Булатова Елена Ошеровна: другие произведения.

Потерянное королевство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Потерянное королевство
   Октябрь 2018
  
   Скоро Хэллоуин
  
   Едва различаю тропу под ногами,
   А низкое солнце долбит
   Своими фотонами, гамма-лучами,
   И глаз, ослепленный, не зрит.
  
   И с грохотом падает пальмово семя,
   По счастью, совсем не кокос,
   Но все же ореха ударом по темени
   Никак не пренебрежешь.
  
   А ветер сильнее, и цокот орехов
   По плитам бетонным вблизи
   Заставит прохожих, не только скинхеда,
   Подальше вперед поспешить.
  
   А ветер все дует и треплет прическу,
   Взметает юбки подол,
   И я тороплюсь, взбегая на горку,
   Покуда закат не ушел.
  
   Кончаются дни прозябания в келье,
   Уйдет полегоньку жара,
   И чувствую вновь что-то вроде томленья -
   Вперед, на охоту пора!
  
   Ловить и хватать измененья в природе -
   Набор ежедневных картин
   Сменяется быстро, мгновенно и, вроде,
   За ними не уследить.
  
   Уже набегает пора Хэллоуина -
   Народ украшает дома
   Скелетами целыми и половинными -
   И - веселись, ребятня!
  
   Откуда взялся этот странный обычай -
   Над таинством смерти шутить -
   У жизни со смертью готовится стычка,
   И всех приглашают прийти.
  
   Идут тыщелетья, уходят народы,
   Какой-нибудь метеорит,
   Подверженный только законам природы,
   За что наказанье чинит?
  
   Но семечко генное выживет где-то
   И в лоно земное войдет,
   И вновь оживает наша планета,
   Встает за народом народ.
  
   Победой над смертью Хэллоуина
   Отпразднует каждый год -
   Бесовская нечисть заполнит картину
   И утром исчезнет, как сон.
   1.10
  
   Восхитительные индюшки
  
   Сегодня нанесли визит
   Индюшки дикие из леса -
   С десяток, верно, было их,
   И отличались крупным весом.
  
   На длинных ножках осторожно шли,
   Оглядываясь, перекликаясь,
   Крупнее, чем стервятник-гриф,
   Но несущественно летают.
  
   Зато уйти способны далеко -
   Жилище наше отодвинуто от леса,
   И то индюшечье семейство,
   Явившись здесь, всех привело в восторг.
  
   В индюшке вижу старости портрет:
   Повисшая на шее дрябло кожа -
   Не это ль ждет меня, о, боже...
   Жизнь такова, и вариантов нет.
   2.10
  
   Передай
  
   Ничто, что было, не умрет,
   Поскольку ты об этом вспомнил,
   То, что произошло с тобой,
   Оно с тобой, и не уходит.
  
   Но ты с собою унесешь
   Все, что с тобой когда-то приключилось,
   Коль не расскажешь, не произнесешь,
   Кому-то вслух не скажешь, что скопилось.
   2.10
  
   Слово сказать разрешат
  
   1.
   Какие тучи принесло, и, даже капнуло дождем,
   Но время не расходую напрасно -
   В бассейне плавала я брасом,
   Не очень холодно, но честно - не тепло.
  
   А облака, как снежные вершины гор,
   Освещены закатным солнцем,
   И птицей Рух огромной туча смотрится -
   Как кондор крылья распростер.
  
   Но этот дождь земле не много дал -
   Она просохла вглубь и трещинами крыта,
   И с гор приходят к нам парнокопытные -
   Поймет их только тот, кто голодал.
  
   2.
   Шагреневой кожей съежилось вдхр.,
   У дамбы понизился уровень катастрофически -
   Все молят бога дождя - пролей же, пролей!
   И страждет земля, вот только пока не кричит еще...
  
   А вечер прохладный и тихий, и легкий закат,
   И солнца последним огнем освещаются горы,
   А я все иду, а я все иду до упора -
   До слова последнего, что мне сказать разрешат...
   3.10
  
   Зачем, зачем?
  
   Ленива, чтобы марафет
   На кожу старую свою
   Мне наводить - уж много лет
   Я этим часа не займу.
  
   Отвергла краску для волос,
   Окоротила их предел,
   И доживаю на износ
   В лавине, может, и не нужных дел.
  
   Зачем на птичках делать кадр -
   Ну - увидала, и забудь,
   Зачем их рассылать, как дар?
   А редактировать - убьюсь.
  
   Зачем стихом надоедать
   Читателю в который раз,
   Хоть два десятка рифм набрать
   И бросить в мир - обратной связь
  
   Не сделать простеньким стихом,
   Что брошен в мира глубину -
   Гора стихов встает горбом,
   Иль нету дела никому?..
  
   Я не пугаюсь - дух живой
   Проявится не сам собой,
   Нет "колокольчиков", и "лайки"
   Никто не выставит трудяге,
   Зато статистика твердит -
   Листает кто-то манускрипт.
  
   И океан, куда уходят
   Стихи, заброшенные мной,
   Он думающий, он не мертвый,
   Он плещется живой водой -
  
   Я чувствую, мне в том lib.ru признался
   Статистикой, не лгущей - а зачем?
   Объем всех обращений подобрался
   Под много тысяч обр.- чел.
   4.10
  
   Ветер-дворник
  
   Посеял дождичок копеечный, прошел -
   И снова небеса бездонны,
   Какие-то незначимые волны
   Белесых перьев заметет
  
   Неспешный ветер - старый дворник,
   Смотрю, не очень-то проворный -
   Покуда мёл, набрался целый холм.
   5.10
  
   Декор заранее
  
   Под Хэллоуин - развернутый спектакль:
   Два всадника Апокалипсиса верхом,
   Скелеты лошадей из-под земли воспряли -
   Армагеддон, Армагеддон...
  
   Под солнцем ясным выглядит комично -
   Костяк и череп лезут из земли,
   Все чисто так, гигиенично,
   Хоть сцена вся в кладбищенской пыли.
  
   Я вынула запасы из-под спуда:
   Скелетик тряпочный и красный бес,
   А на двери картонная колдунья -
   Пусть провисят октябрь весь.
   6.10
  
   Точка голодания
  
   Вся в предвкушении событий -
   Моя немеркнущая страсть
   Общаться с близкими стремительно
   Уходит в ожидания напасть,
  
   Сползает в точку голодания -
   Что больше ценим и чем больше дорожим:
   Минутами короткого свидания -
   Уходит в ожидания режим.
  
   По меркам нынешним избыточно,
   Но мне не место наверху столпа,
   Где Симеон стоял, над толпами возвышенно -
   В толпе одушевленной я - своя.
  
   Довольно в детстве одиночества -
   Мечта моя, желанная судьба:
   Существовать среди друзей и родичей -
   Недолго радовала и цвела.
   6.10
  
   Все чаще
  
   Все чаще забываюсь, забываю
   Какие-то слова и имена -
   Не нужно, может, мозгу это знанье:
   Выбрасывает мусор голова -
  
   Не до конца - в копилку переводит,
   В глубинную, и вспомнится потом,
   Но не сию минуту - как находит
   Желание упомянуть о чем.
  
   Не для меня таблетки от склероза,
   И с деградацией борюсь сама,
   И сочиняю я стихи и даже прозу,
   И красота спасет начала октября.
  
   И слово нужное ищу для птички и цветочка,
   Пусть роюсь в куче слов, как такса у норы,
   И синтаксис трясу для запятой и точки,
   И все ищу росток разрыв-травы.
   7.10
  
   Одолень-трава
  
   Одолень-трава, одолень-трава -
   Помоги одолеть злые слова,
   Недобрые одолеть дела
   И найти озерко, где живая вода.
  
   Где живая вода холодна, словно ключик тот,
   И идут пузырьки, и свежесть летучая,
   И круги расходятся по светлой воде -
   Я б хотела туда, будь когда не у дел.
  
   Но при деле всегда я бегу в колесе,
   Словно белка, кручу колеса беспредел,
   Да и ты, одолень-трава, не смогла
   Мне ничем помочь, вот такие дела.
   8.10
  
   Штригели
  
   Нарядной осенью украшен городок,
   Цвета ее всем по сердцу, любимы:
   Багрянец, медь, лимон, медок -
   Незабываемы картины.
  
   И свитерок осенний я ношу -
   Весь в листиках, пронзительно цветастых,
   Я их огонь лелею, не гашу -
   Осеннее особенное царство.
  
   Пирует щедрая природа, урожай
   Разнообразьем потрясает -
   К художнику напрасно не взывай,
   Он вакханалию по-свойски воплощает.
  
   Талант художнику, конечно, дан,
   А я смотрю на осень без изысков:
   Глаз, чуткий к цвету, мамой дан,
   А корни общие в глуби веков зависли.
  
   Я понимаю, что пра-пращуры мои -
   Носители своих особых генов,
   Все вымерли, исчезли во вселенной
   И не оставили наследников семьи.
  
   Но имя родовое до сих пор
   На белом свете сохранилось,
   И что-то, растворившись, воплотилось
   В том, как цвета мой различает взор.
   8.10
  
   Гимн
  
   Уже царица Ночь воссела на престол,
   Уже зажглись и фонари, и звезды,
   А я иду в тиши, как тать и вор,
   И лишь собачий лай колеблет воздух.
  
   И даже нет цикад, куда они ушли?
   И почему молчат, коль все на месте?
   А небо надо мной, небесный кров земли
   Пронзает взор мой острым лезвием.
  
   Там мчится где-то метеор -
   Его, скорей всего, я не замечу,
   Вот Марс я вижу - красный семафор,
   Мы вместе с ним в Галактике - Путь Млечный
  
   Земле и нам, землянам - дом родной,
   Земные звуки, запахи, цвета меня создали,
   И деды мне чуть-чуть чего-то дали...
   ...А тут цикады гимн запели в тьме ночной.
   8.10
  
   Мигелю
  
   Старый дворник Мигель, он ушел на покой -
   Двадцать лет с ним при встрече здоровались,
   Стриг, сажал, поливал наш садовник былой,
   И вот руки его успокоились.
  
   Кто-то вместо него уже холит наш сад,
   Плющ стрижет, выметает обрезки -
   Я привыкла к Мигелю, он был староват,
   Да и я не молодка, поверьте.
  
   Я иду у прекрасных пейзажей в плену -
   Синий джей извертелся на ветке,
   Мексиканец Мигель тенью бродит в саду,
   А ведь с ним мы почти однолетки.
  
   Его жизнь была вложена в этот наш сад,
   На газонах здешние дети,
   На зеленых, играют - он трудился, как раб,
   Но его уже нету на свете.
   9.10
  
   Случайная роза
  
   К чему печалиться, живите-ка смеясь -
   Завет, достойный выполненья,
   Что из того, что произнес то гений -
   Стараюсь тщетно - не за то взялась.
  
   И тут соседка - ножницы в руках,
   Вдруг дарит розу мне (по просьбе, правда)
   Она на осень подстригала -
   Улыбка с моих губ не исчезала
   До самого подъезда, вах!
   9.10
  
   Сезонный сериал
  
   Опавших листьев дождь осенний -
   Виновником активный ветер был,
   К тому же поднял сильные метели -
   Неслась пурга листвы - заколесил.
   Листва летела вниз по склону,
   Ей не было застрять нигде препону,
   И в направленье ветра улицы чисты.
  
   Осенний листопад еще не взял реванш
   За лето долгое в зеленой краске,
   Он толком и не начался - октябрь,
   Пока не закрутил на максимум меланж
  
   Из злата и порфира - осень, осень,
   По-здешнему, недавно началась -
   Есть кое-где вкрапления в пейзаж
   Осенней огненной палитры,
   Но это лишь начальных титров
   Пробег-прогон - сезонный сериал.
   9.10
  
   ***
   Как фантастически сложились облака -
   Вот лебедь розовый, раскрывший чудо-крылья,
   Вон беспорядочная камарилья
   Обрывков розовых, и яростный накал
   Соревнования несущихся видений
   По ветру верховому, озарений
   На небе вечереющем закатом представал.
   9.10
  
   Седьмого октября
  
   Концерт оркестра Сан-Хозе -
   Прокофьева "Ромео и Джульетта",
   Координаты икс, игрек и зет
   Определяли наше место.
  
   А я была совсем в другом
   Пространстве-времени запрошлом,
   В театре я была Большом,
   И слезы вытирала бантом в косах.
  
   Вот столкновение Меркуцио - Тибальд,
   Обоих смерть, изгнание Ромео -
   Каких душевных сил молоденькой Джульетте
   Потребовалось, чтобы не упасть.
  
   Я проживала снова этот миг
   Слиянья музыки и танца,
   Я целиком была во власти
   Истории, что так стара, как мир.
  
   И где-то как-то отзвук этих слез
   Во мне продребезжал заезженной пластинкой,
   И вновь заплакала душа, и тайная слезинка
   Стекла и высохла, но все щипало нос.
   9.10
  
   Фаленопсис
  
   Нефритово-лимонны орхидеи,
   Как вылиты из толстого стекла -
   Венецианские кудесники умели
   Творить искусство из обычного песка,
  
   Чем окись кремния является в природе -
   Ударом молнии песок родит стекло -
   Лишь зоркий глаз таланта суть находит,
   Когда идея осенит его крылом.
  
   Но только матерьял еще не все:
   Вот малахит - где был он в изобилье,
   Его на краску, измельчив, переводили;
   Сваровского кристальное литье
  
   Использовали на поделки ширпотреба -
   Толпе дай зрелища, и крошку хлеба -
   Послушные рабы придут к тебе живьем.
   10.10
  
   День ро Славы
  
   Он день рожденья свой провел меж скал
   В пустыне голой штата Юта,
   В источниках термальных искупал
   Семью свою с друзьями совокупно.
  
   Затем настала очередь родни -
   У озера мы прогулялись с внуком,
   Гостеприимный ресторанчик "Афгани"
   Уважил нас кабобом и йогуртом.
  
   Умеют здорово кормить
   Предпочитающих восточный стиль и кухню -
   Мы продолжаем в этот ресторан ходить -
   В Баку я выросла. Оттуда мои вкусы.
   10.10
  
   Морж
  
   Не в "ванну со льдом", а в бассейн
   Холодный я бросаюсь утром -
   Фанатик ли? Какая цель,
   Чтобы вести себя так круто,
   Хватает жестко нас под локоть
   И, неотвязная, волочит
   Нырять в холодную купель.
  
   Сказать ли, что еще могу,
   Что порох есть в пороховницах -
   Но так легко беспечным простудиться,
   И этим ли здоровье сберегу?
  
   Но как приятно одолеть
   Испуг и холод, и дрожь тела,
   И проноситься оголтело,
   Взрезая стылую купель,
  
   И после кожу растирать
   Махровым жестким полотенцем,
   И трусость мелкую одолевать,
   И неожиданно согреться.
  
   А солнца ультрафиолет
   Окраской тела в бронзу занят -
   Семь бед, родимые, один ответ -
   И стоит ухватить момент,
   Пока не льется дождь-проказник.
   10.10
  
   Балансир
  
   Как тепло - обнаженные руки
   Обдувает ветер ходьбы,
   Тихий вечер в нашей округе -
   Над горами месяц глядит.
  
   Острый тонкий серп золотистый,
   А под ним серебряный гвоздь
   Неизвестной планеты светился
   Отраженным светом от звезд.
  
   И все ярче серп разгорался,
   Контрастируя с тьмой ночи,
   И казалось, что мир наш вращался,
   Упираясь в гвоздь, балансир.
  
   Не основывалась на научном
   Представленье о мире звезд -
   Астрономии я не обучена,
   Нахваталась того - сего.
  
   А земля вращалась неслышно,
   За горой ясный месяц исчез,
   И дорога долгая длилась -
   Ночь царила во мне и окрест.
   10.10
  
   На грани стихий
  
   И, наконец, мы начали сезон,
   Не выдержав холодных вод бассейна,
   Где плавали доселе -
   Решили испытать, а каково в другом?
  
   И к вечеру, в закатные часы
   Спускались не спеша в бассейна ванну,
   Я погрузилась в теплую нирвану
   И удивилась вновь - жизнь хороша.
  
   Я помню, первый мой бассейн в Москве
   При Тюфелевских банях находился,
   Там плавать правильно нас научили -
   Удачен был эксперимент.
  
   Значительно потом, свой гороскоп узнав,
   Я поняла, что по рожденью,
   На грани я стихий, и оттого мой нрав
   Базируется на сомненье.
  
   Оттуда предпочтения мои
   Так перепутаны - не знаешь, за что взяться,
   Меняла я пристрастия, признаться,
   Что было, все ушло в нули.
  
   Медаль за школьный курс, забытая, лежит
   В одном из ящиков стола - от бабушки достался,
   Дипломами не стоит дорожить -
   Уж много лет, как от контор я отказалась.
  
   А чем же дорожу сейчас, на склоне лет -
   О чем болею и о чем переживаю -
   Судьба моих детей, ее я не узнаю,
   И как мне их укрыть от неизбежных бед?
  
   Советы родичей не больно им нужны,
   Тревоги матери их только раздражают -
   Они, по-прежнему, не покидают мои сны,
   Но я сомнениями их не нагружаю -
  
   Кто род продолжит наш, кто гены передаст,
   На древе генеалогическом что угнездятся -
   Была бы сила, и была бы моя власть,
   То внуки бы уже трусили за колясками.
  
   Инстинкты женские в наследство мне даны,
   Какая разница - да хоть потоп вселенский,
   Но мои внуки, внучки настоятельно нужны,
   Чтобы людское множить царство-королевство.
   11.10
  
   Рывок в бессмертье
  
   Нельзя? Нет, можно! И рывок
   В объятья ледяного ада,
   Змеей по телу холодок
   Скользнет - и ничего не надо.
  
   Торпедой проношусь по глади водяной,
   Крутя руками, как пропеллер,
   Ошпаренная, вылетаю вон -
   И чувствую, что рядом есть бессмертье...
   12.10
  
   Рвущиеся связи
  
   Большой вишневый теплый полушалок,
   Вручную связанный, подарен невзначай
   Умелицей, приятельницей ставшей
   Из микрокруга, что был вывезен сюда.
  
   Круг, сшитый поневоле, распоролся,
   И разошлось, как в море корабли,
   Содружество особенного свойства,
   А вне друзьями зваться не могли.
  
   И кто-то дольше был в приятелях, кто меньше...
   А шаль вишневая хранила свой секрет -
   Подарок адресный был, или, проще,
   Багажною нагрузкой на билет -
  
   Старались сократить багаж рукою щедрой,
   Сейчас уже не важно - я храню
   Вишневый полушалок - раз на дню,
   Как минимум, я вижу его в кресле,
   Он попадает на глаза, на том же месте.
   13.10
  
   Повседневность
  
   Сын начал разгребать завалы в гараже -
   Дощечки, палочки, одежда, книги,
   И многое на мусор оттащили,
   И даже площадь больше стала в метраже,
  
   Как будто-бы, и что-то отыскали,
   Давно забытое меж тем и тем,
   И новые проблемы встали -
   Использовать, иль выбросить совсем.
  
   А лето, между тем, сегодня возвратилось,
   И теплый ветер дул с утра,
   И шаль сегодня мне не пригодилась,
   Сын сушит стирку посреди двора.
   15.10
  
   На выходные
  
   В субботу дятлы на горах нас развлекали,
   Олени встретились - под вечер водопой,
   А в воскресенье цапли прилетали
   На берег океанский - шли втроем
  
   В разливе волн по берегу - искали
   Рачков каких-то, видно тут сытней,
   И солнце декораторы спускали
   Невидимым канатом за рельеф.
  
   Пылающее солнце освещало
   Лучом последним верх сосны -
   Там ястреб-краснохвост сидел один
   И солнца луч ловил, глазами не мигая.
   15.10
  
   Заселяют мир
  
   Вороны каркают так назидательно, так здраво,
   И кажется, что речи слышу я
   Издалека, поэтому невнятно -
   Не проникаю я в слова,
  
   Но понимаю - речь пошла
   О чем-то важном и серьезном,
   Вороны - птицы умные, их можно
   Считать расчетливыми и в поступках, и в делах,
  
   Но со своей, вороньей точки зренья,
   И то, что рушат без зазренья
   Вороньей совести чужую жизнь -
  
   Что делать, такова природа,
   И такова вороньева порода -
   С успехом заселяют мир, куда ни кинь.
   16.10
  
   Индюшачьи грифы
  
   Опять на берегу тюленья туша
   Лежит недвижная - естественный распад
   Еще не наступил, но чайки кружат -
   А не по ним товар.
  
   Нужны здесь клювы грифов индюшачих -
   Их много развелось невдалеке,
   И спозаранку, не иначе,
   Взлетает стая на пленэр.
  
   Их дюжина, иль меньше? Может, больше,
   Их поднимает восходящая струя -
   Планирует огромная семья
   И исчезает в бесконечной неба толще.
  
   Спокоен выразительный полет -
   Расправив крылья в свете солнца,
   Они в высотные слои уносятся,
   Добыча где-то - падаль ждет.
  
   Стихия их - паренье в небесах,
   А на земле глядятся неуклюже
   И некрасиво - это им не нужно,
   Рациональность, даже в мелочах.
   17.10
  
   Фотоохота
  
   Пробирается тихо хищный зверек -
   Кошка прячется за кустами,
   Птаха слышит неслышное, скок - и в полет,
   Кошка морщится, водит усами.
  
   А вот топот тяжелый грузных людей,
   У которых реакция хуже,
   Заставляет птиц улетать поскорей -
   И фотограф остался сконфужен.
  
   Но немного, немного нам все же везет:
   Вот отметились грифы на кадре,
   И спокойный медлительный плавный полет,
   Будто в небе курсирует планер.
  
   И позировал мельком заносчивый джей,
   Поворачиваясь синим боком,
   Он на крыше уселся вольготно -
   Не сравнится с ним воробей.
  
   И щегольски настроенный черный Феб,
   Что надел черный фрак и манишку,
   Он, конечно же, джентльмен -
   Перерыла я гору книжек,
  
   Чтоб узнать, наконец, кто таков вертопрах -
   Ох, и долгая это работа -
   Наконец-то я громко сказала - Ах!
   Черный Феб! Вот он!
   17.10
  
   Идет подготовка
  
   На ветвях повисли привиденья,
   Зажигаются на "кладбищах" огни -
   Зомби выбираются из подземелий,
   Тленьем тронутые трупы съела гниль.
  
   Ужас увлекательно пугающий -
   Дети надевают спецнаряд,
   О скелет собаки лающей
   Кости кастаньетами стучат.
  
   Огнедышащий кот - он еще не готов,
   И карета с покойником тоже,
   Я раздам угощенье прохожим,
   Как канун "Всех святых" подойдет.
   17.10
  
   День ро Любаши
  
   Я после ВУЗа на работу
   В почтовый ящик распределена,
   В системе инженерных категорий
   Я в третьей категории была.
  
   Там познакомилась и подружилась
   Я с женщиною молодой,
   Которую чуть было, не забыла
   С очередным рожденья днем
  
   Поздравить - только вдуматься, насколько
   Те молодости дни удалены:
   Полтинник с гаком пролетел, но только
   Мы не состарились, мы живы, дружим мы.
  
   Вела судьба нас параллельно -
   Из дома одного детьми в Москве,
   Через работу в ящике секретном
   До выезда в Нью-Йорк и Сан-Хозе.
  
   Ах, странные дела случаются на свете -
   Знакомство, дружба за полсотни лет...
   Не встретились, когда мы были дети,
   Сейчас меж нами целый континент.
  
   На берегах двух океанов
   Теперь проходит наша жизнь,
   И это удивительно и странно -
   Судьба нас вывела, хоть шла и вкось, и вкривь.
   18.10
  
   Наступает ночь
  
   Гриф пролетел мимо лунной секиры -
   Черные крылья распахнуты вширь,
   Ночь наступает тихо и мирно,
   В сон и покой удаляется мир.
  
   Чуть розовато небо на западе,
   Быстро темнеет в парке ночном,
   Парк замирает в тиши, как на кладбище,
   Я открываю двери ключом.
  
   Я зажигаю лампу в передней,
   Шторы задерну и в кресло нырну -
   Здесь я в покое, здесь моя келья,
   Где я мечтаю, где ворожу.
  
   Здесь на стенах обитают картины,
   Что нарисованы дерзкой рукой,
   Здесь же настольная лампа светила -
   Мною расписанный фон голубой.
  
   Мною подобраны столики, кресло,
   Куплено мною резное панно,
   Где перламутра мозаика врезана
   В черной доски лакированный фон.
  
   Плед из собачьей шкуры обрезков
   Нежно согреет замерзшую плоть,
   Ночь говорит, что окончилось лето -
   Как хорошо начинается ночь...
   19.10
  
   Эгрет и царь
  
   Шарахаясь от волн, идущих абордаж,
   Оберегая башмаки от намоканья,
   Любуемся, как заливают пляж
   Океанических ветров созданья.
  
   Изящной цапли белой полонез,
   Исполненный достоинства, средь пены -
   То поиск пищи хищником, на деле,
   И клюв ее не хуже бьет, чем жезл
  
   Ивана Грозного, и лишь масштаб и цель
   Их друг от друга отличают -
   Той выжить нужно, а того психоз и хмель,
   В убийцу превратив, и душу развращали.
   21.10
  
   Начало отдыха природы
  
   Обильно осыпается листва -
   Мешки тяжелые садовник носит,
   Начало лишь - природа роздых просит,
   Жар отступил едва-едва.
  
   А солнце снисходительное греет,
   Чтоб только чудилось, что лету не конец,
   А сибарит страдания венец
   Забросил загодя в иные эмпиреи,
  
   И плавает, чудак, в воде студеной,
   С себя пытаясь скинуть ношу лет -
   И наслаждается, рожденный
   Под знаком Рыбы - охлажденный,
   Он телом ловит ультрафиолет.
   22.10
  
   Глазами детей
  
   От брата вызрела во мне привычка,
   От брата передался интерес
   Ко всем большим и малым птичкам,
   Кто настоящие хозяева небес.
  
   Чудовищные стерхи поражали,
   Разнообразие утиных стай,
   Мы не врубали их в скрижали -
   Фотоальбомы скромно создавали -
   Смотри, любуйся, нас не забывай...
  
   Кирилл из Англии, а дочка из Парижа
   Альбомы высылали нам,
   И страны становились ближе,
   В которых отпрыск побывал.
  
   Детей глазами я смотрю, но не на кадры -
   На горы, на обрывы, на моря,
   И чудится - стою на скалах и у замков,
   И кажется, что в снимке рядом я.
  
   Глаза детей становятся моими,
   И думаю - а как бы я сняла
   Утесов этих белых линии
   И пену белую, и синий океан.
   23.10
  
   Шаны
  
   Черный виноград шаны в Баку ценился,
   Черный виноград шаны я помню с детства -
   Сладкий вкус его, я знаю, не сравнится
   С виноградами других земель, конечно.
  
   Но не стоит так уж зарекаться -
   Вот иду, грызу меланхолично
   Виноград, ко мне из лавочки попавший,
   Резюмирую лениво - вкус отличный.
  
   Как он культивирован - не знаю,
   Как лозу нещадно удобряли,
   Как его везли, и как хранили,
   И какую цену заплатили
  
   Виноградарю за труд его успешный,
   Сознаюсь, не знаю, многогрешна.
   23.10
  
   Mums
  
   ...А летние цветы исчезли, и явились
   Плоды - хурма весьма гордится результатом:
   Ее роскошный цвет оранжевый, богатый
   Украсил двор соседский ярче лилий
  
   И хризантем - осеннее убранство
   Особо благосклонно к хризантемам,
   Их называют коротко здесь - мамсы
   И продают уже в горшках, в букетах.
  
   И во дворе моем цветут остатки
   Прошедшей роскоши... увы, давно слиняла.
   24.10
  
   Едины (14)
  
   Фон темной зелени у гор, голубизна небес
   Подчеркивают рыжий тон листвы дерев окрест,
   Лиловый граммофон вьюнка, в тени усилив цвет,
   Послал по ржавчине куста сомнительный акцент.
  
   И я, подружкой осени, ношу который год
   Залог приязни и любви, пандан одну из кофт:
   Осенний пламенный дизайн художник сочинил
   И этим осень и меня в одно соединил.
   24.10
  
   Туман
  
   Такая тишина, что схоже с глухотой,
   И утренний туман скрыл совершенно горы,
   Один лишь звук доносится - кричат вороны,
   Хребты исчезли за стеной.
  
   Туман сравнял рельеф - тяжелым утюгом
   Выглаживает складки гор усердно,
   В тумане тонет взгляд бесследно,
   И лишь вороны носятся кругом.
  
   Туман съедает цвет и сбрасывает лист,
   Деревья голые - раздетые дриады
   В мольбе протягивают руки ввысь
   Вотще - ведь небо много хуже что видало.
   25.10
  
   Другие
  
   Уже тянуло слабеньким дымком,
   Уже, наверно, кто-то мерз в своем жилище,
   Но я рванула напролом,
   Не отвлекаясь на каминное кострище.
  
   Пускай дымят сидящие в домах:
   Огонь в камине - признак дома,
   У нас камин - он просто так зачах,
   Его ни разу не зажгли... Бесспорно
  
   Мы из другой страны внедрились в этот мир,
   Лишь дома вне я контактирую с туземцами,
   Но каждый день звана на пир
   Природы здешней приглашением.
  
   Отчетливо я сознаю и признаю,
   Что было бы со мной на прежнем месте -
   Семья избавилась от многих бедствий,
   А не в раю ли я? Нет, не в раю.
  
   Рай беспроблемен - скука оттого,
   Что нет заботы о насущном хлебе,
   Здесь надо трепыхаться - мир таков:
   Я занята по дому, муж в набеге,
  
   Как в дальние года - в набеги казаки
   Шли в предвкушении добычи
   И привозили полные мешки -
   Вот так мужчины нынче
  
   Уходят на охоту и в разбой,
   Но правила охоты изменились:
   Муж в фирме тянет лямку, и домой
   Он возвращается с зарплатою приличной.
  
   Я возвращаюсь по аллее под луной
   Под звон цикад октябрьских полночных -
   Мне надо ужин заготовить срочно,
   Ведь скоро муж и сын придут домой.
   26.10
  
   Факт жизни
  
   Двадцать лет все не привыкну к факту,
   Что мы здесь надолго - навсегда,
   Кровопийцы там остались - Дракулы,
   Здесь шумят иные города.
  
   Но не требуется петь мне под чужую дудку -
   Всем (и мне) глубоко наплевать,
   Каждый, из какого сделанный продукта,
   И какая у него случилась мать.
   28.10
  
   Скрытная любовь
  
   Тихая любовь - застенчивые люди
   Не признаются в своей любви,
   Тихая любовь - приют бесплодных снов,
   То юности кровоточащий шов
   И смена действующих лиц, когда? Потом...
  
   Когда-нибудь - потом приду я в этот край,
   Где мы с тобой по улицам бродили,
   Когда-нибудь потом, о, боже, силы дай,
   Чтоб мы с тобой до этого дожили.
  
   Та, тайная любовь, она еще жива,
   В укромном месте сердца не забыта,
   Что из того, что пронеслись года,
   И память пеплом времени покрыта.
  
   Скрытная любовь - застенчивые люди
   И при встрече о любви не говорят...
   Скрытная любовь меня не обессудит,
   Только шрамы неприметные болят.
   28.10
  
   Замки Луары
  
   Дочь приехала из Франции, где замками Луары
   Туристический был голод утолен,
   Матушка моя о Франции мечтала,
   Времени, судьбе наперекор.
  
   Кто пустил бы за бугор в то время
   Дочь врага народа? Никогда.
   Оставайся, вражеское семя,
   И не рыпайся. Иначе - что тогда?
  
   Вот и я росла под тем же гнетом,
   Беспризорная, травинкой на ветру.
   Все пройдет, и дочь моя холопкой
   Вряд ли станет, да и я умру.
  
   До того в Париже, на Луаре
   Побываю, только бы успеть,
   И своими, а не дочери глазами
   Все увижу, все, что маме не суметь.
   29.10
  
   Пряжка
  
   Побрякивает диктофон
   О пряжку пояса на кофте,
   На ней орел изображен
   В полете.
  
   Мне неизвестна техника - декор
   Изделия был выполнен в камее,
   Кто знает, может быть, приклеен
   Орел к основе был. Естественный узор
  
   Стекла, иль камня, или же ракушки
   Не дал возможности простушке
   Понять - профану не укор.
   29.10
  
   Разгул
  
   Осенних красок бешеный разгул
   На улицах, на перекрестках
   Дает богатство визуальных удовольствий
   Для глаза острого и будоражит ум.
  
   Буквально по ковру иду,
   Расстеленному осенью поверх бетона,
   Я соответствую канону
   Осенних красок, я сойду
  
   За старую усталую дриаду,
   Которой уже нечего терять,
   И чисто внешняя бравада
   Лишь означает, что пора мне увядать.
  
   Но то не мой предел, но то не мой рубеж,
   Как Пушкин с Байроном допреж,
   Бросаюсь в ледяную воду
   Упертости своей в угоду,
   На удивленье местного народа.
   29.10
  
   Потерянное королевство
  
   Я похудела и влезаю без труда
   В одежки, что разумно сохранила,
   И пояс, что я долго не носила,
   Вновь подчеркнул округлости бедра.
  
   И с внуком я иду и лезу по горам,
   Куда недавно не могла втащить бы тело,
   По осыпи сползаю с сыном смело -
   Мне по душе, что резва на подъем.
  
   Я не могу, of course, за молодым угнаться,
   Но продолжаю я стараться,
   Чтоб мужу быть подругою во всем.
  
   И только зеркало, о, мерзкое стекло,
   Что ставит выскочку на соответственное место,
   Оно единственное мне сказать могло,
   Что юность для меня потерянное королевство.
   30.10
  
   Напрасный труд
  
   Деревья выросли, бросают тень
   Густые кроны - ветви, листья.
   Тяжелый ствол склонил хребет
   Над крышей самой, над карнизом.
  
   И пилят руки, тело рвут,
   И пальцы-сучья рубят топорами,
   Что в свое время высадили сами -
   Напрасный труд глупцов, жестокий труд.
   30.10
  
   Вспоминай меня без грусти
  
   Покраснели, порыжели,
   Яркие горят
   Неизвестные деревья,
   Высажены в ряд.
  
   Красных листьев иссушенных
   Залегли ковры -
   Кроют тротуар бетонный,
   Площади, дворы.
  
   Ветер дует неуемный,
   Гонит лист сухой,
   Жесткий лист, обрез картонный,
   Мчит по мостовой.
  
   Два листа кручу я в пальцах -
   Жизни оборот
   От апреля до октября -
   Больше не дает.
  
   Жизнь деревьев ободряет -
   Новою весной
   На ветвях их вырастает
   Новый квадрильон.
  
   Может больше, может меньше -
   Точность ни к чему,
   Знаю - бедный аз, я грешна,
   Я - совсем умру.
  
   А мои листочки-дети,
   Дети их - листва
   Умножаются, и светят
   Зеленью в глаза.
   30.10
  
   Ген ДНК
  
   Как крепко застревают в голове
   Мелодии, услышанные в детстве,
   Я напеваю до сих пор те песни,
   Что бабушка певала на заре
  
   Младенчества, а я их помню
   И выпеваю, удивляясь, точно, полно,
   Хоть не учила ноты до и ре.
  
   Откуда взялся музыкальный интерес?
   От скуки, может быть, зеленой,
   Когда, одна оставшись дома,
   Крутила ручку патефона -
   Добрался и до нас прогресс.
  
   А музыке никто и не учил,
   А ухо музыкальное и память,
   Как говорили, от отца достались -
   Со мной учителя не занимались -
   Ген соответственный найдут ли в ДНК?
  
   А я сама себя такой создала,
   И музыка всегда во мне звучала,
   И музыка сейчас во мне звучит,
   И это не дает спокойно жить,
  
   Спокойно спать, средь ночи просыпаясь -
   Мелодия все вьется, мозг поет,
   И колдовству волшебному внимая,
   Желанный сон нейдет.
  
   Мне будет жаль, коль петь я перестану,
   Боязнью ль связана, что голос дребезжит,
   И ноту не тяну, как надо -
   Конечно, чувствую досаду,
   Но я пою - душа моя горит.
   31.10
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"