Булгари Шайда: другие произведения.

33 глава/ Взрослые люди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    от 5 июня. Поиски. Большая глава, и события затрагивают достаточно большой отрезок времени. И еще мне всё казалось, что у меня совсем мало женских персонажей, решила вот исправить. Потом еще будет проверятся на ошибки, смысловые и орфографические. Предложения, вопросы и исправления прошу оставлять хоть где-нибудь )))


  

Глава 33.

Поиски.

   В этом городе тишина.
И старинных домов оскал.
Я кому-то ещё нужна.
Меня кто-то вчера искал.
  
   Ночные Снайперы.
  
   Уна Бергель, Истик-Пустоши.
  
   Ненавижу путешествовать по зимнему Тайрани. Дороги совсем никакие, нос всё время обморожен, а во всех этих многослойных одёжках чувствуешь себя неповоротливой куклой. И с какого перепуга я согласилась на эти дурацкие поиски глупой девицы? А ведь ничего не сулило неприятностей -- я лишь ждала своего мужа, опять где-то обретающего в компании лисёнка. Вот, точно! Это всё Грим виноват, втянувший нас в это так называемое "приключение"!
  
  
   Нож воткнулся в самый центр глаза. Точное попадание, как всегда -- будь это живой человек, а не схематичное изображение лица, небрежно нарисованное мелом на деревянном полотне двери, и несчастного не спасли бы даже лучшие целители. Я лениво пошевелила рукой, и поддаваясь моей воле, нож выскользнул из двери, возвращаясь обратно. Скучно, невообразимо скучно. Торчим в Истике без дела и без определенных планов, и вряд ли это измениться до лета. Хоть на пограничные земли отправляйся, выводить на чистую воду зарвавшихся баронов, в чьих маленьких головках вечно бродят грязные мыслишки о предательстве. И нам веселье, и Семье польза и слава. Вот только Изенгрим старается держать Викара при себе, намекая на то, что его специфические таланты могут пригодиться в любой момент, а мне без мужа какая радость одной по чужим замкам да поместьям шататься, глядя на потные от страха лица аристократиков и богатеев? В столице, конечно, тоже есть чем заняться, взять бы хотя бы недавнюю диверсию во дворе, вот только Канцлер Изенгрима к этому делу и близко не подпустит, несмотря на то, что в самой Тайной Канцелярии сейчас твориться жуткий бардак. Вот Изенгрим и вертится в столице в компании Викара, надеясь узнать что-нибудь интересненькое, ну а мы с Виком привычно составляем свиту нашему драгоценному главе Семьи, чтоб его заднице было всегда мягко сидеть.
   Слабые звуки внизу -- кто-то открыл входную дверь, и теперь поднимался вверх по лестнице. Никак Вик вернулся. Я сжала в ладони рукоятку ножа, и состроила самую угрожающую рожу из тех, на которые была способна. Резко открылась дверь, и в воздухе мелькнула серебристая сталь, отправленная моей не дрогнувшей рукой ( а чего ей дрожать? Я ведь сегодня пока не пила). Перехватывая нож в пару миллиметрах от своего лица, мой муж белозубо ухмыльнулся:
   - Нормальные женщины мужа дома с ужином встречают, а ты в меня острыми предметами кидаешься.
   - Нормальные женщины не выходят замуж за ненормальных боевых магов, помешанных на своей работе, и тайно влюбленных в начальство.
   - Я не люблю Изенгрима, я люблю только тебя! - возмутился супруг, и подойдя, чмокнул меня в щеку.
   - И именно поэтому возвращаешься домой в первом часу ночи?
   Я не то чтобы шибко была недовольна, но в последнее время, когда работы почти не было, Вик редко задерживался до полуночи. А значит, случилось что-то интересное, а он, гад такой, вовсе не стремиться меня порадовать новостями, а всё так же невозмутимо продолжает меня обслюнявливать, перейдя уже с щеки уже на шею. В любое другое время я с удовольствием приняла бы ласку, но сейчас, когда от Вика пахнет хорошим виски, доставаемым Изенгримом лишь в особых случаях, я не в силах обуздать свое любопытство.
   - Ну что, какое приключение припас нам лисёнок? - Грим был на несколько лет меня младше, поэтому я могла позволить себе называть его детским прозвищем. Ну а что, если он похож на лисёнка? Тем более что в детстве он был гораздо более рыжим и беспокойным, чем сейчас, ну аж его изобретательность и лукавство и по сей день не знает границ.
   - Нас ждёт небольшая командировка.
   - Командировка? Куда?
   - Ориентировочно в Алискан, но по словам Изенгрима, всё может в любой момент измениться.
   Он отстраняется, и поправляет растрепавшиеся в процессе волосы, с затаенной насмешкой наблюдая, как я пытаюсь справиться с изумлением.
   - Что мы там забыли?
   - Наследницу дома Эйнхери.
   - Семья Эйнхери уже определилась с наследованием? Что, Рорик Эйнхери наконец готов сойти со сцены? - фыркнула я. - Я думала, этот хитрозадый будет жить вечно. И кто же эта наследница?
   - Следовало бы знать. Агнесса Эйнхери. Или это имя тебе тоже ни о чём не говорит? - поддразнил меня супруг, знавший мою нелюбовь к политике.
   - Ну почему же, говорит. Была одна девица с таким именем на службе у нашего великого государя, в легендарной имперской пятёрке. Еще одно свидетельство тому, что для того, чтобы занять высокую должность при дворе, не нужно обладать ни опытом, ни высокой квалификацией, а только хорошей протекцией и влиятельными родственниками.
   - Завидовать нехорошо, Уна.
   - А чего тут завидовать? - вскидываюсь я. - Тем более что она достаточно быстро слетела с тёплого местечка. И вполне справедливо. Скандальчик был ещё тот.
   Нет, поймите меня правильно, я ничего не имею против лично самой Агнессы Эйнхери, а просто не люблю молодых да ранних. Слишком много в них амбиций и гонору, и слишком мало терпения и осторожности. Да, возможно эта Эйнхери была талантлива, умна, и вообще, "вся в деда", вот только то, что у бывшего "главного боевого мага" страны не было реальной практики боевых действий, весьма удручало.
   - Может быть, - пожал плечами Викар, - хотя не думаю, что там всё было так просто. Но сейчас речь не о том. Видишь ли, юная Эйнхери последние несколько месяцев провела время в компании Элоизы Майстер в роли фрейлины.....
   - Весьма серьезное понижение в социальном статусе, - я не сдержалась, и перебила мужа, хотя знала, как Вик не любит, когда его прерывают.
   - Оставь свои язвительные ремарки при себе, тем более то, что Канцлер отправил в Алискан именно Агнессу Эйнхери, о многом говорит.
   Я еле сдержалась от того, чтобы не съязвить о том, как неуклюже Канцлер избавляется от бывших любовниц, попавших в опалу, но глядя на недовольное лицо мужа, решила промолчать. Мало ли что. Викар одобрительно кивнул.
   - Так как события в Истике показали, что тесные отношения между Тайрани и Алисканом слишком многим не по душе, было решено, что принцесса нуждается в сопровождении боевого мага, достаточно искушенного в придворных интригах, а таких, как ты понимаешь, не так уж много -- и Эйнхери одна из их числа. Да и Рейн Агат, по слухам, не равнодушен к военному гению Рорика Эйнхери, и из уважения к нему был готов терпеть его внучку у себя при дворе. Любых других магов, тем более арэнаи, он бы и близко не подпустил к Алискану. Но это была только перестраховка - никто и не ждал особых неприятностей со стороны алисканцев. После бракосочетания покушения в Истике прекратились, да и в Алискане, судя по докладам, было достаточно спокойно. Пока в один прекрасный день Агнесса Эйнхери не заспешила домой. В чём была причина -- пожалуй, знает лишь Канцлер, хотя по косвенным данным можно судить, что Эйнхери случайно или нарочно разворошила осиное гнездо, и пребывание её в Алисане стало небезопасным.
   - Неужто даже Изенгрим не в курсе?
   - Изенгрим? - Викар задумчиво потёр подбородок длинными пальцами. - Канцлер его и близко не подпускает к своим делам, но судя по тому, как сильно нервничает в последнее время Нортон, события приобрели действительно угрожающий оттенок. Дело в том, что Агнесса так и не доехала до Истика, пропав по дороге.
   - Неужели сбежала? - я заинтересованно поддалась вперёд. Вот был бы кадр, если это действительно так!
   - Нет, она просто исчезла. По-мнению единственного очевидца событий, её похитил маг, называющий себя служителем хаоса.
   О служении Хаосу я когда-то слышала, вроде это была какая-то древняя религия. Только при чём тут маги и магия?
   - По-мнению? Значит, это точно не известно?
   - Так и есть. Называется даже имя мага -- Асет Орани, только видишь ли.... по всем признакам этот маг хаоса должен быть мёртв, а свидетель находился всё это время в не совсем вменяемом состоянии, и не видел похитителя в лицо.
   - Тогда почему-же мы вообще рассматриваем эту версию?
   - Потому что один из гармцев связался с Рориком Эйнхери, сообщив о пропаже его внучки, и подтвердил слова свидетеля о том, что у Агнессы были какие-то сложности с этим Асетом Орани.
   - С каких это пор арэнаи верят труполюбам? Может они сами от неё избавились, а бедняге свидетелю просто промыли мозги.
   - Мы не скидываем со счетов версию о том, что в дело могут быть замешаны некромаги, - согласился со мной Викар. - Вот только это всё не объясняет все те странности, что произошли потом. Почти сразу же, как только о пропаже Агнессы стало известно, Рориком был активирован амулет по её поиску, но сработал он только через несколько дней -- притом указывал поисковик на Салдор. То, что она смогла так быстро и незаметно переместиться из одного конца Ойкумены в другой, достаточно странно, но вполне возможно, если пользоваться для перемещения воздушными путями. Гораздо сложнее объяснить то, что Эйнхери очутилась в восточных Пустошах менее чем через час после того, как амулет указал на Салдор. А через пару дней сигнал амулета пропал вновь, как будто-бы она оказалась мертва. Надеюсь, это не так. Рорик Эйнхери слишком стар, чтобы успеть подобрать себе нового наследника, а внутренние проблемы Семьи Эйнхери с большой долей вероятности дестабилизируют ситуацию во всём Тайрани. Эйнхери всегда были опорой трона, и если эта опора пошатнется....
   Тогда понятно, почему пропажа одной девицы подняла столько шума. Вот только был ли этот выпад сделан только против Эйнхери, или против самого государства в том виде, каком оно существует? Салдорцы были слишком слабы, степняки заняты своими проблемами, а некромаги.... всё это как раз вполне в духе этих горных шакалов. Сегодня их планы коснулись только Агнессы Эйнхери, а завтра они вполне могут решить, что Алискану совсем не нужна императрица-тайранка. Неудивительно, что все так засуетились.
   - Поисковик был обманут, - уверенно произнесла я. - Кто-то отвлекает внимание от истинной причины исчезновения арэнаи. Наверняка она всё еще в Алискане, и не удивлюсь, если в лапах некромагов и не совсем живая. И "помогали" они нам по этой же причине -- зачем еще одному из гармцев беспокоиться о судьбе Агнессы Эйнхери?
   - Действительно, зачем? - задумчиво повторил за мной Вик. - Это то нам и нужно выяснить. Канцлер сумел выбить от Рейна Агата разрешение на расследование этого дела, так что у нас есть прекрасная возможность побывать в Алискане.
   - Мы то тут при чём? Из всех нас только Изенгрим служит на наше родное государство, да и то лично Императору, а не Канцлеру. Пусть Нортон и отправляет своих ребят.
   - Он бы отправил, если бы не проблемы с безопасностью внутри самого отдела, и тем, что Рорик Эйнхери внезапно оказался настроен против Грегори Нортона. Видишь ли, ему совсем не понравилось, что Нортон не смог проконтролировать ситуацию, и вовремя вывести его внучку из под удара. Поэтому Рорик счел необходимым обратиться за помощью к Бергелям. Притом он настоял, чтобы Изенгрим сам занялся поиском пропавшей арэнаи.
   - Великий и могущественный Рорик Эйнхери отказался от помощи Нортона, и обратился за услугой именно к нам? - задумчиво спросила я. - Действительно странно. Обычно со своими проблемами Эйнхери справляются сами. Считают себя слишком крутыми, и мы им не чета.
   Последние слова были сказаны с нескрываемой горечью. Как бы я не любила свою Семью, я с прискорбием была вынуждена признать, что мы сейчас переживали не лучшие времена. Самая малочисленная среди боевых магов Семья сейчас и вовсе находилась на грани вымирания. И даже то, что последние три десятилетия Семью возглавлял гениальный Изенгрим, единственный из ныне живущих Бергелей маг первого уровня, находившийся к тому же на хорошем счету у Императора, лишь только оттягивало неизбежный конец -- клан вымирал. У клана Эйнхери таких проблем не было -- пусть наследница была слишком молода, а глава рода слишком стар, чтобы быть как прежде затычкой во всех дырках, но влиятельность и мощь этой Семьи была неоспоримой. В Семье Эйнхери набиралось наверное не меньше десятка магов выше четвертой ступени, три мага первого уровня, и даже два Мастера (одним из которых был сам Рорик), а уж лэров и вовсе бессчетное количество. Да с такой мощью они вполне могли плевать на остальных боевых магов Тайрани с высокой горы!
   - Ты еще не знаешь, чем именно Рорик расплатиться с нами за помощь, - заговорщицким тоном произнёс Викар. - Изенгрим просто не мог отказаться.
   - Ну давай, удиви меня.
   - Только между нами - Изенгрим обмолвился о Договоре между двумя Семьями.
   - Договор между Эйнхери и Бергелями? Да ладно! Что у нас может быть общего с этой Семьей? Где Эйнхери, а где мы?
   - Но мы им нужны, - напомнил мне Вик. - Да, они немерено круты и могущественны, вот только поиски Агнессы требуют не тупой силы, а умения тонко и осторожно действовать в деликатной ситуации. Так, как способен только Грим. Ну и Канцлер, конечно -- но ты уже знаешь, что в этот раз он пролетел. Так что всё закономерно -- мы им девчонку, они нам исполнение Договора.
   - Тогда, надеюсь, Изенгрим не продешевил при его заключении .
   - Ему палец в рот не клади, ты же знаешь, - ухмыльнулся Вик.
   - Так в чём суть этого Договора?
   - Грим не сказал. Но я думаю, это как-то должно решить нашу проблему с Семьей Ханар.
   После того, как Айзек Ханар стал имперским магом, позиции Бергелей весьма пошатнулись. Эти дубоголовые, Ханар, уже не один год зарились на земли, принадлежащие нашей Семье. Видите ли, мы не можем их контролировать. Ха! Да всем давно известно, что дело тут не столько в наших землях, сколько в личной ненависти Айзека к Изенгриму, который пусть и не входил в имперскую пятёрку магов, пользовался особым доверием Императора. Простая, банальная ненависть одного мага к другому -- самое обычное дело среди нашей братии.
   - Он наконец поставит на место Айзека? Рорик это может, - почти одобрительно произнесла я. - Ну раз ему так нужна его наследница, мы достанем её -- живой или мёртвой!
   - Лучше живой, - аккуратно поправил меня муж.
  
   Ну вот, так всё и началось -- вполне безобидно со стороны. Но как оказалось, не так уж и доверял нам Рорик Эйнхери, отправив с нами двоих Эйнхери в довесок. И если Эрик был вроде ничего, хотя и слишком шебутной, то его брат Гэлин не являлся даже магом! Одна обуза, и никакой помощи. По крайней мере так я думала в начале -- этот тихий, спокойный мужчина оказался коробочкой с двойным дном. За несколько дней нашего путешествия он подружился с моим мужем, и даже сумел понравиться Гриму, что на самом деле не так уж и просто, как кажется на первый взгляд. Изенгрим от природы недоверчив, скрытен, и, будем откровенны, параноидален -- даже членам своей собственной Семьи он не доверяет, чего уж говорить о чужаках.
   Но странности это удел всех гениев, а я люблю Изенгрима и таким. Ну, или по крайней мере, начала любить после того, как он дал разрешение на мой брак с Викаром. Невиданное раньше дело - чтобы безродный лэр был принят в самый закрытый клан Тайрани, всегда кичившейся чистотой своей крови! Хотя конечно, я понимаю, что за этим стояла не любовь Грима к людям, а банальная прагматичность. Тогда он только стал главой Семьи, и искал поддержки в клане, добиваясь этого всеми путями - подкупами, угрозами, ну или как со мной, исполнением казавшихся несбыточными мечт. И не проиграл -- я стала самой преданной его слугой, ну и получил себе в личные помощники моего талантливого мужа. Пусть Викар не был потомственным арэнаи, но маг-стихийщик, участвовавших во всех серьезных заварушках последних двух столетий -- да его те же самые Эйнхери или Ханары с руками бы оторвали! И это не говоря уж о его специфическом даре, о котором мало кто знал. Я кинула взгляд на мужа, дремлющего в седле -- сейчас его лицо, покрытое сеточкой шрамов, было расслабленным и по-детски беззащитным. Мы вместе уже тридцать пять лет, а я всё так же в него влюблена..... Он почувствовал мой взгляд и открыл глаза, нежно улыбнувшись. Лишь на мгновение, но и этого хватило, чтобы мое сердце, как и прежде, ухнуло куда-то вниз, а на щеках вспыхнул румянец. Но Вик этого уже не заметил, отыскивая взглядом Изенгрима. Мы приближались к границе Тайрани и Алискана, где нас должны были встретить люди Рейна Агата. Изенгрим заметил интерес Вика, и подъехал ближе.
   - Ты что-то чувствуешь? - в полголоса спросил он Викара, игнорируя любопытного Эрика, греющего уши совсем рядом.
   - Что-то чувствую, - меланхолично согласился Вик. - Кажется -- нас ждёт засада, прямо на пограничном переходе. Ну или не нас -- но ждёт, и отнюдь не для того, чтобы угостить леденцами
   - Кажется, кто-то очень не хочет, чтобы мы встретились с алисканцами, - вмешалась я. - Интересно, что случилось с пограничной стражей?
   - Приедем, узнаем, - пожал плечами Вик.
   Братья Эйнхери недоуменно переглянулись.
   - Эй, Вик, ты что, ясновидящий ? - осторожно поинтересовался Эрик.
   - Ну что-то вроде того, хотя мой дар достаточно узко заточен.
   - Заточен на что?
   - На заварушки, - усмехнулся Вик. - Тем и жив.
   Везёт же некоторым, сквозило в красноречивом взгляде Эрика. Сказала бы я ему, сколько неприятностей это принесло моему Вику, да вот только не поверит.
   - Тогда нам нужно поторопиться, - взгляд Гэлина хищно загорелся, а рука его инстинктивно легла на рукоять револьвера, торчащего из кобуры. - Мы же не можем заставлять себя ждать? Это не вежливо.
   Как оказалось, те, кто готовил засаду, отнюдь не скучал в одиночестве, а уже нашел себе достойного противника. К тому времени когда мы прибыли к пограничной крепости, уже вовсю кипел бой. Ого, что я вижу! Никак это алисканцы напали на наших стражников? Интересно, те же самые, с которыми мы должны были встретиться? Хотя не важно -- надо уничтожить алисканских псов!
   - Уна, не торопись, тут что-то не так, - встревоженно сказал Вик, схватив за поводья моего коня, рвущегося в бой.
   - Что тут может быть не так?! - возмутился Эрик. - эти варвары напали на тайранцев!
   Гэлин согласно хмыкнул, но подчиняясь взгляду Изенгрима, опустил карабин, уже нацеленный на одного из алисканских гайдуков. Пока мы препирались, нас наконец заметили и втянули в битву. Правда, совсем не так, как я полагала. В нашу сторону полетело заклинание и я машинально поставила щит, отразившее чары, и лишь затем до меня дошло, из чьего арсенала оно было -- да это же классическая магия арэнаи! Может, пограничный маг просто ошибся, в пылу боя отправив заклинание не в ту сторону? Я встретилась взглядом с тайранским магом, и поняла, что нет -- он целенаправленно пытался нас убить! Подчиняясь его приказу, часть стражи перекинулась на нас -- и вот тут уже нам не оставалось выбора. Решение приняли за нас -- чтобы спасти свои жизни, мы вынуждены встать на сторону алисканцев.
   Дальше всё было предсказуемо -- напав на нас, пограничная стража совершила самоубийственный шаг, оставив за своей спиной гайдуков. Пока Вик с Гримом приканчивали сбрендившего мага, оказавшегося не то что сильным, но весьма изощренным в попытке нас убить, остальные присоединились к самозабвенно сражающимся алисканцам. Через пять минут пограничный маг развеялся по воздуху пеплом, а еще через десять -- последний страж упал на землю, сраженный пулей Гэлина. Мы напряженно застыли, глядя на алисканцев. Те, кто казался нам врагами, стали союзниками, только надолго ли? Вперёд вышел молодой алисканец с цепким, хищным взглядом.
   - Меня зовут Салман Джудо, мы должны были встретиться здесь с Изенгримом Бергелем. На нас напали тайранцы - должен ли я понимать это так, что наша договоренность расторгнута, и вы уже не хотите попасть на территорию Алискана?
   - Я и есть Изенгрим Бергель, - спокойно произнес Грим. - Здесь произошла ошибка -- вы сами видели, что они напали и на нас.
   - Вашей страже был дан приказ нападать на всех проходящих, независимо от того, кто они и откуда? - издевательски спросил стоявший за спиной Джудо алисканский маг, во время боя лихо орудовавший заклинанием воздушного бича. Заметив мой интерес, он чуть поклонился, и представился: - Рэймис Зарр, маг Его Величества.
   - Полагаю, что стража была не в себе. Кто-то или что-то воздействовало на них, заставив пойти в самоубийственную атаку.
   - Не в себе? Да они вели себя как обдолбанные, - сплюнул Эрик, высунувшийся из-за плеча брата, - И чем вы их так, ребята, разозлили, что они превратились в безумных берсерков? Ах да, если мы тут все такие вежливые и в обязательном порядке представляемся, то меня зовут Эрик Эйнхери.
   Ну не придурок ли? И кто мог вообще такого хамского идиота отправить на столь деликатную миссию?
   - И кем вы приходитесь айри Агнессе Эйнхери? - ровно спросил алисканский маг, не обративший внимания на наглые интонации Эрика.
   - Братом. Двоюродным братом -- не единственным, но любимейшим, - самодовольно произнёс арэнаи. - Правда, семейное сходство на лицо?
   - Хм, - только и ответил воздушник, и недовольно кинул взгляд на странно дернувшегося при упоминании арэнаи Салмана Джудо. - Значит, вы полагаете, что стража находилась под чужим воздействием? Вы можете это доказать?
   Изенгрим кивнул, не отводя взгляда:
   - Вик, глянь того парня, лежащего под деревом. Я кинул в него ошеломляющее заклинание -- он скоро должен уже прийти в себя. Полагаю, в наших силах разговорить его.
  
   Пока Грим, Вик и алисканский маг пытались влезть в мозги очухавшегося парня, а Гэлин о чём-то там перетирал с хмурым предводителем гайдуков, мы с Эриком решили прогуляться до пограничной крепости и глянуть, что там внутри. Казармы, куда мы заглянули в первую очередь, выглядели странно -- не заправленные постели, скомканные и валяющиеся где попало вещи. Теперь я действительно была готова поверить, что пограничники сошли с ума -- ни один из солдат не будет оставлять после себя такой беспорядок. Пройдя дальше, мы наткнулись на несколько трупов -- на одних были колотые и резанные раны, на других ни следа внешних повреждений. Что здесь произошло, моройи их подери? Пока я задумчиво изучала трупы, пытаясь разобраться в причинах их смерти, попрыгунчик Эрик уже попытался куда-то ускакать.
   - Эй, ты куда? - недовольно окликнула я его.
   - В кабинет начальника гарнизона, - бодро отрапортовал мне Эйнхери.
   - Зачем?
   - Посоветоваться. Думаю, мой дед должен что-то об этом знать.
   - Твой дед находится сейчас в крепости? - мне никогда не приходилось так часто ломать голову, как в присутствии этого парня.
   - Нет, но там находиться магическое зеркало, по которому с ним можно связаться, - терпеливо, как дурочке, объяснил мне Эрик.
   - Нам нельзя пользоваться магзеркалами. За ними следят гармцы -- ты что, не знаешь?- возмутилась я.
   - Знаю, конечно знаю. Но что нам сейчас скрывать? Или ты думаешь, гармцы не узнают, что здесь произошло? Типа, алисканцы им не доложатся..... Тем более, мы всё равно должны сообщить, что вся стража гарнизона была перебита -- нельзя оставлять границу без присмотра.
   С этим можно было согласиться, но чем нам здесь мог помочь Рорик Эйнхери? Хотя.....
   - Я буду присутствовать! - ультимативно заявила я.
   - Да пожалуйста!
   Признаюсь, мне просто стало любопытно.
   Связь установилась достаточно быстро. Внимательно выслушав нас, Рорик погрузился в молчание, и кажется, вовсе заснул. Но Эрик не проявлял ним малейшего признака беспокойства, и я послушно ждала вместе с ним. Наконец Рорик поднял тяжелые, по старчески набрякшие веки, и неожиданно остро взглянул на меня, отчего я буквально заледенела изнутри. Придя к какому-то решению, он заговорил:
   - Конечно, у меня есть кое-какие соображения на этот счёт, но лучше вам об этом поговорить с человеком, который с этим лично сталкивался. Подождите немного, я вас переключу.
   Зеркало покрылось мутной белесой плёнкой, а когда вновь прояснилось, я увидела сидящего перед нами человека с глазами цвета ночи -- такими же тёмными и холодными, с тайным мерцанием в глубине радужки.... Никакой девчачьей романтики, один страх если честно, потому что в магзеркале отражался сам Грегори Нортон. Значит, Вик ошибался, когда говорил, что тот был отстранен от дел Семьи Эйнхери, и вообще, находиться в опале.....
   - Повторите всё, что вы сказали, - приказал (!) нам Канцлер. Эрик послушно пересказал всё с начала, не забыв упомянуть о трупах, что мы нашли внутри крепости.
   - Похожий почерк, - наконец пробормотал он. - Если я не ошибаюсь, то ваши маги не найдут ни следа ментальной магии, по-крайней мере, той, о которой знаем мы. И солдатик ваш ничего не скажет. Попробуйте найти порошок, или жидкость, которую можно было бы подмешать в питье или еду. Вряд ли дурман в воздухе, иначе вы были бы уже отравлены.....
   - Думаете, их опоили наркотиком? Но кто и как?
   - Как, я вам не скажу. А вот кто..... Слышали о беспорядках, произошедших во время приезда алисканцев в Истик?
   - Ну да.
   - Помните, кто тогда оказался виноват?
   - Э-э-э.... - зачесал репу Эрик. Я решила вмешаться:
   - Свалили всю вину на одну из фрейлин.
   - Не свалили, а так всё и было, - строго сказал Нортон. - Мэйлин Ахаро. Она успешно отравила алисканцев, а затем меня, и лишь волей счастливого провидения никто по-настоящему не пострадал. По тем данным, что у нас есть, она была одной из Шаноэ, ведьм Безымянных Пустошей. Слышали о таких?
   Мы с Эриком переглянулись, и помотали головой.
   - Спросите у Изенгрима, - хмыкнул Нортон. - Он-то должен быть в курсе. Наверное, успел уже всё вынюхать. Алисканцы скорее всего тоже знают о шаноэ. И еще -- не беспокойте больше айрина Рорика, а обращайтесь сразу ко мне.
   - Но.... - начала я, а затем растерянно замолкла.
   - Да, айри? - чуть ехидно спросил он, наклонив голову, как будто изучая редкий образец фауны, но я нашла в себе смелости договорить:
   - Разве это дело Вас касается? Я слышала, Канцелярию отстранили от расследования похищения Агнессы Эйнхери.
   - Канцелярию, может, и отстранили, но не Канцлера, - насмешливо ответил Нортон, и отключил связь. В пустой комнате было слышно, как мерно тикают часы, отмеряя нам время.
   - И что это значит? - жалобно спросила я. - Ничего не понятно.
   - Просто он не мог говорить об этом по магзеркалу. Сама же говорила -- некромаги следят, - подразнил меня Эрик.
   - Но ты-то понял!
   - А то! Подумай сама - Мэйлин Ахаро работала непосредственно на Нортона (а иначе как бы она смогла к нему так близко подобраться, чтобы отравить?), а ты сама только что слышала, что она была тайным агентом каких-то там Шаноэ. И видимо, эти ведьмы весьма круты, раз сумели проникнуть в самое сердце Тайной Канцелярии. Нортон, очевидно, считает, что внутри самой Канцелярии еще могут быть двойные агенты, и вполне закономерно не доверяет своим подчиненным.
   - Тайной Канцелярии, значит, нельзя доверять, а Канцлеру значит можно?!
   - Канцлеру можно. Не знаю, почему, но раз дед так говорит - значит так и есть, - твёрдо сказал Эрик.
   О-о-о! Я с ума сойду с этими Эйнхери! Если Агнесса такая же, как её двоюродный "любимейший" братец -- неудивительно, что от неё пытались избавиться!
   Немного полазив по крепости в поисках таинственной отравы, и ничего не найдя, мы вернулись к Гриму. Как Нортон и говорил, маги так и не смогли ничего обнаружить - единственный выживший солдат лишь дрожал, ничего не понимая, и, как водиться, ничего не помнил о произошедшем. Под косые взгляды алисканцев я отвела Грима в сторону, и рассказала о нашей беседе с лордом Канцлером. К моему удивлению, Изенгрим совсем не рассердился, а даже похвалил нас.
   - Правильно сделали, что вышли на Нортона. Я не слишком хорошо знаю об всех ухищрениях Шаноэ, поэтому и не мог связать воедино странное поведение стражников и полное отсутствие внешнего магического влияния. Что же.... мы знаем, от кого ждать беды в следующий раз, и почему след введёт в Пустоши. Печально, но кажется, и в этот раз не обошлось без ведьм Пустошей. Шаноэ, видимо, очень не хотят чтобы мы нашли Агнессу Эйнхери. Вопрос только, почему? - вопрос был явно риторическим, поэтому я решила промолчать на эту тему, хотя у меня были кое-какие соображения.
   - Ты расскажешь обо всём алисканцам?
   - Нет. В отличии от Канцлера, я не так уж уверен, что алисканцы знают о Шаноэ. Вряд ли гармцы делятся со своими будущими рабами информацией о своих врагах. Я расскажу им о труппах внутри крепости, но о Шаноэ пока лучше умолчать.... пока мы не поймем, что это значит для нас всех.
   Мой разговор с Канцлером, а затем и с Гримом заставил меня крепко задуматься. А так ли уж странно, что Рорик за помощью обратился именно к Изенгриму? Мой любимейший начальник явно знал больше, чем говорил мне или Вику. Не удивлюсь, если никакой вражды между Изенгримом и Грегори Нортоном нет. Ну да -- Нортон правая рука Императора, а Изенгрим, значиться -- левая. А мы с Виком -- лишь тупые исполнители, которым знать о том, что происходит, не положено. Не хочется обижаться на Изенгрима, но он всё таки сверхъестественная паскуда.
   Дальше мы передвигались уже по землям Алискана. Наше путешествие проходило вполне спокойно, да и познавательно к тому же -- мне за мои семьдесят шесть лет ни разу не приходилось выезжать за пределы Тайрани (о чём, правда, я никогда не жалела). Заснеженный зимний пейзаж был точь в точь как тайранский, но вот пограничные поселения алискнцев весьма отличались от подобных в Тайрани, притом не в худшую сторону. Если бы наши крестьяне так же жили -- они бы давно подняли восстание и схватились за вилы и топоры! А эти ничего, молчат, терпят, хотя судя по тому, как тут все прячутся при виде гайдуков, им есть отчего молчать..... Впрочем, довольно скоро один из гайдуков развеял мое невежество, со смешком в голосе заявив, что местные аборигены прячутся не от воинов Императора Агата, а от нас, магов. Нет, ну я конечно, слышала, что Алискан достаточно отсталое место по части магии, но не до такой же степени, чтобы от нас детишек прятали, боясь, что мы можем навести на них порчу! С другой стороны, тайранцам бы тоже не помешало немножечко уважения к магам -- а то живут на всё готовенькое, и только ноют, что мы, дескать, ничего не делаем. Тьфу на них.
   Довольно скоро с лошадей мы пересели на поезд, и дальше продолжили добираться с комфортом. Железная дорога была построена гармцами несколько лет назад, но не пользовалась особой популярностью у местного населения -- мы ехали в почти пустом поезде. Я опять погрешила на суеверие и дремучесть алисканцев, но затем, когда выяснила цены за билеты, от души с ними согласилась Да я бы сама лучше пешком ходила, чем столько за билеты платить! Для кого вообще эти гармцы дорогу строили?
   Таким образом, наш путь до столицы занял рекордно короткое время. Точно так же быстро я надеялась распрощаться с Алисканом, но мы застряли в столице до самого конца весны, пытаясь распутать тот комок интриг, в которых запуталась Агнесса Эйнхери, чтобы ей перевернуться в её постели или гробу.....
  
  
   Я пыталась удобнее устроиться удобнее на постели, то взбивая подушку, то приминая её снова, но сон всё не шел. И дело было не в физическом неудобстве, а скорее просто в том, что я была слишком раздражена и обеспокоена, чтобы заснуть. Наше расследование было в тупике, и мне уже стало казаться, что мы никогда не выйдем на след проклятой тёмными богами девчонки, и нам действительно придётся ехать в треклятые Пустоши, не имея ни одной ниточки. Прошло уже полторы недели, с тех пор как мы приехали в столицу, а мы всё еще топтались на том же месте. Рорик будет недоволен. Но он должен понять -- мы не можем действовать без хоть каких-либо улик, ни имея ни малейшей зацепки, понимания, в конце концов, что же случилось на самом деле! И я начала сдаваться. Просто хочу домой, я устала. Мне уже опротивели хари этих верзил-алисканцев и до смерти надоели наглые рожи гармцев, водящих нас за нос!
   Мои безмолвные стенания прервал болезненный тычок в бок.
   - Да заснёшь ты наконец, или нет? - возмущенно пробормотал сквозь сон Вик, затем перевернулся на другой бок, и захрапел. Так, на болезных не обижаемся, спящих не бьем. Схожу я лучше в гости.
   Я как можно более тихо оделась и направилась к двери, стараясь не разбудить мужа. Когда я почти закрыла за собой дверь, храп резко оборвался:
   - Далеко собралась? - совершенно ясным голосом спросил Викар.
   - К Гриму. Искать у него утешения, ведь от родного мужа я только побои и могу дождаться!
   - А-а-а.... найдёшь утешение -- расскажешь мне, я тоже посмеюсь. Утешающий Грим, ну надо же.... У меня совершенно безумная жена, живущая в иллюзиях....
   - Да пошел ты!
   - Я тоже тебя люблю.
   Я усмехнулась. Хороший всё таки у меня муж.
   Грим как и я не спал, с совершенно невменяемым видом сидя за своими записями. Редко кто мог видеть всегда собранного и безупречного Изенгрима таким, каким я видела его сейчас -- с неопрятно выбившимися из хвоста каштановыми волосами, в помятом халате с пятнами чернил и осунувшимся от усталости лицом, на котором была написана мука.
   - Хватит над собой издеваться, лисёнок, - самым строгим тоном, на который была способна, произнесла я и закрыла перед его носом тетрадку, в которую он неотрывно пялился. - Выпьем? Говорят, алкоголь прочищает мозги.
   - Не боишься что я сопьюсь, Уна? Потому что, чтобы прочистить мои мозги, понадобиться не один бочонок чистого спирта.
   Я громко фыркнула.
   - Если ты за семьдесят лет не спился, то и сейчас не сопьешься, тем более что у нас нет бочек со спиртом.... - я пошарилась в шкафу, не обращая внимание на возмущенный взгляд Грима, - зато есть отличная бутылка коньяка. Запасливый какой!
   - А то. Разливай давай, искусительница.
   Для стороннего взгляда наши отношения с Гримом могли бы казаться странными. Вик вот тоже в первое время меня к лисёнку ревновал -- особенно когда узнал, что несмотря на то, что мы принадлежали к одному роду, родственниками мы являлись лишь номинально-- моя бабушка пришла в Семью Бергелей из другого клана уже с ребёнком на руках, а её сын и мой отец затем и вовсе женился на магичке-иллюзионистке, так что кровного родства между мной и Гримом не было. Но мы воспитывались в одном доме, единственные дети того поколения, поэтому были друг для друга как брат и сестра, как бы не мечтали нас поженить наши родители. Ну так уж получилось -- сложно влюбиться в человека, которому ты в детстве выдирал впившиеся в мягкое место в результате очередной проказы щепки.
   - Есть успехи? - наконец спросила я, разомлев от тепла, проникшего в мою кровь с алкоголем. - Понял, у кого был зуб на нашу Эйнхери?
   -Да у кого только не было, - с горечью произнёс Изенгрим. - Легче назвать тех, кому она не перешла дорогу -- время сэкономим.
   - Наткнулся на что-то новенькое? -я с любопытством взглянула на своего друга.
   - Ну так у вас ведь со "стареньким" ничего не получается, - язвительно сказал Грим.
   - Что правда то правда, - миролюбиво ответила я. Мы с Эриком разрабатывали версию гармского вмешательства, но пока безуспешно. - Ну так ты же не думал всерьез, что нам удастся расколоть некромагов?
   - Если честно, думал. Этот Хаккен, он ведь помог нам, когда Агнесса только пропала. А сейчас он делает вид, что ему и вовсе не интересна какая-то там тайранка.
   - Может всё дело в другом гармце, этом, с постной рожей? Он вроде у них старший.
   - Может.... - как-то вяло согласился Изенгрим. Я решила его отвлечь, а точней перевести стрелки от своей особы.
   - Ну а как у Гэлина дела с расследованием взрыва МИЦа? Неужели тоже не успешно? Вроде местные маги обещали нам содействие.
   Грим координировал действия всей нашей небольшой команды, и единственный был в курсе всех подробностей нашего дела.
   - Ничего интересного. По всем имеющимся данным, Асет Орани должен быть действительно мёртв. После такого взрыва не выживают.
   Я промолчала. Все три линии расследования -- с гармцами, Асетом Орани и Шаноэ, (ведьмами Пустошей занимался Вик), обрывались на середине и никуда не вели. Оставалась одна надежда на Изенгрима -- уж он то даже из самой захудалой сплетни мог вынести море полезной информации. По лицу видно -- что-то знает!
   - Ну так что ты нарыл? - я нетерпеливо заерзала, разбив завесу молчания, и попыталась заглянуть в его записи. Ну и почерк!
   - Многое. Только не вижу пока, как нам это может, - лицо Грима скривилось, как-будто бы у него болел зуб. - Эта Эйнхери.... Ты знаешь, у неё тут был прекрасный шанс стать Императрицей.
   - Э-э-э? Что ты имеешь ввиду? Неужели..... у неё был роман с Императором Алискана?!
   У меня дух перехватило от возникших мыслей. Действительно, эта Агнесса та еще штучка -- у неё вполне хватит наглости крутить хвост перед самим Рейном Агатом. А он её вполне и пришить мог -- кто же сможет поймать за руку такую высокопоставленную особу?
   - Интересная версия, но нет, хотя такие слухи тоже ходят. Зато вот то, что Лайсо Агат, второй сын Императора, имел серьезные планы на нашу арэнаи, известно доподлинно. И отец его был явно в курсе этого и вполне одобрял выбор сына.. Речь вполне могла зайти о помолвке. А тогда.... кто знает, может быть он предпочел, чтобы именно Лайсо стал его наследником, а не Астарт, чьим браком с Элоизой, как говорят слухи, он не очень доволен. Но тут всё как в дешевых слезливых романах -- у нашего несчастного князя Лайсо нашелся конкурент, не такой знатный и не такой влиятельный, но именно он похитил сердце прекрасной чужеземки, уведя её прямо у него из под носа. И хочешь знать, кто был тем храбрецом, что не побоялся встать на пути у самого князя?
   Я согласна закивала -- хочу конечно. М-м-м, люблю когда Грим пересказывает сплетни -- как-будто сказки рассказывает. Страшные, правда, после которых сон не идёт.
   - Салман Джудо, молочный брат принцев, считающийся до этого правой рукой Лайсо Агата. А теперь, после таинственного исчезновения Агнессы, он вновь дружен с Астартом, принявшим его к себе чуть ли с распростертыми объятиями.
   - Салман Джудо....Это не тот ли хмурый гайдук, что встречал нас на границе?
   - Именно он. Они с Агнессой были помолвлены. И вот что странно, помолвка их была разорвана в тот день, когда взорвалось здание МИЦа, а Агнесса Эйнхери совершенно необоснованно была арестована. Понимаешь, что это означает?
   - Что к нашим подозреваемым добавляются еще и оба князя. Лайсо мог решить отомстить не подчинившейся ему арэнаи, а Астарт попытаться избавиться чужими руками от несущей для него угрозу тайранки. К примеру, подговорить Салмана Джудо увести её у Лайсо, а после разрыва их помолвки и вовсе убить, от греха подальше. Хотя старший князь не произвёл на меня впечатление подлеца.
   - Но князья нам не по зубам, а вот Салман..... Знаешь, у меня есть подозрения, что он в курсе многих дел Агнессы, и в отличии от некромагов, его гораздо легче разговорить.
   - Значит, ты собираешься поймать Джудо на крючок?
   - Нет. Ты собираешься. Я думаю, такой милой леди как ты это будет гораздо легче сделать, чем мне.
   - Ну, спасибо конечно, но я вообще-то замужем, - напомнила я Изенгриму.
   - С каких это пор тебя беспокоит? Как будто тебе впервой вертеть юбками перед кем-то, чтобы выудить у него информацию.
   - Мне, может, и не впервой, только вот Джудо в курсе, что я замужем, а нравы здесь гораздо жестче, чем у нас, и мой к нему интерес может вызвать подозрение. Пусть лучше этим Гэлин займётся -- вот уж у кого хорошо получается втираться в доверие.
   - Только вот Гэлин не Бергель, не из моей Семьи, и так же ему верить, как тебе, я не могу. Уна, прошу.
   Я покорно вздохнула. Ну и зачем спрашивается, я попёрлась к Гриму? Лежала бы сейчас в тёплой постели с мужем под боком, и думать не думала о каком-то там Джудо и подковёрной борьбе князей за трон своего отца. Я уже собиралась уходить, когда мне вспомнилась мысль, которая зрела в моей голове уже всю неделю.
   - А почему мы ищем только Агнессу Эйнхери? Ведь другая фрейлина, Фанфорт, тоже пропала буквально за день от отъезда Агнессы. Возможно, нам стоит пойти по её следу, и он приведёт нас к арэнаи?
   - Потому что меня попросили даже голову не поворачивать в сторону Дезире Фанфорт.
   - И ты послушал?
   - Конечно нет, - мягко улыбнулся Грим. - Я еще в Истике начал наводить справки об этой почтенной леди.
   - И?
   - И выяснил, что её не существует. Точнее, настоящая Дезире Фанфорт давно мертва, а её место занял другой человек. Вот только Грегори Нортон не мог быть не в курсе того, кого он отправляет в Алискан. А значит....
   - Значит мы имеем еще одну неучтённую фигуру в нашем уравнении.
   - Конечно, - я удостаиваюсь еще одной улыбки. - Но тебе не стоит забивать этим голову, Дезире Фанфорт я займусь сам, как и Джаредом Хаккеном, а ты лучше сконцентрируйся на Салмане Джудо.
  
   Привлечь внимание Салмана оказалось не так уж и легко. Салман избегал тайранцев, а в особенности меня. Я настолько отчаялась, что пошла путём Агнессы Эйнхери, и устроила красочное представление на тренировочной площадке. Посмотреть на зрелище, как мелкая и хрупкая по меркам алисканцев девица укладывает на землю здоровенных мужиков, собралось наверное половина дворца (я потрудилась, и предварительно подготовила почву для своей популярности). Был там и Джудо, но вот только восхищение в его глазах я не увидела. Жаль. Зато я сблизилась с некоторыми гайдуками, и после нескольких дней совместных тренировок и попоек, достаточно вошла в доверие, чтобы выяснить кое-что о Салмане Джудо и о его отношениях с Агнессой. Моё представление о нём как о коварном и расчетливом соблазнителе излишне легкомысленной арэнаи подверглись серьезной корректировке. Со слов его приятелей, именно Джудо был жертвой в этих отношениях, и ходил за жестокосердной арэнаи, не обращавшей на него внимание, хвостиком. Глядя на Салмана, сложно представить его влюбленным, но те, кто был свидетелем их "романа" с Агнессой, слово в слово твердили, как он сильно изменился после встречи с Агнессой. Притом изменение это было очень резким и неожиданным для всех. Хм, попахивает на ментальную магию. Я пошла к Изенгриму, и он, не очень охотно, подтвердил мои выкладки -- Агнесса Эйнхери оказалась просто кладезем талантов, и владела не только боевой магией, но и в магии ментальной. Оставался только вопрос -- зачем ей был нужен влюбленный в неё Джудо?! Я могла бы понять, если бы она пыталась зачаровать Лайсо Агата, не смотря на все запреты магам вступать в браки с особами королевской крови. Она ведь Эйнхери, а этой Семье всегда было плевать на правила -- ради власти они готовы идти по головам. Но Джудо, от него какая ей была польза?
   Интересно, а знает ли Джудо о том, что с ним сделала Агнесса? Интуиция мне говорила, что знает -- иначе откуда столько недоверие ко мне, и едва ли не открытая ненависть к братьям Эйнхери? Может, стоит попробовать другую тактику, и вместо того, чтобы пытаться вызвать приязнь, попробовать взбесить Джудо так, чтобы он раскололся? Отличная идея, вот только лучше не говорить о ней Гриму -- не одобрит, а может даже от дела отстранит.
   Возможность подвернулась достаточно скоро. Во дворце намечался бал в честь какого-то местного народного праздника. Придворные балы вообще хорошая штука -- люди, пришедшие потанцевать, пофлиртовать, и может быть, немного выпить, чувствуют себя гораздо более раскованными, чем обычно, а следовательно, гораздо лучше идут на контакт. А уж интриги и заговоры, которые нередко раскручиваются среди праздничного блеска и суеты! В общем, благодатное место для нас, шпионов.
   Поначалу бал в Алискане меня разочаровал. Всё достаточно строго, скромно и очень целомудренно. Никто не обжимается по углам, парочки не спешат в альковы, а возле любой особы женского пола младше пятидесяти, вертится отец, муж или брат. Ах да, и пьют здесь только тёплый лимонад. Ужасное мероприятие, которое, кажется, пройдёт в пустую, потому что Джудо я здесь не вижу.
   - Великий князь Астарт и княгиня Элоиза, - объявили громогласно, и я перевела свой скучающий взгляд туда, где появилась эта в высшей степени впечатляющая пара.
   С тех пор, как я приехала в Алискан, принцессу Элоизу я видела лишь несколько раз. Приказа составлять компанию и следить за высокородной особой у меня не было, а сама по себе Элоиза мне интересна не была. Изенгрим говорил с ней, и выяснил, что ничего о том, куда делась Эйнхери, она не знала, и тоже потерял к ней интерес. Но сейчас я взглянула на на принцессу другими глазами -- если Астарт причастен к исчезновению арэнаи, то он вполне может представлять угрозу и для Элоизы. Только сейчас я заметила, сколь холоден Астарт со своей прекрасной рыжеволосой женой, и как напряжена Элоиза. Не всё хорошо у этой пары, это очевидно. Простая размолвка или нечто большее? Еще некоторое время последив за ними, я поставила себе зарубку -- нужно поговорить с Элоизой, и может быть, даже поучаствовать в её судьбе. Это, в конце концов, свинство со стороны тайранцев -- бросить юную девушку, воспитанную в совсем других традициях, среди грубых и замкнутых алисканцев. У неё даже свиты нормальной нет -- ну нельзя же назвать свитой её угрюмую охрану! Хотя то, что князь заботится о безопасности своей супруги, это хорошо, даже очень. Хоть кто-то заботится...... А кто-то следит, как это делает сейчас Лайсо Агат, почти в упор изучающий молодую княгиню. Имеющий глаза да увидит -- еще бы понять, что это означает.
   Но я отвлеклась. Моей основным заданием на этот вечер был Салман, который, я уверена, был на этом балу, но каким-то образом умудрялся оставаться незамеченным. Я завертела головой, отыскивая гайдука, когда мой взгляд зацепился за продвигающегося на выход Джареда Хаккена, а через какое-то время спешащий вслед за ним Изенгрима. Весьма любопытно, но вмешиваться в дела Грима я не буду -- не простит. Так, а это что? Как джин из волшебной коробочки появился Салман Джудо, уходящий в ту же дверь, что и некромаг с Гримом. Все следят за всеми, значит, замечательно. Нужно удостовериться, что Салман не помешает беседе некромага и Изенгрима, и заодно потрясти его на тему его отношений с арэнаи. Я поспешила вслед за воином, надеясь перехватить его в коридоре, но видимо, он шел очень быстро, так как в коридоре уже никого не было. Я вышла на лестничный пролёт, и задумалась -- куда же он пошел, вверх или вниз? На первом этаже был только холл и служебные помещения, так что логичнее идти вверх по лестнице. Приподняв юбки, я позволила себе побежать по ступенькам, не обращая внимание на удивленные и осуждающие лица придворных. Ничего, переживут вид моих лодыжек, благо что не зад им показываю.
   Коридор третьего этажа был пуст, но, кажется, но мой обострившийся нюх арэнаи говорил о том, что здесь только что прошел алисканец -- сплетая свои волосы в мелкие косички, алисканские мужчины смазывали их достаточно специфично пахнущим маслом, притом запах масел воинов и аристократов отличался. Так вот, тут явно только что прошел гайдук. Я неуверенно прошла мимо нескольких комнат, когда увидела чуть приоткрытую, как от сквозняка, дверь. Открыла её как можно более тихо, радуясь смазанности петель, и заглянула внутрь. В комнате было темно, но за ней скрывался вход в еще одну комнату, на этот раз плотно закрытую. Лишь выбивавшийся из-под порога мягкий свет говорил о том, что там кто-то есть. Я окинула гостиную взглядом, и тихо прошмыгнула к широкому балкону, как оказалось, объединявшему две комнаты. Мне повезло - в интересующей меня комнате была приоткрыта балконная дверь, позволяя услышать тихие мужские голоса. Изенгрим, и, видимо, некромаг. Честно, я не собиралась подслушивать, но раз уж так получилось..... было бы глупо просто уйти. А вдруг Гриму понадобиться помощь? Я нагнулась, чтобы они не могли заметить даже моего силуэта в окне, и начала пробираться по скользкому от снега полу ближе к двери. Пытаясь двигаться как можно тише, я не сразу заметила, что не только мне захотелось подышать свежим воздухом, притом именно на этом балконе. Лишь когда массивная тень скользнула в мою сторону, а к нежной коже горла прикоснулось холодное лезвие клинка, я осознала, что тот, за кем я так упорно шла, уже здесь. Вот только кто его интересует -- Грим или Хаккен? Яростно блеснули узнаванием глаза, шею чуть царапнуло, и я почувствовала стекающий вниз тёплый ручеек крови. Эй, он же так меня совсем убьет, если я ничего не сделаю! Я осторожно подняла руку, стараясь не дергаться и не делать резких движений, и спокойно глядя в глаза Салмана, поднесла пальцы к его губам в универсальном знаке тишины. Затем так же медленно дотронулась до его напряженного запястья, отводя руку с кинжалом от своей шеи. И он, к моему большому облегчению, подчинился мне. Ну да, мы же не хотим шуметь -- а я явно не собиралась умирать тихо.
   Я чуть отодвинулась от него, и оглянулась в поисках чистого, не истоптанного этим громилой снега. А, вот! На тонкое покрывало снега легла руническая вязь -- такой раньше записывали Древнюю речь. Эта была не совсем магия в современном понимании этого слова, оттого она не тревожила магический фон и её нельзя было засечь по остаточному следу. Но работали эти руны великолепно. Для нас двоих голоса стали слышны гораздо лучше, и нам не пришлось рисковать, подбираясь совсем близко.
   - ....хотя я весьма польщен, что пользуюсь таким вниманием у вас, айрин Бергель, - насмешливый голос некромага, лишенный теплоты. - Мне нечего больше сказать.
   - Я думал, она вам не безразлична, - а это уже Изенгрим, оставивший свою привычную надменность, и говорящий мягко, даже проникновенно. Впрочем, я не сомневалась, что это была еще одна его маска. А "она", полагаю, это Агнесса.
   - С чего бы вам так думать? - с вызовом.
   - Я так полагаю, вы страдаете излишним человеколюбием. Но вы спасли её брата.
   Это Эрика что ли, или Гэлина некромаг спас? Да вроде с ними всё в порядке.
   - И вы использовали свой следящий амулет не для того, чтобы ей вредить, - продолжает Грим.- Мне кажется, я знаю причину того, почему вы отстранились от поисков айри Эйнхери. Это ведь случилось после того, как ваш амулет показал, что Агнесса находиться в Пустошах? Вы думаете, что её похитили Шаноэ. Что она теперь такая же как они, проклятая. Для вас она уже стала врагом.
   Молчание, долгое, тягучее, и лишь затем:
   - Вы много знаете о Шаноэ.
   - Вы понимаете, что это не может быть правдой? Это сбой настройки амулета на объект, обманка. Кто-то мастерски водит нас за нос. Она не могла в одну секунду переместится из Салдора в Безымянные Пустоши, так не бывает.
   - Много ли мы знаем о том, как бывает? - в голосе Хаккена напряжение, а значит, Грим был прав. - Если вы не верите в телепортацию, это не значит, что её не существует.
   - В телепортацию? - впервые за вечер Изенгрим позволяет проявить свои истинные чувства. Удивление, неверие, то, что чувствую сейчас я. - Телепорты существуют только в сказках о магах в дурацких остроконечных шапках да в литературе низкого пошиба.
   - А если я скажу, что нет? Что лично, в книгах, написанных еще на Древнем языке, видел описание применения телепортационных станций? Там не так уж много нужно -- лишь только доступ к неистощимому источнику энергии и знание необходимых символов и знаков. Ах, ну да, и еще достаточно высокий уровень магического искусства. Такой, какой был у Асета Орани и Хеля Пустынника.
   - При чём здесь вообще Хель Пустынник? - Изенгрим говорит уже с неприкрытым с раздражением.
   - Ах, так вы не знаете о Хеле? Тогда я не буду раскрывать чужие тайны. В конце концов, это не моё дело. Да и к тому времени его уже забрала Смерть. Так что вряд ли это Хель.
   - Тогда зачем вы кормите меня байками о давно сдохшем некромаге? - грубо прервал его Грим, но некромаг как ни в чём не бывало, продолжил:
   - Вы хотели моей помощи? Тогда позвольте изложить мою версию произошедшего. Я действительно полагаю, что в исчезновении Агнии Эйнхери виноваты Шаноэ. Вот только они не могут проникнуть на территорию Алискана, мы позаботились об этом, поэтому они воспользовались услугами мага хаоса, владеющего секретом телепортации. Тогда же становиться понятно, почему вначале амулет показал на Салдор -- там, в пустыне, помнится, всё еще работает Источник, отличная подпитка для телепортационной станции. Остается только снять шляпу перед Асетом Орани, оживившему легенду столь древнюю, что даже я только недавно догадался, что на самом деле означают эти молниеносные перемещения из одной части света в другую.
   Напряженное молчание. И лишь затем:
   - Если даже это правда, и Агнесса действительно сейчас в Пустошах, то это совсем не означает, что она находиться в руках Шаноэ. Не знаю, почему вы помогли тогда, было ли это приказом с выше, или вашей собственной инициативой, но вы помогли. Так сделайте это и сейчас.
   - Я больше не имею к этому никакого отношения, - отрезал некромаг. - Хотя..... если вы всё же отыщите Агнессу Эйнхери, и она еще будет жива, сообщите мне об этом.
   - Вы....
   - О нет, не воспринимайте мои слова как проявление заботы или личной привязанности. Просто вы должны понимать, что мы не позволим одной из Шаноэ встать во главе клана Эйнхери.
   - А если она не будет Шаноэ? Поверьте, я знаю о ведьмах Пустошей достаточно, чтобы суметь это определить. Вы можете ошибаться, айрин Хаккен.
   - Нас, - он подчеркнул это слово, напоминая, что он сейчас говорит от лица своих господ, - устроит лишь только два результата: Агнесса Эйнхери должна быть мертва или передана гармцам, в независимости от того, считаете ли вы, что она как-то связана с Шаноэ или нет. И чем раньше она окажется у нас в руках..... тем меньше людей пострадает в итоге. Это в интересах Тайрани, сделать так, как хотим мы. Мало кто может позволить себе ссорится с Гармом.
   - Вы угрожаете? - спокойно, почти лениво говорит Изенгрим.
   - Нет, - и совсем тихо: - И мой вам личный совет: если вы не хотите брать на душу ответственность за решение - предать Агнессу Эйнхери в руки гармцев или всё же пойти против желаний Гарма, то не ищите её. Если она просто исчезнет -- так будет проще.
   Что было в его голосе - предостережение или просьба?
   Звук шагов, открываемой и закрываемой двери. Затем чертыхание, и что-то с силой летит в стену, звонко разбиваясь. Дверь еще раз хлопает, и в комнате наконец становиться тихо. Я поднимаюсь с колен, разминая затёкшие мышцы, и краем глаза слежу за мужчиной рядом со мной. Много ли Джудо понял из этого разговора? Не стоит ли мне его устранить? Похоже, в его голове бродят те же мысли. Проклятье, мне совсем не хочется сражаться с этим верзилой с лицом маньяка -- я видела, каков он в деле, и не уверена, что успею трансформироваться до того, как он меня прирежет. Поэтому я стараюсь как можно более безобидно улыбнуться, и предлагаю:
   - Почему мы нам не зайти внутрь? Мне кажется, мы оба замерзли.
   - Только после дамы.
   Ага, он мне тоже не доверяет, и не хочет подставлять свою спину. С другой стороны, он получает отличную возможность напасть со спины на меня. И не говорите мне, что он воин и аристократ, а значит, у него есть свои правила чести. В таких делах, как это, главное правило -- выжить и выиграть, а значит, бить в спину вполне себе можно, а иногда даже и нужно. Но..... да я даже не успею пожалеть об этом, просто сдохну. Я смело поворачиваюсь к нему спиной, вся сжимаясь в ожидании удара, и медленно начинаю тянуть на себя ручку балконной двери. Ничего не происходит -- то есть дверь-то как раз открывается, а вот удара я не чувствую. Я подавив вздох облегчения быстро вхожу внутрь и нервно оборачиваюсь, наталкиваясь на пристальный взгляд Джудо. Ух, глазастый какой, даже в кромешной темноте углядел. Пусть алисканцы не особо блещут умом и изящными манерами, природа постаралась выжать всё возможное из такого хрупкого и недолговечного материала, как человеческое тело. Гайдуки, пожалуй, единственные люди на свете, способные поспорить в скорости и силе с арэнаи в боевой трансформация. Что-то я раздумала его убивать.
   Я быстро прошла вглубь комнаты, и под моими ногами захрустели осколки. Пока я искала свечу, а затем нервно пыталась её зажечь щелчком пальцев (видел бы меня муж, на смех поднял!), воин уже успел переместиться вслед за мной, и теперь неподвижно сидел в глубоком кресле, не отводя от меня взгляда. Я его даже не видела -- чувствовала. Столь плотным и тяжелым было напряжение, исходившее от него. Наконец я справилась со своей совершенно неуместной нервозностью, и помещение озарил мягкий свет.
   - Где это мы? - на жилую комнату это было мало похоже. Кресла с высокими спинками, широкий дубовый стол, книжные стеллажи, изящные безделушки по углам.
   - В комнате для деловых переговоров.
   - Понятно.
   Я уселась на край стола, пытаясь таким примитивным образом возвыситься над Салманом. Не знаю почему, но рядом с этим смертным я чувствовала себя в высшей степени неуютно. Смешно, растерялась, как двадцатилетняя девчонка. Да у меня сын старше него! Нужно прекращать этот балаган -- в конце концов, этот алисканец влез не в своё дело, и не в его интересах, если о нашем подслушивании кто-то узнает. Мне то никто ничего не сделает, а вот тот некромаг вполне может отомстить излишне любопытному гайдуку.
   - За кем вы следили, лорд? - я решила спросить в лоб, надеясь огорошить его, и может быть, суметь разговорить?
   - А вы?
   - Не отвечайте вопросом на вопрос. Я была в праве - Изенгрим Бергель мой спутник, и я волновалась за его безопасность. Но вас их разговор не касался вовсе. Еще раз спрашиваю - что вы здесь забыли?
   - Или?
   - Что, или?
   - Или вы мне что-то сделаете? Всё это очень походит на допрос, айри Бергель, только вот вы не можете допрашивать меня.
   - Хорошо, - я решила поменять тему. - Возможно, мы не очень удачно начали. Вы ведь знаете, зачем мы здесь. Мы ищем Агнессу Эйнхери -- она гражданка Тайрани, находившаяся на момент исчезновения на государственной службе и представительница магического клана, достаточно могущественного, чтобы иметь вес в международной политике. Понимаете ли вы, насколько нам важно найти Агнессу? Я ожидала, что нам пойдут на встречу, и помогут в её поисках, по крайней мере, так нам обещал Император Агат. Так почему же мы узнаем о том, что Агнесса Эйнхери была помолвлена с вами, из третьих рук?
   - Вы сами сказали - была помолвлена. К тому времени, когда она уехала, я не имел к ней никакого отношения, - пожал плечами Салман. - И о том, куда и с кем она исчезла, я не знаю.
   - Но вы были с ней близки, - напомнила я ему, - и могли многое знать о её врагах и друзьях в Алискане. Возможно, именно благодаря вам мы могли бы найти зацепку.
   - Я никогда не был с ней близок. Меня она вообще не интересует, - медленно и чётко, как будто разговаривая с идиоткой, процедил воин.
   Я хотела так же как Грим патетически произнести речь о том, что знаю, что Агнесса ему не безразлична, но с языка сорвалось другое:
   - Она ведь обидела вас, очень сильно. Наверное, вам кажется, что вас использовали.
   Уголки губ Салмана резко дёрнулись вверх, на секунду обнажая клыки. Это он что, скалиться на меня? Плохой самоконтроль у этого воина, ну или просто нервишки шалят. Мда, близкое общение с юными магичками, слабо контролирующими свои способности, плохо сказывается на смертных мужчин. Это я по себе помню -- тоже кружила головы мужикам, и без всякой ментальной магии, а они потом, бедные, только при одном звуке моего имени начинали плакать кровавыми слезами.
   - Что вы можете об этом знать?
   Он резко поднялся, собираясь уходить, и я поднялась вслед за ним, перекрывая ему выход. Теперь он смотрел на меня сверху вниз, и лицо его перекашивала странная ухмылка, так не вязавшаяся с пустыми, уставшими глазами. Так вот почему от присутствия Салмана я чувствовала себя так неуютно, почему мне было так неприятно находиться рядом с ним. Я уже видела такой взгляд -- взгляд перегоревшего человека, разочарованного во всём и вся. Ждущего смерти, почти уже мертвеца.
   - Зачем ты следил за Изенгримом и некромагом? Чего ты хотел, Салман?
   Он медленно поднял руку, как будто собираясь дотронуться до моего лица. Если он сделает это, я его ударю..... Кажется, он прочел мои мысли, так как его рука замерла в воздухе, а затем безжизненно упала вниз.
   - Знаешь, - тихо начал он, - а ведь ты вторая тайранка, которую я вижу в своей жизни. - И тоже боевой маг. Наверное, у меня сложится превратное мнение о всех тайранских женщинах.
   - И какое же?
   - Что вы наглы, назойливы без меры, опрометчивы.... и совершенно неженственны.
   - Если ты думаешь меня оскорбить, то ты пролетел, - я не отводила от него взгляда, пытаясь хоть что-то прочесть в карих глазах.
   - Такие хрупкие на вид, но совсем не слабые.... Сколько тебе лет на самом деле, айри?
   - Шестьдесят семь.
   - Шестьдесят семь, -задумчиво повторил Джудо. - Для людей это уже закат жизни, но не для магов. У тебя есть дети?
   К чему эти вопросы? Он.... он нарушал мою личную границу. Но не ответить сейчас -- значит окончательно потерять его для разговора.
   - Да, двое. Сын и дочь, оба уже взрослые. Ну, почти.
   - Вот как..... И твой муж, с тобой, здесь. А ты всё это время занималась тем, что пыталась очаровать меня, чтобы вынудить из меня информацию о вашей драгоценной Эйнхери. Которая, как мы только что выяснили, нужна не только вам, но и некромагам. Воистину, вы, маги, треклятые ублюдки без души -- ради пользы дела готовые на ложь и предательство. Хотя может тут дело не в пользе и не в расчете? Может, вам просто нравиться играть чужими жизнями?
   Я закатила глаза. Этот разговор начал мне надоедать, стало ясно, что от Салмана пользы уже не будет, один пустой трёп -- он скатился в тупое морализаторство, пытаясь своими простыми "истинами" и обвинениями в адрес магов закрыть ту брешь в своей душе, которую ему нечаянно нанесла Агнесса. Видимо, он действительно ничего не знает, и просто тратит моё время.
   - Отлично. Ты меня убедил. Мы все плохие. А теперь, лорд, я вынуждена попрощаться с вами. Если что-нибудь вспомните, найдите меня.
   Я прошла мимо приёмной и вышла в коридор. Отвратительный вечер, совершенно бесполезный, если не считать того, что узнал лисёнок. Впрочем, это вряд ли поможет. Телепорты? Чушь!
   - Постойте!
   Я раздраженно обернулась. Салман Джудо. Ну конечно.
   - У меня есть долг перед Агнессой, и я не уверен, что оплатил его, как и не уверен, что то, что я вам скажу, может помочь. Я скажу вам, почему я следил за некромагом, если вам это поможет. В одну ночь, когда я был рядом с Агнессой, на неё напали на улицах города. Она сказала, что знает, кто на неё напал.
   - И кто же?
   - Мне она не сказала. Но потом..... я ведь то же не первый день живу. Я провёл расследование -- и вышел на след некромага.
   - Джаред Хаккен? - нахмурилась я.
   - Адиель Зикрахен. Но мы не стали предъявлять ему обвинения -- тем более что доказательства были сомнительны, а ссорится с Гармом никто не хотел.
   - Значит, Адиель Зикрахен..... Как вы думаете, он может стоять за похищением?
   - Я думал так, но вы же слышали сейчас Хаккена. Некромаги ничего не знают, а связываться с сёстрами Шаноэ никто из них не будет в любом случае. Полагаю, что в этом он не соврал, и Асет Орани вполне может оказаться жив, и стоять за похищением
   - Мне кажется, вы что-то не договариваете. Знаете, но не говорите, - с подозрением спросила я.
   - Может быть, - неожиданно согласился Салман, - но откровенничать с тайранскими ищейками мне что-то совсем не хочется. Зато кину вам кость -- Асет Орани очень плотно сотрудничал с князем Лайсо Агатом через своего мага -- Ирбиса Като. Если кто и знает о сигиле и его планах, то это они.
   - Спасибо, но как.....
   Но Джудо уже потерял ко мне интерес, и просто прошел мимо меня. Как будто не было нашего разговора, как будто не было этого вечера.
   Я не стала возвращаться на бал, а напрямую пошла в покои Изенгрима. Тот уже ждал меня.
   - Ну что, наслушались? - хмуро спросил он меня.
   Я покаянно вздохнула. Даже знать не хочу, откуда он узнал о нашем присутствии.
   - Некромаг тоже всё понял?
   - Нет, я вас прикрыл. Твой разговор с Джудо я кстати тоже слышал. Отвратительно. Ты теряешь хватку - его можно было так хорошо раскрутить, а ты почти всё профукала.
   - Эй!
   - Не возмущайся. Ты знаешь, я прав.
   -А битьё фарфора о стены? Тоже была часть представления, или ты действительно вышел из себя?
   - Ну да.... Я несколько разозлился, - поморщился Грим. - Просто понял, насколько всё дерьмово.
   - Что, совсем? - сочувственно спросила я, массажируя напряженные плечи Грима.
   - Сложи всю картинку вместе, и увидишь. Мы влезли в самый клубок интриг, и я боюсь, как бы нам не досталась роль жертв. Я не хочу связываться ни с Лайсо Агатом, ни с некромагами. Зикрахен уже пытался убить Агнессу, а Хаккена ты сейчас сама слышала. Если раньше он и был готов сотрудничать, то сейчас по воле своего хозяина легко пустит её в расход.
   - Тогда может плюнем на всё, и отправимся в Пустоши? Даже если некромаг ошибался с сигилом, но следы всё равно ведут в Безымянные Пустоши.
   - Если честно, я не хочу соваться в Пустоши. И не только из-за Шаноэ -- их мы, я думаю, вполне сможем обойти, вряд ли они полностью контролируют эти земли. Но если некромаги узнают, что отряд тайранцев ушел туда.... С них вполне станется обвинить нас в сговоре с ведьмами, и прижать Тайрани. Как-то их миролюбие в последнее время поугасло. Ты слышала, как говорил со мной этот засранец?
   - Нормально говорил, - пожала плечами. - Некромаги наверное все такие заносчивые.
   - Я не об этом, Уна. Просто, случайно или нарочно, Хаккен дал понять, что планы Гарма на Тайрани изменились, и отнюдь не в нашу пользу. Они нас уже ни во что не ставят, и как-будто ждут любого повода, чтобы записать нас в свои личные враги.
   - И что мы будем делать?
   - Пока наблюдать.....
   - За кем? За всеми сразу? - разочарованно спросила я.
   - Конечно, нет. Предположим, что Хаккен не врал, и Асет Орани действительно жив, а намёки Салмана были не обманкой.
   - Взяться за Лайсо? - хмыкнул я.
   - Потише, Уна, потише. Ирбис Като -- он же его правая рука? Притом напрямую не лезь - он менталист, быстро тебя раскусит. Попробуй с Эриком проверить его возможные связи с Асетом Орани.
   - А ты что будешь делать?
   - Попробую уговорить Элоизу навестить отца, - тяжело вздохнул Грим.
   - Всё так плохо?
   - Не хочется так думать, но рисковать дочерью нашего Императора я тоже не хочу. Пусть пока побудет в Истике..... пока мы не разберёмся с некромагами и с их планами. А теперь иди спать, и хватит переживать. Всё будет хорошо.
  
   Следующая неделя прошла спокойно. Поиски Агнессы Эйнхери не то что отошли на второй план, но потускнели в сравнении с теми проблемами, что стояли перед нами сейчас. Не знаю, как там дела шли у остальных, а у меня всё достаточно быстро завяло. Только я вышла на данные, свидетельствующие о сговоре Лайсо с погибшим магом хаоса, как меня вежливо завернули, намекнув, то если я не перестану совать нос куда не надо, мне его укоротят. И кто бы вы думали за всем этим стоял? Сам князь Астарт Агат. Кажется, князь был вполне в курсе, что за фрукт его братишка, участвовавший в заговоре против него, и замышляющий сейчас что-то против Элоизы. Ну что же, не буду мешать налаживать им семейные отношения, тем более что Астарт дал добро на поездку Элоизы в Тайрани. Он даже ухватился за это всеми руками и ногами -- то ли принцесса ему надоела, то ли действительно хотел вывести её из линии удара. Её должны были сопровождать гайдуки, и Изенгрим тоже решился вернуться вместе с Элоизой. Для надёжности -- алисканцам он перестал доверять вовсе.
   Мы сидели в комнате Грима, под Пологом Тишины, и пытались решить на нашем небольшом совете, что нам делать. Хотя, на самом деле, Изенгрим уже всё решил за нас.
   - И что, мы возвращаемся в Тайрани? - спросил Гэлен недовольно. - Айрин Рорик будет не рад, если мы вернёмся домой с пустыми руками. На принцессу ему наплевать, ты же знаешь, а вот за Агнессу он спросит. И тогда никакого Договора не будет, Изенгрим.
   Да уж, угождая Императору, Грим явно нарушал обязательства перед главой клана Эйнхери. В воздухе скоро запахнет весной, а мы всё еще далеки от успеха в поисках Агнессы.
   - Нет, мы не возвращаемся домой. Мы проводим принцессу до территории Тайрани, а там повернём обратно, и пройдя по землям степняков, окажемся в Пустошах.
   - Зачем так сложно? - удивился Эрик. - Ничего с этой принцесской не будет, а мы потеряем время. Давай рванём в Пустоши прямо сейчас?
   - Нет, - отрезал Грим. - Я помню о Договоре, Гэлин, но отправясь на Пустоши сейчас, мы подставим и себя, и Агнессу.
   Если она конечно, жива. Я лично в это давно не верила. Если уж за целый месяц поисковый амулет даже ни разу не пикнул, уж наверное, это что-то да значит.
   - Лучше пусть некромаги думают, что мы забросили поиски.
   Переубедить Грима невозможно, вот что я вам скажу, и братья наконец смирились с его планом. Мы засобирались обратно.
   Путешествовать с принцессой оказалось не так уж весело. Во-первых, она всё таки особа голубых кровей, поэтому путешествовала со всевозможным комфортом, а значит -- очень медленно. Во-вторых, долгожданные тёплые денёчки наконец наступили, и дороги покрыла каша из грязи и снега, еще более замедляя наше путешествие. Ответственным за поездку назначили Салмана Джудо, который должен был не только сопровождать принцессу до Тайрани, но и остаться вместе с ней в Истике. Похоже, его это не очень радовало, но видимо, Астарт счел, что его друг тоже подвергается опасности, и чем он дальше от недоброго взгляда Лайсо, тем лучше.
   До Тайрани мы доехали без приключений. На границе в этот раз всё было тихо -- разве только охрана была усилена вдвое. С невинным видом помахав на прощанье платочком, и сославшись на обстоятельства, мы расстались с Элоизой и её грозным сопровождением. Добравшись до ближайшей железнодорожной станции, мы пересели на поезд, и за полтора дня добрались до Сарина, самого южного тайранского города. Еще через два дня мы оказались на территории Великой Степи. Изенгрим уже где-то успел перехватить необходимые бумаги и грамоты, позволяющие нам безопасно перемещаться по землям степняков. Хотя грош цена этим грамотам, если на нас нападёт один из местных мелких ханов, недовольных политикой кагана Великой степи, называемого ханом всех ханов, чье покровительство нам и давали все эти бумаги. Несмотря на мои опасения, наш путь был достаточно благоприятен. Напали на нас только один раз, и то какие-то упырки-бандиты, не разобравшиеся, что имеют дело с магами, притом хорошо вооруженными, за что и поплатились.
   Я уже совсем расслабилась -- ночные костры, пробуждающаяся от долгой зимней спячки степь, низкое небо с яркими крупинками звёзд, любимый человек рядом..... Чем не отпуск? И вот тогда грянула беда. Мы находились на территории одного из племён степняков, в гостях у хана с совершенно непроизносимым именем. Сидели у костра, приобщаясь к степняцком развлечениям, состоявшим из жутко примитивных танцев и пения, не столь ужасного, сколько смешного -- как-будто не песни пели, а пытались водой захлебнуться! Меня в очередной раз пытались купить, то ли в жены, то ли в рабыни, Викар в очередной раз вежливо отказывался..... В общем, всё было очень мило, пока мой муж не побледнел, а затем, сдавленно извинившись, шатаясь побрёл в наш шатёр. Неужели очередной приступ?
   - Что с ним? - спросил меня Гэлин, сидевший рядом.
   - Сообщи Изенгриму, что у Викара приступ, - бросила я на ходу, спеша скорее за своим мужем. Он лежал на прямо на коврах нашего шатра, не дойдя до постели лишь несколько шагов. Я перетащила его на постель, встревожено глядя Вику в лицо. Кажется, он стал приходить в себя.
   - Приступ? - только спросила я его.
   - Да, - выдавил он из себя. - Позови Изенгрима.
   - Уже.
   - Тогда принеси зеркало. Нам нужно связаться с Тайрани. В Тайрани что-то случится или уже случилось, настолько важное для все нас, что меня накрыло даже здесь.
   - Вряд ли у хана есть магзеркало, - неуверенно произнесла я.
   - Нам нужно обычное. Так будет безопаснее. У Изенгрима должно хватить силы и умения связаться с Тайрани с помощью обычного зеркала.
   Я не стала с ним спорить, хотя сомневалась в том, что у лисёнка хватит на это силы. Он всё же не Мастер, далеко не Мастер, чтобы пользоваться не Магическими зеркалами для связи. Дождавшись прихода Грима и ребят, я отослала Эрика выпрашивать у хана хоть какое-то зеркало. Минут через десять он вернулся, притащив на выбор два зеркало -- большое бронзовое и нормальное, тайранской работы, но не больше ладони.
   - Бронзовое подойдёт, - кивнул Грим, мешая какую-то неприятно пахнущую белесую смесь вручную, а затем нанося поверх бронзового покрытия.
   - Грим, ты уверен, что справишься? - встревоженно спросил я.
   - Уверен, - кивнул он, - не впервой. Викар, с кем лучше связаться?
   - С Канцлером. Он.... должен быть в курсе.
   Наконец, подготовив зеркало, и приказав нам сохранять молчание, не мешая ему своими воплями, Грим погрузился в глубокую медитацию, вперившись взглядом в зеркало, которое и до нанесения смеси то было мутным, а сейчас и вовсе ничего не отражало. Какое же было мое удивление, когда через полчаса зеркало просветлело, и в совершенно ясном, чистом отражении появилась фигура Нортона. Ох, не в лучший момент мы его поймали. Он находился в ванной комнате, склонившись над умывальником. Волосы, лицо, ворот рубашки были абсолютно мокрыми, как-будто он устроил себе незапланированное купание. Хотя почему как-бы?
   - Лорд Нортон, - совершенно невозмутимо позвал Изенгрим.
   К чести того, Канцлер почти не вздрогнул, узрев в своём зеркале шайку оборванцев на фоне пёстрого шатра.
   - Айрин Бергель, айри Уна, - поприветствовал он нас, а остальным лишь кивнул. - Вижу, Викар уже почувствовал..... случившееся. Всё таки полезный у вас дар, Викар. Жаль, что вы не хотите работать в Канцелярии.
   - Не отбивайте моих людей, Грегори, - укоризненно произнёс Грим. Потёр лоб и с удивлением взглянул на промокший от пота рукав рубашки. Всё же магическая связь давалась ему очень тяжело. Это заметил и Нортон.
   - Давайте перейдём к проблеме, которая, видимо, вас и заставило со мной связаться. Элоиза Майстер убита.
   Первым молчание разбил, как ни странно, Эрик. И задал, пожалуй, самый правильный вопрос:
   - Кто?
   - Салман Джудо. Заколол кинжалом принцессу в её спальне.
   - Он не мог этого сделать! - вырвалось у меня.
   - Почему? - на меня упал холодный взгляд Канцлера, практически придававший меня к земле. Я стушевалась.
   - Уна, ответь, - приказал мне тихо Грим. Тихо, но очень убедительно.
   - Я разговаривала с ним, еще в Алискане. Он показался мне.... уставшим. В нём не было ни злости, ни жажды мести, ничего, что могло подтолкнуть его к убийству.
   - Это мог быть приказ, - напомнил мне Нортон.
   - Он был предан Астарту, а тот.... не думаю, что ему была выгодна смерть жены.
   - Салман жив? Вы смогли его допросить? - спросил Изенгрим, кидая на меня раздраженный взгляд.
   - Нет, он умер при попытке побега. Совершенно глупо сверзился с третъего этажа, пытаясь спуститься по стене, и сломал шею.
   Тревожный звоночек прозвенел у меня в голове. Что-то не так. Но что, не могу понять, вспомнить.
   - Могли это быть Шаноэ? - спросил Изенгрим.
   - Эта версия проверяется. Но в крови Салмана пока ничего обнаружили. А ментальную магию на мёртвых распознать нельзя, ты же знаешь. Часть же его личных вещей собрана, как будто он заранее готовился к побегу.
   - Другие алисканцы?
   - Арестованы. Говорят, что ничего не знали. Император Майстер рвёт и мечет, требуя расплаты. Не знаю, сколько я еще могу его удерживать от опрометчивых шагов, - Нортон устало потёр лицо.
   - С Алисканом уже связались?
   - Ведутся переговоры. Они, знаешь ли, тоже не очень рады известию о смерти Элоизы Агат. Кажется, их напрягает, что это произошло на наших землях. Валят всё на нас. Тёмные боги -- мы же всё раз десять проверили! Это не могут быть ни Шаноэ, никто другой !
   "Война, война, будет война" -- билось в моём мозгу навязчивой мелодией. Кто бы не был виноват - пусть даже это была личная инициатива Салмана, Император Майстер не поверит в это.
   - Что делать нам? - подал голос Эрик, необыкновенно серьезный в этот момент. - Возвращаться?
   - А смысл? - вяло спросил Нортон. - Вы все конечно отличные войны, но пять человек погоды не сделает, если..... придётся действовать резко. Продолжайте свой путь, только осторожнее. Алисканцы вроде не должны знать о вас, но степняки вполне могут захотеть выдать чужаков - особенно те ханы, что кормятся из рук Императора Агата. На территорию Алискана тем более не заходите -- еще сочтут шпионами, и повесят не глядя.
   Связь постепенно ухудшалась -- Грим выбивался из сил.
   - Грегори..... Если мы найдём Агнессу, то у нас могут быть из-за неё проблемы с гармцами, - произнёс он, еле заметно запинаясь.
   - У нас и так проблемы с гармцами, - махнул руками Нортон. - Будем решать вопросы по мере поступления. И кстати.... если случайно наткнётесь на Шаноэ, попробуйте договориться с ними.
   - Чего? - выпучил глаза Эрик.
   - Если мои предположения верны, и за убийством Элоизы каким-то образом стоят гармцы, то мы должны искать любых союзников, даже таких как эти....сёстры. А если это всё же Шаноэ - ну что же, тогда они конечно не будут с вами разговаривать.
   - Не знаю, что меня больше обрадует в качестве врагов, - проворчал Эрик. - Безумные некромаги или сумасшедшие ведьмы.
   Зеркало зарябило, изображение начало терять чёткость, а затем и вовсе пропало. Грим, дрожа, лежал на покрытом войлоком и коврами полу. Эрик наклонился, проверяя состояние лисёнка.
   - Магическое перенапряжение, - диагностировал он. - Аура совсем потускнела. Вряд ли в ближайшие дня три он будет способен передвигаться. Хотя он конечно крут -- я думал, на подобное только Мастера способны! Ну и у тебя, Вик, конечно, способность поразительная! Это же надо, вот так вот запросто.....
   - Мы опять теряем время, - прервала я словоизлияния неугомонного Эйнхери. - Нам нужно скорее добраться до Пустошей.
   - Великая Степь перестала быть дружелюбной, - негромко заметил Гэлин. - Нужно быть осторожней.
   Его слова оказались пророческими. Пока мы добрались до восточного края Великой Степи, на нас нападали раз пять -- слухи в степи распространяются быстрее ветра. От одного из раненных нами воинов мы узнали, что каган отозвал своё покровительство от любых чужаков, и теперь мы являлись законной добычей для каждого. Слава Эфру, что большие скопления степняков мы замечали с помощью магии, обходя их заранее, а мелкие отряды были нам не очень опасны, хотя Эрик всё же умудрился получить ранение, а я неудачно упала с коня во время погони, и теперь прихрамывала. Так что, со всеми предосторожностями и сопровождаемые неприятностями, мы добрались до Пустошей только через месяц с небольшим. Возможности связаться с кем-то из Тайрани у нас пока не было, поэтому новости мы узнавали только со слов пойманных нами степняков, а остальное додумывали. Алисканцы собирали войска, направляя их к границе с Тайрани. Наши, я полагаю, делали то же самое. Гармцы, слава Эфру, вроде пока не вмешивались.
   В Пустошах мы оказались только когда весна полностью вступила в свои права, и здесь, на южных землях, вовсю зазеленела трава. И почти сразу же, как на заказ, сработал поисковый амулет, сигнализируя, что Агнесса жива, и находится в нескольких днях конной езды от нас. Это избавило нас от необходимости рыскать по всем Пустошам, выискивая её следы и случайно наткнуться на Шаноэ. Еще через несколько дней мы увидели на дороге одинокий силуэт.
   Пропыленная, в рваной мужской одежде, тряпкой висящей на теле, перед нами стояла девушка, в которой я с трудом узнавала Агнессу Эйнхери. Щеки запали, скулы заострились, а глаза смотрели слишком жестко и недоверчиво для такого молодого существа. Лишь увидев своих двоюродных братьев, её лицо смягчилось, хотя слёз радости и облегчения я так и не дождалась. Мы её искали, искали, а она даже обрадоваться как следует не смогла!
   - А меня зовут Анхельм Нидхёгг.
   Буквально из ниоткуда появился мужчина. Он не был вооружен, да и выражение его лица не было угрожающим, но все мои чувства столь громко кричали о том, что он опасен, что машинально вцепилась в рукоятку меча. Незнакомец был высок, как алисканцы или гармцы, но не так массивен, как первые, и не столь резок чертами лица, как вторые. И он был магом..... Вот только каким? С учётом того, что я его почти не чувствовала, это могло значить всего два варианта: или он был магом не седьмой-шестой ступени, где специализация не ярко выражена, а сил совсем чуть-чуть; или то, что он был очень, очень сильны магом, обладающий достаточным опытом, чтобы спрятать свои силы. Я сузила глаза, переходя на иной уровень зрения -- но его аура тоже была скрыта. Нервно кинула взгляд на Грима - уж он-то должен понять, кто перед ним стоит, но лисёнок сохранял невозмутимость. Наверное, это хороший признак, что Грим спокоен.
   Интересно, а это нормально, что у Агнессы Эйнхери в стрессовых ситуациях меняется цвет радужки? Что-то не нравится мне цвет этих глаз, а чем, понять не могу.....

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"