Булгари Шайда: другие произведения.

Взрослые люди. 25 глава. Свидетели

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Свидетелей не убирают.Их кормят, лелеют, они много знают.... (с) И. Лагутенко.
       Обновление от 5 января 2011 года. Может потому, что долго ничего не писала, или по другой неведомой мне причине, но на мой взгляд - эта глава одна из наиболее удачных в моем романе.


  
  

25 глава

  
   Свидетелей не убирают.
   Их кормят, лелеют, они много знают....
   (с) И. Лагутенко.
  
   Салман беспокойно ерзал на стуле, с тревогой глядя на склоненных над ним магов:
   - Забавный эффект, - наконец заметил один из чародеев, приземистый полный господин неопределенного возраста. - Но совершенно непонятно, как вы достигла такого результата.
   - И не говорите, айрин Хаэтто, - отозвался высокий мужчина, больше похожий на воина, чем на чародея. - Не могу понять, то ли это признак гениальности айри Эйнхери, то ли её полной и бесповоротной некомпетенции.
   Я покраснела, но промолчала - считать себя сверх-гениальной я не могла, как бы не хотела, поэтому осталось только признать - в этот раз я напортачила, притом по крупному.
   Мы находились в дворцовых покоях Салмана, которые выглядели на редкость необжитыми и запущенными - воин предпочитал проводить время в казармах или в своём городском доме. После моего допроса, закончившегося более чем неудачно, меня не кинули в самые холодные и мрачные казематы, как я ожидала, а заставили исправлять свои собственные ошибки - снимать с Джудо наведенные чары, заставившие воспылать его страстью к моей особе. И теперь Салман, и так недовольный тем, что его ограничили в передвижении, а затем и вовсе привязали к стулу, и вовсе глядел на нас волком - и уж не знаю, как чувствовали себя другие, а я чувствовала себя весьма неловко и неуверенно. Не заслужил Салман ничем, чтобы с ним так поступали.
   - Зато стало понятно, почему же Салман молчит о Лайсо и его делах, - я старалась не пищать, хотя мой голос был позорно высок. - Дело не в его преданности Лайсо или мне.
   Астарт, мрачно глядевший до этого на вид, открывающийся из окна (а окна комнаты Салмана как раз выходили на разрушенное здание Совета и МИЦа), оглянулся:
   - А в чём же? Ведь вы сказали, что при ментальном слиянии вы сняли все следы контролирующей магии.
   - Не совсем.
   - Не совсем?! - повторил за мной князь. - Извольте объясниться, что означает это ваше "не совсем". "Не совсем", видите ли!
   - Я сняла с него заклятие, грозящее ему смертью, если он заговорит о делах князя Лайсо, но... каким-то образом моё собственное ментальное воздействие не уничтожило запрет на выдачу информации, а лишь загнало его глубже и дало другой источник подпитки.
   - То есть?
   - Пока он в меня "влюблен", он не будет говорить, - я смущенно потёрла нос, избегая встречаться взглядом с Салманом.
   - Как это вообще связанно? - раздражение Астарта выдавали только пальцы, барабанившие по подоконнику.
   - Ну, как-то связанно. Я, если честно, не знаю. Спросите Салмана.
   Все взгляды устремились в сторону Салмана.
   - Ты любишь Агнессу? - с любопытством спросил Рэймис.
   - Это вас не касается, - буквально выплюнул слова Джудо.
   - Хорошо, - согласился Зарр. - Но если ты её не любишь, ты не будешь возражать, если мы её казним за магическое принуждение должностного лица? Что там полагается - казнь через сожжение заживо на костре?
   Я вздрогнула, а Джудо и вовсе спал с лица.
   - Не надо. Я... проклятье, да вы сами всё знаете. Да, я люблю её, и я убью каждого, пусть даже это будет стоить мне моей собственной жизни, кто посмеет причинить ей вред.
   - Ты понимаешь, что твои чувства вызваны чарами?
   - Да, - немного поколебавшись, ответил Джудо, - но это ничего не меняет.
   - Насколько нам известно, ты обладаешь некими данными о действиях и замыслах князя Лайсо, которые могут представлять угрозу для безопасности Алискана и наследника трона.
   Салман изменился на глазах -- как-то неловко скособочившись и сжавшись, он стал походить на забитого щенка, смуглая кожа приобрела землистый оттенок, а дыхание стало прерывистым и тяжелым. Он не проронил ни слова, даже когда Хаэтто, дёрнув за пряди на макушке, впился взглядом в его глаза, вынуждая ответить на вопрос Зарра. Ничего не добившись от Джудо, он отпустил его и разочарованно развёл руками:
   - Ничего мы от него не добьемся. Эйнхери права -- пока на Салмане её чары, мы бессильны. И избавиться от последствий слияния можно только двумя путями -- или снять чары, или убить того, кто их наложил. Тоже, знаете ли, способ, - задумчиво глядя на меня, заметил Хаэтто.
   - Тогда ей придётся их снять, либо умереть, - мне показалось, что в голосе Астарта послышался свист плетей? Не знала, что он может быть таким.
   - Я же уже говорила, - в моем голосе слышалось неподдельное отчаяние, - я не знаю, как это сделать! У меня просто не хватит опыта и сил.
   - Я думаю, айрин Хаэтто не откажется тебе помочь, - как-то странно переглянувшись с магом, заметил Рэймис. Хаэтто согласно кивнул -- дескать, да, не откажусь, помогу дурочке. - в магии разума Хаэтто нет равных.
   - Отлично. Значит мы всё решили. Можете приступать, - князь повелительно кивнул головой.
   - Нет, стойте! - от волнения я подскочила на месте.
   - Что еще? - холоду в голосе Агата могли бы позавидовать и айсберги.
   - Салман меня убьет! Стоит мне снять с него чары -- и он от меня мокрого места не оставит! - с совершенно не наигранным отчаянием в голосе произнесла я.
   - У него конечно есть все причины, чтобы вас недолюливать, но поверьте мне, убивать вас он не станет, - несколько сухо произнёс князь.
   - Боюсь, в этот раз айри права, - Хаэтто задумчиво поскрёб подбородок. - Третий закон магии, чтоб его.
   - Что это значит? - нахмурился Астарт.
   - Магическая энергия не может возникнуть из ничего и не может исчезнуть в никуда, она может только переходить из одной формы в другую. Даже сняв чары, мы вряд ли сможем полностью нивелировать всю магическую энергию, и скорее всего она трансформируется в чувство, полностью противоположное любви...Да, вероятность того, что Джудо решит расквитаться с айри, весьма велика.
   - А мы его подержим, - предложил Зарр, - пока он полностью не очухается.
   - Подержите, чтобы он на меня не напал, или поддержите Джудо в его начинаниях? - съязвила я.
   - А это уже зависит от вашего поведения, - ослепительно улыбнулся маг.
   Мы обменялись злобными взглядами, а Салман возмущено засопел.
   - Что? - спросила я его несколько раздраженно.
   - Мне, знаете ли, неприятно, когда обо мне говорят как о неодушевленном предмете. Вы намереваетесь хоть что-то сегодня делать? У меня руки затекли.
   Я обреченно заглянула в глаза магам и Астарту, но не найдя вних поддержки, устало вздохнула.
   - Хорошо, я попробую.
   Вложив свою влажную от волнения ладошку в ладонь Хаэтто, я установила с ним ментальную связь. В отличии от тотального слияния наших с Салманом сознаний, прикосновение разума Хаэтто было бережно и осторожно. Мы как будто бы касались друг друга кончиками пальцев, ища возможность как можно более безболезненно создать связь между нашими сознаниями. Я поняла, что ментальная связь налажена, когда почувствовала тень присутствия Хаэтто в своём разуме -- как сияющий желтым светом пушистый клубок, полный силы и спокойствия. Чудесно! Я чуть не замурлыкала от удовольствия -- настолько был прекрасен Хаэтто изнутри. Мне послышался тихий смешок:
   - Спасибо, милая. Ты тоже ничего, - раздался голос в моей голове. А может, и не голос, а просто ощущение, что ему нравиться моя реакция на него, и что он доволен мной не меньше. Если бы я была способна краснеть в подобном состоянии -- обязательно залилась бы краской с ног до головы.
   - Вы...
   - Я, я -- теперь я не сомневалась, что Хаэтто хихикает. - Не будем отвлекаться и приступим к делу. Твоя задача повторить ментальное влияние с Салманом, как тогда. Только в этот раз в нужный момент я перехвачу бразды управления и удалю следы твоей привязки из его разума. Салману будет очень неприятно и больно в этот момент -- всё же придётся резать по живому, так что твоя задача помочь ему справиться, не позволив его сознанию закрыться еще больше. Айри, прошу вас -- никакого самоуправства. Одна ошибка -- и мы рискуем привести Джудо к безумию. Еще одного вмешательства он может и не выдержать.
   - Я поняла, айрин Хаэтто.
   Мы стояли, с закрытыми глазами и вцепившись ладонями в друг друга. Не открывая глаз, я протянула свободную руку, и дотронулась до Салмана. Опытным менталистам не было нужды прикасаться к объекту воздействия, но я не слишком доверяла себе и предпочитала действовать самым примитивным способом. Моя рука легла на затылок Салмана, и я, силой воли отодвинув ощущения присутствия Хаэтто, растворилась в Джудо, растворив его в себе. И снова этот вихрь, смятение чувств и путаница мыслей, жар и холод, приторная сладость на кончике языка, и разливающаяся по венам горечь... Если бы Хаэтто не поддержал меня, я бы наверное упала. Пока мы с Салманом ловили удовольствие от воссоединения душ (удовольствие, на мой взгляд, было с гнильцой -- уж слишком легко было в таком состоянии потерять себя), Хаэтто действовал, оплетая наши сознания тонкими, светящимися серебром нитями. И если Салман не мог этого заметить, полностью отдавшись новым ощущениям, то у меня это вызвало более чем оправданные опасения. Отстранившись немного от разума Салмана (в реальном мире он громко застонал, протестуя) я с тревогой коснулась сознания Хаэтто, и тут же была отброшена.
   - Не отвлекайся, и не мешай мне!
   - Что вы делаете?
   - Создаю барьер. Внутри кокона вы будете в безопасности, пока я займусь зачисткой. Мы же не хотим превратить Джудо в неуравновешенного идиота... Так что держи его крепче, если хочешь его спасти.
   А потом мы оказались в аду. Наши с Салманом сознания сплелись настолько, что я чувствовала все его эмоции -- растерянность, боль, страх, гнев... Благодаря кокону, сплетённому Хаэтто вокруг нас, мы были отгорожены от большей части неприятных ощущений, но и тех, что дошли до нас, мне хватило с лихвой. Не знаю, что уж там делал Хаэтто, но трясло нас будь здоров. Хаэтто был магом старой закалки, и предпочитал действовать как можно более эффективно и быстро, а отнюдь не приятно и безопасно. Я пыталась сконцентрировать всё внимание Салмана на себе, но это было сложно -- Джудо рвался прочь из кокона на помощь самому себе. Его реакция была вполне нормальна -- любое глобальное вмешательство в чужое сознание, неважно с какими намерениями, воспринимается самим сознанием как враждебное. Удивительно другое -- мое присутствие Салман и теперь, и тогда воспринимает как совершенно естественное. Удивительно, невозможно... и опасно. Ох, прав был Гройчек, имперский нейромаг -- то, чему учила меня мать, нельзя вписать в рамки нормы. Если я когда нибудь встречусь с матерью, мне будет о чём с ней поговорить...
   Когда я уже начала думать, что этот кошмар никогда не кончится, свистопляска утихла. Я почувствовала присутствие Хаэтто, и нас начало вертеть со страшной силой -- маг раскручивал нити кокона, освобождая нас из плена. Я с некоторой неохотой заставила себя отпустить Салмана, оставляя его одного -- растерянного, смятенного, одинокого. Когда у человека что-то забирают -- не давая ничего в замен, пусть это было даже навязанное чувство, это всегда больно. Прости, Салман Джудо. Хаэтто настойчиво потянул меня прочь, заставляя вернуться обратно в своё тело.
   Я заморгала глаза, привыкая к яркому свету... и сполна оценила своё положение -- почти сидя на коленях у Салмана, я крепко обхватила его руками и прислонилась губами к шее, там, где неровно бился пульс, то ли пытаясь поцеловать, то ли загрызть его, по крайней мере такое складывалось впечатление. За моей спиной стоял Хаэтто, удерживая своим телом мою тушку от угрозы падения, властно положив свои ладони мне на затылок. Я попыталась отстраниться от неловких прикосновений и в результате потеряла равновесие, мешком свалившись на пол, больно расшибив коленки и локти. Но никто не спешил оказать мне помощь или выразить мне сочувствие. Внимание мужчин было сконцентрировано на Салмане, уже пришедшему в сознание. Я решила не обращать на себя внимание, и тихо отползла в сторону -- сил, чтобы встать, у меня уже не осталось.
   - Ты в порядке, друг? - тихо спросил Рэймис, с тревогой склоняясь над Джудо.
   - Н-н-нет, - Салман говорил с трудом, - т-т-такое чувство, что я пил дней десять не п-п-переставая.
   - Провалов в памяти не было? Что ты помнишь последним? - с научным интересом спросил Хаэтто.
   - Как кто-то очень громко думал у меня в голове, - с неожиданной язвительностью сказал воин. - Ваш эксперимент удался?
   - Ну раз ты спрашиваешь об этом, а не здоровье твоей драгоценной Агнессы, то видимо, да, - неуместно жизнерадостно произнёс Зарр.
   Я не успела доползти до кресла, и спрятаться за ним, поэтому когда на мне скрестились взгляды, попыталась придать себе невозмутимый и независимый вид.
   Джудо внимательно изучал меня, с каким-то неприятным, плотоядным интересом, но выглядел вполне спокойно, и на секунду мне показалось, что всё обошлось, и попыток расправы сегодня не будет. Я даже сделав попытку дружелюбно ему улыбнуться, достаточно жалкую попытку, следует признать... а затем воин кинулся на меня, забыв что он привязан к стулу. Последствия не заставили себя ждать, и он всей своей массой, присовокупив к нему вес тяжеленного стула, впечатался носом в пол, как раз туда, где несколько минут назад проползала я. Раздался хруст, а затем стоны и невнятные ругательства, литературные достоинства которых я смогла оценить когда Салман общими усилиями был поднят с пола. Лицо его было залито кровью из разбитого носа, на лбу его назревала знатная ссадина, и выглядел он в целом... злобно, очень и очень злобно. Фантазии Салмана могли позавидовать палачи и пыточных дел мастера всей Ойкумены, а садисты и прочие извращенцы просто бы плакали от зависти, услышав планы Джудо на мое бренное тело.
   - ... и вот тогда уж я и позволю ей умереть, - закончил воин свою экспрессивную речь. - А теперь развяжите меня.
   - Не развязывайте его! - я совсем не стеснялась паники в своём голосе. С воображением у меня тоже было всё в порядке.
   - Ну и что же мне делать? - подавив вздох, спросил Астарт.
   - Развяжи меня, - попросил еще раз Джудо, - я вполне адекватен и не трону эту... айри даже пальцем. Обещаю.
   Поколебавшись, Агат наконец кивнул, и Рэймис разрезал верёвки, держащие Салмана. Тот осторожно встал, разминая задеревеневшие конечности и потягиваясь. Затем он подошел ко мне, и присел на корточки -- я не сводила с него настороженного взгляда, будучи готова ко всему.
   - У меня много претензий к тебе, - мёртвым голосом начал воин, - и честно признаюсь, мне приятна мысль о мести, о причинении тебе боли, о твоей смерти...
   Я сглотнула, но не отвела глаз -- нельзя было показывать свою слабость и страх.
   - Но я постараюсь держать себя в руках. Прошу только одно -- не провоцируй меня, и держитесь подальше, если хочешь остаться жива.
   Я кивнула. От ненависти в глазах Салмана, в которых я привыкла видеть гораздо более тёплые чувства, меня практически трясло.
   - Князь... позвольте мне уйти. Пожалуйста, - это прозвучало жалко.
   - Конечно. Айрин Хаэтто, проводите леди Эйнхери до её покоев. Но мы обязательно вернёмся еще к разговору, айри. Помните об этом.
   Кто бы дал мне это забыть. Хаэтто помог мне встать, и опираясь на него, заковыляла к дверям, стараясь не встречаться взглядом с Салманом. Чувство вины сжигало мою душу, хотя оснований для этого, возможно, было и немного. Я просто хотела спасти ему жизнь, и не собиралась отбирать его волю. Никто не хотел, чтобы случилось то, что случилось.
   Я позволила алисканскому менталисту довести меня до моей двери, и несколько прохладно с ним распрощалась -- боюсь, теперь для меня он будет ассоциироваться с унижением и чувством беспомощности, что я испытала в застенках тюрьмы и позже, рядом с Салманом. А мы, маги, очень не любим, когда наша слабость становиться видна другим. Радовало одно -- моё участие в покушении на Асета Орани (пусть и невольное), так и осталось в тайне, хотя бы на какое-то время. А даже если они заподозрят меня... У меня слишком хорошее алиби, чтобы официально выдвинуть обвинение.
   Зайдя к себе, я даже не включила свет, а просто рухнула на кровать, утомленно закрыв глаза. Обстоятельства вынудили меня колдовать, и теперь моё тело, и так больноe и калеченое, отплачивало мне за нагрузки сегодняшнего дня болью и усталостью. Но нужно было заставить себя встать -- мои проблемы не будут ждать, пока я высплюсь и приведу себя в порядок, о нет, мои проблемы не из таких. Ну почему я не родилась целителем средней руки? Сейчас бы лечила аристократишек, жила в довольстве и сытости, проблем бы не знала...
   Поныв еще какое-то время, я заставила свое одеревеневшее тело подняться и поплелась в ванную. Поплескала в лицо холодной водой, растёрла до красноты полотенцем кожу, и только затем осмелилась взглянуть в зеркало. Угнетающее зрелище -- всклоченные волосы потеряли блеск и приобрели какой-то серый оттенок, белки глаз казались неприятно розовыми из-за лопнувших сосудов. Мышь -- глупая, запутавшаяся и загнанная лабораторная мышь, вот кто я.
   Выглянула в окно и поморщилась. Всю ночь и весь день шел снег, и даже сейчас, ближе к вечеру, он и не думал прекращаться. С тоской взглянула в сторону дворцового сада -- за ночь его засыпало так, что замело все дорожки и аллеи, а деревья, медленно и верно превращались в огромные сугробы. Даже и думать не стоило о том, чтобы выбираться из замка через стену -- по обледенелому камню, с залепляющим глаза снегом, это было больше похоже на самоубийство. Да я даже метра не пролезу!
   Что же делать? Переодеться, изобразив из себя прислугу? Глупо, я не Анхельм, и не смогу быть столь же убедительной, как он, да и в искусстве обмана я не столь сильна. Использовать чары, ментальную магию? На стражу может и подействует, но вот только охранные амулеты это вряд ли обманет... Идти так? Открыто, нагло, наплевав на соглядатаев? Только это и остается. Самое главное сейчас выйти за ворота, а от хвоста я как нибудь избавлюсь.
   Замотавшись шарфом по самые уши, так что наружу выглядывал лишь кончик мгновенно покрасневшего на морозе носа, я решительно направилась прямиком к главным воротам замка. Даже в эту ненастную погоду поток желающих попасть в замок не иссякал -- торговцы, военные, знать, представители гильдий сновали туда и обратно, привычно переругиваясь со стражниками и другом с другом. Идти нужно было медленно и осторожно, глядя по сторонам -- пеших здесь, помимо меня, не было, и мне то и дело приходилось уворачиваться из-под лошадиных копыт, колёс неповоротливых повозок и роскошных карет. На меня сначала даже не обратили внимание, и я начала тешить себя надеждой, что мне удастся остаться незамеченной вплоть до магического периметра охраны, всё же выйти из замка должно быть гораздо легче, чем попасть в него, когда была вежливо, но твёрдо остановлена.
   - Госпожа, а ваши отец знает, что вы собираетесь в город без сопровождения? - строго спросил меня молодой верзила, на вид лет на десять младше меня. - Не думаю что юным леди стоит гулять в одиночестве. Давай я отведу вас к родителям.
   Хм, видимо он из-за моего хрупкого по алисканским меркам телосложения принял меня за девочку-подростка, решившуюся сбежать из под опеки. Я бы с удовольствием подыграла ему, но боюсь, что правда слишком скоро обнажилась бы, и тогда я точно бы попала под подозрение, поэтому я сразу решила объясниться со стражником. Стягивая с лица шарф, я с удовольствием насладилась гаммой эмоций, от замешательства до смущения и даже злости, промелькнувших на юном безусом лице.
   - Я думаю, - мой голос сейчас звучал даже более низко, чем обычно, - что мой отец давно смирился, что я хожу без сопровождения -- в город, в леса, в горы... куда угодно. Вот видите, даже в чужую страну отпустил.
   Узнав во мне печально известную своими странными и вызывающими поступками тайранку, стражник мгновенно собрался и посуровел.
   - Айри... Простите, госпожа, не признал.
   Через считанные секунды рядом с безусым молодчиком встал еще один стражник, угрюмый дядька лет пятидесяти и столь же пристально начал изучать меня.
   - В чём дело? Что-то не так? - наконец спросила я, подпустив в голос ледяной надменности.
   Внезапно в голову пришла мысль, что Астарт Агат мог приказать охране никуда меня не выпускать. Конечно, времени у него на это было не так уж много, но всё же при желании это более чем возможно. Демоны Подземелий!
   - Айри Эйнхери, вы одна? - спросил меня пожилой стражник. Я задумчиво оглянулась.
   - Вроде да, - а затем с тревогой: - а вы видите кого-то еще?
   Молодчик встрепенулся и начал настороженно зыркать по сторонам.
   - Госпожа пошутила, - сквозь зубы процедил дядька и натужно улыбнулся. Допрашивать меня, куда и с какой целью я направляюсь, он не имел право, но и отпускать просто так подозрительную иностранку он не мог, и сейчас мучительно пытался подобрать слова. - Айри Эйнхери, я конечно понимаю, что вы как ведьма....э-э-э, то есть маг способны сами себя защитить, но всё же в незнакомом городе очень легко заблудиться. Может, дать вам сопровождение или вы уже кого-то ждёте? Ваши спутники скоро подойдут?
   - Мы договорились встретиться в городе, - моей безмятежности позавидовали бы даже облака.
   - Но сейчас метель, и уже стемнело, вам не стоит разгуливать по городу в одиночестве, - настойчивости и бульдожьей хватки стражника можно было позавидовать. - Позвольте Хаггсу вас проводить.
   - Я не думаю, что это необходимо, - я с тоской оглянулась в сторону ворот. Время, время, как мне его не хватает! Там меня ждёт Анхельм, Эйнар в непонятно каком состоянии, а я тут препираюсь с охраной на виду у всех. Наверное, я бы всё таки рискнула, и прибегла к магии, несмотря на все неприятные дипломатические последствия, но на этот раз судьба была ко мне благосклонна.
   - Айри Агнесса, - окликнул меня всадник на вороном коне, и спешившись около нашей небольшой компании, щеголевато поклонился. Я с любопытством взглянула на коренастого рыжеволосого алисканца в военной форме. - У вас какие-то проблемы со стражей?
   - Пока не знаю, - дружелюбно ответила я знакомому офицеру. Гайдук, чье имя я никак не могла вспомнить, был одним из немногих приятелей не слишком общительного Салман, и относился ко мне более чем тепло, хотя и несколько покровительственно. - Почему- то они оспаривают мое право на свободное передвижение по городу.
   - Это правда? - хмуро спросил гайдук у стражей. Насколько я знаю, дворцовая стража не подчинялась гайдукам, личной императорской гвардии, но уверенность моего знакомца в своей власти и в своем праве была столь сильна, что парочка незадачливых стражей лишь вытянулась по струночке, и безусый молодчик отрапортовал:
   - Нет, конечно нет.... мы лишь обеспокоились о безопасности уважаемой айри.
   - Я видел, как айри Агнесса достойно выступала против лучших клинков Алискана, и слышал, что она весьма сведуща в магии, так что я думаю, что она вполне способна защитить себя от городского ворья, - хмыкнул воин. - Я так полагаю, вопрос решен, и айри может следовать по своим делам?
   - Не смеем задерживать, - побледневший стражник выдохнул, поняв, что выволочки не будет.
   Его сотоварищ, напротив, как-то пасмурнел и вежливо извинившись передо мной, отвёл гайдука в сторону, и начал что-то жарко ему доказывать. Краем уха я услышала слова "не имеем права", "приказ Карра" и "тайранская шпионка", но вслушиваться в крайне интересный разговор у меня не было никакого желания -- я старалась как можно незаметнее выскользнуть сквозь ворота, пока внимание стражи было отвлечено на назревающий конфликт. Выскользнув за ворота, я тут же попыталась затеряться в лабиринте улиц, но услышав за собой стук копыт, не слишком то удивилась. Было бы наивно считать, что мне позволят вот так вот уйти. Какое же было мое удивление, когда я узнала в преследующем меня человеке офицера гайдуков. Неужели его прислали за мной?
   - Агнесса, вы столь быстро ушли, - крикнул он мне, и поравнявшись со мной, перевел коня на неспешный шаг. - Куда то спешите?
   С некоторой неприязнью я взглянула на воина, и кратко ответила:
   - Да.
   - Вы сердитесь на меня, айри? - улыбаясь, произнёс гайдук. Я наконец вспомнила его имя -- Тахоми. - Совершенно зря, я на вашей стороне. Просто хотел оказать любезность и подвезти вас. Вмешиваться в чужие дела я не собираюсь.
   - Вы... вы доверяете мне даже узнав о моих проблемах с властями? - я старалась говорить иронично, но волнение всё же прорвалось.
   - "Проблема с властями"? Так вы называете ваш утренний арест и подозрение в запретной магии? - развеселился Тахоми. - Полагаю, для вас с вашим неугомонным характером это просто еще один оригинальный способ провести день. А что же говоря о доверии... вам доверяет Джудо, а зная его умение разбираться в людях, я полагаю, вы действительно достойны доверия. Тайранская шпионка, покушавшаяся на жизнь Асета Орани? Смешно. Не думаю, что Салман мог позволить своей невесте такие шалости.
   Я натянуто улыбнулась, и поблагодарила Эфру за то, что новость о том, что я больше не любимая невеста Джудо не успела стать всеобщим достоянием. Тогда, полагаю, слухи о моей причастности к уничтожению здания МИЦа не воспринимались бы Тахоми столь легкомысленно. Всё же безупречная репутация Салмана служила мне отличным щитом.
   - Так куда вы всё таки направляетесь? Я мог бы вас подвезти.
   Отказываться от помощи еще раз было бы слишком подозрительно, поэтому назвав Тахоми адрес таверны для магов, я была аккуратно усажена в седло перед воином, и мы неспешно отправились в сторону таверны. Мы недолго ехали молча, видимо Тахоми был из тех людей, что считают своим долгом помогать другим, независимо от их желания. Хороший человек, но уж слишком общительный, если не сказать навязчивый.
   - Я рад, - степенно начал он, - что Салман наконец то обрел свое семейное счастье.
   - Угу-м, - невнятно пробурчала я в ответ, думая о своём. Меня не оставляло странное ощущение, что что-то идёт не так.
   - Если уж честно, я думал, он никогда не жениться, - продолжал словоохотливый гайдук. - Хотя он завидный жених, вы не думайте. Обеспеченный, здоровый, на хорошем счету при дворе... ну по крайней мере был.
   Ну да, был, пока я не утерла нос Лайсо Агату и не подставила этим Салмана. Остается надеется, что Астарт всё же возьмёт Салмана под свою защиту.
   - Просто ему не очень нравились эти придворные фифы.
   - Что же он себе кого-нибудь по вкусу не нашел?
   - Я ему то же самое говорил! - непонятно чему обрадовался гайдук. - Говорил ему выбрать кого попроще -- ну там дочь торговца или служилого какого, а еще лучше помещицу с хорошим куском земли. Они то не такие выкобенивающийся будут, как эти... аристократочки. Вот взять мою жинку -- папаша её из простых , хоть и богатый. А сама она... эх. С характером конечно девка, бывало приходится и поколачивать... так зато и любит меня по настоящему, готова ради меня все тяготы военной жизни терпеть. А от этих придворных дам разве верности дождешься? Ты в поход, а она в кусты с каким-нибудь напомаженным иностранцем, или кутить за твой счёт.
   - А что же он совету не последовал и не нашел себе нормальную супругу? - спросила, внутренне содрогаясь от образов, подсовываемых моим воображением. Поколачивал он её, видите ли... Хорошо что я не родилась в Алискане, иначе бы и сама считала, что бьет - значит любит.
   - Честолюбивый слишком, - как-то непонятно ухмыльнулся Тахоми. - С женой-простушкой то особой карьеры не сделаешь, а он всегда высоко метил. Еще бы -- сводный брат будущего Императора, лучший клинок Алискана... И жену он себе хотел не хуже чем у князей. Правда мало кто ожидал, что он отобьет невесту у самого Лайсо Агата. Многие ведь его дураком считают, еще бы -- перейти дорогу самому младшему князю.
   - А вы? - тихо спросила я, слегка повернув голову в сторону Тахоми. Честолюбивый, значит... Когда я только познакомилась с Салманом, он мне показался таким простецом-воякой, помешанным на чести. Но чем больше я его узнавала, тем больше я понимала, что если бы он не стал моей жертвой, я могла бы стать его. Хотя почему могла? Всё еще впереди. Впрочем, Тахоми ошибается в одном -- желание Салмана жениться на мне результат не его честолюбия, а моей магии.
   - А я нет, - серьезно ответил гайдук. - Я видел, как он на вас смотрит. Он действительно восхищается вами и уважает, что еще более важно.
   - Уважает? - тихо повторила я. Это что-то новенькое.
   - Конечно. Вы хоть и пигалица совсем на вид, извините за откровенность...
   - Не стоит.
   - ... но за себя постоять можете. Да и порода в вас чувствуется -- манеры у вас поцарственней пожалуй будут, чем у молодой княгини.
   - Вот как, - чуть суховато произнесла я. Вот уж действительно -- болтун находка для шпионов. Будет о чём в отчете Нортону писать. Самое главное не уточнять, что Элоизу сравнивают именно со мной.
   - Ну говорят же -- генерала делает жена.... а с вами Салман сможет достичь и большего. Гораздо большего.
   Наконец все кусочки паззла сошлись, и то, что раньше было скрыто туманом с ясностью предстало передо мной.
   - Ну например, стать императором? - я приподняла голову и изогнула губы в лукавой усмешке. - Скажите, Тахоми.... кто вас послал?
   - О чём вы? - вполне натурально удивился воин.
   - Вряд ли Астарт Агат, - начала вслух раздумывать я, - у него сегодня был шанс спросить меня о чём угодно. И вряд ли Лайсо... он бы спрашивал совсем о другом, да и по другому. Полагаю тогда, что вы человек Императора?
   - Чем я себя выдал? - скинул свою маску Тахоми. Взгляд его утратил обманчивую мягкость и добродушие, а рука, придерживающая меня за талию, чуть напряглась.
   - Вы много говорили о моих отношениях с Салманом... но для завзятого сплетника вас слишком мало интересовало, куда я направляюсь и с какой целью. Как друг Салмана вы бы вряд ли столь уж одобрительно отнеслись к тому, что его невеста позволяет себе развлекаться в городе без него, а вы не сделали мне ни малейшего упрёка. Да и то, что вы встретили меня у самых ворот, и столь любезно предложили подбросить.... отнюдь не случайность, не так ли? - Тахоми проигнорировал мой вопрос, и я понимающе улыбнулась. - Полагаю, Императора весьма беспокоит мои более чем близкие отношения с Джудо? Он был бы рад видеть меня своей невесткой.... но не позволит влиянию рода Эйнхери усилится, а Джудо стать реальной угрозой Агатам. Салман ведь популярен у опоры трона, военных, едва ли не больше чем сам наследник, Астарт? Что же, можете успокоить его -- с сегодняшнего дня я не являюсь невестой Салмана Джудо, и в скором времени покину пределы Алискана.... надеюсь, навсегда.
   - Вот как? - невозмутимо осведомился Тахоми. - И в чём же причины?
   - Семейные обстоятельства, - туманно объяснила я. - Кстати, мы прибыли.... Вам приказали следовать за мной повсюду или всего лишь выведать мои планы? Стоит ли мне рассчитывать на вашу компанию?
   - Не смею вам надоедать, айри... - Тахоми помог мне слезть с седла и чуть насмешливо поцеловал мою ладонь. - Не буду отбивать чужой хлеб.
   Я глядела вслед рыжеволосому всаднику на вороном коне, и молча ругалась. Меня вполне откровенно предупредили о том, что за мной ведётся постоянная слежка, видимо, чтобы я не слишком дёргалась. Но я не намеревалась так легко сдаваться.
   Громко хлопнув дверью таверны, я чеканя шаг прошла к барной стойке, стараясь не глядеть по сторонам, чтобы не раздражаться еще больше. Раз уж я здесь, то надо бы прикупить еды -- Анхельм предупреждал меня, что Эйнар очень истощен. Заказав три обычных своих порции на вынос, я села за дальний столик и уткнулась носом в кружку с подогретым вином, и окинула мрачным взглядом полутёмный зал. С любопытством изучающие меня взгляды мигом потупились, а маги сделали вид, что я им нисколько неинтересна. Я готова была биться об заклад, что как минимум парочка магов из этой безобидной на вид публики были приставлены следить за мной, хотя вполне может быть, что и больше -- всё же не один Император интересовался моей безобидной особой. Есть же еще Рэймис Зарр, Лайсо Агат, Астарт Агат, эти... сёстры Шаноэ. И не говорите мне, что я параноик. Я боевой маг, для нас это нормально.
   Через четверть часа хозяин таверны лично принёс мне мой заказ и счёт. Расплатившись, я добавила сверху приличные чаевые (едва ли не превышающие всю сумму заказа), и тихо спросила насчёт запасного выхода. Кивнув куда-то за стойку бара, он вывел на задний двор таверны. У меня была пара минут до того, как соглядатаи последуют за мной. Я оглянулась, прислонилась к стене, и тихо позвала, присовокупив к свои своим словам немного магии.
   - Госпожа Кей? Пожалуйста, госпожа Кей, помогите мне. Вы мне нужны...
   - Да здесь я, здесь, чего надо, бесовка?
   Я вздрогнула от внезапно нахлынувшего на меня холода, и открыла глаза. Передо мной стояла (или стоял?) дух города в более чем необычном виде. Разодранная юбка алого цвета, кружевной корсет и оголенные не по погоде плечи, всё это в купе с отрешенным выражением ярко накрашенного лица и красными глазами смотрелось даже не столь соблазнительно, сколь пугающе. Такую проститутку ночью встретишь... всю жизнь потом от недержания лечиться будешь.
   - Доброго дня, госпожа, вы сегодня просто изумительно выглядите, - чуть поклонившись, поприветствовала я её. Сущности, подобные Кей и Стику, весьма падки на лесть и знаки внимания, и зная это, я не стеснялась этим пользоваться.
   - Сама знаю, - тщеславно ответила Кей, не сводя с меня острого взгляда. - Таки высвободила своего брата?
   - Вы сами знаете. Надеюсь, вы довольны тем, что маг хаоса мёртв, - я не сумела скрыть свою досаду. Как бы я не относилась к Орани, подобный способ расправы, что использовал Анхельм, исподтишка, подло, я считала низким и недостойным звания мага.
   - В этом не твоя заслуга, ведь убил его некромант, а не ты,- грубо ответила Кей. - Да и убил ли? Вроде и присутствия сигила я не чувствую. А легче мне отнюдь не становиться. Что то не так с его смертью...
   Плохо, очень плохо. Я и сама чувствовала что что-то тут не так, уж слишком легко и быстро Анхельм смог устранить сигила, могущественного, тысячелетнего мага, и только самодовольная уверенность Анхельма в своем успехе не давала мне заходиться от беспокойства.
   - За тобой кто-то следит? - отвлекла меня от мрачных мыслей Кей. - Можешь не дергаться, не обнаружат, я нас укрыла. Полагаю, именно это заставило тебя вызвать меня?
   - Мне нужно попасть в дом, где укрывается мой брат, но пока за мной следят, это невозможно. Магией я воспользоваться тоже не могу -- меня обнаружат по её следам. Прошу вашей помощи, госпожа Кей.
   - Ну что же, деточка, исполню твою просьбу, для меня это будет не сложно, - ухмыльнулась Кей, и неожиданно оказавшись рядом со мной, заключила в свои холодные объятия. Меня окутала тьма, а голова закружилась, и я была вынуждена вцепиться в дух города, тесно к ней прижавшись.
   - Всё это конечно очень волнительно, но ты уже можешь отпустить меня, - раздался насмешливый голос Кей. - Мы прибыли.
   Борясь с нахлынувшей тошнотой, я перевела дух, опираясь на поручни заднего крыльца дома Гиваргиса. Переведя дух, я обернулась Кей, чтобы выразить свою благодарность, но открыв рот, тут же была вынуждена его закрыть -- дух города уже исчезла. Пожав плечами, я повернулась к двери и открыв её, зашла внутрь. Как и многие маги, Гиваргис слишком надеялся на магическую защиту своего дома, пренебрегая хорошими замками. Поэтому как только мне пришла идея спрятать Эйнара в доме у временно отсутствующего Гиваргиса, я не долго думая взломала защиту его дома, перенастроив магические пароли на себя и Анхельма. В доме одуряюще "пахло" магией -- неприятно, раздражающе... и всё же весьма волнующе. Оставалось лишь радоваться, что сил и опыта Анхельма было вполне достаточно, чтобы скрыть столь явный магический фон от внешнего мира.
   С некоторым волнением я спускалась в подвал. Сколько я не видела своего брата? Более пяти лет, если не больше. Я изменилась за это время, перестав быть вспыльчивой магичкой, резкой на слова и быстрой на расправу. Изменился ли мой брат. И сама ответила себе с мрачной иронией -- да, он стал проклятым оборотнем.
   У основания лестницы меня уже ждал некромаг, преграждая мне путь в подвал. Выглядел он неважно -- с тёмными кругами под глазами, всклоченными волосами и каким-то измученным выражением лица.
   - Привет, чего так долго? - недовольно пробурчал он, прежде чем я успела произнести хотя бы одно слово. - Еду принесла? Давай сюда.
   Я протянула ему свёрток, и спросила:
   - Как Эйнар? Я могу пройти внутрь?
   - Нет, пусть он сначала поест. Я думаю, что ему неприятно будет вспоминать, как он пытался с голодухи съесть свою младшую сестренку.
   Я села на ступеньки, и устало закрыла глаза:
   - Всё так плохо, да?
   - Достаточно погано, но нет ничего такого, с чем мы не сможем справиться, - отрывисто бросил некромаг. Из подвала за его спиной донесся вой -- отчаянный, звериный, переходящий в кашель, уже человеческий. Анхельм отвёл глаза. - Мне пора идти, жди здесь, я тебя позову.
   Ну вот, милая, сказала я себе зло, теперь ты знаешь как бывает, если уж слишком заиграться в мага-экспериментатора. Что я скажу деду, и что, самое главное, я скажу отцу? "Привет, пап, твой сын превратился в оборотня. Теперь он будет есть только сырое мясо и спать у нас во дворе". Проклятье! Я даже не знаю, можно ли ему помочь....
   Так. Успокойся. Не надо ставить крест на Эйнаре, ведь я его еще не видела. Ну и что, что магия, которая исходит от подвала, заставляет меня испуганно сжиматься, а кровь стыть в жилах? Ведь я же не только Эйнхери, но и правнучка великого гармского некромага, так чего мне бояться? Это меня должны все бояться -- злые колдуны, политики-интриганы и прочие плохие дяди и тёти.
   Разговаривая сама с собой, попеременно то успокаивая, то коря себя, я и не заметила, как заснула прямо на ступеньках, привалившись плечом к холодной стене. Меня разбудил Анхельм, аккуратно потрясся за плечи.
   - Уже можно, - почему-то шепотом сказал некромаг, и молча кивнув ему, я зашла в подвал.
  
  
   Всё было не так уж плохо. Нет, конечно же, мой брат выглядел совершенно отвратительно -- клочки шерсти лезли то там, то тут, оставляя на теле неаккуратные проплешины, нос приплюснулся, а нижняя часть лица, наоборот, вытянулась, глаза из серых стали пронзительно желтыми. Но он всё же был больше похож на человека, чем на зверя. И он узнал меня.
   - Агнесса, я до самого последнего момента не верил, что за моим столь дерзким похищением из лап сигила стояла ты, - хрипло произнёс Эйнар полу-деформированным ртом. Было видно, что для того, чтобы пользоваться человеческой речью, ему приходиться прикладывать усилие.
   - Почему же? Разве Анхельм не сказал тебе, что он мой друг?
   - Сказал, но с каких это пор арэнаи верят труполюбам? Извини, но твой "друг" меньше всего похож на благородного спасителя.
   Я укоризненно покачала головой -- в этом весь мой брат. Ни капли благодарности, ни одного тёплого слова. Я сделала шаг вперед, и тут же услышала хруст под ногой. Куриные косточки, яичная скорлупа, и еще какие-то не идентифицируемые остатки еды.
   - Извини, у нас не было времени тут прибраться. Точнее, у твоего дружка. Я, как видишь, несколько ограничен в передвижениях. Так что все претензии к труполюбу.
   - Как ты? - я присела на корточки и попыталась поймать глазами взгляд Эйнара, которые тот так старательно отводил.
   - Как видишь, неумыт, небрит, плохо одет, но по крайней мере, не голоден. Перестань на меня так смотреть. Еще не хватало, что бы меня жалела моя младшая сестра.
   Эйнар ненавидел быть беспомощным, и не терпел сочувствия.
   - Я имею в виду твою... трансформацию. Тебе больно?
   - Нет, щекотно. Не прожигай меня взглядом -- действительно щекотно, и чешется всё до одури. А так нормально... только мысли в голову всякие лезут.
   - Какие?
   - "Какие"? - писклявым голосом передразнил меня Эйнар. - Такие. Звериные, хищные.... Не буду же я смущать свою маленькую сестрёнку всеми подробностями?
   - Он всегда такой? - в пол голоса спросил Анхельм, неприязненно покосившись на Эйнара. Да уж, полагаю, он много чего наслушался от моего брата, пока меня не было.
   - Обычно он всё же более сдержан, но полагаю, то, что он способен огрызаться, хороший знак.
   - Не говори обо мне как будто меня тут нет, тем более с этим старикашкой, - мне показалось, или Эйнар действительно тихо зарычал?
   - Глазастый какой, - проворчал Анхельм. - Больной и немощный, а мой истинный возраст и принадлежность к некромагии углядел. Ладно, хватит болтать, время не терпит. Агнесса, ты хотела посмотреть, что тут можно сделать? Смотри.
   Эйнар был предусмотрительно скован, поэтому приближаться к нему было достаточно безопасно. Интересно, эти цепи и кандалы Гиваргиса, или их Анхельм притащил откуда то? И если это целителя, то чем же он тут занимался? Я отогнала неприличные мысли и сконцентрировала внимание на Эйнаре. Положила ладонь ему на лоб -- кожа была горячей, и неприятно склизкой. Эйнар пытался отшатнуться, но он и так был уже прижат к стенке. Я пустила лёгкий магический импульс сквозь руку и прислушалась к своим ощущениям, возникшим от магического эха. Казалось, что Эйнар застрял на переходе трансформации, и колебался между двумя разными формами тела. Такое иногла случается с детьми, только лишь обучающимся трансформации, но подобное состояние редко длится дольше чем несколько часов. Тело же Эйнара трансформировали принудительно и находился в таком состоянии уже достаточно долго -- дни, недели. Выйти сам из полу-волчьего состояния он не сможет, я поняла это сразу, как только его увидела, но и помочь ему я тоже не могла. По крайней мере, не таким образом.
   - Что скажешь, Агни? Плохи мои дела, да?
   - Просто кошмарны, - подтвердила я. - Если это и трансформация, то очень гадкая -- меня даже от нахождения рядом с тобой выворачивает, какого же тебе?
   - Очень и очень нестабильно. Если я так и буду находиться на границе... я потеряю не только свой человеческий облик, но и свой разум, - он хрипло расхохотался. - Неудачник я, из меня даже волка приличного не получилось.
   - Заткнись, - грубо оборвала его я и обернулась к Анхельму, с любопытством наблюдающего за мной. - Вывести его я из этого состояния не могу, но могу снять неприятные эффекты, превращающие его в неуравновешенного маньяка, вполне возможно. Более того, от него перестанет безумно фонить магией арэнаи. Но тебе надо выйти. То что я буду делать -- одно из немногих действительно тщательно оберегаемых секретов боевых магов. Посторонние к ним не допускаются.
   - Агнесса, какой же ты еще наивный ребёнок, - умилительно покачал головой Эйнар. - Неужели ты действительно думаешь, что тысячелетний некромаг, специализирующийся на убийстве боевых магов, не знает о ритуале Зартикари?
   Я замерла, и очень медленно, тщательно выговаривая слова переспросила:
   - Почему ты решил, что Анхельм... специализируется на убийстве арэнаи?
   - А ты думаешь, я просто так дал заковать себя в цепи? - Эйнар демонстративно погремел кандалами. - О нет, я сопротивлялся, очень хорошо сопротивлялся.... Признаюсь, что действовал я не совсем сознательно -- тогда я не очень хорошо контролировал себя и жутко хотел есть. Но факт остается фактом -- твой труполюб повязал меня как какого-то беспомощного щенка... тьфу, опять эти волчьи сравнения. В общем, поверь мне -- этот убийца хорошо знает все наши секреты. Сколько на твоем счету убитых арэнаи, а, труполюб?
   -Убийца из нас двоих именно ты, а не я, насколько я помню, именно такую профессию ты для себя выбрал, - неожиданно дружелюбно произнес Анхельм Нидхёгг. - Но я действительно знаю о ритуале Зартикари, могу даже ассистировать, если есть такая необходимость.
   - Анхельм? - я старалась, чтобы мой голос не звучал жалобно и просяще, но кажется, у меня это не очень то получалось.
   - Агнесса, за сотни лет мне действительно чем только не приходилось заниматься, - мягко произнёс Анхельм, - но охотником за головами боевых магов я никогда не был, не смотря на давнюю вражду между некромагами и арэнаи.
   - Хорошо, я верю тебе, - кивнула я, решив придержать свои сомнения и подозрения до лучших времен. - Было бы чудесно, если бы ты помог мне. Я на всякий случай прихватила все необходимые инструменты для ритуала Зартикари, но сам ритуал я знаю только в теории...
   Понадобились добрые полчаса, чтобы подготовиться к ритуалу. В своё время его изобрел арэнаи Зартикари, приходившийся мне, к слову сказать, дальним родственником -- троюродным пра-прадедушкой, и предназначалось для нейтрализации арэнаи, подвергнувшихся "безумию магов". Видите ли, у всех магов есть специфическое профессиональное заболевание, с непонятной для целителей регулярностью поражающей тех или иных магов. Маг, подвергнувшийся "безумию", не только расстаётся с психическим здоровьем, но и перестает контролировать свою магическую силу, и тем самым становится опасным как для себя, так и для окружающих. Притом "безумие магов" может настичь каждого, независимо от уровня, силы или направления магии. Закономерностей очень мало -- чаще сходят с ума мужчины, а не женщины, более "безумию" подвержены колдуны в возрасте, чем молодые маги, да и пожалуй негативный эффект оказывает перенапряжения магических сил, подобно тому, какому я подвергалась последние дни. Так вот, до того, как Зартикари придумал свой ритуал, заболевших "безумием магов" арэнаи приходилось умерщвлять -- как вы понимаете, в случае с боевыми магами антимагические браслеты не очень то действовали: даже обвешанный ими по самые уши арэнаи вполне мог лишь усилием воли превратить себя в боевую машину смерти. Ритуал Зартикари позволял тому, кто его использовал, нейтрализовать способность "пациента" к трансформации, заблокировав его специфические способности боевого мага. Понятное дело, что секрет ритуала Зартикарти хранился более чем серьезно -- окажись этот рецепт в руках наших врагов, и мы потеряем одно из самых своих серьезных своих преимуществ: способности быть более чем опасными даже там, где магия полностью не действует. Но Анхельм знал этот ритуал.... и это ставило передо мной ряд более чем важных вопросов, на которые необходимо было ответить. Но позже, всё позже.
   - Ты волнуешься? Если ты хочешь, я займусь самым сложным, - неправильно понял мою заминку Нидхёгг.
   - Не надо, - я слабо улыбнулась. - Я сама.
   Я не настолько тебе доверяю, Анхельм, чтобы отдавать в твои руки дар моего брата. Я не сказала это в слух, но мне кажется, он это отлично понял и без слов.
   Под рукой у меня лежали уже подготовленные инструменты - ножи со специально наточенной кромкой, полые, длинные иголки из зачарованной стали и специальная краска из по-настоящему редких трав, которые можно встретить лишь на самых границах Ойкумены. Полуобнаженный Эйнар был распластан по полу, и тяжело дышал. Ему было страшно, и я не могла укорить его этим -- он знал, какая боль ожидала его дальше. Всем нам, юным арэнаи, демонстрировали в свое время процесс ритуала -- я потом не один месяц просыпалась от кошмаров о том, что на том хирургическом столе лежу я, а не неизвестный мне седовласый маг, подвергшийся "безумию магов".
   - Начнём, - в пол голоса сказала я. - надеюсь, дом Гиваргиса достаточно звукоизолирован -- не хотелось бы беспокоить соседей криками.
   И затем мы начали ритуал. Не знаю, почему следы, оставляемые на теле в результате совершения ритуала, называют татуировками -- насколько я знаю, обычно татуировки наносят на кожу аккуратно протыкая её тоненькими такими иголочками -- а не кромсают ножами, больше похожими на пыточные инструменты. Искусно вырезанные шрамы, в которые затем втиралась специальная краска, не позволяющая шрамам регенерировать и зарастать, наносились в строгом последовательности и в определенных местах -- напротив сердца, вдоль позвоночника, на щиколотках, и внутренних предплечьях рук. Боль при этом была невообразимая -- и дело даже не характере шрамов, а в краске, втираемой сейчас Анхельмом в порезы, которые я наносила не дрогнувшей рукой своему брату. Именно травы, входящие в состав краски, блокировали специфическую для боевых магов способность к трансформации -- и именно они причиняли Эйнару сейчас невообразимую боль. Немного краски попало на мою оголенные ладони, и сейчас мою кожу нещадно жгло и щипало. А что же чувствовал Эйнар, которому эта отрава попадала прямо в кровь? В какой-то степени Эйнару чудовищно повезло -- от боли он потерял сознание еще на середине ритуала.
   - Всё, - наконец я смогла выдохнуть спокойно, и стереть с дрожащих рук следы крови и въедливую краску.
   - Я тоже, - Анхельм полюбовался на результат нашего "творчества". - Не скажу, что это выглядит особо эстетично. Хотя узор напротив сердца чем-то напоминает мне цветочек.
   - Ага, - сейчас я способна была отвечать только односложно. Но внезапно странное ощущение заставило меня встрепенуться. - Ты слышишь?
   - Нет. Что-то случилось? - настороженно спросил маг.
   - Какой-то дух пытается пробраться в дом, - скороговоркой произнесла я. - Но не может. Это дом мага -- сюда иносущностям без приглашения не проникнуть. Но кажется, я знаю кто это. Её нужно пустить...
   - Ты уверенна, что стоит? - встревоженно спросил некромаг.
   - Это Кей, без необходимости она бы не стала меня тревожить, и уж тем более не при тебе.
   Я с трудом заставила себя встать, и на негнущихся ногах дошла до лестницы, ведущей вверх, напряженно вглядываясь в темноту.
   - Всё, она здесь, - наконец сказала я.
   - Конечно, я здесь. Могла бы и побыстрее, я устала тебя ждать - недовольный голос Кей заставил меня привычно поежиться. И даже обычно невозмутимый Анхельм отступил подальше от Госпожи Кей.- Чего зыришь? Никогда духа города не видел?
   - Никогда, - подтвердил некромаг. - Вы же знаете, иносущности не очень любят появляться перед некромагами. И я польщен, что стал исключением из большинства. И признаюсь, я в восхищении. Вы прекрасны, леди.
   - Льстец, - кокетливо передернув обнаженными плечами, дух города тщеславно улыбнулась. - Но ты все равно мне не нравишься. От тебя пахнет смертью.
   - У всех у нас есть небольшие недостатки, - некромаг смущенно, и как мне показалось, игриво потупил бесстыжие свои глаза.
   - Что вас заставило появиться здесь, Госпожа? - решила я прервать намечающийся флирт.
   - Я бы не утруждала себя помощью вам, не люблю быть навязчивой, знаете ли, если бы не договор между нами.... Помниться, я брала на себя обязанность сообщать о всех интересных новостях, связанных с гармскими некромагами взамен на смерть мага хаоса. Таким образом, я, исполняя священную договоренность, хочу предупредить вас о перемещениях магов смерти.
   - Прямо сейчас? - я позволила себе иронично изогнуть бровь. И ради этого она преодолела природную неприязнь к некромагам и предстала перед Анхельмом?
   - Ну, я подумала, что вам будет интересно знать, что именно сейчас Джаред Хаккен и Адиель Зикрахен направляются в сторону этого дома.... И я более чем уверена, что идут они именно по вашим следам.
   - Но как? - недоуменно спросила я, скорее саму себя, чем Анхельма или Кей, - Я всё тщательно проверила -- за мной не было слежки, ни магической, ни обычной...
   Мы встретились взглядом с Анхельмом, и кажется, догадались почти одновременно.
   - Волосы. Ты говорила, что гармцы использовали твои волосы и кровь для своего ритуала... и по ним же они могли найти сейчас тебя, - проговорил наконец некромаг. - Они далеко?
   - Почти у крыльца, - бесстрастно ответила Кей.
   - Демоны Подземелья, - выругалась я, с отчаянием и надеждой глядя на Кей: - Ты можешь незаметно переместить нас отсюда?!
   - Только тебя. Твой брат сейчас в очень плохом состоянии, и не перенесет мою магию, а некромаг.... Я не с трудом переношу одно его присутствие, и уж тем более не смогу прикоснуться к нему, - почти сожалеюще улыбнулась Кей, и затем, прислушавшись к чему-то наверху, сказала: - мне пора. Здесь становится слишком много труполюбов.
   Я как всегда не успела заметить, как исчезла Кей, но меня это уже мало волновало -- гармцы несли слишком большую угрозу для раненного Эйнара и Анхельма, измотанного уходом за моим агрессивным братцем. О себе я почему-то совсем не думала -- включились инстинкты хищницы, защищающей свою стаю. Решительно поднимаясь вверх по лестнице, я была перехвачена Анхельмом:
   - Ты куда? - зашипел он, - с дуба рухнула?
   - Хочу встретить их в дверях, - раздраженно выдернув свою руку из лапищ Анхельма, я хмуро на него посмотрела: - может, удастся их заболтать, и увести подальше от дома Гиваргиса и вас.
   - Думаешь, они так просто уйдут? Вспомни, где ты находишься -- в чужом доме, принадлежащему магу, состоящему на службе у Совета, - как дурочке, начал объяснять мне Анхельм. - После того, как их обвинили в разрушении здания Совета магов, они более чем внимательно отнесутся к факту твоего присутствия в этом доме....
   - А ты хочешь встретить их здесь? - моему шипению позавидовали бы и пустынные гадюки. - В доме, пропахшем магией арэнаи и некромагией? Так может, нам сразу признаться , что это мы убили Орани и подставили их?
   - Я тебе еще не... - начал объяснять мне что-то маг, а затем внезапно замолчал и выдохнул: - Поздно, они уже внутри.
   -Они взломали моё охранное заклинание? - ужаснулась я.
   - А делов то его взломать, - пренебрежительно фыркнул некромаг, и потянул меня вверх по лестнице.
   - Куда ты? - теперь уже я пыталась удержать Анхельма.
   - Лучше встретить их в холле, подвал ближе к земле, а значит, они там будут сильнее, - объяснил мне шепотом Анхельм.
   - А как же ты?
   - Я слишком стар, чтобы для меня такие штуки имели значение, - подмигнул мне Анхельм, и спрятал лицо в тени капюшона неведомо где подобранного плаща. - Не дрейфь, прорвёмся... это ведь всего лишь гармские некромаги.
   "Это всего лишь гармские некромаги"- звучит очень успокаивающе, знаете ли.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"