Булгари Шайда: другие произведения.

Взрослые люди. Глава 21.Немного о Смерти.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 19.08.10 Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных. (с)Обыкновенное Чудо.


Глава 21.

   У нее такая древняя кровь
   Что те кто казались - стали как есть
   Как будто бы их здесь нет.
   И они знали, зачем она здесь
   И они пытались её купить
   Не зная что это нельзя купить.
   (с) Аквариум. Древняя кровь.
  
   Существует легенда, про двух братьев, Тайро и Кайри, живших на заре человеческой эры, когда магия была дикой, и не подчинялась человеку, а мир был куда более суров. Мы мало что знаем про них -- были ли они красивы, были ли они храбры, сказание умалчивает, известно лишь, что магический талант их был так велик, что сами боги не имели над ними власти. Слухами о их могуществе полнились подлунный мир и небеса, дошли они и до самой Госпожи Смерти, властительницы над судьбами людей. То ли она решила проучить наглецов, то ли просто испытать их, а может, её заело обычное любопытство, но в один из ничем не примечательных дней она встретила их на лесной дороге. Никто не скажет, что там произошло, никто не знает, о чём они говорили, но встреча эта стала фатальной для Кайри, младшего брата. Госпожа Смерть была так очарованна молодым магом, что решила забрать его в свое царство раньше предписанного ему срока. Легенда говорит, что он стал первым и единственным её возлюбленным, и любовь её был так велика, что она похитила не только его душу, но и тело, тем самым сохранив ему его человеческую жизнь. Дальше история развивалась по вполне себе классическим канонам -- Тайро отправился вслед за братом в царство Смерти и о сумел убедить Госпожу вернуть плененного ею мага, заключив с ней сделку. В чём была суть этой сделки, какую выгоду получила от неё Смерть, и чем пришлось расплачиваться Тайро, о том спросите некромагов, ведь именно старший брат считается основателем линии магов смерти. Так или иначе, все некромаги с той поры являются то ли вассалами, то ли слугами, а то и вовсе рабами Смерти, унаследовав от Тайро страшное умение договариваться со Смертью. Что же произошло с Кайри? Он был отпущен Госпожой обратно в подлунный мир, правда, не смог долго существовать без своей возлюбленной, и вернулся обратно, уже навсегда. Тех, кто идёт по его пути, кто унаследовал его Дар, теперь называют арэнаи, боевыми магами. Как и Кайри, арэнаи не бояться Госпожи Смерти, как и Кайри, арэнаи желанные гости для неё, поэтому и не задерживаемся подолгу на этом свете, так часто умирая в расцвете сил. Арэнаи, наследники Кайри, не так уж много даров получили от Госпожи Смерти, но один из них поистине драгоценен -- смерть для нас никогда не сопровождается болью. Сама Госпожа Смерть приходит в последние мгновения жизни мага, чтобы перед тем как забрать его, вселить в его сердце покой и избавить бренное тело от муки.
   Я не очень верю в подобные легенды, слишком уж неправдоподобна эта история любви между человеком и Смертью. Но факт остается фактом -- в час своей смерти боевой маг перестает чувствовать боль, и обретает новые силы. Известны сотни случаев, когда арэнаи со смертельными ранами сражались как ни в чем не бывало, чтобы затем, после боя, упасть замертво, с восхищенной улыбкой на губах. Как будто увидев что-то прекрасное, как будто познали чудесную истину.
   Когда я пришла в себя, мне было больно. Очень больно, если честно. И это означало, что до смерти моей пока еще далеко, что бы ни говорили мои ощущения. Перед глазами всё плыло и двоилось, жутко раскалывался затылок, которым я приложилась о мощенные камни, а грудная клетка казалось была перемолота в пыль. В меня стреляли, притом действовал профессионал, сумевший не только подкрасться к боевому магу, но и с одного выстрела попасть прямо в сердце. Если бы Джаред не предупредил меня о том, что я могу стать объектом для охоты, быть мне уже хладным трупом.... Нужно было встать, укрыться, навесить Щит, в крайнем случае бежать, ведь убийца мог захотеть проверить, действительно ли я мертва, но чудовищный шум в ушах и раскалывающаяся головная боль сделали меня абсолютно беспомощной -- с сотрясением мозга особенно не поколдуешь! Поэтому когда надо мной угрожающе нависла тёмная фигура, я лишь беспомощно заморгала, пытаясь унять головокружение.
   - Агнесса? - в голосе моего убийцы было слышна тревоги. Или не убийцы? Это же....
   - Салман? - говорить сложно, поэтому я почти хриплю. Каждый глоток воздуха сопровождается болью.
   Он склонился надо мной, пытаясь проверить тяжесть ранения, но я раздраженно оттолкнула его руки от себя. Нашел время когда приставать....
   - Ты ранена?
   - Нет.
   - Тогда почему ты лежишь? - закономерно спросил воин.
   - Упала, - буркнула я. - Послушай, ты случайно никого здесь не видел? Злобного вида, с оружием в руках?
   - Ты о том трупе, что свалился с крыши и свернул шею в пяти местах?
   - Что?! - я попыталась сесть, что мне, с некоторым трудом и ценой очень болезненных ощущений в груди, удалось.
   - Я был неподалёку, когда услышал выстрел. Убийца поджидал тебя на крыше, но я не успел добраться до него, он покончил с собой раньше. По крайней мере никак по другому его поведение истолковать не могу -- он просто подошел к краю крыши и прыгнул головой вниз!
   Неужели совесть замучила? Хотя когда дело касается магов, всё объясняться гораздо проще и в то же время намного сложнее -- если убийцу нанял Адиель, он вполне мог дать ему установку на самоубийство после покушения, чтобы обрубить концы.... А обнаружить некромагическое воздействие на сознание, имея на руках только труп, может только некромаг, так что следствие просто зайдёт в тупик.
   Опираясь на руку Салмана, я в проковыляла к месту падения убийцы. Ну да, безвозвратно мёртв, а следов магии даже не чувствуется.
   - Как скоро здесь будет стража?
   - Мы совсем рядом с дворцом, к тому же праздник.... Она должна быть здесь с минуты на минуту.
   - Тогда нам стоит как можно быстрее свалить отсюда, - внесла конструктивное предложение я.
   - Не думаю, что нам стоит уходить с места преступления. - недовольно нахмурился Салман. - Вряд ли тогда стража догадается, что это было покушение, и возьмется расследовать это дело. Мы не сможем узнать, кто же был заказчиком, если не.....
   - Я знаю, кто был, - прервала я его. - И мне совсем не хочется привлекать к себе лишнее внимание стражей порядка. Уходим.
   Воин еще более насупился, но последовал за мной. Оставалось надеется, что снег успеет скрыть следы нашего прибывания на месте преступления.
   - Как ты.... - "справился с мороком", чуть не ляпнула я, но вовремя остановилась. - Почему ты преследовал меня? Я же сказала тебе остаться в трактире.
   - А до этого ты мне говорила, что мне нужно обратиться к магу. Я и обратился.
   - И? - с подозрением спросила. Неужто действительно последовал моему совету и избавился от ментального воздействия?
   Он полез за пазуху и извлёк цепочку с висящей на ней черным камушком, и я подавила разочарование. Обсидиан. Он защитит Салмана практически от любого воздействия на разум, и, к несчастью, от моего тоже. Конечно же, при определенной силе воздействия такой простенький амулет окажется бесполезным, но зато его защита совершенно незаметна пытающемуся влиять на человека магу, который остается пребывать в заблуждении, что объект находиться под его контролем.
   Мы не так уж далеко и ушли с места покушения на меня, когда силы окончательно оставили меня. Подозреваю, что раньше я держалась на чистом упрямстве и жажде жить, а теперь, когда непосредственная опасность миновала, мой организм наконец взбунтовался и решил отмстить мне за всё. Перед глазами всё закружилось, шум в ушах усилился, накатила слабость, и если бы Салман не подхватил меня, то я бы совершила очередное "головокружительное" падение на брусчатку. Осторожно подхватив меня на руки, Салман понёс меня в сторону дворца.
   - Отпусти, сейчас же, - зашипела я, справившись с еще одним приступом слабости.
   - Мне кажется, ты не в состоянии передвигаться самостоятельно, - пробормотал воин.
   - Поставь меня на землю, идиот! Меня сейчас..... стошнит. Прямо на тебя.
   Джудо поспешно поставил меня на ноги и меня самым неприятным образом вывернуло на брусчатку. Отдышавшись и вытерев лицо любезно представленным Салманом платком, я угрюмо на него посмотрела:
   - И куда ты меня нёс?
   - К придворному целителю.
   - Никаких придворных целителей! Еще не хватало, чтобы во дворце знали, в каком я состоянии.
   - У тебя весь затылок в крови, и судя по тому, с каким трудом ты дышишь, тебя всё таки задело, так что к целителю ты попадешь в любом случае, хочешь ты того или нет, - неожиданно жестким тоном сказал Салман. - Или ты сама можешь залечить собственные ранения?
   - Нет, не могу, но.... Салман, я не уверена в том, что я могу доверять хоть кому-то из дворца. У того, кто охотиться за мной, хорошие связи и длинные руки.
   - Хорошо, - согласился с моими доводами Салман. - Тогда этот вариант отсекается. У меня есть другое предложение. В городе живет один знакомый мне маг жизни. Конечно, как целитель он так себе, но зато ему можно доверять. Мы можем пойти к нему, это совсем близко.
   Хотелось бы возразить, но я и правда нуждалась в посторонней помощи. Самолечение штука долгая и энергозатратная, а при моём нынешнем состоянии и вовсе способно меня убить. Придётся положиться на Салмана и его знакомого целителя. Воин угадал согласие в моих глазах, и осторожно поднял на руки.
   - Только не тряси меня, - простонала я, - не хочу попортить твой мундир.
   Салман еле слышно усмехнулся и бережно прижал меня к груди. Я плохо помню, как мы добрались до дома целителя, и что было потом. Помню только, что голос лечившего меня был мне смутно знаком, и почему то вызывал смутное, неясное раздражение. Хотелось спать, но спать не давали, заставляли глотать горькие лекарства и светили в глаза мёртвым светом. В общем, в тот момент этот целитель мне совершенно не понравился.
   Проснулась рано,когда едва начало светать, в незнакомой постели. Первые несколько минут я бессмысленно глядела в потолок, вспоминая события прошлой ночи. Трактир, снег, разговор с Салманом, внезапный выстрел, не увенчавшийся успехом, но достававшийся мне кучу неприятностей. Головной боли почти не было, только лёгкая слабость. Я завозилась в постели, и скинув с себя одеяло, обнаружила что меня не только переодели, но и перебинтовали. Значит как минимум трещины в костях я заработала, будь прокляты эти экспериментальные амулеты!
   Не обнаружив рядом с кроватью своей одежды, я решила наплевать на условности, и потопала вниз в ночной рубашке, явно мужской, и поэтому слегка мне великоватой. Из той части дома, где предположительно была кухня, слышались мужские голоса.
   - Ты понимаешь что никто, тем более на твоей работе, не должен знать о случившемся? У айри Эйнхери неприятности, и твоя безудержная болтовня может стоить ей жизни - уставший голос Салмана Небось всю ночь не спал, меня караулил. Я почувствовала себя виноватой -- у него от меня одни неприятности, а я себя еще и веду как капризный ребёнок.
   - Конечно же, - заверил чуть более высокий голос. - Но вот только с чего бы тебе ей помогать? Или....
   - Или, - наверно излишне грубо обрываю говорившего и вхожу на кухню. Картина, представшая перед глазами, в другое время могло бы вызвать только умиление, но сейчас я испытываю только раздражение. За большим кухонным столом сидят Салман и Гиваргис, и пьют из огромных кружек молоко.
   Вот уж кого я не ожидала увидеть, так это Гиваргиса, работника Магического Совета, так и не достигшего хоть каких-либо успехов в магии. Не думала, что он может оказаться другом Салмана, уж слишком разные они люди.
   - Добрый день, айрин, - вежливо здороваюсь я с магом. - Значит это вам я обязана своим исцелением?
   - Айри! Вам не стоило вставать без присмотра. Вы же сами знаете, что травмы головы особы опасны для магов, - сурово говорит Гиваргис.
   Я не отвечаю, потому что замечаю лежащий на столе амулетик. Амулет, подаренный мне дедом. Он сделан в виде металлического жетончика, ничем не примечательного на вид, но теперь он безвозвратно испорчен, и его украшает глубокая вмятина от пули. Гиваргис ловит мой взгляд.
   - Это ведь он спас вам жизнь? Занятная штука, но я так и не разобрался в его действии.
   - Ну собственно, до вчерашнего дня я тоже не знала, как он действует. Амулет мной еще не испробованный, а в его инструкции значилось что он защищает от огнестрельных ранений. Вот только я думала, что он отвращает пули, а не притягивает их на себя. А иначе бы повесила бы куда угодно, но не на грудь.
   Салман оживляется, но я тут же гашу его энтузиазм.
   - Это экспериментальный образец, и производство таких амулетов в промышленном масштабе невозможно. Кроме того, это семейные разработки, так что нет, продать секрет изготовления подобных амулетов я не могу.
   - Ну нет так нет, а жаль. Это бы многим спасло жизни.
   - Как почти любая магическая штукенция, она слишком дорого обходиться при производстве, чтобы подобными амулетами можно было обеспечить армию, - сочувственно качаю я головой. В этом вся проблема магии -- она может быть по карману только очень богатым людям. Да -- аристократов и магов лечат целители, а вот простолюдинам чаще всего остается прибегать к услугам обычных знахарей и лекарей, которые не всегда даже воспаление лёгких могут вылечить. Богатеи могут позволить себе услуги магов и амулеты, защищающие жизнь, а вот простые солдаты полностью беззащитны перед смертью. Впрочем, выстрели тот убийца еще раз, и я была бы точно так же мертва, как и обычный солдат. Даже магия не всегда поспевает за современными техническими игрушками, предназначенными для разрушения и убийства.
   Есть у нас в Семье одна изобретательница-экспериментатор, и иногда её артефакты и амулеты получаются не хуже чем у некромагов, особенно защитные. Вот только пояснительные записки к своим экспериментальными образцам она даёт невразумительные, и за последствия их использования тоже не отвечает, так что я еще легко отделалась. Кстати, как? Я адресую это вопрос целителю, а сама усаживаюсь на свободную табуретку и наливаю себе молоко, игнорируя пристальное внимание Салмана. Оказалось -- ничего страшного, ну почти. Черепно-мозговая травма при падении, сотрясение мозга (по крайней мере я теперь знаю, что он у меня есть), трещины в костях грудины и рёбер, ушиб сердца. Еще легко отделалась -- если бы не амулет, то от моего сердца остались бы только ошметки, правда, нужно сказать этой горе-изобретательницы, чтобы она включила в вязь заклинания и возможность поглощения энергии от удара....
   - Ну и какие прогнозы? И учтите, у меня совершенно нет никакой возможности отлеживаться в постели. Более того, никто не должен знать, что я ранена.
   - Что мог, я вам залечил, но вы же понимаете, что такие ранения за одну ночь не исчезают, - хмуриться Гиваргис. - Никаких тренировок, поднятия тяжестей, вообще резких движений в течении как минимум недели, а желательно и месяца, пока кости окончательно не срастутся. Передвигаться советую только неспешным шагом, иначе рискуете получить сердечный приступ или на всю жизнь посадить себе сердце. Теперь о вашей травме головы. Уж не знаю как, но вы умудрились получить как минимум два ушиба, притом с разных сторон, даже страшно спрашивать, чем же вы последние часы занимались.
   Ну да. Видимо он добрался не только до раны, полученной от падения, но и до полученной во время тренировки, и так тщательно замаскированной шишки. Салман виновато прячет глаза, вспомнив, кто именно был этому причиной. .
   - У меня такая профессия. Часто бывает. Слишком уж многие хотят настучать по голове, - неловко шучу я.
   - Ну тогда я полагаю, вы знаете, что вам нельзя делать.
   - А как же. Никакой магии, никакого алкоголя, никаких нагрузок, - уныло перечисляю я. Гиваргис довольно кивает.
   - Особенно актуален отказ от магии. Не знаю, как вы себя до такого довели, но ваше магическое поле совершенно нестабильно. Кстати, не знаю всех особенностей организма арэнаи, но не думаю, что боевая трансформация для вас теперь возможна
   Гиваргис прав, о Изменении мне теперь стоит забыть надолго, и это приводит меня в ещё более унылое состояние духа. Накрылась наша с Анхельмом спасательная операция, я в таком состоянии не то что в МИЦА не смогу проникнуть, но даже и пирожки с кухни стырить не сумею.
   Мужчины, видя моё состояние, переводят разговор в другое русло, и начинают обсуждать какие-то свои проблемы. Через некоторое время я выныриваю из тяжелых раздумий и с интересом прислушиваюсь. Гиваргис уезжает в семейное поместье, и почти месяц его городской дом будет пустовать, даже слуги буду отправлены по домам. А мы с Анхельмом как раз искали надёжное укрытие для Эйнара на первое время, если он окажется не в состоянии сразу же вернуться в Тайрани. Пропадает без дела пустующий дом, прямо в центре, который никто даже и не подумает проверять..... Эх, если бы не это дурацкое покушение!
   Возвращались мы во дворец с черепашьей скоростью, и путь, который должен был занять минут двадцать, растянулся на час. Когда мы подошли к главным воротам, моё состояние из сносного перешло в "еле стою", и мне пришлось прибегнуть к помощи Салмана, так что во дворец мы уже зашли рука об руку. И были пойманы с поличным.
   Выглядели мы со стороны наверное действительно подозрительно. Во вчерашней одежде, встрёпанные и помятые (ночевали то не дома), возвращающиеся неизвестно откуда, при этом я почти вишу на Салмане. Если бы нам повезло, и мы смогли бы незаметно дойти до своих комнат, о том, что мы не ночевали в своих покоях, знала бы только местная разведывательная сеть и слуги. Встреться нам кто-нибудь из аристократов, о нас бы пошли слухи, что конечно тоже плохо, но не смертельно.
   Но нет, мне не могло не "повезти", и поэтому первым, с кем мы столкнулись, стал сам Император со свитой. Столкнулись практически лицом к лицу, так что сделать вид, что не заметили, не получилось ни у них, ни у нас.
   Свита замирает, ожидая то ли реакции Рейна Агата, то ли того, как мы будем выкручиваться. Император, с любопытством глядит на нас, и кажется, приходит к неправильным выводам о наших с Салманом отношениях. Впрочем, понять что-то по вежливо-отстраненному выражению лица невозможно, и может быть, он просто думал о погоде, или о поданных на завтрак булочках, а вовсе не о моей жалкой особе . За его спиной -- застывший восковой куклой Лайсо, с сузившимися от ярости глазами. Еще бы -- половина двора считала меня его любовницей, а половина - невестой, и та и другая сторона теперь будет думать что я предпочла принцу Салмана. Я довольно давно хотела щелкнуть Лайсо по его высокомерному носу, но не при его же отце. Лайсо не простит мне этого....
   Чуть в отдалении маячат вездесущие некромаги, и если один из них своим предупреждением спас мне жизнь, то другой сделал всё, чтобы я с ней рассталась. Джаред и Адиель. Джаред выглядит удивлённым и раздосадованным, видимо, моей неосторожным поведением, Адиель же бесстрастен, но в глазах его застыло напряжение. Не ожидал увидеть меня живой?
   - Айри Эйнхери, лорд Джудо, - кивает нам Император.
   - Ваше Величество. - Салман кланяется, а я не поднимая глаз делаю реверанс.
   - Ожидал вас увидеть на завтраке, айри, но жаль, что вы предпочли другое времяпровождение, - "и не в компании моего сына". - Позволите узнать, какое же?
   Я мучительно подбираю ту ложь, которая казалось бы правдой, но воин отвечает за меня:
   - Айри Агнесса желала встретить рассвет нового дня, и я удостоился чести быть её спутником.
   - Айри не возражала? - вздёрнув бровь, спрашивает Император. Что-то кроется за его вопросом, но я слишком плохо знаю традиции Алискана, чтобы понять.
   - Нет.
   - Ну что же. Надеюсь, удача будет вас сопровождать.
   Император насмешливо с нами прощается, и уходит, забирая с собой свиту и некромагов. Взгляд, доставшийся мне на прощание от Лайсо, был не просто холоден, нет - он буквально вымораживал все внутренности. Вряд ли кто поверил, что я "встречала рассвет" вместе с Салманом, а местные нравы куда как более строги к молодым возлюбленным, за которых нас видимо приняли. Можете меня поздравить, судя по всему, я угрохала своему репутацию так, что теперь о браке между мной и принцем не может быть и речи. С одной стороны, я конечно выиграла нашу с Лайсо маленькую дуэль, а с другой.... Как бы мне эта победа не обошлась слишком дорого. Или, что еще хуже, платить придётся не мне, а Салману, не имеющему ни венценосных защитников, ни влиятельную родню.
   Салман провожает меня до моих комнат и оставляет меня у дверей, пожелав скорейшего выздоровления. Ну уж нет!
   - Лорд Джудо, будьте моим гостем. Мне надо с вами поговорить, - произношу сухо , не глядя ему в лицо.
   Салман неохотно проходит за мной в комнату, ожидая не слишком приятный разговор, и вполне справедливо. Та сцена, что произошла сейчас внизу, явно имела двойное дно, и я собиралась до него докопаться, уж слишком сильно моя интуиция кричала о том, что меня сейчас сильно подставили.
   -Что это означает?
   - Что именно из всего мною сказанного и сделанного вас возмущает, Агнесса? - с плохо скрытой иронией спрашивает Салман.
   - Вся эта история с рассветом? Почему ты сказал именно так? Эта звучало как.... какой-то ритуал. Я права? - пытливо гляжу на алисканца, ожидая ответа.
   - Да, айри. Это в какой-то степени ритуал, по крайней мере был когда-то. Сейчас же это просто символ.
   - Символ чего?
   - Когда двое возлюбленных хотят соединить себя узами брака, они встречают вместе рассвет. Встреча рассвета наедине означает, что между ними заключен союз, и с этого момента они считаются помолвленными.
   - И зачем вам было необходимо врать именно так? Никакой рассвет мы с вами не встречали, и никакого союза с вами заключать я не собираюсь, и вы это прекрасно знаете. К тому же.... поставив в неловкое положение меня, вы подвергли опасности и себя.
   От волнения я перешла на "вы", но так сейчас было легче - позволяло держать себя в руках, а точнее, не распускать руки, а держать их при себе. А ведь так и хотелось -- взять, и вмазать этому болвану по лбу со всей дури!
   - Агнесса, вы иностранка и плохо знаете наши законы. Наша помолвка гораздо меньшее оскорбление для князя Лайсо, чем тот факт, что мы являемся любовниками.
   - Но мы не любовники, - протестую я.
   - Но скоро весь двор будет считать иначе, и что гораздо хуже -- Император. Или вы полагаете, что тот факт, что мы оба не ночевали во дворце и вернулись вместе, удастся от него скрыть?
   - Нет, но.... кому какое дело? Я же иностранка, с меня и спрос другой.
   - А вот с меня нет, - сухо говорит Салман.
   - Значит, ты заботился прежде всего о себе? - дразню я алисканца. Тот зло дёргает головой, но увидев на моих губах мягкую улыбку, успокаивается.
   -В том числе. Но ведь ты тоже получишь свою выгоду. Ты ведь давно подумывала о том, как бы вырваться из интриг Лайсо и избежать брака, который он тебе навязывает. Хотя может, я ошибаюсь, и ты безумно хотела стать новой императрицей?
   - Нет, не ошибаешься, - я вынуждена согласится с ним. - Но я бы нашла другой способ обхитрить Ласо, да в крайнем случае просто бы уехала, и плевать мне на дипломатические осложнения! Но тебе ведь это может стоить жизни. Лайсо не простит предательства, а я не смогу защитить тебя.
   - Защитить меня?! - Салман ржет в голос, а я спокойно пережидаю его истерику. - Ты действительно сумасшедшая, совершенно безумная иностранка, и боюсь твоя странная профессия, совершенно не подходящая для женщины, только всё усугубляет. "Защитить меня", ну надо же было придумать.... Нет и еще раз нет. Я конечно глупец и идиот, попавший под заклятие сероглазой чародейки, и отдавшей ей свою душу, но не настолько жалок, чтобы искать защиты у женщины.
   - А зря, - серьезно произношу я. - Конечно, в честном бою тебе нет равных в Алискане, вот только Лайсо не будет играть честно. А против яда или магии не может быть защищен никто.
   - Не думаю, что дело дойдет до этого. Он мог бы так отомстить за сорвавшийся план другому, но я всё же его молочный брат, и долгое время был его другом, так что я не думаю, что дело дойдёт до физического устранения, - в его голосе слышиться тщательно скрываемое сомнение.
   - Но вот только это не помешало ему наложить на тебя ментальное заклинание, которое могло повлечь за собой твою смерть - возражаю, и Салман недовольно морщиться.
   - Не лезь, я сам разберусь со своими проблемами, которые к тому же пока гипотетически. А вот тебя уже один раз чуть не убили, и я не думаю, что убийца на этом остановиться.... Ты ведь знаешь, кто стоит за покушением?
   Я меланхолично киваю. Знаю, ну и что? Играть в открытую против некромага я не могу, силёнки не те, обвинить его не получиться -- вряд ли я найду хоть какие-то доказательства. Но даже если я смогу незаметно его ликвидировать, что сомнительно, да и лишено чести для арэнаи, смерть одного из гармских послов может полностью дестабилизировать политическую обстановку. Конечно, я могу рассказать о покушении моему начальству, но узнай о моей "проблемке" Анхельм или Канцлер, как я в тот же миг буду отправлена домой, а ведь у меня остались незавершенные дела в Алискане.
   - Не хочешь рассказать? Возможно, я смогу тебе помочь.
   - Не то что не хочу, не могу, - мягко говорю я, стараясь не злить отказом нервного в последнее время алисканца. "Последнее время" кстати началось после того, как я провела ментальное слияние, и эта была еще одна нерешенная проблема. И она сильно осложнилась тем, что он теперь в глазах всего алисканского двора мой жених. Кстати, о "женихе"....
   - Ты ведь понимаешь, что эта помолвка фиктивна, и не имеет силы? - прикрыв глаза, и внимательно следя за реакцией алисканца, говорю я.
   - Конечно. Я не такой дурак, как Лайсо, чтобы принуждать тебя к браку силой или хитростью, - презрительно говорит Салман. - У тебя душа воина, а воин предпочтёт скорее умереть, чем быть загнанным в угол.
   Вот оно как. Наверное, если бы всё сложилось иначе, если бы я не была на службе, если бы Салман не стал жертвой моей неумелой магии, если бы..... Да много, этих "если бы". Но встреться мы в другое время и в другом месте, и я могла бы влюбиться в него, потому что таких людей -- искренних, верных, сильных духом, очень мало, практически нет, а диковинки всегда привлекали моё внимание. Но вот смогла бы я покорить его сердце? Не уверена. Сейчас я пленила его разум и чувства, но сердце гораздо более сложная игрушка, с которой мне вряд ли справиться, с магией или без. Да и нужно ли? Жестоким детям не стоит давать играть с хрупкими вещами....
   - Спасибо. Я ценю твоё отношение ко мне. И мне жаль, что всё так получилось, - сейчас я говорю совершенно искренне, но в сознании червячком вертится чувство вины: нет, не жаль. Ведь я уже пользовалась, и буду продолжать пользоваться его неравнодушием к себе, потому что мне выгодно, удобно и безопасно иметь под рукой полностью преданного мне человека. И тогда чем я лучше гармцев, делающих из людей безвольных рабов? Ведь я тоже лишила Салмана его свободы.
   - Не жалей, ты же не виновата, что стала жертвой покушения, - неверно истолковывает мои слова Салман. - Я....
   То, что хотел сказать алисканец, так и осталось тайной. В дверь постучали. И судя по тому, что ни я , ни Салман не услышали звук шагов, это был Анхельм.
   - Заходите, леди Фанфорт, - громко сказала я, не в силах расстаться с уютными объятиями кресла.
   Дезире Фанфорт была не в духе, и судя по её укоряющему взгляду, источником её недовольства были мы с Джудо.
   - Айри Эйхери, - презрительно поджав губы, цедит она, - почему в ваших покоях находиться сей... уважаемый господин? Разве ваша матушка не говорила вам, что принимать у себя в покоях мужчину неприлично?
   Я смущенно краснею, и бросаю исподтишка взгляд на Салмана. Тот понимает мою молчаливую просьбу, и иронично попросив прощение у Дезире и меня, удаляется.
   - Поговорим? - понизив голос, говорит Анхельм, как только шаги алисканца перестают быть слышны.
   Я неохотно встаю, и проковыляв к своим вещам, несколько минут сосредоточенно роюсь. Ну где же он.... Нашла! Достаю небольшой стеклянный шарик, наполненный серым туманом, и кинув его на пол, раздавливаю каблуком. В воздухе зависает лёгкая дымка, пахнет грозой, но уже через мгновение дым тает.
   - Зачем такие сложности? - говорит Анхельм уже мужским голосом, закрывая дверь на замок. - Проблемы с магией, или разучилась ставить Полог Тишины?
   - Проблемы с здоровьем.
   Вкратце рассказываю случившееся, не забыв упомянуть и сцену с Императором. Анхельм, слушая меня, всё больше мрачнеет.
   - Значит, узнать кто был заказчиком убийства, не удалось?
   - Нет, - с невинными глазами ребёнка вру я. Если я скажу что это Адиель, возникнет слишком много вопросов -- откуда я это узнала, почему Джаред мне помогает, как я связанна с гармцами.... Легче смолчать.
   - Возможно, тебе лучше уехать.
   - Не раньше, чем мы вытащим Эйнара, - возражаю я. - Но из-за моего состояния здоровья, не думаю что я буду способна на оперативную работу в ближайшее время. Так что придётся отложить спасение Эйнара.
   - Не придётся. Я вполне способен провести спасательную операцию в одиночку.
   - Но.... - хмурюсь.
   - Не доверяешь мне жизнь своего брата?
   - Доверяю, ты знаешь, но я не хочу, чтобы ты действовал без подстраховки.
   - Ты бы всё равно мало чем могла бы мне помочь, - взмахом руки обрывает мои возражения. - Я не хочу чтобы ты светилась лишний раз. Представь себе, из лабораторий МИЦА пропадает боевой маг, а его сестра в это время как раз находиться в городе. А с учетом того, что при спасении ты еще и наследишь магией арэнаи, сомнения, кто стоял за кражей, не останется ни у кого.
   - Ну и пусть! - я взрываюсь. - Буду я еще бояться всяких преступников, незаконно удерживающих в плену граждан другой страны. Путь они бояться, что их делишки раскроются!
   - Мы не знаем всей ситуации, а в открытую выступать против влиятельной и могущественной МИЦА нам не с руки. Вполне возможно, что крайней окажешься именно ты и твой брат. И я не хочу, чтобы Орани считал, что ты причастна к взлому его лабораторий. Пусть уж он лучше думает, что это некромаги решили вмешаться в его дела....
   - Что ты имеешь ввиду?
   - Ты же знаешь, все следы использования магии стереть невозможно. Как думаешь, о чём подумает Асет Орани, когда узнает, что его лаборатории обокрали с использованием некромагии? Или точнее, на кого он подумает?
   - Хочешь одним ударом узнать тайны сигила и подставить некромагов?
   А ведь действительно -- распознать, кто именно использовал чары, достаточно сложно, но вот узнать, к какому направлению относился маг по следам волшбы достаточно легко, и Асет Орани не преминет это сделать. И конечно же, узнав о использовании некромагии, подумает на гармцев.
   - И отвести подозрение от тебя. Ты же в это время будешь находиться на виду у всех, и останешься в белом. А на полоумную леди Дезире Фанфорт и вовсе никто не подумает. Так что всё остается в силе. Сегодня ты любезно принимаешь приглашение главы МИЦА, сообщаешь мне о планировке здания, и не пройдёт и три дня, как твой брат будет на свободе. Тем более что убежище, насколько я поняла, ты уже нашла.
   - Да, в доме Гиваргиса. Недалеко как от МИЦА, так и от дворца, никаких слуг, плёвые замки, нелюбопытные соседи.
   - Да и хозяин вне подозрения, - кивает некромаг довольно. - Но будем надеяться, что оно не понадобиться.
   - Мой брат.... Ты думаешь, Орани мог причинить ему сильный вред? - голос хрипит, предавая меня.
  -- Необязательно, но.... Орани любит разные эксперименты, как и ты, вот только его подопытные редко выживают.
   Не хочу об этом думать. Потому что если я буду представлять как Орани мучает Эйнара, боюсь я не смогу скрыть свою ярость.
   - Послушай, - переводит разговор Анхельм, - а как ты будешь объясняться со своим дедом по поводу своей помолвки?
   - Никак. Я ему говорить не собираюсь, и тебе не советую, если не хочешь, чтобы я вызвала тебя на дуэль, - шутливо щелкаю мага по носу. Тот морщиться, но терпит. - И вообще, она фиктивная.
   - Ну, вы же подтвердили её перед Императором, а он не тот человек, который позволит вводить себя в заблуждение. Вы здорово подставились -- и если на судьбу этого алисканца мне наплевать, то вот за твою жизнь я отвечаю.
   - И перед кем же? Перед Нортоном?
   - Есть люди и пострашнее Канцлера, - хмыкает маг. - Твой дед например.
   - Ох, я никогда не отделаюсь от клейма бережно охраняемой наследницы рода Эйнхери, - жалуюсь я. - И как только меня вообще взяли на это задание, да к тому же в чужую страну?
   - А как иначе боевому магу доказать, что он чего-то стоит? Или ты думаешь, что твой дед лишит тебя шанса испробовать свои силы на практике?
   - Нет,нет, ты прав -- он как раз из тех старых орлов, что отправляют своих птенцов в первый полёт щедрым пинком под зад, - ох, что-то я совсем размякла, вспомнив родню. - Время заклятия заканчивается.
   - Веди себя хорошо, ладно, и не слишком любопытничай. Асет Орани опытный интриган, и не тебе с ним тягаться в словесных баталиях.
   - Конечно. Я буду как мышка -- тихой и незаметной.
   - Только не перегибай палку. Твои наивные глазки могут обмануть только такого простачка как Джудо.
   - Он не... - в воздухе раздаётся легкий звон, а значит заклинание прекратило своё действие. - Благодарю вас за ваши наставления, леди Фанфорт. Пожалуй, я последую вашим советам и немедленно навещу Княгиню Элоизу.
   Упражняясь с Элоизой в Древней Речи, я смогла наконец отвлечься от тревог. Уж не знаю, что произошло, то ли я стала терпеливее, то ли Элоиза наконец повзрослела, но теперь её общество доставляло мне удовольствие. Если бы не её любовь к сплетням, и вовсе было хорошо:
   - Агнесса, а ты его сильно любишь?
   - Кого? - изображаю дурочку.
   - Лорда Джудо конечно. Говорят, вы обручились в тайне от всех.
   Я картинно закатываю глаза.
   - Что, и ты уже знаешь? И дня не прошло....
   - Ну скажи, сильно любишь?
   - Не сильно, только на три четверти, - пытаюсь отшутиться, но ребёнок же шуток не понимает:
   - Это как?
   - Никак. Не отвлекайся, и повтори еще раз -- что нужно сказать, чтобы заставить хищную собаку отступить и признать в тебе хозяику?
   Не думаю, что я смогу научить принцессу всему, на это понадобиться не один и не два года, поэтому хочется вбить в её прекрасную головку как можно больше практической информации. Принцесс конечно охраняют, да только кто знает, как судьба может повернуться?
   Увлёкшись уроком, забываю о времени, и когда гляжу на часы, еле удерживаюсь от ругани. Через десять минут мне нужно быть в МИЦА, а я всё еще во дворце. Наскоро попрощавшись с принцессой, пулей вылетаю из оранжереи, где мы сидели, и несусь к главным воротам, забыв о недавних травмах. За что и поплатилась -- у самых ворот меня настигает жестокий приступ удушья, и сердце бьется слишком рано, болью отдаваясь в груди. Пытаясь унять сердечную дробь, слишком поздно замечаю подошедшего слугу, одетого в цвета МИЦА -- тёмно-серые штаны и камзол, и красную, с ржавым оттенком, рубашку.
   - Айри Эйнхери? - уточняет он.
   - Да, это я.
   - Айрин Орани прислал за вами карету. Или вы хотите пройтись пешком, айри?
   - Э-э-э, нет. Карета отлично подойдёт.
   Всё таки в старомодности тысячелетних магов есть свой шарм -- даже задумав тебя обмануть или убить, они все равно будут относиться к тебе как к леди. Не то чтобы я любила когда мне целуют ручки и носят на руках, но вот карета меня приятно обрадовала. Наконец-то есть возможность отдышаться и прийти в себя, расслабившись на удобном сиденье. Достаю из сумочки (которая, как и у любого запасливого чародея, размерами скорее напоминает чемодан) небольшой флакончик и делаю из него пару глотков. Боль в сердце тут же трусливо отступает, да и голова перестаёт кружиться. Всё таки надо будет сказать Гиваргису спасибо, может, маг он и никудышный, но вот эликсиры у него получаются весьма эффективными!
   Мы прибываем с опозданием в минут десять, но радушный хозяин даже и не думает на меня сердиться:
   - Агнесса, я очень рад, что ты всё же приняла моё приглашение, - расплывается Орани в улыбке.
   - Как же иначе? - любезно улыбаюсь я в ответ. - Я, как и любой арэнаи, слишком любопытна, чтобы отказаться от возможности посмотреть на ваши лаборатории.
   - Да, Эйнар мне говорил что-то подобное о боевых магов.
   И ему хватает наглости говорить о моем брате? Ну что же, поддержим игру.
   - Он так и не наберётся смелости встретиться со своей младшей сестрёнкой? - подпустив в голос грусти, спрашиваю я.
   - Эйнар очень упрямый молодой человек, ты же знаешь, - пожимает плечами - Он -говорил, что у вас достаточно напряженные отношения.
   Орани много знает, неужто Эйнар ему открылся? Или может он.... Нет, не хочу думать.
   - Да. Мы никогда не были дружны, наверное из-за разницы в возрасте и противоположных характеров.
   - И действительно - почти мурлыкает маг, ведя меня по безликим коридорам вглубь крыла МИЦА. - Ты мало похожа на брата. Эйнар вспыльчив и иррационален, впрочем, как и большинство арэнаи, а вот ты.... кажешься слишком сдержанной и спокойной для боевого мага.
   - Наверное, - пожимаю плечами.
   - Но ведь это не единственное, что делает тебя исключительной, не так ли? - голос у Асета мягкий, дружелюбный. Голос человека, которому хочется довериться. - Я слышал, что твоё Изменение тоже необычно для арэнаи?
   - Не в лучшую сторону, - я напряженно улыбаюсь. - Хотелось бы увидеть?
   - Если не возражаешь. Это было бы чудесно, айри.
   - К сожалению, сейчас моё здоровье слишком подорвано, и я не могу рисковать, используя трансформацию. Так что может быть когда-нибудь потом, айрин Орани.
   - Помниться, в ночь бала ты не была столь почтительно-вежлива ко мне. Пожалуйста, называй меня просто Асетом. Когда столь юные девушки говорят мне "вы", я чувствую себя совсем старым.
   - Конечно.... Асет.
   - Ну вот мы и пришли.
   Мы прошли мимо служебных помещений, где сидят канцелярские служащие и дошли, видимо, до самих лабораторий. Если до этого все двери, через которые нам приходилось проходить, мало отличались от тех, что можно встретить в любом казенном учреждении, то пожалуй этой двери было место в самом надёжном банке или тюрьме для отпеты уголовников. И дело было даже не в том, что на неё пошла самая лучшая сталь, а скорее в уровне сложности замков, как магической, так и технической. Анхельму придётся попотеть, вскрывая эти двери. Кроме того, хоть я и не могла почувствовать этого, не прибегая к магии, я была уверена, что вход тщательно охраняется и с помощью чар.
   - Похвальная предосторожность, - пробормотала я. - Это защита того, что внутри, или от того, что внутри?
   - Почему это не может быть и тем и другим одновременно? - лукаво произнёс Орани. - То, что скрывается за этими дверями, требует особого к себе отношения.
   Стерильность и безликость. Вот как можно охарактеризовать то, что я увидела, пройдя за Орани.
   Я шла мимо удивительных произведений магического искусства, и не уставала восторгаться. Здесь были такие артефакты, которые я считала давно уже исчезнувшими. Орани заметил мой восторг и не преминул похвастаться:
   - Эти артефакты я собирал со всего света, и за многими мне пришлось отправляться самому в самые отдаленные уголки Ойкумены, и даже за пределы её.
   - Так вы коллекционер?
   - О, не говорите это мерзкое слово! - театрально взмахнул руками сигил. - Я не тупой коллекционер, жалкий в своём тщеславии и желании выделиться, я не ставлю свои артефакты на полки, чтобы любоваться ими - я их изучаю. Многое из того, что вы видите -- уникально, и существует в единственном экземпляре. Кроме того, искусство создания магических вещей такого уровня, как те что перед вами, к сожалению утрачено, и я трачу много усилий и времени, чтобы восстановить хоть что-то. Современной техномагии никогда не подняться до этих высот.
   - Я полагаю, некромаги многое бы отдали, чтобы получить возможность побывать здесь, - предположила я.
   Орани с презрением усмехнулся:
   - О да! Но то мастерство, что запрятано в этих артефактах, не для этих труповодов. Тут магия посложнее, да и поинтереснее, чем та, которой владеют некромаги.
   - И чем же она интереснее?
   - Смотрите сами.
   Мы прошли в небольшую комнатку, которую я пожалуй бы даже не заметила, если бы не Асет. В отличии от той залы, где мы были, здесь артефакты не лежали на самом виду - комната была заставлена многочисленными ящиками и клетями самых разных размеров. Разобрать в темноте что-то еще было сложно, а свет почти не проникал из полуоткрытых дверей.
   - В этой комнате собраны артефакты с совершенно особыми свойствами, но всех их объединяет одна прелюбопытная черта, - почему-то шепотом сказал Орани.
   - Какая? - тоже шепотом спросила я, включаясь в игру, придуманную сигилом.
   Маг щелчком зажег свет и громко, так что я от неожиданности вздрогнула, пропел:
   - Пробуждайтесь, милые мои, к нам гости!
   В тот момент, когда мертвенно-белый свет озарил комнату, вокруг нас всё пришло в движение, коробки начали дрожать, клетки подпрыгивать, а уши заложило от какофонии звуков. Магический фон вокруг казалось сошел с ума, и у меня возникло ощущение, что в комнате толпиться как минимум несколько десятков людей.
   - Что это?! - я попыталась перекричать шум.
   - Живые артефакты - предметы, обладающие живой душой, - прокричал в ответ маг, а затем, видимо устав от гама, приказал на Истинной Речи: - Ti arro, mede!
   Артефакты послушно стихли, а я наконец смогла перевести дух.
   - Не надейтесь, это не надолго. Через некоторое время опять разойдутся, и будет еще хуже, - рассмеялся маг, увидев моё ошеломлённое лицо. - Поэтому я их держу в этой комнатушке -- слишком много от них шума.
   - Я не ослышалась? Вы сказали что эти артефакты имеют души? Но как это возможно?!
   - Вполне, хотя такое случается слишком редко -- слишком сложно живую душу, особенно человеческую, поместить в сосуд, её не предназначенный.
   - Значит, не все души, что скрыты в этих артефактах, принадлежали людям? - задумчиво спросила я.
   - Нет, большинство душ, энергетических субстанций, это души животных, а то и вовсе энергия элементалей. Так гораздо легче - поместить человеческую душу в зачарованный предмет возможно только при добровольном согласии человека, а на это мало кто пойдёт. Да и связываться с такими артефактами не каждый станет - с артефактами, обладающих волей и сознанием, очень сложно.
   - Почему же? Сложно подчинить? - излишне резко спросила я.
   - Подчинить не сложно, особенно если воля владельца сильнее воли артефакта, - серьезно ответил Орани. - Просто подобные артефакты ненадёжны -- слишком часто ломаются и становятся бесполезными. Ведь душа, находясь в предмете, на многие сотни лет заключена в самую надёжную тюрьму, которая только возможна -- в материю, которая никогда не знала жизни. Мало кто выдерживает подобное существование, да еще и на протяжении десятилетий-- души просто сходят с ума. А сумасшедший артефакт -- тот еще подарочек для его хозяина. Хотите кстати взглянуть на один из них?
   - Не уверена, - пробормотала я, зябко обхватив себя руками. Всё, что рассказывал мне маг хаоса казалось мне не только невозможным, но и слишком пугающим. Как будто ожили все детские страшилки, о которых мне рассказывали в детстве, и о которых я благополучно забыла. Но Орани не слушал меня, вскрывая один из ящиков:
   - Посмотрите! Не бойтесь, она не опасна.
   На ладонях Асета лежала старинная маска, похожая на те, что носили при тайранском дворе, но закрывавшая всё лицо, не считая прорезей для глаз. Маска изображала красивое женское лицо, с тонкими изящными чертами, казавшимися слишком экзотичными для нашего времени.
   - Она совершенна -- прошептала я, и как будто бы услышав мои слова, маска ожила, а застывшие черты лица зашевелились -- полные губы попытались улыбнуться, отчего по маске поползли предательские трещины, а взгляд пустых глазниц впился мне в лицо. Я отшатнулась.
   - Что это? - с отвращением спросила я.
   - Артефакт, позволяющий превратиться в красавицу, которая может очаровать любого мужчину. Но вот только та, кто решит её одеть, сильно рискует -- душа, заключенная в ней, когда-то принадлежала не очень то привлекательной девице, и мстит тем, до кого может добраться, лишая их молодости и красоты.
   - Ужасно. Но ведь люди наверное знали, на что шли.
   - Не так ужасно как-то, что она сделала со своей последней хозяйкой -- та стала носить маску, чтобы завладеть сердцем мужчины, не обращавшего на неё внимание. В конце концов она потеряла свою сущность, став приложением к этой маске -- столь же пустой, и столь же несчастной куклой, но исполнила свою мечту.
   - Завладела сердцем того мужчины?
   - А также печенью, почками и прочим ливером. Она его съела, заживо.
   Я подавила в себе желание отшатнуться:
   - Ты не боишься держать это в руках?
   - Маска опасна только для представительниц прекрасного пола, и чтобы активизировать магию артефакта, нужно надеть маску. Хочешь ознакомиться поближе?
   - Обойдусь, - пробурчала я, всё таки делая шаг назад.
   - Как хочешь, - глаза мага, внимательно следившего за моей реакцией, смеялись, но от этого холодного блеска становилось еще более неуютней. - Ну раз тебе не по душе живые артефакты, давай глянем на другие диковинки.
   Я наверное не увидела и десятой части того, что храниться и исследоваться в МИЦА, но и того, что мне показали, хватило на то, чтобы поразить мое воображение: перья, вызывающие смерч; кубок, выточенный из человеческого черепа, дарующий своему хозяину неуязвимость; легендарная неразменная монетка, всегда возвращающаяся к хозяину... Некоторые артефакты были забавны, некоторые опасны и вредны, но практически все они были созданы на грани возможного и без какого либо участия техномагии.
   - Впечатляет, - наконец сказала я. - Но разве вы работаете только с артефактами?
   - Нет, - веки мага медленно сомкнулись, скрывая взгляд. - Мы проводим опыты и над живыми существами. Но захочешь ли ты смотреть на это?
   - Подозреваешь меня в трусости?
   - Нет, конечно нет. Но то, что кажется нормальным для ученого, для человека, пусть даже и привыкшего к смертям и разрушениям, может показаться противоестественным и отвратительным.
   - В какой-то степени вся человеческая жизнь противоестественна и отвратительна, так чего же закрывать на это глаза?
   - Хорошо, Агнесса, следуй за мной.
   Мы вышли из зала с артефактами, но через другую дверь, охраняемую двумя стражниками. Дверь выходила на лестницу, круто спускающуюся вниз. Хм, если Орани держит Эйнара внизу, то вытащить его оттуда будет затруднительно -- лестницу слишком легко блокировать сверху, и тогда Анхельм окажется в западне.
   Чем ближе мы приближались к подвалу, тем больше меня охватывало странное чувство нереальности происходящего. У меня заныло в висках, а по коже как будто скользнул холодный ветерок -- в воздухе было разлита сильная, чужеродная мне волшба, да и воздух был тоже каким-то не таким, слишком неподвижным и как будто бы мёртвым, пахнущим лекарствами и химическими веществами. Мы спустились вниз, и оказались в еще одном коридоре, широком и пустом. Никого нет, видимо Орани их уже распустил по домам, или приказал не мелькать перед гостьей.
   - Ну вот, мы и добрались до святая святых -- моих любимых лабораторий, - в голосе мага мне почудились нотки волнения, как будто для него и правда было важно произвести на меня впечатление. - Показать многое не могу -- как вы понимаете, государственная безопасность, но могу продемонстрировать вам проект, над которым мы работали с Эйнаром. Сейчас исследование зашло в тупик, но надеюсь, благодаря свежему взгляду и оригинальному уму ты сможешь найти и исправить неточности, которые я упустил. Ведь вы обязательно захотите поучаствовать в эксперименте, когда увидите, чего мы уже достигли, я уверен.
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"