Булгари Шайда: другие произведения.

Взрослые люди. 24 глава.О решениях и их последствиях

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    24 глава. Где Агнессе приходится говорить правду. Комментируем, не стесняемся. А то как не родные.


24 глава

   Заснула я только под утро, поэтому тихий, но настойчивый стук в дверь застал меня врасплох. Завернувшись в одеяло, так, что из кокона выглядывал практически один только нос, я подкралась к двери и напряженно замерла у двери. Если это опять Салман, то я за себя не ручаюсь...
   - Айри Агнесса, вы откроете или нет? - раздраженный голос Дезире Фанфорт. Я подавив волнение и справившись с замком, втаскиваю Анхельма внутрь.
   - Ну как всё прошло?
   - Нормально. Эйнар уже в доме Гиваргиса. Но знала бы ты, чего мне стоило его туда притащить.
   Я замираю.
   - Он ранен? Без сознания?
   - Нет, но он несколько... не в порядке, и к тому же сильно фонит магией. Если это не прекратиться, его могут отследить по магическому фону. Я не слишком лажу с магией арэнаи, поэтому полог, который я поставил, лишь немного скроет его присутствие, так что полагаю, этим лучше заняться тебе.
   - Сейчас только оденусь.
   От волнения я начинаю метаться по комнате, но останавливаюсь, заметив пристальный взгляд Анхельма.
   - Что?
   - Боюсь, с этим придётся подождать до ночи.
   Анхельм несколько темнит, и мне это совершенно не нравится. Я пытаюсь успокоиться, сажусь на кровать, сцепляю руки замком и пристально смотрю на некромага:
   - Ты хочешь сказать что-то еще?
   - Так как я не могу слишком привлекать к себе внимание, тебе сегодня придётся стать моими ушами и глазами. Я хочу удостовериться, что всё прошло как надо, и Асет Орани действительно мёртв.
   - Мёртв?! Ты убил его? - я не могу скрыть своего удивления.
   - Нет, пока еще нет, - Анхельм смотрит на часы, стрелки которых уже подходят к восьми. - Но с минуты на минуту это должно случиться... Ага, а вот и оно. Он активировал пентаграмму.
   Я с недоумением смотрю на некромага, когда меня накрывает затхлая, удушающая волна магии, а в ушах нарастает сводящий с ума гул.
   - Пожалуй, это не останется незамеченным ни для одного мага в городе, - говорит Анхельм, подходя к окну. Я подбегаю к окну, но не замечаю в пейзаже ничего странного, по крайней мере до тех пор, пока не переключаюсь на другое виденье. Я медленно поворачиваюсь к Анхельму:
   - Правильно ли я понимаю, что этот небольшой некромагический смерч вьётся над зданием МИЦа?
   - Ну если конечно какой-нибудь другой некромаг не решил побаловаться высокой магией в центре города, то полагаю, так и есть, - невозмутимо говорит Анхельм. - Я думаю, тебе лучше спуститься вниз, так как отсутствие реакции с твоей стороны может вызвать ненужные вопросы.
   - Хорошо, полагаю, у меня есть время на то, чтобы одеться, - сквозь зубы говорю я. - Могу я за это время получить чуть больше информации?
   Пока я одеваюсь за ширмой, Анхельм рассказывает мне о своём плане. Пентаграмма, построенная Анхельмом на крови убитого им мага, должна была активироваться когда в пределах её досягаемости окажется Орани. Всё было просто - утром взлом должны были обнаружить, но наткнувшись на подготовленные заранее магические ловушки, не лезть в подвал, а отправиться за сигилом, на которого и был "зацеплен" магический капкан. Некромагическое заклинание срабатывало, и там, где раньше было здание МИЦа, должен был разверзнуться небольшой филиал бездны, в которой и должен был сгинуть маг хаоса, а также те, кто на свою беду, находился бы рядом. Ну, отлично просто, нет слов.
   - Мне кажется, или ты расстроена? - с видом пай-мальчика (а точнее, пай-тётушки), спрашивает Анхельм.
   - Насколько я понимаю, Нортон просил не делать резких движений, а только лишь наблюдать, вмешиваясь только в крайних случаях. Совершение некромагического ритуала, разрушение правительственного здания, убийство двоих людей, это если не считать случайных жертв... и всё ради того, чтобы уничтожить Асета Орани. Скажи, оно того стоило?
   - От опасных соперников нужно избавляться в первую очередь, - пожав плечами, равнодушно говорит некромаг, - а Орани один из самых опасных людей, которых я знаю. Я мог бы им даже восхищаться, если бы он не вызывал у меня такое отвращение.
   -Что, его методы не нравятся? Так твои не лучше, - резко бросаю ему.
   - Любая победа чего-то стоит, - напоминает мне некромаг, - но я предпочитаю расплачиваться за победу чужими жизнями, а не своей.
   Анхельм прав, наверное. Он старше, мудрее, много видел. Вот только почему-то я не могу отнестись к смертям незнакомых мне людей также спокойно, как Анхельм. И Асет Орани... Я понимаю, умом, что он тот еще подонок, но умереть вот так вот, не зная даже от чьих рук... жестоко, бесчестно. Ловлю на себе взгляд Анхельма, насмешливый и изучающий, и тут же отвожу глаза. На душе погано.
   - Ладно, я пошла. Посмотрим, что у тебя получилось.
   Быстрым шагом выхожу, спускаюсь по лестнице, и у самых дверей встречаю Реймиса Зарра, Ирбиса Като и еще пару незнакомых мне магов, поднятых видимо из своих постелей. Изображаю на лице тревогу и замешательство:
   - Что случилось? Я почувствовала странную магию...
   - Магия смерти. Кто-то покусился на МИЦа и Совет магов, - цедит сквозь зубы Като. - Где эти гармские некромаги? Если окажется, что они исчезли, я голову прикажу снести охране...
   - Почему это мы должны были исчезнуть? - Слышится сверху надменный голос, и особо впечатлительный юный маг, стоящий рядом со мной, вздрагивает, и чуть ли не в юбку мне вцепляется. Я же, привыкшая к звукам этого голоса, просто вскидываю голову вверх, чтобы получить незабываемое, в прямом смысле этого слова, зрелище -- двоих встрёпанных и хмурых некромагов, стоящих на лестничном пролёте ну в очень плохом расположение духа. Маги, стоящие рядом со мной, напрягаются, и кажется, готовятся к атаке, но Рэймис взмахом руки останавливает их. Похоже, он, как правая рука Астарта, обладает здесь наибольшей властью.
   - Айрин Хаккен, айрин Зикрахен, имеете ли вы информацию о выбросе некромагической энергии в районе центра города, а конкретнее, здании Совета магов? - официальным тоном спросил незнакомый мне маг в возрасте, но с выправкой военного. Видимо, именно он занимается вопросами магической безопасности во дворце.
   - Мы также как и вы были разбужены магией, творящейся в городе, - отвечает Адиель, мой незадачливый убийца.
   - Имеете ли вы информацию о том, есть ли в городе другие некромаги не ниже первого уровня?
   - Если таковые и есть, то мы о них не знаем, - это уже Джаред, настороженно смотрит на мага, но кажется, всё еще не понимает, какие неприятности ему светят.
   - Прошу вас не оказывать сопротивление и проследовать под стражу до выяснения обстоятельств, - каким-то каменным голосом говорит маг.
   Кажется, мы это уже проходили. Сейчас Джаред выйдет из себя, и я не уверена, что захочу в этот раз его успокаивать. Ну уж нет, пусть без меня разбираются, я пока тут, в уголке постою. Но, к моему удивлению, Хаккен остается спокоен:
   - Я вижу, подозревают в первую очередь нас. Надеюсь, это досадное недоразумение скоро проясниться. Адиель?
   - Ну что же, раз это требуют правила безопасности... Я готов отдаться в руки закона, - голос некромага почти весел, но за ним отчетливо слышится напряжение.
   - Что ж, отлично, тогда...- подавив вздох облегчения, говорит маг, но его прерывает Рэймис, до этого спокойно стоявший в стороне:
   - Здесь присутствует еще один маг, представляющий интересы другой державы, и в чьей непричастности к данным событиям я не уверен. Я думаю, вам следует, айрин Хаэтто, заключить под стражу и Агнессу Эйнхери.
   На миг мое сердце останавливается, чтобы затем забиться сильнее. Надо взять себя в руки, и постараться не обращать внимание на устремленные на меня взгляды, любопытные, настороженные, а некоторые и вовсе недоброжелательные.
   - А есть ли основания? Айри Эйнхери даже не маг смерти, - с сомнением в голосе спрашивает айрин Хаэтто Зарра, признавая, впрочем, право Рэймиса решать мою судьбу.
   - Но и не просто боевой маг, не так ли, айри Эйнхери? Не так давно я с удивлением обнаружил, что уважаемая айри неплохо владеет ментальной магией, и теперь я не уверен, что она не скрывает от нас что-то еще.
   А ты умен, Рэймис, и гораздо опаснее и влиятельнее, чем я полагала. Видимо, Зарр уже успел плотно пообщаться с Салманом, и вполне предсказуемо посчитал, что я злонамеренно околдовала воина. Но вот только как не вовремя ты решил вывести меня на чистую воду -- при Ирбисе Като, который, судя по его замершему взгляду, уже свёл между собой разорванныеее обрывки знаний, при Адиеле Зикрахене, который теперь станет гораздо более изощренным в попытках моего убийства, и при Джареде, который... кажется, вовсе не удивлён! Так он значит, уже знал, или, по крайней мере, подразумевал. Но как?
  
  
   Стража, сопровождающая некромагов и меня в темницу, показалась мне несколько декоративной. Несмотря на преимущество в количестве, и устрашающие магические игрушки в руках, я думаю, стражники отлично понимали, что захоти мы освободиться от охраны, от них бы мокрого места не осталось, и поэтому безумно нас боялись. Да, мы такие -- двое безжалостных тёмных некромагов и одна безумная арэнаи, бойтесь нас, ха-ха. Но как бы я не зубоскалила я на эту тему, чувствовала я себя всё же не очень уютно. Оставалось успокаивать себя только тем, что у меня было железное алиби -- по совету Анхельма, я весь вечер находилась при принцессе Элоизе, а потом почти всю оставшуюся ночь играла в азартные игры с местными молодыми бездельниками-аристократами.
   В местной тюрьме оказалась только одна камера, полноценно обустроенная для содержания магов, и, к моему глубокому сожалению, делить мне её пришлось с некромагами, находящимися не в лучшем состоянии духа. А уж то, что один из них не так давно покушался на мою жизнь, отнюдь не прибавляло мне хорошего настроения. Я, настороженно глядя на магов, которые как разъяренные тигры метались по комнате, присела на грубо сколоченную деревянную скамейку. Болела голова, и усилилась слабость -- всё же отсутствие магии плохо сказывалось и на характер, и на самочувствие. Одно радовало -- не только мы были беспомощны, но и наши тюремщики не могли нас подслушивать -- магия здесь просто не работала, а толщина стен и двери была более чем внушительна. А значит у меня выдался шанс разговорить гармцев.
   - Господа, вы понимаете, что вообще происходит? - осторожно спросила я, стараясь глядеть при этом только на Хаккена, но ответил мне, к моему удивлению, Адиель.
   - В городе кто-то очень по-крупному решил поиграться с некромагией, результатом чего, насколько я понимаю, стало разрушение здания Совета Магов. И вместо того, чтобы привлечь нас к расследованию, решили арестовать. Ну что же, удачи им в расследовании, - зло кинул маг. Я с удивлением кинула взгляд на Джареда и он пояснил:
   - Эти умники просто напросто потеряют время, пытаясь разобраться в случившемся без нас. Сюда по остаточной волне магии, которая дошла до дворца, и визуальным эффектам, заклятие было весьма специфично. Не думаю, что местные маги разбираются в нюансах некромагии -- а когда хоть что-то поймут, драгоценное время будет упущено и все следы магии будут уже развеяны.
   - Ну, у них есть причины вам не доверять, - я прикрыла веки, стремясь скрыть взгляд, - всё же вы единственные в городе, способные к такому уровню некромагии. И уж тем более, я думаю, айрин Хаэтто осведомлён, что вы находились в более чем прохладных отношениях с Астартом Агатом.
   - Судя по тому, что вы с нами, - Зикрахен отвешивает мне ироничный поклон, - под подозрение попали все маги-иностранцы. От вас, айри Эйнхери, как оказалось, тоже можно ждать неожиданностей.
   - Уж такова моя натура мага арэнаи, - я криво улыбаюсь.
   Клонит в сон, но мне сложно расслабиться, находясь в обществе двух гармцев, один из которых настроен ко мне более чем недружелюбно. Но, в конце концов усталость берёт своё, и я погружаюсь в дремоту, из которой меня выводит лязг тяжелой двери. Продирая глаза, замечаю, что Зикрахена выводят из комнаты, видимо, на допрос.
   - Так быстро? Я думала, они промаринуют нас намного дольше, - подавив зевок, говорю я, - и не вызовут на "собеседование" раньше времени.
   - Не думаю. Вряд ли они рискнут портить отношения с Гармом, удерживая нас в камере долго. Мы еще попортим им кровь за наше унижение, - злорадно улыбается маг. Эти могут - я даже в глубине души пожалела господина Хаэтто и Зарра, по крайней мере пока не вспомнила, что сама стала жертвой мнительности алисканцев. - Меня, правда, интересует другой вопрос. Когда ты успела насолить Рэймису Зарру?
   - Не знаю, - буркнула я. - До этого утра он относился ко мне довольно дружелюбно.
   - Полагаю, это как-то связанно с Салманом, и его обеспеченной с помощью магии привязанностью к тебе, - проницательно говорит маг, и я вздрагиваю от неожиданности. Что, уже об этом в газете вышло, а я еще не в курсе?
   - Откуда знаешь?
   - Не так уж сложно догадаться. Полагаю, и Рэймис, и Като давно бы уже догадались сами, тем более что Като более чем опытный менталист, вот только никто из них даже и подумать не мог, что ты помимо боевой магии владеешь и магией разума, и способна зачаровать Салмана.
   - А для тебя это почему-то не стало таким уж большим сюрпризом. Почему?
   - Ну, стоило догадаться, что тебе от матери достался не только цвет глаз, но и некоторые особенности дара.
   - Говоришь так, как будто её знал.
   - Не имел чести.
   Некромаг садиться рядом, и утомленно прикрывает глаза, а я в это время напряженно думаю. Все мои предыдущие попытки разговорить некромага заканчивались неудачей, и всё, что я выяснила о матери и её родне -- что она происходила из знатного гармского рода, мой прадед сейчас был со-правителем Гарма, но что при этом сама мама совсем из других мест. Где и как мама жила раньше, каким образом она стала женой тайранского мага, и почему внучка могущественногоо некромага владела не некромагией, а ментальной магией, я так и несумевв выведать, хотя моя интуиция подсказывала мне, что Джаред знает больше, чем говорит. Я не стала на него давить, и вместо этого решила удовлетворить своё любопытство в другой области.
   - Послушай, Джаред, а я смогу стать некромагом, если захочу? - вкрадчиво спросила я.
   - Нет, с чего ты решила? - от удивления Джаред даже открыл глаза, и теперь пристально смотрел на меня.
   - Ну, я же смогла самостоятельно освоить ментальную магию, не думаю, что некромагия окажется такой уж сложной штукой. Тем более что наследственность более чем позволяет.
   - А некромагию не сможешь, - отрезал Хаккен.
   - Почему?
   - Тебе это не нужно.
   - Я сама могу решать, что мне нужно, а что нет. Так я смогу стать некромагом?- задавать вопросы я могла бесконечно, но, я полагаю, и некромаг мог увиливать от ответов столь же долго. Но в этот раз, он, по неизвестным мне причинам, решил ответить:
   - Некромагами могут становиться только мужчины, для женщин это искусство мало того что недоступно, но и еще очень опасно.
   Я недоверчиво покачала головой:
   - Если оно недоступно, откуда вы знаете, что оно опасно? Глупость какая. Не бывает магии мужской и женской -- и если вы запрещаете своим женщинам колдовать, это совсем не означает, что они не могут вовсе становиться некромагами.
   Маг как-то странно посмотрел на меня:
   - Запрещаем? Если и запрещаем -- то только ради их пользы. Что ты знаешь о некромагии?
   - Немного, ты же знаешь, что магия смерти в Тайрани под запретом.
   - Но ты ведь изучала историю магии? Сможешь вспомнить самых известных некромагов?
   - Ну... Танар Охотник, Каррахен Труп, Ортто Харр, Хель Пустынник, ну еще пять или шесть магов, из тех, кем детишек перед сном пугают. И да, я поняла, к чему ты ведёшь -- женщин среди них нет. Ну и что? Некромаги не прославляются героическими поступками да добрыми делами -- всё больше своими безумствами и убийственными игрушками. А в этом ваш брат куда как преуспел, куда уж бедным чародейкам...
   - Но я то о некромагах знаю гораздо больше тебя, и могу сказать -- не было и не будет среди женщин некромагов, даже в Гарме, где искусство смерти в особом почёте. И не потому, что дар этот не встречается у женщин -- встречается, хоть и редко. Но всегда приводит к смерти и безумию.
   - Безумию? - я тихо повторила за ним последние слова.
   - Некромагия, как и многие другие виды чародейства, на самом деле состоит из нескольких искусств, - начал издалека Хаккен. - Одно из них роднит некромагию с магией разума -- нейромагией: это умение видеть и чувствовать ино-жизни, то, что люди называют нечистью, умертвиями, духами, умение влиять на них и даже подчинять. Но вторая способность некромагов поистине уникальна, это умение, дарованное богами -- мы можем иметь дело с истинно-мёртвым.
   - Истинно-мертвым? Ты говоришь о неодушевленных предметах?
   - Я не говорю о предметах и вещах -- даже в камне есть если и не душа, то своя энергия, сила. Истинно-мёртвое такой энергией и силой не обладает, оно безжизненно полностью -- не обладает ни памятью, ни сутью, просто голая материя.
   - Подожди, но тогда никакой маг не сможет управлять истинно-мертвым, - я нахмурилась, -- магия есть суть управление энергиями, а материя не может существовать без духа.
   - Может, но очень ограниченное время, - Хаккен пожал плечами. - Наш мир сам выкидывает за свои границы и уничтожает противоестественную его сути бездушную материю, истинно-мертвое. Но мы, некромаги, можем её создавать, творить из живого, из умирающего и разрушающегося... Тем самым нанося раны миру, да, но достигая подчас невиданного для других чародеев могущества.
   Он говорил, и я не могла оторвать глаз от него -- сейчас Джаред одновременно притягивал к себе, и хотелось вечно его слушать, быть с ним, идти за ним, и в то же время отталкивал, вызывал отвращение, брезгливость, даже страх. Как будто он сам был -- немного неживым... Он поймал мой взгляд, и сухо улыбнулся:
   - Вот о чём я говорю -- ты ведь видишь, чувствуешь мой дар? Для тебя он достаточно безопасен -- всё же в тебе есть кровь Рейвена, защищающая тебя, но как наследница дома Эйнхери, одна из арэнаи, ты воспринимаешь мою силу как опасную для себя, и не зря. Так уж получилось, что вы, арэнаи любите ходить по самому краю пропасти. Вы заигрываете со своей смертью, но не всегда можете удержаться на грани, избежать искушения.... и не испытать, что же там, по другую сторону... А там всегда одно -- смерть, покой, безмолвие. И арэнаи, с их азартом и безрассудством, слишком быстро поддаются чарам Госпожи Смерти, и проваливаются в небытие, переходя на ту грань. Некромагия требует осторожности и хладнокровия, на которую боевые маги просто не способны.
   - Может и так, но ведь не только в этом дело?
   - И среди боевых магов встречались те, кто владел чарами смерти, пусть и в малом объеме - согласно кивнул Хаккен. - Но я же говорю тебе -- это искусство не для женщин, пусть даже для таких талантливых как ты. Тем более для таких талантливых как ты.
   - Но почему, почему одни могут управлять истинно-мертвым, а других оно доводит до смерти и безумия? Ты ничего нормально не объяснил, - с раздражением в голосе сказала я.
   - Сложно сказать, - немного промолчав, сказал маг, - теорий много. Одна из них гласит, что та, кто приносит новую жизнь в этот мир, не способна воспринять в своем сознании истинно-мертвое. Пусть женская психика и более гибка, чем мужская, но в то же время она более уязвима. Более романтичная версия относит причины к легенде о братьях Тайро и Кайри. Ты её помнишь?
   - Конечно, - я кивнула, - её любили нам рассказывать в детстве. Тайро, первый некромаг, тот, кто заключил договор с госпожой Смертью, и Кайро, её возлюбленный, арэнаи...
   - Ну, в версии, которой рассказывали нам, Смерть была более любвеобильной, - некромаг хрипло рассмеялся. - Говорят, Тайро был в не менее близких отношениях с нашей Госпожой. И мы, некромаги, унаследовавшие его дар, являемся ей возлюбленными подданными, любимые и любящие. Но только вот в чём незадача -- Госпожа всё же тоже женщина, она ревнива и не терпит рядом с собой соперниц, поэтому-то и не встречаеться среди её адептов волшебниц.
   - Дурацкая легенда, - я почему-то расстроилась. Сделали из Смерти какую-то дамочку легкого поведения, ревнивую и завистливую... И вообще, это только сказка. Я в неё не верю.
   - Жалеешь, что не только арэнаи любимчики Смерти? - по лицу некромага скользнула тень улыбки, но почти тут же исчезла. - Агнесса, я понимаю, что ты всё еще поиске, что ты жаждешь новых знаний и не боишься экспериментов со своими способностями -- но будь чуть более осторожна. Слишком многие маги не доживают до столетнего рубежа именно потому, что в азарте и погоне за новыми впечатлениями забывают о том, как уязвима человеческая природа. И тем более это относиться к боевым магам -- Смерть питает к вам слабость, и всегда готова забрать вас в свои чертоги.
   - Вот уж действительно женщина, непостоянная и легкомысленная, - иронично сказала я, - в гости приглашает, а на работу нанять не хочет.
   Наступила пауза. Маг, о чём-то думая, неподвижно сидел, прислонившись к стене, и кажется, даже почти не дышал. Я поёжилась -- после всех этих разговоров, о Смерти, о истинно-мертвых и о природе арэнаи я чувствовала себя более чем неуютно. Ох, зря мы заговорили о Госпоже...
   - О чём ты думаешь? - спросила я Хаккена, пытаясь разрушить эту вязкую тишину.
   - О том, какова вероятность того, что в городе могли оказаться другие некромаги, кроме нас с Зикрахеном.
   - И?
   - Это почти невозможно... Мы бы почувствовали другого некромага в городе.
   Но не почувствовали под носом у себя Анхельма. Или у гармцев слишком большое самомнение, или... Анхельм чертовски хорош. Я бы скорее поставила на второе.
   - Может, его и не было? Мог ли Зикрахен провернуть это за твоей спиной? - я не могла не попытаться посеять между ними зерно сомнения.
   - Он не любит так работать, слишком много шума было, - едва поморщившись, произнёс Джаред. Затем он пристально а меня посмотрел: - но ты ведь не разу не усомнилась, что это был не я. Ведешь себя как обычно, ни тени подозрения...
   Я выругалась про себя. Ну конечно же, я ведь, якобы, ничего не знаю о том, что случилась с МИЦа, только лишь то, что в это замешан какой-то некромаг. И, ясное дело, должна быть как минимум настороже с Хаккеном. А вместо этого болтаю с ним, как со старым другом. Придётся включать дурочку:
   - Джаред, ты... Нет, я не думаю, что ты это сделал, - я позволила себе лукавую улыбку: - да и не в твоём это стиле, вот так вот расправляться с врагами.
   Маг по-птичьи склонил голову, и с любопытством на меня посмотрел:
   - И как, я по твоему, обычно расправляюсь с врагами?
   - Ну, скорее в твоём стиле будет наслать проклятие, длительное по своей продолжительности, и скорее всего очень изощренное, и унизительное. Чтобы другим неповадно было.
   - К примеру, заставить врага умереть от поноса?
   Я захихикала.
   - Это тебе сейчас смешно, - нарочито зловеще произнёс некромаг, - а вот возьму, и придумаю такое проклятие, и назову его в честь прекрасной дамы, которая мне подала мне такую идею. "Проклятие Агнессы", хорошо звучит?
   Мы еще некоторое время поиздевались на счёт всяческих забавных проклятий и их названий (так, к примеру, мне очень понравилось придуманное мной "заклятие Жуткого Джара", предполагавшее что жертва умрёт сама, замученная нотациями этого зануды-некромага), пытаясь как-то развлечься и побороть скуку, но гнетущее настроение так меня и не покинуло.
   - Беспокоишься? - спросил некромаг, заметив мои метания.
   - А ты нет? Я совсем не хочу застрять здесь надолго. Тебя то, я полагаю, очень быстро отпустят, если не найдут доказательство в ближайшие часы. Всё же вряд алисканцы они рискнут лишиться поддержки Гарма.
   - Так то оно так, - несколько неуверенно произнёс маг. Сомневается? Или он думает, что его могли подставить свои? Значит, не так уж и спокойно в Гарме, и внутренние разногласия между консулами Гарма носят даже более серьезный характер, чем я думала. - Но за тебя ведь тоже есть кому заступиться. Вряд ли принцесса позволит так обращаться с её любимой фрейлиной.
   Если бы... Эта эгоистичная девчонка может быть даже и не в курсе моих злоключений, а Анхельму сейчас вряд ли до этого -- он сейчас с Эйнаром. А я обязана, просто обязана выбраться отсюда как можно скорее. Если я не смогу помочь моему брату, это будет плохо. Очень, очень плохо для нас всех.
   Дверь лязгнула, и в камеру ввели Зикрахена, забрав Джареда. Я тоскливо проводила его глазами -- меньше всего мне хотелось остаться в компании человека, пытавшегося меня убить. Тот, не обращая на меня внимание, прошел к противоположной стене, и сев прямо на пол, опёрся спиной о каменную камни. Хм, настолько меня не выносит, что скорее готов сидеть на холодном полу, чем приближаться ко мне?
   - Ну как собеседование? Удачно прошли? - идеально вежливым голосом спросила я.
   - Неплохо, неплохо, - лениво отозвался маг, смотря на меня с холодным любопытством. - и полагаю, гораздо более удачное для меня, чем для моих собеседников. По крайней мере, по сухому остатку полученного знания я остался в выигрыше.
   Я удивленно моргнула. Задавая свой несколько провокационный вопрос, я никак уж не ожидала, что маг мало того что ответит мне, но и еще будет столь разговорчив. Он, как мне показалось, находился в довольно добродушном настроении, насколько это возможно для некромагов.
   - И что же вам удалось выяснить, айрин? И что не выяснили от вас они?
   - Девочка, ты же знаешь, что я чист, - добродушно сказал некромаг, не ответив на мой вопрос. Если не глядеть в желтые глаза, а слушать только голос, можно подумать, что это говорит добрый дядюшка, из тех, что в кармане всегда имеют конфеты для детишек. - Меня в последнее время интересовала совсем иная жертва, чем Орани, и я бы не стал распыляться на несколько целей.
   Я удивилась его наглости - так в открытую признаться, что он хотел моей смерти.
   - Другая жертва? О чём вы?
   - Не притворяйтесь, айри. Я полагаю, Хаккен давно предупредил вас о моих не самых лучших намерениях по поводу вас, иначе бы вы не смогли бы избежать того покушения.
   - И вы так в открытую признаетесь в попытке убийства? - недоверчиво спросила я. - зачем вам это? Решили покаяться и извиниться?
   - Мне не в чем извинятся, я делал лишь то, что должен. Ты представляешь опасность, и тебя необходимо было любым способом убрать с игрового поля.
   - И всё потому, что я правнучка Рейвена? - я позволила проникнуть в мой голос яду.
   - Джаред тебе и это рассказал? - задумчиво сцепив пальцы, он посмотрел на меня чуть более внимательно. - Что ж, ты многое знаешь. Так знай и это: веришь ты мне или нет, но я не хочу твоей смерти.
   - Хочешь сказать, что в том, что ты делаешь, нет ничего личного? Дескать, просто хозяин приказал? - мой сарказм можно было черпать ложками. - А по-настоящему ты ко мне очень хорошо относишься?
   - Нет чести в том, чтобы убивать детей, - поморщился он. Я не возражаю -- пусть меня считают ребёнком, слабой девушкой, да хоть немощной старухой -- лишь бы не пытались убить. Не люблю умирать, знаете ли. - К тому же, если дело можно решить другим способом.
   - Каким же?
   - Почему бы тебе просто не уехать домой? Для нас, - он подчеркнул это голосом, - достаточно будет того, что ты будешь держаться подальше от Алискана, и вообще от любых интересов Гарма.
   - Чем я помешала Талину Рейвену, Первому Консулу Гарма? Я не собираюсь вмешиваться в вашу внутреннюю политику, и уж тем более, не собираюсь афишировать свое родство с некромагами, - в моем голосе была лишь усталость. - Не хочу иметь ничего общего с политикой.
   - Твои желания могут просто не приниматься в расчёт, - возразил Адиель.
   - Не приниматься в расчёт? Кем? Шаноэ? - я с любопытством посмотрела на то, как руки мага рефлекторно сжались в атакующем заклинании, но затем, усилием воли, возращаются на место.
   - Джаред оказался на удивление разговорчивым. Не ожидал.
   - Он тут не при чём. Я подслушала ваш разговор тогда, когда вы думали, что я без сознания. Ведь вы их очень не любите, да? - Адиель промолчал, и я решила не развивать тему. Если уж Джаред мне ничего не сказал, то от этого и тем более ничего не дождаться. - Хорошо, я уеду. Если вы обещаете больше не устраивать на меня охоту.
   Некромаг недоверчиво взглянул на меня. Не ожидал? Я самом деле не собиралась переходить дорогу гармцам сейчас. Остаться в Алискане, вопреки всем предупреждениям моей судьбы, было бы самоубийством. Конечно, будь проблема только в Адиеле, я бы наверное, справилась. Но тут... очень рассерженный на меня Лайсо Агат, зачарованный Салман, смерть Орани, какие-то там Шаноэ, Эйнар в непонятно каком состоянии -- проблемы нарастали как ком. Ну уж нет, я лучше домой вернусь, заодно и отца потрясу на предмет того, как он умудрился связаться с внучкой Второго Консула.
   - Не думал, что вы можете быть столь благоразумны, айри.
   - Всегда рада вас удивлять. Прошу только дать мне неделю, чтобы не вызвать лишние вопросы и утрясти некоторые дела. И я, обещаю вам, что вы больше обо мне не услышите. Удовлетворите только моё любопытство - почему вы всё же сначала решили меня убить, а потом только поговорили со мной?
   - Потому что тогда я считал, что вы одна из Шаноэ.
   - Даже не смотря на то, что во мне кровь Рэйвенов... - меня осенила догадка: - или именно потому, что во мне есть кровь Рэйвенов!
   Маг промолчал, подтверждая мои подозрения. Как же так получилось, что кто-то из Рэйвенов, моя мать или моя бабушка, оказались среди врагов гармцев? Предали свою страну, связались не с теми людьми, нарушили закон?
   - Вот оно как... Но сейчас вы не считаете, что я одна из Шаноэ? Что же случилось?
   - Что же, я полагаю, вам будет интересно, а самое главное будет полезно это узнать, - некромаг встал, разминая затекшие ноги, и несколько раз пройдя по камере, остановился напротив меня. - Не так давно наши люди поймали в окрестностях Алискана шпионку Шаноэ, пытающуюся пробраться на территорию столицу. Я полагаю, вы её прекрасно знаете под именем Мэйлин.
   - Мэй, - я крепко вцепилась пальцами в дерево, пытаясь скрыть смятение, нахлынувшее на меня.
   - Да, Мэй. Много нам узнать не удалось, всё же Шаноэ хорошо готовят своих людей. Но кое-что она перед смертью рассказала, видимо, пытаясь спасти вас. И как ни странно, она не соврала.
   - И что же она рассказала? - слова с трудом слетали с пересохших губ. Пыталась спасти меня? Что ж, у неё был в своё время шанс убить меня, но она предпочла оставить мне жизнь.
   - Что вы лишь невинное дитя клана Эйнхери, - некромаг издевательски улыбнулся. - И что именно это спасло вас в свое время от того, чтобы не превратиться в очередную личинку Шаноэ, а точнее, вас спасла защита вашего отца и деда. Вы знаете, что основным заданием Мэй в Тайрани была именно попытка вашей вербовки, которая провалилась лишь по нелепой случайности?
   - Но зачем им я?
   - То, что вы наследница влиятельного клана арэнаи и правнучка правителя Гарма вполне достаточно для того, чтобы вызвать их интерес. Ну и ваши способности, конечно. Вы же, в некоторой степени, псионик, - несколько брезгливо произнёс некромаг.
   - Как и моя мать, которая оказалась вовсе не безродная лэр. Скажите, моя мать именно от них бежала пятнадцать лет назад из Тайрани? Или к ним? Она ведь... одна из них, да?
   - Если и так, что вы будете делать? - настороженно спросил меня Адиель.
   - Ничего, - я опустила низко голову, так, чтобы волосы скрыли мое лицо, исказившееся в болезненной гримасе. - Если она меня бросила тогда, то зачем мне искать её? Пусть эти Шаноэ катятся к демонам в Нижние миры!
   Он не успел ответить, так как за мной пришла стража. Адиеля вывели вслед за мной, но в сторону выхода из тюрмы -- значит, если гармцев и не оправдали, то по крайней мере не нашли, в чём обвинить. А значит, наш разговор был отложен на неопределенное время. Может, оно и к лучшему - некромаг был достаточно проницателен, и мог бы распознать мою ложь через какое-то время, что было бы смертельно для меня. Знай Зикрахен, что я слукавила,когда обещала не искать свою мать, и я не думаю, что он бы выпустил меня из города живой. Конечно, мне не нравилась вся эта ситуация, и я не доверяла сёстрам Шаноэ хотя бы потому, что на них работала Мэй, ныне уже покойная, но верить всем словам некромагов о Шаноэ я не хотела -- если гармцы говорят, что Шаноэ монстры, то это не означает, что это правда. Тем более, что мама, видимо, одна из них. И если она покинула нас с отцом пятнадцать лет назад, то значит у неё была причина. И теперь я знаю, где её искать. Но вот только буду ли? Если бы она хотела, она бы нашла меня.
   Комната для допросов производила более чем гнетущее впечатление -- стены, обитые мягими, не пропускающими звук панелями, яркий, слепящий глаза магический свет, письменный стол секретаря, скамейка вдоль стены, а посередине комнаты два стула. Полагаю, что мой стул не тот, что с мягким стульчаком, и удобными подлокотниками, а другой, с железными кандалами...
   - Садитесь, - говорит мне Рэймис.
   В небольшую комнату, помимо меня, вместилось четверо не самых хрупких мужчин. . Не слишком ли много для меня одной? Секретаря, канцелярскую крысу, можно не брать в расчет, он только ведёт протоколы. Айри Хаэтто ( я так и не знаю его имени), судя по символу на шее, представитель Совета магов, чье здание Анхельм так неудачно взорвал этим утром. Немолодой седовласый мужчина с холодным взглядом и уродливым шрамом на подбородке. Дознатчик, видимо. И Рэймис Зарр... А он тут в какой роли? Я еще раз пожалела, что в своё время недооценила его, приняв за пай-мальчика. А ведь он, наверное, был выбран в свиту, сопровождавшую Астарта в Истик не только за красивые глаза и дружбу с наследником. Судя по его присутствию здесь, он занимает не последнее место в местной службе безопасности, коллега, так сказать.
   - Благодарю, айрин Зарр, - я деликатно присаживаюсь на край стула, и робко складываю руки на коленях. Поднимаю смиренный взгляд вверх, и замираю. Первым паузу не выдерживает Хаэтто. Он как-то смущенно откашливается, и начинает:
   - Мы извиняемся за доставленные вам неудобства, но обстоятельства сложились так, что нам пришлось пойти на этот шаг, - витиевато, и несколько бессмысленно выразился маг.
   - Да да, я понимаю, - я спокойна и выдержана. Если только они почувствуют моё смятение или страх, они разорвут меня на мелкие кусочки, лишь бы только добраться до истины. - Осмелюсь только напомнить, что я гражданка другой страны, и подданная императора Тайрани и вы не имеете права применять ко мне меры принуждения без санкции моего Государя или его полномочного представителя в Алискане. Более того, вы не имеете право задерживать меня под стражей более чем на сутки, если в ваших руках нет неоспоримого доказательства о совершенном мной преступлении.
   Остаётся только поблагодарит Нортона, что он в своё время заставил выучить наизусть все наиболее важные договоры и пакты между двумя государствами, в том числе и "Договор о пленных". Как знал что пригодиться.
   - В этом нет необходимости, - доброжелательно улыбается маг из Совета: - позвольте представится -- Мариар Хаэтто, глава отдела Совета магов, отвечающего за магические преступления. Менталист. Я буду выступать свидетелем и гарантом того, что всё, что вы здесь говорите, является истиной.
   А вот это плохо, очень плохо. Он менталист, при том такого уровня, что я даже не почувствовала его силу и его дар. В голову он мне не полезет, слишком агрессивным этот жест считается среди магов, но вот истинность моих слов он проверить сможет.
   Дознаватель, прислушивающийся до этого к нашему с Хаэтто диалогу, вежливо скалится, что видимо, должно изображать улыбку, и усаживается напротив:
   - Конечно, айри Эйнхери, мы даже и не думали о подобных мерах. Но мы надеемся, что вы готовы помочь дружескому государству, и ответите на пару вопросов.
   - Всё, что в моих силах, - заверяю я его.
   - Где вы были этой ночью?
   - Во дворце. До трёх-четырёх часов ночи я развлекалась в компании очень милых молодых людей, которыми я познакомилась на тренировках Силкера.
   - Развлекались? - Реймис, стоящий по правую руку от дознавателя, вскидывает бровь.
   - Играли в карты, немного пили, слушали музыку.... Мне ли вам рассказывать, как развлекаются молодые придворные?
   - До этой ночи вы не интересовались придворными забавами.
   - Меня просто не приглашали, - я пожимаю плечами. - А в этот раз я просто набралась смелости, и напросилась сама. Тем более что от меня, как от иностранки, и не требуют такого жесткого соблюдения правил поведения, принятых для местных дам. Я полагаю, эти милые молодые люди были рады моей компании, да и я слегка развеялась.
   - Хорошо, мы опросим свидетелей, - кивает головой так и не представившийся дознователь. Ну зачем же так очевидно обманывать? Вы бы не были сейчас на этой должности, если бы не умели заранее добывать информацию -- уверена, мои ночные приятели давно опрошены, и каждое мое действие и сказанное слово уже изучено и запротоколировано. - Как вы провели остаток ночи и утро?
   - Спала, - совершенно честно призналась я.
   Дальше беседа пошла по накатанному пути. Выясняли мою степень знакомства с Орани (я полагаю, что они уже знали, что целью покушения был именно он), моё к нему отношения, о моем посещении МИЦа, о некромагах... Пожалуй, вопросы были слишком ожидаемые, и ответы на них было дать проще простого, поэтому я несколько расслабилась, и была совершенно не готова отвечать на вопрос внезапно оживившегося Хаэтто:
   - Откуда у вас травмы? Я вижу на вас следы переломов, притом достаточно свежие. Кроме того, так и недолеченное сотрясение мозга, - он несколько неодобрительно качает головой: - кто бы вас не лечил, он не довёл дело до конца.
   Дознатчик встрепенулся, и повёл носом, как будто учуял дичь. Того и гляди вцепиться. И что самое неприятное -- в меня.
   - Вы имели с кем-то конфликт?
   - Ну, я бы не назвала это конфликтом, - я увиливаю как могу, лихорадочно перебирая в голове разнообразные варианты ответа. Соврать что упала, а потом еще раз и еще раз? А потом пол опять меня догнал и я снова упала? Не получиться -- Хаэтто меня в миг раскусит. Сдать Адиеля Зикрахена? Глупо, бесполезно, и вредно: доказательств я предъявить не смогу, Джареда светить во всём этом не буду, и представлять им сведения о моих проблемах с Адиелем я тоже не хочу. Тогда что сказать?
   - Возможно, это произошло на тренировке? - мягко "поддерживает" меня Мариар Хаэтто, подталкивая меня к откровенной лжи, а значит, и большей уязвимости.
   - Нет, тренировки здесь не причём, - обрубаю я попытки мага мной манипулировать.
   - Возможно, это связанно с вашим посещением МИЦа? - теперь меня атакует уже безымянный дознаватель. Готова поспорить на что угодно, что начиная с первых дней своей карьеры в местном отделе безопасности, этому мужчине никогда не давали играть роль "доброго следователя".
   - Нет, айрин Орани был ко мне безупречно вежлив, и тем более не мог нанести мне телесных повреждений.
   - Тогда же послужило причиной ваших ранений? - сочувственно, но твёрдо спрашивает Хаэтто.
   - На меня напали. Но так как инцидент был решен, я не стала привлекать к этому внимание, - я кидаю им кость, надеясь отвлечь их от темы, связанной с Асетом Орани. - В последний день осени, когда я возвращалась во дворец, на меня была совершенна попытка покушения -- в меня стреляли с крыши. Слава Эфру, что на мне был защитный артефакт -- пуля, которая должна была пронзить мое сердце, была притянута артефактом. Хотя конечно без переломов не обошлось.
   - В ночь первого снега? Следующим утром, я помню, вы вернулись под утро с Салманом, и он объявил о вашей помолвке, - вмешивается Рэймис, до этого хмуро молчавший в стороне. - Значит, вы не встречали вместе рассвет?
   - Ваши вопросы о моей личной жизни неуместны, - я позволяю своей ярости выйти наружу, и теперь мы испытываем волю каждого из нас, меряясь злобными взглядами.
   - Я думаю, это уже детали, - переводит тему Мариар. - Гораздо интереснее узнать подробности покушения.
   Я сбивчиво рассказываюю о покушении, пытаясь скрыть за цепочкой слов некоторые нестыковки в моемрассказе.. И отвлекая их от другого действующего лица. - Джудо, моего незадачливого воина. Но как оказалось, безуспешно.
   - Значит, убийца умер от того, что свалился с крыши... странно для мастера своего дела, - говорит Хаэтто, переглядываясь с Зарром. - А ведь он, судя по всему, был более чем хорош -- в темноте, с дальнего расстояния попасть так точно...
   - Я не убивала его, - пожимая плечами, и Хаэтто понимает, что я не вру... А вот что они будете делать с моей правдой, это их дело. Спишут на случайность, или заподозрят влияние другого колдуна, нанимателя убийцы -- меня это уже не касается.
   - И вы не знаете, кому могло бы быть выгодна ваша смерть?
   - Кому угодно, и никому одновременно, - улыбаюсь я одними уголками губ. Мне начинает нравиться эта игра в правду и ложь.
   - Какую роль в этом играл Салман Джудо? - спрашивает ищейка, и я понимаю, что этого немолодого мужчину со шрамами и глазами одичавшей собаки, голодной и злой, ничем не сбить со следа.
   - При чём тут он?
   - Разве его не было в ту ночь с вами?
   - Он провожал меня до дома, и был свидетелем неудавшегося убийства, - я говорила медленно, старательно подбирая слова. - Это всё.
   - И всё? - вскидывая изломанную бровь, спрашивает дознаватель. - Как вы провели остаток ночи?
   - Ну, - я задумываюсь на секунду: большую часть времени после ранения я плохо помню, да и неудивительно -- алкоголь в крови и шишка на затылке кого угодно выведет из строя. Но первым, кого я увидела, когда проснулась, был Салман. Он был очень заботлив.
   Последние слова я говорю нарочито двусмысленно -- несмотря на всё свое варварство, алисканцы те еще скромники... и вряд ли решаться влезть вот так вот в чьи-то интимные отношения.
   - Если вы не верите моим словам, спросите Салмана. Он подтвердит мои слова, - добавляю я, надеясь, что если Салмана припрут к стенке, он будет увиливать примерно в ту же сторону, что и я. Меньше всего мне сейчас хотелось, чтобы речь зашла о Гиваргисе и его доме. Не стоит привлекать внимание к убежищу моего брата.
   Ищейка бросает взгляд на Хэтто, но тот отрицательно качает головой -- дескать, нет, не врёт, хотя и лукавит. Ну так это всем очевидно -- но где это видано, чтобы высокомерные маги, тем более арэнаи, изливали душу, а тем более добровольно?
   - Мы бы его спросили, айри Агнесса, да вот беда -- он молчит как рыба. Готов умереть ради вас, представьте себе, леди. Такая преданность редко встречается в наши дни.
   Я против своей воли бледнею. Конечно, я понимала, что источником знания о моих способностях псионика был скорее всего Салман, но до последнего не хотела верить, что он попался им в руки и они взялись за него столь плотно. Хорошо хоть, что эти "они" оказались приятели Астарта, а не Лайсо со товарищами.
   - Видите ли, его поведение в последнее время было несколько странным, - продолжает Рэймис, - и я попросил айрина Хаэтто продиагностировать моего старого друга. Вряд ли вы удивитесь, если я скажу, что обнаружил на нём следы ментального воздействия. Вашего ментального воздействия, айри Эйнхери.
   - И ничьего больше? - с искренним интересом в голосе спросила я. Стихийник удивленно моргнул.
   - Нет.
   - Понятно, - задумчиво пробормотала я. Значит, наше с ним ментальное слияние стёрло все следы вмешательства Ирбиса Като в сознание Джудо.
   - Рад за вас, - Зарр заскрипел зубами, видимо, мысленно стирая меня в порошок. - Не изволите ли объясниться с нами, айри? Какая нужда заставила вас влезать в голову Салмана Джудо и заставлять его в вас влюбляться?
   Я исподлобья гляжу на застывших меня, подобно хищникам, мужчин:
   - Никакой. От вашего Салмана мне никогда ничего не было нужно. Просто однажды я захотела ему помочь, и помогла. А его влюбленность -- лишь побочный эффект.
   - Леди, до этого мы были с вами предельно вежливы -- на вас нет антимагических кандалов, к вам не применялись меры принуждения, и не использовалась магия воздействия, - тихим, выбешенным голосом говорит Зарр. - А вы водите нас за нос и юлите. Вы залезли в голову к подданному Императора, близкому к императорскому дому и имеющему доступ к государственным секретам, несанкционированно воздействовали на него магией разума... И вы думаете, мы оставим это просто так? Даю вам десять минут на раздумья, и если вы всё еще будете не готовы сотрудничать с нами, мы будем говорить с вами совсем по другому.
   Рэймис резко разворачивается, и идёт к дверям. Я окликаю:
   - Айри Зарр, мне не нужно десять минут. Я готова рассказать о том, что вас интересует... но только вам, или Астарту Агату.
   - Попытаетесь зачаровать наследника трона? Вы высоко метите - с презрительной усмешкой спрашивает Рэймис. Я огорченно качаю головой:
   - Не думайте обо мне так плохо, я не настолько глупа -- если бы я хотела иметь в супруги высокородную особу, то я бы давно была бы уже невестой Лайсо. Просто поверьте мне -- причины, вынуждающие меня быть столь скрытной и осторожной, действительно важны, и касаются безопасности государства и... императорской династии. Мне не хотелось бы говорить об этом при посторонних, пусть даже вы им всецело доверяете.
   Рэймис хочет что-то мне возразить, но голос Астарта Агата, донесшийся откуда-то из потолка, его прерывает:
   - Поверим леди, Рэймис. Айри Хаэтто, лорд Калхани, вы можете быть пока свободны.
   Пока я с любопытством оглядываю камеру, ища признаки подслушивающих артефактов, противоположная от двери стена бесшумно раздвигается, и перед нами воочию предстаёт сам Сиятельный Князь. Хаэтто и ищейка неохотно уходят, предварительно несколько раз предложив наследнику хорошенько меня связать и заковать в блокирующую магию кандалы. Следует отдать должное благородству Астарта (или глупости), отказавшемуся обезопасить себя ценой моего удобства. Он настолько уверен, что Зарр будет способен его защитить, или считает, что у меня нет злого умысла против него?
   - Князь, - я низко склоняю голову, приветствуя лорда Агата.
   Астарт несколько устало глядит на меня, усаживаясь на освободившийся стул:
   - Ну почему всё так сложно? Почему фрейлина моей жены не может быть просто фрейлиной, а не шпионкой, отлично владеющей боевой и ментальной магией?
   - Благодарю за столь высокую оценку моих способностей, но я не шпионка, - а что? Хаэтто здесь нет, опровергнуть мои слова некому. Да и шпионкой я себя не считаю -- так, агент-провокатор высшего уровня...
   Астарт укоризненно качает головой:
   Айри, давайте не будем терять наше время. Вы хотели объяснить, что же именно происходит между вами и Салманом. Я жду.
   И я рассказала -- о ментальном блоке, который был поставлен Ирбисом Като на сознание Салмана, и который его чуть не убил, о том, что Джудо работал на Лайсо во многом по принуждению, о своих подозрениях по поводу планов Лайсо... да много я в тот момент наболтала, чтобы обелить Салмана и себя. Астарт внимательно слушал меня, не перебивая, и под его пристальным взглядом я чувствовала себя всё более неуютней:
   - Так значит, вы лишь пытались лишь спасти Салмана от убивающего его заклятия, и случайно "подсадили" его на себя. Как мы можем проверить ваши слова?
   - Спросите Салмана. Он не хотел говорить со мной о делах Императорского дома, но с вами, я уверена, он будет честен. Если я права, и Лайсо есть что скрывать от Императора и вас, то это подтвердит и мои слова.
   - Это конечно так, - спокойно согласился Астарт, - но как мы можем верить Джудо, если он всё еще находиться во власти ваших чар?
   - Тогда пусть ваш менталист снимет мои чары с Салмана, - несколько раздраженно сказала я. - После этого, возможно, вы сможете найти и следы ментального блока, которые сейчас перекрываются, что еще будет одним доводом в пользу моих слов.
   - Агнесса, вы не поняли. Если бы мы могли снять чары с Салмана, и допросить его, то я вряд ли бы с вами сейчас разговаривал о Джудо. Но мы не можем.
   - Не можете? - переспросила я. - снять последствия ментального слияния может любой маг разума выше третьего уровня. Разве Хаэтто...
   - Хаэтто лучший менталист Алискана, и находиться на первой ступени ментальной магии уже вторую сотню лет, но он просто не может ни идентифицировать, ни снять наложенные чары, - сказал Рэймис, злящийся на меня гораздо меньше. - Может быть, если вы объясните, что именно вы делали при ментальном слиянии, и каким образом воздействовали на разум Салмана, мы сможем избавить Джудо от его помешательства.
   Идентифицировать чары? Вспомнить, что именно я тогда делала? Я бледно улыбнулась:
   - Боюсь вас расстраивать, но я плохо представляю, как я это сделала. Понимаете, я учусь ментальной магии всего несколько лет, и она у меня получается мало того, что немного нестабильной, так и еще несколько нестандартной. Так что я плохо представляю, как именно вам помочь, если уж Хаэтто не смог ничего сделать.
   Астарт и Рэймис переглянулись, и я поняла, что меня сейчас начнут убивать.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"