Булгари Шайда: другие произведения.

Глава 51

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уезжаю в Пермь на неделю. Если кто оттуда, пишите, встретимся. Будет время, пришлю продолжение на неделе. Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Глава 51.

  
   Назови мне своё имя, я хочу узнать тебя снова,
   Всё по кругу, но всё будет иначе, я даю тебе слово.
   Назови мне своё имя, я хочу узнать тебя снова,
   Всё по кругу, но всё будет иначе, я даю тебе слово.
   Люмен.
  
   Был ли в этом виноват эйсор, близость к умирающему Источнику или ситуация полного неведения, в которой я оказалось, но состояние моё к пятнадцатому дню пребывания в Гарме можно было назвать удручающим. Я как будто бы впала в эмоциональную кому. Ни мыслей, ни желаний, лишь только бесконечная усталость, сковавшая мою душу.
   Дни проходили однообразно. Вставала утром, умывалась, ела, и снова ложилась. К полудню я управлялась с эйсором, а точнее, с болезненными ощущениями от него. Головная боль от ментального паразита не становились меньше, как Гиваргис мне обещал, а даже стала ещё более изощрёнее и мучительнее.
   Когда боль немного угасала, я позволяла себе немного размяться, хотя мои нынешние тренировки были лишь тенью прошлых. Но сиденье в четырёх стенах едва ли вообще настраивало на физическую активность, так что я обычно достаточно быстро возвращалась в кровать.
   Обычно, когда я хандрила дома, я садилась на подоконник, брала бутылку красного вина и тарелочку с шоколадом, и наблюдала из окна за прохожими. Иногда ко мне присоединялся и кот, ложа тяжёлую голову мне на колени и басовито мурча. Здесь же я не могла позволить себе и этого.
   Я садилась в кресло, клала себе на колени книгу, открытую уже какой день на одной и той же странице, и смотрела на пустую стену. Читать в таком душевном состоянии я была не способна. Иногда кто-то приходил - Гиваргис или Лиазар Астенари, развлекая меня шахматами или лёгкой беседой, но всё реже участвовала в них, скоро совсем перестав замечать своих гостей.
   Иногда, когда мои глаза уставали, я закрывала их, не засыпая, но оставаясь всё в том же оцепенении. В один из таких моментов ко мне и пришёл гость.
   Звук отпираемого замка, щелчок двери и лёгкая поступь, скрип кресла напротив. И запах горького миндаля и ржавого железа. Незнакомый запах. Напрягаюсь, но так и не открываю глаза, даже когда ощущаю сквозь сомкнутые веки тень, упавшую на меня и пристальный взгляд, неприятный, пачкающий. Странно, но при этом самого человека я не чувствую, хотя должна. Какой-никакой, а я всё-таки менталист. А сейчас кажется что напротив сидит не человек, и даже не зверь... а дышащая, смотрящая на меня пустота.
   А затем эта пустота до меня дотрагивается. Подушечки пальцев, на ощупь очень мягкие, касаются моего лица, заставляя меня громко, испуганно вздохнуть. Но не открыть глаза. Почему то мне страшно увидеть того, кто пришёл.
   Отстраняюсь, насколько это возможно, болезненно морщась, но сидящий напротив меня продолжает изучать моё лицо лёгкими касаниями. Щеки, линия скул, арки бровей, переносица. Когда он касается губ, это становится слишком невыносимым, слишком личным, и остатки невозмутимости разбиваются осколками. Распахиваю глаза, с яростью глядя на потревожившего мой покой, но чужие руки почему-то не убираю. Как-будто его право касаться меня совершенно неоспоримо.
   Велор Рейвен, древний маг, так сильно напоминающий мне дракона. Нет, даже не на дракона, ведь эти существа мифичны и прекрасны. Велор же реален и чудовищен. Или, если вам угодно, чудовищно реален и реально чудовищен. Что ж, тогда понятно, почему моё чутьё менталиста отказало - чтобы защитить мой разум, ведь почувствовать такое, такого, слишком большое испытание для него. Странно, что этот человек мой прадед - хрупкий, экзотично-красивый. Расхождение между тем, что видят глаза и что говорят чувства, оставляет ощущение обмана. Не похожий ни на одного из тех, кого я видела. Мой родственник и правитель великого государства.
   А пальцы он всё же убрал. Не сразу, но убрал.
   - Любопытно, те арэнаи, которых я знал когда-то, реагировали на тактильный контакт иначе.
   Ага, отгрызали нахалам руку по локоть.
   - У меня эйсор, - напоминаю я.
   - Это не слишком плотный поводок, - возражает Консул. - Он не должен был блокировать инстинкты самозащиты, только не у боевого мага.
   Молча пожимаю плечами. Пусть говорит, что хочет, лишь бы он ушёл. Щёку обжигает пощёчина, скорее унизительная, чем болезненная.
   Роняя кресло вскакиваю, и за одно мгновение оказываюсь в другой части комнаты, где наглый маг меня не достанет.
   -Уже лучше, - усмехается прадедушка. - Но всё ещё не пытаешься защищаться. Возможно, дело не в эйсоре, милая.
   - А в чём же?
   - У меня две версии, которые, в принципе, обе могут действовать одновременно. Как потенциальный противник, я настолько превосхожу силой и умением тебя, что инстинкты подсказывают тебе не сражаться со мной, а подчиняться, если непосредственной угрозе жизни нет, или бежать. Что ты и продемонстрировала.
   - А вторая версия?
   - Узы крови. Вы, арэнаи, весьма сдвинуты на клановой иерархии, а так как я являюсь твоим предком, то моё право... распоряжаться тобой, обучать тебя, в том числе и с применением физического насилия, почти неоспоримо.
   Я морщусь. Не знаю, что там с его превосходством, как противника, но по поводу иерархии он прав. И не то, что в нас это вбивали силой, скорее, мы с этим родились. Но мы действительно не можем полноценно сражаться против своих сородичей, и чем больше разница в возрасте, тем сложнее. Если с Эриком я вполне могла поучаствовать в тренировочном бою, и даже отвесить ему профилактических оплеух за его дурость, то когда мой отец пытался меня тренировать, я просто не могла полноценно дать ему отпор. Рука не поднималась. Впрочем, и у старших сородичей по поводу младших членов Семьи были свои заморочки. Для этого и существовали Наставники - учителя, которым не мешало кровное родство. Но... говорю это в слух:
   - Ты не часть моей Семьи, ты даже не боевой маг.
   - Нет, я некромаг, - безмятежно улыбается Рейвен. - А ты мой потомок. Неужели ты думала, на тебя это не наложит некоторых обязательств?
   - Что-то Танара не отличалась дочерней почтительностью, - дерзко замечаю я.
   - Она шаноэ, это другое. Тебе же полноценной ведьмой не стать.
   - Почему это?
   Сажусь на кровать. Ноги всё ещё не слишком держат, а перед Консулом свою слабость скрывать не вижу смысла. Пусть видит, до чего довёл здоровую молодую арэнаи!
   - Потому что здесь важнее не наследственность, а обучение, притом в определённом возрасте. Твоё же было начато, но не закончено, а теперь ты слишком взрослая для этого.
   Ну хоть для чего-то я взрослая!
   - Родственную связь же это между нами не перекрывает.
   - То то я гляжу, что вы ведёте себя как любящий родственник, - ядовито ухмыляюсь. - Похитили меня из родной страны, а теперь медленно убиваете этой своей штукой.
   - Эйсор не должен быть опасным, даже для боевого мага, - вздыхает Велор, разводя руки, хотя особого раскаяния я в нём не вижу. - А значит, с тобой что-то не так. Точнее, с твоими способностями к боевой трансформации.
   Пытаюсь отделаться полуправдой:
   - Со мной всегда что-то было не так. Признаюсь, я не слишком хороша в трансформации - плохо владею собой.
   - Я бы поверил тебе... даже вчера. Но видимо, я излишне расслабился. Не думал, что девчонка, не перешагнувшая даже столетний рубеж, способна на сюрпризы. Решил дать тебе успокоиться, адаптироваться к Гарму, не задавать лишних вопросов, не пугать своим обществом. Мне хотелось, чтобы ты чувствовала себя дорогой гостьей, а не военнопленной, и поэтому допрос не входил в мои планы. Не по родственному это. Захотелось, старому дураку, сыграть в доброго опекуна.
   Он говорил тихо и спокойно, но мне становилось сё неуютнее и неуютнее. Я обхватила плечи руками и подтянула ноги к груди, стремясь защититься от его взгляда. Но он сел ближе, почти касаясь своим бедром моих ног.
   - Но вчера что-то изменилось? - хрипло спрашиваю я.
   - Что-то, - соглашается Велор, и кладёт передо мной тёмную пластинку, в которой отражаются наши искажённые лица.
   Я с опаской поднимаю и верчу её в руках.
   - Что это?
   - Запись с памяти одного некромага, которую мне передали по Зеркалу. Нажми.
   Ого, они так могут! Взять чужие воспоминания и перенести их на физический носитель - даже не думала, что это возможно. Касаюсь экрана, и он постепенно начинает светлеть. Появляется картинка. Я побывала на достаточно количестве битв, чтобы понять, что это одна из них. Кусок полуразрушенной стены. Валяющееся в грязи оружие, судя по конструкции, одна из тех пушек, что гармцы соорудили для алисканцев. Изломанные тела рядом. И струйки дыма от подожжённых строений.
   -Где это?
   - Хайданская крепость.
   Стратегическое место для тайранцев. Но уже не на границе с Алисканом. Глубже. Ближе к столице. Не думала, что гармцы смогут к нему так быстро и легко подобраться.
   Рука Велора опускается поверх моей, что-то включая в странном приборе, и картинка оживает. Слышен звук. Раненные кричат от боли, где-то отдают приказы, то и дело переходя на брань. Надо же, я то думала, что только тайранцы, хм, позволяют себе неуставно обратиться к подчинённым, но вижу, что и алисканцы этим грешат.
   - Пора, - кажется, что холодный голос раздаётся совсем близко, но это говорит тот, кому принадлежит это воспоминание.
   Обзор меняется, и теперь мне показывают сутулого гармца со спины. Сердце ёкает, но я быстро понимаю, что это не Джаред. Он поднимает руки.... И я не могу видеть через этот экран магию, но я знаю, что он сейчас колдует. Потому что крики раненных захлёбываются, а значит, их жизни только что прервались, став ещё одним источником силы для некромага.
   Некромаг на экране оборачивается, и я вижу на его спокойном лице тень досады:
   - Не проходит. Здесь стоит хороший защитный купол. Кто-то из арэнаи постарался, так что щит легче взломать изнутри.
   - А ты бы не хотел приближаться к этим тварям слишком близко, - говорит тот, кому принадлежит воспоминание. - Не стоит волноваться, за нас всё сделают алисканцы.
   В проёме сломанной стены уже исчезает несколько высоких фигур. Экран трясётся, и запись кончается. Я наконец выдыхаю.
   - И что? Вы хотели показать мне, что Хайдан пал?
   - Смотри дальше.
   Ещё одна запись. Маги уже внутри. Очевидно, щит пал, и они могут теперь колдовать внутри крепости. Я слышу разговор по ту сторону экрана, но не могу видеть тех, кто его ведёт.
   - Тайранские маги не спешат показываться. Странно, обычно они не избегают открытый бой. Может, что придумали?
   - Едва ли, - презрительный голос хозяина записи. Вот это он зря. Те же салдорские маги давно перестали считать нас тупыми боевиками, зная, что мы способны на вполне себе хитрые и сложные тактические ходы. Не всё же грубой силой давить? - Оставайся здесь и смотри, чтобы никто не сбежал, я возьму алисканского мага и поищу тайранских псов...
   Я отрываюсь от экрана, и кидаю гневный взгляд на своего прадеда, только сейчас замечая несуразицу. Почему они говорят на койне, а не на гармском, как должны были между собой? Видимо, Велор изначально собирался показать мне эту, а может и другие, записи, да и ещё чтобы я поняла, что происходит.
   - Что? - вопросительно смотрит на меня Велор.
   - Хотите, чтобы я смотрела, как умирают мои соплеменники?! - то, что Консул собирается показать торжество своей армии, я нисколько не сомневалась. - Это что, развлечение у вас такое?
   Велор закатывает глаза, сразу поняв, что послужило причиной моих подозрений.
   - Я действительно приказал своим людям использовать койне, но не собирался демонстрировать эту запись тебе. Если это и развлечение, то для других особ. Не отвлекайся. Сейчас самое интересное.
   Появляется ещё один алисканец, судя по всему, тот самый маг. Лицо его, залитое кровью, а на одежде подпалины, но на лице предвкушение триумфа.
   - Огневик мёртв, а целителя мы смогли захватить в живых. Лишь у башни не погашена вспышка сопротивления. Там последний боевой маг, и мы не можем к нему близко подобраться.
   - Что ж, пойдём разберёмся с твоим магом.
   У башни лежат тела, в основном, судя по характеру ранений, убитые магией, или разбившиеся от падения с высоты, а может, и то и другое. В проёме окна мелькает силуэт человека, но исчезает прежде, чем гармец успевает применить заклинание.
   - Дольге, обойди башню, не дай ему сбежать. С одним я легко управлюсь, - приказывает гармец.
   Некромаг заходит внутрь и поднимается по лестнице. И еле успевает уклониться, когда сверху, почти к его ногам, падает мёртвое тело. Это даже уже не человек, это окровавленный кусок мяса, в котором я с некоторым трудом, лишь по одежде узнаю одного из алисканцев. Что или кто могло с ним такое сделать? Такие следы не могли возникнуть ни от магии, ни от оружия. Мы не разрываем плоть зубами, так ведут себя только дикие звери.
   Я догадалась о происходящем раньше, чем спешащий гармец. Он даже не понял, увидев волка, мчащегося на него, что это и есть тот самый боевой маг. Он не знал о возможности полного превращения, и он не мог подумать, насколько зверь перед ним хитёр, опасен и быстр.
   Некромаг пытался выстроить щит, но не успел, и экран, в очередной раз дёрнувшись, потух. Запись кончилась.
   - Некромаг, кому принадлежит это воспоминание, мёртв? - спрашиваю я, зная ответ.
   - Да, и нам повезло, что у него более или менее сохранилась голова, и мы смогли вытащить его воспоминания. От второго некромага ничего не осталось.
   - Тогда как же...?
   - Есть приказ не оставлять тела некромагов на поле боя, и тот алисканский маг сумел выжить и выполнить приказ.
   - А Хейдан?
   - Пока в руках тайранцев. Алисканцы не смогли удержать крепость без нашей поддержки. А мы решили не рисковать, не разобравшись, с чем имеем дело. Кроме тех, кого ты видела, на нашей стороне были и другие маги, и смертные воины, очень неплохие, готов признать. А против них было вдвое меньше людей, и всего лишь трое магов, только один из которых был арэнаи. А затем появилось Это. Ни алисканцы, ни мои люди не поняли, с чем столкнулись. Но я старый маг, я помню другие времена. Когда арэнаи были не только магами с необычайной ловкостью и силой. Когда они были метаморфами. Не думал, что застану тех, то ещё владеет этим искусством.
   А я думаю о том, что знаю человека, умеющего оборачиваться волком. Эйнар, мой брат. Если дед думает, что я мертва или в руках врага, если Эйнар так думает, то возможно, это примирило их друг с другом и вернуло брата в Семью. В военное время прощаются многие прошлые проступки. Но гораздо интереснее другое. Если это не личная инициатива Эйнара, то увиденное мной означает только одно - Изенгрим Бергель решил всё-таки использовать козырь, который он прятал в рукаве. Он больше не хочет скрывать то, что кто-то из арэнаи владеет полной боевой трансформацией. И он намеревается обучать этому и других. Видимо, дела тайранцев действительно плохи, раз Бергель решил положиться на столь шаткий шанс, что метаморфы переломят ситуацию в корню.
   - Что ты скажешь? - склонив голову, спрашивает меня Велор.
   - А почему я должна что-то говорить? Я здесь мало что знаю о происходящем в Тайрани.
   - Но ты знаешь о метаморфах. Разве нет?
   Чуть медлю, но всё же отвечаю.
   - Да, я знаю достаточно о метаморфах.
   У меня нет даже мысли скрывать правду от Консула, хотя я понимаю, что происходит что-то неправильное. Разве... разве я не собиралась молчать даже под пытками? Почему же сейчас я так легко выбалтываю то, что я знаю. И я говорю про всё, что знаю. Рассказываю про Асета, про то, какие эксперименты он проводил над Эйнаром, и что они были неудачны. И с каждым произнесённым словом мне становиться всё хуже и хуже.
   - Это следовало предполагать, - задумчиво говорит Велор, привлекая меня к себе, и кладя мою голову себе на колени. А я даже не протестую, воспринимая небрежную ласку от гармца как само собой разумеющееся. - До тех пор, пока я не увидел метаморфа в Хайдане, я думал, что восстановить утраченное умение невозможно. Поэтому мы и не трогали сигила, зная, что его постигнет неудача.
   - Вы знали, чем он занимался? - удивляюсь я вяло.
   - И многое другое про этого проныру. Он доставлял нам много неудобств в Алискане.
   - Так почему не убрали его?
   - Думали, что Орани приведёт нас Шаноэ, ведь он их давний приятель, но взрыв, устроенный тобой и твоим другом, вспугнул его раньше. Значит, это он научил арэнаи превращаться?
   Мне бы конечно тут заткнуться, но я не могу... не хочу.
   - Нет, я. Закончила то, что маг хаоса не смог. Но пока так могут лишь двое, я и мой старший брат. Я думаю, это он был волком в Хейдане.
   - А ты тоже волчица? - рука, гладившая меня по затылку, на мгновение замерла.
   - Талсу, снежная кошка. Я не выбирала эту форму, просто это было самое последнее животное, которое я видела на тот момент.
   - Все арэнаи знают?
   - Только некоторые члены Семьи, Изенгрим Бергель и его приближённые. Но теперь, очевидно, Грим решил не делать из этого тайну.
   - А он собирался скрыть это?
   - Да, не верил, что это даст нам преимущество, и считал, что это привлечёт лишнее внимание некромагов. Простите.
   Я вяло освободилась из-под руки Велора, и проковыляла к ванной, где меня просто вывернуло на изнанку. Еды в желудке почти не было - сегодня у меня не было сил ни завтракать, ни обедать, так что рвало меня практически одной жидкостью, окрашенной в розоватый цвет. Судя по привкусу во рту, крови. Я стянула висевшее на перекладине полотенце, и подложив его под голову, легла там же, на холодном полу, сейчас дававшем облегчение от боли, пронзающей моё тело. Кажется, у меня начался жар, которого не было ещё полчаса назад.
   Наблюдавший у двери Велор подошёл ко мне, и пощупав лоб, нахмурился. Уже через несколько минут здесь был Гиваргис и гармский целитель. Он уже приходил раза два, но кажется, в те разы его больше интересовали особенности физиологии боевых магов, чем моё плохое самочувствие. Сейчас же, под холодным и недобрым взглядом Консула, гармский целитель бледнел и заикался, не в силах объяснить, почему тайранка в таком плохом состоянии, списывая всё на акклиматизацию и стресс.
   - А я же говорил, что будет становиться хуже, - Гиваргис, обычно весьма стеснительный и трусливый, когда дело касалось непосредственно его работы, приобретал неожиданную смелость. - Хотя тошнота что-то новое. У тебя такое было?
   Я вяло покачала головой.
   - Что могло спровоцировать ухудшение? - негромко спросил Велор.
   - Ну, так как изначально источником болезни был этот ваш ментальный паразит, то полагаю, что и сейчас виноват он. Что-то его активизировало.
   Или кто-то. Это совсем не нужно было говорить вслух.
   - Ты про что, мальчик? При чём здесь эйсор?
   - Вам не сказали? - удивлённо спросил Гиваргис, а затем кратко изложил свою теорию про сопротивление моего организма чуждому влиянию. И про то, что чем сильнее эйсор пытается подавить мою волю, тем хуже физически мне становиться. А сейчас, очевидно, заставляя меня говорить то, что я в других обстоятельствах бы не сказала, Велор случайно активировал процессы защиты от эйсора.
   А я-то думала, что мой прадед просто склонен к садизму, или просто равнодушен к тому, что со мной происходит, а он просто не знал о побочных эффектах от его "подарка". И ладно Гиваргис не сказал - кто бы его допустил до сиятельной особы Консула. Но почему это не сказал Лиазар Астенари, мой добрый "дядюшка", видя, как я мучаюсь? Прав был Хаккен, когда говорил, что этому некромагу нельзя доверять.
   - И что ты предлагаешь? - спросил Велор, обращаясь к алисканцу.
   Гиваргис пожал плечами:
   - Природу Агнессы не изменишь, так что конфликт можно избежать лишь только путём устранения его источника. Сейчас я могу лишь облегчить состояние, но не излечить. Ох, милая, у тебя что, кровь горлом пошла? - спросил он, вытирая с моих губ капельки крови.
   - В этот раз желудок, - криво улыбаюсь.
   Пока лекари вертятся вокруг меня, отпаивая лекарствами и приводя в более менее приличное состояние, Консул, нисколько не смущаясь, дремлет в моём кресле. Но стоит лишь закрыться за ними дверь, как он тут же оказывается рядом.
   - Значит, о метаморфах ты не хочешь со мной говорить? А жаль. Будет не очень хорошо, если всякий раз, когда я захочу узнать у тебя что-либо против твоей воли, тебя будет тошнить кровью.
   - Тогда сними эту штуку и вернись к старым добрым пыткам и ментальной атаке, - хмуро ответила я.
   - Обойдусь другими источниками, - вздохнул расстроенно Велор. - А так всё хотелось узнать из первых уст. Всё же на моих глазах возрождается легенда. Знаешь, в роду моей матери маги тоже обращались в кошек, и я рад, что именно через неё, а не Эйнхери, этот дар достался тебе.
   - А вы многое об этом знаете?
   - Кое-что. Некромагов, имевших дело с метаморфами, почти не осталось. Они для большинства гармцев - фактически персонажи из древних сказок, притом выступающие отнюдь не на стороне добра. И для молодого поколения узнать, что арэнаи, на которых они смотрели свысока, и зверолюди, которыми их пугали в детстве, одно и то же, весьма шокирующе. А то, чего бояться, уничтожают. А жаль - умение менять обличие, обретать нечеловеческую силу и ловкость поистине прекрасно.
   - Именно поэтому вы сейчас поддерживаете эту войну? - едко спросила я. - Не знаете других способов восторгаться моим народом?
   Лицо Консула осталось безмятежным.
   - Борьба за выживание делает нас, и некромагов, и арэнаи, сильнее. Грустно это признавать, но без боевых магов, наших старых соперников, гармское сообшество постепенно слабеет, вырождается.
   - А если мы не выживем в этой войне? - грустно спросила я. - Мало ли народов и магических искусств кануло в небытие?
   Консул пожал плечами.
   - Значит, они были слабы, недостойны, чтобы жить дальше.
   Я в достаточной степени осмелела и пришла в себя, чтобы спросить, что давно хотела.
   - А что будет со мной? Для чего я здесь? Я здесь уже две недели, и абсолютно ничего не происходит. Иногда мне кажется, что вы просто похитили меня как трофей.
   - В какой-то степени, - лукаво улыбнулся некромант. - Всё же у Эйнхери потомства не счесть - а у меня только и есть, что мой брат, да ты.
   Танару и Зору, как всегда, не посчитали. Шаноэ же, пф-ф-ф, какой от них прок?
   - Родственные чувства, значит? - не скрываю иронии я.
   - Я слишком много отдал когда-то, чтобы у меня было потомство, чтобы теперь так легко о нём забыть.
   Было что-то пугающее его словах. Слишком сложно мне понять его, этого древнего некромага. Выбрасываю из головы путанную вереницу мыслей, обещая разобраться в ней позже.
   - Что будет со мной дальше? Сколько мне ещё здесь находиться взаперти?
   - А ты взаперти? - вздёрнул бровь Рейвен. - Тебе достаточно лишь сказать, и тебя проводят туда, куда ты хочешь. В пределах Гарма, конечно, и не одну.
   - С охраной? - кривлюсь, представляя, как меня "прогуливают" по городу под конвоем.
   - Могу дать тебе в сопровождение Атенари или Хаккена, - предлагает Консул.
   Видеть последнего мне не очень хочется, но всё же, как ни парадоксально, я доверяю ему больше, чем тому же Лиазару. Да и правды от него добиться гораздо легче.
   - Если Хаккен на это согласится, - киваю. - А эйсор? Вы снимите его? Иначе единственное место, до которого я смогу дойти, это входная дверь. Не думаю, что я долго выдержу в таком состоянии.
   Взгляд Рейвена стал задумчивым и расчётливым.
   - Это, безусловно, проблема, - согласился он наконец. - Но каким иным способом я могу контролировать тебя, о мой не слишком послушный потомок?
   И красноречиво указал на мои запястья со следами от браслетов, указывая на то, что никаким цепям он не доверяет. За тысячи лет борьбы за власть и спустя десяток покушений, Велор не просто стал осторожен, он стал практически параноидален. И иметь дело с не слишком доброжелательной арэнаи, пусть я была даже его правнучкой и в несколько раз слабее, без гарантий полной безопасности, он не собирался. Выбор, по его словам, у меня был не велик. Или эйсор, или самые глубокие казематы, которые были гораздо менее удобны, чем мои нынешние апартаменты, и так излишне аскетичные, на мой вкус.
   - Если я соглашусь на эйсор, я умру, - возразила я. - Этот паразит меня убьёт рано или поздно. Я ведь не могу избавиться от своей сущности боевого мага.
   Велор прикусил губу, как будто о чём-то задумался, а затем взгляд его просветлел.
   - Есть один способ убрать болезненные эффекты. Перестать быть арэнаи ты не можешь, но некромагия ослабляет все остальные магические способности.
   - Хаккен говорил, что женщины не могут быть некромагами, - растерянно сказала я.
   Велор улыбнулся.
   - Нет, но природу можно обмануть.
   Он подошёл к столу, взял пустой бокал, стоявший там, и придирчиво его осмотрел. Убедившись, что он более или менее чист, он достал откуда то из складок своей одежды нож и полоснул себя по ладони. Кровь хлынула по стенке бокала. Когда красная жидкость заполнила сосуд наполовину, Велор заживил ладонь так быстро и легко, как будто он был не магом смерти, а целителем, а затем зашептал слова заклятия, заставляя кровь в бокале пузырится.
   - Зачем вы это сделали? - зачарованно спросила я, уже предчувствуя ответ.
   - Для того, чтобы тебе стало легче, ты должна это выпить.
   - Но... это магия крови. Она опасна.
   Что впрочем не мешало мне её изредка использовать.
   - Тебе не стоит бояться, - мягко сказал Консул. - Полноценным магом смерти ты не станешь, как и не перестанешь быть арэнаи. Он лишь слегка подавит твои способности к превращению, которые ты сейчас и так не можешь использовать. Да и эффект будет временным.
   - Вы когда-нибудь подобное проводили? - недоверчиво сказала я.
   - Давно. Когда... когда я родился, я был слабым и хлипким. Магия во мне была сильна, но не я сам. Это было проблемой для многих детей из моего поколения. Из десятков выживали лишь единицы. Кто-то винил отравленный воздух уже тогда непригодных к существованию Северных островов, кто-то считал, что на наш народ пало проклятие... Но наши маги были бессильны. Ни целители, ни маги смерти, ни даже ведьмы Ша ничего не могли сделать. Тогда моя мать, дитя древнего рода арэнаи, решила использовать магию крови. Дать своему сыну некромагу немного способностей арэнаи - регенерацию, выносливость, силу. Она поила меня своей кровью до двенадцати лет, сделав меня гораздо более ловким и крепким, чем мои сверстники. Боевым магом, я, как ты видишь, не стал.
   Я подошла к столу, продолжая искоса следить за некромагом, и подняла бокал за хрупкую ножку. Принюхалась к содержимому сосуда - мне почему-то казалось, что кровь Рейвена должна пахнуть и выглядеть как-то иначе, чем у обычных людей. Я бы даже не сильно удивилась, если бы она была чёрной. Но это была всего лишь кровь.
   - Пей, - мягко сказал Канцлер, положив руку мне на плечо.
   И я буквально почувствовала, как тварь, что контролировала меня, зашевелилась сотнями отростков, приросшими к беззащитной плоти, пытаясь подать приказ моему мозгу. Приказ о безоговорочным послушании, радостном прислуживании моим врагам. Но разделить свои желания и чужие оказалось не так уж сложно. А дальше я уже знала, что нужно делать. Сам Рейвен подсказал мне.
   Волна трансформации в этот раз не была ни мягкой, ни приятной. Жар поднялся от кончиков пальцев рук и ног вверх, чтобы затем разбиться на сотни осколков где-то в районе сердца. Я не могла вздохнуть, а перед глазами поплыли цветные круги. Последнее, что я услышала, это звук бьющегося хрусталя.
  
  
   Ментального паразита из меня всё-таки вытащили. Как сказал Гиваргис - "по причине несовместимости с жизнью". В этот раз не выдержало сердце - и вновь начать биться, пока во мне была эта штука, оно не собиралось. Несколько часов целители удерживали меня между жизнью и смертью. Эйсор оказалось удалить не так легко, как поместить внутрь, и занимался этим сам Рейвен, не очень довольный таким исходом.
   Как он мне и обещал Рейвен, избавившись от паразита, я тут же потеряла свои уютные апартаменты. Новая комната была безликой и пустой - в ней не было ничего, кроме узкой кровати, прикрученной к стене и тусклого светильника под полтолком. Я же, напротив, обзавелась аксессуарами. К антимагическим браслетам я была готова, а вот плотно сжимавший мою шею ошейник был в новинку. Как я поняла, это был фактически тот же эйсор, только действующий более грубо и управляющийся извне. Он контролировал не только мою магию и способность к боевой трансформации, но и, как мне сказали, моё местопребывание. То есть покинуть Гарм я смогу только лишившись головы, так как какого-либо замка на ошейнике не было, и снять его мог только Рейвен, и, возможно, его доверенные лица.
   Моё состояние улучшалось с каждым днём, и уже на пятый день моей новой жизни я вновь почувствовала себя живым человеком, а не сломанной куклой. Появилась и давно утраченная энергия, вот только применить её было некуда. Ничегонеделание сводило меня с ума. Впрочем, возможно, сходить с ума я начала ещё раньше. Я разве только на стены не кидалась. Поэтому когда на шестой день меня соизволили навестить, я была рада. Даже Джареду Хаккену.
   - Одевайся, - он кинул на кровать тёмный свёрток. Грубовато, но зачем ему быть вежливым с какой-то пленницей?
   Я развернула свёрток. Тёмное закрытое платье с поясом под грудь, видимо по гармской моде, платок, тёплый шерстяной плащ, сапоги с высоким каблуком и толстой подошвой. Всё кроме платья вызвало у меня лёгкое недоумение.
   - Платок на голову, - заметив мою заминку, сказал Хаккен. - Твоя причёска и цвет волос будут слишком привлекать внимание. Как и рост.
   Что ж, тогда понятно. Укрывшись в уборной я скинула рубашку и простые штаны, и одела платье, показавшееся мне с непривычки чрезвычайно тяжёлым и неудобным. Юбка мешалась под ногами и была длинновата, узкие длинные рукава сковывали движения рук, а плотный воротник под горло мешал дышать. Сапоги оказались впору, но я привыкла к плоской подошве, и высокий каблук заставлял меня чувствовать себя уязвимой и неуклюжей. Платок из тёмно-синего, под цвет платья, шёлка я просто повязала вокруг головы по-пиратски.
   Мне было любопытно поглядеть на реакцию Джареда на мой новый облик. Она оказалась не очень то доброжелательной. Увидев меня, он нахмурился, и поджал губы.
   - Похожа я на гармку? - спросила я, подходя ближе, и с удовлетворением заметила, что он чуть не отстранился от меня.
   - Нисколько. Всё та же коротышка со странным лицом.
   Я оскорблённо вспыхнула, и лишь заметив в жёлтых глазах искорки веселья, поняла, что он всего лишь шутит. У Джареда юмор просыпался редко, и всегда, следует заметить, не вовремя. Но что поделать, даже в каблуках сантиметров в десять, я макушкой доходила Джареду лишь до подбородка. А для гармцев черты моего лица и в самом деле должны казаться едва ли не уродливыми.
   - И на голове ужас, - добродушно сказал гармец. - Давай завяжу нормально.
   Он невозмутимо повернул опешившую меня к себе спиной и снял платок. Затем навертев что-то на моей голове, повернул обратно, отстранил и удовлетворённо кивнул.
   - Ну вот, теперь ты похожа на благородную леди, а не на юнгу в женском платье.
   По совершенно непонятной мне причине он совершенно игнорировал тот факт, что наши отношения были испорчены, и вёл себя даже более доброжелательно и дружелюбно, чем тогда, в Тайрани.
   Я скинула его руку со своего плеча.
   - Что происходит, Хаккен?
   - Ничего особенного. Решил отвести тебя на прогулку. Разве тебе не надоело сидеть в четырёх стенах?
   - Велор Рейвен знает? Хотя о чём это я. Конечно знает, ты ведь и шагу не ступишь без его приказа, - презрительно сказала я. - С чего он решил быть добр ко мне? Я думала, я в опале.
   - Великодушие Консула не знает границ, - пробормотал Джаред, отводя взгляд. Не нужно было быть менталистом, чтобы понять, что он что-то скрывает, притом прилагая для этого не слишком много усилий. Как будто ему всё равно, поверю я или нет.
   - И куда мы идём? - вздохнув, спросила я, застёгивая плащ.
   - В дворцовый парк. Там сегодня празднества.
   Мы вышли, минуя стражу. Коридор был тёмным и узким, и если бы Джаред захотел, он спокойно бы коснулся пальцами потолка. Впрочем, мы довольно быстро вышли к подземной железной дороге.
   - Что празднуем? - рассеянно спросила я, не слишком интересуясь ответом. Но он меня удивил.
   - День Ольвига.
   - Что? - я растерянно обернулась.
   Неужели уже осень? Так скоро... День Ольвига не был жёстко привязан к определённой дате, его праздновали в первое осеннее полнолуние. Другим названием праздника был Снежный день, что было несколько иронично, учитывая, что к Дню Ольвига не всегда даже листопад начинался. Но символика праздника вся была именно зимняя - снега и льды. В Истике в этот день на главной площади заливали каток, и маги из Ратуши следили за тем, чтобы лёд не растаял.
   А ещё это был день моего рождения. Интересно, Джаред об этом знал, когда решил взять меня на празднество? Впрочем, сомневаюсь.
   Хаккен не совсем верно понял моё удивление.
   - Это старый праздник, пришедший ещё с Северных островов. По легенде именно в этот день маг Ольвиг покрыл льдом никогда не замерзающее Северное море, и перейдя по нему посуху, первым оказался на Северных островах. Все северные некромаги его потомки.
   Я криво улыбнулась
   - Полагаю, он был нашим общим предком, потому что точно такие же легенды об Ольвиге ходят и у арэнаи. Наши погодники в этот день даже организуют снег - искусственный, конечно же, настоящий бы просто растаял, не успев лечь на землю.
   - В Гарме с этим проблем нет, - улыбнулся Хаккен. - У нас осенью гораздо холоднее, чем в Тайрани.
   Путь наш закончился уже в городе - точнее, на окраине. Мы поднялись в самодвижущейся кабине на самый верх башни, и я впервые увидела город вблизи.
   Больше всего меня поразили мерцающие в свете луны стены высоких, кажущихся совсем тонкими, башень, вонзающихся в небо.
   - Что это? Такой металл?
   - Специальное покрытие поверх обычного камня, тонкое и прочное. Оно накапливает солнечную энергию и затем отдаёт её на нужды города.
   - Но не обычных жителей? Прислуге не полагаются блага гармской цивилизации? - саркастично сказала я.
   - Видишь, ты стала понимать гармские традиции, - "похвалил" меня некромаг.
   Он потянул меня от края (которое, впрочем, было защищено перегородкой и стеклом), и подвёл к центру смотровой площадки - с выложенной на камне слабо светящейся пентаграммой.
   - Телепорт? Не думала, что им пользуется кто-то, кроме...
   Я запнулась. Сигил был мне врагом, но имя его я светить не хотела - слишком уж сильно он был повязан с моей матерью.
   - Кроме Асета Орани? Его телепорт, насколько я понимаю, не имеет аналогов - он может переместить в любую точку Ойкумены, и вернуть обратно. Наши же порталы действуют только в черте города и привязаны к телепортационным башням.
   - То есть я могу попасть только в точности такую же башню? - Хаккен кивнул. - Всё равно, это весьма замысловато. - Но почему же вы не пошли дальше?
   - Слишком много требуется энергии. Гипотетически её можно достать, но в реальности это пока не возможно.
   А ведь Хаккен знал об Источниках, но то ли не догадывался, что его можно использовать для телепорта, то ли это по какой-то причине было невозможно.
   - А какая магия в основе? Магия хаоса?
   - Нет. И не стоит говорить о ней вслух. Она запрещена в Гарме, - тихо сказал Джаред, увлекая меня в центр пентаграммы.
   Ага, некромагия у них на первых местах, магией крови пользоваться не зазорно, а вот магия хаоса - ужас-ужас.
   Переход был немного неприятен, но дался легче, чем когда я пользовалась телепортом Орани. Мы оказались на точно такой же смотровой площадке.
   В этот раз мы выходим на свежий воздух, а не погружаемся в недра горы. На улице было действительно холодно - из моего рта шёл пар, а под ногами хрустела изморозь. Мы несколько минут шли вдоль высокой зелёной изгороди, пока Джаред не остановился у узкого, почти незаметного прохода. По ту сторону нас уже ждала стража, которая дёрнувшись при моём присутствии, вновь замерла, лишь настороженно сверкая глазами.
   Мы действительно оказались в парке, на одной из выложенных щебнем дорожек. Большинство деревьев уже стояли голыми, но невысокие поросли кустов ещё рдели ярко красными, незнакомыми мне плодами ягод. Джаред сорвал несколько, часть отправил в рот, а часть и протянул мне.
   - Попробуй, это вкусно.
   Я не задумываясь сыпанула горсть в рот и тут же сморщилась.
   - Кисло!
   - Ты избалована тайранскими сладостями, - фыркнул Джаред. - А в моём детстве ягоды тою были большим деликатесом.
   - Так себе у тебя было детство, - пробормотала я, украдкой вытирая язык рукавом.
   Джаред укоризненно покачал головой и протянул мне платок.
   - Ты специально ведёшь себя как дикий зверёныш?
   - Оправдываю мнение некромагов об арэнаи.
   Кажется, я подхватила игриво-дурное настроение Хаккена. Хотелось... праздника?
   Дорожка начала расширяться, а фонари светить ярче. Стала слышна музыка - рванная, кажущая совершенно не мелодичной и визгливой, но и в ней было какое-то очарование.
   - Здесь проходят танцы?
   - Не такие как в Истике.
   - Ну конечно не такие. Если бы гармцы умели так танцевать, как мы, я бы сильно удивилась.
   Мимо нас прошла парочка и я от удивления замолкла, крепко схватив Джареда за рукав.
   Мужчина был вполне себе нормальный, для гармца, конечно же - темноволосый, высокий и скуластый. А вот барышня рядом с ним...
   Тонкая, как тростинка, она была не то что просто высокой... я была готова поспорить, что она подпирала макушкой звёзды! Но это образно говоря. Хотя даже то, что она была выше своего немаленького спутника на голову, уже впечатляло. Шла она как-то странно - мелкими шажками и очень медленно. Спутник бережно поддерживал её за руку, видимо, чтобы её не унесло ветром или чтобы она не запуталась в длинном шлейфе, волочащемся за ней. Неземное впечатление усугубляла чудовищная гармская мода. Волосы её, также, как у меня, были прикрыты изящно закреплённым платком, сдвинутым, правда, едва ли не на макушку, обнажая выбритые виски и покатый высокий лоб. Она что, лысая? Бр-р-р. Глаза под тонкой аркой бровей были жирно подведены чёрной краской, делая жёлтые зрачки особо пронзительными, а губы были, напротив, выбелены.
   Девица окинула заинтересованным взглядом моего спутника, а по мне лишь скользнула глазами. Но затем её глаза поражённо распахнулись, узрев наконец, кто перед ней, и я едва удержалась от того, чтобы ей подмигнуть.
   - Вы их с помощью магии выращиваете, что ли? - вполголоса спросила своего спутника.
   - Нет, а что? - удивлённо посмотрел на меня Джаред.
   Тут край плаща немного задрался сзади, и я увидела, что обувь девицы была на платформе, выше моей раза в два или три. То есть если бы она стоял босой, она бы не возвышалась каланчой над своим спутником, а была бы даже немного ниже. Как она собиралась танцевать в таком виде, мне было не совсем понятно.
   Впрочем, как только мы вышли на освящённую площадь в центре парка, я поняла, что означают слова Джареда. Их танцы действительно отличались от наших. Ноги почти не двигались, лишь изредка пары делали шаги то в одну, то в другую сторон, образуя своими телами причудливые фигуры, но зато руки то резко взмывали вверх, то бессильно опадали - как будто я видела перед собой стаю прекрасных экзотичных птиц.
   Людей было много, но гораздо меньше, чем на подобных мероприятиях в Истике. И неудивительно. В Тайрани день Ольвига считался народным праздником - арэнаи привнесли в новую страну свои традиции, и простой люд их подхватил, не слишком понимая смысл Дня Ольвига. Здесь же собрались лишь избранные - местная знать, по большей части, магическая. Смертных, которые легко угадывались в толпе по отсутствию в радужке жёлтых цветов, было почти единицы. Хотя и в них чувствовалась некромагическая порода. Слуги же, в отличие от своих бледных и высоких хозяев обладали смуглой кожей и невзрачным росточком.
   Я выделялась среди тех и других. Но если бы в Истике меня давно бы облепили придворные, досужие до сплетен, то здесь хоть и бросали косые взгляды, но предпочитали делать вид, что меня не существует. Я отвечала им полной взаимностью.
   Мы пробрались к столикам, стоящим у края, но волнение от незнакомой обстановки было слишком сильно, чтобы я могла есть, поэтому я схватила бокал, наполненный, как мне показалось, вином, и глотнула. Чтобы затем откашляться. Напиток оказался в разы крепче вина, напоминая скорее джин, вот только обладал при этом горьковато-мятным привкусом, от которого жгло горло и вымораживало желудок.
   - А говорят, арэнаи умеют пить, - заметил невзначай Джаред, скрывая усмешку.
   - Умеют, но это просто не вкусно, - парировала я.
   - У тебя чудовищные вкусы.
   - Мороженое ты в Истике жрал в два горла и не жаловался на мои вкусы.
   Скрещиваем взгляды в игривом противостоянии. Я первая отвожу взгляд. Так легко... я забыла, как с ним бывает легко. Как быстро забываются обиды, и начинает казаться незначительным то, что мы по разную сторону баррикад. Надо же. После всего того разочарования, всей той боли, что принёс мне это некромаг, я всё ещё увлечена им. Это казалось бы забавным, если бы не было так печально.
   Джаред заметил тень, скользнувшую по моему лицу.
   - Сейчас будет выступать мэр с приветственным словом. Хочешь послушать?
   - Я всё равно не понимаю гармский.
   - Я могу приказать ему, чтобы он говорил на койне. Ты не поверишь, насколько я важная здесь особа, - прошептал мне на ухо некромаг, и от его дыхания по коже поползли мурашки.
   - А Консулов сегодня не будет?
   - Они уже лет двести не посещают подобные развлекательные мероприятия. По крайней мере, Первый Консул. Твой прадед иногда тайком заходит, чтобы проверить умонастроения граждан республики.
   - Не думаю, что хочу его встретить.
   - Тогда может уйдём?
   - Я не хочу обратно! - мигом взбрыкнула я, представив, как остаток вечера я проведу в камере.
   - Не с праздника. Просто куда потише.
   Он набрал поднос еды, и ловко маневрируя между танцующими, вывел меня на ещё одну затенённую дорожку. Мы остановились около беседки, в которой сидел печально выпивающий юноша, которому очевидно сегодня не хватило спутницы. Хватило одного слова Хаккена, чтобы молодой человек, неловко кланяясь, поспешил прочь.
   Я села на скамейку с ногами, ожидая, пока некромаг сделает свет фонаря, висящего под крышей беседки, поярче.
   Джаред взглянул на потемневшее небо.
   - Сегодня будет снег. Хорошая примета для Дня Ольвига. Зима будет благосклонна к людям.
   - Не думала, что ты суеверен.
   - Значит, ты думала обо мне и о качествах моего характера? - пошутил Джаред, усаживаясь напротив.
   Я отвела взгляд, поэтому не смогла вовремя отклониться, когда он взял мои руки в свои.
   - Я, наверное, виноват перед тобой.
   - С чего бы?
   Я хотела сказать это холодно, но прозвучало как у обиженного ребёнка.
   - Я не такой, каким бы ты хотела меня видеть, - тихо сказал мой... Враг? Друг? Возлюбленный? Нет, возлюбленным он мне так и не стал, и едва ли теперь станет.
   - А ты бы и не мог им быть. Ты некромаг. И ты убил моего... друга.
   - Возможно, когда-нибудь мне придётся убить и других из тех, кото ты называешь своими друзьями. Сейчас таков расклад, что никто из нас не может позволить себе быть милосердным. Я не могу. Но мне жаль, что своими поступками я причиняю тебе боль.
   - Перестань! - я наконец отвоевала свои ладони обратно. - Прекрати. Перестань меня мучить. Скажите, что вам надо.
   - Вам?
   - Тебе и Велору.
   - А ты не думала, что наши с ним желания могут отличаться?
   Я сердито молчала. Думала, не думала... Пустой разговор. И нет смысла его поддерживать, пока на мои вопросы не ответят. Наконец, Джаред разорвал молчание.
   - Что ж. Начнём с простого. Рейвен отправил меня убедить принять его кровь. Ты знаешь, для чего это нужно?
   Я нахмурилась.
   - Для того, чтобы эйсор не причинял мне вреда. Но во мне его больше нет.
   - Правда?
   Вкрадчивые интонации голоса Джареда заставили моё сердце ёкнуть. Рука взметнулась к шее, и нащупала небольшое уплотнение, что осталось после операции.
   - Когда ты так говоришь, то меня начинают мучить сомнения. Но я стала чувствовать себя гораздо лучше.
   - Эйсор усыпили, но пробудить его будет не слишком долго.
   - И как я понимаю, тогда ритуал на крови не имеет никакого отношения к эйсору. Какую теперь ложь придумал Велор, чтобы заставить её выпить?
   - Он позволил выбрать ложь на своё усмотрение, и даже прибегнуть к угрозам, если потребуется.
   - А ты, значит, выбрал честность как своё оружие? Смело, но всё же я отвечу отказом. Я не буду участвовать ни в одном ритуале, чей исход для себя я не знаю.
   Джаред облокотился локтями на деревянную столешницу, и посмотрел на меня сквозь сцепленные на уровне лица пальцы. В свете тусклого фонаря его лицо казалось неожиданно молодым. Следы возраста и усталости стёрлись, и на мгновение я увидела я таким, каким он наверное был десятки лет назад.
   - Он не собирался говорить тебе, для чего это нужно, и я тоже не имею права делать это, пока скован обязательствами перед своим господином. Но это не значит, что это не может сделать другой.
   Лёгкий шорох известил меня, что мы не одни.
   - А я уж думал, что ты никогда не перейдёшь к сути дела.
   Рядом со мной, ловко подвинув меня вглубь беседки, уселся Адиель Зикрахен и тут же сцапал с подноса бутерброд.
   - Адиель, - прохладно поприветствовала его.
   - Айри Агнесса, - он блеснул в полутьме зубами, изменив своей привычной серьёзности. - Времени мало, поэтому перейдём к делу. В данный момент Велор Рейвен готовиться к некому масштабному ритуалу, в котором тебе отведена весьма важная роль. Для этого ритуала нужно, чтобы твоя родственная связь с ним окрепла.
   - И лучше магии крови эту связь ничто не усилит - задумчиво кивнула я. Зикрахен бросил на меня раздражённый взгляд, недовольный тем, что я его прервала.
   - Кроме того, ему нужно, чтобы ты попала под влияние к гармскому Источнику, "привыкла" к нему - а для этого нужно время. Впрочем, как я вижу, в твоём случае процесс идёт весьма быстро.
   - Почему ты так решил?
   - Твои глаза. Они ведь уже давно не возвращались к изначальному цвету? А ведь раньше тебе нужно было приложить усилия, чтобы сделать их по гармски жёлтыми.
   - Теперь, я полагаю, твои глаза навсегда перестанут быть серыми, - тихо сказал Джаред, и я услышала в его голосе сожаление. - Это влияние Источника. Возможно, он окажет влияние и на другие процессы в твоём организме. Некромагом, как я и говорил когда-то, ты не станешь, но на твоих детей это может повлиять. Но в этом есть и положительные стороны. Жёлтый Источник продлевает жизнь магов, так что умереть от старости тебе в ближайшие лет семьсот не грозит.
   - Хаккен, мне нет и сорока. Мне пока даже сложно представить, что со мной будет через месяц, не говоря уже о сотнях лет, - закатив глаза, произнесла я.
   - Ну, что с тобой и со всеми нами будет через месяц, если всё пойдёт так, как запланировал Велор, я тебе скажу, - преувеличенно бодро сказал Адиель. - Будет очень плохо. Рейвен собирается завладеть силой Источника.
   - И что из этого? - недоумённо спросила я. - Боитесь, что после этого в Гарме климат испортиться? Да куда уж больше?
   - Как думаешь, Агния, - насмешливая гримаса наконец сползла с лица Адиеля, сменившись смертельной серьёзностью, - благодаря чему держится Граница, отделяющие нас от диких земель и демонов, живущих на них? Я вижу, ты поняла. Источники - это ключи, запирающие дверь, за которой лишь хаос и наша погибель. Любой из них может открыть путь демонам, лишь нужно знать способ. И Второй Консул его знает. Велор Рейвен хочет использовать силу гамского Источника, его мощь для того, чтобы отпереть Границу. И для этого ему нужна ты.
   Отпереть Границу, разрушить стену, отделяющую нас от территорий, заселённых демонами... Мог ли Рейвен этого хотеть? И главное, зачем?
   - Велор говорил мне, что Шаноэ стоят за попытками разрушить Границу.
   - Он так и сказал?
   Я неуверенно пожала плечами.
   - Не помню, но я точно знаю, что он говорил, что Шаноэ связаны с демонами внешних земель. Получается, он врал?
   - Не совсем. Правда в том, что в этом в равной доле замешаны и Шаноэ, и Велор Рейвен. Они разыграли эту партию давно, возможно, даже бегство ведьм Ша из Гарма было рассчитано и продумано. Вопрос лишь в том, кто первый добьётся успеха.
   - Танара не отдала меня Велору, хотя я была у неё в руках! - запротестовала я, не веря, что всё это время ошибалась, обвиняя то одного, то другого, тогда как Танара и Велор просто были в сговоре, водя всех за нос и используя ради своей цели.
   - Видимо, она всё ещё придерживается старого плана. Не обязательно "отпирать" границу с помощью Источников. Можно привести замкнутую систему, такую как Ойкумена, к полному хаосу, и тогда она разрушиться сама, не выдержав внутреннего напряжения. Путь более долгий и разрушительный, но Шаноэ, а ранее и Велор, следовали именно ему. Теперь же Консул нашёл более лёгкий путь, к тому же выгодный для себя. У него с кем-то договорённость на той стороне.
   - Договорённость на что?
   Джаред пожал плечами, а Адиель ответил:
   - Вот этого мы не знаем. Но сделки с демонами редко бывают.... безобидными.
   - Но... почему именно я? Не Танара, не моя мать, ни даже Первый Консул? В них общей крови с Велором больше, чем во мне. А я так, не пойми кто, какая-то арэнаи.
   - В этом и суть. Он - некромаг, ты - арэнаи, и вы связанны общим родством. Ничего не напоминает?
   Я честно пыталась вспомнить, но ни одного подобного случая припомнить не могла. Адиель решил мне подсказать?
   - Тайро и Кайри. Первый некромаг, ученик Госпожи Смерти и первый метаморф, Её вечный возлюбленный. А ещё легендарные братья были теми, кто запер Границу с помощью Источников. И теперь только кто-то, подобный им, может расторгнуть их заклятие, что и по сей день оберегает земли Ойкумены.
   Я цапнула со стола уже успевший немного зачерстветь бутерброд и отправила его в рот, игнорируя нетерпеливый взгляд Адиеля. Пока жевала, наконец смогла сформулировать вопросы, мучившие меня.
   - Как вы про всё это узнали, я вас спрашивать не буду. Едва ли вы мне ответите. Впрочем, подозреваю, что в этом замешан Первый Консул. Но вот почему вы решили, что этот ритуал сработает? Силу Источника не так-то легко обуздать. Конечно, были те, кто пытался её использовать, и результаты были более или менее успешны. Но одно дело использовать Источник для телепортации, и совсем другое - разрушить незыблемую магическую стену.
   - Заклятие Тайро и Кайри уже пытались сломать однажды, - тихо сказал Зикрахен. В этом участвовали Рейвен, тогда ещё совсем юный, не старше тебя, и его мать, арэнаи. Ритуал не удался, но последствия всё же имелись. Был исчерпан Источник, питавший земли наших предков, и они стали непригодны для житья.
   - А та арэнаи, его мать?
   - Не выжила, - коротко ответил Адиель, дав понять, что не собирается дальше объяснять. Но он не знал упрямости тайранских боевых магов.
   - А я? Я выживу?
   - Ты сильна, но ведь и мать Велора была сильна. К тому же ты скорее всего будешь лишена своих магических возможностей. Так что не думаю, что Консул рассчитывает на то, что ты выживешь, - вкрадчиво ответил мне Адиель, а Хаккен отвёл глаза.
   - И всё же, я не могу понять, - мой голос был хрипл. Я надеялась, что Джаред спишет это на холод, а не на страх. - Вы ведь играете в заговор? Первый Консул, ты, даже Джаред... Вы собираетесь противостоять Велору, так? Уж не знаю, зачем - ради личной выгоды или вы действительно радеете за судьбы мира. И вы хотите, чтобы ритуал, после которого Граница падёт, так и не был совершён. Но при этом Хаккен, с твоей помощью, не сомневаюсь, притащил меня к моему прадеду, едва ли не обвязав подарочной ленточкой. Разве вы не должны стремиться к тому, чтобы ритуал невозможно было совершить, а я находилась от Велора как можно дальше?
   Некромаги переглянулись. Джаред попытался вновь взять меня за руку, но я успел отстраниться.
   - Мы не можем причинить тебе вред, - напомнил Джаред. - И я, и Адиель скованны Клятвой. И кто знает, что будет с нами, если ты умрёшь по нашей вине?
   - Поэтому мы сделаем всё, чтобы ты выжила, - подхватил Адиель, - а ритуал провалился. Но... нам нужна эта попытка Велора. Он должен прийти к Источнику, он должен привести тебя туда. Он должен начать ритуал. А вот дальше всё пойдёт не так, как он ожидает.
   - Почему?
   - Потому что у тебя, Повелительница Перекрёстков, хватит силы не только на то, чтобы выжить, но и чтобы использовать Источник на своё усмотрение. Как это было в степи, - хитро блеснул глазами Зикрахен. - Но для этого важно, чтобы твой прадед ничего не знал о твоих способностях. Он же не знает?
   Мне послышалась угроза в его голосе. Я покачала головой в знаке отрицания.
   - И что я должна сделать, когда перехвачу контроль над Источником? - облизала сухие губы я.
   - Запереть Границу навсегда. Чтобы даже тени тварей, отравляющие разумы людей, не могли сюда пробраться.
   - И в чём же ваша выгода? Для чего рискуете вы?
   Адиель хрипло рассмеялся.
   - Ради власти, милочка, точнее, доступа к власти, который мы получим, когда Гарм избавится от старика. В жёлтом пламени Источника сгинет Велор, за ним уйдёт в небытие и его брат, и так живущий лишь ради мести, и кто как не мы с Хаккеном будет достойны занять их место?
   - Я сражаюсь ради свободы, - тихо сказал Джаред, и в бессознательном жесте потёр ладонью шею.
   Эйсор? И на нём? Велор действительно не склонен к доверчивости. Что ж, это многое объясняет в поведении моего некромага.
   - И подумай ещё об одном, Агния, - склонился к ко мне Адиель, щекоча ухо своим дыханием. - Мы с Хаккеном ведь совсем не кровожадны, и весьма дружелюбно к тебе настроены - ты знаешь, из-за чего. И нам не нужна эта изнуряющая война, тем более с метаморфами в полной их силе. Как только мы достигнем власти, эта глупой заварушке придёт конец.
   Если у нас ничего не получиться, и ритуал Велора завершиться, то мы откроем путь демонам, и едва ли они будут к нам благосклонны. С другой стороны, если Зикрахен прав, я возможно смогу устранить угрозу разрушения Границы раз и навсегда. И смогу прекратить военное противостояние. Предупредить тайранцев о коварности Шаноэ.
   Если... а есть ли у меня выбор? У меня здесь нет союзников, так имею ли я право отказываться от помощи? И даже если предложение некромагов вероломно, то едва ли Велор предложит мне что-то лучшее.
   - И что я смогу сделать, чтобы прервать ритуал? - наконец спросила я.
   Адиель торжествующее улыбнулся, поняв, что я дала своё согласие. Лишь взгляд Джареда оставался тревожным. Кажется, он не был слишком рад, что втягивает меня во всё это. И я, в совершенно иррациональном желании его подбодрить, подмигнула ему. Дескать, прорвёмся.
   Подув на озябшие пальцы, я поинтересовалась:
   - Может, обсудим нашу сделку где-то в более тёплом месте?
   В ответ Джаред повёл пальцами и беседку окутал горячий воздух. Я подавила вздох зависти, напомнив себе, что мы с Хаккеном примерно одного магического уровня, а значит, дело только в опыте. Лет через сто-сто пятьдесят я тоже также лихо буду управляться со стихийно магии.
   - Мог бы сделать это полчаса назад, - проворчала я, не удержавшись от упрёка.
  
   - Извини, я думал, арэнаи более выносливы, - кажется, некромаг только сейчас заметил, что я замёрзла.
   - Если у нас не отнимают нашу способность к трансформации. Ну так что же?
   Адиель терпеливо возвёл очи долу, и перешёл к подробностям своего плана. И мне стало окончательно понятно, что некромагам свойственен авантюризм не меньше, чем и нам, как бы гармцы не презирали арэнаи за легкомысленное отношение к жизни. Но... это было взможно, и я собиралась это сделать.
   Когда, через час, мы с Джаредом возвращались обратно, начался снегопад. Снег был ещё мокрый и липкий, но самый что ни на есть настоящий, и для меня это было настоящим чудом.
   - Давай ещё постоим здесь немного, - попросила я Джареда, и он молча кивнул.
   Мы стояли на краю телепортационной площадки и любовались городом внизу. Городом для меня чужим, странным и загадочным. И мне было грустно, что я так и не смогла побродить по его улочкам.
   - Когда-нибудь ты сможешь увидеть его, обещаю, - уловив мою печаль, сказал некромаг. - Когда всё закончится...
   Когда Джаред привлёк меня, обняв за плечи, к себе, я не протестовала.
  
   На следующий день Велор вновь пришёл ко мне.
   - Я рад, что Хаккен смог уговорить тебя, - сказал он мне, протягивая бокал, наполненный кровью.
   Я улыбнулась, одними кончиками губ, и приняв предложенный сосуд, отсалютовала им:
   - За кровные узы.
   Если Консул и уловил в моих словах насмешку, то ничего не сказал. Первый глоток показался мне необыкновенно горьким.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"