Булгари Шайда: другие произведения.

39.2 - продолжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    7 апреля. Конец главы. Не стала в неё вмещать все события, которые хотела. Кстати, уезжаю в Москву на недельку. Если кто хочет встретиться в столице, пишите на почту. Почту проверю завтра-послезавтра.Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


   Это был мой первый полноценный отдых за долгое время. Горячая вода, настоящее мыло, умелые руки массажисток, возможность никуда не спешить - всё это было столь чудесно, что я должна была насторожиться. Реальность решила вернуть меня на землю с помощью наглой рожи некромага. Как он не вовремя всегда появляется! Впрочем, моё недовольство его появлением в нашем маленьком женском раю достаточно быстро исчезло, сменившись любопытством, когда он предложил составить ему компанию. Только я и он. И еще скабрёзно мне подмигнул, намекая на некие отношения между нами. У Анхельма была странная привычка - чем более важные вещи он пытался утаить от посторонних глаз, тем сильнее и ярче он шутил, переходя подчас на весьма непристойные шутки. Сначала я недоумевала и обижалась, но потом осознала все удобства этого метода. Это как аляповатая, слишком яркая одежда шпиона - запоминают её, а не лицо того, кому она принадлежала, позволяя шпиону затем быстро сменить образ и остаться, в конечном счёте, неузнанным. Так и Анхельм, шокируя окружающих своим "юмором" (а я так и не видела ничего смешного в нашем несуществующем романе), мешал им догадаться об истинной подоплеке происходящего. Удивительно, но работало это почти на всех.
   Моё недоумение по поводу того, как Анхельм так легко и тихо проник на женскую половинку дворца, исчезло, стоило нам выйти в коридор. Щебечущие на своём языке служанки, увидев меня, поклонились, пряча удивление, но наглое появление некромага осталось ими незамеченным. Они просто игнорировали его, как будто.... Так и есть - лёгкая вуаль заклинания отвода глаза. Недостаточно, чтобы обмануть магов, но хватит для смертных, не ждущих подвоха, и не обладающих достаточной квалификацией, чтобы заметить неладное. С имперскими стражниками Истика такое бы вряд ли сработало.
   Я прошла мимо степнячек, знаком руки показав, что мне не нужно сопровождение, и последовала за некромагом. Несколько коридоров спустя Анхельм остановился перед комнатой, скрытой за неприметной дверью, и пропустил меня вперёд. Я почти не удивилась, увидев там Изенгрима Бергеля. Он сидел на подушках, опираясь спиной на украшенную ковром стену, и задумчиво листал бумаги, живописно раскиданные на полу.
   - Где мы? - спросила я, оглядываясь.
   - Гостевая комната. В ней еще не закончен ремонт, а значит, её вряд ли найдут.
   Комнатку тускло освещала пара свечей, бросая причудливые тени на стены. Лица мужчин в скудном свете казались особенно загадочными, и даже..... пугающими. Стоит на секунду задуматься, что я нахожусь в компании Хеля Пустынника, обладающего пожалуй самой худшей репутацией в Ойкумене и того самого Бергеля, о котором при дворе императора говорят, понизив голос и проверив замки на дверях, и становится немного не по себе. Если эти люди мои друзья, то кто тогда я сама, или кем стану в дальнейшем?
   - И в каком заговоре мы собираемся участвовать? - бодро спросила я, отгоняя внезапную тоску.
   Бергель почему-то кинул недовольный взгляд на Анхельма, а затем повернулся ко мне:
   - Ни в каком. Просто я считаю, что нам необходимо выработать некий общий план действий перед тем, как мы предстанем перед сиятельным ликом Кагана.
   Бергель явно не желал, чтобы шаноэ что-либо знала. Весьма мудро. Мы путешествовали вместе, но едва ли ей можно было доверять. Вот только почему они решили позвать на эту встречу именно меня? Взрослые мальчики обычно не зовут в свои игры надоедливых сопливых девчонок, и уж тем более не интересуются их мнением о происходящем. И ладно бы, если бы я обладала необходимой информацией или властью, которую можно было использовать, но здесь я ничем не могла им помочь. Я озвучила возникший вопрос, не сводя требовательного взгляда от Бергеля:
   - Ты представительница Семьи Эйнхери, было бы странно, если бы мы принимали важное решение без тебя, - голос Грима был успокаивающим, и даже обволакивающим. Вот только я не злилась. Обычное настырное занудство, как называл эту мою черту дед.
   - Раньше тебя это не останавливало. Да и Эрика вам было бы легче подключить к обсуждению ключевых вопросов, чем со сложностями пытаться найти меня.
   - Именно ты, а не Эрик является наследником главы Эйнхери, - несколько раздраженно ответил Грим. - Не понимаю, зачем ты пытаешься делать вид, что мы исключаем тебя из своего круга, не давая ничего решать, в то время как сама делаешь всё, чтобы избежать любой ответственности за происходящее?
   Жесткие, хлесткие, несправедливые слова мага заставили меня возмущенно открыть рот, чтобы затем так же закрыть его. Он прав - всё, что я делала в последнее время, это пряталась за спиной Нидхёгга, трусливо закрывая глаза на происходящее. Я была недовольна его решением идти на поводу у Шаноэ, но ничего не сделала, чтобы то-то изменить. Я не хотела оставлять Гэлена и Викара в Пустошах, но не протестовала против этого. Мне не нравилось то, как быстро идея войны с Алисканом захватила ум Изенгрима, но я согласилась с ним, что это неизбежно.
   Я не хотела быть здесь, и хотела выдавать себя за шаноэ, но раз уж я согласилась на такой вариант событий, я должна хотя бы нести за это ответственность. Я молча присела рядом с Гримом и только тогда заметила, что привычная, созерцательная сосредоточенность лица арэнаи сменилась мрачностью и жесткостью, не присущей ему.
   - Что-то случилось, - я не спрашивала, я утверждала.
   - Да, - голоса мужчин на секунду слились, но затем Анхельм сделал приглашающий жест рукой, позволив Бергелю продолжать.
   - Сегодня я связался с Истиком и мы имели небольшую беседу с Грегори Нортоном. Он рассказал нам о происходящем в Тайрани. Последние новости, доходившие нам из столицы, говорили о том, что алисканцы и тайранцы лишь готовятся к битве, стягивая свои войска к границе. Мы надеялись, что сообщив о возможном союзе с Великой Степью, сможем отсрочить начало военных действий, по крайней мере, до тех пор, пока к нашим войскам не прибудет подкрепление. У нас были все основания считать, что нам удастся потянуть время, тем более что твой дед, Рорик Эйнхери, до этого вполне успешно сдерживал порывы Императора Майстера к отмщению своей дочери. Но мы несколько не просчитали, что алисканцы тоже могут иметь на это своё мнение. Впрочем, эти варвары всегда славились своей непредсказуемостью.
   - Грег считает, что их спровоцировали, - заметил Анхельм. - Не смотря на все наши нападки и обвинения в смерти принцессы, князь Астарт проявлял удивительную сдержанность для "варвара". Он явно не хотел идти на конфликт с Тайрани.
   - Подождите! - голос мой прозвучал чересчур громко, и я испуганно зажала себе рот, косясь на дверь. И тише: - вы хотите сказать, что алисканцы напали на нас?
   - Три дня назад. Сражение длилось почти сутки, и его уже успели окрестить "железной битвой". В нашем штабе едва ли кто мог предположить, что у алисканцев окажется столь много современного вооружения. Видимо, гармцы не теряли время даром, снабжая алисканцев новейшими военными технологиями.
   - Но я же указывала в своих докладах об интересе алисканцев к тяжелой промышленности и об их заводах! Анхельм, ты же там был!
   - Я думаю, они учли твои соображения, - несколько меланхолично сказал некромаг. - Но едва ли могли так быстро перестроить своё мышление. Мы все привыкли к магическим войнам, а не к использованию техномагических поделок.
   - Как бы то ни было, дела не так плохи, как могли бы быть - боевые маги всё еще остаются самой грозной силой в Ойкумене. Может, алискаанцы и получили что-то посерьёзнее, чем обычные пушки и копья, но едва ли научились этим пользоваться. Тактическое превосходство не обернулось стратегической победой. Магия арэнаи уничтожила около двух трети всех единиц вооружения, что использовалась в битве. После того урона, что мы им нанесли, они еще нескоро к нам сунуться, - едва ли Бергель замечал, как мнутся сейчас в его руках бумаги, выказывая его волнения. - По крайней мере, без некромагов.
   - Мои родные...?
   - У меня не было времени спросить, но насколько я понял, твой дед не участвовал в битве - здоровье ему не позволило. Но сейчас он находится вместе с остальными войсками - консультирует действующего генерала.
   - Просто он не доверяет Айзеку, и я его отлично понимаю, - криво улыбнулся Бергель. - Главу Семьи Ханар интересует лишь власть, а никак ни интересы всех арэнаи и благополучие Тайрани.
   Ох. Я немного успокоилась. Я боялась, что дед решит показать, на что он был способен в "старые добрые времена" и подвергнет свою жизнь опасности. И дело не в том, что он мог быть ранен на поле сражения - сейчас, когда он был стар, любое использование боевых чар могло стоить ему жизни.
   - Значит, мы выиграли?
   - Это сражение да. Но Канцлер говорит, что его маги заметили, что гармцы, до этого лишь наблюдавшие, но ничего не предпринимающие, отправили в сторону Тайрани несколько своих летучих кораблей. А это, предположительно, от нескольких десяток до сотни некромагов. Может больше, но тут дело скорее не в количестве. Мы не знаем, что имеют гармцы за пазухой, но стоит надеяться на худшее.
   - Ты уже сказал Эрику?
   - Нет. И я не уверен, что это стоит делать, всё равно никто из нас не может помочь тайранцам. Даже если мы поспешим, на дорогу у нас уйдет не менее двух недель. За это время может произойти всё что угодно, а твой брат слишком.... импульсивен, - Бергель опустил глаза, но всё же я успела заметить, промелькнувшее в его взгляде сомнение. Сомнение во мне. Готова поспорить, что меня он тоже считал "импульсивной", но всё же решил посветить в происходящее. - Но, если верить словам уважаемого айрина Нидхёгга, ближайшее сражение может быть еще очень нескоро.
   - Каган рано или поздно узнает об этой.... Железной битве. Он разозлиться на нас, если поймет, что мы втянули его в войну, которая уже давно идёт.
   - Когда он узнает о сражении, тогда и будем об этом думать, - криво улыбнулся Бергель. - А сейчас любая новая информация может повернуть ход дела совсем в другую сторону, и я не уверен, что эта сторона будет выгодна для нас. Если что, скажем, что мы не имели понятия о том, что происходит в Тайрани. У него нет сильных магов, чтобы понять, что мы о чём-то умолчали и проверить наши слова.
   Я вздохнула. Что-то в этом всём смущало меня, но я не могла понять что. Бергель, не сводивший с меня внимательно взгляда, протянул мне несколько листов, зажатые в руке.
   - Нам стоит внимательно просмотреть верительные грамоты и документы, которые Танара дала Анхельму. Возможно, некоторые из них мы можем трактовать в свою пользу, а не в пользу Шаноэ.
   - Едва ли Иса даст нам это сделать, - с сомнением произнесла я, пролистывая документы.
   - Но у нас ведь есть другая шаноэ, чтобы подтвердить наши слова, - глаза Грима хитро заблестели, а уставшее, осунувшееся лицо приобрело какое-то особо коварное выражение. Лис, настоящий лис, правильно его Уна так называет. Интересно, и как давно эта мысль пришла ему в голову? Если я могу вполне успешно изображать из себя шаноэ, то значит, мы не столь зависимы от милости Исы.
   Я решительно хлопнула ладонью по колену.
   - Ну что же, приступим.
  
   Возвращалась обратно я глубоко за полночь, и уже без Анхельма. Нам мало что удалось найти в этих бумагах, но мы смогли уловить, буквально на кончике пера, несколько нюансов взаимоотношений между Шаноэ и Великими Степями. И эти нюансы заставляли задуматься. Удивляло, какую власть имели ведьмы Ша над степняками - небольшой женский орден, то ли магический, то ли религиозный, давал указания правителю страны, превосходящей размерами Тайрани и Истик вместе взятых. В этих отношениях не было равенства или партнёрства, не было даже настороженного уважения двух сторон, равных по силе. "Мои возлюбленные дети....". Кем должны были считать ведьм степняки, если те могли позволить себе такое обращение с вольным народом степей? Наверное, почти богинями - страшными, опасными, но пока к ним благосклонными, и самое главное, столь ужасающе реальными. Все, кого я сегодня видела, избегали смотреть мне в глаза - служанки, стражники, знать, и только хан Соргона не прятал взгляда, хотя это и понятно - четыре владыки этих земель и сами, если верить легендам, являлись детьми небесных созданий.
   Мне совсем не льстило такое внимание к моей особе, скорее уж, вызывало дискомфорт. Я редко давала повод для восхищения, и уж тем более никогда не была объектом поклонения. Единственный плюс у этой неудобной ситуации - никто не осмеливался задавать мне вопросов. Стражники, которых я встречала по пути, лишь низко кланялись, ничем не выдавая удивления при виде припозднившейся гости, прогуливавшейся по коридорам замка. Хотя какой это замок.... Пф. Стены из известняка, покрытого драгоценной, но несколько побитой плиткой, потолки столь низкие, что Анхельму всё время приходится пригибать голову, а роскошные ковры то и дело перемежаются с ковриками, сплетенными из степной травы. Отори-кон это удивительная смесь варварской роскоши и кочевой простоты - здесь едят с серебряных и золотых блюд руками, вытирая их затем об одежду, а спят на грубых мехах, накрытыми шелковыми простынями. Впрочем, и нравы кочевников под стать их быту - не лишенные некого дикого очарования.
  
   Почти не помню, как заснула, но проснулась страшно голодная. Режим частичной боевой трансформации, превращающий меня из арэнаи в желтоглазую шаноэ, мне приходилось поддерживать почти круглосуточно, и это не лучшим образом сказывалось на моём самочувствии. Расход энергии был колоссальным, и не успевая восполнить его, я вынуждена была пользоваться внутренними ресурсами своего тела. Впрочем, разбудил меня не голод, а странная, ноющая боль в груди. Я откинула тяжелые меха, которыми укрывалась от холодной степной ночи, и неуклюже встала. Тело, доведенное вчерашними тренировками, протестующе ответило болью в ногах, но храбро проигнорировав его, я проковыляла к окну, и открыла створки узкого окна. Совсем темно, лишь на востоке поднимается алая заря. Могла еще проспать пару часов до того, как пришлось вставать. Что же так тревожно на душе? Я вкладывалась в далёкий, почти бесконечный горизонт до тех пор, пока первые лучи солнца не добрались и до нашей комнаты, причудливо окрасив лицо и волосы в рыжие и золотистые цвета. Красиво.... Дома редко удавалось рассвет, если только не приходилось работать всю ночь. Но тогда мне было совсем не до разглядывания неба.
   Тревога не ушла, но несколько ослабла, и к тому времени, когда Иса и Уна проснулись, я была почти в благодушном настроении. Служанка, невысокая смуглая женщина, принесла нам горячего настоя из трав и что-то вроде коржиков из сухого, пресного теста.
   - А кормить нас нормально не будут? - поинтересовалась я у Исы, которая единственная здесь понимала наречие степняков.
   Иса обернулась к степнячке и что-то спросила её. Гортанная, хрипящая речь странно звучала из нежного горла шаноэ. Результат оказался более чем необычен. Служанка повалилась на пол, и не отрывая лба от земли, что-то горячо зашептала.
   - Она сильно извиняется, и просит взять её жизнь, если сиятельные госпожи того пожелают, - перевела Иса, - но так как предполагается на пиру в честь встречи Кагана, то по традиции к ней нужно прийти, эм-м-м.... да, голодным. Этим мы окажем уважение к его царственной заднице. Ну так как, Агнесс, тебе нужна её жизнь?
   - Со своей не могу разобраться, - пробурчала я мрачно. Иса насмешливо приподняла брови, но отослала служанку.
   - А я? Может быть, мне нужна её жизнь, - возмутилась Уна, любовно полируя свои кинжалы., с которыми она предпочитала не расставаться даже во сне.
   - Не вижу проблемы в этом. Чтобы арэнаи, да и не смогли взять то, что им нужно? - поддела её Иса.
   - О, если я начну это делать, тебе придётся....
   От не совсем дружеской пикировки нас отвлекла целая вереница слуг, несущая множество свёртков на вытянутых руках. Может, нас решили накормить? Как раз вовремя!
   - Что это? - я с любопытством сунула нос в один из них.
   - Я заметила вчера, что вы совсем не готовы к дипломатическим переговорам, и сочла нужным просить старшую жену хана найти для вас одежду. Конечно, она не смогла отказать сестрам Ша, - невозмутимо ответила Иса. - Хан сделал нам щедрый подарок.
   - Я не одену эти непотребные тряпки, - Иса брезгливо достала шаровары, сшитые из тонкой и полупрозрачной ткани, и приложив к стройным ногам, негодующе их отшвырнула. - Я воин, а не наложница.
   Я же была совсем не прочь переодеться. В отличие от Уны, моим идеалом одежды были вовсе не широченные штаны и удобные немаркие рубашки, не мешающие движениям, в которых мне пришлось путешествовать все последние дни. Такая одежда может быть хороша в походе или в бою, но никак уж не во дворце, пусть даже этот дворец имел весьма сомнительный вид. Моя мать говорила, что внешний вид не менее важное оружие, чем мечи и магия, и мне не хотелось бы лишиться этого оружия, показавшись перед Каганом голодранкой, почему-то выдающей себя за Шаноэ. Я должна была держать маску, и сделать это было легче всего с помощью безукоризненного внешнего вида, что был присущ всем шаноэ, которых я видела.
   - Смотри. Здесь есть одежда и поприличнее, - я вывалила все кульки на меха, и достав из вороха одежды шелковый платок, примерила на себя. Неплохо! - В конце концов, никто не требует от тебя ходить полуголой. Если ты хорошенько посмотришь вокруг, то увидишь, что женщины здесь ходят почти полностью укутавшись. Эти шаровары должно быть лишь элемент нижней одежды.
   - Неужели наша храбрая арэнаи предпочтёт оскорбить хана, отвергнув его дары, нежели хоть в чём-то пойти на уступки, проявив уважение к хозяевам дома? - промурлыкала Иса. Уна недовольно фыркнула, но не стала спорить. Её можно было назвать довольно неуживчивой, но никак не глупой. Она всегда знала, когда нужно остановиться. Ну или почти всегда.
   Одежда степняков была не менее эклектична, чем их дома, но, как ни странно, она было весьма удобна, и даже красива. После недолгих поисков, я обнаружила кое-что подходящее для себя. В ход пошли те самые полупрозрачные шаровары, отвергнутые Уной, широкие от бедра, но узко затянутые на щиколотках. Прикосновение тонкой, прохладной и гладкой ткани к огрубевшей от плохой одежды коже было необыкновенно приятным. Блуза была выполнена из того же материала, но за счёт многочисленных складок, мягко спадающих от шеи и до середины бёдра, почти полностью скрывала очертания тела. Многослойные рукава, расширяющиеся к низу, доходили до самых кончиков пальцев, придавая рукам схожесть с крыльями птицы. Сверху предполагалось одеть то, что я по ошибке приняла за тунику - при ближайшем рассмотрении это оказался женским вариантом длиннополого кафтана, который здесь носили мужчины. Тяжелое, вышитое серебряной нитью бирюзовое платье-кафтан создавало на фигуре строгий, чистый силуэт, смягчаемый лишь широким поясом из нежного шелка. Одежда подходила идеально, благо что в отличие от высокой и крепко сложенной Уны я не слишком выделялась ростом и статью среди тонкокостных и легконогих степнячек. Покрутившись у зеркала, я насладилась звоном монет, которыми был украшен пояс кафтана. Богато живут жены хана!
   - С волосами надо что-то делать, - произнесла Иса из моей спины. - А то это ужас какой-то.
   - А что с ними не так? - несколько агрессивно спросила Уна. - Я тоже так хожу.
   - Да, но при этом ты не похожа на сбежавшего из сиротского приюта мальчишку, одевшего для маскировки женское платье.
   - Можно было и помягче, - уныло произнесла я. Из-за совершенно сумасшедших последних нескольких недель (а учитывая мой "смертный сон", речь шла даже о месяцах) и постоянного нахождения в полу-трансформации, я была почти на грани нормального для меня веса. Когда-то мягкие, женственные черты лица заострились, скулы стали выделяться чуть сильнее, а тени под глазами, визуально их увеличивающими, делали мой облик еще более детским. Я бы хотела сказать, по-детски беззащитным и трогательным, вот только упрямая линия подбородка и хищное сияние волчьих глаз как-то не вязались с образом примерной девочки. И непослушные, вьющиеся локоны, обрамлявшие лоб и щеки лишь ухудшали ситуацию. Кстати, а куда у меня делись морщинки в уголках глаз и небольшая складочка между бровями? Я не была достаточно опытным магом, чтобы создать себе более юную внешность, и тем более не могла сделать это неосознанно, но сейчас почему-то выглядела лет на шесть или семь младше, чем должна была в свои тридцать. Побочный эффект от пребывания в заколдованном городе Пустошей, или этот проклятый маг хаоса всё таки что-то сломал в моём теле, отчего нормальный ход моих биологических часов был изменен? Остаётся только надеятся, что это изменение не исчерпает мой магический резерв окончательно - не хотелось бы пережить безумие магов только лишь из-за того, что я обрела "цветущую юность", притом тогда, когда она мне была не нужна. Сейчас бы я скорее предпочла выглядеть немного постарше, чтобы не создавать у окружающих желание мной командовать и меня опекать. Хм, то-то я смотрю, что Анхельм, как заботливый папаша, то и дело подкладывает мне в тарелку самые вкусные кусочки и при случае ласково треплет по голове. Немного унизительно, конечно, хотя и не совсем неприятно....
   - Может, магия арэнаи может мне как-то с эти помочь? - я пыталась пригладить непослушные вихры, уныло глядя на себя в зеркало.
   Иса лишь покачала головой:
   - Здесь и целителям понадобились бы недели работы, а я в магии жизни полный ноль.
   Тьфу ты, еще и эта тощая шейка, выглядывавшая из воротника - ну чисто угловатый подросток. Что бы обо мне подумал Джаред, увидев такой? "У нас женщины..." Я отогнала непрошенные воспоминания о нашей первой встрече с Хакеном. Бередить сердце несбывшимся романом не хотелось, хотя у себя в голове я уже сотни раз прокручивала мысли о том, как сложились бы наши отношения, если бы мы не расстались так внезапно тогда, после того поцелуя. Потому что тогда, до него, был лишь интерес к загадочному и странному некромагу, лёгкая симпатия, замешанная на восхищении острым умом и ярким магическом талантом. Ничего такого, чего стоит стыдиться - я всегда помнила, что некромаг враг, лишь на время ставший союзником. Но после того поцелуя, случайного, ненастоящего, призванного лишь отвлечь и запутать, всё изменилось. И стало совсем не просто - потому что я знала, что я буду делать, если выбор встанет между чувством и долгом. И это знание убивало меня - я хотела видеть Джареда... и мечтала никогда больше его не встречать. Мне не хотелось ни убивать его, ни умирать от его рук.
   А еще - я постоянно чувствовала присутствие некромага, особенно в последние дни. Были ли в этом виноваты мысли о нём, столь неуместные сейчас, или тот амулет, что был сотворен на моей крови, но мне всё время казалось, что он где-то рядом, иногда чуть ближе, иногда чуть дальше. Незримые нити магии, которые связывали меня со следящими амулетами в руках моих недоброжелателей, контролировались Анхельмом, всё еще надеявшегося выйти с помощью них на мага хаоса, но именно этот амулет, находившийся в руках Джареда, он блокировать не смог.
   - Эй, ты чего так загрустила? - Иса мягко приобняла меня за плечи, пытаясь понять, куда устремлен мой пустой взгляд. - Из-за моих слов?
   - Не хочу ходить дурнушкой, - я криво улыбнулась, хотя едва ли мне удалось спрятать свою ложь от более сильной в ментальной магии Исы.
   - Нашла из-за чего убиваться - из-за волос, - арэнаи насмешливо сложила губы бантиком, пародируя мой надутый вид. - Вы бы лучше подумали, как вы Кагана убалтывать будете.
   - Не "вы", а "мы", или вы, уважаемая айри, собираетесь стоять в сторонке? - не могла не поддеть воительницу Иса.
   - Моё дело малое - смотреть, чтобы никого из вас не укокошили. И едва ли мне удастся делать это в столь дурацком наряде. Нет, ну кто придумал эти туфли? В них же не удобно совсем.... Может сапоги нормально будут с этим халатом смотреться?....
   Вся эта девчачья болтовня о нарядах и внешнем виде несколько отвлекла меня от моих недобрых предчувствий. Почти подружки - не считая того, что не так давно одна из них пыталась выжечь другой мозги, а та в свою очередь была бы не прочь нанизать её на свой меч как бабочку на булавку. Хотя может это как раз нормально: в конце концов, что я, выросшая среди мужчин, могу понимать в женской дружбе? Может так она и начинается.
   Я задумчиво мяла в руках шелковый шарф, когда мне в голову пришла недурная мысль.
   - Иса, ты мне не поможешь?
   Через пару минут я удовлетворенно разглядывала себя в тусклое зеркало. На голове был изящно намотан тот самый серебристо-серый платок из тонкого, полупрозрачного шелка, который я так долго не знала, куда приспособить. Он не закрывал волосы полностью, давая возможность нескольким прядкам, мастерски уложенным Исой, мягко обрамлять абрис лица, но при этом придавал мне весьма загадочный вид, скрывая от любопытных глаз даже больше, чем это принято здесь. Последний раз я выглядела столь внушительно на том злополучном бале в Алискане. Впрочем, до совершенной, весенней и тёплой красоты Исы мне было очень далеко, но я и не видела своей задачей переплюнуть её. Да и Уна, как ни странно, в тёмном комплекте из широких шаровар и узкой жилетки на белую рубашку смотрелась очень даже не плохо. Только ей чего-то не хватало.... ах, да, на ней же не было оружия, с которым она обычно не расставалась. По крайней мере, на виду - я была более чем уверена, что она успела припрятать пару ножичков в складках одежды. Я, например, так и сделала - красота может быть и оружие, вот только не очень эффективное в особо критические моменты, когда, к примеру, тебя хотят убить.
   На улице зашумели, раздались крики и зычные вопли охраны. Каган прибыл.
   Я знала о нём немного, лишь то, что соизволила сообщить нам скрытая шаноэ. Должность Кагана была выборной, но Хозора-ана выбирали уже два раза, и вполне возможно, что выберут еще раз, столь он был успешен в лавировании между другими ханами. Хозор-ан был еще достаточно молод, очень энергичен и прогрессивен, и говорят, достаточно образован для жителя степи. Если соргонский хан был потомком легендарного Шотоса (который, если верить словам Анхельма, вполне вероятно приходился мне дедушкой), то Хозор был прямым потомком не менее легендарного основателя арданского ханства Тоори-ана, и говорят, был на него очень похож, не только внешностью, но и хитрым, изощрённым умом. А еще он был шаманом, что само по себе приводило меня в тупик. Я знала, кто такие маги, и я могла понять, что представляют собой ведьмы, но чем шаманы отличались от тех и других, я никак не могла понять. Анхельм как-то сказал, что сила шаманов похожа на силу Асета Орани, но не могли же они как и сигил быть подлючими магами хаоса? Когда я спросила о шаманах Ису, она пожала плечами, и ответила:
   - Дело в поклонении божественным существам. Шаманы фактически занимаются теургией, с тем или иным успехом. Но Хозор-ан более чем хорош в этом, так что не советую тебе испытывать его силы.
   - Ты хочешь сказать, что его вера в ненастоящих божков даёт ему какие-то особые возможности? - я недоверчиво хмыкнула.
   - Может быть, дело в богах, а может быть и нет, но в любом случае, это работает.
   Удивительно. Чем больше живу, тем больше узнаю об этом мире. Осталось только понять слова Анхельма об Асете Орани. Неужели маг хаоса тоже кому-то поклоняется? Я не заметила в его доме предметов культа. Да и как тогда понять, почему ведьмы Ша вызывают у местных жителей столь трепетное почтение, если у них уже есть свои боги?
   Встреча происходила не во дворце, а на прилегающей к нему площади, сейчас заполненной колышущейся, волнующейся массой людей. Каган, кажущийся почти миниатюрным в этой огромной толпе, ехал неспешно, благосклонно кивая зрителям, и лишь достигнув хана Содора со своей свитой, спустился со своего коня, демонстрируя последнему своё уважение. Мы терпеливо стояли чуть в сторонке от встречающей своего повелителя знати, ожидая, когда до нас дойдёт очередь. Каган еще с ворот города знал о нашем присутствии - высокородные особы не любят сюрпризов, и его конечно предупредили о гостях, но сейчас он должен был нас "заметить" по-настоящему, тем самым одобрив, а точнее разрешив, наше присутствие. Когда Каган к нам подошел, я уже была достаточно на взводе. Хорошо, что большая часть ответственности была не на мне, а на Анхельме с Исой, и я должна была только создавать фон. Тёмные волосы, желтоватая, как и у всех степняков, кожа, умные карие глаза. Лицо открытое и приятное, но вот голос.... Тягучий, как мёд, и столь же сладкий. Он говорил на кайнэ с едва заметным акцентом, но совершенно правильно:
   - Ноэ Исидори, какая приятная встреча, - "ноэ", как я уже успела узнать, означало у ведьм Ша примерно тоже самое, что и у нас именование "айри". - Я не видел вас....
   - Год, всего лишь год, великий хан.
   - Но в это раз вы прибыли не одна. Арэнаи редкие гости в наших землях.
   Ну ещё бы - они нас грабят, нарушают наши границы, а мы с ними дружить должны? Видимо, так считала не только я - лицо Уны, полное почтительного внимания, несколько перекосило, хотя она и сумела сохранить маску. Пока Иса представляла тайранцев, а затем и Анхельма, я терпеливо изображала из себя статую - по правилам вежливости степняков наиболее важные особы представлялись в конце, а как шаноэ я была куда важнее того же Бергеля (и не скажу, что это немного не грело мне душу).
   - Агния, - Иса умышленно умолчала моё родовое имя. Изначально она хотела назвать меня по имени рода мой матери и бабушки, Рейвен, но я истово воспротивилась попытке, пусть даже косвенно, связать меня с гармскими некромагами. А вот о том, что вместо Агнессы она назовёт меня Агнией, мы не договаривались. Так обычно называла меня моя мать, и пару раз - Джаред Хаккен. Видимо, какая-то неофициальная форма имени, принятая на востоке Ойкумены.
   - Ноэ Агния, - Каган скользнул сухими губами по моей руке в едва ощутимом прикосновении, вызвав тем самым моё удивление. Сколь цивилизованные манеры, да и к тому же весьма.... демократичные. Наш император дама ручки не целовал, не снисходил. - Рад принять вас в своём доме.
   А еще, в отличие от правителей срединных земель Ойкумены, считавшихся самыми просвещенными, он совсем не лил воду, предпочитая сразу перейти к делу. Хозор-ан вновь переключил своё внимание на Ису.
   - Правильно я понимаю, что вас привели ко мне важные дела?
   - Даже безотлагательные.
   - Я слышал о напряженных отношениях между Тайрани и Алисканом. Присутствие моих тайранских гостей как-то с этим связанно? Стоит ли мне ждать от вас каких-нибудь просьб? И стоит ли мне беспокоится, что вслед за этим появятся и алисканцы, или, да уберегут нас от этого боги, проклятые маги смерти?
   Каган был недоволен. Не нужно было быть ментальным магом, чтобы понять, что несмотря на видимое дружелюбие, он был не очень рад видеть тайранцев. В отличие от Исидоры, при виде которой его глаза масляно блестели. Теперь хотя бы становилось понятно, почему с нами отправили именно рыжую шаноэ - хан ханов явно подпал под её очарование, едва не заглядывая ей в рот. Я подавила в себе чувство зависти: почему на меня никто так не смотрит? Ну хоть иногда....
   - Всё, о чём мы будем с вами говорить, непосредственно касается интересов Великих Степей, - Анхельм, так же как и остальные переодевшийся в парадные одежды, говорил сухо, полностью избавившихся от столь привычных мне смешливых, заигрывающих интонаций. И был весьма убедителен в своей роли Весьма Важной Особы.
   Каган кинул на него острый взгляд, и поджал губы:
   - Я безусловно вас выслушаю, айрин. В своё время.
   Это означало, что он может держать нас поодаль еще очень долго, что едва ли меня устраивало. Иса чуть капризно надула губки, и наклонившись к хану, почти интимно прошептала:
   - Наши новости не терпят промедления. Мне бы хотелось.... - она облизала пересохшие губы розовым язычком, вызвав у Кагана внезапный спазм в горле, - мне бы хотелось еще раз увидеть вас сегодня вечером. Может, вы сможете нас принять, великий хан?
   Конечно же, он не смог ей отказать. Аудиенция была назначена в рекордный для придворного церемониала срок.
   Каган ушел, так и не отпустив от себя соблазнительную шаноэ, а за ними во дворец потянулась и знать. Только толпа не хотела расходиться, как будто ожидая еще представлений. О, я вспомнила - сегодня же праздник, День Дождя, и празднества должны начаться совсем скоро. Рабочие уже принялись устанавливать импровизированную сцену, проталкиваясь сквозь праздный люд. Нам здесь делать нечего. Я повернулась, чтобы предложить Анхельму и тайранцам уйти, когда почувствовала странный зуд на своём затылке. Не так, как бывает, когда кто-то просто пялиться тебе в спину - его я могла бы просто проигнорировать, благо что на одну из шаноэ здесь пялились почти все, пусть даже и скрыто. Этот же взгляд было очень тяжелым, почти материальным. Мой взгляд медленно заскользил по людскому морю, выискивая того, кто столь пристально меня рассматривает, и почти сразу же натолкнулся на женскую фигуру, укутанную в тёмные одежды. Женщина была слишком далеко, чтобы я могла разглядеть выражение её лица, но я была уверена, что смотрела именно она. Неподвижная, пугающая фигура в пёстрой людской толпе. Зуд усилился, и внезапно я услышала чужие мысли в своей голове.
   АГНЕСС.
   Я вздрогнула. Мне приходилось и раньше принимать мысли от других ментальных магов, но этот случай был особенным. Потому что голос, который я услышала в своей голове, принадлежал моей матери.
   АГНИЯ, НЕ ОТВЕЧАЙ. ТЕБЯ МОГУТ УСЛЫШАТЬ. ВСТРЕТИМСЯ В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ГОРОДА, В ПУСТОМ КАМЕННОМ ДОМЕ, ЧТО НАХОДИТСЯ У САМОЙ КРЕПОСТНОЙ СТЕНЫ. ТЫ УЗНАЕШЬ ЕГО. ПРИХОДИ ОДНА, НАМ НУЖНО ПОГОВОРИТЬ. СЕГОДНЯ.
   А затем и голос, и зуд исчез, и фигура моей матери растворилась в толпе. Я пару раз ошеломленно моргнула, пытаясь осознать, что же сейчас произошло. Моя мать. Здесь. Хочет меня видеть.
   - Агнесса, с тобой всё в порядке? - Анхельм тревожно вглядывался мне в лицо. Мог ли он что-то почувствовать? Связь между нами была очень сильна, вот только менталист он совсем никакой - у некромагов чтение мыслей и эмоций сильная сторона.
   Я потёрла рукой лоб, и растянула губы в попытке улыбнуться. Получалось не очень, судя по взглядам моих друзей.
   - Видимо, устала. Давайте вернёмся обратно. Когда мы уже почти разошлись по разным половинкам дворца, Анхельм едва ощутимо коснулся моей руки:
   - Тебе ведь совсем не обязательно встречаться сегодня с Каганом. Нас Изенгримом и Исой вполне хватит, чтобы всё уладить. Ты могла бы отдохнуть. На тебе в последнее время лица нет.
   - Спасибо, Анхельм. Так и сделаю, - прочувственно ответила я.
   Я была ему почти благодарна - он лишил меня необходимости врать, давая мне возможность незаметно выбраться в город. Ахельма, Бергеля и Исы не будет, а уж от Уны я как-нибудь отделаюсь. На Эрика же у меня были свои планы. Что бы ни говорила мне моя мать, я не могла ей доверять. Только не ей, и только не сейчас. А так как это касалось дел моей Семьи, мне не хотелось вмешивать сюда чужих людей. Остается лишь надеяться на помощь моего беспутного, но иногда весьма полезного братца.
   Вечер обещал быть еще более интересным, чем я думала.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"