Булгари Шайда: другие произведения.

Взрослые люди, глава 22

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    25.08. 10. Добавила еще немного, но глава не дописана, искать со слов " Я поняла, что Асет Орани может просто не выпустить меня из своих лабораторий". Следите за обновлением =) И... ну комментируйте, что ли. А то я даже не знаю, нравиться вам или нет.


  
  

Глава 22.

  
  
   Все маги по натуре своей натуры свободолюбивые, независимые, и что еще хуже, упрямые. Заставить мага подчиняться общим правилам, наложить на него ограничения, сковать его рамками морали можно.... Но на не очень долгий срок, и с очень плохими для себя последствиями. И если общественным законам маги хоть и со скрипом, но подчиняются, в душе своей презирая само общество и смертных, то попытки навязать ограничения со стороны своих собратьев воспринимаются гораздо более жестко и агрессивно. Все попытки создания организаций наподобие Суда Магов, Магической Канцелярии, Хранителей Кодекса Магов, регулирующих деятельность чародеев, заканчивались оглушительным крахом. Так что никаких магических законов, обязательных для исполнения, просто напросто не существует -- смысл создавать закон, если тех, кто будет следить за его исполнением, не существует? Поэтому маги Ойкумены, в теории, могут делать всё, на что хватит их воображение: создавать чудовищ, устраивать глобальные катаклизмы, заниматься геноцидом и нарушать все мыслимые и немыслимые законы природы...
   Это в теории. А на практике слишком зарвавшиеся маги, посчитавшие себя "Тёмными Властелинами", чаще всего умирают молодыми и о-о-чень удивлёнными тем, что кто-то посмел покуситься на их жизнь. Потому что законов ведь нет не только для подобного придурка, но и для всех других магов, так что-ничто не мешает им собраться вместе, и устроить маленький самосуд. И даже повелитель тех земель, где этот самосуд произошел, только вздохнёт с облегчением и закроет на убийство глаза. Ведь как известно, лезть во внутри-магические дела только себе дороже.
   Маг поумнее и постарше, занимаясь не очень красивыми делишками, постарается сделать так, чтобы его опасные эксперименты не затрагивали других чародеев, и не портили им жизнь. Но и тут есть свои сложности. Можно спрятаться в самой высокой башне, нацепить на себя сильнейшие защитные амулеты, окружить себя охранниками -- и в итоге быть убитым в собственной же спальне от рук слуги, недовольного тем, что ты использовал для своих научных опытов его же родную тётушку... Или же сгореть, запертым в собственной башне только потому, что крестьянам видите ли не нравиться, что около их деревни расплодились кровожадные чудовища, не брезгающие человеческим мясом. Н у не хотят глупые смерды страдать ради науки, счастья своего не знают.
   Поэтому умный и осторожный чародей, занимающийся опасной магией, постарается поселиться подальше от человеческих поселений и не распространяться о своих опытах. Был один такой салдорский некромаг Хельмин, живший полторы тысячи лет тому назад, решившийся создать на основе людей новую расу. В какой-то степени я его понимаю -- ну как, начитавшийся в детстве сказок, а в юности легенд и приключенческих книжек, не помечтать немного о том, чтобы в Ойкумене, помимо людей, не существовали прекрасные эльфы, мудрые драконы и трудолюбивые гномы? Да хотя бы орки какие нибудь завалящиеся! Но то ли Эфру слишком ленив, то ли посчитал, что человечество ни с кем другим ужиться не сможет, но мир наш видовым разнообразием разумных не отличается -- люди да всякая потусторонняя пакость, редко интеллектом превышающая семилетнего ребёнка
   Да и люди... Ну что это такое?! Две руки, две ноги, голова и в противовес голове попа ... Ни когтей, ни зубов нормальных, ни уж тем более крыльев в конструкции не предусмотрено. Нелепость какая-то нежизнеспособная, выживающая только благодаря своим стадным инстинктам. Так что вполне могут понять этого некромага, решившего на создание на основе человека гораздо более совершенного существа -- прекрасного, сильного, практически не имеющего физиологических потребностей, и могущего выжить в любых условиях. Вот только видимо мы читали с некромагом слишком разные сказки, да и мечтали о разном -- слишком уж странным, если не сказать страшным получилось творение мага: обладающее свободной волей и разумом, как человек, но не умеющее сострадать и не способное любить. Идеальное оружие, почти не требующее затрат -- чтобы поддержать жизнь моройи, как назвал маг созданное им существо, нужна была самая малость -- немножко крови животных, вот и всё. Хельмин не собирался завоевывать мир, он просто хотел заработать денег и получить признание и славу, и мир оценил его талант в полной мере. Через несколько лет морой уже существовало несколько сотен -- люди сами шли на изменение собственной сущности, спасаясь ли от смертельной болезни или желая обрести большую силу, и платя некромагу большие деньги за возможность стать мороей. Особенно много было среди них воинов -- ведь морой с удовольствием брали в армии любое государство. У морой стало рождаться потомство.... И через сотню другую лет в мире стал существовать новый народ.
   Эта история кончилась очень плохо -- то ли некромаг что-то недосмотрел, и где-то ошибся при создании морой, то ли рожденные моройи просто продолжили трансформацию своих способностей и тел.... Но морой стали проклятием Ойкумены, превратившись в чудовищ и начав убивать людей ради развлечения и ради крови. Морой в конце концов смогли уничтожить, ценой многих тысячей жизней, среди которых были и маги. Сражался против своих созданий и Хельмин, лучше всех знавший их уязвимые места. И только поэтому ему сохранили жизнь -- по крайней мере до окончания войны. Что стало с ним потом, не знаю. Кто-то говорит, что его убили, кто-то считает, что он покончил собой -- в любом случае, он унёс тайну создания морой с собой, вот только детишек до сих пор пугают тем, что за ними придёт страшный чёрный маг Хельмин и скормит их моройам...
   Но таких случаев не так уж и много. Может великий Эфру , а может и сам мир, сопротивляясь разрушающей его магии, ставит нахала на место, показывая, что и у магии есть свои ограничения. К примеру, насильно лишить человека воли, превратив его в раба, невозможно, и подобные попытки всегда заканчивались неудачей. Правда, гармские некромаги нашли обход и этому -- их слуги сами с радостью расстаются со своей волей и душей, воспитанные с детства в покорности и не знающие другой жизни. Но всё это -- добровольно.
   Многие пытались, но так и не смогли создать перевертыша -- человека, умеющего превращаться по своей воле или по чужой воле в другое существо, а затем возвращаться в первоначальный облик. Не возможно -- и всё, подобные существа просто-напросто нежизнеспособны. А ведь каким подарком был бы этот талант для всех армий и разведок мира: шпионы, способный превращаться в мышей, и проникать в в самые тайные укрытия; войны, превращающиеся в волков и медведей; маги, превращающиеся в птиц, и покрывающие сотни лиг за несколько дней. Но всё это несбыточная мечта.
   Поэтому к исследованиям Орани я относилась с недоверием и лёгкой опаской. Вряд ли конечно он смог придумать что-то действительно опасное, тем более если его эксперименты касались живых существ, но что я знала о сигилах и их возможностях?
   В комнате, куда он меня провёл, было тепло, сухо, и совсем не мрачно. Страхи мои почти окончательно увяли, когда я увидела, на ком же ставит свои эксперименты маг -- я конечно, понимала, что всего он мне показывать не будет, но моё воображение всё равно настойчиво подсовывало мне картинки заморенных детей и искалеченных рабов с ужасающими язвами и наростами на теле. Реальность оказалась чуть скромнее - в качестве подопытных маг использовал обычных животных. Я подошла к стоящей ближе всего клетке и постучала по клетке кончиком пальца -- возившаяся в опилках серая крыса бросила все свои дела, и с настороженностью кинула на меня взгляд черных бусинок глаз. Обычная такая крыса, таких на улице с десяток бегает, разве что не столь отожравшихся. В соседних клетках, располагавшихся друг от друга достаточно далеко, обреталась и другая фауна: вислоухий, чем-то опечаленный кролик; парочка жирных морских свинок; несколько диковинных для наших земель обезьян, сейчас с любопытством за нами наблюдавших. В дальней, самом тёмной части комнаты стояла большая клетка, почти полностью скрытая ширмой, но едва слышный шорох говорил о том, что и она не пустует. Я не стала скрывать своё любопытство, и заглянула за ширму -- в клетке, забившись в самый дальний угол и угрожающе оскалив зубы, сидел волк. Совсем молодой, по человеческим меркам совсем подросток, он старался всеми силами своей животной души не показывать свой страх, и лишь прижатые к черепу уши и нервно бьющийся хвост выдавали его ужас.
   - Не подходи близко, он не очень любит людей, - сказал стоящий за моей спиной маг хаоса.
   - Что вы с ним делали, что он так боится?
   - Ничего такого, но вы знаете как животные плохо реагируют на магию. А в нас он чувствует магов, а значит и врагов.
   - Значит, есть причина, - сказала я, вспоминая своего кота. Тот конечно, магов тоже не любил, кроме меня и деда, но вместо страха он просто игнорировал, или презрительно шипел в их сторону. - Для чего он здесь?
   - Мы исследовали его ментальные и витальные структуры, нам очень интересно было узнать, чем отличается сознание животного и человека, и чем похоже. Это только смертные ученые считают, что главное отличие между человеком и зверем -- это наличие разума у людей и размер мозга, хотя любой маг знает, что не это делает человека человеком.
   Я согласно кивнула.
   - Конечно нет. Но ведь менталисты и маги жизни уже давно разобрались в этом -- у высших животных, обладающих зачатками разума, витальные линии, пронзающие тело , по-другому соединяются друг с другом, чем у человека, и более зависят от тех участков мозга, что отвечают за инстинкты.
   - По-другому, да, но не проще, чем у человека.
   - Ты хочешь создать разумное животное? - со скепсисом спросила я. - Многие пробовали...
   - И лишь зря потратили время. Животных можно натаскать и выдрессировать, но не сделать его подобным человеку невозможно. Но меня интересует скорее не различие, а схожесть витальных структур человека и животного. Потому что мы достигли некоторые успехи с нашими подопытными, но не уверены, что достигнем их с человеком, - а может, пытались, но не получилось, а сигил? Я постаралась подавить свою ярость, и изобразила внимание на лице. - Кстати, именно в этом эксперименте мне помог Эйнар.
   - И чем же?
   - Сначала я покажу тебе кое-что, - он подошел к клетке с крысой, и я послушно пошла за ним. - А теперь постарайся смотреть на него магическим зрением и обычным зрением одновременно и наблюдай, что я буду делать.
   Магическое зрение не требовало затраты магии, но одновременно наблюдать внешнюю и внутреннюю реальность, то есть реальность на уровне существования не материальных объектов, а энергии, было не очень удобно, но я послушно перестроила зрение. Ну и? Крыса как крыса, как телом, так и сущностью...
   - А теперь смотри.... - Асет провёл над клеткой руками, из из его ладоней в сторону крысы брызнули струи белой, светящейся энергии, пронзившие её маленькое тельце и обвившие витальные струны сущности. Он едва слышно прошептал: - te vitte аrrllivi.
   Крыса дёрнулась и отчаянно запищала, тельце её отчаянно билось в судорогах. Магическим зрением было видно, как перестраиваются струны её сущности, превращая её... в совершенно другое существо! Я вернулась на плоскость внешней реальности и не выдержав, вцепилась в руку Асета. Обычная серая крыса на моих глазах превратилась в странное животное в два раза крупнее и с жесткой чешуей вместо шерсти, повадками напоминавшее больше хищника, чем грызуна.
   - Что это?! - с ужасом спросила я.
   - Не знаю, - легкомысленно пожал плечами. - Они всё время превращаются во что-нибудь новенькое Ты внимательно следила за изменением витальных струн? Не заметила ничего странного?
   - Да всё было странно! Она же превратилась в другое существо! Хотя ментальное поле почти не изменилось, и я полагаю, что если бы крыса могла бы себя осознавать, она бы до сих пор считала себя именно крысой, а не... этим.
   - Так тебе это ничего не напомнило? - столь же коварно продолжал расспрашивать меня маг.
   Я хотела отрицательно покачать головой, но тут наконец до меня дошло.
   - Изменение. Это похоже на боевую трансформацию, только более полную. Если арэнаи лишь частично видоизменяют свои тела, перестраивая свои витальные струны, то ты изменил крысу полностью, превратив её в другое существо. Ты же...
   - ...создал перевёртыша, да, - самодовольны ухмыльнулся маг. - Много кто пытался, но все были обречены на поражение. А всего лишь надо было обратить внимание на арэнаи и их чудесную способность к трансформации.
   - Но арэнаи не способны превращаться в других существ! Во время Изменения мы остаёмся самими собой.
   Я вспомнила, что еще держусь за руку сигила, и осторожно вытащила руку, еле удержавшись от желания брезгливо вытереть её.
   - Механизм превращения тот же самый, просто у боевых магов есть нечто вроде предохранителя, защищающее витальные струны от сильного сдвига Но даже сняв его, мы сталкиваемся с тем, что сознание человека просто не знает, какую форму тела ему надо придать, чтобы получилось конкретное существо. Поэтому нам и нужен волк - его сущность и расположение витальных струн особенно удобны для образца полной трансформации, и что еще важно - наиболее схожи с витальными струнами и сущностью арэнаи. Хотя конечно подойдёт любое достаточно крупное животное, но волк -- наиболее удобная форма для превращения.
   - Ты полагаешь, что каждый боевой маг потенциально перевертыш?
   - Любой человек может стать перевёртышем, надо только знать, как сместить его витальные струны. Но только обычный человек, или даже маг, не выдержит такого превращения и сойдёт с ума, так и не сумев вернуться в первоначальную форму - недаром же сказки и легенды рассказывают нам об оборотнях, потерявших разум и нападающих на скот и людей. А вот боевые маги обладают уникальной способностью меняться, сохраняя рассудок. Полагаю, что предками арэнаи как раз и были маги-перевертыши, отказавшиеся или утратившие свою способность к полной трансформации.
   Асет еще раз полюбовался на получившееся существо и щелчком пальцев испепелил его. Поймав мой взгляд, объяснил:
   - Это создание бесполезно, мы не можем обернуть превращение животного вспять.
   И мне впервые за этот вечер мне стало по настоящему страшно. Я поняла, что Асет Орани может просто не выпустить меня из своих лабораторий. Понадеялась на его предусмотрительность и рациональность -- то, что я сегодня собиралась в МИЦА, не было секретом ни для кого, а значит случись со мной что-нибудь - и подозрение в первую очередь падёт на Асета Орани. Только забыла о том, насколько шаткий у меня статус -- все, кто по-настоящему могут мне помочь, слишком далеко, Анхельм и Салман сами ходят на острие ножа, за мной охотиться некромаг, а я не далее как сегодня утром испортила отношение с членом императорской семьи. Император Тайрани не будет ради одной дерзкой, слишком многим мешавшей девчонки портить дипломатические отношения, а моя Семья.... Нет, я была уверена насчёт моего деда -- он меня не бросит, как и я не хочу бросать Эйнара. Вот только может быть поздно, очень поздно, ведь никто кроме меня и Анхельма не знает, как опасен и безумен Асет Орани. Он слишком много мне рассказал, чтобы я могла надеяться на то, что он меня отпустит просто так.
   В голове моей проносились панические мысли, но на лице отражалась лишь легкая заинтересованность происходящим:
   - Ты ведь говоришь о способности арэнаи к Превращению совсем не в теории? Значит, Эйнар... полностью трансформировался, меняя обличье?
   - Да, у нас действительно получилось -- Превращение возможно, пусть даже- только для боевых магов, - торжествующе кивнул сигил.
   - Но ты говорил так, что твои исследования не окончены, были неточности. Что-то пошло не так?
   - Да, - лицо мага несколько скривилось. - Имелись побочные последствия для Эйнара. При возвращении в базовую форму что-то пошло не так, и теперь он постоянно находиться в неравновесном состоянии, на грани трансформации. Есть некоторые проблемы и... с эмоциональной сферой.
   - Я хочу видеть своего брата, - отбросила я все предосторожности.
   - Конечно вы его увидите, - участливо положил руку на плечо и слегка сжал. - Но не сейчас. Он никого не желает рядом с собой видеть, тем более вас -- не хочет показывать свою слабость. Но позже, когда вы присоединитесь к моему небольшому исследованию, если конечно захотите, вы непременно его увидите.
   - Возможно, - я перевела напряженный взгляд на руку, лежавшую на моём плече, и он, слегка помедлив, убрал её. - Вот только я не уверена в безопасности вашего эксперимента. Не хочется, знаете ли, повторить судьбу Хельмина.
   - Хелмин, - глаза мага яростно вспыхнули, - когда создавал своих морой, был еще мальчишкой, талантливым, но слишком беспечным. Да и позже он ничему не научился, не извлёк никакого урока из своего поражения.
   - Вы говорите так, как будто знали его лично.
   - Да, я познакомился с ним уже после его провала с моройами. Жалкое зрелище, - презрительно скривил губы Орани.
   Вот как, значит, Асет Орани еще старше, чем я думала, а значит, наши силы не просто не равны, а даже близко не стояли . Мне не выстоять против него в магическом сражении, даже если я была полна сил и мне была бы доступна боевая трансформация. Видимо, на моём лице всё же промелькнула тень страха, потому что Орани наконец отпустил мою руку и сделал шаг назад, освобождая моё личное пространство.
   - Ты... боишься меня? - наклонив голову, с любопытством спросил маг. - Разве я могу причинить вред той, что спасла мне жизнь?
   Ну хватит уже мне напоминать о моей ошибке!
   - Нет, - я попыталась изобразить улыбку на бледном лице. - Просто мне стало плохо. Мне надо выйти. Вы не могли бы...?
   Видимо, мой вид и правда оставлял желать лучшего, потому что линия его губ смягчилась и он кивнул мне:
   - Конечно, я вас провожу. Следуйте за мной.
   Оказавшись в ванной комнате, я включила и первые несколько секунд просто держала руки под водой, пытаясь сбросить напряжение, затем побрызгала холодной водой на лицо и оглянувшись на дверь, за которой стоял Асет Орани, убедилась, что он за мной не следит. Не выключая воду, бегущую из крана, я достала из кармана небольшую коробочку размером в несколько дюймов, и смочив одну из его сторон, прикрепила к обратной стороне раковины. Отлично! Сейчас "жучок", как назвал это устройство Анхельм, вручая мне его перед поездкой в МИЦА, де активирован, и его возможно найти, но когда это будет необходимо, он включиться, и проведёт Анхельма прямо в самое логово мага хаоса. Я удовлетворёно улыбнулась, и выключив воду, вернула лицу выражение усталости. Впрочем, это было не так уж сложно -- я действительно чувствовала себя с каждой минутой всё хуже и хуже.
   - Наверное, мне лучше стоит вернуться. На тренировке мой напарник не рассчитал удар, и теперь приходиться бороться с последствиями травмы головы. Голова раскалывается жутко.
   - Тебе помочь? Я немного разбираюсь в целительстве, - попытался изобразить сочувствие сигил.
   - У меня есть лекарства, во дворце.
   - Хорошо, тогда тебе действительно стоит вернуться к себе, но я надеюсь, что мы сможем продолжить наш разговор позже, - произнёс маг, и я подавила вздох облегчения. Может, всё таки мне удастся убраться отсюда при всех своих. - Но перед этим мне бы хотелось сделать тебе небольшой подарок, в честь нашего будущего сотрудничества.
   - Но я пока не дала никакого согласия... - запротестовала я, но маг остановил мои слова повелительным взмахом руки:
   - В любом случае, мне бы хотелось сделать тебе приятное.
   Мы поднялись наверх и вернулись к комнатам с артефактами. Орани подошел к высокому стеллажу, достал с верхней полки ларец и протянул мне.
   - Загляни внутрь. Я уверен, тебе понравиться то, что ты там увидишь, - искушающим голосом змея произнёс Асет Орани, а я подавила в себе желание нервно захихикать. Странные у меня какие-то ассоциации лезут, глядя на этого мага.
   С опаской я взяла из рук Орани искуссно вырезанную коробочку , и аккуратно поставив на стол, открыла. Внутри, на белоснежном шёлке лежал кинжал -- короткий, с деревянной ручкой и тёмным тусклым лезвием. Простое, да, но не лишенное своего очарования. Я несколько растерянно бросила взгляд на мага, но тот продолжал таинственно улыбаться. Опасаясь прикасаться к незнакомому оружию, я провела над ним ладонью, и попыталась почувствовать его. Так и есть -- артефакт, и видимо, достаточно сильный. Я взглянула на него внутренним зрением и отшатнулась -- артефакт был живой!
   - В нём располагается живая душа? Как в той маске, что ты мне показывал?
   - И да, и нет. В нём есть душа -- но не рожденная, а сотворенная. Искусственный симулякр, проще говоря.
   - Этого не может быть! Можно создать подобие разума -- но не подобие души, со своими желаниями и волей!
   - Ты говоришь мне, что это невозможно, и это после всего, что ты здесь увидела? - иронично поднял бровь сигил. - Конечно, создатель этой милой вещицы не старался сделать полноценную копию души -- так что кинжал не будет своевольничать, как часто бывает с живым оружием, но зато артефакт обладает другим, очень полезным свойством.
   - И каким же? - теперь эта вещица меня действительно заинтересовала.
   - Это оружие, выбрав себе хозяина, будет не только верой и правдой служить своему владельцу, но и будет подстраиваться под его желания. Попробуйте, возьмите его в руки.
   Я уже сама тянулась к артефакту, но что-то в голосе сигила, наверное, скрытое предвкушение, заставило меня отдернуть руки, и с подозрением взглянуть на кинжал. Ловушка? Возможно, и я не хочу в неё попадаться.
   - К сожалению, я не могу принять твой подарок, - с извиняющей улыбкой произнесла я. - У меня сейчас, из-за собственной неосторожности, проблемы с магическим потенциалом, а взаимодействие с ранее неизвестным артефактом может спровоцировать негативную реакцию.
   Я отбарабанила последнюю фразу и замерла почти не дыша, надеясь, что он клюнет на мою ложь.
   - Жа-а-ль, - протянул сигил, и в глазах его блеснуло разочарование. - Но всё же вам нет необходимости отказываться от подарка. Вы можете испробовать его способности потом, а пока просто возьмите его вместе с ларцом. Я настаиваю.
   Он жестко выделил последние слова, и я просто не посмела отказаться. Так что во дворец я возвращалась с прижатой к груди коробочкой, в которой, как мне казалось, всё время что-то шевелилось, мечтая выбраться на свободу, чтобы добраться до меня и... Всё, надо успокоить свою фантазию и как можно скорее засунуть этот подарок в самый дальний угол и не вспоминать про него.
   Вернулась я в самых растрёпанных чувствах, но безумно счастливая тем, что смогла выбраться из паучьего гнезда. Через пару часов я уже ждала Анхельма в заранее договоренном месте, где мы были уверены, что нас не прослушивают. Рассказывая о планировке здания, о том, где по моим предположениям держат Эйнара, о исследованиях Орани, я так почему-то и не рассказала о подарке сигила, с которым, я уверена, всё было совсем не в порядке. Ну а вдруг отберёт, а терять артефакт из виду мне совсем не хотелось...
   - Хорошо, - наконец кивнул некромаг, переставая расспрашивать меня о незначительных, на мой взгляд, деталях, вроде высоты потолков или освещения коридора. - Действовать будем следующей ночью. Если с твоим братом всё в порядке, я помогу ему покинуть территорию, но скорее всего придётся тащить его в дом твоего знакомого, и там уже решать, что с ним делать.
   - Не похоже на продуманный план, - хмыкнула я.
   - Мы работаем без страховки, так что если он не способен на самостоятельное передвижение, ему придётся застрять в столице надолго, - огрызнулся некромаг. Сегодня он был необыкновенно серьезен, и кажется, чем-то подавлен. - Это всё, или ты как всегда что-то скрываешь?
   - Нет, конечно нет, Анхельм, - я отвела глаза.
   - Врёшь, - безжалостно сказал Анхельм. - Поговорим позже, о тебе... и о твоих тайнах. И если попробуешь еще что-то скрыть, я отправлю тебя в Тайрани.
   Ну так я в любом случае тогда отправлюсь домой -- не думаю, что Анхельм разрешит мне рисковать, узнав о моих проблемах с одним из некромагов.
   - Поняла, - я угрюмо кивнула. Расскажу ему артефакте -- может, успокоиться, и не будет спрашивать о покушении и его причинах.
   - Ложись спать, - выражение лица мага смягчилось. - Выглядишь больной.
  
   Решив не пренебрегать мудрым советом, я отправилась к себе. Умывшись и переодевшись в ночную сорочку, я забралась в постель, но так и не смогла заснуть, думая о подарке. И что в этом кинжале, простом и грубом, меня так завлекло? Почему мне, привыкшей к лучшим тайранским клинкам, было так сложно оторвать от него глаз, почему так хочется снова взглянуть на него и почувствовать его тяжесть в своих руках? Я включила свет, и вытащив тщательно припрятанную коробочку на свет, положила её рядом с собой. Закрыла глаза и прислушалась к содержимому. Казалось, что внутри ларца лежит не артефакт с имитацией души, а живое, маленькое, и бесконечно одинокое существо. Котёночек, оторванный от толстой мамаши кошки, и теперь жалобно мяукавший, ждущий, пока его кто-то пригреет на коленях и защитит от жестокого мира. Почти неосознанно я протянула руку, и коснулась крышки ларца, ласково пробежалась по резной поверхности...
   Нет! Я отдернула руку и села, с ужасом глядя на скрытый в ларце артефакт. Что же за гадость ты мне подсунул, маг хаоса? Как менталист, пусть даже и достаточно слабый, я отлично умела понять, когда на мой разум и волю пытаются воздействовать, и могла от этого уберечься. Но сейчас... Даже понимая, как опасен этот артефакт, подаренный не из самых благих намерений, я не могла избавиться от его чар, от желания взять в руки оружие, прикоснуться к его рукояти, проверить остроту тёмного лезвия. Демоны Преисподней! Нужно убрать его подальше, а утром отдать его Анхельму... Нет, слишком опасно, ведь и некромаг может попасть под его очарование, да и не хочу я чтобы он касался моего, только моего оружия. Лучше утопить кинжал в реке, на самое дно, где никто его не найдёт, но в этой варварской столице нет ни реки, ни хотя бы городского пруда...
   Закопаю в дворцовом парке, в самом тёмной, заброшенной её части. Чем дальше он будет от меня находиться, тем лучше. Дрожащими руками накидываю поверх лёгкой ночной сорочки плащ, натягиваю на босу ногу ботинки, и выхожу из комнаты, кажется, забыв запереть дверь. Но это не важно -- нужно скорее избавиться от ларца, пока я не поддалась искушению, и не заглянула внутрь, не сделала оружие своим.... Солдатик из внутренней стражи удивлённо на меня коситься, но не смеет остановить, ну мало ли -- придурковатой иностранке вздумалось ночью прогуляться по парку. Свежий воздух очень холодный, и кажется, опять идёт снег, но я его не замечаю, как не замечаю и холодного ветра, гуляющего по плохо прикрытым ногам. Кажется, что артефакт что-то чувствует, потому-что его Зов становиться всё громче и громче, умоляя меня не бросать его, согласиться стать его хозяйкой, и тогда... Больше всего пугало именно это "тогда".
   Уже ночь, в парке никого нет, даже для влюбленных парочек слишком холодно, и никто не видит, как я, полубезумным призраком, скольжу между невысоких деревьев в самую глубь парка. У высоких кустов сирени, уже совсем голых, останавливаюсь и падаю на колени. Проклятье, я не взяла с собой ничего, чем можно было бы копать уже промёрзшую землю! Оглядываясь, в бесплодных поисках хоть какой-нибудь палки, но садовник хорошо знает своё дело и парк идеально вылизан. Нужно вернуться, или поискать место, где садовник хранит свои инструменты, но я ясно ощущаю, что поворачивать нельзя, поэтому грязно выругавшись, начинаю руками разгребать холодную землю. От холода уже ноют суставы, а пальцы рук совсем закоченели, а вырытая ямка до сих пор еще слишком мала, чтобы надёжно спрятать ларец. Под ногти попадает острый камешек, и от боли, а может и от отчаяния перед своим бессилием, на глазах выступают слёзы. Я плачу, и размазывая грязь по лицу, оледеневшими пальцами тру горящее лицо, пытаясь прийти в себя. Тоскливо замираю, обхватив руками колени, и почти с ненавистью гляжу на ларец, скрывающий в своих деревянных недрах проклятый артефакт.
   - Я только взгляну. Одним глазком, - шепчу я, дрожащими руками прикасаясь к крышке. - А потом наконец избавлюсь от тебя...
   Ларец бесшумно открывается, и там, на белом, белее чем падающий снег, шёлке, лежит артефакт. Не просто кинжал, нечто большее - живое, брошенное всеми существо. И я предаю его еще раз, закапывая в землю, где оно будет тоскливо скулить, но никто его не услышит, никто не поймёт, как он хочет кому-нибудь принадлежать. И я сдаюсь.
   Обратно уже не бегу, медленно иду, прижимая к груди чудесное оружие. Стоило мне только коснуться его -- и весь мой страх, глупый и необоснованный, прошел. Душа этого оружия открылась передо мной, и я поняла, что оно не никогда не причинит хозяину вред, а наоборот -- будет верно и преданно служить ему. Моё, только моё...
   - Айри Эйнхери? - слышу удивлённый голос и неохотно поворачиваю голову в сторону человека, отвлёкшего меня. Джаред Хаккен, гармский некромаг, как всегда не вовремя. - Что с вами?
   Что со мной? Всё в порядке. И было бы еще лучше, если бы он не преграждал мне путь. Что он вообще тут делает?!
   - Вы за мной следите? - не удосуживаюсь даже скрыть свое раздражение.
   - Нет, я часто гуляю здесь в это время суток. Люблю ночной воздух. Но вас я здесь вижу впервые, да и еще в таком виде. У вас точно всё в порядке? - настойчиво спрашивает он.
   Как же меня раздражает его назойливость. Игнорируя вопрос, иду дальше, ускоряя шаг. Нужно спешить, как можно быстрее вернуться... Куда? Пока не знаю, но знаю, что нужно, что меня ждут. Кинжал, одобряя и поддерживая, теплеет в руках. Да, милый, мы скоро будем дома.
   Спешу, почти бегу, но некромаг за несколько шагов догоняет меня и резко останавливает, вцепившись в локоть.
   - Агнесса, ты...
   Джаред не успевает договорить, потому что я резким движением вырываюсь и бросаюсь на него, готовясь напоить свой кинжал кровью мага, попытавшегося мне помешать вернуться домой. Не знаю как, но он успевает перехватить мою руку с занесенным кинжалом, и подставив подножку, больно роняет меня на землю. Я падаю на живот, и он заламывает мне руку, выдирая из побелевших пальцев артефакт.
   - Нет, нет! - пытаюсь вырваться, но бесполезно. Наконец, некромаг завладевает кинжалом , но приглянувшись, с проклятием отбрасывает его в сторону.
   - Отпусти! Это моё! Верни его мне! - в моём голосе неподдельное отчаяние.
   - Сейчас, сейчас, родная, - успокаивающе говорит маг, всё также заламывая мне руку. - Да успокойся же наконец!
   Нужно измениться, принять боевую трансформацию, тогда я стану сильнее, и легко сброшу этого наглеца. Я затихаю, и пытаюсь расслабиться, начинаю чувствовать, как по венам начинает течь сила, а мир вокруг меняется...
   - Даже не думай, - в самое ухо говорит Хаккен, - если не хочешь отправится в глубокий, но не слишком приятный сон.
   Теперь он почти рычит. В голосе столько угрозы, что я, подчиняясь своим инстинктам и замираю.
   - Хорошая девочка. А теперь, Агнесса, я попытаюсь разорвать твою связь с этой дрянью.
   Моё тело окутывают волны тёмной энергии, я слышу как Джаред бормочет заклинания, помогая своей магии Древней Речью, и медленно, но не отвратимо, впадаю в транс. Время вокруг меня перестаёт течь и замирает.
   Через какое-то время начинаю чувствовать холод, а за ней пронзительную боль в заломленной Джаредом руке. Так постепенно начинает возвращаться сознание.
   - Можешь уже отпустить, - придушенно сиплю. - Я в порядке.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"