Булгари Шайда: другие произведения.

36 глава - Взрослые люди.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ждать пришлось долго. Глава большая, писалась долго и с большими перерывами. Так что если будут вопросы по сюжету, найденные логические/временные несостыковки, прошу сообщать в комментах.


Глава 36.

   У меня
Желтые глаза,
Теплые глаза
Желтого огня.
Буду в них глядеть,
Бронзой слезы лить.
Мне бы улететь!
Мне бы все забыть!
   (с) Конец фильма.
  
   Идя вслед за Танарой Рейвен, я всё еще надеялась решить дело миром. Лезть в драку с противником, чьей силы не знаешь - последнее дело, тем более на его территории. Впрочем, это не значит, что я не просчитывала возможность иного, гораздо более кровавого варианта. И уж тем более я не могла знать, что твориться в голове Изенгрима Бергеля - он не выглядел воинствующим идиотом, но он вполне мог решить, что сможет справиться с кучкой женщин-менталистов. А еще не стоило забывать об Анхельме. Другие могли думать, что он сбежал, но я чувствовала, что он всё еще где-то рядом. Поэтому мне было необходимо увести Танару подальше - если Грим и Анхельм решат сражаться, то шанс разделаться со всеми шаноэ сразу у них будет только в том случае, если я отвлеку на себя Танару. Что будет со мной, если ведьма решит пренебречь "родственными" чувствами, и уничтожит меня как досадную помеху, я старалась не думать. Как и про собственно сам факт нашего родства. Это касалось моей матери, и как всё, что было с ней связанно, это вызывало во мне двойственные чувства. Притом не между ненавистью и любовью, а скорее между раздражением и... да, пожалуй восхищением. Я восхищалась женщиной, в течении многих лет дурившей не только моего отца, но и всю Семью.
   Я почти никогда не вспоминаю свою мать, да и нечего было вспоминать - не так уж много сохранилось в моей памяти событий, связанных с ней. Зара ушла, а точнее сбежала из Тайрани пятнадцать лет назад, когда я ещё была неуклюжим, стеснительным подростком, и за это время образ матери в моей голове успел поблекнуть и затереться. Да и не занимала она в моей жизни такое уж важное место, чтобы я вспоминала о ней - по крайней мере, я пыталась убедить себя в этом. Но события последних месяцев, подчас смешные, но чаще драматичные и пугающие, невольно оживили мои воспоминания о матери. Я с мучительной болезненностью вновь и вновь перебирала осколки своей памяти, пытаясь понять, действительно ли Зора Эйнхери, идеальная жена и искусная волшебница, могла быть одной из ведьм Пустошей. Я помнила, что она была очень сдержанна, редко улыбалась, и почти никогда не смеялась. Никогда не принимала участие в моих детских играх и редко интересовалась тем, что происходит в жизни её ребёнка. Но она любила наблюдать за тем, как отец обучает меня магии, и это, пожалуй, было для меня лучшим стимулом к хорошей учёбе. Сейчас я сомневаюсь, что интерес матери ко мне был искренним - скорее её как агента Шаноэ интересовали секреты магии арэнаи, но для меня это были редкие моменты, когда я могла быть вместе с обоими своими родителями. Так или иначе, мне не на что жаловаться - у большинства юных арэнаи, воспитывавшихся не родителями, а старшими членами Семьи, как это принято у боевых магов и по сей день, не было и этого.
   Моя мать, стоит признать, придумала для себя идеальное прикрытие. Со своими тёмными прямыми волосами и смуглой, чуть желтоватой кожей, Зора Эйнхери больше всего походила на уроженку тайранской провинции Кетер. Кетер это совершенно особый разговор, вечная головная боль для Императора и Канцлера. Дело в том, что большая часть территорий Тайрани располагается на плодородных землях с мягким, тёплым климатом, и тайранцы в целом столь же дружелюбны и приветливы, как и их земля. Кетерийцы же сделаны из совершенно другого теста. Земли Кетери бесплодны и заболоченны, а воздух насыщен отравленными испарениями ядовитых растений, которые опасны для приезжих, но для самих кетарийцев едва ли не благоуханнее аромата роз. Когда-то Кетер был частью крошечного, но весьма независимого и гордого государства, живущего за счёт экспорта редкого растительного сырья и драгоценных пород древесины соседним странам. Но несколько сотен лет назад Кетер вынужденно стал буфером, отделявшим Салдорскую республику от империи Тайрани, стремительно расширявшей сферы своего влияния, и достаточно быстро утратил свою независимость в результате захвата, а затем и раздела земель. Так Салдор приобрёл Китирин, а мы провинцию Кетер. Кетерийцы, номинально являвшиеся гражданами Тайрани, себя таковыми считать отнюдь не спешат, чем нередко доставляют проблем столице. Кетерийцы живут в своих болотах и лесах замкнуто и уединенно, а их нравы и обычаи до сих пор являются одним из основных поводов для шуток тайранцев. "Дик как кетериец", "упрям как кетериец".... Это самое безобидное, что о них говорят. Реально же о кетерийцах известно очень мало - поэтому даже если отец и замечал странности в манерах и поведении своей жены-кетерийки, то он списывал это на происхождение Зоры.
   История знакомства моих родителей достаточна романтична на первый взгляд. Всяческие бунты и восстания у кетерийцев были фактически национальной традицией, культивируемой веками. Одно из таких восстаний и был отправлен подавлять мой отец более тридцати лет назад, к вящему своему неудовольствию. И там, среди кетерийских болот, он встретил местную девушку, почти необученную лэрку с ментальным даром, в которую очень быстро влюбился. Удивительно быстро для моего сдержанного в чувствах отца, как я теперь понимаю. Не прошло и нескольких месяцев, как он увёз её к себе в дом, а затем женился на ней. Конечно же, глава Семьи был недоволен этим фактом - пусть для моего отца это был второй брак, и у отца уже был наследник, но всё же и новая жена могла принести потомство, которое могло унаследовать в себе все дурные черты кетерийцев.
   Но всё было гораздо хуже, чем представлял мой дед. Моя мать не была кетерийкой. В ней жила кровь другого рода - рода гармских некромагов. И сейчас, глядя в лицо Танары Рейвен, я всё больше и больше понимала это. Они не были так похожи между собой, как я с дедом, но всё же в чертах Танары я узнавала черты своей матери. Высокие скулы, резкая линия подбородка, тонкая ниточка губ - только черты лица, пожалуй, более ассиметричны и в какой-то степени даже гротескны, что впрочем, совсем не портит, а скорее придаёт особую выразительность внешности ведьмы. Тот тип привлекательности, которую я видела только у гармцев - чужеродная, пугающая, завораживающая своей холодностью.
   И я никогда не видела такого цвета глаз как у Танары - не просто желтые, а скорее похожие цветом на янтарь с алыми всполохами в глубине. Это наводило меня на некоторые мысли. Я знала только одних существ, чьи глаза отсвечивали красным, и людьми их назвать было сложно. Означало ли это, что возможно Танара утратила часть своей человеческой сущности, или же что она никогда не была полностью человеком? Хм, если второе всё-таки верно, и среди предков Танары, а значит и моих, затесалась какая-либо иносущность, а проще говоря, нечисть, то это делает мою родословную еще более странной. Быть смеском некромагов и арэнаи и так то еще удовольствие, но иметь среди дальних предков какую-то нелюдь, вполне возможно живущую за счёт человеческих жизней.... Ох, лучше об этом вообще не думать.
   Мы вышли рядом с тем местом, где Изенгрим пытался провести ритуал. Не дойдя до воды несколько метров, Танара остановилась, опустившись на влажную траву, и похлопала рукой рядом с собой. Я послушно присела, но не там, где она показала, а чуть дальше, сохраняя между нами приличную дистанцию.
   - Ты что, меня боишься? - тень улыбки тронула губы ведьмы.
   - Да, - не стала юлить я. И я действительно её боялась - не из-за её магии, которой она влияла на моих спутников, но из-за того, что я видела, как эта магия действует. Магия, опасная не своей мощностью, а своей тонкостью и незаметностью - именно поэтому от неё так сложно было защититься. Коварное волшебство, заставляющее сомневаться в том, что казалось бы, было неотъемлемой собственностью человека - в мыслях, чувствах, желаниях. Конечно, я была испугана, хотя в отличии от остальных, имела хоть какую-то врожденную защиту от влияния магии Ша.
   - А я думала, боевые маги ничего не боятся, - поддразнила меня ведьма.
   - Боевые маги, которые ничего не боятся, долго не живут.
   - И то верно, - согласилась Танара. - Но с другой стороны, арэнаи вообще долго не живут. Что значат ваши двести-триста лет против тысяч лет некромагов? Да и то, если вы доживете до второй сотни, не сломив голову где-нибудь на поле боя.
   Я промолчала. Я, если честно, не рассчитывала прожить и столько - учитывая все те неприятности, в центре которых я оказалась. Не запытают одни, так прибьют другие. Так чего волноваться?
   - Но тебе, я полагаю, это не грозит, - продолжала Танара. - У тебя хорошая наследственность. С материнской стороны, конечно же.
   - Так это правда? - я получила возможность узнать интересующий меня вопрос, и вцепилась в неё всеми зубами.
   - Что правда?
   - Про мою мать, про вас.... Вы действительно моя.... - это было сложно выговорить. Слишком уж нелепо было называть эту женщину бабушкой. Я откашлялась, и продолжила: - Вы действительно моя родственница?
   Теперь настало время Танары держать паузу, не столько драматическую, сколь насмешливую.
   - Да, так и есть.
   Я решилась на лобовую атаку.
   - И вы вместе с другими Шаноэ сражаетесь сейчас против Гарма?
   - Ты слишком прямолинейна, милая, - Танара смежила свои удивительные глаза, пряча взгляд. - Я уже отвыкла говорить столь открыто.
   - Я слишком много не понимаю, чтобы пытаться играть в таинственность, - я пожала плечами. - Но я хочу знать, что происходит. Кто вы и кто они. Ради чего всё это, и какое место в этих играх отведено Тайрани.
   - Я думала, у тебя есть для меня предложение, а ты, видимо, хочешь утомить меня своими расспросами, - пожурила меня Танара, отчего-то довольно сверкнув глазами. -Хорошо, я отвечу на три твоих вопроса.
   Три вопроса? Она издевается надо мной.
   - Вы шутите? Вы что, собираетесь играть в сказочную ведьму?
   Танара рассмеялась.
   - А я и есть ведьма. И многие считают, что именно сказочная. Не бойся - загадок и нелепых заданий не будет. Количество вопросов продиктовано только отсутствием у нас времени. Но за каждый ответ тебе придется платить.
   - И чем же?
   - Твоими ответами на мои вопросы. Мне кажется, это честно.
   - Звучит так, - согласилась я. Ничто не мешает ей соврать, но для внимательного слушателя даже ложь может быть источником информации. Я же, в свою очередь, сама намеревалась отвечать как можно более расплывчато и неконкретно, пусть даже это и не введёт в заблуждение ведьму. - Тогда первый вопрос. Стоят ли ведьмы Шаноэ за смертью Элоизы Майстер?
   - А ты не размениваешься на мелочи, да? - поддела меня ведьма. Губы её были растянуты в улыбке, но взгляд ничего не выражал. То есть совсем ничего - ни раздражения, ни удивления, в них не было даже капли интереса к происходящему, как будто она наперед знала всё, что я скажу и как себя поведу. - Ты возможно, уже знаешь, как она умерла. Её убил имперский офицер Салман Джудо.
   - Который, насколько я знаю, был очень внушаем ментально, - я намеревалась быть настолько въедливой, насколько это возможно.
   - А разве не ты ему дала амулет против внушения? Тот самый, который висел у него на груди.
   - О чём вы?
   Танара ничего не ответила. Вместо этого её рука скользнула в кармашек юбки, и вытащила на свет тускло мерцающий камешек на кожаной бечёвке. Тот самый, что я когда-то повесила на шею Салману. Тот самый, что должен был защищать его от внушения. И если он был у них - значит шаноэ действительно были замешаны в смерти принцессы и алисканца. Я обожгла сидящую напротив меня женщину ненавидящим взглядом, который Танара, впрочем, проигнорировала.
   - Один из моих агентов в Истике обнаружил амулет на трупе алисканца, повинного в смерти Элоизы. На нём были отпечатки твоей силы, поэтому мы сочли нужным забрать его себе. Ты бы ведь не хотела, чтобы вас с ним связали? Это может плохо отразиться на твоей репутации.
   Мысли скакали в моей голове как бешенные. До этой минуты я даже не подозревала, насколько длинные руки у ведьм Пустошей. Мэй была обнаружена и бежала из Истика, чтобы найти свою смерть в Алискане, но было бы наивным считать, что в Тайрани она работала одна, без агентурной базы. Другое дело, что получить доступ к данным, засекреченным Тайной Канцелярией, а всё, что касалось смерти Элоизы, должно быть более чем засекречено, было фактически невозможно. Грегори, как и полагалось главе службы безопасности, был весьма осторожен, если не сказать параноидален, и история с Мэй была единственной его промашкой, о которой я слышала. Ошибившись раз, сейчас он должен быть вдвойне настороже - не думаю, что Канцелярия избежала чисток. А значит, утечка данных и материалов произошла не среди его подчиненных, а где-то выше. Вот только Тайная Канцелярия подчинялась непосредственно Императору.... Который нередко доверял свои дела имперской пятёрке магов. Вполне логично искать предателя, а точнее предательницу, среди приближенных к высокородным магам из пятёрки. Я подавила стон. Всё равно я не могу ничего сейчас сделать с этим, так зачем себя мучить догадками? Лучше сосредоточиться пока на другой теме.
   - Мне, конечно же, интересно то, как вы получили доступ к секретной информации, и как этот амулет оказался у вас, но гораздо интереснее другая история. В которой убивают Элоизу Майстер, а Салмана Джудо умирает при попытке побега. Я знаю, что Салман никогда не пошел бы на это убийство, тем более таким способом, а значит, его заставили. Я знаю только одних мастериц, способных на это.
   - Ты не дослушала, Агния, - Танара укоризненно покачала головой. - Твой амулет незамысловат, но ты накачала его достаточной силой для того, чтобы он на какое-то время защитил твоего алисканца от любой магии разума, даже от внушения силой Ша. Радует, что твоя мать научила тебя хоть чему-то. Пока твой амулет был на алисканце, никто не мог оказать на него ментальное воздействие, по крайней мере такой силы, чтобы вынудить его пойти на убийство.
   - Но зелья....
   - Малопригодны для того, чтобы воздействовать с такой точностью - вероятнее всего алисканец набросился бы на того, кто рядом, а не совершил хладнокровное и сложное в исполнении убийство. Разве ты не помнишь поведение Грегори Нортона?
   Когда Канцлера отравили, он совершенно не контролировал себя и был мало способен на разумные действия, иначе я сомневаюсь, что его могли бы скрутить так быстро. А Джудо, чтобы проникнуть в хорошо охраняемые покои принцессы, должен был действовать гораздо более тонко, чем был способен человек, одурманенный зельями Шаноэ. Это если они конечно не врут, и Салман действительно носил мой амулет не снимая. Я озвучила свои сомнения, и Танара протянула мне камешек.
   - Проверь сама. Его снимали уже с мёртвого тела - на камне должен остаться отпечаток.
   Проверка заняла некоторое время, но в то же время рассеяла моё подозрение. Природные минералы довольно долго хранят в себе отпечатки сильных чувств, а что может быть сильнее, чем чувства умирающего человека? Отголосок чужого отчаяния и страха, и какой-то одержимой настойчивости заставили меня вздрогнуть. Салман....
   - И если уж говорить совершенно прямо - то могу сказать, что мы возможно бы пошли на убийство супруги наследника Алискана, если бы была такая необходимость. Но мы этого не делали - не успели или не захотели, уже не важно. То, что сделал Салман - он сделал по доброй воле. Тебе бы стоило подумать о том, ради кого или чего он мог бы пожертвовать своей жизнью. Ведь он служил Лайсо Агату, младшему князю Алискана? Разве не выгодна ему смерть жены брата?
   - У вас устаревшие данные. Салман Джудо был предан наследному князю и служил ему, - "по-крайней мере последние несколько месяцев", добавила я про себя.
   - Но разве у Лайсо Агата не могло быть рычагов давления на Салмана?
   Я промолчала, так как не знала правильного ответа. Не так уж хорошо я знала Салмана Джудо и его историю взаимоотношений с младшим князем, чтобы утверждать обратное. Впрочем, принимать на веру версию Танары Рейвен я не собиралась.
   - Вы говорите, что это не вы натравили Салмана на принцессу. Но разве за убийством Элоизы не могли стоять гармцы?
   - Это второй вопрос? - лукаво спросила Танара.
   - Если вам угодно.
   - Ну что же тогда.... Я не могу сказать точно, наши данные о некромагах обрывочны, но зная то, какими методами они пользуются, мне представляется сомнительным их непосредственное участие. Подчинить себе человека они могут одним единственным способом.
   - Убить его, а затем поднять его труп?
   - Ты хорошо знаешь методы некромагов, - чуть удивленно произнесла Танара
   - Просто сталкивалась с этим трюком в Алискане, - поморщилась я. Вспоминать покушение Зикрахена на меня было неприятно.
   - Тогда ты должна знать, насколько ограниченно это заклинание по времени - достаточное реалистичное подобие жизни держится на мертвеце не более полусуток, да и некромаг должен быть достаточно близко, чтобы связь между создателем и творением не оборвалась. Чтобы провернуть такое с Салманом, некромаг должен был бы приехать вместе с ним в Истик. Но гармцы остались в Алискане.
   Если Танара говорит правду, и Салман действительно действовал по своей воле, то у Императора Тайрани есть действительно все причины подозревать правящий род Алискана во враждебных действиях. А значит - мстить. Император Майстер никогда не был оплотом сдержанности и хладнокровия. Да, он воплощал в себе все те признаки, которые должны быть у благородного аристократа - честь, отвага, величие, но для правителя он был излишне несдержан и принципиален. А что еще хуже, он плохо управляем в гневе - а значит, ни Совету, ну магам не удастся его отговорить от опрометчивых действий. Невзирая на все последствия, которые обрушатся на его страну, Император будет жаждать войны. Да и алисканцы не из тех, кто идёт на попятные - они с удовольствием ухватятся за возможность щелкнуть по носу своих высокомерных, разленившихся соседей. Отношения двух государств не просто трещали по швам, а грозились развиться в кровопролитную войну, которую мы, вполне возможно, проиграем. У нас нет союзников, и даже более того - если мы ввяжемся в войну с Алисканом, нашим врагам вполне может прийти идея присоединится к "пиршеству" над слишком высокомерным государством, в котором даже боевые маги забыли, что такое война. Салдорская республика не преминет укусить нас с другой стороны.
   - Айри, то, что вы мне сказали, приводит меня в большое смятение, - я склонила голову, изображая замешательство. Хотя, впрочем, оно было не особо наигранным.
   - Так и должно быть, - снисходительно ответила она. - Я знаю, как склонны столь юные создания как ты, к заблуждениям. Тем более что твои так называемые друзья отнюдь не стремятся их развеять.
   Что-то в её голосе, какая-то отстраненность и чуждость заставила меня присмотреться к ней чуть внимательней. Ведьма всё так же сидела в непринужденной позе, изгибая губы в ленивой, покровительственной улыбке, но взгляд её отсутствовал, и внимание было направленно отнюдь не на меня. Только сейчас я поняла, что Танара, возможно, участвует в нашей беседе не полностью, отвлекаясь на что-то еще. А точнее, на кого-то. Она искала некромага, как будто чувствуя, что он где-то рядом, возможно, в пределах нескольких метров. Она, как и я, ощущала, что наш разговор подслушивали ещё одни уши. Я расслабленно повела плечом, как будто разминая затёкшие мышцы, и незаметно от Танары сделала тайный знак рукой, который был принят среди агентов Нортона. "Ты обнаружен. Скройся". Надеюсь, он это увидел. А пока мне стоило немного потянуть время. Возможно, если я отвлеку Танару от исчезнувшего некромага, то он сможет как-то помочь остальным. А возможно, время играло против него - и чем дольше он прятался, тем вероятнее было, что его найдут. Но он всё еще был здесь. Слушал нас. И я говорила не только для Танары. Моя боль, моё непонимание было адресовано и Анхельму. Мы продолжали наш вчерашний спор.
   - В этом мире сложно кому-либо доверять, - согласилась я. - Но вы должны меня понять. Тайрани мой дом, единственный дом, который я знала. И если ему грозит опасность, я должна это предотвратить. И поэтому, мне хочется спросить то, что меня по-настоящему беспокоит. Какую роль в ваших планах вы отвели Тайрани? В чём ваш интерес? Вы вмешиваетесь в нашу внутреннюю политику, манипулируете людьми, стравливаете Тайрани с Алисканом.... Зачем? Чего вы добиваетесь? Разве ваши враги не гармцы, и разве вы не помогаете им, делая нас слабее?
   Видя моё неподдельное отчаяние, ведьма чуть смягчилась, и наконец, я полностью завладела её вниманием.
   - Это более чем один вопрос, - с укоризной произнесла Танара. - Но что за странная преданность Тайрани? Эта страна не твой дом, и никогда ею не был. Наш дом... твой дом, истинный, давно потерян. Многие тысячелетия назад. Что ты знаешь о Северных островах?
   - Когда-то наши предки, и предки салдорских некромагов жили на Северных островах. Но из-за природного катаклизма постепенно были вынуждены перебраться на материк, - я решила умолчать о том, что знаю про Источники, и излагала официальную версию. - Арэнаи последними покинули острова, и больше других сохранили прежние традиции и прежний облик, почти не смешавшись с местным населением. В отличие от салдорских некромагов, - я произнесла это с лёгким презрением. Какую бы приязнь я не питала к Анхельму, и сколь угодно много я не готова была ему это прощать, но салдорских магов смерти я до сих пор терпеть не могла.
   - Да, именно поэтому арэнаи до сих пор называют северными колдунами. Но среди вас нет тех, кто своими глазами видел эту обитель сильнейших в Ойкумене магов - для вас это всё сказки, легенды. Для моего отца же - его прошлое. Там он провёл детство.
   - Он.... Настолько стар? - я задохнулась от удивления. Северные острова более тысячелетия непригодны для проживания. - Когда же он жил там?
   - В Эпоху Магов, в самом конце Периода Орденов.
   Я подсчитала про себя - это было около трёх тысяч лет назад. Получается, мой прадед - один из древнейших магов на земле, может быть самый древний на сегодняшний день! Ого, и это своего пятисотлетнего деда я считала старым....
   - Но Велор же гармец, - неуверенно произнесла я. - Что он делал на Северных островах?
   - Колыбелью всей известной в Ойкумене некромагии являются Северные острова. Те, кого сейчас называют гармскими некромагами, первые были вынуждены покинуть Северные острова - как раз в Период Орденов. Мало кто теперь об этом знает - как будто холодные горы всегда были нашей обителью, - с внезапной горечью произнесла Танара.- Лишь затем за нами последовали салдорские некромаги и Меняющиеся. Те, кого сейчас называют боевыми магами, а мы когда-то называли метаморфами.
   Я подавила внезапную дрожь. Метаморфами арэнаи называл и Асет Орани -похоже, он больше меня знал о истории моего народа. Но я не осмелилась прервать внезапное откровение.
   - Но почему тогда гармские некромаги так отличаются от магов смерти Салдора?
   - Первая волна перселенцев выбрала себе уединённое пристанище в горах, и на протяжении трёх тысячелетий ревностно берегла чистоту своей крови, в отличие от второй волны беженцев. Арэнаи не любят некромагов юга, но поверь мне, гармцы их любят не больше, - взгляд Танары ушел в себя, и сейчас она говорила почти нараспев: - Между Меняющимися и магами смерти войны шли со времён их появления от двух братьев на заре эпох. Наше искусство росло в этой колыбели, совершенствуясь в противостоянии друг против друга. Баланс сил был примерно равен, и никто не мог победить. Там продолжалось долго, очень долго. Но.... Северные острова изменились. Потаенная магия в недрах земли не могла больше питать силой всё живое вокруг. Менялся климат, становилось холоднее, источники замерзали - жизнь исчезала.... Меняющиеся могли приспособиться благодаря своей способности трансформировать свои тела, некромаги же страдали от перемен гораздо сильнее. Сила их исчезала, а вечная война, казалось, была близка к окончанию - поражение некромагов было неминуемо. Тогда они, большая часть из них, самая сильная, самая гордая, предпочла бежать. Они осели в восточных горах, где смогли обрести новый источник силы.
   Она не говорила напрямую, но я поняла, что скрывалось за вязью её слов. Источник Гарма был того же рода, что и тот, рядом с которым был построено логово мага хаоса. Не просто источник - Источник магии, один из немногих на Ойкумене. Вот только в отличие от Источника в салдорской пустыне, его окрестности, судя по всему, были вполне пригодны для проживания.
   - Так появился Гарм, таким, каким его знают сейчас. Те же некромаги, что остались на островах, были вынуждены заключить союз, и даже принять покровительство давних врагов. Но и они не могли предотвратить своего вымирания. Жалкие существа, эти некромаги в конце концов сдались, и бежали прочь от своих ненавистных покровителей, так же как и мы не выдержав невыносимых условий меняющейся погоды. Конечно же, они стали искать защиты у Гарма. Но гармцы не захотели приютить своих бывших собратьев, и те рассеялись по всем южным землям, утратив пусть и не магию, но значительную часть мастерства и знаний.
   - А арэнаи? - почти прошептала я, хотя знала эту часть истории о Переселении моего рода - ведь именно Семья Эйнхери возглавляла его под предводительством моего далёкого предка. Просто мне было интересно взглянуть на неё с другой стороны.
   - В конце концов, и они были вынуждены покинуть Северные острова. Притом с большими потерями - боевые маги нашего времени лишь слабая тень прежних Меняющихся. Ты знаешь почему? - она по-змеиному потянулась ко мне, ожидая ответа.
   - Потому что мы не можем полностью Изменяться, - я с трудом протолкнула эти слова сквозь сухое горло. - Стали.... Просто людьми. Звериный облик нам недоступен.
   - Да.... И даже арэнаи не знают причину утраты своего дара. Тайна Изменения утеряна.... Казалось бы. Но есть один маг, - она пронзила меня своими странными кошачьими глазами, - который приблизился совсем близко к этой загадке. С нашей помощью конечно. И он даже достиг некоторого успеха на практике.... Я думаю, тебе знакомо его имя. Ведь несколько месяцев назад ты бежала именно от него.
   - Асет Орани, - ненавистное имя против моей воли сорвалось с моих губ. - Вы.... Вы помогали ему? Значит он... делал всё это со мной по вашей воле?
   - И да, и нет. Помогали ли мы ему? Да, конечно же. Нас очень интересовали результаты его исследований, хотя он вряд ли знает, кто подталкивал его к этому, кто подкинул ему все материалы о метаморфах. Но знали ли мы, что ты окажешься той, на ком он решит провести свои опыты? Нет. Это было случайностью - нелепой, глупой, невозможной. Ведь ты находилась под защитой Рорика Эйнхери.... Кто знал, что он отправит тебя в Алискан, а Асет Орани заинтересуется тобой?
   Случайность. Нелепая, глупая - может быть. Но безусловно трагичная для меня. Потому что именно Асет Орани научил меня по-настоящему ненавидеть - истово, ярко пылать, скрывая в глубинах своей души страх и гнев. И за этот страх, за это желание чужой смерти - долгой, болезненной, я презирала и ненавидела себя. И даже смерть сигила, фактически от моих рук, не принесла мне покоя. Мне захотелось спросить Танару, знает ли она, в какое чудовище превратил сигил моего брата, какую боль причинил мне? И если да, как может она сейчас так спокойно на меня смотреть, и говорить об этом так, как будто ничего страшного не произошло? Пусть я не росла рядом с ней, пусть не сидела на её коленях в детстве, но я всё же была её внучкой, родной кровью.
   - Впрочем, возможно, всё обернулось не так уж плохо, - пальцы Танары медленно скользили по траве, гипнотизируя меня плавностью своих движений. - Скажи, его исследования завершились успехом?
   Её лицо на мгновение озарилось хищным интересом. Я с усталостью поняла - вот еще один человек, которого интересую не я сама, а то, что можно со мной делать. И наличие родства всё только усложняло.
   Я вспомнила о тех бумагах, что были спрятаны за поясом моих штанов и надежно скрыты безразмерной рубашкой. Я хотела оставить бумаги в лагере, но не рискнула, и просто переложила их новую одежду, которой так щедро поделилась со мной Уна. В них, этих записях были изложены некоторые размышления Асета о сущности арэнаи, об их способности к Изменению. Мне удалось лишь мельком проглядеть эти помятые, желтоватые листы, заполненные мелким убористым почерком мага хаоса, но мне хватило и этого, чтобы понять, насколько они ценны. И как оказалось, не только для меня и Орани - не менее их стоило беречь и от Танары. Она не должна догадаться, какой информацией я владею.
   - Нет, они не были завершены, - я зло усмехнулась. - Мне удалось унести ноги раньше, чем его "исследования" закончились бы плохо для меня. А они бы именно так и закончились - то, что он делал, было неправильно, опасно. И бесполезно.
   - Жаль, что ты так считаешь, - вздохнула Танара. - И жаль, что ты оказалась не в то время и не в том месте. Методы сигила могут показаться немного.... жестокими.
   - Вы столь хорошо его знаете?
   - Я - нет, но твоя мать знакома с ним давно. Не беспокойся, она позаботиться о том, чтобы он больше не причинил тебе вреда.
   - Как?
   - Насколько я знаю, она ушла с ним примерно в то же время, когда ты появилась в Пустошах. Сёстры почувствовали магию сигила в покоях твоей матери. Вы разминулись с Зорой совсем немного.
   Она продолжала что-то говорить, но я уже не слышала. В моей голове билось: "Ушла.... в то же время.... Почувствовали магию....". Когда сигил перемещался обратно в своё логово, он был не один. Там была моя мать. И когда моя ловушка схлопнулась, они пострадали оба. Отчаяние и чувство вины затопило меня. Я не хотела.... я и представить не могла.... Предвестником слёз в моей груди разлилась тяжесть, а горло сдавило так, что я, казалось, не могла дышать. Я убила её.
   - .... и видимо, она знала гораздо больше о твоей судьбе, чем говорила мне, - продолжала Танара. - Что с тобой, дорогая?
   Я заставила себя сфокусировать свой взгляд на ведьме. Хотелось свернуться в комочек и по-звериному выть, царапая до крови лицо. Но... могла ли я показывать свою слабость перед этой ведьмой, холодной и расчетливой? На секунду я с мстительным удовольствием подумала, как изменилось бы её холёное, самодовольное лицо, узнай она то, что я стала виновницей смерти Зоры Эйнхери, её дочери. Но миг упоительного злорадства прошел, оставив после себя опустошение. Ничего уже не изменишь. Я буду горевать об этом не здесь, не перед этой женщиной.
   Видимо, она списала мою реакцию на шок оттого, что я узнала, что моя мать была близко знакома с Орани. И это бы мой шанс - не только для меня, но и для Анхельма узнать чуть больше о планах Шаноэ. Наш разговор с шаноэ Танарой был тем моментом, когда можно было узнать, что за карты находятся у противника. Анхельм.... звучание его имени в моей голове заставило меня успокоиться и прийти в себя. Я с удивлением заметила, что из моих глаз не вылилась ни одна слезинка. Я грубо провела ладонью по губам, стараясь стереть гримасу муки.
   - Всё в порядке, - мой голос был хриплым от сдавившего мою грудь комка отчаяния. - Я просто.... удивлена. И я всё еще не вижу ваших целей. Зачем вам раскрывать утерянный секрет Меняющихся?
   Танара была слишком погружена в свои воспоминания, чтобы обратить внимание на моё состояние. Она почти не замечала меня, и надеюсь, не замечала Анхельма. Я же чувствовала его всё сильнее. Не знаю, где и как он прятался, но мне казалось, что он совсем близко - я почти ощущала его дыхание на своей щеке. И это странным образом меня поддерживало. Я не одна, Анхельм со мной. Рядом, где и должен быть.
   - Это давний спор.... мой и моего отца. Пусть и не так быстро, но гармские некромаги тоже изменяются, вслед за салдорцами и арэнаи - становятся слабее, забывают свои традиции, предают законы. Слишком долго Гарм был изолирован от других, слишком долго маги смерти были уверены в своём могуществе. И Велор.... с годами он стал другим. Слишком жестоким. Даже для меня.
   Если бы я могла еще что-то чувствовать, я бы удивилась. Некромаги были жестоки по определению, и уж если одна из Шаноэ, выросшая среди гармской аристократии, называет своего отца жестоким, то он должен быть действительно чудовищен. Например, есть на завтрак младенцев и пинать котят на глазах детей. Ну это образно говоря - вряд ли младший консул будет развлекаться подобным образом.
   - Я не понимаю.
   - Тебе и не нужно. Пока. Достаточно знать, что за долгие тысячелетия жизни его цели извратились. Раньше он заботился о своём народе, и, как бы это не казалось тебе странным, о своей семье, но всё это ушло давным-давно. Теперь Велор Рейвен заботиться только о Велоре Рейвене. Он не замечает, что тот путь, которым он ведёт Гарм, приведёт его страну к гибели. Когда-то.... я жила тогда в Гарме, я пыталась ему объяснить ему это. Я говорила, что некромагам нужны сильные враги, соперники, которые могут встряхнуть гармцев. Таких, какими были когда-то метаморфы. Но казалось, он не слышал меня.
   Взгляд Танары потускнел, обращаясь в прошлое.
   - Я ошибалась. Уже тогда он, как и я, пришел к выводу, что сложившийся порядок нужно менять. Вот только способ он выбрал другой - тогда его интересовали те опыты, что Шаноэ проводили на рабах. Мы отнимали у смертных волю, искренне считая, что так будет лучше для нас. Что рабами будет легче управлять, а значит, с ними будет меньше проблем. Вот только я, в конце концов, пришла к выводу, что этот путь слишком опасен для нас. Сначала смертные, чужаки, затем непокорные маги.... Я боялась, что Велор не сможет остановиться, подстраивая окружающую реальность под себя. И я оказалась права. Он не остановился.
   Танара сглотнула, и этот жест показался мне удивительно беззащитными и неуверенным. Она.... боялась?
   - Велор поглотит Алискан и Тайрани, он превратит их жителей в своих рабов. О, он не будет убивать никого - ему не нужны ещё одни Пустоши, но вам уже будет всё равно.
   Ужасающая картина. Если она, конечно, правдива. То, что знала я, несколько расходилось со словами Танары. Не стоило забывать, что в этом деле у неё были свои интересы.
   - Один из некромагов, что жил в Алискане, немного рассказывал мне о Рейвенах. Насколько я поняла, лишь старший из Консулов, Талин Рейвен, хочет полного покорения западных от Гарма земель. Разве Велор не выступает за сотрудничество с Алисканом и Тайрани? Ведь именно он был одним из тех, кто инициировал союз правящих родов двух государств. Если вы говорите правду, ему должен быть не выгоден союз Алискана и Тайрани.
   - Дымовая завеса. Консул Талин давно уже ничего не решает, - поморщилась Танара. - Он древняя развалина, лишь оболочка, а не человек. Велор же другое дело. Ему нужно было, чтобы Тайрани сблизились со своими восточными соседями, ведь только через Алискан Велор мог получить доступ к информации о возможностях и силах тайранцев, не вызывая у последних подозрения. Если бы Велор решил, что Тайрани слишком слаб, он бы незамедлительно сказал бы своим алисканским псам "фас". И они бы растерзали вашу Империю с большим удовольствием, думая, что делают это по своей воле. Вот только он понял, что эта война может быть не столь победоносной для Алискана, как ему хотелось. Он решил пойти другим путём. Знаешь, как было бы, если бы события шли по тому плану, который придумал Второй Консул? Астарт Агат рано или поздно стал бы Императором Алискана, а затем и Императором Тайрани - после того, как Император Майстер и его наследник случайно бы погибли. Некромаги знатоки в случайных смертях.
   - Объединение двух стран невозможно, - я нахмурилась. - Никто из тайранцев не пойдет на это - тем более, если за кулисами будут стоять некромаги. Если Майстер и принц будут мертвы, то тайранцам будет проще поменять правящий род, чем допустить к трону алисканцев. Велор ничего не ог добиться этим шагом.
   - Ты уверена? Даже если вы изберёте нового Императора, это ведь не обойдется без крови - в стране начнутся волнения, имеющие власть будут грызть друг другу глотки, а не имеющие - рваться к ней. Смогут ли арэнаи противостоять этому? Мне скорее кажется, что вы сами увязнете в этом по самые уши. Ведь между Семьями уже давно нет согласия.
   К сожалению, она не ошибалась. Слишком часто в последнее время среди влиятельных магических Семей, не только арэнаи, но и других магов, возникает недовольство существующим положением. Найдутся такие Семьи, которые решат поддержать бунтовщиков или поставить на своего кандидата, найдутся и те, кто сам захочет встать у власти. Будет раскол, гражданская война.
   - Страна ослабнет, и или погибнет, или будет вынуждена принять помощь тех, кто первым протянет ей руку - и поверь мне, это будет именно Велор, - продолжала Танара. - Ведь Гарму столь многое что есть предложить - лучшая техника, о которой вы даже не мечтали, магия, по настоящему продлевающая жизнь, военная защита от неспокойного Салдора. Вначале это не будет вам стоить ничего - но тайранцы и сами не заметят, как потеряют независимость. Ведь некоторые правительства так легко продаются....
   Она замолчала, давая прочувствовать всю тяжесть её слов. Действительно ли мы смогли бы отстоять своё государство, если бы наш трон опустел? Как бы не был подчас опрометчив Майстер, он был тем, кто подобно цементу скреплял остов нашего государства. И он бы не пошел ни на какие сделки, в результате которых Тайрани мог бы попасть в зависимое положение. Совет был не таков - они вполне могли бы счесть, что не стоит сориться с Гармом и Алисканом, и прогнутся под чужаков - некоторые из-за денег, некоторые из-за власти, но большинство из-за банального страха. И мнение тех, кто мог бы быть против - магов из пятёрки, Канцлера, некоторых старейших Семей, вполне могут проигнорировать.
   - Так могло бы быть, если бы союз Астарта и Элоизы увенчался успехом, вкрадчиво произнесла ведьма. - Но не теперь, когда Элоиза мертва. Как бы не было тебе неприятно это слышать, но и Шаноэ, и алисканцам, и даже Тайрани выгодна её смерть. Кто-то оказал для Шаноэ хорошую услугу, выполнив грязную работу за нас.
   - Вы хотите этой войны - между Тайрани и Гармом, - медленно произнесла я. - Все эти провокации, попытки дискредитировать алисканцев в глазах Майстера, лишь для того, чтобы между нами завязалась война. Но зачем? Ведь Велору даже не надо будет вмешиваться - за него всё сделают алисканцы. А Гарм останется в стороне, чтобы в самом конце снять все сливки с молока
   - О нет, Велору придётся вмешаться, когда Алискан будет близок к краху. Слишком много Гарм вложил своих сил и ресурсов в Алискан, слишком много интересов сосредоточенно в этой стране. Новые территории, рабы, ресурсы.... Ему придётся вступить в битву, в том числе и для того, чтобы доказать, что гармцы не отдают своего, тем более Меняющимся.
   - Мы не Меняющиеся и не метаморфы, мы арэнаи, - я уже почти шипела, выплёвывая слова. Меня начало трясти - то ли от пережитого стресса, то ли от вида этой подлой гадюки. - Может быть, боевые маги достаточно сильны, чтобы выстоять против некромагов один на один в честном бою, но не при их техническом превосходстве. Тайрани превратятся во вторые Пустоши, и ни одни маги Ойкумены не смогут ничего противопоставить некромагам.
   - Маги - нет, но не Шаноэ.
   Пф-ф-ф. Кучка отщепенок и недо-перевёртыши против могущественных некромагов, оснащенных маготехникой и варваров, лишенных чувства страха - хороший расклад получается. Превосходный просто - жаль, что не в нашу пользу.
   - Вы предлагаете свою помощь, - с некоторой издёвкой произнесла я. - Вы, те, кто бежали из своих земель от своих же собственных мужей и отцов.
   - Мы, те, кого на протяжении нескольких сотен лет не могут поймать, - Танара хищно усмехнулась. - Те, чей магией когда-то создавался Гарм. Разве этого мало?
   - Мы проиграем, и тогда Тайрани будет ждать судьба Хорхейна.
   - Этого не случиться, - уверенно произнесла Танара. - Неужели ты думаешь, что мы могли строить свои планы, полагаясь лишь на ненадёжного мага хаоса? Эта старая игра, длящаяся не одну сотню лет, и в отличие от Велора, я не теряла время даром, упиваясь своим могуществом. Если Алискан и вслед за ним Гарм ввяжутся в войну с Тайрани, у последнего найдутся неожиданные союзники. У Шаноэ есть договоренности о поддержке Кагана Великой Степи. Три хана из четырёх готовы его поддержать.
   - Как вы добились этого? - я не скрывала изумления. Три ханства из четырёх.... Редкий случай единения.
   - Алискан лакомый кусочек, а Каган давно хотят расширить свои земли на север. С Тайрани у степняков исторически не сложилось.
   Я кривовато улыбнулась. Степняки известны своей воинственностью, и не раз доставляли неприятности тайранцам.
   - Тем удивительней, что они готовы будут выступить на нашей стороне против Алискана, с которым находятся если не в дружеских, то по крайней мере в нейтральных отношениях. Почему они готовы помогать именно Тайрани?
   - Не Тайрани, скорее Шаноэ. Пока война официально не объявлена, и стороны еще не определились, степняки будут с удовольствием отщипывать кусочки от тех и других. Степняки будут ждать решения сестёр и только тогда встанет на сторону Тайрани.
   - То есть они будут ориентироваться на Шаноэ, - пробормотала я. - С чего бы такая преданность?
   Танара самодовольно улыбнулась.
   - Род Кагана обязан мне властью, и мне кажется, что пришло время отдать все долги.
   - Алискан и Гарм против Тайрани и степных ханств - звучит уже не так самоубийственно. Но что нам делать с Салдором? Республика Салдор не захочет пропустить такое пиршество.
   - Как и не захочет иметь Гарм у своего порога, - возразила мне шаноэ. - Да и не до этого им будет, поверь мне. Благодаря нашему милому другу Орани восток нестабилен как никогда.
   Пусть для меня возможность войны между Тайрани и Алисканом звучало всё так же чудовищно, но уверенность Шаноэ в своих силах была удивительно убеждающей. Впрочем, откровенность Танары не могла меня не насторожить - либо она очень ловко пудрила мне мозги, либо была уверена, что я полностью приму её сторону. Последнее, впрочем, было сомнительным - у меня не было причины быть ей верной. Танара должна это понимать.
   Я встала, нервно отряхивая штаны от налипших крупинок влажного песка.
   - Что же, я получила больше, чем хотела. Полагаю, Императору Майстеру ничего не останется, как прибегнуть к вашей помощи, - с отвращением произнесла я. - Больше всего на свете он хочет получить голову Агатов на блюдце, и ради этого пойдёт на договор даже с проклятыми ведьмами.
   - А арэнаи?
   - Я не могу отвечать за всех магов Тайрани, этот вопрос будет решаться на собрании Семей.
   Впрочем, мы обе понимали, какое решение примут арэнаи. Узнав, что Тайрани поддерживают Степи и Пустоши, они соплями изойдутся от счастья. Как и Шаноэ, многие из Семей считали, что для процветания рода им нужна победоносная война. Насилие, выгодное всем - Танара сможет утереть нос своему отцу, Степи отвоевать себе приличные куски земель, а боевые маги доказать, что не боятся даже некромагов Гарма.
   Танара наблюдала за моими неловкими телодвижениями с некоторой долей интереса, а затем заметила:
   - И это всё, что ты хочешь сказать? Когда ты упрашивала меня не убивать твоих спутников, ты говорила что-то о деловом предложении. Разве нет?
   - Это было уловкой, чтобы потянуть время, вы сами знаете, - я не скрывала своей усталости. - Мне нечего вам предложить. Но ведь и вам не зачем нас трогать? Если вы хотите "дружеских" отношений с Тайрани и боевыми магами, убийство последних на вашей территории было бы не слишком умным шагом.
   - Если об этом кто-то узнает. Пустоши не самые безопасные территории для путников.
   - Но зачем вам наши смерти? - я растерянно взглянула на Танару сверху вниз.
   - Ты всё продолжаешь и продолжаешь задавать вопросы, - с некоторой укоризной сказала Танара. - Тебе не кажется, что давно уже моя очередь?
   Я покорно склонила голову. Танара поднялась вслед за мной.
   - Пройдёмся?
   - Это ваш первый вопрос? - иронично произнесла я, припоминая ей её собственные слова.
   - Не дерзи мне, девочка. Не заставляй меня ставить тебя на место.
Я затравленно взглянула на шаноэ. За внешней дружелюбностью шаноэ на секунду проскользнула истинная сущность ведьмы - жесткая и безжалостная. Мне захотелось оглянуться в поисках Анхельма, но я усилием воли заставила себя спокойно стоять рядом с шаноэ.
   - Видишь ли, какие бы планы я не строила насчёт Гарма или Тайрани, в них всегда всегда присутствовала одна маленькая, но важная переменная. Ты.
   Мне хотелось разразиться с десяток вопросов, но я усилием воли заставила себя заткнуться.
   - Как и арэнаи, Шаноэ весьма ценят родственные связи, а ты, не смотря ни на что, остаешься моей внучкой. Из-за досадной ошибки твоей матери ты не была воспитана в наших традициях, но этот промах одновременно является и большим для нас преимуществом. Твой дед, даже узнав, кем является твоя мать, вряд ли откажется от тебя. И став рано или поздно главой влиятельнейшей Семьи арэнаи, ты сможешь продвигать интересы Шаноэ среди магов Тайрани. Союз, подкрепленный кровными узами, сложно разорвать. Но уже сейчас твое существование влияет на очень и очень многое, и не скажу, что это влияние всегда в нашу пользу. Пока ты жила в Истике, мы всегда могли знать, где ты и с кем. Но когда ты переехала в Алискан, мы почти полностью потеряли возможность влиять на твою жизнь. Ещё в Истике ты начала сближаться с некромагом, и мы боялись, что в Алискане человек Велора догадается о твоем родстве. Из твоих вопросов я поняла, что это уже случилось. Велор знает, что Агнесса Эйнхери, тайранка и арэнаи, его правнучка. Скажи, тебе делали уже какое-либо предложение?
   Танара не сводила с меня взгляда, а я не знала, как ответить так, чтобы это не привело к негативным для меня последствиям. В конце концов, я решила сказать правду:
   - Джаред Хаккен действительно был достаточно дружелюбен ко мне. Он не передавал мне никакой информации от Велора Рейвена, но несколько раз намекал, что его патрон с удовольствием встретился бы со мной в Гарме. Впрочем, другой гармец, Зикрахен, по воле первого Консула чуть не убил меня. Я спаслась лишь волей случая.
   - Он покушался на тебя? - живо поинтересовалась Танара. - Значит, Талин способен хоть на какое-то сопротивление.... Продолжай.
   - Как бы то ни было, наши отношения с некромагами не очень то и сложились. Мы их серьёзно подставили, а когда дело дошло до прямого противостояния, вынудили дать Клятву о том, что они не могут навредить мне.
   - Вы их подставили?
   Я прокляла свой неосторожный язык, но решила пока промолчать.
   - Я слышала кое-что о судьбе детища Орани в Алискане.... - испытующе глядя на меня, произнесла Танара. - Здание взорвалось, остались лишь следы некромагического плетения.... Обвинили гармцев. Ведь именно это ты имела в виду, когда ты говорила о том, что вы подставили некромагов? Но ты не могла сделать это одна. Кто-то должен был помогать тебе. И этот кто-то должен быть магом смерти. Случайно не тем чрезвычайно ловким и неуловимым магом смерти, что путешествует с вами сейчас?
   - А если и так?
   - Всё зависит от того, кто он и на чьей стороне играет. Меньше всего бы мне хотелось, чтобы моя кровиночка продалась гармцам.
   Я вздрогнула. В её голосе не было угрозы, но становилось понятно, что в случае моей связи с гармцами меня не ждёт ничего хорошего. Точнее, вообще ничего не ждёт. Не знаю уж, почему Танара так дорожила своей монополией на меня, но с гармцами она явно не стремилась делиться.
   - Поверите ли вы мне, что этот некромаг не имеет отношения к Гарму?
   - Тогда почему он прячется? Не вышел поздороваться, таиться как трус, как убийца. -Танара наклонилась ко мне совсем близко, так что я почувствовала её тёплое дыхание на своем лице. - Ведь я же знаю, он здесь, совсем близко. Не знаю, как некромаг это делает, но прячется он искусно. Что же, он может делать это и дальше, но он должен знать, что это не прибавляет доверия к тебе или твоим спутникам. Мне придётся убить твоих друзей, ну а ты.... Тебе придётся принять наше приглашение, хочешь ты этого или нет. Посмотрим, сможем ли мы выбить из твоей головки всю ту дурь, что ты нахваталась в Тайрани. Возможно, это будет достаточно болезненно для тебя, но ведь у нас есть впереди сотни лет, чтобы сделать из тебя настоящую шаноэ....
   Глаза Танары блеснули каким-то металлическим, холодным блеском, заставив меня непроизвольно отступить на пару шагов, и она заговорила чуть громче.
   - Хотя я всё еще не уверенна, что мне хочется с тобой возиться. Возможно, гораздо легче будет от тебя избавиться своими руками.
   Танара подмигнула мне, а затем толкнула. Совсем не сильно, и достаточно медленно, чтобы я успела отскочить или даже напасть на неё. Но я ничего не сделала, лишь зачарованно следила за её движениями. Едва ощутимый толчок в плечо заставил меня пошатнуться, а затем я начала заваливаться на спину. За мной находился небольшой обрыв, и я упала прямо в озеро, в холодную, прозрачную воду высотой едва ли в половину моего роста. Но сейчас, когда на меня навалилась странная неподвижность, мне хватило и этого. Водяная гладь сомкнулась над моим телом, и я погрузилась на самое дно, чувствуя, как вода проникает в ноздри и рот, слегка приоткрытый от минувшего изумления. Но я не могла ни сглотнуть, ни подняться на ноги. Силы оставили меня. Я тонула - второй раз в жизни, и снова ничего не могла сделать. Только в этот раз оковы опутывали не тело, а волю, мешая бороться за свою жизнь. В этом была горькая ирония - убив свою мать, я погибала от рук её матери.
   Я начала терять сознание, когда почувствовала, что власть над телом вернулась ко мне. Руки и ноги в панике начали биться, и я непроизвольно попыталась вздохнуть, захлёбываясь ледяной водой. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем я смогла вскарабкаться на берег, отчаянно кашляя и исторгая из своих лёгких наверное тонны воды. Я смахнула с лица мокрые пряди, и прищурив воспаленные глаза, вгляделась в фигуру на берегу. Анхельм Нидхёгг, ну кто бы сомневался. Поддался на самую нелепую уловку.
  
  
   Зора Эйнхери - Рейвен. Салдор.
   Сначала ей хотелось убить его. Конечно, Танара бы заметила, что это слишком расточительный шаг, что сигил не успел сыграть свою роль, но едва ли она знала, насколько тот опасен. Слишком подл, чтобы ему доверять, слишком хитёр и умен, чтобы долго им управлять. Избавиться от него было бы лучшим шагом - и это утолило бы её желание мести. Зора достаточно хорошо знала методы Асета, чтобы понимать, что пребывание Агнессы у мага хаоса в "гостях" едва ли было для её дочери безопасным и безболезненным. Зора не считала себя такой уж хорошей матерью, но обижать свою дочь не могла позволить никому. Но убийство Орани затруднило бы её передвижение - своим ходом она бы добиралась до Пустошей, где сейчас находилась её дочь, несколько месяцев, а тайнойустройства и управления сломанной сейчас октограммы владел лишь маг хаоса. И ей приходилось терпеть его, строя хорошую мину при плохой игре, благо, что видела она Асета не так уж часто. Он был занят починкой своего телепорта, а Зора делала вид, что возиться с амулетом поиска, хотя создала его в первый же день, и изучала убежище сигила.
   Хотя добраться до записей мага хаоса ей не удалось, некоторые намёки Асета позволили ей сложить определенную картину планов мага. Тот нашел себе новую игрушку и бредил идеей воссоздания метаморфов. Вполне в духе мага хаоса - он отнюдь не в первый раз пытался обойти легендарного Хеля Пустынника, сотворившего когда-то целую расу. Смущало другое - почему материалом для его экспериментов были выбраны молодые маги из рода Эйнхери, и откуда он достал информацию о том, как это сделать? Это наводило Зору на некоторые неприятные мысли.
   Зора всегда пыталась держать свою мать подальше от Агнии, зная, что если Шаноэ вмешаются в жизнь молодой арэнаи, жизни у той не будет. Как и не было её никогда у Зоры. Танара, видя что Зора имеет он неё свои тайны, в свою очередь тоже не особо доверяла дочери, и почти никогда не посвящала её в свои планы. Могла ли она за спиной Зоры манипулировать Асетом Орани, дав ему нужные знания и указав жертву? Зная Танару, Зора могла ответить, что да.
   Прошло уже несколько месяцев с тех пор как они застряли в Салдоре. Непрекращающаяся жара, скудная провизия, которую из-за проблем с телепортом Орани не мог пополнить, само общество бывшего любовника всё больше и больше выводило женщину из себя. Хвалёное самообладание Зоры трещало по швам. Поэтому Асету Орани, который с удовольствием бы скрасил свои ночи в обществе шаноэ, перепадали лишь раздраженные взгляды и напряженное молчание. Поэтому когда телепорт наконец-то был построен, с облегчением вздохнули оба.
   Асет Орани объявил об этом во время обеда. Главным, и единственным блюдом сегодня выступала слегка недоваренная каша с гарниром из вялых овощей из личного сада Орани. Поварские способности Шаноэ были явно не на высоте, и это заставляло Орани вспоминать своего пропавшего слугу почти что с нежностью.
   - Значит, октограмма заработала. Отлично, - Зора брезгливо подцепила буро-зелёный овощ невнятного вида вилкой, размышляя о том, сможет ли она разобраться в управлении телепорта сама, или стоит подождать с убийством Орани. Овощ бездумно ждал своей судьбы, не давая ответа.
   - Как раз тогда, когда амулет поиска перестал молчать. Я уже начал беспокоиться о судьбе своей подопечной.
   Подопечная. Теперь он называл Агнессу только так. Но Зара знала, кем Агнесса на самом деле была для него - будущим имуществом, любопытной игрушкой, подопытной. Для него молчащий амулет поиска означал лишь временный срыв его планов, для неё - причиной её не прекращающихся кошмаров. Пустоши были слишком жестоки к случайным путникам, не знающих законы этих земель. Но амулет заработал. Агния была всё еще в Пустошах.
   - Что намереваешься делать, когда найдешь её? - бесстрастно спросила Зора.
   - Что я намереваюсь делать? Она сломала мой телепорт, украла моего слугу, рылась в моих документах и закапала своей кровью ковер в моем кабинете, - Орани скорчил недовольную рожицу. - И это не считая того, что она пыталась убить нас.
   - Не нас, тебя, - поправила его Зора. Для неё это было почему-то важно.
   Асет Орани кинул на неё внимательный взгляд и отложил вилку.
   - Леди, вы столь холодны со мной в последнее время. Правильно ли я понимаю, что причина в том, что вы не совсем согласны со мной в моих планах на арэнаи Эйнхери?
   - Не согласна? Я ничего не говорила об этом. Всё, что я хотела, так это чтобы Агнесса Эйнхери убралась с пути гармцев, - ложь легко слетала с уст шаноэ.
   - Но при этом осталась жива. Такая странная забота. За ней что-то стоит?
   Зора промолчала. Не потому что не знала, что ответить, а потому что боялась выдать себя. Но для Орани и её молчание было достаточно красноречивым.
   - Сначала я подумал, что вы хотите отомстить её семье за что-то. Боевые маги всегда умели наживать врагов. Но потом я вспомнил одну интересную особенность тайранки. Желтые глаза во время трансформации. Редкая мутация для боевых магов, я бы сказал даже исключительная. Сначала я принимал это как патологию во время Изменения, но потом мне пришла мысль. Эй, я ведь знаю людей с похожим цветом глаз. Удивительно, но ответ был прямо перед моими глазами.
   Зора не опуская взгляда подняла бокал с белым вином и пригубила. Спокойно, даже расслабленно.
   - Некромаги. Шаноэ. Или и те, и другие. Между вами ведь не так уж много разницы, да? Но гармские некромаги никогда, не считая последних несколько лет, не появлялись за пределами гор Гарма. И уж тем более никто из них не мог прижить ребёнка от арэнаи. Шаноэ, в свою очередь, уже несколько десятилетий проявляют интерес к Тайрани. И я подумал, не может ли Агнесса Эйнхери быть как-то связанна с Шаноэ? Или даже быть одной из вас?
   - А если это так?
   - О, я весьма уважаю сестёр, - губы Орани растянулись в улыбке. - И не хотел бы вставать на пути Танары или твоём пути. Если ваш интерес, конечно, сильнее чем мой. Но я не узнаю об этом, если ты мне, конечно, не скажешь. И я не отделаюсь простым ответом "так нужно". Мне нужна вся правда, милая моя леди.
   Орани отпил из своего бокала и аккуратно промокнул губы белой салфеткой.
   - Кстати. Я выбрал наказание для своей подопечной. Возможно, я выколю ей глаза. Мне было бы любопытно понаблюдать за тем, насколько хорошо работает регенерация при полном Изменении и останется ли она слепой, если перекинется в другое существо. Что скажешь?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   23
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"