Булгари Шайда: другие произведения.

44 глава. Прошлая жизнь/ Взрослые люди.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сентиментальная глава. Об отношениях - и отношении. О разных мужчинах. Об обязанностях. Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Глава 44.

Прошлая жизнь.

   Знаете, иногда как бывает. Вроде идёт всё не так, и кажется, что дальше будет только хуже. А потом - р-р-раз! И всё меняется. Появляется куча новых возможностей, а в голове - новых планов, да и прошлое кажется не настолько уж ужасным.
   Так вот, у меня сейчас именно такой вот прекрасный момент. Я выжила, избежав неминуемую гибель - и это было чудо, иначе и не назовёшь. Скажи мне пару лет назад, что я смогу остаться в живых, после прямого столкновения с кем-то, похожим на Стика - я бы не поверила. Но мы не просто смогли избежать смерти - мы победили! Впервые я не жалела о своих способностях Повелительницы, а была им рада.
   Да и Тари не сплоховал. Признаюсь, до этих событий я его несколько недооценивала, а кое-где и вовсе презирала. Он был заложником своей судьбы, немым даже тогда, когда вновь смог говорить. Но сейчас, потеряв зрение, он приобрёл власть над своей жизнью. Может быть, роль сыграла та сила, которая перепала ему от духа и от Источника, которая дала ему необходимую поддержку, а может, он просто смог избавиться от своего клейма проклятого. В любом случае, воронёнок сильно изменился. Впрочем, это стало понятно отнюдь не сразу после того сражения в пещере, но об этом чуть позже. В любом случае, я была рада тому, что у меня появился пусть и не новый друг, но всё же союзник, лояльный только мне, и никому более. Я, всегда считавшая себя одиночкой, ценила сейчас каждого человека, вставшего на мою сторону.
   Ну и конечно, лучшее, что произошло со мной за многие, многие годы: я стала метаморфом, первым с тех пор, как боевые маги переселились с Северных островов в срединные земли Ойкумены. И именно я открыла новые возможности для арэнаи, изменив судьбу нашего народа навсегда. Ни помощь Шаноэ и степняков, ни военная мощь армии Тайрани, не могли, на мой взгляд, коренным образом переломить конфликт с гармскими некромагами. Но вот несколько сот метаморфов, почти не уязвимых к некромагии...
   Вместе с тем, я не обольщалась тем, полную трансформацию освоят сразу же все боевые маги. Этот процесс был очень сложным, и как показала болезнь Эйнара, весьма опасным. Да и не все рискнут испробовать на себе новый фокус: даже я, в течение нескольких месяцев изучавшая полную трансформацию, оказалась не готова к некоторым побочным эффектам нового облика. А их было много.
   Самой главной проблемой, как впрочем, и преимуществом метаморфов стали животные инстинкты. Впрочем, если бы обычные животные обладали такими инстинктами, то это они бы охотились на людей, а не наоборот. Да и едва ли звери, пусть и с человеческим разумом, могли бы наравне противостоять некромагам. Нет, полная трансформация дала мне инстинкты не только равные животным, но и гораздо больше: совершенный слух, острое зрение, повышенная ловкость была мне знакома и раньше, но я никогда до этого не была столь выносливой и сильной, никогда не обладала столь быстрой реакцией. И это опьяняло, заглушая голос рассудка. На самом деле, всем сильно повезло, что первыми свидетелями моего обращения стали знакомые мне боевые маги: я почувствовала в магах схожую силу, а в Эрике и родную кровь, и лишь поэтому не сочла их врагами, которых необходимо уничтожить. Признаюсь, несколько первых трансформаций я вполне была способна пролить невинную кровь лишь только потому, что перестала видеть ценность человеческой жизни. Потом конечно эйфория чуть поутихла, и я несколько успокоилась, но в первые дни я едва ли была лучшее Эйнара, который в получеловеческом состоянии вполне мог перегрызть глотку любому.
   Остальные недостатки полной трансформации были, скажем так, технического плана. Некоторые я предполагала, другие же оказались для меня полной неожиданностью. Например, в первое время мне очень было сложно управлять магией - та энергия, которую мы используем в заклинаниях, всегда выражается в символьно-знаковой системе: будь то слово, образ или жест. Но глотка животных, к сожалению, мало предназначена для извлечения внятных предложений, а махание руками отменяется за их отсутствием. Опытные и сильные маги могли без проблем колдовать, произнося формулы заклинаний лишь в уме - мне же это было сложновато.
   Помимо сложности в использовании магии я опасалась столкнуться и со сложностью коммуникаций - в отличие от животных, арэнаи предпочитают действовать всё таки слаженно, ориентируясь на командира и других, а тут ни команды не передашь, не обдумаешь тактику грядущей битвы. Я долго ломала над этим голову, ведь даже для меня, ментального мага, трансляция собственных мыслей была сложна и затруднительна, что уж говорить о боевых магах, не обладающих моей способностью. Впрочем, первый же бой в компании нескольких метаморфов показал ошибочность моих опасений: инстинкты перевёртышей позволяли нам так понимать друг друга, что не нужно было никаких слов. Но это всё выяснилось гораздо позже.
   Не сразу стала известна и другая проблема: количество форм, которые был способен принять один боевой маг, была весьма и весьма ограничена. У кого-то это было три формы, у кого-то и вовсе одна: всё зависело от силы и рода мага. У самых сильных, таких как Изенгрим, количество форм доходило до семи. Я, видимо в силу того, что мою трансформацию инициировал Источник, фактически не знала ограничений, лишь только, пожалуй, не умела принимать обличия других людей: но это, как выяснилось, было даром единиц из сотен арэнаи. Все остальные ограничения - в массе и объёме, были вполне себе решаемы. Плоть вполне могла превращаться в чистую магию и энергию, а энергия - в плоть. Правда, важно было об этом не забывать: я сама как-то стала свидетельницей того, как один слабый маг, принявший форму мыши, был столь оглушён свалившейся на него силой, что использовал её почти всю, а превратившись обратно в человека, умер за несколько секунд: никто не способен жить без семидесяти процентов плоти.... Или были такие умники, кто пытавшись стать кем-то слишком большим, терял всю магию, и застревал в животном обличии.
   Но всё это не умаляло тех возможностей, что давало нам полное превращение. Впервые за сотни, а то и тысячи лет, у некромагов появились соперники, почти неуязвимые для их магии - по крайней мере, во второй, нечеловеческой форме.
   Себя я, конечно, видела отважной героиней-первооткрывательницей, и мало обращала внимание на скепсис Анхельма, или недоверие Бергеля, считавшего мою выходку излишне сумасбродной. Впрочем, это не означает, что он не заинтересовался новыми возможностями, став, во многом против моего желания, вторым метаморфом Ойкумены и первым, кто сделал это сознательно.
   Талсу почти не обращала внимания на сгрудившихся вокруг неё магов, лишь иногда, когда кто-то повышал голос, недовольно порыкивала, презрительно щуря на человечков жёлтые глаза.
   - Как ты думаешь, - встревоженно спросил Эрик у Грима, - она сможет вернуться в нормальный вид?
   Они уже вернулись в пещеру, в которой остановились, вызвав своим появлением жуткий переполох. Лошади, ночевавшие в пещере, и вовсе чуть не сорвались с привязи, увидев хищника, и успокоились лишь тогда, когда их вывели за пределы пещеры. С горной кошкой, на удивление, почти не было проблем, хотя Грим серьёзно опасался, смогут ли они заставить Агнессу пойти с ними, тем более что к новоприбывшим магам она относилась с явным безразличием, игнорируя попытки Эрика её уговорить. Ситуацию спас Тари - за салдорцем метаморф пошла, хотя и не слишком охотно. Он был единственным, кого вторая натура Агнессы подпускала близко к себе - вплоть до поглаживания за ушками и чесания брюха. На вопросы Эрика о причине такого дружелюбия Тари лишь загадочно улыбался.
   - Я не знаю, - Бергель пожал плечами, - я явно не тот, кто знает об этом больше всех. Но с Эйнаром Эйнхери вроде были проблемы?
   - С ним всегда проблемы, - махнул рукой Эрик, - но вот от Несс я такого не ожидал. Она и Гэлин всегда были среди нас самыми разумными.
   При воспоминании о брате, оставшемся в Пустошах, Эрик помрачнел, но затем, с несколько неискренней улыбкой, воскликнул:
   - Эй, у нас же есть эксперт по чтению мыслей! Давайте спросим Ису, что же происходит с Несс!
   - Даже знать не хочу, - твёрдо сказала Шаноэ, а на излишне пристальный взгляд Уны пояснила: - я всё же на четверть гармка, и эта... это существо вызывает у меня не слишком приятные ощущения. Не нужно быть гадалкой, чтобы понять, что попытка влезть в голову метаморфу, обладающему ментальным даром, а значит, вполне чувствительному к моей магии, может закончиться для меня очень плохо. Я пас.
   Кошка фыркнула в усы, заставив бедных степняков испуганно отскочить.
   - Это она так чихнула, или смеётся над нами? - задумчиво спросила Уна. Кошка фыркнула ещё раз. - Ага, смеётся. Значит, понимает. Может, снимешь наконец свою мохнатую шкурку и порадуешь нас светлым ликом?
   Кошка закрыла глаза и устало уткнулась мордой в лапы.
   - Она не может, - донеся голос салдрца, сидевшего у стены и трущего свои покрасневшие глаза. Зрение постепенно возвращалось. По крайней мере, он уже мог видеть силуэты.
   - Не может стать снова человеком? - осторожно осведомился Бергель.
   - Может. Но не при таком количестве человек. Ей нужно уединение... и одежда. Едва ли она на ней появится сама собой.
   - Умный какой стал, - проворчала Уна, но согласно кивнула: - а этот дикарь прав. Эй, киска, не составишь мне компанию?
   Агнесса недовольно взмахнула длинным хвостом, но всё же встала, бесшумно ступая за арэнаи вглубь пещеры, туда, где они могли скрыться от любопытных взглядов за каменным выступом.
   - Займитесь пока своими делами. Мы скоро.
   Сев на корточки напротив талсу, Уна смело взглянула ей в глаза.
   - Ну как, готова?
   Кошка недовольно переминалась на длинных лапах, глядя на Уну Бергель более чем красноречивым взглядом.
   - А-а-а, одежда! - догадалась Уна, - я сейчас. Не начинай без меня.
   Ей хватило минуты, чтобы вытащить из тюков Эйнхери нужные вещи, и торопясь, вернуться к Агнессе. Она опоздала. Там, где совсем недавно была горная кошка, на камне сидела голая, и весьма недовольная девушка, обнимающая колени руками.
   - Ну я же просила! - огорчённо воскликнула Уна.
   - Ещё насмотришься,- голос Агнессы был хрипл, как будто она за столь короткое время почти разучилась говорить.
   - Как ты себя чувствуешь? Есть хочешь? - помогая натянуть рубашку на узкие девичьи плечи, спросила с любопытством Уна.
   Агнесса послушно поворачивалась, не сопротивляясь активной помощи. Она явно была вымотана.
   - Как ни странно, нет. Видимо, остаточное действие Источника.
   - А что за источник то?
   - Изенгрима спроси. Он его когда увидел, явно не был удивлён.
   - Теперь штаны... молодец. А его я обязательно спрошу, но вот к тебе у меня всё равно много вопросов. И не только у меня.
   - Я знаю. Давайте только утром. Сейчас я совершенно не в состоянии... - не договорив, Агнесса заснула, так и застряв одной ногой в штанине.
   Уна осторожно помогла натянуть остатки одежды и легко подняв на руки, отнесла на лежанку.
   - Ну и что? - шёпотом спросил Эрик.
   - Что, что... утром спросишь. Дай девушке поспать!
   Материнский инстинкт у Уны всегда просыпался неожиданно.
   Но на следующее утро у них не было возможности поговорить. Они спешно собирались, разбудив сладко спавшую Агнессу в последний момент, а затем чуть ли не тащили её на руках. Девушка, кажется, так и оставалась в пограничном состоянии, почти не понимая, что происходит вокруг, и всё время порываясь вновь заснуть. Лишь к вечеру она, кажется, пришла в себя. Сидя у костра с кружкой отвара, она не отрывая глаз пялилась в костёр, даже в человеческом облике напоминая кошку, сомлевшую у огня. Но Бергеля, присевшего рядом, она заметила, и пусть неохотно, но всё же пододвинулась, дав ему больше места.
   - Рассказывай, - просто сказал он. Грим не приказывал, но отказывать ему почему-то не хотелось.
   И Агнесса рассказала. Про то, как познакомилась с Орани, как он рассказал ей о своих экспериментах и показал лабораторию. Как они спасали Эйнара, и в каком он был тогда состоянии. Как её похитил сигил, и как она от него сбежала, похитив записи. И про то, как выйдя из Источника, она наконец поняла, что такое истинное Изменение. К концу истории её слушали уже все. Даже степняки, ничего не понимающие в магических делах чужестранцев, зачарованно молчали, пытаясь представить, каково это быть - зверем с разумом человека.
   - Ты сможешь научить этому других? - спросила шаноэ, разбив тишину. - Вам бы, арэнаи, эта способность не помешала. Я тоже слышала о легендарных сражениях между некромагами и метаморфами в прошлом. И те метаморфы, если верить этим историям, почти всегда побеждали.
   - Да, я думаю, смогу. Я поняла принцип, - задумчиво ответила Агнесса. - Не обещаю, что это будет безопасно...
   - Но весело будет точно, - с кривоватой улыбкой сказал Эрик. - Я пас - уже насмотрелся на волчью рожу Эйнара.
   - А я бы попробовал. Если ты научишь, конечно же.
   Агнесса с удивлением взглянула на Бергеля. Ей было сложно понять этого тихого, молчаливого человека. Почему-то девушке казалось, что он будет ярым противником подобных новшеств, слишком уж часто о нём говорили как о стороннике традиций, но он раз за разом доказывал, что его взгляды весьма широки. Да и такого доверия к себе Агнесса не ожидала - ей всегда казалось, что маг смотрит на неё сверху вниз, и не учит её жизни лишь из вежливости и уважения к деду. Дескать, буду я ещё чужих детей воспитывать.
   - Конечно, - несколько смущённо ответила девушка. - Это не сложно, нужно только знать, какие энергетические линии в теле сдвигать, и ещё знать особенности той формы, которую ты хочешь принять. Ну и конечно, контролировать ментальные процессы, сообразуя их с новой оболочкой.
   - Действительно, какая малость, - с улыбкой, затаившейся в уголках губ, ответил Грим. - Жалко, что я не целитель, и не менталист, и плохо обучен таким фокусам.
   Агнесса спохватилась.
   - В первый раз мне кое в чём придётся вмешаться, но судя по тем записям, что мне пришлось почитать, вторая и последующая информация уже не требует стольких усилий, и происходит совершенно естественно, хотя, конечно, чуть тяжелее, чем мы привыкли. Расход энергии гораздо больше. Я могу всё показать, когда будет удобно.
   - Я полагаю, уже в Тайрани. Мы совсем рядом с границей между Тайрани и Степями, да и от Алискана недалеко - их патрули вполне могут заходить и на эти земли. Придётся быть максимально осторожными.
   - Где мы остановимся? - поинтересовалась светловолосая арэнаи.
   - В гарнизоне Литран. Я ещё пару дней назад предупредил их о том, что нас следует ожидать.
   - Как ты это сделал? - удивился Эрик. - Зеркала...
   - Голубиная почта. Бывший начальник пограничного гарнизона всегда поддерживал связь со Степями, пусть и таким странным способом.
   - Это лишь показывает его мудрость, - вздохнула Иса. - Если бы не странное доверие магов к гармским Зеркалам, то вы бы не оказались лишёнными сейчас возможности нормальной связи.
   - Ты говоришь бывший? - рассеянно спросила Уна между зевками. - А что, полковник Дорхан таки ушёл на пенсию?
   - Довольно давно. Там сейчас кто-то новый.
  
   Тогда я не придала значение разговорам о гарнизоне, и оказалось, что совершенно зря. В гарнизоне меня ждал неожиданный, но не скажу, что неприятный, подарок.
   Я думала, что степняки повернут обратно на границе, вернувшись к Кагану, но они, как оказалось, были не простыми проводниками, а важными дипломатическими особами, даже находившимися с Каганом в дальнем родстве. Они оба мне нравились, напрягало лишь то, как они на меня смотрели после моего превращения в талсу - богиню степняки во мне, слава Эфру, не видели, но и за человека больше не считали, скорее уж, принимали за некого демона. Именно их присутствие, а точнее, их страх, останавливал меня от дальнейших экспериментов с трансформацией. Впрочем, перед самым гарнизоном я не удержалась, и на самой последней стоянке, где мы, подав условленный сигнал, должны были дожидаться солдат (памятуя о той неприятной истории с вымершим гарнизоном, Грим решил подстраховаться, и не лезть напрямую), всё же размяла свои лапы.
   - Не боишься, что тебя по ошибке пристрелят? - скептически спросила Уна, пробормотав затем: - Великий Эфру, я же с кошкой разговариваю. С ума сойти.
   Я широко разинула пасть, пытаясь изобразить своей мордой усмешку. Судя по тому, как отодвинулась Уна, собирающая мои вещи с земли, усмешка получилась так себе.
   Прибытие гвардейцев я почувствовала быстрее всех - смертные пахнут интенсивнее, чем маги, хотя не скажу, что неприятнее. Просто я, в своём зверином обличии, магов воспринимала как конкурентов, таких же хищников, как и я, а вот смертные пахли скорее как добыча. Правда, к человеческому запаху примешивался и запах пороха, поэтому я не стала играться с новоприбывшими, передумав выпрыгивать прямо под ноги их лошадей. А жаль, весело бы получилось!
   Солдаты были весьма вежливы с нами, но несколько напряжены: ещё бы, компания арэнаи в сопровождении странной рыжей девицы, полуслепого салдорца, парочки степняков и огромной кошки - не каждый день увидишь! По крайней мере, особо близко к нам они не подъезжали, заключив в кольцо - охраняли, то есть. Как-будто с десяток солдат может защитить арэнаи, каждый из которых стоил пятерых таких как они!
   И вот наконец высокие каменные стены крепости, в которой расположился гарнизон. Ворота крепко заперты, дозорный бдит на вышке, а внутри как-то слишком тихо - ни крестьян, привёзших продовольствие, и теперь по привычке препиравшихся с комендантом и поварами, ни гарнизонных шлюх, скрашивающих тяжёлый быт солдатиков. Военное время - за почти любое нарушение порядка можно попасть в карцер, а за серьёзное и вовсе под трибунал. Впрочем, некоторые грехи, такие как картишки и алкоголь, обычно полностью избыть не получается, так что командиры иногда и закрывают глаза, если конечно солдаты не выходят за рамки.
   Встречала нас, как полагается, целая делегация: маги - целительница, два арэнаи и почему-то менталист, комендант, несколько офицеров, все немолодые, из старожил, и начальник гарнизона. При этом последний сильно выделялся на фоне невысоких магов и крепко сбитых военных - тонкий и статный, с сияющими золотом волосами, изящно повязанным шарфом поверх военной формы, он был неуместен в грубой, непритязательной обстановке военного гарнизона. Таких скорее ожидаешь увидеть блистающих на поэтических салонах или выступающих на театральных подмостках, а никак среди солдат где-то на границе цивилизованного мира. Впрочем, он не выглядел женственно - скорее утончённо, как не каждому потомственному аристократу удастся. Тимар Логрен, мой старый приятель, друг и возлюбленный. Меньше всего я ожидала увидеть здесь тебя, Тим...
   К несчастью, пока моё бедное сознание пыталось осмыслить факт сей в высшей степени удивительной встречи, мои инстинкты решили взять власть над телом, и в прямом смысле кинули меня в объятия, э-э-э, видимо всё-таки жертвы, так как едва ли кому понравиться нападение дикой кошки.
   Мне повезло, что не все успели среагировать - большая часть офицеров опешила от происходящего, некоторые инстинктивно бросились в рассыпную (это у них называется не бегство, а смена дислокации, ага), а те, кто всё таки решил обнажить оружие, катастрофически не успевали остановить талсу, мчащуюся прямо на начальника гарнизона.
   Но двое, двое всё же успели. Один из боевых магов гарнизона и Тим.
   Арэнаи вскинул руки, и с кончиков его пальцев сорвалось заклинание. В воздухе резко запахло озоном, а пространство прорезали черные молнии, несущиеся прямо на меня. Я резко остановилась и сделала отчаянный прыжок в сторону. Но молнии, вместо того, чтобы пролететь мимо, в точности повторили мой поворот, следуя воле мага. А он силён!
   Мне сильно повезло, что в своё время дед буквально вдалбливал знания о семейных щитах, учась их строить не только на основе слов и жестов, но и в уме. Когда я уже чувствовала кончиком хвоста смертельный холод заклинания, моё тело инстинктивно сжалось в комок, а перед зажмуренными веками вспыхнуло изображение щита-поглотителя, окружившее меня плотной завесой, впитавшей энергию молний.
   А вот с Тимаром мне не повезло. Он не владел магией, опираясь лишь на силу клинков, против которого этот щит был бесполезен. Рядом с ухом вжикнула холодная сталь, задевая пока лишь мех, но не плоть. Но мой старый друг всегда любил перестраховаться, а значит, за одним метательным клинком последует другой. Я метнулась назад, надеясь, что помеха в виде человечков, пришедших со мной, заставит их несколько сбавить пыл. Принимать опасную игру, при столь сильном перевесе противников, мне не хотелось, хотя злилась я на Тима невероятно. И на себя тоже. Ну надо же, дёрнуло меня принять облик зверя в столь опасном месте, как военная крепость, где у каждого, абсолютно у каждого есть при себе оружие!
   Я юркнула под ноги своих спутников и прижалась к бедру Тари, который тут же вцепился мне в холку, зарывшись пальцами во вздыбленный мех, то ли пытаясь удержать, то ли успокоить. Грим и Эрик, не сговариваясь, закрыли меня и Тари от Тима и неизвестного мага, а Уна прикрыла нас сзади.
   Тим небрежной походкой подошёл ближе, поднял из пыли свой клинок и окинул нашу компанию настороженным взглядом, моментально оценивая настрой Грима, сильно недовольного происходящим. Хотя злиться больше пристало Тимару - это же на него напала талсу. По крайней мере, он так думал. Но он как всегда повёл иначе, чем я ожидала.
   - Капитан Логрен. Вам не кажется, что диких животных надо держать на привязи?- миролюбиво спросил он, опуская приветствия. Что ж, после произошедшего формальность действительно смотрелась бы странно. - Чья кошка?
   - Эйнхери, - ответил Грим ему не только на его вопрос, но и фактически представив меня, но едва ли Логрен это понял.
   Подошедший боевой маг, именно тот, кто запустил в меня заклятием, кивнул рано поседевшей головой:
   - Айрин говорит правду. Щит-поглотитель, поставленный на животное, весьма узнаваем. Такие ставят только Эйнхери, уж я то знаю. А тот молодой айрин, что стоит справа, удивительно похож на Рорика Эйнхери.
   Тимар вздрогнул, и буквально впился взглядом в лицо Эрика.
   - Да, я вижу несомненное сходство с... - он осёкся, - Что же, я всегда рад видеть представителей Семейства Эйнхери в своём гарнизоне.
   - Меня зовут Эрик, - изобразил поклон мой братец. Объяснять, что не это не он был создателем щита, молодой маг не стал.
   - А это, я полагаю, айрин Бергель, - дружелюбно кивнул Тимар. - Мы вас ждали несколькими днями позже.
   - Дорога нам благоприятствовала, - позволил себе чуть улыбнуться Бергель. - Простите нас за случившееся. Смею вас заверить, что это животное безопасно и едва ли хотело причинить кому-нибудь вред.
   Я нервно дёрнула хвостом. Мог бы и сказать, кто я такая, а не разводить тайны. Тем более перед Тимом. Опасливо высунув голову из-за колен Тари, я с любопытством изучала Тимара. Он почти не изменился за те годы, что мы не виделись. Изысканно собранные в сложную косу золотистые волосы, светло-зелёные глаза со смешинками в глубине радужки, капризный изгиб губ, более подходящий молодой оперной диве, чем взрослому мужчине. Сколько ему сейчас? Тридцать пять, не меньше, а его стан всё так же строен, а движения по-юношески легки. Лишь только в уголках глаз разбегаются лучики морщинок, а между бровей залегает тревожная складка. Он всегда так смешно хмурил брови, когда что-то обдумывал или о чём-то беспокоился. Жаль, что за эти годы причин его тревог не стало меньше.
   - Куда ты рвёшься, - зашипел на меня воронёнок, пытаясь удержать меня на месте, и едва ли не ложась на меня. И подняв голову, пояснил:
   - Мне кажется, что она просто хотела поближе познакомиться. Ведь так?
   А за уши дёргать меня зачем? Я взглянула на капитана, и расстроилась. Неа, не верит. И сейчас попросит посадить меня на цепь. Или вытурит за ворота. Если попытаюсь связаться с ним ментально, совсем испугаю, а превращаться обратно на глазах у всех я не готова - я не настолько раскрепощена, чтобы разгуливать голой в толпе мужчин.
   Изенгрим, глядя на недоверие на лице капитана гарнизона, с некоторой театральной разочарованностью спросил:
   - Неужели вы её боитесь?
   Изенгрим, зная о том или нет, бил очень точно. Больше всего на свете Лонгар боялся показаться слабаком - из-за хрупкой внешности и манер, производящих впечатление изнеженности, ему очень часто приходилось страдать от насмешек окружающих, даже когда он вырос. Тимар вздёрнул подбородок:
   - Я беспокоюсь не о себе, а о своих людях.
   В общем-то, он был совершенно прав, и не будь я по другую сторону, я бы первая поддержала его. Но цель Изенгрима была другой, и он с коварной неумолимостью заставлял Тимара играть по своим правилам. Проигнорировав последние слова капитана, Грим продолжил:
   - Ну же, вам совсем не стоит беспокоиться. Подойдите ближе и убедитесь. Можете даже её погладить.
   Ну что же, наверное, Гриму надо помочь, хоть я и не совсем была согласна с необходимостью дурить Тиму голову, и скорее бы призналась в том, что я человек. Я вышла чуть вперёд, проигнорировав отчаянные попытки Тари меня удержать, села на задние лапы, и, пообещав себе, что это унижение скоро закончится, замурчала.
   Звук получился более значительным, чем я ожидала, заставив затихнуть шушукающихся свидетелей этого балагана. Тимар удивлённо захлопал глазами, а затем рассмеялся:
   - Видимо, этот зверь действительно выдрессирован: в первый раз слышу, чтобы талсу вели себя как домашние кошечки.
   Он приблизился ко мне, и, как казалось, совершенно бесстрашно, без малейшего сомнения положил мне голову на макушку и погладил по белому меху. Только я знала, как напряжён Тимар сейчас, как дрожат его пальцы, касаясь пожалуй самого опасного хищника салдорских гор.
   - Что ж, ваша кошка может находиться в моей крепости, и даже не в клетке или на привязи, но только с одним условием - вы не отпускаете её гулять без сопровождения. Стоит мне или кому-нибудь из моих людей увидеть, что талсу бродит без присмотра - и я в тот же момент прикажу её пристрелить.
   Любит он животных, мой Тим. Даже говоря о моем убийстве, ни на минутку не прекращал гладить. И вот там, где шейка, и между глаз, и за правым ушком, мр-р-р-р.... Тьфу ты, дурная кошачья натура.
   - Справедливо, - кивнул Грим, бросив на меня предупреждающий взгляд. Беспокоится, что я куда ещё ляпаюсь. - Мы присмотрим за ней.
   - Ну что же, раз этот вопрос улажен, давайте перейдём к более формальным вещам. Сколько вы собираетесь у нас гостить, и каков ваш дальнейший путь?
   - Мы сильно спешим в Истик. У нас есть весть для Императора.
   Тимар нахмурился.
   - Близлежащие территории могут быть опасны, слишком мы близко к расположившейся армии алисканцев. Их шпионы могут доходить и до сюда, а несколько моих солдат к северу отсюда видели летающие машины гармцев. Возможно, дорога будет непростой, так что советую вам воспользоваться передышкой у нас в гарнизоне, а дальше мы проводим вас до ближайшего города.
   - А сколько до него? - спросила Иса, играя кончиками рыжих локонов и не сводя с симпатичного капитана томного взгляда.
   - Дня два пути, уважаемая леди, - вежливо ответил Тим.
   Он вопросительно посмотрел на Бергеля - во времена войны с гармцами желтоглазая девица со странными манерами вызывала много вопросов. Пускать к себе врага Тимару не хотелось, но и в открытую сомневаться в спутнице уважаемого арэнаи тоже.
   - Я расскажу всё позже, - сказал Грим. - Не при всех.
   - Ах, уважаемый айрин! Разве у вас могут быть тайны от ваших союзников?! Разве я заслужила сомнение в себе?
   - Конечно нет, леди, - холодно улыбнулся Грим. - Но пока наш союз удостоверен только словами, а не делом, я всё же подвергну сомнению необходимость вашего вмешательства во внутренние дела Тайрани. Оно и так было несколько чрезмерным.
   Мягко говоря. Только отравление Канцлера чего стоит, не говоря уж об уничтожении одного из гарнизонов, пока, впрочем, недоказанного. И всё для того, чтобы привести нашу страну к войне с гармцами. Что же, у них получилось. И тайранцы, возможно, даже воспользуются помощью Шаноэ, но как только появиться возможность, всё же попытаются избавиться от влияния ведьм. И я, уж будьте уверены, буду знать, на чьей стороне выступать.
   Тимар решил не выказать удивление по поводу взаимоотношений гостей и ничего не сказал, решив вместо этого представить остальные официальные лица. Как оказалось, местных боевых магов я знала - точнее, их Семью. Оба они происходили из рода Жардо, весьма искусного в атакующих заклинаниях, но не имеющего такого влияния при дворе, как Бергели или могущества, как Эйнхери. А вот темноволосая целительница и полноватый, добродушный менталист с цепким взглядом оказались мне не знакомы. Последний, кстати, явно почувствовал, что со мной что-то не так - слишком уж пристально он наблюдал за мной. Я решила подшутить над ним, и подмигнула ему, на что тот на несколько секунд впал в ступор.
   Наконец, знакомство закончилось, и нас препроводили в приземистое, этажа на три, здание. Забавно, как совсем по-другому воспринимается человеческое жильё, когда у тебя животное обоняние. В форте пахло пылью, камнем и сыростью, а сверху наслаивались запахи метала, кожи и человеческого пота. А ещё я чувствовала тонкий, немного неприятный аромат магии разума, оплетавший замок изнутри и снаружи. Так вот зачем менталист - они опасаются повторения истории того гарнизона, когда люди просто, безо всяких казалось бы причин сошли с ума! Что же, в этом есть смысл.
   Когда Уна попросила предоставить ей ещё одну комнату для кошки, благо что пустых помещений в форте, бывшем когда-то замком какого-то баронета, хватало, комендант, мягко говоря, удивился, но видимо, сочтя что не стоит спорить со столь грозной госпожой, в итоге согласился. Запустив меня внутрь предоставленной комнаты, и зайдя следом, Уна позволила слуге занести внутрь мои вещи (я видела, как его просто распирает спросить, зачем талсу собственная комната с кроватью и столько вещей) и заказала поздний обед. Персон, судя всего, на десять. Закрыв за слугой дверь, она с чувством выругалась. А успокоившись, с укоризной взглянула на меня:
   - Ну и зачем ты напала на бедного капитана? Нежного мясца захотела? Лучше бы этой шаноэ закусила.
   Я зевнула, игнорируя пустой вопрос.
   - Превращайся давай обратно. Нечего разгуливать здесь в таком виде - сама слышала же капитана.
   Я вынуждена была согласиться. И не то, что я боялась, что меня по ошибке кто-то пристрелит, просто неуютно было мне в человеческом жилье в кошачьей шкуре - было ощущение, что я в ловушке среди этих стен. Другое дело, горы и леса, в которой столь много прекрасной, свежей дичи... Так, мне точно нужно вернуться в человеческий облик, пока я совсем не одичала.
   Второй раз превращаться обратно в человека оказалось гораздо тяжелее, видимо, действие Источника постепенно сходила на нет. Я стояла на коленях, тяжело дыша, и стараясь побороть внезапно нахлынувшую слабость. На голову мне упала моя же рубашка, кинутая меткой рукой Уны.
   - Одевайся и вставай, колени застудишь. Что, силёнок маловато?
   Кое-как натянув на себя одежду, я доползла до кровати, и растянулась.
   - Совсем плохо? - с внезапным сочувствием спросила Уна. - Ничего, поешь, сразу легче станет.
   - Я справлюсь, это с непривычки.
   - Надеюсь что так. А то смысл в полной трансформации, если после нескольких часов в зверином облике маг будет валяться в отключке? - проворчала женщина, помогая натянуть мне сапоги. В дверь постучали. - А вот и наша еда.
   Не пустив внутрь любопытного слугу, безусловно заинтересованного, с кем же говорит эта странная арэнаи, Уна перехватила тяжелый поднос с едой и закрыла перед ним дверь. Почувствовав запах, я тут же воспрянула духом. Глядя, как я поглощаю уже вторую по счёту курицу, Уна насмешливо покачала головой:
   - Если придётся кормить так всех метаморфов, мы просто разорим Тайрани.
   - Эфо с нефрифыфки, - с набитым ртом пробурчала я.
   - Ага, с непривычки. Уже слышала.
   Насытив первый голод, я решительно встала, отметив, что чувствую себя просто прекрасно. После Источника вообще исчезли многие мои проблемы со здоровьем - мало того, что все свежие раны и переломы на моём теле зажили, так и старые шрамы исчезли, сделав мою кожу столь же чистой, как в детстве. Остались только следы на руках от антимагических браслетов - серебро прочно въелось в кожу, создавая впечатление того, что я нанесла себе на кисти причудливые татуировки. Что же, отличное напоминание о том, что я не должна расслабляться и надеяться лишь на свою боевую магию. Колдовать не мешает, и ладно.
   - Куда собралась? - с подозрением спросила Уна, наблюдая, как я набиваю карманы сухофруктами и яблокам, не в силах расстаться с едой.
   - Навестить старого друга и попросить у него прощение.
   - Это кого же?
   - Тимара Лонгара. Мы с ним когда-то служили вместе в салдорских горах. Закрой за собой дверь! - крикнула я уже в дверях опешившей воительнице.
   Смотрели на меня странно, видимо не могли понять, кто я такая и как здесь оказалось, но видимо, я вела себя столь уверенно, в твёрдом убеждении, что имею право здесь находиться, что меня никто не осмеливался остановить. И лишь пройдя пару коридоров, я осознала, что представления не имею, куда надо идти, чтобы найти Тима.
   - Офицер! - остановила я проходящего мимо, и старающегося не пялиться на меня воина. - Не подскажите, где я могу найти лейтенанта Лонгара?
   - Простите, леди?
   - Ох, не лейтенанта. Капитана Лонгара.
   - Он должен быть у себя в кабинете. Вам нужно подняться на этаж выше и свернуть направо. А кто вы...
   - Спасибо!
   Я лучезарно улыбнулась офицеру, и едва не вприпрыжку побежала к лестнице. Как же я, оказывается, соскучилась по Тиму!
   У дверей я застыла в нерешительности, вспомнив, что между мной и Тимаром были не только прекрасные моменты. Будет ли он рад меня видеть? И смогу ли я простить его?
   Да кого я обманываю - я ведь хочу его видеть, несмотря ни на что! И моя интуиция говорят мне, что я вполне могу рассчитывать на взаимность. Я распахиваю тяжёлую дверь, совершенно забыв о том, что вполне возможно, капитан Тимар Лонгар сейчас не один.
   Застыв в дверях, я позволила себе насладиться удивлению, сменившемуся восторгом на лице Тима, а затем всё же сделала то, что намеревалась сделать уже давно - крепко прижалась к Тиму, вдыхая столь родной запах.
   - Несс, - прошептал он мне в ухо, ласково сжимая меня в своих объятиях. - Я так рад... но как же ты здесь оказалась?
   - Приехала вместе с Бергелем и своим братом, ты с ним уже познакомился. А что, ты меня не заметил? - лукаво рассмеялась я.
   - Нет, - растерянно произнёс Тим, с улыбкой вглядываясь мне в лицо и не отпуская ни на секунду.
   Мне казалось, что тех год разлуки как будто и не было. Даже обида за то, что мы расстались так некрасиво, ушла, оставив после себя лишь чистую радость от встречи.
   - А так? - я потёрлась носом о его щеку, и тихонечко выдохнула: - мяу.
   - Ты...ты и есть та кошка! - поражённо распахнул глаза Тим. Он всегда всё легко схватывал. - Но как?
   - Магия метаморфов. Новейшее оружие в борьбе с некромагами. Я же говорил, что мы привезли несколько сюрпризов.
   Сухой и жёсткий, как наждак голос, доносящийся из-за спины Тимара, заставил меня вспомнить, где я нахожусь и смущено отпрянуть от капитана.
   - Изенгрим. Я тебя не заметила.
   - Я понял, - судя по сузившимся глазам и неодобрительно поджатым губам мага, моё поведение с Тимаром Лонгаром он счёл в высшей степени неуместным, а возможно даже и отвратительным. Хотя вообще-то это не его дело. Я вызывающе сверкнула глазами и чмокнула Тима в щёку, почему-то застеснявшись сделать более решительный шаг. Да и стоит ли? Я ведь ничего не знаю о Тимаре. А ведь, скорее всего, он успел к своим годам уже жениться и даже завести детей. От этой мысли вся радость покинула меня, оставив после себя лишь тянущую тоску. Всё же, прошлое не вернёшь.
   Но Тим, заметив, как потускнела моя улыбка, взял мои ладони в свои, и легонько сжал их, выражая свою поддержку.
   - Я рад видеть тебя. Вы, айрин Бергель, сделали меня самым счастливым человеком, дав мне возможность вновь увидеть моего друга. Я слышал о твоих успехах при дворе, Несс. Стать боевым магом имперской пятёрки, неплохо, а?
   Он игриво толкнул меня плечом, заставив по-детски рассмеяться.
   - Это давняя история. Я уже не в пятёрке, хотя как ты видишь, судьба вновь вынудила меня работать на Императора. Я была телохранительницей Элоизы, пока... пока я не была вынуждена покинуть её в Алискане.
   - Мы все скорбим о гибели юной принцессы. Но, надеюсь, у тебя не будет из-за этого проблем?
   Хотела бы я сама знать. Едва ли император будет снисходителен к тому, что я исчезла в Алискане, проигнорировав свои обязанности по отношению к Элоизе.
   - В этом не было вины Агнессы, - вмешался Бергель, подходя к нам.
   Эти двое, Тимар и Изенгрим, были до странного похожи и непохожи на друг друга: оба среднего роста, оба стройные, длинноволосые, с воинской выправкой. Вот только если Тим был похож на воплощение весны со своей вечной улыбкой на устах и живыми искрами смеха в зелёных глазах, то Бергель напоминал скорее осень, холодную и суровую, но всё ещё хранившую в себе краски лета. У него были строгие, спокойные черты лица, тёмно-каштановые волосы и манеры вежливого, но при этом весьма опасного человека. Возможно, за этим осенним безмолвием и скрывалась жизнь, вот только показывал он это редко, в отличие от Тима, который даже в своей роли капитана, требующий определённого следования правилам, оставался самым обаятельным мужчиной из всех, кого я знала. Ох, недаром я отдала в свои восемнадцать лет ему своё сердце - о чём и поныне не жалею, несмотря даже на то, что мы расстались по его желанию. Бросил он меня, чего уж там говорить. Видимо, боялся, что молодая магичка может испортить ему карьеру своими выкрутасами, или что все будут думать, что моя Семья оказывает молодому офицеру протекторат. А он всегда стремился к независимости, мой Тим.
   - Может быть, сядем? - после лёгкой заминки, предложил Лонгар. - Я прикажу принести ещё чаю.
   - И что-нибудь поесть, - нахально попросила я, выгружая из своих карманов снедь на командирский стол. Тим лишь покачал головой в притворном изумлении, но всё же позвонил в звонок, вызывая слугу.
   Я наконец вспомнила о том, что промелькнуло у меня в голове при виде Бергеля, и я смущенно откашлялась.
   - Я прошу извинения, айрин Изенгрим. Я не хотела прерывать вас... тебя.
   - На это, видимо, была своя причина. Я так полагаю, вы давно знакомы.
   - Мы вместе служили во времена прохождения моей практики. И нас многое связывает с Тимаром.
   - Я понимаю, - несколько язвительно кивнул голову Изенгрим, всем своим видом показывая, что он действительно понимает, какого рода отношения связывали нас с Тимаром.
   Чего он так взъелся? Неужели он из той породы магов, что считают связь со смертными предрассудительной и порочащей честь волшебников? А мне-то стало казаться, что с Гримом вполне можно иметь дело, и что даже может быть, мы сможем стать друзьями. Я вскинула голову, давая понять, что мне всё равно, что думает какой-то там Бергель обо мне и Тимаре.
   Капитан, казалось, так и не заметил тех красноречивых взглядов, что мы обменялись с Гримом. Он несколько рассеяно взглянул в окно, и как-то совсем легкомысленно произнёс, положив подбородок на ладони:
   - Ах, как же прекрасно, что даже в это чудовищное военное время мы можем вот так, по-домашнему, посидеть и попить чай с печеньками.
   Я не смогла подавить смешок, и даже Бергель, сидящий с непримиримой суровостью, удивлённо улыбнулся. Всё же хитрец этот Лонгар - всё он заметил, столь дурацкой фразой просто решил разрядить атмосферу. Глядя своими чудесными зелёными глазами на Бергеля, Тим заметил:
   - Я очень люблю печеньки. А вы, айрин?
   - Я не особо люблю сладкое.
   - Даже шоколад? - поражённо воскликнул Тим.
   - Ну, если только шоколад, - неуверенно сказал Грим, и только заметив, как я пытаюсь скрыть улыбку на лице, смутился, и вновь принял деловой вид:
   - Мы говорили....
   Прихлёбывая травяной чай, я с некоторой скукой слушала хорошо отредактированную версию наших приключений. Многое он не сказал - да и не было в этом нужды, не по чести Лонгара это было. Но и оставить без объяснения то, что мы путешествовали в сопровождении одной из шаноэ и степняков, Бергель не мог.
   Наконец, Грим замолк, а Тимар, с напряжённым вниманием слушавший рассказ арэнаи, позволил себе поражено выдохнуть:
   - Вот оно как. Я-то надеялся, что мы имеем дело лишь с временным непониманием между Алисканом и Тайрани, но то, что вы говорите, проливает свет на многое. Плохо, когда кто-то один хочет войны, но когда её хотят все... Вы думаете, ведьмы Пустоши действительно смогут стать нашими союзниками?
   - Пока им выгодно, шаноэ останутся ими. Но ведьмы хотя уничтожить Гарм любой ценой, и едва ли их беспокоит, что это может стоить нам всем жизни. Я не уверен, что наша Империя сможет выстоять, тем более учитывая, что Император не проявляет благоразумия в эти опасные дни. Он поглощён своей утратой, и во всём винит алисканцев.
   - Это глупо! - воскликнула я. - Я знаю Астарта Агата. Он не захотел бы смерти своей жены!
   - Это мог бы хотеть Император Агат, - предположил Тимар. - Возможно, он не хотел видеть тайранку в роли будущей правительницы своей страны.
   Бергель нахмурился:
   - Едва ли. Он не меньше нашего желал союза с Тайрани - фактически, этот союз был единственным, что могло спасти его от возрастающего влияния некромагов. Гарм рано или поздно поглотит Алискан, Император должен был это понимать. А значит, род Агатов ждал неминуемый конец - и лишь помощь Майстеров могло если не остановить, то хотя бы замедлить падение Алискана.
   - Но гармцы поддерживали союз двух Империй, - возразила я. - Я говорила с некромагами там, в Алискане. И насколько я поняла, консулам Гарма, Рейвенам, было также выгоден союз Алискана и Тайрани.
   Тим в сомнении покачал головой:
   - И чем же? Если уж искать виновных не в Алискане, то уж точно в Гарме и Пустошах.
   - Танара могла мне врать, но она сказала, что её ведьмы не покушались на Элоизу, - закусив губу, сказала я. Мысль о том, что за смертью принцессы стояла моя бабушка, наполняла меня ужасом. - Да и в том, что Велор Рейвен хотел войны здесь и сейчас, я сомневаюсь. Мне говорили, что второй консул Гарма, расчётлив и осторожен, как лис. Скорее в его духе было бы выждать, пока у Элоизы и Астарта появится общее потомство, а затем уничтожить принца и Императора Тайрани. Так он сможет на законных основаниях объявить о своих правах на Тайрани - ведь в его руках будет будущее и рода Майстеров и рода Агатов. Он предпочтёт медленную и незаметную экспансию, как это было с Алисканом, а не открытый конфликт, в результате которого он может получить лишь угольки, как это было с Пустошами.
   - Ты многое знаешь о Шаноэ и Гарме, - тихо произнёс Тимар. - Но тебе стоит как можно меньше показывать свою осведомлённость. У некоторых может возникнуть предположение, что ты играешь на чужой стороне. И так у многих могут возникнуть сомнения в твоей преданности.
   Я поёжилась, и обхватила руками плечи. Ты ещё не знаешь о Джареде, милый, и о моём родстве с консулами Гарма. И если бы дело касалось меня. Но пятно позора ложиться и на мой клан...
   - Люди всегда будут многое говорить, - внезапно встал на мою защиту Бергель. - Но арэнаи не отдают на расправу своих... даже Императору.
   - Ох, опасные речи вы ведёте, айрин, - откинул голову назад Тим, так, чтобы тень пала на лицо, скрывая его выражение. - Сейчас меньше всего нашей стране нужно, чтобы между боевыми магами и дворцом встал клин. И, боюсь, айрин, армия будет не на вашей стороне.
   - Она лучше поддержит безумного правителя, ведущего свою страну к гибели? - огрызнулся Бергель. Лицо его закаменело, и стало похоже на маску, лишь только тёмные глаза ярко горели на бледном лице.
   Я испуганно переводила взгляд от одного на другого. Здесь было что-то, что я не знала. Конечно, я слышала, что Император не доверял кланам боевых магов, а те, в свою очередь, недолюбливали Императора. Но раз уж сам Изенгрим Бергель, правая рука Майстера, выражает сомнение в своём правителе, значит дело совсем плохо. Или его преданность была всего лишь маской, ложью, позволяющей контролировать правящий род? Закон запрещает магам вставать во главу государства, но это не мешает им регулярно пытаться это сделать. Но ни народ, ни армия, никогда не поддержат нас. Я потёрла виски. Голова начала нещадно болеть.
   - Послушайте, правильно ли я понимаю, что если мы найдём истинного виновника гибели Элоизы, и это окажется не Император Агат, то Майстер, возможно, придёт в себя?
   Бергель поморщился:
   - Майстер вспыльчив, но легко отвлекается. Возможно, это помогло бы, но время, чтобы что-то изменить, ужу упущено. Война уже начата, и даже если остановимся мы, алисканцы не остановятся.
   - Но всё же... - пробормотала я. - И для алисканцев есть резон найти истинного убийцу - тем более того, кто покусился на жену наследника. Возможно, тогда они переключатся на свои внутренние проблемы.
   - С чего бы?
   - Потому что помимо Гарма и Пустошей есть ещё кое-кто, кто мог желать смерть Элоизы, и у кого были такие возможности. Лайсо Агат, расчищающий себе дорогу на трон.
   - Обвинить младшего сына Агата не лучшая идея, - нахмурился Бергель.
   - Гораздо лучшая, чем считать виновным самого Императора или Астарта, - возразила я. - я знаю Императора Агата - если он поймёт, что Лайсо виновен, он не задумываясь лишит своего младшего сына головы, лишь бы восстановить справедливость. Между родителем и младшим князем нет особой любви, тем более что Лайсо в течение многих лет плетёт в Алискане заговоры против своего отца. Взять бы хотя бы его заигрывания с магией хаоса.
   - Нам не доказать это, - пожал плечами Бергель.
   - Я доказала бы, если бы кое-кто отпустил меня в Алискан! - воскликнула я.
   - Даже и не подумаю! Я обещал, что доставлю тебя в Истик, и я тебя доставлю! - отрезал Бергель.
   - Прямо в жаждущие руки Императора! А ведь кое-кто обещал меня защищать! - мне оставалось только возмутиться.
   - Я обещал твоему отцу, а не Императору, упрямая девчонка!
   - С чего бы это такая забота?!
   Бергель выпрямился, как будто кол проглотил, готовый сказать явно что-то обидное и колкое, но Тимар замахал руками, призывая нас остановиться:
   - Уважаемые маги, только без заклинаний - а то у меня новый ремонт в кабинете, не хотелось бы отмывать свежеокрашенные стены от крови. Я предлагаю обсудить политическую и военную ситуацию в стране чуть позже, - и пробурчал сам себе: - и нужно ещё больше сладкого. И успокаивающий чай. Интересно, как он действует на арэнаи с их ускоренным метаболизмом?
   - Нормально действуют, - вполне спокойно сказал Бергель. - Я полагаю, мы сможем обсудить остальные вопросы завтра с утра, когда нам никто не помешает.
   А я им помешала, ага. Бергель встал, обменялся рукопожатиями с Лонгаром и подойдя к двери, обернулся, ожидая, видимо, что я пойду за ним. Я растянулась в кресле, и помахав магу ручкой, сладко пропела:
   - Вы идите, айрин Бергель. А я несколько задержусь. Хочу, знаете ли, поболтать со своим старым другом.
   Бергеля явно покоробило, но он лишь коротко кивнул и вышел, нарочито аккуратно прикрыв за собой дверь. Я, наконец, сделала, что хотела - запрокинула голову, и закрыв глаза, застонала. Тим подошёл ко мне со спины, и положил прохладные пальцы мне на виски, снимая напряжение лёгкими движениями.
   - Ну что за зануда, - пожаловалась я.
   - А мне показалось, что он о тебе беспокоиться.
   - Бергель заботиться лишь о Бергеле. Изенгрим сам себе на уме, будь с ним осторожнее.
   - Непременно буду, - заверил меня Тим. - Кстати, не сочти, что я лезу не в своё дело, но... у вас с ним что-то есть?
   Фыркнув, я выразила все мои мысли по этому поводу.
   - Не дай Эфру. А почему ты спросил?
   - Мне показалось, что он как-то... по-собственнически смотрел на тебя.
   - Наверное, считает, что раз дед нанял его для того, чтобы меня спасти, Эйнхери теперь обязаны ему по гроб жизни.
   - Надеюсь, что дело только в этом, - тихо сказал Тимар. - Не хотелось бы в этом признаваться, но я почувствовал себя лишним, когда вы спорили. Я даже начал ревновать.
   Я подняла руки, сжав пальцы Лонгара в своих, и серьёзно посмотрела на него снизу верх:
   - Это звучит так, как будто ты когда-то меня любил. Или любишь до сих пор. Но ведь это не так, Тим.
   Он склонил своё лицо совсем близко к моему, касаясь своим дыханием моих полураскрытых губ:
   - Почему? Разве я не доказывал тебе свою любовь многими способами? Разве я не отдал тебе всего себя?
   - Если бы ты любил меня, ты бы не бросил, оставив в неведении. Оставив ждать, и надеяться...
   Тим отпрянул от меня, как от ядовитой змеи, и на лице его застыла болезненная гримаса, уродующая прекрасные черты.
   - О чём ты говоришь?! - гневно воскликнул Лонгар. - Разве не ты игнорировала все мои письма, которые я тебе слал, а затем просто взяла, и откупилась высокой должностью в этом треклятом гарнизоне?! Если бы я знал тогда, что за этим назначением стоит твоя Семья, я бы скорее бы согласился умереть безвестным солдатом где-нибудь на краю мира!
   - Письма? Откупились? О чём ты, демоны тебя побери, говоришь? - я вскочила, с ужасом глядя на Тимара. - Тогда... ты помнишь, после службы мне нужно было вернуться в поместье к деду, но я не собиралась задерживаться там надолго. Ты обещал мне писать, ты обещал, что мы встретимся в Истике.... у нас были планы! Но ты просто пропал - и я ничего не слышала о тебе до этого дня. И я, ты не поверишь, совершенно не представляю, чьи задницы тебе пришлось лизать, чтобы достичь такого высокого положения в этом богом забытом гарнизоне. И я сильно сомневаюсь, что моя Семья имеет к этому хоть какое-то отношение.
   Меня трясло. Я была столь счастлива видеть Тимара, что вначале решила просто проигнорировать тот факт, что мы не очень хорошо расстались. Тем более что он, казалось, был рад меня видеть меня точно так же, как я его. Всё, что мы переживали когда-то - вновь вспыхнуло между нами. А теперь я точно также, как тогда, после расставания, испытывала разочарование. Никого ни до, ни после, я не любила столь искренно, и столь легко - в наших отношениях не было ни муки, ни страдания. Мы были друг у друга как на ладони. А затем... всё оказалось ложью.
   - О нет, милая моя, имеет. Генерал Ризван, назначивший меня на эту должность, как-то по пьяни признался что его "попросил сам айрин Эйнхери взять на службу молодого, но весьма многообещающего юношу", - с горькой едкостью передразнил Тимар генерала Ризвана.
   А ведь я действительно была знакома с генералом Ризваном - он был приятелем моего деда, и несколько раз заезжал к нему в поместье, пока я там жила.
   - Я не знала, - помертвевшие от губы с трудом двигались. - Клянусь, я ничего не знала. Я никогда бы не унизила тебя настолько, чтобы откупаться таким образом. Но письма... я же ничего не получала!
   - Не ври!
   Тимар, метавшийся из стороны в сторону, остановился у стола, и начал рыться в нижнем ящике, достав оттуда шкатулку, из тех, что запирались с помощью магии. Приложив большой палец к замку, Тимар открыл шкатулку, и достал оттуда помятую бумагу, почти кинув её мне в лицо:
   - Смотри! И не говори, что не писала!
   Я подняла её трясущимися руками и бросив лишь один взгляд, поняла, почему Тимар был так зол - это было письмо, написанное моей рукой, а точнее, моим почерком, но в тот год и месяц, когда, я точно знаю, никаких писем Тимару я не писала. Да и куда писать, если я не знала, где он находился? Не его же отцу писать, который был в давней соре со своим сыном и едва ли знал, где тот жил?
   Я вчиталась. Мой слог, мой почерк, те слова, которые я любила использовать - не придраться. Но вот смысл...
   "Прости, что так долго не отвечала. Но, с тех пор как мы расстались, я всё больше стала задумываться, есть ли будущее для нас с тобой. У меня есть свои обязательства перед своей Семьёй, и ты, и я, всегда это знали, но раньше я предпочитала игнорировать это, ради моих чувств к тебе. А теперь я всё больше начинаю понимать, что этим я оказываю и дурную услугу тебе. Человеческий век короток, в отличие от жизни магов... и разве ты будешь счастлив, видя, что будешь обузой для меня, что я тягощусь твоим присутствием? Мой дорогой Тим, я желаю тебе счастья, но я не думаю, что ты не готов к той ответственности, что встаёт перед спутником арэнаи. Пусть счастливой тебя сделает другая. Прощай, Тим, и прошу тебя, не осложняй всё ещё сильнее, пытаясь встретится со мной. Агнесса".
   Я подняла глаза на скорчившегося в кресле Тимара:
   - Ну и как, Тим, нашёл ты себе другую?
   - И это всё, что тебя интересует? Не хочешь объясниться?!
   - Не хочу. Не вижу смысла объяснять чужие слова. Это не моё письмо, - спокойно сказала я, заставив Тимара наконец посмотреть на меня. Лишь полностью захватив его внимание, я продолжила: - Полагаю, это отвратительная подделка принадлежит моему деду - у него были все возможности перехватывать мою корреспонденцию, а также отправить тебе подложное письмо. Даже мотив у него был - он не слишком был рад, что я встречаюсь со смертным. Боялся, что я настолько увлекусь тобой, что решу выйти за тебя замуж. И был, признаюсь, очень близок к правде. Жаль, что тогда мне это ты так и не предложил - тогда я не рассталась бы с тобой ни за какие коврижки. Нашла бы даже на краю земли, лишь бы выйти за моего Тимара замуж.
   - Я просто боялся. И думал, что ты не была готова к таким обязательствам, - с грустной улыбкой сказал Тимар. - Ты ведь действительно тогда была так молода.
   Я пожала плечами, и покачивая бёдрами, подошла к Тимару, опускаясь перед ним на колени, и заглядывая снизу вверх в растерянные глаза, сейчас наполняющиеся нежностью.
   - Ну так что? Ты мне так и не ответил, есть ли у тебя обязательства перед другой женщиной?
   - Как я мог обещать кому-то себя, если я уже принадлежу одной прекрасной, сероглазой девушке?
   Его губы накрыли мои, и наши дыхания слились. И если до этого в моей голове ещё были какие-то сомнения, то сейчас они были забыты, столь острое желание охватило меня:
   - Я хочу тебя, - прошептала я, отрываясь от губ капитана. - Прямо сейчас.
   - Не здесь, - хрипло ответил Тимар. Он встал, поднимая меня вслед за собой, и крепко обхватив горячими ладонями мои плечи. Взгляд его не отрывался от моего лица. Потянув меня к одному из гобеленов, он отдёрнул его, открыв неприметную, узкую дверцу. - Так мы можем попасть в мою комнату так, чтобы никто не заметил. Но ты... уверена, что хочешь этого?
   - Тимар, - простонала я, прижимаясь к нему, - ты же всегда понимал меня без слов! Так скажи сам - как ты думаешь, что я хочу!
   - Понял, моя айри, - рассмеялся Тимар, отпуская на миг, чтобы пропустить меня внутрь тёмной комнаты, а затем вновь заключая меня в объятия. Уже надолго.
  
   Проснулась я, когда за окном уже совсем светало. Мне было тепло, хорошо, а рядом в постели лежал мужчина, к которому так приятно было прижаться, что я незамедлительно и сделала. Ох, как же давно у меня не было мужчины... И если бы не чувство странной тревоги, можно было бы сказать, что я была счастлива. Но откуда это беспокойство?
   Мне что-то снилось. Я закрыла глаза, пытаясь вспомнить. Воспоминания накатили на мой разум тяжёлой волной. Скалистый берег, холодное, неспокойное море, сливающееся с серым небом. И чьи-то едва заметные следы на мокром камне. Человека, которого я искала, и который так и не пришёл. О ком я беспокоилась и кого я ждала. Но кто же это был?
   Я резко села, потревожив спящего рядом со мной Тимара. Мне снился Джаред Хаккен - некромаг, которого я предпочитала не вспоминать последнее время. Почему он мне приснился? Неужели я испытываю чувство вины? Но ведь у меня не было обязательств перед гармцем - между нами не было ничего, даже слов любви. Лишь только одни поцелуй, и то, произошедший совершенно случайно. Тогда почему мне так плохо? Моё сердце сжималось в столь непонятной мне тоске по этому совсем чужому, незнакомому мужчине. Вот так и сходят с ума....
   Я повернула голову, взглянув на вцепившегося в мою руку, и не отпускающего её даже во сне Тимара. Вчера я потеряла голову, увидев его. Чувства поглотили меня полностью, заставив забыть об обычной осторожности. Неожиданная, и столь радостная встреча, омрачённая неуверенностью в том, рады ли меня видеть. Горькие признания после, облегчение, когда я узнала, что предательства не было. И прекрасная ночь, заставившая меня почувствовать себя вновь живой.
   И это разочарование сейчас, как будто я обманула не только Тимара, но и себя. Я не хочу быть здесь. Я не хочу вновь возвращаться к прошлому. И я, стоит признаться, не люблю Тимара уже много лет. Когда-то любила - искренне, самозабвенно, но всё это прошло ещё до того, как я встретила Грегори. И хотя тогда, десять лет назад, я была уверена, что наша любовь будет вечной, сейчас от этой вечной любви ничего не осталось. Мы, боевые маги, весьма ветрены в свои чувствах...
   Стоило признаться, что мной двигала лишь симпатия к этому прекрасному мужчине из моего прошлого и самое что ни на есть неудовлетворённое желание. Говорят, у некоторых арэнаи после трансформации бывает не только голод к еде, но и плотский голод. Вот только я раньше была, к счастью, лишена такой необходимости. А теперь... Я не уверена была, что не окажись рядом со мной моего Тимара я не затащила бы в постель другого мало-мальски симпатичного мужчину. Ведь даже на Бергеля я смотрела с некоторым интересом - что и подметил Тимар вчера.
   Что я наделала! Как мне объясниться с Тимаром теперь - как сказать ему то, что я стала лишь заложницей своих животных инстинктов и тёплых воспоминаний о нашей любви.
   Лонгар пошевелился, видимо, почувствовав, что я не спала, и открыв глаза, сонно улыбнулся, потянув меня к себе. Я позволила себе упасть в его объятия, пряча пылающее от стыда лицо.
   - Несс, - прошептал он, утыкаясь тёплыми губами мне в шею, пока его пальцы ласково скользили по моему обнажённому позвоночнику, - моя радость, моя душа...
   Больше всего я боялась, что он признается мне в любви, поэтому я резко вырвалась из его объятий, и накрыла ладонью его рот. И лишь заметив, как удивленно распахнулись глаза Лонгара, отодвинула руку, и неловко улыбнулась
   - Мне надо идти, Тим. Если хватятся, что меня нет, получиться очень неловко.
   Тиар всегда легко схватывал смены моего настроения. И сейчас он нахмурился, ощутив моё беспокойство:
   - Что-то случилось.
   - Ничего страшного, - соврала я, чмокну его в нос, и легко вскочив. - Мне нужно бежать.
   Сидя на краю кровати, капитан наблюдал, как я ищу, а затем натягиваю на себя одежду, в спешке путаясь с рукавами и пуговицами.
   - Несс, я чем-то тебя обидел? - обеспокоенно спросил он.
   Нет, хотелось сказать мне. Просто я поняла, что всё это было ошибкой. Но ты как всегда был на высоте этой ночью. Просто мне не нужны отношения, и мне даже не нужен ты - мне просто хотелось мужчину, а тут я встретила тебя, мою самую первую и лучшую любовь. Ну и нахлынуло, сейчас уже всё исчезло. Так что ничего личного.
   Но конечно я ничего не сказала. Просто не хватило духу.
   - Всё хорошо, Тим. Не бери в голову. Я... я поговорю с тобой позже.
   Как будто за это время что-то измениться!
   Вот так, трусливо сбежав от выяснений отношений, я сбежала из спальни капитана. Чтобы тут же попасть в другие сети.
   В моей комнате, самым что ни на есть наглым образом, сидел Бергель. Лицо его было спокойно, а поза расслаблена, но моё ментальное чутьё говорило о том, что он сейчас очень и очень не в духе. Готова поспорить, что его просто снедало бешенство, и причина этого именно я. Против моей воли голова моя втянулась в плечи, а шаг стал неуверенным и скованным. Прошмыгну мимо стула, на котором расположился Грим, я присела на кровать, и затравленно взглянула на мага. Он с несколько ужасных, тянущихся бесконечно мгновений рассматривал меня, а затем устало вздохнул:
   - Наверное, в этом есть и моя вина. Я должен был сказать тебе об обязательствах, связывающих тебя. И меня, конечно же. Но я решил, что ты выглядишь достаточно благоразумной особой, чтобы не ввязываться в... любовные авантюры. Я надеялся, что у нас будет ещё время, что ты привыкнешь ко мне. Может быть, даже привяжешься. Для нас обоих так было бы легче. Что же, я ошибался. Мне нужно было начать этот разговор гораздо раньше.
   - О чём ты? - с недоумением спросила я. Будь на месте Бергеля кто-то другой, более... чувствительный, что ли, я подумала бы, что он говорит о том, что не равнодушен ко мне. Но Грим явно не мог иметь это в виду. Да и эти слова об обязательствах заставляли меня несколько беспокоиться. Меньше всего мне хотелось быть обязанным чем-то Изенгриму Бергелю.
   - О Договоре между нашими кланами. Он был подписан чуть более года назад, незадолго до того, как ты уехала в Алискан.
   Грим протянул мне бумаги, которые я машинально приняла.
   - Конечно же это лишь копия того Договора, что подписали мы с Рориком Эйнхери. Но копия полностью верная. Мне бы хотелось, чтобы ты ознакомилась с ней.
   Я вчитывалась в строки, не веря своим глазам. Объединение двух Семей, брак между мной и Изенгримом, обязательства и права, санкции в случае нарушения Договора... И подписи двух глав Семейства - Изенгрима Бергеля и моего деда. Рорик предал меня - как я выяснила сегодня, уже не в первый раз. Продал во благо нашей Семьи.
   Я подняла глаза, растерянно пытаясь найти ответ в глазах Бергеля. Но тот лишь отвёл взгляд.
   - Мне жаль, что я сообщаю тебе это так. И в таких обстоятельствах. Но мне не хотелось бы, чтобы ты ещё больше усложняла нашу ситуацию, встречаясь с этим Лонгаром.
   - Я с ним не встречаюсь, - глухим голосом сказала я.
   - Случайные интимные связи тоже могут бросить тень на наш союз. Я бы хотел, нет, я настаиваю, чтобы ты от них воздержалась.
   - Иначе что? - мне бы хотелось, чтобы это прозвучало как вызов, но получилось как-то по-детски жалко.
   - Иначе я вынужден прибегнуть к условиям нашего Договора, по которому я, если ты внимательно читала, в любой момент имею право инициировать наш брак. Я полагаю, как старший офицер и глава этого гарнизона, капитан Тимар Лонгар вполне может заключить между нами брачный союз.
   Бергель поднялся, отряхивая невидимую пыль со своей одежды. Я не могла понять, как он может быть так холоден и спокоен когда речь шла о моей, нет, о наших, судьбах? Неужели он действительно хочет оказаться связанным со мной на всю жизнь? Ведь этот брак нельзя будет расторгнуть, его нельзя будет отменить. Или ему действительно всё равно - лишь бы его Семья могла возвыситься за счёт Эйнхери? Я не могла понять.
   - Ты можешь оставить у себя эту копию. Я советую тебе поспать, прийти в себя и ещё раз прочитать на свежую голову. И прошу тебя, не делай глупости - не подводи свою Семью.
   - Боишься, что сбегу?
   - Да, - честно ответил Бергель. - Когда мне было столько же лет, сколько тебе, меня тоже однажды загнали в угол - по крайней мере, мне тогда так казалось. И я сбежал, протестуя против давления, против своего отца. Чтобы вновь вернуться, поджав хвост. Знаешь почему?
   - Почему? - автоматически спросила я.
   - Потому что нас, арэнаи, удерживают не цепи, не замки, и даже не клятвы. Нас удерживает верность и благодарность нашим Семьям. Забота о родных и близких. Если ты сбежишь, станешь изгнанницей, как Эйнар, твой брат, ты подведёшь не только деда, к которому сейчас, я полагаю, ты не испытываешь тёплых чувств, ты подведёшь Семью. Позор от нарушения Договора не смыть ничем, даже кровью.
   - Но я не подписывала его!
   - Его подписал Рорик - не как твой родственник, а как глава Эйнхери, а значит, это касается и тебя. Ты должна понимать, как будущая глава Семьи, что слово, данное старшим в роду, обязан выполнить каждый член клана как своё. Я могу надеяться, что ещё увижу тебя сегодня?
   - Я буду здесь, - сухими губами прошептала, но Гриму хватило и этого.
   - Тогда... доброй тебе ночи, Агнесса.
   За окном лениво разгорался рассвет, окрашивая мою комнату в нежно-розовые тона. Новому дню было всё равно на страдания одной из многих человечек.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"