Булгари Шайда: другие произведения.

Глава 49. Детские игры.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    У Анхельма-некромага урожайное время на странные встречи. Автор вводит больше эпичности и новых персонажей. Ну или не очень новых. Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Глава 40. Детские игры

  
   Истик, месяц спустя.
  
   Начало лета выдалось в Истике небывало тёплым и солнечным. Один погожий денёк шёл после другого, а дожди если и бывали, то только ночью. Столица, находившаяся в самом сердце Тайрани, вдали от беспокойного пограничья, казалось, мирно дремала. Создавалось впечатление, что война с алисканцами никак не сказалась ни на ней, ни на её жителях. Лавочники всё так же бойко торговали, горожане засиживались до полуночи в тавернах и кофейнях, а дети сбегали от родителей на улицу, чтобы поиграть в "магические битвы". Одна из таких ребяческих стаек заняла для своих игр полузаброшенный парк в центре города. Там, из натасканного хлама и сломанных деревьев, в тенистой роще они создали крепость - не высокую и не слишком укреплённую. Кое-где стену обозначала лишь натянутая бечёвка. Но воображение мальчишек создало из горы мусора, которую видел любой взрослый, неприступный замок, который, впрочем, только что пал под "магическими заклинаниями", условно обозначавшимися шишками. Единственный оставшийся в живых воин взятой крепости сейчас стоял перед своими врагами. Битва была проиграна.
   - Я не хочу быть больше некромагом, - возмущался худой черноволосый мальчишка, потирая "раненную" руку. - Когда будет моя очередь быть боевым магом?
   Его рыжеволосый и конопатый друг ухмыльнулся, и лихо вытащил из-за пояса деревянную саблю.
   - Ну не с твоей же внешностью быть боевым магом, - покровительственно ответил он. - И вообще, мы ещё не закончили.
   Он насупился, входя в роль грозного боевого мага и приставил кончик сабли к горлу противника:
   - Отвечай, гармец, где пленница?! Где ты её спрятал?
   Черноволосый мальчишка закатил глаза, но получив тычок в шею, всё же заговорил:
   - Там она, в темнице.
   Темницей называлась небольшая яма в задней части "крепости".
   - Элли,- крикнул "некромаг". - Иди сюда.
   Девочка, получившая важную роль "пленницы" в этой игре, не спешила отвечать.
   - Заснула, наверное, - раздражённо сказал рыжий, и крикнул громче: - Элли!
   Тревожно переглянувшись, мальчишки, забыв о "противостоянии", рванули к яме. Через несколько минут к их поискам присоединились и другие из их компании.
   - Нет её, - обшарив каждый уголок "крепости" и прилегающей к ней территории, сказал глава "некромагов". - Но я сам лично оставлял Элли в темнице! Наверное она заскучала и ушла
   - Мама меня убьёт, - взъерошив волосы, отчаянно сказал вожак "боевых магов". - Она мне-то запретила ходить в этот парк, а узнав, что я взял с собой сестрёнку....
   Парк этот, несмотря на удобство расположения, не пользовался популярностью. Взрослым было здесь необъяснимо неуютно, да и слухи о парке ходили самые странные. О призраке местного парка не слышали только глухие, а не так давно здесь, к примеру, видели дикое животное, похожее на огромную белую кошку, а уж. Разумные горожане сплетням не верили, но детям в парке всё же играть запрещали, Их это, как оно и бывает в подобных случаях, не останавливало.
   - Нашёл, нашёл! - к рыжему подскочил тощий чумазый мальчишка лет десяти. - Брег, смотри, что я обнаружил!
   В его пальцах был зажат клочок цыпляче-жёлтого цвета.
   - Где?
   - На кустах у орешника, - отдышавшись, ответил подросток. - Видимо, она прямо сквозь кусты прошла.
   Заросли кустов были настолько густые, что даже любопытные мальчишки, один раз сунувшись в них, и заработав кучу царапин, утратили к ним интерес. Но маленькая Элли вполне могла сунуться внутрь.
   - Так, - мигом сориентировался рыжеволосый Брег. - Ян и Рони остаются здесь караулить, я пойду внутрь, а Олли обогнёт заросли и будет караулить Элли с той стороны.
   - Почему именно я? - нахмурился подросток, игравший негромага, решив, что Брег ему просто не доверяет.
   - Потому что у тебя самые быстрые ноги и ты лучше всех знаешь парк.
   Лицо подростка просветлело.
   - Я не подведу!
   Олли намеревался обогнуть густой кустарник и проверить, нет ли Элли там, но так и не добежал, увидев, как жёлтое платьице мелькнуло совсем в другой стороне.
   - Элли! - воскликнул он и рванул к девочке.
   И остановился в нескольких шагах. Рядом с девочкой стоял незнакомец, почти скрытый густой тенью от дерева. Высокая и сутулая фигура мужчины казалось, несла в себе неясную угрозу, хотя Элли, доверчиво вложив ладошку в руку чужого мужчины, кажется, нисколько его не боялась.
   Услышав оклик мальчишки, мужчина повернулся, и не отпуская руку ребёнка, вышел на свет, неловко улыбаясь. Олли немного расслабился - незнакомец не выглядел опасным. Сутулый, с всклоченными сероватыми волосами и близоруко щурящимися глазами, он чем-то был похож на одного из учителей Олли. Да и с Элли было вроде всё в порядке. Хотя царапины на руках и лице говорили, что встреча с кустами не прошла для неё даром, но на лице девочки сияла улыбка.
   - Значит это ты старший брат? - сурово спросил мужчина, хотя строгость его выглядела несколько напускной.
   - Нет! - девочка высвободила руку и шагнула к темноволосому подростку. - Это Олли, некромаг.
   - Тот, который взял тебя в плен? - чужак с любопытством, и, кажется, какой-то насмешкой, окинул взглядом подростка. - А что, похож! Плащик такой... мрачненький.
   - Мы... играли, - неловко забормотал Олли, борясь с порывом сорвать с плеч чёрную тряпку, и тут же накинулся на девочку: - Элли, ты не должна была убегать! Брег с ума сошёл от беспокойства.
   - Мне было скучно, - тут же захныкала она. - В этой яме было совсем уныло. Я не хочу больше быть пленницей! Я тоже хочу быть боевым магом и участвовать в сражении!
   - Девчонки не ходят на войну, - хмыкнул Олли высокомерно.
   - Ещё как ходят, - вздохнул отчего то незнакомец.
   Мальчик недоверчиво на него взглянул. Чужак не выглядел опасным или угрожающим, но кто знает, что он здесь делает? Поймав взгляд Олли, незнакомец тут же отпустил ладонь девочки, и неловко разведя руками, попытался ответить на невысказанный вопрос юного истикца:
   - Я не хотел ничего плохого. Пытался сократить дорогу через парк, и просто заблудился. Видите те ли, я хотел выйти к восточным воротам, но тропинка, которая могла бы вести в ту сторону, оборвалась у этих очень симпатичных, но совершенно непролазных кустов. И тут встретил вашу замечательную подругу, которая, кажется, тоже несколько заплутала.
   - А-а-а, - важно покивал головой мальчик. - Так вы не туда идёте. восточные ворота уже лет сорок закрыты, и удобнее всего пройти через северные.
   - Туда? - махнул рукой мужчина.
   - Неа, туда, - показал Олли почему-то на запад. - Оттуда у ракиты сверните на узкую тропинку, потом у статуи льва сверните на право, и там уже выйдете на одну из аллей, ведущих к северным воротам. Поняли?
   - Ну... не совсем. А ракита это что? Я совершенно не разбираюсь в растениях.
   - Давайте я вас лучше провожу. Только Элли к Брегу отведу.
   Олли был весьма вежливым мальчиком, и, ещё более любопытным.
   Брег, познакомившись с случайным спасителем младшей сестры, тут же загорелся желанием ему помочь и проводить до нужного места. Элли конечно же пришлось идти вместе с братом.
   - А разве вы не собираетесь ещё играть, мальчики? - попытался отделаться от них мужчина, представившийся Анхельмом. - Я, наверное, вас отвлекаю.
   - Да уже поздно. Мы домой собирались, а нам с вами по пути.
   Распрощавшись с остальной компанией, дети побежали показывать путь Анхельму. Точнее, это Элли показывала, а Брег вцепился в странного человека своими вопросами.
   - Вы ведь не местный, да? Вы издалека приехали?
   - Угадал, - рассмеялся Анхельм.
   - Я не угадал, просто у вас загар такой, как будто вы долго путешествовали. Вы с войны приехали? С алисканцами сражались? А некромагов видели?
   - Нет, не видел, и нет, не с войны, - покачал головой мужчина.
   Олли было неловко за своего друга, но ему самому было интересно, кем был этот странный человек. Вроде бы, совсем обычный, только чуток высоковатый, и ведёт себя смешно, но было в нём что-то.... совсем инаковое.
   - А чем вы тогда занимаетесь? - запинаясь от волнения, спросил Олли.
   Анхельм пожал плечами и улыбнулся, не отвечая. Говорить правду он не намеревался, но и во лжи не видел смысла. Казалось, всё внимание его было сосредоточено на процессе ходьбы, хотя, как показалось Брегу, он на самом деле что-то выискивал и высматривал в парке.
   - А куда вы идёте? - не отставал Брег.
   - В гости, - с небольшой заминкой ответил мужчина.
   - В район Огтен, ведь, да? Я там живу и всех знаю! А к кому?
   - Не в Огтен...
   - Но ведь в той стороне больше нет никаких жилых районов.... Только колдунья живёт почти у самых восточных ворот парка.... ой! Вы к ней, да?
   Анхельм окинул подростка внимательным взглядом и усмехнулся, пожав плечами. Дескать, сами думайте.
   Олли слышал про эту колдунью. Брег как-то водил своего друга к дому арэнаи, хвастаясь знакомством с настоящим боевым магом. Ну как знакомством.... Он один раз нашёл в себе храбрость и поздоровался с высокородной магичкой, а она вежливо кивнула ему в ответ.
   - А если вы к ней, то её нет дома, - нерешительно сказал Брег, растеряв добрую долю своей наглости. - Она это... на алисканской границе.
   - Вот как? - по голосу мужчины нельзя было понять, удивлён он или раздосадован, но Брег почудилась в его словах насмешку, и вскинулся:
   - Да! Она воюет! Не то что некоторые!
   - Всем своё, - примиряюще сказал Анхельм. - Я же не боевой маг, и предпочитаю альтернативные способы действия. Устранять причину, а не следствия.
   Мальчишки недоумённо переглянулись, не поняв, что имел ввиду этот странный взрослый.
   - А вот и ворота, - отвлёк их внимание Анхельм. - Здесь, я полагаю, мы разойдёмся и каждый из нас пойдёт по своим делам.
   Вежливо улыбнувшись Брегу и Олли, мужчина подмигнул Элли и был таков.
   - Интересно, кто он такой? По виду на торговца похож, или на писца, - задумчиво сказал Олли, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Может он шпион, - понизив голос, заговорщицки прошептал рыжий. - Работает на наших врагов.
   - Ага, и добровольно отправился к бывшему имперскому магу, - фыркнул Олли, провожая взглядом сутулую фигуру Анхельма.
   - Так её же дома нет! Может он проникнет внутрь и сделает какую-то пакость. Нужно за ним проследить! - жарко выпалил Брег.
   - Ну... а Элли?
   - Элли подождёт нас здесь.
   Впрочем, от девчонки избавиться не получилось, а отказаться от заманчивой идеи проследить за чужаком они не могли. Поэтому, решив лишний раз не рисковать, они обогнули дугой возможный маршрут Анхельма, и устроились в засаде в десятке метров от дома, за высокими дубовыми деревьями. Успели вовремя. Только они залезли на одно из деревьев, как тут же появился Анхельм. Он шёл спокойно и уверенно, как будто даже не предполагая возможной слежки, но что-то в его невозмутимости показалось Олли фальшивым. Как будто... излишне демонстративным?
   Остановившись у дверей, странник не стал звонить или стучать в дверь, а просто подёргал дверную ручку, как будто надеясь, что дверь была открыта. Замок предсказуемо не поддался. Отступив на шаг назад, Анхельм завертел головой, высматривая кого-то в тёмных окнах дома.
   - Что это он делает? - спросил близорукий Олли своего более зоркого товарища.
   - Что-то... разговаривает он, что ли?
   Казалось, что мужчина действительно объяснял что-то, притом даже не тому, кто стоял за дверью, а как будто бы обращаясь просто в воздух. Выглядело это глупо и нелепо. Олли нервно рассмеялся.
   - Городской безумец, не иначе.
   - Смотрите, - дёрнула Брега сестра, отчего он чуть не упал, но не успел шикнуть на сестру, так как увиденное было действительно странным.
   Дверь, несколько раз странно дёрнувшись, распахнулась, чуть не снеся успевшего отскочить лишь чудом Анхельма, и, Олли готов был поспорить, сделала она это по собственной воле, так как за дверями явно никого не было.
   - Колдунство! - восторженно пропищала Элли. - Это он сделал?
   - Не думаю, - нахмурившись, сказал Брег. - Не похож он на колдуна. . Наверное, это магия самого дома.
   - Говорят же, что не всё чисто с этим местом, - прошептал Олли.
   Анхельм исчез внутри дома, и мальчишки со значением переглянулись.
   - И что теперь? - спросил Олли.
   - Последуем за ним. Я такое приключение никогда не пропущу. Если этот человек задумал недоброе... ай!
   С деревом, на котором они сидели, творилось что-то неладное. В совершенно безветренный день ветви дуба вдруг пришли в движения, как будто намереваясь сбросить мальчишек вниз. Притом если ветвь, где сидели Олли и Брег, трясло так, что казалось, что она сейчас сломается, то ветка Элли лишь слегка качалась.
   - Ай-ай, - завопили мальчишки, спрыгивая с сошедшего с ума дерева и схватив хихикающую, и ничего не понимающую Элли в охапку, побежали.
   Лишь отбежав от страшного места на достаточно далёкое расстояние, они остановились.
   - Кем бы ни был этот Анхельм, я ему не завидую, - сказал наконец Брег.
   - Думаешь, это дом нам такое устроил? - нахмурился Олли.
   - Более чем уверен. Я же говорю - проклятое место! А этот придурок сунулся в самое логово.
   Олли промолчал, не высказав своё подозрение. Анхельм не показался Олли ни придурком, ни безумцем и явно понимал, что он делает. Этот человек не был похож ни на одного из тех магов, которых приходилось видеть Олли: в нём не было жизнерадостности целителей, вспыльчивости стихийников, рассеянности менталистов и грубоватой насмешливости арэнаи. Но... всё же он был магом. Вот только каким?
  
   Тайрани, Анхельм Нидхёгг.
   Истик всегда казался Анхельму одним из самых счастливых городов Ойкумены. Мощённые мостовые, аллеи и парки, маленькие магазинчики, пекарни и кофейни. Летом здесь запускали небесные фонарики, зимой приходило время фейерверков и театральных фестивалей, весной проводили карнавалы, а осень была временем ярмарок. Город, где один праздник следовал за другим, и самое худшее, что могло случиться - это карикатура на мэра на стене ратуши. Город, в котором даже в военное время дети беззаботно носились по улицам и не боялись заговаривать с незнакомцами.
   Но Анхельм не любил здесь бывать. Слишком уж неуютно он здесь себя чувствовал. Он предпочитал не задерживаться в Истике больше чем на неделю, и лишь присутствие рядом Агнессы смиряло с необходимостью оставаться здесь дольше. Но сейчас её здесь не было. А город в этот раз был необъяснимо враждебен.
   Сначала Анхельма чуть не придавило торговым грузом на вокзале - ящики, в котором перевозили железные болты и гвозди оказались плохо закреплены на погрузочной повозке, и в самый неожиданный момент обрушились на Анхельма сверху. Если бы он не обладал способностью исчезать, то едва ли бы даже его способности некромага помогли бы ему спастись.
   Едва он вышел с вокзала, как на него наехала пышущий чёрным дымом хромированный автомобиль какого-то франта.
   Спустя полчаса на него два не упала вывеска сапожника. "Чуть сапогом не прилетело по башке" - пошутил подвыпивший мужик, помогая подняться с земли несколько опешившего от возможности столь нелепой смерти некромага.
   Защитившись всеми возможными охранными заклинаниями, Анхельм поспешил во дворец, надеясь, что древняя магия замка поможет ему уберечься от ещё одного несчастного случая. И если не считать упавшую на ногу вилку, зубьями проткнувшую толстую кожу ботинок, и чуть не лишившую его нескольких пальцев, то во дворце действительно было более или менее безопасно.
   А ночью пришли кошмары. Не просто воспоминания из прошлого, что обычно замещали Хелю сны, а самые что ни на есть ужасающие фантазии. Где он был беспомощным и одиноким стариком, забытым всеми. Где землю заполонили его создания, моройи, убившие всё живое. Кошмары, в которых его дети, давно умершие от старости, болезней и несчастных случаев, приходили к нему и задавали лишь один вопрос: почему они все мертвы, а он ещё жив?
   Но страшнее всего были сны, в которых Агнесса тысячу раз умирала мучительной смертью, а он превратился в дышащего ненавистью и злобой духа, не помнившего ничего о своём человеческом прошлом.
   Грег с тревогой смотрел на измученного и бледного Хеля. Ему редко приходилось видеть своего старого друга в таком плохом состоянии, и никогда - из-за каких то кошмарных сновидений.
   - Может быть, тебя прокляли? Пусть степные шаманы достаточно слабы в магии, но проклятия у них всегда удавались на славу. Ты никого там не оскорбил?
   - Никого. Я теперь лучший друг их Кагана, едва ли бы кто осмелился меня тронуть. Да и не возьмёшь меня никакими шаманскими ритуалами, - отмахнулся от него некромаг, а затем оглушительно чихнул. С удивлением потерев свой внезапно покрасневший и опухший нос, Анхельм заозирался в поисках салфетки.
   - Возьми, - отдал Грег свой платок Хелю. - Ты что, простыл?
   - Кажется, аллергия. Правда, я её давно уже вылечил, так что... апчхи!
   - Хорошо. Степняки тебя не проклинали, - покладисто кивнул Нортон. - Тогда что с тобой твориться? Несчастные случаи, кошмары, а теперь ещё и неожиданно всплывшие детские болезни. Я конечно не маг, но готов поспорить, что это чья то злая воля. Может быть твоего беглого ученика, сигила?
   - Вполне соответствует его чувству юмора, но нет. Асет недавно сильно напакостил, а теперь по старой привычке прячется по щелям, дожидается, когда о нём вновь забудут. Нет, дело не в моих старых врагах и, предугадаю твой вопрос, не в Шаноэ и гармцах. Это Истик.
   - Город? Город пытается тебя убить? - вскинул брови Нортон. Он слишком давно знал некромага, чтобы понимать, что тот сейчас совсем не шутит.
   - Дух города. Решил от меня избавиться. Хотя не могу даже представить, зачем ему это надо. Мы пусть и не друзья, но явно на одной стороне.
   - Я мало что понимаю в таких делах, но разве такие существа принимают чью-либо сторону? Мне казалось, что они всегда нейтральны и равнодушны к человеческим делам.
   - А это не только человеческие дела. Давно уже нет, - мрачно сказал Хель, и тяжело поднялся. - Что ж, я полагаю, мне всё же придётся с ним разобраться.
   - Ты собираешься убить его? - тихо спросил Канцлер.
   Анхельм не успел ответить. Рама окна задребезжала, и стекла разбилось вдребезги, осыпав осколками комнату. Анхельм успел укрыться под защитой стола, а вот Канцлера всё же задело, исполосовав открытые участки кожи кровавыми полосами. Болезненно морщась, Нортон вытащил из плеча особо крупный осколок, когда в комнату ворвался его секретарь, явно приготовившись к бою. Канцлер смутился:
   - Вестен, всё в порядке, это просто....
   Объяснить разбитое стекло было совсем не просто, тем более что следов посторонних предметов здесь не было.
   - Это магия, - нашёлся наконец Нортон. - Мой старый друг показывает мне несколько фокусов.
   - Что, опять тренируетесь? - вздохнул секретарь, выглядывая на улицу. Под окнами уже стекалась дворцовая стража. - Хорошо хоть, мебель в этот раз цела. Только стекло поменять... и рамы. И как это их так покорёжило?
   Когда Вестен ушёл, недовольный тем, что его начальник отказался от помощи, Анхельм поднялся, и тщательно запахнув чудом уцелевшие шторы, нанёс несколько защитных рун на пол под подоконником.
   - Не стоит говорить об убийстве духа города в его городе, - спокойно сказал он. - Тем более, что я совсем не уверен, что его можно убить. Существа, подобные ему, потенциально бессмертны.
   - Потенциально?
   Анхельм неопределённо пожал плечами, но всё же неохотно пояснил:
   - Нельзя уничтожить силу, которой обладают эти сущности - она принадлежит миру, и умрёт только вместе с ним. Но силу можно украсть, и тем самым сменить её носителя. Но это может сделать только такая же иносущность, вот только воспользоваться не сможет. Сила просто уйдёт, пока не найдёт новую подходящую оболочку.
   - И всё же. Ты не ответил на вопрос.
   Анхельм криво улыбнулся.
   - Пусть это и не слишком похоже на меня, но я собираюсь подружиться с ним.
   Духа он собирался искать в доме Агнессы - в месте, которое Стик считал своим, и который, Анхельм хотел на это надеется, дух нке захочет разрушать в магической битве. А значит, возможно удастся спокойно поговорить.
   До дома он дошёл без всяких проблем - дух затаился, и лишь по не слишком приятному ощущению взгляда на своей спине Хель мог понять, что за ним всё же следят. Но вот решение срезать дорогу через парк было ошибкой - он умудрился заблудиться, и в течении часа бродил по тропинкам и продирался сквозь кусты, не в силах найти выход. Его водили за нос, а он ничего не мог сделать, разве только уничтожить этот парк полностью, развеяв его в пепел. И кто знает, не встреться ему дети, всё же сумевшие его вывести из зачарованного места, может быть он так и сделал.
   Отделавшись от излишне любопытных ребят, Анхельм вышел к дому Агнессы. Самой девушки там уже не было, ему сказал это Грег, но он и не искал с ней встречи. Сегодня он собирался познакомиться с её тайным, и весьма могущественным другом, который почему-то невзлюбил некромага.
   Уговаривать и угрожать не пришлось, дверь открылась почти сразу, едва не размазав его о стену. Шагнув в темноту, Анхельм тут шагнул вбок и пригнулся, выставив перед собой магический щит. Но ожидаемой атаки так и не случилось.
   Пройдя по пустому коридору, Анхельм заглянул в гостиную, затем кухню, но так никого не нашёл. Подёргал ручку двери запертого подвала, Хель отступился. Он чувствовал, что сюда его просто не пустят, а развеивать в прах собственность Агнии он не собирался. От раздумий его отвлёк шорох на втором этаже. Вот как, значит, его ждут там.
   Дверь спальни была приоткрыта. Зайдя вовнутрь, Хель сразу же почувствовал присутствие знакомой магии. Магии, так похожую на ту, что использует Хель, но всё же гораздо более... чужеродной. И которую наивные тайранцы называют гармской техномагией. Наклонившись к полу, Хель провёл по нему рукой, и поднял небольшой осколок разбитого зеркала, который не смогла заметить сама хозяйка.
   - Что здесь произошло? - пробормотал он, и почти не удивился, услышав ответ.
   - Один из твоих собратьев воспользовался магическим Зеркалом как порталом, чтобы причинить вред Агнессе, а я ему помешал.
   Голос пустой и равнодушный. И удивительно детский. Анхельм медленно поднялся и обернулся. У двери, скрестив руки на груди, стояла рыжеволосая девочка в розовом платье.
   - Элли? - удивился некромаг, и тут же поправил сам себя. - Нет, не Элли. Стик. Но зачем ты принял этот облик?
   Глаза ребёнка на мгновение стали красными, подтверждая предположение Хеля. Он прошёл мимо и плюхнулся на кровать, беззаботно болтая обутыми в сандалии ножками.
   - Не отвечай, - скривил губы Хель. - Ты подумал, что я не трону ребёнка. Ты ошибаешься, Стик. Твой облик не остановит меня, если дело до дойдёт до сражения.
   - Не сомневаюсь в этом. Ты же маг смерти, - пожал хрупкими плечами дух. - Значит, ты действительно пришёл убить меня?
   Анхельм глубоко вздохнул. Он злился, сильно злился за те два дня, что ему пришлось пережить. Но он не мог позволить себе быть грубым с этим существом, как и не мог ему врать.
   - Нет, хотя я безусловно сделаю это, если будет необходимо. Если окажется, что ты опасен - для меня, Агнессы или Ойкумены.
   - Мы все опасны, но это не означает, что нам необходимо сражаться.
   - Тогда зачем ты пытался убить меня? - выдохнул Хель.
   - Я не пытался.
   Анхельм хотел было уже взорваться, когда вспомнил о том, что слышал о иносущностях. Духи не любят врать, и редко прибегают ко лжи. Тем более такой наивной. Но могут весьма мастерски играть словами.
   - Ни на вокзале, ни у мастерской сапожника, ни во дворце?
   - Нет. Хотя стекло разбил я. Как предупреждение. Не люблю, когда говорят обо мне без меня.
   - Тогда почему, с тех пор как я приехал в город, я то и дело попадаю в неприятности?
   - Я поставил защитный контур вокруг города. Он не слишком дружелюбен к некромагам. Если ты хочешь, я могу поставить на тебе отменяющий знак, - равнодушно сказал Стик.
   - Будь так любезен, - процедил Хель.
   - Подойди сюда.
   Хель встал перед духом, и склонился, давая возможность девочке до него дотронуться. Это был жест доверия, хотя, по мнению некромага, Стик его не заслужил.
   - Не забывай о посмертном проклятии некромагов. Моей силы вполне на это хватит, - всё-таки не удержался Хель от предупреждения.
   Стик высокомерно фыркнул. Положив ладони на плечи некромага, дух закрыл глаза. Сначала Анхельм почувствовал лишь лёгкое жжение в ступнях, а затем оно перешло в боль. Впрочем, боль прошла раньше, чем некромаг успел отстраниться. И.... он стал чувствовать себя гораздо лучше. Ушла усталость, прошла головная боль, которая мучала его уже второй день.
   - Действует, - Хель благодарно кивнул.
   Он взглянул на осколок в своих руках.
   - Ты из-за этого наложил защитный контур на город? Из-за того некромага, который напал на Агнессу? - спросил он.
   - В том числе. В последнее время гармцы испытывают особый интерес к моему городу. Я лишь пытаюсь его защитить.
   - Но разве духи могут так явно вмешиваться в дела людей? - нахмурившись, спросил Хель. - Я никогда не слышал, чтобы духи делали что-то подобное. Насколько я знаю, есть достаточно жёсткие ограничения, что может делать дух места, а что нет. И я уверен, что это они не могут делать.
   - Духи не могут. Я могу. Теперь могу.
   Хель сверлил взглядом девочку.
   - Значит, ты отличаешься от других. Сумел измениться, выйди за пределы своей природы, - наконец сказал он. - Хотя такие как ты весьма стабильные существа. Должно было случиться что-то экстраординарное, чтобы ты изменился. Или кто-то экстраординарный. Мне кажется, я понял. Агнесса. С тобой случилась Повелительница Перекрёстков. Она дала тебе свободу воли, не ограниченную ни чем. Вкупе с беспредельным могуществом на территории Истика.... Ох, Агния, что же ты делаешь! Создала демона в своём родном городе!
   - Я не демон, - холодность Стика дала трещину. Сквозь детские, мягкие черты лица начал проступать другие, изломанные и гротескные, а конечности как будто удлинились. Теперь существо, сидящее на кровати, можно было бы принять за ребёнка только в темноте.
   - Чем же ты от них отличаешься? - мягко спросил Анхельм. - Как скоро ты решишь, что людишки, населяющие этот город, излишне назойливы и шумны? Как скоро ты поймёшь, что тебе одиноко среди глупых и суетливых смертных, и ты захочешь компании своих собратьев? О, это лишь вопрос времени, когда ты решишь разрушить стену, отделяющую Ойкумену от диких земель. Пустишь хаос и безумие на земли людей....
   - Ты ошибаешься. В отличие от демонов, у меня есть дом, и я не хочу его терять. Мне он нравиться таким, какой он есть. Но мне почему кажется, что ты сейчас говорил не обо мне, а о себе. Ведь это тебе, а не мне, наскучили люди. Тебе столь сильно одиноко, что ты играешь в глупые политические игры, зная, что это на самом деле ничего не решает. Разве ты не, Хель Пустынник, чуть не разрушил Ойкумену, чтобы узнать, к чему приведёт появление новой расы?
   - Я лишь пытался спасти друга.
   - Ты был движим лишь своим любопытством, не более, - возразил Стик. - И это любопытство сейчас нашёптывает о том, что было бы интересно посмотреть на то, как падёт Граница. Это, я полагаю, сильно бы разнообразило жизнь, от которой ты так устал, но с которой не в силах расстаться, отказавшись о своей смертности и став одним из нас.
   Глаза Анхельма вспыхнули яростью, но тут же потухли - бушующие чувства снов спрятались под маской доброжелательности.
   - Хорошо, - наконец сказал некромаг. - Мои обвинения были поспешны. У нас у обоих есть возможность послать этот мир под откос, но мы оба не собираемся этого делать. Мы, вроде, на стороне добра и порядка. А теперь, мой друг...
   - Я тебе не друг.
   - ... а теперь, мой "не друг", не поможешь ли ты мне в некоторых вопросах, в которых, я, если честно, не компетентен.
   - Ты можешь их задать, и я решу, достойны ли они ответа, - в голосе Стика некромагу послышалось некоторое злорадство.
   Хель понимал, что дух всего лишь развлекается за его счёт, но всё же ему было сложно утихомирить своё самолюбие, которое это существо неведомым образом сумело задеть. Некромаг принуждённо улыбнулся, и сев на пол, впервые оказался на одном уровне со Стиком.
   - Я постараюсь тебя не разочаровать. Меня интересует то, что ты знаешь о природе духов и демонов, и в особенности, Бродяг. Возможности, которыми они обладают, и слабости. И я хочу знать... - Хель запнулся, и чуть отведя глаза, продолжил: - ... я хочу знать, как разорвать связь между Повелителем Перекрёстков и Открывающим Дороги. И как перестать быть одним из Бродяг.
   - Ты хочешь оставить Агнессу без защиты? - неодобрительно произнёс Стик.
   - Я не хочу ставить нас обоих под удар, - возразил некромаг. - Наша с ней связь слишком опасна. Я теряю свою устойчивость, находясь рядом с ней, становлюсь уязвимым, а она... просто теряет себя. Слишком сильно и быстро меняется, утрачивает свою целостность.
   Анхельм сам не заметил, как вскочил, и теперь нервно мерил комнату шагами.
   - Она смотрит на меня так, как будто я могу сделать её лучше. Как будто я знаю, как нужно поступать правильно. Иногда мне кажется, что Агнесса как воск в моих руках - так легко она подстраивается под мои ожидания и желания. Но я вижу, что на самом деле я ломаю её, делаю её такой, какой она на самом деле быть не хочет и не может. И это разрушает её изнутри. Я устал видеть разочарование её разочарование во мне. Я решил, что нам стоит держаться друг от друга подальше. Ради неё и себя. Сказал, что уеду лишь на время, но на самом деле хотел расстаться навсегда. Уехать по делам, завязнуть в них, а потом просто прислать письмо с извинениями. И исчезнуть из её жизни. Но... у меня не получается. Не прошло и нескольких дней, как Агнесса уехала в Тайрани, как я уже рвался за ней. Во время дипломатических переговоров думал лишь о том, не попала ли Несс в переплёт. А когда почувствовал, что с моей арэнаи что-то не так, едва всё не бросил. И даже теперь, хотя я решил не мешать ей творить глупости, без которых молодые маги просто не могут, мне приходиться удерживать себя от желания утащить её в безопасное место, и переждать пару сотен лет, пока всё не успокоится. Великие боги, я едва ли лучше того спятившего духа из Пустошей!
   Стик не пытался показать жалость или сочувствие - едва ли он был способен на эти чувства, тем более к одному из столь нелюбимых им некромагов. Но всё-таки что-то в неожиданно отчаянном монологе некромага убедило духа тому помочь.
   - Кое-что я могу рассказать тебе. Но поможет ли это тебе, не знаю. Слишком уж Бродяги и Ткачи отличаются как от демонов, так и от духов. Но почему бы тебе не обратиться к той, кто действительно заинтересован в том, чтобы Бродяги перестали существовать?
   - И кто же это? - настороженно поинтересовался некромаг.
   Стик протянул ему карту - простую игральную карту из потёртого картона и с простой чёрно-белой рубашкой. Хель взял её, перевернул лицом вверх и недоумённо нахмурился. Изображение, нанесённое на неё, нельзя было не узнать.
   - Она? Но, я полагал, что Она покровительствует Ткачам, а не нам.
   - Они Её эмиссары, как и вы эмиссары Хаоса. Но однажды воины Хаоса оказали Ей большую услугу, отделив Ойкумену от диких земель и остановив демонов. Так что, я полагаю, Она будет благосклонна к вам.
   - Войны Хаоса? - Анхельм скривился. - Никогда не думал о себе в таком ключе. Но если мы когда-то помогли Его извечной противнице, я полагаю, лорд Хаоса весьма нами недоволен.
   - Вам повезло, что Он остался на той стороне, - согласился с ним дух города. - Лорд Хаоса с удовольствием приберёт вас к своим рукам, если вернётся. И даже Госпожа Смерть не сможет отнять у него любимые игрушки.
   Анхельм представил себе существо, такое же могущественное, как и Смерть, но при этом обладающее всеми правами на его жизнь и фактически не скованное никакими правилами , и содрогнулся.
   - Что ж, это ещё одна причина, чтобы я продолжал радеть о благополучии Ойкумены. Так где мне искать эту могущественную леди?
   Стик, казалось, вечность раздумывал над вопросом некромага.
   - Карта в твоих руках из Её колоды. Пожалуй, я отдам карту тебе - и рано или поздно она выведет тебя на правильные дороги, если они, конечно, вообще возможны для тебя.
   Двое ещё долго говорили, хотя Анхельм едва ли мог сказать, что они нашли общий язык. Лишь когда рассвет поднялся над городом, он вышел из странного дома у парка. Усталые тени залегли под глазами, лицо было серым и измождённым, но шаг некромага впервые за долгое время приобрёл упругость, а излом между бровей почти разгладился. У Анхельма появилась новая цель, и это делало его почти счастливым.
  
   Агнесса Эйнхери. Гарнизон Иссильтар.
   Не каждый армейский маг является боевым магом. Значительную долю от всех армейских магов занимают стихийники, в основном огневики и воздушники, а вот маги воды и земли редко выбирают армейскую карьеру - разве только в вспомогательных войсках. Служат и менталисты с магами иллюзий - в основном в разведывательных и диверсионных частях. Дорого ценятся на войне целители, и их как раз обычно сильно не хватает: на четыре дюжины обычных лекарей приходиться лишь один маг жизни. Впрочем, это относиться практически ко всем магам в военных структурах. Молодые колдуны, не смотря на то, что склонны к авантюрам и жажде приключений, плохо переносят армейский порядок и иерархию, а старые и опытные - слишком высоко оценивают свой дар и свою жизнь, чтобы рисковать ими попусту.
   Впрочем, верно и обратное - не каждый боевой маг является магом армейским. Ну да, с иерархией у нас всё в порядке, да и со смертными мы уживаемся не в пример лучше остальных, а наша магия и способности идеально подходят как для масштабных сражений, так и для единичных вылазок. Для арэнаи военная служба - самый лучший способ сделать карьеру. Но есть же ещё личные особенности. И в моём случае они совсем не располагали к тому, чем я сейчас занималась.
   Когда больше месяца я приехала в Иссильтар, где расположилась армейская верхушка, я не слишком рассчитывала, что меня сразу распределят туда, куда я хочу. За моими плечами было всего два года службы на салдорском пограничье, и хотя это было лучше, чем ничего, боевого опыта мне явно не хватало. Но я точно надеялась, что мне хотя бы дадут шанс проявить себя, если даже не ради меня самой, то хотя бы из-за моего статуса бывшего имперского арэнаи и принадлежности к Эйнхери. Всё же мой род в своё время выиграл не одну войну для Тайрани, а отец занимает один из высших постов в действующей армии. Но очевидно, я была слишком оптимистична я в своих ожиданиях.
   Когда я прибыла в Иссильтар, генерал Пергант как раз отправился инспектировать одну из частей, и вместо себя главным оставил полковника Зертана. И то ли я ему не понравилась, то ли у него был зуб на мою Семью, но он был не слишком-то рад моему появлению, и сделал вид, что совершенно не представляет, куда меня можно засунуть. В конце концов он нашёл самый лучший способ от меня избавиться, поставив меня тренировать новобранцев - бывших горожан и крестьян, которые или смотрели на меня бараньими взглядами, либо пытались клеиться и хамить, видимо, обманувшись моим обликом хлипкой девицы.
   Чему я могу их научить, я тоже не вполне представляла. Конечно, я помнила, как меня когда-то саму учили основам боя, имела сносную физическую подготовку, да и в оружии я как-никак разбиралась. Но я была арэнаи первого уровня, а они - не слишком хорошо подготовленными смертными, и принципы обучения у нас должны были сильно отличаться. Хотя бы тем, что адаптация к нагрузкам у них происходит гораздо медленнее, чем у меня, а я, к сожалению, не сразу это сообразила, гоняя их и в хвост и в гриву по всему плацу. Через несколько дней они окончательно возроптали, и отправились меня бить. Хорошо, что среди них не нашлось кого-то достаточно сообразительного, чтобы нажаловаться на меня Зертану - хотя они, безусловно, рано или поздно бы это сделали. Но обида и жажда расквитаться оказались слишком сильны, и мои ученики решили положиться только на грубую силу.
   Я к тому времени уже начала понимать, сколь много ошибок я совершила в обучении, поэтому даже позволила нанести им пару ударов и сделала вид, что они вполне могли рассчитывать на успех. А затем, стараясь никого не покалечить (этого мне Зертан бы явно не простил), показала особо наглым, что они всё же слишком переоценивали свои силы.
   А затем предложила им устроить ещё один тренировочный бой - теперь уже честный, как с моей стороны, так и с их. Один на один, и никакой боевой трансформации. Ребята, посовещавшись, выбрали самого крупного и самого сильного из них - бывшего кузнеца, и были весьма впечатлены, что я всё же смогла победить его, рассчитывая только на свои силы. Впрочем, я не сказала им, что сумей он меня всё-таки задеть хотя бы один раз, то вполне возможно, я лежала бы уже пластом - всё-таки различие в весе и росте было слишком велико.
   Боевой маг, не использующий своей силы, чтобы показать своё превосходство над другими, казалось, столь сильно поразил солдат, что они после этого стали моими с потрохами. А я с тех пор перестала волынить, и стала тренироваться вместе со всеми на равных, а не просто лениво покрикивать, отдавая приказы. Конечно, не использовать свои возможности арэнаи было в первое время очень не просто - после пробежек мышцы болели гораздо сильнее, синяки проходили дольше, но зато и в тренировочных боях уже со своим тренером я показывала гораздо лучшие результаты.
   Параллельно с физической подготовкой и военной муштрой, которой занимался с ними смертный офицер, новобранцам полагалось ещё освоить основы выживания в магических битвах. Именно выживания - так как противостоять магам напрямую они вряд ли смогут, тем более если это будет некромаги, с которыми им скорее всего придётся столкнуться. Но я всё же решила научить их чему-то большему, чем принципу "беги и прячься, и старайся не дышать". От некромагии не всегда спрячешься, и в окопах вряд ли удастся отсидеться - магия смерти имеет свойство игнорировать неодушевлённые объекты, нацеливаясь конкретно на живое. Поэтому, как ни парадоксально, в случае с некромагией есть смысл нападать, если для этого есть соответствующие условия: если вы имеете возможность непосредственно достать некромага, если он только начал заклинание, и лучше всего, если он чем-то или кем-то отвлечён и вас не видит. Всё просто - пока он плетёт что-то глобально убийственное, вы просто подкрадываетесь со спины, и стреляете в него или чем-то бьёте по куполу. Стрелять конечно безопаснее - легче остаться незамеченным, но и больше шансов наткнуться на защиту магического амулета. А вот от дубинки магия и по сей день бессильна. Вот только у смельчака, решившегося на атаку, почти нет надежды после неё выжить - некромаги редко умирают, не прихватив с собой кого-нибудь. Но зато для остальных будет больше шансов выжить, так как если гармский некромаг всё же закончит своё заклинание, спасти их сможет только другой маг, который к тому же умеет ставить магические щиты. А на это способны отнюдь не все даже среди арэнаи.
   А я вот умела, и тем обиднее было то, что я безвылазно сидела внутри гарнизона, когда за его пределами было вполне себе весело. По меркам боевого мага, конечно.
   Хотя война официально не была объявлена, боевые действия уже велись, в основном небольшими вылазками и набегами на чужую территорию. Первым серьёзным происшествием стало уничтожение гарнизона Литран - необъяснимое и пугающее. Они не успели подать даже весть о нападении, хотя сеть сообщений, созданная нашими менталистами, уже была запущена. В живых осталось лишь трое солдат - они в тот день патрулировали окрестности, а когда вернулись, встревоженные странным дымом, поднимающимся над гарнизоном, обнаружили лишь пепел и почерневшие потрескавшиеся камни, оставшиеся от стен. Они и принесли страшное известие. Ни людей, ни их останков обнаружить не удалось. Я узнала об этом, лишь приехав Иссильтар. Тимар Лонгар был мёртв, и это настолько не укладывалось в мою картину мира, что я несколько дней просто ничего не чувствовала. Не могла поверить, что его больше нет среди живых. А потом пришла злость и решимость. Не отомстить, нет - я ведь даже не знала, кому мстить. Просто сделать всё возможное, чтобы остановить подобное впредь.
   Горели деревни, крестьяне бежали под защиту городов, вглубь Тайрани, а жители ближайших к Алискану городов укрепляли свою защиту, переманивая друг у друга магов.
   Потом было первое сражение, вспыхнувшее совершенно непредсказуемо после того, как два патрулирующих отряда, алисканский и тайранский, случайно встретились на спорной территории. Завязался бой, тайранцы, которые были малочисленны, стали отступать, а гайдуки стали их преследовать. Подошла подмога, с одной стороны, с другой... и так в бой, начавшийся с сотни человек, ввязалось два войска. Я принимала в сражении участие, пусть и не в первых рядах. Должна же я была проследить, чтобы с моими птенцами было всё в порядке. Но несмотря на приложенные мной усилия, из моих восьмидесяти учеников не вернулась пятая часть. Не так уж и много, но я не хотела терять и одного человека. Что ж, я ещё больше убедилась, что не гожусь в военачальники, когда вернувшись в гарнизон, несколько ночей не могла сомкнуть глаз. Я поняла, что готова жертвовать своей жизнью, но не чужой.
   Мы победили, алисканцы отступились. Но это была лишь репетиция настоящей войны, проверка своих и чужих сил, и для нас результат не столь уж утешителен. Ведь в противоположном войске не было некромагов, лишь собственные колдуны Алискана, и всё же жертв с нашей стороны было непозволительно много. Что же будет, когда в дело вступят могущественные маги смерти? Оставалось надеяться лишь на то, что и с нашей стороны мобилизация была ещё не завершена - Семьи арэнаи всё ещё присылали своих людей, да и союз со степняками уже был заключён, а значит скоро алисканцам придётся сражаться на два фронта, что сильно их ослабит.
   Хорошие новости пришли и с западных рубежей Тайрани. Салдорцы, чьего вмешательства в войну мы опасались, решили сохранить нейтралитет, и кажется даже, тайно нас поддерживали. По крайней мере, стычек в салдорских горах стало гораздо меньше, и генерал Пергант смог перевести больше половины пограничных отрядов на восток.
   А через два дня после завершения битвы Дорки, названной в честь соседней деревушки, в гарнизон спешно вернулся генерал Пергант. А это значит я могла воспользоваться шансом и попросить перевести меня в разведывательные части.
   На аудиенцию я записалась по всем правилам - обратилась адьютанта Перганта. Обосновала свою необходимость с ним встретиться, и уже вечером стояла перед генералом, пытаясь скрыть волнение.
   - Арэнаи Агнесса Эйнхер, - Пергант внимательно изучал мои бумаги, не поднимая на меня взгляд. Кажется, я его совсем не интересовала, в отличие от документов. Тяжеловесный, уже полностью седой, он выглядел лет на пятьдесят, хотя я знала, что ему шёл седьмой десяток. Тот, у кого есть полезные знакомства и кто достаточно обеспечен, может позволить себе услуги лучших целителей. - У вас весьма интересный послужной список. Два года в пограничных отрядах, хотя вы ни чем особым не отличились. Затем служба в дворцовой охране и внезапное назначение в имперскую пятёрку магов в весьма юном возрасте. За какие заслуги, интересно?
   Я сжала губы в тонкую нить. Конечно же, в официальных документах не стали делать запись о характере моих весьма специфических служебных задач - но среди них были не только такие заслуги как "сняла принцессу с дерева" и "довела пьяного принца до покоев в целости и сохранности". Мне приходилось выполнять и более важные задания!
   - Впрочем, - продолжил генерал, - в этой роли вы тоже пробыли не очень долго. Видимо, айри, у вас не особо уживчивый характер. Чем вы занимались затем?
   - Частной практикой, - неохотно ответила я. - Оказывала магические услуги населению и проводила некоторые исследования в области алхимии и ментальной магии.
   - Леди удивительных талантов! - излишне жизнерадостно воскликнул Пергант. - Вы как думаете, Ханно?
   Сидевший в тени мужчина неопределённо хмыкнул. Крупный и массивный, с тяжёлым подбородком и стального цвета холодными глазами он должен был бы казаться опасным и угрожающим, но в нём было столько внутреннего спокойствия, что он воспринимался чуть ли не частью меблировки. Хотя то, что он сидел чуть позади меня, и я могла видеть его, лишь повернув голову, несколько напрягало.
   - Но чем же вы занимались последний год? - продолжил расспросы Пергант, так и не добившись от своего спутника более ясного комментария.
   - Сопровождала и охраняла принцессу Элоизу.
   Я думала, что генерал задаст мне едкий вопрос, с учётом того, что со своей задачей я справилась преотвратно, но Пергант меня удивил.
   - Значит, вы достаточно плотно сталкивались с гармцами? - задумчиво спросил он меня.
   - Было дело.
   - Хм. Большой плюс в вашу пользу. Или минус. Знакомство с некромагами это не то, чем стоит сейчас гордиться. Так что же вы хотите от меня, юная леди?
   А то ему адъютант не сказал. Я глубоко вздохнула и выпалила.
   - Я хочу чтобы меня перевели в разведку! Ну или хотя бы в патруль. Ведь это вполне соответствует той службе, что я несла для этого.
   - Но не соответствует той магии, что у тебя в крови.
   Голос, раздавшийся почти из-за спины, заставил меня вздрогнуть. Не ожидала, что он вмешается.
   Генерал рассеянно кивает:
   - А ведь мой глубокоуважаемый друг прав! Эйнхери могут строить совершенно волшебные, не побоюсь этого слова, щиты! Уверен, такие даже гармцам будут не по зубам. Как насчёт командировки в Шогток?
   Шогток - небольшой приграничный городок к югу отсюда, единственной достопримечательностью которого был отстроенный лет двадцать назад вокзал. Конечно, опасность подвергнуться атаке для Шогтока существовала, в потенциале, но всё же он был не достаточно лакомой целью, чтобы гармцы тратили все свои силы, чтобы пытаться захватить его. Но Пергант решил подстраховаться, и отправил в Шогток весьма значительную поддержку. Случай с гарнизоном Литран испугал генерала сильнее, чем он хотел это показать. А ведь Шогток был ближайший к Литрану городом.
   - Там хватает своих магов. Их теперь там, пожалуй, чуть ли не треть всего населения. Моё присутствие в Шогтоке явно будет излишним, - возразила я.
   Пергант громко хлопнул ладонями о стол.
   - Что за разборчивые маги сейчас пошли, а, Ханно?! В гарнизоне ей не нравиться, в Шогток она ехать не хочет. Может, не я теперь буду командовать своими подчинёнными, а они мной?
   Я закатила глаза.
   - Генерал, вы...
   Пергант возмущённо поднялся.
   - Нет, Ханно, ты слышал как она меня теперь зовёт? Значит, я тридцать лет был "дядей Мири", а теперь просто "генерал"!
   - Успокойся, Мирик, - улыбнулся Ханно. - Ты же знаешь, что Несс не хотела тебя обидеть. Просто пытается сохранить дистанцию, ведь теперь ты её командующий. Правда, Несс, раз уж ты решила играть в официоз, тебе действительно не стоило бы пререкаться со своим непосредственным начальником. Что за капризы?
   - Она как будто и не боевой маг даже, - продолжал бушевать Пергант. - У арэнаи по венам огонь должен идти, а не холодная водица. Где радость от встречи, где слёзные объятия и покаянные речи?
   Ага, это у кого это он из нашей Семьи такое видел? Мой отец, как говорят, даже новость о рождении своих детей встречал со "слегка заинтересованным выражением лица". Нет, были среди нас конечно буйные и громкие - взять хотя бы моего старшего брата Эйнара, или Эрика, не стесняющегося в выражении чувств и просто обожающего обниматься. Но любая Семья арэнаи - это не только кучка любящих друг друга родственников, но и боевая группа со своей иерархией и своими правилами. И уж в эти правила точно не входит плакать при своём начальстве. Но немного теплоты, конечно, проявить стоит. Дядя Мири своих детей не имел, поэтому ко мне относился как к нежно любимой дочери, и сильно обижался, когда я о нём забывала.
   - А для чего покаянные речи? - спрашиваю я, улыбаясь старому другу своего отца.
   - А как же иначе? Приехала домой, и даже весточки не передала своему отцу, что всё в порядке! А Ханно, между прочим, переживал!
   - Правда? - наши с отцом голоса сливаются в общем недоумении. Папа насмешливо сверкает глазами, но заметив хмурое выражение лица Мири, поспешно кивает: - правда, правда. Скучал и волновался.
   Чинно подхожу к отцу и целую его в щёку, а он несколько неловко треплет меня по плечу. А вот от Мирика Перганта мне достались поистине медвежьи объятия - даже косточки захрустели. Наконец меня поставили на ноги, и даже взлохмаченные волосы аккуратно пригладили. А потом ещё раз расцеловали в обе щеки.
   - Ну так что, - спрашиваю я настойчиво, аккуратно вывернувшись из лап своего генерала, - переведёте меня в другую часть, дядя Мири?
   - Ты это не у меня спрашивай, а у своего отца. Он же за вас, сумасшедших армейских магов, отвечает. Я в колдовские дела не лезу.
   О, ну это проще простого. Отец всегда мне разрешал делать то, что я хочу. Но в этот раз мои ожидания не оправдались, по той же самой причине, по которой я полчаса назад вытянувшись стояла перед генералом Пергантом, а не обнимала любимого, пусть и не родного дядюшку. Сейчас я была лишь одной из подчинённых Ханно Эйнхери, старшего армейского мага Тайрани, а не младшей дочерью, которой очень многое прощалось.
   - Нет, - интонации моего отца даже не предполагали, что ему могу возразить, но я упрямо вскинула голову, давая понять, что я тоже не собираюсь сдаваться.
   - Почему нет? Зертан явно дал мне моё нынешнее назначение лишь с мыслью, как от меня быстрее отделаться...
   - Это я ему приказал.
   Вот такого поворота я не ожидала.
   - Для чего?
   - Ты будущая глава Семьи, ты должна научиться командовать и управлять.
   - Но новобранцы...
   - Лучший инструмент для того, чтобы испробовать свои силы. Если сможешь сделать из кучки деревенщин и горожан хорошо сплочённый боевой отряд, значит, и со своим родом справишься.
   - Но... это же не рациональное использование моих способностей. Я боевой маг первого уровня - я могу принести гораздо больше пользы! И я уже усвоила твой урок - отвечать за своих людей, быть хорошим командиром и прочее... Ты знаешь, я легко и быстро учусь. Не пора ли мне дать настоящее задание?
   Отец нахмурился, и до боли знакомым жестом потёр переносицу тонкими пальцами.
   - Видел я твоих ребят. Действительно, они уже начали походить немного на солдат. Но всё же они ещё не готовы. Хочешь их бросить?
   - В этом деле мне легко найдётся замена, - пожимаю плечами. - Для этого совсем не нужно быть арэнаи.
   - Тогда я повторю предложение Мирика. Шогток. Не стоит недооценивать опасность, которая грозит этому городу. Лишний боевой маг, к тому же специализирующийся на защите, там отнюдь не помешает.
   - Но я не хочу специализироваться на защите! - возражаю я. - Я несколько лет провела на службе Канцелярии, и занималась там отнюдь не перекладыванием бумажек. Да и моё путешествие в Алискан и Пустоши в компании... моего напарника, меня многому научило.
   Уф-ф-ф, чуть не сдала Анхельма. Не думаю, что папе нужно знать о моих делах с некромагом, пусть даже меня на это подписал мой дед. Точнее, тем более что меня на это подписал мой дед.
   По лицу отца скользнула тень неудовольствия. Он выглядел разочарованным. Разочарованным во мне.
   - Твой дед слишком сильно хотел, чтобы ты пошла иным путём, чем я. И сделал из тебя точную свою копию. Я должен был не позволить ему втягивать свою дочь в дворцовые интриги.
   - Но ты позволил, - напомнила я отцу. - Ты стоял в стороне всё это время, и теперь тебе едва ли стоит ждать, что я буду такой, какой ты хочешь. Ты хотел дать мне свободу, но лишил меня своей поддержки. Неужели ты думал, что я смогу выстоять перед дедом и его интригами?
   - Я выстоял.
   И стал изгоем в своей Семье. Нет, моего отца официально не изгнали из рода, да и не за что было. Но после побега своей жены Ханно фактически отказался от своих обязанностей наследника главы, будущего правителя. Он отдалился от всех, даже от меня. Ушёл с головой в военную карьеру, уехал, оставив меня в пятнадцать лет в доме деда. Именно тогда Рорик обратил своё внимание на талантливую внучку. Увидел во мне замену своему непокорному сыну. А я, оставленная матерью и забытая отцом, хотела оправдать хоть чьи-то ожидания. Боялась остаться совсем одной.
   И сейчас боюсь. Просто перестала искать поддержки у родных. Не потому что нашла ей замену, а потому что поняла, что помощь и поддержка родных стоит мне слишком дорого.
   Я хочу всё это сказать отцу, но вместо этого молчу, отводя глаза. Не все слова должны быть произнесены. Жизнь научила меня этому.
   - Что ж, - прерывает гнетущую тишину Пергант. - Значит, всё остаётся так, как сейчас. Если ты конечно, Несс, не решила выбрать Шогток.
   - Не остаётся, - возражаю я. - Я пришла сюда по собственному желанию. Глава дома мне ничего не приказывал. А значит, я могу покинуть службу в любой момент.
   - И чем же ты тогда займёшься? - хмуриться отец. - Вернёшься в Истик?
   - Тем же, чем и собиралась. Только не под твоим без сомнения мудрым руководством, - подпускаю в голос немного язвительности. - Канцлеру Нортону всегда бывают нужны знающие люди, да и Изенгрим Бергель предлагал мне немного поработать на него.
   К Бергелю, мне, конечно, идти совсем не хотелось. Но отец, судя по всему, ничего не знал о нежеланной для меня помолвке, и не мог догадаться о том, что я лукавлю.
   - К Бергелю? - Ханно поджимает губы. - Если бы ты знала, что этот Лис сделал, ты бы даже руки ему не подала.
   - Ты про Эйнара? Я знаю. Но мой брат сам выбрал свою участь, решив стать убийцей, Грим лишь только воспользовался появившейся возможностью. Впрочем, это ничего не меняет. Я не могу позволить себе быть разборчивой в средствах. Даже если Бергель предложит мне не слишком чистенькую работёнку, - я тяну, как будто в задумчивости, - что ж, мне придётся пойти и на это. Мне ведь не из чего особо выбирать.
   Смущённо кивнув Мирику Перганту, ставшему свидетелем небольшой семейной ссоры, я гораздо более прохладно кланяюсь своему отцу и выхожу. Интересно, сколько ему понадобиться времени, чтобы прийти ко мне с новым предложением? Ведь мой папа не допустит, чтобы его дочь, единственная из всей Семьи, поддерживающая с ним контакт, оказалась для него потеряна. А я достаточно хорошо сыграла свою обиду и нежелание иметь с ним дело. Отцу придётся уступить мне.
   Я почти не чувствую вины, и это, наверное, самое противное в этой ситуации. Всё-таки отец прав - я всё больше и больше становлюсь похожа на деда. Он всегда считал своего сына излишне мягким и уступчивым, а я защищала его. А теперь... теперь также, как и дед, пользуюсь нежеланием Ханно ухудшать отношения, чтобы добиться своего.
   К вечеру следующего дня настроение портиться совсем. Кажется, своим ультиматумом я сама же поставила себя в безвыходное положение. Недооценила легендарное упрямство Эйнхери, всё же взыгравшее в моём отце, и в итоге проиграла сама. Здесь я остаться не могу, гордость не позволит, к Бергелю я точно не пойду, а Нортон мне вполне прозрачно намекнул, чтобы я держалась от дел Тайной Канцелярии подальше, пока обо мне не вспомнил Император. Вернуться, поджав хвост, к деду? Ну уж нет! Пора бы перестать цепляться за окружающих и научиться нести ответственность за свою жизнь.
   Хотя ведь у меня были когда-то некоторые соображения о ближайшем будущем. Я собиралась заняться расследованием смерти Элоизы. Я была почти уверенна, что следы ведут в Алискан, но поиски можно начать и с места смерти принцессы, а оттуда уже рвануть на восток. Не слишком разумный план, учитывая военные действия между нашими странами.... Но мне надоело быть разумной. Можно ещё заехать к Бергелю, забрать Тари. Воронёнок, с его новообретёнными способностями может быть весьма полезным спутником. А можно вообще в одиночку, благо что в облике кошки проскользнуть через границу будет легче лёгкого.
   Я неторопливо собирала вещи в комнате, которую я делила с ещё одной арэнаи, когда в дверь кто-то деликатно постучал. Всё-таки отец не выдержал! Что ж, ему придётся приложить много усилий, чтобы уговорить меня остаться. Я нацепила на лицо выражение грусти и вселенской обиды, и распахнула дверь.
   Но за дверью стоял человек, которого я меньше всего ожидала здесь увидеть. Нидхёгг.
   Я почти не узнала его, хотя в этот раз он почти не маскировался. Высокий, сутулый, с длинными руками и ногами, он выглядел неуклюжим и безобидным. Одет в сюртук невнятного коричневого цвета и слишком короткие для него штаны. Похож скорее на библиотекаря или счетовода, но никак уж не на тысячелетнего мага. Вот только слишком длинные для горожанина волосы, рассыпавшиеся по плечам, загорелое обветренное лицо и цепкий, внимательный взгляд несколько разрушали образ.
   И как всегда при виде Анхельма, меня разрывали противоречивые желания. Одновременно хотелось ударить его и обнять, накинуться на него с расспросами и захлопнуть перед носом дверь. Вместо этого я немного отступила, давая некромагу возможность войти.
   Он с не меньшим любопытством разглядывал меня. Я тоже изменилась. Ушла аристократическая бледность, сменившись лёгким загаром, волосы на солнце позолотило, и теперь даже сейчас в полутьме комнаты они мягко сияли. За то время, что мы не виделись, волосы успели немного вырасти, и теперь я собирала их в короткий хвостик, хотя самые непослушные прядки всё же выбивались из нехитрой причёски, падая на лоб и обрамляя лицо. Это, впрочем, была единственная вольность в моём облике - я была одета в военную форму тайранской армии, без каких-либо отличительных знаков принадлежности к одной из Семей арэнаи.
   Замявшись, Анхельм всё-таки вошёл, аккуратно присев на скрипучую кровать. Видеть ег здесь было странно.
   - Как ты попал в гарнизон? Сюда не так уж легко попасть таким подозрительным типам, как ты.
   Некромаг махнул рукой:
   - Нортон снабдил меня кое-какими бумагами. Теперь я везде свой. Важная персона. Имперский ревизор.
   - На воротах поставлены знаки защиты, - предупредила я. - Ты уверен, что в тебе не опознали мага смерти?
   - П-ф-ф, я научился обманывать подобную магию лет пятьсот назад. Во мне то что некромага, даже колдуна опознать не смогут.
   - А я чувствую, - удивлённо сказала. - Без уровня, конечно, но и обычным человеком ты мной не ощущаешься.
   - Ну это же ты, - пожал плечами некромаг. - Да и людей обычно бывает сложнее обмануть, чем техномагию. Впрочем, бывает и наоборот.
   - Бывает, - согласилась. - Так что ты тут делаешь?
   - Мне подсказали, что к тебе можно обратиться за советом в одном интересующем меня деле.
   - Кто подсказал?
   - Стик.
   Вот оно как. Значит, всё-таки пересеклись, и судя по промелькнувшей на лице Хеля гримасе, встреча была отнюдь не однозначной.
   Распахнув сюртук, Хель достал из внутреннего кармана прямоугольную карточку и протянул мне.
   - Знаешь, что это такое?
   Я повертела картонку в руках. Пожала плечами.
   - Карта. Судя по всему гадальная.
   Рисунок был выполнен весьма искусно - фигуры трёх женщин, сидящих у прялок, казались настолько живыми, что мне казалось, я могу увидеть, как крутиться веретено у одной из них.
   - Карта Судьбы. Ни о чём не говорит?
   - М-м-м, я плохо разбираюсь в подобных забавах. Вот моя тётка Маурин была весьма искусна в предсказаниях. Когда она мне гадала на своей колоде...
   Я нахмурилась и перевернула карту рубашкой вверх. Хель подался вперёд:
   - Что-то не так?
   - Я могу ошибаться, но кажется, эта карта действительно из её колоды. По крайней мере, рубашка та же. А она говорила мне, что подобных карт, как у неё, больше нет. Художник рисовал их на заказ и только в одном экземпляре.
   - Кто она такая, эта Маурин? Арэнаи?
   - Жена моего троюродного дяди, менталистка, но не слишком сильная. Но дар предсказания у неё действительно есть. По крайней мере, её гадание на картах было весьма точным. Пугающе точным.
   Анхельм заставил меня в подробностях описать нашу единственную встречу, а затем пошли и вовсе странные вопросы: сколько лет я её знаю, как мой дядя познакомился с ней, какие у неё отношения с другими членами Семьи. И даже попросил описать её внешность. И почти на все вопросы я отвечала либо пожатием плеч, либо просто путалась. Я видела её лишь один раз в жизни, и не ставила своей целью всё про неё узнать. Да, вроде вторая жена. По-моему, женились совсем недавно. Не помню, если честно. Раньше принадлежала к Семье Теома. Что это за род? Не знаю, я в этих псиониках не разбираюсь. Внешность? Тёмные волосы или каштановые. Хотя сейчас думаю, что возможно и русые. Лицо? Никогда не всматривалась...
   Анхельм выглядел всё более и более озадаченным.
   - А теперь расскажи про своего дядю.
   В этот раз никаких странных провалов памяти не было. Я помнила всё, начиная от дня его рождения, заканчивая тем, какие блюда он любит.
   - Где он сейчас живёт?
   - Без понятия. Лет пять его не видела.
   - Значит на той встрече в доме твоего деда его не было, в отличие от Маурин. Тебе не кажется это странным? Кто будет отправлять молодую жену на семейную встречу одну?
   Было много вопросов, и ни одного ответа.
   - Для чего Стик дал тебе эту карту? - спросила я.
   Некромаг не успел ответить. В коридоре раздался звук шагов. Сначала мне показалось, что это возвращается моя соседка, но поступь была слишком тяжела.
   Отец, отбив по двери барабанную дробь, почти сразу же зашёл.
   - Простите, Рона, если побеспокоил, мне нужно поговорить с Агнессой...
   Он запнулся, заметив, что на кровати сидит вовсе не смешливая арэнаи, а незнакомый мужик. Хель сориентировался первым.
   - Айрин Ханно Эйнхери? - он вскочил с кровати, сердечно пожал ему руку, и обаятельно улыбнулся: - Я Алистер Нид, имперский ревизор. Меня направили проверить подготовку вашего офицерского состава и магов.
   - И вы, значит, сидите тут, проверяете? - с плохо скрытой иронией спросил мой отец, не выпуская ладонь "ревизора" из своей железной хватки.
   - Сижу. Проверяю, - доброжелательно кивнул некромаг, не переставая улыбаться, но во взгляде появилась некоторая насторожённость. Он попытался разжать рукопожатие, но Ханно держал весьма крепко.
   - Айрин? - недоумённо наклонил голову Хель. И хотя его голос оставался ровным, лицо некромага стремительно бледнело - отец даже без трансформации превосходил по силе всех тайранцев, которых мне приходилось встречать. И хотя я знала, что некромаг был не таким слабым, как выглядел, мне показалось, что вот вот, и его кости просто сломаются.
   - Отец!
   Рука отца наконец то разжалась, и Анхельм буквально отлетел от него, спрятавшись за мою спину.
   - Извини, Несс. Просто не люблю, когда из меня делают дурака. Я знаю всех армейских ревизоров Императора в лицо, и вы даже близко не походите ни на одного из них. Но зато весьма похожи на некромага Нидхёгга, которому доверяет Канцлер Нортон и который является давним другом моего отца.
   - И кто из них вам рассказал обо мне, айрин? - расслабленность в голосе Хеля не обманывала даже меня.
   - Никто. Я не настолько глуп, чтобы отпустить дочь в чужую страну, не попытавшись выяснить, с кем же она едет.
   Значит, у отца есть свои источники информации. Что ж, в следующий раз нужно учитывать и это. Хорошо хоть, что отец так и не смог узнать, что раньше Анхельма Нидхёгга звали совсем по-другому, иначе бы некромаг не стоял сейчас здесь, а пачкал бы мой пол своей кровью. Впрочем, Ханно бы это тоже обошлось недёшево - я достаточно хорошо знала Хеля, чтобы понимать, что он никого не пощадит, если будет чувствовать угрозу для своей жизни.
   - Что тебе нужно, некромаг? - отец повернулся ко мне, и спросил уже меня: - значит, это с ним ты собираешься уехать?
   Скажи я "да", и возможно, произошло бы что-то совсем ужасное, но у меня впервые за долгое время включился инстинкт самосохранения.
   - Нет, конечно же нет! Анхельм просто заехал спросить меня кое-что важное для себя. А затем он уедет.
   Видимо, это звучало всё-таки немного неискренне, потому что отец несколько подозрительно посмотрел на меня.
   - И что же он хочет спросить?
   - О Маурин Эйнхери, бывшей Теома. Есть вероятность, что она не та, за кого себя выдаёт.
   Я редко слышала, чтобы Анхельм говорил так серьёзно. Кажется, его в этой загадочной истории с предсказательницей действительно что-то зацепило.
   - Маурин Эйнхери? Кто это ещё такая?
   Удивление отца было неподдельным.
   - Жена Тобано, - напомнила я.
   - Тобано вдовеет уже вторую сотню лет. У него нет жены, - уверенно сказал отец.
   Мне стало не по себе. Интересно, это со мной что-то не так, или с внешним миром? Я отчётливо помнила, что дед представлял Маурин как жену Тобано, а теперь Ханно говорит, что это не может быть.
   - Может быть, ты просто давно не видел дядю Тоба? Возможно, он успел жениться за это время.
   - Я видел его полтора месяца назад. И единственной его новостью было то, что его любимая псина наконец ощенилась,
   Мы с Анхельмом переглянулись.
   - Тогда кто она была такая? - неуверенно спросила я.
   - Посмотри внимательно на карту, - мягко сказал Анхельм.
   Три древние языческие богини, три Прядильщицы, сидящие за веретеном. Старуха, зрелая женщина и молодая девушка, почти ребёнок. Если приглядеться, видно, что на самом деле у них одно лицо, пустое и бесстрастное, просто изменённое временем и невзгодами.
   - Три богини, ведущие человека от рождения к смерти.
   - Одна, просто в разных ипостасях. Её называют Судьбой, хотя кое-кто знает её и под другим именем. Ты знаешь, под каким?
   Я растеряно качаю головой. Никогда не увлекалась древними легендами, хотя в последнее время только в них и живу.
   - Мойра, - говорит отец, - в древних книгах её называют Мойрой.
   Ненавижу, ненавижу, когда в мою жизнь вмешиваются иносущности. Маурин не просто предсказала мне судьбу, она была Судьбой. Мойрой. Что ж, могу сказать одно: у всех этих богов не слишком богатая фантазия на имена.
   - У нас проблемы? - обречённо говорю я.
   Что-то не вериться мне, что сама Судьба играет на одной стороне с Повелительницей Перекрёстков.
   - Пока не знаю, - честно отвечает Анхельм.
   Отец переводит взгляд с одного на другого.
   - Может быть, вы наконец то скажете, что здесь происходит?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"