Булгари Шайда: другие произведения.

Взрослые люди. Глава 23. Дорогами некромага

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он стар. Он очень стар. Он суперстар. P.S. Осторожно: мертвецы, зомби, кровавые ритуалы и прочие прелести некромагии.


23 глава.

Дорогами некромага.

   Он не чувствует боли
   Он всегда подставляет себя под удар.
   Он спокоен как море,
   Забывшее, что такое вода.
   Посмотри. Это он.
   Я о нем говорил. Это мой друг. да...
   (Это Он. Пикник)
   Империя Алискан.
  
   Анхельму никак не удавалось заснуть. В последние годы такое случалось с ним всё чаще и чаще - он просто лежал в постели, глядя в потолок невидящим взором, с мучением отсчитывая минуты и часы до рассвета. Раньше он уходил в долгие ночные прогулки по городу, или уезжал туда, где можно было просто повеселиться, но сейчас в его жизни не хватало ни веселья, ни хоть какого-нибудь отдыха. Образ, в который Анхельм вживался уже больше года, и который его первоначально забавлял, уже практически въелся под кожу и вызывал тошнотворное отвращение. Дезире Фанфорт больше не казалась ему ни милой, ни смешной, и ему становилось всё сложнее заставлять себя улыбаться и насмешничать, изображая вредную, но в общем-то не злую старую деву. Тяжелый нрав, присущий некромагу с юности, всё чаще и чаще прорывался сквозь надетую маску, заставляя Эйнхери удивленно приподнимать брови, а юную принцессу Элоизу зажиматься и закрываться в себе.
   Анхельму была просто необходимо отвлечься, и в качестве такого шанса он рассматривал возможность пощипать перья сигилу, или, что еще лучше - навсегда убрать его с игрового поля. Да, смерть мага хаоса действительно бы доставила ему удовольствие, которое он не испытывал уже давно. Спасение Эйнара, неосторожного старшего братца Агнессы, который по глупости попал в сети сигила, не было основной задачей Анхельма, а всего лишь удобным поводом для устранения опасного, непредсказуемого противника, коим и был Асет Орани. Но Агнессе, конечно же, совсем не следовало этого знать. Он проберется в здание МИЦА, вытащит оттуда Эйнара Эйнхери, и оставит сигилу небольшой, но весьма смертельный подарок...
   Мысли, во многом приятные, но столь же и тревожные (всё же Ахельм был сейчас не в лучшей форме), будоражили его сознание, поэтому он не сразу почувствовал поток магии смерти, холодящей волной пронесшийся по коридору. Рядом активно колдовал некромаг, и это более чем не устраивало Анхельма. Он и так недолюбливал дерзкого гармца, повадившегося ходить за Агнессой хвостиком, но допустить чтобы тот ворожил в непосредственной близости рядом с его покоями... Анхельм не мог этого стерпеть. А в том, что это был именно Джаред Хаккен, Анхельм был более чем уверен.
   Приведение себя в порядок и нанесение привычного грима заняло некоторое время, и когда он вышел в коридор, там уже никого не было, но магический след, уже едва ощутимый, вел в покои Агнессы Эйнхери.
   Остановившись у тяжелых дубовых дверей, Анхельм подёргал ручку, и убедившись, что дверь закрыта на замок, стал настойчиво стучать в дверь. Не то чтобы некромаг волновался за беспутную арэнаи, но вытаскивать её из неприятностей, в которые, он был уверен, она опять влипла (а иначе что тут делает Хаккен?), ему не хотелось. За дверью завозились, послышались голоса, и наконец, дверь неохотно приоткрылась. Джаред Хаккен, с недовольным, скривившимся лицом, несколько брезгливо смотрел на Дезире Фанфорт.
   - Леди... эм-м-м... Фанфорт?
   - Айрин Хаккен?- Анхельм изобразил смущение. - Я услышала шум в коридоре, и подумала, что это вернулась Агнессочка... Но что вы здесь делаете?
   - Я не думаю, что этот вопрос уместен, - холодно произнес гармец. - Наши с айри Эйнхери дела вас не касаются.
   - Я так не считаю, - живо ответил Анхельм, пытаясь из-за головы мага разглядеть, что происходит в комнате, но так как они оба были примерно одного роста, увидеть что-нибудь, кроме потолка и стены, ему не удалось. - Я желаю видеть Агнессу! Вы меня пропустите?
   - Нет! - отрезал Хаккен.
   - Я настаиваю!
   - Извините, но айри сейчас занята, - Хаккен пытался закрыть дверь, но Анхельм проворно просунул длинную ступню в дверной проём, и, в свою очередь, потянул дверь на себя. Взгляды их столкнулись - насмешливый Анхельма и раздраженный Джареда, и никто не хотел уступать. Ситуация была более чем бессмысленна - Хаккен не мог применить к "леди" всей своей силы, а Анхельм не хотел раскрывать свои способности. Так продолжалось несколько секунд, пока наконец не вмешалась Агнесса.
   - Айрин Хаккен, ну впустите же леди Фанфорт, она всё равно не успокоиться, пока не убедиться, что мы не нарушаем правил приличия, - донесся язвительный женский голос из глубины комнаты.
   Гармец неохотно отступил, пропуская настойчивую "леди". Анхельм величавой павой проплыл мимо Хаккена, не удостоив его и взглядом. Сейчас его гораздо больше интересовало, почему Агнесса, и до этого выглядевшая несколько утомленно и болезненно, сейчас и вовсе казалась жертвой нападения диких животных - волосы спутаны, на бледном лице грязныё потёки от слёз и кровоточащие царапины, синяки на оголенных коленках... И если говорить уж об оголенности, то на Агнессе было до неприличия мало одежды - из под одеяла выглядывал лишь порванный край тоненькой сорочки. Но такие вещи могли взволновать лишь строгую Дезире Фанфорт, тайранскую аристократку, но никак не некромага Анхельма. Другое дело, что ему совершенно не нравился её взгляд - потерянный и испуганный, и то странное ощущение неправильности, что окружало её. Он подошел ближе и пытливо заглянул ей в глаза.
   - Что случилось, Агнесса?
   Та улыбнулась - виновато, жалко, совсем не привычно.
   - Маленькая незадача - попала под проклятие.
   - Проклятие? - Анхельм вздёрнул бровь и перевел взгляд на гармского некромага. Тот безразлично пожал плечами.
   - Нет, это не айрин Хаккен, - слегка замявшись, объяснила Эйнхери. - Это результат одного... подарка.
   Неужели всё же сигил до неё добрался? Встречаясь с Анхельмом после посещения МИЦа, Агнесса даже не заикалась, что что-то пошло не так, или что она принимала из рук Орани подарки, а что за этим стоял именно Орани, Анхельм был уверен. Глупая, безмозглая девица без чувства самосохранения. Анхельм был действительно раздосадован, но всё же больше на себя, за то, что ему не всё равно, что он волнуется за эту вздорную арэнаи.
   Анхельм не был эгоистом, нет. Как и многие некромаги, он был от природы одиночкой, и не особо нуждался в чьем-либо обществе. Но если в юности он мог позволить себе бездумно делать всё что угодно, не обращая внимание на чужое мнение, и не прибегать к чужой помощи, то теперь, спустя многие сотни лет, он начал ценить партнёрство и доверительные отношения. Грегори, его старый знакомый, не раз выручал его и приходил на помощь, он не бросил его тогда, когда все отвернулись от него, и не покинул тогда, когда Анхельм искалечил ему жизнь.... Благодаря Грегу некромаг научился если даже и не доверять людям (пожалуй, этого не случиться и через тысячи лет), то хотя бы сотрудничать с ними, и, чего уж таить, использовать доверительные отношения на благо обоих сторон. Но то Грегори, старый, испытанный друг, а юная арэнаи совсем другое дело. У неё не было ни опыта, ни необходимых знаний для того, чтобы быть надёжным подспорьем, и для Анхельма она сейчас была скорее обузой. Обузой, которую он не мог, да и не хотел, бросить.
   Анхельм и Грегори давно уже работали поодиночке, и когда пару лет назад Грег вышел на него, туманно намекнув что "намечается одна проблемка", Анхельм был более чем удивлён. Его внимание тогда было сконцентрировано на восточных землях Ойкумены, всё еще нестабильных после войн столетней давности, и меньше всего он ждал проблем от Тайрани и Алискана, за которыми присматривал Грегори, выбравший не пыльную работёнку Канцлера Тайрани. Год на изучение обстановки, год на вживление в новую личину.... И не успел он копнуть проблему поглубже, как еще одна просьба от Грегори заставила его скорректировать свои планы. Анхельм не смог, а точнее не захотел отказать Грегу в его просьбе, тем более что дело касалось внутриполитической ситуации в Тайрани, стратегически важного государства, от благополучия которого сейчас зависело поддержание мира в Ойкумене.
   Проходили года, менялась власть, перед государствами ставились новые вопросы и постепенно уходили на покой те люди, которые когда-то делали историю. Уходил с политической арены и Рорик Эйнхери, и необходимо было задуматься о его замене. Единственный сын Рорика был начисто лишен лидерских способностей, хотя и был также чертовски упрям, как и все Эйнхери, и был скорее готов отречься от Семьи, чем взять на себя обязанности Главы Семьи. Старший внук дискредитировал себя, занявшись заказными убийствами, и пусть сам Анхельм не видел в этом ничего постыдного, Эйнхери просто бы не приняли такого Главу. Рорик поставил на Агнессу, и его выбор был не так уж и безумен, как думали многие - несмотря на неопытность и молодость, ей хватало силы и таланта, да и характер её был достаточно гибким, чтобы уметь идти на уступки, не ломаясь при этом, что для боевых магов было большой редкостью.Грегори взял её под свою опёку, обучая её необходимым для выживания навыкам и пытаясь оградить её от влияния лиц, заинтересованных в том, чтобы влиятельный дом Эйнхери сошел с арены политических игр. Рорик и Грегори рассчитывали, что через двадцать-тридцать лет Агнесса возглавит дом Эйнхери, и казалось, что было еще время для того, чтобы подготовить её, но у богов были свои планы. Рорик Эйнхери, совсем еще не старый по меркам могущественных магов, узнал, что нить его жизни в любой момент готова оборваться. Пришлось перекраивать планы и выцеплять девочку из её меланхоличного существования, и направлять на задание, которому предстояло стать решающим в судьбе арэнаи. Но у Анхельма не было желания играть роль безжалостного экзаменатора, ему просто не хотелось, чтобы пытаясь прыгнуть выше своей головы, она сломала себе шею.
   - И что вы теперь будете делать? - требовательно спросил Анхельм.
   - Снимать проклятье, что же еще? - ответил маг, снимая сюртук и закатывая рукава тёмной рубашки. - Налейте, пожалуйста, воды в любую достаточно большую ёмкость.
   - Достаточно большую для чего? - некромаг не оставлял своей привычной въедливости.
   - Для этого, - Хаккен вытащил из кармана небольшой свёрток, созданный из шейного платка, и бережно положив на стол, развернул. На чёрной ткани лежал простой, ничем не примечательный кинжал, более похожий на разделочный нож. Занятная штучка, для тех, кто понимает истинные её возможности, и очень неприятная. Анхельм встречал когда-то давно подобные игрушки, но не думал, что они всё еще в ходу.
   На подоконнике стоял букет пышных, нежно-лиловых цветов, которые были безжалостно выкинуты в окно ради высокой хрустальной вазы. Набрав в неё воды по самое горлышко, Анхельм вопросительно посмотрел на некромага.
   - Поставьте вазу на столик... и отойдите, я не хочу лечить еще и вас.
   Анхельм послушно отошел к двери, и скрестив руки на груди, стал с любопытством следить за действиями молодого мага, хотя молодым он, пожалуй, был только по меркам самого Анхельма - Хаккен уже перешагнул столетний рубеж, и был не только талантлив, но и весьма опытен в магическом искусстве. Анхельму пришлось признать, что действовал гармец более чем профессионально. Опасный артефакт, созданный на стыке магии смерти и ментальной магии, был изолирован с помощью водного барьера, то есть попросту опущен в воду, и Хаккен мог свободно оперировать с магической привязкой, и разорвать связь между девушкой и артефактом, не рискуя жизнью арэнаи. Со стороны его пассы руками вокруг Агнессы выглядели нелепо и смешно, но взгляд мага позволял увидеть красивейшее зрелище - как светящиеся тёмные нити, опутавшие фигуру Агнессы, мерцая, растворялись в воздухе. Бережно, стараясь не повредить магические силы Агнессы, он с филигранной точностью избавлялся от чужого влияния, опутывающего девушку.
   - Странно, - нахмурившись, тихо сказал гармец, так, чтобы его услышала только арэнаи (подслушивающий некромаг сощурился от удовольствия), - если исходить из того, насколько высокого уровня было задействованно волшебство, и как тонко легла привязка, то кажется странным, что то действие, которое вызвал артефакт, было таким грубым. Если только конечно хозяин этой вещицы не хотел просто глупо пошутить, заставив вас как безумную бегать по городу, в чём я сомневаюсь.
   - Ты думаешь, артефакт должен был подействовать по-другому?- спросила Агнесса столь же тихо.
   - Полагаю, да. Влияние артефакта на жертву должно было быть постепенным, и мало заметным для внешнего зрителя. Если я правильно понимаю механизм этого арефакта, то ты бы воспринимала бы все навязанные желания как свои собственные, и даже помыслить бы не могла, что твои действия продиктованы чужой волей. Но ведь было не так... Я ошибаюсь, или ты до того, как полностью подчинилась кинжалу, хотела от него избавиться?
   - Да, так и есть. Желание обладать кинжалом было слишком сильным, настолько сильным, что я сама испугалась своих чувств и мыслей, почвствовав, что со мной что-то неладно. Одновременно была и жажда обладания, и страх... Это было странно. Но видимо, всё это можно обьяснить проблемами с моим здоровьем -- я была слишком слаба и измучена, магически и физически, поэтому влияние на меня артефакта было столь неординарным, - попыталась уклониться от прямого ответа арэнаи.
   Ну или, цинично подумал Анхельм, решающим фактором оказалось то, что Агнесса была магом разума -- как это ни странно для несведущего в магии человека, маги, активно развивающие у себя ментальные способности, не только способны влиять на сознания других людей, но и сами более подвержены внушению. А ментальный дар Агнессы, к тому же, был более чем неустойчивым и о нестандартным. А значит, она просто оказалась более уязвима для воздействия артефакта, чем мог бы это предполагать автор "шутки". Ему показалось, что и гармала не поверил лукавству арэнаи, но, почему-то, смолчал.
   Вообще, отношения между этими двумя казались весьма странными, и более чем подозрительными на взгляд Анхельма. Если бы дело касалось просто любовной интрижки, Анхельм давно бы их раскусил, но всё, очевидно, было не так просто. Между гармцем и тайранкой чувствовалось обоюдное влечение, но судя по поведению магов, оба они, по разным причинам, так и не дали ему хода. Агнесса, хоть и старалась казаться спокойной и отстраненной, против своей воли выдавала себя, уж слишком мягким, почти ласкающим взглядом смотрела она на Хаккена. И улыбка -- он никогда не видел, чтобы тайранка улыбась так несмело и робко, и одновременно так искренне. Осознавала ли арэнаи своё влечение? Анхельм так не думал -- иначе бы она давно или оттолкнула от себя гармца, или напротив, дала бы своим желаниям полную свободу. Такова уж природа юных магов, в чьих жилах бурлит безумная смесь магии и азарта -- совершенно не знают полумер, всё бы им безумные страсти, да страдания и драмы....
   Джаред Хаккен гораздо лучше владел языком своего тела, но разве он мог обмануть такого прожженого игрока как Анхельм? То, как старательно гармский некромаг отводил глаза от Агнессы, как избегал прикосновнения к ней, говорил подчеркнуто строго и сухо, ясно давало понять, что его интерес к девушке не ограничивался только его миссией как дипломата и шпиона. Но вот только, в отличии от Агнессы, он, судя по всему, осознанно бежал от своего влечения, и это казалось Анхельму весьма интригующим. Искусство соблазнения никогда не считалось зазорным использовать в качестве оружия дипломатии, тем более когда дело касалось высокой политики, так почему же, вместо того, чтобы очаровывать арэнаи, некромаг просто напросто бежит от неё? Его начальство не одобряет интрижек? Навряд ли, уж слишком очевидна была выгода от этой связи для гармской стороны -- как менее опытная и искушенная в делах любви и войны, Агнесса легко бы поддалась влиянию Хаккена, став жертвой своих чувств. Но он почему-то предпочитал изображать из себя заботливую наседку, а не страстного ухажера.
   Сейчас они располагались совсем близко друг от друга, так, что их дыхания должны были смешиваться, но казалось, что маги просто не замечали этого. Джаред почти сидел в ногах арэнаи, подняв сосредоточенное лицо и напряженно вглядываясь в окружающую её ауру, истончившуюся и изорванную от внешнего грубого вмешательства, стирая последние остатки магической привязки. Она же, закрыв глаза, судорожно вцепилась ему в плечи, пытаясь побороть боль, всё еще мучащую её, и светлые волнистые волосы, расыпавшиеся по плечам и падающие на напряженнное лицо, создавали поразительный контраст с тёмными, похожими на проволку волосами некромага. Столь непохожи друг на друга... и всё же проскальзывала между ними некая схожесть, совсем неудивительная, если предположения Анхельма о происхождении Агнессы были верны. Но вот только знал ли об этом гармец, и, что еще более важно, Агнесса, и не это ли было той тайной, что так старательно скрывала от него арэнаи?
   Наконец вытолкав назойливого гармца из комнаты, под предлогом того, что "девочки хотят отдохуть", Анхельм смог позволить себе выразить свое негодование:
   - Безмозглая курица!
   Глаза Агнессы удивлённо расширились -- до этого Анхельм никогда не позволял себе резких выражений, тем более в сторону своей напарницы.
   - Хм-м-м... - наконец, справившись с возмущением, она наконец смогла внятно говорить: - Извини, Анхельм, я действительно не хотела ввдить тебя в заблужление. Но ты должен понимать, что я была под воздействием артефакта уже сразу после встречи с Орани, и просто не способна была здраво оценивать ситуацию. Ты не должен винить меня...
   - Я не о тебе, - отмахнулся от Агнессы некромаг и растроенно плюхнулся на кровать. - Безмозглая курица это я. Надо же, отпустил тебя в логово этого безумца, одну, без защиты, а потом даже не удостоверился нормально, что с тобой всё в порядке... Следовало бы знать поганный нрав этого ублюдка. Ну что ж, тем большее удовольствие мне доставит натянуть ему нос завтра.... или уже сегодня. Мне кажется, или уже светает?
   - Да нет, зимой не бывает таких ранних рассветов, - расудительно сказала Агнесса, но поглядев на часы, мрачно добавила: -- если конечно, уже не седьмой час утра. Отвратительно. Уже через пару часов я должна быть на ногах, присматривать за Элоизой, а я даже еще не ложилась спать....
   - Об этом не может быть и речи, - категорично высказался некромаг. - Никакой работы -- сегодня ты будешь отсыпаться и отдыхать, хватит с тебя уже приключений. За Элоизой я послежу, не беспокойся.
   - Но тебе ведь ночью на задание, ты не можешь не спать двое суток, - пыталась протестовать Агнесса, но Анхельм даже не стал её слушать. Подойдя к ней, он быстрым движением провёл ладонью напротив глаз арэнаи, и не успев даже возмутиться, она просто заснула в такой же позе, что и была -- сидя в кресле, со скрещенными на груди руками. Перенеся её в кровать, и укутав в одеяла, Анхельм тихо вышел в гостинную, и, найдя спрятанную заначку Агнессы, приложился к бутылке прямо из горла.
   - Как же мне надоели эти дамские ликёры, - с наслажением произнёс Анхельм, забивая пробку обратно в бутылку рома. Еще несколько мгновений он смаковал терпкий вкус алкоголя на языке, а потом, тяжело вздохнув, наконец покинул покои арэнаи. Им нужно было о многом поговорить, но Агнесса, очевидно, была сейчас не в том состоянии, чтобы слушать его нотации и наставления. А для него начинался новый день, в который ему нужно было сделатьстоль многое.
  
   Чем старше ты становишься, тем быстрее течёт время, так говорят. Если следовать этой логике, то для тысячелетнего некромага часы должны сливаться даже не минуты, а в секунды. Но сегодня, как казалось Анхельму, время решило взять бойкот, и вместо того, чтбы бежать, как неугомонный мальчишка, вальяжно передвигалось подобно престарелому господину, совершающему вечерний променад. Даже столь привычное щебетание принцессы и несколько вульгарные и фривольные сплетни придворных дам, вызывало только глухое раздражение, а не забавляло, как обычно. Пожалуй, только доставило удовольствие возможность "случайно" подслушать в корридорах беседу, произошедшую между Салманом и одним из приятелей Астарта, Рэймисом Зарром, на удивлении толковым для алисканца магом.
   Салман, как всегда хмурый и сосредоточенный, в очередной раз куда-то торопился, когда был перехвачен магом ветра, бесцеремонно схватившем его за рукав куртки.
   - Эй, Джудо, куда ты вечно несешься? Уж не к невесте ли?
   - Нет, - бросил Салман, резким жестом стряхивая руку Рэймиса. Судя по всему, магов он недолюбливал -- да и с чего бы ему их любить, если у него от них одни только неприятности?
   - А всё же? - не отставал от него Зарр. - Почему ты тахой хмурый вечно ходишь? Невеста у тебя красавица, свадьба скоро... кстати, когда?
   - Пока еще не решил, - процедил воин, придя в окончательно дурное расположение духа. - Позволь я пройду.
   - Да уж, это конечно было неожиданно, ваша помолвка -- встречали вместе зарю, ну надо же, так старомодно... И как это твоя невестушка так быстро разлюбила младшего князя, и переметнулась к тебе? - маг перегородил коридор, по которому шел Салман, и казалось, делал всё, чтобы своими словами или поступками вывести воина из себя. Но Джудо не был тупым воякой, которого столь часто изображал, и оценил ситуацию правильно.
   - В чём дело, Рэймис, - спокойно, даже несколько вальяжно спросил Салман. - Хочешь со мной пособачиться? А ты уверен, что сможешь контролировать ситуацию, маг? От кинжала в горло, знаешь ли, мало какая магия помогает.
   Рэймис несколько стушевался, и перешел на менее провоцирующий тон:
   - Не хотел тебя оскорбить, но вот только никак не могу понять, на чьей же ты стороне выступаешь. То изображаешь из себя верного пса Лайсо, а то внезапно переходишь ему дорогу, в открытую проявляя интерес к айри Агнессе. Или это какой-то хитрый ход Лайсо?
   - На чьей стороне? Уже на своей, если ты действительно спрашиваешь об этом. Означает ли это, что я теперь приползу на коленях к Асарту, прося у него защиты и покровительства? Нет. Мне надоели игры этих высокородных ублюдков.
   - Не говори так о Князе Астарте, Салман, - серьезно попросил Зарр. - Он относиться к тебе, как к брату, и искренне волнуется за тебя. Но если ты не собирался мириться с Астартом, то зачем же тогда так в открытую плюнул ему в лицо? Неужели ради этой странной тайранки?
   - Всё действительно лежит на поверхности, Зарр, - Салман криво улыбнулся. - Так сложно поверить, что Агнесса Эйнхери для меня не просто разменная монета?
   - Не узнаю тебя, Салман, как будто бы тебя заколдовали, - начал говорить маг, а затем, запнувшись, изумленно распахнул глаза, - Или... так и есть. Другого объяснения твоим нелепым поступкам нет. Тайранская ведьма вполне могла зачаровать тебя, используя как оружие против Лайсо, а может и всего имперского двора.
   Салман оглянулся, проверяя, нет ли непрошенных зрителей (Анхельм, затаившийся на лестничном пролете, ухмыляется -- он, даже без магии, вполне мог спрятаться даже в абсолютно пустой комнате), и резким движением схватив мага за грудки, прижал его к стене.
   - Никогда, слышишь, никогда, не смей говорить так об Агнессе, и уж тем более распускать о ней слухи....Чтобы я не делал, как бы не поступал, никто и никогда не мог за меня что-то решать и уж тем более владеть моей волей! Один лишний взгляд в её сторону... и ты об этом пожалеешь.
   Почти отшвырнув Зарра от себя, Салман, не оглядываясь ушел, и возможно зря. Маг всё так же ошеломленно стоял, глядя ему в след, и видимо, полностью утвердился в своей мысли, которая, к несчастью для Агнессы, была абсолютно верной.
   Что ж, Анхельм усмехнулся про себя, а ведь нельзя было и подумать, что всегда такие суровые и сдержанные алисканцы способны на столь драматичное выяснение отношений. Всё же в варвариских культурах есть свой шик -- люди всё еще не стесняются показывать свои истинные чувства и отношения. Но какая жалость, что кое-кто в окружении князя Астарта оказался слишком проницательным... И если уж подозрения возникли дажу у Зарра, что же говорить о Лайсо Агате, который гораздо лучше остальных знает что воин не мог без причины просто предать его? А вот у бедного Салмана кажется, наболело, но вот только вместо того, чтобы пойти снимать с себя чары Агнессы, он, пожалуй, пойдёт предьявлть к ней свои претензиями -- какая она плохая, что не любит его, и почему ни во что не ставит, и вот тогда у бедного Джудо будут серьезные проблемы, возможно несовместимые с жизнью. Но Анхельма это мало волновало, другое дело, что раскусить Агнессу оказалось гораздо проще, чем полагала она, да и что уж греха таить, он сам. И тем более опасным было то, что в действих Агнессы Рэймис Зарр усмотрел заговор против имперского дома, и угрозу спокойствию Алискана.
   Остаток вечера прошел абсолютно спокойно. Ближе к ужину из своих покоев выползла Агнесса, встрёпанная и раздраженная, и, бросив укоряющий взгляд на Анхельма, предпочла проигнорировать его. Почти сразу же около неё нарисовался Салман, и, кажется, собрался серьезно выяснять отношения. Наконец Агнесса, хмуро кивавшая на взбудораженный шёпот воина, не выдержала этой пытки общением, пожалуй, слишком громко сказала "Нет!", и тем самым привлекла к себе внимание присутствующих за бщим столом придворных. Ну что же, как бы не хотелось бы Агнессе оказаться сейчас подальше от двора и от людей, её задачей было как можно больше привлекать к себе внимание, отводя огонь от Анхельма.
   В обычное для себя время Анхельм удалился "на боковую", и там уже начал подготавливаться к операции, ожидая наступление полуночи. Здание МИЦА было открыто для посещения до восьми часов. Последние работники, по наблюдениям Анхельма, уходили часов в одинадцать, и уже ближе к полуночи в здании оставался дежурный магов из тех, кто работал в подвальных лабораториях и охранник, стороживший пустые кабинеты непосредственно самого МИЦа, и не имеющего доступ к левому крылу. Но именно он, по замыслу Анхельма, и был ключевой фигурой в его плане, ведь непосредственно проникнуть в лаборотории, не подняв всех на ноги, было невозможно.
   Привычно выскользнув сквозь ворота мимо ничего не подозревающей охраны, Анхельм не направился сразу в МИЦа, а решил несколько пропетлять, на всякий случай сбивая возможную слежку, и самое главное, чтобы потянуть время. Сегодня он был одет как любой из горожан Алискана, и даже плотный шарф, почти полностью скрывающий лицо и прячущий слишком странные для алисканца черты, вполне можно было списать на холодную погоду, а не на желание его обладателя скрыть свою личность.
   Падал снег, мелкий, мокрый, неопрятно оседающий на плечах прохожих и заставляющий их зябко ёжиться, но он, пожалуй, был Анхельму на руку - не нужно было заботиться о том, чтобы заметать свои следы на тот случай, если Астарт подключит ищеек.
   В половине второго ночи Анхельм был уже у тяжелых дверей МИЦа и настойчиво стучал в них. В окнах включился свет, и кто-то гулко раскашлялся совсем рядом с дверью.
   - Кто? - голос был недовольный и сонный.
   - Гиваргис, - Анхельм скопировал капризный и ломкий голос Гиваргиса, который он сам слышал от силы пару раз.
   Искусству подделывать голоса, а также менять личины почти не прибегая к магии, Анхельм научился у упокоившийся более чем триста лет назад жены, которая работала актриской до того, как познакомилась с некромагом. И если лицо дражайшей супруги Анхельм забыл уже давно, то вот её уроки он помнил очень даже хорошо. И один из первых уроков гласил: не обязательно копировать внешность и голос человека полностью, достаточно производить общее впечатление "похожести". Люди не запониминают рост, цвет глаз, тембр и высоту голоса -- они лучше ведутся на схожесть манер, интонаций, характерных жестов, и на уверенность, которую источает имитатор. Конечно, мага, даже самого слабенького этим не обманешь -- их с детства учили обращать внимание на мелочи, но люди всегда обращают внимание только на общее впечатление. Так и сейчас -- в голосе Анхельма было столько внутренней уверенности в своих словах, что охраник ни на минутку не подумал об обмане.
   - Варги, что тебе ночью то нужно? Ты же вроде уехал вообще, - недовольно произнёс охраник, звеня ключами.
   - Ага, уехал бы я -- без документов, которые я на работе оставил. Вот заберу всё и поеду, утренним же поездом, -- Анхельм подпустил в голос смущение и заискивающе попросил: - ты только не говори никому, а?
   - А голову ты на работе не оставил? - хрюкающе рассмеялся охраник, и наконец распахнул тяжелые двери.
   Он даже не успел удивиться, когда его с силой оттолкнули к стене, и в холл влетела высокая тень.
   - Кто вы... такой? - испуганно заверещал охраник, пытаясь нашарить на поясе атакующий амулет.
   Анхельм почти лениво поднял его с пола, и, сжав горло, заставил его замереть как испуганного кролика.
   - Не надо резких движений, я не хочу причинить тебе лишней боли. Скажи, как тебя зовут? - доброжелательно спросил некромаг.
   - И-и-сидор, чуть заикаясь, - пробормотал охраник, крупный здоровяк со взглядом наивного ребёнка.
   - Исидор, - маг мягко поймал взгляд человека, и уже не отпускал его, - тебе нечего волноваться. Меня интересует левое крыло МИЦА, то самое, которое арендует у вас маг хаоса. Но ты ведь не имеешь туда пропуска?
   - Н-н-нет. Там у них свой дежурный маг... - растерянно пробормотал Исидор, от всей души надеясь, что сейчас этот страшный человек уйдёт.
   - Но ты ведь его знаешь? Если ты попросишь его открыть дверь, скажешь, к примеру, что слышал странный шум, или что кто-то ворвался, и тебе нужна его помощь... Ты ведь сделаешь это ради меня?
   Исидор отчаянно закивал. Он действительно был готов на всё, лишь бы только этот человек не смотрел на него таким оценивающим, холодным взглядом.
   - Ну ка, покажи, как ты будешь это делать.
   - Показать?
   - Да, сделай одолжение.
   - Господин маг, выйдите, пожалуйста, - прокашлявшись, начал Исидор, стараясь не обращать внимание на скептический взгляд незнакомца - я, кажется, слышал какой-то странный шум...
   - Мда, как-то неубедительно.... Ты ведь сам не веришь своим словам, с чего тогда в них будет верить "господин маг"? Будь я конечно, менталистом, мы с этим легко бы справились, но чего нет, того нет. Так что извини, но мне с трупами легче найти общий язык.
   Исидор не успел даже дёрнуться, когда некромаг, молниеносным движением рук свернул ему голову, как если бы тот был курицей. Присев на корточки над телом, Анхельм закрыл невидящие глаза охраника рукой, и сосредоточившись, прочёл заклинание. Когда ладонь была убрана, мёртвый охраник моргнул, уставившись в лицо мага мутными, как будто бы в раз выцветшими глазами.
   - Ну и как мы себя чувствум? - тоном доброго дядюшки лекаря поинтересовался некромаг у мертвеца. Тот недоумевающе моргнул еще раз. - Вижу, ты и после смерти не отличаешься умом. Ты помнишь, кто ты такой?
   - Да, - чуть нахмурившись, медленно произнёс мертвец, - я Иссидор, и ты меня только что убил, да?
   - Совершенно ненужные, и никого не интересующие подробности, - маг скорчил гримасу, которую Агнесса бы, пожалуй, посчитала забавной. - Теперь слушай внимательно, и запоминай, Иссидор. Ты не умер, ты жив, просто задремал на несколько минут. Проснулся от странного шума и света на улице -- когда ты выглянул, тебе показалось, что около двери кто-то колдует, и кажется, собирается взломать дверь. Ты испугался, и побежал за помощью за господином магом. Всё понятно? Теперь иди.
   Мертвец неуклюже, покачиваясь встал, сделал неуверенно несколько шагов, а потом, всё быстрее, пошел. Некромаг окликнул его уже в дверях:
   - Иссидор!- мертвец резко обернулся, и голова его, и так плохо державшаяся на сломанной шее, и вовсе завалилась в бок. Маг раздасадованно вздохнул, пожалев о том, что у него не было времени на нормальное восстановление тела. - Ты это... головой особо не верти.
   Мертвец попытался кивнуть, что было не так уж просто в его положении. Поставив наконец голову на место, он поспешил в сторону левого крыла здания, туда, где находились лаборотории. Анхельм тенью последовал за ним.
   Всё прошло, как по сценарию. Мертвец, добежав до стальной двери, скрывающей лаборатории, застучал что есть сил, и гул, усиленный магией, разнесся на всё здание, так что у "господина мага" не было возможности его не услышать. Когда тот, недовольный поднятым шумом, неохотно выглянул за дверь, он увидел мертвецки-бледного охраника со странно скособоченной головой, лепечущего что-то о "странной магии во дворе". Первоначально маг решил, что охраник просто упился в дребезги, но странный аромат колдовства, незнакомый магу, заставил его поверить в слова Исидора, и сделать последнюю в своей жизни ошибку -- выйти за порог и остаться без защиты охранных амулетов. Битва магов была недолгой -- молодой маг земли, дежуривший этой ночью в МИЦа, совсем не ожидал нападения, да и не мог ничего противопоставить магии смерти. Некромагия не так удобна для боя, как магия арэнаи, но и у некромагов есть свои особые приёмы, позволяющие избавиться от врага быстрее, чем тот сможет избежать удара -- лёгкие дежурного мага просто перестали работать на несколько минут, и пока тот пытался сначала произнести заклинание, а потом и просто вздохнуть хотя бы глоток воздуха, некромаг достаточно близко подобрался к нему, чтобы перерезать горло. Склонившись над ним, он акуратно налил в небольшой бутылёк крови убитого и сделал несколько добрых глотков. Теперь охранные амулеты принимали его за своего, и он свободно смог войти внутрь. У трупа и вовсе не было с этим проблем.
   - Ну заходи, - нетерпеливо крикнул Анхельм неподвижно стоящему Иссидору, - мне возможно еще понадобиться твоя помощь. И тело мага с собой возьми, возможно, мне понадобиться еще немного крови...
   Дальше всё было просто, оставалось только идти тем путём, что рассказала ему Агнесса, избегая комнаты с живыми и разумными артефактами, уж слишком много с ними было проблем -- они могли не только напакостить, но и наябедничать на него хозяину. Хотя где-то в глубине души Анхельм знал - он просто не сможет, увидев некоторые экземпляры коллекции Асета, уничтожить бесценные артефакты, и вместо спасения Эйнара займётся банальным расхищением сокровищницы сигила. Некоторая заминка вышла у входа в подвал, но тут на помощь пришел жучок, прикрепленный Агнессой заранее. Небольшой импульс магии -- и небольшая коробочка где-то там, в глубине подвала, оживает, выпрямляет невесть откуда взявшиеся ножки, встряхивается, и бодро бежит на зов своего хозяина. Добежав до стальных дверей жучок в задумчивости останавливается, а затем запрыгивает вверх и замирает. С другой стороны некромаг довольно улыбаеться, и прикоснувшись к двери с другой стороны, с закрытыми глазами шепчет что-то по ту сторону. Жучок начинает шевелиться, дрожать, а потом раздваивается. Через несколько минут таких жучков уже с десяток.
   - Ну что же, милые, приступайте к работе! - Анхельм от удовольствия чуть не хлопает в ладоши.
   Те послушно копошаться, вгрызаясь в сталь замка, и превращая его в стружку, попутно уничтожая магию, наложенную на дверь. Анхельм поворачивается к мертвецу, и доверительно ему говорит, не обращая внимание на бесстрастность Исидора:
  -- Я конечно недолюбливаю гармскую некромагию, но одно у этих гармцев не отнять -- они умеют делать чудесные безделушки. И ведь как хорошо получилось, что у меня есть этот артефакт, а в этом городе есть гармские некромаги, на которых и можно всё свалить!
   Прошло чуть менее чем полчаса и о замке на двери напоминает только металлическая стружка, да и одинокий жучок, сыто урчащий на полу. Анхельм спустился вниз по лестнице, не обращая внимание на глухие звуки, раздающиеся за его спиной -- это старательный Исидор, тащит за ноги труп мага, чья голова то и дело бьется о каменные ступеньки, оставляя за собой кровавый след.
   Спускаясь вниз, они останавливаются в главной подвальной комнате, и Анхельм озирается, оценивая масштаб работы.
   - Отлично, это комната подойдёт. Исидор, будешь мне ассистировать.
   Вытащив из сумки кисть, Анхельм аккуратно разрезал мёртвое тело мага вдоль линии вен и по грудной клетке, и окуная кисть в получившуюся кровавую "палитру", начал рисовать на каменном полу пентаграмму и давно забытые символы, чье значение знают только сами маги смерти. Исидор же, ползая по углам, рассыпает мелко помолотые в пыль травы, предназначенные для усиления некромагии. На это уходит еще двадцать минут.
   - Надо поторопиться, мы еще даже не добрались до Эйнара, - Анхельм поднялся с колен, и оставив Исидора на всякий случай сторожить лестницу, отправился дальше. Он заглянул в комнату с животными, о которой расказывала Агнесса, но не стал в ней задерживаться, пройдя мимо.
   Его чутье некромага, позволяющего подобно целителю чувствовать жизненную силу, говорило том, что где-то там, дальше по подвальным коридорам, есть кто-то еще, обладающей жизненной силой и магией, пахнущей также вкусно, как и магия Агнессы. Это было странно -- обычно маг, не колдующий активно, практически никак не обнаружим на магическом фоне, от Эйнара же, если это конечно был Эйнар, просто разило магией. Наконец долгожданная камера, за которой, некромаг уже знал, находиться Эйнар.
   - Там есть кто живой? - спрашивает Анхельм. - Эйнар, если ты там, ответь. Я пришел вытащить тебя по просьбе твоей сестры.
   Раздается шорохи, рычание, перемежаемое со скулежом, и наконец хриплое "Да, я... я... здесь". Этого было достаточно. Избавившись от замка с помощью жучка, который уже с трудом пожирал магию и сталь, а под конец и вовсе сдох, рассыпавшись на мелкие детальки, Анхельм зашел в камеру, брезгливо зажав нос. Запах в камере стоял еще тот -- пахло кровью, потом, мочёй, собачей шерстью... А это тут откуда? Окинув камеру, острый взгляд Анхельма остановился на куче тряпья в углу, и странно сгорбившуюся фигуру.
   -Эйнар? - Анхельм сделал неуверенный шаг, и остановился. Этот странный запах магии не давал ему покоя. - С тобой всё в порядке, ты способен передвигаться?
   Сидящий в углу человек медленно поднял голову, и глаза Анхельма встретились взглядом с серыми, как у Агнессы, глазами на странном, обезображенном лице, которое странным образом всё время менялось, всё больше и больше становясь похоже на волчью морду. Заметив сузившийся взгляд на непроницаемом лице некромага, Эйнар попытался усмехнуться, приоткрывая острые клыки:
   - Советую вытаскивать меня очень осторожно -- я слишком давно не ел. Могу и не сдержать свои... инстинкты.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"