Булгакова И.Е.: другие произведения.

S.T.A.L.K.E.R. "Зона. Урок выживания"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.03*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Долгое время лежал в столе фанфик, написанный по мотивам первой игры. Выпускаю птичку на свободу). Судите строго. Правда, у меня свой взгляд на некоторые вещи. Кроме того, помимо полюбившихся аномалий, животных и артефактов я создала собственные). Анонс: Здесь свой творец - Зона. И создала по образу и подобию своему. Кто сказал человека? Может, кровосос по образу и подобию. Или контролер. Пожалуй, Красавчик рискнул бы поставить именно на контролера. И будет каждому по вере его. И Красавчику по вере воздалось. И смерть досталась на славу. Мышеловка. Для мыши серой, чтоб много на себя не брала. Хлоп - и нет тебя. И никогда не было. Бросится ли кто-нибудь в Зону, чтобы спасти ему жизнь? Красавчик знал ответ на свой вопрос. И он ему не нравился.


ПРОЛОГ

   -Я...- Хриплый мужской голос вырвался из плена мобильного телефона. - Я в мышеловке. Найди Глухаря... не откажет. Должен помочь... Ника... Долг... долг... Он знает... квадрат шестьдесят четвертый...
   Голос прервался и наступила тишина. Оглушительная после посторонних шумов, свиста, шипения и эха далеких голосов.
   Ника до боли сжала в руке трубку. Ей казалось, что так она сможет выжать из нее еще хоть одно слово.
   Мобильный телефон молчал.
   Ника совсем уж было собралась разжать сведенные судорогой пальцы, как вдруг:
   -... от Припяти. Он знает... Боровая.... водокачка. Деньги в тайнике... сколько нужно... Ника!!
   Тонувший в эфире крик, полный безнадежной тоски, заставил Нику вздрогнуть. Она судорожно глотнула, пытаясь протолкнуть сквозь пересохшее горло обнадеживающие слова, но смогла только прошипеть в ответ.
   В распахнутое окно заглянула луна. Лунный свет белил стены, старую мебель, красил серебром единственный выживший комнатный цветок, тянувший уродливые, темные колючки к потолку - вот во что переродилась недавно радовавшая глаз пышная драцена.
   Ника разжала наконец непослушную руку.
   -Да... Красавчик. Я слышу. Я сделаю все, что смогу, - сказала она в мертвую трубку. Но там, откуда только что шел голос, ее слышать не могли.
   Ветер влетел с улицы в комнату, вздыбил занавески, прошелся по вороху газет, что лежали на журнальном столике, качнул оранжевый боксерский мешок, подвешенный к потолку.
   Ника села на кровати, боясь опять погрузиться в сон.
   Красавчик в беде. Он застрял в мышеловке недалеко от Припяти, в деревне, вернее в том, что от нее осталось, под названием Боровая. Еще каким-то боком там замешана водокачка. Это можно выяснить позже - Глухарь наверняка знает, о чем идет речь. Красавчик просит ее взять деньги в тайнике и обратиться к Глухарю за помощью.
   Ника знала по рассказам, что такое мышеловка. Она догадывалась, что представляет из себя заброшенная деревня и как выглядит водокачка. Кроме того, Ника хорошо относилась к Глухарю и не сомневалась, что тот не откажет в помощи единственному другу.
   Она ни разу не слышала только об одном. О том, что из Зоны можно позвонить по мобильному телефону.

НИКА

   -Ты, Ника, хорошая баба, но дура, - опять повторил Глухарь. На этот раз он подтвердил свои слова до хруста сжатой в руке банкой с пивом. Будь она полной, он ни за что не позволил бы себе такого кощунства - но до этого Ника минут пять наблюдала за тем, как бородатый мужик, запрокинув голову, тряс несчастной банкой, пытаясь выжать из нее хотя бы каплю.
   -Глухарь, - уже безнадежно сказала Ника, потянувшись к нему через стол, заставленный грязной посудой. - Я нормальный человек, поверь мне: до этого глюки меня не беспокоили...
   И с досадой поморщилась, заметив с каким удовольствием пьяный Глухарь уцепился за слова "до этого".
   -Почему ты мне не веришь? - перекрикивая шум в зале продолжала она. - И может быть, через пару месяцев, когда оттуда еще кто-нибудь дозвонится, ты пожалеешь, что не послушал меня! Твой друг...
   -Ника, - Глухарь облокотился на стол, попав локтем в переполненную окурками пепельницу. - Все забываю у тебя спросить: твое полное имя Вероника, что ли?
   -Мое полное имя Ника, - сквозь зубы процедила она. - И другого у меня не было никогда.
   -Тебе... двадцать?
   -Двадцать один, - после паузы ответила девушка. Ей показалось, что ответа он не расслышал. Да и нужен был ему этот ответ как кусок хлеба голодному кровососу.
   -Так, говоришь, связь по мобильному плохая была? - Он сдерживал смех.
   -Да. - От злости ее затрясло. - Шум, треск.
   Разговор не заладился с самого начала. Ее рассказ о ночном звонке не произвел на сталкера ни малейшего впечатления. И совсем не потому, что тот был пьян. Давно и беспросветно. Трудно было отрицать очевидное - никто и никогда не звонил с Зоны. Даже для новичков не секрет: все приборы, чье действие основано на электромагнитных волнах могут подвести в любую минуту. Самый надежный прибор счетчик Гейгера - вот и пожалуй и все, на что можно положиться. Зона - это маленькая смерть. Всякий уходящий знает: она может настигнуть тебя сразу за периметром, в одной из тех аномалий, что как грибы после дождя плодит новый выброс. Может удовлетворить свое порочное любопытство, равнодушно наблюдая за тем, как распадается мертвая плоть, желтой слизью вытекают незрячие глаза и ты сам, лишенный сознания - не более, чем пристанище для жирных червей, бродишь по запретным дорогам, куда живым вход воспрещен.
   А может вдоволь натешиться и растянуть удовольствие, оставив тебе сознание, помещенное в гниющую оболочку мертвого тела.
   Бар "Приют", где Ника по указке нашла Глухаря, был забит до отказа. Сквозь густой, тяжелый воздух, пропитанный запахом дыма и крепкого мужского пота, с трудом сочился свет разноцветных мигающих ламп. Деревянный помост для стриптиза, накрытый металлическими листами и для верности укрепленный шестами, намертво вбитыми в потолок, пока пустовал. Два десятка столиков были заняты отдыхающими после праведных трудов сталкерами. И за каждым столом царила своя атмосфера. Кто-то справлял поминки по погибшему товарищу, кто-то радовался тому, что остался жив, кто-то в очередной раз распространялся о том, как с честью вышел из, казалось бы, безнадежной ситуации.
   Ровный гул голосов, изредка прерываемый отдельными возгласами, разговору не мешал. Ника кусала губы, отыскивая тот аргумент, что сможет качнуть чашу весов в ее пользу и с каждой уходящей минутой затея казалась ей все более безнадежной.
   Начать с того, Глухарь не поверил ни единому ее слову. Все попытки Ники как тяжелую артиллерию подключить такие давно потерявшие авторитет понятия, как "дружба" и "взаимопомощь" разбились о надежный как скала мужской прагматизм. В нескольких словах воспроизводимый как "этого не может быть, потому что этого не может быть никогда". Более весомое понятие - "деньги" - ожидала та же незавидная участь.
   Это все было сначала. Самое страшное случилось потом. Примерно через полчаса ее воззваний "к уму и сердцу" пьяного сталкера, Глухарь преподнес ей сюрприз. Тем ужасней, что явился для Ники полной неожиданностью.
   Пуская струю сигаретного дыма через нос, Глухарь вдруг навалился грудью на стол, испачкав видавший виды комбинезон в засохшем картофельном пюре, оставшемся от недавнего обеда.
   -А теперь слушай сюда, девушка, - сказал он. Огромные глаза, полускрытые за набрякшими от беспробудного пьянства веками, недобро блеснули. - Даже! - Глухарь воздел к потолку указательный палец с траурной каймой под ногтем. - Даже, если все было так, как ты говоришь, никто! Слышишь? Никто не пойдет в Зону выручать Красавчика. Даже за деньги. И даже такой законченный ублюдок, как Грек. Если единственный, к кому Красавчик тебе посоветовал обратиться это я - что ж, его дела обстоят еще хуже, чем мне казалось. - Он с неприкрытым злорадством следил за тем, как округлились от удивления ее глаза. - Свой долг Красавчику я отдал. И теперь ничего. Ему. Не должен. Запомни девушка, ничего. Тебя извиняет то, что ты могла подумать, будто мы друзья, но...
   Глухарь затушил в переполненной пепельнице обгоревшую до фильтра сигарету и задумался. Надолго.
   Пока Ника пыталась осознать то, что только что услышала, перед сталкером, как по мановению волшебной палочки возникла бутылка водки и стакан. Ника собиралась с духом, чтобы вслух списать все сказанное на большое количество выпитого, когда Глухарь заговорил снова. На этот раз в собеседнике он не нуждался.
   -И никто. Ни здесь, ни за кордоном... Никто не ринется в Зону выручать твоего Красавчика. Половина народа будет радоваться, когда он сгинет в Зоне. А остальная половина... обрадуется позже, когда станет известно точно. Сумел... Красавчик. Так еще уметь надо. Выжить уметь... Выживать. Везунчик, а не Красавчик... вот погоняло вполне подходящее для него... Когда Штоф подыхал в Темной долине... всего ничего - рукой подать. Вынес он его, твой Красавчик? Хрен тебе, вынес... И умер Штоф. Только перед смертью сказать успел. Вести в Зоне быстро разносятся. И далеко... как круги по воде. А как он обошелся с Параноиком?
   Наполненный до половины стакан водки блеснул в свете фонаря - булькнула опрокинутая в жаждущий рот жидкость - и снова занял свое место на столе.
   -Все знали, что ему "баклажан" нужен до зарезу, сына от гемофилии вылечить. - Глухарь плеснул в стакан водки. - Только пойди, отыщи его в Зоне. Все мы тогда в Зону ходили с тайным умыслом помочь Параноику - мало он добра сделал? Так что твой Красавчик? Нашел "баклажан", да торговцу в "Сталкере" и толкнул. Тому, естественно, до наших бед как до звезды... Жучара, он Жучара и есть. Вот и достойная пара твоему... Так и не дождался Антошка помощи. А... - Глухарь не удержался и при попытке махнуть рукой, едва не свалился со стула. - Много чего вспомнится, если покопаться... А что меня спас от зомби, так выхода другого у него не было. Когда на мертвяков находит, уж лучше два ствола, чем один. Хрен тебе. Я отдал ему долг, - слова с трудом вырывались из осипшего горла. - Отдал. Мы квиты.
   Глухарь замолчал.
   Ника потянулась за сигаретой. С неудовольствием заметила, как дрогнула рука. Бесполезно объяснять себе, что она не догадывалась об истинном положении вещей. Но одно дело подозревать, другое - знать наверняка. Ей удалось прикурить с третьей попытки. Первая же затяжка вернула ей способность думать.
   В баре ничего не изменилось с тех пор, когда она была здесь в последний раз. Последний и единственный. Возможно, никто так и не увидел бы ее не только в "Приюте". Вполне возможно, в городе вообще. Если, конечно, считать квартиру, в которой она просидела безвылазно почти год, чем-то самостоятельным и обособленным.
   Туда, в однокомнатную квартиру, с мебелью, протертой до дыр, с драценой, постепенно переродившейся в грозу растительного мира, привез Нику, вернее, то, что она на тот момент собой представляла, Красавчик. Кем она была? Пугливым существом, вздрагивающим от каждого шороха, с трудом переставляющим ноги. Каждый шаг в прямом смысле давался болью и кровью - все, что позволял плохо заживающий шов, стянувший кожу в промежности. С кровавыми волдырями на прокушенных губах и такой тоской в глазах, окруженных черными тенями, что отводил взгляд даже Красавчик, повидавший в Зоне немало.
   -Живи, - сказал он. - Будет тебе пристанище.
   И жила. В четырех стенах, с редкими вылазками в ближайший ларек и к Ляльке - неожиданно появившейся подруге. Все остальное, в чем она нуждалась, нуждается или будет нуждаться, приносил Красавчик. Он часто пропадал в Зоне - неделю, а то и больше. Первые два-три дня после возвращения пил беспробудно. Потом они долго говорили, иногда сутками напролет. И за все это время, пока заживали раны - телесные быстрее, душевные медленнее - Красавчик ни разу не увидел в ней женщины. И Ника была ему за это благодарна.
   За это, и еще за то, что осталась жива.
   Ника посмотрела Глухарю в глаза, тщетно пытаясь поймать его взгляд. Знал ли он об этом? Вряд ли. И рассказ, как на духу выложенный сейчас, прозвучит не к месту, как лечение после скоропостижной смерти клиента.
   Гул пьяных голосов нарастал. Все было так же, как в тот раз, почти полгода назад: опытные сталкеры пили молча, сходившие в Зону по первому разу - напивались весело и шумно. Радуются, что живы остались. Эйфория, сродни той, что позволяет чувствовать себя крутым гонщиком новичку, отъездившим всего год за рулем новенького автомобиля.
   -Тёмная ночь. Кровосос тащит за собой сталкера в канализационный люк, - хриплый тенорок выбился из общего шума. - Тот отбивается изо всех сил, орет матом...
   Концовка анекдота потонула в начальных аккордах музыки, хлестнувшей по ушам. Тяжелый рок селевым потоком накрыл задымленный зал. Оглушительные низы, которым вторила стеклянным звоном посуда, оставшаяся без внимания на столах, заставили Нику оторваться от разглядывания защитного артефакта: на шее Глухаря дрожала в свете прожекторов капля воды, подвешенная на цепочке.
   В тумане, в сплошном дыму, под оглушительный свист стриптизерша выскочила как чертик из бутылки. В полной сталкерской экипировке, в тяжелых ботинках, зашнурованных почти до колена, в защитных штанах и куртке, скрывающей до поры за нагрудником девичьи прелести, в кожаных перчатках, в черной повязке, знаком отрицания затянутой на лбу, - в ней не было ничего женственного. Звериная грация и упрямо сжатый алый рот - неприступная и оттого еще более желанная.
   Гремел тяжелый рок, постепенно освобождая девушку от верхней одежды. Скупо, по-мужски - ни одного лишнего движения - они и раздевалась так, что стихли и голоса и свист. Сотня глаз, подогретых спиртным, не отрывали взглядов от помоста. За курткой обнаружились не по-женски округлые плечи, плоский живот. Когда в зал черной вороной полетел кожаный бюстгальтер, словно высокой груди с торчащими бусинами темных сосков стало в нем тесно, - зал исторг мучительный утробный вой, как голодное чудовище перед стремительным броском.
   В руках у стриптезерши неожиданно возникла потертая, так хорошо знакомая многим сталкерам фляга - именно такая, видавшая виды и побывавшая во многих передрягах - с погнутым боком и обшитым кожей днищем. Девушка запрокинула голову и струи воды, задерживаясь на торчащих сосках, срывались на живот, катились вниз, теряясь в кожаных трусах.
   Единственная, кому не было никакого дела до того, в какой позе снимала с себя стриптезерша трусы, была Ника. Она смотрела на то, как из полуоткрытого рта Глухаря, застывшего напротив вполоборота, катится тягучая нескончаемая слюна. Смотрела и не могла оторваться. Наверное, если бы по потолку полз таракан, он также притягивал бы взгляд. Но вполне возможно, не вызывал бы такого мерзкого чувства.
   Пытаясь избавиться от волны отвращения, постепенно накрывавшей ее с головой, Ника прижала к боку руку - там, в уютной кобуре покоился ПМ - первый, но не единственный подарок Красавчика.
   -Левша, это интересно, - всякий раз говорил он, когда вывозил ее в ближайший лесок на импровизированное стрельбище. Красавчик от души веселился, наблюдая за тем, как она училась стрелять из подаренного пистолета, - левша - сюрприз для врага. Ты главное, меньше переживай, когда нажимаешь спусковой крючок - это тебе не автомат - пусть пуля за тебя поволнуется.
   Вот так. Теперь Красавчик там, в мышеловке, ждет от нее помощи и каждая минута приближает его к смерти. А она сидит в баре, помахивая белым платочком вслед уходящему поезду - уместное сравнение - время идет и никакого толку.
   -Хороша Лялька, - Глухарь наконец развернулся в ее сторону и потянулся за бутылкой водки. - Вы ведь подружки. И как она, вообще? Я имею в виду в жизни? Такая же... горячая?
   Да, они были знакомы с Лялей. Их познакомил Красавчик год назад, чтобы помочь Нике прийти в себя после того случая. Вот уж поистине: кого не любят мужики, того любят женщины. Лялька хорошо к нему относилась, однако предпочитала держаться подальше. Вполне возможно, что-то у них и было, но Ника предпочитала не знать ответа на этот вопрос.
   Да, и в обычной жизни Лялька была такой же - брутальной и независимой. Но Глухарю об этом говорить не хотелось.
   -Сколько он сможет продержаться в мышеловке? - спросила Ника, оставив его вопрос без ответа.
   -Смотря какая мышеловка, - без зазора совести пояснил Глухарь. - День. Два. Максимум пять. Кто это выяснял?
   -Глухарь, - она вскинула на него больные глаза, - забудь про все. Что было, что будет. Помоги ему. Ты ведь человек. Тебе зачтется, - и добавила обреченно, ловя ускользающий как рыба в проруби взгляд. - В конце концов, меня проводи! Я пойду с тобой!
   Минута, если не больше, он таращился на нее. Потом вдруг запрокинул голову, обнажив свободную от волос шею, и захохотал. Кадык заходил ходуном, в горле что-то булькало.
   Ника машинально прижала пригревшуюся на боку кобуру. Неожиданно сильно, до дрожи, захотелось выхватить ПМ и разрядить весь магазин, все восемь патронов прямо в горло, колышущееся от смеха.
   Будто вняв ее чувствам, Глухарь успокоился. Вытирая выступившие на глазах слезы, он хмыкал, вспоминая причину веселья.
   -Баба в Зоне, - давясь от смеха все повторял он. - Додуматься надо. Вряд ли во всей Зоне сыщется хоть одна. Я, конечно, не имею в виду мертвяков, оставшихся там от прежней жизни. Повести бабу в Зону... на подобное даже такой говнюк как Грек, и то не пойдет...
   -Глухарь... - Ника и не заметила как у стола возникли двое сталкеров, изрядно поднабравшихся и по всей видимости разгоряченных стриптизом.
   -Слышь, Глухарь, - тот, что был покрепче и потрезвее не отрывал от Ники прямого взгляда. - Твоя девушка, Глухарь?
   -Не-а, - пожал плечами Глухарь. - Не моя. Ничья теперь. Бери, если хочешь.
   -И возьму. - Тот, что был пониже и пьянее, сделал шаг и положил тяжелую руку Нике на плечо. - Пошли что ли. Имей совесть, девушка. Мы тут люди, между прочим.
   -Убери руку, - медленно процедила она.
   -Не слышу? - сталкер наклонился к ней.
   По-хозяйски лежащая на плече рука давила. Но более всего пугала духота, что стянула горло удавкой.
   Той самой удавкой.
   Ника не стала повторять дважды. Тяжело, вложив в удар всю силу, снизу вверх, как весь год отрабатывала на оранжевом боксерском мешке, что свисал с потолка в одинокой, оставленной без присмотра квартире, Ника ударила парня в лицо. Заныли костяшки пальцев, но скорее привычно. Как в самом начале тренировки - только разгоняя по жилам адреналин, необходимый для силы удара. В ушах как оценка три с минусом прозвучал голос Красавчика: "Завалила руку, завалила".
   Парень всплеснул руками и непременно опрокинулся бы на спину, если бы его не подхватил друг. Тот соображал быстрее. Он усадил пострадавшего товарища на стул и медленно выпрямился. В светлых глазах застыло удивление.
   -Могла бы просто объяснить, что не в настроении. - Развел он руками. - Зачем же сразу драться?
   Ника не отвечала. Она осторожно, боясь повернуться к сталкерам спиной, отступала к двери.
   В зале царил привычный шум. Никто не обращал внимания на возникшую ссору. Да и сколько бывает таких разборок за вечер, и не сосчитать! Возможно, ей так и дали бы уйти. Но тут окончательно взял себя в руки пострадавший. Взревев как раненный зверь, он вскочил на ноги. Отлетел к стене стул, потревоженный резким движением. Невзирая на предупреждающий жест товарища и соответствующие слова, по силе воздействия способные остановить собаку в прыжке "брось, да ну ее!", парень выхватил из чехла, висевшего на поясе нож, блеснувший в свете коротким изогнутым лезвием.
   Сталкер, так стремящийся расставить все точки над "и", сжимая в руке нож, успел сделать два шага. Ему в лицо, как та пресловутая точка уставилось черное дуло пистолета Макарова, наконец-то дождавшегося своего часа.
   Ника сделала шаг назад, не забыв предварительно оглянуться: никто теперь не достанет ее сзади. Она не сводила взгляда с лица поморщившегося в жестком прищуре сталкера. Из его разбитого носа капала кровь, некоторое время держалась на кончике носа и срывалась вниз. Он шмыгнул носом, пытаясь остановить кровотечение. Добился лишь того, что кровь пошла сильнее.
   Ника шагнула назад. Она видела, как непроизвольно дернулась у парня рука - видимо там, в наплечной кобуре лежал пистолет. Однако черный зрачок наставленного ему в лоб оружия, задолго до этого случая приучил его быть покладистым. Когда от смерти отделяет секунда и остается лишь подчиняться, мысли ясны, как никогда. Парень остановился, медленно отводя руку с ножом в сторону.
   Ника не смотрела ему на руки - она смотрела ему в глаза. Там ясно читался страх.
   -Оставь ее, Хамса, - тихо, но внятно сказал протрезвевший Глухарь. - Будешь ты ее, - он добавил ругательство, - после Красавчика...
   На них никто не обращал внимания, однако последнюю фразу расслышали многие. Смех заплескался в зале, соперничая с гулом голосов.
   Под этот смех, сжимая в руках рукоять пистолета, Ника пятилась к выходу. В пропасть. Ту самую, черную пропасть, что теперь, без всякого сомнения, отделяет ее от того, кто не так давно спас ей жизнь.
  

КРАСАВЧИК

   Где-то капала вода. Вполне возможно, что капала она и рядом. Но дотянуться взглядом до источника терзающего барабанные перепонки звука Красавчик не мог. Капля за каплей, как стук метронома, отсчитывали последние минуты его недолгой жизни.
   Собственно, отчего же недолгой? Кому-то и двадцати лет хватило за глаза и за уши. А он, несмотря ни на что, тридцатник справил почти год назад. Выходит, кто-то решил, что ему достаточно. Там, на воле, все решает - на выбор - слепой случай, бог, судьба, провидение. Здесь нет ни того, ни другого. Зона - вот кто решает все. Именно "кто", потому что назвать ее "что" язык не поворачивался. И если до сих пор Зона щадила, то лишь для того, чтобы ударить больнее.
   Красавчик поморщился от боли в спине. Удовольствие еще то - лежать на голой земле, подложив под голову тяжелый рюкзак. Нет, он не отказал бы себе в удовольствии полежать и на голой земле. И не только без рюкзака под головой, но и без рюкзака вообще. Да что там мелочиться: и голым, в крайнем случае! Без оружия, денег, без добычи. Но живым, мать твою!
   Только не здесь, а в паре метров отсюда.
   Зона решила, что хватит ему топтать землю. Она, стерва, отмерила срок. Сколько там осталось?
   Красавчик задрал голову и посмотрел наверх. День, два? Максимум еще три дня отмерила ему Зона. Много давала, еще больше обещала - а отняла все, что имел. Как иная баба.
   Сталкер мстительно усмехнулся в угоду своим мыслям - вслух ничего говорить не стал. Не дождется, стерва. Удержался от шумных обвинений вовсе не потому, что не хотелось впервые за двое суток отвести душу - еще как хотелось. Нервы, они, брат, не железные, тоже отпущенный предел имеют. Но если продолжить рассуждать на данную тему, то неизбежно наступает момент, когда хочется наплевать на то, что диктует здравый смысл.
   Постаралась Зона. Уж мышеловку подсунула на славу - просторную, впору десятку людей разместиться и еще место останется для одного кровососа. Но небольшого, так, средних размеров.
   Никто и никогда не проводил экспериментов, поступает ли в мышеловку воздух снаружи. Вполне возможно, что и поступает. Тогда ему предстоит смерть не от удушья - ему предстоит умереть, постепенно сходя с ума от голода и жажды. Те, кого спасли, знать этого не могли. А те кто подох...
   Кто ж их разберет? От мышеловки он сдох или от чего иного - мертвяк, он и есть мертвяк - обстоятельно не расскажет. А мышеловка что - сделала дело и лопнула. Как мыльный пузырь.
   Именно на мыльный пузырь мышеловка больше всего и походила. Большой мыльный пузырь, в центре которого скорчилось в позе зародыша человеческое существо, еще сохраняющее способность мыслить. Тончайшая, в радужных разводах полусфера над землей, и такая же под землей. Уж у Красавчика была возможность в этом убедиться. Одно дело верить рассказам очевидцев, и совсем другое убедиться на собственном опыте. Печальном, мать твою.
   Красавчик насилу сдержал глубокий вздох - побережем кислород, раз делать ничего не оставалось.
   Самое... неприятное заключалось в том, что достаточно было коснуться радужной оболочки, чтобы мыльный пузырь лопнул - и следа не останется.
   Но коснуться, черт возьми, с другой стороны! И не имело значения кому - хоть слепой собаке, хоть кровососу, хоть крысе - и это бесило больше всего. Любую из тварей, в изобилии заселивших Зону, Красавчик бы встретил как избавителя. Пусть после возникнет новая проблема. Тогда и будет решаться - три полных рожка для АКМ, одна граната, уж как-нибудь сумеет отблагодарить за помощь.
   Однако, Зона как вымерла. Не выли собаки, не скреблись крысы, не говоря уже о человекоподобных. Тишина, лишь изредка нарушаемая стуком капель о каменный пол. Мелькнула было шальная мысль о том, что Зона действительно вымерла и после последнего выброса не более чем пустыня и последняя ее жертва - он - скорчилась в центре мышеловки. Мысль угасла, задавленная на корню. Главное, сохранять спокойствие. Если весь отпущенный воздух имелся лишь внутри мыльного пузыря, то его как раз хватит на одну бесконтрольную вспышку.
   Наступало утро. Здесь, в сарае, со временем вросшем в землю по самые окна, свет проникал в дыры, давно лишенные стекол. В тусклом свете наступающего дня оболочка мыльного пузыря празднично переливалась - ни разрезать ножом, ни пробить пулей, ни сжечь огнем. Хрупкая с одной стороны и прочнее титанового сплава с другой.
   Сон не шел и Красавчик сел на землю, тупо уставившись перед собой. Какой придурок додумался назвать эту аномалию мышеловкой? При чем здесь мыши? Очевиднее было бы назвать вещь своим именем. Красавчик назвал бы ее мыльным пузырем. Кто надул тебя, совершенное орудие пытки, так и не узнать, а так хотелось обругать хоть кого-нибудь напоследок!
   Мышеловка - аномалия редкая, если не сказать редчайшая. Надуться может где угодно. Вот теперь надулась как раз под ним. Вполне подходящий конец для него - любителя редкостей.
   Вторая такая редкость - "шар Хеопса" - мирно покоилась на дне контейнера. И даже сейчас, за шаг до смерти, эта мысль доставила Красавчику радость. Не существует, говорите? Может быть и не существует для всех. Кроме него. Вот так и встретились две редкости - мышеловка и "шар Хеопса".
   Тот, кто впоследствии обыскал бы его труп, был бы приятно удивлен. Был бы - но Красавчик не привык делиться. Сюрприз с гранатой - достойный подарок для того, кто придет слишком поздно. "Шар Хеопса" уцелеет, скорее всего. А может и сдетонировать - чем Зона не шутит? Да так, что воспоминания могут остаться не только от самой Зоны, но и... От всего земного шарика.
   Красавчик вздохнул, забыв на секунду о том, что собирался экономить воздух. А как удачно все начиналось...
  
   ...серый лес, покрытый слоем пепла, остался далеко позади. Огонь проявил избирательный характер: сжег листья, но не тронул ни ветви, ни стволы. Так и тянулись вдоль просеки голые деревья прежде бывшие березами. Вместо листьев уродливая слипшаяся труха отвечала редким порывам ветра.
   Красавчик вздохнул полной грудью и поправил рюкзак, чтобы не так давил плечо. Причин для особой радости не было, но два дня, прошедшие относительно спокойно, вселяли если и не уверенность, то по крайней мере настраивали на рабочий лад.
   Слепая собака, следовавшая за ним по пятам от самого "Агропрома", наконец отстала. Красавчик несколько раз хотел ее пристрелить, но всякий раз останавливался. В сыром воздухе звук выстрела разнесется далеко, а привлекать к себе нездоровое внимание не хотелось. И патроны следовало беречь. То, что за два дня не было сделано ни единого выстрела, еще не являлось залогом того, что оставшийся путь пройдет в таком же режиме. Одна неприятная стычка - и будешь счастлив, если останутся патроны хотя бы к пистолету.
   У Красавчика не было желания сворачивать в деревню с соответствующим названием Чернушки. Свободная от аномалий, она с первых дней служила для вольных сталкеров своего рода перевалочным пунктом. Для тех, кто задержался, да и поиздержался в дороге. Патронов у него хватало, а встречаться с кем-нибудь из знакомых, тратить время на бесконечные разговоры о смысле жизни - это атрибуты другого мира. Без бутылки водки смысл жизни не отыщется. Кроме того, Красавчику не хотелось терять время.
   И наконец, на взгляд Красавчика все эти посиделки в Зоне расслабляли. Каждая ходка, как глубокое погружение, требует предельной собранности.
   Еще у кордона, при пересечении контрольной полосы, ограниченной колючей проволокой, особенно сразу после проволоки, на Красавчика накатывало. С чем можно было сравнить это чувство? С воздействием, оказываемым легкими наркотиками сравнивать не хотелось. С точки зрения Красавчика, это все расслабляло или наоборот, возбуждало без меры, если дело касалось колес. До тяжелых, типа героина, руки не дошли. А может, помешал внутренний барьер, который возникал каждый раз при необходимости втыкать иглу в собственное тело. На нем и так, на этом теле, мест живых не осталось.
   Вообще он рос бедовым ребенком и отец с малолетства пытался направить его неукротимую энергию в мирное русло. По решению отца им стал бокс. Как показали дальнейшие события, мирным это русло назвать можно было с трудом, однако за определенный сдвиг в мировоззрении Красавчик был благодарен этому виду спорта.
   В четырнадцать лет на городских соревнованиях за первенство среди юношей, Красавчику сломали нос. Травма явилась не основным украшением, а скорее дополнением к уже имеющимся. Еще лет в десять, проверяя на прочность строительные леса подготовленного для ремонта дома, он сорвался. Железные прутья, торчавшие из отслужившего свой срок куска арматуры, запросто могли снести полчерепа. Однако Красавчику повезло: слегка задело лоб. Зажимая рукой рваную рану, чтобы окончательно не испачкать кровью недавно купленные штаны, он побежал домой. Швы накладывал настоящий мясник в районном травмпункте. С тех пор остался шрам, пересекающий левую половину лба. Он тянулся над бровью и заканчивался у глаза, чуть подтягивая вверх внешний край. Малознакомые люди не раз вменяли ему в вину иронично поднятую бровь.
   Таких замечаний стало на порядок меньше вскоре после того как выяснилось, что бокс не только придает уверенность в своих силах, но и имеет еще одну особенность. Когда в опасных ситуациях от обиды начисто сносило крышу, именно боксерские навыки становились залогом того, что и без крыши тренированное тело справится с защитой собственного достоинства. Иными словами, от обиды Красавчик поначалу впадал в некую прострацию. Вдруг оказывалось, что между тем как темнело в глазах и наступало прояснение, лежал целый промежуток времени. Приходя в себя после приступа, Красавчик с удовлетворением отмечал, что у ног его лежат поверженные противники, размазывая по щекам кровавые сопли. В то время как он не получил ни царапины.
   С тех пор прошло много лет. Вспышки ярости остались в прошлом: с крышей удалось подружиться. А потом, с годами находилось все меньше желающих упрекать его в ироническом отношении к действительности.
   Пересечение границы, за которой лежала Зона, можно было сравнить с отходняком после наркоза. В какой-то мере. Однажды Красавчику удаляли аппендицит и он помнил то состояние. Нет, не эйфории, а момент кратковременного просветления и внезапного осознания смысла жизни.
   Так или иначе, Красавчик в деревню не свернул. Ему не хотелось растерять раньше времени чувство внутренней сосредоточенности.
   Он - одиночка. Кто-то предпочитает ходить в Зону с напарником, кто-то с группой. Как в сексе - у каждого свои предпочтения.
   Чтобы избежать встречи со сталкерами, Красавчик миновал поворот на деревню, прошел бывшими огородами и спустился в канаву.
   Во время весенних паводков по дну канавы струилась вода. Сейчас, в разгар лета здесь было сухо. С каждым годом подмытые водой стены рушились. Канава расширялась, грозя превратится в полноценный овраг. Красные от глины стены выступали выветренными пластами. Не так давно порода обрушилась и по крепким еще выступам как по ступеням выбраться наверх не составило труда.
   Красавчик долго шел по старой проселочной дороге. Она настолько заросла травой, что ничем не отличалась от обычной лесной тропы. По обеим сторонам тянулись полосы лесозаготовок. Бывшие пни проросли толстыми стволами, торчавшими в разные стороны, как иглы у морского ежа. Свалки неизбежных отходов производства, так называемый некондит, скрыл от любопытных глаз буйно разросшийся ядовитый мох.
   Так и перемежались вздувшиеся ковры с получившими вторую жизнь пнями - зрелище совершенно отличное от обычных земных пейзажей.
   Красавчик вздохнул с облегчением, когда уродливый лес сменился обычным. Во всяком случае, что-то внутри, взведенное до предела, медленно отпустило сжатую пружину.
   Проселочная дорога не делала различий между тем лесом и этим. Она упрямо тянулась вперед. Красавчику с ней было не по пути. Он свернул направо. От редколесья брали начало бывшие колхозные поля. Сторонясь открытых мест, сталкер держался ближе к деревьям.
   Неглубокий овраг, покрытый рыжей, жесткой травой заставил Красавчика остановиться на краю. Он придирчивым взглядом окинул открывшуюся местность, и не нашел ничего лучшего, как спуститься в заболоченную низину давно потерявшего русло ручья.
   Обычный поход за артефактами не принес желаемого результата. В контейнере сиротливо покоилась пара "кошачьих глаз" - металлических кругов, в центре которого плавала, не удерживаемая ничем капля воды, да безразмерные кольца неизвестного сплава, сужающиеся и расширяющиеся по желанию заказчика. Ничего выдающегося. Все вместе тянет на сотни три баксов - и незачем было ради подобной чепухи в Зону ходить - больше потратил на экипировку.
   Мысленно кляня себя за то, что продолжает идти в сторону Припяти, а не повернул на Янтарь, Красавчик долго шел вдоль обрыва, стараясь держаться нависших над низиной кустарников. Любые аномалии, включая изнанку, были заметней на фоне растительности, пусть даже такой чахлой как эта, чем на голой земле. Там и для комариной плеши раздолье - так и стремится разгуляться на свободе, выжимая все соки из израненной земли как стакан из теста, приготовленного для пельменей.
   Вот на этой приятной мысли - о том, что неприметно заставит кого-нибудь наделать себе домашних пельменей - Красавчик и остановился как вкопанный, глядя на то, что открылось ему после того, как он обогнул невысокий холм.
   С первого взгляда сталкеру показалось, что это зрелище ничего приятного не сулит. То же показалось и со второго.
   Осторожно ступая, чтобы шорох листвы или треск сбитых ветром сучьев раньше времени не известили о его присутствии, Красавчик затаился за невысоким кустарником. Камуфляж сливался с грязно-зеленой листвой, и сталкеру хотелось верить, что его неосмотрительный выход в полный рост остался незамеченным.
   Слева, насколько хватало глаз, до самого горизонта тянулась выжженная, изуродованная последним выбросом земля - и с этим все более или менее было ясно.
   С другой стороны, у подножья невысокого холма, ощетинившегося скальными выступами, лежала мертвая деревня. Исхоженная вдоль и поперек, она предстала в новом обличье. Пару десятков разрушенных домов, включая и хозяйственные постройки, получила в безраздельное господство аномалия, в просторечье ласково именуемая "снежок".
   В воздухе кружили мириады сверкающих блесток. Промерзшие насквозь деревенские срубы покрывал матово блестевший иней. Длинное, наводящее на мысль о холодном оружии, с уцелевших крыш свисало что-то, отдаленно напоминающее сосульки. Острые, они почти касались земли. Черные провалы окон, давно лишившиеся стекол, дышали холодом. Прямо за белым, покосившимся забором, навеки застыл остов сенокосилки со сверкающими лезвиями. Тревожную тишину чужой зимы, вторгшейся в лето, нарушал звук далеких пока шагов.
   Все было ясно. Однако Красавчик не спешил убирать в рюкзак армейский бинокль. В лицо пахнуло морозным воздухом. Звук шагов - единственный в царившем безмолвии - то приближался, то удалялся. Значит, хозяин аномалии находится где-то поблизости. У кого еще из живых, да и неживых тоже, тварей достанет способностей разгуливать по промороженной насквозь деревне?
   Четыре трупа - сколько их пряталось за домами так и осталось неизвестным, но этих Красавчик хорошо разглядел. Вернее, то, что от них осталось. Жалкие останки, покрытые хрустким одеялом инея. По всей видимости, аномалия застала сталкеров врасплох. Сидели себе парни у костра, сон одолел, а проснуться так и не смогли. Трое так и не поднялись с земли, а один боролся за свою жизнь до конца. В прямом смысле - половина ноги в ботинке, как остаток разрушенного памятника, врос в белую землю. Тело, лишенное ног и головы, с выставленной вперед шеей, где еще виднелись белые, мумифицированные ткани, повисло на заборе - как убедительный знак того, что хозяин шутить не любит.
   Близился вечер. Сплошная белая облачность, за которой не угадывалось солнце, посерела.
   Красавчик сжимал в руках бинокль, не в силах на что-нибудь решиться. Самым разумным решением ему виделась дорога назад - и святое правило сталкеров "не возвращаться той же дорогой, что пришел", следовало засунуть подальше. В таком случае на всей ходке следовало поставить жирный крест. Неделя, и Зона опять позовет. Потому что есть собственные принципы, от которых Красавчик не отступал никогда: каждая очередная ходка должна приносить доход. А надрываться за жратву и пойло - это удел Глухарей всех мастей. Стоило только начать, как скатишься на самое дно. И вот тогда от всех многочисленных ценностей, включая и бабло, оставался великий и могучий общесталкерский Кодекс. "Не бросать в Зоне раненных" - к тому же относилось. К детсадовским играм для взрослых мужиков. Если так хочется разложить все по полочкам, то к каждому правилу должно прилагаться исключение. Да, не бросать раненных, но лишь легкораненых, способных передвигаться самостоятельно. И так далее.
   В Зоне есть только одно правило - остаться в живых. И работает оно безотказно.
   Дорога вперед являла собой чистой воды дилемму. Однозначно смертельно опасную и с одной, и с другой стороны.
   Все естество Красавчика протестовало против долгого броска по открытому участку, испещренному следами аномалий. Да черт с ними, с аномалиями, уж разобрался бы как-нибудь - с чувством, с толком, с расстановкой. Но одинокая фигура, блуждающая в полях - отличная мишень для всех, кому вздумается поразвлечься. Включая зомби, не разучившихся пользоваться оружием... А где вы найдете зомби, добровольно расставшихся с тем же автоматом? То, что вбито в голову намертво, умирает последним. Другое дело, что не у всех появляется желание пострелять - но ведь появляется! И списывать со счетов этого нельзя.
   Не следует забывать о долговцах, обожающих вести отстрел всего, что движется с безопасного расстояния. Вот тот лесок, что маячит на горизонте - просто подарок для любителей блюсти нравственность Зоны. Что вы говорите, этот, с дыркой в голове, был сталкером? Ну извините, погорячились. Все равно мутант, если и не внешне, то во всяком случае внутри. А лечение? Оперативное, естественно: пуля в лоб и - почувствовали? - дышать стало легче.
   Но это все цветочки. В мертвой деревне, особенно и не скрываясь, топчется хозяин аномалии. Одна из разновидностей Полтергейста. Существо беспощадное и к тому же наделенное зачатками разума. А отмерено ему ровно столько, чтобы заметив добычу, тотчас устремиться следом за ней. Криогенный выхлоп убивает все живое. Вот только кто ответит на вопрос: на каком расстоянии? Те, кто навеки упокоился в мертвой зоне, наверняка знали ответ.
   Если пораскинуть мозгами - а до наступления сумерек время еще есть - то можно вспомнить о замечательных качествах обычного Полтергейста, впадающего в другую крайность - огонь. Его выдох может убить на расстоянии в пятнадцать, двадцать метров. Выдохнет огненной струей - живым огнем может и достанет, а вот от высокой температуры кожа начет лопаться как на печеном яблоке.
   Если хозяин "снежка" такой же... чудак, то действовать предстоит крайне осмотрительно.
   Красавчик и не заметил, как сделал выбор. И дорога назад, и забег на длинную дистанцию с препятствиями отвергнуты были сразу и бесповоротно. Оставалось одно: воспользовавшись наступающими сумерками, пройти по краю аномалий - между снежком и вон той комариной плешью, настоящей иллюстрацией к "Пособию для начинающего сталкера". Имелась и такая брошюрка, в свое время обсуждаемая в узких кругах. Известностью тоненькая книжка была обязана перлам, типа: "Полтергейст - аномалия, характеризующаяся свободно висящим положением тела, то есть, когда ноги не имеют под собой опоры". Особенно, если учесть тот факт, что целому ряду Полтергейстов не только с ногами, но и с телом совершенно не повезло.
   Однако смех смехом, а как бы он не стал последним.
   Хруп... хруп.
   Нестрашный, знакомый звук ползет из детства, постепенно оставляя позади и первый снег, и мандарины, и праздничное шампанское. Надвигается, впивается в кожу острыми шипами действительности, проникает в кровь, постепенно растворяясь в адреналине.
   Хруп... хруп.
   Стремительно угасал небосвод. Если серые сумерки еще дают надежду на спасение, то ночь ее отнимет. Каких-нибудь полчаса спустя решение будет принято независимо от желания: здесь, в кустах предстоит встретить рассвет. А уж как пройдет ночь решит Зона.
   И Полтергейст.
   Хруп-хруп... хруп...
   Красавчик упаковал в рюкзак бинокль, проверил, легко ли вынимается запасной рожок, снял автомат с предохранителя. Нет, он был далек от мысли применять оружие. Что оно против криогенной твари? Разве что поцарапает. Сюда бы огнемет, тогда поговорили бы. Если и не равных, то, по крайней мере, по душам. Автомат дарил обманчивую уверенность в том, что лезет сталкер по доброй воле в дерьмо не с пустыми руками.
   В наступивших сумерках светлым пятном проступала обреченная деревня. Между покосившимся забором и оврагом лежала узкая окольная тропа. То, что она не была покрыта иголками инея, вселяло надежду на то, что здесь у "снежка" проходила граница.
   Сжав в руках автомат, готовый в любой момент огрызнуться огнем, Красавчик двинулся вперед. Он выбирал место, куда можно поставить ногу, краем глаза отмечая то, что мертвая деревня пока не спешит оказывать ему "гостеприимного" приема.
   Потянулось медленное время, когда секунда перерождается в минуту, а минута в час. А уж от часа до вечности - рукой подать. Оставалось надеяться на то, что тебе не предстоит принять эту вечность руками, промороженными до кости.
   Хруп...хруп...
   Красавчику показалось, что звуки шагов стали отдаляться. Он подавил в себе острое желание наплевать на все, и броситься вперед, невзирая на неожиданности, что наверняка готовит ему тропа за поворотом.
   Адреналин гнал кровь по жилам. Он не просил - требовал решительных действий.
   Красавчик осторожно переступил через ствол поваленного дерева, густо поросшего сизым мхом. Забор приближался.
   Пахнуло чужим холодом. Не тем холодом зимнего утра, когда под лучами солнца тает первый снег, а хорошим, не выше градусов двадцати морозцем, от которого мгновенно немеют пальцы и стынут уши.
   Кожаные перчатки без пальцев предательски скрипнули, когда Красавчик сжал руку, чтобы проверить не утратили ли пальцы подвижность. Металл обжигал. Кожа прилипала к рожку. Не было времени, чтобы отогреть руки дыханием. Темной тенью скользя вдоль забора, Красавчик старался лишний раз не вертеть головой: от любого движения щеки обжигало морозом. Скоро поворот откроет то, что пока скрыто от глаз. Тогда можно будут рвануть напролом, не опасаясь вляпаться в еще большее дерьмо.
   Сердце ровно билось о ребра, пережидая вынужденное безделье. Рано. Еще немного... Еще...
   Хрусткие шаги стихли и установилась тишина.
   И тогда Красавчик всерьез поверил в то, что его отчаянный бросок остался незамеченным для хозяина аномалии.
   А зря.
   Сталкер оглянулся перед тем, как перейти на стремительный бег. Он и побежал. Зрелище только что увиденного стоп-кадром застыло перед глазами.
   Метрах в двадцати - двадцати пяти за белой проломленной изгородью стоял хозяин. Огромное человекоподобное существо с гипертрофированными мышцами, лишенными кожного покрова. Тонкий налет инея не скрывал подробностей, в прямом смысле леденящих душу. Наоборот, будто истончившаяся до прозрачности кожа покрывала вспухшие сухожилия и мышцы. Черепная коробка блестела, отражая неизвестный источник света. Глазные яблоки треснули как битое стекло, выпустив навеки застывшую желтыми нитями линзу.
   Красавчик по инерции пробежал еще, прежде чем стало ясно, что путь к спасению отрезан. Прямо перед ним, перегораживая тропу, протянула щупальце к самому забору комариная плешь. Голова, как всегда в смертельно опасных ситуациях стала ясной. Пока сталкер поворачивался, чтобы встретится с хозяином лицом к лицу - нет ничего хуже смерти, выстрелившей в спину - успел оценить то, что на этот раз вляпался по самое не могу.
   Нечего было и думать о том, чтобы подойти вплотную к забору. Если здесь в каждую долю секунды температура стремительно падала, то там, скорее всего криогенная температура в минус сто пятьдесят показалась бы оттепелью в теплый солнечный день. Быть может, пройдет какое время прежде чем некроз дойдет до кости, однако выбраться оттуда, не оставив хозяину на память о себе что-нибудь ценное - мечта несбыточная.
   О комариной плеши вообще думать не хотелось. Плешь, она везде плешь - и чирикнуть не успеешь.
   С разворота Красавчик надавил на спусковой крючок. Длинная очередь сухим треском потревожила мертвую зону. Палец плохо слушался, но пули нашли свою цель. Черные дырки дымились на груди хозяина аномалии. Он застыл метрах в двадцати. Требовательно склонив голову, таращил на сталкера разбитые стекла глазных яблок.
   Коротко и резко взвыло окружающее пространство. С оглушающим треском ломая промороженный забор, из мертвой деревни потянулось в сторону тропы облако ледяной крупы. Завертелось в воздухе, словно занятое поиском ускользающей жертвы, и стремительно рвануло в сторону комариной плеши.
   Красавчик почти успел закрыть рукавом глаза. Ледяные иглы впивались в лицо и не таяли. Капли крови, выступив из многочисленных порезов застыли мгновенно. Сталкер коснулся лица, избавляясь от игл. Изо рта клубами валил пар. Кожа потеряла чувствительность и Красавчик не чувствовал боли. Хуже всего, что от холода глаза заволокло туманом. Он истово заморгал, пытаясь восстановить зрение. Левая рука намертво прилипла к рожку и оторвать ее можно было только с кожей.
   Не спуская глаз с хозяина, приближающегося так же неумолимо как день и ночь, Красавчик выпустил еще одну очередь. На это раз прицельно - в голову. Толку от нее было столько же, сколько от попадания в грудь. Пули утонули в черепе. Красавчик и не надеялся на то, что черепная коробка разлетится на куски, но все же, результат мог бы быть более обнадеживающим. Он старался дышать через раз - немыслимо холодный воздух наждаком обжигал горло.
   Теперь с Полтергейстом их разделяли метров десять - пятнадцать. Опережая хозяина, по тропе стелилась особенно заметная в наступающей темноте серебристая дорожка. О том что будет, когда она коснется его ботинок, Красавчик не думал - он знал.
   Сталкер непроизвольно шагнул в сторону комариной плеши, спасаясь от смертоносной дорожки.
   -Чего ты ждешь..., - он добавил непечатное ругательство, удивляясь, что губы еще слушаются.
   Хозяин поплыл левее, наслаждаясь видом жертвы, угодившей в западню. Блестели трещины глаз. Словно в угоду человеку, потянулись в стороны круговые мышцы рта, обнажая крупные, отстоящие друг от друга белоснежные зубы.
   Автомат сухо щелкнул, возвещая о том, что в магазине кончились патроны.
   -Тварь. - Красавчик с трудом, оставляя на металле куски кожи, вырвал пустой рожок.
   Будет тебе удовольствие, говнюк! С этой злорадной мыслью он кубарем скатился в канаву. Вернее, свалился, как промерзший насквозь мешок с костями. Он молил Зону о том, чтобы сюда комариная плешь не дотянулась. Если ж чуда не случится, то уж лучше сразу хлопнет, чем...
   Сталкер встал на одно колено, негнущимися руками пытаясь достать гранату. Он не выпускал из виду хозяина, надвигавшегося неотвратимо, как снежная лавина.
   Болезненное пристрастие к человеческим эмоциям сослужило для Полтергейста плохую службу.
   Для сталкера так и осталось загадкой, как он умудрился не попасть в гравиконцентрат, когда бежал по тропе. Метрах в семи от него, аномалия перебиралась через канаву и вдавалась в тропу. С ровными краями, вырезанный словно ножом кусок торта, чудовищная сила впечатала в почву пласт земли.
   А вот хозяину "снежка" не повезло.
   Остервенелый вой резанул по ушам. Отчетливо было слышно, как туда, в звуки, которые человеческое горло издавать не может, вплелся тонкий, на грани восприятия жалобный визг.
   Полтергейста развернуло. Он застыл в воздухе, повернувшись к Красавчику боком. Правая сторона с безвольно опущенной рукой, перетянутой белыми змеями сухожилий осталась неизменной. Долгую секунду, пока хозяин поворачивался, Красавчик ждал, не в силах поверить в удачу.
   Хозяин завис у края плеши. Всю левую половину срезало начисто. Заиндевелые сплющенные в тонкую бумагу куски плоти таяли в гравиконцентрате. Полтергейст еще пытался двинуться вперед, но тело потеряло способность парить в воздухе. Тяжело навалившись на единственную ногу, хозяин подался вперед. Колено подогнулось и он стал медленно заваливаться на бок. Облако шипящего пара укрыло его с головой. Из тумана стремительно высунулась рука. С сухим треском лопались жилы. Пальцы с желтыми когтями в последний раз загребли промерзшую насквозь землю. Как нечто, живущее отдельно от тела, рука передвинулась вперед, дернулась в последний раз и затихла.
   Холод отступал. Красавчик еще некоторое время просидел в канаве, дожидаясь пока на тропе растает иней. Потом выбрался на дорогу. От Полтергейста не осталось ничего.
   Стараясь обойти то место, где недавно лежала рука хозяина, сталкер думал о том, что сегодня разрушился один из мифов Зоны. Считалось, что все твари, являющиеся ее порождением, чуют аномалии априори. Как говорится: свояк свояка видит издалека. И заманить ту же слепую собаку в вакуумную яму, например, - задача нереальная. Наверняка с зачатками разума у Полтергейста был перебор и как всегда в таких случаях - если где-то приобретаешь, то ровно столько же и убывает в другом месте. Зона наградила хозяина проблесками разума, а хваленное звериное чутье отняла.
   Не стоит отрицать очевидного - Красавчик рад был бы принимать такие подарки хоть каждый день.
   Мертвая деревня по-прежнему хранила белый саван.
   Разросшуюся до колоссальных размеров комариную плешь сталкер обошел по полю, старательно обозначив ее границы пущенными вперед камнями.
   Лицо нестерпимо жгло, когда он привалился спиной к дереву. Глоток коньяка из фляги, припасенной как раз для такого случая, немного успокоил. На левой руке вздулись пузыри и это беспокоило его сейчас больше всего. Однако пара глотков коньяка сделала доброе дело и его отпустило.
   Позже он наложил на руку повязку смоченную в растворе антисептика, чтобы предотвратить возможное заражение.
   Ему долго не спалось. Он надеялся на то, что все худшее позади и дальше будет полегче.
   Дурак.
   Дальше было еще хуже.
  
   ...Красавчик очнулся от зыбкого полусна. Было еще светло. Радужные разводы на мыльном пузыре затеяли игру со светом.
   Есть не хотелось. Сталкер достал из рюкзака маленькую частицу большого мира - мобильный телефон. Попробовал проделать то же, что и вчера, но экран остался черным. Он мог бы поклясться, что заряжен мобильник на сто процентов. Обычно после выхода с Зоны его неделю не приходилось заряжать - работал и работал, как зверь.
   Для чего он носил его собой? На этот вопрос он предпочитал не отвечать. Все, что было в рюкзаке, и то, что на нем: и оружие, и костюм, все принадлежало Зоне. И лишь вот это - то, что грелось в руке, уставившись на него черным оком мертвого экрана - осколок большого мира. Только так можно было себе объяснить, что не затерялся ты на просторах чужого мира, давно живущего по своим законам, отличным от земных.
   Удалось ли Нике расслышать все, что он хотел сказать? Оставалось надеяться на то, что она уяснила тот последний аргумент, призванный сыграть решающую роль в убеждении Глухаря. Деньги, долг, понятие о сталкерской чести - и так ясно, что ни на что подобное Глухарь не купится. Приплетет сюда "гремучую змею", за которой ходил аж за Росток. А по поводу предложенных денег вообще рассмеется - идальго, твою мать.
   Однако последний довод засунет ему смех назад в глотку.
   Пойдет Глухарь, никуда не денется.
   Главное - оставалось главным. Хитрая Зона, расщедрившаяся на такой подарок как телефонный звонок, могла бы быть последовательной до конца.
   А могла и не быть.
   Если Ника расслышала все, что он сказал, Глухарю будет не отвертеться. Счет идет на дни и теперь все решает время.

НИКА

  
   Сточная труба, врытая под насыпью внимала гулким шагам. Идти по ней можно было лишь согнувшись. Стыки, соединяющие звенья трубы, давно прогнили. Сверху, скапливаясь в язвах, оставленных коррозией, капала вода. Ржавая труба давно отслужила свой срок. Однако со своей ролью она справлялась. А роль ей выпала важная - соединять два мира, мир людей и Зону.
   Всего каких-нибудь полгода назад, никто в этих местах о Зоне не слышал. Она была далеко - километров десять на север. Метр за метром, медленно разрасталась Зона, как раковая опухоль, пуская метастазы в глубокие тылы.
   Прямо за насыпью начиналась контрольная полоса - последний оплот уступающего жесткому натиску мира. Ближайший КПП обосновался в двух километрах отсюда. Время от времени по мосту грохотали тяжелые БТР и бдительные военные охраняли то ли вверенную территорию от дальнейшего распространения Зоны, то ли Зону от несанкционированного проникновения сталкеров. Так или иначе мирный договор действовал. Воинское начальство втихаря пользовало артефакты. "Кошачий глаз", например, носимый возле сердца, идеально понижал кровяное давление. А когда тебе за полтинник, ничто на свете так не волнует, как собственное здоровье. Как только открывалось необычное свойство у очередного артефакта, его скупали под чистую. Так случилось и со стеклянным безразмерным браслетом, имевшим свойства поистине незаменимые в определенных ситуациях. Сколько бы ты не выпил горячительных напитков, оставался трезвым. Высшее руководство сплошь имело в своем арсенале замечательный артефакт. Однако после ряда проведенных на себе экспериментов, быстро уяснило тот факт, что незачем переводить просто так живительную влагу. В конце концов, не для этого производилась. В иной ситуации легендарное "ты меня уважаешь" становилось ценнее трезвой головы по утрам.
   Насыпь переходила в контрольную полосу, которая ограничивалась столбами, с рядами закрученной спиралью колючей проволоки. Там начиналась чужая земля.
   Зона глаза не мозолила и место свое знала. Живность, плодящаяся в резервации, сюда не совалась. До тех пор, пока Зоне не становилось тесно в прежних границах. О чем она всегда предупреждала серией направленных выбросов - всегда в таких случаях идущих волной в сторону кордона. "Иду на вы" - военные научились понимать сразу. И относились соответствующим образом. Поскольку сделать ничего не могли, предпочитали относиться к маневрам Зоны по принципу "приказы начальства не обсуждаются". Кордон послушно переносился на новое место, указанное Зоной.
   Так происходило не всегда. Иногда, после очередного предложенного учеными оружия, проводились широкомасштабные учения. Результат был неизменен. Ученые занимались разработкой нового оружия, способного уничтожить Зону. А Зона...
   Вряд ли вообще она замечала то, что творилось в ее владениях.
   Мирный договор между сталкерами и военными существовал ровно до тех пор, пока кто-нибудь его не нарушал. Тогда начиналась война. Военные против сталкеров. Кровавая, она носила локальный характер. Там, где имелся спрос и товар, отношения переходили в завершающую стадию довольно быстро и шаткий мир восстанавливался. Главным для сталкеров оставалось одно - не попадаться. С теми, кого обнаружили на контрольной полосе поступали жестко - пуля в лоб без предупредительного выстрела. Порядок есть порядок. Показуха, также как и в советские времена, по-прежнему собирала щедрые плоды.
   Передвигаться в трубе, соединяющей два мира, можно было лишь согнувшись. Ника так и шла, низко опустив голову. Поэтому вскинутую руку идущего впереди Грека заметила не сразу. Девушка остановилась тогда, когда услышала шум проезжающей по насыпи машины. В довершении ко всему, пинок тяжелым ботинком по голени отрезвил мгновенно. Она сдержала всхлип. Потянулась к ушибленному месту - большего позволить себе не могла. Стукнет Греку моча в голову - завернет от самого кордона.
   Ника остановилась, неслышно переводя дух. Она прислушалась к тому, что творилось над головой. В спину ей с размаху ткнулся Макс. Будь он на ее месте, схлопотал бы первым. А так досталось ей, поскольку шла после проводника. За ней двигался Макс, а замыкал отряд Краб. Так распорядился Грек, а обсуждать приказ проводника дураков не нашлось.
   Ему бы в цирке работать, зло покосилась на Грека Ника. Всего полдня и пообщались, а уже "мои приказы не обсуждаются" - вбито в голову намертво. Не стоило расстраивать бывшего прапорщика. К тому же, она не поручится за остальных, но что касается непосредственно ее - это правило, пожалуй, оставалось единственным, что ему удалось вбить в ее голову, доселе с военной наукой не знакомую.
   Глухарь ошибся, полагая что Грек ни за какие деньги не поведет женщину в Зону. Повел. Никуда не делся. С одной лишь разницей, что хмурый проводник так и остался в неведении относительно ее настоящего пола.
   Через пару часов после памятного разговора с Глухарем, Ника, бесцельно прошатавшись по ночным улицам, вернулась в бар. На этот раз она зашла с другого хода.
   В подсобке, заваленной тряпками, смывала грим Лялька.
   Вот, кто оказался благодарным слушателем. Глядя в огромные, расширенные до предела глаза, хотелось говорить и говорить.
   -Ерундой не страдай, - посоветовала ей Ляля после того, как честно ответила на вопрос, почему выручать Красавчика в Зону никто не пойдет, если сам Глухарь отказался. - Даже не думай у кого-нибудь из проводников проситься. У сталкеров на этот счет бзик. Женщина в Зоне, то же самое, что и на корабле раньше. Да и насколько я знаю, нет их там и никогда не было. О протухших после первой аварии мертвяках я не говорю, сама понимаешь. Меня, например, ни за какие деньги туда не затянешь. А деньги я люблю, ну, ты знаешь... Для другого пожалела бы, а для Красавчика не жалко. Щедрый всегда был, за каждым баксом не давился, как некоторые. Потом, он в больницу как-то меня повез, когда внематочная у меня была. Бери, все равно он свое уже отработал. У меня теперь другая задумка. Представляешь, выхожу я на сцену вся в белом, как пионерка...
   Ника ее уже не слушала. Тот самый сталкерский костюм, который пару часов назад пожирали глазами сталкеры, а точнее, то, что за ним скрывалось, лежал перед Никой во всем своем великолепии.
   Красавчик собственноручно достал настоящий камуфляж когда узнал о том, что Лялька задумала.
   -Никакой бутафории, - категорично заявил он. - Не будет того накала. Я достану тебе настоящий костюм. Не мелочись, Лялька. Выкати тысячу баксов. Такой костюмчик будет, со всеми наворотами, и под размер, кстати. Я как представлю тебя в нем, так уже слюни текут... А может и не слюни...
   Лялька рассмеялась от удовольствия, зажав ему в шутку рот. Но деньги выкатила. Правда, после того, как Красавчик не отозвался на пикантное предложение о бесплатной раздаче слонов в течение месяца. Целых пять раз.
   -Извини, Ляля, - сказал он. - Так часто мне не надо. Сталкер я уже давно. По таким расчетам мне на всю жизнь хватит. И еще остаться должно.
   Получив костюм, Ляля пошла еще дальше. Хорошо, что успела объяснить прежде, в чем состоит ее задумка.
   -Вот выхожу я, представь, вся такая крутая, - Лялька профессионально огладила выпуклости, - в сталкерском прикиде. Народ тащиться начинает. И тут появляется как бы контролер. У меня на примете и парень знакомый есть. Так распишу его голого - ну прикроем там, то что торчать будет - что от живого контролера и вблизи не отличишь. И начинает меня лапать. Вот это номер! Представляешь?
   -Ага, - беспечно кивнул головой Красавчик. - Один?
   -Что один? - не поняла Лялька.
   -Спрашиваю, один парень у тебя на примете?
   -Один, - хлопнула огромными ресницами.
   -Тогда номер не пойдет.
   -Почему?
   -Одного надолго не хватит. Представь себе, девочка моя, когда твоя программа начинается, половина зала уже лыка не вяжет. А остальная половина пьяна вусмерть. Не так поймут. Сталкеры после ходки народ нервный - схлопочет твой протеже в первый же вечер пулю между глаз. Трудно тебе будет после этого замену ему найти...
   Костюм пришелся Нике впору. Ботинки тоже.
   Но главное - Грек, к которому посоветовала обратиться та же Ляля, не различил подделки. Правда, кое-что пришлось отрезать: длинные черные волосы. И прибавить: круглые очки с простыми стеклами.
   -Взгляд у тебя... женский. Прикройся. Это неприлично. Примут за голубого - в Зону тоже не возьмут. Сталкеры, понимаешь, любят когда у них тылы прикрыты.
   Армейский рюкзак с аптечкой, подробную карту Зоны - вряд ли вообще у кого-нибудь была такая, предмет гордости Красавчика - почти новый автомат с шестью запасными рожками, Ника взяла в схроне, в заброшенном в лесу то ли домике, то ли сторожке, о которой знала кроме Красавчика только она. И никогда бы ей не знать о схроне, если бы той ночью, когда она очнулась, истекая кровью и жалея об одном - что осталось жива - Красавчик не принес ее туда.
   -Молодец, - одобрил экипировку Ники проводник. - Этот парень знает толк в защитном обмундировании.
   Хорошо еще в пример другим новобранцам - так он называл по старой привычке тройку новичков, выразивших желание посетить Зону - не поставил. Любая похвала начальства способна с первых минут вбить клин в отношения между подчиненными. Тогда как ругань наоборот, сближает.
   Сразу после похвалы, Грек взялся читать нотацию. После первых же слов "мой приказ не обсуждается, это - закон, если я прикажу стоять, то будь вы хоть по жопу в дерьме", Ника мысленно отъехала.
   Девушка следила за тем, с каким воодушевлением Грек объясняет правила поведения в Зоне, как горят его глаза с полопавшимися кровеносными сосудами. Она смотрела на большой нос с крупными порами, казалось, живший на отекшем лице отдельной жизнью. На щеки, выбритые до синевы, на тонкие губы. Весь он был как гриб боровик - крепкий еще мужчина сорока с лишним лет, с широкими плечами и едва наметившимся животом. Пока он говорил, Ника думала о том, что этот человек нашел свое призвание и заключалось оно в том, чтобы время от времени иметь возможность произносить вот эту самую фразу "мой приказ - закон".
   -Слухай сюда, хлопец. - Добродушный взгляд проводника вдруг стал проникновенным. - Вижу, неинтересно тебе, о чем тут разговоры разговаривают. И то правда, не стоит так голову напрягать, если жить тебе осталось всего ничего. Звать тебя как будем?
   Ника открыла было рот, чтобы придумать себе достойную кличку, типа Меченый. Но рот так и остался открытым. Грек перебил ее.
   -Можешь не отвечать, Очкарик. И так все ясно.
   Так и стала она Очкариком.
   С Крабом, например, тоже все было ясно. У него на левой руке срослись два пальца - средний и указательный. Невысокий, сутулый, с жестким взглядом темных глаз, спрятанных за набрякшими веками, он также спорить не стал.
   А вот с Максом все сложнее получилось. Высокий, с уверенным разворотом плеч, со стриженной под ноль головой, отчего торчащие уши напоминали ручки у кастрюли, он ни за что не захотел откликаться на то, что придумывал, напрягая голову, матерый проводник. Не одобрил новичок гордое "Лось". Так же отнесся к недоброжелательному "Бычок". И упрямо сжал губы на совсем уж, с точки зрения Ники, необъяснимых "Гвоздь" и "Шило".
   -Я - Макс, - в сотый раз повторил он и Грек сдался.
   -Хрен с тобой, - махнул он рукой, - будешь сто первый Макс. Все равно наше с тобой знакомство до первого выкрутаса. А мертвяку все равно, под каким номером он в списке. Триста баксов с носа - такса у меня одна. Поведу до бара "Сталкер" через Темную долину. Живы останетесь - считайте всему научились. Иногда... но редко, такие вот счастливчики по второму разу в Зону просятся. Тогда уже меньше возьму.
   Новобранцы покивали головами и истовее всех кивала Ника. Так, что едва очки с носа не свалились. Радовало одно: без лишних прелюдий в Зону уходили тем же вечером. Каждая минута промедления грозила обернуться вечностью, но другого выхода Ника не видела. Идти в Зону без проводника затея настолько безумная, что можно было не сомневаться: вряд ли ей самой удастся доползти живой до колючей проволоки. А с Греком будет видно. День - другой, она поймет, что к чему, и у бара "Сталкер" оставит команду. Грек не будет возражать. Что ему? Свои три сотни баксов он уже получил. А от бара до деревеньки Боровая - рукой подать. Доберется как-нибудь...
   Труба тряслась, громыхая проржавевшими стыками. Уже впереди маячил темный провал выхода, когда Грек подал знак остановиться. Загрохотала проезжающая по насыпи машина. Замерла в ожидании тройка новичков. Труба дребезжала и гудела. Было видно в темном отверстии выхода, как сверху посыпалась земля.
   Ника с тревогой ждала, когда шум машины начнет отдаляться, но не тут-то было.
   Машина остановилась прямо за насыпью. Слышно было, как открылась дверца. По насыпи кто-то ходил. Шум шагов эхом отдавался в трубе.
   -Угости сигареткой, Серый. - Просительный голос, казалось, раздался у самого уха.
   -Достал ты меня, Ванюкин. - Вальяжный голос от души растягивал гласные звуки.
   Судя по всему, Серый все же поделился с приятелем. Голоса стихли и долгое время стояла тишина.
   Ника хотела повернуть затекшую шею, но передумала. Если здесь так слышен каждый звук, то и тем, стоящим над головой, шорох в трубе тоже много чего скажет. Ника стояла, боясь лишний раз вздохнуть, и молилась о том, чтобы все поскорее кончилось. Не потому, что ныла спина и затекли ноги - очень хотелось побыстрее оказаться в Зоне. После первых же шагов станет ясно: возможно ли в принципе осуществить то, что она задумала.
   -Спокойно вроде, - негромко сказал Серый.
   -Как думаешь, они и сегодня в Зону полезут?
   Ответом на вопрос был снисходительный вздох.
   -Ни что бы не полез туда. Ни за какие деньги. Чё они там все базарят о том, что без Зоны жить не могут? Что там типа, жизнь, а у нас тут болото. Не верю я в это, Серый. Бабок надеются срубить по-быстрому. Так бы и говорили. А то адреналин... наркотик. Не-а, не полез бы я туда.
   -А на луну бы полез?
   -При чем здесь это? Я вообще говорю.
   -И я вообще. Никуда бы ты полез, Воняев. Потому что ты трус.
   Опять стало тихо.
   -Двигатель перебрать надо, - задумчиво протянул Серый. - Что-то у меня холостые гуляют.
   -Это... холостые гуляют. Попробуй пообщаться с женатыми.
   Наверху хмыкнули. Потом послышались шаги.
   -Дурак. Я о машине говорю.
   -Это...А я о чем?
   -Заводи давай, поехали. Ужин скоро...
   Заурчал двигатель. К облегчению Ники раздался шум отъезжающей машины. Только теперь она рискнула повернуть голову и с радостью услышала, как тяжело перевел дух Макс, стоявший за ее спиной.
   -Что застыли, придурки? - прошипел уже снаружи голос Грека. - За мной. Во весь опор. И тихо, черти, тихо.
   Вот именно что "во весь опор" бежала к колючей проволоке Ника, стараясь не упускать из виду широкую спину проводника. Ее не оставляла мысль о том, что военные устроили засаду. В темноте не было видно, куда делась машина. Да и времени оглядываться по сторонам не было. Однако свербящее чувство между лопатками заставило ее прибавить ходу. В любой момент ожидая выстрела в спину, она почти обогнала Грека. Остановил ее не столько предупредительный жест, сколько колючая проволока, на которую она едва не налетела грудью.
   Грек без труда отыскал предусмотрительно разорванные звенья колючей проволоки, отогнул их в стороны и приглашающе кивнул в сторону образовавшейся дыры.
   -Быстро, - только и сказал он.
   Нику не надо было подгонять. Она заставила себя с максимальной осторожностью скользнуть в ощетинившуюся шипами дыру. Сердце, и все чему полагалось быть внутри, вдруг сжалось в тугой болезненный узел. Тут же вскочила на ноги, сжимая в руках автомат, готовая сражаться до конца. Палец цеплялся за спусковой крючок и только возня за спиной, а не впереди, откуда она ждала нападения, удерживала ее от выстрела.
   Зона встретила пришельцев молчанием. В котором не было ничего общего с тем молчанием, к которому привык обычный человек. Глухая, абсолютная тишина, от которой закладывало уши и давило на затылок.
   Пахло близким дождем. Ветер нес из глубины Зоны пыль, запах гари и чего-то неуловимого, от которого оставался металлический привкус на губах.
   Не все справились с первым препятствием. Краб порезал шею о колючую проволоку. В довесок к боли получил еще и предупреждение от Грека.
   Как только они оказались в недостижимом для стрельбы из-за кордона месте, проводник резко остановился.
   -Ты как хочешь, Краб. А я свои деньги уже отработал, - вкрадчиво начал Грек. - Ты в Зоне. Делаю тебе первое предупреждение. После третьего ты поворачиваешь назад и выбираешься отсюда как хочешь. То же касается и остальных. В любом месте и в любое время суток. Хочешь оставаться в обойме, сынок, следи за собой. Слепые собаки как акулы, чуют запах крови на расстоянии. Я скажу, когда можно будет безопасно для остальных порвать себе задницу. Без моего приказа можешь сделать только одно - пустить себе пулю в лоб... И то, только после моей команды.
   Ника с трудом уяснила себе логику бывшего вояки. Складывалось впечатление, что логика и Грек - две большие разницы, как говорят в Одессе. Одно она осознала совершенно точно, предупреждение - это плохо. А два предупреждения - очень плохо. О трех, наверное, и заикаться не стоило. Это наверняка было в своде тех правил, о которых полдня бубнил Грек. Девушка решила на досуге поинтересоваться у Макса - он казался ей самым здравомыслящим - все ли правила так безобидны, что в конечном итоге предполагали лишь отправку домой, или за нарушение некоторых полагался расстрел на месте.
   Стояла кромешная тьма. Грек не спешил включать фонарик. Как он умудрялся видеть в темноте осталось для остальных загадкой. Он шел первым и шел напролом. Нимало не заботясь о том, что колючие ветви, отведенные его рукой, били кого-то по лицу. А поскольку следом двигалась Ника, ей доставалось больше всех.
   Ожидание смертельной опасности, всех этих слепых собак, снорков, кровососов, контролеров, постепенно сменила усталость. Зона хранила нейтралитет. Потрескивали сучья под ногами, порывы ветра студили разгоряченные лица. Было так, словно граница еще впереди.
   Ника думала об одном, как бы не потерять из вида проводника. В отличие от новобранцев, он двигался значительно тише и если бы не ветви, по-прежнему периодически хлеставшие по лицу, была опасность отстать в темноте всерьез и надолго. Девушка старалась идти за Греком след в след.
   Старалась, старалась и перестаралась.
   С размаху ткнувшись лбом в крепкую спину, девушка заслужила еще один весьма ощутимый удар - на этот раз локтем в бок. Проводник обошелся без предупреждения, и она была ему за это благодарна. И еще за то, что неожиданно среди тьмы обнаружилась заброшенная сторожка - полуразвалившаяся, с дверью, повисшей на одной верхней петле, с осколками стекла, торчащими из развороченной оконной рамы.
   -Ты, - Грек ткнул пальцем Максу в грудь, после того, как они вошли внутрь сторожки. - Первый. Краб следующий. Потом Очкарик. Меня будить в пять тридцать. Подозрительный шум - тоже. Но зарубите на носу, шум должен быть очень подозрительным, иначе пеняйте на себя. Отбой.
   Подозрительный... Что такое это "подозрительный шум" и как определить когда он переходит в стадию "очень"?
   С этой мыслью Ника опустилась на дощатый пол, стянула рюкзак, ткнулась в него головой. Коротко подстриженные волосы кололись и она подумала, что не уснет.
   В следующее мгновение бок заныл от сильного удара.
   -Твоя очередь, - зло, словно она была в этом виновата, сказал Краб.
   Девушка села, заключив в тесные объятья автомат. Все было так, как будто она не спала: только снаружи доносились странные звуки. Словно большая тварь чавкала, пережевывая остатки пищи.
   -Эй, Краб, - шепотом позвала она. - Это так надо?
   Ответом было молчание. В конце концов, если они все тут сдохнут, во всем будет виноват Краб. Он наверняка слышал те же звуки.
   Постепенно Ника успокоилась: нет ничего лучшего для успокоения, чем свалить вину на другого.
   Потекло время. Темнота оставалась кромешной. В выбитых окнах не было видно не зги. Зато о тишине не могло быть и речи. Ночь полнилась звуками. Чавканье все усиливалось, окружало со всех сторон хрупкую сторожку. Казалось, девушка тонет в этих звуках, постепенно погружаясь в них, как в трясину.
   Ника прижимала к груди автомат, убеждая себя в том, что непрошенного гостя - если кому-нибудь придет в голову сунуться в сторожку - она если и не увидит, по крайней мере почувствует. Минута проходила за минутой. Однако свирепая Зона, о которой столько говорили сталкеры, не спешила проявлять буйный норов.
   Сжимая в руках нагревшийся от тепла ее рук автоматный рожок, она чуть было машинально его не отстегнула. Она вспомнила как целую жизнь назад, время, когда она училась в школе в районном центре. Военрук, оставшийся не у дел, от нечего делать учил ее собирать и разбирать автомат. Вот тогда она и почувствовала необъяснимое влечение к оружию, ко все этим затворным рамам, ствольным коробкам, ударникам. Сколько там времени ей требовалось в конце концов, чтобы разобрать и собрать АКМ? Десять секунд, пятнадцать? Память не сохранила. Зато Ника отлично помнила как легко делала это с закрытыми глазами. В школе не было мальчишек, поэтому Василий Петрович чувствовал себя незаменимым, отвечая на проявленный к оружию интерес. Даже если интерес проявила девчонка. А уж верхом блаженства было упросить военрука сходить в лес пострелять. Еще каких-нибудь лет десять назад, в лес на стрельбища ходили ученики десятых классов. Правда, их уделом были винтовки. Но Рубикон для Василия Петровича был перейден. Вскоре, списанный старенький автомат снова познал радость стрельбы.
   Ника сидела на холодном полу и холод проникал внутрь. Наверное, следовало подложить под задницу рюкзак, но ей было наплевать на простуду. Все равно там, внутри, беречь было нечего. Все, что можно было беречь, осталось в эмалированном тазу того хирурга, который повторно зашивал ей рваную рану на промежности. В луже крови плавала матка, просто бесформенный кусок плоти. В ту ночь Ника умерла как женщина. И теперь внутри был такой же холод, как снаружи.
   Девушка оставила в покое автомат, когда часы с люминесцентным покрытием показали пять тридцать. Разжала онемевшие пальцы и выпрямила усталую спину. Она не успела прикоснуться к проводнику, как он открыл глаза.
   -Отбой, Очкарик, - тихо сказал он.
   Ника склонила голову на рюкзак, но уснуть так и не смогла.
   Грек скомандовал подъем вскоре после того, как в сторожке стали угадываться предметы. После завтрака - галеты с еще не остывшим в термосе чаем - он повел новичков вглубь Зоны, так и не удосужившись объяснить, какие же твари ночью так надрывались. Хотя Макс поинтересовался.
   -Разберемся, - скупо ответил Грек. - Очкарик, видишь дерево с обломанной вершиной? Дуй прямо и никуда не сворачивай. Макс следом. Потом ты, Краб. Вперед.
   Честно говоря, Ника думала, что ее охватит какое-нибудь чувство от первых шагов по легендарной Зоне. Ничего похожего не произошло. Пейзаж вокруг ничем не отличался от того, что остался по ту сторону насыпи. Чахлая, желтая трава. Хилые деревья с искореженными стволами. Серое небо над головой. И ветер.
   Ника ступила с намеченного пути неосознанно. Вдруг показалось, что тропа там огибает кочку - всего-то полтора шага в сторону. Вот она и обошла кружным путем заросший травой холмик. И двинулась, было, дальше.
   За спиной кто-то сдавленно захрипел. Сжимая в руках автомат, Ника оглянулась, пытаясь быстро нащупать предохранитель. Но стрельба не понадобилась.
   На том самом холмике, который она обошла, на коленях сидел Макс. В вылезших из орбит глазах застыл ужас. Сорванная верхняя пуговица висела на нитке. Макс пытался вздохнуть, но из горла вырывался надсадный хрип. Он задыхался.
   Грек не спеша подошел к корчащемуся в судорогах парню и за шкирку вытащил его на тропу. Макс со свистом втянул воздух и в мокрых от слез глазах стало проявляться осмысленное выражение. Проводник оставил его в покое и повернулся к Нике.
   -Очкарик, подь сюда.
   Ника сделала шаг к нему, опасаясь скорой расправы. Проводник улыбнулся и она его не узнала. От прежнего добродушного человека, который изо всех сил старался казаться суровым не осталось и следа. Этому человеку не нужно стараться, он и был жестким, собранным и страшным.
   -Ты зачем с тропы сошел, сынок? - ласково спросил он. - Я приказал тебе идти прямо и ни шагу в сторону. Приказал?
   -Да, - она кивнула головой. - Просто мне показалось...
   -Что тебе показалось, сынок? - так же участливо поинтересовался он.
   -Там ветер был везде, - Ника замялась. - Трава вроде как колыхалась. А там нет. Вот и все.
   -Ага, - констатировал проводник и повернулся к Максу. Тот с трудом приходил в себя. В распахнутом вороте куртки на шее горели темные глубокие царапины. - В Зоне каждый доверяет только себе. Осознал? Если ты идешь следом за Очкариком, это еще не значит, что у тебя вместо головы жопа. Ты в Зоне, - он ткнул Макса в грудь пальцем и тот пошатнулся. - Один. Запомни. Всегда один. Смотри по сторонам. То, что пропустил Очкарик, ты старайся не пропускать. Он может пройти первым - и ничего. А тебя схлопнет. Почему? Я спрашиваю, - он наступал и Максу волей-неволей приходилось отступать. - Отвечать.
   -Потому что... не смотрел по сторонам, - выдавил из себя Макс.
   -Точно, сынок. Все ловушки проверять твоей шкурой не будем. Запомни еще - большинство аномалий можно вычислить. Не все. Но многие. Здесь Зона, сынок. В ней нет ошибок. В ней есть жизнь и есть смерть. И ничего посередине. Кроме твоей глупости, чаще всего. И везенья - это реже. Молодец, Очкарик. Из тебя выйдет толк. Курс прежний. Вперед.
   И Ника пошла вперед.
   С каждым шагом Зона, почувствовав над людьми власть, проникала через поры под кожу, вливалась в кровь, стремительно завоевывая чужое пространство.
  

ГРЕК

   Грек взял курс на север, рассчитывая к вечеру добраться до Темной долины.
   Зона терпеливо выжидала, заманивала вглубь. Обычный набор: вакуумные или безвоздушные, если быть точнее, ямы, пара гравиконцентратов, карусели, да десяток мелких, рассчитанных на одного человека изнанок. Отработанных, черт побери.
   Страшное зрелище представляет собой человек, вывернутый наизнанку.
   Черная земля, пропитанная кровью. Обломки костей, протыкающих со всех сторон кровавые куски плоти. Жуткое бесформенное месиво из белеющих костей и мяса. Невозможно представить себе, что прежде все это было человеком. Черепная коробка скрыта за мозговым веществом. Рыхлая масса, серыми червями облепившая обломки черепа. Словно не пряталась внутри, а наоборот, стеклась на запах крови. И как насмешка Зоны - два нетронутых глазных яблока - среди бесформенной ноздреватой массы, таращившие зрачки в хмурое небо.
   Грек далек был от мысли таким демонстративным способом запугать новичков. Много чести для таких сопляков, из которых, похоже, только один чего-то стоил - Очкарик. Еще может быть, Макс. Только о последнем думать не хотелось. Вообще, Грек предпочитал поменьше общаться в Зоне с такими вот парнями - которых заранее записал в смертники. Приберет Макса к рукам Зона, тот и пикнуть не успеет. На взгляд Грека, такова участь всех, кто слишком близко к сердцу принимает сталкерский неписанный Кодекс.
   Зона терпеть не может ничьих законов, кроме своих собственных. С этим не поспоришь. Захочет наградить - наградит. До конца дней своих богатым будешь. И плевать она хотела на твои заслуги перед обществом. Будь ты хоть распоследним подлецом - отвалит по полной. А уж захочет наказать, так будь ты хоть трижды святошей - отгребешь и "за что?" спросить не успеешь.
   У заброшенного колодца - все что осталось от лесного хутора - пришлось остановиться. Вода здесь отличалась чистотой. Ходили слухи, что ученые объяснили природу такого странного для Зоны явления. Сразу под колодцем произошел разлом, и вода поступала сюда едва ли не с артезианских глубин.
   Грек дождался, пока все утолят жажду и скомандовал подъем.
   Наблюдая за тем, как Очкарик сам вычислил комариную плешь, Грек вернулся к прерванным рассуждениям.
   Чтобы не быть голословным, достаточно вспомнить Параноика. Иные сталкеры за артефактами в Зону ходят. С этими все ясно. Иные к ученым на Янтарь нанимаются - говорят, деньги немалые получают. Работать, конечно, приходится будь здоров. Дохнут они на Янтаре, как мухи. Поговаривали, что не только ученые там над разными перерожденцами опыты ставят, но и Зона тоже со своей стороны... экспериментирует. Над людьми.
   А есть отдельные сталкеры, уникумы, как Параноик. Тоже, кстати сказать, немало таких в Зоне. Раненных и убогих с Зоны выводят. Вернее, раненных выносят на себе, а убогие - сталкеры, лишившиеся рассудка - сами идут.
   Для Грека так и осталось загадкой, как Параноик умудрялся с такой точностью убогих, но живых сталкеров, от зомби отличать. На взгляд Грека, издалека не различимых абсолютно. А если зомби свежий, то и вблизи не всегда с точностью можно сказать кто - где. И самое главное - ни те, ни другие его так и не пристрелили до сих пор. Может, своего чуяли?
   Того же Параноика, за все его заслуги, Зона по больному ударила. Самого не тронула, а у сына в пятнадцать лет, ни с того, ни с сего, вдруг гемофилия открылась - кровь свертываться перестала. Врачи только плечами пожимали: случай неописанный ранее в медицинской практике. С таким диагнозом обычно рождаются, а тут... Куда только не возил сына Параноик, где только не был. Препаратами накачивали, а парню всю хуже. Слух по Зоне прошел, что "баклажан" поможет. Параноик всю Зону обшарил. В таких местах был, куда и зомби не сунется.
   Если бы Греку в то время повезло и нашел бы злосчастный "баклажан" уступил бы Параноику. Даже скидку бы солидную сделал - что у него у самого детей нет? Тут рад будешь последнее отдать, чего на человеческом горе наживаться. Хотя стоит артефакт денег немалых.
   Кому в итоге Зона "баклажан" подсунула? Этому ублюдку Красавчику. Единственная помощь, на которую от него можно рассчитывать: пулю в голову получишь, чтоб долго не мучился. И топчет Зону. Топчет - хоть бы хны. И ведь везет, подлецу.
   Кстати о подлецах. Что касается одного из новичков - Краба, то такого... чудака еще поискать. Поганец конченный. Этого за спину ставить страшно. Глазки все время бегают. Эх, чует сердце, задумал, подлец, свинью подложить на выходе с Зоны. Худо-бедно, а два приличных артефакта на пути попались. "Бронтозавр" - вещь. На две тысячи баксов на черном рынке тянет. Внутри неизвестно что. Если верить ученым, то вообще ничего. А снаружи пластинами чешуйчатыми покрыто, мелкими как бисер. Тронешь штуковину, а она каждый раз новую форму принимает. Что там квадраты, треугольники - это для разгона. Тоже, говорят, исследования проводились учеными - и ни разу, гадина, не повторилась. Повезло взять стоящую вещь. Остальное добытое пристального внимания не заслуживает, но все вместе взятое тоже на пару тысяч потянет. Это сколько если сложить? Четыре тысячи без малого. Когда по нынешним временам хлопнуть могут и за сотню баксов.
   Оглядывается все на ходу, мерзавец. Нет, подозрительные глазки у Краба. И руки дрожат.
   Ничего. Думать пока рано. Путь долгий, что там у Зоны на уме, никто не знает.
   Другое дело Очкарик. Чутье такое, что сам вечный сталкер - Семецкий - позавидовал бы. Непростой пацан. Есть у него внутри... как бы точнее выразиться... пружина сжатая, что ли. Сидит, сидит, а как встрепенется - рука на предохранителе. И левша. Полезно в некоторых моментах. Видно, что боксом всерьез, не для проформы занимался. Вот и думай, случись что, ударит оттуда, откуда не ждешь. Молодой еще, конечно. Так это дело поправимое.
   Молодой, молодой, а на уме что-то имеет. На самом деле, Греку это без разницы. Носи свое с собой - никто слова поперек не скажет. Главное - за собственную спину можно не волноваться.
   Дорога катилась в низину. Впереди маячило подножье холма, покрытого редкими деревьями. Заберутся без происшествий, а там спуск к лесопилке и передохнуть можно. Сколько лет прошло, а стоит себе заброшенная лесопилка, и никому дела до нее нет.
   Пора подумать о чем-нибудь приятном. Четыре тысячи это хорошо. Нельзя же всерьез полагать, что на триста баксов с носа экскурсионных жить можно. Теперь надо умудриться с Зоны вынести артефакты в целости и сохранности, чтобы такой умник как Краб на них не покусился, да не отнял бы вместе с жизнью.
   В Зоне многих ловушек можно избежать, за всю ходку ни с кем серьезным кроме собак не столкнуться. Но есть аномалии, вычислить которые нельзя. Это не только мясорубка, но и мельница, слепое пятно и шутка Зоны - перевертыш.
   Да мало ли их! Для одной из таких аномалий и пригодится Краб со своими непростыми задумками.
   Чахлый лес прошли без происшествий. Или почти без происшествий. Если не считать того, что Краб чуть не вляпался в паутинку - довесок Зоны. Почему довесок? Так в советские времена называли "на-те, боже, что нам не гоже". Иными словами какую-нибудь ерунду вроде пачки вермишели, которая давалась в придачу к дефицитному товару - банке сгущенки, например. Или зеленого горошка. Так и паутинка - снимешь и не заметишь, дальше пойдешь. Ты из Зоны вышел, радуешься, что живым остался. А на следующий день - хлоп. Кровеносные сосуды сеткой выступают и лопаются. Все. До единого. Зрелище, скажу вам...
   Греку доводилось раз видеть такое, да еще в баре, после пары стаканов водки, когда Зона в прошлом остается. И сталкер был опытный, не молодняк какой-нибудь. Сидели, пили, разговор за жизнь пошел. Тут Вратарь, так его звали, чихнул и капилляры у него в глазах полопались. Как слезы капли крови по щекам покатились. Грек тогда, с пьяных глаз, еще не понял, о чем речь.
   -Вот чихнул, так чихнул! - пошутил.
   Вратарь рукавом утерся.
   -Наливай, - говорит.
   Тоже мысли плохой не было. Где Зона, а где они!
   А через пару минут Вратарю и утираться нечем стало: рукав насквозь кровью пропитался. Вены на висках вздулись синими червями, язык во рту лопнул - кровь ручьем полилась. Он руки поднял, на ладони смотрит, а там кровеносные сосуды сквозь кожу проступают. Встал он, даже орать со страху не может - кровь в горле булькает. Стоит, на всех смотрит.
   Тут парни вокруг засуетились. Кто бинты тащит, кто амулет кровоостанавливающий сует.
   А Вратарь стоит посреди бара, лица не видно уже, из глаз кровь течет.
   Так и не смогли парня спасти. Похоронили на местном кладбище. Когда в гробу несли, легче пуха весил.
   Кстати, Очкарик то место опасное обошел.
   "Блеснуло, - сказал, - что-то в глаза".
   Нет, будет толк из парня.
   Грек уже предвкушал долгожданный отдых, когда стало ясно, что Зона долго собиралась, но отсыпала по полной программе, как она одна и умеет.
   Проводник, к тому времени идущий первым махнул рукой и с удовлетворением отметил, что новобранцы, как подкошенные рухнули в густую траву. Он сам опустился на корточки, оставаясь в тени колючего кустарника.
   Вот тебе и лесопилка. Вот тебе и долгожданный отдых.
   Тихо тут всегда было. А на поверку вышло - расчет передохнуть и подзаправиться не оправдался. Вышло - ноги надо уносить. Но не сразу, а очень тихо и осторожно. Хорошо еще, что догадался леском к лесопилке выйти. Пройди они по низу - их драгоценные головы пополнили бы коллекцию, что скалит зубы на шестах.
   Грек прижал к глазам бинокль, чтобы рассмотреть все до мельчайших подробностей. Именно от того, насколько обнадеживающими окажутся подробности и зависит то, предстоит ли им в ближайшее время своими ногами топать, или загнивать среди человеческих останков, что свалены в кучу у дальнего сарая.
   Лесопилку облюбовала семейка кровососов.
   Густые заросли травы редели, спускаясь к подножью невысокого холма. У полуразрушенного барака, от которого остались лишь дощатые стены, чернела выжженная земля. На врытые в землю шесты были насажены человеческие головы. Иссохшие, безглазые. В глубоких трещинах, сквозь которые проступали голые черепа копошились черви. Черви копошились и в пустых глазницах, в открытых ртах, отчего издали казалось, что мертвецы пытаются что-то сказать. Волосы - черные, светлые, седые - рвал ветер. Головы не отрезаны, они вырваны из тела. Кое-где остались шейные позвонки. Над всеми возвышалась на шесте еще свежая добыча - в ссохшихся останках еще угадывались человеческие черты. Разинутый в последнем крике рот, выклеванные воронами глаза. И вырванный позвоночник, тянущийся вдоль шеста к земле.
   Поохотились твари.
   Грек насчитал четырнадцать шестов, занятых человеческими головами. Пять колов с заточенными остриями оставались свободными.
   Было еще нечто, от чего бинокль дрогнул в руках у повидавшего многое проводника. Несмотря на то, что подспудно он и ожидал увидеть нечто подобное.
   К уцелевшей стене сарая был пристегнут тот, чья участь решена. В ближайшее время ему надлежит занять место на свободном шесте. Железный штырь проткнул тело человека ниже грудной клетки, так, что не были задеты жизненно важные органы. Давно запеклась кровь, пропитавшая защитный комбинезон. Человек дышал. Судорожно, порывисто, на губах пузырилась розовая пена. Утонувшие в черных тенях глаза упрямо смотрели прямо перед собой. Изрезанный когтями, с черными полосами запекшейся в ранах крови, человек еще жил.
   Лоскут сорванного с черепа волосяного покрова закрывал пол-лица - человек был изуродован до неузнаваемости. Однако Грек его узнал. Это был Леший. Молодой сталкер. Отчаянный и бесстрашный. По пьяни утверждавший, что не может прожить без Зоны и дня. Что жизнь без адреналина скучна и неинтересна.
   Они никогда не были друзьями, так, шапочное знакомство, но Грек его узнал. Он сдержал тяжелый вздох. Каждому - свое. Кого изнанка выкрутит, кого кровосос до суха выпьет. Кого комариная плешь сплющит. Всякий знает, хочешь жить долго - в Зону не ходи.
   Но спаси нас Зона от такого конца.
   Грек опустил бинокль. Все, что он хотел выяснить, он выяснил. Понятно, что твари бродят рядом, разве разглядишь невидимок гребанных в бинокль?
   Понятно и другое. Надо уходить. По возможности быстро. Об излишней осторожности теперь можно забыть - спасибо Лешему, пусть земля ему будет... Пусть смерть его будет скорой.
   Не хотелось идти мимо свалки, однако придется. Человек предполагает, а Зона располагает.
   -Кто это сделал? - голос Очкарика дрогнул у самого уха.
   -Кровососы, кто же еще? - отозвался Грек. - Территорию метят. Чтобы чужая семья знала, кто здесь хозяин.
   Грек положил в боковой карман рюкзака бинокль и поднялся.
   -Будем уходить. Первым идет...
   -Подожди, Грек. - Макс сделал шаг вплотную к проводнику. - Мы что его здесь бросим? Он же еще живой!
   И в глазах столько требовательной тоски, что Грек умилился. Точно, не ошибся он в этом парне.
   -Вот за это и скажи ему спасибо, - прошипел Грек. - За то, что пока он жив, тебе жизнь сегодня в подарок досталась.
   -Не понимаю. Если спасти нельзя, то хотя бы пулю ему, чтобы не мучился. Я с такого расстояния не промахнусь...
   -Тебе, дураку, отдельно объясняю: ни один кровосос не отойдет далеко от еще живой добычи. Инстинкт такой у него, сынок. Кончится пища, тогда и будет суетиться. Ты думаешь, один такой тут стоишь и в ту сторону пялишься? Кровососы всей семьей, втроем у шестов стоят и тебя, дурака, разглядывают.
   -Где? - Невольно обернулся в сторону лесопилки Макс.
   -В..., - добавил ругательство в рифму Грек. - Мозгами шевели, придурок. Как их увидеть можно, если они в невидимом режиме? Слыхал о таком?
   -Да... но... я думал, там мираж будет какой-нибудь, или воздух колыхаться будет... Нельзя же, чтобы совсем не было видно тела.
   -Ты не пугай меня, сынок, - голосом, полным скрытой угрозы, сказал Грек. - Мне убогих в отряде не надо. Забыл где находишься? Так я тебе напомню, - он аккуратно, но убедительно взял Макса за отвороты куртки и вплотную приблизил лицо. - Трех матерых кровососов в четыре автомата не положим. Первое. Если на свою голову тебе плевать, то у товарищей поинтересуйся, согласны ли они вместо Лешего помучиться... А если решил действовать - вперед. Дождись, пока мы отойдем на безопасное расстояние - и давай. Это второе. А если раздумал, дуй без глупостей вперед. И моли Зону... или бога, кого угодно моли, чтобы Леший, - он кивнул в сторону лесопилки, - еще пожил хотя бы пять минут. Потому что его смерть - это сигнал для кровососов, что пища кончилась и пора начинать новую охоту...
   -Грек! - взмолился Краб. - Хватит разговоров, а?
   Уже отойдя от гнезда кровососов на безопасное расстояние, Грек продолжал ругаться про себя.
   Обязательно в команде такой Робин Гуд найдется. Будет на нервы капать. "Разве мы его бросим... он же еще живой" - мысленно передразнил Макса Грек. Трех кровососов в четыре автомата! Додумался, говнюк. Как будто Грека не волновало, что свой брат сталкер так погибает. Но выхода нет. Лешего не спасти, а вот добавить голов на свободных шестах - это запросто.
   Тоже, новички, твою мать. Прутся в Зону, ничего не зная о тех тварях, которых в худшем случае предстоит увидеть в первый - а с такой подготовкой - в последний раз. Когда Грек уходил в первую ходку, он и то знал о повадках этих тварей больше, чем Макс сейчас.
   Умник, - Грек зло сплюнул под ноги, - не удосужился узнать заранее, можно ли убить кровососа вообще и туда же, в Зону лезет. На доброго дядю надеется, который вместо того, чтобы жизнь такому засранцу спасать, между делом еще лекции возьмется читать.
   Каждый дурак - как выяснилось, кроме этих обормотов, знал, что убить одного кровососа в три автомата еще возможно. Самый верный способ, и то, учитывая, что он уже как минимум ранен и в силу чего потерял способность становиться невидимкой. Тогда автоматную очередь ему прямо в рыло, еще лучше - прямо в раздувшиеся как у осьминога кровососущие щупальца. Туда, в самую середину.
   Грек плотоядно прищурился. Тогда тварь получит по заслугам.
   Встретить сытую семью кровососов и остаться в живых - таких случаев немало. Гораздо опаснее тварь, потерявшая семью. Выскочит из неоткуда и уйдет в никуда. А от тебя останется высушенная оболочка.
   Макс сопел так громко, что Грек несколько раз порывался сделать ему замечание, но всякий раз передумывал. Что ни говори, лучше иметь дело с десятком Максов, чем с одним Крабом.
   Так было и будет. Любит Зона равновесие. Сколько новичков сюда переводил, а всегда такой вот Краб попадется. Однажды, помнится, не так давно, напросились в Зону сразу три таких Краба. Все слова при знакомстве на лету ловили, в рот заглядывали. "Да, командир", "как скажешь, командир". А глаза как у раненного кровососа - злые, безжалостные. Думают, одни они на свете такие умники и все как надо рассчитали: старый придурок в Зону их отведет, места грибные покажет, артефактов дорогих под завязку наберет, а на обратном пути у кордона мы его и грохнем. Втроем для верности - как ни справиться?
   Греку в тот раз и головы ломать не пришлось, новичков разгадывая. Все у них на мордах было написано. Психология, она, брат сталкер, годами нарабатывается. Ее не то что не пропьешь - после стакана водки чутье только обостряется. До такой степени, что гнилье издалека чуешь.
   Каждый такой Краб самым умным себя считает, будто никто до него до такой штуки не додумался. Все мародеры сталкеров на выходе встречают, чаще у купленной с потрохами "таможни" - есть такой КПП. А этот считает: а на хрена мне под пули подставляться, неизвестно еще кто кого. Пойду я с проводником как новичок. На выходе с Зоны всяко можно уловить момент, когда заснет старый пень и ножиком его по горлу. Риск нулевой, и деньги в кармане. Ему и невдомек, что не он сталкера, а его сталкер использовать будет. Только не слепой случай решает, кому из новичков отмычкой стать, а Грек и решает - какое дерьмо Зоне отдать. На, тебе, Зона, не жалко. Есть у выхода участочек неприятный, где аномалии в чехарду играют. Вот для этого Краб и сгодится.
   К слову сказать, в тот раз Грек взялся трех Крабов с Зону вести. Не повезло, мужикам, не удался у них план. Один сразу загнулся - на колючку наступил. И не пряталась она особенно, по всем правилам ямка, как стаканом вырезанная, с ровными краями. Прочный как металл росток и проткнул его насквозь. Не повезло парню, в самое интимное место попал. Так и остался навеки "бабочкой".
   Второй Краб после этого вроде как не в себе стал. И однажды ночью они с оставшимся в живых Крабом его лишились. Встал чудак, и в Зону ушел. И оружие свое оставил, вплоть до ножа. Тоже в полку убогих прибыло.
   Третий потом собачонкой преданной за Греком бегал. Однако, поздно, Вася, пить Боржоми. Веры не было. Хотя и повинился он перед смертью, пока на мельнице вертелся...
   Не хотелось идти через кладбище старой техники, копившейся, казалось, со времен Октябрьского переворота 1917 года. Грек пришел к выводу, что из двух зол: идти по болоту или по сухому, выбирает свалку. На болоте после каждого выброса творится - лишь Зона знает что. К тому же Грек ненавидел болото с детства и ходил туда только в самом крайнем случае. Если риск для жизни одинаков, то уж лучше справляться с опасностями, имея под ногами твердую почву.
   На свалку и двинулись, соблюдая максимум осторожности.
   Однако нехорошее предчувствие затаилось где-то в районе живота. Сколько не пытался отвлечься, развлекая себя воспоминаниями о прошлой ходке, все без толку.
   И как в воду глядел.
  

КРАСАВЧИК

   Красавчик подавил в себе острое желание разбить мобильный телефон о стену мыльного пузыря. Подумать только, каких-нибудь двое суток назад он воспринимал чертов мобильник как часть прежнего мира, оставленного за кордоном. Всего ничего и понадобилось для того, чтобы поменять мнение на противоположное - посидеть в мышеловке, имея над головой дамоклов меч, в любую минуту готовый обрушиться на голову.
   Сжимая в руках ненужный мобильник, Красавчик с тоской посмотрел на черный экран. Больше всего эта вещь походила на насмешку. Мертвая. Такая же мертвая как Зона. Это она, хитрая, продажная, перекроила всех по своему образу и подобию. Все у нее шиворот - навыворот. Мертвое в живом, живое в мертвом.
   Да будет свет, да будет тьма... Здесь свой творец - Зона. Да будут твари дрожащие... И создала по образу и подобию своему... человека? Кто сказал - человека? Может кровосос - по образу и подобию. Или контролер. Пожалуй, Красавчик рискнул бы поставить именно на контролера.
   И будет каждому по вере его. Точно. А тут в Зоне и ходить далеко не надо. Хочешь, чтобы воздалось сразу и при жизни? Тогда топай к саркофагу, к "исполнителю желаний". Говорят, самый сильный артефакт в Зоне, любое желание исполняет, что бы не попросил. Многие ходили туда. Никто живым не вернулся. По всей видимости расщедрилась Зона - столько отсыпала, что не унесли.
   Красавчик так сжал в руке мобильник, что тот треснул.
   И ему по вере воздалось. Что хотел, то и получал. Хотел артефактов редких - пожалуйста. Хотелось везенья - и тут слова поперек никто не сказал. Чутья побольше, чтобы ловушки издалека чувствовать - и это без проблем.
   И смерть досталась на славу. Мышеловка. Для мыши серой, чтоб много на себя не брала. Кто ты? Тварь дрожащая. Хлоп - и нет тебя. И никогда не было.
   Сталкер глубоко вздохнул, чтобы привести в порядок мысли и опять ему показалось, что воздух на исходе. Он задержал дыхание. И не дышал до тех пор, пока не потемнело в глазах. Потом осторожно выдохнул и стал дышать расчетливо и экономно.
   Так уже было не раз. Вдруг начинало казаться, что воздуха нет. Внутри нарастала волна не отчаянья, скорее бешенства. Пока он гасил в себе очередной приступ, постепенно успокаивался. Время шло, Красавчик забывался и дышалось по-прежнему легко.
   Через пару часов все начиналось сначала.
   Вода капала. Сначала через пять секунд, потом через десять, потом через пятнадцать. И опять возвращалась к началу.
   Оттого, что не было возможности заткнуть неизвестный источник, сталкер смирился со звуком. Стук капель о каменный пол вскоре перестал его раздражать.
   Есть не хотелось. Он заставил себя раскрыть пачку галет и долго жевал, уставившись в земляной пол. Потом достал флягу и запил несколькими глотками воды. Не потому, что больше пить не хотелось. Как раз наоборот - с жаждой дело обстояло с точностью до наоборот. Пить хотелось отчаянно.
   Впервые испытав приступ жажды, Красавчик поймал себя на мысли, что воды при самой строгой экономии хватит максимум на два дня. Дальше будет плохо. И тогда он подумал о том, что звук капающей воды послан ему в наказание, чтобы напоследок помучился. Как там был наказан Тантал? Кругом была вода, а он не мог напиться. Похоже.
   Да практически, то же самое.
   Он задавил мысль на корню и больше к ней не возвращался. Пока вода была, вопрос о наказании снят с повестки дня.
   Мочевой пузырь не напоминал о себе часов десять. О большем и думать не приходилось. Голодный паек, он и в мышеловке голодный паек.
   Как ни странно, но в ловушке запах долго не держался, а ведь Красавчику пришлось несколько раз пользовать мышеловку в качестве туалета. А может и держался, только со временем он к нему привык.
   Смочив пересохшие губы водой из фляги, сталкер вспомнил, как набирал воду из Живого источника. Вода чистая, холодная лилась по рукам, затекая в рукава. Он тогда еще поморщился. Знал бы заранее, что предстоит...
   Что тогда? На неделю вперед все равно не напьешься. И не надышишься. Все случилось так, как случилось. Будет еще Зона с каждым червем считаться....
  
   ...вода чистая, холодная лилась по рукам, затекая в рукава. Красавчик недовольно поморщился, закатывая рукава.
   Повязку на левой руке, отмороженной в "снежке" пришлось поменять. Пузыри лопнули и присохли к бинтам. Так, что Красавчику пришлось долгое время держать руку под водой, дожидаясь, пока повязку можно будет безболезненно снять. Он наложил новую, предварительно смочив ее в растворе антисептика. Потом с трудом натянул сверху перчатку с обрезанными пальцами. Кожаная перчатка треснула в нескольких местах, зато теперь белый цвет бинта не слишком бросался в глаза.
   Серая облачность долго копила влагу и наконец разразилась мелким дождем.
   Красавчик поднял капюшон, застегнул клапан, чтобы материал плотнее прилегал к голове. Капли дождя зашуршали по непромокаемой ткани. Сталкер вздернул лямки рюкзака выше, чтобы не давили на плечи, поправил автомат и пошел вперед, оставляя за спиной Живой источник.
   Морось влажной паутиной липла к лицу. Проселочная дорога, которую не тронула вездесущая трава, пылила. Напитанная влагой пыль постепенно прибивалась к земле.
   Дорога не сдавалась. Она хранила свою историю от посягательств Зоны. В сухой почве четко отпечатались следы автомобильного протектора. Будто оставленные вчера завязшим после сильного дождя автомобилем. Следы так и не смогли слизать ни ливни, ни весенние паводки. Зона не оставляла попыток стереть всякое воспоминание о человеческой деятельности. Постепенно усиливающийся дождь собирался в ямах, рытвинах, сливался в лужи, размывая почву. Красавчик не первый раз пользовался этой дорогой: проходило время и куда-то уходила вода, а следы от автомобильных покрышек никуда не девались.
   Красавчику было приятно тешить себя мыслью о том, что не всё здесь живет по законам Зоны.
   Простая мысль о том, что и чудесное противостояние проселочной дороги тоже ничто иное, как перерождение, идущее вразрез с законами природы, не приходила ему в голову.
   Дождь все усиливался. Занятый своими мыслями сталкер продолжал идти вперед. Он не чувствовал усталости, хотя с утра отмахал в общей сложности километров двадцать. Может и больше. Дважды приходилось с запасом огибать новоявленные ловушки. Искрили батарейки, выбрасывая в разные стороны короткие ослепительные молнии. Такую аномалию, ведущую себя крайне непредсказуемо, приходилось обходить стороной. Вела она себя каждый раз по-разному. Однажды можно было пройти недалеко от эпицентра - и ничего. А другой раз и далеко обходишь, а только чудом останешься цел. Четких границ батарейка не имела и достать могла и на приличном расстоянии.
   Не имея желания проверять на собственной шкуре длину молнии, Красавчик пошел кружным путем. Чуть позже он едва не вляпался в вакуумную яму, и то по собственной глупости, отвлекших на грызню слепых собак, занятых дележкой свежей добычи. По кускам камуфляжа, вперемешку с окровавленными кусами мяса, Красавчик сделал неутешительный вывод. Перед дождем ветер стих и безвоздушная ловушка не проявились столь впечатляюще. Почувствовав удушье, сталкер сделал шаг назад. Разумное решение - и он это знал. Несмотря ни на что, всякий раз, когда случалось сталкиваться с воздействием ловушки, Красавчик с трудом справлялся с острым приступом паники, который толкал тело вперед.
   С тех пор прошло два часа. Серое небо наливалось чернотой. Клубились тучи, сплошной стеной выкатываясь из-за горизонта. С запада надвигалась гроза. Дикая и необузданная как сама Зона.
   Мысль о крыше над головой, как несбыточная мечта не приходила сталкеру в голову. Самое большее через час начнется гроза, от которой нет спасенья. Ливень - это цветочки. Ягодки представляли собой молнии, большей частью не линейные, а шаровые. К тому же в поле, лежащем по левую руку, наверняка найдется пара тройка батареек. Когда все это вместе взятое сдетонирует, по полю покатятся сотни плазмоидов, заключенные в магнитную оболочку. Иными словами волна шаровых молний, только и ищущих во что бы разрядиться, накроет все на своем пути. Рассчитать сколь глубоко пойдет приливная волна не дано никому. В силу вышеперечисленных причин, убираться с линии грозового фронта следовало не быстро, а очень быстро, если вообще таковая возможность еще имелась.
   Красавчик перешел на бег, стараясь не упускать из виду возможные ловушки. Он бежал не оглядываясь, не пытаясь прикинуть на глаз расстояние отделяющее его от локального светопреставления. Ясно было по усиливающимся порывам ветра, бьющим в левую щеку, что гроза надвигалась.
   Тропа, по которой бежал Красавчик, отделяла лес от поля и вела к развалинам молочной фермы. Судя по светлому небу, там проходил край грозового фронта. Кроме пути вперед, был еще путь назад - но так можно было возвращаться до бесконечности и никуда в конечном итоге не придти. Был еще выход - свернуть в лес. В паре километров отсюда начиналась каменная гряда. Если успеть забраться повыше, то можно рассчитывать на спасенье. Именно в том направлении идет гроза. И там, у каменной гряды и будут разряжаться шаровые молнии. Невозможно представить себе, как поведет себя высвобожденная при взрыве плазма. Вихревые потоки устремятся в разные стороны. Не хотелось проверять на себе, доберется ли до него электрический заряд. В противном случае, одним сталкером станет меньше. Вполне возможно, что после этой грозы и от каменной гряды останется одно воспоминание.
   Еще спасибо следует сказать за то, что не закрутилась грозовая туча в воронку - верный признак надвигающегося выброса. За все время, прошедшее с образования Зоны, никто так и не научился предсказывать точное время очередного выброса. Ни ученые, так и не уяснившие природу его образования, ни сталкеры, обладающие феноменальным чутьем. Так, приблизительно на днях - вот и весь прогноз. Поэтому по старинке пользовались народными приметами. Одна из них гласила: увидел в небе воронку, прячься под землю. Иначе накроет. Жив, может, и останешься, но нужна она тебе, такая жизнь?
   Гроза стремительно приближалась. В низком небе, во вздувшихся боках черных туч возникали ослепительные сполохи. Ударил в землю первый разряд молнии, соединившийся с оглушительным громовым раскатом.
   Красавчик мчался со всей скоростью, на которую был способен, невзирая на возможную опасность влететь со всего маху в аномалию, притаившуюся в ожидании таких вот расторопных. Ему казалось что стоявшая у развалин молочной фермы водонапорная башня, служившая ему ориентиром, нисколько не приблизилась с тех пор, как он перешел на бег. Участившиеся удары молний придали ему новых сил. Он бежал и ветер свистел в ушах. Капюшон давно сбило с головы. Мокрые волосы липли ко лбу. На дороге распласталась черная вмятина комариной плеши и драгоценное время ушло на то, чтобы попытаться за максимально короткий промежуток определить границы.
   Сталкер возобновил бег, до рези в глазах вглядываясь в тропу, стелющуюся под ногами.
   Сильный дождь сменился ливнем. Порывы ветра доносили близкое дыхание озона.
   В сгущающейся тьме Красавчик имел лишь отдаленное представление о том, откуда ждать опасности. Он упрямо бежал вперед, надеясь на собственное чутье. Каждая минута отсрочки, дарованная грозой, подтверждала опасное чувство уверенности в том, что он успеет добежать до развалин фермы.
   Постепенно небо посветлело. На фоне серых облаков, освещенная отблеском молний водокачка казалась инопланетным кораблем, зависшим высоко над землей.
   Гроза обрела полную мощь, когда до молочной фермы оставалось метров пятьсот.
   Вдруг завыло, затрещало. Взметнулись вверх целые пласты черной земли, сливаясь с низким небом. Стало светло как в летний солнечный день. Громовые раскаты слились в один оглушающий, не прекращающийся ни на секунду грохот. Отвечая на разряды, идущие с неба, на поле детонировали первые батарейки. Клубы плазмы, возникающие на месте разряда многочисленных молний, разделялись на отдельные плазмоиды, заключенные в магнитную оболочку шара. Ураганный ветер гнал по открытому пространству сотни шаровых молний. Ослепительно белые, они постепенно наливались темно-красным светом. Мощные электрические разряды били вдоль поля. Занялись огнем первые деревья, стоящие у края. Яркое пламя пылало недолго - усиливающийся ливень мгновенно гасил факелы.
   Красавчик не видел разгула стихии. Ему несказанно повезло. Зона была к нему благосклонна. Ветер не сменил направление и гроза по-прежнему продвигалась на восток.
   Здесь, у границы грозового фронта, было светло. Шел дождь. Красавчик даже рад был каплям дождя, что студили разгоряченное лицо. Грохотало, правда, так, что он совершенно оглох. Главное - он жив, остальное значения не имело.
   Бывшая молочная ферма пустовала. Обычно подобные развалины становились пристанищем для псевдоплоти. То ли гроза распугала тварей, то ли они ушли заблаговременно, покинув место постоянного обитания, - неизвестно. Так или иначе вокруг не было ни души.
   Ферма, всего лишь полуразрушенный сарай с остатками крыши. Земляной пол, почти скрытый за кучами застарелых фекалий, вперемешку с гнилой соломой. Железная лестница - ступенька через две - вела на второй этаж, в производственные помещения.
   Громовые раскаты постепенно затихали. После дикого разгула стихии шум дождя, сквозь дыры в потолке поливавшим пол, казался шелестом листьев на ветру.
   Еще вчера Красавчик не поленился обследовать бы ферму.
   Во-первых, на предмет наличия артефактов. В таких вот местах, где редко появляются люди и велика вероятность встретить что-либо стоящее. В том, что люди сюда давненько не заглядывали, Красавчик не сомневался. Одно дело пара особей тупых как валенок псевдоплоти - одним выстрелом их легко отогнать на безопасное расстояние. И совсем другое - стадо. Такое же тупое, только к тому же и агрессивное. Тут уж как бы наоборот не получилось. Не ты их, а они тебя скорее отгонят на безопасное расстояние. Потому что на все стадо патронов может и не хватить. Псевдоплоть тварь настолько же тупая, насколько и живучая.
   Во-вторых, после забега на длинную дистанцию сталкер нуждался в заслуженном отдыхе. На заброшенных народнохозяйственных объектах, всегда отыщется укромный уголок. Особенно этажом выше, куда псевдоплоти не добраться в силу природных особенностей. Иными словами, свинья - она и есть свинья. Несмотря на массу новых приобретений: огромное мясистое тело, рост повыше быка, толстую шкуру, которую не каждая пуля возьмет, и копыта, способные пробить древесину.
   Еще вчера Красавчик обследовал бы развалины без опаски. Сегодня, после случая с Полтергейстом, угодившим в комариную плешь и тем самым развеявшим по ветру миф о хваленом чутье порожденцев Зоны, желания обследовать окрестности поубавилось. Может так статься, что внизу валяется в грязи стадо псевдоплоти, а этажом выше уютно расположилась изнанка...
   Красавчик все равно туда полез. Чертыхаясь и подтягиваясь на ржавых перилах железной лестницы, державшейся на выбитых из стены скобах. И нашел ровно половину от того, что хотел - закуток, где можно отдохнуть, не опасаясь нападения. Однако, как в том старом анекдоте, настроение уже было не то.
   На втором этаже обнаружилась комната с выбитой дверью. Шесть квадратных метров, с покосившимся диваном, из которого торчали пружины, разбитый стол и старый телевизор без кинескопа, - полностью отвечали непритязательным запросам сталкера.
   -Со вкусом отдыхали доярки, - буркнул себе под нос Красавчик.
   Он устало опустился на диван, тут же завалившимся под тяжестью его тела на одну сторону.
   -Плевать, - опять сказал Красавчик и удивился. Чего это он так разболтался? Не иначе человеческая обстановка воздействует на него таким пагубным образом.
   Окно, заколоченное досками, не служило препятствием для ветра, проникающего в щели. В комнате стояла темнота и наверное поэтому, перекусив и хлебнув за собственное спасенье из фляги чуть больше привычных пяти глотков, отпущенных на день, Красавчик потерял счет времени.
   Стояла тишина. По подоконнику барабанил дождь. Где-то внизу поскрипывала железная лестница...
   Красавчик очнулся от звука человеческих голосов.
   -Все чисто, Сэмэн.
   -Хромой, наверху посмотри.
   Голоса затихли. Послышался шум приближающихся шагов. Кто-то взялся за лестницу, по которой Красавчик взбирался. Он тихо, чтобы его не выдал шорох, потянул автомат за ремень. Хотел заранее снять предохранитель, но передумал. Сухой щелчок может выдать его. Начнется стрельба вслепую, что для него, запертого в коморке, наверняка означало смерть.
   Встречи с себе подобными в Зоне не всегда проходят в дружеской обстановке. Чаще самый дружелюбно настроенный остается лежать с дыркой в голове.
   Красавчик осторожно развернул дуло автомата в сторону дверного проема, выходящего на лестницу. Прошла минута, другая.
   Снизу послышалась ругань. Натужно заскрипела лестница.
   -Нет, Сэмэн, туда не залезть. Здесь все сгнило. Сейчас поднажму и вся эта хрень полетит на фиг.
   Хромой, по всей видимости, оказался тяжелее, или малость трусоват.
   -Ладно, Хромой, не парься. Я по привычке. Если и был кто, так грозой всех унесло. Скажи Свистуну, пусть сюда этого козла тащит. Вон и крюк подходящий имеется.
   -Ага. - Шаги стали удаляться.
   Кличка "Хромой" - ничего не говорила Красавчику. А вот "Сэмэн" - сказала больше, чем нужно. Сэмэн известный в Зоне персонаж. Один из вдохновителей легендарного движения "Долг", давно набившего оскомину. Пользуясь подсказкой известного в советские времена кинофильма, краткая характеристика Сэмэна звучала бы следующим образом: умен, образован, беспощаден к врагам "Долга", в связях с мутантами, порочащих его, не замечен.
   Что еще? Ах, да - истинный землянин. Последнее дополнение не лишено было оснований, поскольку девиз "Долга" гласил: если Зона - это вторжение, твой долг защитить землю. Кажется так, если Красавчику не изменяла память.
   Да и первая часть характеристики не лишена подтекста. Как-то Красавчику попалась в руки брошюрка, где черным по белому были выложены основные принципы "Долга". Все примерно сводилось к следующему. "Убивай каждого, убивай не останавливайся, если перед тобой выходец с Зоны, не сегодня - завтра он станет мутантом". В памяти невольно всплыло что-то знакомое из детства, когда их класс гоняли в кинотеатр на просмотр какого-то фильма про войну.
   С долговцами встречаться не хотелось. Если вне Зоны с ними вполне можно было поговорить за бутылкой водки, то в Зоне эти ребята разговорчивостью не отличались. К стенке, конечно, не поставят...
   Подумав немного, Красавчик заменил "конечно" на "наверное". Это показалось ему ближе к истине.
   Красавчика беспокоила суета, начавшаяся ниже этажом. И не столько сама суета, сколько отсутствие информации. Кроме того, диван, на котором он сидел, мог подвести в любой момент. Сталкер осторожно перенес вес тела на левую ногу, стараясь определить момент, когда ржавые пружины беззвучно распрямятся. После минуты - другой мучений, операция закончилась успешно.
   Не выпуская автомата из рук, Красавчик медленно двинулся к дверному проему. Осторожно, стараясь лишний раз не дышать, он выглянул за угол.
   Сэмэн оказался прав: крюк, намертво вбитый в кирпичную стену, ему пригодился. На стене, подвешенный за связанные руки, висел человек. Его босые ноги не касались пола. Лицо было разбито. Правый глаз настолько заплыл, что казалось его нет. На разбитых губах запеклась кровь. Разорванный в клочья комбинезон едва прикрывал израненное тело. Кровь стекала по ногам и капала на пол.
   Вокруг стояли пятеро человек. В полной выкладке "Долга": масках с прорезями для глаз, в черных комбинезонах с эмблемами на рукавах.
   -Еще брыкался, сука. - Один из долговцев тяжело ударил приговоренного в живот. Тот дернулся и мучительно застонал.
   -Оставь, Хромой. Я поговорить с ним хочу. Напоследок. - Высокий, крепкий Сэмэн шагнул вперед, ближе к подвешенному на крюке человеку. - Я приказал тебе стоять, тварь? Отвечай.
   -Да, - сдавленно захрипел человек. В горле его забулькало. Он откашлялся и изо рта потекла кровь.
   -Так. Я приказал тебе стоять. Почему ты не выполнил приказ?
   -Ты... убил бы.
   -Так. Значит, ты знал, что виноват. И вместо того, чтобы выслушать приговор как положено - возможно, тебе удалось бы сохранить жизнь. Но ты стал стрелять.
   -Серого ранил, падла, - не сдержался Хромой.
   -Подожди, - Сэмэн жестом приказал Хромому замолчать. - Ты начал стрелять.
   -Я боялся... убьете.
   -Ты знаешь, мутантам не место за кордоном. Зверь должен жить в логове. Или поблизости. Я тебя позавчера видел в "Приюте", среди нормальных людей. Это так?
   -Я... Сэмэн... я не виноват.
   -Ты появился вне Зоны. Ты несешь людям заразу. Отсюда, с Зоны. Ни в чем не повинным людям. Завтра таким же уродом как ты, станет твоя мать. Или жена. Что ты скажешь на это?
   -Я... не виноват, - хриплый голос окреп, - мне просто не повезло, Сэмэн. Я под выброс попал. Мне просто... не повезло.
   -Каждый раз я слышу одно и то же. Тебе повезло, сталкер. Еще как повезло. Ты пережил выброс и остался жив. Зона подарила тебе вторую жизнь, а ты потащился к людям. Неблагодарный.
   -Сэмэн... не убивай. - Заплывший глаз приоткрылся. - Я обычный человек. Я останусь в Зоне... навсегда. Не убивай.
   -В Зоне, значит. - Сэмэн наклонил голову, рассматривая что-то у себя под ногами. - Как я могу верить человеку, в котором ничего человеческого не осталось? - задумчиво спросил он. - Ты когда мутировать начал? Правду! - жестко приказал он. - Говори мне правду.
   -Месяц... два назад.
   -Врешь. Мутации далеко зашли. Все полгода, а то и больше. Ты мутировать начал, какого черта к людям пошел? Почему не к доктору, который в Зоне живет, как считается, безвылазно? Говорят, он чудеса творит с такими, как ты. Не лечиться ты пошел, а понес заразу людям.
   -Прости... не убивай...
   -Раньше, в средние века, во время эпидемии убивали не только больного чумой, но всех его родственников - во избежание. У тебя есть семья, сталкер?
   -Есть... была жена.
   -Я передам ей от тебя привет.
   -Не надо, Сэмэн, я прошу тебя, она обычная женщина. Она здесь не причем. Ты же знаешь, мутации не передаются. Я пережил выброс...
   -Твоя жена общалась с тобой, возможно, ты занимался с ней сексом. Неизвестно еще, что у тебя за мутация, возможно, со временем зараза передастся и ей. И потом, нет веры женщине, которая, зная что с тобой происходит, не пришла к нам. Ведь знала?
   -Нет, Сэмэн, не знала. Мы раньше расстались. Давно. Не трогай ее! - взмолился приговоренный.
   -Ты знаешь, во мне нет жалости к предателям. Но ребятам легче будет творить правосудие, когда они узнают правду. Не так-то просто убить женщину, сам понимаешь, там, за кордоном другие порядки. Ответь мне на вопрос: она знала, что с тобой происходит?
   -Нет! Сэмэн, она ничего не знала! Я говорю правду!
   Сэмэн ничего не сказал. Только кивнул Хромому и отошел в сторону. Тот не заставил просить себя дважды. Он медленно двинулся к жертве, доводя ее тем самым до исступления.
   -Сэмэн, не надо! Я не вру, поверь мне! - закричал человек.
   Жесткий удар под дых заставил его замолчать. Кровь толчками вытекали из его горла, в то время как он открытым ртом пытался поймать глоток воздуха.
   Человек, подвешенный на крюке, бился. Капли крови разлетались по сторонам, но Хромой не боялся запачкаться. В руках у него оказался армейский нож. Точным движением он вспорол ткань комбинезона, от которого и так осталось одно название. Когда к ногам упали лохмотья, Красавчик увидел, что Сэмэн оказался прав во второй раз: мутации, действительно, зашли слишком далеко. Даже доктор не сумел бы помочь.
   Наверное, если бы с приговоренного к казни человека сняли кожу, вряд ли зрелище было бы омерзительнее того, что Красавчик видел сейчас.
   Худое, изможденное тело, с вывернутой словно наизнанку грудной клеткой. Ребра, которым полагалось быть внутри, торчали снаружи. Желтые, уродливо изогнутые, они частоколом прикрывали грудь. Издалека казалось, что гигантский паук, оставив за спиной человека вздувшееся брюхо, обхватил его многочисленными лапами.
   -Посмотрим. - Услышал Красавчик голос Хромого. - Посмотрим, что ты, падла, прячешь там внутри.
   Острый нож, пройдя между ребрами, разрезал кожу. С неприятным звуком лезвие задело кость, глубже погружаясь в тело. Густая, черная кровь заполнила межреберное пространство. Набухла и потекла по животу тягучей, дымящейся струей.
   Человек пронзительно закричал.
   -Убей меня, Сэмэн, убей! - он кричал, давился кровью, дергался, пытаясь прекратить пытку, но пощады не выпросил.
   Хромой продолжал пытку, снимая с корчащегося от боли тела пласты кожи.
   Ребра приговоренного дрогнули, и Красавчик вдруг решил, что сейчас грудная клетка распахнется, как створки раковины, обхватит стоящего рядом Хромого. И тогда палач станет жертвой. Но ничего похожего не произошло. Человек выгнулся дугой, касаясь пятками и затылком забрызганной кровью стены. Голова его бессильно упала на грудь.
   По знаку Сэмэна, Хромой оставил в покое человека и отошел в сторону.
   -Ты еще слышишь меня, сталкер? - негромко спросил Сэмэн.
   Долгое время человек молчал. Потом раздался хрип.
   -Хорошо, что слышишь. Я прекращу твои мучения в любой момент...
   Голова приговоренного дернулась.
   -Да, я сделаю это. Если ты ответишь мне на вопрос: знала ли твоя жена о том, что ты мутант?
   Снова установилась тишина. Сэмэн терпеливо ждал. Переминался с ноги на ногу Хромой. Один из долговцев достал из кармана куртки пачку сигарет и закурил.
   -Убей меня. - Едва расслышал Красавчик. - Она знала... Убей. Ее не трогай... прошу.
   -Ты не можешь ни о чем меня просить. Ты мутант, отребье Зоны. Дважды солгавшему веры нет, но на этот раз я тебе поверю: твоя жена действительно знала, что ты мутант. Никто и не догадывается пока, во что может переродиться мутант. В конечном итоге. Вполне возможно, ты будущий гибрид кровососа и контролера.
   -Нет, Сэмэн... я человек.
   -Ты был человеком, сталкер. Теперь ты никто. Слуга Зоны, несущий заразу дальше. Расплодившиеся твари хоть знают свое место. А ты - ты - который должен нести заразу подальше от родного дома, наоборот, понес ее своим детям... Мне жаль.
   -Да... да... Мне тоже... себя жаль.
   -Мне жаль, что тебя нельзя убить дважды. Прощай.
   -До... свидания. В аду.
   -Брось, сталкер. Для таких как ты нет ни рая, ни ада. Для таких как ты есть куча дерьма, вот этого, - он развел руки в стороны, - в котором и будет гнить твое поганое тело. Я передумал. Зона тебя породила, пусть она тебя и убьет.
   -Сэмэн, надо уходить. - В сарай вошел еще один долговец. - Стадо псевдоплоти. Они возвращаются.
   -Хорошо, Адвокат. - Сэмэн кивнул. И коротко бросил: - Уходим.
   -Этого, - Хромой оглянулся на подвешенного человека, - кончить?
   -Не трать патроны. Псевдоплоть всеядна. Сожрут за пять минут и костей не оставят.
   Сэмэн направился к выходу, остальные потянулись за ним.
   -В аду... сука, в аду, - хрипел человек, но его никто не слушал.
   Дождавшись, пока затихнут шаги, Красавчик спустился на первый этаж. После разгрома, учиненного Хромым, использовать лестницу по назначению не представлялось возможным. Сталкеру пришлось уцепиться за перила. Перебирая руками, он передвинулся по покосившейся лестнице ниже. Потом спрыгнул вниз. Было высоковато, и он постарался максимально сгруппироваться, чтобы не повредить голеностопный сустав.
   Спуск прошел успешно и сталкер вздохнул с облегчением.
   Пристроив за спиной автомат, Красавчик пошел к выходу. У стены он остановился и некоторое время разглядывал подвешенного на крюке человека.
   Вдруг заплывшие веки дрогнули и на Красавчика уставился единственный глаз.
   -Сталкер, - прошипел человек, - убей... меня.
   Красавчик осторожно выглянул в дверной проем. На соседнем холме на фоне светлого еще неба темнели силуэты долговцев.
   Сэмэн оказался четырежды прав: тратить патроны не хотелось. После встречи с Полтергейстом каждый был на счету. К тому же, звук выстрела может оказаться громче, чем ожидалось. Да и стадо псевдоплоти на подходе. Следовало поторопиться.
   Красавчик повернулся и пошел к выходу.
   -Не ходи на Припять... сталкер. Там... там тебя ждет смерть. Не ходи.
   Тогда Красавчик не выдержал. Он не пожалел ни патрона, ни времени. Потому что с детства ненавидел предсказателей. Он вынул пистолет ТТ, снял предохранитель и выстрелил человеку в голову.
   Входное отверстие - маленькая дырка с обугленными краями. Зато мозги, растекшиеся по стене, сомнений не оставили. Все было кончено. Да и чего, собственно он ожидал от мутанта? Обладай он способностями перерожденца, вряд ли позволил бы над собой издеваться.
   Красавчик убрал за пояс пистолет. Подтянул ремень автомата и ушел, ни разу не оглянувшись.
  

ГРЕК

   Сбитые ветром хвойные ветви шуршали под ногами. Бывший ельник протыкал низкое небо кольями стволов, оставшимися без ветвей. Так и торчали сухие стволы с заточенными вершинами как заготовки для будущих жертв кровососа.
   Пора было подумать о привале, но Грек гнал тройку дальше. Об отдыхе можно думать, когда впереди ждет относительно безопасный участок пути, а не наоборот.
   Вскоре вышли на заброшенное шоссе, от которого до кладбища старой техники было рукой подать. Асфальт, просевший со временем, крестили глубокие трещины. Молодая поросль ломала старый бетон как сухое печенье. Получив место под солнцем, тонкие прутья будущих деревьев вместо того чтобы тянуться к нему ветвями, гнулись. Шоссе было как ковром покрыто вполне созревшими деревьями, стелющимися по земле, цепляясь за трещины острыми колючками.
   На обочине дороги, вгрызаясь бетонными плитами в сухую землю, стояла покосившаяся автобусная остановка. В паре десятков метров от нее на боку лежал проржавевший насквозь автобус. Шины давно сгнили и в ржавые диски зачем-то были вставлены искусственные цветы. Такое единство лишний раз подтверждало, что круг замкнулся: некому и нечего здесь ждать.
   Не доходя метров десяти до автобуса, Грек приказал новичкам остановиться. Вести за собой на разведку тройку не имело смысла. Если у свалки засели мародеры, необученные юнцы не помогут, а скорее навредят. Грек рассчитывал взять левее и выйти на опушку леса. А оттуда свалка видна... Добавить "как на ладони" было бы преувеличением. Свалка просто видна. Для того, чтобы сделать правильный вывод большой простор для обзора и не требовался. Пытливому уму хватит и незначительных деталей. Хватило же Греку предупреждения с кровососами, лишний раз подтвердившего избитую истину: принимать бой нужно лишь тогда, когда ничего другого не остается. А пока он вправе решать когда и с кем начинать военные действия, то не позволит каким-то там мародерам навязывать свои правила игры.
   -За старшего остается Очкарик. С места не сходить. Я вернусь через полчаса, максимум через час...
   Грек не договорил.
   -Подожди, Грек, - перебил его Макс. - А если... мне не хочется, конечно, об этом думать, но если ты не вернешься и через два часа, то...
   -Если я не вернусь к вечеру, сынок, - мягко сказал Грек, - можете устаиваться тут на вечное поселение. Видишь автобус? Как жилье на первое время сойдет.
   -Я серьезно, Грек.
   -И я тоже. Можно сесть посидеть, пока меня не будет. Но ухо держать востро. Вопросы есть? - Дождался пока Макс утвердительно кивнет и продолжил. - Все вопросы после моего возвращения.
   Хотел было уходить, но краем глаза Грек заметил живчика, нацелившегося на легкую добычу. Если он в Максе не ошибся, то примерно представлял себе, кому по идее выпала роль стать лакомым кусочком.
   -Я сказал, можно сесть, - улыбнулся Грек.
   Случилось так, как он и предполагал. Оглянувшись по сторонам в поисках того, чем можно воспользоваться, любитель уюта прямиком направился к живчику, дружелюбно укрытого мягким ковром из ярко-зеленых листочков. Кочку, значит, подходящую Макс себе нашел.
   -Стоять, - негромко приказал Грек, с удовольствием отмечая, что несмотря ни на что, Макс замер с поднятой ногой, не доходя каких-нибудь полшага до кочки.
   Нет, не ошибся он в Максе - в голове идеи вроде правильные, а для Зоны человек конченный. Не будешь же за ним как за малым дитём ходить: туда ногу поставь, здесь лужа, смотри, обходи аккуратно. Если у Краба чутье отсутствует, он хотя бы делает все с оглядкой, десять раз подумает, куда ногу ставить. А этот...
   Того, кто сам в петлю лезет, спасти как правило невозможно, все равно способ отправиться на тот свет найдет.
   Грек поднял камень поувесистей и с замахом бросил в гостеприимную кочку. Хитрая тварь почуяла дуновение воздуха и не дожидаясь пока камень коснется листвы раззявила зубастую пасть. В мгновенье ока растертый железными челюстями в крошку камень исчез в ненасытной глотке. Судя по всему усиленное питание твари не понравилось. Трогательные листочки втянулись внутрь и нечто похожее на огромного ежа, вырвало из земли многочисленные лапы и без лишней суеты скрылось в густых зарослях кустарника.
   -Не будет с тебя толку, сынок. - Покачал головой Грек. - Самое дорогое, что у тебя осталось, и то не можешь устроить по-человечески.
   -Я вообще не знаю, - внезапно окрысился Макс, - как вы тут во всем этом разбираетесь! Как вообще одно от другого можно отличить? Холмик и холмик был - ничего страшного!
   На побелевшем от пережитого страха лице ярко горели глаза, полные праведного гнева.
   -Вот именно, что не знаешь. Умника из себя строишь, а некоторые, перед тем как идти в Зону, книжки разные читают, информацию в голову складывают, чтобы не страдало то, что собрался на кочку посадить. Или, во всяком случае, с людьми знающими общаются. Не на прогулку сюда ходят, сынок. Но сдается мне, ты так этого и не поймешь.
   -Читал я, читал! И с людьми разговаривал. Столько всего плетут про эту Зону, что не знаешь, где правда, а где ложь!
   -Скажу тебе самое главное, сынок. Все, что ты слышал о Зоне - все правда.
   -Все? - тупо переспросил Макс.
   -Все. - Подтвердил Грек кивком головы. Потом негромко позвал: - Очкарик. Ты почему на кочку не сел, она ближе к тебе стояла?
   -Не знаю, - тяжело вздохнул Очкарик. - Она... эта кочка, как бы сказать, ровная какая-то была, как будто кто-то специально ее подстригал. Мне показалось, - он замялся, - как будто живое старается неживым прикинуться.
   -Поэт. - Ободрительно усмехнулся проводник. - Я тоже в молодости стихи писал для стенгазеты. Почитаю тебе потом на досуге. Но подметил точно, слышишь, Макс номер сто один? В Зоне все не так, все наоборот. Живое - мертвым прикидывается, а мертвое - живым. В самую суть смотришь, Очкарик. Ладно, садись теперь, чисто кругом, - милостиво разрешил Грек.
   Уже повернувшись успел отметить, как нерешительно переминается с ноги на ногу Краб, бросая кроткие пытливые взгляды на Очкарика. Оно и понятно: союзника себе ищет. Тоже не дурак, начинает понимать, что Очкарик - проводник от бога, с таким не пропадешь. Думает, все его мысли скрыты, а на самом деле у него на лбу черным фломастером написано: если отставного прапора придется раньше времени замочить - случай тоже ждать не будет, он либо есть, либо его нет - то с таким уникумом как Очкарик, есть шанс живым с Зоны выбраться.
   Молодые, Грек на ходу неодобрительно покачал головой, хоть бы на чужих ошибках учились.
   Со времени, когда Грек был на свалке в последний раз, ничего не изменилось. Груда старой, разной степени изношенности техники, издалека напоминала муравейник. В центре высилась гора искореженного металла. Угадать в нем то, что прежде, крутя колесами, передвигалось по дорогам, не представлялось возможным. Острые углы разорванных капотов, крыш, черные дыры вместо лобовых стекол, подвески всех мастей. Что за сила стянула все в кучу, забиравшуюся на высоту более тридцати метров? Та сила, что неожиданно иссякла и остальной металлолом остался в беспорядке валяться на поле, площадью в несколько раз больше футбольного, создавая некое подобие лабиринта, пройти по которому не напоровшись на внезапно обрушившийся на голову металл - затея почти нереальная.
   С первого взгляда стало ясно, что мародеров на свалке нет. Среди разномастной, искореженной техники, среди сгнивших крыш и вывороченных наизнанку двигателей всевозможных комбайнов, тракторов, ВАЗ-ов, УАЗ-ов, Жигулей и Побед, расположилась сытая стая слепых собак. В том, что стая была сытой, можно было не сомневаться: пара собак затеяла любовную игру. Остальные лежали поодаль. Черная сука, распластавшись на спине, кормила взрослых щенков.
   Отъелись, падаль, - зло прищурился Грек. Чего-чего, а дармовой жратвы в Зоне хватает, вот и жиреют. Для кого-то стая собак обернулась смертью, а новичкам сегодня опять повезло. Сытая стая нападать не будет, зверье остается зверьем. Отогнать стаю, в случае чего, проще простого. Пара выстрелов из пистолета ТТ с глушителем, и они разбегутся. Лишний шум ни к чему - вот что должно стоять во главе угла.
   Впрочем, разбегутся - сильно сказано. Так, отбегут на безопасное расстояние. А потом, оставаясь незамеченными для глаз, пойдут по следу - будущая добыча тоже на дороге не валяется. Будут преследовать отряд на таком расстоянии, чтобы их неожиданное появление, скажем, через сутки - двое, чаще ночью, явилось бы полной неожиданностью для того, кто сталкивается с этим впервые.
   Грек готов был с этим мириться на первых порах. Тем более что впереди отряд ждала река. Слепые твари, как почти все порожденья Зоны, терпеть не могли воду, поэтому километров через пять оторваться от них не составит труда.
   Будто услышав его мысли, черная сука подняла морду и уставилась в том направлении, где за кустами скрывался Грек. На узкой морде, с затянутыми пленкой глазами, дернулся огромный влажный нос. Сука пыталась по запаху определить, исходила ли с холма угроза для стаи. Кончики острых ушей, прикрывающих ушные раковины встали торчком. Собака целую минуту, не шевелясь, оценивала обстановку, потом вернулась к прерванному занятию.
   Сомнений, если они и были, не осталось: мародеров в окрестностях свалки нет. Они народ нервный и не потерпели бы присутствия собак. Да и те небольшие любители близкого соседства двуногих. Так или иначе, завязалась бы война и кому-то бы не поздоровилось.
   Кстати, не жалкие ли останки мародеров переваривались сейчас в утробах слепых тварей?
   Человека, потерянно бредущего между завалами искореженной техники, Грек заметил в последнюю очередь. Тогда, когда собрался уходить. Заскорузлая повязка в рыжих пятнах подсохшей крови скрывала пол-лица. Сквозь камуфляж, разорванный в нескольких местах проглядывало тело: в подтеках и ссадинах, покрытых корками запекшейся крови. Неестественно вывернутое плечо стягивал автоматный ремень. Непосредственно само оружие болталось за спиной и при каждом шаге било человека по боку.
   Издалека человек походил как на зомби так и на убогого - живого сталкера, потерявшего рассудок. И тот и другой мог представлять опасность.
   А мог и не представлять.
   Зомби и убогие бесцельно бродили по дорогам Зоны и сталкеров, как правило, не трогали. Но также, как в каждом правиле бывают исключения, имелось и здесь свое "но". Временами на тех и на других находило. Причем эти времена никак не зависели от внешних условий. По крайней мере ученые, получившие массу порождений Зоны в качестве материала для исследований, так и не смогли определиться: в связи с чем безобидные, постепенно мумифицируемые создания и сумасшедшие, вдруг впадают в не мотивируемую агрессию. Тогда бойся попадаться им на пути. Живучий до последнего зомби в отсутствии под рукой оружия, рвал зубами все, до чего мог дотянуться. Ровно до тех пор, пока благодаря умелым действиям не распадался на отдельные фрагменты.
   То же касалось и убогих. Живой человек, только сумасшедший, к которому и относились соответствующим образом - жалели. Поначалу. До первых случаев ярко выраженной шизофрении.
   С убогими можно было поговорить. Более того, от него трудно было отвязаться. Если он выходил на людей, то двигался за ними как привязанный. Будучи взят в команду, он превосходно справлялся со своими обязанностями. Лучшего часового, охраняющего покой спящих товарищей, было попросту не найти. Отсутствие логики в рассуждениях с лихвой окупалось звериным чутьем.
   Так было поначалу. До первых вспышек возникающей неизвестно в силу каких причин агрессии.
   На убогого вдруг находило. В такие моменты он ничем не отличался от зомби. Стрелял, если патроны оставались в патроннике, вырезал ножом все живое, без ножа рвал ногтями и зубами. Даже мертвый убогий продолжал двигаться и убить его окончательно было также сложно, как и зомби.
   Снова проводнику вспомнился Параноик с его способностью издалека отличить зомби от убогого. Греку приходилось ходить с легендарным сталкером в связке. Он помнил, как однажды Параноик, поднеся к глазам бинокль чтобы разглядеть одиноко бредущую по полю фигуру, сказал:
   -Это убогий.
   Так и оказалось впоследствии.
   Параноик убогих жалел.
   -С каждым может случиться, - говорил он. - Тут не только мать родную забудешь, но и как тебя зовут. И главное - на всей Зоне не отыщется доброй души, чтобы проводить тебя домой.
   Вот за это и получил Параноик свое прозвище - за то, что выводил убогих с Зоны. После, их определяли в сумасшедший дом, там у Параноика работал брат. Поговаривали, что после года усиленного лечения к некоторым возвращалась не только память, но и человеческое восприятие окружающей обстановки. Во всяком случае, если приступы агрессии и случались за желтыми стенами, с ними успешно справлялись.
   Параноика рядом не было. И приходилось брать ответственность на себя.
   Пока Грек рассуждал, стая слепых тварей, почуяв двуногого, снялась с места. Собаки как тараканы расползлись по свалке, потерявшись в многочисленных щелях.
   Человек двигался по единственно возможному пути, привычно огибая острые углы торчащей арматуры. Двигался бездумно, по все видимости, не имея цели. Разминуться с ним было невозможно - не перебираться же через завалы, рискуя в любом момент быть погребенным под ржавым железом. Неизвестно, оставались ли у человека патроны - предсказать исход такой встречи нельзя.
   Следовало десять раз подумать, прежде чем затевать опасную встречу. Случись что, Краба не жалко, но ведь прикроется, подлец, чужими спинами.
   Был еще выход: невзирая на моральные соображения, попросту снять человека издалека. В таком случае неизвестно сколько патронов предстояло потратить и не затаится ли опасная тварь, готовая напасть в любой момент.
   Можно подобраться ближе и бросить гранату, а останки уже вряд будут представлять опасность.
   В правильности последнего решения Грек сильно сомневался. И вот почему. Хуже, чем грохот от взрыва гранаты может быть только начавшаяся стрельба. Иными словами - никакой разницы. На звук явятся все, кому не лень. Пока все спокойно только в силу той причины, что они двигаются тихо. Вынужденная стрельба потащит за собой шлейф неконтролируемых событий. Уподобиться добыче, которую гонят со всех сторон охотники - худшая из перспектив.
   Также вызывало беспокойство, что собаки затаились. Если начнется стрельба, никто не поручится за то, что стая будет сохранять нейтралитет.
   Грек до последнего надеялся на то, что человек заблудится в одном из многочисленных тупиков и одной проблемой станет меньше.
   Человек остановился посреди свободного от железа участка. Он застыл, тупо глядя себе под ноги.
   Время шло, но человек не двигался.
   Как-нибудь с одним зомби разберутся, - решил проводник. От убогого отделаться будет труднее. Таскать за собой мину замедленного действия не хотелось. Но все это потом, потом.
   И Грек решил рискнуть.
   -Подъем, - негромко скомандовал проводник, неслышно появляясь из-за разросшегося дерева. Из всех новичков лишь Очкарик встретился с ним глазами ровно за секунду до того, как он заговорил. - Идти за мной след в след. Первый Очкарик, за ним Краб, замыкающий Макс. Наша задача без шума пересечь свалку. На свалке стая слепых собак. Скорее всего, нападать они не будут. В случае нападения я дам приказ стрелять. Без моей команды стоять смирно. Если будут сделан выстрел без моей команды - любитель пострелять останется на свалке. До полного удовлетворения. И еще. Посреди свалки стоит человек: зомби или убогий. Дам добро - стреляйте по возможности в голову. Двигаемся быстро. Вперед.
   -Грек, я не понял, - Макс поднялся с земли. - Так этот человек зомби или убогий? Против мертвеца я не возражаю, но убогий это все-таки человек. Мы же не будем...
   -Будем, - бросил через плечо Грек. - Если понадобится
   -Обычного человека? Мне не нравятся такие порядки. Я не убийца и хочу просыпаться с чистой совестью. Я слышал, их выводят с Зоны и после лечения они становятся нормальными людьми.
   -Хорошо, Макс, - благожелательно улыбнулся Грек. - Я разрешаю тебе выстрелить только после того, как он попадет тебе в живот. Смерть долгая и тяжелая - будет время подумать... о чистой совести.
   -Зачем такие крайности? Наверняка с ним можно договориться, как с обычным человеком.
   -Вот это сколько угодно.
   -Можно? - обрадовался Макс.
   -Можно. Дождись, пока мы выйдем со свалки и отойдем на безопасное расстояние и говори сколько душе угодно.
   -Грек, он человек. Это может случиться с кем угодно, хоть с тобой.
   -Отставить разговоры, - Греку надоело играть в демократию. - Недовольных прикладом подгонять не буду. Свободны. Шаг вперед, кто идет дальше.
   Первым шагнул Очкарик. За ним Краб. Макс раздумывал ровно столько, на сколько хватило терпенья у проводника - две секунды. Он сделал шаг вперед, нервно сжимая в руках автомат.
   Кому точно не следовало испытывать судьбу, так это Максу. С его фатальным невезением и полным отсутствием чутья. Хорошо, что он осознает этот факт. Вот растет достойная смена Параноика. Жаль только - недолгая жизнь ему суждена. Даже с Зоны живым выйдет, все равно здесь останется - такой вот парадокс.
   Знавал Грек таких парней, чудом оставшихся в живых. После первой ходки начинается эйфория. И идет такой Макс в Зону снова. Один. Второй и последний раз. Чтобы стать новым Параноиком, нужно хотя бы иметь одну из двух составляющих: либо чутье, либо везенье. А лучше все сразу.
   Когда подошли к свалке, ветер стих. Наверху беспорядочно наставленной груды металлолома грохотало, утратив опору, железо. Солнце, большая редкость в Зоне, отыскало дыру в сплошной облачности. Ровный свет залил свалку, отчетливо выделяя каждую уродливую деталь. Представить себе, что это в отдельности было когда-то составной частью отлаженного механизма мог только человек, наделенный богатым воображением.
   Грек повернул влево, обходя то, что осталось от трактора. Мелькнула неясная тень - то ли собака не спешила показываться людям на глаза, то ли крысиный волк облюбовал для жилья нижний этаж свалки.
   Косые лучи солнца, пробиваясь через многочисленные зазоры, мешали Греку сосредоточиться. Он невольно сбавил шаг, готовый к любым неожиданностям.
   Если бы он знал, что его ждет, немедленно повернул бы обратно. Но время, отведенное на принятие важного решения истекло и менять что-либо стало поздно.
   Вокруг было тихо.
   Человек стоял на прежнем месте, безучастно сжимая в руках автомат. Под бинтовой повязкой скрывались синюшные трупные пятна. Единственный глаз ссохся в глазнице, отчего та стала для него большой по размеру. В прорехе комбинезона из плеча торчала желтая кость. То, что издалека проводник принял за коросты на ранах, вблизи оказалось разорванной кожей, края которой уже не могли сойтись, чтобы скрыть черное, в серых нитках сухожилий, мясо.
   Это был зомби. Он стоял смирно и вряд ли обратил внимание на того, кто пришел нарушить его покой. Он так и не двинулся с места, пока Грек осторожно обходил его стороной.
   Проводник пропустил новичков вперед и некоторое время пятился, стараясь не упустить из виду зомби. Тот стоял спиной, склонив голову набок и не шевелился.
   Обошлось, решил Грек. Он догнал новобранцев, пока они окончательно не сбились с курса и занял прежнее место во главе, сделав Максу знак почаще оглядываться назад. Нужно было торопиться, если не было желания получить пулю в спину.
   По-прежнему стояла тишина и Греку стало казаться, что он слишком много внимания уделил такой ерунде, как одинокий зомби. Если бы не его перестраховка, они могли бы за это время пройти километров пять. А то и больше.
   Ровно за мгновенье до того, как все началось, на Грека накатило. Внезапно потемнело в глазах и стало трудно дышать. Он по инерции сделал еще несколько шагов, прежде чем заорать "назад!".
   Ржавое железо пришло в движение. Из всех щелей, из разверстых ртов искореженного металла, из глубоких траншей, оставленных тяжелой техникой, которую неизвестная сила долгое время тащила по земле, из трещин в израненной почве, - отовсюду на свет полезли зомби. Сколько их было, Грек не успел разглядеть.
   Дороги вперед не было.
   Автоматная очередь сухим треском прокатилась над кладбищем изуродованного железа. Проводник едва успел пригнуться. Пули выбили четкую дробь над его головой. Откатившись за остов комбайна, он встал на одно колено, приготовившись прикрывать отход новичков.
   Проводник хотел было высунуться из укрытия, чтобы оценить размеры опасности, но пуля, просвистевшая у виска, доходчиво объяснила ему, что этого делать не стоит. И тогда он стал ждать нападения.
   И оно не замедлило последовать.
   Однако зомби явились не с той стороны, с какой он ожидал.
   Сталкер обернулся на лязгающий звук. Из зазора между железными прутьями выбирался ходячий труп. Дуло автомата смотрело Греку в лицо. Лишь неповоротливости зомби сталкер был обязан тем, что тот не выстрелил первым.
   Проводник нажал на спусковой крючок, экономно расходуя патроны. Успел заметить как треснула черепная коробка, выпустив наружу грязно-зеленый гной.
   За спиной раздался щелчок передергиваемого затвора. И тут же пули с глухим треском впились в кусок железа. Зомби дал очередь от живота. Как раз в том месте, где только что сидел Грек. Его чудом не задело - сверху посыпался мусор.
   В ответ сталкер прицельно выстрелил в голову ходячему мертвецу, не так давно лишимся второй части черепа. Полное отсутствие головы не остановило зомби. Он упрямо давил на спусковой крючок. Черные дыры прошили насквозь автомобильный капот машины, стоявшей на боку.
   Воспользовавшись моментом: оставшийся за спиной безголовый зомби добрался до выпавшего из рук автомата и дал короткую очередь в тело собрата по несчастью, Грек, так и не поднимаясь в полный рост, перекатился по тропе, укрывшись за очередной грудой металлолома. Как тут же выяснилось, новое пристанище оказалось хуже предыдущего, хоть и приближало его к выходу.
   Сразу двое мертвецов пошли на сталкера. Причем, с двух сторон. Один из них, полуистлевший труп, неизвестно в силу каких причин сохранивший способность передвигаться. На счастье Грека у него кончились патроны после первого же выстрела. Однако этот единственный выстрел мог бы стать для сталкера последним - с глазомером у зомби всегда дела обстояли не лучшим образом, но тут просвистевшая пуля обожгла ухо горячим воздухом. Второй зомби времени зря не терял - лупил и лупил короткими очередями. Уже не ожидая удара в спину, Грек отшатнулся: пули взрыли землю у самых ног.
   Сломанная в суставе рука висела на нитях сухожилий, костлявый палец послушно давил на спусковой крючок, но поднять дуло автомата и направить его выше зомби так и не смог.
   Не дожидаясь, пока у зомби кончатся патроны, Грек выстрелил. Пули, пробившие с глухим стуком грудную клетку, отбросили почти невесомое тело, нанизав его на острый обломок.
   Пользуясь тем, что проход открыт, сталкер скользнул на тропу. Он успел сделать не больше десятка шагов. Новичков нигде не было видно и Грек всерьез подумал о том, что им удалось выбраться.
   Чтобы перекатится через тропу в очередной тупик, проводнику пришлось воспользоваться первой из трех гранат. Осколками разметало в клочья нескольких мертвецов, загораживающих путь.
   Взрывная волна поколебала устои огромной груды железа, что возвышалась посередине свалки. Откуда-то с высоты послышался грохот и вниз посыпался дождь из металлических обломков.
   Грек надеялся на то, что граната проложит ему путь, но он ошибся. К собратьям, потерявшими способность двигаться, спешила новая волна зомби.
   Стреляли со всех сторон. И что самое неприятное, стреляли короткими очередями, экономя патроны, и только тогда, когда сталкер пытался приподнять голову. Бойцы и после смерти остались бойцами.
   Насколько Грек мог судить, все пути были перекрыты. С каждой секундой огонь становился прицельней. Меняя очередной рожок, Грек понял, что все его надежды на то, что у зомби, стреляющих без меры, скоро закончатся патроны, пошли прахом. Из всех закоулков, из тупиков, спешили все новые и новые мертвецы.
   Дождавшись очередного затишья, Грек снова перекатился через тропу, стремясь с каждым таким маневром передвигаться ближе к выходу со свалки. Путь назад казался ему предпочтительней пути вперед.
   Стараясь лишний раз не высовываться на тропу, которая простреливалась с двух сторон, он обогнул остов сенокосилки, все также не поднимаясь в полный рост. И лицом к лицу столкнулся с живым трупом, стоящим на коленях. Пустые глазницы, в которых шевелилось что-то побольше червей уставились на Грека. От неожиданности сталкер промазал. Пули лишь задели плечо мертвеца, развернув высохшее тело вправо. Возможно, это спасло Греку жизнь - зомби нажал на спусковой крючок и автоматная очередь пробила кабину МАЗа. В ответ проводник прицельно выстрелил мертвецу в голову. Пуля с неприятным чавкающим звуком завязла в пустой глазнице.
   Снова оказавшись у тропы, Грек перевел дух, пытаясь трезво оценить свои шансы на спасенье.
   С самого начала его не оставляло чувство нереальности происходящего. Зомби и засада, зомби и засада. Вещи несовместные. Иногда случалось - выходили толпой и тупо окружали выбранную жертву, расстреливая в упор. Но такие организованные действия? Понятно, почему он не увидел зомби, затаившихся среди железного лома. Что для мертвецов посидеть тихо пару часов? Хоть всю оставшуюся жизнь после смерти. Вплоть до полного разложения. Другое дело - зачем? На этот вопрос ответа не было. Вернее, он был. Но произносить его даже мысленно не хотелось.
   Мертвецы перестали выжидать. Они пошли напролом. Грек только успевал стрелять в головы или в то, что от них осталось. Он стрелял и откатывался в сторону. И скоро потерял способность правильно оценивать происходящее. Новые зомби заменяли тех, кто не держал в руках оружие. Казалось, Зона подняла из могил всех мертвецов, уже однажды принявших смертный бой. Подняла на новую войну лишь для того, чтобы раздавить людей, оказавшихся на ее территории.
   Грек перебирался с места на место, по-прежнему не поднимаясь в полный рост. Стоило на секунду установиться тишине, как ему начинало казаться, что патроны у нападавших кончились. Но проходило время и стоило сталкеру приподнять голову, как все начиналось сначала. Выстрелы гремели со всех сторон, выбивая искры из ржавого железа.
   Так не должно быть. Но так было и самим фактом подтверждало худшие предположения. Не называя никаких имен, все вкратце сводилось к следующему: живым ему отсюда не выбраться. Малость - так, почти ничего - утешал тот факт, что он принял огонь на себя и может быть - тоже под вопросом - новичкам удалось вырваться из окружения. Зомби убить сложно. Того, кто за всем этим стоит, в принципе убить невозможно. Только большое количество мертвецов, которых он поднял из могил и вынужден был контролировать, мешало ему в полной мере переключиться на людей. Свежатинки, мерзавец, захотел. Приелось тухлое мясцо. Решил все свое войско положить. Гурман, твою мать.
   Грек выглянул из-за крыла автомашины. Прямо на него шел мертвец. Сталкер привычно поднял автомат, но стрелять оказалось некуда. Вместо головы торчал шейный позвонок, опутанный обрывками жил. Как заводная кукла зомби вскинул оружие. Грек опередил его. Нескольких пуль - прежде чем сухой щелчок возвестил о том, что пора менять рожок - хватило на то, чтобы отбросить немощное тело назад.
   Стремительно темнело. То, что для мертвецов не имело значения, для Грека решительно все меняло. Еще час, и он не разглядит и собственной руки, поднесенной к носу. А включать фонарик все равно, что сказать тому, кто за этим стоял - я здесь! Гранаты он берег до последнего: чем больше зомби соберется вместе, тем больше вероятность того, что ему удастся пробиться, используя последний шанс. Не сейчас, позже. Тому, кто пока себя берег, прячась за чужими спинами, тоже зрение понадобится - этого тоже списывать со счетов не стоит.
   Выглянув в очередной раз из укрытия, Грек с удивлением обнаружил брешь в толпе зомби, закрывающих ход. Трое или четверо, а может и больше мертвецов лежали в пыли, силясь подняться на ноги. Тройка других тупо давили на спусковые крючки, извлекая из автоматов лишь сухие щелчки. Как нарочно, с другой стороны тоже возникла заминка. Напиравшие зомби стреляли в спины собратьев, живым щитом перегородившим дорогу вперед.
   Сталкер поспешил воспользоваться представившимся случаем. Перепрыгивая через мертвецов, скользя по внутренностям, вывороченным из разорванных тел, он рванул по тропе. На бегу Грек выхватил гранату, рассчитывая расчистить себе путь. Однако прямая дорога, поманившая его спасительным выходом кончилась. Зомби за его спиной разобрались с возникшим препятствием. Как предупредительный сигнал - автоматная очередь - прошила воздух над головой.
   Грек бросил гранату и перекатился влево, уходя из-под обстрела.
   Он так и не успел подняться. Случилось то, чего он опасался с самого начала, и о чем забыл за всей этой заварухой.
   Из кучи прогнившего дерьма стремительно высунулась собачья морда. Стае надоело ждать, когда можно будет урвать кусок от чужого пирога. Грек мысленно выругался, перехватывая автомат, но левую руку убрать не успел. Собачья пасть сомкнулась на предплечье. Не ошибся он в оценке собак - голодная тварь непременно вцепилась бы в горло.
   Жгучая боль пронзила тело до кости.
   О том, чтобы использовать автомат, не могло быть и речи. Стараясь не шевелить рукой, чтобы не спровоцировать собаку: вкус крови разбудил инстинкт. Почуяв ускользающую добычу слепая тварь начнет мотать головой из стороны в сторону, стремясь вырвать из тела кусок побольше.
   Грек достал из-за пояса пистолет ТТ и выстрелил прямо в закрытый пленкой глаз. Коротко взвыла собака. Сталкера окатило горячей кровью. Обмякшее, было, тело скрутила судорога. Умирая, собака разжала челюсти лишь отчасти. Здоровый кусок мяса, вместе с вырванным клоком комбинезона, навеки остался в ее пасти.
   Рукав мгновенно пропитался кровью - и своей, и кровью твари. От пульсирующей боли потемнело в глазах. Грек попытался подняться на ноги, но поскользнулся в луже крови и упал в грязь. Машинально облокотившись на раненную руку он взвыл не хуже собаки.
   Невзирая на кровь, льющуюся из открытой раны, он высунулся из укрытия: пора было двигаться дальше, как бы не закупорили мертвецы выход из тупика. Тогда все. Конец.
   В сквозном проходе тут же засвистели пули.
   -Грек, - услышал он тихий голос и по привычке обернулся. Потому что неоткуда здесь было взяться человеческому голосу. Он никого, естественно, не увидел. Тут его позвали опять. - Грек. Я наверху. Голову подними, черт.
   Он послушно поднял голову. В проеме, который образовали две автомобильные крыши блеснули стекла очков.
   -Руку давай. - Очкарик протянул руку.
   Греку некогда было рассуждать на тему, выдержит ли хлюпик вес его тела. Он закинул за спину автомат и молча подал правую руку. Попытался зацепиться за что-нибудь, чтобы упростить Очкарику задачу. Однако не рассчитал - левая рука, липкая от крови, соскользнула с подвернувшейся опоры. Он непременно бы упал, если бы Очкарик, хрипя от напряжения, целую секунду не удерживал бы его на весу. Нащупав наконец опору, Грек подтянулся и рванувшись наверх, перебросил тело на прогнувшуюся под его тяжестью автомобильную крышу. Только тогда Очкарик разжал руку.
   -Вниз. Здесь ход, - сказал Очкарик, с трудом переводя дух. - Зомби облепили тропу со всех сторон. Давай за мной.
   Сталкер и полез за новичком, не задавая лишних вопросов.
   Они благополучно выбрались из завала. Очкарик двинулся вперед, огибая очередную груду железа. Его спина мелькала впереди и Грек старался не отставать. Лавируя между сгнившим комбайном и сенокосилкой, будто всю жизнь провел на свалке, Очкарик упрямо продвигался к выходу. Судя по перевернутому экскаватору, вгрызавшемуся ковшом с редкими зубцами в сухую землю - до выхода было рукой подать.
   Они не дошли до спасительной свободы всего ничего.
   На одном из поворотов - такого не увидишь и в кошмарном сне - нос к носу Очкарик столкнулся с контролером.
   -Ложись! - успел крикнуть Грек, падая на землю. Очкарик рухнул ему под ноги. Тут же поднялся на колено и дал прицельную очередь в черную тень, нависшую над тропой. Пули прошили пустое пространство. Там, где только что стоял контролер, белел над мощными надбровными дугами обнаженный череп, зависший в воздухе. Еще миг - пропал и он.
   -Не трать патроны, Очкарик, - устало сказал Грек, перетягивая обрывок рукава выше раны, чтобы остановить кровь. - Контролера там нет.
   -Как это нет? Я видел своими глазами.
   -Ты видел не глазами... короче... что он хотел, то ты и видел. Не трать патроны, сынок. Он нас нашел. Нам его не убить. - Сталкер задумчиво взвесил в руке последнюю гранату. Как жест отчаяния - для контролера или для себя?
   -Мы пройдем, Грек! Пройдем! Вставай!
   -Пойми сынок, это он дал нам время. Не наигрался, мать твою... Еще пара минут и мы не сможем разговаривать. Это конец, сынок. Запомни напоследок, что скажу. Из тебя вышел бы классный сталкер, сынок. Это я тебе говорю
   -Нет! - Совсем близко блеснули круглые стекла. - Его можно убить? Можно? Отвечай! Должен быть способ!
   -Есть, - Грек улыбнулся. - Подойти тихо сзади... очень тихо...и к настоящему, не к миражу, и выстрелить в затылок.
   -В лоб?
   -Что в лоб?
   -В лоб тоже можно?
   -Уж лучше сразу в глаз.
   -Хорошо.
   -Что - хорошо? - переспросил Грек. Он хотел еще что-то добавить напоследок, но не успел.
   Тяжелый, гулкий, постепенно нарастающий шум волной накрыл свалку. Мелко задребезжали кучи железа, передавая дрожь земле.
   -Это контролер? - спросил Очкарик, но Грек не ответил. Открыв рот, он смотрел куда-то наверх.
   Очкарик машинально оглянулся и коротко вскрикнул.
   Военные действия на первом уровне заброшенного кладбища потревожили само основание гигантской горы. Что-то сдвинулось в установившемся порядке. Сверху, как преддверие будущего извержения посыпалась мелкая ржавая труха. Пронзительно заскрежетало, выворачивая душу наизнанку.
   На самом верху медленно съехала набок автомобильная покрышка. Задержалась и рухнула вниз, увлекая за собой обвал. Не успел скрежет затихнуть, как с верхних этажей вслед за трухой посыпались искореженные металлические обломки.
   Гора сопротивлялась. Она выла на разные голоса, заполняя окружающее пространство скрежетом. Извергала вниз лаву изуродованного железа. Тряслась в последней судороге, избавляясь от всего, что плохо лежало.
   И вдруг, как селевой поток, увлекая за собой гнилье, копившееся десятилетьями, покатилась вниз волна, погребая под собой все, что лежало у подножья.
  

НИКА

   Свет фар проезжающих машин слепил глаза. Моросил дождь. Капли затекали за шиворот и неприятно холодили шею. Длинные волосы давно намокли. Они лежали на плечах и липли к рукавам куртки. Ника собрала их в пучок, слегка отжала и закинула за спину. Мокрые пряди хлестнули по рюкзаку
   Она сидела на автобусной остановке без крыши, открытой всем ветрам. Сегодняшний вечер ничем не отличался от сотен других. Ей некуда было ехать, ее нигде не ждали. Хуже всего то, что ей не о чем было мечтать.
   Так было всегда после того, как Ника ушла из дома. Жизнь разделилась на то, что было "до" и то, что случилось "после". Ника так и не простила матери ее смерти. Вся любовь, которой было много вдруг куда-то делась. Не то чтобы отец сразу переменился - он просто перестал замечать ее. Прежний мир рухнул, и на осколках буйным цветом расцвела взаимная неприязнь. Как ожидаемый итог - отец привел в дом женщину и твердо сказал.
   -Она будет теперь жить с нами.
   -Если она тут будет жить, то уйду я. - Ее слова по твердости не уступали отцовским.
   -Уходи, - пожал плечами отец.
   Новая семья, новые заботы. Кто его за это осудит?
   Ника простилась лишь с военруком. Потому что после смерти матери растеряла всех друзей. Все отношения походили на суррогат той любви, что была раньше.
   Василий Петрович долго и пристально смотрел ей в глаза. Он пытался свести прощание к шутке. Дескать, молодым и красивым девушкам самое место в кресле у компьютера, а не на дороге, что еще такое она придумала?
   Прощанье назад не вернуть. Еще не веря в то, что действительно решится уйти из дома, Ника пошла по шоссе в сторону близлежащего города. Потом она ушла так далеко, что не захотелось возвращаться.
   Пожилой мужчина остановил рядом с ней автомашину.
   -Подвезти, дочка?
   Ника кивнула и села на переднее сиденье. Старичок разговорился и всю дорогу до города не закрывал рта.
   С тех пор сменилось множество дорог, автомобилей разных марок, водителей, благосклонно относившихся к просьбе подвезти. Периодически она устраивалась официанткой в придорожные кафе, как правило, с проживанием. Когда становилось тепло, она брала расчет и двигалась дальше.
   Отношения с противоположным полом не ладились. Отчего-то в каждом мужчине ей виделся отец, которому не было до нее никакого дела. Что касается опыта сексуального, то разумеется, он имелся. Однако всякий раз оставлял глубокое чувство разочарования. Там тоже не было любви. Кто сказал, что нельзя обойтись без любви к ближнему? Обходилась, и ничего.
   Свет фар проезжавших мимо машин слепил глаза. Капли дождя били по лужам, расходясь кругами по воде.
   Ника так и не удосужилась поинтересоваться, лежит ли в той стороне, по ходу которой она сидела на остановке, какой-нибудь населенный пункт. Это не имело значения. В конце концов, не станут же прокладывать шоссе в никуда? Этот довод стал окончательным. Тем более, что возвращаться к пройденному она не любила.
   Сначала девушка услышала скрип тормозов. Потом увидела как съехала на обочину и остановилась огромная фура. Дверца открылась со стороны водителя.
   -Эй, девушка, чего мокнешь под дождем? - Водитель стоял у кабины, широко расставив ноги. - Подвезти, красавица?
   Невысокий, крепкий парень, с поднятым воротником кожаной куртки. Он стоял, засунув руки в карманы и белозубо улыбался.
   И Ника согласно кивнула головой.
   В кабине она словно окунулась в тепло, в запах сигарет и мужского пота. На лобовом стекле, там, где водители обычно подвешивали за разные части тела всевозможных зверушек, покачивалась странная штука. Черный круг, в который были вставлены два треугольника. Наверное, там имелся голографический эффект, так как один треугольник казался ближе другого.
   -Нравится? - заметив ее интерес, спросил водитель.
   -Нравится.
   -Мне тоже. Брат с... принес.
   -Откуда? - не расслышала она.
   -Да, - замялся парень, - есть тут одно местечко.
   -Покажешь? - улыбнулась она.
   Парень странно на нее посмотрел и промолчал.
   Так и не дождавшись ответа, девушка стала разглядывать картинки с многочисленными красавицами, раскинувшихся в таких позах, которые Ника могла представить себе лишь в кабине гинеколога. Она поспешила отвести взгляд, чтобы водителю опять не вздумалось поинтересоваться: "нравится?".
   -На дороге что делаешь, да еще в такой дождь?
   Каждый раз один и тот же вопрос. Почему она не спрашивает у них: а что, дорогой, везешь ты в своей фуре и на сколько тугриков это потянет?
   -Так получилось, - отмахнулась Ника. Ей лень было выдумать всякие душераздирающие истории, которыми она развлекала водителей поначалу. После промозглой сырости поздней весны, тепло в кабине расслабляло.
   -Милый, что ли, бросил? - предложил свою версию парень.
   -Бросил, - согласилась она.
   -Плюнь.
   -Уже.
   Монотонно работающие дворники успокаивали. Девушку потянуло в сон. Дорога то забиралась вверх, то заманивала в низину. Омытые дождем, за стеклом мелькали столбы.
   -О-па! Какие люди! Бугай, у нас девушка, а ты молчишь! - Из-за шторы, отделяющей сиденья от спальника, как снег на голову свалился еще один парень. Клетчатая рубаха распахнулась до пупа, глаза блестели. Нижняя челюсть, чуть выступающая вперед, придавала его лицу, усыпанному веснушками, грозное выражение. Несмотря на то, что он улыбался.
   Парень втиснулся между ней и дверцей, и девушке пришлось подвинуться ближе к водителю. Она посмотрела на попутчика и отвернулась. Он не понравился ей. Особенно беспокоило несоответствие между доброжелательной улыбкой и ледяным взглядом. От таких глаз хотелось бежать.
   Девушка доподлинно знала, что произойдет дальше - за время, проведенное в дороге, она повидала всякого. И всяких.
   Сначала последует выходная ария Трубадура "Отчего такая девушка, и не моя?". Потом дуэт исполнит русскую народную песню "Выпьем, девушка, где же кружка?". Затем последует антракт с конкретным предложением "а не перепихнуться ли нам за шторкой?", на которое будет получен такой же конкретный ответ.
   А закончится все плохо. Финал спектакля зависит целиком и полностью от воспитания главных исполнителей. После кратковременного знакомства "горячее" расставание может пройти безболезненно. Водитель остановит машину и бросив напоследок "шляются тут всякие", дождется, пока она сойдет на обочину.
   Второй вариант не такой безобидный. Основательно облапив ее и натолкнувшись на веский аргумент, прилагающийся к решительному отказу, тоже оставят на дороге. Только приложат чуть больше усилий, чтобы вышвырнуть ее за шкирку. Соответственно и сопроводят вынос тела словами короткими, но произнесенными от души.
   Веский аргумент лежал в кармане куртки. Действовал безотказно. Достаточно было нажать на кнопку и вперед выскакивало лезвие. Жаль, что нельзя было выпросить у Василия Петровича автомат, тот самый, тяжесть которого еще помнили ее руки. Ну не положено у нас в стране шастать по дорогам с оружием в руках! Ника не смогла удержаться от искушения вообразить себя стоящей у обочины дороги с автоматом наперевес. Картинка получилась настолько яркой, что девушка не сдержала улыбки.
   -Я ж говорю, Бугай, она свой человек! - Тотчас прицепился к ее улыбке парень в клетчатой рубахе. - Компанейская девчонка! У меня тоже такая была. Молчаливая - молчаливая, а в постели такое вытворяла, что...
   -Ладно тебе, Моня, - обернулся водитель, - девушку смущаешь.
   -Какую девушку? Вот эту? Эта девушка сама кого хочешь смутит. Правду я говорю? - Моня подмигнул ей левым глазом.
   Девушка молчала, не отрывая глаз от лобового стекла. Дворники мерно отсчитывали время.
   -А не страшно по дорогам одной? Типа, не обижают? - Моня положил руку на сиденье, потом обнял Нику за плечи.
   Она шумно вздохнула. Пора было действовать. Незачем доводить озабоченных мужиков до белого каления.
   -Что ты пристал к девушке, Моня? Не видишь, она замерзла. Сначала предложи ей для согрева, а потом разговоры за жизнь начинай.
   -Черт! - Стукнул себя по лбу Моня. - Ну я дурак.
   Он полез в бардачок. Дожидаться, пока на свет явится бутылка, девушка не стала.
   -Ребята, я не буду пить.
   -Да перестань, за знакомство, - заговорщически подмигнул Моня. - И я с тобой рюмашку хлопну.
   -Останови машину, - попросила Ника водителя. - Мне надо.
   Бугай усмехнулся. Не снижая скорости, машина проскочила очередной перекресток.
   -Не умеешь ты девушку уговаривать, - покачал головой Бугай.
   -Это я не умею? Сейчас ты увидишь, как я не умею, - Моня положил тяжелую руку ей на колено. - Нормальная вроде девчонка. Какого... ты ломаешься? Хлопни рюмашку. Типа, все по-другому будет. Давай.
   Как бы невзначай парень сжал ее правую руку, лежащую на колене.
   -Мальчики, я не буду пить. Настроения нет. Останови машину. К сожалению имени твоего не знаю...
   -Как это ты не знаешь? - удивился Моня. - А Бугай, типа, тебе уже не имя?
   -Хорошо, пусть будет Бугай, - девушка незаметно убрала левую руку в карман и нащупала рукоять ножа. - Останови машину, я же сказала, мне надо.
   В тот момент, когда Ника собралась было проявить твердость характера, случилась неожиданность, к которой она оказалась не готова.
   -Чё вы с ней возитесь? - раздался над головой прокуренный голос.
   Ника и предположить не могла, что на лежаке, за шторкой, мог еще кто-то скрываться!
   Девушка так и не успела оглянуться. Крепкие руки сжали ей горло. Вместо того, чтобы вынуть нож, она попробовала отцепить пальцы, сдавившие шею.
   -Пусти, - прошипела Ника.
   -Легче, Горыныч, - Бугай не отрывал глаз от дороги. - Шею ей не сломай.
   -И сломаю. И что? - кряхтя, отозвался Горыныч, с трудом втягивая ее брыкающееся тело на лежак. - Кому на фиг нужна эта лярва?
   -Не, ты аккуратней, - хохотнул Моня. - Я мертвяков не люблю... того...
   Он что-то говорил - Ника его не слышала. Горыныч навалился на нее, дыша в лицо перегаром. Одной рукой он закрыл ей рот, другой расстегивал кнопку на брюках. Девушка пинала его в живот, но без замаха удары получались смазанными. Горыныч шумно дышал. Широкой ладони хватило не только на то, чтобы закрыть ей рот - нос он закрыл ей тоже.
   Ника всхлипнула и укусила его за руку.
   -Сучка гребанная, - без злобы сказал Горыныч и наотмашь ударил ее по лицу. Голова откинулась в сторону. Она прикусила язык и почувствовала вкус крови. - Еще хочешь? Сейчас добавлю.
   Щелчка выброшенного лезвия Горыныч не услышал. Зато от удара ножа, воткнувшегося в правый бок, закричал так, что Ника чуть не оглохла. Девушка не стала ждать, пока он придет в себя: змеей выскользнула из-под тяжелого тела и рухнула на переднее сиденье.
   -Сука! У нее нож! Моня, она ранила меня!
   Горыныч орал. Суетился Моня, пытаясь перехватить ее руку с окровавленным ножом. Ругался Бугай. Отбиваясь, Ника задела водителю по голове. От неожиданности он нажал на тормоз. Машину повело.
   Визг тормозов, крики, ругань, истошный ор - звуки наплыли, разрослись и вдруг стихли - Нику бросило вперед, на лобовое стекло.
   Ей показалось, что она открыла глаза минуту спустя. На самом деле времени прошло намного больше.
   В глаза заглядывало звездное небо. Дождь перестал и на небосклоне проявилась луна.
   Ника рванулась, думая вскочить на ноги. Удар ногой в живот отбросил ее на землю снова.
   -Очнулась, сучка, - удовлетворенно сказал кто-то. - Сейчас получишь по полной. Чуть не зарезала, тварь.
   Возразить ей было нечего. Она каталась по земле, хватая ртом воздух.
   -Мало тебе? Вижу мало, - еще один удар, в бок, перевернул Нику на другую сторону.
   Боли было столько, что она не поместилась внутри. Девушка застонала.
   -Вижу, еще добавки просишь. Будет тебе добавка.
   Очередной удар подбросил вверх скрюченное тело.
   Потом были еще удары. И еще.
   Девушка оставалась в сознании до последнего. Глотала кровь, пытаясь закрыться руками от непереносимой боли. Но боль находила ее всюду, снова и снова заставляя переворачиваться с боку на бок.
   И в тот момент, когда она уже решила, что это последнее, что она сможет выдержать, началось самое страшное.
   -По-хорошему не хотела, сучка. Будет тебе по-плохому. Пить она не хотела... Будет тебе пить. Тащи бутылку сюда, Моня.
   Ника потеряла сознание задолго до того, как лишилась одежды. Вдруг обрушилась черная пустота. В этой пустоте неизвестно откуда появилась мокрая от дождя дорога. Ника пошла по ней, слыша звук своих шагов. И зашла так далеко, что легче было дойти до конца, чем вернуться обратно.
   ...-Смотри, Красавчик. - Плотный как туман голос пробился к ее сознанию. - Я ее зашил. В зоне я бы ее вытянул. А здесь... В таких условиях все это чревато заражением. Да и крови она много потеряла. Мой тебе совет - вези в больницу.
   -Не довезем, Док. Точнее, сначала не донесем. Была бы машина под рукой. И с носилками беда... живой не донесем. - Кто-то положил Нике руку на лоб.
   -Как она оказалась здесь, в лесу? И до дороги не близко. С той стороны она же не могла придти?
   -Скажешь, Док. Женщина, в зоне... Даже не смешно.
   -Чего уж тут смешного. Я вколю еще обезболивающего. Будем надеяться, организм молодой. Выкарабкается. Вот твари...
   Кто-то продолжительно вздохнул.
   -Если бы... твари. Мне вот кажется, наши, двуногие поработали.
   Ника не хотела открывать глаза. Более того, она и жить не хотела. Боль от укола заставила ее содрогнуться всем телом. Неподъемные веки с трудом пропустили свет. На черном фоне дрожали два серых пятна.
   -Очнулась, крестница, - мягкий голос обволакивал и успокаивал...
   Очнулась.
   Она все равно угодила в больницу. Правда, позже. Через несколько дней началось воспаление и поднялась температура. К тому времени она могла самостоятельно передвигаться, давя в горле крик от страшной боли, что разрывала ее пополам. Красавчик в буквальном смысле донес ее до дороги на руках, где уже ждала машина...
  
   Ника открыла сонные глаза, еще не понимая, где находится.
   Сквозь корни вывороченного дерева пробивался слабый свет. Ночь уходила. Тяжелые капли, копившиеся в многочисленных щелях, срывались вниз. Они падали в лужу с таким звуком, что казались не водой, а камнями. Гулкое "буль" отдавалось в ушах. Не этот ли звук разбудил ее раньше времени?
   Девушка приподнялась на локте, с надеждой устроиться удобнее и вернуться к прерванному сну. Содранное бедро по-прежнему ныло и стало ясно, что заснуть будет нелегко.
   Тут кто-то сдавленно вздохнул и девушка мгновенно обернулась. Еще не поняв, в чем дело, уже тянула за ремень оружие.
   Макс сидел напротив нее и делал ей страшные глаза. Ника в ответ удивленно подняла брови, тем самым интересуясь "в чем, собственно говоря, дело?".
   "Слушай", - Макс поднял указательный палец.
   Ника прислушалась и поначалу не услышала ничего, кроме шума основательно поднадоевшей капели. Но потом она услышала. Протяжный мучительный вздох, какой, бывает, издает человек от долгой и нестерпимой боли. И звук шагов. Тяжелых, медленных. Как будто кто-то с натугой вытягивал сапоги из вязкой топи. К тягостным вздохам прибавилось невнятное бормотание.
   Они с Максом сидели друг напротив друга и не знали, на что решиться. Макс кивнул в сторону Грека, спящего крепким сном смертельно уставшего человека. Ника в ответ отрицательно покачала головой.
   "Не трогай человека. Пусть спит".
   "Так что делать?" - Макс вздернул подбородок.
   "Не знаю, - Ника пожала плечами. - Может, обойдется?"
   Макс почесал в затылке и оглянулся на щель между корнями, сквозь которую пробивался робкий свет.
   "А вот это попробуй", - кивнула она.
   Пока Макс осторожно, боясь задеть раненную руку, устраивался возле просвета, Ника подтянулась и села, приспособив под спину рюкзак. Будить Грека раньше времени не хотелось. Мельком глянув на него, Ника про себя отметила, как съехала на голове повязка, державшаяся только потому, что присохла к ране на затылке.
   Вчера, после того как они чудом остались в живых после событий на свалке, Грек проникновенно посмотрел ей в глаза и тихо сказал:
   -Ты спас меня, сынок. С меня должок. Я этого не забуду. - Он улыбнулся и на разбитых губах выступили капли крови.
   Он так сказал и спорить Ника не стала. Какой смысл подводить предварительные итоги и выяснять кто, сколько и кому должен?
   Когда разбуженная взрывами лавина потекла вниз, сметая все на своем пути, когда земля ходила ходуном как во время землетрясения, когда в воздух поднялась удушливая волна ржавой взвеси, - вот тогда Ника и растерялась. Полными ужаса глазами она смотрела на то, как в пыльном мареве колыхалась постоянно меняющая очертания глыба железа. Она сжимала в руках бесполезный автомат и не могла оторвать глаз от текущих рек искореженного металла, где каждый кусок в отдельности легко мог стать ее могилой. Единственное, что полагалось делать в опасных ситуациях - стрелять, как домашняя заготовка, засевшая глубоко в мозгу, оказалась абсолютно бесполезной и разум молчал. Ника сидела, не в силах пошевелиться и ничего не могла с собой поделать. Внутри все застыло, обездвижило. Перед глазами происходило постоянное движение и это зрелище действовало на нее как удав на кролика. Разве можно уйти из разваливающегося дома, когда под тобой проваливается пол, а на голову рушится крыша?
   Девушка ждала смерти.
   И непременно бы дождалась, если бы не Грек. Он буквально выдернул ее за руку из того безысходного состояния, в которое она успела погрузиться по уши. Прокатившись на животе и ободрав ладони в кровь, Ника очнулась. Проводник отпустил ее руку и теперь бежал вперед со всей скоростью, на которую был способен. Его абсолютно не волновало то, что творилось за его спиной. Как постепенно скрывалась за грудой изувеченного железа тропа, как поднимались над свалкой тучи удушливой пыли, накрывая кладбище. Кругом стонало, визжало, скрипело - грохот стоял неимоверный.
   Ника мчалась во всю прыть за проводником. Хуже всего было то, что нечем было дышать. Катастрофически не хватало воздуха. Пыль забивалась в нос, в рот, выворачивала легкие наизнанку. Девушка боялась только одного: если сейчас начнется кашель, он вполне может стать последним.
   Впереди замаячили расставленные ворота, и Ника увидела Макса. Он стоял на том самом месте, где она его оставила, бросив напоследок короткое "держи выход". У ног его еще двигались останки тех зомби, которых он положил. Левая рука висела плетью вдоль тела - на рукаве расплывалось черное пятно. Он поливал из автомата подползающие к его ногам останки. И только вздрогнул, когда рядом съехала с груды и упала какая-то рухлядь, едва его не зацепив. У него были безумные глаза счастливца, только что счастливо избежавшего смерти. Он дрогнул, но не сделал назад ни шага.
   От радости, что Макс жив, Ника почувствовала прилив сил и рванула вперед, обогнав Грека на подступах к воротам.
   Возможно, этот рывок спас ей жизнь. Она была рядом с Максом, когда опасно накренилась подвеска легковушки, лежащая сверху на том, что не поддавалось определению, съехала вниз и накрыла Грека с головой.
   Честно говоря, Ника не чаяла увидеть его живым. Помогая Максу поднимать подвеску, она думала лишь об одном: ни за что не оставит тело проводника гнить на свалке. Некогда было проверять, жив он или мертв. Они с Максом взвалили его на плечи и потащили тяжелое тело прочь от свалки, стремясь убраться как можно дальше.
   Когда Ника в последний раз оглянулась, от огромной горы, еще совсем недавно возвышающейся в центре свалки, не осталось и следа. Ровный слой за редким исключением покрывал поле. И над всем этим завалом висела черная туча не осевшей трухи, потихоньку расползавшаяся во все стороны.
   Изнывая от смертельной усталости, они дотащили тело Грека до остановки. Там их ждал Краб. Спокойный, тихий, не получивший ни единой царапины.
   С тех пор Ника не могла смотреть ему в глаза. Ее пугал откровенно холодный взгляд, как будто последние капли человечности он растерял, убегая по тропе со свалки при первом же крике проводника "назад", нисколько не задумываясь о том, что за спиной остаются пусть не друзья, не приятели даже - но люди, попутчики. Из которых как минимум двое не раз спасли твою жизнь. Теперь в уродстве парня - сросшихся двух пальцах на левой руке, искала она не предмет для невольной жалости. Бог шельму метит. С ее точки зрения эта поговорка как нельзя более подходила для Краба.
   Как только выяснилось, что проводник дышит, Ника осмотрела его. Сначала его голова, залитая кровью, показалась девушке одной сплошной раной. Однако омытая водой из фляги привела к выводу, что не все так плохо. На затылке кровоточила длинная глубокая царапина, чуть содран волосяной покров - и только.
   Проводник пришел в себя после того, как ему на голову полилась струя воды. Застонал и открыл глаза.
   Ника едва успела перевязать ему рану. Закинув в рот несколько таблеток, Грек запил их водой. Потом он дотошно осмотрел огнестрельное ранение у Макса. Заявил, что ничего страшного - пуля прошла навылет, кость не задета. Залил рану раствором антисептика, перевязал. Отстегнул Максу, еще переживавшему скоропостижное лечение, пару ярко-красных капсул и одну желтую, велел запить водой.
   Вся скорая помощь, вместе взятая, заняла от силы минут пятнадцать-двадцать и явилась короткой прелюдией к последующей гонке.
   Тучи поднятой пыли постепенно подбирались к автобусной остановке. Но не они были причиной того, что проводник погнал их дальше.
   -Если у вас, сынки, сложилось обманчивое чувство, что все позади, то я вас чуток расстрою, - начал он, избегая смотреть Крабу в глаза. Во всяком случае, так показалось Нике. - Не факт, что контролера накрыло вместе со всеми его бойцами. Его могло там и не быть.
   -Как это? - удивился еще сморщенный от боли Макс. - Я сам видел на тропе огромного человека. По крайней мере так его нарисовали в "Пособии"...
   -Книжка у тебя с собой? - не удержался от сарказма Грек.
   -Нет, - растерялся Макс, - дома оставил. Вернее, там, за кордоном.
   -Вот и будешь дома с ней развлекаться. А пока командую я...
   Нике показалось, что Краб позволил себе короткий смешок "один такой докомандовался" или так было на самом деле? Грек, судя по всему, странный звук тоже растолковал не пользу Краба.
   -Смешно? - тихо поинтересовался он. - Ты у нас, Краб, самый свежий. Так что Макса разгрузи - его рюкзак на тебе. Бери в зубы и дуй вперед.
   -У меня и свой тяжелый. Я тоже ногу повредил, когда..., - попробовал возразить Краб.
   -Когда - что, Краб?
   -Когда... все бежали оттуда.
   -Договорились, - кивнул Грек. - Остаешься здесь прикрывать отход отряда. Мало ли контролер увяжется. Стрелять на поражение. Минут через тридцать дуй туда, - он махнул рукой вправо, - видишь расщелину в камнях?
   -Я понесу рюкзак, - сквозь зубы сказал Краб.
   -Добро, - Грек повернулся и хромая, двинулся вдоль шоссе. - Макс за мной, потом Краб. Очкарик, держи спину, - бросил он через плечо.
   Хорошо, что ей досталось идти замыкающей. Она не стала жаловаться, но добираясь до Грека на свалке, скатилась по куче ржавого хлама. Приземление тоже не назовешь удачным. Она ободрала бедро и ударила колено. Правая нога болела нещадно. Пока никто не видел, можно было хромать вволю.
   То был не решительный бросок, то был бой не на жизнь, а на смерть. О каком таком "держи спину" могла идти речь, если через пару километров, девушка вообще перестала понимать, где находится?
   Впереди расплывалась спина Краба, сгибавшегося под тяжестью двух рюкзаков - и своего и Макса. В ушах стоял отзвук того грохота, что преследовал ее на протяжении многих километров. Ремень от автомата натирал плечо. Рюкзак с каждым шагом становился все тяжелее. Ника собрала все силы, чтобы не упасть навзничь, хотя бы на миг избавляясь от непосильной тяжести. Как сомнамбула она тащилась вперед, подчинив себя жесткому ритму. Два шага - вдох, два шага - выдох. Кроме этих вздохов, больше не было ничего. Пропала Зона, исчезла трава под ногами. Почерневшее небо, освободившееся от туч, обрушилось сверху и перед глазами замерцали далекие звезды.
   Ника пропустила тот момент, когда проводник скомандовал привал. Она продолжала идти вперед, уже не имея перед собой ориентира в виде спины Краба. Ее поймал за рукав Макс, легче всех, несмотря на ранение, перенесший дорогу.
   -Очкарик, пришли, - услышала она. Но только рывок за рукав остановил ее.
   Девушка рухнула на колени и едва не вскочила вновь - острая боль в колене пронзила тело.
   Они устроились на ночевку в тесной пещере, образованной вывороченным деревом, раскинувшим узловатые корни наподобие шатра. Ника не уловила, чья очередь дежурить и кто следует потом. Вытянув лишенное подвижности, одеревеневшее тело под сенью корней, она забылась тяжелым сном.
   Разбудил ее то ли Макс, то ли звук падающих капель. Так или иначе, она сидела, перенеся тяжесть на левую ногу, вслушивалась в звук далеких пока шагов и ждала, что он скажет после того, как отложит бинокль. Пока он разглядывал серую пелену тумана, поднимающегося с болот, Ника ощупала больную ногу. Колено не опухло и она с облегчением перевела дух. Бедро болело так, что к нему невозможно было прикоснуться, но это пугало меньше.
   Макс оторвался, наконец, он разглядывания и посмотрел на Нику.
   "Зомби или убогий", - по губам прочитала девушка.
   От сонного состояния не осталось и следа. Вчерашний случай отбил у нее охоту относиться к зомби как к страшным, но безобидным мертвецам - так, во всяком случае, выходило по рассказам Красавчика. Ника поднесла часы к глазам и никак не могла взять в толк, что означает шесть тридцать. Ее очередь караулить или время будить Грека. Она подняла глаза на Макса, надеясь получить ответ, но тот задумчиво разглядывал спящего проводника. Точнее, его затылок, на котором белела повязка. Будто почувствовав его взгляд, заворочался Грек. Он шумно вздохнул и повернулся лицом. Увидев их напряженные лица, он вскинул голову.
   "Там", - Макс ткнул пальцем в сторону болота.
   -Не знаю, - отложив бинокль, вскоре сказал Грек. - Зомби или убогий. Не разобрать. Лучше бы зомби, конечно.
   -Почему? - как всегда Макс первым задал вопрос, который вертелся у нее на языке.
   -Ты так и не понял, сынок? А в "Пособии" что про это написано?
   -Там... много чего написано. И зомби и убогие опасны, когда проявляют не мотивируемую агрессию.
   -В точку. С одной лишь разницей, что убогого убивать западло. Тут ты прав. И еще. Убогие очень привязчивы. И отвязаться от них практически невозможно.
   -Так они и выходят с Зоны, увязавшись за сталкерами?
   -Часто. Но не всегда. Иногда бывает, что расстреливают своих поводырей и бродят себе дальше. А есть и сталкеры, которые специально ходят в Зону за тем, чтобы выводить убогих.
   -А как же приступы агрессии?
   -Не могу ответить тебе на этот вопрос, сынок. Мы можем пройти рядом с убогим, и он нас не заметит. А можем поговорить и он пойдет за нами. А можем и без разговоров получить очередь в живот.
   -Или в спину, - вставил вдруг Краб, давно прислушивающийся к разговору.
   -Поговорить захотелось, Краб, - обрадовался проводник. - Полчаса на то, чтобы перекусить и сменить повязки. Ты точно в порядке, Очкарик? - спросил Грек, заметив как Ника поморщилась, неудачно поджав ногу.
   -Я в порядке, - ответила она.
   Спустя полчаса они, растянувшись гуськом, двинулись в путь. На этот раз Грек поставил замыкающим Макса, сам пошел первым. Он натянул сверху на бинты вязаную шапку, чтобы не так бросались в глаза.
   -Видишь вешки, сынок? - проводник показал ей, идущей следом за ним, ряд вбитых в туман колышков. - Вот по ним и иди. Но помни - это только пометки, чтобы не угодить в трясину. Обычную трясину, сынок. Все, что касается аномалий, это отдельный разговор, сынок.
   -И все-таки, - полез в бутылку Макс. - Хотя бы приблизительно, чего бояться?
   -Тебе, Макс, нужно бояться всего. Но первоочередная задача - обойти убогого без проблем. Твое дело, назад оглядываться почаще. Увидишь, что он вскинул автомат - стреляй первым. Задача ясна?
   -Предельно ясна.
   -Отлично. Смотри-ка, Макс, ты схватываешь на лету. Это еще уметь надо. И не забывай ногами шевелить и задницей двигать.
   Макс что-то пробурчал себе по нос. По всей видимости нечто оскорбительное для проводника. Однако этот выпад остался тайной для всех, исключая его самого.
   Убогого, так назвал его со знанием дела Грек, удалось миновать без проблем. Широкоплечий мужчина в поношенном комбинезоне, с отсутствующим взглядом глубоко посаженных глаз и трясущимися губами, не обратил на них внимания. Тяжелые ботинки месили грязь. Он глубоко вздыхал, ходил кругами, глядя себе под ноги, словно пытался отыскать что-то потерянное.
   Ника шла за Греком, погружая ноги в туман. Каждый раз она испытывала неприятные ощущения. Ей казалось, что там, внизу, ничего не было, кроме плотного серого дыма, что еще шаг и она провалится в пустоту. Как ухитрялся Грек находить дорогу там, где не было ни неба, ни земли, осталось для девушки загадкой. Однако они продвигались вперед и каждую вешку, выплывающую из тумана Ника считала подарком.
   Болото пульсировало. Время от времени из плотного дымного облака выбрасывались белесые протуберанцы и медленно таяли без следа. Купол неба, накрывший болото, уступал по насыщенности светом туману, стелющемуся под ногами. Серый цвет бледнел, наливаясь изнутри светом. Казалось, солнце переместилось под землю и теперь светит оттуда, наполняя белым цветом плотный туман.
   Сколько времени продолжался этот бесконечный переход в никуда, она не знала. Ничто вокруг не менялось и часы, как решила девушка, нещадно врали. Даже вешки, удивительно одинаковые, создавали впечатление замкнутого круга.
   Ника не сдержала вздоха облегчения, стоило ей увидеть поднятую руку проводника. Только тогда девушка выглянула у него из-за спины. До этого, она в прямом смысле шла след в след, ступая в дырки, оставленные его ботинками и еще не успевшие затянуться.
   Туман раздвинулся. Посреди болота вырос сравнительно сухой остров, покрытый пучками остролистой осоки и стволами тонких деревьев, лишенных листвы.
   -Привал, - негромко скомандовал Грек и первым сел на траву.
   Ника не заставила просить себя дважды. Она села, вытянув вперед ноги. Ныло содранное бедро. Теперь, после трехчасового перехода давало о себе знать и колено.
   -Не понимаю, - Макс прожевал кусок галеты и запил водой. - Объясни мне, Грек, почему нагоняют столько страху по поводу этих болот? Сколько идем и никаких аномалий. Ни этого, как его, батута - я имею в виду противоположность гравиконцентрату, когда исчезает сила тяжести... ни каруселей, ни мышеловки...
   От неожиданности Ника вздрогнула и уставилась на Макса. Он продолжал обычную болтовню, ни на кого не обращая внимания. Складывалось впечатление, что и в ответах он особенно не нуждался, а говорил ради того, чтобы лишний раз послушать, как звучат его мысли вслух. Если бы Грек страдал таким же недержанием речи, то при его опыте весь поход в Зону превратился бы в одну нескончаемую лекцию.
   -Не каркай, - запоздало отмахнулся проводник. Первым делом он открыл аптечку, забросил в рот несколько таблеток и запил водой.
   -Я не каркаю, - сказал Макс. - Просто интересно самому сделать вывод, а не принимать на веру все эти сталкерские басни. В принципе, если подвести первые итоги, что мы имеем? Да, в Зоне имеются аномалии. Гравиконцентраты, вакуумные ямы - не отрицаю. Откуда что взялось - отдельный вопрос. Что мы имеем дальше? Та деревня с изуродованными телами, в которой якобы водятся кровососы? Не знаю, не видел. То, что там случилось, вполне может быть делом рук обыкновенных бандитов. Или, тех же убогих, например, окончательно сошедших с ума. Контролер... да, я видел огромного человека с белым изуродованным лицом. Вполне возможно, мутанта. Но относительно всех этих свойств, которыми он обладает, мне сказать нечего. Теперь что касается зомби. С давних пор подобные случаи пытаются обосновать с научной позиции... Вполне возможно, лет через десять ученые объяснят, что за энергия позволяет мертвецам осуществлять чисто двигательные функции...
   Хороший парень Макс, думала девушка. Наверняка она не смогла бы болтать, будь у нее простреляна рука. Возможно, именно болтовней он пытается заглушить боль? Вон, больную руку никак не может устроить. Болит, конечно.
   Вчера у автобусной остановки они разговорились. Впрочем, разговорился скорее Макс, она большей частью молчала. Интересный парень, Университет закончил. Ника, правда, так и не догадалась спросить какой. И какое это имеет значение, если завтра, максимум послезавтра, они расстанутся и каждый пойдет своей дорогой? Ни капли сожаления по этому поводу Ника не испытывала. Кто знает, может и доведется им встретиться. Грек - как бы много на себя ни брал - отличный мужик. Чем-то напоминает военрука. Тот тоже строил из себя строгого и принципиального, а когда она пришла прощаться, руки у него дрожали от волненья. Макс - тоже ничего. Сюда вот пришел, хочет книжку правдивую про Зону написать. Вчера проговорился: и название, дескать, у него есть. "Мертвая Зона". Теперь, когда она узнала его чуть ближе, ей вполне верилось, что он доведет свою идею до конца. С его-то феноменальным упрямством и хорошо подвешенным языком.
   Что же касалось Краба, Нике не хотелось бы стоить из себя предсказательницу, но скорее всего парню не пережить этой "экскурсии". Что-то нехорошее мелькает в глазах у проводника, когда он смотрит на Краба. Краб подлец и трус, никто не спорит, но отдавать его на закланье в качестве жертвы... Во всяком случае, не ей решать. Красавчик не раз рассказывал ей страшные истории о том, для чего иные проводники берут с собой новичков. Еще вчера Ника не взялась бы точно утверждать, что участь "отмычки" уготована именно Крабу. Почему, например, не Максу? Или не ей? Сегодня ей хотелось верить, что Грек умеет быть благодарным. Очень хотелось.
   Макс продолжал свой негромкий монолог. Его давно никто не слушал. Проводник отдыхал, прислонившись головой к дереву. Краб молчал, уставившись в одну точку.
   -Заткнись, - внезапно прошипел Грек и Макс оборвал себя на полуслове.
   Ника прислушалась. Неясный звук, задушенный туманом, долетел до нее. Звук ничем не напоминал те ахи и вздохи, которые она слышала утром. Спустя минут пятнадцать трудно поддающийся определению шум оформился в нечто вполне узнаваемое. Четкие размеренные шаги приближались. Уверенные, как будто идущий имел перед собой цель и двигался к ней, не сбиваясь с темпа.
   -Догнал-таки, и с пути не сбился, - с досадой проворчал Грек и взял в руки оружие.
   -Думаешь, это тот убогий? - прошептал Макс. Проводник не снизошел до ответа.
   -Береженого и Зона сбережет, - тихо сказал Грек. - Макс, в кусты, живо. Очкарик, возьми левее. Ты, Краб...
   Он не успел закончить.
   -...и не вздумай начать стрельбу. Слышишь? Свои, - пробившись сквозь плотный туман слова долетели до острова.
   Грек, не скрывая облегчения, улыбнулся.
   -Что я могу еще сказать? - негромко отозвался проводник. - Ты как всегда вовремя, Док.
   Прошло еще несколько томительных минут, прежде чем из тумана выступил высокий человек. Длинный плащ скрывал фигуру, а капюшон лицо. Ника ухитрилась разглядеть лишь глаза, когда Док подавал проводнику руку для приветствия.
   Словно для того, чтобы девушка не мучилась, Док сбросил капюшон. Узкое худощавое лицо, с длинными волосами, зачесанными назад. Прямой нос, упрямо сжатые губы, окруженные усами и бородой, выступающей клином. Не стар и не молод. Около сорока, может чуть больше. Взгляд уверенного в себе человека. Только набрякшие красноватые веки выдают смертельно усталого человека.
   Ника никогда не видела его воочию, но узнала сразу. Трудно было спутать этот низко поставленный голос. Да и прозвище - Док, единственное в своем роде. Пожалуй, и сам доктор, тоже личность известная и легендарная в Зоне. Именно он, как говорил Красавчик, после Того Случая накладывал ей швы на свежую рану. При мысли о том что Док "знает" ее не с той стороны, с какой бы хотелось, краска бросилась Нике в лицо. Достаточно было ему показать на нее пальцем и еще неизвестно, как поведут себя ее спутники. Оставалось надеяться на то, что у Дока пациентов за год сменился целый воз и маленькая тележка, и он вряд ли помнит ее в лицо. Вполне возможно, что как раз на лицо, как на не представляющую опасности для жизни деталь он и не обратил внимания. Особенно, если учесть тот факт, что и разбито оно было до неузнаваемости.
   -Рад видеть тебя Грек. Живым. - Док окинул оценивающим взглядом выглядывающую из-под шапки повязку на голове проводника. Вскользь глянул на Макса. Несколько задержался, рассматривая Краба. И вдруг решительно и надолго остановился на ее лице. Тонкие брови сошлись у переносицы.
   "Все, - решила Ника, - сейчас начнется канитель. Женщина в Зоне - как можно! На святое покусилась! Вот от кого, оказывается, все несчастья! Гнать ее отсюда, пусть сама выбирается, обманщица подлая!"
   Девушка внутренне собралась, ожидая последующего скандала. Однако Док, если и узнал ее, выдавать не торопился.
   -Новички, - утвердительно сказал он.
   -Да, Док. Вторые сутки идем, истрепались в дороге. Вчера на свалке мы малость того, - развел руками Грек, - контролер со своими ребятками чуть нас не угробил.
   -Нет больше прежней свалки. - Док между делом усадил проводника на землю и занялся повязкой. - От кордона иду. Грохот такой стоял, что я подумал, землетрясение началось. Раньше гора на свалке издалека видна была, теперь все ровным слоем лежит... Рана пустяковая, Грек. Царапина. И швов не надо - края сами сошлись. Счастливо отделался, считай.
   Док профессионально быстро наложил новую повязку и в отличие от той, над которой трудилась Ника, она не съехала тут же на уши. Потом доктор занялся Максом, не сводящего с него восхищенного взгляда. Пока Док ощупывал рану, пока доставал из рюкзака шприц, насаживал иглу и набирал из ампулы лекарство, Макс терпеливо молчал. Он ждал повода, чтобы начать разговор, но так и не дождался. Док занимался своим делом, ни на кого не обращая внимания. Как только на плече парня забелела новая повязка, он не сдержался.
   -Док, я очень рад нашему знакомству. Я так много о вас слышал.
   -Не могу сказать, что взаимно, - одними губами улыбнулся Док и снова бросил на Нику настороженный взгляд.
   -Видите ли, Док. Мне бы хотелось узнать о Зоне больше. И разговор с вами многое бы мне дал.
   -Даже не знаю чем вам помочь, молодой человек.
   -Вы? Вы не знаете? Мне бы хотелось разобраться самому, где правда, а где ложь. Вот например, говорят, что вы живете здесь, в Зоне, постоянно.
   -Почти. Иногда выбираюсь за кордон. Но редко.
   -Док, а правда, что вы никому в помощи не отказывает? Даже... тварям, порожденьям Зоны?
   -Все твари одинаковы. Там, за кордоном, к примеру, люди начинают охоту на волков и их мало интересует тот факт, что те думают по этому поводу. Здесь кровососы охотятся на людей. И, поверьте мне на слово, их также не интересует ваше мнение по этому поводу.
   -То есть, Док, - опешил Макс, - если я вас правильно понял, вы считаете Зону - их - территорией?
   -В какой-то мере, - да. - Пожал плечами Док.
   -А тех же кровососов вы считаете... как поточнее выразиться... разумными существами?
   -Разумными? Безусловно. Только это иная категория разума.
   -Я не понимаю вас, Док.
   -Что же тут непонятного? Все существа Зоны - не инопланетяне, а наши, мутировавшие организмы. Пусть нам не до конца понятна природа мутаций, но эта наша проблема, согласитесь. Под водой живут акулы - это никого не удивляет. Так сложилась эволюция. Ледниковый период уничтожил одни виды и породил другие. Вот и считайте Зону, своего рода новым ледниковым периодом. Вот представьте, однажды вы встали рано поутру и неожиданно обнаружили в себе необычные способности. Например, способность управлять людьми как куклами. Да и не только людьми. Не гипноз, нет, нечто принципиально иное. Управлять как творец, как вершитель... Самое малое - вы почувствуете себя выше людей. Самое большее - через некоторое время в вас не останется ничего человеческого.
   -В любом случае, - нахмурился Макс, - людей жрать не стану.
   -Как знать, молодой человек, как знать. За любые вновь приобретенные способности как за исполнение желаний следует расплачиваться. Когда-то, очень давно, я читал один фантастический рассказ. Не помню, какого автора. Один человек, влюбленный в женщину, заключил с дьяволом договор. В обмен на душу, он получает свою женщину. Человек долго оговаривал условия: очень боялся, что дьявол его обманет. И наконец сошлись на том, что женщина, точно такая же как на фотографии без всяких изъянов, будет всецело и полностью принадлежать человеку. И душой, и телом. Еще терзаясь сомнениями, человек приходит к себе домой и видит: на кровати сидит женщина, та, за которую он продал душу. Один в один как на фотографии. И такого же роста - сантиметров десять, не больше... К чему это я? Я хотел сказать, что всегда - приобретая, мы что-то теряем. Как часто и случается - теряем самое нужное.
   -И кто же по-вашему, этот... исполнитель желаний?
   -Откуда мне знать? Могу только предполагать. Если возможны такие мутации, как режим невидимки у кровососа, или умение полностью подчинять себе, как у контролера, то наверняка есть и кто-то или что-то в значительном масштабе. В масштабе всей Зоны, к примеру.
   -Бог? Дьявол? Инопланетяне?
   -Нет, молодой человек. Если хотите знать мое мнение, все гораздо прозаичней.
   -А вот один мой друг, раз уж заговорили о фантастике, утверждает, заметьте Док, всерьез утверждает, что каждая аномалия - это окно в иной мир. А Зона, своего рода музей, кунсткамера, где выставлены все образцы. Чтобы далеко не ходить.
   -Ну, уж тогда не окно, а скорее замочная скважина.
   -Сути не меняет, Док. Человечество рвется в космос. А в Зоне, так сказать, выездной зоопарк. Прямо на дому.
   -Забавная мысль... Интересно было пообщаться, молодой человек. Однако мне пора, работы много. - Он обернулся и вперил в Нику тяжелый взгляд. - А вы... молодой человек, не получили повреждений на свалке?
   Ника решила, что он обратился к ней только за тем, чтобы услышать ее голос. Потому что доктора одолевали сомненья. Менее всего ей хотелось их развеивать. Лучший выход для нее, если бы каждый остался при своем. Док при сомнениях, она с попутчиками. Неизвестно, как поведет себя Грек, разгадав ее тайну. А с болота ей самостоятельно не выйти. Тут ни карта, ни везенье не поможет. Вот почему она долго молчала, готовясь ответить максимально низким голосом, на который была способна.
   Ее выручил Грек.
   -С ним все в порядке, Док. Парень вчера спас мне жизнь.
   -Да? Это замечательно. Что же... - Вздохнул Док и поднялся. - Пора мне. Как зовут твоего спасителя, чтобы знать, на кого в Зоне можно положиться? А, спаситель, может сам назовешься?
   -Очкарик он, - не выдержал Макс, для которого подоплека неожиданных вопросов так и осталась неизвестной. Он просто не мог смириться с тем, что его исключили из разговора.
   Доктор окинул девушку на прощанье долгим взглядом, кивнул и исчез. Туман сомкнулся за его спиной.
   А у Ники словно камень с души свалился.

ГРЕК

  
   Врал парень, определенно врал. И не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы заметить, как он хромает. А спросишь - все в порядке.
   Тут Краба угораздило оступиться и напороться на болотного ежа в трясине. Обычной трясине, между прочим, а не какой-нибудь болотной штучке. Так битый час скулил, демонстрируя свои царапины. Клешни растопырил - не в смысле пальцы свои уродливые - а руки вообще, где иглы засели и скулит. Между тем, сам виноват. Какого черта в болоте шарить стал? Или потерял чего? Оступился, так поднимайся осторожно, лишний раз руки в грязь не опускай. Болотные твари к теплу неравнодушны. В ботинках ходи по болоту хоть год, успевай только ноги из топи выдергивать - конечно, лучше на одном месте подолгу не стоять, но это другой вопрос. А голое тело для ежа, все равно что маячок "кушать подано".
   Кое в чем Грек ежу был даже благодарен. В конце концов, если Зона решила всех на ходке пометить, пусть метит. Как бы быстро ты не бегал. Его самого - по башке, Макса в руку. Очкарика, судя по всему, в ногу. Хоть и не признается в этом, подлец. Крабу обе руки подпортила. Додумался, болван, болотного ежа руками хватать. Он всего одной иглой зацепился - стой и жди. Насосется, сам отвалится. Или снимать надо, соблюдая осторожность, в перчатках. А этот придурок стал его голыми руками отрывать. Еж и распустил полный набор. Получите, пожалуйста, сеанс иглоукалывания, согласно заказу. В самые болезненные точки.
   Краб заорал так, что пришлось обернуться по-быстрому и оплеуху отвесить. Зато душу отвел. И парень угомонился. Болотный еж выпустил тельце из колючек, развернулся и в болото ушел, а иглы в ладонях у Краба остались. Растопырил пальцы широко, и иглы в разные стороны торчат, как у елочной игрушки.
   С правой руки ему Очкарик сердобольный колючки вынул. С левой он самостоятельно справился.
   Грек безошибочно нашел в тумане черноту - следующую вешку и, не сбавляя набранного темпа, двинулся вперед.
   Следовало убираться с болота. И чем быстрее, тем лучше.
   То, что Зона пока благоволила к пришельцам, еще ничего не значило. Вполне могло так получиться, что она силы копила для решительного броска.
   Тишина стояла оглушительная и это пугало Грека больше всего. Чтобы ни змей, ни этих - амфибий, с приставкой "псевдо" разумеется. Не говоря об аномалиях. Гравиконцентраты кое-где мерещились, но куда-то подевались и неизменные атрибуты болотной жизни: штучки всех мастей и музей восковых фигур. В просторечье последнюю упомянутую аномалию называли болотным миражом, но Грек предпочитал развернутое название, придуманное им самим. Тем более, что имел на это право.
   Музей восковых фигур - как нельзя более точно отражает суть аномалии. Когда из тумана вырастают фигуры, в точности копирующие человека и идут навстречу. Грязно-белые, с доподлинно воспроизведенными деталями. Спросите у любого сталкера, мало-мальски знакомого с местными обычаями и он вам ответит: зрелище не так чтобы пугающее, но неприятное это точно. Хочешь увидеть памятник самому себе - сходи на болото. Подойти можно вплотную и заглянуть самому себе в лицо. Если желание присутствует, естественно.
   У проводника такого желания не было. Потому что он еще хорошо помнил, какая была у этих восковых кукол особенность.
   Поначалу, когда фигуры стали появляться впервые - сталкеры народ нервный, к очередному подарку оказались не готовы. На все подозрительное ответ следовал один - девять граммов свинца. И желательно в голову. Вот тут-то и вскрылась одна "пикантная" особенность: скульптурки, с точностью зеркального отражения копирующие оригинал, огрызались по-взрослому. Белые пули прожигали насквозь. Откуда что бралось, неизвестно, а Зона, как известно, молчалива и не любит, когда кто-либо копается в ее грязном белье.
   Лет пять назад Грек стал свидетелем подобной смерти. Тогда еще не знали, что восковые куклы только повторяют движения оригинала и никогда не проявляют самодеятельности. Хочешь жить - не стреляй. Иди прямо на предмет. Неприятно - глаза закрой. Чешется палец на спусковом крючке - почеши где-нибудь в другом месте. Столкнувшись с миражом лицом к лицу, почувствуешь холод, как из открытого холодильника. И запах соответственный, как будто в том холодильнике аммиак подтекает. И все.
   Сейчас каждый это знает. Но тогда, пять лет назад, хороший сталкер Грифон, сгорел здесь на болоте. Они шли в паре, когда появились белые фигуры. Грифон выстрелил. Он был хорошим стрелком. Пуля попала точнехонько в голову. И ответ получил без промедления как в зеркале - точно между глаз. Белая пуля прожгла черепную коробку насквозь. Когда Грифон упал в туман, сквозь дыру в голове стал просачиваться белый дым.
   Грек еще помнил то ощущение, что погнало его по болоту. От неожиданности он бросился бежать. И пер, пер по болоту, не чуя под собой ног. Как только не угодил куда-нибудь по глупости? Бежал, пока хватало сил и достало смелости обернуться. Что происходило за его спиной - относительно зеркального отражения, сказать невозможно. Когда он обернулся, на него смотрело такое же измученное чучело, как и он сам. Так они и стояли друг напротив друга, пока не отдышались. Вернее, дышал один Грек - кукла весьма уверенно копировала его. Не понимая до конца, что делает, обезумев от усталости, а более всего от неизвестности, Грек пошел напролом. Он помнит, как ругался последними словами, ожидая пули. Он не тешил себя иллюзиями по поводу того, что сумеет опередить или выстрелить в ответ. Наглядный пример опрометчивого решения остался навеки лежать в сердце болота. Белая фигура тоже пошла на него, сжимая в руках автомат. И ведь кричала, сволочь, соответственно. Точнее, рот разевала вполне правдоподобно.
   Так и встретились два одиночества... до костра, правда, дело не дошло. Тогда Грек впервые и ощутил это неприятное ощущение от прикосновения к лицу белой субстанции. С таким же неприятным душком.
   Без ложной скромности следует отметить, что роль первопроходца в выявлении особенностей восковых фигур, с тех пор приписывали Греку. Он не спорил. По мере необходимости ему приходилось делиться информацией со сталкерами. Тогда велика вероятность того, что и они поделятся с тобой.
   Информация в Зоне едва ли не дороже пули. Твари - это отдельный разговор. А вот что касается аномалий, будь у тебя хоть атомная бомба, против гравиконцентрата не попрешь.
   Грек улыбнулся про себя. Даже интересно было бы провести такой эксперимент. По поводу атомной бомбы он конечно погорячился, но взять следовало что-то больше гранаты. Взрыв от гранаты комариная плешь гасила легко - находились поначалу любители проверить износоустойчивость гравиконцентрата. Хлопок - и будто не было ни гранаты, ни взрыва. Только в земле ямы глубокие от сплющенных осколков.
   Вот, легка на помине.
   В туман впечаталась комариная плешь, готовая иллюстрация к "Пособию", столь любимого некоторыми новобранцами. Края идеально ровные, такую не пропустишь. И это хорошо.
   Плохо другое - комариная плешь вдавалась в тропу, лежащую между вешками.
   Проводник поднял руку, останавливая движение. Черная дыра открытой земли, покрытая странным белесым налетом, словно гравиконцентрат впечатал туман во влажную почву.
   Как бы то ни было, путь по тропе закрыт. О том, что таила в себе трясина, белым саваном скрытая от посторонних глаз думать не хотелось.
   -Грек, - окликнул его Макс с очередным умным предложением. - Может, вернемся к острову, там палку какую-нибудь подберем.
   Грек его не слушал. Его оплошность, ему и исправлять. Старость не радость. Сколько раз тут проходил и ничего, вот и расслабился. Тут же щелчок по носу - не зевай, сталкер.
   Возвращаться к острову за слегой - худшее из возможных решений. Основательно поднатужившись, Грек выдернул из земли предыдущую вешку. Для того, чтобы не потерять ориентир, он поставил Краба для временной замены. Проводник рассчитывал вернуть вешку обратно, как только обозначится путь дальше.
   Не теряя времени, Грек промерил пространство болтами, предусмотренными как раз для подобного случая. Но и без того ясно виднелись границы. Потом Грек опустил вешку - длинную тонкую жердь в болото, нехотя отодвинувшего туман в стороны. Жердь воткнулась достаточно уверенно и Грек сделал первый шаг.
   Как всегда в подобных случаях, главное - сделать первый шаг. Дальше пошло как по маслу. Шаг. Остановка. Шаг, остановка.
   Переход прошел без происшествий. Греку пришлось вернуться, чтобы помочь Крабу, нетерпеливо переминающемуся с ноги на ногу, выбраться на тропу. В густом тумане дыры еще не успели затянуться. Но видит Зона, если бы не вешка, которую следовало поставить на место, он не стал бы этого делать.
   Вешки мелькали с завидным постоянством, однако Грека не оставляло тревожное предчувствие. Болото точно вымерло и это наводило на такие умозаключения, от которых хотелось бежать без оглядки.
   Абсолютная тишина, нарушаемая лишь дыханием болота, могла означать лишь одно.
   Насколько возможно, Грек ускорил шаг, а в голове перестуком вагонных колес перекатывалась мысль "успеть бы, успеть бы, успеть". Он отметил, как постепенно наливается чернотой серое небо. Еще робкие порывы ветра, оставляя нетронутым центр небосвода, как гигантский волчок раскручивают край зависших над болотом туч. Грек не видел того, что происходило на самом деле - обзор оставлял желать лучшего. Он чуял это по тому движению, в которое вдруг пришло окружающее пространство.
   Локальный выброс.
   Грек перешел на бег, старательно заглушая страх, что погнал его вперед.
   Теперь все решало время. Если их нароет в пути, то половину из них - благо четыре на два делится без проблем - ждет мучительная и сравнительно быстрая смерть. Тут нет правил - каждого своя. Остальную половину ждет смерть долговременная. Мутации отличаются от быстрой смерти лишь одним - отсрочкой исполнения приговора. Такой мутант может долго скрывать от родных и близких друзей все происходящие с ним перемены. Естественно, если они не заключаются в неожиданном появлении третьего глаза. Но рано или поздно, тайное становится явным. И тогда начинается охота. Долговцы шутить не любят, да наверняка и не умеют. Все, что вбито в их головы, заменяет им и мать и отца. Вполне может так получиться, что в свой последний час, когда тебя настигнут охотники, ты позавидуешь тем, кто выброса не пережил.
   Проводник торопился. Он знал, куда выведет их тропа - к заброшенному объекту. Точно никто не знает, что там было раньше. То ли мясокомбинат, то ли молокоперерабатывающий завод. Однако разветвленная сеть коммуникаций, уходящих глубоко под землю наводила на мысль о вмешательстве военных. Складывалось впечатление, что народнохозяйственное предприятие не более чем декорация, для того, чтобы спрятать от посторонних глаз военный объект. Вот этот-то подземный бункер и годился для того, чтобы укрыться и пересидеть выброс.
   Туда Грек и спешил, рассекая туман как ледокол, за которым следуют малые суда.
   Ветер крепчал. Резкие порывы отрывали от стелющегося савана лохмотья и уносили прочь. В освободившихся от тумана прогалинах виднелась комковатая черная земля, блестящая от влаги. Видимость постепенно прояснялась. Выступали остовы заводских труб, беспорядочные бетонные нагромождения, выплывали из тумана деревья.
   Цель приближалась. Проводник точно не знал, что ждет его после того, как они почувствуют под ногами твердую почву - черное небо, закрученное в воронку с грозовым искрящимся эпицентром или непосредственно сам выброс. По слухам, тогда все застывает стоп-кадром, напоминающим негативное изображение. Завораживающее должно быть зрелище... Не приведи Зона увидеть.
   Схлынула последняя волна белого дыма, обнажив границу болота.
   И в ту же секунду, будто их и дожидался, налетел ветер, выжимая из глаз слезы. Гигантская воронка, втягивая в себя воздух, постепенно набирала обороты. Единственная уцелевшая заводская труба погрузилась в ее клокочущее чрево. Быстро стемнело. Сверкнула первая молния, предвестница скорого выброса.
   Заметив у бетонного основания протоптанную тропу, Грек бросился по ней бежать без оглядки. Если у кого из новичков появится желание задержаться, чтобы, так сказать, понаблюдать за выбросом своими глазами - и слова дурного от Грека не услышат. Но судя по топоту за спиной и шумному дыханию, отставать никто не собирался.
   Грек бежал что есть мочи, перепрыгивая через куски бетона, огибая разрушенные строения, плиты, будто нарочно расставленные на пути и буквально на физическом уровне ощущал как стремительно бегут секунды. Каждая из которых могла стать последней. Для Зоны не имело значения, каков будет сегодняшний урожай. Она могла включить рубильник на полную мощность ежесекундно. Даже в тот момент, когда до входа в спасительный бункер останется только шаг.
   Они успели. Добавить "в последний момент" Грек бы затруднился. Менее всего ему хотелось знать, сколько моментов отделяло его от смерти. Резко похолодало. До такой степени, что изо рта повалил пар, когда Грек, преодолевая последние метры, оставшиеся до сорванной с петель стальной двери, вихрем ворвался на лестницу.
   Железные ступени пронзительно заскрипели под тяжестью его тела. Несмотря на ветхость конструкции, держаться за перила не хотелось. С поручней свисала какая-то ржавая бахрома.
   Проводник спускался по лестнице, пропуская пролет за пролетом, стремясь убраться подальше от того ужаса, что готовила Зона.
   Он остановился, когда лестница кончилась. Отсюда начинался длинный узкий коридор. Зияли черными провалами боковые ответвления, давно лишившиеся дверей.
   Вопреки всем законам, в коридоре горели лампочки аварийного освещения, забранные металлическими сетками.
   Насколько Грек помнил, коридор выводил к производственным помещениям: всевозможным складам, техническим лабораториям, хранилищам. Изначально, в некоторых из таких помещений хранилось и оружие, за последние годы разобранное под чистую. Отсюда вынесли все, что представляло хоть какую-то ценность. Многие любители легкой наживы так и сгинули здесь, в подземных переходах. Многие претерпели мутации. Ходили слухи, что кроме обычных мутантов - снорков, передвигающихся как звери на четвереньках, можно встретить таких тварей, аналогов которым в Зоне нет.
   Некоторое время Грек стоял у входа в коридор и вглядывался в глубину. Делать нечего. Не стоять же здесь, когда любая дрянь может на голову свалиться?
   Новобранцы молчали, восстанавливая дыхание.
   Надо было идти вперед, но Грек все стоял и стоял, напряженно вслушиваясь в звуки, доносившиеся из коридора. Потому что в Зоне было лишь одно место, которое Грек ненавидел больше чем болото. И как раз в этом месте он сейчас и находился.
   -Грек, - едва слышно начал нетерпеливый Макс и не договорил.
   Почти в то же мгновенье с грацией бешеного льва, Грек надвинулся на парня и схватил его за горло, с трудом удерживаясь от искушения сжать тонкую шею до хруста.
   -Еще одно слово, - прошипел он Максу в ухо, - и я заставлю тебя, придурок, подняться по этой лестнице. Тебе не понравится наверху, можешь мне поверить на слово.
   Проводник отпустил парня также внезапно как и схватил. Тот с трудом удержался на ногах.
   -Всех касается, - беззвучно добавил Грек, занятый поисками того, на ком еще можно было сорвать злость.
   Для пущей убедительности, он хотел ткнуть пальцем Очкарику в грудь и к своему удивлению промахнулся. Верткий парень качнулся влево, уходя от удара, и палец проводника проткнул воздух.
   Чуть не потеряв равновесие, он остыл. Злость уходила, уступая место решению первоочередных задач. Первая. Убраться дальше от входа в бункер, пока сверху не свалилось неизвестно что. Там, в глубине, тоже могло таиться что угодно. Отсюда следовала задача номер два: чтобы не вступать в войну на два фронта убираться следовало как можно скорее.
   Грек двинулся по коридору, и так просмотренному до дыр.
   Под ногами тонко скрипел битый кафель, так что о приближении возможного противника, тот кто прятался в глубине, узнал издалека. Шум собственных шагов неприятно отдавался в ушах, но от него некуда было деться. Сжимая в руках оружие, снятое с предохранителя, Грек знал точно, чего ему не хотелось более всего: чтобы за поворотом его ждали неприятности в виде чего-нибудь новенького, приготовленного Зоной на закуску. В той ситуации, в которой они оказались, путь наверх был временно закрыт. Однако это время не имело отпущенного срока. Выброс мог начаться в эту секунду, а мог и позже. Мог растянуться на час, а мог и уложиться в секунды. В любом случае, после выброса некоторое время остаточная энергия если и не убивала, то по крайней мере калечила, вызывая резкое обострение всех скрытых заболеваний. И года после этого не протянешь. Даже если до того, ты в принципе оставался в неведении относительно того, что острые уколы в правой стороне живота, в конечном итоге могут привести к циррозу печени.
   У стальной двери, вырванной с петлями и валяющейся у входа в соседнее помещение, проводник остановился. Он оглянулся на Очкарика и махнул вправо, там ему надлежит находиться в случае чего. Такую же отмашку дал и Максу - только влево. Потом Грек надолго замер, пытаясь на слух определить, чего ему ждать от темноты соседнего помещения.
   Стояла тишина.
   Грек осторожно присел на корточки, заглянул в дверной проем и тут же отпрянул. Ничего подозрительного он не заметил. В огромном слабо освещенном складском помещении с высоким потолком, с пустыми покосившимися железными стеллажами, с темнотой, которая пряталась в глубине, на первый взгляд никого не было. Тогда он выставил вперед руку, подавая знак остальным и первым вкатился в проем.
   Проводник успел подняться, прислониться к стене. Черное дуло нацелилось в темноту.
   Следом за ним метнулись две тени. Очкарик скользнул вправо, Макс левее. Краба проводник так и не увидел. Да и не пытался, честно говоря, потому что понял раньше, чем раздался голос - они на мушке.
   -Оружие на пол, - властно прозвучал приказ в гулкой пустоте зала.
   -Не стреляй, - хрипло сказал Грек. Он явно услышал шорох за стеллажами - слева и справа. Сколько их? Неизвестно. - Мы сделаем, как ты хочешь.
   И первым положил на пол оружие.
   -Отодвинь дальше, - потребовал тот же голос и Грек подчинился.
   Его примеру последовали остальные.
   -Руки. Выше. Отойти к стене.
   Они послушно выстроились у стены.
   -С вами четвертый. Пусть придет сюда.
   -Краб, - позвал Грек. - Иди сюда.
   Долгую минуту, если не больше, Краб не подавал признаков жизни. Дважды просить Грек не стал. Какой из него сейчас командир? Решил свалить - туда ему и дорога. Когда Грек собирался объявить об этом невидимому человеку, появился, наконец, Краб. С ним поступили по тому же принципу: оружие - руки - к стене.
   -Кто такие? - поинтересовались из темноты к облегчению Грека. Раз начались переговоры, стрелять будут не сразу.
   -Мы сталкеры, - за всех ответил Грек. - Я проводник. Со мной молодняк.
   -Какие такие сталкеры? Ваша фигня, типа, Краб, ничего мне не говорит. Ты назовись.
   -Я Грек.
   Возникла пауза. Потом уже мягче спросили.
   -Что сказал Рыжий, когда Енот выстрелил в кровососа и закричал: "Беги!"?
   -Рыжий сказал: "А чего мне бежать? Я в него не стрелял?"
   -Грек, ты?
   Зашевелилась в углу конструкция, пошла ходуном. И сверху, перебираясь по торчащим осям как эквилибрист выбрался человек. Стеллаж опасно накренился, но на месте устоял. Как только из темноты выступила вперед долговязая фигура, Грек, к тому времени уже завладевший личным оружием, радостно оскалился.
   -Перец, блин! Ну ты даешь!
   -Ясен перец, Грек. А ты как хотел? Чтобы я тебя хлебом-солью встречал?
   -Ты один?
   -Ты же знаешь, Грек, я один по жизни.
   -Столько страху напустил...
   - Это уметь надо столько страху нагнать! А я умею. Без страха нельзя, ясен перец.
   -Жаль, я не перестраховался: гранату вперед не запустил. То-то и поговорить сейчас не с кем бы было.
   -Шуточки у тебя, - растянул рот до ушей Перец.
   Большеголовый, сутулый, весь какой-то угловатый, похожий на сучковатую палку со здоровым набалдашником, Перец протянул руку для приветствия. Мельком оглядев новичков, он повернулся к Греку.
   -Вот кого меньше всего ожидал тут увидеть. - Шрам, тянущийся по левой щеке Перца, дрогнул. - Тебя-то кой черт в наши места занес?
   -А, - махнул рукой проводник, - долгая история. Пойдем, покажешь, где тут можно ноги протянуть. Столько сегодня отмахали. Там и поболтаем. А вообще, если бы не выброс, вряд ли сюда бы полез.
   -Выброс? Во, блин. А я тут вторую неделю безвылазно сижу, и не в курсе, что на воле происходит. Спасибо, что предупредил. А то я думаю, перекинемся парой слов и наверх выбираться буду... Иди за мной, место покажу. Недалеко тут.
   Бывшая лаборатория была девственно пуста. В тусклом свете аварийного освещения - только-только не оступиться - блестели наполовину выбитые стекла медицинских шкафов. Выцветшие пятна на треснувших напольных плитах указывали на то, что здесь что-то стояло. Посередине, намертво приваренный к железным скобам, лежал саркофаг, пробитый в нескольких местах пулями. На разбитом настенном кафеле тянулись ржавые подтеки.
   Кроме той двери, в которую они вошли по указке Перца, из лаборатории выходили еще две.
   -На эту даже не смотри, Грек. - Перец махнул рукой в сторону двери, расположенной между медицинскими шкафами. - Там выход в такие катакомбы, куда даже я не совался. А уж я, ясен перец, многое тут облазил.
   Грек устроился на деревянном ящике, с наслаждением вытянув ноги. Пока шли, Перец заставил молодняк прихватить по ящику и теперь со знанием дела рассаживал их вдоль стены.
   Намаялся в одиночестве, сделал вывод Грек. Вот и рад любому общению. Сейчас будет тебе общение, мысленно пообещал он сталкеру, искоса глянув на Макса. Однако вопреки ожиданиям, измученный парень молчал. Он освободился от рюкзака, удобно пристроил на груди раненную руку и закрыл глаза.
   -А эта дверь куда ведет? - Проводник кивнул головой в сторону второй двери, расположенной прямо за саркофагом.
   -Эта ведет куда надо, - тут же отозвался Перец. - Второй выход отсюда. Поплутать, правда, придется. Зато выйдешь на пустыре за заводом. А иначе, чего б я вас сюда привел?
   Грек согласно качнул головой и полез в рюкзак за таблетками. Голова раскалывалась.
   Макс по-прежнему не открывал глаз. Клевал носом и Очкарик. Время от времени Краб бросал на проводника короткие взгляды. Грек про себя злорадно улыбнулся: чувствует, гад, где собака порылась. Светит ему ярким светом караулить первым. Вон как повязки на ладонях кровью пропитались. Оно и понятно, иглы еж глубоко вонзил, от чистого сердца. И его, видать, успел Краб достать.
   -Повязку смени, Краб, - из чисто меркантильных соображений сказал Грек. Случись что, такими сардельками и спусковой крючок не нащупаешь. - Размочи в воде, быстрее отстанет, - подсказал он, видя как Краб пытается оторвать повязку от присохших ран. Опять же с одной целью подсказал - только ора дикого сейчас и не хватает.
   -Слышал я, Грек, что ты к молодняку относишься жестко. Но не думал, что ты такой зверь, - усмехнулся Перец. Деревянный ящик под ним жалобно скрипнул. - Ты пошто парня заставил голыми руками жарку отгонять?
   -Сам напросился. Хочу, говорит, на собственном опыте убедиться, что жарка горячая. Иначе, как разберешь, где правда, а где ложь?
   Коротко вздохнул Макс, догадавшись, в чей огород камень. Однако рта не раскрыл.
   Помолчали. Грек видел, что Перцу ой как хочется поговорить. Только разговор, судя по тому как он маялся, предполагался не для посторонних ушей. Хороший сталкер Перец. Бывший диггер из Санкт-Петербурга. Приехал из северной столицы года четыре назад с одним намерением: "побродить" по здешним коммуникациям. По его же словам, в Питере для него тайн не осталось. Выбросьте меня в любом месте в подземной канализации, говорил он, - дорогу найду без проблем. Врал, конечно. Однако на слове его никто не ловил. Как приехал, так шасть под землю - там и сидел с тех пор. Выбирался за кордон раз в две-три недели. И то лишь для того, чтобы пополнить запасы да новости узнать. После недели, проведенной "на воле" рвался под землю снова.
   Грек никогда не понимал таких сталкеров, как Перец. И артефактов с гулькин нос - дела поправить и только-только затариться. И сидеть круглыми сутками одному под землей вместе с тварями - какие нервы надо иметь. Ходили, впрочем, осторожные слухи, но так чтобы парня не подставлять, что он постепенно мутирует, оттого и старается лишний раз людям не показываться. Выбросы, они и под землей бывают, чего уж тут скрывать. Да и без выбросов под землей дерьма столько, что на сотни мутаций хватит. Еще и останется. Под рубаху ему никто не лазил, слухи так и оставались слухами. А что касается соображений безопасности, то лучшего места для того, чтобы скрываться от посторонних глаз в Зоне найти. Долговцы все, что находится под землей не жаловали. Все и всех.
   Так что, если кто и разбирался в Зоне в том, что пряталось под землей, так это Перец.
   Грек наблюдал за тем, как Краб меняет повязки на руках, похожих на спинку божьей коровки - таких же красных в черных точках. Парень мучился, но желающих помочь ему не нашлось. Даже Очкарик делал вид, что спит. Не спал это точно, выдавали подрагивающие веки за стеклами очков.
   Странный парень, Очкарик. Однажды у Грека мелькнула мысль, что стекла в очках вроде как простые. Без всяких там диоптрий. На кой черт таскать на носу обычные стекляшки? Иногда стекла бликовали и белые круги вместо глаз вызывали у Грека чувство внутреннего протеста и желание заглянуть туда, где скрывалось, по выражению классика, зеркало души. Молчун редкий. За трое суток если и сказал пять слов, то словно рублем одарил. Способный в сталкерском деле, и никто у него этих способностей не отнимает. Имелся ли у него шанс выйти за кордон без проводника, безвременно сгинувшего на свалке? С его-то исключительным чутьем? Грек оценил бы фифти на фифти. Реальный шанс. Зачем вернулся за ним? Зачем полез в самое пекло? Пожалел, или все гораздо прозаичней и пафосная взаимовыручка на деле обернулась банальной перестраховкой?
   Кто его поймет.
   -Очкарик, - не удержался проводник, - у тебя зрение какое?
   -Минус единица, - хрипло ответил молчун. - Я близорук.
   Близорук он, как же. Грек отвел глаза. Врет и не краснеет. Паутинку разглядел в лесу почище зрячего.
   Проводник нахмурился. Он не любил загадок. Когда люди, как бы ни прятались, человеку с его опытом видны как на ладони, неожиданные сложные задачи раздражают, чтобы не сказать больше. С остальными все ясно: Краб - подлец, Макс - молодец. И все просто, и всегда знаешь, чего от кого ждать. Но Очкарик...
   Грек терпеливо дожидался, пока Краб закончит с перевязкой. Мучения парня доставляли проводнику удовольствие, с каждым часом скрываемое все хуже и хуже. Вот у кого шансов уцелеть не было, лишись он проводника. Однако у него и мысли не возникло о том, чтобы перестраховаться. Хотя бы. Не бросился на выручку, прикрываясь за чужими спинами. А позорно бежал с поля боя. На что он рассчитывал, если всем им суждено было сгинуть на свалке? До сих пор, вероятно, сидел бы на автобусной остановке. Десерт для контролера, если тому удалось выжить.
   Проводник открыл было рот, чтобы сообщить Крабу, вздохнувшему с облегчением, что его очередь первым заступать в караул.
   -Грек, - негромко позвал его Перец. - Пойдем, чего тебе покажу.
   Созрел, значит. Грек поднялся и пошел за сталкером. Тот скрылся за дверью. Той, что находилась сразу за саркофагом. И пошел по коридору, не оглянувшись.
   -Краб - первый, - Грек остановился на пороге, взглядом погасив недовольство со стороны Краба. - Следующий Макс. Потом - Очкарик. Меня будить как всегда. Все. Отбой.
   Коридор с периодически гаснущими лампочками, почти тонул в темноте. На влажных стенах вздувались уродливые бородавки синеватых грибов. Липкий сырой воздух. И запах - затхлый, как на складе сэконд-хэнда. На треснувшем настенном кафеле чернели пятна жирной копоти, оплывавшей восковыми каплями, матово блестевшими в тусклом свете.
   -Вот и первый ориентир, - сказал Перец. И показал пальцем в угол. Грек тоже туда посмотрел.
   В углу, вывернув в разные стороны переломанные конечности, лежал обгоревший труп. Кожные покровы обуглились, ссохлись и обтянули огромный череп. Распахнутая пасть мало чем напоминала человеческую. Черные стеклянные сгустки навеки застыли в глазных впадинах. Несуразно длинные руки с огромными, отчего-то нетронутыми огнем когтями, доходили до колен. Кожа на вздувшемся животе лопнула и оттуда торчала черная масляная требуха.
   Снорки - мутанты, бывшие когда-то людьми. Теми немногими, кому удалось уцелеть после первой аварии на ЧАЭС. Удлинившиеся передние конечности, поставили тварей на колени. Они передвигались на четвереньках, как и положено животным. Лица мутантов скрывались за противогазами, уцелевшими на изуродованных лицах неизвестно в силу каких причин. Дикое сочетание изувеченного мутациями тела и осколка цивилизации в виде старенького противогаза с оборванным шлангом многих вводило в заблуждение. Ученые поначалу пробовали договориться, воззвать, так сказать, к человеческому началу. Однако, это оказалось столь же безрезультатным, как разговаривать с кровососом. Расчетливые, хладнокровные твари предпочитали нападать стаями. Подбирались вплотную к жертве и стальными когтями рвали на части податливую плоть.
   -Другого места не нашел, - проворчал Грек. Ему почудился тошнотворный запах гниющей плоти. Хотя наверняка, это было самовнушение. Труп мог пролежать и год, и больше. - Слышишь, Перец? Другого места для разговора в твоих хоромах не нашлось? Кроме как рядом со сгоревшим снорком.
   -А тебе чего, он мешает? - удивился Перец. - Он же не живой.
   -Ладно, - махнул рукой проводник. - Красиво жить не запретишь. Говори, чего хотел.
   Перец не спешил. Он нагнулся, перевернул нечто вроде железной решетки. Поставил ее для устойчивости на деревянные ящики. Несколько раз качнул, проверив конструкцию на прочность и сел, поджав под импровизированную лавку ноги.
   -Давай, садись, места хватит, - он хлопнул по решетке рядом с собой. - У тебя выпить есть?
   -Есть. Спирт.
   -Медицинский?
   -Точно.
   -Это дело. Давай.
   Грек не стал вдаваться в это короткое "давай". Не стал напоминать, что за каждое "давай" в Зоне приходилось расплачиваться. Не тот случай. Иными словами, на чужой территории свои порядки. Хай пьет, не подавится.
   Он полез во внутренний нагрудный карман куртки и выудил плоскую серебряную флягу.
   -За встречу, - и первым сделал глоток.
   Перец не стал жадничать. Глотнул, шумно выпустил воздух. Прижал рукав к носу и отдал флягу хозяину.
   -Забирает, - спустя пару минут сказал он. В тесном помещении с низким потолком и близкими стенами, голос звучал сдавленно. - Точно медицинский спирт. А то некоторые прут в Зону коньяк. Я это не приветствую. Тут или спирт или водка - первый помощник. Коньяк - напиток для праздника. А чему тут радоваться?
   -Не скажи. Я коньяк люблю. Расслабляет.
   -Во-во. Я и говорю: нашел, где расслабляться. Самое тут место в Зоне расслабляться. Это с девочкой хорошей в постели надо расслабляться, а сюда ходят наоборот - напрягаться. Все жилы, все нервы в кулак собрал - и вперед.
   Помолчали. Грек терпеливо ждал продолжения. И дождался.
   -Слышь, Грек, долговцы обнаглели совсем.
   -Ну, ты даешь, Перец. Удивил, какую новость сказал. Долговцы наглыми были всегда.
   -Маркса убили.
   -Маркса? Это высокий такой, худой мужик? На Жучару из "Сталкера" работал?
   -Точно.
   -За что убили?
   -Мутант, говорят.
   -Так мутант, или говорят?
   -А тебе есть разница? - набычился Перец. - Он прежде всего человеком был - вот что главное. А сколько там у него костей было, какая на фиг разница?
   -Ты-то откуда про кости знаешь?
   -Знаю... знал, - Перец надолго замолчал.
   -Понятно, - задумчиво протянул Грек. - Так было всегда, Перец. Долговцы охотятся за мутантами и убивают. Ты же знаешь, у них сдвиг по этой фазе.
   Перец зло выругался.
   -Плевать я хотел на их сдвиги. Хозяевами Зоны себя возомнили. Свои законы уставить хотят. Маркса не просто убили, а еще и пытали перед смертью. Маркс настоящим мужиком был. Ему просто не повезло. Под выброс попал... Да, я знал, что у него начались мутации. Знал, - он вдруг повернулся и уставился на Грека. - Можешь этим сукам так и сказать, когда встретишь: Перец знал, что Маркс мутант. Пусть приходят сюда, ко мне. Я найду, чем встретить дорогих гостей.
   -Слышь, ты, Перец, - нахмурился проводник. - Ты говори, да не заговаривайся. Какого... мне с ними беседы разводить? Я тоже ненавижу их. Согласен, слишком много на себя взвалили, как бы не надорваться. Зона не любит ничьих законов, кроме своих собственных. Но что прикажешь делать? Войной на них не попрешь.
   -Почему? - тихо спросил сталкер. - Почему не попрешь? Жучара у "Сталкера" мутантов собирает. Там у него катакомбы почище этих. Слыхал?
   Грек утвердительно кивнул.
   -Долговцы на "Сталкере" тоже завязаны. Надо кому-то и на Зоне базу перевалочную держать. А кто еще, кроме Жучары способен сидеть тут безвылазно? У долговцев кишка тонка, они Зоны боятся.
   -Будет война. Попомни мои слова. Долговцы не лезут пока на Жучару вовсе не потому, что зуба на него не имеют - он им тоже как кость попрек горла. Силы копят, крутые ребята. Уверены, что сомнут его в два счета.
   -Думаешь? - засомневался Грек. - Быть войне?
   -Куда деться, Грек? Сегодня они с мутантами покончат, а завтра? Завтра за сталкеров возьмутся. Все мы, и ты, и я - потенциальные мутанты. Все по краю пропасти ходим. Один шаг - и возврата нет. Это сейчас пока Зона выбросами людей перестраивает. Подожди, окрепнет, и без выбросов мутантов будет хоть отбавляй. Тогда поздно будет с долговцами счеты сводить. Останется он вольных сталкеров всего нечего. Такую силу ногтем как клопа раздавить можно.
   -Ты скажешь, - засомневался Грек. - До нас вряд ли доберутся. Это уже беспредел какой-то.
   -Вот тебе и беспредел, - продолжительно вздохнул Перец. - Долговцы жену Маркса убили. Тоже. Как понимаю, в назидание. За то, что знала и не доложила.
   -Врешь, - не поверил Грек. - Жену? Она ж не в Зоне, за кордоном. С какой стати они нормальных людей стали убивать? Да еще и бабу.
   -Стали, значит. Она добрая была и Маркса любила. Когда у него мутации начались, она сильно страдала. Все глаза выплакала. У нас с ней нормальные отношения были. Я как за кордон выбирался, у них останавливался. Вот она мне и плакалась. Знаешь, Перец, говорит, я очень люблю Маркса, очень. И без него не могу. Но как доходит дело до постели, даже если он и прикрылся чем-нибудь - с души воротит. Уйду, говорит, от него, с неделю одна поживу, и опять к нему тянет. Измучилась, говорит, а выхода не вижу. Обычная женщина. Добрая, не стерва какая-нибудь. Мы с Марксом когда разговоры за жизнь вели, Ленка и бутылку поставит, и закуски наготовит... Убили ее... убили.
   -Может, не долговцы? Мало зверья за кордоном живет?
   -Долговцы убили, - упрямо сказал Перец. - Можешь мне поверить, Грек. Не бывает таких совпадений. Сначала Маркс, а потом Ленка... Наши рассказывали... Рыжий и рассказывал. Издевались над Марксом, пытали. Все кишки наружу и глаз выкололи. Еще спасибо им, сукам, надо сказать, - сквозь зубы процедил Перец, - что застрелили напоследок, а не оставили гнить, подвешенным на крюке... Мутанты - народ живучий.
   -Жену тоже пытали?
   -Жене меньше досталось. Но тоже по-своему. Избили до неузнаваемости и задушили... сволочи. В лесополосе выбросили... Будет война, Грек, будет. Вот я тебя и спрашиваю, - он посмотрел проводнику в глаза, - ты с кем будешь, Грек? С нами? Или... с ними? А другого не дано, в стороне никто не останется.
   Грек молчал. Ему не хотелось разочаровывать Перца, но на такой вопрос или на подобный, он давно нашел ответ. Он - одиночка. Сам по себе. И его дело - сторона. Его с первой ходки интересовал только один вопрос: его взаимоотношения, если можно так выразиться, с Зоной. Вот и все. Сегодня долговцы, завтра ребята из "Монолита", послезавтра свободовцы... На всех Грека не хватит. Сегодня спросят одни, завтра другие. А Зона как была, так и будет. Ей дела нет до разборок. А будет Зона, будут и сталкеры. Вот и весь ответ.
   Однако сообщать Перцу о своем решении, Грек не спешил. Перец ждал, прожигая проводника взглядом. Грек молчал.
   Вот ведь парадокс. Скажешь сейчас " я с вами" - и не слова это обычные, а своего рода подпись под договором. Кровью собственной, между прочим. За базар отвечать придется, отсидеться негде будет. И еще как отвечать. С чувством и с толком.
   -Интересно, Перец, откуда ты столько знаешь? Под землей сидишь, а больше моего в курсе, - чтобы потянуть время сказал Грек.
   -Сижу, да. Но и выхожу на поверхность тоже. Ты себе не представляешь, сколько выходов отсюда и куда выводят. Будет долговцам подарочек. На память... Ты давай, Грек, от ответа не увиливай. Решай.
   Проводник ломал голову над тем, как бы помягче обозначить свою позицию.
   Однако ответить ему не пришлось. Долгий, отчаянный крик добрался до тесной комнаты. Вдогонку ему понеслась короткая автоматная очередь. Реакция у Перца, только что расслабленно сидевшего на импровизированной лавке, оказалась будь здоров. Пока Грек поднимался, пока перешагивал через упавшую на пол решетку, Перец был уже за дверью. В два прыжка проводник одолел расстояние, отделяющее его от дверного проема и бросился следом.
   Не добежав еще до двери, ведущей в лабораторию, Грек с досадой убедился, что дело дрянь.
   Истошно орал, конечно, Краб. Он стоял, прислонившись к стене. Автомат в его руках ходил ходуном. Парень давил и давил на спусковой крючок, тогда как в магазине закончились патроны.
   Краб волновал Грека в последнюю очередь.
   Из дверного проема, перебираясь на четырех конечностях, под ноги Очкарику выкатился снорк. Еще один лежал на полу у стены с пробитым черепом.
   Гулкое, злобное рычание наполнило комнату.
   Снорк подобрался, готовясь к прыжку. Изуродованное мутациями тело распласталось в воздухе, когда в огромный череп чуть выше круглых стекол противогаза впились пули. Снорка отбросило к стене. Он заскользил вниз, оставляя в трещинах кафеля куски мозга. Черная блестящая дорога тянулась следом за ним.
   Очкарик расчетливо палил короткими очередями. Он выстрелил еще в одну тварь, прыгнувшую из темноты. Снорк успел подняться на задние конечности, выставив вперед руки, увенчанные длинными когтями. Пули угодили в грудь, покрытую костяными наростами и не причинила мутанту вреда.
   Очкарику пришлось бы плохо, если бы не Макс. Парень отступил левее и разрядил рожок в голову снорку. Тело некоторое время еще двигалось. Мелькали в воздухе кривые когти, слепо нанося удары в разные стороны.
   Макс полез за запасным рожком, и в это время из дверного проема прыгнул еще один снорк.
   Тварь, передвигавшаяся на удивление шустро, миновала вопящего Краба, дрожащими руками пытающегося водворить рожок на место. Перевязанные бинтами пальцы плохо слушались. Краб пытался снова и снова, но у него плохо получалось.
   Очкарик методично, как при стрельбе в тире, выпустил короткую очередь в снорка. Опытная тварь, судя по всему, успела побывать в передрягах. Молниеносно дернувшись, снорк ушел из-под обстрела. Пули вонзились в тело безголовой твари, бившейся в судорогах.
   Очкарик отступил на шаг, чтобы поймать тварь в прицел. Снорк разрезал воздух острыми когтями всего в нескольких сантиметрах от его ног. Тварь готовилась к следующему удару, когда к месту событий подоспел Грек. Его пуля, посланная в голову, остановила злобную тварь.
   Из темноты неслось глухое, утробное рычание, отражали тусклый свет десятки стекол.
   Неудачная атака несколько отрезвила тварей. Возникла заминка.
   -Бесполезно, Грек, - Перец рванул его за рукав. - Уходим. Если снорки решили устроить пирушку, значит их очень много, - на бегу добавил он и шагнул в коридор, из которого появился.
   -Уходим! - крикнул Грек. И остался на месте, дожидаясь, пока Очкарик с Максом поднимут с пола рюкзаки.
   Словно почуяв, что добыча ускользает, рванулся вперед снорк. С мерзким скрежетом когти царапали плиты. Не обратив внимания на вжавшегося в стену Краба, тварь бросилась на Грека.
   Отступать, имея за спиной бешеную тварь, было смертельно опасно. Грек выстрелил, давая возможность новичкам скрыться в дверном проеме. В последний момент снорк откатился в сторону, уходя от нацеленных в голову пуль. Саркофаг, за которым стоял Грек, мешал как следует прицелиться. Снорк передвигался зигзагами и был быстр, как химера. В спину стрелять было также бесполезно, как и в грудь. Вдоль спины тянулся хребет, освобожденный от мяса и кожи, похожий по строению на человеческий, но на порядок толще.
   Грек выстрелил и снова промахнулся. Пули скользнули вдоль хребта и ушли в стену. Брызнули во все стороны осколки кафельной плиты.
   Саркофаг, до того мешавший Греку, спас ему жизнь. Пока тварь, с низко опущенной головой разбиралась с возникшим препятствием, проводник поймал ее в прицел. Пули пробили стекла противогаза, разметав содержимое черепа по полу. Снорк дернулся и опрокинулся навзничь.
   Проводник не стал дожидаться, пока успокоится бьющееся в конвульсиях тело. Он повернулся и побежал по коридору. Вслед ему понеслось хриплое рычание.
   -Грек, ты где? - раздался крик. - Торопись, давай! Ждать не буду.
   Проводник в мгновенье ока преодолел длинный коридор и оказался в огромном складском помещении. Вдоль стен тянулись бесконечные металлические стеллажи, в центре возвышались многочисленные завалы.
   -Наконец-то, - проворчал Перец, разглядывая Краба, появившегося в проеме.
   Рядом с Перцем стояли новички. Упрямо сжал губы Очкарик. Макс одной рукой держал автомат, левая еще плохо слушалась. У ног Краба растекалась лужа крови. По всей видимости, снорк успел его достать - ниже колена брюки превратились в лохмотья.
   -Чего встали? - гаркнул Перец. - Я один работать буду? Сейчас стеной пойдут, тогда настоитесь.
   Он ухватился за ближайшую металлическую конструкцию и рванул вниз. Стеллаж накренился и рухнул на пол. С оглушительным треском вылетели из пазов оси, пробили плиты, глубоко вонзаясь в трещины.
   Падали стеллажи, увеличивая завал. Стоял грохот, от которого закладывало уши. Поднималась столбом пыль.
   На помощь Перцу поспешил Очкарик. Макс тоже не заставил просить себя дважды. Он работал наравне со всеми, по возможности оберегая раненную руку.
   Только Краб воспользовался передышкой. Он подвернул превратившиеся в лохмотья разорванные штанины и полез в аптечку за бинтом. Перепачкавшись в крови, он пытался наложить повязку непослушными руками.
   Насколько Грек успел заметить, раны были серьезными. Когти снорка взрезали мясо едва ли не до кости.
   У входа постепенно высился завал. Когда все близлежащее железо было снесено в кучу, Грек перевел дух.
   -Думаешь, это их остановит? - в голосе проводника прозвучало сомненье.
   -Снорков? Нет, не остановит, - успокоил всех Перец. - Их теперь никто не остановит. То-то смотрю, так тихо в последнюю неделю было. Силы, суки, копили перед выбросом... Задержит - это да. Просочатся, как вода, - сталкер облизнул пересохшие губы. - Твари скользкие. Хребты переломают, но просочатся... Пока вся эта хрень не развалится... Уходим, хватит копаться, - он бросил выразительный взгляд на Краба.
   Беспорядочное нагромождение, загораживающее проход не служило препятствием для звуков. Низкое, угрожающее рычание, от которого стыла кровь, приближалось. Катилось, как волна во время прилива, чтобы в следующее мгновенье снести все на своем пути.
   -Шевелитесь! Ждать никого не буду! - голос Перца послышался из глубины склада.
   Горели на стене лампочки аварийного освещения, выкрашенные в оранжевый свет, но света почти не давали. Когда Грек включил фонарик, чтобы не ошибиться и ненароком не оказаться в каком-нибудь тупике, образованном перевернутыми стеллажами, долговязая фигура исчезла за невысокой, всего по плечо, дверью. Вслед за Перцем туда же нырнули и Очкарик с Максом.
   Греку пришлось поспешить, чтобы не отстать. Краба он дожидаться не стал. Поторопится, если жить хочет.
   Проводник бежал по коридору, пригибая голову, чтобы не задеть потолок. Под ногами грохотали железные листы, намертво прибитые к бетону. Сколько времени прошло после аварии, а они держались, по-прежнему плотно пригнанные, так, что не видно было щелей между стыками.
   Греку чудилось рычание за спиной и это его подгоняло. Он бежал быстро, но все равно опоздал.
   Когда он ворвался в соседнее помещение, заваленное сломанной мебелью, ему пришлось остановиться. Отсюда вели три хода. Вывернутые с мясом двери валялись неподалеку. Грек собрался было крикнуть. В тот же момент он заметил отблеск фонаря в одном из проемов и рванул туда.
   Дальше все происходило как в кошмарном сне. Помещения следовали одно за другим, соединенные многочисленными коридорами. Высокие потолки, теряющиеся в темноте сменялись низкими, так, что приходилось наклонять голову. Вместительные склады уступали место крохотным лабораториям непонятного назначения, рассчитанные не более, чем на одного - двух человек.
   Лампочки, едва дающие свет, то и дело гасли. В наступившей темноте Греку приходилось освещать себе путь фонариком. Обострившийся слух каждый шорох воспринимал как подсказку. Он надеялся, что не пропустил в темноте какой-нибудь затейливый поворот, потому что полагаться приходилось только на здравый смысл - он не слышал звука шагов тех, кто шел впереди.
   Осколки битой плиты, скрипевшие под ногами, переходили в битое стекло, пронзительно трескавшееся под тяжестью его тела. Грохот железных листов сменялся треском деревянных досок.
   Лишь однажды Грек остановился на пороге, торопливо обшаривая фонариком стены темной комнаты. Дальше хода не было. Два дверных проема были завалены мусором и как ни старался проводник разглядеть ход, куда могли просочиться Перец с молодняком, у него ничего не получалось.
   Пока он метался, эхо откуда-то донесло звук человеческого голоса.
   -...да... да... да.
   Грек повернулся на голос и увидел в той стороне, откуда только что появился провал в стене. Кафель был отбит и в бетонном перекрытии зияла дыра. Он полез туда, мысленно попросив Зону о том, чтобы злополучный ход вел только в одну сторону. То ли Зона откликнулась на его зов, то ли Перец все рассчитал заранее, но с левой стороны ход перегораживала вбитая в земляной пол дверь, верхним концом упирающаяся в трубы. Проводник повернул направо, высвечивая себе путь фонариком.
   Краб все-таки успел его догнать. В последний момент перед тем, как Греку шагнуть в дыру, выводящую из хода в соседнее помещение, сзади раздался отчаянный крик.
   -Грек! Ты где, Грек?!
   Долгую секунду стояла тишина.
   -Посмотри сзади, Краб! Там дыра в стене! - крикнул проводник и шагнул в комнату.
   Очередной коридор соединенный коротким переходом какой-то комнаты сменился себе подобным. Грек бежал и не мог отделаться от мысли, что перестает верить сам себе. Он представлял примерно тот размах, с которым строился подземный бункер в советскую эпоху. Он сам бывал здесь несколько раз, спасаясь от выброса. Так далеко, правда, не заходил никогда, не его территория. Да, он слышал разные истории о ширине и высоте подземных казематов, о лабораториях, в которых проводились чудовищные опыты, о реакторах, спрятанных глубоко под землей. Но пуская вскачь собственную безудержную фантазию, невозможно было себе представить, что строительство достигло таких колоссальных размеров!
   Скитаясь по подземным переходам, проводник невольно задался вопросом: для чего столько всего? Для каких таких нужд? Это же целый подземный город, рассчитанный на то, чтобы многотысячному населению пережить ядерный апокалипсис.
   Мать честная. Сколько же оружия, неприкосновенных запасов, медицинских препаратов... да мало ли чего можно разместить под землей в самом чреве Зоны! Не может быть, чтобы все, что здесь было, растащили сталкеры, пусть даже не одиночки, а целыми группами. Такое добро вывозить надо было не грузовиками, а поездами, самолетами.
   Нет, верилось в такое с трудом. Скорее всего многое, если не все, за редким исключением осталось в хранилищах. Перец, облазивший подземелье, больше, чем кто-либо другой, в курсе относительно нетронутых складов. Тогда многое становится ясным. Например: незачем Перцу гоняться за артефактами. Зачем ему мелочиться, когда реальный шанс приподняться у тебя под рукой? Достаточно наладить торговлю оружием. Тут тебе не жалкие четыре тысячи баксов светят - миллионами пахнет. И главное, мало того, что заплатят, так еще и беречь станут как зеницу ока. Где по нынешним временам найдешь придурка, согласного пусть и за большие бабки слоняться под землей, на пару со снорками?
   Конечно, смешно думать, чтобы в техногенных катакомбах обитал один Перец. Наверняка найдется с десяток - другой, любителей ползать по подземным норам. Только пойди - найди их сначала. Грек был наслышан, кстати, от самого Перца и наслышан, о том, что он любит бывать под землей. Однако проводник и представить не мог, насколько он тут освоился.
   Сами сталкеры о своих приоритетах распространяться не любят. Предпочитают держать при себе. Кому понравится быть разменной монетой в будущей большой игре - в нее-то как раз верилось легче, чем в пресловутую стычку мутантов и долговцев. Идеи идеями, а кушать хочется всегда.
   В густых тенях прятались мертвецы. Грек сбился со счета на цифре десять. В одном помещении возвышался завал из мертвых тел, сложенных друг на друга. Белели отполированные до зеркального блеска черепа, слепо таращились черные дыры глазных провалов.
   Одно из наблюдений, сделанных мимоходом, подтвердило догадку Грека - он не заметил возле трупов и намека на оружие. Ни рюкзаков, ни пистолетов, ни тем более безотказного помощника в исключительных ситуациях автомата Калашникова. Складывалось впечатление, что сталкеры решились прогуляться налегке. Отсутствие оружия означало одно: кто-то должен был предусмотрительно собрать трофеи.
   Грек остановился на пороге, едва не опрокинувшись на спину. В бывшую котельную вели ступеньки. Из разорванных труб хлестала вода. Скатываясь со ступеньки на ступеньку, она стекала вниз. Последняя ступенька тонула в воде.
   В грязной воде колыхался разнообразный деревянный мусор. Мигала одинокая лампа аварийного освещения. В тусклом свете Греку удалось разглядеть детали, которые его порадовали. Безусловно, он двигался правильным путем - кто-то недавно потревожил водную поверхность. Радужные разводы стекались, стремясь вернуться к прежнему состоянию покоя. Поднималась и опускалась у стен мутная волна.
   Держась за шаткие поручни, Грек ступил на лестницу. И тут же поскользнулся на залитых водой ступенях. Он вцепился в железную ось что было сил, с трудом удержавшись на ногах.
   На последней ступени Грек остановился. Грязная вода, в которой не видно дна, вызывала смутное беспокойство. Время шло и молодняк, возглавляемый Перцем, с каждой секундой уходил все дальше. Грек осторожно сунул ногу в колыхающуюся муть, в любой момент ожидая, что дна не окажется и он с головой уйдет под воду. К его облегчению, нога погрузилась всего до щиколотки. Нащупав дно, проводник осторожно двинулся дальше.
   Трудно дался первый шаг, когда потребовалось отказаться от спасительной поддержки перилл. Но дальше дело пошло.
   Грек поднимался по ступенькам, готовясь продолжать путь, ставший поперек горла, когда в котельную ворвался Краб. Он задыхался то ли от быстрого бега, то ли от страха. Восковое лицо блестело от пота.
   -Грек! - голос его сорвался. - Долго еще?
   Проводник промолчал. Ему нечего было сказать парню, даже если бы он и знал ответ. Грек берег силы, и ни к чему тратить их на такого пустозвона как Краб. Он двинулся дальше, не обернувшись в сторону котельной.
   -Во, блин, Грек, ты откуда? - У железной двери, снесенной с петель, его поджидал Перец. - Ты никак пикничок решил устроить? Так не торопился бы, мы б тебя подождали до утра.
   Перец стоял у порога и ухмылялся, подоткнув руками бока.
   Проводник постарался, чтобы вздох облегчения, вырвавшийся у него, не получился бы слишком шумным. Макс, стоявший поодаль, восстанавливал дыхание. Глаза его лихорадочно блестели. Самым стойким оказался Очкарик. По нему вообще было незаметно, что только что парень одолел нелегкий переход.
   -А где этот? - вскинул голову Перец. - Потерялся по дороге?
   -Идет.
   -Добро.
   -Думаешь, оторвались? - с надеждой спросил Грек.
   -От снорков? С-час тебе, оторвались. - Перец поднял указательный палец. - Слушай.
   Вместо того, чтобы слушать, первым делом проводник осмотрелся.
   Половина слабо освещенного зала была забрана решеткой. Звенья уходили вверх, надежно прикрепленные к потолку. Кое-где наверху зияли дыры. Все пространство за решеткой было поделено на вольеры. В каждом таком отсеке в пол были вставлены металлические поддоны, наподобие тех, что применяют при разделке скота. Ржавые полосы покрывали дно желобов, ведущих к стоку.
   С первого взгляда Греку показалось, что выхода из зала нет. Вернее он существовал, но был завален рухлядью - громоздкими шкафами, отдаленно напоминающими старинные электронно-вычислительные машины.
   Что же, Перец хочет предложить быстренько разобрать весь этот хлам?
   Проводник обернулся на сталкера в поисках ответа и тут только услышал: грозное, хриплое, еще на грани слышимости, но с каждой секундой приближающееся рычание.
   -Суки, - восхитился Перец. - Быстро стали передвигаться. Делать нечего, придется уходить еще глубже, на уровень вниз.
   -Глубже? - вырвалось у Грека. - Еще глубже?
   -А то, - усмехнулся Перец. - Нет больше выхода за заводом. Так бывает. Другой будем искать. - Он глянул за спину Греку и покачал головой. - Наконец-то. Парень, ты счастливчик. Еще минута, и нас бы здесь не было.
   Грек посторонился, пропуская легкого на помине Краба. Его трясло. По всей видимости, ему не повезло в котельной. С мокрой куртки стекали капли, бурые повязки на ногах сбились и болтались у щиколоток наподобие спущенных носков. Он тяжело дышал и, не останавливаясь ни на секунду, тискал в руках автомат.
   И вдруг без предупреждения, без грозного рыка и хрипения, в щель между хламом, перегораживающим выход, и потолком, высунулась морда в противогазе. Длинные когти заскребли по бетонной стене, оставляя глубокие царапины.
   -На твоей совести, - буркнул Перец, бросив на Краба злой взгляд. - Из-за тебя не успели. Живо, - он бросился вперед. - Десятая клетка, там дырка в решетке. И крышка люка! Сворачивайте вентиль, да побыстрее!
   Сталкер на бегу вскинул автомат. Длинная очередь прошила массивный шкаф. Глухо всхрапнул снорк и исчез. Но не надолго. Из других, всевозможных щелей уже лезли лапы, стальными когтями раздирая рухлядь.
   -Нашел! - крикнул Очкарик и не дожидаясь приглашения нырнул в дыру, образованную отогнутыми в стороны звеньями решетки. За ним следом втянулся Макс. Грек швырнул туда же едва передвигающегося от усталости Краба. Только потом обернулся.
   Конструкция, сдерживающая натиск снорков, дрожала. Тряслись шкафы, разбитые панели ЭВМ, хлопали уцелевшие створки. Гора хлама готовилась рухнуть в любой момент.
   Автомат в руках Перца огрызнулся огнем. Первому же снорку, вырвавшемуся из темноты завала на свободу не повезло. Его срезало в прыжке. Но дорога была проложена. Один за другим в зал выбирались твари.
   -Чего копаетесь! Живее! Вниз! - орал Перец, отступая к решетке.
   Макс поднял наконец крышку и первым погрузился в лаз. Очкарик держал над ним фонарик, пока Макс спускался по скобам, вбитым в бетон.
   Снорки расползлись по залу как тараканы. Часть из них карабкались по решетке, находили многочисленные дыры и переползали из отсека в отсек. Перец палил короткими очередями, ловко меняя опустошенный магазин на новый.
   Проводник стоял возле люка, дожидаясь, пока скроется внизу Краб.
   -Перец! - крикнул Грек. - Давай скорей, прикрою!
   Сам вздернул автомат и выстрелил в голову снорку, бросившемуся Перцу под ноги. Воспользовавшись поддержкой, сталкер передвинул на спину автомат и протиснулся в дыру.
   Грек ступил на скобу, готовясь к спуску. Перец поднялся на ноги и бросился к люку.
   Оставаясь в неведении относительно опасности, угрожающей Перцу, скрылся из виду проводник.
   Он не видел, как сверху на сталкера упал снорк. Перец повернулся, вскинул автомат, однако выстрелить не успел.
   Этот снорк, на порядок мощнее остальных тварей, бить по ногам не стал. Он резанул острыми когтями Перцу по животу. Сталкер нажал на спусковой крючок, вбивая пули в стекла противогаза.
   Но было поздно. Перец замер, зажимая руками разорванный живот. Скользя между пальцами полз из чрева бурой змеей кишечник.
   Грек спускался, когда на голову ему обрушился Перец. Тяжелое тело едва не сбросило вниз. Он до боли в суставах вцепился в железные скобы, еще не до конца осознавая, что произошло. За шиворот, обжигая кожу потекла горячая кровь. Струи текли по спине, заливали лицо.
   Перец успел закрыть крышку люка, но часть кишечника осталась снаружи.
   Грек спускался, изо всех сил удерживая на плечах тяжелое тело. Вслед за ними, пристегнутая крышкой люка, липкая от крови, тянулась грязно-бурая лента кишечника.

КРАСАВЧИК

   Последние капли воды из фляги сталкер стряхнул в рот. Судорожно глотнул. Пересохшее горло дернулось, не пропустив внутрь ни капли влаги.
   Изрытая ногтями земля хранила следы вчерашнего нервного срыва, когда выпита была фляга с коньком. Вместо ожидаемого расслабления, алкоголь возымел обратный эффект. Граммов двести не больше, так, пустяк - только раззадорили. Орал истошно, как мартовский кот, ругался последними словами, которые удалось вспомнить. Швырял в радужную оболочку всем, что попалось под руку. А попались рюкзак, банка тушенки, да контейнер с артефактами. И сразу вместе, и каждый в отдельности. Дошел до того, что тыкал в мыльный пузырь острым ножиком и выпустил с десяток пуль. Короче, отдыхал по полной, и ни в чем себе не отказал.
   Что греха таить? Была, была опасная мысль запихнуть в рот дуло пистолета и выстрелить, раз и навсегда покончив с мучениями. Что его остановило - неизвестно. Во рту до сих пор стоял металлический привкус и перебить его теми жалкими каплями воды было невозможно.
   В общем, мышеловка должна им гордиться. Не секрет, что аномалии подпитываются за счет пойманных жертв. Иные выкачивают кровь до капли. Например, изнанка. Не сразу, конечно, очень медленно, чтобы надолго хватило. А бывает и сразу. Среди останков, обработанных в той же птичьей карусели, вы вряд ли отыщете хоть каплю влаги. Вакуумные ямы превращают трупы в мумии, а комариные плеши со временем не оставляют вообще ничего. Только тень, вжатую в землю.
   Мельница, та посложнее. Кроме органики питается еще и человеческими эмоциями. Выбраться из нее невозможно. Имелась опосредованная информация от тех, кому удалось наблюдать со стороны за долгой и мучительной смертью попавших в аномалию - далеко не каждый в Зоне согласится прервать твои мучения, сердобольно выпустив тебе пулю в голову. Пагубным пристрастием грешили одиночки, специально заманивавшие в ловушки мародеров. Так вот, тот кто орет и ругается - живет дольше. В отличие от того, кто смиряется и готовится принять смерть. Такая безропотная игрушка быстро надоедает мельнице. От нескончаемых поворотов с головы на ноги и обратно, быстро наступает кровоизлияние в мозг, но еще долго мертвец продолжает крутиться по кругу.
   Так и мышеловка. Если не убила сразу, то потому, что может вытянуть из него больше, чем даст простая смерть. Сначала сведет его с ума, чтобы потом поступить так, как обычно поступают все аномалии - выжать без остатка.
   Красавчик поставил пустую флягу в центр изрытого ногтями круга и долго смотрел на нее, не мигая. Жратва еще оставалась - в тушенке наверняка имелась жидкость. Так что ближайшие дни он продержится. Дни... сильно сказано. Сколько там человек может прожить без воды - шесть дней? Или это без сна шесть дней, а без воды больше? Вот, скоро он будет знать точно, что там происходит в первую, а что во вторую очередь.
   Еще спасибо следует сказать за то, надежду дает, тварь, воздуха не лишает. Хотя предупреждает, без сомненья. Вчера после срыва, полчаса по земле катался, пытаясь вбить в легкие хотя бы глоток. А отдышаться смог только когда успокоился и стал соображать.
   Надежда есть? Она не может не есть - питается, недремлющая, негасимые иллюзии глотает.
   Отправился Глухарь в Зону, некуда ему деться. Пошел. Дойдет ли? Другой вопрос. Но приложит все силы, чтобы дойти.
   Другого бы кого Красавчик не ждал. Тут предполагалось простое решение возникшей проблемы - две пули. Если хотите, четыре - для полного контроля. Две девушке, за то, что слишком много знает. Две лично Красавчику, практически за то же самое. И все. Расчет окончен. Нет свидетелей - нет проблемы.
   Кто-либо иной так бы и поступил. Но не Глухарь, для которого сталкерский Кодекс давно заменил все остальные принципы.
   Кстати, другого сталкера Красавчик не стал бы и напрягать. А на Глухаря возлагал эти самые надежды.
   В оконных дырах гас вечерний свет. Порыв ветра вздыбил кучи песка, лежащие у входа в сарай. По-прежнему капала вода. За последний день, Красавчик перестал воспринимать стук капель не только как постоянный раздражитель, но и как звук вообще. Довод оказался простым и объяснил на пальцах обычную вещь: где-то существует и большой мир, километрах в пятидесяти отсюда. Там покой и нет аномалий. Но где он, а где ты? Взялся ходить в Зону, принимай ее правила. Ты же не задаешься вопросом, почему все аномалии не собраны на одном поле, а рассеяны на огромной площади. Так есть. И не твое дело предъявлять претензии.
   Красавчик вынул из кожаного чехла армейский нож, полюбовался зеркальным отражением. Не было нужды проверять его остроту, Красавчик знал это доподлинно. Он достал из контейнера "игольное ушко" - недорогой, но достаточно редкий артефакт. Он и вправду напоминал игольное ушко, увеличенное во много раз. Серебристая окружность неправильной формы, с отверстием посередине. Вот в это отверстие Красавчик и втиснул лезвие ножа - просто нужно было чем-то себя занять. Такой остро заточенный нож долгое время не резал разве что металл, но глубокие царапины на камне оставлял - проверено.
   Красавчик повертел в руках нож. Он не спешил убирать его в чехол. Воспоминание о том, где он нашел редкий артефакт, заставило его надолго задуматься...
   Это случилось сразу после фермы, на которой сталкер пережидал грозу. О чем он думал, когда шел по тропе, обегавшей редкий лес? Да ни о чем. Менее всего его занимала мысль о разборках между долговцами и мутантами. Пусть хоть те других или другие этих - кого это волнует? Пока существует Зона и артефакты, всегда найдутся толпы желающих обогатиться на халяву. Другое дело, что половина халявщиков, не принявших на веру зловещие рассказы о Зоне, сгинет сразу. Часть новоявленных сталкеров быстро протрезвеет и придет к неутешительному выводу: одно другого не стоит. А оставшиеся после двух - трех, да чего мелочиться? - пяти ходок неожиданно поймут, что уже не воспринимают обычную жизнь без драйва. И деньги за добытые артефакты, лишь стимулируют выброс адреналина, как дополнительный набор очков в какой-нибудь компьютерной игрухе.
   После грозы Зона отдыхала. Впитывала влагу, накопленную в лужах, всасывала капли, падающие с редких листьев на землю. До омытой ливнем свежести, как бывало обычно, дело не доходило. Сырой воздух душил. Зона устало переводила дыханье, отрешенная на некоторое время от происходящего, как иная особа женского рода после истерики - глупой и затяжной.
   Последняя мысль и подвела Красавчика к воспоминанию о первом сексуальном опыте.
   Вдруг вспомнился выпускной вечер в десятом классе. Тогда все и случилось, в первую ночь взрослой жизни. Они всем классом махнули к однокласснику на пустующую дачу. "Актив" класса из пяти отъявленных хулиганов, в число которых входил, естественно, и Красавчик, заранее озаботился непростым вопросом, вкратце сводящемуся к следующему: чтобы было чего выпить. Вполне логично предположить, что вопрос "чтобы было чего закусить" никого не волновал.
   Выпить было чего. И этого "чего" оказалось на порядок больше того, что могли вместить незрелые организмы, еще не поднаторевшие в застольных баталиях. Выпускники упились до животного состояния.
   Надо обмолвиться, что в классе училась хорошая девочка (не будем называть по имени, тем более, что память его не сохранила). Девочка интересная во всех отношениях, за исключением одного. Имелся в девочке изъян. В детстве она неудачно упала с качелей и напоролась на какую-то штуковину, торчащую из земли. С тех пор девочка смотрела на мир единственным глазом. Второй был стеклянным.
   Девочку недостаток нисколько не портил. Она оставалась жизнерадостной и отзывчивой. Да и одноклассники за десять лет приучились не обращать внимания на недостаток.
   Не в том суть. Как угораздило Красавчика очутиться с этой девочкой в полутемной комнате загородного дома, точно он сказать не мог. Провал, вызванный неумеренным принятием спиртного закончился в тот момент, когда он слился с девочкой в страстном поцелуе. Она потащила его даже не на диван, на обеденный стол, где и самостоятельно избавилась от одежды.
   Красавчик занимаясь тем же самым, путался в пуговицах, молниях, резинках. Он с трудом держался на ногах и по всей видимости пропустил то мгновение, когда девочка попросту вырубилась.
   И вот, в тот самый момент, когда Красавчик готовился стать мужчиной, в самый последний момент, когда проще продолжать, чем остановиться, он заглянул девочке в лицо. Свет полной луны падал на белое мертвое лицо, по которому вдруг пробежала судорога. Девочка открыла один глаз. По кошмарному стечению обстоятельств это был именно стеклянный глаз.
   Путаясь в приспущенных штанах, вопя от ужаса, Красавчик отступал к двери, пока не упал, ударившись головой о стену. Это несколько отрезвило его и дальше все пошло как по маслу. Подбирая на бегу разбросанные тряпки, те, до которых удалось добраться, он выбежал на улицу, не помня себя от страха.
   Долгое время после этого случая Красавчик мучился, постепенно приходя к мысли, что ему суждено навеки остаться импотентом. Представления о сексе вызывали не возбуждение, как это было раньше, а приступ ужаса. Он забыл о непременных атрибутах подростковой гиперсексуальности - долгих заточениях в ванной комнате и о ночных поллюциях. Все кануло в прошлое. Он смирился, готовя себя к тому, что все, о чем говорят его приятели, так и останется для него тайной за семью печатями.
   Возможно, прошло бы много времени, прежде чем он понял, что импотенция и он - две вещи несовместные, если бы не добрая девочка Шура, жившая в доме по соседству. Ее жарким поцелуям и ласкам Красавчик был обязан тем, что поверил в себя. Шура ободрила, поддержала и исцелила жаждущее воскресения мужское достоинство.
   С такими мыслями Красавчик и подошел к ручью, искавшему дорогу среди бурелома. До бара "Сталкер" было рукой подать. А с чем он заявится к торговцу? С парой "кошачьих глаз" да безразмерных колец? Эту чепуху он сам взял скорее от безысходности - не идти же с пустыми руками. Жучара на то и Жучара, чтобы ценить лишь одну валюту - артефакты. Иная валюта: рубли, евро, доллары, принималась торговцем на веру, как досадная необходимость.
   -Бумага, - морщился Жучара, рассматривая купюры на просвет. - Сунь такую в жарку и пыли не останется. Другое дело любой, хоть и самый дешевый артефакт. Брось браслет в комариную плешь. Не пробовал? Попробуй. Ничего с ним не станет. Так и будет лежать там как новый. А ты говоришь "евро".
   Будь на то его воля, в Зоне давно была бы в ходу другая валюта. Пять колец равны одному браслету. Пять браслетов - одному "кошачьему глазу". Пять "кошачьих глаз" - одной "хрустальной пыли". Той самой, что меняет окраску, предсказывая погоду. Белый цвет - к ясному дню, красный - к ветреному и так далее.
   И стоила бы в таком случае чашка кофе в баре... дайте подумать... два кольца. Почему не одно? Потому что Жучара, он и есть Жучара.
   Красавчик прошелся вдоль ручья. Противоположный берег утопал в грязи. Сталкер искал место посуше. Срубленное кем-то молодое дерево валялось на земле, перегораживая ручей. С редких уцелевших листьев свисали толстые окуклившиеся гусеницы. Какая еще гнусь выберется на свет через некоторое время. Уж в том, что это будут точно не бабочки, можно было не сомневаться.
   Красавчик прошел бы мимо, ничего не заметив. Но в это время огромный - в пол-ладони кокон сорвался с листа, полетел вниз и с глухим шлепком упал в ручей. Серая вода на миг осветилась и погасла.
   Блеск заинтересовал Красавчика. Он поднял ветку, лежавшую неподалеку, сунул в ручей и осторожно пошарил по дну. Ручей был неглубоким и ветка без труда зацепила артефакт. Из мутной, грязной воды на свет явилось игольное ушко - чистое и светлое.
   Теперь не стыдно в бар завалиться и торговцу в глаза посмотреть.
   Если кто в Зоне и мог похвастаться полнотой информации, то это безусловно был Жучара. Торговец слыл одним из серых кардиналов. Вряд ли у кого-нибудь еще имелись подобные связи с мутантами, безвылазно находившимися в Зоне. Эти... бывшие люди или наоборот люди как раз будущего, зовите как хочется, правда останется одна - никому не дано забираться в те места, куда вхожи мутанты.
   Никому из сталкеров не придет в голову мысль поселиться на болоте, кроме как Доку. Был ли легендарный доктор мутантом, неизвестно. Красавчик не имел привычки приставать к человеку с расспросами. Особенно, если обязан ему жизнью.
   Долговцы не трогали Дока. Они поступались принципами, когда дело касалось их собственных шкур. Во время глубоких рейдов в тыл объявленного врага, случалось всякое и тогда архиважно иметь под рукой гениального врача, способного поставить на ноги и мертвого. Причем, в буквальном смысле.
   Док, с которым они поддерживали ровные приятельские отношения, любил пофилософствовать вслух.
   Однажды, он выстроил целый трактат о том, что заставить мертвеца двигаться проще простого, а вот мало-мальски соображать, невозможно.
   -Иные считают, что мертвецы, недавно скончавшиеся, некоторое время сохраняют зачатки разума, - утверждал Док. - Что далеко от истины. Ни о чем поговорить с ними нельзя. Это что касается того случая, когда они еще могут говорить. В отличие от убогих, в их словах отсутствует всякий смысл. Их разговор, не более чем спонтанный набор слов. Иногда не отдельных слов, а подчас и предложений. Такое предложение и является для них устойчивой единицей. Например, скажи тебе: дважды два и ты непременно продолжишь "четыре". Ясно, что ты не считаешь в уме. А стреляют зомби - так это простой рефлекс на внешний раздражитель. Другое дело, как вычислить этот раздражитель, чтобы его исключить. Здесь точного ответа нет. Только такой уникум как контролер, может заставить их не только стрелять, но и разговаривать. Заметь, вполне логично. Только они высказывают не свои мысли, и даже не его. Контролер телепат. Он улавливает мысли и способен повторить их как магнитофон. Без разницы, чьими устами. Имела бы слепая собака речевой аппарат, заговорила бы и она. Все чужие мысли, когда-либо услышанные, контролер хранит в голове. Причем, количество памяти у него не ограничено. Он любит "разговаривать" сам с собой. Как радио, перескакивающее с одной волны на другую.
   Красавчик считал, что Доку следовало бы написать книжку о психологических особенностях разных тварей, но тот предпочитал держать сведения при себе.
   Если кто в Зоне и мог соперничать с Доком, то это был Жучара. И уж если говорит он бархатным голосом: "Красавчик, прошвырнись до НИИ, там, говорят, такие артефакты, пальчики оближешь", - значит, надо идти.
   Складывается впечатление, что дело в шляпе, но это далеко не так. Можно обыскать весь НИИ "Агропром" сверху донизу и ничего там не найти, кроме нержавеющих болтов. Потому что кроме информации, необходима такая штука как везенье. И чутье, соответственно, чтобы дойти и вернуться.
   Так получилось и с "баклажаном", из-за которого столько дерьма на голову вылилось - лишь ленивый остался в стороне. "Баклажан" был найден по подсказке и по заказу, и отдай его Красавчик в чужие руки, не видать ему выгодных заказов как своих ушей. Пожалуй, заказами дело бы не ограничилось. Жучара - натура настолько же жадная, насколько и свирепая, когда дело касалось его интересов.
   Лесополоса кончилась. Впереди, насколько хватало глаз, темнели поля, покрытые кустарником и редкими деревьями. Посреди поля возвышалась одинокая линия электропередач. Оборванные с двух сторон провода искрили. Соседей у мини Эйфелевой башни не было, и даже следа не осталось, словно водой смыло.
   До бара "Сталкер", расположенным в укрепленном районе, осталось всего ничего и Красавчик ускорил шаг.
   На горизонте темнели развалины населенного пункта, бывшего районного центра Выселки. Там, среди рухнувших крыш и покосившихся стен, обнесенная колючей проволокой тянулась в небо бетонная стена. По периметру высились вышки с пулеметными гнездами.
   О какой стычке с долговцами могла идти речь? Не собираются же они брать укрепрайон штурмом. "Долг" имел на территории Зоны базу, также как и другие формирования, например "Монолит", "Свобода". Однако ни в какое сравнение с цитаделью, расположенной в Выселках вступать не могли.
   Жучара все держал под контролем. И пока он оставался в живых, раздела сфер влияния можно не опасаться. А недовольных положением вещей торговец попросту раздавит. Тем более, что для жестких мер у него имелось все необходимое: и люди, и нелюди, и оружие, и информация.
   С легкой руки безвременно почившего, и время от времени повторяющего эту процедуру, вечного сталкера Семецкого, баром "Сталкер" стало называться не только само питейное заведение, но и вся территория укрепрайона.
   Сумерки сгущались. Красавчик предпочитал темное время для входа в город. Развалины - самое место для того, чтобы устроить засаду на неугодного человека. Любой, сравнительно крепкий закуток мог стать огневой точкой. Врагов у таких одиночек как Красавчик достаточно, и разумная осторожность никому еще не помешала. Это на территории бара можно расслабиться - у Жучары с разборками строго, а здесь, на подступах приходилось держать ухо востро.
   Пока спрятаться тем, кто решился бы устроить засаду было некуда, сталкер уверенно продвигался вперед. Как только впереди обозначилась громада здания, уцелевшего на уровне третьего этажа, Красавчик пригнулся. Прикрываясь за грузовиком, он быстро миновал опасный участок. По-прежнему не поднимаясь в полный рост, он оставался скрытым от посторонних глаз за покосившимся забором, некогда огораживающим чьи-то частные владения. Скользя бесшумной тенью среди развалин, Красавчик с каждым шагом приближался к воротам.
   Покосившийся шлагбаум, крылом уткнувшийся в асфальт, символизировал начало безопасной территории. Дальше шли владения Жучары, который слыл ярым противником отстрела сталкеров на своей земле. А поначалу такое случалось. Правда, скоро торговец беспределу положил конец. Всех, нарушивших негласный договор, ждала смерть. На поиски нарушителя выходил оперативный отряд, знавший близлежащие развалины как свои пять пальцев. Показательные казни, в том случае, когда нарушителя удавалось взять живым, надолго отбили охоту у любителей пострелять в спину.
   Луч прожектора скользил по дороге, испещренной сетью трещин, добирался до двухэтажного здания, стоявшего неподалеку от бетонной стены и возвращался обратно в канаву, заросшую редким кустарником. Где-то в тех краях завыла собака, но Красавчик мог не опасаться нападения. Те, кто сейчас изучал его в окулярах бинокля, контролировали ситуацию - подержат спину в случае чего.
   На всякий случай сталкер передвинул автомат дальше за спину и поднял руки, демонстрируя мирные намерения. Предосторожность оказалась излишней. Его узнали издалека.
   -Красавчик? - знакомый голос послышался из окна, вырезанного в железных воротах.
   -Ленчик, ты? - отозвался Красавчик.
   -Заходь, давай. Чего выставился? - Дверца открылась. Не настежь - так, еле-еле протиснуться.
   -Поздновато идешь, сталкер. - Огромный детина с рыжими усами радостно оскалился. - Сейчас из всех щелей твари полезут, всего немного не дождался.
   -Нет твари опасней, чем человек, - глубокомысленно заявил Красавчик. Он с нескрываемым удовольствием наблюдал за тем как нахмурился Ленчик. Человек думал.
   Красавчик воспользовался паузой, чтобы пройти мимо. Только дав себе волю, он понял, насколько устал.
   Однако он просчитался, оценив умственные способности Ленчика на три с минусом.
   -Точно сказал, - остановил его Ленчик. - Точнее не скажешь. А вот анекдот тебе на эту тему... да погоди ты рожу строить, новый, точно тебе говорю. Два сталкера выходят из бара. Вдруг один из них падает замертво. Второй такой смотрит: ну, точно, не дышит и лицо белое. Он хватает мобильник и звонит доктору: "Док, что мне делать, мой друг умер!" Док такой и отвечает: "Успокойся, парень, сначала надо убедиться, что твой друг точно мертв". В трубке раз и тишина, потом такой звук выстрела. Сталкер опять говорит в трубку: "Теперь точно мертв. Док, что дальше?".
   Красавчик кивнул головой, подавая знак, что дослушал до конца. На вежливую улыбку сил уже не осталось.
   С другой стороны, старые, переделанные анекдоты, на которые Ленчик был горазд, лишний раз доказывали, что атмосфера, царившая в цитадели, осталась прежней.
   Чего нельзя было сказать об окружающей обстановке. Сталкер шел вглубь охраняемой территории, боковым зрением отмечая, что на крыше приземистого склада, скрытые за мешками, появились новые пулеметные гнезда, как на порядок увеличилась баррикада в конце улочки. Все эти наблюдения наводили на невеселые мысли.
   Стало быть слухи о грядущей перестрелке были не лишены основания. Ввязываться в бойню, где нет ни своих, ни чужих, не хотелось. Красавчику нет никакого дела до того, кто сядет на этом месте завтра. Как ни хвастались долговцы тем, что Зона к ним благосклонна, будущее за торговцем. Даже если его убьют.
   Сколько людей можно собрать под знаменем идеи, пусть и самой благой? А теперь соберем с другой стороны тех, кто ставит во главу угла вопрос материального благополучия. Что получилось? То и получилось: торговец умер, да здравствует торговец!
   Так или иначе, объединение всех формирований, имеющих отношения к бизнесу в Зоне, против торговца началось давно. Слишком уж вольготно расположился Жучара, в самом центре "заповедной" территории. Все лучшее - артефакты, и не только - первым делом проходят через его руки. Он диктует свои условия, награждая тех, кто их соблюдает и соответственно, наказывая тех, кто этого не делает.
   Стать изгоем в Зоне просто. Совет действенный - попробуй пойти на конфликт с Жучарой. В таком случае вход на территорию бара для тебя закрыт. Казалось бы - и хрен с этим. Не все так просто, увы. Много ты набегаешь, таскаясь за кордон и обратно? На поесть и попить хватит. Устраивает тебя такой расклад, с Жучарой можешь не церемониться. Но если ты пришел в Зону за деньгами, о доходах можешь забыть. Чтобы подобрать "кошачий глаз" ума много не надо, да и везенья тоже - такие артефакты попадаются часто. Чтобы отыскать "игольное ушко", нужно редкое везенье. А вот, чтобы найти "черную смерть", к примеру, кроме везенья необходимо еще кое-что. Нужно знать хотя бы примерно, где находится ценный артефакт.
   Та еще штучка "черная смерть". Темно-серая круглая пленка. Мимо такой в обычном мире пройдешь и не заметишь. В отличие от названия, "черная смерть" дарует жизнь, правда, с оговоркой - за счет другой. Внял... чуть не оговорился "Господь". Вняла Зона мольбам иных родителей, проводящих долгие часы у постели смертельно больного ребенка: возьми мою жизнь, только пусть он живет! Причем, вняла дословно. Достаточно возложить пленку на голову кого бы то ни было, стоящего одной ногой в могиле и пожалуйста! Он живет, а тебя нет. Вот такая палочка-выручалочка с остро отточенным концом, смазанным ядом.
   Откуда брал Жучара ценные сведения, не знал никто. Закрадывались подозрения, что ему удалось договориться не только с мутантами, но и конкретно с самой Зоной.
   Установившийся порядок не мог не раздражать долговцев. Только о своих идеях и борьбе с мутантами пусть говорят Глухарю. Вот он поверит. Имелась глубинная цель - добраться до источника, который питает Жучару. Вот на этом-то пути они всех и положат. Стать не царем, то по крайней мере регентом в Зоне - чертовски привлекательная мысль.
   Главное, когда начнутся народные гуляния, оказаться подальше от места непосредственных событий. Вот почему архиважно, как говорил один мумифицированный мертвец, получить выгодный заказ от торговца! Отслюнит Жучара бабла, сможем сказать ему вежливое "спасибо". Послушаем не менее вежливое "пошел ты на...", в ответ. И на дно. Там тихо и тепло.
   Навстречу попадались сталкеры. Большинство Красавчик знал. С кем-то обменялся кивком, кто-то долго тряс руку, участливо заглядывая в глаза. В Зоне считали, что торговец к нему благоволил. Причина приязни не объяснялась. Сам Красавчик не чувствовал никого участия со стороны торговца. Однако выводы для себя сделал.
   -Ты - человек без принципов, - сказал ему как-то Жучара, съедая его жестким взглядом. - Мне нравятся люди без принципов. В Зоне один закон, на остальные плевать. Выжить. Она, так же как и я, хорошо относится к тем, кто ценит собственную жизнь превыше всего остального. Это как с женой друга. Ты можешь ее ненавидеть, но если твой друг относится к ней с уважением, ты будешь относиться к ней соответственно. Если, конечно, не хочешь потерять друга. Так и Зона...
   Каким боком жена друга соотносилась с Зоной, Красавчик не вникал. Жучара тогда разговорился. Обычно он не позволял себе пространственных речей, но в тот единственный раз его понесло. Красавчику хватило нескольких слов из начала монолога, чтобы понять: и этот пытается подвести идейную базу. "Принцип", "Зона хорошо относится", "так же как и я", - все чепуха. Пока Красавчику везет и он доставляет те артефакты, на которые было указано - он приносит торговцу доход. А кто же будет ненавидеть курицу, несущую золотые яйца?
   Из-за угла склада, четко печатая шаг как на плацу, вышел Монах. В отличие от всех остальных, он не удостоил Красавчика взглядом. Точнее, удостоил, но в высшей степени недоброжелательным. Даже губы сморщил. Актер. Жаль, талант пропадает.
   Причину неприязни объяснял давний случай.
   В тот раз Красавчик выбирался из Зоны полумертвый от усталости, с раной в боку после стычки с кровососом - к счастью, тот уже раненный напал, иначе все не так бы кончилось. А тут, когда до кордона осталось пять-шесть километров - и дорожка не из легких, кишит мародерами, попадается ему Монах. Свежий, бодрый, еще не отмеченный Зоной.
   Помоги, говорит Монах, товарища до кордона дотянуть, ранен он тяжело.
   Красавчик не то, что не ответил, не взглянул в его сторону. Как шел себе, так и шел. Услышал за спиной все, что Монах о нем думал, в пределах, правда, "чести и совести". Побоялся Монах крепче чего-нибудь себе позволить. Так что Красавчик услышал многое, но пулю спиной не поймал. За что же не любить принципиальных? Без них в Зоне начался бы полный беспредел.
   Красавчик повернул за угол.
   Справа и слева тянулись глухие, восстановленные стены сараев. Под ногами стелилась асфальтовая дорога. Сквозь трещины не пробивалась вездесущая растительность - только черная земля. Улочка упиралась в железную сетку с крупными ячейками, растянутую между столбами.
   Сталкер повернул налево и вошел в ангар. Ворота были распахнуты настежь. В ангаре, приспособленном для сквозного прохода, расположилась теплая компания. Не задерживаясь ни на минуту, отвечая кивком на приветствия, Красавчик шел дальше.
   Непосредственно сам бар "Сталкер" располагался на уровень ниже поверхности земли. В подвале бывшего то ли склада, то ли магазина. Красавчик подыскал для него свое слово - лабаз. Именно на старинный лабаз и походил дом без окон, с заднего двора которого в советское время велась оживленная торговля. Увозили отсюда товар мешками и контейнерами. Так что к складу прилагалась стоянка со старой техникой, оставшейся в наследство от прежних времен. Грузовики, ЗИЛы, УАЗы, мотоциклы "Урал" с колясками и без, видавшие виды МАЗы, - все упокоилось на вечной стоянке. Сталкеры утверждали, что некоторые из этих экспонатов до сих пор на ходу, но Красавчик не был свидетелем демонстрации могущества ржавого железа.
   У входа в бар скучал Пузырь. Кому пришло в голову назвать высокого накаченного парня Пузырем, Красавчик не знал. Наверное, исходили из того же принципа, по которому получил кличку и он. Трудно назвать красавцем того, чье лицо отмечено шрамом.
   -Привет, Красавчик. - Пузырь отлепился от дверного косяка.
   -Привет. - Красавчик пожал протянутую руку.
   -Жарка? - равнодушно поинтересовался Пузырь, коротко отметив повязку на левой руке.
   -Наоборот, - в тон ему ответил Красавчик. - У себя? - спросил он, имея в виду Жучару.
   -Где ж ему быть? - пожал плечами Пузырь. - У себя.
   Красавчик обошел парня и стал спускаться по лестнице. В лицо пахнуло спертым, задымленным воздухом. На последней ступени Красавчик остановился и окинул взглядом огромный полутемный зал бывшего склада.
   Сталкера отпустило еще до того, как со стаканом водки в одной руке и тарелкой, на которой красовались четыре бутерброда с колбасой в другой, он отошел от стойки бара. Чуть позже сопливый пацан лет пятнадцати по кличке Мурзилка, исполняющий роль разносчика принесет ему жаркое. От настоящего жаркого блюдо отличалось как кабачковая икра от икры красной. Всего лишь вареный картофель, перемешанный с тушенкой, но подавался в горшочке и сверху был присыпан како-то чепухой, отдаленно напоминающей зелень.
   Положив автомат и рюкзак на соседний, пустующий стул, Красавчик опрокинул в рот сразу полстакана. Закусил бутербродом и откинулся на спинку стула. Молодец Жучара, молодец, правильно все организовал. Столы, пусть разномастные, больше напоминающие обеденные, но много - свезены сюда со всей округи. Стулья, деревянные, страдавшие не раз в очередной потасовке, они крепко стояли на ножках и обещали еще послужить в случае чего. Мордобой - это пожалуйста. Кто ж не понимает - а Жучара понимал - что иному сталкеру позарез необходимо душу отвести. По установленным раз и навсегда правилам до оружия, и холодного в том числе, дело не доходило. Поначалу горячие ребята никак не хотели с этим мириться. До сих пор в бетонных стенах чернели дырки от пуль, не иначе Жучара в назидание оставил. Все было. И поножовщина, и перестрелка, только недолго. Торговец доходчиво объяснил что к чему. Где теперь те ребята? Не то что костей, и воспоминаний не осталось.
   В зале стоял размеренный гул. Поднимался к потолку дым от сигарет.
   Заходя в бар, Красавчик твердо решил, что ограничит себя одним стаканом. Однако стакан стоял пустой. Исходило паром жаркое в горшочке и мысль о продолжении не вызвала внутреннего протеста. Словом, прицельным взглядом Красавчик подозвал разносчика и заказал еще сто. Мурзилка кивнул и исчез. А на его месте без всякого перехода возник Литовец.
   -Не возражаешь? - Литовец мотнул головой в сторону стула, заваленного вещами.
   -Присаживайся. - Красавчик убрал рюкзак, автомат перевесил на спинку своего стула. - Что слышно?
   Литовец поставил на стол запотевший стакан. Освобождая место, сдвинул в сторону тарелку с хлебом, на котором ровными рядами возлежали шпроты.
   Крепыш, парень лет двадцати пяти, с отметиной Зоны. Светлые волосы, чуть выше правого виска проредили пятна от ожога. Недели три назад Литовца зацепила мигрирующая жарка. Была она столь маленькой по размеру, что парень принял ее за диковинный артефакт.
   -Висит в воздухе, как "аленький цветочек", - рассказывал он, когда неделю назад Красавчик оказался в баре. - Ничего себе, думаю, как повезло. Пока я примеривался, как бы его лучше в контейнер взять, он как плюнет искрой. Хорошо в волосы попала. Чуть левее и остался бы без глаза. Полчаса после этого благим матом орал, думал полчерепа обгорело.
   -Будь здоров, Красавчик. - Литовец поднял стакан с отпечатками пальцев на запотевшем стекле.
   Красавчик поддержал его. В последний момент ему удалось остановиться и не плеснуть в рот все содержимое сразу. Пусть пара глотков постоит, подождет, глаз порадует. Предстоит разговор с Жучарой, а он лыка не вяжет. Триста граммов водки многовато для того, чтобы просто расслабиться после непростого дня. Красавчик нажал на жаркое, отправляя в рот ложку за ложкой.
   -Слыхал, гроза собирается? - Литовец красноречиво повел глазами в сторону барной стойки. Там, за низкой дверцей начинался коридор, ведущий в кабинет торговца.
   -Слыхал.
   -За кордоном тоже все на ушах стоят. А ты что думаешь?
   -А что тут думать? - беспечно махнул рукой Красавчик. - Поговорят и успокоятся. Жучара крепче всех в Зоне зацепился. Долговцы тоже не дураки, должны понимать: торговец им не по зубам. Все, на что они способны, слюной брызгать, да гадить по углам.
   -И я так считаю, - обрадовался Литовец.
   Красавчик так и не понял, то ли подхватил игру, то ли на самом деле такой тупой.
   -Сколько людей они соберут? - продолжал гнуть свое Литовец. - Даже если и с "Монолитом" объединятся, и со "Свободой"... да хоть с бандитами. Каждый уважающий себя сталкер за Жучарой пойдет. И потом, одно дело оборону держать в укрепрайоне, забитым до отказа и продовольствием, и оружием. И совсем другое, брать штурмом. Можешь мне поверить, тут без танков не обойтись. Гранатометы вряд ли помогут. Уж я в этом кое-что понимаю К тому же не со всех сторон к укрепрайону подобраться можно, сам знаешь, аномалий вокруг пруд пруди. И потом. Вдруг выброс, к примеру, что дальше? Тут в округе и спрятаться под землю некуда.
   -Точно, - Красавчик изобразил на своем лице нечто, напоминающее одобрение.
   Разуверять парня он не стал. Пусть живет спокойно. Многие в Зоне знают, что укрепрайон стоит на разветвленной сети подземных коммуникаций, уводящих, только Зона знает куда. Не зря Жучара выращивал в глубинах мутантов, внешне мало чем похожих на людей. Вот кто облазил подземный бункер вдоль и поперек.
   Однако на каждого любителя пользоваться подземными переходами найдется другой любитель - задавать вопросы. В том, что долговцы далеко не любители, а скорее профессионалы, Красавчик убедился несколько часов назад. Если даже Литовец способен понять, что цитадель Жучары штурмом не взять, то долговцы поняли это давно. Значит первым делом укрепрайон взорвется изнутри. Достаточно найти пару тройку мутантов, знающих техногенные катакомбы как свои пять - в крайнем случае - пальцев. Найти и задать ряд наводящих вопросов. Мутанты те же люди, и ничто человеческое им не чуждо. Жить хочется по любому, несмотря на то, что посреди лба у тебя открылся третий глаз. Или на затылке, без разницы.
   -...так знаешь или нет? - настойчиво вопрошал Литовец.
   -Громче говори, в зале шумно, - за размышлениями, Красавчик не расслышал вопроса.
   -Говорю, ты торговца в кафе "Незабудка" знаешь? За кордоном, у автобусной остановки?
   -Это прижимистый такой мужик? Кличка у него... Пятак, что ли?
   -Точно. Мужик жадный, но на слово ему верить можно.
   -Это понятно. Столько лет живет за счет хабара.
   -Вот. Я и говорю. Месяц назад мы с Рыжим... Знаешь Рыжего?
   -Кто Рыжего не знает?
   -Вот. Приходим мы с Рыжим в кафе. Пятак за стойкой как всегда стоит, клиентов ждет. Рыжий недавно с ходки вернулся. Подходит он к Пятаку, отдает ему "хрустальную пыль". Знаешь, ту за которую пятьсот баксов дают. Пятак говорит: экскьюз ми, Рыжий, у меня с бабками на сегодня лимит исчерпан. Если тебе не к спеху, оставь товар здесь - чего два раза таскаться, а завтра я тебе деньги и отдам. Ну, договорились они, короче. Назавтра сижу, а Рыжий с собой двух новичков приводит, порядки местные объяснять. Садятся за мой столик. Рыжий молодняку и говорит: пацаны, заработать хотели - вот вам и заработок. Теперь кафе с торговцем под нами будет. Что такое крыша слыхали? Вот теперь мы его крыша. Деньги небольшие, но по пятьсот баксов каждый день капать будет. Подходи только и получай. Я сижу, молчу. Там один пацан был, после одной ходки, так он не поверил. Говорит, иди ты, Рыжий, такого не может быть! Рыжий поднимается из-за стола. Смотри, говорит, Серый, и учись. Подходит к торговцу и говорит: ну вот, я пришел, гони бабки. Тот безропотно деньги отсчитывает и отдает. Пацаны рты пораскрывали. Я сижу, молчу, от смеха давлюсь. Но самое интересное на следующий день было. Я специально пораньше пришел. Интересно, чем дело кончится. Рыжий с пацанами позже приходит, мне подмигивает. Дескать, смотри, что будет. Потом к Серому оборачивается. Серый, говорит, я сегодня с торговца еще не получал, сходи - получи. Да понапористей там, а то он тебя слушать не станет. Серый, ни слова не говоря, идет к стойке и резко так кулаком по столу: гони пятьсот баксов, Пятак, я пришел...
   Красавчик и не хотел, а рассмеялся. Хотелось бы увидеть воочию, как вытянулось лицо у Пятака.
   -Ага, - хохотнул Литовец, - ты бы видел какие глаза у Пятака стали! Там в зале, кто в курсе был, в покатуху лежали. А Серый стоит, глазами хлопает...
   -Веселишься? - над столом навис Монах, собственной персоной. Лицо блестит от пота, темные волосы упали на лоб, закрывая глаза. - Веселишься, - сам себе ответил он.
   Монах утвердился, для верности облокотившись на стол. Хорошо еще, хватило ума не возникать за спиной. Пьяный, а соображает с какой стороны к сталкеру для разборок подходить.
   -Монах, ты чего? - привстал Литовец.
   -Сиди, - тяжелая рука пригвоздила Литовца к стулу. - Не с тобой разговариваю. А вот с ним, - толстый палец нацелился Красавчику в грудь.
   Он молчал. Драться не хотелось. Триста граммов сделали свое дело, сгладили углы и настроили на мирный лад. Да и много ли чести пихнуть пьяного в рыло?
   -Чего ты хочешь, Монах? - негромко спросил Красавчик после того как понял, просто так тот не отстанет.
   -Я спросить тебя хочу, Красавчик, - Монах понизил голос до задушевного шепота. - Как ты живешь после того случая? Как ты живешь? И кошмары тебя не мучат?
   -Да успокойся, Монах, куда тебя понесло? - снова подал голос Литовец, но Монаха, действительно, понесло.
   -Спишь ты, я знаю, крепко. И ничего тебя не мучит. Таких, как ты... А друг мой умер...
   -Что ж ты не помог ему, молодой и сильный? - вполголоса поинтересовался Красавчик. Ему надоело выслушивать пьяный бред. В душе медленно закипала злость.
   -Я? Я не помог? - Монах раскрыл глаза до такой степени, что казалось, они вылезут из орбит.
   -Ты, ты, Монах. Что же не донес друга, сил не хватило?
   -Я донес! - бешеным быком взревел Монах. - Всего немного не успел. На себе тащил! До самого кордона! Он умер у меня на руках... Опоздал я... опоздал. Вдвоем бы успели.
   -Думаешь? - прищурился Красавчик.
   -Уверен.
   Монах навис над столом. И так удобно навис, что у Красавчика зачесалась правая рука. Один удар снизу в челюсть и сегодня для Монаха уже закончится. Сразу наступит завтра.
   -Никакой ты не человек, Красавчик, - не унимался Монах. - Никакой ты не человек. Ты - мутант. У них снаружи мутации, а тебя внутри. Да.
   Красавчик протянул руку за стаканом, на дне которого плескались последние капли. От неожиданности Монах резко отпрянул. Он бы упал, если бы не Литовец. Парень повис на нем, удерживая за плечи.
   Красавчик выплеснул в рот оставшуюся водку и проводил тяжелым взглядом Монаха, которого провожал Литовец. Надо было бы поставить его на место... надо было бы... но не сейчас.
   -Красавчик, - белобрысый разносчик наклонился к самому уху. - Он зовет вас к себе.
   -Иду.
   Какой вежливый пацан, думал сталкер, выуживая рюкзак из-под стола. И прошел за стойку. Дверца перед ним открылась и ему пришлось нагнуться, чтобы не удариться головой о притолоку.
   В коридоре потолок поднимался, а стены раздвигались. Здесь можно было идти в полный рост. В конец коридора сталкера встретил Космонавт, вполне оправдывающий кличку. Два метра с лишним. И это лишнее, явно не укладывалось в первый десяток сантиметров.
   -Красавчик, - неожиданно высоким голосом сказал Космонавт. - Он тебя ждет.
   Без лишних разговоров охранник протянул руку за оружием и рюкзаком. Безропотно отдав ему вещи, Красавчик шагнул за стальную, сейфовую дверь.
   Жучара сидел за столом. Лысый череп блестел в свете одинокой лампы. Черные глаза смотрели исподлобья.
   -Рад тебя видеть. Присаживайся, - Жучара указал на кожаное кресло, стоявшее напротив, с другой стороны стола.
   Красавчик сел.
   -Не спрашиваю, чего принес. Раз сразу не зашел, значит, ничего стоящего, - торговец повел пальцем по аккуратно подбритым усам, переходящим в такую же аккуратную бороду. - Пока оставим для лучших времен. Буду краток.
   Хорошо бы, - подумал Красавчик. Хватит, пожалуй, на сегодня выступлений.
   -Что такое раритетные артефакты тебе говорить не надо.
   -Не надо, - подтвердил сталкер.
   -У тебя что на ум пришло первым делом, когда я спросил?
   -Не знаю, - усмехнулся Красавчик, - наверное, "шар Хеопса".
   -Да, - глаза у Жучары загорелись, - это достойный пример. Тебе деревня Боровая что-нибудь говорит?
   -В принципе. Где-то в районе Припяти.
   -В точку. Ты сходи туда. Крайний срок - завтра. Лучше конечно вчера, но никого стоящего под рукой не нашлось. Сходи. Все, что найдешь, я возьму. Ты меня знаешь - не обижу.
   -Договорились, - Красавчик и поднялся, давая понять, что разговор закончен.
   -Договорились, - как эхо повторил Жучара и вдруг тоже поднялся из-за стола. Глаза их встретились. - Разговор у меня к тебе будет серьезный. Потом, когда вернешься, тогда и поговорим. Все.
   Красавчик согласно кивнул и вышел, с трудом закрыв за собой дверь.
   Понятно, о чем будет разговор, - думал он, проходя по коридору. Будет требовать прямого ответа на прямо поставленный вопрос. "С кем ты, сталкер? Пришло время решать. Отсидеться в стороне ни у кого не получится. Думаешь, нет для тебя разницы, кто здесь сядет?" Никто не спорит, разница есть. Только вот стоит ли та разница головы собственной на плечах?
   Хорошо, что предупредил. Теперь в крайнем случае разговора можно избежать... Нет, нельзя. И выбора не оставил. Если действительно рыбка, за которой Жучара его на Припять послал золотая, никто больше торговца не даст. За кордоном вообще копейки. Жучаре выгодно, чтобы люди с Зоны артефакты не выносили, тогда весь хабар подчистую ему бы доставался.
   Ладно, решил сталкер. Будем решать проблемы по мере их появления. Артефакт сначала найти надо.
   На автопилоте Красавчик шел через зал. В голове крутилась лишь одна картинка: кровать в отдельной комнате в местной ночлежке, расположенной в доме неподалеку. Имелись и другие комнаты, человек на пятнадцать-двадцать, но Красавчик не относил себя к любителям группового отдыха. Пусть дороже, зато никто не храпит на соседней койке и за вещи можно не опасаться.
   -Смотри куда прешь, - раздался смутно знакомый голос и Красавчик очнулся.
   Проходя между столами он случайно задел скучающего в одиночестве человека.
   -Извини, друг, - сказал Красавчик и заглянул человеку в лицо. Несмотря на голос, показавшийся смутно знакомым, его обладателя сталкер не видел никогда.
   Красавчик вышел во двор. Втянул в себя свежий после прокуренного бара воздух. С неба сыпалась влажная пыль.
   Сталкер спустился в подвал соседнего дома, заплатил десять долларов и получил ключ от комнаты. Все как положено.
   В комнате два метра на два, стояла кровать и тумба. Больше ничего не поместилось.
   Сталкер сел, с наслаждением вытянув вперед ноги. Он не успел коснуться головой подушки, как провалился в тяжелый и глубокий сон.
   Только под утро, когда внутреннее чутье скомандовало подъем, он вспомнил, где он слышал тот голос, что показался ему знакомым.
  

НИКА

  
   -Пошли вон! - рявкнул Грек не хуже снорка.
   Ника попятилась. Натолкнулась спиной на Макса и остановилась. Толчок подтолкнул парня. Он поспешил выйти из тесного помещения, увлекая за собой ошалевшую девушку. Она старательно закрыла уцелевшую дверь. Больше для того, чтобы таким образом отделить себя от того, что осталось за спиной. Это удалось лишь отчасти - глубокая трещина змеилась по деревянному полотну.
   Что-то говорил Макс, протягивая ей руку с закатанным рукавом, на котором белела повязка. Сидя на перевернутом ящике, обхватив себя руками, качался Краб, не отрывая безумного взгляда от кровоточащих царапин на ногах.
   До Ники, наконец, дошло, чего хочет от нее Макс.
   -Так ты поможешь, или нет? - настойчиво интересовался он, протягивая ей под нос раненную руку.
   Она кивнула и взялась за перевязку. Бездумно раскручивала в обратную сторону полоску, отдирая без всякой жалости в тех местах, где бинт присох к ране. Меняла повязку, а перед глазами стояло только что увиденное.
   На грязном полу, под лазом лежал Перец. Куртка на животе разошлась и оттуда, из кровавого месива из плоти и крови, вываливалась наружу серая лента кишечника, тянулась по полу и уходила вверх.
   Бешеными глазами на обреченного смотрел Грек. В его руке блестел нож, но он никак не мог решиться.
   -Режь, - выдохнул Перец. Он еще дышал.
   Резать не пришлось. Послышался шум и вся шестиметровая гирлянда кишечника, сворачиваясь кольцами рухнула на пол, рядом с отпрянувшим Греком. Вот тогда он и заорал "пошли вон!" - страшный, с белыми глазами, блестевшими на залитом кровью лице.
   -Отмучился Перец, - тихо сказал Макс, кивком головы поблагодарив ее за перевязку. - Хороший был человек. Когда буду книгу писать, отдельно о нем напишу.
   Он привалился спиной к груде сваленных в углу ящиков и закрыл глаза. В сторону той двери, за которой остались Перец с Греком, он старался не смотреть.
   Единственная лампочка, вкрученная в патрон под потолком, время от времени гасла, и тогда Нике казалось, что света больше не будет. Приступы острого страха, вызванного боязнью темноты, чередовались с облегчением, сразу после того, как лампочка загоралась снова. Потом Ника привыкла. Усталость завладела телом и на эмоции просто не осталось сил.
   Небольшое проходное помещение, в котором сидели новички, было выложено сверху донизу белым кафелем. Отсюда просматривался длинный коридор, ведущий от света в темноту. При одном взгляде на бетонные стены и застланный железными листами пол, Нике стало плохо. О том, как они будут выбираться отсюда, когда Перец умрет, она старалась не думать.
   В противоположном углу сидел Краб. В стеклянных глазах отсутствовал всякий смысл. Подвернутые штанины оголяли белые худые ноги. Кровь из глубоких царапин текла по ногам, минуя грязные полосы, в которые превратились повязки, сбитые у щиколоток, забиралась в ботинки. Краб не двигался. Он смотрел себе на ноги словно вид крови, выступающей из царапин, завораживал его.
   Вот бестолочь, в сердцах подумала Ника, так и будет сидеть!
   -У тебя бинт остался? - не выдержала она.
   Вместо Краба отозвался Макс, успевший заснуть.
   -А? - встрепенулся он. - Кто остался?
   -Спи, - успокоила она его. - Я первый покараулю.
   -Ты гений, Очка..., - промямлил он и заснул на полуслове.
   -У тебя бинт остался, Краб? - шепотом спросила она. Еще не хватало, чтобы она тратила на него собственные запасы.
   Прошло немало времени, прежде чем Краб очнулся и поднял на нее глаза. Красные с опухшими веками.
   Ей пришлось еще раз повторить вопрос. Только тогда в глазах его мелькнуло понимание. Краб разлепил сухие губы и вытолкнул невнятное "да".
   -Давай сюда, помогу, - зло сказала она. - Противно смотреть, как ты кровью истекаешь.
   И помогла. Как маленькому ребенку промыла раны раствором антисептика. Наложила достаточно тугие повязки, чтобы остановить кровь. Сразу после этого, Краб жадно опрокинул в рот полфляги воды. Привалился виском к холодной стене и закрыл глаза. Он глубоко и ровно задышал, даже не сказав ей "спасибо".
   Ника сидела на чем-то деревянном и от нечего делать всматривалась в спящие лица. Макс спал сном праведника. Спокойное расслабленное лицо, размеренное дыхание.
   Краб вздрагивал во сне, поджимал синие губы. По его худому, изможденному лицу, покрытому двухдневной щетиной, пробегала судорога. Это делало его более неприятным, чем обычно.
   В наступившей тишине, обостренный слух улавливал любой шорох, доносившийся из соседнего помещения.
   -Шей, тебе говорю, - тихий голос, без сомненья принадлежавший умирающему Перцу, был для Ники подобен удару грома.
   Послышалась возня, потом что-то упало.
   -Легче, Грек. Мне... больно.
   -Так?
   -Да... еще здесь стяни. Туже. Пусть кожа внахлест идет, чем дырка останется.
   Установилась долгая пауза.
   Ника лихорадочно соображала. Она пыталась себе представить, как они затолкали внутрь Перца все то, что высыпалось из люка. Вместе с грязью и мусором, со всем, что налипло на кишечник. И как можно было вместить все это в живот? Ладно - втиснули, ладно - зашивают. Но возможно ли, чтобы человек после Этого жил? Да еще и разговаривал. И не то, чтобы просто разговаривал - советы давал!
   Все это в голове не укладывалось.
   -Грек... брось туда всю эту фигню. Подальше, в угол. Крысы съедят...
   -Не жалко? - сдавленно прошептал проводник. - На память оставить не хочешь?
   -Смешно... тебе. Давно... пора было от этого дерьма избавиться.
   Помолчали.
   -Давно это началось?
   -А я знаю? - Перец понизил голос до еле слышного шепота.
   Ника осторожно встала. Тщательно выбирая место, куда можно поставить ногу, не опасаясь постороннего шума, она подошла к двери и прислонила ухо к щели.
   -...прекрасный день есть и пить перестал. Только и всего. Не требовалось. И внутри, понимаешь, будто что-то чужое ворочалось.
   -Почему к доктору сразу не пошел? Говорят, на ранней стадии...
   -Говорят, говорят... Некогда было. Меня кровососы на третьем уровне в котельной обложили. Там все водой залито. А посреди оборудование валом навалено - вроде как остров получился. Кровососы воды не любят. Не знаю, на что они рассчитывали, что я сам к ним приду, когда сидеть надоест? Вот на этом острове месяц без малого просидел.
   -Месяц, - выдохнул Грек.
   -Без малого. Видать, кто-то посвежее в наши края забрел. Снялись они всем семейством и охотиться ушли. А то сижу, бывало... Там свет тусклый. Эти суки нарочно проявятся, рассядутся на лестнице, щупальца пораскрывают и сидят, не двигаясь. А потом - раз - и исчезнут. Я сижу, сердце в пятки ушло, жду, что они наплюют на всю свою нелюбовь к воде и с голоду ко мне полезут. Страшно, до жути. У меня к тому времени из оружия один нож остался. Тискаю его в руках до боли. А толку-то от ножа? Случись что, только и годится на то, чтобы себе по горлу и резануть.
   -Досталось тебе, Перец.
   -Еще как. Так я еще после того, как снялись они, сколько времени просидел, чтобы удостовериться. Вот тогда и понял, что мне вообще ни еда, ни питье не нужно.
   -Погоди... а спирт?
   -Вспомнил... я думал, не вспомнишь. Жадность меня по старой памяти одолела. Хлебнул, думал вообще сдохну от твоего спирта. Таким узлом внутренности закрутило, думал из горла полезут. А потом ничего, отпустило. И даже... хорошо стало.
   Некоторое время стояла тишина.
   -Что делать будем, Перец?
   -Ясен перец, выходить будем. Вас выведу, воздуха на поверхности глотну и назад. Ход здесь есть, аж за "Сталкером" выходит. Вернетесь, не беда.
   -Знаешь, хватило мне этих подземных лабиринтов. Может, ближе выход есть? Я по старинке, по земле предпочитаю ходить.
   -По земле, это хорошо. Но не нужно. На этом уровне тихо - снорки выше развлекаются.
   -Снорки выше. А кровососы ниже...
   -Были кровососы. Набрел я неделю назад на семейку. Дохлые все лежат. Те самые, что меня держали - у одного щупальце с корнем вырвано, я его хорошо запомнил. Монолитовцы под землей лазали и между делом семейку положили. И своих, конечно, оставили, будь здоров.
   -Одной семейкой, сдается мне, в таких катакомбах дело не обошлось.
   -Не скажи. Сам знаешь - кровососам простор нужен. Может, под Выселками и другое семейство имеется, но пока до них дойдет. Наша-то семейка матерая была, всех разогнала.
   -Ты-то чего на третий уровень полез, если знал, что там кровососы?
   -Для дела полез, Грек, - Перец надолго замолчал. - Дорога на Выселки только через третий уровень выходит... Выведу вас, воздуха живого напоследок глотну, и на дно... Спать буду... Устал я, Грек.
   -Спи, давай. Может укол тебе сделать?
   -Не надо мне теперь ничего... человеческого... Зона обо мне позаботится...
   -Скажешь, когда пойдем. Я рядом буду.
   -Ага... твои... эти видели, что со мной?
   -Видели...То, что ты отдельно и кишки отдельно.
   -И... Краб видел?
   -Краб нет. Только Макс с Очкариком.
   -Скажи, зашил ты меня... живучий я, очень. Скажи, пусть не болтают.
   -Будь спокоен.
   -Да... "Долга" бояться в Зону не ходить.
   -Юморист.
   -Все равно, скажи, проболтаются... убью на фиг...
   Ника осторожно отошла от двери. Она села на прежнее место, рядом со спящим Максом.
   В соседней комнате установилась тишина.
   Мигала лампочка. Загоралась, проявляя из непроглядной тьмы белые, измученные лица и гасла, на долю секунды оставляя в памяти негатив.
   Так вот они какие, мутанты, думала Ника, глядя прямо перед собой. Те, о которых столько рассказывал Красавчик. Она-то делила его рассказы на десять, относя их к разряду тех историй, что обрастают подробностями для устрашения слушателей. Все эти человекоподобные собаки с гипертрофированными глазами, превосходно видящие в темноте. Люди - змеи, с гибкими как шланги костями, позволяющими заползать в самые узкие щели.
   Из того, что рассказывал Красавчик следовало, что трансформации происходили не только с телами. Гораздо страшнее, с его точки зрения, были мутации, касающиеся иных возможностей. Существовали и люди, которые могли передвигать взглядом предметы. Или те, кто подобно контролеру, улавливал мысли на расстоянии. Красавчик называл их перерожденцами.
   Исходя из вновь открывшихся обстоятельств, Ника принялась заново оценивать давние разговоры. Красавчик никогда не говорил о мутациях определенного типа во множественном числе. Он вообще считал, что волна повальных мутаций, прокатившаяся по Зоне после второго взрыва на ЧАЭС, никакого отношения к мутациям, так сказать, индивидуального характера, не имела. После промежутка времени, все эти снорки, кровососы и контролеры благополучно уйдут в небытие. Новая Зона обновит всех, кто имеет к ней отношение. Каждая мутация строго избирательна и уникальна в своем роде.
   -Обойди всю Зону, - откровенничал Красавчик в минуты благостного расположения духа. - Ты не найдешь двух одинаковых мутантов. Для чего ей это нужно, другой вопрос...
   "Ей" - это, естественно, Зоне. Красавчик персонифицировал Зону. Ника в этом его не поддерживала. Такая же земля как везде. А то, что нарушает ряд законов физики, значит всего лишь, что не созрели земляне для иных законов. Может, лет через пятьдесят...
   Вот здесь фантазия ее подводила и вместо чего-нибудь обнадеживающего выдавала продолжение "вся земля превратится в одну большую Зону".
   -Ты веришь в бога? - однажды спросила Ника, не надеясь на положительный ответ.
   -Я верю в творца, - серьезно ответил Красавчик. - Вот Зона - творец. Если господь создал всех людей по своему образу и подобию, то Зона пошла дальше и прежних ошибок не повторяет. Она творит каждого в отдельности. Авось, и получится что-нибудь интересное. Поэтому ты не найдешь в Зоне двух одинаковых мутантов.
   Подвижки разума в человеческом теле, Ника мутациями бы не назвала. Наоборот, вместо страха, они вызывали скорее гордость за человека и его скрытые до поры, и благодаря Зоне ставшие явными, возможности.
   Чего нельзя было сказать о мутациях телесных. Пугали, внушали опасение, вызывали какие угодно чувства, от омерзения до жалости. И в любом случае ставили барьер, отделяющий мутантов от людей.
   Девушка соглашалась с Максом, который назвал Перца хорошим человеком. Она добавила бы - хорошим... кем угодно, только не человеком.
   Когда за дверью послышался осторожный шорох, Ника напряглась. Она ожидала неизвестно чего. Даже того, что вдруг сюда заползет Перец, передвигающийся как ящерица на руках. А за ним, разворачивая змеиные кольца потянется грязно-бурая лента кишечника.
   На пороге, освещенный вспыхнувшей лампой, возник Грек. Он успел смыть с лица кровь. Проводник тихо закрыл за собой дверь, боясь потревожить того, кто за ней остался.
   Глаза их встретились и к своему неудовольствию Ника осознала, что он многое про нее понял. В частности то, что она подслушивала.
   Проводник подошел к ней, подхватив по дороге опрокинутый ящик. Перевернул его и сел в двух шагах от нее.
   В это время погас свет. Долгие секунды, показавшиеся Нике вечностью, она ждала. Кто их поймет, этих сталкеров? Свернет ей шею как цыпленку, чтобы события, невольной свидетельницей которых она стала, навеки остались тайной.
   Когда зажегся свет, Грек сидел на прежнем месте и продолжал смотреть ей в глаза. Только прищурился, чтобы смягчить переход от темноты к свету.
   -Знаешь, парень, что мне в тебе нравится? - шепотом спросил он.
   Ника отрицательно качнула головой.
   -Мне нравятся молчаливые люди, сынок. Ты не любитель болтать. Это хорошо. Меня беспокоит Макс. Передай ему, сынок, то, что я ему многое прощаю, не значит, что так же будут поступать и остальные. Если в ближайшее время, имеется в виду не только Зона, он возьмется упоминать Перца как человека, а не как приправу к борщу, я самолично сверну ему шею... Тебя тоже касается, сынок.
   Свет опять погас. Ника воспользовалась темнотой, чтобы перевести дыхание. Гроза миновала.
   -Передай ему, сынок, - Грек дождался, пока загорится свет. - Кстати напомнишь и о Кодексе. Если я забуду.
   Он надолго замолчал, буравя ее пронзительным взглядом.
   -А теперь я покараулю. Отбой.
   Внимая его словам, опять погас свет.
   Часы показывали шесть тридцать, когда Ника открыла глаза. В тот короткий промежуток времени пока было темно, она успела испытать приступ паники. Ей показалось, что все ушли, оставив ее одну.
   Однако, когда зажегся свет, она испугалась по-настоящему.
   На том самом месте, откуда не так давно вел задушевную беседу Грек, восседал Перец. Белое лицо, туго обтянувшее череп, синюшные губы, глубоко ввалившиеся глаза, окруженные черными тенями. Посмертная гипсовая маска скончавшегося после тяжелой болезни человека - вот, на что больше всего это было похоже. Дождавшись пока Ника сядет, маска разомкнула синие, бескровные губы и хриплым голосом спросила.
   -Выспался, пацан?
   Ника едва не поперхнулась слюной. Сдавленное от страха горло не хотело пропускать слова.
   -Проснулся, - за нее ответил сталкер. Темные глаза сузились, как рентгеном просвечивая ее насквозь. Ника подавила острое желание провести рукой по лицу, стирая несуществующую грязь. - Собираться будем. Пусть долгий. Это наверху по прямой, а тут сколько поворотов - разворотов, что дорога раз в пять увеличится.
   В одном Перец оказался прав: мутанты действительно живучи. Вчера потерял столько крови, а сегодня спокойно сидит и рассуждает о трудностях предстоящего перехода! Или ему не нужен не только кишечник, но и кровь?
   Заворочался, поднимаясь, Краб. Он с трудом раздирал отекшие веки. Макс проснулся давно и теперь давился галетами, щедро запивая их водой из фляги.
   Ника присутствием аппетита похвастаться не могла. Взгляд ее то и дело падал на закрытую дверь, за которой осталось то, что еще вчера составляло с Перцем одно целое.
   Проводник, как ни в чем не бывало, завтракал, от души накрывая галету куском колбасы из вскрытой вакуумной упаковки.
   Вид серовато-розовой колбасы вызвал у Ники тошноту. Она положила назад в упаковку галету, которую только что достала. Пара глотков воды смочила пересохшее горло и дурнота отступила.
   Подробно описывал предстающую дорогу Перец. Он выговаривал слова с особым тщанием, словно старался доказать в первую очередь себе то, что по-прежнему оставался человеком. Сталкерская куртка сидела на нем, как парашют. Крупные стежки, наложенные от души, стягивали края дыр. Если бы Ника точно не знала, чего лишился Перец, сейчас бы не догадалась. Он выглядел как человек, одной ногой стоящий в могиле, а не как тот, кто быть человеком перестал.
   Больше всего Нику удивило равнодушие Макса. С Крабом все ясно, он ничего не видел. У девушки вообще сложилось впечатление, что он вряд ли обратил внимание на что-либо еще, кроме своих болячек. А еще говорят, женщины пугливы. Вчера, когда из темноты внезапно выпрыгнул снорк, она первая схватилась за автомат, потому что нечто подобного и ожидала. И не только вчера, а с тех пор как вошла в Зону, ее ни на секунду не оставляло чувство постоянной опасности. В то время, как Краб орал благим матом, отступая к стене, она первыми же выстрелами уложила снорка, памятуя о том, что стрелять нужно в голову. Откуда именно возникла эта память, Ника не знала. Наверное, еще с нападения зомби отложилась в голове простая мысль: стреляй в голову, не ошибешься.
   Краб был не в курсе, и с ним все понятно. Но Макс? Не мог же он безоговорочно поверить в то, что Перец на самом деле обладал феноменальной живучестью? Или верно другое. То, что Грек успел с утра пораньше провести с ним воспитательную беседу. Вот оскорбленная гордость и заставляла Макса глотать галету за галетой.
   -Перец,- проводник стряхнул крошки на пол, - меня беспокоит долгий переход. Найди выход поближе.
   -Ясен перец, - скрипуче откликнулся сталкер, - есть и ближе. Целых два. Они тебе не понравятся. На одном обосновалась мясорубка. Сам проверял с неделю назад. Чуть не сунулся туда, как дурак. Не знаю, что меня остановило. Крысу поймал и подбросил...
   -А я все думаю, куда у тебя эти крысы подевались, - вставил слово Грек.
   -Не смешно. Снорки всех крыс пожрали. Отъелись, сам видел, на людей стаей поперли... Так вот. Поймал я крысу, кусалась, зараза. Об стенку ее башкой треснул, сразу успокоилась. Потом вверх подбросил. И полетели клочки по закоулочкам - мясо в одну сторону, кишки в другую... А меня всего кровью забрызгало.
   Ника опять почувствовала приступ дурноты при упоминании о кишках. Подняла флягу и долго пила, запрокинув голову.
   -А второй? - Грек укладывал в рюкзак остатки от завтрака.
   -Чего тебе второй? - удивился Перец.
   -Выход второй. Сам говорил, есть два выхода.
   -А, во втором тоже...
   -Мясорубка?
   -Нет....
   -Крысы, что ли? - нахмурился Грек.
   -Какие крысы? Второй выход тоже тебе не понравится. Снорки там гнездо устроили. К выходу ближе. Удобно, что ни говори. Сталкер какой-нибудь забредет. От выброса, например, спасаться. Вот тебе и кушать подано, и никуда ходить не надо.
   -Погоди, Перец, ты за кого переживаешь?
   -За людей, за кого же еще?
   -Где этот выход? - выпрямился Грек. - Скажи, чтоб я знал.
   -А, там, - Перец беспечно махнул рукой и посмотрел почему-то на Краба.
   Краб оставался безучастным ко всему. За ночь бинты присохли к ранам. На повязках проступили коричневые пятна. Он сжимал в руке открытую флягу, но так и не мог ни на что решиться.
   Еще через час Ника с завистью думала о привале.
   Переход по нескончаемому лабиринту напоминал девушке случай из детства. Ей было десять лет, когда она едва не утонула. Они с подружкой пошли купаться на реку. Ника плавать толком не умела и всегда барахталась у берега. А тут ее волной от промчавшегося мимо катера отнесло дальше. На ее беду ямы в реке не были редкостью. Пытаясь встать на казавшееся ей близким дно, она ушла с головой под воду. И не то, что с головой, а много, много глубже. Так, что солнце, просвечивающееся через толщу зеленой воды, напоминало неяркую лампочку. Не понимая толком, что происходит, Ника опустилась на дно. Оттолкнулась и попыталась выплыть на поверхность. Вот тогда и стало страшно. Она поднималась, до тех пор пока хватало сил. С каждой секундой все медленней и медленней и никак не могла всплыть. Воздуху не хватало, в висках стучала кровь, а перед глазами все стояла толща воды, которую Ника так и не смогла пробить своим хрупким телом.
   Потом ее ухватила за волосы подруга и вытащила на берег. Но это было потом.
   Бетонные стены, чередовавшиеся с белым кафелем лабораторий, минутой спустя раздвигались до размеров огромных пустых складов, чтобы в следующий миг вместиться в игольное ушко какого-нибудь обшарпанного туалета. Весь этот нескончаемый переход напомнил ей такой же бесконечный подъем сквозь толщу воды к солнцу. Они шли и шли, а запутанный лабиринт все не кончался, и о выходе на поверхность можно было только мечтать.
   От чувства безысходности, Ника потерялась во времени и пространстве. Время остановилось. Вокруг, как картинки в калейдоскопе, сменяя друг друга вертелись коридоры, лаборатории, залы, подсобки, котельные, душевые и помещения вовсе непонятного назначения.
   -Пришли, - просто сказал Перец.
   За его спиной возвышались железные раздвижные ворота на рельсах.
   К его словам Ника серьезно не отнеслась. Очередной привал. Сколько их еще предстоит, прежде чем им суждено выйти на поверхность?
   -Там дальше начинается туннель, заваленный всяким мусором, - сталкер поочередно смерил взглядом каждого. - Будет темно, но фонари включать, когда скажу. Здесь смотрите в оба. Выходим далеко за баром "Сталкер". Территория здесь чужая, так что за кровососов... вернее, за то, что их не будет, ручаться не могу. Вон, Грек знает...
   Под чем именно должен был подписаться Грек: под тем, что отсюда начиналась чужая земля или под тем, что негласный договор с кровососом у сталкера закончился, проводник объяснить и не пытался.
   Они некоторое время постояли, лишний раз подтянув ремни рюкзаков. Грек лично вздернул каждого из новичков за шиворот, проверяя, нет ли посторонних шумов. Несмотря на то, что все было в порядке, проводник остался недоволен. Ника и не пыталась вспомнить, был ли он когда-либо доволен вообще.
   -Напоследок, - оглянулся Перец. - Кровососа, ясен перец, нельзя увидеть, если он конечно не ранен. Это знает каждый дурак. Исходя из личного опыта скажу, когда он проходит мимо, тебя как бы обдает ветром. Это в том случае, если он сыт и задумал поиграть. Если он голоден, тут можно не беспокоиться: ты вряд ли что-нибудь почувствуешь... В любом случае думайте, прежде чем начать стрельбу. Я пойду вперед. Убью без разговоров, если кто-то вздумает попасть мне в спину.
   Они вошли в обещанный туннель не через железные ворота, как предполагала Ника. В стене, справа от ворот обнаружился пролом в бетоне, туда, согнувшись в три погибели, первым и влез Перец.
   Приготовившись к абсолютной темноте, Ника была приятно удивлена. Тьма присутствовала, но назвать ее "не видно ни зги" язык не поворачивался. Впереди, на черном фоне отчетливо выделялась спина Перца. Ника шла сразу за ним. Дыша ей в затылок, за ней следовал Макс. Насколько девушка успела понять тактику Грека, он никогда не ставил Краба замыкающим. Так поступил и на этот раз.
   Едва не спотыкнувшись о кусок железа, вывороченный их земли, Ника стала осторожней. Минут пять, если не больше, они шли воль металлической полосы, пока девушка не догадалась, что это рельсы. Рядом шла такая же металлическая полоса, тускло отливающая серебром.
   Стоял сильный запах гари. Вроде бы ненавязчивый, но спустя несколько минут у Ники запершило в горле. Она глотала слюну, чтобы ненароком не кашлянуть. За спиной глухо выдохнул Макс, подстраиваясь под шум шагов.
   Под ногами тихим шорохом отзывалась сухая земля. Впереди было также темно, как и позади, и в ближайшее время просвета не предвиделось. Широкий туннель со стенами, стянутыми металлическим каркасом, вывел малочисленный отряд вплотную к черной громаде стоящих на рельсах вагонов.
   Перец остановился. Он наклонил голову, прислушиваясь к чему-то. Потом двинулся не правее, как на взгляд Ники было удобней, а повернул налево. Высоко поднимая длинные ноги, он перешагнул через рельсы. Девушка повторила маневр, соблюдая меры предосторожности.
   Сталкер шел вдоль вагона. Временами он замедлял шаг, и Нике приходилось подстраиваться под него, чтобы не наступить ему на пятки. Она выверяла каждый шаг, чтобы не отстать, и в то же время не ткнуться ему в спину.
   По правую сторону тянулся вагон. Ника посчитала это достаточным прикрытием, чтобы не обращать внимания направо. Время от времени она вглядывалась в темноту, напряженно, до рези в глазах. Боковых стен туннеля она не видела, обзор загораживали контейнеры, огромные ящики и прочий мусор, определить принадлежность которого Ника не смогла.
   Неожиданно ей почудилось движение между контейнерами и она занервничала. Перехватила автомат, нащупала на всякий случай спусковой крючок.
   Стояла тишина и Ника облегченно перевела дух.
   За это время Перец успел оторваться. Нике пришлось пошевелиться, чтобы нагнать сталкера.
   Так они и двигались вперед, соблюдая тот ритм, что задавал Перец. Под ногами приливной волной шуршал гравий. Запах гари улетучился. Пахло мокрым деревом и еще чем-то неуловимым, напоминающим запах разрытой земли.
   Вагоны кончились и лишили Нику уверенности в том, что с правой стороны не стоит ждать неприятностей. Словно поймав поезд в ловушку, оборвались и рельсы. Стальные полосы загнулись вверх, наподобие бивней слона.
   Перец стоял, склонив голову набок.
   Ника тоже замерла, пытаясь определить ту причину, что заставила сталкера насторожиться.
   То, что произошло дальше, заняло от силы несколько секунд, но девушке показалось, что прошло много больше.
   Внезапно темноту разорвал ослепительный свет фонарей.
   Если бы не Перец, Ника так и осталась бы стоять столбом, слепая от света, не имея возможности даже приблизительно представить себе в какую сторону можно упасть, чтобы не наткнуться на задранные вверх рельсы или еще на что что-нибудь. Падая, сталкер сбил ее с ног. Так и не успев оценить, как близко была от смерти, Ника ударилась спиной о контейнер. Перец оставил ее в покое. Ника встала на колени, пытаясь подняться в полный рост, но беззастенчивый шлепок по шее заставил ее пригнуться.
   -Вляпались, - тихо сказал Перец. И столько тоски было в его голосе, что девушке стало страшно. - Вляпались, по самые помидоры.
   Он вскинул автомат, высунулся из-за контейнера и дал короткую очередь по фонарям. Пули звонко защелкали по железу. Раздался взрыв стекла. По все видимости, пуля зацепила один из фонарей. Однако темнее не стало.
   -Уходим, - успел еще сказать Перец.
   Сказать оказалось проще, чем сделать. Стоило ему сунуться вправо, как откуда-то сзади послышалась автоматная очередь.
   -Не глупи, Перец, - послышался голос. Спокойный, будничный. Словно не начинал, а продолжал дано надоевшие переговоры. - Назад тоже ходу нет.
   В доказательство слов снова застучал автомат. Ника видела, как в паре шагов от того места, где они сидели, вздыбив фонтаны сухой земли, ткнулись пули.
   -Эй! - слева раздался голос Грека. - Не стреляй! Что нужно?
   -А ты кто? - поинтересовались из-за контейнеров.
   -Я проводник! Чего надо?
   -Назовись, проводник.
   -Я Грек. Веду новичков до "Сталкера". В чем проблемы, мужики?
   -Никаких проблем, Грек. Ты можешь идти со своим молодняком, куда шел. Выходи с поднятыми руками и не дергайся. Только сначала пусть выйдет Перец.
   -Кому это я понадобился? - прохрипел Перец, взвешивая в руке гранату.
   -Че, еще не догадался?
   -Я-то догадался. Ты назовись, сначала.
   -Не до приветствий мне, Перец. Руки за голову и вперед. Тогда и сам жив останешься, и остальных спасешь.
   -А то что?
   -Сам знаешь, что. Жизнь наскучила?
   -Нет, еще немного бы поскучал. Козлы мешают...
   -Не парься, Перец. Выходи. Еще поживешь. Убивать я тебя не собираюсь, сам знаешь, я сталкеров не трогаю. Мне поговорить с тобой надо.
   -Пойдем ко мне, в бункер, я место хорошее знаю. Там и поговорим.
   -Слушай, Перец, я бы с тобой поболтал еще часок - другой, времени жалко. Дел много. Соберись, давай. Даю тебе пять минут на все про все. Если через пять минут не выйдешь, начну отстрел. Заметь, не с тебя начну. Слышь, Грек, вот с тебя и начну. Потом молодняк в расход пойдет. Думай, сталкер. Время пошло.
   -Погодь! - подал голос Грек. - По голосу трудно узнать, Сэмэн, если не ошибаюсь?
   -Не ошибаешься.
   -Сэмэн, погоди стрелять! Дай нам с молодняком выйти...
   Перец сидел, привалившись спиной к контейнеру. Он сжимал в руке гранату и медленно-медленно качал головой из стороны в сторону.
   -Зря, - услышала Ника. - Зря Грек надеется, что Сэмэн оставит его в живых. Не оставит. Не тот человек. Никого не оставит. Вас всех как свидетелей положит... за меня. Не повезло вам, мальцы. Не то время вы выбрали, чтобы в Зону сходить... На моей совести будете... все...
   Он забыл о конспирации. Куртка перестала на нем пузыриться. Страшно, не по-человечески, она втянулась внутрь тела, словно не осталось ничего из того, что соединяет верхнюю половину тела и нижнюю. Перец посмотрел девушке в глаза - прямо, открыто, не скрываясь. Оттуда, скрытая за черными тенями на Нику смотрела смерть.
   Ника не выдержала, отвела взгляд.
   -Жаль, - шептал он. Ввалившиеся глаза лихорадочно блестели. - Так все вышло. Все равно, попробуй. Вдруг получится? Назад не суйся, без меня сдохнешь под землей. Тебе не выбраться. Попробуй вперед прорваться. Там слева за контейнером дыра. Молодой... прорвешься.
   -Перец! - голос, чей обладатель был скрыт от посторонних глаз, постепенно наливался силой. - Время вышло. Считаю до трех.
   -Я тоже. - Перец вцепился девушке в плечо притянул к себе. - На мой счет три ныряй за контейнер.
   Ника кивнула. У нее не было желания выходить с поднятыми руками.
   -Перец, я начинаю отсчет. Раз.
   -Раз, - как эхо отозвался Перец.
   -Подожди, Сэмэн! - крикнул Грек. - Мы выходим! Не стреляй!
   -Поздно, Грек. Пусть выйдет Перец.
   -Как я могу за него отвечать? Сэмэн...
   -Два, - не обращая внимания на слова проводника, Сэмэн продолжал отсчет.
   -Два, - шепнул Перец.
   -Сэмэн, подожди! - закричал Грек.
   Но было поздно.
   -Три, - опережая Сэмэна на долю секунды, уронил Перец.
   Он высунулся из-за угла контейнера. Тут же затрещала автоматная очередь. Перец размахнулся и бросил гранату в свет, ослепляющий глаза. Одновременно с этим пуля впилась ему в плечо. Сталкера развернуло. Он коротко всхлипнул, прижимая руку к плечу.
   Ника ничего этого уже не видела. Скорее по наитию, она прижала ладони к ушам.
   Страшный грохот потряс туннель. Застучали по стенкам вагона осколки. Отброшенные взрывной волной полетели во все стороны обломки металла. В то же время почти одновременно с первым раздался еще один взрыв. Свет погас.
   Оглохшая, слепая от резкого перехода от света к тьме, Ника втиснулась ужом между стеной туннеля и металлическим ящиком - туда, куда указал Перец. Она выскочила по ту сторону и попробовала подняться на ноги. Не тут-то было. Под ноги попалось что-то деревянное и она едва не упала, с трудом удержавшись на ногах.
   Ругань, свист пуль, возня, скрежет металла, - все слилось в адский шум, за которым Ника вообще перестала понимать в какую сторону движется.
   В темноте постепенно стали проступать очертания предметов. Пригнувшись, Ника уже осознанно метнулась в пустое пространство между контейнерами. Чувства обострились до предела. Поэтому, столкнувшись с человеком, чье лицо закрывала маска с прорезями для глаз, Ника не раздумывала.
   Человек опоздал на долю секунды, не ожидая ее появления буквально у себя под ногами. Ника выстрелила первой. Хотела в грудь, но машинально вскинула автомат - сработало вбитое намертво правило: стреляй в голову. Вполне возможно, грудь долговца была прикрыта бронежилетом - эта предосторожность не спасла ему жизнь. Одна из пуль пробила контейнер, следующая угодила в цель. Черное месиво выплеснулось на стенку. Человек судорожно дернулся. Колени его подогнулись. Он осел на землю и рухнул лицом вниз.
   Ника с ходу перепрыгнула через обмякшее тело и бросилась бежать, пока имелась такая возможность. С автоматом наперевес бежать было неудобно. Она машинально передвинула его за спину и тут же была наказана за самоуверенность.
   Путь ей преградил еще один человек в маске. Одновременно с его появлением раздались выстрелы. Он не оставил ей и доли секунды на то, чтобы нащупать автомат. Но все это она осознала потом. В тот самый миг, когда перед ней возник темный силуэт, словно какая-то сила дернула ее вниз - Ника бросилась ему под ноги. Человек рухнул на нее сверху и едва не сломал шею. В последний момент она успела перевернуться на спину и упереться коленями в грудь. Изо всех сил она столкнула человека с себя. Как они ухитрились в свалке случайно не нажать на спусковой крючок, Ника не знала. И меньше всего ей хотелось это знать.
   Почувствовав свободу, девушка первой вскочила на ноги. Человек тоже времени зря не терял. Он выстрелил с колена. Ника оказалась чуть проворней, или ей просто не мешал бронежилет - ее выстрел был точнее.
   Ника бежала вперед и самое страшное, что она не видела выхода.
   По-прежнему туннель заполняли звуки. Стояла стрельба, кто-то громко матерился, скрежетало железо, принимая огонь на себя.
   Дальше пути не было. Все свободное пространство занимала груда наваленного сверху на ящики железа, растянувшаяся от стены до стены. Девушка заметалась, отыскивая свободную дорогу. Она сунулась было между стенками ящиков и вовремя остановилась. Перед ней, особо не скрываясь, мелькнула тень. Ника опустилась на корточки и осторожно заглянула за угол.
   Как оказалось, предосторожность не была излишней: в ту же секунду над головой просвистели пули. Времени на раздумья не было. Сколько могла продолжаться перестрелка? Когда наступит тишина, продвигаться вперед будет поздно. К тому же, Ника не смогла бы ответить точно даже на вопрос, сколько патронов осталось в рожке. Рука нащупала последний запасной рожок - менять или не менять?
   В ответ на незаданный вопрос у самых ног выбили дробь пули. Это подтолкнуло девушку к решительным действиям.
   Затаив дыхание, со всей быстротой, на которую была способна, Ника перекатилась вдоль стены контейнера, отстоящим от того, за которым можно было спрятаться на расстоянии более двух метров. Она искренне надеялась на то, что человек не успеет сориентироваться.
   Долговец не тратил времени зря - дорожка от врытых в землю пуль потянулась следом за ней и оборвалась, зацепившись за контейнер. Видимо, он не ожидал такого глупого маневра, иначе, сработай он на опереженье - в укрытие докатился бы ее труп с пробитым черепом.
   Сухой щелчок Ника услышала одновременно с тем, как приняла решение - невзирая на то, чем для нее закончится вылазка, все же попытаться. Оттуда, где она сидела, выхода не было. Тупик значил лишь одно. Смерть. Она жила, пока двигалась, стоило остановиться и от нее уже ничего не зависело. И тогда смерть - только вопрос времени.
   Выставляя дуло автомата в ту сторону, откуда стреляли, Ника и услышала щелчок, возвещавший одно из двух - либо то, что заклинило автомат, либо то, что кончились патроны. В довесок ко всему короткое ругательство - как доказательство того, что ей не послышалось.
   Девушка выглянула из укрытия, держа палец на спусковом крючке. Там, куда она собралась стрелять никого не оказалось. Да и глупо было надеяться на то, что человек станет дожидаться пока она выйдет в полный рост, чтобы выпустить в него пулю.
   Однако поняла Ника все это с опозданием. Не увидев никого впереди, она метнулась вперед, не отрывая глаз от угла контейнера. Сколько нужно секунд, чтобы поменять рожок или передернуть заклинивший затвор?
   Девушка появилась из-за поворота в тот момент, когда человек с маской на лице вставил рожок в автомат. На то, чтобы вскинуть автомат, времени ему уже не хватило. От нервного возбуждения, Ника выпустила в долговца больше путь, чем рассчитывала. Первая же пуля попала человеку в голову, но девушка продолжала давить на спусковой крючок. Она остановилась, когда человек взмахнул руками и упал навзничь, выпустив из рук автомат.
   В тот же миг, когда вдалеке забрезжил дневной свет и Ника ясно разглядела то, что дорога впереди свободна, на ее голову сзади обрушился страшный удар.
   Мгновенно потемнело в глазах. Колени подогнулись. Девушка успела подумать о том, какая же она дура, что не догадалась оглянуться, тогда все могло бы кончиться по-другому. Мысль мелькнула как молния и погасла, оставив ее наедине с пустотой.
  

ГРЕК

   Грек так и понял, куда девался Краб. Вот только что впереди темнела его спина. Когда загорелся свет, рядом остался Макс. Он застыл как столб, моргая ослепшими глазами.
   Трудно правильно соображать, когда в полной темноте тебе в лицо врубают фонарь. Только благодаря тому, что в памяти как слепок отпечаталась удобная нора в мусорном завале слева - догадался все-таки повертеть головой, на всякий случай отмечая убежище в случае чего.
   Как это всегда и бывает в Зоне - "в случае чего" не заставило себя долго ждать.
   Когда зажглись фонари, Грек бросился влево, в заранее присмотренный закуток. Бросился по памяти, слепо наткнувшись грудью на деревянный ящик. И уже на ощупь, воспринимая каждую уходящую секунду как личного врага, определил угол, за которым и рассчитывал скрыться.
   На спину присевшему в укрытии проводнику свалился Макс. Быстро сообразил парень. Всего-то и отстал на полшага.
   Должно было кончиться везенье. И оно кончилось. Сколько колобку не катиться, конец один - лиса слопает. Так и у них с молодняком получилось. И от зомби отбились - потери минимальные и вспоминать не стоит. И по болоту сдюжили - для особо впечатлительных и личный Док, пожалуйста, на блюдечке с голубой каемкой. И от выброса ушли - словно нарочно времени хватило на то, чтобы в подземелье спрятаться. И Перца встретили - будьте любезны, эксклюзивный гид для ознакомления с достопримечательностями подземного лабиринта. Бла, бла, бла... И от бабушки ушел, и от дедушки ушел. А от тебя, Сэмэн... и подавно уйду. Размечтался, колобок.
   Что понадобилось "Долгу" от Перца? Наказать простого мутанта? Бред. Этих мутантов в последнее время развелось видимо-невидимо. Если просит душа крови, отведи душу и далеко ходить не надо. Никто не способен убедить Грека, что такая засада, организованная по всем правилам, преследовала бредовую цель.
   И потом, откуда у долговцев имелись сведения о том, что Перец мутант? Бедолага месяцами торчал в бункере, особо не светился. Да и не стал бы трепаться случайным знакомым о своих проблемах. Тем более, что мутации эти, таились глубоко в организме и сам Грек ничего бы так и не узнал, пока кишки из приятеля наружу не полезли. До таких мутаций не каждый чудак докопается. Не могли такие сведения, да еще так скоро, дойти до приверженцев чистоты расы.
   Нет, по другому поводу "Долгу" понадобился бывший диггер.
   Чем таким Перец отличался, к примеру, от Грека? Только одним. Он знал подземелье как свои...пять? - жаль, не обратил Грек внимания, что там у приятеля с количеством - пальцев. Зачем "Долгу" подземный бункер? Ответ очевиден. Если верно то, что война между долговцами и торговцем не за горами, а в бункере имеются запасы оружия - все понятно. Они надеются, что Перец будет с ними откровенным.
   Грека передернуло. Сходил, называется, мужик, подышать напоследок свежим воздухом. Не повезло. Злейшему врагу не пожелаешь попасть к "Долгу" в лапы. И неважно, мутант он или обычный человек. На месте Перца, Грек постарался бы не достаться Сэмэну живым. Выжмут, вытрясут, скрутят в бараний рог, а своего добьются. Расскажет Перец как на духу все, что знает и чего не знает. Нет на свете людей, способных выдержать пытки. Это только в кино таких показывают. У каждого свой болевой порог. Для Краба это пара царапин на ногах, а для Перца...
   Невозможно даже представить себе, во что превратится вчера еще человек после обработки. Мутанты чертовски живучи. Теперь эта феноменальная живучесть как раз на руку Сэмэну. Будет пытать долго и со вкусом. Хочешь - режь на куски, хочешь - кожу с живого снимай - настоящий подарок для профессионала. Там все такие. Начнут добиваться правды от простого сталкера, а тут нате вам - получите и распишитесь, мутант готовый. Одним ударом двух зайцев: и сведенья нужные получены и мутант наказан.
   Если, конечно, извращенный ум долговцев не дойдет до того, чтобы оставить в живых ту часть Перца, которая способна соображать и сносно излагать мысли. Тогда, чтобы в подземелье ненароком не заблудиться, будут таскать с собой то, что от него останется... в ящике.
   Чернуха? Как бы не так. Имелся пару лет назад в Зоне такой сталкер. Заяц, была у него кликуха. Мог предсказать время локального выброса задолго и с точностью до километра. Только предсказатель из него получился, как выяснилось позже, после того, как сам он под этот выброс и угодил. Мутировал он странно. Тело попросту отделилось от головы. Мозг существовал как ни в чем не бывало, в то время как тело постепенно гнило. Двигался в последнее время как зомби, а глаз горит, и с юмором все в порядке.
   Последние месяцы Заяц с Зоны не выходил. Зайдет, бывало, в бар и вскользь бросит: выброс будет в четверг у НИИ, во второй половине дня. Сначала такие выкрутасы были предметом для многочисленных острот. После того, как парочка предсказаний сбылись с точностью до, к Зайцу стали относиться с уважением. Даже искали с ним встречи, чтобы подробно порасспросить.
   И вот однажды Заяц пропал. Месяц нет, другой, третий. Думали, сгинул в Зоне - обычное дело.
   Как-то Грек сидел в кафе "Незабудка", отдыхал от трудов праведных. Вечером зависли там с приятелями, день рождения, помнится, у кого-то был. В тесной компании и обнаружился странный парень. Как выяснилось в результате дружеской беседы, вызванной немереным количеством выпитого, парень представился бывшим долговцем - редкость в Зоне большая. Не бывает их, бывших. Есть только настоящие и мертвые. Как ему удалось вырваться, он не сказал. Говорил зато о том, что завтра не будет его в городе, уезжает он, к маме в Москву. Нет у него сил терпеть все, что здесь происходит.
   Между делом следует заметить, что парень действительно исчез. Ни завтра, ни послезавтра никто его не видел. Он не говорил, как ему удалось выйти живым из "Долга", но залившись пьяными слезами поведал о том, куда делся Заяц. Полузомби - получеловек. Абсолютно здравомыслящая голова на высохшем, сгнившем теле.
   Ничто так не ценится в Зоне, как информация. Ею и заинтересовался "Долг". Операция, в смысле хирургическая, прошла успешно. Долговцы получили лишнее подтверждение тому, что мутанты чрезвычайно живучи и заодно и поимели в безвозмездное пользование источник бесценной информации. Отрубленная голова Зайца стоит на базе "Долга", расположенной возле армейских складов, на полке, в кабинете Сэмэна, одного из вдохновителей движения. Заяц постоянно скучает, очень любит поговорить и по-прежнему верно предсказывает выброс.
   -Грек, это бандиты? - не унимался Макс, отвлекая Грека от невеселых мыслей.
   Проводник где-то понимал долговцев. Он сам сейчас бы выпустил всю обойму в надоедливого парня.
   -Сэмэн, погоди стрелять! - крикнул Грек. - Дай нам с молодняком выйти...
   Умом понимал, что они с новичками не более чем заложники в ситуации, но не крикнуть не мог.
   Не будет его слушать Сэмэн. Ему нужен Перец. И он его получит. А то что на пути к достижению заветной цели попались четверо придурков, которых легко можно пустить в расход, только добавляет аргументов в давно выигранном споре.
   -По счету три. - Грек взвесил в руке гранату. - Бери левее. Там наверняка оставлен проход за контейнерами.
   -Может, попытаться прорваться назад, в бункер? - спросил Макс.
   Грека передернуло. Никакая сила не загонит его назад. Если Сэмэну нужен Перец, он его получит. Вполне естественно предположить, что диггер как раз и будет прорываться в любимое подземелье. Именно в том направлении и стянуты основные силы. Даже если бы и существовал реальный шанс прорваться, Грек вернулся бы назад только под дулом автомата. Без Перца в подземном лабиринте делать нечего. Только покончить жизнь самоубийством, растянув процесс на неопределенный срок.
   -Два, - продолжал отсчет Сэмэн.
   -Сэмэн, подожди! - закричал Грек, лишний раз высунувшись из укрытия без боязни получить пулю в лоб.
   За баррикадой, загораживающей путь, никого не было видно. Бил в глаза слепящий свет. До рези прищурив глаза, Греку удалось разглядеть место, где куча мусора казалась ниже. Далековато для броска. Однако выхода нет. Стоит попытаться. Идеальный вариант - перебросить гранату через заграждение. Вот был бы достойный ответ самонадеянному Сэмэну!
   -Три!
   Справа раздался взрыв. Отброшенный взрывной волной полетел ящик и разбился, ударившись о вагон. И в тот же миг высунулся Грек. Он размахнулся и изо всех сил бросил гранату в заранее присмотренный зазор. Он отпрянул назад, с досадой понимая, что силы броска не хватило. Граната угодила точно наверх баррикады.
   Грек успел зажать уши руками, но это мало помогло. Раздался взрыв. Разметало по сторонам металлические обломки, сорванные взрывной волной с баррикады. Качнулся пустой контейнер, за которым они прятались. Загудело, загрохотало. Заскребли по поверхности бетона осколки, отбивая куски штукатурки.
   Взрыв, от которого едва не лопнули барабанные перепонки, имел и другие последствия. Брызнули по сторонам осколки стекла и наступила абсолютная темнота.
   Верный приказу, поднялся Макс. Обходя Грека, он задел того плечом.
   На время ослепший и оглохший Грек не сомневался, парень взял левее, куда и было указано. Издалека, как сквозь слой ваты, до проводника донеслась автоматная очередь. В то же мгновенье Грек одолел расстояние, отделяющее его от баррикады. Он оказался прав. Левее, между свалкой и контейнером имелся проход.
   Понемногу, из темноты проступали очертания стен и предметов. Вокруг заметались тени. Боясь ошибиться и выстрелить в спину обогнавшему его Максу, Грек пригнулся. Как оказалось вовремя. Над головой засвистели пули. Оставив сомненья, проводник выстрелил в том направлении, откуда велся огонь.
   Пригибаясь, проводник побежал вперед. Автомат в его руках дергался, то и дело огрызаясь огнем. Греку казалось, что он значительно продвинулся, в то время как петляя словно заяц между контейнерами, он недалеко ушел от баррикады.
   Звенели пули, впиваясь в металл. Кто-то орал от боли, лязгали вставленные в пазы рожки.
   Все происходящее в полной темноте, без сколько-нибудь конкретного понимания ситуации, напоминало Греку мышиную возню. Прицелился - выстрелил - перебежал - укрылся. Единственное, что обнадеживало: лица противников были прикрыты темными масками, и это сводило к нулю возможную ошибку.
   В какой-то момент проводнику показалось, что установилось некое подобие тишины. Выстрелы стихли. Слух, еще не до конца восстановившийся, не улавливал шума шагов неподалеку. Не слышал Грек и голос, отдавший негромкий приказ.
   У проводника сложилось обманчивое впечатление, что еще немного и опасный участок останется позади. Не мог же Сэмэн стянуть сюда все силы, имеющиеся в распоряжении "Долга"? Еще немного, еще чуть-чуть, - думал Грек, вставляя в автомат рожок, - последний бой, он трудный...
   Грек не услышал ничего. Он почувствовал холодное дуло, упершееся ему в затылок, чуть пониже вязаной шапки, прикрывавшей бинты.
   -Брось оружие, - издалека донесся до Грека приказ. - И тихо. Не дергайся.
   Грек отпустил из рук автомат, с глухим стуком упавший на землю.
   -Руки.
   Проводник поднял руки.
   -Теперь вперед шагай.
   Дуло периодически давило на затылок, в то время как Грек осторожно шагал вперед.
   Чьи-то руки зашарили по куртке, вытягивая из карманов все, что там имелось. Полетел на пол рюкзак. Туда же отправилась кобура с пистолетом. Сверкнуло лезвие ножа, воткнувшегося в землю.
   -Вроде пуст, Сэмэн.
   -Хорошо, Чирик. Чем обернулось "вроде" у Свистуна помнишь?
   Возникла легкая заминка и Грека обыскали повторно. Обнаруженная за подкладкой куртки заточка, вызвала бурю негодования со стороны Чирика. Грек получил весьма ощутимый удар в печень. Пока он переводил дух, его оставили в покое. Потом руки, вывернутые назад, стянули веревкой. Узлы впились в запястья, причиняя резкую боль.
   -Ладно, гоните его на свет, - сказал Сэмэн. - Там и разберемся, кто есть ху.
   Грека ткнули прикладом между лопатками. Приказ был понятен без слов. Проводник двинулся вперед.
   С каждым шагом становилось светлее. Теперь не составляло труда лавировать между контейнерами. Что Грек и делал, изредка направляемый в нужное русло ударами приклада в спину. Весь переход занял от силы минут десять, не больше.
   Впереди забрезжил утренний свет. Вскоре туннель вывел в полутемный ангар. Посреди огромного помещения на рельсах застыл одинокий вагон. Сквозь провалы в потолке проглядывало серое небо. Железные штыри уцелевшей арматуры ветхими заплатами стягивали края дыр, расчерчивая небо на квадраты. Изрешеченный пулевыми отверстиями, пробитый осколками гранат, окруженный как норами с двух сторон от перрона сетью подсобных помещений, ангар еще держался. Кое-где сквозь щели в бетоне пробивался кустарник. С верхних этажей, надежно укрытые ядовитым пухом, свисали оборванные крылья лестниц.
   На ступеньках, ведущих на перрон, по-хозяйски отложив автомат, сидел человек в черном комбинезоне, с эмблемой "Долга" на рукаве. Маска, стянутая вверх, открывала лицо. Туго обтянутые кожей высокие скулы, прямой нос, тонкие, упрямо поджатые губы. Открытый светлый взгляд. Райский островок среди океана черных масок, скрывавших лица. С таким человеком хотелось быть откровенным. И желательно побыстрее, пока у него не пропало желание тебя выслушать.
   Рядом с хозяином положения в позе профессиональных телохранителей застыли двое долговцев. Как полагал Грек - на всякий случай. А случаи, как известно, бывают разными. Долговцы в каждом сталкере подозревали мутанта. Окажись у Грека вместо ребер щупальца, как у кровососа и связанные за спиной руки не помеха.
   Провожатый крепко приложил Грека прикладом в спину. По инерции проводник сделал несколько шагов и остановился напротив ступеней.
   Сэмэн смерил Грека участливым взглядом.
   -Не повезло тебе, сталкер, - негромко сказал долговец. - Закон подлости - не в том месте, не в то время.
   Грек молчал. Перед смертью не наговоришься. Что для Сэмэна его жизнь и жизни мальцов? Спишут на неизбежные издержки. А то, что сразу не пустили в расход, означало лишь то, что живым он для чего-то был нужен. Пока. Зачем нужен - это вопрос. Оставалось лишь молить Зону о том, чтобы не созрела в "светлой" голове Сэмэна очередная идея. Ведь не собирался же он, в самом деле, тянуть из него жилы перед смертью? Он не Перец, и ценной информацией не обладает.
   -Пять трупов, шестеро раненых, - глубоко вздохнул Сэмэн. - Статистика так себе. Если за каждого гребанного диггера я буду платить такую цену... Резонно, Грек?
   -Собираешься повесить все трупы на меня? - угрюмо спросил Грек. - Так ты не стесняйся, Сэмэн, может еще чего завалялось...
   -Мыслишь ты не теми категориями, Грек. Здесь надо думать о цели. Много или мало пять трупов для достижения определенной цели. В данном конкретном случае - пять трупов перебор. Так что тебе не просто не повезло, тебе очень сильно не повезло. Не будь тебя, мы обошлись бы малыми потерями.
   -Разумеется. Грек с молодняком во всем виноват.
   -Да... и молодняк этот еще твой. Жаль пацанов. Чего ты вообще с ними под землю полез, ты ж вроде наземными переходами пользоваться любитель? Только не говори мне, - поморщился Сэмэн, - что во всем виноват выброс - слышать этого больше не могу.
   -Понятно, - против воли Грек усмехнулся, - дело бы не в бабине...
   -Ты на что намекаешь, сталкер? - светлые брови сошлись у переносицы. - Что я идиот?
   -Я к тому, что мне нечего тебе сказать. Если тебя не устраивает очевидная причина.
   -Вот и поговорили. Ума не приложу, что с тобой делать, Грек.
   -Так, может, отпустишь, по старой памяти, а, Сэмэн?
   -Я лично против тебя ничего не имею, Грек, - развел руками Сэмэн. - Ребята против. У Чирика ты друга убил. А молодняк, как ты говоришь, вообще отличился. Заметь, о Перце я молчу.
   -Кстати, Перец жив?
   -О молодняке своем поинтересоваться не хочешь?
   -Хочу. Как, кстати, молодняк?
   -Любопытный ты больно, Грек. Теперь понятно, за каким чертом тебя под землю понесло.
   Сэмэн поднял голову и посмотрел на человека, стоящего от него по правую руку.
   -Так что с Перцем, он жив? - Предчувствуя скорую развязку, Грек шагнул вперед. Справа тотчас возник провожатый, до поры остававшийся сзади.
   -Он жив. И ты жив, пока жив он. Такой вот парадокс, - задумчиво протянул Сэмэн.
   -Не понял.
   Сэмэн его не слушал. Он дал отмашку. Провожатый, особо не церемонясь, ткнул проводника в спину.
   Что за нить связала их с Перцем, Грек не знал. Но чувство того, что Сэмэн подготовил для него нечто, пострашнее легкой смерти, не оставляло его. Этот? Этот все жилы вырвет, кровь высосет, а из кожи барабан сделает, чтоб сплясать на твоей же могиле.
   -Сэмэн...
   На ходу услышал Грек и обернулся. Рядом с Сэмэном стоял долговец.
   -Чего тебе, Бубен? - Сэмэн остановился. - Что-нибудь срочное?
   -Там... это... С пацанами этого Грека, - замялся тот, кого назвали Бубном.
   -Что с пацанами?
   -Там это... сюрприз.
   -Какой еще сюрприз? Мутант, что ли?
   -Ну, можно сказать что и так. Ты сам посмотри.
   -Иду, - пожал плечами Сэмэн. - Сюрприз. Что за сюрприз?
   Грека снова поторопили ударом в спину.
   Коморка, в которую его втолкнули, выкрашенная в яркий зеленый цвет, представляла собой бетонную коробку без окон. Там ничего не было кроме прожженного матраса, из которого торчали куски покрытой грибком ваты. Когда тяжелая дверь за ним закрылась и лязгнул засов, Грек устало опустился на матрас, безразличный ко всему. Руки, сведенные за спиной опухли и он с трудом заставил себя пошевелить пальцами.
   Похоже, конец его карьере. Шесть лет мотаться в Зону, изучить ее повадки, вывести из сотни молодняка с десяток настоящих сталкеров, все эти годы справедливо опасаться страшной смерти от любой из кровожадных тварей и что в результате? Получить пулю от собратьев по разуму! Где справедливость?
   Теперь, заново оценивая свое отношение к смерти, Грек внезапно понял, что это бесило его больше всего. С любым из приговоров Зоны он бы смирился. Аномалии, твари, даже зомби - кто иной, как не порождение Зоны? Но свой же брат, пусть и одержимый идеями?
   Бред. Казалось бы, имеют ли значение все остальные факторы кроме непосредственно самой смерти - не все ли равно, чье будет у нее лицо? Ан нет. Оказалось, имеет.
   Грек пошевелил руками, пытаясь устроиться удобнее. А быть может, он попросту обманывал сам себя. И беспокоили его не те, кто смерть приносит, а лишь сама ее неизбежность. Ходил он в Зону, возомнив себя везунчиком, который всегда возвращается. Вот и все. Сейчас ему не повезло. Поймали, как мыша в коробку сунули - и везенью конец. Всего-то и осталось что вопрошать, как мученику: а почему именно я? Так на этот вопрос как раз Сэмэн уже ответил. Не в то время, не в том месте. Хочешь - смирись, хочешь - локти кусай. А конец один.
   Коморка тонула в темноте. Лишь из щели под потолком пробивался робкий серый свет.
   На некоторое время Грек отвлекся, прислушиваясь к шуму за дверью. Но железная дверь пропускала мало звуков.
   В углах завозились крысы - вечные спутники обреченных. В черных дырах заблестели маленькие глазки. Самая наглая тварь вытянула худое брюхо из норы. Острые когти заскребли по бетону. Длинный лысый хвост волочился по полу.
   Грек не стал дожидаться, пока крыса окажется от него в непосредственной близости. Как только усатая морда прикоснулась к его ботинку, он пнул ее со всей злости. Крыса попыталась увернуться, перегнувшись через бок как кошка, но тело оказалось не по крысиному долгим. То, что спасло бы обычную крысу, не помогло мутировавшей твари. Резкий удар отбросил ее к стене. С противным визгом крыса ударилась о бетон. В тот же миг она извернулась, упала, приземлившись на лапы и шмыгнула в нору, распугав сородичей.
   Грек полулежал на матрасе, блаженно вытянув ноги. В голове вяло ворочались мысли. О каком таком сюрпризе доложил Сэмэну долговец? Очкарик с Максом? С этой стороны неожиданности вряд ли возможны. Оставался Краб. Сэмэн, с его болезненным пристрастием к разного рода мутациям, вполне мог счесть таковыми и врожденное уродство парня. Кто ищет, тот всегда найдет. А уж второй такой ищейки во всей Зоне не найти.
   С другой стороны, если весь молодняк без исключения ждет смерть, кой черт им до уродства парня? Соскучились, видать, изверги. Не зря говорили, что Сэмэн к садистам благоволит. Сам ничего не делает, а посмотреть любит. Мало им Перца, Краб еще на закуску достанется.
   Что касалось судьбы самого Грека, то его малость пугала эта связь с Перцем, о которой во всеуслышанье заявил Сэмэн. Ничего, мысленно пообещал себе проводник, скоро ему предстоит убедиться на собственной шкуре, так ли страшен черт. Одно без сомненья - Перцу достанется. Подышал мужик воздухом... перед смертью...
   Грека разбудил скрип отворяемой двери. Судя по бросившимся врассыпную крысам, уже пробовавшим на вкус его ботинки, громкий звук потревожил не его одного.
   -Вставай, Грек, - сквозь зубы процедил долговец.
   Такой парень шутить не любил. И в ответ на "я бы еще полежал тут суток двое - трое", вполне мог и разрядиться, приложив ногой по ребрам. Поэтому Грек промолчал. Поднялся на ноги, тяжело завалившись в бок - рук до локтя он не чувствовал.
   Долговец отошел в сторону, пропуская узника вперед. На голову выше, накаченный, с автоматом наперевес, прямо охотник на кровососа, как минимум.
   Комнаты, куда его привели, с уцелевшими стеклами на окнах, Грек поначалу не заметил. Его взгляд приковало тело, за руки подвешенное на стальном штыре, вбитом в бетон. Обнаженное, худое, бесконечно долгое тело с длинными мосластыми ногами и неестественно вывернутыми бедрами, с опущенной головой, жидкими волосами, пропитанными кровью... В нем мало что осталось от прежнего Перца - живого, остроумного, со своими тараканами в голове. Лишь живот, исполосованный страшными ранами. Вот по этому животу Грек и узнал Перца. Зомби, умерший полгода назад и побывавший в передрягах, выглядел бы на порядок лучше Перца.
   Вчерашние стежки, которыми проводник стянул края резаных ран были распороты. В дырах проглядывали белые кости позвоночника. Здесь крови не было. Кровь капала с головы - палач пытался снять с него скальп - красная колоса отделяла волосяной покров от лица.
   Рядом с подвешенным Перцем скучал один из долговцев. На черном комбинезоне следы крови не бросались в глаза, только матово блестели в свете, падавшем из окна.
   -Садист ты, Сэмэн. Это не он мутант, а ты..., - Грек от души выругался матом, - мутант.
   -Закрой пасть, Грек, - лениво бросил Сэмэн. - Не до тебя. Ты сказал все, что хотел. Еще слово - и Хромой тебе язык вырежет. Обещаю. Хотя, погоди с языком, - Сэмэн легко поднялся с проваленного сиденья кресла и оказался рядом с Греком. Светлые глаза загорелись. - Ты знал? Скажи, Грек, ты знал кого ведешь?
   Грек молчал. Ему было без разницы, о чем спрашивал его Сэмэн. Он смотрел в глаза, изучал нос, остановил взгляд на тонких губах. Ему вдруг показалось, что сейчас рот раскроется и оттуда полезут червеобразные щупальца, как у кровососа. Грек хотел плюнуть ему в лицо, но во рту как назло пересохло.
   -Держись от меня подальше..., - Грек давил ругательство, - пока я нос тебе не отгрыз.
   -Не дотянешься, сталкер, и не надейся, - улыбнулся Сэмэн. - Горыныч отличный телохранитель.
   Однако развернулся и заложив руки за спину вернулся к креслу, с которого не так давно поднялся.
   -Мутанты чертовски живучи, - негромко заговорил вдохновитель "Долга". - Вообще, у меня закрадывается подозрение, что они... как бы точнее выразиться... едва ли не бессмертны. Есть у меня на базе несколько экспонатов, так сказать оставленных для наблюдения. Так я еще никого не пережил. А от одного так вообще одна башка осталась, и ничего, живет. Так что тебе, Перец - это возвращаясь к предмету нашего спора - предстоит мучиться долго. А если мое предположение верно, то и вечно. Уж о мучениях я позабочусь. Обещаю. Ну, ты уже убедился, что я слов на ветер не бросаю.
   Перец дернулся. По его телу пробежала судорога. Синие веки дрогнули, но глаз Перец не открыл.
   -Теперь поверь мне на слово. Я тебе обещаю, что следом за Греком сюда приведут его пацанов. Если ты решил играть в молчанку и собственная участь тебя не волнует - пацанами дело не ограничится. Мне нужно знать, какой ход ведет в бар, а какой в Выселки... да и про овраг не забудь. Я все узнаю. Чуть раньше, чуть позже, но узнаю. Значит, поступим так. С периодичностью... вот здесь не могу тебе точно обещать. Может, каждый день, может, через день. Сюда, прямо к тебе я буду приводить по сталкеру. Проводников много, а с каждым по трое - четверо пацанов идет. Посмотрим, сколько трупов тебе понадобится, чтобы начать говорить.
   -Ты, - вдруг захлебнулся кровью Перец и вздернул голову. В щелях заплывших глаз блеснули зрачки. - Все равно убьешь... и Грека... и пацанов.
   -Этих - да. Хотя... пацанов не знаю. Надо подумать. Они мало что поняли в наших разборках. Я согласен пойти на уступки, Перец. Может, дать им шанс, а? - Сэмэн опять поднялся, пошел к Перцу и остановился в паре шагов от истерзанного тела. - Отправлю тех, двоих, к тебе в лабиринт, авось, да выплывут. Шанс?
   -Врешь ты... все.
   -Не все, Перец. Далеко не все. Скажи мне, как идет ход и пацанов отпущу. Сам увидишь.
   -Хочу увидеть.
   -Ход.
   -Увидеть хочу.
   -Хорошо, раз пошла такая пьянка. Думаешь, ты диктуешь условия? Ошибаешься ты, Перец. Хромой, - Сэмэн обернулся к скучающему рядом долговцу. - Грека в расход.
   Хромой кивнул. Он достал из кобуры пистолет, взвесил в руке и направился к Греку. Тот стоял, не двигаясь, и смотрел смерти в глаза. Сзади для верности ему крепко сжали руки. В висок уперлось обжигающе холодное дуло и проводник невольно дрогнул.
   -Прощай, Грек, - вздохнул Сэмэн. - Хромой...
   -Подожди, - дернулся Перец.- Оставь его. Я покажу... где ход. Уведи его.
   -А может надо бы, Перец, в назидание, так сказать.
   -Оставь его.
   -Так и быть, послушаюсь тебя. Пока ты будешь говорить, Грек будет жить.
   -И пацанов отпусти.
   -Обещал же, отпущу.
   Сэмэн подал знак и Хромой убрал пистолет. Грек не знал, то ли благодарить Перца, то ли ругать его за отсрочку.
   Перешагивая через высокий порог, Грек услышал, как Сэмэн сказал:
   -Не пытайся меня обмануть, Сусанин. Грек останется у меня под рукой, пока я лично не смогу убедиться, что план верен. Думай об этом, когда попытаешься меня обмануть...
   Заходите, буду рада!! Окончание по адресуhttps://litnet.com/book/urok-vyzhivaniya-b95015
Оценка: 7.03*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"