Булгакова Ирина Васильевна: другие произведения.

В поисках Ключа

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы понимаем, что имели, лишь тогда, когда оно потеряно, но действовать нужно так, чтобы потом не раскаиваться!

  
  
  
  
  
  
  
  
  ИНЫЕ - ХРАНИТЕЛИ КЛЮЧА
  
  
  
  КНИГА 2
  В ПОИСКАХ КЛЮЧА
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ.
  ГЛАВА
  
  Эй, подлый муж,
  Верность друзей
   Не повергай сомнению! Бедиля.
  
  Мира смотрела на испуганные, обрадованные и обеспокоенные лица. Уже ничего не поделаешь... Да, ничего и не хотелось. Странно. Каждый в своей жизни хоть раз делал выбор. Впрочем, не раз, наверное. Мы так устроены. Делаем выбор, говорим, а потом жалеем. Делаем другой выбор, ничего не говорим, но всё равно жалеем. Мы все стоим перед ним. Начиная с рождения. Заканчивая последними минутами жизни. Ведь наш выбор - это наш путь...
  Если ты ошибаешься, говоришь глупость, если ты отчаиваешься, если утрачиваешь веру (а это самое страшное), ты разочаровываешься, но всё равно стоишь на пути, только тогда он раздваивается. Главное, это не ошибиться дорогой...
  Мира сделала свой выбор. Она спасла жизнь человеку... Что может быть лучше, благороднее и отважнее этого? Ничего. Жизнь - это великая и неисследованная тайга, полная опасностей и приключений. Это та жемчужина, которой обладает каждый, но дорожат не все. Запомни, дороже и важнее жизни в этом мире нет ничего! Мира это знала. А ещё она знала про закон всеобщего равновесия... Только вот не предполагала, что жизнь, это настолько дорогое удовольствие. Но если бы перед ней возник своеобразный перевыбор, она бы не изменила решения. Просто она не привыкла отступать...
  - Как ты себя чувствуешь? - подошёл Аслан.
  - Нормально, - просто ответила Мира и была честна. Она действительно чувствовала... Нет, точнее сказать, она не чувствовала ничего! Она не потеряла сознание, не отключилась, как обычно. У неё не пошла носом кровь. Она просто мягко осела на землю. Было немного ватное состояние. Вокруг началась суматоха, но Мира на это не реагировала. Её подхватил на руки Анри. Отец спасённого пытался разбудить сына. Тот пока был без сознания. Мира бормотала, что сон лучшее лекарство, и его лучше оставить в покое. На предложение поспать самой - отвечала отказом. Она не устала. Нет. У неё было какое-то иное чувство... Как будто чего-то не хватало... Самой малости... И из-за этого было только хуже. - Успокойся, у меня ничего не болит, - пыталась успокоить он друга, и разобраться в собственных ощущениях. Аслан всё ещё обеспокоено смотрел на неё. Мира через силу расплылась в улыбке.
  - Мила с тобой поговорить хотела, но это потом...
  - Ну, почему же потом. Можно и сейчас... - Мира встала. Какое-то чувство внутренней опустошённости. Она направилась к палатке Милы.
  Мила встретила подругу со смущённой улыбкой. Она была бледна. Мира отметила про себя странный цвет кожи. Она отдавала желтизной. Глаза блестели. На лицо были все признаки болезни желтухой. Но это был бы неверный диагноз...
  - Как ты, малыш? - чмокнула Мира подругу. - Что болит? - и чисто профессиональный, и заботливый дружеский интерес.
  - Голова немного побаливает, а так ничего. Я уже привыкла к этому состоянию... Мира, там в замке принцесса. Она в опасности! - глаза Милы стали большими, она даже привстала.
  - Не волнуйся. Её, как и тебя, забрали сюда. Она была отравлена, но опасность уже миновала. Так что будь спокойна, - внезапно Мира щёлкнула пальцами, поводила рукой в разные стороны, словно маятник, потрогала голову, помяла живот, и даже заглянула в глаза. Затем удовлетворённо кивнула головой.
  "Плохо. Реакция практически отсутствует. Хорошенько же ты постаралась, стерва... Ничего, наши так просто не сдаются!".
  - Нормально. Идёшь на поправку. Так. Скоро занесу тебе напиток. Выпьешь, и хорошенько выспись. Завтра у тебя такой возможности не будет, будем вводить тебя в нормальный режим. Всё, малыш, отдыхай... - она встала и, уже откинув полог, прошептала. - Господи, как же мы за тобой соскучились... Все вопросы завтра. Аслан, она должна выспаться. Это я тебе, как Лессовица заявляю, - она улыбнулась и вышла.
  - Госпожа... - окликнул её знакомый голос. Это был воин. Это был отец юноши, которого она спасла. Его глаза светились радостью. - Даже не знаю, как вас благодарить... Вы спасли моего сына... Единственное, что я могу для вас сделать, это посвятить вам свою жизнь... - он встал перед ней на одно колено, и наклонил голову в знак почёта.
  - Этого мне ещё не хватало... - пробормотала Мира. Ей было немного не по себе. - Встаньте. Лучше посвятите свою жизнь сыну. Это очень хорошо, что он хотел жить. Судьба предоставила ему такой шанс. Пусть ним воспользуется и будет осторожен. С меня хватит и его благодарности, - она мягко улыбнулась, и уже было хотела уйти, но...
  - Мира... - это был Рамюэль. Ему Мира не могла отказать, как бы плохо себя ни чувствовала. Было в нём что-то загадочное и знакомое, что так её влекло... - Спасибо тебе, Мира. Ты сегодня спасла не одну жизнь...
  - Да, ладно тебе. Я не волшебник, я только учусь, - попыталась она пошутить, но принц был серьёзен.
  - Когда я верну себе трон, я дам тебе титул и официальное звание главного лекаря Кандии.
  "Как мило с твоей стороны...", - процедила Мира сквозь зубы. Она сама не знала, почему вдруг пропало настроение. Изюминка событий потерялась. Всё стало банальным, обыденным, всё снова сводилось к деньгам... А разве в них счастье?..
  - Рамю, мне это совсем не нужно. Я спасала твою сестру не ради этого. По сути, я её даже не знаю. Мне хватит и её "спасибо". Кстати, нужно посмотреть, как она там, - Рамюэль пристально и внимательно смотрел на неё. Мира сделала вид, что не поняла взгляда. Вместе они направились к принцессе.
  Надо сказать, выглядела она намного лучше. Бледность ещё не сошла, но зато хоть кожа была не как перегнивший кабачок, а более здорового вида.
  "Да, типичное отравление, как и у Милы. Только степень разная, да и источники, пожалуй, тоже... Ничего, будем лечить...".
  - Привет, вашему высочеству, - совсем по-панибратски поздоровалась Мира. Ну, не учили их королевскому этикету... - Я - Мира, - представилась она. - Так сказать, местный лекарь. Как ты себя чувствуешь. Жалобы есть?
  - Пока ещё плохо, - хлопнула глазами девушка.
  - Арима, это Мира спасла тебя... - решил внести ясность Рамюэль.
  - Ну, уж нет! Это ты, да ещё те шесть молодых людей, у которых до сих пор ватное состояние, спасли её, а совсем не я. - Поставила точку Мира. "Тоже мне, нашли мать Терезу!". - Хорошо, ты пока отдыхай. Я попрошу Винара приготовить для тебя настойку. А сейчас хорошенько выспись...
  Наконец, её оставили в покое. Конечно, поглядывали, перешёптывались. Всё-таки своя ведьма под боком, это диковинка. Но ведьма-героиня - это новшество! Мира старалась не обращать внимания на всё это. Она готовила настойки для спасённого нею юноши, Милы и Аримы (Винар куда-то подевался). После очередного обхода раненых, дело шло за друзьями и особами королевской крови...
  - Привет, - к Мире подошёл нахмуренный Анри.
  - Привет. Устал? Рёбра болят? Чего такой злой?
  - Злой?.. Сейчас и ты будешь?.. Винар ушёл...
  - Как это ушёл? Куда? - не поняла Мира. "Что это ещё за новости?".
  - Куда-куда, к ней... К Аманде...
  - Как к Аманде? - выпучила глаза Мира. Если бы челюсть могла отвалиться до колен, она бы была уже там. Но, к счастью, или сожалению, пока такие возможности человеческого организма несколько ограниченны. - Зачем?
  - Хрен его знает зачем?!! Сказал, что нам помог, а без неё жить не может...
  - Бред какой-то... Она же чуть всех не погубила!
  - Я это знаю, ты ему попробуй объясни. Я ему слово, он мне - десять. Он даже и слушать меня не захотел.
  Мира села. "Вот те на...". Такого поворота событий она не ожидала. Мало того, что состояние, словно у выжатого лимона. Так ещё и друг решил их оставить. Ушёл практически по-английски. И, что делать дальше?..
  *****************************
  В комнате горели свечи. Какой-то знакомый аромат кружил голову. Всё новое, и в то же время до боли знакомое. Шелест платья... Мягкое касание рукой... Эти глаза... Они вскружат голову любому. Винар тонул в глазах любимой... Полусон, полубред...
  Что такое любовь? Сколько всего написано, сколько сказано. А ведь смысл не исчерпан до конца. Любовь, это когда перед тобой образ любимого человека. Вопреки всему: на яву, в бреду... Любовь... Такое томное и сладкое слово.
  Любовь - это голос и имя любимой. Это, когда от горя кричишь, если не слышно вестей, если снится, что тебя больше не любят.
  Любовь... Это прекрасный мираж, который иногда бывает обманчив. Любовь, это знакомый силуэт вдали. Это радость от каждой встречи. Это одна улыбка из тысячи. Любовь - это безумный лабиринт страсти...
  Что значит любить?
  Идти сквозь вьюгу напролом,
  Ползти ползком, бежать вслепую.
  Идти и падать. Бить челом
   И всё ж любить её такую! Николай Майоров.
  Любовь, это умение жить жизнью того человека, которого любишь, это смелость отказать себе в покое. Любовь - это, значит, не бояться разлуки. Разлука для любви, что ветер для огня. Слабую она гасит, а сильную раздувает...
  Любить - это, значит, принимать человека таким, каким он является. Это значит прощать. Имя его шептать. Это совсем не значит, что на других не смотреть. Нет. Любовь - это, когда смотришь на других, а перед глазами только он. И совершенно не важно, какие слова он говорит, или вообще ничего не говорит... Не важно даже с кем, или как. Важна сама суть...
  Любовь... Как огонь жжёт внутри, как вино опьяняет. Если полюбил, приготовься отказать себе в покое и уверенности. Приготовься ко всему новому. Ибо любовь - это ключ к жизни...
  Винар не знал, почему он пришёл. Не помнил, как ушёл. Он забыл, кто он и для чего здесь. У него просто вылетело из головы, где он должен быть и как жил до этого. Он отодвинул всё и всех на задний план. Перед глазами была она...
  Безумно красивая. Очень таинственная. Немного грустная и печальная, порой взбаломошеная и игривая. Это была его девушка. Очень нежная и ласковая. Сильная и уверенная. И лишь порой немного расстроенная. Но сейчас... Прекраснее этого создания для него никого не существовало.
  На миг дыхание стало одним на двоих. Нежные маленькие руки дотронулись до щеки, сильные и уверенные - обняли... Звуки и шорох падающей одежды таинственно гасили свечи - вечные спутники романтических встреч. Всё вокруг вспыхнуло и закружилось...
  "Мой!", - кричало сознание.
  "Моя...", - шептало сердце.
  Тени покачивались на стене, размывая движения силуэтов. Стон - томимый и нежный мягко вливался в ритм самой жизни... Двое стали одним целым... Губы обжигал поцелуй. Страстный, долгожданный. Это была ночь для двоих. Остальные слова были бы лишними. Винар не смог уйти от своей любви, мечты, сердца. Нельзя просто так хоронить свои чувства, ибо это тоже наказуемо. В эту ночь он забыл про друзей. С ним была она...
  Каждый в своей жизни делает выбор... Он сделал свой. Винар уже почти забыл, как на него кричал Анри, пытаясь убедить его, что Аманда виновата во всех земных и неземных грехах. Ревность. Это нормально. Он не злился на друга. Каждому свойственно ошибаться... Он практически вычеркнул из памяти разговор с Асланом, который мысленно пытался убедить его вернуться. Друг поймёт. В конце концов, сейчас ему нужно заботиться о сестре... Винар жалел лишь об одном, что не успел поговорить с Милой и Мирой. Но первая была ещё слишком слаба, а вторая... Он знал, что она не поймёт. Слишком уж прямолинейно она ко всему относится. Что ж, Мира друг, она простит. Должна простить.
  Винар смотрел в глаза ангелу. Разве они могут лгать? Друзья просто не понимают. Или не хотят понять. Да, и что они знать-то могут?! Они не видели её такой, какой её видел он. Кому они поверили?! Нет, они просто ревнуют. Но такое случается. Он не отступит от своего. В жизни наступает момент, когда нужно бросить всё, отказаться от всего, и что-то изменить. Иначе жизнь превращается в рутину. Винар свой шаг сделал...
  *******************************
  Мира ходила сама не своя. Что значит, "должны уехать"? Она никому ничего не должна, а если должна, всем прощает.
  "Винар, Винар, что же ты творишь, упрямая твоя башка?! И ради кого? Что же она такого сказала, или сделала? Что в ней особенного? Опоила, как Милу? Запутала? Сбила с пути?.. Кого ты слушаешь?.. - Мира была сама не своя. Она пыталась найти разумное решение, или хотя бы какое-то оправдание поступку друга. Ставила себя на его место. Но это было первые сорок минут...
  Дурак! Идиот! Хоть бы раз в жизни послушал умного совета! Хоть бы раз согласился с чьим-то мнением! Нет, видите ли, у него любовь! Сказки захотелось! В романтику поиграть... Дон Жуан хренов! А про нас подумать? Только, значит, ты один любить можешь?! Нет, дружок, любовь она, знаешь, тоже разной бывает! Любовь к близким, к родине, друзьям, к любимому блюду, к девушке... К девушке, а не к этой дряни! Да, что же это такое? В каком месте твои глаза? Балбес! Сказал бы, я бы тебе настоечку сделала, глазоньки-то промыть, если уже совсем всё в розовом свете кажется!.. Ух, а знаешь, даже хорошо, что тебя нет, а то я бы дурь из пустой башки выбила бы! - Мира угрюмо помешивала настойку для принцессы и ругалась... Так прошло ещё полчаса... - Винар, Винар, ну почему же ты так быстро решение принял?.. Что же в ней такого? Не верю, что заставила. Не слабый ты... И всё же... А если он влюбился?.. Нет! Нет, нет, нет, и ещё раз нет! Тогда возврата действительно нет, он даже слушать не станет... Господи, зачем же так? Неужели так и должно быть? После всего, что случилось, после всего, что мы испытали и перенесли?.. Разве он мог вот так просто отказаться от нас? Ведь это равносильно предательству!..
  Ты не права... - мягко возразила одна суть Миры. Она всегда вмешивалась, если нужно было решить проблему. Всё это было похоже на разговор с собой, только молча. Зато позволяло рассмотреть проблему со всех сторон. - Ты просто никогда не любила. А значит, не можешь судить. Вслушайся в сердце, влюблённых не судят...
  Я не верю в любовь с первого взгляда! - возразило другое "я" Миры. - Я не верю, что он не понимает, что это именно Аманда причастна к отравлению принцессы. Что это она чуть не погубила Милу. Зачем он тогда спасал их? Преподнёс бы на блюдечке любимой, и дело с концами!..
  Ты глупа и жестока, - покачала головой возражавшая. - Поставь себя на его место. Я сейчас проиграю тебе картину, только не перебивай... Думаю, что ему тяжелее всех. Он полюбил. С первого взгляда, со второго... Это не важно. Любовь не нуждается в подсчёте встреч. Допустим, он не знал, что она причастна к отравлениям... или не хотел верить...
  Вот-вот... - решило уточнить второе "я".
  Не перебивай!.. С одной стороны она - его любимая, ради которой, он, конечно, и горы свернёт, с другой друзья, с которыми он немало пережил. Но это слишком жестоко заставлять его делать выбор!!!
  Его никто не заставлял! - снова вспыхнуло первое "я". - Он уже его сделал! И, по-моему, не в нашу пользу! А мы должны уехать...
  Значит, так тому и быть. Значит так должно быть. Это его Путь...
  Много ты знаешь! - снова распсиховалось первое "я". - На этот Путь мы ступили вместе, а он хочет нас бросить, не дойдя и до половины!..
  Не суди слишком жестоко. Ты всего лишь волнуешься.
  Я волнуюсь? Больше мне делать нечего! За его башку волноваться. Если ума нет, считай калека. Не прибавится!..
  Ты меня понимаешь, - мягко сказало второе "я". - Не надо волноваться. Ты ведь всё понимаешь: и его, и себя...
  Понимаю... Винар, малыш, возвращайся...".
  *****************************
  - Быстрее! На нас напали! Подъём!
  По лагерю началась паника. Сонные люди метались в разные стороны, ещё не до конца осознав, в чём дело. На них напали... волки. Рамюэль понял, что происходит, едва заметил первого из них. Это были белолапы - одни из легендарных тварей времён Первой Войны. Крупные, хищные, злобные. От них практически не существовало спасения. Стая действовала слаженно, как команда. Острые, как сталь, клыки, разрывали плоть, не оставляя шансов на спасения. Это были твари из самой преисподни. Казалось, они не чувствовали ударов мечей и копий. Их целью были жертвы. И надо сказать, их число росло прямо на глазах...
  "Ешьте, милые. Кушайте. Вы ведь так давно не ели... - шептала тень. Аманда спала. Спал и Винар. Но тень бодрствовала... - Убейте их всех! Съешьте! Уничтожьте врагов! - Тень ликовала, восполняя потраченные силы. Пока она была заперта в этом теле... Когда случилось землетрясение, она бросилась в свои покои, чтобы что-то предпринять. Но местами замок слишком потрясло, начался обвал. В коридоре на Аманду обрушился потолок. Один из камней упал на неё, выведя тело из строя. Тень завыла от злобы. Ирония судьбы. Враг был рядом, а она, будучи запертой в клетке, ничего не могла сделать... Но сейчас она пополнит счёт с лихвой! - Вперёд! Уничтожьте их! Всех! - кричала она".
  Мира ничего не могла понять. "Почему паника? Кто-то решил провести учения? Нет, не похоже". Она уже сварила настойки и, напоив обеих девушек, вышла из палатки. "Белолапы!!!", - она просто не поверила своим глазам. Огромные волки боролись с людьми. Похоже, шансов осталось мало. Против таких туш не попрёшь... Задаваться вопросом: откуда они здесь, времени не было. Мира тихо нырнула обратно.
  - Похоже, на нас напали, - спокойно сообщила она девушкам.
  - Кто? Как напали? - тут же посыпались вопросы.
  - Волки... - коротко объяснила она.
  - Рамюэль! - воскликнула принцесса, и, вскочив, будто и не болела, опрометью бросилась наружу.
  - Куда?!! - кинулась за ней Мира. - Вернись! Там опасно!.. Мила, будь здесь! - Мира побежала за принцессой. И, как оказалось, вовремя...
  Палатка девушек была около небольшой растительности. Выбежав, принцесса не увидела опасности. Огромный волк поджидал свою жертву за кустарником. Он выпрыгнул прямо перед Аримой, она закричала, и, так как была ещё слишком слаба, упала в обморок. Мира, ругаясь, на чём свет стоит, метнула в волка нож... И не поверила своим глазам, он не причинил животному вреда, лишь оцарапал шкуру!!! По крайней мере, тот бросил принцессу, и стал надвигаться на Миру. Она метнула второй, и тут волк прыгнул на неё! Огромные лапы моментально сбили девушку с ног. Она упала на землю, со всей силы уцепившись в шерсть животного. Острые и длинные клыки клацнули возле лица, разбрызгивая слюну. Казалось, пасть была настолько большой, что могла бы захватить голову целиком. Когти расцарапали в кровь руки. Волк с пеной у рта, пытался дотянуться до горла жертвы. Мира сопротивлялась, как могла. Костяшки пальцев онемели. Мира мёртво уцепилась в шерсть. Только вот силы были не равные... Вспотевшие руки скользили, кровь будоражила сознание животного, а силы Миры истекали, как песок сквозь пальцы. Она закрыла глаза.
  "Всё, больше не могу... Пусть подавится!!!", - сдалась она. Так поступать не стоит. Даже, когда нет мочи держаться, не отступай... Удар!!! На лицо и грудь полилась какая-то жидкость. Стало тяжело. Мира открыла глаза. Она была вся в крови. Её придавил труп волка, а над ней стоял с мечом... тот самый молодой человек, которого она спасла. Его лицо было бледным, как мел. Он всё ещё был слаб.
  - С вами всё нормально?
  - Похоже, что да. Вовремя же ты. Спасибо... Вот мы и квиты... - Мира уже спихнула тушу животного и встала. Она была бледной, руки дрожали. Парень схватился за грудь. В его глазах всё потемнело. - Эй, ты что?.. - испугалась Мира. "Ну, что за сумасшедший день!". - Присядь. Вот так...
  Винар открыл глаза. Его любимая сидела возле зеркала, мягко расчёсывая волосы. Внезапно она сжала голову руками.
  "Что ж это тебе не спится? На самом интересном месте!!! - Она прервала контакт с волками. Всё-таки её избранник был слишком силён. Его энергия мешала ей действовать. - Ну ничего, думаю, на сегодня хватит". Тень ехидно ухмыльнулась.
  - Ами... - мягко позвал любимую Винар. - Тебе плохо?
  - Нет, - она не улыбалась. - Мне хорошо... Очень хорошо. Ты проснулся? Я тебя разбудила?
  - Нет. Мне снился странный сон. Только не помню что... Не важно. Иди сюда...
  Аманда задула свечи. Послышалось шуршание одеяла. Ночь продолжалась...
  - Мира!!!
  - Всё нормально, Аслан. Я не ранена. Отнеси принцессу в палатку. Как там у вас?
  - Хрен знает, как!!! - услышала она второго друга. - Что произошло? Куда они все подевались?.. Мира!
  - Всё в порядке, Анри. Я не ранена. Меня спас этот молодой человек. Это кровь волка, - успокоила она друга. - Что произошло?.. Помоги мне отвести его в палатку.
  - Дурдом какой-то! Всё было тихо. Вдруг откуда ни возьмись, волки. Побоище, и они исчезают! И что бы это значило?! Кто там у нас по загадкам?
  - Не кричи. Ему нужен покой, - просто ответила Мира, осматривая раны. - Сколько раненых?
  - Раненых нет. Семеро убиты... - сказал Рамюэль. Он стоял, мрачно гладя, как Мира перевязывает парня. - Мне нужно с вами поговорить.
  - Хорошо, я уже закончила. Пойдём... Отдыхай, и... спасибо тебе. Я зайду позже...
  - Мира, его отец... - посмотрел в глаза Мире принц.
  - О, Боже!.. - Мира присела.
  - Это всё Аманда. Она не даст нам покоя. Я же говорил, нужно уезжать! Люди ранены, многие убиты. Нам нужна передышка. Приближаются холода...
  - Думаю, сегодня они больше не нападут. Значит, утром будем собираться, - поставил точку Аслан. Мира изумлённо посмотрела на друга.
  - А, как же Винар?
  - Он сам сделал выбор! - зло ответил Анри. - Если ему эта стерва дороже...
  - Но... - попыталась было возразить Мира.
  - Мира, Рамю прав. Мы не можем больше здесь оставаться. Второй атаки мы не выдержим! Он предложил поехать в замок его друга. Это оптимально.
  Мира поняла, что решение обжалованию не подлежит.
  "Винар, Винар, что же ты наделал...".
  ********************************
  Часто мы говорим необдуманно. В шутку, всерьез... Остерегайтесь таких слов. Они могут толкнуть вас в пропасть...
  - Ами, почему ты плачешь? - Винар открыл глаза после сказочной ночи и увидел, что его любимая вся в слезах. Он испугался, что сделал что-то не так. - Что случилось? - Аманда плакала молча, лишь изредка всхлипывая. Она стояла у окна, глядя куда-то вдаль. Небо было хмурым, затянутым. Под стать настроению.
  - Ничего, любимый.
  - Скажи... Просто так ничего не бывает. Я сделал что-то не то? Тебе опять плохо?
  - Да. Мне плохо. Но виноват в этом не ты.
  - А, кто же? Скажи, и я убью его! - выкрикнул лозунг Дартаньяна Винар, пытаясь развеселить любимую. Он улыбался на все тридцать три. Но, когда она повернулась, его улыбка медленно, но уверенно сползла. - Ами, что-то серьёзное? Расскажи мне, что случилось?..
  - Я не хочу тебя втягивать в это...
  - Не бойся за меня. Я не смогу быть спокоен, зная, что тебе плохо. Расскажи.
  - Я больше так не могу, Винар. Понимаешь? - Винар смотрел на неё, ожидая продолжения, так как пока не понимал ровным счётом ничего. - Понимаешь. Они всё, что у меня осталось. И это мои наказание и гибель!.. Наверное, ты почувствовал. Я обладаю небольшой частью силы. Я обучалась в школе Ленорманн. Я люблю их, а они хотят меня убить...
  - Кто?.. Я ничего не понимаю. Кто хочет тебя убить?!
  - Мой племянник. Рамюэль... - Винар оторопело уставился на Аманду. Тот самый Рамюэль, с которым сейчас его друзья?!! Но он его видел. На убийцу тот не похож. - Сначала он хотел править. Но по нашим правилам он не может этого сделать до двадцати лет. Я попросила его чуточку подождать. Совсем немного. Ведь он и Арима - всё, что у меня осталось. Она - лучик света в этом омуте. Он не захотел ждать. Он решил править силой, устроил заговор, чтобы меня убить.
  - Ну, так надо было отдать ему этот чёртов трон!
  - Ты не понимаешь... Его бы убили, это очевидно. Но дело не только в нём. У нас проблемы с соседями. Страной бы правили варвары. Что бы стало с Кандией?!. Я раскрыла заговор. Но он обвинил меня в колдовстве, сказав, что я ведьма! Я проглотила и это... Он стал опасен, поджидал меня на каждом углу. На нервной почве у меня начались припадки... Я не могу этого вынести... Эта боль... Она пожирает меня изнутри! Я хотела покончить с собой, - Винар слушал, не веря своим ушам, - не хватило смелости... Но разрешить эту ситуацию, было необходимо. Я отослала его. Да, я выгнала его!.. - она снова разрыдалась. - Винар, я выгнала собственного племянника!!!
  - Да, чёрт с ним! Если он идиот, это надолго... Я прошу тебя, не плачь...
  - Он ушёл, - продолжила, успокоившись, Аманда, - сколотил небольшую банду, и начал всячески вредить мне. Не было такой недели, чтобы на дворец и моих людей не покушались. Арима не зря не захотела быть с ним. Он, как овечка, вскружит голову любому. Но на самом деле он - диктатор! Он знает, чего хочет, и идёт по головам к своей цели, не разбирая, по чьим... - она помолчала, собираясь с силами, затем снова продолжила. Её голос дрожал. - Арима пропала... Винар, я знаю, что это ты помог её выкрасть... - Винар затаил дыхание. Это была новость... - Да. Ты со своим другом. Я знаю, что вы также похитили ещё одну девушку. Впрочем, вы за ней и пришли... Я права?
  - Права, - холодея, ответил Винар.
  - Зачем?.. - прошептала Аманда. Из её глаз лились хрустальные слёзы. - Зачем? Ты не знаешь, что ты наделал! Арима не хотела быть с ним! Понимаешь? Я отослала его, потому что он нам угрожал! Он хотел выдать её за своего дружка. Винар, он настоящий варвар! Ты видел мою племянницу? Она же хрупкая, нежная. Я, конечно, отказала ему. Я не могла такого позволить. Да, я признаюсь. Я оттягивала момент его коронации. Но я просто должна была это сделать! Винар, я люблю Ариму. И не позволила бы, чтоб она вышла замуж за какое-нибудь чудовище! Я так волновалась, когда на неё напали эти чудовищные птицы. Я даже не знаю, что сейчас с ней, как она...
  - Не волнуйся. Она уже идёт на поправку, - мрачно сказал Винар.
  - А сейчас... - она снова уткнулась в ладони, - сейчас уже поздно... Вы сами того, не зная, оказали ему услугу... Но это ещё не всё. Винар, он ведь с твоими друзьями, любимый? Он подговорил их, чтобы они бросили тебя! Ты понимаешь? Они уехали. Они оставили тебя, благодаря его лицемерным стараниям! И сейчас, скорее всего, он подговорил их уехать к тому варвару, за которого собирался выдать Ариму!
  Винар понял, какую ошибку они допустили. Они все... Пытались обвинить одного, а опасность оказалась под самым носом... Как же так? Как они, великие спасатели этой планеты, могли допустить такое?
  - Винар, - прошептала Аманда... Я боюсь...
  - Чего? Не бойся. Он уже далеко...
  - Ты не знаешь, ты не понимаешь! - как в бреду, шептала Аманда. Её всю трясло. Винар испугался, что у неё снова начнётся припадок.
  - Чего я не понимаю, маленькая? Успокойся, котёнок. Успокойся... - он нежно прижал её к себе, но она вырвалась. Глаза блестели лихорадочным огнём.
  - Ты не понимаешь, какой он... Смотри! - она указала ему на подоконник. Там лежал голубь. Весь помятый, окровавленный. Ему кто-то свернул шею. При нем была записка. Винар развернул её. "Это не проигрыш. Это передышка. Я всё равно перехитрил тебя!". - Я проснулась от какого-то шума. А там... Я знаю... Мне не долго осталось...
  - Не говори так! Я этого не допущу!
  - Винар, что ты можешь сделать против этого маленького безумца? - в её глазах было столько тоски и печали... Она была так беззащитна.
  - Я убью его! - твёрдо сказал Винар. - Мерзости в этом мире не место...
  ********************************
  Мира с тоской смотрела на проплывающие мимо пейзажи. Красочно, да только не радует ничего... У неё было чувство, что они бросили друга. Да, он вёл себя, как дитя, зато они, как эгоисты!.. Друзей нельзя вот так просто... за порог. Дружба, как и любовь - великий камень преткновения.
  "События пока вне контроля. Хотела перемен? Держи, лови, пеняй на себя! Почему же так пусто? Странные ощущения: и старая форма умирает, и новая ещё не отождествилась. Здравствуй пустота - я твоя дочь нерадивая! Ничего не радует, ничего не огорчает. Это плохо, очень плохо. Что же делать?.. Что ж, терпи, просила мысли изменить - пожалуйста". Мира пыталась разобраться в себе и в происходящем. Она ехала на одной из повозок, которые соорудили на скорую руку, и думала... Её никто не отвлекал, и это было очень хорошо. Мира решила проанализировать события...
  "Так... Мы попали на Неогею... Интересное название... Новая земля. И всё же, она так похожа на нашу планету, - сердце защемило чувство тоски по родным и милым улочкам, обычной речи, мобильной связи, близким лицам. Мира попыталась откинуть всё это на задний план. - Хватит! Разнылась... Значит, продолжим. Попали, прошли Сикиону... Будь она неладна! Хотя... Ведь она практически научила нас выживать... Дальше - деревня, опасности, суккуб... - сердце снова защемило. Не так просто забыть мальчика, которого они так и не смогли спасти... - Потом Стасия... - перед глазами возникла жизнерадостная, но немного измученная и уставшая рыжеволосая девушка. - Хотелось бы с ней увидеться... Так... Дальше мы получили силу. - Мира с тоской посмотрела на свой амулет. - Почему же... я своей силы не чувствую. Всё время чего-то не хватает. Чего? Вечно у меня это чувство, будто мои руки чего-то не забыли... Чего? Дура ты, Мира. И всё тут... Что потом? Так... всю мелочь на задний план! Значит, следующее крупное событие - кража Милы... А вот здесь подробнее. Так, значит, она в замке. Мы туда попасть не можем: то одно, то другое... Ребята оказались там. Но тоже не имели особых сил. Всё гасило какое-то поле... Думаю, не доброй силы. С ними можно было связаться лишь за пределами. А всё началось с... Рамюэля и белолапов. К чёрту этот закон равновесия! Два на два?.. Я и Аслан знакомимся с принцем, Винар и Анри с Амандой. Мы забираем девушек, но отдаём Винара! Какая-то бесконечная паутина! Груки, белолапы... Странно это всё. Не с проста...". Мысли запутались, перемешались. Внезапно Миру отвлёк знакомый голос.
  - Ты чего загрустила? - на повозку запрыгнул Анри.
  - Да про Винара вспомнила... - Мира заметила, как нахмурился Анри. - Ума не преложу, зачем он так? Она действительно такая красивая? - перед глазами Анри возник образ черноволосой чертовки. Он согласно махнул головой.
  - Да. Красивая... Только красота эта не шибко хорошая. Сдаётся мне, что многое эта красота скрывает. А этот дурак повёлся.
  - Перестань, Анри! Ещё не известно, как бы остальные поступили на его месте! Я не хочу даже слышать такого. Просто я считаю, что дело в другом. Может, она его опоила, может, он просто влюбился, не разобравшись в ней. В конце концов, причин может быть очень много. Я не верю, что он нас предал. Понимаешь? У меня это даже не созвучивается с его именем.
  Анри ничего не сказал. Друзья друг друга поняли. Анри тоже ведь по-своему волновался за Винара. Просто у него волнение очень быстро перерастало в злость. Он был вспыльчив, как искра. Кроме того, его весёлый и просто-таки упрямый нрав не позволяли признаться в этом не только Мире, но даже себе.
  А Мира всегда была прямолинейна. И не терпела насмешек друзей друг над другом, впрочем, над собой тоже. Она привыкла, что они всегда рядом. Но всё почему-то складывалось совсем не так, как хотелось бы. Вроде бы Милу спасли, вылечили, так теперь нет рядом Винара! "Когда же это всё закончится?!".
  ********************************
  "Где ты?..", - мысленно задавал вопрос Винар. Ответом ему была тишина. Вокруг сгущались сумерки. Винар сидел у огня. Мягкие блики костра заставляли расслабляться. Перед глазами то и дело проплывал её образ. Звал, едва слышно касался губами... Винар снова попытался выбросить все мысли из головы и позвал... Он звал того, кто однажды спас ему жизнь. Он ждал удивительное и совершенное создание. Того, кто в любую минуту обещал прийти к нему на помощь...
  Винар ничего не увидел, скорее почувствовал... Кто-то мягко, совсем незаметно и бесшумно подкрадывался сзади. Винар продолжал спокойно сидеть, лишь немного напряг мышцы. В этих лесах водилась масса монстров, нечисти и прочей гадости. Просто так здесь сидеть у костра мог только безумец, или очень отважный человек. Но в этих местах отважного человека от безумца разделяла всего лишь ночь...
  Мягкое касание... Едва слышное дыхание...
  "Ты пришёл...", - это был не вопрос, а утверждение.
  "Ты звал, я пришёл".
  "Ты знаешь, зачем я тебя позвал?".
  "Да, - понуро склонил голову собеседник. - Ты должен ещё раз подумать...".
  "Я не спрашиваю твоего одобрения. И мне не нужны твои советы. Мне нужно, чтобы ты убил принца!".
  "Винар, тебя ослепила любовь к здешней правительнице. Она управляет тобой. Принц - весьма разумный, толковый, хорошо воспитанный молодой человек. По праву трон принадлежит ему. Я не стану участвовать в дворцовых интригах его регента!". Перед глазами Винара вновь возник её образ. Мягкие черты лица, чёрные, как омут глаза. Длинные волосы... Её мягкая улыбка сводила с ума... Ради неё он был готов пойти на всё!
  "Я не прошу тебя в них участвовать. Мне нужно, чтобы ты помог убить мне принца...".
  "Винар, подумай, как следует. Она управляет тобой...".
  "Вы, что все сговорились?! Сначала мои друзья предали меня, теперь ты! Я думал, что могу тебе доверять! Ты обещал мне помогать!".
  "Я обещал тебе помочь. Я давал тебе клятву. И я сдержу её. Но я не стану участвовать на стороне сил Зла. Этому миру грозит опасность, а ты помогаешь убивать его!".
  "Плевать я хотел на этот мир! Ты давал клятву. Я сам его убью. По крайней мере помоги мне прорваться во дворец к этому, как его... варвару. Аманда дала мне своих волков, но я хочу, чтобы их повёл ты...".
  "Я с собаками не общаюсь! А тебе следует ещё тысячу раз подумать, прежде чем связаться с этой полубезумной правительницей...". Винар сжал кулаки. Против него были все! Весь мир хотел обидеть его маленькую красавицу. Это не она безумна, а они! Если не видят очевидного... Он убьёт его, во что бы то ни стало!
  "Что ж... Я был уверен, что ты меня поймёшь... Уходи. Я буду знать, что ты меня предал...".
  "Я не предавал тебя. И по-прежнему приду к тебе, если позовёшь...".
  "Уходи, я не хочу тебя больше видеть...".
  Больше собеседник Винара ничего не сказал. Но, если бы морда животного могла бы показаться вам грустной, то это был именно этот случай. Серебристый барс посмотрел на Винара, его почти человеческие глаза выражали муку. Мягкой кошачьей походкой он ушёл в глубь леса. И уже через пару минут ничего не могло выдать его присутствия...
  Винар был зол. Его друзья пошли в разрез с ним, его спаситель тоже отказался помогать ему, хотя и обещал. "Ничего, далеко они уйти не успели. Пусть думают, что хотят, но я отомщу за Аманду!".
  Хмурое настроение было под стать времени. На землю снова опускался мрак...
  *******************************
  Три долгих дня в дороге. Три дня покачивания и беспрестанной тряски. Большая, и небольшая одновременно процессия, брела по намеченному пути. Рамюэль не давал людям больших привалов и передышек. Он стремился поскорее покинуть здешние места. Арима шла на поправку, хотя была ещё достаточно слаба, но зато сияла внешним видом. Мира со своими запасами трав, действительно делала чудеса. Поверьте, вся косметика находится у вас под носом. И не надо никакой химии...
  Мила тоже потихоньку выздоравливала, правда намного медленнее, чем принцесса. Голова уже стала более светлой, чем в замке. Не тошнило, но постоянно клонило на сон. Какая-то абсолютно болезненная бледность и желтоватость кожи делала её слишком воздушной и хилой. Мира отправляла её спать. Ведь сон - лучшее лекарство от подобных недугов. Главное, чтобы он не затянулся...
  Сама Мира была злой и раздражённой. Странное чувство внутреннего одиночества и опустошённости её не покидало ни на минуту. Она сдерживала себя, как могла. Её старались не задевать и не беспокоить, слишком уж выразительной была её мимика. Стоило ей посмотреть на человека, и тому сразу становилось понятно и всё, что она о нём думает, и, что думает вообще по этому поводу... Кроме того, прохода ей не давал спасённый ею молодой человек. Но его "ненавязчивое" присутствие и знаки внимания только больше раздражали. Друзья списывали столь странное поведение и перемену настроения на отсутствие Винара. Они понимали, что Мира волнуется, и прощали ей её выскочки.
  Впрочем, у них настроение было не лучшим... Оба хмурые, невесёлые и немного уставшие от неизвестности, Анри и Аслан старались держать нос по ветру и не впадать отчаяние. Не пытались они и продолжить путь самостоятельно. Сейчас Рамюэль, его сестра, люди и наши друзья были, как бы связаны одной нитью. Да, и когда им сказали, как зовут друга принца, к которому они направлялись, оставалось только молча переглянуться. Так, или иначе, завет Луллия исполнялся... Они ехали к принцу Асилару... Круг замкнулся...
  Дорога впервые была столь утомительна. Небольшая группка людей медленно тащилась в королевство. Утомительной она была, скорее всего, из-за особого маршрута, который был выбран. Их отряд двигался по лесу. Практически через чащу. Мира с некоторым раздражением рассматривала окрестности. Никогда ещё лес не видел от неё столь мрачного настроения. А всё из-за того, что она его не чувствовала. Впервые с момента попадания на эту планету...
  - Стой!!! - послышался чей-то крик, повозка дёрнулась, Мира от неожиданности подпрыгнула. Началась суматоха.
  Повертев головой в поисках явной опасности, и не обнаружив её, она решила выяснить причины непредвиденного привала. Мира легко, но по-прежнему раздражённо, направилась вперёд. Всё ещё слабые и раненные люди, не зевали, быстро усаживаясь на отдых. Мира упорно пробиралась к принцу и друзьям.
  Когда они, наконец, попали в поле зрения, до неё дошла причина резкого и, как оказалось, вынужденного привала. Вторые два обоза процессии были развалены. А первый, вместе с лошадьми, барахтался в какой-то жиже. Мира чертыхнулась и подошла ближе.
  - Что происходит? - нахмуренно спросила она. Воины Рамюэля пытались вытащить обоз (лошадей они уже освободили). Анри кричал, чтобы подкладывали сухой хворост, принц раздраженно командовал. Короче, инцидент, что надо... На вопросы Миры решил ответить Нюрий.
  - Кто-то испортил дорогу. Видишь, выкопал ямы и забросал хворостом. Лошадей повело. Вон там конь, по-моему, сломал копыто. Посмотришь потом? А там, - он указал в сторону завалившейся на бок телеги, - ещё совсем недавно был выкопан ров. Туда налили воды. Получилось что-то наподобие болота.
  - Ага, результат на лицо... Одно другого краше. Как думаешь, специально? Аманда?.. - выдвигала версии Мира. Нюрий отрицательно покачал головой.
  - Проще было напасть. У нас много раненных. Если, конечно, она не взялась за нас в одиночку.
  - Один в поле не воин... - заметила Мира (если бы она знала, как была недалека от истины...). - Да, что вы возитесь с этим обозом, всё равно ему крышка! Лучше эти телеги почините... Ладно, - махнула она рукой, - пойду, посмотрю на коня...
  Коню повезло. Копыто он не сломал, просто потянул связку. Впрочем, в скачках ему не участвовать... Мира была уже не сердита, скорее расстроена, но причин этого никому не говорила. Она туго перевязала ногу животному.
  "Будет хромать, зато жив...", - решила она про себя. Ну, не бросать же его! Пока она занималась животным, два обоза привели в порядок. А тот, который застрял в трясине, оставили (и так много времени было потеряно впустую), решив разбросать его пожитки на другие... Но!.. Здесь тоже вышла заминочка, да ещё какая...
  Оказалось, что одна из телег с продуктами питания, на которую хотели положить часть вещей, пропала... Как ни странно, но она замыкала шествие, её никто не охранял, лишь поглядывали, чтобы не отставала. Воин, что ней управлял, лишь пожимал плечами. Когда их процессия остановилась, он побежал вперёд на помощь, когда пришёл, телеги уже не было...
  - Как это никто не видел?!! Куда она могла деться?!! Это же не иголка в стоге сена!!! - психовал принц. Его понимали. Конечно, он поскорее хотел уйти от этого кошмара. Впрочем, не он один... Раненым людям тоже было не сладко. Мало того, что всё болит, так теперь ещё и на голодном пайке сидеть придётся...
  ********************************
  Винар бродил по лесу. Ничего не радовало. Перед глазами был ЕЁ образ, мысли были только о НЕЙ, среди звуков слышался лишь ЕЁ голос...
  "Такого не было со мною.
  В плену у глаз и нежных чувств.
  Ушёл я в детство с головою
  И возвращаться не хочу.
  Ты не со мною, ты во мне,
  Твой образ мною вписан в сердце,
  Боюсь, что это всё во сне,
  Что ты закроешь свою дверцу...".
  Он медленно бродил, подыскивая слова, но их не было. Он пытался определиться с чувствами, но это тоже было бесполезно. Она звала его, манила, шептала слова любви, то появлялась, то пряталась за деревьями... Винар бежал и ловил руками пустоту. Сейчас он был похож на безумца... Да! Он был безумен, болен, скован... своей любовью. Порой хотелось кричать, а хотелось смеяться...
  "Я могу за тобою идти
  По чащобам и перелазам,
  По лесам без дороги почти,
  По горам, по любому пути,
  Где и чёрт не бывал ни разу.
  Всё пройду, никого не коря,
  Одолею любви преграды.
  Только знать бы, что всё не зря,
  Что потом не прогонишь в награду...".
  Все мысли сводились лишь к её образу, образу истинного ангела, ангела его любви... Странное дело, он был ослеплён любовью, понимал это, и всё равно был счастлив. Казалось, сейчас ему по плечу любое дело, любое море - по колено, любые горы, по рукав. Сердце рвалось наружу, требуя выхода энергии. Хотелось поделиться радостью, да не с кем... Друзья бросили его, променяли на какого-то ничтожного принца! Хотя... Это не они виноваты... Этот Рамюэль, волк в овечьей шкуре, пустил их по ложному следу! А они поверили его россказням про Аманду!..
  "Бедная девочка... Сколько же она натерпелась от этого маленького гадёныша! Ничего, любимая, скоро всё уладится. Скоро я буду рядом...", - так думал Винар, засыпая...
  
  
  
  ГЛАВА
  
  Страх перед опасностью в девять тысяч раз страшнее самой опасности, видимой глазу, и мы находим, что бремя беспокойства гораздо больше того несчастья, которое нас тревожит. Уилки Коллинз "Лунный камень".
  
  Проголодавшиеся воины хмуро сидели у маленького костерка, переговариваясь. Костерок был тусклым, совершенно не согревая, разве что душевно. Впрочем, этим людям было не в первой. Это вам не наша охрана, которая думает, как бы поплотнее поесть, да покрепче заснуть. Здесь под словом "охранник" подразумевалось нечто большее...
  Это, когда понимаешь, что от твоей службы зависит жизнь твоих товарищей, их мирный сон. Это, когда осознаешь, что их сон может стать вечным из-за твоей халатности. И не думайте, что не хочется спать... Напротив. Но здесь себе такого не позволяют, ибо зачастую это оканчивается плачевно... Воины это понимали, поэтому старались развеять сон.
  - Сэнек, как думаешь, долго нам ещё здесь торчать? - спросил высокий хмурый воин. Из-за его всклокоченной шевелюры он напоминал немного сумасшедшего учёного.
  - А кто йего знаеть, - ответил второй. Он был старше друга. Седина давно обелила его голову. Но это был по-прежнему крепкий мужчина с разве что немного странноватым акцентом. - Мне-то усё равно, только вот не на голодный желудок. И, куды его эта телега могла запропасть?
  - Не знаю. Видал, Кницой (Кницой был поводырём телеги) уже второй светанок сам не свой ходит.
  - Да, Кницой что... Ты на принца посмотри. Злющий, нечто тыща Вазельвулов.
  - Ещё бы ему не злиться. Небось, думал, что принцессу, сестру свою, вызволил, и дело с концами, а тут снова покоя не дают...
  - Да, уж... А, чтоб ентой стерве Аманде ни дня, ни покоя! - в сердцах воскликнул седой. - Сколько душ невинных погубила, сколько жизней отняла! Ты принцессу с Девой видал, когды их из замка-то вызволили? Да мёртвые краше выглядять!
  - Да. Но Лессовица-то наша быстро их на ноги поставила, - почти с гордостью отозвался первый. - Послал же Творец Ведьму!
  - Знаешь. Вот что я тебе скажу. Ведьма она и есть Ведьма. Но токмо Ведьма она Ведьме рознь. Краше ентой Ведьмы я ещё не встречал, да и по мастерству тоже многих она переплюнеть. Ты видел, как она сына Эранта на ноги поставила? То-то же! А по нему уже отпевальную процедуру заказывать впору было. А принцесса с Девой? Вот тебе и Ведьма... Токмо и она сейчас не в лучших настроях. Нервенная, дёрганная какая-то.
  - Да это из-за Онреры. Видно ведь, что парень из шкуры вон лезет, чтобы понравиться Ведьме, а она только что не кусается, а так волком смотрит, аж мороз по коже. Жалко мне его. Может, она его приворожила?
  - Тьфу ты, да на кой он ей сдался? Если она видеть его не хочеть? Насильно мил не будешь...
  - Вот что, это всё началось после того, как она жизнь ему спасла. Как думаешь? А жалко мне, потому что парень отца потерял, а мы друга, - он вздохнул. Оба помолчали. - Жестокая она... Но красивая, чертовка.
  - Сдается мне, что знаеть она куда больше нас с тобой. А внешний вид, это ещё не показатель...
  - Согласен я с тобой. Кроме того, немногим из наших она отказывала, а если и стала сейчас, не нам о том судить. Наше дело сон их беречь, да самим не уснуть. Правильно я говорю?
  - А то... Я вот, к примеру, о стерве ентой, об Аманде... - большего Сэнек сказать не успел. Прямо за их спиной послышался шорох. Воин, что был напарником Сэнека, был помоложе, однако отреагировал медленнее. На его голову опустилась тяжёлая дубина. Он рухнул, не сказав ни слова. Сэнек с диким немигающим взглядом уставился на обидчика.
  Перед ним стоял молодой воин. Это было видно по его прямой осанке. На нём был длинный плащ бутылочного цвета, который отлично скрывал его из поля зрения в лесу, и окутывал фигуру. Он был темноволосым и довольно высоким. Его лицо украшала маска оскаленного волка. Витиеватая тонкая работа поблескивала на лице загадочно, горделиво и строго. Она не должна была пугать, скорее предостеречь, дать о себе знать... Из-под маски на седоватого перепуганного воина смотрели глаза... Голубые, как небо, холодные, как сталь, озорные, словно в них плясали черти. В руках воин держал меч.
  Сэнека застыл, словно прямое изваяние. Его мышцы затвердели, словно их опутало незримым канатом. Он во все глаза уставился на Незнакомца.
  - Не бойся, старик. Я не трону тебя. Мне нужен ваш принц. И мне нужно, чтобы ты ему это передал. Я не оставлю его в покое, пока он на этой земле. И никто ему не поможет. А теперь спи... Спи... Засыпай, - Винар прошептал слова сна, и седоватый старик обмяк. Винар прислонил его к дереву. - Что ж, приступим...
  *************************
  - Скорее!!! Пожар!!! Горим!.. - люди метались со стороны в сторону. Пожар застал их врасплох.
  - Тушите!!! - кричал Нюрий, отдавая приказы, и распихивая людей на нужные позиции. Но огонь и не думал униматься. Яркие языки облизывали палатки, шатры, поднимая в небо клубы серого дыма.
  - Ты же можешь потушить его... - мягко упрекнул Аслан друга.
  - Могу, - скучновато ответил тот. - Но вы же не хотите, чтобы кое-кто знал про нашу силу!.. Если я сейчас успокою огонь, это будет более чем странным. Я и так держу его в рамках. Ты же видишь, что горят только те палатки, что и были подожжены. Другие стоят целые, - упрекнул друга Анри. Аслан внимательно осмотрел лагерь. И действительно, огонь горел прямо, создавая видимость не-то факелов, не-то костра.
  - Что происходит? - спросила Мила у Миры, когда она вернулась обратно в шатёр. Едва она услышала крики, сразу же побежала узнать, в чём дело.
  - Кто-то поджёг крайние палатки. Пожар никак не могут потушить... - недовольно сообщила Мира. Мила, как бы спросонья, улыбнулась. Было ещё очень рано. Солнце ещё только планировало свой подъём. Мила отодвинула полог шатра и, не выходя, посмотрела на небо. Чистое... Сероватое, и уже мрачное утро не предвещало такого же дня. Было прохладно. Ни одной тучки. - Эй, что ты надумала? - обеспокоено спросила Мира подругу. - Мила, ты ещё слишком слаба. Они и сами его потушат. Кроме того, Анри, по-моему, держит огонь в рамках.
  - Смотри, - заговорщицки подмигнула Мила подруге. - Я сейчас вызову дождь.
  - Ну, вся в брата! Не переубедишь! Погоди, мне придётся пойти помозолить глаза принцу. Он и так понял, что я умею колдовать, но о твоём мастерстве он не знает. И не нужно... Не переусердствуй, - уже отходя, сказала она Миле.
  Мила улыбнулась. Она набрала воду в плошку, которая первой попалась ей на глаза, и мягко подула на неё...
  - Ундина. Дева морская, услышь меня... Ом Вам! Кастонай Лапиоастерио Умманто! Сатони, Зогорен... От слова, к слову... Дай мне пройти к слову. От деяния к деянию... Яви силу... - Мила мягко подула на воду. Где-то в вдалеке послышались раскаты грома. На них практически никто не обратил внимания... Практически никто, за исключением Миры, которая знала об источнике, самой Милы, что была его эпицентром, Аслана, который узнал род силы, Анри, что просто догадался в чём дело, Рамюэля (он почувствовал магию. Но не мог понять, откуда ветер дует. Мира была рядом с ним, и сила шла не от неё), да... молодого рыцаря в маске волка, который со скукой и небольшой усмешкой наблюдал за происходящим. Потом покачал головой и скрылся из виду...
  На землю начали капать крупные капли дождя, словно он высказывал людям своё сожаление о происходящем. Небо тоже умеет говорить. Нужно только научиться слушать...
  *****************************
  - Мой Господин, они приближаются к городу у Черты...
  - Знаю, мой мальчик. Тебя это беспокоит?
  - Пророчество, мой Господин. Оно...
  - Не беспокойся. Нахема знает своё дело. Она уже разъединила их. Очень скоро, один из них встанет на нашу сторону... Всё идет очень хорошо, мой мальчик. Люди, как овцы. Они слепы. Они ничему не верят. Даже, если это очевидно, их можно переубедить. Первый Страх, что принёс Самаэль, уже действует во всю. Просто эти мелкие существа его ещё не заметили, а когда они откроют глаза, будет слишком поздно...
  - Но, что дальше, мой Господин? Мы ищем ключ... Мы знаем, что он у этих... Иных, - он почти выплюнул это слово. - Так, почему же мы до сих пор не отобрали его?
  - Ты прав. Он у них. Мы знаем это, и всё же... Этого мало. Нужно действовать очень осторожно. Ключ - это главное. Без него мы не сможем открыть врата. Но. Как он выглядит?.. Ты это знаешь?
  - Нет, - покачал головой юноша. - Но чувствую, что вы что-то замыслили...
  - Ты прав. Два Воина должны ожидать Третьего...
  - Кто же он? Кто Третий Воин?
  - Это Вааль... Его ещё называют начальником легионов. Он поведёт наших воинов. Но сначала мне бы не хотелось давать расслабляться нашим друзьям...
  - Вы имеете в виду Иных?!!
  - Да, мой мальчик. Открытого врага можешь считать другом, потому что всегда сможешь предсказать его действия. Что ж, не будем им давать расслабляться... В конце концов, они призваны творить добро. А это значит, что пора познакомить их...
  - Со Вторым Страхом... - закончили они вместе.
  - Ты, как всегда, проницателен, мой мальчик. Следи за развитием событий. Будешь мне докладывать о каждом шаге Иных. Ты должен узнать, как выглядит ключ. Ступай.
  - Слушаюсь, Мой Господин...
  - Ступай...
  *****************************
  - Если так будет продолжаться и дальше, я даже не знаю, что сказать людям... - мрачно заявил принц на собрании. Конечно, настроения не было ни у кого. Едва выходили людей после ранений, отравлений, травм, попали в лапы волкам (откуда им было здесь взяться?!). Разобрались с волками, попали в ловушку, лишились части продуктов и хорошего коня, который в ближайшие месяц-два никого не сможет возить. Устроили привал, легли спать практически на голодный желудок, разбудил пожар... - Опять сгорели продукты, - он вздохнул.
  Мира смотрела на принца, который был чернее тучи. Впрочем, остальные были не в лучшем расположении духа.
  "Не спроста это всё... Не может быть сразу столько совпадений... Понимаю, что раз у нас неприятности, значит, сами виноваты. Но вопрос только в чём?..".
  - Рамю, это Аманда. Ничего другого и быть не может! - хлопнула глазами Арима. На этом совете были все: Рамюэль и Арима, наши друзья в полном составе и Нюрий. - Только она может нас преследовать!
  - Ты что считаешь, что она лично оказала нам такую честь? - спросил её брат.
  - Может не лично, возможно, она наняла кого-то, - предположила принцесса. - Я хочу поскорее уехать отсюда!
  - Не ты одна, - вздохнул принц.
  - Нам осталось совсем немного. От южного перевала день пути, - сообщил Нюрий.
  - Будем надеяться, что мы их пройдём без инцидентов, - добавила принцесса.
  Остальные молчали. Просто все кроме Аримы были посвящены в курс дела. У Рамюэля объявился новый противник, который бросил ему вызов. Рамюэль недоумевал, кто это может быть. Он перебрал всех недругов в памяти, вспоминал, кого мог обидеть за всё это время, но не пришёл ни к какому выводу. Противник сказал, что не оставит принца в покое, но причин не указывал. Принц рассказал об инциденте Аслану и Нюрию, Аслан - Анри и Мире, Мира - Миле. Принцессу решили не посвящать. Ребята склонялись к мысли, что провизия исчезла именно с лёгкой руки их противника. Кроме того, пропали почти все кони. Рамюэль очень расстроился, узнав об этом. Как же без лошадей унести весь груз? Мира тогда ещё пошутила, что из-за пожара его осталось столько, что кони им уже не нужны. Но без них будет всё равно очень трудно.
  Люди были измучены дорогой, вечными трудностями, недосыпанием, да теперь ещё и недоеданием. Раны у некоторых ещё не затянулись. В общем лично у Миры дел хватало. И, хотя её и называли Ведьмой, за помощью обращались часто. Мира старалась не отказывать, но лечила теперь исключительно народными методами. С помощью трав, мазей, настоек. Однако ей это удавалось всё меньше и меньше. У неё не хватало ингредиентов. Даже самых элементарных! Она не вмешивалась в разговор брата и сестры, но решила им сообщить о своих догадках и опасениях.
  - Знаете, - внезапно сказала Мира. - У нас пропала еда, часть коней, тёплые вещи. Но я не считаю это проблемой. Это решаемо. Уже сейчас люди отправлены на охоту, и думаю, что с пустыми руками не вернутся. Меня волнует другое... - она сделала паузу, как бы раздумывая. - Многие очень слабы, их раны ещё не зажили. Им нужен отдых и уход. Но его-то как раз и нет. У меня не хватает ингредиентов, - она покачала головой. - Я не смогу их лечить...
  - Это тоже не проблема, - сказал Нюрий. - Просто нужно отправить людей за травами. Если они и не разбираются, то потом разберёшься ты.
  - Ты не понял. Посмотри вокруг! Их нет, их не стало! Куда-то пропали все цветы. Ты понимаешь, что большая часть растений цветёт? Если пропали цветы, значит, пропадают и растения!
  - Мне кажется, ты преувеличиваешь, - покачал головой Рамюэль. - Да, с цветами творится что-то странное, но вокруг всё зелено, как и было. Растения, как растения...
  - Она не об этом, - внезапно вмешался Аслан. Мира и остальные с удивлением посмотрели на него. - Она хочет сказать, что действия растений ослабевает. Так?
  - Да, - сказала Мира. - Растительность гибнет, или я ничего не понимаю.
  - Мне кажется, что вы забыли о временах года. Скоро наступит Голая пора (так в Кандии называли осень и зиму). Ещё пару недель, и люди будут собирать урожай, а деревья сбросят листву. Просто в этом году этот период несколько сдвинулся, - внесла ясность Арима.
  - Арима права, - качнул головой принц. - Вы просто не здешние, поэтому и переживаете. А для нас в этом нет ничего необычного. Так что для волнений причин нет.
  "Конечно, а я, наверное, впервые слышу о порах года! - вспыхнула Мира. - Они меня, что за идиотку держат?! Нет, не во мне дело, ребята, совсем не во мне!..". Она промолчала.
  - Что ж, - решил подбить итог совещания Анри. - Значит, сейчас проверяем остатки, осматриваем раненых, обедаем, и в дорогу...
  Неприятности поджидают нас на каждом шагу. Это действует Закон Всеобщего Равновесия. Но отчаиваться и впадать в депрессию не стоит ни в коем случае. Ведь многие из проблем на самом деле имеют ключ к решению, нужно только хорошенько поразмыслить и вы обязательно увидите его.
  *******************************
  "Просто собачий холод! - ругалась про себя Мира. - Когда же это всё закончится?". Утро выдалось туманным, мерзким, пакостным и дождливым. Мелкий моросящий дождь и пронизывающий до костей ветер, делали своё дело гораздо быстрее, чем бы хотелось. Уже через четверть часа у Миры зуб на зуб не попадал, настроение испортилось окончательно, и восстанавливаться не думало. Даже после горячего завтрака и ароматного травяного чая, Мира продолжала поддерживать мрачное расположение духа.
  - Чего хмурая такая? - подходя, спросил Аслан. По-видимому, его такая погода только бодрила.
  - Замёрзла, - пожаловалась Мира.
  - Давай я тебе свой плащ дам, - предложил друг.
  - Не хочу, - буркнула Мира.
  - Давай!.. - закутал Миру Аслан, не смотря на её вежливые и в общем-то вялые протесты. Если девушка говорит "нет", то это совсем не означает отказ... "Нет" у девушки, это "возможно", "давай не сейчас", "да, я этого хочу, но боюсь", и лишь в крайнем случае "не тревожь меня!". Вы спросите меня, как угадать? Смотрите ей в глаза, они вам откроют дорогу к сердцу. Но лишь немногие умеют читать по ним. Именно тех мы и называем великими сердцеедами...
  - Спасибо, - сказала Мира, поплотнее закутываясь в плащ. Но теплее стало намного позже, когда небольшой и навьюченный отряд отправился в путь. Девушки шли налегке. Это радовало, но и заставляло чувствовать себя немного непривычно. Ведь у нас девушки и женщины требуют равноправия, равенства, они, как волы, вечно нагружены, выполняют мужскую работу лишь для того, чтобы мужчины вслух признали их правоту. Впрочем, принцесса себя чувствовала спокойно, словно так было нужно. Лес остался позади.
  Люди один за другим приближались к перевалу...
  Холмы... Мира то и дело вертела головой, рассматривая местность. Дождь моросил, заставляя поёживаться, но быстрая ходьба замёрзнуть не давала. Вокруг стелился туман, всё реже попадалась крупная растительность, да и та имела какой-то голый и одинокий вид. Мила и Арима весело переговаривались, обсуждая местную охрану. Мира не встревала в разговор. У неё был небольшой принцип: нет у самого настроения, не порть другому. Поэтому оставалось только рассматривать окружающую природу. Амулет мягко покачивался на шее. Мира скосила глаза, и улыбнулась про себя, вспомнив разговор с Аримой, которой очень понравился талисман девушки. Если она и заметила волшебные побрякушки друзей (именно так Мира отождествляла драгоценные дары), то не смогла понять их природу. Единственное, что удивляло Миру сейчас, это цвет. Он был странным. Амулет был серого, почти стального оттенка... И сколько Мира не пыталась понять, почему он меняет цвета, к логическому завершению она прийти не могла.
  Перед глазами показались две вершины. Мира ещё раз удивилась: "почему их называют перевалом?". Два огромных холма, скошенные с одной стороны и пологие с другой, тянулись вперёд. Между ними лентой вилась дорога.
  - За этими холмами начинаются владения Асилара. - подошёл к Мире Нюрий.
  - Поскорее бы, я уже успела за ним соскучиться, - вмешалась Арима.
  - Думаю, ты сможешь сама это сказать ему, - ухмыльнулся Нюрий и пошёл отдавать распоряжения. Порой бессмысленные, с точки зрения Миры. Как главнокомандующий, он не годился никуда, зато командовать и рассуждать были его любимые занятия. Впрочем, судить было не её дело. А, как собеседник Нюрий был просто прекрасен.
  - Ты знакома с Асиларом? - решилась Мира на разговор.
  - Да. Он просто великолепный.
  - Даже так? - удивилась Мира. - Что же в нём особенного?
  - О, он очень симпатичный, толковый и рассудительный молодой человек.
  - Хорошие качества для принца, - согласилась Мира, отметив про себя, что этого всё же маловато для великолепия.
  - Кроме того, он серьёзен и спокоен.
  - Тогда, наверное, они похожи с твоим братом, - предположила Мила, которой Рамюэль понравился с самого начала.
  - В чём-то, возможно, - согласилась Арима. - Только у Асилара тёмные волосы и карие глаза. Он очень хороший друг и всегда нам помогает.
  - Понятно, - сказала Мира и поспешила прекратить разговор.
  "Если у него такой набор положительных качеств, почему же ты тогда не выйдешь за него замуж?", - вспыхнула она. В абсолютную добродетель она не верила. Знаете, в тихом омуте черти водятся...
  Тем временем, отряд подошёл к подножию холмов, точнее можно было сказать, что они подходили к ущелью... Но холмы, так холмы, народу виднее... Друг друга приходилось перекрикивать, таким сильным был ветер. Он пронизывал до костей, свистел в ушах.
  Люди один за другим поднимали головы вверх, как бы в нерешительности замирая перед исполинами. Но, длилось это недолго. Немного подождав, поудобнее перекинув перевязи, люди продолжили свой путь. Впереди была дорога к спокойствию.
  Мира обогнала молчаливых воинов (и вы бы молчали, если бы тянули на себе столько груза!), оставив позади себя болтающих без умолку девушек, и присоединилась к Аслану и Анри.
  - Что, надоело плестись сзади? - улыбнулся Анри.
  - Ага. Мне вообще плестись надоело. Да и холодно так. Кроме того, скучно... - она помолчала. - Думаете, мы правильно сделали, что оставили Винара там?
  - Он сам так захотел. Не маленький! - отрезал Анри, перекрикивая ветер. Его тоже беспокоила эта мысль, но он не хотел признаться даже себе, что беспокоится за друга.
  - Чего Аслан такой мрачный? - шепнула Мира Анри (насколько это было возможно, при таком ветре), хватаясь покрепче за его одежду. Её немного сносило. Анри крепко сжал её руку, придавая уверенности.
  - Не знаю, наверное, настроения нет.
  - Странное место... - как бы в задумчивости вдруг проговорил Аслан. Ребята с удивлением переглянулись. Вообще этот день был странным. Да, что там день! Всё это время, начиная с момента, как они здесь оказались, их только и делали, что кормили странностями... - Вы ничего не чувствуете? - посмотрел он на друзей.
  - Нет, - ответила за себя и за друга Мира. Она бы с радостью...
  Внезапно Нюрий и Рамюэль, которые шли в метрах десяти впереди, что-то закричали, и бросились бежать. Но даже после этого, Мира ничего не почувствовала. Это всё из-за ветра. Он настолько сильно дул, что казалось, скоро просто снесёт их маленькую процессию с земли. И лишь только после того как на землю полетели валуны, до Миры дошло: дело плохо!
  Люди бросили в рассыпную. Побросав вещи, они прижимались ближе к краям так называемого ущелья. Огромные камни летели вниз, с грохотом падая на землю, поднимая столбы пыли. Аслан толкнул Анри к стене, тот потянул за собой Миру. В панике невозможно было разобрать, где камни, где люди, кто жив, и кого привалило. Ветер уносил крики, размахивал землю, оставляя в ней вмятины. Мира испугалась. Она поискала глазами друзей. Её взгляд наткнулся на Аслана. Тот стоял, не обращая внимания на летящие камни. Мира было дёрнулась к нему, но её придержал Анри, мол, друг знает, что делает...
  *******************************
  Аслан стоял и смотрел на весь этот разрушительный хаос. Он уже давно почувствовал неладное. Кто-то тщательно пытался скрыть своё присутствие...
  "Воин света подобен скале. Если стоит он на равнине, он остаётся непоколебим. Если же судьбе угодно будет поставить его на склон или откос, и находящееся вокруг него лишено будет равновесия и уважения, вот тогда явит он свою мощь и ринется на врага, дерзающего нарушить мир. В такие минуты воин света губителен и смертоносен, и никто не в силах удержать его", - так говорит Пауло Коэльё.
  Аслан поднял руку вверх. Этот знак знаком всем. Он говорит: достаточно! Ты многое сказал, многое сделал, но теперь остановись! Он говорит: остановись, я больше не желаю быть свидетелем этого. Он говорит: послушай теперь меня...
  Аслан прошептал всего несколько слов... Земля вокруг задрожала. Людей накрыло мощным силовым щитом. Это земля приняла их под опеку. Они этого не могли видеть, почувствовать. Единственное, что люди поняли, это то, что ветер прекратился (хотя вдалеке деревья от него пригибало к земле), а камни продолжали падать, удачно огибая в полёте людей.
  - Быстрее, я долго не смогу это сдерживать, - процедил сквозь зубы Аслан. Он уже весь взмок, был сильно напряжён, но спокоен.
  Тут должное надо отдать Анри. Он начал кричать во всю глотку, чтобы люди не зевали и собирались. А после двух-трёх пинков и подзатыльников совсем недоходящим, народ поспешно начал эвакуировать пострадавших, а также оставшиеся и уцелевшие вещи.
  Раненых, порядком испугавшихся девушек, принца, а затем и остальных, ноги несли сами. Люди спешили прочь от опасного места. Рамюэль всё время рвался назад. Туда, где продолжал стоять Аслан. Принц понимал, что именно ему он обязан спасением жизней. Его крепко держали, потому что этот поступок был бессмысленным. У Миры от волнения дрожали руки. Она ничего не чувствовала, но понимала, сколько сил и энергии сейчас тратит друг.
  Едва люди достигли последних метров опасного ущелья, послышался грохот, шум, их просто повалил внезапный порыв ветра. И всё затихло...
  Люди остановились, оглядывая друг друга. Серые от волнения лица постепенно поворачивались обратно к гиблому ущелью. Там стояла гробовая тишина. Аслана нигде не было видно.
  - А, где Аслан? - удивлённо и настороженно спросила Мила. Мира с открытыми до предельной широты глазами посмотрела на подругу. Что ей сказать? Что брат остался там? Что он вытащил их из этого хаоса? Как ей ответить? Что её брат рискнул, и не вернулся?.. Мира молчала. Только где-то в глубине настороженно забилось и заметалось сердце. Только, подкативший к горлу ком, перекрыл дыхание, только хотелось выть от собственной беспомощности, а так Мира оставалась спокойна. Она ничего не ответила подруге. Ноги сами понесли её обратно.
  - Куда?! - схватил её Анри.
  - Но...там... - Мира чувствовала, как кровь начинает закипать, слёзы душат горло. Позади неё снова послышался вопрос подруги о том, где её брат...
  Воины один за другим наклоняли головы. Рамюэль казался мрачнее тучи, он напряженно всматривался на дорогу, не обращая внимания на вопросы. Ему вдруг показалось, что он увидел воина в маске волка. Тот промелькнул и исчез. Но его волновало не это...
  Рамюэль был бледен. Его волновало сейчас лишь одно: "Удалось ли спастись другу?". Прошла минута, другая... Люди один за другим медленно преклоняли колени перед славным воином и надёжным другом, павшим в обмен на их жизни...
  Из облака всё ещё не осевшей пыли, показалась фигура. Статная, хмурая, сильная. Люди по очереди начали поднимать головы. И, наконец, на свой очередной и уже третий вопрос: "Где Аслан?", Мила получила ответ. Ей с улыбкой указали назад.
  Аслан хмуро подошёл к отряду. Он был весь мокрый от напряжения, и белый, как стенка. Чувствовал он себя так, как будто неделю без передыха разгружал вагоны с кирпичами. Рамюэль, Мира, Анри и Мила окружили его со всех сторон. Они не задали другу ни единого вопроса.
  - Привал! - коротко скомандовал принц. И был прав. Его отряду и отдельному спасителю отдых был просто необходим.
  Не верьте тому, кто говорит, что с лёгкостью выбирался из подобных переделок. Даже великие люди не избавлены от волнения и усталости...
  *******************************
  Опасности остались позади. Подходил к концу последний день путешествия. Правда Мире уже не верилось, что всё закончится так гладко... Люди ещё не успели отойти от происшествия в ущелье, где вечным сном заснули друзья... Их и без того небольшой отряд опять потерял нескольких воинов.
  Такую смерть для воина считали глупой, и из-за этого становилось ещё хуже. Вот смерть в бою, от меча, от руки врага, или соперника, это другое дело. Хотя Мира разницы не ощущала. Смерть уравняет шансы...
  Аслан был зол и замкнут настолько, что Мира и вовсе боялась с ним говорить. Во время привала он был очень бледен, собран, и можно даже сказать, суров. Он ничего не захотел рассказывать, объяснять, лишь спросил, не заметили ли друзья чего-то необычного. Именно тогда Рамюэль сказал, будто ему показалось, что он видел человека. Но Аслан подробностей не спросил, по-видимому, эта информация его, либо не заинтересовала, либо он узнал всё, что хотел.
  Анри принялся указывать Мире, что Аслану необходимо помочь так, как она умеет. Но друг категорически ответил отказом. У самой Миры были двоякие чувства: с одной стороны, она удивилась и даже обиделась, что её помощь не требуется, с другой, была рада этому. Рамюэль и его люди единогласно признали Аслана героем. Поход продолжился...
  Сейчас измученные, местами оборванные и голодные люди больше походили на беженцев, нежели на воинов. Они обогнули одно селение, обошли стороной другое, прошли ещё немного, и вышли на поляну...
  Местность здесь была несколько необычна... Деревушки были маленькими и ухоженными, но хмурыми и неприветливыми. Людей было мало. Очень мало. Разведчики доложили, что в посёлке такая тишина, словно там больше не живут. А дальше начались и вовсе такие заросли, что Мира сразу охарактеризовала: "Дело-дрянь!". Один из воинов назвал это... Маквис.
  Маквис - это труднопроходимые заросли из ксерофитных кустарников и невысоких деревьев (митр, олеодр, дикая фистанья). Кустарники цеплялись за одежду, мешали при ходьбе. Удивляло ещё одно обстоятельство - вокруг была такая свежесть, словно поблизости был большой водоём.
  Когда измученные и усталые люди вышли на поляну... Что такое, по-вашему, "поляна"? Широкая равнинная местность, усыпанная растительностью, травами, цветами... Я себе это представляю так. Но здесь это выглядело несколько иначе... Голый пустырь, вот какой вид она здесь имела. Ни кустика, ни цветов, ни растительности, лишь пожелтевшая да почерневшая трава... Люди в нерешительности остановились.
  Поляна мягко перерастала в холм. Высокий, широкий, но пологий. На вершине огромного холма располагался замок...
  Не большой, не маленький издалека. Чрезвычайно аккуратный и массивный. Светлый. Его не украшал ни один флаг, ни одно знамя. Замок принадлежал принцу Асилару... А сам он с делегацией уже ехал поприветствовать друга...
  ******************************
  Каждому из друзей достались отдельные апартаменты. Мира с интересом осматривала свои...
  Большой старинный камин, огромная мягкая кровать, стоявшая под каким-то балдахином наподобие навеса. Её украшали мягкие и тончайшие шелка с кружевами. Напротив в углу стояло трюмо и огромное, во весь рост, зеркало. Кроме того, был большой резной шкаф, два сундука и два кресла. На полу лежала серебристая шкура какого-то животного. После тщательного досмотра, Мира отправилась на разведку к друзьям. Там она не обнаружила ничего нового, или того, что бы её удивило. Поэтому она решила отправиться в дальнейшее обследование...
  - Мне здесь нравится, - сказала Мила подруге, после того, как обе они облазили местные достопримечательности.
  - А ты видела, какая здесь библиотека?! Это же целое состояние! - поддержала восхищение Мира. Она тоже чувствовала себя здесь очень уютно. - А ещё здесь есть купальня! - сообщила она новость Миле. Та обрадовалась.
  - Здорово! Настоящая ванная! А... туда можно?
  - Пусть попробуют нас не пустить! Мы же их микробами забросаем! - они засмеялись (впрочем, девушки не знали, что этого хватало и без них...). - Пошли?
  За считанные секунды подруги уже были собраны и решительно настроены на купание. Впрочем, мешать им никто не собирался. Темноволосая служанка с вымученной улыбкой открыла им двери, проводив к ванным, а также распорядилась, чтобы нагрели воды. Мира блаженно расслаблялась в горячем водоёме. Ароматические добавки кружили голову, расслабляя мышцы. Только сейчас она в полной мере ощутила, как устала за всё это время...
  Девушки весело болтали, переодевшись в чистую одежду. Настроение было приподнятым и весёлым. В дверь постучали. Это оказалась Арима. Дорога несколько сблизила и подружила девушек, так что обошлись без церемоний.
  - Привет, - обратилась к подругам Арима. - Чем занимаетесь?
  - Привет, ничем. Заходи, - поприветствовала её Мила.
  - Я не буду заходить. Вы разве не спуститесь вниз? Я думала, вы составите мне компанию. Сегодня в честь нашего приезда объявлен праздник...
  - Здорово. Пошли, - сразу же согласилась Мила. - Только зайдём ко мне в комнату.
  - А ты, Мира?.. - обе подруги ожидали её решения.
  - Идите. Я спущусь. Только переоденусь в другое платье, это мне несколько длинновато.
  - Жаль, тебе в нём очень хорошо. Не задерживайся, - сказала Арима, и обе девушки вышли, оставив Миру одну...
  Мира закрыла глаза, прокручивая момент встречи...
  Когда процессия встречающих приблизилась, Мира, наконец, смогла рассмотреть людей. Впереди ехал темноволосый молодой человек на чёрном вороном жеребце. Мира решила про себя, что это и есть Асилар. В дальнейшем так и оказалось...
  Асилар медленно пожимал руки Анри и Аслану. Конечно, они перебросились несколькими формулами вежливости, но исключительно для отвода глаз, ведь Рамюэль представил их, как своих друзей. Затем подошла очередь девушек. Мира чувствовала себя спокойно. Она с улыбкой отметила, как Мила стреляет глазами в принца при приветствии, кланяется ему в глубоком реверансе.
  "Кажется, он ей понравился", - решила она про себя и... замерла. На неё смотрели большие тёмные глаза Асилара. Всё вокруг исчезло. Были только они: Мира и принц. Это длилось всего несколько секунд. Мира так и застыла, как изваяние. Внезапно, обстановку изменил смех Аримы. Асилар оторвался от Миры и обнял сестру друга, а та лепетала ему, что чрезвычайно соскучилась...
  Мира чувствовала себя полной идиоткой. Но, к счастью, так думала только она. Остальные не обратили на это никакого внимания. Затем принц, поприветствовав ещё одного человека, как друга (им оказался тот самый молодой человек, которого спасла Мира), предложил отправиться в замок.
  Мира медленно зашнуровывала платье, которое нашла в сундуке. Часом раньше его принесли слуги по распоряжению принца. Точно такой же получила и Мила. Зашнуровав, и приведя себя в порядок, она посмотрела в зеркало...
  В дверь постучали. Это была Мила. Надо сказать, выглядела она на все сто баллов. По сравнению с ней и принцессой, Мира, хоть и была одета красиво, но почувствовала себя простушкой.
  - Вау! Просто супер. Пошли, - скомандовала подруга и буквально вытащила Миру за собой... Протесты не принимались.
  *******************************
  Мира медленно приближалась к лестничному проёму. Сердце от волнения собиралось выпрыгнуть из груди. Мира всегда чувствовала некоторую неловкость при таких мероприятиях. Принцесса и обе подруги подошли к длинной лестнице.
  "Совсем, как в сказке", - мелькнула мысль у Миры. Она вдруг почувствовала себя Золушкой. Принцесса встрепенулась, гордо подняла голову, и первой сделала шаг...
  Люди замерли... Прямо в зал спускались девушки необыкновенной красоты. Они казались настолько необычными и даже в некоторой степени воздушными, словно пир посетили нимфы.
  Первой шла блистательная принцесса. Светлые волосы спадали с плеч, нежное розовое платье и яркие украшения делали её очаровательной и лёгкой. Пышная юбка подчёркивала тонкую талию, приспущенные рукава - хрупкие плечи. Её улыбка согревала. Она казалась солнечным лучиком в хмуром царстве теней. Каждый её шаг был наполнен таким изяществом и королевской гордостью, что люди, встречаясь с ней взглядом и отвечая на улыбку, невольно приветствовали её: кто в реверансе, кто в поклоне. Это была Арима - принцесса Кандии.
  По левую сторону спускалась вторая девушка. Та, которую в отряде Рамюэля прозвали Девой. Мягко, поистине с кошачьей грацией, она спускалась вниз. Нежные жёлто-оливковые тона её шёлкового платья, вышитого золотом, придавали её образу неземной вид. Оно переливалось, ложась точно по фигуре, на которую мог бы пожаловаться только сумасшедший. Из украшений на ней была лишь диадема тонкой изумительной работы. Две пантеры в прыжке упирались лапами в камень, который сиял ярче любого самоцвета. Зелёные глаза лукаво посматривали на окружающих. Удивительные волосы, достающие почти до талии, вились лёгкими локонами. При свете факелов они переливались разными оттенками. Этой девушкой была Мила.
  По правую сторону шла Мира. Нельзя было сказать, что бешеное сердцебиение унялось, но чувствовала себя она значительно уверенней. Не правда ли, странное поведение для той, что прозвали Ведьмой?! Её щеки покрывал лёгкий румянец. На ней было синее платье, украшенное белыми кружевами. Не слишком пышное, не узкое, не обтягивающее. Простое, но подчёркивающее естественную красоту, одновременно. Из очень красивой, глубокого насыщенного цвета, ткани. Оно было длинным, но чрезвычайно удобным. Фигурное декольте позволяло рассмотреть необычный камень-подвеску на её груди. Сейчас он переливался разными цветами. Талия девушки была перехвачена тонкой работы поясом, усыпанным камнями. Она ступала осторожно, и даже в некоторой степени напряжённо, пока не увидела знакомые лица. Мира улыбнулась.
  Ребята с улыбкой взирали на троицу. В зале было не так уж и много людей. Кроме уже вам известных, Мира заметила спасённого ею юношу, незнакомых ей молодых рыцарей, девушек и... Стасию!!! Она с улыбкой практически подлетела к ним.
  - Стася!!! - вскрикнула Арима.
  - Арима, - Стасия обняла её. Мира немного удивилась. Они знают друг друга? Можно было сказать, что она была очень рада встретить здесь жизнерадостную отважную рыжеволосую хохотушку, но ей было немного неприятно, что первой, с кем Стасия ТАК тепло поздоровалась, была Арима. Но ещё больше Мира удивилась, когда Стасию им представили! Это могло означать две вещи... Первое, что Стасия просто никого из них не узнала, что было маловероятно. И второе, что она сделала вид, будто их не знает. Вот это было очевидным. Только почему?..
  - Девушки, - с улыбкой подошёл к Мире и Миле Анри. - Вы просто очаровательны. Вас не переплюнет ни одна принцесса в мире!
  - Ой! - с улыбкой отмахнулась Мира. - Дешёвая лесть, но приятно.
  - Вы сегодня прекрасно выглядите... - услышала Мира позади себя и обернулась. Позади неё стоял спасённый ею молодой человек. Было видно, что он волнуется.
  - Благодарю вас, - вежливо ответила Мира.
  - Мы ведь так и не познакомились толком... Я обязан вам жизнью...
  "Ну, никакого покоя!!! Как же ты мне надоел. Отвалил бы ты, пока не поздно!!!". Мира кипела внутри. Настроение пошло под откос. На самом деле ей было неприятно видеть этого юношу, который просто таки преследовал её. Мира сдерживала себя, как могла.
  - Простите, как вас зовут? - с улыбкой, которая больше походила на любезный оскал, осведомилась она.
  - Онрера.
  - Прекрасно, Онрера. Меня зовут Мира. Давайте определимся. Вы мне ничем не обязаны. И не будете больше об этом упоминать, - "Глухая стена...", подумала Мира. Она говорила, парень слушал, это было так. Но то, что он был твёрд в своём решении, и отступать не собирался, было очевидно. - Веселитесь и живите в своё удовольствие, - она постаралась выдавить из себя улыбку помягче. По-видимому, молодой человек ожидал другого разговора. Откланявшись, он ушёл.
  - Зря ты так, - сказала Мила. - Ты ему нравишься.
  - Зато он мне, нет.
  Зазвучали звуки музыкальных инструментов. В зал вошли оба принца. Тёмный жакет Рамюэля, подчёркивал его осанку. Вышитая белая рубашка-камзол Асилара удачно выделяла его среди присутствующих. Мужчину украшает не красота, а деяния... Но оба молодых человека были довольно симпатичны. От таких девушки привыкли терять голову в соперничестве...
  Асилар пригласил всех к столу. Чего там только не было... Жареные птицы, украшенные яркими жёлтыми плодами по вкусу напоминавшими мёд, фрукты и рыба, запеченные до хрустящей корочки поросята, масса здешних овощей, пирожки, заливное, каша, приготовленная как плов, только из круглых зерен, и многое другое. Глаза разбегались от яств. Но из напитков было только вино. Мира присела рядом с друзьями и оббежала глазами зал...
  Зал был большим и светлым. Стены были украшены разноцветными лентами, причудливыми статуэтками и резьбой. Посередине полукругом стоял стол, просто заваленный яствами. Снова зазвучали трубы. Представление началось...
  Играла музыка, прыгали акробаты, танцевали танцоры, пели певицы... Не подумайте, что все сразу. Нееет. Конечно, по очереди. Словно вы пришли в театр, или какое-то развлекательное шоу. Ребятам нравилось не всё. Но, как говорят, дареному коню в зубы не заглядывают.
  Особым номером и почётом здесь пользовались поэты, или прозаики, как вам будет угодно. Под музыку они читали разные стихи, порой даже напевая их...
  Все говорят, что ты упрям и груб -
  Мужик, мол, от подмёток, до причёски!
  А мне не оторвать горящих губ
  От губ твоих, насмешливых и жёстких.
  Пускай других разит субтильный шик
  И жиденькая сладость шоколада...
  Да, грубый!
  Да, упрямый!
  Да, мужик!
  Мужик!!! Мужик!..
  А мне, что: бабу надо?!!
  Спела какая-то курносая толстушка, рассмешив зрителей. За что получила несколько монет, и тоже осталась довольна.
  Пиршество продолжалось. Начались танцы. Под слегка грубоватую музыку начали танцевать акробаты, а чуть позже к ним присоединились и пары молодых людей. Рыцари приглашали дам, выводя их на середину светлого зала. Девушки блистали грациозностью, молодые люди были галантны и аккуратны. Мира не танцевала, отказав абсолютно всем претендентам. И отнюдь не потому, что не хотела, не любила... Просто она это делала под настроение. А для танцев оно появлялось у неё редко. Со Стасией они перебросились буквально двумя-тремя словами. Оказалось, что это Аслан попросил её не раскрывать карты. Мира удивилась, но промолчала. У неё ещё будет время узнать, почему...
  Перед глазами кружились разноцветные одежды танцующих, мелькали абсолютно нелепые наряды. Повсюду раздавались смех и шутки. Вино ударило в голову, стало жарко. Мира вышла на дворцовый балкон, немного поостыть. Небо было удивительно звёздным. Звёзды ярко сияли, перемигиваясь между собой. Мира любила сияющий покров ночи. Она часто мысленно обращалась к небу. И пускай оно как всегда оставалось безмолвным, на душе легчало. Свежий, возможно, даже резковатый ветерок дунул в лицо. Мира поёжилась, но не ушла. Внезапно кто-то накинул ей на плечи плащ. Мира удивилась, улыбнулась, повернулась и...
  - Привет, замёрзла?
  - Да, - только и смогла из себя выдавить Мира. Её снова окрасил лёгкий румянец. Вместо Анри или Аслана, стоял Асилар. Он смотрел прямо в её глаза, словно пытался заглянуть в душу.
  - Ты очень красивая, - сказал он, не отрывая взгляда.
  - Спасибо. Лесть, а всё же приятно... - немного краснея, ответила Мира.
  - Ну, почему же? - казалось, он удивился. - Я говорю, как есть.
  - Может и правда. Но в зале не мало других девушек. И все они очень симпатичны и красивы, - ответила Мира, напрашиваясь на очередной комплимент.
  - Но с тобой они не сравнятся, - поставил он точку. - У нас здесь нет таких девушек. Откуда ты и твои друзья прибыли? Расскажи мне о себе...
  Мира и Асилар беседовали около часа. Пока их не оторвал Рамюэль. Извинившись, он увёл Асилара с собой. Мира ещё немного постояла на балконе, а затем снова вернулась в зал. Там пиршество шло полным ходом. Мила, Стасия и Арима - были звёздами дня. Впрочем, Миру тоже не обделяли вниманием. Дальнейшим её собеседником стал Нюрий...
  Это была удивительная ночь. Она оторвала её от мыслей и забот. Впервые Миру не терзали сомнения. Напротив, было светло и радостно. Друзья были рядом, и были счастливы. А, что ещё нужно? Впервые за всё время путешествия от замка Кандии к Асилару Миру отпустили тревоги про Винара. Не подумайте, что она про него забыла. Просто свои сомнения она отложила на завтра, отдавшись праздничному настроению...
  
  ГЛАВА
  
  Воин света умеет распознать противника, который сильнее его.
  Он понимает, что если встретиться с ним лицом к лицу, будет немедленно уничтожен. Если поддастся на его хитрость, попадёт в ловушку. И потому, чтобы выйти из затруднительного положения, он использует иные методы, именуемые "дипломатией". Когда противник ведёт себя, как неразумное дитя, он поступает так же. Когда тот вызывает его на бой, воин прикидывается непонимающим.
   Пауло Коэльё.
  
  - Что, решили от нас отделаться? - с победным, почти ликующим видом спросила Мира, входя в зал. За широким, просто огромным полированным столом из красного дерева, сидели её друзья. Они жили в замке уже почти неделю.
  Во главе не было никого. Друг напротив друга сидели Рамюэль и Асилар. По правую сторону от Рамю сидел Аслан, по левую, Анри. Возле Асилара слева сидел Нюрий. Лица у всех были хмурыми и озабоченными. Мира догадывалась, что их тревожило. Но у неё, не смотря ни на что, сегодня было просто отличное настроение, именно поэтому она набралась смелости и пошла давать никому ненужные советы. Она понимала, что девушке в мужском консилиуме - не место. Но с другой стороны, это уже дискриминация, а такого Мира допустить не могла. Она не вещь, и точка. Поэтому, улыбаясь на все тридцать три, девушка открыла двери в зал и направилась прямиком к ребятам. Выгнать они её не выгонят, слишком уж тяжелыми были бы последствия, да и помешать им она особо не сможет. На неё не обратили особого внимания, продолжая обмозговывать проблему, но наши так просто не сдаются!
  - Я вам вина принесла, - Анри поморщился. Все вина, которые здесь изготавливали, он считал кисляком, на который не стоит тратить внимания. - Что морщишься?! Ты попробуй сначала. Давайте, давайте, думать будет легче, - продолжала она настаивать с улыбкой. Один за другим, ребята начали поддаваться её девичьей непосредственности. В душе Мира ликовала. Одна... среди такого количества парней... И, чтобы добиться своего окончательно с самым невинным видом спросила. - Господи, я тут к вам ворвалась. Я не помешала? Может, мне лучше уйти?..
  Ну, кто же тебе скажет: "Да, иди. Спасибо за вино"?! Конечно, никто (по крайней мере, из присутствующей интеллигенции). Да ещё и после лёгкой женской заботы...
  - Нет, Мира, - ответил за всех Рамюэль, - ты нам не мешаешь. Можешь остаться.
  - Спасибо, - ответила Мира. Много слов тоже будет лишним, а своего она добилась. Она аккуратно присела возле Анри.
  - Значит, никто не выяснил, что это за рыцарь? - спросил Асилар. Беседа продолжилась. Рамюэль покачал головой.
  - Нет. Мы не можем выяснить, потому что не можем его найти. Он, то появляется, то исчезает.
  - Вы о том, кто доставляет нам так много хлопот?.. - шёпотом спросила Мира у Анри. Он ей кивнул и ответил, что рыцарь выдвинул новые требования. Он хочет сразиться с Рамюэлем. - Да, ну?!! - удивилась Мира, широко открыв и без того огромные глаза. - Он, что камикадзе? Одно из трёх: либо он решил покончить жизнь самоубийством, либо просто не знает, с кем связался, либо...
  - По-моему, он отлично знает, с кем связался. И идёт на это умышленно, - сказал Нюрий.
  - ... либо, - решила закончить мысль Мира, - он тебе мстит. Здесь не может быть ничего другого. Его ведь до сих пор никто не обнаружил? - предположила она, и, дождавшись утвердительного ответа, продолжила. - Это означает, что он не так прост. Я думаю, что он обладает истинной силой (так она дала понять ребятам, что Неизвестный, за которым они охотились, Маг высокой степени посвящения).
  - Знаешь, - неожиданно сказал принц. До этого он молчал, обдумывая происходящее. - Я думаю, что он Колдун, только не могу найти причин его ненависти ко мне. Зачем он хочет меня убить? Он вредил нам всю дорогу. Он украл у нас лошадей и поджёг наш лагерь. А сейчас он не даёт дойти ни одному каравану с провизией! По округе шастают волки. Люди боятся выходить на улицу. Замечено много жертв. Это всё не спроста...
  - Может, это Аманда его подослала? - спросил Нюрий.
  - Зачем? - спросил Асилар. - Ведь ей, скорее всего, уже известно, что Рамюэль покинул пределы города.
  - Затем, - спокойно ответил Анри, - чтобы обезопасить себя в будущем. Сейчас она уберёт Рамю, потом расправиться или выдаст замуж Ариму, и трон её. Элементарно!
  - Логично, - согласилась Мира. - Но он и так у неё, а Рамю не сильно-то хлопот ей доставил по сути. А, чего именно требует Незнакомец?
  - Он требует моей головы. Он сказал, что хочет отомстить. Я ему живым не нужен, - мрачно сказал принц. Лицо его было серым от переживаний. Мира вдруг поняла, что его гложет неизвестность. Рамюэль боялся Незнакомца, сильно боялся. Но, как истинный принц, не показывал этого.
  - Ну. Значит, здесь всё понятно. Чего настроение портить?! Первое, нужно обезопасить замок и близких.
  - Удвоить охрану, - подсказал Аслан.
  - Ага. Второе, не рассеивать панику, а всё же попытаться его отыскать.
  - Можно поставить ловушки в лесу, - предложил Нюрий. - Или просто прочёсывать окрестности.
  - Точно, превратить погоню в охоту на него самого, - поддержал Анри. Разгорелся спор, начали уточняться детали. Мира улыбнулась про себя. Мальчишки... Даже в двадцать, и в сорок, и в шестьдесят, они будут всего лишь мальчишками...
  - Правильно, - сказала она в слух. - Он хочет твоей головы? Прекрасно, но пусть это его желание остаётся мечтой. Тебе совсем не обязательно принимать вызов. Хотя бы потому, что лично ты не имеешь на это причин.
  После этих слов, сидящие за столом, как будто воодушевились. Странно. Все они сильные, храбрые, отважные... Они просто боялись признаться в собственной слабости. Боялись пересудов, и того, что о них подумают другие. Но никто из них не задумался, что подумают другие, если их бахвальство приведёт к негативному результату. Если попросту некому будет тешить себя и других собственным тщеславием...
  Мира улыбнулась сидящим друзьям, и, сославшись на срочные дела, покинула их. Большего она сделать не могла...
  - Интересная она у вас... - задумчиво проговорил принц, провожая взглядом Миру. Присутствующие перешли к деталям обороны...
  *******************************
  А дела обстояли не так уж и хорошо... Всё вокруг гибло на глазах. Первый Страх прижился, пустил корни и ростки. Уверенно и быстро он начал опутывать всё вокруг. И всё, к чему он прикасался, гибло...
  Погибли все цветы. Вместо красивых, ярких, радующих глаз растений, поляны и луга, клумбы и леса были усыпаны чёрными скрюченными сухими уродцами. Вот, во что превратилась красота планеты...
  Люди не обратили на это должного внимания. Подумаешь, сезон засух начался немного раньше?!. Не обращали люди внимания и на другие растения. Растут себе, да и ладно. Как там говорят: "Моя хата с краю, ничого не знаю"? Похоже, такой позиции здесь придерживались все.
  А дела ухудшались...
  Земля гнила. Она разлагалась изнутри, рассыпалась, расползалась, как старая ветошь. Целыми стайками умирали птицы, камнями падая на землю, разбиваясь о крыши домов, усыпая собственными телами дороги. Люди качали головами, убирали мёртвых птиц, и продолжали жить дальше. Им было хорошо в их собственном мирке. Никто из них не хотел пускать туда новые страхи и тревоги. Люди на этой планете давным-давно позабыли об этом. Они замкнулись в собственной иллюзии, но не замечали, что она подобна мыльному пузырьку, который так и норовил лопнуть в любую минуту.
  Вены земли стали тонкими и старыми. Совсем не такими, как прежде. Они не несли жизни, а сеяли смерть. Вода стала отравой. Тухлой, вязкой, смертельной. Чистые родники пересохли, а реки стали похожи на болота. Люди смотрели на всё это, но закрывали глаза, отнекиваясь от собственных деяний. Они пытались её очистить миллионными способами, не замечая, что уже очень скоро очищать будет попросту нечего.
  Земля умирала. Её дыхание с каждым часом становилось слабее. Её, то знобило, то обливало жаром. Она болела, постепенно превращаясь из красавицы в старушку. А люди жили...
  Они теряли свои навыки, умения, дары. Они отворачивались от того, что им было дано изначально. Они отмахивались от больной земли, словно от прокажённого больного. Люди стали злобными, недоверчивыми. Они начали забывать про общение с силой природы, проклиная Магию. Это безумие прокатывалось от селения, к селению, захватывая всё большие территории. Открытость, честность, радушие из чеснот превратилось в порок. Люди чурались собственных хороших поступков.
  Они пытались натянуть на себя побольше, забрать, собрать, стать значимей, чем другие. Это была задачка на уровне школы. У них было одно большое одеяло - это все дары, которые им преподносила земля. Это то, что они умели, и то, чему могли научиться. Одеяло было таким большим, что могло укрыть всех с головой. Могло бы, если бы человек забыл про жадность тщеславие, гордыню. А так, каждый находящийся под ним, пытался натянуть побольше материи на себя. Изо всех сил. И от того, что каждый хотел лишь для себя, одеяло ставало всё более тонким, ветхим. Оно уже начинало трещать по швам. А люди, ослеплённые одной целью - получить как можно больше, не замечали этого. Сейчас оно находилось на грани разрыва...
  Рыцарь в маске волка сухо и мрачно осматривал горизонт. Он чувствовал напряжение и злобу. Чувствовал опасность, но откидывал всё это на второй план. Сейчас нужно было уничтожить главного врага...
  ****************************
  Арима была весела и беззаботна. Наконец, всё уладилось. Она и Рамюэль в безопасности. Рядом друзья... Возле неё шла неунывающая болтушка Стасия. Всё-таки она была удивительным собеседником, никогда не давая грустить. Она прекрасно умела разрядить обстановку, имела отличное чувство юмора, была довольно симпатична, и чрезвычайно жизнерадостна.
  - А, как тебе новые друзья Рамюэля? - живо спросила Стасия. Она всегда умела хранить язык за зубами в отличие от самой принцессы, поэтому так и не сказала своей подруге о том, что это именно они спасли её, придумав какую-то чепуху о больном дядюшке и о том, что Мира вылечила его. Девушки присели на лавочку.
  - Они очень славные... Они мне нравятся. Аслан и Анри такие серьёзные и отважные, - отметила принцесса, подумав про себя "но, к сожалению, они не принцы". - Хорошие ребята. Они очень помогают Рамюэлю, он им доверяет.
  - Да, я это заметила. К нему так просто в компанию набиться трудно. А девушки?
  - Тоже хорошие. С Милой я в замке познакомилась. Её туда привезли насильно, как и других девушек. Она себя очень плохо чувствовала. Зато сейчас смотрится совсем другим человеком. А Мира... мне кажется, она слишком гордая. Странная немного она. Вроде бы Лессовица, как и ты, она ведь не имеет титула, а смотрит свысока, как королева. Может, это из-за того, что лечить умеет? Всё-таки она меня на ноги поставила, можно сказать, спасла...
  "Не одну тебя, но не больно ты благодарна за это...", - подумала Стасия, но вслух сказала совсем другое.
  - Я слышала, что она ещё и Рамюэля спасла...
  - Да, на него в лесу волки напали. Но здесь тоже что-то странное. Как она его оттуда вытащила, никто не знает. Рамю ничего не помнит, он был ранен. Странно. Он, она и волки. Не разбежались же они от её вида! - она усмехнулась от собственной шутки.
  - А, что?! Может, они замертво попадали от её неземной красоты! - предположила с улыбкой Стасия.
  - Может, - усмехнулась принцесса. - Но они очень необычные. Во-первых, Мира и Мила похожи, как сёстры. Когда я их впервые увидела, то даже спросила об этом. А во-вторых, они очень симпатичные и совсем не похожи на местных девушек.
  - Ой, вскрикнула Стасия, я совсем забыла! Тебе же настойку пить надо! Сиди, сиди... Я сейчас принесу! Тебе надо чаще бывать на свежем воздухе, - сказав это, Стасия подорвалась, и побежала за настойкой для Аримы.
  Арима осталась одна. Вокруг было тихо. Спокойная и умиротворённая атмосфера расслабляла. По небу проплывали розовые облака. Арима подняла своё красивое личико к небу, рассматривая небесные фигурки. Внезапно слева от себя она услышала шорох. Принцесса обернулась. Перед ней стоял...
  - Кто вы?!! Что вам нужно?!! - вскочила Арима с красивой резной лавочки.
  - Самую малость, принцесса... Я пришёл за вами... - сказал человек в маске волка. Этот серебристый узор полностью скрывал его лицо, делая его скорее загадочным, нежели страшным. Красивая утончённая работа ярко и смело поблескивала на солнце.
  - Уходите, я позову стражу!
  - Принцесса, я пришёл за вами, я не уйду просто так. Я всегда беру то, что мне хочется... - сказал человек в маске и повёл перед лицом Аримы рукой, словно что-то забирая...
  Голова пошла кругом. Мир поплыл, краски смазались, звуки расплывались... Ноги принцессы сами собой подогнулись, она мягко осела на землю...
  - Вот, я принесла... - сказала, запыхавшись, Стасия. Она быстро и аккуратно несла настойку. Но, когда она подошла к резной лавочке, где ещё минуту назад была её подруга, там уже никого не оказалось. На лавочке была только накидка принцессы. Стасия подняла её и...
  На землю упал... цветок. Это была чёрная лилия. К ней был привязан маленький бумажный свиток. Стасия, всё ещё не понимая, в чём дело, развернула его.
  "Если ты хочешь увидеть свою сестру живой, ты придёшь. Через три дня к полудню я буду тебя ждать... - дальше шло описание местности. Стасия читала, убеждая себя, что всё это розыгрыш. Заканчивалась записка так... - Я буду тебя ждать. Можешь прийти не один, это не изменит сути дела. Я всегда беру то, что хочу...". Подписи не было. Перепуганная Стасия метнулась в замок.
  *********************************
  Рамюэль злился. Злился искренне и по-настоящему. Мира даже немного опасалась. В такие минуты человек способен на любое безрассудство. Кем бы ни был его оппонент, он стал опасным соперником, выкрав Ариму. И всё же у неё было странное чувство... Что-то во всём этом не клеилось. Всё было так и не так одновременно.
  "Что ж, - продолжала размышлять Мира про себя, даже не замечая, как окрестила их противника, - этот оппонент оказался сильным и ловким, - вот. Даже так. Не враг, "оппонент". - Чего же он хочет от Рамюэля? Ведь это не просто так... Убить?!! Конечно, ведь он об этом и заявил ему. Однако... Исходя из того, что мы его найти не можем, он искушён в магии. И думается мне весьма неплохо. Выкрасть Ариму прямо из-под носа стольких людей... Надо отдать должное... И всё же... Странное дело, ведь он мог с таким же успехом выкрасть и убить Рамюэля. Зачем же ему Арима?.. Она красива. Об этом говорят все. Он не мог об этом не знать... Она ему нравиться? Нет. Он бы сделал это раньше, и не таким путём. Заложница?.. Возможно. Но требований он пока не выдвигал...".
  Раздался грохот двери, Мира резко обернулась.
  - Извини... - на пороге стоял уже немного поостывший и растерянный Рамюэль. Видно, он не ожидал здесь кого-то увидеть.
  - Что случилось? - в лоб задала ему вопрос Мира. И не успел принц открыть рот для объяснений и отговорок, продолжила. - Что-то известно про Ариму? - По-видимому, она попала в самое яблочко, так как растерянность Рамюэля сменилась яростью. Если он, прирождённый наследник и дипломат, минутой раньше хотел скрыть свою злость, то сейчас его словно прорвало...
  - Известно! Это он её выкрал! Выкрал среди бела дня у всех под носом! Я убью его! Задушу собственными руками, если хоть волос с её головы!..
  - Успокойся. Чего он хочет? - просто для порядка спросила Мира, уже зная ответ на свой вопрос.
  - Меня! Ему нужна моя жизнь... Какого худого ему от меня надо?!! Почему он ко мне привязался?
  - Что конкретно он сказал?
  - Если завтра в полдень я не приду на поле чёрных лилий, он убьёт Ариму...
  "Чёрных лилий...", резануло по сердцу. Что-то смутное и до боли знакомое. Мира отогнала мысли прочь и посмотрела на Рамюэля. Он не спал уже двое суток. Изнемождённое бледное лицо контрастно смотрелось с чёрным френчем. Его немного шатало, то ли от злости, то ли от переживаний. Глаза принца впали. Он напоминал выжатый лимон.
  - Тебе нужно отдохнуть... - он ничего не ответил, только устало опустился в кресло. Голова раскалывалась и жутко болела. Он бы с удовольствием принял бы предложение девушки, но не сейчас. Мира его понимала, какой тут отдых?!! Однако, ей, как довольно сносному лекарю, было известно, что таких нагрузок его организм долго не выдержит. Необходимо было что-то предпринять.
  "Загипнотизировать?", - задалась она вопросом и тут же отбросила этот вариант. У Рамюэля были очень хорошие задатки магии. К сожалению, слабовато развитой. Смерть родителей заставила его бросить обучение. Да. Он знал и умел меньше, чем ребята. Но был в состоянии понять, что такое гипноз. Значит, мог вспомнить и догадаться. Конечно, при хорошем гипнозе мозг будет подыскивать альтернативу незаполненным воспоминаниям и неотвеченым вопросам. И всё же... Была вероятность риска...
  "Значит... Асла-а-ан!!!", - мысленно позвала Мира друга. Всё равно, он должен знать о происходящем.
  "Что случилось?", - отозвался он.
  "Пока ничего особенного, но может... - Мира передала ему те крохи информации, которые имела сама. - За двадцать минут мир не рухнет. Ему действительно нужен отдых".
  Рамюэль размышлял. У камина тихо сидела красивая и довольно сообразительная девушка, которая спасла ему жизнь. Но принц не обращал на неё ровным счётом никакого внимания. Все его мысли были поглощены сестрой. Он задавался вопросами её безопасности... Скрипнула несмазанная дверь. Принц не вздрогнул, лишь медленно повернул голову. На пороге стоял ещё один новый друг. Большой и сильный. Пожалуй, ему можно довериться. Только сейчас было не до этого... Эх, пару-тройку бы сильных Чародеев сюда! Скорее всего, только они могли бы реально противостоять этой мрази. Но их не было. А делать что-то было нужно...
  - Ваше высочество, - то ли насмешливо, то ли серьёзно обратился к Рамюэлю Аслан вместо приветствия.
  - Перестань! Ещё этого не хватало! - раздражённо и устало заворчал Рамюэль. Аслану стали видны воспалённые и уставшие глаза. Он понял, что Мира права - отдых принцу был необходим, как воздух. Если бы сейчас он поехал на встречу с тем, кто выкрал Ариму, это бы, несомненно, закончилось поражением. За двадцать минут мир не рухнет...
  - Ладно-ладно, не буду. Что случилось? - задал вопрос Аслан, и, уловив обеспокоенный взгляд Миры (а вдруг догадается?!), поправился, - ты выглядишь расстроенным. Рамюэль коротко пересказал суть рассказа Миры. - Что думаешь делать?
  - Не знаю. Пойду к нему на встречу... и убью! - Мира на секунду оторвалась от своего занятия (она делала обоим парням крепкие напитки) посмотреть, не шутит ли принц. Но тот был настроен весьма решительно. Хмурые сдвинутые брови, ничего больше. Даже если всё это ошибка, над другим вариантом Рамюэль думать бы не стал... Он уже двое суток рыскал по всем окрестностям, но безуспешно.
  "Ой, как плохо... Значит, он для себя всё решил...". Она поднесла на маленьком серебряном подносике обоим ребятам напиток. Рамюэль отодвинул свой. Ему сейчас ничего в горло не лезло. Мира нахмурилась и подала знак Аслану. Тот поднял свой бокал.
  - За то, чтоб эта сволочь получила сполна! - после таких слов, Рамюэль не мог отказаться от питья. Всегда можно найти хороший приём и подобрать ключик.
  Пока он рассказывал суть вести, полученной от Чёрного рыцаря, Мира тщательно готовила напиток. Это был один из сильнейших рецептов старинной Зелёной магии. Здесь не были нужны цветы и листья, молочко растений и их пыльца. Использовались только высушенные корни, растёртые в порошок. У Миры давно были припасены ингредиенты. Теперь оставалось их только смешать, что она и сделала, причём перед самым носом принца, то и дело обращая на себя внимание фразочками, вопросами и замечаниями. Если хочешь, чтобы на тебя не пали подозрения, делай всё перед носом у оппонента. Впрочем, Мира так и поступила. Рамюэль был слишком расстроен, чтобы заметить такую маленькую деталь, как яркость женской подвески. Его не интересовали украшения. А зря... Каждая деталь гардероба девушки, это загадка... В то время как Аслан задал принцу очередной вопрос, Мира влила настойку приготовленного нею снотворного в напиток принца...
  Принц сделал большой глоток. Двери снова скрипнули. В зал заглянул Анри. Ни Мира, ни Рамюэль не знали, что Аслан успел посвятить его в их планы.
  - Мира, нужна твоя помощь. Тут дворцовому котёнку плохо...
  - Я иду... - поспешно сорвалась Мира. Она очень любила животных. - Извините... - Она незамедлительно сорвалась с места, и вышла вслед за Анри, но далеко уйти не смогла, так как друг крепко держал её за руку. Мира уставилась на него немигающим вопросительным взглядом, постепенно осознавая, что дело не чисто... Анри на ушко объяснил ей, в чём дело.
  - Ну, артисты! Вам в театре играть, а не в боях участвовать, - улыбнулась Мира. Тем временем, Аслан выслушивал Рамюэля.
  - Нам есть у кого учиться, - ответил ей Анри.
  - Не переживай. Сейчас я позову Нюрия и Асилара, и мы обсудим наши дальнейшие действия, - продолжал друг успокаивать Рамю. Принц сухо кивнул, допивая ароматный напиток. Аслан тихо прикрыл за собой дверь и...
  - Ну, что? - обратился он к друзьям.
  - Ничего. Он сейчас заснёт на минут двадцать-двадцать пять. Я приготовила ему одну очень серьёзную настойку. А после того, как проснётся, он будет чувствовать себя, словно заново рождённым. За это время организм активно будет восстанавливать физический резерв. Нам остаётся немного подождать... - спокойно ответила Мира.
  Ребята удобно разместились возле дверей. Вальяжно усевшись напротив входа, они спокойно приготовились ждать. Им предстояло охранять двадцатиминутный отдых принца, и заодно обсудить дальнейшие действия...
  ***************************
  - Что вам от меня нужно? - испуганными глазами смотрела Арима на человека в маске.
  - От вас - ничего, мадам, - ответил с иронией тот. Он медленно и лениво подбрасывал палочки в костёр. Арима с интересом украдкой осматривала своего похитителя.
  - А, зачем вы меня тогда похитили?
  - Чтобы использовать, как приманку, - просто ответил тот. Он не был настроен на флирт, или знакомство. Медленно прокручивая предстоящее событие, он наперёд злорадствовал. - Скажи, ты любишь своего брата?
  - Да, - ответила принцесса, ещё не понимая, в чём суть.
  - А, что бы ты сделала, если я тебе скажу, что собираюсь его убить?
  - Я бы сказала, что вы не нормальны! - холодея, прошептала Арима. С её стороны было отважно так говорить с преступником один на один. - Зачем вы мне это говорите?
  - Ну, ты же спросила.
  - Вы больны! Зачем вам это? Вас поймают и повесят! Что вам плохого сделал мой брат? Зачем вы меня похитили?
  - Ну, до чего же вы неугомонный народ, девушки... Лично против тебя я ничего не имею. А брата твоего всё равно убью. Таким на этой земле не место!
  - Что значит "таким"?! Лучше моего брата никого нет!
  - Странно ты говоришь... - придвинулся человек в маске так близко, что Арима ощущала его дыхание. Она сидела связанная возле костра.
  - Почему странно?.. - пролепетала принцесса, неуклюже отодвигаясь от преступника. Она не могла разобраться в собственных ощущениях. Перед ней сидел бандит, разбойник, убийца! Но... её к нему тянуло. Странный народ девушки. Они покоряются только в двух случаях: чувству и силе...
  - Я думал, что ты наоборот захочешь поскорее уйти от него. Или он тебя запугал?
  - Что за вздор! Рамюэль никого не запугивает и не обижает. А меня он любит!
  - Конечно любит... И думает, как бы поскорее сплавить какому-то варвару. Ты, или глупа, или бесконечно добра. Но, я не верю в абсолютную добродетель.
  - Вы больны, - поставила свой диагноз принцесса.
  - Нет, это не я болен, а все вы! - схватил незнакомец принцессу за плечи. - Вы все безумны в этом мире. Закрылись в собственной норке и не видите очевидного. Стадо баранов!!! - он тряс её. Арима испугалась. В её глазах медленно начали собираться слёзы. Незнакомец резко отпустил её. - Я всё равно убью твоего брата. А тебе лучше выспаться. Завтра всё решится.
  *********************************
  - Это я во всём виновата... - со слезами на глазах казнила себя Стасия.
  - Стася... - пробормотала Мила, пытаясь её утешить.
  - Если бы я не оставила её в саду... Ну, почему я ушла?! Если бы я обратила внимание на карты!
  - Перестань! - пресекла самоказнь Мира. - Это бы ничего не изменило.
  - Что же теперь будет? А что, если он с ней что-то сделает?!! Что ему надо?.. - не могла успокоиться девушка.
  Мире надоело слушать эти ни к чему не приводящие разговоры. Она вышла.
  "Таааак... Значит, поле чёрных лилий... - задумалась Мира, сжимая в руках амулет. Последние две недели он был необычного серого цвета. Создавалось впечатление, что в камне клубился дым. - Кто же он всё-таки такой?". Размышляя, Мира медленно брела по замковому коридору, рассматривая картины и статуи. Ноги сами привели её к апартаментам Аслана. Мира остановилась, немного подумала и, постучав, вошла.
  - Заходи. Мы тебя ждали, - вместо приветствия заявил Аслан. И только сейчас Мира смекнула, что шла по Нити.
  - Что-то ещё случилось?
  - Нет, - покачал головой Анри. - Просто скоро выходить, поэтому мы решили поговорить с тобой.
  "Сейчас буду получать разгон... Или указания...", - подумала Мира.
  - Ни того, ни другого, - вслух ответил Аслан. - У нас к тебе только вопросы...
  - Да, - кивнул головой Анри. - А ответы зависят только от тебя.
  - Что это за коллективный допрос? Я что-то не так сделала?
  - Нет, - сказал Аслан.
  - Да, - ответил Анри. Оба друга переглянулись.
  - Мира, почему ты нам не сказала, что... э... ничего не чувствуешь? Почему не сказала, что не можешь лечить? Что произошло?..
  "Вот и всё, - подумала Мира. - Всё скрытое рано или поздно становится явным". Вздохнув и внутренне собравшись, она приготовилась отвечать.
  - Я хотела... Но не так-то просто признать себя пустышкой...
  - Как?! Ты совсем ничего не чувствуешь? - удивился Анри.
  - Почему же, я нормальный человек.
  - Я не это имел в виду.
  - Да, знаю, знаю... У меня остались странные ощущения. Как будто я что-то могу и умею, будто мои руки что-то помнят и знают, но силы в них больше нет... Я уже стала забывать про такие чувства. Когда мы были в Сикионе и я была под Поводком, у меня было что-то подобное. Но я чувствовала силу, мне только мешали ею воспользоваться. А сейчас я знаю про свои знания, а сил их использовать нет. Как будто кто-то выкачивает их из меня.
  - Но из-за чего? Почему ты их потеряла? - всё ещё не мог успокоиться Анри.
  - Какая разница?!! - не понятно даже для себя самой вспыхнула Мира. - Это теперь уже не важно.
  - Как это?!! Если мы установим причину, возможно, мы сможем понять, как их тебе вернуть!
  - Успокойся, Анри, - железным тоном сказала Мира. - Это будет возможным не скоро. До этого жила без волшебства, и дальше обойдусь.
  Анри недоверчиво смотрел на Миру. Аслан и вовсе молчал. А у самой девушки на душе скребли кошки. Ей отчего-то стало грустно-грустно, и самую малость больно.
  "Почему ты не хочешь сказать правду?", - услышала Мира. Она подняла голову, посмотрела на Аслана, и отвела взгляд.
  "Какая теперь разница?..".
  "Одна.., а другая дразнится".
  "Ладно, ладно, знаю. Но сути это не меняет. Я уже всё сказала".
  - Что решил Рамюэль? - вслух спросила Мира.
  - Он настроен решительно, через два часа он поедет на поле чёрных лилий. Один...
  - Один?!! - теперь была очередь Миры удивляться.
  - Да. Он сказал, что это его дело, и он никого не хочет впутывать. Кроме того, он не хочет казаться трусом.
  - Какое благородство, - в растерянности сказала Мира, размышляя, - вот так, это вам не наши "стрелки", на которых, чем больше народу, тем круче. Да, у нас боятся решать дела один на один. - И что, мы так просто его отпустим?!!
  - А разве кто-то говорил, что отпустит его одного? Рамюэль решил поехать один, это его право. Нас-то он все равно не увидит...
  - Да?.. Интересно, как? Вертолёта у нас нет, плаща-невидимки тоже...
  - Зато есть Аслан... - пояснил Анри. Мира посмотрела на друзей.
  - Что вы надумали?..
  Ребята переглянулись...
  ****************************
  Рамюэль был напряжен. Он боялся, как любой человек. Он не гнал Сэза. Это было ни к чему, но торопился, боясь опоздать... Рамюэль любил свою сестру и как старший старался опекать её. А сейчас...
  Мимо проплывали хмурые пейзажи. Возможно, хмурым всё было оттого, что принц сейчас ехал один. Он отказался от какого либо сопровождения. Более того, он воспользовался тайными знаниями, чтобы отвести глаза друзьям и страже. Он сам принял это решение, и сам был этому не рад. Куда же подевались все краски? Всё было серым, однотонным, пустым... Сильно и зловеще дул ветер, холодный, резкий. Наконец, он выехал на луг... Вернее, то место, где он сейчас стоял, раньше было лугом. Это было поле чёрных лилий. Рамюэль застыл, буквально открыв рот. На поле действительно росли чёрные лилии!!! Но их тут не было со времён Великой войны!
  Принц застыл прямым изваянием. Вторым, что он увидел, были...
  Прямо к нему шли Незнакомец и Арима. Это было яркое зрелище. На горизонте светило красное багровое солнце, предвещая кровавый закат. Незнакомец был в длинном чёрном плаще, который развевался по ветру, придавая ему зловещий и могучий вид. На его лице алым оттенком заката переливалась маска в виде волчьего оскала.
  Он вышел на охоту...
  Рядом с ним медленно шла принцесса. Она была, словно ангел, сопровождавший демона в его последний путь. Медленно, шаг за шагом, они приближались к Рамюэлю... Наконец, приблизившись на достаточно близкое расстояние, Незнакомец остановился.
  - Что, привёл своих магов-недоучек? - осведомился человек в маске.
  - Что? - Рамюэль с непониманием обернулся и... не поверил своим глазам! Позади него стояла молчаливая, но собранная четвёрка. - Что вы здесь делаете?! Как?.. - возможно, он удивился даже больше, чем должен был. Ведь он ехал один! Откуда же ему было знать, что Аслан скрыл от посторонних глаз своё присутствие и присутствие друзей.
  - Оставлять тебя один на один с этим трусом было бы глупо.
  - Пока я вижу здесь одного труса, хоть и без своей воли, - отпарировал Незнакомец. - Но я разрешил тебе взять с собой тех, кого ты захочешь...
  - Отпусти Ариму! - выкрикнул Рамюэль. Он был уже на грани. Это разбойник пришёл над ним поглумиться! Принц сделал шаг...
  - Стой, стой... Не так быстро, - резво приставил Незнакомец нож к горлу Аримы. Принцесса стояла спокойно, безвольно опустив руки. - Я, кстати говоря, никого не держу. Я понравился твоей сестрёнке, вот она и не уходит... - продолжал он издеваться над принцем. - Она очень красивая... Не каждый сможет держать себя в руках рядом с такой аппетитной крошкой, - Незнакомец провёл рукой по шее принцессы, поглаживая её. Принцесса на это никак не отреагировала.
  - Я тебя убью!
  - О, я этого только и жду! Какие мы воинственные, я прям трясусь от страха! - заржал бандит. Рамюэль покраснел от злости. Поудобнее перехватив меч, он двинулся на врага... - Стой! - снова остерёг принца разбойник. - Иначе я познакомлю твою сестрёнку с лезвием ножа. Мне не нравиться прятаться за спиной девчонок, пускай даже таких смазливых, как эта. Но сам понимаешь, я не смогу разбираться с тобой в такой... тесной обстановке. Сейчас мы немножко займём твоих друзей, и начнём нашу беседу. Я привык быть радушным... - после этих слов, Незнакомец что-то шепнул, дунул на ладонь. И Рамюэль отпрянул. Со всех сторон к месту стычки подтягивались... белолапы! - Ну, вот... Приятное общество для надёжных друзей... - он подчеркнул эту фразу.
  Зарычав, волки набросились на ребят. Аслан и Анри отмахнулись от них, как от котят. Но волки не остановились. К тому же их было немало... В то же самое время Рамюэль нанёс свой первый удар. Он вложил в него всю свою ярость...
  - Неплохо для недоучки, - процедил Незнакомец. Он отбил атаку принца и нанёс свой. Принца немного согнуло. Рука у его противника оказалась твёрдая... Он занёс меч для второго удара...
  В этот самый момент Мира метнула нож. Её кортик со свистом разрезал воздух, словно разорвал ткань. Но Незнакомец отбил его! Это было невероятно! Он отбил его своим огромным мечом! Мира не удивилась. Просто вынула второй. Но задействовать ей его не дали. Какой-то волк прыгнул ей на спину. Мира упала. Волка тут же снесло бешеным ударом Аслана, который никогда не церемонился с противником...
  Рамюэлю оставалось только отбиваться. Удар! Незнакомец дрался, как тысяча демонов, размахивая кроме меча, руками и ногами. Рамюэль никогда не видел такой тактики. Его оппонент был скользким, гибким, как змей, и сильным, как лев. Принцу оставалось только стоять в обороне. Он уклонился от очередного выпада, но противник как будто и ожидал этого. Удар! Ещё удар! Рамюэль весь взмок. Невероятно, эта зараза словно читала его мысли! Рубашка прилипала к телу, сковывая движения. Он сделал выпад влево, но, изменив траекторию полёта своего меча в воздухе, рубанул наотмашь. Удар! Меч проткнул пустоту. Незнакомец снова предугадал тактику. Принц свирепел и отчаивался одновременно. Он уже едва держался на ногах, ныла каждая мышца. А Незнакомцу хоть бы что! Каждое отражение принцу стоило невероятных усилий. И тут Рамю понял, что если не попытается снова напасть, то его исход предрешен. Так долго продолжаться не могло. Они сходились и расходились, словно тёмные птицы в своём смертельном танце. Принц собрался и вложил всю свою оставшуюся силу в один удар. Удар!!!
  Рамюэль лежал на холодной земле. Над ним с мечом у горла стоял Незнакомец в оскалившейся маске волка, который подсёк основной удар принца, заставив его раскрыться. Он замахнулся мечом. Рамюэль не закрывал глаз. Напротив, он широко раскрыл их, то ли от удивления, то ли от испуга. Удар! Что-то звякнуло об лезвие меча, пустив небольшие искры. Незнакомец пошатнулся. Он вдруг почувствовал, как по руке растекается вязкая и жидкая кровь.
  Мила стояла, преклонив одно колено. Она держала в руке лук. Минутой раньше она увидела, как Незнакомец замахивается над Рамюэлем, и спустила тетиву. Человек в маске заметил, уклонился и отбил мечом, сломав стрелу пополам, но наконечник остановить не смог. Он сё равно настигнул цель... Рамюэль не делал попыток подняться. Смертельно устав, он уже мало понимал, что происходит.
  Боль отрезвила и расставила всё по местам. Он должен был довести дело до конца... Незнакомец замахнулся во второй раз...
  - НЕТ!!! - прямо перед его мечом упала девушка, закрыв собой принца. "Да, что же за день такой неудачный!". Незнакомец застыл, не зная, что предпринять. Рыжеволосый ангел жертвовала собственной жизнью. Именно этой заминкой воспользовалась Мила во второй раз. Удар! Она снова спустила тетиву. Стрела, словно свободная птица, полетела к жертве, но не достигла своей цели, попав в одного из волков. Похоже, небеса хранили Незнакомца.
  Боль застилала сознание. Отточенные наконечники стрел Милы были с зазубринами на концах, раздирая плоть жертвы. Человек в маске увидел, как Мила снова натягивает тетиву, а Мира достаёт кортик. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Он вдруг понял, что третьей атаки ему не отбить. И будет втройне больней погибнуть от рук собственных друзей.
  - Считай, что сегодня тебе повезло, слизняк! Но только сегодня, потому что отныне я буду твоей тенью! - Винар посмотрел на Стасию, которая всё ещё прикрывала Рамюэля собой, раззинув большие зелёные глаза. Он развернулся, запрыгнул на коня Рамюэля ("Хорошо, что этот слюнтяй оставил его рядом!"), и, пришпорив того, поскакал прочь. Но в третий раз его нагнал кортик Миры. Винар застонал от боли, стиснув зубы. Мира не промахивалась. Незнакомец выпустил меч из рук. "Чёрт!!!". Он на минуту развернул коня, чтобы вернуться за ним, но увидел, как Мила вытягивает очередную стрелу, и передумал. Воин не должен терять оружие - так гласит первая заповедь рыцаря. Воин не должен терять головы - так сказано во второй заповеди. Этот кусок железа не стоил его жизни. Здоровой рукой Незнакомец схватил поводья и сильнее пришпорил коня.
  Оставшиеся в живых волки, под стать хозяину, спешно оставляли поле. Рамюэль поднялся с земли, не обратив на Стасию никакого внимания, словно его прикрывала какая-нибудь дверь. Он подбежал к сестре. Арима стояла всё это время, тупо глядя вперед и не реагируя на слова и движения. Рамюэль звал, уговаривал, но принцесса стояла, словно столб. Ребята тоже подошли ближе. Мира подошла к Ариме вплотную, заглянула в лицо. Ничего сложного даже для неё. Затем отошла на шаг, провела рукой перед глазами, как будто вытирая их, и чётко произнесла...
  - Раз, два, три... не спи! - Арима удивлённо уставилась на... брата! Последнее, что она помнила, был Незнакомец и костёр. - Вот и обошлось, - сделала заключение Мира. Принц обнял сестру.
  - Ребята... - позвала Мила. Друзья обернулись. В руках Милы был меч.
  Меч Винара...
  "Похоже, что всё только начинается", - растерянно подумал Аслан.
  
  ГЛАВА
  
  "Лучше поверить и ошибиться, чем не поверить...". Ф. Вигдорова.
  
  Искусство магии можно определить, как способность оперировать различными образами, или представлениями мира. Можно даже сказать, что это искусство выбора правил игры и последующего подчинения этим правилам.
  Если вы тянете на себя камень, под которым стоите, будьте готовым бежать, иначе он вас просто раздавит. Если вы его сталкиваете на кого-то, приготовьтесь к последствиям, ибо вам всё равно придётся за это ответить.
  "Чёрт, как больно! - метались мысли Винара. Он сидел под деревом, перевязывая раны. Винар уже успел вынуть наконечник стрелы. Кортик он вытянул ещё по дороге, и теперь он лежал перед ним. Раны почти перестала кровоточить. Но рука и проколотый бок очень отекли и опухли. В данной ситуации даже при незначительном заражении, была вероятность появлении гангрены. Винар это знал. А, что он мог поделать? - Чёрт бы их всех побрал!.. Ослы! Слепые ослы!!! Они так ничего и не поняли...".
  Винар был очень зол. Его может понять каждый, кто хоть раз испытывал это чувство. Он чувствовал себя трусом, позорным волком, не способным быть мессией справедливости. Он знал, что проиграл, но в душе не мог с этим согласиться.
  Любое магическое действие вызывает равное по силе противодействие, причём неважно от кого оно исходит. Любое полностью осмысленное действие является по сути магическим, так как влияет на ту, или иную структуру. Не прибегайте к магическим действиям, если вас не побуждает к этому действительно серьёзная необходимость.
  Винар знал, что сейчас он слишком слаб и беспомощен. Ему нужен был отдых...
  Этого бы не случилось, если бы он ушёл Тёмными Тропами. Но он не мог. Это было всё равно, что расписаться, снять маску и поздороваться со всеми. А ведь он хотел скрыть своё присутствие...
  "Придурок! Ты предал своих друзей! Они бы наверняка не допустили бы такого. Сам виноват. Терпи, терпила... - казнило себя первое "Я" Винара. Но, если есть одно, есть и другое...
  Да?.. А я вот склоняюсь совсем к другой мысли... Они предали тебя. Они встали на сторону этого принца без королевства.
  Значит, он их околдовал. Он же шизофреник! Такой может всё, что угодно!.. Он их обманул, наконец. Это я во всём виноват. Идиот, как я мог на это пойти?!
  Не казни себя... Это они предали. А ты не допускаешь мысли, что они знали, что это ты?.. Неужели, проведя с тобой так много времени и побывав в стольких переделках, они тебя не узнали?
  Заткнись! На мне была маска! Они меня не предавали! Я сам виноват!
  Прости, но мне жаль, что ты себя так обвиняешь. Ты не виноват. Первое, это они от тебя отказались. Второе, тебя ждёт твоя любимая. И, третье... Неужели ты им всё это спустишь с рук?
  Я... Я не знаю...
  Не забывай, это они тебя бросили, обманули, чуть не убили. Это они тебя променяли на этого слюнтяя. Ты ни в чём не виноват...".
  Бывают ли у вас такие диалоги с самим собой? Думаю, да. Возможно, не в такой выраженной форме, не в таких терминах, но сомнения приходят к каждому. Главное, это принять правильный вывод. Знаменитый Франсуа де Ларошфуко сказал, по-моему, очень правильную вещь: "Не доверять своим друзьям позорнее, чем быть ними обманутым". Я знаю, что нелегко придерживаться этой позиции. Нелегко закрывать глаза на собственные сомнения. Но нужно иметь мужество и выдержку, чтобы дождаться. Поверьте, настоящий друг всегда ответит, развеет и объяснит ваши сомнения...
  Однако Винару было очень больно и одиноко. Рана продолжала ныть, болеть и кровоточить. Он устал. Рыцарь в маске сейчас был похож на загнанного пса. Неважно от кого он бежал: от поражения, друзей, или себя самого. Ему нужен был отдых и передышка.
  Винар встал, собирая всю свою волю в кулак. Железной хваткой он схватил собственное "Я". Да, он был зол, бесшабашен, но честен. И для него было совершенно очевидным, что больше ему здесь делать нечего. Пока... Он улыбнулся и качнул головой. Синий глаз барса полыхнул ярким свечением, озарив всё вокруг. Ветер: сильный, бесшабашный, открытый, мощный и ураганный сорвался неведомо откуда. Прямо от ног Винара исходила мощная сила Саган. Тех, кто дал ему своё благословение на благую защиту Неогеи. Ветер вырвался на волю, и полетел, словно коршун на добычу, разметая всё и всех на своём пути. Он ломал ставни, рвал урожай на полях, выворачивал с корнями деревья, застилал песком небо. Этот миг, был его полной свободой, и он ней наслаждался сполна...
  Это длилось недолго. Винар был измучен, мрачен и ранен. Он старался беречь силы, но его одолевало столько эмоций, что он не мог уйти просто так, без каких-либо действий. Этот ветер выразил его чувства. Но сейчас пришло время возвращаться для передышки, чтобы потом с новыми силами возвратиться к борьбе.
  Винар ещё раз бросил взгляд на окружающее его пространство, подтянул тень и, скрипя зубами от боли, шагнул на Тёмную Тропу к королевству Аманды...
  *********************************
  Больше не было животных, больше не было растительности. Перестали существовать люди. Из живых существ сейчас были лишь демоны и демоницы. Они были ослепительны в своём зле и хаосе. Тёмные Девы восседали близ своей повелительницы полунагие. Их хозяйка была сейчас в своём ослеплении. Исступленно, жадно говорила она. Было видно небо, но из всех небесных светил была лишь луна. Город сейчас состоял из мелких демонов обоего пола, и по размерам своим, и по форме едва отличающихся от человека. Как пчёлы вокруг матки, кишили они вокруг своей владычицы, но целью их было не продолжение рода, а удовлетворение похоти...
  Основы владычества здесь не могли потрясти никакие мятежи, ибо оно основано было не на страхе, а на похоти, которую испытывают подданные, и на наслаждении, которое даруется им в награду за послушание. Демоницы телесно отдавались одновременно целым толпам, и в их обиталищах шла непрерывная, почти непонятная для нас оргия во славу демонической царицы луны, той самой, чьё влияние мы испытываем. И имя ей Тёмная Лилит...
  От непрерывных оргий во дворцах и жертвенниках, клубы испарений растрат силы, энергии и духовности восходили к их хозяйке, и ними она наполняла Чашу Повелителя, но бесчисленных обитателей города не могло удовлетворить ничто, ибо их томило сладострастие к Великой Блуднице...
  Самым главным правилом сейчас было: "Делай, что хочешь, и это будет твоим законом". Волосы Хозяйки развевались по ветру, делая её безумной, красивой, сильной. Эта сила расходилась вокруг волнами, не давая шанса вырваться из этой эйфории...
  - Вы хотите знать правду про этот мир? Вы хотите знать то, что от вас скрывали все эти годы?
  - ДА!
  - Я расскажу вам об этом... Цивилизация развивается определёнными циклами, каждый из которых определяет культуру и религию народа. Каждый цикл продолжается приблизительно две тысячи лет. Всё это время нам закрывали глаза на правду, стараясь повесить на нас оковы и завязать нам глаза. Всё это время нам навязывали свою волю. Они все обманывали нас. Но этого больше не будет!!!
  - ДА!
  - Я говорю, что этого не будет! Приближается следующая эпоха. Эпоха нашего Хозяина - светлого, чистого... Он не будет нам лгать, он не будет нас заставлять, закрывать нам глаза и уши! Пришло время сбросить всё это и со смелостью шагнуть во всё новое. В то, что будет знакомо и понятно нам, в то, что мы захотим сами. Мы должны сделать этот шаг, отбрасывая и уничтожая врагов. О, да! Они будут стоять у нас на пути. Они будут пытаться снова затянуть нас в свои лукавые сети. Но мы не сдадимся! Готовы ли вы на кровавую борьбу?!! Хотите ли вы знать правду?!
  - ДА!!!
  - Тогда я расскажу вам правду. Мы находимся на переломе этих двух эпох. На клочке, который нас держит в старом прошлом, не пуская в будущее. Нам нужно очиститься, сбросить оковы и с чистым светлым сердцем шагнуть вперёд. Это необходимо для того, чтобы мы могли смыть остатки старого порядка и расчистить место для нового. Это наша "буря равноденствий", и мы должны пройти её с честью. Я спрашиваю вас: "Вы со мной"?
  - Да! Да! ДА!
  - Нужно стремиться породить хаос и смешение, чтобы помочь уничтожению старого порядка. А те, кто будет нам мешать - ответят за это! Смерть врагам! Слава Господину!
  - ДА! СМЕРТЬ ВРАГАМ! СЛАВА ГОСПОДИНУ!..
  Город был ослеплён. На поле второго зрения плодилась похоть, окутывая каждого жителя. Тень улыбнулась. Большего не нужно. Главное, это вера народа. Главное, это не твоя сила, а сила тех людей, которые тебя окружают. И именно эта сила наполняла сейчас Чашу. Весы пошатнулись. Перевес был на стороне Зла...
  ******************************
  Вокруг было темно и мрачно. Вдалеке виднелись окна какого-то сооружения. Свет спрятался, уступая место своей сестрице. В этом мире всё устроено именно так. На смену одному явлению непременно приходит другое. Тёмные полосы чередуются со светлыми. День сменяет ночь... Этот бесконечный круг называют жизнью.
  Тишину разрезал звук. Из ниоткуда вынырнул человек. Он появился совершенно внезапно. Никто не слышал и не видел его приближения. Он просто возник. Совершенно обессиленный, мокрый от собственной крови и пота, судорожно дышащий. Он больше походил на загнанного зверя. Впрочем, на нём и была маска зверя. Оскаленный волк...
  Винар едва стоял на ногах. Нетвёрдой, шатающейся походкой, он направился в сторону замка.
  Пробираясь с восточной стороны, тихо, насколько это для него было возможным в его состоянии, попутно отводя глаза многочисленной страже, он приблизился к саду. Хотя сад сейчас больше походил на парк в осенний период. Там было очень пусто. Единственными пышными растениями была шеренга кустарников. Винар хотел было продолжить двигаться дальше, но услышал чьи-то голоса. Мужской и женский. Из-за расстояния не был слышен предмет разговора, зато зоркий глаз Винара (недаром же его обучали лучшие маги Сикионы!) различил говоривших. Там стояла его любимая, его ангел, его мечта. Там стояла его судьба, ради которой он чуть не лишился жизни. Она была красива. Безумно. Алое платье подчёркивало белизну кожи и черты лица, делая её неотразимой. Но она была не одна... Её собеседник не был знаком Винару. Он был высок, крепко сложен. Но стоял спиной, так что о большем судить было нельзя. Разговаривая с Амандой, он держал её руки в своих. Винар продолжал наблюдать за парой с возрастающим недоумением. Внезапно собеседник привлёк к себе Аманду и начал жадно целовать.
  "Предала...", - мелькнула первая мысль у Винара. Он почувствовал, как его усадили в лужу, и живописно выругался про себя. Возможно, его кто-то за это осудит. Мол, если любишь, значит веришь. Но повторяю: "мы живые люди", и нужно рассматривать ситуацию с разных сторон. Винар мчался за принцем, как того потребовала Аманда. Его не интересовали условия, обвинения и аргументы, он забыл про друзей и близких. И всё из-за того, что этого хотела она... И, что он видит?
  Винар просто опешил от такого... У него на минуту даже дыхание остановилось. Парочка оторвалась друг от друга. Мужчина что-то шепнул и резко направился в сторону Винара.
  "О, ты идёшь?.. Очень хорошо!", - Винар приготовился проучить негодяя. Руки чесались для знакомства. С криком он выпрыгнул на обидчика, норовясь задеть того, как можно больнее. Но, то ли не рассчитав, то ли от убытка сил вместо нападения он просто свалил обидчика с ног своим весом. По-видимому, тот немного растерялся от такой наглости, но начал сопротивляться. Нужно признать, он был достаточно силён, так что Винару удавалось удерживать его с трудом. Его противник всё ещё не мог осознать происходящего. Как здесь мог оказаться какой-то оборванец, и что его побудило напасть? А вид у Винара был действительно впечатляющий. Грязный, в оборванной местами одежде, весь в запечённой крови, он походил на полоумного.
  Противники боролись, стараясь задеть друг друга, как можно больнее. Аманда во все глаза пыталась разглядеть, кто потревожил её собеседника. Наконец, увидев и узнав нападающего, она поспешила разнять соперников.
  - Прекратите! - но её просто не слышали. Драка не унималась. - Да, прекратите же! Винар! Сэм!!!
  Все знают, что звук имени для человека, самый сладкий звук человеческой речи. Об этом говорил Дейл Карнеги, об этом знала и Аманда, хотя вряд ли была знакома с манипулятором человеческих душ. Драка, наконец, прекратилась. Налитые злостью глаза Винара дерзко смотрели на соперника. Тот сейчас выглядел тоже не лучшим образом. Всё-таки Винар хоть в чём-то, но уравнял шансы. Аманда строго и критически осмотрела обоих.
  - Что всё это значит? Почему ты напал на него? - вот так, ни приветствия, ни ответов. Лучшая защита - это нападение.
  - Почему я на него напал?! А, что нужно было продолжать смотреть и делать вид, что ничего не происходит? Я в идиота играть не собираюсь! Как всё это понимать?! Я приезжаю чёрт его знает, откуда, а ты здесь целуешься с этим уб... (вспомнив о правилах хорошего тона в этой стране, Винар попытался исправиться) господином... (да, только злость всё равно взяла своё. И Винар, наплевав на уставы, с вызовом закончил) придурком!
  - Этот "господин придурок", мой брат! Правда, Сэм?
  - Правда... сестрица, - со странным смешком в голосе сказал братец. - Будем знакомы. Самюэль...
  - Винар, - практически прошептал Винар. Это известие его сразило. Похоже, он немного оплошал... Конечно, немного погодя, он задастся вопросом, так ли приветствуют близких родственников? Но это будет потом.
  - Ну вот. А теперь, когда официальная часть состоялась, господа, собирайтесь, и в купальни. Через час я буду вас ждать в обеденном зале.
  Сказав это, Аманда оставила обоих парней, и покинула сад. Винар чувствовал себя полным идиотом, хотя "играть в него и не собирался". Вот и вернулся к любимой... Да... Такое иногда случается...
  ******************************
  Огонь в камине изредка потрескивал, напоминая о себе. За окнами разразилась самая настоящая буря. Казалось, что, если она ворвётся, то вынесет всё вместе с окнами. У камина собралась небольшая тесная компания. Мила пыталась разрядить обстановку, разговорить друзей. Глухо. Все трое сейчас напоминали надутых индюков. Анри, по привычке, кипел, Аслан думал, а Мира... А Мира была подавлена. Она с Милой сидела на шкуре довольно пушистого зверя, ребята расположились в старинных витиеватых креслах. У самого камина, перед девушками лежал большой меч. Меч Винара.
  - Эй, вы так и будете молчать? - в очередной раз спросила Мила. Она задавала этот вопрос уже в течение последнего получаса, наталкиваясь на глухую стену молчания.
  - Да, - наконец, отозвался Анри. - Раз мы здесь собрались, нужно решить проблему. Винар нас предал.
  - Перестань, Анри, - наконец устало отвлеклась Мира от огня. - Зачем ты так сразу?
  - А, как иначе, Мира? Он уходит, практически не попрощавшись. Но не просто куда-то, а к Аманде, которая чуть не погубила Милу и Ариму! Затем переходит на её сторону, всячески преследует нас, даже не побоюсь этого слова - пакостит!
  - Не пойман, не вор, - с ухмылкой вставил своё слово Аслан.
  - Да! Мы не поймали его за руку. Но гораздо весомым доказательством моих слов является вот это! - Анри указал на меч Винара, который одиноко лежал без хозяина.
  - Анри, а может, он влюбился! - парировала Мила. - Нельзя его так судить!
  - Я не знаю, влюбился он или нет. Зато наверняка знаю то, что он чуть не убил Рамюэля и натравил на нас волков! Даже после этого вы будете его оправдывать?
  - Анри, - снова решилась на разговор Мира. - Не кипятись. Давай поразмыслим логически, ты же умеешь, - попыталась она задобрить друга комплиментом. - Что мы видели? Мы видели какого-то человека в маске, который вызвал на поединок принца. Но мы ведь не видели его лица. Он хотел убить принца, но не попытался убить Стасию, когда она прикрыла того. Он был в опасной ситуации, но убежал. Разве Винар сделал бы такое?
  - К чему ты ведёшь?
  - Я веду к тому, что даже, если у этого воина и был меч Винара, это не означает, что это был непосредственно он!
  - Действительно, возможно, это был не он, - поддержала подругу Мила. По крайней мере, очень бы хотелось, чтобы это было в действительности так.
  - Мира, - тихо и резко проговорил Анри. - Если это был не Винар, а кто-то другой, то возникает закономерный вопрос: где Винар? И, почему у кого-то его меч? Ты что припускаешь, что у него его мог забрать обыкновенный человек?! - говоря это, Анри имел в виду человека без развитых магических способностей.
  - Я не знаю, - сдалась Мира. - Смотрите, ведь он ушёл не Тёмными Тропами. А это конёк Винара. Конечно, он мог скрываться, если не хотел, чтобы его узнали. Но он мог и не уметь этого, - она помолчала. - Я очень не хочу верить в то, что Винар нас предал. Это, или стечение обстоятельств, или чьё-то чужое вмешательство.
  - Вот-вот, а Винар у нас спец по Тёмным делишкам, - ехидно сделал заключение Анри. И тут Миру понесло...
  - Да, кто ты такой, чтобы о нём ТАК судить?! Мы его знаем не один год. Мы вместе с ним преодолевали трудности, он нас вытаскивал из переделок. Да, он теперь Тёмный! Но это совсем не означает и не дает всем нам права подвергать из-за этого факта под сомнения нашу дружбу! Да. Что-то произошло. Но надо не об этом судить, а о том, что к этому привело! Иначе, как мы после этого можем называть себя друзьями?! - высказав свою позицию, Мира замолчала. Молчали и другие. Наконец, Анри снова решился говорить.
  - Ты права, - начал он. - Только ты забываешь о другом. Никто не ставит под сомнение факт нашей дружбы. И никто это не собирался опровергать. Я говорю лишь о том, что действия Винара чуть не привели к жертвам. Он хотел убить. Он хотел убить беззащитного человека! Он натравил на нас волков! Он нас оставил и пошёл к Аманде, хоть и знал, кто она! Я более чем уверен, что это он преследовал нас. Мира, он Тёмный, и этим всё сказано!
  - На самом деле, меня интересует другой вопрос, - неожиданно сказала Мила. - Меня беспокоит то, что будет дальше. Что, если он на этом не остановится?! Что, если он будет преследовать Рамюэля или кого-то из нас дальше? Если он полноценно станет на сторону Зла?
  - Тогда, - тихо, но уверенно ответила Мира. - В следующий раз, я не промахнусь.
  - Ты и не промахивалась, - отпарировал Аслан, отвлёкшись от собственных дум. - Ты попала именно туда, куда целилась, - Мира замолчала. Аслан был прав. Винар не отбивал её попыток попасть в него. Это она два раза отвлекала его внимание от принца, ударами своих кортиков в его меч. И лишь на третий решилась на удар. У неё было правило: два первые терплю, а третий бью, но так, что четвёртого не понадобится.
  - Ну, - подталкивал Анри друзей. - И к чему мы пришли?
  - Мы пришли к тому, что нужно немного подождать. Это был Винар, без сомнения. Кроме того, это он устроил обвал в долине. У него не могли забрать или выкрасть меч. Но нельзя судить о его побуждениях без него. Поэтому будем ждать развития ситуации. Кстати, что там принцесса и Стасия?.. - расставил все точки Аслан. У него жутко разболелась голова от обилия информации.
  Дальше разговор был переведён в другое русло. Итак. Их осталось четверо. Про четверых говорилось и в Пророчестве, но ребята были слишком обескуражены, чтобы так глубоко анализировать пути судьбы. Действительно, оставалось только ждать...
  
  ГЛАВА
  
  Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезды "полынь"; и третья часть сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки. (Откр. 8:10, 11).
  
  Стало сложно дышать. Голову сдавило тисками. Мила почувствовала, как почва уходит у неё из-под ног.
  "Что происходит?". Перед глазами началась самая настоящая карусель. Зал вдруг показался маленькой каморкой, от которого веяло холодом. Мила почувствовала, что вокруг творилось неладное. Кто-то пытался колдовать. Да не пытался, колдовал! Зло, сильно, с грубым вмешательством. "Кто?.. - пыталась понять Мила. - Зачем?". Но, разве стены умеют говорить? С таким же успехом она могла спросить у деревянной колоды. Миле вдруг стало совсем дурно. Она подошла и настежь распахнула ставни. Но в лицо не ударил свежий и прохладный ветерок. Наоборот, тхнуло тяжёлым спёртым воздухом. Мила задрожала и попятилась от окна. Ей вдруг почудился до боли знакомый запах. Пряный, душный... Тот, который так долго преследовал её... Запах боли и отчаяния, запах смерти...
  Смерть тихо отворила дверь. В эту ночь она сеяла свои плоды. Тихо и печально, как немая стражница, бродила она от места к месту.
  Вы боитесь смерти? Да?.. Напрасно. Не такая уж она и страшная. Она всегда забирает быстро и без оглядки, просто выдёргивая вас у Жизни. Ведь Смерть её вечная соперница. Она не даст вам сомневаться, бояться и отчаиваться. Она просто тихо подойдёт к вам, как неумолимый страж, давая понять, что ваше время вышло. Её не будут волновать ваши незаконченные дела и эмоции. Смерть выше этого. Именно она - молчаливая и одинокая, станет вашим проводником в дальнейшем. Ибо смерть, это всего лишь начальная точка жизни.
  Вы не боитесь смерти? Напрасно. Она всегда приходит тогда, когда её не ждут. Бывает, что и не одна, а со своими вечными спутниками: одиночеством, болью и печалью. Да. Мы все храбрые, если дело касается лишь нас. Но, впору бы задуматься, мы же не одни на этой планете. Нас окружают близкие, родные, друзья. Поверьте, вы не сможете оставаться безразличными, если смерть придёт не за вами...
  Как она выглядит?.. Хороший вопрос... Некоторые изображают её костлявой в чёрном плаще с капюшоном, а в руках она держит остро наточенную косу. Некоторым больше импонирует образ босоногой одинокой женщины в серой оборванной одежде. Как выглядит смерть? А, как может выглядеть, к примеру, НИЧТО? У неё нет образа. Она метаморф. Она конечная и начальная точка существования, проводник между меридианами Путей...
  В этот вечер ЕЁ не приглашали. ЕЁ заставили прийти. Молчаливая, она тихо преодолевала расстояния, которые для неё никогда не были помехой. Вот кто-то весело щебечет песню, нарушая вечернюю тишину. Но её это не беспокоит. Она пришла сюда не за этим. Смерть тихо подходит к одному из домов. Там, в маленькой самодельной люльке, покачиваясь, тихо спит малыш. У него уже третью ночь жар. Родители не спали всё это время. И всё же сон взял своё. Мы всего лишь люди...
  Смерть тихо подходит к малышу, отбирая у него дыхание. Она наклоняется над колыбелью, чтобы позвать его душу... Но внезапно отходит. Она не за этим сюда пришла. Малыш громко вскрикивает и плачет. Родители просыпаются и пытаются убаюкать ребёнка, унять жар. Но он здоров, а плачет лишь потому, что испугался смерти.
  Смерть идёт дальше. Пробираясь по лесу, заглядывая в берлоги и дупла, в норки и хижины, дома и замки, она вдруг останавливается. Она стоит у ручья, нагибается, чтобы рассмотреть собственное отражение, и понимает...
  Это её конечная точка. Смерть на месте.
  **********************************
  Винар скакал верхом на вороном жеребце. Красивый конь, как дьявол, под стать хозяину, гордо и степенно перебирал копытами. Это была охота. Винар отправился на неё вместе с "братцем" Аманды Сэмом. Он так и не смог перебороть в себе чувство, что брат по сути не может являться соперником. Аманда не обращала никакого внимания на реплики Винара по этому поводу.
  "Опять на свидание с братцем?.. Если он так хорошо целуется, может мне поучиться?.. А, как там насчёт родственных связей?.. Твой оглоблеподобный тебя ждёт...".
  Винар поскакал вперёд, не обращая внимания на крики слуг и "братца". Впрочем, на охоту он поехал только ради просьбы Аманды. Но она не упоминала про непосредственное участие. А посему, Винар наслаждался поездкой, не прибегая к оружию. Он вскользь кинул взгляд на Сэма. Тот ехал неторопливо, высокомерно взирая на людей. Он был высок, худощав. Маленькие бездонные глазёнки буравили Винара. Впереди дорога расходилась в стороны.
  - Эй, Винар, поворачивай! Теперь поедем направо! - не сказал, не сообщил, скомандовал Сэм. Винар аж подскочил от такой наглости. Что о себе возомнила эта оглобля?! Какое право он имеет приказывать?
  "Ах ты, швабра! Мало того, что он с Амандой целуется, так он ещё и указывать мне вздумал! Иди ты!..".
  - Тебе надо - едь. А я по лесу прогуляюсь. Встретимся на баррикадах! - махнул рукой Винар, пришпорил коня и поскакал в противоположную сторону. Сэм со странным выражением и ухмылкой проследил за ним глазами. Он знал, что так будет...
  - Что ж, любовничек. Скачи... Но думаю, что мы больше не увидимся... - он повернул коня, дав знак людям, и поскакал...
  Винар приостановил коня, чтобы осмотреться. Он выехал на довольно широкую протоптанную дорогу, и уступил место мыслям.
  "Интересно, как там ребята? Анри небось объявил меня предателем народа номер один. Мира, конечно, тоже злится... А Аслан... - Винар старался не думать, что думает о нём друг после того, как узнал, что это Винар устроил обвал. - Мила, скорее всего, не обижается, хотя и в недоумении. А!.. Они всё равно верят этому безмозглому мальчишке. Он даже драться толком не умеет! А ведь, если бы я был настоящим бандитом, то мог бы... Что за шум?". Винар оглянулся, но никого не увидел. Лес, как лес. Немного пустынный, немного серый, немного страшный. Но Винар явно чувствовал чьё-то присутствие. Он пришпорил коня, и тот понёс его прочь от злополучного места.
  Его конь был поистине бесом. Он гнал, как неудержимый, хлопья пены летели с губ. Он перестал разбирать дорогу. Винар даже растерялся. Впрочем, ему больше ничего не оставалось, как наблюдать, да пытаться удержаться. Хотя и не на долго...
  Впереди дорогу перегородило поваленное дерево. Конь высоко подпрыгнул, не обращая внимания на седока, а Винар не успел заметить... толстой и широкой ветки. Со всего размаху влепившись в неё, он вылетел из седла и упал на землю. Дыхание разом замерло. Ох, и сильно он шарахнулся!.. В глазах поплыла любимая темнота. Оклемавшись от боли через несколько минут, Винар попытался пошевелиться. Получилось. Он пошевелил руками и ногами, всё ещё не разжимая плотно сдавленных век. Затем нащупал собственные рёбра. Дышать было до колик больно.
  "Кажется, сломаны". Он попытался пошевелиться. Терпимо. И, наконец, открыл глаза.
  "Чёрт!!!". Винар шарахнулся. Прямо перед ним была огромная морда волка. Оскаленные зубы отливали опасной белизной. Винар, забыв о боли, попытался вскочить. Это было неправильное решение, так как он почувствовал, как печёт, колет, словно разрывается, каждая клеточка внутри него. И всё же, превознемогая боль, он встал. Вокруг него стояли звери. Хорошо знакомые морды... белолапов!
  "Что они здесь делают? Аманда прислала их помочь?!".
  Ну, на его месте не стоило быть таким наивным... Очень скоро это понял и сам Винар. В глазах древних воскрешённых хищников не было чувства коллективизма. Там был ГОЛОД! Они хотели есть, а перед ними была раненная жертва. Как чудненько всё складывалось...
  Зарычав, и обнажив острые, как иглы, зубы, вожак подал пример стае, и волки, один за другим, набросились на Винара. Послышался треск рвущейся ткани, крик, полный страха и боли. Белолапы были намного массивнее обычных волков. Винара почти не было видно за их крупными телами. Опасность подкрадывается совсем неожиданно, тогда, когда её ждёшь меньше всего...
  Я бегу, бегу, через "не могу" в стае,
  По чужим полям, по большим лесам в стае...
  Осень да любовь и прольётся кровь вишней.
  Я бегу, бегу через "не могу" к жизни!
  Симонов любил повторять: "Ничто в жизни не может вышибить нас из седла". К этому можно прибавить "если мы того не захотим сами". Винар этого не хотел. Разве для того он прибыл на эту землю, чтобы вот так по-глупому, по-звериному одиноко погибнуть? Разве для того он ушёл от друзей? Нет. Он хотел жить!
  Запомните! Смерть перестаёт властвовать над тем, кто действительно хочет жить!!! Ибо жизнь - такая бесконечная, широкая и неуёмная, что смерть по сравнению с ней - бесконечно малая величина.
  Вихрь разбросал озлобленных тварей в разные стороны. И посередине поляны стало видно нечто иное... Из ветровых потоков возникло нечто!.. Другое животное! Сильное, огромное, массивное. Серебристая шкура отливала сталью, острые когти царапали землю. Клыки равнялись по остроте с самым отточенным мечом. Это был барс - тотем Винара. Колдун или волшебник может выбрать себе тотем - животное, которое станет его символом, и в которое маг может превратиться. В минуту необходимости и опасности маг непроизвольно выбирает систему защиты. По сути, он может превратиться в очень многих. Но не во всех, поскольку легче превращаться в животное, которое соответствует твоему духу. Правда, и мышь может быть храброй... Винар превратился в барса. Красивого, гордого и... опасного. Волки остановились, как бы в нерешительности. Жертва внезапно стала охотником...
  По лесу раздались звуки воя и поскуливания. Это были предсмертные крики белолапов. В этот момент лес превратился в поляну: яркую, красочную, красную. Всё вокруг было в крови. Снежный барс гордо стоял над последним телом врага. А затем, повернув морду в сторону замка, грациозно сделал прыжок, затем ещё один, и ещё... Казалось, он не бежал, летел! Хотя, именно так и подобает ветру, не так ли?
  Пора было возвращать долги...
  *********************************
  Мира сидела на красивой, но очень неудобной резной лавочке. К тому же, она была ещё и ужасно жёсткой и твёрдой, но девушка не обращала на это ровным счётом никакого внимания. Так бывало часто, едва она входила в этот зал.
  Мира находилась в огромнейшей библиотеке. Высоченные полки с книгами, стеллажи с древними свитками и преданиями, манускрипты, папирусы и прочее - это то, что Мира любила больше всего. Оставив Ариму и Стасию на Милу, она тихонько ускользнула сюда, в самое тихое и мудрое место замка.
  Эта библиотека напомнила Мире библиотеку в Сикионе. Какими бы печальными эти воспоминания не были, ностальгия снова взяла своё. Мира взяла с полки старинный фолиант. Все книги здесь напоминали древние сказки. Некоторые рукописи были просто исчерчены письменами, а некоторые содержали иллюстрированные картинки.
  Мира почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд и обернулась. Позади неё стоял Асилар. Девушка услышала, как сильно забилось сердце, давая понять, что оно узнало и приветствует посетителя.
  - Привет, - немного смутившись, поздоровалась Мира. Она давно уже не называла принца "ваше высочество", впрочем, его титул также не имел для неё ровным счётом никакого значения. - Я не слышала, как ты вошёл.
  - Привет. Я так и знал, что найду тебя здесь. Что делаешь?
  - Да, так... Просматриваю литературу.
  - Ты знаешь язык Древних? - изумился принц. Мира поняла, что немного оплошала. Дело в том, что ребята старательно скрывали свои возможности. И, хотя Мире скрывать почти ничего не оставалось, она продолжала играть, поддерживая друзей. А с языками, письменами и прочим, дело обстояло так. Вот, к примеру, если вы знаете язык современности, то неужели совершенно не сможете разобрать язык предыдущего поколения? Сомневаюсь. С каждой эпохой он, конечно, усовершенствуется, но изменяется в нём максимум один-два символа. Попав на Неогею, ребята в абсолюте понимали язык жителей планеты, умели читать и писать. Создавалось впечатление, что люди здесь разговаривали на языке ребят. Хотя, возможно, было совсем наоборот. Мира без особых трудностей могла разобрать древние письмена, хотя порой не совсем понимала их суть.
  - Не-а, но здесь такие живописные картинки, - увильнула Мира. Асилар улыбнулся.
  - Давно хотел спросить тебя, что это у тебя за камень? - Он подошёл ближе и без всяких церемоний уселся рядом, приобняв девушку. Мира немного смутилась и насторожилась. Асилар ей нравился, они уже достаточно долгое время общались. Но в то же время что-то в нём было такое, что заставляло её чувствовать себя маленькой несмышлёной девочкой и лепетать разные милые глупости.
  - Это мой амулет. А, что?
  - Да, нет. Ничего такого. Просто он очень необычен. Но, раз это простой талисман, тогда ничего, - Мира немного нахмурилась и вроде даже обиделась.
  - Это амулет, а не талисман. И он не обыкновенный.
  - Извини, я не хотел тебя задеть. Просто ты и твои друзья носите очень красивые украшения. Я сначала подумал, что это какие-то обереги. А ты говоришь, что это просто искусные вещи. А разницы между амулетом и талисманом я не вижу.
  - Ты прав, Амулеты создаются для оберегания, выражения своей воли. Талисманы - живые воплощения, конденсаторы магической воли и силы, и для того, чтобы изготовить настоящий талисман, его необходимо зарядить энергией. Талисманы служат энергетическим воплощением наших желаний. Талисманом может стать любой физический предмет, который содержит и испускает магическую энергию, способную создавать изменения в окружающем мире.
  - Ты обучалась магии? - "У-у-упс!..". Мира начала снова увиливать.
  - Ты же знаешь, что я Лессовица, - она улыбнулась.
  - Стасия тоже Лессовица, но от неё я никогда не слышал рассуждений на эту тему. Она старается не говорить о магии, силе и прочем.
  - Значит, у неё есть на это свои причины. Но почему ты так резво заинтересовался этим?
  - Почему резво? Разве такое огромное количество книг в замковой читальне не говорит о том, что я интересуюсь давними преданиями? - внезапно Мира и Асилар обернулись. В библиотеку зашла Стасия.
  - Добрый день, ваше высочество, Мира.
  - Стасия... - покачал головой Асилар.
  - Шучу, - улыбнулась она. Просто Асилар разрешал ей обращаться на равных. - Асилар, тебя уже около часа разыскивает Рамюэль. У него для тебя какие-то новости.
  - Хорошо, спасибо. Ладно, договорим в другой раз, - последние слова были адресованы Мире. - До скорого, девушки.
  - Ваше высочество, - почтительно, со смешком, перекривливая раболепие, попрощались они. Асилар улыбнулся, покачал головой и вышел.
  - Уф, ты меня спасла.
  - Что случилось? Он начал тебя допытывать по фолиантам?
  - Вроде того. Просто он начал задавать слишком много вопросов по поводу магии, а я не знала, что ответить.
  - Послушай... Я знаю, что ты нравишься Асилару. Это очевидно, - заключила она, видя, как Мира постепенно краснеет. - Я также знаю, что он нравится тебе.
  - Возможно... - задумчиво проговорила Мира.
  - Знаешь. Ваша связь очень крепкая и очень странная. Поверь, я знаю, что говорю. Дело в тебе, ты не можешь сопротивляться, а это необходимо.
  - Я не понимаю, о чём ты говоришь, - подняла брови Мира, пытаясь разгадать смысл слов Стасии.
  - Я о том, что Иные, - она подчеркнула это слово, - идут своим Путём, не разрешая управлять собой, - у Миры всё внутри опустилось. Стасия разгадала их загадку! А это значит...
  - Да, - словно прочитав мысли, - подтвердила Стасия. - Я догадалась, кто вы, после нашего с вами разговора и вашего приезда, но я не выдам вас.
  - Ты догадалась, - задумчиво проговорила Мира, будто размышляя. - А я до сих пор не могу понять нашего предназначения.
  - Я расскажу тебе то, что знаю... - Мира согласно кивнула и приготовилась слушать. Стасия продолжила. - В магическом мире определяют четыре частоты, существующих в измерениях одного пространства. Эти уровни влияют один на другой. Высший уровень - это Универсум, Верховное божество, Творящий разум, или Творец, как мы его называем. Это Начало рождающихся идей, Исток мира. Древние заметили, что уже на этом уровне божественное начинает делиться на части, в зависимости от предназначения. Древние также дали название этим сущностям.
  - Архангелы, - подсказала Мира. Это ей рассказывали в Сикионе.
  - Именно, - согласилась Стасия, но продолжила. - Деятельность архангелов распространяется на следующий уровень, детализируя предыдущий. Архангелы тоже получают своеобразную работу по направлениям. Поэтому, каждого из архангелов, кто является более узким мастером, назвали Янголой. Считается, что их потомки живут в одном из закрытых городов на Неогее, но об этом потом. После коллективного завершения работы над каким-нибудь творением, оно может появиться, а попросту родиться на свет, - Мира начинала злиться и скучать. Она всё это знала. Кроме того, Стасия помешала разговору с Асиларом. Но сама Стасия не обращала на это ровным счётом никакого внимания, продолжая рассказывать. - Здесь, собственно, и возникают под наблюдением Янгол творения, состоящие из элементалов, - вот тут Мира насторожилась. - Элементалы бывают четырёх видов в зависимости от материи, которую они представляют. На самом нижнем уровне располагаются Элементалы земли, или гномы, и они представляют твердь, земную стихию. Созидательный цвет - цвет жизни, зелёный. За ними следуют Элементалы воды - ундины и русалки, представляющие жидкость, кровь земли. Как ни странно, но цвет их жизни - жёлтый, цвет Творца, цвет радости. Ещё выше находятся Элементалы воздуха, которых называют эльфами, сильфидами, сильфами. Созидательный цвет - синий - цвет холода, отстранённости, мистики, прозрачности. Это дыхание земли. И, наконец, Элементалы огня - жизненная энергия земли. Саламандры. Цвет - красный, цвет победы, яркости, агрессии. - "Да... - начала вспоминать Мира. Она много читала по этому поводу. Красный - Марс, синий - Юпитер, жёлтый, или золотой - Солнце. Зелёный - Венера. А серебристый, или белый - цвет Луны. Она знала про это ещё на своей планете. Ничего нового". - Понимаешь, вы не Элементалы. Поскольку, это просто сила. Не плохая, не злая, не хорошая, не добрая. Сила Стихий. Иные призваны повелевать этой силой. Тут всё понятно. И в пророчестве говорится про Элементалов... - Стасия немного помолчала, а затем добавила. - Мира, есть только одно "но". Вас яятеро, а в Пророчестве говорится про Четверых. Да, и пятой стихии не существует... - Мира вообще молчала, сражённая такой информацией.
  - Послушай, Стасия. Я поняла твой анализ. Ты проделала огромную работу. Но нас теперь четверо. Винар нас бросил. Предал, как говорит Анри.
  - Значит, всё становится на свои места.
  - Нет, - покачала головой Мира. - Не становится. Во-первых, у меня нет силы. Я теперь пустышка. А во-вторых, я и не имела её, как таковой. Ребята сильнее меня.
  - И всё же, тебе стоит подумать. Вы - Иные, в этом нет сомнений. Я чувствую. Просто ваше время не настало. Но вполне возможно, ждать осталось совсем недолго. Значит, ты потеряла силу?
  - Да.
  - Это очень плохо. Твоё умение сейчас бы очень пригодилось. Дело в том, что я услышала, как Рамюэль сказал про странную и внезапную эпидемию. Мира, люди болеют странной болезнью...
  - Какой?
  - Не знаю. Узнаешь подробнее сама. И в тоже время, ты разве не заметила? Нам подыскивают разнообразные отговорки, чтобы мы не покидали пределов замка. Я ничего не могу узнать. Наши принцы не посвящают Ариму в подробности. Рамюэль со мной не разговаривает и видеть меня не хочет. Он сказал, что у него нет на меня времени.
  - ЧТО?! Нет времени?! Какое свинство! Как такое можно сказать девушке?
  - Оказывается, можно. А, ведь я его люблю... Прошу тебя, подумай о том, что я говорила тебе об Асиларе. Ты должна сопротивляться. Ваша связь очень и очень странная сама по себе.
  Сказав это, Стасия со слезами на глазах вышла. Мира с болью в сердце посмотрела ей вслед. Но это была скорее боль сочувствия, нежели чего-то другого. Девушка не предала значения предупреждению об Асиларе. Мира не знала любви...
  
   ГЛАВА
  
   Коль женщина тебя не любит,
  Коль нет огня в её груди -
  Руби с плеча, как узел рубят.
   Будь мужественным. Уходи. Фазу Алиева.
  
  Винар смотрел на любимую, не понимая, что происходит. Он влетел в её покои с намерением разобраться, кто из них лжёт. Аманда слегка удивилась, что он вернулся "так рано" по её словам. Он спросил, почему она послала к нему своих волков. Аманда ответила, что у Винара мания преследования с тех пор, как друзья оставили его...
  - Уходи, ты мне не нужен!!! - засмеялась Аманда. - Уходи, если боишься за тех, кто от тебя отказался! Уходи, если трусишь перед ними! Уходи, и пусть наши пути не пересекутся никогда!
  "Не слушай меня, любимый... Не слушай!", - кричало сердце Аманды. Внутри неё всё разрывалось на части, но внешне распоряжалась совсем другая личность-тень.
  Уходи! Чего ты ждёшь? Ты ждёшь объяснений? Их не будет! Для тебя дороже эта шлюшка, чем я! Ради неё ты готов рисковать жизнью, ради меня - нет!
  "Да, что же я говорю! Не слушай, останься! Я люблю тебя! - кричала одна Аманда.
  Молчи! Он всё равно уйдёт, - говорила другая".
  Ну же, чего ты ждёшь? Я устала от тебя и твоих молчаливых взглядов, - повторила Аманда снова, внешне оставаясь абсолютно спокойна, и лишь чуть-чуть напряжена.
  - Я люблю тебя.
  - Любишь? А, что такое любовь? Любви нет, это выдумали люди, чтобы привязывать друг друга прочными нитками. Ты мне не нужен! Слышишь? Хватит, наигралась! - "Не слушай меня, ты моя жизнь! Я люблю тебя! Только тебя!". Сердце истекало кровью, но пути обратно не было. Выбор был сделан, с такими вещами не шутят. "Ха! Тебе всё это кажется. Впрочем, это не имеет значения, ты никогда не будешь с ним! - вторила тень".
  "НЕТ, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!", - вдруг закричало и забилось израненное до крови сердце.
  - Я люблю тебя, - едва слышно прошептали побледневшие губы.
  - Что? - не понял Винар.
  "Дрянь! Ты сама для себя всё определила! Ты больше никогда не будешь иметь права голоса! НИКОГДА! Умолкни!!!". Тело снова пронзили тысячи острых иголок. Аманда внутри себя сжалась в маленький комочек, корчившись от боли. Лоб покрылся бисеринками пота.
  - Тебе плохо?
  "Аааааа!.. - кричала, задыхаясь, Аманда внутри себя. - Уйди! Оставь! Я люблю...".
  "Ты никто! Ничтожество! Я предлагала тебе власть и вечную жизнь вместо боли. По хорошему...".
  "Нет. Я любл...".
  "Хватит!- раз и навсегда пресекла Аманду тень. - Я прощала тебе твою слабость, но хочу, чтобы ты чему-то научилась! Смотри, он всё равно откажется от тебя. Получай!".
  - Аманда, что с тобой, тебе плохо? - сделал Винар шаг в сторону Аманды. Он слабо понимал, что происходило с его любимой. Она уронила голову на грудь, схватила её руками, как будто мучилась жуткой головной болью. Аманда тяжело дышала, руки дрожали. - Ами...
  - Что? - подняла голову Аманда. И... Винар ошатнулся в сторону.
  На него смотрела его... любимая, его ангел...
  - Нет! Не может быть!.. - отпрянув, прошептал Винар.
  - Что такое, дорогой? - с сарказмом произнесло существо... Потому что Аманда не была человеком. На Винара смотрели её глаза, вытянутые, как у кошки. Бледное, безумно красивое лицо резко контрастировало с тёмной и строгой одеждой. Аманда улыбнулась, показав белые и острые клыки. - Ты же хотел объяснений... - она резко, но бесконечно плавно поднялась и сделала шаг навстречу.
  - Ты... вампир?!
  - А что? Такой я тебе не нравлюсь? - с сарказмом, немного печально сказала тень. - Я тебе не пара? - снова произнесла она, поворачивая собственную игру в другое русло. Аманда-вампир отвернулась. - Как жаль, я обманула твои чувства...
  Винар не верил собственным глазам. ВАМПИР! Его любимая была вампиром! Но, почему же он не почувствовал? Он... Тёмный?! Как такое могло случиться? Почему? Внезапно скрипнула дверь. Винар повернул голову и... увидел братца...
  В проёме стоял Сэм, оценивая обстановку. Увидев Аманду, он тихо зашёл в зал и прикрыл за собой двери.
  "Что-то здесь не так... Винар, похоже, ты влип. И совсем не по-детски...", - накрыло Винара нехорошей волной предчувствия.
  - А тебе здесь чего надо? - хмуро осведомился Винар.
  - Сейчас узнаешь, - пообещал "братец". - Нахема, пора с ним кончать...
  - Какая ещё Нахема? - "Дурдом "Ёлочка"! Если это какая-то Нахема, то, как зовут этого веника? Может, передо мной сам господин Наполеон?!", ехидно размышлял Винар. Аманда молчала. Она была бледна, её прямо таки коробило. - И вообще, вали отсюда, братец, пока я тебе хвост не оторвал! - погорячился он.
  Всё в этом мире имеет свои имена. Мы можем что-то сболтнуть, не подумав, сказать, не понимая, для чего, а тайна настоящего имени на самом-то деле лежит у нас под носом... Говорят, древние колдуны и знахари могли одним только словом заставить подойти к ним зверя, укротить хищника и приручить птицу... Ведь истинные имена есть не только у людей. Каждая вещь, предмет, существо, имеют своё подлинное имя. Вдумайтесь: Сначала было СЛОВО...
  Так и Винар, ни о чём не подозревая, наткнулся на тот священный камень преткновения, который называют истиной...
  - Оторвёшь, говоришь? Что ж, попробуй, неудачник... - зло процедил сквозь зубы Сэм, после чего глаза у Винара просто-таки на лоб полезли...
  Сэм, как будто стал выше ростом, его нос втянулся, превращаясь в исковерканное подобие. Не то клюв, не то пятачок, сразу и не разберёшь. Но само зрелище!.. Кожа местами стала рваться, выпуская наружу... чешуйчатые пластины! Да! Самую настоящую чешую! Ногти превратились в когти, зрачки вытянулись, глаза смотрели глубоко по-змеиному. Винару не доводилось такое не то, что видеть, или слышать, он о таком даже и помыслить не мог! Это чудовище было похоже на смесь птиродактеля с ящерицей. В перьях и чешуе, с огромными, чрезвычайно острыми когтями, оно издало звук... Ультратонкий, похожий на свист манка для собак, но более высокий. От него всё потемнело в глазах, барабанные перепонки просто лопались от напряжения. Из носа потекла кровь. Винар схватился за голову руками и с силой сдавил уши, пытаясь хоть как-то защитить слух.
  "Урод!!!". Винар туго соображал, зато заметил, что его любимая чувствует себя просто-таки замечательно. Похоже, что она даже улыбалась, обнажив острые и белые клыки, созданные для одного единственного прокуса... "С...а!!! Предала!".
  Аманда вместе с мнимым братцем медленно и, не спеша, окружала жертву. Винар никак не мог очухаться. Удар! Он мотал головой, отмахивался руками, чертил в воздухе знаки, пытаясь освободиться... Его держал уже не звук, а сила, превышавшая его собственную. Со всех сторон давило тисками. Чужая энергия раздавливала его, словно он находился между молотом и наковальней. Удар! Винар упал на одно колено.
  "Чёрт, пора сваливать!", - сморщился он от очередной порции боли, которая накатывала волнами, это было рациональной мыслью, но вопрос состоял не в этом. КАК? Действительно, как же уйти, если на тебя со всех сторон давит асфальтный каток?! Выхода нет... Винар собрался, и... встал, решительно глядя на соперников. Да, глядел он решительно, но стоял не твёрдо, пошатываясь, словно с перепоя...
  Голова болела, внутри всё жгло болью. Было впечатление, словно внутри него была каша, а не органы.
  - Любимый, надо было меня послушать и уходить, когда я тебя отпускала... - оскалилось подобие Аманды. Винар почувствовал, что настал её черёд. Он хотел что-то съязвить, но... Внезапно горло сжало, а воздух куда-то исчез! Просто испарился... Винар выпучил глаза, не соориентировавшись, что произошло. Он стал захлёбываться, словно от воды! Аманда улыбалась и медленно приближалась к нему. Винар уже был пунцового цвета... - Что случилось, тебе плохо? - перекривила она его обеспокоенность, и немного ослабила напор.
  - Сте... рва... - выдавил из себя Винар. Он лихорадочно соображал, что делать. Он не паниковал (пока), но растерялся. Никто бы не ожидал такой перемены.
  - Нельзя обижать девушек, - поучительным тоном прищёлкнул пятачком Сэм. - Не волнуйся, я его проучу.
  Аманда ослабила хватку, позволив действовать Сэму. Всё-таки одна она не могла удержать в уздах Винара. Он был слишком силён для неё. Впрочем, если бы не Сэм, она бы не решилась показать свой облик. Сэм был сильнее Аманды, но Винар мог поспорить с силой их обоих! Похоже, он сам не осознавал своих возможностей, да прибавьте к этому ещё и элемент неожиданности. Они просто застали его врасплох. И теперь им просто оставалось добивать жертву.
  Винар упал на оба колена и схватился за горло, кашляя. Он был мокрым от пота и собственной крови. Но понимал, что если не отобьет эту атаку, ему крышка. Вот так просто мы определяем степень собственного риска... Винар сосредоточился и... с возрастающим удивлением заметил, как проваливается в камень!!! Да. Пол, расплавливаясь, поглощал его. Винара скрутило от боли в тугой узел, но на этот раз, это словно бы развязало руки. От растерянности на лице Винара, оба противника захохотали. Аманда звучно и пронзительно, Сэм, прищёлкивая своим клювообразным обрубком... Но внезапно их смех застрял у них в горле. Винар поднимался из камня! Да! Он рос, если хотите. И через несколько секунд стоял, как ни в чём не бывало, только прижал руку с браслетом к груди. Голубые глаза полыхнули льдом, он гордо поднял подбородок. Лицо его было в собственной крови. Наверное, его решительный вид немного испугал, сбил с толку Аманду с "братцем". Они переглянулись, понимая, что сейчас всё может измениться не в их пользу, объединили силу и...
  Удар!!! Вот это зрелище! Его бы не выдержали глаза простого смертного. Сила ударила в одиноко стоящую фигурку. Огромная сила, направленная на крушение, разрушение и хаос. Пожалуй, она могла бы расплавить, стереть с лица этот весь замок, если бы он был её целью. И Винар не устоял бы! Но!..
  "Если позовёшь, я приду... Я не брошу тебя, хозяин...". Сила захватила Винара. Чистая, буйная, живая энергия... Казалось, за секунду он напитался ней так, что каждая клеточка его тела излучала мощь. Винара закрыл щит... Щит Саганн спас его...
  Ледяной смерч спрятал Винара за своей стеной. Злая энергия, похожая на атомный взрыв, выбила стёкла, и.. вынесла его в окно! Винар, защищённый смерчем, словно коконом, вылетел из дворцовой башни наружу, даже не успев в последний раз пошутить...
  Нет, летать он не умел, да и не стремился к этому. Он попал в этот мир - грозный, дикий, сильный. Он получил силу. Рядом с ним были его друзья. Он вкусил плоды любви и разочарования, он летал на их крыльях... Крыльях мечты. Но даже мечта в чистом своём виде сейчас не способна была помочь ему научиться летать. Люди сильны, они часто не знают своих возможностей, но они не боги...
  
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ
  
  ГЛАВА
  
  "Если бы люди больше задумывались над тем, что знание есть спасение, то не было бы доли того страдания. Всё человеческое горе происходит от невежества".
   Агни-Йога.
  
  Мира с болью смотрела на проплывающие мимо облака. Всё вокруг было мрачным и унылым. Всё сливалось в сплошное серое пятно. Так бывает, когда апатия хватает тебя за горло железными тисками. Так бывает, когда не видишь выхода...
  "Что происходит вокруг? Куда подевались веселье и радость? Почему же всё так плохо?". Вопросы были, а ответы, как всегда, на ум не приходили. И вправду, творилось что-то странное. Страна стала напоминать высохший источник: сухой, страшный и ветхий. Людей с каждым днём становилось меньше. Они гасли, как свечи. По стране Асилара катилась страшная эпидемия.
  - Привет, - от грустных мыслей Миру отвлёк Онрера. Высокий, подтянутый светловолосый парень, которого Мира когда-то спасла, оказался настойчив, и в конечном результате таки наладил отношения с ней. Мира не долго сопротивлялась. Как собеседнику, Онрере просто цены не было. Вот так в один прекрасный дождливый день он и попытался развеять скуку девушки. И очень в этом преуспел. Мира совсем не была против такого поворота событий. Просто раньше ей было немного больно его видеть.
  - Привет. Какие новости?
  - Ещё двое... - покачал головой Онрера.
  - Господи... Какой ужас... Когда же это всё закончится?
  - Не переживай. Конечно, закончится. Ведь у нас есть замечательный лекарь! - он попытался ободрить Миру, но наткнулся на живую рану. Девушка отвернулась и посмотрела на небо. Тишина...
  "Я могла бы сейчас спасти большую часть из них... Но тогда бы не разговаривала с тобой. Опять этот чёртов закон! Слишком большая цена. Слышишь?!". Небо смотрело на неё ровно, по-видимому, воспринимая этот вопрос, как риторический.
  - Я ничем не могу помочь этим людям. Я даже причину определить не могу. Они просто гаснут...
  - Не волнуйся. Всё будет хорошо, - Мира открыто посмотрела на него. Но он был действительно уверен в своих словах. Ей бы так... Она задумчиво покачала головой.
  - Как же мне не хватает Винара. Это всё тёмные делишки. Думаю, он мог бы натолкнуть нас на мысль.
  - Скучаешь?
  - Безумно. И волнуюсь.
  - Он вернётся.
  - Знаю. Но, когда?.. Извини, я, наверное, уже заколебала тебя своим нытьём. Совсем нет настроения.
  - Пошли, - он мягко подтолкнул её к выходу из балкона. - У меня есть идея, как его поднять... - Мира с недоверием и приятным удивлением подняла брови, но ничего не сказала.
  Асилар смотрел из окна своих покоев. Во дворе он заметил знакомый силуэт. Быстрая светловолосая девушка поспешно шла за парнем. Её хрупкая фигурка была очень изящной даже в простом тёмном платье. Эта девушка его манила и влекла. Все мысли Асилара тянулись только к ней. Это совсем не значит, что он не смотрел на других. Смотрел. И вчерашняя ночь об этом может красноречиво подтвердить. Но едва на горизонте появлялась ОНА, всё переставало быть значимым. Она была особенной. Девушка, как ребус, пока не подберёшь правильного ответа, все мысли сводятся только к разгадке.
  Асилар смотрел, как она подходит к маленьким щенкам, берёт одного на руки и счастливо улыбается... Красивая. Безумно красивая и желанная. Именно такой должна быть любимая...
  Как ребёнок, она весело смеялась и играла со щенками, бегая с ними наперегонки. Рядом с ней стоит тот, кого Асилару хотелось бы видеть меньше всего. Он уже порядком ему поднадоел, пытаясь украсть у его любимой девушки всё её свободное время только для себя. Конечно, Асилару было прекрасно известно, что кроме разговоров и банального внимания тот ничего не получит, и всё же одно его присутствие начинало раздражать.
  Онрера привёл Миру во двор, чтобы показать ей маленьких щенков. Маленькие всегда забавные и шустрые. Они, как детвора, бегали друг за другом, хватали за хвост, валили лапами, лаяли (если это тявканье можно было так охарактеризовать).
  - Боже, какие они классные! Ну, что же ты мне раньше не показал их?!
  - Я сам только недавно их обнаружил.
  - Ой, а этот! Просто маленький пушистый комочек!.. Ты знаешь, как мне поднять настроение! Надо обязательно показать их девчонкам!
  Мира ещё около получаса поиграла со щенками и даже умудрилась напоить их молоком, которое нашла на кухне, а затем отправилась обратно в свои покои. По дороге она размышляла, к кому бы это лучше наведаться в гости, и куда это подевался Асилар?!. Онрера оставил её одну уже через четверть часа. Его позвали по какому-то срочному делу. Впрочем, Мира не очень грустила, когда осталась один на один с маленькими пушистыми ангелочками...
  Она поднялась по высокой, но некрутой лестнице на второй этаж, и пошла по длинному коридору. Он состоял из сплошь посеянных дверей в свободные комнаты (всего на этаже их было тридцать восемь), а также факелов, статуэток и картин. Мира в который раз рассматривала их рисунки и изображения. Здесь не было абстракции и авангардизма. Это были красивые пейзажи и чёткие портреты, рисованные масляными красками. Мира подошла к следующему из них, и...
  - Ой!!! - одна из ближних дверей приоткрылась, кто-то схватил Миру, предварительно зажав ей рукой рот, и силком втащил в комнату. - Асилар... - укоризненно и с облегчением проговорила Мира, убирая его руку от своего рта. - Разве так можно?! Я чуть инфаркт не получила (Мира не следила за речью. Вряд ли принцу был знаком этот термин)!
  Асилар не ответил. Он мягко, но настойчиво обнял Миру за талию и привлёк к себе.
  - Эй, ты что делаешь? Нас могут увиде...
  Последнюю фразу Мира договорить не успела. Асилар перекрыл её поцелуем. Он знал, что Мира будет проходить, и ждал её. У самой Миры были двоякие чувства. Она не понимала, что с ней происходит. Такого раньше не было. Асилар ей нравился, это определённо. Когда он был рядом, Миру словно опутывала его энергия. Она не могла сопротивляться, хотя и рассуждала трезво. Принц был спокойным. И это его настойчивое спокойствие буквально сводило с ума. Казалось, ещё секунда, и она потеряет над собой контроль, а держать его стоило невероятных усилий.
  С другой стороны было второе чувство. Чувство собственной беспомощности, чувство одиночества и страха. Мира устала быть сильной. Она устала быть одна. Такое редко, но случалось. Асилар просто попал в нужную струю. Его жесты, поцелуи и объятия обжигали и растапливали лёд. Лёд, к которому Мира так давно привыкла...
  - Я люблю тебя... - прошептали его губы.
  "Я не верю тебе... Я не умею любить...", - Мира посмотрела в глаза Асилару. Он тонул в её взгляде. Красивее этих глаз для него в мире не существовало. Она была такой хрупкой, нежной, беспомощной, как снежинка. И в тоже время сильной, серьёзной, смелой, как огонь. Асилар привлёк девушку к себе и ещё раз поцеловал. Он не собирался её так быстро отпускать...
  *************************************
  Дин был весёлым парнем невысокого роста и щупловатого телосложения. Его дом находился далеко отсюда. В городе под названием Пропонтида. Название интересное, а город так себе. Средних размеров, с приоколичными сёлами и небольшой лужей-гаванью. Дин не был простым парнем. Он жил во дворце, являясь лучшим другом местного барона. Барона звали Маран. Это был широкий во всех отношениях парень. Широкая натура вполне соответствовала его душе. На этом Дин и Маран и сошлись. Оба весёлые и безмятежные, но вполне серьёзные, когда того требуют обстоятельства, они стали друзьями и часто проводили время вместе.
  Надо сказать, что веселиться сейчас поводов было мало. В городе творилось нечто очень необычное. Урожай оказался очень бедным, люди стали болеть, злоба с каждым днём захватывала их, закрывая тем самым глаза на чужие страдания. Дин, как натура чрезмерно тонкая и впечатлительная, решился рассказать об этом другу. Маран отшутился. Так как он был человеком прямолинейным, и даже в чём-то его позиция сводилась к термину "всё равно", то он просто предложил другу обмозговать это за бутылочкой вина. Надо сразу сказать, что это заканчивалось всегда одинаково - полным отрубом и головной болью с утра. Так было и на этот раз...
  Утром Дина растолкал Маран.
  - Кабан, просыпайся!.. Эй, хватит дрыхнуть! Подъём!!! - Дин сонно открыл глаза и тут же проснулся. Его друг был мало того, что уже одет, так ещё и чисто выбрит! Надо признать, что на нём не было видно никаких следов вчерашнего время провождения.
  - Что случилось? - пробормотал Дин.
  - Что значит: "Что случилось"? Ты чего мне вчера весь вечер распинался?!
  - Я? Ну, так это...
  - Того! - перебил его друг. - Хватит дрыхнуть! Папка с тобой поговорить хочет.
  - Какой? - не понял спросонья друг.
  - Твой! У тебя две минуты. Ты знаешь, что папа не любит ждать.
  Дин сонно кивнул головой, но начал подниматься. Маран поставил его в невыносимо жёсткие рамки (две минуты!), нужно было придерживаться регламента...
  Через четверть часа Дин, наконец, спустился в обеденный зал. За длинным, слегка грубоватым столом сидел Маран. Он начал завтрак без товарища. Дин не очень расстроился, а просто присоединился к нему. На столе был жареный баранчик, овощи, сыр, вино и любимые пирожки барона.
  - Папка, ты зачем меня разбудил в такую рань? Что сам поесть не мог?
  - Слышь ты, сынок, ты жуй, не разговаривай. Что с тобой на голодный желудок беседовать?
  Дин кивнул головой и принялся за трапезу с удвоенной силой. "Папкой" барон называл себя. Впрочем, ему необычайно шёл этот образ. Причём термин "папка" вовсе не означал отцовство. Нет, это скорее был босс, шеф и просто весельчак. А Дин был по совместительству помощник, доверенное лицо, советник, посол и друг барона.
  - Ну что, поел? - увидев согласный кивок друга, Маран продолжил. - Это хорошо, потому что, возможно, в ближайшее время больше не придётся.
  - В смысле? - не уловил мысли Дин. Кусок баранины у него остановился посреди горла и упрямо не хотел продвигаться дальше. На глаза навернулись слёзы, Дин закашлялся.
  - Чё, испугался? - шарахнул того Маран по спине. - Шутка! Не боись!
  - Ну и шуточки у тебя! - откашлявшись, прохрипел Дин. - Да ещё и с утра...
  - Ну, не совсем шутка, - враз посерьёзнел Маран. Дин понял: дело пахнет жареным.
  - Что-то случилось?
  - И да, и нет, - уклончиво ответил друг. Сейчас он сам на себя не походил. - Вчера прискакал гончий (так называли пересыльных новостей) с острова Мхад. Говорит, с юга надвигается неизвестное, но бесчисленное войско.
  - Чего? Откуда ему взяться?! Это точно?
  - Да! - неожиданно рявкнул друг. Дин округлил глаза. Видать дело труба, если друг так нервничает.
  - И... Будем собирать ответку?
  - Это само собой, но нам просто необходимо отослать весть принцу, - Дин скептически посмотрел на друга. Все в округе знали об излюбленном нейтралитете и спокойствие принца. - НАДО! - не крикнул, а продолжал настаивать друг.
  - Ну?
  - Чего нукаешь? Поедешь сообщать!
  - А почему гончего не пошлёшь?
  - Потому. Собирайся, я распорядился. Тебе денег собрали и еды. Через два часа в путь. Всё. Остальное позже. Свидимся.
  Маран собрался и вышел. Своими действиями он дал понять другу, что дела обстоят слишком серьёзно, чтобы мешкать и слишком опасно, чтобы этим пренебрегать. Дин был обескуражен. Маран решил отослать его! Значит, дела обстоят накалённо.
  Через час Дин был собран. На нём была дорожная кожаная куртка, плотные холщовые штаны из добротного льна. Пояс перетягивал ремень, переплетённый полотнами кожи и ткани. На голове не было шляпы, на ногах сапог. Дин был в удобных ботинках: мягких и прочных одновременно. Через плечо была перекинута сумка. Ещё раз оглядев себя, Дин решительно направился во двор.
  У ворот стоял Маран. В его руках была уздечка. Дин округлил глаза.
  - Ты же не думаешь, что я поеду на нём?!!
  - Не думаю, поедешь.
  - Ни... за... что... Если хочешь, чтобы я не доехал, мог бы придумать что-то поинтереснее.
  - Не выделывайся, залезай!
  - Я, что похож на полоумного?!
  - Ты похож на того, кому я сейчас уши надеру! У нас мало времени, - с этими словами Маран подтолкнул Дина к коню.
  Рыжий, немного лопоухий конь в яблоки лениво водил ушами, пока друзья пререкались. С виду он казался абсолютно тихим и даже немного задумчивым, однако это было слишком обманчивое впечатление.
  Рынак был единственным в конюшне конём из рода Ардыреев. Это были рыжие бестии. Скакали они подобно ветру, отлично плавали и были необычайно неутомимы, кроме того, очень умны, но также и очень высокомерны и горды. Если им не нравился человек, они делали всё, чтобы он не доехал до нужной цели, абсолютно не слушались, причиняли массу неудобств. Дин откровенно побаивался Рынака. Тот не признавал никого.
  - Давай, поторапливайся! - подтолкнул Дина друг. - Я договорился.
  Дин совершенно оторопело посмотрел на Марана. Договориться с конём?! Да ещё из рода Ардыреев?!! Немыслимо! Сколько же это надо было выпить?.. Нет! Сколько нужно было налить коню, чтобы он понял?!!
  - Прощай, Маран. Ты был хорошим другом. Не поминай лихом!.. Рынак, спокойно, я ни на что не претендую, - бормотал Дин, залезая на животное.
  - Давай, давай! Всё. Одна нога здесь. Другая там! Всё, Рынак, трогай! - легонько шлёпнул коня Маран. Рынак от такой наглости встал на дыбы, а затем стремительно понёс седока.
  - Мааааарааан... - удивлённо разнесло эхо крик Дина.
  Маран насуплено посмотрел вслед другу. Плохо дело. Хоть бы он не задерживался...
  **********************************
  - Мира... - услышала девушка и обернулась на знакомый голос.
  - Привет, - улыбнулась она в ответ. Её приветствовали Онрера и Стасия.
  - Мы идём в сад, не хочешь с нами?
  - Отчего же, хочу. Только за Милкой сбегаю, и присоединюсь.
  - А она нас уже там ждёт.
  - Интересненько. А, что это у вас там намечается?
  - Онрера обещал нам спеть и сыграть.
  - О, так ты и это умеешь? Нет тебе цены в базарный день! - Онрера улыбнулся комплименту Миры. Больше всего на свете он хотел, чтобы эта девушка была с ним. От одной её улыбки у него кружилась голова. Он не мог ни есть, ни спать. Она не давала ему покоя даже во сне, но не обращала на него никакого внимания. Более того, избегала встреч и разговоров.
  - Эй, мы тут! - весело поприветствовали Стасию, Миру и Онреру. Их уже ждали.
  У красивого высеченного из камня фонтана сидели девушки. Знаете, глядя на них можно было сказать: "Такие девушки, как звёзды...".
  Онрера взял в руки гитару. Да. Здесь тоже был такой инструмент. Правда эта гитара была намного меньше той, что играла на родине у Миры и Милы. Он провёл рукой по струнам и инструмент ожил. Все без исключения девушки любили слушать пение гитары. Онрера обвёл взглядом слушательниц...
  Арима сидела по-царски: высоко подняв голову, но улыбалась. Хрупкая, стройная, гибкая, как лань, с цветом волос спелой пшеницы. Она по праву занимала титул принцессы и красавицы.
  Мила - улыбчивая, необычайно весёлая, как весенний ручеёк. Удивительные волосы мягко спадали на плечи. Быстрая и меткая. Её огромные зелёные глаза давно уже пленили души жильцов замка. Воины шёпотом дали ей прозвище Дева. В красоте они ни в чём не уступала принцессе.
  Стасия. Рыжая, как лисёнок. С зелёными глазами, как изумруд. Вот её по праву можно было называть веселушкой. Эта девушка умела поднять настроение, была очень мила и приветлива. Онрера знал, что ей нравится Рамюэль, но только потому, что нечаянно услышал обрывок разговора с Мирой, иначе он ни за что бы не догадался. Стасия умела держать язык за зубами.
  И она... Словно снежная королева. Хрупкая, но сильная. С Асиларом необычайно нежная, с ним чрезвычайно резкая. Её огромные сине-серые глаза поглотили его душу уже давно, как два бездонных колодца, и не хотели возвращать. Он помнил её слова: "Лёд не умеет любить...". И он запел... для неё...
  Ах, что мне делать? Я так люблю тебя!
  Все радости в тебе, и все печали...
  Ведь это я из-за тебя не сплю,
  Смеюсь, пою и думаю ночами.
  Слова любви...
  Ведь это я тебе ищу слова,
  Себя в бесплодных поисках измучив,
  Но погоди, ведь окажусь я прав.
  Я отыщу их - лучшие из лучших.
  Слова любви...
  Как может их не быть?
  Наперекор всем песням перепетых...
  Не верю я, чтоб так любить тебя...
  Не можешь не понять ты это!
  Слова любви...
  Мира вспыхнула. "Зачем?! Для чего?!". Вопреки всему!!! Она любила гитару и песни, ей нравились слова о любви, ей нравилось общаться с этим молодым человеком, которому она спасла жизнь. Но так?!.. Зачем? Только не это! Да, она с ним общалась, шутила, просиживала вечера, но по-дружески!!! Не так! Так она не хотела!
  Девчонки весело перемигивались между собой, строя уморительные физиономии. Внезапно Онреру позвали.
  "Слава Богу!", - с облегчением подумала Мира. Второй такой песни ей не вынести. Она не умела любить...
  - Похоже, девочки, мы здесь были лишними... - проворковала Стасия, намекая на Миру. Та перекривила лицо.
  - Можно подумать...
  - Ну, зачем ты так с ним? Он тебя любит, - с улыбкой спросила Арима. Мира промолчала.
  - Слушай, ну и везёт же тебе! С одной стороны Асилар, с другой Онрера. А она ещё носом крутит! - развела руками Стасия. Мира снова промолчала.
  - Кстати, как там принц? - опять вмешалась Арима. Мире совсем не нравилось, когда начинали выворачивать наружу её чувства и копаться в них, словно в нижнем белье.
  - А это ты можешь узнать у него, - сквозь зубы и улыбку, больше напоминающую сейчас оскал, выдавила она из себя.
  - Ой, девочки, хотела бы я, чтобы Рамю обратил на меня внимание, - вздохнула Стасия.
  - Мне бы тоже этого очень хотелось. Но ты же видишь, что он просто слепой, - снова улыбнулась Арима.
  "Ого! А здесь пахнет чем-то двуличным!", - про себя подумала Мира. У неё было внутреннее чувство. Ей было достаточно поговорить с человеком на разные темы, чтобы понять, каким идеалам он следует, и какими целями живёт. А эти самые слова Арима говорила Мире, когда та сказала, что у неё очень симпатичный и толковый брат. И мнение о принцессе стало немногим ниже. Мира не любила лжецов и двуличных людей...
  **************************
  Год выдался тяжёлым... Такие периоды у Неогеи уже были: эпидемии, засуха, неурожай, монстры... Но никогда всего сразу. По городу шёл Мор... Странная болезнь просто пожирала изнутри. Никто ничего не мог сделать. Доки разводили руками. Маги качали головами, травники мрачнели... Никто не знал причин, никто не мог помочь.
  Самым плохим было не это... Умирали женщины и дети. Мужчины тяжело болели. Никто ничего не мог поделать. Так было предначертано...
  ...День и ночь будут отбиваться три светила от помощников Вазельвула: Асмодея - истребителя рода человеческого, Ваали - начальника легиона зла, Нахемы - царицы детей Тьмы и Самаэля, несущего яд всему живому. Лишь хитростью и предательством захватят они стан Светлых. Всё вокруг поглотят Три Страха...
   Старцы вовсю гомонели о Пророчестве, люди помоложе озлобленно отмахивались. А Смерть забирала своё...
  Медленно шла она за спинами людей. Ей было всё равно, о чём они говорят, или думают. И стоило кому-то дотронуться до человека, на котором она поставила отпечаток, его постигала та же участь. Никто не видел её лица. Она не имела облика и очертаний. Её не было нигде, и она была всюду. Порой прекраснее её ничего не существовало. Но сопровождавшие её слёзы и горечь, делали смерть подобной яду - злой, коварной и ужасно жестокой. Её никто не ждал, но она всегда приходила, чтобы стать проводником человеку в его следующем Пути...
  
  ГЛАВА
  
   "Выдержка - это добродетель, которой дают плоды другие добродетели". А. Граф.
  
  Утро выдалось светлым. Яркое солнце играло бликами, мягкий ветерок тихо шумел листвой. Как таковой осени в этих местах не было. Просто наступила череда сбора урожая. Но жители всё больше качали головами и мрачнели. Собирать в этом году было практически нечего...
  Оказалось, что странная болезнь отразилась не только на цветах. Много вырванных из земли овощей были трухлявыми, сорванные фрукты - горькими, ягоды и вовсе походили на сморчки. Земля была отравлена. Люди стали говорить о плохом знамении, о Пророчестве...
  Мира сладко потянулась в кровати и открыла глаза. Выспалась она просто замечательно. Настроение тоже было отличным. Она встала и начала переодеваться. Едва успев натянуть платье, она услышала стук в дверь.
  "Опа, денёк будет продуктивным...".
  - Кто?
  - Я, - услышала она голос Анри.
  - А... заходи, не заперто.
  Анри открыл двери. По-видимому, он плохо спал ночью. Глазоньки с недоверием косились друг на друга, щёки ввалились, лицо было таким, словно его всё утро равняли асфальтным катком, причём неудачно, поскольку выровняли несколько асимметрично.
  - Не выспался?
  - Угу, - буркнул друг.
  - А я выспалась просто замечательно.
  - Это хорошо, - без особой радости в голосе заметил тот. "Отсыпайся, пока можешь, скоро такой возможности может и не представиться...". - Какие у тебя на сегодня планы?
  - Асилар вчера пригласил меня на конную прогулку. Хочу посмотреть на здешние места, а то почти три недели, а словно в клетке, никуда не выпускаете.
  - И правильно делаем, тут не на что смотреть.
  - Давай, это буду решать я. Есть тут на что смотреть, али нет... Помоги зашнуровать, - Анри туго затянул шнуровку на платье. Настроение было мрачным и подавленным.
  - Нормально? - переспросил он.
  - Да, спасибо. А ты заскочил по поводу?..
  - Так просто...
  - Так просто ничего не бывает. Что-то случилось?
  - А ты сама не чувствуешь, не догадываешься? - "Опять двадцать пять! Сколько раз твердила: я теперь обычная... Не верят... И, что им скажешь?".
  - Нет, представь себе, не чувствую, не ощущаю, не знаю и даже не догадываюсь. Вы со мной почти не разговариваете, пропадаете где-то. Я не телепат, на Аслана не училась!
  "Ну вот, уже подпортил настроение!". Мира была раздражена. Да, она теперь была обычной, утеряла свои магические способности. Это было больно и неприятно. А кое-кто никак не мог успокоиться, постоянно напоминая ей об этом. Последнюю неделю ребят она видела мельком. Всё больше компанию ей составлял Онрера и принц Асилар. Отношения с друзьями стали натянутыми и немного отдалёнными. Мира терпела их язвительные замечания и косые взгляды. Она понимала, это всего лишь ревность. Ревность к принцу. С этим она не могла справиться. В ответ она тоже пускала колкости и демонстративно обижалась. Свои чувства обуздать не получалось. Стасия предупредила её в самом начале, а затем оставила в покое. Арима косилась и фыркала, но пришлось отстать. Ей тоже нравился принц, но он выбрал Миру, и сейчас та была счастлива.
  Просто она устала. Устала от всего. От неизвестного и нового, от знакомых, почти приевшихся лиц. Ей надоела неопределённость. Надоело чувство страха за близких ей людей и чувство постоянной ответственности. Надоело чувство собственной жалости к себе и постоянный холод. Он выжигал, омертвлял... Так хотелось тепла...
  - Мира, тебе лучше никуда не выходить, - "Вот-те номер?!!", удивилась Мира.
  - Это ещё почему?
  - Ты же слышала, что началась эпидемия.
  - Ну, слышала, и дальше что?! Я с больными не общаюсь, сама такая.
  Анри удивлённо и раздражённо посмотрел на неё. "Ну, неужели совсем ослепла?! Что она в нём нашла? Слюнтяй и тихоня!..". Мира в свою очередь тоже начинала закипать. "Как им патрулировать, так можно!.. А, как мне прогуляться, так сиди на месте?! Ну уж, нет! Приказывать мне вздумал? Посмотрим, кто кого, стратег хренов!".
  - Мира, я поговорю с Асиларом. Вам лучше не покидать пределы замка.
  - Вот ещё чего! Конечно, мы поедем, - с самой невиннейшей улыбкой, на которую только была способна девушка, заявила Мира. - Обещаю, что не надолго, - она знала, как довести Анри до бешенства. Тихонько, спокойно прихорашиваясь у зеркала, она говорила ему всё наперекор. - Солнце моё, не волнуйся. Конечно же, я не сделаю так, как ты сказал, - она обворожительно улыбнулась.
  - Да, что же ты за коза упрямая! Говорят тебе, что так для тебя лучше будет! - взорвался друг.
  - Это я коза?!! Я?!! Ну, знаешь ли! Ты бы на себя посмотрел! - от злости Мира напоминала переспелый помидор. Она медленно сжимала кулаки. Не смотря на то, что по структуре она была довольно хрупкой, доводить её до такого состояния не стоило. Анри увидел перекошенное лицо Миры и понял, что сказал немного не то. В ней всё клекотало. Мира никогда не давала пощёчин, считая это неприемлемым методом решений. Но хотя бы подзатыльник... Одного её взгляда хватало, чтобы понять, что ещё секунда, и она вцепится ему в горло.
  - Перестань, я не хотел тебя обидеть, - попытался поостудить её друг. Не вышло.
  - Я запомню тебе это, Анри. Ты всё сказал? - спросила Мира железным тоном. Анри понял, что лучшая защита, это нападение.
  - Б... Ты ей одно, она тебе другое! Ты как лучше, а она рогом упёрлась. Давай, иди, если совсем мозгов не осталось! - он развернулся, хлопнул дверью и вышел.
  "У, паразит! Сначала меня козой обозвал, а потом ещё и дверью хлопнул! Нет, вы такое видели?! Он, что из себя моего мужа корчит, брата, свата, секъюрити?!! Осёл упрямый! Как он там говорит?.. А! Фельдеперчатый хандебобер!!! - сказав про себя излюбленное ругательство Анри, Мира улыбнулась. - Ну и лексикончик!".
  Она покачала головой. Утро бесповоротно было испорчено.
  **********************************
  Анри влетел в зал. Он был просто взбешен. Мира порой доводила его до такого состояния. Он собирался рассказать всё Аслану, но, едва распахнув двери, увидал, что тот в зале не один.
  У камина стоял Асилар (как раз его Анри видеть и не хотелось), Рамюэль, Аслан, Нюрий и ещё какой-то невысокий парень в куртке и добротных холщовых брюках, которые смотрелись довольно стильно. Никаких шляп с перьями и высоких сапог, только дорожные мягкие ботинки. По меркам моды на родине Анри, парень имел неплохой вкус. Присутствующие разговаривали в пол тона, лица были серыми и хмурыми. Аслан задумчиво уставился в пол.
  - Привет, кивнул он Анри, когда тот приблизился на довольно близкое расстояние.
  - Привет, - поздоровались остальные.
  - Привет, - ответил хмуро Анри, немного косясь на Асилара. Кулаки чесались.
  - Анри, позволь тебе представить Дина, главного советника барона Марана. Он приехал рассказать нам не очень хорошие новости. С юга надвигается странное и неизвестное войско. Кто, что, сколько и как ещё не выяснили, но зато уже осведомлены, - сообщил Рамю.
  - Дин, это Анри, наш друг и советник.
  Анри немного округлил глаза, когда парень искренне улыбнулся и протянул для рукопожатия руку. Такое здесь было не принято, и про эту несколько открытую формальность, ребята стали почти забывать. Анри немного оторопело пожал её, пробормотав, что ему очень приятно.
  - Кстати, - решил внести свою лепту в разговор Нюрий. - Сегодня вечером объявлен ужин в честь твоего приезда, - Асилар кивнул и добавил.
  - Правда, немного скудный, времена такие.
  - Ничего, - весело махнул рукой Дин. - Я съем всё, так что вам ничего скудного не достанется, - все улыбнулись. Анри понемногу остывал.
  - Ладно, идём, я покажу тебе твою комнату, - предложил Асилар. Дин снова улыбнулся.
  - Я очень скромный, мне право не ловко, но, если вы будете очень любезны и не особо отягощены, то попрошу всего несколько вещей: купальню, вина, девочек, два часа спокойствия... - начал мечтательно и шутливо перечислять Дин, старательно загибая пальцы. - Хватит, или я могу продолжить перечень? Я не очень побеспокоил? Заранее спасибо.
  - А ты умеешь просить, - развёл руками Асилар и тоже улыбнулся.
  - Да, ладно, - махнул рукой Дин. - Можно и чего попроще. Я утром уезжаю.
  - Чего так скоро? - спросил Рамюэль.
  - Да, обстановка такая. Маран беспокоится.
  - Ну ладно, разберёмся. Вечером обсудим. Иди, отдыхай с дороги.
  - Ничего, я и скакал всего ничего. Трое суток, может чуть дольше.
  - Всего трое?!! - удивились Асилар, Нюрий и Рамюэль.
  - Я на коне Ардыреев прискакал.
  - Да, ну! А посмотреть можно?
  - Так в конюшне стоит. Только поаккуратнее, очень уж своенравное животное.
  Сказав это, Дин и Асилар отправились осваивать комнаты замка, а Рамюэль и Нюрий спешно отправились в конюшню смотреть на чудо-коня. Аслан и Анри смотреть отказались, пообещав спуститься чуть позже.
  - Чего хмурый такой? - пригляделся к Анри Аслан. Было видно, что новости его озадачили и обеспокоили, но не заметить перекошенного лица Анри он, конечно, не мог.
  - Да, к Мире в гости заскочил... с утреца.
  - Понятно... - протянул Аслан. Тут действительно всё было понятно. Мире и Анри поругаться было, как раз плюнуть.
  - Она собирается прокатиться по окрестностям... вместе с Асиларом, - Анри заметил, как напрягся друг.
  - Ну и что? Она же не пленница, чтобы не выходить из замка, - полуутвердительно, полувопросительно заметил Аслан.
  - Не пленница, - резко ответил Анри, - но лучше бы послушала умного совета, если у самой котелок в розовом тумане!
  - Я не понимаю, чего ты кипишуешь?! - усмехнулся друг. - Может, она тебя в очередной раз позлить решила... Погоди, - вдруг осенило Аслана, - а ты до сих пор ничего не рассказал ей про эпидемию?
  - Не рассказал. Это бесполезно, она ничего не чувствует, и по её словам даже не догадывается. Но и не интересуется, заметь!
  - Анри, ты не прав. Как она может интересоваться тем, чего не знает, и о чём не догадывается?!
  - А мне всё равно! Просто странно всё это. Её сила ни с того, ни с сего пропала, нам она в очередной раз ничего не сказала. Ты не можешь читать её мысли. Она совершенно не думает про нас и не интересуется тем, что происходит. Она не чувствует силы своего амулета и не пытается спросить даже о наших ощущениях! Зато она проводит много времени с Асиларом и Онрерой!
  - Но не может же она хвостиком ходить за нами?!
  - Возможно, ты прав. Но сдаётся мне, что она что-то скрывает. И эти шуры-муры с Асиларом мне тоже совсем не нравятся. Аслан, я ему не доверяю и не могу понять, что происходит. Когда он рядом с нами, она весела и приветлива с принцем, но любовью или чем-то похожим здесь и не пахнет. Но тогда, почему она с ним?!!
  - Не знаю и думаю, что это не наше дело. Кроме того, ты слишком предвзято относишься к Асилару. Просто он спокойный, и всё тут.
  - Будем надеяться, что ты прав, хотя у меня на душе всё равно кошки скребут.
  - Ладно, время покажет. Пошли, спустимся в конюшню, а то Рамю и Нюрка уже заждались.
  Оба друга не спеша, стали спускаться вниз. Аслан говорил Анри те вещи, о которых много думал. Он говорил то, что правильно и должно, но сердцем был согласен с мнением друга. Мира его беспокоила. Он тоже не видел логики и чувств в этой связи, а ещё, после того, как она утратила силу, ему стало очень сложно читать её мысли. А по истечению некоторого времени, он и вовсе прекратил эти попытки. Создавалось впечатление, что вокруг Миры стояла простая, но прочная невидимая защита от чужих посягательств.
  Аслан покачал головой. Кто поймёт этих девушек?!
  ********************************
  Мира посмотрела на себя в зеркало. Светлые волосы неровными прядками спадали на плечи. Огромные сине-серые глаза смотрели прямо, открыто, гордо. Светлой коже могла бы позавидовать любая белоснежка. Хрупкая фигура была соблазнительно гибкой в новом чёрно-сером платье. Впрочем, этот цвет также придавал некую загадочность и мрачность одновременно.
  Одевайтесь весело, одевайтесь празднично. Поверьте, от цвета тоже многое зависит. Прежде всего, настроение. Оно, в свою очередь, влияет на самочувствие и самообладание, на самооценку, наконец. Пока вы не почувствуете сами в себе перемены, окружающие этого не заметят.
  У нас чёрный цвет - цвет траура и печали, цвет таинственности, опасности и загадочности, цвет деловитости. Чёрный - цвет начала и конца, это смесь всего спектра. В нём скрывается нечто большее, нежели просто цвет. Если вы выбрали чёрный, приготовьтесь, ибо это ваш Путь...
  Мира любила чёрный цвет. Не смотря на то, что он и так стройнил её худенькую фигурку. Чёрный цвет успокаивал и завораживал, он притягивал лучше любого магнита и предупреждал. Миру он совсем не наталкивал на мысли о трауре и печали.
  Сейчас она с гордостью и некоторой заносчивостью смотрела на собственное отражение в зеркале. Она была великолепна... и всё же расстроена...
  "Паразит ты, Анри. Умеешь испортить настроение! А ведь никакого права не имеешь! Свинья! Редкой породы". Мира злилась, и эта злость добавляла ей некоторого строгого очарования. Поправив шнуровки, она решительно открыла двери и вышла из своих покоев.
  Да, день был солнечным и ярким. Мира неспешно вышла на балконную террасу. Внизу, во дворе конюшни, она увидала ребят, принцев, Нюрия и ещё кого-то. Улыбнувшись (конечно, там ведь принцы), она поспешила вниз.
  - Здравствуй, Мираэль, - поздоровался с ней Рамю. - Ты просто потрясающе выглядишь.
  - Спасибо, - немного зарделась Мира. Из уст принца этот комплимент выглядел искренним и честным. Просто так словами он не раскидывался.
  - Действительно, - поддержал его Нюрий. - Тебе это платье очень идёт.
  - Привет, - услыхала Мира позади себя. От этого голоса её бросало в дрожь.
  - Привет, - ответила она Асилару.
  - Ты сегодня просто красавица.
  - Спасибо.
  Мира была довольна. Ещё бы, таким количеством комплиментов можно было одарить не один десяток девушек, а достались они только ей. Какой бы до этого необычной Мира не была, по своей сути она всего лишь девушка - милое, хрупкое и нежное существо.
  - Вот это да! - услышала Мира позади себя. - И вы прятали такое сокровище?! Да за это я сам на вас войной пойду! - ребята улыбнулись шутке Дина. - На каком рынке вы купили эту Янголу?
  "Он меня за рабыню принял?!! - вспыхнула Мира. - Ничего, сейчас я тебе покажу рабыню!".
  - О господин, лучезарный твой взор да будет освящать все прибрежные земли тысячу лет. Мне неописуемо приятно, что вы почтили вниманием скромную Мираэль, я прибыла сюда издалека, - с этими словами Мира почтительно, но не раболепски, склонилась. Надо ли говорить, что такие эпитеты вызвали величайшее недоумение, начиная от принцев, и заканчивая ребятами. А вот у Дина, напротив, на эти слова такой реакции не возникло.
  - Если бы я знал, что ты, Асилар, прячешь такой цветок, то, конечно же, прискакал гораздо раньше и остался бы намного дольше. Не составит ли мне столь утончённая девушка компанию в этот унылый вечер?
  - О, господину скучно? - томно пробормотала Мира, стреляя в Дина глазами. - По-видимому, принц плохо принимает гостей, раз они должны развлекать друг друга, - Мира ещё раз стрельнула глазами, но уже в Асилара. Остальные лишь наблюдали за игрой. - Но, если я не ошибаюсь, здесь принято устраивать вечера для гостей, а это значит, что господину скучать не доведётся.
  - Конечно, но без такой красавицы мне там делать нечего будет.
  - Полно вам, что значит красота? Всего лишь напыщенные формы, а вот то, что за ними скрывается, стоит гораздо большего, или же не стоит ничего.
  - О, похоже, здесь есть над чем поработать, - удивился Дин.
  - Главное не перетрудиться, - ответила тем же Мира, подмигнув. Дин захохотал.
  - А ты не так проста, как кажешься на первый взгляд.
  - Господин, в этом мире всё не так просто и всё имеет свою цену.
  - Какова же эта?
  - Душа бесценна, - просто улыбнулась Мира. Словесная дуэль была завершена.
  - Браво, - весело махнул головой Дин. - Твоя взяла. Дин, помощник и правая рука барона Марана, - представился он.
  - Очень приятно. Мира.
  - Никогда бы не подумал, что ты умеешь так изъясняться, - всё ещё с недоумением пробормотал Рамюэль.
  - О, Рамю, я умею ещё и не так, - "Это точно", подумал Анри, - но лучше этого не слышать.
  - Привет, - услышали ребята за своими спинами и обернулись. Позади стояла Мила. Такая же красивая и стройная.
  Дин посмотрел на девушек. Перед ним возникло два ангела. Одна очень худенькая и хрупкая, но абсолютно непокорная. В этой девушке играли искры огня. Она была строгой и гордой. Говорила, как рабыня, но стояла, словно королева. Вторая была похожа на первую, будто сестра. Огромные жёлто-зелёные глаза смотрели лукаво и весело. Изумительное гибкое тело было облачено в платье, которое делало девушку похожей на неземное создание. Единственным украшением на ней была диадема с небольшим жёлтым камнем. Эта вторая была весела, стройна и беззаботна, словно весенний ручеёк.
  "Вот это да", - только и подумал Дин.
  - Асилар, Рамюэль, что за прекрасные видения я вижу перед собой?
  - Да ладно тебе, ничего особенного, это моя сестра, - пробормотал Аслан. Ему не очень нравилась реакция Дина, хотя с другой стороны, он был горд, что Мила такая красавица.
  - Серьёзно? А я подумал, что это сестра Миры.
  - Нас многие путают, - ответила Мира.
  - К вашим услугам, - кивнул головой Дин. - Моё имя Дин.
  - Мила, - улыбнулась девушка.
  - Мила, а ты не видела Ариму? - обратился к ней Рамюэль.
  - Она сейчас придет сюда.
  - А по какому случаю все собрались возле конюшни? - шёпотом спросила Мира у Нюрия.
  - Дин прискакал на коне Ардыреев, вот мы и пришли посмотреть на него. Не каждый раз выпадает такое.
  - А... - протянула Мира. - А, что это за Ардыреи?
  - Ты никогда о таких не слышала?! - изумился Дин.
  "Чёрт! И зачем она только спустилась?! Сейчас проговорится", - злобно подумал Анри. Он всё ещё был разъярён и взволнован. А так как он не умел скрывать эмоции, Мира откровенно издевалась, строя глазки Дину. Она прекрасно видела, что Анри это не нравится.
  - Ну, почему же, - спокойно ответила Мира. - Кое-что я слышала. Просто я и мои друзья прибыли издалека, и я, например, никогда не видела Ардыреев собственными глазами. Поэтому и спрашиваю.
  "Уф, выкрутилась", - с облегчением подумала Мира. Она уже и сама успела понять свою оплошность. Некоторые вещи и имена в этом мире знал каждый житель.
  - Ардыреев ты уже никогда и не увидишь. А вот их потомка мы тебе показать можем. Только поаккуратнее. Этот конь сущий слуга Вазельвула. Он слишком своенравен и горд, очень умён и может развивать поистине колоссальную скорость. Кроме того, он неутомим.
  - Ну и ну, ты его так описал, как будто быстрее его нет ничего в этом мире.
  - Это совсем не так, конечно. Но из коней он самый быстрый, - тихо и спокойно добавил Асилар.
  - Ага, - пробормотал Дин, - и самый злобный. Я мог попасть к вам гораздо быстрее, так нет же, ему нужно было меня возить лишних пол дня. Я уже думал, не доскачу. Я решительно вам заявляю, если вы не дадите мне другого коня, я никуда не поскачу!
  - О, но только ради этого, - улыбнулся Асилар. Анри с ненавистью посмотрел на него, словно принц уже собрал вещи и просто ждал, когда Дин, наконец, прекратит болтовню и начнёт выметаться. Остальные не обратили на слова никакого внимания.
  - Ладно, давайте уже будем смотреть на Ардырея! - предложил Рамю.
  - Кстати, его зовут Рынак, - уточнил Дин.
  Слуги распахнули двери конюшни, и перед глазами ребят возник он...
  "И это конь рода Ардыреев?!! Они, что издеваются?", переглянулась Мира с Милой. Перед ребятами стоял рыжий конь в яблоки, немного лопоухий и довольно ленивый с виду. Он вяло водил ушами, слушая отзывы ребят о себе.
  - Какой хорошенький! - улыбнулась Мила и сделала шаг навстречу.
  - Стой! - дёрнул её за руку Дин. - К нему нельзя подходить так просто. Он очень злобный.
  - Да ладно тебе, Дин. Посмотри на него. Спокойнее коня я ещё не видел, - ответил Нюрий. И тоже сделал шаг к коню. Он и принц подходили всё ближе и ближе...
  Мира, Аслан, Анри, Асилар и Дин, не делали попыток приблизиться. Дин потому, что знал, чем это может закончиться. Асилар потому, что чувствовал, что приближаться не стоит. Ребята напряглись. Здесь явно было что-то не то. Это было такое ощущение, которое, хоть раз, но испытывал каждый. Словно вокруг замедляются движения и звуки. Ты явно что-то ощущаешь, что-то, что пока не уловил, но то, что произойдёт непременно. А Мира просто смотрела коню в глаза: мягкие, спокойные и... хитрые. Лениво прикрыв веки, конь вяло отмахивался хвостом от надоедливых насекомых. Он ждал...
  "Господи!", - мелькнула мысль у Миры. В тот самый миг, когда Нюрий с Рамюэлем сделали ещё один шаг, конь внезапно приоткрыл глаза: умные, гордые. Словно огненная бестия, встал он на дыбы перед Нюрием и принцем. Это была потрясающая и ужасная картина одновременно. Могучие копыта потомка Ардыреев при одном только ударе могли загнать обоих по плечи в землю. Дикий огонь свободы блеснул в глазах Рынака. Он молниеносно начал опускать своё грозное оружие на принца с Нюрием. Те стояли, разинув рты от удивления, испуга, или чего-то ещё. Всё это происходило в считанные секунды, так что заметить более подробно, было просто невозможно. Одним ударом конь опрокинул принца и его товарища, ударил копытами об землю, и поднялся на дыбы во второй раз, чтобы закончить свой дикий танец. Мира рванулась к ним, Анри, Дин и Аслан последовали за Мирой... И лишь два человека вели себя более спокойно: Асилар и Мила. Мила вскинула руку в повелительном жесте.
  - Курамэ лантэ Крини!
  Конь заржал и начал колебаться. Он мялся на задних копытах. Это было ещё более удивительно. Как будто он очнулся от своего поступка и не мог понять, что сделал, а главное, как это исправить.
  - Быстрее, Рамю, Нюрий! Да быстрее же! - кричала Мира на принца и его друга. Аслан и Анри просто выдернули их за шкирки из-под копыт Рынака.
  - Курамэ лини Лантэ! - произнесла Мила вторую формулу, и конь опустился на землю. Все стояли, буквально открыв рот. Мила твёрдо приближалась к рыжей бестии.
  - Мила, стой! - дёрнулся к ней Аслан.
  - Всё нормально, - железным и несколько раздражённым тоном произнесла сестра. Это было совсем на неё не похоже.
  - Не подходи к этому ненормальному! - закричал Дин. Остальные просто стояли, разинув рот. Мила медленно подошла к коню.
  - Маленький, хороший, спасибо тебе... - она тихо погладила коня, почесала за ушком.
  - Мила... - пробормотал Анри. Друзья переглянулись.
  - Он вам жизнь спас, - не отрываясь от Рынака, сказала Мила. Свободной рукой она указала на то место, где до этого стоял принц и его друг Нюрий. Там лежала змея. Это была урсуфа - местная и ужасно ядовитая гадюка. Её яд был слишком коварен. Незначительный порез мог привести к тяжелейшим последствиям. Все стояли так, будто их приклеили к земле: бледные, мокрые, с широко открытыми глазами.
  - Привет, - услышали они весёлое приветствие. К ребятам подошли Арима со Стасией. - Что у вас здесь происходит?
  - Вот это да, - пробормотал всё ещё бледный Дин. Утро началось ярко...
  ********************************
  В этом мире долго спать себе позволяли только вельможи. Нормальным считалось пять часов, максимальным восемь. Ребята спали по четыре часа. Сначала это вызывало недоумение, а затем все привыкли. Расскажу вам примерный распорядок дня...
  День у Анри и Аслана начинался с занятий. Они, как ни странно, каждое утро тренировались. Подобному их приучили в Сикионе. Мира не могла вспомнить, когда бы её друзья с таким упорством наседали на физкультуру. Затем приходило время завтрака. После него ребята пропадали с принцами и Нюрием до обеда. Девчонки не знали, чем они занимались. На вопросы они получали уклончивые ответы. После двух-трёх попыток разузнать, где же они всё-таки пропадают, Мира бросила это бесплодное занятие и перестала интересоваться вообще всем, что касалось ребят. Нет, она не обиделась, просто немного переключила внимание.
  У девчонок утро начиналось по-разному. Мила тоже тратила время на тренировки, Мира составляла ей компанию... иногда. Она предпочитала заниматься тогда, когда её не видели. Стрелять из лука она не умела, топор был слишком тяжёл для неё, меч тоже. А метать ножи можно было практически в любом месте. Кроме того, никто не знал, в чём заключалось боевое умение Миры. А она в совершенстве владела Санфой (так в Сикионе назвали разновидность борьбы. Санфа - это умение увёртываться от ударов с помощью гимнастики. Мира была очень хрупкой девушкой, и тяжёлое оружие было для неё бременем на поле боя. Пластичность же была у Миры от природы, так что, посоветовавшись, Магистры Сикионы решили развивать в ней этот дар. Они придумали ей свою ветвь защиты и назвали её Санфа). Если вы помните, Мира ходила под заклинанием Повиновения. Когда ребята бежали из Сикионы, ночью Мире приказали выкрасть книгу. Она не могла ослушаться, но проснулся Аслан. Он попытался помешать подруге. Возможно, всё закончилось бы трагически, так как у Миры оказался в руках нож, а она получила приказ убить любого, кто мог помешать, но шум разбудил Винара. Он попытался блокировать подругу, схватив её сзади. Именно тогда Мира удивила его, каким-то образом вывернувшись и освободившись от его рук. Тогда Мира сделала это совершенно инстинктивно, но если бы её попросили повторить, она бы без сомнения смогла бы сделать это... и не только.
  В обед девушки тоже ничего не делали, лишь изредка помогали по хозяйству и общались. В своё свободное время они могли делать, что угодно, но... не выходя за пределы замка. Это объяснялось очень просто: эпидемия. Сначала в развитие событий девчонок посвящали, но позже решили обойтись без их умений. Баба з возу, кобыле легче. Эпидемия, так эпидемия. Чего, какая, почему так долго длится, не говорили. А жертвы с каждым днём всё росли... Из замка выходить запретили вообще...
  Мире очень не нравилось, когда ограничивали её свободу, поэтому предложение Асилара прогуляться верхом и посмотреть окрестности она встретила, чуть ли не с восторгом. Теперь вы понимаете, из-за чего разгорелся весь сыр-бор с Анри.
  После инцидента возле конюшни Асилар подошёл к Мире, чтобы спросить, придёт ли она в условленное место. Мира ответила, что не знает, так как пообещала помочь Онрере в одном деле, но постарается. Анри кипел от злости, идя рядом и слушая милое воркование. Асилар ему не нравился. Что именно и какие черты, Анри ещё не мог сказать, но чувствовал свою неприязнь вполне определённо.
  Кто же мог знать, что это чувство было обоюдным...
  
  ГЛАВА
  
   Нет большей радости, чем та, что мы доставляем другим. Генри Ф. Хоэр.
  
  Зал блистал убранством. Холодные стены были украшены яркими разноцветными лентами и драгоценными украшениями, стол завален яствами. Играла тихая неназойливая музыка. Потихоньку сходились и гости. Обстановка была что ни на есть самая умиротворённая. Однако в воздухе ощущалось напряжение.
  Рамюэль вяло смотрел на огненные блики свечей. Он впал в какой-то ступор, был холоден и мрачен. Для таких мероприятий у него редко находилось настроение. Его наряд, который принцу необычайно шёл, вызывал с женской стороны желание флиртовать. Только вот со стороны самого принца ответом была лишь улыбка.
  Нюрий был вежлив и отстранён. Он немного подражал Рамю. Сегодня на нём была светлая рубашка и длинные тёмные брюки. Его пояс украшал длинный синий пояс. Это был немного не его стиль, поскольку и без того высокий рост вытягивался ещё выше. Он был довольно коммуникабелен, но на таких вечерах предпочитал больше наблюдать. Анри и Аслана немного выводили из себя его советы: к месту, и не совсем, компетентные, и не очень... А Мире вполне нравилось с ним общаться.
  Асилар был как всегда немного ленив и спокоен. Это его поведение и равнодушие выводило из себя многих. Кого-то раздражало, кого-то прельщало. Длинная туника, мягкие брюки и тёмные волосы выделяли его среди прочих. Мира украдкой наблюдала за ним.
  Аслан был раздражен и встревожен. Мира видела это, хотя он тщательно скрывал свои эмоции. Но, ведь не первый год знакомы! Надо сказать, простая рубашка со всем известной фибулой, расшитая позолоченными нитями и длинные свободные брюки, необычайно ему шли.
  Анри не просто злился, он закипал. На нём был длинный жакет, красивый пояс и простые чёрные брюки. На руке ярко поблескивал тонкой работы перстень. Анри пристально следил за пребывавшими в зале.
  Немного вяло и скучновато было Онрере. Он хоть и был в хороших отношениях с принцами и остальными ребятами, но всё же чувствовал себя не в своей тарелке.
  Зато, вот кто и веселился, так это был Дин. Кто-нибудь видел рекламу кофе: "Давай, ворушись!"? Так вот это был именно тот случай. Казалось, он имел дело ко всем. И странно, его интерес совсем не вызывал раздражения. Напротив, к кому бы он ни подошёл, человек начинал улыбаться. Да,.. вот кто здесь душа компании.
  Медленно распахнулись двери и в зал вошли они... Те, с кем в этом мире не считались. Те, кого называли прекраснейшей половиной человечества, но никогда не спрашивали совета. Разве что иногда, украдкой...
  В ярком жёлтом платье с рыжими волосами в зал впорхнул милый зеленоглазый ангел, неся за собой загадочность, словно лесная мавка. Следом за ним последовал другой ангелочек, не менее прекрасный, с цветом волос, словно спелая пшеница и серыми красивыми глазами, изящный и немного высокомерный, как и подобает особе королевской крови. В зале все притихли, предпочитая не нарушать сказочную идилию, словно звук мог отпугнуть небесные видения. Девушки впорхнули в зал, словно два солнечных лучика: задорные, улыбчивые, светлые...
  Но за ними следовало два других видения: загадочных, тёмных...
  В зал зашла девушка с необычным цветом волос, огромными пленительными глазами и тихой улыбкой. Мягкий цвет платья стройнил и без того совершенную фигуру. На ней было единственное украшение - искусно созданная диадема. Девушка была очаровательна, словно звезда с неба спустилась. Казалось, и без того кричащая тишина стала ещё тише.
  "Ну, конкуренция ходячая!", - с улыбкой подумала Мира, следуя за подругой. Хрупкая и даже в некоторой степени воздушная фигурка облачённая в синее платье, расшитое бисером, придавала ей некую отстранённость и строгость, но огромные глаза, словно два блестящих сапфира, манили и затягивали в омут. Им вторил необычной формы амулет, висящий на груди. Она до сих пор не понимала, почему их появление в любом месте вызывает перешёптывание, удивление и в некотором роде оцепенение. Это место исключением не было.
  Появление девушек повергло музыкантов в очередной и уже привычный ступор, пока Дин, намекнув, выразительно не осведомился, почему так, собственно, громко играют... Лишь тогда музыканты, протрезвев от наваждения, начали...
  Сначала собравшихся развлекали акробаты. У Миры и ребят эти "сложнейшие" трюки вызывали слегка скептическую улыбку. Таким упражнениям их учили ещё в детском садике. Затем в центр зала вышли поэты... Даже с пьяну Мира не смогла бы придумать ничего более ужасного! Мало того, что все стихи были белыми, так они ещё и были лишены всякого смысла, на её взгляд, конечно. Видя, что ребята потихоньку начинают засыпать, Мира напролом подошла к принцу с вопросом, не желает ли он как-нибудь освежить вечер. Асилар немного замялся, не зная, что девушка имеет в виду. Дальше по программе шли танцы... И тогда Мира предложила простейшую, но увлекательную игру, в которую друзья с удовольствием играли вечером у костра.
  Она попросила слуг расставить стулья и лавочки полукругом.
  - Ну, что? - спросила она. - Будем играть? - оказалось, что всем в зале было скучно, поэтому предложение с радостью приняли. - О"кей, тогда у меня есть одно условие... Играть должны все без исключения, кто находится в зале. Никаких ограничений по сословиям, полам и возрастам.
  И, когда все шумно подтвердили согласие, Мира начала объяснять условие игры. Игроки поделились на две команды. От одной команды вызывался человек. Ему на ухо говорили слово (существительное), а он должен был показать его жестами, без слов и звуков своей команде, так чтобы она смогла отгадать его. Казалось бы, простейшая игра, а сколько азарта, смеха, хорошего настроения!
  Через час с небольшим веселье достигло апогея. Участники решили прерваться. Опять заиграла музыка, начались танцы. Мира вышла на балкон подышать свежим воздухом. Она уже успела поговорить с Асиларом о месте встречи и теперь томительно дожидалась удобного случая, чтобы улизнуть...
  ****************************
  Мира тихо пробиралась к условленному месту. Было темно. Знакомые сумерки сопровождали на каждом шагу. Девушка кралась к домику в котором её должен был ждать Асилар.
  "Я без него не могу... Вся моя жизнь без остатка принадлежит только ему. Я улыбаюсь друзьям и знакомым, а мысли всё равно о нем. Лишь только его улыбка успокаивает и лечит. Лишь только его образ вызывает в душе бурю... Без него я не я. Каждый миг и минутка - это он. Любая встреча - это миг радости и счастья. Его взгляд обжигает огнём. Это серьёзно, но по-другому нельзя. Это сводит с ума, это заставляет бежать. Весь мир поднялся вверх ногами. Вокруг всё изменилось. Изменилась я. Это он, это его взгляд... И моя любовь?.. Но я ведь не умею любить!..".
  Мысли путались, словно перепуганные птицы. Девушка прошмыгнула мимо стражи. В высоком заборе всегда есть какая-нибудь прорёха. Каменный забор, что окружал замок, исключением не был.
  Мира аккуратно пробиралась к развалившейся кладке. Мысли занимал только Асилар. Он стоял перед ней... Такой сильный и спокойный... Его ласковый взгляд обжигал и завораживал. Мира до сих пор чувствовала его сильные и крепкие объятия. Вот она прошмыгнула через дырку в заборе и направилась дальше пешком.
  Странно. Влюблённые глупы, это я вам говорю определённо. За розовыми очками они никогда не видят опасности, которая их окружает. Мира знала, что в лесах нынче стало неспокойно, что просто так гулять одной, было опасно. Вдвойне было опасно гулять девушке, и втройне - ночью. Мира это знала, но шла...
  Она улыбнулась, вспомнив прошлый вечер...
  Закат тогда выдался на удивление ярким. Солнце освещало все облака яркой розовой дымкой. И там, где ночь уже претендовала на свои владения и права, тучи стали ярко фиолетовыми. Свежий ветерок развевал волосы Миры. Было немного прохладно. Она зябко дёрнула плечами.
  - Мира... - услышала девушка позади себя знакомый голос и обернулась.
  - Привет светоносному принцу, - улыбнулась она.
  - Замёрзла?
  - Немножко, но не хочу уходить. Посмотри, как красиво. Что может сравниться с таким великолепием? - она помолчала и сама ответила. - Ничего.
  - Ошибаешься. Ты красивее их.
  - Глупости. Всмотрись внимательно. Они не просто великолепны, они идеальны.
  - Мой ангелочек, - прошептал ей нежно Асилар, - ты лучше них, лучше них всех...
  На душе стало тепло-тепло. Принц нежно обнял девушку за плечи и прижал к себе. Мира на миг забыла обо всех тревогах и печалях. Она просто утонула в этой теплоте.
  - Мой ангелочек, ты такая красивая...
  - Брось, Асилар, красивые долго не живут, - улыбнулась Мира. - К тому же, вокруг тебя столько прекрасных девушек, что они затмят и переплюнут любой цветник, - теперь улыбнулся он.
  - Это точно... Но в этом цветнике у меня есть одна очень красивая роза, и я её не отдам никому.
  - Глупости. У тебя не будет выбора, кроме того, никто не будет спрашивать разрешения.
  - Никому... - прошептал Асилар ей на ухо. - Я люблю тебя...
  Мира с улыбкой думала о предстоящей встрече. Она тенью пробиралась через лес. Вон уже показалась знакомая по рассказам опушка и домик. Девушка на миг задержала дыхание и приблизилась ещё немного. Когда она подошла вплотную, то немного удивилась. В домике на первый взгляд никого не оказалось. Мира, замерев от любопытства и предвкушения, приоткрыла дверь и заглянула внутрь.
  Черноглазая фрейлина сидела возле него и пыталась накормить его виноградом. У Миры чуть волосы не встали дыбом от такой наглости. Чертовка была красива. Так Мира могла бы сказать при других обстоятельствах, а сейчас она больше напомнила ей ворону.
  "А, чтоб ты подавился!", - было первой мыслью Миры.
  Как бы вы поступили на её месте, обнаружив любимого (любимую) с кем-то другим, да ещё и в весьма романтической обстановке?.. Надо сразу сказать, здесь есть несколько стилей поведения...
  Мира, закричав от злости, с разбегу вцепилась в волосы сопернице, постаравшись по пути как можно больнее ногой зацепить Асилара. У принца от удивления виноград стал колом поперёк горла. Девушки начали выть и кататься по полу. Полетели клочья волос и одежды... Это был первый вариант. Мира была к такому не готова. Более того, такое она считала неприемлемым.
  Она с размаху открыла дверь ногой. Парочка изумлённо уставилась на гостью.
  - Дрянь, а ну пшла вон отсюда! - скомандовала Мира темноглазой, уперев руки в бока. - Объясни, что происходит! Это ты так гостей ждёшь, лю-би-мый?!
  Это был второй вариант. И, как вы думаете, чем он мог закончиться? Конечно, только скандалом. У Миры было золотое правило: не готов услышать ответа, не задавай вопроса. Конечно, она не сделала так.
  Мира покачала головой. Слёзы, как хрустальные горошины, катились по щекам. "За что?". Она аккуратно прикрыла двери и опрометью бросилась обратно. Ветки хлестали по лицу, тени скользили и окружали. Где-то закричала птица. Девушка вздрогнула и подняла полные глаза слёз к небу: "За что?".
  Нееет, таким Мира тоже не страдала. Внутри неё всё клекотало. Она не прощала измены. Постояв перед дверью около минуты и собравшись с силами, она собрала всю себя в кулак железной хваткой. Ей было очень больно. Мира не умела любить?!. А, разве так бывает?..
  Мира улыбнулась на все сто баксов и постучала в двери. Не дождавшись ответа, она распахнула их.
  - Привет, - улыбнулась она парочке. Приходилось постоянно следить, чтобы улыбка не перешла в оскал.
  "Тихо, малыш. Спокойно...", - успокаивала она сама себя.
  - Привет, - с удивлённой улыбкой ответил ей Асилар. - А я тебя не ждал...
  Мира могла простить многое, она могла закрывать глаза и убеждать себя в чём угодно. Могла упорно носить розовые очки и выдумывать оправдания. Она могла слишком многое... Но всегда предавала словам немного большее значение, выуживая из самих слов их смысл. Что бы вы сделали, сказали, подумали, если бы довелось услышать, что вас не ждут?
  Вы ругаетесь с друзьями, тайком пробираетесь через лес. Одни, ночью... Вы закрываете глаза на все предостережения. Вас не интересует никто и ничто. Потому что вы идёте к любимому человеку. Вы идёте к нему и застаёте его с другим (другой). И вместо оправданий, объяснений, шуток, слёз, чего угодно (!), он говорит, что вас не ждал... ДА ЭТО И ТАК ОЧЕВИДНО!!! Но только глупец, ненормальный, ребёнок, или человек, который никогда не любил, может сказать такое. Вы считаете, что Мира не права?
  У неё всё опустилось внутри. После этих слов просто захотелось сесть и расплакаться. Но она только крепче сжала собранную в кулак волю, и улыбнулась ещё шире.
  - Ну что ж, не ждали, а я припёрлась!.. Ну, чего молчишь? Может, пригласишь меня присесть и познакомишь с девушкой? - "Чтоб она провалилась... вместе с тобой".
  - Конечно, присаживайся, - вежливо, но всё так же удивлённо предложил Асилар. Мира на миг почувствовала себя как среди стаи шакалов. "Ещё бы ты не предложил!".
  Остаток вечера прошёл за милой беседой. Выяснилось, что фрейлина совершенно случайно ("Невинная овечка, - подумала Мира после этих слов, а потом добавила... - Нееет, овца!") оказалась в лесу. А Асилар, идя, как и было уговорено с Мирой, на встречу, просто не мог оставить её одну. "Рыцарь грёбаный!". Мира бушевала внутри себя. Если бы она могла, то покусала бы обоих. Ну, если бы не покусала, то понадкусывала бы точно. А то бы просто пожевала, да выплюнула! Хотя, на таких и усилий тратить не стоило.
  - Солнышко, - сказала Мира, обращаясь к Асилару (надо признать, эти слова ей дались с трудом), - я пойду обратно. И так еле ускользнула от пристальной слежки. У меня был только час, а время подходит к концу. Я пойду, а ты с... девушкой (ей упорно не хотелось называть её имя) подойдёте позже. Хорошо?
  - Хорошо, - просто согласился принц.
  И после этих слов Мире просто захотелось завыть. Ну скажи ты, что во чтобы то ни стало пойдёшь с ней. Скажи, что тебе наплевать, что подумают. Скажи, что Мира умница, потому что пришла. Скажи, что любишь!!! Скажи, что угодно, только не это твоё: "Хорошо"!!!
  Он не сказал...
  *******************************
  Год перемен. Год слёз. Год болезней. Повсюду горели огни. Повсюду стоял плач. Уснувших навсегда провожали в их долгий путь. Никогда уже не будет слышно звонкого смеха и весёлых шуток. Ни-ког-да. Это слово слишком маловероятное. Мы говорим: "Никогда не говори никогда"... Однако в таких случаях перестают действовать все законы.
  Горевшие воспалённые глаза, опухшие руки, высохшие, словно скелет, тела - вот что осталось от Второй красоты этого мира, от женских чар...
  Повсюду горели костры. Словно алые флаги, помечали они места, где побывала Смерть. Небольшая группа людей стояла у одного такого огня. Пламя зловеще отбрасывало тени. На выстроенном постаменте ещё было видно тело совсем юной девочки. Огонь пока не успел добраться до платья. На бледном симпатичном лице была заметна вымученная улыбка. Господи! Она действительно улыбалась! И это было жуткое зрелище!
  Рыдающая темноволосая женщина посыпала себе голову землёй, рвала волосы и одежду. Она лишилась единственного чада. Того, кому подарила жизнь. Внезапно её вой и плач перешёл в смех, затем в кашель. Женщина дёрнулась. Тело выгнуло дугой, по нему прошла судорога. Стоявшие рядом люди подбежали к ней, но лишь для того, чтобы тело мёртвой женщины могло в последний раз ощутить прикосновение и тепло рук живого человека...
  Жутко, невыносимо, когда стоишь рядом, но не можешь помочь. Когда видишь страдания другого, но не можешь его от них избавить. По щекам мужчины лились скупые мужские слёзы. Он шептал имена. Имена тех, с кем пока не может быть рядом. Пока...
  Смерть стояла за его спиной. Она слышала всё, что он говорил. А мужчина шептал и шептал. Его ноги подкосились сами собой, как перед этим подкосились у темноволосой женщины... его жены и матери ребёнка. Он шептал имена, говорил, что любит, проклинал весь мир, просил прощения. Оказалось, что было столько не сказано, столько не сделано... Самая малость - была не прожита жизнь.
  Мужчина шептал и шептал... А Смерть спокойно стояла за его спиной и слушала. Ей было некуда спешить...
  ******************************
  Мира не помнила, как шла обратно. Она не разбирала дороги и пути. Внутри всё то опускалось, то поднималось. Слёз не было. Но вместо них девушку переполняла такая гамма чувств, что этого хватило бы на весь замок с прислугой и животными вместе взятыми! Горечь боли, разочарования, привкус удивления и злости. Злости даже на себя за собственную глупость и бесхарактерность. Мира мысленно поаплодировала себе за сдержанность, но тут же выругала за то, что сразу не поставила все точки над "И".
  Зал бушевал. Дин выкидывал такие кренделя, что можно было только диву даваться. Арима и Стасия его старательно поддерживали. Анри тоже танцевал. Аслан сидел вместе с Нюрием и Рамю за столом и разговаривал. Вид и настроение у него бывали и получше. Хотя Мире сейчас было всё равно. Если бы кто дерзнул, она послала бы куда подальше без всяких раздумий. Вот только интересно, поняли бы они, куда идти?! От этой мысли стало немного веселее, но кошки на душе продолжали упорно рыться.
  Мила весело беседовала с Онрерой. Из всех присутствующих Мира выбрала именно эту компанию.
  - Ты где пропадала? - обратилась к ней Мила с улыбкой. - Анри меня уже замучил с этим вопросом.
  - Немного голова закружилась, пошла свежим воздухом подышать.
  - Ты себя плохо чувствуешь? - осведомился Онрера. - Присядь, - в его глазах читалось беспокойство.
  - Не волнуйся, уже всё нормально.
  - Мила, - услышали они голос Аслана, - подойди. - Мила извинилась и пошла на разговор с братом. Мира на секунду почувствовала себя одинокой.
  - Почему грустишь? - не унимался Онрера. Впрочем, Мире просто необходимо было с кем-то поговорить.
  - Да так...
  - Малышка, расскажи... - глухо стукнуло сердце. Стукнуло и замерло. Мира посмотрела в глаза парню. Светловолосый, высокий и подтянутый, он серьёзно и откровенно смотрел на неё. И в этом взгляде читалось не только сочувствие...
  "Глупо, как всё глупо. От тебя за версту веет любовью, но я не хочу её принимать. Я застала Асилара с другой. Я хочу помириться с друзьями, но не могу сделать шаг первой. Я хочу домой, но продолжаю жить на Неогее. Я могла бы вылечить многих, но тогда бы не было в живых тебя... Когда же всё изменится?", - так думала Мира про себя.
  - Да, рассказывать-то нечего. Просто немного загрустила, а ты, как и в большинстве случаев, оказался рядом...
  - Мне бы хотелось быть рядом всё время...
  "Не надо так! Прошу, замолчи! Я не люблю, я не умею любить!".
  - Солнце, зачем тебе это? Всё время рядом с Ведьмой (И Мира, и Онрера знали о её прозвище, что дали ей среди воинов)? Смотри, заколдую! - она улыбнулась... через силу.
  "Уже заколдовала", - подумал про себя Онрера, но вслух отшутился.
  - Ну, рядом с такой Ведьмочкой, я бы не прочь быть всё время.
  Сердце стучало. Онрера смотрел не в глаза. Казалось, через них он заглядывает в душу. Какое-то смутное чувство промелькнуло у обоих. Мира не могла понять, почему в душе такая буря эмоций. Онрера знал, что говорить о своих чувствах бессмысленно. "Лёд не умеет любить...".
  - Мира, чего загрустила? Пойдём танцевать, ты мне обещала! - подскочил к ней весёлый Дин. Мира посмотрела на него с улыбкой. Он был ей симпатичен, но настроения для танцев не было совсем. Мира колебалась. Внезапно краем глаза она увидала, как в зал входит Асилар.
  - Раз обещала, пойдём! - улыбнулась Мира. "Не подумай, что мне больно! Я сильная!". На душе скребли мышки, но Мира улыбалась. Это она умела. Смеяться в лицо врагу, когда плохо.
  Заиграли медленный танец. Виолончель и скрипка, что может быть романтичнее? Под такую музыку нужно танцевать с любимым. Она затягивает, заманивает в свой водоворот, словно связывая души воедино. Мира неплохо танцевала. А Дин, по-видимому, ещё и очень любил это делать. Глядя в глаза Асилару, Мира полностью отдалась музыке и сильным и уверенным движениям партнёра. Середина зала освободилась. Свечи, романтическая музыка, отличный танцор - это то, что отвлекало. Дин просто закружил её в омуте нот. И когда музыка закончилась, Мира даже почувствовала лёгкое разочарование.
  - Ты отлично танцуешь, - сказал ей Дин. - Почему же постоянно сидишь?
  - Просто танцую я под настроение, а для этого дела оно у меня бывает весьма редко.
  - Жаль. Мне понравилось с тобой танцевать.
  - Не пойми меня превратно, - вдруг помрачнела она, словно решилась рассказать всю правду. Дин посмотрел на серьёзное лицо девушки и растерялся, - но мне тоже понравилось танцевать с тобой, - Мира широко улыбнулась, и у Дина отлегло на душе.
  - Уф, я уж думал ты скажешь, что медвеки танцуют лучше (так здесь называли особую породу диких и ужасно косолапых медведей).
  Снова заиграла тихая мелодия. Медленная и печальная лилась она среди людей, вызывая бурю эмоций. Тихая музыка вызывала у каждого свои воспоминания: грустные и нежные, высокие и далёкие. Мира посмотрела в глаза Дина. Там неподалёку стоял Асилар, который наблюдал за каждым её движением. Наблюдали за ней и друзья. Смотрели и девчонки. Мира чувствовала каждый взгляд, весь неподдельный интерес и внимание. И до того захотелось от этого отвлечься, уйти, забыться, что она вдруг решилась: "А почему бы и нет?".
  - Раз уж ты меня пригласил, позволь мне сделать тоже самое.
  - Ты меня приглашаешь? - от удивления Дин просто остолбенел.
  - А ты, что не хочешь со мной потанцевать? - вопросом на вопрос ответила Мира.
  - Хочу, - махнул головой Дин и снова привлёк её к себе. - Просто...
  - Просто, что?
  - Ну, у нас девушки так не делают...
  - А у нас делают, и я не вижу в этом ничего такого.
  - Не в этом дело. Странно, я чувствую, что ты другая, - Мира напряглась и удивилась. - Ну, не такая, как все.
  - Конечно, - улыбнулась она, - я ведь не местная.
  - Нет-нет, ты не поняла. Я попытаюсь объяснить, только ты не обижайся... - он помолчал, словно удивляясь сам себе, и продолжил. - Понимаешь, у нас к девушкам относятся совсем не так.
  - Знаю. Скорее у вас к ним никак не относятся.
  - Можно и так сказать. У нас на них обращают не больше внимания, чем на красивую вещь, или утварь. Конечно, и речи быть не может о каком-то совете или просьбе. Если же девушка нравится, на ней могут жениться, и очень часто никто не спрашивает о её чувствах.
  - Какой ужас.
  - Я тоже с этим не согласен, но правила есть правила... А ты совсем другая... Я первый раз вижу, чтобы на праздник, или званный вечер приглашали девушек... на равных.
  - Неужели такого никогда не бывает? - удивилась Мира.
  - Ты не дослушала. Я хотел сказать, в таком качестве... Понимаешь, у нас такое не принято. У нас не спрашивают разрешения или совета, не обращают особого внимания. Девушки не поднимают высоко головы, если они не особы королевской крови, не приглашают танцевать, не смеют заговаривать первыми.
  - Дискриминация, - печально улыбнулась Мира. И, видя, что собеседник не понимает, о чём идёт речь, пояснила. - Это, когда ограничивается свобода... другого пола, в данном случае женского. Будем исправлять.
  На этом их беседа зашла в тупик. Мира просто прижалась щекой к плечу Дина и замолчала. Дин тоже ничего не говорил. По-видимому, не желая прерывать идиллию. Мира видела взгляды, слышала перешёптывание. Но ей было абсолютно всё равно. Она размышляла...
  ***************************
  Голова болела после вчерашнего вечера.
  "Да что же такое? - удивлялась Мира. - Вроде бы не так уж много вина выпила...". Она медленно и вяло откинула одеяло и встала. Нет, заставила себя встать. Было ещё очень рано. Многие ещё спали, а Мира просто привыкла вставать рано, впрочем, как и её друзья. Она почти с ненавистью посмотрела на своё лицо в зеркало. Это было что-то типа: "Привет. Я тебя не знаю, но я тебя умою...".
  Через четверть часа Мира имела довольно сносный вид. Она оделась. Длинные и широкие брюки и туника. Так на её планете одевались девушки восточных кровей. На тунику одевался необычайно мягкий и тонкий корсет, который в свою очередь был украшен меховым поясом и расшит камнями. "Какой кошмар, я похожа на попугая!". Удовлетворительно оглядев себя, Мира уже почти собралась выходить, как услышала голоса во дворе. На улице были ребята и Дин. Мира вспомнила, что тот сегодня уезжает. Этот парень был ей симпатичен. Мира колебалась не долго.
  Она быстро обулась и вышла во двор. Увидав её, поздоровались все без исключения. Она тоже приветливо улыбнулась.
  - Спасибо, что вышла проводить, - сказал Дин. Ему действительно выделили другого коня... поспокойнее. - Мне очень понравилось с тобой общаться, - он обнял её.
  - Мне тоже, - чуть слышно прошептала Мира. - Счастливой дороги.
  - Спасибо. А вы не думайте, мы скоро увидимся.
  - Думаю, даже быстрее, чем ты думаешь, - сказал Аслан. Было непонятно, шутит он или нет.
  - Может и так, - сказал Дин, залезая на коня. - Что ж, тогда до скорого.
  Он ещё раз отсалютовал и, прихватив с собой поводья Рынака, пустился в дорогу. Ребята совсем недолго смотрели ему вслед, и стали расходиться.
  - Иди сюда, - резко привлёк к себе Миру Асилар. Она удивлённо посмотрела на него. Просто так? При других? Он такого себе не позволял.
  - Я тоже тебя рада видеть, Асилар, - сказала Мира, попытавшись отстраниться. Она чувствовала, что ребята, Нюрий и принц наблюдают за ними. Ей было немного неловко.
  - Почему у тебя нет настроения? - он не отпускал её. Мира вспыхнула: "Он ещё спрашивает!". Асилар смотрел нежно и спокойно. В душе Миры шла борьба эмоций с разумом и чувствами.
  - Не выспалась. Не обращай внимания. Пусти, - она сделала попытку улыбнуться, - мне надо идти. - Мира мягко отстранилась под косые взгляды ребят.
  - Ну ладно, увидимся, - согласился Асилар.
  Мира почувствовала себя полной идиоткой, глядя на удаляющиеся спины.
  "Господи, ну почему я такая дура?!". Она покачала головой, повернулась и пошла к себе в покои.
  "Может, это я не права? Ну, что я такого увидела? Подумаешь, Асилар с девушкой?! Я тоже общаюсь с Онрерой, ребятами, Нюрием, а вчера, например, весь вечер протанцевала с Дином, - успокаивало себя первое "Я" Миры.
  Ага. Конечно, ничего такого... Подумаешь, она кормила его виноградом, а он нежно обнимал её за талию и смотрел в глаза!.. Память отшибло?!! Ты, что со всеми тоже в таком духе общаешься? - вскипело второе.
  Нет, я себе такого не позволю, если с кем-то встречаюсь.
  Во-о-от!!! Хотя, кое-что ты всё же себе позволила...
  Я знаю, что сделаю. Я пойду и выясню всё!
  Ты будешь выглядеть полной идиоткой!
  Пускай. Зато не буду грызть себя, словно подкожный червяк! - снова завелось первое.
  Хотя, почему выглядеть?.. - язвительно закончило второе "Я".
  Мира прихорошилась перед зеркалом и решительно направилась к двери. Сейчас она всё выяснит, поставит все точки и всё тут! Она распахнула двери и уткнулась носом... в Асилара!!!
  - А... я... привет, - закончила свою пламенную речь Мира. - Ты что здесь делаешь?
  - К тебе пришёл?
  - Ко мне?! - сердце стукнуло и остановилось.
  - Идём. У меня сюрприз есть, - настойчиво потянул её за собой Асилар. Мира удивилась, а точнее обрадовалась, хотя сюрпризам и не очень-то доверяла. Один сюрприз от принца она уже получила...
  Асилар нежно, но уверенно тянул её к себе в комнаты. Мира шла, хотя заливалась краской. Она колебалась, была смущена и заинтригована. Куда-то пропала вся злость и агрессия. Туда же подевалась и решительность. Все девушки в такие моменты глупы, как гусыни. Мира исключением не была.
  Принц попросил закрыть глаза, Мира нахмурилась, но просьбу выполнила. Как слепой котёнок, она шла, опираясь на его руку. А, когда открыла глаза... замерла.
  Потрескивая, горел камин. У него была расстелена шкура какого-то необычайно пушистого животного. Неподалёку стоял столик, на котором были бокалы (если железные кубки так было можно назвать) и графин с вином, фрукты и шоколад. Кроме того, повсюду были зажжены свечи.
  - Вот это да!.. - изумлённо прошептала девушка. - Зачем это? - глупый вопрос, конечно, но уточнить стоило.
  - Просто мне хотелось побыть с тобой.
  На душе стало тепло и нежно. Всё же Мира была не права. Скорее всего, Асилар сказал правду. "Я придаю слишком большое значение мелочам", - осадила себя девушка. Она витала в розовой дымке. Рядом был не кто-нибудь, а принц. Настоящий! И он всё это устроил для неё! Только для неё!
  - Ну? - с выражением чертёнка на лице оживилась Мира. - Тогда, чего стоишь?.. Наливай! - весело махнула она рукой. Асилар улыбнулся. Мира без церемоний плюхнулась на шкуры и засмотрелась на огонь. Асилар медленно разливал вино в кубки, поглядывая на неё.
  "Красивая, загадочная... Просто маленький ангелочек". Глаза Миры горели от возбуждения, лицо покрыл румянец. Возле камина было тепло. Мире всегда нравилось сидеть возле огня: пламя завораживало, уводя в далёкие дали.
  - Держи, - подал принц кубок, присаживаясь рядом.
  - Ой, что-то ты много налил. Мне столько нельзя.
  - Плохо становится?
  - Не-а, болтаю много. И много лишнего.
  - А, так тебе секреты доверять нельзя! - улыбнулся Асилар.
  - Нельзя, всё расскажу! - как на духу призналась Мира. - Ну, за что пить будем?
  - За самого красивого ангелочка, которого я знаю.
   "Ну, на мой счёт ты ещё ошибиться можешь...", - улыбаясь, подумала Мира, отпивая из бокала. Вечер только начинался...
  Графин опустел на треть. У Миры в голове уже приятно шумело. Он лежал на её коленях и мило (можно даже сказать глупо) улыбался. Асилар с улыбкой смотрел на неё, что-то шептал, что-то спрашивал. Мира пила вино, смеялась, шутила, смущалась, отвечала... Ей хотелось, чтобы так продолжалось вечно. Такого с ней не было. Она забыла, что видела Асилара с другой, что была расстроена. Голова была в тумане, сердце билось, словно в печи. Глаза закрывались сами собой. Она забыла, что говорила ей Стасия. Забыла обо всём, вкушая мягкие поцелуи принца. Мира не умела любить. А разве такое возможно?..
  ГЛАВА
  
  Действуй так, чтобы потом не раскаиваться. Блас.
  
  Дин, присвистывая, пробирался сквозь дикий валежник. Кусты упрямо не хотели его пропускать. Парень чертыхнулся, повернул коня и решил обойти препятствие.
  Верхом на сером коне (впрочем, кличка у него была такой же), которого ему дал принц (неслыханная щедрость!), он чувствовал себя гораздо спокойнее. Рынака он привязал к поводьям Серого. И такой небольшой компанией, они ехали обратно домой. Дин раздумывал, как за эти пять дней могла измениться ситуация. И почему-то эти мысли весёлыми назвать было нельзя...
  Внезапно парень подпрыгнул от удивления. Где-то неподалёку он услыхал грохот. Над головой с треском начало разрываться небо. Дин испуганно шарахнулся. Рынак вскочил на дыбы и рванул на себя поводья.
  - Куда?! Рынак, стой!!! - пытался он утихомирить коня. Но тот, словно с цепи сорвался. Дикий крик животного смешался с топотом и пылью, которая летела из-под копыт. Самым печальным было то, что Дин не успел схватить поводья, которыми были связаны оба коня, и сейчас ему только оставалось скакать на Сером, и делать большие от ужаса глаза.
  Ветки хлестали парня, разрывая на нём одежду в клочья...
  Это и есть доверенное лицо барона Марана? Что вы?! Этот оборванец верхом на двух сумасшедших лошадях больше походил на нищего.
  Кроме лошадей, словно с цепи, сорвался и ветер. Он не дул. Нет. Он просто сносил с места! Облака листьев, веток, пыли и грязи летели в Дина, не давая ему раскрыть глаза. Бешеная скачка, ржание коней, топот - всё это походило на конец света. Дин вцепился в гриву Серого так, что костяшки пальцев побелели.
  "Какого Вазельвула он лезет туда, где такой ветер?!! - задавался вопросом парень. По сути, конь скакал в самый эпицентр бури. - Если выживу, расцелую первого встречного!", - решил про себя Дин.
  Не стоит раскидываться обещаниями, пускай даже внегласными. Каждая мысль материальна. И если вы про себя решили, то лучше довести дело до конца, каким бы плачевным, трудным, или смешным оно не казалось. Решая про себя чего-то добиться, не отказывайтесь, ибо это ваш Путь.
  Рынак резко вскочил на дыбы и попятился. Над головой Дина разверзлось небо. Парень про себя начал читать молитву Творцу, пытаясь доказать тому, что ещё не время, и, что он не хочет умирать верхом. Внезапно уши Дина заложило, в небе громыхнуло и парня окатило горячей волной.
  "Конец света!", - снова решил он. Конечно, эту ситуацию, по-другому и назвать было нельзя. Потому что лес, в котором в бешеной скачке оказался Дин, вспыхнул, словно пучок соломы. Деревья горели, как спички. Правда, в этом мире о таком было ещё неизвестно. Дин почувствовал, что запахло жаренным.
  "Пора сворачивать манатки!", - решил он.
  - КУДА?!! - внезапно заорал Дин благим матом, когда понял, что Рынак пытается пробраться сквозь огненную стену. А в коня действительно, словно бес вселился. Он рвался в огонь.
  На счастье Дина сопротивлялся Серый. Он бешено крутил головой, упираясь всеми четырьмя конечностями в землю. "Неужели Рынак настолько меня ненавидит?". У Дина мелькнула мысль, что конь решил именно таким образом покончить с ним. Но, видя, что у него ничего не выходит, и что Серый пока держит позиции, Дин понемногу успокаивался.
  - Давай, Серый, молодец. Назад, назад! - тянул он за гриву яростно сопротивляющееся животное. Внезапно Рынак остановился, словно осознав, что пытается сделать глупость. В считанные секунды он присмирел и опустил голову к земле. Дин уже было обрадовался, но... - Рынак!!! НАЗА...
  Это были последние слова Дина, перед тем как Рынак прыгнул в огонь. Он был стоящий конь из рода Ардыреев, а это были настоящие бестии!..
  ****************************
  Мира резко открыла глаза. Она лежала у себя в комнате. Ей было плохо. Она не поняла, в чём дело. Голова была в железных тисках, которые с каждой секундой сжимало всё больше. Мира прикрыла тяжёлые веки. Что такое? Потолок стремительно падал вниз, очертания стен расплылось. Мира знала, как с этим бороться. Девушка резко встала, и... упала. Голова закружилась, её мутило.
  "Господи, что со мной?..
  Не волнуйся, не беременна, - съехидничало одно "Я".
  Этого ещё не хватало! - встрепенулось другое. - Ну, и шуточки!
  Пить меньше надо, - поставило точку первое".
  И такие бредовые мысли лезли в голову в таком ужасном состоянии!
  Понемногу Мира приходила в себя. Отрывками начали всплывать воспоминания о вчерашнем вечере. Девушка пыталась определиться, не сказала ли она чего лишнего? По-моему, она говорила об Онрере. Вино развязывает любые языки...
  Мила резко остановилась.
  "Не хорошо...". Она вдруг почувствовала чьё-то чужое вмешательство. Навстречу подул лёгкий ветерок. Девушка с наслаждением подставила ему лицо, пытаясь угадать, какие вести и перемены он несёт. В то самое время, когда Мила отрабатывала стрельбу из лука, она вдруг почувствовала всплеск силы. Знакомой силы... Чужой... Злой...
  "Мира! - осенило Милу. Она должна знать, что происходит. - Нееет, она ведь ничего не чувствует. А, если что-то с Асланом?!. - тоже нет, она бы ощутила. Мила покачала головой. - Анри? Маловероятно, он с Асланом, - Мила знала, пока они вместе, один другого в обиду не даст. - Винар?.. Может быть... О нём так давно не было вестей... Но?.. Нет, с ним всё в порядке. Должно быть всё в порядке! Так, что же это?". Мила терялась в догадках. Чувство длилось не долго. Через какое-то время, всё исчезло. Мила стояла с натянутым луком. В тридцати шагах от неё стояло чучело, в котором уже торчало две стрелы. Прицелившись, Мила пустила третью. Стрела рассекла воздух.
  "Всё должно быть хорошо...".
  Аслан и Анри переглянулись. Внезапно они почувствовали выброс энергии. Огромный резервуар сил был вылит, как вода из сосуда. Эти силы были колоссальны. Эти силы были чужими.
  Ребята замерли, пытаясь понять природу этой энергии и причины столь расточительных затрат. Анри и Аслан ехали верхом вместе с Рамюэлем, Нюрием, Асиларом и ещё пятью воинами. Они выехали на внеочередную проверку границ и посёлков. Скоро они навестят один из них, но об этом потом. Обо всём потом. Что, чёрт побери, происходит?!!
  "Что это?", - мысленно спросил Аслан.
  "Не знаю. Похоже на выброс чьей-то энергии. Это борьба", - ответил Анри. Аслан задумался.
  "Похоже, что ты прав. Это борьба, но чья, и против кого?".
  "Не знаю. И вряд ли это будет известно в ближайшее время. В любом случае, это далеко отсюда. Кроме того, оно охватывает большую территорию. Так что...".
  "Ага, война будет, скажут?.. Этого ещё не хватало!".
  - Вы ничего не чувствуете? - внезапно спросил Рамюэль. Анри и Аслан снова перекинулись взглядами.
  - А что? - как одесский заправила, ответил Анри вопросом на вопрос.
  - Да, нет... Ничего. Показалось, наверное.
  - Если кажется. Креститься надо, - с усмешкой ответил Нюрий.
  "А принц не так прост", - решил Аслан.
  "А, почему молчит Асилар?", - спросил себя Анри.
  Ребята замолкли. Впереди будет ещё много неприятных моментов, не стоит распыляться по пустякам...
  По пустякам действительно не стоит. А такой ли это пустяк?..
  ****************************
  Рынак прыгнул в самое пламя. Дин на минуту задохнулся от дыма. Он сильно зажмурил глаза и закрыл рукавом лицо. А когда открыл, чуть не заплакал от радости, они проскочили огонь! Вокруг было всё в дыму и копоти. Ветер перестал дуть так сильно, как прежде. Это, если и не задерживало огонь, то, по крайней мере, и не распространяло. Глупо, наверное, но Дин радовался, как ребёнок, хотя уже почти успел исповедаться... Рынак упрямо шёл вперёд, словно его тянули за уздечку. Серый угрюмо плёлся следом. Дин ни на что не обращал внимания. Он остался жив!
  Лес стал похож на пустыню: выжженные дотла деревья, пепел и гарь. Всё это смотрелось дико и непривычно. Воздух был тяжёлым, практически нечем было дышать. Как следует отрадовавшись, Дин смекнул, что пора бы ехать и домой...
  "Что это там?", - приподнялся парень в седле. Ему показалось, что на земле кто-то лежит. Рынак тянул Серого и Дина прямо к... человеку! Да, точно! Это был человек. Молодой рыцарь без сознания. Наконец, Рынак подошёл почти вплотную и остановился. Дина удивило поведение коня.
  - Это ты к нему меня тянул? - вслух спросил он у Рынака. Нет, конечно, тот ему не ответил! Ардыреи необычные лошади, но говорить они не умеют. И, слава богу! Не хватало, чтобы ещё кони всю дорогу не смолкали! Рынак посмотрел на Дина, как бы спрашивая, чего он мешкает. - А, что ты хочешь? - удивился Дин. - Я же не могу его в воздух подбросить! Он тяжёлый. Кроме того, мы ничего о нём не знаем. И вообще, пошли отсюда, - пришпорил он Серого. Серый дёрнулся было, но Рынак стоял на своём мёртво и непоколебимо. - Попробовать стоило, - просто уточнил Дин, пожав плечами. - Значит, ты хочешь, чтобы мы взяли его с собой? - И Рынак в ответ заржал, кивая головой! Мол, наконец, допёр! Дин, чувствуя себя абсолютно глупо, продолжил столь странную беседу. - Давай так, мы берём его с собой и быстро скачем домой: никаких разногласий и выбрыков. Согласен?
  Вместо ответа Рынак опустился на передние ноги, чтобы Дину было удобнее забросить в седло незнакомца. "Ну и ну!", - удивлялся парень. Мало того, что он общий язык с Рынаком нашёл, так ещё и незнакомец этот...
  "Откуда он здесь взялся?.. Тяжёлый, гад! Весит не меньше тонны!". Забросив и привязав незнакомца к седлу, Дин взял поводья и посмотрел на Рынака. Он чувствовал, что должен послушать коня, каким бы странным сейчас это не казалось.
  - Давай, трогай! Папка заждался, небось...
  Рынак поднялся. И вместе со своей драгоценной ношей пустился в дорогу. До замка оставалось меньше суток...
  
  ГЛАВА
  
   Захлёбывается и тонет не тот, кто погрузился, а тот, кто остался под водой...
  
  Мира злилась. Она уже три дня не видела Асилара. Хотя, злилась она не из-за этого, и даже не из-за него. Она не могла понять сама себя, что было гораздо хуже. Плохо, когда тебя не понимают окружающие. А, когда ты сам не осмысливаешь своих действий?.. Попахивает шизофренией... Нет, конечно, Мира до такого не докатилась (пока...), но вопросов было много. Например, почему Асилар так к ней относится? Действительно, Мира чувствовала, что он видит в ней ангелочка. И странно, это раздражало!!!
  "Я не такая! Ну, как он понять не может! Я совсем не гладкая и не шёлковая. Я слишком расчётливая. Я его не стою...". Такие мысли иногда приходят в голову.
  Когда встречаешь человека, важным является первое впечатление. А дальше оно просто развивается по наклонной. И лишь в один прекрасный день розовый туман рассеивается, и открываются глаза. Многие это расценивают именно так. Но смотреть нужно со всех сторон, если уже взялся анализировать ситуацию. Человек не может быть хорошим, или плохим в абсолюте. Вернее сказать, эти два фактора в нём находятся в полной гармонии. Часто мы видим лишь одну сторону. Она нам нравится. А, когда человек показывает вторую, мы разочаровываемся настолько, что забываем о том, что было прежде. И о том, что было хорошо... Так распадаются семьи, так люди начинают пить и гулять, так жизнь идёт по наклонной, но в обратном направлении. Мира такого не хотела. Ей нравился Асилар. Очень нравился. Но она чувствовала себя красивой игрушкой, очень хрупкой по содержанию. И она решилась...
  Она решилась показать правду. Именно показать, потому что рассказывать бессмысленно. Это выглядит, как будто напрашиваешься на очередной комплимент. Она мило беседовала с Онрерой, немного строила глазки Рамюэлю, весело проводила время с Аримой и Стасией. С ребятами она почти не общалась, с Милой тоже. Зато Нюрий оказался не просто отменным собеседником. Он был просто великолепен: коммуникабелен, общителен, с отличным чувством юмора...
  Золотой век. Она даже забыла про Винара. Больше не было вопросов, где он, как, с кем. Миру не тревожила её собственная беспомощность. Ей было хорошо. А, когда тебе хорошо, внимание на других обращать не хочется. И Мира не обращала. Не хотят общаться, не надо. "Мне всё равно", - говорила она сама себе. Вместо лучших друзей, с которыми она столько пережила, на закате расцвели другие отношения...
  Мира улыбнулась. Чтобы сказал Асилар, если бы узнал о притязаниях Нюрия к ней? Она весело качнула головой, и шелковистые волосы мягкой волной рассыпались по плечам. "Интересно...".
  Нюрий пригласил Миру на разговор. Она сразу поняла, в чём дело. Перемену в отношениях она чувствовала за версту. Это можно было назвать своеобразным талантом. Нюрий долго шутил и не решался. Мира его не торопила. Всё-таки это сложно, говорить о таких вещах. Просто, когда ей говорили о любви, Миру всегда тянуло на смех. Эта девушка была сделана из чистого льда. Но разговор, который между ними состоялся, был ещё веселее, чем она предполагала.
  - Мира, как ты думаешь, можем мы?.. - Нюрий выразительно посмотрел на неё.
  - Нет, - улыбнулась Мира. Два часа шуток, и такое завершение!
  - Понятно. Но попробовать стоило.
  Даааааа... Каждый такое воспринимает по-своему. На тот момент Мира не знала, что своим отказом наживает себе врага. Нюрий не умел проигрывать... Но Мира об этом не думала. Её интересовал Асилар. Вернее их отношения. Мире казалось, они зашли в тупик. Замкнутый круг, из которого просто не существует выхода. Говоришь и думаешь одно, а получается совсем по-другому.
  Ты меня не понимаешь и не хочешь понять.
  Каждый день ты удивляешь меня снова и опять.
  У тебя я, как зверушка, в магазине на виду,
  Но пойми, я не игрушка! Я обидеться могу!
  Мира удивлялась, при ребятах Асилар себя вёл совсем по-другому. Немного вызывающе. Мира всё больше запутывалась в своих отношениях к нему. Она чувствовала, что начинает терять доверие. А его бесцеремонность её начинала попросту раздражать.
  И всё же он ей нравился. Тепло, которым он с ней делился, того стоило. Хотя ей не совсем не хотелось выносить свои чувства на люди. Для чего?
  "Однако если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе", - решила она. Прихорошившись, Мира решила сама навестить Асилара. Всё-таки для неё он был слишком хорош.
  Не спеша, пружинистым прогулочным шагом, Мира направилась на поиски принца. В его покоях его не оказалось, в большом дворцовом зале тоже. Ребят Мира засекла на тренировочном поле. Ей не хотелось с ними встречаться (опять эти взгляды, типа: "На кого меняешь?"), поэтому она удачно изменила маршрут. Но принца нигде не было! "Обидно. Досадно. Ну, ладно", - скороговоркой подумала Мира и решила посидеть у фонтана в саду. И на кой он ей только сдался?!.
  Впрочем, это ей не удалось. Оказывается, кто-то тоже облюбовал это местечко... Мире стало немного интересно, кто же этот нарушитель спокойствия? Она тихо пробралась поближе...
  "Господи!..". Мира простояла только минуту, а затем опрометью бросилась обратно. Там был Асилар, и он был не один... Снова... А Мира больше не хотела выдумывать оправдания.
  "Попалась. Поверила", - тихо подумал... Нюрий. Он наблюдал и за Асиларом, и за Мирой.
  - Сонцка, не надо. Ты знаешь, я не могу, - отодвинул Асилар девушку от себя.
  - А ты попробуй, - настаивала та. Асилар улыбнулся. - Ну, если передумаешь, ты знаешь, где меня найти...
  - О, Нюрий. Ты, что здесь делаешь?
  - Тебя ищу... Поговорить надо...
  Как Мира была расстроена! Нет, овца она всё-таки.
  "Вот тебе и хороший, вот тебе и не стоишь... Дура, ты и есть! Зачем ты ему нужна? Он принц. А ты кто?.. Хотя... А вот здесь есть над чем подумать. За кого он меня принимает?! Почему он решил, что может так со мной поступать? Я не игрушка! Я такого не позволю!". Мира кипела. Она дошла до обратной стороны тренировочного поля. Оно было немного дугообразное. Ребята не могли её видеть. Мире просто нужно было побыть одной...
  *************************
  Винар открыл глаза. Голова была, словно стекло. Чистой и прозрачной. Но изображение расплывалось, как в стареньком телевизоре.
  "Где я? Что со мной?". Он огляделся. Винар лежал на большой парчовой кровати. Было, если и не светло, то и не темно. Так себе, сумерки. И всё же он не мог понять, что произошло, и где он оказался. Последнее, что он помнил, это Аманда и её братец. Он застонал... Воспоминания волной захлестнули его. Тело резко пронзила боль. В голове зашумело. Волки, лес, борьба... Замок, стража, Аманда... Аманда - вампир... Она прогоняет его... Братец... Борьба. Свет, сила... Огонь... Винар борется. Боль. Сил не хватает. Аманда улыбается... Боль. Сэм превращается в чудовище... Боль... Винар понимает, что ему долго не продержаться. Боль... Энергия. Барс. Сила... Волна. Огонь. Смерч, ураган...
  В голове была такая каша, что Винару только оставалось закрыть глаза и отдаться на волю победителю. И всё же, где он?
  Словно, кто-то ждал этого вопроса. Дверь со скрипом приоткрылась, и в проёме оказалось два лица. Молодой светловолосый, щупловатый, коротко остриженный парень нёс поднос. Второй, более упитанный, шёл рядом, словно весь мир принадлежал ему. Спокойно. Винар уставился на них.
  - Маран, по-моему, он проснулся, - прошептал щупловатый другому. Тот, которого назвали Мараном, подошёл ближе.
  - Привет, - без всяких церемоний, начал он. - Ты как?
  - Голова побаливает, а так ничего, - тихо, с подозрением ответил Винар. Всё-таки он не знал, кто перед ним. Враги тоже бывают вежливыми.
  - Ничего. Мы тебя быстро на ноги поставим.
  - А, где я?
  - Где-где... в... доме у меня. Меня Мараном кличут. А эта худоба, - он кивнул на щупловатого, - моё доверенное лицо. Его Дином зовут. Это он тебя в лесу нашёл.
  - А... - протянул Винар. - Спасибо.
  - Та нема за шо. Приходи ещо, - отшутился Дин.
  - Винар, - представился наш друг.
  - Ладно, Винар. Думаю, тебе отдохнуть надо. Ты хорошо отоспись, а позже мы с тобой поговорим. И вот ещё что, выпей это. Это шептунья приготовила, чтобы боль снять...
  Сказав это, новые знакомые оставили его. Винар выпил настойку (Мира порой делала гораздо противнее), и предался размышлениям...
  Винара терзало одиночество. Его бросили друзья, от него отказался его спаситель, от него отвернулась любимая. Он был сам не свой, его ненавидел весь мир... Он искал праведного боя, но, сделав неверный шаг, погрузился в воды одиночества.
  Да. Такое случается, что твой товарищ по неким причинам вдруг стал твоим противником. Это вызывает ненависть. Но необходимо знать и помнить про то, что ослеплённый ней воин обречён пропасть и сгинуть в бою, так и не познав крохи правды. Ростки истины просты и хрупки. Когда ты не понимаешь человека, и разочаровываешься в его поступках, когда ты уже готов разорвать все отношения с ним, вспомни...
  Вспомни всё хорошее и доброе, что вам случалось разделить вместе. Постарайся понять, что привело к такой резкой перемене в ваших отношениях. Постарайся поставить себя на его место и осознать, что заставило каждого из вас разорвать нить дружбы... И самое главное! Попытайся соединить её вновь!
  Да. Винар пытался себя убедить в этом, но ничего не получалось. Он был зол. Зол на весь мир, но при этом понимал причины... Но опять же-таки. Понимать - понимал, а делать ничего не пытался.
  "А, что я могу сделать, если они слепые?!", - успокаивал он себя. Вечерело. Сумерки мягко гладили его по спине, но спать не хотелось. Перед глазами то и дело пробегали минуты, проведённые с Амандой. Такая разная... Такая красивая...
  "Уходи, ты мне не нужен!!! Уходи, если боишься за тех, кто от тебя отказался! Уходи, если трусишь перед ними! Уходи, и пусть наши пути не пересекутся никогда!". Эти слова, как лезвие бритвы резали сердце, кроили на части все мечты. Но он выстоит! Должен...
  ******************************
  Аслан спал. У него в последнее время выдавалось не так много возможностей отдохнуть.
  ...Через пожелтевшие поля и овраги ползла змея. Длинное тело зигзагообразно ползло к границе города. Лениво передвигаясь, она шаг за шагом продвигалась к своей цели. После неё оставались лишь руины и плач.
  Вот перед следующим оврагом показалась её голова... Стоп! Погодите, там была ещё одна змея. И ещё одна!.. Какой ужас! Аслан прижался к стволу дерева, за которым стоял.
  Извиваясь, к границе, которая соединяла города, ползли змеи. Их было очень много. Вот одна, красная издалека показала нарядный гребень. Ещё десяток отливал золотом. Сотня была белой, ещё столько же отливало серебром. Было немного и зелёных... Все краски смешивались в миллионный оттеночный ярмарок.
  Это был парад оружия смерти.
  Едва первая золотистая змея приблизилась, стало возможным рассмотреть, что... Погодите, это была вовсе не змея! Это скорее напоминало сороконожку, только ножек у неё было гораздо больше. Ничего себе! Она была вся в иголках. Они ярко и жутко блестели на солнце, отбивая лучи. Понемногу начали приближаться и другие змейки. Они тоже были все в железных шипах и пластинах.
  Извиваясь, змейки издавали звук, похожий на скрежет металла. Там, где прошли эти сороканожки, оставался лишь пепел. И ничто не могло остановить это количество тварей. Их было слишком много.
  Каждое число имеет некую силу, которую цифра или символ для обозначения цифры выражают не только количественно. Эти силы заключаются в оккультных связях между отношениями вещей и принципов в природе, выражением которых они являются. Но, каким же магическим значение обладал миллион, миллиард?.. Если свести, упростить их к простому числу, то это была бы единица. А один - это всегда начало...
  Аслан смотрел на пёстрый ковёр сороконожек. Волосы на голове жутко шевелились. Змеи шипели и извивались. Аслан смотрел на яркие тела и ждал. Внезапно ковёр разъехался в разные стороны, пропуская огромного чёрного питона. Стоп! Но, питоны разве бывают чёрными? В любом случае, этот был... Блестящая чешуя, сонм острых, как иглы, зубов и... стекающий с них яд. Аслан понимал: одна капля, и его уже ничто не спасёт.
  Питон резко открыл рот, чтобы дать возможность врагу пересчитать всю коллекцию, и кинулся на Аслана!..
  Аслан, мокрый от холодного пота встрепенулся и проснулся. В глаза светили первые лучи солнца. Пора было вставать... Он покачал головой и стал одеваться.
  А к границе города медленно подбирались змеи. Их было очень много. Их тела ярко блестели на солнце, отливая золотом. После себя они оставляли лишь пепел да вытоптанную траву... Войско Вазельвула собиралось для сражения...
  
  
  ГЛАВА
  
  Для воина света невозможной любви не бывает. Его не смутить ни отчуждённым молчанием, ни безразличием, ни пренебрежением. Он видит, что под ледяной личиной, которой облекают себя люди, скрывается пылкое сердце. Пауло Коэльё.
  
  Мира злилась на весь мир. Злость чистая и искренняя поглощала её с каждой минутой.
  "Почему всё так плохо? До слёз на глазах. Третий день волком на всех смотрю. Даже Стасия подходить боится. Я начинаю сама себя ненавидеть.
  Асилар... Он глупенький и маленький. Я не буду с ним никогда! Но почему же тогда он рядом? Опять это дурацкое Равновесие? Чёрт бы его побрал!!! И всё же... Мне кажется, всё так и должно было произойти.
  Чего-то я недопоняла, - вдруг встрепенулось второе "Я". - Ты что рада тому, что застукала его?
  И да, и нет...
  Тоже мне ответ!!!
  Понимаешь. После этого, я начала раздумывать над своими чувствами. Ты понимаешь... Я не умею любить. Но тогда, что это было?
  Очередное испытание, вероятно.
  Надо признать, весьма приятное.
  Ага. А, чего теперь делать будем, аналитик хренов?..
  А, ничего. Тут всё просто. Посмотрим на его реакцию и действия.
  Пожалеешь...
  Возможно. Но я хочу знать!
  А, что там знать? Сплю с одной, целую другую, люблю третью. Ты ему веришь?
  Сейчас? Не знаю. Он меня обидел. Я могу простить многое. Могу, но не буду. А, ну его к чёрту! Давай лучше о себе... У меня порой такое странное ощущение появляется, словно опять сила появилась. Как будто раз, и что-то снова могу. Господи, когда всё изменится?
  Сдаётся мне, ты уже просила перемен. Держи, лови, пеняй на себя...".
  Мира подошла к окну и распахнула створки. Ночное небо было изумительно тёмным и глубоким. А сверху, перемигиваясь, смотрели звёзды. Свежий холодный ветер понёс мысли в другую сторону. У Миры даже настроение поднялось.
  "Ну, и где эти чудеса грёбанные?! Вот она я, стою у окна. Вся такая необыкновенная и загадочная. И, что?.. Это для них я загадка? Нет, загадка я в первую очередь для самой себя. Как мне надоело играть в королеву льда! А, что поделаешь... Имидж!.. Шучу.
  Странный период. И старая форма умирает, и новая не отождествилась. Здравствуй Пустота, я твоя дочь нерадивая... Да... Апатия завоёвывает своё место... Ещё и эти разговоры самой с собой... Приятно поговорить с умным человеком".
  В дверь постучали. "Кого это нелёгкая в такое время?", - немного раздражённо подумала Мира.
  - Войдите, - позвала она. "Хорошо, что не переоделась, а то бы было с чего поулыбаться...". Мира еле сдержала улыбку, вспомнив пижамку, которую ей выделили в первую ночь. Детский сад в бантиках!
  - Привет, - показалось знакомое лицо в проёме.
  - Привет, - ответила Мира. "Было бы глупо, липучка, чтоб это был кто-то другой". - чего так поздно?
  - А, ты уже отдыхаешь?
  - Пока нет, но скоро буду. Ты что-то хотел?
  - Поговорить.
  - Ну, проходи. Присаживайся. Валяй, - разрешила она. - Я вся во внимании.
  - Почему ты меня избегаешь? Я же просто хочу общаться. Если я тебе неприятен, лучше скажи. Я не хочу быть в неведении.
  "О, Боже! Ну, почему всё сразу?! Мне и так было совсем не скучно жить! Честное слово!".
  - Извини, я тебя чем-то обидела? Я разве говорила, что мне неприятно?! И, к тому же, разве по вашим обычаям принято интересоваться мнением девушек?
  - Если я спрашиваю, значит, хочу знать. Тебе сложно ответить?
  - Нет... - Мира замолчала. "Я его обижаю". - Понимаешь, у меня немного нет настроения.
  - Я выяснял. Мира, у тебя его нет с того самого дня, как ты мне жизнь спасла.
  - Послушай! - вспыхнула девушка. - Ей-богу, мне надоело, что ты об этом вспоминаешь. Забудь! Ты понял? Обо всём забудь! Ты мне ничем не обязан! Ни-чем! Ещё раз об этом услышу, пошлю к тибене фене!
  - Что это? - с недоумением на лице спросил Онрера. И Мира, сообразив, что сморозила глупость, расхохоталась. Откуда же ему знать о такой терминологии?!
  - Извини. Я говорю глупости. Просто я поссорилась с Асиларом и ребятами, девушки меня избегают, ничего не слышно о Винаре, и мне даже сны перестали сниться. Я погибаю...
  - Иди сюда, - привлёк он девушку к себе. Мира немного не поняла, что происходит. Онрера мягко, но крепко обнял её и подвёл к окну. Створки были распахнуты. Оттуда веяло прохладой. - Не расстраивайся. Помиришься ты с ребятами, и с девушками. И Винар ваш найдётся. Всё будет хорошо.
  - Хотелось бы верить...
  Странно. Ночь была чистой, как слеза. В такую пору нужно быть с любимым человеком, а Мира стояла с тем, к кому никакой любви и вовсе не ощущала. Более того, избегала всячески именно из-за того, что чувствовала его отношение к себе. Она боялась любить? Нет, всё-таки она не умела.
  - Знаешь, глядя на эти звёзды, я вспомнила одну легенду...
  - Какую? - спросил Онрера.
  - Может, и говорить не стоит...
  - Да, ладно. Раз уж начала...
  - Хорошо. Легенда гласит: ровно в полночь на полнолуние в момент крайней опасности двоим влюблённым открывается Путь...
  Онрера повернул Миру к себе поцеловал.
  - Что ты делаешь?! - отпрянула Мира от него, как чёрт от ладана. Этого ещё не хватало!!!
  - Я... просто подумал...
  - Уходи!
  - Извини, Мира...
  - Давай, говорю, перебирай ножками, пока уши не надрала! Что за варварская страна?! Стоит на минуту отвлечься, и можно ждать подарка ко дню Валентина! С чего это ты решил, что можно так делать, не спрашивая разрешения?! Пришёл, увидел, победил?!
  - Прости. Я, наверное, пойду... - практически со слезами на глазах сказал Онрера. Было видно, что он расстроен из-за слов Миры. Девушка не знала, что её взбесило больше: то, что Онрера поцеловал её, а она не ожидала, или то, что он выглядел, как нашкодивший щенок. "Тряпка!".
  - Иди, иди, на кошках тренируйся!
  Может, и обиделся бы Онрера, если бы понимал хоть треть шуток Миры. Не думал он, что всё обернётся именно так. И не солоно хлебавши, он покинул её покои. "Вот те на!", - застучало сердце Миры. Девушка приложила руку к губам и густо покраснела. Вот вам и грёбаные чудеса...
  ************************
  - Как у тебя с Мирой?
  - Нормально, - немного удивился и насторожился вопросу Асилар.
  - Нормально? Ты уверен?
  - А что ты, собственно, хочешь знать?
  - Ничего особенного. Просто интересуюсь увлечением друга. Твоя избранница очень... - он замолчал.
  - Очень, что? - не выдержал Асилар.
  - Интересна... Ты знаешь, как её называют среди стражников и хорунжих?
  - Нет
  - Ведьмой... Безобидно так.
  - Брось, ты её видел? Какая Ведьма?! Она совсем ребёнок.
  - Мне кажется, ты её недооцениваешь, - вмешался Рамюэль. - Она не такая, как все. Это определённо, но Ведьма - это всё же немного не то слово...
  - Да, с чего вы взяли?! - удивлялся всё больше Асилар. Рамюэль и Нюрий переглянулись.
  - Просто, мы были свидетелями кое-чего... Но, ты уверен, что хочешь это знать? - закинул Нюрий удочку.
  - Хочу, - утвердительно кивнул Асилар.
  - ... Вот так, - закончил рассказ Нюрий. - Теперь Онрера бегает за ней, как щёнок на привязи, а ты говоришь ребёнок, - закончил рассказывать Нюрий о том, как Мира выходила принцессу и Онреру.
  - Ну, ты немного преувеличил её возможности, но в целом, правда. В любом случае, сейчас она лишилась своих способностей, но даже, когда она их имела, называть её Ведьмой было глупо. Мы ведь не знаем, что там у них произошло, - подбил итог Рамюэль.
  - Мне всё-таки кажется, что Асилару стоило бы её проверить. Слишком много совпадений. И слишком быстро ты на неё повёлся, - настаивал на своём Нюрий. - Кроме того, мне кажется с Анри и Асланом у неё вообще особый род отношений.
  - Нюрий, они друзья, - напомнил тому Рамюэль.
  - Всё это белыми нитками шито. Где ты видел более подозрительную дружбу? Я согласен. Она красивая, умная и обаятельная. В ней что-то такое есть. Но, когда у нас к мнению девушек прислушивались? Когда разрешали командовать парадом?
  - Но они не местные, - снова внёс ясность Рамю. Асилар молчал, переваривая полученную информацию.
  - А ты знаешь, откуда они? Знаешь, кто? Согласитесь, странная компания. И знакомимся мы с ними при довольно странных обстоятельствах.
  - Да, обстоятельства были действительно из ряда вон выходящими... Но я им неоднократно обязан жизнью, - прямо посмотрел Рамю на друзей. Перед глазами, словно в старом кинофильме всплыла картинка обвала в ущелье, затем знакомство с лошадью Дина...
  - Да. Что да, то да. Но неизвестно, кто спровоцировал на тебя нападение, и каким образом ты избежал волков. Впрочем, чего я распинаюсь? У вас своя голова на плечах есть. Если считаете, что они совершенно открыты и без тайн, я буду молчать, - он встал, но напоследок бросил через плечо, как бы невзначай, - но проверить бы стоило...
  Нюрий вышел, оставив каждого из принцев наедине с собственными мыслями. Почва была подготовлена, осталось ждать цветов. А поразмыслить было над чем. Но главным было сделать правильные выводы...
  
  ГЛАВА
  
  Танец Смерти прост и страшен.
  Но пока не пробил час
  За грехи всех жизней наших
  Время карает нас.
   Кипелов и Маврин "Смутное время".
  
  - Чёрт! Я не понимаю, в чём дело! Что происходит?!! - метался из угла в угол Анри. Он был зол из-за своего бессилия.
  - Я не знаю, - серьёзно и задумчиво ответил Аслан, и был до конца честен.
  В королевство прибывало всё больше плохих новостей. И волноваться было от чего...
  "Здравствуй, сестра... Ты всё та же...", - сказала таинственная незнакомка. Она всегда была такой разной: иногда мягкой и игривой, тёмной и плаксивой. Бывали часы, когда она становилась мрачной и гремучей. Но она всегда была загадочна, словно королева, только как-то холодна и чуть-чуть надменна. Иногда она бывала доброй, тёплой, нежной. И вот сейчас стояла она перед своей сестрой, такая разная, такая равная...
  "И я тебя приветствую, сестра", - отвечала вторая. Безликая, странная... Она была ей ровней. Но всё же они были слишком разные... Первую сестру ждали, вторую боялись. Первую звали, от второй пытались убежать. Иногда вторая сестра была отважной и праведной, иногда слишком жестокой. Но всегда там, где была она, следом лились слёзы и раздавались крики печали. Можно сказать, что она была одинокой. Многие это понимали, но все старались избежать роли составлять ей компанию. Все пытались, но ещё никто не избежал...
  Около дивного пруда, которого касались косматые деревья и ветками нежно гладили его поверхность; около маленькой рощицы, как бы её назвали в нашем мире, на такой же маленькой и очень живописной поляне и встретились две сестры... Тьма и Смерть...
  "Неужели время пришло? Почто забираешь стольких?".
  "Пришло, сестра, - отвечала вторая. - Неужто сама не чувствуешь? Пришло время тех, кого ты называешь людьми. Я слишком одинока".
  "Я знаю, сестра. Но ведь тебе известно, ты не сможешь их удержать".
  "Я и не стремлюсь к этому. Я всего лишь покажу им дорогу. Их дорогу...".
  "А, что будет с этим миром? Я полюбила его. Он такой красивый и необъятный...".
  "У тебя ещё есть время разлюбить. Но его осталось слишком мало. Этот мир займёт место остальных".
  "Ошибаешься, сестра. У тебя ничего не выйдет. Дети этого мира помешают тебе".
  "Не буду с тобой спорить, сестра. Это не моя битва, я всего лишь проводник...".
  "Не твоя? Но тогда... Не может быть!".
  "Почему же, - пожала плечами вторая сестра. - Он такой же, как ты, он тоже имеет на это право. Тебе нужно идти, скоро здесь будет Он, а черёд вашей встречи ещё не настал".
  "Мы ещё поговорим, сестра. Я не позволю этого... Брат...".
  Смерть проводила сестру взглядом. Она была так одинока. Ей тоже хотелось тепла и улыбок. Улыбки... Она так редко получала их при своём появлении. Она посмотрела на небо. Может, оно её поймёт? Нет. Оно отнюдь не одиноко. Вон, сколько у него друзей, целый миллиард звёзд. А она одна... И смерть заплакала. Тяжёлые горькие слёзы катились по её щекам, падая в воду. А на горизонте вспыхнули первые лучи Света.
  Анри посмотрел на друга.
  - Давай поразмыслим.
  - Это твой приоритет, - усмехнулся Аслан. Анри не обратил на колкость никакого внимания.
  - Поразмыслим... - бормотал он. - Только, какой момент брать? Мне кажется, здесь всё взаимосвязано. Сначала уход Винара. От него до сих пор нет никаких новостей. Потом Мира теряет свою силу, спасая этого Онреру. Зачем? Как? Что там произошло? Как их вернуть?
  - Ты же прекрасно знаешь, что она не хочет говорить на эту тему. Что-то тогда произошло. Что-то, чего она очень боится...
  - Ладно. Об этом потом. Что дальше?.. А! Дальше мы приезжаем в этот чёртов замок, и ничего!
  - Что значит: "ничего"? А, что ты хотел?
  - Аслан, ты вспомни хорошенько. Пока мы не попали сюда, не встретили этого Асилара, мы постоянно попадали в переделки, в бойни, повсюду была опасность. А что сейчас? Тишина!
  - А, так тебе надоело отдыхать?! - с пониманием улыбнулся друг, отшучиваясь и делая вид, что не видит логической взаимосвязи.
  - Нет же! Я ещё не закончил. Ты помнишь замок Аманды? Он был окружен силовым полем. Я думаю, что здесь подобная ситуация. Вокруг страшнейшая эпидемия, люди загибаются, словно высохшие листья, а здесь хоть бы хны! Тебе это не кажется странным? - Аслан молчал. - Тебе не подозрителен Асилар? Чего он возле Миры крутится? А самое главное, что она в нём нашла?
  - Мне кажется, ты уклонился от темы, - резко сказал друг, давая понять, что не хочет обсуждать этот вопрос.
  - Ладно. Насчёт болезни. Ты можешь сказать, чем она вызвана?
  - Нет, - покачал головой Аслан. - И никто теперь не может сказать. Малая тоже не знает.
  - Я думаю, это всё Тёмные делишки.
  - Возможно. Но всё-таки, как можно было... - Аслан замялся и нахмурился. Анри тоже внезапно остановился посредине комнаты на пол шаге.
  - Что ты хотел сказать? - "Вот оно!", вспыхнуло в голове у обоих друзей.
  - Как можно было отравить такое количество людей?.. - медленно, как во сне сказал Аслан. Друзья посмотрели друг на друга. Эврика!!!
  - Значит, это всё-таки яд, - не спросил, скорее утвердил Анри. Аслан ничего не говорил. Он только что приоткрыл завесу тайного, сам того не заметив.
  Главное, это обращать внимание на внезапно брошенные фразы или недосказанные мысли, именно так с вами говорит мир...
  *******************************
  Мира грустила. Она выгнала Онреру, наговорила кучу всего, но легче не стало. Она удивлялась собственной реакции, вспоминая их разговор. Перед ней были его глаза - полные слёз от печали и её непонимания. Но Миру это... просто взбесило. Странно, почему? Она не любила слюнтяев? Да. Но у слюнтяев тоже бывают причины...
  Мира спрыгнула с окна и решительно направилась в библиотеку. Может, хоть книги как-то смогут развеять плохое настроение...
  Библиотека или читальня, как её называли здесь, была просто шикарной. Огромные старинные фолианты пылились на полках, древние манускрипты и рукописи были тщательным образом сложены один возле другого. Мира наугад взяла книгу с полки.
  - Что ты делаешь?
  - Господи!!! - подскочила от неожиданности девушка. У неё за спиной стоял Асилар. А у Миры перед глазами стояла вечерняя картинка в саду. - Ты меня напугал! Чего ты сзади подкрадываешься? - "Кот шелудивый!".
  - Извини, я не хотел. Ты читаешь? Я не помешал? - спросил он, уже присаживаясь возле неё. Вот чего-чего, а отказать Мира ему не могла. Что её держало, что влекло? Это было ведомо только Творцу. Она просто пожала плечами, стараясь быть грубой.
  - Как хочешь, - "Может, сам уйдёт?". Но Асилар не уходил. Это раздражало. Мира усердно и настойчиво пыталась проштудировать книгу, не получалось.
  - А ты занимаешься магией?
  - Что?!! - от удивления у Миры чуть не отвалилась челюсть. - Что значит, занимаюсь?.. Скорее интересуюсь, - и на этот момент это была чистая правда. Мира старалась не врать, просто иногда не договаривала.
  - А приворожить, погадать можешь? - не унимался принц. "Он решил, что я его околдовала?!!", - осенило Миру. И, если бы вы знали, каких усилий стоило сдерживать смех...
  - Могу, конечно. Это проще пареной репы, - просто пожала плечами девушка. - Но не буду.
  - Почему?
  - А, кому нужна любовь на поводке? - Асилар ничего не ответил. В данном случае он был согласен с Мирой. Но то, что сказал ему Нюрий, тоже наталкивало на размышления. Определённо, эта девушка не так проста, да и её компания тоже...
  - Послушай... - начал он, но замялся. Было видно, что он давно готовился к разговору, но не может решиться.
  - Говори. Говори, раз решил, не откладывай в долгий ящик. Не надо мучить меня и себя, - Мира знала наперёд каждое его слово. Она просто читала его мысли, хотя и не обладала талантом Аслана. - Хотя, я и так знаю. Думаю, ты прав...
  Они ещё поговорили минут пять, а затем Асилар вышел. Он был в смятении, Мира тоже. Когда они были не вместе, их мысли искали вестей друг о друге. Но стоило им встретиться, всё летело к чертям. Асилар чувствовал, что Мира обижена, однако выяснить, почему именно, не мог. Он не знал, как поступить и решил пустить всё на самотёк, и вот...
  "Дура ты, Мира, набитая дура!", - философски изрекло "Я" девушки.
  Я его не стою...
  Ты или себя недооцениваешь, или его переоцениваешь.
  Гуляй городами! Закройся!.. Ну, что мне делать? Я даже не понимаю, что это за чувства: привязанность, любовь, страсть? Не то... Скорее симпатия. Причём уже только с одной стороны. Он мне не нужен, я не хочу его использовать, хоть и могу". Ах, всё это было просто, когда дело касалось других, но так сложно, когда тебя... Мира читала Асилара, как открытую книгу, и это было не интересно... Увы.
  ******************************
  Аслан хмуро обводил взглядом деревню. Было довольно сыро, но он не обращал на это никакого внимания. Повсюду был развеян пепел. Воздух был тяжёлым от гари и ещё чего-то. Повсюду чувствовалось дыхание смерти. Криков и стонов не было. Просто не было никого. Посёлок был пуст. Домики одиноко глазели на посетителей, как на непрошеных гостей. Высохшая трава напоминала выгоревшую солому. Почему-то на сердце у Аслана было тяжело. Этот мир умирал. Потихоньку он разлагался, распадался, разлазился на куски. А они ничего не могли сделать. Они, призванные защитить его!
  Анри сосредоточенно что-то высматривал. Что именно, он не знал и сам. Наверное, в пустыне было люднее, чем здесь. Ощущения были глухими и болезненными. Внезапно он насторожился...
  "Что это?", - получил он мысленный вопрос Аслана.
  "Я не знаю... Это не что-то, это кто-то...".
  Больше разговоров не потребовалось. Оба друга почувствовали, что деревня была не совсем пуста. Кто-то был жив. Они опрометью бросились к одному из домиков. Распахнув двери, оба друга ввалились внутрь и... замерли.
  Потолки в доме были низкими. Чувствовалась сырость и заброшенность. Помещение давно не отапливалось. Кроме того, в воздухе явно ощущался запах жжённых трав и свечей. Было довольно темно и мрачно.
  - Сюда... - послышался слабый хрип. - Сюда... - Анри и Аслан переглянулись и направились к источнику звука. В соседней комнате у крошечного окошечка стояла кровать и два стула. На кровати кто-то лежал. - Приветствую вас, - сдавленно прошептал голос. Его обладателем была старушка. Она тяжело дышала и хрипела. Её руки превратились в кости, обтянутые кожей. Глаза лихорадочно блестели. Она уже ускользала из этого мира.
  - И вам... добрый день, - медленно и тихо пробормотал Аслан. Что-то происходило. Он что-то чувствовал...
  "Ты ничего не чувствуешь?", - спросил он мысленно у Анри.
  "Нет, а что?", - насторожился друг.
  "Он ничего и не почувствует. Он просто не может".
  "Кто вы?", - удивился Аслан.
  "Салема - ведунья этого посёлка. Но, как видишь, ненадолго".
  "Что вокруг происходит?".
  "Это Пророчество. Просто пришло время Неогеи. Она в опасности, и все, кто находится на ней тоже. Чаша Равновесия покачнулась, поэтому вы здесь".
  "Я не понимаю, что мы должны сделать? Почему мы оказались здесь?".
  "Вы Иные, вы дети Неогеи. Она позвала вас защитить себя!".
  "Это мы слышали... Стоп! Откуда вы знаете?!!".
  "Вы Иные! Единственные, кто обладает ключом к Миру!!! Пообещайте хранить его. Во что бы то ни стало! Какой бы опасностью это вам не грозило! Пообещай не отдавать его Злу, только это сможет спасти Неогею".
  "Но,.. где он находится? Как он выглядит?".
  "Вы найдёте его. Кроме вас, этого никто не знает".
  "А, вы знаете, как остановить эпидемию? Что всё-таки происходит? Как это исправить?".
  "Мой отважный мальчик, у вас всё получится. Ответы в вас самих...".
  - Аслан! Аслан, ну же, пойдём. Аслан! - услышал Аслан настойчивый зов друга, он почувствовал, как тот упрямо тянет его за руку.
  - Что?..
  - Пойдём же мы ей уже не сможем помочь...
  Аслан изумлённо посмотрел на Анри, затем перевёл взгляд на женщину. Теперь он увидел, что она совсем не старушка, как он подумал в самом начале. Её чистое лицо было спокойно, несмотря на всё то, что ей пришлось перенести. Смерть скрашивает любые страдания...
  **************************
  Винар не спеша, одевался. Белая рубашка, длинные брюки из велюра и красивый длинный расшитый цветными нитями пояс необычайно ему шли. Но сам себе он напоминал такого себе диджея семидесятых годов. Только не хватало длинных кучерявых волос.
  На этой планете люди одевались, обувались и делали причёски настолько разнообразно, порой даже несуразно, что Винар и ребята давно перестали удивляться и комплексовать по поводу любого наряда. Кто-то носил красивые парики, кто-то завивал волосы в крупные (мелкие) локоны, кто-то был и вовсе лысым. Некоторые были с длинными волосами, но никого и не удивляла короткая стрижка Винара.
  Мужчины одевались по-разному, у многих был свой особый стиль, но Винар не видел ни одного в юбке. Наверное, до этого здесь просто не дошли. Хотя длинные мантии и туники некоторые носили. Однако, чего ни в одной торговой лавке Винар обнаружить не мог, так это любимой спортивной одежды. Что может быть удобнее?
  Женщины тоже одевались слишком разнообразно, но вот среди них-то попадались экземпляры в мужской одежде. К слову, Винар немного расстроился, когда узнал, что коротких юбок здесь не носят. Разве что рабыни, если того пожелает хозяин. Впрочем, если он пожелает, рабыни могут ходить вообще без ничего... После этой информации, Винар решил срочно приобретать себе рабыню...
  Сейчас он не торопливо пытался засунуть перебинтованную руку в рукав. Шёл третий день его пребывания в гостях у Дина и Марана. "Уход" от Аманды обошёлся ему дорого: три сломанных ребра, два перелома на левой руке и хорошенько подпорченная физиономия. Но это не могло испортить ему настроения ещё больше. Раны на нём затягивались с неимоверной скоростью (конечно, немного собственного умения и врачевания...). Кроме того, он умудрился вывихнуть ногу, так что теперь немного хромал. Инвалид, что с него взять?..
  - О, наш больной очнулся! - радостно встрепенулся барон при виде спускающегося с лестницы Винара. Тот почувствовал себя на минуту немного не в своей тарелке. - Да быстрее же ковыляй сюда! Ты есть-то будешь?
  - Ну... буду.
  - Садись, - приветливо пододвинул Винару тарелку Дин. Странно, но было заметно, что ему здесь рады, как своему. - Ну что, Маран? Пить будем, или ты уже передумал?
  - Ты с нами, или как? - спросил Маран Винара.
  - А, была не была, наливай!
  - О, сразу видно - свои, - почти обрадовался барон. Попахивало грандиозной попойкой. - Эй, крошка, налей-ка нам моего любимого, - подмигнул он черноглазой красотке в коротком платьице. Винар только сейчас заметил, что по краям зала на полу примостились девушки, ожидая дальнейших распоряжений. Они настолько бесшумно себя вели, что до Винара наконец дошло, почему женщин здесь сравнивают с атрибутом мебели. Подозванная девушка с улыбкой порхнула к барону с бутылем мутноватой белой жидкости. У Винара смутно засосало под ложечкой, похоже, он догадался о содержимом.
  - Ну, за приятное и удачное знакомство, - провозгласил Дин. Винар поднёс ко рту жидкость. Так и есть - самогон! Он глотнул и поморщился. "Гадость!".
  - Ну как?.. - оживлённо спросил Маран. - Нравится? Очень старинный рецепт.
  - Угу, - кивнул головой Винар. Он пытался погасить пламя и закусывал.
  - Давай по второй... - махнул рукой барон.
  Барон был неутомим в выпивке. После огромнейшего количества спиртного на него накатывало обесшабашеное веселье и он начинал зажигать (в нашем понятии, конечно). Слуги любили его за то, что он всегда держал слово, за то, что умел находить общий язык с любым человеком, за некоторую бесцеремонность и любвеобильность. Они просто любили его, своего барона. А барон любил выпить, хорошо закусить, и был совсем не прочь пообщаться с девушками, но лучше наедине.
  Дина тоже любили. Он был всеобщим заводилой и весельчаком. О его шутках просто ходили легенды. Дин умел быть душой компании, когда надо, но умел быть и серьёзным, когда того требовали обстоятельства. Этого было не отнять у обоих друзей. Он, как и его друг, любил хорошую компанию, хорошую выпивку, музыку, закуску и девушек.
  А Винару всё больше начинали нравиться его новые знакомые. Правда, чтобы перепить барона, необходимо было его хорошенько накачать до начала соревнований. А вот Дин уже плавно подходил к отрубу, хотя и старался быть живчиком. Сам Винар при желании мог оставаться трезвым. Особый род знаний позволял ему быстро выводить алкоголь из организма, но на этот раз он решил: "А, почему бы и нет?..". И через некоторое время к Марану и Дину присоединился ещё один пьяный голос. Водка подружит любого. Ребята орали песни, а служанки тихо сдерживали в уголках улыбки.
  "А он молодец, держится", - успел подумать Дин перед тем, как совсем отключился. Ночь продолжалась...
  ***************************
  Мира была печальна. Сердце сжималось. После разговора осталось какое-то щемящее чувство одиночества и тоски... Она села за стол и взяла в руки перо. Так иногда бывало, когда слов не было, но действия были необходимы... На бумагу легли строки...
  Мне одиноко. Я сама.
  Вокруг меня лишь только мгла.
  Я засыпаю, как в бреду.
  Себя я больше не найду...
  Она отложила стих. Странно. Легче не стало... Мира волновалась больше за себя. Если сейчас она обозлится, разочаруется, она выпустит себя другую...
  "А знаешь, всё ложь. Всё в этом мире ложь и обман. Я сняла розовые очки, и с головой окунулась в омут реальности. Как всё глупо и ничтожно. Ты забыл. И время не лечит. Оно даже не позволяет забыть... Что делать?.. Забыть - не могу. Простить? Тоже слишком сложно...".
  Она посмотрела на небо. Слишком оно молчаливо и незабвенно. Хмурые облака проплывали, с укоризной глядя на самоистязание девушки. Мира знала, что это глупо. Глупо так себя мучить и поедать. И всё же по-другому она не могла... Тогда она решила опробовать другой способ. Хочешь кого-то забыть? Найди десять отталкивающих черт. Не поможет, возненавидь и унизь его в своём сердце...
  "Оставлю себе на память нашу встречу. Я ушла, а ты не понял, не обратил внимания, затоптал в грязь мои чувства. Любовь?! Это была она?.. Ты втоптал в грязь саму меня... Ты просто ничтожество! Маленький ничтожный человечишка. Ребёнок!".
  Она пыталась рассердиться на него. Пыталась обмануть себя, свои чувства... Да, она решила стать другой. Конечно, ей всё равно! Он плохой. Раз расстались, значит, он ей не нужен! Она никогда ничего к нему и не испытывала!!! Но тогда, почему так больно?!
  Возненавидеть? Нет. Никогда не делайте так! Это неправильно. Каждый человек в своей жизни проходит через переживания. Каждый переносит это по-разному. Но нельзя обвинять в общих ошибках кого-то одного, ведь ещё не известно, как это переносит другой...
  "Но я тебе прощаю. Прощаю, потому что всё ложь и обман... Ты был прав. Каждый твой взгляд говорил о том, что всё обман. И я бы ушла... Но ты всё равно не отпускаешь меня. Ты забрал мой покой. Я разрываюсь на части, на куски. Это так больно! За что ты так со мной? Я относилась к тебе искренне и чисто, а ты... Играл?! За что?!".
  Мира не находила себе места, каждый раз прокручивая события. Что она сделала не так? Почему так с ней? Почему именно с ней? Она думала, предполагала, а ответов не было...
  "Ты без меня, я без тебя... Я была откровенна, ты играл... Зачем так жестоко?! Отпусти! Отпусти мои чувства и меня саму!.. Я не понимаю и презираю тебя, слышишь?! Хочу быть с тобой... и ненавижу! Я ненавижу тебя за то, что предал!".
  Да. Больно, когда снимаешь розовые очки. Больно, когда осознаёшь, что твои чувства - это обман. Но нужно постараться простить. Простить и отпустить.
  "Мне надо тебя простить? Как? Ты убивал меня. Целовал и убивал. Обнимал и знал, что сделаешь больно... Но всё равно... Я хочу быть с тобой. Слышишь? Я прощаю! И ненавижу!". Из глаз не текли слёзы. Мира не плакала. Это было ни к чему, когда сердце истекает кровью. Вот пошёл дождь. Как будто небо, наконец, поняло причину...
  "Ну, приди ко мне, прошу... Приди и обними, скажи, что это всё ложь, заблуждение, обман... Скажи, я поверю... Я поверю, слышишь?! Поверю, пойму... Потому что давно похоронила себя из-за тебя... Моё сердце давно остановилось и замерло. Меня не радует ничто. Я замерла! Я умерла для тебя, но ты жив для меня!!! Что делать? Я задыхаюсь, сердце остановилось и не двигается с места. Это небо и боль... Ты меня не вернёшь, потому что... прежней меня больше нет".
  Мира понимала, что с этим ей придётся быть и дальше.
  **************************
  - Здоров, - поздоровался Анри с Асиларом. Принц попросил собраться всех в большом зале. Но пока пришёл только Анри. Он молчал. Ему было не о чем говорить с Асиларом. Впрочем, он и не хотел этого. Вскоре дверь приоткрылась и на пороге показались вездесущие Нюрий и Рамюэль. Они весело смеялись. - Привет, - поздоровался с ними Анри. - Что такое?
  - Да, ничего. Нюрий мне свой сон рассказывает. Как он всю ночь за три дункеля за волоньём гонялся (Знаете выражение: "Да он за три копейки воробья в поле загоняет"? Сон был именно об этом). - Анри улыбнулся. Снова заскрипели двери. Пришёл Аслан. Он был хмурым и злым.
  - Привет. Что случилось? - поздоровались с ним присутствующие.
  - Ещё один посёлок. Если так будет дальше продолжаться, эпидемия перекинется на соседние королевства. Нужно отдать распоряжения о невыезде из города, чтобы не разносить эту заразу.
  - В твоих словах есть резон. Я отдам соответствующие приказы. Но сейчас я собрал вас поговорить о другом...
  Асилар собрал ребят сообщить о своём Дне Рождения. А также о том, что в честь своего праздника он устраивает бал-маскарад и приглашает гостей. Нюрий и Рамюэль отнеслись к предложению с улыбкой. А вот Анри и Аслан стали, как вкопанные. Им было непонятно. Вокруг бушует странная эпидемия от которой гибнут люди и всё живое: звери, растительность... Возникает угроза голода, а Асилар думает, как бы пошикарнее отметить праздник?! Значит, война войной, а обед по расписанию?!! Ребята переглянулись и в мягком тоне попытались было объяснить принцу свою точку зрения, но он был ни в какую.
  - Значит решили? Тогда сообщите девушкам, а я отдам распоряжение отослать гончих с приглашениями, - попытался расставить точки Асилар.
  - Послушай, Асилар, а ты не хочешь отметить День Рождения в кругу друзей? Всё-таки это очень опасно приглашать людей во время такой эпидемии, - попытался образумить принца Аслан. Сам Асилар молчал.
  - Так нельзя, - встрял Нюрий. Аслан и Анри с удивлением посмотрели на него. - Такие праздники считаются обязательными и серьёзными. Пиршества всегда продолжались и во время войн, и во время траура, чтобы дать понять врагу и людям, что именинник ничего и никого не боится. Иначе за глаза его начнут называть трусом. Вам это не понятно?
  - Это смешно! - взъелся Анри. - Вас больше беспокоит чужое мнение, чем безопасность друзей!
  - Безопасность можно обеспечить, - спокойно отмахнулся Нюрий. - Подумаешь, один-два заболевших. Не знал, что вы такие паникёры, - он ухмыльнулся. Зря он это сделал, потому что Анри подскочил, точно ужаленный.
  - Мы паникёры?!! Вы были хоть в одном посёлке? Вы видели, что остаётся от людей?!! - "Анри, не надо. Это бесполезно!!!", пытался урезонить Аслан друга. Но тот продолжал буйствовать. - Это живые трупы! Понимаешь? Кожа да кости! Вас интересует мнение людей? Так очень скоро его будет просто некому высказывать!!! - "Всё! - поставил точку мысленно Аслан. Просто Анри настолько взъелся, что пламя свечей уже начало нервно подёргиваться. За те несколько минут, что возмущался Анри, свечи сгорели наполовину. - УСПОКОЙСЯ!". И Анри захлопнулся, потому что заглянула Мира. Вообще-то она искала девчонок, но, услышав крики ребят, просто не смогла удержаться, чтобы не полюбопытствовать, что у них происходит.
  - Что за брань, а драки нет? - протиснулась она в двери. - Чего не поделили?
  - У нас здесь мужской разговор, - отрезал сразу Анри. Мире стало немного неприятно, но уходить просто так...
  - Аааа, понятно. Просто я знаю, чем они обычно заканчиваются.
  - Чем? - полюбопытствовал Асилар.
  - Мордобоем, - зло блеснула глазами Мира. - Извините, что помешала... - она собралась было уходить.
  - Мы тут спорим, - неожиданно сказал Нюрий, - отмечать День Рождения Асилара, или нет. - Мира смотрела на ребят, ожидая продолжения. - Понимаешь, у нас в стране отмечать такие события принято, не взирая ни на что. В противном случае, любые уловки воспринимают, как слабость. А Аслан с Анри кричат, что отмечать нельзя, - Мира посмотрела на Аслана и Анри. Своих ребят она знала. Если они вдвоём придерживаются одной позиции, значит, у них есть на то очень веские аргументы. Другое дело, что отношения у них сейчас были жёсткими и натянутыми, так что посвящать Миру в свои планы они не собирались.
  - А, как они это аргументируют? - вопрос был задан Мирой как бы всем присутствующим.
  - Эпидемия, - Нюрий буквально выплюнул это слово. - Подумаешь...
  И Мире почему-то сразу стало всё понятно. Принцев мало интересовали проблемы простых людей. У них есть дела поважнее. Подумаешь, заболели. Ничего с ними не станется! Вдруг Мира жёстко и резко окинула всех взглядом. Все ожидали сейчас её слова, хотя от него мало что зависело. Всё равно сделают всё по-своему.
  - Подумаешь, пару человек заболело! - пожала она плечами. Аслан и Анри со злостью и непониманием посмотрели на Миру. А Асилар и Нюрий ухмыльнулись. Единственным, кто просто хотел выслушать её мнение, был Рамю. Он спокойно ждал развязки. - Подумаешь, кто-то жизни лишился?! Конечно, день Рождения важнее, чем пара-тройка каких-то селян. Всё само собой образумится!.. - Теперь было видно, что злорадствуют её ребята. Мира сейчас злилась на всех одинаково. - Если вас интересует моё мнение, то думаю, что вам, Анри и Аслан, не стоит вмешиваться в государственные дела. А принцу стоило бы побольше обращать внимание на подданных. Я понимаю, что всё отлично, пока не испытаешь на собственной шкуре, но, поверьте, доводить до такого не стоит.
  С этими словами она повернулась и вышла. Этот маленький инцидент основательно испортил ей настроение. Всё было и так понятно. Бал-маскарад состоится...
  *****************************
  Маран и Дин наблюдали из смотровой башни за тренировкой Винара. Он попросил дать ему возможность поупражняться с мечом. Конечно, рука ещё здорово болела, рёбра были туго перебинтованы, но Винара это не смущало. Стиснув зубы, он приступил к тренировке. "Русские так просто не сдаются!". Меч ему дали в местной оружейной, свой он посеял на поле битвы с Рамюэлем.
  На поле битвы? Смешно! Какая там битва?! Он мог разделаться с этим мальчишкой, он для этого и пришёл. Так, почему же не сделал этого? Если бы он тогда расправился с ним, всё было бы по-другому. И Аманда была бы с ним...
  Нет, теперь он этого не хотел. Нужно уметь отпускать любимых, если они не хотят быть с вами. Винар должен был пересилить себя. По крайней мере, он убеждал себя в этом, хоть и посредством усиления собственной злости к... Сэму (брату Аманды). И всё-таки ему было сложно простить любимую.
  Сейчас он яростно махал мечом, отражая выпады несуществующего соперника. Маран и Дин лишь диву давались. За такое короткое время стать так крепко на ноги! На нём же живого места не было!
  - Ничего, очень даже... - сделал свой вывод Маран.
  - Мне кажется, он не плохой парень.
  - Согласен. Ты же знаешь, что сегодня Асилар прислал гончего?
  - По поводу? Что-то серьёзное?
  - Ну... наверное. У него День Рождения.
  - Ааааа... И, что?
  - Ничего, ехать надо.
  - Так, это же хорошо! Только не думай, что я снова поеду на Рынаке! Ни за какие дункели!
  - Не поедешь... - Маран задумался. С одной стороны такой повод... С другой, не оставлять же замок без присмотра в такое время!
  - О чём задумался?
  - Да вот не знаю, как с делами быть. Да ещё эти вести...
  - Понял. Ты думаешь, на кого оставить замок. На Вьенцо, конечно. Нас всего-то неделю не будет. Даже и не думай, ты поедешь. Сколько можно здесь чахнуть?!
  - Уболтал, - ответил Маран жаргонным словечком Винара. Он просто на лету схватывал все новые выражения. Особенно ему нравились нецензурные. Их он подслушал, когда Винар в первый раз попытался подняться в постели. Высказывание было долгим. Такое себе ПИииии... Маран очень оживился и теперь при удобном случае запоминал всё больше.
  - А, что с Винаром делать будем? - спросил Дин.
  - Что-что, с собой возьмём.
  - Но, ему вроде как покой нужен...
  - Да такого булавой не прибьёшь! Ему хорошая перебранка нужна! А ты говоришь, покой...
  - Хорошо. Но я всё-таки у него спрошу. Когда выезжаем?
  - Завтра утром...
  Винар отбивал атаки несуществующего противника и думал... Но уже не о любимой. Он вспоминал друзей. Весёлую Милу, вспыльчивого Анри, сдержанного Аслана и очень непредсказуемую Миру. Как они сейчас? Где? Вспоминают ли его? Простили ли? Догадались, что тогда на поле боя столкнулись с другом?.. Вопросы были, а ответов Винар, пожалуй, знать не хотел. Он предпочитал жить сегодняшним днём, а наступит завтра, тогда и решать будет, как быть дальше.
  **************************
  Стасия нашла Миру там, где и предполагала. Подруга сидела в библиотеке и старательно изучала фолиант.
  ...Иные - хранители Мира. Они не принадлежат себе. Их сила в единстве и различии друг друга, в индивидуальности, но целостности. Именно поэтому пятеро обладают ключом...
  Пятеро дополняют друг друга, как единое целое. Четверо делятся по два, как руки и ноги, движущая и действующая части, а пятый не служит головой, ибо трезво рассуждать - удел иных. Пятый - это их сильное и слабое место. Вместе они несут мир и равновесие.
  По отдельности Иные сильны и могущественны. Их силы равны и нет в них преобладания, но вместе их сила губительна, как ураган...
  - Мираэль... - тихо позвала она увлёкшуюся подругу. Мира вздрогнула, её так называло всего несколько людей человека: Астарот, Вавила, да ещё странный старик, который провёл их к источнику силы.
  - Привет, - улыбнулась она Стасии.
  - Чего одна? Что интересного читаешь?.. Кстати, это тебе, - она протянула большой жёлтый цветок, напоминающий то ли большую ромашку, то ли подсолнух.
  - Спасибо, - удивилась Мира.
  - Это не мне, это Онрера всех девушек сегодня цветами одаривает. Романтик!
  - И, где он их только берёт? - удивилась Мира, откладывая цветок в сторону. На улице все растения охватила какая то странная болезнь. Все они высохли. Так что теперь глаза радовала только пустыня. Но никто не замечал, что стоит теперь Онрере дотронуться до растения, оно начинало оживать. Сам он, конечно, заметил перемены, да только рассказать о них было некому. - Смотри, что я нашла в "Центурионах" (старинная сводка предсказаний древнего мага), - она показала отрывок про Иных.
  - Я когда-то слышала, что Иные обладают ключом к несметным сокровищам. Но у кого он именно?..
  - К сожалению, здесь не указано. А жаль... Сколько там того дела? Две лопаты в руки, карту местности и айда за кладом!
  - Мне кажется, Мира, что здесь говорится о другом. Читай: "Четверо делятся по два, как руки и ноги, движущая и действующая части, а пятый не служит головой... Пятый - это их сильное и слабое место".
  - Что ты этим хочешь сказать?.. Пятый... это и есть ключ? - Мира нахмурилась, обдумывая озвученные мысли.
  - Нет, пойми, мне не хотелось бы тебя подталкивать к этому. Скорее всего, у пятого есть то, чего нет у четверых, у него есть этот самый ключ.
  - Это невозможно. Никому из нас ничего подобного не давали. Ай, - отмахнулась Мира, словно отпихивая все проблемы в сторону. - Надоело уже. Если мы такие супер-пупер, то что-то должно происходить, от нас должно что-то зависеть, мы должны что-то решать, наконец! А тут, хоть бы с личной жизнью разобраться!..
  - Ты про Асилара? Брось, он глупец. Ты же у нас самая-самая. Он не хочет, да и ладно. Зато мы все тебя очень любим.
  - Ой, кто? Покажи мне этих смельчаков!
  - Ну я, например! - Стасия игриво-дурашливо начала поправлять причёску.
  - Спасибо, - улыбнулась Мира. - Ну, разве что. Стасия, держи себя в руках. Я пока не по этой части... - девушки засмеялись.
  - Я подожду, раз "пока", - Стасия соблазнительно и заигрывающе начала строить глазки. - Ну, Мира! Ну, чего ты? - жалобно посмотрела подруга.
  - Чего-чего... Ребята со мной не разговаривают, потому что я якобы встречаюсь с Асиларом, с Асиларом я не встречаюсь, но об этом знаем только мы. Нюрий и Рамю при каждом удобном взгляде перешёптываются. Мила тоже меня сторонится. Аааа!!! - она сжала кулаки. - А ты спрашиваешь!
  - Зато Онрера за тобой бегает, - как бы невзначай напомнила Стасия. Мира пожала плечами.
  - А мне всё равно. Как раз его-то мне видеть и не хочется.
  - Так нельзя. Он тебя любит.
  - Сдаётся мне, тоже самое вы твердили про Асилара...
  - Мира, ты слишком...
  - Жестокая, злая, прямолинейная, правильная? Ты это хотела сказать? Я такая, какая я есть. Я, конечно, могу поиграть в разные роли: для кого-то быть пушистым котёнком и ангелочком, а для кого-то стервой и последней дрянью. Но меняться ради того, чтобы это нравилось кому-то другому?!. Увольте! Пробовала. Безрезультатно! Не ценят.
  - Мира, Асилар тоже тебя любит. Ну, зачем же ты так?
  - Думаю так, как он заслуживает. Мне он безразличен. Всё. Прошла любовь, завяли помидоры. Единственное, о чём, пожалуй, жалею, так это о том, что нечем вечерок занять. Так, понимаешь, в три часа ночи одна по лесу шастала, его искала. Типа: "Здравствуйте, не подскажете, где здесь библиотека?.. Какая ещё библиотека в три часа ночи?!". Вот, а теперь что? - Стасия с улыбкой покачала головой.
  - Ну, это не беда. Заходи ко мне, если хочешь. Поболтаем.
  - В три часа ночи?.. Дорогая... - поближе пододвинулась Мира, томно стреляя глазами. Потом, словно резко переключилась, - ты уже спишь в такое время.
  - Ну... О! Я знаю. Сейчас... - Стасия резво хлопала себя по бесчисленному множеству карманов, нашитых на её платье. - Вот! - наконец, дала она находку Мире.
  - Что это? - удивилась девушка, рассматривая одинаково вырезанные квадратные клаптики бумаги.
  - Карты. Занятная штука. Я расскажу тебе их значение. Смотри...
  Девушки сидели друг возле друга в библиотеке на красивой резной, но ужасно неудобной лавочке и во всю глазели на картинки, что были нарисованы на картах. Мира старательно изучала и запоминала значение. Всё-таки забавная это штука, знать собственное будущее.
  *****************************
  Кони лениво перебирали копытами по пыльной дороге. Винар тихо морщился. Действие сваренной ним настойки, подходило к концу. Ссадины, ушибы и переломы начинали жутко болеть, но он терпел и даже пытался отвечать на шутки Дина. Конечно, Мира бы вылечила его враз, но её-то рядом не было. А рёбра болели так, что глазоньки, косясь друг на друга, сходились на переносице.
  Маран молчал, раздумывая о чём-то своём. Зато Дин говорил за двоих, порой даже умудряясь отвечать за Винара. За ребятами плелось с десяток воинов. Они должны были охранять барона и его друзей. Но это скорее было формальностью, так как эти трое многих стоили. Ребята ехали по приглашению Асилара на бал-маскарад.
  - А, кто такой этот Асилар? - стискивая зубы, спросил Винар. Его мысли сводились только к привалу.
  - Да, семьдесят килограмм живого веса одним куском, таких больше не делают, - отшутился Дин. Принцев было не принято обсуждать не в их присутствии. - Принц, как принц. Спокойный, молчаливый, сдержанный.
  - Понятно, - кивнул головой Винар. "Чёрт!". Ага, так резво дёргаться не стоило. В спине что-то стрельнуло, Винар на секунду стал статуей, - будет скучно.
  - Ну, почему же? Я этого не говорил. Во-первых, там будет много гостей. Во-вторых, их будут развлекать...
  - Знаю: стихи, песни, танцы... Всё, как обычно.
  - Чего, как обычно? - встрял в разговор Маран. - С нами девочки и мой королевский напиток, - он похлопал рукой по сумке, прикреплённой к седлу коня.
  - А, если от Асилара ещё не уехали его гости, то одна из них что-нибудь, да придумает. Ты бы её видел! Ух, звезда!
  - Ага, умныца, спорцмэнка, камсамолка и просто красывый дэвушка! - перекривил Винар героя какого-то фильма.
  - Я тебе говорю, она очень необычна. В прошлый раз она предложила поиграть в одну очень занятную игру... - Дин пересказал условия. Винар нахмурился. Он знал эту игру... - Было очень весело. Я вас обязательно познакомлю.
  "Чёрт! Это становится слишком жарким!", - немного обеспокоено подумал Винар. Из-за боли у него поднялась температура. Дин продолжал рассказывать о достоинствах девушек. Винару с каждой минутой становилось хуже. Наконец, он услышал приказ Марана о привале.
  Выпив настойку, Винар блаженно слушал, как утихает боль. Теперь он был готов послушать рассказы Дина, но тот уже отдыхал. Тихо сгущалась ночь. Словно дикая кошка кралась она, а за ней шлейфом ложилась её тень. Винар почувствовал прилив сил. Воины один за другим свешивали головы, даже часовые кивали носом. Дорога утомила людей. Винару стало немного их жаль. Он прошептал сонное заклинание и решил сам нести вахту. Мысли крутились, словно рой пчёл. Но ни о чём. Винар вспоминал переделки, в которых он и его друзья успели побывать, вспоминал обучение в Сикионе, её учителей. Вспоминал Хозяйку болот, Луллия, Астарота. Вспоминал Аманду. Он так скучал за всем этим. Он безумно соскучился за друзьями, но его гордость не позволяла признаться в этом даже ему самому.
  Оставалось довольствоваться мыслями и дежурить...
  ******************************
  Мира разложила карты. Странные двадцать пять кусочков бумаги со знаками. Это глупо, считать, словно бумага может приоткрыть тайную завесу.
  Карточные гадания, как и гадания вообще, в большинстве случаев традиционно считаются вредными. Гадая, мы, так или иначе, программируем дальнейшие действия человека, заставляем замечать его те отметки, мимо которых он спокойно прошёл бы, если бы не наше вмешательство. Если предсказание было плохим, может быть нанесён непоправимый душевный удар, если хорошим и не сбудется - удар может быть ещё более чувствительным. Так говорят одни. А другие заявляют, что нет ничего лучше, чем знать, что тебя ждёт. А самым важным является то, что при особом мастерстве можно корректировать свою работу.
  Является гадание плохим, или хорошим - вечная тема для споров, но то, что любой маг обязан быть знаком с этой системой - очевидно. Существует правило: не делать больше одного расклада в день на вероятность того или иного события. Сделавший это, без сомнения, понесёт наказание, так как берёт на себя ответственность за коррекцию события. Я только напомню вам, что во второй раз карты могут разложиться лучше, или значительно хуже, чем в первый. Этим и определяется таинство.
  Мира всё это знала. Она медленно и собранно рассматривала небольшие клочки бумаги. Её карты были немного необычны. Они состояли из двадцати-пяти равных клочков-квадратиков, которые при правильном построении, превращались в большой квадрат. Мира села за стол, зажгла свечу и сосредоточилась.
  "Что меня ждёт? Хочу знать, что ждёт меня, а не кого-то другого. Конкретно меня... Та-а-ак, посмотрим, - говорила она сама себе, раскладывая карты. Но, по мере того, как они выстраивались в квадрат, Мира всё больше мрачнела и хмурилась. - Не хорошо...".
  Что же она увидела? Ей выпало несколько символов: часы, череп и кости, плачущий глаз, знак вопроса, дом и... гроб.
  "Ну и ну... Прекрасное начало. Выходит, у меня кто-то умрёт? Но, если я гадаю на себя, то... Я что ли умру? Прямо так сразу, или ещё можно подождать?", - язвительно осведомилась у карт. Те молчали, конечно.
  "Ну, вас в баню! Может, день не подходящий...". Аккуратно сложив карты, она потушила свечу и направилась спать. Сеанс был окончен.
  ****************************
  Раздался стук в дверь. Мира нахмурилась. "Наверное, Мила что-то забыла". Подруга только что ушла от неё. "Ну вот, уже переоделась, выспалась и отдохнула...", - проворчала она про себя.
  - Входи скорей, - пригласила Мира, но никак не ожидала увидеть ворох жёлтых петуний. Вместо посетителя в проём просунули букет красивых цветов, и лишь затем следом показалась голова... Онреры. "Вот те на!..". Мира вообще не умела принимать подарки. Больше она любила дарить их сама.
  - Можно?
  - Ну, попробуй, - твёрдо и вроде бы даже обиженно произнесла Мира. - Чего, извиняться пришёл?
  - Ну... вроде того... Да...
  - Валяй. Внимательно слушаю.
  - Извини меня. Не знаю, что на меня тогда нашло.
  - Только не говори, пожалуйста, что тебя свела с ума моя красота. Не поверю! Банально! А то так: дети наша радость, а девушек мы любим, одна ночь любви, а потом радуйся всю жизнь! - И тогда Онрера понял, что ему ничего не добиться. Именно с этого он и начал.
  - Я хотел спросить только, не можем ли мы быть хотя бы друзьями? - Мире, конечно, этого совсем не хотелось. Ну, не умела она общаться с людьми, от которых за версту веяло другим интересом, нежели дружба. Но раз просят... Отказывать она тоже не умела...
  - А ты думаешь получится? Дружить я всегда рада, но... не больше.
  - Разреши, я буду твоим Янголой-хранителем, хотя для меня это скорее ты.
  - Перестань, Онрера. Я говорила тебе? Зачем ты на этом зацикливаешься?
  - Мой отец... Перед смертью он сказал, что это тебе я обязан жизнью... - Мира почувствовала горечь в его словах. Почувствовала, но уступить не захотела.
  - Твой отец был хорошим человеком. Жаль, что мне не выпало чести пообщаться с ним более долгое время, - Господи, как холодно и сухо звучали эти слова! Но Мира даже не замечала этого. - Но я говорила ему и повторяю тебе, не нужно так делать. Что бы тогда не произошло, ты мне ничего не должен.
  - Ты такая... необычная.
  - Запомни, лёд не умеет любить... Кстати, уже поздновато. Завтра бал-маскарад, ты уже приготовил себе костюм?
  - Да, но не скажу какой, завтра увидишь.
  - Вот так всегда, раздразнит на ночь и баиньки. Ладно, малыш. Спокойной тебе ночи, не переймайся...
  - Спокойной ночи, - ответил Онрера. Конечно, последних слов он не понял, зато отлично понял для себя, что разговор стоит прекратить, иначе можно сделать только хуже, причём опять же для себя. Впрочем, всё было так хорошо, что хуже уже некуда...
  *****************************
  Вечерело. Дин, Маран, Винар, да их соглядатаи подъезжали к замку Асилара. Сегодня там состоится бал-маскарад. Костюмы ребята везли с собой. Но, это было совсем не так, как в нашем мире. Здесь обязательным условием маскарада было изменение образа и внешности до неузнаваемости. А вот как, и по средством чего, это уже другой вопрос.
  Процессия добралась без приключений. Маран даже удивился. В лесах близ замка водилось много нечисти. А Винар вяло пожимал плечами. Про здешнюю нечисть он знал слишком мало, зато ему теперь было ведомо, что её стало на порядок меньше.
  Прошлая ночь унесла жизни каких-то кровососных тварей, имеющих странное сходство с летучей мышью и бабочкой. Твари кричали невыносимым ультра высоким звуком. Но вот ведь странное дело, обычные люди его не слышали. А вот Винару повезло меньше... Сейчас нестерпимо болела голова. И каждое слово и вопрос гулко отдавали ударами.
  - Смотрите, - приподнялся в седле Дин. - Уже видно башни замка. - И действительно. Башни замка отливали ярким солнечным светом. Красивое огромное здание было выстроено в пропорционально готическом стиле. Винар залюбовался на строение.
  - Наконец. А то я что-то проголодался, - выразительно похлопал себя по животу Маран.
  - Ты ещё не так проголодаешься, когда я познакомлю тебя с обитательницами здешнего замка. Такие крошки, пальчики оближешь! Принцесса Арима - первая красавица западных земель, правда, с неё брат глаз не спускает, его Рамюэлем зовут. Зато её рыженькая подружка - тот ещё экземплярчик. Ну и гости принца. Если они, конечно, ещё не уехали. Мира и Мила - похожи, как сёстры, но по характеру, как небо и земля...
  Дин продолжал описывать обитателей, а Винар просто сидел ошарашенный, словно его обухом по голове огрели. Там, в замке, куда они ехали, были его друзья!!! Мира, Мила, Анри, Аслан... Они были там! Разве такое возможно?
  "Я не могу туда поехать. Просто не могу...", - думал он, шаг за шагом приближаясь к сооружению.
  - Стоп! Привал! - скомандовал Маран. Просто настало время приготовиться к встречной церемонии и привести себя в порядок. Группа остановилась на малюсенькой, просто крохотной полянке. До замка было рукой подать. Винар не стал дожидаться всеобщего завершения подготовки. Он просто не мог появиться перед друзьями. Не мог, и всё тут. Так он размышлял, тихонько ускользая вглубь леса. Никто не заметил его ухода. Процедура отвода глаз - самое простейшее в магии.
  - Винар, - позвал его вслед голос. Винар напрягся. Он медленно обернулся. Позади него стоял Дин. Он был напряжён, о чём явно свидетельствовала поза Защиты - скрещенные на груди руки. - Ты уходишь, даже не попрощавшись?
  - Я... я просто не могу туда пойти. Не могу.
  - Я не понимаю, Винар, поскольку не знаю всех причин. Там твои враги?
  - Нет, друзья...
  - Но, тогда чего же ты боишься? Почему не хочешь с ними увидеться?
  А, что Винар мог сказать? Что сам отказался быть с ними? Но они сами ушли, оставив его. Что он мог сказать, что друзей променял на девушку, которая его предала? Но он всё равно не мог отказаться от мыслей и желания быть с ней. Думаете, Дин бы его понял? Понял ли бы он, что Винар сам корил себя, сам резал на куски собственную совесть? Поэтому Винар молчал.
  - Я не боюсь, - пытался обмануть он сам себя.
  - Конечно, нет. Я видел вчера тебя в лесу. Там... с этими летающими тварями. Ты... Колдун. Ты не должен бояться, - Винар усмехнулся. Как мало этот парень знает о его умениях. Что он вчера такого мог видеть? Это была лишь часть его Тёмных сил...
  Тихо сгущалась ночь. Словно дикая кошка кралась она, а за ней шлейфом ложилась её тень. Винар почувствовал прилив сил. Воины один за другим свешивали головы, даже часовые кивали носом. Дорога утомила людей. Винару стало немного их жаль. Он прошептал сонное заклинание и решил сам нести вахту. Мысли крутились, словно рой пчёл. Но ни о чём. Винар вспоминал переделки, в которых он и его друзья успели побывать, вспоминал обучение в Сикионе, её учителей. Вспоминал Хозяйку болот, Луллия, Астарота. Вспоминал Аманду. Он так скучал за всем этим. Он безумно соскучился за друзьями, но его гордость не позволяла признаться в этом даже ему самому.
  Внезапно он услышал свист. Винар схватился за уши, с силой прижимая их к голове. По лесу поплыл странный туман. Даже не туман. Скорее дымка, как от огня. Мягкими неровными облачками обволакивала она всё пространство вокруг. Свист прекратился. Винар, шатаясь, поднялся. Он пытался понять, что происходит. Прямо у него перед носом мелькнула какая-то тень. Браслет полыхнул синим пламенем. Винар обернулся - никого...
  И тут его снова оглушило. Тонкий, ультра сильный свист просто перекрывал дыхание, не позволяя ни одной мысли прийти в действие. Зато Винар смог увидеть источник звука. Это были отвратительные твари. Помесь бабочки и летучей мыши со странным длинным, словно у крысы, хвостом.
  "Отвратительная порода!", - подумал Винар и оказался прав. Эти твари помимо умения летать обладали ещё одним достоинством - длинными и острыми, словно иглы, зубами. Прекратив вопли, они с размаху попытались наброситься на спящих людей. Но Винар тоже умел действовать молниеносно, когда хотел. Он вскинул руку и огромная волна воздуха, будто гигантский щит, накрыла лагерь. А Винар тихо зашептал заклинание...
  Дин стоял, словно столб, издалека наблюдая за происходящим. Он решил прогуляться по нужде, а когда вернулся, то увидел, что их новый друг попал... Он удивился тварям, удивился тому, что все спят. Но вот, когда из земли начали вставать старые кости!..
  Винар читал заклинание, и из земли медленно поднимались скелеты. Старые, древние, местами гнилые и обветшалые. Вставали они по зову звавшего их на защиту. Пот с головы Винара лился ручьём, но он не позволял себе расслабиться. Видно, неплохими силами наделили его Саганы, если в это время он ещё и держал защиту, по другую сторону которой бились ужасные монстрики. Вооружив своих немногочисленных солдат копьями и мечами спящих, он резко снял купол. И Дин смог наблюдать, как в разные стороны полетели ошмётки крыльев, зубов и располосованных тушиц. Скелетам были не страшны зубы монстров, звуков они тоже не боялись, зато вот птичкам не очень понравились удары острых мечей... Интересная картинка: мёртвые встали на защиту живых...
  Мясорубка закончилась быстро. Уже через каких-то десять минут земля была завалена кусками мяса и какой-то отвратительной коричневой слизью. Винар просто качался от усталости, он весь вымок, но дело ещё было не закончено. Прочитав форму, он отпустил послуживших ему солдат-скелетов, а следом за ними вымел весь мусор. И лишь затем устало добрёл до своего спального мешка и упал на него без сил.
  Он не знал, что его вчерашнему дежурству нашёлся свидетель. А тот стоял сейчас перед ним и ждал ответа... И Винар бы несомненно дал его, но...
  "Скорее!..". Браслет снова полыхнул синим светом. Винару стало очень холодно. Он не знал, что происходит, но чувствовал, что кто-то в беде.
  - Крилумус Агни Раи, Дин! Усни! Дин повалился на формулу сна, точно мешок, но Винар уже этого не видел. Он бежал за своими ощущениями...
  
  ГЛАВА
  
  Человеку свойственно ошибаться, глупцу настаивать на своих ошибках.
   Цицерон.
  
  - Ты всё делаешь правильно, мой мальчик. Просто великолепно. Один из них лишился силы, второй покинул их сам... навсегда. А трое остальных - ничто перед моими Воинами. Им не справиться с ними.
  - Мой Господин, но у них есть ключ...
  - Да, в этом ты прав... И нам обязательно нужно узнать, у кого он. Он всё равно будет наш!
  - Но, как?
  - Для начала необходимо выдворить их из замка. Лучше отправить их на какое-то задание. Просто убить будет не только неинтересно, но и опасно, это может вызвать подозрения.
  - Это вряд ли. Они слишком толстокожи...
  - Ошибаешься. В их окружении есть та, что может догадаться.
  - Я знаю, о ком идёт речь. Мы можем убрать её.
  - Но сначала её нужно выманить из замка. Если я не ошибаюсь, было распоряжение не покидать его пределы.
  - Вы, как всегда правы, Мой господин. Но не волнуйтесь, я всё сделаю.
  - Осторожно. Она не глупа и чрезмерно чувствительна. Кроме того, она обладает Силой.
  - Не волнуйтесь, Мой господин. Я справлюсь.
  - Это так хорошо, знать действия врага, когда тот в неведении! Выманишь её и сделаешь так, чтобы никто ни о чём не догадался. Наши дела идут успешно. Скоро мы возьмём то, что по праву принадлежит нам. Наши войска понемногу приближаются. Они ещё далеко для них, но с каждым часом ближе для нас.
  - Да, Мой Господин.
  - Но сначала нужно убрать сор... Выполняй, я на тебя надеюсь!
  - Слушаю, Мой господин. Правда с нами.
  - Я с тобой. Ступай!..
  *************************
  Анри и Аслан ходили сами не свои. Маскарад! Какой к чёрту может быть праздник, когда вокруг гибнут люди?! Но, когда Анри услышал разговор между Нюрием и Асиларом по поводу денежных растрат на этот счёт, то и вовсе разочаровался в принце. Принц сетовал, что всё приготовление обошлось ему дорого, и, что сам он смог бы подготовить всё гораздо дешевле.
  Анри всё больше и больше начинала надоедать скупость Асилара. Кроме этого, он находил в нём новые отрицательные качества за очень короткий промежуток времени. И с каждым днём их становилось только больше. Анри кипятился: "Куда смотрит Мира?! Да, лучше бы с Онрерой была! Так нет же, не устраивает он её!".
  Следующим этапом дня был разговор с самой виновницей амурных дел. Мира была подавлена. Она каждую минуту возвращалась к разговору со Стасией в библиотеке. В чём же заключается их миссия? Что в них такого особенного? Что вообще происходит вокруг?! Что происходит с ней самой? Девушка ходила вдоль тренировочного поля и метала ножи. Сноровку она пока не потеряла. Мира знала, что в данный момент все готовятся к балу, поэтому и предпочла заняться тренировкой. Она расставила деревянные чурки на разные от себя расстояния полукругом, и начала...
  Девушка завязала глаза и сделала первый шаг. Она сосредотачивалась. Для того, чтобы попасть в предмет, которого не видишь и, который не двигается, нужно почувствовать его, настроившись на особую вибрацию. Кто же знал, что в этот самый момент с противоположной стороны по направлению к Мире пойдёт Анри?!
  "Чего это она глаза завязала?!", - думал Анри, подходя к подруге. Очень скоро ему стало понятно, почему... - П...ц!", - это всё, что возникло у парня в голове, когда он увидел у Миры в руках четыре длинных метательных ножа.
  Мира ощущала тяжёлые рукояти ножей, их холодную сталь. Оружие не создавалось для того, чтобы висеть на стенках, пылиться на полках. Оно было голодно. Оно хотело крови. Сама Мира почувствовала, что кто-то приближается к ней. Более того, по тяжёлому шагу она поняла, кто это был. Такой походкой мог обладать только один человек... И тогда у неё в голове возникла безумная мысль...
  В тот самый момент, когда человек назвал её имя, чтобы остеречь, она молниеносно метнула ножи... Они разлетелись в разные стороны и ни один из них не упустил цель.
  - Ты, что совсем офанарела?!! Белены объелась? Ты же...
  - Я бы не попала в тебя. Здравствуй, - сказала Мира, снимая повязку. У неё самой была целая гамма чувств: она только что играла с жизнью друга, но даже у мастеров бывают осечки; зато злорадствовала, что хоть отыгралась на чувстве его страха. Анри продолжал кричать. Мира стояла спокойно. И именно это её спокойствие ещё больше выводило друга из себя. - Это всё, что ты хотел мне сказать? - она вынула ещё один нож и собралась было продолжить... - АЙ! Ты, что делаешь?!! - Анри стоял красный, как синьёр-помидор. Его перстень горел. Друг тоже решил обратить на себя внимание, он накалил нож собственной силой. Мира отбросила метательный нож и прижала к себе руку. - Совсем уже? Лечись, если котелок не варит!
  - Мне, знаешь ли, тоже не нравится, когда в меня ножи бросают!
  - Я что, по-твоему, через повязку вижу, или у меня на лбу глаза есть?!
  - Да по мне, хоть ж...й чувствуй!
  - Хорошо, - сказала Мира, побагровев. - В следующий раз обязательно почувствую. Будь спокоен, не промахнусь!
  Она демонстративно развернулась и ушла. Анри почти с ненавистью смотрел ей в след. Ну, до чего же она стала невыносимой! Просто свяжи и положи, а потом медленно наливай холодную воду, пока прощения не попросит! "Может и не попросить", - остерёг сам себя. Её было понять трудно, и поэтому никто не знал, что от неё можно было ожидать.
  "Вот и поговорили. Вот и помирились", - подумал Анри, уходя обратно в замок.
  ***************************
  "Вот, болван! - твердила про себя Мира. Она не просто злилась на Анри, она поражалась его твердолобости. Ему ничего нельзя было доказать. Когда он злился, то начинал упрямиться. Никакие объяснения его не интересовали. - Осёл. Упрямый невыдержанный осёл!".
  Вдалеке Мира заметила Нюрия. С ним бы тоже не мешало выяснить отношения, но он избегал всяческих разговоров с ней. Сейчас он беседовал с Асланом. Девушка решила ненадолго прервать их беседу, так как беседы Тет-а-тет с Нюрием не получалось.
  "Никуда он сейчас не денется", решила Мира и решительно направилась к ребятам.
  - Привет, - бодро поздоровалась она.
  - Привет, - вяло и сдержано ответили ей.
  - Чем занимаетесь? - "Та-а-ак, фаза номер два".
  - Да ничем, общаемся, - ответил Аслан, видя, что Нюрий молчит.
  - Нюрий, скажи хоть слово, - попросила Мира.
  - Слово, - ответил Нюрий, но улыбнулся. "Ай, молодец! - подумала про себя Мира. Настроения не было, оно падало ниже плинтуса. - Ай, пошутил!..".
  - Ты не хочешь со мной разговаривать? Я тебя обидела?
  - Нет, всё нормально. Ладно, извините, мне надо идти, я пообещал Асилару помочь.
  - До скорого, - сказал Аслан. Мира просто кивнула головой. "Может для атрибута мебели и всё нормально, Нюрий, но я-то знаю, что ты не можешь меня простить и смириться с собственным поражением", подумала она про себя. - Как дела? - задал вопрос друг.
  - Нормально. Поругалась с Анри.
  - Как всегда, - покачал головой Аслан.
  - Как обычно, - развела руками Мира.
  - Что думаешь делать?
  - Ничего. Может, прогуляюсь по лесу, поисстребляю монстров, займусь чьим-то лечением, спасу кого-нибудь... - начала перечислять она, загибая пальцы. - Аслан, ну что я могу делать? Вы со мной не общаетесь, где-то пропадаете. Мила тоже избегает. Нюрий, так тот, как чёрт от ладана. С Асиларом я поругалась. Стасию тоже никак не могу найти. Так, что я делать буду, Аслан? В библиотеку пойду, наверное. Если и она от меня не отвернётся.
  С этими словами Мира опять развернулась и, попрощавшись, ушла. Аслан остался обдумывать сказанное нею. Действительно. В последнее время они уделяли Мире слишком мало внимания. Но всё это было сделано из-за неё самой. Ведь это она сама попросила от неё отвязаться и ни о чём не спрашивать. Но Аслан знал, что она имела в виду. Знал одно, а делал другое. Хотя на это тоже были свои причины.
  ******************************
  Мира шла в глубь леса. Её амулет горел ярче прежнего. Было светло, но всё равно мрачно. Не раздавалось криков птиц. Не было слышно шороха трав и кустарников. Лес был мёртв. Повсюду торчали глухие и чёрные столбы деревьев. А в ушах звенела тишина. Да, тишина тоже умеет оглушать.
  Мира не боялась. Она просто не умела думать плохо в таких ситуациях. Всё это будет потом, намного позже. А в такие моменты необходимо быть с трезвой головой. Девушка жадно глотала сырой воздух и крепче укутывалась в мантию. Озноб пробирал до костей, но она всё равно упрямо шла дальше.
  К слову, в лес она направилась для того, чтобы поостыть и обдумать... А поразмыслить было над чем. Она запуталась в себе, в своих чувствах, ощущениях, мыслях. Раньше бывали моменты, что без ребят она не могла сделать и шагу. Ей не хватало их, как воздуха, все мысли были только про них. А сейчас всё изменилось. Кардинально. Любой жест, взгляд, слово - раздражал. Мира была агрессивна, принимала всё болезненно и близко к сердцу, обижалась не из-за чего, фыркала и... грустила. Она запуталась...
  Мысли повернулись вспять. Сикиона, Луллий, Астарот... Ей не хватало сейчас всего этого. И пусть было тяжело, запутано и неизвестно, зато прочно и стабильно. Мира чувствовала свою значимость. Она что-то могла. Да, ходила сама не своя. Да, не могла ни с кем поговорить, но знала, что ребята помогут. Знала! А, что сейчас? Нет, теперь ей не нужны их подачки!
  "В лес не ходи, из замка не выходи, туда не заходи... Я, как на привязи! Надоело!
  На самом деле, ты просто завидуешь... - вмешалось второе "Я". - Ты отдала силу, отдала во благое дело. Так, почему же ты злишься? Чему завидуешь?!!
  Вовсе нет! Больно надо! Мне и без силы неплохо!
  Похоже, я ошиблась, - примирительно начало второе "Я". - Ты не просто завидуешь, ты жалеешь о том, что никто не знает, какая ты на самом деле героиня! Выменяла жизнь Онреры! Да вы что! Но, если ты так хочешь, чтобы знали остальные, почему же не скажешь им?". На душе стало гадко. Мира расстроилась ещё больше. Хотела пожалеться, а вышло, что только раскритиковала сама себя.
  Позади себя она услышала какие-то странные звуки и остановилась. Никого. Снова... Как будто ветерок прошмыгнул. Обернулась, никого.
  "Сюда...".
  "Кто это?".
  "Сюда...".
  Мира, как слепой котёнок, пошла на звук. Вскоре она увидела небольшой просвет. Этим просветом оказалась большая поляна. На ней стояла... СТАСИЯ!!!
  "Господи, это же Стасия!!! Что она здесь делает?!!".
  - Стася! А, что ты здесь делаешь? - уже обрадовано вскрикнула Мира. Она улыбалась.
  - Мира, уходи отсюда! Быстро!!! - крикнула Стасия в ответ.
  - Что значит "уходи"? - опешила Мира. Стало сразу как-то холодно и зябко. Девушка подёрнула плечами.
  - БЫСТРЕЕ! - повернула Стасия к ней лицо. На нём был такой страдальческий вид, словно Мира натворила что-то очень плохое и от её дальнейших действий зависит просто судьба Вселенной, а она не понимает, что делать дальше, когда все указывают на очевидное решение. И Мира собралась было. "Ладно, надо, так надо...", но ей немного помешали. - НЕТ!..
  Ей с силой сдавили горло. И Мире стало совсем не до смеха. Стало очень холодно. Она вдруг почувствовала сильную боль на шее, словно кто-то прошёлся острым лезвием за ухом по направлению вниз. Озноб бил сильнее и сильнее, её уже начало трусить, но не от холода, скорее от оцепенения. Девушка почувствовала, как что-то липкое капает за шиворот. Мире стало тяжело дышать. Но ОНА НИКОГО НЕ ВИДЕЛА! У кого-то могла возникнуть мысль, что это какой-то приступ. Но Мира таким больше не страдала!
  "Ключ! Отдай ключ и тебе будет легче. Он наш. Тебе все равно не справиться".
  Мира возмутилась. Да, кто вы такие, чтобы судить о ней - справиться она, или нет?! Она бы и возразила, но на обычный разговор это похоже не было. Тем более что собеседника она не видела, а дышать стало почти невозможно. Это было даже интересно: думать и соображать ей никто не мешал, а вот на жизнь (в качестве горла) покушались, причём с удовольствием. Мира задыхалась. Стасия словно не замечала, что её подруга скоро отправиться к праотцам. Просто девушке не было заметно, что у неё самой были такие же проблемы. Мирой овладела паника. Но надежду она ещё не потеряла.
  "Нет! Не отдам. Нет у меня никакого ключа", - не прохрипела, скорее подумала Мира. Горло сжимали всё сильнее, а помочь было некому...
  Хотя, в этом Мира ошиблась...
  Стасия была Лессовицей. Не сильной, но настоящей. И сейчас в момент опасности в ней заговорила Истинная кровь. Девушка стала белой, как мел. Она опустила голову и с силой сжала её руками. "Скорее!..". Внезапно она почувствовала, как кто-то снова схватил её за горло и стал душить. Болью отдало в правой ноге. Похоже, её ранили. Вокруг никого не было... Стасия стала задыхаться. "Скорее!.". За себя она не боялась. Она уже как-то привыкла умирать. Но Мира...
  Стасия закрыла глаза, по щеке девушки полилась первая слеза: чистая, крупная, словно жемчужина. Она почти не дышала. По лицу продолжали катиться хрустальные солёные слёзы. Но, едва первая из них, сорвавшись со щеки, стремительно полетела вниз и коснулась земли...
  Стасия резко открыла глаза! В них был яркий зелёный свет.
  - Хиа тхан гу рехее саахан. Лиалгофь сиахн тхуа рнехе. Хиа ТХА! - "Покажи своё лицо!!!", - резко развела Лессовица руки в стороны. От неё исходила Сила и свет. И... это было невероятно!!! В воздухе из ничего начали деморализовываться фигуры! Они были, словно из жидкого стекла, меняли очертания и просвечивали предметы сквозь себя.
  Если Мира уже почти ускользала, то от такого она и вовсе захлебнулась. Существа были невидимками! Существа были зеркалами!
  Стасия упрямо и гордо вскинула голову.
  "Прочь!". Не помогало! Её силы не хватало на то, чтобы отогнать их. Невидимки окружали двух девушек. Стасию больше не душили. Отогнать от себя монстров она смогла. Но Мира... Подруга махала перед собой руками, хватала собственное горло и... ускользала. Её руки были в крови. Эти твари не просто душили, они выпивали силу. У магов через астрал, у обычных людей через кровь. Это были не вампиры. Нет. Обескровливая жертву, они забирали её энергию себе. Человек становился подобен им... невидим.
  "Прочь!!!". Стасия направила руки в сторону Миры, чтобы отогнать врага. Безрезультатно. Кто-то снова схватил её за горло и руки, выпивая силу. Она покидала девушку так стремительно, словно таяла свеча. "Скорее, больше не могу...". Стасия безвольно опустила руки. Сопротивляться больше не имело смысла. Они были сильнее. "Где ты?!!"...
  - Маалка вэ Таршисым ви-ад Руачо!!! Шехали забери свою стражу! Прочь!
  Властно произнёс человек. Он появился так же тихо и бесшумно, как и люди-зеркала. От него исходила не сила, но МОЩЬ! Вокруг зашумел первый слой реальности, зарябил, подёрнулся дымкой. Люди-зеркала столкнулись с противостоянием. Они попытались напасть на Незнакомца, но его сила многократно превосходила их. Невидимки начали шипеть и растворяться, стоило только Незнакомцу навести на них руку. Голубоватый свет нещадно пожирал Тёмных слуг.
   "Господи! Помогите кто-нибудь!", - взмолилась мысленно Мира, но как ни странно, давление сразу прекратилось. Кто-то злобно и как бы от одолжения, что оставил жертву по своей воле, захохотал. Миру мутило.
  "Ты все равно наша. Мы с тобой ещё встретимся...". Люди-зеркала отступали.
  Стасия упала на колени. Она потеряла слишком много сил. Она с дрожью посмотрела на свои руки. Они стали почти прозрачными. Она вся как-то светилась. Лессовица была истощена...
  - Что здесь происходит? - спросил чей-то знакомый мужской голос.
  - ТЫ?!. - Мира услышала, что Стасия удивилась. - Они выпили меня... - с горечью прошептала девушка. - Люди-зеркала выпили меня. Они напали... и выпили.
  - Нет... Не успели. Тебе ещё можно помочь, Стасия. Ты можешь призвать ИХ...
  - Нет. Я слишком слабая. Они не услышат меня.
  - Ты одна из НИХ. Позови... пока не поздно.
  Стасия закрыла глаза и перекрестила руки на груди, совсем как мумия. Мира жадно хватала воздух ртом, шипела, хрипела, кашляла, но на неё никто не обращал внимания. Стасия замерла. Незнакомца Мира не видела, он стоял к ней спиной. Из-за боли и удивления она не обратила внимания на свой амулет. В нём клубилась синяя дымка.
  Внезапно поляна озарилась слабым салатовым свечением. Откуда-то из глубин приближался огонёк. Мира то просыпалась, то впадала в забытье. Происходящее казалось ей сном. На поляну входили люди. Все они были в длинных туниках-рубашках, их головы украшали зелёные венки.
  "Здравствуй, сестра. Ты звала, и мы пришли за тобой".
  "Я умираю...".
  "Нет. Но ты слишком слаба для этого мира. Нашей хозяйки больше нет. Мы покидаем его. Пойдём с нами...".
  "Я не хочу покидать этот мир. Он... прекрасен. Я полюбила его...".
  "Иди, Стасия. Ты должна. Вам сейчас грозит опасность. Вас просто истребят", - вмешался Незнакомец.
  "Нет, всему миру грозит опасность. Я не брошу его! С этим надо бороться!".
  "Вас хотят уничтожить. Но без вас любое живое растение - ничто. Вы должны покинуть пределы этого мира, чтобы вернуться в него с новыми силами и по первому призыву нового хозяина... Стасия, время пришло...".
  "Господин, - поклонился Незнакомцу говоривший со Стасией, по-видимому, главный. - Ты снова с этим миром... Саганы говорили нам, что время пришло. Мы придем по первому ЕГО зову. Пора...".
  Стасия сдавленно поднялась с колен. Она обвела взглядом поляну и немного задержала его на Мире, которая, очнувшись, смотрела на неё немного мутным взглядом. Было слишком сложно сфокусировать внимание.
  - До скорого, подружка. У тебя всё получится. Спасибо, ...
  Мира безвольно уронила голову на землю, тяжело хрипя, и потеряла сознание. Она так и не успела услышать имя своего спасителя.
  *****************************
  Винар подтянул свою тень и спрятался. На поляну вышел ещё один человек. Он опоздал совсем немного. Но пришёл вовремя, как раз, чтобы забрать Миру. Стасия уже успела уйти. Лессовцы совсем немного разминулись со своим новым хозяином. Парень буквально подлетел к Мире. Он схватил её на руки, потрогал пульс на её шее. Только сейчас Винар заметил, что Мира была ранена. Её одежда была в крови. Алая жидкость заляпала плащ и платье. Винар чертыхнулся. Как он мог не заметить?! Но уже было поздно что-либо предпринимать. Винар знал точно, парень, что был сейчас возле Миры, позаботится о ней самым лучшим способом. Но встречаться с ним ему не хотелось совсем.
  Убедившись, что первая помощь оказана, и парень забрал больную, Винар поспешил обратно. Ну, не вечно же Дину валяться на сырой земле?!
  Нового друга Винар нашёл в той же позе, в которой он его и оставил. Тот спал.
  - Иар Инга Сумулирк! Дин, проснись! - Винар использовал простейшую, но сложновыговариваемую форму - прочитал заклинание наоборот. Дин сонно открыл глаза и с непониманием уставился на Винара.
  - Что произошло?
  - Извини, но мне пришлось тебя немного э... усыпить.
  - Зачем? - хороший вопрос. Но для того, чтобы на него ответить, нужно было рассказать немного больше. И Винар рассказал, но только то, что счёл нужным.
  - ... Вот, - закончил он свою речь.
  - Ну и ну. Иной! Кто бы мог подумать! Теперь я понимаю, почему Рынак так упрямо рвался к тебе. Пророчество: "Позвала их Неогея на защиту опротиво Супостатов неверных... Ибо Силой несметной наделены будут воины Саганов. Травы им сами под ноги стелиться будут, звери добычу искать, земля одаривать. Сокровища несметные в их руках будут. Ибо ступили они на Путь сражений, и призваны защитить Неогею от лап Беса, именуемого Дияволом...". - "Где-то я это уже слышал...", подумал Винар.
  - Я слышал немного другой текст, - ответил он вслух. Сейчас Винар крепко задумался над тем, почему выложил Дину почти всю правду, в том числе и ту, что скрывалась ребятами тщательнейшим образом.
  - По легенде их три. Текст с пророчеством слуги Вазельвула разделили на три части. Две из них известны людям, но никто не знает окончания. Постой! Сколько времени прошло? Маран уже нервничает, наверное! - Винар улыбнулся. Сложно было представить барона нервным, когда он трезвый.
  - Иди, Дин.
  - Не понял, а ты?
  - А я был рад знакомству, но не могу идти во дворец.
  - Но две минуты у тебя есть, чтобы меня выслушать? Так вот... Ты не просто не можешь, ты должен пойти туда. Из нескольких причин: во-первых, твоим друзьям грозит опасность. В этом ты убедился только что. Во-вторых, тебе просто некуда идти. В третьих, незачем. У вас общая цель. Вы призваны на эту планету все вместе, и поэтому вместе должны идти дальше. "Испытания Саган - строги: пройти через боль, найти себя, и не забыть про других. Ибо труса сожгут, как и подобает дерзкому. Не просто пройти испытания Саган. Не любят они слабых, попелом покрывают дерзких, топят высокомерных. Но! Щедро одарят смеливца... Ибо скупы никогда не были... Силой несметной наделены будут воины Саганов. Ибо ступили они на Путь сражений, и призваны защитить Неогею от лап Беса, именуемого Дияволом...", - процитировал Дин отрывок из Пророчества. Винар молчал. Но Дин оказался тоже не лыком шит. - Тоже мне, - заявил он, видя, что Винара его слова не убедили должным образом, - какой же из тебя маг, если ты глаза отвести не можешь! - надавил он на больное.
  - Почему же, могу, - пожал плечами Винар, всё ещё решая, прав ли Дин.
  - Ну? И?..
  - Хорошо. Наверное, ты прав. Я изменю внешность и пойду в замок.
  - Молодец! - потёр руки Дин. - Я в этом и не сомневался! А теперь пойдём, Маран ждёт...
  "Ты, может, и не сомневался, а я, по-моему, скоро пожалею о своём решении", - подумал Винар, идя следом за неунывающим Дином.
  *****************************
  Зал блистал убранством, как никогда. На этот раз Мира не собиралась вмешиваться в ход празднества (она просто не могла), поэтому всё шло по плану Асилара. Играла тихая надоедливая музыка, читали стихи. В общем, всё как обычно. Гости понемногу съезжались и скучали.
  Асилар мило разговаривал с Аримой, Нюрием и Рамюэлем. Это были его постоянные собеседники. Арима была очень рада. Из знатных особ она была практически одна девушка (приглашённые были в основном мужчины), а из красавиц - первая. Я объясню, почему Мире, Миле, Стасии и Ариме уделяли так много внимания. Дело в том, что девушки Саббатея, Сакемеха, Леванаха и посёлков, в которых побывали наши друзья, были темноволосыми, кареглазыми и в своём большинстве смуглыми. А наши с вами героини явно отличались от большинства, словно золотистые лучики. Кроме того, они были довольно симпатичны, поэтому и вызывали всеобщее восхищение.
  Когда Арима познакомилась с Мирой и Милой, внимание ребят разделилось пропорционально, что её немного огорчило. А сейчас... сегодня она была королевой бала.
  Аслан, Анри и Мила сидели у изголовья огромной широченной кровати. На ней лежала бледная девушка. Её волосы спутались, дыхание было неровным. Это была Мира. Она уже семь часов, после того как её нашли в лесу, была без сознания. На её шею была наложена слабая повязка.
  - Как её угораздило?! И,.. упрямая! Сколько раз говорили: нельзя! А она всё равно за своё!
  - Ладно, Анри. Причём здесь? Мы хоть раз объяснили ей причину того, почему нельзя? Нет. Мы в последнее время сделали хоть одну попытку поговорить с ней? Нет. Зачем ты говоришь?..
  - Я сделал, - упрямо продолжал гнуть своё Анри.
  - Это, когда вы ещё больше поругались? Великолепно!
  - Ладно вам. Хватит. Все виноваты, ей сейчас покой нужен, а вы опять спорите.
  Тихо скрипнула дверь. В проём просунулась голова Рамюэля. Принц был спокоен и мрачен. Из его окружения на нем больше всего сейчас были видны эмоции.
  - Привет. Как она? - он подошёл ближе.
  - Без сознания, - угрюмо ответил Аслан. - С тех пор, как я нашёл её.
  - Что всё-таки произошло?
  - Я не знаю, - покачал головой Аслан. - Я её нашёл в таком состоянии. Даже и предположить не могу. Кто-то её ранил. Не особо серьёзно, но ощутимо.
  - По этой части Дока она сама, мы ничего не можем сделать, - вставил свои пять копеек Анри. Он был зол, но переживал не меньше Аслана.
  - Понятно, - хмуро заключил принц. - Я за вами пришёл. Через четверть часа начнётся церемония. Вы спуститесь? - ребята переглянулись.
  - Да, наверное. Но не надолго, - принял за всех решение Аслан.
  Ребята поднялись и последовали вслед за Рамю. Около Миры осталась дежурить служанка. Ей был отдан чёткий приказ: в случае малейшего изменения состояния больной, сразу же оповестить ребят.
  В зале собралось много народу. Приехали местные бароны, эвпатриды, их доверенные лица. Ну, под словом "много" подразумевалось количество около пятидесяти-шестидесяти людей. Зазвенели литавры, распахнулись двери, и в зал проследовала процессия новоприбывших. Ребята узнали среди незнакомцев Дина. Около него вальяжно шёл молодой упитанный человек. Ребята поняли, что это и есть барон Маран. По правую руку от него шёл Дин, а по левую, немного поотстав, следовал светлый высокий немного курносый парень с голубыми, как лёд, глазами.
  Барон подошёл к Асилару ближе и церемониально поклонился. Асилар ответил ему положенным ритуалом. Марану поднесли огромный кубок вина, который ребятам больше напомнил ведро на ножке. Барон произнёс тост и залпом осушил его. У ребят сразу стало теплее на душе, появился равный собеседник...
  А дальше всё пошло своим ходом. Поздравления, подношения, подарки и... застолье. Развлечение на этот раз было более экзотичным. Красивые черноглазые ярко накрашенные чертовки в прозрачных одеждах медленно исполняли танец со змеями. Анри просто залюбовался. Толстые гибкие тела питонов вокруг маленьких тонких девичьих талий смотрелись очень эротично.
  - Привет, - подкатил к ребятам неутомимо весёлый Дин. - Как оно дела-то?
  - Да, так... Могло быть и хуже, - вздохнул Аслан.
  - Чего так? Что-то случилось? Я-то ехал, спешил. Думал, вы обрадуетесь. А у вас такие кислые физиономии... - Дин удивлённо и немного разочаровано развёл руками в стороны. К нему подошли Винар и Маран. Дин хлопнул себя по лбу. - А! Чуть не забыл. Условности... Позвольте мне представить моих друзей... Барон Маран и...
  - Каруд, - поспешно представился Винар. Маран с иронией покосился на него. Дин рассказал другу правду. - Личный лекарь барона.
  - Анри, - представился Анри, - а это мой друг Аслан. Мы гости Асилара.
  - По правде говоря, я бы предпочёл познакомить их с девушками. Кстати, а где...
  Разговор был внезапно прерван. Резко оборвалась музыка. Послышались ахи-вздохи. Люди начали как-то сгущаться в круг. Анри, Аслан, Дин и его друзья, переглянулись и поспешили посмотреть, в чём дело. Растолкав зевак, им всё же удалось попасть внутрь образовавшегося круга. Там они увидели... Онреру. Он лежал бледный и был без сознания...
  ****************************
  Служанка в комнате Миры испуганно вскочила. Тело девушки внезапно выгнулось дугой. Её голова запрокинулась и упёрлась в дно кровати настолько сильно, что это создавалась видимость, как будто со стороны её пытаются поднять. Повязка на шее напряглась, подушка окрасилась кровью. Мира часто задышала. Её лоб покрылся испариной, руки непроизвольно вывернулись. Девушка забилась в конвульсиях.
  Служанка побледнела и попятилась. Ей вдруг показалось, что возле девушки кто-то стоит. Пробормотав что-то вроде:
  - Творец, ты един во всём мире, - она попятилась к выходу. Едва ей удалось открыть дверь, она опрометью бросилась оповещать господ...
  Мира шла по дороге. От яркого света в глазах становилось темно. Она шла практически, как слепой котёнок, беспомощно выставив перед собой руки.
  "Здравствуй", - услышала она вокруг себя. Казалось, голос был отовсюду, и было непонятно, кому он принадлежал.
  "Здравствуйте", - подумала про себя Мира. Ей стало как-то беспокойно на душе.
  "Время пришло. Ты помнишь?"... И Мира начала вспоминать...
  - Госпожа Мира! Госпожа! - послышались крики у входа.
  - Перестань. Ему уже никто не поможет, - услышала она одёргивание кого-то другого.
  Мира переглянулась с Асланом и Милой, и вышла наружу. У входа стояли... все, кто мог. Мира с удивлением осмотрела окружающих. К её ногам упал какой-то мужчина. Он был достаточно крепок, хорошо сложён. На вид ему можно было дать лет сорок. Но в его волосах была уже заметна седина. Это был воин из отряда Рамюэля.
  - Поднимитесь немедленно! - изумлённо скомандовала Мира. - Этого ещё не хватало! - она непонятно из-за чего разозлилась.
  - Госпожа, помогите!..
  Мира вспоминала и эти воспоминания резко пронзали болью. "Я не хочу... Не надо!".
  "Ты должна...", - отвечал ей голос, посылая видения из прошлого.
  - Что случилось? - спросила Мира. На лице мужчины можно было прочитать, что угодно. Ужас, панику, тревогу, боль, любовь...
  - Умирает мой сын... - "Господи...", похолодела Мира. - Помогите, спасите его! Прошу вас! Он слишком молод. Он должен жить!
  "Не надо, не хочу!!!". Этот мучительный груз воспоминаний скопом всплывал наружу.
  "Ты должна... Это твой выбор!".
  - Я же не Творец (так в этом мире называли Господа), - тихо ответила Мира. Ей почему-то показалось, что дело обстоит очень серьёзно.
  - Прошу вас... - умалял человек.
  - Оставь госпожу. Ты не видишь, она устала. Крепись. Ему уже никто не поможет! - уверенно сказал какой-то пухленький воин. Мире почему-то страшно захотелось убедить его в обратном. Кто, в конце концов, он такой, чтобы решать, кто может помочь, а кто нет?!
  - Идёмте, - сама не понимая, что делает, сказала она воину. Вместе они пошли к месту, где лежал его сын.
  "НЕТ! ЗА ЧТО?! Я не хочу! Чего ты хочешь добиться?".
  "Ты сама решила, помнишь?".
  Едва Мира подошла к палатке, где был раненный, она поняла, что пухленький воин был прав. Этот юноша уже не принадлежал себе. Он хрипел. Из его груди вырывался шипящий свист. От самого подбородка, через горло и грудь к пояснице тянулась одна сплошная рана. Лёгкие были порваны, трахея задета. Человек умирал... Единственное, что для него можно было сделать, это облегчить его страдания...
  "Для чего рождается человек? Для того чтобы в один день вот так умереть? От ран, нанесённых каким-то животным?! Возможно, он заслужил их. Ни одна болезнь, простуда, ранка, наказание не падают на голову человека незаслуженно. Возможно, ты прав, наказывая его. Но не так, Господи!!! Не так!".
  "Ты говорила это? Ты хотела что-то изменить? Ты просила о помощи? Ты? Вспоминай!".
  - Выйдите все! - коротко приказала она. Она сказала это, не оборачиваясь, таким тоном, что её послушались все, без остатка. Вышли даже друзья. Девушка осталась один на один с умирающим. Мира хмуро посмотрела на юношу, исходящего агонией.
  "Ну, что ж,.. Творец. На всё воля твоя. Я не смогу сделать больше, чем ты мне позволишь. Но ХОЧУ! Он должен жить. ДОЛЖЕН!.. Только не так, Господи...".
  "Ты помнишь, что было дальше? Ты помнишь наше пари?!".
  "Помню", - снова подумала про себя Мира, а голос снова начал прокручивать перед ней картинки из прошлого.
  Мира стояла перед хрипящим парнем и не знала, что делать. Она обладала Силой. У неё был чудо-амулет, и всё же она не была Господом-Богом, а посему не имела никакого права распоряжаться чьими-то жизнями.
  "Господи, за что ты его так? Что он мог такого натворить, что теперь должен расплачиваться вот так?! И, почему я здесь? Зачем ты позвал меня?! Почему я должна на это смотреть, если у меня нет шанса ему помочь?!! Я не хочу, слышишь! Не хочу, чтобы он ТАК умирал!".
  Мира стояла перед молодым человеком. Он уже не хрипел. Просто юноша готовился встать на дорогу, которая уводила из этого мира. Оставалось подождать проводника...
  "Прошу тебя, дай ему шанс! Дай мне шанс!".
  "Почему ты просишь для него жизнь?". Ей почудилось, или кто-то задал ей вопрос? Амулет Миры ослепительно вспыхнул и заиграл теплом на груди.
  "Кто это? Что вам нужно?".
  "Ты просишь для него жизнь. Почему?", - снова прошелестел голос.
  "Я не знаю, - призналась Мира. Вопрос сбил её с толку. - Нельзя, чтобы он вот так... Я не могу. Меня попросили о помощи".
  "И ты считаешь себя вправе решать, что будет лучше? Многие уходят из мира при ещё более ужаснейших обстоятельствах. Хочешь посмотреть?..". Перед глазами у Миры поплыли картинки... Крик, стоны... Взрыв... Обожжённые тела. Оторванные конечности. Агония... Детский плач... Картинка сменилась. Повсюду вода. Яростное сопротивление. Мира почувствовала, как у кого-то разрываются лёгкие. Она услышала треск и разрыв маленьких капилляров, как будто кто-то рвал шёлковую ткань. "Не надо!". У Миры полились слёзы. Картинка сменилась. Тёмный переулок. Голоса. Крик. Бег. Девушка услышала, как в чьё-то тело впивается инородный предмет. Он распарывает кожу, как мешок. Стали видны внутренности. Человек ещё был жив. Кровь... Много крови... Убийца просто издевался над собственной жертвой.
  "Убери, Не надо!!! НЕ НАДО!".
  "Теперь ты знаешь, и можешь не так сильно волноваться о нём. В конце концов, по вашим меркам, он уйдёт, как герой".
  "Нет! Зачем всё это? Что ты хочешь? Чего? Чтобы я сказала: "Ладно, пусть умирает"?!! Не добьешься! Его время ещё не пришло! Да, я скорее с Силой своей расстанусь, чем соглашусь на это! Слышишь! Пока он сам не захочет собственной смерти! И только так!".
  "Пускай будет так... Иная. Я принимаю пари. Но я делаю это только однажды... Позови его". Мира так и не поняла, что произошло. С кем она могла говорить? Кто мог заключить с ней сделку? Кто мог вернуть юношу снова в этот мир?..
  Мира не знала, что делает. Перед глазами всё поплыло. Она звала незнакомого юношу, а силы убывали с неимоверной скоростью. Она звала, затягивая раны, сращивая повреждённые внутренности и ткани, а силы уплывали... Перед глазами проплывали разные картинки из прошлого, и те моменты, которых Мира и вовсе не знала. Её мутило и буквально выворачивало на изнанку, но она не позволяла себе ни на минуту усомниться в собственном выборе. Это была небольшая цена за жизнь. Голова раскалывалась. Девушке показалось, что впереди неё, у ног парня кто-то стоит, тянет к ней руки, но не зовёт, а скорее хочет что-то забрать. Мира звала парня, а... сил больше не осталось... Но она всё равно продолжала звать, пока не услышала: "Я здесь...". И тогда Мира...
  Секунды тянулись, как минуты, минуты, как часы. Возле палатки стояли люди. Они тихо переговаривались между собой. Неподалёку можно было рассмотреть Рамюэля с всё ещё бледной и опухшей Аримой, Нюрия, ещё поодаль Милу, Аслана, Винара и Анри. Они не вмешивались... Не находил себе покоя и отец, который осмелился беспокоить Миру.
  Внезапно, полы шатра распахнулась, и в воздухе повисла тишина. На пороге показалась Мира. Её лицо было белым, как мел... Она так и застыла в дверях, прямо глядя в глаза отцу. Молча... Медленно, одна за другой, опускались головы боевых товарищей. Мира молчала...
  - Нет, нет... Только не это! НЕТ!!! - тихо, бледнея прошептал отец. Затем сорвался на крик. Но не плакал. Это не достойно настоящего мужчины...
  - Он будет жить, - тихо, с трудом и сквозь зубы, сказала Мира. - Я выменяла его жизнь... - в воздухе снова повисла тишина. Тишина изумления.
   А дальше Мира просто повалилась, как палено. В шатре всё также без движений лежал молодой человек. От горла, почти до бедра, тянулся большой свежий шрам...
  Каждый имеет право на другую смерть...
  "Теперь ты вспомнила... Время пришло...".
  *******************************
  - Отойдите все! Не видите, человеку плохо! - подбежал к Онрере Аслан.
  - Да, отойдите же! Ему нечем дышать! - начал распихивать всех Анри.
  Онрера лежал на полу и хрипел. Он мутно обводил людей глазами. На имя не откликался, но явно пытался.
  - Не волнуйтесь, просто здесь нечем дышать. Сейчас мы вынесем его на воздух, и ему станет легче. Ну! - гаркнул Анри на прислугу. - Чего вылупились?! Эй ты, лекарь, если хоть чуть-чуть раздупляешься, за нами, - слуги аккуратно подняли Онреру и понесли прочь из зала. Винар, а это адресовалось именно ему, последовал за ними. Надо сказать, приглашение друга было как никогда кстати.
  Ребята распахнули окно и скомандовали, чтобы прислуга аккуратно положила парня на кровать. Винар с видом знатока уселся рядом. Конечно, кое-какие азы врачевания он знал, так что диагноз мог поставить без труда, но вот с лечением дела обстояли куда серьёзней.
  - Ну? - навис над ним Анри.
  - У него повысилось давление. Я сделаю ему настойку. Надеюсь, поможет.
  - Что значит "надеюсь"?! - изумился Анри, глядя на бледного Онреру.
  - Это значит, - начал закипать Винар, - что у него очень высокое давление, и я не знаю из-за чего! А, следовательно, не знаю, будет ли она настолько эффективна!
  - Ладно, Док, не кипятись. Проще, Анри, человек знает, что делает.
  Винар ещё раз осмотрел больного. "Плохи дела... Мира, наверное, точно знает, что делать... Но не могу же я спросить, где она. И, почему интересно они не позовут её?", - размышлял он.
  - У меня есть уже готовая настойка, там... в вещах. Распорядитесь, чтобы их принесли.
  В умопомрачительно короткий срок вещи Винара были доставлены. Анри умел изъясняться настолько громко и доходчиво, что, бледнея и зеленея, слуги несли вещи просто наперегонки. Винар разжал зубы Онреры и влил ему содержимое. Внезапно дверь распахнулась.
  - Господин... Там... Она... Скорее! - на пороге стояла перепуганная и бледная, словно мел, служанка, которую оставили вместе с Мирой.
  - Мира?.. - посмотрел на служанку Анри.
  - Что с ней? ЧТО?! - встряхнул её за плечи Аслан.
  - Не зна... Выгнулась, судороги...
  - ПОШЛИ! - заорал на Винара и Аслана Анри. Впрочем, этого не потребовалось, потому что ребята просто полетели к выходу. Они бежали, перепрыгивая ступеньки, и обгоняя друг друга. Из-за нарастающего беспокойства ни Анри, ни Аслан не стали удивляться прыти доктора, который явно местами обгонял их.
  - Мира... - буквально ввалились трое запыхавшихся друзей в покои девушки. - Господи...
  Мира лежала на подушке совершенно обессилившая. Её повязка, шея, лицо и одежда были в крови. Открылась рана. Голова была неимоверно тяжёлой, хотелось спать. Но она пришла в себя... Мира увидела ребят и улыбнулась. Вышло слишком слабенько. Возле Аслана и Анри она увидела...
  - Винар... - прошептали немного посиневшие губы.
  - У неё жар... - потрогал лоб Миры Винар.
  - Ты пришёл, - слабо пробормотала девушка. Ребята с недоумением переглянулись, глядя на светловолосого и немного курносого парня. "КАК? Всё пропало...", похолодел друг. Оттого что его узнали в его облике, он чуть сквозь землю не провалился. - А я, как обычно...
  - Мира, это не Винар... - попытался вставить слово Анри. Ни он, ни Аслан не понимали, с чего это Мира так решила...
  - Ничего, - погладил Винар по голове Миру. Он повернул голову к Аслану и Анри и подмигнул, мол, больным надо подыгрывать. - Ты поправишься.
  - Я... да...
  - Тебе нужно поспать. Сейчас только повязку сменим... Принесите бинты!
  "Ничего, малыш. Всё обойдётся. Всё будет хорошо...".
  Через пятнадцать минут Мира уже спала. Винар сменил повязку, прислуга - постель. Ребята ещё немного посидели около подруги, пока к ним не заглянул Дин.
  - Что тут? Что случилось? Мне сказали, что вы... Это... Мира? Что с ней?
  - Плохо себя чувствует. У неё голова болела, вот я ей и дал настойку, - ответил вместо ребят Винар.
  - А, с... Онрерой что?
  - Давление... - опять ответил Винар. Аслану и Анри оставалось только покивать головами.
  - Ну, раз всё в порядке, может, спуститесь? Люди волнуются, - Аслан и Анри, не сговариваясь, посмотрели на Винара.
  - Она проспит минимум пять часов.
  - Хорошо, - кивнул головой Аслан. - Пошли народ успокоим.
  Ребята ещё раз окинули взглядом Миру и вышли...
  *****************************
  Асилар был зол, как никогда. Даже единственный и такой важный праздник в году, как День Рождения, и то умудрились испортить! Надо признать, что по поведению, разговору, выражению лица негодование принца прочесть было невозможно. Кто-кто, а он умел скрывать свои эмоции.
  Маран слушал удивлённое перешептывание и... ел. Война будет, скажут! Впрочем, что это за праздник без сюрпризов?! Хорошо, если они приятные, но что имеем, то имеем. Огорчаться не стоит, ещё не конец света. Однако, хороших соб...в (собеседников, собутыльников, собратьев) не хватало. Поэтому Маран даже приподнялся от радости, когда увидал, что в зал входит Винар (который ни с того ни с сего попросил называть его Карудом, да ещё и внешность раньше времени изменил... кардинально), Дин и новые знакомые. Их сразу обступила толпа, но ребята всех заверили, что ничего страшного не произошло.
  - Ну, что там? - многозначительно спросил Маран у Дина.
  - Да вроде бы всё нормально. По крайней мере меня в этом уверили, - Дин скосил глаза на Винара. Странное дело, его пока ещё новый и не совсем проверенный друг скрывал слишком многое... Но, может быть, у него на это были свои причины?.. Дин пока ему верил. - Вот что, давайте-ка за знакомство?
  Ребята не стали протестовать. Снять стресс было просто необходимо.
  Вы знаете, что такое пьянство?.. Самое главное, это найти повод. Впрочем, отсутствие повода, тоже повод... Зачастую выбирается один вожак, на которого равняются остальные. И, если после Н-ного количества выпитого вам кажется, что Люся, не смотря на свои шестьдесят, вставную челюсть и подбитый глаз, выглядит очень даже ничего... Тогда нужно срочно прекращать! Дабы на утро не получить новый стресс: откуда в вашей кровати крокодил, или, как это вы сами оказались в зоопарке?!
  Впрочем, нашим ребятам ни повод, ни его отсутствие, погоды не играли. Да и равняться друг на друга было незачем. Просто они поняли, барон в пьянке силён, и перепить его можно, но зачем? И, если бы не хмурые мысли, ребята от души потешились бы высказываниями барона в сторону принца и его соратников, причём, что начинались они все одинаково...
  - В этот замечательный день мы все собрались здесь, чтобы... - или. - Есть повод...
  Анри и Аслану их новые знакомые понравились сразу. Было видно, что с этими ребятами не будет недомолвок, сплетен и хитрости. Первым делом они ценили в людях открытость.
  - А ты чего не пьёшь? - поглядел Маран на Аслана, который на какое-то время застыл с кубком в руках.
  - Да я вино не очень люблю, - нехотя признался Аслан.
  - А... - протянул Маран. А затем позвал слугу и велел принести "особый груз, да поаккуратнее". Налив из сосуда какую-то жидкость себе и Аслану, Маран поднял кубок. - За знакомство! - Аслан задался вопросом, в который это раз? И, какой гадостью его напоят?.. - Пей, не бойся, - подбодрил его барон и залпом осушил кубок. Аслан поднёс свой к лицу. "Не может быть?!!".
  - Ну, как?
  - Отлично! - прямо посветлел на глазах Аслан. Барон довольно крякнул и налил ещё, но уже всем.
  - Что это? - недопонимая спросил Анри, который уже изрядно накачался вином.
  - Самжэнэ, - выразительно посмотрел на друга Аслан.
  - Да, ну?!! Откуда?! За что пить будем?
  - За то, чтобы у нас всё было, а нам за это ничего не было! - засмеялся Дин. Ребята осушили кубки.
  - Аслан, - подошла к брату Мила. Она заметила, что веселье только начинается. - Я пойду к Мире.
  - Давай... Мы попозже.
  - О, Мира? - услыхал Маран. Он сидел к Миле спиной, поэтому не заметил девушку, зато услышал обрывок фразы. - Это та, с которой ты меня обещал познакомить? - спросил он у Дина.
  - Угу, - кивнул тот, - но позднее.
  - Привет, - подсел к ребятам Нюрий.
  - Здорово, Нюрка, - молодецки заржал барон. Нюрий нахмурился, но ничего не сказал.
  - Что там с Онрерой и Мирой? - поинтересовался Нюрий, на что Анри злобно подумал: "Можно подумать, что это тебя интересует вполне искренне! Позлорадствовать пришёл?!".
  - Мира очнулась, но плохо себя чувствовала, поэтому ей дали снотворного. А Онрера по-прежнему без сознания. Каруд умеет врачевать. Он считает, что поднялось давление, но сильно. Мы пока не можем его сбить.
  - Ясно. Ничего серьёзного... Значит, и волноваться не из-за чего. Он поправится... - протянул Нюрий и вскоре покинул ребят.
  Винар хмуро посмотрел на этого парня. "Не чист, совсем не чист...". Надо сразу сказать, мнение ребят всецело совпадало редко, но не в этом случае. Сейчас все пятеро смотрели вслед Нюрию, и каждый из них понимал, что этот человек их не устраивает. Хотя причины у каждого на это были свои.
  *******************************
  Мила тихо приоткрыла двери. Служанка спешно поклонилась и покинула комнату. С того момента, как у девушки начался припадок, служанке было боязно оставаться с ней в комнате. Мила только с удивлением пожала плечами. Она присела у изголовья подруги. Знакомое бледное лицо, опять эти тёмные круги под глазами. Это уже становилось привычным. Правда сейчас девушка спала. Надо признать, уже третий час. Начинало смеркать. Мила встала, чтобы налить себе воды из графина...
  - Кто здесь? - раздался слабый голос за спиной.
  - Мира, это я, - Мила отставила воду и подошла к подруге. Мира увидела на её лице вымученную немного нервную улыбку. - Как ты себя чувствуешь?
  - Отлично, - вполне искренне ответила Мира. Действительно, голова была чистой, сознание ясным, ничего не болело. - Мила... А, где Винар?
  - Я... я не знаю. Мы ведь ещё не видели его с тех самых пор, как он ушёл в замок.
  - Как это?! Я его видела здесь вместе с ребятами!
  - А! Ты про это? Они мне рассказали. Ты перепутала нового лекаря с Винаром. Тебе показалось.
  - Показалось?.. Ну, может... Голова тогда изрядно гудела. И всё же, я видела его достаточно чётко. Ладно. А, как ребята? Они на балу?
  - Да, пир в самом разгаре. Скоро все будут надевать маски.
  - Странно. Всегда считала, что в конце пира их уже снимают, а здесь наоборот.
  - Мира...
  - Что?
  - А, что произошло?
  - Когда?
  - Ты, что ничего не помнишь?
  - Я тебя не понимаю, скажи толком! - всё больше недоумевала Мира.
  - Мира... Тебя Аслан нашёл в лесу без сознания, раненную. Ты, что ничего не чувствуешь? У тебя повязка на шее!
  Мира удивлённо в небольшом трансе поднесла руку к шее. "Действительно, повязка... Чёрт! Я...".
  - Не знаю... Какие-то обрывки... Я пошла в лес немного остыть. Снова поругалась с Анри, Нюрий со мной вообще не захотел общаться, с Асиларом не хочу разговаривать я. Дальше какой-то провал. Мне стало плохо... Закружилась голова... Кажется, я опять потеряла сознание... - "Мира, у тебя всё получится... Спасибо...", всплыли в сознании слова. Мира примолкла, пытаясь понять, где она могла их услышать. Возможно, это говорил Аслан, когда нашёл её... Видимо, ей было плохо, и он пытался приободрить подругу. - Блин, это что ещё за новости?!! Мила, я ничего толком не помню!
  - Ничего, не волнуйся. Расслабься, закрой глаза и попробуй ещё раз.
  Мира последовала совету Милы. Она расслабилась, закрыла глаза и честно попыталась восстановить происшедшие события. И... ни-че-го!
  "Чувствую себя полной идиоткой, правда, с закрытыми глазами. Прямо неудобно как-то...". И Мира решила рассказать подруге возможную версию.
  - Ты знаешь, слишком уж слабенько. Наверное, я упала и при этом поранилась. Ничего большего я сказать не могу.
  - Ничего. Хорошо, что Аслан нашёл тебя вовремя. - "О, может, я хоть у него узнаю, что произошло...", начала надеяться Мира. - Мира... - вдруг неожиданно погрустнела Мила.
  - Что?.. - подруга молчала. - Что-то случилось? - Мила поняла, что сделала глупость, и кое-кто её за это по голове не погладит. Возможно, Мире пока не стоило знать... - Ну! - не унималась подруга. - Сказала А, говори и Б!!!
  - Ладно... - наконец, согласилась Мила. Так или иначе, а Мира уже начинала нервничать. - Онрера заболел.
  - Что значит это твоё "заболел"? - похолодело всё внутри у Миры от такой новости. Она себя не накручивала, но разве Мила бы говорила об этом, если бы не было ничего серьёзного?!.
  - Ну... У него сильно поднялось давление. Он упал в обморок...
  - Этого ещё не хватало! Он уже пришёл в себя?
  - Пока нет, но ты не волнуйся. Его обязательно поставят на ноги.
  - Мне надо его срочно увидеть, где он?
  - Куда? Тебе пока нельзя. Полежи. Отдохни сегодня, а завтра посмотрим.
  Мира понимала, что в словах подруги есть резон. И всё же... Как-то холодно и пусто, слишком тревожно вдруг стало на душе. "Что же я делала в лесу? Что произошло? И, какого чёрта я ничего не помню?! Мне надо поговорить с Асланом... Точно! Может, хоть он знает что-то?.. О!.. Опять башка, как дом советов...". Мира снова закрыла глаза. Мила с переживанием посмотрела на подругу.
  "Полежи, Мира. Отдохни немного... Зря я ей сказала". С сомнениями на душе Мила вышла из комнаты.
  
  ГЛАВА.
  
  Не надейся на то, на что нельзя надеяться. Эпиктет.
  
  Асилар и Нюрий сидели у камина. Головни тихо потрескивали и перемигивались между собой. Пламя всегда жило собственной жизнью, не обращая внимания на удачи и горести людей. Оно было выше всего этого.
  - И, что ты думаешь по всему этому поводу?.. - хитро прищурился Нюрий. У него-то на этот счёт уже было своё мнение. Оставалось только, чтобы мнение принца совпало с его собственным.
  - Ничего, - просто ответил принц. Он был немного раздражён. День Рождения прошёл совсем не так, как ему бы хотелось. Во-первых, Онрера... со своими припадками и обмороками. Во вторых, Мира... Не смотря на всё, ему хотелось, чтобы она была с ним. Он не мог понять, что происходит, но выбросить эту девчонку из головы у него не получалось. Скрипнула дверь. Слуга почтительно отворил её створки. В зал к ребятам вошёл Рамюэль.
  - Привет. А, что это вы здесь делаете?
  - Беседуем. Присоединяйся.
  - О чём? - спокойно, без лишних эмоций спросил принц.
  - Ты знаешь, куда пропала Стасия? - в лоб спросил Нюрий.
  - Нет, - сдержанно ответил принц. Самобичевание давно покинуло его чувства. Рамю не мог простить себя за то, что не сумел вовремя спасти Стасию, и что кто-то это сделал вместо него. Он пытался хоть милым расположением загладить собственную совесть. Надо признать, что он, конечно, обрадовался, когда увидел её невредимой... Но это быстро прошло. Стасия была весела. Да, с ней было не скучно, но не более. И вскоре принцу надоело играть. Тогда он стал думать, какой повод найти, ведь Стасия пылала чувствами, а Рамю... Удобный случай представился на поле сражения с Незнакомцем, когда Стасия попыталась спасти любимого. Рамю был просто взбешен: он сам мог постоять за себя!!! Это послужило конечной точкой разговора... С этого времени Стасии для принца не существовало. И вот Нюрий со своим вопросом.
  - Вот... - протянул Нюрий. - И никто не знает. Что вообще происходит? Вы можете проследить за логической цепочкой?
  - В смысле? Ты о чём? - оторвал взгляд от огня Асилар. Он пытался расслабиться. Пил вино и старательно ни о чём не думал, а тут Нюрий со своими расспросами...
  - Я объясню... Мира куда-то пропадает. В тот же вечер пропадает и Стасия. Миру находят раненой, Стасию вообще не находят. Вывод?..
  - Что ты хочешь сказать? - нахмурился Рамюэль. - Что они в тот вечер были вместе? - Нюрий выразительно молчал. - Абсурд! Я спрашивал у ребят, а они говорили с Мирой. Она ничего не помнит.
  - Я же ничего не говорю. Но так, к примеру... Ты берёшь у Асилара любимого коня без спросу и идёшь гулять. Ты знаешь, что ним дорожат. Вдруг на тебя нападают бандиты и отбирают его. Кроме того, тебя при этом ранят. Ты знаешь, что принц будет негодовать из-за любимца. Что ты сделаешь?
  - Приду и расскажу, или куплю нового, - удивился Рамю.
  - Хорошо. А если, к примеру, про то, что ты взял лошадь без спросу никто не знает, а за кражу полагается смертная казнь?.. - И Асилар, и Рамюэль молчали. Нюрий продолжал. - А, ещё... К примеру, ты катался на его коне, он тебя сбросил и ты затаил на него обиду и решил... скажем, выгнать, продать и так далее. И ещё одна версия: конь умеет говорить, и может рассказать нечто очень важное про тебя. То, чего не знают остальные, и то, что ты не хотел афишировать.
  - Нюрий, ты что всерьёз полагаешь, что Мира знает, куда подевалась Стасия? Ты думаешь, что она причастна к этому? - медленно поставил кубок Асилар.
  - Я разве сказал что-то подобное? - развёл руками Нюрий. - Могу сказать только одно, это может подтвердить только она сама.
  - Конечно, в твоих словах есть резон. У неё репутация Ведьмы. И всё же...
  - Помнится мне, кто-то говорил, что она лишена силы... - напомнил Асилар в ответ на размышления Рамю.
  - По крайней мере, так думали все...
  - Хорошо ты сказал, - наливая себе вина невзначай бросил Нюрий. - "Так думали все"... А Стасия, между прочим, Лессовицей была.
  - Вот что, - внезапно сказал Рамюэль. Ему не очень понравилось высказывание друга о своей бывшей девушке в прошедшем времени. Он решил прекратить этот разговор. - Как бы там ни было, не пойман, не вор.
  - Ты прав, - развёл руками Нюрий.
  Цветочки уже были, сейчас поспевали ягодки. Скоро можно будет собирать урожай...
  
  
  ******************************
  Мира смотрела на светлого немного курносого парня. "Наверное, мне было очень плохо...". Действительно, спутать его с Винаром мог только слепой и глухой. Единственное, что напоминало в незнакомце друга, были глаза. Да и то, у Винара взгляд был гораздо мягче. Глаза Каруда полыхали смертельной смесью льда со сталью. Мире даже немного не по себе стало. Ей показалось... Нет, скорее это была внутренняя сила. И всё же, что-то отдалённое и до боли знакомое в нём было.
  - Привет, как ты себя чувствуешь? - почти весело спросил лекарь.
  - Благодарю, уже лучше, - ответила ему Мира мягкой улыбкой, следя за движениями Каруда. Шёл третий день её "больничного". Мире уже было сложно лежать. Бока болели от бездействия. Хотелось двигаться и жить.
  - Молодцом. Идёшь на поправку. Но тебе ещё нужно полежать в кровати. Ты ещё слаба, да и швы могут разойтись от резких движений.
  - Док, а вы можете сказать, от чего моя рана?
  - Ну, я её сильно не исследовал... - Мира нахмурилась. Если он зашивал, то должен хотя бы предполагать, каким образом она была нанесена... Если перед ней врач, конечно. Винар молчал, но, в конце концов, решился. - Её нанесли острым предметом.
  - Например?
  - Ножом, лезвием, бритвой... стеклом.
  "Стеклом...", - эхом отозвалось где-то в глубине.
  - Спасибо, - задумчиво ответила девушка. Винар пристально наблюдал за её реакцией. "Нет, не вспомнила... Хорошо". Он боялся, что заклинание перестало действовать. Ведь тогда...
  ...Мира безвольно уронила голову на землю, тяжело хрипя, и потеряла сознание. Она так и не успела услышать имя своего спасителя...
  Винар подтянул свою тень и спрятался. На поляну вышел ещё один человек. Он опоздал совсем немного. Но пришёл вовремя, как раз, чтобы забрать Миру. Стасия уже успела уйти. Лессовцы совсем немного разминулись со своим новым хозяином. Парень буквально подлетел к Мире. Он схватил её на руки, потрогал пульс на её шее. Только сейчас Винар заметил, что Мира была ранена. Её одежда была в крови. Алая жидкость заляпала плащ и платье. Винар чертыхнулся. Как он мог не заметить?! Но уже было поздно что-либо предпринимать. Винар знал точно, парень, что был сейчас возле Миры, позаботится о ней самым лучшим способом. Но встречаться с ним ему не хотелось совсем. А Винар в свою очередь тщательнейшим образом позаботился о памяти Миры. Он стёр воспоминания об этом инциденте. Конечно, он плохо понимал в этом, но знал точно: мозг будет заполнять пробелы информации фантазией. Он сам будет кормить себя сказками.
  - Док, а... - Мира замялась. - Вы можете сказать, что с молодым человеком, который потерял сознание на балу?
  - Во-первых, меня зовут Каруд, можно на "ты". Договорились?
  - Попробую, - улыбнулась Мира, ожидая ответа.
  - А парень... плох. Очень плох. Я не могу понять, что с ним. У него повышается температура и давление. Полностью отсутствует реакция... - Винар перечислял симптомы в надежде, что Мира сообразит, что с ним. Но она молчала и... мрачнела. - Ладно, не переживай. Выспись, как следует. Отдыхай. Я ещё зайду... - многозначительно улыбнулся Каруд. Мира кивнула головой и закрыла глаза.
  "Нужно дождаться вечера...".
  *******************************
  Мира не знала, как отделаться от назойливой посетительницы. Нет, она была совсем не против того, чтобы её проведывали, но не Арима... Девушке уже достаточно давно надоело, что принцесса цеплялась и всячески строила глазки Асилару, зная про его с Мирой отношения. Так что этот визит Мира расценивала, как некое одолжение, любопытство и разведку, а совсем не искренность. Арима пыталась выведать у Миры, куда пропала Стасия.
  - ... Вот так. Ни с того, ни с сего куда-то уехала, - вслух размышляла принцесса. "Да от вас подальше, чего непонятного?!", про себя возмущалась Мира. - Это на неё не похоже. - "Ага, вам забыла отчитаться!". - Как ты думаешь, какие у неё были причины, почему она уехала?
  - Арима, я понятия не имею ни куда, ни когда, ни зачем, ни с кем она уехала, и какими мотивами при этом пользовалась, - устало и немного раздражённо ответила Мира. У неё медленно начинала болеть голова. "Перестань! - отдёрнула она сама себя. - Ты знаешь, что Арима не плохая! Не хами ей! Давай, давай попускайся!". - Ты лучше мне расскажи, что да как. А то я третий день в кровати. Уже бока болят.
  - Ничего, потерпи, - улыбнулась принцесса. Надо признать, улыбка у неё была мягкая и приятная. - Скоро поправишься. А новостей хороших всё равно нет, так что ты ничего не пропустила. Тебе уже сказали, что Онрера потерял сознание? - Мира кивнула. - Говорят, его заколдовали. Он до сих пор в себя не пришёл и состояние его только ухудшается.
  - Заколдовали? Ты шутишь?!
  - Может быть, это сделала даже Стасия! - по секрету заговорщицки сообщила Арима. "Ерунда! Бред! Абсурд!!!".
  - Кто тебе сказал такую чушь?! - не выдержала Мира. - Да. Стасия - Лессовица: потомок, дитя лесных духов. Весёлая, общительная, задорная, неунывающая, но заколдовать, навредить?! Если кто-то ещё захочет тебе рассказать бред подобный этому, пошли его куда подальше.
  - Но Онрера ведь без сознания. Это могла быть порча, - "Могла быть. Очень даже".
  - Я думаю, что эту версию проработают... А, что ты? Познакомилась с кем-то?
  - Ой, даже глянуть не на кого. Ты знаешь, Дин приехал, вместе с бароном. Его то ли Варан, то ли Наран зовут. Он слишком вульгарный. Хотя... с ними доктор приехал. Каруд зовут. Он очень даже ничего... - "О, уже глаз положила!".
  - Знаю, он мне перевязку делал. Его мои ребята притащили.
  - Ой, ну твои ребята вообще молодцы. Рамю им очень доверяет. И Анри, и Аслан очень мрачные ходят в последнее время. Они очень за тебя переживают, - "Ага, держи карман шире. Переживают, как же! Сначала всю душу вытрясут, а потом переживают!..". - Ну, ладно, Мирочка. Я побежала. Уже поздно. Ты отдыхай, я к тебе завтра зайду. Поправляйся.
  Наконец Мира осталась одна. Подождав ещё несколько минут, она поднялась. Вы же не думаете, что она трое суток не вставала с постели?! Каруд давал ей обезболивающее, так что Миру беспокоила только повязка на шее. Перед глазами всё привычно плыло. Ничего, это только первые пять минут. Вот только слабость такая, будто неделю грузчиком работала, причём надурняк. Мира натянула свободные брюки. Широкие, из мягкой ткани. В них можно было бесшумно пройтись по коридору. А сверху надела рубашку. Из-за тёмного серого цвета вещей и резкого похудения, она выглядела, словно привидение.
  "Всё. Пора...", - решила девушка и тайком направилась к Онрере.
  Она медленно шла, периодически опираясь на стенку. Болезненных ощущений не было. Только дрожь в коленках и усталость давали о себе знать. Из слов подруги Мира узнала, что Онреру расположили в другой комнате, в другом конце замка, у северной стены. Мира медленно, но уверенно шла к цели. Дважды она чуть было не попала под пост наблюдения, но вовремя утаилась в тени. Остальные посты девушка обошла стороной. Наконец, после Н-нного количества блужданий, Мира пришла. Она остановилась у большой дубовой двери. Постояв всего несколько секунд, она тихо её отворила.
  "Господи!!!".
  Онрера лежал на кровати. Он был белый, словно мел. Кожа даже отливала желтоватым оттенком. Его тело опухло, глаза впали. Из груди некогда здорового парня вырывался шипящий свист. У него начиналась асфиксия (удушье в простонародье). Он хрипел, пытаясь судорожно втянуть воздух в лёгкие. Было похоже, что он впал в кому, так как не реагировал на высказывания и крики. Возле него метушился Каруд, Анри и Аслан. По-видимому, они никого к нему не пускали. Мира так и осталась стоять в раскрытых дверях. Её настолько поразила вся эта картина, что она впала в какой-то прострационный ступор. Впервые девушка прочувствовала на себе высказывание: ноги стали ватными и налились свинцом. Онрера умирал...
  - П...ц, Аслан! - выругался Анри.
  - Мира... - удивился Аслан, увидав подругу в дверях. Она была близка к обмороку. Стояла с широко распахнутыми глазами, и, словно статуя, не шевелилась.
  - Какого хрена вылупились?!! Уведите её отсюда! - заорал Каруд. Анри и Аслан подскочили к Мире, но она продолжала стоять.
  - Давай, Мира, пойдём. Пошли... Позже зайдёшь. Потом... - мягко тянул её Аслан. Мира, как зомби, шла за друзьями по коридору обратно. В голове всё шумело, мыслей не было. Состояние было туманным. Ребята что-то говорили, пытались шутить, но она не слышала слов. Это было странное и страшное чувство. Ты, как будто оглох. Видишь, что твой собеседник открывает рот, говорит с тобой, а слова теряются в пространстве. Онрера умирал...
  Мира и ребята зашли в её покои. Она присела на кровать и... разрыдалась. Впервые от горя, впервые горько, впервые тяжело...
  - Мира, не надо... Тихо, тихо... Мира... - пытался что-то сказать друг, но таких слов сейчас не существовало.
  - Он... он... умирает.
  - Мира, успокойся. Успокойся, слышишь? - пытался что-то добавить Анри. Мира плакала. Её била истерика, хрупкие плечи содрогались от рыданий.
  И вот. Вот стояли перед ней два её лучших друга. Такие сильные, такие надёжные... Но ничем они не могли ей помочь. Ни-чем!!! Совсем резко почувствовала Мира, как уходит из мира человек, который, может быть, единственный любил её искренне и чисто. Который пытался донести свои чувства до неё, и от которых она так небрежно и зло отмахнулась. Вот что было самым страшным и жестоким. Мира поняла, что в болезни Онреры виновата была сама! А сил помочь не было...
  В двери ввалился Каруд. Он был взволнован. Переглянувшись с друзьями, он подошёл к девушке и тихо обнял её.
  - Не надо, Мира. Это не поможет, ты ведь знаешь...
  - З... знха... знхаю, - пыталась ответить девушка. Знать-то, знала, а что делать с сердцем, которое разрывалось на куски от боли? От настоящей!
  - Перестань. Может, всё образумится. Верь, что он выздоровеет.
  Мира понемногу успокаивалась. Она вытерла опухшее от солёных слёз лицо, и, обхватив подушку руками, забилась в один из уголков кровати. Сейчас она напоминала загнанного и испуганного котёнка. Ребята видели её в разных состояниях, но никогда в таком. В её глаза было смотреть страшно. Она успокоилась, но спокойствие это было мёртвым и пустым. Ребята шутили. Пытались рассказать что-то новое, вспоминали смешные моменты. И Мира поняла, что они боятся. Впервые они боялись за её действия. И Мира с холодным, ледяным, мёртвым спокойствием улыбнулась их шуткам. Винар и Аслан смотрели на нее, и сами холодели от дурного предчувствия. Мира нервно теребила уголок подушки, нервно отвечала улыбкой на их шутки, но замыкалась, уходила в себя.
  - Ладно, идите, - наконец сказала она им. - Нам всем нужно выспаться.
  - Ты обещаешь не плакать? - спросил Аслан.
  - Я постараюсь, - выдавила девушка из себя очередную улыбку.
  Наконец, ребята оставили её одну. Мира легла в кровать и укрылась с головой. Внутри неё была странная и омертвляющая пустота. Было очень холодно, но не внешне... Из глаз не текли слёзы, на щеках не было румянца. Губы девушки беззвучно шевелились. Мира читала молитву...
  ******************************
  Говорят, наша жизнь состоит из полос. Мира поняла, что сейчас она запуталась в тёмной. Она была в окружении друзей, но была одна. Так бывает? Она пыталась понять, что происходит, убедить себя в лучшем, но всё больше замыкалась. Она жгла одну за другой любимые свечи. Она обращалась к тому, кто сотворил этот мир. И впервые в жизни чувствовала, что её не слышат. Так бывает?
  Внутри всё как будто оборвалось. Мира чувствовала себя, как загнанный и запуганный зверёк в клетке. Так бывает?
  Почему она это так воспринимала? Ведь она уже сталкивалась со смертью. Разве есть различие между тем, умирает твой близкий или незнакомый?
  Хотелось выть от тоски, хотелось кататься по полу и раздирать руками кожу, прыгать на стены и рвать на себе волосы. Так бывает?
  Вокруг всё стало тёмным и странным. Мира смотрела на мир совсем другими глазами, словно с небес её сдёрнули на грешную землю, где полным полно фальши, зла и обмана. Так бывает?
  Она видела глаза ребят, их лица. Видела разную реакцию. Кто-то пытался искренне помочь и понять, как Аслан и Дин. Кто-то не находил слов, как Рамю. Кто-то просто старался быть другом: взрослым, сильным и уверенным; старался быть опорой, потому что понимал, что она сейчас была необходима, как Анри, но выходило слишком сухо и отстранённо. Кто-то и вовсе не понимал и не пытался, но приходил, потому что, возможно, понадобится помощь, как Асилар. Кто-то заглянул из любопытства, как Арима и Нюрий. Кто-то пытался по-своему разрядить обстановку, и доказать, что всё будет о"кей и переживать, в общем-то, не стоит, как Маран... Мира принимала любую поддержку. Всё равно от кого: друзей, врагов, или незнакомых людей. Так бывает?
  Ты стоишь на твёрдой поверхности, ты учишься по ней ползать, затем стоять, затем ходить, потом бегать... Посмотри вокруг. Ты никогда не стоишь один. Рядом с тобой находятся люди. И вдруг у тебя уходит почва из-под ног, и ты балансируешь на тоненькой ниточке. Шаг, и тебя больше нет... Так бывает?
  Глупые мысли и образы лезут в голову. Никто не знает какие, когда при таких обстоятельствах держишь острый нож, или бритву. Все считают тебя сильным. А разве так бывает, когда умирает близкий тебе человек?!
  Мира съедала, сжигала, скручивала себя в тугой узел от собственной беспомощности. Её не пускали к Онрере. Не позволяли его больше видеть, чтобы она не расстраивалась. А разве так бывает?
  С ней шутили, пытались развеселить. Мира улыбалась. Это выглядело дико, по крайней мере для неё самой. Ты смеёшься, а кто-то умирает. Мира чувствовала себя истеричкой. Молилась, смеялась, разговаривала, думала и плакала. Так бывает?
  Свечи плавились и сгорали, и Мира зажигала новые. Некоторые молитвы она выучила наизусть. Она пыталась говорить с землёй, пыталась снова уговорить небо не забирать его. Так бывает?
  Перед глазами постоянно мелькали образы, есть не хотелось, при знакомом имени начинали дрожать руки. Мира старалась быть сильной. Ведь все привыкли, что она такая. Да, она плакала, это разрешалось. Но о глупостях ей нельзя было думать ни в коем случае. Она сильная, твердили вокруг. "Ты справишься", - говорили ей. Мира кивала головой, в очередной раз выдавливала из себя улыбку, и думала... Перед глазами пробегали сценки самоубийства. Жить не хотелось. Так бывает?
  Совершенно неожиданно Мира получила огромное количество внимания и понимания. Казалось, её старался поддержать каждый. Так бывает?
  Мира исправно качала головой и клятвенно давала обещания не уходить в себя, не замыкаться. Друзьям она улыбалась, внутри себя резала на части и опять давала обещания, что всё будет по-другому, пусть только поправится... Так бывает...
  ********************************
  Бледная, но собранная Мира смотрела на застывшее восковое лицо. Человека не было. Была только оболочка. Человека не было... Его не стало... "Держись!".
  Пусто. Из глаз не лились слёзы. Пусто. Внутри, как будто пружина ждала своего часа, чтобы выпрямиться. Глухая странная и страшная боль таилась где-то в глубине. Кто-то попытался приободрить: "Всё будет хорошо...". Мира улыбнулась и отвернулась, чтобы не расплакаться. "Держись!". Она сильная, нужно держать себя в руках. В голове шумело, хотелось спать. Всё это напоминало дурной сон. Хотелось уснуть крепко-крепко. Так, чтобы или навсегда, или, чтобы проснуться, а ничего этого и не было! Самообман. Человека не стало... "Держись!".
  Люди подходили прощаться, гладили волосы, целовали навеки закрытые глаза. Мира держалась, как пружина. Она не плакала. Но не могла пересилить себя. Она обеими руками до боли в кулаках сжала внутри себя саму. "Держись!".
  Странная процессия. Сумасшедший дом. Хотелось выть, упасть на землю. Теперь Мира понимала древних женщин, которые посыпали себе голову пеплом. Понимала, как никто. "Держись!".
  С этого самого момента Мира возненавидела запах ели и сырой земли. Она знала, что все наблюдают за её реакцией, боятся, что она упадёт в обморок. Она сильная... "Держись!".
  В этом мире тоже предавали земле. Но могилу забрасывали землёй руками. А затем наступал черёд прощального ужина...
  Мира сидела за столом, тупо глядя на яства. Это было сумасшествие. Кусок в горло не лез. Кто такое мог придумать? Дрожали руки. Кто-то пытался поддержать, говорил хорошие слова... Перед глазами было восковое лицо...
  День проходил отрывками. В голове укладывались только отдельные моменты, фразы, действия, мысли.
  Человека не стало...
  Мира ничего не чувствовала. Она была пуста и холодна... Человека не стало...
  Когда огонь волной горит и пламя льётся языками,
  Когда спокойная река вдруг разобьет себя о скалы,
  Когда с небес звезда летит, хвостом задев небес лампаду,
  Когда земля по швам трещит и в сердце бури канонады...
  Когда во сне одни глаза, они съедают твою душу,
  Когда в уме одни слова: "Ты больше мне совсем не нужен"...
  Когда тебе и свет не мил, и с жизнью ты готов расстаться.
  Когда в душе кровавый пир и мысли о резне и пьянстве...
  Когда слеза жжёт, словно яд. Когда тюльпан расцвёл шипами,
  Когда ты днём совсем один. Как волк затравленный ты псами...
  Когда лишь мысли об одном, когда тебя совсем не видят.
  Когда ты, друг, и сам не свой, и мир тебя весь ненавидит...
  Заставь себя про всё забыть и не губи иллюзий бывших.
  Всегда всё можно изменить, лишь загляни чуть-чуть ты выше.
  Ты видишь, солнце светит там, и небо видишь голубое.
  Бывает, знаешь, в жизни так, а может быть и по-другому.
  Ты только, малый, не грусти, и знаешь, ты не огорчайся,
  Ведь у тебя всё впереди, ещё увидишься со счастьем!
  Человека не стало...
  
  
  
  
  
  
  ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ.
  
  ГЛАВА
  
  Мы можем делать всё, что захотим. Обиды нет, когда в душе любовь. Лишь заповедь одну, колдуя, мы не забываем. Вот ведьмовское кредо, семь слов: "Делай, что хочешь, только никому не вреди". Р. Гримасси. Викка.
  
  "Что делать? Господи?! Как это больно!!!". Из красивых глаз лились слёзы. Она всегда думала, что это лишь привязанность, а оказалось, совсем по-другому... Мира села за стол. В голове не укладывалось. Это... больно, одиноко, мрачно, неожиданно... А, смерть другой не бывает... Слова застревали комом в горле... Мира взяла в руки перо. Она быстро выводила строки. Закончила, отложила. Бумага была мокрая от слёз. Местами чернила растеклись в пятна.
  "Господи, я не хочу жить! Не хочу, слышишь! Что же ты наделал! За что? Почему он? Я спасла его один раз... Но ведь прошло так мало времени... Он ещё должен был жить. Должен! Как же я теперь без него? Как?". Слёз не было. Мира собрала себя в кулак. Внезапно послышался стук в дверь.
  - Мира...
  - Заходи, - ответила она Аслану. Он переживал. Это было заметно. Переживал, и не знал, что сказать. Она понимала. Всегда понимала. Она и сама не знала, что было бы лучше. Он улыбнулся, она ответила. Только вот улыбка вышла немного нервной...
  - Как ты? Успокоилась немного?
  - Да, - это всё, что она успела сказать. Перед глазами возник он. Улыбающийся, жизнерадостный. Таким она запомнила его. Она даже помнила, как он обнял её... в последний раз... Мягко и порывисто, как будто знал.
  "Господи!!!". Из глаз потекли слёзы. Мира разрыдалась, спрятав лицо в руках...
  - Мира, тихо. Ну, не плачь, не надо... Мира... - Аслан не находил слов. Да, и никто не смог бы утешить Миру, которая винила себя в собственной беспомощности. Мира рыдала. Душу выворачивало на изнанку. Сердце сжало тисками. Боль тоже бывает разной...
  - Почему?.. - спрашивала она у друга. - За что?
  - Мира, успокойся... Не плачь... - он присел возле неё, взял за руку. А перед глазами был он...
  - Я... не... я... споко... успокоилась, - послышался новый приступ плача.
  Мира никогда ТАК не плакала. Она никогда не знала ТАКОЙ боли... Это было нечто иное, нежели боль от удара, пореза, плохого самочувствия, или переживаний от любви. Это было даже не беспокойство... Такой боли она не пожелала бы даже врагу...
  "За что? - в который раз задавала она себе вопрос. Но, если бы мы знали на него ответ, разве это бы нас утешило?.. Голова кружилась, тело было ватным от слёз. В ушах шумело. Мира уже сутки не могла уснуть. Ей был необходим отдых. Но, она боялась... Боялась, что он снова придёт к ней. А она снова не будет знать, что делать... - НЕТ! ЗА ЧТО!!!". Внутри неё билась она сама. Этого не понять...
  - Мира, перестань. Не плачь. Мира... Мира... - это было какое-то отупение. Глупо, она не могла остановиться. Словно, в калёных тисках. Она порывисто встала, и пошла умываться.
  - Я не плачу... Не плачу...
  Подруга вышла из комнаты. Аслан остался один. Мрачен. Как бы там ни было, это было не легко. Он боялся за Миру. Боялся, что она замкнётся в себе... Аслан рассеяно обвёл комнату взглядом, и... наткнулся на... письмо. Он взял его в руки...
  "Ты думаешь всё прошло? Нет... Такое не проходит, и бесследно не растворяется. Глупцы те, кто утверждает, что время лечит... Нет. Оно позволяет забыться, отвлечься, но не излечивает до конца. Каждый миг, каждую секунду перед глазами стоит любимый образ. Эта нежная улыбка, весёлые глаза... Зачем так? Почему именно ты? Странно и страшно... Почти темно... И снова злишься на себя, и плачешь. Поистине, мы осознаём, как любим, лишь, когда теряем... Только как это больно, как глухо, когда кричишь, а ответа не слышно, зовёшь, а образ растворяется перед глазами, уходит в никуда...
  Ты думаешь, это пройдёт? Нет... Можно смеяться, веселиться со всеми, можно до сумасшествия напиться и забыться на какое-то время... Но это тоже не помогает, не излечивает до конца. Как больно... Больно, когда человек уходит. Больнее, когда осознаёшь, что уже никогда его не увидишь. Но ещё больнее, когда ты не успеваешь с ним проститься, попросить прощения, поцеловать, прижать крепко к себе, защитить от всего...
  Ты думаешь, возможно всё забыть и никогда к этому не возвращаться? Ты ошибаешься, это невозможно, если любишь... По-настоящему. Искренне, чисто. Ты можешь сколько угодно убеждать себя и других, что нужно быть сильным, что рано или поздно все уходят туда, откуда не возвращаются... Только это ложь, хоть и добрая... Хотя, нет! Ложь не может быть доброй. Правда?! Ведь нас так учили? Так, что же получается? Ты снова опускаешься в объятия жестокой правды? А она такая... Правда не умеет быть другой. И снова... Его нет... Милого, доброго, любимого человечка. Того самого, про которого ты думал, что не любил... И ничего нельзя изменить... Ни-че-го.
  Ты думаешь, в такое время можно быть сильным? Ты ошибаешься! Это невозможно. Каждое дерево, каждый куст напомнит тебе о нём, о том, кого ты потерял. Ты запомнишь этот момент... Запомнишь вопреки всему. Этот запах свежей земли, еловых веток, пролитые слёзы. Как сыро...
  Что? Как? Его нужно отдать земле? Но здесь так пусто, мокро, здесь холодно... Я не отдам его! Слышишь? Земля, оставь! Не забирай его у меня. Слышишь? Зачем он тебе? Зачем?! У тебя таких миллионы, а мне нужен только один, да и того ты хочешь забрать... Не надо!..
  Ты веришь, что всё будет хорошо? Что всё изменится? Ты ошибаешься. Ничего не изменится. Его уже не вернёшь... Если бы ты знал, как вернуть время назад, неужели ты бы не сделал этого?.. Как много мыслей приходит в голову... Но все они пустые. Больше нет любимого образа, нет радушных встреч. Больше никогда ты не сможешь поговорить и спросить совета. И тебе останется только спрашивать себя: как бы он поступил на твоём месте?..
  Ты не боишься смерти? Ты ошибаешься, но лишь на половину. Её боятся все. Возможно, человек не боится своей смерти. Но ещё никто не устоял перед смертью близкого ему человека... Если ты воспринимаешь этот факт спокойно - ты никогда не любил! Но если любил, и воспринял этот факт спокойно - ты не человек! Никому ничего человеческое не чуждо...
  Господь, а ты тоже жесток! Ты дал нам право чувствовать, право выбирать... Только это наша вечная радость и наказание...
  Ты думаешь всё изменится? Возможно... Но и тут ты ошибаешься! Хоть и самую малость. Когда любимый человек нас покидает, ты к этому не готов. К такому нельзя подготовиться. Даже, если можешь это предвидеть... Что это? Слёзы? Холодные, тяжёлые, солёные... Что это? Слёзы любви, раскаяния, печали? Нарушен твой образ жизни... Ты плачешь из-за этого?.. Или ты любил?.. Подумай над этим, его уже не вернёшь. Тебе всегда не будет хватать его слов, объятий, смеха, советов, любви, печали, разговоров, вечеров, проведённых с ним... Как много всего. Как широка человеческая натура...
  Ты помнишь, как метушился? Как ругался и кричал? Такое хоть раз, но было. Как ты был не прав!!! Вы спорили, злились... Разве ты не хотел бы вернуть эти минуты? Изменить, попросить прощения... Ты ведь так и не успел попрощаться...
  Что это? Кто это? Я не знаю его! Это не мой любимый человечек. Эта маска не может быть его лицом! Не может, и всё тут!
  Ты утверждаешь, что это он?! Ты не прав!!! Я не вижу ласковых глаз, я не слышу любимой речи. А это лицо... Оно совсем не похоже! Кто это? Вы меня обманываете! Где он? Куда вы его спрятали?! Для чего этот весь спектакль? Я знаю, что он сейчас выйдет, крепко обнимет и скажет, что любит. Я поверю... Что это? Снова слёзы? Отчего? Я не плачу, нет!!! Мне это не нужно! Я буду ждать его. Я знаю, он меня не оставит!
  Ты говоришь, что всё будет хорошо?! НЕТ! Ты не понимаешь! Хорошо не будет никогда! Его нет!!! Он ушёл... Я не чувствую его присутствия, но каждое мгновение мне слышатся его шаги, его разговор. Вот-вот, и он появиться из-за угла, весело помашет рукой...
  Смотри! Это он! Ты говоришь, что мне показалось? Ты ошибаешься! Это он, я знаю! Я чувствую... Куда же ты? Постой! Я не успеваю за тобой! Да подожди же ты! Куда ты так спешишь?... Я пойду с тобой... Хоть на край света... Я всегда буду с тобой, а ты со мной... Слышишь? Мой любимый человечек, я люблю тебя!..".
  ********************************
  Ребята ходили мрачные. Их волновала Мира. Все мысли сводились к ней, шутки смолкали. Они понимали, что ей снова необходима их поддержка. Они и пытались... Очень пытались. Но чувствовали, что не получалось. И от этого становилось жутко. Мира была для них непредсказуема, они не знали, чего от неё можно было ожидать. Это было очередное испытание их дружбы.
  Всегда отзывайтесь на призывы о помощи. Есть золотое правило: не просят, не помогай. Но оно не всегда верно. Конечно, лезть на рожон не следует, но предложить свою помощь нужно обязательно. Хотя бы потому, что в будущем это может стать решающим.
  Вот ведь странные ощущения. У Миры сейчас было... Вернее не было никаких мыслей и чувств. Она была, как сосуд, из которого вылили всю воду: радость, смех, тепло, улыбки, надежду, опору... Она, как гимнаст, балансировала на тоненькой ниточке реальности. И перед ней был только один выбор: сделать шаг, или нет...
  Она закрывала глаза, в надежде, что всё происходящее сон, но тщетно... В душе было мрачно и холодно. Мира постоянно плакала, боялась уснуть, потому что во сне видела знакомый образ. Хотелось выть и лезть на стены. Впервые комната показалась ей душной и запертой клеткой, из которой не было выхода. Днём с этим ещё было можно мириться, а ночью опять слышался знакомый голос...
  "Ты знаешь, я не могу без тебя... - прошептала Мира во сне. - Почему я теперь одна?!!".
  "Ну, что ты? - удивился голос. - Я всегда рядом. Я живу...".
  Мира опять проснулась от собственных слёз. "Но я не хочу жить, слышишь?!! Зачем это всё? Для чего, если ты забрал единственного человека, который меня любил?!! Ты же такой всемогущий, такой сильный и милосердный, почему ты отвернулся от меня?!!", - кричала Мира в небо, но оно мягко смотрело на неё, привычно обволакивая пространство. Оно не понимало грозных, гневных и обиженных мыслей расстроенной девочки.
  Мира в очередной раз просила смерти... А ведь все считали её сильной...
  *******************************
  Дин и Аслан хмуро ждали Миру во дворе. Они предложили ей прогуляться, но, конечно, не покидая пределов замка. Мире не хотелось, но при одной мысли, что опять придётся сидеть в душной коробке-комнате, становилось жутко.
  - Привет. Ну что, выспалась? - поприветствовал Миру Дин. Девушка очень удивлялась. От этих двоих исходила такая мощная поддержка, что, казалось, с ними и море по колено. Мира ощущала то соболезнование и отдачу, которая исходила от друзей. Они пытались понять и разделить её боль...
  - Да, немного, - выдавила из себя улыбку девушка. Из-за снов и постоянных слёз она была бледной и осунувшейся, почти прозрачной. А ещё были глаза, полные тоски и печали.
  - Ты хоть позавтракала? - взял её за руку Аслан. Мира видела, что он очень беспокоится за неё.
  - Да... Не волнуйся. От голода точно не умру, а вот от остального не обещаю, - Аслан дёрнул её, давая понять, что не хочет даже слышать о таком. Мира знала об этом, но что-то её постоянно подталкивало к пропасти. Ведь никто не знает, какие мысли навевает ночь...
  Ребята гуляли. Дин распинался о своих подвигах с бароном.
  - ...Присели на дорожку. Буквально, потому что скамеек не было...
  Мира только диву давалась. За такой короткий промежуток времени найти друга?.. Или нескольких.
  Когда Мира спасла Онреру, она выменяла его жизнь взамен на собственную силу. Но это пари было действительным лишь до тех пор, пока Онрера сам добровольно не откажется от жизни. Отдав свою силу парню, Мира пожертвовала не только ней. Она вложила в его спасение собственную душу. Сращивая, буквально выращивая его повреждённые внутренние органы, она вкладывала всё своё умение, старание и желание, чтобы человек жил. Конечно, в двух словах это выглядит просто, но...
  Каждому известно, что означают слова человеческая жизнь. Просто хочу, чтобы вы над этим хорошенько поразмыслили. Вокруг вас всегда полно чудес и приключений, фантазий и любви, радости и веселья... Просто некоторые этого не хотят принять. А, когда понимают, что потеряли, становится совсем худо. Так было с Мирой. Ей было всё равно, чем это обернётся для неё самой и других. Она спасала его ради него же самого. Просто потому, что понимала, каким даром (жизнью) обладает каждый из нас. Она просила его жизнь взамен за свою силу, эмоции... сердце. Да, ей было больно, когда он был рядом, но лишь потому, что сращивая его раны, она наносила раны себе. Душевно, конечно... Да, ещё и его чувства... Мира совсем запуталась, отнекиваясь и руками, и ногами, обижаясь и обижая. И, что?..
  "Никто не знает, как это потерять человека. Не любимого, не родственника, но и не простого знакомого, или незнакомого... Никто не понимает, как это, когда у тебя на душе пусто. Никто не видит, как это, когда у тебя нет твёрдой почвы под ногами. Никто не поймёт, что значит быть среди друзей и быть одному. Никто не разделит той боли до конца. Никто не уловит, как мир враз переворачивается, становится ногами к верху. Никто не знает, какие мысли возникают в голове, глядя на смех и веселье друзей в такую минуту... Они не поймут. И, дай Бог, чтобы не поняли... За что это всё? За что?!!".
  Мира тупо оглядывалась вокруг. Её немного шатало от недосыпания.
  "Держись, маленькая, - читалось во взгляде Аслана. - Ты знаешь, мы будем рядом. Не плачь, возьми себя в руки. Уже ничего не изменишь". Он не говорил с ней мысленно, потому что при таких обстоятельствах нужных слов не бывает. Впрочем, когда Мира лишилась силы, у него это совсем перестало получаться.
  "Я понимаю и соболезную тебе. Держись, - говорили весёлые, но откровенные глаза Дина. - Держись. Ты сильная...".
  "Я сильная...", - пыталась убедить девушка. Получалось плохо.
  *******************************
  Арима мягко и заигрывающе улыбалась Асилару и Нюрию. Ей уже было известно, что принцу наскучило играть с простушкой Мирой.
  "И, что он в ней нашёл? Вообще ничего особенного и выдающегося. Не красавица... Ну, симпатичная... немного. Не глупа, конечно, но и уникальными способностями не блещет. А характер! Порой она просто не выносима! И почему за ней толпы бегают?!!".
  - Ну, кто-то знает, как там Мира? - как бы невзначай задал вопрос Нюрий.
  - Даже не знаю, что сказать. Плачет, - тихо и серьёзно ответил Рамюэль. Его беспокоили сами слёзы девушки. Девушки не должны плакать... - Я рядом с ней был. Она плачет, слёзы, так и катятся по щекам, а я не знал, что сказать. Слов подобрать не смог.
  - Понятное дело, она переживает. Хотя, если честно, я не знаю из-за чего... Или между ними что-то было? - задала Арима каверзный вопрос. Если было, это должно было задеть Асилара. Если не было, тогда к чему эти истерики? Ребята продолжали размышлять и развивать тему, а Асилар молчал. Наконец Нюрий не выдержал.
  - А, почему ты, собственно, молчишь? - обратился он к другу. Но ответить Асилару не удалось. Впрочем, и не хотелось.
  - Потому что он что-то знает, - задумчиво, но серьёзно, не глядя на принца, ответил Рамюэль за него.
  - Правда? - подняла удивлённо брови Арима. Она что-то пропустила? - Что именно?
  - Ничего особенного, - ответил Асилар. Он немного помолчал. - Знаю только, почему Мира переживает. И всё.
  - И, почему же?
  - Она спасла Онрере жизнь...
  - Что ты имеешь в виду? В принципе, это знают все. Но из-за этого?.. - уставились друзья на Асилара немигающими взглядами. Асилар начал освежать память друзей новыми фактами.
  "Гляди-ка героиня! - немного раздражённо и скептически подумала Арима. - Прямо всё так серьёзно?! Или она на жалость пробивает? Чего она хочет добиться? Может, снова Асилара вернуть?!".
  Никто из них не понял главного. Впрочем, им было просто не дано... по доброте душевной. Про этих людей нельзя было сказать, что они были плохими, или хорошими. Так не бывает. Любой из нас имеет положительные и отрицательные качества. Прошу заметить, поровну! Да, мы радуемся и огорчаемся, ругаемся, но миримся. Можем оскорбить, но всё же просим прощения. Вы скажете, что это применимо не ко всем? Тогда я возражу. Это относится ко всем... людям. Фредди Крюгер убивал, но при этом безумно любил цветы... Нельзя всё делить на белое и чёрное. Этим определяется равновесие.
  *******************************
  - Здравствуй, мой мальчик. Ты не справился с заданием. Упустил одну, перестарался немного со второй.
  - Мой Господин, я не знал, что она появится там.
  - Это не оправдание! Мог бы просчитать Путь Вероятности! Конечно, ты же считаешь, что эта работа была бы лишней!
  - Мой Господин, не сердитесь. Всё было очень просто, пока не появился он...
  - Кто это? Ты узнал его?
  - Нет. Но мне показался знакомым род его силы. Моих слуг он раскидал, словно мух.
  - Значит, появился соперник. И, судя по всему, не из слабых. Что ты знаешь о нём?
  - Господин, он присоединился к нашим врагам. Он сейчас с ними. Это он тогда помог девчонкам, он скрыл Лесовицу. Он раскидал наших воинов и моих любимцев.
  - Господин, - вмешался третий голос, доселе молчавший. Дивный, мелозвучный. Глубокий и зазывающий. - Я знаю его. Этот воин не просто с ними. Он один из них и очень опасен.
  - Ты боишься? - удивился Хозяин.
  - Не существует того, что повергло бы меня в страх. Но этот воин слишком силён для нас.
  - Что ж... Значит, ваше время пришло. Начинайте действовать. Мы уже сделали несколько шагов, но это лишь начало. Нам обязательно нужно узнать, у кого ключ... Действуйте именем моим.
  - Слушаемся, Хозяин.
  - Ступайте...
  *******************************
  Каруд спокойно и уверенно смотрел на Миру. Он не понимал, что с ней происходило. Его подругу в буквальном смысле рвало на части. Она говорила и делала то, чего бы никогда не позволила себе раньше. Было видно, что крыша у Миры улетает в далёкие дали, не предупредив, вернётся ли.
  "Что же с тобой происходит, котёнок? Что же ты делаешь?".
  А Мира делала, ещё как! Знаете, когда наступают тяжёлые моменты, человек выбирает другой стиль поведения, зачастую непривычный для других. Это нормальная защитная реакция на создавшиеся условия. Но то, что это может обескуражить, это точно!
  Мира была вспыльчивой, могла съязвить. Поругаться, особенно с Анри, поговорить на повышенных тонах, демонстративно развернуться, устроить демарш... Всё это было. Но она была и другой. Задумчивой, серьёзной, сильной, порой спокойной, аж до бешенства других. Впрочем, чего это я? Она была человеком. Разве этого термина не достаточно? Да... Была человеком, а сейчас? А сейчас Мира играла в стерву. Простите за определение. Хотя, в наше время это слово примеряется к комплименту. Например, в деловой сфере общения. Но не применимо к нашей героине.
  Мира действительно стала невыносимой. Причём осознанно. Она язвила, держалась высокомерно и зло, направо и налево рассыпала собственные знания, делая акцент на том, что кое-кто этого не знает... А, что уже говорить о поведении с другим полом?!. В общем, с ней творилось что-то и вовсе непонятное... даже для неё самой.
  - Я не знаю, что со мной происходит, - призналась Мира Каруду. "Я тоже", подумал про себя Винар. - Совсем крыша едет... - Мира опять не следила за речью. До сих пор она не знала, что разговаривает со своим другом.
  - Не волнуйся, всё исправится, - попытался утешить её Винар.
  - Что исправится?!! Что?!! Чёрт побери!!! Знала, что у меня кошка в доме появится (это она о своей кошке, за которой, как ни говори, она безумно соскучилась)! Знала, что Онрера умрёт! Знала, что Стасия исчезнет! Знала, что этим не обойдётся!!! Знала, что с ребятами отношения испортятся! Знала, что с Асиларом расстанусь! Знала, что поиграет и бросит! Знала! Знала! ЗНАЛА!!! А, говорят, знание - сила! - Мира судорожно схватилась за голову. - Я хочу домой, хочу покоя и тепла, хочу к близким... - практически беззвучно шептала она. Винар подошёл и нежно обнял Миру, как друга. Мира, как ребёнок, крепко прижалась к надёжным плечам друга. Сейчас это было необходимо.
  "Что происходит?!! - неожиданно отдёрнула она себя. - Что ты несёшь?!! Какие знания, какой дом? Кому ты это говоришь? Доктору, который тебя едва больше недели знает?!! Совсем офанарела?!!". Мира немного резковато отодвинулась от Винара, который совершенно не понимал её неадекватной реакции.
  - Извини... Плачусь тебе в жилетку.
  - Да, ладно... Помогает, - "Ничуть", подумала про себя девушка. - Я вот, если с барышней встречаться начинаю, тоже знаю, что не надолго.
  - И часто ты с барышнями встречаешься?
  - Да у меня их просто лопатой греби! - "Ого, какие мы самоуверенные!", попыталась отвлечься Мира от собственных мыслей.
  - Не мудрено... - задумчиво проговорила девушка. А затем резко добавила, - я вот, например, гулять бы с тобой не пошла.
  - Почему? - совершенно искренне удивился Винар. Это заявление совершенно сбило его с толку.
  - Да, меня же твои поклонницы камнями забросают! - Мира заметила, что такие комплименты любому мужчине, как бальзам на душу. - Ой, не обольщайся! - покачала она головой, видя, что Винар улыбается. - Вот сговорятся они все и поколотят тебя, как следует, чтобы головы девчонкам не морочил!
  - Так, вам же нравится!
  - Когда голову морочат? Кто тебе такую ерунду сказал? Вот перестанут на тебя внимание обращать, будешь горючими слезами плакать!
  - Не такая уж это и ерунда. Человек всё понимает через боль и страдания. Не перестанут.
  - Согласна, хорошее забывается быстро, а от боли время лечит очень медленно... Слишком, - снова загрустила Мира. Сердце неизмеримо тяжело сжалось.
  - Вот, я же и говорю... Два удара по печени, и любая девушка будет моей.
  - Конечно, после такого джентельментского подхода... - улыбнулась Мира. Что-то до боли смутное зашевелилось внутри. Что-то насторожило девушку.
  С Карудом Мира и в правду была знакома всего неделю, может, чуть больше, а сошлись они чрезвычайно быстро. Точно так же она сошлась с Дином, от которого совсем не ожидала мощнейшего пласта поддержки, который получила. Кроме того, они познакомили её с бароном Мараном. Мира никак не могла понять, откуда у барона такой огромный резервуар ненормативного лексикона?! "Это проделки кого-то из ребят!", - с огорчением подумала она. Но, не смотря на то, как барон выражался, на его неуклюжий стиль поведения, он ей нравился. Барон был грубоват, но это можно было объяснить. Здесь было принято так разговаривать с девушками. Зато он был добр и обладал неплохим чувством юмора, а ещё, насколько поняла Мира, очень легко сходился с людьми и, в общем, был довольно коммуникабелен. Кроме того, пообщавшись с ним наедине (как-то раз их оставили на пол часа), Мира поняла, что грубый стиль поведения, всего лишь маска, хотя и удачная.
  И всё же эти мысли перекрывали другие: мрачные, угрюмые и не нужные. "Никакая я не необыкновенная!!! Простая, слабая, как все!".
  
  ГЛАВА
  
   "И во всём этом прикрываю вас я... Бригада...".
   (отрывок из кинофильма "Бригада").
  
  Винар с ухмылкой наблюдал за тренировкой друзей. Они не мешали друг другу. Винар знал стиль каждого из них. В самом начале, уже после того, как они сбежали из Сикионы, ребята опробовали силу и приёмы каждого. Более того, они выработали свою особую технику защиты. Ведь им приходилось обороняться вместе. Возможно, вы бы удивились, но каждый из друзей знал своё место, и не вмешивался в дела другого на поле боя, когда того не требовали обстоятельства. Конечно, они того не требовали редко... Однако характерные и исконно хозяйские технические приёмы друг друга знал каждый из ребят. Этим вполне мог воспользоваться враг, если бы тоже знал о них. Но это было известно лишь пятерым, да учителям Сикионы, а ещё тем, кто на собственной шкуре ощутил технику ребят, но от них этого уже не услышишь...
  Анри плавно махал огромным топором. Увидев столь грозное оружие впервые, Мира только широко открыла глаза. Топор был очень большой, с широким, хорошо отточенным лезвием. В принципе, оружие впечатляло. А в руках его хозяина становилось и вовсе чем-то наподобие машины смерти. Небольшой выпад, удар! Лезвие с хрустом рассекало воздух. Удар!..
  У Аслана была совсем другая техника боя. Он не нападал первым, а отбивался до последнего. Удар у него был мощным, хорошо скоординированным и сильным. Да и драться он мог на любом оружии. Равно. Сейчас он пытался опробовать странной конструкции короткий меч. Он наткнулся на него в оружейной. Лезвие меча было очень широким в начале, но узким в конце близ рукояти. Он был короче обычного примерно на одну треть. Его рукоять была хорошо сбалансирована и удобна. Надо сказать, что кроме этого, у Аслана было ещё одно преимущество... Таких мечей у него было два. А значит, противнику не повезло бы в прямо пропорциональном размере.
  - Неплохо, неплохо... - подошёл Винар к ребятам. Они остановились сделать перерыв. Не смотря на то, что шёл уже второй час тренировки, ни один из друзей не чувствовал себя уставшим. - Не покажете несколько приёмов?
  - Док, а ты что драться на мечах умеешь? Это твоя профессия тоже предусматривает? - пристально посмотрел на него Аслан. Винар начал выкручиваться.
  - Ну, я же не из здешних мест. А времена нынче опасные. Обороняться должен уметь каждый. Вот я, если вижу мастеров своего дела, и прошу их показать мне несколько интересных приёмчиков. Совсем недавно, до приезда в замок, я совершенно случайно наткнулся на одного. Мастер своего дела, даже расставаться жаль было. Только странный он был какой-то, в маске...
  - А не боишься, что с поля тебя унести могут? - залихватски спросил Анри. Он отлично знал, что противников для него и Аслана находилось очень мало. Особенно здешних земель. Так как тут, не смотря на рост, вес, и другие качества, люди были намного слабее них. Поэтому на слова он не обратил вообще никакого внимания.
  - Ну, это мы ещё посмотрим, - блеснул глазами Винар. В нём уже разгорался боевой азарт. - Ну, так как? - посмотрел он в упор на Анри.
  - Пошли, только потом не жалуйся, - ответил друг.
  Знаете, как повествуют древние предания? И сошлись их шпаги, и вздрогнула земля... Тут, конечно, ничего подобного не произошло. Земля видывала и похлеще, но посмотреть было на что... Первые пять минут противники пробовали друг друга, но затем, постепенно входя во вкус, удары становились жёстче, быстрее и отлаженней. Анри нашёл себе подходящего соперника...
  *********************************
  "Я думала сердце из камня... - Мира шла, не оглядываясь, куда глаза глядели.
  Что пусто оно и мертво... - на щеках не было слёз. Просто иссякли силы.
  Пусть в сердце огонь языками походит - ему ничего... - ничего не болело.
  И точно, мне не было больно... - мысли девушки сейчас были сумбурными.
  А больно, так разве чуть-чуть... - пусто... До боли пусто было на сердце.
  И всё-таки, лучше довольно! - она решала для себя, как быть дальше. Мрачно...
  Задуй! Пока можешь задуть... - громко стучало сердце, мысли бились в агонии.
  На сердце темно, как в могиле... - Мира ничего не ощущала из-за боли, обиды.
  Я знала, пожар я уйму... - счастливой и серьёзной девочки, что была, не стало...
  Ну вот... и огонь потушили...
  А я умираю в дыму...".
  - Здравствуй, - услышала она позади себя знакомый голос. Мира обернулась и... встретилась глазами с Асиларом. Оказывается, пока она гуляла по саду, он всё это время следил за ней. Принц пристально смотрел ей в глаза, пытаясь узнать настроение. А, каким оно могло быть?!
  - Здравствуй, - с печальной улыбкой ответила Мира. Она была бледной и осунувшейся. Но её сейчас абсолютно не волновал внешний вид. Было нечто поважнее этого. Например, та боль, от которой никуда нельзя было деться ни днём, ни ночью... А ещё знакомый голос и глаза, что преследовали. Но слишком уж частыми в последние дни стали встречи с принцем, хотя Мира не разговаривала ни с ним, ни с Нюрием (по его инициативе). - Что ты здесь делаешь?
  - Увидел тебя, решил снова поговорить...
  - О чём? - "Мальчик, нам с тобой больше не о чем разговаривать".
  - Я вижу, что тебе плохо. Я могу чем-то помочь?
  - Нет, спасибо... - "Ты уже помог...". Мира отвернулась и уставилась в землю. Асилар подошёл ближе и обнял. Совсем, как когда-то. Мягко, бережно, сильно. Мира закрыла глаза, едва сдерживая слёзы. - Зачем? - спросила она, поднимая глаза на Асилара. - Ты опять начинаешь?
  - Ты такая красивая...
  - Брось, - улыбнулась она. - Ты это только сейчас обнаружил? Я просто умылась сегодня. Но, чтобы тебя не смущать и не ослеплять, больше так делать не буду, - она снова улыбнулась. Никто не заметит, что через силу.
  - Я правду говорю. Иначе, тебя бы здесь не было...
  - А, значит, любим красивые безделушки?! - вдруг взъелась Мира. "Ничего не меняется! И ты не меняешься! Болван!!!". - Значит, красивая? Может, к себе в комнату вместо атрибута мебели поставишь? Как я смотрюсь? - Мира приподнялась на носочках и высоко подняла голову, позируя.
  - Красавица... - опять приобнял её Асилар. Мира мягко отодвинулась. "Чего это я? Не груби...". - Тебе уже лучше? Пойдём, присядем.
  - Не лучше, - ответила Мира по дороге. Даже сейчас ей казалось, что она слышит знакомый шелест одежды, - не могу ничего есть, не могу уснуть.
  - Понимаю...
  - Нет, не понимаешь, - твёрдо и агрессивно ответила Мира. Она знала, что говорит. Девушка чувствовала отдачу от друзей (разную), но не от Асилара. Для него это был ещё один шанс. И из-за этого он пытался сделать какие-то действия, так сказать, акт доброй воли. Она не обижалась. Зачем? Каждый делал то, что считал лучшим для себя.
  - Знаешь, - неожиданно сказал Асилар, - меня постоянно бросает в крайности. Ты полня противоположность Мине (так звали ту девушку, с которой Мира впервые застала Асилара).
  - Зачем ты мне это говоришь?
  - Просто мне нравится быть с тобой. Я вижу, что тебе плохо...
  - Серьёзно? - "Гляди, какой проницательный!", - зло подумала Мира. Всё возвращалось в круги своя. Два раза Мира прощала его. "Ты очень хороший, Асилар, очень. Но третьего раза не будет!!!". - А ты за меня не волнуйся! Впрочем, ты этого никогда не делал. Ты не можешь знать той боли, потому что никого, кроме себя не любил.
  - А ты любила?
  - Да, - твёрдо ответила Мира после паузы. - Любила и люблю, и не кого-то одного! Но не так, как ты думаешь. Хотя у меня есть причины для той боли, что меня гложет. Я сделала ошибку, может, даже не одну. Но, в отличие от тебя, я поняла её. И уже тысячу раз себя укорила.
  - А, какую ошибку сделал я? - спросил Асилар. "На свет родился!", опять зло подумала Мира.
  - Что, действительно, не доходит? Ну, так я расскажу... Возможно, это будет выглядеть, как детская обида, но изволь... - И Мира по полочкам разложила каждую встречу и слово, каждый взгляд на сторону и свою обиду. Асилар слушал, не перебивая. - ... Вот так, - закончила она.
  - Но, может, мы можем остаться друзьями?
  - Друзьями?!. У тебя не получится! Ты не знаешь значение этого слова. Товарищем, знакомым, возможно, другом - нет! У нас на этот счёт совсем разные взгляды. Да и покоя я тебе не дам. У меня к друзьям завышенные требования. Со мной очень сложно дружить. А сейчас извини...
  Мира поднялась и пошла прочь из сада. "Лучше уйти сейчас, чтобы не наговорить ещё большую кучу глупостей. И, что самое обидное! Могу из тебя дурака марионетку сделать. Могу приворожить, чтобы как слепой котёнок за мной бегал. Могу с тобой, что угодно сделать!!! Убить!.. И никто не узнает! Да, только зачем?!! Всё, чего я могла лишиться, уже нет... Я скучаю за тобой... Прости меня...", - беззвучно шептали губы. Мира на миг закрыла глаза и представила, как её обнимают знакомые руки... Как это больно!
  
  ГЛАВА
  
  Четыре всадника АПОКАЛИПСИСА: РАСПРИ, ВОЙНА, ГОЛОД, СМЕРТЬ! В иерархии зла они куда больше, чем демоны - свирепые, их практически невозможно победить. Их задача устроить смерть всему сущему на земле. Пользуются символом омеги, и на них не действуют силы ведьм и колдунов.
   "Большая книга колдовства". П. Гросс.
  
  ЕГО время пришло... Чёрный ангел ступил на Неогею. И задрожала земля... И тысячи затравленных болезнями людей, как завороженные, слушали его притягательные, звучавшие, как заклинания, речи. ОН был убеждённым сторонником "нового порядка", который, по его мнению, был призван изменить весь курс нынешней цивилизации, совершить подлинную революцию в религии и науке.
  И покачнулось время. Слишком уж тяжёлыми были шаги его армии. По лесным тропкам и тропинкам, по дорогам и площадям, по полям, лугам и болотам, со всех сторон шло к нему войско. ЕГО войско. Поднимая пыль, продвигалось оно к своей цели - стану Покоя.
  ЕГО речи заполняли сознание. ОН обещал исцелить любые болезни. ОН говорил о свете и любви. А ещё о новом Хозяине...
  Сильными и порывистыми были его стремления. Взгляд его обжигал. Кто хоть раз взглянул ему в глаза, навсегда оставался с ним.
  И взмолилась Неогея о помощи к детям своим, призванным, чтобы защитить её. И заплакала она горькими слезами. Кожа её стала сухой, волосы совершенно побелели. Как седая старушка, молила она о пощаде, но Чёрный Ангел не слышал её речей. Его горячий взор был обращён туда, где были святые и недосягаемые земли. Туда, где уже полвека царила гармония и любовь.
  Город Саббатей - город покоя и стан святых, город чудес и обитающих там Янгол. И спрашивал он страждущих, почему почитают они их, когда те даже не замечают их страданий?! Он спрашивал и убеждал, он заставлял верить. И речи его были полны противоречий: "Везельвул - не враг человечеству. Он - сама жизнь, любовь, свет!". Девизом ЕГО стал лозунг: "Твори то, что ты возжелаешь"...
  Пришло ЕГО время. Время Третьего Воина... И имя ему - Вааль, начальник адских легионов...
  ******************************
  Мира была взбудоражена.
  "Самовлюблённый чурбан! Нет, ну вы такое видывали?! Ему красивой безделушки не хватает!!! Кретин! Осёл! Пенёк сталиросовый! Фельдехрюнчатый суслик! О, а это, пожалуй, идея! Суслик, это про него! Видали, он говорил, что по знаку зодиака - лев?! Какой там! Скорее зародыш львёнка!.. Ой, а что это там?!!".
  Мира заметила, что на тренировочном поле что-то происходило...
  "Драка?.. Не похоже...". С уже нарастающим интересом она ускорила и без того быстрый шаг. И уже через некоторое время ей стал виден эпизод.
  "Ну, ни себе чего!", - изумилась девушка, увидав виновников. На поле, уверенно и красиво махая мечами, дрались Анри и Каруд. И, что самое интересное, лекарь ни в чём не уступал её другу! Видно, это началось некоторое время назад, так как оба были уже порядком подуставшие. Неподалёку спокойно, но не без интереса стоял Аслан, скрестив руки на груди. У его ног в землю были воткнуты два небольших и довольно странных меча.
  - Привет, что происходит? - попыталась спокойно осведомиться Мира. Она всё ещё не могла унять сильно колотящееся сердце.
  - Привет, - обрадовался Аслан. - Да вот, наш Док попросил обучить его паре-тройке приёмов...
  - Да, ну? А ему зачем?
  - Говорит, для самообороны. Видишь ли места опасные и вообще...
  - Какой-то резон в этом есть, конечно... - пристально вглядывалась Мира в технику ребят, - но сдаётся мне, что это скорее Каруд может обучить Анри приёмам... - Аслан усмехнулся. "Сдаётся мне, что и учить их никому не надо. Но, к чему этот маскарад?". - Странно. Что-то знакомое. Приснился мне этот эпизод, что ли? - продолжала удивляться вслух Мира. Надо сказать, прежде печальные мысли сейчас заменили другие. Но лишь на миг. У Миры перед глазами возникли другие воспоминания...
  ...Люди Рамюэля постепенно подходили к замку. Выходов было три. Глупо пытаться с половиной сотни людей захватить замок. На каждого человека из их отряда припадало как минимум по три стражника. Это был немалый перевес, учитывая, что против людей была Нелюдь... Это было ужасно! Бешеные лица в крови, зубы, словно иглы. Словно, на людей напало безумство. Это была не мясорубка. Нет! Это было настоящее пожиралово!!! Люди ели людей!
  Рамюэль рубил быстро и горячо, навёрстывая упущенное. Возле него, то появлялся, то исчезал Нюрий. Аслан дрался на равных со всеми, стараясь прикрывать спины новообретённых друзей. Вокруг со стонами оседали раненные. Их уносили к Мире, которая тут же занималась перевязкой. Кровь, крики, ругань, стон раненных - вот, что такое сражение, а совсем не патриотизм и геройство. Нет, конечно, без этого не обходилось. Но, какой ценой!.. Кружилась голова, измученные лица раненных были ото всюду. А Мира была одна...
  Перед глазами возникла другая картинка.
  Последние пять часов для Миры стали настоящим адом. Она металась от больного к больному.
  - Привет, солнышко. Ну, как ты? - наконец, подошла Мира к Анри. До этого она просто отослала его с просьбой подождать своей очереди, первым осмотрев раны Винара. Зная, что Анри любит прибедняться, когда болеет, она всё же верила ему. Верила, что болит сломанное ребро и раненная рука... Но некоторым воинам из отряда было ещё хуже... Кто-то остался без конечности, у кого-то выкололи глаз... Это было ужасно, это было дико. Это был самый настоящий хаос!
  И снова поменялись воспоминания...
  - Умирает мой сын... - "Господи...", похолодела Мира. - Помогите, спасите его! Прошу вас! Он слишком молод. Он должен жить!
  Едва Мира подошла к палатке, где был раненный, она поняла, что пухленький воин был прав. Этот юноша уже не принадлежал себе. Он хрипел. Из его груди вырывался шипящий свист. От самого подбородка, через горло и грудь к пояснице тянулась одна сплошная рана. Лёгкие были порваны, трахея задета. Человек умирал... Единственное, что для него можно было сделать, это облегчить его страдания...
  "Ну, что ж,.. Творец. На всё воля твоя. Я не смогу сделать больше, чем ты мне позволишь. Но ХОЧУ! Он должен жить. ДОЛЖЕН!.. Только не так, Господи...".
  Мира закрыла глаза, возвращаясь к действительности.
  Сердце защемило тоской, глаза наполнились слезами. Звон и стук лезвия оружия, которым дрались ребята, глухо отдавал ударами где-то внутри. Сознание наполнилось болью.
  "Зачем это? Зачем это всё? Как можно проповедовать о любви, посылая на смерть? Как можно говорить о добре и жизни, обучая искусству смерти, искусству убивать?!! Ведь это вполне вероятно, что в один из дней верный друг станет напротив тебя с мечом в руке, потому что у него будут другие убеждения! Я не хочу так жить! Я вообще не хочу жить!".
  - Два мохноногих петуха! - наконец изрекла она вслух. Её губы механически расплылись в улыбке от фразочек, которыми почтовали друг друга соперники. До чего же ей была знакома эта перепалка... - Странно, - сказала она Аслану, не замечая того, что он слишком уж пристально следит за ней, - знакомая ситуация...
  - Похоже, наигрались, - вместо ответа сказал друг.
  Действительно, изрядно уставший, улыбающийся Каруд, и взъерошенный, уязвлённый собственным провалом Анри прекратили драку. Вернее, это сделал Винар, так как начал замечать за другом некоторую озлобленность. Анри не умел проигрывать. А, когда чувствовал, что хоть в чём-то уступает, начинал сильно психовать. В таком состоянии он не разбирал свой, или чужой, друг, или враг. Это было дело чести. Анри зло огрызался на язвенные шуточки врача.
  "Похоже, я прав...", - подумал про себя Аслан.
  *****************************
  - Они становятся опасны. Я понимаю всю твою лояльность, но ты подумай о последствиях. У всех всё было хорошо. Рамюэль и Арима спокойно жили в замке. Неожиданно всё поменялось. Рамю оказался в трудном положении, Арима при смерти, но!.. Появились они. Рамю спасла Мира... якобы. Ты сам общался с ней, говорил, видел. Что она могла сделать со стаей волков? И не просто волков, белолапов?!!
  - Ничего, очевидно, - вяло поддержал разговор Асилар.
  - Вот! Арима оказалась при смерти, - перебил Нюрий друга. - Её опять спасает Мира. И какими методами при этом пользуется?!! Забирает силу у других, вроде бы своей не хватает! Я говорю тебе, это не добродетель! Под обличием белой овечки скрываются волчьи зубы! Да, она спасла Ариму и Рамю. А ещё Онреру,.. который умер по неизвестным причинам. Опять же таки, по рассказам Аслана и Анри.
  - Погоди, с ними был ещё Каруд.
  - Да, но с ним можно договориться, подкупить, запугать. Я говорю не об этом. Смотри шире, Асилар! От этой компании одни неприятности! Умирает Онрера, исчезает Стасия! Как, куда, зачем?!! Мы её разве один день искали? - продолжал стоять на своём Нюрий.
  - Неделю.
  - Вот именно! Все уголки перерыли, все окрестности прочесали. Половины людей не досчитались! А Мира, между прочим, последняя с ней разговаривала, но ничего не помнит и не знает... якобы. А тем временем, по твоим владениям распространяется зараза. Откуда взяться этой эпидемии?
  - Нюрий, но это Аслан и Анри первыми забили тревогу и попросили блокировать замок, - попытался Асилар урезонить друга.
  - Это меня и беспокоит. Какие цели при этом они ставили?..
  - Привет, вы о чём? - к друзьям заглянул Рамюэль. Всегда спокойный и сдержанный, сегодня он улыбался. На нём была тёмная серая рубашка с широкими, как у туники рукавами. У самой рубашки был необычный покрой. Она не застёгивалась на пуговицы, или заклёпки. Она завязывалась на косую широким поясом. Это делало фигуру принца очень элегантной. На ногах у него были сапоги, а в них заправленные не широкие, но и не узкие штаны. В общем, видный жених.
  - Мы обо всём. Заходи, узнаешь, - пригласил друга Нюрий. - Так вот, мы о том, какими мотивами, или другими словами, зачем Анри и Асилар попросили блокировать замок?
  - В смысле "зачем"? Чтобы жители замка и его территории не заразились. Что-то я вас недопонял, - удивился принц.
  - Я только что набросал Асилару общую картинку. Просто возникла интересная ситуация. Когда впервые стало слышно об эпидемии? - начал донимать его Нюрий.
  - Ой, где-то сразу после того, как мы приехали. Через неделю, может меньше.
  - А в области наших земель такого не было. Правильно? - не успокаивался Нюрий.
  - Эпидемии не было.
  - Точно! Эпидемии нет, а как насчёт растений?
  - Да-да... - задумался Рамю. - С растениями началась самая настоящая беда.
  - А, с какого именно момента, этапа, времени не припомнишь?
  - Да, почему, наконец, ты спрашиваешь?! Почём я помню?!
  - Не злись. Я прошу тебя вспомнить только выдающийся эпизод, - настаивал Нюрий на своём. Асилар всё это время молчал, уставившись в одну точку. Рамюэль нахмурил от усердия лоб.
  - Да, не помню я! Наверное, с момента нападения белолапов.
  - И...
  - И, что? - снова развёл руками Рамю.
  - И с момента знакомства с Анри, Мирой и Асланом...
  - Погоди! - вдруг осенило принца. - Ты хочешь сказать, что это из-за них? Это абсурд!!! Причем здесь они? Сколько раз они нам помогали!
  - Я разве это отрицаю? - спокойно и убедительно заговорил Нюрий. Кажется, он действует в нужном направлении. - Просто я уже обрисовал ситуацию Асилару. Но раз уж ты пришёл позже, я повторю... - Нюрий принялся доказывать свою точку зрения по поводу причастности ребят к бедствиям принцев и его самого.
  - Знаешь, - тихо проговорил совершенно ошарашенный принц. Асилар всё также сидел тихо, - я об этом даже и не думал. И всё же мне мало верится. Это ошибка.
  - Может, и ошибка, - продолжал настаивать Нюрий. - Но проверить бы стоило.
  - Каким образом? - неожиданно подключился к разговору Асилар.
  - Скажем, старыми добрыми методами, - намекнул Нюрий.
  - В смысле? - опять удивился Рамю. Он явно не догонял ситуацию.
  - Ну, отправить их на какое-то задание...
  - Например?
  - Ладно, скажу, - милостиво согласился "советник". - Думаю, вы не станете отрицать, если я скажу, что они скрывают свои возможности... - тут оба принца призадумались. Эта четвёрка состояла из сплошных скрытностей. Одни девушки чего стоили! Рамю припомнил инцидент в ущелье, спасение Онреры, Асилар - случай с Рынаком. Оба соглашённо промолчали. - Значит, они гораздо шире, чем мы предполагаем. Тогда мы могли бы проверить их в каком-то опасном деле.
  - Каком именно? - резко спросил Рамю.
  - Не знаю! Сами подумайте, - увильнул Нюрий. Основа была заложена, но не всё же сразу...
  *****************************
  - Говорю вам, магия - это оружие зла! Все ваши страдания лишь из-за этого! В кого вы верите? В колдунов и Тёмных, в ведьм и Лессовиц! Но всё это дети зла! Все беды только от них! Эта болезнь, эта эпидемия - наказание за ваше попечительство злу! Все ваши горести из-за поклонения злу! Отрекитесь от него! Отрекитесь от магии и Тёмных дел, откажитесь от пособничества и веры в них, и будете исцелены. Я расскажу вам о новом Хозяине. Я расскажу вам о свете правды, о святой силе! - визжал тоненький и противный голосочек. Он принадлежал маленькому слегка лысоватому мужчине с уже изрядным брюшком. Его крысиные, глубоко посаженные глазки придавали ему вид довольно скользкого типа. Но слушатели не обращали на это никакого внимания.
  Им надоела боль, надоели мучения и страдания. Им надоело терять близких. У группки людей, что внимала словам крысуна, не было даже слёз. Эти люди были больны. Больны безнадёжно. Но не болезнью. Они были поражены собственным неверием в себя.
  Если вы теряете веру в собственные действия, знайте - вы наживаете внутри себя врага. Собственный страх и неуверенность, а затем и неудачи - вот что вас ждёт в будущем. Не удивляйтесь, если в один прекрасный день лучше не станет.
  - Хозяин - это свет! Хозяин - это любовь! Хозяин - это правда! - продолжал причитать мужичок. - Смерть злу! Смерть ведьмам! Смерть колдунам! Смерть Тьме! Да, здравствует свет и правда! Да, здравствует Хозяин!
  Горящие глаза и высохшие тела, воспалённый ум и сознание заполнили слова "Смерть злу! Смерть ведьмам! Смерть колдунам! Смерть Тьме! Да, здравствует Хозяин!". Ненависть. Простая и искренняя ненависть заполнила умы больных людей. Правильно, это ведь всегда проще обвинить кого-то в собственной неудаче.
  Во все времена и нравы, эпохи и города людям было нужно только две вещи: хлеба и зрелищ. Хлеба в данном случае было очень мало. А, вот зрелищ можно было ожидать в больших объемах!
  "Смерть злу! Смерть ведьмам! Смерть колдунам! Смерть Тьме! Да, здравствует Хозяин!".
  ******************************
  Мире сегодня совсем не было скучно. Сегодня компанию ей решила составить их высочество принцесса Арима - первая красавица двух государств. Ариме вдруг наскучило общество принцев и Нюрия. Сегодня им она предпочла Миру.
  Арима сегодня выглядела просто ослепительно. Вместо уже приевшихся платьев, на ней были длинные брюки-юбка и короткая, но очень красиво расшитая блуза с полупрозрачными рукавами.
  "Конечно, куда уж нам!" - с сарказмом подумала Мира, выслушивая очередные придирки и жалобы Аримы. Принцесса негодовала по поводу того, что многие из девушек, которые жили на территории, были полноватыми.
  - Неужели нельзя хоть немного следить за фигурой?! Если бы они хоть чуточку уделяли внимание себе, это помогло бы изменить видение на них со стороны мужчин! Вот, взять бы, к примеру, наших ребят, - Мира со смехом отметила, что её любимых друзей тоже причислили в категорию "наших". "Жаль только, что мне и Миле ты место не выделила", тускло блеснула мысль у Миры, - они же обращают на нас внимание. Да, ещё и какое!
  - Арима, это вовсе не из-за веса, или вида. Это из-за характера и личных качеств.
  - И из-за этого тоже, но в первую очередь, они обращают внимание на внешний вид, - с этим нельзя было не согласиться. - Вот, взять опять же-таки тебя, или Милу. У вас очень красивые фигурки.
  - Да, у Милы действительно красивая фигура, - улыбнулась Мира. Пропорционально и спортивно слаженная точёная фигурка привлекала к себе чрезвычайный интерес, как со стороны мужской половины, так и со стороны женской, но уже из чистой зависти. Сама Мира иногда только диву давалась, почему Милу успели похитить только один раз.
  "Ох, Милка, скоро я за тобой с бейсбольной битой ходить буду, чтобы поклонников от тебя спроваживать!", - шутила она по этому поводу.
  - У тебя тоже, - настаивала Арима.
  - Знаешь, - сказала Мира. Она уже начала уставать от разговора и никому не нужной лести. Эту ночь она промучилась в кошмарах, и поэтому не была настроена на столь долгие беседы, - я себя слишком люблю, чтобы это отрицать. Только давай не будем сравнивать. Уж, какие есть. Конечно по всем меркам, я считаю самой привлекательной фигуру Милы.
  - Я тоже, хотя здесь ещё поспорить можно. Вот у Стасии была тоже не плохая фигурка. Жаль только, что она уехала.
  "Интересно, она и в самом деле так думает, или прикидывается? Но я ведь ничего не знаю. А, чего греха таить, хотелось бы...".
  ********************************
  Вы когда-нибудь видели бунт, восстание, революцию? Мне довелось. Если человек отстаивает правое дело, то стоит только взглянуть на его лицо. Поверьте, глаза вам расскажут о многом. Лицо человека, отстаивающее правду, будет чистым и светлым. Оно будет искриться идеей и верой. И, пускай даже она будет ошибочной и заведомо ложной, это всё будет потом! Каждому свойственно ошибаться.
  Так творят историю, местами привирая, местами умалчивая. Ведь каждая идея стоит трат: энергии, чувств, жизней... Многие стратеги и тактики утверждают, что жертвы необходимы, без них не обойтись, что местами нужно жертвовать малой кровью, чтобы не возникло большой. А, как думаете вы?
  Я, например, думаю, что лучшим бы было избежать каких-либо жертв. Но иногда это бывает невозможным. И даже не в отсутствие вариантов, альтернатив, или чего-то подобного. Нет. Тут играет роль совсем другой фактор - время! Да, этот вечный и порой жестокий страж ограничивает наши возможности в очень жёсткие рамки.
  Но люди не боятся идти на смерть. Человек - уникален, что бы об этом не говорили, и какие гипотезы не создавали. В нём самом заложен настолько могучий потенциал, что любые ограничения он может преодолевать с лёгкостью. Встречаются случаи - увидев льва, человек запрыгнул на трёхметровое дерево, ещё один в открытом море провёл три недели без пресной воды, питаясь сырой рыбой...
  Человек действительно может многое. Была бы идея, вера, желание...
  Но и здесь существует другое направление. Любая идея, созданная на благие цели, может быть перекручена этим же уникальным человеком до неузнаваемости. Взять, к примеру, косметику. Помада - своеобразный инструмент красоты. Кто может поспорить? Вроде и полезно и безобидно, а делают её на основе жира животных. Мерзко? Отвратительно? Но, ведь красятся!
  А идея была хорошей...
  Вот и сейчас люди шли за идеей. Но на лицах не было радости. Не было светлого и чистого взгляда, не было открытости. Наоборот! Всех переполняло чувство озлобленности и мести. Вы спросите: за что?
  А я отвечу! Любая месть - это результат ошибки, невозможности и боязни найти другой выход для самого себя. Но он существует всегда! Хотя, люди, идущие неровной колонной, об этом не думали. В них билась только одна мысль, только одна, которая заполняла всё сознание уникальных по своей природе существ: "Смерть колдунам и магии!!!". Лица были тёмными и мрачными. Каждый из них шёл за идеей, но контраст был разительный. Они считали, что магия - это зло. А между тем, как назвать то, чего хотели они?!! Об этом не думал никто...
  "Смерть магии и колдунам!!!".
  **********************************
  Дин, Маран, Каруд и ребята сидели в одном из залов. На улице было темно. Луна была затянута дымкой, что только портило общую картинку. Не хватало ещё воя волков... Но у тёплого камина, с кубком особого напитка, который так нравился барону, всё отходило на задний план. Ребята очень сдружились с этой весёлой компанией. Кроме того, барон стал настолько витиевато изъясняться, что в мастерстве превзошёл даже самого Анри. Ребятам только оставалось догадываться, откуда у Марана такие глубокие познания ненормативной лексики. Вялая мужская беседа прервалась непосредственной девичьей атакой. В зал заглянули Мира и Мила.
  - О!.. Заходите, заходите... - услышали девушки и решились. Вообще-то Мире не очень хотелось сейчас с кем-либо общаться, настроения не было совсем, но Мила так настаивала, что подруга согласилась. Девушек встретили тепло.
  - Привет, - улыбнулись они знакомым лицам. - Чем это вы без нас занимаетесь? Опять пьянствуете? - прищурилась Мира.
  - Ну, что ты? Как можно?.. С нами хотите? - заулыбался Дин.
  - Нет, спасибо. Такое не употребляем, - за двоих ответила Мира.
  - А, что такое? Натуральный продукт... - развёл руками барон. - Иди сюда, детка.
  - Спасибо, мне и тут неплохо... - отодвинулась Мира от любвеобильного барона. Она терпеть не могла подобного панибратства, но барон ей всё же импонировал. Конечно, был ещё один минус - хромал лексикончик... Но она винила в этом других, постоянно отдёргивая Марана.
  Опять скрипнули двери. В зал вошли принцы, Нюрий и Арима.
  "Ну-ну, вся шайка в сборе...", - мелькнула мысль у Миры. Арима, мягко покачивая бёдрами, прошлась перед носами ребят и эффектно уселась напротив. Мира знала, для кого всё это. Ариме очень нравился Аслан с его выдержкой и рассуждениями. Но Мире было также известно, какую цель преследует принцесса.
  Следом проследовал Нюрий, с которым Мира не общалась уже принципиально. Просто надоело бегать и выяснять, в чём её вина. Он был одет в рубашку (жакеты и жилеты не носил принципиально) и длинные светлые брюки. Его здесь видеть не хотел никто, за исключением тех, с кем он пришёл.
  За ним проследовал, как всегда (а в этот раз через чур), серьёзный Рамю. Пожалуй, единственный, к кому относились в равной степени с уважением.
  Последним зашёл Асилар. Мира даже носом не повела. Она уже выяснила для себя всё, что было связано с этим человеком. И даже больше...
  - Всем здравствуйте, по какому поводу собрание? - спросил за всех Рамюэль.
  - Отсутствие повода, тоже повод, - важно изрёк Дин. - Присоединяйтесь...
  "Мог бы и не говорить, они и так не ушли бы, - подумала про себя Мира. Она всё ещё не могла забыть минувшие события. Перед глазами всё время возникали разные картинки, образы, всплывали жесты и фразы. Хотелось выть и плакать, но Мира знала, это не помогает. Не помогала и выпивка, не помогал и сон. И время лечило слишком медленно... - Мне бы забыть и отпустить это всё, а не получается. Совсем...". Мира ушла в себя, предаваясь грустным размышлениям и воспоминаниям. Мила весело щебетала с Карудом, строя тому красивые глазки. Арима пыталась привлечь внимание... всех. А все пытались отвлечь Миру... В общем, всё как всегда.
  - Аслан, Анри, - наконец решился Рамюэль. - У нас к вам разговор... - ребята вопросительно уставились на принца. - До нас дошли неутешительные вести. На околицах собираются люди.
  - Ну и что? - пьяно пробормотал Маран.
  - А то, что это стало слишком массовым. Они чего-то хотят, требуют. А, чего именно, никто не знает.
  - И, что вы предлагаете? - опять вмешался барон.
  - Тебе, Маран, ничего, - резко ответил Нюрий. Маран приоткрыл один глаз и трезво посмотрел на него.
  "Ещё слово, и он ему по морде даст", - спокойно и хладнокровно подумала Мира. Даже с какой-то надеждой. Но, по-видимому, это понял и сам Нюрий, так как больше ничего не сказал.
  - Хорошо, - вяло пожал плечами Аслан. - Мы узнаем.
  Разговор прервался. Началась обычная шумная беседа по компаниям. Вот вам и друзья... Люди не умеют быть благодарными. Они подозрительны и во всём ищут подвох. А посему, присутствующие в зале разделились на два лагеря. И, что самое необычное, Мира знала, что их можно было объединить в один. Она знала, у неё получится! Но зачем, если тебя каждый раз будут выставлять на показ, подслушивать и не доверять?.. Дружба должна быть открытой!
  
  ГЛАВА
  
  Пространство - это качество материи, позволяющее человеку, человеческому разуму осознать её существование, а время, это качество, дающее возможность определить её движение. В.Г. Орелин.
  
  Мира подняла голову. В библиотеку зашла подруга. "Слава Богу, что не кто-нибудь другой...", - с облегчением подумала она.
  - Привет, что делаешь? - поздоровалась первой Мила.
  - Читаю. Привет. Никого нет, что ещё остаётся?
  Мила заговорщицки посмотрела на подругу. Она видела, что та без настроения.
  - Хочешь, посмотрим, где сейчас наши?
  - Что значит "посмотрим"? - удивилась Мира, но сразу же переключила своё внимание, отвлекаясь от грустных мыслей.
  - Сейчас увидишь...
  Мила принесла большую бронзовую миску. Мира скептически посмотрела на все эти приготовления. Миска по размерам напомнила ей небольшой тазик. Мила налила в ёмкость воду из кувшина.
  - Ты меня решила удивить? Что ты делаешь? Умываться собралась?
  - Сейчас увидишь. Иди сюда...
  Заинтригованная Мира подошла поближе. Мила зажгла и поставила их рядом с водой (не удивляйтесь, в замке кувшины с водой были буквально на каждом шагу), усадила подругу напротив себя и протянула к ней свои руки.
  - Дай мне свои руки. Я покажу тебе, где сейчас наши ребята, и что они делают.
  Мила взяла руки Миры в свои и сосредоточенно посмотрела на воду. Мира с удивлением отметила, что руки Милы начали холодет. Всегда тёплые, они постепенно остывали. Это было немного необычно и даже в некотором роде страшно. Мила вдруг застыла, глядя на воду. И Мира устремила свой взгляд туда же. Вода в миске пошла рябью и подёрнулась дымкой. Амулет на голове подруги засветился мягким светом, ему повторил амулет на шее у Миры. Мила закрыла глаза и прочитала формулу.
  - Сабуэ Аазэ хит филь Мэльта!
  Из-за книжного стеллажа выглянула умильная и удивлённая физиономия Винара.
  "Тоже мне, видно девочки за телевизором соскучились!". Он пытался подсмотреть, чем занимаются его подруги. В библиотеке Винар оказался случайно. Просто ребята с собой его не взяли, а с принцами он не находил общих интересов. Кроме этого, он на дух не выносил Нюрия. Впрочем, это было обоюдным чувством. А сейчас он услышал, а следом и увидел, что Мила колдовала.
  Нужно сразу сказать, что это колдовство по сути является обычным гаданием на воде. Милу обучали разного рода пророчествам, но её возможности выходили гораздо дальше понимания её учителей. С помощью воды она заглядывала в настоящее. Вода служила даже не зеркалом, а окном.
  - Господи... Невероятно, ты умеешь такое?! - пробормотала Мира, когда увидела в воде картинку. Нет, это совсем не выглядело, как на экране монитора или телевизора. Здесь было нечто иное. Вроде бы, как на воду накладывалось изображение. И Мира с удивлением отметила, что видит в воде своих друзей...
  - Смотри, смотри, они едут по дороге! А, куда это они направляются? Смотри, Анри чуть с коня не свалился!.. - оживились девчонки.
  ******************************
  Анри и Аслан, прогуливаясь, ехали по дороге... Погода была хорошей. Правда, маршрут был им неизвестен. Все ближайшие посёлки они проверили, а дорогу к дальним угадывал Анри. С его очень выручающим даром, это было совсем легко. Анри и Аслан вяло переговаривались, но неожиданно друг притормозил коня.
  - Сюда кто-то идёт...
  - Кто-то из замка, наверное, - предположил Аслан.
  - Нет. Не в таком количестве! Их несколько десятков! Кроме того, мы уже достаточно далеко от владений Аськи.
  - Ну, так подождём их и спросим, что им нужно, - пожал Аслан плечами.
  Ждать, кстати говоря, пришлось совсем не долго. Очень скоро на полянку вывалилось несколько сотен вооруженных людей. По одежде и оружию ребята поняли, что перед ними селяне. Скорее всего, из низов - демиурги (ремесленники, торговцы), так их называли в этих краях. Нужно сразу сказать, что настроение у народа было крайне враждебным.
  - Кто вы такие, и куда направляетесь? - резко спросил их один из людей. По-видимому, главный.
  - Мы гости из замка принца Асилара. Выехали прогуляться, посмотреть на здешние окраины, - быстро опередил друга Аслан, видя, что Анри тон собеседника очень не понравился. За время проживания в замке он привык к соответственному обращению. Но, видимо, людям этот быстрый ответ тоже не пришёлся по душе. От толпы отделилось несколько человек, которые с опаской, но в тоже время надменно, приблизились к ребятам. Анри и Аслан успели спуститься с коней и теперь стояли наравне с селянами.
  - А, почему это вы гуляете в столь опасных местах, достопочтенные? - прищурился один из людей.
  - А, какое вам, собственно, дело, уважаемый? - тон в тон с издёвкой ответил ему Анри. Человеку это не понравилось ещё больше. Он прищурил один глаз, и с ног до головы пристально и с некоторой долей видимого презрения осмотрел Аслана и Анри.
  - Вы обладаете магическими способностями?
  - Что?!! - округлили глаза друзья. Вот-те номер! И тут Аслана что-то подтолкнуло сосканировать мысли людей. Он сосредоточился и обвёл взглядом глаза некоторых.
  - Чего ты зенки вытаращил? - попятился тот, который разговаривал с ребятами, но Аслан не обратил на него ровным счётом никакого внимания. Его чрезвычайно заинтересовала и удивила одна вещь. Сознание людей заполняла всего одна мысль...
  - Смерть колдунам! - закричал близстоящий.
  И в следующую минуту люди скопом начали наваливаться на Анри и Аслана.
  - Придурки! - молниеносно начал отбиваться Анри, прикрывая спину друга. Его ошарашила такая реакция.
  Всё было бы ничего, если бы не перекошенные лица, горящие, словно у безумцев, глаза, и не общее настроение. Люди были настроены на то, чтобы расправиться с двумя незнакомцами. Был и ещё один очень весомый фактор - их было много. Слишком много по отношению к двум, пусть даже таким необыкновенным воинам.
  И всё же, это были люди. Живые, не умеющие толком сражаться. Именно этот весомый довод заставлял друзей держать себя в невыносимо жёстких для боя рамках...
  ********************************
  - Мила, что делать?! Они сейчас...
  Остаток речи Винар не стал дослушивать. Он повёл правой рукой перед собой, словно вытянул меч из ножен. Подтянув к себе тень, он просто шагнул в чёрную дымку, что клубилась перед ним. Винар встал на Тёмную тропу, открыл портал, какая по сути разница, как это назвать?! Главным было то, что он спешил на помощь друзьям!
  У Миры глухо застучало сердце. Мила резко обернулась, пытаясь найти причину того, что её отвлекло...
  - Мила! - вскрикнула Мира, увидев, что подруга побелела. Мила больше не смогла удерживать видимую связь. Для этого требовалась концентрация усилий, а Мила волновалась за брата и друзей. - Тебе плохо?
  - Нет... - помотала подруга головой со стороны в сторону. - Что делать? Их там целая сотня! Почему они напали?!! Что им нужно?
  - Я не знаю! - схватилась Мира руками за голову. Её эмоциональная структура сейчас была расшатана, нервишки пошаливали. Она и без того отличалась неадекватной реакцией, а сейчас и вовсе была способна на сумасшествие. - Так, - резко оторвала она руки от головы, - давай думать. До них нам не успеть. Для нас туда сутки ходу. Как мы им можем помочь?! Ты не можешь подействовать на них через воду?
  - Могу! - словно от сна, очнулась Мила.
  - Ну, так чего ты стоишь?!! Да быстрее же!!!
  Мила кинулась к миске с водой, лихорадочно пытаясь зажечь свечи. Мира заметила, что у неё самой начинают дрожать руки. Девушки опрометью кинулись к столу и схватили друг друга за руки.
  - Сабуэ Аазэ хит филь Мэльта! - с закрытыми глазами проговорила Мила. - Сабуэ Аазэ хит филь Мэльта! Не получается! - в отчаянии она посмотрела на подругу.
  - Давай, Милочка. Давай, сосредоточься! Давай, у тебя должно получиться!
  - Сабуэ Аазэ хит филь Мэльта! - проговорила ещё раз подруга и Мира увидела над водой уже знакомую дымку. Вода зарябила, показалось изображение. Аслан яростно взмахнул мечом, Анри стоял рядом, отбиваясь сразу от троих. Внезапно картинка показалась под другим ракурсом. Сзади к ребятам пробиралось двое людей с совершенно оскаленными от ненависти лицами. Мила дёрнулась, и изображение исчезло.
  - Что ты сделала! - недовольно и испуганно блеснула Мира глазами.
  - Сабуэ Аазэ хит филь Мэльта, сабуэ Аазэ хит филь Мэльта, сабуэ Аазэ хит филь Мэльта!!! Я не могу, не получается!
  Мила бормотала и бормотала формулу, но у неё всё валилось из рук. Это был момент крайней растерянности. У Миры же пропорционально развивалась другая реакция...
  "Придурки, сволочи! Если узнаю, что с ними что-то случилось, Господи, я сожгу весь посёлок!!! Сначала Онрера, потом Стасия... Знаю, ты любишь троицу. Но я не допущу третьего! Я не могу больше. Прости!!!".
  - Мила, за мной! - скомандовала подруга. Мила посмотрела на неё. Такого решительного вида она не видела давно. Всё это время подруга ходила подавленная и расстроенная. Редко когда смеялась, ещё реже веселилась. Но сейчас у неё был такой вид, словно весь мир и все выходы были у неё в руках, словно она была с Богом на одной ноге, в смысле того, что могла договориться по любому поводу. - Быстрее!!!
  Мира рванула в большой зал. Она шла очень быстро. Чистое и искреннее чувство переполняло её. Такая себе ядерная смесь решительности и злости.
  Когда-то существовала теория о том, что если быть уверенным в своих действиях, и не на секунду не сомневаться, весь мир будет у твоих ног. Просто такая поистине бешеная решительность у людей бывает весьма редко.
  Мила с опаской и колотящимся сердцем почти бежала за подругой.
  - Где же?.. Мила, где твой лук и стрелы?!
  - В комнате. А, зачем? - на ходу ответила подруга.
  - За шкафом! - резко и зло ответила Мира. - У тебя две минуты. Я жду тебя в большом зале. Принеси, что угодно! Стрелы, ножи, только быстрее!
  - Что ты...
  - Мила, если ты мне веришь, то поторопись. У нас нет другого выхода! Быстрее!!!
  Мила поняла, что резкость подруги не столько злая, сколько обеспокоенная. Она побежала к себе за стрелами. Мира распахнула двери в большой зал, и внутри у неё всё опустилось. В зале был Нюрий и Асилар. А Мира так спешила... Это была самая ближайшая комната с большим зеркалом. Теперь нужно было бежать дальше, или...
  "Чёрт! Какого! Если неудача, то полной чашей?!! Но не будь я Мира!", - решила она про себя и, словно фурия, влетела в зал. Нюрий и Асилар уставились на неё с ошалелым взглядом. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся Мира, тяжело дышала от бега.
  - Бы... быстрей! Рамю, Арима!!! Там на поле! Быстрее им нужна помощь!
  - Какая помощь? - не понимая, приподнялись Нюрий и Асилар. Они с недоумением переглянулись.
  - Быстрее, им плохо! Пожалуйста! Там на поле! - она отсылала их в самое дальнее место, какое только первым пришло на ум. - Им нужна ваша помощь!!! Я за остальными! - они выбежали все вместе. Мира свернула направо и притаилась за углом, а принц и его друг помчались на выручку.
  "Ну, вот, - с хладнокровным спокойствием подумала Мира, - разве я плохая актриса? Помчались, как два быстроногих оленя...". Она зашла обратно в зал и встала у огромного зеркала, расположенного на другой стене, как раз напротив камина. В зал влетела Мила. В руках она держала свой лук.
  - Молодец! Сейчас я попытаюсь открыть окно к ним точно так же, а ты стой за моей спиной и целься. Если понадобится, ты сможешь помочь. Я никогда этого не делала, но выхода у нас нет.
  "Господи, помоги мне! Должно получиться! Должно!". Мира закрыла глаза и представила иссиня чёрное небо. Она стояла на холме, ветер развевал её светлые волосы. А на небе, словно бисер, были рассыпаны бриллианты звёзд. И Мира обратилась к ним за помощью...
  - Атьлэм лиф тих эзаа эубас! - "Помоги!..", выпрямила она руки и провела ними, словно приоткрывая завесу.
  В её амулете заклубилась тьма, словно кто-то разлил чернила. Поверхность зеркала пошла рябью, словно водная гладь. И Мила с изумлением узнала картинку...
  ********************************
  Нюрий и Асилар спешно бежали на поле тренировок.
  - Ты понял, что случилось? - перепрыгивая замковые ступеньки, спросил Нюрий. Он уже запыхался, пытаясь держаться близ Асилара.
  - Нет, но у неё был такой вид... Давай быстрее!
  - Ага, - ответил Нюрий, и они помчались дальше мимо удивлённой, но старательно этого не показывающей стражи.
  На улице была удивительная погода. Во всю светило яркое солнце и дул прохладный ветерок. Правда, не пели птицы, и практически не было растительности, но это не беда. Принца это волновало мало. Единственным вопросом, что его интересовал было: "Что случилось?!!".
  Этим же вопросом задавался Нюрий, пытаясь, если и не бежать впереди, то хотя бы не отставать от друга. Да,.. вот кому физкультура была бы в самую пору... Сами не свои, выбежали они на площадку. И...
  Никого не обнаружили, конечно! Само собой, ведь ребят они отослали далеко, а время тренировки войск принца ещё не настало. Запыхавшиеся и раскрасневшиеся, Асилар и Нюрий, как вкопанные, остановились, чтобы перевести дух.
  Конечно, первой мыслью, что пришла обоим в голову была та, что они опоздали. Хотя, опоздали на что, - тоже был вопрос...
  - И?.. - обернулся Нюрий к принцу. - Где они?
  - Не знаю.
  - Что это всё значит? Где Рамюэль, где Арима?
  - Да, почему ты меня спрашиваешь? Это же не я нас сюда отправил! - всё ещё с удивлением проговорил Асилар. - Мира побежала за помощью. Наверное, сейчас объяснит, что здесь произошло.
  - Ты предлагаешь подождать?
  - Наверное, - неуверенно ответил Асилар.
  Оба друга остановились у края поля. Хотя. Уже через минуту они присели. Уж через чур быстро они спешили. Прошло ещё пять минут, но никто так и не появился.
  - Думаю, надо найти Миру, - с раздражением проговорил Нюрий. У него зарождались смутные сомнения.
  - Пойдём, - согласился Асилар.
  Оба друга, с нарастающим напряжением направились обратно. Похоже, кто-то сыграл с ними злую шутку...
  ********************************
  Мира напряглась. Но решимость сыграла своё дело. Правда, это стоило таких колоссальных усилий, что её немного повело вправо.
  "Спокойно!!!", - осадила она сама себя. Девушка старалась не смотреть в зеркало, чтобы не случилось повторной ситуации. Зато на происходящее смотрела Мила, натянув тетиву лука...
  Аслан отмахивался, как мог. Анри стоял рядом, раздраженно отругиваясь.
  - Какого чёрта? П... Околдовали их, что ли? - уловив момент, спросил он у друга.
  Аслан посмотрел на бешеные глаза и брызгающую в разные стороны слюну. Посмотрел на неумелые и просто даже смехотворные со стороны обученного воина нападки. Однако коней у них увести успели.
  - Смерть колдунам! Смерть колдунам! - вопили люди.
  - Нет, Анри, - прокричал он, отводя в сторону руку противника, - им кто-то мозги промыл хорошенько!
  - Ну, так я им сейчас их на место вставлю!!! - с мрачным удовольствием заключил Анри. Ему всё это порядком поднадоело. Из-за какого-то селянина, он порвал себе рукав. Внезапно кто-то его толкнул сзади. Анри покачнулся и чуть не упал. Стремительно развернувшись, он увидел, что позади него лежат два тела. Они не подавали признаков жизни. Из их спин торчали стрелы. Но Анри не успел удивиться.
  - Смерть колдунам! - на Анри набросилось два здоровилы. От одного удара он успел увернуться, но от второго...
  - Я, кажется, вовремя... - второй удар отбил... Каруд. Вот теперь пришло время поражаться!
  - А... ты как здесь оказался? - вместо слов благодарности спросил ошалевший Анри. Пожалуй, появлению доктора он был удивлён больше, чем этому глупому нападению.
  - Не за что, - не обиделся тот. - Так,.. мимо проходил... Дай, думаю, на огонёк заскочу. Чего же это вы без меня веселушку затеяли?
  - Привет, - крикнул Аслан. Он тоже удивился, но намного меньше Анри. - Извини, гости так быстро пришли, а уходить не хотят!
  - Сейчас мы их проводим! - с задором и жаром начал отбиваться Винар. Если честно, он ничуть не волновался. Всё было, как в старые добрые времена... Трое друзей стояли спинами друг к другу.
  - Смерть колдунам! Смерть колдунам! - кричали, словно озлоленные псы, люди. Это было странно. Аслан просканировал их мысли. Над ними никто не работал, это было их добровольное убеждение. Убеждение о смерти.
  - Чёрт! Падла! - крикнул Анри. Всё же по неосторожности, отводя руку соперника от Каруда, он получил неглубокое ранение. - Ну, всё!
  - Анри, не надо! Перестань! - прочитал его мысли Аслан.
  - Ну, держитесь, козлы мохнорогие! Сейчас я вам жару задам! Дискотеку захотели? Получайте!!! - развёл Анри руки в сторону. - Гризмагри гарга ту нет гарганга! Давай, давай!
  Скажу я вам, интересное зрелище! Внезапно Анри развёл руки в стороны. В одной был топор, на другой поблескивал красивой работы перстень. Он ярко вспыхнул на солнечном свете, и земля под ногами людей загорелась! Ошалевшие от злобы люди не заметили этого, сначала... Но уже через несколько секунд поле огласили дикие вопли. Некогда убеждённые в своей правоте люди, как поджавшие хвосты собаки, убегали прочь.
  Буквально через несколько минут на поляне никого не осталось. Совсем!..
  - Вот и всё, - проведя руками в обратные стороны, словно закрывая створки, сказала уставшая Мира. Её немного начало трусить. Но! Это не огорчило. Мира расплылась в самодовольной улыбке. - Мила! Милочка! У меня получилось!
  - Молодец! - улыбнулась Мила и обняла подругу. У неё веселья было поменьше. Во-первых, она всё ещё находилась под впечатлением от происходящего, во-вторых, пыталась понять, откуда на поле боя взялся Каруд. Но она не заметила третьего и самого главного - к Мире вернулась её сила!!!
  Вот из-за чего ликовала подруга. Этот мелкий озноб, усталость, будто тебя выкрутили, причём несколько раз, это до боли знакомое головокружение, всё это было таким долгожданным!
  Внезапно распахнулись двери. В зал вошли принц Асилар и Нюрий.
  "У-у-упс! Точно тыкдымские кони, так быстро вернулись!", - только первые секунды Мира чувствовала неловкость, но ощущение собственной значимости оказалось гораздо сильнее.
  - Мира, что это всё означало? Мы были на поле, там никого нет!
  - Конечно нет, - округлила глаза Мира. - А, собственно, надо, чтобы был? Ну, я могу сходить... - пожала она плечами, играя роль дурочки-простушки.
  - Причём здесь это?!! Ты влетела, словно сумасшедшая, и сказала нам, чтобы мы быстро бежали на поле, что принцу и принцессе нужна наша помощь!..
  - А, да... Дак, пошутила я, ребьятки. Не, ну классная из меня усё-таки актриса, га? - с акцентиком сверкнула глазами Мира. Асилар и Нюрий медленно начинали краснеть от злости.
  "Что же это ты такой не сдержанный, милый?", - подумала она про себя с ехидством. Мила и вовсе не могла понять происходящего.
  - Мира... - хотел было что-то сказать Асилар.
  - Ой, ну шо вы обиделись? Да ладно вам, - играла она роль няни из кинофильма именем её, - зато воздушком свежим подышали. Погода-то какая! Заглядение! И бегаете вы, скажу вам прямо, отменно! Пойдём-ка и мы, Милка, прогуляемся, - потянула она подругу за руку. - Ой, ребятки, не надо... На больных и детей не обижаются... - девушки выскользнули из комнаты. А принц и Нюрий всё ещё стояли в растерянности.
  "Ну, Ведьма!".
  
  ГЛАВА
  
  "Например, сейчас люди на Земле имеют три времени, то есть живут одновременно в "трёх временах". Первое - общественное; второе - ваше биологическое, а третье - время, которое вам отпущено: общее, суммарное время вашей жизни" А. С. Колотило.
  
  Повсюду горели костры. Болезнь, словно весенний паводок, скороспешно захватывала всё большие районы. С людьми творилось нечто и вовсе невообразимое. За какой-то месяц изменилось буквально всё!
  Тенденции в одежде пошли на укорочение любой длинны, и теперь, что девушки, что мужчины расхаживали в бестыже короткой одежде, не говоря уже о её полупрозрачности. Вокруг всё буквально заросло невежеством, подозрительностью и злобой.
  Впервые за долгое время на двери начали вывешиваться тяжелые амбарные замки! А ведь такого не было с Великой Войны!!! И это все, ещё не говоря о какой-то просто фанатической истерии и жестокости!!! Наблюдались случаи, когда за непонравившийся взгляд, убивали...
  Стало опасно выходить на улицы. Стало опасно оставаться в домах... По ночам людям снились страшные кошмары. Больной человеческий ум не отдыхал ни днём, ни ночью. И днём и ночью ему мерещилась опасность, катастрофы, убийства...
  Многих в этот период скосила болезнь. Странная эпидемия распространялась с ужасающей скоростью! Никто не знал, как лечить, никто не знал, откуда она, и как с этим бороться. Многие гибли. Слишком многие. Но некоторые выживали... И тогда у близких возникала безумная, просто сумасшедшая мысль: "Зря!"...
  Новое течение породило откровенное презрение к мирозданию этого мира, к магии и чудесам, к любви и науке, к окружающей природе и животным, к улыбкам и радости...
  Армия зла почти достигла пределов города...
  Никто не думал о близких и родных. В прежде светлых и чистых головах билась одна безумная идея и мысль: "Смерть колдунам! Да, здравствует Новый Хозяин!!!".
  ***************************************
  Аслан и Анри с сомнением слушали рассказ Каруда. А, он выкручивался, как мог...
  - Да скучно в замке, вот и всё! Поэтому я за вами тихонечко и поехал, ну, чтоб вы не злились.
  - А конь твой, где? - с подозрением спросил Анри.
  - Не знаю. Я к вам побежал, как-то не до него было.
  "Странно, если бы он шёл за нами, я бы его почувствовал!", - распылялся мысленно Анри.
  "Возможно, его коня увели, как и наших", - предложил Аслан свою мысль.
  "Слабо верится, но не из воздуха же он возник!".
  "Может и из него...", - мысленно ответил ему Аслан.
  "Что ты имеешь в виду?".
  - Ладно, - ответил Аслан в слух, а то их мысленная беседа тоже начинала выглядеть подозрительной, - нам нужно думать, как обратно возвращаться. Спасибо тебе, Каруд.
  - Да, не за что. Вильна каса, замовляйтэ, будь ласка! - Винар вовремя прикусил язычок, смекнув, что сболтнул лишнее. Это было его любимое выражение. Но вроде бы на это никто не обратил внимания. Вроде бы...
  Ребята побрели в сторону замка кратчайшим путём по настановлениям Анри. Они были вымучены. Мысли каждого терзали разные вещи. Винар думал, что ему пора сворачивать весь этот маскарад. Однако, как это сделать, если друзья нуждаются в нём?! Но рано или поздно, они уличат его во лжи, и ещё неизвестно, какой будет их реакция! "Нет, пора, - решил он. - Завтра же поговорю с Дином и Мараном об отъезде...".
  Анри задавался вопросами, чего такое скопище людей взъелось на двух прохожих путников? "Это ещё хорошо, что они на нас нарвались, а не на кого-то обычного...". Чувство того, что он попал в категорию "необычных" людей, начинало ему всё больше нравиться. А о том, что если бы не вовремя появившийся Каруд, то его голове пришлось бы туговато, думать не хотелось.
  А вот Аслан сопоставлял домыслы и факты...
   В замок они возвратились уже глубокой ночью, когда почти все его жители давно видели сны. Ребята были абсолютно вымучены. Конечно, преодолеть дневное расстояние обратно им пришлось пешком! Хотя, друзьям не привыкать... Ребята как раз собирались прилечь отдохнуть, но им опять помешали...
  - Ребятки! - вылетела им на встречу Мира. Она готова была расцеловать Каруда, за то, что он помог им. И только на самом дальнем плане был вопрос: откуда он там взялся? Сейчас от избытка эмоций на её лице можно было прочитать, что угодно. Ей хотелось задать столько вопросов! Но стоял Каруд...
  - Привет, - друзья выдавили из себя измождённую улыбку, - а ты почему не спишь?
  - А... я компанию Миле составляла. В окно увидела, что вы идёте, и решила выйти... - сочиняла Мира на ходу. Каруд усмехнулся про себя, всё было слишком очевидным.
  - Ладно, - он демонстративно зевнул, - пойду я спать. Спасибо за приятное времяпровождение.
  - Ой, а чем это вы таким приятным втроём занимались? - невинно состроила Мира гримасу. - Мальчики, вы меня пугаете...
  - Не волнуйся, - успокоил с улыбкой её Аслан.
  - Ладно, Мирчик, мы пойдём, - устало зевнул Анри.
  - Конечно, конечно. Вы же устали. Только... - Мира опять состроила гримасску, но уже просящую.
  - Что? - спросил Анри.
  - Ничего. Аслан, - обратилась она ко второму другу, - ты не мог бы отнести Милу в её комнату. Мы договорились подождать вас. Она уснула, я не захотела её будить. Но раз вы вернулись, не спать же ей в зале.
  - Хорошо, - покачав головой, согласился Аслан. - Если хотите, идите. Я заберу Милу и всё равно пойду спать.
  - Хорошо, - согласились ребята.
  - Спокойной ночи, - улыбнулась Мира друзьям. На душе было тревожно, но она пыталась это скрыть. Предстоял разговор...
  Ребята разошлись в разные стороны. Анри и Каруд отправились спать, Аслан - вслед за Мирой.
  - Аслан, что у вас произошло? - лоб в лоб спросила Мира у друга посередине дороги.
  - В смысле? - вопрос сбил Аслана с толку.
  - Мы всё видели. Видели, как на вас напали селяне. Видели, как вы отбивались, видели, что там оказался Каруд...
  - Откуда? - остановился, точно вкопанный, Аслан.
  - Мила мне предложила погадать... - начала рассказывать Мира, - ... Аслан, ко мне вернулись мои способности... - тихо закончила она. Аслан хотел было порадоваться за подругу, но как-то вовсе печально сказала она всё это. Он почувствовал её горькие мысли и чувства. И удивился!!! Он опять мог читать её! - Да, - ответила Мира на его немой вопрос, - ты снова можешь читать мои мысли. Пойдём в зал, нас там ждёт Мила. Мы дожидались вас, чтобы поговорить. Но, - снова резко остановилась она, - если ты очень устал, это может подождать...
  - Я устал, - сказал Аслан, - но есть кое-что, что ждать не может...
  ***********************************
  Существует понятие магической игры. Это особая степень магических наук. Поистине дар. Когда маг "играючи" раскрывает своё мастерство. Это очень сильный фактор, точно такой же, как теория о том, что ребёнок рождается с высшим знанием и пониманием мира, но, взрослея, заменяет эти знания другими. Знаете, против лома, нет приёма. Для того чтобы определить тактику оппонента можно смотреть в его глаза, следить за движениями... Но, что делать, если он просто играет, а игра оборачивается против вас?.. Для других этого не видно, но под удар попадаете вы...
  Нюрий и Асилар обсуждали столкновение ребят с народом в замке. Аримы с ними не было, а наши с вами друзья поспешно шли на улицу. Лица у всех были каменными, словно пришёл час, когда на карту ставится всё. Мира сосредоточенно смотрела вперёд. Она шла первой. На ней было платье, которое нравилось девушке больше всего - глубокого тёмно-синего цвета. Длинное, обхватывающее фигуру. Оно необычайно шло Мире. Рядом, поотстав всего на полшага, шла Мила. Как всегда лёгкая и красивая. На ней был весьма интересный наряд: широкие бриджи, заправленные в высокие сапоги на каблуке, яркая жёлтая блуза, которая не застёгивалась, а мягко охватывала и завязывалась вокруг тонкой талии. Сверху был корсет, состоящий из переплетённых полос ткани. Она всегда одевалась по-разному, но всегда ярко. Следом шли Аслан и Анри. Знаете "и во всём этом прикрываю вас я... Бригада...". Это было что-то наподобие этого. Разного покроя, но одинаково чёрные жакеты, длинные удобные и свободные брюки, красивая обувь...
  Эта четвёрка могла многое, и сейчас собиралась это показать... Ребята вышли на улицу. В лицо ударил холодный сильный ветер.
  - Это абсурд! Что мы собираемся сделать? Это идиотизм! Так нельзя, - тихо, но твёрдо говорила Мира, не оборачиваясь.
  - Поздно, - в полтона также ответил Анри. - Мы должны это сделать, хотя бы для того, чтобы убедиться в правильности, или неправильности наших домыслов.
  - Это повлечёт за собой последствия, - тон в тон снова сказала Мира.
  - Начали, - сказал Аслан. Все сомнения и недоговорки остались позади.
  Возле фонтана сидели Каруд, Арима, Дин и Маран. Принцесса весело щебетала с первыми двумя, считая последнего через чур вульгарным. Они увидели ребят. Оставалось подождать, пока те подойдут. Но то, что произошло дальше, удивило... Немного...
  Не дойдя шагов пять-семь, ребята стали в круг, лицом друг к другу. Аслан достал из-под полы жакета какой-то флакон, открыл его и вылил содержимое перед собой в землю, приблизительно в середину созданного круга. Девушки и парни взялись за руки... и начали водить хоровод!!! Действительно, Каруд, всё больше настораживаясь, понимал, что в этих действиях заложен некий смысл... Ребята начали движение против часовой стрелки...
  - Кастонай лапиоастериумманто, - начал говорить формулу Аслан. Его фибула вспыхнула и погасла. - Криммели падмелли сурмэ арадмелли...
  - Иллемдара эмрус иллемдап илеммирк, - как эхо повторила Мира и мысль начала перевоплощаться в слова... Амулет Миры вспыхнул в тон фибулы Аслана и погас. Анри с ужасом начал осознавать, что вокруг собирается большое скопление энергии. В общем-то он даже не думал, что такое возможно с их стороны...
  - Кастонай лапиоастериумманто, - продолжил Анри. Его перстень полыхнул светом. - Фармелли онри ко энли сурадбелли, - скороговоркой чётко в пол голоса сказал он.
  Каруду вдруг стало плохо. Он уже понял, что они делают, но как это изменить, он не знал, да и не хотел, наверное... Его неистово тянуло в круг, туда, где читались магические формулы. Вокруг сгущались силы. Нельзя было сказать, что колоссальные, но ощутимые. Однако для обычных людей всё выглядело так, будто ребята совершенно по-детски весело проводят время.
  Вокруг расплывалось время. Реальность смазывалась. Каруда аж коробило от скрежета слов-формул. Это было больно. Он нехотя сделал несколько шагов.
  - Иллебдарус илнэ ок ирно иллемраф, - продолжила Мира, её амулет вторил перстню Анри. И слова стали действием. Каруд сделал ещё несколько шагов. Оставалось совсем немного. Руки у друзей вспотели. Через каждого из них проходил поток энергии. Это было нелегко, словно кто-то незримый пытался оторвать тебя.
  - Кастонай лапиоастериумманто! Фридбилли вэрлимэ санке орфэрмелле, - как во сне, но чётко проговорила Мила. Её диадема вспыхнула. Она как-то тягуче смотрела на происходящее. Вокруг смазались краски и звуки, как будто художник провёл рукой по своему ещё не высохшему шедевру. На последний слог формулы ребята резко отпустили друг друга. Винар подошёл к кругу в плотную.
  - Еллемрефро екнас эмилрэв иллибдирф, - медленно произнесла Мира, и действия стали реальностью... Амулет повторил краски диадемы Милы. Каруд зашёл в круг. Он весь вымок за эти несколько шагов. Лицо, голова, лоб, руки, затылок, шея... Казалось, болело всё! С него словно сдирали маску, причём абсолютно варварскими способами.
  - Кастонай лапиоастерриумманто! Краннтэ крионики линке урредлиэ! - закончил Аслан круговое заклинание. Ребята к нему готовились всю ночь. Это была сложная магическая формула.
  - Эилдерру екнил икиноирк этннарк! Прими свой настоящий облик для нас! - устало и вымучено, но пока ещё твёрдо проговорила Мира конечную формулу. Обряд состоял из особого сваренного настоя, особых движений и слов - правильной формулы и её зеркального изображения. И Каруд снова стал Винаром... Он стоял в середине с поистине угрюмым видом. Но не из-за того, что его обнаружили. Просто это была очень болезненная процедура. Впрочем, первый фактор тоже играл роль. - Здравствуй, Винар, - сказала Мира. Но друг, совершенно отупевшим взглядом посмотрел на подругу, ничего не сказав.
  Аслан направился в сторону Аримы, Дина и Марана. Они весело и немного удивлённо улыбались. Для них время "зависло" ещё на той картинке, когда ребята сделали первый шаг хоровода.
  - Привет, - медленно проговорил он, глядя в глаза Ариме, Марану и Дину. - У нас хорошее настроение... мы пришли... взялись за руки... поводили хоровод... к нам присоединился Каруд... было весело... мы убежали на поле... мы звали вас с собой, но вам было лень идти... вы будете разговаривать здесь... без нас... вам весело и легко...
  - Силён, брат, силён, - уважительно покачала головой Мира, когда Аслан вернулся. - Загипнотизировать троих, это... круто!
  - Зеркальная проформулировка, это тоже не слабо, - сделал в свою очередь комплимент Аслан.
  - Спасибо. Винар, нам нужно поговорить. Пойдём с нами... Пожалуйста,.. - сказала Мира, обращаясь к другу. Больше всего сейчас она боялась, что он откажется. Мила взяла его за руку.
  - Да, посмотри на него! Что ты его спрашиваешь?! - хмыкнул Анри. - Он сейчас отпор даже червячку дать не сможет...
  - Анри! - резко повернулась Мира. - Не говори того, о чём можешь сильно пожалеть потом!!! Это тождество! Пойдёмте...
  Оставалось только последовать за Мирой. Обличение Винара состоялось. Всю ночь ребята готовились к ритуалу. Девушки устали, но не жаловались, так как понимали, что ребятам приходилось ещё хуже. У них до этого был весёлый денёк. Когда Аслан сказал Мире, что ждать нельзя, он мысленно позвал Анри и начались приготовления. Просто Аслан, как очевидец, Анри, как аналитик, и девчонки, как уточняюще-координирующий фактор, выяснили, что Каруд что-то (или точнее сказать кого-то) скрывает. Кого-то, в ком очень нуждались ребята...
  ***************************************
  Она смотрела на своё чадо. Тёмные спутанные курчавые волосы дочурки разметались по подушке. Бледная аж до желтизны кожа, впавшие глаза женщины свидетельствовали о физическом и психическом истощении. Она в надежде ломала руки, стоя за спиной у местного Доки. А он жёг травы, что-то шептал, размахивая ними над больной девочкой.
  Девочка открыла глаза. Но это был совсем не тот взгляд, который был раньше. Светлый, смешливый... Нет, взгляд девочки блуждал в поисках Пути... Но время ещё не пришло. Размывались очертания. Она слабо понимала и осознавала, что говорит и делает возле неё какой-то странный человек. Её пожирал жар. Казалось, он уже съел всё, что было внутри, и теперь добирался до головы. Девочку буквально разрывало изнутри.
  - Мне холодно, - пробормотала она едва слышным голосом. - Что со мной?
  - Холодно?.. - спохватилась женщина. - Сейчас, сейчас, моя маленькая... - она укрыла её тёплым пледом. "Мне холодно...", отдавало эхом на сердце. Но ведь она накрыла её уже четырьмя одеялами.
  А Дока всё бормотал... Наконец, совершенно поспешно и деловито он начал собираться. Женщина погладила практически высохшей рукой дочку по волосам, и пошла проводить его.
  - Дока, что с моей девочкой?!! Ей хуже и хуже. Она уже три дня в таком состоянии!
  - Не волнуйтесь, она поправиться. Простуда, ничего серьёзного. Ещё день-другой отлежится и поправится. Можно было не звать меня по таким пустякам. Сейчас каждый второй в таком состоянии! - резко и вспыльчиво бурчал Дока.
  - Прошу прощения. Не сердитесь. Я вам заплачу, - начала совать женщина мешочек с деньгами.
  - Мне не нужны ваши деньги, - выхватил человек мешочек. - Я обладаю таким знанием магии, что не купишь ни за какие монеты!
  - Прошу вас, возьмите ещё. Только скажите, что моя девочка поправится.
  - Поправится, день полежит и поправится... - как-то воровато обернулся Дока и скрылся за дверью. Женщина задвинула дверной засов и увидала, что Дока обронил мешочек с гонораром.
  "Потерял... А, может, просто оставил? Ну и славно...". Женщина боялась, вручая деньги. Это были её и без того маленькие накопления. Отдав всё это за лечение дочки, они бы питались впроголодь. Она вернулась на кухню, налила в чашку бульон и пошла к дочурке.
  - Ринетта, я сделала тебе бульон. Ринетта, - подошла она к девочке. - Ри... РИНЕТТА!!!
  С бледного, измученного личика её дочурки сошла гримаса нервной боли. Большие глаза стали глубокими, но какими-то и вовсе остекленелыми. В них было страшно смотреть. Девочка, наконец, нашла дорогу. Проводник забрал её, чтобы показать Путь...
  Женщина кричала, пытаясь позвать девочку назад, но там, где она сейчас была, её крика не было слышно...
  - Будь ты проклят! - закричала она, поднимая руки к небу. - Будьте прокляты вы все! Смерть колдунам!!!
  ***********************************
  Мира смотрела в до ужаса спокойные глаза Винара. Похоже, что Винара они вернули, а друг возвращаться никак не хотел... Отчасти она понимала, почему он упорствует. То, что они с ним проделали, не только больно, но и унизительно. В любом случае неприятно, когда тебя обличают во лжи, а тут ещё и собственные друзья...
  - Винар, ну скажи хоть что-нибудь, - просяще посмотрела на него Мила. Она всегда была добрее, чем остальные. Не все из этой пятёрки умели просить...
  - Что? - посмотрел на неё друг таким взглядом, от которого кожа покрывалась льдом. Мила смутилась. Мира знала, что это всего лишь форма защиты. На самом деле Винар растерян и уязвлён, но боится признаться в этом даже самому себе.
  - Чего ты набычился?! С тобой, как с человеком, а ты как поганый хмырь мордой воротишь!!! - распсиховался Анри. Винар только усмехнулся.
  "Ну и манера уговаривать...", - подумала Мира и покачала головой. Аслан молчал, Винар на крики и просьбы тоже не реагировал. К нему нельзя было пробиться. Мира поняла, что если они сейчас ничего не добьются, Винар уйдёт. И больше не возвратиться. Никогда...
  - Винар, не обижайся на нас, пожалуйста, - сказала тихо она. - Мы не могли поступить иначе.
  - Могли! - продолжал упорствовать Анри. - Надо было этому предателю ещё и морду набить, может тогда бы человеком стал!!!
  - Анри, - железным тоном произнесла Мира. - Давай я доскажу, что хотела! Не надо меня перебивать! Я уже потеряла одного друга, и ни в коем случае не хочу терять другого! Ты меня понял?!! Винар, я не знаю, для чего ты изменил внешность. Кстати, очень успешно. Я не знаю, по каким причинам ты ушёл от нас. Я не знаю, какие цели ты сейчас преследуешь. Я уже ничего не знаю, и ни в чём не уверена! Однако мне точно известно, что ты нам нужен. Мне, Миле, Аслану и даже Анри, который ещё тебе за всё это время доброго слова не сказал, - она сделала отрицательный жест, видя, что Анри пытается открыть рот, чтобы возразить. - Винар, ты знаешь, что мне сейчас тяжело. Ты ведь это понял, и попытался меня поддержать... Не отворачивайся от нас, пожалуйста! - Мира посмотрела в холодные глаза друга. Внешне Винар оставался таким же, ни один мускул на лице не дрогнул. Но, никто же не в силах увидеть душу... Лёд треснул...
  - Я поддержал тебя, потому что чувствовал, что ты в этом нуждаешься, - спокойно сказал он, стараясь никому не смотреть в глаза. - Но вон возле тебя будут Анри и Аслан, Мила. Они тоже не дадут тебе скучать. А я завтра уезжаю, - он говорил это Мире, пытаясь убедить в этом и себя. И очень в этом преуспел.
  - Уезжаешь?! А, кто тебе на это разрешение давал? - резко выкрикнул Анри.
  - От тебя разрешение?.. - спокойным ледяным тоном спросил Винар. - А, кто ты такой? - высокомерно поднял он подбородок. Ситуация только накалилась. "Спасибо, Анри, ты, как всегда помог. Что же делать?", мысленно хваталась Мира за варианты. Все замолчали.
  - Значит, - встала Мира из кресла и подошла к небольшому столику с фруктами, - значит, ты считаешь, что всё нормально? - она выдернула из большого спелого фрукта нож. - Ты считаешь, что всё прошло и поросло былью? Мы, значит, попали на эту грёбаную планету, чтобы ты вот так спокойно мог отворачиваться от нас?! - она всё сильнее и сильнее сжимала нож.
  - Мира, - приподнялся Анри.
  - Оставь! Дай досказать! Что же вы, печётесь обо мне? А? Я не знаю, слышите, не знаю, какого чёрта и каким образом нас сюда затянуло! Я не могу ответить на этот вопрос! Мне это всё надоело! Мне надоело, что надо мной издевались в Сикионе! Мне надоело терять сознание! Мне надоело быть одной! Мне надоела эта постоянная опасность! Мне надоело, что некоторые о нас ничего не знают, а другие на нас молиться готовы! Мне осточертел этот замок вместе с его чёртовыми обитателями!!!
  - Мира, успокойся! - на этот раз приподнялся Аслан. Мира с каждым словом всё сильнее сжимала оружие в руках. Нож был тупым, но ведь не настолько... Он сделал шаг, но Мира отодвинулась подальше и продолжала говорить... Аслан, Винар, Анри, Мила... Все они перепугано смотрели на неё. У Анри мелькнула мысль, что у их подруги поехала крыша. Мила только по сторонам озиралась, не понимая, что предпринять. А вот Аслан и Винар понимали, о чём идёт речь. И они, не сговариваясь, начали приближаться к подруге, которая продолжала истерию...
  - Что Мира? Что успокойся?!! Я то и делаю, что успокаиваю себя! Почему вы можете приспособиться к этой планете, почему я, которая всеми фибрами души стремилась к тому, чтобы попасть сюда, не могу?!! Почему вместо того, чтобы обрести, я постоянно теряю? Почему мы отворачиваемся друг от друга, - от усердия, эмоций и крика на глазах выступили слёзы. - Я не хочу так! Не хочу!
  Было больно. Из руки, в которой Мира сжимала нож, на пол капала кровь. Боль отрезвляла, но Мира очень старалась не прекращать свою пламенную речь, пытаясь вспомнить как можно больше плохих и негативных моментов. Ей сейчас никак нельзя было останавливаться...
  - Может, все разойдёмся? А? Плюнем друг на друга, пошлём куда подальше и ариведрочи?!! Ну, что вы на меня смотрите? Что?!! Правда не нравиться? Я не буду выпендриваться, слышите? Не буду, я просто не могу без вас!!! НЕ МОГУ! - Мира с силой прижала кулаки к голове и съёжилась, принимая форму маленького комочка.
  - Мира, - подходил к ней медленно Винар. Он делал это очень осторожно. Потому что ситуация была пиковой. Он никогда не видал Миру в ТАКОМ состоянии. - Успокойся. Брось нож.
  - Мира, перестань, - приближался с другой стороны Аслан. Остальные стояли, как фонарные столбы с широко открытыми глазами.
  - Я-то брошу, - начала уже всхлипывать Мира. Играть истеричку, так до конца... - А ты уйдёшь...
  - Не уйду.
  - Обещай. Обещай, что не уйдёшь!
  - Обещаю... - забрал из рук Миры нож Винар. - Что же ты делаешь, дурочка?
  "Что делаю, что делаю... Может и дурочка. Зато ты остался...".
  Мира успокоилась. Правда, сильно билось сердце из-за собственного успеха. Кроме того, сильно болела порезанная рука. Мира совсем не боялась, что в комнату кто-то войдёт. Ребята окружили её охранными заклинаниями так, что остальные и вовсе забыли про её существование. Мира успокоилась. Правда, Анри смотрел на неё абсолютно бешеными глазами, словно его краб за одно место ухватил. Мила тоже смотрела, но как-то вовсе перепуганно, будто третьи сутки дорогу домой искала, а попала в притон к людоедам. Глаз Винара она не видела, так как друг крепко прижал её к себе. Он разорвал рубашку и перебинтовывал ей руку. А вот в глаза Аслана она просто боялась смотреть...
  "Мира", - услышала она его мысленный голос.
  "Не ругайся. Всё хорошо. Я вполне могу себя контролировать...".
  "Не надо было этого делать...".
  "Я не могла допустить, чтобы он ушёл!".
  "Если бы он хотел, ты бы его этим не остановила...".
  "Зато у нас есть фора, чтобы окончательно убедить его. Он наш друг, мой, если хочешь! А я не привыкла терять своих лучших друзей! Я за них не только все руки готова изрезать, но и глотку перегрызть! Что же делать, если они такие твердолобые?!!".
  После этих слов Аслан замолчал. Он уже сосканировал её мысли, эмоции и структуру прогнозируемых действий. Действительно, Мира начала этот цирк для того чтобы убедить Винара, что в нём нуждаются. Она делала всё это осознано, о чём ему и сказала. Но Аслану было известно немного больше, чем ей самой. Например, тот случай, как она поступила бы, войдя в раж, если бы эта уловка не подействовала на друга должным образом... Аслан очень волновался за Миру.
  
  ГЛАВА
  
  Среди забот дневных и шума
  В ночной ли грустной тишине.
  Ты будешь думать, думать, думать...
   И снова думать обо мне... Сильва К.
  
  Асилар предавался глубоким раздумьям. Он корил себя за отношения с Мирой. Но она ведь Ведьма, что он мог поделать?! Околдовала, опутала, заговорила... Да ещё и её друзья. Прав Нюрий, ох, прав... Как же так, за такой короткий промежуток времени влезть в доверие! И не избавишься от них! На людях многое делают, а какие при этом цели преследуют - неизвестно...
  - Привет, высочество, - поприветствовал Асилара знакомый голос. Мира знала о его размышлениях. Нет, мысли не читала, просто чувствовала. - Чего грустишь?
  - Думаю...
  - А, это полезное дело, - согласилась девушка. Настроения не было, но и плакать Мира больше не могла.
  - Как ребята? Всё нормально?
  - А ты что, до сих пор не поинтересовался?
  - Я недавно встал.
  - Ах ты, Боже ж мой, конечно, чего это я глупая принцу такие вопросы задаю? Это ж я ни свет, ни заря встаю. Это ж у меня не как у всех людей. А все нормальные люди в такое время отдыхают... - Асилар улыбнулся. "Вот идиот! - злобно подумала Мира. - Ну, разве таким болваном должен быть человек, который тебе ещё совсем недавно в любви признавался?! Может, это я чего-то не понимаю? Злая я, наверное, стала. Злая и не хорошая!". - Ладно, высочество. Извини, что потревожила. Пойду я...
  - Куда? - уставился на неё принц. "Я бы сказала, да ты вряд ли поймёшь...".
  - В библиотеку, философию сильных личностей изучать! - Мира сделала маленький книксен и направилась к выходу.
  - Я с тобой. Можно? - "Чертовски приятно, когда ты у меня разрешение в собственном замке спрашиваешь!".
  - Это твои владения, а я лишь слушаю и повинуюсь, - блеснула она глазами и вышла. Асилар последовал за ней.
  Мира медленно и гордо шла в библиотеку. Асилар плёлся сзади. Вот показался знакомый поворот, до дверей библиотеки оставалось совсем немного. Мира повернула за угол, и... лоб в лоб столкнулась с Анри.
  - Ой, маленький, я тебя не заметила. Извини.
  - Ничего, я тебя тоже, - потёр ушибленное место Анри. - Привет, - посмотрел он на Асилара. Принц ответил ему. Во взгляде Анри читалось что-то вроде: "Этот с тобой?". - А ты, куда?
  - В библиотеку, иду изучать философию сильных личностей, - спокойно ответила Мира. Анри кивнул головой.
  - Не задерживайся, тебя Мила искала.
  - Хорошо, - кивнула Мира и проследовала дальше. Асилар мешал думать. "Анри так ничего и не понял... Ну и ладно". - Надо же, - вслух удивилась Мира, - чуть не поцеловались! - сказала она, чтобы разрядить тишину. Асилар промолчал.
  Наконец, показались знакомые двери. Тяжёлые, оббитые кованым железом. Они внушали достаточно сильное убеждение о кладезе наук. Мира уже привычно прошлась среди запыленных полок.
  - Не любишь ты литературу, Асилар. Книги и фолианты в пыли, некоторые обложки даже плесенью покрылись.
  - Я сюда редко прихожу. Кроме того, ситуация в стране такая, что не до книг...
  "Зря, Ася, зря... - такое сокращённо прозвище дали Асилару ребята. Асилар - Аська, Нюрий - Нюрка, Рамюэль - Рамю... - Если бы такие "величайшие" правители, как ты, хоть изредка читали наставления предков, может, и не было бы таких ситуаций...".
  - Понятно всё... - ответила Мира вслух, отыскав, наконец, нужную книгу. Как-то, ещё сидя здесь со Стасией, она напоролась в ней на весьма интересненький текстик...
  - Ну что, нашла что-нибудь про сильных личностей? - спросил Асилар, видя, что Мира углубилась в текст. "И, чего привязался?! Ну, никакого от тебя покоя!", устало и немного возмущённо подумала Мира. Она радовалась только одному, что принц ничего не понимал в текстах санскрипта, древнего писания.
  - Зачем? - удивлённо произнесла она вслух. - Я и так могу проанализировать любую, - это было правдой, такое Мира могла.
  - Серьёзно? - оживился Асилар. - А наших можешь?
  - Конечно. Их даже проще анализировать. Ведь я их знаю. Кого, например, ты можешь назвать сильной личностью? Ты считаешь, они у нас есть?
  - Даже не знаю, - задумался Асилар. - А ты из своих?
  - Понятно, собственного мнения не имеешь, - покачала головой Мира, уже начиная рисовать на принце крестик.
  - Ну, взять, к примеру, Аслана, - решил Асилар не ударить в грязь лицом. "Очень интересно. Я вся во внимании". - Он слабая личность.
  "У-у-у, дорогой, ни черта ты не знаешь и не умеешь!". Стало смешно и обидно одновременно. Аслан - слабая личность?! Ну, тогда сильнее Асилара, не придумаешь, конечно! Все трепещите!
  - Я бы так не сказала... - ответила Мира после размышлений. - Я могу сказать, что знаю его слабые места, потому что его достаточно долго знаю. Но он отнюдь не слабая личность. Сентиментальный, однолюб, возможно, но совсем не слабый. Нет. - Асилар молчал.
  - А Рамю?
  - А, что Рамю? Выдержаный, спокойный, всегда пытается рассмотреть проблему со всех сторон. С него бы вышел отличный дипломат. Это миротворец. Тот, который может найти общий язык с разными правителями государств. Принципиален.
  - Согласен, - "А вот мне совершенно не нужно твоё согласие!".
  - Я бы сказала, что абсолютно точно нельзя ни про кого сказать: слабая он личность, или наоборот. В каких-то ситуациях и трус может показать себя храбрецом... Ладно, психолог, - она с сарказмом произнесла последнее слово, - пойду я, Мила ждёт. А книжечку с собой возьму почитать. На сон грядущий...
  "Надо же, слабая личность!", - Мира всё ещё никак не могла успокоиться...
  *******************************
  Что ж, пришёл черёд объяснений. После истерического представления Миры, все стали относиться к ней с очень большим опасением, в буквальном смысле этого слова, взяв под опеку. Возможно, кому-то бы это надоело, но Мира впервые за долгое время почувствовала тепло от друзей, которое было ей так необходимо. Она почувствовала, что не безразлична. Почувствовала, что кому-то нужна...
  Поверьте. Это прекрасное чувство. И, если вам надоела чья-то опека, усиленное внимание и сование носа, куда не следует, не спешите ругаться. Всё-таки это делается из лучших побуждений, от любви...
  Мире забота ребят нравилась очень. Она знала, что всё это не надолго, в конце концов, у них есть личная жизнь, но пока... Пока девушка наслаждалась всем тем, что входит в смысл слова "дружба".
  Сейчас она тихонько и смирно сидела в кресле, поджав ноги под себя. Рану на руке она заживила ещё в тот же вечер, даже следа не осталось. Только вот шрамы на шее убирать не спешила. Сейчас девушка думала. А Винар рассказывал, как он попал в замок... Конечно, ему сейчас приходилось не сладко. Это было известно всем, но через это нужно было пройти. Винар дошёл до того эпизода, как увидел Миру и Стасию в лесу, спас их, а затем стёр память подруге.
  - Я объясню, с какими существами столкнулась Мира, - прищурился Винар. - Это были Трокстуссы - невидимые демоны, умеющие атаковать ни о чём не подозревающих жертв и оставаться при этом невидимыми. Хотя такого демона и не видно, его вполне можно прочувствовать материально. Эти демоны не могут проходить сквозь какие-либо предметы, или стены. Они очень чувствительны к холоду.
  - Да... - начала вспоминать Мира. - Начинаю припоминать... При воздействии холода Трокстуссы могут частично становиться видимыми. А мне было очень холодно.
  - А я, например, не поняла, - тихо сказала Мила. - Зачем ты забрал у Миры воспоминания об этом случае?
  - Чтобы его раньше времени не обнаружили, что здесь непонятного? Совсем башка не варит? - с ехидством заметил брат.
  - Аслан, - жёстко и резко произнесла Мира, - не делай того, о чём потом пожалеть можешь! - все притихли. В словах Миры был резон.
  - Ладно, - первым нарушил тишину Анри. - Почему же ты ушёл? Бегаешь, как перебежник. Почему мы должны тебе доверять? Возможно, ты опять нас предашь, уйдёшь куда-нибудь! - Винар нахохлился и приготовился обороняться. Анри понесло... - Свалил. Ни слова, ни полслова! Эта твоя любимая, чуть троих жизни не лишила. Даже не знаю, что можно сказать об этой твоей Аманде!
  - По крайней мере, я уже молчу о твоей обезьяне-невидимке! - вспомнил Винар давний разговор в саду. Анри так и не сказал ему, кто была та девушка.
  - Да?!! Так вот это была Аманда. Она тогда пыталась охмурить нас обоих! Но я сразу раскусил её, а ты повёлся, как маленький. Я с первого раза понял, чем она дышит. Что ты мне нового-то сообщить можешь? - со злорадством заметил Анри. Винар просто опешил.
  - Она вампир, - хмуро и глухо сказал Винар и пересказал происшедшее с ним.
  - Знаешь, - неожиданно тихо проговорила Мира. Она, как и другие, была всё ещё под впечатлением от рассказанного. - Ты не слышал о таком термине, как Сиккериусы?.. Это демоны-вампиры. Они ищут людей, но под средством укуса высасывают их силу, и информацию, а вовсе не кровь. Они сродни суккубам, но имеют иное происхождение. Умеют привлекать к себе.
  - Я не хочу говорить об этом... Кроме того, в этих местах не менее опасно. В леске, когда я на тебя со Стасией наткнулся, на меня какие-то крылатые мошки напали. Я от них еле отбился. От их крика оглохнуть можно. Боюсь, они и возвратиться могут.
  - Разберёмся, - как казацкий атаман, ответила Мира. - Выходит, Стасия ушла с лесными духами? Она, что не вернётся?
  - Вернётся по первому зову своего нового Хозяина.
  - Кого?
  - Ну, не меня же! Откуда мне знать?! Они так сказали. Если бы она не ушла, она погибла бы. Они выпили её силу.
  - Слушайте! - внезапно осенило Анри. - Я знаю, что это за твари, с которыми ты воевал той ночью, когда твоя помощь понадобилась Мире. Это были Бенжидетты - демоны, от крика которых у жертв лопаются барабанные перепонки. Они могут своим криком превращать добрых волшебников в злых колдунов.
  - Господи, откуда такие глубочайшие познания в демонологии? - с сарказмом всплеснул руками Винар. Анри набычился.
  - Тебе лучше знать, Тёмный!
  - Хватит! - устало сказала Мира. Ей ужасно надоели перепалки между друзьями по поводу Тёмных и Светлых сил. - Все не лыком шиты! Просто у каждого из нас разные методы. Априори Тёмных считают злыми, но мы Иные!
  - И-ны-е... Слово-то какое знакомое! - всплеснул руками Анри. Он удивлялся, что друзья оправдывают действия Винара. - То же мне, Америку открыла!
  - Анри! - жёстко посмотрел на друга Аслан. Он боялся, что Мира обидится. А сама Мира знала это, и старалась не обращать внимание.
  - Что? Ну, такое впечатление, что тайну открыла. Проблема совсем не в этом! Все здесь знают, что мы - Иные. Проблема в смысле этого слова!
  - Проблема, - резко сказала Мира, гордо подняв голову, - это когда каблук отвалился, а нужно ещё долго идти! - всё-таки Анри начинал её доставать. - А это и вовсе не проблема! Я кое-что принесла. Могу зачитать... - Мира открыла принесённую нею книгу на нужной странице и чётко начала произносить текст... - Один! Великий герцог АИМ. Правит огнём, может поджечь любой неприступный город или замок. Управляет 26 легионами Духов. Ищите аналогию. Дальше... Великий губернатор АМИ. Появляется в виде пылающего огня. Знает, где хранятся несметные сокровища. Управляет 36 Легионами Духов. Следующий... БЕРИТ. Может превращать металл в золото. Управляет 26 Легионами Духов. Никого не напоминает? Кроме того, ХААГЕНТИ, тоже может превращать металлы в золото. Читаю дальше... Два! Могущественный и сильный Герцог БАЗИН. Может переносить предметы и людей, куда угодно. Управляет 30 Легионами Духов. Могущественный и строгий герцог ФОКАЛОР. Обладает властью над ветром и морем. Управляет 36 Легионами Духов. Великий герцог МУРМУР. Заставляет души умерших общаться с родственниками. Управляет 30 Легионами Духов. Смотрим дальше... Так... Могучий принц СИИРЕ. Переносит всё, что необходимо, куда угодно. Управляет двадцатью шестью Легионами Духов. Что ещё не догадались? - вошла в раж Мира. - Ладно, продолжим... Три! Великий и сильный Герцог АМДУСИАС. Заставляет деревья склоняться. Управляет 29 Легионами Духов. Великий Король и Граф ВИНЕ. Знает о прошлом, настоящем и будущем. Управляет 36 Легионами Духов. Маркиз САМИГИНА - обучает свободным наукам. Управляет 30 Легионами Духов, тоже самое может и Граф, он же Губернатор МАРАКС. Ещё есть МАЛФАС, который дарует друзей. А ещё Великий Губернатор и Могущественный Принц ГААП. Он освобождает людей от могущественных магов, их влияния. Управляет 66 Легионами Духов. Великий Герцог ДАНТАЛИОН. Многолик. Управляет 36 Легионами Духов.
  Чего замолкли? Ещё один остался! Таааак, посмотрим... Четыре! Великий и сильный КРОЦЕЛЛ. Обучает различным искусствам. Управляет 48 Легионами Духов. Губернатор ЗАГАН. Может обращать любую жидкость в вино. Управляет 33 Легионами Духов. Герцог ВЕПАР. Управляет всякими водами. В его подчинении 39 Легионов Духов. Ну?
  - И, что ты этим хотела сказать? - тихо произнёс Анри. - Это мы?
  - Нет, - улыбнулась Мира. - Это разные существа и демоны. Вернее, так считают. Скорее всего, их немного меньше, но людям они известны под разными именами и обличиями. Я совсем не на это хотела обратить ваше внимание. Вы внимательно слушали? Каждый из этих... как бы его сказать, существ, обладал той, или иной мощью, а я всего лишь разбила их на группы, исходя из ваших умений. Но, если вы заметили, они гораздо шире. Гораздо! - Мира окинула взглядом друзей и заметила, что до некоторых немного не доходит то, о чём она хотела сказать. - Хорошо, - покачала она головой. Приходилось быть красноречивой. - Кто такие Светлые и Тёмные? Это риторический вопрос, - быстро ответила она тут же, видя, что некоторые оживились. - Светлый в нашем понятии тот человек, маг, существо, который не только не вредит остальным, но и пытается помочь. Всё просто, правда? Тёмный, - это полная противоположность Светлому. Он пытается навредить, оклеветать и тому подобное. Я раньше тоже так думала. Но речь не об этом. По сути встал вопрос: кто такие Иные?.. То есть мы... Что мы знаем? "И позвала их Неогея на защиту опротиво супостатов неверных...", - начала цитировать Мира отрывок Пророчества. - Это мы знаем. Раз. Два: мы что-то можем, умеем, знаем... Дальше вопрос. По сути нас позвали на защиту и наделили оружием. Против кого?
  - По-моему, ты съехала с темы, - ехидно заметил скучающий Анри. У него было плохое настроение.
  - А, по-моему, ты не дослушал! - сделала ему замечание Мира. - Значит, против кого мы должны сражаться? Это три. И, ещё вопрос: почему в пророчестве сказано про четверых? Нас пятеро, или я не умею считать... - повисла тишина. - Вот на какие вопросы отвечать нужно. А вы тут спорите, кто Тёмный, кто Светлый! А ответ у вас на ладошке. Если Иных - четверо, то делите поровну!
  - А, как же пятый? Какую роль играет он? И, кто это? - задала вопрос Мила. Все переглянулись.
  - Я кое-что читала... - опять произнесла Мира. Потирая лоб. - Точно, конечно, содержание не передам, но кое-что вспомню... "Иные - хранители Мира. Они не принадлежат себе. Их сила в единстве и различии друг друга, в индивидуальности, но целостности. Именно поэтому пятеро обладают ключом... Пятеро дополняют друг друга, как единое целое. Четверо делятся по два, как руки и ноги, движущая и действующая части, а пятый не служит головой, ибо трезво рассуждать - удел иных". - Мира помолчала. - На этот отрывок наткнулась Стасия. Она показала его мне. И мы пришли к выводу, что у одного из Иных есть ключ к равновесию этого мира. Но заметьте, здесь сказано про пятерых!
  - Классно. У меня только один вопросик... И, где же наши Легионы? - с сарказмом заметил Винар. - Кстати, ты немного не дочитала предыдущий текст... - решил отвлечь её Винар. Всё это время он внимательно перелистывал книгу. Великий Герцог БАРБАТОС. Появляется в сопровождении четырёх благородных королей. Открывает тайные сокровища. Управляет 30 Легионами. Губернатор МАРМАС. Насылает болезни и излечивает их. Управляет 36 Легионами. Сильный Принц СТОЛАС. Управляет 26 Легионами. Учит астрономии и траволечению. Ха, вот ещё интересный моментик! Великий Губернатор ВОЛАК. Появляется в облике ребёнка. Знает много тайн. Управляет 38 Легионами Духов.
  - Про пятерых, - как во сне проговорила Мира, не обращая внимания на сарказм Винара. - После того, как... Стасия пропала, - Мира замялась, промолчав о настоящих причинах, которые были известны каждому, - я не возвращалась к этой теме, но совершенно недавно наткнулась на этих "Великих". Знаете, что я думаю? Их породила сама Неогея. Они сильные, но не смогли бы справиться с защитой. Все говорят, что мы дети этой планеты. Для тех, кто верит в реинкарнацию (переселение душ), возможно, а я сосредоточила своё внимание на том, что в каждом из вас гораздо больше возможностей, чем у некоторых вместе взятых! Единственное, что меня заинтересовало, это то, что всех этих великих считают демонами...
  "Творец, они - демоны!!! - отпрянула от двери Арима. - Нужно срочно рассказать обо всём ребятам!!!".
  ********************************
  ОН был спокоен. На дворе сгущалась ночь. Вокруг было мрачно. Моросил холодный дождь, дул пронизывающий до костей ветер. Те люди, что обладали предчувствием, потеплее укутывались, не решаясь в этот вечер выходить из дома. И верно, ведь эта ночь была ночью зла... ОН усмехнулся. Пришло время встретиться с остальными...
  Маленький старичок сидел за столиком в таверне, что была ближе всех расположена к замку. До замка, правда, оставалось ещё полдня ходу. Ребята в своё время тоже удивлялись странным месторасположениям построек. Замки здесь не окружались сооружениями, чтобы хоть как-то оградить правителей. Наоборот, они стояли отдельно и вдалеке. По-видимому, архитекторы хотели создать видимость некой святыни и неприкосновенности, эдакой себе высшей обители судей. А о безопасности никто не думал.
  Старичок что-то учуял. Что-то, что его очень обеспокоило. Он весь съежился и превратился в подобие серой тени. А вокруг разгорались страсти...
  - Эй ты, - какой-то широкой натуры, но уже изрядно подвыпивший мужик с характерным красным носом, обратился к другому, - огоньку не найдётся?
  - Нет, - промычал тот в ответ.
  - Дык, ты мне огня жалеешь?!! Ах ты!.. - тот, что с красным носом, сжав кулаки, направился учить второго, что, если не куришь, то уважать желание других, просто обязан. Затеялась возня.
  - Миленький, иди сюда... - прощебетала жена тавернщика: розовощёкая и круглолицая барышня пожилых лет. Она очень любила и уважала мужа. Но сейчас приглашала в каморку другого мужчину. Хотя видела его впервые...
  Старичок не вмешивался. Никто не должен знать, что он здесь. Он просто наблюдал. А вокруг бушевали страсти. Это было дико и странно одновременно. Пьяный дебош медленно, но уверенно перерастал в настоящую драку, жена тавернщика решила не тратить время зря и начала раздеваться прямо у барной стойки. Сам тавернщик в это время решил перекусить... Теперь он просто жрал! Действительно, словно свинья, опустив лицо в тарелку, разливая и рассыпая содержимое.
  Старичок сжал суховатые кулаки, но ничего не предпринял. Две старушки - божих одуванчика вцепились друг другу в то, что осталось от волос. Рядом, глядя на это смехотворное, но опасное мероприятие, подливали масла в огонь три мужика. Один из них удачно имитировал гогот гуся, два других хрюкали. Ещё двое медленно и беззвучно осели на пол. Пришёл их черёд познакомиться с Проводником человеческих душ... Так развлекалось зло...
  ОН шёл на встречу, миновав несколько таверн и домов. Позади него шла молчаливая стражница и Проводник. ОН не обращал на неё внимания, ведь она всего лишь уборщица хлама, который оставался после его визита. ОН не заговаривал первым, ибо речь его была опасна для рассудка других. Наконец, ОН остановился.
  - Здравствуй, Нахема. Давно же мы не виделись... Ты, как всегда, хороша. Видно эта планета дала тебе неплохой улов?.. - Нахема раскрыла свои огромные бездонные глаза, поглощая ЕГО душу. ОН рассмеялся. - Зря силы тратишь. Ты же в курсе, со мной этот номер не проходит...
  - Что ж, видно, придётся оставить бесплодные попытки... Если ты, конечно, не захочешь вспомнить былое...
  - Если ты снимешь эту одежду, которая, нужно признать, тебе очень к лицу, я подумаю...
  - Как только придёт время, - сверкнула глазами Нахема. - Мне в ней слишком тесно. Кроме того, она причиняет мне массу неудобств. Но есть и плюсы: из-за неё у меня ещё больше еды...
  - Ничего, скоро тебе будет, чем поживиться... - заверил ОН Нахему.
  - Здравствуй, брат, - из ниоткуда возник ещё один. Высокий, надменный.
  - И я тебя приветствую, Самаэль. Сколько времени прошло... Я даже скучать начал...
  - Ничего. Зато теперь появился повод развеять твою скуку... Вааль. Повеселимся?
  - Обязательно. Но я смотрю, вы уже и без меня начали...
  - Что ты, Вааль, мы просто готовились к твоему приходу. Кроме того. Хозяин мешкал. Так что просто пришлось...
  Вааль окинул взглядом окружающее его пространство. Конечно, брат и сестра повеселились на славу, но вокруг было столько энергии! Она лежала на виду. Просто, как на ладони. Оставалось только забрать её...
  Три Чёрных Ангела пришли охотиться.
  Когда же окончится тысяча лет, Вазельвул будет освобождён из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырёх углах земли. И будет он собирать их на брань; число их, как песок морский... И выйдут сподвижники его с ратями несметными к граду возлюбленному и стану Покоя, и окружат его несметным количеством своим, добиваясь освобождения Зла неземного, чтобы захватить весь мир. День и ночь будут отбиваться три светила от помощников Вазельвула: Асмодея - истребителя рода человеческого, Ваали - начальника легиона зла, Нахемы - царицы детей Тьмы, и Самаэля, несущего яд всему живому. Лишь хитростью и предательством захватят они стан Светлых. Всё вокруг поглотят Три Страха. Обманом попытаются склонить духи зла помощников света, и сделать их себе подобными, предательством будут связывать им руки. Не должны Четверо слушать речей лукавых, ибо они выше этого. Но ежели преступят всеобщий Закон, то грядёт век Тьмы... Три раза ночное светило сменит ход, и раскроются врата миров, выпуская наружу зло неземное. Чаша равновесия пошатнётся, и наступит время выбора и Пути, ибо жизнь искупается жизнью...
  
  ГЛАВА
  
  Ожидаю ночи, как расстрела.
  Я приговорён, глаза пусты.
  Надеваю тихо и смиренно
  Душную повязку темноты.
  И уже не верю в эти строки.
  Я ещё пока на полдороги
  К сонному тому небытию...
  Близится, подходит, подступает,
  Стрелкою секундною звеня.
  Включена уже вторая память:
  Вот он я... И вроде нет меня...
  А вокруг молчание немое,
  Смесь из воскресений и суббот,
  И плывут по медленному морю
  Жалкие соломинки забот.
  Я за них хватаюсь обалдело,
  Я тону в горячечном бреду...
  Ожидаю ночи, как расстрела.
   Утра, как помилования жду... Рождественский.
  
  "Странно, а ведь я не могу отпустить тебя... Но я не плачу. Слёз нет, они высохли для других. Теперь я улыбаюсь. Пусть на душе пусто, больно и гадко. Пусть друзья думают, что успокоилась. Пусть никто не обращает внимания, или жалеет. Пусть! Я улыбаюсь, и никто не узнает о моей настоящей боли!", - смотрела Мира на догорающую свечу. Она всего пару минут назад выскользнула из общего веселья. Сегодня ребята устроили настоящую попойку.
  Вы спросите за повод? Ну... сколько угодно! За удачное времяпровождение, за отличное настроение, за приобретённых друзей, за прекрасную половину человечества, за то, чтобы у всех всё было, а за это ничего не было... Поверьте, этот список можно продолжать до бесконечности. А отсутствие повода, тоже повод!
  Анри травил анекдоты, правда, уже немного перекрученные на свой манер.
  - ...Отсыпались и набирались сил и здоровья. Выяснилось, что за время банкета и салюта никто из местных не пострадал, за исключением тех, кто от впечатлительности не успел добежать до туалета. Местные аксакалы говорили, что они не помнили такого салюта уже лет сто.
  - А дальше? - пьяно, но весело потребовали Маран и Дин.
  - Времени на подготовку было не так много, поэтому съездили в штаб за пленным террористом.
  - Кто такой террорист? - прищурил один глаз в глубокой задумчивости Дин. Он всё ещё пытался понять суть рассказа. Анри не обратил внимания, что говорит лишнее.
  - Да самый последний гад. Вот кто! После чего допросили его по-ниндзявски.
  - А это, как? - заинтересовался Маран.
  - С пристрастием.
  - Ну и как? - не отставали слушатели.
  - Рассказал все, вплоть до родословной 9-го колена! - все засмеялись, а Анри продолжал. - Чтобы не ударить мордой в лужу, провели небольшие учения по взятию заброшенного хутора, в лесу. На время операции вся живность в радиусе 10 километров была эвакуирована, с учетом разлета щепок.
  Ребята дружно смеялись. Всем было весело и легко. Мила и Мира тихонько выскользнули в самый разгар. Слово "тихонько" означало последние капли терпения после настойчивых десятиминутных проб, упрашиваний и заверений, что они возвратятся. Да... друзьям было весело, а как же Мира, которую вино "не вставляло"?.. Плохое настроение, постоянное напряжение и боль, что не давали расслабиться, играли плохую шутку с алкоголем, моментально выводя его из организма. Мира, конечно, могла напиться, но зачем? Поверьте, это ничего не даёт. Утром ты просыпаешься, и... лучше не становится! Поэтому, отправив подругу спать, Мира решила пронаблюдать за любимым и необъятным небом. Её немного шатало, то ли от свежего воздуха, то ли от собственных переживаний.
  - Чего ушла? - услышала Мира позади себя знакомый голос.
  - Да у вас всё больше мужской разговор. К тому же, я устала, - ответила Мира.
  - Иди поспи... Тебе нужно хоть немного отдохнуть.
  - На том свете отдохну, - мрачно буркнула девушка. Она действительно устала, но как объяснить, что просто боится спать. Она уже длительное время доводила себя до такого состояния, когда организм вырубался сам. Тогда под утро ей всё же удавалось поспать без сновидений.
  - Иди, на тебе лица нет, - Аслан прямо смотрел на подругу. Она имела вид замученного, словно на каторге, мученика.
  - Отстань! Да у меня уже месяц морда на чайник смахивает!
  - Перестань, Мира! Сугаэнби лире кромах! Тебе нужно отдохнуть...
  "Вот гад! Что же ты делаешь?!", - мелькнула последняя мысль у Миры, прежде чем она скопом повалилась Аслану на руки.
  "Я должен, малышка, должен". Он отнёс девушку в её комнату, аккуратно положил на кровать. Раздевать не стал. Кому нужна эта истерика утром? Просто накрыл и вернулся к ребятам...
  Веселье продолжалось. Теперь в ход разговора вмешался Винар. Эти два сундука со сказками, как их любила называть Мира, заговорят зубы, кому угодно!
  - В наше подразделение пришел полковник и объявил, что мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет. А если, кто не согласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди. Но немного позже выяснилось, что полковник шутил по поводу расстрела. Ничего, мы тогда с ребятами решили, встретим - тоже пошутим. Он у нас в ластах на телеграфный столб залезет!
  Аслан покачал головой: много лишнего говорят. Можно, конечно, воспоминания зачистить, но для чего, если можно язык за зубами держать? Ладно, сегодня всё равно все выпившие.
  - Ещё через неделю учились перепрыгивать заборы. С двухметровыми проблем не возникло. А с помощью мудрого сержанта, колючей проволоки и планки с наточенными гвоздями все научились перепрыгивать даже через трехметровые заборы.
  - О, сразу видно, хороший воевода! - одобрительно икнул Маран. Дин уже дошёл до той кондиции, когда любой человек становится настолько умным, что приходится молчать, дабы не шокировать остальных своими знаниями.
  - Ты ещё самого интересного не знаешь! - радостно воскликнул Винар. - Нам повезло! Мы поймали полковника и, несмотря на его идиотские протесты, нацепили ему ласты и загнали-таки на телеграфный столб. Слезть обратно полковник не может, а снимать его мы не хотим. Это ведь самая удачная наша шутка за месяц обучения! - усмехнулся даже Аслан. Ребята действительно вошли в роль... Такие собрания стали частыми в последнее время. Видимо, крепкие напитки не только развязывают языки, но и помогают найти общие интересы. Но для того, чтобы не было недомолвок, пришлось бы напоить всех обитателей замка. А это было немного проблематично...
  *****************************
  Асилар, Нюрий и Рамю молча выслушали сбивчивый рассказ Аримы. Теперь оставалось предпринять какие-то действия. Нюрий не стал больше вносить весомых доводов. За него это сделала принцесса. Вполне неосознанно она сыграла ему на руку. Правда, Рамю поверил не до конца, осадив сестру тем, что по окончанию фразы нельзя судить о её полном смысле и содержании. Но основа была заложена давно, а сейчас на этом фундаменте взошли цветы...
  Ещё одним доводом было массовое волнение людей. Они собирались очистить окружающее пространство от нечистой и Тёмной магии. А раз "друзья" не несли светлых побуждений, какие же это друзья?! Оставался только один вопрос: захотят ли они уходить?
  Сейчас Асилар и Нюрий думали над самой постановкой вопроса... А поразмыслить было над чем.
  - Я говорил с представителями нового течения, Асилар. Это совсем не глупые люди. У них есть доводы в пользу своего дела. Нужно признать, очень весомые. По стране движется зараза. Это ведь не просто так. И возникла совсем недавно. Всему есть свои причины.
  - Я понял, что ты имеешь в виду. Но им никто и не собирался мешать. Знаешь, как говорят... Не трогай народ и...
  Внезапно принц и Нюрий услышали не просто стук, грохот! В двери стучали.
  - Войдите, - негромко позвал Асилар.
  - Мой принц! - к ногам упал пожилой насмерть перепуганный воин.
  - Что случилось?
  - Там, у западных ворот, собрались люди! Они требуют, чтобы вы выдали колдунов!
  - Что значит "требуют"? - удивился принц.
  - Каких колдунов? - прищурился Нюрий. Похоже, всё происходящее было ему только на руку.
  - Я не знаю! Но они... они... больны. Злы! Они грозятся взять замок штурмом!
  Принц и Нюрий переглянулись.
  - Хорошо. Скажите их представителям, я сейчас выйду... - стражник поклонился и выбежал. - Ну и ну...
  
  
  **********************************
  За воротами горело много огней. Это был отсвет от факелов. Огни отражали перекошенные от злобы и недоверия лица. Народ шумел. Около западных ворот скопилась возбуждённая толпа, чтобы выслушать проповедников новой веры, внять пророчествам знаменитых прорицателей. Впереди толпы стоял чужак с небольшой бородкой, чёрными, как смоль, волосами, невысокого роста, с пронзительными чёрными глазами. Рядом с ним был и другой. Такого впору бы назвать серой мышью, уж через чур невыразительной и не запоминающейся была его внешность.
  - Большинство людей не ведают и не отдают себе полного отчёта в том, насколько опасно ведовство, каким оно стало распространённым злом! - визжала серая мышь. - Не ведаете вы, что говорите! Вы делите всё на белое и чёрное, но! Но вы просто путаете краски! В мире существует два высших существа: первый - творец духа, второй - творец материи!!! Посмотрите вокруг! Вы поносите второго, зато восхваляете первого!!! Опомнитесь! Именем Хозяина прошу вас, опомнитесь! Посмотрите вокруг! Посмотрите. Катастрофы достигли ужасающих масштабов. И всему этому потакают ведуны, знахари, колдуны, ведьмы, чародеи, волхвы и толкователи, с которыми нужно бороться самым решительным образом! Их злодеяния: падёж скота, договоры со злом, вызывание бурь и ненастной погоды, уничтожение посевов и растительности, повальные болезни, всё это просто требует мести! Зачем нам прощать людей, которые отнимают у нас достаток и мир? Зачем нам прощать тех, кто благодаря своей чёрной науки отнял у нас близких и любимых?!! Я говорю: СМЕРТЬ КОЛДУНАМ!
  - Смерть колдунам! - закричал воспалённый ум людей!
  - Вспомните прощальные слова ваших детей и любимых! Это Колдуны, это Ведьмы забрали их у вас! Вашему Творцу наплевать на то, что эти твари творят беспредел! Ему наплевать, что происходит здесь. Он неплохо обосновался там наверху, его не терзают наши страдания! - лица людей были чёрными: болезни и несчастья утомили их. Но никто не хотел признаваться в собственной неправоте. Проще было найти виновного на стороне. - Если вы и дальше будете молчать, эта зараза не даст вам жить спокойно! Смерть колдунам! Смерть ведьмам! Да здравствует Новый Хозяин!
  - Смерть колдунам! Да здравствует новый хозяин! - словно сомнамбулы повторяли люди.
  - Он спасёт нас от зла! Он дарует правду! Он сама любовь! Он - творец материи и ему небезразлично, что происходит с его чадами! Смерть колдунам! Смерть Тьме! Да здравствует Свет и Хозяин!
  - Да здравствует Новый Хозяин!
  - Как его зовут?! Как зовут нашего спасителя?! Чьё имя восхвалять мне днём и ночью?! - закричала какая-то женщина, явно не в своём уме. Её глаза лихорадочно блестели, руки, словно сучковатые ветки, тянулись к человеку. Она была больна, как и большинство жителей.
  - Имя Нового Хозяина совершенно в своём произношении. Имя тому, кто творит материю, Вулевез!
  Черноглазый усмехнулся. Он не ошибся в своём выборе. Эти тупоголовые овцы сделают всё, что им скажут! Пришёл черёд потесниться старым обычаям и морали.
  
  **************************************
  "Какого Вазельвула они так голосят?!! Голова!!!", - мучительно застонал Дин. С колоссальным, поистине титаническим усилием он попытался открыть один глаз. Голова не просто болела, она разрывалась на куски. Каждый крик отдавал тысячью голосами.
  "Нас захватили? Пора сдаваться? Что вообще происходит в такую рань?!!".
  Действительно, было ещё рано. Но люди, которые голосили под замком, не спали. Они вообще не делали многого: практически не ели, ничего не ощущали, забыли о светлых мгновениях своей жизни. Хотя, какой жизни? Это теперь было скорее существование...
  Маран, несмотря на громкие крики и возгласы, спал, словно младенец, подложив ручку под щёку. Дин посмотрел на это зрелище с усмешкой. Привычно, как-никак. Ребята разошлись очень поздно, вернее очень рано. Сидели шумно и весело. Но Дин, конечно, не ожидал, что утро будет немного резвым.
  - Мира... - нырнула мордашка Милы в комнату подруги. Та спала, но едва услышала шорох, сразу же открыла глаза.
  - Что случилось? Что?
  - Там на дворе куча народу!
  - Ну и что? - буркнула зло подруга. Она злилась, что вчера её в буквальном смысле слова спать уложили, а сегодня ещё и подняли. Спать хотелось жутко, настроения не было.
  - Да ты выйди, посмотри! Это прямо сумасшествие какое-то! - с перепуганными глазами проговорила Мила.
  - Ну, ни днём, ни ночью покоя не дадут! Да, тут весь мир сумасшедший! - бормотала Мира, всё ещё пытаясь проснуться и одеться вперемешку. Мила просто так никогда её не будила.
  "Что происходит?", - открыл красные, словно переваренный рачок, глазоньки Аслан. Личико было сродни большой расплывшейся луже. Впрочем, видончик у друзей был не краше. У Винара невесть от чего распухло лицо, Анри был, словно помятый смокинг, который вывернули наизнанку.
  В общем, если после вчерашнего веселья нет синяков и не болит голова, погуляли плохо! Ребята, ни слова не сказав друг другу, начали спешно одеваться.
  Рамюэль сонно пошевелился. Эти вояки ещё не успокоились? Вчера он всё же заглянул на всеобщее веселье. Лучше бы не заходил... Его накачали так, что потом полночи откачивали! Сейчас голова собиралась разорваться, трезвонила, как будильник и не давала ходу ни одной мысле. Но шум, доносящийся со двора, добился своего: принц открыл глаза. "Что происходит?".
  "Что такое?", - открыла красивые глаза первая красавица двух государств. Принцесса Арима сладко потянулась, но всё же пересилила себя и встала. Красивую фигурку практически обтягивала ночная рубашка. Принцесса налила себе вина в бокал и подошла к окну.
  "А по поводу чего собрание?", - удивилась она, приподняв изогнутую бровь. Принцесса была чрезмерно любопытна по своей натуре. Вы думаете, она могла оставить всё, как есть?
  Все, кого смог поднять люд, собрались в большом зале. Это уже стало привычным местом встреч. Дело в том, что все окна спален и покоев ребят выходили в точности на западные ворота, или около них, поэтому о приступе ярости людей стало известно всем.
  - Что происходит? - задали девчонки вопрос, едва войдя в помещение. Когда Мира увидела ребят, ей сразу же стало понятно: погуляли на славу. Друзья напоминали мокрое и хорошо выкрученное полотенце. Кто стоял с графином, кто с бокалом...
  "Понятно... Сушнячок! - даже с неким злорадством заметила Мира. - Будете знать, как меня спать против моей воли укладывать!". Мира немного грубовато отвечала подруге из-за того, что это Мила вчера обеспечила ребятам веселье. Лёгким движением руки она превратила воду в вино! И какое! Просто первоклассное! Даже Анри и Аслан не смогли удержаться. И притом, бочка вина, это довольно неплохо...
  - Люди... - выдавил из себя Анри. На большее сейчас никто не сподобился.
  - Господи, какие же мы с тобой, Мила, невежливые! Доброе утро. Как погуляли? - язвительно заметила Мира. Ребята отводили взгляд. Голова у каждого была, как дом советов. - Что такое? Неужели голова болит? Вы, наверное, прикидываетесь, - продолжала она издеваться. Ребята мужественно всё это сносили. А Миру так и понесло... Пока не зашли принцы и Нюрий, она продолжала задавать каверзные вопросы, видя, что ответить, как следует, никто не в состоянии. А затем...
  - Анри, Аслан, - обратился к ребятам Нюрий (именно он, не принцы!), - объясните, наконец, что произошло у вас с людьми в лесу?
  - Мы уже всё рассказали, - буркнул Анри. Не хватало ещё, чтобы Нюрка ему условия диктовал!
  - Неужели? - как бы невзначай, проворковала стоявшая позади принцев, Арима. Ребята молчали. Мира знала, почему. За каждое веселье нужно платить. Сейчас её друзья чувствовали себя настолько откровенно паршиво, что согласились бы даже на каторгу. Оказывается, этим решила воспользоваться не только она...
  "Ну, погодите, я вам устрою!.. - нахмурилась Мира. - Эти сплетники решили моих малышей приструнить? Это мы сейчас посмотрим, кто кого!". А тем временем, ребят действительно загоняли в глухой угол... Мысли друзей метались, как перепуганные звери. Ни одного разумного довода на ум не приходило. Винар вообще сидел, нахохлившись, как филин, даже по сторонам не смотрел.
  - Ну, чего привязались? - подошла Мира к Аслану и встала за спиной. - Вы же видите, они себя плохо чувствуют...
  - Меньше пить надо! - резко сказал Асилар, видя, что Мира гладит Аслана по голове, как маленького. Странно, но ему было неприятно. "Не тебе судить!", - подумала Мира, забирая боль. Аслан удивлённо посмотрел на неё.
  "Спасибо...".
  "Иди в баню!".
  "Ты обижаешься? Просто...".
  "Ты сначала с ними разберись, а уж потом со мной. Но я буду не так, я по-взрослому!..".
  - А, в чём, собственно, дело? - поднял вполне осмысленный взгляд Аслан.
  - Дело в том, - решился объяснить Рамюэль, - что люди, которые собрались под замком, требуют, чтобы им выдали двух колдунов...
  - Чего? - удивилась Мира. Она уже перешла к Анри и медленно освобождала его от головной боли и последующих симптомов похмелья. - Каких ещё колдунов?!
  - Судя по рассказам, Анри и Аслана! - почти гордо сказал Нюрий, как будто сам лично уличил их во лжи.
  - Абсурд! Эти фанатики-лунатики явно чего-то недопоняли. Конечно, это не они, - пожала Мира плечами.
  - Спасибо, - вслух сказал Анри.
  - Не за что! - по-пионерски, с готовностью выпалила Мира. Все подумали, что Анри поблагодарил её за защиту. На самом деле, ему внезапно стало лучше. Мира отошла от него, налила себе воды из графина и подошла к Винару.
  - Может быть, а делать-то что? - нахохлено посмотрел на ребят Асилар. Перемены в двух, ещё несколько минут назад умиравших лебедятах, были разительными. "Либо прикидываются, либо издеваются!", подумал принц.
  "Аслан!!!", - с надеждой, что тот услышит его, посмотрел Анри в глаза друга.
  "Что?".
  "Нам нужно сдаться этим людям...".
  "Ты в своём уме?! Зачем?!! Этим мы докажем свою причастность!".
  "Они ведь попытаются наказать нас огнём. А я смогу его ликвидировать. Винар нас заберёт и всё!".
  "Это рискованно".
  "А у нас много вариантов? Только Винара предупреди".
  "Сейчас. Мира доколдует...".
  - Это ошибка, - сказал Аслан. - Но раз обвиняют нас, придётся что-то решать.
  - Показывайте фанатиков, будем договариваться, - спокойно сказал Анри.
  - Подождите, давайте не будем спешить! - забеспокоился Рамюэль. Он не понимал, что происходит, но это ему не нравилось.
  - Время не ждёт, - как отрезал, Нюрий. Винар, которому Мира убрала боль с ненавистью и даже неким сочувствием посмотрел на него. Этот вопрос они решат, а ему уже ничто не поможет. Аслану он мысленно ничего не ответил. Только чуть заметно кивнул головой.
  Анри и Аслан вышли. Мира и Мила перепугано смотрели им вслед. Их обоих крепко держал за руки Винар, чтобы не наделали глупостей. Рамю ничего не понимал, и от этого только больше злился. У Асилара было двоякое чувство: первое, представился шанс избавиться от надоевшей пятёрки (хотя бы части) и, второе, уж больно резво они напросились всё решить... Нюрий просто смотрел им вслед. Единственным человеком, который отнёсся к делу, как к игре, была принцесса. Она не питала зла, но боялась...
  *****************************
  И всё-таки в последний момент, Асилар и Нюрий отговорили друзей. Ребятам они сказали, что уже всё решили, а от них требовалось только уточнить, насколько правильно. Рамю промолчал, Арима тоже. Из пресловутой пятёрки друзей никто так ничего и не понял. А конфликт разрешился сам собой... якобы.
  Но после разговора с лидерами толпа разъярённых людей разошлась. Причём настолько быстро, будто её не было и вовсе. Это было странно, но это было.
  Был полдень. В большом зале сегодня были очередные сборы... Нет, это было не то, о чём вы подумали. Отнюдь. Просто пришло время обсудить происшедшее. Зато настроение у всех было приподнятое. Уже хотя бы потому, что не болела голова.
  Мила сидела в кресле, поджав ноги под себя. Она была едва заметно взволнована, но по-прежнему очаровательна. Большие красивые глаза, разноцветные волосы, которые так удивляли всех жителей. Сегодня она была в бриджах и стрейчевой блузке, украшенной перьями.
  Арима тоже присутствовала. Но не без лёгкого флирта. С её светлыми, цвета пшеницы, волосами, и большими, искусно подведёнными серыми глазами это не составляло труда. Она была в укороченном платье (в последнее время пошла тенденция), и мило улыбалась.
  Возле Аримы справа пристроился Анри. Он был в почти классических (насколько это было возможно для этой планеты) брюках и рубашке, поверх которой был надет расшитый золотыми нитями жилет. Богато, но немного вычурно. Он всячески склонял внимание принцессы в свою сторону, чем раздражал Рамюэля и ещё некоторых присутствующих особ.
  Просто по левую сторону от принцессы сидел его вечный противник и оппонент по части девушек - Винар. У них двоих всегда возникали споры из-за того, что девушка у них была одна на двоих... Мира порой не могла понять: у них одинаковый вкус, или одинаковое желание отбить девушку друг у друга. В конце концов, это переросло в навязчивую идею, а после и в болезнь. Но, что самое интересное, от неё никто не хотел избавляться! Винар был одет просто, почти по-спортивному.
  Вот, кто как всегда был весел, так это Дин. Он шутил, всячески перемигиваясь с девушками. На нем был длинный френч и мягкие, струящиеся брюки. Что ни говори, у него был неплохой вкус.
  Рядом не шумно, но вальяжно, как у себя дома, развалился Маран. Он вставлял колкие фразочки, не обращая внимания на те, которые доносились от других. Он был одет в средней длинны серый с отливом жакет и строгие брюки. Под жакетом была белая рубашка с жабо. Старомодно? Отнюдь, а главное, к лицу.
  "Подлецу всё к лицу", - подумала Мира. Сама она была в мягких удобных льняных брюках (хотя и не очень любила эту ткань из-за того, что та слишком мялась) и короткой, едва доходящей до пояса кофточке, которая крепилась на завязках, обматывая фигурку. Единственным, что радовало саму Миру, была обувь. Она так походила на любимые кроссовки!..
  Аслан зашёл в зал. Его, как и других, позвали на совещание. Асилар и Нюрий хотели поговорить, очень интересно... Насколько сам Аслан был лоялен и терпелив к принцу и его протеже, его тоже начинала доставать их навязчивая идея ото всюду совать свой нос. Даже в те дела, в которых они абсолютно ничего не смыслили (!). Аслан был консервативен во вкусе и выборе. На нём были чёрные брюки, если и не прямые, то совершенно незаметно и незначительно зауженные к низу. Поверх была рубашка металлического оттенка. Украшал его наряд обычный пояс, к которому была приколота знаменитая фибула.
  Скрипнули двери... Наконец, соизволили появиться виновники торжества. Асилар был, как всегда, спокоен. Длинная туника, почти на восточный мотив, была расшита золотыми нитями. Орнаментом, украшающим её, было солнце. На ногах были также брюки, но такие широкие, что их в пору бы можно было признать за юбку.
  Нюрий подражал другу. Получалось хуже, но он старался. Впрочем, в одежде он был самим собой. Обычная классическая рубашка с какими-то стразами и брюки. Украшал его плащ, переброшенный через плечо.
  Наконец, все были в сборе.
  - Привет, - все дружно здоровались друг с другом. Мира терпеть не могла подхалимства, но тоже поприветствовала. Она знала, что кое-кто очень злится из-за того, что она пришла. Кроме того, с ней пришли ещё Мила и Арима, а это был серьёзный мужской совет. Однако её это не смущало нисколько. Начался разговор обо всём и ни о чём. Мира теряла терпения. "Уж не знаю, кто хотел бы видеть меня, но я-то точно кое-кого видеть не хочу...".
  - Ну, может, кто-нибудь объяснит, для чего мы здесь собрались? - громко и отчётливо спросила она. Принц и Нюрий переглянулись.
  - Для того чтобы обсудить создавшееся положение в стране.
  - Ну, так начинайте! Чего время зря терять? - ребята посмотрели на Миру немного удивлённо. Что происходило с их другом?
  - Хорошо... - вздохнул Рамюэль. - Я начну... Как бы не просто возникла проблема, она начинает развиваться. Сначала растения, теперь люди. Если так дальше пойдёт, нам будет нечем прокормить оставшихся. Это серьёзная ситуация. Нужно подумать, как её решить...
  - Кроме того, - вмешалась Арима. - С людьми творится что-то совершенно необъяснимое. Что за настроения и новые течения? Откуда столько агрессии?
  - Да! - вмешался Маран. - Они мне спать утром не дали б...! - Дин с усмешкой поглядел на друга, вспоминая его ангельский сон.
  - Сейчас не об этом речь! - отстранил Нюрий Марана на второй план. - Мы собрались здесь решить, как быть дальше?
  - А вы попытайтесь целостно обрисовать картинку, - предложил Анри. "Куда уж им!", с издёвкой подумала Мира, видя, что остальные мнутся.
  - Да, что там рисовать? - нехотя помог Винар. - Один: жрать нечего. Два: из-за этого голод и эпидемия. Три: неизвестное войско, о котором было слышно ещё в королевстве Марана. Всё... пока.
  - Будем надеяться, вообще, - вставила Мира свои пять копеек. Молчало только три человека: Асилар, Мила и Аслан. Первому было просто нечего сказать, Мила вступала в разговор редко, но очень весомо, а Аслан пока думал...
  - Знаете, - вставил свои пару грошей Нюрий. - Я говорил с умными людьми, - Миру и Анри прямо покоробило от такой фразы. А тут, что дураки сидят?! - Так вот, до меня дошли слухи, что в королевстве Чаровниц есть противоядие от той болезни, что охватила наш город. Кроме того, у них всё в порядке с растительностью...
  - Но тогда, может, нужно организовать поездку? Делегацию?.. - оживился Рамюэль.
  - С вами никто разговаривать не захочет, - сказала Мира.
  - Это ещё почему? Мы бы им заплатили, уговорили, в конце концов...
  - Бесполезно, - настаивала Мира.
  - Почему? - удивился Рамю. На Миру смотрели любопытные глаза. Но она не успела ответить.
  - Потому что Чаровницы не любят мужчин, - вмешалась Арима. "Не любят, это немного не то слово!", с сарказмом подумала Мира. - Они живут только женским обществом, никого к себе не подпуская.
  "Амазонки! - блеснула мысль у Винара. - Нужно обязательно с ними познакомиться!".
  - Но как они могут обходиться совершенно без мужчин? - удивилась Мила вслух, и замолкла.
  - Очевидно, - снова взялась Мира за разговор, - неплохо. Иначе бы что-то изменилось. Кроме того, они обладают каким-то тайным знанием.
  - Можно подумать! - хмыкнул Винар. - Что мы с кучкой сумасшедших бабёнок не справимся? - Дин и Маран хохотнули. Мира разозлилась.
  - Действительно сумасшедших, Винар. Верное слово! Они с вас шкуру сдерут и себе на обувь пустят. Они же феминистки. Вы для них сродни пушечному мясу! - но её уже никто не слушал. Винар описывал все достоинства и преимущества этой встречи, а также девушек, которых ему рисовало его воображение. Анри, Аслан, Рамю и, как ни странно, Нюрий обсуждали план действий.
  "Они совсем чокнулись? Или глухие?!!".
  - Это нереально! Вы понимаете это? Это очень опасные особы! О них легенды ходят, потому что их мало кто видел, а из мужчин никто живым не возвращался!!! Если идти с ними на переговоры, то только женщинам!
  - Мира, мне кажется, ты немного преувеличиваешь, - мягко попрекнул её Нюрий.
  - Совсем нет. Что ты знаешь о Чаровницах? Если ты говорил с "умными людьми", то они должны были тебе рассказать, насколько они опасны!
  - Чаровницы действительно опасны, - неожиданно вмешался Асилар. Мира аж замолкла от удивления. - Они воинственны, недружелюбны к мужскому полу и владеют кое-какими знаниями из области магии. Я слышал, что они обладают секретами великих, а значит, вполне могут иметь не только знание, но и противоядие от эпидемии.
  - Но туда всё равно никто не поедет, - добавил Рамюэль. - Это может быть опасным. Ещё неизвестно, согласятся ли они помочь, а у нас критическая ситуация. Кстати, слышны вести из дальних королевств о какой-то напасти странных чудовищ и войск.
  - Насколько дальних? - полюбопытствовал Анри.
  - Мецяц-два ходу, - ответил принц.
  - Значит, - продолжал Винар, - есть время попробовать.
  - Да. Это многое бы решило, - впервые согласился с ним Нюрий. - По крайней мере, здоровые люди - дополнительные силы для отпора, а в том, что он будет нужен, сейчас уже никто не сомневается.
  - Вы ненормальные, - поражалась Мира их тупизму. - Они не захотят разговаривать с мужиками!
  - Если надо, я переоденусь в женщину, - уверил её Винар. Больше на это никто внимания не обратил. Мила попыталась было поддержать подругу, но приуныла под взглядом брата. Мира распиналась ещё пятнадцать минут, пока не лопнуло её терпение.
  Она резко встала. Все посмотрели на неё.
  - Спокойной всем ночи, - ледяным тоном сказала подруга и под звуки собственного имени, которым её пытались возвратить, вышла. Демарш, так демарш!
  *******************************
  - Рамю, - обратился к принцу Винар, - так ты нам поможешь? Пойми, это ведь шанс для всех. Нам действительно нужно попытаться остановить эпидемию.
  - Да. Возможно, это решит, хоть часть создавшихся проблем, - согласился принц. - Но вы поймите, это опасно. Чаровниц уважают не из-за пола, их боятся.
  - Боязнь, тоже степень уважения, - хмыкнул Дин.
  - Возможно. Но терять людей из-за этого не стоит, - всё ещё упрямился принц.
  - А, кого вы можете потерять? - удивился Анри. Просто для себя ребята всё решили. Оставалось только воплотить задуманное в жизнь.
  - Смотрите. Исконно, по крайней мере, следуя нашим обычаям, на переговоры едет либо самое близкое доверенное лицо правителя, либо его братья. Асилар не должен покидать пределов замка. И его самого оставлять тоже нельзя.
  - Так, никто ж и не просит, - пожал плечами Винар. - Тут всё очень просто... Мы поедем: я, Анри, Аслан, а ты, принц, Нюрий и они, - он кивнул на барона и Дина, - останетесь помогать ему.
  - Не понял? - громко удивился Дин. - А нас с собой, что не берут?
  - Это может быть слишком опасно, - устало сказал Аслан. Он думал не об этом. Его беспокоили сестра и Мира. Как быть с ними? Но тут, словно считав его чувства и мысли, снова встрял Винар.
  - Только одно "но"... Как с девчонками быть? С собой их брать нельзя.
  - Конечно, нет, - согласился Анри с другом. Остальные промолчали. - Но, как их оставишь?
  - Если вы всё для себя решили, - мрачно проговорил принц, - за ними я присмотрю.
  - Вот и чудненько! - обрадовался Винар. Ему настолько осточертело безделие, что он был готов броситься с головой в омут хоть к самому чёрту! Осталось выяснить всего несколько вопросов...
  - Сколько туда дней ходу? - неожиданно подключился к разговору Анри.
  - Около восьми, смотря как... Это курс Пропонтидоса. Это всё, что я знаю. Там дикие земли, а может и остров.
  - Остров, остров... - пробурчал барон. Всё это время он нахмуренно и сосредоточенно читал какой-то свиток. Увлечённые разговором, ребята не успели поинтересоваться, что это. - Дин, нам придётся срочно ехать обратно...
  - Почему? Что-то случилось? - задал вопрос Дин, а остальные насторожились.
  - Похоже, что да... Сегодня меня нашёл гончий. Вьенцо просит срочно вернуться в замок. Уже неделю на них нападают странного рода существа.
  - И, что? Он не может с ними совладать? - удивился Дин.
  - Какие существа? - насторожились ребята.
  - Он не пояснял. Но это не настолько существенно... Эпидемия добралась и до нас... Мы выезжаем через два часа.
  - Хорошо, - сдержанно и собранно проговорил Дин.
  - Я распоряжусь, - кивнул головой Рамю.
  - Тогда, - тихо сказал Аслан совершенно неожиданно, - у меня тоже есть просьба и предложение...
  - Я слушаю, - спокойно посмотрел принц...
  ************************************
  Дин и Маран уже оседлали коней, собрали вещи и ждали у выхода. Время гостевания закончилось. Нужно было срочно возвращаться в круги своя. Дин был, как всегда, весел и неутомим. Он уже успел переодеться, и был в короткой, но чрезвычайно мягкой рубашке и широких брюках из ткани, удивительно похожей на вельвет. Маран был собран и деловит, натянуто улыбался, шутил. Если нецензурные выражения можно было расценивать, как шутку.
  Возле выхода молча стояла стража, в услугах которой никто не нуждался. Маран взял воинов только из-за традиционного шествия. Так было оговорено по плану...
  Попрощаться с бароном и его советником вышел, чуть ли не весь двор. Мира отметила про себя, что это тоже часть какого-то ритуала, а отнюдь не хорошее отношение. Сама она понемногу остывала и пристально смотрела за ребятами. Правда Аслан ей сказал, что Маран и Дин вынужденно возвращаются и, что эпидемия добралась и туда. Это огорчило, но Мира всё равно хмурилась и злилась на ребят, хоть и понимала, что правы они.
  Сейчас возле Марана стояли Аслан и Анри, Мила и она сама. Впрочем, не обошлось и без Винара. Но теперь ребята не собирались отпускать его.
  Солнце ещё не спряталось, но уже устало клонилось к горизонту. Было довольно зябко. Но на это никто не обращал никакого внимания. Наконец, попрощавшись со всеми, барон и Дин вскочили в сёдла и, махнув напоследок рукой, поскакали обратно домой. Туда, где сейчас нуждались в их помощи...
  - Будем надеяться, у них всё решится, - пробормотала Мира.
  - Ладно, пойдёмте, - позвал всех Анри. - Ну и морозильник...
  Ребята поёжились и отправились в замок. Там они ещё полвечера проведут в малом зале за кувшином вина, обсуждая, какими злыми чарами может быть вызвана эпидемия. Ещё одним вопросом будут симптомы и пути лечения. А дальше все разойдутся спать, потому что даже славным вождям необходимо отдыхать, чтобы на следующий день вершить дела, более великие, чем сегодня...
  **********************************
  Мила сладко потянулась. Светило солнце. "Чего это оно в такую рань?", - удивилась девушка. Второй мыслью было, что это она заспала сегодня. Такое очень редко, но бывало... Мила, не спеша, с бодростью и хорошим настроением в каждом движении, начала одеваться. Ей на глаза попался жёлтый короткий жакет с прозрачными длинными рукавами и красивым орнаментом. К нему она одела длинную юбку, подвязала волосы в косички, и вышла.
  Мила шла по коридору. Её немного удивило то обстоятельство, что было тихо. "Странно, или все спят. Или...". Она остановилась как раз напротив комнаты Миры. В последнее время они начинали утро друг с друга...
  Мила тихонько приоткрыла дверь и увидела, как подруга свернулась калачиком на огромной кровати под балдахином, украшенным красивыми и мягкими кружевами. Она удовлетворительно махнула головой и прикрыла двери, чтобы не разбудить Миру.
  "Пускай спит. А то на ней от усталости и так лица нет...".
  Она спустилась в сад. Сегодня ей не хотелось никакой утренней пробежки. Погода была довольно солнечной, но прохладной. Холодный ветер развевал волосы девушки. Мила прогулялась к тренировочному полю и обратно. Никого... "Который же час?". Она всегда путалась во времени.
  В столовой, если её можно было так назвать (именно там собирались ребята, чтобы позавтракать), Мила, наконец, столкнулась с первым знакомым лицом.
  - Доброе утро, Арима, - улыбнулась она принцессе.
  - Утро?! - округлила глаза та и улыбнулась. - Уже к обеду клонится. Но для кого как...
  - Как к обеду? - растерялась Мила. "Ничего себе поспала...". - А, ты никого из наших не видела?
  - Нет, - пожала плечиками Арима. - Хотя, в большом зале я, по-моему, слышала голос Нюрия. Не составишь мне компанию в купальни?
  - Может быть чуть позже... - пообещала Мила. "Странно...". Что-то её насторожило, но непосредственной опасности она не чувствовала.
  За считанные минуты Мила оббежала весь замок. Благо, с её-то формой (я имею в виду спортивную подготовку), это не составляло огромного труда. На вопросы, куда подевался брат и друзья, все пожимали плечами.
  "Ладно... - решила девушка про себя. - Попробуем по-другому...".
  Мира смотрела на знакомое до боли лицо. Перед ней стоял человек, с которым она сейчас хотела быть больше жизни. Вид у него был очень плохой, как будто после тяжёлой повальной болезни. С тоской защемило сердце. Они подошли к лестнице. Доверия она не внушала, уж слишком старой казалась. Мира начала убеждать, что пускай хотя бы она пойдёт первой, но её не слушали, освобождая и прочищая ей дорогу. Вся лестница была опутана какими-то нитками, кое-где отсутствовали ступени. Сердце колотилось, как неугомонное, ведь человек, что её вёл, был слеп... Она шла за ним...
  - Мира! - тормошила она подругу. - Вставай!
  - А?!! Что такое?! - подскочила, словно ужаленная, та. Вид у неё был крайне заспанным. Волосы спутались, глаза были красными, лицо бледным. Она ещё несколько минут не могла прийти в себя. Сон навязчиво бередил душу.
  - Мира, они уехали! Усыпили нас, и уехали!
  - Кто? Куда?
  Через несколько минут до сонной Миры, наконец, дошёл смысл слов подруги. И это ей очень не понравилось. Она стала молча собираться...
  - Почему вы поспособствовали им в этом?! - спокойно (пока ещё) осведомлялась Мила. Но с каждой минутой её гнев нарастал. - Зачем вы им разрешили? Это опасно!
  Принц, Рамю и Нюрий сидели перед двумя разъярёнными девушками. Отчасти они молчали потому, что первой в зал влетела Мила, а не её подруга. И говорила сейчас тоже она. Но, когда к разговору подключилась и другая...
  - А, почему, собственно, мы должны были им что-то запрещать? Они вольные люди! - повысил тон Асилар. Мира подняла глаза. "И ты, дрянь, на Милу ещё тон повышать смеешь?!!". Она чувствовала, что закипает. Рамюэль тоже почувствовал это, а ещё он понял, что это совсем не в их пользу.
  - Мила, ты пойми, - обратился он к девушке, - они это решили сами. Кроме того, это было необходимо.
  - Но, почему вы не сказали нам? - переключила его внимание Мира. Мила замолчала.
  - Они попросили этого не делать. Они переживали за вас.
  - А, почему вы считаете, что сейчас не происходит то же самое?!! Мила, мы просто теряем время даром! Нам нужно собираться и ехать за ними...
  Девушки переглянулись и собрались было идти. Нюрий тоже быстро глянул на Асилара, и два раза хлопнул в ладоши. Двери отворились и в зал зашли стражники. Они молча остановились перед девчонками, перегородив им дорогу.
  - Извините, - нервно сказал принц Асилар, - но мы не можем вам этого позволить. Мы дали слово вашим друзьям. Отведите их в покои! - скомандовал он. Рамюэль нахмурился. Это не кончится добром и миром...
  - Делай, как я... - незаметно шепнула Мира подруге. Она округлила глаза и развернулась к ребятам с видом невинной куклы. Пришло время актёрского мастерства. - Мы, что арестованы? Может, нас и еды лишат?! - упёрла она руки в бока.
  - Нет, вы вольны делать, что хотите, не покидая пределов ваших покоев, - милостиво разрешил Асилар.
  - Что ж, господа тюремщики. Извольте! Пошли, Мила, хоть кости им поперемываем! - она гордо подняла голову и кивнула стражникам. - Ведите! - и уже чуть слышно шепнула так, чтобы слова долетели лишь до ушей одного из присутствующих... - Для того чтобы давать слово, нужно иметь на это право! Ни одни стены не смогут задержать нас... И не дай Бог, мои друзья попадут в беду...
  Остаток фразы Асилар не расслышал. Тихими и грозными были слова его бывшей любимой девушки. Совсем другой стала Мира. Странной и чужой одновременно. Одного не понял Асилар, списывая это на её плохой характер, что обстоятельства и окружающие люди меняют нас, хотим мы этого, или нет...
  "Ведьма...".
  *****************************
  Мила, затая дыхание, следила за подругой. Обе они стояли у входа в комнату Винара. Благо, комнаты ребят были рядом. Это облегчало задачу. Сейчас Мира не радовалась спокойному побегу и не злорадствовала, что у Асилара ничего не получилось. Она и Мила уже собрали вещи и остановились в длинном замковом коридоре. Мира взяла свечу в левую руку, а правой начала водить поверх пламени.
  - Возвожу очи к горам, да неизведанным лесам, откуда придёт помощь моя... Помощь моя от НЕГО, сотворившего небо и землю, - начала шептать Мира. - Не даст ОН колебаться ноге твоей и моей, не воздремлят, хранящие их. Если опасность настигнет, прикроют они их крыльями своими, сообщая нам. Днём солнце пускай ведёт нас, ночью - месяц дорогу укажет. Сохранит Он в вере душу, и путь нам ваш сию минуту покажет...
  Мила подивилась силе слов. Словно незримая нить потянулась по полу вереница, едва видимых человеческому глазу, следов. Мира закрыла глаза и первой сделала шаг.
  - Скорее. След начинает остывать. Нам нужно поторопиться и лучше это сделать верхом...
  Было темно. Жители замка давно спали. Мила занималась лошадьми, а у Миры было немного другое задание.
  Когда уже было собранно всё и осёдланы лошади, она подошла к главным воротам и с силой всадила нож в дверной косяк. Ножи у неё были славные, хорошо отточенные.
  - Нож, беру я тебя, чтобы послужил ты замку и его обитателям. И пока в косяке ты спишь, ты их всех бережёшь, сторожишь... - дальше она принялась шептать имена всех, кого знала и могла вспомнить. - Едва коснётся порога беда, закрой перед ней для неё ворота. А, коли мочи не станет держать, мой верный союзник, тогда дай мне знать... Да будет так... - прошептала она в последний раз.
  А дальше девушки, не оборачиваясь, поскакали в ночь. Туда, куда им указывала путь их союзница луна...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ
  
  ГЛАВА
  
  "Умный человек не тот, кто умеет логически мыслить, а тот, кто понимает чужую логику и умеет в неё войти...". Д.Т. де Лампедуза "Леопард".
  
  "Ну, негодники! Ну, коты шелудивые! Это же надо нас так обдурить?! - возмущалась про себя Мира. - В суперменов поиграть захотелось? Не доросли!!!".
  - Мира, а долго нам ещё? - обратилась к ней Мила. Она была подавлена и расстроена.
  - Не знаю, солнце. Я же не Анри. Это он у нас вместо компаса, а я только учусь, да и то на Ведьму... - Мира помолчала. - Да... надули они нас крепко... Ничего, малыш, мы ведь тоже не лыком шиты! Представляю, как они удивятся, - она злорадно хихикнула.
  - Зачем они так с нами?! - продолжала размышлять Мила. Она зябко поёжилась. Было мало того, что темно, так ещё и холодно.
  - С одной стороны я их понимаю, - отвечала Мира. - Они волнуются, переживают, пытаются всячески огородить нас от опасностей. Но с другой... Ну, не маленькие, ведь! Глупо как-то. Сколько мы уже на этой грёбаной планете, в скольких передрягах вместе побывали, и что?.. Мне просто интересно, они действительно думали, что так просто от нас отделаются?! Нееет... Мы с тобой, Милка, поди, похуже банного листа будем!
  - Я не об этом думаю, - покачала головой Мила. - Злюсь, конечно. Но, раз они нас оставили, значит вполне возможно, что не захотят видеть. Боюсь, пошлют они нас...
  - Пошлют?!! Они нас? Да я их так пошлю, что год дорогу обратно искать будут! Это ещё за что? За то, что мы волнуемся, так как и они? Или за то, что хотим знать, что с ними всё в порядке?
  - Ты права, - встряхнулась Мила.
  - Деточка моя, я всегда права, - ответила, улыбаясь, подруга словами какой-то рекламы. - Кроме того, Мила, я пришла к такому выводу, что нам нельзя друг без друга. Никак. Подумай сама, если мы сюда попали все вместе, значит должны вместе всё это пройти. А стоит кому-то хоть слегка отдалиться, начинаются неприятности.
  - А, может, - продолжала выдвигать версии Мила, - они хотели, чтобы мы проследили, пооберегали принцев?
  - Может, - согласилась Мира вслух, но про себя сомневалась, - но тогда для чего это опаивание и ночной побег? Можно было просто сказать. Кстати, - встрепенулась она, - вот это, как раз, было бы для них выходом! Нужно было просто попросить, заинтересовать, и всё! Поверь мне, договориться можно с каждым! Так нет же, нужно было бахвальство Нюрия слушать! - "Кстати, - промелькнула мысль, - а такими ли искренними были его побуждения?". - А замок я огородила. По крайней мере, если там что-то случится, мы об этом обязательно узнаем...
  А вокруг орудовала художница ночь... Мила ехала следом за подругой, остерегаясь. Всё-таки, леса нынче слишком неспокойными стали. У Миры таких мыслей не возникало, но она знала, о чём думает Мила. Это было заметно по взгляду, движениям и даже вопросам. Именно это не давало сомневаться ей самой. Она тараторила без умолку, стараясь сосредоточить мысли подруги на чём-то другом. Страх всегда мешает, опутывает, не даёт свободно мыслить. Но волков бояться, в лес не ходить... Всё-таки умными людьми были наши предки. Единственным, что тревожило Миру, были её сны... И совсем недавний неизгладимо беспокоил её душу.
  Нет никаких сомнений, что всем снятся сны. Сон умело раскидывает свои сети всякий раз, когда земля погружается во тьму... Он умело манипулирует сознанием и простых людей, и власть имущих. Тому, кто научится правильно толковать сны, в руки попадёт несметный кладезь знаний. Но, увы, Мира не принадлежала к области таких гениев.
  ******************************
  Ребята ускользали ночью. Был разработан просто гениальный план. Анри, Аслан и Винар пришли к выводу, что девчонок брать не стоит. А, как именно это сделать, им пришло на ум вполне неожиданно. Когда Маран и Дин уехали, все собрались в зале, чтобы расслабиться и обсудить события. О Чаровницах в тот вечер не было сказано ни слова. Друзья успели договориться с принцами и Нюрием о том, что они в их отсутствие приглядят за девчонками. Оставалось дело за малым, чтобы те ничего не заподозрили. Тут уж постарался на славу Винар. Он сварил зелье ничуть не хуже Миры. Оно было похоже на снотворное, но вступало в силу не так быстро, как обычные настойки. Зато, его действие можно было назвать продолжительным... Именно поэтому Мила и Мира проснулись, если и не к обеду, то ближе к вечеру. Плюс время, чтобы понять, что происходит, плюс... А вот этот последний "плюс" друзья сейчас и обсуждали...
  - Интересно, какие действия они предпримут? - задумался Анри.
  - А, кто их загадочных знает?! - хохотнул Винар. Трое друзей сейчас сидели возле костра. Вокруг было темно и немножко сыро. Поэтому, потеплее укутавшись, ребята решили остановиться на ночлег. - Зато я точно знаю, что они удивились, когда проснулись. Представляю, как кипишевала Мира!
  - Главное, - снова подключился Анри, - чтобы этот кипишь за нами не поехал!
  - Они нас не найдут. Мы оторвались от них почти на двое суток, - заверил его друг, но его самого терзали такие же сомнения. Аслан молчал.
  - Аслан, - позвал его Анри. - Чего молчишь?
  - Думаю, какими сказками мы будем их кормить, когда обратно вернёмся... - "или встретим...".
  - Да ладно, к этому времени уже ничего придумывать не надо будет, они за нами соскучатся, и лишних вопросов задавать не будут, - отмахнулся Анри. - Смотри: карты у них нет, мы оторвались на большое расстояние. Кроме того, не думаю, что им известна дорога, или хотя бы направление. Так что пусть пока злятся.
  - Главное, что мы, наконец, свалили из этого замка! К тому же, там такие девочки!.. - радовался Винар, как ребёнок. - А то мне уже порядком всё это поднадоедать стало, хоть какое-то развлечение...
  - Ну, это нужно ещё проверить. Ведь все они наперебой кричали, что Чаровницы опасны, - добавил Анри. Аслан всё так же молчал. Он очень бы хотел верить, что девчонки не последуют за ними, но...
  - А... - зевнул Винар. - Ладно, пошли спать. Раньше ляжем, раньше встанем.
  - А, кто дежурить будет? - спросил Аслан.
  - Ты, - в один голос уверили его ребята. Он скривился.
  - Кто спросил, тот и дежурит, - покачал головой Анри, утешительно похлопывая друга по плечу.
  - Не волнуйся, - хихикнул Винар. - До этих амазонок нам неделя ходу, успеем отдежуриться. Разбудишь, если чего, - сказал он напоследок, когда импровизированные постели были готовы.
  Аслан недовольно покачал головой. Но такое было не впервые, а главное не в тягость, особенно сейчас. Мысли Аслана начали возвращаться в прошлое, ещё тогда, когда он служил в армии, и такие дежурства были обычной вещью. Но тогда его организм был не настолько вышколен и натренирован, как сейчас. А в данный момент ежедневные упражнения и особый род умений позволяли ему простоять, не смыкая глаз, почти до четырёх суток без особого ущерба для здоровья. Правда, после этого и отсыпаться пришлось бы, но всё-таки...
  Аслан ещё долгое время слушал перепалку ребят...
  - Да, что ты крутишься! - возмущался Анри. - Что, шило в одном месте?!!
  - Представь себе! - огрызался Винар. - Будешь много говорить, и тебя с ним познакомлю! Холодно!..
  - Куда ты сунешься?! - опять начал возмущаться Анри через какое-то время. - Как хочешь, так и грейся!
  - Ну и ладно! - буркнул Винар, отодвигаясь. Не смотря на то, что ребята спали у костра, было достаточно сыро. А она пробирала просто до костей. - Ну и спи сам, толстопопик!
  - Ты! - снова завёлся Анри. - Оглобля!
  - Баран! - хмыкнул Винар в ответ. - Овэц!
  - Турок! - громыхнул Анри. - Ты угомонишься сегодня? Прикройся своими костями, если не спится, и не бренчи! Будешь сегодня мёрзнуть!
  - Придурок! - уже почти прошептал Винар. Анри его не услышал. Было немного обидно, Анри себе нагрел постель. Он просто положил руку на спальник, и тот стал тёплым, как вода в ванной. А Винар никогда не умел просить. Поэтому, нахмурившись, он затих, повернулся на другой бок и начал с усердием пробовать уснуть...
  - Вот осёл! - проворчал Анри почти про себя. Он тихонько и аккуратно дотронулся до спальника Винара. Перстень мигнул красным, а постель друга стала тёплой. Это тепло продержится до утра...
  Аслан улыбнулся и придвинулся ближе к огню. Единственное, что ему не нравилось в таких дежурствах, это то, что было не с кем поговорить...
  ********************************
  - Милка, подвинься поближе! - жалобно попросила Мира. - Мне холодно!
  - Шо? - отшутилась подруга. - Змерзла, мавпочка?
  - Мне надо, чтобы меня грели с двух сторон, - продолжала прибедняться Мира. - Пойми меня правильно, но я не люблю спать вдвоём. Мне мало!
  - Зажралась, - хмыкнула Мила с улыбкой.
  - А, что? - удивилась Мира. - Мечтать, так мечтать! Всё равно нас здесь двое.
  - Жалко Анри нет, он бы подогрел... - улыбнулась Мила.
  - Ну, уж нет... С ним я спать зареклась!
  - В смысле? - удивилась Мила.
  - Не в том! - хихикнула подруга. - Когда-то мы поехали в горы потренироваться. У тебя не получилось, так что из девчонок было нас всего двое: я и сестра Винара. А кроме нас двоих - восемнадцать пацанов! Всё, как обычно, по трое в касету (если застегнуть два спальника, то этот большой мешок туристы называли между собой именно так). Короче, к нам: ко мне и сестрёнке Винара, присоединили Анри. И всё бы ничего, но он попросился по серединке. Ну, нам-то что? Всё ж не в палатке, в деревянных домиках тогда были. Кто ж знал, что спать рядом с ним, такое удовольствие?! - Мира помолчала. - Представь себе, только начинаю засыпать, как что-то меня в лоб, ка-а-ак шарахнет! - Мила улыбнулась. - Я открываю один глаз, и что бы вы себе подумали?! Анри свои локти мне на голову положил! Я, конечно, тихонько их сдвинула. Только начинаю засыпать, как... удар в глаз! - продолжала распинаться Мира. - Этот свои клешни, значит, мне и сестрёнке Винара на голову опять разложил, и спит!!! Мила, всё ничего, но в три часа ночи он храпеть начал! И, как мы с ним только не боролись! И по пресу били, и ниже, в самую глубь спальника его спихивали!.. Поверь, зареклась тогда, что рядом с ним спать не буду! Так что сейчас можно его и Аслана на моё место на полчасика, и обратно... И всё-таки я на них очень злюсь! Но это с одной стороны... А с другой, мне тоже хотелось поскорее выбраться из этого логова! На высочеств с их замашками сил смотреть не было! А, может, это было очередное испытание? Как думаешь?.. Мила?.. - прошептала она имя подруги, но та уже сладко посапывала.
  Мире пока спать не хотелось, но она знала, стоит закрыть глаза и попробовать, непременно получится. Она приподнялась, закрыла глаза. В лицо подул свежий ветер. Нельзя было просто так засыпать на чужой земле. Это было чревато последствиями...
  Мира подождала ещё две минутки. Милка засыпала быстро и крепко. Разбудить её в таких случаях было сложно. Подруга тихонько выбралась из спальника и зябко поёжилась. Она подошла к огню. Костёр ещё не совсем безнадёжно погас. Мира бросила туда несколько веток и подождала, пока он разгорится вновь.
  Когда яркие языки снова начали свой загадочный танец, Мира присела и на песке начала чертить какие-то символы. Она ограждала лагерь.
  Существует много способов защиты от колдовской агрессии. От печатей, ключей и пентаклей, до создания духов, готовых отгонять злую волю. Мира очень сомневалась, что в данную ночь случится нечто неординарное, но принять меры - это святое. Убедившись, что Мила уснула, она начала расставлять магическую охрану на четыре стороны света, прочитав Чёрный "Отче наш". Нееет, вы не подумайте, что это созывание демонов и злых духов...
  - Четыре крюка в этом доме для небесных ангелов, а столб в середине - это Иисус Христос в окружении Луки, Марка, Матфея, Иоанна. Да, будет Бог в этом месте и во всём, что принадлежит мне... - шептала она. В данном случае, Марк и Михаил - носитель огня, Рафаил и Иоанн - воздуха, Гавриил и Матфей - воды, Уриэль и Лука - земли. - Я, Мираэль, таким образом, окружаю нас этой сферой защиты, через которую никакая враждебная сила не посмеет переступить! - и уже чуть слышно. - Братики, помогите и оградите нас... Да, будет так!
  Никто в эту ночь не побеспокоит их сон, потому что защита, поставленная Мирой, могла пропустить ещё только троих людей. Тех, к кому так стремились девушки...
  
  *********************************
  Рассвет ещё толком не вступил в права, а ребята уже спешно сворачивали лагерь. Всю ночь Аслан не сомкнул глаз, но даже после бессонной ночи он выглядел довольно свежо. Не пели птицы, не шумела листва. Всё вокруг не то, чтобы вымерло. Нет. Всё вокруг затаилось, замерло. Такая тишина может быть только перед битвой...
  Позавтракав наспех (в замке им выделили достаточно большой объём провизии), ребята бодро продолжили свой путь, путь к Чаровницам...
  Анри и Аслан припоминали всё, что было сказано про этот загадочный клан в замке, всё, что могли вспомнить из прочитанного и услышанного. Винар молчал, угрюмо глядя вперёд...
  Среди ночи он услышал голос, от которого проснулся. Хотя, нет, это было похоже на шёпот или увещевания, стих...
  "Эрзулия фан ти-жён метрэ кай ла... Па рель си у потэ гунган ниво...".
  Мягкий гортанный клич странно переплетался с ритмичными ударами. Винар прислушивался к странному шепоту, но, когда открыл глаза, всё прекратилось. Тогда он решил, что ему померещилось, но сейчас он раз за разом прокручивал странные слова в голове.
  - Эй, худышка, - почти миролюбиво обратился к Винару Анри, - ты чего задумался? - Аслан уже ожидал очередной перепалки, а Винар не отвечал...
  "Кё сэн ти жё оогун лё нет...".
  - Вы ничего не слышите? - спросил Винар, настораживаясь. Он снова услышал странный шёпот. Ребята переглянулись и прислушались.
  - Там впереди кто-то есть... - сказал Анри, но как-то неуверенно. А затем добавил, - или что-то...
  Аслан только пожал плечами. Лично он не слышал ничего необычного, но ведь это не повод, чтобы не доверять друзьям! Если они, конечно, не решили над ним подшутить... Но, чтобы так, не сговариваясь... В общем, ребята ускорились. Через некоторое время, не прерывая молчания, они выехали на поляну. Прошу прощения, на нечто, что когда-то напоминало поляну. Сейчас это было... просто место. Без травы, цветов, растительности. Зато с кучей костей... совсем свежих! Ребята переглянулись. Но, когда подъехали ближе немного успокоились, кости принадлежали животному. Довольно крупному... когда-то. Вокруг витал отвратительный запах тухлого мяса, летали насекомые.
  - Фу, мерзость, - скривился Винар. Голос его больше не тревожил. - Кто же так над бедным постарался?
  - Хищники, наверное, - пожал плечами Аслан. Его эта картинка не впечатляла.
  - Нееет, брат, - начал медленно слазить с коня Анри. - Это следы не от зубов хищника. С него сначала шкуру содрали, - говорил он, указывая на повреждённые места, - потом над внутренностями поработали, - друзей немного передёрнуло. - А вот эта рана от того что кровь сцеживали...
  - Интересненько, - пробормотал Винар, - может, мы и на каннибалов надыбаем?
  - Будем надеяться, нет. Кстати, каннибалы едят людей, а не животных, - ответил Аслан. - Анри, ты уже всё выяснил, поехали?
  - Едем, - громыхнул в ответ друг.
  Ребята поспешно покидали злополучное место. Слишком уж щемящей и мрачной была увиденная картинка.
  *******************************
  Мила открыла глаза от звука чихания. Мира сидела у костра с абсолютно нещасным видом и чихала. Похоже, ночка ей даром не прошла...
  - Доброе утро, - пробормотала Мира, видя, что Мила открыла глаза. - Я тебя разбудила?
  - Всё равно уже пора вставать, - ответила та.
  - Иди, завтрак готов. Выпей чего-то горячего, а то я уже успела простуду подхватить. Апчхи!
  - Будь здорова!
  - Ну, и буду, - нахмурилась Мира. "Если не помру до этого", пессимистически подумала она. В ней странно переплетались взгляды трёх категорий: реалистки, оптимистки и пессимистки. Про первую и говорить нечего, а вот пессимист - это хорошо осведомлённый оптимист. Но, поверьте, лучше прожить яркую жизнь оптимиста, чем долгую и нудную его оппонента.
  Девчонки не долго собирались. Они уже давно отвыкли прихорашиваться. Два щелчка, и ты чище любой чистюли. Главное - это нужные слова...
  Мира и Мила взобрались на коней. Мире страшно не нравилось кататься на животном, но привыкнуть можно почти ко всему... Солнышко уже поблескивало на горизонте, это рассвет приветствовал их своими ласковыми объятиями. Мира прищурилась...
  - Возвожу очи к горам, да неизведанным лесам, откуда придёт помощь моя... Помощь моя от НЕГО, сотворившего небо и землю, - начала шептать Мира. - Не даст ОН колебаться ноге твоей и моей, не воздремлят, хранящие их. Если опасность настигнет, прикроют они их крыльями своими, сообщая нам. Днём солнце пускай ведёт нас, ночью - месяц дорогу укажет. Сохранит Он в вере душу, и путь нам ваш сию минуту покажет...
  Мила снова подивилась. Куда-то вглубь, увиваясь в самую чащу, поползла, то и дело поблёскивая на солнечных лучах, почти незримая нить. Нить следа. Когда Мира впервые показала Нить подруге (иначе она бы осталась невидимой для её глаз), то объяснила, что след в след идти нельзя, это может привести к печальным последствиям. Поэтому девушки ехали около пути, пройденного ребятами, в надежде, что нагонят их.
  - Мила, похоже, что мы за ними не успеваем. Мы отстали примерно на двое с половиной суток. Если так будет продолжаться... Апчхи!
  - Будь здорова, - улыбнулась Мила.
  - Спасибо, - автоматически поблагодарила подруга. - Если так дальше будет продолжаться, я потеряю путь...
  Мира имела довольно болезненный вид. "Господи, этого ещё не хватало! И, что от нас хотел Луллий, когда говорил, что мы должны помочь принцу? По-моему, это нам помощь нужна, а не ему! Ну, по крайней мере, мне бы не помешала! Ой, Мира, Мира... - укорила она сама себя, - мало того, что ты пессимистически настроена, так ещё и ноешь! Возьми себя в руки, квашня!".
  Такая ругань придавала ей сил смотреть на мир по-другому.
  Девушки скакали без отдыха почти весь день, сделав очень короткий привал, чтобы перекусить. Мила была весела и легка. Мира больна и взвинчена. Единственное, что не давало ей совсем раскиснуть, это мысли о том, как она поступит с ребятами...
  - Почему ты не подлечишь себя? - спросила Мила после очередного приступа чихания и насморка вперемешку. Миру трясло от холода.
  - Потому что на это нет ни времени, ни средств. Апчхи! Само пройдёт, - отмахнулась она. - Хороший сапожник всегда без сапог. У, гады! - погрозилась она куда-то вдаль. - И я всё это ради вас?! Да, гори оно пропадом! - Мила улыбнулась. Её импульсивная подруга всегда говорила одно, а поступала иначе...
  - Мира, расскажи мне о Чаровницах, - попросила она, когда девчонки продолжили путь. Уже начинало темнеть, но они решили проскакать ещё немного, чтобы сократить расстояние.
  - Про Чаровниц?.. Ладно, то, что знаю... Особо уже никто и не вспомнит о каких-либо священных писаниях. Единственное, за что можно отблагодарить небеса, так это за память предков, за то, что они передавали всё от стариков к детям, - начала Мира свой рассказ. Мягкий, хоть и слегка простуженный голос, делал повествование похожим на сказку. - Священным Богом у них является Дамбалла. Так вот... Дамбалла создал воды на земле. Он змееподобен. Двигаясь своим телом, он создал холмы и долины на земле, звёзды и планеты в небесах. Он извлёк металлы из огня и послал молнии, чтобы создать священные камни и скалы. Его дыхание до сих пор слышно вокруг. Когда он сбросил кожу, выпуская воду на землю, солнце засияло в воде и создало радугу - Айда Вего, Дамбалла полюбил её красоту и сделал Айда Вего своей женой. О чём же тебе ещё рассказать?.. Апчхи! Господи... Ах, да! Марасса - Божественные близнецы. Первоначально представляли собой гермафродитов, но затем разделились на мужчину и женщину. Он них произошла человеческая раса.
  - Кто такие гермафродиты?
  - Гермафродит имеет признаки обоих полов. Считается совершенным существом.
  - Дааа... - протянула подруга.
  - Ты права, - улыбнулась Мира. - Нам их не понять. Это другая религия, нравы, обычаи... Не устала? Рассказывать дальше? - и, увидев, что Мила кивает головой в знак согласия, Мира продолжила. - Их учение не предполагает, что смерть является прекращением жизни. Скорее, в смерти деятельность просто переходит от одного состояния в другое. Земная оболочка распадается. Душа человека, следуя их учению, делится на две - "Большого хорошего ангела" - жизненная сила Бога, и "Маленького хорошего ангела" - источник индивидуальности. Так вот, после смерти Большой хороший ангел возвращается на небеса, а Маленький - уходит в царство мёртвых. - Мира утаила всю информацию, которая могла повлиять на Милу. Её подруга была через чур впечатлительна для рассказов о таинствах и погребении. Этот процесс называется дессонин. Уши и нос умершего заполняют хлопком, колени связывают, а карманы выворачивают наружу. А дальше приходит время священных имён и танцев, которые проводятся опытными жрецами. - Слушай, я уже совсем ничего не вижу. Давай, наверное, сделаем привал, чтобы лошади себе копыта впотьмах не пообламывали, - попросила Мира.
  Мила особо не протестовала. Они скакали верхом большую часть дня и ночи. На сон осталось не так уж много времени. Всё-таки любая дорога выматывает.
  - Сколько ты будешь ставить защиту? - спросила Мира у Милы, пока они готовили постели.
  - Минут двадцать, от силы двадцать-пять.
  На самом деле, это был очень хороший показатель. Мира знала, что её подруга основательно позаботиться о территории, где они находились, только слишком сомневалась, что такие усилия того стоили.
  - Классно. Быстро. Но вряд ли это понадобится. Давай я поставлю обычную кресто-ножевую, а ты пока постелишься. Вчера я старалась... впустую. Главное, это вовремя проснуться!
  - Как хочешь, - пожала плечами Мила. Ей, конечно, не нравилось, когда все решения Мира брала на себя, но, если хорошенько поразмыслить, то часто она бывала права. Именно поэтому Мила, уступив, согласилась.
  Мира бросила один нож в землю со словами и именами защиты духа востока, затем тоже самое проделала в западной, северной и южной сторонами. Четыре ножа были воткнуты в землю. Четыре заклинания были прочитаны. И всё это только для двоих... Где же остальные?
  **********************************
  В эту ночь честь подежурить досталась Винару. Вернее, такую честь он оказал сам себе. Аслан и Анри, конечно, возражать не стали. А у Анри были вообще веские аргументы... всегда.
  - Я вам есть приготовил? Значит, отрабатывайте! - произнёс друг с таким видом, будто вместо молока, вяленого мяса и овощей, он собственноручно накрыл стол на двенадцать персон по три блюда на каждого. Винар посмотрел на того со скептической ухмылкой. - Не нравится? Значит, в следующий раз...
  - Ладно, истеричка, не ори. Я подежурю, - миролюбиво согласился Винар.
  И вот он остался один на один с любимой ночью... Где-то вдалеке шумела сухая листва, перекрикивались ночные птицы. Ничего необычного это дежурство ему не сулило. Винар подкинул в огонь дров и потеплее укутался в плащ. Его маленький костерок так же угрюмо подмигивал ему. Винар залюбовался на игру огня. Как внезапно...
  Мап тревэй, мап тревэй... Мап тревэй пу вэ дэ тэ у, м па бэз вэн тхраян...
  Мап тревэй пу вэ дэ тэ у, м лё бэз вэн тхраян...
  Звук барабанов глухо разрезал темноту и Винара, словно толкнуло в самую глубь этого грохота. Он словно бы ослеп и оглох, но всего на минуту. А, когда открыл глаза...
  Мап тревэй пу вэ дэ тэ у, м па бэз вэн тхраян... О! Лёнэ о бут, о мап перэ тран у.
  Религиозная церемония проходила ночью в лесу. Под монотонные звуки тамтамов. Вокруг были какие-то люди. Горящие глаза, разукрашенные лица. Среди общей массы выделялись люди в плащах с наброшенными на лица капюшонами. К каждому подносили сосуд с жертвенной кровью, жрецы смазывали ею лица всех присутствующих. Винар словно бы витал над ними, пытаясь разобраться в хаотических звуках и движении.
  Мап тревэй пу вэ дэ тэ у, м па бэз вэн тхраян... О! Лёнэ о бут, о мап перэ тран у... Месье ла ква авасэ пу ль вэ ё... Паволь априль пе левэ лё му...
  Перед горящим огнём стоит деревянный ящик, в нём находится змея - главный объект поклонения. Плотная, висящая над головой темнота ночи, отблески пылающего огня, монотонные удары, выпитая вперемешку с зельем кровь, постепенно доводят танцующих до исступления, экстаза. После него церемония превращается в откровенный разгул. Дикие, странные, завораживающие танцы тянули, уводили, утягивали за собой.
  Марэ те у, марэ вэн у, марэ рен у... Ю прель ви ки жян я мэт э женю...
  - Отдай! - Винар вздрогнул. Этот крик выдернул его из странного наваждения. Он резко обернулся. - Отдай, это моё!.. - это Анри во сне пытался удержать собственные позиции. Его лицо было напряжено, но постепенно разглаживалось. - Так бы сразу...
  Винар улыбнулся и покачал головой. Больше за всю ночь его не потревожит ни одно странное видение. Что это было? Может, кто-то пытался заколдовать его? А, может, предупредить?.. Ответов он не знал... Пока...
  **********************************
  Асилар держал в руке кубок с вином. Кроме него он уже давно ничего не пил. К сожалению, от вина он почти перестал пьянеть. А хотелось бы... Иногда он думал над тем, что хорошо бы оказаться подальше от всей этой суеты и мороки, странной эпидемии и воинственных людей, требующих смерти злу. Разве он был против?! Делали бы, что хотели, только его бы не тревожили!
  Сдавалось бы, дела должны были наладиться. Наконец, эта неугомонная тройка ушла, и не известно, как скоро вернётся. Так пропали девушки!.. Асилар был зол и раздосадован. Мира... Он не мог выбросить из головы эту Ведьму даже в её отсутствие!
  От мыслей его отвлёк Нюрий. Асилар только мог позавидовать его весёлому настроению. А Нюрий улыбался.
  - Привет, чем занимаешься? Чего такой хмурый?
  - Настроения нет... - ответил Асилар.
  - А у меня - отличное!
  - Я думаю: почему сбежали девушки? - задумчиво произнёс Асилар. - Наверное, из-за того, что я распорядился не выходить им из замка. А главное, как?!! Охрана ничего не видела и не слышала!
  - Что ты хочешь? - пожал одним плечом Нюрий. - Мира же Ведьма!
  "Для того чтобы давать слово, нужно иметь на это право! Ни одни стены не смогут задержать нас... И не дай Бог, мои друзья попадут в беду...", - всплыли в сознании Асилара слова Миры. Он задумался.
  Распахнулась дверь. В покои Асилара ввалился Рамюэль: взвинченный, дёрганный. Его плащ был заляпан дорожной грязью, сапоги были в болоте. Он бросил шляпу и плюхнулся на кресло, что стояло рядом с креслом принца у камина. Асилар и Нюрий с удивлением переглянулись.
  - Я всё обыскал, каждый уголок, каждую щель - их нигде нет! - всплеснул он руками. Нюрий усмехнулся.
  - А, что ты, собственно, хотел? Они же не в прятки с нами поиграть решили! Мира и Мила - необычны, они толк в таких делах знают... Чего ты волнуешься? Мы сделали всё, что могли, - с такими словами он налил и подал Рамюэлю кубок с вином. Тот взял, посмотрел на него, скривился и поставил на стол.
  - Я думаю о том, что я скажу ребятам, когда они возвратятся?! - продолжал волноваться Рамюэль. - Я дал слово, что пригляжу за ними в отсутствие Анри и Аслана!
  - Подожди, - покачал головой Нюрий, - а ты разве этого не сделал? Разве мы им не объяснили ситуацию? Разве не попросили спокойно принять всё, как есть? Я не понимаю твоего волнения. Возможно, через день - два они вернутся. Вспомни, эти девушки не так просты...
  - Но они девушки! Пускай даже со странными способностями! А сейчас это скорее наказание, чем привилегия! Смотри, каждый уголок пропитан странной злобой против колдунов! - не успокаивался принц Рамю.
  - Но против злых колдунов, - развёл руками Нюрий. - Значит, нашим девушкам ничего не грозит!
  "Ведьма...", - подумал Асилар.
  *****************************
  И всё-таки девчонки потеряли след. Конечно, была возможность быстро нагнать ребят, но этот способ был вовсе неприемлем. Едва сведущий в магии становился след на след, он превращался в охотника, выкачивая из своей жертвы силу. Это основательно сказывалось на здоровье последнего, вплоть до остановки сердца. Именно поэтому, Мира и Мила решили продолжить свой путь самостоятельно. Конечно, они могли и подсмотреть, чем занимаются их любимые ребятки, но не было ни времени, ни желания. Во-первых, девушки немного отвыкли от столь длительных походов, во вторых, Мире лучше не становилось, а в третьих, они наткнулись на чистую речку и растительность (!).
  - Я никуда отсюда не уйду, пока не соберу нужные экземпляры! - огрызалась Мира. - Хочешь быстрее, помогай! Посмотри, сенсеверия!
  - Что тебе ещё нужно? - устало покачав головой, спросила Мила. - Я нашла корень Орриса, белладонну и дьявольское яблоко, - отдала она свои находки.
  - Спасибо, просто замечательно! Ещё немного плакун-травы...
  Мила начинала уставать от этих "ещё немного", но подруге не мешала. К вечеру Мира сорвала и собрала всё, что только могла найти. Миле показалось, что она даже как-то веселее стала. А Мира по-настоящему обрадовалась. В последний раз она вот так собирала растения перед тем, как нашла Рамюэля. После этого события собирать было нечего, некогда и негде, ведь они оказались в замке Асилара...
  Воспоминания об Асиларе заставили девушку нахмуриться. Она поражалась себе и ему. А ещё вспоминала слова Стасии: "Ваша связь очень странная сама по себе...". Малышка Стасия... Как бы Мире хотелось встретиться с ней! Глупо, она злилась всякий раз, когда встречала Стасию с Аримой... Зачем?! Ну, что принцесса монстр, что ли? Откуда у неё такое отношение к человеку, которого она спасла? "Спасла...". Теперь мысли закрутились, словно водоворот: мальчик и вампир, маленькая Ларен, Мила, Винар, Арима, Рамю, Стасия, Онрера... Скольких же им придётся спасать и терять на своём пути?
  ********************************
  Маран был угрюм и подавлен. Эпидемия добралась и до его владений. А знахарей, врачей и шептунов становилось всё меньше... Наконец, он понял, что ситуация и в самом деле пиковая. Часом раньше он смотрел на разговоры о болезнях со скептической улыбкой. А сейчас с растерянностью. Его любили, его уважали, к нему шли за помощью... А, что он мог сделать?
  Дин смотрел на друга и постепенно терял обычное весёлое расположение духа. Он был советником Марана, но сейчас ничего толкового сказать не мог. Этот мир терял свои краски и прелести...
  Вот и возле владений Марана вспыхнули сигнальные огни, предупреждающие о моровой болезни. Улыбки медленно сползали с людей, или застывали на их лицах навсегда. Никто не мог выявить причину болезни. Человеку вдруг становилось плохо, как во время простудного заболевания. Через день, максимум второй, болезнь сваливала его с ног. Он, то покрывался испариной, то замерзал от холода. Его лихорадило. Близкие смотрели на заострённые черты лица, ввалившиеся глаза и не могли понять причину. Кожа больного становилась бледно-серой окраски. Его лицо покрывалось мелкими каплями пота, и он как бы уходил в себя... Навсегда...
  - Ещё трое, - вместо приветствия, сказал Дин, входя в покои Марана. Барон уже неделю ходил трезвый. За всё время, что он находился в замке, он не позволил себе ни капли спиртного, постоянно ходил угрюм и мрачен. - Что происходит, Маран? Я распорядился, чтобы нашли хоть каких-нибудь Дока, но ещё ни один не объявился! Они, что все вымерли?!
  - Я не знаю, - то ли задумчиво, то ли устало сказал Маран. - Но, похоже, Дин, что мы влипли... - с этими словами он протянул другу какой-то свёрток, обрамлённый золотой печатью.
  Глаза Дина медленно пробегали по строчкам, и на его лицо падала тень. В письме говорилось о новом Хозяине - посланце Творца, который был ниспослан на землю, чтобы править во благо таких смертных, как они. Что все их болезни и грехи лишь от потакания злу, Чародейству и Тёмной магии! Этот новоиспечённый Хозяин требовал (!), чтобы барон перешёл под его опеку и без боя встал на его сторону. В таком случае, его функции, как регента земель, возможно (!), будут пересмотрены в его пользу. В противном случае, пускай он ожидает разного рода неприятности (эпидемии, засухи, голод, болезни, нашествия злых Чародеев...) на своей земле! Подписывалось всё просто: Светоносный Хозяин всея Земель...
  - Что будем делать? - спросил Дин, наконец, отрываясь от странного письма.
  - Пока не знаю... - задумчиво пробормотал барон.
  - А здесь и знать нечего! - спокойно, но достаточно убеждённо сказал Дин. - Хрен им, а не нашу землю!
  **********************************
  Ребята продолжали путь, не замечая, что он уже подходит к логическому завершению. Синее небо, красивая чистая река, плавно распадающаяся на маленькие пушистые водопады. Здесь действительно было зелено и свежо. Один пейзаж сменяет другой, одна картинка следует за другой. Кажется, нет земли прекраснее, и всё здесь должно быть достойно этой красоты... Друзья даже примолкли, слезли с коней и, наконец, перестали спешить. Они проходили вглубь островка, любуясь местной природой.
  Но впечатления сразу поблекли, когда они увидели перед собой в зарослях страшную картину: повсюду валялись расчленённые трупы, отрубленные руки и ноги, человеческое мясо в глиняных горшках вперемешку с разрубленными на части птицами. На шесте рядом болталась человеческая голова, из которой сочилась ещё тёплая дымящаяся кровь...
  Руки друзей потянулись к оружию. Эта ужасающая картинка настолько не вписывалась в окружающее пространство, что у Винара промелькнула мысль: "А не морок ли это?". Мысль промелькнула, а наваждение не спадало. Ребята подходили всё ближе и ближе...
  Внезапно земля под ногами молодчиков разъехалась, и друзья упали вниз.
  - Ааа!.. П...ц! - выматерился Анри. - Какого чёрта?!
  - П... - ответил Аслан. - Не знаю...
  - Мы попали в ловушку. Б... - разъяснил Винар.
  Только после столь насыщенного разговора ребята огляделись вокруг. Они упали в гладко вырытую яму. Сейчас тройка только диву давалась: как они могли попасться на столь примитивный крючок?
  - Я не понял, вы и дальше собираетесь здесь торчать?! - спросил Винар, всё ещё потирая ушибленное место. - Меня, например, беспокоят те люди, которым нравятся такие ловушки. Он вытянул перед собой руку, подтягивая собственную тень. - Пошли что ли? - ребята не стали говорить много лишнего. Им ещё повезло, что солнце в яму падало под углом, создавая тень, иначе в скором времени всё-таки пришлось бы познакомиться с хозяевами.
  Винар открыл портал в трёх метрах от злополучного места. Возле большого и гладко вытесанного камня-жервенника. На нём была выбита большая змея.
  - Тоже мне, нашли объект для подражания! - хмыкнул Анри. Ему не нравилось это место. Здесь не было злобы, не было ярости, здесь была твёрдая убеждённость в своих действиях. Слепая убеждённость. Очень жестокая...
  "Сэт кур куто, сэт кут пвеньяад...", - Винар насторожился. Ему опять мерещились знакомые стуки барабанов? Как оказалось, не одному ему...
  - Эй, может, свалим отсюда? Стоим, как три тополя на плющихе! - злобно прошептал Анри. Друзья поспешили спрятаться за деревья.
  - Сэт кур куто, сэт кут пвеньяад... Претэ м дедин э, пур м вохми сан мвен... Претэ м дедин э, пур м вохми сан мвен... Сан мвен апэ куль... - такие слова доносились из чащи.
  Вскоре на поляну вышли люди. Они были темнокожи. Не негры в нашем понимании, скорее мулаты. На всех без исключения были зелёные длинные хламиды, украшенные разного цвета поясами и перьями.
  - Да.., - прошептал Винар на ухо Аслану, - Пьер Кардэн заплакал бы горючими слезами, увидав столь экстравагантные наряды.
  Друг ничего не ответил. Все трое продолжали внимательно следить за процессией. Среди жильцов можно было увидеть странных людей. У них остекленелый взгляд, медленная походка, движения замедлены, словно человек находится в полусне. Голос такого человека глухой, доносящийся из середины брюшины, как у чревовещателей.
  - Слушайте, посмотрите на последних пятерых мужиков, - прошептал Анри, - вам не кажется, что они немного странноваты?
  - Эти люди - зомби, - тихо ответил Винар. Он уже перестал язвить. От этого названия у Анри и Аслана поползли мурашки по спине.
  - Кто? - переспросил Аслан.
  - Зомби, - терпеливо повторил Винар. - По сути дела, это ходячие мертвецы. Эти люди фактически когда-то умерли, их смерть была зафиксирована. Но с помощью особых магических средств тела мёртвых можно вернуть к жизни и они способны жить ещё в течение нескольких месяцев или даже лет, но жить, словно в летаргическом сне. И это не выдумка, а доказанный специалистами факт.
  - Какими ещё специалистами? - удивился Анри.
  - Мной, например, - глаза в глаза посмотрел Винар другу. Во взгляде Анри он прочитал лишь одно слово: "Тёмный...". Но сейчас это не выглядело насмешливо или обидно. Скорее с уважительным опасением.
  - Странно... - задумчиво пробормотал, доселе молчавший Аслан. - Здесь царит массовое поклонение Зелёной змее. Почему такой странный тотем?
  - Хрен его знает! - прошептал Анри, следя за людьми. Они все упали ниц перед алтарём, поднося ему фрукты и... чаши с напитками. - Но эти... зомби, они выглядят нормально... - удивлялся друг.
  - Если с помощью тайных сил удастся оживить мертвеца, то его новому существованию не позавидуешь. Такой зомби может двигаться, говорить, принимать пищу, слышать окружающих, но теперь он не способен думать и ничего не знает о своём нынешнем состоянии, - продолжал лекцию Винар.
  - Почему здесь занимаются столь странным ремеслом? - не унимался Анри.
  - Да потому что на зомби большой спрос. Это же дармовая рабочая сила! - Винар удивлялся, как до друга не доходят такие элементарные вещи! - Его можно эксплуатировать, использовать на любой тяжёлой и грязной работе. Он послушен к хозяину, никогда не протестует и совсем не притязателен в еде.
  - Хреново им, наверное, - поразмыслил Анри вслух.
  - Это кощунство, - сказал Аслан. - А избавить их от этого можно?
  - Для этих людей только два выхода - либо умертвить их во второй раз, то есть задушить или застрелить (колдуны работают только с умершими естественной смертью), либо, оставив умершего в таком виде, как он есть, вложить ему в руку нож, чтобы он мог убить колдунов, вздумавших прервать его вечный покой.
  - Но, если он не предрасположен к агрессии?! Как?!! - попытался обратить внимание Винара Аслан.
  - Здесь тоже есть один маленький секрет... С Зомби можно делать, что угодно, пока он не попробует соль... Стоит ему проглотить хотя бы щепотку, как он впадает в такую ярость, что может разнести всё вокруг, чтобы только отмстить хозяину за своё положение. К нему тогда память возвращается.
  - Так что? Устроим маленький переполох? - оживился Анри.
  - Меня больше интересует, кто здесь занимается подобными делами?.. - тихо сказал Винар. Аслан и Анри переглянулись.
  - Для того чтобы это узнать, нужно идти дальше, - сказал Аслан.
  - Вперёд, один за всех, и все за одного! - прошептал Винар, и ребята продолжили свой путь.
  Они не увидели, как двое из толпы идолопоклонников, разочаровано и удивлённо качают головами при виде пустой ловушки. Не увидели они и дальнейших подношений алтарю. Ребята искали истоки столь странного поклонения. Хотели найти Чаровниц, а наткнулись на группку каннибалов...
  
  ГЛАВА
  
  Удовольствие даёт счастье!
  
  Наконец, девушки добрались до цели. Двухдневная тряска по пескам, основательно испорченное настроение и мокрые ноги (сейчас они находились на острове, окружённым со всех сторон водой) не могли заставить их вернуться обратно. Мира и Мила добрались до обиталища Чаровниц...
  Нужно сразу сказать, что первое впечатление сбило Миру с толку. Смуглая кожа, порядком поднадоевшие чёрные вьющиеся волосы, хитрый взгляд и абсолютно разная комплекция - вот на что первым делом обратили внимание подруги. Необходимо признать также и то, что встретили их вполне миролюбиво и даже ласково, окружив со всех сторон оружием. Но так было, пока вперёд не вышла какая-то девушка и не разогнала остальных. Инцидент был исчерпан. Никто не спрашивал, откуда они, и как сюда попали, с какой целью и зачем. Раз пришли, значит, были причины. Их накормили, выделили им место в общем шатре, обустроенном из тонких веток, и лишь к обеду пригласили на собрание... так сказать.
  Всё свободное время (девушки попали на остров очень рано) Мира и Мила искали признаки мужского пола... У них была одна цель - найти ребят...
  - ...Ни один мужчина не стоит жертв с нашей стороны! Мужчины! Это враги нашей чистоты и покоя - они всецело присваивают нас, беззащитных женщин, и привязывают нас к себе, как сажают на цепь собак!..
  Мира и Мила переглянулись. Женщина в белом говорила яростно и жёстко, а остальные внимали её словам. От неё исходила сила. Сила убеждения и правоты.
  - Ты слышала этот бред? - спросила Мира, Мила кивнула.
  - Это глупо, - ответила Мила.
  - Не удивительно, что они звереют, увидав мужиков. Если их тут так натаскивают, беда роду человеческому.
  - Что же нам делать? - посмотрела на подругу Мила, - наверняка, они разделаются с ребятами... - "Если ещё...".
  - Ну, это уж ты преувеличиваешь... Тут не одна такая армия амазонок нужна, - выразительно посмотрела Мира, и улыбнулась. Девушка в белом, тем временем, продолжала свои лекции...
  - ...Пожизненный брак - злоупотребление питания мужчины, присвоившего себе право собственности над женщиной!
  - Послушайте, а как же любовь? Ведь люди встречаются по любви, по любви женятся, живут тоже по любви... - не выдержала Мира.
  - Брак - это лихорадка навыворот: он начинается жаром, и кончается холодом. А любовь - попросту физиологическая потребность. Вы ещё слишком юны, моя дорогая, чтобы судить об этом.
  - Но кроме этого, это ещё и чувства... - поддержала подругу Мила. Им обоим очень не нравилось, что такой чушью молодым девчонкам забивают головы.
  - Страсти мешают жить... - да... коротко и лаконично. Но Мира не сдавалась.
  - Но без страсти жизнь - ничто! Люди, говорил один великий человек, в силу полученной от природы склонности, должны всю жизнь стремиться к счастью, и не противовесить её верховному закону: добиваться счастья путём любви и жизни. И это нужно осмыслить! - о, похоже, их заметили... Хвала урокам ораторского искусства. Женщина в белом переглянулась с другой. По-видимому, помощницей, с ног до головы затянутой в чёрную кожу. Она была похожа на киску из Сексшопа. Но это длилось недолго, вскоре она продолжила.
  - Девочка моя, мало лишь осмыслить свою жизнь - нужно сделать из того действенные выводы и строить её так, чтобы распознанный смысл жизни определял все свои поступки, всё твоё поведение... А смерти ещё никто не избежал...
  - Тихо... - одёрнула Милу подруга, видя, что она пытается возразить. - Нас заметили, этого достаточно, - она повернулась и встретилась глазами с женщиной в белом. Они отдали друг другу должное чуть заметным кивком головы. Мира и Мила добились своего. Конечно, вдвоём они могли бы отбить этих маленьких девочек, возомнивших себя в будущем амазонками, но пока этого делать не стоило... У них были другие планы...
  ***************************
  Была полночь. Высокая худощавая женщина в белом босиком проследовала на поляну. Луна освящала для неё дорогу. Остановившись на месте, женщина в белом начала ритуал...
  Очистив круг особым средством, она начала вписывать в него символы и священные имена, начиная от верхней точки, двигаясь по часовой стрелке и заканчивая в центре. Всё это она проделывала медленно и тщательно, без особой спешки. В каждом её движении чувствовалась уверенность и сила. С каждым написанным магическим словом, женщина произносила его вместе с заклинанием.
  Когда она закончила чертить на песке круг, то вынула из-за пояса нож с чёрной ручкой. Ним она начала чертить шестиконечную звезду, именуемую гексаграммой Соломона. В конце она лишь вписала в центр особого рода крест. Когда она закончила эту процедуру, то взяла в руки кубок и мешочек с солью, предусмотрительно захваченные с собой.
  - Ты, тот, кто призван повелевать огнём! Ты должен сначала окропиться очищающей водой! - так говорила женщина в белом, освящая треугольник. Затем она зажгла свечу и распустила местами побелевшие волосы... Женщина в белом взяла нож в левую руку и надрезала ним правую. Кровь медленно стекала в чашу. Когда женщина решила, что её натекло достаточно, она, медленно перемотала руку, и приступила к дальнейшему ритуалу, начертив третий и последний охранный знак собственной кровью. - Будьте скованы все демоны и силы напасти! С севера и юга! С востока и с запада! Огради это место силой своей! Будь крепостью защиты и покоя! Защитой будь от врагов видимых и невидимых! Будь судьёй нам в поступках наших, но не отворачивайся в трудную минуту! Мир гибнет, пошли нам знак, как быть дальше... Помоги!..
  Бормотание и просьбы женщины в белом встретил рассвет, а ночь унесла их с собой, чтобы передать по назначению. Говорят, свои желания нужно озвучивать, тогда они непременно сбудутся. Но, чтобы понять, так ли это, нужно попробовать самому. Когда желание станет столь сильным, что всё остальное станет безразличным, скажите себе: "Я хочу..!", и это непременно сбудется.
  *************************
  Ребята шли вглубь острова. Кровавый кошмар они обминули стороной. Нужно сказать, что остров был достаточно многолюдным, и лишь благодаря особому умению Анри чувствовать людей на расстоянии, друзья избежали ненужных стычек. Вокруг было зелено и свежо. После пережитого и увиденного, это место вполне можно было назвать раем.
  - Что-то я не понял, - наконец не выдержал Анри, - мы блуждаем уже целый день, исходили остров почти вдоль и впоперек! Эти ваши Чертовницы (он специально исказил слово), они невидимки?!!
  - Нет, - спокойно ответил ему Аслан. Он молчал с того самого момента, когда они наткнулись на каннибалов, лишь изредка отвечая односложно. - Просто кто-то нас водит за нос...
  Аслан недовольно покачал головой. Эта мысль пришла ему в голову только сейчас. Они потеряли слишком много времени. Его фибула медленно разгоралась в тон настроению хозяина. Аслан жестом попросил друзей дать ему немного времени. Он взял в руки первую попавшуюся палку, которую нашёл неподалёку, что-то прошептал, а затем, гордо вскинув голову, выкрикнул, казалось бы, обычные слова...
  - Именем Арадиа прочь от нас всё враждебное, обманное, наколдованное! - он с силой стукнул палкой в землю. Вокруг волнами растеклась сила.
  Фибула вспыхнула и перед глазами ребят предстала совсем другая картинка... Они стояли на берегу озера. Посередине озера был остров, точно такой же, в который они попали в первый раз. Анри, Аслан и Винар переглянулись.
  - Это напоминает лабиринт, - недовольно пробурчал Винар. - Погребли, что ли...
  Ребята, не раздеваясь, побрели в воду. Оказалось, что озеро и вовсе не глубокое... Оказалось, что это просто ловушка... Зеркальная поверхность воды была западнёй. Первый слой буквально в метр был чистый и красивый, а последующие (а озеро, как выяснилось позже, было глубоким), состояли из тины. С каждым метром идти становилось всё труднее. Почва заглатывала ноги. Передвигаться стало совершенно невозможно. Анри и Аслан, которые были немного дальше Винара, остановились.
  - Знала бы моя учительница, в какую ж... попадёт Витя Пчёлкин, ставила бы мне одни пятёрки! - услышали они высказывание друга цитатой из кинофильма. Это придало сил.
  - Винар, поворачивай обратно! Мы здесь не пройдём, - прокричал Анри.
  - Да, ладно, ещё немножко осталось. Вперёд, танки грязи не боятся! - продолжал настаивать Винар.
  - Куда ты, придурок?! Жить надоело?!! - закричал Анри другу.
  - Винар, возвращайся. Попробуем обойти! - звал его Аслан. Но не будь Винар самим собой, он упрямо лез вперёд! Ноги засасывало, вода стала мутной, а Винар топтался на месте и кричал, что осталось совсем немного... Ребята, которые хотели поворачивать, были вынуждены последовать за ним. Ну, не оставлять же товарища?!
  - Анри, перестань! - прикрикнул Аслан на друга. Он почувствовал, что вода становится тёплой. - Ты нас сваришь, как раков!
  - Не нас, а его, может, хоть тогда угомонится!!! Куда ж ты прёшь, баран?!! Назад давай!
  - Поворачивайся, сейчас дам! - почти ласково заверил его Винар. Он не специально злил друга. Это было нормой общения в таких ситуациях. Анри побагровел.
  - Хватит! - разозлился Аслан. - Или возвращаемся обратно, или думайте, как нам поскорее выбраться из этой каши! Твоя магия, Анри, нам не походит. Вода и огонь - это кипяток, а мне в нём оказаться не очень-то хочется!
  Пока ребята разговаривали, они остановились. За всё это время им удалось пройти всего треть пути. Споря, как поступать дальше, они не замечали, что с каждой секундой их всё глубже затягивает в омут озера - обманки.
  - Чёрт! Меня засосало по пояс! - дёрнулся Анри. - П...! Быстрее выходим отсюда!
  - Не получается! - ответил ему Аслан. Он уже понял, что они в ловушке.
  - Идиот! Это из-за тебя мы здесь застряли! - распинался Анри. Вода затягивала даже быстрее, чем он предполагал. Теперь клейкая масса достигала грудной клетки. - Если доберусь, без синяков не уйдёшь!
  - А ты попробуй, - огрызнулся друг. Он мог пошевелить только головой. При таком положении вещей нужно было дёргаться как можно меньше, жаль только понял он это поздно...
  Из-за зелёных веток на жалкие попытки ребят выбраться, глядело два лица. Одно было совсем молодым, второе совсем старым на фоне первого. Первое улыбалось. Второе было напряжено.
  - Юнелли, - позови остальных. - Эти очень сильны. Я не смогу удержать их. Встретьте их, как мы встречаем дорогих гостей... - сказала вторая. Первая ещё раз окинула взглядом мелкую речушку, в которой по колено топтались ребята, улыбнулась, почтительно поклонилась, и скрылась из виду.
  Анри, Аслан и Винар спорили, злились, а выбраться не получалось. Вода удерживала не хуже крепкой бечёвки. Кроме того, у Анри получалось очень слабо удерживать свою силу в руках. С каждой минутой становилось жарче. Аслана всё время что-то отвлекало, мешало сосредоточиться. Это было сродни тому, что к тебе одновременно со всех сторон обращаются по разным вопросам. Анри злился, Винар пытался выбраться...
  Внезапно ребята замерли. Откуда-то из глубин желанного острова раздались звуки горна. Мягкие, гортанные... Они манили за собой, вызывая в душе желание следовать за ними... Всё вокруг смолкло, пронизываясь мелодичностью. Вслушиваясь, ребята увидели, что на другом конце берега стоят... нимфы, ангелы, прекраснейшие из видений, музы... Друзья на миг потеряли дар речи, всматриваясь в удивительные лица девушек. Вперёд вышло три восхитительных создания, и направилось к друзьям. Вода не создавала им препятствия. Напротив, она пропускала их. Перед такой красотой отступали любые преграды... Когда девушки подошли на довольно близкое расстояние, они взяли совершенно ошалелых парней за руки и повели за собой. Красивые и задорные улыбки не сходили с их лиц. Ребята в который раз подумали, что попали в рай...
  
  ГЛАВА
  
  Действуй открыто во всём, будь человеком правдивым.
  Лучше быть честным врагом, нежели другом фальшивым!
  
  Мира злилась. Они ослепли, над ними издеваются, или они просто кое-чего не могут понять?! Что происходит? Девушки жили среди так называемых Чаровниц второй день. Они, как и все, собирали хворост, обустраивали лагерь, дежурили по кухне, помогали, если их об этом просили... Отдыхать было некогда, но было довольно спокойно. Хотя самой Мире мешала какая-то иллюзорная опасность. Бывает же, когда тебе что-то тревожит душу?.. Кроме того, постоянные сны... Мира почти не спала. Просто не хотела и боялась. Во сне она чувствовала себя маленькой беспомощной и несмышленой девочкой. А наяву знала, что за ними наблюдают...
  Девчонки уже в первый день пришли к выводу, что всё, чем их здесь пичкают - первая сторона медали. Но она-то интересовала их меньше всего. Про Чаровниц ходят легенды... Про их бесстрашие, феминизм и чары... А, что это? Детский сад на уровне Эдема!
  Они, во что бы то ни стало, решили оставаться собой. Мила весёлой и бесстрашной, Мира спокойной, но немного дикой и резкой. В первую минуту так называемого собрания для новичков они заставили обратить на себя внимание. Оставалось ждать результатов. Как оказалось, не долго.
  Ранним утром Миру разбудили. Наверное, она всё-таки отрубилась. Сонно протерев глаза, с жуткой головной болью, девушка отправилась следом за мелковатой девицей, одетой в кожаную куртку и брюки (её звали Юнелли). Миру мучили сомнения, очень хотелось, чтобы Мила была рядом. Но этого не потребовалось, так как её привела другая Чаровница чуть позже. Заинтригованные подруги переглянулись, но не промолвили ни слова. Их вели к главной повелительнице, это было понятно и так...
  - Что вам нужно? - задала им вопрос высокая немного худощавая женщина неопределённого возраста в белой одежде. - Зачем вы пожаловали в нашу общину? Я знаю, что вас не интересует наше общество и взгляды. Что тогда? - Мира и Мила ещё раз переглянулись. Что ответить феминисткам и мужененавистницам, что они пришли посмотреть, где гуляют их ребятки, и проверить, что с ними?! Нееет, они пока не сошли с ума.
  - Мы прибыли издалека. Наши земли оказались в опасности. Растения гибнут, чары меркнут. Этот мир умирает... - начала Мира.
  - Посмотрите вокруг, - радостно улыбнулась совсем ещё маленькая девочка. На вид ей едва можно было дать пятнадцать. - Это неправда, здесь зелено и свежо. Этот мир живёт!
  - Возможно. Но речь не идёт о ваших землях. Мы говорим о других, - разъяснила Мила. - Буквально в восьми днях ходу творится нечто невообразимое! На людей нападает безумство, порождённое странного рода болезнью. Эта эпидемия забирает жизнь уже через несколько суток!
  - Мы приехали просить совета и помощи, - добавила Мира, лишь слегка склонив голову в знак почтения и дружелюбия.
  - Мы пока не можем вам дать ответа, - помолчав, сказала женщина в белом. - Нам необходимо посоветоваться с нашими духами, предками, спросить совета у высших сил.
  Если эти слова и не означали отказ в прямом смысле, то всё равно оттягивали момент истины. Знаете, это как при приёме на работу. Если вам говорят: "Мы вам обязательно перезвоним...", это значит "Вакансия занята, ты опоздал... Мог бы и не тревожить по пустякам! Но спасибо, что обратился". Просто в данном случае речь шла не о работе, а о человеческих жизнях... Мире и Миле ничего не оставалось делать, как покорно ждать...
  *******************************
  Вы знаете, что такое дружба? Слово интересное, многозначительное для каждого...
  Дружба, это когда можешь положиться на человека во всём, доверить ему самые сокровенные тайны, мечты, чувства, дела. А можно ли так делать? Говорят, в жизни можно рассчитывать только на себя, да и то не всегда...
  Ведь бывает так, что друг тебя может обидеть. Бывает, что и оскорбит... Бывает, что ваши взгляды и мнения расходятся... И ты говоришь себе - это не друг. Если ты отказываешься от друга по этим причинам, тебе стоит хорошенько поразмыслить. Ведь резкость, грубость, неотёсанность - это пороки, от которых иной раз не свободны даже умные люди... Дружба своего рода любовь. Тот, кому никогда не приходилось прощать, не любил и не имеет права говорить, что он любит. Разве с вами такого не случалось?
  Говорят, что нрав друзей нужно испытывать различным образом. Но не это ли есть недоверие? Если ты не доверяешь, тогда, как можешь говорить о дружбе?
  Однако слепая вера тоже может сыграть с вами злую шутку. И тогда жизнь знакомит вас с разочарованием...
  Так, что же такое дружба? Чем вы можете пожертвовать ради друга, на что можете пойти? Что лично для вас означает это слово? Подумайте над этим. Это важно. Существует мнение также о том, что о друзьях нужно помнить не только в их присутствии, но и в их отсутствии...
  Ребятам об этом задумываться было некогда. Винар, Анри и Аслан, удивляясь, шли за прекрасными видениями. Девушки перекликивались, смеялись, уводя их за собой... Друзья были немного смущены, заинтригованы и обеспокоены одновременно... Кто это? Если Чаровницы, тогда почему они так хорошо их приняли? Если нет, тогда кто это? Замкнутый круг...
  За оружие ребята не хватались, но были на стороже. Девушки вели их за собой, щебеча что-то на странного рода языке. Было немного непривычно, но ребята не понимали ни слова! А ведь они могли прочесть без труда давно забытые языки!
  - Пацаны, - прошептал Винар, улучив момент, - может, это француженки? А?
  - Не знаю, но я ни черта понять не могу! - так же шёпотом прошелестел Анри. - Меня интересует, куда они нас ведут?
  - Не знаю, но они определённо ничего. Ты посмотри на эту... О! - опять ответил Винар.
  - Аслан, - внезапно осенило Анри, - ты можешь прочесть их мысли?!
  Ответить друг не успел. Девушка, которая шла перед ним внезапно зацепилась за корень ногой и непременно бы упала, если бы он вовремя не подхватил её на руки. Это происшествие сбило его с мысли.
  - А мервайль, - мягко смутилась она. Аслан из сказанного не понял ни слова, держа девушку на руках. "Скорее всего, поблагодарила", подумал он. Девчонка имела бойкий и задорный взгляд и была чрезвычайно лёгкой.
  - Не за что, - поставил Аслан её на землю, и собрался было идти дальше, но... Девушка внезапно скрестила руки на груди и, улыбаясь, поклонилась, как на востоке. Аслан и ребята остановились, немного опешив. Девушка разогнулась, медленно и томно посмотрела в глаза Аслана и, сняв с головы маленький венок из цветов, поднесла ему. Повисла минутная пауза. Ребята не знали, что делать.
  - Шуаз, - подбадривали другие девушки.
  - Наверное, они хотят, чтобы ты их взял, - предположил Анри.
  - Да, бери, раз дают! Чего думаешь? - подначивал его Винар. У Аслана в голове смешались слова, звуки, запахи. Он был в смятении. Парень медленно протянул руку и взял цветы.
  - Нё ёозитор, - улыбаясь, сказала девушка. Сердце Аслана застучало.
  - Спасибо, - ответил он.
  Девушки весело засмеялись и начали кружить вокруг парней хоровод. Это было весьма интересно... Точно такие же букеты, как и у друга, получили Анри и Винар. Путь продолжился...
  *********************************
  Девчонки явно отличались от остальных. В отличие от темноволосых и темноглазых обитательниц, похожих на розы, Мира и Мила были, как два диких белых цветка орхидей. Они не собирались попадать в категорию феминисток. И не потому, что их так воспитали. Для этого не было причин. Пока...
  Высказывания обитательниц о мужчинах вызывали у девушек лишь скептические улыбки. Многие из Чаровниц выросли на острове. Что они могли знать?! Только то, что им рассказали.
  Мира и Мила тоже могли многое рассказать. Только, зачем? Девушки, проживавшие на острове, привыкли жить в собственном мирке. Для чего же разрушать их идиллию? Девчонки пришли совсем с другой целью. Сейчас они ждали ответа и искали ребят.
  - Как думаешь, они могли потеряться? - спросила Мила, сидя у огня.
  - Нет, - отрицательно покачала головой подруга. - С ними же Анри, так что вряд ли. Скорее всего, их что-то задержало...
  - Но я не чувствую опасности, - пожала плечами Мила, и была права. У Миры тоже не было такого чувства. Значит, с друзьями всё в порядке.
  - Я тоже, но где они? Трясця их визьмы! Мы тут уже третий день торчим! - возмущалась Мира. Она слишком не любила неопределённость. А приходилось подчиняться обстоятельствам...
  - Может, поспрашивать? - неуверенно предположила подруга.
  - С ума сошла?!! Как ты себе это представляешь? Извините, где вы здесь врагов рода человеческого держите? Так, что ли?!! - поразилась Мира. Мила приуныла. - Да, ладно, не переймайся! - заметила Мира, что её слова огорчили подругу. - Найдутся они, не маленькие. Подождём. Всё равно нам нужны ответы. Без них уходить было бы глупо, так что не грусти. В конце концов, посмотри на это с другой стороны: мы остыли, немного отдохнём от них, они от нас... Это порой тоже необходимо.
  Мира утешала подругу, но вопросы-то оставались... У неё даже возникла мысль о том, что Мила могла бы посмотреть, где ребята, но, кто его знает, как к их магии отнесутся Чаровницы?! Рисковать не стоило. Пока они должны скрывать свои возможности. Ещё одним вопросом на повестке дня было само название обитательниц? Почему Чаровницы? Кто такие, чем занимаются? Ничего из ряда вон выходящего девчонки не заметили. На острове они жили уже четвёртый день. И каждое утро начиналось именно с этих вопросов...
  ************************************
  Тихо сгущалась ночь. Мира лежала с закрытыми глазами и делала вид, что спит. В конце концов, если ты не хочешь спать, это совсем не означает, что другие не нуждаются в отдыхе.
  Ночь кошкой подкрадывалась со всех сторон. Сегодня она затягивала небо чёрной масляной краской. Было душно и холодно одновременно. Шёл дождь. В такие минуты ты и не надеешься на чудо. Засыпаешь - дождь. Просыпаешься - дождь. Взору открывается пустая мгла. Как кисель, пожирает она всё изнутри, продвигаясь по планете, неся с собой заразу и безумство. Ты ошибся, это не дождь. Это земля плачет. Это земля скорбит за тех, кто покинул её навеки.
  Видишь, след от руки... Гаснет, меркнет... Не кричи, его не вернёшь...
  Время, ты так несправедливо! Ты плохой доктор! Ты не излечиваешь, ты фальшивка! Боль никуда не девается, не уходит! Она не исчезает. Всего лишь затаивается, замирает. Всё чёрно, темно вокруг. Горько на душе. Страшно и днём, и ночью. Этот страх тоже не исчезает.
  Дождь?.. Это земля плачет вместе с тобой. Это земля плачет вместо тебя... Когда нет сил смотреть на небо. Когда нет сил, чтобы смириться...
  Дождь... Ты хочешь что-то изменить, но понимаешь, что всё остаётся по-прежнему... Это небо сочувствует тебе. Оно не так бездушно и нелепо, как ты думал. Оно видит твои страдания. Оно понимает тебя. Сейчас оно плачет. Плачет, чтобы ты почувствовал, что не один. Ты не один! Не кори себя!!!
  Не плачь! Не плачь, если сердце кроится на части! Не плачь, если чувствуешь себя никому ненужным и брошенным! Не плачь! Ищи себя!
  Ищи выход в тёмной запертой комнате. Спроси себя: "Что? Почему? Как это могло произойти?"... Ты снова плачешь?..
  Не надо. Будь сильным. Смотри, ночь рисует своими красками мир для тебя. Ночь твоя союзница. Она всегда рядом. Не плачь! Ты боишься темноты? Не надо, она совсем не такая. Даже в темноте иногда можно чувствовать себя среди своих. Она не страшная. Редко, но она спасает. Просто учись слышать её голос...
  Дождь... Тяжёлые капли тихо орошали всё вокруг. Небо сочувствовало земле, которая умирала... Земля содрогалась под тяжёлой поступью ненависти и зла. Три Чёрных ангела принесли с собой заразу. А её дети... Они так медлили... Они всё ещё не могли понять, что всё вокруг гибнет. Отважные, но такие непонятливые, они кружили вокруг разгадки, не понимая первопричин. Враг подбирался ближе, ведь Пятеро обладали тайными знаниями и неким Ключом. Враг умертвлял всё вокруг.
  Уходила не красота... Исчезала жизнь!
  
  ГЛАВА
  
  "Если бы счастье заключалось в телесных удовольствиях,
   мы бы называли счастливыми быков". Гераклий.
  
  Анри блаженно потянулся. Да... Это было райским местом. Повсюду были мягкие подушки. Стояли вазы с фруктами, которые Анри периодически поглощал. Вокруг был покой, уют и... девушки! Правда, было одно "но": он не понимал их языка. Зато понимал недвусмысленные намёки! И это ему нравилось! Зачем скрывать свои желания? Если девушка хочет, грех отказывать ей в таком пустячном, а главное приятном деле!
  Все вопросы отошли на задний план. Все беспокойства и сомнения улетучивались. Хотелось хоть раз насладиться всласть. Анри приоткрыл один глаз. В его шатёр заглянула умильная мордашка.
  - Ты ко мне? - спросил он у неё, зная, что точного ответа всё равно не получит.
  - Са тенью си?.. - улыбнулась девушка и поднесла ему кубок с каким-то ароматным напитком. Она присела возле его ложа на колени и протянула кубок.
  - Спасибо, - Анри осушил его до дна. Ну, до чего же заботливые и милые! Наконец, заслуженный отдых!
  Аромат её волос кружил голову. Её весёлые и лукавые глаза могли свести с ума, кого угодно! Она была музой, спустившейся с небес! Она была самым удивительным созданием. И она боготворила Анри!..
  - Иди сюда... - привлёк Анри красавицу. В конце концов, для этого она и пришла...
  Аслан лежал. В голове был приятный шумок. Тихое, поистине умиротворяющее место. Мыслей не было. Голова отдыхала от раздумий. Странный терпковатый напиток, которым его почтовали, делал счастливым, отодвигая все заботы на задний план. Возле него, положив маленькую ладошку на его грудь, спала та самая девушка, которую он спас в лесу от падения. Очаровательная, весёлая, самостоятельная. В ней странным образом переплеталась знакомая непокорность и непосредственность. Хотя, почему знакомая? Таких девушек он ещё не встречал. Ему было хорошо с ней. Он отдыхал и телом и душой. Здесь было всё просто. Ответственности от него не требовал никто. Им были рады. Скорее всего, рассказы о злых Девах давно поросли былью. Возможно, в далёком прошлом так и было, но в настоящем это стало легендой. Мягкий поцелуй отвлёк его от мыслей. Аслан отпил из кубка, поднесённого его новой знакомой, и отдался приятному времяпровождению...
  Вечерело. Винар лежал на кровати. Вокруг сгущались сумерки. Полы шатра отворились. К нему заглянула гостья. Тихо, словно кошка, прошла она к кровати и в нерешительности села на краешек.
  - Привет, - поздоровался Винар. Тишина смущала. Но девушка ничего не ответила, лишь слабо улыбнулась. - Как тебя зовут? - снова молчание. - Винар, - Винар дотронулся до своей груди и ещё раз повторил своё имя.
  - Зисена, - улыбнулась девушка.
  - Уже приятно. Глядишь, общий язык найдём... - предположил Винар. - Да ты не стесняйся, иди сюда... - он похлопал рукой возле себя.
  Девушка улыбнулась, что-то лепеча. Она угостила Винара фруктами, называя их по-своему. Это было ново и интересно. Винар говорил ей свои названия. Они учились говорить друг с другом... Стало весело и смешно обоим. Девушка лукаво улыбнулась и поднесла Винару бокал с ароматным напитком.
  - За знакомство, - провозгласил Винар тост и залпом осушил содержимое. Если бы хотели убить, сделали бы это раньше... Вокруг расходился терпковатый аромат. Обрывками в воздухе застывали слова, сказанные его новой знакомой. Её глаза... Они манили и притягивали. Губы девушки отыскали его губы, дыхание на миг прервалось... Но её глаза!.. Желаннее и красивее них в этом мире не существовало ничего. Её глаза, бездонные, как сама прародительница Тьма. Её глаза...
  - Аманда... - прошептал Винар перед тем, как сон сомкнул его веки.
  - Винар!.. Винар... - звала девушка, надув губки, но безрезультатно. Сон Винара был крепким и беспробудным. Ему снилась она...
  **********************************
  Неделя близилась к своему логическому завершению. На девчонок теперь смотрели, кто как. Кто с завистью, кто не обращал внимания, кто с недоверием... Но лично их, это пока не интересовало. Они выжидали. Многое стало понятным, но ещё были неувязки. Например, Мира и Мила узнали, что каждая истинная Чаровница должна пройти три степени посвящения. Но этого добиваются лишь единицы.
  Первая степень посвящения даёт право человеку называться Гунжи канзо. Канзо относится к огню и церемонии огня. Это начальный цикл обучения. На этом этапе носят белую одежду. Поют, изучают защиту, являются вероятными кандидатами на... некую одержимость.
  Вторая ступень - Сар пойнт, что означает "на точке", тоесть покровительство. После этого, человека начинают называть Гунган или Мамбо, ему разрешается использовать священное таинство. Вторая ступень сродня нашим священникам и служителям. На церемониях они исполняют танцы и песни, проводят ритуалы.
  Третий уровень называется Асугвэ. Гунган или Мамбо Асугвэ сродни епископу. На церемонии они являются последней инстанцией, самой властной. Асугвэ также обладает правом последнего обращения, так называемого решающего голоса. Мира поняла, что женщина в белом была именно из этой категории.
  Они проходили обучение ещё с пятью будущими Чаровницами на начальном этапе. Им читали лекции о мироздании и высших силах.
  - Ты не слушаешь, - сделала ей замечание одна из девушек. - Тебе неинтересно?
  - Мне интересно, кто на вашем острове обладает Силой. Мне также интересно, почему вас называют Чаровницами? Если на вас нападут, вы будете им зубы заговаривать? Каким образом вы собираетесь отбиваться от врагов? - ответила спокойно Мира. Всё гениальное просто.
  - Силой? - приподняла женщина бровь. - Но она окружает вас! Вы разве не чувствуете этого?.. Покажите им! - властно распорядилась она. Одна из Чаровниц (уже посвящённых) молча без каких либо усилий согнула в руке кованный меч (!), другая, совсем ещё юная, играючи, разогнула его (!). Девушки, которые их окружали умели драться на мечах, стрелять из лука, прекрасно ездили верхом, были гибкими и сильными...
  - Впечатляет, - призналась Мира. - Но я говорю не об этом. Я говорю о магической силе.
  - Магической? Что это, Асугвэ? - обратилась одна из помощниц к женщине в белом.
  - Так называют чары, - коротко ответила та. - Но об этом ещё слишком рано говорить. Вы не прошли всего цикла.
  - Я слышу это уже не в первый раз, - пробормотала Мира. Но поднимать этот вопрос и впрямь не стоило. Она чувствовала это.
  Кем бы ни были Чаровницы, девушки обязательно узнают об их силе. Просто нужно выждать момент. И вообще, где их ребята?! Всё это очень замечательно, но их всё равно не достаёт!
  "Связанные одной нитью... Скованные одной цепью... - всплыли у Миры слова какой-то песни. Оставалось ждать. - Ещё не время...", - подумала Мира про себя. Это было истинной правдой, и она это знала.
  ********************************
  Она бормотала заклинания. Слова... Магический смысл содержится именно в них. Человеческая жадность не имеет границ, и даже на слова мы иногда скупимся. Если бы человеку соблюдать золотую середину, возможно, он избежал бы многих проблем, но что имеем, то имеем...
  Слова... Словом можно обрадовать, признаться в любви, выразить любые положительные эмоции. Можно огорчить, наговорить много гадостей. Парадокс, но во втором случае, человек всегда находит больше слов, чем в первом!
  Слова. Только человек с помощью нескольких одинаковых слов может выразить массу эмоций. Например, слова - я люблю тебя. Судите сами: я люблю тебя (только тебя, и никого другого), я тебя люблю (как ты ещё этого не понял! Всю жизнь за тебя готов отдать!), тебя люблю я (только я и никто другой. Ты нужна или нужен только мне), да, люблю я тебя (мол, чего привязалась или привязался, и так всё понятно!)...
  Слова... Они завораживают, втягивают. Вам кажется, что вы не найдёте общего языка с иностранцем? Ерунда! Просто вслушайтесь в его речь. Вы обязательно поймёте, что он хочет вам сообщить.
  Слова... Вокруг вас всё говорит. С вами разговаривает каждое дерево, куст, трава. Ветер нашёптывает вам настроение, вода - приятные воспоминания. Даже у тишины есть голос, главное, это научиться слушать.
  Слова... Говорите, кричите, шепчите! Это не важно, как вы будете это делать. Главное, озвучить то, что необходимо. Ведь, если вы в опасности, но никому об этом не скажете, никто об этом и не узнает...
  - Помогите... - шептала женщина в белом. - Помогите нам, мы в беде. Я чувствую её приближение. Всё вокруг угасает, меркнет, расплывается. Я чувствую нарастающее напряжение и злобу. Наша защита слабнет изо дня в день. Мы в беде. Помогите! Я боюсь, что не смогу всё это сохранить. Пошлите нам помощь! Пошлите нам защиту от врагов!..
  - Асугвэ... - услышала она осторожный голосок.
  - Входи, - разрешила жрица. - Что случилось?
  - Асугвэ, я по поводу новеньких...
  - Я слушаю.
  - Зачем они нам? Они не такие, они не разделяют нашего мнения, Асугвэ. Они могут нас предать! - беспокоилась девушка. Женщина в белом сосредоточенно обдумывала сказанное. Какое-то смутное чувство зародилось у неё, какие-то совсем другие мысли замелькали перед глазами.
  - Не беспокойся, Юнелли. Великие Близнецы позволили им прийти сюда. На то была их воля, никто не в праве оспаривать это решение. Они другие, это так. Но могу сказать тебе только одно, иногда помощь приходит оттуда, откуда её совсем не ждёшь. Даже враг может принести пользу...
  *******************************
  Райское место может быть разным. Что вы подразумеваете под словом "Рай"? Цветник, радость, ангелов?.. Но любые хорошие перемены после тяжёлых обстоятельств тоже можно назвать раем. Этим словом мы обозначаем блаженство и удовлетворённость душевного состояния, спокойствие и полное отсутствие проблем, жизнь без забот...
  - Я до сих пор не могу понять, почему Чаровниц считают кровожадными феминистками, - делился своими мыслями с друзьями Анри.
  - Возможно, что раньше так и было. Но времена меняются, меняются поколения и взгляды. Я бы назвал эти перемены хорошими, - ответил Аслан.
  - Ещё бы! - гоготнул Анри. - Исходя из тех взглядов, которыми нас одаривают эти аппетитные крошки, я вполне разделяю твоё мнение.
  - Винар, ты уснул что ли? Чего такой невесёлый? - спросил Аслан у друга. Винару не было грустно, но и не было весело. Ему хотелось спать. Жуткое состояние сонливости не покидало его не на минуту. Хотя размышлял он как никогда трезво.
  - Спать хочу, - зевнул он в ответ.
  - Чего, совсем заездили? Силёнок не хватает? Может, сваришь себе что-то вроде виагры? - съехидничал Анри. Винар пожал плечами.
  - Может и сварю, но сначала опробую на тебе, - Анри насупился. Другу вполне под силу было осуществить такое обещание. - Странно всё-таки, - опять зевнул Винар, - а почему эти Чаровницы нас принимают, как дорогих гостей? Мы здесь уже больше недели.
  - Девять дней, - подсказал Анри.
  - Вот. И за всё это время они разве что не молятся на нас. Слабо мне верится в такую доброту, - сказал Винар.
  - Да брось, эти розказни явно отпугивают девчонкам всю клиентуру. А им-то хочется!
  - Но они вполне могут оправдать себя перед другими жителями, - настаивал Винар, борясь со сном. Глаза не то, чтобы слипались, но состояние было ватно-туманным.
  - Винар, - услышали ребята девичий голосок. Они медленно обернулись.
  - Привет, Зисена, - кивнул Винар своей новой знакомой. Вид у неё был деловито-взъерошенный. Она недовольно скривилась. - Что случилось? - удивился Винар. - Я тебя обидел? - попытался спросить он жестами. Анри и Аслан только комично перемигивались и кривлялись, наблюдая за картиной. Девушка на колкие взгляды не обращала никакого внимания, продолжая выяснять отношения с Винаром на языке жестов. Она напомнила ему вечер.
  - Что я сделал? - развёл руками Винар. Он явно не догонял, чего от него хочет Зисена.
  - Уснул, - показала жестами девушка.
  - Понятно, ты её не удовлетворяешь, - хихикнул Анри. - Стареешь, брат...
  - Ну и что? - пытался втолковать девушке Винар. Его эта ситуация начинала раздражать. Зисена ему упорно объясняла, что ждала в тот вечер совсем не таких действий. Анри и Аслан подшучивали под боком.
  - ... Я сделала всё сама! - заключила на языке жестов Зисена.
  - Что?!! - Винар даже проснулся от такого объяснения. Анри и Аслан просто прыснули со смеху.
  - Я не Аманда. Я - Зисена! - гордо заключила девушка, стукнув себя по груди, и, развернувшись, удалилась. Винар сел, буквально открыв рот. Чётко произнесённое знакомое имя подействовало на него, словно ушат воды, вылитый на голову. Впрочем, не на него одного.
  - Ты всё ещё не можешь забыть эту вампиршу? - хмуро спросил Анри, враз теряя весёлую улыбку.
  - Отвали! - огрызнулся Винар. - Задолбал!
  Он открыл портал и исчез, оставив парней наедине. Впрочем, ненадолго. Выходка друга была забыта уже буквально через пять минут. К обществу Анри и Аслана присоединилось две смуглые черноглазые красотки. Они принесли фруктов и местного пьянящего вина. И всё вокруг опять стало казаться раем...
  ******************************
  После полудневной тренировки девчонки пришли на лекции по Чарам... Чарами здесь называли любое магическое воздействие. Сегодня будущих Чаровниц должны были обучить очень важному разделу - магии любви...
  Если вы или ваша подруга пожелаете послать любовные чары, чтобы привлечь внимание другой персоны, помните об основном принципе передачи энергии. Магическое действие всегда имеет больший шанс для успеха, если вы "замыкаете цепь".
  Мира и Мила впервые с интересом заслушались на лекции. До этого информация, которую доводили до них, не удивляла. Они знали многое. Но век живи - век учись...
  - Существует масса способов приворожить объект развития рода. Сперва необходимо удостовериться, что он подходит физически, то есть достаточно силён и здоров. И лишь затем можно приступать к обрядам...
  Миру и Милу обучали чарам приворота. Они знали массу разных способов - от особых слов на бумажках до слов во время застолья, а ещё приворот на свечах, во время танца, сжигая ладан, в ненастную погоду, при зеркале, на кольцо, сладости, даже на кровь, нитки, на след... А ещё они знали, что такого рода магией по своей природе обладает любая женщина, но ней может воспользоваться и мужчина. Но сейчас им рассказывали очень сильные ритуалы и снадобья. "Какой же должна быть отдача?!", - невольно блеснула мысль у Миры. Она продолжила слушать обряд...
  - Значит, следующим методом является заклинание кориандра. Это заклинание - хороший пример для использования объекта энергии, а ним в данном случае будет зелье... - дальше шло подробное описание и пропорциональность состава. - Заканчивайте словами "Да будет так!". Следующими будут Перивикль винка (барвинковые чары). Возьмите высушенные листья барвинка, траву Меркурри, ползущую лапчатку, вербену и розовые лепестки, поместите их в ступу и растолките до получения однородного порошка. Непрерывно повторяйте при этом: "Этим действием я заковываю (имя) и (имя) в оковы люби и желания". Затем две небольшие щепотки зарядите своей силой, это мы уже с вами проходили, залейте водой из вашего ритуального кубка и давайте настаиваться двенадцать часов. Лишь после этого им можно напоить инструмент для продолжения рода. Существует и масса других заклинаний - Торментилл, Сатор, Гиацинтовые Чары...
  - А, если не получится? И вообще, зачем нам это зверьё?! - задала вопрос ярая приверженка культа.
  - Девочка моя, - улыбнулась Асугвэ. - Эти звери действительно не стоят того, чтобы на них тратили время, силу и средства. Они - самое большое ничтожество, что было созданное божествами. Не зря же ОН разделил Близнецов! Но! Но без них наша раса вымрет. Они нужны нам лишь как средство продолжения рода. И всё! В остальном можно обойтись и без этих звероподобных мужланов.
  - Зачем же тратить на них силу? Можно заставить их! - сжала кулаки полноватая бойкая девушка лет восемнадцати отроду. Её темперамент вполне мог позволить ей это.
  - Понимаете, - хитро прищурилась Асугвэ, - можно заставить. И я научу вас, как. Но этим вы лишите себя удовольствия. У нас для них существует более ужасное наказание. Мы выбираем объект размножения: физически здоровый и развитый, создаём ему и вам все условия, привораживаем... Он уже готов исполнить любую вашу прихоть. Двадцать дней нужно, чтобы понять, не бездарно ли ваше общее дело. Всё это время зверям предоставляются лучшие условия. В конце концов, все имеют право на последнее желание. А затем, мы даём им другие настойки, лишаем воды и еды, полностью исключаем из рациона соль.
  - Для чего? - решилась задать вопрос Мира.
  - Это вы узнаете на нашем следующем занятии... А для этого жалкого подобия, что остаётся после наших чар, мы используем заклинание куклы - Льевонтэн дамоур...
  По правде говоря, Мира не думала, что всё обстояло настолько серьёзно. Радушие, беззаботность и веселье было напускным. Чаровницы действительно ненавидели мужчин, желая им лютой смерти. То, во что они превращали их, заставляло избегать феминисток. Всё вокруг на этом острове было пропитано матриархатом. И это было странным и серьёзным одновременно...
  *******************************
  Маран ходил сам не свой. Его люди гасли, как свечи. Они были обречены. Угрюмые тени, высохшие от слёз и плача, вот что сейчас окружало барона. И Дин потерял весёлость. Давно уже не было слышно его шуток и смеха. Всё вокруг было предано унынию и горькому разочарованию. Маран был подавлен, но упрямо не показывал этого. Если капитан корабля запаникует, что тогда делать экипажу? Но мысли-то никуда не денешь...
  - Маран... - услышал барон знакомый девичий голосок. Он обернулся. Позади него стояла симпатичная весёлая и жизнерадостная Аньетта. Длинные прямые светлые волосы аккуратно обрамляли круглое личико. Большие светлые, как у Марана, глаза блистали на лице. Это была его сестра. Бойкая и смелая, открытая, прямая и честная. - Ну, и чего ты здесь стоишь, словно исполин? Там внизу, между прочим, тебя люди ждут. Скоро посты менять, - это немного отвлекло барона. Аньетта была младше Марана, но вела себя по-взрослому рационально. - Ма-ра-а-ан! Я к тебе обращаюсь!
  - Слышу, слышу... - буркнул брат.
  - Слышит он, как же! Ох, женю я тебя! - пригрозила Аньетта, помахав пальцем. - Кстати, тебя Дин искал. Кроме того, у меня тоже неутешительные новости...
  - Что?
  - Диназа, служанка... Заболела сегодня. Я её изолировала, чтобы она не заразила остальных. Но, похоже, болезнь добралась и до нас. У неё жар, ломота, всё, как и в предыдущих случаях. - Аньетта помолчала. - Маран...
  - Что? - ещё больше нахмурился Маран. День ото дня становилось только хуже.
  - Мы сможем ей помочь?
  - Не знаю, Анье, не знаю.
  - Где твои пресловутые друзья? О них что-то слышно? - не отставала сестра.
  - Отстанешь ты, или нет?! - отмахнулся барон. Если бы он мог ответить на эти вопросы, такой ситуации не сложилось бы и вовсе. Если бы... - Занимайся своими делами и не суй свой нос, куда не следует! Всё! - отрезал он очередные расспросы неугомонной сестрёнки.
  Маран спустился во двор, оставив Аньетту наедине с собственным любопытством. Настроение только ухудшилось. Он даже похудел за последние две недели. Время бежало, как ардырейские скакуны, а дела не улучшались. Маран старался не допускать мысли о том, что с ребятами могло случиться что-то плохое. "Задержались", - успокаивал он себя. Вторым вопросом на повестке дня был: "Когда они вернутся?". Этот же вопрос каждый раз задавал ему Дин. И каждый раз получал однозначный ответ...
  - Не знаю... - ответил и на этот раз Маран. - Скоро...
  - На границе обнаружены странные тени. Стражники сказали, что они опасны, - поделился Дин.
  - Если это тень, то чего бояться?! - удивился барон.
  - Они говорят, что кони пугаются, а если она приближается к человеку, то может убить.
  - Опять напились на посту?!! Я их в трубочку скручу и на ворота вместо рога повешу! - нахмурился Маран.
  - Говорят, не пили, - улыбнулся Дин.
  - Может, и не ели? На голодной почве ещё не такое покажется, - отмахнулся Маран. - Меня больше эпидемия беспокоит. От этих д...в мы отобьемся, а вот что с болезнью делать?..
  - Не знаю, Маран, не знаю... Попали мы с тобой, друг. Ничего, как-то выпутаемся. Надо только ребят подождать...
  ГЛАВА
  
  "Проклинаю тебя, ибо ты ни холоден, ни горяч. О, если бы ты был холоден или
  горяч! Но ты так тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих".
   Апокалипсис.
  
  Часто ли бывает, что вы предаётесь зову сердца? Оно говорит вам - отдохни, и вы отдыхаете, оно говорит - оставь, и вы уходите... А, может, вы что-то путаете?.. Лень - это смертельный грех для человека. Эта истомная одурь доводит вас до паралича. Вы отвыкаете что-либо делать. После этого любая работа кажется вам чем-то и вовсе непостижимым и трудным. А ведь это не так. Человек - совершенное и уникальное существо, ему по плечу любое дело. Очень важно научиться отличать слова сердца от слов лени. Пускай вам придётся терять мужество, бодрость духа, веру... Необходимо продолжать идти вперёд. Поверьте, любое движение, это продвижение. Но, если вы будете стоять на месте, это ничего не изменит. Сердце всегда зовёт вперёд, лень говорит: "не спеши"...
  Анри поднял тяжёлую голову с подушек. Спать не хотелось, но состояние было туманным и размытым, словно лужа. В голове стоял шум и звон из девичьего смеха. Перед глазами мелькали какие-то образы, хотелось пить. Анри вышел из шатра. Мимоходом он заметил, как на него покосились девушки, сидевшие у костра.
  - Рьетур, - обратилась к нему одна. Анри остановился посмотреть, что она хочет. Три девушки сидели у дров. Огонь из них пока никто не разжёг. Над будущим костром висел котелок. Чаровницы были одеты из ряда вон удобно: кто в кожаной одежде, кто в длинных туниках. К Анри обращалась та, что была одета по-мужски: в брюки из кожи и куртку, на её поясе висел недлинный меч. - Рьетур рентне, - с явной угрозой в голосе обратилась она к Анри.
  - Какого чёрта ты хочешь? - незлобно удивился тот. - Чтоб я понимал хоть слово... Учти, я пока не в состоянии, зайдёшь попозже, - кивнул он, и собрался уже было продолжить свой путь.
  - Рьентур пар ла! - тихо и внятно проговорила девушка.
  - Он озэр! Па бьян, - что-то пробормотала ей подруга.
  - Ту экзечерэ, - ответила та, что была в коже. - Рьетур рентне, - опять обратилась она к Анри.
  - Ой, проблем с вами не оберёшься! Один головняк! - покачал головой тот. - Ну, чего привязались? - голова ни черта не соображала, а тут ещё и эти назойливые курицы, возомнившие себя богинями любви.
  - РЬЕТУР! - приподнялась девушка в коже. Две другие с интересом и нарастающим беспокойством переглядывались.
  "А! Наверное, она просит, чтобы я огонь разжег!", - осенило Анри. Он направил в сторону будущего костерка руку. Перстень на его руке сверкнул и брёвна вспыхнули.
  - Ки со?! - вскочили девушки. - Оогун! Этонан! Шанго! Оогун! - заметались они в стороны, оставив Анри в покое.
  "Надо же, как обрадовались... - пожал плечами Анри. - Дикарки, что с них взять. Огонь, как огонь...".
  - Оогун... - медленно хлопая ресницами, пробормотала девушка в коже.
  - Пожалуйста, - механически ответил Анри, и направился к палатке Аслана.
  
  
  
  **********************************
  Мира сидела у огня, уткнувшись взглядом в землю. Совсем невесело было на душе. А на сердце и того поди хуже. Мерзко, холодно и одиноко. Радовало только одно: ничего не снилось. Однако мысли от этого веселей не стали.
  "Потери учат. Каждый раз что-то теряя, мы обретаем, - говорила она сама себе. - Ты знаешь, какую боль причиняют раны, ты знаешь, что такое равнодушие друзей...
  Да уж, они отвернулись от меня и Милы.
  Но ведь ты знаешь, что так и должно было произойти.
  Знаю! А, что от этого легче стало?! Я знаю слишком многое, но это не спасает! - воевала она сама с собой.
  А знаешь, почему? Потому что ты не знаешь ещё большего. Твои эмоции пока ещё держат верх над разумом...
  Вот, что я тебе скажу... Я ненавижу одиночество! Это самое плохое, что может для меня быть, но я теряю и каждый раз остаюсь один на один с этим чувством. Больше всего я хотела бы оказаться рядом с Асланом, Анри и Винаром на даче, но я всё ещё тут. Я хотела бы увидеть маму и выпить чашку любимого кофе, но это тоже исключено. Я хочу на любимую работу и учёбу, но знания я получаю в несколько ином виде. Я совершенно запуталась. Я не знаю, что мне делать дальше!
  Слушай... Слушай и жди. Всё это своевременно. Всё обязательно переменится в лучшую сторону. Нужно только немного подождать...".
  - Какие заботы терзают тебя, Мираэль? - голос Асугвэ отвлёк Миру от гнетущих воспоминаний и раздумий. Мира подняла глаза на женщину в белом.
  - Да, так... Ничего, - "Не жаловаться же ей...".
  - Тебя что-то мучит, я знаю.
  - Я думаю над тем, как устроен этот мир, - вздохнула Мира. Она не до конца определилась, как ей быть дальше. Неподалёку тренировалась Мила. Она обучала Чаровниц стрельбе из лука, а они показывали ей свои приёмы ведения боя. Мира невольно залюбовалась и задумалась, упуская из виду то, что возле неё сидит важная персона.
  - С помощью огня Великие дают нам представление о воде. С помощью земли - учат нас тому, что такое воздух. А смертью они показывают важность и ценность жизни.
  - Я не знаю, что Великие хотят показать нам смертью, но кроме слёз и горечи, меня лично это ничему не научило! - резко ответила Мира и прикусила язык. Из-за волнения и досады она не совсем корректно себя вела.
  - Думаю, ты просто не до конца всего осознала. Посмотри вперёд. Что ты видишь? - Мира осмотрелась. Впереди было небольшое поле, чуть поодаль протекала мелкая, но чистая речушка, дальше шли дебри. А на этой стороне был разбит лагерь Чаровниц Прямо напротив тренировалась её лучшая подруга.... Мира ещё удивлялась: всё, как на ладони.
  - Ничего особенного: лес, вода, лагерь...
  - Ты назвала это ничем особенным, а это чудо. Ведь вода обтекает любые препятствия, которые встречаются ей на пути. Её не удержит никто и ничто. Потому что водную гладь нельзя разбить, порезать или поранить. На её страдающей поверхности не остаётся шрамов, но разве это означает, что она знает меньше?! Слабый и маленький ручеек постепенно становится больше и шире от слияния с другими, а реки впадают в большое озеро. И наступает миг, когда никакие преграды не в силах сдерживать его мощь.
  Мира слушала в пол уха. "Причём здесь вода?! Начали за здравие, закончим за упокой". Её мысли были далеко от всего этого. Она устала от неопределённости и одиночества, хотя и знала, что нужно подождать. Вот и настал тот самый момент истины. Когда-то Мира желала попасть в другой мир, полный опасностей и приключений. И, что же?..
  *********************************
  Чаровницы жили в палатках из веток, листьев и дерева. Они были устроены так, что напоминали с виду шалаши, но внутри были вполне вместительными и уютными. Питались Чаровницы тем, что ловили на тренировках и охоте. Охотились строго по графику, который устанавливала Асугвэ. Её слушали беспрекословно, ведь она обладала Чарами Древних и учила ним остальных. Кроме графика охот, был отдельный график дежурств и учений. Дежурили по три - пять человек, это была команда, которая готовила для остальных. Таких команд было тоже от трёх до десяти.
  - Не знаю, но что-то происходит, - заговорщицки проговорила одна из дежурных, одетая в длинную светлую тунику. Она и её две подруги сидели у ещё не разожжённого огня и обсуждали происходящее. Эти звероподобные попытались сегодня напасть на лагерь!
  - Брось, - отмахнулась другая, одетая в кожаные брюки и куртку. Её волосы были затянуты в хвост, - такое уже было. Разве ты не помнишь? У них бывают такие периоды. Ничего, наши их проучат, и всё станет на свои места.
  - Нет, - никак не могла угомониться первая, - что-то здесь не то. Я чувствую. И Асугвэ в последнее время ходит сама не своя. Странная она стала. Всё больше с духами общается.
  - Ага, а ещё с этими новенькими, - добавила третья Чаровница, которая до этого сидела молча.
  - Смотри, чудовищу не спится, - обратила внимание дежурная в тунике. Та, что была одета в кожу и третья дежурная, обернулись.
  - Странно, - проговорила та, что в коже, - его же напоили, он должен спать без памяти как минимум двое суток... Иди обратно, - повысила она голос на Анри, который вышел из шатра. Он остановился и посмотрел на неё остекленело-заплывшим взглядом, пытаясь сосредоточится. От этого взгляда у девушек по спине пробежал холодок. После снадобья, которым напоили ребят, этого не должно было случиться. Все, кто его пробовал, спали, как убитые. Но это ещё не всё. Оно подвергало жертву в особое послушание и оцепенение. - Иди обратно, - опять приказала девушка. Анри что-то невнятно пробормотал в ответ.
  - Он не слушается?! Не может быть! - удивилась девушка в тунике. - Что же делать?
  - Ничего! - огрызнулась девушка в коже. - Я к тебе обращаюсь, иди в шатёр! - заскрипела она зубами. - Мерзкая тварь! В шатёр! - но Анри пробормотав что-то в ответ, явно не собирался выполнять её "просьбы", пускай даже такие настойчивые. Девушка в коже приподнялась. Её рука механически потянулась к клинку. Но тут случилось нечто невообразимое. Тот, кто сейчас должен был слушаться, как бледная овечка, вытянув руку вперёд, сказал какое-то слово, и огонь позади девушек вспыхнул!
  - Он знает чары! - вскочили девушки. - Это Оогун! Он спустился к нам! Шанго! Оогун! - Анри постоял несколько секунд, что-то снова пробормотал и направился в другой шатёр, где был второй незнакомец.
  - Оогун... - медленно, как во сне проговорила девушка, хлопая ресницами. Этого просто не могло быть. Асугвэ... Она должна знать, что это значит...
  *********************************
  - Нам нужны их знания. Чаровницы обладают умением делать из живых мёртвых и из мёртвых - живых. Покорных и сильных. Они знают секрет части ключа!
  - Мой Господин, но мы тоже обладаем такими знаниями.
  - Ты прав, мой мальчик, но всё основано на равновесии. Пока все в равной степени обладают подобного рода умениями, нет преимущества. Мы добились подчинения среди народа. Никто из них и не догадывается о переменах в их жалких, но, к счастью, очень жадных душонках. Они думают, что совершают благое дело, но ошибаются. Они даже здесь пытаются обмануть друг друга и самих себя. Добиваясь мнимой справедливости, они пытаются уравнять шансы, завидуя в глубине душе тем, кто знает больше.
  - По сути, это не имеет значения, ведь государства поклоняются нам.
  - Ты прав. Но так и должно было случиться. Их время уходит. Наступает время перемен, наше время... Они хотели чего-то светлого? Пускай. Мы дадим им это. Этим безмозглым людишкам нужна светлая идея, фантом, праобраз, больше ничего. В очень короткий срок они сами всё исковеркают и изменят до неузнаваемости. Просто они наши. Они гораздо ближе к нашей стороне, чем думает моя сестра.
  - Да, мой Господин, но я всё же не понимаю, для чего нам Чаровницы? Меня больше волнуют Иные...
  - Пока рано волноваться, мой мальчик, конечно, нам не известны их мотивы, но уже потому, что они там, стоит наведаться на их остров.
  - Мой Господин, Чаровницы ненавидят мужчин, это так?
  - Ненавидят, - кивнул головой Хозяин.
  - Но почему Иные поехали туда? Это для них не опасно?
  - Чаровницы опасны для любого. Они дикие и замкнутые истерички, свихнувшиеся на идеях женской власти. Они сильные и ловкие. Чаровницы некогда обладали истинной Силой. Это позволяло держать в страхе все близ лежащие земли. Но время... Время неумолимо ко всем. Прошло много времени. Их знания забываются. Они совсем уже не те Чаровницы, что были раньше. И всё же, некоторые знания о твердях мира передаются из поколения в поколение. Возможно, они что-то знают о ключе и Иных. Нам нужны их знания.
  - Тогда позвольте мне, Мой Хозяин, я всё разведаю и узнаю.
  - Нет, мой мальчик, твой час ещё не настал. К тому же, ты нужен мне здесь. Поверь, там от тебя будет мало проку. С женщиной может совладать только женщина...
  - Хорошо, Хозяин, я всё сделаю, - прошелестела тень...
  **********************************
  Мужчины грелись у огня. Каждый из них был одет в зелёную тунику, подвязанную поясом. Одежда некоторых местами превратилась в лохмотья, но их это не волновало. Их смысл существования был в другом...
  Мужчины, что сидели у огня, были причарованы. Каждый из них когда-то попал в руки Чаровниц-мужененавистниц. Попал и... пропал. Чаровницы привораживали, привязывали, очаровывали, лишали покоя, отбирали жизнь. Кто знается на Чарах и понимает, к чему они могут привести, не пользуется такими методами. Если любишь, ты не станешь так действовать. Поверьте, это в любом случае не принесёт стопроцентного удовлетворения. Человек, которого привораживают, никого и ничего вокруг не видит. Любой приворот, по сути, навязывание чужой воли. Это акт лёгкого рабства. Разве такого ты пожелаешь любимому?
  Чаровницы не любили. Они отучались от этого. Они жили и использовали мужчин и их труд. А их оружием были Чары.
  Время действительно загадочная штука: исцеляет, забирает, лечит... Из поколения в поколения передавались знания Чаровницам. Знания передавались, а сила утеривалась. Сила - это внутренняя сущность. Её можно передать, но это слишком сложно, почти невозможно (сказано - почти, а не совсем невозможно). Знания - приобретённые навыки. Но даже они рассеиваются со временем. Так было и с Чаровницами. Из их умений, которыми они обладали, остались лишь Чары...
  Но Чаровницы не убивали. Ненавидели, презирали - да, но убивать... Зачем? Это одноразовое действие. А месть требует многократности. Ведь месть, это блюдо, которое подают холодным и через чужие руки. Чаровницы поступали именно так.
  Среди нас попадаются разные люди. Кто-то слабее, кто-то сильнее по характеру. Но любовь связывает всех одинаково. На начальном этапе Чаровницы привораживали мужчин, попадающих на остров. Они пользовались их силой и умением.
  Лагерь Чаровниц огорожен особой силой, которая не даёт увидеть его со стороны. Но Асугвэ, или женщина в белом, позволяла водам пропускать тех, кто по её мнению, подходил для роли инструмента продолжения рода. Их принимали, как дорогих гостей. От двенадцати до двадцати дней мужчин ублажали, как в раю, но потом всё резко менялось. Это было так, словно впадаешь в немилость. Их поили другими настойками, связывали другими ритуалами и... выгоняли за пределы лагеря. Он снова становился невидимой преградой. Очарованные выли от тоски и боли, пеняли на судьбу, превращались в кровавых монстров. Объединяясь в общину, они создали свой лагерь, не пропуская соперников. Изредка Чаровницы звали кого-нибудь из них обратно в свой лагерь, а затем снова всё повторялось.
  Мужчин называли зверьём, монстрами... Но их роли нельзя было позавидовать. Мысли каждого из них были возле Чаровниц. Они убивали друг друга ради несбывшейся мечты. Чужаки на остров не допускались. Поползли слухи о кровавых Чаровницах...
  Мужчины грелись у огня. Их лица были изнемождёнными, суровыми, замученными. Они не разговаривали и не шутили. Веселье давно покинуло их разум. Костров было много. Но везде было одинаково тихо и мрачно.
  Повеяло приторным и сладким ароматом. Тихо зазвенела странная мелодичная музыка, словно кто-то напевал мелодию про себя. Мужчины насторожились. Из темноты вынырнули хрупкие женские фигурки и начали странный замысловатый танец. Красивые тела кружились вокруг огня, завораживая своей лёгкостью, настойчивая музыка звала, развивая воображения. Мужчины не делали попыток встать. Они явно были сбиты с толку. Но это было так, пока не появилась ОНА...
  Гибкое молодое тело укутывали чёрные, словно воронье крыло, волосы. Большие чёрные, как сама прародительница тьма, глаза открывали глубины истины. Улыбка звала и манила. Мужчины будто очнулись от такой красоты. А, когда незнакомка заговорила, мужчины сбросили оковы ворожбы.
  Они возненавидели Чаровниц!
  *****************************
  Свинцовые тучи сгущались над лагерем. Что-то происходило. Что-то очень сильное и существенное. Каждый наверняка проходил через такие ощущения. Не стало слышно птиц. Нет, они продолжали щебетать, но эти звуки терялись в хаосе эмоций, которые наполняли всё вокруг. Подул сильный и резкий ветер. Как-то нехорошо и зябко стало вдруг. Чаровницы продолжали заниматься своими делами. Кто возился с только что принесёнными тушками животных, кто-то продолжал обучаться искусству боя, многих в лагере и вовсе не было. Сегодня был день охоты и сбора урожая. Но некоторые из присутствующих внезапно замерли, напрягшись.
  Асугвэ нахмурилась. Она тоже почувствовала перемены. И эти перемены отнюдь нельзя было назвать хорошими. Асугвэ отодвинула полог шатра и вышла. Головная боль нарастала с каждой минутой. Женщина в белом повертела головой, попытавшись установить причину своих ощущений и беспокойства, и вдруг с удивлением поняла, что защиты, которой она окружила лагерь, больше нет. Теперь их лагерь был, как на ладони. Он стал видимым для глаз чужаков. Асугвэ сдвинула и раздвинула брови и хлопнула в ладоши. Для кого-то могло показаться, что это был обычный хлопок, но это было вовсе не так. Хрупкие руки женщины в белом обратили на себя внимания абсолютно всех, кто находился в лагере.
  - Чаровницы, я хочу, чтобы вы приготовились. Враг поблизости. Наша защита кем-то прорвана. До тех пор, пока я не восстановлю её, придется охранять лагерь своими силами. Вперёд, мои славные. Великие с нами!
  Такого раньше не случалось. Нападения были, но чтобы прорвать защиту?!. Чаровницы с непониманием уставились на Асугвэ. Это проверка? Или всё настолько серьёзно? Положение спасли Гунган (те, кто прошли вторую степень посвящения).
  - Чего встали, как деревья? За оружие! Считайте, что это тренировка. Если на нас нападут звери, у нас будет возможность показать, чего стоят они, а чего мы. Вы готовы?!
  - Да!!! - это придало сил. Звери должны узнать истинную силу Чаровниц.
  Асугвэ вся как-то сгорбилась, поникла. Она собирала силу для того, чтобы восстановить защиту. Но такое быстро не делается... Женщина в белом возвела руки к небу...
  - Вы, те, кто питает небо и землю. Вы, те, кто является защитниками всего сущего. Вы, те, кто охраняли нас всё это время, помогите... Эрзулия, не отворачивайся от нас! Эрзулия, фан ти жён мэтрэ кай ла! Фан ти жён мэтрэ кай ла! Па рель си у потэ фанга пи фо! Эрзулия, фан ти жён мэтрэ кай ла, пакэит мвэт тут миэр. Оогун, Шанго, Локо, Гуэд, Агвэ, Симби... Сэт кут куто, прэтэ м дин, а пруат. Сан мвэн а пэ кут! Не отворачивайтесь от нас. Пошлите нам вашу помощь и поддержку... - уже почти беззвучно шептали губы Асугвэ.
  Чаровницы с удивлением смотрели на Асугвэ. Она танцевала белый танец?!! Женщина в белом начала идти против часовой стрелки. Её движения были плавными и гибкими, полными грации. Они завораживали своей женственностью и силой одновременно. Танец играет не меньшую роль, чем слова. Каждое движение вашего тела, это символ. А танец, это текст вашей души. Не стыдитесь танцевать, это помогает открывать истинные эмоции...
  Чаровницам не удалось досмотреть окончание ритуала. По другую сторону речушки показались враги...
  Если бы не этот горящий взгляд и перекошенные лица... Если бы не слюна, брызгающая от злобы в разные стороны... Если бы не оружие, которое до побеления в костяшках сжимали руки... Чаровниц можно было бы переубедить в том, что мужчины могут быть, если не зверьём, то, по крайней мере, пушистыми зверьками... Но вид озлобленных и обиженных говорил сам за себя.
  - Вперёд, они не имеют власти! - вопили нападавшие.
  Мужчины ступили в воду.
  - Вперёд! - закричали Гунган. - Они не должны перейти реку!
  Женщины зашли в воду.
  Женщины, девушки, девочки... Испокон веков эту половину считают слабой и беззащитной. Из-за них все ссоры, из-за них войны и распри. Это именно им мужчины пытаются что-то доказать. Это ради них завоёвываются земли и покоряются страны. Слабый пол...
  Слабый?!! Посмотрите на то, что сможет вас переубедить! Женщина, взявшая оружие в руки, становится совсем другой!..
  Чаровницы без промаха били из луков, прекрасно владели короткими облегчёнными мечами, были гибкими, быстрыми и смелыми. Вот одна, замахнувшись, лишила какого-то мужчину в зелёной тунике руки. Кровь... Она была не первой на этом острове. И всё же, сегодня её стало слишком много. Вода окрасилась в красный цвет. Мужчины выли и сражались. За что? За кого? Зачем? Женщины рычали и отбивались. Они не собирались уступать.
  Вот упала первая Чаровница. Ей не нужно было идти сражаться. Это был не её бой. Она была слишком юной, чтобы выстоять против взрослых мужчин. Пятнадцать лет - это возраст, но не для сражений.
  Что же ты наделала, девочка? Зачем это всё? Для чего? Большие карие глаза стеклянно уставились в небо. Окровавленные полосы поползли по воде, растекаясь, всё дальше и дальше. Последними звуками, которые запомнила девочка, были звуки скрежета стали, звон и лязг оружия. Разве такое должны были слышать уши этой девчонки? Нет, в пятнадцать лет она должна была внимать совсем другому... Слова любви и нежности, весёлые шутки, смех... Но она такого больше не узнает никогда...
  Мужчины, словно озверевшие самцы, дрались на смерть. В голове у каждого был голос. Её голос... Они не видели перед собой слабых существ, они не видели тех, на кого всё это время молились, они не видели тех, кто их приворожил, привязав к себе мёртвыми нитками... Перед ними был враг! Равный по соперничеству.
  Вода стала красного цвета от крови. Ветер уносил крики и стоны в разных направлениях. Падали тела, падало оружие, падали жизни. Мужская и женская половины дрались. Дрались не на жизнь - на смерть! Выпад, удар! Выпад, снова удар! Женщины скрипели зубами, отводя руки мужчин. Они теснили их обратно. Гунган не подпускали никого к берегу. Вокруг каждой из них развернулся маленький смертельный стальной вихрь. Возле ног лежали изрубленные тела.
  Чаровницы не любили, когда в их дела вмешивались. Чаровницы не допускали к себе чужаков. Чаровницы ненавидели мужчин!
  - Дло квала маньэая. Ман сэнил лё манае кан птит ли. Месиэ ла кван авансэ пуль вэ ё. Ю праль вэ ки жён яп мэ о женю... - шептали губы женщины в белом. Её белый танец выглядел жутко и странно на фоне красной льющейся крови. Как будто белая птица радовалась чужой смерти...
  Мужчины отступали... Осклабленные лица, окровавленные руки, обезглавленные тела - вот, что наполняло всё вокруг. Чаровницы отстояли свою землю. Мужчин было много. Потерь с их стороны было тоже много. Но на каждых шестерых убитых зверей всё же приходилась одна Чаровница...
  Это сражение унесло четверых... Раненых и убитых аккуратно выносили из красной и вязкой от крови воды. А белый танец продолжался, словно смерть пришла повеселиться на чужом балу...
  ****************************
  Мира и Мила уже подходили к лагерю. В больших плетеных корзинах были яркие синие фрукты. Сладкие и спелые, по вкусу они напоминали нашу клубнику, но по цвету скорее походили на маленькие клочки неба или красивые воздушные шарики. Солнце куда-то пропало, вместо него подул сильный ветер. Мира поёжилась, втягивая голову. Мила резко остановилась.
  - Что это? - сосредоточенно спросила она, глядя куда-то вдаль.
  - Где? - попыталась понять, что удивило подругу, спросила Мира.
  - Ты чувствуешь? - медленно хмурясь, спросила Мила.
  - Абсолютно ничего не чувствую, - как на духу призналась Мира.
  Вместо дальнейших расспросов и объяснений подруга ускорила шаг. Корзину с фруктами она поставила у дерева. До лагеря оставалось минут пять ходу. Мира ничего не успела выяснить, но не торчать же ей до прихода подруги?! Пришлось последовать примеру Милы. Удивляясь, всё больше, Мира последовала за ней.
  Мила слышала знакомый запах. Голову словно зажали в тиски. Она вдруг почувствовала странный пьянящий аромат. Приторный, манящий, сладкий. От него Милу тошнило и выворачивало, но она продолжала идти навстречу источнику. Мира пыталась расспросить, что происходит только первые две минуты. Но по напряжённому лицу подруги поняла, что её пока беспокоить не стоит.
   Через некоторое время странных блужданий и поисков "ничего", девушки вышли на поляну. Это было красивое место. Зелёные ветви растений качались от ветра. Небо отблёскивало на камнях и кронах деревьев. Большие, местами поросшие валуны, словно маленькие каменные гиганты, охраняли эти места. Но то, что увидели девушки, заставило их просто заледенеть от ужаса. Повсюду витал запах смерти. Нет, её здесь не было, она уже успела уйти. Вместо неё неподалёку от высохшего огромного дерева-исполина стоял... Винар. В его руке был окровавленный изогнутый нож...
  - Винар, - сдавленно прошептала Мира. У неё всё опустилось внутри. Она очень давно не видела друга, но из-за происходящего Мира не поприветствовала его, как обычно, - что это? - всё также тихо спросила она. Мила тоже стояла рядом, словно вкопанная.
  - Нож, - нахмурившись, ответил Винар. Он был сосредоточен и собран. Странно, но его совсем не удивило присутствие Миры и Милы. Он даже не удосужился поприветствовать их. Его больше интересовал тот факт, что на ноже была... кровь. Кровь человека...
  - Нет, это! - побледневшая Мила подняла руку вверх. Винар задрал голову и похолодел. Он стоял возле большого сухого дерева, огромные ветви которого широко раскинулись в разные стороны. А на одной из них... висело тело зарезанной девушки. Это была одна из Чаровниц.
  - П...ц, - пробормотал Винар.
  - Винар, - медленно оправлялась Мира от пережитого шока, - это ты?..
  - Совсем чокнулась?!! - ошалело посмотрел на неё друг. Его голубые глаза выражали удивление и ничего больше.
  - Понятно, извини... - Мира поняла, что он оказался здесь случайно. - Надо её снять... - помолчав, сказала она. С этими словами она вытащила и метнула нож, перерезав верёвку, которая окручивала изрезанную девушку. Тело повалилось на землю, словно кулёк с мукой. Друзья подошли ближе. Винар присел и аккуратно перевернул Чаровницу. Мила прикрыла губы ладошкой и отвернулась. Мира заметила на её глазах слёзы. Они знали эту девочку. Это была самая молодая и самая смышленая Гунган из Чаровниц. Она учила Милу своим приёмам борьбы.
  - Чёрт, кто же так над ней постарался? - осматривая раны, пробормотал Винар. На теле девушки не было живого места. Она вся была изрезана практически в мелкую полосочку. Кровь вытекала из тонких нанесённых ран медленно, абсолютно обескровливая жертву.
  - Такое мог сделать только садист, - вынесла приговор Мира. - Нужно вернуться в лагерь и предупредить остальных, - с этими словами Мира встала. Она больше не могла видеть это зрелище. Больше тяготило лишь то, что они опять опоздали и ничем не смогут помочь.
  - В какой лагерь? - поднимаясь, следом спросил Винар. И только сейчас Мира поняла всю странность ситуации.
  - А ты, собственно, откуда? - разведя руками, спросила она. - Как ты здесь оказался? И, как давно?
  - Я из... лагеря Чаровниц. Мы тут уже долго.
  - МЫ? - не поняла Мира. Мила сидела над телом девушки.
  - Я и пацаны.
  - Слушай, этого не может быть. Мы тоже из лагеря Чаровниц, но мы вас там не видели, - продолжала выяснять обстоятельства Мира.
  - Как ты оказался возле неё? - неожиданно раздался голос Милы. Винар и Мира уставились на подругу.
  - Я по лесу гулял, увидел нож, подошёл, взял, а потом появились вы. Я не видел её... - ответил Винар.
  - Как ты мог наткнуться на неё вот так посреди этих зарослей?!
  - Точно так же, как и вы! - резко ответил Винар. - Я не знаю этой девушки, и я её не трогал! - Мила больше ничего не сказала. Она медленно поднялась и пошла в ту сторону, где девчонки оставили свои корзины с фруктами. Мира посмотрела в спину подруги и кивнула Винару.
  - Пойдём...
  ГЛАВА
  
  И, когда рядом рухнет израненный друг,
  И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,
  И, когда ты без кожи останешься вдруг
   Оттого, что убили его, не тебя... В. Высоцкий (отрывок).
  
  Кровавый закат был взглядом убийцы. Сегодня он потерял всякое очарование. В этот вечер он нёс только скорбь и траур. Жаркий и душный ветер теребил волосы поникших, но оставшихся в живых, Чаровниц. Дети, девушки и женщины стояли, угрюмо и мрачно глядя перед собой. На большом камне-жертвеннике, близ которого обычно проходили собрания и лекции Чаровниц, лежали тела их соратниц и подруг. Даже странный ритуал дессонин не удивлял. Белые одежды сливались с бледными обескровлеными лицами. Каждая из Чаровниц подходила, чтобы попрощаться с ушедшими. Их предадут огню Шанго на рассвете...
  - Асугвэ, - обратилась Мира к женщине в белом. - Послушайте, это ведь не просто так. Чары перестали действовать, защита ослабла. Зло ступило и на ваши земли. Посмотрите на раны этой девушки. Это письмена Тёмной магии. Очень сильной и древней. Мы приехали сюда с одной целью - просить вашей помощи. Но вы до сих пор не ответили нам, а теперь...
  - Мы знаем, как это отогнать, - резко сказала женщина. Мира немного втянула голову от неожиданности. Асугвэ говорила зло и гордо, как в первый день их встречи. - Мы принесём жертву нашим богам! Они восстановят защиту! Звери увидят трупы зверей!!! Им всё равно не совладать с нами! Чаровницы испокон веков правили этим местом, не подпуская чужаков. Сегодня они осмелились поднять руку на наши владения, а завтра мы покажем им, кто на этих землях Хозяйки!
  - Зачем нужны лишние жертвы? Нужно избавиться от причины, - стояла на своём Мира. - Нужно узнать из-за чего мужчины напали на вас.
  - Такое уже случалось. Они слабые, вот и злятся. Наша сила не даёт им покоя. Они - ничтожество, пыль, никому не нужная ветошь!
  - Не хочу с вами спорить, Асугвэ. Но из-за этого ничтожества вы потеряли шесть человек! Я прошу дать ответ на мой вопрос: знаете ли вы, что за зло грядёт на Неогею? Из-за чего гибнут люди? Знаете ли вы лекарства и причины странной эпидемии?
  - Девочка, меня не интересует, что происходит там, - она махнула рукой. - Мы не помогаем врагу. Если на их земли пришла зараза, им же хуже. Мы не станем им помогать. Несколькими тысячами зверей станет меньше и земля вздохнёт спокойно. Это из-за них все беды и скорби, из-за них все неприятности! Хвала богам, они оберегают нас от этого! Это они сегодня помогли нам, значит, их нужно отблагодарить - принести жертву.
  - Но так ли вы уверены, что они будут делать это и впредь?!
  Дольше слушать этот бред, который лился из уст, как полагала Мира раньше, мудрой женщины, она не могла. Извинившись и негодуя, она вышла из шатра Асугвэ.
  "Неужели все бабы такие упрямые?! Никогда бы не согласилась с этим раньше, но эта - просто ослица! Прав был Винар, ничего они не знают...".
  Мира покачала головой и пошла к своему шатру. Милы на месте не оказалось. Куда подевалась подруга, пока она беседовала с Асугвэ, Мира не знала, но волноваться было рано. С Винаром они поговорили и разошлись, узнав всё, что необходимо. Девчонки попросили рассказать друга обо всём, начиная с момента попадания на остров... Дело пахло жареным. Похоже, Мира поняла, кого хочет принести в жертву богам Асугвэ. Но у них есть ещё два дня, чтобы обдумать план побега, или ухода (убегают только крысы и трусы). Жертвы Чаровницы приносили только в полнолуние.
  "Не понимаю только одного, - размышляла про себя Мира. - Мужчин они ненавидят, но боги у них в большинстве мужского пола! Что же это выходит, Чаровницы поклоняются врагу?! Интересненькая теология...".
  **********************************
  Мы часто планируем и предполагаем. Мы думаем, мы загадываем и рассчитываем. Но не у всех получается воплощать задуманное. Иногда нам что-то мешает, и желание остаётся желанием...
  Асугвэ огласила отбой. На улице орудовала ночь. Она хотела, чтобы её воспитанницы выспались перед завтрашним боем. Но разве так беспечно поступают перед носом у врага?!
  Винар возник в шатре Анри неожиданно, как небесная манна, но друг никак на это не отреагировал. Он спал. Винар хмуро окинул его взглядом. Это длилось уже почти сутки. Благо, девчонки объяснили, в чём дело... Надо же было их встретить, да ещё и возле того дерева!.. Винар покачал головой, видя, как друг ласково улыбается во сне и начал действовать.
  "Нус, приступимс... - он расстегнул рубашку Анри. - Надеюсь, не проснётся, - мелькнула шальная мысль. Да... Анри бы не понял. Недвусмысленная ситуация. Винар начал выкладывать на животе друга свинцовые пластинки в форме креста. Их раздобыли девчонки. Затем Винар достал из-за пазухи флягу с водой. - Так вот, почему нас поили каким-то пойлом! - осенило его. Действительно, Чаровницы наговаривали на особый напиток. Воду пить возбранялось. Сейчас Винар пытался проделать тоже самое. - Чёрт! - такого не случалось, но он понял, что Чары ему не поддадутся. Духи, души, морок, да, но не Чары. Винар попытался ещё раз, но уже через минуту махнул рукой. - П.., чего я мучаюсь?!". Он соскользнул в темноту...
  Мира спала. Ей ничего не снилось, и всё же она подскочила, словно ужаленная. Кто-то с силой зажал ей рот. Мира дёрнулась было, но руки, что держали её были сильными.
  - Тихо, маленькая, это я... - прошипел знакомый голос на ухо.
  - Балда, я чуть инфаркт не схватила! - Мира со злостью отшвырнула руку друга. Было темно. Сердце бешено выпрыгивало из груди. Немного привыкнув ко тьме, Мира разглядела друзей. Стало видно, как Мила напряжённо улыбается, прижимая палец ко рту. Миру аж распирало наговорить чего-нибудь гадкого и пакостного, но ей не дали. Винар молча, без каких либо усилий обхватил её и Милу и соскользнул на Тропу...
  
  ГЛАВА
  
  "Кровь - великий симпатический агент жизни; это двигатель воображения, это живое основание магнетического или астрального света, сосредоточенного в живых существах, это воплощение мирового флюида, это материализованный жизненный свет. Она представляет образ и подобие бесконечности; это отрицательное вещество, в котором плавают и вращаются миллиарды живых и магнетизированных шариков, переполненных жизнью и вследствие этого алые и неуловимые полнотой. Видения - это воспалённость крови. Никто не в состоянии придумать чудовищ, произведённых этим чрезмерным возбуждением; это поэт мечтаний, это великий иерофант бреда" E. Levi. /La Science des esprits/.
  
  Аслан стоял в темноте. Он был слеп. Вокруг маслом разливались чёрные чернила. Было жутко, но он не хотел признаваться в этом даже самому себе.
  "Где я?".
  Вокруг скользили чужие отголоски мыслей. Слышался смех и шёпот. Не было запаха, не было цвета. Было черно, темно и жутко. Не холодно, не жарко.
  "Здравствуй, Иной...". Ему показалось? Аслан не поворачивал головы, он уже понял, кто пригласил его на беседу.
  "Здравствуй, Хозяйка". Тьму не хотелось называть её именем. Аслан не зря выбрал этот термин. Всё-таки это были её владения. Он молчал.
  "Ты разве не хочешь знать, почему я снова разговариваю с тобой? - казалось, Тьма удивлена. Аслан молчал. Зачем говорить? И так всё понятно, захочет - сама расскажет. - Ты уже понял, что ваш отдых подошёл к концу? Пришло время возвращаться".
  "Куда?" - не сдержался Аслан. Создавалось впечатление, что ребята что-то пропустили. Тьма усмехнулась.
  "Иные не призваны для отдыха. Тебя это удивляет? Впрочем, вам это и не удастся. Ты знаешь, что сейчас творится на землях Рассвета? Толпы голодных и оборванных на дорогах. Страх, отчаяние, злоба на власти, которые не могут защитить... Бунт не унялся, с каждой секундой он только набирает обороты! Зато призванные защитить Неогею неплохо проводят время и прохлаждаются...".
  "Мы пришли, чтобы узнать о противоядии!".
  "Попрошу, не вы пришли, а вас направили, - уточнила Тьма. - Это разные вещи. А тем временем, по землям Леванаха, Сакемеха и других городов растекается зараза. Чёрные воины собирают силы".
  "Какие ещё Чёрные воины?".
  "Ваши противники. Они желают зла не только вам и этому миру, они призваны погубить всё и всех".
  "Ты говоришь загадками. Чего ты хочешь?" - как-то устало произнёс вдруг Аслан. Он был прямым человеком и не любил, когда ходят вокруг да около.
  "Помочь".
  "И всё? - с сарказмом развёл руками Аслан. - А тебе-то какой прок? Что ты будешь иметь с этого?". Тьма молчала. Тишина стала почти невыносимой, когда она заговорила снова.
  "Когда загнил палец, его отрезают, чтобы спасти руку, а когда загнивает и рука, нужно отрезать и её, чтобы спасти жизнь. Вместо того, чтобы доверять врагам, послушай друга. Вы должны возвращаться. Помощь Иных нужна в стане Покоя. Мои дети голодны, но их раззадоривают из вне. Я не могу вмешиваться. Ещё не пришло время. Но тебе придётся поверить. Это общая битва и хотите вы, или нет, вам придётся встать и сражаться на моей стороне. Ты спрашивал о проке? Как насчёт того, что я не хочу лишаться своих владений?! Я здесь Хозяйка!".
  "Послушай, меня мало интересует борьба за владения. Это приносит слишком много бед. Мы не станем помогать тебе", - пожал плечами Аслан. Он абсолютно запутался. К тому же вокруг что-то менялось. Аслан уловил едва слышный запах фиалок. Тонкий и мягкий, манящий и очаровывающий. Это отвлекало.
  "Ха! Не станете помогать? Да, вы уже помогаете! Половина из вас уже мои. Хотите вы этого, или нет! Возвращайтесь! Ваша помощь нужна не здесь. Возвращайтесь, и приготовьтесь защищать ключ!".
  Аслана выдернуло из странного сна. Картина его более чем удивила. Он лежал на кровати. У его изголовья сидела Мила, у ног - Винар и Мира. На полу стояла кадка с дымящимся варевом. На груди были какие-то железки.
  - Наконец, - нетерпеливо произнёс Винар. Уже давно было светло.
  *********************************
  - Кто вам разрешил находиться здесь?! - громко вопрошала вошедшая Гунган. По сдвинутым хмурым бровям было видно, что происходящее её беспокоило. А судя по направленным на друзей лукам и мечам, было понятно, что очень. Анри оторопело крутил головой в разные стороны. Когда он открыл глаза, возле него стояли друзья, а их всех окружали вооружённые с ног до головы Чаровницы. Ну вот, а он уже привык видеть их в немного другом ракурсе...
  - Гунган Ливо, - обратилась одна из первопосвящённых. - Они провели обряд Отчуждения, - неуверенно сообщила она, указывая на девчонок.
  - Обряд Отчуждения?! Не может быть они же...
  - Первопосвящённые? И, что же с того? - насмешливо спросила Мила. Мира и ребята удивлённо посмотрели на подругу. Она была спокойна внешне, но внутри ощущалось беспокойство. - Видимо, Асугвэ вам не всё рассказала. Мы пришли просить помощи у вас, но, похоже, очень скоро это вам понадобится наша помощь...
  - Мы не станем просить помощи у предавших! - высокомерно заявила ещё одна Чаровница. - Вас накажут!
  - Интересно, каким это образом?! - насмешливо обратился Винар. Его эта ситуация начинала забавлять. - Зацелуете до смерти?
  - Чужак, ты ещё не знаешь мощи Чаровниц! - хлопнула глазами Гунган Ливо и застыла с открытым ртом, так как говоривший с ней, исчез. Он растворился прямо у неё перед глазами, словно и не было никого.
  - Ты это серьёзно? - шепнул Винар Гунган прямо на ухо, появляясь прямо у неё за спиной. - Уже начинать бояться? - Гунган вздрогнула и резко обернулась, но Винар, как ни в чём не бывало, стоял рядом с друзьями. Его ледяные глаза смеялись. Никто из ребят не обратил внимания на то, что они стали понимать язык Чаровниц.
  - Винар, Аслан, девчонки, бояться нужно не их... - внезапно сказал Анри.
  Ребята переглянулись. Солнце стояло в зените. По лагерю поднимался клич тревоги. Враг снова напал...
  **********************************
  Друзья смотрели на взбесившихся мужиков оторопело. Люди в зелёных рясах походили на безумцев. Но, к слову, эти безумцы неплохо владели мечами и были вооружены до зубов. Бывает, конечно, что, дерясь с врагом, упиваешься схваткой, но чтобы до такой степени?! Нет... Мужчины в зелёных рясах НЕНАВИДЕЛИ. Эта их ненависть распространялась и крушила всё вокруг. Этот мир в первую очередь нужно спасать от людей, а людей от самих себя...
  Чаровницы с диким рычанием до пены на губах отбивались от противника. Они не успели отдохнуть от вчерашней схватки, но враг не давал расслабляться.
  "Какие бесы вселились в них?!", - ошалело пытался догадаться Анри. Он отвёл руку противника влево и зарядил тому в челюсть. В бою все приёмы хороши. Послышался хруст сломанной кости.
  "Похоже, перестарался. Что ж, прости, дружок. Не будешь в следующий раз лезть под горячую руку", - успокоил себя Анри.
  Он повернул голову, уходя от очередной атаки, и мимолётом уследил, как неподалёку от него отбивается Аслан. Даже веселей стало. Всё, как всегда. Анри для уверенности в собственных силах зарядил кому-то в глаз и решил пробираться к другу, как внезапно...
  Удар! Звон оглушил не хуже меча. Анри потрусил головой. На него набросилось сразу двое - Чаровница и мужик в рясе. Если бы их мечи по какой-то случайности не пересеклись над ним в воздухе, кто-то точно одержал бы победу, а так два врага вновь скрестили клинки...
  Анри и не подумал их разнимать. У него жутко начала болеть голова. Шум, наполнявший всё вокруг, как болт, ввинчивался в подсознание, усиливая напряжение. Анри встретился взглядом с Асланом.
   "П... Дурдом "Ёлочка"! Что происходит и, когда это прекратится?!!", - с негодованием обратился он к другу.
  "Не знаю, но это зашло слишком далеко...".
  "Ты прав, пора закругляться...".
  - Повеселились, и хватит! - резко ответил он какому-то атакующему. Умело отведя удар, Анри отпихнул противника рукой в лицо. Его перстень разгорался в тон настроению хозяина. А Анри жутко надоело происходящее. Ему надоела брызгающая из стороны в сторону слюна, попадавшая, кстати, и на него самого (ясный перец, кому захочется умываться таким образом?!), дикие крики и визжание, надоела паника и невесть откуда взявшиеся люди в зелёном, надоела бесполезно льющаяся кровь и непонятно откуда взявшийся хаос. Но решение к открытым действиям принёс треск ломающихся шалашей Чаровниц. На лагерь бежали обезумевшие животные! Потому что накормленных солью зомби по-другому назвать было нельзя...
  
  *******************************
  Мира не принимала участия в бое. Он сам обходил её стороной. Девушке опять досталась ненавистная роль медсестры. Никогда она ещё так искренне не сочувствовала врачам. Тяжёлый у них был хлеб... Мира не боялась крови, но резанные, колотые, разорванные раны - давали о себе знать. Голова раскалывалась от криков и стонов.
  "Господи, когда это прекратиться?!", - взмолилась девушка, перевязывая руку раненой Чаровнице. Колдовать и лечить было некогда. Раны были свежие и опасные. Не остановишь вовремя кровь, потеряешь человеческую жизнь. Мира склонилась над очередной раненой, бормоча что-то под нос.
  - Разожги огонь! - крикнула она какой-то маленькой девочке. Испуганные глаза затравленно и дико посмотрели на Миру. Ребёнку от силы было четырнадцать. Это была некрасивая, удивительно большеротая смуглая девочка. Ребёнок прятался за большим камнем неподалёку от Миры. Она сама приказала сидеть ей там, когда оглушила какого-то мужика, попытавшегося посягнуть на жизнь ребёнка. Но сейчас ей нужна была её помощь. - Ты оглохла?! Бояться будешь потом! Быстрее, иначе не досчитаешься половины своих сестёр!
  Девочка послушно метнулась высекать искры. Маленькие дрожащие ручки неуверенно стучали камнями.
  - Быстрее, - то и дело подгоняла Мира девчонку, осознавая, что сейчас на ребёнка кричать нельзя, да и бесполезно. Но другого выхода не было.
  "Лучше бы Анри, а ещё лучше спички или зажигалку, конечно, но что имеем, то имеем...", - подумала она, разрезая кожаные ремни на какой-то раненой Чаровнице. Она понимала, что Анри ей сейчас вряд ли удастся оторвать от боя. Так что приходилось довольствоваться малым. Когда костёр наконец запылал, Мира сняла с перевязи три ножа и сунула их в руки девчонке.
  - Держи. Накалишь докрасна, позовёшь. Не бойся. Иди... - больше Мира не сказала ни слова, уйдя с головой в работу. Она не обращала внимания на сгорбленную маленькую фигурку, сидевшую у огня. Мира знала, что девочке сейчас до безумия страшно и мысленно хвалила её за храбрость, что та ещё не убежала. Девчушка и вправду трусилась, сидя с ножами у огня. Она была на виду. Понятное дело, что враг этим решил воспользоваться. Девочка истерически закричала, глядя на падавшее тело с остекленелым взглядом. В его спине торчал нож. Три точно таких же она сама держала в руках.
  - Тихо! - услышала она Мирын окрик. - Ножи готовы? Неси!
  Мира прошептала заклинание над раненой бедняжкой. Несмотря на то, что она заберёт половину боли, ей всё равно будет не сладко... Пространство заполнил крик и запах припаленного мяса. Больно, неаккуратно, дико и даже зло...
  "Зато будет жить...".
  Мира смазала рану. Она была поглощена работой, осторожно вправляя выбитую кость. Нужно было ещё следить за перепуганным ребёнком. Немудрено, что она не увидела, как её амулет подёрнуло синей дымкой.
  "Господи, скорей бы подальше от этого дурдома!"...
  
  
  *********************************
  Винар только отбивал атаки нападавших. Он медленно обходил лагерь. Что-то во всём этом ему казалось знакомым. Он вслушивался, но не слышал, вглядывался, но не видел. Запах! Конечно! Вот, что насторожило. Безумие... Запах ЕЁ любимых цветов. Винар мягко передвигался, всматриваясь, пока не увидел...
  Асугвэ и Аманда стояли друг напротив друга, как день и ночь. Белые одежды Асугвэ отливали светом, тёмные одежды Аманды были облачением тьмы. Лица обеих были напряжены. Руки застыли в воздухе, не дочертив защитных пентаграмм. Винару оставалось шагов пятнадцать, когда Аманда вскинула руку в повелительном жесте и повернула к нему голову.
  ЕЁ глаза... Желаннее и красивее их в этом мире не существовало. Нежный профиль, крылатые красивые изогнутые брови, гордая осанка царицы, тонкая талия, белоснежная кожа, густые вьющиеся, чёрные, как смола, волосы... Её достоинства можно было перечислять долго, но... Отныне она стала врагом...
  Враг. Нелепое слово. Как можно назвать человека, которого любил и любишь, врагом?! Разве об этом ты думал раньше? Что могло измениться? А изменилось многое...
  - Винар... - сладше, чем эти губы, его имени ещё не произносил никто. Винар заглянул в бездонный омут глаз, пытаясь отыскать там себя. Бесполезно. С таким же успехом можно было искать иголку в стоге сена.
  - Аманда... Что ты здесь делаешь? - в ответную спросил он. Винар казался сильным со стороны, но только.
  - То же, что и ты, - ответили её уста.
  - Уходи! Я не позволю тебе забрать это место! - изрекла Асугвэ.
  - Что ты можешь сделать мне, ничтожная? - мягко по-кошачьи переспросила Аманда. Её губы расплылись в странной и каверзной улыбке.
  "Не трогай, не смей!", - попыталась было дёрнуться Аманда, но тень крепко держала её в своих сетях.
  - Уходи, Аманда. Уходи, или... - Винар замялся. Аманда вновь повернула к нему свой точёный профиль.
  - Или, что? Убьешь меня? Ты уже пытался раньше. Помнишь? - Винар помнил их последнюю встречу. Даже слишком хорошо. И многое из того, что он помнил, лучше было бы забыть, но памяти не прикажешь. Странная гордость заиграла в нём. Аманда - вампир, она несёт зло. И всё же... Она так беззащитна. - Уларикэ инсельмун! - щёлкнула пальцами Аманда и Асугвэ словно скрутило в тугой узел. Вампир начала медленно приближаться к ней.
  - Аманда, оставь, - как-то устало сказал Винар. Опять всё повторяется.
  - Оиногрма Эпин Сайос! - вместо ответа Винару пришлось отбиваться. В него ударил мощный поток силы. Сильна его любимая, ничего не скажешь. Аманда хотела показать себя, не подумав о том, что отрази Винар заклинание, самой ей пришлось бы не сладко. Но Винар, проклиная всё на свете и собственную глупость, не сделал этого.
  - Ссангэ иетурик! Аманда, уходи, пока не поздно, я могу очень разозлиться.
  - Ты силён, но не всесилен! - отрезала Аманда. Надо отдать ей должное. Она удерживала в руках Асугвэ и перечила Винару. Но и она не была всесильной. Винар молча, почти играючи, отбивал её атаки. Он был сильнее, и оба это знали. Солдат ребёнка не обидит... Винар терпел выходки любимой. Он не мог забыть минуты, проведённые с ней. Отводя проклятия, он не собирался причинять ей вред, но это только до тех пор, пока Аманда не вытянула нож... Острый изогнутый с чёрной ручкой, он что-то смутно напомнил Винару. Аманда облизнула оружие, проведя по нему языком. Она вновь щёлкнула пальцами. Асугвэ словно очнулась от сна, но попытки пошевелиться не сделала. А всё это оттого, что её тело по рукам и ногам было связано заклинанием.
  - Аманда! - крикнул Винар, видя знакомый опасный блеск в глазах любимой.
  - Милый... - движения Аманды стали тягучими и плавными, взгляд томным и странным. Она улыбнулась, показав белые зубы. - Ты защищаешь их. Зачем? Посмотри, что они сделали с этими бедняжками? - она повела рукой в сторону. Винар, нехотя, огляделся. Злобные агрессивные мужики, которые напали на лагерь, не походили на жертв. Крови, что они сегодня пролили, было бы достаточно для второй реки. - Это они причаровали их, ввели в заблуждение, а затем выкинули, оставив на коротком поводке. Они медленно превращали их в зомби и мёртвых тварей. Это они сделали из них зверей. Кого ты защищаешь?! Ты же борешься за справедливость! Ты - Тёмный, ты не должен быть на их стороне! - может, и не должен, но он был. Вопреки всему он помогал и был одним Тёмным среди Светлых.
  - Аманда, я не позволю тебе причинить ей вред, - спокойно сказал Винар. Он старался поступать неадекватно, но только больше запутывался. Аманда была права, что он здесь делает? Кому помогает?!
  - Тогда тебе придётся выбирать, - указала Аманда, оскаливаясь в улыбке, куда-то в сторону. Винар тягуче, как в воде, повернул голову в том направлении, куда указывала Аманда и проследил... Мира сидела над одной из Чаровниц, а со спины к ней приближался огромный и неуклюжий воин в зелёном. Его подруга не отвлекалась по сторонам, она сосредоточено что-то шептала. Винар не стал долго думать. Едва он встал на Тропу, за спиной послышалось два диких вопля и хруст ломающихся костей. В последний раз кричала Асугвэ. Больше никогда не исполнить ей своего белого танца. В первый раз кричала Аманда. Она никогда не сможет объяснить любимому, что не виновна. И лишь тень упивалась чужой болью и смертью...
  ********************************
  Кажется, в этом мире всё имеет значение. Любая мелочь может послужить спусковым курком. Номера и цифры... Сколько они таят в себе загадок? Единица. Это лидер по природе. Для неё важной является она сама. Рациональна и переборчива. Тысячу раз подумает и взвесит. А, если сочетать это с цветовой гаммой? Красный, например... Алый - цвет крови и любви, цвет агрессии и войны, цвет страсти и энергии. Терпению пришёл конец. Выбор сделан. Хотите привлечь внимание - освободите себя. Красный в большинстве своём считается цветом победителя...
  Анри вспыхнул. Огонь. Таинственный, прекрасный. Пламя исторически изображают красным. Посмотрите на огонь, там ведь очень мало этого цвета - жёлтый, багряный, оранжевый, даже синий, очень редко зелёный, а где же красный?.. Мы никогда не действовали по правилам, обманывая самих себя.
  Анри надоело. Он просто начинал уставать от этого хаоса. Кровь, крики, агония, остекленелый взгляд противника. Только сумасшедший может утверждать, что это хорошо. Но бой захватывает. Схваткой многие упиваются, забывая о человеческих жизнях.
  Человеческая жизнь... Люди давно перестали ценить этот дар. Однако, как маленькие дети, расстраиваются, когда у них забирают игрушку, так и взрослые плачут, когда теряют близких. Мы часто забываем поблагодарить, когда нам дают, зато страшно огорчаемся и злимся, когда забирают. Глупо, но это так.
  Анри остановился на месте. Его перстень полыхал. Казалось, даже пространство вокруг Иного накалилось до невозможности. Просто Анри потерял терпение. Зомби, которые крушили всё вокруг, разбивая в пыль, зарубливая, закалывая и уничтожая, как будто ненужную ветошь, вспыхнули. Словно спички, или горящие факелы, метались они от места к месту. Это было адское зрелище. Но эти люди были давно мертвы, они не чувствовали боли. Да и людьми называть их было бы кощунством. Огненные монстры продолжали крушить всё и вся. Анри нахмурился, вскинул руку и резко энергичным жестом махнул ней по направлению к земле. Послышался треск разрывающихся тканей и ломающихся костей. Зомби разорвало, словно воздушные шары. Ошмётки горелого мяса полетели в разные стороны. Анри, словно карающий ангел, стоял, широко расставив ноги. В одной его руке был окровавленный топор, другая застыла в повелительном жесте. От него исходила аура мощи. Драки больше не было. Как, впрочем, и противника...
  Чаровницы медленно опускались на колени, возводя руки к небу.
  - Шанго! Этонан Шанго! Оогун Шанго!
  В другое время Анри польстил бы такой поворот событий, но не сейчас. Он в сердцах плюнул на землю и резко обернулся, пытаясь найти хоть кого-то из друзей...
  Аслан молча подошёл к ребёнку. Маленькая девочка, схватившись руками за голову, рыдала. Красное от слёз, опухшее личико малышки, уже почти ничего не видело. Кто устоит перед страданиями ребёнка? Только зверь может быть глух к чужим слезам. Во всяком случае, Аслан не смог. Он медленно опустился на одно колено перед ребёнком и растерзанной сестрой. Девочка видела её гибель. Сознание ребёнка вопило, срываясь в грёзы безумия. Она вполне могла сойти с ума. Но Иной не позволил ей этого. Аслан поднял перепуганное лицо малышки. Большие красные глаза со страхом уставились на него. И правильно, в глазах ребёнка он выглядел врагом. Аслан погладил девочку по голове, забирая ненужные мысли, освобождая от мучивших кошмаров. Он не мог воскресить сестру, он не был Творцом. Но сделать из неё не то легенду, не то мученицу, было ему вполне под силу. Он отодвинул малышку в сторону. Её сестра была тоже почти ребёнком, ребёнком она и останется навсегда. Окровавленное тело, стеклянный взгляд, слёзы, кровь вокруг... Дико, жутко и страшно...
  Девочка со страхом и диким восторгом смотрела, как враг опускается на одно колено и осторожно прикрывает глаза сестры. Нужно было вцепиться ему в волосы, выцарапать глаза, как её учили, но что-то удержало её от этого поступка. Какая-то поистине колоссальная сила исходила от этого человека. Девочка забыла обо всём. О страхах и пережитом ужасе, о бедах и пролившейся крови, о единственной родной и близкой потере, потому что вместо крови, омывшей тело её сестры, возникли цветы. Красные, как рубины, они обрамляли всё вокруг. Смерть не бывает прекрасной, но может стать отважной при таком зрелище. Аслан понимал, что этим делу не поможешь, но видеть страдания и слёзы было выше его сил.
  Красные цветы, как памятник славы погибших и так и не состоявшихся Чаровниц, будет цвести круглый год. На этом самом месте воздвигнут алтарь, к которому будут приходить два объединившихся позже племени - мужчины и женщины. Всё это будет позже, Аслан видел это, как наяву, но сейчас...
  Анри, скрестив руки на груди, смотрел, как перед его другом точно так же, как и перед ним минуту назад, опускаются оставшиеся в живых.
  - Локо женьель, Локо!
  - Что здесь происходит, господа боги? - раздался ехидный голос Винара. Аслан и Анри посмотрели на хмурого друга. Винар язвил, но был напряжён.
  - Уже ничего, где ты был? - с раздражением спросил Анри.
  - С нами, - вместо него мрачно ответила Мира. Винар, Мира и Мила вышли из портала прямо возле ребят. Мила была белой, как полотно, Мира - мрачной и злой, Винар хмурым и подавленным.
  - Привет, - сказал Аслан, - что случилось?
  Мира посмотрела в глаза друга.
  "Нам есть, о чём поговорить, и что сказать друг другу...".
  Атака была отбита. Оставшиеся нападавшие в страхе разбежались, кто куда. Пятеро друзей стояли сейчас в окружении вопивших Чаровниц. Они совершенно не обращали внимания на возносившиеся хвалебные оды в их честь.
  - Оогун, Шанго! Этонан...
  - Локо женьель!!!
  - Гуэд! Гуэд сириё!
  - Ла Сирена шансэы! Супербэ.
  - Эрзулия!!! Супербэ!!!
  *******************************
  Дикие танцы завораживают. Хаотические движения, ритмичная музыка, гортанная речь наполняли окружавшее ребят пространство. Огромный костёр пылал, отбрасывая от танцующих тени. В странных и резких движениях был заложен некий смысл... Это был танец душ. Уходивших провожали в последний путь.
  Анри, Винар и Аслан совсем по-другому теперь смотрели на вещи. Вчерашняя мясорубка на многое открыла глаза. Они сидели среди разбросанных цветов, как короли. А всё оттого, что Чаровницы увидели перед собой богов и воздали им должное почтение. Впрочем, теперь ребята на это не покупались. Остров сейчас не казался таким зелёным, девушки красивыми, а речка глубокой. Наконец, они собрались вместе.
  - Оогун! Этонан! - приветствовали ребят.
  - Локо женьель!!! - кричали Чаровницы.
  - Гуэд! Гуэд сириё! - ритм отбивал крики.
  - Ла Сирена супербэ! - приветствовали Милу.
  Эрзулия!!! Супербэ!!! - улыбались и кланялись Мире.
  Хмурые девушки не обращали на крики никакого внимания. Слишком много всего произошло. Они присели возле своих друзей. Танцы и ритуал продолжились...
  - Кто-нибудь знает, что они всё время волают? Какой ещё Шанго? Что за Гуэд? - выразительно осведомился Анри.
  - Это их боги. Они приняли вас за богов, - ответила Мира. Мила молчала, уйдя куда-то вглубь себя.
  - Клёво! - удивился Винар. - Теперь у нас есть собственные фанаты. Это они после их представления пришли к такому выводу? - кивнул он в сторону друзей.
  - Да, - вздохнула Мира. - После показушки, что устроил Анри, они называют его Оогун или Шанго. Это два брата, но не кровных. Если исходить из преданий... Оогун... - Мира помолчала, собираясь с мыслями. - Считается традиционной формой воина. Мощный и триумфальный дух. Это лукавый и сильный политический лидер. Он даёт силу через пророчество и колдовство. Оогун имеет несколько ролей и исполняет роль хозяина нескольких функций: огня, молнии, обработки металлов, представляет стабильность, порядок, власть. Его цвет - красный, его жертва - бык. Шанго - дух молнии и шторма. Дикий воин, который обладает двуглавым топором, с помощью которого повелевает. Огонь во многих отношениях связан с Шанго. Одержимые этим духом часто сильны, полны неограниченной энергии, активны, громки и невежественны, не повинуются ничьей власти. Голос одержимого становится громким и глубоким. Одержимые этим духам получают нечувствительность к огню.
  - Исходя из твоих слов про громких и невежественных, это про Анри, - ухмыльнулся Винар.
  - Ой! Ты помолчал бы лучше, ещё не известно, что думают о тебе! - отмахнулся Анри. Он слишком устал, чтобы спорить.
  - А, что? - пожала плечами Мира. - Как они тебя называют? Гуэд? Не очень хорошо помню. Гуэд - управляет Чёрным путём, доступом к загробному миру. Не является ни хорошим, ни злым, но люди его часто удивляют, поэтому он шутит, высмеивая их. Он любит и помогает детям, имеет власть над зомби и силу животного.
  - Что-то я не заметил, чтобы он утихомирил сегодня этих тварей, - покосился с ехидцой Анри.
  - Зато ты отличился! - опять начал затевать ссору Винар. Мила резко встала и ушла. Мира с недоумением проводила её взглядом. Но, мало ли что...
  - Перестаньте! - оборвал их Аслан. Всё это время он сидел молча. До Миры только сейчас дошло, что он мысленно общался с сестрой. - Мне кажется, что мы вообще задержались. Больше мы не узнаем ничего. Исходя из того, что предводительница Чаровниц погибла...
  Винар открыл портал прямо за спиной у Миры и с силой дёрнул её к себе. Не появись Винар вовремя, что-то произошло бы непременно. Когда Винар вернулся с Мирой на место боя Аманды и Асугвэ, то застал там только последнюю... мёртвой. В груди Чаровницы торчал тот самый изогнутый нож. Именно так Чаровницы лишились своего старого предводителя...
  - Ты хочешь сказать, что пора возвращаться? - уточнила Мира. - А, чего ж так? Глядите, всё только налаживается. Анри богом огня и молний величают, на Винара, как на укротителя молятся, тебя после твоих чудес вообще высшим существом возвестили. Чего удивляешься? Локо - дух растительности, опекун святынь. Он связан с деревьями. Обладает знаниями в области трав. Он начальник целителей травами. Часто известен, как хороший судья, его вызывают, чтобы он разрешил спор. Так что спешить некуда, - с небольшим раздражением проговорила Мира. - А вот мы, пожалуй, уйдём. Вы ведь от нас сбежали...
  - Мира, перестань, - осадил её Анри.
  - Что перестань? Я считаю, что вы были не правы и виноваты! - блеснула подруга глазами. - Мы здесь уже больше двух недель торчим! А вы даже не соизволили сделать попытку нас найти! - продолжала она упорствовать, хоть и знала, что ребята были очень сильно причарованы.
  - Торчим?! - вскинулся Анри. - Можно подумать, вас обделили! По-моему, тебя и Милу встречают не хуже нас! Как там... Сирена, Ирзули...
  - Не Ирзули, а Эрзулия... - поправила его Мира. - И, что же? Ла Сирена - морская Дева. Она не может жить без чистой воды. Она знает характер болезней сверхъестественного происхождения. Мила сегодня очень храбро сражалась. Она вполне заслужила этот титул! А Эрзулия - представляет собой луну. Охватывает не только любовь и добрую волю, но и злость, разногласия, месть. Эрзулия - это способность мыслить, мечтать, создавать творчески. Её символ - сердце. Ей очень нравятся ножи. Они успели познакомиться с моей этой страстью. Вот и всё! Но это совсем не означает, что я хочу здесь оставаться... - она помолчала. - Это нападение не спроста. Аслан прав, пора возвращаться, - тихо добавила она. - Пойду, посмотрю, как там Мила...
  Милу она нашла неподалёку от реки. Подруга с какой-то томительной и неумолимой грустью смотрела на воду, уходя в себя. Она выглядела очень сильной и грустной одновременно.
  "Истинно, Дева Морская...", - подумала Мира.
  - Чего загрустила? - спросила, подойдя, Мира.
  - Ничего, - покачала подруга головой.
  - Адский выдался денёк?.. - пыталась разговорить подругу Мира.
  - Хуже некуда, - кивнула головой Мила. Мира почувствовала боль подруги. Повинуясь внезапному порыву, она приобняла Милу, прижав к себе, как младшую сестрёнку.
  - Не расстраивайся, - попыталась она утешить её.
  - Ты знаешь, что мне сказал Аслан?
  - Нет, - покачала головой Мира.
  - Неважно... - внезапно передумала Мила. Помолчала. - Я боюсь. Нужно поскорее возвращаться.
  - Ребята говорили об этом. Потерпи ещё чуть-чуть...
  Ночь прошла на удивление тихо и спокойно, как будто всё, что могло случиться, уже произошло днём. Ребята спали, чувствуя себя, если не богами, то и не совсем обычными людьми. Странное ощущение, словно ты упустил из виду что-то очень важное. Аслан покачал головой.
  "Вряд ли Тьма решится на разговор в ближайшее время. Что она хотела сказать тем, что ей служит половина? Винар и Анри? Возможно... - перед глазами возникла дневная картинка. Анри и огонь - зомби и адское пламя, кровь... - Только я не позволю! Нужно поскорее уезжать".
  Ещё не рассвело. Сумерки, огрызаясь, уходили вдаль, а ребята уже готовились к отъезду. Им только оставалось утешать Чаровниц. Те никак не хотели отпускать божеств. В конце концов, Винар психанул, открыл портал и забрал друзей на другой конец острова, проведя по Тёмным Тропам. Пришло время возвратиться, и ничто не могло задержать ребят, ибо это место не могло принести ничего нового...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ОДИНАДЦАТАЯ
  
  ГЛАВА
  
  А мы не знаем, как шагнём.
  Пойдём вперёд, иль упадём.
  Не след в бессмысленной отваге
  Блистать уверенностью в шаге.
  
  Девушка закрыла глаза. Ещё минуту назад она сердилась. Сердце затрепетало, словно загнанный зверёк. Смутное знакомое чувство страха стояло рядом. Она открыла глаза, пытаясь найти причину и успокоить себя одновременно. Не помогло. Брови сдвигались всё ближе к друг другу. Она нахмурилась. Внутри всё начало болеть, словно от удара. Девушка подняла руку и осторожно провела пальцами за ухом, нащупывая знакомый шрам. Это уже давно стало привычкой. И всё же что-то происходило. Немного засосало под ложечкой. Ощущение беспокойства нарастало с каждой минутой.
  Девушка неожиданно застыла, как будто углядев нечто невиданное. А, может, ей пришло в голову что-то гениальное?.. Нет. Просто всё встало на свои места. Как во сне, медленно и осторожно, почти нежно и едва слышно она потянулась рукой к плечу друга...
  Всё останавливалось. Замирало. Время тоже умеет менять свой ход, но на этот раз его об этом "попросили". Девушка стягивала всё вокруг в тугой узел, сама того не осознавая. Больно застучали минуты, растекаясь и разбиваясь о секунды, а тех в свою очередь дробили ещё более мелкие составляющие. Сердце тоже стучало всё медленнее. Девушка шумно втягивала воздух, чувствуя, как он попадает и наполняет лёгкие. Амулет на её шее тихо начинал вибрировать. Реальность была на удивление мягкой и чистой, но только вблизи. Остальное пространство подёрнулось лёгкой дымкой. Она тянула руку к другу, видя, как та медленно и очень текуче рассекает пространство. Движения друга замедлялись, но как-то неуверенно. Оставалось совсем немного. Едва пальцы девушки прикоснулись к плечу...
  Бревно со свистом рассекло воздух, пролетая мимо Аслана. Если бы не этот сантиметр, друзья могли бы собирать его с земли по кусочкам. Реакция часто играет свою роль. Аслан застыл на месте, точно вкопанный. Позади него стояла Мира, уцепившись в его плечо. Сердце Аслана заколотилось с неимоверной силой.
  - С днём рождения, - натянуто пошутил за спиной Винар. Аслан обернулся и нервно улыбнулся. Посмотрел на друга, затем на Миру. Она медленно оттягивала его в свою сторону.
  - Чёрт! Идиотизм! Что это было?! - пробормотала всё ещё бледная подруга. У неё на миг всё опустилось внутри.
  - Ха, ха... - нервно смеялся друг. Он всё ещё не мог отойти от происшедшего. - Спасибо! - продолжая смеяться, поднял Аслан руки к небу. - Я жив!.. - Он ударил по снова пролетающему мимо бревну, но с такой силой, что верёвка оборвалась, и ни в чём не повинное полено отлетело в сторону. Мира просто застыла на месте.
  - Шок, это по-нашему, - пробормотал снова Винар. Мира всегда злилась от его дурацких шуточек, но сейчас не обратила на это ровным счётом никакого внимания. Впрочем, ребята быстро отошли от инцидента, а Мира...
  Было темно. Горел огонь. Пламя всегда успокаивало девушку. Вот и сейчас она сидела, положив руки на колени, практически сжавшись в комочек. Неподалёку возились ребята, весело перешучиваясь и переговариваясь. Теперь, когда о происшествии узнали остальные друзья, Аслан и Винар преподнесли всё, как шутку. Почему же ей самой было грустно и не хотелось смеяться?
  Пока ты не потерял, ты не поймёшь горечь утраты. Пока не ударился, ты не узнаешь, что значит боль. Пока слёзы не омоют твоё лицо, ты не почувствуешь их вкуса... В мире ещё много вещей, о которых лучше и вовсе не знать. Однако если жизнь познакомит тебя с ними, поверь, ты не забудешь этого момента.
  Мире не было грустно, ей было больно. От пережитого бросало в дрожь. Мира украдкой глянула на ладони и заметила, как они дрожат. Старая рана дала о себе знать. С каждым днём она продолжала работать над собой, убеждая, что вокруг всё прекрасно, что в один чудесный момент всё переменится к лучшему. Но кто-то не ошибся, сказав, что жизнь порой через чур жестока. Она может осчастливить, а может нанести слишком глубокие отметины...
  Раны Миры заживать не хотели. Сердце сжалось, внутри начала расплываться знакомая пустота. К горлу подкатил ком слёз.
  "Вот так в один прекрасный момент она снова придёт и встанет за спиной. Сколько же можно напоминать мне об этом?! Почему я должна терять близких?!! Я боюсь!". Она действительно боялась. Больше за себя... Боялась остаться одна. Боялась потерять друзей. Ей было страшно остаться без их поддержки. И от этого становилось очень больно.
  "Что сегодня произошло? - перед глазами раз за разом пробегал происшедший случай с Асланом. Они напоролись на примитивную ловушку с бревном, подвешенным к дереву на плотном канате в виде маятника. - Это была случайность? Я не верю в случайности. Это была охота! - да, теперь она точно знала это. Причём на высоком уровне. Кто-то выбрал жертву и пересёк линии вероятностей. Орудием стала примитивная ловушка. - Но на кого? Для чего? Кто? Если всё было продумано с таким профессионализмом, что сорвалось? Или так и было задумано? Может, это было предупреждение, напоминание? Почему Аслан?..
  А с чего ты уверена, что это была охота на него? - тихо спросил внутренний голос. От этого стало ещё хуже. Мира вдруг поняла, что охотиться могли и на Винара, и на неё саму, а друг мог просто прикрыть их. Ну вот, сперва было больно, а затем появилось и другое чувство - страх.
  На кого бы ни охотились, на этот раз кому-то не повезло, - ответила она сама себе.
  Но так ли ты уверена, что этому кому-то будет продолжать не везти? Он может попытаться и во второй раз. Сегодня ты почувствовала опасность. А в другой раз этого может не получиться... - сердце затрепетало. Всё же Мира была трусихой. Но не существует такого человека, который не был бы знаком с этим чувством.
  А в другой раз, - тихо подумала Мира, успокаивая и пресекая волнения, - я заставлю бояться его...".
  Тихо догорал костёр. Лагерь ребят был разбит в месте, что раньше называлось лесом. Они покинули остров Чаровниц. На сердце снова стало нелегко. Неизвестность и ожидание гложут не хуже боли. Предстояло решить много проблем, а ключа к разгадке ребята подобрать не могли. Они зря потеряли время. Теперь их путь лежал обратно...
  *******************************
  Возле таверны собрались люди. Какой-то тонкий и почти прозрачный священник пытался навести порядок, твердя людям, что Творцу сверху видны все их прегрешения. Люди были пьяны. А в таком состоянии воспринимаешь лишь то, что хочешь услышать...
  - Вперёд, к переменам! Я предлагаю вам идти за НИМ, если вы успели разочароваться в этом мерзком обществе слюнтяев. Что они предлагают вам? Вечное спасение? От чего и кого? Если Творец так милосерден и оберегает, как они твердят, от кого нам спасаться? От самих себя нам незачем скрываться. Не так ли?!! Что они говорят вам? Мир грешен, высокомерен, тщеславен?!. Но этот мир принадлежит нам! Для чего закрываться и замыкаться, для чего ходить и бояться поднять глаза?! Кого нам бояться?!! - говорил ЕГО посланник. Тонкий визжащий голосок можно было бы назвать противным, если бы не то, ЧТО он говорил.
  - Некого! - прокричал какой-то пьяный голос из толпы. Люди согласно загудели. Священник перекрестился, но не собирался уходить.
  - Вас пугают грехом от получения удовольствия, вам запрещают жить для себя. Но так ли это плохо? Разве не твердили уста Творца о вечной радости детей своих?
  - Правильно! Он правильно говорит! - подтвердил нестройный шум голосов.
  - Я говорю правду. Мой Хозяин, а он может стать и вашим, не обманывает и не лжёт как эти Кюре (священники)! Примите ЕГО милость, и на вас снизойдёт благодать. Нельзя думать обо всех, не позаботившись о себе. Зачем тратить собственные силы впустую? Вас приучают к тому, что вы живёте в грехе. Но не грех ли это брать деньги за отпущение? Не грех ли поклонение исповедникам (принявшие за веру пытки)? Разве это не идолопоклонство?!
  - Он прав! Они обманывали наш! - прошепелявила старушка.
  - Это всё враньё! - кричал совсем тоненький голосок.
  - Творец сделал нас по образу и подобию своему, значит, должен понимать, если мы делаем что-то не так, верно?! Значит, он тоже может ошибаться! - Продолжал замахиваться на высшую силу оратор. Люди заметно притихли. - Почему он допускает, чтобы вокруг нас творилось зло? Неужто все направо и налево грешат? Нет, он просто наталкивает нас на мысль! На мысль о переменах! Пора отказаться от волшбы и магии. Все лекари и Дока сбежали, покинув вас и не оказав должной помощи. Но Хозяин не уйдёт от вас! Он милосерден, ибо велик! Его послал Творец, чтобы искоренить то зло, что осело вокруг вас! Вы считаете чёрное белым, а белое чёрным! Пришёл час открыть вам глаза! Творец призвал Хозяина навести порядок и очистить ваши души и сердца от скверны! Какая разница, какими путями? Какая разница, с чьей помощью?! Лишь устранив зло, мы сможем преодолеть голод и болезни и вернуть милость ЕГО! Я говорю вам: СМЕРТЬ ЗЛУ И КОЛДОВСТВУ! И пусть меня поразит молния, ниспосланная Творцом, если это не так, и я лгу!
  Это был последний веский аргумент для дикой, необузданной, но в общем испуганной и беспомощной толпы. Люди заорали, завизжали, зашипели. Вряд ли хоть кто-то устоял бы перед таким настроением и решимостью. Про таких говорят: словно бес вселился. А Творец, по-видимому, имел на всё это свой взгляд и планы, либо был просто занят другими более важными делами. Предвечному виднее. В любом случае, тонкоголосого, посмевшего замахнуться на святое, не поразила молния, как он загадывал. Это и послужило последней каплей для народа.
  Чаша Равновесия накренилась. Два один в пользу зла...
  **********************************
  Маран смотрел на впавшие глаза и бледное личико. Какое-то странное и тревожное чувство закрадывалось в сердце. Страх когтистой лапой манил к себе. Барон сдвинул брови и присел на кровать. Он с нежностью и беспокойством посмотрел на родное лицо девочки. Вот, совсем недавно он называл её толстушкой и злился, что она вмешивается в его дела. А сейчас...
  Маран вздохнул. Последняя надежда остановить эпидемию угасла с потерей друзей. Странно, ведь он на все сто, да нет, пожалуй, на двести процентов был уверен, что они пришлют известия о себе уже через неделю... Но что-то произошло, и ребята не возвратились. Прошел почти месяц, но барон так и не получил никаких вестей. Верить, что они вернутся, он перестал сразу, да и надежды, пожалуй, тоже не осталось. Это был конец.
  Раздался тихий стук в двери. Пришёл Дин. Совсем перестал улыбаться. Всё больше хмурый и сонный ходит. Хоть бы он не заболел. Маран кивнул головой в ответ на приветствие друга.
  - Маран, я выслал людей... Немного... Похоже, нам не удержать позиций. Если им удастся пробраться, тогда, возможно... Маран, еды почти не осталось... В селениях творится нечто невероятное, Вазельвул их побери! Эти светоносные, - Дин с омерзением на силу выдавил из себя это слово, - с каждой минутой ближе к владениям! Дальняя деревня, та, что у рубежья, была спалена в прошлую ночь. Дотла! Маран, что происходит? Надо что-то делать... - он мрачно посмотрел на друга. Они были в ловушке. Дин попытался было подтолкнуть барона к размышлениям и поискам выхода, но заметил, что друг просто не слышит его. - ... Маран, - позвал он его снова. Барон устало поднял глаза, - как она?
  - Плохо, - буркнул друг. - Она уже не отзывается, когда я её зову. Ничего не ест. Дин, боюсь...
  - Перестань! Она поправится, - перебил он его. - У неё сильный организм. Она выдержит. Не все умирают!
  - Да, - кивнул головой Маран. От повального мора умирали не все, это было так. Но кто оставался?.. Калеки, привидения, сумасшедшие, навсегда прикованные к собственной постели. В таком случае, Маран не знал, что лучше... Аньетта... Его милая весёлая сестрёнка. Она помогала другим, а к чему это привело?! Как же он без неё?
  - Маран, нужно выставить часовых. Не ровен час, эти нападут... Я пойду?
  - Да, - как-то растерянно и грустно кивнул барон. Дин вышел, мимоходом кинув взгляд на друга.
  "Что делать? Вовсе на себя не похож стал...". Дин так и не смог сказать, что продуктов едва на неделю хватит, да и то, чтобы люди ноги не протянули. Нет! Правдами неправдами, но он должен раздобыть провизию. Возможно, это поднимет на ноги маленькую Анье. Пусть на башнях висят жёлтые флаги, пускай они в осаде и больны, но отдавать владения этим помешанным?!. Если они только сунутся, Дин им глотку перегрызёт! Сам! Он не станет тревожить друга. Это ещё мелочи...
  ****************************
  Ребята разговаривали у огня. Это было самое любимое и уютное место после тёплой постели и горячей ванны (правда, странно, что о ванне, как таковой, они ещё помнили, так как все местные купальни больше походили, то ли на бассейны, то ли на лоханки с горячей водой).
  - Мне кажется, что мы просто потеряли время. Мы ничего не добились и не узнали ответов на интересующий нас вопрос, - размышляла вслух Мира. - Что дальше-то делать будем?
  - Вернёмся, - вяло ответил Анри.
  - Куда? В замок к принцам? Этого мне хотелось бы меньше всего, - скривилась Мира.
  - Мне тоже, но выхода-то нет. Куда нам ещё деваться? - опять ответил Анри. Мила сидела, грустно уставившись взглядом в пламя. Она стала, если и не дикой, то совершенно замкнутой и непредсказуемой.
  - Милочка, солнышко, а ты что думаешь? - ласково спросила Мира.
  - А, почему вы не хотите туда ехать? Как приютить, дать крышу над головой, пожалуйста, а как помочь, зачем? - ответила подруга так, что Мира поняла - её было лучше не трогать.
  - Просто я думаю, что они отослали нас из каких-то корыстных целей, - ответила Мира.
  - Каких корыстных целей?! Нас они наоборот удержать пытались, да и ребят отговаривали! Лучше бы вы на себя смотрели! - Мила фыркнула и замолкла. Ребята тоже притихли, не вмешиваясь в женскую ссору. Мира немного не поняла, чем вызвана такая агрессия и решила не идти на конфронтацию. Отчасти подруга была права, конечно. Но мыслишки закрутились совсем в другом направлении. И их нельзя было назвать хорошими...
  Винар игрался, оттачивая острым ножом палку. Она уже приобрела вид мини-копья. Друг тоже в последнее время всё больше отмалчивался.
  "Что вокруг происходит? Не друзья - дикари! Мила кричит и злится, Винар постоянно молчит, Анри разговаривает еле-еле, Аслан вообще ушёл, типа на разведку. Один!.. Дурдом "Сяйвочко"! А я в нём главврачом работаю!", - возмущалась про себя Мира.
  - Ну, положим, это не проблема, - внезапно подал голос Винар. Он всё же решил подключиться к беседе, но, не отрываясь от дела. - Можно вернуться в замок, но не во владения принцев, а к Марану. Он, кстати говоря, ждёт от нас известий.
  "Ну конечно! Маран и Дин!!! Что же это я?! Точно, это выход! Они же просто замечательные! Да, пожалуй, их я увидела бы с удовольствием!", - с удовлетворением отметила про себя Мира.
  - Известий, - поправил Анри. - Но будут ли они рады, если мы свалимся им, как снег на голову? Да и дороги к ним никто не знает. Ты ведь был в обмороке, когда тебя туда доставили... - Винару не очень понравились эти слова. Он даже немного приотвлёкся от дела.
  - Я знаю дорогу, но от замка принцев. Если ты помнишь, то мы вместе приехали на день рождения Асилара.
  "Будь он неладен!", - в сердцах подумала Мира и сама себя осекла, это уже не относилось к делу.
  - Значит, доедем до замка принцев, а там решим, - пожал плечами Анри. - В любом случае, пока дотащимся, время на размышления будет предостаточно. А, куда подевался Аслан? Ужин почти готов.
  На костре ароматно попахивал бульон, сваренный Анри собственноручно. Он уже был готов, но есть никто не спешил. У ребят такое не было принято. Это было правильно и неправильно одновременно. Неправильно было мучить собственный желудок, если ты хочешь есть. Так вполне можно заработать язву. Но подождать друга - это было главнее. А, если возникают сомнения, поставьте себя на его место. Аслан был на разведке за всех. Он рисковал и, возможно, отдувался за друзей. Разделить с ним его работу они не могли, так как были в лагере, а вот подержать такой малостью, как подождать и поужинать вместе, было вполне осуществимо. Только в поговорке семеро одного не ждут. А, если этот один, это ты?!
  - Мы можем оказаться там и быстрее, и сразу на месте. Я могу провести вас Тёмными Тропами, - предложил Винар. Анри поёжился. Ему очень не нравился такой путь перемещения. Тёмные Тропы забирали слишком многое. Эта дыра заглатывала их полными сил, а выплёвывала, словно выжатую ветошь. Откровенно говоря, Анри даже побаивался Винара из-за его умения. Друг становился всё отдалённее и загадочнее.
  - Не надо, - опередила Мира Анри, не дав сказать обоим друзьям ни слова. Её тоже пугали путешествия друга таким образом. Он стал сам на себя не похож. Какой-то дикий, необузданный и совсем пугающий взгляд. Холодные голубые глаза раньше были льдом, а теперь стали отблеском клинка. Разве светлые глаза могут стать взглядом тёмной смерти? На этот вопрос друзьям было сложно ответить лишь до тех пор, пока они не сталкивались взглядом с глазами Винара. Сила сделала его совсем другим... Мира очень боялась за друга. Тропы меняли его. - В такой спешке нет необходимости. Всё равно противоядия от эпидемии нет. Мы не разгадали её секрета. Скорость нужна, а поспешность вредна. - закончила Мира с пафосом, подняв указательный палец к верху.
  - Я бы сказал, что она необходима, - раздался спокойный голос сзади. Друзья обернулись и увидели Аслана. Вид у него был крайне озабоченный.
  - Что-то случилось? - спросил Анри.
  - Да... Но это уже терпит. Сначала ужин...
  *************************************
  Да, сначала были мелочи, потому что крупняк начался ночью...
  Смеркало, но ещё не совсем стемнело. Моросил препротивнейший дождь. Земля и всё вокруг была буквально пропитана сыростью. Ветра не было, это создавало эффект бани: душно и влажно. Визг, писк и вой, ругань, стук и крики наполнили окружающее пространство.
  Маран вскочил от шума. Сонный и полуодетый он выбежал во двор, чтобы узнать, в чём дело, и замер... Его крепость была в осаде! И дело было не только в странных визжащих и совершенно очумевших людях, а в том, с кем они были...
  У стен замка чинно расположились люди и Нелюдь! Барон явно увидел исковерканные черты лица и неповоротливые неуклюжие движения. Врагов было много. Теперь они добрались и до его замка. Он протёр глаза и смачно выругался. В такое время и в таком количестве! Этого только и не хватало!
  "Вот и выспались...", - устало подумал он. Всё свободное время он сидел возле Аньетты. Это утомляло. Ей стало немного лучше, спал жар. Возможно, немного покоя, и было бы всё отлично...
  "К..! Что им нужно? П...у их разэдакую!". Марану жутко хотелось спать, но, увидав зрелище армии этих самых "светоносных", сразу расхотелось. От вида "воинов" волосы на макушке вставали дыбом. Маран прищурился...
  В первых рядах стояли люди. С виду вроде бы обычные, только пьяные и весьма невежливые. Это они создавали столько шума. Позади стояли тоже люди, но слишком уж мрачные и настораживающе спокойные. Горело много огней. Это создавало ненужную, но очень хорошую видимость.
  Маран резко обернулся. В дверях стоял запыхавшийся Дин.
  - Ты уже видел? - вместо приветствия спросил он. Друг сухо кивнул.
  - Б..., чего им надо?! Месяц в зените (это означало что-то на подобии фразы "какая библиотека в три часа ночи?!")!
  - Я не знаю пока. Но то, КТО или ЧТО окружили наш замок, меня очень беспокоит, - Дин сделал небольшой акцент на словах. Маран внимательно окинул его взглядом. По-видимому, Дина тоже не прельщал такой резвый подъём. Выражение лица его друга было злым и заспанным.
  - В смысле? Люди, как люди, пьяные немного. Денег им дали, вот и орут. Возьми несколько десятков солдат, да разгони их.
  - Маран, наши люди здесь ничем не помогут... Посмотри туда...
  Дин указал направление рукой. Маран поначалу ничего не заметил, мешала игра света, отбрасываемая факелами. Немного прищурившись, он уловил странное движение возле кромки леса. Там были какие-то огромные животные.
  "Это что ещё за х...?", - нахмурился он. Массивные чёрные тени неуклюже подбирались к замку. Маран и Дин переглянулись. Какие-то люди вели на коротких цепных поводках огромных чёрных тварей неизвестной породы. Преомерзительнейшие пасти были буквально напичканы клыками и рядом острых зубов. Маленькие, глубоко посаженные горящие ярким огнём глаза, жутко светились при отблеске смоляных факелов. Огромное жилистое и массивное тело животных внушало не то страх, не то уважение. Но и это было ещё не всё. С обвислой морды стекала слюна. Тварь была голодна. Было непонятно, какого цвета его шерсть, животное как бы переливалось клубнями сгущеной тьмы. А может, это сумрак играл с воображением? Огромные лапы были увенчаны острыми, словно клинки, когтями.
  Маран похолодел. Тварей было немного, всего пять или шесть, но ему почему-то показалось, что их армия вряд ли так просто справится с этими животными. Дин заворожено наблюдал за тем, что происходит внизу. Он с силой уцепился в подоконник, уставившись взглядом в одну точку. Маран хотел было позвать друга, но от оцепенения их обоих выдернул какой-то резкий шум.
  Двери распахнулись и на пороге возник взъерошенный Вьенцо. В правой руке он держал широкий и острый меч, прижимая его к другой. С левой медленно стекала кровь. Бледный, с поджатыми от боли губами Вьенцо держался изо всех сил.
  - Маран, Дин, скорее! Северные ворота атакуют!
  Дин и Маран, не говоря ни слова, бросились следом за другом. У северных ворот шло настоящее рубилово. Хаос стуков, криков и боли наполнял пространство. Маран и Дин, как свежая сила, активно врезались в толпу, оттесняя противника. Всё ничего. Такое уже бывало, но друзей страшно поразил вид нападавших. Огромные фигуры с первого взгляда напоминали людей, были мощными и чрезвычайно сильными. Широкий лоб, угловатый подбородок и спутанные волосы. Но! Глаза - пустые, холодные, ничего не выражающие. Глаза - бесцветные, страшные, сбивающие с толку. Глаза - без зрачков! Настоящий воин всегда может угадать движение или будущий удар противника по выражению его глаз. Но не в этом случае. В глаза нападавшим было страшно смотреть.
   "Предвечный их подери! Что это за твари?!!", - отпрянул Дин, когда враг оскалился в подобии ухмылки. Он показал ряд длинных, хорошо отточенных клыков и узкий язык, как у змея. Это были не люди.
  Люди рубились и отбивались, их силы таяли, а Нелюдь, словно бы на прогулку пришла. Воины устали, тяжело давался каждый удар. Дин понял, если они что-то не предпримут, замок будет захвачен. Но что можно было сделать? Люди рубились у самых ворот. Огромные, надёжные, тяжёлые, окованные железом, они не могли пропустить врага. Значит, кто-то их открыл изнутри... Эти мысли были интересными, но времени на их обдумывание оставалось очень мало. Пол устилало много тварей, но ещё больше было погибших людей. Слишком многие были ранены.
  Отец Марана знал толк в замках. Огромное коренастое здание окружали высокие стены и рвы с водой. С одной стороны была чистая поляна, с другой, южной - болотистая местность. Лишь третьи ворота примыкали к кромке леса. Это был хорошо продуманный ход в случае, если придётся покидать замок, и плохо, так как была та самая вероятность нападения. Оставалось загадкой, почему замковая стража вовремя не заметила врага. К северным воротам нельзя было подойти незаметно. Однако, это случилось. На замок напали и весьма неожиданно. Сейчас люди Вьенцо пожинали эти плоды. Но Нелюдь не знала, что у советника барона всегда был на руках какой-то козырь. И сейчас в его светлой голове рождались бесшабашные идеи.
  - Держаться до последнего! - крикнул он в толпу и скрылся из виду. Маран даже удивиться не успел, куда убежал друг. Его немного отвлекали атаки клыкастой Нелюди, которая, так и норовила пустить в ход зубы, да и груды тел немного затрудняли передвижения. Маран сделал шаг назад и, пошатнувшись, выронил меч. Кто-то резко схватил его за лодыжку. Барон, проклиная всё и вся, и, вспоминая все нецензурные слова, какие только помнил, лягнул в ответ ногой. Раненный враг зашипел от боли, массивный удар сапогом выбил ему глаз. Белесая жидкость потекла на землю, а пространство заполнил очередной жуткий вой. Не дерись рядом Вьенцо, самому Марану тоже пришлось бы не сладко. Барон отклонился лишь на сантиметр. Около его лица пересеклись клинки нападавшего и друга. Вьенцо с силой отвёл удар и Маран, воспользовавшись этим, нанёс противнику сокрушающий укол в живот.
  - Спасибо, - выдавил из себя Маран.
  - Не за что, - отрывисто пробормотал друг. Он был белым от потери крови и уставшим от крика и драки, но не уходил. - Чёрт!!! Их слишком много!
  - Отступаем! - услышали друзья знакомый крик. Они с недоумением переглянулись. - Все к малым воротам!!! - продолжал изо всей мочи вопить Дин.
   Нужно отдать должное тренировке бойцов. А, может, люди просто слишком устали. Но слаженно и дельно, помогая раненным, воины начали отступление к малым воротам. Дело в том, что каждые главные ворота замка - Северные, Западные и Южные, имели небольшое пространство перед малыми воротами - непосредственным входом в замок. Именно этим и воспользовался Дин. Едва последние люди пересекли территорию, малые ворота были закрыты и заперты на два огромных тяжёлых засова.
  - Какого Лихого?!! П..! Зачем ты скомандовал отступление?!! - заорал Вьенцо на друга.
  - Ещё чуть-чуть, и отступать было бы некому! Давайте за мной! - Дин помчался наверх, увлекая за собой десятку свежих человек. Те, кто был ещё в состоянии держать оружие, а также два наших друга, последовали за всеми.
  Дин успел подготовиться основательно. У сторожевых постов на балконах были расставлены бочки с каким-то содержимым. Маран подошёл ближе и увидал Драконье молоко - так его дед называл киселеподобную жидкость, действующую, как кислота. Маран с изумлением посмотрел на друга, а тот, ухмыльнувшись, отдал приказ...
  Нелюдь с воем начала кататься по земле. Вой и скрежет, шипение и шум наполнили пространство, потому что солдаты просто опрокинули бочки с опасной жидкостью на голову врагу. Через четверть часа землю покрывал кисель, кровь и останки раненных. Это была ловушка. Опасная и смертельная...
  Люди скопом повалились кто-куда. Покрытые запечённой коркой, ободранные, искусанные и неимоверно уставшие, они всё-таки были довольны. Как бы там ни было, они отбили очередную атаку...
  Странный шум, доносящийся сверху, отвлёк внимание Марана. Он поднял голову и...
  - П...Ц!!! Там наверху!!!
  Люди, словно по команде, подняли головы вверх. На чёрном небе выразительно вырисовывались приближающиеся тени. Не большие, но издающие странный высокий звук...
  Полчища летучих мышей заслонили небо. Острые отточенные зубы впивались во всё живое. Люди с криками закрывались руками, убегая и прячась, где только можно. Кружась на месте, крича и воя, делу нельзя было помочь. Эти существа нападали молниеносно и держались слишком крепко, чтобы бить по ним оружием, или просто отцепливать руками.
  - В укрытие!!! - снова заорал Дин. Его поддержали Вьенцо и Маран.
  Люди спешно скрылись в замке, задвинули ставни, закрыли окна и двери. Ещё некоторое время было слышно, как о стены бьются тельца, а затем всё стихло. Некоторые воины широко открыли глаза, в них светился ужас. Искусанные и исцарапанные тела покрылись мелкой дрожью. Кто-то забился в угол, кто-то начал читать всеми забытые молитвы... Пространство снова наполнил вой. Дикий, протяжный, голодный... Это звери ночи просились на охоту...
  Маран повернул голову и увидел в проёме странную светящуюся фигуру. Он больше удивился, чем испугался, привидение встречалось ему впервые. Но это существо не было привидением. Перед бароном, друзьями и воинами возник фантом. Лицо было невозможно разглядеть. Тело, то и дело меняло контуры и очертания. Фигура неспешно подплыла ближе и застыла. Ни одного слова не было произнесено вслух, ни один звук не потревожил пространство, но все услышали голос пришедшего.
  - Мы, Светоносные, приветствуем вас! Радуйтесь, ибо Хозяин скоро присоединится к нам. Свет дарует он, ибо сама жизнь. Никто не вправе противиться воле его, ибо он выше всех желаний и законов. А посему - повинуйтесь! Вы храбро бились, но это только начало. Ваши силы на исходе, наши многочисленны. Если вам надоели боль, болезни и страдания, примите ЕГО, ибо он само спасение.
  - Неужто сам Творец решил посетить нашу скромную обитель? - с издёвкой шепнул вслух Дин. Фигура перестала казаться странной и страшной, некоторые из воинов хихикнули в ответ.
  - Короче, какого х... припёрся?!! - рявкнул барон, не слушая, что ещё лепечет этот сгусток дыма.
  - Если через три заката замок не будет сдан, вы все и ваша сестра умрёте! - с этими словами фантом растворился в воздухе, оставив людей с открытыми ртами.
  *******************************
  Мила набрала в грудь побольше воздуха. Погода была спокойной: не ясной, не хмурой. Зато настроение хорошим назвать было нельзя. А во всём виноваты ребята.
  "Почему они не хотят ехать к принцам? Чего они на них взъелись?", - задавалась она вопросами.
  "Это всё Мира! Ну, не хочешь встречаться с парнем, не надо! Зачем себя так вести?!". Мила нахмурилась. Если быть откровенной, она слишком часто не понимала Миру. Её характер Милу не просто удивлял, он поражал и сбивал с толку. Никогда не знаешь, чего от неё можно было ожидать. Её манера Их Высочества Милу порой просто бесила. Но проходило время, и девушка успокаивала себя, убеждала, что подругу не изменишь. Именно из-за Миры (Мила была в этом уверена) ребята не поехали в замок. Она вздохнула и грустно покачала головой.
  "Что за неудачный период? Из замка пришлось уехать по тупости ребят, была потрачена просто куча времени впустую у Амазонок, а теперь ещё из-за выбрыков Миры не удастся встретиться с Асиларом и Рамюэлем!". Мила с горечью поджала губки. Её красивые глаза, то излучали печаль, то загорались от злости.
  "Нет, не в Асиларе дело...". Мила была больше чем наполовину уверена, что Асилар и Мира расстались по вине последней. Хотя, не ей судить, всё же ей известно не всё. Но принц...
  "Он такой спокойный, ласковый. Чем он её не устроил?!", - продолжала поражаться подруга, вспоминая их разговоры...
  Вечер был не просто чудесный, он ласкал. Солнышко прощалось, тихо уплывая за горизонт. Облака были, словно пирожные, покрытые розовой и белой глазурью. Мила любовалась на всё это творение. Она медленно обернулась и встретилась взглядом с принцем. Асилар, не спеша, подходил к ней. Мила едва заметно улыбнулась в ответ на приветствие.
  "Странно, что ему нужно?", - подумала она. Было давно заметно, что между Мирой и Асиларом что-то есть. Это стало неслыханной новостью. Можно даже сказать, она ошарашила всех. Принц и Мира пропадали вместе, времени на друзей не хватало, а Мила не пыталась привлечь внимание подруги к своей персоне. Нравится ей принц, ради Бога... Но вчера Нюрий сообщил, что они поругались. И Миле было страшно интересно, почему.
  Мила блеснула глазами в сторону принца. Такие взгляды затягивали в сети кого угодно, принц исключением не был. Девушке нравилось его общество, но что подумает Мира, если узнает? Мила немного остерегалась её реакции, но не настолько, чтобы не поиграть. Чуть-чуть. Самую малость...
  Как Мила не старалась, от Асилара она узнала мало. Просто ничего конкретного, зато получила не один комплимент. Она ещё не знала, что за человек принц и поэтому совсем немного побаивалась разговаривать откровенно. Но это в тот вечер, потому что встречи и разговоры с принцем стали более частыми. Правда, при подруге Мила старалась не смотреть в сторону принца, получалось плохо. Нельзя сказать, что Асилар ей очень нравился. Куда интереснее было обратить на себя внимание Рамюэля, но тот не поддавался ни в какую.
  "Мира нравилась Асилару, почему она так въелась на него?! Каждый раз она высказывает, какой он рассякой, лучше бы на себя посмотрела!".
  Мила продолжала злиться. Мира не блистала выдающимися способностями, но сколько разговоров создавала вокруг! По её вине придётся тащиться в замок Марана и Дина... Нет, она не имела ничего против, но очень бы хотела повторить то время, которое провела с Асиларом. Было спокойно, было хорошо... Было. Но больше не будет.
  А всё из-за Миры...
  **********************************
  Маран смотрел на посиневшие губы.
  "Что делать?". Чтобы увидеть дышит ли сестрёнка, брат то и дело подносил к её лицу зеркало. Старый способ. Этому ещё в детстве его дворцовая шептунья научила.
  "Сдать замок... Но смогут ли они помочь Анье? Или это только предлог? Нет, ведь им стало известно, что она больна... Но, они могли догадаться по жёлтым флагам!.. И всё же, на них ведь не написано, кто болен!.. Но сдать замок?! П... Его замок! Замок их родителей!.. Как бы поступил отец?.. Отец ни за что не отдал бы владения врагу!.. Х... им! Хотя, ещё пара-тройка таких атак, и замок просто некому будет оборонять. Продолжать сражаться? Нет, ведь сейчас больна Анье... Эта тень пообещала вылечить сестрёнку. Что же делать?".
  Маран ещё размышлял, но решение было принято. Что бы эти люди не потребовали, он всё сделает взамен на жизнь Анье... Дрогнули ресницы, но глаза были сухими. Настоящий мужчина не должен плакать. По крайней мере на людях...
  Анье... Весёлая, свежая, как ветерок. Рассудительная не по годам. Жизнерадостная и удивительно самоотверженная... Она так похожа на родителей...
  Анье... бледная, с впавшими глазами и щеками, белым лицом и заострёнными чертами. Странная болезнь скосила её, словно сорванный лист. Девочка напоминала высушенную бумагу. Это просто не могла быть она! Его маленькая Анье не может уйти вот так!
  "Я не позволю этого, Анье! Слышишь?..".
  "Ты должен помочь сестре", - нашёптывали Марану на ухо.
  "Но, что ты будешь делать, если тебя обманут? Уверен ли ты, что тебя не лишат всего? Ты думаешь это выход? Не лучше ли дать отпор, найти Дока и спасти сестру?".
  "Дока сбежали. Люди гибнут. Возможно, у этих светоносных есть противоядие... Тогда это шанс для Анье!"...
  Сестра вдруг шумно вздохнула и затихла. Совсем... Маран тихо позвал её. Но Анье давно перестала реагировать на своё имя... Брат вскочил, дотронулся до лица сестрёнки, встряхнул её. Отпрянул. Схватил какую-то книгу. Кажется, это был молебник. Он был предназначен для спасения, но духовного. Маран использовал его почти варварски, он начал размахивать ним над сестрёнкой, пытаясь привести её в чувства. Однако Анье продолжала лежать. Очень тихо... Маран схватил зеркальце и дрожащими руками поднёс к носу сестры. Стекло едва видно покрылось испариной. Она дышала! Она была жива!!! Ещё пока... Маран сжимался внутри от мысли, что останется один. Он знал, что такое потеря. Брат был готов заложить душу самому Вазельвулу, чтобы только эти уб...ки получили сполна, а с Аньеткой было всё впорядке!
  ********************************
  Дин и Маран сидели за огромным хорошо отполированным столом. Гладкое дерево было необычного чёрного цвета. Мрачно горели свечи. Было тихо, темно и страшно. Просто ребята впервые столкнулись с западнёй из которой не было выхода. С рассветом они сдадут замок врагу...
  - Маран, выхода нет? - Дин прямо и хмуро посмотрел на друга. Тот промолчал. - Вот что я думаю, в любом случае нам нельзя отдавать замок... - Маран настолько резко поднял голову, что Дин замешкался и поспешно закончил, - до того, как мы будем уверены, что Анье ничего не грозит.
  - Что ты предлагаешь? - устало спросил барон.
  - Нам нужно пустить в замок только лекарей, а затем можно устроить им ловушку, засаду!
  - Ты думаешь, б.., что эти д...бы согласятся? П... их! - похоже, Марану эта идея понравилась.
  - Нет, не думаю, что всё будет просто, но попробовать стоит. Как только будет понятно, что угроза миновала. Мы схватим их!..
  Но бывает же так, чёрт подери, что всё распланировал до мелочей, а тебе обухом по голове: поменялись планы!.. Маран и Дин уже смаковали детали победы (не поражения, заметьте!), когда в двери раздался стук.
  - Войдите! - позвал барон. Двери тихо приоткрылись и на пороге возник Вьенцо.
  - Маран... Эти у...ки прислали послание...
  - Давай сюда, - забрал бумагу барон. Дин предложил Вьенцо присесть. И пока Маран изучал написанное, посвятил его в детали их маленького заговора.
  - ... мы возьмём их! - с пафосом заключил он.
  - У...ки! Д...бы! С... д... П... Чтоб их! Как они догадались?!! Читай!!!
  Дин пробежал глазами по строчкам и оторопело посмотрел на друга. На сердце всё опустилось. Похоже, их план провалился, ещё не успев воплотиться в реальность...
  - Господин!!! - ворвался маленький паж. Единственный, кого Маран держал за сообразительность и озорное настроение. Круглые перепуганные глазёнки не предвещали ничего хорошего. - Господин, Анье очень плохо!!! - Маран очень медленно поднялся. Слишком медленно для человека, который минуту назад верил в победу...
  - Дин, Вьенцо... У нас есть два часа. Подготовьте бумаги. С рассветом я сдам замок.
  *******************************
  Такого не бывает! Мир не может вот так просто в одну секунду взять и умереть! Ну, посмотрите же вокруг!!! Небо - величественное, необъятное, грозное и невероятно синее. Солнце - яркое, светлое, радостное, жаркое. Земля - спокойная, плодовитая, добрая. Ветер - порывистый, нежный, сильный. Люди - разные, друзья - надёжные, враги - кровные... Разве всё это сотворено для смерти? Вы думаете, что Творец создал всё это, чтобы в один прекрасный момент просто стереть с лица земли? Нет! Мир не может умереть! Он не должен чахнуть и болеть!
  Не должен... Но болеет...
  Аслан привёл ребят в жуткое место, которое обнаружил в километрах трёх от их лагеря. Сейчас друзья хмуро взирали на окружающее их пространство.
  Страшное зрелище. Деревья стояли, мёртво и понуро склонив головы. Они были, словно во сне, укутаны странным покрывалом. Каждый сантиметр ствола, каждая ветка и лист были затянуты какой-то тонкой бело-серой паутиной. Невероятно и уродливо. Растения были больны. Мерзкая плёнка затягивала всё вокруг - кусты, деревья, траву... Она, словно дикая зараза, охватила своим безумием весь лес и не собиралась отступать.
  - Господи!.. - пробормотала Мира, едва увидала картину целиком.
  - Да, самое время спросить его, что здесь происходит, - съязвил в полголоса Винар, но на его слова никто не обратил внимания. Все были подавлены зрелищем.
  - Что это? - нахмуренно задал вопрос Анри. - Я никогда такого не видел.
  - Это растение-паразит, очевидно... Не знаю, как называется. Я никогда не читала про него. И не могла себе представить, что это всё может так ужасно выглядеть, - сдавленно проговорила Мира.
  - Да. Паразит, - кивнул головой Аслан. - Оно выкачивает из них энергию и соки. Оно попросту съедает их изнутри.
  - Давай я сожгу всё это! - почти с радостью сказал Анри.
  - Бесполезно, - покачал головой Аслан. - Даже, если ты не заденешь растения, это не поможет. Этот вирус попал в организм, выпроводить его оттуда невозможно.
  Все поникли духом. Вокруг был мёртвый лес. Глухо. Пусто и страшно. И самое главное, было непонятно, что является возбудителем. Мира нахмурилась и старалась запомнить всё в мельчайших деталях, ребята в полтона перешёптывались, стараясь не нарушить гробового молчания. Звуки давно покинули эту территорию.
  - Ну что? - раздался недовольный голос Милы. - Долго мы ещё здесь будем стоять?
  Мира нахмурилась. Весьма странный тон для обстановки. Как будто подругу совершенно не обеспокоило увиденное. Аслан насупился. Друзья ничего не сказали, а Мира попыталась немного сгладить обстановку.
  - Да, пойдёмте, тут уже ничем не поможешь... - с явным неудовольствием проговорила она. - Аслан, ты собирался нам показать ещё что-то...
  - Да. Здесь не далеко. Ещё минут двадцать и мы на месте. Но там зрелище ещё хуже...
  Двадцать минут... Что это? Время на размышление, после увиденного. Это третья часть часа, пятая часть сотни... Этого времени достаточно для знакомства и ссоры (хотя на последнее времени требуется в пять раз меньше). Двадцать минут - это подготовка перед боем. Ребята шли, практически не обсуждая увиденное. Всё вокруг вымерло и затихло. Всё живое, если не умерло, то давно покинуло эти земли. Вокруг лежала печать проклятья...
  - Господи... - снова пробормотала Мира, увидав ещё более страшную картину.
  Уголь. Сажа. Пыль. Останки... Вокруг не было ни души. Всё было выжжено до тла. Дома смотрели пучеглазыми прогорелыми окнами, обнажив такие же обгорелые двери-рот. Ни одного звука, словно с деревней сожгли весь народ, животных и птиц. Даже свист ветра едва улавливался среди этого анархического хаоса. Кто-то постарался на славу. Вот только во имя чего было принесено столько зла?
  - Это ещё не всё. В километрах пяти есть два селения и ситуация ещё хуже, - Мира вздрогнула. "Куда уже?!!", - сначала вырезали весь посёлок, а затем сожгли, основательно постаравшись над телами, - мрачно доложил Аслан.
  - Варвары... - прошептала Мира. "Уроды! Самые настоящие моральные уроды!". - Из-за чего это всё? Ну не могли же просто так всё сжечь!
  - Не просто так, - покачал головой Аслан. - Идёт захват земель. Говорят о пришествии какого-то нового Хозяина...
  - Значит, такая ситуация не только здесь? - уточнил Анри.
  - Думаю, что она с каждым днём обостряется. Все близлежащие земли будут захвачены. Пока я ходил, трижды наталкивался на какие-то отдельные группки совершенно очумевших фанатиков. Это они орали о каком-то Хозяине, свободе и силе, - ответил Аслан.
  - Да уж... В этом не усомнишься. Заставить народ сжечь посёлок без ведомых на то причин... - покачала головой Мира.
  - Значит, - и до владений Марана добрались... - спокойно и собранно проговорил Винар.
  - С чего ты взял?
  - Тут совсем немного осталось. Дня четыре ходу.
  - Именно поэтому я сказал, что нужно поторопиться, - ответил Аслан. - Там обстановка может быть ещё хлеще.
  - Чего ждёте? - спросил Винар. Ребята обернулись. Винар стоял у пустоты. Он снова открыл Тёмный портал и уже ждал ребят в проёме.
  - Зачем торопиться? - неожиданно сказала Мила. - Что изменит пару дней? Я не хочу снова идти по Тёмным Тропам!
  - Даже пару часов могут изменить историю, - веско ответил Аслан. - Времени нет!
  Сила слова и необходимость действий всегда идут впереди наших желаний. Ребята друг за другом ступали на Тропу и пропадали из виду. Они уже давно сделали свой выбор, и отступать было поздно...
  
  ГЛАВА
  
  Лучше неожиданности может быть только приятная неожиданность.
  
  Шёл третий час. До рассвета осталось совсем немного. Бумаги были готовы. Дин и Маран стояли у изголовья Анье. Ничего не изменилось. Стало хуже. Она всё так же ускользала. От веселушки Аньетты осталась только тень, да имя, пожалуй. Веры не было. Она пропала, когда Маран и Дин попрощались с ребятами. Надежды не стало, она ушла вместе со вчерашним посланием. На смену пришли страх и боль. Страх утраты и боль оттого, что ничего не можешь поделать. Кожа сестрёнки стала желтоватой, под стать вывешенным флагам, предупреждающим о болезни.
  - Прости, Анье... - прошептали губы брата, когда он выходил из комнаты. Она не могла его услышать, Маран это знал. На душе было пусто, на сердце мрачно. Завтра всё будет кончено. Анье вылечат, замок он сдаст врагу взамен на её выздоровление, а его и Дина, скорее всего, казнят... Зачем победителю пленные?.. Хотя, он может бежать! Маран покажет ему тайный выход. Жаль только, что сам он должен остаться... - Прости, Анье...
  - Привет, чего мрачные, как на похоронах? - раздался позади друзей голос. Маран и Дин напряглись и медленно обернулись. За их спиной стояла неунывающая пятёрка. Этого не могло быть! Чудес не бывает!!! НО...
  - ВИНАР?!! - пробормотал остолбеневший Дин.
  - Собственной персоной! - гигикнул тот.
  - Чего, не ждали? А мы припёрлись, - с ухмылкой добавила, стоявшая позади друга Мира. Может, нежданный гость и хуже татарина, но ребята надеялись на лучший приём. Маран и Дин стояли растерянные и подавленные.
  - Чего-то я недопонял, нас не рады видеть, или как? - приподнял брови Анри.
  - Рады, ещё как рады, - выдохнул наконец Дин и по-очереди начал обнимать друзей. Маран немного расслабился, но ситуация была слишком странной и страшной. Пятёрка, не подававших о себе признаков друзей, появилась именно в тот момент, когда всё уже было потеряно, все решения приняты, и отброшены последние крохи надежды. Возможно, кто-то бы насторожился, кто-то решил, что это знак свыше, а Маран просто махнул рукой, предлагая последовать за ним.
  Семь... Хорошее число. Практически во все времена и во всех религиях оно считается магическим. Это внутренняя глубина, интуиция и парапсихические способности. Это анализ ситуации и любопытство, исключительная наблюдательность и поиск первопричины. И сейчас семеро стали командой...
  ************************************
  Брови мягко сползали к переносице. Все ребята сидели насупленные и собранные. Веселье будет, но после. Сейчас нужно было искать выход. А был ли он? Именно это и пытались выяснить друзья...
  - Маран, я что-то не пойму, почему вы не хотите отстоять замок? - удивлённо спросил Анри.
  - Почему не хотим?! - аж приподнялся Дин. - Как раз наоборот, очень хотим, но не знаем как. Понимаете, эта эпидемия...
  - Отбила всякое желание, или что? - ехидно спросил Винар.
  - Короче, некому замок защищать, - рявкнул барон. Дин поджал губы. Нелегко признать, что ты беспомощен.
  - Как это некому? - поднял глаза Аслан.
  - А вот так! - всплеснул руками Маран. - Все, кто хоть чуточку понимал, шарил, - посмотрев на Винара, исправился барон, - в военном деле, полегли от этой эпидемии и нападения, Гряда их подери! Остались одни малолетки, которых научить чему-либо просто невозможно!.. Да и некогда уже...
  - И сколько этим малолеткам? - тихо спросила Мира. Дело было тяжёлым. Отчаяние - наихудший враг человека. Маран назвал возраст, равнозначный подростковому. - Дети... - покачала девушка головой.
  - В таком возрасте эти дети уже своих детей делать могут! А ты говоришь... - укоризненно заметил Анри.
  - Сколько их в вашем подчинении? - раздумывая, задал вопрос Аслан.
  - Около трёх сотен можно собрать, - прикинув, ответил Дин. - Точнее знает Вьенцо. Он у нас по страже и местному населению специализируется. Нужно бросить клич, чтобы собрал по землям войска.
  - Ну, войска - это пока громко сказано, - играя ножом Миры, мягко заметил Винар. - Но кое-какой толк из них, пожалуй, будет.
  - А, почему вы не попросили помощи у принцев? - решил уточнить Аслан.
  - От них дождёшься! - фыркнул Анри. - Можно подумать, они хотя бы что-то в этом соображают!
  - Так или иначе, у них должна быть своя армия, - возразил Аслан. - Кроме того, мне казалось, что с Асиларом у вас нормальные отношения...
  - Оно так, но выбраться из замка незамеченным чрезвычайно сложно. Поэтому мы так и удивились, увидав вас. Как вы пробрались?!! - ребята тихонько улыбнулись и не стали отвечать на вопрос, а Дин продолжал. - Повсюду какие-то зубастики и фанатики бегают. Они полностью отрезали нас от довольства, население округи разбежалось кто-куда после четырёх сожжённых дотла деревень. Весь урожай в какой-то заразе! Сестра Марана умирает!
  - Что же ты сразу не сказал?! - округлили глаза ребята.
  - А, что это даст? Все лекари и Дока сбежали, знахари покачали головами и свалили. От эпидемии выживает мало кто, - ответил Маран, наливая всем вино. Мира почувствовала в нём комок нервов. Он все переживания связывал внутри себя в тугой узел, не выпуская чувства и эмоции на волю.
  - Короче, - перебил друга Дин, - эти светоносные, - он выплюнул это слово, словно оскорбление, - предложили её жизнь взамен на замок. Мы не сможем его отстоять...
  - Никогда не говори никогда... - почти проворковал Винар. - А что, если подготовить вашу армию?
  - Ты шутишь?! - изумился Дин. - Детей?!!
  - Не такие они и дети, - ещё раз настоял на своём Анри. Это было странно, но он поддержал друга. - Их можно подготовить и обучить. В конце концов, им можно просто говорить, что нужно делать... Мы поможем... - Маран и Дин переглянулись. Надежда?.. Да, это была она. А ведь Маран уже шёл сдавать замок...
  - Маран, пока вы будете решать военные вопросы, можно, мы посмотрим, как там твоя сестра? - переговорив с Милой, обратилась к барону Мира. Тот сухо кивнул, продолжая посвящать ребят в курс происшедшего.
  Ситуация была тяжёлой, болезненной, но не непоправимой. Нет ничего, чего было бы нельзя изменить... Вопрос только в том, в какую сторону...
  ******************************
  - Здравствуй, братец... - прошелестел томный голос.
  - Приветствую тебя, сестра... Я смотрю, ты победила свою слабость. Похвально.
  - Хм, эта выскочка наконец утихла. Ты же знаешь, со мной тягаться бесполезно.
  - Не льсти себе, сердцеедка.
  - Ничуть, - обладательница голоса томно потянулась. Ткань накидки едва приоткрыла нежную шею и плечи. Собеседник ласково провёл взглядом по красивой шее, белой коже, спустился чуть ниже... - Нравится? - скептическая улыбка застала врасплох.
  - Ты же знаешь, что я не могу устоять перед твоим очарованием, когда ты такая. Но ты ведь пришла не за этим?..
  - Верно, братец. Меня прислал Хозяин...
  - Я внимаю.
  - Земли некого барона Марана не хотят подчиняться ЕГО воле. Осада замка ведётся уже более месяца, но он всё ещё не покорён. Жителей осталось не так уж и много.
  - Я навещу его края, и ситуация поправится, - пожал плечами собеседник.
  - Нет, этого мало. Кроме того, ты уже там был.
  - Да? Запамятовал.
  - Не важно. Существенно лишь то, что там появились Хранители.
  - ЧТО? Но как?
  - Ключ привёл их.
  - Вы знаете..?
  - Нет, - покачала головой красавица. - Мы ещё не совсем уверены. Нужно заставить их действовать, тогда, вероятно, что ключ проявит силу.
  - Чего же ты хочешь от меня?
  - Я знаю двоих, ты одного из них. Вероятнее всего, что меня узнают. Кроме того, ты обладаешь даром масок. А для меня там слишком много вкусной еды.
  - Моя девочка проголодалась? - говоривший, привлёк девушку к себе.
  - Несказанно, но на твои чары не поддамся. Себе дороже будет. Может, внести свою лепту, а? Ты будешь внутри, а я снаружи. Узнай, что можешь об отношениях между ними.
  - Будь по-твоему, Нахема. Во имя Повелителя!
  ***********************************
  Мила направлялась к комнате больной сестрёнке Марана. Кажется, её звали Анье. Она шла по коридору, не понимая, почему всё вокруг затянуто дымкой.
  "Странно, - подумала Мила. - Чем они пропитывают факелы, ничего же не видно?!".
  Голоса... Шорох, едва слышное дыхание. Миллиарды слов: сказанных и недосказанных, брошенных вскользь и громко оповещённых. Миллионы эмоций и мыслей.
  Мила обернулась, пытаясь понять, что происходит. Всё вокруг стало размывчатым, расплытым, наполняясь знакомым беспокойным запахом. Мила слушала странные звуки, напоминающие рёв водопада и журчание ручья, всхлипы...
  Голоса... Слова и предложения. Шум. Крик. Шепот... Отголоски эмоций.
  Кто-то стоял перед водой, бормоча при этом заклинания, способные затащить дух ненавистного ему человека в воду. Как только в воде появлялось изображение, он тот час ударял в него кинжалом, и вода окрашивалась в красный цвет.
  "Быть сильнее. Быть мощнее. Быть единственным.
  Слава и сила впереди. Нужно только получить удовольствие и жить для себя. Не смотри на других, не оглядывайся. Иди сюда. Никто не сможет остановить ЕГО. Он сама жизнь! Он всемогущ и ждёт тебя. Откройся и отдай ключ...", - так шептала тень.
  Дыхание. Прерывистое и томное. Шелест, похожий на мягкий шёлк. Эхо, удаляющееся вдаль. Никто не приходил на помощь. Мила почувствовала себя одинокой и брошенной. Она звала, пытаясь определить, где она, но слова терялись в серо-белой мгле. Было светло, но пустота и безмолвие окружали её. Звуки были, но все они были мёртвыми. Это была память прошлого, то, чего больше никогда не будет.
  Он мог применить и другой способ - просто наслать на жертву духов смерти. Тогда жертва начинала худеть и хиреть... Мила поняла это сразу, как только услышала странный звук. Всё поменялось, раздваиваясь и разделяясь.
  Тени... полумрак. Игра света. Тени... Вторая сторона сущности, неизведанная до конца. Осторожность. Страх. В тени можно заблудиться, остаться навеки.
  Мила осмотрелась. Вокруг всё изменилось. Она стояла на берегу. Внизу ревел океан, разбиваясь о подножие скалы. Чудовищная и вместе с тем прекрасная сила чувствовалась вокруг. Океан был сердит.
  "Истинно. Достоверно. Действительно...
  То, что находится внизу, подобно находящемуся вверху, ради выполнения чуда единства...
  Ты отделишь землю от огня, тонкое от грубого, осторожно, с большой ловкостью.
  Поднимись из земли к небу и снова опустись в землю и получи силу всех вещей, как высших, так и низших.
  Эта сила - сильнейшая из всех сил, так как она победит.
  Этим способом ты обретёшь славу мира, и всё зло удалится от тебя...", - так пела вода.
  Тень, что говорила с Милой, была ей незнакома. Она никого не видела, но голос наполнял её сознание. И это было чудовищно. Словно острая игла он ввинчивался в её суть.
  Океан ревел и ревел, раззевая свою белую клыкастую пасть, маня в пучину, мокрые брызги лизали ноги. Он тоже звал, а Мила колебалась. Стало очень холодно. Шёпот. Он омертвлял, леденя душу. Хотелось кричать, но этот противный голос... Он словно связывал по рукам и ногам. Мила зажмурилась и собралась.
  Впереди была ревущая бездонная пасть тьмы, а позади леденящий душу холод света. Позади обещали славу и силу, впереди говорили о победе. За спиной обещали, впереди утверждали. Позади была жизнь. Впереди - смерть. А Мила стояла у Предела, который рассекал пространство. Она не оглядывалась и не смотрела вперёд. Ей предстояло сделать выбор. Рёв океана перекрыл омерзительный визг и шипение. А ему в ответ кто-то звонко захотал. Выбор был сделан. Мила зажмурилась и сделала шаг... вперёд.
  ***********************************
  "Дежавю... Всё повторяется. Она ускользает", - так думала Мира, глядя на девочку. Странно, но она ей понравилась сразу. Может, оттого, что слишком уж большое сходство с братом было. Вот только бледность, слабость, прерывистое дыхание не предавали оптимизма в том, что им когда-то удастся познакомиться ближе. Мира была с девочкой уже час, но не могла определить, как ей помочь. Она чувствовала, что каждая праздная минута отбирает часы, но...
  "Будь проклята эта чёртова эпидемия!!!".
  Мира снова и снова осматривала девочку, бормоча что-то под нос. Со стороны это выглядело весьма странно. Молодая светловолосая девушка, склонившись над бледным личиком девчушки, словно двухсотлетняя старушка, нашёптывает ей сказки. Странности, мнение других, и то, как она выглядит со стороны, Миру перестали тревожить давно. Больше не было той девушки, которая обращала внимание на косые взгляды и ехидные улыбки, что могли бы сбить с толку. Она знала своё дело и была уверена в своих силах. Но не сейчас...
  Прошёл час. Мира сидела возле девочки, обхватив голову руками. Она не могла ей помочь!!! Она не могла определить причину болезни и её источник. Чего-то не хватало для логической цепочки. Симптомы Анье не были похожи на те, которые наблюдались у людей, страдающих эпидемией.
  "Всё ведь настолько просто. Это где-то рядом, я чувствую...". Мира встала. Она распахнула окно. В лицо подул ветер. Но он был совсем не свежим. Скорее наоборот. Влажный спёртый воздух нёс запах гнили. Как Мира не пыталась отвадить навязчивое впечатление, ничего не получалось. Запах псины преследовал и ужасно отвлекал. Так что вскоре просто пришлось закрыть окно.
  "То же мне, проветрила...", - недовольно подумала она про себя, пытаясь найти хоть какой-то освежитель (в замках вместо знакомых нам аэрозолей использовали свежие цветы и ароматическую воду). Но в комнате малышки такового не имелось.
  "Ох, Маран, Маран... Позаботился о сестрёнке! - покачала она головой. - Интересно, где пропадает Мила?!". Подруга задержалась, обещав подойти позже к сестре Марана. После возвращения с острова Чаровниц она вообще вела себя из ряда вон странно. Всё больше молчала, замкнувшись в себе, мало спала, мало ела... Сначала Мира терялась в загадках, что происходило с младшенькой. Она полагала, что это смерть одной из Чаровниц, которую они нашли в лесу так впечатлила и повлияла на Милу. Но девчонки уже не первый раз смотрели в глаза Проводнице... Должны были быть и другие причины...
  "Ох, и семейка, всё в себе!!! И, когда всё это? Именно тогда, когда нужна помощь и единство!.. Надо поговорить с ребятами... И вправду, возможно кто-то из них сможет разгадать загадку этой эпидемии и помочь девочке? Сколько времени потеряно впустую! Зачем мы только послушались принцев и Нюрия! На кой нам сдались эти Чаровницы?! За всё время пребывания Асугвэ поговорила со мной нормально только один раз. Да и то, о какой-то чуши... Вода обтекает любые препятствия, которые встречаются ей на пути. Её не удержит никто и ничто.
  Вот тебе и Иная! Тоже мне, всемогущая! Что ты можешь? Что за силой ты обладаешь? Что ты умеешь? - взбунтовалось "Я" Миры и вдруг девушка замерла...
  Творец! А в самом-то деле... Что я могу? Я - Иная... А силы не имею... Но для чего это всё? Случайность? Нееет. Похоже, я запуталась сама в себе. Возможно, нужен ключ к разгадке. И этот ответ поможет решить, как быть дальше... И где эта несносная девчонка? Где можно ходить столько времени?!".
  - Мила... - выглянув из покоев Аньетты, позвала Мира. - Мила..!
  *************************************
  Мила огляделась вокруг. Странное дело. Ей показалось, или что-то произошло? Она могла поклясться, что слышала чей-то голос. А, может, и не один. Но вокруг был коридор. Вполне обычный: длинный, с узкими выступами, мрачный. Не любила она коридоры... Всё так же хмуро горели факелы... Ей показалось? Она покачала головой и немного потёрла лоб. Нужно больше отдыхать. Это всё духота и спёртый воздух. У неё от этого начиналась головная боль.
  Мила осмотрелась, пытаясь догадаться, какая из комнат принадлежит покоям маленькой сестрёнке Марана. Вокруг радовала глаз целая куча дверей. Тоннель, как длинная змея, вытянулся вдаль и поглядывал на Милу из-под прикрытых век. Мила растерялась. Она проходила, дёргала за дверные ручки, заглядывала во внутрь, но пока ничего интересного не обнаружила.
  Впереди показался чей-то силуэт. Мила обрадовалась. Наконец, ей покажут нужную комнату. Её поиски напоминали крики заблудившегося в лабиринте. Мила ускорила шаг. Жутковатое и сырое место. Позади послышался тонкий вой. Мила резко обернулась, но никого не увидела.
  Стук, стук... Кто-то медленно приближался к ней. В лицо подул слабый затхлый ветерок. Впереди тоже никого не было. Показалось?..
  Ууууууу... Стук, стук, стук... Чьё-то дыхание и шаги приближались. Мила всей кожей ощущала опасность. Но вокруг никого не было! Девушка сделала шаг назад, всматриваясь в тёмную пустоту коридора. Никого.
  Стук, стук... Привидение? Призраки? Нежить? Что бы там ни было, ей оно было не по зубам. Мила продолжала пятиться, с каждым разом ускоряясь.
  "Если чувствуешь опасность, не жди, когда она схватит тебя за горло. Уйди, подготовься и встреть её лицом к лицу, как подобает настоящему воину", - вспомнила она слова одного из учителей Сикионы. И... больше не стала ждать. Мила, словно молодая газель, побежала вперёд.
  Страх дышал ей в затылок. Вой преследовал её по пятам. Мила завернула за угол и... столкнулась нос к носу с молодым человеком...
  - Ой! - Мила явно не ожидала кого-то увидеть. По крайней мере, тёплого и живого...
  - Янгола! - остолбенело и удивлённо пробормотал парень почти про себя. Мила посмотрела на него. - Миледи, - очнувшись, почтительно склонился незнакомец. Огромные карие глазища лукаво и весело поблёскивали из-под густых чёрных ресниц. Светлые, словно солнце, густые волосы прядями спадали на лоб. В каждом движении ощущалась сила и уверенность. Мила немного стушевалась. - Вы испуганы, что-то случилось?
  Да! За мной гнались! Там позади какие-то монстры и чудовища! Спаси!.. Это было бы минуту назад. Но позади девушки был только холодный и мрачный коридор. Испугаться темноты? Признаться в этом первому встречному?!.
  - Нет. Всё в порядке. Спасибо, - Мила замолчала.
  - Простите мне мою дерзость, но я впервые вижу такую красивую девушку. Кто вы?..
  - Мила... - послышался окрик подруги впереди. - Мила!..
  "Ну почему же всегда не вовремя!", - Мила готова была съесть подругу, но та продолжала голосить на всю вселенную.
  - Мила... - утверждающе сказал парень. - Очень красивое имя. Оно вам к лицу. Вы, наверное, спешите. Вас зовут.
  - Да... - растеряно проговорила Мила.
  - Надеюсь, мы ещё увидимся. Был рад знакомству, - незнакомец почтительно склонился и поцеловал руку девушки. Мила что-то пробормотала. На секунду остались только они, притихли звуки, запахи и очертания. Были только он и она...
  - Мила!!! - окружающее пространство взорвалось от крика Миры. Это выдернуло подругу из оцепенения. Впереди был силуэт парня, с каждым шагом он отдалялся прочь, и с каждой секундой внутри росли странные ощущения. А она ведь даже не спросила его имени...
  Мила хмуро подошла к подруге. До чего же она приелась ей за все эти дни! Со всеми своими ценными указаниями и заботой!
  - Ну, где ты ходишь?! Я тебя уже полчаса зову! - возмущённо сказала подруга. Мила промолчала через силу. - Идём, посмотришь на девочку. Странная болезнь. Я не вижу корня, может, ты что-то поймёшь?
  Мира что-то бормотала, в который раз осматривая Аньетту. Перед Милой было бледное личико и болезненные круги под глазами, но как ни странно, её мысли были заняты другим. Красивый дерзкий взгляд, светлые, словно солнце, волосы...
  "Миледи. Вы испуганы, что-то случилось?..".
  Да... Похоже, я...
  ************************************
  - Давайте что-то думать. У нас осталось слишком мало времени, - входя в зал, где сидели ребята, с ходу начала Мира.
  - Да ты что, а мы же здесь ф...й страдаем! - возмущённо всплеснул руками Анри.
  - Не знаю, чем вы страдаете, но рассвет уже близко. Как отбиваться будем? - настаивала на своём подруга. Больше для того, чтобы её тоже посвятили в планы действий.
  - Молча, - хмуро ответил Анри. Он был явно не в духе. По-видимому, дело обстояло куда сложнее, чем казалось на первый взгляд.
  - Может, перестанешь хамить, и расскажешь про обстановку?- взъелась Мира.
  - Можно подумать, ты что-то поймёшь! - ответил друг. Мира закипела.
  - Перестаньте. Всё просто. Этих б...ей надо рассредоточить, и дело в шляпе, - ответил Винар, пресекая предстоящую словесную схватку титанов.
  - Каким образом? - живо заинтересовались ребята.
  - Очень просто. Поссорить людей и Нелюдь. Первое я беру на себя. Это по моей части. А те, кто добежит, ваши...
  - Не много на себя берёшь? - буркнула Мира. Настроение поругаться только разыгралось, а здесь такая неудача, поменялась тема!
  - Не волнуйся, - блеснул глазами Винар. - На месте разберусь.
  - Может, всё-таки расскажешь подробнее? - спросил Аслан.
  - А уже некогда, - резко ответил Анри. И, правда, послышался шум, крики и запах дыма... Началось...
  - Я пошёл, - просто ответил друг, открыл портал и изчез.
  - Винар! - Аслан не дождался ответа. В этом был весь его друг. Он всегда поступал вопреки всему, хотя часто это было и не нужно.
  - Ух ни х... себе б..! Чего это? Куда?!! - не понял Маран. Ребята только сейчас сообразили, в чём дело. Маран, конечно, знал, что Винар и его друзья особенные, но чтобы вот так на ровном месте!..
  - Всё потом. - Дин оказался крепче.
  Винар вынырнул неподалёку от лагеря противника. Это местечко он облюбовал уже давно, посматривая с башен. Люди готовились к нападению. Готовились. Но это были обычные сельские жители, а вовсе не тренированные бойцы. Они были вооружены, но мечи и копья были им в тягость и мешали. Кто-то был слишком слаб для меча, кто-то спотыкался об слишком длинную кольчугу и явно большие походные сапоги... Это было на руку Винару.
  "Литуанус, шуликун, барабашка, эндерсеусс... Демоны иллюзий!". Винар, наконец, подобрал нужные кандидатуры. Демоны иллюзий используют свою магию, чтобы люди враждовали между собой. Они могут переноситься из реального мира в мир иллюзии. Это было как раз то, что нужно. И вызывать их очень просто.
  Винар опустился на одно колено. Вынул длинный остро отточенный кинжал и с силой всадил в землю перед собой. Вторым он очертил в воздухе вокруг себя защитный круг и воткнул позади себя. Затем на распев начал шептать странные резкие слова...
  - Ибрэаку моллуумба ийешу иббако моюммба. А эшу комба коммиа аче. Аче иейшу комбиа аче. Сайнт ифа! Сайнт Замби! Ифа Эсса Бьянда! Аче аше Аче!..
  Странный ритм завораживал. Нож, который был впереди Винара, слабо засветился. Из ниоткуда его обволок туман. Пространство над ним подёрнулось дымкой и разошлось. Оттуда показались странные блеклые сгустки тумана. Их было несколько. Плавно покачиваясь, они приобрели очертания человеческого тела и... стали людьми! Абсолютно обычными с виду! Один из них подмигнул Винару, и демоны иллюзий направились в лагерь врага...
  *******************************
  Приобретение основной колдовской силы основывается на соблюдении четырёх простых правил, иногда называемых колдовской Пирамидой. Это четыре краеугольных камня магии, от которых поднимается таинственное сооружение искусства колдовства. Каждое правило в отдельности не магическое, и только применение всех четырёх даёт вместе магический эффект.
  Четыре магических камня колдовской пирамиды следующие - сильное текучее воображение, огненная воля, непоколебимая земная вера и соблюдение воздушной тайны. Чем более бурная эмоция, тем сильнее эффект ваших чар. Особым также является внушение себе мании величия, без которой невозможно колдовство.
  
  - Хозяин, что-то изменилось... Я чувствую, что медлить нельзя, - прошелестел мелодичный бархатный голос.
  - Что ты чувствуешь? Что ты видишь?
  - Сопротивление. Хранители рядом.
  - Она опять предупредила их! Клянусь безбрежным Светом, я сломлю её!!!
  - Мой Господин, почему вы ещё до сих пор не сделали этого? Она ведь слабеет с каждым днём. Кроме того, её подопечных давным-давно можно было стереть в порошок! Так, почему бы не сделать это?!!
  - Потому что, мой мальчик, время ещё не пришло. Ты полон амбиций, твоя сила растёт с каждым днём, но... мы не знаем, у кого из Иных ключ.
  - Но, как мы узнаем, если не известно, как он выглядит?!
  - Мы узнаем! Обладающий Ключом к воротам Миров, повелевает колоссальной силой чистейшего порядка. Она ярче света и темнее тьмы, она первородна и чиста. Того, кто обладает подобной мощью, трудно пропустить. Мы узнаем, кто это.
  - Но, Хозяин, чтобы сделать это... - вмешался томный голосок.
  - Я знаю, что ты хочешь сказать, Нахема. Да, нужно вынудить их действовать! Так сделайте это!
  - Повинуемся, Хозяин!..
  ********************************
  Мрачные зеленоватые лица освещал горящий огонь. Как-то вовсе странно и жутко выглядели спокойные холодные, ничего не выражающие глаза. Тихо и хмуро смотрели пустые глазницы на пламя. Огонь не хотел быть рядом с ними, но он редко имеет выбор... Люди с опаской косились на них. Если бы не бесплатная выпивка в любом количестве и идея, никто бы из них не остался дольше минуты. Но питьё делало своё дело. И пустых глаз становилось больше...
  Скоро должны командовать атаку. Тёмные колдуны не хотели сдавать замок. Ничего... Они ещё успеют пожалеть, что вообще родились на свет! Смерть злу и колдовству! Нужно делать мир чище и правильней. Какая разница, каким способом, и под средством чего? Ведь главное, это результат, не так ли?
  Странные люди, которые постоянно держались осторонь и становились живее ближе к вечеру, опять разносили странное тёрпкое питьё. Таким варевом каждый вечер поили людей. После него прибавлялось сил и отпадало желание спать, а ещё появлялась острая необходимость в справедливости и возмездии...
  Людей не заставляли идти в драку. Может, поэтому они продолжали всё больше загораться энтузиазмом. Вместо них в бой шли тренированные бойцы. Правда, чудаковатые и не больно разговорчивые, зато знающие своё дело. Впрочем, жили они тоже осторонь с преотвратительнейшими чудовищами, так что желание знакомиться ближе, не появлялось. И всё же перешёптываний и недовольства хватало...
  Какой-то пьяный солдат едва держался на ногах. Сильно прищуривая глаза, он пытался рассмотреть, что находится вокруг него. Питьё не внушало ему доверия. Каждый раз под внимательным взглядом надзирателя он умудрялся вылить его подальше. Зачем портить удовольствие? Солдат упёр руки в бока, пытаясь всем своим видом показать, что может многое. Его взгляд наткнулся на такого же пьяного солдата... и оба протрезвели.
  Вокруг горел огонь! Из ниоткуда начался самый настоящий пожар. Горячие языки огня норовили подобраться всё ближе. Оба солдата заметались из стороны в сторону. Они сбивали с ног людей и Нелюдь, кричали и катались по земле.
  С другой стороны началась самая настоящая кровавая схватка между лжелюдьми. Нелюдь выпустила зубы и острые когти, чтобы выяснить отношения между собой. Кто-то вонзил длинные клыки в соседа, кто-то начал махать мечом, не разбирая, где свои, где чужие. Какой-то почти прозрачный мужичок пытался отбиться от целой стаи летучих мышей. В запале он выхватил из огня горящее палено и начал махать вокруг себя. Справа полетел сосед с обожжённой головой и горящими волосами, с другой стороны от искры загорелась палатка... Истошно завыли огромные псы, срываясь с цепи. Хлопья пены и слюны летели в разные стороны. Ещё одного человека начала засасывать земля. Он кричал, хватался за пробегающих мимо соседей, но...
  Тёмные волосы весело поблескивали на фоне отблеска огня. Холодные спокойные глаза улыбались. Вокруг было много крови, но это была кровь врага, и это нравилось. Схватка всегда захватывает. Из-за шумихи в лагере никто не заметил чужака, который поодаль наблюдал за игрой своих малышей. Демоны иллюзий мастерски выполнили свою работу. Винар холодно улыбнулся. Их немного недооценили... Что ж, это проблема врага. Резко развернувшись, Винар с силой всадил острый клинок в противника, что подкрался сзади. Клинок со свистом распорол Нелюди брюхо, выпуская тёрпкую жидкость вместо крови. Этот давно перестал быть человеком. Тело больше не смогло удерживать обычную человеческую форму, и на нём стали проявляться искажённые черты. Неестественно большие и глубокие глазницы, длинный язык, острые ногти, грубая шершавая кожа и... клыки.
  - Ну и рожа у тебя, Шарапов... - пробормотал Винар, небрежно вытирая клинок об одежду убитого. "Интересно, где же пацаны? Давно пора начинать...".
  По-видимому, Аслан прочитал его мысли, или догадался сам, но, так или иначе, началась атака. Людей у Марана было немного. Всё-таки постоянные стычки и эпидемия сильно сказались на составе его армии, но количество не всегда играет роль. Анри рубался за десятерых, Аслан тоже старался не отставать. Мила била с лука, никого не подпуская к воротам. А уж если кто и прорывался, то... всё равно добегал до... Миры, которая встречала его метким броском клинка. Мира ненавидела такие времена.
  Анри с рычанием отбил башку огромному чудовищному псу. В спешке их забыли спустить с цепи. Что же, это только на руку... Хорошо, что их не так уж и много. Анри уворачивался от острых зубов, но один-таки умудрился разорвать ему плечо. Ничего, Мира залатает, а вот псину уже ничего не спасёт... Вокруг бушевали страсти. Аслан без устали отмахивался от Нелюди. Огромные длинные клыки больше не вызывали удивления. Хорошо, что людей распугал Винар. Слишком уж много крови и боли всё это приносило, но война есть война. Вот и первые жертвы...
  - Не надо! - подбежала Мира к какому-то седому солдату, видя, как он заносит свой меч над двумя безоружными противниками. Одному пацанёнку было от силы лет шестнадцать. У него были большие скулы и ужасно некрасивые глаза. Второй казался старше. Это был враг, но он был безоружен!
  - Это враг! - прохрипел воин, замешкавшись.
  - Но они безоружны!
  - Если я не убью их, они убьют меня или кого-то из моих друзей.
  - Оставь, они просто уйдут. Правда? - Мира изо всех сил пыталась убедить воина. Тот колебался. Мальчик серьёзно и молча смотрел в сторону девушки. Тот, что постарше просто буравил глазами. Он был не гордым, он был страшным. Твёрдый холодный взгляд, явное наслаждение от смерти и боли, жестокость... Но Мира не хотела видеть плохого.
  - Хорошо... Идите, - выдохнул воин. Мальчишка всё так же серьёзно поднялся и поспешил в сторону чащи, куда Аслан и Анри с остальными воинами оттесняли противника. Мира с облегчением вздохнула, когда увидела два удаляющихся силуэта. Воин покачал головой, посмотрел на Миру и, развернувшись, пошёл прочь. Мира смотрела на спины двух только что спасённых ею врага. Внезапно один из них замешкался. Мира попыталась разглядеть, что старший наклонился и взял в руки. А, когда увидела, было поздно.
  - Господи... - прошептала она над телом седого воина, который отпустил пленных. Солдат не успел далеко отойти, из его спины торчал обломок копья. Один из пацанов, что был постарше, не понял щедрости, которой воин одарил их. Он подарил им жизни, а они отняли её у него. Мальчишка с жёстким взглядом поднял с земли обломок копья и метнул в воина, проткнув ему грудь. Тот даже не успел понять, что произошло. Обломок попал прямо в сердце. Мира тихо опустилась, её ноги подкосились от внезапной слабости. - За что же ты?.. Сволочь... - прошептала она, доставая нож.
  До кромки леса было больше ста метров, это точно. Но спины врагов были в достаточной видимости. Мира поднялась с колен, сжимая оружие в руке. Она одним махом вытерла глаза от слёз. Резко вдохнула, выдохнула и... метнула нож. А затем вытащила второй...
  Некрасивый мальчик замешкался, когда увидел, что его соратник упал лицом на землю. В его спине торчал острый нож. Он вошёл в тело по самую рукоятку. Мальчик остановился и повернул голову назад...
  Садилось солнце. Возле замка только что прекратилась драка. Хозяева отстояли свои владения. Убитых было очень много, почти не было раненных, но осада замка была снята. Почти месяц дворец был в окружении, сил у обитателей сооружения почти не осталось, но...
  Кто-то собирал оружие, кто-то убитых. Только один человек стоял, не шевелясь. Глаза некрасивого мальчика застыли на хрупкой фигурке очень красивой девушки. Лица уже не было видно, расстояние было слишком большим, но оружие в её руке он разглядеть смог. Значит, это она убила его напарника... Худенькая и стройная, большое расстояние, нож в её руке... Но она всё ещё медлила, глядя на него. Парень тоже застыл, не шевелясь. Сейчас решалась его судьба.
  Мира до колик в руке сжимала второй нож. Ощущение было мерзким и злым. Из-за неё погиб человек, это она отговорила убить врага. Воин не хотел, но отступил... на свою погибель. Она видела, как рядом с убитым ею врагом застыл второй. Искушение было велико... А, если он окажется ещё хуже?.. Мира вдохнула. Резко подняла голову и, повернувшись, ушла...
  Парень видел, как фигурка девушки отдалялась прочь. Она не тронула его, хотя вполне могла метнуть второй нож. Он больше не стал искушать судьбу. Обернувшись в другую сторону, юноша быстро побежал к лесу...
  Бой был окончен.
  ГЛАВА
  
  "В истории не было ни одной войны, причины возникновения и цели которой не были представлены зачинщиками и их учёными лакеями в извращённом, фальсифицированном виде".
   Советская энциклопедия.
  
  "Какой ужас!". Мира ходила от раненого к раненому. Спасибо друзьям, они постоянно были рядом, помогая и поддерживая. Опять крики, опять стоны и... кровь. Кажется, что ко всему можно привыкнуть, но... Человек бесконечно может смотреть на льющуюся воду, руки, которые дают ему деньги, но не на страдания, боль и слёзы. От этого отупеваешь, становишься грубым и безразличным. Этого нужно избегать и опасаться. Один великий человек говорил, что страдания формируют личность. Прав был. С этим нельзя не согласиться. Пиковые ситуации помогают проверить себя на прочность. Но когда оказываешься во власти кровавого хаоса, возникает только одна мысль о том, чтобы всё это скорее прекратилось.
  Мира аккуратно зашила рану на плече.
  - Вот и всё. А теперь держись. Будет очень больно... - мужчина кивнул головой и внутренне приготовился. Мира посмотрела на Аслана и убрала руки от воина... Пока она прикасалась к нему, было больно, но было терпимо, а сейчас стало просто невыносимо. Воин сжал в зубах очищенную от коры ветку. Мира видела, как у него вздулись вены. Боль была адской, она это знала. Вечером у него поднимется температура, начнётся воспалительный процесс. Руку он почувствует только через неделю.
  - Мира! - услышала Мира голос Дина. Она побежала на крик.
  - Аслан! Анри! - запаниковала Мира, видя, как солдат бьётся в конвульсиях. - Винар! Кто-нибудь!!!
  - Что делать надо? Они заняты, - это был Маран. Конечно, лучше бы ребятки, но выбирать не приходилось.
  - Дин помоги ему. Держите его крепко. Ты голову и руки, ты ноги. Старайтесь. Иди сюда! - позвала она какого-то перебинтованного нею же воина. Тот послушно подошёл. - Держите его очень крепко. Стойте все молча, ни звука и никаких вопросов.
  Помощники молча кивнули и мёртво взялись за солдата. Мира закрыла глаза. Сил больше не было смотреть на страдания стражника. У него не было особо сильных ран. На памяти Миры были и пострашнее. Он не был красавцем, или силачом. Мира знала, с кем сравнивать. Может он был последней сволочью и подонком, но это был человек. Сейчас он закатывал глаза до белков, брызгал в разные стороны слюной и пеной, выгибался немыслимой дугой в конвульсиях. Мира совсем немного прикоснулась к его лбу и поняла... Его не ранили. Он упал, потерял сознание. Упал неудачно, был защемлен спинной нерв. Он должен был быть парализован, но всё обернулось ещё хуже. Скоро сердце даст сбой...
  Маран и Дин хмуро смотрели на Миру, которая ходила кругами вокруг раненного, ничего не предпринимая. С виду худенький, он выворачивался, словно уж на сковородке. А Мира медлила... Совсем уже глаз не стало видно, пена на губах... А Мира - ничего... Пот капает с носа, мешает видеть. Руки онемели от ударов. А Мира...
  - Прости меня! - Мира с силой прижала руки к грудной клетке воина. Амулет вспыхнул. Там, куда она положила руки начала дымить кожа. Словно от тока подпрыгнул воин и... затих. Мира отошла. На груди остались чёрные следы от ладоней, как будто воин получил мощнейший разряд электрическим током.
  - Мира! - кинулся к Мире Дин, видя, как она начинает терять сознание.
  - Всё нор-маль-но, - по слогам проговорила девушка. Руки трусились, но не от потраченной силы. Она спасла жизнь человеку... Но нужна ли жизнь калеке?..
  Какой-то совсем молодой парень со странной внешностью жадно пил из фляги. Мира подошла и протянула руку. Парень молча отдал ей флягу. Вода была странной: тёплой, со смешанным запахом и вкусом. На вкус совершенно гадкая, но выбирать особо не приходилось. Пока Мира вливала в себя воду, она украдкой смотрела на парня. Что-то в нём было особенного, но что?.. А! Глаза! Они были разного цвета: один карий, один зелёный. Довольно странное сочетание.
  - Спасибо, - она протянула флягу обратно. Парень чуть наклонил голову, забрал флягу и исчез. А Мира направилась дальше оказывать помощь.
  Эта схватка оставила и вовсе горстку людей. Горели костры, слышались стоны раненых. В бреду они звали своих любимых, родных и близких. Того, за кого сражались, хотели защитить, не смогли уберечь. Аслан, Анри и Винар смотрели как Мира и Мила перевязывают последнего раненного. Если Светоносные вернутся, выстоять будет сложно. Пора подключать местное население...
  
  ГЛАВА
  
  А мы уже совсем не те: взрослей, расчётливей и суше,
  Мы не похожи на детей, мы на замок закрыли души.
  Мы сменим детскую игру на взрослое непонимание,
  И ничего нам не вернуть, но не прогнать воспоминания.
  И снятся нам другие сны, и ходят к нам другие люди.
  Когда-то были мы детьми, но больше ними мы не будем...
  
  Анри окинул вояк взглядом. Среди них, конечно, попадались неплохие экземпляры (в смысле физически), но в основном, смотреть было не на что, а тренироваться (и уж тем более сражаться) некому. Возможно, они поспешили с выводами, но отступать было уже поздно. Был бы материал... Хороший мастер, приложив к нему руки и умение, обязательно что-нибудь сделает.
  - Здорово молодому поколению! - крикнул Анри. Бойцы промолчали. Анри нахмурился. "Будем приучать к дисциплине...". - Давайте так, когда я с вами здороваюсь, все дружно говорим: здравия желаем! Понятно? - в ответ послышалось нестройное мычание. - Отлично. Прорепетируем...
  - Здорово молодому поколению! - ещё раз повторил Анри своё приветствие.
  - Здравия желаем! - дружно гаркнул нестройный гул голосов.
  - Ладно, на этот раз прокатит. Чтоб перед сном потренировались, завтра проверим. Всем известна обстановка в округе, - утверждающе начал разводить демагогию Анри. - Ваши земли требуют защиты. И защиты немедленной. Именно поэтому все вы сейчас здесь. Ваш барон уже сказал вам о том, что вас будут обучать искусству защиты и боя?.. Не слышу?
  - Да... - эхом донеслось с разных сторон.
  - Отлично. Тогда позвольте представиться. Я - Анри. Это Винар,.. Аслан... - Анри огляделся в поисках девчонок, но не обнаружил их. - Остальные подтянутся позже. Мы будем вас обучать всему, что знаем...
  - Я бы сказал, почти всему, - пробормотал Винар.
  - Или чему успеем... - кивнул головой Аслан.
  - Ну что, салаги? - продолжал громовещать Анри. Перед ним стояло сотни две молодых людей. - Раз уж вы попали под наше командование, объясняю: мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет, - бойцы переглянулись: кто с недоумением, кто со страхом. - А если кто не согласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди, - Винар покатился от хохота. Всё-таки это были дети, и все их мысли были написаны у них на лице.
  - Ага, - заржал он, поддерживая друга. - А ещё будете учиться естественные препятствия преодолевать. Ямы, например. Для стимулирования прыгучести натянем в ямах колючую проволоку с шипами, - вряд ли кто-либо знал, что это такое, но тон молодым бойцам явно не понравился.
  - Господи, что они несут?.. - улыбалась Мира, плавно подходя к ребятам. На поле стояла куча народу. Крики Анри было хорошо слышно, поэтому долго друзей искать не пришлось.
  - А вот и ещё один тренер... - заулыбался Анри, указывая в сторону Миры. Все головы повернулись в её сторону. Девушка почувствовала, как краска заливает щёки, но спокойно продолжала идти дальше.
  - Но это же девушка! - услышала она недоумение одного из так называемых воинов. А кто-то со стороны добавил пару-тройку никому ненужных пошловатых комплиментов. Это был камень в её огород. Или сейчас она предпримет меры, или потом будет поздно.
  - Ты что-то имеешь против? - повернулась Мира в сторону говорившего. Теперь пришла очередь парня смущаться. Он ничего не ответил.
  - Ну почему же?.. Очень даже нет... - послышался ещё чей-то слащавый шёпот. Некоторые засмеялись. Миру передёрнуло от злости.
  - Не надо, - ответила она ребятам, видя, как те уже начинают искать глазами обидчика для урока хороших манер. - Продолжай... - она улыбнулась и встала около друзей. У Анри пропало настроение шутить. Если бы бойцы знали об огненном характере их нынешнего учителя, они бы не стали рисковать, показывая своё чувство юмора. Уже через час они поймут свою оплошность, а пока...
  - Знакомьтесь, - наконец пробурчал Анри, - это Мира, а это Мила. - Мира обернулась, позади стояла подруга. Странно, но она не заметила, когда та пришла.
  - Короче, всё! Торжественная часть окончена. Бегом марш, пока не остановят! - крикнул Винар. Бойцы подняли брови от удивления, послышался удивлённый гул.
  - Никто бегать не умеет? - рявкнул Аслан. - БЕ-ГОМ я сказал!!! - Детвора метнулась друг за другом. Понятно, почему они удивились. Здесь не было известно про зарядку и спортивный бег. Тренировки начинались и заканчивались упражнением с оружием, скачкой на лошадях и в редких случаях стрельбой из лука. Увидав нестройный бег, ребята повернулись друг к другу.
  - Похоже, здесь есть над чем поработать... - задумчиво произнесла Мира.
  - Да. И у нас очень мало времени, - поддержал её Анри. - Давайте разобьём их на отряды.
  - Правильно. Каждый им будет показывать что-то одно, а потом будем меняться, - согласилась Мира.
  - Хорошо, а что показывать-то будем? - спросил Винар.
  - Кто что умеет. Их нужно обучить искусству боя, - дал установку Анри.
  - По-моему, прежде всего их нужно научить быть командой, - сказала Мира.
  - Может, хватит им бегать? - недовольно фыркнула Мила.
  - Почему это? Пусть бегают, им полезно, - ответил Аслан. - Ладно. Нас пятеро, сейчас скажем им рассчитаться... Всё! Хватит. Все идут сюда... Я сказал: все идут сюда! Я сказал ВСЕ! - запыхавшиеся и раскрасневшиеся лица ребят с интересом смотрели на друзей.
  - На один, два, три, четыре, пять рассчитайсь! - скомандовал Анри. Все бойцы начали называть цифры подряд, просто повторяя за Анри.
  - Ооооо... Похоже, всё гораздо запущенней, - пробормотала Мира. - Все слушаем внимательно! - она вышла вперёд, не обращая внимания на взгляды. Её железный тон не давал поводов для размышлений. - Сейчас по очереди... начиная с него, - Мира указала на первого попавшегося парня рукой, - каждый говорит цифру по порядку от одного до пяти, и становится в шеренгу, следующие пять человек становятся за ними в колонну под номером цифры, которая попадёт ему! Чего стоишь? Один... Ты - два...
  - Три...
  - Четыре... - послышалось следом.
  - Куда пошёл?! - крикнула Мира, глядя, что один из воинов направляется не в ту сторону. Через несколько минут стояло пять колонн юнцов, томящихся в ожидании, чему их будут обучать.
  - Всё. Умницы, - удовлетворённо развела Мира руками в стороны. - Можете, когда хотите. Сейчас каждая колонна получит своего Мастера, - она сделала акцент на этом слове, - который будет вас обучать, затем, вы обменяетесь местами. И так в течение тренировки каждый из вас пройдёт пять этапов. Ну что? Разошлись? - спросила она у ребят. - За мной, - скомандовала она второй колонне, первая ушла с Анри.
  Дул спокойный тихий ветерок. Было светло. На территории замка проходила тренировка будущих бойцов за свободу. Можно сказать, что ребятам повезло. Их обучали подлинные мастера своего дела...
  Ребята договорились о том, что каждый из них будет рассказывать и показывать салагам. И сейчас оставалось только воплотить задуманное в жизнь...
  ********************************
  - Миледи... Мила... - прошелестел позади Милы уже знакомый и долгожданный голос.
  - Привет... - как школьница, смутилась Мила. Светловолосый красавец тоже искал встречи. А она уж было подумала, что ей всё привиделось.
  - Вы необычайно красивы... Не откажете в прогулке со мной? Сегодня удивительный закат, вы обязательно должны посмотреть на него.
  - Я согласна, - улыбнулась Мила. Она никогда не была слишком скромной в отношениях, но здесь было другое...
  - Мы до сих пор не познакомились толком. Я - Семюэль, кузен Вьенцо.
  - А! Это начальник стражи, - поняла Мила.
  - Да. А я ему помогаю.
  - Мила, - представилась в свою очередь Мила.
  - Я знаю, - улыбнулся Семюэль. - В жизни не встречал такой красивой хозяйки своего имени... - эти слова немного смутили девушку. - Мила... Я могу попросить вас о чём-то?
  - О чём? - хлопнула длинными ресницами девушка.
  - Не говорите моему кузену, что мы знакомы с вами. Вообще никому не говорите!..
  - Почему? - удивилась девушка.
  - Понимаете... У нас не принято вот так свободно разговаривать, общаться, гулять с девушками. А красивые втройне считаются лишь искусными безделушками. Но я думаю совсем иначе. Мне абсолютно всё равно, но я совсем не хочу, чтобы худая молва зацепила вас. Потому что тогда мне придётся перебить всех обитателей замка... - Семюэль улыбнулся. Мила ему ответила тем же.
  - Хорошо... Но я тоже попрошу кое-что...
  - Всё, что угодно! - заверил её собеседник.
  - Давай перейдём на "ты"...
  - Хорошо, Мила...
  Мила зачарованно слушала речи нового знакомого, и всё больше удивлялась, как много у них общего! Он даже заканчивал её мысли вслух. Неужели это совсем ничего не означало? Такое случается. Женщины любят ушами.
  - Но ты всё равно выделяешься на фоне своих друзей! А среди обитателей ты вообще самая красивая!
  - Спасибо, конечно, но я же не одна такая...
  - Ты о своей подруге? Вы похожи, но в тоже время очень разные. Она немного резковатая, - Мила ничего не говорила. А что сказать? Она злилась на неё, но жаловаться было не в её правилах. - Прости, я не хотел... Ты злишься на неё? Почему?
  И тут Милу словно прорвало. Она говорила и говорила. Не жаловалась. Нет. Но обиду иногда надо выплёскивать, а у неё самой она уже выливалась через край. Семюэль слушал и качал головой.
  - Бедная девочка... Как же они тебя обижают... Ты слишком добрая, но пойми, жизнь она такая штука: сначала гладит, потом гонит. Мила, Янгола моя, нужно больше любить себя. Не разрешай им обижать себя. Не разрешай, иначе мне придётся объяснить им, что так делать нельзя! Мне казалось, что вы другие.
  - Что значит другие? - подняла Мила голову с плеча Семюэля. Они уже сидели рядышком, едва ощутимо касаясь друг друга.
  - Вы выделяетесь среди других, и потом, появились вы очень неожиданно...
  - О, это Винар... Он просто привёл нас тайным ходом в замок.
  - Это многое объясняет, но не даёт им права обижать тебя. Моя Янгола... Нужно больше любить себя...
  ******************************
  - Подъём! Лежебоки, подъём! Вставайте все. Живенько! У вас десять минут, - "в конце концов, мы не в концлагере...", добавила она про себя. - Давайте, давайте все на утреннюю разминку! Не обсуждается! - пресекла она чьи-то ворчания по поводу её ласки, доброты и вообще...
  - Привет. Что ты так рано? - Мира улыбнулась в ответ на вопрос друга.
  - Привет. Надо же приучать их к порядку... - пожала она плечами. - Хорошие ребята. Мне они нравятся. Думаю, у них получается быть командой.
  - Главное, чтобы они не забывали об этом в момент опасности, - кивнул головой Винар.
  - Да, малыш. Но уж два таких первоклассных тренера кое-как смогут объяснить им, что к чему. А?
  - Конечно, мадам, - улыбнулся друг. - Особенно такие... - он мягко обнял её и, сделав шаг в сторону девушки, наклонил её, аккуратно придерживая за спину. Танго вдвоём... Мира почти встала на мостик.
  - Подними меня! - попросила она. Винар резко поднял подругу. Лицо Миры на сантиметра два не достало до лица друга. Волосы волной взметнулись от рывка и успокоились. Готовые к учёбе бойцы молча с интересом наблюдали эту картину. Мира и Винар очень эффектно смотрелись вдвоём в лучах рассвета. Оба подтянутые, странные, близкие и отдалённые одновременно. В них обоих сейчас чувствовался особый шарм. - Ух, шалунишка... Какой пример подаёшь молодёжи?!
  - Как с тренером общаться нужно, - улыбнулся друг.
  - Боюсь, кое у кого просто кишка тонка. Маленькие ещё. И к тому же, с нами ведьмами опасно в такие игры играть... - блеснула глазами Мира. Каждый из бойцов понял эту фразу по-своему. - Всё. Хватит разглагольствовать. Делом будем заниматься!
  - Я согласен, каким? - живо заинтересовался Анри. Он как раз подходил к месту.
  - Тренировать молодое поколение... Проверим, чему вы научились за прошлые тренировки, - последняя фраза была уже обращена к ребятам. - О, я вижу уже все Мастера в сборе, - твёрдо поприветствовала Мира кивком головы остальных. К полю приближались хмурая Мила, Аслан, Дин, Маран и ещё какой-то парень. - Сегодня будете преодолевать полосу препятствий. Мы с ребятами всё вчера подготовили в лучшем виде, - на лицах ребят отразился интерес. - Сейчас каждый из нас покажет вам свой участок и то, каким образом нужно будет отработать необходимый комплекс упражнений... Начнём с Аслана... Да, а почему бы и нет? - Мира пожала плечами, глядя на друга. Она объясняла участок сама, а если не могла ответить на какой либо вопрос, подключались ребята. - Сюда вы добегаете, перепрыгивая эти поленья. Здесь ров с водой. Схематический, - уточнила она. - Подумайте, как его можно преодолеть. Так... Здесь болото. Каким образом можно обойти это препятствие?
  - По кочкам, - раздался чей-то голос.
  - Правильно. И друг за другом. Главное, делать это быстро и держать равновесие. Так, смотрим дальше... Видите, вот огромное бревно, а под ним чучело? Это ваш друг и напарник. Его привалило деревом, но оставлять его нельзя.
  - Да оно же весит не меньше замка! - изумился какой-то рыжий мальчишка.
  - Ага, оно довольно тяжёлое. Есть вероятность, что кто-то подорвёт своё хрупкое здоровье, если будет тягать такие тяжести, но!.. Существует понятие коллективной работы, а вы команда. Так что делайте выводы. Аслан будет следить за вашими действиями. Дальше очень важный пункт. Кто-нибудь из вас знает, кто напал на ваши земли? - а в ответ тишина... - Понятно. На замок, по крайней мере, нападали и люди, и... Нелюдь.
  - Чёрные убийцы... - прошептал какой-то совсем маленький мальчуган, округлив глаза. Мира чуть не прыснула со смеху.
  - Ты немного перепутал. Чёрные убийцы действительно обычные с виду люди, но их цель уничтожать ведьм и колдунов... Ребята, - в голосе девушки проскочили нотки серьёзности, - на вас будут нападать демоны. Они имеют гораздо больше обличий и имён, чем хотелось бы.
  - Зачем ты их пугаешь?! - возмутилась Мила.
  - Затем, что потом будет поздно, а кое-кто просто по незнанию может лишиться жизни.
  - Я знаю... Они унесли мою сестрёнку... - сдавленно прошептал кто-то.
  - А у меня ...
  "Господи!", - пронеслось в голове Миры. Внутри всё сжалось, в горле стоял комок. Она холодно посмотрела на Милу.
  - Именно поэтому ваша задача научиться с ними бороться. И если у вас есть желание, мы вам в этом поможем... - ребята ответили твёрдым согласием. На их лицах были разные выражения, но одинаково решимость. Они поняли серьёзность ситуации. - Хорошо. Пойдёмте дальше. На этом участке будут стоять Анри и Винар. Ваша задача будет пройти дальше, их - не пропускать вас.
  - Но их всего двое, а нас...
  - Во первых, вас поделят на команды... А во вторых, у вас всё равно ничего не получится.
  - Я запомнил тебя, - прищурил один глаз Анри, глядя на говорившего. Тот стушевался и поспешил ретироваться.
  - Ладно, пойдёмте дальше. Так, это мой участок. Этот отрезок вам нужно будет пробежать с ускорением, но на ходу метнуть три ножа во-о-он в те три опоры. Никаких конкретных точек. Главное, попасть. А дальше вы бежите к Миле и, выстраиваясь в ровную шеренгу, стоя на одном колене, бьёте из лука в мишени, которые стоят на холме. Вопросы есть? Отлично. Сейчас каждый из нас покажет, что от вас требуется, и вперёд.
  Аслан первым начал показ, перепрыгивая через поленья. Нужно признать, что у него это получалось довольно живо. Добежав до рва с водой, он свистнул Анри и Винару и они вместе навели несложную переправу. Дальше шло болото. Три молодых Мастера, словно дикие зайцы со смехом и шуточками, песнями и анекдотами прыгали со стороны в сторону по кочкам. Мира немного подняла брови. Что они задумали? Ребята остановились возле бревна с искусственным пострадавшим, но никому так и не удалось увидеть коллективной работы, как таковой.
  - Мира, иди сюда! - позвали её ребята. Мира подбежала. - Подними бревно, - улыбнулся Аслан, и три друга расхохотались, увидав изумление на лице у девушки.
  - Вы что издеваетесь?!
  - Давай..! Делай вид... - почти прошептал Аслан. Мира скривилась, но послушалась. Она закатала рукава и упёрлась в дерево. И невероятно! Полено оторвалось на сантиметр от земли!!!
  - Оооо!!! Ааааа!!!! - послышалось с разных сторон.
  - Ух, ни х... себе!!! - Маран не смог сдержаться.
  - Может кто-то вытащит пострадавшего? - с мнимой натугой в голосе произнесла Мира. Она была удивлена не меньше остальных. Аслан стоял мокрый от своих действий. Бревно было очень тяжёлым, но он сумел поднять его силой... своих мыслей!!! Как же давно он не занимался этим! Но ведь получилось!!! Винар рывком вытащил чучело и так же рывком запихнул его обратно. Бревно с грохотом бухнулось на землю. Мира едва удержала равновесие.
  Дальше Анри и Винар устроили показушку между собой, эффектно размахивая мечами. Для малышей это выглядело невероятно, для друзей, привычно. Мира заметила, что Мастера стали заигрываться.
  - Хватит! У нас времени мало! - через пару минут ребята всё-таки послушались Миру. Едва они остановились, Мира вытащила три ножа и побежала... Никаких конкретных точек. Главное, попасть. Проще паренной репы. Мира подбежала к Миле. Возле неё на одном колене уже стояли ребята. Мила натянула свой лук и выстрелила по мишени, которая стояла на холме.
  Стрела со свистом рассекла воздух, но... не долетела до цели. Мила достала из колчана вторую, третью... Каждая мишень получила по стреле, но ребят интересовало, что помешало первой. Расстояние было большим. Друзья сказали всем оставаться на своих местах, а сами поспешили к холму...
  "Дурной знак...", шевельнулись от беспокойства мысли. Стрела не долетела из-за ворона, который пролетал мимо. Птица была не виновата, Мила тоже. Такие сети плела Судьба...
  - Ладно, пойдёмте. Ей уже ничем не поможешь... - неохотно сказала Мира. Анри взял птицу за одно крыло и отнёс подальше от поля.
  Был это просто случай, или знак? Специально птица напоролась на стрелу, или Мила решила поиграть? Это значения уже не имело. Начались учения...
  
  
  ************************************
  - Странно, что на замок никто не нападает... - задумчиво сказала Мила. Она сидела на балконе, прижав колени к себе. Тихий мягкий ветерок ласково гладил её по голове. Рядом сидел её удивительный знакомый, который буквально угадывал ход её мыслей, и сам думал так же, как она. Миле было хорошо с ним. Она придерживалась тайного уговора, никто не знал, что они знакомы. Хотя порой ей очень хотелось поделиться хоть с кем нибудь.
  - Знаешь, мне тоже это кажется странным... - тихо ответил Семюэль. - Вот что я думаю... Прости меня, я ни в коем случае не хочу наговаривать и накручивать тебя, но... Среди нас есть предатели.
  - Нет, этого не может быть! Ты о чём? - посерьёзнела Мила.
  - До вашего появления замок был в сильной осаде. Катастрофически не хватало продуктов, гибло много людей. А сейчас затишье...
  - Потому что мы всех разогнали, - кивнула головой девушка.
  - Но почему никто не пытается напасть снова? Сейчас, когда мы готовы...
  - Ну... - Мила не знала, что сказать. Это было странным, но не более чем всё то, что происходило до этого.
  - Даже эпидемия поутихла, - пытался основательно добить фактами Семюэль.
  - Мира - хороший лекарь, - неуверенно отбивалась Мила.
  - Брось, почему же тогда сестра барона всё ещё в тяжёлом состоянии?
  - Зато оно стабильное, - парировала девушка. Семюэль усмехнулся.
  - Ты тоже подозреваешь кого-то, но в слух не соглашаешься с этим. Хотя всё равно, это слишком подозрительно. А может, твои друзья просто не до конца посвящают тебя в свои планы?.. Может готовится какое-то действие? - Мила вспыхнула. Это-то как раз и могло быть правдой. Сколько раз такое уже было! Она промолчала. - Возможно, это к лучшему, спокойнее для тебя. Но несправедливо, это точно! Если сейчас тишина, значит, на то есть свои причины. Главное проследить за тем, когда всё начнётся. Ты не замечала странностей? - Мила покачала головой. - Ты всё также продолжаешь злиться на друзей? Они совсем забыли о тебе... Но я рядом...
  На сердце было смешанное чувство обиды и непонимания, боли и тоски, уюта и покоя, и даже радости. Разговор Миле не понравился, но задуматься было над чем. Её явно обделяли вниманием, и это настораживало...
  ***********************************
  - Пятьдесят приседаний! - пожала плечами Мира.
  - Мира... - просяще смотрел малый.
  - Ничего не знаю. Я предупреждала. Пятьдесят приседаний, я посчитаю... Один... два... Нет, так дело не пойдёт. Без симуляции, руки за голову.
  - Хватит издеваться, - улыбнулся проходящий мимо Винар. - Не хочешь потренироваться с ними на холме?
  - Нет, туда далеко идти, - смешно сморщила носик Мира.
  - А ты метлу возьми, расстояние сократишь. Погода сегодня лётная, - съязвил друг. Ребята захихикали, Мира зрелищно прищурила глаза.
  - Уууу, гады! Погодите, доиздеваетесь! - улыбнулась она. Мира давно перестала обращать внимание на своё прозвище. Ей даже нравилось, когда её называли Ведьмой. В конце концов, отчасти это было правдой. Винар пошёл дальше, а Мира опять сосредоточила своё внимание на приседаниях. Это была её любимая мера наказаний, кроме крайних, конечно. - Давай-давай... Один... Два... два... два...
  - Мира! - снова взмолился парень.
  - Ну ладно, восемь, девять... Двадцать два, двадцать три... Тридцать... Тридцать два... Хватит. В следующий раз будешь знать, что говоришь... - парень нехотя поднялся. - Итак, что это такое? - Мира подняла свой нож вверх.
  - Нож, - послышался ответ. Ребята удивились. Странный вопрос, учитывая, что они уже метали ножи на тренировках.
  - Правильно. Кто из вас умеет метать ножи с закрытыми глазами? - два человека подняли руки.
  - Отлично, двое из полусотни. Это уже что-то, - Мира невольно вспомнила собственное обучение в университете. На одном из курсов их обучали высшей математике. У преподавателя был золотой принцип: если хотя бы один студент из присутствующей сотни понял что-либо на половину, то материал был преподнесён отлично и норма выполнена. Мире такие правила, напротив, не подходили. - Держите, - она бросила к ногам ребят два ножа. - Внимательно смотрите за тем, что я только что сделала. Видите, я могла дать им ножи в руки, это было бы правильно со стороны этики, но я их бросила. Почему?.. Потому, - не дождавшись ответа, продолжила она, - что этим можно было воспользоваться. Вы даёте нож, а берущий его, может вполне сделать резкий рывок и вонзить его в вас. Поэтому, если вдруг случиться так, что вам выпадет драться на ножах с кем-то один на один, не делайте одолжения своему врагу... Показывайте, - показала она рукой в сторону, где стояло чучело. Ребята зажмурились, собрались и метнули ножи. Один из них попал в импровизированный живот чучелу, а другой пролетел мимо, лишь немного задев лезвием. - Ты хорошо, а ты не до конца собрался, нужно сосредоточится и не думать про окружающих, когда метаешь. Все смотрим сюда. Лезвие должно лежать в ладони...
  - ...Соберись, у тебя всё получится... Целься... - мягко направляла Мила. Ребята ей нравились. Рослые, отлично слаженные фигурки, длинные густые волосы, как на подбор красавцы! Сегодня она учила их стрельбе из лука. Мира покачала головой. Это больше походило на заигрывание со стороны, хотя сама Мила в этом виновата не была. Её мысли витали где-то далеко. - Левее, ещё... Ещё. Стреляй!.. Ну вот. Хорошо, теперь ты... - "Увижу ли я сегодня Семюэля? - задавалась вопросом Мила. - Очень симпатичный. Такие глаза...". - Эй, что ты делаешь? Смотри...
  - ...С закрытыми глазами сложно метать нож. Это дело выдержки, чутья и тренировки, - продолжала поучать Мира.
  - А ты сама умеешь? - прозвучал за её спиной вопрос. Мира не смогла сдержать улыбки. Нет, она объясняет им то, чего сама никогда не делала! Глупо! Ну, сейчас они рты пораскрывают...
  - Сейчас попробуем... - Мира сняла пояс с талии и завязала глаза. "Пантоваться, так пантоваться... - она начала крутиться на месте, сама себя дезориентируя. - А, если не получится? Опозоришься перед молодёжью... - мерзко захихикал кто-то внутри. - Кто не рискует, тот не пьёт шампанского!". Мира мёртво остановилась. - Отойдите все на два больших шага, чтобы я никого не задела! - железным ноткам хрупкой девушки мог бы позавидовать гранит. Ребята начали перемигиваться и перекривливаться, показывая друг другу жестами, что Мира, прокрутившись на месте, сейчас стоит спиной к мишени...
  - ...Гляди-ка, Мира показуху решила устроить... - улыбнулся Анри, показывая Аслану рукой в сторону. Оба друга остановились посмотреть на зрелище. - Только чего это она спиной стоит?.. - Аслан улыбнулся, вспомнив демонстрацию Миры для него самого.
  - Давай подождём... - просто ответил он.
  У Миры уже не было выбора. Если она даже и передумала, то отступать было нельзя. Девушка немного растерялась. На неё смотрело столько пар глаз, что это только сбивало столку. Она сосредоточилась и постаралась успокоить колотящееся сердце. Волноваться было нельзя. Право, интересная картинка, вокруг небольшой фигурки скопилось немного не мало человек пятьдесят, ещё столько же наблюдало за ней украдкой. Мира выждала паузу, собралась... Она поднесла руку с клинком к лицу и прижала холодную рукоятку ко лбу. Затем выпрямила. Стоявшие вокруг ребята заулыбались: после её промаха, эту выскочку можно будет поставить на место. Раздался вздох. Мира резко развернулась и в пол оборота кинула нож прямо в... мишень.
  - Вот это да! - с удивлением и уважением перешёптывались юные бойцы.
  "Молодец!", - прозвучало в голове у Миры.
  "Спасибо. Я старалась", - мысленно улыбнулась Мира. В душе было полно удовлетворения.
  "Выскочка", - подумала про себя Мила.
  - ...Ну, чего встали? Скоро будет ваша очередь, - отвлёк Аслан своих бойцов. - Вчера вам показали тактику обороны. А сегодня вы отработаете её... - Аслан поманил пальцем одного из бойцов. - Защищайся... - Он легонько сделал выпад вперёд, обманно наклоняясь. Парень замешкался всего на секунду... и остался без оружия. - Плохо. Куда ты смотришь?! Ты мог сделать шаг в сторону и избежать этого. Иди сюда! - крикнул он на второго. - В позицию!..
  - Мира! Мира, скорее сюда! - прибежал какой-то запыхавшийся паренёк. Мира знала ребят несколько дней, она не успела ещё запомнить имён, но память на лица у неё была отличная.
  - Что случилось? - подошли ребята.
  - Там Маэцеру плохо!
  - Что значит плохо? - решил уточнить Анри.
  - Где он? - спросила Мира.
  - Пойдёмте, - мальчишка побежал куда-то совсем в противоположную сторону от учебного поля. Неподалёку от северных ворот друзья увидели того самого Маэцера. И Мира с удивлением для себя узнала парня с разными глазами. Ему точно было плохо. Помимо рвоты у него просто подкашивались ноги. Он был белым, как кусок мела. Ребята не успели спросить, что его беспокоит, парень потерял сознание.
  - ОЙ, помогите ему скорее! Отнесите его в лазарет! - Аслан и Винар подхватили парня под мышки и за ноги и понесли в лазарет.
  - Признаки похожи на болезнь Анье, но немного другие. У него очень сильный жар, его нужно срочно сбить. Что же делать?! Мои методы долгие в применении. Хотя есть один способ...
  - Пустить ему кровь... - в один голос с Винаром закончила Мира.
  - Дай свой нож, - Винар взял оружие из рук Миры.
  - Надо продезинфицировать. Дин, а ты можешь принести хвалебный напиток Марана? - через минуту Винар уже протёр самогоном нож и сделал глубокий надрез на левой руке парня.
  - Не перережь сухожилия, - быстро сказала Мира.
  - Не учи учёного, - сказал, как отрезал, Винар. Тёмно-красная кровь медленно стекала в чашу. Жар спадал, но парень впал в прострацию. Он был в полубреду и очень бледный.
  - Это..? - Аслан посмотрел на Миру.
  - ...эпидемия, - закончил предложение Маран. Через трое-пять суток она его сожрёт... - "А я не знаю, что делать...", подумала про себя Мира.
  *******************************
  - ...Ты, что совсем оглох?!! Тебе, что было сказано делать? - распинался Анри.
  - Лежать, - растеряно пробормотал парень.
  - Так какого лешего ты поднялся, придурок?!!
  - Да я же около получаса лежу!..
  - Ну и что? Отлежал что-то, или как?! Если так будешь тренироваться, само отпадёт! Так что без вопросов. Лежать я сказал!..
  - ...Левой! Левой! Сильнее бей! Ещё сильнее! - распинался Винар. - А теперь на полуприсяди бегом друг за другом. Бегом!!!
  - ...Выстроились в линии по десять человек. Упор лёжа, - скрестив руки на груди, говорила Мила. - Расчитайся на один-десять.
  - Один... два... Пять... Девять... Один... три... Один...
  - Отлично. Теперь, когда я говорю: один, отжимаются только те, кому выпали эти номера. Всем понятно? Один... - начала Мила счёт. - Два... Пять, пять, пять. Три, три... Пять... Один, два... четыре...
  Тренировки продолжались. Мире нравилось заниматься с ребятами, она много времени проводила с ними. Не смотря на то, что она была слабее их (я имею в виду физически), авторитетом её не обделили. Любая просьба выполнялась беспрекословно. Ребят полюбили, как тренеров, людей и... друзей. Нападений на замок пока не предвиделось. Обязанности ребята разделили следующим образом: Анри, Винар и Аслан вместе с бароном, Дином и дежурными занимались территорией, объездом владений, разведкой и дежурствами, а Мира - раненными. Мила помогала подруге и ребятам. Маэцере лучше не стало. Он впал в кому, еду приходилось вливать. Силы вытекали из него, словно вода через решето. Мира почти целую ночь провела в библиотеке выискивая хоть какое-то решение. Безуспешно. Ночные труды принесли только головную боль. Проведав Анье, Маэцеру и раненых, пришлось идти на тренировку...
  - ...Кувырок, бегом! Кувырок, бегом... БЕГОМ! - кричала Мира.
  - ...Бей, это твой враг! БЕЙ!!! - слышалось от Винара.
  - ...Защищайся! Левой! Левой! - доносился голос Анри.
  - ...Два, три... Пять... Отжимайся!
  - ...Три-два, присел! Три-два, присел!
  - ...Бегом!
  - ...Быстрее!..
  - Что-то мне не хорошо... - вдруг сказала Мира. К горлу подкатил ком, сердце застучало, зрачки сузились, превращаясь в две маленькие щёлочки. - Выполняйте комплекс без меня. Винар, посмотришь! - Винар в ответ кивнул головой, а Мира уже спешила к замку. Не хватало ещё всех перепугать. Внутри всё жгло огнём, в глаза просто невыносимо бил резкий свет. Девушка сгибалась от резкой боли, хотелось кричать. Она несколько раз останавливалась. Было сложно дышать. Каждый шаг отдавал болью внутри.
  - Мира... тебе... плохо? - затуманенный взгляд увидел обеспокоенное выражение лица Дина. И... больше ничего. Стало очень пусто и темно...
  Ночь бывает разной... Сегодня она улыбалась и гладила безвести спавших юнцов. Их новые, неведомо откуда взявшиеся тренера в буквальном смысле этого слова загоняли ребят. Жёсткая и слаженная коллективная работа, вот что они требовали от них во время тренировки, но после неё бойцы уже расползались, кто куда... Эти пятеро были действительно мастерами своего дела. Возможно, они что-то и не умели, они ведь обычные (???) люди, но ни у кого не возникало мыслей ослушаться. Было дело в уважении, или в другом, не обсуждалось. Просто появились настоящие лидеры, а с ними пришла и надежда.
  - Но почему она? Мы ведь все стояли возле него! - задавался вопросом Анри.
  - Возможно, она более уязвима, - предположила Мила. Она нервно теребила платок.
  - Уязвима, или нет... Надо что-то делать! - переживал Дин.
  - Надо, - согласился Винар. - А, что? - все молчали. - В любом случае, жара у неё нет. Она просто спит.
  - Да, но так, что разбудить её невозможно! - сказал Аслан.
  - Значит, придётся ждать, когда она проснётся сама. Выхода у нас нет.
  Амулет Миры не переливался, как обычно разными цветами. Камень стал мутным и блеклым. Ребята стояли у её кровати, но в который раз не знали, что предпринять. Эпидемия продолжала буйствовать. Ну и денёк, ну и ночка!
  "Мира, поправляйся. Ты нам очень нужна...".
  *************************************
  Зеркало... Оно светилось, словно там, по вторую сторону от него, был фонарик. Свет, исходящий из середины поверхности был невыносимо ярким. Он прямо слепил глаза. Мира никогда не думала, что свет может быть таким холодным... Странный шум? Нет. Тишина стояла вокруг. Да, она тоже умеет говорить...
  Мира сделала шаг к зеркалу. Близко. Совсем близко ощущалось чьё-то дыхание. Мира огляделась по сторонам, пытаясь найти источник. Никого... Она осмотрела незнакомую комнату, и её взгляд снова остановился на зеркале. Его поверхность влекла... Мира сделала ещё шаг на встречу. Невесть откуда взявшийся сквозняк прошептал...
  Ключ...
  Мира прислушалась, но ничего не услышала. Показалось? Наверное... Зеркало... Там что-то есть? Мира сделала ещё шаг и вплотную подошла к нему. Зеркало было тёмным. Светился знак, что был внутри.
  Огромная звезда, выкованная из яркого светящегося метала, украшенная сотнями драгоценных камней и изумрудов разных оттенков, словно солнце, висела посередине. Её края невыносимо блистали, ослепляя всё вокруг. Звезда искала...
  Ключ...
  Звезда ждала. Огромный камень, украшающий её середину был странной формы и цвета. Немного матовый, не блестящий.
  - Мира... - позвала Мила подругу. Она зашла в комнату и увидела, что Мира смотрит в зеркало. Она позвала её, но Мира не обратила на это никакого внимания. - Мира... - вокруг было очень темно, а лицо подруги было обращено в сторону света, которым озарялось огромное, почти в человеческий рост, зеркало. Мила почувствовала неладное. Вокруг было очень холодно. Прямо кровь остывала. И холод тоже исходил от зеркала. Но разве свет может быть холодным?.. - Мира!..
  Мира слышала подругу, но та была где-то далеко... Кажется, она звала её, но впереди было зрелище поинтереснее. Странный камень. Он очень влёк, и Мира не могла упустить шанс хотя бы дотронуться до него рукой.
  Мила замерзала. Холод скручивал суставы, опутывал ноги, мешая идти. Волосы Милы начали покрываться инеем, но она пыталась дотянуться до подруги, продолжая её звать. Мира никак не реагировала на крики. Она продолжала стоять возле зеркала. Подруга стала какая-то прозрачная. Мила сделала ещё шаг, с трудом передвигая ноги. Зеркало почти забрало Миру. Мила придвинулась ещё ближе и краем глаза увидела яркую звезду. Крик и стон, агония и пламя горело и наполняло пространство за ней. Звезда была украшена огромным количеством самоцветов. Но Мила смотрела не на них...
  Мира упивалась сладостью доносящихся звуков. Позади звезды слышался шум водопада и журчание ручья, детский смех и пение птиц... Это была звезда счастья... В огромном камне, что украшал сердцевину звезды, пошёл разлом. Камень раскололся пополам и оттуда полился свет. Мира больше не могла оторвать взгляда. Камень раскрывался, словно цветок. Она медленно потянула к нему руку и...
  - НЕТ!!! - Мила с силой оттолкнула подругу от зеркала. Она чувствовала опасность. Это была звезда смерти... Камень, украшающий середину звезды, оказался... глазом. И он смотрел прямо на девушек, которые зависли перед зеркалом в падении...
  - Ключ... - донеслось шипение.
  - Аааааа! - закричала Мира от боли, раздирающей суть её сознания.
  - Аааааа! - закричала Мила от агонии, что настигла и накрыла её.
  - Оставь! - окружающее пространство скрутило, словно шёлковую ткань и...
  Мира подорвалась. Она была мокрой от пережитого сна.
  "Господи! Что это было?.. Приснится же такое!..". Сон никак не увязывался с лучами солнца, что пробирались сквозь створки окон. Мира понемногу успокаивала дыхание, сердце было готово выскочить из груди. Было ещё рано для обычных людей, но никак не для тех, кто собирался чему-то научиться. Просто пришло время тренировки для молодых бойцов... Девушка встала с постели. Немного держась за голову руками, чтобы мир не казался сплошной каруселью, она всё-таки привела себя в порядок. Мира умела быстро собираться, если того требовали обстоятельства...
  
  ****************************************
  Мира подходила к полю. Честно говоря, она не ожидала там кого-либо увидеть. А Винар уже выставлял чучела. Было рано, создавалось впечатление, что друг не спал всю ночь.
  - Привет, - улыбаясь, поздоровалась Мира.
  - О... Тебе уже лучше? - немного растерялся друг. Мира удивлённо подняла брови.
  - Что значит "лучше"? Мне вообще хорошо. А ты о чём? - тут растерялся Винар.
  - Нет, ну это, в общем-то, отлично... Просто после вчерашнего... Ты без сознания...
  - Стоп! Ты что такое говоришь? Я потеряла сознание? Когда?! - Мира ничего не понимала. Друг шутит? Не очень-то удачно.
  Аслан заглянул в комнату Миры и... увидел скомканную постель... пустую! Аслан приоткрыл двери, осмотрел комнату. Никого.
  "Что-то я не понял, где Мира?". Аслан поспешил на поле. Сегодня была очередь Винара выставлять чучела. По дороге он забежал в комнату Анри.
  - Анри! Анри! - потрусил друга Аслан, видя, что тот на пожарника сдаёт.
  - А?! Что?!! - вскочил, будто его ужалили, заспанный Анри.
  - Мира пропала.
  - Куда?
  - Я не знаю! Её нет в комнате. Она исчезла! - принялся объяснять Аслан.
  - Чёрт! Одни сюрпризы от неё! - Анри спешно начал одеваться.
  - Винар! Винар! - бежали ребята к другу. - МИРА?
  - Доброе утро, - бодро поздоровалась подруга. Она вместе с Винаром сидела на траве. Кроме небольшой бледности и тёмных кругов под глазами, ребята не увидели ничего подозрительного.
  - Тебе уже лучше? - осторожно спросил Аслан. - Что случилось вчера?
  - Не знаю... Я мало что помню... - Мира объяснила, что у неё всё просто потемнело в глазах, а когда она их открыла, было утро. Её организм переборол странное самочувствие за ночь. Мира знала, что лучшее лекарство, это сон. А самое главное, это вовремя проснуться.
  - Всё-таки это очень странно. Вчера ты отключилась точно так же, как и тот парень... - начал Анри.
  - Главное, что она пришла в себя, - закончил Винар.
  - Единственное, что я помню, это то, что мне было очень плохо. Теперь я знаю, как чувствуют себя остальные...
  - Вот что. Сегодня никаких тренировок. Отдыхай.
  - Но... - попыталась было возразить Мира. Аслан одним жестом пресёк её речь. - Ладно, тогда я к Аньеттке пойду...
  Мира сидела около малышки. Ей не становилось ни лучше, ни хуже. Её состояние нельзя было назвать стабильным, но и не критическим. Всё та же мордашка и закрытые глазёнки. Мира не эксперементировала, но пробовала разные средства, настойки и мази. Лишь от порошка водянных лилий Аньетта спокойно уснула. Мира удивилась и задумалась, почему... Водяные лилии не были сильнодействующим лекарством, но помогли... Мира часто заходила к девочке проверить её состояние. Она подолгу сидела возле неё, то читая, то размышляя, то с кем-то беседуя. Сейчас она совмещала и первое, и второе.
  "Странно. Нас бросает от дома к дому, от места к месту, но повсюду за нами следует Проводница. Я знаю, что за Аньетткой она ещё не пришла. Кроме того, вокруг всё как будто замерло. Мои глаза сухи, но разве это всё значит, что всё прошло? Как же мне хочется домой, в покой, уют... На работу, на учёбу, в конце концов! - Мира усмехнулась.
  А когда-то ты хотела совсем другого... Иного... Что уже раскаиваешься?
  Нет, всё, что ни делается, к лучшему. Но это всё очень серьёзно. Честное слово, если бы я знала, что мне принесут мои желания, тысячу, нет, миллион раз подумала бы, прежде чем загадывать.
  Вот так всегда. Сначала делаем, потом думаем.
  Ах, отвяжись, пожалуйста. Копаешься, словно в корзине с мусором!
  А мусор этот, моя девочка, ты!
  Спасибо на добром слове. Знаешь, твои советы мне всегда очень помогали. И я знаю, что ты у меня в глубине души очень хороший человек. А я в глубине этой же души очень настойчиво и чистосердечно соглашаюсь и прошу... ЗАТКНИСЬ! И без тебя тошно. Я и так не чувствую своих сил!.. СТОП! Вот оно! Я просто не чувствую амулет. Почему? Возможно, поэтому я не могу помочь Аньетте? Над этим стоит поразмыслить...". Она опустила глаза в книгу, что лежала на её коленях.
  "Быть тёмным опасно. Даже Хранители не искушены в этом. Если кто-то из них встанет на сторону зла, мир будет на грани гибели. Ты не должен изменять ни одного камня, ни одной песчинки, пока не узнаешь наверняка всех последствий своих действий, хороших и плохих. Всё находится в равновесии. Человек, обладающий способностью Превращения и Создания, может нарушить это равновесие. Эта сила опасна, очень опасна. Её применение требует больших знаний. Ею можно пользоваться только в случае крайней необходимости. Помни, что даже свет отбрасывает Тень"... Мира прочла отрывок текста вслух и задумалась. Это ничего не объяснило, но спутало все мысли окончательно. Слишком большой поток информации должен перевариться. Или, как Мира любила поговаривать, с мыслью надо переспать. Пошло, но правильно.
  ***********************************
  - Как твои друзья? - тихонечко спросил Семюэль у Милы.
  - Мира уже поправилась. Остальные тоже нормально.
  - Поправилась?! За одну ночь? Это невозможно!
  - Почему же? У неё ведь получилось, - улыбнулась Мила. - Я видела, как Дин нёс её на руках. Мира была без сознания. Она будто заснула, немного бредила поначалу, потом жар прошёл сам собой. Признаки были похожи на эпидемический припадок, но немного отличались. А утром я увидела её вместе с ребятами на тренировке.
  - Странно...
  - А почему ты не появляешься на поле? - Семюэль улыбнулся.
  - Потому что у меня есть свои обязанности, и мне нужно их выполнять. А потом, остальные причины я тебе уже объяснял... - Семюэль хитро прищурился и ласково обнял Милу. - Знаешь, это всё похоже на маленький сговор. Согласись. Во-первых, этот припадок так быстро не проходит, во вторых, ребята опять тебе ничего не сказали... Ты знаешь о том, что барон планирует начинать атаку, чтобы очистить свои владения? Главное, чтобы враг не узнал об этом. В лесу обнаружено много стоянок. Светоносные не уходят далеко, они чего-то ждут.
  - Чего же?
  - Я не знаю. Прошлой ночью я был на обходе територий. После полуночи я совершенно случайно наткнулся на групку солдат. Они были пьяны. Так вот... Они говорили о каком-то знаке из замка и о том, что будут ждать сигнала. Жаль, что подробностей я не успел разузнать. Ты не поверишь, они просто уснули! - Мила улыбнулась. Что ещё ждать от пьянюг?
  - Янгола моя, я пойду. Мне снова на обход. Встретимся позже. Я найду тебя...
  Мила кивнула и, проводив взглядом хорошо слаженную накаченную фигурку, и вздохнула. Парень был в её вкусе от и до, но во всех его чертах девушку что-то настораживало. Лукавый взгляд, и не до конца выученная натура. В тихом омуте черти водятся... Едва Семюэль скрылся, Мила услыхала голоса, а вскоре и увидала хозяев.
  - Нет. Это невозможно, - твёрдо говорила Мира. - Привет, Мила, - сухо поздоровалась подруга.
  - Привет.
  - Здорово. Чего это ты здесь делаешь? - удивлённо спросил Винар.
  - Гуляю... - уклончиво ответила Мила. Ей нельзя было рассказывать о Семюэле.
  - Понятно, - кивнула головой Мира. - Я говорю тебе, это затишье перед бурей, - опять обратилась она к Винару. Тот внимательно слушал. - Когда я сидела у Аньеттки, прочитала прелюбопытнейшую вещь... Винар, ты должен тысячу раз подумать, прошу тебя...
  - Вы о чём? - заинтересовалась Мила.
  - Ты нам не сможешь помочь, - сказала, как отрезала Мира, она тоже злилась на подругу. Та постоянно показывала собственные знания, немного унижая Миру в глазах ребят. Мира соглашалась, что подруга знает больше. Она даже просила Милу научить её нескольким вещам, но у Милы плохо получалось втолковывать собственные знания...
  - Мира, я не такая дура, и кое-что понимаю!..
  - Во-первых, я не считаю тебя дурой, а, во-вторых, ты просто не сможешь ответить на мои вопросы.
  Мила фыркнула и ушла. Мира не стала догонять её, чтобы извиниться. Она не упрекала подругу, не делала ей замечаний, не ругалась и не кричала, хотя Анри советовал выяснить отношения. Для чего? Мила такая же упрямица. Если не захочет понять, разговоры не помогут. Винар только покосился на Миру, но не сказал ничего. Придёт время, расскажет. Сейчас предстояло выяснить другие вопросы...
  ***************************************
  Ночь. Холодный воздух, пробирающий до костей. Две монолитные колонны гранита поднимаются из отлогого холма, а между ними вьётся тропа мёртвых, бледнея в лунном свете.
  Около замка затишье. Мрачно и сыро, как в могиле. Только тускло поблескивают смоляные факелы. Мире не нравилась такая тишина. Она была похожа на дыхание мертвеца. Девушка выглянула в окно, пытаясь разглядеть, что происходит близ подлеска. Люди и Нелюдь (удивительное и странное сочетание для тех, кто решил бороться против Тёмных сил) чего-то явно ждали. И именно это что-то сильно настораживало. Тревожно было на душе. И даже страшно. Мира прищурилась, чтобы понять показалось ли ей, или на холме действительно кто-то был.
  Нееет, обычным зрением и слухом этого не разглядеть и не расслышать. Мира улыбнулась. Прошли те времена, когда она считала себя обычной. Она Иная! А это значит, что её возможности выходят за пределы пониманий обычных людей. Впрочем, её самой тоже.
  "Кто же такие эти Иные? - она напрягла память, пытаясь собрать воедино все крохи знаний и сведений. - Иные - Хранители ключа. Иные - Хранители Мира. Стоп! Иные... Хранители... ключа... к миру!!! Это же просто! Творец, как же это просто! Они не принадлежат себе. Их сила в единстве и различии друг друга, в индивидуальности, но целостности. Значит, кто-то из нас обладает ключом к миру! Но кто?.. Интересно, а ребята об этом знают? Надо обязательно спросить их, что они думают по этому поводу". Мира аж встрепенулась от этих мыслей. Так бывает, когда чувствуешь, что на пути к розгадке.
  "Ой, а это ещё что такое?..", - Мира прикрыла веки и прошептала заклинание, усиливающее способности зрения. Но то, что она увидела, заставило её невольно сделать шаг от окна...
  На холме стояла фигура. Немного непонятного склада, то ли мужская, то ли женская. Одета в тёмный длинный балахон, лицо скрыто под тенью капюшона, так, что даже при помощи магического зрения, Мире не удалось узнать, кто это. Руки фигуры разведены в стороны. В одной она держит жезл, в другой - факел, мерцающий смолянистым пламенем. Странный и печальный вой донёсся до Миры издалека. Она невольно втянула голову в плечи, но продолжала следить за странным ритуалом.
  На земле стоят толстые свечи. Их бледное пламя тоже кажется пустым и необычайно холодным. Свечи расположены в трехугольнике. Фигура возвышается посередине, словно одинокий перст. Неподвижно. Мира собралась, пытаясь разгадать, что должно произойти. Знает ли она, кто стоит там? Друг? Враг?..
  "Творение Невыразимого имени и безбрежная Сила! Древний Его Величество, холодный, неплодородный, мрачный и несущий гибель! Ты, чьё слово как камень и чья жизнь бессмертна. Ты! Древний и Единственный непроницаемый! Ты, кто лучше всех сдерживает обещания! Кто обладает искусством делать людей слабыми и утомлёнными. Ты, старый и искуссный! Приносящий горе, слёзы и страдания. Прошу выполни предназначение. Именем силы твоей!!!".
  У Миры пробежал холодок по спине.
  "Бог мой!". Кто бы там на холме не был, это был враг! И враг сеял слова смерти.
  "Когда же это прекратится?!".
  Повеяло сладким дымком. Приторный запах окутывал, привязывая к месту. Ноги были ватными, горло саднило. В ушах медленно расплывался колокольный звон. Мира была бы рада уйти, но её что-то держало. Она была просто не в силах сдвинуться.
  "Не бойся, я не враг...", - раздался в голове чей-то голос. Мира была готова присесть от этих слов. У неё в голове никто кроме Аслана ещё не находился. Это же просто сумашествие, когда начинаешь слышать чужие голоса.
  "Что тебе нужно?", - перебарывая собственный страх, всё же решилась спросить девушка.
  "Понимания. Я всего лишь хочу, чтобы ты выслушала меня...".
  "Как же, сначала угрожаем, носом тыкаем, а потом слушайте!", - пробурчала Мира про себя.
  "Я знаю, кто ты и твои друзья".
  "Серьёзно? Здорово! Может, расскажешь, а то я, например, понятия не имею", - вдруг набралась храбрости и сьязвила девушка. Так разговаривать было сложно, но Мира старалась изо всех сил, чтобы говорящий не почувствовал фальши и страха.
  "Ты злишься. Я понимаю. Столько времени на чужой земле, столько опасностей, а всё ради чего? И для кого, если собственные друзья предают и не понимают... Иные... Хранители ключа...".
  "!!!", - сказать, что Мира удивилась, не сказать почти ничего! Откуда этому незнакомцу известно про Иных?!!
  "Ха! Не удивляйся, - рассмеялся с ликованием голос, - мне известно многое, но не всё. Не смотря на то, что между нами пока расстояние, вы мне нравитесь. Вы очень сильные, но боитесь это признать. Вы гуляете по черте, а это очень опасно... Опасно для вас самих. Вы всё ещё не можете выбрать. Те, кто боится встать на сторону Света, чтобы сразиться с Тьмой, выигрывает только временную отсрочку. Но придёт время, когда сама темнота настигнет и захватит их тогда, когда они меньше всего вооружены... Зло нужно уничтожать. На корню! Тогда, когда оно только начинает пускать ростки, потому что от семян зла могут вырасти только цветы тьмы...".
  Удар!!! Мира запрокинула голову назад. Из носа пошла кровь. Больно не было, но обидно, не то слово... Позади Миры стояла торжествующая Мила. Ей удалось разорвать связь между Мирой и странной томящей силой. Вокруг опять витал знакомый приевшийся аромат. Милу от него передёрнуло. Каждый раз, когда ветер доносил его, приходила новая беда. Её глаза лихорадочно блестели. Девушка была, словно фурия из далёкого прошлого.
  "Сильна, зараза!", - только и подумала Мира. Она всё ещё не поняла, в чём дело. Странный мысленный разговор с голосом был прерван. Но через чур резко и больно. Мира поднесла к лицу руку, немного растерянно глядя на Милу.
  - Я не дура, Мира. И не настолько беспомощна, как вы думаете! Могли бы просто сказать, что собираетесь делать!
  - Я... Ты о чём вообще?!! - опешила подруга. Мира явно не врубалась, какая муха укусила Милу. Она пыталась оттереть лицо и руки. Кровь остановилась.
  - Не хотите говорить, не надо! Но с этих пор, я вас тоже не буду посвящать в свои дела!
   Мила резко развернулась и вышла, а её подруга осталась стоять у окна с открытым от удивления ртом. Она проводила кипящую Милу взглядом, но следом не пошла. Это было бесполезно. Сначала нужно дать ей остыть, и выяснить ситуацию. Мира обречённо пожала плечами и перевела взгляд на поляну. Но она была пустой. Вернее, там были люди, была Нелюдь... Но странная фигура пропала.
   "Либо у меня галюники, либо я уже сошла с ума. Третьего не дано", - решила Мира про себя и направилась к ребятам.
  ***************************************
  - Знаешь, мне кажется, она что-то скрывает... - тихо сказала Мила. Ей было сложно говорить об этом, но поделиться больше было не с кем. Понимал только он...
  - Ты давно это заметила? - вот так. Никаких убеждений типа: "Да что ты?! Она твоя подруга! Вы столько пережили вместе!"... - Ты удивлена, что я тебя не переубеждаю? - он усмехнулся. - Ты очень наивная и беззащитная. Поэтому тебя все обманывают и не принимают в расчёт. Если ты хочешь что-то сказать, говори, я не буду тебя убеждать в обратном. Рассказывая, ты и сама сделаешь выводы... - Семюэль говорил чистую правду. Демагогия, это искусство, а умение слушать - это талант! Но! Он недоговорил совсем малость. Просто слушать не всегда достаточно. Создаётся впечатление, что ты терпишь розказни собеседника, поэтому необходимо задавать наводящие вопросы, уточнять и переспрашивать. Этим вы показываете собственную заинтересованность. Но вопрос тоже можно задать по-разному. "Ты уверена, что тебя предали? Уверена ли ты, что тебя не предали?". Вчитайтесь внимательно, мысли текут совсем в разных направлениях...
  - Понимаешь, я чувствую, что она стала ко мне относиться гораздо холоднее... - вот так. К хорошему привыкают быстро.
  - Значит, ей есть что скрывать.
  "Сказать ему, или нет?", - задавалась Мила вопросом по поводу вечернего происшествия с Мирой. Миле так и не удалось узнать, с кем она создала связь. Но с друзьями так не говорят... А подруга просто стала избегать её. Дожились!
  - Не знаю. Мне кажется, здесь есть и моя вина.
  - Ты хотела бы всё изменить? Помириться? Ну, хотя бы выяснить отношения?
  - Честно говоря, наверное. Но я боюсь.
  - Понимаю тебя. Я наслышан о... строгости твоей подруги. Но, поверь, бояться там некого и нечего. Тебе мешает только один факт...
  - Какой?
  - Пойми правильно, но это твои друзья, - Семюэль усмехнулся, показывая ровные и красивые зубы. Мила подивилась: она впервые видела такую холодную улыбку... - Понимаешь, пока они рядом, она может избегать этого разговора до конца света.
  - Но что я могу сделать?
  - Выбрать время, когда их не будет рядом и поговорить с ней. Поверь, скорее всего, тебе нужно только подойти...
  - Вряд ли я смогу так угадать. Они не говорят мне, когда будут возвращаться. Однажды они вернулись буквально через час...
  - Моя Янгола, ты очаровательна! - Мила улыбнулась. - Я помогу тебе. Просто узнай, куда они поедут, а если они надумают возвращаться, я позову их к себе на територию. И у тебя будет ещё часа два свободного времени...
  - Семюэль! Спасибо тебе!
  - Мне нравится тебя удивлять...
  
  ГЛАВА
  
  " Вера в себя - вот ключ к успеху!" Эмерсон.
  
  - Вот уроды! - спокойно возмутился Винар. Он холодно взирал на постамент...
  Люди занимались своими делами. Раньше в посёлке со странным названием Шаэр (радость) двери всегда были на распашку. Каждый демиург и георг (ремесленник и землевладелец) был рад гостю. Но нынче неспокойными стали времена. Селяне не отчаивались, говоря: "вилы, мотыги есть - отобъёмся!". В этот день был Сэвалин - один из семейных праздников. Люди веселились, традиционно наряжаясь в пышные одежды. Обязательным украшением Сэвалина была чья-то помолвка. На этот раз их было целых четыре. Гремели бубны и лютни, земля пылилась от танцев. Не часто случается такая радость. В шуме песен и плясок никто не заметил странных людей, все продолжали бурно веселиться. Когда зазвучали призывы поклониться и принять ЕГО, люди только руками отмахивались. Мол, что вы человече, мы испокон веков в Созидателя верим, а этого и вовсе не знаем, присоединяйтесь к нам!..
  А зря... Посёлок был окружён в считанные минуты. Всех его обитателей собрали посередине, и странные гости вынесли вердикт: Во имя оного, единого Светоносного, всех противящихся воле ЕГО, уничтожить!..
  Брызнула кровь. Крики, агония! Женщин толстыми бечёвками привязывали к столбам и сжигали, как... ведьм. Мужчинам вбивали деревянные колы в грудь. Детей вырезали и топили, словно щенков. А молодых расстреляли из луков, связав вместе. И чаша пополнилась...
  Это была уже вторая деревня. Ребята были злыми от увиденного. Позади них ехали ни живые, ни мёртвые дети, которых они тренировали. Сегодня была их очередь проходить дежурство. Огромные перепуганные глаза и зелёные лица. Винар и Анри даже не смотрели в их сторону, считая, что каждый мужчина должен пройти через такие зрелища. Лишь Аслан с опаской поглядывал в сторону ребят. В таком возрасте психика очень ранима.
  - Не понимаю, какой в этом смысл?! - вскинулся Анри. - Чего хотят эти грёбанные завоеватели? Они ничего не берут, а монотонно вырезают деревню за деревней!
  - Им нужны земли, - пожал плечами Винар.
  - На кой х... они им сдались?! Ну, сколько их? Десять, двадцать тысяч?! Что они с ней делать будут? Есть?
  - Наверное, - снова согласился друг.
  - Да чтоб они подавились! Сразу видно, никакой логики. Да этих же людей можно было использовать в качестве рабочей силы!
  - По-видимому, она им не нужна. Возможно, у них другие цели... - предполагал Винар. А Анри неожиданно перестал реагировать на его слова. Он весь как-то напрягся, затаился, закрыл глаза и...
  - Там... Впереди. Метров за девятьсот что-то есть...
  - Поехали, - переглянувшись с друзьями, негромко скомандовал Аслан. И отряд направил лошадей.
   Впереди показалась чаща не чаща, поляна не поляна... Вечерело, так сразу не разобрать. Лишь Винар потянув носом воздух, мягко прошептал...
  - Кладбище... - ребят передёрнуло. Одни боязно переглянулись, другие очертили воздух старинным охраняющим знаком. Винар усмехнулся, но как-то не весело. Это им не поможет, а помощь нужна будет уже очень скоро... - Аслан, Анри, идите сюда, - друзья подошли ближе. - Слушайте. Здесь что-то есть. Я чувствую.
  - Не ты один, - буркнул Анри.
  - Уйти мы не успеем, да и вряд ли это выход. Что скажете, если мы попробуем справиться?
  - Это по твоей части, решай...
  ************************************
  - Куда?! Нет. Не пущу. Нет их... Уехали, - почти срывался на крик Вьенцо. Перед ним стояла какая-то совсем маленькая женщина. Из-под платка виднелись спутанные седые волосы, щёки были мокрыми от слёз. Женщина просила пропустить её в замок.
  - Пусти, супостат! Пусти, горе у меня: сынок гибнет! Пусти!!!
  - Да чего тебе надо-то? - кричал на неё Вьенцо. Его позвали дежурные, так как не знали, что ответить бабуле.
  - Пусти меня к лекарю!
  - Нет никого, не пущу я. Не положено. Иди, иди, проваливай!
  - Вьенцо... - зазвучал позади мелодичный голос. - Что случилось?
  - Ничего. Эта сумашедшая уже уходит, - выталкивая женщину к дверям, сквозь зубы проговорил тот.
  - Не уйду! Люди добрые, помогите! Мне всё равно, кто они: люди или демоны, лишь бы сыночка спасли. ПУСТИ! - завопила старушка, пытаясь силой пробить себе дорогу. Это выглядело, словно она уговаривала стену.
  - Пошла вон, карга старая! Сколько же тебе говорить можно?! Я собак спущу! - заорал в ответку Вьенцо.
  - Ты что?!! - удивилась девушка. Такое поведение ей было совершенно непонятно. - У вас сын умирает?
  - Да, милая, - вдруг бросилась к её ногам женщина. - Заболел он, а лекарей нет. Люди сказали, что в замке есть...
  - А что же вы там про демонов говорили? - переспросила девушка, поднимая бабушку. У неё были светлые волосы и кожа. Это особо подчёркивало длинное чёрное платье. Чистые глаза ровно и спокойно смотрели на бабулю.
  - Дык, говорят от бесов они. А мне всё равно уже! - быстро запричитала старушонка.
  - И за душу не боитесь? - неожиданно невесело усмехнулась девчонка. У бабули пробежал холодок по спине.
  - Нет, - покачала она головой.
  - Хорошо. Вьенцо, не выгоняй её. Я пойду посмотрю, чем помочь можно, только возьму кое-что...
  - Спасибо тебе милая, пусть тебя...
  - А вот этого не надо! - жёстко проговорила девушка, уже обернувшись в дверях. - Я ещё не знаю, можно ли что-то сделать. Рано благодарить не надо...
   Мира собрала кое-что в сумку, оглядела комнату ещё раз, ничего ли она не упустила. Приоткрылась дверь и Мира увидела на пороге Вьенцо. Он стоял, скрестив руки на груди.
  - Я тебя никуда не пущу.
  - Это ещё почему? - округлила глаза Мира.
  - Там опасно, - аргумент был веским, но не достаточным.
  - Я знаю. Однако, это совсем не повод, чтобы не помочь этой женщине. Ты знаешь, что такое терять человека и не знать, как ему помочь?! Я должна хотя бы попробовать. Если уж так боишься отпускать меня, можешь пойти со мной...
  - Я не могу оставить службу... - отрывисто проговорил Вьенцо.
  - Тогда, о чём вопрос? - ехидно заметила Мира, направляясь к выходу. Она почти прошла мимо Вьенцо, когда он резко схватил её за руку. - Пусти, - мягко сказала Мира. - Пусти, я должна... - она посмотрела в его глаза. Хорошо слаженная накачанная спортивная фигура, тёмные волосы, карие глаза, густые брови, волевой подбородок, твёрдый или даже жёсткий взгляд... Сильная личность... Худощавая фигурка, светлые недлинные волосы, огромные глаза, словно два омута, взгляд магнетический, завораживающий, мягкий и дикий. Порой резкая, странная, манящая... Она настаивала на своём и Вьенцо уступил.
  *******************************
  - Вы не видели Миру? - спросила Мила Дина и Марана. Те сидели в малом зале за любимым полированным столом, решая какие-то свои вопросы за бутылкой особого напитка.
  - Нет, - поднял голову Маран. - А, что?
  - Да, я её ищу. Уже весь замок обошла, её нигде нет.
  - Так мы сейчас бригаду кликнем, они каждый куст облазят! - оживился Дин. - Устроим им что-то типа ночной вылазки... - Мила только подивилась, как Маран и Дин стали разговаривать, точно как на её родине. Тем временем, Дин распорядился позвать Вьенцо, а Маран уже мило "клеил" Милу, доводя её до смеха.
  - Разрешите?.. Вьенцо вместе с госпожой Мирой уехали в посёлок на холме, - доложил вошедший дежурный.
  - И с чего бы это? - удивился Маран.
  - Куда? - не понял Дин.
  - Понимаете... - дежурный начал рассказывать душераздирающую историю о старушке с больным сыном...
  - Так... Аслан, Винар и Анри на дежурстве и... - Дин посмотрел на песочные часы, - задерживаются. Мира и Вьенцо уехали на ночь глядя в посёлок... Самое время для нападений...
  - Типун тебе на язык! - вскинулся Маран. - Этого ещё не хватало! - А у Милы всё постепенно опускалось внутри.
  - Но в замке полно людей, нам ничего не грозит, - попыталась возразить Мила.
  - Да, но... - спокойно давил фактами Дин, - все они приловчились к командам восьми человек, которые их тренировали, а сейчас этих человек...
  - ... осталось всего трое, - закончил вместо друга Маран.
  - Именно, - кивнул головой Дин. - И это очень похоже на...
  - Предательство, - снова сказал Маран.
  - Нет. На хорошо спланированную ловушку, - возразил друг. Мила только хлопала огромными глазищами. Сказанное в голове не укладывалось.
  - Господин Маран! Анье..! - вбежал запыхавшийся паж.
  - Быстрее! - Маран, Дин и Мила побежали в покои малышки.
   Аньетту подбрасывало. Она хрипела, и это было страшно. Шумно втягивая воздух, она пыталась достать хоть глоток воздуха. Из закрытых глаз текли слёзы. Девочку подкидывало, словно от электрических ударов. У неё резко подскочила температура. Аньетта сгорала в бреду, задыхаясь, словно в агонии.
  - Анье! - Маран подбежал к сестре, хватая её за плечи. - Анье! Сделайте что-нибудь!
  - Я не знаю, что делать! - испуганно пробормотала Мила.
  - Что Мира давала твоей сестре? - спросил Дин у Марана.
  - Я не знаю! Какой-то порошок.
  - Этот? - Дин взял со стола стеклянную баночку и показал её другу.
  - Не знаю! Давай хоть что-нибудь! - девочка ещё сильнее забилась в конвульсиях, её глаза приоткрылись, но вместо зрачков там были лишь белки.
  - Она разводила его чем-то?
  - Б...! Какая разница! Быстрее!!! - заорал Маран.
  - Господин! Господин, там, у северных ворот!.. На нас опять напали! - вбежал запыхавшийся дежурный.
  - Пошёл вон! К е... м...! Держать оборону! - пытаясь удержать сестру, заорал барон.
  - Понял! - дежурный поспешил ретироваться. Дин развёл порошок с водой, которая стояла тут же в кувшине.
  - Только бы доза подошла... Держи её!.. - крикнул Дин другу. - На, вольёшь! - он сунул пиалу в руки Милы. Маран и Дин пытались удержать бьющуюся в конвульсиях Аньетту, а Мила вливала содержимое ей в рот. Часть смеси Аньетта выплюнула, но часть всё же проглотила.
   "Мира!", - прошептала про себя Мила.
   Через пять минут Анье перестали бить конвульсии, но она продолжала всё так же хрипеть. Ещё трижды прибегала стража и трижды Маран отправлял их. Он не мог оставить сестру в таком состоянии. Лишь после того, как Анье перестало подбрасывать, Дин сказал ему, что им пора идти.
  - Да... - ответил барон. - Присмотри за ней...
  Мила кивнула. Маран и Дин вышли. А за окном пронзительно завыли волки...
  "Мира! Мира! Прости меня... Ты нужна здесь...".
  ********************************
  Вьенцо, Мира, странная, так сильно беспокоющая его старушонка и ещё три юнца ехали по направлению к одной из деревень. Вечерело. Сумерки мягко следовали по пятам за экспедицией. Дорога виляла и петляла, уводя всё дальше и дальше от замка. Вьенцо молчал, хмуро осматривая всё вокруг, Мира следовала его примеру. Позади подкалывали и пугали друг друга ребята.
  - Ты почему же вся в трауре, милая? - Мира вздрогнула от голоса старушки.
  - Это совсем не траур (а если это и не так, вам это знать не обязательно), это скорее стиль жизни.
  - Не гоже молодой девушке носить такой цвет, - продолжала настаивать на своём старушка.
  - Что с вашим сыном? - вместо ответа задала вопрос Мира.
  - Приболел он немного... Спужал меня...
  "Приболел?", - Мира удивилась. Разве так говорят про человека, которому болезнь грозит смертью. Или "приболел" нуждается в таком слёзном упрашивании о лечении? Что-то здесь не увязывалось. Мира промолчала.
  Наконец, показался дом. Маленькая тёмная хатка, неубранный двор, и... никого. Тишина гробовая. Ни тебе лая собаки, ни мяуканья кота... Как в могиле. Миру передёрнуло от собственных мыслей. Вьенцо подозрительно осматривал всё вокруг, ребята притихли, а Мира... ничего не чувствовала. По привычке она сжала амулет в руке "пока ты со мной, мне ничего не грозит и всё у меня получится", и вошла в дом.
  "Никогда не понимала, почему в домах, где болеют люди, всегда так мало света?!", - ещё раз удивилась Мира, и вопросительно посмотрела на старушку.
  - Проходите, проходите... Он там... - бабуля указала в направлении кровати. Дом состоял из одной большой комнаты, печи, стола и маленького апендицита, где и стояла небольшая кровать сына старушки. Мира подошла ближе и разглядела мокрое от пота и боли лицо. Синие впавшие глаза и пересохшие искусанные губы. Молодому человеку на вид было лет восемнадцать. Он был по шею накрыт какими-то хламидами. При приближении Миры, мальчишка приоткрыл глаза, мутно обвёл ними посетителей, и снова закрыл. Бабуля вообще стала вести себя, если не странно, то вообще дико: она спокойно уселась около двери на стульчик, сложила руки и вроде как придремала.
  - Зачем же вы его так накрыли? Так и задохнуться можно! - возмутилась Мира.
  - А ему холодно было... - спокойно произнёс голос. Это сказала бабуля? Мира начинала раздражаться. Какое-то странное настроение царило повсюду.
  - Что с ним? - заглянул через плечо Миры один из ребят.
  - Не знаю, Нислав... Сейчас посмотрю, - Мира приблизилась к больному. Амулет на её шее бликнул и погас. Девушка не заметила. Тускло горели свечи, играя светом и тенью, это сбивало с толку. Молодой человек неожидано застонал и заворочался. Мира подошла и немного откинула покрывало...
  - Чёрт побери! - вырвалось у девушки. Подушка, набитая соломой была вся в крови от искромсанной шеи мальчишки.
  - Создатель! - прошептал один из ребят. Его звали Варас. Это был споконый и сдержанный юноша.
  - Принесите воды и какую-нибудь тряпку, скорее! - крикнула она ребятам. Те заметались по комнате. Похоже, они испугались больше неё самой. Больной неожиданно забился, выгибаясь, бешенно размахивая руками. Он начал орать не своим голосом. Мира, пытаясь перекричать его, почти вырвала тряпку и миску с водой.
  - Дай сюда! Держите его! Крепче!!! - ребята и Вьенцо с силой уцепились в парня. Тот вырывался и лягался, словно конь. И откуда только силы взялись? Вопли стояли, будто поросёнка резали. Старушка начала нервно покачиваться на стуле, бормоча при этом, что сыночек её обязательно поправится, а Мира пыталась оттереть рану от крови, чтобы понять её природу. Запечённая корка постепенно поддавалась и Мира увидела след от... укуса! - поначалу внутри неё всё опустилось, но девушка посталась убедить себя, что это мог быть дикий зверь... - Не отпускайте! - прокричала она. Мира положила руку на лоб парню и начала читать формулу отторжения... - Сэто, сэто, сэто лэто, крики нависти одето. Поно макини луга, золотые жемчуга... Тосто кристи мана висти сито лениги окристи, оно кристи вего шпат, уно гориги горбат... - и ребята, и Вьенцо дико взирали на происходящее. Мальчишка вырывался, будто под ним было кодло змей, а Мира преспокойно стояла над ним, бормоча при этом совершенно несуразные вещи. Она закрыла глаза и вытянула левую руку вперёд. Сама девушка знала, как это выглядит и понимала, что юноша не поддаётся, но продолжала дочитывать формулу. - Яно вего мено крего, лиго виго зело чего. Я скажу тебе: кричи, а ты тут же ЗАМОЛЧИ! - и мальчишка внезапно затих и обмяк. Ребята и Вьенцо, удерживающие его, не расчитали и скопом повалились на больного.
  - Уф, думал он руки повыдёргивает, - пробормотал Нислав. Остальные нервно засмеялись. Мира резко открыла глаза. Амулет на её шее мягко засветился. Мира посмотрела на него, а затем перевела взгляд на ребят. Они тоже вовсю пялились на её камушек.
  - Быстрее. Найдите крепкую бечёвку... - ребята продолжили поиски по дому. Мира посмотрела на Вьенцо. Было видно, что он удивлён увиденным зрелищем. У самой Миры подкашивались ноги. Она потратила много сил, чтобы заклинание подействовало. - Нам нужно уходить. Здесь опасно.
  - С чего ты взяла? - удивился парень.
  - Его укусил вампир, - она показала рукой на парня, но... того не было в кровати!!! - Где он?!!
  - Вампир? - округлил глаза подошедший Виан. Это был сильный и рослый парень, выше Миры на головы полторы, а боялся и переживал, как ребёнок.
  - Совсем сдурел? Отпусти! - в двери ввалилось трое: первый пятился Нислав с коротким мечом в руках, а следом какой-то безвольный Варас и вампир, удерживающий того за шею.
  - Вы не уйдёте... - зашипел укушенный мальчишка.
  - Чего ты хочешь? - спросила Мира.
  - Присоединяйтесь к нам. Это совсем не больно, а взамен вы получаете вечную жизнь.
  - Ага, - кивнула девушка, - и головную боль от того, что не можешь видеть себя в зеркале. Спасибо большое, увольте! Отпусти мальчишку!
  - Не отпущу, он согласился, - скривил улыбку вампир, показывая неровные зубы, но пока ещё не клыки. Он был укушен недавно и действовал неосознанно, инстинктивно...
  - В таком виде? Не смеши меня! - почему Мира сейчас язвила, она не знала и сама. Наверное, оттого, что ужасно устала, а кошмар только начинался. Мира незаметно вытащила нож и резко метнула его в вампира. А он... поймал его! Ребята округлили глаза, а вот Миру это совершенно не удивило. У вампиров неестественная реакция.
  - Тебе не справиться, ты знаешь, - сказала девушка.
  - Почему же? - возразил вампир. - Я начну с него... - он обнажил зубы, наклоняя голову к Варасу.
  - Нет! - вдруг дико заорал Нислав и рубанул мечом в сторону левой руки вампира. Нислав держал меч двумя руками, а вампир схватил и удерживал - одной.
  Вьенцо сделал прыжок в их сторону, но вампир, всё ещё держа меч, увернулся от нападения. От ударов Вьенцо мало кому удавалось уворачиваться два раза, но на этот раз помешала сумашедшая старушонка. Она набросилась ему на спину, уцепившись когтями в лицо. Виан бросился отдирать старушонку от командира. Нислав уже боролся с вампиром-юношей один на один. А два человека совершенно не участвовали во всеобщей сумятице. Варас, который был, словно завороженный, и Мира, которая усердно копалась в сумке, не забывая поглядывать за ходом сражения.
  "Вот оно! - Мира достала вытянутую колбу с какой-то зелёной жидкостью. Это был её первый экзамен на элексиры. Она самостоятельно приготовила его, но в действии не проверяла. Хорошо, что она взяла её. Мире было немного не по себе. - А вдруг я ошиблась, а может, это не поможет, а побочные эффекты?.. А выбор у тебя есть?" - осекла она сама себя, открыла бутылочку и выпила жидкость. Горло скрутило от огненной смеси. А желудок и вовсе отказывался принимать такое пойло, но его-то как-раз и не спрашивали.
  - Мира, Аслан, Анри, Мила, Маран, Вьенцо, Дин, Виан, Варас, Нислав,.. Винар... - это все имена, которые она успела перечислить. Дело в том, что это снадобье делало выпившего его, частично вампиром. Позже вы поймёте разницу. А перечислинные имена - это всего лишь установка для того, чтобы не трогать этих людей и слушать их. Дерущиеся ребята, Вьенцо и вампиры замерли. Миру трусило от холода. Она стояла посередине комнаты в своём чёрном одеянии, обхватив себя руками.
  - Мира... Что с тобой? - выкрикнул Нислав. Девушка молчала.
  - Мира... - настороженно проговорил Вьенцо.
  - Мне холодно... - неожиданно мягко повела головой в сторону Мира. Она поистине по-кошачьи размяла шею.
  - Ха-ха! - указывая на Миру корявым пальцем, засмеялась старуха. - Вы олухи! Она одна из нас!!!
  Мира резко подняла голову. Её глаза... В них кубилась зеркальная темнота. Черты лица девушки заострились и вытянулись. Добавилась какая-то дикая необычайная привлекательность, поистине магнетизм. Она сейчас стояла посередине комнаты чертовски красивая и опасная.
  - Мира... - выкрикнул Вьенцо. Как же так? Её тоже успели укусить? Когда?
  - Одна из вас... - послушно повторила Мира, приближаясь к вампирам. Не дойдя до них метра два, она остановилась и протянула руку молодому человеку. Улыбка Миры сейчас стоила миллиарды. Глядя на неё можно было понять, почему мужчины порой теряют голову. Вампир неожиданно оставил Нислава в покое и приблизился к Мире. Странно то, что ребята и Вьенцо не сделали ни одного движения в его сторону. Вампир взял Миру за руку, а она крепко её сжала. - Одна из вас... - улыбаясь, проговорила Мира, притягивая юношу к себе. Она обняла его. - Но лишь наполовину!!! - с силой вцепилась она в его плечи. Вампир почувствовал неладное, захотел вырваться, но девушка держала его мёртвой хваткой. Там, где её тело соприкасалось с вампиром, дымилась кожа. Девушку и вампира окутал странный дымок-туман, который развеивался по мере того, как оседал паренёк.
  - Что происходит? - неожиданно спросил очнувшийся Варас. Вампир, подсадивший его на Зов, был мёртв, и чары спали.
  - Держите её! - вскинула руку Мира, указывая на пятящуюся старушку. Та с криком вылетела в двери. Мира кинула бездыханного юношу и кинулась за ней. А что оставалось делать ребятам?.. Доганять...
  
  ***********************************
  Ребята вскинули мечи на изготовку. Винар уже закончил чертить нужные символы вокруг охранного круга и попросил всех стать в его середину. До полуночи осталось несколько минут. Винар спешно начал объяснять суть помощи всех остальных.
  - А что должно произойти? - спросил Яцтек.
  - Я же не Господь Бог. Мне это неизвестно, - спокойно ответил Винар, заканчивая подготовку. - Я знаю только одно, если кто-нибудь из вас попытается выйти из круга, ему не сдобровать... Кто-то разбудил кладбище. А если его будят не в срок, оно очень хочет есть...
  Вопросов больше не задавали. Десяток юнцов скопились в малом круге, который был вписан в большой. Вокруг них стояли ребята. Три круга и треугольник, три и три... Магическое число, но почему-то его нельзя было назвать хорошим...
  Винар действовал интуитивно. Он надеялся только, что всё понял и делает правильно. Тишина зашептала... Как ни странно, но это почувствовали все. Разговоры утихли в одну секунду, зависнув в воздухе. Какое-то давящее чувство скопом навилилось на плечи. Жить больше не хотелось. Всё вокруг стало серым и безразличным. Тоска напомнила лица родителей, друзей и близких. Зачем жить? Без них всё равно не будет радости... У кого-то потекла слеза. Заржали лошади, метаясь со стороны в сторону. Животные всегда чувствуют опасность, но Винар не обделил их вниманием, они тоже были защищены.
  - Прости меня... - зашептал кто-то за спиной у Анри.
  - Давай, - резко сказал Винар. Ребята, что стояли в малом круге по команде вытащили свои мечи и с силой всадили их в землю большого круга. Вокруг взвыла земля, и заметались серые тени. Подул очень резкий ветер, заметая глаза пылью. Ребята прикрывали голову руками, пытаясь понять, что происходит. Ветер дул, но ни один сухой лист на дереве, ни одна ветка не пригнулись. Ребята с ужасом наблюдали ИХ приближение. Странные бесплотные тени как будто зависли над землёй. Они не шли, а плыли. Не останавливаясь на каком-то определённом месте, они словно хищники кружили вокруг запретного круга, не смея подойти ближе. Какой-то печальный стон донёсся до ушей каждого. Такая запредельная печаль была в нём, что сердце сжалось, будто его оковали железными обручами.
  - Я больше не могу... - снова услышал Анри за своей спиной.
  - Стоять! - крикнул он, видя, как кто-то отделяется и выходит из круга. Но его крика никто не услышал. - Стоять я сказал! ЭЛОИМ САВАОН! - Мальчишка замер, не в силах пошевелиться. Тень, что звала его, неожиданно зашипела, вскинувшись, как старая ветошь. И подплыла ближе. Дети внутри круга задрожали. Даже Анри и Аслану стало не по себе. Винар подпустил её ещё ровно на три сантиметра.
  - Свет загорается во тьме и исчезает в тени! Крунус агни лама! - очерченный круг вспыхнул, загораясь странным синеватым свечением. Тень, что пыталась поживиться мальчишкой, взвыла. Крик безумия наполнил сознание находящихся. Она подлетела к Винару, который стоял у самой кромки, раззевая свою пасть. Ужасы ночи и страхи дня клубились в ней. Это было детище зла, и оно было голодно.
  "У тебя ничего не выйдет...", - услышал Винар.
  "Ну, это мы ещё посмотрим. Шли бы вы...", - ответил мысленно он. Но каково же было его удивление, когда он увидел, как тень переплывает через охранный круг!
  - Кто вышел?! - заорал Винар не своим голосом. - Верните его. Нужно замкнуть круг!!!
   Собственно, ещё никто не вышел. Сава только сделал шаг из круга. Его попросили, и он не смог отказать... Тени метнулись внутрь, давя щимящим холодом. Ребята закричали. Казалось, они забирают всё хорошее, саму жизнь изнутри. Стало очень холодно. Кто-то с силой дёрнул Саву за плечо обратно.
  - Круг замкнут! - как во сне услышал тот чей-то знакомый голос. - Возьмитесь за руки, скорее!!! - продолжал кричать Аслан остальным.
  - Ну держись, тварь! - откидывая тень за круг, злобно прошептал Винар. - Я взываю к древней силе Дивэд. Появись Пвилл, король Аннувинна, несущий гибель неубиваемому, живущий на священном холме Арбер. Добро пожаловать. Наш чертог, твой чертог!
  Если бы не знать, что это умершая душа, то поведение тени так не удивило бы. Кусок дыма изобразил маску гнева и кинулся на Винара. Но он и не собирался отбиваться, лишь сделал останавливающий знак рукой, на которой был браслет. Браслет полыхал синим светом, обжигая глаза. Если бы не знать, что вокруг метались мёртвые, не удивляло бы, почему они так корёжался в этом свете. Наконец, Винар спрятал руку за спину. Тень на секунду замешкалась и... застыла. Чары спали. Ребята удивлённо крутили головами, глядя куда-то в сторону. Чуть поодаль охранного круга в лунном свете вырисовывалась тёмная фигура. Огромная, метра два в высоту, укутанная с ног до головы в длинный плащ, она молча ждала...
  Тени послушно остановились на месте. Фигура указала рукой обратно на кладбище и вереница неупокоенных душ отправилась вслед за фигурой. Ребята вздохнули: кто с облегчением, кто со страхом...
  - Благодарю тебя, Пвилл. Пусть всё сущее, видимое и невидимое, помогавшее мне, отправится в своё царство с миром. Тридцать три шага запечатают это место... Один... Два... - Винар делал шаг и проговаривал какую-то формулу, приближаясь к кладбищу. В его руке был вытесанный деревянный крест с вырезанными на нём неаккуратными символами. - Тридцать два, Гусуэд Тифани... Тридцать три! Мир этой трети! Пусть врата закроются! - Хлопнула крышка на какой-то могиле и стало по-настоящему тихо... - Всё закончилось. Выходите, - устало сел на первую попавшуюся могилу Винар. Только сейчасон понял, чего ему стоило вызвать духа Упокоения. Руки совсем не слушались, как у столетнего старца, пот просто застилал лицо, а ноги отказывались идти, требуя покоя.
  - Ты как? - услышал он голос Аслана.
  - Отлично, - язвительно ответил Винар. - Знаешь. Странно, что они так вскинулись. Они никогда не нападают на такое количество людей...
  - Но ты же сам сказал, что они голодны, вот и решили поживиться, - попытался оправдать послупки душ Аслан.
  - Нет... Здесь другое. Они нас ждали... - покачал головой Винар.
  - Как это? - не понял Аслан.
  - Я и сам толком не знаю, - задумался друг. - Кто-то знал, что мы пройдём здесь.
  - Ну что? - спросил Аслан у Анри, который подошёл к ним. - Что ты с Яцтеком сделал?
  - Что-что... Ничего уже. Постоял час в позе страуса, больше не будет уходить, когда ему вздумается! - зло сказал Анри.
  - Понятно... - усмехнулся Аслан.
  - Что, понятно? Собираемся. Хватит уже шастать на сегодня. Ты, герой нашего времени, идти-то сможешь, повелитель Нежити? - рявкнул он на друга. Дети втянули головы: сейчас будет скандал. Но надо знать наших друзей... Скандал не состоялся.
  - Смогу, - кивнул головой Винар. - Спокойно! - сказал он Аслану, видя как тот пытается его подхватить. Ноги просто подкашивались... - Ого! - посмотрел он на Саву. Парень стоял, понуро склонив голову к земле.
  - Простите, - выдавил Сава из себя. - Я не...
  - Забудь! - пресёк его Аслан. - Ты бы не смог иначе.
  - Просто привыкай к новому образу... - сказал Винар. - Все собираемся, живо!
  Ребята с радостью выполняли приказ. Эта ночка войдёт в историю. Дорога была уже знакома. Маленькая экспедиция очень быстро возвращалась домой. Почти не разговаривали. Неожиданно Анри напрягся.
  - Стойте! Там впереди!
  До замка оставалось совсем немного. Тут даже магический слух не понадобился: вокруг были враги.
  - Оружие на вскидку! Держаться вместе и до последнего! - только и успел выкрикнуть Анри. Вокруг скопом повалились какие-то люди. Их было всего десятка два-три. Огромные и рослые фигуры, кривые и изогнутые мечи. Рубились они метко и страшно, в каждом из нападавших чувствовалась сила...
  Ну вот, а до замка оставалось совсем немного...
  *********************************
  На Миру больше не охотились. Она сама стала охотницей. Словно ночная сова или сама смерть она проследовала к выходу. Старушка убежала? Не беда... Тут ещё есть чем поживиться. В лицо дунул ночной ветер. Луна уже вовсю висела на небе, ярко освещая всё вокруг. Совсем стемнело, но полночь ещё не наступила. Оставались считанные минуты. Мира медленно, с грацией, выплывала во двор. Посёлок лениво взобрался на холм. Последний домик находился в метрах ста пятидесяти от того места, где сейчас стояла Мира и ребята.
  - Через несколько минут здесь будет очень опасно находиться, - тихо сказала Мира Вьенцо.
  - Что с тобой? - спросил он. Ребята притихли и молчали.
  - Я стала одной из них... Не пугайтесь, для вас это не опасно, а других мне лучше не видеть... Я чувствую, как они ворочаются в своих логовах.
  - Кто? - волнуясь, спросил Варас.
  - Вампиры. Они захватили этот посёлок. Я не знаю, зачем им понадобилось выманивать нас из замка, но они об этом сильно пожалеют! Уходите, пока не поздно...
  - Никуда мы не уйдём! - зло ответил Вьенцо. Он тоже чувствовал неладное, ему это очень не нравилось.
  - Чтож, вы сделали свой выбор. Уже поздно. Надо начинать. Через четверть часа мне будет сложнее справиться с ними, они будут в силе. Я не буду тратиться полностью. Держитесь рядом, и никого не жалейте... - Мира отвернулась и посмотрела на небо. На тёмной, почти чёрной пелене не было звёзд, зато сияла красавица луна...
   - А какой бывает ночь?
   - Мягкой и игривой...
  А ещё бывает ночь
   Тёмной и плаксивой...
  Вспомнила Мира слова какого-то стишка. Кажется, это она сама написала его в детстве...
  - Идите сюда... - прошептала она в закрытые двери, и они открылись... на свою погибель. У людей, что стояли в дверях были обречённые лица и слёзы на глазах. Ребята, стоявшие позади Миры, переглянулись. Перед ними были люди! А Мира видела их лица и не жалела: Нелюди не место на этой земле!
   - А бывает ли она светлой?
  - Да. Бывает. Когда видят все её
   День не замечают...
  - Выходите... - прошептала Мира снова. Она дотрагивалась к холодному давно мёртвому телу, выкачивая из него энергию. Она забирала жизнь у мертвецов, продвигаясь от дома к дому. Ребята следовали за ней, видя, как Мира убивает одним прикосновением руки. Она была не переборчива.
  А ещё бывает ночь мрачной и гремучей
   Вот тогда-то никуда выходить не лучше...
  - Сюда... Я жду... - Мира уцепилась в очередного вампира. Мальчишка. Это был мальчишка. Он был совсем худеньким. Никто не виноват, так велела Судьба...
  - Добейте... - сказала она через плечо, отходя от падающего на колени парня. Ребята заколебались. Мира сделала шаг вперёд и остановилась, не оборачиваясь. - Если вы не убъёте его, он убъёт ещё десять таких, как вы. Он уже никогда не вырастит и не порадуется ласковому солнцу. Его уже нет. Вместо него в его теле живёт чудовище, которое требует крови. Смотрите внимательнее, - она сосредоточилась... Ребята смотрели, как у мальчишки растут маленькие клыки и удлинняются пальцы. Он всё ещё не шевелился, но стал выглядеть совсем по-другому. - Добейте его, иначе он может убить вас... - холодно сказала Мира и услышала чавкающий резкий звук. Ей не надо было оборачиваться. Она и так знала, это Вьенцо...
  И загадочна она, словно королева,
  Только как-то холодна и чуть-чуть надменна...
  - Проклятье! - Мира остановилась. Она подняла голову к небу и закрыла глаза. - Мы не успели. Они уже выходят на охоту... Вы должны пустить им кровь. Но не давайте им укусить себя, иначе мне придётся убить вас...
  Иногда она бывает доброй, тёплой, нежной...
  Прогуляться в ночь такую можно и неспешно...
  Бежать! Нужно было бежать отсюда. Мира чувствовала, её время проходило. Сейчас появятся другие охотники... на неё саму. Нет. Этому не бывать. Она не просила выманивать её в это гнилое место. И она будет стоять до последнего, потому что четверо стоявших позади неё ребят совсем не виноваты в этом. Амулет Миры пульсировал, он переливался оттенками красного, зелёного и синего. Ребята вытащили оружие, Мира - ножи. Мечи были ей в помеху.
  - Всё, ребятки. Сейчас ваша очередь показывать, чему вас научили. Держаться до последнего, не давайте им себя укусить! - Мира и ребята остановились приблизительно посередине посёлка у какой-то совсем гнилой хатки. Светила полная луна и четверо сердец бились учащённо в такт. Пятое едва теплилось в груди. А вокруг стояли странные люди с оскаленными лицами.
  Ухнула сова, и началось... Вампиры напали гурьбой. Их сила была в массе. Мира делала глубокие надрезы и параллельно выкачивала энергию. Ребята уворачивались от ударов. Знаете, почему вампиры почти бессмерты? Потому что любая рана на них заживает в считанные секунды. Виан наблюдал, как кожа от раны, которую он нанёс буквально минуту назад, полностью затянулась.
  - Вот чёрт! - ошалело пробормотал он, на секунду отвлекаясь. Этого хватило, чтобы его оцарапала зубами какая-то дикая женщина. Виан резко откинул её мечом. У Миры закружилась голова. Она вытягивала мощь вампиров вместе с их жизненной силой, но каких же усилий ей это стоило! Она не могла делать два дела одновременно. Покачнувшись, Мира едва успела отклониться вправо. Вьенцо рубанул в самое лицо нападавшего вампира мечом.
  - В центр! Поставьте Миру в центр! - закричал он. Ребята окружили Миру, позволяя ей действовать.
  "Хорошо...", - кивнула она и закрыла глаза. Когда она училась смотреть на энергию людей, не глядя на них самих, она видела зеленоватую оболочку. Но здесь был иной случай. Вокруг витали белые клочки тумана. Даже не клочки, просто сгустки. И выглядело это просто омерзительно. Мира потянулась к ним, захватывая от каждого по нити. Ребята бешенно отбивали удары, не замечая, что противники начинают отступать. Они слабели и понимали это. Самые сообразительные попытались спастись бегством, но Миры цепко держала каждого из них на крючке. Наконец, битва была окончена. Мира подошла к совсем ещё маленькой девочке. Та лежала на земле, широко открыв глаза. На вид ей можно было дать лет семь.
  Но прощаться никогда с нами ночь не хочет...
  А под утро нас опять солнышко щекочет...
  "Мира! Мира! Прости меня... Ты нужна здесь...".
  Мира провела рукой, закрывая глаза девочки. Она ни в чём не виновата, пускай спит вечным сном...
  "Я иду...".
  *******************************
  На замок действительно напали. Дин как в воду смотрел. Маран злился, говоря, что это он сглазил. Нападавшие были неизвестны. Огромный рост, тёмные спутанные волосы, медная загоревшая кожа... Хотя, возможно, темнота немного преувиличила характеристики. Было непонятно, чего они хотят, и почему напали. А посему оставалось только одно: отбиваться. Этим Маран и Дин и занимались уже на протяжении полутора часа. Было немного за полночь. И это было первой неожиданностью. В смысле того, что нападения никто не ожидал и к нему никто не готовился... Вторым моментом стала смена нападавших. Около трети ночи пришла Нелюдь и стало ещё сложнее. Первые вымотали физически: мечом они владели просто мастерски. А у вторых помимо оружия были ещё и зубы... Это была ловушка.
  Мила уже не сидела возле Анье. Смысла в этом не было. Девочка продолжала бредить, но, по крайней мере, её больше не скручивало в узел. Мила оставила с ней человека, а сама направилась на крышу с луком и стрелами... Там уже были лучники, но из-за схватки они немного растерялись: стрелы били невпопад. Мила показала направление ветра, координируя их работу, а поработать было над чем: враг лез на стены...
  - Вьенцо... До замка осталось совсем немного. Там... Я чувствую... Много... - Мира резко остановилась, давая ребятам возможность отдышаться после беготни. Кто же знал, что эта девушка так быстро ходит?! Мира услышала знакомый аромат. Впереди было чем поживиться... - Их очень много возле замка.
  - Кого? - вскипел Вьенцо. Последние несколько часов он не узнавал Миру. С ней было страшно быть рядом.
  - Их... И они голодны... Я тоже хочу... есть... Быстрее! - она снова бросилась к замку, а ребята следом за ней.
  Анри отрубил голову последнему нападавшему. Три десятка тел устилали землю ошмётками. Руки онемели так, что отпустить оружие было теперь сложно. Правда, без своих жертв тоже не обошлось. Шестеро раненых. Один - очень сильно...
  - Конец? - Винар опять уселся на землю. Ему было тяжело. Он едва выдержал бой до конца. Все основные моменты на этот раз легли на плечи Аслана и Анри.
  - Какой к е... хрени, конец?! На замок напали! - вспылил Анри.
  - Чёрт! Что делать будем? Нам будет очень сложно пройти с ними... - Аслан показал на раненных.
  - Не бросайте... нас... - пробулькал кровью Гатон.
  - Конечно бросим, на кой хрен нам лишняя обуза?! - продолжал буйствовать Анри.
  - Перестань, - возразил Аслан. - Не бросим. Даже и не думайте об этом.
  - Надо разведать обстановку... - предложил Винар. - Но я вас здесь подожду...
  - Хорошо, - кивнул головой Аслан. - Мы скоро.
   Ребята наблюдали, как Аслан и Анри скрылись в чаще. Было сумбурное чувство: вернуться ли? Но, в конце концов, с ними остался Винар...
  Мира неожиданно сменила траэкторрию. Она устремилась куда-то вглубь леса. Её амулет горел мягким фиолетовым цветом.
  - Куда? - только и успел крикнуть Нислав.
  - Там впереди. Меня зовут, - отрывисто проговорила Мира. Её сила росла. Вокруг было полно еды! Но она была вынуждена подчиниться чьему-то зову...
  *********************************
  Анри и Аслан украдкой пробирались к замку. Уже слышались крики и звон оружия, виднелись башни.
  - Не знаю я... Никто из них не отвечает. Я не могу узнать, что там происходит! - сказал Аслан Анри.
  - Может, попробуешь связаться с Мараном или Дином?
  - Нет. Это рисковано. При таких обстоятельствах... А вдруг они сейчас дерутся!
  - Ну да... - согласился друг. - Что же делать будем?.. Аслан... - неожиданно замер Анри.
  - Что? - Аслан посмотрел в указанном направлении и увидел двух оскаленных воинов. Зубы уже превратились в ровные и белые клыки, лица потемнели, уши слегка вытянулись... Вампиры уже были готовы броситься. Аслан и Анри покрепче сжали оружие и...
  - Куда же вы?!! - набросилась радостная Мира сзади на шею воинам. У Аслана и Анри челюсти отвисли от удивления. Мира мягко приобняла вампиров, счастливо прижимаясь к ним, чуть прикрыв глаза. Вампиры замерли, закатили глаза и повалились на землю, как два бревна. Мира с удовольствием улыбнулась. - Ребятки... Звали?
  - Ты что здесь делаешь? - выпучив глаза, пробормотал Анри.
  - Бегаешь, - тон в тон ответила подруга. - Замок окружён, а вы не знаете как пройти? - спросила она, и, не дожидаясь, ответила. - Так вот она я!
  Анри решил, что Мира напилась. К ребятам вылетело ещё четыре человека: запыхавшийся Вьенцо, Нислав, Варас и почему-то прижимающий к себе руку Виан. Ему было явно плохо.
  - А вы что здесь делаете? - всё так же ошалело пробормотал Анри.
  - А они со мной бегают! - с радостью пятилетней девчонки сказала Мира и неожиданно резко изменилась. - Виан, Виан... Я же говорила, предупреждала... - укоризненно проговорила девушка, оборачиваясь. Виан испуганно округлил глаза. - Он укусил тебя... И теперь я должна...
  - Не подходи к нему! - вскинулся Вьенцо, обнажая оружие.
  - Ты чего?!! - не поняли ребята.
  - Она ненормальная! Она убивает вампиров!
  - Так ведь вампиров, а ему я помочь должна... - мягко возразила Мира.
  - Его тоже укусил вампир, ты убьёшь его! - выкрикнул Нислав.
  - Я не стану этого делать. Я помогу ему. Виан, послушай. Ровно через два дня полночь. Ты не сможешь от этого никуда деться. Вампиров можно убить, но делают это избранные, обычный человек не может победить в себе это чувство голода. Ты будешь убивать. Тебя будет манить чужая кровь. Ты будешь бессмертен и очень силён, но ты будешь мёртв. Виан, послушай, ты не бойся. Я смогу помочь... Если ты разрешишь. Доверься мне... - Виан смотрел в широко распахнутые бездонные глаза, которые лихорадочно блестели в лунном свете. Волосы Миры разметались от быстрой ходьбы. Она была так красива и убедительна, что ей нельзя было отказать...
  - Хорошо, - сказал он.
  - Хорошо... Хорошо... - бормотала Мира. - Ложись. Ложись прямо на землю. - Не убивать... Не убивать... - бормотала она, аккуратно притрагиваясь к его голове. Виан вдруг почувствовал сладкую негу. Ему стало очень холодно и жутко захотелось спать. Он слышал бормотание Миры "Не убивать", но уже слабо верил ей. Силы вытекали от него прямо... к ней. "Виан", услышал он чей-то сладкий голос. "Виан. Очнись. Иди сюда... Виан...". И он пошёл на зов... - Виан, очнись, - бормотала Мира, шлёпая парня по щекам. Виан мутно открыл глаза и обвёл присутствующих взглядом. У ребят отлегло на сердце. - Всё хорошо. Ты молодец. Тебе ещё будет плохо, но всё уже закончилось. Мира улыбнулась. - Я есть хочу. Мы собираемся домой идти?
  *********************************
  - Вазельвул их побери! Что делать будем? - отталкивая самодельную лестницу врага, прокричал Маран другу.
  - Не знаю. Отбиваться пока... Меня интересует другое. Куда подевались ребята и Вьенцо с Мирой? За первых я не волнуюсь... - ответил Дин.
  - И за вторых не стоит, - отрезал Маран.
  - Но, как мы узнаем, если они вернуться? В замок попасть невозможно! - настаивал друг.
  - И надеюсь, что это так! Слева! - выкрикнул Маран. Они всё ещё держали оборону, но уже было сложно.
  - Смотри сколько их! - прокричал Дин. - Они что собрались со всех государств?
  - Х... их знает! Но придётся принять, как положено! - засмеялся барон. - Бочки готовы? Лей!!! - на голову врагу полилась горячая смола, обжигая руки и просто смывая их со стен.
  - Маран, что это? Смотри!!!
  Ребята видели оскалившиеся морды и острые клыки. Каждый коготь тянулся к горлу. Вампиров забила горячка: они почувствовали запах крови... Живая плоть сама шла к ним. Та Нелюдь, что была ближе к замку, ещё ничего не подозревала, а вот та, что расположилась ближе к леску...
  Из леса вышел отряд: Аслан, Винар, Вьенцо и Анри шли впереди и сзади по бокам, обнажив мечи. Посередине шли раненные (те, кто мог), а того, кто не мог, несли. Между друзьями по бокам помогали Варас и Нислав, тоже держа наизготовку оружие. А Мира шла впереди возле Винара. Маленький и безумный отряд решился на невозможное: подойти к замку.
  - Это самоубийство! - покачав головой Винар. Он ещё не успел отойти от предыдущей схватки.
  - Не дрейфь, детка! Прорвёмся, - залихвацки подмигнула Мира. Винар удивлённо покосился на неё. Ему так и не сказали, как Мира очутилась в лесу и, к чему такая спешка? А, увидев такое множество Нелюди, возник ещё один: как именно ребята собираются прорваться?! Тараном что-ли?
  - А, кто сказал, что я сомневаюсь? Конечно, прорвёмся, - спокойно ответил Винар вслух. - Вы ненормальные, - вздохнул он. - Пошли?
  - Трогай! - крикнул Анри, и колонна двинулась.
  Бесшабашное веселье ударило в голову Миры. Она шла гордо и уверенно, как супер-герои в кинофильмах. Вокруг бушевала энергия и Мира не стала себя долго упрашивать. Она потянулась за ней, как ребёнок тянется за любимой конфеткой. Ребята отбивались вовсю. Приходилось идти боком: спина к спине, чтобы хоть как-то защитить раненных.
  - Встань в середину! - крикнул Винар Мире, которая даже ни одного ножа не вытянула. - В середину!
  - Ни за что... - сладко прошептала подруга. Винар мимоходом глянул на неё и остановился! Глаза! В них клубилась тьма! Его подруга сейчас так была похожа на врага!
  - Ну, что же ты?! - резко ударила Мира рукой куда-то за спину Винару. Он почувствовал, как падает чьё-то тело. - Не останавливайся! - Мира отвернулась от него.
  - Винар!!! - услышал Винар своё имя сразу от двух друзей и больше не стал мешкать.
  Аслан пробивал дорогу, но рука стала затекать. До замка было приличное расстояние, когда приходилось буквально проламывать дорогу. Он весь взмок.
  - Устал, маленький? - пропела Мира. - Потерпи ещё чуток...
  Мира как-то неестественно склонила голову на бок, выпрямила руку и прошептала:
  - Туда... - Аслан глянул в сторону направления. Там были ворота, и до них оставалось всего ничего. - Подожди... - приостановила его подруга. - Сейчас...
  Аслан увидел, как Мира поднимает голову вверх, подносит руку к лицу и протягивает её вперёд, как-будто пытаясь до чего-то дотянуться. Её глаза стали шире, и казалось, потемнели до невозможности. А впереди... падал враг!
  - Быстрее... - снова прошептала Мира, не отрываясь. - Их очень много.
  - За мноооой! - заорал Аслан и стал прорубываться за Мирой. Хуже всех приходилось тем, кто шёл сзади. Анри и Вьенцо волчком на месте крутились, чтоб не дать себя попробывать на вкус. Разговаривать было некогда, даже мысли спрятались до поры до времени...
  - Смотрите! - закричали ребята, что удерживали оборону на стенах. - Это Мастера!
  - Маран! Маран! Надо открыть ворота! - прокричал Дин другу.
  - Нет!
  - Маран, они уже близко!
  - Нельзя! - кричал барон, сражаясь с каким-то вампиром, которому всё же удалось пробраться. От решения Марана сейчас зависели жизни: открой он ворота раньше времени и жертвы будут внутри, не открой вовремя, снаружи. - Пока они не подойдут вплотную, не открывать!!!
  "Аслан... Мира! Анри... Вьенцо! Винар...", - Мила пыталась разглядеть кто ещё был рядом с братом. Сердце бешенно заколотилось: её брат и друзья были в самой гуще врагов!
  - Идёмте со мной... - позвала она двух лучших стрелков. - Быстро!!! - Мила редко позволяла себе говорить в таком тоне. Сейчас она распоряжалась похлеще Миры, ребята последовали за ней.
  - На! Получай! Ещё двадцать пять метров! Давай... - шептал Анри, отбиваясь. Он уже напоминал машину смерти со своим огромным топором.
  - Мира! - схватил Винар подругу за руку. Она невольно покачнулась. Одной рукой он держал её, второй отбивался.
  - Не трогай меня! - выдернула руку Мира. - Всё нормально! Ещё немного осталось...
  А осталось и вправду всего ничего. Ворота были совсем близко, но они были закрыты! Рядом с Асланом просвистела стрела. Он посмотрел вверх и увидел знакомую лучницу. Стало легче. Стрелы летели во врага. Врага били мечом, топором, кололи ножами... Но меньше его не становилось...
  - Продвигайтесь к воротам, я назад, - ответила Мира и развернулась.
  - Куда?!! - Аслан ничего не успел сделать, Мира ушла в конец отряда. Она прошла мимо Вараса, и тот с удивлением отметил, что рядом лежат лишь трупы... Она прошла мимо раненных, которые перепуганно глядели, как бы враг не дотянулся до них. Она дошла до Вьенцо...
  - Я снова тут. Не отвлекайся... - Вьенцо и не собирался. Это могло стоить жизни. Их маленькая процессия остановилась прямо у ворот, практически уперевшись в них носом. Отряд перестроился. Раненых ближе к воротам, Аслан, Винар, Вьенцо, Анри, Нислав и Варас с оружием перед ними, а впереди Мира.
  - Почему они не открывают?! - прокричал Вьенцо.
  - Не знаю! - ответил Анри. - Но, если доберусь, головы поотрываю за задержку!
  - Вот чёрт! - прошептал Винар, глядя, как к воротам подкатывается новая волна свежих и острых клыков. Обезумевшая Нелюдь ломилась к воротам, как бык на красное. Если они и не заколят их, то просто затопчут! Разве для этого ребята пробирались через сто пятьдесят метров ада? Вперёд вышла одинокая фигурка. Время растянулось, как старая лента. Мира закрыла глаза и мягко протянула руки вперёд, как для ласковых обьятий. Винар помотал головой, чтобы снять наваждение. Ему вдруг показалось. Что к рукам Миры тянуться почти прозрачные белесые нити. Враг покачнулся всей массой и первые ряды начали падать, будто в обморок. Вперёд вырвались другие, но тоже не достигли своей цели.
  - Вот дьявол! - восхищённо пробормотал Винар. От "ласковых обьятий" Миры редели ряды врага. Только вот как-то дёргаться странно начала их подруга.
  - Скорее! - услышал он и обернулся. Позади были открыты ворота. Вьенцо и Анри помогали заносить раненых. Винар обернулся назад, в сторону Миры, всё ещё держа на изготовку меч, и увидел, как один из вампиров вырвался вперёд и оказался возле подруги. Тело дёрнулось вперёд, но так же резко остановилось. Мира вытащила нож и заколола ним врага. Жестоко... Беспощадно...
  - Быстрее! - услышал Винар Аслана. Путь был открыт. Раненых уже занесли, и теперь настал черёд ребят. - Идите! - крикнул Аслан Ниславу и Варасу, те шмыгнули в проход. За ними последовал Вьенцо...
  Мира понимала, что ей не одолеть всех. Это как от переедания любимым лакомством: кажется, вот-вот лопнешь, а кусочек так и просится в рот. Мира знала, что это конец, но оторваться больше не могла. Голова кружилась, всё затягивало, словно в водоворот, реакция обострилась до предела, руки стали болеть... Нужно было совсем немного времени... Самую малость. Ещё минутку... Только одну минутку...
  "Я продержуть!", - сказала она самой себе. И стояла. Винар и Аслан охраняли вход. Нелюдь всё-таки пробивалась через Миру, но перед ней землю устилали трупы.
  - Забираем её оттуда! - крикнул Винар.
  - Давай! Я прикрою! - крикнул Аслан. Анри застыл у ворот с топором, а друзья стали пробираться к Мире.
  - Пошли, - потянул её Винар.
  - Нет, - дико метнулась Мира. Она потеряла контакт. Вампиры почти отступали, а теперь снова приближались к ним.
  - Быстрее! - с силой потянул её Винар за собой. Мира упиралась, но шла. Аслан отбивался, прикрывая друзей. Волна нечисти буквально накрыла них. Мира подняла глаза к небу: мелькали первые лучи рассвета. Она вытянула руку куда-то вверх, как-будто собиралась помахать ней и Винар буквально впинул её внутрь ворот. Лишь Аслан заскочил внутрь, как дверь с шумом закрылась. Они были в безопасности...
  *****************************
  - Что она выпила? - резко и зло спрашивал Винар у ребят. Те совершенно дико смотрели на него и Миру. Девушке было плохо...
  Миру выворачивало наизнанку. Она была готова лезть на стены и выть волком. Внутри всё жгло огнём. Казалось, она проглотила каленое железо, а каждый сустав плавится от жара. Мира часто дышала. Она была мокрой и испуганной. Уцепившись в одежду Винара она судорожно продолжала дышать. Её лицо исказила гримасса.
  - Мира, что ты пила?.. - спрашивал её друг. Мира только открыла рот, чтоб ему ответить, но не смогла... Её горло вдруг оказалось зажато! Как-будто что-то попало в дыхательные пути... Мира широко открыла глаза и попыталася втянуть воздух. Не выходило! Винар испуганно постучал подруге по спине, ребята побледнели. Мира замахала руками, чтобы друг перестал стучать. Это редко помогает. Она подняла голову вверх, дико со свистом и мычанием втягивая воздух. Из глаз текли слёзы... Она задыхалась и не могла об этом сказать! - Я могу тебе помочь? - как можно сдержанней спросил друг. Мира отрицательно покачала головой, повторяя вдох. Становилось легче.
  - Из...ни, что... кх-кх... испу...ла... Кх-кх! - Мире показалось, что она скоро выплюнет лёгкие. Но кашель прошёл. Солнце было в зените, а Миру трусило, будто она сидела среди льда. Винар нежно укутал её в одеяло. Глаза просто слипались. Мира скопом повалилась на кровать и уснула.
  - Пойдёмте. Пусть поспит... - Винар выпроводил любопытных ребят из комнаты и направился к друзьям.
  Всё, как всегда. Любимый полированный стол, графины с вином и особым напитком, фрукты и... куча головной боли. Ребята делились впечатлениями от сегоднешнего дня. Нападающие удалились с первыми лучами солнца. Хоть одна хорошая новость: они не переносили света.
  - Я думаю, они знали, что вас не будет в замке, - решился на свою версию Дин. - Но зачем они выманили Миру?..
  - Да. Это вопросик, - согласился вслух Анри. - Мы столкнулись с ожившими духами предков, а попросту с неупокоенными душами, а потом ещё и с какими-то дикими варварами.
  - Они были здесь, - сказал Маран. - Совершенно чумные! А, как дерутся! Хорошо, что их было немного, потому что иначе вампирам бы ничего не досталось...
  - Да, ещё десятка три подмяли мы, - улыбнулся Аслан. - Что у вас ещё произошло? Расскажите по-порядку...
  - Ну, мы с Мараном обсуждали информацию про Светоносных... - начал Дин. - К нам зашла Мира и спросила про Милу...
  - Наоборот, - поправил его Маран.
  - Ну да... Мила про Миру. Мы хотели позвать её, но дежурный доложил, что она, Вьенцо и ещё трое ребят уехали в посёлок с какой-то странной старушкой...
  Мила слушала и холодела. Это был заговор. Неужели это всё из-за неё? "А Сэм? Как же так? Он ведь обещал?..".
  "Мне нравится тебя удивлять...", - как наяву всплыли его слова. Он просто воспользовался ней!
  - А, где сейчас твой брат? - резко прервала разговор Мила. Вьенцо с непониманием уставился на девушку.
  - Какой? У меня нет брата...
  "Сэмюэль...".
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"