Булатова Елена Ошеровна: другие произведения.

Початочек лета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Початочек лета
   Июнь 2016
  
   Наслаждаемся в саду
  
   А есть ли где-нибудь хорошенькая тень,
   Чтоб где-то переждать удар жестокий солнца -
   Но плюсы есть - ни овод, ни слепень,
   И ни комар, и ни москит не станут плоть мою
  
   Безжалостно терзать - таких тут нет,
   И даже осы, что прожили много лет
   В щели забора под доскою,
   Исчезли что-то и не беспокоят,
   Когда на ранний завтрак, поздний ужин (здесь - обед),
   Мы наслаждаемся в саду простой стряпнею.
   1.6
  
   Жилье скандинавов
  
   Черный грецкий орех роняет тяжелые бомбы,
   Что взрываются, пав на жесткий бетон.
   Когда зреют они и шкуркой покрыты черной,
   Можно пробовать их, но это дурной тон.
  
   Здесь не принято есть блага подножного корма,
   Очень скоро отвыкла грибы собирать,
   Даже в лес выходя, понимаешь, что ты не дома -
   Земляника лесная горчит, словно сильно удобренная.
  
   Как прекрасны редвуды, отмыты весною дождями,
   Хвоя старая сброшена, ярок зеленый наряд,
   Дарят кроны плотную тень, стволы-великаны
   В толстой шкуре оранжевой, будто варягов отряд.
  
   Крыши наших домов крыты дранкой, засыпаны хвоей,
   Как жилье скандинавов средь гор и гущи лесов,
   И редвуды стоят, как копейщики-воины, строем,
   И ворота должны быть закрыты на кованный мощный засов.
  
   Я бы долго бродила под сенью старых гигантов,
   Но июньский полдень в разгаре, и трудно дышать -
   Пробирается ветер, несущий жары перегретые кванты,
   И приходится в дом с вентиляцией резво бежать.
   2.6
  
   Замедленная съемка
  
   1.
   С заходом солнца полегчало,
   И сквозь насыщенный парфюм
   Акации расцветшей пробежала,
   И напитался жадный нюх.
  
   И древо с синими цветами
   Персидскую пахучую сирень
   Напомнило в Азербайджане,
   И давнего Баку мелькнула тень.
  
   И палевые тоны небосклона -
   От абрикосовых до бледно голубых,
   И розов самолет, взлетающий с аэродрома,
   И жар, хоть и уменьшился, стоит.
  
   Бетон нагрелся за день, испускает
   Горячих волн воздушных вихрь,
   И сыплется листва, что дерева бросают,
   И ветер, наконец, затих.
  
   И складки гор, от зноя пожелтевшие,
   Подкрашены румянами заката,
   Задумчиво с холма спущусь неспешно я,
   И тихо побреду куда-то.
  
   2.
   И мимо глаз еще зеленые кусты
   Из сухостойких поплывут растений,
   А с противоположной стороны
   Скользнет хребет далекой тенью.
  
   Недвижны пальмы, не колышется листва,
   И разговоры издалека слышны,
   И кошка "мяу" говорит привычно,
   Такая ж рыжая, как жухлая трава.
  
   Китайский розовый закатных облаков
   Соперничает с розовым акаций,
   И фонари налились красным,
   И красной звездочкой воздушный шар плывет.
  
   По темноте зарозовеет Марс -
   Он конкурент гортензиям расцветшим,
   Природа ставит многократно тот же фарс -
   Я восхищаюсь этим неизбежно.
   2.6
  
   В осаде
  
   Нет, это все же чересчур,
   Когда весь день сидишь в осаде,
   Когда при мимолетном взгляде
   На градусник охватывает жуть,
  
   Когда введен лимит на потребленье
   Энергии для охлажденья
   И для еды приготовленья -
  
   Тогда несется к океану
   Поток машин,
   Тогда холодных вод дыханье
   Отрадой для души.
  
   Когда затмение находит на плоть и мозг,
   Тогда рождается смиренье пред силой звезд.
  
   Пред властью солнца над живущим
   На шарике земли -
   Хотелось бы, чтоб власть имущие
   Понять могли:
  
   Конец цивилизаций древних
   Происходил не раз,
   Когда из пустяков враждебно
   Делили власть
  
   Над континентами народы
   В слепой злобе
   И жизнь свою беспечно гробили -
   Зачем?
   3.6
  
   Жара сухая
  
   Тяжело, жара сухая,
   Ноги лишь передвигаю,
   В черепной коробке
   Мысль зависла робко -
  
   Может, зря я вышла?
   Тело еле дышит,
   Сердцу трудно кровь гонять -
   Третий день жара опять.
  
   Ветерок листву качнул,
   Но прохладой не повеял,
   Я с надеждою ловлю
   Воздуха перемещенье.
  
   Солнце за гору зашло -
   Изменяется давленье,
   Градусов распределенье -
   Вот и ветерок пошел.
  
   Птичье оживилось племя,
   В тишине я слышу пенье,
   Но молчу с воронами,
   Что жарой заморены.
   3.6
  
   Письмо для размышлений
  
   Тюремщик злой - златое солнце
   Темницы двери приоткрыл,
   И вырвалась на волю - громче
   Играйте птицы, что есть сил.
  
   Вей, ветерок, с горы слетая,
   Тень, вырастай во всю длину,
   Я свежесть воздуха вдыхаю
   И надышаться не смогу.
  
   Велят задуматься о том, как умирать -
   Как покидать сей мир прекрасный,
   На случай немощи агента взять,
   Кто волю передать твою согласный.
  
   Как долго тлеющую жизнь
   Поддерживать - решай сейчас же,
   А вдруг случится что-то страшное,
   И ты не сможешь волю сообщить,
  
   Когда остановить дыханье,
   Не скажешь, как когда-то мать
   Врачу отрезала - довольно! Маме,
   Однако, не хотелось умирать...
  
   Теперь пробил решенья час -
   Должна я волеизъявленье
   Оформить загодя, и промедленье
   Дурным чревато в этот раз.
  
   Взывая к разума остаткам -
   Не тратиться же на старух -
   Заранее подумать предлагают,
   Как долго я предполагаю
   Продлять бессмыслицу существованья,
   Уж коли разум мой потух.
  
   Нас слишком много на земле -
   Тех, кто выплачивал страховку,
   И кто теперь пенсионер -
   Тех отправлять скорее к богу,
  
   Чтоб не легли тяжелым грузом
   Госпиталям, страховочным союзам
   И безутешной, будто бы, родне -
   Об этом надо бы задуматься и мне,
  
   Покамест ясна голова и носят ноги.
   6.6
  
   Во всех отношениях
  
   Как приятен этот вечер!
   Гонит водяную пыль
   От полива легкий ветер -
   Быстро юбку промочил.
  
   Не успела уберечься,
   Невесомый душ приняв.
   Ах, какой прелестный вечер!
   Замечательный закат...
  
   ***
   Понюхала акации пушок,
   И не почувствовала аромата -
   Куда девался нюх? Когда-то
   Так изливал парфюм цветок...
   6.6
  
   Захватывают
  
   Захватывают дух зеленые хребты,
   Тонированы складками рельефа,
   Пологий склон, оттенки тени-света
   Смещаются - то облаков следы.
  
   Куст олеандра розов, как заря,
   Курчав, как облака в закате -
   Здесь олеандров тьма, они царят,
   Но не дай бог, к своей кровати
  
   Поставить на ночь - обеспечена мигрень
   Надолго. Но каков красавец!
   Так девушки на красоту бросаются,
   И парни тоже - общая болезнь.
   7.6
  
   ***
   А вечером во тьме сияет Марс -
   В июне красная планета
   Горит на темном фоне неба,
   И я плыву, меняя галс,
  
   Чтоб глаз держал его в зрачке,
   В бездонном этом пятачке -
   Нерв зрительный пусть дальше передаст,
   В глубинах памяти заляжет новый пласт.
   7.6
  
   ***
   Как на закате заливаются, поют -
   Рулады, трели льются отовсюду.
   Июнь на марше, побежал июнь,
   А гений пения, а маленькое чудо
  
   Звенит откуда-то с небес,
   Мой слух блаженством наполняя -
   Нет, то не ангелы поют в долинах рая,
   Там птицы ангельская песнь.
   7.6
  
   Кот Баюн
  
   Трепещут березы листы, качаются ветви,
   Ветер косы расплел, распустил и играет, шалун -
   Ламинарию так в океане качают течения,
   Я стихи сочиняю, их на ночь спою, кот Баюн.
   7.6
  
   Сцена из утреннего сна
   Две я
  
   Иду усталой девкою-чернавкой,
   Игрушкой фараона,
   Домой под солнцем ранним рано
   Тропой зеленой,
  
   Над речкой по мосту, поставленному низко,
   Пастух поил баранов
   Внизу - глядит на лико под накидкой,
   Оно пылает жарко.
  
   А рядом муж с женой, одетые нарядно,
   Жена ревниво
   Следит за взглядом, брошенным украдкой,
   На деву под накидкой.
  
   P.S.
   Библейская и бытовая сцена
   Что в прошлые века, что ныне -
   Подмечено, природа человека,
   Неизменима.
   8.6
  
   Не знать
  
   И лучше, будет что - не знать,
   Жить днем одним и любоваться
   На бабочек - их краток час,
   Но успевают размножаться,
  
   Переживут потоп очередной -
   Везде свои есть Арараты.
   Как жребий выпадет мигрантам -
   Нам, здесь нашедшим дом родной.
  
   Кассандры и оракулы трубят
   До боли головной с экранов,
   Вещают - катастрофы будут рано,
   Иль поздно, но от них не убежать.
  
   И потому на бабочек гляжу,
   Раздумывая о краткости существованья:
   Мгновенье, ты сейчас прекрасно -
   Единственное это я скажу.
   9.6
  
   Стойкость
  
   Огромной кроны расстелилась тень,
   Как скатерть-самобранка по асфальту,
   Какой великолепно легкий день,
   Какие полутоны краски,
  
   Как легок ветерок, дающий перерыв
   От солнечного перегрева в полдень,
   А голова еще гудит
   От этих предсказаний злобных.
  
   Как исхитрилась выключить экран,
   Остановить Кассандры бормотанье -
   И вот я здесь: воздушный океан,
   Зеленая гора, теней мельканье.
  
   Угомони же боль, стучащую в виске,
   Процесс привычного стихосложенья:
   Зеленая гора, акации цветенье
   И стойкость отвращения к брехне.
   9.5
  
   Каждый час прекрасен
  
   Наклюнулись плоды у яблони в саду,
   Гибрида зреет разномастье,
   Начало лета, каждый час прекрасен,
   И все я взглядом украду.
  
   И драгоценный отпечаток
   Несу домой я на сетчатке,
   И ту магнолию в цвету,
   И аромат жасмина на площадке
   Через рецепторы проложат путь в мозгу.
   9.6
  
   Молла
  
   Что жить в опаске оттого,
   Что научить
   Осла писать и говорить ты не сумеешь,
   Издохнет тот осел, и падишах помрет,
   А ты живешь и не жалеешь,
  
   О том, что заключил нелепый договор:
   Осел не учится, хоть тресни -
   Но Насреддин Молла хитер,
   И даже мудр - признаемся все вместе.
   9.6
  
   Месяц на закате
  
   Тонкий серпик круторогий,
   Запятая в вышине,
   Затерялся в синеокой
   Глубине.
  
   На ночь глядя, тише птицы,
   Где-то ухает сова,
   Солнце освещает крыши,
   В окна заплывает тьма.
  
   Дует ветер по вершине
   Обозрения с холма,
   А в долине, а в долине
   Груда золота видна -
  
   Освещает солнце окна -
   Ловят с запада лучи,
   В небе луч последний, кончик,
   Чуть прищурившись, ищи.
  
   Все мгновенья пред закатом
   Моментальны - взгляд, и нет.
   Злато стекол тихой сапой
   Удалилось на тот свет.
  
   Понемногу там светает -
   Здесь час ночи подстерег,
   Месяц в темноте сверкает -
   Освещает солнце бок.
   9.6
  
   Кимоно
  
   1.
   Какие новости? Взять то же кимоно -
   Оно по швам почти истлело,
   Рисунок же по-прежнему хорош:
   Средь лотосов художник кистью смелой
  
   Заставил плавать утку по волне -
   По шелку тонкому сиреневого тона
   Большой лист лотоса зеленый -
   То кимоно носила я в бассейн.
  
   Теперь оно повиснет на двери -
   Я, закрывая дверь, им буду любоваться:
   На палочке бамбуковой легли
   Шелка лиловые в художника интерпретации
  
   Традиции японской: утка, лотос -
   Покоя мудрого и я сподобилась.
  
   2.
   А где-то далеко в Алтуфьеве живет
   Подруга давняя, в крещении Елена,
   Вот имена совпали - символ некий,
   Ее пример мне многое дает.
  
   Искусству русскому часть жизни отдала -
   И комнатка ее была забита
   Работами из Палеха, и Дымкой, а стена
   Подносами из Жостова покрыта.
  
   Платки висели из артели кружевниц,
   И платья, вышитые в русском стиле -
   Я у нее идею подхватила,
   И шелковое кимоно, дизайнер и стилист,
   На свой манер повесила у двери
   (Из шелка натурального, заверю).
   10.6
  
   Преодолеть
  
   1.
   Бетонно-галечный конгломерат,
   Взбух и сломался над корнями,
   Что дуб распялил, будто краб,
   Гигантский осьминог, тарантул.
  
   Прохладен ветер, солнце жарит,
   Контрасты взвинчивают плоть,
   И хочется бежать, но - старость,
   Но осторожность не дает.
  
   Но поспешаю, поспешаю,
   Свой шаг частя, машу рукой,
   А у прохожих вызывает жалость -
   У проходящих, облик мой.
  
   Внимания на взгляд не обращаю,
   В слов поиски погружена,
   А пение вечерних птиц вселяет
   Мне силы, чтоб добраться до конца.
  
   2.
   А за забором слива плодоносит -
   Созреет, если белки не сожрут -
   И небольшие абрикосы,
   Инжир и персик соки соберут.
  
   Что, благодатный край - змей-искуситель,
   Разлегшийся вдоль океана штат -
   За двадцать лет ты стал спаситель:
   Семья здесь по-иному зажила.
  
   Сумела я преодолеть обиды,
   Не то, чтобы простила - не из тех,
   Но отпустила их, чтоб не висели гирей
   И застилали свет.
  
   В своих делах, дай боже, разобраться,
   Вот-вот ударит трижды четвертак -
   Неодолимая для множества черта,
   И многим из друзей не удалось добраться.
   10.6
  
   Мы отдохнем
  
   Кончается июньский день,
   Нежаркий день, приятный день,
   Давление, иль может, лень,
   Мозги сдвигает набекрень.
  
   И хочется залезть в постель
   И отдыхать, но вижу цель.
   Цель скромная - сварить обед
  
   И заготовить что-нибудь на ужин,
   Пройтись, чтоб не заклинило суставы -
   Ах, боже правый, боже правый,
   Действительно, мне отдых нужен.
   13.6
  
   На авось
  
   Гляжу на горы, что системой пирамид
   Стоят передо мной природы феноменом -
   Пожалуй, что воображенья взбрык,
   Но хочется пофантазировать на тему
  
   О том, как миллионы лет назад
   Поставлены здесь были пирамиды
   Для тех, чей неусыпный взгляд
   Следил за жизнью Атлантиды,
  
   Когда один Великий океан /
   Единый материк существовали,
   Когда Адам и Ева здесь гуляли,
   Осуществляя далеко идущий план.
  
   Тогда - уже тогда земля цвела,
   И реки, полные водой и рыбой,
   И стаи местных обезьян
   Предназначались для прорыва
  
   Разумной жизни, что сбылось
   Через несчетность поколений,
   И вот явились мы для неизвестных целей -
   Живем, похоже, на авось.
   13.6
  
   ***
   Ах, какие хризантемы удивительного цвета,
   Что у входа в дом соседский расцвели -
   Это пролетает лето, прогорает незаметно,
   Я срезаю хризантему на краю земли.
   13.6
  
   Светлов
  
   С Емелей вдруг ко мне зашел -
   Мне не знаком, но с мамою встречался,
   Его узнала вмиг по маминым рассказам,
   Он в доме родственном бывал.
   Его ко мне случайно занесло.
  
   Средь адресов, куда он попадал,
   И те встречались, кто его читал,
   И те, что слыхом не слыхали,
   Он мне почти родня - так часто поминали
   Абрамовская старая семья.
  
   По игинскому шаржу был похож
   На старого Тверского дядю Сему,
   Не резали их шутки по живому,
   Сарказм печален был - не острый нож.
  
   Так многие ушли... Пока сама жива...
   А род Абрамовых со временем скудеет,
   Потомки обрели другие имена,
   И мамы нет... о многом я жалею.
  
   Поэта появление из тьмы
   На Спиридоновку меня вернуло к тетям,
   На с гаком полувек моложе мы,
   Абрамовых полно было в природе.
  
   Печальная судьба недалеко -
   В ночную тьму уходят поколенья,
   Где та земля, что приняла исход,
   Не различая пол, религий разночтенье?
  
   Прощай, поэт - не стану я искать
   Твои стихи в библиотеках,
   И без того "Гренаду" повторять
   Иной раз хочется во славу человека.
  
   И шутки, афоризмы тех храню
   В кладовках памяти, за время запыленных,
   И, как сегодня, неожиданно пойму,
   Что худо на земле без них, упокоенных.
   14.6
  
   Небо предлагает
  
   Прекрасной сливы долю урожая
   Я получила от соседкиных щедрот,
   И сразу запустила я в компот
   Красивый синий плод, чем сыну угождаю.
  
   И выключив конфорки у плиты,
   Я в свежесть ухожу и в холод,
   И снежных облаков разлет
   Мне предлагает небо - голову морочить
   И лица облачные находить.
  
   Вниманьем специфическим полна,
   Глаза я поднимаю к небу -
   А там великие снега
   И образы, навеянные бредом:
  
   Вот глаз внимательный взирает с вышины,
   Следя за мной, второй застыл в прищуре,
   Крылатых три коня летят борзых,
   В снегах летят, а тут петух и кура.
  
   И снова глаз косой, как будто Тамерлан
   Несется с армией через снега России,
   И солнце розовым покрыло гор распад,
   И небо на закат становится красивей.
  
   Я жду - закат окрасит серебро
   Холодных облаков мгновенно жаркой краской,
   И розовый залег далекий склон,
   И отдает тепло последней ласки
   Светила уходящего далекий диск,
   Скользящий вниз.
   14.6
  
   Облачная кавалерия
  
   Ах, этот чистый контур всхолмленной горы,
   Покрытой темным лесом,
   На фоне вымытого неба -
   Граница резкая меж первой и вторым.
  
   Отдельные несутся облака,
   Накапливая сил у горизонта,
   С горы слетает ветер - океан
   Был, очевидно, неспокоен, многоволный.
  
   Как быстро пробегали облака,
   А то - ползут по склонам тяжко.
   На этот раз их кавалерия легка,
   Обозы отстают, а те - вперед, на вражью
  
   Могучую пустынную орду -
   Надолбы кактусов и джошуа редут
   Готовы встретить облачных кавалеристов
  
   И высосать - для этого жара-жарища -
   До мелкой капли
   Уже разрозненные облачные части.
   15.6
  
   ***
   Внизу меня разбойный ветер подхватил,
   Вздымая юбку, как у юной Мерлин,
   Листву и птиц гоняя - вот еще один
   Листок иссохший покатился, перьями
  
   Вороны ветер забавляется - разбой
   Устроил в кронах, дергает за шевелюры -
   Своеобразно понимает шуры-муры,
   Не мне судить, у них рецепт другой.
   15.6
  
   Сейфы
  
   Усыпаны ветки плодами - яблоки, яблоки!
   Надежда есть на яблочный урожай.
   А птичка колибри - птенчик такой махонький
   На ветку уселся рядом - устал, почитай.
  
   Редактор строгий бранит за просторечие,
   А мне нипочем - вкус к слову дала семья:
   Глубинка казачья въелась в язык навечно
   И через бабушку вознаградила меня.
  
   И песни казачьи знакомы мне лишь понаслышке -
   В моем младенчестве бабушка пела, и я
   Под них засыпала, и ныне казачество дышит
   В глубинных сейфах моей ДНК.
   15.6
  
   Забава для души
  
   Лилейные посажены у дома,
   Головкой клонятся вперед -
   Там больше света - аксиома
   Без доказательств налицо.
  
   Но тяжесть шара распустившейся головки
   Цветок наклонит до земли -
   Приду я с ножиком и ловко
   Отрежу стебелек один
  
   И заключу с водой в сосуд хрустальный,
   Такой немодный в эти дни -
   Когда-то просыпался миг желанья
   Купить - себе позволить не могли.
  
   Никита, сын - его считала чутким,
   Купил на рынке из литого хрусталя -
   Цветы поставить - вазу для меня,
   Мне часто вспоминается тот случай.
  
   Иной раз, я куплю себе хрусталь -
   Литой иль резаный, какой придется,
   Могу себе позволить. Удается
   Найти забаву для души,
   Которой были лишены -
   Волхвы не делали подарков на февраль.
   16.6
  
   По законам пустынь
  
   Заготовив штучки, чтоб надеть
   Мне на выход - как всегда, забыла.
   Хорошо, ключи в кармашек положила:
   Мысль была другая - улететь.
  
   Убежать и встретить василек,
   Скромный и выносливый цветок,
   Выставкой фарфоровой посуды
   У магнолии я любоваться буду.
  
   Многочисленные рупоры вьюнков
   К сету тянутся - направлен их курсор.
   А сегодня тучи принесло -
   Где-то повернулось колесо,
  
   Где-то солнце перегрело океан,
   И в итоге тучи он собрал -
   Ветер через горы перенес
   И погнал их прямо на восток,
  
   Где пустыня откровенно залегла -
   Ей смешон соперник-океан,
   Ей смешно бессилие идей
   Превратить пустыню в сад лилей,
  
   В сад жасминный, в сад цветущих роз...
   А в пустыне ветер - главный босс,
   Суховеи - дети его гнезд.
  
   И с пустыней уживается лишь тот,
   Кто пустынные законы сам блюдет.
   16.6
  
   Дорога к школе
  
   Укрылось солнце в облаках -
   Надежда на погоды облегченье.
   Я выбираюсь погулять
   И сына приглашаю для общенья.
  
   Когда-то часто в школу с ним мы шли,
   Тропа по лесу пролегала,
   А утром там народу не бывало -
   Под горку к речке заболоченной вели,
  
   И там внизу тропинки все сливались,
   И на асфальт мы выбирались.
  
   Пятнадцатиминутная ходьба
   Поутру на пустой тропинке
   Объединяла нас, мы были близки,
   У нас была одна судьба.
  
   Одни в том мире - сын и мама,
   Для нас игрался мировой спектакль,
   Тропа и сосны пахли пряно,
   И лес дремучий окружал.
  
   Мы сами наполняли его жизнью,
   И добавлялся птиц трезвон,
   И ветер дул, шептались листья,
   Мы вместе шли - и я, и он.
   16.6
  
   Лето благодатно
  
   1.
   Как горный контур чист, как склоны ясно видны,
   Как перевалы горбиком идут,
   Как тени залегли меж складок длинных,
   Как пирамиду создает уступ.
  
   Покрыты девственным покровом,
   Куда не ходит человек,
   Свой вид хранят который век,
   Похоже, и сейчас здоровы.
  
   А надо мной под солнцем облака
   Так серебрятся - глазу больно.
   Плывут, плывут, плывут привольно,
   И среди кучевых есть перистая рябь.
  
   Как сини небеса в контрасте с белизной
   Незадымленных облаков от океана,
   Их чистота немного странна...
   А мне пора идти домой.
  
   2.
   Птиц перекличка заглушила все шумы,
   И только ветер продувает уши,
   Готова слушать, бесконечно слушать -
   Пускай, не видя их.
  
   Устало ноги волоку,
   В душе царит успокоенье,
   Не зря стою в оцепененье -
   Закинув голову, на облака гляжу.
  
   Пускай опять настала сухота,
   Но все-таки Эль-Ниньо напоил
   Леса, их к жизни обратил,
   И благодарная листва,
   И благодарная трава
  
   Достигли пышного расцвета:
   Гортензии в цвету,
   И благодатно лето,
   И я еще, по счастию, живу.
   16.6
  
   ***
   И вот - вошла в храм запахов, в храм ароматов -
   Акация в цвету - храм благодатный,
   Храм праведных питомцев Флоры,
   Свидетелей той проповеди, Нагорной.
  
   Как сорняк
  
   Вооружившись телефоном и ключом,
   И диктофоном для порядку,
   Я выдвигаюсь серым днем
   На подзарядку -
  
   Чтоб набирая впечатлений дня,
   В слова преобразить события моменты -
   Вот ветер теплый охватил меня,
   Стараясь сдернуть кепку.
  
   Я бодро топочу ногой,
   Перемещаясь шаг за шагом -
   Меня манит зеленый строй
   Качающихся кипарисов рядом.
  
   Закрыты накрепко дома,
   Безмолвие, практически безлюдье,
   И облачность, и Гамильтон-гора
   Закрыта тоже плотно тучей.
  
   Читатель знает наизусть
   Все маркеры моих маршрутов -
   И пусть я повторяюсь, пусть -
   Я повторяюсь - значит, я живу там.
  
   Забыла сорняки на взгорке помянуть -
   Живучие, зазеленели снова,
   Они примером мне послужат, право слово,
   Я, как сорняк, по-прежнему живу.
  
   ***
   Какой же чудный городской пейзаж -
   Мне трудно от живой картины оторваться -
   Багровые тона совместно с желтой краской,
   И розова сирень - так под лучом витраж
  
   В старинной церкви, запыленный,
   Сверкнет, как бы умытый, новый.
  
   ***
   Жара скрутила лист, как у морской звезды
   В пять щупалец, приделанной на ветку,
   Но брюхом кверху,
   Подкрашенный слегка, как крокодил.
  
   Не правда ли, сравнение для тех,
   Кто видел и звезду, и крокодила.
   А остальные?
   Те не имеют интернет.
  
   ***
   А я по-прежнему иду вперед,
   И замерла - в кустах закопошились
   Две серых птички, ящерка спешила,
   Изысканный урод,
  
   И спрыгивала по ступенькам,
   И замерла, как отражение меня,
   И обе ждали продолжения,
   А тут колибри-кроха, привиденьем
  
   Носилась от цветка к цветку
   И тонким клювиком нектар сбирала,
   И вертолет свой запускала,
   Остановив мгновенье налету.
   17.6
  
   Вернуться к истокам
  
   Случайно вышивку на шелке
   Купила с рук у китаянки,
   И вышит там изящный коник -
   По полю черному он скачет.
  
   Однако лошадью не назовешь
   То существо: круп конский, хвост, копыта,
   А тело женское, как вшито,
   И крылья, и волна волос.
  
   Не сразу мне в сознание пришло,
   Что это мой портрет, пускай и схематичный:
   То не кентавр, а кентаврица
   В родне с Пегасом, что поэзию несет.
  
   Купила сгоряча - и нитки ярки,
   И черный фон,
   Взяла еще - та с птицами из сказки
   Среди цветов.
  
   Случайной гостье выбор предложила -
   Она забрала птиц.
   Судьба, случайность? так определила -
   Одна из кентавриц
  
   И я - что мы нашли друг друга...
   Подушку обошью.
   Явленье вышивки, что Йерихона трубы,
   Разрушит безмятежность на корню -
  
   И вздрогнет мир мой и перевернется,
   Уйдет к истокам мысль -
   Рука моя за "Хронику" берется
   Моей семьи.
   21.6
  
   Слива пошла
  
   Сезон великой сливы - час назрел -
   Обрушился мешками синей сливы
   И бабочкой большой над шляпой пролетел,
   И люди собирают фрукт красивый.
  
   Хозяйкой дачи никогда я не была:
   Базар и рынок - вот мои уделы,
   Но с дерева срывать всегда хотелось -
   То гены предков из станицы и села.
  
   А краснобоких нектарин блестящие тела,
   Светящиеся на зеленый ветках -
   Эстетика сельхоз труда
   И, даже, чудо света.
   22.6
  
   Повторяется круг
  
   Здесь старые усадьбы снесены,
   И комплекс выстроен на их руинах,
   И новые хозяева ушли,
   И поколения сменились.
  
   Но стены так же дранкой-чешуей,
   И крыши крыты тесом бурым,
   А старый сад остался впредь от той
   Насельников волны, что растеклась бесшумно.
  
   Ушли и те, кого узнала тут -
   Обычные приветливые лица,
   Знакомлюсь заново с приехавшими - длится
   Жизнь на клочке земли и повторяет круг.
   22.6
  
   Приехал сын
  
   Приехал на момент и листья мне привез
   Диковинной капусты к супу.
   Он выжимает сок, а я варю их -
   Немного странный вкус, и аромат неплох.
  
   Я поделилась с ним готовым супом,
   Хотела сливы дать, но он привез своих,
   Но суп вареный мой - такое блюдо,
   Что отказаться у него нет сил.
  
   Мяукал, что он сыт, но всю яишню съел -
   Глазунью скромную на два яичка -
   Он положил ее, как бутерброд, на хлеб,
   И смел в один присест - отлично.
  
   Он тощий, как Кощей, и светлые глаза
   Прозрачные, как родники средь леса,
   И мало ест - на чем душа-то держится?
   Он выбирает сам, и что ему сказать...
   22.6
  
   Сквозь озоновые дыры
  
   Где-то птица раскатилась, будто шарик от пинг-понга,
   Что упал, запрыгал и исчез,
   Объявляет населенью громогласная ворона,
   Что спокойна вся округа, и спокоен лес.
  
   И, качаясь, как шаланда, вроде полная кефали,
   Я иду дорожкой вдоль стены,
   И редвуды мне вдогонку еле лапами качали,
   Будто, как коты и кошки, видят сны.
  
   И жарой наполнен воздух, невозможно вдох и выдох
   Без усилия глубокий сотворить,
   Жар, иду, одолевая, сквозь озоновые дыры,
   Солнце квантовой кувалдой бьет меня, и будет бить.
   22.6
  
   С душой Али-бабы
  
   Я в сауну вошла - прохлада дома,
   Захлопнув двери, отступила.
   Жара, давящая, тисками охватила,
   И мозг немедленно впадает в кому.
  
   И лишь с усилием я извлекаю мысль,
   Что нужно сделать то и это,
   Собрать десяток нектарин,
   К тому ж состряпать парочку куплетов.
  
   А это чувство торжества,
   Когда удачлива охота,
   Когда добытчику находка
   Дает незаменимый кайф.
  
   И ты идешь, неся мешок
   Али-бабой, ограбившим пещеру,
   Расчетливым - ведь надо же знать меру,
   Пусть и другим достанется чуток.
  
   Что там больные пальцы рук и ног -
   Довольно же ребячиться, сказал бы Герман -
   Я с каждою охотой молодею,
   Во мне дикарь - саскачеван живет.
  
   И я глубоко запахи вдыхаю:
   Что мне несут они - покой иль бегства час?
   И голову я поднимаю:
   Нет, други, мой огонь, как будто не угас.
  
   С душой Али-бабы в неведомое рвемся,
   И каждый поворот судьбы
   Лишь означает, что чересполосица
   Преград-завоеваний - это жизнь.
   23.6
  
   Я "рыба"
  
   В бассейне я одна, и взмах рукой
   Меня несет сквозь водяную толщу -
   Я выгибаю спину: ближе к солнцу
   Стараюсь быть, награждена лучом.
  
   Ногами встряхивая невпопад,
   Чтоб равновесным удержалось тело,
   Тащу я корпус на руках -
   Так кроль велел, так происходит дело.
  
   И на спине - изгиб руки
   На воздухе, в воде толчок, веслу подобный,
   Машу ногами без разбора,
   И сильные несут гребки.
  
   И разлюбезный брасс, breast stroke - так исходно,
   В нем наслаждаюсь я покоем,
   Без страха я владею с ним водою -
   Ведь "рыба" я, то мне дано природой.
   23.6
  
   Дом бабочек
  
   Сколько бабочек в саду -
   Заманила герань их в наш дворик,
   Наблюдая их игры, веду
   Наблюденье за этой породой
  
   Огнекрылых снаружи, внутри
   Крылья светлою сеткой покрыты,
   И порхают они от зари
   До зари, чешуекрылые.
  
   Насекомых в природе полно,
   Ну, а бабочки радуют сердце,
   Не могу я на них наглядеться:
   Мое патио - бабочек дом.
   23.6
  
   Галактика земли
  
   Большой медведицей летели чайки,
   И перестроились, и Пояс Ориона
   Несли с собою белокрылых стайки,
   Висел стервятник черною дырою.
  
   И самолет кометой в вышине
   Пронесся, хвост оставив длинный,
   А чайки Млечный путь - Галактику - копировали,
   Сигналы посылая мне.
  
   Бассейн, мой океан
   Плескал в меня прохладною водою,
   И волны шли к далеким берегам,
   К экватору и к полюсу.
   24.6
  
   Акация у дома
  
   1.
   Храм ароматных розовых цветков
   Раскинул крышей перистые листья
   И своды изогнул ветвями пышными,
   И пламя тысячи свечей колышет потолок.
  
   И розовый, и голубой, салатовый тона
   Использованы в интерьере храма,
   Не ладан к сводам истекает -
   Животворящий аромат.
  
   И пламя, но не жгучее - свечи,
   А розовых пушков на тонкой цветоножке,
   В руке свежо и нежно,
   И я, послушником у храмовых общин,
  
   Плиту бетонную я меряю шагами
   И восхищенными глазами
   Слежу акаций розовую жизнь.
  
   2.
   Из веток розовых акаций сделать раму
   И поместить портрет Психеи,
   Либо двойной портрет - Психеи и Амура,
   Иль вставить - не пейзаж - портрет аллеи...
  
   Как чудо детства вновь меня волнует,
   Иль это просто сочетанье красок,
   Что душу, жадную на впечатления, сейчас пустую,
   До задыхания переполняет.
  
   И желтой бабочки порхающий полет,
   Что остановлен синей лилией -
   Наверное, нектар неспешно пьет,
   А я любуюсь, удержать бессильна
  
   Мгновение одно - так Фауст в давний век
   Пытался удержать неудержимое,
   И этим кончил жизнь. Пытайся, человек,
   Найти прекрасное и в жизненных коллизиях...
  
   3.
   И мой любезный фотоаппарат
   Пытается - но аромат не пойман,
   Когда фотографирую тот храм,
   Акацией цветущей сотворенный,
  
   И небо синее, что на землю легло
   Шарами синими магической лилеи -
   Я от восторга тайного слабею -
   Как выразить восторг, как отпустить его?
  
   В огне работы, в суматохе детворы
   Не часто выдавались дни-минуты,
   Когда среди рутинной смуты
   Вдруг открывались мне миры,
  
   Достойные немого восхищенья -
   Освобождалась от души оцепененья,
   И возникал прорыв.
   25.6
  
   Глупость непобедима
  
   Поцелуем угрожает
   Набежавшая волна,
   Ветер в ухо задувает -
   Ухо мерзнет, грудь тепла.
  
   День кончается, к закату
   Клонит солнце тяжкий долг -
   Уточнять и не пытаюсь
   Я физический закон.
  
   В этом много погорело
   Знаменитых мудрецов -
   Жаль: лавируешь умело,
   А не убедить глупцов.
   26.6
  
   Де Ла-Моль
  
   Окутан сетью до земли
   От белок и от птиц,
   Стоит, осыпанный, гибрид,
   Плодами, как маркиз
  
   В цветных каменьях - от пера
   На шляпе и до ног,
   Где из литого серебра
   И пряжки башмаков.
  
   Его костюм и строг, и прост -
   Зеленый бархат взят:
   Его привез восточный гость
   Из отдаленных стран.
  
   А ворот - белое жабо,
   Роскошных кружев снег,
   И королевою Марго,
   Как искрой из-под век -
  
   Был с интересом брошен взгляд -
   Маркиз и впрямь хорош,
   И пойман глазом короля -
   Его не проведешь.
  
   Казнят маркиза за любовь -
   Есть правила игры,
   И красная впиталась кровь
   С упавшей головы.
   27.6
  
   Неспокойно
  
   Звонок от сына - на своем авто
   Попал, по счастью, не в аварию,
   А в ситуацию с грузовиком,
   Но, вообще-то, аккуратен он
   И, все-таки - пошел же на обгон.
  
   Ах, дети, дети... малыши - кошмар:
   Куда ни лезут казаки-разбойники!
   Вот выросли - опять: размашист шаг,
   И неспокойно мне, ах, неспокойно мне.
  
   Все хочется им что-то доказать:
   То мотоцикл, то плаванье подводное,
   Всем тридцать стукнуло, пора мне быть спокойнее -
   Но как же сердцу приказать...
  
   Они прошли ликбез московского двора
   И в лагерях труда образование,
   И обученье, как в них выживать,
   Они прошли, и это в их сознании.
  
   И горше доли нет - ребенка потерять,
   Особенно стареющим родителям...
   Я четверых решилась нарожать,
   Могла и больше, только припозднилася.
  
   Среди ровесников моих -
   Студентов или одноклассников -
   Я не встречала тех, кто четверых
   Решился завести. Я - не напрасно ли?
  
   Уже замену я не сотворю,
   Не дай бог, что-нибудь случилось.
   Ох, неразумная, о чем я говорю?
   И как лихое слово с языка скатилось...
  
   Ох, дети, дети - в локонах малыш,
   Двойняшки - парочка крикливая,
   И лидер - старшая сестра. Глядишь -
   Глядишь, глядишь, глядишь - и выросли.
  
   А мы состарились, и за свои грехи
   Расплачиваться будем сами -
   Пусть не затронет неизбежность наказанья
   Моих детей...
   А я - сложу стихи.
   29.6
  
   Початочек
  
   Ушел июнь, тревожными вестями
   Разволновавший устаканившийся быт,
   Порадовавший спелыми плодами,
   Немногими, но - собственный гибрид
  
   Сначала выдал разноцветие бутонов,
   Потом - разнообразие плодов,
   И в самом малом из садов -
   Мой садик, словно мой ребенок.
  
   Он тоже требует забот,
   В ответ он честно плодоносит -
   Полей его, удобри - просит
   Внимания дающий плод.
  
   Но как красив, как на ветвях висят
   Плоды пушистые и гладкие от разных
   Привоев, солнцу и воде подвластных,
   И за заботу урожаем одарят.
  
   Мой брат привил мне интерес
   К богиням - Фауне и Флоре:
   Выращиваю садик за забором
   На маломерном пятачке.
  
   Сегодня попрощаюсь я
   С июньскими дарами лета,
   Плоды укладывая на газету
   Для покраснения и дозревания.
  
   И походя, съедаю плод - другой,
   Переполняющий рот сладким соком.
   Прощай, июнь, ты радовал нас многим.
   С чем мы к июлю подойдем?
   30.6
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"