Булгари Шайда: другие произведения.

37 глава. Плоды прошлого/ Взрослые люди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Плоды прошлого. Кое-что, что вы не знали об айрине Анхельме Нидхёгге, или как-его-там-ну-этот-некромаг-древний. Много прошлого, немного настоящего и задел на будущее. Дальше будет веселее во всех смыслах. Если вам что-то непонятно по сюжету или запутались в именах, обращайтесь к глоссарию "Мир Ойкумены" или спрашивайте в комментариях. Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! а еще у меня кажется самые тихие читатели на свете. Судя по счетчикам, в тихомолку читают, а вот своими впечатлениями делиться упорно не хотят. То ли леденцы готовят, то ли топоры натачивают.... дамы и господа, вы еще со мной? Мне бы очень хотелось бы докончить роман этой зимой, но без поддержки это немного сложно сделать. Клянчу не балы, и не хвалебные отзывы, а просто комментарии и общения )))Пожелания свои пишите, мысли о том, что будет с героями.... пока еще интирига сохраняется ;)


Глава 37.

Плоды прошлого.

  
А для кого-то я демон и трансильванский граф,
Для тебя я кролик, а для прочих удав.
Временами я мертвый, но местами живой,
Для подонков опасный, для врагов плохой.
  
   (с) Крематорий.
  
   Анхельм Нидхёгг, Безымянные Пустоши.
  
   Всего лишь наблюдать - так привычно для меня, но именно сейчас это сложнее всего. Не вмешиваться, не спасать, не пытаться исправить ситуацию - я слишком хорошо знаю, как дорого может стоить другим моя помощь, не зависимо от того, хочу ли я этого или нет. Чем обернется моё вмешательство на этот раз, и кто за это будет платить? Жизненно важный вопрос, потому что я и сам не заметил, как наши судьбы сплелись, а проблемы Агнессы Эйнхери стали и моими проблемами. Я не хочу навредить ей.
   Картина почти идиллическая - лёгкая дымка тумана, темнеющий вдали лес и тонкие силуэты на фоне безмятежных бирюзовых вод. Две женщины, два мага - шаноэ и арэнаи, связанные узами крови.
   Агнесса Эйнхери: тридцать лет, серые глаза, светлые волосы, затаившаяся в уголках полных губ смешинка, почти пропавшая сейчас. Она кажется слишком спокойной, слишком мягкой и мирной для боевого мага, но я видел её Изменение и видел сидящего внутри дикого зверя, настороженного, готового убивать. И теперь этот зверь тяжко ворочается внутри, беспокойно сверкая желтыми глазами и щеря клыки. Чувствует ли это шаноэ, готова ли она встретиться с тёмной стороной своей внучки?
   И та, другая. Танара Рейвен, уже давно перешагнувшая порог юности, но всё еще полная жизненных сил. На дне янтарно-красных глаз таится насмешка, тонкие губы кривятся в лживом сочувствии. Её жестокость, азарт, даже безумие не столько пугают, сколько завораживают. Я видел много женщин, обладающих властью, но одной она не шла так, как этой ведьме. Танара Рейвен смотрит на Агнессу, и видит в ней лишь средство для достижения своих целей - марионетку, пусть и более ценную, чем другие.
   Но есть то, что пока скрыто от их глаз, но со всей ясностью предстаёт передо мной. Они похожи, пусть никто из них пока не хочет признать это. Их схожесть - не внешности, и даже не души, а духа и воли: всего того, что определяет человеческие судьбы. Упрямые, идущие до конца, но при этом гибкие как ивы - таких не только нельзя сломать, но и согнуть надолго не удастся. Каждая опасна, каждая сильна по-своему. На стороне ведьмы опыт и знание, а также цель, которую я не в силах понять и принять. Агнесса же.... она та, кто она есть. Жизнь арэнаи в руках Танары, но едва ли ведьма может влиять на предначертание Повелительницы Перекрёстков.
   Но даже зная это, я не могу просто наблюдать. Желание вмешаться, устранить угрозу, которую Танара представляет для моей спутницы, невыносимо. Дурацкая потребность защищать ту, что связанна со мной непостижимыми узами сродства сущностей. И пусть даже эта угроза вымышленная, ловушка, расставленная для меня, я не могу бездействовать.
   Это происходит молниеносно. Резкий толчок, и Агнесса падает в воду, беспомощно раскинув руки и потрясенно распахнув глаза. Она падает как сломанная кукла, и озёрная гладь расступается, принимая безвольное тело в своё нутро. Боевые маги могут многое, вряд ли они сами знают границы своих возможностей, но не думаю, что они могут дышать под водой. И я, наблюдающей за ней, чувствую её страх, её беспомощность. Как тогда, когда она была в плену у Асета Орани - я знаю, эти воспоминания оживают прямо сейчас, наслаиваясь на реальность, но тогда я не мог ей помочь. Сейчас же я здесь, и вынужден делать выбор. Вопрос не в том, помешать ли мне ведьме Ша - даже зная, что жизни Агнесс ничего не угрожает, я не оставлю её один на один со своими страхами. Вопрос в том, справлюсь ли я с тем, что произойдет, когда Танара увидит меня?
   Нет времени думать. Я проявляюсь, и сразу же снимаю ментальные чары с Агнессы, готовясь защищать нас обоих. Мой настороженный взгляд падает на Танару Рейвен. Узнала. Через столько лет.
  
  
  
   Хельмин, ханство Оссиро.
  
  
  Не старый враг, но и не союзник, так, нелепая строчка в книге моей долгой жизни. Когда-то я знал её под именем Рина. Тогда она была одной из жен Шотоса, Кагана Великой Степи, первого правителя Великой Степи, который пришел к власти не без помощи своей жены-колдуньи. Тёмные волосы ниже лопаток, тускло-карие глаза, заостренные черты загорелого до черноты лица - тогда она выглядела как обычная смертная. Ничего особенного, поэтому в тот вечер, когда я последовал за ней, в надежде узнать что-то больше, я совсем не думал, что дело обернётся.... так. И под "так" я вовсе не имею небольшое пикантное приключение в виде интрижки за спиной хана. Если бы.
   Я не помню точного года, когда мы с Риной встретились, слишком много воды утекло с тех пор. Хорхейн уже был стёрт с земли, но его еще не начали называть Безымянными Пустошами, а уж о Шаноэ тем более никто тогда не слышал. Тогда я гостил у правителя ханства Оссиро, что располагается на северо-западе Степи. От него же я впервые и услышал о проекте объединения степных ханств.
   - Саргонский хан совсем распоясался, - сказал мне как-то оссирский хан Озрак во время пирушки. В тот день он был особо мрачен и зол.
   - Шотос? - я удивился: - он же совсем недавно унаследовал свои земли. Неужели с ним уже проблемы?
   - Он раздражающе нагл и самоуверен. И он хочет сделать то, что не удавалось ни одному правителю Великих Степей до него, - Озрак угрюмо рассмеялся. - Он решил созвать Круг, притом на своих землях, и уже подбил на это Содора и старого Регада. А теперь он лично решил прибыть к границам Оссиро, чтобы уговорить меня продать ему мою же задницу. Юнец уже мнит себя ханом всех ханов.
   - С чего бы Содору и Регаду идти на такие уступки Шотосу? - я уже искренне заинтересовался. Круг собирали обычно только в тех случаях, когда речь шла о внешней угрозе, и уж тем более никогда на территории одного из ханств, а только на нейтральных землях - никто не хотел давать преимущества своему сопернику.
   Озрак угрюмо пожал плечами. Его люди, служившие Озраку ушами и руками в землях Степи, не подавали вестей уже несколько месяцев.
   - Тебе что-то от меня нужно? - осторожно спросил я у Озрака.
   - Ты великий маг, Хельмин, мои шаманы не могут сравниться с тобой, - хан как-то собрался и надменно выпятил подбородок, хотя взгляд его смотрел в сторону. Ему было неприятно признавать свою беспомощность. - Поэтому я прошу у тебя помощи, зная, что мне нечем тебе отплатить - ведь всё, что тебе нужно, ты можешь взять и сам.
   Хан Оссиро ошибался - он был мне нужен, а точнее, мне нужен был тот, кто мог бы отстаивать мои интересы в ханствах. Я только начал выходить из подполья и почти не имел рычагов влияния во внешнем мире. Моя война с Асетом Орани была в разгаре, а я почти не имел союзников. Но я сказал ему другое, то, что он хотел бы услышать:
   - Для меня является честью служить величайшему хану Степей.
   Менее всего мне хотелось иметь дело со степняком с уязвленным самолюбием. Озрак немного расслабился:
   -Я более чем уверен, что в дело вмешана сильная магия, хотя пока не знаю, как. И раз Шотос и его маг смогли добраться до Содора и Регада, то они попытаются добраться и до меня. Я хочу, чтобы ты присутствовал со мной на встрече.
   - Мне нужно будет подготовиться.... к возможной битве?
   - Не думаю, - покачал головой хан, - Шотос должен прибыть с домочадцами. Вряд ли он попытается предпринять что-то, зная, что его жены могут пострадать.
   Прошло, наверное, чуть больше недели, когда Шотос, будущий Каган Степей, прибыл наконец-то к границам ханства Оссиро. Мне не хотелось раскрывать себя раньше времени, поэтому я максимально скрыл свою магию. Теперь мага во мне мог распознать разве что кто-то уровня Мастера.
   Роль, которую я тогда играл в Оссиро, была идеальна для моих планов. Сложно сойти за своего, будучи на две головы выше даже самых высоких степняков, но это и не было моей задачей. Тогда, несколько сотен лет назад, по всей Ойкумене бродили бродячие музыканты и певцы, забредая даже в Степи, которые были на редкость добродушны к чужакам, скрашивающим их суровый быт. И я решил сыграть роль одного из этих неприкаянных странников, благо что на музыкальных инструментах я играл сносно - за века жизни можно научиться многому, даже не обладая талантом.
   На высоченного оборванца с гитарой за спиной почти никто не обращал внимания. Точнее, никто из важных персон - им это было не к чести, зато дети ходили за мной по пятам, а женщины тайно кидали заинтересованные взгляды. Я же с большим интересом наблюдал за многолюдным кортежем, который прибыл вслед за своим ханом, ища среди слуг и охраны хана мага. И чуть не пропустил весьма полезный, как оказалось, разговор двух девиц за моей спиной. Они обсуждали новую, третью по счету, жену хана Шотоса. Конечно же, обсуждали не лестно и в самых мрачных тонах, но даже в этом бабьем разговоре я смог уловить то, что могло быть полезным для меня. Все потуги на получение большей власти Шотас начал после того, как он женился в третий раз на чужестранке. Последнее особо привлекло моё внимание. Среди степняков никогда не встречалось достаточно сильных магов, чтобы представлять угрозу власти ханов.... но если эта чужестранка тот самый маг, что каким-то образом влиял на Шотоса, то дело может принять совсем другой оборот.
   Мои ожидания были столь сильны, что когда я, наконец, увидев вблизи третью жену Шотоса, я был разочарован. Магии в ней не ощущалось вовсе, как и хоть какой-то необычности. Обычная тупая человеческая самка, разве что излишне худая и костлявая - степняки обычно предпочитали женщин в теле. Она пряталась за спиной своего мужа, вычурно одетого мужчины лет тридцати, всем своим видом выражая покорность и боязливость. Но я не был бы собой, если бы не проверил свою теорию до конца. Жена хана не была магом, но она вполне могла быть той, кто привёл мага с собой. Я начал продвигаться из тени шатра, в которой я прятался, ближе к гостям Озрака, всем своим видом проявляя интерес к происходящему. Как раз в этот момент Озрак приветствовал Шотоса, расточая медовыми устами радость при виде своего давнего соперника. На женщин, традиционно, не обращали внимания.
   Я еще раз взглянул на чужеземку. Не красавица, и даже не интересная - непонятно, чем она зацепила Шотоса. Держится отстраненно и даже зажато, не поднимая глаз от земли. Но вот отношение к ней её спутниц.... о, оно было в высшей степени красноречивым. Вокруг женщины образовался пустой круг - её избегали и служанки, стражники, даже старшие жены Шотоса. И не потому, что пренебрегали, а потому что.... боялись? Да, в их глазах и поведении был именно страх - не осознаваемый ими самими, но вполне очевидный для внимательного наблюдателя. Это было любопытно.
   Я столь увлёкся изучением реакции окружающих, что чуть не пропустил момент, когда она выдала себя. Одним лишь взглядом, брошенным на меня, длившимся меньше мгновения, женщина раскрылась - потому что в её глазах была такая ненависть и злость, которой не могло быть у жены хана к бродяге-музыканту. Это ставило в тупик. Мы встречались? Я убил её отца, сына или мужа? Нет, это было что-то другое. Меня часто ненавидели и часто боялись, но никогда эта ненависть не была столь безличной, как сейчас. Как будто она знала, что я был некромагом, и ненавидела меня только за это.
   Я чуть оскалился, провоцируя её, но женщина уже вновь одела маску равнодушия.
   Вечером меня нашел Озрак.
   - Я собирался пригласить тебя в наш шатёр как музыканта, чтобы ты мог приглядеться к спутникам Шотоса, но это оказалось совсем не нужным, - немного озадаченно произнёс он. - Он сам сказал, что хотел бы усладить свой слух музыкой и спросил, нет ли у меня гостях одного из менестрелей.
   Хм. Хотелось бы сказать, что наживка заглочена, но я не делал ничего, чтобы привлечь к себе внимание хана. А значит, его третья жена имеет на него достаточно влияния, чтобы убедить его в том, что ей было нужно. А ей был нужен я. Я был уверен в этом.
   - Ты нашел мага? - нетерпеливо спросил хан.
   - Пока нет, - пока у меня не было доказательств, мне не хотелось говорить о своих подозрениях. Еще не время.
   Входя в шатёр, я нарочито ударился лбом о слишком низкий для меня навес и неуклюже запнулся. Со стороны степняков послышались смешки - их чувство юмора никогда не было тонким. Потирая лоб и неловко улыбаясь, я низко поклонился хану, а затем его гостям.
   - Это твой хвалёный музыкант из западных земель? - хмыкнул Шотос. - Надеюсь, поёт он лучше, чем ходит.
   Озиро поморщился и жестом указал мне сесть в самую дальнюю часть шатра - музыканта должно быть слышно, а невидно. И по чистой случайности отсюда хорошо просматривались наши гости-саргонцы. Я заиграл незатейливую мелодию, что была столь популярна среди дам в те времена, хотя не думаю, что степняки хорошо разбирались в новых веяниях, и приготовился слушать. Это был всего лишь пир в честь приезда гостей, но даже и на нём можно было узнать много чего нового. Я получил даже больше, чем хотел - Шотос не удержался, выйдя из рамок степных традиций, и заговорил о делах в первый же вечер, вместо того, чтобы просто насладиться гостеприимством Озрака.
   Политики во все времена и во всех концах света одинаковые. Пытаются урвать куш, при этом ничего не отдав самим. Этот Шотос был таким же - вот только действовал он слишком грубо и неумело. И не то чтобы он говорил неправильные вещи - просто они были неуместны здесь и сейчас, да и тон, которыми эти слова были сказаны.... Самодовольство сочилось сквозь каждое его слово. И это будущий Каган Великой Степи? Наконец Озрак не выдержал, и вклинился в несвязный поток слов своего гостя:
   - Ты говоришь об угрозе со стороны алисканцев. Но это земли Регада и твои граничат с алисканской равниной, а не мои. Нужно ли мне думать, что саргонцам нужна помощь Оссира, но вместо просьб о защите вы хотите объединения под своими знамёнами? Мне нет в этом выгоды, если вы слабы и боитесь равнинников.
   Шотос возмущенно вскинулся.... и кинул взгляд в сторону своей третьей жены, ища у неё поддержки. Он явно не находил слов.
   - Не только Регад, но и Содор выступает на моей стороне, - наконец произнёс он. - Не думаю, что тебе захочется остаться в стороне.... противоположной нам.
   - Я поверю в то, что Регад и Содор поддерживают тебя лишь тогда, когда сам услышу это от них, - Озрак был доволен, что ему удалось вывести саргонца из себя. Это указывало на слабость и уязвимость последнего.
   Несмотря на явное напряжение между ханами, до открытого конфликта дело не дошло. Для Озрака законы гостеприимства были священны, Шотос же был не на своей территории, и вынужден был соблюдать хотя бы видимость приличия.
   Пока высокочтимые ханы делали вид, что между ними только что не было банальной перепалки, я переключил своё внимание на чужеземку. В ней не было магии - я был готов поклясться в этом, потому что Мастера, а я уже тогда достиг этой вышей ступени магического ремесла, чувствуют не только магов слабее себя, но и равных по силе. И магом она не была. Но при этом Рина, а именно так звали третью жену, обладала странной властью над Шотосом и, судя по всему, преследовала свои интересы в Оссиро. Или не в Оссиро - земли Озрака соседствовали с расцветающей тогда Империей Тайрани, которая многим правителям иных государств не давала спокойно спать. И в отличие от алисканцев, которые тогда только-только вставали на ноги и вряд ли представляли реальную угрозу для Степи, тайранцы были куда более опасными противниками. Степняки, пока они были разъединены, могли позволить себе лишь единичный грабеж на тайранских границах, но никак не полноценную войну. Объединённые в одно государство ханства это совсем другое дело. Кое-кому вполне могла прийти в голову идея натравить степняков на тайранцев и посмотреть, что произойдет. Я же, в свою очередь, тоже имел некоторый интерес к Тайрани, и помехи в виде оголтелой орды на границах Империи мне были не нужны. Озраком я мог управлять, но Шотос был уже "занят", и мне было весьма интересно, к какому кукловоду ведут эти ниточки.
   Рина направлялась в гостевой шатёр, когда я буквально упал ей под ноги.
   - Извините, - я растерянно захлопал глазами, максимально включив своё обаяние. Не скажу, что я такой уж ловелас, но за несколько сотен лет любой научиться привлекать внимание женщин. - Я это.... не, не пил, просто споткнулся. Как будто был сражен вашей красотой. Можно я напишу оду в вашу честь?
   Рина загадочно молчала, но всё же не уходила. Я никак не мог поймать её взгляда и понять, что она думает.
   - Вы жена Шотоса, да? Я сразу заметил вас среди этих степняков. Вы совсем другая.... гораздо красивее этих варварских женщин. Он похитил вас, да, и удерживает около себя насильно? Хотите я вас освобожу? Мы ведь оба здесь чужаки, а значит, должны держаться вместе.
   Я ждал другой реакции. Злости на глупого менестреля, страха при виде чужого мужчины, игру в соблазнение. В конце концов, мне просто хотелось услышать её голос - возможно, по акценту я смогу понять, откуда она родом. Но она просто стояла, как будто бы размышляя. Наконец она подняла глаза - и её взгляд не был ни равнодушен, ни злости. Страх, неуверенность, любопытство - вот что я прочитал на дне коричневых радужек.
   - Меня.... меня могут увидеть. Шотос не простит, если я буду говорить с вами, - голос был глубокий и красивый, слова звучали правильно и аккуратно. Не степняцкий говор, не аликанское рычание, и уж тем более не тайранское проглатывание гласных. Так чисто говорят люди, которые вынуждены много путешествовать - торговцы, музыканты, наёмники.... и такие как я. - Он не вернётся до ночи. Я могу провести вас в свой шатёр.
   - А охрана?
   - Они уже пьяны и ничего не заметят, - с брезгливой гримасой произнесла она.
   Наш путь оказался на удивление чист и лёгок. Лишь один раз нам попался слуга, который без особого интереса проводил взглядом меня и мою спутницу со скрытым под тёмной накидкой лицом. Зрелище "менестрель выгуливает даму" было ему не в новинку и не вызывало вопросов. Рина пропустила меня в небольшой, но явно новый шатёр, стоявший в гостевом секторе, и затем зашла за мной, плотно прикрыв вход. Пока она раздувала очаг, я с любопытством оглядывался. На полу не шкуры и не циновки, а роскошные, дорогие ковры - явный признак того, насколько хан дорожит своей третьей женой. Вещей немного - несколько сундуков по краям и лежанка, покрытая изящно вышитым рисунком. На небольшом столике глиняная посуда и несколько флакончиков, видимо с ароматическими смесями.
   - Откуда вы? - меня отвлёк мелодичный женский голос. Я решил сказать частичную правду.
   - Из Салдора. Правда, я уже много лет там не был. Веду бродячий образ жизни - то там, то здесь. Вот и до Степей добрался.
   - В Салдоре? - глаза Рины распахнулись шире. - Там где живут некроманты?
   - Некромаги, - механически поправил её я. - Некромантия лишь вид магической практики, доступный не только магам смерти.
   - И вы кого-то из них знаете? - с опаской спросила она.
   - Не то что бы знаю, но видел, - осторожно ответил я. - Мне кажется, вы боитесь некромагов. Это так?
   - Мои родители бежали из Хорхейна когда я была совсем маленькой, - передернула плечами женщина. - У меня не самые лучшие воспоминания о магах смерти.
   - Значит вы жертва войны, - сочувственно протянул я. Её слова звучали достаточно достоверно, но меня не оставляло чувство двойственности её слов. И уж тем более мне не нравилось, что она завела речь о некромагах. В то время, когда я путешествовал по Степям, еще были люди, которые могли узнать меня по внешности. Нужно было отвлечь её. - Чем это пахнет? Очень приятно.
   - Я бросила в огонь немного ароматических трав. Меня это успокаивает. Не возражаете?
   - Нет, мне очень нравится, Рина.... Ведь я могу вас так называть?
   Женщина смущенно улыбнулась и кивнула. И я, не знаю почему, назвал ей своё имя. Не то, под которым меня здесь знали, а настоящее. Хель. Хорошо хоть прозвище не назвал, старый дурак, иначе бы совсем провалил свою легенду. Странно, но даже тогда я ничего не понял. Мне нередко приходилось иметь дело с менталистами, и даже противостоять им, и я был полностью уверен, что смогу почувствовать, если кто-то попытается залезть в мой разум. Но то, как действовала Рина, было тонко, очень тонко. Я ушел от неё в полной уверенности, что она не при чём. При этом о самой встрече я помнил плохо. Я разговаривал с ней, пил чай.... И что затем? Видимо, просто ушел к себе.
   На следующий день я чувствовал себя странно. Была небольшая слабость и кружилась голова, так что я с трудом поднялся с постели, чтобы встретиться с Озраком.
   - Ты уже нашел мага?
   Хан земель Оссиро возбужденно ходил из стороны в сторону, и от его мельтешения моя голова еще больше кружилась.
   - Нет. Я абсолютно ничего не почувствовал.
   - Амулеты?
   - Если только не активные.
   - Должно быть что-то! Ты же видел Шотоса - этот дурак даже курицу не сможет уговорить снести яйца, не то что перетянуть Регада и Содора на свою сторону, - хан от волнения сжимал и разжимал кулаки.
   Иногда ханы Великой Степи казались мне детьми в песочнице, ведущими непримиримую вражду из-за очередной игрушки. Возможно, идея создания Каганата была вполне разумна, вот только для меня было невыгодно сильное государство под единым управлением. По крайней мере, не сейчас.
   - Здесь должна быть замешана магия! - Озрак возбужденно ударил кулаком по ладони. - Чем ты вообще вчера занимался?!
   Я пожал плечами, сдерживаясь, чтобы не поставить зарвавшегося смертного на место.
   - Прорабатывал одну зацепку.
   - И как?
   А действительно, как? Чем бы я вчера не занимался, это мало походило на нормальное расследование. Я был не просто беспечен, я был.... не в себе. Рука моя взметнулась к горлу, сжимая ворот рубашки. Тот запах в шатре - сладко-приторный, был мне не знаком, и одно это должно было меня насторожить. Но тогда я совершенно потерял счёт времени, а часть нашего разговора с Риной просто выпала у меня из головы, а сегодня я проснулся лишь с лёгким головокружением. Даже если это не магия, то что-то близкое ей по степени воздействия - неуловимое, коварное и весьма действенное. Меня мало кто мог обмануть, но этой женщине это удалось.
   - Кажется, нашел кое-что, - процедил сквозь зубы я, представляя, как сворачиваю Рине её тонкую шейку. - Правда, пока не понял, что именно.
   Кажется, Озрак поймал моё настроение, и хищно оскалился:
   - И что будешь делать?
   Я в несколько драматической манере воздел руки к небу, собираясь призвать магию в свидетели моим намерениям (в то время я так еще и не избавился от привычки прибегать к громким жестам), и с недоумением понял, что сила во мне не отзывается. Попробовал использовать другое заклинание и с тем же результатом. Магия исчезла, как будто бы её и не было. Даже в антимагических браслетах сила лишь перекрывалась извне, сейчас же я не чувствовал её вовсе. Как простой смертный. Я еще несколько секунд постоял в нелепой позе с поднятыми руками, пытаясь сделать вид, что так и надо.
   - М-м-м? - поинтересовался осторожно Озрак.
   - Всё в порядке, - я старался сохранить контроль над ситуацией, но боюсь, что мой деревянный голос несколько выдавал меня. Нет ничего хуже для мага, чем остаться без своей силы. Надеюсь, это ненадолго. - Всё будет в порядке.... если мы избавимся от Рины.
   - От Рины?
   - Новой жены Шотоса, - терпеливо объяснил я. - Я не могу сказать точно как, но если кто и может воздействовать на хана, так это она.
   Озрак не стал меня переспрашивать или уточнять, откуда у меня такая информация. За несколько лет нашего знакомства я натаскал его доверять каждому моему слову.
   - Но как мы можем избавится от этой женщины? - недоуменно спросил оссирец. - Если я попытаюсь убить её, меня обвинят в нарушении закона гостеприимства, и Шотос или его люди не задумываясь объявят мне войну.
   - Избавится - не обязательно убить, - ответил я, напряженно думая. Я слишком мало о ней знал, чтобы действовать самому или натравливать на неё Озрака. Кто знает, что произойдет, если её попытаются убить?
   В конце концов свелось к тому, что всё это моя проблема и ничья больше. Мне не хотелось действовать без поддержки магии, но даже так я мог сделать гораздо больше, чем Озрак и его люди. И да, у меня оставалось кое-что в запасе, о чём Рина знать не могла.
   У меня есть один небольшой секрет, который я тщательно скрываю не только от своих врагов, но и союзников. Пожалуй, только Грег в курсе насчёт одной моей способности, которая лишь косвенно относится к магии. По крайней мере она, эта способность, работала даже тогда, когда мои силы были скованы антимагическими браслетами. Я умел исчезать.
   Не так, как это делали иллюзионисты, скрывая себя за завесой, и не отводя взгляда, как это делали маги разума - я действительно исчезал из этой реальности, попадая в какую-то другую. Я назвал эту реальность миром Нитей, еще даже ничего не зная о Ткачах и Бродягах, лишь по одной ассоциации, и оказался очень близок к истине. В том, что я был Открывающим Пути, были свои плюсы - помимо умения невольно разрушать всё и вся вокруг, я еще и мог хоть как-то обезопасить себя от последствий. И тем более это становилось важным тогда, когда магия не могла помочь, была не достаточна, а то и вовсе подводила меня. И поверьте мне, это происходило не так уж редко.
   Я до сих пор с трудом понимаю, что же представляет собой мир Нитей, и то, каким образом я оказался с этим миром связан. У меня есть подозрение, что я освоил его едва ли на треть. Кто знает, какие возможности эта реальность мне предоставляет. Может быть когда-нибудь я смогу не только становится невидимым и неуловимым призраком, благодаря ему, но и путешествовать сквозь пространство и время? Стоит лишь понять, как....
   Сами Нити были не визуальным образом, скорее, ощущением силовых линий, пронзающих то пространство, в котором я оказывался. Когда я в первый раз оказался в мире Нитей, я был напуган происходящим со мной - я не мог видеть, не мог слышать и не мог чувствовать в привычном понимании этих слов, но при этом я продолжал ощущать и познавать. Информация приходила ко мне одновременно по всем каналам, мешаясь в моей голове, заставляя меня сходить с ума. Я совсем не сразу разобрался, как управлять своей новой способностью, чуть не застряв там навечно, оказавшись впервые. Потом я научился пользоваться возможностью ускользать в мир Нитей и получать от этого выгоду, но только через долгие годы я понял, почему это происходит со мной и кто я есть. Кому как не Открывающему Пути находить новые пути и новые возможности? Это дар исчезать не раз и не два спасал мне жизнь, позволяя мне прятаться от врагов, но сейчас я намеревался использовать его не для бегства.
   Я выплыл из омута воспоминаний, и пристально взглянул на Озрака, пытаясь донести до него важность своих слов:
   - Держись от Шотоса и его людей подальше. Используй для этого любой предлог - скажись больным или мёртвым, не важно. Самое главное не контактировать с ним и с Риной. Если всё же обстоятельства вынудят тебя к встрече, старайся не принимать ничего из рук Шотоса и сидеть от него как можно дальше. Мне нужно некоторое время, чтобы подобраться к ней поближе. Будь готов в любой момент оказать мне поддержку.
   - Что ты собираешься делать?
   - Постараюсь выяснить, какие именно отношения связывают Шотоса и его "жену". Кто знает, может быть, он будет на нашей стороне?
   В это же день я проследил, когда Шотос решит навестить свою женушку, и перейдя в мир Нитей, проник в шатёр Рины вслед за ним. Сейчас я был не только невидим для них, но и неосязаем. Впрочем, в таком состоянии я мог находиться не более получаса.
   Я привычным усилием вычленил из клубка образов и состояний звуки голоса Шотоса и Рины, а затем составил из звуков речь, пытаясь понять, о чём же они говорят. К сожалению, так бывает только в шпионских бульварных книжках - злодеи обсуждают свой коварный план во всех подробностях именно тогда, когда их подслушивают. Мне так не повезло. Беседа крутилась вокруг Шотоса и того, что ему не понравилось в приёме хана - видите ли, почёта мало, развлечений никаких, а Шотос старый надменный хрыч.... Когда я уже отчаялся выяснить что-то интересное, заговор начал раскрываться.
   - .... едва ли Озрак что-то поймет, - голос саргонца сочился презрением.
   - Нам стоит бояться не его, а его людей, - возразила Рина. Даже сквозь барьер между реальным миром и миром Нитей (который, впрочем, был не менее реален), с его странными свойствами, я услышал, насколько сильно отличались интонации женщины от тех, что я ранее слышал от неё. Женщину, которая могла говорить так властно, и в то же время так убеждающее, я бы вряд ли счёл несчастной жертвой мужа-тирана. - Если Озрак изменится слишком сильно, они могут что-то заподозрить, и тогда мы потеряем над ним контроль. К тому же, он отличается от других. С ним будет сложнее.
   - И что он такого может сделать, чего не сделали Регад и Содор?
   - Он прибёг к услугам мага.
   - Ты говорила, что даже маги не могут раскусить меня!
   - Этот что-то заподозрил. Музыкант. Он.... некромаг.
   - Гармец? - в голосе Шотоса слышался страх. Странно, что он подумал именно о гармцах. Когда люди слышат о некромагах, они обычно вспоминают Салдор - пусть некромаги Салдора и не были столь грозны, как желтоглазые горцы, но именно они участвовали в большинстве магических заварушек Ойкумены, в то время как гармцы таились в своих горах.
   Рина не ответила, но напряжение, сквозившее сквозь неё, заставило Нити пойти волнами, отвечая на её волнение. Она что, действительно считает, что я могу быть агентом Гарма? Весьма любопытно и немного пугающе. Кто она такая, если у неё такие враги?
   - Возможно, - наконец уклончиво ответила она. - Он приходил ко мне вчера.
   - Ты убила его?
   - Это было бы слишком очевидно. Я бы не хотела, чтобы тень подозрения падала на тебя, Тоси, - в интонациях Рины проскочили ласковые нотки. - Но он на какое-то время будет лишен своих сил, а также желания сделать хоть что-то.... Сегодня он захочет прийти ко мне снова, и я постараюсь узнать, кто за ним стоит.
   - И если это гармцы, ты покинешь меня?
   - Тоси, я сражаюсь за нас с тобой, за наше будущее.... великое будущее. Но если в Гарме узнает, что за объединением Великой Степи стоят Шаноэ, то Консул развеет твои войска в пыль, и я ничем не могу помешать ему. Шаноэ еще не готовы напрямую выступить против гармцев. Для твоей же пользы будет забыть меня - если ты не хочешь для своего ханства судьбы Хорхейна.
   Именно тогда я впервые услышал о Шаноэ и об их вражде с гармцами. Шаноэ, кем бы они не были, стояли за попытками хана Тоси (тьфу ты, привязалось!) объединить земли степняков, надеясь когда-нибудь сокрушить Гарм чужие руками. Если, конечно, я правильно угадал её намерения, казавшимися мне безумными - с Гармом связываться было себе дороже, и выжженные земли Хорхейна были лучшим тому подтверждением.
   - Может быть, этот музыкант не успел ничего передать Гарму, и я сумею его вовремя остановить, - неохотно произнесла Рина после небольшого молчания.
   - Или заставить его перейти на нашу сторону, - вкрадчиво добавил Шотос. - Как ты не раз делала с другими....
   - Нет! Над магами само по себе сложно держать ментальный контроль, а из некромага и вовсе не сделаешь послушную марионетку. Не беспокойся, оставь всё мне. А пока возьми вот это - просыпь немного на порог шатра, где вы будете сидеть.
   - Ты говорила, что без тебя и без магии Ша эта штука не действует....
   - Действует, но очень слабо. Но пока некромаг здесь, я не могу позволить себе пользоваться магией. Не будем в этот раз спешить.
   Шотос вышел, и через несколько минут вслед за ним ушла Рина. Я выждал немного времени и проявился. Чем бы не очаровала меня эта женщина, она вполне могла хранить у себя противоядие. Да и кто знает, какие интересные вещи я найду у неё.
   Предварительный осмотр показал, насколько я ошибался насчёт Рины: хотя сама она казалась обычной смертной, заклятьями она пользоваться умела - об этом недвусмысленно говорила охранная магия, хитро наложенная на некоторые вещи женщины. Я поражался лишь тому, как я не углядел это в первый раз. Кем бы ни была Рина, она умела очаровывать и застилать глаза. Теперь же без своей магии я был абсолютно беспомощен: охранное заклинание вполне может убить меня на месте. Может, мне стоит последовать за Риной, и пытаться выяснить, что она делает прямо сейчас?
   Мои сомнения разрешились с появлением самой хозяйки шатра. Она застыла на пороге, и лишь расширенные до невозможности зрачки и сжатые в тонкую ниточку губы выдавали то, что она была в ярости. Я неторопливо поднялся, настороженно глядя на Рину, и насмешливо продемонстрировал ей неказистый на вид камешек на простой кожаной верёвке, что был зажат у меня в руке. И судя по её лицу, она узнала этот амулет. Обсидиан, лучшая защита от ментальных магов. Конечно же, годился не любой обсидиан, иначе бы ментальные маги были бы самыми бесполезными чародеями на свете, а лишь предварительно зачарованный весьма хитрым и сложным образом, доступным не каждому магу. Но я не был бы самим собой, если бы не имел при себе подобный оберег. Жалко лишь, что я не носил его раньше - но кто знал, что мне встретится менталистка, которая сможет мало того, что обойти мою защиту, но еще и лишить меня магии?
   Рина дёрнулась к своим вещам, но я преградил ей путь, укоризненно поцокав языком.
   - Вы думаете, что я буду настолько глуп, что позволю вам снова себя одурачить? Никаких благовоний..... и никаких порошков.
   - Ты слышал наш разговор? - прошипела она. - Значит, мои чувства меня не обманывали....
   - А вы ощущали моё присутствие, и ничего не сказали своему Тоси? - подразнил я её.
   - Что мешает мне сейчас позвать стражу, и обвинить тебя в воровстве или даже в нападении?
   - Пожалуйста, - я равнодушно пожал плечами, и издевательски улыбнулся: - безусловно, Озрак накажет меня со всей строгостью. По крайней мере, это так будет выглядеть для его гостей.
   Рина прошла в глубь, не сводя с меня взгляда.
   - Как ты выследил меня, некромаг?
   - Это было просто, первая же сплетня указала мне на вас, айри. А вы слишком поспешили действовать, и тем самым выдали себя. Не попытайся вы весьма грубо лишить меня магии, я бы, может, и не догадался бы так скоро о вашей натуре. Значит, интригуете против Гарма, леди?
   Мои слова, вместо того, чтобы привести её в ещё большее бешенство, напротив, казалось бы успокоили её.
   - Если он послал вас, чтобы вернуть меня в Гарм, можете не терять время зря.
   Он? Ох, кажется, я влез в чьё-то выяснение отношений. И этот "он" явно кто-то из Гарма. Мысли в моей голове сменяли друг друга с огромной скоростью.
   - Может быть, я здесь не ради этого?
   - Ох, не лги мне, - поморщилась магичка, - если бы тебе был бы дан приказ убить меня, я была бы уже мертва. А значит, он всё еще надеется на то, что я буду помогать ему.
   Я тогда не понимал, как мне "повезло". Конечно же, Танара Рейвен, лишь недавно бежавшая с несколькими преданными ей шаноэ из Гарма, даже помыслить не могла, что встретившийся ей в степях некромаг, сумевший избежать её ловушки (а разубеждать её в том, что она не смогла лишить меня магии, я не стал), на самом деле не имеет никакого отношения к желтоглазым. И не убила меня сразу лишь потому, что хотела узнать, успел ли я связаться с Гармом. Всё, что я понял тогда, что я имею дело с ренегаткой из Гарма. Я что-то слышал о том, что среди гармцев встречаются не только сильные некромаги, но и весьма необычные маги разума, но так как я всегда старался держаться подальше от "некромантских гор", как их прозвали в народе, встретиться с кем-то из них близко мне не удавалось.
   - Вы ошибаетесь во всём. Я здесь не по вашу душу, айри. Меня интересует лишь Озрак и его ханство. И конечно же, ваши планы на него несколько мешают мне, - вежливо объяснил я ей. - Хотя идея объединения ханств мне нравиться, весьма. Но отнюдь не под вашим контролем.
   Чутьё подсказывало мне, что от этой женщины в будущем могут быть большие неприятности, но несмотря на явную угрозу, убивать мне её расхотелось. Как я понял, она представляла собой некие силы, только нарождавшиеся на востоке Ойкумены, которые были враждебно настроены к Гарму, и со временем могли бы даже противостоять ему. Та лёгкость, с какой она сумела обвести меня вокруг своего пальчика, восхищала меня. А мысль, что может когда-нибудь ей удастся проделать это и с Гармом, по душе. Уже тогда я имел некоторые счёты с гармцами.
   Рина нахмурилась, неверяще глядя на меня.
   - Говорят, такие как вы, могут определять, лгут ли им, или нет, - осторожно начал я. - Поверите ли вы мне, если я скажу, что я так же скрываюсь от Гарма, как и вы?
   Это было пусть и частичной, но всё же правдой. После того, как я стал изгоем несколько сотен лет назад, от кого мне только не приходилось скрываться: правда, гармцы сильно отличались от других - в отличие от большинства, они не хотели меня убить, а напротив, мечтали меня получить в целости и невредимости, со всеми знаниями, что я хранил у себя в голове. По крайней мере, те немногочисленные случаи подкупа, угроз, а тои попыток похищения, что я сумел проследить, исходили именно оттуда - и наверное только Тёмные боги знают, каким образом они умудрялись выходить на меня раз за разом. Это внимание несколько раздражало меня, хотя и угождало моему тщеславию. Всем известно, что гармские маги смерти считают себя особенными, и презирают некромагов из первой волны переселения с Северных островов, к коим относились мои предки. И если бы между гармцами и пустынными некромагами не пролегало расстояние в несколько тысяч миль, то от последних бы давным-давно избавились, ну или по крайней мере попытались. И это, кстати, одна из многих причин, почему я так пекусь об Империи Тайрани - вот только гармцев под порогом Салдора мне не хватало.
   Как бы то ни было, иметь дело с гармцами у меня не было никакого желания, а вот их противники представляли для меня определенный интерес. Что-то мне говорило, что эта женщина вполне может быть полезна.
   - Ты не врёшь.... но среди истинных потомков Тайро не бывает отступников и предателей, - с недоумением произнесла Рина. - Уж Велор то об этом побеспокоился.
   Под истинными потомками Тайро, первого некромага, гармцы конечно же понимали только себя. Что особенно забавно, учитывая, что мой дед, еще помнящий Северные острова, говорил мне, что только наш род можно без сомнения возвести к самому Тайро, а другие так, примазались. И он имел, кстати, достаточно достоверные доказательства своих слов.
   Я решил привнести некоторую ясность в наш бредовый диалог:
   - Послушай, не знаю, за кого ты меня приняла, но я не гармец. Я родился на землях Дорстана, которые сейчас считаются салдорскими. Но агентом Салдора я не являюсь - я довольно давно порвал со своей родиной.
   - И это правда, - медленно произнесла Рина, а затем, неожиданно для меня, рассмеялась чистым, звенящим и казалось, рассыпающимся в воздухе смехом.
   Я вежливо переминался с ноги на ногу, не зная, что последует дальше, но приготовившись к самому худшему. С ножом она на меня конечно вряд ли набросится, но в отличие от меня, магии она лишена не была, а менталисты способны не только на игры с разумом.
   - Мне следовало бы догадаться еще вчера о том, кто ты есть, тем более что ты сам назвал своё имя, но я слишком привыкла ждать неприятностей от.... неважно, уже неважно. Хель Пустынник, - она восхищенно покачала головой. - Что за встреча на задворках Ойкумены.
   Я сделал намёк на поклон. Происходящее мне не слишком сильно нравилось - меньше всего мне хотелось, чтобы посторонние знали о моём интересе к Оссиро, но моя репутация в кой-то веки могла сослужить добрую службу - благо что молва приписывала мне неуязвимость и почти-что бессмертие.
   - Рад, что мы выяснили, кем является хоть кто-то одним из нас. Хоть я благодаря вашей ошибке тоже кое-что знаю о вас - и о том, что вы представляете некоторый интерес для.... неужели для самих Рейвенов?
   Мне приходилось полагаться лишь на догадки, но в этот раз я видимо попал в самую точку. Рина резко выпрямила спину, настороженно глядя на меня:
   - Не начинай эту игру, - предупредила она меня, - если не уверен, что сможешь её выиграть. Я всё еще не уверенна, что с тобой делать.
   - Насколько я понимаю, мы с вами находимся в очень схожей ситуации. Нам обоим не выгодно светить своей личностью перед посторонними - хотя у меня есть некоторые преимущества. Я всё еще могу сдать вас гармцам, вы же.... Даже если степняки узнают, что я и есть Пустынник, они вполне могут мне это простить. Степи в меньшей степени пострадали от созданных мной морой, и личных счетов у степняков ко мне нет - со своими примитивными представлениями у них даже хватит ума считать меня божеством.
   - Но я всё еще могу попытаться вас убить, айрин, - прошептала Рина, и глаза её на мгновение сверкнули красным золотом. Надо запомнить - гармцы каким-то образом могут менять цвет глаз, скрывая свою натуру. - Мне нужны степи, и я не намерена вам их уступать.
   Я равнодушно пожал плечами, и наконец уселся, расслабленно развалившись на подушках, всем своим видом показывая, что я владею ситуацией.
   - Вы добились удивительно много - взяли под контроль Шотоса, околдовали Содора и Регада.... Вам не хватает лишь Озрака, чтобы считать истинной правительницей степей. И что затем? Избавитесь от них, а Шотоса сделаете своей марионеткой, пойдёте войной на Гарм? Умно - при определенных вложениях степняки могут вполне себе окупиться. Но вы забываете об одном обстоятельстве, поглощенные ненавистью к некромагам - в мире есть и другие силы. И если некромаги, засевшие в своих горах, вполне могут прощелкать момент, когда от вас еще можно избавиться, то другие будут гораздо расторопнее. Никому не нужны сильные степи - вас разобьют еще до того, как вы сможете собрать армию. Если конечно, степняки не перережут друг другу глотки раньше - зачаровать тысячи людей вам не удастся. Я предлагаю вам альтернативу, айри.
   - И какую же, айрин Хель? - ядовито произнесла она, глядя на меня как на разновидность очень редкой и ядовитой змеи.
   - Смею сказать, что ваше прямое вмешательство в управление ханствами слишком грубо и безыскусно, и годиться только в краткой перспективе. Добиться своего можно не только ментальным внушением - достаточно дать ханам то, что им нужно, и они сами будут есть из ваших рук. Позвольте мелким царькам править на своих бесплодных землях, играя на их тщеславии. Но используйте их жажду власти - вы хотели сделать Шотоса Каганом Степей? Отлично, только вот зачем делать этот титул наследуемым? Пусть Кагана избирают - раз в пять лет, к примеру. Ханы перестанут грызть глотки друг другу за земли, и вместо этого каждый сосредоточится на том, чтобы стать ханом ханов - и зависть проигравших будет лучшей защитой от узурпации Каганом власти. Вы получите достаточно сильное и стабильное государство, и при этом не вызовите подозрение у тех же гармцев.
   На самом деле идея с выбранным правлением и союзом ханств уже давно бродила в моей голове, и я потихоньку внушал её Озраку, но сейчас мне представился отличный шанс предоставить исполнение своего плана в умненькие ручки Рины. Впрочем, отдавать всё на откуп менталистке я не собирался.
   - И какая вам от этого выгода и как вы уговорите на это Озрака? Или вы предлагаете мне....
   - Даже думать не смейте подходить к Озраку. Будьте уверены, я награжу хана и его потомков необходимой защитой от вашей коварной магией.
   - Так что же? Что вам до этого?
   - Мне не придётся тратить свои силы, убивая вас, а затем Шотоса, Регада и Содора, - скучающе зевнул я. - Мне не хочется утруждать себя снятием с них ваших заклятий, никогда не был силён в магии разума. Пусть всё останется как есть - по крайней мере, пока. С Озраком я поговорю - ему будет приятно знать, что он единственный хан, сохранившим не видимую, а реальную независимость, и что он имеет возможность в ближайшей перспективе получить управление над ханствами. Вы ведь дадите ему возможность стать Каганом, пусть не первым, но вторым?
   Рина молча кивнула.
   - И отлично. А что же говоря до моих целей - видите ли, меня мало интересует восток Ойкумены - до этих гармцев мне нет дела. Если вы рано или поздно сможете натравить на них, я буду даже рад. Но вот западные границы степей меня интересуют гораздо больше - и меньше всего мне хочется, чтобы у меня были с ними проблемы.
   - Я могу гарантировать вам, что у вас не будет проблем, айрин, - пообещала мне Рина. Едва ли она сама заметила, как я перетащил её на свою сторону, став хозяином положения.
   - Ну вот и отлично, - я благодушно, почти по-отечески улыбнулся ей. - Значит, договорились.
   Сейчас я вспоминаю тот разговор, и жалею о нём. Я заронил в голову ведьмы много зёрен, и они проросли в поистине опасные побеги. Уже тогда она была опасным противником, и я смог стать хозяином положения только из-за элемента неожиданности. Но сейчас Рина/Танара стала гораздо мудрее и могущественнее, за ней стояла реальная сила. А у меня была только Агнесса и кучка тайранцев, не питающих ко мне никакого доверия. Где и когда интересно я так проколося? Стал стар, расслабился, увлёкся своей войнушкой с Асетом Орани, не к ночи будет упомянуто его имя....
  
  
   Конечно, этим всё не закончилось - еще несколько дней мы встречались с ней по вечерам, обсуждая наши действия, а я всё мучительно ждал, когда же ко мне вернётся магия. Когда я вновь обрёл силу, я возликовал, и еще раз решил обдумать мысли об устранении Рины - пусть я и не врал ей, говоря о том, что позволю ей выполнить измененный мной план, иначе она вполне могла раскусить меня, но и союзника в ней не видел. Впрочем, решив, что убить её всегда успею, я решил оставить всё как есть. С ханами мы разобрались еще быстрее, и не прошло и полугода, как Шотос стал первым Каганом. Через три года он умер, как говорят от лихорадки, а новым правителем был избран Озрак, мой ставленник. Рина выполняла своё обещание, и я не видел повода вмешиваться. Степи всё меньше и меньше интересовали меня, а вскоре я забыл о них и вовсе. Связь с Риной мы не поддерживали, и я если честно думал, что она умерла, так ничего и не добившись, ведь Гарм всё еще стоял, а наш проект Великих Степей давно зажил своей собственной жизнью.
  
  
   Анхельм Нидхёгг, Безымянные Пустоши.
  
   И вот я снова встретился со своим прошлым. Рина, жена Кагана и Танара, дочь Консула Гарма оказались одним лицом. Даже через столько лет она узнала меня.
   - Хель! - воскликнула она, широко раскинув руки, как будто собираясь меня обнять. - Так вот кто таинственный покровитель моей внучки! История вновь повторяется - ты снова шпионишь, а я опять грешу на гармцев.... Или в этот раз я не ошиблась?
   - Рина.... Или мне звать тебя Тани?
   - Как угодно, дорогой, - несколько натянуто улыбнулась ведьма.
   - Как-бы то ни было, я всё так же действую сам по себе. Никаких гармцев, - твёрдо заверил я шаноэ.
   Я почти физически почувствовал волны гнева, исходящие от выбравшейся на берег Агнессы, и бросил в её сторону предупреждающий взгляд. Я объясню тебе всё позже, милая....
   - Вот только теперь тебе не удастся заговорить мне зубы, Хель, - продолжила шаноэ, сделав вид, что не заметила наши с тайранкой переглядки.
   - Кто и когда вам заговаривал зубы? - удивился я. - Разве я не позволил вам делать всё, что вам вздумается? И не моя вина, что у вас ничего не получилось.
   - Кто сказал, что у меня ничего не получилось? - высокомерно приподняла брови Танара.
   - Но когда я в последний раз был в оссирском ханстве....
   - Я не забывала ни вас, ни ваше коварство, айрин, - в её голосе сочился яд, - и старалась как можно меньше затрагивать Оссиро. Я помню о вашем желании сохранить западные границы Великой Степи в безопасности.
   Гнев вспыхнул во мне. Она не могла не догадываться, пусть не тогда, но позже, что за всеми моими действиями стоит интерес не к Оссиро, а скорее к Тайрани. Но это не остановило её, когда она вмешивалась во внутренние дела Империи боевых магов. А сейчас прямо в лицо говорит мне, что она следовала моей воле?
   - В отличие от вас, я гораздо более последовательна, айрин Хель, и как вы слышали, всё ещё хочу увидеть, как Велор Рейвен станет на колени. Только вот я решила несколько подкорректировать наш план, - она выделила последние слова, - Я решила, что силами одних Степей я мало что добьюсь, а вот Тайрани.... Действительно чудесная страна, вы не находите? Такая сильная, и одновременно утончённая.
   - И вы решили добиться своего через угрозы собственной внучке? - сухо произнёс я.
   - Ах, айрин, - притворно всплеснула руками Танара. - Вы же сами знаете, какие эти арэнаи. Лестью и подкупом от них очень сложно чего-то добиться, а вот угрозы и страх действуют на этих упрямцев просто замечательно.
   Агнесса закашлялась, пытаясь обратить на себя наше внимание.
   - Может, вы как-то сами между собой разберётесь? - раздраженно произнесла она. - А я пока вернусь к своим друзьям?
   - Ничего с ними не будет, - махнула рукой шаноэ, - за ними....
   Договорить она не успела, потому что за её спиной, как раз со стороны лагеря, вспыхнуло зарево магии. Боевой магии. Я усмехнулся - менталистка стала старше и умнее, но всё же я всё еще в чём-то превосходил её. По крайней мере, я сразу понял, в отличие от Танары, что этих тайранцев не удастся долго держать на привязи - не так уж шаноэ хорошо знала нрав боевых магов.
   - Гэл, Рик.... - выдохнула Агнесса, и бросилась к лагерю, не побоявшись оставить за собой Танару. Мне было приятно, что она всё еще верила мне, зная, что я прикрою её спину, но сейчас, кажется, в этом не было необходимости. Мы с шаноэ переглянулись и побежали вслед за девушкой. А учитывая, что мои ноги были гораздо длиннее ног Агнессы, в лагере я оказался гораздо раньше. С усталым вздохом оглянув поле сражения, я приготовился растаскивать враждебно настроенных друг к другу магов в разные стороны. А когда это делает некромаг, это, поверьте мне, действительно стоящее зрелище.
  
   - И какого..... мы согласились на условия ведьмы? - в очередной раз громко произнёс Эрик, и оглянулся на Изенгрима, ехавшего неподалёку, ожидая от него моральной поддержки. Тот с присущей ему невозмутимостью проигнорировал риторический вопрос, глядя куда-то вдаль, а Агнесса лишь громко фыркнула. Остальные лишь вежливо промолчали.
   Отряд в очередной раз изменил свой состав, к вящему неудовольствию тайранцев. Викар и Гэлин остались в плену у шаноэ. Официально им просто вежливо, но непреклонно предложили "долечиться" от полученных ран - хотя Викар в течение короткого боя всё еще был без сознания, а следовательно не участвовал в сражении, а Гэлин лишь слегка контужен. Но с "гостеприимными хозяевами" было спорить невозможно, тем более когда они столь милостиво простили, а точнее "замолчали", смерть двух шаноэ - бой с арэнаи никогда не бывает бескровным. Зато вместе огненного мага и стрелка им предложили в спутники замену, более чем странную, на мой взгляд.
   Конечно же, Танара не могла не подсунуть свою шпионку, только вот её выбор был более чем неочевиден - в её распоряжении были опытные, сильные ведьмы, приближающие к ней по силе и знаниям, но она выбрала совсем молодую девчонку, едва ли старше Агнессы. Она назвалась Исой, но я называл её про себя Рыженькой за весьма примечательную внешность. В волосах Рыженькой казалось заблудились всполохи зари, а кожа была такого тёплого и нежного оттенка, что бывает пожалуй только у южан-аристократов. Глаза же, удивленно глядящие на мир сквозь тёмные густые ресницы, были совсем не по-гармски зеленые, хотя я был готов съесть свой плащ, что пока Рыженькая к нам не присоединилась, они были того же цвета, что и бывает у Агнессы, когда она злиться. Вот как сейчас к примеру.
   Второй же спутник не только не был шаноэ, но даже магом не являлся. Я окрестил его Приблудой, так как имя Тари, "ворон", было пожалуй слишком громким для этого салдорца. В парне не было ничего интересного, кроме шрамов, и больше всего он напоминал слугу - впрочем, если вспомнить рассказ Агнессы, он и был слугой у мага хаоса. Надо бы потрясти мальчишку в ближайшее время на этот счёт..... Я бросил задумчивый взгляд на салдорца, и тот испуганно сжался, почти вплотную приблизив своего коня к лошади арэнаи. Та недовольно покосилась на Приблуду, но промолчала. Она вообще была более чем благосклонна к этому пареньку, которого шаноэ притащили непонятно зачем после боя. По-моему, они просто хотели избавиться от этого бедового мальчишки, от которого неприятностями пахло за версту - что-то там Агния говорила про проклятье пустынников, которое Приблуда отхватил....
   Но наши новые спутники интересовали меня постольку - с таким же успехом Танара могла дать нам в сопровождение целую армию, или вовсе никого. Суть от этого не менялась - Шаноэ крепко держала нас за яйца. Тайрани всё еще находился на грани войны, а если верить Танаре, то и гармцы были близки к тому, чтобы присоединиться к травле, и без поддержки, которою тайранцам могли дать шаноэ и степняки, Империя арэнаи бы просто не выжила. Я должен был обеспечить поддержку ханства Оссиро, в котором у меня всё еще были связи, а Танара клялась нам, что если мы передадим Кагану Степей её письмо, то и остальные три ханства встанут на нашу сторону. Предложение Танары большинство тайранцев приняло в штыки - впрочем, им вряд ли могло понравиться хоть что-то, исходящее из уст ведьм Ша. Мне же с большой неохотой пришлось признать, что в настоящих условиях идея была совсем недурна. Меня неожиданно поддержал Изенрим Бергель, жестко погасивший возражения недовольных. Я думаю, что он не хуже меня понимал, что нам очень повезло, что мы выбрались из Безымянных Пустошей живыми. Мы с Танарой прибыли уже к середине сражения, и тайранцы, казалось, побеждали, выбив из боя половину шаноэ, но я видел, как над головами арэнаи уже плелась сеть из ментальных заклинаний, которая вполне могла оставить от их мозгов лишь угольки.... Агнесса никогда не смогла бы простить это Танаре Рейвен, и попытавшись убить её, скорее всего умерла бы сама. Это хорошо понимала и сама Рейвен, потому что самолично вразумляла сестёр Шаноэ, пока мы с Агнессой с энтузиазмом самоубийц бросались под ноги разгорячённых боем арэнаи.
   Внезапно ехавшая впереди Уна остановилась, и по звериному потянула носом воздух. Глаза её возбужденно блестели:
   - Чувствуете? - спросила она. - Наконец мы выбрались с этих проклятых земель. Никакого гадкого тумана, лишь только чистый ветер. Здесь начинается Великая Степь.
   - Кажется, даже солнце начало светить гораздо ярче, - пробормотал Эрик, на чьём лице расцвела совершенно идиотская улыбка.
   Оживились даже Изенгрим и Приблуда. Лишь Агнесса Эйнхери молчала, тоскливо вглядываясь вдаль. И мне кажется, я знал, что она там видит - не усыпанные полевыми цветами степные просторы, и даже не бескрайнюю лазурь неба, а будущее, слишком тяжелое для её хрупких плечей. Мог ли я взять на себя этот груз?
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"