Булгари Шайда: другие произведения.

Глава 53. Одной Крови. Часть вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предпоследняя, чтоб её, глава, и самая большая и сложная пожалуй. Настолько сложная, что некоторые вывороты сюжетов Моффата и Гатиса покажутся вам простыми как пять пальцев ;). Потому что несколько параллельный линий повествования и лиц, от которых идёт рассказ. Ещё не стоит бояться, что последняя глава сильно растянется и будет проходить где-то очень далеко от цивилизации - мы почти сразу же вначале вернёмся в Тайрани, где окончательно и решится судьба ГГ. И кстати, не пропустите Пролог чуть ниже - он про первых в истории некромага и метаморфа, и то, как они Ойкумену до такого состояния довели (то есть спасли...) Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

  
   Война Трёх Империй, как её назвали позже (что не совсем исторически верно, так как одна из трёх сторон всё таки была республикой) длилась совсем недолго. Начавшись поздним летом с вялых угроз с обеих сторон и обманных тактических ходов, война достигла своей вершины в первый месяц зимы этого же года, и, после самой кровопролитной битвы в современной истории Ойкумены, самым странным образом сошла на нет. Да и сама битва, в которой схлестнулись метаморфы и степняки с одной стороны, и некромаги и алисканские варвары с другой, нельзя назвать ни обычной, ни своевременной. Долгое время уходя от прямых столкновений и используя тактику нападения и отхода, алисканцы, подстрекаемые некромагами, неожиданно обрушили все свои силы на разобщённые войска противников. Впрочем, благодаря хорошо поставленной разведке, курируемой лично военным советником Бергелем, неприятный сюрприз сюрпризом не оказался.
   И всё же, историки до сих пор расходятся во мнении, чем же руководствовались некромаги, выбрав именно этот момент, чтобы перейти в наступление, тогда как напади они месяцем ранее, когда степняки ещё не могли оказать поддержку тайранцем, и победа Гарма и Алискана была бы несомненна. Впрочем, мне приходит в голову лишь одно объяснение - гармские некромаги преследовали не военную выгоду, а свои магические цели. Хроники военных событий рассказывают о некромагических механизмах, что находили разломанными после битвы. Как бы ни чудовищно звучало - для гармцев эта битва была лишь неким кровавым магическим ритуалом, в котором и тайранцы, и алисканы, и даже сами маги смерти были лишь жертвами. Нам, смертным, остаётся лишь благодарить Эфру за то, что планам некромагов не суждено было сбыться. Иначе, как я подозреваю, не было бы никого, кто мог бы рассказать о страшных событиях тех дней, впоследствии приведших к падению королевских династий Майстеров и Агатов и переделу восточных земель... И конечно же, к падению одних магических родов и возвышению других, о которых среди излишне идеалистичных молодых особ обоего пола принято говорить с придыханием. Как по мне, так эти "возрождённые метаморфы" были теми ещё зверьми, простите за эту почти тавтологию, и их методы едва ли можно считать более гуманными, чем у магов смерти. Конечно, призвав в мир давно забытую магию, Агнесса Эйнхери помогла тайранцам выжить в той битве, а позже и продвинуть влияние Империи далеко на юго-восток, но в то же время она превратила свой народ, арэнаи, в тех, кого боялись едва ли не больше, чем магов смерти. Тех, кто привёл Ойкумену к новым тёмным векам...
  
   Из лекции историка Этоли Зинтари о войне Трёх Империй.
  
  
  
   Лязг метала, крики ярости и боли, глухие взрывы ударов от орудий. Привычный аккомпанемент любой войны. Алисканцы не боялись своих противников - ни обычных смертных тайранцев, ни их магов, удивительно быстрых и ловких. Чтобы уничтожить одного арэнаи иногда требовалась необыкновенная удача, но алисканцы знали - кровь тайранских магов так же красна, как и у обычных людей, а кости ломаются столь же легко.
   Но вот раздаётся звук, непривычный для поля боя, а от того кажущийся особенно угрожающим. Низкий животный рык. И алисканский гайдук, держащий в руках гармское оружие, которым он уже лично убил троих неприятельских магов, тревожно хмурится.
   - Отходим! Это дело для гармцев.
   Но алисканцы не успевают. Последнее, что видит гайдук, это острые клыки у своего горла.
  
   В книгах злодеи очень любят хвастаться и объяснять, в чём суть их плана беспомощным героям, чтобы те в самый последний момент их победили, использовав свою смекалку и везение. Но то ли Велор был слишком нетипичный злодей, то ли я недостаточно "герой", но о конкретных планах Консула, теперь уже не Второго, а первого и единственного, я не знала ничего. А Джаред Хаккен, который был моими ушами и глазами в Гарме, не мог или просто не соизволил поставить меня в известность, о том, что пришло время действовать.
   Я только легла спать и задремала, как кто-то начал трясти меня, пытаясь разбудить. Я разлепила тяжёлые веки и обнаружила нависшего надо мной прадеда. Сон как рукой сняло. Обычно я чувствую присутствие других людей очень остро, но тут я подпустила его к себе так близко. Плохо, очень плохо - всё же я поддаюсь своему инстинкту арэнаи, говорящему, что кровный родственник, не может нести угрозу, и от этого перестаю видеть в нём кого-то, опасного для себя.
   - Вставай и одевайся, - коротко бросил он, так, что я сразу поняла, что расспросы мне сейчас ничего не дадут.
   - Мне брать верхнюю одежду?
   - Нет.
   Сам он одет практично и даже очень просто, что изящному гармцу совсем не свойственно. Простые брюки, шерстяная рубаха, грубые солдатские сапоги.
  
  
   Тёмный смерч в метрах пяти от земли. Трое метаморфов, два волка и слишком крупная для своего вида рысь действуют слажено и быстро, окружая некромага и загоняя его в ловушку. Но тот, кажется, и вовсе не обращает вниманиея на приближающихся зверей. Он стоит, раскинув руки и закрыв глаз, и лишь только губы что-то бормочут. Наконец один из волков нетерпеливо взвизгивает и делает рывок к гармцу. И касаясь невидимого барьера, вспыхивает, оглашая пространство полубезумным воем. На землю падает уже человеческое тело, обугленное и искорёженное. А смерч становиться ещё неистовее. Рысь поджимает уши и пятится, неуверенно поглядывая на оставшегося в живых волка, крупного и лобастого. Через мгновение на месте волка уже стоит светловолосый обнажённый мужчина. В руках его вспыхивает белое, вытянутое в копье пламя.
   - Хороший щит, гармец, но посмотрим, как ты справишься с этим.
   В голосе мужчины-волка нет вызова, одна лишь уверенность в самом себе. Он целится совсем не в кажущегося беззащитным некромага. Острие магического копья уходит в центр беснующегося смерча, и тот, напоследок ярко вспыхну, рассеивается. Одновременно с этим рысь бросается на лихорадочно пытающегося восстановить свой щит некромага. Крик почти сразу захлёбывается, но рысь не замечая, что враг уже мёртв, продолжает рвать тому глотку.
   - Эрик, не увлекайся, - останавливает своего напарника мужчина-волк. Рысь недовольно огрызается, и приходит в себя лишь когда мощная рука хватает её за холку и отшвыривает в сторону.
   Эйнар хорошо помнит, как легко утратить человечность в зверином облике.
  
  
   Спрятавшись за ширмой, неловко натягиваю на себя домашнее платье - выглядит может и простовато, тем более по меркам гармцев, и даже в какой-то степени неприлично из-за небольших вырезов на юбке, но зато я могу двигаться в нём относительно свободно, а не как в тех узких чехлах, что носят местные модницы.
   - Быстрее, - почти грубо говорит Велор, пока я выискиваю в комоде свои чулки, и плюнув на них, я натягиваю сапоги на босые ступни.
   Он критически взглянул на меня, и невнятно хмыкнув, открыл передо мной дверь. Я пригладила волосы и стараясь держать лицо, вышла в коридор.
  
   Чудовищная машина врезалась в ряды людей, сея панику и хаос вокруг себя. Залпы пушечных орудий противников, лишь немного покорёжив тяжёлую броню, так и мне смогли нанести какой-либо значимый эффект, только, казалось, разозлив ужасного монстра. И тот ответил собственным, в разы более мощным ударом, сметя укрепления тайранцев. Но вот от бегущих людей отделилась лёгкая, быстрая фигура, и совершив несколько гигантских, нечеловечески-ловких прыжков, оседлала бронированного монстра. Арэнаи нащупал руками плотные края крышки, и произнеся что-то, соскочил вниз, устремляясь дальше, к ещё одному механическому монстру. Металл машины начал накаляться, а изнутри казавшегося неуязвимым монстра раздались крики. Алисканцы забарабанили, пытаясь выбраться, но люк был надёжно запечатан снаружи.
  
  
   Напротив двери привалившись к стене стоит Джаред, непривычно хмурый и недовольный. Мой взгляд он старательно избегал. Неужели что-то не так?
   Вниз по лестнице, затем проход по коридору и снова вниз, пока мы не выходим на узкую площадку, охраняемую десятком магов и смертных. На площадке стоит платформа с невысокой оградой, а на стене панель с высеченными на ней рунами. Велор встаёт на платформу, и я неохотно забираюсь следом, и Джаред собственноручно, управляя знаками на стене, запускает платформу, отчего она начинает плавно опускаться вниз, двигаясь всё быстрее и быстрее. И долго, ужасающе долго.
   - Ни рычагов, ни канатов, лишь на чистой магии. Но не стихийной, я полагаю? - с нервным и неуместным сейчас смешком спрашиваю я прадеда.
   - Кристаллы, - кивает Велор, изучая меня. - Ты необыкновенно тиха. О чём ты думаешь?
   Я думаю, что мы спускаемся вниз с огромной скоростью, и под нами возможно ещё сотни метров, и если мне придётся возвращаться одной, а я не смогу запустить платформу, то я навечно останусь в глубине гармских гор. И ведь Джаред не рассказал мне об этом. Как он собирается вытаскивать меня? И собирается ли... Он и так уже о многом умолчал. И ведь формально он будет свободен от своей клятвы не причинять мне вреда. Просто забыть меня в глубоких, тёмных пещерах, без шанса выбраться наружу...
   А еще я думала, что будет, если я сейчас попытаюсь напасть на Велора. Скорее всего полу-дремлющий эйсор остановит меня, но что если я успею раньше? Всего лишь толкнуть с достаточной силой за пределы платформы, преодолев столь неуместные, в случае Рейвена, инстинкты, говорящие, что мы с некромагом одной крови. И не нужно будет рисковать всем, пытаясь обыграть Велора на его поле.
   Но конечно же, ничего этого я не сказала, просто пожала плечами. Некромаг чуть придвинулся вперёд и я инстинктивно отстранилась, задев спиной в ограду. Как бы самой не улететь вниз!
   В глазах Велора, до этого пустых и равнодушных, впервые за это время проскользнуло какое-то чувство, пока неясное для меня, но далёкое от его привычной насмешливости.
   - Боишься меня?
   - Я была бы идиоткой, если не боялась.
   Не меньшей, чем если бы верила ему на слово. Несмотря на все его заверения о расположении ко мне, я не думаю, что трёхтысячелетнему магу, привыкшему беспокоится только о себе, было дело до девочки-арэнаи.
   - Дай свою ладонь, - он протянул ко мне руку. - Ну же!
   Я неохотно приблизилась, и позволила себя схватить - не грубо, но так, что захоти я, едва ли смогла бы вырваться. Кожа Велора казалась прохладной и по-женски гладкой.
   - Ты же владеешь магией разума, девочка? Загляни в моё сознание - узнай, каков я на самом деле.
   Я знала, что прикосновение к разуму трёхтысячелетнего некромага едва ли будет приятным - слишком много смертей, слишком много мерзостей должно быть в его жизни, но не могла справиться с искушением. Узнать кого-то, кто столь сильного, столь могущественного, понять, чего он хочет и желает - разве я могла отказаться?
   Он впустил меня - не в свои мысли, но позволил коснуться своих чувств и желаний, своей памяти, на мгновение раствориться в нём.
   Когда я пришла в себя, платформа уже не двигалась. Над нами и вокруг нас пространство мягко светилось жёлтым светом, исходящим от растущих на каменных стенах кристаллов. Очевидно, они и были источником техномагической мощи некромагов. Но я отметила это лишь краем сознания - сейчас всё моё внимание было поглощено Велором Рейвеном, человеком, похожим на меня больше, чем я могла бы полагать. Так же, как и я, знающим, что такое быть чужим в своём роду.
   Так же как и на меня, на него с рождения возлагали большие надежды - талант в некромагии этого полукровки был неоспорим, поэтому он легко занял своё место в гармском обществе. Но едва ли был этим доволен. У магов смерти всё было подчинено целесообразности, любой шаг тщательно оценивался, а любое действие - взвешивалось. Некромаги были прагматичны и осторожны, и это то, что помогало им выживать тогда, когда другие гибли. Но в нём была и другая сторона, доставшаяся от матери-арэнаи. Душа, полная страстей и желаний, амбиции большие, чем мог представить кто-либо из его соплеменников. Желание свободы, которой не было места в мире некромагов, и несгибаемая воля, чтобы её достичь. Это в конечном счёте сделало его идеальным хищником. Тем, кто обойдя соперников, своей хитростью, жестокостью и непредсказуемостью смог занять и удержать власть среди магов смерти.
   И это же сделало его чудовищно одиноким. Ведь любому арэнаи нужна стая - следовал ли он за другими или был по своей сути вожаком. Но среди гармцев у Велора могли быть только рабы или подчинённые, которые, прояви он слабость, просто уничтожили бы его.
   Поэтому Рейвен так избегал меня в начале, поэтому так любил бывать в моём обществе позже - ведь после смерти своей матери ему не приходилось бывать среди арэнаи, и он, сам того не желая, тянулся к себе подобным. Это не была сентиментальность, это был инстинкт, который не возможно побороть. Инстинкт зверя - ведь зверем Велор и был, пусть даже трансформация была ему недоступна.
   Самый могущественный некромаг Гарма всегда чувствовал себя неполноценным. Как и я, арэнаи, не любившая, и на самом деле не умеющая сражаться, плохо контролирующая свою трансформацию, и со способностями, которые мои сородичи отвергали. Что ж, становилось понятно, почему так редки были брачные союзы между нашими народами. В любых других случаях, смески от браков магов разных направлений имели лишь один дар, притом кровь некромагов и кровь арэнаи почти всегда доминировала, подавляя другие способности - будь то целительство или стихийная магия. Но не в случае, когда это касалось смешения двух ветвей магии Северных островов: рождался ли ребёнок некромагом или арэнаи, но он всегда нёс на себе печать принадлежности и к другому роду. Даже я, гармка лишь на четверть, ощущала это, что же говорить о полукровке Велоре. Это могло бы свести его с ума, это должно было свести его с ума! Но этого не произошло. Консул нашёл себе цель, которая смогла его удержать, позволить ему достигнуть того, что он уже достиг. И вот то, к чему он стремился всю жизнь - должно было исполниться здесь и сейчас. Предвкушение Велора Рейвена тонкой нотой отзывалось во мне.
   - Зачем, зачем вы мне позволили это увидеть? - мой голос против воли дрогнул.
   Я вытерла руки о ткань платья, как будто боясь заразиться от него этой неизбывной тоской и одиночеством, как будто это было возможно.
   - Я не хочу, чтобы ты считала меня чудовищем.
   Он говорит со мной так мягко, так печально, что мне хочется ему верить. Но я лишь кривлю губы, изображая безразличие.
   - Что вы получите, если проведёте этот ритуал? Способность к трансформации?
   В своё время, как я понимаю, мать Велора относилась к неспособному трансформироваться мальчишке едва ли как не к калеке, и эта детская обида до сих пор тлела где-то в глубине сердца некромага. Но сейчас Рейвен лишь покачал головой.
   - Я перегорел этой идеей ещё в свою первую тысячу лет. Мне не нужна дополнительная сила - мне хватает и моей магии.
   - Чего же ваша магия не может вам дать?
   - Бессмертия. Мне надоело воровать жалкие крохи чужих жизней, мне надоело дрожать над жалкой смертной оболочкой.
   Это было... более масштабно, чем я могла себе представить, но вполне себе в духе Рейвена.
   Он потянул меня за собой, и я неохотно поплелась туда, где в самом конце узкого, выбитого в камне коридора ярко горел золотистый свет.
   - Такова человеческая природа, - голос мой в сводах высоких стен звучал глухо и чуждо. - Все люди умирают рано или поздно.
   - Вот именно, но в этом мире существуют не только люди. Есть древние боги...
   Такая трактовка меня глубоко возмутила.
   - Во имя Эфру, не боги, всего лишь демоны!
   Не то что я была такой уж верующей, но называть богами существ весьма двуликих, и чаще всего недружелюбных к людям, я не могла.
   - Можно и так их назвать. Но я не говорю про мелкую шушеру, что прячется от взора людей в Ойкумене, и уж тем более не про тех безмозглых тварей, что ожидают по ту сторону от стен Границы, желая вкусить человеческой плоти. Есть более значимые фигуры. И один из них может дать мне то, что я хочу. Лорд Хаоса, повелитель всех иносущностей этого мира, уже превращал людей в бессмертных существ.
   Лорд Хаоса. Я слышала про него - в Лорда Хаоса, Нергала, верили народы в западных землях Ойкумены. Но не то что почитали его в храмах, скорее напротив - он считался олицетворением зла. Разрушитель миров, Низвергающий, Воплощение Бездны - вот лишь несколько имён, под которыми его знали. Но на мой взгляд фигура такая мифическая, что в существовании её я просто никогда не верила. Это как встретить... Судьбу. Или Смерть.
   И я встречала их обеих. Проклятье. Следовало бы знать, что меня рано или поздно притянет к Лорду Хаоса, моему "хозяину".
   - Но вы и так практически бессмертны. Вы даже не стареете, - пробормотала я.
   И не то, что я ему завидовала.... Но хотела бы я выглядеть так хотя бы в триста лет, не говоря уже о тысяче, которая мне вряд ли светила.
   Рейвен остановился и обернулся ко мне. Лицо его в свете уже совсем близкого Источника казалось нечеловечески-красивым. Он потянул рукава рубахи вверх, обнажая худые руки.
   До кистей они были идеальны - с гладкой, нежной даже на вид кожей, тонким и изящными пальцами и по-женски узкими, аккуратными ладонями. Но выше... кожа на предплечьях была дряблой и в старческих пятнах, а цвет её больше подходил трупу недельной давности. В некоторых местах она была настолько тонка, что просто расходилась, образуя язвы, обнажающие ткани мышц. Я сглотнула, пытаясь справиться с тошнотой.
   И так, очевидно, по всему телу. Всё, что Консул смог сохранить - это своё прекрасное лицо и руки, в остальном же он был едва ли кем-то большим, чем просто полутрупом. Даже украденная у его брата сила не могла остановить неумолимое старение.
   - Это тело никуда уже не годно, видишь, - с кривой улыбкой сказал Рейвен, тут же вернув рукава на месте. Он всё же был тщеславен и с трудом переносил своё уродство. - Но сегодня всё изменится. Навсегда.
  
  
   Пока генерал Пергант и айрин Эйнхери сопротивлялись отчаянному, почти безумному натиску алисканцев, сражающихся так, как будто это был их последний бой, Бергель искал хоть что-то, что могло бы изменить ход сражения.
   - Возможно это то, что вы ищете, айрин.
   Бергель поднимает глаза, и видит как его люди втроём втаскивают в полевой шатёр большой короб в чёрном кожухе. От него так смердит магией смерти - гнилью и тленом, что на Изенгрима накатывает волна тошноты.
   - Мы видели ещё несколько таких, но гармцы хорошо их охраняют, не подобраться, - говорит один из тайранцев, совсем юный воздушник, смотрящий на арэнаи с плохо скрываемым восхищением.
   Бергель подошёл ближе и осторожно коснулся кожаного бока. Механизм казался живым, затаившимся зверем.
   - Йери пытался вскрыть эту фиговину, - хмуро сказал арэнаи со шрамами на лице. - Применил заклинание, одно из семейных.
   - И что?
   - И то. Нет теперь Йери. Эта штука... не знаю, как будто его сожрала. То есть тело то цело, ни царапинки, и даже дышит, только ничего не понимает и не чувствует. Мы отвели его в лазарет, но целители не знают, что с ним происходит.
   Бергель недовольно хмуриться. Ещё одна жертва. Он уже устал от того, что его люди гибнут.
   - Дарин, найди одну из ведьм Ша, и отведи её к Йери. Кажется, это по их части.
   Воздушник кивает и уходит, не слишком довольный своим назначением. Ведьм из Пустошей здесь не любили и с трудом терпели, ожидая в любой момент от них предательство.
   - Может, дождаться артефактников? - неуверенно спрашивает маг со шрамами, видя, как Бергель, закатав рукава, берётся за рукоять топора.
   - С гармскими техномагами бесполезно сражаться на их поле. Магия опасна. А вот от физической силы они могли и не предусмотреть защиты. Конечно, придётся немного помять фиговину. Ну-ка...
   Половина лагеря сбежалась, когда в шатре айрина Бергеля что-то громко хлопнуло и изнутри повалил дым. Находящиеся внутри успели выскочить, и теперь полностью перемазанные и пропахшие гарью пытались восстановить дыхание. Но гармский механизм, изрядно помятый и раскалённый, кто-то всё-таки вытащить успел. Бергель, раздражённо отмахнувшийся от помощи, склонился над разломанным чехлом. Внутри, среди непонятных ему проводов, вентилей и шестерёнок, билось человеческое сердце, заточенное в жёлтый полупрозрачный камень.
   - Что за... - пробормотал Грим. - Неужели это то, о чём говорил Нидхёгг?
   Некромагический передатчик энергии, питающийся человеческими жизнями. Каждый, кто умирал на этом поле боя, подкармливал это устройство. Энергия скапливалась внутри, доходила до какого-то уровня.... а что затем? Бергель совсем не разбирался в техномагии, но даже здравый смысл говорил что подобный механизм ли предназначен только для простого аккумулирования энергии. Но и как оружие его, по крайней мере, пока, не использовали - иначе бы тайранцам и их союзникам пришлось бы гораздо хуже. А значит, Анхельм Нидхёгг скорее всего прав. Собранная энергия от тысяч жизней, жизней тайранцев, алисканцев и прочих передаётся непосредственно в Гарм, стекается туда, как в огромный котёл, чтобы подпитать находящийся там Источник.
   Если конечно верить Нидхёггу. Изенгрим Бергель ещё раз пообещал себе разобраться с личностью этого некромага и его связью с Канцлером Тайрани. Впрочем, пока он был скорее полезен, чем нет, действуя в интересах Бергеля, и что самое важное, имел влияние на Агнессу. Это тоже могло пригодиться: девицу, в силу возраста, нередко несло, и Гриму важны были любые крючки, которыми он мог её зацепить.
   В то, что некромаг сможет вернуть Агнессу Эйнхери, Изенгрим не сомневался. Было что-то такое в отношении некромага к девушке.
  
  
  
   Этот Источник отличался от того, что я видела в степях. Тот был похож на столб чистого пламени, а этот выглядел как озеро, разливающееся на дне огромного кратера, и лишь исходящее от золотистой жидкости ослепительное сияние свидетельствовало о том, что это совсем не вода. Над озером, под каменным сводом, нависали острые пики сталактитов, с которых в кратер стекало что-то, напоминающее тягучую смолу. Прикасаться к "смоле" не хотелось.
   - Эта смола - что это? - с трудом спрашиваю я.
   - Необходимая подпитка для того, чтобы подчинить Источник. Но тебя не должно это волновать.
   Над кратером, выходя из скалистого выступа, поднималась каменная полуарка, обрывавшаяся над самым центром озера на высоте трёх или четырёх метров и образовывая небольшую площадку. Туда Велор и поволок с трудом передвигающую ноги меня. Слишком уж тут странная была атмосфера - давящая, туманящая разум и путающая чувства. Мне было одновременно очень страшно и почему-то смешно. Я подавила один смешок, второй, а потом захихикала, уткнувшись в рукав Рейвена. Сила, подобно пузырькам в игристом вине, поднималась наружу, превращаясь в смех, но это не доставляла ни радости, ни удовольствия. Консул с удивлением посмотрел на меня.
   - Ты весьма чувствительна к силам Источника. Это хорошо.
   Это очень, очень плохо. Я просто не могу контролировать себя и едва ли способна держать в узде свою вторую сущность. А тварь во мне посыпалась, отзываясь на Источник, хищно приюхиваясь и потягиваясь. Конечно, на это и рассчитывал Джаред, что демон во мне станет сильнее рядом с Источником, вот только я не думала, что так беспомощна буду я.
   Консул втащил меня на площадку над озером почти на руках, потому что ноги мои стали ощутимо заплетаться. Я с трудом понимала, где я нахожусь. Перед глазами начали мельтешить цветные пятна, а уши просто заложило. Как же хочется...
   - Какие голоса?
   - Что? - громко переспросила я.
   - Ты говоришь, что тебе мешают голоса. Что ты слышишь?
   - Я ничего... - я запнулась. - Нет никаких голосов, и я не...
   Всё вокруг на мгновение гаснет, и лишь затем я понимаю, что на время просто потеряла сознание. Что случилось? Я на коленях, а щека горит от удара. Велор не нашёл ничего лучшего, чем привести меня в чувство с помощью пощёчины. Ненавижу, когда меня бьют. Взгляд падает на руки, и я не удерживаюсь от испуганного крика. Ладони искривились, напоминая звериные конечности, и покрылись короткой белой шерстью, а ногти стали ощутимо длиннее и более острыми. Как-будто я застряла в незаконченной трансформации.
   На загривок опускается тяжёлая рука.
   - Мне снова придётся включить эйсор, прости.
   - Нет!
   Я задыхаюсь от боли. Мышцы сводит болезненной судорогой и тело неохотно принимает свою изначальную форму. Во рту снова знакомый привкус крови. Велор склоняется надо мной, рукавом вытирая лицо от пота и слёз. Мои запястья и лодыжки обвивают цепи, лишая возможности двигаться. Я недоуменно гляжу на Велора.
   - Зачем? Мне некуда бежать.
   Да и не смогу я. Слишком слабой и беспомощной я чувствую себя здесь. Эта "смола", тёмная, гнилая энергия, стекающая уже не только с потолка, но и стен в кратер озера делает Источник неправильным - портит и загрязняет его, а при моей чувствительности к Источнику это сказывается и на мне.
   - Чтобы ты не упала вниз. Я спущусь к Источнику, чтобы пройти сквозь него, а ты будешь моим гарантом того, что портал не закроется раньше.
   Нет, нет! Всё должно было быть не так! Джаред рассказывал мне о том, первом Ритуале. Тогда Велор остался ждать снаружи, а его мать, арэнаи, вошла внутрь Источника, чтобы использовать его для целей некромагов. Не по своей воле, но она сделала это. Её ли силы не хватило, или Велор не смог её подстраховать, но тогда ничего не получилось, а арэнаи после возвращения быстро угасла. Мы думали, что в этот раз я должна занять место матери Велора. Мы думали, что к Источнику прикоснусь я, и там, воспользовавшись своими способностями, закрою его. Но что я смогу, оставшись снаружи?
   Консул осторожно, но непреклонно потянул меня за плечи вниз, заставляя лечь на тёплый, даже горячий камень. Рука его легла на мою грудь - напротив испуганно бьющегося сердца. Смотря в его спокойное лицо, нависшее надо мной, я вновь начинаю смеяться, хотя мне нисколько не смешно. Это лишь реакция твари, что живёт во мне с рождения - Повелитель Перекрёстков во мне пьянеет от разлившейся вокруг энергии, игнорируя оковы эйсора и не обращая внимания на страх своего носителя. Кажется, Велора мой смех нисколько не обижает - он воспринимает его как обычную истерику.
   - Тс-с-с, тихо-тихо. Скоро всё закончиться.
   Даже сквозь ткань платья я чувствую, как его пальцы обжигают холодом. Холод доходит до сердца, и я начинаю задыхаться. Смех переходит в хрипение. Боль в груди нарастает, начиная растекаться по телу, и в какой-то момент я понимаю, что моё сердце, замёрзшее, превратившееся в лёд, раскалывается на сотни кусочков.
   Я умираю с мыслью о том, что всё-таки поверила Велору Рейвену. Поверила в то, что ему не нужна моя смерть. Как наивно, как глупо.
   Анхельм Нидхёгг, Тайрани.
   - Они окружили дом. Их много, очень много - наверное с десяток! - страх прорывается в голосе обычно спокойного салдорца.
   - Как и ожидалось, - довольно говорит Хель, не отрывая взгляд от зеркала, отражающего не комнату дома Агнессы Эйнхери, как должен бы, а белесый, плотный туман.
   Рама техномагической гармской игрушки густо усыпана рунами, начерченными кровью. Хель несколько доработал гармское устройство, и теперь ловушка некромагов стала его ловушкой. Ловушкой для духов и входом в Гарм для него. Губы Пустынника расплываются в предвкушающей улыбке.
   - Мойра сделает всё, чтобы меня остановить. Леди Судьба слишком предсказуема. Надеюсь, там нет Стика? Несс расстроится, если с её любимым духом города что-то случиться.
   - Я не знаю, как он выглядит, - растерянно отвечает Тари. - Они все одинаковые: красноглазые, жуткие.
   Хель отвлекается от магического Зеркала, и отодвигая салдорца, выглядывает в окно. Так и есть - духи стоят под окнами дома, ожидая то ли приказа, то ли первого шага от своего противника. И некромаг даёт им то, что им нужно. Распахивая створки окна, он насмешливо что-то говорит духам на Истинном языке, и те как будто отмирают, и глаза их наполняются гневом.
   - Что ты им сказал? - любопытный воронёнок высовывается вслед за некромагом, но Хель тут же втаскивает его обратно.
   - Рассказал им, что с ними сделает Лорд Хаоса, когда я верну его в Ойкумену. Ребяткам по-моему не понравилось.
   Атака не заставляет себя ждать. Через очаг, окно, просачиваясь сквозь камень стен, внутрь комнаты врывается волшебный, пылающий синим огонь. Не причиняя никакого вреда ни некромагу, ни молодому салдорцу, огонь духов устремляется к Зеркалу. И оно легко, как будто и было для этого предназначено, поглощает всю разрушительную энергию. Белый туман в зазеркалье расползается, открывая совсем другой вид, и Хель, схватив под локоть салдорца, тащит того к Зеркалу.
   - Эй, я не хочу в Гарм! - протестует воронёнок.
   - Хочешь остаться с этими духами один на один?
   Тари успевает возмутиться:
   - Тогда вам вообще не стоило меня держать при себе! Зачем вы втянули меня в свою игру против Мойры?
   Одной из особенностей салдорца была его реакция на страх - он будил в нём неистребимое любопытство, помогающее ему не замирать от ужаса, а двигаться дальше. Иначе Тари совсем бы спятил среди этих магов...
  
   - А вот для этого!
   И продолжая держать Тари, втолкнул его внутрь Зеркала.
   Переход с помощью Зеркала Связи не оказывается ни лёгким, ни приятным. Вначале Тари показалось, что он тонет, и лишь крепкие руки, обхватившие его сзади, помешали ему пытаться "выплыть" наверх там, где никакого верха просто не было.
   А потом их вытолкнуло наружу, при этом хорошо приложив о твёрдый пол. Тари это немного напомнило его путешествие в Пустоши с Агнессой, вот только в этот раз его спутник был гораздо более жесток и опасен, чем когда-либо могла стать Агнесса.
   Но даже тогда ему не было так плохо. Салдорец мог только недоумевать, почему при таком состоянии он ещё жив. И всё же нашёл в себе силы спросить Пустынника, держась лишь на одном упрямстве:
   - Так для чего? Я не понял...
   - Ого, ты можешь задавать вопросы! Значит, сильнее, чем я думал, - насмешливо произнёс Хель, поднимаясь и отряхиваясь. - Духи помогли открыть мне телепорт в Гарм, но внутри, хм, самого Зеркала я уже не мог воспользоваться отданной ими силой. Значит мне нужен был источник энергии, который я бы мог взять с собой. Сначала я собирался прихватить с собой одного из слуг Мойры, но боюсь, что едва ли смог контролировать его в достаточной степени. А затем я вспомнил о тебе: ты же приобрёл способности Белой богини, а значит сам обладаешь весьма неплохим потенциалом, но при этом едва ли обучен, чтобы оказать мне достойное сопротивление.
   - Я вас ненавижу, айрин, - мрачно сказал Тари. Впрочем, долго злиться он не стал. Не мог позволить себе такой роскоши. - Кстати, где мы находимся?
   Они стояли в узкой, освещаемой лишь тусклым светильником комнате без какого-то либо присутствия окон. И судя по хрустящим под ногами осколкам, они только что разбили зеркало.
   - У ближайшего к Агнессе Зеркалу Связи. И кажется, у нас сейчас будут гости. Прости, но...
   Не договорив, Хель растворился в воздухе, оставив растерянного салдорца одного. Через мгновение в дверь ворвалась гармская стража, а ещё через несколько вокруг дрожащего Тари летали черные хлопья гари. Всё, что осталось от гармцев.
   - А теперь выходи из двери, и иди, куда я тебе скажу, - прошептал на ухо Тари вновь появившийся некромаг.
   - Но я не хочу быть приманкой! - попробовал возразить Тари, но тут же получил ощутимый тычок в спину.
   - Иди, или я оставлю тебя тут! Поверь, пробираться одному мне будет гораздо легче.
   Стоит сказать, что салдорец в итоге оказался не совсем бесполезен. Не чувствуя в салдрорце опасного мага, гармские некромаги пытались взять чужака живым, но подходя ближе, наталкивались на невидимого, но столь же опасного Хеля. И не успевая предупредить других или позвать на помощь, умирали.
   Наконец, спустя несколько коридоров и с десяток трупов, они оказываются в небольшой зале, охраняемой гораздо лучше, чем все предыдущие помещения.
   - Ой, - только успевает сказать Тари и падает на пол, тщетно пытаясь выстроить воздушный щит, в то время как над его головой разверзается ад. С дюжину проклятий летит туда, где он только что была его несчастная голова, но тут же затухают после повелительного отклика одного из гармцев - такого же желтоглазого и черноволосого как прочие, но держащегося гораздо более спокойно.
   - Прекратить! Где ты?
   - Я... я здесь, - растерянно говорит салдорец с пола. Гармец недовольно морщиться.
   - Я спрашиваю не тебя, а того, кто тебя защищает. Некромага
Хеля.
   Пустынник возникает как будто из ниоткуда, заставляя стражу вновь схватиться за оружие, а магов приготовить заклинания. Но в этот раз никто не атакует, ожидающе глядя на главного среди них.
   - Как ты смог понять, что я здесь? - настороженно спрашивает Хель.
   Гармский некромаг неожиданно легко улыбается, как будто ему только что удалось провернуть неплохую шутку.
   - Никак. Просто я знал, что если кто здесь и появиться, так это ты, Пустынник.
   - Я мог бы скрываться за обликом этого мальца, - кивает Хель на Тари.
   - Едва ли, это комната защищена от любых видов магии, кроме магии смерти, так что иллюзии здесь бы просто не сработали. А вот твои, хм, способности, отключить невозможно.
   - И вот я здесь, как ты очевидно и ожидал, Хаккен. И что теперь? Мне прорываться дальше с боем? - насмешливо спрашивает Хель.
   - Конечно, - так же, словно шутя, говорит Хаккен, и отступает назад, позволяя своим людям плотнее окружить Пустынника. - Возьмите этих двоих живыми.
   Через несколько самых пожалуй ужасных в жизни Тари минут, среди мешанины тел и грозных некромагических заклинаний, проносящихся под самым его носом, всё было кончено. Три некромага и с полдюжины смертных были бесповоротно мертвы. Остались в живых лишь Тари с Пустынником, да маг, названый Хаккеном - он как ни в чём ни бывало стоял, привалившись к стенке, как будто Хель только не уничтожил всех его людей.
   - Мог бы и помочь, - почти мирно сказал Хель своему... э-э-э, врагу? Как только что понял Тари, странный гармец был вовсе не против того, чтобы стражу залы убрали как ненужных свидетелей их с Хелем встречи. Себя же Тари ощутил обычным статистом, хотя он был этому и рад.
   - Я и помог - сказал, чтобы вас взяли живыми. Это знаете ли, сильно их затормозило. Если бы ваши дела действительно пошли бы плохо, я бы вас прикрыл, но ты и так хорошо справился без меня. Следовало бы ожидать - тогда в Алискане ты сражался с нами лишь в вполсилы, но теперь, когда тебе есть за что, точнее кого драться, ты показал все свои возможности.
   - Все свои возможности я покажу лишь Велору Рейвену, когда убью его, - мрачно говорит Хель. - Но почему бы мне и тебя не убрать за компанию, Джаред? Ты, знаешь ли, сильно меня расстроил, когда втянул в свои интриги против Консула мою подружку.
   Гармец впивается волчьим взглядом в Пустынника, скрещивая руки на груди.
   - Потому что ты не можешь сражаться один против всего государства, тем более с неуёмной девчонкой на руках, которая к тому же гораздо более уязвима, чем ты. Вам с Агнессой нужен кто-то, кто вытащит вас из Гарма.
   - А ты сможешь? Кем ты будешь после падения Консула? Всего лишь ненужным фаворитом.
   Тари совсем не понимает, зачем его спутник подсуживает их единственного союзника.
   - Не недооценивай меня. Я сумею перехватить власть, - оскаливается гармец.
   Хель пристально глядит на него, а затем пожимает плечами.
   - Может и сможешь. Ты более хитёр и опасен, чем это кажется на первый взгляд. Но мальчик, поверь, когда Агнесса поймёт твою продажную, трусливую и коварную сущность, она оставит тебя позади. Такие как ты совсем не во вкусе Несс.
   Тари на мгновение пересекается взглядом с гармцем и понимает, что тот также растерян, как и он. Хель Пустынник, древний, и пожалуй самый опаснейший после Велора Рейвена в мире некромаг сейчас ведёт себя как сварливый папаша, нежелающий, чтобы его дочь встречалась с плохим мальчиком. Вот сейчас он скажет, чтобы Хаккен держался от арэнаи подальше...
   - А нам разве не нужно спешить Агнессе на помощь? - пытается Тари как-то отвлечь некромагов от выяснения отношений, весьма неуместного сейчас.
   - Рано ещё, Источник не напитали до конца, а значит ритуал ещё не начался, - раздражённо отвечает Хель.
   - Они зашли менее получаса назад, - Хаккен кивнул, глядя с интересом на Хеля: - Значит, ты чувствуешь Источник?
   - Через Несс. Я пометил её своим знаком, и теперь часть того, что она воспринимает, передаётся и мне. А теперь, когда я так близок к ней, чувства ещё более обострились. Не скажу, что это так уж приятно. Наша связь и без этого слишком сильна, - морщиться Хель.
   Тари представил, как разозлиться Агнесса когда узнает, что Хель наложил на неё свою метку, и заранее посочувствовал последнему. Правда разве иначе они могли бы её спасти вовремя?
   - И всё же вам не стоит оставаться на этом уровне. Вы вызвали большой переполох, и если вас найдут здесь, это создаст ряд проблем. Предлагаю тебе всё же с... - Хаккен смерил Тари несколько недоуменным взглядом, как будто наконец понял, как неуместно присутствие салдорца здесь. - ... с твоим спутником спуститься вниз, ближе к Источнику. Это что, кстати, твоя жертва?
   - Салдорец был уже рядом с другим Источником и выжил. Возможно, он может быть полезен и здесь, - равнодушно говорит Хель.
   Тари съёживается. Он не был труслив или раболепен, но всё же отношение этих двоих к нему так сильно напомнило об Асете Орани. Эти некромаги также, как и сигил, смотрели на него как на ничтожное, пустое место, возвращая его в те времена, когда он был лишь жалким слугой. Салдорец бы не поверил, скажи ему кто несколько лет назад, что он будет скучать по тайранским арэнаи - едкой, но достаточно дружелюбной Агнессе и требовательному, но совсем не злому Изенгриму Бергелю.
   Им приходиться ещё немного подождать, пока гармец сначала возиться с какой-то техникой, а затем объясняет Хелю, как пользоваться штуковиной, которая должна спустить их вниз. И лишь затем они на платформе начинают спускаться вниз по узкой шахте - сначала медленно, а затем всё быстрее и быстрее опускаясь в глубины гор. Внезапно Хель бледнеет, и хватается за грудь. Тари еле успевает его перехватить, пока некромаг не упал через низкое ограждение открытой платформы.
   - Айрин! - воронёнок едва ли не кричит, когда некромаг наконец приходит в себя. Лицо его кажется безучастным, но отчего-то сейчас он больше всего напоминает салдорцу старика, смертельно уставшего и разочарованного. - Что случилось?!
   - Агнесса. Она умирает.
   Жерло шахты кажется бесконечным. Проходя секунды, минуты, а дна так и не видно... наверное, она уже мертва, с отчаянием думает Тари, глядя на посеревшего Хеля Пустынника.
   - Вы же сможете вытащить её откуда угодно, айрин. Вы сможете спасти её даже из лап смерти - вы ведь уж делали так однажды! - убеждает Тари то ли себя, то ли Хеля, но тот остаётся безмолвным. Зато когда платформа мягко соприкасается с полом, некромаг вскакивает и бежит так быстро, что Тари остаётся далеко позади.
   Когда Тари достигает конца каменного коридора и выходит в широкую залу, откуда сияет мягкий жёлтый свет, он во всём этом золотистом великолепии не сразу находит две фигурки - женскую, распластавшуюся беспомощно на полу на вознесённой над озером площадке и склонившую над ней мужскую. Тари на мгновение замирает, а затем взбирается наверх.
   - Агнесса! Она жива!
   Хотя Агнесса кажется очень бледной, но всё-таки она жива. Её пальцы слабо скребутся по скале, а ноги, согнутые в коленях, беспомощно упираются о пол, как будто девушка силится встать. Беспомощна, но смерть лишь коснулась её, а не забрала к себе. Почему Хель не снимет с арэнаи цепи?!
   - Нет, она уже не жива. Но и ещё не мертва, - наконец отвечает некромаг. - Застряла между двумя состояниями.
   - Но вы ведь вернёте её обратно?
   - Не могу. Знаю как, но не могу. Слишком опасно. Процесс может пойти как в одну, так и в другую сторону. И тогда его уже не остановить. Не вернуть...
   Он нежно гладит покрытое испариной лицо, стирает выступившую от прокусанной губы кровь, снимает с тонких худых запястий железные цепи. А затем легко подхватывает девушку на руки, и возможно впервые осознает, где он находиться и что его окружает. Впрочем, его нисколько это не впечатляет - ни озеро золота под ним, ни острые сталактиты над головой, сочащиеся, кажется, самой тьмой.
   - Велора Рейвена нет, значит он успел уйти в Источник. Я думал, что он не рискнёт сам лично спускаться туда. Что ж, я недооценил его.
   - Теперь вы уничтожите Источник вместе с Консулом Гарма?
   - Это было бы проще всего. Избавиться от опасного старика и от угрозы возвращения Лорда Хаоса, уничтожив Источник навсегда, - задумчиво отвечает Хель.
   -Тогда сделайте это. Закройте Источник прямо сейчас! Вы ведь можете, я знаю!
   - Могу, - соглашается Хель. - Но не стану это делать.
   - Почему?
   Тари действительно не понимает. Хель медлит, тратя драгоценное время, позволяя врагу становиться всё сильнее и опаснее. Что он боится?
   - Потому что для того, чтобы не дать Велору и тому, кто придёт с ним, вернуться, нужно уничтожить якорь - тот объект, что поможет вернуться Консулу обратно в Ойкумену через Источник. И этот якорь сейчас - Агнесса. Она - точка возвращения, ключ, открытая дверь. Умри арэнаи сейчас, и все Велора планы рухнут, а он останется там навсегда. Но пока она жива, пока она остаётся этим якорем, проход в Дикие земли не закроешь и Источник не уничтожишь.
   - Вам придётся пожертвовать ей, - наконец понимает Тари.
   - Да.
   - Если вы не сделаете этого, Ойкумена погрузиться в пучину хаоса.
   - Возможно, - легко говорит Хель. - Но мир меня всегда мало волновал. Но вот вновь становиться слугой Лорда Хаоса мне не хочется, и уж тем более не хочется отдавать Ему Агнессу. Не заслужил Лорд Нергал такого подарка.
   Последние слова он произнёс даже почти без иронии
   - Тогда что? Неужели просто сидеть и ждать? Это же глупо!
   - Глупо, - соглашается некромаг. - Да и в честном бою мне точно не выиграть.
   - Тогда что?
   - Бергелю следовало бы лучше учить тебя военной тактике, - укоризненно говорит Хель. - Нужно ударить по противнику когда он к этому не готов. Я уничтожу Велора на той стороне.
   Он подошёл к ошарашенному салдорцу и передаёт ему тело девушки, оказавшееся неожиданно холодным.
   - Береги её. Если... нет, не так, когда она начнёт приходить в себя, уходи к летающей платформе. Почувствовав, что на ней есть пассажиры, Хаккен поднимет вас обратно. Ему нельзя доверять, но девочку он обидеть не должен - слишком уж серьёзные обещания его сдерживают.
   - Куда вы?
   - Консул крепко держит жизнь Несс в своих руках - но я заберу её у него обратно, и тогда она будет в безопасности, - решительно сказал некромаг. - Когда связь разорвётся, проход между Ойкуменой и Дикими землями станет вновь неприступным. Конечно, Источник не закроется, но всё же не думаю, что ритуал удастся повторить в ближайшие несколько сотен, а то и тысяч лет, так что этот дурацкий мир будет в относительной безопасности.
   - А что будет с вами, айрин?
   - Очевидно, я застряну в Диких земля, - казалось, что Хель, приняв страшное решение, был сейчас почти весел и беспечен.
   Один на один с лордом Хаоса. Но эту мысль от себя некромаг гнал.
   Ещё один взгляд на растерянного салдорца, на девушку на его руках, и Хель делает шаг вниз, исчезая в золотистом озере.
   - Но как вы... как вы туда попадёте без собственного якоря? - спрашивает Тари уже в пустоту, и лишь затем понимает - Открывающему Пути не нужны ни якоря, ни двери, чтобы попасть туда, куда он хочет.
  
   Если мгновение назад Хель был в глубине гармских гор, то теперь он стоит почти на вершине скалистого хребта, так, что видно только облака внизу, но не как уж же не землю. За его спиной точно такое же озеро, что и то, в которое он нырнул в пещере, но он в совершенно сухой и чистой одежде стоит на новом берегу, припорошённым снегом. Это был, пожалуй, самый лёгкий, быстрый и незаметный переход в жизни Хеля.
   Воздух безумно холоден, и столь разряжен, что дышать почти невозможно, а солнце слепит глаза. И он очевидно не в Гарме, где сейчас должна быть ночь - здесь солнце в самом зените. Когда глаза привыкают, он замечает следы на снегу, а чуть дальше видит и медленно поднимающуюся ещё выше по хребту фигурку.
   - А вот и уважаемый Консул - покоряет вершину. А там его, полагаю, уже кто-то ждёт, - говорит Хель уже сам себе, забыв, что оставил Тари в Ойкумене.
   Хель знает, что он не должен дать Велору достичь своей цели, но делая первый шаг, понимает, что так увязает в снегу, что догнать Консула удастся слишком поздно. Решение приходит почти сразу. Вот уж когда его способности Открывающего Пути становятся полезными. На другом уровне реальности, становясь невидимкой для этого, ему двигаться гораздо легче, и что важнее, быстрее.
   Велор видя внезапно появившегося из ниоткуда человека перед собой, вначале принимает его за Лорда Хаоса, и склоняется в почтительном поклоне. Это даёт единственный шанс Хелю ударить первым, и Консул отлетает на несколько метров вниз, на голые скалы, раскрашивая белый пейзаж алым брызгами крови. Гармец всё ещё жив - убить трёхтысячелетнего мага не так уж просто, но всё же его ошарашивает внезапный удар.
   Хель исчезает и тут же вновь появляется над барахтающимся в снегу телом. Его ладонь пронзает грудную клетку Рейвена, вытаскивая бьющийся в последней агонии кусок мяса, а затем сжимает ладонь, раздавливая сердце мага в своей ладони, чувствуя как где-то там, далеко в Гарме, по ту сторону Границы, жизнь возвращается к Агнессе. И не замечает, как вспыхивают яростью глаза умирающего Велора, осознающего, что его обошли тогда, когда он был так близок к исполнению своего желания.
   - Werda serthes oss aora...
   Слова умирающего достигают своей цели, и рядом с окровавленным изломанным телом в снег падает ещё одно. Проклятие мага такой силы нельзя обойти. Но за теми, кто умирает за пределами Ойкумены, не приходит Смерть, поэтому истерзанные души двух древних некромагов остаются в своих уже бесполезных, мёртвых оболочках. Они будут здесь, даже когда тела сгниют, безмолвными пленниками вечного холода.
   Но лишь последний вздох покинул Хеля, рядом с некромагами появляется тот, кого так долго искал один и кого опасался другой. Лорд Хаоса - Нергал. В нём смешались цвета неба и цвета зимы. Кожа его столь светлая, что и вовсе бы сливалась со снегом, если не синие татуировки, украшающие все открытые участки тела. Он одет лишь в штаны, поэтому можно видеть, как как изящны пропорции его фигуры и как строен стан. Волосы Нергала белы и волочатся по снегу, но кажется, ему это нисколько не мешает. На лице его, покрытом синими узорами, горят небесной лазурью глаза. Они с любопытством изучают лежащих мужчин. А затем Нергал касается зачернёнными когтями лба одного из них.
  -- Tora. Isle otari. Просыпайся, смертный.
   Дыхание с хрипом возвращается в лёгкие Хеля. Он кашляет, долго, надсадно, оставляя на ладонях кровь и выкашливая лёгкие. Лорд Хаоса был не слишком аккуратен, восстанавливая тело Хеля - то ли считал, что и так сойдёт, то ли желая видеть боль и беспомощность строптивого слуги.
   - Давно не виделись, Тайро.
   Некромаг покачнувшись попытался встать, но колени просто отказывали разгибаться, удерживая его в унизительной, раболепной позе. И всё же Хель распрямил спину, не обращая внимания на боль, и горделиво вскинул голову.
   - Меня зовут Хель, - хрипло сказал он, превозмогая боль. - Тайро, если это тот, о ком я думаю, мёртв уже несколько тысячелетий.
   Лорд Хаоса схватил некромага за подбородок и запрокинул ему голову, вглядываясь в измождённое, серое лицо Хеля.
   - Действительно, не он! Но всё же мой эмиссар. Следовало бы ожидать, если учесть, как хрупка человеческая оболочка. Интересно, а кто же сейчас носит Повелителя Перекрёстков? - пробормотал господин всех демонов. - Впрочем, не важно. С ним я разберусь позже. Сейчас меня больше интересуешь ты. Ну-ка, посмотрим....
   Он начал вертеть голову Хеля в разные стороны, при этом бормоча что-то вроде "Потрясающе!" и "Чудно, но не слишком удобно...". Некромаг был совершенно беспомощен, чувствуя, как Нергал потрошит его сознание, но понимал, что просто не способен сопротивляться подавляющей воле своего повелителя. И это было самое мучительное.
   Осмотром Лорд Хаоса остался доволен.
   - Отлично, просто отлично. Пусть и не в теле Тайро, но синтез всё-таки завершился. Ты почти идеален.
   - О чём ты говоришь, демон?
   Нергал, кажеться, совсем не обиделся на столь бесцеремонное обращение.
   - О моём давнем эксперименте. Отгадай загадку: бессмертный, да не демон, свободный, да не человек? Впрочем, пока ещё человек. Для чего ты цепляешься за свою жалкую смертность? Так хочешь ещё раз умереть?
   И действительно, для чего? Хель растерянно опустил глаза, глядя на озябшие бледные ладони. Он давно чувствовал, что его связь с существом, засевшим в нём, изменилась. Существо... Агнесса называла своего собственного демона тварью, и кажется, истово ненавидела его, не в силах контролировать и чувствуя себя беспомощной. Некромаг помнил подобные ощущения: когда кажется что действуешь не по своей воле, когда безжалостная сила управляет тобой. Непоправимые вещи, сделанные как будто в бреду, алая, злая ярость, кажущаяся чужой. Люди, к которым тянет помимо собственной воли - Асет Орани, маг хаоса и Агнесса Эйнхери, его Повелительница Перекрёстков. Теперь он знал что дело в Открывающем Пути, но долгие столетия до этого считал себя ненормальным, сошедшим с ума.
   Но в последнее время это давление чужих желаний и воли почти пропало. Он думал, что это из-за Агнессы. Она стала его якорем, первой за столетия, к кому он вновь испытал привязанность. И хотя нередко эта связь тяготила Хеля, и он хотел от неё избавиться, о тепле, поселившемся в его душе, некромаг никогда не жалел. Агния исцелила его, вернув ему почти утерянную человечность.
   И Хель стал считать, что он выздоровел. Но всё дело лишь в том, что "синтез завершился". Он стал цельным, поглотив сущность, засевшую внутри. Или, Хель не мог отрицать эту возможность, как ни хотел, это его поглотили. Впрочем, результат один и тот же. Уже не человек, почти бессмертный. Похожий... на кого? У духов не было свободы, у демонов не было разума, лишь инстинкты. Это наводило на весьма странные, даже крамольные мысли.
   - "И создал Он их по образу и подобию своему", - процитировал на память Хель. Вроде в это верят тайранцы, поклоняясь своему Эфру?
   - Вот именно! - отчего-то обрадовался Лорд Хаоса. - Люблю человеческие сказки. Но я конечно не творец, создающий с нуля, я всего лишь гениальный компилятор. А человеческий материал просто хорош для того, чтобы с ним экспериментировать. Но что-то я заговорился. Пора нам возвращаться.
   Нергал небрежно схватил мага за воротник одной рукой, и не давая ему времени встать, потащил его за собой, оставляя на снегу широкий след. Как будто ребёнок волочёт за собой слишком большую для него игрушку. И как бы Хель не вырывался, он был абсолютно беспомощен против Лорда Хаоса.
   - Ты не сможешь пройти! Велор Рейвен умер, а значит связь между ним и его якорем оборвалась и вход в Ойкумену захлопнулся, - отчаянно произнёс маг, поняв, что они приближаются к озеру, служившему порталом в гармский Источник. - Даже если ты его оживишь, его связь с якорем с той стороны уже оборвалась.
   - Я знаю, - равнодушно ответил Нергал. - Но ты, мой дорогой, универсальная отмычка для всех закрытых дверей. Разве не тебя прозвали Открывающим Пути?
  
   Агнесса Эйнхери, Гарм.
   Я не сразу сообразила, что вишу вниз головой. Перед глазами мелькает серый камень, а я вишу верх тормашками. Судя по всему, кто-то перекинул меня через плечо, и несёт, достаточно бережно поддерживая за бёдра. Но со спины я своего похитителя (или спасителя?) узнать не смогла, да и не привыкла я рассматривать мужчин с такого, хм, странного ракурса. Кто-то пахнущий весьма знакомо, но вот кто?
   Мужчина почувствовал, что я зашевелилась, но лишь ускорил шаг и перехватил крепче, не давая мне соскользнуть с широких плеч. Широких? Значит это точно не Велор, что уже хорошо.
   - Уважаемый, куда вы меня несёте?
   В этот раз я решила проявить вежливость, но она была полностью проигнорирована. Нужно попробовать по-другому.
   - Простите, но меня сейчас вырвет на вас. Я плохо переношу качку.
   Меня поспешно опустили вниз и прислонили к стенке, опасаясь видимо, что я плохо держусь на ногах. Чувствовала я себя и правда паршиво, но всё ж гораздо лучше, чем следовало ожидать от человека, который только что побывал на краю смерти.
   - Тари!
   Салдорца я здесь ожидала увидеть в гармских подземельях меньше всего. Тари выглядел измученным и каким-то всклокоченным, а на одежде его красовались брызги крови.
   - Ты ранен?
   - Это не моя кровь, - воронёнок болезненно поморщился, как будто припоминая что-то совсем ужасное. - Рад тебя видеть, Агнесса.
   - Что ты здесь делаешь?! Где Велор?
   - Что ты помнишь? - осторожно спросил Тари.
   - Мы спустились вниз, к Источнику, и там Велор что-то сделал со мной. Я умирала... Он ведь вошёл в озеро, да?
   - Когда мы пришли, его там уже не было.
   Наш с Джаредом гениальный план, где я вхожу в Источник, и испив его силы, навсегда закрываю Границу, провалился. Вместо этого Источником воспользовался Консул, и теперь едва ли кто может ожидать чего-то хорошего...
   Стоп. Тари сказал "мы"? Значит, он пришёл сюда не один. Если это не Джаред, то лишь у одного человека хватило бы сил и способностей чтобы попасть в само сердце Гарма в обход всей охране. Анхельм Нидхёгг.
   - Анхельм там, пошёл по следам Консула, - я даже не спрашивала, я знала ответ. Страх за некромага боролся со мной с восхищением. Вот же пройдоха!
   - Да, и он сказал нам выбираться как можно скорее. Пойдём, нам больше нечего здесь делать.
   Салдорец попытался вновь подхватить меня на руки, но я упёрлась ладонями ему в грудь.
   - Видишь ли, у этого некромага нет полномочий мною командовать. Я возвращаюсь. Нужно убедиться, что Анхельму удалось закрыть Источник с той стороны и дождаться его. Без него мы просто не выберемся. И я должна убедиться, что Велор не вернётся, потому что иначе мы и вовсе не сможем его остановить...
   Я находила десятки рациональных причин, чтобы вернуться к Источнику, но и я, и Тари знали, что это был только предлог. Я просто не могла оставить некромага там одного, с врагом, превосходящем его если не в силе, то в опыте и умении. Если так будет нужно, если я смогу, то я последую за ним.
   - Извини, но мы уходим. Если так будет необходимо Хаккен обо всём позаботиться.
   Воронёнок явно не был любителем долгих разговоров, предпочитая действовать. Он заключил меня в жёсткое кольцо рук, видимо ожидая, что я попытаюсь сбежать, и попробовал меня потащить, но мы были с ним примерно одного роста, поэтому это было не так-то просто. Ему пришлось немного разжать объятия, чтобы перехватить удобнее. И вот только тогда я ударила. Локтем в солнечное сплетение, не пытаясь его покалечить, но и не слишком смягчая удар, а когда он попытался разогнуться, аккуратно ударила плашмя ладонью по переносице.
   - Хо хо, вспоминаются старые деньки, что мы провели вместе у мага хаоса, не так ли? - жизнерадостно спросила я.
   - Не думал, что ты такая злопамятная, - пробурчал Тари, пытаясь остановить кровь из носа. Кажется, я всё-таки перестаралась. - А я ведь тебя спасать пришёл!
   - За что большое спасибо, - серьёзно ответила я. - Но запомни на будущее, что лучше не применять к боевым магам физическую силу без крайней необходимости. Тем более что в этот раз все мои силы при мне. А теперь ты или...
   Мне не суждено было озвучить свою впечатляющую угрозу. Мы оба почувствовали это одновременно. Тонкую дрожь, прошедшую по камню под нашими ногами. А затем свет, испускаемый кристаллами, потух. Мы оказались в полной темноте, той, которая никогда не бывает на поверхности. Потянуло холодом, таким сильным, что оголённую кожу защипало.
   Магический свет, который я пыталась сотворить, гас почти сразу, поэтому я бросила попытки осветить себе путь и решила пробираться на ощупь. Тари не успел уйти далеко от озера, мы были где-то посередине каменного коридора, поэтому мой путь назад, к Источнику, даже в непроницаемой темноте занял не так уж много. Хотя мне казалось что прошли не минуты, а часы. Тари, судя по всему, остался где-то позади, но меня это не слишком волновало.
   Источник сам по себе всё ещё давал тусклый свет, достаточный, чтобы я могла увидеть две фигуры, вознёсшиеся над кратером. Вначале мне показалось, что один из них Консул, который придерживает нелепо болтающегося в воздухе Анхельма. Но даже став демоном, Велор не мог так измениться. Пространство вокруг незнакомца дрожало от силы, его переполнявшей, и мне на мгновение захотелось пасть ниц, спрятав лицо, чтобы даже случайно не встретиться с ним взглядом. Лишь раз я сталкивалась с чем-то подобным - высшим существом, даже не думавшим маскировать и прятать свою сущность. Но присутствие Смерти наполняло меня блаженством и покоем, давало ощущение свободы от всех уз, в том числе уз тела и ума. А от того, кто предстал передо мной, исходила столь подавляющая, превосходящая меня воля, что я впервые в жизни почувствовала свою полную беспомощность. Такими темпами я скоро начну скучать по гостеприимству Асета Орани и его желанию сделать из меня домашнего питомца. Потому что моя участь, которую я читала в весёлых глазах владыки всех демонов, а это был именно он, была гораздо хуже.
   Лорд Хаоса легко шевельнул рукой и некромаг бесформенным кулём упал на вознесённую над кратером площадку, а затем скатился вниз , остановившись в самом конце спуска. Судя по сдавленной ругани, с Анхельмом всё было более или менее в порядке, поэтому я поборола своё желание броситься к нему и сконцентрировала своё внимание на Лорде Хаоса. Тем более что он тоже решил спуститься на грешную землю к своим не менее грешным созданиям.
   - Как бы то ни было, я доволен тем, что получилось, - Лорд как будто продолжал начатую ранее беседу с Анхельмом. - Выход из повиновения моих эмиссаров был вполне предсказуем и даже ожидаем. Ведь нельзя просто засунуть часть первозданного хаоса в человеческие тела, и ожидать, что получившиеся создания будут также легко управляемы, как существа из более низших, слабых стихий. Огненные джины, ледяные демоны, бесплотные духи из эфира... любопытные поделки, не более. А я помог возникнуть чему-то действительно удивительному и прекрасному. Вы даже превзошли все мои ожидания, сумев создать этот так долго досаждавший мне барьер! Но теперь, когда я вернулся, всё будет по-другому. Ведь мы теперь снова вместе!
   Он дошёл до того места, где лежал Анхельм, и легко перешагнув некромага, приблизился ко мне. Лорд Хаоса оказался не слишком высок, лишь на голову выше меня, но я рядом с ним почувствовала себя совсем хрупкой и слабой. Отчего-то я знала, что захоти демон, и он легко переломит своими тонкими пальцами любую косточку моего тела. Лорд Хаоса с живым любопытством изучал меня, и от его взгляда меня бросало то в жар, то в холод. Так и до постыдного обморока недалеко...
   - Женщина? Как мило. Полагаю, вы с Хелем любовники?
   Очевидно, меня в достаточной степени перекосило от отвращения при этой мысли, потому что Лорд Хаоса рассмеялся глубоким, тёплым смехом. Совсем не злодейским и не безумным, как следовало бы ожидать.
   - Всё ясно, у вас высокие духовные отношения. А зря: я бы не отказался от возможности коснуться тёплого женского тела без опасения обнаружить под собой лишь кусок мёртвой плоти! Сколько раз с тобой случалось подобное за последние столетия, Хель?
   - Каждый раз, когда я пробовал, - процедил Хель, с ненавистью глядя на своего господина. - Каждый проклятый раз, стоило мне лишь дать волю желаниям своего тела.
   Некромаг ненавидел, когда его слабости выходили наружу, и уж тем более он не хотел, чтобы я знала о нём что-то подобное.
   - Побочный эффект от возрастания силы, - сочувственно произнёс Лорд Хаоса, по-хозяйски привлекая меня к себе. - Когда воплощения Хаоса, такие как ты или я, теряют контроль под воздействием страсти, соприкасающаяся с нами плоть начинает разрушаться. Но Повелительницу Перекрёстков, пусть даже плохо владеющую своей силой, это ведь не должно касаться... всё же, пожалуй, я не буду отказываться от подобной возможности.
   Чужой рот накрыл мой, обжигая нежную кожу губ, и волна острого удовольствия затопила меня, заставляя почти повиснуть на демоне безвольной тряпкой. Страх и злость не ушли, скорее вплелись в то наслаждение, что я получала в тот момент, оттеняя его и усиливая. Я и представить не могла, что с кем-то может быть так хорошо, так ярко, так... божественно. В тот момент я действительно готова была считать Лорда Хаоса своим богом.
   Кажется, я готова была отдаться демону прямо здесь, невзирая на случайных свидетелей, но Лорд всё-таки оторвался от моих губ, хотя едва ли руководствуясь милосердием или стыдливостью. Его руки продолжали нежно поглаживать мою дрожащую спину, скорее не успокаивая, а ещё более распаляя мою жажду его прикосновений. Как же жалко я сейчас чувствовала себя в этот момент! Но этот стыд помог мне немного прийти в себя и наконец-то понять, что владыка демонов успел отхватить не только кусочек удовольствия, но и знатно покопаться у меня в мозгах. А ведь считалось, что ментального мага, даже такого слабого, как я, невозможно взломать незаметно. Что ж, очевидно это касалось лишь смертных магов.
   - Агнесса... Агния. Пламя. На первый взгляд имя не слишком подходящее для хладнокровной дочери двух народов и примерной девочки, но ты ведь, на самом деле, умеешь гореть долго и ярко? - тёплое дыхание защекотало мне ухо, заставив вновь замереть, оставив свои жалкие попытки выбраться из объятий.
   - Чего ты хочешь от нас, Нергал?
   Кто-то аккуратно схватил меня за талию и оторвал от Лорда Хаоса. Ах да, Анхельм всё ещё здесь... Демон, кажется, нисколько не обиделся на бесцеремонность собственного эмиссара, игриво подмигнув мне на прощание, давая понять, что совсем не закончил со мной. А затем обзор на Нергала закрылся спиной Анхельма. Я опёрлась разгорячённым лбом к плечу некромага, постепенно очухиваясь от сладкого, и в то же время удивительно болезненного удовольствия. Как же я ненавидела в тот момент себя и как презирала за свою слабость!
   - Что ты будешь делать? Приведёшь за собой свою армию и захватишь человеческие земли? - не отставал Анхельм.
   - Хель, не будь так банален, - насмешка в голосе Нергала была почти осязаема. - Какая из диких тварей армия? Проведя несколько тысячелетий с тупыми демонами в компании, я несколько разочаровался в этой братии. Конечно, вернувшись в земли людей, они могут обеспечить мне несколько дней веселья, но едва ли кровавая резня затянется надолго, учитывая насколько демоны оголодали за эти века. Нет, всё будет слишком предсказуемо. Мне хватит и своих сил, к тому же, и по эту сторону барьера у меня уже есть союзники, поимо покойного Рейвена.
   Шаноэ, Асет Орани... возможно, кто-то ещё. Что-то мне подсказывало, что если дело зайдёт о выживании, то Зикрахен, и даже Хаккен не колебаясь перейдут на сторону Лорда Хаоса. Я любила Джареда, но не обольщалась на его счёт - собственную жизнь он ценил гораздо сильнее, чем свободу человечества.
   - Так что же? Ради чего ты вернулся?
   - Ох, всего лишь ради маленькой мести моей сестре и жене, которые когда-то решили обыграть меня, поучаствовав в маленькой авантюре моих эмиссаров. Но если строптивых и глупых слуг я ещё могу простить, то Мойре и Иркалле это так легко не сойдёт с рук.
   - Кому? - машинально переспросила я. Если Мойрой называли Судьбу, то кем была эта Иркалла?
   - Это одно из имён Госпожи Смерти, - шепнул мне Анхельм, но Лорд Хаоса, конечно же его услышал.
   - Моя глупая жена увлеклась твоим предшественником, Агния, и мало того, что научила его животному обороту, положив начало роду метаморфов, так и в жажде освободить своего любовника пошла против меня.
   Чудно - то, что его жена спала с его же слугой, Нергала не смущало, а вот её участие в изгнании из Ойкумены Лорд Хаоса простить не мог.
   - Судя по тому, что Повелитель Перекрёстков давным-давно сменил оболочку, Иркалле сейчас приходиться довольствоваться лишь его душой в её царстве, а не им самим, - злорадно сказал демон.
   - Ты всё также мелочен и злобен, мой брат, - женский голос, говоривший на Истинной речи так, как я никогда бы не смогла, был сух и просто лучился неприязнью.
   Вздрогнув, я обернулась. И когда зрителей стало внезапно больше? Позади меня стояла достаточно внушительная компания. Леди Мойра, уже не похожая на мою добрую тётушку, но вполне узнаваемая, и льнувшая к ней высоченная и худая девица, вызывавшая во мне странную неприязнь. Неужто одна из Ткачей? По левую сторону от Мойры стояла Госпожа Смерть, от одного взгляда на которую я испытала совершенно неуместный порыв влюблённости. Она тоже была не одна - и хотя я не знала спутника Иркаллы, моё чутьё узнало в нём моего собрата арэнаи. Неужели это сам Кайри?! Увидеть легендарного метаморфа для меня было чудом гораздо большим, чем вся эта сверхъестественная компания богов. Заметив мой потрясённый взгляд, Кайри легкомысленно помахал мне пятёрней. Я немного неловко кивнула своему предшественнику.
   И где-то далеко за спинами маячил Тари, гримасами подававший Анхельму какие-то странные знаки. Это он что ли всех собрал?
   - Как бы вам не хотелось, мой бывший господин, от меня не так уж легко избавиться, - сказал Кайри, церемонно поклонившись Нергалу, который также как и я удивлённо рассматривал нарисовавшуюся компанию.
   - Ну что же, видимо придётся отложить приручение моих эмиссаров на другое время. Хотя я и не намеревался так скоро осуществить свою месть, не воспользоваться моментом я не могу, - пожал плечами Лорд Хаоса, наконец что-то решив для себя. Сейчас он обращался только к Мойре и Госпоже Смерти. - Боюсь, даже ваше численное превосходство вам не поможет. Я древнейший из древних, сотворённый из изначального Хаоса, и меня нельзя ни уничтожить, ни пленить. Вас же я вновь ввергну во мрак безвестности, откуда вы и пришли.
   Только сейчас я, увлёкшись всем происходящим, заметила, что всё это время Анхельм незаметно подталкивал меня к озеру, и теперь я почти касалась ступнями Источника. Некромаг что, решил меня втихую утопить?
   Или, наконец, поняла я, дать нам хоть какую-нибудь возможность выжить в столкновении грозных воплощений изначальных сил. Даже не прикасаясь к водам Источника я чувствовала, как его сила проникает в моё тело, давая мне поддержку и защиту. Остальные, кажеться, то ли недооценивали возможности Источника, то ли просто не могли им воспользоваться. Я думаю, второе даже ближе к правде.
   Мы воспользовались защитой озера как раз вовремя. Потому что над Нергалом вспыхнули ослепительные жгуты ярко-синей энергии воплощённого хаоса, как будто вырастая из живых татуировок на его теле. Перед Мойрой замерцала белая паучья сеть, пытаясь поглотить хаос, но соприкасаясь со жгутами тонкие белые нити Судьбы просто рвались, тая в воздухе. А между тем, подчиняясь велению Иркаллы, по стенам и полу поползла живая тьма, пытаясь окружить Нергала, но останавливаясь в нескольких шагах от него, столкнувшись с невидимым щитом. Под каменные своды взвился огромный ястреб, яростным клёкотом оглашая пещеру, в которой бились могущественные бессмертные.
   От смешения магии, звуков и стихий я на короткое время просто ослепла и оглохла, лишь чувствуя, как надёжно держит меня в своих объятиях Анхельм, а когда пришла в себя, поняла, что мы стоим в озере уже по пояс.
   "Разве мы не должны помочь?" - я передала свою мысль прямо в голову некромагу. Здесь, среди вод Источника, использовать ментальную магию, как впрочем и другую, было легче лёгкого. Говорить я опасалась, не желая привлекать внимание Лорда Хаоса.
   "Хочешь кончить как эта?" - Хель кивнул мне куда-то в сторону, и я увидела неподвижно лежащее тело спутницы Мойра. Ткачиха была мертва, и так как Госпоже Смерти сейчас явно было не до неё, едва ли душа девушки уже нашла успокоение в загробном мире. Но всё же эта гибель сыграла на руку Иркаллы, дав тьме возможность взломать барьер Лорда Хаоса и теперь ему пришлось потесниться к одной из стен, ограничивая свою возможность для нападения. Но даже так он явно выигрывал, оплетая плетями хаоса почти всю пещеру, и лишь кое-где были видны остатки белой паутины уже выдыхающейся, растерявшей своё хладнокровие Мойры. Стены начали трещать, грозя вот вот разрушиться - материя просто не выдерживала чистой энергии небытия, которой так легко оперировал Нергал.
   Я замотала головой, пытаясь найти салдорца. Неужели Тари тоже стал жертвой? Но я не видела его нигде, что могло означать как то, что ему хватило ума и силы спрятаться, так и то, что он, к примеру, уже был превращён в прах.
   Анхельм вновь дёрнул меня за рукав, привлекая моё внимание, и крепко прижав меня к себе, так, что со стороны это должно было казаться неуместным сейчас поцелуем, передал мне даже не мысли, а цепочку образов.
   Я всегда знала, что сумасшедший, но то, что я точно так же безумна, я поняла только сейчас. Иначе почему я согласилась на его план? Наверное, потому что также, как и Хель, я понимала, что в подобной битве Лорда Хаоса не одолеть.
   Отпустив руку некромага, я позволила пришедшей в движение, по воле Открывающего Пути, воде озера подхватить меня, и утянуть прямо в центр кратера. Меня начало затягивать вглубь, но я не сопротивлялась, зная, что Анхельм просто не позволит мне задохнуться и быть погребённой на дне. Я расслабилась, и так же, как когда-то в степях, позволила себе слиться с Источником, впустить в себя его мощь и силу. Энергия просто затопила меня, вымывая из моего сознания все лишние мысли, и оставляя лишь один единственный образ. Образ того, с кем я должна была разделить эту безбрежную силу.
   Я не видела этого, но знала, что некромаг всё это время находился рядом, и когда пришло время, он присоединился ко мне, сперва робко, а затем более уверенно перехватывая у меня управление Источником, становясь, как и я, в сотни раз сильнее, пусть лишь и на несколько минут. Но этого вполне должно было хватить, чтобы хоть в чём-то сравнятся с Лордом Хаоса, компенсировав заёмной силой слабость человеческой природы.
   Хаос невозможно уничтожить, и почти невозможно пленить. В этом Нергал был прав. Но Хаос можно было отторгнуть, так как он, изначально разделённый на несколько частей, стремился к возвращению цельности, возвращению в Бездну, которая была его вместилищем. Нужно было лишь на одно мгновение прорвать барьер между разными пластами реальности, с помощью Источника и своей собственной связи с Хаосом.
   Впрочем, всё это Хель объяснил мне гораздо позже, тогда же я действовала скорее интуитивно, с помощью некромага распахнув и удерживая проход в Бездну, в то время как он указывал Хаосу путь, ведущий к Нергалу.
   Мойра первая почувствовала присутствие Хаоса, и просто-напросто исчезла, не желая давать ни малейшей возможности быть утянутой в небытие. За ней ушла и Иркалла, прихватив с собой своего ястреба. Лишь Нергал заколебался, не веря, что сила, из которой он был создан, может обернуться против него. Так и было, в какой-то степени. Если бы Хаос имел свой собственный разум, то Нергал безусловно был бы её любимцем. Но именно поэтому Бездна вначале забрала к себе именно демона, опознав как более важную и ценную свою часть и полностью поглотив его в себе, лишая личности и собственной воли. И лишь затем обратила свой взор на нас, и, кажется, замерла в удивлении. Потому что кусочки хаоса, сращённые с человеческими телами и душой, здесь были столь плотно сплетены с материей этого мира, что даже Бездна не сразу могла отделить одно от другого.
   Этой заминки хватило, чтобы закрыть проход в небытие раньше, чем Бездна распробует нас, попросту уничтожив ненужную ей плоть и душу, забрав лишь демоническую часть. Закрыть самой, в одиночку, потому что Анхельм, кажется, и сам был заворожён тем, что он увидел на той стороне.
   Я вынырнула на поверхность, задыхаясь. Что-то Анхельм совсем не торопился меня спасать!
   - Зачем, зачем ты закрыла портал так рано?! - отчаяние в глазах некромага меня искренне поразило.
   И лишь затем я поняла, что он до последнего надеялся, что в Бездну утянет и Открывающего Пути.
   - Ты так хочешь избавиться от своего демона и от нашей связи, что готов рисковать и нашими жизнями?! - вспылила я в ответ. - Ты же был здесь - ты видел, как близко мы оба подошли к краю, рискуя исчезнуть сами, и, возможно, утянуть за собой весь мир!
   Лицо некромага, совсем болезненное в жёлтых отсветах уже совсем потускневшего, умирающего Источника, исказилось яростью, и на секунду мне показалось, что Анхельм меня ударит, таким страшным и незнакомым он показался мне сейчас. Как будто это был не он, а кто-то совсем другой...
   - Эм-м-м, господа маги, я не знаю, что здесь произошло и что вы такого сделали, но сейчас здесь всё рухнет!
   Если бы меня спросили, кто самый удачливый человек на свете, я бы не задумываясь указала на Тари. Уж не знаю, где он прятался, но выглядел он наименее потрёпанным из всех нас. Вот и сейчас, после его слов, каменный сталактит, с треском отделившийся от свода, ударился в пол в нескольких шагах от салдорца, а его даже осколками не задело. Но зато мы с Анхельмом действительно убедились в непосредственной смертельной для нас опасности. До выхода мы не успевали, да и судя по страшному треску и грохоту, единственный коридор, который мог вывести нас отсюда, только что завалило. Уж не знаю, что послужило этому большей причиной - война бессмертных или присутствие первозданного Хаоса, но всё вокруг началось рушиться с невероятной скоростью. А все эти дря... иносущности сбежали отсюда, забыв нас с собой прихватить.
   Мы переглянулись с Анхельмом, понимая, что выбора просто нет.
   - Мы хотя бы проживём там более нескольких часов? - безнадёжно спросила я.
   Анхельм безмятежно улыбнулся, вновь напоминая прежнего добродушного мага.
   - Со мной - да. Тари, если не хочешь остаться здесь один, то тебе придётся немного намочить свой костюмчик.
   Тари поспешно кивнул, и поднимая в воздух брызги, залез в озеро, обхватив меня с правого бока. А в левую ладонь уже вцепился Анхельм, держа так крепко, что захоти я сейчас вырваться, отказавшись от перемещения, едва ли мне это бы удалось.
   - Ну что, детишки, готовы?
   Я вздохнула и закрыла глаза, чувствуя, как Анхельм вновь открывает портал, переносящий нас в дикие земли по ту сторону Границы. Как мы потом будем выбираться из населённых демонами территорий, с учётом того что жёлтый Источник явно изжил себя, я даже не представляла. Но точно знала, что если кого и выбирать для таких путешествий - так это именно вот этих людей. Впрочем, являлся ли кто-нибудь из нас полноценным человеком, был более чем спорным вопросом, так что возможно нас просто примут за своих.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"