Булгари Шайда: другие произведения.

38 глава. Повелительница Перекрестков.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ОБНОВЛЕНИЕ за 6 марта. Начинается с "..Не люблю я походную жизнь" Будет дописываться. Узнаем, как дела у Асета Орани и его гостьи, встретимся с Каганом Степей, выясним отношения с Изенгримом Бергелем.... ну и накосячим помаленьку.Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Без трупов не обойдется. До конца развязки, если всё будет хорошо, не более четырёх-пяти глав.


  
  

Глава 38.

Ты спишь и видишь меня во сне:
Я для тебя лишь тень на стене.
Сколь неразумно тебе и мне
Не верить в силу дорог.
  
   (с) Лора Бочарова.
  
  
  
   В комнате темно. Даже не так - кажется, что эти покои, пахнущее болезнью и старостью, заставленное дорогими и бездушными вещичками, и вовсе никогда не знали света. Поэтому луч света, острым лезвием рассекший пол, и осветивший сгорбленную, грузную фигуру, сидевшую в центре комнаты, казался столь чужеродным здесь. Открывший двери мужчина на секунду останавливается на пороге, то ли привыкая в тьме, то ли боясь побеспокоить хозяина комнаты.
   - Мой господин? - голос вошедшего тих и спокоен.
   - Адиель, мой мальчик. Как твоя поездка? Понравилось ли тебе в Алискане?
   - Земли вполне хороши, но вот люди, населяющие их.... скот, причём тупой и непослушный скот.
   Сухой, кашляющий смех режет ухо, но Зикрахен не позволяет даже тени раздражения проскользнуть в своём взгляде. Его лорд был слаб и немощен, но его недовольство было всё так же убийственно.
   - Подойди же... - шепчет Талин Рейвен, Первый Консул Гарма. - и зажги лампу, Адиель. Я хочу на тебя взглянуть.
   Адиель Зикрахен послушно входит в комнату, зажигает лампу - не магией, спичками. Старый лорд уже давно не терпит чужую волшбу рядом с собой. Затем Адиель послушно склоняется перед своим господином, позволяя его холодным пальцам скользить по своему лицу. Когда-то, когда Первый Консул был еще в силе, он любил забавляться с молодыми и хорошенькими мальчиками, теперь же это удовольствие стало для него недоступно. Но он всё еще мог позволить себе любоваться - как сейчас он любовался Зикрахеном, своим слугой. Адиеля всегда передергивало от этих прикосновений, но он не осмеливался противоречить Консулу. Старый паук, почти потерявший власть и ставший лишь тенью своего младшего брата, всё ещё был опасен.
   - Расскажи мне, Адиель, всё, что ты видел. Твои последние донесения были более чем любопытны....
   И Зикрахен говорит - сухо, точно, ничего не скрывая. То, что он видел, то, что он почувствовал, и даже то, в чём он сомневался, но что всё еще продолжало беспокоить его.
   - Алисканцы не могут бесконечно стоять на границе Тайрани, но и нападать опасаются, не видя поддержки со стороны Гарма, - Талин размышляет вслух, глядя белесыми глазами поверх головы своего слуги. - Но мой брат всё еще медлит, хотя имеет более чем выгодные позиции. А значит, он всё еще не хочет открытой войны и не был готов к такой развязке. О, кое-кто сильно испортил его игру, убрав с поля Элоизу Агат.
   Талин погружается в свои мысли, и Зикрахен уже начинает думать, что его господин заснул, когда тот открывает глаза:
   - Расскажи мне еще о желтоглазой арэнаи и её друге некромаге. Ты точно уверен, что это была не ошибка, и Госпожа Смерть действительно назвала девочку Ma'dennie Tarro?
   - Да, - кивает Адиель, и выдыхает почти восхищенно: - И с ней был Eternnie Satari, Открывающий Пути. Хель Пустынник.
   Зикрахен, как и большинство гармских некромагах, был более чем низкого мнения об остальных магах Ойкумены, но Бродяги.... Это не просто маги - это ожившие стихии, действующие, в отличие от Ткачей, не по велению судьбы, а лишь по своей прихоти. И к чему всё это может привести, не мог предсказать никто. Это пугало, и восхищало одновременно.
   - Я догадывался, не знал, но догадывался о сущности этого мага, слишком много с ним было связанно странностей. Жаль, что он так и не удосужился хоть раз ответить на моё приглашение. Но не нам решать его судьбу, пока он нужен самой Смерти. Может быть, потом.... А что же Агнесса Эйнхери? Где же она?
   - Второй Консул считает, что её так и не нашли, - с лукавой улыбкой говорит Зикрахен.
   - Второй Консул считает? А как же на самом деле?
   - Мой амулет, как и видимо амулет Хаккена, показал, что Агнесса Эйнхери жива и находится сейчас в Пустошах, направляясь на юго-запад.
   - И Хаккен еще не успел донести это своему хозяину? - с сомнением произносит Талин.
   - Не успел? Не думаю. Скорее, не захотел.
   - Не захотел? Почему?
   - Мне не ведомы его цели. Может быть, он хочет получить от Повелительницы Перекрёстков какую-то свою выгоду, а может, чувства застили ему глаза, - пожал плечами Адиель. - Они достаточно много общались и в Истике, и в Алискане, и кажется, это не прошло для него бесследно.
   - Как бы то ни было, мы знаем о том, где находится эта арэнаи, а значит, можем получить Эйнхери раньше него, - тяжелая туша заворочалась в кресле, выдавая возбуждение Консула.
   - Вы больше не хотите её смерти, мой господин?
   - О, ни в коем случае. Если в моём расположении будет Повелительница Перекрёстков, то я смогу обратить проклятье Велора на него же, вернуть свою силу и уничтожить зарвавшегося братца.
   - А если он получит её, то он возьмёт её силу и жизнь, став сильнее, как это сделал с вами. Кровное родство между ними достаточно сильно. И тогда....
   Зикрахен не осмелился озвучить то, что было очевидно - если младший Консул сможет забрать силы своей правнучки, Талин будет ему уже не нужен. И тогда Первому Консулу больше не жить. А вместе с ним умрёт и Адиель Зикрахен.
   - В этом есть особая ирония - моё избавление, моё лекарство может стать и моей же погибелью. Но когда в дело вступают Бродяги - никогда не бывает просто, - Талин скривил губы в подобие улыбки. - Теперь же, мой мальчик, почему бы тебе не проведать Джареда Хаккена и не выяснить, каковы его дела? Намекни ему о том, что знаешь, и что с ним будет, когда Велор узнает об этом.
   - Едва ли я смогу убедить Джареда шпионить за своим хозяином, - предупредил Адиель, поднимаясь с колен. - Этот маг сам у себя на уме, но Велор слишком крепко держит его на поводке, чтобы тот осмелился на предательство.
   - Мне этого и не нужно. Но если ты не ошибся, и между Джаредом и Агнессой действительно есть связь, то её вполне можно использовать в наших целях. Сила Ma'dennie Tarro проявляется не по велению разума, а под действием чувств. Не удивлюсь, что он первым из всех почувствует влияние этой силы.
   Адиель отвесил тщательно выверенный поклон, и вышел. С его лица спала почтительно-вежливая маска, обнажив истинные чувства мага. И едва ли Талину Рейвену они бы понравились.
  
  
   Девушка, о которой шла речь, беспокойно завозилась во сне, а затем успокоилась, уткнувшись носом в плечо лежащего рядом мужчины. Тот не просыпаясь, нахмурился, и обвил руками её плечи. Как бы не старался Эрик Эйнхери держать Анхельма подальше от своей сестры, ничего сделать с их обще ночёвкой он не мог - у девушки снова начались кошмары, и лишь близкое присутствие некромага могло подарить ей хотя бы пару часов спокойного сна.
  
   Тёмный скалистый берег, изрезанный волнами - неприветливый, угрожающий, но удивительно прекрасный. Еще прекраснее было море. Совсем непохожее на тайранское море, на побережье которого каждое лето съезжались горожане - то море было ласковым, напитым солнечными лучами и детским смехом, и даже в зимнюю пору казалось ясным. Тайранские море было продолжением неба - столь же синее и столь же спокойное. Здешние же воды имели более изменчивую и коварную суть. Тяжелые волны накатывали на скалы, разбиваясь вдребезги и рассыпаясь мириадами брызг, только лишь для того, чтобы через несколько мгновений вернуться вновь, и снова попытаться взять осадой этот непреступный берег. Эта война длилась несколько тысяч лет, но море всё же отвоевывало себе пространство. Часть скал почти полностью ушла под воду и лишь бледные остовы насмешливо скалились то ли над своей судьбой, то ли над судьбой самого мира, которого ждала та же участь, что и их - утонуть в безбрежном море хаоса.
   Сильный ветер, пахнущий солью и почему-то полынью, ударил мне в спину, как будто заставляя подойти ближе к береговому обрыву. Я послушно сделала несколько шагов, подчинившись стихии, и только тогда увидела неподвижную фигуру, сидящую почти на самом краю. Тяжелый разворот плеч, чёрные пряди волос, сейчас намокшие от соленых брызг, горделивая осанка - всё это было мне знакомо. Джаред Хаккен, некромаг, которого я так старательно пыталась не вспоминать все эти дни.
   Он слушал песни ветра и волн, устремив свой взгляд на далёкий горизонт, поэтому тепло моего дыхания, коснувшееся его кожи, стало для некромага сюрпризом.
   - Не оборачивайся, - шепнула я, обвивая его руками и прижимая к себе. - Не оборачивайся....
   - Агнесса? - недоверчиво спросил он, но всё же послушался меня. - Что ты здесь делаешь?
   - Я пришла, потому что ты этого хотел.
   - И ты всегда собираешься делать то, что я хочу? - хрипло спросил Джаред.
   - "Героя будет ждать награда, но должен знать - что есть и плата", - процитировала я стишок из детской сказки, которую когда-то читала мне мать.
   - И чем мне придётся платить?
   Я рассмеялась:
   - Сначала определись с тем, что ты хочешь.
   - Ты знаешь, чего я хочу. Я хочу тебя, - рука его легла поверх моей ладоней, легко поглаживая.
   - И только? А как же власть, свобода.... Разве не об этом ты мечтал десятки лет? Освободится от своего господина, став самому себе хозяином, и следовать только своим желаниям?
   - К чему этот разговор? - голос его должен был звучать холодно, но звучал почему-то беспомощно.
   Я мягко потерлась щекой о его плечо, еще теснее прижимаясь к нему. Под моими ладонями нервно стучало сердце некромага, выступая лучшим свидетельством того, что даже магам смерти свойственны страсти жизни.
   - Джаред, - чуждыми мне мурлыкающими интонациями произнесла я, - пришло время менять свою жизнь. Ты знаешь, что это так - иначе бы ты не встретил меня. А теперь.... просто попроси, и я сделаю тебя по настоящему свободным.
   - Я не понимаю, - растерянно произнес Джаред, склонив голову вниз. Его взгляд упал на мои обнаженные руки, и я почувствовала, как на секунду его сердце замерло.
   От моих предплечий к тонкому запястью стекались вниз тонкие струи тёмной энергии, переплетаясь между собой в сияющие пряди мрака, и уже там, у самых кончиков пальцев, они расцвечивались яркими красками - красным, лиловым, синим.... Ни один художник не мог бы отобразить всю эту гамму оттенков этих цветов.
   Некромаг отшатнулся, и я с сожалением позволила себе его отпустить, лишь на прощании мазнув острыми, чернильно-синими когтями по груди, оставляя напоминание о себе и своей силе. Джаред встал спиной к краю обрыва, не сводя с меня желтых глаз, сейчас почти почерневших из-за неестественно расширенных зрачков.
   - Это сон, всего лишь сон.
   - Да, но для наших целей он ничем не хуже реальности, - обворожительно улыбнулась я. Как я думала обворожительно - Джаред лишь побледнел и отступил на еще один шаг назад.
   - Ты не Агнесса Эйнхери.
   - Разве нет?
   - По-крайней мере, не только она, - уже более твёрдо ответил он. - Что тебе нужно от меня, Повелитель Перекрестков?
   - Я уже сказал тебе, некромаг. Я пришел сюда, привлеченный запахом твоего желания свободы, и твоими мыслями.... обо мне.
   - Не о тебе, Повелитель, я думал, а о тайранке.
   - А такая уж большая разница? - мои губы скривились в ироничной усмешке. - Я, она.... мы одно целое. А теперь, не трать моё время, призвавший меня. Мне нужно завершить то, что началось еще с первой нашей встречи.
   Я требовательно протянула руку, казавшуюся мне чужой. Да и разве я сейчас управляла своими движениями и своим голосом? Существо, ставшее мной, бывшее мной всё это время, обладало поистине могущественной силой, которой не мог противостоять даже этот некромаг. Джаред зачарованно сделал шаг вперёд, поддаваясь ко мне всем телом, и я, встав на цыпочки (даже во сне он был гораздо выше меня) прильнула к его губам. И почти сразу почувствовала, как немеет моё тело, пропуская сквозь себя разноцветные струи первозданного хаоса, разрушая и сминая судьбу находившегося под моей властью некромага. Несколько вечностей спустя всё было законченно..... почти всё. Я ласково провела по посеревшему лицу некромага, заставляя его вновь закрыть глаза. Хаккен не должен был увидеть, как рвутся тонкие белесые нити, соединяющие его самого с тканью бытия. Конечно, позже они вновь восстановятся, но связь уже не будет прежней - судьба мага изменится безвозвратно.
   - Что теперь? - прошептал он.
   - Теперь тебе нужно будет проснуться.... и перемены не заставят себя ждать. Тебя ждут тысячи дорог, тебе лишь нужно выбрать правильную.
   - А обещанная расплата?
   - Ещё не время для жертвы, некромаг.
   Камень под нами крошится, но мы всё так же продолжаем стоять в полу-обьятии, и с моих губ, испачканных чужой кровью, не сходит сумасшедшая улыбка. Мы падаем, и сквозь свист ветра я слышу пронзительный смех существа, столь схожего со мной по силе - он сполна оценил шутку, что я провернула с магом.
  
  
   Гарм.
  
   Резко вздрогнув, Джаред сел, пытаясь унять безумное биение сердца. Ему часто снилось северное море, которое он так любил в юности, но никогда сон не был таким ярким и реальным. Во рту оставался солёно-ржавый привкус. Маг коснулся губ кончиками пальцев и почти без удивления увидел на них кровь. То, что сон не был просто сном, он понял еще там, на скале. Но вот осознать то, что произошло, он всё еще не мог - то существо что-то сделало с ним, и теперь он казался сам себе другим - более.... беззащитным? "Более свободным" - шепнул ему отголосок сна.
   - Кошмары?
   Джаред повернул голову влево, и почти без удивления увидел сидящего в полутьме Адиеля, беспардонно вторгшегося в его комнату.
   - Тебе не говорили, что входить без приглашения не только некрасиво, но еще и опасно? - буднично поинтересовался Джаред, как будто вид давнего неприятеля, по-свойски зашедшего к нему в комнату посередине ночи, был ему совершенно привычен.
   - Я проник сюда без проблем. Тебе стоит быть чуть осторожнее.
   - Оглянись.
   Зикрахен скорчил презрительную гримасу, но послушно огляделся. Ничего, но.... Адиель резко подскочил, забираясь в кресло с ногами и почти восхищенно выругался. На полу, в видимом лишь магами спектре, сияла паутина, по которой деловито сновали небольшие паучки с узорчатыми спинками. Стоило Джареду дать им сигнал, и они скопом бы устремились к Адиелю, проникая под кожу и прогрызая себе путь к его сердцу.
   - Кто же ставит паучью ловушку в жилом помещении? Хотя я восхищен - не думал, что современные некромаги знают основы старой школы.
   - Я много читал, - коротко ответил Хаккен и взмахом руки деактивировал ловушку. - Пришел насладиться видом спящего меня?
   - Нет, есть разговор. Не для ушей твоего господина.
   - И ты так уверен, что я ничего ему не скажу.
   - Ну ты ведь не сказал ему ничего об Агнессе Эйнхери?
   - О чём ты?
   Голос Джареда дрогнул против его воли. После столь пугающего сна он не готов был вновь услышать имя девушки, да еще и так быстро.
   В ответ Адиель достал из-за пазухи амулет - точно такой же, какой хранил у себя Хаккен, скрывая его тайну даже от Велора Рейвена.
   - Успел сделать копию еще в Алискане, - пояснил Зикрахен. - И в отличие от тебя уже поделился этой новостью со своим начальством. Талин был мной доволен.
   - Не сомневаюсь, - брезгливо ответил Джаред. Велор, которому он служил, мог быть разным - пугающим, прекрасным, божественным и ужасающим, но никогда, в отличие от Талина, он не вызывал презрения. Хаккен не мог понять, как столь корыстный и себялюбивый человек мог служить Первому Консулу, жалкой, потерпевшей поражение развалине. - И что теперь? Будешь меня шантажировать или сдашь Велору?
   - Ещё пока не решил. Вот, захотелось посмотреть на тебя - может чего на ум и придёт.
   - И как, пришло?
   - Да так, кое-что, - неопределенно махнул рукой Зикрахен. От него не укрылось, что Джаред выглядит как-то не так, по-иному. Но что в нём изменилось, Адиель понять не мог. Впрочем, если бы он еще немного подумал, он бы понял, что даже его решение навестить Джареда этой же ночью было странным - их дела вполне могли подождать пару часов. Но та сила, которая уже изменила Джареда, постепенно действовало и на всех вокруг него, притягивая к молодому некромагу нужных людей. Даже тень свободы может быть большим искушением для тех людей, которые к этой свободе не привыкли. И уж едва Адиель Зикрахен ожидал от себя тех слов, которые он сказал: - Первый Консул хочет получить себе Повелительницу Перекрестков.
   - И за чем дело стало? - устало махнул рукой Джаред, садясь на кровати. Сна больше не было ни в одном глазу. - Амулет поиска у вас есть, дерзайте.
   - Притащить её силой будет недостаточно - это может статься нам всем боком. С Бродягами не шутят, если не хотят, чтобы "подшутили" над ними.
   - А миром ты с ней вряд ли договоришься, после того, как пытался её убить, - насмешливо ответил ему Джаред. - Только мне то что до этого? Если бы я хотел видеть её в Гарме, я бы давно сдал её Велору.
   - Чтобы он её пустил на опыты? Или ты веришь в его родственные чувства? Не дури, Джаред, я вижу, как ты печешься об этой тайранке. Вот только ты должен понимать, что рано или поздно он узнает о том, что она жива и здорова. И тогда ей не спрятаться.
   - А Первый Консул будет ей лучшей защитой? Ты хоть сам-то в это веришь?
   - Верю, - серьёзно ответил Адиель. - Если ты помнишь, я как и ты связан с девушкой Клятвой Смерти, и вполне могу пострадать сам, если по моей вине она умрёт.
   - Вот только Талин может тебя и не спросить, когда будет решать её судьбу.
   И это было так. Даже Клятву можно было обойти.
   - Талину она нужна живой - он ждёт реванша над своим братом, и сила Повелительницы Перекрёстков может ему это дать. Не веришь мне, прислушайся к голосу своего разума. Ты не можешь её защитить, как и я - а Талин сможет. А восстановив своё могущество - он отблагодарит нас обоих.
   - Что ты хочешь, Адиель? - зло произнёс Джаред. - Говори и проваливай.
   - Я слышал, что Второй Консул отправляет тебя снова в Алискан, а оттуда - на пограничье с Тайрани. Девушка очевидно направляется в ту же сторону. Перехвати её. Ты знаешь, что ей сказать, чтобы уговорить отправится вслед за тобой. Мы встретим тебя в безопасном месте - даже Велор ничего не узнает.
   - Ничего не мешает мне вновь активировать паучью ловушку, - несколько безразлично сказал Джаред, вновь опускаясь на подушки.
   Поняв намёк, Адиель поднялся, но он всё же не мог не сказать последнее слово:
   - Подумай о том, насколько далеко простирается твоя преданность, и подумай, насколько предан я. Мы не так уж и отличаемся. Мы оба связаны обязательствами, и мы оба служим, потому что иначе нам не выжить, - тихо сказал он. - Ты начал свою игру в одиночку, поставив себя против Велора, и это восхищает меня.
   - Хочешь присоединиться? - не открывая глаза, произнёс Джаред, уже зная ответ.
   - Посмотрю, как справишься ты, - усмехнулся Зикрахен.
   В Гарме, где нельзя было верить никому, хозяева всегда старались привязать своих слуг магическими узами. Но Джаред уже доказал, что эти узы не так уж крепки - и Зикрахен, глядя на него, не мог удержаться от того, чтобы не последовать за ним по скользкому пути обмана. Конечно, он не собирался предавать Талина, но ведь приказы его господина были столь расплывчаты....

   Не люблю я походную жизнь. Поняла я это еще в те времена, когда несла службу на границе Тайрани и Салдора, обучаясь военному делу. Мой командир, а по совместительству и Наставник в искусстве боевой магии, поговаривал, что для хорошей военной практики нужно не отсиживаться в хорошо укрепленном форте, а как можно чаще проводить "рекогносцировку местности" - то бишь беспрестанно выискивать, а затем гонять салдорских бандитов по горам да ущельям. Благодаря заботе Наставника, я в полной мере вкусила все прелести ночевки под открытым небом, полевой кухни, а самое главное, соседства одуревших от усталости и скуки воинов, которые хоть как-то пытались отвлечься от суровой действительности. И будь я хоть трижды дочерью прославленного семейства магов, но относились ко мне мои сослуживцы как обычному желторотому новобранцу, над которым и подшутить не грех - подсунуть в сапоги ежа, разбудить холодной водой в лицо, подставить подножку на утренней пробежке..... Защищаться и отвечать я научилась, мягко говоря, не сразу - мне всегда вбивали в голову, что использовать магию против обычных людей подло и недостойно, а моих обычных физических сил явно не хватало, чтобы уберечь себя от обидчиков. Впрочем, от идеализма я всё же излечилась после пары прискорбных случаев, о которых я предпочитаю обычно не распространяться (достаточно знать, что в них фигурировало украденное нижнее бельё и подсыпанное в еду слабительное), и сумела отвоевать себе жизненное пространство. В моем отряде всякий знал, что со мной не только не стоит шутить, но даже и приближаться на расстояние нескольких метров, пока я сплю или ем. Поэтому меньше всего я ожидала, что мне еще раз в жизни придётся проснуться от пинка в бок.
   Тычок под ребра был более чем чувствителен, и заставил покинуть воздух мои лёгкие. Я рефлекторно сжалась, и не открывая глаза, откатилась в сторону, выкидывая руку вперёд:
   - Oste!
   По характерному стуку тела о землю и сдавленному вздоху я поняла, что точно попала в своего обидчика, опрокинув его ударной волной магии. Только удостоверившись, что враг повержен, я открыла глаза, ясным вздохом окидывая поле сражения. Тари вертится у костра, готовя завтрак - точнее, вертелся: сейчас он настороженно притих, прижимая к себе кухонный нож. Уна хмуро копошилась в своих вещах, не обращая внимание на происходящее, а рыжеволосая Иса, напротив, едва ли не хлопала от зрелища "злобная арэнаи расправляется с обидчиками". А вот и виновники моего столь нерадостного пробуждения - неловко отряхивающийся от пыли Эрик, с опаской косящийся в мою сторону, и вольготно раскинувшийся на спальнике Анхельм, с деланной невинностью высвистывающий незатейливую мелодию. Вот только глаза у него больно шкодные. Живёт этот тысячелетний маг, судя по всему, по принципу - "сделал гадость и день не зря прошел".
   - Что произошло? - хмуро спросила я, со злорадством наблюдая, как морщится Эрик, растирая себе отбитые конечности. - С каких это пор ты проявляешь свою братскую заботу таким вот нехитрым способом, Эрик?
   - Эм-м-м..... я не хотел, - Эрик лучезарно улыбнулся. - Я вообще не в тебя метил.
   - А Анхельм то тебе чем не угодил?
   - Да так, - безмятежно пожал плечами братик.
   - Он его уже полчаса пытается от тебя оттащить, - сообщила Уна. - Правда, до этого он прибегал только к словесным угрозам, но некромаг его видимо окончательно допёк. И не его одного, кстати.
   - Я лишь усомнился в праве этого молодого человека решать, кто рядом с кем ночует. Всё никак не может понять, что я не пытаюсь к тебе грязно приставать. И даже если бы и приставал.... неужели ты бы сама не могла защитить свою честь? Не уважает он тебя, Агнесса, совсем ни во что не ставит, - с деланным сожалением покачал головой Анхельм.
   Эрик зло поджал губы и выпрямился, будто ему в позвоночник вставили штырь. Он не очень обидчив, но если уж его задеть всерьёз, то успокоить его бывает не просто. А к вопросам семейной чести все арэнаи очень чувствительны - и Эрик не был исключением. Если Анхельм не перестанет действовать ему на нервы, дело вполне может закончиться кровью, и боюсь, пострадавшим будет именно мой брат.
   - Эрик, у меня проблемы со сном, я же говорила - на мне висит куча заклинаний, и это не в лучшую сторону отражается. Если бы не помощь Анхельма, я бы давно сошла с ума, - я устало потерла лоб рукой. - А ты, Анхельм, не мог бы, пожалуйста, перестать задирать Эрика?
   - Ну он же та-а-ак легко ведётся, - протянул некромаг. - Мне всегда казалось, что боевые маги должны быть более сдержанными.
   - Лет после пятидесяти арэнаи такими и становятся, - пробурчала Уна. - Вот только Грим предпочел взять с собой на операцию малышей, а не нормальных бойцов.
   После того, как муж Уны остался в Безымянных Пустошах, настроение её неуклонно падало вниз. Разговаривала она теперь только с Гримом, подчеркнуто игнорируя Ису и меня - впрочем, я не была на неё в обиде. Едва ли Уна могла бы когда-нибудь стать мне хотя бы приятельницей, не говоря уж о подруге.
   - Может быть, я и малыш, но зато не истеричка, - тихо произнес Эрик, хотя не сомневаюсь, что Уна его услышала.
   Гнетущую тишину, разлитую в воздухе после его слов, разбил хрустальный смех шаноэ:
   - Весело тут у вас, я гляжу.
   - Ага, арэнаи вообще весёлые, - беззаботно подтвердил некромаг, подходя ко мне и протягивая руку, помогая подняться. Любовно отряхнул рубашку, поправил спутанные со сна волосы, нарочито зля Эрика, и тут его взгляд упал на мои губы и он замер.
   - Что-то не так? - я вопросительно приподняла брови.
   - У тебя кровь на губах.
   Я машинально облизнула губы и почувствовала знакомый ржавый привкус. Кровь успела уже засохнуть, но ни порезов, ни ран на губах не было - хотя едва ли нежная кожа губ могла зажить за ночь.
   - Это не моя, - растерянно произнесла я.
   - Ну, меня ты вроде тоже не кусала, - пошутил Анхельм, хотя в глазах я увидела тень беспокойства. - У тебя случайно не было сновидений, кошмаров?
   - Что-то снилось, - призналась я, - но меня слишком резко разбудили, чтобы я могла запомнить сон. Хотя чувствую я себя вроде нормально - едва ли это был кошмар.
   - Ты дёргалась во сне.
   - Наверное, от усталости.
   - Наверное, - согласился Анхельм, пряча взгляд и безмятежно улыбаясь. - О! Кажется завтрак готов!
   Когда каша была уже подъедена, и мы, торопясь и обжигаясь, пили травяной чай, весьма умело приготовленный Тари, наконец объявился наш командир.
   - К вечеру мы должны добраться до столицы Соргона. Скоро выедем на дорогу.
   Мы уже несколько дней путешествовали по землям восточного ханства, достаточно умело минуя охранные отряды и кочующие племена степняков. Столица, к слову сказать, у соргонцев была самая что ни на есть настоящая - даже дворец и небольшая крепостная стена имелись, так что назвать степняков в полной мере кочевниками было уже нельзя. Вот только жили там в основном ремесленники и земледельцы - а большая часть населения, в том числе и хан Соргона, потомок легендарного Шотоса, предпочитали вести более вольную жизнь.
   - У них есть дороги? Прямо цивилизацией повеяло, - насмешливо скривил рожу Эрик.
   - Не дороги - дорога. Соединяющая столицы всех четырёх ханств. Кстати, нам намеренно повезло - как раз сейчас у соргонского князя в гостях находится Каган.
   - А Каган у нас нынче чей будет? - спросила я, жалея, что там мало уделяла времени изучении политической географии.
   - Северного ханства Эрдана, напрямую соседствующего Алискана. Ему только дай повод, чтобы напасть на наших алисканских друзей, - Грим брезгливо поколупал уже успевшую остыть кашу, и отложив миску, принялся пить чай. - Я думаю, он будет рад нас видеть.
   - Если мы его вообще увидим. Соргонский хан может нас просто не пустить на порог своего дворца - степняки не слишком дружелюбны к чужеземцам.
   - С теми бумагами, что нам выдали шаноэ, проблем быть не должно. Не так ли, милая? - Анхельм кинул обманчиво мягкий взгляд на Ису. Та безмятежно улыбнулась.
   Я знала, что Грим был недоволен, что Танара отдала верительные грамоты Анхельму, а не ему или мне - хоть моя персона и была сомнительна в его глазах, я всё же оставалась одной из своих, в отличие от того же некромага. Я с ужасом представляла, что же будет, если Изенгрим узнает, кем являлся на самом деле Анхельм - Бергель меня никогда не стал бы доверять живому воплощению зла, которым, по общему мнению, являлся Хель Пустынник. Но даже не зная об истинной сущности Анхельма, Грим его явно недолюбливал - хотя, в отличие от Эрика, тщательно это скрывал. Его чувства можно было понять лишь по подчеркнутой вежливости, с которой он обращался к некромагу. Но, и за это я уважала мага, Бергель не пытался добиться над ним превосходства, играя в столь излюбленную мужчинами игру "Кто здесь главный?", хотя вполне мог считать того угрозой для своей власти. Сам Анхельм предпочитал больше цепляться к Эрику, или же донимать меня, и между ним и Бергелем создалось хоть и шаткое, но всё же согласие, и даже партнерство. Так и сейчас, я видела, как маги обмениваются взглядами, объединенные общей целью и недоверием к шаноэ.
   - Нам пора собираться, - резко поднялся Изенгрим, - чем раньше мы доберемся до столицы, тем лучше. Даже если мы не добъемся ничего от Кагана, по крайней мере мы сможем закупиться припасами и поменять лошадей.
   И вновь продолжилась эта изнуряющее путешествие. Моё "умирание" в Хорхейне и пешая прогулка по Пустошам значительно подорвали моё здоровье, но в последние дни я чувствовала себя значительно лучше. Сегодня же я вновь почувствовала слабость - кружилась голова, тело было вялым и безвольным, а взгляд то и дело затуманивала дымка. Когда объявили привал под сенью чахлой рощицы (хм, а я то думала, что степи - это когда деревьев нет совсем), я с трудом стащила себя с лошади и буквально рухнула ей под копыта.
   - Не привыкла к долгой скачке? - спросила меня Уна, уже успевшая расседлать свою кобылу. Близость к нашей цели, казалось, немного подняли её дух, и она перестала смотреть на меня волком. - Тебе бы не помешала небольшая разминка. По крайней мере хоть как-то приведешь в тонус свои деревянные мышцы.
   - Мне бы лучше..... ванну. Или массаж, - я позволила помечтать вслух. - И поспать в нормальной постели.
   - Может быть в Соргоне нам удастся устроиться с комфортом, - коротко бросил Грим. - Но Уна права. Ты совсем перестала походить на воина, а мне не хотелось бы, чтобы ты сплоховала, если нам придется отходить от Соргона с боем.
   - Я не воин, - уныло ответила я.
   - Любой арэнаи - воин, - отрезала Уна. - Хочешь, чтобы я её потренировала, Лис?
   - Нам всем не мешало бы немного размять мышцы. Конечно же, я имею в виду только боевых магов, для остальных это необязательно.
   Устроить спарринг? Отличная идея. Только у арэнаи хватит ума после продолжительной скачки еще и найти время подраться.
   - Если ты себя плохо чувствуешь, ты можешь отказаться. Но мне хотелось бы увидеть, на что ты способна и могу ли я полагаться на тебя в критический момент. Но заставлять я тебя не буду, - я поймала на себе внимательный взгляд Изенгрима. Хитрец - он знал, что моя гордость не позволит мне проявить слабину.
   - Нет, ты прав. Я давно не прибегала к боевой трансформации - возможно, это причина моего плохого самочувствия.
   Бедняга Тари в очередной раз возился с костром, а Иса и Анхельм даже и не думали ему помогать, развалившись прямо на траве и с любопытством ожидали, пока арэнаи примутся их развлекать. Я в очередной раз кинула кислый взгляд на Грима, и начала разминаться. Моим партнером по умолчанию назначили Уну, хотя я скорее предпочла бы Эрика - по крайней мере, я знала его слабые места, да и опыт у нас был примерно одинаковый. Уна, в отличии от меня, гораздо чаще участвовала в настоящих боевых сражения, да и была старше меня раза в два - я против неё, может быть, и не котёнок, но и серьёзной угрозы не представляла.
   - Без оружия, - наконец кивнула мне Уна, приглашая к бою, - и без магии.
   - Я не очень сильна в рукопашном бою, - предупредила я Уну.
   - Кто тебя учил?
   - Сначала отец, а затем Огюст Тедор. Его назначили моим Наставником когда мне было пятнадцать.
   - Хороший воин, - одобрительно кивнула Уна. - Но всегда есть минусы, когда тебя обучает мужчина-арэнаи. У мужчин обычно длиннее руки и ноги, а значит, у них есть преимущество в бою, не говоря уж о превосходящей силе - а если учитывать, что после Изменения исходная физическая сила пропорционально увеличивается, то и разница между мужской и женской силой становится еще более очевидной
   - Поэтому я всегда больше уделяла время магии, чем боевой трансформации. Да и использование хороших клинков несколько снимает проблему неравенства.
   - Ты просто не умела использовать свои возможности полностью, - снисходительно ответила Уна. - Пусть мужчины сильнее, но зато ты можешь взять своё с помощью ловкости и проворства. Да и Изменение у женщин обычно более.... полное.
   - Мне не нужна полнота Изменения, - сказала я, думая о Асете Орани. - У меня и так проблемы с контролем в бою.
   - Проблемы с контролем? И несмотря на это, твой дед всё же хочет видеть тебя своей наследницей?
   Я криво улыбнулась:
   - Возможно, он считает, что для главы Семьи это не самое главное.
   - И что же главное? Умение находить нужных союзников? Как некромаги или Шаноэ, к примеру?
   Она могла думать, что поддела меня, но мне было действительно всё равно. Сейчас мы находились с ней нос к носу, и едва ли нас могли слышать другие.
   - Шаноэ мне не друзья.
   - Глядя на тебя, я бы подумала совсем иначе. Ты знаешь, что сейчас у тебя глаза отсвечивают желтым? До встречи с этими ведьмами я никогда не задумывалась о столь славном совпадении в цвете глаз.
   Я знала, что рано или поздно это произойдет - сопоставить данные, увидев меня рядом с любой из желтоглазых шаноэ, не составляло никакого труда. Но я всё равно растерялась. Как мне объяснять то, о чём я сама узнала лишь совсем недавно?
   - Я дочь своей Семьи, и преданна лишь ей. Я не служу Шаноэ. И ответ я буду нести только перед своей Семьей и Императором, - я старалась глядеть твёрдо. Я ведь должна быть уверенна в своей правоте.....
   - Но как нам тогда тебе доверять, Агнесса? - глаза Уны впились в моё лицо, пытаясь найти ответ.
   - Не доверяйте. Если вы найдете лучшее решение, чем союз со степняками и Шаноэ, я первая подпишусь на него, - я пожала плечами с деланным легкомыслием.
   - Хотелось бы верить, - оскалилась Уна, и отойдя от меня на пару шагов, громко сказала: - начали!
   Я не успела закончить Изменение, когда Уна оказалась совсем рядом, резко нанеся удар. Через секунду я уже лежала на земле, глотая пыль.
   - Поднимайся, - резко кинула она мне.
   Я поднялась, не отводя от неё взгляда, и лишь поэтому сумела вовремя заметить вторую атаку.
   Мне приходилось видеть постановочные бои в театре - они были красивы, изящны и могли длиться очень долго. Жаль, что в жизни совсем не так - даже если сражение и похоже на танец, то только на очень жестокий танец. Настоящий бой, как, впрочем, и тренировочный, куда менее зрелищное действие, да и длился совсем немного. Так и сейчас - сумев отбить лишь пару ударов, я вновь оказалась на земле, в этот раз предусмотрительно откатившись подальше. Кажется, вышла ошибка - Уна всё еще была не в настроении.
   - А я-то думала, что мы лишь тренируемся и отрабатываем приёмы, - оскал сквозь гримасу боли. Уна попала мне прямо в солнечное сплетение, и волны боли всё еще омывали моё тело. В иное время этот удар я смогла бы вынести с большей честью, но сейчас не самое лучшее состояние, помноженное на старые травмы, давали себе дать. Хотя какие старые? Это для остальных прошло уже несколько месяцев, а для меня события, чуть не закончившиеся моей смертью от пули мертвеца, были всё еще свежи - даже трещины на рёбрах нормально не зажили.
   - Конечно, отрабатываем, - невозмутимо ответила Уна.
   - Ну так может, начнём с чего-нибудь полегче, чем швыряние меня на землю?
   Уна поджала губы, выражая своё презрение, но всё же стала чуть осторожнее. Теперь мы старались двигаться плавно, почти не соприкасаясь друг с другом и останавливая удары в нескольких миллиметрах от кожи противника. Наши движения становились всё быстрее, в них появилась лёгкость и текучесть. Уна упруго оттолкнулась и взмыла в воздух, оказавшись за моей спиной, но я была уже готова. Захват, уход, подсечка, перекат.... Тело двигалось быстрее разума, а я всё сильнее втягивалась в ритм боя. Уна двигается молниеносно, предчувствую каждый мой удар еще раньше, чем я его могла бы его помыслить, но и я, пока мне не мешала боль, почти столь же искусна в движениях. Но всё резко обрывается - внезапный и резкий рывок почти вывихивает мне плечевой сустав, и я, сбиваясь в своём сложении, застываю, не отводя глаз от партнерши. Нарочно или случайно? Не могу понять. Мы продолжаем - но теперь я ухожу в оборону, стараясь не подпускать к себе арэнаи слишком близко. Но еще одна ошибка, и я оказываюсь прижата к земле в болезненном захвате.
   Я достаточно плохой боец по меркам арэнаи: средние реакция и ловкость, выносливость никакая, физическая сила тем более оставляет желать лучшего - разве что холодным оружием владею на достаточно приличным уровне. Благодаря способности к боевой трансформации смертные воины и обычные, не обученные искусству войны маги едва ли могли представлять для меня серьезную угрозу, но против среднестатистического боевого мага, при условии, что мы будем использовать только физическую силу, а не магию, шансы мои значительно снижаются. Так, в моих состязаниях с Эриком я выигрывала едва ли три раза из десяти, а то и меньше - а уж у Наставника я и вовсе была любимой грушей для битья. Это обычно - а у любых обычностей, как мы знаем, бывают исключения. То, что мои учителя и наставники считали изъяном, и чего стыдилась я сама - моя неспособность держать свои эмоции под контролем, упоенность боем до полной потери себя, гнев, ярость, животный азарт.... Все эти постыдные для боевого мага качества делали меня гораздо более опасным противником, чем я была тогда, когда пыталась действовать по правилам. Я не оправдываюсь (если только чуть-чуть), и не горжусь этим - просто считаю, что нужно даже в самом ужасном качестве искать что-то хорошее. Если не умеешь держать себя в руках - умей их хотя бы хорошо прикладывать.... к чьей-либо шее.
   Так и сейчас - стоило мне понять, что наши "танцы" с Уной давно уже вышли за пределы простой тренировки, и злость, которую я столь тщательно пыталась контролировать, вырвалась наружу. Дико извернувшись, едва ли не до сломанных костей, я не глядя пнула Уну, и судя по сдавленному крику, угодила прямо в цель. В любой другой момент, а точнее, в другом расположении духа, я бы благоразумно постаралась создать дистанцию между нами - и выиграла бы в тактике, но не в стратегии, упустив хороший шанс закончить сражение. Но сейчас мне не хотелось отступать, и пусть это было продиктовано не разумом, а лишь голыми инстинктами, это помогло мне превзойти гораздо более опытного противника.
   Не давая ей оправится и уйти от столкновения, я скользящим кошачьим движением метнулась вслед. Прижимая к себе, сдавила ей горло, мешая подняться. Еще немного, и раздался бы хруст сломанной шеи - столь похожий на звук переломленной ветки.
   - Хватит.
   Спокойный голос Изенгрима предотвратил надвигающуюся катастрофу. Руки безвольно разжались - и я сделала пару шагов назад, не отрывая взгляда от своей жертвы. Когда Уна повернулась, в её глазах ужу угасала тень страха - мы обе хорошо понимали, насколько близко я была к убийству. Я была готова поклясться, что почувствовала, как Госпожа Смерть прошла совсем рядом, задев краем савана моё разгоряченное лицо.
   - Значит, проблемы с контролем, - криво улыбаясь, произнесла Уна, потирая шею.
   - Я предупреждала, - с деланным равнодушием сказала я. И чуть тише: - Извини.
   Уна передернула плечами, отвергая мои извинения, и неожиданно одобрительно хлопнула ладонью по плечу:
   - Возможно, из тебя выйдет толк.... лет через двадцать.
   Напряжение между нами, столь явственно чувствовавшееся последние дни, несколько спало - хотя едва ли мы могли когда-нибудь стать приятелями, не говоря уж о подругах.
   На гудящих от напряжения ногах я дошла до упавшего дерева, и с облегчением оперлась на прохладный ствол, пытаясь прийти в себя. Лишь через несколько минут я заметила, что выбрала себе место рядом с рыжеволосой шаноэ. Лицо её было серьезно и сосредоточено, а аккуратный ротик приоткрыт - в левой руке она держала небольшое зеркальце, в правой - кисточку, которой она рисовала себе кокетливые стрелки на глазах. Это был последний штрих в её макияже - а там хоть на бал к Императору. Я возмущенно фыркнула. Пока меня в пыли валяли, Иса не нашла ничего лучшего, чем заняться наведением красоты. Хорошо же я выгляжу - изможденная, грязная, в ссадинах, рядом с этой девицей, как будто сбежавшей с фривольной картинки о пастушках.
   - Каждый готовиться к встрече с царственными особами по-своему. Я лично хочу предстать во всеоружии - и под оружием я имею ввиду не ваши ножички, или что там у вас.
   Я прикрыла глаза, стараясь не думать, сколь непритязательно я выгляжу рядом с Исой. Всё же я видимо больше шаноэ, чем арэнаи - по крайней мере, я не могу быть столь же равнодушна к своему внешнему виду, как Уна. Саргон конечно не Истик, но и Каган не обычный степняк. А я выгляжу, как замарашка....
   За спиной раздался звук шагов, и на мой затылок легла горячая ладонь. По телу мягкой волной прошла сила - и приставшая к коже, волосам и одежде пыль взметнулась вверх, оставляя ощущение первозданной чистоты. Иса чихнула и недовольно отодвинулась. Косметическая магия, и даже немного больше - вместе с грязью я избавилась и от ноющей боли в мышцах. Я обернулась, чтобы поблагодарить Анхельма, но вместо знакомых бесцветных глаз некромага наткнулась на внимательный взгляд Бергеля. На несколько мгновений я потерялась в тёмных, почти черных глазах Изенгрима. Интересно, он так же как и Уна считает, что я заодно с Шаноэ?
  
   - Спасибо. Наверное, не очень-то приятно иметь столь непредсказуемую спутницу, как я.
   Даже мне мой голос показался сейчас беспомощно-детским. Кажется, Изенгрим хотел что-то ответить, но бросив взгляд на сидящую рядом шаноэ, предпочел промолчать. Я раздраженно отвернулась от Исы - для Грима я могла быть проблемой, но еще большей проблемой для него, да и для всех нас была шаноэ. Насколько она может быть опасна? Я не знала, и это сводило меня с ума. Помимо прочего.
   Через полчаса мы вновь отправились в путь, торопясь добраться до города засветло. Но когда мы оказались у невысокой, но достаточно крепкой на вид крепостной стены, сумерки уже почти опустились.
   - Почему у ворот никого нет? Я думал, к прибытию Кагана в городе должно быть полным полно гостей, - нахмурившись, спросил Эрик. Сейчас он был непривычно серьёзен.
   - Они прибывают через западные ворота, - объяснила Иса, - восточными пользуются достаточно редко....
   - И преимущественно шаноэ? Соргонцы должно быть весьма внимательны к сёстрам Шаноэ.
   - Нет, айрин Нидхёгг. Мы нечастые гости в Соргоне, - вежливо ответила шаноэ. Кажется, она была предупреждена по поводу Анхельма, потому что обращалась к нему подчеркнуто учтиво. К прочим же она была или равнодушна, или, как в моём случае, иронично-снисходительна. - Восточные ворота обычно используют для военных рейдов - чтобы не создавать толкучки при въезде и не мешать торговле. Но в чём то вы правы - здесь с нами считаются.
   Изенгрим подъехал ко мне чуть ближе:
   - Возможно, тебе на время стоит скрыть своё происхождение.
   Я чуть не ляпнула: "какое именно?", но вовремя прикусила язык, и лишь вопрошающе склонила голову, побуждая Бергеля продолжать.
   - Две шаноэ гораздо более убедительны, чем одна в сопровождении арэнаи.
   - Неплохая идея, - хмыкнула Иса. - Да и у саргонцев будет меньше соблазнов пытаться захватить дочь влиятельного тайранца в плен.
   - Для чего им это делать?
   - Пока мы добирались сюда, на нас несколько раз нападали - и вполне возможно с полного благословления ханов Великой Степи. Сейчас не лучшие времена для тайранцев, путешествующих в степях.
   - А как же вы?
   - О, а мы будем под полной вашей ответственностью, - подмигнул мне Анхельм.
   Мы перестроили отряд, и теперь я ехала впереди рядом с Исой, а наши спутники выстроились цепочкой за нами. Подъехав к воротам почти вплотную, Иса подняла голову, давая разглядеть себя лучникам, скрывающимся в проемах бойниц. Несколько томительных секунд, и тяжелые створки натужно проскрипели, пропуская нас внутрь. Никаких вопросов, лишь мимолетный взгляд на бумаги, протянутые Исой охране - и вот, мы уже в городе, столь чуждом для наших глаз.
   - Нам не дадут сопровождающих? - напряженно спросил Бергель, держащий правую руку на эфесе меча, готового в любой момент выскочить из ножен. Я была безоружна, поэтому чувствовала себя непривычно беззащитной - почти голой.
   - Степняки не рискуют вмешиваться в дела Шаноэ, - объяснила Иса, направляя наш небольшой отряд по странным, кривоватым улицам городка, по недоразумению являющегося столицей.
   - Хорошо выдрессировали, - почти одобрительно фыркнул Анхельм.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"