Булгари Шайда: другие произведения.

Глава 18. О пользе светских мероприятий и душеспасительных бесед

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Долгожданная 18 глава, пока только здесь, потому что в главный файл пока не грузиться. Если вы надеетесь на благочинное и лиричное описание бала, и такую прекрасную и романтичную героиню на нём, вынуждена вас растроить. Всё будет по взрослому сурово и жестоко. Чтобы не расслаблялись.


  
  
  

Глава 8.

  
  
   Я не люблю балы и приёмы за их претенциозность, напыщенность, скучные разговоры, и лживые улыбки. Но стоит признать, что светские рауты всегда оставались отличным местом для сбора полезной информации и распространения выгодных для меня слухов и сплетен. Сегодняшний вечер мог бы быть прекрасным местом для знакомств, и придворных интриг, тем более что благодаря моему спутнику я имела возможность пообщаться с элитой империей, с теми людьми, что определяли политику государства -- министрами, банкирами, генералами и советниками, и одно это приводило меня в хорошее настроение. Если бы не одно обстоятельство. Моя обувь.
   Изящные туфельки, подобранные в тон платью, чертовски натирали мне ноги, и были скорее похожи на пыточные устройства, чем на нормальную обувь. Когда я их выбирала, я более ориентировалась не на их удобство, а на высоту каблука, уж очень не хотелось выглядеть рядом с моим рослым спутником мелкой пигалицей, да и задирать голову, чтобы посмотреть принцу в глаза, казалось мне унизительным. И поплатилась за своё высокомерие в полной мере - уже дойдя до бальной залы, я успела трижды проклясть свой выбор и почти висела на принце, цепляясь за его локоть. Хотя судя по его довольному взгляду, он воспринял это в свою пользу, в чём я не стала его разубеждать.
   Впрочем, я всё же была арэнаи, и собрав остатки своей воли, я сумела отвлечься от неприятных ощущений и сконцентрироваться на окружающей обстановке. А посмотреть было на что! От высоты потолка кружилась голова, а мощь внутренних колонн, стремящихся под самый небосвод, поражала воображение. С высоты лестницы, на которой мы стояли, люди казались почти муравьями. Казалось, сегодня в этом зале собралась половина империи, или по крайней мере вся её знать. В первые мгновения когда мы вошли, я потерялась в многоголосье шумной толпы, в ярких цветах нарядов и блеске драгоценных камней. Но стоило нам спуститься вниз, как безликая толпа обрела свои лица.
   Дамы похожие на экзотичных птиц, и строго, почти по военному одетые господа составляли удивительный, но привлекающий внимание контраст. Привлекали к себе внимание и иностранцы, прибывшие со всех краёв Ойкумены. Гармцы, одетые в свободные тёмные одежды, полностью скрывающими тело, с бесстрастными бледными лицами, казались ожившей фантазией сумасшедшего художника, помешавшегося на кладбищенской тематике. На фоне мрачных гармцев веселенькая расцветка праздничных нарядов ландкрахтцев, прибывших специально на праздник, казалась почти вызывающей. Плотненькие и низкорослые ландкрахцы, чем то похожие на добродушных гномов, были хорошими дипломатами и торговцами, но в моде они по видимому ничего не мыслили -- чего только стоили цветные перья, что они без меры нацепили на свои белобрысые волосы!
   Были здесь и мои соотечественники, прибывшие в Алискан небольшой делегацией буквально сегодня утром. Лица были все знакомые, но достаточно неинтересные -- всё больше политики и экономисты, и никто из них не служил в Тайной Канцелярии. Значит, прибыли действительно налаживать связи, а не как мы с Анхельмом, собирать секретную информацию и потихонечку шпионить, хотя вряд ли послы избавятся потом от отчета на стол Канцлера. Рядом с одним из моих земляков вертелась громоздкая и неуклюжая дама, в которой я еле узнала Анхельма. Я чуть не расхохоталась в голос, увидев нелепое платьице, в который тот обрядился, и огромнейшую розовую шляпу, украшенную искусственными розами, почти полностью скрывающую лицо. Впрочем, я почти сразу же поняла причину еще более нелепого наряда, чем обычно -- здесь был и Асет Орани, а значит, Анхельму грозила опасность быть узнанным.
   Мой взгляд заскользил дальше, и остановился на стоящем в сторонке салдорце. Его присутствие заставило меня несколько напрячься и насторожиться. Понимаю, что это глупо и несправедливо, но никак не могу отделаться от неприязни к этим детям пустыни. Отец, когда я была маленькая, пугал меня салдорскими чернокнижниками, которые забирают непослушных детишек, а я пугаться не люблю, поэтому начинаю яро ненавидеть то, чего боюсь. Но вот почему-то гармских некромагов я не ненавижу, и с Джаредом даже вроде нашла общий язык, а салдорцы всё равно кажутся все поголовно злобными черными магами, точащими зубы на Тайрани. Конечно, я понимала, что большинство населения Салдора никакого отношения к некромагии не имеет, да и вообще магами не славится, но вот незадача -- именно этот салдорец оказался некромагом, правда, не очень сильным. Смуглый, с ястребиным носом и тёмными, внимательными глазами под тяжелыми веками, он казался мне почти отталкивающим в своих белых одеждах, драпирующих тело так, что в его складках можно было спрятать не только кинжал, но и чугунную пушку. И надо было случиться такой неприятности, что одним из первых, с кем меня познакомил Лайсо Агат, оказался именно салдорский гость. Насколько я поняла, он не был официальным представителем Салдора, и здесь был только проездом.
   - Арон Коррит, - представился он, прижимая свои ладони к сердцу в приветственном жесте, и вежливо поклонился. Почтительный какой, даже придраться не к чему, так что я была вынуждена была быть не менее любезной.
   - Пусть Небо и Земля будут к Вам благосклонны, а Ветер укажет вам путь, айрин Коррит - вспомнила я традиционное приветствие салдорцев. Салдорец улыбнулся, кажется, почти искренне. Вот только глаза его казались пустыми, и несколько равнодушными, чем-то напомнившими глаза моего брата. Но вот только чем?
   Прошло уже почти три часа с начала бала, и казалось, полезным, но от этого не менее скучным знакомствам и замысловатым танцам не будет конца. Безумно болели ноги, да и общество Лайсо Агата начало меня утомлять, хотя оказался не столь ужасающим, как я полагала при первом нашем знакомстве. Ко мне принц обращался подчеркнуто внимательно и предупредительно, нежно заглядывал в глазки и аккуратно придерживал за локоток, видимо, чтобы я не сбежала. Чувствовала я себя то ли призом, выставленным на обозрение, то ли элементом наряда принца, дополняющим его образ, хотя стоит сказать, что смотрелись мы действительно неплохо - смуглый высокий алисканец в белоснежных строгих одеждах, и по сравнению с ним совсем бледная тайранка с тёмными омутами глаз и серебряной гривой волос. Но мне окончательно надоело как утомляющее внимание принца, так и назойливые комплименты его дружков, с коими мне пришлось танцевать, так что я выбрав подходящий момент и оказавших вне поля зрения Лайсо, позорно сбежала.
   Выйдя из душной залы, я тут же стянула с ног тесные туфли, и пошла по прохладному мрамору босиком, отвечая на удивленные взгляды придворных самым что ни на есть равнодушным видом. Наплевать, что подумают, ноги важнее. Я шла по сумрачному коридору, увешанному портретами давно уже упокоившихся Агатов, пока не нашла полуоткрытую в дверь, ведущую в уютную комнату, служившую местом то ли для альковных встреч, то ли для неформальных переговоров. В комнате с приятными бежевыми обоями находился миниатюрный бар, пара кресел и уютный диванчик, а за развевающимися от ветра занавесками виднелся балкон, на котором, о чудо, располагалось небольшая кушетка. Налив в несколько пыльный бокал белого вина, и прихватив с книжной полки небольшой томик по военной истории Алискана, я удобно устроилась на балконной кушетке, благо что света фонарей и ярко горящих окон хватало, чтобы различать буквы.
   Боюсь, что я несколько зачиталась, так что не сразу заметила, что в комнату кто-то вошел. Их было, судя по голосам, как минимум двое, и я почти сразу узнала их обладателей-- Асет Орани и Ирбис Като. Если честно, мне совсем не хотелось встречаться ни с тем, ни с другим, особенно после того, что я сделала с Салманом Джудо, поэтому я решила не привлекать к себе внимание, и почти полностью улёгшись на кушетку и прижавшись к её спинке, представила, что меня нет. Дети часто используют эту методику, воображая, что они становятся невидимыми, но это редко помогает, но я, слава Эфру, была не ребенком, а менталистом, так что моя тактика отлично сработала. Выглянувший на балкон один из магов не почувствовал моего присутствия, и уж тем более не стал заглядывать за кушетку, так что мое присутствие осталось незамеченным. Правда, мне не удалось подслушать беседу магов, не столь из-за закрытых дверей, сколько из-за заклятия Полога Тишины, что использовал Асет Орани. Разговаривали они недолго, но достаточно, чтобы мои бока затекли, поэтому когда наконец Полог был снят, я вздохнула с облегчением, правда очень-очень тихо, чтобы не быть услышанной. Но как оказалось, всё же недостаточно тихо.
   Орани попрощался с менталистом, и тот ушел, но сам сигил как будто бы и не собирался уходить, бродя по комнате, чем-то громыхая и звеня. Я начала терять терпение, да и конечности основательно затекли, поэтому когда Орани наконец вышел на балкон, я была почти ему рада, но совершенно не готова, так что вместо того, чтобы вскочить, и приготовится на всякий случай к защите, я позорным образом упала ему под ноги.
   - В общем то, следовало ожидать, - несколько укоризненно сказал маг хаоса. - Но для боевого мага ты могла бы быть и потише.
   - Я ничего не слышала! - панически пробормотала я. Я уже поняла, что он не собирается немедленно меня убивать, но после рассказанного духом города, я несколько опасалась сигила.
   - Это я понял, - почти ласково сказал Орани, - всё же ставить Полог Тишины я умею. Но не советую тебе в следующий раз повторять свою шутку.
   Я собиралась ответить ему, когда услышала за входной дверью звук шагов. И судя по настороженному взгляду Асета Орани, в этот раз гостей он не ждал.
   - Сиди здесь, - сказал он мне и слегка подтолкнул к кушетке. Я плюхнулась обратно, и проводила удивленным взглядом внезапно напрягшегося Орани. Что-то было не так.
   Я сидела так, что входная дверь была почти не видна, поэтому о начале событий могу только догадываться, мысленно его реконструируя. Открылась дверь, и на пороге замер силуэт, как я позже поняла, салдорца. Быстрой тенью он кинулся к сигилу, настолько молниеносно, что даже мой натренированный глаз арэнаи не смог уловить начало движения. Асет вскинул руки, вокруг которых засветился мертвенно-бледный свет, но так и не успел завершить заклинание и был отброшен салдорцем к стене с такой силой, что я услышала, как хрустнули кости сигила, а воздух со свистом вырвался из его легких. Я вскочила с кушетки и рванулась в комнату, не успевая впрочем ни включить трансформацию, ни вытащить кинжал. Картина, что предстала передо мной, была действительно презанятной -- по стеночке сползал Асет Орани, весь в крови, а напротив него стоял явно не-мирно настроенный салдорец. О его несколько агрессивных намерениях свидетельствовала тонкая удавка в руках, которую, он не долго думая, применил по назначению, затянув её вокруг шеи сигила. Тот захрипел и забился, пытаясь скинуть с себя удавку, но салдорец знал свое дело. И тут я несколько не вовремя поняла, чем же именно Арон Каррит напоминает мне моего брата -- они оба были профессиональными убийцами, теми, кто зарабатывал на чужих смертях, и давно потерял им счет. Боевые маги умеют убивать, но не делают это своей целью, а профессию наемного убийцы считают презренной и не достойной арэнаи. Именно профессия моего брата послужила главной причиной того, что его лишили права претендовать на наследство и власть -- в нём слишком сильно жила страсть к убийству, это был его талант, призвание, на поводу которого он и пошел, выбрав столь странную стезю. И в салдорце я увидела то же самое -- готовность убивать не задумываясь.
   Впрочем, и для меня закончилось время на размышления, так как салдорец меня заметил. Он отвлекся на мою персону и ослабил удавку, позволив почти задохнувшемуся Орани глотнуть воздуха, а в меня в тот же миг полетело некромагическое заклинание. Отбив заклятие магическим щитом, поставленным в последнюю секунду, я лихорадочным движением встряхнула руки, и с кончиков пальцев в сторону некромага полетел с десяток серебристых лезвий. Хорошее заклинание -- точное, быстрое, и, как многие боевые заклинания, совершенно убийственное. Миг -- и салдорец был нашпигован лезвиями как молочный поросенок персиками, или чем их в этом безумном Алискане набивают. Как бы то ни было, салдорец был безвозвратно мертв.
   Наблюдая, как тают в ранах салдорца серебристые лезвия, вызванные моей магией, я несколько отстранено думала о том, что мне наконец удалось применить это заклинание на практике. Я была не слишком опытным боевым магом, и мне не так уж часто приходилось собственноручно убивать людей. Даже за дюжину не перевалило, а ведь именно с дюжины убитых врагов, как говорят, человеческую смерть начинаешь воспринимать как рутину. Но судя по всему, мне было до этого далеко -- чувствовала я себя более чем мерзко. Конечно, он первый на меня напал, но ведь я явно вмешалась не в свое дело.... Ну кому было бы плохо, если бы салдорец убил мага хаоса? Явно не мне -- будь бы сигил сейчас мертв, одной проблемой для меня было бы меньше. Асет Орани, судя по всему, тот еще подлец, и наверняка салдорцу было за что ему мстить. Да, видимо слишком рано я отключила голову, последовав своему инстинкту телохранителя, не стоило мне спасть мне Орани, совсем не стоило. И еще - убивая салдорского гостя, оказавшегося наёмным убийцей, я совсем забыла о собственном шатком положении. Как бы этот инцидент не бросил тень на Тайрани....
   Асет, держась рукой за стенку, осторожно встал. Выглядел он, если честно, несколько помято. Ну, даже у тысячелетних магов могут быть плохие дни.
   - Вы ранены? У вас на лице кровь, - равнодушно спросила я.
   - Ничего страшного, обычное кровотечение из носа. А вот шея и рёбра несколько болят, - ответил маг. Он подошел к трупу и перевернул его ногой. - А это что за проклятое отродье пустыни?
   - Арон Коррит. Вы с ним не знакомы?
   - Первый раз вижу.
   - И с салдорцами у вас никаких стычек или разногласий не было? Они не так уж часто отправляют на дело своих сектантов-душителей, а этот к тому же еще и некромаг. Заказчики убийства дорого ценят вашу жизнь, или точнее, возможность от вас избавиться.
   - Я многим перешел дорогу, - приятно улыбнулся сигил, - но вот конкретно в чём я провинился перед салдорцами, я не знаю. Но это уже не важно, а вот что делать с трупом, гораздо более актуальный вопрос.
   - Ну не прятать же его, - я тяжело вздохнула. - Тут столько крови натекло, и за год не отмоешь. По любому найдут.
   - К сожалению, я не могу взять ответственность за его убийство на себя, но могу подтвердить, что вы действовали, защищая мою и свою жизнь. Полагаю, даже служба безопасности Алискана не найдёт к чему придраться.
   - Не стоит на это полагаться, - мрачно произнесла я. Я не стала говорить вслух, но я думаю, Орани и сам это отлично понимал - захоти использовать кто-нибудь этот инцидент против меня, и конец придёт не только моей репутации. Не на тех я правах, чтобы безнаказанно убивать гостя - пусть даже спасая жизнь главы МИЦА. А уж то, что салдорец принадлежал к секте душителей, вполне могли просто опустить в суде.
   Орани хотел сказать что-то еще, когда мы услышали шум в коридоре. В этот раз Асет действовал моментально - его руки окутало облачко тёмного тумана заклинания, которого я не могла распознать, а я же скрылась за книжным стеллажом, принимая частичную трансформацию, и сжимая в руке узкий стилет. Если это еще один убийца....
   - Айри Эйнхери? - услышала я мужской голос. Салман Джуда. А он что здесь забыл?!
   Я высунула голову из-за шкафа и увидела презанятную картинку - растерянный Салман, сжимавший в руках швабру, с ужасом и какой-то обреченной отвагой глядел на окровавленного Асета и труп салдорца в его ногах. Асет же, несколько расслабившийся, готов был откровенно заржать при виде швабры, которую воин сжимал как последнее свое спасение.
   - Салман?! Какого.... ты тут делаешь? - Я тут же подошла к Салману, и встав между ним и сигилом, вытащила из рук воина это, хм, убийственное оружие.
   - Тебя искал, - хрипло сказал воин, - Лайсо Астарт тебя потерял, и отправил меня на твои поиски. Что у вас тут происходит? Что это за труп?!
   - Арон Коррит, - еще раз представила я труп, как будто он был еще жив, - наш салдорский гость и по совместительству профессиональный убийца. Он напал на айрина Орани и меня, и мне пришлось.... пришлось защищаться. Салман, можно тебя спросить?
   - Ну?
   - Зачем тебе швабра?
   Салман покраснел и несколько замялся. Забавный он - взрослый вроде дяденька, один из лучших бойцов в своей Империи, а иногда ведет себя как мальчишка. Странный он какой-то сегодня, или мне так кажется? Да нет, вроде и Орани заметил, коситься на Салмана, и брови хмурит. Чем-то поведение Салмана ему не нравится.
   - Так я же с бала. А там оружие могут иметь только члены императорской семьи, да и охрана. Искал тебя, услышал какой-то странный шум, и схватил первое, что на глаза попалась. Не с голыми же руками идти.
   - Это да, со шваброй то намного сподручнее, - издевательски тянет сигил, и воин в ярости сжимает кулаки, а скулы его бледнеют и заостряются. Нервный он сегодня.
   - Салман.... - переключаю я его внимание на себя, - ты ведь наверняка знаешь процедуру расследования? Скажи, меня арестуют? Может мне стоит зайти, переодеться во что-нибудь более тёплое, если мне предстоит сидеть в холодных застенках?
   Я пытаюсь шутить, но получается у меня уж слишком натужно. Не привыкла я иметь дело с такими последствиями в виде трупа, и сейчас нахожусь в полной растерянности. Салман замечает это, и усаживая меня в кресло, наливает мне крепкой настойки.
   - Успокоилась? - спрашивает он меня, присаживаясь на корточки рядом со мной. Я не хочу ему врать, поэтому просто киваю головой. - О трупе не беспокойся, я возьму его на себя. Скажу, что я его убил, при попытке нападения на Асета Орани - мне поверят, даже не станут проверять.
   - А с десяток резаных ран на теле? - холодно спрашивает Орани. - Это ты тоже сможешь объяснить?
   - Я же сказал, я обладаю достаточным авторитетом, чтобы мои слова не подвергались сомнению, каким бы странным не казался способ убийства, - не менее холодно отвечает ему Салман. Зря конечно, Салман не в том положении, чтобы ссориться с Орани.
   - Зачем тебе это нужно, Салман? - задает Асет мучавший меня вопрос.
   - Разве я не сделаю приятное своему господину, если не помогу его спутнице с маленькой неприятностью?
   - Раньше ты не отличался столь сильной преданностью и предусмотрительностью.
   Салман жмет плечами, и ничего не отвечает. Странно, я думала, Салман на меня обиделся - весь вечер избегал, да и взгляды бросал не самые дружелюбные, а сейчас защищает и заботиться. Интересно, зачем ему покрывать меня?
   - Агнесса, - говорит он мне, - тебе нужно вернуться на бал. Лайсо ищет тебя, и лучше не сердить его понапрасну. А я тут всё уберу. Да и айрину Орани нужна помощь.
   - Помощь мне не нужна, - возражает сигил, - но вот поговорить нам с тобой совсем не помешает. Айри Эйнхери, вам действительно стоит вернуться обратно. А мы тут с уважаемым Джудо приберемся.
   У меня нет ни сил, ни желания возражать, поэтому я, попрощавшись с магом и Салманом, надеваю на избитые ноги злополучные туфли, из-за которых я попала в эту злосчастную ситуацию, и ковыляю на бал. Уже у самого входа на бал я замечаю, что подол сбоку слегка забрызган кровью, но нет времени хоть что-то исправить, и остается надеяться, что на красном плате это останется незаметно.
   - Где вы были? - то ли шепчет, то ли шипит мне Лайсо Агат.
   - Я.....
   - Впрочем, не время для объяснений. Нас хочет видеть Император.
   Он почти тащит меня за руку, и я послушно за ним семеню -- воля Императора не то, что мне хотелось бы нарушать. К трону мы прибываем чуть запыхавшимися, но сюда по недовольному лицу Рейна Агата, всё же недостаточно быстро. Рядом с Императором уже сидят Астарт и Элоиза. Хм, если у них здесь семейные посиделки, то мое присутствие здесь явно лишнее. Правда, личико принцесски совсем грустное, да и Астарт выглядит несколько подавленно. Хотя Рейн сам по себе очень подавляющий, так что ничего удивительного.
   - Лайсо, наконец ты нашел свою леди!- несколько раздраженно говорит Рейн сыну, а затем, чуть мягче, мне: - Айри, вы заставили нас ждать, но надеюсь, это того стоило. Мы с Элоизой говорили о Тайрани, многие традиции вашей страны показались мне интересными, но совершенно непонятными. Мне показалось, что ваш взгляд сможет многое для меня прояснить.
   - Почему же именно мой? - искренне удивляюсь я.
   - О, айри, между нами гораздо больше сходства, чем вы полагаете, - несколько снисходительно говорит Император. - Вы знаете, что я прочел практически все книги, посвященные вкладу военачальников Эйнхери в военную историю. Лайтар, Гардо, Биарзак, Рорик Эйнхери... вам действительно стоит гордиться своими предками. Современная карта мира выглядит именно так, как сейчас, именно благодаря вашему роду. Никакая по настоящему добрая война не проходила без того, чтобы в нём не засветились золотоволосые арэнаи.
   Нашел чем восхищаться. Ну да, Эйнхери в любой бочке затычка и всегда суют свой нос куда не следует, за что не раз были биты, притом совершенно справедливо. Да и те имена, которые он назвал, и среди которых было имя моего любимого деда.... конечно, они лучшие из лучших, но ведь практически каждый из-них был тем еще психом! Лайтар Эйнхери, к примеру, силой в двести человек, из которых арэнаи то было всего трое, сто двадцать дней удерживал пограничную крепость, ожидая подмоги, а узнав, что она не придет, и его людей просто кинули, разозлился, и открыв изнутри ворота, просто напросто уничтожил нападавших в одном ударе. Замок, кстати, тоже несколько покорежило, но зато в той войне наступил коренной перелом. Другой мой предок, Биазак, приходившийся мне вроде троюродным пра-прадедушкой, был истинным гением войны, но уж слишком кровожадным. Так, в дни своей молодости, он участвовал в подавлении восстания в одном маленьком княжестве, начавшимся из-за слухов о том, что наследник княжества, дескать, ненастоящий, а истинный правитель, предсказанный в пророчестве, уже родился среди сервов. Народ волновался, многочисленные истерики, пророки и мошенники начали выдвигать претендентов на трон, совсем еще младенцев, и государство находилось на грани смуты. Местный князек заплатил наемным войскам, которым, на горе тому княжеству, управлял Биазак. Первый год он искренне пытался помочь наладить порядок, но не успевал он погасить одно восстание, как тут же вспыхивало новое, инициированное появлением нового "наследника". Тогда он решил действовать превентивно, физически устранив младенцев, имеющих признаки, описанные в пророчестве. Их оказалось не так уж много, безвинных жертв -- чуть менее тысячи детей, убитых во имя всеобщего блага и спокойствия. Но вполне достаточно, чтобы Биазак получил прозвище Кровавый, а его именем пугали детишек этого княжества и по сей день. К слову сказать, Биазак позже совершенно спятил, и начал представлять опасность уже для всех, и не один маг полег, пытаясь его остановить. Но это уже совсем другая история, а вот военачальником он был действительно хорошим.
   Впрочем, дело не в моих славных предках. Беспокоит другое: я уверена, что Канцлер Нортон знал об увлечении Рэйна Агата военной историей и интересу к моему роду, и решил использовать этот фактор. Но не сказал мне, и тем самым поставил меня в неудобное положение.
   - Мой дед был бы очень польщен, если бы знал, что Император Алискана ставит его так высоко, - говорю я.
   - Его военные таланты великолепны. Как жаль, что после войны Тайрани и Салдора ему негде их применить.
   Ну, великое дело по уничтожению салдорцев сегодня продолжила его обожаемая внучка, только вот вряд ли бы Рейн обрадовался, узнав об этом.
   - Вы сожалеете о том, что сейчас нет войн? - со скрытым возмущением спрашивает Элиза. Впрочем, плохо скрытым, раз я его заметила.
   - Ну, иногда и война бывает необходима, - говорит Император улыбаясь, только глаза у него серьезные и холодные. - А вы как считаете, айри Эйнхери?
   - Иногда, - я задумчиво киваю головой. - Когда выгоды от неё может быть больше, чем возможный ущерб. Война это еще одно средство для достижения своих целей, нередко более политически и экономически оправданное, чем любые другие средства. Притом цели, чтобы не думали идеалисты, глупо гибнущие на баррикадах, не отличаются особой возвышенностью -- борьба за территорию, ресурсы, власть, но никак ни ради мира или справедливости.
   - Прагматичный подход, - с ноткой осуждения говорит Астарт. Ему, понятное дело, более близка концепция "священной войны".
   - Неудивительно, - лукаво щурится Лайсо, - ведь для арэнаи война это самый лучший способ заработать и прославиться. Весьма профессиональное отношение.
   - Одобряешь? - огрызается Астарт. Между двумя князьями явно проскакивает искра напряжения и соперничества. Что-то происходит, но я слишком плохо знаю подоплеку их противостояния, чтобы разобраться в этом.
   - Мне кажется, твоя жена несколько притомилась, слушая наши разговоры. Не сходить ли вам потанцевать? - прерывает обмен взглядами своих сыновей Рейн, обращаясь к Астарту. Достаточно грубо, почти на грани оскорбления, но Астарту ничего не остается, как подхватив под руку свою жену, удалится. Мы остаемся втроём. Как ни в чем ни бывало Император продолжает: - Удивляет меня другое. Я знаю, что Эйнхери нередко называют Наёмниками Судьбы за то, что они считают себя вольными от любых вассальных отношений, и не признают себя подданными ни одной страны. И властям приходиться с этим смириться, если они хотят пользоваться услугами боевых магов и впредь. Так было издревле принято у всех кланов боевых магов, но менялись времена, и даже арэнаи приходилось подстраиваться, вставая под флаги более сильных. Но это не касалось Семьи Эйнхери.
   - Это действительно так, - подтверждаю я. Мне стало неуютно -- я кажется знаю, к чему ведёт этот разговор, но до последнего хочется верить в обратное.
   - Эйнхери живут уже несколько веков на территории Империи Тайрани. И положение вашей Семьи на сегодняшний день весьма шатко -- вы уже не можете оставаться столь независимыми как раньше. Всё больше и больше боевых магов выбирают службу на государство, и всё больше и больше от неё зависят. Ведь вы, тоже служите императорской семье, айри?
   - Это моя работа, - соглашаюсь. "И мне очень хочется знать, сколь много ты о ней знаешь".
   - Император Майстер не слишком то ценит лучших своих людей, - Император сцепляет руки в замок и пристально смотрит на меня. - Мне кажется, ваша семья найдёт гораздо более весомою поддержку и признательность в Алискане, притом не в ущерб своей независимости и чести. Тем более что вы сами, прекрасная айри, похоже уже завоевали сердце моего младшего сына. Я был бы не прочь породниться со славным родом Эйнхери, не уступающим лучшим аристократическим родам.
   Мне хочется в панике вскочить и бежать из зала, или же накинуться на Лайсо с обличительной речью, но я не делаю ни того, ни другого. То что предлагает Император Рейн, чудовищно. Маги всегда старались держаться подальше от власти, и избегали, если и вовсе не ставили под запрет, возможность заключения политических браков. Король-колдун -- мечта одних, и потаенный страх других, но даже простая приближенность одного из влиятельных магических Семей к членам правящей династии может быть опасна -- слишком сложно и тем и другим избежать злоупотребление властью. И Император Тайрани и мой дед это знали, всегда сохраняя дистанцию, а Рейн.... Он в открытую предлагает не только сменить нанимателя, но и поменять статус моей Семьи -- стать столь близкими к власти, насколько это может быть.
   - Не думаю, что это возможно.... - начинаю я, но Император взмахом руки прерывает меня.
   - Ничего не говорите, просто подумайте над моими словами. Сейчас очень сложное время, вы же знаете, очень небезопасное, для многих и многих. А положение Тайрани, по последним известным мне новостям, достаточно ненадёжно, взять хотя бы эти покушения на власть, что происходили в Истике. Тайрани сейчас не самое безопасное место, даже для Эйнхери, ведь есть силы, с которыми даже арэнаи не могут справиться, - тихо говорит Рейн Агат, и мне становится страшно, потому что я понимаю, что это не угроза. Рейн действительно знает что-то, чего не знаю я, и что может привести Тайрани к гибели. А моей Семье он значит, предлагает свое покровительство, и возможность вовремя унести ноги.... от чего? Неужели от войны с Гармом, который закончится для Тайрани катастрофой?
   - Я не хочу на вас давить, или тем более пугать вас -- подумайте, приглядитесь, поговорите с дедом, и только после этого решайте. И независимо от решения Рорика Эйнхери, знайте, айри,что я всё равно был бы рад видеть вас членом своей семьи.
   Потом, как ни в чем не бывало, как будто не было этих страшных, опасных слов, Император переводит беседу в светское русло, а затем сославшись на усталость, отсылает нас. Я стою у банкетного стола, сжимая в руках бокал, и чувствую себя совершенно больной. Ну и что это было? Притащили, показали, как интересную зверюшку, а потом по головке погладили и отпустили. Хотя судя по всему ненадолго и недалеко.
   Ловлю на себе изучающий взгляд Лайсо Агата, и не скрывая своей ярости, открыто гляжу ему в глаза.
   - Извольте объясниться, Князь. Почему Государь думает о том, что нас с вами могут связывать личные и даже романтические отношения? Разве я давала для этого какой-нибудь повод?
   - А разве это не так? - Притворно томно спрашивает Лайсо. - Разве я не ясно показал вам, нисколько вы меня интересуете?
   - Видимо, недостаточно сильно, или я такая непонятливая. Вам следует знать, что я не намерена принимать от вас знаки внимания, и тем более хоть когда-нибудь вступать с вами в брак, - вот это я пожалуй, перегнула. Имею право злиться, да, но он всё же Князь и очень важная фигура в этой стране, а я всего лишь иностранка, чтобы столь дерзко говорить с ним.
   - Мне жаль, что вы, не замечаете очевидной выгоды для нас обоих, - театрально вздыхает князь. - Ведь у вас есть такая отличная возможность стать когда-нибудь императрицей....
   - О чём вы говорите? Наследником престола является Астарт, а значит Элоиза когда-нибудь станет императрицей, разве не так?
   - Не совсем. Скажу вам по секрету, - Лайсо склоняется ко мне и берет за руку, а я еле удерживаю себя от того, чтобы не отстраниться, - Государь еще не окончательно сделал выбор между своими сыновьями, и всё во многом будет зависеть от того, какую невесту я себе выберу. Видите ли, милая айри, он не очень доволен нынешней своей невесткой, считая её слишком безвольной и бесполезной, в то время как на вас он смотрит вполне благосклонно. Еще бы -- ведь вы потенциальная наследница его обожаемых Эйнхери, да и в роли Императрицы вы будете выглядеть гораздо убедительнее....
   Я не выдерживаю, и всё же выдергиваю свою руку из его цепкого захвата, и, придумав не очень убедительный предлог, сбегаю от Лайсо с его гнусными интригами и мерзкими предложениями, боясь даже подумать о том, что стоит за всем этим. Он и его отец играют так открыто, как будто уже уверенны, что Тайрани пришел конец, а мне, по сути, уже некуда деваться. Но даже если так, Рорик никогда не согласиться на предложение Рейна, так как знает, что это первый шаг в сторону полного подчинения, которое рано или поздно закончится для Семьи её уничтожением. А я? Я не хочу власти, никогда не хотела, тем более получив её из рук Лайсо. Да и много ли власти он мне даст? Не думаю, что ему нужна жена, которая могла бы быть ему соперником....
   Сняв туфли, я вихрем мчусь в свои покои, мечтая хоть немного подумать в тишине и спокойствии о всём случившемся.. Слишком много событий за один вечер. Мне необходимо хоть немного расслабиться, снять с себя это мерзкое платье, свернуться в клубочек на кровати, и ощутить себя в безопасности, пусть это даже будет и ложью. Но моим ожиданиям не суждено сбыться.
   Я зашла в тёмную комнату, и совсем не почувствовала никакой опасности. Да и какая опасность могла быть, если на моих дверях стояла охранное заклинание, а моя интуиция арэнаи заранее предупредила бы меня о любых непрошеных гостях. И тем более сильным было моё удивление, когда после того, как я закрыла дверь и включила свет, я увидела сидящего в своем кресле гармского некромага. Я настолько сильно эмоционально устала, что у меня не хватило сил испугаться, да и поздно было -- если бы он хотел меня убить, я была бы уже мертва.
   - Джаред, не ожидала тебя увидеть. Что-то хотел?
   - Да. Поговорить, - серьезно ответил некромаг. - И от нашего с тобой разговора будет зависеть, в каких же отношениях мы останемся после этого, да и, полагаю, твоя судьба.
   - Всё так серьезно? - несколько издевательски тяну я, пытаясь скрыть за сарказмом иррациональный страх, внезапно меня пробравший. - И о чем же?
   - О тебе. И о твоей матери.
   Мне начало казаться, что этот день никогда не кончиться, и что я попала в бесконечный кошмар, от которого мне уже никогда не проснуться.
   - Подожди, я поставлю защиту от прослушки.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"