Булгари Шайда: другие произведения.

30 глава. Взрослые люди.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ГЛАВА ОБНОВЛЕНА! 31 МАРТА 2011 Потерянные и найденные. Почти комедия положений. Обновление начинается со слов: "Тайранец, подобранный Джаредом на месте пропажи Агнии, и назвавшийся её братом..."

  
  
  
  Глава 30
  
  
  Потерянные и найденные.
  
  
  Империя Алискан
  
  Эйнар неприязненно смотрел на гармца, в котором он по голосу распознал знакомого Агнессы. Они были знакомы всего лишь несколько минут, но некромаг уже успел его основательно достать. Напыщенный, высокомерный придурок. Сначала гармец принял Эйнара за одного из тех, кто похитил Агнессу, и чуть не убил его. Некромагу, видите ли, гораздо удобнее допрашивать трупы, чем живых людей. Эйнару пришлось срочно доказывать, что Агнесса предпочла видеть его живым, и желательно здоровым. Он даже рассказал этому чужаку, что он приходится Агнессе братом. Это остановило гармца от поспешных действий, хотя и не избавило от подозрений.
  - Брат, говоришь? Ну, то что ты арэнаи, я вижу.... И откуда ты взялся, брат? Агнесса Эйнхери уезжала из столицы одна.
  - Я присоединился к ней позже.
  - На посадочной станции? - решил подловить его некромаг. За тайранкой вплоть до городских стен следили люди Астарта, а значит, слова тайранца будет легко проверить.
  - На дороге. Я не рискнул появляться в людных местах.
  - Боишься привлечь к себе внимание? И почему же?
  - А ты как думаешь? - огрызнулся арэнаи.
  - Вряд ли дело в одной внешности, пусть и специфической. Но я не слышал о том, что в Алискане есть другие боевые магии кроме Агнии. А значит, ты скрывал своё присутствие от алисканских властей.... или от нас. И почему же, Эйнар Эйнхери?
  - Я не скрывался и не прятался, - раздраженно произнес тайранец. - Меня держали в плену. Или ты думаешь, я сам сотворил с собой такое?
  Он с горечью обвёл рукой своё тело, покореженное трансформацией. Сейчас они сидели в почтовой карете, не отводя глаз друг от друга. У каждого были все причины подозревать другого в самом худшем, вот только Эйнар был не в том состоянии, чтобы дать достойный отпор гармцу. Более того, если бы не своевременная помощь и лечение, то он скорее всего сейчас бы медленно подыхал.
  - И кто был тот, кто держал тебя в плену?
  - Я не знаю его имени, - отвёл глаза Эйнар.
  - Знаешь, но не хочешь говорить. Ну что же, вернёмся к этому позже. Скажи мне лучше, что здесь случилось?
  - Этого я тоже не знаю. Я потерял сознание почти сразу же, как мы отъехали от Алискана, и пришел в сознание когда всё уже закончилось. С этим странным порезом на шее, - он задумчиво коснулся подсохшей царапины на шее, с подозрением глядя на некромага. - Это ведь не ты сделал?
  - Не я. Что же... посиди здесь, а я попробую расспросить возницу. Может, он что видел перед смертью. Не пробуй удрать - не удастся.
  Запрятав поглубже свое раздражение и злость, Эйнар стал послушно ждать в карете, когда же гармец вернётся. Через полчаса ему это надоело, и болезненно морщась, он вылез на холодный воздух. Хаккен медитировал над трупом несчастного возницы, и кажется, совсем не обращал внимание на окружающий мир. Проковыляв мимо него, Эйнар направился к огромному котловану, зиявшему вместо дороги. Дело рук сестрицы, но вот только от кого она столь старательно защищалась?
  - Эй, я же просил посидеть тебя в карете! - раздался недовольный голос гармца.
  - Удалось что нибудь узнать? - проигнорировал возмущение некромага Эйнар.
  - Удалось. Перед смертью возница увидел вспышку посередине дороги, и стоящую в синем свете мужскую фигуру, - и это, к счастью или к несчастью, опровергало теорию Хаккена о вмешательстве шаноэ. - Магический след я распознать не могу, никогда с таким ее сталкивался. Может тебе эта магия знакома?
  Эйнар покачал головой.
  - Если бы у меня были мои способности, может быть я и мог помочь, но сейчас я совершенно беспомощен.
  Впрочем, у него были свои подозрения. Асет Орани. Агнесса была уверена, что тот мёртв, но за много месяцев, что провёл с сигилом Эйнар, он понял, что Орани из тех сволочей, что всегда выживают всем на зло. Эйнар кинул задумчивый взгляд на некромага. В других обстоятельствах он бы ни за что не стал бы доверять гармскому некромагу, но сейчас, когда он был слаб и болен.... Если он хочет выжить, он должен доверится Джареду Хаккену. И надеяться, что тот питает к Агнессе достаточно тёплые чувства, чтобы не пригрохнуть её дражайшего родственника.
  
  
   Салдор, Агнесса Эйнхери.
  
  Голова раскалывается, саднит пересохшее горло, а тело, кажется, готово в любой момент развалиться на маленькие кусочки. Воспоминания спутаны и обрывочны, но лучше бы их и вовсе не было. Похоже на алкогольное отравление, но это не оно. Яд, отравляющий мне жизнь, называется Асет Орани. Маг, готовый на всё, чтобы достичь своей цели и создать идеального перевертыша-метаморфа. И к несчастью, добиться этого он готов ценой моей жизни и здоровья.
   Пришла в себя я ближе к ночи - закат уже окрасил стены моей комнаты в розоватые тона. Несколько минут лежала, бессмысленным взглядом смотря в потолок. В голове пусто, а где-то в районе груди застрял комок из отвращения, беспомощности и страха. Плохо, очень плохо. В самом страхе нет ничего ужасного - это лишь сигнал, что организму угрожает опасность и что надо действовать, бежать или сражаться. Но сейчас я сама была не вольна над собой, и страх больше мешал, чем помогал. Я боялась... нет, не Асета Орани. Я боялась что не смогу выдержать всех испытаний, что сломаюсь, покорюсь, стану послушной глиной в чужих руках. Боялась боли, боялась того, что не смогу остаться прежней и изменюсь. Мне не нужна звериная форма, не нужна возможность превращаться в более сильное и ловкое существо, чем я есть. Потому что если даже боевая трансформация столь сильно изменяла мое сознание и восприятие, что со мной будет, если я превращусь, к примеру, в волчицу? Потеряю ли я себя, свою человечность? Я не хотела этого знать.
  Нужно заставить себя встать. Умыться. Открыть окно и глотнуть ночного свежего воздуха. Растереть сведенные судорогой мышцы, ослабить напряжение в плечах, немного разомнутся. Вспомнить медитационные практики и очистить разум и сознание.
  Зачем Орани выводит меня из себя, заставляет сорваться? А то, что он делал именно это, я не сомневалась. Уж скальпелем по телу он явно не из научного интереса водил - вряд ли я сильно отличаюсь от большинства людей, по крайней мере боль я испытываю точно так же. Из садистского удовольствия? Я плохо его знаю, но он не показался мне человеком, получающим удовольствие от причинения другому боли, хотя и лишних угрызений совести от этого он тоже не испытывает. Ломает ли он таким образом мою волю, или хочет узнать границы моей выносливости? И к каким выводам Орани пришел вчера? Он довел меня до полного физического и эмоционального истощения, добился моей ненависти.... и что? Что дальше?
  Я начала возбужденно мерить комнату шагами, но поняла, что так начинаю еще больше волноваться. Присела за стол, задумчиво кинула взгляд на свои руки и замерла. Антимагические браслеты. До сегодняшнего дня я совсем не думала об их свойствах, хотя они были более чем удивительны. Серебро ангхи давно использовалось для изготовления антимагических браслетов, цепей, ошейников, сдерживающих магической силы чародеев, вот только ни одно из таких приспособлений не могло контролировать способность к трансформации. Более того, считалось, что ничто, кроме ритуала Зартикарти не может ограничить силы боевого мага. А Орани как-то сподобился. Я провела пальцами по поверхности одного из браслетов. На вид совершенно обычные, из тех, что выдаются стражникам, часто имеющим дело с магами. Но в чём-то всё же другие. Повертела на руке - браслет сидел хоть и туго, но при определенном усилии поддавался нажиму, и я наконец почувствовала: на внутренней стороне браслета, прилегавшей к коже, были выгравированы какие-то символы. Возможно, они были такие же, что я наносила на кожу Эйнара, возможно, они принадлежали специфической магии хаоса - хотя как Орани умудрился поместить на предмет, поглощающий волшебство, магические знаки, я не могла даже представить. Но это было не так уж важно. Имело значение лишь то, что как и любые магические знаки, имеющие физическое воплощение, они теряли силу, будучи поврежденными или стертыми. Уничтожить я их не могла - слишком уж плотно обхватывали браслеты запястья. Но вот повредить... если начертать иные, противоположные по смыслу символы на внешней стороне браслетов, то это нейтрализует их силу, хотя и не вернёт мне магию. Вот только серебро ангхи было слишком неподатливо к внешнему воздействию.
  Думай, думай, Эйнхери... Сила браслетов влияет на меня, значит ли, что я сама могу влиять на браслеты, хоть в какой-то мере? Что, если я нанесу необходимые символы себе на кожу, как сделала это с Эйнаром? Пусть у меня самой нет магии, но та сила, что уже есть в браслетах, может невольно активизировать мои символы. Возможно, это хотя бы немного сможет ослабить сдерживающие меня браслеты, дав мне доступ к боевой трансформации.
  Моя идея не тянула даже на план, и казалась ужасно хрупкой даже сейчас, но это единственное, что пришло мне в голову. Орани называет себя магом хаоса, и всегда надеется на случай и удачу, но я Повелительница Перекрёстков, и возможно, удача в этот раз будет на моей стороне.
  
  Салдор, Асет Орани.
  
  Милая девочка. Умная, любопытная, и при этом весьма осторожная. Для своего возраста, конечно же.
  Гибкий, пластичный ум, развитая ментальная сфера, пока еще достаточно подвижные магические структуры тела - идеальная заготовка для его идеального творения. Подкачала только физическая выносливость - слишком хрупкое и неподготовленное у этой Эйнхери тело для боевого мага. Да и ресурсы весьма истощены, на теле следы травм и ранений, как будто она последние месяцы не фрейлиной при дворе была, а участвовала в боевых сражениях. Хотя если вспомнить то, с какой скоростью она влипала в неприятности, ничего удивительного.
  Лучше немного подождать с самой трансформацией. Негоже портить такой хороший материал своей торопливостью. А пока его ждали не менее сложная, а значит интересная проблема - добиться полного и безоговорочного подчинения и преданности от упрямой арэнаи. Он упустил этот момент с Эйнаром, и в итоге потерял его, но с Агнессой он этой ошибки не сделает.
  Орани задумчиво повертел в руках склянку с кровью. Хм, конечно, привязать к себе этого котёнка с помощью магии крови можно, вот только связь эта будет опасна для обеих сторон, да и не слишком надёжна. Вырваться из неё легко, пусть и ценой жизни и рассудка, а он был не уверен, что девчонка на это не пойдет - все же эти арэнаи были излишне вольнолюбивы. Нет, ему нужна была более прочная и надежная привязка, которую не могли дать ни магия крови, ни ментальная магия, ни даже его артефакты. Впрочем, он знал отличных мастеров подчинения, точнее, мастериц. Предвкушающая улыбка скользнула по его губам.
  Орани легко вскочил с пола, на котором придавался своим размышлениям, отряхнул тёмные одежды, чуть пригладил встрёпанные волосы. Для этой леди ему хотелось выглядеть как можно лучше. Это желание удивляло, но так ведь и леди была удивительной во всех смыслах этого слова.
  - Тари! - окликнул он слугу, - не беспокой меня в ближайшие часы, чтобы не случилось. Хотя.... если этой девчонке вздумается убиться, позови меня. Но только в этом случае. И покорми её.
  Слуга кивнул. Как всегда безмолвен. Салдорский мальчишка был найден Орани около пяти лет назад в пустыне, подыхающем от жажды и жары. Не в правилах Орани было вмешиваться в дела, его не интересующие и напрямую не касающиеся, но что-то было такое в этом мальце, заставившее сигила сначала спасти его, а потом и вовсе дать ему кров и работу. В конце концов, он был неплох для слуги - послушен, предан, молчалив. Хотя природу последнего Орани понять не мог - физически салдорец был совершенно здоров, но при этом ни один из приёмов мага, подчас жестоких и запрещенных, не мог заставить парня разговориться. Имя ему он дал сам. Тари - на Древней Речи это означало ворона, птицу столь же мрачную и замкнутую, каким был сам салдорец.
  Легким шагом Орани спустился в подвал, стряхнул с зеркала в вычурной раме пыль, глядя в отражение примерил на себя улыбку, а затем нахмурился, уже по-настоящему. Ему не нравилось то, как он выглядел сейчас - на сорок человеческих лет, может чуть старше. Но может это заставит отнестись леди к нему по-другому, чуть серьезнее?
  Настройка магического зеркала произошла быстро и легко, впрочем, как и всегда, а вот собеседницу пришлось подождать, видимо, она была занята. Связь, которой Орани пользовался, была совершенно свободна от возможных подслушиваний со стороны тех же гармских некромагов. Всё же шаноэ разбирались в техномагии, хотя и в некоторых других аспектах, чем сами гармцы.
  Наконец подёрнутая дымкой гладь зеркала прояснилась, и Асет встретился взглядом с желтыми глазами шаноэ.
  Ей было на вид столько же, сколько и Агнессе, хотя уверенные, надменные манеры, то, как она держала голову говорили сигилу о том, что она старше Эйнхери, ненамного, по крайней мере по меркам Орани, но всё же эта разница чувствовалась. Высокая, очень худая и тонкая шаноэ не казалась нескладной или неуклюжей, её женственность и грациозность не могли ни скрыть мешковатые штаны, ни закрытая, плотная рубашка. Лицо с резкими, но правильными чертами, высокий лоб, узкие губы, чуть удлиненные к вискам глаза с желтой радужкой выдавали в ней значительную толику крови гармцев. Только кожа не по-гармски смуглая, но не как у салдорцев, а скорее как у народа вольных степей. Сильная, уверенная в себе женщина, и очень опасная, впрочем, как и все шаноэ, владеющие Даром.
  - Леди, - Асет чуть склонил голову, не пряча восхищенного блеска глаз, - вы нисколько не изменились, и всё столь же прекрасны.
  - Не следует называть меня так, Асет, - осадила мага шаноэ. - Я же просила не делать этого.
  - В первую нашу встречу вы сказали, что не хотите мне врать, называя ненастоящее имя, а собственное принадлежит лишь вам и вашим сёстрам. И предложили самому выбрать, как к вам обращаться, что я и сделал... леди.
  Шаноэ поморщилась, но промолчала.
  - Вы изменились, айрин Орани. Решили примерить другой образ? - наконец насмешливо спросила она. - Придать себе солидности?
  - Пусть о солидности думают столетние маги, одержимые тем, воспринимают ли их другие всерьез - хмыкнул сигил. - Я же предпочитаю быть всегда....
  - Мальчишкой? И это в ваши-то годы?
  - Доживите до них, леди, и сами увидите, - расхохотался сигил, - насколько это выгодно... и приятно. Я достаточно долго был стариком, и теперь хочу наслаждаться всеми прелестями молодости.
  Шаноэ кинула на сигила равнодушный взгляд. Казалось, что она откровенно скучает
  - Ты что-то хотел от меня?
  - Так сразу к делу? - притворно огорчился Асет. - А спросить меня о моей жизни, о здоровье? Вам даже не интересно, где я пропадал последние годы. А ведь мы не виделись более десяти лет.
  - Как всегда наверное разрушал очередное государство, - без особого интереса произнесла шаноэ. Казалось, она была чем-то озабоченна, но всё же продолжала разговор: - Что-то давно я не слышала о массовых восстаниях и революциях. Что за несчастная страна на этот раз стала твоей жертвой?
  - Ах, Алискан давно бы превратился в кучку разрозненных государств, погрязших в междоусобице, но мне самым коварным способом помешал один пренеприятнейший тип.... - печально вздохнул сигил, но тут же повеселел: - Но я почти не расстраиваюсь. Всё равно гармские некромаги не давали мне нормально работать, вечно крутясь по ногами.
  - Ты сейчас живешь в Алискане?
  Теперь наконец сигилу удалось полностью завладеть вниманием его леди. И он не мог не воспользоваться этим внезапным интересом.
  - Жил, - почти промурлыкал Асет. - Очень милая империя, перспективная. Как же не повезло, что первыми над ней контроль взяли гармцы, а не Шаноэ.... Вы теперь туда ни ногой? Некромаги очень хорошо умеют охранять свои территории.
  Леди напряженно молчала, размышляя сколь много она может рассказать магу хаоса. Сигил мог быть очень полезным, если утруждал себя необходимостью с кем-либо считаться. И он уже сотрудничал с Шаноэ, оказывая им значительные услуги.
  - Эта империя закрыта для нас, - наконец признала она. - Недавно мы потеряли там одну из наших сестёр.
  - Вы имеете некоторый интерес в Алискане, - не спросил, а подтвердил свои мысли маг. - Я бы мог помочь вам.... Для алисканцев я сейчас мёртв, но вы же знаете мою способность достигать своих целей несмотря ни на что. С моей октограммой попасть в Алискан будет проще простого. Я помогу решить вам вашу проблему, если вы поможете решить мою...
  - Что ты хочешь?
  - То же, что шаноэ сделали в своё время для гармцев. Подчинение воли.
  - Это невозможно. Ты не знаешь, чего просишь, сигил....
  - Я не прошу вас раскрыть свой секрет, - возразил Асет. - всё равно я не владею магией шаноэ.
  - То, что ты просишь, нарушает все законы мироздания.
  - Для шаноэ это никогда не было проблема, - напомнил Орани шаноэ. - Я хочу, чтобы она...
  - О, так дело в девушке, - саркастически оборвала мага шаноэ. - Не можешь добиться взаимности на любовном фронте и решил просить помощи у меня? Так почему бы тебе просто не использовать приворот, или магию крови, в конце концов?
  - Это не то, что ты подумала! - с преувеличенным отчаянием воскликнул сигил, артистично хватаясь за сердце. - Никто не может заменить мне тебя....
  - Или ты говоришь серьезно, или я ухожу, - женщина сделала шаг назад, и маг постарался придать себе серьезное выражение лица. Ну что поделаешь, если с этой строгой, замкнутой леди ему всегда хотелось дурачится и шутить?
  - Нет, это не лихорадка любви, - со вздохом признался он. - Это просто очередной мой эксперимент. Я хочу воссоздать одну из самых прекрасных легенд древности. И я близок к этому, как никто другой...
  - Но зачем тебе подчинение?
  - Девочка и без моего вмешательства обладает хорошим потенциалом, а с моей помощью она станет еще совершенней.... и опасней. Мне не хочется в один прекрасный момент собственноручно уничтожать свое творение лишь потому, что я не смог с ней справится. А добровольно служить она мне к сожалению не будет. Не тот характер.
  - Если я сделаю то же самое, что сделали шаноэ с гармскими простолюдинами, то пользы от твоей игрушки будет мало. Те гармцы... стали бездушными тварями, ходящими вещами. Живут недолго, не могут нормально позаботиться о себе, понимают лишь простые команды, - предупредила шаноэ.
  - Нет, это не то, - скривил губы маг.- Послушание, полное доверие, подчинение, да. Но бездушная кукла мне не нужна. Это возможно?
  Женщина колебалась. Но помощь сигила действительно была ей нужна.
  - Да, - наконец сказала шаноэ. - И я помогу тебе. Но скажи, чего ты хочешь добиться, какую легенду воссоздать? Надеюсь, не этих ужасных морой-кровопийц Хеля Пустынника? Помнится, они достаточно скоро вышли из под контроля того некромага, устроив Ойкумене несколько ужасных кровавых десятилетий.
  - Нет, моя легенда гораздо более древняя, - таинственно улыбнулся маг. - И прекрасная.... Тебе понравится. Но я расскажу о ней чуть позже. А сейчас скажи, когда ты будешь готова приступить?
  - Для приготовлений понадобится какое-то время, нужны некоторые редкие ингредиенты, которые не так легко достать.
  - Я думал, у Шаноэ есть всё, - поддел желтоглазую леди маг.
  - Так и есть, но я не хочу, чтобы от нашей сделке знали другие сёстры. Поэтому мне придётся действовать.... немного в обход.
  - Почему же? Разве мы делаем что-то запрещенное? - удивился маг.
  - Нет, что ты.... - как то замялась шаноэ. - Просто моя просьба к тебе будет иметь.... частный характер. Об этом не должны знать другие сёстры.
  - У тебя есть тайны от своих? Интересно, - по-кошачьи сощурил глаза Асет. - Хорошо, мы сделаем всё так, как ты хочешь.... Так что вам нужно, леди? Сердце императора в собственном соку, драгоценный камень из диадемы княжны, а может плененный дух Алискана?
  - Нет, то что мне нужно, достать гораздо проще.... и сложнее. Но я не хочу обсуждать это так, зеркала могут прослушивать. Обсудим все нюансы в более приватной обстановке. Почему бы тебе не присоединится ко мне, к примеру, завтра?
  - Не боишься, что меня обнаружат?
  - Я занимаю достаточно высокое положение, чтобы иметь отдельные покои, хорошо защищенные от посторонних взглядов и ушей, - высокомерно произнесла леди.
  - Хорошо, моя леди, завтра я буду у вас...
  - Не называй меня так!
  - Как вам угодно... леди.
  
  Алискан, Джаред Хаккен.
  
  Тайранец, подобранный Джаредом на месте пропажи Агнии, и назвавшийся её братом, вызывал у некромага двойственное чувство. Интуиция и чутьё, которое позволило Хаккену столь высоко подняться по карьерной лестнице, став доверенным лицом второго Консула, говорило ему, что тайранец не врёт, и он действительно не причастен к пропаже девушки. С другой стороны сложно поверить арэнаи, больше похожему на чудовище из детских страшилок о лесных людях, чем на нормального человека. Да и темнил этот маг, скрывая, как он проник на территорию Алискана и для чего. А еще он ему просто не нравился - наглый какой-то, хамоватый, и слишком уверенный в себе, несмотря на своё шаткое положение.
  - Ну что же, - наконец решил что-то для себя гармец, - до Тайрани ты в таком состоянии всё равно не доберёшься, так что придётся тебе стать моим гостем. Возражений не принимаю.
  - Но моя сестра... Я должен что-то сделать.
  - В таком состоянии? Ты же сейчас как сломанный механизм, ни на что не годный. - скривил презрительную гримасу гармец. Хоть он и уважал упорство боевых магов, но подобная бравада и неумение реально оценивать ситуацию его даже не раздражала, а просто бесила.
   Впрочем, тайранец тоже был не в восторге от некромага, а еще более от грядущей перспективы стать его 'гостем'. Эйнар вполне резонно предполагал, что для гармца разница между словами 'гость' и 'пленник' весьма невелика. Впрочем, в чём-то некромаг был прав. Эйнар чувствовал себя совершенно больным - температура, сбитая с помощью странной магии Хаккена, снова поднималась, и арэнаи опасался, что скоро он опять свалиться с ног.
  - Хорошо, - кивнул он. - Я думаю, ты прав. Но мы не можем оставит здесь всё как есть, в конце концов следует хотя бы похоронить возницу.
  - Не беспокойся, - махнул рукой некромаг, - этот тракт достаточно люден, чтобы тело обнаружили. А вот нам следует убраться отсюда, если мы не хотим привлечь внимание стражников и магов. Вполне возможно, что маги уже спешат сюда - слишком уж сильный был выброс энергии, вполне мог дойти и до города.
  С трудом усевшись в седло позади мага, Эйнар надвинул капюшон на лицо, и приготовился к недолгому, но утомительному для него путешествию. Где-то на полпути они свернули с дороги и затаились в кустах - по тракту проехал небольшой отряд магов сопровождении солдат.
  - Легки как на помине, - недовольно пробормотал Джаред. Он оглянулся на тайранца, который должен был держать поводья лошадей: - ты.... проклятье, опять сознание потерял.
  Наспех приведя в сознание пышущего жаром арэнаи, и с трудом усадив его в седло (в этот раз впереди себя, чтобы поддержать его в случае очередного обморока), он постарался как можно быстрее добраться до столицы.
  Везти больного мага во дворец, под пристальное око имперских гайдуков и Рэймиса Зарра, отвечающего за магическую безопасность всего замка, Джар не рискнул, решив разместить боевого мага в городском доме гармцев, в котором они совсем не жили, и который находился сейчас в запустение. По входной лестнице арэнаи пришлось нести практически на плечах. Сгрузив его на кровать в гостиной комнате, Хаккен задумался о дальнейшем плане действия. В идеале, ему бы хотелось не теряя драгоценного времени допросить этого Эйнара прямо сейчас, но из-за состояния тайранца это было невозможно. Будет очень неприятно, если лохматый уродец скончается, так и не ответив на вопросы, а значит, следовало привести мага в более или менее сносное состояние. Придётся возвращаться в замок, и поискать в личных запасах что-нибудь, что может поставить на ноги Эйнара, или, в худшем варианте, обратиться за помощью к одному из городских лекарей.
  Удача сопутствовала некромагу. Вернувшись во дворец, почти сразу он наткнулся на Гиваргиса, целителя может не самого лучшего, но хорошо знакомого Хаккену, и что самое главное, боявшегося гармца, что обеспечивало тому преимущество. К тому же он вроде не слишком в чести как среди придворной знати так и магов столицы, так что трепать языком у него нет никакого резона. Если только ляпнет что-то своему дружку Салману, но тот слишком туп, чтобы о чём-то догадаться. Аккуратненько выловив чем-то подавленного мага, Джар отвёл его в сторону.
  - Какой-то вы печальны сегодня, айрин. Что-то случилось? - участливо спросил некромаг. Если бы Гиваргис был менее расстроен, он может быть удивился, почему обычно столь сдержанный и холодный маг его не только заметил его, но и проявил к нему внимание. Но ему настолько хотелось выговориться, что он не стал разбираться.
  - Да, - страдания в голосе целителя хватило бы на десять сирот, - это совершенно ужасно! Я на несколько дней уехал из города, а когда приехал... ах, ну что же я за неудачник!!! Мой дом взломали, представляете?
  - Унесли что-то ценное? - сочувственно поинтересовался Хаккен.
  - Странно, но нет. Это были не воры, а вандалы!!! Сколько беспорядка, грязи.... да и еще что-то .... плохое чувствуется, - Гиваргис поёжился. - Неуютно как-то.... как будто я не в своём доме, а в морге, к примеру.
  Ещё бы, подумал Джар, в этом доме побывала сама Госпожа Смерть, а это всегда сказывается на окружающем не в лучшую сторону - животные в таких местах жить не будут, а детей и людей чувствительных, таких как целитель, еще долго будут мучить кошмары, вздумай они там ночевать. Хотя для некромага в её посещении были только плюсы - он избавился от опасного и непредсказуемого противника, а заодно почистил магические следы от поединка с Агнией и Пустынником.
  - Бывает, - некромаг дружески похлопал целителя по плечу, и всё же заслужил удивлённый взгляд.
  - А еще я потерял рабочее место, но это только хорошо. Отдохну еще немножко, ремонтом займусь.... Хотя нельзя так говорить, всё же люди пострадали! И что за подлец, интересно, осмелился взорвать Совет магов!? - ободренный таким интересом со стороны обычно неприступного гармца, Гиваргис не смог удержаться, и не обсудить еще одну задевшую его за живое тему.
  - Ага, - не слушая его, согласился некромаг. - Послушай, ты мне не поможешь? Я заплачу. Только это должно остаться между нами.
  - Ну.... помогу конечно. А что случилось?
  Уломать мага оказалось проще простого. Он без всяких пререканий и сомнений отправился за некромагом, движимый любопытством. Вот только Джар недооценил степень его любопытство - увидев весьма странного человека-волка, чье тело было покрыто искусно вырезанными шрамами и татуировками, Гиваргис не мог удержаться о вопросов.
  - Это по моей неосторожности, - измученно улыбался некромаг, давя в себе желание задушить целителя и заткнуть его навсегда. - Мы с ним тренировались, и он попал под заклятие. Плохо изученное заклятие, которое очень странно проявилось. Так что я просто не знал, как ему помочь.
  - А он точно добровольно на это пошел? - с подозрением спрашивал целитель, забыв о своём обычном страхе перед некромагами. Забота о пациенте у магов жизни всегда была на первом месте.
  - Точно. Очнётся, сам спросишь. Да и не нужно тебе приводить его в человеческий вид. Просто подлечи его, чтобы он был способен говорить и осознанно думать, а дальше мы сами.
  Вылечить боевого мага оказалось не так просто. Лишь ближе к вечеру целитель закончил свою работу.
  - Так, до завтрашнего утра он не очнётся, будет восстанавливать силы.... Не знаю уж, что вы с ним сделали, но весь энергетический баланс его тела оказался нарушен. Честно говорю, с таким долго не живут, тем более без магии.... Это он тоже сам себя лишил магии, а? - сердито спросил целитель.
  - Не сам, но я тут тоже не при чём, - признался Хаккен.
  - Ну хорошо, поверю. Завтра зайду, еще лекарств принесу этому арэнаи.
  - Как ты узнал? - удивился Джар. Хотя он и сделал вид, что поверил Эйнару, но убедиться в этом, пока тот был лишен сил, не мог.
  - Я же маг жизни, - самодовольно хмыкнул Гиваргис, - мы такие вещи легко можем проверить. От Агнессы было такое же ощущение....
  - Какое? - живо поинтересовался некромаг.
  - Сложно объяснить.... Как будто находишься рядом с хищником. Хотя айри Эйнхери всегда была со мной добра, но рядом с ней я всегда чувствовал себя иногда подчас неуютно. А этот арэнаи и вовсе без сознания, но всё же как-то умудряется казаться опасным.
  - А как ты чувствуешь некромагов?
  - Как живую пустоту, - поёжился маг, а затем, как-будто бы очнувшись, испуганно отшатнулся от некромага.
  - Вот как, забавно, - попытался скорчить как можно более безобидную рожу Джаред. А сам подметил про себя, что с магами жизни нужно быть осторожнее. Хотя Хель Пустынник смог обмануть целителей и эмпатов, а значит скрыть свою сущность всё же возможно.
  Эйнар действительно очнулся на следующее утро совершенно здоровым, не считая своего уродливого облика. И тут же был с пристрастием допрошен некромагом. В этот раз Джар не собирался гнушаться ничем, даже пытками, и Эйнар, почувствовав это, перестал играть в молчанку. Он попытался мягко обойти причину своего появления в Алискане, назвав себя наёмником, и сразу же приступил к рассказу о своём похищении сигилом.
  - Так вот почему Агнесса вмешалась во всю эту авантюру с убийством сигила. Теперь всё становиться понятным.... Не считая того, зачем же к этому подключился Хель Пустынник.
  - Кто?! - выпучил глаза арэнаи, услышав знаменитое имя. - Он то тут причём?
  - А разве не он проник в МИЦа и вызволил тебя? - удивился Джаред.
  - Это сделал Анхельм, некрома.... а-а-а, вот он что, - догадался наконец Эйнар и потрясённо замолчал, пытаясь связать мага, послушно терпящего его ругательства с образом зловещего древнего колдуна. - И зачем, интересно, Агнесса с ним связалась?
  - Меня интересует другое, зачем он связался с ней? - проворчал некромаг.
  - И где он сейчас? - спросил Эйнар.
  - А ты не знаешь?
  - Да как-то не до того было.
  - В гостях у Смерти, - туманно высказался некромаг, позволив арэнаи делать свои выводы, скорее всего, совершенно неправильные.
  История Эйнара показалась некромагу странной, но она хорошо ложилась на то, что уже знал Джаред. Он вспомнил, что сигил когда-то уже пытался зачаровать тайранку, и лишь счастливая случайность в лице некромага позволила ей уберечься от участи Эйнара.
  - Тело сигила так и не нашли, - тихо произнёс он вслух.
  - У этого гада хватило бы таланта выжить, - согласился с ним тайранец.
  Версия с вмешательством сигила казалось наиболее вероятной.
  - Я должен что-то сделать, - потерянно произнёс Эйнар. - Найти её, пока не поздно.
  - Ты должен вернуться домой и привести себя в порядок, если уж веришь, что ваши маги тебя вылечить, - цинично ответил некромаг. - В таком виде ты мало на что способен.
  - Ты можешь помочь мне, - арэнаи не сводил лихорадочного взгляда с Джареда.
  - Не могу, - поморщился некромаг. - Я на службе Гарма, и не могу заниматься поисками пропавшей тайранки по всей Ойкумене. Максимум что я могу сделать для неё.... и для тебя, это помочь тебе добраться до Истика, и там уже просить помощи. Я закажу дилижанс, у тебя не будет проблем с местной властью.
  - Нет! В смысле да, мне надо уехать, и мне надо сообщить о случившемся. Но ждать несколько дней я не могу. Я должен связаться с кем-то из Семьи сейчас же.
  - Так связывайся, - прохладно сказал Джаред.
  - Я беспомощен без магии, да и в таком виде.... Айрин Хаккен, прошу вас.
  Джареду претило помогать этому уродцу-арэнаи, безумно его раздражавшему, но он хотел сделать хоть что-то для Агнии. Да и Консул сам сказал, что он должен беречь тайранку, а уж её семья сможет о ней позаботиться. О преданности боевых магов своей Семье ходили легенды.
  Их прервало появление целителя. Кое-как выпроводив любопытного и настырного Гиваргиса, и заверив его, что всё в порядке ( Эйнар чуть ли не обнимал Джареда, пытаясь показать, что он не жертва некромага, а его 'друг'), маги наконец попытались связаться с Ханно Эйнхери, отцом Эйнара и Агнессы. Это оказалось не так просто. Из-за своей внешности и напряженных отношениях с членами Семьи, Эйнар не мог сам общаться с тайранцами, и все переговоры Хаккену пришлось взять на себя, что было не так просто - к некромагу относились более чем настороженно. В конце концов его связали с Рориком Эйнхери, Главой Семьи, что было не очень желательно для Эйнара, не желавшего говорить с дедом. Он мельком видел его в Истике, и они даже был представлены друг другк. Но самому Хаккену было любопытно еще раз, уже поближе взглянуть на легендарного боевого мага, гениального военного стратега, выигравшего за свою жизнь не одну войну. Глаза его выцвели, волосы были седы, а лицо покрыто морщинами, но он всё же производил впечатление. Властный, надменный, этот невысокий, почти хрупкий старик был как хищная птица, зорко высматривающую цель. А еще он был похож на Агнессу, а точнее, она на него - он узнал её в этой привычке чуть щурить глаза и склонять голову к плечу, когда она видела что-то интересное для себя. Сейчас он сидел в кресле, и держал на коленях огромного кота, слегка почёсывая того за ушко, на что кот, впрочем, совершенно не реагировал.
  - Прошу прощения за беспокойство, айрин Эйнхери, - некромаг вежливо склонил голову перед дедом Агнессы.
  - Ничего страшного. Вы о чём то хотели поговорит со мной, айрин Хаккен? - памятью старый маг обладал отменной.
  - Не с вами, с вашим сыном. Это конфиденциальный разговор, - вообще-то Джаред не видел в этом ничего конфиденциального, но Эйнар настоятельно просил некромага не связывать его ни с кем, кроме Ханно Эйнхери.
  - Не знал, что вы знакомы....
  - Мы не знакомы.
  - Это связанно с моей внучкой? Она, как и вы, должна находиться сейчас в Алискане, насколько я знаю. Надеюсь вы не решили просить у её отца руки Агнессы? - голос старого мага почему-то звучал сейчас особенно угрожающе, хотя он и продолжал приветливо улыбаться. Кот открыл свои зелёные глазища и недовольно мяукнул, выражая недовольство слишком крепкой хватке хозяина. Подобная реакция Рорика Эйнхери непонятным образом оскорбило некромага, хотя у него даже и в мыслях не было.... Да что он оправдывается?!
  - Нет, - коротко ответил он. - Но мне всё же необходимо увидеть Ханно Эйнхери. Это срочно.
  - К сожалению, это невозможно. Мой сын на очередном рейде. Эти салдорцы, знаете ли, всё никак не могут успокоиться . Хоть войну им объявляй, - светло улыбнулся боевой маг, отчего Джареду захотелось искренне пожалеть бедных салдорцев, вызвавших неудовольствие этого старичка. - Может я могу вам чем-то помочь?
  И тут в разговор вмешался Эйнар, войдя в предел видимости Зеркал. Рорик не видел внука более десяти лет, да и выглядел он сейчас не ахти, но дед смог узнать своего непутёвого внука в тот же момент, как увидел. Глаза его вмиг заледенели, а узкие губы неодобрительно сжались. Кот, почувствовав перемену в настроении хозяина, препочел молчаливо смыться.
  - Ради этого вы хотели поговорить с моим сыном, айрин Хаккен? - старый маг игнорировал Эйнара, обращаясь к некромагу. Эйнар уязвлёно молчал, с затаенной болью глядя на деда.
  - Айрин Эйнхери, - мягко начал Джаред, - ваш внук....
  - Этот человек, конечно если он еще человек, в чём я сомневаюсь, глядя на него, не является моим внуком, и лишен права общаться хоть с кем-то из Семьи Эйнхери. Будь моя воля, его бы даже не пускали в Тайрани, - холодно произнёс арэнаи.
  - Дед, оставь, - устало произнёс Эйнар. - Я всё знаю, и будь моя воля, тоже бы предпочёл тебя не видеть. Но послушай....
  - Мне не о чём с ним говорить, - прервал Эйнара Рорик, всё так же обращаясь к некромагу.
  - Агнесса в беде.
  Теперь Эйнар полностью завладел вниманием Рорика.
  - Рассказывай, - вот и всё, что сказал старый маг.
  Услышав всё необходимое, Рорик устало прикрыл глаза, и Хаккен впервые увидел слабость этого человека - арэнаи был не только стар, но еще и болен, скорее всего смертельно. Не нужно было быть магом жизни, чтобы увидеть, как близко Рорик Эйнхери стоял к смерти. Арэнаи попытался спрятать дрожь своих рук, но это не слишком то хорошо получалось. Наконец он заговорил, тихо, напряженно:
  - Это ты виноват, Эйнар. Если бы не ты, твоя глупость и неосторожность, с Агнессой всё было бы в порядке. Лучше бы ты сдох в лапах сигила. Если с ней что-то случиться.... Я не прощу тебе это даже на том свете.
  Эйнар побледнел, сравнявшись цветом лица с серым цветом стен, но смолчал, лишь опустил голову еще ниже.
  - Ты вернёшься в Тайрани, там.... тебе помогут. Ты и так достаточно опозорил Семью, чтобы еще разгуливать в таком виде. С твоим отцом я свяжусь.
  - А Агнесса?
  - Я слышал про этого мага хаоса, если он тот, о ком я думаю. Если это он, то помочь Агнессе будет очень сложно. Но Нортон с ним сталкивался, так что я думаю он поможет. Мы начнём действовать. Тебе нужна помощь, чтобы добраться до Тайрани? - Рорик искоса посмотрел на некромага.
  - Айрин Хаккен обещал помочь.
  - Вот как... помочь. Почему вы делаете это, айрин? В чём ваша выгода? - Рорик знал, что никогда ничего не даётся просто так.
  - Скажем так, - некромаг внимательно изучал своего собеседника, - Гарму выгодны хорошие отношения с Тайрани, и он с радостью окажет помощь влиятельнейшей Семье Эйнхери.
  - Только ли Гарму? - по-птичьи склонил голову арэнаи. Джаред пожал плечами - обмануть старого мага оказалось не так уж легко. Но показывать своё неравнодушие к Агнессе этому старому лису он не собирался.
  Когда связь была наконец прервана, в комнате еще долго сохранялась тишина. Наконец некромаг решил прервать затянувшееся молчание, не очень удачно, правда:
  - И что же можно сделать такое, чтобы вызвать к себе такое отношение и быть отлученным от Семьи?
  - Всего лишь неправильно выбрать профессию, - горько усмехнулся Эйнар, - и делать то, что хочешь, а не то, что должен.
  Этим же вечером Эйнар уехал, а ещё через несколько дней поисковый амулет Хаккена, настроенный на Агнессу, наконец заработал.
  
  Салдор, Агнесса Эйнхери.
  
  Ночь и утро следующего дня прошли спокойно. Один раз появлялся молчаливый салдорец, приносил еду. Практически впервые я могла рассмотреть его нормально и оценить. Молодой, около двадцати пяти лет, среднего роста и такого же телосложения. По виду не боец, хотя сила в руках есть - по-крайней мере в тот вечер он очень уверенно пресекал мои попытки добраться до Орани и вцепиться ему зубами в горло. Правда, сам салдорец всё таки пострадал - на скуле расплывался синяк, поставленный, правда, случайно. Конечно, будь при мне моя способность к трансформации, я бы легко с ним справилась, а так мне приходилось надеяться только на свои умения. А в рукопашном бое я была отнюдь не сильна. Остается надеется только на неожиданность и удачу - ну и на то, что салдорец не воспринимает меня как серьезную угрозу.
  Но справься я даже с салдорцем, это бы не решило мою главную проблему. Пока здесь обретался Асет Орани, бежать было бесполезно - выследит и догонит. А скорее всего даже просто не даст уйти. Значит нужно дождаться, пока сигил отправится по своим делам, нейтрализовать его слугу.... А дальше действовать так, как я спланировала.
  Ближе к полудню, когда я изнывала от жары и скуки, за мной в очередной раз пришли. Бросив угрюмый взгляд на слугу, я поплелась вниз. Ох, надеюсь сегодня не будет повторения 'купания', уж лучше тот пыточный стол. Но мы опять не дошли до подвалов и вышли на коридор первого этажа. Прошли мимо купальни.... ох, слава Эфру... и вышли на террасу, выходящую в сад. Здесь есть сад? Сигил хорошо устроился.
  Два лёгких, плетеных кресла под шелковым навесом, низкий столик, заставленный блюдами с фруктами и сладостями, плетенная бутылка вина. И расслабленно сидящий в одном из кресел Орани, листающий книгу в потёртом кожаном переплете.
  - Садись, - кивнул он мне на противоположное кресло, не отрывая глаз от книги, - можешь угощаться.
  Я послушно уселась на самый краешек, будучи готовой в любой момент вспорхнуть. Есть и пить в присутствии сигила я не собиралась - конечно, у него и без того было куча возможностей подсыпать мне в еду яд или наркотики, но давать ему лишний шанс меня отравить я не собиралась. Наконец он оторвался от своей книги, и рассеяно взглянул на меня.
  - Ну чего ты? Даже не выпьешь?
  Я промолчала, не поднимая глаз с сцепленных рук. Он едва заметно улыбнулся и протянул книгу мне.
  - Ты наверное здесь скучаешь. Почитай на досуге, тебе понравится.
  - Что это? - настороженно спросила я, принимая из рук сигила книгу. Тяжеленная.... Заглянула, и весьма удивилась - книга была рукописной, и более того, написана на смеси Древнего языка и современного кайне. Редко сейчас можно встретить такие раритеты.
  - Одна из книг, на которые я опирался, проводя свой эксперимент с Изменением. К сожалению, большая часть моих записей и книг взлетела на воздух вместе с МИЦа, но эту книгу я хранил здесь.
  - О чём она?
  - О боевых магах, таких, какими они были тысячи лет назад, когда умели по своей воле превращаться в зверей и птиц. О метаморфах.
  - Сборник легенд или инструкции по применению? - кинула я косой взгляд на сигила.
  - Скорее первое, чем второе, но тебе будет полезно прочитать и это. Здесь есть неплохие описания самого процесса превращения, и тех опасностях, которые могут сопровождать Изменение.
  - Эйнару вы тоже давали эту книгу?
  - Нет. И сейчас думаю, что совершенно зря. Он оказался не готов к тому, что с ним происходило.
  Эйнар едва не утратил свою сущность, едва не превратился в безумного зверя. И это сделал с ним ты, сигил, сволочь и подонок. А теперь ты суешь мне свою дрянную книжку, и улыбаешься так, как будто мы с тобой лучшие друзья. Хорошо, я поддержу твою игру, тем более что узнать о метаморфах будет действительно интересно. Листая книгу и разглядывая иллюстрации я наткнулась на любопытную картинку, чем-то показавшуюся мне смутно знакомой. Человек со связанными руками и ногами стоит на краю речного обрыва, а стоящий за его спиной человек в мантии, что когда-то в древности носили чародеи, как будто-то готовится его столкнуть вниз, в холодную воду. Продираясь с грехом пополам через перевод текста, я уже без удивления распознала в изображенном на иллюстрации действе аналог того, что делал со мной сигил. Если верить книге, так в своё время готовили молодых магов к своей первой полной трансформации. Экстремальная обстановка должна была инициировать способности, заставить молодого мага непроизвольно измениться, приобрести новые способности. Дышать под водой, что-ли? В любом случае, у Орани ничего не получилось, о чём я с удовольствием ему сообщила.
  - Ну, я и не надеялся на тот же результат, что получали когда-то метаморфы, - мягко улыбнулся мне маг, - всё же арэнаи современности весьма сильно отличаются от боевых магов древности.... и к сожалению, не в лучшую сторону. Когда-то вы были элитой, теми, кого боялись и уважали. Больше чем маги, многоликие, свободные. А что сейчас?
  - Что сейчас? - эхом откликнулась я.
  - Сейчас вы медленно умираете, растворяя свою кровь в крови смертных и лэров. Способных к Изменению рождается всё меньше даже в самых могущественных семьях арэнаи. Разве не так?
  Я пожала плечами. Дед иногда жаловался, что магов иных направлений, тех же самых стихийников, целителей и менталистов, в Семье становиться чуть ли не больше, чем самих боевых магов, но я всегда воспринимала это лишь как очередное брюзжание по поводу прекрасного прошлого и ужасного настоящего.
  Орани разлил вино по бокалам, и пододвинул один из них мне. Я отрицательно покачала головой.
  - Ну же, Агнесса, - укоризненно сказал маг, - ты же видишь, я пытаюсь наладить отношения. Я вижу, как ты обижена на меня, и понимаю причины твоей злости. Я против твоей воли привел тебя сюда, проводил не самые приятные процедуры, подвергал тебя испытаниям.... Не скажу, что я сожалею - дело для меня важнее твоих оскорбленных чувств и задетой гордости. Но цени и моё к тебе расположение. Ты не в цепях и не в камере, а живешь вполне себе удобных условиях. И я сохранил жизнь твоему брату, хотя вполне мог его убить как ненужного свидетеля. Лишь только для того чтобы ты увидела, что я не враг тебе.
  - Вы оставили Эйнара больным в зимнем лесу, - с горечью произнесла я, - умирать на дороге.
  - Я дал ему шанс, - жестко ответил маг. Отпил из своего бокала с видимым удовольствием, а затем встал. - У меня дела, а ты отдыхай пока.... Когда вернусь, познакомлю тебя с одной леди. Уверен, тебе понравится эта гостья.
  Спасибо, что предупредили, что вас не будет этим вечером, айрин Орани. Когда ты вернешься, меня уже не будет, так что мне думаю, что мне придётся с кем-то знакомится.
  Я осталась одна (если не считать салдорца) и наконец смогла позволить себе немного расслабится, пока меня снова не загнали в башню. Нет, к вину я не прикасалась, сегодня мне была нужна трезвая голова, но вот фрукты я понадкусывала. Никогда не любила заедать стресс, но не могу не отметить эффективность этой простой процедуры. Через час или полтора моего незапланированного блаженства слуга дотронулся до моего плеча, давая знак, что мне пора идти. Ну что же.... Поднимаясь по лестнице, я судорожно сжимала книгу в руках, скрывая своё волнение. Ушел ли уже Орани? Если да, то ничего не предпринимая, я могу упустить момент для побега, если же нет, то я рискую нарваться на сигила и зарубить мой план в самом начале... Но если салдорец запрёт меня сейчас в башне, и не появиться до завтрашнего утра, то время будет безвозвратно упущено. Решено - я попробую рискнуть!
  Иду впереди салдорца. Неудобное положение для нападения, придётся выждать. Вот мы уже у дверей, я приоткрываю их, и останавливаюсь перед порогом. Если я сейчас зайду, слуга просто запрёт за мной дверь, значит нужно заставить его приблизится ко мне и попытаться оглушить. Оглядываюсь, ловлю взгляд салдорца, недовольного моей заминкой.... и начинаю падать. Не очень то представляю, как должен выглядеть обморок, но надеюсь, салдорец в этом тоже не спец. Слуга не успевает меня поймать, и сползаю по стене вниз. Демон! Ну что же ты такой медленный, мог бы меня и поймать.... Сквозь ресницы ловлю тень наклоняющегося надо мной парня. Совсем близко. Замахиваюсь правой рукой и обрушиваю на салдорца книгу, так и не выпущенную из цепкой хватки. Я не очень быстра, да и силы в этом ударе было немного, но мне сегодня по-видимому везет, или напротив, не везет салдорцу - книга оказалась повернута так, что угодила углом обложки прямо в висок парня. Сдавленный крик и салдорец обрушивается на меня.
  А книга то пригодилась.... Всё же арэнаи это не способность к боевой трансформации и к разрушительной магии, а некое состояние духа, очень и очень воинственное.
  Стаскиваю с себя обмякшее тело салдорца и проверяю пульс. Жив, и скорее всего, скоро придёт в себя. Обшариваю его карманы и с разочарованием обнаруживаю, что ничего полезного у парня собой нет - ни ключей, ни оружия. С трудом затаскиваю его в комнату (ох, тяжело не иметь силы, что дает трансформация!), и запираю на засов. Обойдёмся сегодня без ненужных убийств, в конце концов слуга мне ничего не сделал. Осторожно спускаюсь вниз, прислушиваясь к любому шороху. Вроде тихо. Видимо, Орани действительно покинул дом, использовав телепортацию. Скоро уйду и я, но сначала нужно подготовить свой отход и обезопасить себя от преследования. Идти в лаборотории бесполезно, скорее всего они надёжно заперты, так что отправимся на первый этаж. Уже более уверено пробегаю по дому, и останавливаюсь у комнаты, служащей, видимо, кабинетом сигилу. Здесь может быть что-то интересное. Мельком просматриваю книги, стоящие на полках. Все даже на вид весьма дороги, и скорее всего существуют в единственном экземпляре. И что еще более обидно, почти все они касаются темы метаморфов и Изменения. Почему к сожалению? Потому что пересекать пустыню со стопкой тяжеленных книг не представляется мне возможным, и их придётся оставить. Зато вот бумаги с записями сигила и непонятными пока мне формулами вполне можно прихватить с собой - пригодиться. Сворачиваю их в трубочку, и засовываю в карман позаимствованных из комнаты сигила франтоватых штанов штанов. Конечно, пришлось поборов брезгливость, натянуть на себя чужую, пусть даже и стиранную одежду, но не буду же я путешествовать по чужим неприветливым землям в легкомысленном платьице, выданном мне сигилом? В одном из отсеков письменного стола нахожу канцелярский нож для разрезания бумаги. Острый, с лезвием из серебра....отлично. Для моей небольшой пародии на ритуал Зикрахен самое то.
  Оглянулась, и после некоторых раздумий разместилась прямо на полу. Закапаю кровью дорогущий ковёр - сделаю 'приятное' сигилу. Закатываю рукава, разогреваю кончик лезвия над пламенем свечи и приступаю.
  Я не могу полностью изукрасить свое тело знаками, как сделала это с Эйнаром, поэтому символы решила наносить на предплечья и запястья, ближе к браслетам. Начать было очень сложно - я не привыкла резать себя. Вначале боль казалось терпимой, потом, с большим количеством порезов, глубоких, кровоточащих, стало сложнее.
   Символы, что я на себя наносила, были зеркально противоположны тем, что украшали сейчас тело Эйнара - ведь они должны были возвратить мне мои силы, а не отобрать их. Параллельно пришлось переиначивать текст ритуала, мучительно подбирая слова из Истинного языка. Ох, ересью же занимаюсь, придумывая новые правила.... Но только вернув себе хотя бы трансформацию, я смогу выбраться из Салдора живой. Так что остается надеется и верить, что это поможет мне, или по крайней мере не повредит....
  Когда мне уже стало казаться, что я скорее быстрее истеку кровью, чем верну свою способность к Изменению, я наконец закончила основную часть ритуала. Убираю нож, и морщась, пытаюсь сдвинуть браслет с правой руки так, чтобы он хоть краем касался вырезанных на коже знаков. Браслет медленно скользит по окровавленной коже, и наконец принимает нужное мне положение. То же самое проделываю с левой рукой. Отлично! Теперь последние слова ритуала.... Кожу начинает нещадно жечь, браслеты раскаляются и огонь разливается по моим венам. Невозможно терпеть! Я теряю сознание.
  Очнулась, и в первую очередь пустила по телу волну трансформации, проверяя свои силы. Всё получилось - я снова полноценный боевой маг! Пусть даже пока и без магии... Наконец открыла глаза и взглянула на руки. Глубокие ожоги на запястьях, а знаки на коже как будто бы выжгло огнём. Но это неважно, рано или поздно руки заживут, но вот браслеты.... серебро ангхи потускнело и на вид стало казаться очень хрупким. Ритуал не самым лучшим образом сказался на антимагические браслеты. Может мне удастся их теперь снять. Я сжала с новообретенной силой один из браслетов и с удовольствием ощутила, как он ломается под моими пальцами. Теперь второй....
  Браслеты были сломаны, и была полностью свободна. Оставалось только отстоять свою свободу. Я решительно встала и направилась вниз, к октограмме сигила. Нет, я не собиралась телепортироваться домой, в Истик - слишком мало у меня было знаний о телепортации, да и странной октограммой сигила я боялась пользоваться. Но вот устроить Орани небольшой сюрприз, испортив октограмму и помешав ему вернутся обратно в Салдор, я вполне могла.
  Комната с телепортационной октограммой оказалась не запертой. Совершенно не предусмотрительно. Теперь, когда мои силы были возвращены, я могла почувствовать всю мощь, скрывающуюся в ломаных линиях, начерченных на полу. Разрушать октограмму опасно, но оставлять всё как есть означало заранее согласиться на поражение. С возможностью оказаться в любом месте с молниеносной скоростью Асет имел громадное преимущество передо мной и добраться до меня ему не составит груда. Но уничтожить конструкцию телепорта не только опасно, но и весьма затруднительно - линии октограммы были не просто прорисованы краской на камне, но глубоко впечатаны в него. Если только несколько исказить линии всё той же магией крови....
  Я не любила магию крови, но как и многие в нашей семье, умела ей пользоваться. Официально она была запрещена на территории многих стран, в том числе и в Тайрани, слишком уж опасной и неуправляемой была эта магия несмотря на свою эффективность и доступность. Но дед всегда говорил - 'не стоит отказываться от любой доступной помощи, когда стоишь на краю', и я второй раз за день решилась прибегнуть к магии крови. Нет, использовать свою драгоценную алую жидкость, текущую по венам, я не стала - я и так чувствовала слабость от кровопотери при разрушении антимагических, но наверху, в башне, у меня был заперт один замечательный молодой человек, в котором, я уверена, крови хватало не на одну октограмму.
   Я не знала, когда вернётся сигил, поэтому очень спешила, почти бегом поднимаясь в башню. Уже пришедший в себя салдорец очнулся и даже попытался напасть на меня, но был достаточно жестко обезврежен и буквально притащен за шкирку в подвал. Аккуратно приложив слугу лбом о камень, чтобы он не мешал мне своими трепыханиями (конечно, я тщательно регулировала силу - лишать парнишку силы мне не хотелось), я слегка надрезала его предплечье. От кровопотери не умрёт, даже если не сразу очнется. Аккуратно промокнув найденную где-то на кухне кисть в полученной ране, я едва ли не высунув язык начала подправлять линии октограммы. Если честно, я мало что понимаю в магических символах (по сравнению с тем же Анхельмом, к примеру), и к чему мои действия могут привести, представляла слабо. Надеюсь только, ничего не взлетит на воздух прямо сейчас. Хотя вроде не должно - активировались символы только тогда, когда октограммой пользовались, а значит, Орани ждёт весьма неприятный сюрприз при возвращении.
  Моя жертва слабо застонала, приходя в себя. А затем выругалась на салдорском диалекте койне. Я оторвалась от своего черчения, и с удивлением взглянула на парня, казавшегося мне раньше немым, но и он, казалось, был поражен не меньше моего.
  - Да что же... это...такое... да ты... проклятая дочь Ирбиса! - непослушным, хриплым голосом произнёс салдорец, зажимая рукой кровоточащую рану. Смотрел он на меня волком, и это было можно понять. Только вот жалеть я его тоже не собиралась, хотя и зла не держала.
  - Смотри-ка, заговорил, - с добродушной улыбкой произнесла я. Правда порезанные до мяса кисти рук и следы крови на лице, оставшиеся от случайного движения кисти, несколько смазал образ доброй и безобидной меня, - или это на тебя так побои действуют?
  Салдорец рванул к ножу, неаккуратно оставленного на полу, и мне пришлось тратить еще несколько секунд на вразумление беспокойного парня. Бить я его по голове уже боялась (а вдруг дурачком станет?), поэтому просто слегка придушила его, лишив доступа к кислороду. К сожалению, стоит признать, что несколько дней 'в гостях' у сигила несколько поколебали мои принципы любви к людям, и без того не слишком устойчивые.
  Салдорец пытался оттолкнуть меня, когда внезапно его взгляд сместился за мою спину, а зрачки удивленно расширились. Пытается отвлечь? Я не удержалась, и оглянулась, надежно перед этим зафиксировав руки салдорца. За спиной разгорался синим цветом телепорт. Сломанный телепорт, могущий в любую секунду рвануть....
  Я отпустила шею мага и рванула к выходу, мечтая как можно дальше оказаться от телепорта. Опасаясь даже не непредсказуемости магии, а того, что будет, если моя ловушка не сработает или сработает плохо. Мне придётся иметь дело с Орани, и это страшило сейчас больше всего.
  Я уже почти коснулась двери, когда была остановлена салдорцем, неожиданно вцепившемся в мою щиколотку. Я запнулась и больно упала на пол, в очередной раз за сегодняшний день. Отбивалась я от настырного слуги совершенно неумело, как-будто бы забыв, что я боевой маг, и вполне могу за себя постоять. Наконец справившись с внезапным приступом паники, я зашипела на салдорца.
  - Отпусти придурок, и сваливай отсюда, если не хочешь одновременно побывать во всех краях Ойкумене в виде мясного фарша!
  Руки салдорца разжались и он, не поднимаясь с колен, пополз в сторону двери. Мы почти почти одновременно коснулись дверной ручки, когда за спиной раздался оглушающий гул, и нас потянуло назад, затягивая в октограмму. Салдорец первый пропал в невыносимо ярком синем свете, а затем настала моя очередь и я почувствовала знакомую тошноту и ощущение падения. В ужасе я закрыла глаза, ожидая ближайшего свидания со Смертью. Интересно, а Анхельма я тоже увижу?
  
  
  Безымянные Пустоши.
  
  Шаноэ, встретившая переместившегося прямо в дом сигила, оказалась не такой уж гостеприимной хозяйкой. Наспех поздоровавшись с Орани, и попросив мага хаоса ничего здесь не трогать, не выходить из дома, и вообще вести себя тихо, она тут же убежала по своим 'срочным' делам. Вряд ли она надеялась, что маг хаоса будет в точности следовать её инструкциям, поэтому предусмотрительно навесила на дом заклинание тишины и заперла дверь. Что, впрочем, не мешало магу основательно изучить дом, и хотя бы этим удовлетворить своё любопытство.
  Небольшой двухэтажный дом, где жила леди, с одной стороны смотрел на невысокую каменную стену, а с другой на внутренний двор поселения шаноэ. Уже стемнело, но между таких же домиков, как этот, то и дело мелькали шаноэ, спешащие куда-то по своим делам. Всегда дела, нет времени на отдых или на удовольствие, никаких развлечений. Орани не понимал, как так можно жить. Ему просто не укладывалось в голову, как та же леди, аристократически утонченная, умная, знающая себе цену, может жить в таком убожестве. Голые каменные стены, ничем не застеленный деревянный пол, по минимуму грубо сколоченной мебели, отсутствие украшений или близких сердцу вещичек. Стерильно чисто и безлико. Ради чего? Мести гармцам, завоевания мира? Или эти сумасшедшие действительно думали, что только так они могут выжить в этом мире, прячась от всего и вся, и отказывая себе в последнем?
  Последнее место, куда заглянул скучающий маг, оказалась библиотека. Громоздкие шкафы, безликий ряд книг. Взгляд сигила пробежал по названиям - ни одной художественной, всё больше по магии или политические трактаты. Сунул нос в записную книжку, оставленную на столе, и разочарованно поморщился - книга была защищена каким-то заклинанием, отчего буквы расплывались перед глазами, не давая ничего прочесть.
  В затемнённом углу комнаты, почти незаметно, стоял секретер со стеклянными дверцами - изящный, невысокий, он как будто бы оказался здесь совершенно случайно. Орани подошел, провёл рукой по тонкой резьбе, покрывающей его корпус - он любил красивые вещи. Взгляд его зацепился за шкатулку, стоящую под полкой с музыкальными кристаллами, и он улыбнулся. Значит всё таки его леди не была такой хладнокровной стервой помешанной на работе, какой пыталась казаться. Судя по количеству кристаллов, шаноэ очень любила музыку.
  Музыкальные шкатулки, заправляемые специальными кристаллами, и позволяющие прослушивать любые записи звуков, были достаточно дорогой игрушкой, которую могли позволить себе только аристократы, богатые торговцы и некоторые маги. Да и то, мало кто мог позволить себе больше десяти кристаллов с разными записями, а ту их едва ли не полсотни. Музыкальная шкатулка, кстати, была чуть ли не единственно успешным техномагическим устройством, придуманным не в Гарме. Несколько десятков лет назад тайранские умельцы сконструировали первый прототип музыкальной шкатулки, и с тех пор она всё больше и больше набирала популярности.
  Орани вставил в шкатулку один из кристаллов и запустил механизм. В комнате тихо зазвучала музыка. Вальс - такой был популярен сотню лет тому назад. Медленный, грустный, только для двоих. Сигил не любил такую музыку. Он вытащил кристалл и засунул следующий. Что-то в восточном стиле, с тонким перезвоном колокольчиков и тягучим напевом голосов. Орани почти сразу же прервал музыку. Лишь на двенадцатом кристалле он остановился, услышав знакомую мелодию. Незатейливая баллада, популярная много сотен лет назад, во времена молодости сигила. Её когда-то напевал Асет, держа в объятиях свою леди, а она слушала, со столь же серьезным лицом, как обычно. Ну надо же, помнит. И что же её зацепило в сентиментальной чуши, которая самому Орани нравилась лишь за то, что она навевала ему воспоминания о детстве? Дослушав до конца, он снова запустил кристалл сначала. Обычная песенка о несчастной любви - она его любила, но из-за вражды между семьями была вынуждена оставить своего возлюбленного, за что он её возненавидел, и убил. Банальная, слащавая история, если не считать того, что она повествовала о реальных событиях двухтысячелетней давности, о легендарном маге севера Эдоре и его несчастной жене Лиери, чья любовь и последующая ненависть стали причиной начала затяжной Войны Островов. Эдору, кстати, Эйнхери приходились дальней роднёй, одной из побочных ветвей. Впрочем, все маги, произошедшие с северных островов, так или иначе были друг другу родствениками.
  Следующая запись показалось Орани сначала сломанной. Непонятные шумы, помехи, скрипы, но затем стали слышны голоса и смех. Чья-то запись. Там, в том кусочке жизни, записанной на кристалл, шла обычная повседневная жизнь. Мужской голос, мягкий, низкий, рассказывал историю, казавшуюся ему видимо весьма остроумной, а слушавшая его женщина то и дело взрывалась смехом, перемежая монолог мужчины своими комментариями. Он шутливо огрызался, дразнил её в ответ, припоминал ей какие-то промахи, на что она не слишком-то настойчиво отпиралась. Орани не сразу узнал женский голос, слишком уж он непривычно звучал, и лишь затем понял, что это был голос желтоглазая шаноэ. Просто счастливый, неподдельно счастливый. К двум голосам прибавился еще третий - детский капризный голосок ребёнка лет четырёх-пяти, требующего к себе внимания, и называющего шаноэ мамой. У неё была семья?
  - Что ты делаешь? Кто тебе разрешил это трогать? - Орани оглянулся, увидел стоящую во дверях шаноэ. Очень и очень злую.
  Она быстро подошла к секретеру и резко захлопнула шкатулку, остановив запись.
  - Извини, не знал что там может быть что-то личное, - попытался сгладить возникшую неловкость сигил.
  - А если бы знал, остановился? - прошипела шаноэ, но впрочем, почти сразу взяла себя в руки. - Неважно. Нам надо обсудит наши дела.
  Они перешли в другую комнату, служившую шаноэ кабинетом и сели друг напротив друга, каждый думая о своём.
  - Кто первый? - ослепительно улыбнулся маг всё еще недовольной шаноэ.
  - Позволь я выскажу тебе свою просьбу, а ты скажешь, сможешь ли ты её выполнить, или нет.
  - Внимательно слушаю, - сигил изобразил на лице серьезную мину, за что был удостоен еще одного хмурого взгляда.
  - Несколько месяцев назад между тайранской принцессой Элоизой и наследным князем Астартом был заключен династический брат. Элоиза выехала в Алискан в сопровождении двоих фрейлин, одной из которых Эйнхери. Я полагаю, ты с ней уже знаком?
  - Мы были представлены, - осторожно произнёс сигил. Мысли мелькали как бешеные. Какой интерес мог быть у шаноэ к Агнессе? Конечно, сёстры Шаноэ давно хотели подкопаться под Тайрани, но фигура Агнессы Эйнхери не казалось такой значительной, чтобы ради неё обращаться к посторонней помощи. Или тут что-то личное? Скорее всего да, шаноэ как-то упоминала о своей ненависти к арэнаи, и вполне возможно, через Агнессу она хотела добраться до кого-то из её родственников. - Агнесса Эйнхери, боевой маг тридцати лет отроду. У неё есть старший брат, я видел его недавно в Алискане. Или вас именно она интересует?
  - Эйнар Эйнхери? Он-то что в Алискане забыл? - она говорила так, как будто лично знала этого арэнаи. Любопытно. - Нет, речь пойдет именно о Агнессе Эйнхери. Для начала мне бы хотелось иметь полную информацию на неё - с кем она общается, с кем и против кого дружит . Какое положение занимает в Алискане на сегодняшний день.
  - Можно поинтересоваться, что дальше ты собираешься делать с этой информацией?
  - Сначала предоставь мне её, а потом поговорим и о том, что будет дальше.
  - Рассказать о Агнессе Эйнхери? Легко. Не будем терять времени. Будучи боевым магом, она сразу привлекла к себе повышенное внимание Алисканского двора. Ходили слухи о том, что второй сын Императора, Лайсо Агат, собирается делать ей предложение, при полной поддержке своего отца. Император Агат всегда был поклонником военного гения Рорика Эйнхери, и возможно, таким путём пытался переманить клан боевых магов себе. Так же ходят слухи, что он был разочарован в своей невестке, и был бы гораздо рад видеть кого-то более решительного на месте будущей Императрицы. Если бы Лайсо бы женился на тайранке, у него были бы серьезные шансы обойти Астарта Агата на пути к трону.
  - Император Алискана не пойдёт на оскорбление Майстеров и на открытый конфликт с Тайрани, а именно так в Истике воспримут это решение, - возразила шаноэ.
  - Не мне тебе рассказывать, как порой хрупки бывают жизни царственных особ, особенно неугодных принцесс, - хмыкнул маг. - К тому же, Император Агат никогда не был сторонником этого брака, да и вообще союза с Тайрани. На него надавили некромаги, притом серьезно надавили - им нужен доступ в Тайрани, ты же знаешь. Подобное вмешательство в дела престолонаследия Алискана по понятным причина вызвало неудовольствие Агата, хотя в открытую некромагам противоречить он не стал.
  - А что мешает гармцам, избавиться, к примеру, от угрозы в лице Агнессы Эйнхери? - тихо спросила
  - Ничего, - согласился маг. - Так бы скорее всего и произошло, но тайранка предусмотрительно сошла с дистанции, совершенно скандальным образом обручившим с одним из гайдуков, Салманом Зарром, до этого находившемся в когорте младшего сына Императора. Правда, поговаривают, помолвка их фиктивна, так как тайранка не проявляет никакого интереса к своему жениху.
  О своем вмешательстве в жизнь юной Эйнхери он не упомянул, как и о том, что сейчас она была его 'гостьей'. Арэнаи была ему нужна сама, и жертвовать её жизнью для совершения глупой мести он не собирался. Если это конечно было целью шаноэ, в чём маг начал сомневаться. А значит, следовало выяснить цели шаноэ, возможно, они не противоречили целям сигила, и на её помощь всё еще можно было рассчитывать. Умолчал он и о том, что Агнесса была знакома с Хелем Пустынником (а в то, что именно он подстроил ему ловушку, сигил не сомневался - магию некромага он мог узнать всегда), хотя это возможно заинтересовало бы шаноэ. Со своим врагом Асет разберётся сам.
  - А гармцы? Не проявляют ли они к арэнаи повышенного интереса?
  - С чего бы? - приподнял бровь сигил, - Конечно, представься им такая возможность, они бы с удовольствием заполучили рычаги влияния на Эйнхери, но на боевых магов всегда сложно влиять, ты же знаешь. И у них нет причины думать, что Агнесса может им быть полезна. Или ты знаешь что-то ещё?
  - Знаю, - как-то раздраженно повела плечами шаноэ. - Мне нужно вывести Агнессу Эйнхери из пределов возможного влияния гармцев.
  - Ну, это можно сделать двумя способами, - излишне жизнерадостно улыбнулся маг, - простым способом и сложным. Сложный способ - это убить некромагов, но на это я, извини, не готов.
  - А простой?
  - Избавиться от Агнессы, - произнёс сигил, внимательно следя за реакцией шаноэ, и она его не подвела, едва заметно дёрнувшись. Он добавил: - избавиться, не значит убить.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Моя леди, - мягко произнёс сигил, - ведь вы не хотите смерти тайранки, да?
  - Нет, - покачала головой шаноэ. - Мне нужно лишь, чтобы она просто пропала на какое-то время. Так будет лучше.... для всех.
  - А если я скажу, что этот вопрос уже решен? - маг хаоса всё же решился открыться. Асет рисковал, но всё же это возможно единственный способ
  - О чём ты?
  - Ты так и не спросила, для кого мне нужно заклятие подчинения. Забавно, но нам обоим нужен один и тот же человек.
  Шаноэ откинулась на спинку стула и цепко окинула взглядом мага, как будто впервые видела своего бывшего любовника.
  - Тот эксперимент.... так ты говорил о ней.
  - Да.
  - Я хочу знать, в чём его суть, твоего эксперимента.
  - Ну, ты же всегда была умненькая девочка, ты сможешь догадаться, для чего мне боевой маг. А вот для чего тебе она?
  Шаноэ не ответила, думая о своём.
  - Ты всегда бредил древними легендами, я помню. Но неужели ты действительно решил возродить метаморфов?
  - Ты сама ответила на свой вопрос, - пожал плечами сигил.
  - Ты сошел с ума.
  - Я уверен в своём успехе, - возразил сигил. - Вопрос в том, захочешь ли ты мне помочь, останешься в стороне, или попытаешься побороться за главный приз. Хотя в последнем случае предупреждаю, милая - я не собираюсь уступать тебе.
  Даже находясь на свое территории, шаноэ понимала, насколько она слаба перед сигилом. Конечно, она могла бы позвать на помощь сестёр.... но так она лишь привлекла бы совершенно ненужное внимание, а маг хаоса всё равно бы ускользнул через телепорт.... И последняя связь с Агнессой была потеряна. Мысль о том, что Агнесса находилась сейчас у не совсем вменяемого мага, тревожила шаноэ, но это же могло стать возможным решением её проблемы. Ни Шаноэ, ни гармцы не смогут найти Агнессу, пока та у сигила, а вот сама шаноэ имела большое преимущество - Орани ей доверял (насколько это возможно конечно для мага хаоса), и прислушивался к её мнению. Парадоксально, но возможно именно находясь у сигила, Агния была сейчас в наибольшей безопасности. Осталось только убедить его оставить девочку в покое....
  - Хорошо, - кивнула она решительно, ничем не выдавая свои чувства и мысли. - Я с тобой.
  - Тогда идём? - легко вскочил маг. Он видел, что шаноэ что-то скрывает от него, но ломать её игру не стал. Он чувствовал, что где-то на самой поверхности лежит отгадка всех странностей леди, но пока не мог разгадать её. Возможно, в этом ему поможет Агнесса, самым странным образом опять оказавшаяся посередине очередной тайны.
  - Мне нужно собрать кое-что. Подожди еще несколько минут
  - Я ждал тебя целый день, - возмутился сигил. - За это время ты бы могла найти всё необходимое.
  - Подожди, - попросила шаноэ. - Мне не нужно никуда идти, все необходимые мне ингредиенты в моей комнате.
  Зайдя в свою спальню, она вытащила из-под кровати саквояж, куда заранее сложила ингредиенты для заклинания подчинения, и не глядя, вывалила их на кровать. Сегодня ей было нужно совсем другое. Шаноэ нажала на одну из деревянный панелей на стене, открывая вход в небольшую лабораторию. Там хранились её самые ценные зелья, изготовленные собственноручно. Не только для тонкой, ментальной магии шаноэ, что она собиралась применить сегодня, нет. Были там зелья и на другой случай - если ей придётся убеждать сигила в своей правоте не только словами, но и делом.... Несколько бутылочек и кульков с подозрительным содержимым отправились в саквояж, туда же - револьвер. В отличии от большинства магов, шаноэ не надеялась только на чародейство, зная, как обманчива и зыбка магия может быть. Да и эффект неожиданности никто не отменял.
  - Я готова, - сказала шаноэ, вернувшись в кабинет.
  Не отвечая, сигил подошел к ней, мягко отвёл пряди с лица, еле удержавший от поцелуя в плотно сжатые губы, и привлёк шаноэ в объятья.
  - Может быть немного неприятно, - предупредил он.
  - Я помню.
  Орани активировал амулет, висевший на его шее, и связанный тонкой нитью с октограммой, и воссоздал у себя в сознании структуру заклинания. Окружающий мир привычно окрасился в синий, а тело стало как будто бы полым и совсем лёгким. Всё было так привычно, что когда сигил понял, что что-то идёт не так, было уже поздно, и они попали под влияние телепорта. Всё, что оставалось Орани, это крепко прижать к себе свою спутницу, шепча под нос охранные наговоры.
  А затем их вышвырнуло из телепорта. Асет успел произнести заклинание, смягчающее силу от удара, но даже с ним его здорово приложило о противоположную двери стену, а падение на пол лишь прибавило 'приятных' впечатлений.
  - В прошлые разы было по другому, - пожаловалась шаноэ, потирая отбитые об мага колени и локти, - хорошо хоть переломов нет.
  - В прошлый раз октограмма была нормальной, а сейчас.... нас едва не размазало по всей Ойкумене тонким слоем. Структура телепорта оказалась нарушена, - мрачно сообщил маг. Ему, в отличии от шаноэ, пришлось гораздо хуже, ведь падала то она именно на него!
  Понять, что случилось с октограммой, сейчас было сложно - слишком уж её покорёжило при переходе сигила и шаноэ, поэтому все линии фактически стёрлись. Вряд ли телепорт удастся восстановить в ближайшее время. А еще мага не оставляло ощущение, что телепортом еще кто-то пользовался, при том одновременно с ними - уж слишком велика была общая масса перемещаемого.
   Маг выбежал из подвала, а шаноэ поспешила за ним, едва поспевая. Когда она наконец догнала его, запыхавшись после крутого подъема по винтовой лестнице, он стоял в распахнутых дверях небольшой башенной комнатки и мрачно разглядывал комнату.
  - Ушла же, - пробормотал он себе под нос. - Надо же, недооценил. Разломала оковы, обманула Тари.... и ладно бы просто ушла по пустыне, так нет - решила разломать октограмму. Знала ли она, что так получиться, или это был безумный экспромт?
  - Что случилось?
  - А ты как думаешь? Улетела наша птичка в неизвестном направлении. А мы с тобой застряли здесь до тех пор, пока я не починю телепорт, если ты конечно не собираешься топать отсюда ножками по территории салдорцев.
  - Где она скорее всего может быть?
  - С учётом того, что мы переместились из станицы Шаноэ, её должно было выкинуть где-то там же, но разброс может быть очень большим - до сотни миль.
  Зора Эйнхери-Рейвен устало сползла по стене. Пытаясь спасти дочь от некромагов, она даже представить не могла, что её закинет в самый центр Безымянных Пустошей. Зора не знала, чего она боялась больше - что Агния потеряется в Пустошах, или что она найдётся, на свою беду, и встретиться со Старейшими Шаноэ. Своей судьбы она дочери не желала.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"