Булгари Шайда: другие произведения.

Глава 50-2 часть (Вл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    " Это не любовь, это Дикая Охота на тебя" (с)Канцлер Ги. Постепенно заканчиваем с ангстом и переходим к раскрытию и завершению сюжетных линий. Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

 []

   Прихожу в сознание. Судя по тому, что запахи перестали ощущаться столь остро, а полумрак вновь стал непроницаем для глаз, я вновь приняла человеческую форму. И успела залезть под кровать.
   Прямо передо мной пробивается полоска света, и я вижу чьи-то ботинки. Их обладатель бесшумно отходит, и я теряю его из поля зрения. Затем слышу скрип открываемого ящика комода, и человек вновь возвращается ко мне. Я, стараясь как можно более тихо двигаться, немного поддаюсь назад, пока не упираюсь спиной в стену. Покрывало приподнимается, и полоса света становится шире. Джаред опускается на колени, и заглядывает под кровать, держась при этом предусмотрительно осторожно. Мы встречаемся взглядами. Его немного удивлён и задумчив, мой, я полагаю, насторожен и испуган. По-крайней мере страх, вперемешку с отвращением, я испытываю точно, потому что вижу, что он держит в руках. Ментальный паразит, практически точно такой же, что попал ко мне тогда из Зеркала. А ведь Стик говорил, что такие артефакты очень редки, да и к тому же изготовляются на вполне определённую жертву. Видимо, для Велора я действительно весьма ценная добыча.
   - Только попробуй сунуться ко мне с этой штукой, - мрачно говорю я, - и затолкаю её тебе обратно в глотку.
   Хаккен чуть приподнимает брови, но послушно отступает на пару шагов.
   - Вылезай, - предлагает он.
   - Как только ты положишь ментальный артефакт обратно.
   - Знакома с ним?
   - Да.
   - Значит это он... - Джаред не договаривает.
   - Нет, меня привело сюда не магическое принуждение, а моя собственная глупость.
   Слышу смешок Хаккена и скрип ящика.
   - Всё, убрал. А теперь, может, явишь свой прекрасный лик?
   - Стой где стоишь, - предупреждаю я.
   Нащупываю край покрывала и стягиваю его вниз. Не то, что я была чрезмерно стеснительной, но Джаред явно не тот человек, перед которым мне хочется разгуливать голой. Точнее, не в этой ситуации. Кое-как завернувшись, пытаюсь выбраться наружу, что не так-то просто. Из-за коварного заклятия мои силы, физические и магические, на нуле, а если присовокупить сюда привычную слабость после трансформации, то я практически не могла двигаться, рискуя в любой момент вновь свалится на пол. Но усилием воли заставляю себя встать, опираясь на спинку кровати и не отводя взгляда от некромага. А тот, на удивление, ведёт себя мирно и дружелюбно. Даже дышит тихо, боясь спугнуть.
   - Что, боишься нарушить Клятву Смерти? - криво улыбаюсь я.
   Уверена, если не то обязательство, которым мы с Анхельмом связали некромага, то я давно была бы празднично упакована в антимагические путы. Хотя зачем они, если есть ментальный паразит, подавляющий любое желание идти против воли хозяина? Но я ведь так просто не дамся - а значит, Хаккен может случайно поранить меня, и навлечь на себя гнев Госпожи Смерти.
   - Я не могу причинить тебе вреда, - соглашается Джаред, - да и не хочу этого. Но ведь я вполне могу позвать сюда охрану, и тогда они всё сделают за меня.
   - Тогда почему не зовёшь?
   Хаккен лишь пожимает плечами и вместо этого спрашивает:
   - Хочешь есть? Выглядишь голодной, даже истощённой.
   - Ты, если честно, тоже так себе.
   Изменения, произошедшие в некромаге, менее очевидны, чем мои. Лицо всё также гладко выбрито, жёсткие, как проволока, волосы аккуратно собраны в хвост, тёмные одежды сидят безупречно. Вот только из-под подола длинной накидки виднеются армейские тяжёлые ботинки, контрастирующие с изящной вышивкой на одежде, а под глазами появились тени усталости.
   На лице нет довольства охотника, поймавшего добычу, скорее, какое-то облегчение. Кажется, он рад меня видеть. На самом деле. Это так странно, что я, обещавшая самой себе быть осторожной, подхожу ближе.
   - Почему ты была нага? - не дождавшись ответа на свой вопрос, вновь спрашивает Джаред.
   - На западных островах при входе в дом принято снимать обувь, я решила пойти дальше, - отшучиваюсь я, и почти сразу перевожу разговор: - ты мне снился.
   - Ты мне тоже.
   - Мне снилось море. Однажды. А ещё пики высоких гор вдалеке и башни из чёрного камня.
   - Это Гармские горы и город, в котором я вырос.
   Кажется, Джаред нисколько не удивлён, как будто то, что мы видим общие сны, это нормально.
   - А недавно мне приснился огонь, и человек, которого я знала, - продолжила я. - А потом мне сказали, что гарнизон, в котором он служил, был уничтожен. Сгорел в некромагическом пламени. Ты был в Литране, Джаред?
   Мне не нужно читать его мысли, чтобы увидеть правду в его глазах. Беспощадную, жестокую правду. Меня охватывает ярость, которую, не побывай я сама в шкуре зверя, назвала бы животной. Но животные не умеют так ненавидеть, как это делают люди - неистово желая причинить боль.
   Всего один шаг требовался мне для того, чтобы достигнуть некромага. Я хотела вцепиться ему в глотку, я хотела сломать ему шею и вырвать кадык.
   Но мне не стоило двигаться так резко. В самый неподходящий момент силы окончательно покинули меня. Всё перед глазами поплыло и я зашаталась, ухватившись за первое, что попалось мне под руку. То есть практически повисла на некромаге.
   Он подхватил меня за плечи одной рукой, удерживая в вертикальном положении, и прижал мой лоб к своей груди, придерживая другой рукой за затылок. Я не могла видеть его лицо, но интонации его голоса показались мне просящими.
   - Ты поедешь со мной в Гарм, Агния?
   - Ты спятил, некромаг. Гарм последнее место, где я хочу быть, - прохрипела я, борясь накатившейся слабостью.
   - Тогда мне жаль.
   Впервые за этот день я испугалась по-настоящему. Затрепыхалась, пытаясь вырваться из объятий, но было уже поздно.
   По обнажённой ноге скользнуло что-то холодное, чуть царапая кожу и оставляя горящий след после себя. Я попыталась стряхнуть тварь, но поняла, что нога полностью онемела. А существо продолжало двигаться вверх, цепляясь маленькими крючками за тонкую кожу спины, пока не достигло основания шеи.
   - Тс-с-с, не шевелись, - прошептал мне на ухо гармец. - Сейчас всё закончится. Помни, твоей жизни ничего не угрожает. Я не причиню тебе вреда, и не позволю другим.
   Затем резкая боль в шее, и на пол падает оболочка ментального паразита, а его содержимое, сам артефакт, остаётся под моей кожей. Меня начинает бить мелкая дрожь, переходящая в судороги.
   Хаккен переносит меня на кровать, крепко прижимая к матрасу, держа руки и не давая расцарапать кожу, чтобы вытащить эту тварь наружу.
   - Скоро всё пройдёт, - убеждает он меня. - Только не сопротивляйся, и станет легче. Позволь этому... произойти.
   Покрывало давно слетело с меня, но мне всё равно. Ощущения чего-то живого, пульсирующего и шевелящегося под моей кожей, сводит с ума, и я продолжаю вырываться, хотя сил уже давно нет.
   А затем покой. Боль не проходит, но тревоги больше нет. Я всё ещё могу думать, и я более чем уверена, что мысли мои. И я всё ещё могу чувствовать - вот только от всех чувств, злости, отчаяния, страха, остались лишь тени, скользящие по границе моего сознания, и не затрагивающие моего внутреннего спокойствия. Становится легче дышать, и я дышу - размеренно и глубоко. Джаред ложиться рядом, но уже не касается меня, сохраняя пусть небольшую, но всё же дистанцию.
   - Как он работает, этот артефакт? - слышу я как будто со стороны свой немного запинающийся голос. - Буду ли я делать всё, что мне прикажут, или это работает как-то иначе?
   - Эйсор, - я впервые слышу название той твари, что поселилась внутри меня, - самый мягкий способ воздействовать на волю человека. Он не лишает способности действовать самостоятельно, не делает его глупее или слабее. Он даже не блокирует магические способности. Просто подменяет его собственные цели и желания на чужие, вложенные в эйсор. Ты не заметишь разницу.
   - И что было вложено в этот эйсор?
   - Разве это имеет значение сейчас?
   Действительно, какая разница. Смешно, меня столько раз пытались взять в плен, столько раз стремились навязать свою волю, превратив в послушную марионетку. Танара, Интрай, Асет Орани и даже сам Консул. А получилось это у Джареда Хаккена, который уступал и опытом, и силой всем им. При виде него я забыла об осторожности, стала беспечной. Фактически сама приплыла в руки гармцам.
   Живот тянуще ноет. Я слишком долго была в шкуре зверя.
   - Есть хочу, - по-детски жалобно говорю некромагу.
  
   Когда приносят поднос с едой, девушка уже спит, трогательно свернувшись клубочком. Джаред садится рядом, проводит пальцем по переносице, линии губ, гладит по щеке, но Агнесса спит слишком крепко, чтобы это почувствовать. Пальцы доходят до уха, и там замирают. На пальцах кровь, совсем свежая. Джаред чуть наклоняет голову Агнессы, как если бы она была безвольной куклой, и тонкая струйка крови, вырвавшаяся на волю, пачкает лицо и простыни.
   Через десять минут у входа в комнату уже стоит целитель, и мнётся, боясь ступить на магическую ловушку.
   - Она уже деактивирована, заходи.
   Мужчина заходит и удивлённо восклицает:
   - Агнесса! Она... она спит?
   - Я тоже так думал, но это не слишком похоже на сон.
   - Что вы сделали, айрин?
   Целитель уже ставит свою сумку на стол, но инструменты пока не спешит доставать.
   - К ней был присоединён ментальный артефакт, - мрачно говорит Джаред. - Но обычно он не приводит к столь сильным судорогам и... крови быть не должно. Скажи, что пошло не так, Гиваргис?
   Алисканец уже осторожно осматривает девушку, особо внимательно изучая свежую ранку у основания головы.
   - Ну, я не разбираюсь в действиях ментальных артефактов, тем более некромагических, но организм арэнаи - это большая тайна. На них даже целительская магия действует иначе, искажаясь. Я заметил это ещё в Алискане. Так что вполне возможно искажение произошло и тут. И вы правы, она не спит. Пульс слишком медленный даже для состояния сна, а кожные покровы чрезмерно бледны. Говорили, были судороги? Речь после этого была ясна?
   - Да, но немного заторможена. Я списал это на усталость.
   - Возможно повреждение функций мозга. Можно ли извлечь артефакт?
   - Чтобы не повредить ей ещё больше? Нет, это может сделать только Велор Рейвен. Эйсор зачаровывал именно он.
   - Я могу остановить внутреннее кровотечение, но и только. Но и это не гарантирует, что оно не возобновиться вновь. Организм отторгает чужеродное тело. Судя по всему, это происходит из-за высокой адаптивности и изменчивости организма. То, что работает обычно на боевых магов, сейчас приносит ей вред. А если арэнаи попробует использовать боевую трансформацию, пусть даже ненамеренно, то боюсь, это и вовсе убьёт её. Советую надеть на неё оковы, которые препятствуют трансформации.
   - Да, у нас есть несколько, - кивает задумчиво Хаккен. - Когда она очнётся?
   - День, может быть два - энергетический баланс совсем на нуле, а тут ещё внешнее вторжение. Если больше, то будет основание для беспокойства и возможно, серьёзного целительского вмешательства.
   - Тогда ты отправишься в Гарм с нами.
   Гиваргис растерянно хлопает ресницами:
   - Но... нет, я не хочу! У вас же есть свой маг жизни!
   - Боюсь, наши гармские целители разбираются в физиологии боевых магов не так хорошо, как ты.
   - Но я лишь однажды лечил боевого мага! Да и уровень то у меня совсем слабенький. Айрин Хаккен, ну вы же меня знаете, я самый беспомощный, слабый, глупый маг жизни из существующих...
   - Я всё сказал.
   На следующее утро до Джареда Хаккена донесли, что войска Майстера приближаются к городу. Но некромаг не собирался вступать в бой.
   В небо над Тайрани поднялись два дирижабля, унося с собой, помимо гармцев, несчастного алисканского целителя и так и не очнувшуюся тайранку. А через несколько часов в город вошли тайранские войска, но почти тотчас покинули его в спешке. В городе началась чума, вызванная, не иначе чёрным гармским колдовством.
  
   Пахнет специфически и немного знакомо. Металлом и техномагией. Под щекой ощущается дрожь, это ощущается даже сквозь тонкий матрас. Гулко гудит мотор.
   Мы летим? Открываю глаза. Кабина дирижабля, точнее, один из его отсеков, отделённый от других металлической перегородкой. К ней прислонился и дремлет мужчина, которого я узнаю не сразу. Тощие ноги и руки с торчащими локтями, длинный нос, копна спутанных волос на голове. Гиваргис. Произношу это вслух. Маг сонно хлопает глазами, а затем вскакивает.
   - Айри Эйнхери!
   - Давай без официоза. Я сейчас не в том положении, - морщусь я.
   Голова безумно болит, а в теле... Я бросаю взгляд на руки и чертыхаюсь. Опять эти оковы! А ведь Хаккен говорил, что в них нет необходимости.
   - Это для вашей пользы, - проследив за моим взглядом, сказал целитель. - У вас возникли некоторые проблемы с этой штукой, что к вам прицепили.
   Я пробегаю пальцами по позвонкам шеи, и натыкаюсь на небольшое уплотнение. Чуть надавливаю и зажмуриваюсь от сильного спазма боли. Слёзы помимо моей воли выступают на глаза. Гиваргис тут же оказывается рядом.
   - Не трогай!
   Под чуткими прикосновениями боль почти утихает. Он даёт мне немного сладковатого на вкус отвара, и тело хоть немного, но расслабляется. Я ложусь обратно на подстилку, подтягивая ноги к себе и обвивая их руками.
   - Куда мы летим? - спрашиваю я алисканца, чтобы отвлечься.
   - В Гарм. Точнее, мы должны быть уже над ним. Ещё утром я видел очертание гор.
   В этот раз я ругаюсь гораздо дольше, грязнее и изощрённее, и замолкаю, лишь когда слышу смешок. У входа стоит незнакомый мне некромаг. Для гармца он кажется достаточно невысоким и плотным, но лицо характерно вытянуто, а черты лица резки. Он молод, возможно, чуть старше меня, и жёлтые глаза рассматривают меня с доброжелательным любопытством. Это странно, от гармца я ожидала бы скорее отвращения и ненависти.
   - Ты ещё кто такой? - пряча за грубостью смущение, спрашиваю я, не пытаясь даже из вежливости сесть.
   - Лиазар Астенари. Моё почтение, - и без всякого перехода: - а ты ведь правнучка Консула Рейвена?
   - Одного из них. А что, об этом уже на столбах пишут? - язвительно говорю я. Не думала, что Велор, или кто-либо из его окружения будет об этом распространяться.
   - Просто я вижу в вас родство с Рейвенами. Я Мастер крови, и умею видеть такие вещи.
   - Первый раз слышу о Мастерах крови. Это что-то из некромагии?
   Лиазар качает головой.
   - Чаще всего этот дар появляется у целителей, так что некромаг, умеющий читать по крови - это аномалия. Точно такая же, как и арэнаи с жёлтыми глазами.
   Криво улыбаюсь.
   - Значит, мы похожи?
   - О, мы вполне можем быть похожи, и не только в этом. Я ведь твой родственник.
   Хмурюсь, недоверчиво разглядывая молодого мужчину:
   - Ты потомок Рейвенов? Я думала, у Консулов нет детей, помимо дочери Велора.
   - Нет, я не принадлежу этой линии. Но мой дед был младшим братом жены Велора. Так что я фактически являюсь твоим дядей, пусть и степень нашего родства не особо высока.
   Ну просто... счастье неописуемое. Видимо, Лиазар замечает кислое выражение моего лица.
   - У тебя ведь, как и любого арэнаи, есть Семья за спиной, а значит, куча родственников?
   - Ага, около семидесяти - как кровных, так и тех, кто связан узами Семьи. И это только Эйнхери. Со стороны матери гораздо меньше, но вы явно берёте качеством, а не количеством.
   Потому что каждый встреченный мной родственник Зоры оказывается безумнее другого - Танара, степной хан, Велор, а теперь этот.... Я видела не так уж много гармцев, но что-то общее в них уловила - они все были претенциозно надменны и высокомерны. Этот же и вовсе не знал, что такое вежливость и дистанция. Сейчас вот стоит напротив меня, рассматривает своими жёлтыми глазищами, аж даже рот приоткрыл от любопытства.
   Лиазар непринуждённо садится рядом прямо на металлический пол.
   - Мы все немного шибзданутые. У меня есть своя теория про это.
   Он бросает взгляд на Гиваргиса, съёжившегося у стены, и движением руки указывает ему на выход. Тот ни слова не говоря уходит, оставляя нас двоих.
   Приподнимаю брови, побуждая Лиазара продолжать.
   - Видишь ли, наши предки - и арэнаи, и гармцы, долго жили в изоляции, почти не имея контактов с другими народами арэнаи. Этому способствовало как и географическое расположение Северных островов, так и местные традиции и верования. Более того, даже живя на одной, достаточно небольшой территории, народы арэнаи и нигоред почти никогда не смешивались.
   - А нигоред это кто? - в замешательстве говорю я.
   Лиазар смотрит на меня укоризненным взглядом:
   - Предки гармцев. Мы же не называли себя некромагами.
   - Ага, - киваю я, изображая, что всё поняла.
   - Так вот, союзы между нигоред и арэнаи были крайне редки, род Рейвенов пожалуй один из немногих, в ком течёт кровь арэнаи. Я, если честно, не знаю, почему подобных браков было так мало. Как Мастер крови я вижу, что потомство двух народов может быть вполне жизнеспособно, и даже более того, весьма талантливо и сильно. Видимо, тоже какие-то религиозные предрассудки, ну или обычные межклановые дрязги. Кто-то на кого-то не так посмотрел или не то сказал, и всё, вражда навек. Люди мелочны, а маги так ещё и злопамятны.
   Так и представляю себе некромага древности, надменно цедившего одному из метаморфов что-нибудь вроде "шелудивый пёс", и того, расписывающего некрофильские пристрастия своего противника. Вот оно веселье то было, наверное, жить столь разным существам на нескольких микроскопических островах почти нос к носу. Видимо, Лиазар понимает ход моих мыслей, так как нахально улыбается.
   - Тот же брак родителей Велора Рейвена был последней попыткой примирения двух народов, не особенно удачной. Итог противостояния ты знаешь. Части нигоред пришлось мигрировать в Салдор, а затем и вторая волна последовала за ними, переселившись в Гарм. Успев, впрочем, подгадить своим извечным соперникам, арэнаи, создав для них невыносимые условия проживания на островах.
   - Так значит, извечный холод, сковавший острова, дело рук некромагов?
   Лиазар пожимает плечами.
   - Ну, поломали они там что-то. Как говориться, ни себе, ни людям.
   Знаю, что они там поломали. Источник. Умельцы хреновы. Техномаги, чтоб их.
   - Но не в этом дело, - нетерпеливо продолжил гармец. - Что произошло дальше. Салдорские некромаги и арэнаи, обосновавшиеся в срединных землях Ойкумены, достаточно быстро ассимилировались, смешавшись с местными народами. Что, с одной стороны, упрочило их положение на занятых ими территориях, с другой стороны, сильно разбавило дар. Боевых магов рождалось больше, стали появляться и лэры, маги первого поколения, вот только силы арэнаи в сумме стали слабее, они даже утратили часть своих способностей. К полной трансформации, к примеру.
   Ну да, утратили. Печально киваю, честными глазами смотря на некромага. Вы из меня даже пытками не вытащите то, что я знаю о метаморфах, уж будьте уверены.
   - Гармцы поступили, на первый взгляд, умнее, избегая браков с теми, кто не был одним из них, продолжил мой "дядюшка". - А так как потомков северян и так изначально было немного, это, в итоге, привело к сильному кровосмешению, и, закономерно, к вырождению. То есть магически мы стали даже сильнее, чем наши предки, но гораздо малочисленнее. Участились случаи магического безумия, особенно среди женщин. Опять же, очень большая смертность в младенчестве, выкидышей, а то и вовсе бесплодных браков. Рейвены уже несколько сотен лет назад поняли, что если так пойдёт и дальше, то скоро от нас ничего не останется. Нужна была новая кровь. Но коренное население не слишком для этого подходило.
   - Почему это? - фыркаю я. - Страшненькие?
   - Если бы дело только во внешности было, - пожал плечами некромаг. - Им же Шаноэ полностью мозги выжгли. Большинство смертных в Гарме - просто недочеловеки, которые не всегда даже говорить умеют. Мы не дошли до такой степени отчаяния, чтобы иметь дело с этим.
   Меня передёрнуло от отвращения. Лицемерные ублюдки эти некромаги. Практически довели местное население до животного состояния, и теперь вместо того, чтобы пытаться исправить ситуацию, откидывают их в сторону, как мусор. А теорию про вырождение магов, я кажется, не так давно слышала. От Изенгрима Бергеля. Вот бы он обрадовался, найдя единомышленника в Гарме.
   - Тогда было принято решение искать ресурс на стороне. Начали с Алискана. Здоровая, крепкая нация, молодая и развивающаяся. Мы начали свои исследования, но достаточно быстро разочаровались. Мой предшественник, Мастер крови Норей, после нескольких десятилетий исследований понял, что хотя витальность алисканцев высока, магический потенциал народа чрезмерно низок. Магов почти не рождается, да и те, которые есть, очень слабы. То же самое и у степняков.
   - Подожди, но почему вы не начали с салдорцев? Они, как и вы, маги смерти.
   - Гораздо слабее, чем мы, - поправил меня гармец. - Не скажу, что полное ничтожество, но... мы решили оставить их на крайний случай. Да и они к нам не пышут любовью. А развязывать некромагические войны нам не хотелось - после них мало что остаётся.... неиспорченным.
   - И тогда вы решили сунуться к тайранцам? - недоверчиво спросила я.
   Даже села, игнорируя головокружение, чтобы ничего не пропустить.
   - Ну да, мои исследования показали, что арэнаи идеально подходят для того, чтобы разбавить кровь некромагов и даже усилить наши способности, - простодушно сказал Лиазар. - Взять хотя бы Велора. Он сильнейший некромаг из ныне живущих на земле, хотя его мать была из арэнаи. Или даже благодаря этому.
   Ну, допустим, сильнейший некромаг у нас Хель Пустынник, но не суть дело. Интересовало другое:
   - Ну а если потомство будет не некромагами, а арэнаи?
   - Ну, Шаноэ же смогли решить этот вопрос. У них всегда рождаются одни девочки. Я полагаю, устроить так, чтобы дар гармцев доминировал над способностями арэнаи, будет вполне возможно. Может быть, мы сможем добиться даже того, чтобы совместить эти две магии.
   И тут я не выдержала, и рассмеялась. Уловив недоумённый взгляд некромага, я расхохоталась ещё сильнее.
   - А мы-то с Грегом думали, хи-хи, что вас интересуют наши земли и ресурсы...
   - И для этого тоже, но у нас ведь есть ещё и Алискан, - неловко улыбаясь, пытаясь понять, что смешного здесь нахожу я, сказал Лиазар.
   - Ну да, ну да. А ещё алисканцы... - я снова захихикала, вытирая проступившие слёзы, - а ещё они как сваты выступают - дескать, мы к вам с солью и хлебом. А война, это значит, как способ сделать предложение заартачившейся невесте? Ой, не могу. Значит, вы решили завоевать Тайрани, а потом заставить несчастные Семьи поучаствовать в восстановлении вашей рождаемости? Вы, ребят, реально спятившие. Вы это знаете?
   - Ну, изначально ведь речь не шла о войне, хотя Первый Консул и продавливал силовое решение. Просто всё вышло из-под контроля из-за провала с Элоизой Майстер, поэтому мы и решили, что было бы неплохо доказать упрямым тайранским магам, что сила на нашей стороне.
   Я всхлипнула от смеха, скрывая за весельем назревавшую истерику.
   - О, вы недооценили упрямство боевых магов! Мы костьми ляжем, но не пойдём на союз с некромагами. Хотя подождите - вы ведь нам даже не союз предлагали, а участь племенного скота!
   Тут мне внезапно в голову пришла мысль, которая подействовала на меня как ушат холодной воды.
   - Э-э-л, Лиазар, - облизав внезапно пересохшие губы, сказала я. - Вы же не собираетесь подключать меня к вашему, безусловно, гениальному эксперименту по возрождению гармских некромагов? Так как я, если честно, не очень подхожу. У меня порченная кровь шаноэ, а ещё степняки в роду были. Я вам всю чистоту эксперимента испорчу.
   Мне не хотелось выходить замуж за Изенгрима Бергеля, но от мысли, что меня могут выдать замуж за одного из некромагов, меня пугала.
   - Это пустяки, с твоим-то первым уровнем силы. А вообще мысль хорошая. У тебя хоть и необычная внешность, совершенно не гармская, - задумчиво потёр подбородок Лиазар, - но я знаю несколько своих приятелей, которым бы ты пришлась по вкусу. Такая миниатюрная и фигуристая. Редкий цвет волос, и носик у тебя симпатичный. Я даже думаю, что тебе дадут возможность выбрать из нескольких претендентов. Да и Велор будет рад, всё же продолжение древней династии Рейвенов. Родишь несколько, двоих или троих мальчиков с нужным даром, а там мы тебя и отпустим. Мы же не изверги какие.
   Я сидела в совершенной прострации, лишь хлопая глазами подобно механической кукле.
   - Не обращай внимания на Лиазара. Он так шутит.
   Джаред появился как раз вовремя, не дав мне сдохнуть на месте от отчаяния. Я почти спокойно отношусь к мысли о том, что меня могут пытать или убить, но на попытки вмешательства в мою личную жизнь я в последнее время реагирую несколько неадекватно.
   - Да, конечно шучу, - тут же сказал Лиазар, вскакивая, и манерно кланяясь Хаккену, бочком пробираясь к выходу. - На самом деле тебя собираются принести в жертву в одном древнем и кровавом ритуале.
   - Лиазар! - отдёрнул его Хаккен.
   - А, ну тогда нормально, - бледно улыбнулась я. - Ритуалы мне нравятся.
   Молодой некромаг мне подмигнул и был таков.
   - У тебя новый напарник? - спросила я Джареда. - А как же Адиель? Не сошлись характерами?
   - А с этим разве можно сойтись? - устало выдохнул некромаг. - Но он хороший специалист. Наше молодое всё. А Зикрахен остался в Гарме, Консулы отчего то решили, что нам не стоит работать вместе.
   - Оба консула? - подняла брови я, но Джаред проигнорировал мой вопрос.
   Он прислонился к стене, там же, где стоял. Как-будто опасаясь приближаться.
   - Как ты?
   - Ты знаешь, меня ведь уже похищали. А также пытали. Несколько раз собирались убить. И даже под весьма неприятные заклинания я попадала. Но я никогда не чувствовала себя так... как будто со мной это пытались проделать одновременно. И меня чертовски бесят эти браслеты на руках. Плохие ассоциации, знаешь ли.
   - Если ты их снимешь, у тебя снова может пойти кровь. Твой организм плохо принимает эйсор.
   - Я смогу договориться со своим организмом, если буду иметь доступ к трансформации. Тем более что они уже и сейчас не слишком на меня действуют.
   Я сдвинула край одного из браслета, продемонстрировав впечатавшиеся в кожу запястий руны. Когда то я расцарапала их ножом, и из-за попавшего на ранки антимагического серебра они так и не зажили окончательно, оставив шрамы. Колдовать мне это не мешало, зато попытки лишить меня способности к трансформации удавались лишь частично - руны работали даже так.
   Джаред, после некоторого раздумья, кивнул.
   - Ну что ж, если ты хочешь.
   Впрочем, я недооценила действия браслетов. Как только Джаред разомкнул их, как головная боль усилилась, а основание шеи как будто обожгло клеймом. Я закусила губу, и тут же почувствовала вкус крови.
   - Так не пойдёт, - сказал Джаред тревожно.
   - Дай мне минутку.
   Тело моё пыталась исторгнуть или поглотить ментального паразита, но тот явно обосновался слишком хорошо, чтобы уходить. Я положила трясущиеся пальцы на шею, описывая круги вокруг небольшого бугорка на шее и направляя течение энергетических потоков в обход эйсору. Как-будто пыталась убедить своё тело, что здесь ничего нет. И оно, наконец, неохотно поверило, что затаившаяся во мне дрянь - не чужак, представляющий опасность для его целостности, и не рана, которую надо залечить. Боль постепенно уходила, хотя, я полагаю, она вернётся, как только я попытаюсь использовать полную трансформацию. Вытираю лицо платком, протянутым некромагом, и лишь сейчас замечаю, что у меня шла кровь носом.
   - Ты как? Позвать Гиваргиса?
   - Лучше, - кивнула Джареду. - Теперь почти ничего не болит, только сильная слабость.
   Он как-то криво улыбнулся:
   - Ну ты же ничего не ела очень давно. Жаль, я в спешке не догадался взять нормальной еды. Так что придётся обойтись армейским пайком.
   Пока он разворачивал свёрток со скудной, хотя на вид и достаточно питательной снедью, я еле удерживала себя от того, чтобы подобно голодному птенцу не начать вопить "дай, дай, дай!". Но вот силы воли на то, чтобы есть аккуратно, как соответствовало леди, у меня уже не было. Кусок вяленого мяса, коржики овсяного хлеба, немного кособокое яблоко и сухие хлопья с каким-то рыбным вкусом исчезли, казалось, тотчас, как некромаг их выложил передо мной. Последними я умяла плитку горького шоколада и горсть сухофруктов, и довольно облизнула пальцы. Я могла бы съесть и ещё, но кажется, это было всё, чем обладал гармец.
   - А у нас солдат шоколадом не кормят, - заявила я, слизывая с шуршащей упаковки сладкие крошки.
   - У нас тоже не кормят, - вздохнул грустно некромаг, и мне стало понятно, какого именно сладкоежку я объела. - Вижу, ты больше не злишься на меня?
   - Конечно, не злюсь, - равнодушно сказала я. - Полагаю, что эта дрянь в моей шее просто глушит сильные эмоции. Я себя и живой-то не совсем чувствую. Как-будто нахожусь во сне - всё так зыбко и неустойчиво, особенно мои мысли и чувства. Впрочем, это то и неудивительно - они ведь теперь не совсем мои.
   - Это с непривычки, - заверил Джаред. - Потом эффект нереальности сгладиться.
   Я прижалась щекой к прохладному металлу и закрыла глаза. Лёгкое прикосновение к моему плечу.
   - Агнесса?
   - Знаешь, что меня удивляет? - спросила я. - Почему ты ещё жив. Ты ведь натравил на меня эту штуку, эйсор. Госпожа Смерть давно должна была прийти по твою душу.
   - Я лишь активировал артефакт, всё остальное эйсор сделал сам. Условия Клятвы были вполне конкретны, и всего в нём предусмотреть было нельзя, - мягко объяснил Джаред. - Хотя то, какова была твоя реакция на артефакт, несколько испугало меня. Я не думал, что тебе будет так плохо.
   - И что потом? - устало спросила я. - Ты просто передашь меня в целости и сохранности Рейвену, а уж то, что он сделает со мной, не твоё дело? Ты-то ведь меня и пальцем не тронул. А вот Консул никакими клятвами не связан, а в его родственную привязанность я как-то не верю.
   - Вот тут ты ошибаешься. Может, между вами и нет никаких клятв, но ты его потомок, и это ограничивает его гораздо больше, чем ты думаешь. Не у одних арэнаи сильна связь кровных уз. Убийство родича для нас - это табу, иначе бы брат Велора, - тут Хаккен понизил голос, - был бы давно мёртв. Так что за свою жизнь ты можешь не волноваться. Как и о том, что с тобой будут обращаться неподобающе.
  
   Как ни странно, Джаред не врал и не преувеличивал. Мой статус в Гарме оказался достаточно противоречивым - я была и пленницей, не обладающей почти никакими правами, и высокой гостьей, о которой пеклись как о наследной принцессе. Но поняла я это гораздо позже. Изначально я считала, что участь моя будет незавидна, и скорее всего, коротка.
   Гармскую столицу, которая также была единственным городом в горах, как мне сказал Джаред, я почти не успела разглядеть. Только высокие пики в дали, на фоне темнеющего неба, прямо как в моих снах, и далёкие огни городских башен. В сам город я так и не попала. Меня усадили в кабинку, подвешенную к тросам, и мы вновь оказались между небом и землёй. И только там я поняла, что совсем перестала бояться высоты. Что ж, эйсор может быть и полезным.
   Через полчаса нас высадили на широкой площадке, замощённой тёмным гладким камнем, на котором нас ждали несколько человек. Вначале мне показалось, что за их спинами ничего нет, и лишь потом я увидела, что в скальной породе вырезан узкий проход, в который врезали сливающиеся с камнем ворота.
   - Очевидно, торжественной делегации и праздничного шествия мне ждать не стоит, - пробормотала я.
   Меня услышал Лиазар.
   - Ну так у нас именно так почётных гостей и встречают, - усмехнулся он. - Тайно и под покровом темноты. Это Гарм, милая, мы все важные дела делаем как можно более.... тихо.
   Как мне удалось понять, почти все, кто нас встречал, были магами. Велора не было, и как я спросила потом Лиазара, Первого Консула тоже. Зато Адиель Зикрахен, мерзкий паук, не преминул лично встретить меня.
   - Айри Эйнхери, - обратился он ко мне, - не ожидал увидеть вас так скоро. Счастлив лицезреть вас в добром здравии. Надеюсь, дорога не была для вас слишком утомительной?
   Хотя Зикрахен говорил достаточно почтительно, я всё же не могла отделаться от мысли, что за его словами скрывается насмешка, поэтому лишь повела плечами, игнорируя его вопрос. Я не собиралась любезничать с тем, кто когда-то пытался меня убить.
   - Может, айри и не устала, арэнаи же двужильные, а вот я сейчас свалюсь, Зикрахен, - нарочито громко зевая, сказал Лиазар.
   По лицу Адиеля пробежала тень и он смерил молодого наглеца надменным взглядом.
   - Он надеялся, что меня прикончат где-нибудь в Тайрани, но я оказался живучим, - сказал Лиазар мне на ухо, впрочем не стараясь говорить особо тихо. Лица встречающих вытянулись ещё сильнее, и они поспешили провести нас внутрь.
   - И за что тебя только терпят? Зная Зикрахена, я удивлена тем, что ты ещё не болтаешься на рее, - пробормотала я, с любопытством глядя на легкомысленно вышагивающего рядом Лиазара.
   - Ой, у нас так не казнят, - сморщил нос мой дядя, - это не слишком практично. Просто я уникальный специалист, единственный Мастер крови на весь Гарм. Мне многое прощают. Запомни, деточка - быть уникальным и полезным это самая лучшая гарантия того, что ты проживёшь здесь достаточно долго и счастливо. Хотя Консул Велор как-то обещал запереть меня в самой глубокой темнице. Но теперь-то мне об этом беспокоиться не надо. Её ведь займёшь ты, а мне достанется чуть попроще.
   Впрочем, как выяснилось чуть позже, странный маг меня только пугал.
   Мы прошли по нескольким коридорам с высокими сводами, поднялись по широкой каменной лестнице и оказались на ещё одной площадке, только чуть поменьше, чем снаружи.
   Там меня ожидало настоящее чудо. Маленький, раза в полтора меньше, чем я привыкла видеть, поезд, и рельсы, уходящие в слабо подсвеченный туннель. Железная дорога в самой глубине горы! Это было самое большое чудо, которое я видела, и даже дирижабли не могли с ним сравниться.
   Вагончики были очень удобными, хотя для высоких гармцев явно низковаты, что заставило их неудобно скрючиться, склонив головы - сидений на всех не хватало.
   Дорога, к сожалению, была совсем короткой, и очень скоро мы прибыли к месту назначения. Ещё одна лестница, и мы, наконец, достигли жилых помещений. Кажется, эта скала была испещрена туннелями и рукотворными пещерами как червивое яблоко. К счастью, предсказание Лиазара не сбылось. Мне достались вполне уютные, хотя и не слишком большие, покои.
   - А что, все гармцы живут в горах? - спросила я Астенари, сопровождавшего меня.
   Джаред расстался с нами сразу же, как только мы сошли с подземной железной дороги. Кажется, он решил избегать меня, к моему большому облегчению. Компания Лиазара меня устраивала гораздо больше. Если бы ещё и Адиель перестал маячить за моим плечом!
   - Нет, в основном в городе и крепостях. Но Велор Рейвен предпочитает жить именно здесь - в Сердце Гарма, хотя у меня от этой горы обычно мурашки. Здесь вообще мало кто может долго жить, особенно из молодых некромагов. Но ты, возможно, ничего не почувствуешь, - объяснил мне Атенари.
   Тут он ошибался. Потому что я отлично понимала, почему это место названо Сердцем. Я слышала, не ушами, а всей своей сущностью, мерное биение, звучавшее откуда то из недр горы. Источник. Он был прямо под нами. Не мёртвый.... но больной и очень, очень старый.
   Я была захвачена этим звуком, и ощущениями, рождавшимися от него, так что очнулась, лишь когда услышала щелчок закрываемой двери. Недоумённо завертела головой. Лиазар Атенари ушёл, оставив нас вдвоём с Адиелем. Зиккрахен перехватил мой взгляд.
   - Он заметил, что защитное заклинание на комнате пообносилось, и его нужно обновить, и пошёл за нужными инструментами.
   - Пошёл, или ты его отправил?
   Уголки губ Адиеля чуть вздрогнули.
   - Инициативность наказуема. К тому же кому, как ни "уникальному специалисту" доверить защиту покоев достопочтимой айри? Уж явно, не такому бездарю, как мне.
   - Или вы хотели остаться со мной наедине. Что-то хотите сказать? - спокойно спросила, и оглянувшись, присела в единственное в комнате кресло, вынуждая мага сесть на более неудобный стул.
   - Скорее предупредить.
   - Вы? - я позволила недоверию проступить на моём лице.
   - Почему же нет?
   - Потому что вы и пальцем не пошевелите, если это не касается ваших интересов, или интересов вашего хозяина. Только вот не думаю, что цели Второго Консула совпадают с моими.
   - Иногда у нас появляются союзники там, где мы не ожидаем, - загадочно сказал Адиель. - А те, кто кажется совсем безобидными, оказываются страшнее всего. Не доверяй Лиазару, он гораздо опаснее, чем ты думаешь. Он прячется под маской шута, но сам не задумываясь выдаст с потрохами Велору.
   - О, за него это уже сделал Хаккен, так что боюсь, Лиазару Атенари за ним уже не угнаться, - горечь всё-таки просочилась в моём голосе.
   Адиель нахмурился, разглядывая меня. И наконец, на что-то решился.
   - У Велора есть два помощника, две руки - правая и левая, и как водиться, одна не знает, что делает другая. Ну или делает вид, что не знает. Хаккену он доверяет заниматься делами дипломатического и политического характера - при всех его недостатках, Джаред достаточно осторожен и рассудителен. Лиазар же берётся за задачи, на первый взгляд, менее масштабные, но чуть более... грязные. Его ум столь же остёр, сколь и испорчен. И это сильно роднит Лиазара с его хозяином. И Велор в последнее время всё больше приближает Атенари к себе. Джаред же несколько лет находиться в опале, и лишь теперь он постепенно восстанавливает свои позиции.
   - Я должна быть счастлива за карьерный рост Хаккена? - ядовито спросила я. - Хотя это стоило ему так мало - всего лишь мою свободу! Не понимаю, зачем ты рассказываешь мне всё это. Что мне до ваших внутренних интриг? И с каких пор вы стали с Хаккеном лучшими друзьями?
   - С тех пор как мы встретили ту, что стоит на пересечении дорог, и подумали: вдруг она сможет изменить наши судьбы? Второй Консул, кстати, не в курсе о истинной сущности некой молодой особы, так что советую тебе не слишком молоть языком о своих... способностях.
   Ого, что я слышу? Зикрахен и Хаккен сговорились за спиной Велора, да и ещё по поводу меня.
   - Сделаю, что могу, - сухо ответила я, - но сомневаюсь, что если Велор возьмётся за меня, я смогу что-либо от него скрыть.
   - О, да он с тебя пылинки будет сдувать, так что можешь не опасаться серьёзных допросов. Тем более, что он верит, что эйсор не даст тебе скрыть от него хоть сколько значимую информацию.
   - А разве нет? И для чего ему...
   Адиель шикнул на меня, не дав договорить. Атенари возвращался.
   Когда некромаги покинули меня, оставив на попечение молчаливых (немых?) слуг, я наконец смогла насладиться, пусть и относительным, но всё же одиночеством. Плотно перекусив, я попыталась заснуть. Но не смотря на сильную усталость, сон не шёл. Рванный, болезненный ритм Источника мешал мне успокоиться, навевая тревогу. Пришли мысли, которые я упорно гнала от себя всё это время. О людях, которые мне дороги.
   Отец, поддавшийся моим заверениям о том, что я справлюсь. Сейчас он, наверное, корит себя за моё исчезновение. Папа всегда был склонен брать на себя вину за чужие ошибки.
   Дед, которому нельзя волноваться. Что с ним будет, когда он узнает, что его наследница не оправдала надежд?
   Эрик, пропавший в Пустошах Гэлин, даже Бергель. Я подвела их всех.
   Но больше всего я подвела Анхельма. Я обещала ему быть осторожной. Я обещала не оставлять его одного. Но едва ли мы теперь когда-либо встретимся.
   Но он сильный. Он справится. Анхельм прожил тысячу лет и проживёт ещё столько же. А что я? Я арэнаи, и наши жизни слишком коротки и мимолётны, чтобы за них цепляться.
   - Но я же не собираюсь умирать, - прошептала я в ночную тьму. - Так почему я чувствую, что моё время утекает сквозь пальцы?
   Сон мой впервые за долгое время не сопровождался причудливыми и пугающими сновидениями. Но и не приносил отдохновение. Это место, этот неправильный, слабый Источник, высушивали меня.
   А утром я опять почувствовала пульсирующую боль в шее, и потратила уже несколько часов, чтобы унять её. Чтобы затем вновь свалиться в постель от бессилия, под навязчивым присмотром вызванного испуганными служанками целителя. И так день за днём. Я видела только Гиваргиса, слуг, и иногда забегавшего Лиазара. Ни Велора, ни Джареда, ни даже Адиеля Зикрахена. Такова стала моя жизнь. Непрекращающаяся борьба с болью, одиночеством, страхом и чувством приближающегося и неминуемого конца.
   Шла вторая неделя моего пребывания в Гарме. Неудивительно, что появление Консула Велора я встретила почти с облегчением, надеясь, что моя судьба наконец решится.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"