что семь грехов слишком много, когда в городе нет ни одного святоши... Тем более, таких некачественных грешниц...
  
  
  Доминик.
  Я вылетел из-за лестницы в самый разгар происходящего. Высокий незнакомец с прической, как у поэта давно ушедших дней, явно воздействовал на Алчи, которую скрутило от боли на полу. И когда ее рука разжалась, спокойно забрал каменный кинжал, когда как Горди пыталась загородить ему дорогу.
  Я почувствовал рваное злое дыхание и обернулся на Хантера, который не одобрял такого обращения с девушками, и еле сдерживался, чтобы не обнаружить наше присутствие в полном сознании, да еще на двух ногах.
  Дин, словно кошка, подкрадывался с другой стороны, как вдруг Кайл с шальной улыбкой повернулся и посмотрел мне прямо в глаза:
  - Ну наконец-то, голубчики...
  Я напряженно следил за Дином, который зажав что-то в руке, тихо подбирался к нему сзади. Мельком глянул на Алчи, которая все еще крутилась по полу, отходя от боли, и шаг за шагом приближался. Грешницы были рассредоточены по залу, напряженные, с острыми взглядами, обращенными на посланца их босса. По их глазам читалось, что даже они не знают, что стоит ожидать от того, кого они звали Кайлом.
  - Ждал, - процедил сквозь зубы Хантер, но тот услышал.
  - Как я мог оставить вас без внимания? - развел руками Кайл, и все в подвале проследили за каменным острием, рассекающим воздух.
  - Общий враг сближает, черт возьми, - Лени как всегда незаметная и внимательная, уже заняла позицию за нашими спинами.
  - У-у-у, - тут раздался стон Майкла со сторону лестницы. Видимо, его приложило куда как сильнее, чем я думал.
  Кайл повернулся на звук, заметил Дин и метнул в него клинок. Время замедлилось для всех, кроме Гневи. Она была быстра, словно стрела, но ей не получилось отбить клинок, как видимо, она хотела. Острый камень вошел в руку, когда ее саму отбросила на уже приготовившего Дина. Море замешательства в его глазах, решительный стук каблуков Горди и резкий рывок, после чего она разворачивается к Кайлу, и я не узнаю ее...
  
  
  Горди.
  Нет, я знала, что между сестрами всегда была связь. Например, я всегда чувствовала, когда кто-то из нас оказывался в настоящей беде, впрочем, так же, как и сестры всегда приходили мне на помощь, чудом оказываясь рядом.
  Это не началось с самого начала, скорее, это постепенно нарастало, как нити связи, и крепло все больше, пока мы были заключены в человеческие тела.
  До момента, пока острие смертоносного для святош камня не пронзило руку Гневи, я не задумывалась, что уже считаю нас настоящей семьей. Такой, за которую стоит порвать глотку любому, хоть супермену. Никто не смеет обижать моих девочек! Даже Кайл! Тем более, Кайл...
  - Гордячка, только не говори, что ты сторонница симметрии и хочешь, чтобы я сделал тебе подарок на другую щеку? - голос Кайла был беспечен, а вот взгляд был ледяным. Но эти осколки льда в его глазах были с трещинами настороженности. Еще бы, я не стала терять времени даром и освободила Гневи от неприятных ощущений как могла.
  Я ощущала, как за спиной оживились сестры, пока с вызовом смотрела в глаза кудрявого помощника шефа. Я не знала, какие последствия будет иметь ранение, но могла поклясться - не знал и он.
  Его плечи напряглись, хотя губы были как и прежде растянуты в псевдо-приветливой улыбке. А я чувствовала, как в моих глазах бушует настоящее адское пламя.
  - Да ты завелась, детка? - удивился он, присматриваясь.
  А я уже наперед знала, что моим телом теперь полностью властен мой личный грех - Гордость. Это я в чистом виде, не разбавленная человеческими привычками, мыслями. Ходячая гордыня, и сейчас вся я протестовала, чтобы Кайл ушел отсюда непотрепанным.
  Нет, я не думала, что смогу одолеть его - я была не настолько глупа. Но вот немного почистить перышки - легко. Я была в этом уверена, и когда я ставила перед собой цель - я к ней шла. Шаг за шагом, каким бы трудом он мне не давался.
  Я пошла вперед, с трудом передвигая человеческие ноги. Моя сущность в чистом виде была необъятна, я чувствовала каждого жителя города, хоть немного подверженного моему греху. Это было опасное ощущение, на грани выхода души из бренного тела, но я упорно цеплялась, стараясь не спустить себя с цепи и не потерять человеческую оболочку. Мне еще рано было в обитель главного...
  - Не тешь себя напрасно, ты меня даже не царапнешь! - нагло заявил Кайл, пристально следя за мной глазами.
  Держать себя в теле становилось все тяжелее, я силилась вспомнить что-то земное, приятное, но даже воспоминания о здешних победах не давали нужного результата. Я чувствовала - все было не то.
  И тут я столкнулась взглядом с Домиником и поняла - вот, что способно удержать меня здесь, в этом теле. Не утопить себя в своей же сущности. Я еще не закончила с этим святошей, а я очень хочу...
  Его.
  Я поняла это отчетливо, сразу, потому что в таком состоянии, в котором я сейчас пребывала все во мне было вывернуто наизнанку на мое же обозрение. И желание как следует заняться этим праведником было так сильно, что моя сущность чуть отступила, позволяя взять контроль над телом.
  - Я всажу его в тебя! - я твердо посмотрела в глаза Кайлу, и азарт затопил его глаза. Он, как хищник, почуявший добычу, уже не мог и не хотел отступать. Он любил задачи, и я решила сыграть на этом.
  - Давай поиграем, - предложила я Кайлу, подойдя на расстояние трех метров, чувствуя на себе тяжелый взгляд Доминика. - Если я проткну твою человеческую оболочку - ты оправдаешь нас перед боссом и дашь нам самим разобраться со всем, - я помедлила и добавила: - и со святошами тоже...
  Я ждала ответа, хотя прекрасно видела по глазам, что он уже на крючке. Но подручному босса было жизненно необходимо потянуть время, походить вальяжно по подвалу, но я была спокойна. Пока он набивал себе цену, я уже успела заметить, что Гневи, хоть и не приходит в себя, выглядит неплохо. Ни бледности, ни разлагающейся раны на месте ранения каменного клинка, ни изморози. Но и рана не спешила затягиваться, как было обычно.
  Доминик шагал параллельно мне, и я не могла понять, что он задумал. Его сосредоточенный взгляд то и дело останавливался то на моем лице, то на фигуре Кайла, но когда кудрявый все же решил ответить, я сосредоточила все внимание на нем:
  - Я прикрою лишь часть, остальное - разгребайте сами, - важно произнес он и игриво улыбнулся: - Поехали?
  
  
  Доминик.
  Этот урод оставил ей шрам - эта мысль билась в моей голове, словно молоток в наковальне. И совсем не праведные мотивы двигали сейчас мной, должен признать, когда я прикидывал, чем бы можно было пронять этого выскочку из Преисподней.
  У Горди фиолетовые всполохи то и дело вспыхивали в глубине глаз, делая ее лицо демоническим. Когда ее резкие и угловатые движение пришли в норму, я смог дышать. Она была прекрасна даже такой - и это было страшно признавать. Меня тянула ее опасность, манила ее греховность, но я был по другую сторону.
  Она была заключена в женское тело, а я в мужское. Человеческие тела противоположных полов всегда стремились друг к другу, и мы не были исключением, хотя наши сущности и различались, как небо и земля. В сущности, мы и были ими - светом и тьмой, раем и адом, святой водой и огнем преисподни.
  Я видел, как ребята уже объединились в едином порыве помощи сестрам - мы не могли ничего подделась с нашим желанием помогать, защитить тех, кому угрожает опасность. Наша миссия заключалась в противодействии им, но сейчас все в нас протестовало тому, чтобы пустить все на самотек и оставить их самих разбираться во всей этой истории.
  Их босс был непредсказуем, так же, как и мужчина, посланный сюда вершить суд. Хотя, возможно я делаю ему слишком много чести, и он просто явился сюда как ищейка, чтобы разнюхать происходящее для своего хозяина.
  Я смотрел на Кайла и во мне сейчас боролись два желания - защитить Горди и убить угрозу. Убить! Страшно подумать, но такие порывы разрывали меня надвое. И если первый был обычным делом, то вот второго я не должен, просто не имел права испытывать.
  Я же был их другого теста, так же, как и мои братья, но пробежавшись по ним глазами, я понял одно - не один я был такого мнения. Не одного меня объяло пламя убийственного желания.
  Хантер замер, присматриваясь к малейшим деталям, спрашивая о чем-то Алчи так, что если не приглядываться и не заметишь, что его губы шевелятся, а ее, шепчут ответ. Она стояла рядом, бледная, почти под цвет своих волос и крутила пирсинг. Гадость - эта привычка делать в себе дырки, но до понимания грешниц нам было далеко.
  Дин, если бы не держал на коленях голову Гневи, казалось, уже бы впился идеально белыми зубами Кайлу в глотку. Потому что те редкие взгляды, когда он отрывался от проверки состояние девушки, были просто испепеляющие.
  Майкл делал вид, что его еще немного шатает после ранения, но я видел, как все ближе подходил к Россу, после чего медленно помог ему встать и оттащил в сторону. А Кайл так был занят противостоянием с Горди, или же был так уверен в своей безопасности, что не замечал ничего, не сводя глаз с девушки.
  Мой взгляд скользнул по шраму, и я сделал импульсивный резкий шаг вперед, но вовремя остановился.
  - Поехали? - спросил громко он, и я решил действовать.
  
  
  Горди.
  Девушки любят заставлять себя ждать. Долго собираются, наводят марафет, красуются перед зеркалом и вальяжно идут на поле боя. Нам с сестрами никогда этого было не понять, хотя, каюсь, я думала, стоит ли сразу окунуться с головой, или еще немного потанцевать смертельный танго с Кайлом.
  Я только сейчас поняла, что он не давал обещания действовать честно, без ментальных болей и прочей фигни, с помощью которой он с легкостью одержал бы победу.
  Он должен быть тщеславен, ведь так? - уговаривала я себя, кружа вокруг него. Он не пойдет на это. Он слишком уверен в себе...
  Но как бы я себя не программировала, заглянув в его глаза я поняла, что у него просто напросто отсутствовал кодекс чего бы то ни было. Существовало только одно правило - никаких правил. Только то, что взбредет ему в голову. Правда, стоит признать, что в умную голову, иначе бы его так не ценил наш шеф.
  - Если ты хотела потанцевать со мной, то могла бы так сразу и сказать... - Кайл вдруг замер и с интересом посмотрел на мою левую ногу. Через секунду ее прострелила боль от бедра по стопы, ядом растекаясь по венам, сжимая в тиски каждый нерв.
  - С-с-скотина, - прошипела я, но не успела ничего дополнить, как прямо в презренную мною морду Кайла плеснула струя пены. Настолько мощная, что он отшатнулся на два шага назад, чуть не потеряв равновесие.
  Я быстро посмотрела, кого же мне благодарить за самые приятные в секунды в моей жизни и почему-то ничуть не удивилась, увидев Дома, держащего в руке огнетушитель, который ранее стоял у колонны.
  Это был мой шанс, но нога... Я собралась изо всех сил, отрешилась от тела, и меня будто понесло на Кайла. Я с размаху всадила в плечо мужчины каменное острие, пачкаясь в белой пене, и только тогда поняла, что это не моя сила воли с такой скоростью несла меня к противнику. А Доминик.
  Я постаралась выразить глазами благодарность святоше, сама не веря, что и правда это делаю. Но быстро вытряхнула из головы лишние мысли и сосредоточилась на взбешенном Кайле, который отплевывался, пошатываясь, стряхивая с рук пену, которую до этого собирал с себя.
  - Да ты обманщица, - удивленно сказал он, и немного качнулся. Смахнул рукой каплю пены с носа, моргнул, сосредотачиваясь на мире вокруг, хотя клинок явно делал свое дело. Просто этот кадр был очень крепок, в отличии от все еще не пришедшей в себя Гневи.
  - Никаких правил, - напомнила я ему его же фразу, когда он оставлял на моей щеке шрам, а Кайл довольно улыбнулся, пожалуй, даже гордо, а потом потрепал меня по щеке.
  Доминик дернулся, но Кайл не успел перевести на него взгляд, как стал заваливаться. В его глазах вспыхнуло понимание, и он исчез, бросив напоследок:
  - Заинтриговали, вернусь...
  Вот я лично очень сомневалась, что кого-то из сестер радует перспектива встретится с ним вновь, но то что будет потом, будет в будущем. А пока у нас есть настоящее и Гневи, рука которой так и не на сантиметр не зажила, рана покрылась тонкой корочкой, и только...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЕСЛИ ИСТОРИЯ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ - ПОТРАТЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, МИНУТКУ, ПОСТАВЬТЕ ОЦЕНКУ ИЛИ ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ! СПАСИБО!
  
  
  
  
Оценка: 7.69*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"