Бунтовский Сергей Юрьевич: другие произведения.

Украина от А до Я. часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Сергей Бунтовский
  
  Украина: от Адама до Януковича
  Часть 2
  
  Первая часть тут: http://samlib.ru/editors/b/buntowskij_s_j/ukraina.shtml
  
  Рождение украинства
  Факты свидетельствуют о том, что наши предки и под властью поляков, и после воссоединения с Московским царством продолжали считать себя русскими. Откуда же появились украинцы?
  Давайте для начала разберемся в происхождении термина Украина. Заодно рассмотрим его отношение к терминам Малая Русь, Малороссия. Как нетрудно понять, словом "украина", ("оукраина" в написании того времени) наши предки называли окраинные, пограничные земли. Впервые слово оукраина появилось в Ипатьевской летописи в записи 1187 года. Причем летописец употребил его не как топоним, а именно в значении пограничье. Если быть более точным, то пограничье Переяславского княжества.
  Термины Малая и Великая Русь стали широко использоваться после монгольского нашествия. Под первым подразумевалась Галицко-Волынская земля, под вторым - Владимиро-Суздальская. Как мы помним, Киевщина (да и вообще Поднепровье) была полностью опустошена кочевниками и лежала пустыней. Некоторые историки считают, что эти названия ввели в оборот греческие церковные иерархи для обозначения тех двух осколков Руси, которые после Батыя продолжали контакты с Константинополем. Причем греки руководствовались пришедшим еще из античности правилом, согласно которому Малой страной называли исконные земли народа, а Великой - земли, колонизированные выходцами из Малой. В дальнейшем названия Великая/Малая Русь употреблялись преимущественно духовными лицами, или людьми, получившими образование в церковной среде. Особенно часто эти названия стали появляться после Брестской унии 1596 г. в текстах православных публицистов.
  Термин "Украина" в это время продолжал использоваться как в Речи Посполитой, так и Московском царстве в значении пограничных земель. Так в 15 веке Московскими украйными городами называли Серпухов, Каширу и Коломну, расположенные в современной московской области.
  Украина была даже на Кольском полуострове. Южнее Карелии была Каянская украина. В Псковской летописи в 1481 году упоминается "украина за Окою", а окрестности Тулы именуются "Тульская украина". Подобных примеров можно при желании привести немало, но, думаю, даже этих хватит, чтобы понять, что на Руси "оукраин" было много. Со временем в России из-за изменений в территориальном делении этот термин вышел из употребления, уступив место волостям и губерниям. Но на захваченных поляками землях Руси этот термин остался, правда, оккупационная власть слово "укрАина" исковеркала на свой лад, назвав в своей транскрипции "украИна". К этой "Украине" Речи Посполитой относили пограничные земли Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств.
  Из-за противостояния Москвы и Варшавы полякам потребовалось противопоставить принадлежащие им русские земли русским землям Московского государства. Тогда и пригодился термин Украина, в который вложили новый смысл. Впрочем, сначала памфлетисты Речи Посполитой пытались объявить подданных московского царя вообще не русским народом. Русью поляки объявляли только Малую и Червонную (красную) Русь, а столицей Руси называли город Львов, объявленный столицей русского воеводства. Однако абсурдность такого заявления была очевидна, ведь каждый понимал, что и московиты, и православные Речи Посполитой - это единый народ, разделенный между двумя империями. Даже польский писатель и географ семнадцатого века Симон Старовольский писал в своей книге "Полония" о "Руссии" следующее: "Разделяется на Руссию Белую, которая входит в состав Великого Княжества Литовского, и на Руссию Красную, ближайшим образом называемую Роксоланией и принадлежащую Польше. Третья же часть ее, лежащая за Доном и истоками Днепра, называется древними Руссией Черной, в новейшее же время она стала называться повсюду Московией, потому что все это государство, как оно ни пространно, от города и реки Москвы именуется Московией".
  Однако такое положение дел угрожало польской власти на русских землях. Тем более, что с усилением давления королевской администрации и католиков на Православную церковь русский народ все чаще обращал взоры на восток, к единокровным и единоверным Московским Царям.
  В этих условиях в польской письменной традиции все чаще начинает использоваться понятие "Украина" вместо "Русь". Это название не сразу стало официальным, но, укрепившись в бытовом употреблении шляхты, стало постепенно проникать и в делопроизводство. В своем развитии эта польская концепция замены Руси на "Украину" доходит до логического конца в XIX веке.
  А почему же это польское название прижилось и на наших землях?
  Во-первых, оно было хорошо знакомо всем русским людям и не вызывало отторжения. Во-вторых, вместе с внедрением у поляков названия "Украина" вместо "Русь", данное понятие принимается и старшиной казачества, получившей польское образование. При этом первоначально казаки используют термин Украина при общении с поляками, а вот в общении с православными людьми, духовенством и государственными институтами Российского государства по-прежнему употреблялись слова Русь и Малая Русь. Но со временем казачья старшина, во многом равнявшаяся на обычаи и образование польской шляхты, начинает использовать название "Украина" наравне с "Русью" и "Малой Русью".
  Таким образом, основными наименованиями народа и страны на территории современной Украины была Русь (Черная, Червонная или Малая), причем данное название использовалось до середины XVII века всеми этническими, сословно-профессиональными и конфессиональными группами, жившими в Малороссии. И только с процессом проникновения в высшие слои русского населения польской культуры начало распространяться новомодное польское название "Украина".
  
  ***
  В девятнадцатом веке среди культурной элиты Российской империи появилась новая мода - на все казацкое/малорусское. Тема нашла отклик, так как немалая часть российского дворянства имела старшинские корни, владела поместьями в Малороссии. К тому же, это была определенная экзотика, на которую так падка публика в любое время.
  Основоположником этой моды, сам того не подозревая, стал русский офицер, полтавчанин Иван Котляревский, написавший в 1794 году шутливую пародию на античную поэму Вергилия "Энеида".
  Классическая "Энеида", написанная еще в первом веке, во времена Котляревского была общеизвестна, так как по ней образованные люди всей Европы учили латынь. Неудивительно, что появилось немало подражаний и пародий на эту книгу. Даже в России поэт Николай Осипов уже успел отметиться в шутливом переводе поэмы. Прочитав творение соотечественника, Котляревский решил сделать свой вариант. Римские герои были представлены в виде казаков и изображены в окружении реалий Малороссии.
  Изначально автор даже не предполагал публиковать книгу. Но "Энеида" пошла гулять по рукам его друзей, а вскоре без ведома автора была напечатана в 1798 году в Петербурге и стала бестселлером. Только в 1809 году Иван Петрович сам издал авторский вариант, получивший название "Вергилиева Энеида. На малороссийский язык перелицованная И. Котляревским". Кстати, популярность Энеиды доказывает, что малороссийский диалект был вполне понятен для всей России. Это позволяет некоторым историкам утверждать, что книга написана была на русском языке восемнадцатого века , щедро сдобренном народными выражениями и диалектизмами. Кто хочет, может сравнить оригинальный текст с современными изданиями. Позже вышедший в отставку Котляревский создал еще целый ряд пьес, часть из которых имела оригинальные сюжеты, а часть была переработками иностранных произведений. Например, сюжет пьесы "Москаль-чаривнык" взят из французской пьесы "Солдат-маг".
  К казацкой истории обращался и поэт-декабрист Кондратий Рылеев, в своих стихах прославлявший свободу и борьбу за волю. Правда, нарисованные Кондратием Федоровичем казаки являлись сплошь образчиками добродетели, что превращало их из реальных исторических персонажей в романтических героев. Однако и это популяризировало Малороссию.
  Ну, а подлинный прорыв произошел с появлением в русской литературе Николая Гоголя с его бессмертными рассказами. Именно он создал тот образ запорожцев, который станет стереотипом на долгие десятилетия. А его панночки, ведьмы и русалки заставят читателей буквально влюбиться в Малороссию.
  Вскоре усилиями петербургских украинофилов загорится звезда крепостного самородка Тараса Шевченко. Разумеется, Тарас Григорьевич уступал многим своим современникам и как художник, и как поэт, но он был крестьянином, а это заставляло либеральную публику относиться к нему с восторгом. Мол, "смотрите, какие таланты скрываются в простом народе, надо этот народ освободить от крепостного права и просветить! Долой самодержавие, непонимающее этого!".
  Тема Малороссии-Украины становится литературным мейнстримом, и появляются новые авторы, пишущие на народном языке. Сначала мужицкий говор использовался в юмористических целях, а сама "малороссийская" литература рассматривалась всего лишь как региональное дополнение к общерусской. Но уже в сороковых годах девятнадцатого века появляются люди, пытающиеся превратить в серьезную литературу книги, написанные на южном говоре.
  В 1857 году из-под пера Пантелеймона Кулиша выходит полноценный исторический роман "Чёрная рада, хроника 1663 года", изданный одновременно и на литературном русском языке, и на малороссийском.
   Тот же Кулиш придумал упрощенную фонетическую азбуку - "кулишовку", которая стала использоваться для записи малорусских текстов. На кулишовке начинают издаваться журналы и писать новые авторы. Сам Кулиш открывает типографию, где одна за другой выходят книги на малороссийском языке.
  Правда, впоследствии Пантелеймон Александрович открестился от создания отдельного языка. По его словам, "правописание, прозванное у нас в Галиции "кулишивкою", изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я придумал упрощенное правописание. Но из него теперь делают политическое знамя. Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку: они основывают на ней свои вздорные планы и потому готовы льстить даже такому своему противнику, как я... Теперь берет меня охота написать новое заявление в том же роде по поводу превозносимой ими "кулишивки". Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя русского единства".
   Удивительно, что Кулиш, один из признанных лидеров украинофилов, фольклорист и этнограф, писатель и историк, очень много сделавший для популяризации Малороссии, вдруг резко меняет свое мировоззрение. Увидев, что казакомания может вырасти в сепаратизм, а также более полно изучив историю Малороссии, Пантелеймон Александрович становится певцом единства Российской империи, которая, по его мнению, и спасла малороссов от исчезновения. Его исследования истории не оставляют камня на камне от романтического ореола казачества, который он сам в молодости и создавал.
  Такая же метаморфоза произойдет и с Николаем Костомаровым, который в молодости увлёкся казаками, в которых видел пример демократического общества, и даже переехал в Киев, где стал преподавателем русской истории в университете Святого Владимира. Там он собирал малорусский фольклор и изучал местную историю. Кроме истории, его также интересовали и политические процессы. Он примкнул к движению народников. Именно Костомаров первым выдвинув тезис о двух ветвях восточнославянского народа: малороссах и великороссах. До этого, несмотря на определенное различие в диалектах и социальном устройстве, никто не сомневался, что жители Украины - такие же представители русского народа, как и москвичи или сибиряки.
  Постепенно вокруг молодого преподавателя возник общественный кружок, к концу 1845 года трансформировавшийся в Кирилло-Мефодиевское братство - тайную политическую организацию. Состояло оно преимущественно из молодых интеллигентов, а ведущими идеологами этой организации являлись П.А. Кулиш и Н.И. Костомаров. Самым известным братчиком был Тарас Шевченко. По замыслам членов братства, вместо империи надо было создать демократическую славянскую федерацию с республиканским устройством, куда бы на равных вошли Украина, Россия, Польша, Чехия, Сербия и Болгария. Кроме того, братчики предлагали ряд реформ в духе идеалов "свободы, равенства и братства". Сословия должны были быть упразднены, отменено крепостное право. Вместо монарха править должен был бы двухпалатный парламент (Сейм) и президент. В общем-то, братство не представляло особой угрозы для государства, и было лишь объединением мечтателей-идеалистов, стремившихся к улучшению общества. Однако русская власть имела перед глазами пример Французской революции, кровавая вакханалия которой началась как раз с таких же безобидных и даже правильных философских идей. Поэтому, когда весной 1847 года братство было раскрыто, большинство его членов было арестовано и сослано. Правда вскоре практически все братчики были помилованы и вернулись к активной общественной деятельности. Например, Костомаров стал профессором Петербургского университета, а Кулиш - издателем первого в Петербурге украинского журнала "Основа".
  Повзрослевшие и больше узнавшие об украинской истории, они расстались с восторженной оценкой казачества и стали более критично подходить к деятелям этой эпохи. В ответ на панегирики Запорожской Сечи Кулиш писал:
  ... З порядком господарнім бились гольтяпаки,
  через лінощі нетяги, через хміль бурлаки.
  Не герої правди й волі в комиші ховались
  та з Татарином дружили з Турчином єднались.
  Утікали туди слуги, що в панів прокрались,
  і, влизнувши з рук у ката, гетьманами звались.
  Павлюківці й Хмельничане хижаки-п"яниці
  дерли шкуру з України, як жиди з телиці,
  а зідравши шкуру, м"ясом з Турчином ділились,
  поки всі поля кістками білими покрились.
  Не поляже, кажеш, слава? Ні, кобзарю-брате!
  Прокляла своє козацтво Україна-мати.
  
   Но это прозрение пришло потом. А в молодости братчики сделали немало для пропаганды украинофильства и создания отдельного от русского языка.
  Как известно, язык любого многочисленного народа состоит из различных местных диалектов, которые иногда довольно сильно отличаются друг от друга. Общепринятый стандарт литературного языка, в числе прочих своих функций, связывает эти диалекты в единое целое. Если приложить определенное количество усилий, подкрепленных серьезными финансовыми вливаниями, то локальный диалект можно превратить в полноценный (или не совсем полноценный - это уже как получится) язык. Для начала можно формализовать диалект, создав для него набор правил грамматики, немного отличный от базового языка. Потом начать вводить в употребление новые слова и обороты, а потом внести изменение и в написание букв. Ну, а наличие отдельного языка подразумевает и наличие отдельной нации.
  Так что неудивительно, что на создание нового, украинского, языка на основе малорусских диалектов было затрачено так много труда. Неудивительно, что идеи малорусских краеведов и фольклористов были раздуты и превращены в политическую концепцию, направленную на развал России.
  Чтобы выяснить, как возникло на южнорусских землях проникнутое ненавистью к России политическое движение, названное "украинством", чтобы отыскать его корни, необходимо рассмотреть польский вопрос. Сильно полонизированные земли Правобережья вошли в состав империи в конце восемнадцатого века, однако Червонная Русь (Галиция) тогда возвращена не была, потому что она еще по первому разделу Польши 1772 года перешла во владение Австрии.
  После победы над Наполеоном российский император Александр I согласился на создание под эгидой России Царства Польского на месте образованного Наполеоном в 1807 году Великого герцогства Варшавского. Государь полагал, что этим облагодетельствует поляков, предоставляя им хоть и ограниченную, но государственность, - ведь в противном случае территория бывшего Великого герцогства была бы поделена между Пруссией и Австрией.
  Таким образом, в результате разделов Польши и наполеоновских войн сложилась ситуация, при которой часть древних русских земель (Галицкая Русь) осталась за пределами России, а в то же время в состав Российской империи вошли коренные польские земли, что и создало предпосылки для последовавших затем серьезных политических осложнений. Хотя полякам была предоставлена самая широкая автономия, вплоть до собственных денежной системы и армии, польская шляхта не была удовлетворена. В частности, она потребовала присоединения к своему царству земель, входивших в состав Речи Посполитой до разделов XVIII века, на что правительство России ответило отказом. Тем не менее, на Волыни, Подолии и Правобережной Украине после 1815 года польское влияние было восстановлено практически во всей его прежней полноте. Все важнейшие отрасли управления были сосредоточены в руках поляков, администрация и школы были польскими, в Кременце действовал польский лицей. Помещиками были опять же поляки, а крепостными - русские.
  В угоду своему близкому другу-поляку Адаму Чарторыйскому (кстати, министру иностранных дел России), император Александр Первый проводил откровенно полонофильскую политику в Юго-Западном крае. Он не только оставил помещикам-поляками все владения вместе с крепостными, но и все народное просвещение и образование было отдано на откуп людям, мягко говоря, не любящим Россию. В результате такой неразумной политики Россия получила два вооруженных польских восстания и непрерывную, как сказали бы сейчас, информационную войну, итогом которой стало превращение части малороссов в сознательных носителей антирусской идеологии. В отличие от романтического или этнографического украинофильства, возникшего в девятнадцатом веке на Левобережной Украине, представителями которого были Котляревский, Квитка-Основьяненко, Гулак-Артемовский, украинофильство политическое зародилось на Правобережье в польских кругах, и с самого начала ставило своей целью вызвать у малороссов стремление отделиться от России.
  Новый этап борьбы с Россией начался в 1824 году, когда в Житомире состоялся съезд польских заговорщиков, на котором было решено развернуть пропаганду среди православных крестьян на Правобережье, чтобы привлечь их на сторону поляков.
  Как отметил историк Виталий Чернышев , "первоначально поляки пытались действовать через масонские ложи Украины, которые в начале XIX века входили в систему лож Великого востока Польши и полностью контролировались поляками. В 1821 году глава полтавской ложи "Любовь к истине" и бывший член декабристского Союза благоденствия Василий Лукашевич создает "Малороссийское тайное общество", которое по материалам следствия по делу декабристов "...помышляло о независимости Малороссии и готово отдаться под покровительство Польши, когда она достигнет независимости".
  В 1820-е годы организовать антирусскую пропаганду пытался польский помещик Вацлав Ржевусский (атаман Ревуха) и польский же поэт Тимко Падурра. Акция эта закончилась крахом. Ржевусский погиб во время польского восстания 1831 г., а Падурра бежал на Запад. В польской эмиграции после этого восстания получает распространение теория польского "панславизма" и "мессионизма", сформулированная поэтом Адамом Мицкевичем и генералом Людвигом Мерославским.
  Русский славист XIX века А. Гильфендинг дал следующую характеристику особенностей польского панславизма: "Во-первых, русских (великороссов) пришлось исключить из славянского братства: москали были признаны финнами, татарами, монголами, смесью каких угодно племен, но только не славянами. Однако эти москали заняли в славянском мире весьма заметное место, которого отрицать невозможно. Вследствие того в польской эмиграции создавалась особая историко-мистическая теория; славянский мир был разделен на две враждующие противоположности, на мир добра и свободы, представительницей которого служила Польша, и на мир рабства и зла, воплощенный в России. Стоило ступить шаг далее, и эта теория прямо переходила в новую религию... Сущность этой религии состояла в том, что польский народ есть новый мессия, посланный для искупления всего рода человеческого, что он, как мессия, страдал, был распят и погребен, воскреснет и одолеет дух мрака, воплощенный преимущественно в России, и принесет с собой всему человечеству царство свободы и блаженства".
  Польское восстание 1830-1831 годов, благополучно и быстро подавленное русской армией, заставило Петербург обратить внимание на свою юго-западную окраину. Автономия Царства Польского, хотя его управление и сохранило свой польский характер, была ограничена, в делопроизводстве на Малороссии польский язык был заменен русским, вместо польских школ введены русские, польский лицей в Кременце был закрыт, а в Киеве открыли русский университет Святого Владимира. Однако этим польское господство на Правобережье не было поколеблено. Конечно, поляков было гораздо меньше, чем малороссов, однако это было дворянство, державшее в своих руках власть над огромной массой малороссов-крепостных. Соответственно, и культурные, и политические, и прочие настроения формировались поляками. Точно также в университете Святого Владимира основная масса студентов была детьми польских помещиков с Правобережья, т.е. шляхтичами, а как мы помним, у шляхты были своеобразные манеры поведения. И хотя экономическое могущество этого сословия было основательно подорвано Хмельнитчиной и последующими казацко-крестьянскими восстаниями, шляхетский слой пользовался в Речи Посполитой максимальными вольностями. Шляхта не платила налогов, сохраняла монополию на политическую жизнь в масштабах государства, свободно меняла место жительства, имела собственные суды, шляхтичи не подлежали телесным наказаниям. Неудивительно, что люди, привыкшие к такой вольнице, даже после падения своего государства стремились и дальше сохранить старые привилегии. И довольно долго это им удавалось, по крайней мере, в России и Австрии. Однако даже в ультралиберальной Российской империи начали понимать, что во избежание восстаний и кровопролития шляхетскую проблему нужно решать. Поэтому имперское правительство для ликвидации шляхты как класса стало проводить так называемые "верификации", или проверки шляхетства. Тех, кто не мог предъявить никаких письменных документов, подтверждающих дворянство, власти принудительно записывали в другие слои общества, например, в мещан, заставляли работать и платить налоги. К 1839 году более девяноста трех тысяч шляхтичей в Волынской, Киевской и Подольской губерниях превратились в простолюдинов.
  Еще одним инструментом ликвидации шляхты стало закрытие части польских школ и газет в Малороссии. Это привело шляхту к смерти общественно-культурной. Разумеется, лишаемые права на безнаказанность и своеволие шляхтичи пытались сопротивляться, и тогда особо беспокойных экс-шляхтичей высылали в села и расселяли среди крестьянсва. Подобные переселения непокорных использовались российской властью довольно часто и за десятилетия привели к расселению десятков, если не сотен тысяч шляхтичей по всей Украине, порой довольно далеко от мест их первоначального компактного проживания. В итоге польская шляхта как социальная общность и политическая элита общества на Правобережье перестала существовать.
  Но исчезла ли бесследно польская шляхта на Украине? Как известно, в природе ничто не исчезает бесследно. Так произошло и со шляхтой: принудительно лишенная титулов, записанная в податные сословия, растворенная среди крестьян, она все же сохранилась как совокупность физически существующих личностей, передавших своим потомкам свою обиду и озлобление. Коллективное сознание тысяч деклассированных шляхтичей и их потомков проявлялось в виде многочисленных артефактов культурной и литературной жизни, характеризовалось устойчивостью и определенной системностью взглядов и действий, а лучше сказать, чувств их носителей. Одним из этих смутных и почти иррациональных чувств была и устойчивая ненависть к Москве и к "москалю", ко всему русскому, ко всему, находящемуся за пределами своего хутора. Борьба за украинскую независимость стала для этих людей как бы психологической компенсацией и, если угодно, реваншем за унижения прошлого, своего рода местью России.
  Кроме того, в спокойном девятнадцатом веке уже забылись ужасы жизни при гетманах, зато казачество приобрело романтический ореол. Соответственно, возникло и увлечение казаками, которых писатели и поэты стали безбожно идеализировать. В описаниях восторженных казакоманов время гетманщины стало раем земным, когда молочные реки текли в кисельных берегах, а благородные запорожцы защищали веру и родину.
  В начале XIX века в Малороссии появилась анонимная книга под названием "История Русов", написанная кем-то из фанатов казачества. К реальной истории "История..." имела весьма посредственное отношение, так как автор, не моргнув глазом, выдавал выдумки и мифы за реальные события. Зато это был настоящий памфлет на тему, как было хорошо до упразднения гетманщины и разгона Сечи. Мол, были мы в культурной Европе со своими дворянами-казаками, а потом пришли московские варвары и все испортили. Эта увлекательно написанная фальшивка разошлась в сотнях копий по всей России и стала идейным обоснованием латентного сепаратизма.
  Еще одними создателями украинства наряду с поляками являлись российские революционеры, начиная с декабристов, стремящиеся в борьбе с царизмом использовать любые инструменты, в том числе, и сепаратизм национальных окраин. После разгрома декабристов и роспуска большинства масонских лож к раздуванию пожара "революции" и "украинства" подключились низшие сословия.
  В конце 50-х годов XIX века польские эмигранты приступили к подготовке нового восстания против России. При этом они непременно должны были обратить внимание на украинофильство. Победить Россию собственными силами было бы для них делом крайне трудным, но если бы удалось пробудить и укрепить у малороссов сознание их национальной отдельности от великороссов, внушить им враждебность к империи, то такая внутренняя вражда привела бы к ослаблению России и облегчила полякам достижение поставленной цели. Предельно откровенно высказал эту мысль польский генерал Мерославский, призывавший: "Бросим пожар и бомбы за Днепр и Дон, в сердце России. Пускай уничтожат ее. Раздуем ненависть в русском народе, русские будут рвать себя собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть".
  Идеологи сепаратизма того времени начали настоящую информационную войну против единства русского народа. Одна за одной за границей появляются публикации на исторические и языковые темы, призванные вбить клин между мало- и великороссами. Особый вклад в это дело внес Франтишек (Франциск-Генрих) Духинский , который создал целую "теорию" о неславянском происхождении "москалей".
  Родившийся в шляхетской семье на Правобережье, он после польского восстания 1830 года перебрался во Францию, где развернул бурную деятельность. В Париже Духинский стал сотрудником газеты польских иммигрантов "Trzeci Maj". Главный смысл его статей сводится к нескольким незамысловатым пунктам:
  • Существуют две расы: европейцев-арийцев и кочевников-туранцев, между которыми идет многовековое противостояние. Москали - это не славяне, а ветвь туранцев, родственная монголам.
  • "Москали не являются ни славянами, ни христианами в духе настоящих славян и других индоевропейских христиан. Они остаются кочевниками до сих пор и останутся ими навсегда".
  • Москали похитили имя "русские" и перешли на церковно-славянский язык, отказавшись от своего древнего туранского языка. Настоящие же русские (рутены) - это родственные полякам украинцы и беларусы, живущие к западу от Днепра и Двины. Естественно, что арийцы-поляки и арийцы-украинцы должны жить в одном государстве.
  • На Европу с востока надвигается страшная угроза в виде варварской России, которая спит и видит, как бы захватить уютную Европу. Поэтому все просвещенные народы должны объединиться против России.
  • Европа просто нуждается в независимой Польше, которая станет щитом на пути восточных орд. За это поляки должны получить свою законную собственность - Малороссию, которую надо оторвать от империи.
  Любопытно мнение Духинского о казаках, которые, по замечанию историка Ивана Лысак-Рудницкого, "были лихими туранцами, когда воевали против Польши, но добрыми арийцами, когда поднимались против Московии".
  Русофобские идеи Духинского соответствовали антирусской направленности внешней политики императора Наполеона III, так что парижское высшее общество заметило и пригрело активного русофоба. Однако после поражения в войне с Пруссией Франция пересмотрела свой курс и двинулась на сближение с Россией. В свете этих изменений творчество Духинского стало невостребованным. К тому же целый ряд ученых в пух и прах раскритиковал его теорию славянской этнографии. Желчному поляку пришлось перебраться в Швейцарию, где недалеко от Цюриха, в городке Рапперсвилль, он стал хранителем польского музея. Популярность его начала падать даже в польской среде. В 1893 году Франциск-Генрих Духинский скончался, о чем не многие сожалели.
  Его "теория" была опровергнута, и к началу ХХ века никто не воспринимал всерьез опусы Духинского, а термин "духинщина" приобрел ироническое значение даже среди поляков.
  Однако нашлась одна категория людей, которая радостно ухватилась за духиновскую пропаганду - украинские националисты. И вот уже в ХХI веке на Украине выходят книжки и брошюры, пересказывающие измышления поляка. А его мысли активно звучат в речах современных "патриотов Украины".
  
  Валуев наносит ответный удар
  
  В длинном ряду обид, якобы нанесенных российской властью Украине, особое место занимают Валуевский циркуляр 1863 года и Эмский указ 1876 года. Эти два документа приводят в качестве главных доказательств гонений и запретов, которым подвергался украинский язык в Российской империи. Давайте самостоятельно попытаемся разобраться, что и почему запрещали Император Александр и его министр внутренних дел Петр Валуев.
  Тем более, что, несмотря на обязательность упоминаний о Валуевском циркуляре и Эмском указе в украинских учебниках истории, там никогда не приводятся полные тексты документов и ничего не говорится и о причинах их появления.
  Поскольку ни одно государственное решение не принимается просто так, то давайте, во-первых, вспомним, что происходило в то время? Во-вторых, разберемся с сутью указов.
  Итак, все ли спокойно было в Российской империи во время Валуевского циркуляра? Оказывается - нет! Циркуляр вышел в июне, когда уже почти полгода длилось очередное восстание польской шляхты. При этом вооруженные отряды мятежников действовали не только в коренных землях Польши, но и вторглись в Киевскую и Волынскую губернии, где активно пытались разжечь пожар восстания среди малороссов.
  Пролитая кровь и угроза, нависшая над страной, изменила в российском обществе благосклонное до тех пор отношение к недавно возникшему литературно-общественному течению, названному украинофильством. Если всю первую половину девятнадцатого века русское общество поощряло литературу на малороссийском языке, видя в ней интересное культурное явление , то теперь в украинофилах увидели союзников поляков.
  Редактор газеты "Московские Ведомости" М.Н.Катков перед восстанием собирал средства для изданий книг на малоросском наречии, но увидев, что украинофильство используется в качестве орудия польской политики, выступил с предостережением: "Года два или три тому назад вдруг почему-то разыгралось украинофильство... Оно разыгралось именно в ту самую пору, когда принялась действовать иезуитская интрига по правилам известного польского катехизиса. ...Мы далеки от мысли бросать тень подозрения на намерения наших украйнофилов. Мы вполне понимаем, что большинство этих людей не отдают себе отчета в своих стремлениях... Но не пора ли этим украйнофилам понять, что они делают нечистое дело, что они служат орудием самой враждебной и темной интриги, что их обманывают, что их дурачат?"
  В самой же Южной России, где общественность лучше ориентировалась в ситуации, еще до начала польского восстания многие авторы предупреждали об опасности действий украинофилов и их пропольской деятельности. В Киевском журнале "Вестник Юго-Западной и Западной России" писалось в 1862 году: "Не книги малороссийские, а эти слепые усилия навязать нам вражду к великорусскому племени, к церкви, к духовенству, к правительству, т.е., к тем элементам, без которых наш народ не избег бы снова латино-польского ига, заставляет нас же малороссов негодовать на некоторых любителей малорусского языка, сознательно или даже и бессознательно превращающихся в сильное орудие давних врагов Южной Руси".
   Разумеется, власть должна была реагировать на подрывную антигосударственную деятельность! А поскольку информационная война уже в то время велась весьма активно, то и все действия как власти, так и ее противников становятся понятными. Русская регулярная армия проводила контртеррористическую операцию в Польше, а ведомство господина Валуева пресекало вражескую пропаганду на территории империи.
  Кстати, для поддержания государственного единства по всей Европе нового времени в той или иной мере использовались ограничения для использования диалектов и языков меньшинств. Так что тут Россия не была оригинальной. Например, английский "Акт о Запрете" 1746 года запрещал шотландцам использовать традиционную одежду и символы кланов, ношение оружия, игру на волынке и использование гаэльского языка. Можно также вспомнить дискриминацию окситанского (провансальского) языка и культуры во Франции.
   Но так ли страшен был Валуевский циркуляр, как его малюют? Когда украинские авторы из разряда "национально-свидомых" пишут о нем, то практически всегда добавляют, что министр внутренних дел Петр Валуев мотивировал его издание тем, что "никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может". Слова эти абсолютно реальны и действительно присутствуют в циркуляре, но принадлежат они не министру.
   Вот полный текст Валуевского циркуляра. Обратите внимание на выделенный фрагмент.
  "Отношение министра внутренних дел к министру народного просвещения от 18 июля, сделанное по Высочайшему повелению".
  Давно уже идут споры в нашей печати о возможности существования самостоятельной малороссийской литературы. Поводом к этим спорам служили произведения некоторых писателей, отличавшихся более или менее замечательным талантом или своею оригинальностью. В последнее время вопрос о малороссийской литературе получил иной характер, вследствие обстоятельств чисто политических, не имеющих никакого отношения к интересам собственно литературным. Прежние произведения на малороссийском языке имели в виду лишь образованные классы Южной России, ныне же приверженцы малороссийской народности обратили свои виды на массу непросвещенную, и те из них, которые стремятся к осуществлению своих политических замыслов, принялись, под предлогом распространения грамотности и просвещения, за издание книг для первоначального чтения, букварей, грамматик, географий и т.п. В числе подобных деятелей находилось множество лиц, о преступных действиях которых производилось следственное дело в особой комиссии. В С.-Петербурге даже собираются пожертвования для издания дешевых книг на южно-русском наречии. Многие из этих книг поступили уже на рассмотрение в С.-Петербургский цензурный комитет. Не малое число таких же книг представляется и в киевский цензурный комитет. Сей последний в особенности затрудняется пропуском упомянутых изданий, имея в виду следующие обстоятельства: обучение во всех без изъятия училищах производится на общерусском языке и употребление в училищах малороссийского языка нигде не допущено; самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах этого наречия не только не решен, но даже возбуждение этого вопроса принято большинством малороссиян с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародием, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши; что общерусский язык так же понятен для малороссов как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами и в особенности поляками, так называемый, украинский язык. Лиц того кружка, который усиливается доказать противное, большинство самих малороссов упрекает в сепаратистских замыслах, враждебных к России и гибельных для Малороссии. Явление это тем более прискорбно и заслуживает внимания, что оно совпадает с политическими замыслами поляков, и едва ли не им обязано своим происхождением, судя по рукописям, поступившим в цензуру, и по тому, что большая часть малороссийских сочинений действительно поступает от поляков. Наконец, и киевский генерал-губернатор находит опасным и вредным выпуск в свет рассматриваемого ныне духовною цензурою перевода на малороссийский язык Нового Завета. Принимая во внимание, с одной стороны, настоящее тревожное положение общества, волнуемого политическими событиями, а с другой стороны имея в виду, что вопрос об обучении грамотности на местных наречиях не получил еще окончательного разрешения в законодательном порядке, министр внутренних дел признал необходимым, впредь до соглашения с министром народного просвещения, обер-прокурором св. синода и шефом жандармов относительно печатания книг на малороссийском языке, сделать по цензурному ведомству распоряжение, чтобы к печати дозволялись только такие произведения на этом языке, которые принадлежат к области изящной литературы; пропуском же книг на малороссийском языке как духовного содержания, так учебных и вообще назначаемых для первоначального чтения народа, приостановиться. О распоряжении этом было повергаемо на Высочайшее Государя Императора воззрение и Его Величеству благоугодно было удостоить оное монаршего одобрения.
  Комментарии нужны? Никакого запрета языка не было (как не существовало еще и самого украинского языка), запрещены только книги определенного содержания. Были ли эти шаги оправданы? Несомненно! Ведь эти писатели-украинофилы выполняли роль польской пятой колонны. К тому же как-то забывается тот факт, что циркуляр действовал всего два года и был отменен в результате цензурной реформы 1865 года.
  Что же касается мнения "никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может", то оно в Малороссии не только действительно существовало, но и разделялось большей частью интеллигенции.
   Логическим продолжением Валуевского циркуляра стал Эмский указ Императора Александра Освободителя, якобы окончательно запретивший мову. Самая большая тайна этого указа в том, что его не существовало, точнее говоря, существует этот указ исключительно в умах и книгах свидомитов.
  Весной 1876 года российский император Александр II находился в немецком городе-курорте Эмс, куда ему были привезены из Санкт-Петербурга документы "Совещания для всестороннего обсуждения украинофильской деятельности", созданной за год до этого. Царь внес свои замечания, которые в последующем были учтены в выводах Совещания. Думаю, что разницу между резолюцией на рабочих документах и императорским указом - актом прямого действия, обязательным к исполнению государственными органами, понимают все. Ну да простим украинских националистов. Приятнее ведь, когда тебя притесняет лично Самодержец Всероссийский своим высочайшим указом, а не какое-то там "Особое Совещание для всестороннего обсуждения проявлений украинофильской деятельности".
  В выводах Особого Совещания было одиннадцать пунктов, содержащих рекомендации Министерствам внутренних дел и народного просвещения, а также Третьему отделению Собственной Его Императорского Величества Канцелярии (жандармерии). Чтобы избежать спекуляций, приведу этот документ полностью в современном правописании:
   "В видах пресечения опасной в государственном отношении деятельности украинофилов, полагалось бы соответственным принять впредь до усмотрения следующие меры:
  а) По Министерству внутренних дел.
  1. Не допускать ввоза в пределы империи, без особого на то разрешения Главного Управления по делам печати, каких бы то ни было книг, издаваемых за границей на малорусском наречии.
  2. Воспретить в империи печатание, на том же наречии, каких бы то ни было оригинальных произведений или переводов, за исключением исторических памятников, но с тем, чтобы и эти последние, если принадлежат к устной народной словесности (каковы песни, сказки, пословицы), издаваемы были без отступления от общерусской орфографии (т. е. не печатались так называемой "кулишовкою").
  Примечание I. Мера эта была бы не более как расширением Высочайшего повеления от 3 июля 1863 года, коим разрешено было допускать к печати на малорусском наречии только произведения, принадлежащие к области изящной литературы, пропуски же книг на том же наречии, как духовного содержания, так учебных и вообще назначаемых для первоначального чтения, повелено было приостановить.
  Примечание ІІ. Сохраняя силу означенного выше Высочайшего повеления, можно было бы разрешить к печатанию на малорусском наречии, кроме исторических памятников, и произведения изящной словесности, но с тем, чтобы соблюдалась в них общерусская орфография, и чтобы разрешение давалось не иначе как по рассмотрению рукописей Главным управлением по делам печати.
  3. Воспретить равномерно всякие на том же наречии сценические представления, тексты к нотам и публичные чтения (как имеющие в настоящее время характер украинофильских манифестаций).
  4. Поддержать издающуюся в Галиции, в направлении, враждебном украинофильскому, газету "Слово", назначив ей хотя бы небольшую, но постоянную субсидию, без которой она не может продолжать существование и должна будет прекратиться (украинофильский орган в Галиции, газета "Правда", враждебная вообще русским интересам, издается при значительном пособии от поляков).
  5. Запретить газету "Киевский телеграф" на том основании, что номинальный ее редактор Снежко-Блоцкий слеп на оба глаза и не может принимать никакого участия в редакции, которой заведуют постоянно и произвольно лица, приглашаемые к тому издательницею Гогоцкою из кружка людей, принадлежащих к самому неблагонамеренному направлению.
  б) По Министерству народного просвещения.
  6. Усилить надзор со стороны местного учебного начальства, чтобы не допускать в первоначальных училищах преподавания каких бы то ни было предметов на малорусском наречии.
  7. Очистить библиотеки всех низших и средних училищ в малороссийских губерниях от книг и книжек, воспрещаемых 2-м параграфом настоящего проекта.
  8. Обратить серьезное внимание на личный состав преподавателей в учебных округах Харьковском, Киевском и Одесском, потребовав от попечителей сих округов именного списка преподавателей с отметкою о благонадежности каждого по отношению к украинофильским тенденциям, и отмеченных неблагонадежными или сомнительными перевести в великорусские губернии, заменив уроженцами этих последних.
  9. На будущее время выбор лиц на преподавательские места в означенных округах возложить, по отношению к благонадежности сих лиц, на строгую ответственность представляющих о их назначении, с тем, чтобы ответственность, о которой говорится, существовала не только на бумаге, но и на деле.
  Примечание I. Существуют два Высочайшие повеления покойного Государя Николая Павловича, не отмененные Верховной Властью, а потому сохраняющие и в настоящее время силу закона, которыми возлагалось на строжайшую ответственность Попечителей Округов и вообще учебного начальства, не терпеть в учебных заведениях лиц с неблагонадежным образом мыслей не только между преподавателями, но и между учащимися. Полезно было бы напомнить о них.
  Примечание II. Признавалось бы полезным принять за общее правило, чтобы в учебные заведения округов Харьковского, Киевского и Одесского назначать преподавателей преимущественно великоруссов, а малоруссов распределить по учебным заведениям С.-Петербургского, Казанского и Оренбургского округов.
  10. Закрыть на неопределенный срок Киевский Отдел Императорского Географического Общества (подобно тому, как в 1860-х годах закрыт в этом последнем Политико-экономический Комитет, возникший в среде Статистическаго Отделения) и допустить затем открытие его вновь, с предоставлением местному генерал-губернатору права ходатайствовать о его открытии, но с устранением навсегда тех лиц, которые сколько-нибудь сомнительны в своем чисто-русском направлении.
  в) По III Отделению Собственной Его Императорского Величества Канцелярии.
  11. Немедленно выслать из края Драгоманова и Чубинского, как неисправимых и положительно опасных в крае агитаторов".
  Перейдем же к существу "зловещего указа".
  Пункт первый: Не допускать ввоза в пределы империи, без особого на то разрешения Главного Управления по делам печати, каких бы то ни было книг, издаваемых за границей на малорусском наречии. Значит, в случае "особого разрешения" импорт таких книг разрешался! Кроме того, разрешалось издавать художественные и исторические книги на малорусском наречии при условии, что они напечатаны с соблюдением русской орфографии.
  Александр Каревин в работе "Русь нерусская" пишет, что и после "указа" ввоз украиноязычных книг из Австро-Венгерской империи не прекращался. Более того, разрешался не только ввоз издававшихся в Австрии украинофильских газет, но даже принималась подписка на них.
  Почему требовалось соблюдение общерусской орфографии, а не так называемой "кулишовке", тоже понятно - общий язык - одна из основ единства Малой и Великой Руси.
  Кстати, поняв, к чему привели его опыты с правописанием, Кулиш выступил против бывших единомышленников: "Клянусь, - что если ляхи будут печатать моим правописанием в ознаменование нашего раздора с Великой Русью, если наше фонетическое правописание будет выставляться не как подмога народу к просвещению, а как знамя нашей русской розни, то я, писавши по-своему, по-украински, буду печатать этимологической старосветской орфографией. То есть - мы себе дома живем, разговариваем и песни поем не одинаково, а если до чего дойдет, то разделять себя никому не позволим. Разделяла нас лихая судьба долго, и продвигались мы к единству русскому кровавой дорогой и уж теперь бесполезны лядские попытки нас разлучить".
  Можно подытожить:
  • "Выводы Комиссии" были направлены не против народной культуры Малороссии, а против общественно-политического сепаратистского движения, носившего название "украинофильство".
  • "Выводы Комиссии" носили рекомендательный характер и большей частью не принимались во внимание на местах.
  • Те пункты "Выводов", которые выполнялись, носили кратковременный характер ("впредь до усмотрения") и постепенно отменялись особыми постановлениями.
  В 1881 году были сняты все ограничения с издания художественной литературы, так что в период действия Эмского указа были напечатаны многие произведения Тараса Шевченко, Ивана Нечуя-Левицкого, Панаса Мирного, Леси Украинки и прочих украинских писателей.
  В общем, как констатировал в книге "Происхождение украинского сепаратизма" Николай Ульянов "Указ 1876 года никому, кроме самодержавия, вреда не принес. Для украинского движения он оказался манной небесной. Не причиняя никакого реального ущерба, давал ему долгожданный венец мученичества". Миф об "антиукраинском указе" придал мощнейший импульс украинофильскому движению, поскольку, наряду с "мученическим венцом", преподнес всем последующим поколениям "национально-свидомых" осязаемый "образ врага" в лице России.
  
  Глава 12. Галиция. Бывшая Русь
  
  После разгрома польского восстания в 1863 году возможности для развития в России политического украинофильства были предельно ограничены, и его центр переместился в принадлежавшую австрийцам Галицию, где обосновались многие польские эмигранты.
  Оторванная ещё в средневековье от остальных русских княжеств эта земля одной из первых попала под власть Польши. Соответственно и польское воздействие на галичан оказалось более сильным, чем на жителей Малороссии. Именно тут были наиболее сильные позиции у униатов, именно тут проходило наиболее успешное ополячивание населения. "...Русским по происхождению и языку людям постепенно прививалась чуждая им религия и ментальность. Подобную трансформацию претерпели в своё время хорваты и боснийские мусульмане. Фактически велось целенаправленное выведение нового народа, враждебного своим историческим корням, вере и культуре, этакая "хорватизация" Руси", - писал историк Константин Чорнолапенко .
  Так что этот край все больше и больше отдалялся от остальных земель исторической России. Нельзя сказать, что этот процесс был легким и быстрым. Например, Львовское Успенское Ставропигийское братство с конца шестнадцатого и до начала восемнадцатого века боролось против притеснений со стороны польской власти, сопротивлялось католизации края, отстаивало русскую культуру и традиции, имело собственную школу и типографию... Лишь в 1708 году братство было сломлено и приняло унию. Но, даже несмотря на это, большинство членов братства продолжало выступать против экспансии католицизма, пока в 1788 году Львовское братство не было закрыто окончательно.
  Кроме того, на эти земли переселилось немало поляков, венгров и немцев, из-за чего в венах галичан появилась существенная примесь чужой крови. Разумеется, менялась и культура. Не стоит забывать и о том, что образование в Галиции можно было получить только на польском, а затем, в XIX веке, - на немецком языках. В итоге интеллигентные галичане девятнадцатого века гораздо больше знали о творчестве Мицкевича и Сенкевича, чем о произведениях Гоголя или Пушкина.
  После раздела Польши в конце восемнадцатого века Галиция досталась Австро-Венгерской империи. Новые хозяева быстро обнаружили, что там живут не только поляки, но и другой народ, представителей которого австрийцы поначалу называли русскими (Russen), а затем, чтобы отличать их от подданных Российской империи, стали использовать латинизированную форму рутены (Ruthenen). Кроме того, в качестве самоназвания употреблялся и этноним "русины" . Первоначально австрийская администрация попыталась опереться на поляков, более малочисленных, но зато занимавших ключевые позиции в этом крае. Ведь именно поляками было большинство местных дворян и помещиков, в то время как русины были простонародьем. В религиозной жизни региона по-прежнему господствовала униатская церковь.
  Впрочем, сказать, что отношения между поляками и австрийцами были безоблачными, нельзя. Потерявшие свою родину поляки весь девятнадцатый век организовывали тайные общества, а по возможности устраивали вооруженные восстания. Одно из таких выступлений должно было начаться в феврале 1846 года. Однако правительства России и Пруссии действовали на упреждение и сумели разоблачить и арестовать заговорщиков, которые находились на их территориях. Австрийцы же решили действовать чужими руками, и как только поляки подняли восстание в Кракове, по всей Галиции вдруг возникли крестьянские банды, которые стали нападать на помещичьи усадьбы и вырезать поляков.
  При этом австрийская власть прямо поддержала крестьян, объявив, что будет платить за головы польских мятежников. Узнав об этом, бедняки массово взялись за оружие и принялись истреблять своих помещиков. Ведь никто не смог бы проверить, был ли убитый мятежником или нет, но за голову австрийцы все равно заплатят. Причем, слова "за голову" вовсе не метафора. Австрийцы действительно платили тем, кто приносил им отрезанные головы поляков. Так что польским повстанцам вместо борьбы с властью пришлось сражаться с собственными крепостными.
  При этом австрийцы, уничтожая повстанцев, вели себя весьма изощренно. Они прямо не призывали к массовым убийствам, но за каждого мертвого мятежника они платили в два раза больше, чем за пленного. Пункт оплаты находился в особняке австрийской администрации в городе Тарнув. Сюда крестьяне приносили свои кровавые трофеи и приводили пойманных мятежников. Нередко, узнав, что выгоднее отдать только голову, они прямо в центре города убивали своих пленников. Эти события получили название "Галицийская резня", поскольку крестьяне за несколько дней сумели уничтожить больше полутысячи поместий, убив до трех тысяч шляхтичей. Когда восстание поляков в Кракове было подавлено и крестьянские отряды стали ненужными австрийцами, в Галицию вошла регулярная армия и навела в крае порядок, который продержался до событий 1848 года.
  Тут надо сделать небольшое отступление, поскольку снова история Украины оказывается лишь маленькой частью грандиозных событий, охвативших практически всю Европу. После того как в 1814 году совместными усилиями Англии, России, Австрии и Пруссии Наполеона все-таки добили, начался процесс наведения порядка в Старом Свете. По инициативе русского императора главы трех сильнейших стран континентальной Европы заключили Священный союз, призванный не допустить в будущем возникновения революционных событий по образцу французской революции. Монархи брали на себя обязательства решать все возникшие между странами разногласия за столом переговоров, а также совместно давить любые народные волнения, грозящие свержением "законной", т.е. признанной на 1815 год власти. Некоторое время все так и было. Французы и австрийцы подавили революционные вспышки в Испании и Италии. А Россия ради незыблемости границ и стран в 1821 году отказалась поддержать восстание православных жителей дунайских княжеств и греков против турецкой империи.
  В 1830 году во Франции состоялась очередная революция, свергнувшая последнего короля из династии Бурбонов Карла Х. На трон был возведён герцог Орлеанский Луи-Филипп. Это было явное нарушение принципов Священного Союза, однако Пруссия и Австрия предпочли остаться в стороне, а Англия поддержала новую французскую власть. В результате русский царь принял решение не вмешиваться. Таким образом, стало понятно, что для наших европейских партнеров Священный Союз существует только на бумаге.
  В 1833 году, вопреки собственной выгоде, Россия поддержала султана, против которого восстал египетский паша Мухаммед-Али. Египтяне в двух сражениях разгромили турок и уже вышли на подступы к Стамбулу. Тогда, руководствуясь духом Священного Союза, русский император Николай Первый принял решение не допустить развала Османской империи. Черноморский флот вошел в Босфор, и Мухаммед-Али был вынужден отступить. Паша предлагал России не вмешиваться в его борьбу с султаном, обещая в благодарность за нейтралитет передать Петербургу все западное побережье Черного моря, Армению и в придачу разрешить основать военно-морскую базу в Стамбуле. Однако слишком благородный царь отверг эти предложения, заставив пашу примириться с султаном и, тем самым, сохранив законную власть в Турции.
   Ну, а в 1848 году практически во всей Европе начались волнения, бунты и революции. Началось все во Франции, где 24 февраля 1848 восставший народ заставил отречься от власти короля Луи-Филиппа I и провозгласил создание Второй республики. В прусской части Польши поляки подняли мятеж, который был жестоко подавлен. Затем волнения перекинулись на германские и итальянские государства и, что самое серьезное, - на гигантскую по европейским меркам Австрийскую империю. В этой лоскутной империи, где австрийцы составляли лишь пятую часть населения, общие антифеодальные революционные выступления очень скоро перешли в межнациональные конфликты, самым значительным из которых было восстание венгров против центральной власти. Самое интересное в венгерском восстании то, что, требуя для себя национальных прав, вплоть до создания независимой Венгрии, вожди повстанцев на подвластной территории полностью отказывали в каких-либо правах представителям других национальностей. По мнению венгерских лидеров, все прочие народы должны быть ассимилированы и стать венграми. А на требования недовольных венгерская армия отвечала огнем и сталью. Поэтому против венгров с оружием в руках выступили хорваты, словенцы, румыны. Началась жестокая взаимная мясорубка, в которой венгры постепенно одерживали верх.
   Параллельно венгры воевали, и воевали очень неплохо, против имперской (австрийской) армии. 14 апреля 1849 года венгерское государственное собрание решило окончательно порвать с Австрией и приняло декрет о провозглашении независимости Венгрии. Казалось бы, судьба империи решена: её ждет распад на национальные государства, которые еще долго будут спорить о границах и успокаивать разбушевавшуюся народную стихию. Однако венское правительство вдруг вспоминает о Священном Союзе и обращается за помощью к России. Будь на русском троне менее щепетильный в вопросах чести человек, история пошла бы совсем иначе - ведь ситуация уникальная. Россия находится в зените своей мощи, её армия непобедима, тыл надежен, казна полна. Другие великие державы, Англия и Франция, на Россию повлиять никак не смогут, так как у них самих дома проблем выше крыши. Австрийская армия практически разгромлена, и Вена готова выполнить любые условия, только бы получить помощь. Но и венгры ищут возможности установить с Петербургом нормальные отношения. Современный писатель Лев Вершинин по этому поводу написал: "Венгры нащупывают возможность переговоров: они, конечно, республиканцы, но готовы принять одного из Великих Князей в качестве конституционного короля. Аккуратно интересуются и чехи: они, конечно, лояльны Вене, но ежели СПб не станет возражать, тоже хотели бы стать хоть немножко независимыми, разумеется, с русским Великим Князем в роли короля. Вена, не верящая в бескорыстие, предлагает за помощь златые горы: хотите Галицию - берите, хотите Дунайские княжества - вводите войска хоть сейчас, только спасите. Излишне говорить, что развал Австрийской Империи на два государства, Австрию и Венгрию, вообще-то сверхвыгоден России, получающей в итоге на западной границе вместо одного мощного и недоброго (ибо масса интересов пересекается) соседа двух, каждый из которых сам по себе России не противник, да еще и люто враждующих между собой. Но принципы, принципы! Николай ...посылает в Венгрию войска... Вена вновь берет в свои руки контроль над всей территорией Империи, понемногу начиная реформировать себя изнутри, а Россия выводит войска, отказавшись (принципы, принципы!) от всяких компенсаций, как "не предусмотренных Священным Союзом"" .
  Так, из-за благородства императора Николая Павловича, была упущена прекрасная возможность безболезненно вернуть в состав России последнюю из земель исторической Руси - Галицию . Однако даже то, что через Галицию прошла русская армия, ведомая непобедимым полтавчанином Паскевичем, привело к серьезному брожению умов в крае. Галицкие крестьяне встретили в имперских солдатах людей, говорящих на практически таком же языке, так же молящихся, но при этом свободных от гнета иноземцев. Впервые русины воочию увидели мощь и силу единого русского народа. Это было соблазнительно, так что это и общие с россиянами язык и вера, а также память о древнем единстве Галиции с остальной Русью породили в местном народе сильные прорусские настроения.
  
  ***
   Революция 1848-49 годов не прошла для Австрии бесследно. Имперская администрация начала потихоньку отпускать вожжи в национальных отношениях и дала подчиненным народам определенные права. Не были исключением и русины, создавшие на революционной волне 1848 года во Львове "Головну Руську Раду" - центр, формирующий требования русского населения Австро-Венгерской империи и занимающийся пропагандой русских культурных ценностей. Политические требования, прежде всего, состояли в предоставлении равноправия с поляками, отмены крепостного права и проведении аграрной реформы, культурные - в предоставлении права образования, печати и делопроизводства на родном языке. Отношения Рады с австрийскими властями было сложным. С одной стороны, имперцы были готовы идти на уступки в языковом и культурном вопросе, но с другой - стремились не допустить политической деятельности Рады. В конце концов, спустя три года Рада была распущена, но она была первым шагом на пути национального пробуждения русинов.
  В рамках деятельности Рады возникло культурно-образовательное общество "Галицко-русская матица", которое занималось развитием образования и популяризацией культуры в крае. Матица пропагандировала идею единства русского народа и издавала массу различной литературы - от руководства по ремёслам и школьных учебников до художественных произведений. Кроме того, Главная Русская Рада издавала газету "Зоря галицкая", которая стала рупором русофилов, призывающих к единству с русским миром и признанию русского языка в качестве литературного в Галиции.
  Начали издаваться и другие газеты на русском языке, например, "Русская Рада" под редакцией Ивана Наумовича и "Слово" под редакцией Якова Головацкого. В 1865 году в "Слове" появилась программная статья, в коей утверждалось, что русины - часть единого русского народа, занимающего территорию от Карпат до Камчатки. То есть речи об украинцах как "отдельном нерусском" народе не велось даже в австрийской Галиции! В то же время австрийская администрация не была заинтересована в пробуждении у русинов общерусского национального сознания и, предоставляя национальные права русинам, признала их неким отдельным народом "рутенов", с чем представителям русинов пришлось согласиться.
  В 50-х годах XIX века галицкие русины все больше проникаются сознанием русского единства, что не могло не вызывать беспокойства как у австрийской администрации, так и у польских помещиков, по-прежнему владевших землями в Галиции. И те, и другие, примирившись между собой, повели вместе с униатской церковью атаку на "москвофилов". Власть пока еще мягко, но настойчиво начинает "душить" русские организации, прикрывает газеты, устраивает проблемы лидерам.
  В этих условиях постепенно в среде галицких русинов формируются два течения: старорусинов ("москвофилов"), вопреки желанию властей стоявших на традиционной почве русского единства, и молодорусинов ("народовцев"), готовых в угоду властям признать себя отдельным народом. Последние настаивали на том, что разговорный язык галицийских крестьян, вобравший в себя за 500 лет иноземного владычества немало польских, немецких и венгерских слов, является языком "отдельным", нерусским.
  Антирусская деятельность в Галиции усилилась, когда во Львов стали массово переезжать из России участники разгромленного польского восстания 1863 года и обиженные деятели малороссийской культуры из числа украинофилов. Этот польский десант мгновенно развернул активную деятельность. По их инициативе было создано объединение "Просвита", начала выходить газета "Мета", которая вела пропаганду в духе политического украинофильства, практически полностью посвящая свои политические статьи нападкам на Москву и "москалей". Так украинофильское течение в Галиции стало усиленно насыщаться политическим антирусским содержанием. В итоге, все больше людей стали называть себя не русинами, а украинцами. По сути, именно с этого момента можно говорить о появлении на исторической арене нового, пока еще малочисленного, народа - украинского. Со временем, благодаря активной пропаганде, идея объединения Руси под царской православной короной сменяется идеей "объединения Украины" под католической короной австрийского цесаря...
  Но и русская идея в Галиции была сильна. В 1866 году на страницах газеты "Слово" лидеры москвофилов заявили, что все усилия власти и поляков создать отдельный народ униатов-рутенов оказались тщетными, а Русь Галицкая, Русь Киевская и Русь Московская - это одна и та же Русь. В ответ поляки в газете "Gazeta Narodowa" призвали к борьбе с "москвофилами" и поставили перед собой задачу создать "антимосковскую Русь" в Галиции. "Такая антимосковская Русь, связанная унией с Польшей, будет для Австрии оборонным валом против Москвы, основой ее будущей политики, устремленной на Восток", - убеждали они имперских чиновников. Как пишет историк Леонид Соколов, "это значило - на основе молодорусского течения организовать политическую партию украинофильского толка с резко выраженной антирусской ориентацией, призванную совместно с поляками противодействовать старорусской партии в Галиции, а в будущем послужить орудием, направленным против России" .
  Власти приняли эту идею и начали репрессии против русских активистов. В 1882 году жители села Гнилички приняли решение перейти из униатства в православие. Властью это было воспринято как угроза, и лидеры русских организаций были арестованы по обвинению в государственной измене. Однако в результате состоявшегося летом того же года суда присяжных все подсудимые были признаны невиновными в измене. Несмотря на это, государственные обвинители придумали новое обвинение, и русские активисты были приговорены к нескольким месяцам тюрьмы за "нарушение публичного спокойствия". Затем подобные процессы и прочие антирусские действия власти стали идти потоком.
  А между тем связи между Веной и Берлином становились все теснее и теснее, и вскоре Германская и Австро-Венгерская империи заключили союзный договор, направленный против Антанты (союза России, Франции и Англии). В новых условиях руководство австрийской внешней политикой фактически перешло в руки политиков более развитой Германии. В связи с этим и возник в Берлине план - использовать Галицию в качестве плацдарма украинского сепаратизма, долженствующего в конечном итоге привести к отторжению всей Малороссии от России. Соответственно, резко усилилась информационная война против России, важной частью которой была пропаганда украинства.
  Чтобы ослабить связь Галиции с Российской империей, власть стала активно извращать местное наречие, внедряя в огромном количестве полонизмы, изменяя написание слов для большего отличия от литературного русского языка. По заказу Вены создавались псевдоисторические концепции, призванные показать, что великороссы и малороссы - разные народы. Любой проходимец, готовый обосновать "отдельность" украинцев от русских, встречал в Австрии радушный прием и солидную финансовую поддержку. Неудивительно, что во Львов слетались, как мухи на мед, всевозможные украинофилы.
  Имена большинства из них как личностей сегодня позабыты, но некоторым повезло. Вокруг одного из них на Украине создан настоящий культ, его портрет украшает пятидесятигривневую банкноту, а его книги печатаются немалыми тиражами. Как вы уже догадались, самым успешным из подвязавшихся на ниве насаждения украинского сепаратизма оказался Михаил Грушевский. Человек весьма сомнительных личных качеств, корыстолюбивый и беспринципный, он выдумал историю Украины. Его многотомный опус под названием "История Украины-Руси" был в пух и прах раскритикован сразу же после выхода в свет. Историки нашли в этом якобы научном труде сотни несуразностей и откровенных выдумок, но Грушевского не интересовала историческая достоверность, он создавал идеологическое произведение. Неудивительно, что определенные круги и сегодня продолжают повторять байки бородатого фантаста. В чем их суть? Все очень просто: украинцы существовали еще в седой древности, просто тогда украинцы назывались "русинами", а Украина - Русью, а потом пришли страшные московиты и присвоили себе это название. А потом еще и саму Украину коварные азиаты завоевали и угнетали с превеликим удовольствием.
  Будучи подданным Российской империи, Грушевский в 1891 году, в возрасте двадцати пяти лет переехал в Австрийскую империю, где вскоре стал профессором во Львове. Практически сразу он становится активистом "Наукового товариства имени Шевченко", а с 1897 года - и его председателем. Под новым руководством эта организация начинает настоящий крестовый поход против русского языка и культуры. Причем, действует Грушевский не только в Галиции, но и в России, пытаясь привить в Малороссии украинский язык. Масса пропагандистской литературы посылалось в Киев и другие города, но "языковой" поход на восток провалился. Изданная в Галиции макулатура (в том числе и книги Грушевского) спросом явно не пользовалась.
  Самое смешное в том, что он, пропагандируя украинскую идею, практически не знал украинского языка (в чем сам признавался) и до конца жизни так и не выучил его. Речь Грушевского была странным суржиком, который он активно внедрял в жизнь. Дошло до комизма: писатель-украинофил Иван Нечуй-Левицкий вынужден был публично выступить против искусственной полонизации речи со стороны Грушевского. Особо подчеркиваю: Иван Нечуй-Левицкий был убежденным украинофилом и не меньше Грушевского желал вытеснения русского языка, но даже для него выдуманная львовским профессором речь звучала тарабарщиной.
  Ведя подрывную работу против России, Грушевский все еще оставался подданным Российской империи, часто приезжал в Киев и Петербург. Казалось бы, куда смотрит полиция? Ярый и открытый враг государства свободно разъезжает по стране, смущает умы молодежи, а правоохранительные органы и в ус не дуют. В кандалы бы австрийского агента влияния да в Сибирь, но имперская Россия была слишком либеральным государством, за что и поплатилась. Кстати, не брезговал профессор и выполнением поручений австрийской и немецкой секретных служб, что было доказано в 1917 году. Но вскоре началась революция, и он не просто избежал возмездия, но и оказался вознесен на самый гребень мутной политической волны...
  Если честно, то не хочется тратить время на описание деятельности этого человека. Всех заинтересовавшихся отсылаю к "Тайной истории Украины-Руси" Олеся Бузины или любому другому исследованию украинофильского движения.
  Подведем итоги. К концу девятнадцатого века политическое украинофильство с центром в Галиции приобретает ту идейную "начинку", которая существует по сегодняшний день. Отныне украинцы будут последовательно и фанатично выступать вместе с "просвещённой" Европой против московского "азиатского варварства". Из Галиции будут направляться действия пятой колонны внутри Российской империи. Именно тут при поддержке Вены и Берлина в начале ХХ века будут созданы полувоенные организации Сокол, Сечь и Пласт, из боевиков которых будет впоследствии сформирован легион Сечевых стрельцов. И именно в творениях галицких украинофилов позапрошлого века нужно искать истоки антирусской риторики некоторых современных украинских политиков.
  Относительно спокойный XIX век стал неким инкубационным периодом, когда страшные идеи-чудовища только зарождались и вызревали в коконах. Пройдёт совсем немного времени, и они вырвутся на волю, обагряя свой путь кровью, оставляя всюду множество мёртвых тел и дымящиеся руины. Но распознать чудовищ в милых и интеллигентных господах, разрабатывавших отвлеченные теории, тогда никто не смог. И жившие на рубеже XIX-XX веков прекраснодушные люди с умилением наблюдали за развитием монстров вместо того, чтобы вовремя свернуть им шеи, пока была такая возможность... А тех, кто видел опасность, никто не слушал. Воистину страшно быть Кассандрой, чьим прозрениям никто не верит. Само по себе украинофильство в то время никакой политической силы не представляло, и некоторые российские авторы подшучивали над редактором "Московских ведомостей" Михаилом Катковым, который предупреждал о кроющейся в украинофильстве опасности. Однако силы, стоявшие за украинофильством и стремившиеся использовать его в своих интересах, были вполне реальными и опасными. Поэтому Катков писал: "Пусть нас считают алармистами..., но не перестанем указывать на опасность, хотя бы только еще зарождающуюся; мы лучше хотим быть похожи на того моряка, который, заметив на небе черное пятнышко, принимает меры против бури, нежели на того, который начинает убирать парус, когда налетел шквал".
  
  ***
  В информационной войне, которую Вена вела против Руси, особое место занимал церковный вопрос. Как, наверное, помнят читатели, под давлением польской власти в конце шестнадцатого века ряд епископов православной Киевской митрополии приняли решение о принятии католического вероучения. Так возникла греко-католическая или униатская церковь, подчиняющаяся Папе, но при этом сохраняющая православную обрядность. На основной части Украины эта церковь не имела поддержки, но на украинских землях Австрии была господствующей.
  Ухудшение отношений между Веной и Петербургом и разработка немцами планов по созданию Украины привели к тому, что униаты увидели возможность возобновить свою экспансию на Восток, прерванную еще во времена казачества.
  Тем более, что во главе греко-католиков в начале двадцатого века стал очень талантливый и деятельный руководитель - митрополит Андрей, в миру известный как граф Роман Мария Александр Шептицкий. Представитель древнего и влиятельного аристократического рода, он начал службу армейским офицером, но из-за проблем со здоровьем был вынужден демобилизоваться. Тогда он начал изучать юриспруденцию и в 1888 году получил степень доктора права. Ну а затем, в том же году 23-летний граф принял монашество с именем Андрей. Сложно сказать, было ли это решение вызвано религиозными чувствами юного шляхтича или уже тогда на молодого аристократа сделали ставку нужные люди, но факт остается фактом - церковная карьера юноши шла стремительно. Через четыре года он священник в Перемышле, затем еще через два года, после обучения в краковской иезуитской семинарии, получил степень доктора теологии. В 1896 году Шептицкий уже игумен монастыря Святого Онуфрия во Львове. В тридцать три года 1899 году он был назначен епископом Станиславским, а спустя год стал митрополитом Галицким. Кстати, в роду Шептицких уже были греко-католические иерархи. Например, в восемнадцатом веке кафедру львовского епископа трижды занимали представители этой семьи. Так что отцу Андрею было на кого равняться. А возможно, что молодой иерарх хотел превзойти их и стать тем, кто сумеет обратить миллионы православных в лоно католической церкви.
  Став главой униатов, Шептицкий развернул активную деятельность по усилению позиций своей церкви. Его подчиненные начинают ревностную борьбу со всеми другими конфессиями и, прежде всего, с православными. Одновременно митрополит и его сподвижники налаживают контакты с украинофилами в Российской империи и начинают вести там свою работу. Благодаря рвению Шептицкого, униаты все активнее включались в политическую жизнь, ведя работу по созданию сепаратистского движения среди малороссов и белорусов в Российской империи. Кроме того, митрополит начинает борьбу с русофилами в Галиции, которую он хочет превратить в духовный и политический центр всей Украины. Тесно сотрудничая с Ватиканом, австрийскими и немецкими властями, глава униатской церкви активно способствует созданию украинских националистических и полувоенных организаций, самой известной из которых стали "сечевые стрельцы".
  После того как в 1914 году Германия объявила войну России, митрополит Шептицкий обратился к пастве с воззванием, в котором писал: "Победа Австро-Венгерской монархии будет и нашей победой. Чем крупнее будет поражение России, тем скорее пробьет час освобождения Украины. Украинская общественность должна отдать все свои материальные и моральные силы для того, чтобы исторический враг Украины был разбит!".
  Однако разбиты были как раз австрийские войска, и русская армия вошла во Львов. Не пожелавший или не сумевший покинуть город митрополит демонстративно проклял тех, кто приветствовал приход русских войск. Не ограничиваясь борьбой за души, люди Шептицкого начали откровенно шпионить, за что митрополит был задержан русской контрразведкой и с почетом выслан в Киев, где для него сняли номер в роскошном отеле "Континенталь". С собой отец Андрей смог взять духовника и слугу.
  Чтобы освободиться из-под опеки, Шептицкий обратился к царю Николаю II с посланием, в котором приветствовал воссоединение Галиции с остальной Русью. Вдобавок за задержанного иерарха вступились влиятельные европейские аристократы и Ватикан, которые просили позволить отцу Андрею выехать в Рим. Так что митрополит мог рассчитывать на освобождение, но неожиданно во Львове были найдены документы, доказывающие что Шептицкий был агентом австрийского правительства и вел активную антирусскую деятельность. Среди найденных документов был черновик докладной записки Шептицкого правительству Австро-Венгрии об устройстве Украины после её оккупации австрийскими войсками. "Задача заключается в том,- писал митрополит,- чтобы полностью оторвать от России украинские земли, подчинить их Габсбургской монархии, поставив во главе Украины по велению императора наиболее выдающегося полководца австрийской армии в качестве гетмана ". Кроме того, Шептицкий советовал создать украинскую церковь, наиболее полно отделенную от российской православной церкви. Среди документов был также список лиц, которых австро-венгерское правительство должно было назначить на административные посты после оккупации Украины.
  После такого разоблачения, естественно, Шептицкий был оставлен под надзором и выслан в Курск, где и пробыл до Февральской революции.
  
  Глава 13. И грянул гром
  
  То, что в Европе назревает большая война, наиболее проницательным политикам было ясно уже в конце девятнадцатого века. Поэтому все великие страны искали способы усилить свои позиции и ослабить чужие. Австро-германские аналитики считали, что уничтожить угрозу со стороны России можно, расчленив её на несколько частей. Именно поэтому такое внимание придавалось "созданию" украинцев как политического проекта.
  В 1888 году в берлинском журнале "Die Gegenwart" философ Эдуард фон Гартман высказал мысль о возможности вывести Россию из мировой политики, расчленив её и создав между ней и Европой два буферных национальных государства: Балтийское и Киевское королевства. Новые государства были бы союзниками немцев и надежно прикрывали бы Австрию и Германию от России. На рубеже веков эту идею подхватил и творчески развил германский политик Пауль Рорбах, один из основателей тайного полуоккультного общества "Туле". Он стал одним из главных экспертов по "русскому вопросу" для германского МИДа и Генштаба. В 1917 году в статье "Наша военная цель на Востоке и русская революция" он открыто обозначил те цели, которых должен достичь Берлин в результате войны и русской революции. По идее Рорбаха, Германия должна была оторвать от России Прибалтику, Польшу, Белоруссию, Украину и Северный Кавказ, создав там полунезависимые государства. При этом особую важность для Германии приобретало Причерноморье, которое следовало отобрать у Петербурга любой ценой, так как именно богатства края и выход к Черному морю были основой могущества империи Романовых.
  Официальные Берлин и Вена прислушались к специалистам и занялись "украинским вопросом". Началось формирование политических сил, которые пропагандировали бы идеи создания независимой Украины и доказывали различия между украинцами и остальными русскими народностями. Основным полем для экспериментов стала Галиция, где развернулась украинизация местного населения.
   Кроме того, еще до Первой мировой войны при германском МИДе был создан отдел, занимающийся украинским направлением, налаживающий контакты с потенциальными русофобами из числа украинофилов. При поддержке австрийцев и немцев различные организации вели работу по пропаганде своих идей среди населения Малороссии. Агитаторы убеждали людей что малороссы - это отдельный от русских народ, который достоин иметь собственное государство.
   Демоны украинства, заботливо выращиваемые долгие годы, вырвались на волю в 1914 году с началом Первой мировой войны. Все маски либерализма, толерантности и европейской цивилизованности, которыми прикрывались австрийцы в мирные годы, были сброшены. И если мы сегодня помним зверства гитлеровцев, если преступления, совершенные в Третьем Рейхе были осуждены, то военные преступления Габсбургской монархии усиленно замалчиваются. А помнить нужно. Хотя бы для того, чтобы знать, чем может закончиться потакание национально-свидомым деятелям.
  К началу войны 1914 года, несмотря на многолетнюю тотальную антирусскую пропаганду, почти половина жителей современной Западной Украины считала себя частью единого русского народа. Это очень нервировало австрийских и венгерских чиновников, опасавшихся, что в случае конфликта с Петербургом население Галиции будет массово переходить на сторону восточного соседа. Поэтому еще до войны всякий, кто проявлял хоть малейшие пророссийские симпатии, ставился на полицейский учет.
   Сразу же после начала боевых действий в одном только Львове под предлогом борьбы со шпионами было арестовано около двух тысяч москвофилов. Впрочем, этим людям еще повезло, ведь если львовян арестовывали, то в маленьких городах и селах москвофилов зачастую просто убивали на месте. При этом под карающий удар попали не только сторонники единства с Российской империей, но и масса совершенно аполитичных людей. Солдаты убивали крестьян при малейшем подозрении на сочувствие России. Расстреливали за сказанное на русском языке слово, за неосторожный взгляд, за православную веру... Особой жестокостью отличались венгерские солдаты, мстившие за поход Паскевича в Венгрию в 1849 году.
  Активную роль в этом кошмаре сыграли украинофилы, ставшие доносчиками и подсказывавшие карателям, на кого стоит обратить внимание. Как назвать действия австрийских властей и активно помогавших им украинствующих? Геноцид? Да! Геноцид! Другого определения не подберешь.
  Вскоре после начала репрессий все обычные тюрьмы были переполнены, и начался новый акт драмы. Австрийцы специально для содержания русофилов были вынуждены создать концлагерь Талергоф рядом с городом Грац и военную тюрьму в чешской крепости Терезин, куда свозили инакомыслящих из Галиции, Буковины и Подкарпатской Руси. Через концлагерь Талергоф с сентября 1914 года по май 1917 года прошло не менее 20 тысяч пророссийски настроенных русинов. Сколько из них там погибло, точно неизвестно, но, по данным галицкого общественного деятеля Дмитрия Маркова, только за первую половину 1915 года было казнено 3800 заключенных. Еще несколько тысяч умерли от болезней и недоедания.
  Студент Львовского университета Василий Ваврик, арестованный австрийцами по доносу свидомого украинца, прошел все круги этого ада и оставил подробные воспоминания о той кровавой вакханалии, которую учинили австрийцы. Его книга "Терезин и Талергоф" стала наиболее полным свидетельством преступлений против русского народа на Западной Украине. Она доступна в Интернете. Все, кто еще верит в европейские ценности, не поленитесь, прочитайте...
  Кто помнит сегодня тысячи человек, замученных в концлагерях в центре цивилизованной Европы? Заморенных голодом, заколотых за неповиновение, убитых просто ради развлечения... А ведь это происходило с людьми, которым даже не предъявили обвинение! Вся их вина была в том, что они были русскими. Они отдавали свои жизни за сохранение своей национальной идентичности, за право говорить на родном языке. Сегодня о них на Украине приказано забыть, ведь у власти - идейные потомки убийц... И не только идейные потомки. Как выяснилось , современный украинский политик, лидер фракции националистической партии "ВО Свобода" в парламенте, Олег Тягнибок приходится правнуком Лонгину Цегельскому, который, в свою очередь, был одним из главных свидетелей обвинения на суде против лидеров галицко-русских активистов, состоявшемся в Вене в 1915 году. Тогда из-за показаний этого украинца к казни были приговорены 24 русина. За это уже упомянутый Ваврик назвал каиновым отродьем Лонгина Цегельского и его "коллег" по украинскому движению.
  Австрийские репрессии фактически уничтожили организованное русофильское движение на Западной Украине. По сведениям Варвика, во время гонений погибло до тридцати тысяч человек, еще немало погибло из-за боевых действий, многие бежали, спасая свои жизни. Этот геноцид искалечил Галицкую Русь, переломил ход её истории, и после такой расправы Западная Украина буквально была выломана из Русского мира. Ведь те, кто согласился назваться украинцем, кто отрекся от русского имени, уцелели и дали потомство.
  
  ***
  25 августа 1914 года созданный австрийцами в Галиции "Союз освобождения Украины" (Союз визволення України), объединявший политэмигрантов из России во главе с Дмитрием Донцовым, выпустил воззвание к "общественному мнению Европы".
  В нём, в частности, говорилось следующее: "Беспримерно вызывающая политика России привела весь мир к катастрофе, подобной которой еще не знала история. Мы, украинцы, сыновья великого, разделенного между Австрией и Россией народа, неслыханным образом угнетаемого царизмом, сознаем, о чем идет дело в этой войне. Конечно, не о гегемонии "германизма" или "славянства" - война ведется между культурой и варварством. Война ведется, чтобы сломить окончательно идею "панмосковитизма", который нанес неисчислимый вред всей Европе и угрожал ее благосостоянию и культуре. Из этой идеи, известной под фальшивым именем панславизма", Россия сделала орудие своих агрессивных планов, пользуясь политической слепотой славянских народов. Эта идея уже уничтожила Украину как независимое государство, свалила Польшу, ослабила Турцию и закинула свои сети в течение последних лет даже в Австро-Венгрию. Воротами для вступления победоносного панмосковитизма в Австро-Венгрию с целью ее разгрома должна была служить Галиция. Наш разделенный между двумя государствами народ должен был служить России для того, чтобы царизм мог овладеть проливами и Константинополем, куда по рецепту русской дипломатии путь, идет через Вену. С этой целью Россия годами вела подпольную работу среди нашего народа в Галиции. Расчет был ясен: если наш народ... станет в Галиции на сторону России, задача водружения царских знамен на Карпатах будет чрезвычайно облегчена. Если же, напротив,, 30 миллионов украинцев в России под влиянием своих галицийских братьев придут к правильному суждению о своих национальных и политических интересах, тогда рушатся все планы расширения России. Без отделения украинских провинций России даже самый ужасный разгром этого государства в настоящей войне будет только слабым ударом, от которого царизм травится через несколько лет, чтобы продолжить свою старую роль нарушителя европейского мира. Только свободная, тяготеющая к правительственному союзу Украина могла бы своей обширной территорией, простирающейся от Карпат до Дона и Черного моря составить для Европы защиту от России, стену, которая навсегда остановила бы расширение царизма, и освободила бы славянский мир от вредного влияния панмосковитизма. В полном сознании своей исторической миссии защищать свою древнюю культуру от азиатского варварства московитов Украина всегда была открытым врагом России, и в своих освободительных стремлениях она всегда искала помощи у Запада, особенно у немцев.
  Гетманы Богдан Хмельницкий, Дорошенко и Орлик обращались к немцам, Мазепа - к Швеции. Даже во времена Екатерины II украинское дворянство искало при прусском дворе защиты против московского деспотизма. Демонстрации, проходившие в прошлом году в Киеве во время юбилея Шевченко, когда раздавались крики "Да здравствует Австрия!", "Долой Россию!", - доказывают, что украинская политическая мысль снова идет по пути старинных исторических традиций. Мы, украинцы России, соединившиеся в Союз освобождения Украины, употребим все силы для окончательного расчета с Россией. В это тяжелое по своим последствиям время, когда наша нация по обе стороны границы готовится к последней борьбе с исконным врагом, мы обращаемся с этим воззванием ко всему цивилизованному миру. Пусть он поддержит наше правое дело. Мы взываем к нему в твердом убеждении, что украинское дело есть также дело европейской демократии. Никогда Европа не достигнет покоя, никогда она не освободится от угрозы нашествия царизма, никогда не будет покойна за свою культуру, пока в обширных путях Украины не создастся оплот против России. Великие жертвы, принесенные нашим народом в его многовековой борьбе с Россией, дают нам нравственное право требовать внимания и участия со стороны цивилизованного мира к нашему делу, то есть независимости Украины. Чтобы полное значение нашего дела не осталось неизвестным Европе, в то время как судьба ее народов решается на полях, обагренных кровью тысяч украинцев, мы обращаемся с этим воззванием к общественному мнению всех наций, политические интересы которых совпадают в эту минуту с интересами свободы и цивилизации" .
  Подобные воззвания распространялись по Европе и переправлялись сочувствующим и агентам влияния в Россию.
  Первоначально СОУ был на содержании у австрийцев, а с 1915 года их финансированием занялась Германия. Кроме того, представители "Союза освобождения Украины" обращались за поддержкой и к турецким властям, мотивируя это тем, что у Украины и Турции общий враг - Россия. Турецкие чиновники слушали такие разговоры с удовольствием, обещали поддержку украинцам, правда, неизвестно, давали ли на это "благородное" дело деньги. Зато 24 октября 1914 г. турецкой прессой была опубликована декларация министра иностранных дел Турции Талаат-бея, в которой утверждалось, что Стамбул признает необходимость освобождения Украины от российского подданства и после разгрома России Османское правительство будет готово помочь украинскому народу создать независимое государство.
  Деятельность Союза не ограничивалась написанием листовок. Активисты СОУ активно работали в лагерях для военнопленных, обрабатывая царских солдат-украинцев. Для удобства агитационной работы пленных уроженцев Малороссии помещали отдельно от других невольников в специально созданных лагерях в Австрии и Германии. Для пленных создавались библиотеки, школы театры и оркестры, велись лекции на политические и исторические темы, выпускались газеты. В результате этой пропагандистской работы из перевоспитанных пленных было создано две дивизии, которые после революции 1917 года были отправлены на Украину.
  
  ***
  СС до SS
  В то время, пока кровь русских галичан текла рекой, свидомые украинцы спешно примеряли австрийскую униформу. Верные Габсбургской монархии галичане создали собственное военное подразделение - Легион Сечевых Стрельцов.
  Рождением этой части можно считать 1911 год, когда возникла идея на базе спортивно-общественных товариществ (таких как "Сокол", "Сечь", "Пласт") создать военизированные отряды из украинской молодежи Галиции. Их главной целью была подготовка юношей к вооруженной борьбе с Россией. Первые организации были полуофициальными, но уже в 1913 году австрийской властью было разрешено создание первого товарищества "Сечевых стрельцов". Вскоре было создано еще несколько аналогичных структур...
  После начала Первой мировой войны все украинские партии, действовавшие на территории Австро-Венгерской империи, объединились, создав "Главный Украинский Совет" (Головну Українську Раду) и "Украинскую Боевую Управу" - организацию, которая должна была стать руководством создаваемого легиона Украинских Сечевых Стрельцов.
   Уже 6 августа 1914 года "Главный Украинский Совет" и "Украинская Боевая Управа" выступили с манифестом, в котором они от имени украинского народа провозгласили готовность к борьбе с Россией и призвали украинскую молодежь записываться в легионеры. На этот призыв откликнулось около десяти тысяч человек, из которых две с половиной тысячи были приняты на службу. 3 сентября 1914 года легион Украинских Сечевых Стрельцов (УСС), состоявший из 10 сотен по 250 стрельцов в каждой, принял присягу на верность Австро-Венгрии и стал одним из соединений австрийского ландвера.
  Сегодня многие украинские авторы заходятся от восторга, говоря об огромном значении создания УСС и его роли в войне. Однако серьезные историки к легиону относятся гораздо спокойнее. Легион не был чем-то особенным, так как австро-венгерская армия была построена по территориально-национальному признаку, что предусматривало наличие национальных частей из представителей народов, входящих в состав "лоскутной" империи. В имперской армии были венгерские, чешские, тирольские и даже польские части. Кроме того, на фоне многомиллионных армий той войны несколько тысяч легионеров не оказывали никакого существенного влияния на ситуацию на фронте.
   Для австрийцев война началась катастрофически. События, проходившие в период между 5 августа и 8 сентября 1914 года, вошли в историю как Галицийская битва. В этом титаническом сражении русские войска наголову разгромили противника. Потери Австро-Венгрии составили до 400 тысяч человек, из которых почти 100 тысяч сдались в русский плен. 3 сентября царские войска взяли Львов, а вскоре вышли к Карпатам.
  Стремясь спасти положение, австрийское командование бросило в бой все резервы, в том числе, и легион УСС. 25 сентября легионеры получили боевое крещение, столкнувшись с передовыми частями Кубанской казачьей дивизии в районе села Верхние Ворота в современной Закарпатской области. Затем зимой 1914-1915 годов стрельцы участвовали в обороне карпатских перевалов. За несколько месяцев легион потерял убитыми, ранеными, обмороженными и пленными до двух третей своего первоначального состава. Чтобы пополнить легион, в него были призваны местные крестьяне, что существенно снизило моральные качества подразделения, ведь у новых солдат не было никаких идейный причин для войны против русских.
  Весной следующего года легион участвовал в боях за гору Маковка. Хотя это был не более чем локальный эпизод, но в современной украинской публицистике этому бою приписывается огромное значение, и он часто называется "победой сечевых стрельцов".
  Назвать произошедшее "победой УСС" мне сложно, так как в этих боях со стороны австро-немецких сил участвовали первая пехотная дивизия Германии и пятьдесят пятая пехотная дивизия Австро-Венгрии. Так что галичане хоть и сражались хорошо, но все же не они были главной действующей силой этих событий. Вдобавок, произошедшее вообще сложно назвать "победой", так как русская армия все же сумела взять гору штурмом, хоть и с третьего раза.
  Суть боев за Маковку заключалась в том, что в начале апреля после двухмесячных боев немцам удалось захватить стратегически важную деревню Козево , которую называли ключом к лесным Карпатам. Русская армия должна была отбить её. Чтобы это было сделать легче, надо было овладеть окрестными господствующими высотами, среди которых была и гора Маковка.
  Так что штурм Маковки, на которой вражеские войска смогли хорошо укрепиться, для царских генералов был лишь вспомогательной операцией при наступлении на Козево. Первый раз русская армия атаковала Маковку в ночь с 28 на 29 апреля 1915 года. Атака была отбита. Вторая атака также захлебнулась, но с третьей попытки гора была взята 4 мая 1915 года. На следующий день австрийцы попытались отбить гору, бросив в бой все резервы, в том числе легионеров УСС, но с задачей справиться не смогли. В результате в русский плен попало 53 офицера противника и 2250 рядовых . Кроме того было захвачено много военного снаряжения, в том числе, восемь немецких огнеметов - страшной технической новинки, еще не известной русским.
   Хотя бой за Маковку закончился победой русской армии, вернуть деревню Козево, ради чего и начиналась вся операция, царским полководцам не удалось, так как немецкая армия прорвала фронт в Галиции в результате "Горлицкого прорыва" и возникла угроза окружения русских войск в Карпатах. Поэтому царское командование приняло решение начать общее отступление из Карпат. Уже 13 мая без единого выстрела русские оставили гору Маковку и отступили на восток.
  22 сентября 1915 года легион был переформирован в 1-й полк Украинских Сечевых Стрельцов. Спустя год, в сентябре 1916 года, в боях за гору Лысоня сечевые стрельцы были наголову разбиты, потеряв только пленными более 1000 бойцов. После этого от двух куреней Украинских Сечевых стрельцов в строю осталось несколько бойцов и чудом не попавшая в мясорубку инженерная сотня. По сути, полк прекратил свое существование, так как к концу месяца в строю оставалось всего 9 офицеров и всего четыре сотни рядовых. Однако полк был отправлен в тыл на пополнение, опять были навербованы украинцы, и к весне 1917 года было создано абсолютно новое воинское формирование, которому опять присвоили название легиона украинских Сечевых стрельцов. Боевой путь этого формирования был совсем недолгим. В 5 часов утра 29 июня 1917 стрельцы почти в полном составе попали в окружение и сдались в плен. От УСС в австрийской армии осталось несколько сот человек, но австрийцы не унывали.
  Остатки УСС пополнили и вновь образовали курень Украинских Сечевых Стрельцов. Вероятно, и эти легионеры закончили бы свою службу в русском плену, но 7 ноября 1917 года власть в России захватили большевики, и Российская империя начала сползать в пучину гражданской войны.
  Сечевики вместе с немецко-австрийскими войсками участвовали в оккупации Украины в 1918 году. Здесь ССовцы были прикомандированы к отдельному отряду, которым командовал австрийский принц Вильгельм Габсбург, получивший псевдоним Васыль Вышиваный. Этот аристократ рассматривался в Вене как возможный правитель Украины в случае победы над Россией. Главная задача стрельцов в это время сводилось к ведению пропаганды в пользу Австрии, охране военных складов и сохранению порядка в назначенном районе. После распада Австро-Венгерской империи легионеры стали основой вооруженных сил Западно-украинской народной республики - так называемой Украинской Галицкой армии.
  Легион Украинских Сечевых Стрельцов, оказавшись бесполезным с военной точки зрения, сыграл большую роль в общественно-политической жизни Украины того времени, ведь он не только воевал, но и проводил активную работу по пропаганде идеи создания независимой от России Украины под протекторатом Австрии, с принцем Вильгельмом во главе. А попавшие в русский плен бывшие легионеры создали Галицийско-буковинский курень сечевых стрельцов, впоследствии переформированный в Особый отряд и, наконец, в Осадчий корпус сечевых стрельцов. Эта прославившаяся жестокостью часть была опорой сначала Центральной Рады, а потом Петлюры и до 1919 года воевала на Украине.
  
  Глава 14. Гражданская война
  Роковой год
  
  Хотя идеи украинской самостийности активно пропагандировались разными политическими силами, заинтересованными в разрушении Российского государства, к началу 1917 года они не пользовалась сколько-нибудь заметной популярностью. В высших кругах малорусского общества украинский сепаратизм не мог найти приверженцев, так как в Российской империи малороссы вместе с великороссами и белорусами составляли единую имперскую нацию - русский народ. Кроме того, будучи людьми неглупыми, образованные малороссы понимали, кто стоит за спиной украинских сепаратистов, и вовсе не желали оказаться под властью Австрии или германским протекторатом. Политически активные малороссы принадлежали к общероссийским партиям, зачастую играя в них ключевые роли. Стоит отметить такой курьезный факт: именно в Малороссии были наиболее сильны позиции черносотенных организаций, стоявших на позициях признания единства русского народа и категорически отвергавших идею украинского сепаратизма в любой форме. Для масс простого народа первостепенное значение имели вопросы социально-экономического характера, однако ни рабочие, ни крестьяне Малороссии не связывали решение этих вопросов с отделением от остальной России. Их борьба за свои права шла в русле общероссийской революционной деятельности. Идея предоставления автономии Малороссии едва теплилась в среде мелкой буржуазии и в низшем слое интеллигенции и находила отражение в программах малочисленных украинских организаций, выступавших под демократическими и социалистическими лозунгами.
  Скорее всего, украинофильство так бы и осталось экзотическим и малочисленным течением, если бы не рухнула подточенная войной и внутренней нестабильностью Российская империя. Сейчас эти события известны как Февральская революция, а тогда мало кто мог понять, что происходит. Сначала из-за нехватки хлеба начались волнения в Петербурге. Затем части гарнизона отказались наводить порядок на улицах столицы. Начались демонстрации с требованиями хлеба и мира. Потом революционно настроенные толпы разгромили отделения полиции, а затем, под нажимом своего окружения, Николай Второй отказался от трона и страна вступила в полосу революционного хаоса. В Петербурге было создано Временное правительство, которое, как скоро выяснилось, оказалось неспособным управлять огромной, к тому же еще и воюющей, страной. Практически одновременно возникла параллельная система власти в виде Советов депутатов. В стране сложилась уникальная система двоевластия, а точнее говоря, безвластия.
  После февральской революции партии монархического, консервативного направления были распущены, зато буйным цветом расцвели всевозможные социалистические партии, в том числе и украинские. Уже в марте 1917 года в Киеве состоялись съезды "Товариства українських поступовців" и Украинской радикально-демократической партии, которые, объединившись, создали Союз украинских автономистов-федералистов, позднее переименованный в Украинскую партию социалистов-федералистов (УПСФ). После революции возобновила свою деятельность и Украинская социал-демократическая рабочая партия (УСДРП), созвавшая в Киеве съезд своих сторонников, на котором был поддержан принцип автономии Украины. В начале апреля прошел учредительный съезд Украинской партии социалистов-революционеров (УПСР), находившейся под влиянием одноименной российской партии и опиравшейся на крестьянство. Впоследствии были образованы еще несколько украинских партий, в том числе и партия социалистов-самостийников, выдвинувшая требование провозглашения самостийности Украины.
  4 (17) марта 1917 года в киевском обществе украинских прогрессистов около сотни представителей различных украинских партий и общественных организаций города собрались обсудить изменения, вызванные революционными событиями в столице. В итоге этой встречи было решено создать координационный совет различных украинских партий и общественных организаций. Новая структура получила название Центральная Рада, а её председателем стал историк Михаил Грушевский. Практически одновременно 17-го марта в Киевской городской думе собрались представители общественных организаций и партий и выбрали Исполнительный Комитет из 12 членов, который должен был стать городской властью. Среди множества организаций, принявших участие в создании этого Исполкома, только одна была украинской - "Товарищество украинских поступовцев". Соответственно, только один представитель украинцев оказался членом Исполкома. Этот Исполнительный Комитет в течение первых трех революционных месяцев фактически был реальной властью в Киеве, пока эту власть не перехватила Центральная Рада.
  Сегодня Центральную Раду иногда называют первым украинским парламентом, однако на самом деле она таковым не являлась. Её никто не избирал, а соответственно, ее членов можно назвать проходимцами, которые сами себя объявили властью. Самое удивительное, что Временное правительство, чья легитимность тоже была сомнительна, согласилось на такую игру. Хотя, с другой стороны, первоначально деятели Центральной рады демонстрировали свою лояльность Временному правительству, которое, занятое борьбой с нарастающей анархией и Советами рабочих и солдатских депутатов, было радо любой поддержке... А деятели Центральной Рады 9 (22) марта в своем обращении "К украинскому народу" призывали поддержать буржуазное Временное правительство.
   Стремясь упрочить свое положение, активисты Центральной Рады в апреле провели так называемый Всеукраинский национальный конгресс, который должен был продемонстрировать перед Петербургом серьезность позиций Рады, а также доказать всем, что её деятельность поддерживается общественностью. Согласно заявлениям, в его работе должны были принять участие делегаты от всех областей Украины, хотя на деле это были делегаты от украинских организаций. Если количество членов организации не превышало 50 человек, она имела право направить на конгресс одного делегата с решающим голосом, более 50 - соответственно двух, более 100 - трех, 200 - четырёх, 300 - пятерых (но не более). Проверял ли кто-нибудь реальную численность организаций, посылавших своих представителей, неизвестно. С совещательным голосом участие в Конгрессе мог принять любой украинец. Так что и это собрание ни в коей мере не представляло всех жителей края. Однако его проведение позволило переизбранной в ходе конгресса Центральной Раде объявить себя законной украинской властью.
  Всего в Киев съехалось полторы тысячи делегатов, которые в своем большинстве поддержали идею провозглашения национально-территориальной автономии Украины в составе Федеративной России. Кроме того, собравшиеся поддержали идею созыва общероссийского учредительного собрания, которое должно было определиться с будущим страны. Однако до созыва Учредительного собрания украинцы постановили активно создавать собственные органы власти и брать в свои руки жизнь в регионе.
  Еще спустя месяц прошел украинский военный съезд, собравший около семи сотен участников. Эти люди избрали Генеральный украинский военный комитет из 18 человек во главе с Симоном Петлюрой и приняли решение о необходимости скорейшего заключения мира "без аннексий и контрибуций". Это общее настроение того времени, так как страна устала от трехлетней тяжелой войны. Кроме того, съезд принял решение о создании отдельной украинской армии и украинизации Черноморского флота. Чтобы Петлюре было удобнее заниматься этими вопросами, военный съезд поручил своим представителям войти в состав ЦР. И Рада не возражала против такого пополнения. Более того, Петлюра был назначен генеральным секретарем (министром) по военным делам Центральной Рады.
  Впрочем, очень шумные и активные члены украинских партий и Центральной Рады, проводившие массу съездов, заседаний, принимавшие сотни заявлений по любым поводам, в это время вовсе не были любимцами публики. Летом 1917 года в городах прошли всеобщие, прямые, равные, тайные и свободные выборы в органы городского самоуправления. Любая партия могла участвовать в избирательной кампании, свободно агитировать, чтобы провести своих представителей в депутаты, которых тогда называли гласными, городских дум.
  Итоги этого волеизъявления были разгромными для украинцев. Вот результаты выборов в некоторых городах Украины:
  
   Всего депутатов Из них представителей всех украинских партий
  г. Киев 125 24
  г. Екатеринослав 110 11
  г. Одесса 120 5
  г. Херсон 101 15
  г. Житомир 98 9
  г. Умань 56 10
  г. Чернигов 60 16
  г. Винница 59 12
  г. Звягель 40 9
  г. Кременчуг 101 17
  
   Даже в Киеве, ставшем в 1917 году центром украинства, место городского головы получил русский - Рябцов, его заместителя - еврей Ринцбург.
  Между тем смута в стране нарастала. Государственные институты практически перестали существовать, экономика была в жестоком кризисе, Петербург сотрясали волнения, армия стремительно разлагалась, крестьяне громили помещичьи усадьбы и требовали передела земли. Временное правительство с трудом сумело подавить в июле выступление большевиков в Питере, но было понятно, что оно долго у власти не удержится.
  А деятели Центральной Рады, похоже, считали себя настоящим правительством, хотя опирались на немногочисленных сторонников и контролировали только Киев. В своем первом универсале в июне 1917 года Центральная Рада провозгласила автономию Украины и создала правительство - Генеральный секретариат. Но уже через пару недель по требованию Временного правительства был издан второй универсал, в котором Рада фактически отказалась от автономии, отложив её осуществление до созыва Всероссийского учредительного собрания. Это свидетельствует о том, что Рада воспринималась как в Киеве, так и в Питере исключительно как подчиненная Временному правительству инстанция.
  В это же время началось формирование Радой украинских воинских частей. Усилиями Рады был сформирован курень Богдана Хмельницкого. Курень был укомплектован в буквальном смысле всяким сбродом, преимущественно злостными дезертирами, которых поступление в курень избавляло не только от наказания за дезертирство, но и от необходимости идти на фронт. Моральные качества нового войска мало смущали вожаков рады, ведь, играя на шкурных интересах своих телохранителей, Грушевский мог быть полностью уверенным в их слепом повиновении. Затем началось создание целых полков украинской армии. Правда, они больше напоминали отряды партизан под командой своих атаманов, чем регулярные войсковые части. Эти соединения носили громкие названия: "Полк имени гетмана Сагайдачного", "Полк имени Дорошенко", "Полк имени Грушевского" и так далее, но их воинские качества и преданность Центральной Раде вызывали сильное сомнение.
   Одновременно Рада добилась от Керенского разрешения украинизировать два армейских корпуса на фронте. Одним из этих корпусов командовал генерал Скоропадский, будущий гетман, обещавший Раде свою поддержку в случае ее конфликтов с Временным правительством. Не довольствуясь этим, Рада стала настойчиво добиваться украинизации 25% всех российских корпусов, передачи ей всего Черноморского и половины Балтийского флотов. Петлюра, не считаясь с центральной властью, разослал по всем военным округам телеграмму с призывом ко всем малороссам самочинно формировать украинские части. Почему же Временное правительство позволило проводить украинизацию армейских частей? А ларчик просто открывался. Такими действиями Временное правительство пыталось бороться с большевизацией армии. Керенский рассуждал примерно так: "Пусть лучше солдаты слушают лояльных украинствующих, чем откровенных врагов-большевиков".
   Всего за лето было украинизировано и присягнуло Центральной Раде почти 300 тысяч человек, большинство из которых при первой же возможности дезертировало. Эта сторона деятельности Центральной рады внесла немало сумбура в войсковые части и, вместе с большевистской пропагандой, сыграла не последнюю роль в разложении фронта.
  Поскольку государство рушилось, и полиция исчезала, а порядок поддерживать было надо, то на Украине уже с весны началось стихийное создание отрядов самообороны, вскоре получивших название "Вольное Казачество". Уже в апреле был написан устав казачества и разработана его организация. Как и положено силам самообороны, казачество было организовано по территориальному принципу: крупные села формировали сотни, которые объединялись в курень (батальон) обороняющий свою волость (район). Все казачьи части губернии составляли кош (дивизию). На командные посты старшина избиралась народом, а оружие приобреталось за счет сбора налогов. К концу 1917 года Вольное казачество существовало в Киевской, Волынской, Херсонской, Полтавской и Черниговской губерниях, а в его рядах числилось до 60 тысяч казаков. Формально они поддерживали Центральную Раду, но предпринимать какие-либо действия кроме защиты родных сел от банд дезертиров и мародеров не горели желанием.
  Кроме того, под эгидой Центральной Рады была сформирована еще одна очень необычная часть. Идея создать в Киеве из пленных галичан и буковинцев (бывших солдат австрийской армии) военный отряд униатов пришла в голову известному украинскому сепаратисту Николаю Михновскому. И уже осенью 1917 года из военнопленных-униатов был сформирован Галицко-Буковинский курень сечевых стрельцов. Возглавил его австрийский прапорщик Евгений Коновалец. Этот человек сыграл немалую роль в развитии украинских организаций, так что стоит остановиться подробнее на его персоне.
  Его биограф Михайло Ковальчук очень интересно описывает родителей Коновальца. Мама - из шляхетной польской семи, а папа был управителем народной школы. Прямо как у незабвенного Владимира Вольфовича Жириновского: мама - русская, папа - юрист. В любом случае и этот деятель украинского национального движения оказывается как минимум полуполяком. Впрочем, уже в студенческие годы Коновалец сделал свой выбор и стал украинцем, принимал участие в создании молодежных военно-спортивных организаций, а затем вступил в Украинскую национально-демократическую партию.
  В 1914 году 23-летнего Евгения призвали в армию, и он попал в 19 полк ландвера, расквартированный во Львове. Затем Коновальца отправили в офицерскую школу, откуда он вышел командиром роты и был переведен в 35-й ландверный полк. В мае 1915 года Коновалец впервые попал на фронт в районе горы Маковка, где его полк был разгромлен , а наш герой оказался в плену. Неизвестно, насколько доблестно сражался молодой офицер, но он не был ранен в момент пленения, а значит, добровольно сложил оружие.
  Так Коновалец оказался в лагере для военнопленных в районе города Царицын на Волге. Сидел австрийский офицер с комфортом, так как активно сотрудничал с лагерной администрацией и даже был назначен переводчиком при начальнике лагеря.
  В этом же лагере, помимо Коновальца, находилось немало галичан , в том числе, и украинских националистов из числа сечевых стрельцов. Например, среди заключенных находился будущий глава ОУН сотник УСС Андрей Мельник. Благодаря контактам с властью, Коновалец умудрился добиться того, чтобы офицеров-сечевиков перевели в лагерь с более комфортными условиями в городке Дубовка. Тут пленные и пробыли до 1917 года, в свободное время обсуждая путь Украины и собственное будущее. После февральской революции и создания в Киеве Центральной Рады Коновалец получил разрешение съездить в Киев и попытаться договориться, чтобы военнопленные галичане были приняты на службу в украинизированные части российской армии.
  В Киеве Коновалец познакомился со многими революционными деятелями, в том числе с Симоном Петлюрой, который обещал пленным свою поддержку. Обнадеженный этим Коновалец вернулся в лагерь, пообщался с единомышленниками и практически сразу же бежал на Украину, где в конце 1917 года вместе с поручиком Лисенко приступил к формированию отдельного военного подразделения из числа военнопленных-украинцев - Галицко-Буковинского куреня. Вскоре в курень потянулись бывшие УССы, из-за чего солдат этого подразделения все чаще стали называть сечевыми стрельцами.
   Зимой 1917-18 годов курень использовался для несения охранной службы в Киеве и окрестностях, превратившись, по сути, в полицейскую часть. Курень стремительно разлагался, дисциплина падала, многие бойцы симпатизировали коммунистам и не стремились защищать Центральную Раду. Первый командир куреня был переведен в другую часть, второй, В. Дидушок, был вынужден оставить пост из-за "финансовых недоразумений". Наконец, командиром был избран Коновалец, который опирался на сечевиков. 19 января 1918 года произошли сборы личного состава, во время которых решался вопрос, принимать ли участие в борьбе с большевиками на стороне УНР или сохранять нейтралитет. После горячих споров было решено, что курень подчиняется Центральной раде и будет воевать против большевиков. Несогласные с этим решением покинули часть, которая спустя два дня была переименована в "1-й курень Сечевых стрельцов". На тот момент он насчитывал 662 бойца.
  После Октябрьского переворота, свергнувшего Временное правительство, руководители Центральной Рады посчитали, что у них развязаны руки, и провозгласили создание независимой Украинской народной республики. Себя же они назначили правителями нового государства. Правда, не они одни оказались такими умными. В это же время и украинские большевики, созвав в Харькове Всеукраинский съезд Советов, попытались взять власть в свои руки. 25 декабря (по новому стилю) было объявлено о создании Советской Украины. Название нового государства было таким же, как и у Центральной Рады - Украинская народная республика. Возглавил это образование коммунист-украинец Николай Скрыпник.
  Кроме того, зимой 1917/18 года были провозглашены несколько советских республик в составе России: Донецко-Криворожская Республика, Одесская Советская Республика, Советская Социалистическая Республика Тавриды (позже Крымская Советская Социалистическая Республика). Все эти республики поддерживали (хотя и с оговорками) Советскую УНР.
  Таким образом, существовали две враждебные друг другу УНР - националистическая и коммунистическая, со столицами в Киеве и Харькове, соответственно. Стоит заметить, что Харьковское правительство было более легитимным, так как оно было избрано съездом советов. Началось воинское противоборство обоих самостоятельных правительств. Харьковский Народный Секретариат был откровенно сильнее киевской Центральной Рады, так как пользовался поддержкой на гораздо большей территории, и соответственно, мог выставить и больше штыков.
   Пользовались поддержкой большевики и в самом Киеве. Двадцать девятого января в матери городов русских вспыхнуло восстание большевиков, красногвардейцев, рабочих завода "Арсенал" и военнослужащих полка имени П. Сагайдачного, направленное против Центральной Рады. Центром восстания стал завод Арсенал. Одновременно из Харькова на помощь восставшим выступили советские войска под командованием левого эсера Муравьёва. Однако они опоздали всего лишь на три дня.
  Кстати, январское восстание спровоцировали именно украинцы, которые 5 (18) января арестовали ряд большевистских деятелей, закрыли большевистскую газету "Голос социал-демократа" и конфисковали на заводах оружие красной гвардии. Вдобавок, украинская власть решила вывести с завода "Арсенал" запасы угля, что должно было привести к остановке производства и закрытию завода. Естественно, что рабочие, среди которых было немало большевиков, возмутились этими действиями Центральной Рады. Ну а искрой, упавшей на подготовленную почву, стало зверское убийство лидера киевских большевиков Леонида Пятакова, которому украинцы вырезали сердце.
  Во время январского восстания практически все полки, бывшие в Киеве, объявили нейтралитет и отказались подчиняться Центральной Раде. На ее стороне как военная сила оставались только "Галицко-Буковинский курень" и личная охрана военного министра Петлюры - гайдамацкая часть "Кош Слободской Украины". Именно эти части и утопили восстание в крови. Руководил карательной операцией Симон Петлюра, а непосредственным исполнителем был Евгений Коновалец. Террор и казни сотрясали город. Только на заводе "Арсенал" после подавления восстания было повешено и расстреляно более 400 человек. Но ничто уже не могло спасти Центральную Раду. Через два дня она бежала из Киева под напором наступающих частей Красной гвардии. Петлюровский "кош" и сечевики прикрывали бегство Центральной Рады до прифронтового местечка Сарны.
  Тут сделаем небольшое отступление, чтобы развенчать еще один устоявшийся миф. Как мы помним, на помощь восставшим пролетариям Киева, ведущим бои с Коновальцем и его галичанами, спешили красногвардейцы из Харькова. У железнодорожной станции Круты они столкнулись с отрядом верных Центральной Раде студентов. Разумеется, студенты не смогли задержать противника и были разбиты. А с легкой руки великого мифотворца Михаила Грушевского пошел гулять миф о 300 украинских спартанцах, отдавших юные жизни за установление украинской независимости. Кратко легенда звучит так: два дня триста киевских студентов и школьников сражались с огромной армией москалей и героически погибли в неравном бою.
  Во-первых, откуда появился отряд студентов, и почему именно его послали в бой, а не регулярные войска?
  В начале января 1918 года в Киеве на вече студентов и гимназистов, созванном по инициативе студентов-галичан, было принято решение приступить к созданию студенческого Куреня Сечевых Стрельцов (он же вспомогательный студенческий курень). К формированию "...под угрозой бойкота и исключения из украинской студенческой семьи должны приступить все студенты-украинцы". Руководство Рады охотно поддержало это решение. Студентов перевели в Константиновское военное училище, где их должны были обучить военному делу, но не успели.
  Когда на Киев двинулись красногвардейцы, оказалось, что защищать Центральную Раду собираются только студенты и галичане. Но последние были нужны, чтобы подавить рабочее восстание в Киеве. В итоге, 29 января навстречу советским войскам послали студентов. Несчастную молодежь довезли до станции Круты, где и выгрузили, приказав держать оборону. 30 января подошли красногвардейцы. В то время, когда юноши попытались выполнить свою задачу, их начальство осталось в поезде и устроило попойку в вагонах. Большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили убраться подальше, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих студентов... Весь бой длился несколько часов, так что свою задачу студенты не выполнили.
  Что касается количества погибших студентов, то историки называют разные цифры: от одиннадцати (!) до пятидесяти человек. Так что до 300 спартанцев не дотягивают потери. Были ли они героями? Скорее, жертвами, как и погибшие в 1945 году на берлинских улицах мальчишки из Гитлерюгенда. Бросив студентов в бой, Грушевский спасал свою голову, ведь Центральная Рада в этот момент уже готовилась бежать под защиту немецкой армии.
  Надеюсь, читатели не забыли, что в это время все еще шла Первая мировая война и остатки русской императорской армии продолжали удерживать Восточный фронт. Временное правительство требовало вести войну до победного конца, но с его падением и большевики, и Центральная Рада одновременно начали переговоры о сепаратном мире. Германская сторона выдвинула довольно тяжелые условия, и большевики заколебались. С одной стороны, мир необходим, как воздух, с другой - не настолько же позорный. Поэтому подписание мирного договора затягивалось. А делегация Центральной рады была готова принять абсолютно любые условия, и 9 февраля 1918 (по новому стилю) был подписан мирный договор Германии с УНР. Правда, при его подписании был один нюанс. Центральная рада к моменту заключения мира уже утратила всякий контроль над ситуацией в стране, а в Киеве были большевики, что делало заключенные соглашения фарсом. Но на тот момент несоответствие реальных полномочий украинской власти волновало лишь большевиков, которые требовали, чтобы в переговорах от украинской стороны участвовало гораздо более дееспособное харьковское правительство. Немцев же ситуация, несомненно, устраивала. Именно недееспособность Центральной рады была катализатором ускоренного подписания мира, поскольку договор с правительством, которое ничего не решает, давал возможность немцам решать все самим.
  За обещанную помощь в восстановлении своей власти Центральная Рада обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии до 31 июля 1918 года 60 миллионов пудов хлеба, 3 миллиона пудов живого веса рогатого скота, 400 миллионов яиц, а также сотни тысяч пудов сала, масла, сахара и других продуктов.
  Третьего марта был подписан уже большевистский Брестский мир, по которому Москва, помимо всего прочего, признавала независимость УНР. А Грушевский от имени этого независимого государства тут же обратился к немцам с просьбой ввести на Украину кайзеровские войска для обеспечения порядка.
  После этого немецкие и австрийские войска заняли Украину. Или, как это преподносят некоторые ура-патриотичные украинские авторы, трехтысячное украинское войско при поддержке союзного многотысячного австро-немецкого военного контингента освободило Украину от большевиков. Немецкое командование разрешило петлюровским гайдамакам и сечевикам первыми войти в Киев и даже провести на Софиевской площади парад, чтобы Петлюра смог восстановить свою подмоченную репутацию "головного атамана".
  Именно при немцах была утверждена хоть какая-то власть на всей территории, которую члены Центральной рады объявили Украиной. И именно благодаря немцам украинская власть не прекратила своего существования еще в начале 1918 года. Однако всем было понятно, что Центральная рада держится исключительно на немецких и австрийских штыках, а лояльность немцев была куплена ценой подписания кабального договора, на основании которого Украина должна была обеспечивать Германию сырьем и продовольствием. Кроме Брестского соглашения, немцы еще несколько раз заставляли Центральную Раду подписывать дополнительные экономические соглашения, по которым украинская власть должна была все больше и больше продуктов отправлять в Германию. Так, по договору от 9 апреля Центральная рада обязалась до 31 июля поставить Германии и Австро-Венгрии дополнительно 60 млн. пудов зерна и изделий из него. 13 апреля Рада подписала соглашение о вывозе в Германию до 31 июля 1918 года 2 750 тыс. пудов живого рогатого скота. По специальному соглашению от 21 апреля Рада обязалась поставить Германии 300 вагонов лучших сортов леса и ежемесячно вывозить 37,5 млн. пудов железной руды. Другими соглашениями предусматривался вывоз льна, конопли, железного лома, олова, цинка, ртути, кожи, мануфактуры и других товаров .
  Соответственно, главной задачей Рады было отбирать это продовольствие у крестьян и отправлять его в Германию. После первых же реквизиций народ, и так не симпатизировавший Грушевскому, стал откровенно ненавидеть правительство УНР. Появились первые, пока еще немногочисленные, повстанческие отряды, которые боролись с немцами и их ставленниками. Один из таких отрядов, возникший в Гуляй-поле, возглавил молодой и мало кому известный анархист Нестор Махно.
  По Брест-Литовскому миру, Москва отказалась не только от Малороссии, но и от земель Белой Руси. Поэтому 25 марта 1918 года в Минске немцами была создана Белорусская Центральная Рада (БЦР), которая, в свою очередь, провозгласила независимость Белорусской Народной Республики (БНР) по образцу УНР. Между двумя марионеточными государствами тут же разгорелся спор о границах. БНР требовала себе все Полесье, часть Волыни и даже немножко Киевщины. То есть границу "независимой Белоруссии" минское правительство видело проходящей практически у самого Киева. Правительство УНР в ответ выдвинуло претензии на все Полесье с городами Брест, Пинск, Мозырь и Гомель. Начались бесплодные переговоры... В конце концов, белорусы обратились за поддержкой к немецким оккупационным властям. И закончились эти переговоры безрезультатно по причине исчезновения одной из договаривающихся сторон. Германия сделала много "одолжений" УНР, но Рада абсолютно не справлялась с возложенными на нее обязанностями. Она не обрела авторитета в обществе, не выстроила убедительной государственной структуры, но самое главное, Рада не справлялась и с обещанными поставками сырья и продовольствия. Из-за этого 28 апреля 1918 года (без единого выстрела!) немцы упразднили УНР, а на ее месте была провозглашена "Украинская Держава" во главе с гетманом Павлом Скоропадским. Делегация БНР пыталась вступить в переговорный процесс с новоявленным украинским руководителем, но Скоропадскому было не до проблем с марионеточной БНР. В середине июня 1918 года белорусская делегация, несолоно хлебавши, уехала в Минск, оставив решение территориального вопроса на потом.
  
  ***
  Заручившись немецкой поддержкой, Центральная Рада выдвинула Советской России ультиматум:
  • признание полной независимости УНР (т.е. отказ в помощи украинским большевикам);
  • вывод всех советских войск с территории УНР;
  • возвращение всех контрибуций, наложенных большевиками на население Украины;
  • компенсация всех разрушений за время конфликта между Радой и большевиками;
  • передача Украине территорий Кубани, Крыма, Черноморской, Ставропольской губерний, Таганрогского округа, 4 уездов Воронежской и 1 уезда Курской губерний России, а также всего Черноморского флота.
  Естественно, что красные ультиматум отклонили, и снова началась вооруженная борьба.
  Некоторые романтики из Центральной Рады надеялись, что вмешательство Австрии и Германии во внутренние дела УНР ограничится отправкой в помощь Раде легиона УСС, укомплектованных украинцами австрийских частей и дивизий из числа военноленных-украинцев из бывшей российской армии.
  Однако Германия откровенно голодала, и плодородный юг России был для кайзера просто спасением. Так что немцы шли на восток не спасать прожектеров из Рады, а добывать пропитание для фатерлянда. Не помощниками пришли в наш край германцы, а хозяевами.
  Во второй половине февраля 1918 года 230 тысяч австрийских и немецких солдат перешли линию фронта и начали занимать Правобережье. Остатки деморализованной российской армии сопротивления практически не оказывали.
  Малочисленные войска УНР, которых противники обобщенно называли гайдамаками и петлюровцами, шли в авангарде германского наступления. Желая показать, что они не немецкие марионетки, а настоящая сила, украинские вожди приказали армии УНР отбить у красногвардейцев Житомир и Бердичев, где находился отряд под командованием левого эсера Василия Киквидзе. Этот революционер в конце 1917 года сформировал из ровенских социалистов красногвардейский отряд, разогнал местные части УНР и взял под свой контроль Житомирский регион. Победа над красными для петлюровцев была вопросом чести, так как им нужно было показать потенциал украинской армии и заставить немцев считаться с ними.
  21 февраля 1918 года отряд унровцев под командованием генерала Присовского атаковал Житомир, надеясь сходу раздавить противника. Однако красные не только отбили врага, но и сами перешли в наступление. От разгрома украинское воинство спасло лишь подавляющее превосходство в артиллерии. Спустя неделю под Бердичевым состоялся новый бой, в который унровцы бросили в атаку всех, кого только смогли собрать. Но Киквидзе снова победил. Лишь когда к Бердичеву приблизились германские войска, красные снялись и организованно начали отступать.
  Скоро фронт докатился до Днепра. Захватившие Киев большевики вовсе не желали просто так сдавать позиции и попытались организовать оборону, но силы были явно неравны. По подсчетам военного историка Виктора Савченко , в феврале 1918 года большевики в Советской Украине располагали примерно десятью с половиной тысячами солдат, из которых 2,5 тысячи бойцов находились в районе Киева, 4 тысячи на юге Украины и 4 тысячи были разбросаны гарнизонами по всем городам УНР. Так что в ночь на 30 февраля красным пришлось оставить Киев.
  После возвращения Центральной Рады в Киев гарнизоном города стали сечевики Коновальца. Его курень был пополнен добровольцами и развернут в полк, к концу апреля 1918 года насчитывавший 2500 человек. По сути, галичане-сечевые стрельцы стали гвардией УНР, наиболее верной и боеспособной частью украинской армии. Впрочем, несмотря на то, что ядром СС были убежденные украинофилы, даже среди них были люди, придерживавшиеся идей русского единства. Так, 30 апреля 1918 года один из стрельцов-галичан кинулся на Грушевского с криком: "За Русь!" и ударил его штыком. К счастью для бородатого главы Рады, находившиеся рядом старшины успели отбить удар и скрутить нападавшего.
  Таким образом, к весне 1918 года Правобережная Украина со столицей вернулась под формальный контроль Центральной Рады УНР, которую, в свою очередь, контролировали немцы .
  На юге, в Новороссии, красные войска эсера Михаила Муравьева 5-7 марта у станций Слободка и Бирзула дали бой австрийцам. Два дня атак стоили австро-венгерской армии полутысячи погибших, но, исчерпав все силы, красные отступили, открыв тем самым путь на Одессу. Понимая, что город не удержать, Муравьев с остатками своего отряда оставил Южную Пальмиру, куда тотчас вошли австрийцы.
  Отбивавшиеся от австрийцев и немцев красные отряды отступали к Екатеринославу, когда стало известно, что большевистская Россия заключила с Германией Брестский мир, по которому признавалась независимость УНР. Ленин обещал вывести все красные войска из Украины и не вмешиваться в происходящие там события. Однако отряды советской УНР, которые возглавил уроженец Черниговской губернии Владимир Антонов-Овсеенко, продолжили вооруженную борьбу с немцами и силами украинской УНР. Впрочем, немцы походя разметали красные части и продолжили наступление на восток.
  Антонов-Овсеенко предложил создать военный союз "советских республик Юга": УНР, Одесской и Донецко-Криворожской республик, Крымской области. Но красная Одесса уже была выведена из игры, а власти Донецко-Криворожской республики входить в состав УНР и подчиняться её властям отказались наотрез. Однако все же из Донбасса на помощь украинским красноармейцам были посланы отряды Р. Сиверса и Ю. Саблина.
  Двухтысячный отряд занял оборону в районе стратегически важной железнодорожной станции Бахмач к востоку от Чернигова, где 13 марта вступил в бой с немцами. Отряд Сиверса получил громкое название 5-й революционной армии и должен был прикрыть дорогу на Новгород-Северский и Глухов. Но спустя два дня немцы захватили Бахмач и отбросили красных к Путивлю. 18 марта немцев у Конотопа попытались задержать луганские красногвардейцы под командованием Клима Ворошилова, но, как и следовало ожидать, не смогли.
  19 марта 1918 года австрийские части заняли Херсон, а 28 марта немцы захватили Полтаву откуда двинулись на Харьков. Кроме борьбы с немцами и гайдамаками красным приходилось сражаться с многочисленными отрядами крестьян и горожан, восстававших против большевистской власти. Даже самым оптимистичным большевикам стало понятно, что они не смогут помешать немцам захватить Украину.
  В конце марта 1918 года кайзеровские войска и шедшие перед ними части УНР приблизились к двум главным пролетарским центрам Украины: Екатеринославу (Днепропетровску) и Харькову, тем самым дойдя до границ Донецко-Криворожской республики.
  
  Донецко-Криворожская республика
  Говоря о периоде революционной смуты на Украине, сегодня, как правило, вспоминают УНР и ЗУНР, но в это время на просторах современной Украины существовало еще несколько республик, самой крупной из которых была Донецко-Криворожская (ДКР). Долгое время по целому ряду причин упоминания о ДКР не приветствовались в исторических работах, и республика оказалась "забытой".
  После отречения Николая Второго от трона в марте 1917 года территория Российской империи осталась практически без центрального руководства. Временное правительство с обязанностями явно не справлялось, и держава пошла вразнос. Но раз власть Центра ослабла, то быстро нашлись желающие воспользоваться этим на местах. Так, в Киеве возникла Центральная Рада, которую Временное правительство в Петрограде признало и даже согласилось с созданием то ли автономной, то ли самостоятельной Украины. Единственное, все никак не могли договориться о границах нового политического образования. Киевские делегаты в столице бывшей империи в июне 1917-го пытались добиться признания своей юрисдикции над огромными территориями Юга России. Так что даже питерские демократы-интеллигенты вынуждены были поинтересоваться: "Не много ли будет?" В результате, пришли к консенсусу: три новороссийские (Екатеринославская, Херсонская и Таврическая), Харьковская и частично Черниговская губернии изымались из числа территорий, подконтрольных Центральной Раде. Присоединение этих земель к украинской автономии (!) было возможно только при условии, что за это выскажется местное население.
   Пока киевские и петроградские политики спорили, жители пяти спорных губерний решили жить своим умом. Уже в марте 1917 года в городе Бахмут состоялась Первая конференция Советов Донбасса. Через месяц в Харькове собрался I Областной съезд Советов Донецкого и Криворожского бассейнов, который учредил Областной комитет Донкривбасса и принял положение об организационной структуре Советов Донецкого и Криворожского бассейнов. В июле 1917 года в Харькове состоялась областная конференция РСДРП(б), которая создала собственный обком. Своим руководителем большевики выбрали любимца народных масс, человека с легендарной судьбой, Федора Сергеева (Артема). Идея вычленения Донкривбасса в отдельный регион получила новый импульс и постепенно начала переходить в практическую плоскость.
  В ноябре 1917 года Центральная Рада своим Третьим универсалом провозгласила создание Украинской народной республики. Согласно мнению Рады, в УНР входили как ранее обещанные ей Киевская, Подольская, Волынская, Полтавская и Черниговская губернии, так и Екатеринославская, Харьковская, Херсонская и Таврическая (без Крыма). В ответ пленум Исполкома Советов Донкривбасса почти единогласно осудил III универсал Центральной Рады и высказался против посягательств Рады на территорию Донкривбасса. В тот день прозвучали слова Артема о необходимости создания независимой от киевских центров самоуправляющейся автономной Донецкой области.
  В это же время украинские большевики попытались взять власть в Киеве, но когда там собрался I съезд Советов Украины, оказалось что большевики находятся в абсолютном меньшинстве. Потому украинские большевики отправились в Харьков, где как раз проходил III съезда Советов Донкривбасса. После прибытия киевских беглецов съезд переименовали в I съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов Украины, и 25 декабря по новому стилю было объявлено о создании Советской Украины. Название нового государства сохранялось то же, что и у Центральной Рады, - Украинская народная республика. Возглавил это образование коммунист-украинец Николай Скрыпник . Стоит отметить, что киевские и донецкие большевики относились друг к другу весьма прохладно. Главной причиной непонимания был вечный вопрос о том, кто в доме хозяин. Киевляне утверждали, что ДонКривбасс - часть Украины, а значит, должен подчиняться им. Донецкие товарищи объясняли, что они подчиняться беглецам не собираются, так как Донкривбасс - вполне самостоятельное образование. Тем более, что ни экономически, ни культурно с Украиной он не связан, а население края преимущественно русское.
  По предложению Артема пленум принял решение: "Развернуть широкую агитацию за то, чтобы оставить весь Донецко-Криворожский бассейн с Харьковом в составе Российской Республики и отнести эту территорию к особой, единой административно-самоуправляемой области".
  Также по настоянию делегатов от Донецко-Криворожского района Всеукраинский съезд Советов принял резолюцию, в которой говорилось: "Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов протестует против преступной империалистической политики руководителей казацкой и украинской буржуазных республик, которые пытаются поделить между собой Донецкий бассейн, и будет добиваться единства Донецкого бассейна в границах Советской Республики".
  Эта идея отражена и в резолюции общего собрания Харьковского Совета, одобренной 24 ноября. Донецкий и Криворожский бассейны рассматривались в ней как область, не входящая в состав Украины. Выступая 29 ноября в Думе, член большевистской фракции Э. Лугановский утверждал, что Харьковская губерния и Донбасс находятся на территории, не принадлежащей Украине, отнесение их к Украине "в экономическом отношении весьма губительно, поскольку тем самым осуществляется расчленение Донецкого бассейна".
  Так было положено практическое начало кампании за создание Донецко-Криворожской области как суверенной административной единицы.
  В начале 1918 года революционные войска взяли Киев, из которого изгнали Центральную Раду, и на днепровские берега из Харькова переехали органы власти советской УНР. Воспользовавшись этим, представители местных Советов 9-12 февраля 1918 года (27-30 января по старому стилю) провели в Харькове IV областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. На съезде присутствовали делегаты с правом решающего голоса (48 большевиков, 19 эсеров, 5 меньшевиков, 2 беспартийных).
  Основной доклад Съезда сделал С. Васильченко. Его тезисы, согласно газете "Донецкий пролетарий", сводились к следующему: "По мере укрепления советской власти на местах Федерации Российской Социалистической Республики будут строиться не по национальному признаку, а согласно особенностям национально-хозяйственного быта. Такой самодостаточной в хозяйственном отношении единицей являются Донецкий и Криворожский бассейны. Донецкая республика может стать образцом социалистического хозяйства для других республик. В силу этого Донецкий и Криворожский районы должны иметь самостоятельные органы экономического и политического самоуправления. Власть, организующаяся в области, - Совет Народных Комиссаров, ответственный перед съездом и перед исполнительным органом съезда - областным комитетом".
   Член ЦИК Советов Украины, народный секретарь труда М. Скрыпник - противник выведения Донецкого и Криворожского бассейнов из состава Украины - выступил с возражениями, однако, не нашел поддержки у делегатов. Более того, последние обвинили Скрыпника в национализме. Так, Артем, исходя из идеала всеобщей пролетарской федерации, заявлял: "Мы не разбиваем ни одной федеративной республики, не посягаем на национальные интересы Украины, мы не собираемся создавать независимую республику. Разве мы собираемся проводить особую таможенную политику и т. д.? Мы хотим связаться со всей страной. "Вся власть Советам" - вся власть пролетариату и беднейшему крестьянству, которым никого не нужно угнетать".
  В контексте приведенного выше очевидно отождествление "всей страны" с Россией в ее бывших пределах. И уже оттуда вытекали обвинения М. Скрыпника в склонности к сепаратизму. Артем подчеркивал: "Сепаратисты не мы, а вы (М. Скрыпник и ЦИК Советов Украины). Почему вы стремитесь быть с Киевом? Потому что Советская республика не по национальному признаку для вас более крепкий орешек, чем национальная". Артем утверждал, что после победы социалистической революции национальный вопрос потеряет свое значение. Эта позиция была поддержана и развита в выступлениях других сторонников создания Донецко-Криворожской Республики. В частности, М. Жаков доказывал: "Если политика Донецкого бассейна может быть чему-то подчинена, то, конечно, не случайным временным политическим задачам наших украинских товарищей, а политике промышленных центров севера. Донецкий бассейн важен, прежде всего, для судьбы всей русской революции в целом. Его организация, революционное строительство должны стоять на первом месте. Конечно, мы обязаны помочь своим участием в жизни всего юга преодолеть влияние мелкой буржуазии как на Украине, так и на юго-востоке, однако именно для этого "пролетарский кулак", который сейчас распластан на все пять пальцев, должен быть стиснут, организационной расхлябанности и многовластию следует положить конец".
  50 голосами была принята резолюция, в которой говорилось: "Донецкий и Криворожский бассейны как область, которая уже и сейчас имеет свое определенное экономическое хозяйственное лицо, должен иметь собственные органы экономического и политического самоуправления, единые органы власти, которые организуют в бассейне политический, экономический и культурный правопорядок Советской республики".
  Так было провозглашено создание Донецко-Криворожской республики в составе РСФСР. Затем был избран её обком, который, в свою очередь, должен был создать Совет Народных Комиссаров (правительство) ДКР.
  Когда после Брестского мира началось немецкое наступление, руководители Донецко-Криворожской Республики некоторое время успокаивали себя тем, что международные соглашения по поводу Украины, какими бы они ни были, кем бы ни подписывались, не распространяются на Донкривбасс. Однако австро-немецкое командование так не считало. Ориентируясь на государственные границы УНР, определенные III и IV Универсалами Центральной Рады, австро-германские войска начали оккупацию восточных земель современной Украины.
  Главным экономическим органом республики был Южный Областной Совет Народного Хозяйства (ЮОСНХ). Совнархоз провел большую работу по исследованию технического состояния предприятий Донбасса, выявляя нерентабельные предприятия, национализировал ряд крупных монополий. Надо отметить, что на ряде шахт, которые взял под свой контроль Совнархоз, был отмечен даже рост производительности. Созданное объединение Главсахар исследовало сахарные заводы, ввело ряд льгот для частников. Заметим, что ЮОСНХ не только не препятствовал развитию частной розничной торговли, но и брал ее под защиту от самочинных действий местных Советов.
  Решение социальных проблем в ДКР было возложено на комиссариат труда под руководством Бориса Магидова. Этот наркомат ведал широким спектром вопросов: заключением коллективных договоров, установлением минимума зарплаты, разбирательством трудовых конфликтов, социальным страхованием, борьбой с безработицей... Делами образования и культуры занимался комиссариат по народному просвещению, который создал отделы народного образования при местных Советах. Наркомат запретил закрывать школы, ввел бесплатное образование для детей бедноты. В ДКР были открыты ряд учебных заведений для взрослых, курсы по ликвидации неграмотности, детсады, была разработана программа по созданию детских летних лагерей. Следует отметить, что принимались меры и по расширению обучения на украинском языке: в конце февраля было доложено об открытии украинских школ в республике, в Харькове была открыта украинская гимназия. Полноценная политическая и экономическая жизнь в автономной республике успешно налаживалась. Еще 20 марта 1918 года газета "Известия Юга" с гордостью заявила: "Поскольку Украина отделилась от Советской России, - это ее дело. Мы за ней не идем... Надо на весь мир крикнуть, что донецкий пролетарий не считает себя входящим в Украинское государство".
  У ДКР была своя армия. Первоначально она насчитывала 8,5 тысяч штыков. Во многом в ее формировании помогла отошедшая с Румынского фронта 8-я армия. Ее выборный командующий Анатолий Геккер стал первым командующим Донецкой армии. 5 апреля создан полевой штаб Донецкой армии, которая к тому времени уже насчитывала 13 тысяч человек. Несмотря на формальное подчинение всех военных сил южнороссийских республик Антонову-Овсеенко, армия действовала самостоятельно.
  Российский совнарком попытался вполне прагматически использовать новорожденную ДКР как временный барьер на пути западной агрессии. Это связано с тем, что германское наступление поставило первым вопросом на повестку дня спасение Советского правительства любой ценой. Слабые красногвардейские отряды, даже объединенные в Донецкую Рабочую армию, не могли остановить железную поступь кайзеровских ветеранов. Однако своим отчаянным сопротивлением они на целый месяц задержали немцев. Владимир Ленин сделал вполне определенные выводы. Он написал 14 февраля (1 марта) 1918 чрезвычайному уполномоченному СНК на Украине Орджоникидзе: "Что касается Донецкой Республики, передайте товарищам Васильченко, Жакову и другим, что как бы они ни ухитрялись выделить из Украины свою область, она, судя по географии Винниченко, все равно будет включена в Украину, и немцы будут ее завоевывать".
  Когда бои с немцами велись уже под Харьковом, СНК ДКР 7 апреля объявил свой протест Центральной Раде: "Мы заявляем, что Киевское правительство не может ссылаться, завоевывая нашу Республику германо-австрийскими штыками, ни на какие исторические и другие права, кроме права на завоевание"... Но в ту же ночь немецкая армия ворвалась в Харьков, и правительство ДКР с боями покинуло столицу с последним отрядом из 300 бойцов.
  Даже после падения Харькова красные отряды продолжали сопротивление и отступали, огрызаясь сталью и огнем, неоднократно переходили в контратаки. В середине апреля бои велись на подступах к Юзовскому оборонительному району. 20 апреля немцы захватили Славянск, 22 - Мариуполь, Юзовку и Макеевку, а 24 апреля - Горловку и Никитовку.
  Однако отчаянное сопротивление дало возможность эвакуировать из Донбасса в пределы Советской России тысячи вагонов с оборудованием, оружием, боеприпасами, хлебом, а также не менее 30 тысяч рабочих и членов их семей.
  В конце апреля заключительные бои развернулись в северо-восточной части Донбасса. Прикрывая железнодорожную линию Сватово-Лисичанск-Родаково-Луганск, сражались бойцы отступивших от Харькова советских частей. 25 апреля у ст. Родаково разгорелся ожесточенный бой. Отразив натиск врага, бойцы советских отрядов перешли в контратаку и вынудили оккупантов бежать. Однако немецкое командование, стремясь овладеть Луганском, бросило в бой пять дивизий. Заняв оборону по речкам Лугань и Ольховка, бойцы недоукомплектованной и понесшей большие потери в предыдущих боях 5-й армии вместе с малочисленными рабочими отрядами Донбасса в течение суток героически сдерживали 40-тысячную группировку противника. Одновременно продолжалась эвакуация Луганска. Около 80 эшелонов с семьями рабочих, ценным оборудованием и сырьем было отправлено из города в сторону Миллерово. 28 апреля немецкие войска заняли город.
  Отступившие от Луганска к Миллерово части 5-й армии, а также сосредоточившиеся здесь десятки эшелонов с людьми и грузами не смогли пробиться на север. Стремясь зажать советские войска в тиски и захватить эвакуированное из Донбасса имущество, немцы со стороны Сватово через Старобельск - Беловодск прорвались к Чертково и перерезали Юго-Восточную железную дорогу, по которой из Донбасса отступали войска и шли эшелоны. На юге немцы заняли Таганрог и приближались к Ростову. Оставался единственный выход - пробиваться через донские степи на восток к Царицыну .
  Охраняя эшелоны, насчитывавшие более трех тысяч вагонов с семьями рабочих, ранеными, оружием, оборудованием и другими ценными грузами, части 5-й и 3-й армий и отряды рабочих Донбасса под командованием Ворошилова начали 500-километровый поход по железной дороге Миллерово-Лихая-Царицын. Почти три месяца, ведя ежедневные бои с казаками, восстанавливая разрушенные железнодорожные пути и мосты, продвигались бойцы и рабочие отряды Донбасса. Позднее, влившись в ряды Красной Армии, они приняли активное участие в обороне Царицына от белогвардейских войск.
  Вслед за немецкими и австрийскими войсками в Донбасс вернулись прежние хозяева шахт и заводов. Вскоре предприниматели перешли к полному пересмотру всего трудового законодательства, принятого Временным и советским правительствами. Рабочий день был увеличен, плата уменьшена, профсоюзы закрыты, а забастовки объявлены незаконными.
  Преследуя красные отряды, германские дивизии вторглись в Орловскую, Курскую, Воронежскую губернии Советской России. Чтобы избежать войны с немцами, большевики приняли решение прекратить всякое сопротивление на Украине. 4 мая 1919 года Антонов-Овсеенко объявил о роспуске своих армий, и украинские красногвардейцы были переброшены на борьбу с белогвардейцами на юге России.
  Когда бойцы Красной Армии Донбасса отступили, с ними ушло и правительство ДКР. Борьба за Донбасс переместилась с полей сражений в кабинеты, где велись упорные споры о принадлежности угольного бассейна. Советская Россия и находившаяся под германским контролем Украина пытались любой ценой доказать правомерность своих притязаний на экономически важный регион. Поскольку восточные границы Украины так и не были определены, то по спорным территориям решено было прибегнуть к референдумам среди местного населения. Известно, что 27 августа 1918 года Россия и Германия подписали договор, 12-я статья которого гласила, что Донбасс является временно оккупированной немецкой территорией и даже сохраняла за Россией право добычи донецкого угля.
  Но уже в конце 1918 года, когда немцы покинули Украину, на освобожденных землях вновь встал вопрос о суверенной ДКР и ее отношении к Украине. На этот раз большевики сразу позабыли свое обещание о референдуме и заняли однозначную жесткую позицию по отношению к мнению донбассовцев. Ленин объяснил это тем, что для большевиков "вопрос о границах государств - вопрос второстепенный, если не десятистепенный", и призвал русских большевиков "быть уступчивыми при разногласиях с украинскими коммунистами-большевиками, если разногласия касаются государственной независимости Украины, форм ее союза с Россией, вообще национального вопроса".
  Итогом подобных интернационалистских призывов Ленина стало постановление Совета Обороны от 17 февраля 1919 года: "Просить тов. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса". И эта просьба была выполнена: назначенная на 20 февраля 1919 года Донецко-Криворожская областная партконференция была запрещена. Через несколько дней был подписан договор между Россией и Украиной (Советской), по которому большая часть ДКР без всякого референдума отходила к последней. Так насильственными действиями "сверху" была ликвидирована Донецко-Криворожская республика.
  Донецкие руководители, правда, все равно не унимались. Еще через год, когда Советская власть утвердилась в Донбассе окончательно, в феврале 1920-го в Юзовке прошел съезд волостных ревкомов Юзовского района, который заявил: "Съезд настаивает на быстром экономическом и политическом слиянии Донецкой губернии с Советской Россией в едином ВЦИК Советов". На печатях, которые сохранились на документах того времени, еще отчетливо видно, что Юзовку считали частью РСФСР, а не УССР. Но, по всей видимости, к середине весны 1920 года сопротивление автономистов удалось сломить. Хотя еще в 1920 году Николай Скрыпник писал, что Донбасс - "одна из главных трудностей нашей работы на Украине".
  
  Крым
  19 марта 1918 года в Крыму Первый съезд Советов Тавриды провозгласил создание независимой Социалистической Советской республики Таврида . Этим решением местные власти надеялись сохранить Крым от германского вторжения, Ведь не будут же немцы, которые должны действовать в границах УНР, завоевывать другое государство? Тем более, что даже Центральная Рада, очерчивая границы УНР, не претендовала на Таврию. Однако расчет оказался ошибочным, австро-германские части 16 апреля атаковали Перекоп.
  Шеститысячная Красная Армия Советской Тавриды под командованием Гольдштайна попыталась оказать сопротивление, но была разгромлена без особых усилий со стороны немцев. Как и на материковой Украине, впереди германцев шли части УНР под командованием полковника Болбочана. Гайдамаки первыми ворвались в Симферополь. На основании этого успеха Центральная Рада 20 апреля 1918 года объявила Черноморский флот собственностью УНР, а Крым - частью УНР. Немцы такую прыть украинцев не одобрили, так как считали полуостров своей законной добычей. Генерал фон Кош потребовал от Рады немедленно вывести отряд Болбочана из Крыма, пригрозив в случае неповиновения силой разоружить украинцев. Военный министр УНР Жуковский принес свои извинения и выполнил требования немцев.
  25 апреля немцы подошли к Севастополю, который обороняли советские войска. Четыре дня город сопротивлялся, но затем стала понятна бесперспективность обороны. 30 апреля просоветская часть Черноморского флота, взяв на борт всех единомышленников, вышла из гавани, взяв курс на Новороссийск. Экипажи оставшихся кораблей посчитали меньшим злом поднять украинский флаг. Командующий флотом контр-адмирал Саблин потребовал от немцев прекратить штурм крепости, так как флот признал над собой власть УНР.
   Так, весной 1918 года власть над Украиной полностью оказалась в руках немцев, прикрывавшихся практически бессильной Центральной Радой.
  
  Гетман на час
  Несмотря на победу над красными, Центральная Рада так и не смогла превратиться в полноценную власть. Поэтому и у немцев и у украинских политиков возникла мысль, что следует заменить собрание болтунов одним ответственным лидером. Масло в огонь подлили и сами деятели Рады. Так, в ночь с 24 на 25 апреля 1918 года из собственной квартиры в Киеве неизвестными лицами был похищен Абрам Добрый, директор "Киевского банка внешней торговли", через который немецкие оккупационные силы вели финансовые операции с Рейхсбанком. В дело поиска похищенного включилась германская контрразведка, которая установила, что миллионера похитили по приказу премьер-министра украинского правительства и двух министров - военного и внутренних дел. Банкира увезли в Харьков и принялись вымогать у него выкуп в размере 100 000 рублей.
   Взбешенный главнокомандующий германскими оккупационными войсками на Украине генерал-фельдмаршал Герман фон Эйхгорн 26 апреля издал указ, которым вводил на территории УНР германские военно-полевые суды, имевшие право карать за уголовные преступления. Удивленный такой резкой реакцией немцев украинский премьер-министр Голубович, выступая на заседании Центральной рады, удивленно задавал вопрос слушателям: "Що таке є власне пан Добрий? Він, може, е підданець Німецької держави? Ні, він ні сват, ні кум, він зовсім постороння людина. І от із-за того, що було похищено цю посторонню людину, яка юридично нічим не зв"язана з Німеччиною, яка не дає ніяких поводів до того, щоби зробити такої колосальної ваги приказ, приказ був виданий" .
  Понятно было, что работать с такими людьми немцы больше не будут, и во второй половине апреля 1918 года фон Эйхгорн в поисках кандидатуры на роль правителя Украины обратил внимание на бывшего царского генерала Павла Скоропадского. Кайзер кандидатуру одобрил, и с генералом и его сторонниками начали работать немецкие специалисты. Принимая власть, Скоропадский обязался выполнить все взятые на себя Центральной Радой обязательства по поставкам продовольствия и сырья.
  Первоначально наиболее решительные из числа немецких командиров вообще планировали после упразднения Рады ввести свое прямое правление, однако генерал Вильгельм Грёнер не поддержал этот план, так как посчитал что германских сил на востоке недостаточно для эффективного контроля над обширной территорией. Поэтому он порекомендовал сохранить видимость независимого государства, которое должно было служить ширмой для немецкой армии. Мнение генерала поддержали германский посол Мумм и его австрийский коллега граф Форгаш, которые также посчитали, что незачем брать на себя ответственность, если можно найти марионетку из местного населения.
  Впрочем, было бы ошибкой изображать генерала Скоропадского исключительно как ставленника немцев. Он был отнюдь неглуп, амбициозен, имел определенную популярность в обществе и сам готовился к старту своей политической карьеры. Так как его интересы совпали с немецкими, то он принял предложение германской помощи для захвата власти. В дальнейшем он, несомненно, планировал вести свою игру и постепенно выйти из-под германской опеки.
  28 апреля 1918 года в зал киевского Педагогического музея, где происходило заседания Рады, вошел немецкий патруль, который и разогнал это учреждение. По описанию присутствовавшего при этом Алексея Гольденвейзера, все происходило следующим образом: "Министерская ложа была в начале заседания полна, но постепенно большинство министров, в том числе Ткаченко и Жуковский, исчезли. Помню, как поразило меня в этот день осунувшееся лицо Ткаченко и лихорадочный блеск его глаз. Заседание всё продолжалось, приближалось время перерыва, мы начинали уже уставать, и около 4 часов дня на трибуне появился Рафес... с лестницы донёсся шум, дверь в зал растворилась, и на пороге появились немецкие солдаты. Несколько десятков солдат тотчас вошли в зал. Какой-то фельдфебель (потом выяснилось, что это был чин полевой тайной полиции) подскочил к председательскому креслу и на ломаном русском языке крикнул: "По распоряжению германского командования объявляю всех присутствующих арестованными. Руки вверх!" Солдаты взяли ружья на прицел. Все присутствующие встали с места и подняли руки... Грушевский, смертельно бледный, оставался сидеть на своём председательском месте и единственный во всей зале рук не поднял. Он по-украински говорил что-то немецкому фельдфебелю о неприкосновенности прав "парламе́нта", но тот еле его слушал. Немец назвал несколько фамилий, в том числе, Ткаченко и Жуковского, которые приглашались выступить вперед. Никого из названных в зале не оказалось. Тогда всем депутатам было предложено перейти в соседнюю комнату; при этом в дверях залы заседания солдаты ощупывали нас, ища оружия.
  Мы столпились в указанном нам помещении. Комизм положения невольно настроил всех юмористически. Обсуждали вопрос, что же с нами будет - поведут ли в тюрьму или, может быть, вышлют в концентрационный лагерь? ... Наше сидение взаперти продолжалось не больше часу. Вдруг двери на лестницу раскрылись, и кто-то грубым и насмешливым тоном крикнул нам: "Вон! Расходись по домам!" Мы спустились по лестнице вниз. На улице, у входов в здание рады, стояли броневики и пулемёты. Толпа любопытных глазела на пикантное зрелище. Мы разошлись по домам..."
  На следующий день, 29 апреля 1918 года, в Киеве прошел Хлеборобский конгресс, собравший несколько тысяч делегатов из восьми губерний. Мнение большинства выступающих было однозначным: Центральная Рада не может обеспечить нормального функционирования государства, она обанкротилась, и ей на смену должна прийти сильная единоличная власть - гетман, который наведет порядок в стране. По немецкой указке и под бурные аплодисменты на эту должность были избран генерал русской императорской армии, потомственный дворянин Павел Скоропадский. УНР была переименована в Украинскую державу. Центральная Рада была объявлена распущенной, а ее законы отменялись. Вскоре было сформировано новое правительство, большинство министров которого были беспартийными специалистами.
  После разгона Рады люди Скоропадского взяли под свой контроль основные учреждения столицы, нейтрализовав возможные выступления сторонников УНР. Во время этого переворота погибло всего трое гетманских офицеров, так что можно сказать, что все это произошло практически бескровно.
  Пока в Киеве менялась власть, остальная страна оставалась спокойной. Приход гетмана в обществе был воспринят без особых эмоций.
  Вскоре над бывшим премьер-министром Всеволодом Голубовичем и его подельниками по похищению банкира состоялся суд, на котором обвиняемые признали свою вину и были осуждены.
  Первым же указом гетман восстановил права частной собственности и разрешил свободную куплю-продажу земли. Также специальной грамотой гетман приказал крестьянам немедленно возвратить помещикам конфискованные у них земли и инвентарь. Крестьянам приказывалось немедленно прекратить использовать помещичьи владения, сенокосы, пастбища и лесные угодья для собственных нужд. Это создало правовые основания для возвращения отобранной во время революции крестьянами земли и имущества помещикам. Эти меры были крайне непопулярны в широких крестьянских массах и приводили к росту пробольшевистских настроений. Но правительство жестко держало курс на поддержку помещиков и зажиточных крестьян (кулаков), которые при поддержке немецких отрядов возвращали свое разграбленное имущество и расправлялись с противниками.
  Гетманская полиция - "державна варта" - с трудом поддерживала относительный порядок. В ее составе было немало кулаков, которые мстили и жестоко расправлялись с теми, кто во время правления Рады и большевиков нанес им ущерб. Но все же, конечно, благодаря присутствую немецкой армии, хозяйственная жизнь налаживалась. Снабжение городов шло бесперебойно, и никаких продовольственных затруднений не ощущалось. Однако, если в селах гетманское правительство имело активных сторонников в лице зажиточных крестьян и помещиков, то в городах дело обстояло значительно хуже. Подавляющее большинство городского населения было русским, и, разумеется, враждебно настроено и к идеям украинской независимости, и к проводимой властью украинизации. Вдобавок, рабочий люд в своих политических симпатиях склонялся к большевикам и другим левым партиям, так что реставрация капитализма, начатая гетманом, воспринималась ими настороженно.
  Вопрос об "украинизации" Украины был весьма сложен для гетмана. Население, особенно интеллигенция и горожане, относились резко отрицательно к "украинизации", всячески ее саботировали, и свое отрицательное отношение к ней переносили и на гетманский режим вообще. Сторонников "украинизации" можно было найти только среди галичан, представителей полуинтеллигенции и социалистическо-шовинистической молодежи, но на них нельзя было опереться, так как это были сторонники свергнутой Центральной Рады. Но германская оккупационная администрация недвусмысленно требовала проводить украинизацию, чтобы подчеркнуть самобытность Украины, а, следовательно, оправдать ее отделение от России. Масла в огонь подливали противники гетмана из среды украинцев, которые против Скоропадского выдвигали обвинение в стремлении возродить единую и неделимую Россию, доказательством чего называлось недостаточно энергичное искоренение русской культуры. А прорусские силы, в свою очередь, обвиняли Гетмана в чрезмерном рвении с украинизацией.
  Не имея возможности вообще отказаться от принудительной украинизации и предоставить возможность свободного соревнования русской и украинской культур, гетман все же пошел по пути насаждения украинства сверху, но делал это в достаточной степени либерально, без резкостей и перегибов, чем вызвал нарекания как одной, так и другой стороны. Украинизация затруднялась не только нежеланием населения, но также и отсутствием лиц, которые бы эту украинизацию могли проводить. Слишком мало малороссов были украинофилами, а к галичанам отношение граждан гетманской державы было крайне отрицательное.
  Хотя формально гетман был полновластным правителем, на самом деле он вынужден был даже кадровые назначения в собственном правительстве согласовывать с немцами. Например, 10 июня представители украинских националистических организаций во главе с Николаем Михновским пришли к немецкому генералу Грёнеру жаловаться на антиукраинскую политику гетманских министров и требовать отставки украинского правительства. Немец пообещал обратить внимание германского посла и гетмана на эти вопросы. Хотя тесно общавшийся с украинцами Грёнер стал весьма скептически относиться к идее создания независимой Украины. По словам историка Олега Федюшина , он был вынужден признать, что имеется дефицит украинцев с развитым национальным самосознанием, имеющих достаточную подготовку и опыт для замещения важных административных постов.
  Вместе с тем, немец рекомендовал украинским политикам развернуть широкую пропаганду среди всех слоев населения в поддержку идей независимости Украины.
  Еще один немецкий полководец, игравший ключевую роль в событиях на востоке, генерал Людендорф, также разочаровался в украинцах и пришел к выводу, что Украина - это эфемерное образование, которое в ближайшем будущем присоединится к России. Поэтому он предпочел направить свои усилия на создании пронемецкой федерации государств вокруг независимой Грузии.
  Так что в Берлине и оккупационных войсках боролись два мнения о поведении на Украине. Согласно первому, надо было попытаться создать тут полноценное государство, которое в будущем стало бы союзником Рейха. Оппоненты доказывали, что из имеющегося на Украине человеческого материала создать жизнеспособный политический организм не удастся, и рано или поздно, Украина воссоединится с остальной Россией. Поэтому надо, не обращая внимания на последствия, уже сейчас выжать из оккупированных территорий всё возможное.
  2-3 июля в городе Спа прошла конференция политиков и генералитета под председательством самого кайзера Вильгельма Второго.
  "Жизнеспособного украинского государства не получится. Распространение украинской национальной идеи всецело зависит от присутствия в стране наших войск. Следует готовиться ко всем возможным поворотам событий", - докладывал там Людендорф, который еще несколько месяцев назад оценивал Украину как "единственное жизнеспособное политическое образование, возникшее на обломках царской империи. Ему вторил прусский военный министр Герман фон Штейн, уверенный, что после окончания войны Украину придется вернуть России.
  Хотя собравшиеся должны были определиться с немецкой политикой на оккупированных землях, однако встреча закончилась практически безрезультатно. Единственное решение относительно украинских дел заключалось в том, что не стоит делать ставку исключительно на украинских политиков и надо начать работать и с южнорусскими монархическими организациями. Кроме того, было решено не обострять отношений с большевистским правительством России. Кайзер Вильгельм по окончании совещания заявил, что германские войска пришли на Украину лишь для обеспечения родины необходимым продовольствием, а потому не следует впадать в иллюзию относительно того, что Украину можно оторвать от Большой России навечно.
  Однако германская администрация в Киеве продолжала свою работу. Консул Эрих фон Тиль 26 июля писал: "...несмотря на существующие условия, мы все еще пытаемся держаться первоначального плана действий, то есть создавать при помощи своих вооруженных сил независимую Украину".
  
  ***
  В Крыму немцы захватили значительную часть Черноморского военного и торгового флота бывшей Российской империи. Однако до самого поражения Германии немцы так и не смогли определиться, что делать с доставшимся им флотом. Его то планировали передать Турции, то ввести в состав германского флота. Естественно, Скоропадский пытался доказать, что этот флот должен принадлежать Украинской державе, однако немцы не спешили идти навстречу своему ставленнику. Так что украинской стороне были переданы всего несколько судов, и это произошло слишком поздно, чтобы гетман мог создать собственный флот.
  Кстати, если по поводу будущего Украины среди немецкого командования шли споры, то Крым однозначно трактовался как будущий германский оплот. Даже разрабатывались планы переселения на полуостров колонистов из немецких земель.
  
  ***
  Как истинный военный, Скоропадский начал свое правление с реорганизации, а точнее, с создания заново украинской армии. 24 июля 1918 года был издан закон о всеобщей воинской обязанности. По плану предполагалось создать вооруженные силы, состоящие из восьми армейских корпусов, стольких же корпусных конных полков, 4 конных дивизий, отдельной Таврической пехотной и отдельной конной бригад, двух понтонных (инженерных) куреней. Кроме того планировалось открыть Военную академию и военные школы офицеров (училища). Однако попытки гетмана сформировать регулярную украинскую армию встретили серьезные препятствия. Во-первых, создание любой военной силы из местного населения на подконтрольных территориях не входило в планы германцев, так как они хорошо знали, что при первой же возможности эта армия ударит немцам в спину. Во-вторых, ни для кого не было секретом, что крестьянские и рабочие массы, откуда надо было брать рекрутов, настроены анархистски или пробольшевистски, а подавляющее большинство офицеров является сторонниками единой и неделимой России. Еще одним бичом гетманской армии стала банальная нехватка финансирования. Так что большинство запланированных частей и соединений осталось на бумаге. Сформированные же еще для Центральной Рады две дивизии из пленных - "синежупанников" и "серожупанников" - пришлось разоружить и демобилизовать, так как они полностью морально разложились. Точно так же гетман поступил и с "сечевыми стрельцами" Коновальца, бывшими опорой Центральной Рады. Однако вскоре Скоропадский вновь принял бойцов-галичан к себе на службу. "Отдельный отряд сечевых стрельцов" под командованием бессменного Коновальца получил финансирование и базу в Белой Церкви. Кроме того, была создана гетманская гвардия - пятитысячная "сердюцкая дивизия", которая комплектовалась исключительно из сыновей зажиточных крестьян. В каждом уезде для поддержания порядка были созданы отряды "державной варты", которые набирались из проверенных антисоциалистов.
  Зато у гетмана была собственная авиация, доставшаяся в наследство от Российской империи. На момент революции 1917 года на территории Украины дислоцировались части российской военной авиации, насчитывавшие до 330 боевых самолетов. К моменту прихода к власти гетмана Скоропадского в строю оставалось до двух сотен машин различных типов.
  К ноябрю 1918 года общая списочная численность гетманской армии доходила до 60 тысяч человек, однако, значительная часть этих войск боевыми частями являлась только на бумаге.
  
  ***
  Оттертые гетманом от власти украинские социалисты всех оттенков стали главными его врагами. Для руководства борьбой с гетманом был создан полулегальный "Украинский Национально-Державный Союз", в который вошли представители полудюжины партий и организаций. Этот Союз сразу же повел работу в двух направлениях: пропаганда (устная и печатная) среди населения Украины и гетманского административного аппарата и доносы немцам с обвинениями гетмана в "москвофильстве". Кроме того, начался саботаж гетманских решений в различных государственных учреждениях, которые за время Рады были наводнены ее сторонниками, от которых требовалось только "сознательное украинство". Всех их в первое время оставили на своих местах. Но когда гетманские министры потребовали от них вместо демагогии заняться делом, то оказалось, что многие из новых украинских чиновников профнепригодны. Естественно, что, когда таких горе-работников начали замещать специалистами, они усмотрели в этом "антиукраинство" и стали врагами гетмана.
  Неудивительно, что сторонники Центральной Рады начали подготовку свержения гетмана и возвращения к власти своих партий. Пользуясь тем, что Скоропадский наивно верил в возможность договориться с ними и потому не предпринимал должных репрессивных мер не только к второстепенным социалистическим деятелям, но даже и к их вождям, они организованно, планомерно и целеустремленно повели свою подрывную работу.
  На волне антигетманских настроений определенную популярность получил бывший военный министр УНР Симон Петлюра, который стал собирать под свои знамена сторонников. Еще одним претендентом на гетманскую булаву стал австрийский эрцгерцог Вильгельм фон Габсбург, который свободно говорил по-украински и командовал легионом УСС. Правда, официальная Вена заверяла, что он ни в коей мере не претендует на власть над Украиной, да он и сам отказался от предложения своих сторонников возвести его в правители, но все же Вильгельм был потенциальным соперником Скоропадского. В ставку эрцгерцога в Александровске спешили многие недовольные гетманом, так что волей или неволей, но молодой аристократ со своими солдатами стал одним из центров консолидации антигетманской оппозиции. Пришлось вмешиваться немцам, которые остудили пыл слишком рьяных сторонников Вильгельма и убедили союзников-австрийцев отозвать эрцгерцога в Галицию.
  В борьбе против гетмана объединились сторонники Центральной Рады, оставшиеся на Украине, и сторонники советской УНР, эмигрировавшие в Москву. Стремясь вернуться к власти, бывшие деятели Рады забыли недавнюю вражду и к Харьковскому правительству, и к "москалям" и обратились к бывшим врагам за помощью. Как дальновидные политики большевики не только не оттолкнули протянутую им руку украинских социалистов, но и согласились оказать помощь деньгами и оружием. В ответ Винниченко дал обязательство о легализации коммунистической партии на Украине после свержения Скоропадского.
  В результате, внешне все выглядело хорошо, везде был порядок, и Украина летом 1918 года была краем, куда со всей страны ехали противники большевиков: бывшие царские офицеры и чиновники, аристократы, крупная буржуазия, представители культуры и искусства. Вследствие этого в городах Украинской державы оказалось огромное число царских офицеров. Только в Киеве их было до 50 тысяч человек, в Одессе - около 20 тысяч, в Харькове - 12 тысяч... Как вспоминал барон Врангель: "Со всех сторон России пробивались теперь на Украину русские офицеры... ежеминутно рискуя жизнью, старались достигнуть они того единственного русского уголка, где надеялись поднять вновь трёхцветное русское знамя".
  Киев при Скоропадском стал своеобразной Меккой для всех русских правых политиков. Тут происходили собрания, съезды и конференции различных монархических и демократических организаций, тут практически в открытую вербовались офицеры в создаваемую на Дону и Кубани Добровольческую белую армию.
  Но у всего этого благополучия была только одна причина - немецкие штыки. Пока немцы были сильны, гетман мог быть спокоен, несмотря на все козни его противников. Но весной-летом 1918 года провалилось масштабное наступление германской армии во Франции. Для Берлина это был последний шанс переломить ход войны, и после провала наступления стало ясно, что Германия стремительно проигрывает.
   В сентябре 1918 года немцы вывели из Украины пять дивизий, которые были переброшены на Западный фронт. В октябре начался постепенный вывод австро-венгерских сил. Из-за этого в Киеве стали шириться слухи о том, что немцы уходят, что сильно нервировало гетманскую администрацию и, наоборот, обнадеживало его противников. Вскоре всем стало ясно, что крах Германии и вывод войск - это дело ближайшего будущего. Понимая это, Скоропадский в ноябре 1918 года начинает активно искать поддержку у Антанты. Он пытается убедить французов и англичан, что готов проводить дружественную им политику, если его признают правителем Украины. Также Скоропадский попытался установить союзные отношения с донским атаманом Красновым, с которым для этого встретился 3 ноября.
  Кроме того, 14 ноября гетман резко меняет всю свою политику, сбрасывая маску украинского националиста, и выступает как сторонник восстановления единой федеративной России. Новое правительство под руководством С. Гербеля попыталось опереться на российских "великодержавников". Начались переговоры с Деникиным. Однако этот маневр хотя и нашел отклик у киевлян, но не принес гетману поддержки ни со стороны Антанты, ни со стороны белогвардейцев, зато оттолкнул последних политиков-украинцев, сохранявших лояльность гетману.
  Украинский национальный союз немедленно потребовал смены правительства. 13 ноября в Киеве состоялось тайное совещание деятелей украинской оппозиции, на котором была образована Директория под руководством Винниченко, призвавшая к антигетманскому восстанию. Избранный заочно ее членом, Симон Петлюра на заседание не явился, а отправился в Белую Церковь, где в лагере сечевых стрельцов провозгласил себя главнокомандующим всех вооруженных сил повстанцев.
  Самое интересное, что Петлюра еще в июле был арестован по подозрению в участии в заговоре против правительства, но незадолго до восстания был выпущен. При этом он дал честное слово, что в деятельности против гетмана участия принимать не будет. Дав это слово, он сразу же уехал в Белую Церковь для подготовки восстания...
  Уже 15 ноября одновременно во многих местах начались выступления повстанцев. Разрозненные, разбросанные по всей Украине гетманские силы были застигнуты врасплох. Одни соединения просто разбегались, другие, понимая безнадежность сопротивления, признавали власть Директории.
  При этом одни украинцы (петлюровцы) ожесточенно уничтожали других украинцев (гетманцев). Современная киевская журналистка Мирослава Бердник в своем электронном дневнике поделилась воспоминаниями своего деда: "Однажды он шел из Воронькова (село под Борисполем) в Килов. Недалеко от села услышал крики, проклятия, выстрелы. Спрятавшись за деревьями, увидел страшную картину. Петлюровцы окружили группу безоружных гетманцев и заставляли их раздеться. Те падали на колени и умоляли: "Хлопцы, и мы ж, и вы - за Украину. Мы ж родная кровь! Хлопцы, что ж вы делаете?" Хлопцы же в ответ выматерились и прошили тех пулеметными очередями..."
  Гетман назначил командующим обороной Киева генерала графа Фёдора Келлера. Очень храбрый и опытный офицер, убежденный монархист и сторонник единой и неделимой России, Келлер, прежде всего, произвел мобилизацию находившихся в Киеве офицеров. Вместе с "сердюцкой" дивизией набралось около 12 000 человек. В условиях гражданской войны это была огромная сила при наличии нужного для борьбы духа. Но духа этого у защитников Киева не было из-за непопулярности гетмана в кругах русского офицерства и всеобщей уверенности в скором приходе в Киев войск Антанты или Белой гвардии. Утомленные многомесячной украинизацией офицеры под предлогом борьбы с Петлюрой позволили себе отвести душу, устраивая эксцессы не только антипетлюровского, но и вообще антиукраинского характера. Например, был разгромлен Украинский клуб, демонстративно были сорваны все украинские флаги, а на их месте водружены русские.
  Пока Петлюра наступал на Киев, в самом городе объединенные силы большевиков и его сторонников дважды пытались поднять восстание, но эти попытки были подавлены. В конце концов, понимая бесперспективность продолжения борьбы, Скоропадский подписал отречение и вместе с немецкими солдатами уехал в Германию.
  О последних часах гетманского Киева украинский историк Дорошенко пишет: "В ночь с 13 на 14 декабря выступили местные боевые отделы, главным образом большевиков и еврейских социалистических партий, и начали захватывать различные учреждения, разоружая небольшие гетманские части. Был обезоружен и отряд личной охраны Гетмана. Около полудня повстанцы захватили Арсенал на Печерске, Военное Министерство и еще некоторые учреждения. В то же время в город начали прорываться повстанческие отряды извне".
  Поняв, что сопротивление невозможно, граф Келлер распустил свои отряды. Германские военные предложили ему бежать с ними, но граф отказался и поселился в Михайловском монастыре. Там он был арестован петлюровцами, которые без всякого суда казнили его у памятника Богдану Хмельницкого в ночь на 21 декабря. Разумеется, Келлер был не единственным убитым в те дни офицером, ведь петлюровцы в захваченном Киеве устроили настоящую резню, описанную Булгаковым в "Белой гвардии".
  
  ***
  В ноябре 1918 года в Германии произошла революция, свергшая кайзера Вильгельма. После этого немецкий оккупационный корпус на Украине стал стремительно разлагаться. Солдаты хотели скорее отправиться домой и не собирались оставаться в чужих владениях. Чтобы свободно уйти на родину, руководители немецких оккупационных сил 12 декабря заключили с Петлюрой договор о нейтралитете, развязавший руки украинским националистам из Директории. После этого оккупанты беспрепятственно начали отправляться на запад.
  Подводя итог почти годового нахождения кайзеровских солдат на берегах Днепра, можно сказать, что оккупация восточных земель для Германии стала непосильной нагрузкой, ведь тут приходилось держать немалую армию, которая была необходима на Западном фронте. С другой стороны, немцы вывезли из Украины полтора миллиона тонн грузов, в основном продовольствия, что позволило поддержать свою экономику. Даже понимая, что Германия проигрывает войну, немецкие политики планировали после заключения мира с Антантой сохранить за собой контроль над оккупированными землями на востоке. Берлин даже обратился с официальной просьбой к победителям о сохранении немецких войск на Украине до тех пор, пока не будет создана регулярная украинская армия для защиты от большевиков.
  
  Директория
  Победители объявили о воссоздании Украинской народной республики, во главе которой отныне находилось правительство-директория. Первым председателем Директории был избран Владимир Винниченко, уже возглавлявший в конце 1917 - начале 1918 годов правительство УНР. Спустя пару месяцев вся власть была в руках главнокомандующего войск УНР Симона Петлюры, который фактически стал военным диктатором. Главной военной силой УНР были Сечевые стрельцы, которые сыграли основную роль в свержении гетмана и установлении власти Директории. В декабре 1918 года УСС были развернуты в дивизию, а затем на основе этой дивизии и еще ряда частей по приказу Петлюры был создан Осадный корпус номинальной численностью в 50 000 человек. Однако вскоре из частей Директории началось массовое дезертирство, многие части отказывались подчиняться и, по сути, только галичане Коновальца были надежными. В итоге к весне 1919 года в строю Осадного корпуса сечевых стрельцов оставалось около пяти тысяч человек.
  Когда сечевики Коновальца вступили в столицу Украины, Киев, они были весьма сконфужены, попав в совершенно русский город. Коновалец решил проблему по-солдафонски просто: издал приказ в три дня заменить все русские названия и вывески на украинские. С утра до вечера трудились маляры, переписывая вывески. Специальные патрули ходили по улицам и проверяли, как исполнен приказ.
  За работой следили сечевики, благодаря чему немало коренных киевлян не понимали новых вывесок, так как каждый "стрелец" редактировал по-своему. "Центр тяжести приказа лежал не в том, чтобы все магазины имели обязательно украинские вывески, а в том, чтобы русские вывески были обязательно сняты. Русский язык не допускался даже наряду с украинским. Вообще время владычества Директории было временем самого необузданного украинского национализма и русофобии", - вспоминал бывший член Киевского исполкома Госдумы А. Гольденвейзер .
  17-го декабря 1918 года было опубликовано распоряжение Директории, гласящее, что "пропаганда федерализма карается по законам военного времени". Затем были запрещены собрания и съезды, разогнаны профсоюзы и рабочие организации. Для прессы объявлена беспощадная цензура, для народа - осадное положение. Затем Коновалец пошел еще дальше, заявив, что все агитаторы, задержанные на месте дислокации националистических войск, подлежат незамедлительному расстрелу без следствия и суда. Вскоре расстрелы и террор стали практикой режима Директории. На протяжении полутора месяцев, вплоть до его освобождения 4 февраля 1919 года частями Красной Армии, в Киеве шла настоящая "охота" на гетманцев, большевиков, евреев и просто лиц, в чем-то показавшихся новой власти "несвидомыми".
  Понимая, что украинская власть в Киеве очень слабая, в январе 1919 года Коновалец ездил в Галицию и пытался договориться, чтобы власти ЗУНР прислали в Киев солдат-галичан. В конце концов, из Галиции прибыло две тысячи человек - все, что могла оторвать от дел занятая борьбой с поляками Западно-украинская республика.
  Формально Директория захватила власть на всей Украине, но фактически эта власть была не большей, чем у Центральной Рады год тому назад. Против немецко-гетманского режима выступили десятки тысяч человек, но сразу же после свержения Скоропадского значительная часть этой массы вернулась в села для реализации своей победы и занялась дележом земли и разгромом восстановленных во время гетманства господских имений.
  Другая часть имела очень сильные пробольшевистские и анархистские настроения, и особенно рассчитывать на нее не приходилось, особенно в случае конфликта с большевиками. Единственными силами, на которые могла надеяться Директория, были небольшие отряды антибольшевистских "вольных казаков" (были и пробольшевистские) и "сечевые стрельцы".
  Как только гетманская власть была свергнута, принимавшие участие в ее свержении повстанческие отряды становились на сторону советской власти. Так поступили атаманы Григорьев - в Херсонщине; Зеленый - под Киевом; Махно - в районе Екатеринослава. С Директорией они не считались и провозглашали советскую власть (точнее, свою). Территория Директории таяла не по дням, а по часам, и к середине января большая часть Украины уже была вне ее власти. Одни районы были во власти большевиков и повстанческих украинских частей, сформированных большевиками на своей территории, другие - под властью сочувствующих большевикам "атаманов".
  Понимая, что ей одной долго продержаться не удастся, так как народ в большинстве против нее, Директория искала союзников или в лице большевиков, или Антанты. Формальный лидер Директории Винниченко был за мир с Советской Россией, к такому же решению склонялось немало других украинцев. Тем более, что деятели Директории фактически принимали всю программу большевиков, но с условием, чтобы власть осталась в руках у них, а не перешла к их конкурентам - украинцам из Харьковского правительства. Проще говоря, забота Директории была о том, как бы удержать власть, а вовсе не о том, как бы принести пользу своему народу, о чем они много и часто говорили. Однако у большевиков были свои лидеры, которые вовсе не горели желанием уступать власть, тем более что их поддерживали широкие массы простых крестьян и пролетариев. Поэтому коммунистические отряды двинулись на Киев. Директория назвала эти действия войной с Советской Россией, на что Москва отвечала, что войну ведет не она, а независимое Украинское советское правительство. И действительно, большая часть красноармейцев была уроженцами Малороссии, так что все заявления об агрессии северного соседа были беспочвенными. Просто социальные, общероссийские лозунги большевиков оказались сильнее национально-шовинистических лозунгов Директории, и за ними пошел народ.
  
  Красное наступление
  Поражение Германии привело к тому, что Брестский мирный договор превратился в пустую бумажку. Соответственно, большевики, изгнанные немцами весной, теперь могли вернуться на Украину.
  Осенью 1918 года на нейтральной земле между Украиной и Советской Россией из разрозненных революционных отрядов украинские большевики сумели создать две боеспособные воинские части: "полк имени Богуна", который возглавил Николай Щорс, и "Таращанский полк" под командованием Василия Баляса, которые должны были стать основой новой Украинской повстанческой армии. Вскоре под красными знаменами уже были две дивизии , сформированные из выходцев из Украины.
  В начале ноября красные начали поход на Украину и уже к 20 ноября заняли приграничные городки Рыльск и Ямполь. 25 ноября красные подошли к Гомелю, где на их сторону перешли солдаты-гетманцы из местного гарнизона. 28 ноября было провозглашено Советское Временное правительство Украины во главе с Григорием Пятаковым, а к началу декабря в двух повстанческих дивизиях было уже около десяти тысяч человек. С этими силами можно было смело начинать наступление, но большевики колебались. Во-первых, против них на юге России вел успешное наступление донской атаман Краснов и сражалась белая Добровольческая армия. Во-вторых, в Крыму и Одессе высадился десант войск Антанты. Поэтому коммунисты решили немного повременить с активными действиями. План большевистского наступления предусматривал захватить стратегическую железную дорогу из Харькова в Донбасс, после чего ударить с тыла по донским казакам. Чтобы не распылять силы, наступательных операций против Киева решили не проводить, а ограничиться взятием под свой контроль Донбасса и Екатеринослава. Лишь после этого можно было бы начать наступление на Киев.
  Помимо украинской повстанческой армии (большевистской), против армии УНР действовали отряды батьки Махно (примерно пять тысяч человек) и несколько тысяч повстанцев Екатеринославщины.
  На восточной границе УНР в декабре 1918 года располагались следующие силы Директории под командованием полковника Болбочана: в районе Чернигова было пять тысяч солдат из Серожупанной дивизии, в районах Прилуки-Нежин стоял 6-тысячный Черноморский кош. Харьковское направление прикрывал Запорожский корпус из 6 тысяч солдат. Кроме того, в тылу этих частей было еще около восьми тысяч человек в менее надежных отрядах.
  12 декабря 1918 года началось наступление. 28 декабря красные партизаны, объединившись с махновцами, на несколько дней смогли захватить Екатеринослав. В это же время с Дона на Украину начали наступление белогвардейцы, захватившие Приазовье, а поляки в январе 1919 года захватили Ковель и Владимир-Волынский.
  21 декабря 1918 года 2-я Украинская повстанческая дивизия перешла в наступление на Харьков. В течение недели красные разбили петлюровцев у городка Грайворон, у станции Казачья Лопань и у станции Городня. Когда красные отряды подошли к Харькову, в городе вспыхнуло восстание против петлюровцев. Полковник УНР Болбочан с уцелевшими бойцами бежал. Утром 3 января 1919 года в Харьков торжественно вошли красные войска. По такому же сценарию в руки коммунистов перешли города Изюм и Чугуев. Затем большевики продолжили наступление, полностью разгромив Запорожский корпус УНР.
  В январе 1919 года в большевистском украинском правительстве произошли изменения. Георгия Пятакова на посту председателя заменил Федор Сергеев (Артем), которого затем сменил Христиан Раковский. Главнокомандующим стал Антонов-Овсеенко. Глава Директории Винниченко в это время слал протест за протестом в Москву, требуя прекратить войну, на что советское правительство неизменно отвечало, что Советская Россия не воюет против УНР, и советских войск на Украине нет. "Так что дорогие паны, извиняйте, обращайтесь к советскому правительству Украины", - усмехались в первопрестольной.
  На существенно сократившейся территории украинского Левобережья всю власть в свои руки взял полковник Болбочан, который, по сути, превратился в диктатора, мало оглядывавшегося на Директорию. Однако и единоличная власть не спасала дело УНР. Украинские полки стремительно деградировали и разлагались, превращаясь в слабоуправляемые банды, а солдаты массово дезертировали или переходили на сторону красных, крестьяне и горожане устраивали восстания. Попытки мобилизовать полтавских крестьян в армию Директории привела к тому, что местное население повернуло оружие против украинцев. 12 января 1919 года красные захватили Чернигов. Апогеем развала украинской армии стало 15 января, когда против Директории в полном составе восстали две дивизии атаманов Зеленого и Данченко.
  16 января Болбочан, под командованием которого оставалось 6 тысяч бойцов, вопреки приказу Петлюры, без боя сдал Полтаву и отступил на Кременчуг, тем самым открыв противнику прямой путь на Киев. Узнав об этом, взбешенный Петлюра отдал приказ об аресте Болбочана, но это не могло остановить красных.
  16 января 1919 года Директория официально объявила войну Советской России. В связи с этим Директория передала Петлюре единоличное управление всеми военными делами. Новый военный диктатор разделил украинскую армию на Правобережный фронт, Восточный фронт и Южную группу. Войска Восточного фронта должны были контратаковать и отбить Полтаву и Чернигов. Правобережного - прикрывать Киев со стороны Полесья, Южной группы - оборонять Екатеринослав. Однако остановить красных петлюровцы уже не могли. После нескольких боев местного значения красный командир Дыбенко захватил Екатеринослав, а 2-я повстанческая дивизия разбила петлюровский Восточный фронт.
  Когда красные начали наступление на Киев, сопротивление войск Директории было слабым и спорадическим. Поэтому Директория приняла решение вновь оставить Киев, и ССовцы Коновальца прикрывали бегство своего правительства. При этом среди отступающих началась паника, из-за которой второй полк СС просто отказался воевать и бежал с позиций.
  Бегством Директории из Киева закончился ее 45-дневный "киевский период" и начался длинный период "пребывания на колесах", который завершился покаянием перед большевиками и переходом к ним на службу одной части деятелей Директории и уходом в эмиграцию другой ее части. За полтора месяца пребывания в Киеве Директория не сумела сделать ничего, что запомнилось бы потомкам, за исключением подписания договора об объединении с Западно-Украинской народной Республикой, которое торжественно состоялось 22 декабря 1919 года. Впрочем, особой заслуги петлюровцев тут нет, так как переговоры начала еще гетманская администрация. Кроме того, это "объединение" в гораздо большей мере было декларацией, чем реальной унией двух находящихся в кризисе государств. Так что можно говорить лишь о благом пожелании, озвученном всенародно, но так и не доведенном до стадии практической реализации. К тому же мало кто помнит, что в конце того же года "Акт Злуки" был денонсирован президентом ЗУНР Евгением Петрушевичем.
  Оставив Киев, Директория на некоторое время задержалась в Виннице. Её положение было исключительно тяжелым. Ни армии, ни сочувствия народа у Директории не было. В Галиции шла борьба галичан с Польшей, и рассчитывать на помощь оттуда больше не приходилось. Этот период совпал с волной страшных еврейских погромов, прокатившихся по всей территории, находившейся под властью Директории. В 180 населенных пунктах на территории Украины петлюровцы вырезали около 25000 евреев.
  Сама же Директория с несколькими тысячами оставшихся верными ей солдат перебиралась из города в город, спасаясь от наступающих советских частей. Несмотря на то, что после падения Киева в разбросанной от Одессы до Полесья армии УНР все еще оставалось больше тридцати тысяч человек, единственной надежной частью оставались только Сечевые стрельцы. Евгений Коновалец, понимая, что его солдаты - это его единственное богатство, стремился лишний раз не рисковать и не вступать в бой, если можно было уклониться. Однако, если приходилось драться, то галичане бились умело и расчетливо. И все же его отряд, громко названный корпусом, неуклонно таял. К марту в строю оставалось всего 4 000 стрельцов. Но снова помощь пришла с запада в виде нескольких тысяч новобранцев из Галиции, прибывших в армию УНР по договоренности с Петлюрой.
  В апрельских боях за Бердичев сечевые стрельцы были разбиты и понесли серьезные потери. Моральный дух галичан падал все ниже и ниже. Тем более, что против них сражались отряды местных коммунистов-украинцев. Галичане приходили к мысли, что они борются не за Украину, а за власть потерявшей популярность Директории над украинским народом. Получалось, что они идут против своего же народа. Они ощущали на себе враждебность местного населения, и все чаще в разговорах стрельцов звучала мысль вернуться домой в Галицию, которой нужна была помощь в борьбе с поляками.
   1-3 мая в бою у Шепетовки корпус СС был еще раз разбит. Единственное что спасало УНР от окончательного разгрома, это то, что основные силы большевиков в это время были отвлечены на борьбу с белогвардейцами.
  Весной 1919 года Директория развалилась. Грушевский и Винниченко предпочли эмигрировать, оставив Петлюру единоличным правителем уже несуществующего государства. Вся контролируемая петлюровцами территория ограничивалась городом Ровно и его окрестностями. Вскоре и этот город пришлось оставить, и вся армия Петлюры превратилась в плохо организованный партизанский отряд, практически не способный ни на какие серьезные действия. К этому можно добавить, что в то время сами большевики всех выступавших против них называли "петлюровскими бандитами". Так они назвали и отряды никому не подчинявшихся атаманов, которые действовали на Правобережье.
  Под контролем УНР в мае 1919 года оставался маленький кусочек земли между городами Дубно и Броды. Вся армия украинской народной республики насчитывала около 9 000 человек, из них - 1500 эсэсовцев. Однако, собрав все силы в кулак, украинцы в июне попытались атаковать красных и в очередной раз были разбиты. Это был полный разгром. В полках оставалось по несколько сот человек.
  В июле армия Петлюры оказалась зажата у Каменец-Подольского между Днестром на юге и Збручем на западе. Этот клочок земли размером 40 на 60 километров получил название "треугольник смерти". Как всегда, при неудачах начался поиск виновных и склоки между своими. Власти УНР подозревали сечевиков в двурушничестве и готовности бросить фронт и уйти в Галичину, галичане в ответ подозревали Директорию в том, что та готова пожертвовать стрельцами ради удержания власти.
  В мае Польша начала наступление на Восток, и разрозненные банды, бывшие некогда петлюровской армией, стали сдаваться в плен или присоединяться к полякам. В своих воспоминаниях петлюровский министр И. Мазепа пишет: "Мы стояли перед дилеммой, к кому попасть в плен: к полякам или к большевикам".
  Однако в это время Украинская Галицкая армия ЗУНР вынуждена была под ударами поляков покинуть территорию Западно-украинской республики и отступить на восток, где летом 1919 года соединилась с остатками петлюровцев. Это, хоть и ненадолго, но продлило агонию УНР. Двум силам удалось заключить союз, и Петлюра был провозглашен Главнокомандующим обеими армиями - Галицкой и Надднепрянской.
  Украинская Галицкая армия состояла из трех армейских корпусов, в которых было почти 50 тысяч человек при 550 пулеметах и 160 орудиях. Кроме того, это были регулярные подразделения с хорошей дисциплиной и сильным офицерским корпусом. Так что появление галичан коренным образом изменило расклад сил в регионе, и теперь красные оказались в меньшинстве. Ободренные этим украинцы смогли начать наступление и серьезно потеснить противника. Петлюра 2 августа 1919 года огласил новый приказ - Киевскую директиву об общем наступлении. По замыслу атамана, его армии должны были двумя группировками наступать по направлению на Киев и Одессу и к концу августа взять оба этих города.
  Практически одновременно с петлюровцами польская армия атаковала большевиков и захватила город Ровно. Так что красным приходилось драться на три фронта одновременно, ведь Добровольческая армия генерала Деникина к середине лета 1919 года была уже в пределах Украины, наступая с востока на Киев и Одессу. Большевики бросили все свои силы на борьбу с Деникиным, и все Правобережье оказалось без сколько-нибудь значительных большевистских частей. Создались исключительно благоприятные условия для наступления украинских вооруженных сил, состоящих примерно из 10 000 петлюровцев и 40 000 галичан . В начале августа началось наступление, которое не встречало сопротивления из-за отсутствия противника.
  Галичане под командой генерала Кравса быстро продвигались вперед и уже к концу августа были на подступах к Киеву. Когда Петлюра попытался присоединиться к ним, генерал Кравс категорически воспротивился этому. Как бывший австрийский офицер и человек правых убеждений, Кравс органически не выносил надднепрянских социалистических лидеров и "атаманов". В своем кругу он называл Петлюру "неудавшимся попом" и "цыганом", а социалистических лидеров-петлюровцев - "полубольшевиками".
  Кроме того, к этому времени определилось резкое расхождение между петлюровцами и галичанами в вопросе об отношении к Деникину. Несмотря на то, что до войны Галиция была центром и рассадником украинского сепаратизма, Галицкое Правительство и армия были единодушны в желании самого тесного сотрудничества с русским патриотом Деникиным. Этот факт чрезвычайно важен, ибо он свидетельствует о том, с какой быстротой и легкостью галичане освободились от ненависти к России, которая десятилетиями культивировалось при поддержке Австро-Венгерского правительства в Галиции. А вот отношение петлюровцев к Деникину было резко отрицательным. И вовсе не по причинам национальным. Не надо забывать, что Петлюра и его сторонники были социалистами с большим уклоном к большевизму, а потому не смели рассчитывать на снисхождение в случае победы Белого дела. Кроме того, петлюровцы являлись бывшими подданными Российской империи, а поэтому в глазах Деникина были изменниками, с которыми надо было вести себя так же, как и с большевиками. Естественно, что галичане как подданные Габсбургов от этих обвинений были избавлены.
  30-го августа к противоположным окраинам Киева одновременно подошли Добровольческая и Галицкая армии. На следующий день генерал Антон Кравс назначил торжественное вступление в Киев своей армии и парад на Думской площади, которая сегодня называется "Майданом Незалэжности".
  На следующий день, когда галичане строились для парада, эскадрон деникинцев мирно стал рядом с конной сотней галичан. Для описания дальнейших событий, думаю, стоит процитировать известного украиноведа Андрея Дикого: "Когда подъехал генерал Кравс, командир добровольческого эскадрона ему представился и изъявил желание рядом с украинским флагом, уже вывешенным на Думе, вывесить и русский, на что генерал Кравс согласился. Подъем русского флага вызвал взрыв энтузиазма многотысячной толпы киевлян, запрудивших Думскую площадь и Крещатик. Это вызвало негодование подъехавшего петлюровского "атамана" Сальского. Он приказал галичанам снять русский флаг, но галичане отказались выполнить его приказание. Тогда, по приказу Сальского, один из его политических единомышленников сорвал русский флаг и бросил под ноги лошади Сальского, который начал его демонстративно топтать. Ошеломленная этой выходкой толпа разразилась криками негодования, а добровольцы дали в воздух несколько залпов и пулеметных очередей. Наступило всеобщее смятение. Виновник всего - Сальский, галопом бросился удирать по направлению к Бессарабке, следом за ним побежал его небольшой отряд "гайдамаков"; галичане же в полном порядке отошли в близлежащие улицы. Под улюлюканье киевлян Сальский и его петлюровское "войско", бросая оружие, пробежали по Васильковской улице и небольшими группками рассеялись в районе Киевского предместья - Демиевки. Так столица Украины встретила тех, кто самозвано хотел навязать ей свою волю". Одновременно добровольцы начали разоружать и украинские части. К вечеру в плену у белогвардейцев было до трех тысяч украинцев. Связавшись с командующим добровольцами генералом Бредовым, генерал Кравс поехал к нему для выяснения недоразумения. Галичанин заверил Бредова, что его солдаты действуют независимо от армии УНР и ей никак не подчинены. К этому времени подъехала из Фастова делегация петлюровского правительства во главе с Омельяновичем-Павленко и хотела принять участие в разговоре с генералом Бредовым. Но Бредов отказался их принять и приказал передать, что если они появятся, то он их арестует. Петлюровцы немедленно вернулись назад. С Кравсом генерал заключил соглашение о немедленном отводе частей Галицкой армии на один дневной переход на запад, что и было выполнено первого сентября. В этот же день по Киеву был расклеен приказ генерала Бредова, гласивший что "...отныне и навсегда Киев возвращается в состав единой и неделимой России".
  Киевские события произвели огромное впечатление как на петлюровцев, так и на галичан. Петлюровский премьер Мазепа по этому поводу позже напишет: "Чужой нам Киев сразу же поспешил дать деникинцам всякую помощь, начиная от обычных информаций и кончая вооруженными отрядами местных добровольцев". То, что якобы украинская столица была "чужой" для украинцев, заметил не только петлюровский премьер, но и тысячи галичан, бывших свидетелями восторженного приема деникинцев в Киеве. Так галичане окончательно убедились, что все разговоры о необычайной популярности Петлюры - мыльный пузырь, и начали об этом открыто говорить и критиковать действия всей петлюровской верхушки. Антагонизм между галичанами и петлюровцами рос изо дня в день. Дело доходило до того, что галичане физически расправлялись с петлюровскими комиссарами, пытавшимися в своем социалистическом духе просвещать солдат УГА.
  Петлюра и его окружение стремились, вопреки воле Галицкой армии, поскорее развязать войну против Деникина. Борьба против Деникина автоматически делала их союзниками большевиков и открывала возможности для соглашения с красными в случае их победы.
  Кроме того, убедившись, что галичане не собираются становиться его верными помощниками, 3 сентября 1919 года Петлюра за спиной УГА заключил союзный договор с Польшей, уступив ей Галицию и Прикарпатскую Русь.
  22-го сентября Головной Атаман Петлюра издал приказ о начале войны против Деникина. Одновременно Петлюра послал своего уполномоченного к Ленину с предложением о сотрудничестве Директории с большевиками. Не дожидаясь пока Ленин пришлет помощь петлюровцам, белогвардейцы нанесли сокрушительный удар, и через пару дней все петлюровское войско беспорядочно бежало на запад к бывшей австрийской границе, на которой теперь стояли поляки.
  Галицкая армия в это время окончательно разорвала отношения с петлюровцами и перешла на сторону Деникина. Между нею и командованием Доброармии было заключено соглашение следующего содержания: "Галицкая Армия, в полном составе, с этапными установлениями, складами и железнодорожным составом, переходит на сторону Доброармии и отдается в полное распоряжение Главного Командования Вооруженных Сил Юга России через Командующего Войсками Новороссийской области ".
  В начале августа, продвигаясь на восток, петлюровцы рассчитывали, что их армия будет расти, как снежный ком, благодаря притоку добровольцев. Они верили, что народ ждет Петлюру и с восторгом относится к его политике. Однако за четыре месяца петлюровская армия потеряла более половины своего состава. И не в боях, а, главным образом, от дезертирства.
  Осенью 1919 года начались первые столкновения войск УНР с деникинцами на Подолье. Белые части активно наступали, очищая пространства Малороссии как от красных, так и от петлюровцев. Под ударами белогвардейцев украинский фронт стремительно распался, а уже 17 ноября Украинская армия, по сути, перестала существовать, распавшись на несколько частей, в панике бегущих к польской границе. К началу зимы деморализованные остатки петлюровской армии оказались зажаты между польскими, красными и белыми войсками на маленьком участке земли около города Любар. Между загнанными в угол украинцами началась взаимная борьба, большинство бойцов просто дезертировало, некоторые отряды переходили на сторону большевиков. Симон Петлюра отправился на поклон к полякам, пытаясь договориться с ними о спасении и совместных действиях против большевиков.
  В это время отряд сечевых стрельцов, бывший опорой украинской власти с самого начала гражданской войны, официально был демобилизован, так как по заявлению Коновальца, они больше не видели смысла в продолжении вооруженной борьбы. Вскоре большая часть уцелевших унровцев сдалась полякам, после чего оказалась заперта в лагерях для военнопленных. Оставшиеся на свободе перешли к партизанским действиям в тылу белых войск.
  
  ***
  По сравнению с абсолютно управляемым немцами гетманским режимом, Директория имела гораздо больше самостоятельности, но всеже и Петлюра активно искал себе покровителей, с которыми был готов расплачиваться богатствами Украины.
  Пока еще в стране были немецкие войска, Директория сделала все, чтобы они беспрепятственно вывезли свои трофеи. После того, как германцы ушли, петлюровцы стали ориентироваться на Антанту. Деятели Директории просили у стран Антанты финансовой и военной помощи для борьбы против Советской России. Откликнулись французы , которые согласились вести переговоры с УНР на следующих условиях:
  1) передача Франции концессий на все украинские железные дороги сроком на 50 лет;
  2) подписание Директорией обязательства об уплате Франции причитающихся ей долгов старого царского и Временного правительств;
  3) вся финансовая, торговая, промышленная и военная политика Украины в течение пяти лет со дня подписания договора должна вестись под непосредственным контролем представителей французского правительства.
  В ответной ноте украинского правительства говорилось: "Директория, признавая сделанные ею ошибки, просит французское командование о помощи в борьбе против большевиков. Директория отдаёт себя под покровительство Франции и просит представителей Франции взять на себя руководство управлением Украины в военной, дипломатической, политической, финансовой, экономической и судебной областях в течение всего времени, пока будет продолжаться война с большевиками, и, наконец, Директория надеется, что Франция и другие державы Согласия проявят великодушие, когда после окончания борьбы с большевиками возникнут вопросы о территориях и нациях" .
  Однако стремительное наступление Красной армии не позволило установить над Украиной французский протекторат, а высадившимся в Одессе французским войскам пришлось весной 1919 года возвращаться на родину.
  После Киевского конфуза 1919 года Петлюра стал искать защиты у поляков. В итоге он договорился, что Речь Посполитая признает УНР в обмен на Западную Украину и бывшие Волынскую и Подольскую губернии Российской империи. Кроме того, Петлюра гарантировал неприкосновенность владений польских помещиков на Украине, обещал возместить им убытки, понесённые из-за революции, предоставить различные торговые льготы и т. д.
   В апреле 1920 года состоялось подписание Пилсудским и Петлюрой политической конвенции, по которой Директория признавалась верховной властью на Украине. За это Петлюра по сути отдавал польским панам все украинские земли на запад от Днепра. Кроме того, на период войны против большевиков украинское правительство обязалось кормить польскую армию. Также Конвенцией подробно был разработан порядок оккупации Украины и распределения будущей военной добычи. Таким образом, Петлюра и его "министры" обязались превратить Украину в протекторат Польши.
  Затем польские войска начали стремительное наступление и, в конце концов, сумели дойти до Киева. В этом походе участвовали и немногочисленные вновь воссозданные петлюровские части.
  
  Белая гвардия.
  
  До 1917 года восточная часть Донецкой и Луганская области современной Украины входили в состав земель Донского казачьего войска. Бурное развитие промышленности в регионе в конце девятнадцатого века вызвало сюда приток работников из центральной России, которых казаки называли иногородними. Эти люди шли работать на шахты и заводы, начинали торговлю, многие из них оставались тут на постоянное жительство. Это способствовало экономическому росту края, но вело к появлению напряженности в отношениях между казаками и пришлым людом. Будучи военным сословием, казаки свысока смотрели на мужиков-рабочих, а в иногородних капиталистах видели угрозу своему образу жизни. В свою очередь, осевшие в Донских землях иногородние были недовольны привилегиями коренных жителей и видели в существовании казачьих войск анахронизм. Иногородние рабочие хотели улучшения условий труда, а иногородние крестьяне хотели получить равные с казаками права на владение землей. Кроме того, казачьи части активно применялись имперским правительством для разгона рабочих выступлений, что не добавляло любви между казаками и рабочими. После подавления революции 1905 года казаки стали кровными врагами для всех революционных партий и организаций.
  После революции 1917 года напряженность между рабочими и казаками вылилась в открытое противостояние. После того, как революционные власти стали брать под свой контроль предприятия, казаки выступили в защиту старых порядков. Казачьи сотни занимали шахты и упраздняли новое руководство и возвращали прежнюю администрацию. При этом не признавшие большевистской власти казаки действовали не только на своих землях, но и переходили границы Всевеликого Войска Донского. В ответ большевики Харькова, являвшегося тогда, по сути, административным центром Донецкого и Криворожского бассейнов, объявили мобилизацию и отправили для защиты шахт отряд красногвардейцев, который на местах пополнялся местными рабочими. После нескольких боев Красная гвардия выбила казаков из основных донбасских городков. Так что осенью 1917 года в Донбассе уже шла гражданская война, хотя традиционно считается, что она началась лишь весной следующего года с восстания чехословацкого корпуса.
  25 декабря 1917 года казачий партизанский отряд под командованием Василия Чернецова снова захватил Дебальцево, а 31 декабря - Ясиновский рудник в Макеевке, казнив при этом местных большевиков и пятьдесят бывших австрийских военнопленных, перешедших на сторону красных.
  Об этом командире стоит сказать особо. За храбрость во время Первой мировой он получил Георгиевское оружие и чин есаула. В начале 1917 года раненый Василий Михайлович был отозван с фронта и назначен комендантом Макеевского горного района, где приложил немало сил для усмирения рабочих выступлений. После октябрьской революции Василий Михайлович собрал вокруг себя отряд добровольцев, во главе которого начал борьбу с большевиками. Этот отряд стал одной из немногих боеспособных частей атамана Каледина и многократно перебрасывался с одного участка фронта на другой. Нужно помнить, что в это время большинство казаков были еще очень аполитично настроены и воевать не хотели, а красная и белогвардейская добровольческая армия были лишь в задумках их вождей. Так что немногочисленный, даже в лучшие времена насчитывавший всего шесть сотен всадников, но чрезвычайно активный отряд из добровольцев Чернецова был грозной силой в регионе. Сам Чернецов получил чин полковника и прозвище "усмирителя Донбасса". Однако вскоре большевистские идеи нашли отклик у казаков, и на Дону была установлена советская власть. В начале 1918 года раненый Чернецов попал в плен к красным казакам и был убит 21 января. По одной из версий, он погиб при попытке бегства, по другой, описанной Шолоховым в "Тихом Доне", был просто казнен конвоирами. Остатки Чернецовского отряда влились в ряды Партизанского полка белой Добровольческой армии и ушли на Кубань. А 29 января покончил жизнь самоубийством донской атаман Каледин, в своем предсмертном письме генералу Алексееву объяснивший свой поступок "отказом казачества следовать за своим атаманом".
  23 марта 1918 года в Ростове была провозглашена Донская Советская Республика (ДСР) в составе РСФСР, в которую формально вошли и восточные земли Донбасса. Хотя эти же земли были объявлены частью Донецко-Криворожской республики (ДКР) со столицей в Харькове, провозглашенной десятью днями раньше. Дальнейшие судьбы ДСР и ДКР были похожи - и ту и другую республику захватили немцы.
  После поражения Германии в войне и ухода оккупационных войск большевики развернули наступление, взяли под свой контроль Восток Украины и вторглись в донские земли. Но уже в начале 1919 года белогвардейские части войска на юге объединились в Вооружённые Силы Юга России под командованием Деникина, выбили красных с Дона и начали наступление, вскоре вступив на Украину.
  Донбасс был чрезвычайно важным промышленным регионом, а его угольные запасы имели стратегическое значение , так что за этот край в годы Гражданской войны шли жестокие бои, а некоторые города переходили из рук в руки по десятку раз. Судьба свела в регионе наиболее талантливых полководцев, ярких политиков и лучшие войска всех участвовавших в братоубийственной бойне сторон.
  Интересно, что именно в Донбассе состоялось первое в гражданской войне боевое применение нового для России вида оружия - танков. В мае 1919 года в районе железнодорожных станций Ханжонково, Ясиноватая и Попасная деникинцы бросили в бой Первый танковый дивизион Вооруженных сил Юга России, состоявший из 16 английских танков, которыми управляли русские офицеры.
  Начальник штаба 3-й пехотной дивизии ВСЮР генерал Борис Штейфон так описал эффект от применения танков : "Танки были приданы наиболее сильным частям и произвели действительно должный эффект. Первые красные части, заметив какие-то двигающиеся машины, не уяснили, по-видимому, их роль, но когда, несмотря на огонь, свободно преодолевая местные препятствия, танки врезались в неприятельское расположение и стали в полном смысле уничтожать красные цепи, разразилась полная паника. Весть о появлении танков быстро разнеслась среди большевистских войск и лишила их всякой сопротивляемости. Ещё издали, завидя танки, большевики немедленно очищали свои позиции и поспешно отходили. Учитывая тот ужас, какой нагнали эти машины на большевиков, многие части стали устраивать из повозок и иного рода подручного материала подобие танков и маячить издали. Маскарад имел успех и ещё больше поднимал бодрый дух наших войск.
  У станции Попасная произошло единоборство танка с красным бронепоездом. Это редкое и интересное состязание закончилось печально для обеих сторон. В бою участвовал тип так называемого тяжелого танка. Удачным попаданием он подбил паровоз бронепоезда, а последний в свою очередь повредил танк. Указанный эпизод ещё более устрашил красных и внушил ужас даже неприятельским бронепоездам. Пробивая путь этими чудовищами, наша пехота и конница быстро и без особых потерь очистила Донецкий бассейн. Войска Добровольческой армии снова заняли Юзовку, Ясиноватую, Криничную, Дебальцево".
  Впрочем, бронированные чудища недолго пылили по донецким дорогам - вскоре после дебюта чудо-оружие было переброшено на Царицынский фронт.
  
  ***
  К концу июня 1919 года основные силы Добровольческой армии вплотную подошли к Харькову. Красные отбивались отчаянно, но были разбиты. 25 июня белые взяли город под свой полный контроль. При этом особенно отличились "дроздовцы", под командованием полковника А. В. Туркула первыми ворвавшиеся в Харьков. Победители первым делом провели торжественный парад и вернули юлианский календарь, отмененный большевиками. Харьковчане встретили деникинцев с симпатией. В первые же дни в добровольческую армию вступило несколько тысяч харьковчан, желавших сражаться против большевиков. Генерал Деникин писал, что если 18 мая его армия насчитывала 9 600 бойцов, то через неделю после взятия Харькова её численность, несмотря на потери, выросла до 26 000 бойцов.
  На юге Украины белые также стремительно наступали. 18 июля они выбили красных из Николаева. 24 августа морским десантом, который поддержали местные повстанцы, солдаты переправившегося из Крыма Сводно-драгунского полка освободили Одессу. Интересно отметить, что в белогвардейском десанте было всего около восьмисот человек, а город обороняло до десяти тысяч красноармейцев с хорошей артиллерией и бронепоездами. Но всего за день город с полумиллионным населением был очищен от большевиков. Во многом этому помогло то, что одесситы в своей массе относились к красной власти резко негативно, а крестьяне окрестных сел вообще подняли вооруженное восстание против красных.
   Таким образом, к концу лета весь юго-восток и значительная часть центральных областей современной Украины оказались под контролем белогвардейцев.
  
  Цветные части
  Среди многочисленных воинских частей, существовавших в Вооруженных силах Юга России, наиболее известны четыре именные дивизии, выросшие из добровольческих отрядов, созданных еще в 1917-18 годах. Эти подразделения носили имена своих первых командиров: генералов Маркова, Корнилова, Алексеева и Дроздовского, ставших легендами еще при жизни. Свое второе, неофициальное, название - "цветные части" - они получили благодаря характерной, присущей каждому подразделению, расцветке формы, нарукавных знаков, погон. Нередко, только увидев мундиры прославленных подразделений, более многочисленные враги предпочитали отойти, не рискуя начать бой. Родившись из ударных частей русской императорской армии или из объединений добровольцев, именные части сохраняли высокий боевой дух и готовность пожертвовать жизнью ради блага Родины в самых тяжелых обстоятельствах. Именные части стали элитой белогвардейцев. Они смело шли в бой и погибали без малейших жалоб на судьбу, щеголяя презрением к смерти.
  Все эти части с боями прошли по нашей земле. Некоторые даже по нескольку раз в разных направлениях. Первыми на Украине еще весной 1918 года оказались дроздовцы.
  Родился Михаил Гордеевич Дроздовский в 1881 году. По примеру своего отца - генерала, участника обороны Севастополя, Михаил избрал для себя полный опасностей путь русского офицера. В 1899 году он окончил Владимирский Киевский кадетский корпус, а затем Павловское военное училище, откуда Дроздовский был выпущен подпоручиком в Лейб-гвардии Волынский полк. В 1904 году Дроздовский поступает в Николаевскую академию Генерального штаба, но в связи с началом русско-японской войны уходит добровольцем на фронт. Там он был ранен и получил первые боевые ордена. После окончания войны вернулся в Академию Генштаба, которую блестяще закончил в 1908 году. Годы Первой мировой войны Михаил Гордеевич провел, командуя штабами дивизий и корпусов. В 1916 году дивизионный начальник штаба Дроздовский в Карпатах снова был ранен. Но в январе 1917 года он вернулся в строй, был произведен в полковники и стал начальником штаба 15-й пехотной дивизии. Затем он 6 апреля 1917 года становится командиром 60-го пехотного Замосцкого полка, чтобы, как позже отметят, "успеть с этим полком совершить ряд блестящих дел". Дроздовский был награжден орденом Святого Георгия, а 24 ноября его назначают командующим 14-й пехотной дивизии на Румынском фронте. Но полковник Дроздовский сам сложил с себя это командование 11 декабря 1917 года, чтобы начать вооруженную борьбу против большевиков.
  Как красочно выразился А.И. Деникин, то, что удалось сделать М. Г. Дроздовскому, "было новой героической сказкой на темном фоне Русской Смуты". Поэтому заслуживают внимания вдохновенные действия монархиста Дроздовского, возглавившего Белое дело на Румынском фронте сразу после того, как стали известны последствия Октябрьского переворота.
  В конце ноября 1917 года полковники Михаил Дроздовский и Михаил Кузьмич Войналович приступили к формированию отряда единомышленников. Эти офицеры прекрасно дополняли друг друга: горячий и порывистый Дроздовский - и рядом с ним всегда спокойный Войналович.
  В феврале 1918 года политическая обстановка в Румынии резко изменилась. Ее правительство приступило к переговорам с немцами о сепаратном мире. В стране началась антирусская кампания. Румыны разоружали русские части, захватывая их фронтовое имущество.
  Главком русских армий в Румынии генерал Щербачев в такой обстановке решил распустить только-только складывающиеся добровольческие бригады, численность которых достигла полутора тысяч человек в строю. На взгляд командования, русские белые силы не могли добраться в Россию сквозь румынские кордоны и германские оккупационные войска, занимающие страну. Да и румыны настаивали на разоружении этих частей, что входило в предварительные условия их мира с немцами. Лишь полковник Дроздовский заявил, что он с каким угодно числом решительных людей пойдет на Дон к генералу Корнилову.
  Михаил Гордеевич Дроздовский не подчинился воле своих командиров, "закрывших" Белое Дело. Он собрал своих добровольцев, прочел им приказ о расформировании и сказал: "А мы все-таки пойдем..." Сразу же после этого отряд Дроздовского окружили румынские войска, которые потребовали сдать оружие и разъехаться. Но дроздовцы не побоялись пойти на риск и начали свой поход. Румыны, боясь кровопролития, не решились силой останавливать добровольцев.
  11 марта 1918 года эшелоны всего с несколькими сотнями дроздовцев, хотя с мортирной и конногорной батареями, громыхая буферами, тронулись на Кишинев. В Дубоссарах к отряду присоединились Польский кавалерийский эскадрон и сводная офицерская рота Морской дивизии полковника М. А. Жебрака-Русановича.
  В дневник, начатый в этом походе, Дроздовский записал: "Только смелость и твердая воля творят большие дела. Только непреклонное решение дает успех и победу. Будем же и впредь, в грядущей борьбе, смело ставить себе высокие цели, стремиться к достижению их с железным упорством, предпочитая славную гибель позорному отказу от борьбы... Голос малодушия страшен, как яд... Нам остались только дерзость и решимость... Через гибель большевизма к возрождению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем... Я весь в борьбе. И пусть война без конца, но война до победы. И мне кажется, что вдали я вижу слабое мерцание солнечных лучей. А сейчас я обрекающий и обреченный..."
  20 марта 1918 года отряд полковника Дроздовского вышел из Дубоссар, продолжая свой легендарный поход Яссы-Дон. Впереди лежали 1 200 верст пути, которые в крови, поту, грязи, в боях отряд пройдет за 61 день.
  Всего тысяча бойцов шла за своим вождем: 667 офицеров, 370 солдат, 14 врачей, священников и чиновников, 12 сестер милосердия... Авангардом скакал конный отряд под командой начштаба полковника Войналовича. С боями отряд переправится через реки Буг и Днепр, взял штурмом Каховку, Мелитополь, Бердянск, Ростов-на-Дону.
  Чтобы выделяться в окружающей сумятице разных войск, дроздовцы нашили себе на левый рукав национальный русский шеврон: трехцветный угол концами вниз. Кроме того, форменными отличием дроздовцев стало использование бело-малинового сочетания цветов: у них была белая форма и малиновые погоны, на фуражках были малиновые тульи. В отряде действовал военно-полевой суд, чтобы не было ни самосудов, ни грабежей. Населению платили и за продовольствие, и за фураж, и за подводы. Более того, дроздовцы раздавали населению отбитое в боях у большевиков добро.
  В районе Мелитополя произошла встреча дроздовцев с немцами, которые попросили пропустить их эшелоны в Крым без боя. Понимая невозможность противостояния, полковник согласился, но вместе с немцами хлынули отряды украинской народной республики. Как вспоминал Дроздовский, сам родом из Киева, выросший среди украинцев, "странные отношения у нас с немцами: точно признанные союзники, содействие, строгая корректность, в столкновениях с украинцами [немцы] - всегда на нашей стороне, безусловное уважение... Мы платим строгой корректностью... С украинцами, напротив, отношения отвратительные: приставанье снять погоны, боятся только драться - разнузданная банда, старающаяся задеть. Начальство отдает строгие приказы не задевать - не слушают. Некоторые были побиты, тогда успокоились: хамы, рабы... Немцы - враги, но мы их уважаем, хотя и ненавидим... Украинцы - к ним одно презрение, как к ренегатам и разнузданным бандам... Немцы к украинцам - нескрываемое презрение, понукание. Называют бандой, сбродом...".
  23 апреля 1918 года фронтовики Бердянска попросили по телеграфу уже широко известного в этих краях полковника Дроздовского придти к ним на помощь, так как они дрались в неравном бою с местными красными. Михаил Гордеевич ответил, что выступает. Это был марш, побивший все рекорды "дроздовской" скорости: за 20 часов отряд сделал 109 верст! На рассвете он подходил к Бердянску. Красные, лишь услыхав о приближении дроздовцев, стали спешно отходить. О беспощадном белом отряде сухорукого полковника в пенсне здесь в газетах писали, будто он сметает все на пути своей армадой в 40 тысяч человек...
  В Бердянске дроздовцы захватили в плен большевистскую власть города и окрестностей... Всех, кроме одного, расстреляли. Продолжая поход на Дон, дроздовцы, не встречая сопротивления, прошли по Донбассу и 4 мая вышли к Ростову-на-Дону, занятому большевиками. Город был взят штурмом, затем дроздовцы вступили в казачьи земли, где поддержали антибольшевистское восстание и захватили Новочеркасск. После этой победы Михаил Гордеевич послал командующему Добровольческой армией генералу Деникину телеграмму: "Отряд прибыл в Ваше распоряжение... Отряд утомлен непрерывным походом, но в случае необходимости готов к бою сейчас. Ожидаю приказаний".
  После отдыха в Новочеркасске пополненный добровольцами отряд Дроздовского влился в Добровольческую армию, в составе которой отправился 22 июня во 2-й Кубанский поход. В бою дроздовцы покажут себя, как всегда, с отменной стороны, но, будучи монархистами, они плохо уживутся с либералом генералом Деникиным. Донской атаман генерал П.Н. Краснов по этому поводу написал: "В армии существует раскол - с одной стороны - дроздовцы, с другой - алексеевцы и деникинцы". Дроздовский стал знаменем, вокруг которого собирались монархисты. Со временем он мог бы, разойдясь с Деникиным, начать собственную игру как самостоятельный политик. Вполне возможно, что он мог бы существенно изменить идеологию белого движения, но 31-го октября 1918 года, ведя своих бойцов в атаку, доблестный полковник Дроздовский был тяжело ранен. Сначала Михаила Гордеевича лечили в госпитале Екатеринодара, где он был произведен в генерал-майоры. Потом его перевезли в Ростов-на-Дону, где из-за неправильного лечения произошло заражение крови, от которого генерал Дроздовский 13 января 1919 года скончался.
  Сподвижник усопшего генерал А. В. Туркул написал: "Весь город со своим гарнизоном участвовал в перенесении тела генерала Дроздовского в поезд. Михаила Гордеевича, которому еще не было сорока лет, похоронили в Екатеринодаре. Позже, когда мы отходили на Новороссийск, мы ворвались в Екатеринодар, уже занятый красными, и с боя взяли тело нашего вождя... Мы каждый день отдавали кровь и жизнь. Потому-то мы могли простить жестокую жебраковскую дисциплину, даже грубость командира, но никогда и никому не прощали шаткости в огне. Когда офицерская рота шла в атаку, командиру не надо было оборачиваться смотреть, как идут. Никто не отстанет, не ляжет... Атаки стали нашей стихией. Всем хорошо известно, что такие стихийные атаки дроздовцев, без выстрела, во весь рост, сметали противника в повальную панику... В огне остается истинный человек, в мужественной силе его веры и правды... Таким истинным человеком был Дроздовский... Помню я, как и под Торговой Дроздовский в жестоком огне пошел во весь рост по цепи моей роты. По нему загоготали пулеметы красных... Он шел, как будто не слыша... Я подошел к нему и сказал, что рота просит его уйти из огня. "Так что же вы хотите?" - Дроздовский обернул ко мне тонкое лицо. Он был бледен. По его впалой щеке струился пот. Стекла пенсне запотели, он сбросил пенсне и потер его о френч. Без пенсне его серые запавшие глаза стали строгими и огромными. "Что же вы хотите? - повторил он жестко. - Чтобы я показал себя перед офицерской ротой трусом? Пускай все пулеметы бьют. Я отсюда не уйду...". И всегда я буду видеть Дроздовского именно так, во весь рост среди наших цепей, в жесткой, выжженной солнцем траве, над которой кипит, несется пулевая пыль. Смерть Дроздовского? Нет, солдаты не умирают. Дроздовский жив в каждом его живом бойце".
  Генерал-майор Дроздовский был окончательно погребен дроздовцами в марте 1920 года в Севастополе. Место его секретного захоронения знали шесть человек, но никто из них не заявил о могиле Михаила Гордеевича в России и после падения в ней коммунизма. Скорее всего, уж не осталось к тому времени из этой шестерки никого в живых. Да и стоило ли указывать последнее пристанище белого героя теперь в украинском Севастополе? Судя по дневниковым записям Дроздовского, он украинский характер, мягко говоря, не жаловал.
  После смерти генерала его отряд получил название 2-й Офицерский генерала Дроздовского стрелковый полк, а в дальнейшем был развернут в полнокровную дивизию. Во время деникинского наступления 1919 года дроздовцы снова прошли через Донбасс в сторону Харькова, правда, на этот раз с тяжелыми боями. В это время в рядах дроздовцев появились шахтеры. По воспоминаниям генерала Туркула , случилось это так: "Под Горловкой мой батальон занял село Государев Байрак. Село большое, грязное, пьяное, издавна обработанное красными посульщиками. В селе нами была объявлена, кажется, одна из первых белых мобилизаций. На мобилизацию пришли далеко не все шахтерские парни. За неявку пришлось грозить арестами, даже судами. Зимой мы подались от села, но с весенним наступлением вернулись туда снова. Тогда было поймано двое уклонившихся. Им основательно всыпали, и тогда Государев Байрак потек на мобилизацию толпой. Шахтерские рабочие, народ рослый и угрюмый, - точно в них въелась угольная пыль, - сильные парни, не очень-то по доброй воле и с не очень-то, разумеется, добрыми чувствами пошли в наши ряды, к кадетам, к золотопогонникам.
  Незадолго до Пасхи мы стояли на станции Криничной. Оттуда я послал в Ростов командира 2-й роты офицерского полка капитана Евгения Борисовича Петерса закупить в городе колбасы, яиц и куличей, чтобы устроить батальону хорошие разговены. Петерс уехал, а его роту, в которой было до семидесяти мобилизованных шахтеров, временно принял капитан Лебедев. Уже случалось, что шахтерские ребята по ночам удирали от нас по одному, по двое к красным. В ночь отъезда Петерса я пошел по охранениям проверить полевые караулы и в темноте в мокрой траве наткнулся на офицера 2-й роты. Офицер был заколот штыком. Он ушел в полевой караул с шестью солдатами из Государева Байрака. Все шестеро бежали, приколов своего офицера. Я немедленно снял 2-ю роту со сторожевых охранений и отправил ее в резерв. Полевой караул заняли другие - ни одному шахтеру больше не было веры.
  Петерс, довольный поездкой, с грудой колбас и куличей вернулся из Ростова. Батальон жил тогда в эшелонах и товарных теплушках. Петерс еще не дошел до моей теплушки, как ему рассказали об убийстве офицера и бегстве солдат.
  - Вы знаете? - сказал я ему, когда он пришел ко мне с рапортом.
  - Да. Разрешите мне привести роту в порядок.
  - Не только разрешаю, но и требую.
  Петерс круто повернулся на каблуках и вышел. Вскоре послышалась команда:
  - Строиться.
  Я видел, как люди его роты выстроились вдоль красных стен вагонов. Все чувствовали необычайность этого ночного смотра. Петерс стоял перед ротой суровый, понурившись. С людьми он не поздоровался. Он медленно прошел вдоль строя. Его шаги скрипели на песке.
  Он спокойно скомандовал:
  - Господа офицеры, старые солдаты и добровольцы десять шагов вперед, шагом марш.
  Глухо отдав ногу, они выступили из рядов.
  - Господа, вы можете идти к себе в теплушки.
  У вагонов остался поредевший ряд из одних пленных красноармейцев и шахтеров. Люди замерли. Петерс стоял перед ними, поглаживая выбритый подбородок. Он спокойно смотрел на людей, что-то обдумывая. Уже была полная ночь. В тишине было слышно тревожное дыхание в строю.
  - Рота, зарядить винтовки... Курок,
  Защелкали затворы. Что такое задумал Петерс, почему шестьдесят его шахтеров закладывают боевые обоймы?
  - На плечо. Направо, шагом - марш.
  И они пошли. Они исчезли в прозрачной ночи беззвучно, как привидения. Это было в ночь страстного четверга.
  Мы терялись в догадках, куда повел Петерс своих шахтеров. Вскоре мне доложили, что он вышел с солдатами на фронт. Казалось, он идет к красным. Но вот он повернул вдоль фронта и пошел с ротой по изрытому мягкому полю. До красных было несколько сот шагов, у них в ту ночь все молчало.
  С наганом Петерс понуро шел впереди роты. Версты две они маршировали вдоль самого фронта, потом Петерс приказал повернуть обратно. В ту прозрачную ночь могло казаться, что вдоль фронта проходит с едва отблескивающими винтовками и амуницией толпа солдат-привидений за призраком-офицером.
  В полном молчании взад и вперед Петерс всю ночь маршировал со своей ротой вдоль фронта. Он ходил с людьми до того, что они стали тяжело дышать, спотыкаться, дрожать от усталости, а он все поворачивал их вперед и назад и шагал как завороженный дальше.
  На рассвете он привел всех шестьдесят обратно. Его окаменевшее крепкое лицо было покрыто росой. Люди его роты, посеревшие от усталости, теснились за ним. Через день или два после необычайного ночного смотра он доложил мне:
  - Господин капитан, 2-я рота в порядке.
  - Но что вы там с ними наколдовали, Евгений Борисович?
  - Я не колдовал. Я только вывел их в поле на фронт и стал водить. Я решил, либо они убьют меня и все сбегут к красным, либо они станут ходить за мной. Я их водил, водил, наконец остановил, повернулся к ним и сказал: "Что ж, раз вы убиваете офицеров, остается только вас всех перестрелять" - и выстрелил в воздух, а потом сказал: "Там коммунистическая сволочь, которую когда-нибудь все равно перевешают. Здесь Россия. Ступайте туда - тогда вы такая же сволочь, или оставайтесь здесь - тогда вы верные русские солдаты". Сказал и пошел.
  На замкнутом лице Петерса мелькнула счастливая улыбка.
  - А они, все шестьдесят, поперли за мной, как дети. Теперь они будут верными. Они ничего, шахтерские ребята, они солдаты хорошие.
  Евгений Борисович не ошибся. Шахтеры Государева Байрака честно и доблестно стояли за нами в огне за Россию. Лучшими дроздовскими солдатами почитались наши шахтеры, они ценились у нас на вес золота, а у Петерса с тех времен и до конца ординарцы и вся связь всегда были шахтерские".
  После поражения Деникина дроздовцы, отбиваясь от Красной армии, отступали через Донбасс, в третий раз оказавшись в этих краях. В отличие от остальных частей белой армии, у дроздовцев при отступлении не было случаев дезертирства.
  
  ***
  В составе деникинских частей воевали и "черно-красные" корниловцы с черепами на фуражках и рукавах, оставшимися еще от фронтовых ударных частей дооктябрьского времени. Корниловский Ударный полк участвовал в самом первом белогвардейском выступлении - Ледяном походе Добровольческой армии. И в дальнейшем, вплоть до эвакуации из Крыма, корниловцы были на самых опасных участках фронта. Из первоначальных 600 бойцов отряд вырос в полнокровную дивизию, чтобы навсегда остаться в истории примером отваги и преданности. Основатель полка генерал Корнилов, отвечая на вопрос: "Что, если не победим?", сказал: "Тогда мы покажем, как умеет умирать Русская армия". В этих словах, на мой взгляд, вся суть Белой идеи в её величии и трагичности.
  С корниловской дивизией связан забавный исторический курьез. Если изначально белогвардейские подразделения состояли из добровольцев, в подавляющем большинстве офицеров, то с развитием Белого движения части начинали пополняться мобилизованными мирными жителями и даже пленными. Во время боев за Донбасс весны-лета 1919 года Корниловский Ударный полк нес серьезные потери, которые не всегда удавалось возместить. Чтобы решить эту проблему, командование Добровольческой армии разрешило корниловцам иметь свой запасный полк, который должен был готовить пополнение в ряды боевого соединения. Затем из запасного полка был выделен батальон лучших солдат и офицеров, к которым добавили согласившихся на службу в белой армии пленных махновцев и офицеров-добровольцев. Так в июне 1919 года возник 2-й Корниловский Ударный полк, состоявший из офицерского батальона (семь сотен добровольцев) и трех солдатских батальонов (по пятьсот человек, в основном бывших махновцев, в каждом). Работа "воспитателей" из числа офицеров с экс-махновцами была поставлена на высоте. Старые корниловцы постоянно вели беседы с солдатами о России, о ее былом величии и теперешнем унижении, о целях и смысле борьбы, начатой генералом Корниловым. В итоге большая часть солдат осталась в полку и служила не за страх, а за совесть.
  4-й Корниловский ударный полк, сформированный в конце 1919 года в Азове, был укомплектован мобилизованными шахтерами Донбасса, но под командованием кадровых офицеров-корниловцев. Впрочем, шахтерский полк просуществовал всего три месяца, пока не был уничтожен в бою у станицы Шкуринской в марте 1920 года.
  Так что в одной из самых прославленных "офицерских" дивизий сражались абсолютно чуждые белогвардейцам по происхождению солдаты.
  
  ***
  Видели наши просторы и "алексеевцев" - добровольческую часть, созданную на основе донских партизан, отряда киевских юнкеров, а также ростовских студентов и гимназистов, которые носили голубые и белые цвета российского университетского значка. Первоначально это соединение называлось Партизанским полком, а после гибели генерала Алексеева получило название "Партизанский генерала Алексеева пехотный полк". Они в память профессора Академии Генштаба генерала Алексеева старались показать свои манеры в интеллигентном, студенческом "стиле". Именно к ним больше всего подходят слова генерала Туркула: "Молодая Россия вся шла с нами в огонь. Необычайна, светла и прекрасна была в огне эта юная Россия. Такой никогда и не было, как та, под боевыми знаменами, с детьми-добровольцами, пронесшаяся в атаках и крови сияющим видением. Та Россия, просиявшая в огне, еще будет. Для всего русского будущего та Россия, бедняков-офицеров и воинов-мальчуганов, еще станет русской святыней". Впоследствии полк был развернут в одноименную дивизию.
  Бойцы Марковского офицерского полка носили черную форму с белой выпушкой и каймой на погонах, символизирующую траур по безвозвратно ушедшей России и надежду на жизнь вечную и воскресение Родины. Готовность к самопожертвованию переходила у них в стремлении к героической смерти. Многие марковцы носили монашеские четки. Недаром эти воины удостоились уважительного названия рыцари-монахи, до конца пронесшие свою высокую миссию служения Отчизне. Сергей Леонидович Марков прославился не только превосходными теоретическими знаниями, но и безмерной личной храбростью. С первой мировой остался потомкам марковский афоризм: "Веду бой на все четыре стороны света. Так трудно, что даже весело стало". Сам генерал Марков погиб в бою 25 июня 1918 года, после чего Офицерский полк Добровольческой армии официально получил его имя. Выросшая из этого полка Марковская дивизия была разгромлена у современного города Торез 31 декабря 1919 года.
  
  Возрождение Польши
  После поражения Австро-Венгрии и Германии в 1918 году свою страну начали строить и поляки под руководством амбициозного Юзефа Пилсудского. Еще в далеком 1887 году за участие в подготовке покушения на Александра III Юзеф был приговорён к пятилетней ссылке, а его брат Бронислав получил 15 лет каторги. Отсидев свой срок, поляк не успокоился и продолжил революционную деятельность, вступив в польскую социалистическую партию. В годы русско-японской войны он отправился в страну восходящего солнца и там предложил создать антирусскую часть из польских пленных. Японское командование идею не поддержало, но зато выдало активному революционеру 20 тысяч фунтов стерлингов на разведывательную деятельность. Вернувшись в Польшу, Пилсудский организовал боевые группы, принявшие активное участие в революции 1905 года. Своих боевиков Пилсудский содержал благодаря средствам, добытым с помощью грабежей банков. Незадолго до начала Первой мировой войны Пилсудский перебрался в австрийскую Галицию, где при поддержке властей начал создавать военизированные польские организации, с началом войны развернутые в полноценные боевые части - легионы. Три года легионеры Пилсудского воевали против России, но когда стало понятно, что Германия проигрывает войну, Пилсудский решил начать самостоятельную игру. За это немцы распустили легионеров, а их создатель некоторое время провел под арестом. 8 ноября 1918 года он был освобожден, а 11 ноября был избран временным Начальником вновь созданного польского государства. Правда, у государства еще не было признанных границ, так что поляки под шумок всеобщего кризиса стали спешно брать под свой контроль все окрестные земли. В умах наиболее радикальных польских политиков уже возникла идея восстановления Речи Посполитой от моря до моря. На севере у разбитых немцев были отобраны Позен и Померания, а на юге поляки объявили своими земли Галиции и Волыни, где им пришлось столкнуться с галичанами-украинцами.
  В свое время, борясь с Россией, польские политики сделали немало, чтобы население края из русских превратилось в украинцев, но, даже перестав быть русскими по духу, галицкие русины остались врагами поляков. Так что, когда австрийская империя стала распадаться, украинские политики также заявили, что они создают собственное государство. 18 октября во Львове был создан парламент украинцев Австро-Венгрии, получивший название Украинский национальный совет. Он провозгласил своей целью создание украинского государства, включающего в себя Галицию, Буковину и Закарпатье. Главной ударной силой Совета стали части сечевых стрельцов, которые в ночь на 1 ноября 1918 года взяли под свой контроль наиболее важные города региона. 13 ноября была провозглашена независимость Западно-Украинской народной республикой (ЗУНР), президентом которой стал Евгений Петрушевич.
  В ответ поляки, которых в крае было до четверти всего населения, объявили о том, что Галиция присоединяется к остальной Польше. Наиболее решительные сторонники вхождения Галиции в Речь Посполитую даже подняли вооруженное восстание во Львове. На помощь соотечественникам устремились добровольцы из коренных земель Польши.
  21 ноября 1918 года польские войска взяли Львов, изгнав оттуда украинскую власть. Не упустили своего шанса и другие соседи. Румынская армия оккупировала Черновцы, а Ужгород был занят чехословацкими войсками. Правительство ЗУНР пыталось сопротивляться и провело мобилизацию в Украинскую Галицкую армию (УГА), которая должна была отстоять независимость молодого государства. Однако зимой 1919 года УГА была разбита сначала чехами в Закарпатье, а месяц спустя - поляками подо Львовом. Еще полгода галичане отбивались, теряя одну область за другой, пока вся территория ЗУНР не была оккупирована. Прижатая к восточной границе республики, реке Збручу, УГА 7 июня пошла ва-банк, начав наступление на Львов (Чорткивскую офензиву). Однако, несмотря на все усилия галичан, поляки, которых вел в бой специально приехавший в город Пилсудский, победили. Уцелевшие подразделения УГА были вынуждены оставить территорию ЗУНР и перейти на земли УНР, почти на полгода став невольными подчиненными Петлюры. Галиция же досталась победителям-полякам. Однако только этим регионом аппетиты Речи Посполитой не ограничивались. Уже с 1918 года поляки начали поход на восток, стремясь выйти на границы 1772 года. Зимой 1918-19 годов поляки захватили часть земель Литвы, Беларуси и УНР, после чего столкнулись с Красной армией Советской России. Так началась польско-советская война. Первоначально поляки были в более выигрышном положении, так как весной-летом 1919 года основные силы красных были отвлечены на борьбу с белогвардейцами Деникина на юге и Колчака на востоке. В августе поляки захватили Минск и Бобруйск. Затем между поляками и красными было заключено перемирие и начались переговоры, которые, правда, ничем не закончились, но зато дали возможность противникам заняться внутренними проблемами.
  В 1920 году война вспыхнула вновь. 25 апреля 1920 года польские войска и присоединившиеся к ним петлюровцы перешли в наступление на всем фронте. При этом если в Белоруссии силы противников были примерно равными, то на Украине поляки имели трехкратное численное превосходство. Слабые красные части были смяты, и польская армия стремительно двинулась вглубь Украины. 26 апреля поляки взяли Житомир и Коростень, 6 мая - Белую Церковь. Спустя день передовые части Пилсудского без боя вошли в оставленный большевиками Киев. 1-я дивизия легионеров перешла Днепр и захватила плацдарм на его левом берегу, откуда можно было продолжать наступление.
  Однако это был апофеоз польского наступления. Красное командование срочно перебрасывало на западный фронт свежие силы, в том числе отозванную с Кавказа легендарную Первую конную армию под командованием Семена Буденного.
   14 мая в Белоруссии началось контрнаступление войск Западного фронта под командованием Михаила Тухачевского. Чуть позже на Украине начал наступление советский Юго-Западный фронт под командованием Александра Егорова , основной ударной силой которого была конница Буденного. 5 июня на Украине 1-я Конная армия атаковала противника, прорвала фронт и заставила поляков отступать. 8 июня красная конница взяла Житомир и Бердичев, а через четыре дня Киев снова стал советским . Затем Первая конная повела наступление на Ровно, по пути разгромив 3-ю и 6-ю польские армии. 4 июля Ровно был взят, и красные части двинулись на Львов.
  По первоначальному плану войны советский Юго-Западный фронт должен был из Украины повернуть наступление на Брест и тем самым поддержать наступление Западного фронта Тухачевского. Однако Тухачевский стремительно наступал и в поддержке не нуждался. 26 июля передовые части его армии вошли на польскую территорию, а 1 августа взяли Брест.
  Поэтому было решено изменить направление главного удара Юго-Западного фронта и двинуть его армии на Львов . Так началась битва за столицу Галиции. 26 июля Красная армия овладела Бродами и Тернополем, и Первая конная армия начала атаку на Львов. Тут поляки наконец-то сумели закрепиться и оказать достойное сопротивление. Начались жестокие, кровопролитные бои. 29 июля поляки нанесли контрудар, из-за которого Первая Конная армия даже была вынуждена на некоторое время отступить. Поляки смогли вернуть себе Броды, после чего в первых числах августа на Львовском направлении наступило некоторое затишье, во время которого противники приводили свои части в порядок. Однако 12 августа Первая Конная армия вновь перешла в наступление. Через два дня она снова захватила Броды и вышла на берега Западного Буга.
  В это время советское наступление Тухачевского в Польше выдохлось, и он потребовал себе в помощь перебросить армию Буденного. Егоров, которого поддержал Сталин, отказался выполнять этот приказ, мотивируя это тем, что конармия уже увязла в боях и вывести её невозможно. Поэтому Тухачевский должен подождать, пока не падет Львов. Несколько дней шло препирательство между командованиями фронтов, пока 20 августа в спор не вмешался всесильный Лев Троцкий. По его приказу Первая конная прекратила уже практически выигранное сражение и отправилась под Варшаву, где Тухачевский попал в польскую ловушку и был разбит. Естественно, что Буденный не успел, да и не мог успеть на помощь Тухачевскому. Идя на соединение с Тухачевским, Первая конная вынуждена была атаковать сильно укрепленные позиции врага под Замостьем, которые вместе с поляками обороняли украинские солдаты из 6-й стрелковой дивизии армии УНР под командованием полковника Марка Безручко, а также белорусские солдаты атамана Булак-Балаховича. Пока буденовцы пытались прорвать оборону врага, поляки сумели перебросить в тыл к красным крупные воинские части, и Конармия вскоре попала в окружение, но сумела с боями прорваться.
  Из-за поражения советского Западного фронта большевики были вынуждены пойти на крайне невыгодный мир с Польшей, по которому Речи Посполитой доставались Западная Украина и Беларусь.
  Прения о том, кто был прав в споре двух фронтов и на ком лежит вина за разгром Западного фронта под Варшавой, начались практически сразу же. По версии Тухачевского, поражение произошло из-за того, что ему вовремя не оказали помощи. Однако оппоненты, главным из которых был Сталин, возражали, что приказ перебросить Конармию пришел слишком поздно и поэтому даже если бы Буденный выступил сразу, он все равно не мог бы успеть. Вместе с тем, этот приказ спас польские войска во Львове, который уже был на три четверти окружен. Кроме того, Тухачевский при наступлении на Варшаву допустил целый ряд просчетов, а в критический момент самоустранился от командования гибнущими армиями. Так что вина исключительно на Тухачевском и его покровителе Троцком.
  Сегодня установить истину уже невозможно. Однако можно предположить, что если бы Конная армия продолжила идти на Львов, до которого оставалась 5-7 километров, то Галиция была бы очищена от польских войск. Это позволило бы с более сильных позиций вести переговоры о мире и, возможно, привело бы к тому, что Западная Украина уже в 1920 году вошла бы в состав УССР. Ну а это, в свою очередь, полностью бы изменило политическую историю Украины, не возникло бы ОУН и УПА, не было бы столь сильного разделения между Востоком и Западом страны....
  
  Эпилог
  К осени 1919 года наступавшая на Москву белая армия потерпела сокрушительное поражение и была вынуждена отступать, в том числе, и из Украины. Генерал Деникин 2 апреля 1920 года покинул свой пост и остатки отступившей в Крым армии. Новым главнокомандующим белыми силами был избран барон Петр Врангель. Хотя положение было катастрофическим, новый командующий рьяно взялся за дело и сумел частично восстановить разгромленные годом ранее белые армии.
  Понимая, что ресурсы Крыма минимальны и не позволят продержаться долго, барон решает идти ва-банк и атаковать красных, отбить Донбасс, прорваться на Дон и Кубань, и поднять там антибольшевистское восстание. Шансы на успех задуманного были минимальны, но Петр Николаевич Врангель надеялся, что война с Польшей отвлекла лучшие силы большевиков и он сумеет справиться. Хотя уже в это время красные отряды атаковали Перекоп и 13 апреля ворвались в Крым. Однако лихой генерал Яков Слащёв контратаковал и выбил красных с полуострова. На следующий день, собрав в ударный кулак корниловцев и марковцев, Врангель перешел в наступление и оттеснил большевиков. В результате этих боев красное командование приняло решение отложить вторжение в Крым. Так что это была первая победа барона, поднявшая дух его армии. Не стесняясь жестких мер, Врангель укрепляет дисциплину в армии и переименовывает ее из "Вооруженных сил Юга России" в "Русскую армию".
  В июне 1920 года Русская армия переходит в наступление, окружает и практически полностью уничтожает в районе Мелитополя двенадцатитысячную красную кавалерийскую группу Жлобы. Благодаря этой победе, армия Врангеля перехватила инициативу и начала наступление на Каховку, Екатеринослав и Донбасс. Все лето шли ожесточенные бои, в которых врангелевцы сумели раздвинуть границы своей территории, но убедительных побед не достигли. В сентябре Русская армия атаковала по направлению на Донбасс. К 16 сентября была разбита Верхнетокмакская группировка Красной армии. Белогвардейцы заняли Токмак, Пологи, Орехов, Гуляй-Поле, Бердянск (современная Запорожская область). 28 сентября врангелевцы захватили Волноваху и Великоанадоль, 30 сентября Русская армия подошла вплотную к Юзовке (сегодня называется Донецк). Однако уже на следующий день барону пришлось остановить наступление в Донбассе и срочно снимать отсюда части для переброски к Днепру, где под Каховкой для белых сложилась критическая ситуация. В результате донецкие красноармейцы оправились от ударов и перешли в контрнаступление. В начале октября Врангель приказал начать отступление.
  Русская армия вернулась на Крымский полуостров, который белые попытались оборонять. Однако в ноябре объединенные силы большевиков и махновцев под общим командованием М. В. Фрунзе прорвались в Крым. Окончательный проигрыш белого дела стал понятен всем. Более ста тысяч бойцов Русской армии и членов их семей организованно были эвакуированы из портов полуострова в Константинополь.
  17 ноября 1920 года Крым полностью был взят под контроль Красной армии. В плен попало более пятидесяти тысяч бывших врангелевских солдат и офицеров, не сумевших или не захотевших эвакуироваться. До падения Крыма большевики обещали амнистию всем сдавшимся, но после победы исполнять обещание не посчитали нужным, на полуострове начался красный террор. Согласно революционным взглядам, поголовному истреблению подлежали все офицеры и военные чиновники, а также солдаты "цветных частей". Большевики и анархисты не щадили даже медработников и раненых в госпиталях. Сколько человек точно было казнено в это страшное время, сегодня сказать нельзя. Исследователями называются числа в диапазоне от 12 000 человек до 120 000.
  Крым стал могилой не только для Русской армии. Здесь же красные внезапно атаковали своих союзников-анархистов из "Революционной повстанческой армии Украины" (РПАУ) Нестора Махно. Анархисты за время Гражданской войны несколько раз то вступали в союз с большевиками, то начинали войну с ними. 2 ноября 1920 года Махно в очередной раз заключил союз с Красной армией и отправил отряды своих анархистов под командованием Семёна Каретника на крымский фронт. В боях за Крым махновцы отличились, форсировав Сиваш и разбив белый кавалерийский корпус генерала Барбовича. Однако после разгрома белогвардейцев махновцы для коммунистов из союзников превратились в потенциальных соперников, и поэтому было принято решение уничтожить их. Отряд РПАУ был внезапно атакован, но сумел вырваться. Однако красная кавалерия догнала анархистов и уничтожила их. Лишь несколько чудом выживших анархистов принесли батьке Махно в Гуляйполе весть о гибели лучшей части его армии.
   После разгрома Врангеля и падения Крыма большевики взялись за истребление махновцев и прочих противников на территории Украины. Окруженный со всех сторон превосходящими силами Махно сражался мастерски, раз за разом выскакивая из ловушек. Его таявшая на глазах повстанческая армия в ноябре двадцатого года смогла прорваться из Крыма в Екатеринославскую губернию и почти три месяца металась по Донбассу и Харьковской губернии, то уходя от погони, то атакуя. Вернувшись в феврале 1921 года в родное Гуляй-Поле, Махно столкнулся с апатией местного населения, не желавшего больше воевать под черными знаменами. С оставшимися верными соратниками Махно прошел рейдом через Донбасс на Волгу и Северный Кавказ. Там ему тоже не удалось достичь успеха, и в августе 1921 года Махно, пройдя всю Украину с востока на запад, перешел румынскую границу, став эмигрантом.
  К осени 1921 года последние организованные отряды врагов "рабоче-крестьянской" власти были уничтожены или бежали.
  
  ***
  18 марта 1921 в Риге был подписан мирный договор между РСФСР и УССР с одной стороны, и Речью Посполитой с другой. Высокие договаривающиеся стороны определили новые границы, а также обязались не вести враждебной деятельности.
  После этого Симон Петлюра оказался больше ненужен полякам. Более того, теперь находящиеся в польском тылу украинские части были просто опасны для Речи Посполитой, и их нужно было или разоружить, или отправить за границу. В итоге лидеры УНР приняли решение со своими отрядами начать партизанский рейд на территорию советской Украины. Польская разведка обещала свою всяческую помощь в этом мероприятии. Расчет был в том, что одно появление петлюровцев приведет к массовым восстаниям крестьян, которые сметут Советскую власть.
  Во время гражданской войны большевики, действительно, обозлили крестьян своей откровенно грабительской "политикой военного коммунизма". Против большевистских продотрядов частенько вспыхивали вооруженные восстания по всей стране. Но еще в марте 1921 года коммунисты начали проводить в жизнь Новую экономическую политику, снявшую социальное напряжение в обществе. Отныне вместо продразверстки вводился фиксированный налог на продукты сельского хозяйства, который назначался еще до весеннего посева, чтобы каждый крестьянин мог заранее рассчитать, какую долю урожая он должен отдать государству и сколько продуктов останется в его полном распоряжении. Кроме того, налог взимался без круговой поруки, чтобы старательному и трудолюбивому хозяину не приходилось платить за неаккуратного односельчанина. Излишки зерна крестьяне могли свободно продавать. Так что теперь у крестьян не было никакой необходимости браться за оружие и восставать против Советской власти.
  Однако петлюровцы не придали этому значения, надеясь, что их идеи найдут отклик в народе. По согласованию с польской властью, из оказавшихся в Польше украинцев была создана Повстанческая армия, состоявшая из трех групп: Волынской, Бессарабской и Подольской. Командовал этой армией генерал-хорунжий Юрко (Юрий) Тютюнник. В конце октября - начале ноября 1921 года все три группы в разных местах перешли границу и начали поход на Украину. Сам генерал вел самую многочисленную армейскую группу - Волынскую.
  Это была авантюра чистой воды, которая закономерно закончилась полным провалом. Против воинства Тютюнника была брошена кавалерийская дивизия под командованием легендарного Григория Котовского, и вскоре большая часть перешедших границу украинцев попала в плен или погибла. Только полутора сотням человек из Волынской группы удалось бежать в Польшу. Среди спасшихся был и Тютюнник, бросивший на произвол судьбы солдат, которых привел на смерть.
  На этом гражданская война окончилась.
  Оставшийся не у дел Симон Петлюра эмигрировал сначала в Австрию, а затем, в октябре 1924 года, перебрался во Францию, где 25 мая 1926 года был убит поэтом Самуилом Шварцбардом, таким образом отомстившим за учиненные петлюровцами во время гражданской войны еврейские погромы. Застрелив Петлюру, мститель сдался полиции, заявив, что убил убийцу. Суд над ним начался только через полтора года. После рассмотрения всех обстоятельств Самуил Шварцбард был оправдан большинством присяжных и незамедлительно освобождён из тюрьмы.
  
  
  Глава 15. Между войнами
  
   Советская украинизация
  Существует мнение, что коммунистическая власть была противником украинской национальной идеи, однако, при внимательном изучении вопроса становится ясно, что это не так. Более того, без большевистской национальной политики никогда бы не появились ни Украина, ни украинцы, какими мы их знаем сегодня. И речь не только о том, что именно большевики собрали в одних границах все те земли, которые составляют сегодняшнее украинское государство.
  Начнем с того, что к началу Гражданской войны украинского народа еще не существовало. Жители юго-западной части Российской империи в своем большинстве не задумывались о своей особой национальной принадлежности, считая себя "русскими", "местными", "православными"... Лишь незначительная часть сознательно объявила себя украинцами, вкладывая в это определение не столько национальный, сколько политический смысл. Так что в это время власть могла как нивелировать существовавшую небольшую разницу между малороссами и великороссами, так и углубить раскол, сознательно поддержав выделение украинцев как особого этноса из числа русских субэтносов. Ленин и его единомышленники выбрали второй вариант, хотя многие коммунисты понимали, что серьезных причин для выделения УССР из состава России нет. Роза Люксембург писала: "Украинский национализм в России был ... не более чем простой причудой, кривлянием нескольких десятков мелкобуржуазных интеллигентиков, без каких либо корней в экономике, политике или духовной сфере страны, без всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не была ни нацией, ни государством... И такую смехотворную штуку нескольких университетских профессоров и студентов Ленин и его товарищи раздули искусственно в политический фактор своей доктринерской агитацией за "право на самоопределение вплоть" и т. д." .
   Критики ленинской национальной политики предупреждали, что эксперименты по созданию отдельных национальных республик могут впоследствии привести к проблемам. Однако партийное руководство уверенно и неотвратимо взяло курс на украинизацию Украинской Советской Социалистической Республики, куда были включены как Малороссия и Слобожанщина, регионы, которые с определенной долей условности можно было назвать украинскими, так и Новороссия с Донбассом, которые были полностью русскими областями, как по составу населения, так и по культуре.
   Этому было два объяснения. Во-первых, большевики всерьез верили в мировую революцию, которая уничтожит государства и нации, а потому планировали, что к Союзу будут присоединяться все новые и новые республики. Так что построение СССР не как единого государства, а как объединения независимых советских стран было выгодно с точки зрения пропаганды. Мол, после мировой революции будет не присоединение новых провинций к конкретной стране, а добровольное объединение многих в братский союз пролетарских государств.
  Во-вторых, значительная часть большевиков-интернационалистов видела в русском народе своего врага. Ведь строя свой новый мир, большевики уничтожали "старые порядки" - политический, экономический, духовный и культурный строй дореволюционной империи . То есть все то, что создал русский народ. Естественно, что они наносили удар по "русским великодержавным шовинистам", и в этом их союзниками были активисты украинских национальных организаций.
   Кроме того, разделив единый народ на русских, украинцев и белорусов, коммунисты применили старый проверенный принцип: разделяй и властвуй. Теперь в случае новой войны или других социальных потрясений им было легче удержаться у власти, играя на разобщенности народа. Так что созданная в девятнадцатом веке концепция "двух отдельных народов" неожиданно оказалась востребованной. Востребованными оказались и многие из политиков УНР, добровольно вернувшиеся в советскую Украину. Казалось бы, парадокс: коммунисты, так безжалостно расправившиеся с одними своими противниками - белогвардейцами, других своих противников - украинцев простили и полностью реабилитировали. Однако никакого противоречия тут нет. Многие лидеры большевиков были знакомы с активистами украинских партий еще с дореволюционных времен. Тем более, что и те, и другие относились к левому лагерю, так что непримиримых идеологических противоречий между ними не было. Поэтому те из активистов Центральной Рады и Директории, кто согласился признать доминирование компартии, могли смело возвращаться из эмиграции, не опасаясь за свою безопасность.
  Так поступили экс-глава Рады Михаил Грушевский, ставший в СССР академиком и профессором истории в Киевском государственном университете, экс-лидер Директории Владимир Винниченко, получивший пост заместителя председателя Совнаркома УССР , экс-командующий армией УНР Юрко Тютюнник, ставший преподавателем в Харьковской школе красных командиров. Вслед за этими зубрами украинского дела в Союз потянулись сотни менее значительных персонажей. Кроме того, в УССР оказались тысячи выходцев с Западной Украины, оккупированной Польшей. Современный исследователь Елена Борисенок в книге "Феномен советской украинизации " приводит выдержку одного из писем М.С. Грушевского, в котором численность людей, переехавших из Галиции в УССР, в 20-х годах оценивается в 50 000 человек.
  Все эти люди стали активными проводниками украинизации в УССР. Хотя надо отметить, что подобная политика проводилась не только в УССР. В 1923 году была разработана и начала воплощаться в жизнь политика "коренизации", согласно которой Россия была разделена на национальные республики и автономии. Партией ставилась задача ускорить экономическое и культурное развитие нерусских народов. Поэтому ускоренным темпом готовились национальные кадры, которым предоставлялись всевозможные льготы и привилегии, проводилась дерусификация госаппарата, на базе местных диалектов создавались новые языки. Для тех народов, у которых не было собственной письменности, советские лингвисты её разрабатывали на основе кириллицы или латиницы. Глобальная украинизация, о которой мечтали деятели УНР, началась в середине двадцатых годов уже при советской власти и длилась фактически до войны. Михаил Грушевский в это время писал: "Я тут, несмотря на все недостатки, чувствую себя в Украинской Республике, которую мы начали строить в 1917 году".
  Надо обратить внимание еще на одно социальное преобразование, проведенное большевиками. К моменту окончания Гражданской войны практически половина населения страны была неграмотной. Поэтому большевики начали всесоюзную борьбу с неграмотностью. Была разработана программа обучения, включающая в себя чтение, письмо и основы математики. При этом для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы. В УССР система всеобщего обучения проводилась через общество "Геть неписьменність", созданное в 1923 году. Кроме того в 1930 году было введено всеобщее бесплатное начальное обучение, то есть основа дожившей до наших дней школьной системы. К 1936 году уже 85 процентов населения Украины было грамотным. Если бы советская власть была бы заинтересована в русификации Украины, как это сейчас часто пытаются представить, то о лучшей возможности не приходилось бы и мечтать. Людей надо было просто изначально учить читать и писать на общерусском языке, однако, коммунисты на Украине учили людей литературному украинскому языку. При этом сам украинский литературный язык во многом именно в это время и создавался на основе малорусских диалектов.
  У нас политика "коренизации" получила название "украинизации" и во многом определила всю дальнейшую судьбу республики. Ее началом можно считать апрель 1923 года, когда VII конференция КП(б)У принята решение об украинизации госструктур и предприятий, которую планировалось закончить до 1 января 1926 года. Но при этом было решено не прекращать борьбу с "буржуазным и мелкобуржуазным национализмом".
   Особенно усилилась украинизация после избрания в 1925 году на пост первого секретаря ЦК КПУ Лазаря Кагановича, при котором пост наркома (министра) просвещения УССР занял один из бывших руководителей "Украинской партии социалистов-революционеров (боротьбистов)" Александр Шумский. Отныне украинизации подлежали поголовно все служащие всех учреждений и предприятий, вплоть до уборщиц и дворников. Нежелавшие отказываться от родного русского языка или не сдавшие экзамены по мове, увольнялись без права получения пособия по безработице. Вводились платные курсы по украинскому языку и культуре, на которые загоняли жителей края после работы.
  В 1927 наркомом просвещения УССР был назначен старый коммунист, украинский националист и друг Ленина Николай Скрыпник, который в начале 1918 года возглавлял первое советское правительство Украины. Затем он выполнял комиссарскую работу в войсках, а с 1921 года был наркомом внутренних дел УССР. Получив новое назначение, он стал бороться с противниками украинизации так же решительно, как раньше боролся с контреволюцией. Украинизировали все и вся: прессу, школы, вузы, театры, учреждения, делопроизводство, штампы, вывески и т. д. Например, в Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы. Был практически уничтожен русский театр. По всей стране создавались комиссии по практическому внедрению украинского языка, именуемые "тройками по украинизации". Профессор Киевского политехнического института Я. Маркович получил год тюрьмы и был выслан в Нижний Новгород "за нежелание читать лекции на украинском языке".
  "Украинизация проводилась и будет проводиться самыми решительными мерами... Тот, кто это не понимает или не хочет понимать, не может не рассматриваться правительством как контрреволюционер и сознательный либо несознательный враг советской власти", - писал Скрыпник. Вместе с тем, разумеется, вовсе не все большевики двадцатых годов были фанатами украинизации. Елена Борисенок в своем исследовании пишет: "Оппозиция обращала особое внимание на перегибы украинизации в УССР. Так, в начале декабря 1926 г. Ю. Ларин направил в редакцию "Украинского большевика" статью, в которой обрушился на "перегибы национализма" на Украине. Резкой критике подверглись проявления "зоологического русофобства" в общественной жизни. Речь шла не столько о литературе (статьях Хвылевого), сколько о принудительной украинизации русскоязычного населения Украины. По мнению Ларина, совершенно недопустимо "устранение русского языка из общественной жизни (от собраний на рудниках и предприятиях до языка надписей в кино)"; переход профсоюзов на украинский язык, которого не понимало подавляющее большинство рабочих; применение в школах языка обучения, не являющегося разговорным для детей местного населения, и т.п. С аналогичных позиций критиковали национальную политику КП(б)У известные оппозиционеры Г.Е. Зиновьев и В.А. Ваганян. Весьма характерно заявление Зиновьева о том, что украинизация "льет воду на мельницу петлюровцев", что вызвало взрыв негодования среди украинских сторонников Сталина".
  Однако, несмотря на все протесты, украинизация продолжалась. Украинский политолог Владимир Корнилов приводит следующие данные. В русскоязычном Донбассе в 1923 году издавалось 7 журналов, из которых 5 выходили на русском языке, и 9 газет, из которых 8 издавались на русском, а одна - на двух языках одновременно. В 1934 году в Донецкой области из 36 местных газет 23 были полностью украиноязычными, 8 были на 2/3 украиноязычными, 3 издавались на греко-эллинском языке. Русских газет осталось всего лишь две .
  При этом "...партийные органы постоянно жаловались на то, что жители Донбасса упорно не хотят покупать украиноязычную прессу, несмотря на насильственную подписку, на обязательные продажи этих газет через партячейки. Многие газеты, дабы выживать, вынуждены были маскироваться: они печатали заголовки на украинском языке, а содержание статей - по-русски. При этом отчитывались о том, что они, мол, частично украинизированы. Некоторые проверяющие закрывали на это глаза, а некоторые наказывали редакторов... жители Донбасса читать по-украински не желали - благо, была возможность подписываться на всесоюзную прессу. Отчеты проверяющих констатировали ситуацию в Сталинской области: "Издающаяся на украинском языке газета "Коммунист" - орган ЦК КП(б)У распределяется по разверстке и ее не читают" , - пишет политолог...
  Однако власть, не стесняясь в средствах, продолжала своё дело. Для примера - только одно из массы постановлений по этому поводу: в июле 1930 года президиум Сталинского окрисполкома принял решение "привлекать к уголовной ответственности руководителей организаций, формально относящихся к украинизации, не нашедших способов украинизировать подчиненных, нарушающих действующее законодательство в деле украинизации", при этом прокуратуре поручалось проводить показательные суды над "преступниками". В 1932 году в Мариуполе, одном из самых интернациональных городов Донбасса, не осталось ни одного русского класса в школах.
  Русскоязычное образование было фактически разгромлено и запрещено. На 1 декабря 1932 года из 2239 школ Донбасса 1760 (78,6%) были украинскими, а еще 207 (9,3%) - украинско-русскими. К 1933 году в Донбассе были закрыты все русские педагогические техникумы - русскоязычных учителей негде было готовить .
  В 1926-27 гг. развернулась работа по созданию правил украинского правописания, в которой принимали участие как советские украинисты, так и специалисты из польской Западной Украины. На Всеукраинской конференции, проходившей в 1927 году в украинской столице, которой в то время был Харьков, были предложены новые нормы языка, утвержденные в сентябре 1928 года Николаем Скрыпником. Так возникло правописание, вошедшее в историю под названием "харковский правопис". Отныне все типографии УССР обязаны были использовать только этот вариант правописания, максимально приближенный к галицкому диалекту. Однако уже в 1933 году лингвистам пришлось срочно перерабатывать правила, так как нормы 1927-29 годов оказались слишком чужеродными для жителей УССР. Стремясь максимально отдалить украинский язык от русского, скрыпниковские лингвисты явно перестарались, и сконструированный ими литературный язык оказался слишком далеким от реального разговорного языка.
  При этом нельзя сказать, что это была попытка ввести повсеместно галицкий диалект в качестве литературного языка. Украинский публицист и политик и, к слову сказать, тоже бывший эсер-боротьбист Андрей Хвыля, критиковавший деятельность Скрыпника, писал: "...общие в украинском языке с русским языком термины ликвидировали, выдумывая искусственные, так называемые украинские самобытные слова, не имевшие и не имеющие никакого распространения среди широких многомиллионных рабочих и колхозных масс. В результате получился "язык" в значительной степени искусственный, оторванный от реально существующих разговорных форм. По-литературному не говорят ни на западе, ни в центре, ни на востоке Украины. Ивана Франко, писавшего на галицком диалекте, на такой украинский нужно переводить". В 1937 году Политбюро ЦК КП(б)У утвердило постановление, согласно которому снова следовало исправить правила. В частности, было решено убрать многочисленные польские и другие иностранные слова, если у них были хорошо знакомые украинскому народу аналоги.
  Не знаю, случайно или нет, но пик украинизации УССР пришелся на 1932 и 1933 годы и совпал с голодом, который сегодня называют голодомором и геноцидом украинской нации. Только после очищения тридцать седьмого года, отправившего в небытие наиболее одиозных большевиков, русскоязычное население УССР вздохнуло несколько свободнее. Хотя официально курс на украинизацию так и не был свернут, но гайки больше не закручивали. В 1938 году русский язык был введен как обязательный в школах. Это было связано с тем, что окончательно пришедший к власти в Советском Союзе прагматик Сталин отказался от идеи мировой революции. Теперь вместо разжигания мирового пожара, в который в качестве топлива можно было бросить ресурсы захваченной России, коммунисты начали восстанавливать доставшуюся им страну. В рамках этого процесса было покончено с определенной независимостью союзных республик, местные элиты были встроены в жесткую вертикаль власти, а несогласные лишились постов, а то и свободы.
  
  Страшные годы
  
  Чтобы понять, что же произошло в 1932-33 годах, нужно вернуться на несколько десятилетий назад, так как именно там кроются причины всех последующих событий. Большую часть населения Российской империи и, соответственно, раннего СССР составляли малоземельные крестьяне. Химических удобрений в то время не было, тракторов и автомобилей также. Поэтому на принадлежащих крестьянам земельных участках не удавалось получать высокие урожаи. После выплаты податей в крестьянских хозяйствах практически не было продуктов для рынка. То есть большая часть жителей страны вела, по сути, натуральное хозяйство, и многомиллионное крестьянство кормило лишь себя, а основную часть сельхозпродукции на рынок давали сравнительно немногочисленные крупные поместья. Такая ситуация приводила к тому, что население страны оставалось бедным и не могло позволить себе покупку промышленных товаров, что, в свою очередь, приводило к замедлению роста промышленности. Кроме того, даже малоземельные крестьяне не спешили бросать хозяйство и идти в города, чтобы там стать рабочими. В результате, по росту экономики Россия стала отставать от стран Запада. Для успешного развития страны было необходимо повысить товарность сельского хозяйства, то есть той части выращенных продуктов, которые производитель мог продать после того, как полностью обеспечил свою семью. Попыткой исправить ситуацию были реформы Столыпина, однако, они не оправдали возложенных на них надежд.
  Такая слабость аграрного сектора привела к тому, что уже к концу 1916 года в стране начался продовольственный кризис. Чтобы обеспечить едой армию и города, властям пришлось 2 декабря 1916 года ввести продразвёрстку, то есть насильственное изъятие части продовольствия и фуража у крестьян. Понятное дело, что крестьяне не торопились отдавать зерно или продавать его за бесценок. Они скрывали запасы зерна, спекулировали им на черном рынке, и к весне 1917 года города империи голодали. Гражданская война не улучшила ситуацию, так что большевикам досталось сложное наследство. Например, если в среднем за 1909-13 годы в стране собирали за сезон двадцать с половиной миллионов тонн пшеницы, то в среднем за 1920-24 годы только чуть больше девяти миллионов тонн. Урожай ржи сократился с 18,9 до 15,5 миллионов тонн, сахарной свеклы - с 9,9 до 2 миллионов тонн, ячменя - с 9,0 до 4,2 миллионов тонн, овса - с 13,4 до 7,0 миллионов тонн.
  Лишь к 1927 году страна достигла довоенной численности поголовья скота и размера довоенных посевных площадей. Но при этом товарность сельского хозяйства оставалась крайне низкой. Крестьяне, после революции разделившие между собой землю бывших панских поместий, оказались не в состоянии обеспечить страну продовольствием, так как не имели необходимых для обработки своих полей техники и рабочего скота. В целом по СССР в 1928 году 9,8 % посевных площадей вспахивалось сохой, сев на три четверти был ручным, уборка хлебов на 44 % производилась серпом и косой, обмолот на 40,7 % производился немеханическими способами (цепом и др.) В итоге, как и в царское время, огромное число крестьян своим трудом обеспечивало продовольствием только свои семьи.
  Никуда не делось и расслоение среди крестьян. К 1928 году доля бедняков в сельском населении СССР составляла 35 %, середняцких хозяйств - 60 %, кулаков, которых в УССР называли куркулями, - 5 %. Но при этом именно кулаки держали в своих руках большую часть сельскохозяйственной техники, мельниц, маслобоен...
  Еще в девятнадцатом веке кулаками называли сельских богачей, которые "держали в кулаке" крестьянскую общину. Кулаки занимались торговлей и ростовщичеством, а также имели батраков, которые обрабатывали их землю... В целом отношение общей массы крестьян-бедняков к кулакам было негативным, так как в них видели паразитов, обогатившихся благодаря эксплуатации наемных работников, нетрудовым доходам и выжимке всех соков из зависимых от них людей. Позже разбогатевших своим трудом успешных крестьян также нередко называли кулаками.
  После революции большевики делили крестьян на три основные категории: кулаков, использующих наёмный труд, середняков, работающих самостоятельно на себя, и бедняков. В двадцатых годах, во время НЭПа, советская власть практически не боролась с кулаками, и даже была заинтересована в создании крепких хозяйств, так как они были основными плательщиками налогов.
  Данная ситуация стала меняться во второй половине десятилетия. Проблема была в том, что советское правительство значительную часть продовольствия закупало у крестьян, а потом использовало его для внешней торговли, содержания армии, чиновничества и рабочих. Параллельно существовал и свободный (в т.ч. черный) рынок, на котором цены на зерно были выше государственных. Естественно, крестьяне стремились продать свой товар подороже, и хлеб уходил к перекупщикам-спекулянтам. В результате в 1925 году государственный план по хлебозаготовке был фактически сорван, а хлебный экспорт, практически единственный источник валюты в стране, снизился с запланированных 350 миллионов пудов до 143. Из-за этого уменьшилось количество импорта и выросли цены на промтовары, что ударило и по крестьянам. Ведь кулаки, имевшие деньги, первыми скупали товар, оставляя пустые полки. Так как промышленные товары стали дефицитом, крестьяне потеряли причину активно продавать зерно, ведь зачем им деньги, на которые нечего купить.
  В 1927 году ситуация с продовольствием стала критической. Внутренний экономический кризис наложился на ухудшение международной ситуации - в стране ходили слухи о скором начале войны. Из-за панических слухов народ кинулся скупать все, а крестьяне, наоборот, стали придерживать хлеб, не продавая его. Возникла угроза голода, и государство было вынуждено вмешаться в экономическую ситуацию. Карательные органы были ориентированы на борьбу против спекуляции. В соответствии с уголовным кодексом того времени, за нее грозил арест сроком от года до трех и конфискация товара. Соответственно, сотрудники органов начали проводить рейды сначала по торговцам, а потом и по кулакам. Сперва им предлагали добровольно продавать хлеб государству по закупочным ценам, а если следовал отказ, то проводились обыски и реквизиции. Экономическое управление ОГПУ докладывало в очередной сводке: "При арестах частников в Черкассах, Мариуполе, Первомайске, Харькове и в других районах Украины выявлен целый ряд тайных складов хлебопродуктов, припрятанных в спекулятивных целях. В Черкассах, например, было обнаружено припрятанными 20 650 пуд. ячменя, в Мариуполе - 10 000 пуд. подсолнуха, Первомайске - 10 700 пуд. пшеницы и 3000 пуд. подсолнуха, Харькове - 1500 пуд. пшеницы, в Прилуках - 3500 пуд. и в Одессе - 1500 пуд. пшеничной муки..."
  В результате цены на продовольствие упали, крестьяне повезли на заготовительные пункты зерно, и угроза голода отступила. Однако эти экстренные меры позволили лишь на короткий срок улучшить ситуацию. Правительству стало понятно, что пришло время полностью менять всю аграрную политику государства.
  Во-первых, было решено нанести удар по кулакам, которые скупали хлеб у селян, а затем перепродавали его с наценкой или наоборот придерживали, ожидая, когда цены вырастут. Однако убрать спекулянтов с хлебного рынка было только половиной дела, нужно было еще найти способ резко повысить производительность крестьянского труда. Тут выход был найден в объединении малоземельных крестьян в коллективные хозяйства (колхозы) и организации крупных промышленных зерновых хозяйств - совхозов. Тем более, что уже был позитивный опыт коллективного хозяйствования в отдельных районах страны. Уяснив задачи, большевики приступили к делу, начав одновременно три массовые компании: индустриализацию, коллективизацию и раскулачивание.
  Говоря об этом периоде, мы должны помнить, что только что отгремела братоубийственная гражданская война. Миллионы человек погибли, а у выживших уровень ожесточения просто "зашкаливал". Страна лежала в руинах, международное окружение было враждебно, резервов катастрофически не хватало. Для полноты картины вспомним полное падение морали и нравственности. В городах были безработица и разгул криминала, который только усиливали миллионы демобилизованных красноармейцев, привыкших к крови и разучившихся заниматься чем бы то ни было, кроме войны. Никуда не делись и привыкшие к анархии, грабежам и разгулу "революционные герои", познавшие вкус насилия и убийств. Остались и их вожди, профессиональные революционеры, которые всю жизнь занимались только разрушением. Они просто не могли себя изменить и начать созидательный труд. Итак, подведем итоги: промышленность полностью развалена, село отброшено к натуральному хозяйству, человеческие потери за годы Гражданской войны и послевоенного голода составили до двенадцати миллионов человек. Оставшиеся в живых потеряли навыки производительного труда. Золотой запас, доставшийся от Российской империи, уже растрачен. И никаких источников средств больше не предвидится... Новая экономическая политика (НЭП), начатая большевиками в 1921 году, лишь временно снизила напряжение. В конце двадцатых годов СССР стоял перед лицом серьезнейшего кризиса. Партийная элита лихорадочно искала выход из сложившейся ситуации. Решения предлагались самые разные - от перманентной революции и интервенции в Европу до капитуляции перед капиталистическим миром с попыткой выторговать наиболее почетные условия. Именно в таких условиях к власти в СССР приходит Сталин. Хотя он еще с дореволюционных времен был одним из вождей партии, но говорить о его реальной власти в стране можно только начиная с 1927 года, когда бывшие вожди ВКП(б) Троцкий, Каменев и Зиновьев окончательно проиграли внутрипартийную борьбу за лидерство .
  По инициативе Сталина и его сторонников в стране были начаты преобразования титанических масштабов, менее чем за десятилетие изменившие облик нашей родины. Сверхчеловеческим рывком генсек поднял из пепла рухнувшую русскую цивилизацию, изменив ход истории, создал развитое индустриальное государство с промышленностью на уровне лучших мировых стандартов. Можно согласиться с критиками сталинизма в том, что эти изменения сопровождались жестокостью и репрессиями, что сломанными оказались судьбы сотен тысяч людей. Время было тяжелым, а люди по обе стороны баррикад озлоблены и жестоки. Однако мы вынуждены признать, что все альтернативы сталинскому курсу привели бы к гораздо большим потерям. За десять лет под руководством Иосифа Виссарионовича СССР прошел путь, на который у остального мира ушли столетия. Кстати, существуют исторические исследования, утверждающие, что за время индустриализации в СССР и Англии погибло одинаковая в процентном соотношении часть населения. Только у британцев этот процесс был более растянутым во времени и прошел на три века раньше. Сейчас принято ругать колхозы и расписывать, какими репрессиями сопровождалось их создание. Но, наверное, стоит задуматься, чем же была вызвана жесткость при проведении коллективизации. Уже в 1927 году в городах, несмотря на восхваляемый ныне НЭП, сложилась катастрофическая ситуация с продовольствием. Крестьяне не спешили сдавать хлеб государству. Во-первых, чтобы дождаться лучшей цены, а во-вторых, потому что не было промышленных товаров, которые крестьянин мог бы купить за выручку. По сути, страна уже в это время стояла перед лицом голода. Именно это и привело к огромным жертвам, на которые пошел Сталин, чтобы предотвратить еще большую катастрофу.
  
  ***
  Создание колхозов позволило решить сразу несколько задач. Это повысило продуктивность сельского хозяйства, позволив государству получать товарное зерно, которое шло на нужды города и на продажу. Кроме того, благодаря технике, которая передавалась в сельское хозяйство, были высвобождены миллионы рабочих рук, направленные в создаваемую промышленность. Валюта от продажи зерна пошла на приобретение за рубежом технологий и оборудования. Точно также для получения средств целые армии зэков были посланы добывать колымское золото, сибирский лес, норильский никель, которые шли на экспорт. Полученные средства были направлены на создание промышленности, научных центров, образование населения. Выбирались наиболее важные задачи, и на их решение бросались все силы.
  Одновременно начались репрессии против кулаков, у которых без суда конфисковывали все имущество, а их самих высылали в отдалённые районы страны. Первоначально основная часть крестьянства приветствовала раскулачивание, ведь им доставалось имущество высланных. Но нужно отметить, что грань, которая отделяла кулака от середняка, была очень размыта и во многом зависела от субъективной оценки. В результате, партийные активисты просто сводили счеты со своими недругами, и расправлялись с недовольными, объявляя их кулаками. Вскоре маховик репрессий начал набирать обороты и под удар стали попадать не только спекулянты, но и просто зажиточные крестьяне, священники, уцелевшие в Гражданской войне бывшие помещики и офицеры... Затем властью стал широко применяться термин "подкулачник", что позволяло репрессировать вообще любых крестьян, если они чем-то были неугодны.
  Массовая коллективизация началась в 1928 году. В селах создавались коллективные хозяйства, где вся пахотная земля, а также крупный рогатый скот отбирались у конкретных семей и объявлялись общими. Если беднота, вступая в колхоз, ничего не теряла и, соответственно, охотно шла в колхоз, то крепкие хозяйственники нововведение приняли в штыки и, как могли, сопротивлялись. Таких крестьян объявляли кулаками и по решению схода села раскулачивали: все имущество конфисковывалось в пользу бедняков и колхоза, а сами кулаки высылались на Север и в Сибирь. Однако уже в 1930 году власть приняла решение прекратить принудительно загонять крестьян в колхозы. Сталин посвятил этому решению свою статью "Головокружение от успехов", в которой обвинил руководителей, проводивших коллективизацию на местах в перегибах. Вождь заявил, что колхозное движение должно быть добровольным. Вместо административного давления, власть теперь облагала единоличников огромными налогами, вынуждая его "добровольно" вступить в колхоз. Отныне продналог накладывался не на одного хозяина, а на колхоз в целом. Кстати, зажиточные крестьяне не только саботировали коллективизацию, но и периодически отвечали силой на силу. Нападения кулаков на представителей партии, комсомола и местной администрации получили название "кулацкого террора". Конечно, это не были массовые восстания, как в Гражданскую, но представители власти гибли регулярно, что, естественно, не добавляло гуманизма товарищам пострадавших.
  По идее, коллективизация должна была резко увеличить производительность труда, но, на самом деле, произошло наоборот. Во-первых, и это отмечали все свидетели, перед вступлением в колхоз крестьяне массово вырезали собственную скотину, в результате чего поголовье крупного рогатого скота сократилось почти вполовину. Значение этого факта мы рассмотрим чуть ниже. Во-вторых, общее - значит, ничье. Новоявленные колхозники отнюдь не горели желанием надрываться на колхозных полях. Вот как такую ситуацию описывал генерал Петр Григоренко (будущий диссидент): "Огромное, более 2000 дворов, степное село на Херсонщине - Архангелка - в горячую уборочную пору было мёртво. Работала одна молотарка в одну смену (8 человек). Остальная рать трудовая - мужчины, женщины, подростки - сидели, лежали, полулежали в "холодке". Я пытался затевать разговоры. Отвечали медленно, неохотно и с полным безразличием. Я говорил: "Хлеб же в валках лежит, а кое-где и стоит. Этот уже осыпался и пропал, а тот, который в валках, сгниет". "Ну, известно, сгниет", - с абсолютным равнодушием отвечали мне ". И это не единичное свидетельство, практически все очевидцы отмечают, что загнанные в колхозы крестьяне работали "спустя рукава".
  Можно привести еще один пример. Заведующий информационно-посевной группой ЦК КП(б)У Аронов сообщал: "В с. Клотище Черняховского района голодающие, имеющие всего лишь по 60-70 трудодней, отказывались работать во время уборки и осеннего сева, не работают и сейчас, хотя работы очень много на лесоразработках. В Фастовском районе большинство голодающих единоличников и колхозников отказываются работать в лесничестве, остро нуждающемся в рабочей силе и предлагающем, кроме зарплаты, хлеб и горячую пищу" .
  Коллективная незаинтересованность населения в работе на колхозы, помноженная на отсутствие квалифицированной колхозной администрации, привела к тому, что подавляющее большинство колхозов не оправдало возложенных на них ожиданий. Более того, спустя всего несколько лет возник страшный голод, охвативший огромные пространства всего Советского Союза.
  
  ***
  Теперь скажем несколько слов о голоде как таковом. Нам сегодня трудно представить, но вплоть до середины двадцатого века он был частым явлением в большинстве стран мира и периодически принимал чудовищные формы. Можно привести несколько примеров. Например, от голода 1125 года погибла половина жителей Германии, в 1845-1849 годах в Ирландии голодной смертью погибло до полутора миллионов человек из восьми миллионов ирландцев, в британской Бенгалии в 1943 году от недоедания и вызванных этим болезней ушло в иной мир по разным оценкам от 1,5 до 4 миллионов человек. От трехлетнего голода в Китайской Народной Республике с 1959 по 1961 годы, согласно правительственной информации, погибло около 15 миллионов человек, а по неофициальным данным - больше 36 миллионов человек.
  Лишь полвека назад человечество добилось значительного увеличения сельскохозяйственной продукции благодаря целому комплексу мер, включавших в себя выведение новых более продуктивных сортов растений, применения удобрений, пестицидов и сельхозтехники. Но даже сегодня каждый седьмой житель планеты недоедает, а до 15 миллионов детей ежегодно умирают от голода.
  В Российской империи голод в отдельных регионах страны возникал с периодичностью в 7-8 лет. Жертвами голода 1891-1892 года стали до шестисот тысяч человек. В начале ХХ века голодными были 1901-1902, 1906-1907, 1911-1912 годы. Но нужно отметить, что, несмотря на это, Россия даже в голодные годы экспортировала хлеб. Вообще же до половины крестьян империи не могли заработать необходимых для жизни средств только земледельческим трудом. В то же время для выплаты налогов они были вынуждены продавать выращенное продовольствие для получения живых денег. Так что русский дореволюционный хлебный экспорт современники называли "голодным экспортом".
  После Гражданской войны разразился страшный голод 1921 года, который унес больше пяти миллионов жизней по всей стране. Обычно этот голод называют голодом в Поволжье, но голодала вся советская страна, в том числе и Украинская ССР.
  Голод
  Первые результаты коллективизации были весьма обнадеживающими. Так, в 1930 году государственные заготовки зерна выросли в два раза по сравнению с 1928 годом. Правда, 1930 год был урожайным, так что рекордный урожай объяснялся не только лучшей работой крестьян в колхозах, но и погодными условиями. Исходя из хорошего сбора зерновых, в 1930 году правительство поспешило заявить об успехе коллективизации и увеличить хлебный экспорт. Это было как нельзя кстати, так как мировой экономический кризис обрушил цены на зерно, так что теперь, чтобы получить запланированный размер валюты, нужной для закупки станков и оборудования для создающейся тяжелой промышленности, приходилось продавать больше зерна .
  В 1931 году погодные условия оказалась хуже, чем годом ранее, и был собран меньший урожай. Однако государственные планы по хлебозаготовке не были уменьшены. Критики считали, что эти планы обречены на провал, но власть смогла их выполнить. Правда, для этого пришлось действовать крайне жестко, не стесняясь применять репрессии. Колхозные активисты отбирали в пользу государства все запасы, в том числе и семенное зерно. Когда этого было мало, местная власть начала сдавать государству хлеб, который должны были получить крестьяне в качестве оплаты своего труда. То есть колхозные руководители просто не расплатились с крестьянами, честно отработавшими целый год. Из-за этого моральное состояние колхозников стало ухудшаться, у них пропадала всякая мотивация к работе. По сути, этими своими действиями местные власти обрекали колхозников на недоедание. Так из-за излишнего рвения партийных товарищей добросовестный труд становился просто бессмысленным.
  Психологически крестьяне стали воспринимать колхоз как новое издание крепостного права, тем более, что руководителями колхозов становились не по принципу соответствия должности, а по принципу преданности партии. Эти люди должны были обеспечить выполнение колхозом плана хлебозаготовки, и, не имея возможности увеличить урожай, они шли по пути наименьшего сопротивления - отбирали зерно у крестьян и сдавали государству смененной фонд, только бы выйти на нужный уровень хлебозаготовки. Ведь если колхоз не выполнял план, то его председателя снимали, а могли и вообще исключить из партии. Были случаи, когда дорвавшиеся до власти председатели из числа партийно-комсомольского актива смотрели на колхозников как на своих крепостных и вели себя соответствующе. Легче всего в происходившем обвинить Сталина или вообще коммунистов, как это делают украинские националисты, однако кремлевский вождь направлял политику государства, но исполняли ее уже местные товарищи. Не москвичи приезжали в украинские села проводить коллективизацию, а сами селяне из так называемых комитетов бедноты. Именно они своих соседей объявляли кулаками, раскулачивали и высылали, а то и отдавали под суд.
  В ответ на такое отношение крестьяне начали действовать по принципу "как вы к нам, так и мы к вам". Началось массовое воровство колхозного имущества. Можно сказать, что коллективизация изменила мировоззрение крестьян, так как раньше кражи осуждались и с пойманными ворами не церемонились. Однако в условиях голода красть колхозное имущество крестьяне не считали преступлением. То есть непродуманными действиями государство само толкнуло людей на путь воровства. По словам М.М. Хатаевича на XVII съезде ВКП(б), в украинских селах воровало 85-90% крестьянского населения. Государство ответило жесткими мерами. 7 августа 1932 года вышло Постановление ЦИК и СНК СССР "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности", прозванное в народе "Законом о трёх колосках". Согласно новому закону, воров ждали тюремные сроки в пять и десять лет, а в случае особо крупных хищений - расстрел с конфискацией имущества. И действительно, закон стали применять, отправляя людей за решетку буквально за несколько украденных колосков. Правда, нужно учесть, что фигурирующие в приговорах "три колоска" - это то, с чем был пойман вор. Ведь в основном воры, попав в милицейскую засаду, успевали выкинуть все, что несли. Хотя при краже колхозники тащили столько, сколько могли.
  Еще одним негативным шагом стало постановление СНК СССР от 30 июля 1931 "О развертывании социалистического животноводства", согласно которому началось принудительное обобществление личного скота колхозников. В ответ крестьяне, не желавшие отдавать скотину колхозу, начали массовый забой скота. Под нож шли и дойные коровы, и телята, а рабочих лошадей продавали за бесценок.
  Два успешных года хлебозаготовок привели власть к мнению о том, что основные проблемы в сельском хозяйстве будут решены в ближайшее время. Но в 1932 году, казалось бы, отлаженный механизм дал сбой. Причин было несколько. Во-первых, год был засушливым, что отрицательно сказалось на урожайности. Во-вторых, крестьяне просто саботировали работу в колхозах, из-за чего сборы зерна еще больше падали. В-третьих, после изъятий прошлого года в колхозах банально не осталось зерна для весеннего сева и полноценного питания колхозников.
  Нельзя сказать, что власть не реагировала: еще в январе 1932 года Политбюро приняло решение закупить за границей зерна для посевной кампании на 505 тысяч рублей. Кроме того, был принят ряд организационных изменений, которые должны были сделать колхозы более эффективными. Например, создавались бригады постоянного состава, за которыми закреплялся сельхозинвентарь, скот и участок работы. Для усиления партийного контроля в колхозных бригадах создавались партийные звенья из крестьян-коммунистов. В сельхозпрактику внедрялись соцсоревнования. Кроме того, руководителям колхозов было рекомендовано увеличить стоимость трудодня, т.е. заработную плату колхозников. Передовикам должны были даваться премии.
  К удивлению власти, все эти меры оказались запоздавшими и неэффективными, так как основная масса крестьян уже не верила большевикам. С начала 1932 года начались отказы крестьян работать в колхозах, колхозники при первой же возможности уходили на заработки в города.
  Итог 1932 года был плачевным: сборы зерна с гектара оказались ниже, чем в неурожайном 1931 году. Каковы же причины неурожая?
  Западный специалист по агротехнике Эндрю Кэрнс, работовший в это время по контракту в Советском Союзе оставил нам интересные записи о деревне того времени. Он констатировал, что те поля, которые были вовремя засеяны и качественно обрабатывались, давали хороший урожай. Однако большинство полей было очень плохо обработано. Например, он приводит в качестве примера по всем правилам посаженное и обработанное поле советско-немецкой семеноводческой компании "Друсаг" , которой управляли немецкие специалисты, и расположенное через дорогу колхозное поле. Урожай на первом поле составил до 20 центнеров с гектара, на втором пшеница была забита сорняками, и урожай был в районе двух центнеров. То есть у тех, кто работал в поте лица, урожай в тех же метеоусловиях был в десять раз больше.
  Еще одной причиной стало то, что в 1932 году из-за нехватки тягловой силы и крестьянского саботажа незасеянными оказались по различным подсчетам от 14 до 25 процентов полей. Уже упомянутого Кэрнса поражало количество необработанной земли на Украине, которая ранее была полями.
  Следующей причиной стало то, что поля были засеяны меньшим количеством зерна на гектар, чем это было предусмотрено нормой.
  Четверной причиной стала чрезмерно затянувшаяся посевная кампания. Зерно сеяли позже, чем это было необходимо. Например, в УССР к 15 мая 1932 года было засеяно только 8.000.000 гектаров, а в 1930 году к той же дате - 15.900.000 гектаров. Соответственно, и урожайность поздно посаженных семян была гораздо ниже.
  Кроме того, согласно Кэрнсу, еще одной причиной снижения урожайности было засилье сорняков на хлебных полях. Добавим сюда безобразное отношение к рабочему скоту, технике и инвентарю: мол, не мое, не жалко.
  Кроме того, за год число рабочего скота сократилось на четверть, а общее поголовье - вдвое. Правительство пыталось решить эту проблему массовым выпуском тракторов, однако их было явно недостаточно.
  В общем, посевная кампания 1932 года была провалена, и стало понятно, что урожай будет крайне низким. Но даже выращенное зерно полностью собрать не удалось. Колхозы опаздывали с уборкой, некачественно скирдовали собранную пшеницу... По данным годовых отчетов колхозов, потери зерна при уборке достигали 30% урожая. В итоге, общий сбор зерна оказался вдвое ниже запланированного.
  Кстати, планы хлебозаготовок составлялись на основе данных о размере посевных площадей, которые предоставляли региональные власти. Однако зачастую эти сведения были завышены, ведь многие поля так и остались незасеянными. Чтобы удержаться на постах, председатели колхозов шли на приписки, и эти заведомо завышенные цифры ложились в основу планирования. То есть государственные органы рассчитывали планы заготовки хлеба исходя из неверных, завышенных данных с мест. Неудивительно, что эти планы оказались нереальными.
  А теперь вернемся к вырезанной крестьянами скотине. Сегодня большинству соотечественников очень сложно понять значение тех событий из-за банального отсутствия знаний о том периоде. Приведенные ниже факты взяты из книг Юрия Мухина, которые доступны каждому. Обращаю внимание, что этот талантливый писатель сам украинец, так что обвинять его в великорусском шовинизме или украинофобии просто смешно. Проведя анализ собранного за разные годы в разных районах урожая, рассчитав посевные площади, автор наглядно показывает причину голода. В 1932 году было засеяно 99 миллионов гектаров из имевшихся во всем Союзе 130, причем большая часть незасеянных полей приходилась на Украину и казачьи области Дона и Кубани. "В 1932 г. на Украине и Дону засеяли едва ли треть пахотных земель, и это безусловная причина голода вне зависимости от того, какая власть на дворе", - подводит он итог. А дальше объясняет и причину таких странностей в поведении крестьянства. Цитирую по статье "Самый позорный голод" в газете "Дуэль" Љ 6 (303) от 11 февраля 2003 г.:
  "Итак, причина голодомора ясна - Украина и Дон не засеяли все свои поля, а потому и голодали. Но возникает следующий вопрос, а почему не сеяли?
  Центральная Россия - области, заселенные великороссами - всегда была бедной по хлебу. Мало того, что там земли легкие, бедные, с тонким плодородным слоем, на которых без удобрения (тогда - навоза) ничего не вырастет, но и этих земель было мало. Крестьянам хлеба хватало в лучшем случае до Пасхи, и великороссы практически поголовно на своей земле работали только в страду, а в остальное время отходили на промыслы. Хлеб в центральную Россию завозился с областей со степным черноземом - с Украины, Дона и Кубани, Поволжья, а с развитием железных дорог - из Сибири и с Алтая. И вот посмотрите - парадокс: в 1932 г. нечерноземная, потенциально бедная по хлебу Россия выращивает богатый урожай, а черноземная Украина и казаки голодают, потому что не сеют. В чём причина?
  Я уже писал в своих книгах и статьях, что из-за легкости земли нечерноземной и предстепной черноземной России землю пахали лошадью и сохой, плуг в этой части России по тем временам был малополезным излишеством. А степные черноземы Украины и казачьих областей России всегда пахали на волах (или, как их там называют, быках) и только плугом.
  Лошадь - чисто рабочее животное, от его забоя хорошо можно продать только шкуру. Православные конину не едят, да и мусульмане конину рабочих лошадей едят только с голоду - для еды они выращивают лошадей специально. Туша лошади идет на корм курам (если она пала от незаразной болезни) и, в лучшем случае, на корм свиньям. То есть доход от забоя лошади очень невелик.
  А вол - это говядина, ее всегда можно продать или съесть.
  Народ у нас умный, и когда началась коллективизация, каждый думал: пусть дураки Ванька, Петька и Мыкола с Охримом сдают своих быков в колхоз в общее пользование, а я своих зарежу, сам мяска поем, а остальное продам, благо, цены на базаре растут. А поскольку дураков мало, то и началось поголовное истребление быков. Крупный рогатый скот, чтобы не сдавать в колхоз, резали весь и везде - по всему СССР, но на Украине и Дону первыми пали быки, поскольку их сдавать в колхоз надо было обязательно.
  В результате и Украина, и Дон в 1932 году пахали землю на чем могли: на остатках быков и на лошадях, но лошади чернозем долго не пашут - быстро выбиваются из сил. Вот и запахали, сколько смогли.
  Но в нечернозёмной России быков не было, а коров и телят можно было забивать сколько угодно - на пахоту это не влияло, более того, это позволяло засеять часть пастбищ. И в России, где совестью, где уговорами, где угрозами выслать в Сибирь, заставили крестьян и колхозников впрячь лошадей и запахать все, что можно. Взяла Россия в 1932 г. огромный урожай, и колхозники на трудодни развозили зерно тоннами".
  На Украине же было собрано зерна 68,4 млн. тонн (в 1930 г. - 83,5 млн. тонн), а поголовье коров и лошадей сократилось вдвое, овец - втрое. Низкий урожай 1932 года делал голод неизбежным. А рвение местных властей, стремившихся выполнить план по хлебосдаче, только усугубило его. Руководители всех уровней делали хорошую мину при плохой игре, не сообщая о реальном положении дел в селах. Зачастую истинные сведения в Политбюро не докладывались из-за опасности быть обвиненными во вредительстве или паникерстве. Соответственно, в Кремль шли радужные доклады в духе "все хорошо, прекрасная маркиза", а зерно у крестьян стали "выжимать" самыми крутыми мерами: обысками, конфискацией спрятанного хлеба, штрафами, репрессиями против председателей колхозов и районного начальства.
   К лету 1932 года на Украине стали подходить к концу запасы продовольствия, а в некоторых областях начался настоящий голод. Центральная власть отреагировала на это спокойно, посчитав это временными трудностями, вина в которых лежит на местном руководстве. Лазарь Каганович назвал "скандальным позором" действия украинских властей, допустивших возникновение голода. Сталин посчитал, что были допущены две ошибки: уравнительное распределение хлебозаготовок по всем колхозам, без учета особенностей каждого района, и чрезмерное увлечение первых секретарей партии гигантскими промышленными стройками в ущерб сельскому хозяйству. Чтобы исправить положение, Политбюро 5 июня 1932 года приняло решение завести в УССР 8,1 миллиона пудов хлеба из Средней Азии. Кроме того, 16 июня Украине было выделено из союзных запасов 2000 тон овса и 100 000 пудов кукурузы. По мнению советского руководства, этого было более чем достаточно, чтобы без голода дождаться нового урожая. Вдобавок, некоторым "особо пострадавшим районам" УССР был уменьшен план хлебозаготовок.
  Необходимо отметить, что основными виновниками голода в УССР были руководители республики, которые до последнего момента обманывали Москву, скрывая истинное положение дел. Разумеется, с мест в Москву шли доклады о положении дел, но одновременно шли и успокаивающие сведения. Например, 26 апреля 1932 года первый секретарь КП(б)У Косиор писал Сталину: "У нас есть отдельные случаи и даже села голодающие, однако это только результат местного головотяпства, перегибов, особенно в отношении колхозов. Всякие разговоры о "голоде" на Украине нужно категорически отбросить. Та серьезная помощь, которая Украине была оказана, дает нам возможность все такие очаги ликвидировать". То есть генсек, получая сигналы о начале голода, сделал запрос украинским товарищам: "Что у вас происходит?". На это руководитель республики отвечает: "Все хорошо, справимся собственными силами". Кому в этой ситуации должен был верить Сталин: "паникерам" или самому информированному человеку республики? Естественно, что после таких бодрых ответов Москва в ситуацию на Украине не вмешивалась.
  Как это ни удивительно, но в начале тридцатых годов высшая власть зачастую не имела достоверной информации с мест, не существовало независимых от местной власти институтов сбора и анализа информации. Проще говоря, в Москве просто не знали, что творится в регионах. Не была своевременно получена информация о массовом забое скота, потом о провале посевной кампании и хлебозаготовок. Так что до вождей СССР доходила сильно искаженная информация, на основе которой они принимали решения, которые оказывались неверными. Зная об отсутствии природных катаклизмов и получив завышенные сведения о планируемом сборе урожая, Кремль просто не мог понять, почему нет зерна. В голод, для начала которого, казалось бы, не было причин, мало кто верил. Согласно теоретическим расчетам, трудолюбивый крестьянин не мог остаться голодным, работая в колхозе. В 1932 году считалось, что колхозник, отработавший 300 трудодней, получит достаточно продовольствия для жизни. Скорее, представители власти приходили к мнению, что крестьяне скрывают зерно, чтобы не сдавать его государству, а потом перепродать на черных рынках. Вообще, недоверие коммунистов к крестьянам, как мелкобуржуазному по своей природе классу, было распространенным явлением. Многие большевики не без оснований считали, что крестьяне стремятся при любой возможности обмануть государство. Так что в 1932 году власти пришли к выводу, что виной всему кулацкий саботаж, и требовали от активистов сломить его любой ценой, надавить на крестьян, чтобы они выдали "припрятанное" зерно.
  Центральная власть явно недооценивала ситуацию и, хотя немного сократила план хлебозаготовок, но приняла решение проводить её решительно, собирая зерно, невзирая на любые сложности. Сомнения части партхозактива в возможности проведения намеченной хлебозаготовки были объявлены происками кулаков. Тех руководителей, кто не справлялся с выкачкой хлеба из деревни, безжалостно снимали с постов.
  Стремясь выслужиться или боясь репрессий, местное партийное руководство отправляло государству все зерно, которое удавалось собрать. Впрочем, было бы ошибкой говорить о том, что исключительно председатели колхозов и активисты компартии силой изымали продукты. Существовал довольно большой класс колхозных активистов, как правило, выходцев из бедных семей, которые верили в правильность всего происходящего. Они верили в светлое будущее и строили его. С энтузиазмом вступив в колхозы, они активно работали в полях, перевыполняя нормы и, естественно, с враждебностью смотрели на тех, кто уклонялся от работы, а тем более, воровал колхозное добро. Для таких людей было понятно, что нужно применять принуждение и силу против кулаков и прочих врагов народа, и поэтому они безжалостно проводили партийную политику в своих селах.
  Как и в любой власти, среди коммунистов были и карьеристы, и садисты, которые доводили до абсурда предписанные властью мероприятия, отбирая последнее у крестьян.
  6 ноября 1932 года Совнарком и ЦК ВКП(б) вынесли следующее постановление: "Из-за позорного срыва кампании по уборке зерновых в некоторых районах Украины Совет Народных Комиссаров и ЦК партии Украины приказывает местным партийным и руководящим органам покончить с саботажем зерна, который был организован контрреволюционными и кулацкими элементами. Необходимо заклеймить тех коммунистов, кто возглавил этот саботаж, и полностью ликвидировать пассивное отношение к нему со стороны некоторых партийных организаций. Совет Народных Комиссаров и Центральный Комитет совместно решили взять на заметку все те местности, в которых проводился преступный саботаж, и применить к ним следующие меры наказания:
  • приостановить в эти местности все поставки товаров государственной торговли и кооперативной сети. Закрыть все государственные и кооперативные торговые точки. Изъять все имеющиеся товары;
  • запретить продажу основных видов пищевых продуктов, находившихся ранее в ведении колхозов и частных владельцев;
  • приостановить выдачу всех кредитов этим местностям и немедленно аннулировать ранее выданные кредиты;
  • тщательно разобрать личные дела руководящих и хозяйственных организаций с целью выявления враждебных элементов;
  • произвести подобную работу в колхозах, чтобы выявить все враждебные элементы, принявшие участие в саботаже".
  Декрет предусматривал составление черных списков тех деревень, которые признавались виновными в саботаже и диверсиях. Изначально в этих списках было 6 деревень, к 15 декабря 1932 года он включал уже 88 районов из 358, на которые была разделена Украина.
  Большевики воспринимали крестьянский саботаж 1932 года как враждебные действия против партии и страны. Ведь отказываясь сеять или не заботясь о полях и скоте, колхозники обрекали на голод красноармейцев и рабочих. Поэтому плохая работа колхозников рассматривалась как контрреволюционная деятельность и неблагодарность за огромные государственные инвестиции в сельское хозяйство, сделанные за предыдущие годы. Неудивительно, что столкнувшись с саботажем крестьян, большевики начинали действовать жестко. Партия не намерена была терпеть саботаж, терроризм и разгул криминала. По большому счету, 1932 год был кульминацией скрытой но реальной борьбы крестьянства и партии, в которой оружием ВКП(б) было прямое насилие, а колхозников - саботаж и вредительство. При этом наблюдался парадокс: коммунисты, загоняя людей в колхозы, действовали на благо всей страны, а крестьяне, забивая скот и саботируя посевную, чтобы заставить власть отказаться от коллективизации, тем самым обрекали и себя на голод.
  Чтобы понять жесткость большевиков при проведении коллективизации и индустриализации, нужно учитывать еще и внешнеполитические факторы. Страна находилась во враждебном окружении, и вероятность военного конфликта с империалистическими странами оценивалась как очень высокая. Притом не только с европейскими в лице Польши и Англии, но и с Японией, армия которой высадилась в Китае и активно завоевывала жизненное пространство для детей Ямато, все ближе приближаясь к советской границе. В 1931 году императорская армия оккупировала Манчжурию, где раньше у России были экономические интересы и находилась принадлежащая СССР Китайско-восточная железная дорога (КВЖД). В 1932 году японское правительство отказалось заключить с СССР Пакт о ненападении. В следующем году японские войска продолжили наступление и дошли до Монголии, бывшей советским союзником. Теперь японцы стояли перед выбором: начать завоевание нашего Дальнего Востока или направить свой удар против Пекина и оставшихся независимыми провинций Китая. Так что Сталин был вынужден резко укреплять обороноспособность государства, форсировано развивая военную промышленность. Ну, а для этого нужны были колоссальные средства, которые можно было взять только в деревне.
  Из-за всего этого к осени 1932 года голодали жители центра и юга Украины . Тысячи людей умирали от голода, местами доходило до каннибализма. К зиме ситуация полностью вышла из-под контроля властей УССР, и наконец-то вмешалась Москва.
  Почувствовав, что продовольствия на зиму не хватит, крестьяне ринулись на Север в поисках хлеба. Массовый неконтролируемый выезд из деревень привел бы к дестабилизации обстановки во всей стране. Поэтому в декабре 1932 г. ЦИК и СНК СССР издали Постановление, которым в СССР вводилась система внутренних паспортов (отменённая после революции) и обязательная прописка. Тем самым снижались возможности для внутренней миграции. Затем 22 января 1933 года появляется директива ЦК ВКП(б) и СНК, в которой органам ОГПУ предписывалось не допускать массового выезда крестьян в другие районы, если только они не завербовались на промышленные предприятия. Голодающие районы были изолированы и людей за пределы своих земель не выпускали. Крестьянам запрещалось покидать свои колхозы для поиска другой работы без разрешения колхозного руководства. Это были жестокие, но необходимые меры, во-первых, для того, чтобы не было хаоса в непострадавших регионах, во-вторых, этим власть давала колхозникам понять: если не хотите умирать от голода, нужно качественно работать в колхозах. Крестьяне должны были понять, что все проблемы им придется решать на местах.
  Пик голода пришелся на весну 1933 года. 25 февраля 1933 года Совнарком принял специальное постановление о выделении из государственных резервов продовольственной помощи Украине. Продовольствие выделялось из Неприкосновенного и Мобилизационного фондов. В целом в течение первых 6 месяцев 1933 года Политбюро по частям выделило до двух с половиной миллионов тонн продовольствия в те области, где наиболее остро ощущалась его нехватка. Таким образом, советским правительством была оказана помощь голодающим. Кроме того, с начала 1933 года был резко снижен, а весной вообще прекращен экспорт зерна из страны.
  Осознав масштабы происходящего в сельскохозяйственных регионах, Сталин начал действовать быстро и решительно. За деятельностью местных органов власти был установлен контроль. Было запрещено проводить несанкционированные заготовки продовольствия, то есть теперь никто не мог по своему произволу отобрать у колхозников продовольствие сверх установленного государством размера. Кроме того, колхозам было запрещено выдвигать встречные планы, а обязательная поставка зерна государству ограничивалась третью валового сбора урожая. Всё оставшееся после обязательной сдачи государству зерно поступало в полное распоряжение колхозников.
  Уже в начале 1933 года в зерновых районах СССР создаются чрезвычайные партийные органы - "политические отделы при МТС" . Они должны были стать основным звеном в системе антикризисных мероприятий власти и сочетали в себе функции партийных, хозяйственных и карательных органов.
  Политотделы были выведены из подчинения местных партийных органов и подчинялись непосредственно ЦК ВКП(б), а потому могли, защищая свои колхозы, действовать, не оглядываясь на региональную власть. В случае необходимости работники политотделов могли обращаться в высшие эшелоны власти, вплоть до ЦК. К марту-апрелю они приступили к работе. Всего в сельскую местность для работы в политотделах было послано более двадцати тысяч большевиков, которые должны были навести порядок и стать организаторами посевной компании 1933 года.
  Прибывшие в деревни политработники столкнулись с жестокой действительностью, вплоть до случаев людоедства. Будучи правоверными коммунистами, они нашли простое объяснение увиденному - вредительство пробравшихся в руководство колхозов врагов народа. Вскрытые массовые случаи произвола и беззакония по отношению к колхозникам со стороны местных чиновников только укрепили уверенность бойцов политотделов в своей правоте. Чтобы спасти ситуацию в стране, власти предстояло мобилизовать голодных крестьян на проведение качественной посевной кампании, за что политотделы и взялись. Действовали они без сантиментов. Простых крестьян буквально принуждали работать, начальников всех рангов карали за любую провинность. Всех, кто, по мнению политработников, не соответствовал должности, снимали с занимаемых постов без жалости. Так, за год в МТС было снято 36,8 % работников бухгалтерии, 33,5% механиков, 30,6% агрономов, 27,1% бригадиров тракторных бригад... Своего места лишился каждый седьмой председатель колхоза. Многих не просто смещали, а арестовывали. Совместно с местной властью политработники взялись за укрепление трудовой дисциплины. Отныне строго контролировались выходы на работу, проверялось отработанное время и качество выполненных работ.
  Были учтены ошибки прошлого года, когда председатели колхозов не несли серьезной ответственности за искажение отчетных данных о размере посадочных площадей и урожайности. 14 февраля было принято постановление Наркомюста, согласно которому обман в деле учета колхозной продукции, труда и урожая приравнивался к расхищению колхозного имущества, т.е. попадал под действие драконовского закона "о трех колосках". Отныне заниматься приписками стало чревато. Однако было бы ошибочно представлять сотрудников политических отделов исключительно как карающую силу. Именно они чаще всего обращались в центральные органы власти с информацией о тяжелом положении крестьян, просили и выбивали помощь голодающим. То есть, если местные чиновники, опасаясь неудовольствия начальства, скрывали голод и прочие провалы в своей работе, то политработники вскрывали всю подноготную, разоблачали ошибки и преступные действия местной власти, устраняли перегибы. Пользуясь своим положением, политотделы часто шли на конфликт с местным руководством, отстаивая "свои" колхозы, требуя снижения планов хлебозаготовок, если они были нереальными. Теперь никакой уполномоченный по хлебозаготовкам не мог отобрать у колхозников их зерно, как это случалось в 1932 году. Естественно, действия политотделов МТС вызвали протест у украинских коммунистов. Уже упомянутый Косиор обрушился на них с резкой критикой. По его словам, политотделы заботились только о том, чтобы "их" колхозы не обидели, и забывали о государственных интересах.
  Одновременно с кнутом деревня получила и пряник. Колхозам выдавались зерновые ссуды, а нормы выработки теперь назначались не уравнительно, а в зависимости от состояния колхоза, плодородия его полей, наличия техники... Была введена новая система компенсации труда (начисления трудодней) в колхозах. Теперь при получении бригадой урожая выше среднего по колхозу, каждый её работник получал 20% премию. Можно сказать, что вмешательство политработников вдохнуло новую жизнь в деревни. Впрочем, и к колхозникам пришло понимание, что голод невозможно преодолеть без нового хорошего урожая. А также и то, что, чтобы жить, нужно добросовестно работать в колхозах. Несмотря на пик голода, пусть и с трудом, но по всей стране удалось засеять колхозные поля.
  Действия власти дали результат: в 1933 году было собрано на 85% больше зерна, чем в прошлом году. При этом урожайность на Украине выросла с 5 ц/га в 1932 году до 8,1 ц/га, а показатель выработки на одного работника колхоза в 1933 году вырос на 78,8%. После успешного завершения уборочной кампании голод завершился. С 1 января 1935 года в городах были отменены карточки на хлеб.
  Один из главных виновников голода Станислав Косиор 3 мая 1938 года был арестован, а в феврале следующего года - приговорён к расстрелу. Разумеется, в официальном приговоре не было ни слова о голоде, так как сам факт голода не афишировался в целях сохранения положительного образа власти, но можно сделать вывод о том, что именно допущенный Косиором катастрофический провал в сельском хозяйстве и обман партии в этом вопросе стали причинами наказания высокопоставленного чиновника. При Хрущеве он был реабилитирован и объявлен безвинной жертвой сталинизма.
  
  ***
  Голод нанес страшный удар по народам СССР. Счет погибших идет на миллионы человек, но при этом назвать точное количество жертв невозможно. Из-за различных факторов разница в различных подсчетах погибших составляет сотни тысяч человек. Количество умерших от голода и сопутствующих болезней на Украине по данным различных исследований колеблется от шестисот тысяч до миллиона человек. Всего же по Советскому Союзу умерло до трех миллионов людей. Так что трагедия народа Украины не была исключением. Голодали огромные территории, охватывающие все зерновые регионы Союза: Дон, Кубань, Поволжье, Урал, Западная Сибирь и Казахстан.
   Если сравнить в процентном соотношении сокращение населения, то выясняется, что оно было примерно одинаковым во всех голодавших регионах. Более того, согласно данным демографа В.Б. Жиромского, сделавшего расчеты на основе анализа данных переписей населения 1926 и 1937 годов, выясняется, что наиболее пострадали от голода 1932-33 годов Саратовская область, Казахстан и АССР немцев Поволжья. В этих регионах численность населения сократилась на 23%, 15,8% и 14,4 % соответственно. В УССР численность населения сократилась на 1,9 %. Конечно потери в два процента населения - это трагедия, но по сравнению с тем, что творилось в других регионах, можно сказать, что Украине повезло. Согласно тем же исследованиям, за это время численность сельского населения УССР сократилась на 20,4 %. Для объяснения этого парадокса стоит обратить внимание на еще один процесс, активно набиравший силу в тридцатые годы - раскрестьянивание страны. Когда сегодня украинские националисты говорят, что в то время села обезлюдели, с ними можно согласиться, но при этом нужно понимать, что большая часть крестьян перебралась в города, а не погибла от голода. Правда, и в городах жизнь не была раем. Там тоже недоедали, из-за чего люди слабели, у них обострялись болезни, приводившие к летальному исходу. Так, с января по июль 1932 года уровень смертности среди городского населения Киева вырос на 70%.
  
  ИТОГИ
  Начав индустриализацию, коммунисты должны были её успешно завершить. Поэтому они шли к своей цели, не взирая на потери.
  Колхозы стали нашими внутренними колониями, за счет эксплуатации которых была создана промышленность, которая впоследствии вернула вложенные в нее силы в виде оружия, техники и товаров народного потребления. За счет выкачанных средств только за 1928-1932 годы было построено полторы тысячи крупных предприятий, а выпуск промышленной продукции вырос боќлее чем в четыре раза. Были созданы целые отрасли промышленности: автомобильная, авиационная, химическая, станкостроительќная... В свою очередь, созданная с такими жертвами промышленность позволила выстоять во время войны. Но нужно отметить, что красиво задуманная коллективизация в реальной жизни происходила с множеством ошибок, которые привели к трагическим последствиям. Если бы коллективизация происходила не так поспешно, если бы крестьяне с первых лет могли бы ощутить рост своего благосостояния от вступления в колхозы, скорее всего, удалось бы избежать кризиса 1932-33 годов.
  Голод в южных регионах СССР стал побочным следствием коллективизации, которая была одной из важнейших составляющих ускоренной промышленной и социальной модернизации СССР. При этом непосредственной причиной голода стал ряд объективных и субъективных факторов. Центральная власть СССР сделала все, от неё зависящее, чтобы минимизировать человеческие жертвы.
  Разумеется, возникает вопрос: а почему после начала голода нельзя было обратиться за помощью к мировому сообществу, как это было сделано в 1921 году? Ответ прост: признание в голоде было бы воспринято как крушение сталинской модернизации страны и привело бы к ухудшению внешнеполитического положения. Поэтому было принято решение спасать ситуацию, используя только собственные силы, а сам голод по возможности скрыть от мировой общественности.
  Некоторые говорят, что из-за голода в 1941 году многие украинцы активно дезертировали или переходили на сторону немцев. Однако это не совсем верно. По большому счету, основная масса крестьян не предъявляла власти претензий за события 1932-33 годов, так как осознавала, что значительная часть ответственности лежит и на них самих. Ведь из-за их нежелания работать в колхозах, саботажа, стремления схитрить, и случился недород, ведь это они не выполнили полноценно все свои обязанности в 1932 году. Кроме того, с 1933 года уровень материального благополучия начал повсеместно подниматься, и к сороковым годам жизнь колхозников нормализовалась. Так что основная часть населения Украины в 1941 году не считала советскую власть врагом.
  Если же отойти от материалистической точки зрения и принять положение о том, что в нашей жизни существует, помимо физической, еще и мистическая составляющая, то можно предположить, что голод 1932-1933 годов стал следствием жестких энергетических деформаций, происходивших в период революционных и постреволюционных событий. Те грехи и преступления, которые были совершены во время революции и Гражданской войны, должны были быть смыты. Если бы СССР был религиозной страной, то, возможно молитвой монахов и мирян удалось бы исправить ситуацию, но Союз двадцатых-тридцатых годов был откровенно богоборческим государством. Так что голодом и войной мы искупали цареубийство и реки крови, пролитые во имя революции.
  
  Пиар на костях
  Тема голода тридцатых годов в последние годы превратилась в разменную монету в политических играх различных украинских партий, регулярно устраивающих "пляски на костях", манипулирующих общественным мнением и зачастую, прикрываясь трагедией прошлого времени, достигающих собственных целей. Особенно активно тема голодомора эксплуатировалась на Украине после оранжевой революции при президенте Викторе Ющенко. В это время украинскими политиками периодически озвучивалась идея предъявления претензий России как правопреемнице СССР и получения материальной компенсации за голод. Апофеозом всей этой шумихи стал законопроект о признании голода 1930-х геноцидом против украинского народа.
  Суть концепции голодомора, созданной националистическими пропагандистами, выглядит в общих чертах так: русские большевики изначально ненавидели свободолюбивый, антикоммунистически настроенный украинский народ и решили в 1932 году уничтожить всех украинцев, организовав искусственный голод. А отобранное у украинских крестьян зерно Москва продала за границу.
  Версия, мягко говоря, очень сомнительная как с точки зрения наличия доказательств, так и с позиций логики. Доброе десятилетие политики коренизации советская власть активно проводила украинизацию, создавая национальную интеллигенцию. Почему же большевики должны были изменить свой курс на 180 градусов в 1932 году? Но даже, если принять на веру тезис об украинофобии большевиков, если мы поверим, что в головах каких-то высокопоставленных большевиков и возникла идея уничтожения украинцев как народа, то в сталинском СССР достаточно было одного росчерка пера вождя, чтобы канули в Лету украинские школы, театры, вузы, газеты, да и само упоминание об Украине и украинском народе. Но ничего этого не произошло. Соответственно, никто и не задумывал извести украинцев как этнос. Кроме того, никто из сторонников версии об искусственном голоде не может объяснить, зачем коммунистам устраивать голод, который ударит и по их сторонникам - беднейшим крестьянам.
  Миф об искусственном характере голода был создан украинскими националистическими организациями и с их подачи вошел в информационное поле западных стран. Концепция голодомора как "геноцида украинцев" хорошо ложилась в контекст холодной информационной войны между НАТО и коммунистическими странами и поэтому активно тиражировалась. Кроме того, даже честные западные авторы, общавшиеся, в основном, с антисоветски настроенными иммигрантами, получали зачастую искаженную информацию, на которой строили свои рассуждения. Например, британский историк и писатель Роберт Конквест под влиянием такой некритической информации написал ряд работ о Советском Союзе, в которых назвал голод 1932-33 годов искусственно организованным. Однако ряд других западных исследователей выступили с резкой критикой этого мнения. Известный советолог Стефан Мерль доказывал, что голод стал результатом трагического стечения обстоятельств, а не преднамеренной политикой власти. Английский историк Алек Ноув назвал произошедшее скорее ударом по крестьянам, среди которых были украинцы, а не по украинцам, среди которых было много крестьян. Еще целый ряд серьезных исследователей пришел к выводу, что голод не был геноцидом украинцев. Спустя годы гораздо лучше ознакомившийся с событиями тридцатых годов Конквест признал ошибочность своего тезиса о голоде-геноциде.
  Однако идеи Конквеста были подхвачены и развиты на Украине после обретения независимости. Большинство "певцов голодомора" сознательно подгоняют факты под заранее объявленный результат. Те же, кто пытается разобраться самостоятельно, часто попадает в ловушку, абсолютизируя страдания своего народа и упуская исторический контекст произошедшего в тридцатые годы.
  Возможно, стоит более подробно остановиться на роли Виктора Ющенко в раскручивании истерии на тему голодомора . Он не был первым из высокорейтинговых политиков, взявшихся озвучивать эту тему. Еще в 2002 году Верховная Рада Украины специальным постановлением осудила "политику геноцида, который проводился на государственном уровне... против граждан Украины, национального духа, менталитета и генетического фонда украинского народа..." и постановила провести ряд мероприятий, посвященных 70-летию голодомора. Среди запланированного значилось: проведение научных исследований, создание фильма о голоде, ежегодное проведение в учебных заведениях дней памяти жертв голодомора... Кроме того, планировалось добиваться признания международным сообществом голодомора актом геноцида. Однако именно после прихода к власти господина Ющенко тема голодомора стала мэйнстримом украинского политикума. Президент перед телекамерами зажигал свечи и высаживал калины в память о погибших, по всей строил десятки мемориалов и памятников, в дни памяти на траурные митинги в принудительном порядке сгоняли бюджетников и школьников. За государственный счет выходили книги и создавались тематические сайты... Популяризацией голодомора занялась даже Служба безопасности Украины (СБУ), а Нацбанк отчеканил специальную памятную монету.
  Однако есть такая украинская поговорка: "Що занадто, то нездраво". Так вышло и с голодомором. Действия по увековечиванию жертв голода превратились в политические спекуляции, за освещение событий 1932-33 годов взялись не историки, а ангажированные политологи и откровенные пропагандисты. В итоге число жертв тоталитарного режима начало "расти", как на дрожжах. Если в статьях перестроечного периода речь шла о миллионе погибших, а потом заговорили о трех миллионах жертв, то при Ющенко стали говорить уже о пяти-шести миллионах, плюсуя к погибшим и их нерожденных детей... Сегодня в публицистике приходится встречать и более высокие цифры...
  Глядя на процесс этого "роста покойных", возникает вопрос: с какой целью это делается? Возможно, по мнению националистов, чем больше жертв, тем значимее событие, хотя есть и другое объяснение. На момент распада СССР на Украине жило около пятидесяти двух миллионов человек. Сейчас - сорок пять с половиной миллионов. То есть за годы независимости демографические потери Украины составили больше шести миллионов человек. На фоне такого сокращения численности жителей реальное число погибших от голода в далеких тридцатых годах смотрелось весьма бледно. Как можно было говорить о преступности советского режима, если при национально-демократической власти без войн и голода население стало вымирать быстрее, чем во время великих катаклизмов?
   В голодоморной эпопее третьего президента Украины доходило до абсурда. Например, неожиданно выяснилось, что в "Книге памяти жертв голодомора 1932-1933 годов" Сумской области приведены имена и фамилии наших современников. Ответственная за составление списков жертв чиновница просто вставила в книгу список избирателей с последних выборов . Подлог раскрылся случайно, когда библиотекарь села Андрияшевка обнаружила в списке умерших себя и всех своих соседей. Кроме того, чтобы имен было побольше, в Книгу заносили данные всех умерших за 1932-33 годы, независимо от причин смерти. Вообще же "Книга памяти" оказалась полна приписок, нестыковок и прямых фальсификаций . И это была не единственная фальсификация. Так, на фотовыставке, организованной СБУ были обнаружены фотографии, сделанные во время голода в Поволжье в 1921 году и во время Великой Депрессии в США. Представители спецслужбы возили эту выставку по регионам страны, её посещали студенты и школьники. И вот выяснилось, что официальные историки голода оказались фальсификаторами.
  При этом через значительную часть голодоморных мероприятий ненавязчиво проводилась подлая мысль: в событиях восьмидесятилетней давности виновата Москва, которая всегда была и есть врагом украинцев. Якобы Кремль стремился уничтожить этнических украинцев, а на освободившееся место завести крестьян из России. То есть вместо сохранения памяти о трагедии современные политики используют тему голода для внедрения в общество русофобских идей. При этом в информационной кампании активно участвуют организации, существующие на западные гранты.
  Так что можно сделать вывод о том, что "голодомор" стал одним из сюжетов в информационной войне, которая велась против СССР, а сейчас в более мягкой форме идет против России. Кроме того, "голодомор" пытаются сделать одним из краеугольных камней, на которых строится современная украинская национальная идея. Голод подается как проявление вечного угнетения украинцев Россией. Эксплуатация темы "голодомора" позволяет националистам одновременно вести пропаганду против русских и против коммунистов, тем самым настраивая избирателей как против соседнего государства, так и против левых партий внутри самой Украины.
  При этом в правой прессе активно проводятся параллели между холокостом и голодомором, ненавязчиво намекая, что как немцы платят евреям, так и Кремль обязан заплатить украинцам. Недавно Папа Римский Франциск осудил Холокост, Геноцид армян и Голодомор. "Можно ли поставить в один ряд эти события истории?" - задался вопросом писатель Лев Вершинин . И пришел к выводу, что нет. "В чем суть Холокоста? В стремлении нацистов любой ценой (лучше прогнав, но если не выйдет, так и убив) избавиться от евреев (и цыган), являющихся, - альфа и омега их идеологии, - "врожденно (генетически) чуждой, вредной расой", окончательно и бесповоротно, где бы они ни жили, неважно, в Германии, Франции, Италии или еще где. То есть, постоянная, стратегическая программа действий, основанных на некоей четкой, неважно, что иррациональной, теоретической доктрине.
  В чем чуть Ermeni soykırımi? В стремлении младотурок (а затем и кемалистов) любой ценой (лучше прогнав, но если не выйдет, так и убив) зачистить Анатолию ... от нелояльного (реально и потенциально) иноязычного и иноверного населения, на уровне своих элит стремившегося к отделению значительной части того, что турки считали "хоумлендом". То есть единоразовый тактический проект, основанный на сугубо прагматизме, при вполне спокойном отношении к армянам как таковым, если те жили не в пределах Турции и без объявления изгоняемых/уничтожаемых "врожденно чуждыми" (что подтверждается аналогичной программой вытеснения понтийских греков).
  В чем суть Большого Голода 1932-33 годов? В стремлении большевиков любой ценой сломать традицию, максимально быстро преобразовав мелкочастническое, крайне неэффективное сельское хозяйство в систему крупных агрокультурных предприятий, контролируемых государством, по максимуму механизированных и способных обеспечить быструю индустриализацию страны. Задача уничтожения людей как людей по этническому или религиозному признаку не ставилась вообще, а все печальные (и кратковременные) последствия реализации этой программы стали следствием множества как объективных, так и субъективных факторов, неизбежных при таком масштабном общественном катаклизме, да еще и усугубились неурожаем.
  Таким образом:
  Холокост - практически реализуемая иррациональная теория,
  Ermeni soykırımi - сугубо политическая программа,
  Большой Голод - побочное следствие резкого социального слома.
  Разница очевидна", - приходит к выводу автор.
  
  ***
  Сказав о коллективизации сельского хозяйства, нужно сказать и об индустриализации страны, ради обеспечения которой и проводилась ломка старых отношений в селах. Решение о форсированной индустриализации было принято на XV съезде ВКП(б) в декабре 1927 года. Тогда же был создан план пятилетнего развития экономики. Основной упор делался на создание металлургической, химической и машиностроительной отраслей экономики, а также добычи топлива. Чтобы осуществить намеченные планы, на работу в Советский Союз активно приглашали из западных стран специалистов, а также создавали собственную систему образования. В 1930 году в СССР было введено всеобщее начальное образование, а в городах дети обязаны были учиться в семилетней школе. Затем началось создание отечественной системы массового высшего образования, преимущественно технической направленности.
  Украинская ССР стала одним из основных регионов, где разворачивалось строительство тяжелой экономики. Так, из полутора тысяч промышленных предприятий, которые должны были быть построены за первую пятилетку в СССР, четыре сотни располагались на Украине. Среди построенных в республике предприятий были настоящие гиганты, работавшие на весь Союз. Например, именно в рамках сталинской индустриализации были созданы "Запорожсталь", "Криворожсталь", "Азовсталь", "Новокраматорский машиностроительный завод", которые и сегодня являются лидерами отечественной экономики. Кроме того, многие предприятия, построенные в имперское время, были реконструированы и переоснащены.
  Гигантские изменения так или иначе коснулись миллионов людей. Общество стремительно менялось, сотни тысяч людей осваивали новые профессии, крестьянская страна стремительно превращалась в индустриальную. Соответственно менялся и менталитет. Новые пролетарии смотрели на мир уже иначе, чем их отцы в селах, они начинали верить в возможность собственными силами изменить мир. В вихре созидания новой экономики рождалось и новое общество с собственными представлениями о добре и зле, с собственными героями, с собственной культурой...
  Кстати, о культуре. Сталин не зря придавал такое большое значение писателям и кинематографистам. Ведь новое искусство настраивало психику людей на позитив, позволяло убедить народ в реальности нового прекрасного мира, создаваемого большевиками. Так обществу была привита вера и самоотверженность. Созданная еще в царское время Одесская киностудия сразу после установления советской власти была использована для съемки идеологически-верных фильмов. Уже весной 1927 года началось строительство новой кинофабрики в Киеве. При поддержке власти расцвел талант украинского режиссера Александра Довженко. Его первый фильм, чёрно-белая немая короткометражная комедия "Ягодка любви", вышел в 1926 году. Затем последовали еще несколько фильмов, наиболее известный из которых, "Звенигора", вышел на экраны в 1928 году. Спустя два года была снята лента "Земля", принесшая Довженко славу не только в республике, но и за её пределами. Перспективного режиссера заметил сам Сталин. Вскоре художник и вождь начали переписываться, периодически Довженко приезжал к генсеку. Естественно, что после этого режиссер не испытывал затруднений в работе. Один за другим он снимает фильмы "Иван", "Аэроград", "Щорс". Причем последний был снят по прямому указанию Сталина, который лично следил за созданием картины, корректируя сценарий.
  Хотя, по словам Ленина, "из всех искусств для нас важнейшим является кино", власти не забывали и о литературе. В 1934 году в Киеве был создан Союз советских писателей Украины, имевший собственное издательство и газету.
  В результате за довоенное время выросло тотально грамотное новое поколение, получившее все условия для своего развития. Именно молодежь, уже не помнящая ужасов Гражданской войны, и начала строительство советской власти, но зато искренне любящая свою страну и ее вождя, должна была принять управление государством и повести СССР вперед. Развитие страны должно было быть, да и было, столь стремительным, что больше напоминало взлет. Для этого были все основания: этот период стал воистину веком развития и открытий, Золотым веком инженеров и изобретателей. Массово создавались школы, институты, университеты, из стен которых вышли сотни тысяч инженеров, ученых и исследователей. Чтобы ускорить развитие страны, по всему миру скупались самые передовые технологии, современные машины и оборудование. Для подготовки собственных кадров приглашались специалисты из многих стран. Именно в этот период были заложены основы практически всего того, чем мы привыкли гордиться: заводы и конструкторские бюро, научные и художественные школы, лаборатории и научно-исследовательские институты... Задел сталинского периода в науке был настолько велик, что его влияние ощущалось даже тогда, когда сам генсек давно уже лежал в земле.
  Каждое общество нуждается в героях, и советское не было исключением. Как и по всему миру, советские СМИ и госаппарат пропагандировали образы героев, тех, с кого стоило брать пример. Советскому народу было предложено равняться на передовиков производства, самоотверженных рекордсменов-рабочих и изобретателей-инженеров. И это работало! Вся страна знала имена Паши Ангелиной, Макара Мазая, Алексея Стаханова, Петра Кривоноса ... Жаль, что сегодня о них на Украине практически забыли, но тогда они были символами широкого движения рабочих, стремившихся работать лучше. По имени Алексея Стаханова всех работников, которые благодаря личному упорству или разработке новых методов производства могли в разы перевыполнять план, называли стахановцами. Это была действительно героическая эпоха, когда из ничего в считанные годы вырастали целые города, а люди работали ради высокой цели, соглашаясь терпеть ужасные условия жизни и работать на грани физических возможностей.
  Сегодня граждане Украины при первой же возможности бросают свою страну и отправляются в поисках лучшей доли кто в Москву, кто в Европу или за океан. Сегодня не верится, но при Сталине из Америки эмигрировали в СССР. Пусть численность таких мигрантов не особо впечатляет, но это были первые ласточки, пионеры, поверившие в реальность коммунизма, мира без эксплуатации. Одним из таких новых граждан Союза был американец Джон Пинтер. В 1910 году семнадцатилетний Джон начал работать. Сначала на медных рудниках, а потом в угольной шахте. Там молодой горняк вступил в профсоюз и начал бороться за права рабочих. В 1919 году он стал одним из организаторов общества Технической помощи России, а затем вместе с группой из трех десятков шахтеров-единомышленников решил отправиться в Советскую Россию, чтобы помочь большевикам строить новым мир. Сначала американцы налаживали работу водопровода в Петрограде, а весной 1922 года отправились в Донбасс работать на шахте Љ 2-7 Лидиевского рудника Юзовского уезда, которую оснастили американским оборудованием. Так что тут и нужны были знающие такую технику специалисты. "Наши новые друзья обучали нас русскому языку, мы их обучали техническим навыкам, которыми владели сами, вместе мы учились строить социализм - наше самое главное и великое дело", - вспоминал позже Пинтер. Затем американцы разъехались по всей стране, а Джон, взявший себе новое имя Иван, женился и остался в Юзовке. Работал он на совесть и в 1931 году был признан "лучшим машинистом врубовой машины" в Донбассе, получил орден Трудового Красного Знамени. Нарком (министр) тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе премировал его за ударный труд личным автомобилем, который Пинтер подарил своему шахтоуправлению.
  
  Глава 16. Перед грозой
  
  Пока в Советской Украине строили новый мир, на западноукраинских землях происходило становление новой Речи Посполитой. После Рижского мирного договора послы стран Антанты выдвинули полякам ряд условий, оговаривающих равное положение украинского меньшинства в стране, вплоть до создания национальной автономии. Однако хоть Варшава и взяла на себя обязательства по соблюдению прав меньшинств, на практике польские политики двадцатого века мало отличались от шляхты семнадцатого. Польская государственная машина в двадцатые годы начала планомерное подавление других этносов. Закрывались православные и униатские церкви, украинские и русинские библиотеки и читальни, школьное обучение переводилось на польский язык. Кроме этого, власть начала раздачу "пустующих" земель на востоке ветеранам армии и их семьям. В результате на украинские земли устремился поток польских переселенцев, получивших прозвище "осадники ". Помимо земли, им давали кредиты и налоговые льготы, чтобы они могли скорее освоиться на колонизируемых землях.
  Естественно, такая государственная политика вызвала ответную реакцию среди местного населения. Из-за шовинизма поляков украинцы радикализировались, а антипольские настроения приобретали повсеместный характер. Естественно, все это не могло не привести к столкновению. В ответ на действия власти украинские националисты начали все чаще и чаще прибегать к террору. Тем более что у них появилась мощная военно-политическая организация, к тому же пользующаяся поддержкой из-за рубежа.
  Это было связано с тем, что после окончания Гражданской войны часть не пожелавших сотрудничать с большевиками или поляками бывших солдат УНР и ЗУНР перебралась в европейские страны, преимущественно во Францию, Германию и Чехословакию, где возникло несколько враждующих группировок, из которых самыми значительными были петлюровский Державный Центр УНР в изгнании, который ориентировался на Польшу, и Украинская Военная Организация (УВО), созданная под патронатом Германии.
  УВО была создана в Праге в 1920 году галичанами из числа бывших сечевых стрельцов. С самого начала эта структура замышлялась как террористическая организация с жесткой дисциплиной. Возглавил Украинскую Военную Организацию уже известный нам Евгений Коновалец. Он сумел наладить сотрудничество с разведкой Германии, которая была заинтересована в создании сети своей агентуры в Польше и Советском Союзе. Люди Коновальца стали поставщиками ценной информации, а в обмен Берлин спонсировал и обучал боевиков УВО. Немецкая финансовая подпитка и рост популярности правых идей в Европе благоприятствовали быстрому росту украинского национализма в Галиции, в то время бывшей частью Польши. При этом стоит помнить, что германофилия части населения в Галиции имела корни, уходящие еще во времена Австро-Венгерской империи.
  Деятельность УВО проявлялась в активном и пассивном сопротивлении польской политике на Западной Украине. К активным формам борьбы относились террористические акты против представителей польского государства и украинцев-ненационалистов. Кроме того, боевики Коновальца уничтожали государственное имущество и линии коммуникаций, жгли польские имения. Частенько они занимались экспроприацией средств на нужды своей организации, то есть банальными грабежами. Основной формой пассивного сопротивления были бойкоты мероприятий польской администрации.
  В ноябре 1921 года боевик УВО совершил неудачное покушение на Юзефа Пилсудского. В следующем году счет убитых боевиками пошел на десятки человек. Среди погибших были польские чиновники, полицейские и военные, а также те украинцы и поляки, которые пытались наладить мирное существование двух народов. Так от рук людей Коновальца пал украинский поэт Сидор Твердохлиб. Кроме того, националисты совершили серию диверсий и терактов: сжигали польские дома и предприятия, разрушали железную дорогу, повреждали линии связи. В ответ власть провела широкомасштабную акцию по пацификации Галиции, во время которой были уничтожены практически все не успевшие бежать за границу боевые группы УВО. Часть националистов была уничтожена, часть арестована и на короткое время ситуация в регионе стабилизировалась. Но уже в 1925 году УВО оправилась и перешла к активным действиям, создав хорошо вооруженную и подготовленную "Летучую бригаду", которая занялась нападениями на финансовые учреждения. Самой громкой акцией бригады стал налет на главную почту Львова 28 апреля 1925 года, когда националисты смогли захватить 100 тысяч злотых. Только к концу года полиция смогла найти и арестовать боевиков.
   В конце 20-х годов лидеры УВО сумели договориться об объединении с другими националистическими группами, в числе которых был и руководимый идеологом украинского интегрального национализма Дмитрием Донцовым "Союз Украинской Националистической Молодежи". В результате, в 1929 году в Вене была учреждена Организация Украинских Националистов (ОУН ), вождем которой стал Коновалец. Как и ранее УВО, ОУН ориентировалась на Рейх.
  Следует отметить, что основной костяк боевиков и функционеров УВО-ОУН составляли достаточно молодые люди, зачастую подростки. Так, будущий фюрер украинских нацистов - Степан Бандера стал членом УВО в 19 лет. Юношеский максимализм, отсутствие жизненного опыта, помноженные на фанатизм, делали из них идеальных исполнителей террористических акций, готовых идти на смерть ради своей идеи.
  Идеологией ОУН стал интегральный национализм, суть которого сводилась к социальному дарвинизму, согласно которому нации, в том числе и украинская, ведут постоянную борьбу (войну) с другими нациями за пространство и выживание. Войны - вещь обычная, вражда между нациями вечна, следовательно, вечна и борьба между ними. В этой борьбе не следует руководствоваться моральными, христианскими или общечеловеческими принципами, хорошо все то, что хорошо для нации. Нация должна строиться по иерархическому принципу: во главе стоит вождь, имеющий в своем распоряжении актив, который Донцов называет "элитой нации". Именно элита и определяет, что хорошо для нации, а для его внедрения применяет "творческое насилие" по отношению к остальной части нации, которую Донцов называл плебсом, чернью и необузданным быдлом.
  В своих выступлениях и в печати националисты перечисляли врагов: оккупанты - все не украинцы; "займанци" (переселенцы) - все неукраинцы, исстари живущие на украинских землях; "зайды" (пришельцы, чужаки) - неукраинцы, недавно поселившиеся на украинских землях; "хруны" - украинцы, состоящие в смешанных браках; "зрадныки" (изменники) - украинцы, не проявляющие открытой вражды к врагам. Уже в Постановлении I Конгресса ОУН, проходившего в Вене в 1929 году, говорится о полном уничтожении (!) всех займанцев, которое возможно только при наличии собственных вооруженных сил и целесообразной союзнической политики. Союзники в лице Германии уже были, оставалось из имеющихся боевиков создать вооруженные силы. Поэтому в системе воспитания членов ОУН первое место занимала боевая подготовка Чтобы привлечь в свои ряды молодежь, националисты активно использовали различные спортивные и патриотические молодежные организации, которые становились базой ОУН.
  К лету 1930 года националисты почувствовали себя достаточно сильными, чтобы от отдельных терактов перейти к серьезной борьбе. По инициативе ОУН в июле 1930-го началась массовая антипольская кампания в Галиции, получившая название "Саботажная акция". На живших в крае поляков нападали, их имущество уничтожали, а дома поджигали. Естественно, что польские силы правопорядка отреагировали ударом на удар. 24 августа 1930 года маршал Пилсудский принял решение о проведении "пацификации" (усмирения) края. Сначала за дело взялась полиция, а потом присоединились и армейские подразделения. Было зачищено восемьсот сел, и большая часть находившихся в Галиции активистов ОУН оказалась арестованной. При этом поляки особо не церемонились. Полтысячи украинских домов было сожжено, несколько десятков человек убито, сотни покалечено. Размах мероприятия и количество пострадавших были столь велики, что в Лиге Наций (прообразе ООН) произошло рассмотрение событий в Польше. После разбирательств международные чиновники возложили ответственность на украинские националистические организации, которые своими террористическими действиями инициировали пацификацию.
  После такого удара ОУН была вынуждена прекратить свою массовую антипольскую кампанию, о чем официально было объявлено уже в октябре 1930 года. При этом ОУН заявило о достижении всех поставленных до начала противостояния целей: "Наша цель достигнута: вызвано необходимое впечатление в украинском обществе и у ляхов и чужеземцев; врагу причинен большой материальный и моральный ущерб. Поэтому акцию прекращаем", - гласил официоз ОУН "Розбудова нації".
  Вообще же главными целями саботажной акции были следующие:
  • резонансно объявить о создании ОУН;
  • усилить межнациональные противоречия, так как постепенно ситуация в регионе успокаивалась и возникали украинские организации, готовые на диалог с властью;
  • своими провокациями вызвать репрессии власти, которые обозлят население и прибавят сторонников ОУН.
  Складывается впечатление, что радикалы из числа поляков и украинцев словно соревновались в жесткости и только раскручивали маховик радикализма, преследуя свои собственные цели.
  Оправившиеся от удара украинские националисты от массовых акций перешли к индивидуальному террору, а также занялись налаживанием подполья и привлечением новых членов в ОУН.
  Поляки же немного смягчили свою политику на восточных землях и начали диалог с легальными украинскими культурными организациями. Но к откровенным врагам поляки снисхождения не знали. После убийства боевиком ОУН Министра внутренних дел Бронислава Перацкого власти создали концлагерь в Берёзе-Картузской, куда на перевоспитание отправляли врагов режима. Для заключения не нужно было судебного решения, достаточно было решения из полиции или от главы воеводства. Правда, максимальный срок заключения составлял всего три месяца, но администрация лагеря имела право добавить еще столько же за различные нарушения режима. Правда, заключённого могли освободить досрочно, если он отказывался от антигосударственной деятельности.
  Понятно, что деятельность ОУН была направлена не только против Польши. Главным своим врагом украинские нацисты считали Советский Союз, о чем неоднократно заявляли. Более того, Коновалец заявлял, что борьбу с поляками будет вести в качестве самообороны, а все основные усилия будут направляться против большевиков. Несомненно, такой антисоветский запал был во многом вызван усилиями германских кураторов, ведь на Западной Украине к Советскому Союзу отношение простых граждан было достаточно позитивным - не зря же в крае было немало откровенных сторонников Советского Союза. Еще со времен Первой мировой войны в Галиции действовала коммунистическая организация, которая со временем превратилась в достаточно сильную Коммунистическую партию Западной Украины (КПЗУ) . Хотя партия действовала в подполье, однако, под ее влиянием находились и легальные организации, а один из её лидеров, С. Круликовский, даже был избран в польский сейм. Да и сам Коновалец в 1924 году обращался за финансовой поддержкой к большевикам, предлагая совместную борьбу против общего врага - Польши. Кто знает, может, если бы тогда ему не отказали, то не было бы никаких бандеровцев и УПА... Но коммунисты отказали, и Коновалец нашел себе покровителей в лице германской разведки. Уже с начала тридцатых годах ОУН стала врагом коммунистов и славянофилов, против которых также начался террор.
  
  ***
  Когда речь заходит о предвоенном положении украинцев, то обычно вспоминают либо об УССР, либо о польской Западной Украине. Однако в то время территории современной Украины принадлежали и другим странам: Закарпатье было чешским, Буковина и Бессарабия - румынскими, а Крым - русским.
  Ситуация в Закарпатье существенно отличалась от положения дел в Галиции. Тут репрессии австро-венгерской власти так и не смогли подавить русофильское движение, и поэтому в тридцатые годы здесь все еще параллельно существовали и украинофилы, и русины. В 1919 году Закарпатье было занято чешской армией, а в июне 1920 года по Сен-Жерменскому договору под названием "Подкарпатская Русь" вошло в состав Чехословакии. Поскольку в отличие от своих соседей, Чехословакия оставалась демократическим государством, то русины смогли активно участвовать в политике. Уже в 1920 году была создана Карпаторусская трудовая партия, которую возглавил Илларион Цурканович. В свое время за защиту русских православных крестьян австрийцы приговорили его к смертной казни, но потом приговор смягчили. Программа партии предусматривала расширение автономии Подкарпатской Руси, введение русского языка в качестве официального в госучреждениях и школах. Неоднократно партии удавалось провести своих представителей в Парламент. В 1929 году Карпаторусская трудовая партия объединилась с "Русским народным соединением", создав "Русский блок ", набравший на выборах почти 20% голосов. Благодаря этому Илларион Цурканович стал сенатором.
  Параллельно с "Русским блоком" в крае действовали еще несколько политических организаций. Например, крайне правая Русская национально-автономная народная партия (РНАП) под руководством философа Степана (Стефана) Фенцика. Девизом этой силы было: "Подкарпатская Русь для карпатороссов!", а своих противников сторонники РНАПа видели как в венгерских и чехословацких захватчиках, так и в украинцах, которых считали иудами. "Не нужно нам никакого славянства! Мы русские и русскими хотим остаться. А кто старается отобрать у нас нашу русскость, тот наш враг, будь он "славянин" или нет", - призывал Фенцик. И этот призыв также нашел отзыв в народе, который избрал философа-националиста в Парламент.
  Впрочем, не все так гладко было для русинов. В той или иной мере все русинские организации стремились ограничить влияние центральной (чуждой местному населению) власти в Закарпатье. Поэтому официальная Прага в противостоянии русинов и украинцев приняла сторону последних, так что им было разрешено иметь собственные ВУЗы и плавно украинизировать местное население. В ответ украинофилы придерживались прочешской ориентации. Так что определенные противоречия были, но, по сравнению с тем, что происходило в Польше или УССР, Закарпатье было тихим мирным уголком.
  Так продолжалось до осени 1938 года. 30 сентября того года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, премьер-министр Франции Эдуар Даладье, рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер и премьер-министр Италии Бенито Муссолини в Мюнхене подписали соглашение, по которому от Чехословакии отрывалась населенная этническими немцами Судетская область, отныне переходившая в состав Германии .
  Мюнхенский договор и последовавшие за ним изменения дали населению Закарпатья шанс на создание собственного государства или, по крайней мере, реальной автономии в составе урезанной Чехословакии. В результате возникло Правительство Подкарпатской Руси, объединившее и русинов, и украинофилов. Новое правительство, которое возглавил русофил Андрей Бродия, 8 октября 1938 года объявило русский язык государственным языком Подкарпатской Руси.
  Но уже через две недели чешские спецслужбы арестовали Бродия и распустили его правительство. Новая администрация края была создана исключительно из украинофилов, новым премьер-министром автономной Карпатской Украины 26 октября 1938 года был назначен украинский националист Августин Волошин. Недолго думая, он объявил о роспуске всех партий и политических организаций, за исключением собственной партии "Украинское народное объединение" (УНО). Так в Закарпатье был установлен авторитарный режим.
  Спасшийся от ареста Степан Фенцик давно сотрудничал с венгерскими организациями, а потому мог рассчитывать на поддержку Будапешта. Именно туда он и отправился за помощью. Тем временем в крае начались кардинальные изменения. 2 ноября 1938 руководители Германии и Италии предписали Чехословакии передать Венгрии южные районы Словакии и юго-западные районы Подкарпатской Руси. Это решение вошло в историю как Венский арбитраж. После арбитража Фенцик с отрядом вооруженных единомышленников возвратился в Ужгород, где из своих сторонников создал "Русскую Национальную Гвардию". При поддержке венгров русские гвардейцы надеялись очистить свою родину от чехов и украинцев.
  В свою очередь, в ноябре 1938 года украинские националисты создали собственную армию, названную "Карпатская сечь". Помимо местных уроженцев, в нее вступили многие добровольцы-оуновцы из польской Галиции, среди которых был и Роман Шухевич. Для ОУН это была прекрасная возможность отработать навыки ведения боевых действий, а при удачном развитии ситуации националисты планировали получить своё государство, которое могло бы стать плацдармом для дальнейших атак на Польшу и СССР.
  Начались вооруженные столкновения между "Русской гвардией", с одной стороны, и чешскими и украинскими отрядами, с другой. Бойцы Фенцика нанесли несколько поражений "Карпатской Сечи", и шаг за шагом русины отвоевывали свою землю.
  До последнего момента Волошин был лоялен Праге, но поняв, что Чехословакия в агонии, он объявил о создании независимой Карпатской Украины, а сам был провозглашен её президентом. Сразу же он обратился к Гитлеру с просьбой признать новое государство, однако немцы не ответили. На повторное обращение Волошина 15 марта 1939 года германский консул сообщил, что Рейх не может взять Карпатскую Украину под свой протекторат. В это же время Венгрия объявила Закарпатье своей собственностью, и в край вступили регулярные венгерские войска, стремительно атаковавшие отряды Волошина. Вскоре на помощь венграм пришла еще и польская армия, которая нанесла удар в тыл Карпатской Украине.
  К 18 марта 1939 года Закарпатье было полностью под контролем венгерско-русинских частей, а Августин Волошин, его коллеги по правительству и функционеры ОУН были вынуждены бежать в Румынию. Судьба рядового состава Карпатской Сечи была более трагична. Большая их часть была уничтожена, причем местное венгерское население устроило охоту на уцелевших украинских националистов, которых убивали без жалости. Так же жестко действовали и поляки, которые вполне обоснованно считали оуновцев террористами, с которыми не надо церемониться. Чуть больше повезло тем, кто попал в плен к регулярной венгерской армии - украинцев-граждан Чехословакии всего лишь отправили в концлагерь, но оуновцы-граждане Польши были выданы на расправу полякам.
  Степан Фенцик стал депутатом венгерского парламента, где, не изменив своим взглядам, проработал до 1944 года. После окончания Великой Отечественной войны он был арестован СМЕРШем, а 30 марта 1946 года по постановлению Закарпатского областного суда казнён за сотрудничество с венграми. Августин Волошин из Румынии переехал в Югославию, а потом - в Прагу. После нападения Германии на СССР Волошин обратился к Гитлеру с письмом, в котором предлагал себя на пост президента занятой немецкой армией Украины. Немцы столь "интересное" предложение проигнорировали. В мае 1945 года Волошин был арестован советской контрразведкой и отправлен в Москву, где вскоре скончался.
  Интересно отметить, что вокруг Карпатской Украины были серьезные политические интриги. Во время расчленения Чехословакии в Европе активно муссировался слух о том, что немецкие войска не остановятся на достигнутом, а продолжат свой поход и на советскую Украину. В это верили (или делали вид что верят) ОУНовцы, об этом говорили западные дипломаты и журналисты... Режим Волошина был очень лоялен к немцам, и карпатские украинцы рассчитывали, что Германия поможет им создать свое государство, как чуть раньше помогла словакам. В таком случае Карпатская Украина была бы верным сателлитом Третьего Рейха. Почему же Гитлер не пошел на это? Во-первых, Венгрия как союзник была гораздо важнее Берлину. Ну а во-вторых, создание под эгидой Германии независимого украинского государства было бы враждебным актом одновременно по отношению и к Польше, и к Советскому Союзу. Так что, отдавая Закарпатье венграм, Гитлер сигнализировал Варшаве и Москве: "Я не собираюсь предпринимать никаких враждебных действий". В Кремле намек был понят, и Сталин, выступая на Восемнадцатом съезде партии заметил: "Деятели этой (англо-французской и североамериканской - прим. авт.) прессы до хрипоты кричали, что немцы идут на Советскую Украину, что они имеют теперь в руках так называемую Карпатскую Украину, насчитывающую около 700 тысяч населения, что немцы не далее как весной этого года присоединят Советскую Украину, имеющую более 30 миллионов населения, к так называемой Карпатской Украине. Похоже на то, что этот подозрительный шум имел своей целью поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией без видимых на то оснований".
  Так что гитлеровская уступка Закарпатья венграм стала первым шагом в улучшении Советско-германских отношений, что в итоге привело к заключению в августе 1939 года договора о ненападении между СССР и Третьим Рейхом.
  
  ***
  Прежде чем говорить о советско-германском договоре 1939 года, необходимо сделать небольшое отступление и остановиться на геополитической ситуации 20-30-хх годов. В 1914 году были такие мировые центры силы: Великобритания, Союз Россия-Франция, союз Германия-Австрия.
  После окончания Первой мировой войны из числа великих держав выбыли Россия, Германия и Австрия. Можно сказать, что победителем в войне стала Великобритания, ведь Рейх больше не мог претендовать на английские заморские колонии, а русским стало не до продвижения в Среднюю Азию, оставшуюся зоной британского влияния. Огромные пространства распавшихся империй оказались поделены между новыми небольшими национальными государствами, каждое из которых имело претензии к соседям, а значит было обречено на постоянные междоусобицы.
  Правда, чрезвычайно усилились разбогатевшие на военных поставках Соединенные Штаты Америки, которые постепенно стали все активнее включаться в мировые дела. Кроме того, многие века подряд Лондон вел активную дипломатическую игру, стремясь, чтобы в Европе существовал такой баланс сил, при котором ни одна страна не могла бы, подчинив себе континент, бросить вызов туманному Альбиону. В 1918 году эта система рухнула. Вдруг оказалось, что на материке осталась лишь одна сверхдержава - Франция, на которую в своей внешней политике стали ориентироваться новые государства. Во время противостояния с кайзеровской Германией Париж и Лондон вынуждено стали союзниками, но теперь, когда общая угроза миновала, ничто не удерживало их от столкновения. Если бы у государственного руля в Париже оказался амбициозный и решительный лидер, готовый проводить имперскую политику, то британскому льву пришлось бы потесниться. Для французов ситуация была гораздо более выгодной, чем во времена Наполеона, которого от удара по Англии удерживали Австрия, Россия и Пруссия. Среди парижской элиты такого человека не оказалось, да и сама Франция за годы мировой войны понесла катастрофические людские потери и не была готова к новым жертвам, но несмотря на это ситуация была угрожающей для Великобритании.
  Чтобы убрать даже гипотетическую возможность французской экспансии, официальный Лондон начинает потихоньку поддерживать возрождение Германии. На эту тему написано немало книг, так что не будем подробно останавливаться на англо-немецких отношениях того времени. Отметим лишь то, что если бы англичане захотели, то Гитлер никогда бы не пришел к власти, а слабая Веймарская республика не превратилась бы в грозный Третий Рейх.
  Кроме того, в это время на другом конце Европы на месте канувшей в небытие Российской империи вдруг возникло динамично развивающееся государство, к тому же исповедующее опасное для мировой финансовой элиты мировоззрение - коммунизм. И пусть СССР в начале тридцатых годов по военной мощи и геополитическому весу был лишь бледной тенью романовской России, но тенденции были налицо: страна возрождалась и развивалась. А сам факт существования социалистического государства вызывал опасные брожения среди рабочего класса всей Европы. Того и гляди, на волне кризиса и в Европе начнутся социальные революции. Поскольку противостоять идее может только идея, то в противовес адептам социализма по всему континенту начинают создаваться крайне правые организации, которые получают неплохое финансирование. И тут убежденный антикоммунист Гитлер во главе Германии - просто находка для всех консервативных сил. В случае, если СССР вдруг решит разжечь мировую революцию, то немцы станут пожарными, которые своей и русской кровью защитят капитализм.
  Свою игру вели и американцы, которые во внешней политике взяли на вооружение классическую схему англичан "уничтожать своего врага чужими руками". После Первой мировой войны основным конкурентом США была Великобритания. Все двадцатые годы между Вашингтоном и Лондоном шла невидимая постороннему глазу, но жестокая борьба за доминирование в мире. Британия стремилась удержать под контролем свои огромные заокеанские владения, а США пытались вести экспансию своего бизнеса на все привлекательные мировые рынки, включая колониальные. Начавшаяся в 1929 году Великая Депрессия только подстегнула борьбу за мировые рынки. Естественно, эта борьба велась экономическими и дипломатическими методами, но никто не исключал, что дело может дойти и до "последнего довода королей".
  Так что американцы начали способствовать появлению у Лондона еще одного противника, который был бы достаточно силен, чтобы связать руки британцам в Европе, но при этом не представлял реальной угрозы Америке. Скорее всего, именно этим и объясняется поток американских инвестиций в Германию, позволивших Гитлеру вывести страну из кризиса и начать её перевооружение. Огромные военные заказы оживили немецкую экономику, подняли уровень жизни и позволили Берлину начать потихоньку избавляться от унизительных ограничений, наложенных Версальским миром. Возрожденный Рейх все активнее стремился к реваншу за позор 1918 года и пересмотру своего места в мире. Это не могло не привести к конфликту с соседями, сильнейшим из которых была Франция. Если бы Париж вмешался, когда Гитлер начал нарушать Версальский договор, то Германия была бы снова разгромлена. Однако западные страны обеспечили Берлину "зеленый свет" и позволили присоединить сначала Австрию, а потом и Судетскую область. После этих действий Германия так усилилась, что, не оглядываясь на мнение других стран, смогла захватить остаток Чехии и начать подготовку к дальнейшему расширению своей зоны влияния. Только теперь западным политикам стало ясно, что многочисленные реваншистские выступления Гитлера не пустая демагогия для завоевания симпатий электората, а настоящая программа действий. Неожиданно Германия стала реальной угрозой стабильности в Европе.
  Начались робкие попытки английских и французских дипломатов найти противовес немцам. Итогом этого стали западные гарантии помощи Польше, к которой у Германии были серьезные претензии . Рейх оказался зажат между враждебными ему Францией и Польшей, совокупная военная мощь которых не уступала Вермахту. И тогда немецкие дипломаты делают головокружительный кульбит и предлагают союз Советскому Союзу. Долгое время национал-социалисты и коммунисты были идеологическими антиподами и вели войну на уничтожение. Во время гражданской войны в Испании советские (коммунистические) и немецкие (национал-социалистические) военные специалисты сражались друг против друга. И вот теперь германские национал-социалисты меняют свою политику на 180 градусов и протягивают руку коммунистам.
  Справедливости ради надо сказать, что взаимная враждебность между СССР и Германией в тридцатых годах имела только идеологические причины. Непримиримых территориальных или экономических противоречий между Рейхом и СССР не было, зато был общий враг в лице Польши. До прихода Гитлера к власти две страны тесно сотрудничали. Еще в 1922 году между Советской Россией и Веймарской республикой был подписан Рапалльский договор, по которому обе страны признали друг друга, отказались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков, установили дипломатические отношения. Это было логично и взаимовыгодно, так как обе страны в это время были в международной изоляции и, только поддерживая друг друга, могли усилиться сами. Из Германии в СССР шла промышленная продукция и оборудование, в обратную сторону шел поток сырья и продовольствия. И только лишь в 1933 году, после прихода к власти Гитлера, отношения были разорваны. В 1938 и 1939 годах советское правительство несколько раз предлагало европейским странам совместно остановить Третий Рейх, но все переговоры закончивались ничем. Из-за этого Сталин пришел к выводу, что Англия и Франция тайно поддерживают Гитлера, чтобы затем столкнуть лбами Берлин и Кремль. Так что, взвесив все "за" и "против", СССР согласился на переговоры с Германией. 23 августа 1939 года между двумя странами был заключен договор о ненападении.
  Согласно этому договору, государства должны были воздерживаться от нападения друг на друга, а также соблюдать нейтралитет в случае, если одна из сторон начинала войну с третьей страной. Также были оговорены возможные политические изменения на континенте и разграничены сферы влияния в Восточной Европе. В зону советских интересов отходили бывшие владения Российской империи в Польше, Бессарабии и Прибалтике (кроме Литвы). Граница СССР с Польшей должна была вернуться к Линии Керзона. По сути, этот договор был юридическим закреплением того факта, что и Берлин, и Москва стремятся вернуть себе всё потерянное в результате Первой мировой войны.
  Кроме того, благодаря заключению этого договора, обе страны должны были избежать войны на два фронта: Германия могла расправиться с Польшей и, при необходимости, еще и с Францией, не опасаясь советского вмешательства, а СССР мог сосредоточиться на завершении необъявленной войны с Японией, которая шла в Монголии .
  1 сентября 1939 года Германия и Словакия атаковали Польшу, спустя два дня в ответ Англия и Франция объявили войну Германии. Так началась Вторая мировая война. Вместе с немецкой армией в походе участвовало и созданное под эгидой Абвера подразделение украинских националистов (в основном, галичан-эмигрантов) под командованием бывшего сечевого стрельца и одного из руководителей ОУН полковника Романа Сушко.
  Хотя польская армия и уступала немецкой, но все же она представляла собой значительную силу. Так что поляки были уверены в том, что смогут успешно сдерживать врага до тех пор, пока Франция не нанесет удар с запада по Германии, заставив немцев перебросить туда свои основные силы.
  В силе Польши были уверены не только сами поляки, но и власти соседних стран. Разумеется, эксперты допускали, что Речь Посполитая проиграет приграничные бои, но что её в первые же дни постигнет тотальный разгром, не верил никто. По одной из версий, советское правительство считало, что под ударами немцев поляки отступят от своих слишком растянутых границ до этнических польских земель, где сгруппируются и займут жесткую оборону. После того как фронт стабилизировался бы, Польше пришлось бы заключить новый мирный договор на немецко-советских условиях и вернуть ранее захваченные немецкие и украинские земли. Именно поэтому по договору Молотова-Риббентропа к советской зоне интересов были отнесены земли бывшего русского Царства польского. Мол, там, на недоступной для немцев земле, польское правительство сможет удержаться и вступить в переговоры.
  Однако реальность перечеркнула все расчеты. Польская армия была уничтожена за несколько дней, а правительство Польши бежало в Румынию, бросив страну на произвол судьбы. Отдельные польские части продолжали сопротивление, иногда даже героическое, но Речи Посполитой как государства уже не существовало. Были территории, контролируемые немецкими войсками, и территории, пока еще не контролируемые немецкими войсками.
  В этих условиях советское правительство приняло решение ввести в Польшу свои войска и занять территорию Западной Украины и Западной Беларуси. Утром 17 сентября 1939 года польскому послу в Москве была вручена нота с объяснением причин такого поступка. "Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили своё действие договоры, заключённые между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам, а также к беззащитному положению украинского и белорусского населения. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Белоруссии, Западной Украины", - говорилось в документе.
   Причины для беспокойства у Кремля были. Лидеры ОУН активно добивались от Германии обещания в обмен на их помощь в борьбе с Варшавой после победы над Польшей создать в Галиции независимое Украинское государство по примеру Словакии. Глава Абвера адмирал Канарис встретился с Андреем Мельником и сообщил вождю ОУН о возможности вычленения из Польши украинского государства. По одному из немецких планов того времени, между собственно Рейхом и СССР должны были быть созданы зависимые от Берлина квази-государства: Украина в составе Галиции и Волыни, Польша, Латвия и Литва. Однако осуществление этого замысла было бы угрозой для безопасности СССР, поэтому Кремль решил упредить немцев и самостоятельно взять под свой контроль буферную зону.
  17 сентября Красная Армия вступила на польскую территорию. Сопротивление польских вооруженных сил было незначительным, а украинское и еврейское население приветствовало советских солдат. Под шумок оуновцы устроили несколько нападений на поляков. К 19 сентября советские и немецкие войска встретились. 28 сентября 1939 года между СССР и Германией был подписан новый Договор о дружбе и границе, окончательно определивший границы немецких и советских территорий.
  В результате к СССР перешла территория площадью 196 тыс. км² с населением около 13 миллионов человек. Кроме того, польское Виленское воеводство с городом Вильно был передан союзной Советскому Союзу Литве.
  
  ***
  Советские спецслужбы в 30-х годах внимательно наблюдали за деятельностью украинских националистов в Европе. Осознав неотвратимость большой войны, во время которой ОУН могла серьезно осложнить жизнь коммунистов в УССР, советское правительство пришло к выводу, что Коновалец представляет реальную угрозу, и приговорило его к смерти. Лидер ОУН был убит в Роттердаме 23 мая 1938 года взрывом бомбы, которую ему передал под видом коробки львовских шоколадных конфет кадровый сотрудник НКВД и будущий генерал-лейтенант госбезопасности Павел Судоплатов, внедрившийся в ОУН и ставший доверенным лицом Коновальца. Как и предполагалось, после смерти вождя ОУН раскололась. Законным наследником Коновальца был Андрей Мельник. Это был абсолютно нехаризматичный человек, все время державшийся в тени вождя, но он свою деятельность начал еще в австрийском легионе Сечевых стрельцов, потом был на руководящих постах в армии УНР, а после окончания войны стал ближайшим помощником Коновальца. Одно время он работал у митрополита Шептицкого. После смерти Коновальца Мельник становится самым информированным и известным в Европе украинским националистом, именно он вел дела с немецкими спецслужбами как признанный лидер украинской эмиграции. Однако его главенство в ОУН оспорил выпущенный немцами из польской тюрьмы в 1939 году Степан Бандера. Он был моложе, имел репутацию радикального и непримиримого борца за украинскую идею, лично участвовал в терактах и в Галиции был более известен, чем эмигрант Мельник. Таким образом, в ОУН возникло две группировки: мельниковская и бандеровская, каждая из которых претендовала на власть.
  В начале 1940 года Бандера заявил, что он принимает на себя руководство ОУН, Мельник в ответ обвинил того в нарушении дисциплины и потребовал, чтобы Бандера предстал перед Главным Революционным Трибуналом ОУН.
  Сторону Мельника приняла большая часть старого Провода (руководства) ОУН, в том числе полковник Сушко, командовавший Украинским легионом. Казалось, что у выскочки Бандеры нет никаких шансов в борьбе за власть со всей элитой ОУН, но неожиданно Бандеру поддержал Рико Яры (Рихард Ярый), который с 1930 года руководил разведывательным отделом УВО, а с 1932 был представителем ОУН при руководстве НСДАП. В конце тридцатых Ярый был связным между Коновальцем и шефом Абвера адмиралом Канарисом, а с 1939 года координировал украинские мероприятия Абвера. То есть он был человеком очень непростым, вхожим в высокие кабинеты гитлеровских спецслужб, и при этом имеющим крайне сомнительную репутацию (подозревался в краже денег) и склонным к интригам. Некоторые авторы подозревают, что именно Ярый спровоцировал Бандеру на раскол, чтобы воспользоваться ситуацией в своих целях . При его поддержке Степан Бандера в противовес Проводу Украинских Националистов (ПУН) Мельника в Кракове создал свой собственный Революционный Провод Украинских Националистов (РПУН), состоявший исключительно из галичан. Возможно, что именно Ярый обеспечил немецкую поддержку группе Бандеры.
  Очень скоро в адрес бандеровцев со стороны мельниковцев посыпались обвинения в том, что раскол инициирован НКВД и что среди лидеров РПУНа находятся советские агенты. Так ли это - сегодня уже установить невозможно. Но, несомненно, у советских спецслужб были свои агенты и информаторы в ОУН, которые, как минимум, способствовали расколу. Впрочем, практически все авторы сходятся во мнении, что сам Бандера не имел никакого отношения к НКВД, хотя его действия по расколу организации националистов в конечном счете сыграли на руку коммунистам.
  Несмотря на сопротивление "стариков", молодые террористы, вышедшие из тюрем в 1939 году, очень быстро перехватили управление большей частью отделений ОУН на Западной Украине, замкнув их на себя.
  
  ***
  На присоединенных в 1939 году землях в наследство от Польши советской власти досталось хорошо организованное подпольное движение украинских националистов, политическим крылом которого была ОУН. Коммунисты понимали, что это несет угрозу, и поэтому направленные в край работники НКВД начали спешно налаживать оперативную и агентурную работу в Западной Украине. Хотя первоначально основной упор в деятельности советских карательных органов делался не на украинское подполье, а на бывших офицеров польской полиции и армии. Так, среди 5972 человек, арестованных на Западной Украине, только 280 являлись оуновцами. Все же уже с конца 1939 года в компетентные органы стекается все больше информации о деятельности ОУН, которая активно начала готовиться к вооруженным восстаниям против советской власти. В ответ спецслужбы начинают аресты известных боевиков ОУН.
  22 октября 1939 года на Западной Украине состоялись выборы в Народное Собрание, которое начало свою работу во Львове уже через четыре дня. Депутаты единогласно утвердили вхождение Западной Украины в состав УССР. Голосовали за это и депутаты-националисты. 14 ноября 1939 года третья Внеочередная сессия Верховного Совета УССР постановила: "Принять Западную Украину в состав Украинской Советской Социалистической Республики и воссоединить тем самым великий украинский народ в едином украинском государстве". Так после многовекового раздельного существования в одних границах оказались земли древней Руси.
  Но одной Западной Украиной сталинские территориальные приобретения не ограничились. В июне 1940 года советское правительство в ультимативной форме потребовало от Румынии вернуть в состав СССР Бессарабию и Северную Буковину, которые румыны оккупировали в 1918 году. Бухарест был вынужден подчиниться и уступить спорные регионы Советскому Союзу. Новые земли частично вошли в состав УССР, а частично - в состав Молдавской автономной Советской социалистической республики, которая с 1924 года входила в УССР. После этого новая Молдавия была выведена из состава Украины и преобразована в союзную республику.
  В присоединенном крае началось установление советских порядков, аналогичных существовавшим в остальной Украине. Первым делом были запрещены политические организации, конфискованы помещичьи земли и национализированы промышленные предприятия и финансовые учреждения. При этом земли были частично распределены между безземельными и малоземельными крестьянами, а в промышленности введен 8-часовой рабочий день. Большие средства были вложены в развитие медицины и образования, причем образование шло на украинском языке.
   Чтобы снизить напряжение в крае, было решено выселить из Западной Украины поляков-осадников и прочих явно враждебных новой власти людей. В феврале 1940 года из региона было депортировано около семнадцати тысяч семей. Затем дополнительно было выслано еще несколько тысяч семей богатых землевладельцев, бывших офицеров и капиталистов. В основном этих людей вывозили в Сибирь и Казахстан .
  
  ***
  Для оуновцев присоединение Западной Украины к СССР стало полной неожиданностью, но они сумели быстро приспособиться к новым условиям. Тем более, что немецкие спецслужбы активно оказывали им помощь, а эмиссары из-за границы часто появлялись в Галиции, привозя новости и указания от лидеров. Националисты активно пытались проникнуть в местные органы самоуправления, милицию, партийные органы... Руководство ОУН призвало своих людей проводить саботаж, создавать боевые группы, запасаться оружием, вербовать новых сторонников и готовиться к проведению терактов и партизанской войны.
  В декабре 1939 в Збаражском районе Тарнопольской (так до 1944 года называлась Тернопольская область) области националисты устроили вооруженное выступление, которое было быстро подавлено, а 64 участника - арестованы . Затем чекисты раскрыли подпольную организацию, готовившую восстание. Было арестовано 540 человек, у которых было изъято оружие, вплоть до пулеметов. Весной 1940 года было арестовано все руководство львовского отделения ОУН, а к осени Львовская краевая экзекутива ОУН оказалась полностью разгромленной. Среди 107 арестованных был и Дмитрий Клячкивский (Клим Савур), будущий главнокомандующий УПА. Те, кто не был арестован, бежали в Германию или ушли в подполье. Сильные удары были нанесены и по другим отделениям ОУН . В результате националисты были вынуждены отказаться от начала восстания в 1940 году . Но и Краковский центр ОУН (бандеровский) не сидел, сложив руки. Через границу перебрасывались опытные подпольщики и террористы, которые должны были восстанавливать сеть ОУН. По замыслу вождей националистов, их организация к весне 1941 года должна была полностью оправиться от ударов и перейти в наступление. И действительно, ушедшее в подполье ядро ОУН сумело перестроить организацию, наладить связь между различными ячейками и заграничными центрами и восстановило силы.
  В 1941 году благодаря организационной и материальной помощи немцев численность ОУН резко выросла. Так, в марте 1941 года толькона учете в НКВД числилось 13529 человек, причастных к ОУН. Националисты почти открыто готовились к вооруженному восстанию и призывали местное население уничтожать партийных и советских работников. Снова они начали устраивать теракты, но теперь не против поляков, а против коммунистов.
  Советским спецслужбам стало ясно, что они недостаточно активно работают против националистов. Поэтому работа активизировалась. До сих пор НКВД действовало против активистов ОУН, теперь же было решено начать работать с их родственниками. К близким нелегалов стали приходить сотрудники органов и обещать амнистию всем, кто откажется от борьбы с властью. Также потребовали от населения добровольно сдать оружие. Кроме того, известные власти рядовые члены ОУН задерживались, и с ними велись беседы. Работники НКВД объясняли, что им все известно о членстве задержанного в ОУН, но наказывать его они не хотят. Вместо этого националисту предлагали добровольно отказаться от антигосударственной деятельности и идти честно работать на благо своего народа. Тем более, что Советская власть передала простым людям землю, конфискованную у панов. Затем "проработанного" националиста отпускали домой. Эта акция дала хороший пропагандистский эффект: во-первых, человек понимал, что о его действиях власти все известно, а значит и опасался в будущем делать что-то противозаконное. Во-вторых, этим власть давала понять, что готова простить тех, кто откажется от вооруженной борьбы с режимом.
  Однако с теми, кто не хотел идти на примирение с властью, поступали иначе. 14 мая 1941 года вышло постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР "Об изъятии контрреволюционных организаций в западных областях СССР", согласно которому члены семей активистов националистических (и украинских, и польских) организаций подлежали ссылке в отдаленные районы СССР сроком на 20 лет. Правда, ссылке подлежали родственники не всех оуновцев , а лишь тех, кто ушел на нелегальное положение или был арестован и приговорен к высшей мере наказания. Всего предполагалось выселить больше трех тысяч семей. Ссыльным разрешалось взять с собой по 100 килограммов груза на каждого члена семьи. Когда началось выселение, многие ссыльные просили передать своим близким в ОУН, чтобы те сложили оружие и сдались. Две с половиной сотни оуновцев прислушались к словам родни и сдались. Например, в Тарнопольской области был выслан отец оуновского нелегала Ястребовский. Когда об этом узнал сын, то он примчался на железнодорожную станцию и сдался. Его отца тут же отпустили. Когда старик уходил, другие ссыльные просили его передать их родным-националистам, чтобы те немедленно сдались, пока эшелон еще не тронулся.
  В ответ на советские действия оуновцы усилили террор. Так, в апреле 1941 года ими было совершено 38 терактов, в которых погиб 41 человек, а в мае - уже 58 терактов с 57 убитыми. При этом бойцы НКВД смогли ликвидировать 273 оуновских боевика.
  Подводя итог, можно отметить, что советские органы госбезопасности к лету 1941 года добились определенных успехов в борьбе с ОУН, но не смогли её разгромить. Благодаря поддержке из-за рубежа украинские националисты как реальная сила не только уцелели, но и смогли усилиться. Частично этому способствовала и резкая ломка социально-политических и экономических традиций региона, вызванная присоединением к УССР, так как далеко не всем галичанам эти изменения принесли улучшение жизни. Кроме того, власть не смогла одержать убедительной победы и в информационной борьбе, так что значительная часть населения края относилась к советской власти с настороженностью, а то и вовсе негативно.
  
  Глава 17. Война
  
  Война на Украине
  Подробно останавливаться на перипетиях Великой Отечественной войны в рамках данной книги мы не будем, поскольку это отдельная большая тема. Однако стоит сказать несколько слов об основных сражениях, произошедших на территории УССР.
  В 1941 году по советским войскам на Украине наносила удар немецкая группа армий "Юг" под командованием генерал-фельдмаршала Герда фон Рундштедта общей численностью в 57 дивизий . Эта группировка должна была уничтожить советские войска на Правобережной Украине и на двадцатый день войны выйти к Днепру. Затем форсировать его и продолжить наступление на Донбасс и Ростов. Главной ударной силой немцев была Первая танковая группа генерал-полковника Эвальда фон Клейста и дивизии СС "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер" и "Викинг".
  Им противостояли войска Одесского и Киевского особого военных округов, с началом войны преобразованных в Южный и Юго-западный фронты. В конце июня в треугольнике между городами Дубно, Луцк и Броды состоялось одно из самых масштабных танковых сражений войны. В нем с обеих сторон приняло участие около 3200 танков. Механизированные корпуса Юго-Западного фронта нанесли массированный контрудар по Вермахту, но из-за недостаточной подготовки и отсутствия должной координации действий сражение было проиграно. Красной армии не удалось собрать все части в кулак, поэтому отдельные корпуса наносили удары самостоятельно, вступали в бой в разное время. К тому же, еще до вступления в бой Красная армия потеряла много техники из-за поломок и авиаударов противника. Это сражение на неделю задержало наступление Клейста и не позволило немцам окружить три советских армии во Львовском выступе. 2 августа Красная Армия потерпела еще одно поражение. В котел под Уманью попали и были уничтожены 20 советских дивизий. К середине августа немцы вышли к Днепру. Киев еще удерживался советскими силами, но немцы обходили его, создавая угрозу окружения. Вдобавок, с московского направления немцы сняли Вторую танковую группу, которую бросили на юг. С военной точки зрения, город нужно было оставить, но с политической - это было невозможно. В итоге войска отступить не успели, и в окружение попали пять советских армий. Это был полный разгром Юго-Западного фронта. Советские потери составили более семисот тысяч человек. Погиб и командующий фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос.
  Южный фронт действовал более успешно, но и он вынужден был отступать за Днепр. В бою у села Черниговка в Запорожской области в октябре попала в окружение и погибла 18-я армия. Уцелевшие части фронта с боями отступили на восток вдоль побережья Азовского моря к Ростову-на-Дону. 28 ноября 1941 в результате успешного контрнаступления войска фронта вновь освободили Ростов, нанеся вермахту первое поражение на Восточном фронте.
  Когда основные силы фронта отступили, оборонять Одессу остались части Приморской армии, которые дрались против превосходящих сил противника в окружении. 5 августа начались бои за город, а 13 августа румыно-немецкие войска вышли к Чёрному морю восточнее Одессы и полностью блокировали её. Два месяца длилась оборона города, а потом советским командованием было решено эвакуировать войска Одесского оборонительного района в Крым. Эта задача была выполнена Черноморским флотом и Приморской армией в период с 1 по 16 октября 1941 года. Переброшенные из Одессы 35 000 человек с оружием и боевой техникой влились в состав защитников Севастополя, что позволило главной военно-морской базе Черноморского флота обороняться до начала июля следующего года.
  Весь октябрь 1941 года шло сражение за контроль над Харьковом. В итоге город был взят немцами, но к этому времени практически все важнейшие промышленные предприятия были либо эвакуированы, либо уничтожены.
  В результате немецких успехов к зиме УССР оказалась полностью под контролем Германии.
  В 1942 году Красная Армия попыталась взять реванш, начав наступление на Харьков. Однако эта операция закончилась окружением и полным уничтожением наступающих сил Красной армии. После этой катастрофы немцы, не встречая сопротивления, начали наступление на Кавказ и Волгу. Лишь под Сталинградом этот натиск был остановлен. После победы под Сталинградом Красная Армия снова вступила на Украину. Начались бои за Харьков и Донбасс, но снова немцы смогли собрать силы, оправиться от потерь и организовать сопротивление. Из Франции спешно были переброшены дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", "Рейх", и "Мертвая голова", сведенные во 2-й танковый корпус СС под командованием Пауля Хауссера.
  Так началась третья битва за Харьков, продолжавшачяся с 19 февраля по 14 марта 1943 года. Сначала наши войска смогли освободить Харьков и продвинуться почти до Запорожья, но потом немцы нанесли мощные контрудары, разгромили вырвавшиеся вперед советские части и сумели отбить Харьков обратно. Инициатива в войне снова принадлежала Третьему Рейху. Немцы воспользовались этим, чтобы летом 1943 года начать наступление на Курской дуге, но тут удача окончательно отвернулась от них.
  На полях под Курском и Орлом лучшие силы немцев были перемолоты в гигантской бойне, и в войне наступил перелом. Теперь советские войска наступали, а немцы лишь оборонялись и контратаковали. 23 августа первые красноармейцы ворвались в Харьков, а 30 августа город был полностью освобождён. В начале сентября был освобожден Донбасс.
  Во второй половине 1943 года Красная армия провела ряд взаимосвязанных стратегических операций на берегах Днепра. В результате четырёхмесячной операции Левобережная Украина была почти полностью освобождена, а части Красной Армии форсировали реку, создав несколько стратегических плацдармов на правом берегу Днепра. Первый плацдарм на правом берегу Днепра был завоёван 22 сентября 1943 в районе слияния Днепра и реки Припяти, а к концу месяца было создано 23 плацдарма, некоторые из которых достигали размеров до 10 километров. 6 ноября был освобождён Киев.
  Зимой-весной 1944 годов Красная Армия провела грандиозные наступательные операции на Правобережной Украине. Эти сражения получили названия Житомирско-Бердичевской, Кировоградской, Корсунь-Шевченковской, Луцко-Ровненской, Никопольско-Криворожской, Проскуровско-Черновицкой, Уманско-Ботошанской, Березнеговато-Снигиревской и Одесской операцмй. В результате этих боев за четыре месяца были разбиты немецкие группы армий "Юг" и "А".
  13 июля 1944 началась Львовско-Сандомирская операция. В её результате были освобождены Западная Украина и Юго-Восточная Польша, 32 германские дивизии потеряли от 50 до 70 процентов состава, а 8 дивизий были полностью уничтожены. На этом война с немцами на территории Украины была закончена.
  
  Националисты и война
   Конфликт между Андреем Мельником и Степаном Бандерой все усиливался и, в конце концов, немцам пришлось вести дела одновременно с двумя соперничающими ОУН. Интересно, как охарактеризовал украинских вождей начальник отдела абвера Берлинского округа полковник Эрвин Штольце: "Если Мельник - спокойный, интеллигентный чиновник, то Бандера - карьерист, фанатик и бандит". Вместе с тем, наличие двух конкурирующих группировок националистов было выгодно немцам, так как это позволяло проводить политику "разделяй и властвуй", ведь и одни, и вторые были полностью под немецким контролем и существовали на германские средства.
  При этом между двумя фракциями ОУН было существенное отличие. Если немного упростить, то ситуация выглядела следующим образом. Сравнительно молодые бандеровцы были радикалами, которые считали, что для достижения цели достаточно террористических методов борьбы. Мельник и его товарищи, на практике попытавшиеся построить свою страну во время Гражданской войны, уже не были такими мечтателями. Опыт подсказывал старой гвардии ОУН, что создание Украины - дело серьезное, и подходить к нему надо основательно. Поскольку сил, чтобы самостоятельно взять власть над Украиной, у националистов нет, то надо воспользоваться немецкой мощью, чтобы уничтожить большевиков. При этом стоит всячески помогать немцам, чтобы те разрешили создать полноценную регулярную украинскую армию и государственные институты. И лишь потом потихоньку из рук немцев брать все больше и больше полномочий, чтобы когда немцы уйдут, стать единственной властью в стране. Так что Мельник был идейным сторонником Третьего Рейха, а Бандера служил немцам лишь до тех пор, пока это было ему выгодно.
  В 1940 году бывшим генералом УГА Виктором Курмановичем был разработан "Единый генеральный план" восстания ОУН на Западной Украине. План детально прописывал действия националистов после начала восстания. Помимо чисто военных действий, согласно плану националисты должны были в первый же день начать уничтожение людей, заранее занесенных в "черные списки". Несмотря на то, что план был создан мельниковским крылом ОУН, его взяли на вооружение бандеровцы. Этот план в 1940 году так и не был реализован, так как война СССР с Германией или Турцией так и не началась, а НКВД смогло нанести сильные удары по националистам.
  События 1940 года, когда бандеровцы активно пытались организовать восстание на Западной Украине, массово засылали агентов из-за границы, но в итоге только зря погубили немало своих людей, которые были арестованы или уничтожены НКВД, только подтвердили правильность политики ОУН(м). Так что мельниковцы с полным основанием клеймили своих конкурентов, называя их авантюристами и вредителями. В апреле 1941 года бандеровцы официально разорвали отношения с мельниковцами, не признав результаты проведенного в Риме Второго великого (большого) съезда ОУН и провели собственный съезд в Кракове. Постановления этого съезда гласили, что ОУН борется одновременно с евреями и Москвой, причем Москва - главный враг националистов. Документы съезда были переведены на немецкий язык и направлены руководству Германии, где были встречены с одобрением.
  В мае 1941 года бандеровцы разработали новый план действий, названный "Борьба и деятельность ОУН во время войны". От "Единого генерального плана" он отличался большей проработанностью деталей. Именно в нем появляется хрестоматийная фраза: "Наша власть должна быть страшна для её противников. Террор для чужинцев-врагов и своих предателей".
  Также в документе было зафиксировано намерение уничтожить враждебные националистам национальные меньшинства: русских, поляков и евреев. При этом элита и интеллигенция первых двух народов подлежала физическому истреблению, а простонародье должно было быть ассимилировано или изгнано. Евреи же подлежали полному истреблению.
  Согласно этому плану сразу после нападения Германии на СССР находящиеся в УССР члены ОУН должны были взяться за оружие и начать уничтожать представителей советской власти, поляков и евреев. После того как Красная армия отступит, националисты должны были приступить к организации в крае собственных органов власти и милиции (полиции). "Это час национальной революции, и поэтому не должно быть никакой толерантности...", - учили идеологи ОУН своих сторонников.
  
  ***
  Немцы же активно готовились использовать украинских националистов в войне против СССР. Во всех крупных городах Польши агенты гитлеровских спецслужб начали вербовку добровольцев из числа этнических украинцев. Чтобы более эффективно использовать возможности украинских организаций, немцы на территории Третьего Рейха заставили различные политические группы эмигрантов слиться в крупные организации: ОУН, "Украинское национальное объединение" (УНО) и "Украинскую громаду", которую создали сторонники жившего в Германии бывшего гетмана Скоропадского.
  Незадолго до начала операции "Барбаросса" под эгидой Абвера в составе разведывательно-диверсионного полка Бранденбург-800 были созданы два отряда, укомплектованные боевиками ОУН(б) - Нахтигаль и Роланд, насчитывавших 800 и 300 человек соответственно. В обязанности этих частей входили разведка, контрразведка, диверсии и саботаж. То, что личный состав этих отрядов состоял из сторонников Бандеры, позволило ему выйти на новый уровень в борьбе за лидерство среди националистов. Ведь до этого единственным из украинцев, кто обладал серьезной вооруженной силой, был Мельник, имевший "Украинский легион" полковника Сушко. Теперь же ОУН(м) и ОУН(б) ни в чем не уступали друг другу.
  Помимо Нахтигаля и Роланда, немцами были созданы походные группы националистов, которые должны были следовать за войсками и устанавливать лояльную немцам украинскую власть, вести пропаганду и создавать вспомогательную полицию, которая под германской эгидой боролась бы с остатками разбитых частей Красной Армии. Естественно, что бандеровцы и мельниковцы находились в разных походных группах, чтобы не допустить столкновений между ними.
  Звездный час для украинских националистов наступил 22 июня 1941 года. Батальон Нахтигаль вместе с немецкими частями вступил во Львов в ночь с 29 на 30 июня 1941 года. Нужно отметить, что находившиеся в регионе украинские подпольщики с началом войны перешли к активным действиям, нападая на советские части и государственные учреждения.
  Вот, например, воспоминания ветерана войны Ефима Семеновича Ройзена, встретившего начало Великой Отечественной во Львове. "Когда началась война, мы не могли выехать из города навстречу немцам. Из каждого окна, с чердаков по нам стреляли. А бойцы ехали-то как? Машины такие были открытые - полуторки назывались. Скамейки вдоль бортов, и сидят люди. Во Львове узкие улочки - промахнуться невозможно. Вот где мы много людей потеряли, пока выехали. Ужас!
  Стреляли поляки или украинцы?
  Украинцы, в основном. Украинские националисты одинаково убивали и поляков, и русских. Общая такая была ненависть. Уже тогда проявлялась. Сволочи! Нагляделся на них!
  А как для вас началась война?
  Во Львове есть Лычаковское кладбище, и прямо рядом с ним стояла наша часть (202 полк 81 мотострелковой дивизии). Казарма была буквой "П" построена. Четыре часа утра, а мне не спалось, душа болела. Меня перед этим вызвал командир части и сказал: "Поедешь учиться, будешь лейтенантом". Расстроен был сильно, не хотелось на всю жизнь становиться военным, я же с физмата Московского университета ушел служить. Зачем мне эта служба нужна? В общем, подошел к окну, смотрю, что такое? Небо все усеяно самолетами. Никогда такого не видел. И шли прямо над нами. Я тогда подумал: наверное, учения. Это был воскресный день, и у нас должны были учения начаться.
  Я тогда был начальником радиостанции, по званию старший сержант. Думаю, пойду пройдусь, спущусь к гаражу, где наш грузовик с радиостанцией стоял. А это метров пятьсот от части. Пришел, разбудил шофера, стали готовить машину. Смотрю: опять летят, и огромное количество самолетов... И тут как началось! Они знали о расположении воинской части, а о гараже, видимо, нет. Короче, они отбомбились и улетели. Когда мы пришли к части, то увидели: одна сторона здания полностью разрушена, вторая - наполовину. Людей погибло много. Раненые кричат, везде убитые, и в этой обстановке надо срочно ехать на фронт.
  И вот выезжаем. Только выехали, как по нам автоматная очередь из окна. У них уже были немецкие автоматы. То есть немцы сумели каким-то образом подготовить все. Представляешь, что творилось?! Вот помню, выехали на какую-то площадь, а там пробка. Я вышел из машины, смотрю - колокольня. И вдруг оттуда пулемет по нашей колонне как даст. Что тут было! Хорошо, что за нами был танк. Так он с третьего или четвертого выстрела снес эту колокольню к чертовой матери.
  Поехали дальше. Уже выезжаем из города. Случайно танк зацепил борт грузовика, на котором ехали связисты-телефонисты. А наша машина с радиостанцией следом за ними шла. Пришлось остановиться, телефонисты стали ремонтировать кузов. А у меня сердце что-то почувствовало. Вышел, взял винтовку и стал на противоположной стороне за столб. А там чердак. Думаю, если оттуда выстрелят, то и я туда шарахну. И что ты думаешь? Проходит немного времени, как действительно, оттуда по связистам стали стрелять. Сразу двух телефонистов убили. Я в ответ несколько выстрелов сделал. И тут на полном ходу наш танк появляется. Танкист все это увидел, и смотрю, разворачивается башня - и прямо по дому... Несколько снарядов вогнал - дом в кашу превратил.
  Ну и поехали дальше на фронт. Вот так началась война. Километрах в двадцати от Львова встретили немцев. У нас в части было два танка, а остальное вооружение - винтовки. Через пару минут оба наших танка уже пылали. Я впервые видел, как горит танк. Комедия какая-то: казалось бы, железный, а горит. Мы стали готовиться отступать, как вдруг подходит замечательный танк "КВ". Громадный такой, и орудие гигантское. Он как дал несколько выстрелов туда, откуда наши танки подбили, и все стихло. Тогда впервые я увидел, что у нас есть хорошая техника. Это замечательно было!
  Начали отступать. Только остановимся, выроем окопы, приготовимся к бою, как снова команда отходить. Самое страшное было на шоссе Львов-Тернополь. Это дорога, по которой всё шло на восток. И танки, и машины и беженцы... Огромная колонна. И каждые пятнадцать-двадцать минут крик: "Воздух!". Это значит, летят бомбить. Летели так низко, так нагло, что были видны морды летчиков. Столько людей перебили, что ужас! И как только бомбежка - бежишь в поле, падаешь, и, не поверишь, земля так дрожит, что тело подпрыгивает, земля тебя подбрасывает. Так дошли до города Подволочийск, где старая граница была. Там речка, перейдешь её - и ты уже не в Польше, а на советской земле. Казалось, здесь можно было бы зацепиться, удержать немцев... Но ни на минуту немцы не остановились. Тогда говорили, что все было продано. Что продали это дело девять генералов, но точно никто ничего не знал. Неразбериха творилась страшная. Подвезли снаряды, а они не подходят. И так далее..."
  
  ***
  Вместе с немецкой армией во Львов на рассвете 30 июня вошли батальон Нахтигаль и группа ОУН(б) под руководством Ярослава Стецько.
  Нахтигаль занял ряд стратегических объектов города, главным из которых была радиостанция, передавшая в тот же день в эфир сообщение о провозглашении "самостійності України". Тут же было организовано собрание "представителей украинского народа" в здании львовской "Просвити", где Стецько зачитал Акт о "возрождении украинской государственности". Этим документом провозглашалось создание нового украинского государства, которое "будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией под руководством вождя Адольфа Гитлера, создающего новый порядок в Европе и всём мире". Также в документе заявлялось о продолжающемся формировании Украинской национальной революционной армии, которая "создаётся на украинской земле, будет бороться дальше совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок во всём мире".
  Провозглашение независимости Украинской державы было со стороны бандеровцев пробным шаром, кинутым в сторону Берлина. Националисты надеялись, что немцы позволят им создать собственное государство, как они позволили это сделать словакам и хорватам. Тем более, что немецкие представители не раз давали оуновцам туманные обещания создать Украину в обмен на поддержку.
  При "провозглашении независимости" присутствовали офицеры Абвера, у которых происходящее не вызвало возражений. Однако возмутились немецкие гражданские власти Генерал-губернаторства, состоявшие из функционеров НСДАП . В бандеровском Акте они увидели посягательство на свои полномочия и потребовали наказать украинцев и армейцев, которые вмешиваются в чужие дела. Тут нужно понимать, что между Вермахтом (армией), к которому относился Абвер, а следовательно, и украинские батальоны, и НСДАП было весьма острое соперничество, поэтому партийцы постарались на корню зарубить инициативу своих конкурентов из Абвера.
  
  ***
  Сразу же после взятия Львова в городе начались еврейские погромы, организованные националистами. День спустя в город вошла немецкая айнзацгруппа, в задачи которой входило истребление евреев, и расправы приняли еще более массовый и организованный характер. За несколько дней было ликвидировано около четырех тысяч иудеев . Убийство евреев входило в обязанности только что созданной украинской милиции и айнзацгруппы, однако и бойцы "Нахтигаля" приняли участие в расправах, организовав арест и казнь людей, заранее занесенных в "черные списки" ОУН.
  Кроме евреев, массовые убийства ожидали и поляков. Весь цвет польской общины, преподаватели, ученые, врачи, юристы были арестованы и убиты. Подобные расправы происходили не только во Львове, но и по всей Западной Украине.
  Раз уж речь зашла об истреблении евреев во Львове, то нужно сделать небольшое отступление и раскрыть отношение ОУН к евреям. Евреи не были наиболее многочисленными жертвами войны, но их уничтожали поголовно. У оставшихся в зоне оккупации евреев практически не было шансов выжить. Причем расправлялись с ними не только немцы, но и украинские националисты, которые, пожалуй, даже превзошли в жестокости гитлеровцев. В конце концов, немцы казнили евреев быстро, без издевательств, а националисты часто мучили свои жертвы.
  Многие политики современной Украины стремятся переложить ответственность за геноцид иудеев и поляков на немцев. Так, экс-президент Украины Виктор Ющенко в ноябре 2007 года заявил, что ОУН и УПА не причастны к холокосту. Кроме того, современные националисты в своих публикациях об ОУН сознательно искажают "еврейский вопрос", перекладывая ответственность за массовые убийства на немцев, чтобы обелить своих идейных предшественников. Однако огромное количество свидетелей и документов говорят об обратном.
  Одним из фактов, призванных доказать хорошее отношение бандеровцев к евреям, является наличие евреев-врачей в составе УПА. Однако, на наш взгляд, этот известный факт никак не может служить доказательством отношения националистов к иудеям. Во-первых, среди членов УПА врачей катастрофически не хватало, поэтому приходилось пользоваться услугами неукраинцев. Ведь когда от ран умирает твой друг, совершенно неважно, какой национальности врач, лишь бы он хорошо делал свое дело. Так что врачей-евреев не убивали лишь в силу необходимости. Еще одно объяснение наличия евреев в УПА могут дать слова краевого проводника ОУН Ивана Климова (Легенды): "Мы помогли нескольким жидам-офицерам из УГА, врачам и другим специалистам... которые согласились работать для ОУН". То есть евреи, которые присоединились к УПА, были во время Гражданской войны бойцами Украинской Галицкой армии, а следовательно, во-первых, давними знакомыми националистов, а во-вторых - военными специалистами, которых катастрофически не хватало в подполье. Именно поэтому им и сохранили жизни. Плюс, возможно, существовали этнические евреи, разорвавшие с отеческой традицией и разделявшие взгляды украинских националистов. Эдакие выкресты двадцатого века. Это предположение не кажется невозможным. Например, в современном Донецке как минимум несколько очень активных украинских националистов, известных автору, - как раз евреи по крови. Однако даже служившие бандеровцам евреи не были застрахованы от смерти, так как Служба Безопасности ОУН приняла решение о тайной ликвидации служивших в УПА евреев.
  Собственно, антисемитизм был присущ националистам еще в довоенные годы, но тогда дело, как правило, ограничивалось моральными и экономическими мерами воздействия. Хотя и насилие шло в ход. Так, в 1936 году оуновцы устраивали многочисленные поджоги еврейских домов и магазинов, в результате чего до сотни семей остались без крова над головой. Начало военных действий развязало руки нацистам, и они перешли к радикальным действиям. Ярослав Стецько в своей "Автобиографии" в 1941 году писал: "Москва и жидовство - главные враги Украины. Поэтому стою на позиции уничтожения жидов..." В соответствии с этими установками и действовали националисты, причем в этом вопросе взгляды бандеровцев и мельниковцев не отличались. Евреев не только уничтожали везде, где могли, но и грабили. Отобранные у них деньги и ценности шли на нужды ОУН. Айнзацгруппы Третьего Рейха, истреблявшие евреев по всей Европе, только приветствовали такую активность местного населения
  В конце войны, когда поражение Третьего Рейха было неизбежно, бандеровцы приняли решение искать покровителей в англо-американских спецслужбах. Учитывая большое значение еврейского лобби в западных странах, имидж погромщиков мог помешать бандеровцам в этом, поэтому они стали открещиваться от участия в холокосте и даже издали сборник "документов", доказывающих, что все антиеврейские мероприятия - исключительно дело рук немцев.
  
  ***
  После взятия Львова Нахтигаль был переброшен в Тернополь, а потом участвовал в тяжелых боях за Винницу. 13 августа батальон был снят с фронта и отправлен в Германию, где был объединен с "Роландом" и переформирован в полицейскую часть, шуцманшафтбатальон Љ 201. С личным составом бывших украинских батальонов был заключен контракт, по которому украинцы обязались в течение года (с 1 декабря 1941 по 1 декабря 1942 года) нести службу в охранной полиции. Командиром двести первого батальона был назначен майор Евгений Побегущий, его заместителем - капитан Роман Шухевич. Батальон был отправлен в конце 1941 года в Белоруссию для подавления партизанского движения. Украинцы активно участвовали в карательных операциях эсэсовских войск против белорусских партизан. Кроме того, солдаты батальона участвовали в казнях советских граждан в Золочеве, Тернополе, Сатанове, Виннице и в других городах и селах Украины и Белоруссии.
  Пока бандеровцы участвовали в событиях на Западной Украине, их конкуренты из ОУН(м) тоже не сидели без дела. Уже в первых числах августа на захваченной немцами территории мельниковцы сформировали Буковинский курень (батальон), который должен был действовать совместно с германской армией. В этом отряде насчитывалось до двух тысяч сторонником Мельника, а командовал им полковник Пётр Войновский, руководитель областного отделения ОУН в Буковине и Бессарабии, по совместительству агент Абвера. В октябре Буковинский курень вступил в украинскую столицу, где из военнопленных-украинцев под командованием националистов-мельниковцев был сформирован Киевский курень, который стал выполнять функции полиции в городе. В конце 1941 года оба этих куреня были расформированы, а их личный состав был переведен во вновь созданные части вспомогательной полиции, в том числе, шуцманшафт-батальоны номер 109, 115 и 118. Впоследствии эти подразделения были переброшены в Беларусь для борьбы с партизанами .
  Немцы стремились не использовать своих солдат для расправ с мирным населением, так как это деморализующе действовало на армию. Поэтому грязную работу стремились переложить на местные вспомогательные части. Например, когда в августе 1941 года в Белой Церкви в один дом были собраны 90 еврейских малолетних детей, родители которых уже были убиты, возник вопрос, что с ними делать, и было решено их казнить. Впоследствии оберштурмфюрер СС Хефнер так вспоминал об этом: "...Блобель приказал мне расстрелять детей. Я спросил: "Кто именно будет расстреливать?" Он ответил: "Ваффен-СС". Я запротестовал: "Это совсем молодые люди. Как мы сможем объяснить им, за что они расстреливают маленьких детей?" На это он мне ответил: "Тогда берите своих людей". Я опять возразил: "Как же они это сделают, когда у них самих есть маленькие дети?". Этот спор длился около 10 минут. Я предложил, чтобы детей расстреляла украинская полиция, подчиненная фельдкоменданту. Ни одна из сторон против этого не возразила... Я вышел и направился к роще. Солдаты вермахта успели заранее вырыть яму. Детей привезли на гусеничном тягаче. К дальнейшим событиям я уже не имел отношения. Украинцы стояли вокруг, их била дрожь. Детей сняли с тягача. Их ставили над ямой и расстреливали, так что они падали прямо в яму. Поднялся неописуемый крик. Эту картину я не забуду никогда в жизни. Мне тяжело об этом рассказывать. Особенно врезалась в память маленькая белокурая девочка, которая схватила меня за руку. Ее тоже расстреляли. Яма была недалеко от рощи. Расстрел происходил в полчетвертого-четыре пополудни, на следующий день после переговоров с фельдкомендантом. В некоторых детей стреляли по 4-5 раз, пока те не умирали" .
  Когда в сентябре 1941 года немцы захватили столицу Украины, вместе с германской армией в оккупированный Киев вошли и части украинских националистов. Вскоре для них нашлась работа. 27 сентября ими были расстреляны 752 пациента психиатрической больницы им. Ивана Павлова. Местом казни стал Бабий Яр - один из самых больших в Киеве оврагов длиной около 2,5 км и глубиной свыше 50 метров. По его дну протекал одноимённый ручей. В тот же день оккупационные власти отдали приказ, чтобы 29 сентября все еврейское население города к 8 часам утра явилось в назначенную точку сбора с документами и ценными вещами. За невыполнение приказа полагался расстрел. Одновременно распространялась дезинформация о намерении провести перепись и переселение евреев. Дальнейшее известно... Из 1500 палачей и подручных, задействованных в расстрелах в Бабьем Яру, немцев было не более 300 человек. Остальные - украинские националисты.
  Массовые казни продолжались вплоть до ухода немцев из Киева. По разным подсчётам, в Бабьем Яру в 1941-1943 было расстреляно от 70 000 до 200 000 человек. После того как были перебиты евреи, там казнили всех заподозренных в связях с партизанами, коммунистов и других неугодных. Кроме того, Бабий Яр стал местом расстрела пяти цыганских таборов.
  
  ***
  Лето 1941 года стало временем головокружительного успеха для немцев и украинских националистов. Они сумели захватить огромные территории, Красная Армия была разгромлена вдребезги, колонны вермахта стремительно продвигались на восток, и многим казалось, что исход войны уже предрешен. На фоне этого и у немцев, и у националистов произошли определенные изменения в планах.
  Гитлеровцы, окрыленные чередой блестящих побед, посчитали, что они больше не нуждаются в помощи украинских националистов, а поэтому и в создании "независимой" Украины, которую они обещали оуновцам, нет никакой необходимости. Поэтому в Берлине было принято решение оставить захваченные земли под собственным контролем и не тратить время и силы на создание марионеточных государств. 1 августа 1941 года Львовская, Станиславская и Тернопольская области были включены в состав Генерал-губернаторства (оккупированной Польши) как отдельный округ - Дистрикт Галиция. Юго-западные районы Украины были отданы Румынии, а на остальных территориях УССР 20 августа 1941 года был учрежден Рейхскомиссариат Украина со столицей в Ровно. Тут были введены эрзац-деньги - карбованцы, формировалась украинская полиция, было номинальное местное самоуправление, но вся реальная власть принадлежала исключительно немецкой администрации. Соответственно, и украинские националисты стали рассматриваться не как потенциальный младший союзник, а как подчиненные, обязанные выполнять приказы немецких господ.
  Да и сама ОУН, с точки зрения немцев, не казалась серьезным политическим игроком. Еще до войны заместитель Розенберга по внешнеполитическому управлению НСДАП Арно Шикеданц дал такую оценку ОУН: "...Эта организация... все еще получает задания OKW по выполнению определенных заданий разведывательного характера в Западной Украине... Вероятно, этой цели она соответствует. Но она совершенно непригодна для проведения политической операции с целью оказания влияния на население в долговременной перспективе" .
  В среде националистов тоже произошли изменения. Они смогли достичь большего, чем планировали, и поспешили начать "дележ трофеев" и борьбу за власть. При этом бандеровцы приняли решение перейти к террору против своих конкурентов в лице мельниковцев, а также немногочисленных гетманцев и петлюровцев, которые также пытались наладить взаимовыгодные отношения с Третьим Рейхом. Боевики ОУН(б) буквально начали охоту на активистов ОУН(м). Справедливости ради отметим, что и до начала Великой Отечественной войны между бандеровцами и мельниковцами шла тихая, почти невидимая со стороны подпольная резня, в которой погибло до 400 сторонников ОУН(м) и двух сотен бандеровцев. Однако теперь конфликт вышел на качественно новый уровень - гибнуть стали не рядовые боевики, а элита ОУН . В конце августа в Житомире были убиты двое членов провода (руководства) ОУН(м) - Омельян Сенник и Николай Сциборский. Это были весьма авторитетные люди, которые могли стать серьезными конкурентами Бандере. Первый из них был сотником УГА, сражался за свободу ЗУНР, потом был в числе ведущих лидеров националистов, одним из создателей ОУН. Второй в свое время был офицером царской армии, кавалером орденов св. Анны, св. Станислава и Георгиевского креста, затем - одним из основателей армии УНР, занимал ключевые посты в ОУН.
  За проведенные в эмиграции годы они стали хорошо известны в Европе и обзавелись хорошими связями в Берлине, так что их смерть вызвала широкий резонанс. В итоге в августе полковник Эрвин Штольце объявил Бандере о том, что Абвер прекращает всяческую помощь ОУН(б), а в сентябре 1941 года глава РСХА Рейнхард Гейдрих принял решение вмешаться в происходящее. По его указанию Бандера и еще ряд ключевых руководителей ОУН(б) были арестованы, а походные группы националистов распущены.
  Немцы действовали совершенно логично, ведь какая спецслужба потерпит, чтобы на улицах мирных тыловых городов одни её агенты убивали других? Естественно, заигравшихся в террор бандеровцев начали останавливать.
  В современной украинской литературе часто можно встретить упоминание о том, что репрессии против бандеровцев были вызваны их стремлением к созданию независимой Украины, выраженном в Акте от 30 июня. Однако факты - вещь упрямая, Бандера был арестован за террор и убийства, т.е. уголовщину, а не политику .
  Большую часть арестованных бандеровцев в конечном итоге отправили в концлагеря Аушвиц и Заксенхаузен. Среди узников Аушвица были два брата Бандеры - Василий и Александр (Олекса), которые не пережили заключения. Александр попал в больничный блок и 10 августа 1942 года был убит вместе с другими больными по приказу ССовца, освобождавшего помещение от неспособных работать заключенных. Василия Бандеру находившиеся в лагере заключенные-поляки приняли за Степана и забили насмерть, мстя за жертвы бандеровского террора. В ответ немцы расстреляли убийц Бандеры. Вообще же первой партии арестованных бандеровцев просто очень не повезло, так как они были брошены в среду польских арестантов, которые воспользовались этой ситуацией, чтобы отомстить оуновцам. Затем лагерное гестапо приняло меры, и расправы над бандеровцами прекратились. Всего же из двухсот украинских националистов, отправленных в этот концлагерь, погибло только около тридцати человек, так как украинцев определяли на привилегированные работы, их опекало гестапо. Всего же через немецкие тюрьмы прошло около полутора тысяч бандеровцев, часть из которых затем отпустили на волю.
  Правда, говоря об арестованных немцами националистах, стоит упомянуть, что сам Бандера, хотя и тоже находился в концлагере, жил совсем в других условиях, больше похожих на гостиничные. Он был помещен в предназначенном для важных пленников (политиков и высокопоставленных военных) блоке (тюрьме) "Целленбау" лагеря Заксенхаузен, где имел возможность принимать посетителей и, по некоторым данным, даже выходить в город для встреч и т.д.
  Для националистов репрессии германских властей оказались неожиданностью. Пытаясь исправить ситуацию, в декабре 1941 года руководство ОУН(Б) направило рейхсминистру восточных оккупированных территорий Альфреду Розенбергу меморандум с предложением о сотрудничестве в борьбе против большевиков. Однако немцы в это время в помощи ОУН(б) как единой организации особо не нуждались, ведь основная социальная база бандеровцев была на Западной Украине, и они не могли оказать существенной помощи при оккупации восточных областей Украины. Тут скорее подходили мельниковцы.
  Но нужно отметить, что арест руководства ОУН(б) не привел к массовым репрессиям против среднего и рядового звена бандеровцев, которые активно устраивались на работу в оккупационные структуры, шли служить в полицию. Например, на свободе и на немецкой службе остались Роман Шухевич и его товарищи из Нахтигаля, не был арестован и Николай (Мыкола) Лебедь, который был одним из высших руководителей ОУН(б). В октябре 1941 года оставшиеся на воле вожди националистов провели во Львове конференцию, на которой решили с немцами в конфликты не вступать, антинемецкой пропаганды не вести. Такой же точки зрения придерживался и сам Бандера. Так что весь 1942 год оуновцы, формально растворившись в легальных пронемецких структурах, занимались лишь пропагандой своих идей и привлечением новых сторонников. Одновременно укомплектованные украинцами батальоны под немецким командованием вели антипартизанские и карательные действия в Беларуси.
  При этом немецкие репрессии практически не коснулись ОУН(м), которая продолжила существовать абсолютно легально. Мельниковцы вели активную пропаганду, именно их активисты развернули сеть представительств организации "Просвита". Пользуясь тем, что киевским бургомистром был назначен член ОУН(м) Владимир Багазий, мельниковцы превратили город в один из центров своей деятельности. Так, тут поэтесса и активистка ОУН(м) Олена Телига создала Союз украинских писателей и начала издание еженедельного журнала "Литавры". Одновременно выходила газета "Украинское слово". Кроме того, в Киеве под эгидой мельниковцев был создан Украинский Национальный Совет, который, по мысли создателей, мог служить прототипом будущего правительства Украины. Совет объявил о восстановлении украинской независимости на основе Конституции УНР 1918 года. Однако такая активность не понравилась немецкому рейхскомиссару Украины Эриху Коху, не видевшему необходимости в существовании украинских общественных организаций, а тем более, в создании украинского государства во главе с Мельником. Кох запретил деятельность Совета и репрессировал часть его активистов. Среди арестованных была и Елена Телига, которая в тюремной камере покончила с жизнью, вскрыв себе вены . Кроме того, активисты ОУН(м) были изгнаны из органов киевской местной власти, а сам бургомистр был арестован .
  Зимой 1941-42 годов гестапо и СД провели зачистку наиболее активных активистов украинских организаций, которые могли бы вести собственную политику, неподконтрольную Берлину. После этого любые открытые активные действия активистов обеих ОУН на некоторое время прекратились.
  
  ***
  Говоря об оккупированной Украине, нужно помнить, что условия в дистрикте Галиция и в рейхскомиссариате очень сильно отличались. На Западной Украине немцы вели себя гораздо мягче: тут продолжали действовать украинские организации, развивалась печать, местные жители массово принимались на службу в полицию и охранные батальоны, денежной единицей ходил злотый. Немецкой властью был создан и финансировался "Украинский центральный комитет", представлявший украинские интересы на территории Генерал-губернаторства. Возглавлял его бывший офицер УГА Владимир Кубийович при поддержке униатского митрополита Андрея Шептицкого. Частично такое отношение было связано с тем, что это были бывшие австро-венгерские земли, и немцы относились к ним как к своей возвращенной собственности, а не как к завоеванному жизненному пространству. На остальной Украине ситуация была другой. Эрих Кох прямо выразил суть своей политики: "Некоторые чрезвычайно наивно представляют себе германизацию. Они думают, что нам нужны русские, украинцы и поляки, которых мы заставили бы говорить по-немецки. Но нам не нужны ни русские, ни украинцы, ни поляки. Нам нужны плодородные земли". "Мы народ господ и должны жестко и справедливо править. Я выйму из этой страны всё до последнего. Мы должны осознавать, что самый мелкий немецкий работник расово и биологически в тысячу раз превосходит местное население", - учил он . Поэтому и вели себя немцы как завоеватели, выкачивая все соки из порабощенной страны. Власти Рейхскомиссариата ограничили образование до четырёх классов народной школы, закрывали научные учреждения, библиотеки и музеи, расхищая их имущество... Что же касается национальной политики, то немцы прилагали максимум усилий, чтобы вбить клин между украинцами и русскими.
   С другой стороны, и местное население относилось к немцам по-разному. Помнящие власть венского цесаря галичане массово приветствовали вермахт, а вот чем дальше немцы продвигались на восток, тем хуже к ним относились местные украинцы.
  И хотя по всей бывшей УССР немцы использовали украинцев в качестве полицаев, а также охраны концентрационных лагерей для военнопленных и еврейских гетто, значительную часть личного состава этих подразделений даже на востоке республики составляли выходцы из Западной Украины.
  Кстати, о созданных немцами украинских подразделениях. Большинство современных украинцев знают лишь о Нахтигале, Роланде, 14-й дивизии СС Галиция. Некоторые еще слышали о других частях, созданных СД, Абвером или СС. Например, в феврале 1942 года в Староконстантинове Хмельницкой области из военнопленных был сформирован 101-й шуцманшафт батальон, (101-й батальон вспомогательной полиции) под командованием бывшего майора Красной Армии Вячеслава Муравьева. Сначала батальон охранял линии связи на территории Украины, а потом был переброшен для борьбы с партизанами в Беларусь. В 1944 году этот отряд был выведен из состава полиции и перешел под юрисдикцию СД , превратившись в 23-й русско-украинский батальон СД. В составе 36-й гренадерской дивизии СС "Дирлевангер" украинцы принимали участие в карательных акциях против белорусов и французов. Потом 12 сентября 1944 батальон вошел в состав 30-й гренадерской дивизии СС.
  Однако украинских подразделений на немецкой службе было гораздо больше. Итак, кратко перечислим те структуры, в которые гитлеровцы набирали местных добровольцев. Части вспомогательной полиции (Ukrainische Hilfpolizei) выполняли собственно полицейские функции, охранные батальоны (шутцманшафт-батальоны, сокращенно шума - Schutzmannschaft Bataillon) использовались для карательных, антипартизанских акций и охраны тыла. И те и другие части подчинялись местному руководителю СС и полиции (SS-und Polizeifuhrer). Также существовали отдельные украинские батальоны СД.
  Кроме того, существовали части хиви (Hilfswilliger - добровольный помощник), также набиравшиеся из местного населения и военнопленных, но подчинявшиеся армейскому командованию. Первоначально хиви служили во вспомогательных частях (водителями, санитарами, сапёрами, поварами и т.п.) Позже их стали привлекать к непосредственному участию в боевых действиях, операциях против партизан и к карательным акциям.
  Помимо армии и полиции, украинскую молодежь активно вербовала вспомогательная служба ПВО, подчинявшаяся Люфтваффе (немецким ВВС). Так, по состоянию на 31 марта 1945 года, когда германские силы были практически уничтожены, а Украина освобождена, среди "помощников ПВО", все еще числилось 7668 выходцев из Украины и Галиции.
  Немцы активно использовали украинских националистов не только на территории СССР. Осенью 1941 года из этнических украинцев, проживавших в Югославии, был создан легион, насчитывавший полторы тысячи бойцов. Военную подготовку легионеров проводили бывшие офицеры армии УНР из числа эмигрантов. Первоначально планировалось, что легион будет отправлен на Восточный фронт, но немецкое командование предпочло использовать его для антипартизанских действий на Балканах. Из-за этого часть легионеров дезертировала, а оставшиеся были уничтожены сербскими повстанцами.
  Наиболее многочисленными из всех перечисленных частей были шума. Так, кроме 201-го батальона, на территории Генерал-губернаторства было создано 10 украинских батальонов шума. В рейхскомиссариате было сформировано 53 батальона. Еще 9 украинских батальонов были созданы в рейхскомиссариате "Остланд", частично из формировавшихся ранее. Общая численность украинских полицейских батальонов оценивается в 35 тысяч человек.
  Как пишет С. Дробязко, "помимо "активных" батальонов вспомогательной полиции, для охранной службы на местах была создана так называемая Украинская народная самооборона, общая численность которой в середине 1942 года достигала 180 тысяч человек, но из них лишь половина имела оружие. Другой разновидностью местных охранных формирований на Украине были "Oxopoннi промисловi вiддiли" (ОПВ) - отряды охраны промышленных предприятий. Кроме того, украинцы служили в охране немецких концентрационных лагерей и в рядах айнзатцгрупп, осуществлявших карательные акции на оккупированных территориях" .
  Всего же в Вермахте, полиции, СС и других немецких структурах служило до четверти миллиона украинцев и галичан. Причем, часть из них осталась на немецкой службе до самого конца Третьего Рейха.
  
  Бульба-Боровец
  Сейчас практически во всех публикациях о действиях украинских националистов в годы войны встречается аббревиатура ОУН-УПА (Организация Украинских Националистов - Украинская Повстанческая Армия).
  Это сочетание уже прочно вошло в язык и однозначно ассоциируется с именами Степана Бандеры и Романа Шухевича. Современные националисты говорят о необходимости реабилитации этой организации, оппоненты возражают им. Иногда еще речь заходит о дивизии СС Галиция (Галичина). Но как-то скромно, уж очень одиозно воспринимается все, связанное с эсэсовцами.
  Таким образом, складывается впечатление, что в описываемых событиях принимали участие три стороны: немцы, Красная армия и ОУН-УПА. Однако на самом деле все было гораздо сложнее, так как существовали две организации с одинаковым названием - Украинская повстанческая армия, из-за чего возникает огромная путаница. Особенно это заметно, когда современные украинские историки, пытаясь отмыть образ Бандеры, доказывают антифашистскую направленность ОУН и показывают документы, где говорится о столкновениях между УПА и вермахтом. Антифашистам на такие аргументы трудно найти ответ, ведь при слове УПА сразу перед глазами возникает аббревиатура ОУН-УПА. В этом и кроется основной подвох - УПА, у которой были трения с немцами, не имеет ничего общего ни с Бандерой, ни с Шухевичем.
  Это формирование было создано летом 1941 года в Полесье Василием Боровцом, который пользовался псевдонимом Тарас Бульба, потому часто в исторической литературе он упоминается как Бульба-Боровец. Первоначально отряды Боровца действовали под названием Окружной команды милиции. Бульба-Боровец с первых дней оккупации сумел наладить с немцами хорошие отношения. Немцы были не против такого союза, ведь бульбовцы гарантировали им порядок в Полесье. Милиция даже была переименована в Полесскую Сечь Украинской повстанческой армии, а Боровец провозгласил себя ее атаманом. Боровец не имел никакого отношения к ОУН и, хотя и был умеренным украинским националистом, ориентировался не столько на фашистскую Германию как другие вожди украинских националистов Мельник и Бандера, а на так называемое правительство УНР в изгнании.
  В отличие от оуновцев, исповедовавших хоть и примитивную, но стройную идеологическую систему и мечтавших установить свою власть над страной, люди Боровца были типичным отрядом самообороны, члены которого не претендовали на что-либо, кроме защиты родных сел от любых посягательств. В конце 1941 года немцы потребовали распустить отряды милиции, что Боровец и выполнил, однако сам вместе с костяком Полесской Сечи УПА ушел в подполье.
  В это время немцы начинают активно реквизировать у крестьян продовольствие и насильственно отправлять на работу в гитлеровскую Германию волынских юношей и девчат. При этом часто немцы действовали жестоко, что вызывало ответную реакцию местного населения. В таких условиях отдельные подразделения УПА выходили из-под контроля своего атамана и старались защитить население от грабежей. Боровец хорошо понимал, что, если он и его Украинская Повстанческая Армия не начнут действовать, значительная часть его людей просто перебежит к советским партизанам.
  Потому Боровец закрывал глаза на то, что его бойцы в ряде населенных пунктах атаковали немцев, уничтожив несколько сот гитлеровцев. Первой серьезной операцией против немцев был налет на железнодорожную станцию Шепетовка в августе сорок второго. Кроме того, Боровец провел ряд переговоров с советскими партизанами, заключив с ними перемирие, которое продолжалось полгода. Но одновременно велись переговоры и с немецкой администрацией, которая предлагала уладить недоразумения и создать из УПА отряды полиции под германским командованием. Однако эти переговоры сорвались.
  Так что бандеровцы никакого отношения ни к УПА, ни к ее акциям в тот промежуток времени не имели. Более того, это были противоборствующие группировки, напряжение между которыми с каждым месяцем нарастало. Когда весной 1942 года начались эпизодические стычки УПА с гитлеровцами, ОУН издала антипартизанскую листовку, в которой акции УПА называла диверсией. Осенью того же года противостояние переросло в вооруженные столкновения, в начале 1943 года несколько отрядов бульбовцев были разоружены бандеровцами, а летом война между УПА и ОУН(б) достигла апофеоза.
  Противоборство между ОУН и УПА складывалось не в пользу Боровца. Его не особо дисциплинированной армии, состоявшей из пяти-шести тысяч бывших крестьян, приходилось противостоять четко структурированной, фанатичной и безжалостной силе. К тому же ОУН пошла на хитрость, создав параллельную структуру с таким же названием - УПА. Первоначально эта структура использовалась как средство дискредитации Боровца как в глазах местного населения, так и в глазах немцев. В сентябре 1943 года штаб бульбовцев был окружен бандеровцами и уничтожен, а сам Бульба-Боровец сдался немцам, предпочтя отсидеться в немецкой тюрьме. Остатки его людей были либо уничтожены, либо влились в ряды победителей. А под именем Украинской повстанческой армии стали действовать бандеровцы. Естественно, что эта УПА, возглавляемая Романом Шухевичем, с немцами не конфликтовала. Более того, Абвер полностью обеспечил националистов оружием и боеприпасами.
  Для максимальной эффективности действий Шухевич старался придать УПА видимость добровольной народно-освободительной армии. На деле же УПА не была ни добровольной, ни народно-освободительной армией - "мобилизация" в ее ряды носила насильственный характер. Всех сопротивлявшихся "мобилизации" в УПА без промедления убивали, причем нередко вместе со всей семьей. Чтобы вояки не разбегались при первой же возможности, новобранцев заставляли убить еврея, поляка или чем-то провинившегося перед бандитами украинца. И дороги назад для "мобилизованного" уже не было. Под лозунгом национально-освободительной борьбы УПА устроило беспрецедентную по своим масштабам резню мирного населения на оккупированных немцами территориях.
  Не зря Тарас Боровец в своем "Открытом письме к Проводу ОУН Бандеры и Головной Команде УПА" от 24 сентября 1943 года написал: "Ваша "власть" ведет себя не как народная революционная власть, а как обычная банда ... Вы уже сегодня начали братоубийственную борьбу, так как не хотите бороться вместе со всем украинским трудовым народом за его освобождение, вы уже сегодня боретесь только за власть над ним. Битье шомполами и расстрелы украинских крестьян ... стали вашими ежедневными занятиями". В статье, опубликованной в бульбовской газете "Оборона Украины", тот же Бульба-Боровец писал в адрес ОУН: "Существовала ли когда-нибудь на Украине такая революционная организация, которую собственный народ боялся бы больше, чем самого лютого врага, а ее членов не называл бы иначе, чем "путярями" (от слов "душить путами" - прим. автора) и "сокирниками" (от слова топор-сокира - прим. автора), которая честных и сознательных украинцев мордовала сильнее, чем гестапо или НКВД? ... Что общего имеют с освобождением Украины бандеровские попытки уже теперь подчинить украинские народные массы своей партийной диктатуре и фашистской идеологии, которая противна украинскому народу, против которой воюет целый мир ... я позволю себе спросить у вас: за что вы боретесь? За Украину или за вашу ОУН? За Украинское Государство или за диктатуру в этом государстве? За украинский народ или только за свою партию?"
  Последний вопрос - абсолютно риторический. Бандеровцы боролись за создание государства фашистского типа, в котором украинские националисты имели бы власть над украинским народом.
  
  УПА
  Получив от немцев урок, украинские националисты сбавили обороты своей деятельности и ограничились лишь пропагандой своих идей. На конфликты с немцами, которые все жестче вели себя на захваченных землях, украинские националисты не шли, объясняя это своим непонятливым сторонникам необходимостью накопить силы и тем, что борьба с немцами будет помощью главным врагам большевикам.
  Лишь в конце 1942 года в ОУН(б) было принято решение о создании собственных вооруженных отрядов, получивших название Украинская повстанческая армия (УПА). Основой для них должны были стать бойцы 201-го батальона, у которых 1 декабря 1942 года истек срок годичного контракта в полиции. Возобновлять его националисты не захотели, и это подразделение было расформировано. Бывшие бойцы во главе с Шухевичем стали возвращаться обратно в дистрикт Галиция. Кроме них, по приказу руководства ОУН(Б) в лес весной 1943 года ушли и несколько тысяч человек из шуцманшафт-батальонов. Так что именно бывшие полицаи стали первоначальным личным составом УПА.
  В это время произошли те немногочисленные и незначительные столкновения УПА с немцами, о которых так любят вспоминать националистически настроенные авторы, говоря о борьбе бандеровцев на два фронта. Однако эти враждебные действия носили характер вынужденных мер и были, по сути, самообороной украинских селян от немецких сельхоззаготовительных команд, которые активно реквизировали продовольствие для нужд Рейха. Впрочем, чтобы не лить кровь, местные командиры УПА быстро пошли на установление плодотворных взаимоотношений с местной оккупационной властью. УПА брала на себя обязательства по борьбе с красными партизанами и добровольной сдаче определенного количества продовольствия, в ответ немцы не предпринимали карательных акций в данной местности.
  
  ***
  УПА создавалась, как минимум с ведома немцев, а скорее всего, и по согласованию с ними. Можно задаться вопросом, какую же пользу немцам принесла появившаяся в лесах украинская армия? Оказывается, прямую. В 1942 году советские спецслужбы начали активно работать по созданию серьезных партизанских сил в немецком тылу. Как нам известно из курса истории, наиболее массовое и успешное партизанское движение в годы войны было в Беларуси, но и на Украине, по замыслам большевиков, оно должно было быть не менее сильным. Поэтому на Волынь отправлялись спецгруппы НКВД и ГРУ, которые должны были стать основой для разворачивания партизанского движения в регионе. Чекисты смогли наладить агентурную сеть, установить неплохие отношения с местными поляками, вступить в переговоры с Бульбой-Боровцом и заключить с ним перемирие. Тем самым была создана база для начала партизанской войны. Оставалось перебросить в край оружие, инструкторов и мобилизовать местное население на борьбу с немцами. Осенью 1942 года с Брянщины на Волынь двинулись два мощных партизанских соединения: Ковпака и Сабурова. Разгромив по пути немецкие гарнизоны, они начали боевые действия на Волыни. С наступлением зимы эти отряды отошли в болотистую часть белорусского Полесья для отдыха и подготовки наступления весной. Как только закончилась бы распутица, партизаны двинулись бы на юг. Так что в 1943 году на Волыни мог возникнуть партизанский край, не уступающий белорусскому или брянскому. Однако бандеровцы опередили коммунистов, отправив в леса своих активистов, которые приступили к развертыванию там собственной партизанской армии - УПА.
  Этими действиями оуновцы лишили советских партизан социальной базы, так как способных взяться за оружие крестьян-украинцев они мобилизовали в УПА, а крестьян-поляков уничтожили в ходе Волынской резни. После этого создание советских отрядов в данной местности стало делом чрезвычайно сложным, а массовое развитие партизанского движения и вовсе невозможным. Действующим же партизанским отрядам пришлось не только уничтожать немецкие коммуникации, но и постоянно вести борьбу с УПА. Так что гитлеровцы могли вздохнуть свободнее.
  Историк Юрий Швецов пишет: "Фактически УПА своим возникновением на 2-3 месяца отсрочила фазу активных боевых партизан на западной Украине, как раз в тот момент, когда у немцев после Сталинграда рухнул фронт на юге. А затем, когда партизаны в июне 1942 г. все-таки массово вошли на западную Украину, сорвала выполнение ими своей основной боевой задачи по параличу транспортной сети немцев. Немцы смогли перебрасывать на восточный фронт не только подкрепления, но и новую боевую технику для битвы под Курском, боеприпасы, топливо, получать сырье из Украины для германских заводов. УПА помешала закрепиться партизанам в Карпатах и уничтожить германскую нефтедобычу в момент, когда на востоке шли колоссальные танковые сражения. Можно быть полностью уверенным, что если бы не УПА, немцы вряд ли нанесли бы поражение советской армии под Харьковом, а Курской битвы не было бы вообще... если бы советским партизанам удалось выполнить их задачи на лето 1943 г., если бы Дрогобыч и Тимишоара, карпатские перевалы и западно-украинские железнодорожные узлы были парализованы ... война уже в конце 1943 г. вышла бы к границам Германии... УПА оттянула не менее 50 тысяч человек мобилизационного потенциала советских партизан. Если бы на западной Украине действовали весною 1943 г. не 20-30 тысяч партизан, а за счет такой мобилизации - до 100 тысяч, тыла бы у немцев "не было". Создание УПА, сама УПА продлила войну с нацизмом, во всяком случае - освобождение территории СССР не менее чем на год.
  Для такого вывода есть также конкретное основание. Это - операция "Багратион" по освобождению Беларуси от немцев летом 1944 года. Эта операция была проведена именно по той модели, по которой предполагалось развить Сталинградский успех на Украине в 1943 г. В тылу немцев крупные партизанские соединения освободили значительную часть труднодоступных для немцев в силу географических причин территорий. Организовали в освобожденных районах структуры власти и тесную связь с линией фронта. Провели мобилизацию боеспособного мужского населения в партизанские соединения. Получили из-за линии фронта снабжение этих соединений и командный состав. Приняли множество разведывательных и спецгрупп. Довели численность партизан и разного рода десантных соединений в тылу немецкой группы армий Центр примерно до 250 тысяч человек.
  Когда Советская армия ударила по немцам в нескольких отдаленных друг от друга участках фронта, эта масса боевых частей, расположенная в тылу немцев, не дала немцам маневрировать резервами и удерживать фронт. Коммуникации немцев с Германией были практически разрушены. Беларусь превратилась в слоеный пирог. И когда немецкий фронт был взломан, то несколько небольших котлов, образовавшихся в разных частях фронта, были локализованы советскими войсками быстро. А слоеный пирог из советских партизан, наступающих фронтовых частей, кавалерийских и десантных соединений, режущих тыл немцам, покатился на запад. Партизаны двинулись массово не столько на соединение с фронтом, сколько на Запад, по возможности за Буг, не давая немцам создать узлы сопротивления. И всего лишь за месяц самая крупная группировка немецких войск исчезла. Точно так же могло быть и в Украине в 1943 году" .
  Говоря о ликвидации социальной базы партизанского движения, мы упомянули об уничтожении бандеровцами крестьян-поляков, получившем название Волынская резня. На этом событии следует остановиться подробнее.
  За первые полтора года войны еврейский вопрос на Западной Украине совместными усилиями немцев и националистов был практически решен: этот народ перестал существовать. Теперь настало время поляков, от которых оуновцы решили очистить Галицию и Волынь. Служба безопасности ОУН и УПА подготовили и осуществили в регионе настоящий геноцид, в течение года истребив от 80 до 100 тысяч местных поляков.
  Время было выбрано очень удачно: крупных советских партизанских отрядов в это время в регионе не было , а польское население не смогло создать дееспособные отряды самообороны. Поэтому создаваемая в это время бандеровцами из мобилизованных местных крестьян, бывших полицаев и бойцов Роланда и Нахтигаля Украинская повстанческая армия могла без помех развернуться и получить первый опыт борьбы, не опасаясь столкновения с равным по силам противником.
  Столетиями на западной Украине поляки и русины (украинцы) жили бок о бок. Разумеется, между народами, исповедующими разные религии, было определенное напряжение, периодически приводящее к вспышкам насилия. Но при этом до этой войны никогда речь не шла о необходимости изгнания или истребления целого народа. И вот теперь бандеровцы начали геноцид. Жителей польских селений вырезали поголовно, не щадя ни женщин, ни детей. Первым зафиксированным случаем является убийство жителей деревни Паросля, совершенное отрядом УПА под командованием Довбешки-Коробки 9 февраля 1943, который зашел в деревню под видом советских партизан, попросивших у поляков помощи. Когда местные жители накормили пришельцев, бандеровцы собрали поляков в одно место и зарубили топорами 149 человек. Затем подобные расправы стали повсеместными, а остановить осатаневших от вседозволенности палачей было некому.
   Один из полевых командиров УПА Юрий Стельмащук, известный под псевдонимом "Рудой", арестованный сотрудниками НКВД уже после освобождения Украины, дал показания, в которых рассказал: "В июне 1943 года руководитель так называемой северной группы УПА Клим Савур - Дмитрий Клячковский - передал мне устное указание центрального провода ОУН о поголовном и повсеместном физическом истреблении всего польского населения, проживавшего на территории западных областей Украины. Выполняя эту директиву главарей ОУН, я в августе 1943 года с соединением ряда бандгрупп УПА вырезал более 15 тысяч польского населения в некоторых районах Волыни... Мы сгоняли поголовно все население в одно место, окружали его и начинали резню. После того как не оставалось ни одного живого человека, рыли большие ямы, сбрасывали в них все трупы и засыпали землей. Чтобы сокрыть следы этой страшной акции, на могилах мы разжигали костры. Так мы полностью уничтожили десятки небольших сел и хуторов...".
  Шеф Службы безопасности ОУН Николай Лебедь так напутствовал своих головорезов: "Нас не интересуют цифры, речь не идет о десятке или ста тысячах, а о всех поляках до единого - от стариков до детей. Раз и навсегда надо избавить нашу землю от этого охвостья. Села уничтожать полностью, чтобы ничто больше не напоминало о том, что раньше здесь жили люди".
  Бандеровцы приложили максимум усилий, чтобы полностью "зачистить" подконтрольную территорию от всех инородцев, и лишь некоторым полякам и евреям удалось пережить эту мясорубку. Уцелевшие оставили воспоминания, от прочтения которых встают дыбом волосы. Соратники Бандеры сделали все для того, чтобы во имя своих идей вытравить в сердцах своих сторонников все человеческое. Тотально истребляя мирное население, они пытались воспитать в украинцах нового человека, лишенного таких ненужных сантиментов, как сострадание и милосердие...
  К концу 1943 года почти все польские населенные пункты на Волыни и Ровенщине вместе с их жителями были стерты с лица земли. Поляков, проживавших в Галиции, подобная судьба постигла примерно через год, когда была полностью создана и вооружена УПА-Запад.
  Сегодня защитники бандеровцев любят возражать: мол, это был межнациональный конфликт, и поляки тоже убивали украинцев. Однако, как свидетельствуют факты, на Волыни и в Полесье никаких антиукраинских действий польских организаций до начала Волынской резни не было. Так что это был не конфликт, а геноцид. Заранее подготовленный и качественно проведенный, а потому такой смертоносный.
  Чтобы представить себе весь ужас происходящего, приведем воспоминания Петра Вершигоры, человека необычной судьбы, Героя Советского Союза и одного из активных участников советского партизанского движения : "Мы пересекали Кременецкие леса. Два дневных марша двигались по глубоким пескам. Пришлось менять уставших коней. На подмогу брали подводчиков из окрестных деревень. Я ехал верхом за одним из таких возов по широкому лесному тракту. С болот поднимались туманы. Не старый еще возчик, с седыми, по-казацки свисавшими вниз усами, угрюмо постегивал коней. На возу сидели человек шесть молодых ребят. Среди них я узнал и Васыля, парубка с Горыни, перешедшего к нам из подпольщиков. Хлопцы дремали. Я соскочил с усталого коня, ослабил подпруги. Сел на повозку. Ехали молча. Незаметно исчез туман. Солнце стало припекать. Колеса тихо, по-гадючьи, шипели, лошади высоко взмахивали головами, с натугой ступая в глубоком, измолотом обозом песке. Оводы роем вились над ними, жалили нестерпимо. Возчик уставился странным взглядом в круп левого коня, словно не видел, что лошадям тяжело тянуть воз по сыпучей пепельной колее. Наконец кони остановились, тяжело поводя потными боками.
  - Може б, вы, хлопцы, слезли? А то, видите... - и он повернулся к нам. Под усами блуждала усмешка. Большие усталые глаза, не моргая, смотрели куда-то вдаль. Бойцы нехотя спрыгнули с повозки.
  - Вы, пан, сидите... Один ничего, - вдруг обратился он ко мне.
  Мы проехали немного молча. Затем, снова повернувшись ко мне, он с какой-то виноватой улыбкой, стыдливо опустив ресницы, сказал:
  - Не помню, когда и спал вдоволь... Каждую ночь вожу. То наших возил...
  - Кого?
  Он безнадежно махнул рукой.
   - Они - ваши?
  - Привык так говорить. Наши... - он криво улыбнулся. - Эти "наши" у меня жинку и двух детей... дивчину двенадцати лет да хлопчика... о пятом годочке...
  - За шо?
  - Жинка была у меня полька...
   А дети?..
  - Ну, тоже... по-ихнему - нечистая кровь. Мазуры, кажуть, вы... Всех порешили.
  Я соскочил с повозки и зашагал по твердой обочине, прибитой дождями, поросшей подорожником. Ко мне подошел Васыль с Горыни. Похлопывая моего коня по шее, он тихо сказал:
  - Добрый коник. А возница наш вам уже рассказал? Про детей и про жинку?
  - Рассказал. Как они могут... детей...
  - Так он же сам их и убил...
  Я остановился пораженный. Возчик резко повернул к нам лицо, искаженное гримасой безумия. Подняв кулаки над головой, он прохрипел:
  - Васылю-у-у... - дальше в его горле заклокотало, и он упал лицом в солому.
  Мы отстали. Васыль тихо заговорил:
  - Я знаю его. Он у Черного Ворона связным был. Я до вашего Швайки, по заданию Сабурова, в цих краях был. Тоже по связи работал. Он у них образованным считался. Книги про "вильне казацтво" читав. Пошел было даже на повышение... А потом вышел у них приказ: резать поляков... А у него жена Рузя. Кругом всех вырезали. Он своих на первых порах спас. Еще и сестру жены, и матку к себе перевез. Это их и погубило. Думали - никто не тронет. А тут приехали эти главные. Куркульские сынки - они все по штабам сидят. "А ну, дружэ, доказывай нам, что ты щирый украинец..." И заставили: сначала жинку своими руками... А потом в раж вошли: "И детей рубай!" - говорят. А он не смог. Так они на его глазах ребятишек кончили. Он долго потом вроде сумасшедшего был, два раза его из петли вынимали. Така-то у нас тут самостийна Украина! - сказал он с горечью и презрением. - И кто ее выдумал? Не знаете?
  Впереди нас тарахтела по корневищам сбитыми шинами телега. Колеса, подпрыгивая на корнях, подбрасывали голову возчика с глухим стуком".
  
  ***
  В августе 1943 года прошел Третий чрезвычайный собор ОУН, в очередной раз постановивший в борьбу с немцами не ступать, а основным противником считать коммунистов.
  К началу 1944 года переговоры, которые раньше велись на уровне местных командиров УПА и отдельных немецких частей, вышли на более высокий уровень. Немцы, разгромленные под Курском и отброшенные к Днепру, остро нуждались в людях, а потому снова стали рассматривать украинцев как возможных союзников. Националисты получили признание, оружие и боеприпасы, а немцы - спокойствие в тылу и пушечное мясо, которое можно было использовать против Красной Армии.
   Между ОУН-УПА и Абвером была достигнута договоренность о совместной разведывательной и диверсионной деятельности против СССР. Чтобы избежать излишней огласки и различных неожиданностей, было договорено, что предназначенное для УПА оружие немцы будут оставлять на неохраняемых складах и в тайниках, местонахождение которых бандеровцы узнают только после отступления немецкой армии. В таких тайниках только в окрестностях Львова было оставлено до 20 тысяч единиц огнестрельного оружия с соответствующим количествам боеприпасов. Снова, как в 1940 году, между гитлеровцами и бандеровцами началось тесное сотрудничество. Также летом 1944 года в Силезии под эгидой немцев были созданы курсы диверсантов, на которых прошли подготовку украинские добровольцы, которых впоследствии забрасывали за линию фронта для разведки и диверсий. Кроме того, в УПА были немецкие врачи и инструкторы.
  К концу октября 1944 года Красная Армия полностью изгнала немцев с территории УССР. И тут в тылу советского фронта начал действовать новый враг - УПА.
  За годы оккупации ситуация на Западной Украине серьезно изменилась. Если в 1941 году националисты были представлены сравнительно немногочисленными подпольными группами, то теперь бандеровцы смогли собрать и выставить против Советской власти настоящую армию , опирающуюся на разветвленную подпольно-партизанскую сеть тыловых организаций, законспирированные в лесах базы и склады с оружием и припасами. Для поддержания дисциплины и борьбы с советскими спецслужбами в УПА была создана военно-полевая жандармерия и служба безопасности (СБ).
  Таким образом, к моменту изгнания гитлеровцев из УССР под контролем националистов оказались Галиция, Волынь и часть Подолья. Столкновение националистов и коммунистов было неизбежно.
  Как бы ни хотелось сегодня многим на Украине представить УПА как абсолютно независимую силу, но из песни слов не выкинешь. Попавшие в плен офицеры Абвера не скрывали, что националисты действовали под их патронажем. Связь между немецкой военной разведкой ушедшие в леса националисты поддерживали с помощью радиопередатчиков. При необходимости немцы на парашютах скидывали нужные бандеровцам грузы. Можно было бы списать сотрудничество с гитлеровцами на самодеятельность Романа Шухевича и других командиров армии, однако, этот процесс координировал бывший капеллан батальона Нахтигаль И. Гриньох и специально доставленный в Краков Степан Бандера. Так что помощь Третьему Рейху была санкционирована высшим эшелоном ОУН.
  Главными задачами, поставленными немцами перед УПА, были разведка и проведение диверсий на железных дорогах и автомагистралях. И действительно, немцам удалось подорвать несколько советских железнодорожных эшелонов, что немного, но тормозило наступление Красной Армии.
  Первые бои между частями Красной Армии и УПА произошли зимой 1944 года в тылу 1-го Украинского фронта. Боевики украинской повстанческой армии устраивали засады на малочисленные группы военнослужащих, обстреливали отдельные машины на дорогах, нападали на тыловые части. В ответ во внутренних войсках НКВД были созданы мобильные отряды для проведения антибандеровских операций, которые начали зачищать прифронтовую полосу от бандеровских групп.
  29 февраля 1944 года стал звездным днем для УПА. В их засаду у села Милятин недалеко от Ровно попала машина с командующим 1-м Украинским фронтом, генералом армии Николаем Ватутиным. Командующий получил рану и, несмотря на старания врачей, 15 апреля скончался в киевском госпитале. Так погиб талантливый генерал, только что отличившийся при освобождении Киева, а бандеровцы этим убийством подписали себе смертный приговор, ведь смерть командующего фронтом была воспринята как пощечина всеми советскими спецслужбами. Срочно на Украину отправились сотрудники НКВД и НКГБ во главе с заместителями наркома внутренних дел С.Н. Кругловым и Н.А. Серовым. Следом в регион были переброшены крупные подразделения войск НКВД, получившие задание очистить землю от оуновцев. И началась бойня. Уже к 7 апреля 1944 года сотрудники НКВД провели 109 операций, во время которых было убито 2600 бандеровцев и еще больше трех тысяч захвачено живыми. Кроме того, на учет были взяты семьи известных активистов, которых планировалось выселить в восточные районы СССР.
  Этот удар позволил немного нормализовать ситуацию в Западной Украине и начать установление Советской власти. Одним из первых мероприятий была мобилизация мужчин призывного возраста в армию. Это, во-первых, было необходимо для фронта, а, во-вторых, разрушало базу националистов, вымывая их человеческий ресурс. Поэтому оуновцы попытались сорвать призывную компанию, нападая на военкоматы и уводя мужское население сел в леса. Но и советские органы безопасности не дремали. Разведка доложила, что в лесном массиве на Кременецкой возвышенности сосредоточилось до пяти батальонов (куреней) УПА. И 21 апреля войска НКВД при поддержке армейских подразделений атаковали бандеровцев. За неделю группировка УПА была полностью разгромлена. Погибли больше двух тысяч националистов, еще полторы тысячи сдались в плен. Победителям достались солидные трофеи, среди которых были пушки, минометы и даже самолет У-2.
  В это же время армейская контрразведка СМЕРШ провела несколько своих операций, которые также завершились успехом. Всего же за первое полугодие 1944 года в боях УПА потеряла убитыми больше 16 000 человек, примерно столько же попало в плен, и две с половиной тысячи человек явилось с повинной. При этом советские потери составили меньше семисот человек. Такое соотношение потерь закономерно. В прямом бою отряды УПА, состоявшие, в основном, из вчерашних крестьян, были обречены на гибель, так как против них воевали профессионалы из войск НКВД. Лучше вооруженные и подготовленные чекисты выигрывали практически каждое боестолкновение. К тому же, большая мобильность советских сил позволяла в каждой конкретной операции добиваться существенного превосходства в численности, хотя большая часть привлеченных к операции солдат непосредственно в боях не участвовала, стоя в оцеплении района проведения операции или участвуя в прочесывании лесных массивов. Непосредственно в бою участвовали подразделения НКВД численностью до батальона.
  К лету на освобожденной от немцев территории с бандеровцами как реальной силой было покончено. Однако фронт двигался на запад и в советском тылу оказывались новые земли, на которых были мощные подпольные структуры ОУН и УПА. Новые отряды УПА вступали в боевые действия, и из-за этого борьба не прекращалась.
  Летом 1944 года противостояние с бандеровцами достигло апогея, так как в результате Львовско-Сандомирской операции Красная Армия освободила от немцев Западную Украину. При этом в районе Броды в окружение попала и была уничтожена немецкая группировка из восьми дивизий, в том числе и 14-я гренадерская дивизия СС "Галичина". К концу июля 1944 года советские войска при поддержке польских партизан взяли города Львов, Перемышль и Станислав (Ивано-Франковск).
  В следующем месяце войска НКВД вели почти непрерывные бои с оставшимися на советской территории частями УПА. Самыми масштабными были бои в Карувском лесу Львовской области, где был уничтожен полуторатысячный отряд бандеровцев, и в урочище "Черный лес" Станиславской области, где была разбита националистическая группа "Чарнота" численностью в восемь сотен штыков.
  Всего в Западной Украине с февраля по сентябрь 1944 года, по советским данным, было убито 38087 бойцов УПА и захвачено 31808 человек. Кроме того, больше одиннадцати тысяч бандеровцев добровольно сдались Советской власти. Но сотрудники НКВД на достигнутом не успокаивались и вели настоящую охоту за известными им отрядами националистов. В следующем месяце в результате чекистско-войсковых операций было убито еще почти три тысячи националистов. К концу года число уничтоженных боевиков достигло 57405 человек, арестованных - пятидесяти тысяч, а добровольно сложили оружие почти тридцать тысяч жителей Западной Украины . По сути, это был полнейший разгром УПА .
  Стремясь минимизировать потери, осенью 1944 года советское руководство даже предложило бандеровцам заключить перемирие и начать переговоры. Зимой состоялось несколько встреч представителей Провода ОУН и НКВД. Однако стороны не пришли ни к какому соглашению. Противостояние продолжилось. Основную тяжесть борьбы с УПА вынесли на себе сотрудники Управления по борьбе с бандитизмом (УББ) НКВД УССР, которое для проведения конкретных операций привлекало войска НКВД , милицию, а в особых случаях - и регулярную армию. На войска НКВД были возложены функции гарнизонной службы на освобожденных территориях, охраны стратегических объектов и линий коммуникаций, а также борьба со шпионами и диверсантами. Когда на довоенную границу СССР и Польши были переброшены части погранвойск, они тоже получили указание, помимо своих основных обязанностей, бороться с бандами (в том числе, и с политическими бандами, к которым относили УПА), действующими на приграничных землях. Кроме того, существовали оперативно-чекистские группы, которые являлись самостоятельными структурами в рамках НКВД и должны были выявлять и арестовывать агентов вражеских спецслужб и оуновское подполье. В группы входили опытные оперативники и следователи. Вдобавок были созданы оперативно-разведывательные группы, которые действовали непосредственно в оперативном тылу войск, зачищая их от врагов и просто нежелательных элементов. Одновременно с чекистами против националистов действовали и армейские контрразведчики из СМЕРШа.
  Чекистами были обнаружены и захвачены сотни складов с оружием и медикаментами. Моральный дух оставшихся в лесах бандеровцев упал, и многих удерживал от капитуляции только страх. К концу 1944 года крупные отряды УПА были разгромлены, и началась охота на уцелевших бандеровцев. Даже самым фанатичным оуновцам стало понятно, что вооруженная борьба проиграна.
  Поэтому националисты перешли к сугубо террористической деятельности. Уцелевшие крупные подразделения уровня "курень" и "сотня" расформировывались. Вместо них создавались малочисленные группы, которые должны были вести партизанско-диверсионную деятельность. Открытые вооруженные столкновения с Красной Армией отныне прекращались, а основной удар переносился на гражданскую администрацию и советских активистов. При этом в каждой "бригаде" УПА должна была быть создана "спецбоёвка", которая должна была действовать, маскируясь под советские отряды.
  В стратегии ОУН были определены три основных направления дальнейшей деятельности, получившие кодовые обозначения "Дажбог", "Олег" и "Орлик".
  План "Дажбог" предусматривал внедрение оуновцев в органы власти, срыв восстановления народного хозяйства. Кроме того, усиливалась конспирация и создавалась система тайных подземных бункеров (схронов), где бандеровцы могли отсиживаться долгое время. Программа "Олег" была направлена на воспитание в националистическом духе и подготовку молодёжи для пополнения живой силы отрядов УПА. Ежегодно оуновцы проводили мобилизацию нескольких сотен юношей, которых переводили на нелегальное положение. Чтобы отрезать дорогу назад, каждого "призванного" заставляли принять участие в убийстве или теракте, и таким образом "вязали кровью". По плану "Орлик" (другое название - "Харьков") предусматривалось распространение влияния ОУН на восточные и южные области УССР и проведении там пропагандистской и разведывательной работы. На восток посылались эмиссары ОУН с заданием создать там тайную сеть приверженцев, которая могла бы быть использована для антисоветского восстания. Именно для населения восточных областей УССР была написана агитброшюра "Кто такие бандеровцы и за что они борются", которую сегодня неонацисты переиздают и выдают за истинную программу ОУН.
  Реализуя новую тактику, бандеровцы ушли в глубокое подполье и повели террористическую войну против Советской власти. Объектами нападений становились партийные, комсомольские и советские работники, колхозная администрация, сельский актив, а также специалисты, прибывшие из других областей УССР. Одновременно создавалась легальная сетка, участники которой вступали в партию и комсомол, проникали в государственные учреждения и должны были в случае начала новой войны захватить власть на местах.
  Проведя переформатирование своих структур, бандеровцы начали массовый террор против советских и партийных структур, а также всех сочувствующих советской власти. ОУНовцы пытались не только физически уничтожить своих антагонистов, но и запугать местных жителей, заставить их отказаться от любого сотрудничества с властью. Вакханалия убийств и издевательств захлестнула регион. Со своими жертвами бандеровцы расправлялись страшно, по-садистски, чтобы вызвать ужас у окружающих. Казнили не только взрослых, вырезали целые семьи, не щадя даже младенцев.
  Проиграв войну против армии, они наносили удар по беззащитным: учителям, врачам. Националисты жгли и уничтожали школы, клубы, библиотеки, как несущие идеологическую нагрузку. По сути, на Западной Украине в то время шла настоящая гражданская война между местными националистами и социалистами. Во время немецкой оккупации верх взяли националисты. Как только в край вернулись советские органы власти и Красная Армия, баланс сил резко изменился. Теперь уже нацисты ушли в подполье, а местные жители левых политических убеждений при содействии власти создавали истребительные батальоны и начинали вооруженную борьбу с бандеровцами. К весне 1946 года в западных областях Украины в истребительных батальонах состояло больше шестидесяти тысяч человек.
  Чтобы восстановить разрушенную войной промышленность и инфраструктуру, Советская власть присылала на Западную Украину специалистов из других регионов. Десятки этих специалистов были убиты. В основном, люди гибли в селах, но и в городах никто не мог чувствовать себя в безопасности. Например, известный львовский писатель-антифашист Ярослав Галан был зарублен топором 24 октября 1949 года в собственной квартире во Львове.
  Сохранилось огромное количество документов и воспоминаний о тех событиях. Вот, например, воспоминания ветерана Владимира Ивановича Лунина: "В Великую Отечественную войну, мне пришлось принимать участие в освобождении некоторых областей Украины, в частности: Житомирской, Волынской, Ровенской. В этот период я столкнулся с бандеровцами, узнал, что такое представляет из себя движение украинских националистов. Мне пришлось проходить через несколько сел, которые были полностью сожжены и уничтожены. Я спрашивал у местных жителей: "Что, это немцы сожгли?" А они ответили: "Нет, это не немцы, это бандеровцы вошли в это село, схватили всех жителей, женщин, стариков, детей, а село сожгли до основания, только те, кто успел укрыться, остались живы". И таких сел на моем боевом пути было несколько... В 1944 году мы освобождали районный центр Ракитне в Ровенской области. Мы этот центр взяли почти без боя, особых потерь не было. И вот, когда 1948 году я вторично попал в этот районный центр, удивился огромному кладбищу. Я спросил у местных жителей, когда же это погибли люди, если здесь особых боёв не было? Они говорят, это похоронены люди, которые погибли после войны. Это - местные жители, это - приезжие, присланные сюда учителя, врачи, медицинские сестры, работники советских органов, председатели колхозов, совхозов и воины войск НКВД, которые принимали участие в борьбе с бандеровцами. Были и еще моменты, когда мне пришлось встретиться с бандеровцами. В 1948 году мы располагались в этом районном центре Ракитне. На краю поселка располагалась деревянная церковь, которая уже не работала. Кто-то предложил использовать её как кинотеатр для показа местному населению советских фильмов. В церкви установили кинопередвижку. Электричества не было, был ручной генератор, крутили ребята сами эту динамо-машину и показывали кино. Фильмы, кстати, показывались бесплатно, и молодежь ходила с удовольствием. И вот в один из вечеров, когда пришла молодежь для просмотра очередного фильма, бандеровцы облили церковь по периметру то ли бензином, то ли керосином и подожгли. Естественно, зрители из этой церкви начали выскакивать, выбегать в единственную дверь, а они из кустов открыли огонь из автоматов по выбегающей молодежи. Пять человек было убито, где-то около двадцати получили ранения. А они потом злорадствовали, мы же говорили вам: "Не ходите на просмотры этих москальских фильмов, так вот вам расплата, за то, что вы не выполнили наше указание!" Вот такие дела были на Западной Украине - это то, что мне пришлось видеть самому. Они (бандеровцы) боролись со своим народом, мирным населением, своей молодежью, которая не хотела выполнять их указания".
  Ветеран Трапезников Федор Андреевич рассказывал: "После Крыма нас в начале августа отправили на 4-й Украинский фронт по железной дороге и высадили в городе Стрый Львовской области. Оттуда два наших батальона двинулись в Карпаты. На узкой горной дороге в засаду попали. Только убитых было у нас 30 человек и около 60 раненых. Мы развернули артиллерию и начали обстреливать высоты, с которых стреляли бандеровцы. После этого уже прорвались. Потом еще с бендеровцами приходилось сталкиваться, когда во Львове служил три года после войны. У меня украли одного солдата. Когда его нашли, он человеческого образа не имел, искалечен был. Опознали только по шинели, на которых у каждого была написана фамилия. Людей очень много гибло, очень много..."
  Можно привести воспоминания Поклад Раисы Ивановны: "Призвали в 1943 году, вызвали в военкомат, вручили повестку и на пересыльных - в Горький - Нижний Новгород. В Горьком мы простояли, наверное, полтора месяца, пока нас формировали. И вот нас собрали целый батальон одних девчат. Распределили нас по специальностям. Привезли нас в Запорожье, распределили кого куда. Я грамотная была, и меня распределили на связь, я связисткой стала... Когда немца уже погнали, нас повезли во Львов. Это было в 1944 году. Там нас распределили и меня связисткой взяли в штаб на телеграф. Там я и работала до конца 1944 года, а потом меня перебросили на границу с Польшей, в Дрогобыч, Борислав. Там кругом леса, а в этих лесах были бандеровцы. Когда нас везли из Львова в Дрогобыч, водитель остановился перед балкой (оврагом), вышел и говорит: "Девчата, вы прижмитесь к полу, а я как газану, чтоб быстро проскочить, чтоб нас не расстреляли". Он как газанул, и сразу мы оказались на другом берегу этой балки. Отъехал от этой балки порядка километра и говорит: "Ну, девчата, мы еще будем жить". Спрашиваем: "А чего?". Он нам рассказал, что через эту балку бандеровцы ни одну машину не пропускают - или берут в плен, или расстреливают. А нам повезло...
  В Бориславе подстанция первая, а мы, одни девчата, её охраняли. Почему связистов ставили охранять? А кому, там некому было! Нас было в землянке 5 девочек, и все были связистки, и все охраняли станцию, там ведь больше никого не было. Чуть дальше ребята с пулеметами стояли на точках. Мы были в низине, а они по горам расставили пулеметы и по горам стояли. Вот нас пятеро и еще над нами начальник, старший лейтенант, никогда не забуду, Сафонов - хороший мужчина, вот он тут был над нами старший, а потом и его забрали. Охранять надо было станцию. Вот приходит твое время стоять на посту, и боишься каждого шороха. Выйдешь на эти два часа и думаешь: "Господи, хоть бы никто не напал, не напал!" А сколько нападений было! Но мне вот сколько раз везло - наверное, Боженька меня любит. Пока отстоишь эти два часа, в тебе души нет. Ночью особенно страшно, днем оно не так, ты ж все-таки видишь что-то, а ночью страшно.
  Война уже закончилась, а мы еще в Бориславе стоим, и вот нас привезли назад во Львов. Сколько меня уговаривали остаться во Львове, квартиру обещали в центре города. Но я говорю: "Нет, и все! Я уже намучилась, настрадалась здесь у вас, хочу домой, хочу к маме".
  Кроме индивидуального террора, националисты проводили различные антисоветские кампании: срывали выборы в Советы, саботировали призыв на службу и сбор урожая. Чтобы иметь денежные средства, оуновцы обложили данью ремесленников и торговцев, которых заставляли покупать билеты бандеровского займа "На боевой фонд". На села накладывались обязательства по передаче повстанцам определенного количества продовольствия. Тех, кто отказывался содержать боевиков, объявляли коммунистами и уничтожали.
  Всего за 1944−1956 годы от рук националистов погибло: 2 депутата Верховного Совета УССР, 1 глава облисполкома, 40 глав гор- и райисполкомов, 1454 глав сельских и поселковых советов, 1235 других советских работников, 5 секретарей городских и 30 районных комитетов Компартии УССР, 216 прочих работников партийных органов, 205 комсомольских работников, 314 глав колхозов, 676 рабочих, 1931 представитель интеллигенции, включая 50 священников, 15 355 крестьян и колхозников, 860 детей, стариков, домохозяек.
  Соответственно, поменялась и тактика советских спецназовцев. Вместо масштабных облав с участием тысяч человек в леса уходили разведывательно-поисковые группы из опытных разведчиков. Они рейдировали по лесным массивам, выслеживали врага, устанавливали местонахождение отрядов УПА, захватывали пленных-языков... Затем вызывалась истребительная группа, которая по полученным данным атаковала и уничтожала врага.
  
  ***
  Когда Бандера был задержан немцами, руководство ОУН принял на себя Николай Лебедь (Максим Рубан). Однако под его управлением организация не смогла достичь никаких особых результатов, а его диктаторские замашки вызвали неудовольствие других вождей. В результате в апреле 1943 года в ОУН состоялся переворот, и Лебедь был смещен с должности. Активную роль в этом низвержении кумира сыграл Роман Шухевич, недавно вернувшийся из Беларуси и занявший пост военного референта Провода. Этот бывший нахтигалевец удачно воспользовался ситуацией и стал главой Бюро Провода. Также он подчинил себе все вооруженные отряды националистов. В августе состоялся Третий Великий собор ОУН, на котором изменения во властной иерархии были утверждены. Лебедь вскоре переехал в Европу и занялся зарубежными контактами ОУН.
  Выпущенные немцами в 1944 году Бандера и Стецько остались в эмиграции, руководя организацией из Кракова. Кроме того, в начале 1944 года во Львове погиб последний из влиятельных мельниковцев, Роман Сушко. По одной из версий его убили советские агенты, но гораздо вероятнее, что с ним покончили бандеровцы, которые не прекратили свою охоту на мельниковцев. Таким образом, высшим руководителем украинских националистов, находящимся непосредственно на Украине, остался Роман Шухевич, с именем которого неразрывно связан последний этап существования УПА.
  Понимая неизбежность разгрома Третьего Рейха, националисты создали формально независимую от запятнавшей себя работой на Гитлера ОУН новую структуру, названную УГВР (Українська головна визвольна рада). В конце 1944 года организаторы УГВР бежали в Европу, где занимались пропагандой своих идей и поиском покровителей .
  В начале 1945 года Провод ОУН принял решение, не разрывая отношений с Германией, начать устанавливать хорошие отношения с британцами и американцами. Лебедю удалось связаться с западными спецслужбами и достичь определенных соглашений. Учитывая, что Пентагон не исключал скорого начала Третьей мировой войны между Западом и СССР, американцы были очень заинтересованы в создании собственной разведывательной сети в СССР. Так что предложения Лебедя были одобрены, и после разгрома Третьего Рейха оуновцы перешли на службу к американцам. Националисты брали на себя обязательства по ведению разведывательной деятельности в УССР, а в ответ США начинали тайно поддерживать националистов. Кроме того, по замыслам вашингтонских стратегов, борьба националистов на Западной Украине дестабилизировала ситуацию в СССР и вынуждала Кремль расходовать на борьбу с подпольем ресурсы, которые могли бы быть использованы для усиления обороноспособности страны. Так что действия бандеровцев были объективно выгодны США. Стремясь продемонстрировать возможности ОУН заокеанским "покупателям", находившиеся в Европе вожди националистов требовали активизации действий повстанцев на Западной Украине и борьбы до последней капли крови. Однако понесенные в борьбе с НКВД потери серьезно остудили даже наиболее горячие головы, поэтому находящиеся на Украине оуновцы не разделяли рвение своих вождей. Началось повальное дезертирство и переход на советскую сторону. Даже те, кто не собирался прекращать борьбы, как, например, Шухевич, приходили к выводу, что для того чтобы сохранить от истребления соратников, надо менять тактику и отказываться от вооруженной борьбы. Среди партизан начали возникать идеи договориться с Советами, но жесткое вмешательство зарубежных руководителей заставило остатки подполья продолжать бессмысленную войну против государства.
  Исход этого противостояния был заранее известен и мог окончиться только победой коммунистов. Единственным призрачным шансом для бандеровцев было бы начало войны американцев против СССР. Но она все не начиналась... Зато советские спецслужбы нашли оптимальный формат борьбы с националистами, создали сеть агентуры среди местного населения и бойцов УПА. Особое внимание уделялось привлечению к агентурной работе членов ОУН, особенно занимавших руководящие посты. Чтобы привлечь на свою сторону часть полевых командиров и внести раскол в ряды ОУН-УПА, правительство несколько раз объявляло амнистию для всех сдавшихся боевиков. Убедившись, что это не пустые обещания, вояки УПА стали массово складывать оружие. К июлю 1946 года этой возможностью воспользовалось более пятидесяти тысяч человек. Разумеется, часть из сложивших оружие боевиков ОУН сделали это по заданию своей организации, чтобы легализоваться и помогать своим непримиримым товарищам, но большинство сдавшихся просто устали от бесполезной борьбы, разочаровались в идеях ОУН и хотели мирной жизни. Рядовых бандеровцев, как правило, после проверки отпускали по домам, подходящих по возрасту и состоянию здоровья призывали в ряды Красной Армии. А вот бывший командный состав УПА и ОУН чекисты активно использовали в своей работе. Часть таких лидеров участвовала в агитационной работе, выступая по селам и призывая возвратиться к мирной жизни. Тех полевых командиров, о переходе которых на советскую сторону не было известно бандеровцам, использовали в качестве агентуры. Они становились источниками ценнейшей информации, сдавая своих бывших подельников и указывая места "схронов". Благодаря этому чекисты провели множество успешных операций по ликвидации националистического подполья.
  В феврале 1945 года в Киеве состоялось заседание Политбюро ЦК КП(б)У, на котором было принято решение в связи с изменением ситуации на Западной Украине перейти к новым методам борьбы с террористами. Теперь из оперативных работников и бойцов внутренних войск создавались специальные подвижные боевые отряды, каждый из которых должен был, обнаружив конкретную банду, преследовать её до полного уничтожения. Эти оперативно-войсковые (чекистско-войсковые) группы рейдировали по региону. Получив от местного НКВД сведения о наличии банды, они начинали на нее охоту. Двигались налегке, без обозов. Охоту не прекращали ни днем, ни ночью, не давая врагу возможности оторваться от погони и скрыться. В конце концов, бандеровцев загоняли и уничтожали.
  Чтобы спецназ мог действовать эффективно, органы внутренних дел вели в крае эффективную агентурную работу. Активно вербовались агенты из числа членов ОУН , которые снабжали власть ценной информацией о подполье, о появлении в крае отрядов УПА, благодаря чему спецназ находил и уничтожал националистов. Кроме того, арестованные массово шли на сотрудничество со следствием и в своих показаниях сдавали своих вождей, раскрывали секреты...
  Кроме того, в НКВД УССР было принято решение создавать из "раскаявшихся" бандеровцев группы особого (агентурно-боевого) назначения. О существовании этих специальных групп было известно, но никто посторонний толком не знал, чем именно они занимались. Поэтому стараниями бандеровских пропагандистов родился миф о переодетых нквдшниках, которые под видом бойцов УПА устраивали террор против мирного населения. Этот миф был неоднократно опровергнут серьезными исследователями , но постоянно тиражируется в националистической публицистике как общеизвестный факт. Особенно этот миф поддерживался во время правления Виктора Ющенко, активно реабилитировавшего ОУН. Внимание к этой проблеме вполне объяснимо. Эксплуатация этого мифа позволяет "списать" многочисленные жертвы националистического террора на тайные операции советских спецслужб. Таким образом, современные неонацисты, не имея возможности заставить общество забыть о терроре на Западной Украине, предлагают нового "виновного" в пролитой крови, одновременно очерняя советское прошлое.
  Единственное, что верно в мифах о переодетых чекистах, так это "переодевание". Спецназовцы сороковых действительно действовали в форме УПА, чтобы под видом повстанцев выявить места нахождения руководства ОУН и УПА, захватывать их или уничтожать. Именно охота на ключевых деятелей подполья была задачей и специализацией групп особого назначения. Кроме того, группы искали склады оружия, занимались разведкой и при случае уничтожали мелкие отряды УПА, но все же их главной целью были главари нацистов.
  Первоначально в качестве эксперимента было создано две группы: "Хмара" и "Орёл". Действуя под видом националистов, они собирали информацию о дислокации отрядов УПА, укрытиях командиров ОУН и СБ. Мелкие отряды националистов спецназовцы уничтожали собственными силами, крупные обнаруживали и подставляли под удар войск.
   Результат превзошел все ожидания, и подобные спецгруппы начали создаваться массово. К лету 1945 года на Западной Украине действовало 156 спецгрупп общей численностью 1783 человека. Разумеется, в каждой группе был сотрудник НКВД, следивший за состоянием личного состава и занимавшийся оперативной работой, но и командиры, и бойцы групп набирались из "перекованных" националистов. Причем, даже перейдя на сторону СССР, бандеровцы и мельниковцы продолжали враждовать. Поэтому власть старалась, чтобы в одной группе были и те, и другие, тогда группа гарантированно была под контролем, ведь бандеровцы "стучали" на мельниковцев, которые в свою очередь отвечали тем же. Многие из бойцов этих отрядов за отличие при ликвидации националистического подполья были награждены орденами и медалями.
  Активная борьба на Западной Украине шла до начала пятидесятых годов. В марте 1950 года в результате спецоперации был уничтожен Роман Шухевич, он же генерал Тарас Чупрынка. Сменивший его Васыль Кук был пойман через четыре года. Собственно, на этом история УПА и ОУН(б) на Западной Украине была закончена. Через несколько лет Васыль Кук признал Советскую власть, отрёкся от ОУН-УПА и призвал своих бывших соратников сложить оружие. Его дальнейшая жизнь сложилась неплохо. Он жил в Киеве, занимался научной работой в Центральном государственном историческом архиве и Институте истории Академии наук Украинской ССР.
  Подводя итог, можно сказать, что через УПА за время её существования прошло около ста тысяч человек, а максимальная численность армии была в начале 1944 года и равнялась 25-30 тысячам бойцов. УПА так и не стала всенародной армией, оставшись вооруженными отрядами одной политической организации ОУН(б). Основные силы Украинской повстанческой армии были уничтожены в 1944-45 годах, а агония продолжалась до 1947 года, когда остатки УПА были объединены с подпольем ОУН(б) и перешли полностью под управление проводников ОУН. В 1949 году приказом УГВР всем боевым подразделениям украинской армии было предписано приостановить активные действия, а личному составу по мере возможности перейти на легальное положение.
  Избежавшие смерти активисты ОУН или скрылись на Западе, или были арестованы. В УССР, как и во всем Советском Союзе, восстанавливали хозяйство и залечивали раны, нанесенные Великой Отечественной войной. Можно было подвести итоги. Во время войны украинские националисты были союзниками Германии и запятнали себя массой военных преступлений. После войны бандеровцы убили тысячи учителей, медицинских и хозяйственных работников, направленных из восточных областей Украины, около двух тысяч председателей, секретарей сельсоветов и председателей колхозов...
  Интересно отметить, что красно-черный флаг, который сегодня считается символом украинских националистов и якобы восходит к цветам знамен ОУН и УПА, был выдуман лишь в начале девяностых .
  Оставшиеся в Европе лидеры ОУН пытались активизировать антисоветскую деятельность при помощи западных спецслужб, за что и были ликвидированы советскими агентами. Лев Ребет был убит 12 октября 1957 года. Степан Бандера был уничтожен советским агентом 15 октября 1959 года в Мюнхене, где жил под вымышленным именем. Такой финал жизни неудавшегося галицкого фюрера закономерен - мировая история почти не знает крупных террористов, умерших своей смертью...
  
  ***
  Нужно отметить, что Западная Украина к концу войны оставалась самым отсталым регионом республики как по экономическим, так и по социальным показателям. Чтобы исправить эту ситуацию, на работу в западные области только за 1944-46 годы было направлено более восьмидесяти тысяч работников различных специальностей.
  В школы западных областей Украины было направлено 34,5 тысяч учителей. Это позволило в 1947-1948 учебном году открыть 4 292 школы и организовать 19 897 групп по ликвидации безграмотности.
  Советское правительство придавало большое значение подготовке кадров интеллигенции и высококвалифицированных специалистов из числа местного населения. Это было нужно не только с точки зрения развития экономики, ведь власть надеялась, что, получив образование, стабильный доход и возможность строить карьеру в рамках СССР, галичане окажутся невосприимчивыми к бандеровским идеям. Была практически заново создана система высшего образования, для чего в регион были присланы 137 академиков, членов-корреспондентов, профессоров и доцентов. Университетские библиотеки были наполнены современными книгами. Например, научно-техническая библиотека Львовского политехнического института в течение 1944-1947 годов получила 60,7 тысяч книг и 23,6 тысяч экземпляров технических журналов, переданных в дар от библиотек других технических вузов страны. Чтобы студенты полностью посвящали себя осваиванию предметов, им платили стипендию, позволяющую жить не подрабатывая.
  Так что стараниями коммунистической власти жизнь в крае менялась в лучшую сторону, и это было лучшей агитацией против бандеровцев. Не зря же они при любой возможности убивали присланных в край специалистов.
  В результате все больше местных жителей вступали в комсомол и партию, начинали работать на благо СССР и себя, как полноправных граждан великой страны.
  
  Карающий меч нацистов
  В Украинской войсковой организации еще в двадцатые годы имелся небольшой отдел разведки и контрразведки чисто военного профиля. После объединения националистов в ОУН на основе этого отдела была создана Служба безопасности (Служба бэзпэки, СБ ОУН). Главной ее целью было обнаружение и уничтожение польских агентов-провокаторов в украинских рядах. После смерти Коновальца и раскола ОУН большая часть сотрудников Службы безопасности поддержала Степана Бандеру. Первым же решением ОУН(б) стало создание из членов старой Службы безопасности собственной СБ. Во главе новой структуры был назначен Мыкола Лебедь (он же Николай Рубан), который вынес смертные приговоры лидерам ОУН(м). Уже в 1940 году бандеровцы из СБ начали убийства мельниковцев.
  Служба безопасности ОУН состояла из разведывательного, контрразведывательного отделов и боевых подразделений, которые исполняли, в основном, карательные функции. Значение СБ постоянно возрастало, и к моменту создания УПА это был орган с очень большими полномочиями. Даже среди отнюдь не мягкотелых боевиков УПА эти люди пользовались репутацией головорезов. Опричники Бандеры совмещали комиссарские и карательные функции, а также занимались разведкой и контрразведкой.
  В 1943 году сотрудники Службы бэзпэки приняли активное участие в проведении Волынской резни. В том же году СБ получила право выносить (и исполнять) приговоры врагам украинского народа без согласования с командным составом УПА, а со следующего года командиры УПА должны были в обязательном порядке выполнять указания референтов Службы безопасности.
  Помимо своих основных задач, бойцы СБ активно устраивали провокации. Например, существовали отряды СБ, которые, переодевшись в советскую форму, устраивали убийства и грабежи мирных жителей.
  Осенью 1944 года часть видных оуновцев во главе с членами центрального провода ОУН Ростиславом Волошиным (Павленко, Горбенко) и Яковом Буселом (Галина) попытались пересмотреть некоторые цели и задачи ОУН-УПА, отказавшись от поддержки немцев. Даже название ОУН они предлагали заменить на Народно-освободительную революционную организацию. У Волошина и Бусела нашлись сторонники среди командиров низовых звеньев УПА. Однако по приказу Романа Шухевича СБ поголовно уничтожила вольнодумцев. Тогда были казнены или погибли в бою несколько сотен активных участников националистического подполья. Всего же палачами из Службы безопасности ОУН(б) было уничтожено более четырех тысяч "изменников" из числа членов ОУН и УПА. К 1945 году Служба безопасности трансформировалась в полностью самодостаточную структуру, которая претендовала на власть уже над самой ОУН.
  Гражданскому населению для того, чтобы быть зачисленным в "помощники советов", достаточно было пустить на постой или накормить солдат и офицеров Красной Армии, сдать зерно фронту и т. п. Порядок ликвидации "сексотов" был регламентирован соответствующими письменными инструкциями, содержавшими тексты наподобие "в ходе ликвидации указанных лиц не жалеть ни взрослых членов их семей, ни детей".
   После поражения Германии в рядах бандеровцев началось стремительное моральное разложение. В этих условиях боевики Службы безопасности перешли к террору против носителей капитулянтских настроений. Теперь СБ имела право на собственное усмотрение проводить аресты оуновцев, вплоть до членов Центрального провода включительно. СБ также имела право без суда расстреливать любого члена ОУН, не говоря уже о других людях, что она и делала. Однако кровавая вакханалия только еще больше подорвала силу украинских националистов.
  К 1951 году в борьбе против советских органов СБ ОУН понесла такие потери, что было решено распустить референтуры СБ, а их персонал занял руководящие позиции в подполье ОУН(б).
  
  Украинские эсэсовцы
  Если об УПА еще возможны споры, были ли они немецким проектом или борцами за волю Украины, то о дивизии СС "Галиция" таких споров быть не может. Это однозначно было коллаборационистское подразделение, созданное немцами для осуществления немецких планов. И закономерно, что вместе с другими подразделениями СС дивизия "Галиция" была осуждена на Нюрнбергском процессе. Но это случилось лишь через три года, а в 1943 году Третий Рейх казался исполином, который простоит тысячу лет, и десятки тысяч людей по всей Европе стремились сделать карьеру на службе Гитлеру. Не были исключением и галичане, которые вполне лояльно отнеслись к установлению Нового порядка в их крае.
  Зимой 1942/43 года губернатор Галиции бригадефюрер СС Отто Густав Вехтер обратился с письмом к Рейхсфюреру Генриху Гиммлеру, и указал на необходимость привлечения местного населения к борьбе с коммунистами. По его мнению, из галичан можно было сформировать полноценное воинское подразделение, которое вошло бы в состав СС. Вообще-то раньше Гимлер не особо приветствовал появление в СС представителей негерманских народов, но после Сталинграда немцам стало не до чистоплюйства. Так что из-за нехватки расово чистых воинов было решено принимать в ряды СС и представителей "низших рас".
  Вскоре состоялась личная встреча Гимлера и Вехтера, на которой последний изложил свои предложения по улучшению управляемости в регионе. В частности, он предлагал образовать новый округ "Большая Галиция", куда бы входили Краков и Львов. Себя бригадефюрер предлагал в губернаторы нового образования и обещал из местных добровольцев сформировать полнокровную гренадерскую дивизию. Если бы это произошло, то под контролем СС в лице Вехтера оказалась бы очень привлекательная территория. Поэтому Гимлер доложил об этих предложениях Гитлеру и в результате получил разрешение на создание дивизии, но объединение Кракова и Львова откладывалось в долгий ящик, так как против был правитель Генерал-губернаторства рейхсляйтер НСДАП Ганс Франк, который вовсе не собирался уступать свои полномочия эсэсовцам. Уже 8 марта глава Украинского центрального комитета профессор Владимир Кубийович письменно обратился к генерал-губернатору Гансу Франку с предложением создать украинские вооруженные силы для помощи немцам в войне. Воспользовавшись этим поводом, Франк мог попытаться добиться у Гитлера распоряжения, чтобы именно он курировал создание вспомогательных частей в подведомственном регионе и тем самым стал конкурентом Гимлера. Поэтому оба высших чиновника Рейха пришли к консенсусу: Гимлер не поднимает вопрос об административных и территориальных изменениях в Генерал-губернаторстве, а Франк не препятствует эсэсовцам формировать воинские части. Кстати, в Галиции еще с сорок первого года в войска СС были набраны несколько тысяч человек как из числа этнических немцев, так и украинцев, имевших арийскую внешность .
  Первоначально дивизия задумывалась как полицейская и должна была финансироваться из фондов полиции порядка, а при необходимости из бюджета округа. Обучение личного состава должно было идти по немецким стандартам, а офицерский корпус должен был набираться из украинцев - бывших офицеров Австро-Венгерской, Галицкой и Польской армий. Кроме того, в дивизию планировалось направить несколько сотен немецких унтер-офицеров, которые стали бы костяком воинской части. Однако вскоре было решено, что галицийская дивизия будет входить не в полицию, а в войска СС (Ваффен СС).
  Для содействия скорейшему формированию дивизии из украинских националистов было создано Военное Управление (ВУ) дивизии, куда вошли Владимир Кубийович, Осип Навроцкий, Михаил Хроновьят, Любомир Макарушка, Степан Волынец и другие коллаборационисты. При этом после объявления о начале создания дивизии представители ОУН(м) заявили, что не будут принимать участия в формировании дивизии, но и мешать не намерены. В ОУН(б) отношение к новой военной силе было сложным. Часть вождей видели в дивизии конкурентов и были против её создания. Однако Роман Шухевич, Лев Шанковский и Степан Новицкий идею создания СС "Галиции" поддержали, а двое последних даже вступили в её ряды. В итоге было решено, что официально ни ОУН(б), ни УПА не поддерживают формирование дивизии, но каждый член организации в индивидуальном порядке может принять решение завербоваться или нет в дивизию. Так что в итоге многие из сослуживцев Шухевича по Бранденбургу и 201-му батальону надели эсэсовскую форму. Например, из 22 бывших офицеров батальона "Роланд" 9 вступили в дивизию. Тут же оказался и командир 201-го шуцманшафт-батальона Евгений Побигущий.
  28 апреля 1943 во Львове торжественно был провозглашен акт о создании дивизии. На этой церемонии членам ВУ были вручены грамоты, хотя они были не более, чем "свадебными генералами", поскольку реально всем руководил гауптштурмфюрер CC Шульце. С этого момента началось формирование дивизии Ваффен СС "Галиция". Сейчас ее принято называть Галичина, так что будем использовать это обозначение, хотя оно не было официальным. На призыв откликнулось не менее 70 тысяч галичан, из которых четырнадцать тысяч человек были признаны достойными службы в СС. Остальные добровольцы тоже не остались без дела. Германия нуждалась в пушечном мясе, и всех оставшихся галичан включили в состав германской полиции. Так возникли пять новых полицейских полков. Присяга членов дивизии была такой же, как у членов других добровольческих подразделений Рейха: "Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру германского рейха верностью и отвагой. Я клянусь покоряться тебе до смерти. Да поможет мне Бог!"
  Хотя многие из офицеров дивизии были галичанами, большинство командных должностей занимали немцы. Немцами были и два первых командира дивизии - бригадефюрер СС В. Шимана и сменивший его 20 ноября 1943 г. Ф. Фрайтаг.
  Новая дивизия получила номер 14, который уже не менялся, а вот название изменялось.
  • 14-я добровольческая дивизия СС "Галициен" (30 июня - 22 октября 1943 г.);
  • 14-я галицийская добровольческая дивизия СС (22 октября 1943 - 27 июня 1944 г.);
  • 14-я гренадерская ваффен-дивизия СС (галицийская номер 1) (27 июня - 12 ноября 1944 г.);
  • 14-я гренадерская ваффен-дивизия СС (украинская номер 1) (12 ноября 1944 - 25 апреля 1945 г.).
  Первоначально галицийские эсэсовцы занимались борьбой с партизанами. Так, в феврале 1944 года военнослужащие дивизии были включены в две "боевые группы", которые действовали против советских партизан северо-восточнее Львова и польских партизан в районах Чесанова, Любашова. Есть сведения об участии подразделений дивизии в карательных акциях на Балканах, а польские исследователи утверждают, что подразделения дивизии "Галичина" участвовали в сторожевой службе в концентрационном лагере около города Дембица, хотя это могли быть и другие украинские наемники.
  В апреле 1944 года дивизия была отправлена в Нойхаммер (Силезия) для дальнейшего обучения. В июле 1944 года она прибыла на фронт и заняла вторую линию обороны, находившуюся в 20 км от линии фронта в районе города Броды в современной Львовской области. В это время в строю находилось более пятнадцати тысяч солдат и офицеров. Однако в первом же бою дивизия Галичина была окружена и почти полностью уничтожена войсками Первого Украинского фронта. Из кольца организованно прорваться удалось лишь полутысяче человек. Еще несколько сотен бойцов смогло бежать мелкими группами. Кроме того, уцелело 1200 человек, не участвовавших в этом бою, так что в строю после боя за Броды остался только каждый пятый эсэсовец.
  Понятное дело, что после этого разгрома дивизия была снята с фронта и отправлена на переформирование, которое началось 7 августа 1944 года на полигоне Нойхаммер, куда были направлены запасной полк дивизии, насчитывавший около 8 тысяч человек, а также добровольцы, служившие в 4-м и 5-м галицийских полицейских полках, сформированных из "избытка" апрельского набора 1943 года. Однако использовать дивизию на Восточном фронте немцы больше не рискнули и отправили на Балканы для борьбы с югославскими партизанами.
  В марте 1945 года правительство Третьего Рейха приняло решение объединить всех оставшихся под немецким командованием украинцев в одну структуру, которая получила название Украинский национальный комитет (УНК ), созданный 17 марта 1945 года в Веймаре. Соответственно, все вооруженные отряды украинцев сводились в украинскую освободительную армию, командиром которой был назначен генерал П. Шандрук. Формально в эту армию была включена и дивизия Галичина, переименованная в 1-ю Украинскую дивизию. Генерал Шандрук даже прибыл в дивизию и встретился с её бойцами, но нет никаких данных, что Гимлер, который только и мог передать дивизию из состава СС, согласился с передачей своей дивизии под юрисдикцию УНК.
   Интересно отметить, что в дивизии выпускалась собственная газета, носившая название "До бою". В последнем номере газеты, вышедшем 6 мая 1945 года, передовая статья называлась "Христос Воскрес - Воскреснет Украина!" Впоследствии этот слоган использовал президент Ющенко в своих пасхальных поздравлениях.
  В апреле 1945 года дивизия участвовала в боях с наступавшей Красной Армией между Фельдбахом и Радкерсбургом в Австрии. После капитуляции Германии большая часть дивизии (около 10 тыс. человек) прорвалась в Австрию, и 8 мая 1945 года дивизия сдалась в плен британским войскам при Тамсвеге и Юденберге. В отличие от большинства других восточноевропейских коллаборационистских соединений, служащие дивизии не были выданы Советскому Союзу.
  Партизаны
  В последнее время основное внимание украинских историков сосредоточенно, в основном, на ОУН, УПА и других националистических организациях, однако совершенно забытыми оказались украинцы-коммунисты, боровшиеся против немцев и националистов. А ведь советское партизанское движение было более мощным, чем бандеровское. В республике действовало 53 крупных партизанских соединения, 2145 отдельных отрядов и 1807 партизанских групп, через которые за годы войны прошло до 220 тысяч бойцов.
  Во время отступления Красной Армии в 1941 году на оккупированных территориях оставались законспирированные коммунистические партийные организации, которые должны были действовать в подполье. Часть подпольщиков была выявлена и уничтожена, но часть стала основой для создания партизанских отрядов. Главной базой для партизан стали Брянские леса, занимавшие части современной Брянской, Калужской, Сумской и Черниговской областей. Уже летом-осенью 1941 года партизаны стали наносить чувствительные удары по немецким частям, громя тыловые подразделения, уничтожая линии связи, дороги и склады. В начале 1942 года разрозненные партизанские отряды начали объединяться в крупные соединения, наиболее известными из которых стали отряды под командованием Ковпака и Сабурова. В северо-восточных лесных областях УССР партизаны смогли взять под свой контроль район площадью в 12 тысяч квадратных километров. Несмотря на все усилия, немцам так и не удалось уничтожить это партизанское царство.
  В развёртывании партизанского движения важную роль сыграло созданное в 1941 году 4-е управление НКВД СССР под руководством уроженца Мелитополя Павла Судоплатова, того самого чекиста, который тремя годами ранее убил Коновальца. Ему подчинялась Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР, из бойцов которой формировались разведывательно-диверсионные отряды, забрасываемые в тыл врага. Как правило, если они не погибали, то затем превращались в крупные партизанские отряды. Для координации действий партизан в 1942 году был создан Украинский штаб партизанского движения, располагавшийся в советском тылу и неуязвимый для немецких ударов.
  К осени 1942 года партизанским движением была охвачена вся оккупированная территория УССР, в том числе, и Западная Украина, где действовало несколько советских отрядов. Хотя, разумеется, основной базой партизан были центральная и северо-восточная части республики, где их поддерживало местное население и были подходящие природные условия. А уже с конца 1942 года из Брянских лесов партизанские отряды начали продвигаться на запад. Между партизанами и регулярной армией было налажено взаимодействие, советское командование смогло наладить на самолетах переброску через линию фронта оружия, боеприпасов и медикаментов, благодаря чему партизанские отряды резко усилились и стали превращаться в регулярные воинские части. Кроме того, с "большой земли" в партизанские отряды переправлялись специалисты: офицеры, медики, радисты, подрывники... К концу 1943 года только в отрядах, поддерживающих связь с советским тылом, воевало почти шестьдесят тысяч человек. Их действия парализовывали немецкий тыл, и оккупантам приходилось перебрасывать для защиты своих коммуникаций от ударов все больше и больше солдат.
  Летом 1943 года, когда на фронте разворачивалась Курская битва, советские партизаны Украины и Беларуси нанесли масштабный удар по железнодорожным магистралям. Они смогли устроить такое количество диверсий на железных дорогах, что их пропускная способность упала чуть ли не вдвое.
  В уничтожении вражеских эшелонов особенно преуспел отряд Алексея Федоровича Федорова, действующий в районе Ковеля в Волынской области. С 7 июля по 10 августа на установленных федоровцами минах подорвались 123 немецких эшелона. Железная дорога Ковель-Сарны и Ковель-Брест, по сути, была парализована. Кроме того, партизаны из этого отряда совместно с белорусами заминировали линию Брест-Пинск, установив там 40 мин замедленного действия МЗД-5. То есть партизаны устанавливали взрывчатку и незамеченными уходили, а мины, пролежав установленный срок, сами автоматически взводились, после чего взрывались под следующим проходящим составом. Срок задержки мины можно было выбрать от 12 часов до 120 суток. Поэтому, когда мины срабатывали и немцы начинали охоту на минеров, партизаны уже были в другом районе. А установив разные сроки задержки, партизаны создавали иллюзию своего пребывания около железной дороги. Поэтому немцы не только теряли поезда, но еще и тратили массу сил и времени на поиск диверсантов. Диверсионные группы из партизанских соединений Сабурова и Маликова в августе только на участке Сарны-Коростень уничтожили сорок один эшелон врага. Всего же за июль-август партизаны пустили там под откос больше двухсот вражеских поездов.
  Пожалуй, самым известным и результативным партизанским командиром Украины можно назвать Сидора Ковпака. Прирожденный воин, он еще во время Первой мировой войны был награждён Георгиевскими крестами III и IV степеней и медалями "За храбрость" III и IV степеней. Во время Гражданской войны он вместе с легендарным красным командиром Александром Пархоменко воевал за Советскую власть. И вот в 1941 году перешагнувший полувековой рубеж Сидор Артемьевич снова взялся за оружие. С четырьмя товарищами он ушел в лес, а вскоре из таких же непримиримых создал целый отряд. Сначала партизанил в родных Сумских лесах, а в 1942-1943 годах повел свой отряд в рейд на Правобережную Украину, с боями пройдя через Гомельскую, Пинскую, Волынскую, Ровенскую, Житомирскую и Киевскую области.
  12 июня 1943 года Ковпак повел полторы тысячи бойцов своего Сумского соединения в прославивший его 2000-километровый поход, который получил название "Карпатский рейд" и вошел во все учебники партизанского дела. Рейд начался в селе Милошевичи на украино-белорусской границе. Обойдя Ровно с запада, Ковпак резко повернул на юг, пройдя через всю Тернопольщину. В ночь на 16 июля партизаны переправились через Днестр. Более двадцати раз немцы окружали партизан, но каждый раз Ковпак прорывался, уходя на новые места. Чтобы расправиться с партизанами, немцам пришлось спешно отзывать с фронта части СС . За время рейда партизаны разгромили полтора десятка гитлеровских гарнизонов, убили до пяти тысяч немецких солдат и офицеров и серьезно нарушили коммуникации противника. Помимо всего прочего, они вывели из строя железнодорожный узел Тернополь. Выполнив задуманное, Ковпак сумел оторваться от преследования немцев и уйти. Так 21 октября 1943 года закончился Карпатский Рейд. После недолгого отдыха Сумское партизанское соединение продолжило воевать. В январе 1944 года оно было переименовано в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию имени С. А. Ковпака.
  Не будет преувеличением сказать, что советские партизаны, действовавшие на территории УССР, внесли весомый вклад в разгром противника. Согласно данным Центрального штаба партизанского движения, с начала войны до 1 сентября 1944 года советские партизаны, действовавшие на территории УССР, разгромили 56 вражеских штабов, уничтожили 411 гарнизонов, опорных пунктов и полицейских участков, разрушили 607 железнодорожных мостов и 1599 автомобильных мостов, 44 железнодорожные станции, 248 узлов связи, 59 электростанций, 94 нефтевышки, 915 складов.
   Учитывая, что личный состав действовавших на Украине партизанских отрядов был набран из местных добровольцев, можно сказать, что украинцы, за исключением уроженцев Галиции и Волыни, очень активно участвовали в борьбе против завоевателей. Доля же тех, кто пошел на службу к гитлеровцам, не больше чем среди жителей других республик СССР. Это доказывает тот факт, что к 1941 году Советская власть воспринималась подавляющим большинством населения УССР (кроме присоединенных в 1939 году земель) как своя. Соответственно, прогерманские националистические организации были чужды большинству украинцев.
  Однако в партизанских отрядах была лишь малая часть украинцев. Их подавляющее большинство находилось в регулярных частях Красной Армии, и служили они добровольно и доблестно. Недаром два с половиной миллиона украинцев получили советские ордена и медали, а из 115 дважды Героев Советского Союза - 32 украинца.
  Из четырех Героев Советского Союза и одновременно полных кавалеров ордена Славы, двое - украинцы. Это старшина-пехотинец Павел Дубинда из Херсонской области и летчик-штурмовик Иван Драченко из Черкасской области. Из четырех женщин полных кавалеров ордена Славы - одна украинка, уроженка села Волчий Яр Харьковской области Матрёна Семёновна Нечепорчукова (в замужестве Ноздрачёва), санитарный инструктор 100-го гвардейского стрелкового полка.
  К тому же украинцы служили не только простыми солдатами Красной Армии, добрая половина высших офицеров Советского Союза были уроженцами УССР. Можно вспомнить маршалов Семена Тимошенко и Павла Рыбалко, Андрея Еременко и Кирилла Москаленко, генералов Ивана Черняховского, Василия Герасименко, Николая Попеля...
   Одессит Родион Малиновский стал одним из наиболее удачливых советских полководцев, взял Будапешт и Вену, получил маршальскую звезду, разгромил японскую армию в 1945 году, а уже после войны занял пост Министра обороны СССР.
  Не забудем лучшего аса войны, трижды Героя СССР, маршала авиации Ивана Кожедуба. Кроме него, еще трое украинцев стали маршалами авиации: Владимир Судец, Сергей Руденко, Николай Скрипко.
  Любая страна гордилась бы такими полководцами и бойцами, но кто в современной Украине помнит их имена и подвиги? У нас стало модно носиться с деятелями ОУН и УПА, проигравшими всё, за что они брались. Политическая конъюнктура и стремление киевских властей подальше дистанцироваться от Российской Федерации заставляют украинских политиков вытравливать из народной памяти все свидетельства общности России и Украины. Ну а так как все герои-победители сражались за единое государство, то и их отправили на свалку истории, а саму память об общем прошлом заменяют националистической мифологией.
  
  Глава 18. Советская Украина
  
  Военные действия нанесли страшный урон Украине. Погибло больше четырех с половиной миллионов жителей республики, а еще два миллиона человек было угнано на принудительные работы в Германию . Еще несколько миллионов украинцев было эвакуировано в тыл в 1941 году. Часть промышленных предприятий также была демонтирована и перед наступлением немцев вывезена в глубокий тыл СССР. Оставшиеся предприятия, железнодорожные узлы, мосты и электростанции были разрушены в ходе боев или целенаправленно уничтожены отступающими немцами. Многие населенные пункты были превращены в руины. Так что в 1945 году республика представляла собой горькое зрелище, но сразу после освобождения началось её восстановление. Вернувшиеся беженцы отстраивали дома, ремонтировали предприятия... И в итоге к пятидесятому году промышленное проќизводство в УССР уже превышало уровень 1940 года. Хотя естественно первоначально восстанавливались предприятия тяжелой и оборонной промышленности. Поэтому по объемам производства легкая промышленность и сельское хозяйство так и не достигли довоенного уровня. К тому же в 1946 году в стране была страшная засуха, подорвавшая сельское хозяйство и вызвавшая настоящий голод. Но, несмотря на все сложности, экономика республики развивалась быстрыми темпами и к 1960 году в 3,6 раза превысила уровень 1940 года.
  Кроме того, после войны в границах УССР были собраны все этнические земли, и этот результат был закреплен юридически. В течение нескольких лет был подписан ряд договоров с соседними государствами об урегулировании послевоенных границ. Так, в июне 1945 Чехословакия признала законность слияния Закарпатья с Советской Украиной, 16 августа 1945 была определена украинско-польская граница , а в феврале 1947 года был заключен советско-румынский договор. Так, благодаря сталинской дипломатии, Украина на западе обрела свои современные очертания. Кроме того, Украинская ССР стала одной из стран-основателей ООН.
  Годы "застоя" для Украинской ССР стали воистину золотым временем. Страна уже оправилась от потерь периода войны, и уровень жизни неуклонно повышался. За время правления Леонида Ильича Брежнева реальные доходы населения выросли более чем в полтора раза. Было развернуто гигантское жилищное и дорожное строительство, причем, новые квартиры граждане Союза получали абсолютно бесплатно . Практически все села были электрифицированы, а значительная часть и газифицирована. Были построены тысячи бесплатных детских садов, санаториев, спортивных заведений... По числу студентов на 10 тыс. человек населения СССР значительно превосходил Великобританию и Францию. Согласно Конституции СССР 1977 года, граждане получили право на бесплатное образование всех уровней от начального до высшего. Была создана потрясающая по качеству система бесплатной медицины. К 1980 году Советский Союз вышел на первое место в Европе по объёмам производства промышленности и сельского хозяйства. На всем земном шаре нас превосходили только США, но и тут разрыв в развитии неуклонно сокращался. Если в 1960 году объём промышленной продукции СССР, по сравнению с США, составлял 55 %, то в 1980 - уже более 80 %.
  В это время, в отличие от периода правления Н.С. Хрущёва, поощрялось развитие личных подсобных хозяйств колхозников, а также широко раздавались земли под садоводческие товарищества горожан. Выращенную продукцию можно было продавать на колхозных рынках. Для сельской части Украины это было настоящим подарком, так как давало крестьянам солидный источник доходов, к тому же практически неподконтрольных государственным органам. В результате все работящие крестьяне имели возможность жить очень зажиточно. Так как по советским законам было предусмотрено наказание за тунеядство и уклонение от общественно-полезного труда, то существовал такой трюк: один человек из семьи работал в колхозе, где получал официальную зарплату, а все остальные родственники трудились на приусадебном участке. Потом выращенные фрукты, овощи, скот продавались, и на полученную выручку семья безбедно жила. Так что подавляющее большинство украинцев было довольно своей жизнью, менять что-либо в государстве не собиралось и уж тем более, ни о какой-либо независимости и не думало.
  К концу семидесятых годов наметился спад темпов роста экономики СССР. Так, Т. И. Заславская отмечала, что в восьмой пятилетке (1966 - 1970 годы) среднегодовой прирост национального дохода составлял 7,5 %, в девятой - 5,8 %, в десятой он снизился до 3,8 . Комментируя эти цифры, критики советской системы говорят о кризисе планового хозяйства. Однако нужно помнить, что с развитием страны темпы роста экономики неизбежно замедляются. Это связано с тем, что чем богаче страна, тем больше в абсолютных показателях оказывается каждый следующий процент роста. Например, один процент экономического роста германской экономики в денежной форме составит больше, чем двадцать процентов роста украинской экономики. Так что все было вовсе не так плохо, как любят изображать антисоветчики. Разумеется, в каждом обществе есть те, кто будет критиковать власть, даже если правитель "будет счастливее Августа и лучше Траяна". Не был исключением СССР, где в шестидесятых годах возникло движение так называемых "диссидентов" . Однако на Украине число диссидентов было так незначительно, что говорить о каком-то их влиянии на общество не приходится. Из наиболее известных украинских "борцов с режимом" можно отметить убежденного социалиста генерал-майора Петра Григоренко, боровшегося с засильем номенклатуры и добивавшегося возврата к "ленинским принципам", и журналиста Вячеслава Черновола, выступавшего против власти с позиций национализма и антикоммунизма .
  Хотя средний уровень жизни граждан УССР семидесятых годов сегодня большей части украинцев показался бы очень привлекательным, изображать СССР раем на земле было бы некорректно. Разумеется, в стране были свои проблемы. Публично выступать с критикой господствующей идеологии значило поломать себе карьеру. Открыто исповедовать религию означало быть белой вороной и оказаться под прессингом государства. Частный бизнес был загнан в подполье, а зарплаты различных категорий работников были весьма усреднены . При Сталине опасность последнего пункта понимали, и поэтому существовала серьезная дифференциация зарплат: инженеры, ученые, офицеры зарабатывали в разы больше, чем простые труженики. Однако после смерти "отца народов" власть начала проводить "уравниловку", что привело к плачевным результатам. Возможно, это и было одной из причин кризиса советского строя. Ведь, когда инженеры и ученые стали зарабатывать меньше продавцов и рабочих, то техническая интеллигенция (а это наиболее образованный и деятельный класс любого общества) стала отворачиваться от компартии .
  Тем более, что сама компартия стала стремительно разлагаться. Ведь, по сути, коммунисты обладали всей полнотой власти в стране, но при этом партия юридически не несла никакой ответственности, так как формально государством руководили советские чиновники. Хотя на деле сугубо партийный орган ЦК КПСС мог вмешиваться в дела Совета Министров, и не просто вмешиваться, а заставлять номинальное правительство вести страну туда, куда этого хотели большевики. Если в двадцатые-тридцатые годы тотальный партийный контроль над специалистами, оставшимися на постах с царских времен, еще был как-то оправдан, то в послевоенные годы получилось, что государственные и партийные органы власти дублировали друг друга. Ненормальность такой ситуации понимали еще в сороковые годы. Сталин на девятнадцатом съезде КПСС даже предпринял попытку ограничить власть партии, которая должна была заниматься идеологией, оставив управление народным хозяйством специалистам. Однако после смерти Иосифа Виссарионовича коммунистическая партия опять стала над государством.
   Когда ушли в прошлое сталинские чистки партийных рядов, должности в структуре КПСС и её филиалов превратились в теплые местечки, куда пошли искатели легкой жизни. Демагоги и лицемеры разлагали партию и одновременно убивали веру в идею коммунизма в народе, ведь люди видели разницу между декларируемыми ценностями и реальным положением дел. К тому же социологам давно известен тот факт, что со сменой поколений меняются и господствующие идеи. То, что было свято и значимо (в нашем случае коммунизм, прекращение эксплуатации человека человеком, интернационализм), уже через два поколения превращается в отвлеченные символы, о приверженности к которым говорят, но в которые не верят. К тому же, коммунизм как общественная теория не развивался, застыв на уровне начала века. Соответственно, он устаревал, не успевал за изменением общества, а значит, переставал давать ответ на вызовы нового времени.
  Также нужно отметить, что в начале двадцатого века коммунизм был практически религиозной идеей, и после захвата власти большевики приложили массу усилий для уничтожения всех религий в СССР, в которых видели конкурентов. "Моральный кодекс строителя коммунизма" в Советском Союзе заменил и Библию, и Коран, но когда сам коммунизм перестал быть сакральным, общество лишилось моральных и нравственных ориентиров. Как следствие, началось постепенное моральное разложение, выражающееся в работе "спустя рукава", воровстве, коррупции, злоупотреблении служебным положением... Начал зарождаться культ потребления, сытой и спокойной жизни.
  Еще одним слабым местом советской системы была торговля. Продавцы были не заинтересованы в результатах своей легальной деятельности, а плановое хозяйство не всегда успевало за спросом, и получался дефицит тех или иных товаров. Соответственно, работники торговли могли наживаться. Например, жители района в день потребляют тонну мяса . В обслуживающий эту территорию магазин завозят эту тонну мяса, и магазин должен её реализовать по государственной цене в 1 рубль. К директору приходит хороший знакомый, который предлагает забрать все мясо сразу да еще заплатить по полтора рубля. Что сделает директор? Конечно же, продаст. Во-первых, реализовав всё мясо, он справился с планом, а во-вторых, положил в карман пятьсот рублей. План выполнен и теоретически район накормлен. Но в реальной жизни в магазине был пустой прилавок и никто ничего купить не смог. Поскольку голодать никто не хочет, жители пошли на рынок, где купили себя мясо, но не по рублю, а по три. А продает его им тот самый хороший знакомый директора магазина. По такой нехитрой схеме десятки и сотни тысяч рублей из карманов простых людей перетекали в кошельки дельцов.
  Но даже такой, деградирующий под управлением стариков из ЦК КПСС СССР обладал колоссальным потенциалом, который мог быть превращен в реальные достижения. Мы были мировыми лидерами в целой серии высокотехнологических отраслей, и при правильной модернизации систем государственного управления и экономики Советский Союз мог совершить такой рывок в развитии, что померкли бы достижения Китая и Америки. Однако СССР прекратил свое существование. Частично это было вызвано колоссальным давлением внешних сил в ходе холодной войны, но во многом крах гигантского государства был вызван именно внутренними причинами. Тотальная бездуховность общества, вхождение во властные коридоры черни, заботящейся только о личном преуспевании, подорвало основы страны. На определенном этапе "элита" приняла решение трансформировать свое влияние в материальную форму, что было невозможно без демонтажа самого государства. Соответственно, началась работа по его ликвидации. Западные "друзья" активно помогали этому процессу. В результате СССР развалился на независимые государства; бывшие компартийные бонзы, ушлые комсомольские вожаки и откровенно криминальные элементы приватизировали все наиболее интересные активы страны, став олигархами, а девяносто процентов населения оказалось у разбитого корыта.
  Сегодня иногда приходится слышать о крайне низких зарплатах в СССР, пустых прилавках и тотальном недостатке всего. Давайте разберемся. Вообще, ситуация с доходами разных социальных групп населения в СССР была достаточно запутана, так как, помимо собственно зарплаты, существовали еще различные денежные доплаты "за звание", "за должность", "за условия труда" и т.д. Кроме того, определенные группы работников получали и неденежную поддержку в виде продовольственных и товарных пайков, которые выдавались бесплатно или продавались по льготным ценам. Например, армейский лейтенант получал 120 рублей жалования. Но помимо этого, ему платили за занимаемую должность. Так, командир взвода получал 110 рублей. Еще 20 рублей в месяц он получал как продпаек. Плюс были "боевые" доплаты и тринадцатая зарплата . Вдобавок военнослужащие не платили налогов. Так что реальный доход нашего лейтенанта в два с половиной раза превосходил его зарплату. Это надо иметь в виду, сравнивая уровень жизни тогда и сейчас. К тому же структура цен в советский период и сегодня очень отличается. Например, товары первой необходимости продавались по заниженным ценам, а предметы роскоши - по высоким. Соответственно, невозможно сказать: мол, советский рубль по покупательной способности равняется десяти (или двадцати, или ста...) гривнам современной Украины.
  Что же касается пустых прилавков в советское время, то, как правило, рассказывающие об ужасах тоталитарного прошлого не уточняют, о каких годах они говорят. Из-за этого начинает казаться, что все семьдесят лет советской власти были жутким временем. А это не совсем так. Точнее говоря, совсем не так. Тотальный товарный дефицит - это порождение последнего периода существования страны советов . Причин у него было несколько. Во-первых, несоблюдение рыночных законов. Денежная масса значительно превысила товарную, то есть государство платило больше денег, чем выпускало товаров. Поэтому люди могли раскупить абсолютно все, и у них бы еще оставались деньги. При свободном рынке цены просто выросли бы, и спрос снова сравнялся бы с предложением, но в СССР по идеологическим причинам цены не поднимали. Получалась нехватка товара. А дополнить его импортом было сложно из-за бюрократических препон и идеологических установок.
  Во-вторых, имел место субъективный фактор, работникам торговли была выгодна такая ситуация. Следовательно, они и не стремились работать качественно. Да и сама бюрократическая система управления товаропотоками банально не успевала за потребностями граждан.
  В-третьих, экономика была плановой. При правильной организации планирования это дает серьезные преимущества экономике, однако, к концу советского периода сложность экономики выросла настолько, что учесть все факторы было практически невозможно. Из-за этого периодически определенных товаров выпускалось меньше/больше, чем требовалось. Академик Виктор Михайлович Глушков предложил решить эту проблему с помощью создания целой сети электронно-вычислительных машин, на основе которых должна была возникнуть Общегосударственная автоматизированная система учета и обработки информации (ОГАС). К тому времени киевская лаборатория вычислительной техники и математики Института математики АН УССР, которую возглавил Глушков, превратилась в мощнейший Институт кибернетики , на счету которого было несколько удачных разработок. Например, тут была сконструирована одна из первых в мире универсальных управляющих машин и первая в мире персональная электронно-вычислительная машина, названная МИР (Машина для Инженерных Расчетов). Эскизный проект ОГАС был разработан еще в 1964 году. Как пишет журналист Станислав Ретинский, "задача ОГАС состояла в том, чтобы собирать информацию с предприятий для обеспечения эффективной работы плановой экономики. Особенностью системы В. Глушкова являлось еще и то, что реализовать ее в условиях частной собственности просто невозможно, так как наличие коммерческой тайны лишало возможности сбора необходимых данных для проведения расчетов. Поэтому, например, в США никакая кибернетика не смогла бы сделать экономику управляемой. В отличие от капиталистических стран, в СССР существовал единый народно-хозяйственный комплекс, что позволяло построить эффективную систему автоматизированного управления". Однако высокая стоимость создания ОГАС привела к тому, что проект так и не был реализован. К обсуждению этого проекта возвращались несколько раз, но он так и не был осуществлен, хотя разработанные Глушковым автоматизированные системы управления на отдельных предприятиях (АСУП) показали свою высокую эффективность. Сегодня об этих планах напоминает лишь техно-опера современного композитора Виктора Аргонова, "2032: Легенда о несбывшемся грядущем", в которой, благодаря созданию автоматической системы государственного управления, СССР преодолел кризис и продолжает существовать в двадцать первом веке.
  
  
  Глава 19. Нэзалэжна Украина. Издание второе.
  
  После тотального поражения, понесенного националистами в сороковых-пятидесятых годах, долгое время в УССР они были практически не видны, и можно было решить, что идеи ОУН навсегда ушли в прошлое.
  Остатки успевших бежать за океан оуновцев могли лишь вспоминать лихие годы войны и хвастать перед детьми и внуками своими "подвигами". Мельниковцы продолжали ненавидеть бандеровцев, а от тех откололась еще одна группировка под названием "ОУН за границей" - ОУН(з). В Союзе дети и внуки бывших членов УПА вступали в КПСС, делали карьеру, и ничто в их жизни не напоминало о фанатизме старшего поколения.
  Именно в это время Львов стал украинским городом, ведь до войны из трехсот тысяч львовян украинцами были лишь восемь процентов. Причем, более трети украинцев работали слугами или сторожами. При гитлеровцах исчезла многотысячная еврейская община, а после войны Советская власть вынудила львовских поляков уехать в Польшу. В освободившиеся дома города вселились жители окрестных сел и местечек. По мере строительства в послевоенном Львове промышленных предприятий, открытия новых учебных заведений, население города росло за счет переселенцев из сельских районов Галиции. Так, именно при Советской власти Львов превратился в украинский город, где украинцы стали численно преобладающей национальностью.
  Вообще, коммунисты продолжили свою политику по созданию украинского народа. Советские чиновники всех галицких и подкарпатских русинов принудительно, против их воли, записали украинцами. Советский режим, беспощадно боровшийся с украинскими националистами, практически выполнил те основные задачи, решить которые своими силами галицкие националисты были не в состоянии. Коммунисты отняли Галицию у Польши, очистили ее от поляков, создали там промышленность и науку, подготовили для них местные национальные кадры... Не забудем и Крым, переданный Украинской ССР в 1954 году.
  За счет государства в УССР издавалось огромное количество литературы на украинском языке. Доходило до того, что в русскоязычных областях невозможно было достать русский перевод книг зарубежных авторов, зато украинские переводы лежали в каждом магазине. С появлением телевидения был создан украиноязычный канал, а региональные студии вещали исключительно на мове. Искусственно поддерживались украиноязычные писатели и режиссеры. Так, в 1985 году в УССР вышло 78 миллионов книг на украинском языке, а в 2011 году в независимой Украине было издано всего только 47 миллионов книг, из которых украиноязычных около половины. Заботливо выращивалась украиноязычная элита, время которой пришло с началом перестройки.
  Есть версия, что бандеровский план "Дажбог" был все-таки реализован и дал результат, позволив бандеровцам со временем войти во все этажи властной иерархии республики. Возможно, именно этим объясняется стремительное возрождение националистических организаций в начале 90-х годов и полное невмешательство государства в их деятельность.
  А то, что нераскаявшиеся националисты устраивались на ответственные должности и протежировали своих единомышленников, не вызывает сомнений. Например, был такой случай : боевики СБ ОУН расстреляли всю семью селянина Ивана Семёновича Рухи, заподозренного в сотрудничестве с коммунистами, и сбросили тела в колодец. Но, несмотря на рану, Иван выжил, вылез из колодца и рассказал об участниках расстрела. Среди боевиков оказался председатель сельсовета. Разумеется, были приняты меры, но сколько таких законспирированных врагов были не разоблачены, сделали карьеру и до конца восьмидесятых годов считались добропорядочными гражданами.
  Бывший офицер СМЕРШа Ю.В. Тараскин утверждал: "После смерти Сталина по амнистии , проведённой Хрущёвым, вышли на свободу все активные участники УПА ОУН, возвратившиеся к себе на родину. В 1950 - 1960 годах началось тихое восстановление ОУН. Начали они с выдвижения своих людей на партийные и хозяйственные посты, были случаи приёма проводников идей ОУН и политреферентов ОУН в комсомол с дальнейшим карьерным ростом. А тех, кто им мешал, или запугивали, шантажируя жизнью близких, или под видом несчастного случая или бытовой ссоры убивали. В 1974 году я приехал на Западную Украину, и мои друзья рассказали, что на многих высоких партийных и хозяйственных постах, не говоря о мелких, особенно в сельской местности, в Ровенской, Львовской, Ивано-Франковской областях стоят люди ОУН. Бывший до 1972 года первым секретарём ЦК КП Украины Шелест скрывал всё это от Москвы .
  Поэтому, когда при Горбачеве начались определенные послабления и игра в демократию, националисты смогли воспользоваться ситуацией и снова из подполья вернуться в украинскую политику.
  Тогда же на Украину смогли свободно совершать вояжи националисты-эмигранты. Со второй половины восьмидесятых началась экспансия украинского национализма на Украину. Первыми в еще Советскую республику стали прибывать эмиссары из ОУН(з). Затем активизировались и остальные эмигрантские украинские организации.
  В результате, в западных областях УССР идеи украинского национализма и русофобии стали находить сторонников. Во многом это было вызвано стремительным падением авторитета КПСС и государственных органов власти. Горбачев и иже с ним стремительно расшатывали основы Советского Союза, что в свою очередь, порождало сепаратизм и национализм на окраинах СССР. Существует вполне обоснованная точка зрения, что развал Союза был тщательно спланированной и разыгранной комбинацией. Разбирать эту версию мы не будем, но она представляется нам весьма достоверной, как и сведения о том, что в якобы оппозиционных и диссидентских структурах было немало агентов спецслужб.
   Как бы там ни было, но слабое украинское национальное движение восьмидесятых годов не было раздавлено спецслужбами.
  В начале осени 1989 года в Киеве состоялся учредительный съезд "Народного Руха Украины за перестройку". Активистами Руха стали украиноязычные деятели культуры и искусства, сразу же занявшие ярко выраженную националистическую позицию. Рух замышлялся как альтернатива КПСС и имел далеко идущие планы. Секретариат Руха формировался по образу и подобию Кабинета Министров - предполагалось, что в случае необходимости он сможет заменить действующие советские органы власти. Главой Руха стал поэт Иван Драч, который в молодости был связан с дисседентами, но затем публично раскаялся и до девяностого года был верным членом КПСС.
  Осенью 1990 года в Киеве состоялась сравнительно массовая акция протеста студентов, получившая название "революция на граните". 2 октября 1990 около сотни студентов разбили на площади Октябрьской революции палаточный городок и начали голодовку, требуя национализации имущества Компартии, перевыборов в Верховный Совет УССР на основе многопартийности, отставки главы Верховного Совета УССР Кравчука и главы Совета Министров УССР Масола, а также неподписания нового Союзного договора. Власть не решилась на силовой разгон акции и пошла на переговоры. В итоге часть требований протестующих была удовлетворена. Всеми антикоммунистическими силами это было воспринято как слабость власти. Соответственно, коммунисты стали терять поддержку все большего числа людей, которые разочаровывались в старых вождях и примыкали к новым политическим силам.
  В октябре 1990 года состоялся второй съезд Руха, на котором была обозначена главная цель - обретение независимости Украины. Тогда же из названия исчезло словосочетание "за перестройку". Но даже в это время такая цель казалась нереальной. Однако в Москве состоялась попытка государственного переворота, и власть в стране на несколько дней перешла к ГКЧП. Это стало спусковым механизмом для разрушения Советского Союза. После подавления путча 24 августа 1991 года Верховный Совет Украины принял Декларацию независимости, поставив на Советском Союзе жирный крест.
  30 августа 1991 года была запрещена деятельность Коммунистической партии. Большая часть экс-партийцев была деморализована и прекратила политическую деятельность. Однако Александр Мороз уже 26 октября 1991 созвал Учредительный съезд Социалистической партии Украины, которая ему виделась как преемница Компартии. 19 июня 1993 года на Съезде в Донецке была восстановлена Коммунистическая партия Украины во главе с дончанином Петром Симоненко. Обе партии были достаточно похожи по идеологии, а потому жестко конкурировали между собой.
  Первого декабря 1991 года состоялся референдум, на котором свыше 90% избирателей Украины проголосовали за независимость. Тогда же прошли первые в украинской истории президентские выборы. Главой государства был избран Леонид Кравчук, в прошлом главный идеолог украинских коммунистов, член ЦК КПСС и второй секретарь ЦК КПУ. Второе место в президентской гонке занял один из лидеров Народного Руха, бывший диссидент и глава Львовского областного совета Вячеслав Черновол.
  Через неделю, 8 декабря 1991 года, Кравчук подписал с Ельциным и Шушкевичем Беловежские соглашения о прекращении существования СССР. Так Советский Союз прекратил свое существование. Почему никто не выступил в его защиту? Массам объяснили: Москва объедает Украину, а отсоединимся - будем жить, как в Швейцарии . Практически сразу же началось оформление атрибутов государственности. 1 января 1992 года в оборот были введены эрзацденьги, так называемые многоразовые купоны-карбованцы. 28 января сине-желтый флаг был утвержден государственным, а 19 февраля у страны появился новый герб. Не осталась забытой и армия. 3 января Министр обороны приказал своим подчиненным из ставшей бесхозной Советской Армии присягнуть на верность Украине. При этом, чтобы успокоить мировых лидеров, уже 8 января Кравчук объявил о намерении отказаться от ядерного оружия.
  Однако эйфория от начала самостоятельного плавания нового государства быстро прошла. Экономика оказалась в глубоком кризисе, уровень жизни подавляющего большинства граждан Украины катастрофически обвалился. Все это вызвало акции протеста, наиболее организованные и массовые из которых начали донецкие и луганские шахтеры.
  7 июня 1993 года возмущенные очередным повышением цен работники донецкой шахты им. Засядько стихийно отказались работать и направились к зданию райисполкома требовать справедливости. Вскоре к ним присоединились представители других шахт. Практически сразу же, кроме экономических требований, дончане выдвинули и политические - провести референдум о доверии Президенту и депутатам всех уровней, восстановить отношения с Россией и дать Донбассу широкую автономию.
  На следующий день в город прилетела правительственная комиссия во главе с вице-премьером Виктором Пинзеником для переговоров. Шахтеры потребовали, чтобы Президент выступил по телевидению, надеясь, что он ответит на их вопросы и требования. Однако, выступая 10 июня, Леонид Кравчук ни словом не обмолвился о событиях в Донбассе. Зато он упомянул про какие-то силы, которые используют в своих интересах разногласия между восточными и западными районами Украины. Это было воспринято как прямое оскорбление, и на следующий день в Донбассе бастовало 202 шахты. Так началась всеобщая забастовка.
  Чтобы снизить напряженность, Кравчук назначил председателя донецкого горисполкома Ефима Звягильского первым вице-премьером Украины В ответ Звягильский начал успокаивать волнения, беседуя с директорами донецких шахт и предприятий и предлагая сесть за стол переговоров. К тому же, 13 июня была прорвана информационная блокада вокруг забастовки, и украинское телевидение стало освещать события.
  Чтобы "додавить" ситуацию, бастующие провели 14 июня многотысячную демонстрацию, которая должна была оказать моральное давление на парламент и Президента. На следующий день Леонид Кравчук выступил с инициативой проведения референдума о доверии Президенту, однако при этом он считал, что Верховная Рада это предложение отклонит. И действительно, в этот день в Верховной Раде вопрос о референдуме не был решен. Тогда координационный совет бастующих начал подготовку к проведению акций гражданского неповиновения. К этому моменту забастовка перекинулась и на другие регионы Украины.
  В этих условиях власть пошла на попятный, было решено провести референдум и удовлетворить часть экономических требований, выдвинутых директорами шахт. Когда директора получили то, что требовали, они перестали быть заинтересованными в продолжении забастовки. Поэтому 19 июня ими было принято решение приостановить забастовку. Часть шахтеров продолжила митинговать, но большинство вернулось на рабочие места. Утром 20 июня забастовка закончилась. Референдум о недоверии Президенту и парламенту должен был состояться 26 сентября 1993 года, но затем было решено отменить его и провести в 1994 году досрочные выборы Президента и Рады. Еще недавно пламенный марксист Кравчук шел на президентские выборы с национал-патриотической риторикой и опирался на электорат Западной Украины. Его главный оппонент, бывший премьер-министр Леонид Кучма, наоборот, выступал за более тесные связи с Россией. Несмотря на то, что в первом туре действующий президент обогнал своего соперника, во втором туре с перевесом в 7% победил Кучма. На этих выборах впервые очень явно проявилось разделение Украины на две части. В областях Центра и Запада с большим перевесом побеждал "националист" Кравчук, в южных и восточных областях с таким же гигантским отрывом лидировал "прорусский" Кучма . Все последующие выборы только подтверждали факт существование двух разных "Украин" в рамках одного государства.
  
  ***
  После распада СССР независимой Украине досталась мощнейшая военная группировка, насчитывавшая 780 тысяч человек личного состава, не менее 6500 танков и 7000 других бронированных боевых машин, 7200 артиллерийских систем, 1100 боевых самолетов . Флот состоял из полутысячи кораблей и судов. Кроме того, новое государство имело третий в мире по силе (после США и РФ) ядерный арсенал из тысячи единиц тактического ядерного оружия и 176 межконтинентальных баллистических ракет. Системы управления атомным оружием находились в Москве, но, по отзывам специалистов, Украина вполне могла создать собственную систему. При наличии политической воли эта сила стала бы козырем Киева в любых международных переговорах.
  Естественно, появление нового участника в клубе ядерных держав вовсе не устраивало мировых лидеров. Вашингтон начал давить на Украину, и Кравчук предпочел сдать все позиции ради хороших отношений с Америкой. В результате боеголовки были вывезены в Россию, а все украинские пусковые шахты межконтинентальных ракет были уничтожены за счет США .
  После раздела Черноморского флота между Россией и Украиной Киеву достался флот в 137 вымпелов. Вскоре значительная часть кораблей была продана или пущена на металлолом. Так, Грузии был передан ракетный катер "Конотоп" , в Грецию отправился десантный корабль на воздушной подушке "Горловка", а турки купили фрегат "Севастополь", который использовали как мишень. Почти достроенный тяжелый авианесущий крейсер (авианосец) "Варяг" в 1998 году за 20 миллионов долларов купили китайцы. Теперь это гордость КНР - авианосец "Ляонин". Почти достроенный ракетный крейсер "Украина" так и не покинул николаевскую верфь, и сейчас его судьба непонятна: то ли его порежут на металлолом, то ли продадут россиянам. Так что к сегодняшнему времени украинский флот сократился вдвое по численности, а его боевые возможности даже сравнивать с советским периодом невозможно.
   Не менее страшный погром в девяностых годах пережили и военно-воздушные силы страны. К 2012 году их численность сократилась до 160 боевых и 25 транспортных самолётов, при этом неизвестно, сколько из них находится в рабочем состоянии. Бывшая гордость советской армии - стратегические бомбардировщики Ту-95МС, Ту-160, ТУ-95 за годы независимости были уничтожены или проданы. Американские друзья с радостью оплатили уничтожение этих прекрасных и смертоносных машин.
  Что же касается сухопутной армии Украины, то она также сократилась в разы и сегодня сложно сказать, насколько она боеспособна. Тем более, что по-прежнему она вооружена оставшимся от СССР оружием, которому как минимум, два десятка лет.
  
  ***
  Леонида Даниловича Кучму можно назвать одним из самых результативных и при этом неоцененных соотечественниками президентов. Придя к власти, он получил страну в жутком кризисе, с серьезно деградировавшими органами власти, полуразрушенной экономикой и очень печальными перспективами. К удивлению многих, Кучма и его команда сумели остановить падение страны в пропасть, остановить инфляцию, сгладить противоречия между региональными элитами и обеспечить начало экономического возрождения... В 1996 году была проведена денежная реформа и введена в обращение новая валюта - гривна. Но при этом приватизация государственной собственности проходила настолько непрозрачно, что многие авторы прямо говорили о перераспределении собственности в пользу нужных Президенту людей. К числу несомненных достижений Президента Кучмы стоит отнести и успешную борьбу с криминалом, который расцвел в начале девяностых.
  Во внешней политике Кучма действовал по принципу "ласковое теля двух маток сосет", поддерживая хорошие отношения с Россией и при этом пытаясь интегрироваться в Западный мир.
  Очень напряженными в это время были отношения между Киевом и Крымом. Резкое падение уровня жизни и начавшиеся попытки украинизировать полуостров вызвали серьезное возмущение местного населения. Масла в огонь подливал неурегулированный статус Черноморского флота. В мае 1992 года Верховный Совет Крыма принял Акт о государственной самостоятельности Крыма и Конституцию, закреплявшую равный статус русского, украинского и татарского языков. Верховная Рада Украины отменила крымский Акт, но крымский сепаратизм из фантома превратился в факт политической жизни. К счастью, всем заинтересованным силам удалось не допустить реализации в стране приднестровского сценария, и конфликт между Киевом и Симферополем так и не перешел в стадию полного разрыва и вооруженного противостояния. 3 августа Ельцин и Кравчук договорились о временном совместном командовании флотом. В 1994 году Крым выбрал своего президента, которым стал лидер Республиканского Движения Крыма Юрий Мешков. Лозунг "Крым в состав России" постепенно начал реализовываться. Началось все с чисто символического перехода полуострова на московское время. Затем, опираясь на пророссийские силы региона, Мешков попытался проводить решительную политику, сменил руководителей силовых ведомств, но справиться с экономическим кризисом не смог. Вдобавок, в его окружении начались разногласия, которые, скорее всего, подогревались Киевом. В итоге, между крымским президентом и парламентом началось противостояние, третейским судьей в котором выступил Киев, тем самым вернувший себе контроль над ситуацией. Затем в следующем году полномочия крымской власти были серьезно урезаны, а пост президента упразднен. В соответствии с законом Украины "Об отмене Конституции и некоторых законов Автономной Республики Крым", полуостров фактически лишался всех полномочий, хотя юридически провозглашался Автономной Республикой.
  Кроме внутренних противоречий, в неудаче крымских начинаний во многом виновата и позиция России. Ведь Мешков делал все для сближения с Москвой, но Ельцину не нужен был конфликт с Украиной, а потому симферопольские инициативы не нашли поддержки в Кремле. Президент Украины Леонид Кучма вспоминал: "Когда возникла сложная ситуация в Крыму, тамошний президент Мешков, его правительство стали говорить чуть ли не об отделении полуострова от Украины, я позвонил по телефону Борису Николаевичу [Ельцину]. Он абсолютно адекватно понял ситуацию и соответствующим образом отреагировал". Так, очень сильное в начале девяностых годов русское движение Крыма получило серьезный удар и потеряло свои позиции.
  Во время избирательной кампании 1994 года Кучма обещал в случае победы придать русскому языку статус официального и начать максимальное сближение с Россией. Но после избрания своих предвыборных обещаний не выполнил, из-за чего многие избиратели посчитали себя обманутыми. Кроме того, экономическая ситуация по-прежнему оставалась тяжелой, а кризис 1998 года снова обрушил жизненный уровень населения.
  Из-за этого Президент потерял поддержку значительной части населения, и к 1999 году, по данным некоторых социологов, его поддерживало только 6% электората. Кроме того, в девяностые годы начался стремительный реванш коммунистов, и к моменту начала президентской избирательной кампании Петр Симоненко рассматривался как реальный претендент на власть. Плюс в конфликте с Кучмой была многочисленная и влиятельная Соцпартия Александра Мороза. Вдобавок, в 1997 году между Кучмой и его премьером (и экс-губернатором Днепропетровской области) Павлом Лазаренко начался серьезный конфликт. В итоге победил Президент, а его соперник в начале 1999 года был вынужден покинуть страну , но эта война в собственном лагере серьезно ослабила Леонида Даниловича.
  Чтобы не допустить победы коммунистов, власть начала понемногу поддерживать украинских националистов, которые должны были стать противовесом для левых партий. Кроме того, перед выборами 1999 года между Президентом и представителями крупного бизнеса было заключено неформальное соглашение о сотрудничестве. Именно с этого времени началось возвышение так называемого "донецкого клана", обеспечившего Кучме нужный итог голосования в этой пролетарской области. Выборы 1999 года Кучма выиграл, получив 56,25% голосов. Правда, все наблюдатели сходились во мнении, что эта победа была обеспечена применением админресурса и грязными технологиями.
  Поэтому второй срок правления для Кучмы стал периодом постоянной борьбы за сохранение власти и закончился оранжевой революцией, отправившей Президента на покой.
  Следует заметить, что первые пятнадцать лет после распада Советского Союза Российская Федерация предоставляла Украине режим наибольшего благоприятствования. Это выражалось и в чрезвычайно заниженных ценах на русские энергоносители, и в полном самоустранении Москвы от проблем соплеменников, вдруг оказавшихся за пределами России. В это время украинская сторона проводила тихий, но результативный этноцид, вытесняя русский язык, ограничивая доступ граждан к русским СМИ, переписывая историю... Например, народный депутат Украины Вадим Колесниченко в своем обращении к Генеральному Секретарю Совета Европы Терри Девису, Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну, Генеральному директору ЮНЕСКО Коитиро Мацуури от 11 февраля 2008 года написал: "За 16 лет независимости закрыто свыше 3 тыс. русскоязычных школ, составлявших более 60% от их общей численности на 1992 год. При этом количество учеников с русским языком обучения сократилось почти в 7 раз: с более чем 3 миллионов до 480 тысяч; по языковому признаку дискриминируются СМИ, русский язык почти полностью вытеснен из сфер науки, высшего образования, государственного управления, медицины..."
  Москва безмолвствовала. Какие-то сдвиги в сознании российского общества произошли только в 2005 году, когда оранжевая революция привела к власти в Киеве откровенно антирусские политические силы. Отныне с периодом балансирования Украины между Россией и Западом было покончено, и украинские правители откровенно обозначили, что поведут страну в НАТО.
  
  Глава 20. Майдан
  Согласно официальной трактовке, события зимы 2004-2005 годов были стихийным народным протестом против фальсификации выборов. Однако оранжевая революция буквально пошагово повторяла события в Сербии и Грузии. Во всех этих случаях якобы стихийные выступления масс являлись результатом целенаправленной агитационно-пропагандистской кампании и объединения оппозиционных сил в мощный блок. Одновременно протестующим оказывалась всевозможная поддержка со стороны Запада и, прежде всего, Америки.
  Подготовка к изменению режима на Украине началась задолго до 2004 года. Первый удар был нанесен по позициям государственной власти и лично по Леониду Кучме. Эти действия преследовали несколько целей. Во-первых, создать новую радикальную политическую структуру, вырастить будущих полевых командиров и обкатать в украинских условиях технологии ненасильственного свержения власти. Во-вторых, демонизируя Кучму, создатели оранжевой революции создавали протестную массу, готовую обвинить во всех бедах старую власть и в час "Ч" выйти на улицы. И, в-третьих, любой провластный кандидат в президенты автоматически принимал на себя весь негатив, направленный против Кучмы. 16 сентября 2000 года в Киеве исчез мало кому известный оппозиционный украинский журналист Георгий (Гия) Гонгадзе. Уже на следующий день "Украинская правда" опубликовала статью об исчезновении с мягким намеком о причастности к этому власти. Одновременно на сайте газеты появляется и плакат с черным силуэтом головы Гонгадзе, сопровождаемый надписью: "Найдите журналиста". Если авторы хотели, чтобы кто-то из читателей помог в поисках, то нужно было печатать портрет, но этого сделано не было. Зато потом значение этой отдельной от тела головы станет очень понятным.
  Тут же началась организованная кампания по давлению на власть с требованием найти Гонгадзе. В Киеве проходили пикеты и митинги, участники которых прямо обвиняли власть в нарушении свободы слова и расправах над независимыми журналистами. Одновременно была развернута пропагандистская кампания в украинских и зарубежных СМИ, целью которой было представить Кучму в виде кровавого тирана, расправляющегося с неугодными. Вскоре на митингах зазвучал призыв "Кучму - геть!". Этот лозунг каждый день вдалбливался в головы украинцев. Главной героиней этих событий стала находящаяся в тот момент под следствием по обвинению в махинациях Юлия Тимошенко. Спустя два месяца после исчезновения Гонгадзе было обнаружено обезглавленное тело, в котором поспешили признать пропавшего журналиста. Однако даже сейчас никаких доказательств, что нашли именно Гию, нет. Но тогда все оппозиционеры поспешили обвинить в убийстве действующего президента и министра внутренних дел Юрия Кравченко (который погиб сразу после оранжевой революции).
  В то же время появились аудиозаписи якобы разговоров Кучмы, в которых тот приказывал убрать Гонгадзе. Кроме того, согласно этим пленкам, Кучма продавал в Ирак радарные системы "Кольчуга". Автором пленок был майор президентской охраны Николай Мельниченко, якобы записавший все происходящее в резиденции Президента на диктофон. Разумеется, доказать подлинность пленок никому не удалось. Но их появление подлило масла в огонь политического кризиса. В едином антивластном лагере оказались как правые, так и левые политики. В это время уже можно было различить все те действия оппозиции, которые позже будут использоваться во время оранжевой революции. Так, в Киеве на Крещатике появился палаточный городок оппозиции, которой выдвигались обвинения в адрес высших чиновников государства. Западные политики и СМИ всячески поддерживали оппозиционеров. Антипрезидентская кампания практически полностью дискредитировала режим Кучмы. Можно сказать, что все недовольство народа ухудшающимися условиями жизни на Украине выразилось в глубокой ненависти к Президенту. Единственное отличие от 2004 года в том, что Виктор Ющенко в то время был премьер-министром и к митингующей на улицах оппозиции относился совсем без восторгов.
  1 марта 2001 года правоохранительные органы ликвидировали палаточный городок, разбитый участниками акции "Украина без Кучмы" на Крещатике, а 7 марта такая же участь постигла несколько палаток, поставленных возле памятника Тарасу Шевченко. Спустя два дня на улицах Киева разгорелось организованное оппозиционерами побоище. Президент и Премьер-министр должны были возлагать цветы к памятнику Шевченко, оппозиционеры попытались этому воспрепятствовать, а затем сотни молодчиков из националистических организаций (в основном УНА-УНСО), вооруженные арматурой и коктейлями Молотова, кинулись в драку против работников правоохранительных органов. Тогда пострадало 70 сотрудников МВД, но к вечеру милиции удалось навести порядок в Киеве. Из событий того дня оппозиционерами был извлечен главный урок: противостоять власти можно только мирными средствами. Акция "Украина без Кучмы", постепенно затухая, продолжалась еще около двух месяцев. В конце марта была выпущена из СИЗО Юлия Тимошенко, а в следующем месяце в отставку был отправлен Виктор Ющенко. Отныне он, еще недавно сравнивавший оппозиционеров с фашистами, становится одним из лидеров оппозиции.
  Потом были всеукраинские акции "Восстань, Украина" и "Революция на асфальте", которые можно рассматривать как пробу сил и репетиции главного выступления, намеченного на период президентских выборов в 2004 году. Одновременно в стране активно работали различные "демократические" неправительственные организации с зарубежным финансированием. Очень большое внимание было уделено информационной части политической борьбы, так что в информационном пространстве к началу избирательной кампании оранжевые господствовали полностью.
  Ни для кого не было секретом, что оппозиция пользовалась поддержкой со стороны Запада, а во многом действия оранжевых и направлялись из-за океана. Лидером оппозиции был назначен Виктор Ющенко, имевший давние тесные отношения с представителями американской элиты. Специально под него выстраивалась коалиция из представителей радикальных организаций, оппозиционных партий, крымских татар, чиновников всех уровней. Многочисленные негосударственные организации под видом мониторинга политической ситуации и пропаганды демократических ценностей вели работу по мобилизации электората в пользу Ющенко.
  Его главным противником стал действующий премьер-министр, представитель донецкого клана Виктор Янукович, которого считали кандидатом от власти. Кроме того, со стороны оппонентов его часто обвиняли в пророссийской ориентации. И первое, и второе утверждение весьма спорно, так как представители крупного капитала, стоявшие за спиной Януковича, очень ревниво смотрели на проникновение на украинский рынок русского бизнеса. А реальной помощи со стороны Администрации президента в ходе избирательной кампании не наблюдалось. Существует мнение, что президент Кучма и его окружение планировали довести до максимального обострения ситуацию в стране из-за противостояния Ющенко и Януковича, а затем "для спасения страны" убрать обоих кандидатов и двинуть на третий срок самого Кучму или лояльного ему политика. На роль таких зиц-президентов в случае перевыборов якобы планировались кандидатуры Сергея Тигипко и Анатолия Кинаха. Кроме того, был еще вариант проведения политреформы, которая лишала бы Президента многих полномочий.
  Козырной картой Януковича было обещание сближения с Россией и предоставления государственного статуса русскому языку, именно благодаря этим вопросам он получил поддержку на Юго-Востоке страны. Вообще Украина оказалась расколотой практически пополам. До сих пор так явно противоречия между русским востоком и украинским западом никогда не были столь заметны.
  Первый тур выборов состоялся 31 октября 2004 года. По его результатам с минимальным перевесом лидировал Ющенко, однако ко второму туру (21 ноября) рейтинг Януковича вырос (за него голосовали те, кто в первом туре выбрал кандидатов от левых сил), и он победил.
  Сразу же после голосования сторонники Ющенко начали акцию протеста, названную оранжевой революцией. В Киев были свезены десятки тысяч человек из западных регионов страны, которые разбили гигантский палаточный городок на Майдане Независимости, а также заблокировали основные органы государственной власти. Учитывая высокий уровень безработицы на Западной Украине, не удивительно, что тысячи западенцев могли закрепиться в столице всерьез и надолго. Лидеры оранжевой революции призвали парализовать деятельность правительства путём забастовок и вынудить власти не признавать результаты выборов. Вскоре городские власти Львова, а затем и других западных городов объявили, что не признают результаты выборов, а целый ряд европейских и американских политиков выступил в поддержку Ющенко. Общественное мнение западных стран также находилось на стороне украинской оппозиции. Кроме того, гласно или негласно, но значительная часть госчиновников, а также высокопоставленных офицеров армии и Службы безопасности Украины, работали на победу Ющенко. Еще после первого тура отношение власти к "провластному" кандидату резко изменилось. Чиновники всех уровней в открытую саботировали указания избирательного штаба Януковича. Ходили слухи, что Кучма банально "сдал" Януковича в обмен на гарантии для себя и своей семьи. Думаю, что это ощущали многие из участников событий. Работа штабов пошла вкривь и вкось. Пока еще самый сильный политический игрок Украины - действующий президент Леонид Кучма - после начала оранжевой революции просто пропал.
  Команда Ющенко еще до выборов не скрывала, что единственный приемлемый для нее итог - победа Виктора Андреевича. Все остальные результаты заранее объявлялись сфальсифицированными. Ни для кого не было секретом, что идет подготовка к гигантским уличным акциям протеста, которые должны были развернуться сразу же после дня голосования. Активистов проющенковских молодежных движений финансировали и обучали тактике политической организации и ненасильственных методов борьбы западные социологи и политтехнологи. По всей Украине действовали тренировочные лагеря, средства на которые поступали от ряда западных правительственных и неправительственных организаций. Не были секретом ни сценарии будущих акций, ни их руководители. Функционеры из штаба Януковича считали, что ситуация в стране под их контролем, и просто не верили в возможность серьезного противодействия. Такие шапкозакидательские настроения были абсолютно беспочвенны, но очень распространены. Оранжевые явно и по всем показателям превосходили своих оппонентов. Заранее были продуманы все мелочи, начиная от полевых кухонь и до отрядов охраны палаточного городка. Сам Майдан превратился в яркое предвыборное шоу с выступлением музыкантов и шоуменов. Тысячи киевлян (в основном молодежь) приходили посмотреть и оставались там, захваченные атмосферой праздника. Но самую важную победу оранжевые одержали в информационной войне. Янукович проиграл еще до того, как первые митингующие вышли на Майдан. В сфере пиара и манипуляций сознанием натасканная западными инструкторами команда Ющенко была сверхрезультативна .
  Был ли у Януковича в 2004 году шанс переломить ситуацию? Скорее всего, да. Несколько раз можно было изменить ход событий. В первый же день оранжевые совершили, как минимум, пару действий, подпадающих под действие уголовного кодекса. Во-первых, Ющенко, прорвавшись в зал заседаний Верховной Рады, провозгласил себя президентом, положив левую (!) руку на Евангелие, а, во-вторых, Юлия Тимошенко призвала к штурму Кабмина и Администрации президента. То есть была попытка государственного переворота и блокирование госучреждений. Еще один ключевой момент был, когда в столицу стали стягиваться сторонники Януковича. Почти пятьдесят тысяч рабочих, переброшенных по железной дороге из Донецкой области, находились на Киевском вокзале и в большинстве своем были настроены весьма решительно. Все ожидали, что эта сила двинется в центр города и разблокирует Кабмин и другие осажденные центры власти. Однако Янукович и его приближенные сделали все, чтобы снизить накал страстей и не допустить столкновений. Регионалы оказались не готовы (прежде всего, морально) к крови, которая неизбежно пролилась бы, если бы они не отступили.
  Последний шанс у Януковича был 28 ноября, когда в ответ на призыв оранжевых штурмовать Администрацию Президента генерал Сергей Попков, командовавший внутренними войсками МВД, объявил боевую тревогу. Но и тогда власть пошла на попятную...
  Когда стало ясно, что депутаты западных областных советов в любом случае не признают Президентом Януковича и готовы поддержать государственный переворот, началась и ответная реакция. В ряде местных советов юга и востока прозвучали идеи о необходимости отмежевания от "оранжевой" Украины, вплоть до создания автономной республики. Поэтому сторонники Януковича 28 ноября 2004 года провели в городе Северодонецк Луганской области Всеукраинский съезд депутатов всех уровней, который должен был выработать общую стратегию действий юго-востока страны. В его работе приняли участие около трех с половиной тысяч делегатов из 17 регионов. Но вместо решительных действий съезд ограничился принятием ультиматума для Ющенко, в котором говорилось, что "оставляет за собой право на адекватные действия, направленные на защиту прав граждан своих регионов, вплоть до создания юго-восточной автономии". Также был создан Межрегиональный совет органов местного самоуправления, который должен был бы при необходимости воплотить эту угрозу в жизнь. Выдвинутые съездом предложения так и не были доведены до воплощения в жизнь, так как Янукович и стоящие за его спиной представители финансовой элиты предпочли не конфликтовать, а договориться с Ющенко и выторговать себе почетную капитуляцию.
  Однако съезд сделал свое дело. Оранжевые лидеры, хоть и более решительные, чем бело-синие, но также не желавшие полного раскола страны, согласились пойти на уступки. В результате 8 декабря 2004 года Верховная Рада Украины внесла изменения в Конституцию, превратив страну в парламентско-президентское государство, где высшим органом в системе органов исполнительной власти становился Кабмин, а премьер назначался парламентом. Это была гарантия того, что даже став президентом, Ющенко не сможет получить всю полноту власти, так как в парламенте у Януковича будут более сильные позиции.
  Через две недели противостояния Верховный суд отменил итоги второго тура и назначил его переголосование. Ющенко в ответ согласился на проведение политреформы, которая существенно ограничит его будущие полномочия. Потом был третий тур выборов, который Янукович, естественно, проиграл.
  Оранжевая революция еще раз наглядно показала, что современная Украина расколота, и противоречия украиноязычного Запада и русскоязычного Востока становятся все сильнее и сильнее.
  
  Донецк во время Майдана
  Если Ющенко поддержали жители Западной Украины, то для его соперника базовым регионом был Донбасс. Традиционно жители юго-востока Украины гораздо менее политически активны, чем западенцы и киевляне, и время оранжевой революции не было исключением из этого правила. Дончане хотя в массе и поддерживали "своего" Януковича, но бросать все дела и кидаться на баррикады вовсе не стремились. Вдобавок в оранжевом лагере было много "профессиональных революционеров" из различных общественных организаций и политических партий, которые были организаторами и костяком уличных акций протеста. Этих людей достаточно долго финансировали и учили, так что к зиме 2004-2005 года они знали, что и как надо делать. То есть Ющенко опирался на мощную сетевую структуру из десятков формально независимых звеньев-структур, которые могли друг друга дополнять и заменять. Его соперник ничего подобного не имел. Его Партия регионов (ПР), очень многочисленная на бумаге, будучи партией власти, во многом состояла из случайных людей, а то и вовсе из записанных в партийные ряды в добровольно-принудительном порядке бюджетников. Функционеры ПР, зачастую крупные предприниматели или чиновники, могли одним распоряжением вывести несколько тысяч своих сотрудников на митинг, но при этом были неспособны добиться искренней поддержки своей партии. Так что ждать от регионалов такой же активной политической работы, как от "оранжевых", было наивно. Поэтому когда государственный аппарат оказался парализован, выяснилось, что у Януковича за спиной нет настоящей организации, которая могла бы сплотить его сторонников, начать контрмайданную работу и вести политическую борьбу. В общем, пока на Украине была революция, Донецк жил обычной жизнью, хотя все же события в столице разбудили политическую активность и в Донбассе. Причем это была протестная активность, вызванная именно действиями оранжевых, а не работой предвыборных штабов Януковича. Начался стихийный протест против ползучего государственного переворота. На митинги в поддержку Януковича потянулись люди, наиболее активные из которых начали объединяться в инициативные группы и пытаться что-то делать. Появились самодельные плакаты и листовки. На центральной площади города была установлена сцена, и вокруг нее начался перманентный митинг.
  Несколько лет подряд до Майдана все политические мероприятия в крае проводились, словно в СССР, по разнарядке, а какие-либо политические партии, кроме провластной, были незаметны. И вот наконец-то инициатива исходила от простых людей, и партии власти, каковой в Донбассе является Партия Регионов, пришлось догонять и сдерживать народные массы. 10 января на площади Ленина в противовес столичному Майдану возник палаточный городок в поддержку Януковича Сегодня уже, наверное, невозможно достоверно установить, кому принадлежала эта идея и кто первый установил палатку. На лавры отцов-основателей претендует добрый десяток человек из разных организаций. Дней через пять к палаточному городку присоединилась и Партия регионов.
  Что характерно, среди флагов, поднятых над палатками, не было ни одного украинского, зато наблюдались, помимо партийных, русские, крымские, бело-желто-черные монархические, даже андреевский и пара московских. Примерно столь же пестрым был и состав жителей городка. По табличкам на палатках можно было изучать географию, так как люди ехали со всех регионов. Со временем городок разросся до 89 палаток и стал центром концентрации всех недовольных горожан. Впоследствии участники городка создали несколько левых и прорусских общественных организаций, некоторые из которых канули в Лету, а некоторые действуют и поныне.
  Вслед за Донецком подобные городки возникли во многих городах страны. Казалось, что это начало нового мощного политического движения, должного стать подобием действий ющенковцев, но с противоположным знаком. Уже раздавались призывы к походу на Киев, и существовали все шансы на успех подобного похода с Востока и Юга. Впрочем, эта возможность не была использована, и теперь нет смысла гадать, как все повернулось бы, если бы Янукович столь же мало оглядывался на закон, как его противник. Находящийся под постоянным моральным прессингом Янукович согласился на проведение переголосования, за время подготовки к которому постепенно на сторону оранжевых перешла значительная часть парламентариев и чиновников.
  Даже после того, как прошло переголосование, давшее победу Ющенко, донецкие митингующие до последнего момента надеялись, что команда Януковича предпримет какие-то решительные действия. Никто не знал, что это будет, ожидания варьировались от забастовки до похода на Киев. Но в три часа утра 20 января Верховный суд отклонил все претензии бело-синих (цвета сторонников Януковича), а вечером того же дня, выступая в Донецке, кандидат призвал своих сторонников свернуть палатки и согласиться с несправедливым решением. Простой народ проявил гораздо больше желания к борьбе, чем те, ради кого эта борьба и велась. Тысячи людей демонстративно покинули площадь. Колона под русскими и имперскими флагами прошла через всю толпу, оставшуюся дослушивать выступление, скандируя: "Донбассу русский язык!" и "Федерацию!". Стоит отметить, что Донецк оказался гораздо более русским, чем можно было предположить ранее. Так, на последнем митинге русских триколоров было ровно в два раза больше, чем жовтоблакитных государственных флагов.
  Всякое действие рождает противодействие, и откровенно антирусская политика Ющенко привела к появлению сильной оппозиции. Не был исключением и Донбасс, где наиболее активные оппозиционеры объединились в рамках избирательного блока "Народная оппозиция". В эту политическую силу вошли практически все участники антиоранжевых акций 2005 года, а её лидером и знаменем стала экс-депутат Наталия Витренко, возглавлявшая прогрессивно-социалистическую партию (ПСПУ).
  На выборах 2006 года "Народная оппозиция" пройти в парламент не смогла. Однако в некоторых районах Донецкой области получила до двадцати процентов голосов, став второй по численности депутатов местных советов силой в регионе и уступив только Партии регионов. Это был неплохой результат, который мог стать трамплином для дальнейших успехов. Но по непонятным причинам госпожа Витренко вскоре начала "чистку рядов", исключая как предателей и изменников из своей партии наиболее активных и перспективных местных руководителей. Вскоре ПСПУ из ведущей силы в уличной политике выродилась в малочисленную группу, не имеющую никакого существенного влияния на общество. Ушедшие из рядов "народной оппозиции" активисты и примкнувшие к ним единомышленники создали в 2007 году общественную организацию "Донбасская Русь", а 25 января 2008 года в Донецком областном совете была создана одноименная депутатская группа. На несколько лет "Донбасская Русь" стала самой активной и многочисленной антиоранжевой прорусской организацией Донбасса. Вот как вспоминают об этом сами активисты : "С одной стороны, громких "побед" вроде бы и нет, все действия были локальными: тут отстояли от закрытия школу, там провели несколько конкурсов для детей, создали библиотеку и начали издание собственной газеты... но с другой стороны, организация возникла во времена правления патологического русофоба Ющенко. Тогда адепты пещерного украинского национализма вели наступление по всем фронтам. Устраивались провокации против России, переписывалась история, изменялась учебная программа в школах и ВУЗах, украинизировалось все, до чего они могли дотянуться. Казалось, еще чуть-чуть - и они сумеют изуродовать нашу страну, загнав ее в прокрустово ложе западенского национализма. И, естественно, что, понимая опасность этого, мы взяли на себя функцию защитников Русского мира, неотъемлемой частью которого является и Украина. Без какой-либо поддержки извне, под постоянным наблюдением спецслужб и их добровольных помощников из числа националистов, мы проводили десятки мероприятий различной направленности: были и острые уличные акции, и культурные мероприятия, научные конференции и спортивные состязания... В общем, на всех фронтах информационной войны мы сдерживали так называемых "свидомых украинцев". Так что в позорном провале пана Ющенко и его оранжевой команды на выборах 2010 года есть и наша заслуга". В 2010 году "Донбасская Русь" влилась во всеукраинскую непарламентскую партию "Русский блок".
  Также стоит упомянуть организацию "Донецкая республика", возникшую в Донецке на волне антиоранжевого эмоционального подъема. Будучи крайне малочисленной, она, тем не менее, часто оказывалась в центре внимания украинских СМИ. Отчасти это объяснялось тем, что её лидер Александр Цуркан был смертельно болен, а потому абсолютно не боялся идти на конфликты и провокации, а также делать заявления на грани фола. То он объявлял начало сбора подписей за отделение Донецкой области от Украины, то заявлял о создании Донецкой республиканской армии, которая начнет борьбу за освобождение Донбасса... Оранжевые СМИ нашли в этой организации удобный объект для разоблачения "врагов Украины" и сепаратистов. Благо, что поводов для подобных обвинений Цуркан давал с избытком. Издания, контролируемые Партией регионов, освещая акции республиканцев, сигнализировали Киеву: "Смотрите, не найдете компромисс с умеренной оппозицией в лице Януковича, придется иметь дело с такими вот радикалами". Дополнительную рекламу Донецкой республике сделал президент Ющенко, публично потребовавший от СБУ покончить с сепаратистами. Соответственно, Служба безопасности начала "борьбу" с активистами республики, что только способствовало её раскрутке. В итоге, по решению суда регистрация общественной организации "Донецкая республика" была отменена и она оказалась распущенной. Некоторое время её активисты еще пытались устраивать пикеты и вести агитацию в интернете, но после смерти Цуркана организация окончательно пропала из политической жизни региона.
  После отставки Ющенко общественная активность в Донбассе снизилась, большинство антиоранжевых организаций, выполнив свои функции, де-факто перестали существовать, и Донбасс снова погрузился в политическую летаргию. Хотя ухудшение экономической ситуации и прохождение в Верховную Раду неонацистов способны снова вызвать всплеск протестной активности населения края.
  Разумеется, во время правления Ющенко, антиоранжевые организации существовали не только в Донбассе. Например, активно действовали "Славянская гвардия" из Запорожья, "Дозор" и "партия Родина" из Одессы, "Прорыв" из Крыма... Активисты всех этих структур внесли свою лепту в падение ненавистного им президента.
  
  Глава 21. Оранжевая пятилетка
  
  Ющенко на Майдане обещал изменить страну, обуздать коррупцию, убрать криминал из власти. Многие действительно поверили ему, так что он в 2005 году имел колоссальный кредит доверия. Кроме того, как ни крути, но почти половина страны его поддержала. Некоторые эксперты всерьез опасались, что он способен полностью раздавить любую организованную оппозицию и сосредоточить в своих руках абсолютную власть. Тем более что расправы с политическими противниками можно было назвать выполнением обещания "бандитам тюрьмы", бывшего одним из лозунгов оранжевой революции. И действительно, вскоре после взятия власти "революционерами" были арестованы председатель донецкого облсовета Борис Колесников и харьковский губернатор Евгений Кушнарев. Первого обвинили в вымогательстве, второго - в сепаратизме. Оба этих политика были очень влиятельными людьми в бизнесе и политике своих областей, так что удар по ним был акцией устрашения региональных элит. Еще одной такой акцией стал штурм с применением БТРов офиса принадлежащей Ринату Ахметову фирмы "Люкс" в Донецке. По сути, президенту оставалось лишь немного "дожать" ситуацию, арестовать или заставить иммигрировать еще нескольких ключевых деятелей оппозиции, и он мог вернуть себе все полномочия, которые имел Кучма. Однако этого ему не дали сделать свои же союзники. "Газовая принцесса" Юлия Тимошенко, получившая пост премьера после Майдана, не скрывала своих амбиций и собиралась оттеснить пана Ющенко на второстепенные роли. Так что между Тимошенко и людьми Ющенко начались трения, которые вскоре привели к открытому конфликту и началу холодной войны между лидерами оранжевого лагеря. В результате в стране получилось три конкурирующих центра власти: правительство (Юлия Тимошенко), Совет национальной безопасности и обороны (Пётр Порошенко) и Секретариат президента (Александр Зинченко). В результате подковерной борьбы в сентябре 2005 года Юлия Тимошенко была отправлена в отставку, а на её место стал человек Президента Юрий Ехануров.
  Кроме того, широко освещая аресты оппозиционеров во всех СМИ, власть превратила дела Колесникова и Кушнарева в публичные мероприятия, за которыми следили как внутри Украины, так и за её пределами. Из-за этого власть была вынуждена действовать строго в рамках закона. И тут выяснилось, что оба политика арестованы незаконно. Обвинители так и не смогли доказать их вину. Более того, выяснилось, что обвинения в адрес Колесникова вообще базировались на ложных признаниях "потерпевшего". Воспользовавшись вниманием к процессу, Кушнарев объявил голодовку и вскоре был выпущен. Борису Колесникову пришлось пробыть в СИЗО чуть дольше, но и он благополучно вышел на волю. После этого стало понятно, что Ющенко вовсе не так страшен, как это казалось сначала, и против него можно не просто выступать, но и добиваться успеха.
   Все это, а также полный провал новой власти в экономике, вызвало разочарование электората, чем воспользовался Виктор Янукович, партия которого в 2006 году выиграла парламентские выборы. Второе место занял Блок Юлии Тимошенко (БЮТ) и третье - президентская "Наша Украина". Кроме того, в Верховную Раду прошли Коммунистическая и Социалистическая партии. При этом ни одна партия не получила достаточного числа голосов для самостоятельного создания Правительства, и они должны были объединиться в коалицию. Казалось бы, никакой интриги быть не должно. Три партии, бывшие союзниками на Майдане, объединятся и получат стабильное большинство в Раде , оттеснят противников от реальной власти и потихоньку выдавят с политической сцены. Переговоры между БЮТ, "Нашей Украиной" и Соцпартией о создании коалиции тянулись более четырёх месяцев, и в итоге оранжевые вожди так и не смогли договориться! В результате Соцпартия оставила ряды оранжевых и объединилась с Партией Регионов и коммунистами, тем самым создав большинство в Раде. За это Александр Мороз получил пост спикера парламента. Новое большинство предложило свою кандидатуру Премьер-министра, которым должен был стать Виктор Янукович. Тем самым донецкий политик взял реванш за свое зимнее поражение.
  Дабы сохранить лицо, Виктор Ющенко предложил перед назначением Януковича, чтобы тот взял на себя определенные политические обязательства и подписал так называемый "Универсал национального единства", содержащий основные принципы внешней и внутренней политики Украины, которых должно придерживаться будущее правительство страны. Например, в документе декларировалось, что новое правительство будет поддерживать развитие и функционирование украинского языка как государственного, возрождать духовность, примет меры для вступления во Всемирную торговую организацию и продолжит курс европейской интеграции Украины. Также подписанты согласились на продолжение сотрудничества с НАТО, но при этом было оговорено, что вступление в этот блок возможно только после проведения референдума.
  Универсал подписали все политические лидеры страны, кроме Юлии Тимошенко, и 4 августа 2006 Ющенко подал кандидатуру Януковича на утверждение в Верховную Раду. Так Виктор Янукович во второй раз стал Премьер-министром Украины, а в его Кабмин вошли представители всех фракций парламента, кроме БЮТ. В ответ Юлия Тимошенко назвала Универсал "прикрытием для предательства" и заявила о переходе в жёсткую оппозицию.
  По большому счету, подписав этот документ, Янукович отказался от части своих предвыборных обещаний, но взамен получил реальные полномочия, которые использовал для укрепления своего влияния в стране. Вскоре к пропремьерской парламентской коалиции стали присоединяться депутаты из фракций "Наша Украина" и БЮТ. Если бы этот процесс продолжился, то вскоре коалиция могла бы получить конституционное большинство в 300 голосов. Это позволило бы ей преодолевать президентское вето, а, значит, принимать любые нужные Януковичу законы. К тому же Янукович уволил нескольких назначенных по "оранжевой" квоте министров, среди которых был министр МВД, а в прошлом один из полевых командиров Майдана, Юрий Луценко.
   В ответ 2 апреля 2007 года Виктор Ющенко подписал Указ "О досрочном прекращении полномочий Верховной рады" и назначил внеочередные выборы народных депутатов на 27 мая 2007 года. Однако депутаты не согласились с этим, отказались прекращать работу и оспорили Указ президента в Конституционном суде. В Киеве стали проходить многотысячные митинги "за" и "против" роспуска Рады, на которые своих сторонников свозили партии президента, премьера и Тимошенко. Под стенами парламента вырос палаточный городок, где жили несколько тысяч сторонников Януковича. Если бы президент решился силой разогнать Верховную Раду, эти люди стали бы живым щитом для депутатов.
  25 апреля Ющенко во второй раз издал Указ о роспуске парламента, но депутаты опять отказались подчиниться. Начался затяжной кризис, в котором ни одна из трех участвующих сил не могла навязать свою волю остальным.
  Ющенко попытался переломить ситуацию, переподчинив себе внутренние войска и сменив Генерального прокурора Станислава Пискуна на человека, лояльного себе. 24 мая 2007 года начальник Главного управления охраны со своими людьми захватил здание Генпрокуратуры и ввел туда новоназначенного прокурора. Однако удержать позиции президентская охрана не смогла, так как практически сразу же Министр внутренних дел Василий Цушко (сторонник Януковича) во главе отряда милиции специального назначения "Беркут" ворвался в здание. По счастливой случайности никто из участников событий не решился применить оружие, и в итоге президентский отряд отступил, а Генеральным прокурором остался Пискун.
  Кроме того, Цушко отказался выполнять отданный в тот же день указ о выводе внутренних войск из состава МВД и передаче их под командование Президента. Тем более что действие этого указа было оперативно приостановлено решением Соломенского районного суда города Киева. Правда, уже на следующий день суд следующей инстанции отменил это решение, но сам факт признания указа Президента незаконным был серьезной пропагандистской победой регионалов. Ющенко отдал приказ ввести в столицу части внутренних войск из других регионов Украины, мотивируя это необходимостью обеспечить безопасность проведения футбольного матча за Кубок Украины. Но 26 мая по приказу Цушко армейские колонны были остановлены на дорогах силами верных ему частей ГАИ.
  На следующий день Министру внутренних дел стало плохо, и он был госпитализирован с диагнозом инфаркт миокарда, а затем срочно перевезен для операции в Германию. Впоследствии была обнародована информация, что, по данным немецких врачей, в крови больного были обнаружены смертельные дозы теофиллина, а, следовательно, Цушко мог быть отравлен. Как бы то ни было, но на несколько месяцев министр выбыл из политических баталий.
  После этих событий стало ясно, что ситуация в стране грозит выйти из-под контроля и политикам нужно искать компромисс, чтобы избежать ненужных никому жертв. В итоге, после долгих переговоров Янукович все-таки согласился на новые парламентские выборы, которые состоялись 30 сентября 2007 года. По их результатам фракция Партии регионов осталась самой многочисленной в парламенте, но зато увеличилось и число депутатов от БЮТа, который занял второе место. Поэтому после многочисленных скандалов в декабре 2007 года премьер-министром снова стала Юлия Тимошенко, которая находилась на этом посту до 2010 года.
  Помимо политического кризиса и внеочередных выборов, 2007 год на Украине запомнился и странной смертью одного из лидеров Партии регионов, бывшего харьковского губернатора Евгения Кушнарева. По официальной версии он был случайно ранен на охоте 16 января и на следующий день скончался в больнице города Изюм. Из-за этого убийства Партия регионов потеряла своего самого харизматичного и популярного вождя, а вокруг трагедии в изюмском лесу родилось много конспирологических версий, согласно которым это было умышленное убийство. Нужно отметить, что смерть политика оказалась выгодна и Ющенко с Тимошенко, для которых он был опасным врагом, и Януковичу, который отныне становился единственным общепризнанным лидером регионалов.
  Внутренняя политика
  С приходом к власти Виктора Ющенко в украинском политикуме возобладали откровенно нацистские и русофобские взгляды. Началось переписывание истории и обеление самых одиозных фигур прошлого. Так, Указом Президента гитлеровский каратель Роман Шухевич был посмертно удостоен звания Героя Украины, а голод 1932-33 годов был объявлен геноцидом украинского народа. Резко усилилась украинизация. Было запрещено использовать русский язык в судах, а затем 18 января 2008 года Министерство культуры издало Указ, запрещающий показывать в кинотеатрах фильмы на русском языке, даже если они снабжены украинскими субтитрами. Вдумайтесь: власть указывала частным прокатчикам, на каком языке вести бизнес, а зрителям - на каком языке смотреть кино. Что это, если не явное и грубейшее нарушение прав человека?
  Политика выдавливания русского языка из всех сфер жизни приняла системный характер, что вызвало в обществе серьезное беспокойство, а затем и сопротивление многих. Так, 1 марта 2008 в городе Северодонецк прошел ІІ Всеукраинский съезд депутатов советов всех уровней, в котором приняли участие почти четыре тысячи депутатов, представляющих, в основном, Юго-Восток Украины и Крым. Выступая на съезде, народный депутат Вадим Колесниченко заявил, что политика, проводимая на Украине по отношению к русскому языку, переходит в расизм и ксенофобию. "Нас унижают, будущее наших детей может быть ужасающим", - сказал он. "Верховная Рада издала 43 закона, исключающих русский язык из нашей жизни. Это этническая ксенофобия", - отметил депутат.
  На государственном уровне началась полномасштабная информационная война против России и русскоязычных граждан Украины, обвиненных в том, что они являются "пятой колонной" Москвы. Националисты при полной поддержке государственных структур посредством бесчисленного количества помпезных мероприятий по поводу "голодомора", "русификации", "коммунистических преступлений" разжигали русофобию.
  При этом активное участие в происходящем принимала Служба Безопасности Украины. Например, 19 февраля 2008 года в Донецке в библиотеке имени Крупской прошла фотовыставка "Украинская Повстанческая Армия: история непокоренных". В ходе пресс-конференции один из организаторов сего мероприятия, советник главы СБУ Владимир Вьятрович, сообщил, что "разъяснительная работа" в вопросах, связанных с УПА, теперь на Украине проводится и контролируется сотрудниками спецслужб. Каждому посетителю этой выставки вручали брошюру "Украина в борьбе", выполненную в виде сборника картинок с комментариями. Думаю, некоторые из них стоит процитировать (в русском переводе). Итак, раздел, посвященный освобождению Украины от немецких войск: "Шли дикие орды московских красноармейцев, которые несли с собой руины, страх и смерть", "...везде, где проходили московские вояки, оставались пепелища домов и трупы невинных людей". Напоминаю, что организатором выставки была Служба безопасности Украины, так что эти сентенции можно рассматривать как официальную позицию государства.
  Государство поставило перед официальными историками задачу обелить антирусских и антисоветских политиков, образы которых должны были использоваться для конструирования отдельной от россиян украинской нации. По сути, история в оранжевой Украине, как и при коммунистах, стала выполнять идеологические функции. При этом историческая достоверность книг и статей приносилась в жертву политической целесообразности. В оборот под видом непредвзятых документов вводились бандеровские агитматериалы. Затем творения историков популяризировались сотнями журналистов и пропагандистов, и нужные заказчикам трактовки исторических событий становились в массовом сознании общеизвестными фактами.
  Одним из проектов легализации УПА в академических изданиях была серия книг "Летописи УПА". Однако после изучения этих работ независимыми историками выяснилось, что в "Летописи" вошли очень тенденциозно подобранные и "подчищенные" архивные материалы , что превратило издание в пропагандистский материал, далекий от всякой объективности. Выставка о голодоморе, проводимая СБУ, вообще закончилась скандалом, так как выяснилось что фото якобы заморенных голодом украинцев были сделаны в 1921 году в Поволжье.
  Под патронатом Ющенко развернулась активная работа по увековечиванию исторических деятелей из числа националистического пантеона, а также тех исторических событий, которые он считал необходимым отметить. Например, широко праздновался юбилей конотопской битвы, которую преподносили как победу украинцев над русскими, были присвоены звания Героев Украины Бандере и Шухевичу, переименованы улицы многих городов в честь националистов... Но особое внимание Президент уделял событиям 1932-33 годов, которые отныне однозначно трактовались как геноцид украинцев. Из-за его чрезмерной активности в этом вопросе родилась шутка, что Ющенко мертвых украинцев любит больше, чем живых, а к самому Президенту приклеилась кличка "некрофил" . Голодомор изучали в школах, ему была посвящена специальная юбилейная монета и почтовая марка, в его память по всей стране проводились торжественные митинги, куда сгоняли бюджетников, организовывались выставки и конференции... Десятки, если не сотни памятников жертвам голодомора было построено в стране. В Киеве рядом с Киево-Печерской Лаврой был возведен роскошный и дорогостоящий мемориал жертвам голода... Многие возмущались, зачем тратить такие деньги на строительство очередных монументов, если недофинансированными остаются медицина и образование, но Президент на свою любимую тему денег не жалел.
  Хотя государственные историко-идеологические мероприятия, в основном, игнорировались простыми людьми, периодически активность оранжевых в навязывании своих символов приводила к столкновениям с местным населением. Например, когда 5 июля 2008 года украинские моряки попытались повесить на Графской пристани в Севастополе мемориальную табличку в честь 90-летней годовщины поднятия украинских флагов на некоторых кораблях Черноморского флота. Нужно отметить, что Графская пристань внесена в список памятников национального значения, и для того, чтобы вносить изменения в архитектурный ансамбль, необходимо получить разрешение от местной власти, но украинские моряки не посчитали нужным соблюдать церемонии. Пристань была оцеплена военнослужащими, и украинцы начали вешать памятную плиту. Увидевшие это севастопольцы восприняли эти действия как кощунство и издевательство над городом русской славы и постарались оповестить о происходящем всех. В итоге вскоре собралось несколько сотен возмущенных людей, в том числе, и местных депутатов. Попытки уговорить моряков отказаться от замысла не увенчались успехом. Тогда с кличем "За Севастополь!" горожане прорвали оцепление, разогнали украинских военнослужащих, сорвали табличку и утопили её в море.
  Камень-памятник Украинской повстанческой армии, установленный в Харькове, в 2006 году местные жители вообще снесли трактором. Кроме того, еще целый ряд подобных монументов был уничтожен или поврежден. В ответ украинские нацисты уничтожали оставшиеся с советских времен памятные знаки и памятники.
  Почему же шло такое бешеное давление на русскую культуру? Почему "демократическая" власть боялась предоставить людям, проживающим на территории Украины, равные права? Ответ очевиден: усиленно создаваемая уже не один год "украинская" культура и историческая мифология до сих пор не способна на равных конкурировать с русской. Украинский язык, который гражданам Украины навязывают как якобы "родной", чужд миллионам людей в стране, и если его не поддерживать искусственно, то он уйдет на второй план. Если предоставить равенство всем взглядам, то появится реальная возможность исторического реванша "русского" над "украинским" в самой Украине. Именно поэтому Ющенко и его единомышленники стирали историческую память и изменяли культурную идентичность. Главная цель этого действа - наполнить украинский национальный проект антирусским смыслом. На реализацию "процесса забвения" за эти годы была потрачена колоссальная энергия, необходимая стране для созидательных целей. Но можно отметить, что, несмотря на политику выдавливания русского культурного пространства с территории Украины и переделывание русских в украинцев, процесс форсированного создания новой политической нации потерпел фиаско. Фактически политика, проводимая оранжевыми, лишь усилила раскол Украины на Запад и Юго-Восток.
  
  Газовые войны
  Говоря об оранжевой пятилетке в истории Украины, невозможно обойти серию экономико-политических конфликтов с Москвой из-за газового вопроса, получивших название "газовых войн". Суть ситуации заключалась в том, что газа собственной добычи не хватает для удовлетворения потребностей украинской промышленности и ЖКХ, и голубое топливо приходится закупать в России. Так что Украина сильно зависит от поставок энергоносителей из России. Однако и Газпром зависел от Украины, так как советские магистральные газопроводы в Европу были проложены по территории этой республики. С момента распада СССР и до времен правления Леонида Кучмы Газпром продавал добываемый в России газ странам СНГ значительно ниже мировых цен. Украинские компании периодически перепродавали этот газ в Европу, делая на этом миллионные состояния. При этом украинская сторона регулярно задерживала платежи за полученное топливо, что приводило к громким скандалам. Но при этом и плата за прокачку русского газа через украинскую газотранспортную систему (ГТС) была не особо высокой, тем более, что она вносилась не "живыми" деньгами, а в виде взаимозачетов.
  С приходом к власти Ющенко и началом его откровенно антироссийской внешней политики газовый вопрос стал одним из ключевых в российско-украинских отношениях. С одной стороны, Москва пришла к выводу о том, что больше нет смысла дотировать экономики бывших советских республик, продавая газ по льготным ценам. С другой - украинские политики, чувствуя поддержку Запада и используя свое положение как страны-транзитера, хотели навязать Газпрому свои условия и заставить россиян платить больше за транзит топлива.
  Первый шаг к конфликту сделал Киев. В марте 2005 года новый председатель компании "Нафтогаз Украины" и по совместительству глава партии "Конгресс украинских националистов" Алексей Ивченко заявил о том, что цены за транзит российского газа в Европу должны быть повышены. Газпром согласился платить больше, но при условии, что и Украина начнет платить за покупаемый в России газ по мировым ценам. На практике это означало бы, что цена газа с 50 долларов за тысячу кубометров повысилась бы до 160-170 долларов. Договориться не удалось, но, как отметил украинский политик Владимир Литвин, "межправительственный договор, привязывающий цену на газ для Украины к цене транзита по её территории, фактически денонсирован... После того как украинская сторона подняла вопрос о пересмотре газовых соглашений, россияне настояли на подписании протокола, где зафиксировали, что договоренности изменяют по инициативе Украины". По сути это был разрыв всех ранее существовавших договоренностей по инициативе Киева. Теперь у Газпрома руки были развязаны, и он твердо настаивал на своей цене в 160 долларов, вступающую в силу с нового года. Киев отказывался принимать такую цену и договор не подписывал. А к концу года мировые цены на газ выросли до 230 долларов. Соответственно, и от Украины теперь Газпром требовал оплаты по мировой цене. Александр Иванович Медведев, заместитель председателя правления ОАО "Газпром", так прокомментировал ситуацию: "Украина фактически своим переговорным процессом упустила время, и сегодня ни о каких 160 долларах уже и речи быть не может. Ситуация на рынке изменилась, она меняется постоянно, и поэтому сегодня можно говорить только о формировании цены на границе России и Украины в соответствии с европейскими ценами с учётом, конечно, транспортных расходов по территории Украины. ... Средневзвешенная формула цены с нашими европейскими потребителями, приведённая к границе Украины, будет давать с 1 января цифру 220-230 долларов США. Я думаю, что переход на единые правила работы на европейском рынке для страны с рыночной экономикой, к которым была причислена Украина, является абсолютно нормальным".
  Украина договор о поставках газа на следующий год не подписала, и с 1 января 2006 года Газпром прекратил поставки газа на Украину. В ответ Киев стал отбирать для собственных нужд газ, идущий в Европу, после чего в украино-росийский спор вмешались представители стран ЕС. И европейцам было отчего беспокоиться, ведь погода была морозной, а количество российского газа, получаемого Венгрией, упало наполовину, Германией - на 65%, Грецией - на 81%, Болгарией - на 90%. Объемы российского газа, получаемые Францией, снизились на 70% . В результате в газовых переговорах между Киевом и Газпромом на некоторое время был достигнут компромисс. Стоимость газа для Украины была повышена до 95 долларов за тысячу кубометров . Эта цена должна была действовать первое полугодие 2006, в дальнейшем цена подлежала дальнейшим согласованиям. При этом теперь между продавцом и конечным потребителем возник посредник - швейцарская компания "РосУкрЭнерго", 50% акций которой принадлежало Газпрому, а еще 50% - нескольким украинским бизнесменам. В прессе проскальзывала информация о том, что украинские собственники компании относились к числу партнеров президента Ющенко. Поэтому против деятельности "РосУкрЭнерго" яростно выступала Юлия Тимошенко.
  Зимой 2008-09 годов газовый конфликт вспыхнул опять. Снова Россия прекратила поставки газа, требуя погашения Украиной долга за газ, достигшего размера почти в два с половиной миллиарда долларов. В ответ Киев начал отбирать европейское голубое топливо. При этом с украинской стороны на ситуацию одновременно пытались повлиять находящиеся в конфронтации премьер Юлия Тимошенко и президент Ющенко.
  Владимир Путин прокомментировал действия украинских политиков так: "Сегодня в этих условиях (они) борются не за собственно цену на газ, а за возможность сохранить тех или иных посредников для того, чтобы использовать получаемые дивиденды в личных целях, личного обогащения и в целях получения необходимых финансовых ресурсов для будущих политических кампаний" .
  Президент России Дмитрий Медведев был еще более откровенен, сказав: "Я считаю, что мы с нашими украинскими партнёрами можем торговать без всяких посредников, особенно без посредников, вызывающих большие сомнения у украинской общественности, да и не только украинской... Проблема заключается в том, что некоторые участники переговоров отстаивали необходимость сохранения посредников и ссылались на инструкции, полученные наверху. А другая часть переговорщиков говорила, что эти посредники - абсолютное зло, которое подлежит безусловному и немедленному истреблению" . Скорее всего, действительно шумихой вокруг "газовой войны" прикрывалась борьба между украинскими премьером и президентом. Учитывая, что из газового бизнеса была убрана компания "РосУкрЭнерго", можно сказать, что Юлия Владимировна победила Виктора Андреевича, правда, за счет простых украинцев, так как если по результатам спора 2006 года обе стороны конфликта заявили о своей победе, то на этот раз Украина полностью проиграла "газовую войну". Цена на газ была резко повышена, а Украина гарантировала покупку определённых (по мнению экспертов, завышенных) объёмов газа. Кроме того, Газпром полностью монополизировал все поставки газа на Украину.
  Итогом газового противостояния стал контракт на поставку газа и на его транзит европейским потребителям, подписанный в январе 2009 года в Москве в присутствии Юлии Тимошенко и Владимира Путина. Согласно соглашению уже с 1 января 2009 года цена газа рассчитывалась ежеквартально по рыночной европейской формуле расчёта цен на газ , и никак не была связана с ценой транзита. Кроме того, стороны пошли на уступки в виде 20-процентной скидки на поставки газа и сохранение льготного тарифа прокачки в 2009 году.
  В первом квартале 2009 году Украина должна была платить по 360 долларов за купленный газ, но киевские эксперты надеялись, что к концу года цена снизится до 230-250 долларов. Однако благоприятные для Киева прогнозы не оправдались: кардинального падения цен на газ не произошло и Украине пришлось платить по максимуму. В результате такие выплаты серьезно ударили как по украинскому бизнесу, так и по государству.
  Если не снять, то хоть немного ослабить "газовую удавку", накинутую на горло украинской экономики, удалось только новому Президенту Украины Виктору Януковичу в 2010 году после подписания Харьковских соглашений. Тогда, в обмен на продление нахождения российского Черноморского флота в Севастополе еще на 25 лет, Россия согласилась на треть снизить цену на газ.
  
  Внешняя политика
  Во внешней политике приоритетом Украины объявлено скорейшее вступление в ЕС и НАТО. При этом всем интересующимся темой было понятно, что в обозримом будущем вступить в Европейский Союз у Украины шансов нет. Зато, судя по активности власти, вступление в НАТО рассматривалось как первоочередная задача. Правда, большинство населения страны было против такого внешнеполитического вектора, да и согласно конституции, Украина - внеблоковая страна, но Ющенко это не останавливало. Более того, стремление интегрироваться в Западную цивилизацию у него приобретало иррациональные черты. Он был готов жертвовать реальными интересами своей страны, лишь бы это понравилось его американским или европейским партнерам. Доходило до откровенного подхалимажа. Например, дипломы и погоны выпускникам Академии СБУ в 2008 году торжественно вручал американский посол. То есть будущим защитникам страны прямо показывали, кто на самом деле на Украине хозяин. Таким же примером добровольной капитуляции ющенковского режима может служить ситуация вокруг богатого нефтью шельфа у черноморского острова Змеиный. Он вошел в состав России после победы над Османской империей в 1829 году. После Крымской войны остров отошел Румынии, но после Великой отечественной войны, в которой румыны участвовали на стороне Гитлера, сталинский Советский Союз отобрал себе этот кусочек суши и море вокруг него. В восьмидесятых годах на шельфе рядом со Змеиным были открыты запасы нефти и газа. После распада СССР румыны стали требовать вернуть им эту территорию. В итоге Украина согласилась с рассмотрением спора в международном суде в Гааге. Хотя, прояви Киев политическую волю, румыны могли бы и дальше безуспешно сотрясать воздух своими требованиями. Однако в 2009 году суд принял решение передать Бухаресту большую часть спорного шельфа, и Украина безропотно подчинилась.
  Проводимая в первый год оранжевой власти майданных революционеров политика однозначно свидетельствовала, что они готовы выполнить отведенную им роль и превратить страну в передовой форпост Америки на границах с Россией. Не зря же в риторике официальных и полуофициальных лиц почетное место занимали выпады против северного соседа. Ежедневно и ежечасно гражданам Украины вдалбливается ненависть к России и всему, что с ней связано. Однако неожиданно для Ющенко проНАТОвская политика встретила резкий отпор населения. Так, в Феодосии в 2006 году начались массовые протесты, вызванные попыткой провести в Крыму совместные с НАТО военные учения. В результате действий различных левых и прорусских организаций порт, куда вошел американский корабль с военным грузом, был полностью заблокирован. Вскоре к протестующим стали присоединяться активисты, приехавшие со всего Крыма, и акция протеста приняла действительно масштабный характер. У порта был разбит палаточный городок. В результате феодосийцы заставили власть отменить учения. Американцы были вынуждены отправиться домой.
  События в Крыму нанесли серьезный ущерб тщательно выстраиваемому международному имиджу Украины как страны, твердо ставшей на евроатлантический путь развития. Кроме того, выяснилось, что за полтора года нахождения во власти Ющенко так и не смог взять под контроль политические процессы в стране. С этого момента его власть начала шататься. Ведь вслед за крымчанами против присутствия натовских солдат высказался ряд местных советов юга и востока Украины, объявивших свои регионы "территорией без НАТО".
  Впрочем, неудача с вступлением в НАТО не изменила предпочтений президента Ющенко. Во время войны в Южной Осетии в 2008 году он демонстративно поддержал Грузию. Более того, зенитные комплексы "Бук", которыми грузины сбивали русские самолеты, были поставлены Украиной. Кроме того, обслуживали их и налаживали специалисты, прибывшие с берегов Днепра, правда, по официальной информации, украинцы непосредственно в боевых действиях не участвовали. Согласно сообщениям в прессе, бывший при Кучме Министром обороны Украины генерал Александр Кузьмук отметил, что продажа украинского оружия Грузии нанесла ущерб обороноспособности самой Украины. По его словам, в воинской части в городе Стрый Львовской области из трех дивизионов зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) "Бук-1М" остался только один. А бывший главком ПВО Украины Александр Стеценко подтвердил, что стрыйский полк ПВО, прикрывавший Хмельницкую АЭС, остался без половины боевой техники .
  Уже на следующий день после начала войны Виктор Ющенко направил в Тбилиси своего специального представителя, а 10 августа в Тбилиси отправился Министр иностранных дел Владимир Огрызко. Также МИД Украины заявил, что "оставляет за собой право... запретить возвращение на территорию Украины до разрешения конфликта кораблей и судов Черноморского флота России, которые могут принять участие в вышеуказанных действиях" .
  12 августа Виктор Ющенко лично прилетел в Грузию, чтобы поддержать своего коллегу и кума Михаила Саакашвили. Выступая на митинге на центральной площади грузинской столицы, он заявил: "Мы приехали сюда подтвердить ваш суверенитет, вашу независимость, вашу территориальную целостность". "Дорогие грузинские друзья, пройдет время, и мы будем смотреть на эти страницы нашей истории, как на дорогу, которую мужественно прошла грузинская нация. Свобода достойна того, чтобы за нее бороться. Мы должны помнить, что грузинская нация достойная быть независимой. Мы приехали подтвердить: ваша суверенность, независимость, территориальная целостность - это наши ценности", - сказал Виктор Ющенко. Вскоре украинские самолеты привезли подарок от украинского Президента грузинскому народу в виде 156 тонн различных гуманитарных грузов.
  13 августа в Киеве состоялось заседание Совета национальной безопасности и обороны Украины, на котором было решено ввести для российских кораблей ограничения на пересечение границы и принят ряд требований к Черноморскому флоту России (ЧФ РФ) . В частности корабли ЧФ отныне обязаны были за 72 часа уведомлять штаб украинских военно-морских сил о планируемом выходе в море и пересечении границы, отчитываться о находящемся на борту экипаже, о наличии на борту вооружений, боеприпасов, взрывчатых веществ и военного имущества. МИД России в ответ заявил, что эти указы - серьёзный антироссийский шаг, а в русском Генштабе ответили, что ЧФ подчиняется своему верховному главнокомандующему, а поэтому требования Президента Украины об особом порядке выхода российских кораблей из Севастополя нелегитимны.
  Когда отличившийся в войне малый ракетный корабль "Мираж" возвращался в Севастополь, ему наперерез вышел украинский ракетный катер "Каховка", который, по сведениям журналистов, должен был заблокировать форватер и остановить российский корабль . Однако неожиданно у украинского судна отказал двигатель, и потерявшую ход "Каховку" понесло в сторону волнолома. Пока высланный с берега украинский буксир спасал "Каховку", "Мираж" благополучно вошел в бухту, на берегу которой его уже ждали севастопольцы. Жители города, развернув русские флаги, встретили возвращение корабля домой фейерверком и криками "Ура!"
  Подводя 23 августа итог событий в Южной Осетии, Виктор Ющенко сказал: "Со времён холодной войны, впервые в Европе иностранная армия вторглась на территорию суверенного государства безо всякого международно признанного правового основания. Если мы не займём однозначной позиции по этому поводу, это будет означать молчаливое согласие с тем, чтобы наша страна и наши граждане были подвергнуты угрозе. В первые дни конфликта Украина ясно показала свою позицию". Впрочем, Президент опять выдал желаемое за действительное. Большая часть жителей Украины вовсе не осуждали Россию, и уж тем более, не поддерживали Грузию. Единственное исключение составляли украинские националисты, которые, воспользовавшись случаем, поспешили обвинить Кремль во всех грехах. В СМИ была развязана масштабная антироссийская кампания, а одна из правых организаций даже объявила набор добровольцев для войны с Россией на Кавказе. Правда, Грузия проиграла так быстро, что украинские добровольцы попасть в зону боевых действий просто не успели. Впрочем, возможно что во время войны среди грузинских частей действовало и подразделение, укомплектованное украинскими наемниками. Так, согласно данным Следственного комитета при прокуратуре РФ, в конфликте участвовало не менее 200 добровольцев из УНА-УНСО . Однако представители этой организации отрицают этот факт. Мол, собирались принять участие, но все же не приняли. Так что ни подтвердить, ни опровергнуть факт участия украинцев в нападении на Южную Осетию мы не можем.
  Вообще же, действия Президента Украины и его сторонников во время войны на Кавказе были настолько грубо антирусскими, что даже Юлия Тимошенко, бывшая тогда Премьером, была вынуждена отмежеваться от происходящего. За это заместитель руководителя Секретариата Президента Андрей Кислинский обвинил её в измене Родине и пророссийской деятельности . В ответ Юлия Владимировна сказала, что необходимо поменять вывеску на Секретариате Президента Украины на "Палата номер шесть" . Кроме того, управление по связям со СМИ секретариата правительства Украины обратилось к Министру здравоохранения с просьбой провести психиатрическую экспертизу ряда сотрудников секретариата Президента.
  Своими действиями во время этой войны Ющенко показал себя верным вассалом Америки, готовым к прямому столкновению с Россией, однако такой радикализм оттолкнул от Президента даже тех украинцев, кто голосовал за него во время выборов. Впрочем, это была не единственная причина стремительного падения популярности "вождя майдана". Президент и его окружение оказались замешанными в целой серии громких скандалов. Например, не подтвердились факты об отравлении Ющенко, вокруг которых строилась его риторика на Майдане. Причем, сам Президент сделал все, чтобы не произошло должного расследования инцидента. Кроме того, практически сразу после инаугурации президентский сын Андрей стал вести вызывающе роскошную жизнь. Когда его сановного отца спросили об источнике доходов, позволяющем Ющенко-младшему так шиковать, Президент публично накинулся на журналиста с бранью. Учитывая, что во власть оранжевый мессия шел, в том числе, под лозунгами о свободе прессы, скандал вышел весьма громким и для рейтинга отца губительным. Также свою лепту в развенчание культа президентской личности внесла и некстати озвученная информация о том, что его избирательную кампанию финансировал одиозный олигарх Борис Березовский.
  Еще один случай, который сильно подорвал доверие к Президенту, произошел в 2006 году, когда его жена объявила о всеукраинской кампании по сбору благотворительных пожертвований на строительство сверхсовременной детской больницы. Проект был громко назван "больница будущего". Первая леди страны, а по совместительству председатель Наблюдательного совета Международного благотворительного фонда "Украина 3000", пани Екатерина Ющенко лично объезжала крупнейшие города страны, где проводила встречи с представителями бизнеса и местной власти. На этих мероприятиях она презентовала свой проект создания "Детской больницы будущего в Киеве" и просила собравшихся стать спонсорами строительства. Для создания этой больницы пани Ющенко призвала объединить усилия всех граждан Украины. Представители фонда заверяли, что в новой больнице будут лечиться дети со всей страны. А для большего удобства маленьких пациентов рядом с больницей будет построено помещение для родителей. Всего в больнице будет 250 мест. Детей на лечение будут централизованно отбирать (в столицу поедут только те, кому нельзя помочь на месте). Структурно больница должна была состоять из следующих отделов: онкологических и онкогематологических заболеваний, общей педиатрии и детской хирургии. По словам представителей фонда, "Детская больница будущего в Киеве" не только будет построена за счет пожертвований, но и содержаться будет за счет благотворительности и меценатства. Также обещалось, что больница в дальнейшем сможет даже самостоятельно зарабатывать на медицинском туризме, так как часть мощностей будет использоваться для платных услуг для зарубежных детей. Учитывая, что деньги просила первая леди, бизнесмены к которым она обращалась, были вынуждены волей неволей жертвовать, так как мало кто из отечественного бизнеса рискнет отказать в просьбе, исходящей от родственника правителя. Кроме того, благодаря масштабной рекламе проекта и легкости перевода денег через мобильный телефон, несколько сот тысяч простых украинцев перечислили средства в благотворительный фонд президентской жены. По словам организаторов проекта, уже в 2009 году больница должна была принять своих первых пациентов. Однако строительство замерло едва начавшись, и до сих пор (2013 год) больницы нет. Куда пошли собранные со всей страны десятки миллионов долларов, совершенно непонятно.
  К тому же, предвыборные обещания, щедро раздаваемые на Майдане, в большинстве своем оказались забыты, и никаких изменений жизни в лучшую сторону для простых украинцев не произошло. Наоборот, экономика оказалась в кризисе, курс гривны упал, реальные заработки сократились, а цены выросли. В итоге рейтинг Президента опустился до уровня статистической погрешности, а он сам, то ли осознав свою некомпетентность, то ли просто устав бороться против Тимошенко и Януковича, каждый из которых метил попасть в президентское кресло, в последние годы своей каденции отпустил вожжи государственного управления и занялся приятными его сердцу пустяками в виде коллекционирования антиквариата, борьбы за духовность и историческую память или открытия памятников.
  17 января 2010 года на Украине состоялись новые президентские выборы, в которых участвовало 18 кандидатов, в том числе, и действующий Президент. Во второй тур голосования вышли Виктор Янукович и Юлия Тимошенко, а Виктор Ющенко, набравший чуть больше пяти процентов голосов, навсегда выбыл из украинской политики.
  
  
  Глава 22. Топор над православием
  
  Еще одно направление, на котором после развала Советского Союза развернулось наступление украинских националистов, - религиозное. Ведь пока большинство верующих на Украине принадлежат к православной церкви, высшим иерархом которой является Патриарх Московский и Всея Руси, связь Малороссии и Великороссии не разорвана до конца. Соответственно, враги общерусского единства пытаются создать собственную национальную церковь. По мнению националистов, сильная национальная украинская церковь будет иметь огромное значение в их вечной борьбе с Москвой. О необходимости иметь на Украине собственный патриархат говорил в свое время еще Симон Петлюра. В 1920 году в результате раскола Русской православной церкви была создана так называемая Украинская автокефальная православная церковь, которая действовала, в основном, на западноукраинских территориях, вошедших в состав Польши после советско-польской войны двадцатого года. Большая часть священников, оставшихся в СССР (как и священников русской православной церкви), была репрессирована в рамках борьбы с религией. После Великой Отечественной войны центр этой "церкви" оказался в США и Канаде, а остатки УАПЦ на Украине были незначительным раскольничьим объединением. Второе дыхание для УАПЦ открылось с ослаблением коммунистического режима. В начале 1989 года в Киеве был создан "Комитет по возрождению Украинской автокефальной православной церкви", а летом того же года во Львове появился первый приход УАПЦ. Автокефалы сразу же обратились за поддержкой к националистически настроенным депутатам и политическим деятелям и получили её.
  А после 1991 года идея иметь в "самостийной и незалежной" Украинской державе столь же "самостийную и незалежную" церковь посетила и первого Президента Кравчука, в прошлом рьяного коммуниста. Вскоре он приступил к конкретным действиям. При его поддержке бывший киевский митрополит Филарет (Михаил Антонович Денисенко), лишенный сана за целый ряд нарушений, объявил себя главой новой независимой украинской православной церкви. Был выдвинут лозунг: "Украине - украинскую церковь", хотя Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй еще в октябре 1990 года предоставил украинской православной церкви самостоятельность в управлении. Тогда 27 октября 1990 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви ликвидировал украинский экзархат и на его основе создал самоуправляемую Украинскую Православную Церковь, имеющую широкую автономию. Тогда же Русская церковь отказалась от прав на собственность и имущество церкви на Украине. Правопреемницей была объявлена Украинская православная церковь (Московского патриархата).
  Думаю, стоит сказать немного о личности самого украинского "патриарха". Долгие годы он являлся одним из влиятельнейших иерархов Русской православной церкви. С 1966 года он был архиепископом Киевским и Галицким, занимая при этом пост экзарха Украины и будучи постоянным членом Священного Синода. В 1990 году Филарет стал Киевским митрополитом. В советское время националисты обвиняли его в тесном сотрудничестве с КГБ и называли ставленником Москвы. В ответ Филарет весьма жестко проходился по националистам в своих выступлениях. Сами же православные упрекали митрополита в авторитаризме. Однако, когда в 1990 году скончался Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен, местоблюстителем Патриаршего Престола был избран именно Филарет. Он же вошел в число трех претендентов на место нового Патриарха. По привычке Филарет попытался договориться с властью о том, чтобы его кандидатура была поддержана. Об этом он говорил с представителями ЦК КПСС, но "на верху" было принято решение не вмешиваться во внутрицерковные дела.
  По словам харьковского митрополита Никодима, "он (Филарет) пошёл накануне выборов к Лукьянову и говорит, что есть договорённость с ЦК, что именно он будет Патриархом. На что Лукьянов ответил: "Михаил Антонович, теперь мы вам не можем помочь: как решит Собор, так и будет".
  Денисенко рассчитывал, что сможет стать патриархом, однако на Поместном Соборе Русской Православной Церкви митрополит Филарет не только проиграл выборы, но и набрал меньше всего голосов. После этого он решил, что если не получилось стать Патриархом в Москве, то он вполне может стать первым на Украине. Тем более что внутри церкви его позиции все больше и больше ослабевали. Весной 1992 года на Архиерейском Соборе в Москве Филарет был подвергнут осуждению за немонашеский образ жизни. Он поклялся уйти в отставку, но, вернувшись в Киев, объявил пастве, что обвинения в его адрес были выдвинуты лишь за то, что он просил Собор о даровании Украинской Церкви независимости, поэтому он не собирается исполнять своего слова. Одев тогу страдальца за национальную идею и жертвы "имперских притязаний" Московского Патриархата, Филарет пошел на полный разрыв с Московским Патриархатом. Стремительно превратившись в сторонника национальной идеи, Филарет повсюду, где только мог, рассказывал о своем жертвенном подвиге во имя создания "национальной церкви". Естественно, что национал-демократическая пресса, еще совсем недавно шельмовавшая Филарета, резко изменила тон своих высказываний. Однако даже те архиереи, которые были сторонниками независимости УПЦ от Москвы, отказались поддержать раскол, начатый киевским митрополитом. Зато его активно поддержали украинский президент и националистические партии.
  Несогласные с позицией Филарета архиереи Украинской православной церкви собрались 27 мая 1992 года в Харькове на Архиерейский Собор. Собор единодушно сместил Филарета с Киевской кафедры, а затем большинством голосов (16 из 18 присутствующих на Соборе ) избрал нового митрополита, которым стал митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (в миру Виктор Сабодан). С этими решениями согласился Синод Русской Православной Церкви. Президент Кравчук в это время лично звонил руководству Харькова, требуя от властей воспрепятствовать выборам нового Предстоятеля УПЦ. Более того, после собора Президиум Верховной Рады принял беспрецедентное заявление, в котором Харьковский Собор объявляли неканоническим и незаконным. Это было прямое и грубое вмешательство светской власти в дела церкви, чего себе не позволяли даже коммунисты. Впрочем, православные давлению не поддались и своего решения не изменили.
  Митрополит Никодим впоследствии вспоминал: "Когда приступили к голосованию, помощник президента по телефону от лица Леонида Макаровича предупредил: "Если Филарет будет снят, то правительство вашу Церковь поддерживать не будет". Украинские епископы в списки для тайного голосования вносили и мою кандидатуру, но я ее снял. Ведь Филарет поднял бы шум, что Никодим давно хотел стать руководителем Церкви в Украине и, дабы доказать противоположное, что Церковь находится не на политической, а на чисто духовной основе, я отказался претендовать на пост Предстоятеля Украинской Православной Церкви" .
  О бывшем киевском митрополите его харьковский коллега выразился вполне определенно: "Я думаю: не то чтобы он изменил христианству, он никогда и не был христианином. Его, видимо, заслали, как комсомольца, в Церковь. Если бы он действительно был верующим, он не нарушил бы обета монашества, не присвоил бы все деньги Церкви и не сколачивал себе состояния, не преступал клятвы, не собирал бы вокруг себя атеистов и униатов и, наконец, не стал бы орудием духа злобы поднебесной. Ведь он без страданий покинул Святую Апостольскую Церковь! Для борцов с Православной Церковью в Украине Филарет стал удивительным подарком. Они и мечтать не могли о таком союзнике. Те же униаты, сектанты должны были бы бороться с нами напрямую, а теперь у них есть возможность делать это чужими руками. Люди, которые его окружили и схватили, как паук муху, уже никогда не расстанутся с ним, потому что в нем огромный заряд злобы, лжи, шантажа. Такого разрушителя Православная Церковь в Украине еще не видела. И он теперь сеет только зло" .
  Такого же мнения придерживались и другие украинские иерархи. Митрополит Черниговский и Нежинский Антоний отметил: "Страсть властолюбия завладела его сердцем настолько, что он начал душить всех, кто был с ним не согласен... Филарет имел влияние страшное. Его все боялись. Ведь была какая практика? Когда мы приходили на заседание Синода, то никто не имел права на свое мнение. Так как он прислушивался только к тем мыслям, которые отвечали его планам. А когда видел несогласие - расправлялся жестоко. Так был лишен сана Ионафан, запрещены епископы Онуфрий, Сергей и Алипий, даже митрополит Агафангел был лишен кафедры и отправлен за штат. Это были действия своевольного диктатора".
  Митрополит Полтавский и Кременчугский Феодосий: "Имя Филарета стало одиозным, для многих отвратительным, а его жизнь, поведение, аморальность бросали черную тень на всю Православную Церковь, вызвали негодование среди духовенства и верующих. Чтобы как-то выйти из этого непростого положения (ведь подобное выходит за рамки церковных канонов), на Архиерейском Соборе в Москве в 1992 году Филарету было предложено мирно пойти на пенсию, чтобы раскаиваться перед Богом в своих грехах. Перед святым Крестом и Евангелием Филарет тогда пообещал это сделать ради согласия и мира церковного. Это так было на Соборе в Москве. Возвратившись домой, в Киев, Филарет "забрал свои слова назад". Он разыграл комедию, сказав, что Москва хочет от него избавиться потому, что он добивается церковной автокефалии, желает добра Украине. Филарет набивал себе цену, лез в герои и великомученики. И на самом деле все было не так. Ему жаль стало прощаться с митрополитской властью. Он аж тридцать лет руководил Киевским Экзархатом и теперь уже не мог себя вообразить в роли простого смертного. На пенсию он, конечно, не пошел".
  11 июня 1992 года Архиерейский Собор Русской православной церкви постановил: за жестокое и высокомерное отношение к подведомственному духовенству, диктат и шантаж, внесение своим поведением и личной жизнью соблазна в среду верующих, клятвопреступление, публичную клевету и хулу на Архиерейский Собор и учинение раскола в Церкви извергнуть митрополита Филарета (Денисенко) из сущего сана, лишив его всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире.
  Филарет не подчинился решению Собора, назвав его неканоническим и незаконным. В ответ он и ряд руководителей уже упоминавшейся УАПЦ провели так называемый "Объединительный собор" и объявили об объединении Украинской православной церкви и Украинской Автокефальной православной церкви в единую структуру под названием "Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП)". Её номинальным руководителем был провозглашен живший в Америке лидер УАПЦ 94-летний Мстислав Скрипник, ставший "патриархом" новообразованной "церкви", а Денисенко стал его заместителем. То, что Филарет уже не имел никакого права говорить от имени православной церкви, никого не волновало. По мнению раскольников, создание УПЦ КП позволяло говорить о создании единой украинской церкви, а УПЦ и УАПЦ с момента этого "объединения" для власти прекратили свое существование. Кстати, далеко не все деятели УАПЦ были согласны на объединение с Филаретом, и автокефальная церковь раскололась. Так что сейчас существует отдельная от УПЦ КП структура УАПЦ.
  После "унии" с УАПЦ де-факто Филарет возглавил украинский церковный раскол, так как формальный "патриарх" Мстислав практически постоянно пребывал в США и в события на Украине не вмешивался. Между тем, раскольники не бездействовали. При попустительстве властей и активном содействии боевиков различных националистических организаций по всей Украине филаретовцы захватывали храмы и епархиальные управления. Восемнадцатого июня 1992 года сотня членов нацистской организации УНА-УНСО, вооруженных обрезками труб, монтировками и дубинками, по благословению Филарета начала штурм Киево-Печерской лавры. Дмитрий Корчинский, возглавлявший это нападение, в своей книге "Война в толпе" вспоминает: "...наибольшее количество парафий в Украине имела Российская Православная Церковь. Долгие годы здесь хозяйничал Митрополит Киевский и Галицкий Филарет. Он построил роскошную резиденцию на Пушкинской улице в Киеве и правил железной рукой, чем, безусловно, вызвал искреннюю ... ненависть всего клира. В конце восьмидесятых он едва не стал Московским патриархом, но вместо него выбрали Алексия... Тогда Филарет понял, что спасение в сепаратизме. Его враги, а ими были все епископы, собрали Харьковский собор украинских парафий. Филарета лишили сана, а позже расстригли. Но он решил побороться. Он все еще удерживал за собою резиденцию и кафедральный Владимирский собор, когда решился обратиться ко мне. Я выставил охрану возле Собора, чтобы избежать его внезапного захвата врагами.
  Тем временем в Киев намеревался прибыть из Москвы новый руководитель украинских парафий Митрополит Владимир Сободан. Предусматривалось, что он поселится в Киево-Печерской Лавре. Она, как и все другие монастыри, выступила против Филарета. Мы решили захватить ее накануне приезда Сободана. Дальняя часть Лавры, которая нас интересовала, окружена кирпичной стеной восемнадцатого столетия с узкими ружейными бойницами. Операцию я наметил на вечер. Основной нашей целью было захватить главный административный корпус, после чего ввести туда Филарета. Дело осложнялось тем, что противоположная сторона была на стрёме. О возможности штурма догадывались. Я проинформировал о дате и времени акции и посвятил в детали плана только трех человек. Они изготовили штурмовую лестницу и спрятали ее возле намеченного места под стеной. За час до начала акции я собрал около сотни своих во Владимирском соборе. Я разбил их на группы и приказал каждой отдельно доехать к месту сбора на склонах берегов Днепра под Лаврою. Только там я объяснил им причину сбора и поставил задачи. Через десять минут двое скромных молодых людей постучали в дверь административного корпуса. Когда им открыли, они завязали разговор с келейником. Разговор перетёк в драку. Один из молодых людей выстрелил из газового пистолета. Это был сигнал к общему нападению. Со стены во двор посыпались наши бойцы. На колокольне тревожно забили колокола, начали выбегать монахи. Задачей двух наших первых [бойцов] было в течение минуты удержать вход, но на случай неудачи была заготовлена небольшая самодельная тротиловая шашка, чтобы высадить дверь. Этого не понадобилось. Административный корпус был захвачен сразу. Далее, при помощи палок, цепей и кусков гидравлических шлангов, начали разгонять монастырскую публику. Она сопротивлялась. Я послал людей стянуть звонарей с колокольни. Я ожидал Филарета, чтобы ввести его во владение. После его появления мы были хотя бы немного прикрыты со стороны Уголовного кодекса. В какой-то степени это бы выглядело не как разбойное нападение, а как взятие под охрану собственности под руководством законного владельца. Однако его все не было, вместо него подъехало несколько машин ОМОНа. ... Я решил сдаться... Как выяснилось, во время штурма Филарет всё-таки подъезжал к Лавре, но не решился въехать. Лавра осталась за Московским патриархатом".
  Как видно, даже сторонники Денисенко понимали, что, поддерживая расстригу, они идут на преступление. Но, учитывая, что это было санкционировано с самого верха украинского политического Олимпа, неудивительно, что никто из захватчиков не был наказан. Точно так же, как и не были наказаны и те, кто силой отбирал храмы у православных на Западной Украине.
  Сила Филарета была в поддержке его действий государственной властью и оказавшихся в его руках немалых финансовых средствах, ведь до раскола церковная казна украинской церкви была у него. По словам оппонентов, Денисенко, уходя в раскол, просто присвоил себе эти средства. Сколько там было на самом деле денег, похоже, мы уже никогда не узнаем. В книге кандидата богословских наук В.И. Петрушко "Автокефалические расколы на Украине в постсоветский период 1989-1997" фигурировала сумма в 4 миллиарда карбованцев. Осенью 1992 года курс карбованца к доллару составлял 403 крб. за доллар, так что изгою досталось почти десять миллионов долларов. Кроме того, есть мнение, что на счета Филарета Кравчуком были тайно перечислены и деньги компартии Украины. Имея такие средства в нищей стране, Денисенко мог позволить себе "договориться" о поддержке с политиками и журналистами, которые горой встали на его защиту. Кроме того, за ним остались кафедральный Владимирский собор и митрополичья резиденция, в которые сторонники раскольника из числа националистов и милиционеры просто не пустили законного митрополита Владимира, когда он прибыл в столицу. Чтобы избежать кровопролития, новый законный Киевский митрополит призвал свою паству не идти на столкновение с раскольниками и отступить.
  
  ***
  "Патриарх" Мстислав умер в 1993 году, его наследник Владимир (Романюк) - спустя два года. При этом сразу же родилось подозрение, что смерть Романюка была неслучайной, так как он занялся ревизией финансов УПЦ КП и вступил в конфликт Филаретом. Более того, перед смертью он обратился в Управление по борьбе с организованной преступностью с заявлением, в котором просил защиты от своего заместителя, которым был никто иной как господин Денисенко. Сын покойного прямо заявил, что "патриарха" убили.
  После этого 20 октября 1995 во Владимирском соборе на "поместном соборе" УПЦ КП Филарет был избран "Святейшим Патриархом Киевским и всея Руси-Украины". А еще два года спустя Московский Патриархат пошёл на соборное предание анафеме Филарета (Денисенко) за антицерковную деятельность.
  Во второй половине девяностых Филарет вроде бы угомонился. Его политический покровитель Леонид Кравчук покинул президентское кресло, и сложилось определенное равновесие между церквями, хотя усилиями раскольников были буквально разгромлены православные приходы на Западной Украине. Но сразу же после оранжевой революции раскольники пошли в новое наступление. Еще бы, ведь "киевский патриархат" (как и остальные украинские секты) активно выступал в поддержку Майдана, а оранжевые властители не скрывали своей поддержки идеи объединения всех "церквей" Украины в одну.
  По сути, оранжевым государственным руководством Украины была поставлена задача: любой ценой добиться отрыва канонической Украинской православной церкви от Московского Патриархата, а затем - объединения с "киевским патриархатом". На священноначалие канонической церкви оказывалось сильнейшее давление, но, к чести украинских иерархов, они выдержали.
  Нужно осознать, что все эти ереси и расколы, стимулируемые украинским правительством, есть ничто иное, как инструмент войны против России. Русская Православная Церковь укоренена в тысячелетней русской культуре. Поэтому раскольники, отрекаясь от Русской Церкви, отрывают себя не только от Патриарха, но и от своей же культуры, истории, отрекаются от отечества и от своих отцов. Это равносильно отречению от самих себя.
  Многие понимают опасность такого разделения. Приведу мнения лишь двух людей, уже отошедших в мир иной, но имеющих непререкаемый авторитет. Во-первых, это святой Лаврентий Черниговский, бывший очевидцем первой (в 1920-е годы) и второй (в 1940-е) волн автокефальных движений на Украине. Преподобный Лаврентий говорил: "Как нельзя разделить Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа - это Един Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию. Это вместе - Святая Русь. Знайте, помните и не забывайте, что было крещение Руси, а не крещение Украины. Киев - это второй Иерусалим и мать русских городов". Второй - пока еще не прославленный в лике святых схиархимандрит Зосима (Сокур), скончавшийся в 2002 году. Отец Зосима оставил своим чадам духовное завещание, в котором говорится: "Аз, грешный схиархимандрит Зосима, основатель двух обителей: Успенского Васильевского мужского и Успенского Николаевского женского монастырей, оставляю последнюю свою волю.
  И по смерти моей свято и вечно, до последнего издыхания, храните все завещания, те священные традиции, ту особенность служб, записанные братьями и сестрами в монастырском уставе, сохраняя их до малейших подробностей и не допуская никаких отступлений.
  Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.
  В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия - беззаконная или "законная", автоматически прерывается связь с митрополитом Киевским.
  Из существующих монастырей тогда образовать Дом милосердия, который будет выполнять святые законы милосердия - служение людям до их погребения, и эту заповедь обители должны выполнять вечно. Никакие угрозы и проклятия не признавать, так как они не каноничные и беззаконные.
  Твердо стоять за каноны Русской Православной Церкви.
  В случае отпадения от единства Русской Православной Церкви - правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление, под омофор Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх не откажет и примет под свой омофор.
  Если сие будет невозможно, то монастыри переходят под самостоятельное игуменское управление по подобию Валаамской обители начала XX столетия, находясь под видом светлых будущих времен единства Украины и России, которые, глубоко верю, неминуемо наступят, с чем и ухожу в вечность...
  Отходя в жизнь вечную, последнее слово глаголю вам, дорогие братья, сестры и все молящиеся в обители нашей: держитесь Русской Православной Церкви - в ней спасение.
  Всем даю из гроба прощение, Бог вас да простит и помилует по Его велицей и богатой милости. Кто приходил ко мне за духовным руководством, держитесь святой обители - братья и сестры помогут вам и наставят на путь спасения...
  Сие завещание прошу прочесть у моего гроба перед последним целованием и раздать всем.
  Подаю из гроба, бездыханный и безгласный, мир, любовь и благословение Божие.
  Схиархимандрит Зосима".
  
  ***
  После отставки Ющенко вопрос объединения УПЦ и УПЦ КП в единую структуру сам собою утих. Тем более что в 2009 году патриарший престол Русской православной церкви занял очень активный лидер - патриарх Кирилл, усилиями которого церковь снова начала играть важную роль в жизни общества. Действия нового предстоятеля ободрили всех сторонников единства по обе стороны российско-украинской границы. Среди прочего он несколько раз посетил Украину, где его встречали многотысячные толпы верующих. В каждый его приезд украинские националисты организовывали акции протеста, а то и вовсе пытались сорвать запланированные мероприятия. В 2009 году один из активных организаторов раскола, Василий Червоний , пообещал не допустить патриарха в "свою" Ровенскую область, а также планировал заблокировать Кирилла в аэропорту "Борисполь", куда должен был прилететь владыка. Но незадолго до приезда патриарха Василь Червоний был убит ударом молнии.
  В этом многие увидели вмешательство небес в земные дела. Диакон Кураев так прокомментировал смерть националиста: "Новость о гибели нераскаянного подлеца печальна. Но есть и повод для радости - предсмертный проект Червоного не будет реализован. То, что патриарх Кирилл встретит на Украине на каплю меньше нацистского хамства - это хорошо. Будет чуточку меньше зла ".
  Однако, несмотря на уход Ющенко, сама идея полного обособления украинской церкви не пропала. Исподволь идет её пропаганда среди простых прихожан и молодых епископов. И уже можно констатировать, что в рядах иерархов УПЦ есть и те, кто не будет возражать, если вдруг произойдет "законный" развод с Патриархом Московским. Хотя есть и сильная "промосковская" партия. Поэтому считать, что все бури в церковной жизни стихли, пока еще рано.
  Впрочем, церковь существует уже два тысячелетия, и врата адовы не одолели её. Так что видели православные и кризисы более тяжелые, и гонения более жесткие. Но все выдержали.
  
  Глава 23. Виктор Второй
  
  К 2010 году всем было понятно, что Виктор Ющенко как политик потерпел полный крах, а потому не будет избран на второй президентский срок. Поэтому борьба за первое место в стране шла между Юлией Тимошенко и Виктором Януковичем. За каждым из этих политиков стояли мощные финансово-промышленные группы и партийные структуры, каждого поддерживали миллионы украинцев, так что ни один из кандидатов не имел решительного перевеса, и предсказать итог народного волеизъявления было сложно. Однако социологи прогнозировали небольшой перевес Януковича.
  У Тимошенко была очень профессиональная команда политтехнологов, но они допустили кардинальную ошибку, начав строить имидж Юлии Владимировны как политика национал-демократического направления. Это, конечно, позволяло привлечь голоса Центра и Запада Украины, но отталкивало более многочисленных избирателей Юга и Востока страны. К тому же, полностью мобилизовать на её поддержку электорат националистических партий не удалось, так как оппоненты Юлии Тимошенко на Западной Украине обнародовали информацию о её еврейских предках. Этого, а также постоянных напоминаний о девичьей фамилии пани Тимошенко (Григян), оказалось достаточно, чтобы она не воспринималась на Западной Украине как своя. В то же время откровенно националистические заявления политиков из её команды оттолкнули от нее многих потенциальных сторонников на остальной Украине. К тому же, она была действующим премьером, а потому именно на нее в глазах народа ложилась ответственность за ухудшение жизни.
  17 января 2010 года состоялся первый тур президентских выборов, а 7 февраля - второй. Новым президентом был избран Виктор Янукович, получивший на три процента больше голосов .
  Интересно отметить, что Юлия Владимировна перед этим заявляла о своей гарантированной победе, а поэтому отказалась признавать результат. В это время все ожидали, что же предпримет "женщина с косой". Все её действия до выборов говорили о том, что она собирается брать власть не взирая на препятствия, а потому многие ждали массовых уличных акций в поддержку Тимошенко, организации нового Майдана, акций неповиновения... Однако, как оказалось, вся грозная риторика Юлиной команды оказалась лишь сотрясением воздуха. Организовать сколь-нибудь массовые акции в поддержку своего кандидата после выборов они оказались не в состоянии. При этом Тимошенко отказывалась признать поражение и идти на какие-либо соглашения с Януковичем.
  После оглашения Центральной избирательной комиссией Украины результатов Юлия Тимошенко обратилась с иском в Высший административный суд Украины с требованием признать выборы сфальсифицированными, однако вскоре была вынуждена отозвать свой иск.
  3 марта 2010 года Верховная рада Украины большинством голосов выразила недоверие правительству Юлии Тимошенко, а 11 марта отправила Кабинет Министров в отставку. Новым премьером стал соратник Януковича Николай Азаров. В это же время началась активная подковерная "работа" новой власти со спонсорами "Блока Юлии Тимошенко", в результате чего экс-премьер потеряла поддержку многих бизнесменов, а, следовательно, стала испытывать проблемы с финансированием своей политической деятельности. Чуть позже по Юлии Владимировне был нанесен еще один удар в виде возбуждения ряда уголовных дел. Её обвиняли в нецелевом использовании средств и превышении служебных полномочий.
  По мнению многих экспертов, а также европейских политиков, уголовное преследование объяснялось политическими мотивами. Поэтому европейские дипломаты оказывали практически прямое давление на Януковича, требуя прекратить преследование оппозиции. Однако, несмотря на это, 5 августа 2011 года Юлия Тимошенко была арестована.
  После начала уголовного преследования Юля старательно изображала из себя украинскую националистку и даже заявила, что не понимает русского языка. А ведь еще недавно летала в Москву и распиналась о своей дружбе к братской России. И не просто говорила, а еще и подарки москвичам делала. Например, она подарила несколько мраморных панно для московского метро. А в интервью Парламентской газете 19 марта 2005 года прокомментировала свой дар: "Это действительно был наш искренний подарок, или, скажу скромнее, знак внимания и уважения Москве и москвичам, всем гражданам братской России". Правда, особой дружбы с братским народом не вышло. В июне 2004 года прокуратура России объявила Тимошенко в международный розыск по обвинениям в "даче взятки высокопоставленным чиновникам Министерства обороны РФ с целью заключения контракта на поставку строительных материалов по явно завышенным ценам". То уголовное дело российской прокуратуры было закрыто в декабре 2005 года в связи с истечением срока давности, и наша героиня никак не пострадала. Но, как говорится: сколь веревочке ни виться... Когда её дружба с Россией закончилась, Юля принялась активно изображать сторонницу европейского выбора и даже статью написала, где призывала западные страны сдерживать Россию. Именно этим и объясняется её поддержка со стороны европейских и американских политиков.
  Многие говорят о политической составляющей приговора: мол, власть убрала опасного противника. Но если здраво подумать, то нарушение закона было? Было! Отвечать надо? Надо! Хотя, несомненно, желание Януковича поскорее убрать из украинской политики "газовую принцессу" имело место.
  Как бы там ни было, в октябре 2011 года Печерский суд Киева приговорил экс-премьер-министра к семи годам заключения. Кроме того, суд постановил взыскать с Тимошенко полтора миллиарда гривен ущерба, который она нанесла стране. В подобный приговор было сложно поверить - уж слишком долго неугомонной Юлии все сходило с рук, слишком уж активно ее поддерживала западная элита. Даже этот судебный процесс она попыталась превратить в свою рекламу, буквально провоцируя своими заявлениями и судью, и власть. Однако в этот раз выйти сухой из воды у Юлии Владимировны не получилось.
  В результате Тимошенко отправилась отбывать наказание в колонию в городе Харьков, а в отношениях между ЕС и Украиной началось похолодание. Вместе с тем, нужно признать, что Янукович этим уголовным делом очень испортил свой имидж, а его соперница превратилась в мученицу и самого известного политзаключенного Европы. После ареста экс-премьера на Украине начались акции протеста. Первоначально на митинги приходило по несколько тысяч человек, но вскоре они выродились в пикеты из нескольких десятков человек. По этому поводу известный блоггер Игорь Судак иронизировал: "Когда Юлю в роковую для нее пятницу повели в автозак, она потирала руки: вот сейчас поднимется новый Майдан. А Майдан не поднялся. Потом, уже сидя в камере, с радостью думала: вот сейчас только выходные пройдут - и с понедельника люди соберутся и восстанут. Да еще Запад поможет. А люди не восстали. И Запад не помог. Затем она уверяла себя и других, что днем "икс" станет праздник Дня Незалежности. Не стал. А после Юля будет ждать Нового года - в расчете на то, что все одновременно напьются и пойдут брать штурмом Кабмин. Потом она будет молиться на футбольное Евро, на которое вдруг припхается вся диаспора и разом выйдет на баррикады. А дальше - новый отличный шанс - Конец Света 12.12.2012, когда вообще начнется окончательная борьба Сил Добра и Зла. И Силы Добра, конечно, будут за Юлю" .
  В то же время были возбуждены уголовные дела против еще одного ключевого бойца оранжевой революции, экс-министра внутренних дел Юрия Луценко , осужденного в итоге на четыре года. Правда, уже 7 апреля 2013 года Луценко был помилован указом президента Януковича и вышел на свободу.
  
  ***
  У Януковича была репутация человека простого и не способного на хитрые интриги, но уже в первый год своей власти он сумел доказать обратное. Как помнят читатели, во время Майдана полномочия Президента были существенно ограничены. Став главой страны, Виктор Федорович сумел добиться того, что Конституционный Суд Украины признал незаконность политреформы 2004 года. Соответственно, форма правления на Украине изменилась из парламентско-президентской в президентско-парламентскую, а Президент снова, как и во время Кучмы, стал обладать максимумом полномочий. Отправив за решетку Тимошенко и Луценко, Янукович оказался вне конкуренции. Оппозиционные партии оказались слабыми и неспособными на реальное противодействие, так что Виктор Федорович и его команда стали практически полными хозяевами страны. Большая часть ключевых должностей в стране получили выходцы из Партии регионов. Такой же ситуация осталась и после парламентских выборов 2012 года. Более того, с этого года все три высших поста в стране (президент, премьер и спикер) были заняты донецкими политиками. По мнению критиков, эту ситуацию Президент и его окружение использовали для личного обогащения за счет остальной страны. Так ли это - сказать невозможно, но то, что регионалы не сумели переломить негативную ситуацию в экономике и страна деградирует - факт. К тому же, неэффективность власти вызывает раздражение все большего числа украинцев. Единственным достижением, которое Янукович может занести в свой актив - это успешное проведение на Украине чемпионата Европы по футболу в 2012 году. Однако одними зрелищами сыт не будешь, а реальные доходы населения и уровень жизни неуклонно снижаются.
  Впрочем, очень сложно сказать, может ли президент что-либо кардинально изменить в стране, живущей за счет проедания советского наследства и внешних заимствований. Два десятилетия в реальный сектор экономики, транспорт, ЖКХ, медицинскую и учебную системы средства практически не вкладывались. Соответственно, все основные фонды настолько обветшали, что требуются гигантские инвестиции даже для банального поддержания инфраструктуры в рабочем состоянии. У государства этих денег нет. Точнее говоря, их можно наскрести, если урезать финансирование госаппарата и преодолеть коррупцию, повысить эффективность и снизить численность бюрократического аппарата... Задача титаническая по сложности и не факт, что выполнимая. Ведь, начни Янукович кардинальную ломку системы, он лишится поддержки чиновников и связанных с ними бизнесменов.
  Ему придется работать с огромным напряжением, искать решения сотен сложнейших задач, крутиться, как белка в колесе. При этом он будет вынужден отодвинуть от кормушки тысячи людей и заменить их честными и компетентными сотрудниками. А где их взять? Много ли наших современников, выросших во времена лихих девяностых, смогут удержаться от соблазна и не отвести себе в карман небольшой ручеек от государственных финансовых потоков? Боюсь, что таких людей не просто мало, а единицы. И как их распознать? Ведь власть и деньги развращают. И испытание золотым тельцом пройдут не все из тех, кто, начиная работу, собирался выполнять её честно. Вот, к примеру, случай из практики автора. Был у нас в организации Юра из Донецка. Пришел он к нам после окончания Белгородской семинарии, был чуть ли не аскетом-бессребренником, искренним патриотом и примерным христианином. Ему доверили финансы, и скоро парень "пропал". Он стал воровать при любой возможности, подделывать документы, а его высокие идеи куда-то улетучились. В результате, обокрав своих товарищей, он сбежал. А ведь у него в руках суммы были совсем не те, с которыми будут работать чиновники высокого уровня при модернизации страны. Так что, если начинать возрождение страны, то без репрессий над такими юрами не обойтись. А после первых же арестов сотни "правозащитников" и на Украине, и за её пределами начнут вещать об угрозе тирании, сворачивании демократии и т.д.
  К тому же, начни Президент возрождать экономический потенциал страны, на него и его близких начнется дичайшее давление тех международных сил, кому постсоветские страны нужны исключительно как поставщики сырья. Так что проще и не замахиваться на кардинальное разрешение проблем, а править себе потихоньку, не делая резких движений и обеспечивая сытую жизнь внукам-правнукам. Еще несколько десятилетий страна худо-бедно протянет, а на больший срок никто из отечественных политиков и не строит планы.
  Разумеется, все понимают, что страна деградирует и нужно вкладывать средства в инновации, создавать новые предприятия, но в реальности никто ничего делать не будет. Бизнесмены не хотят вкладывать деньги в долгосрочные проекты по нескольким причинам. Во-первых, вести бизнес на Украине, не имея поддержки со стороны власти, весьма рискованно, а власть периодически меняется. Во-вторых, значительная часть современной "элиты" - это люди с психологией трофейщиков. Им проще обанкротить предприятие, продать оборудование как металлолом и вывести деньги в оффшор. Ведь это не требует никаких усилий, а деньги дает сразу. И ничего страшного, что оставшиеся без работы украинцы будут голодать, зато своих отпрысков украинские властьимущие отправят на учебу в Европу, обеспечат их всем необходимым, а потом и сами переберутся за кордон, где их ждет беззаботная жизнь миллионеров.
  По словам экс-главы Фонда государственного имущества Украины Валентины Семенюк-Самсоненко, только с 1994-го по 2005 год на Украине прекратили работу 50 тысяч предприятий. В качестве примера Семенюк-Самсоненко привела такую историю: "во время президентской кампании 2010 года один политик рассказывал, как он получил орден Почетного легиона из рук президента Франции. Связываюсь со знакомыми во Франции, спрашиваю, что написано на том ордене? А мне говорят: "За вклад в экономику Франции". "Представьте себе: когда этот политик в 2001 году впервые пришел в правительство, французская компания "Лафарж" приватизировала Балаклейский цементный завод (Харьковская область). Там производили известный на весь мир цемент марки 900, используемый на ВПК, в космической и химической отраслях. Завод остановил работу, людей выбросили на улицу... Зато "Лафарж" подняла цену на продукцию в 12 раз и в 8 раз нарастила мощность своего производства! А украинский политик получил за это орден Почетного легиона", - рассказала Семенюк-Самсоненко .
  В общем, современная Украина напоминает СССР 20-х годов, и чтобы вывести страну из такого системного кризиса, нужны радикальные меры. Деградация зашла слишком далеко, чтобы ограничиваться терапией, уже нужен хирург. Однако взять на себя такую ответственность ни один из политиков не способен.
  
  ***
  Интересно отметить, что Виктор Янукович во время выборов позиционировался как прорусский политик, а поэтому многие надеялись, что после его прихода к власти Украина станет дружественным Москве государством, прекратится вытеснение русского языка на Украине, будет свернута героизация нацистов...
  Первые шаги на внешнеполитической арене давали основания для таких ожиданий. Он ликвидировал межведомственную комиссию по вопросам подготовки Украины к вступлению в НАТО и национальный центр по вопросам евроатлантической интеграции, созданные при Ющенко.
  Однако надежды на "прорусскость" оказались явно завышенными. Уже в начале 2010 года Янукович заявил, что стратегическим направлением украинской внешней политики является интеграция в Европейский союз, а украинский язык останется единственным государственным языком Украины. Правда, и в отношениях с Кремлем Янукович пошел на компромисс, подписав 21 апреля 2010 года на встрече с Президентом России Дмитрием Медведевым в Харькове соглашение о продлении базирования российского Черноморского флота в Крыму еще на 25 лет . В ответ Россия предоставила Украине существенные скидки на энергоносители. Однако на этом сближение с Россией, по сути, закончилось. Все попытки России пригласить Киев к участию в интеграционных процессах на постсоветском пространстве неизменно отвергались под различными предлогами.
  Также не была свернута и украинизация, которая, правда, стала вестись более умеренными темпами. Так, министр образования Дмитрий Табачник, которого украинские нацисты обвиняют в украинофобии, в 2011 году подтвердил, что процесс закрытия русских школ на Украине продолжается. По словам Табачника, в 2008-09 учебном году на украинском языке вели обучение 83% общеобразовательных средних школ. В 2010-11 учебном году доля украинских школ выросла до 85% .
  Политэксперт Михаил Леонтьев по этому поводу заметил: "Считаю, что разницы между Януковичем и Ющенко нет. Он - часть оранжевого проекта, и никогда бы не стал во главе Украины, если бы ему не позволили... Есть фаза Ющенко, агрессивной смены идентичности. Но смысл оранжевого проекта не обязательно в том, чтобы открыто наезжать на Россию, а в том, чтобы исключить вопрос из легального политического поля - тот самый супер-вопрос воссоединения с Россией. И Янукович обслуживает эту идею лучше, чем Ющенко..."
  В общем, несмотря на созданный регионалам имидж украинофобов, они неторопливо, но последовательно строят украинскую Украину, которую ведут в ЕС. И у них, в отличие от Ющенко, на первом месте не идеология, а бизнес-интересы, которые заключаются в том, чтобы не пустить на украинский рынок никаких игроков со стороны. Зачем им конкуренты? А учитывая, что именно российский капитал способен "войти" на Украину, то украинские олигархи, чьей политической ипостасью является правящая партия, будут вести политику "прочь от России". Но при этом даже самые активные евроинтеграторы, из числа киевских бизнесменов, не прочь заработать в России. Например, Петр Порошенко, кум Ющенко и один из организаторов Майдана, массово экспортирует продукцию своих кондитерских фабрик в Россию. И почему-то российские власти закрывают глаза на то, что за счет россиян богатеет их откровенный оппонент. И это не единичный случай. Кремлю давно стоило бы провести мониторинг реального отношения украинских бизнесменов к России и принять меры, чтобы фирмам недоброжелателей стало неуютно на русском рынке. Однако российская власть по каким-то причинам на это не идет .
  
  ***
  Говоря о современной Украине, невозможно обойти вниманием её отношения с Россией и русскими. Разумеется, охватить всё нюансы такой гигантской темы в рамках нашей книги нет ни возможности, ни необходимости. Однако стоит выделить несколько ключевых моментов. Экономически две республики очень тесно взаимосвязаны, при этом Украина больше нуждается в сотрудничестве с северным соседом, так как полностью зависит от российских энергоресурсов и нуждается в российском рынке для продукции своих предприятий. Также во многом сохраняется единство информационного и культурного пространства двух стран, оставшееся со времен СССР. Кроме того, практически для половины населения Украины родным является русский язык, а по данным переписи 2001 года на Украине этнические русские составляют 17,2 % от всего населения Украины . Благодаря этому, существуют предпосылки для возможной интеграции двух стран. Однако, если рассматривать ситуацию с геополитической точки зрения, Украина находится в состоянии неустойчивого равновесия между двумя условными центрами притяжения: Западом и Россией. При Кучме страна балансировала между восточным и западным векторами внешней политики, при Ющенко страна шла в фарватере западной политики, при Януковиче Украина снова искала, к какой из сил присоединиться.
  Понятно, что в большой политической игре, которую ведут мировые лидеры, 45-миллионная Украина является важным объектом. Возвращение Киева в орбиту Кремля способно усилить Россию и вывести её на качественно новый уровень. В то же время превращение Украины в американский плацдарм резко ослабит Москву. Это понимают все аналитики, однако активно работают на Украине только прозападные силы. Россия же в девяностые-двухтысячные годы буквально самоустранилась из украинской политики. Складывается впечатление, что в это время никакой внятной и активно проводимой политики Москвы по отношению к Украине не существовало. Лишь после прихода во власть Ющенко и начала откровенно антирусской деятельности официального Киева россияне начали предпринимать хоть какие-то робкие шаги. Да и то, Кремль сделал ставку на работу практически исключительно с "элитой" страны . Более того, чтобы не усложнять отношения с "сильными" политическими игроками, не оказывалась действенная поддержка прорусским общественным и политическим организациям, которые могли бы стать конкурентами парламентским партиям. В итоге те организации, которые готовы были быть проводниками идеи возрождения Русского мира, оказались без поддержки и маргинализировались. Многочисленная русская диаспора оказалась вовсе исключена из политики. Так что на Украине есть многочисленные и структурированные прозападные силы, готовые активно воздействовать на власть, но нет подобных пророссийских структур. В общем информационная борьба за сознание граждан Украины Россией практически не велась. Так чему теперь удивляться, видя рост русофобии в бывшей Малороссии?
  Вообще, холодная война, начатая Западом для уничтожения СССР, в 1991 году вовсе не закончилась. То был лишь дебют титанической партии на мировой шахматной доске. С распадом Союза эта часть игры закончилась и два десятилетия победители закрепляли успехи, "переваривали" доставшиеся трофеи и трансформировали политическую победу в экономическую плоскость. Затем, с "арабской весны", началась новая фаза переформатирования мира, и Запад перешел в новое наступление. Если оставшиеся геополитические соперники Вашингтона допустят ошибку, то их страны ждет судьба СССР, Югославии, Ирака и Ливии. Так что сейчас по всему миру идет незаметная взглядам простых обывателей война. На сирийском фронте она уже вступила в горячую фазу, на китайском, русском и иранском - все еще длится холодная война.
  При этом находиться в глухой обороне атакованным странам нельзя, так как с каждым днем бездействия их позиции ухудшаются. Именно поэтому иранские "добровольцы" сейчас оказываются в рядах армии Асада под Дамаском и Алеппо, а китайские финансисты потихоньку готовят почву для создания новой резервной валюты для замены доллара. Что же касается России, то сейчас её "выдавливают" из Украины и Средней Азии. Когда это удастся, будут активизированы действия внутри самой Российской Федерации. Начнутся вспышки сепаратизма и национальные столкновения, которые оторвут от страны Кавказ, а потом приведут к распаду страны или смене руководства на лояльное "хозяевам мира".
  Что же касается Украины, то работа по отрыву ее от Русского мира идет давно и планомерно. Украинский политтехнолог Константин Долгов как-то сказал: "Добрая треть украинских новостных сайтов совершенно открыто финансируется посольством США. Прочитав несколько материалов на этих сайтах, вы сможете без труда уловить общую направленность" . Возможно, он немного утрировал, но лишь немного. Действительно, американцы очень много работают с украинскими журналистами, и значительная часть СМИ получает финансирование из связанных с правительством США структур. Ну, а кто девушку обедает, тот её и танцует. Неудивительно, что в информационном пространстве Украины евроатлантичные силы доминируют полностью. Кроме того, американцы все годы независимости активно работали с подающей надежду молодежью, политиками и экспертами. Сегодня юные грантоеды девяностых выросли и заняли серьезные должности, на которых ведут себя соответствующе.
  Два десятилетия вся государственная машина, СМИ и общественные организации вели работу по украинизации Украины. В результате выросло поколение, для которого общее прошлое, слова о славянском единстве, русско-украинском братстве - пустой звук. Они уже ощущают себя украинцами, а Россия для них не часть общей страны, как это было для их родителей, а соседнее государство. Так, например, согласно результатам проведенного летом 2013 года в Донецке социсследования , в этом абсолютно русскоязычном городе русскими идентифицирует себя 48% респондентов старше 56 лет и только 12% молодежи возрастом от 18 до 25 лет. И подобный процесс идет по всей стране. Нужно признать объективную реальность - этногенез украинского народа вступил в завершающую стадию. Если не произойдет никаких серьезных политических изменений, то пройдет еще несколько десятилетий, и жители этой земли могут окончательно превратится из русских (малороссов) в украинцев. Те же, кто сохранит русское самосознание, превратятся просто в этническое меньшинство. Вместе с тем, если найдется сила, способная вложить в информационную работу с жителями Украины столько же сил и средств, сколько вложено в "украинизацию", то вполне возможно и обратное превращение украинцев в малороссиян. Ведь согласно тому же исследованию 99% дончан выбирают для общения русский язык, а 72% опрошенных считает, что Украина должна вступить в таможенный союз с Россией. Так что, даже назвав себя "украинцами", респонденты ментально по-прежнему остаются приверженцами Русского мира .
  Так что даже когда большинство жителей Украины будет считать себя украинцами, это вовсе не означает, что они будут исповедовать русофобию.
  Так что вопрос украинского этногенеза заключается лишь в том, удастся ли сохранить добрые партнерские отношения между новым украинским народом и россиянами, будет ли Украина по-прежнему находиться в русском культурном пространстве или русофобия, которую усиленно насаждают националисты, станет реальностью.
  Раз уж мы упомянули националистов, то стоит разобраться, почему же украинский национализм опасен. Причем, как для самих украинцев, так и для их соседей.
  В мае 2013 года по Украине прошла серия митингов и шествий под лозунгом "Нет фашизму!", организованных Партией Регионов. Неформально говорилось, что это акция против одной из неонацистских партий, все увереннее входящей во власть. Оптимисты обрадовались - партия власти наконец-то увидела угрозу и начинает действовать. Циники возразили, что с самого начала правления Януковича партии нацистов были даны зеленый свет и солидное денежное содержание. Благодаря этому из маргиналов они за несколько лет превратились в парламентскую партию, существенно обкорнав электоральную базу основных оппозиционных сил, отобрав их голоса на последних выборах. К тому же, по данным прогнозов, Янукович мог выиграть следующие президентские выборы только в случае, если во второй тур против него выйдет радикальный нацист. Ведь при таком раскладе сил большинство населения предпочтет видеть во главе страны действующего гаранта, а не агрессивного фанатика, окруженного уж очень специфичными соратниками. Так что, по мнению некоторых политологов, начатая регионалами кампания - это не реальная борьба с неонацизмом, а её симуляция, призванная отвлечь внимание населения от провалов регионалов в экономике и внешней политике. Кто прав: оптимисты или критики - неизвестно, но только к донецкому антифашистскому митингу отказались присоединиться все общественные организации, с которыми автору пришлось говорить на эту тему. Активисты левых, ветеранских, евразийских и русских организаций Донецка не захотели "служить массовкой" для регионалов. Ведь если местные власти с общественными и партийными организациями Луганска, Крыма, Одессы давно и последовательно ведут работу по сохранению памяти, истории, борьбе с неонацизмом, то в других регионах разовый митинг регионалов воспринимается скорее как имиджевое мероприятие, за которым не последует никаких конкретных действий.
  Однако озвученная регионалами проблема действительно существует и несет угрозу обществу. Хотя представители власти по каким-то причинам предпочитают говорить о фашизме, в жизни это явление называется немного иначе - украинский национализм. Впрочем, еще с советских времен к национал-социализму прикрепился ярлык фашизма, что фактически неверно, но в сознании значительной части общества эти понятия стали тождественными.
  Итак, чем же опасен украинский национализм? Как известно, национализм может принимать две формы. Можно любить свой народ, развивать его культуру, науку и экономику, за счет своих преимуществ честно выигрывать конкуренцию с соседями. Но гораздо проще не самому чего-то достигать, а силой избавиться от конкурентов. И тогда националисты вместо развития своего, начинают бороться с чужим. Согласитесь, запретить русскоязычные газеты гораздо проще, чем создать интересную украиноязычную прессу. Потребовать, чтобы государственные органы были очищены от нетитульных национальностей проще, чем конкурировать с ними. Мысль изгнать силой чужаков из страны для достижения процветания не нова, но каждый раз оказывалось, что, добившись этого, националисты деградировали в тепличных условиях. Наглядным примером этого может служить средневековая Испания. Некогда это было великое государство, над которым не заходило солнце. Но, начав и выиграв борьбу с представителями других религий, испанцы-католики своими же руками похоронили свою империю. К сожалению, украинские националисты идут именно вторым путем. Огромное количество посредственностей, находящих приют в нацистских организациях, вместо того, чтобы создавать свое, борется против чужого. Они думают, что если убрать конкурентов в лице "жидов и москалей", то нацисты смогут занять более высокие места в социальной иерархии. Только они не понимают, что для того, чтобы стать элитой, нужно иметь определенные личные качества, умения и способности.
  Так что украинский национализм уводит энергию народа от созидания к бесплодной борьбе с химерами.
  Спору нет, ситуация на Украине вовсе далека от райской, проблем хватает, и их нужно решать. Однако националисты предлагают очень простое, но неправильное решение. Ведь, по их мнению, в проблемах виноваты "чужинцы", "москали", "манкурты" и "запроданцы", которые мешают настоящим украинцам жить. Ну и, кроме того, истинным украинцам вредит соседнее государство. Парадокс, вот уже два десятилетия наша страна независима, но в головах нацистов все еще существует всемогущий Кремль, который направляет события на Украине. Поэтому нацисты вместо позитивной работы начинают выискивать врага, который виноват в их бедах и с которым надо бороться. Формируется образ врага, на которого списывают все собственные просчеты, ошибки и банальное невежество. Ну а поскольку практически все начинания националистов последних лет оборачиваются неудачей, то следует вывод о том, что враги всюду. У человека возникает чувство, что он находится в осажденной крепости, а все окружающие - тайные противники. Это весьма своеобразное и опасное психическое состояние, которое приводит к росту агрессивности и потере критичности мышления. Когда носителей таких фобий в обществе становится много, могут произойти различные социальные потрясения: от массовых драк и погромов до революций или полноценной войны.
  Так что вместо наведения порядка украинский национализм ведет страну к социальному хаосу.
  В жизни каждого народа огромную роль играют его герои, те люди, на примере которых учатся подрастающие поколения. Как правило, такими героями становятся или наиболее успешные представители нации - полководцы, ученые, писатели (например, маршал Жуков, Ломоносов, Достоевский), или непререкаемые моральные авторитеты (Сергий Радонежский, мать Тереза, Махатма Ганди). На примере их жизни детям показывают, "что такое хорошо", как себя надо вести в обществе... Кроме того, во всех странах историю детям преподают так, чтобы на исторических примерах можно было разобрать основные модели поведения и нравственные ценности. Везде детям предлагают брать пример с лучшего, что было в жизни их предков. Юные американцы искренне любят свою страну, которая, по их мнению, является оплотом демократии и прав человека в мире. Русские гордятся победами предков, тысячелетним трудом создавших одну из величайших империй в мировой истории. Ну а украинским детям предложено ассоциировать себя исключительно с жертвами. По мнению нацистов, всю историю украинского народа его оккупировали, запрещали местный язык, морили голодом, если украинцы начинали борьбу, то неизменно проигрывали, как сечевые стрельцы в Первую мировую и эсэсовцы из Галичины во Второй. Ну а назовите хоть одного националистического героя, который прославился бы своими победами? Мазепа - предатель, умерший в изгнании, битый всеми; Петлюра, спасая жизнь, продал полякам всю Западную Украину и умер в изгнании; кровавый карлик Бандера вчистую проиграл борьбу с большевиками и был убит в Мюнхене...
  То есть, пропагандируя такую историю, нацисты вольно или невольно формируют комплекс агрессивной неполноценности в подрастающем поколении. Этим они крадут будущее у наших детей.
  Националисты очень активно действуют против традиционных религиозных конфессий. Для молодых и продвинутых создаются неоязыческие секты, для православных создана эрзац-церковь так называемого Киевского патриархата. Украинскую православную церковь они обвиняют в подчинении Патриарху Московскому и поэтому поддерживают раскольников типа преданного анафеме бывшего монаха Денисенко, лишь бы те призывали свою паству прочь от Москвы. В результате усилий националистов на Украине был создан так называемый Киевский патриархат - пародия на церковь. Чем это опасно? Обманутые люди, идущие в раскольнические "церкви", оказываются лишенными возможности участвовать в таинствах (крещения, евхаристии, соборования, венчания, отпевания...) То есть внешне все идет так же, как в обычных храмах, но действия лже-священников лишены благодати, ведь у них разорвана цепь преемственности священников, идущая в настоящих церквях от апостолов. В результате поверившие раскольникам украинцы оказываются отрезанными от единства с Церковью и Господом.
  Этим украинские националисты отрывают людей от горнего мира.
  Почему же нацистская идея получила такое распространение на Украине? Ответ прост: с идеей может бороться только идея, а в нашем обществе образовался вакуум идеологий. Коммунистическая идея была полностью дискредитирована еще тридцать лет назад самими членами КПСС, либерализм и демократия в 90-е годы обернулись обнищанием украинцев и безнаказанностью властей и преступников. Русская идея (дореволюционная идея Святой Руси) вытравливалась из сознания все советское время, а после 1991 года ельцинская Россия не могла служить позитивным примером. Именно в это время начали свою пропаганду уцелевшие бандеровцы. За прошедшие десятилетия их реальные действия и преступления оказались подзабыты в обществе, зато был сложен миф о героической борьбе УПА, а жалеть трагических персонажей, проигравших борьбу, но не сломленных - это свойство человеческой психики. Так что, по большому счету, национализм оказался единственной политической идеологией в независимой стране.
  Могут сказать: ведь и в благополучной Европе есть националисты. Да, есть, но в политологии различают два вида национализма. Национализм французский, где, независимо от происхождения и веры, все люди, имеющие гражданство страны, рассматриваются как единая нация. И есть национализм, в котором объединяющим признаком стало общее кровное происхождение. Согласно этой теории граждане государства не равны - есть титульная нация, имеющая больше прав, и есть все прочие меньшинства, которые в нацию не входят. Апофеозом этого варианта национализма стал гитлеровский Третий Рейх, которому служили бандеровцы. В подавляющем большинстве европейские националисты - приверженцы именно французского варианта, ведь объединение всех граждан вокруг идеи государства-нации действительно помогает стране развиваться. К сожалению, украинские нацисты своим идеалом избрали гитлеровскую Германию, себя мнят новыми чистокровными арийцами, а всех несогласных с ними записывают в унтерменши. Правда, проблема в том, что построить "Украину для украинцев" практически невозможно, ведь критерии украинства по крови настолько размыты, что при желании, немного покопавшись в родословной любого нашего нациста, каждого можно объявить "чужинцем".
  Кроме того, возникший в девятнадцатом веке европейский национализм был явлением прогрессивным, способствующим модернизации и гуманитарной и экономической сфер общественной жизни. В двадцатом веке пришедшие к власти в Османской империи турецкие националисты превратили распадающуюся полуфеодальную империю в динамичное государство. Точно так же и китайские националисты не закостенели в воспоминаниях об ушедшем золотом веке династии Цинь, а активно занимаются модернизацией своей страны. У нас, к сожалению, ситуация прямо противоположная, украинский национализм ведет к архаизации общества. Националисты пытаются вернуть современное индустриальное городское общество к ментальному уровню то ли малорусского села девятнадцатого века, то ли Европы тридцатых годов ХХ века. В эпоху нанотехнологий и космических полетов объявлять высшими достижениями народа вышиванки и трипольские горшки глупо.
  Была ли возможность создания украинской идеологии, отличной от убогого национализма необандеровцев?
  Да, была. Для этого в 1991 году отцам нового государства надо было честно признать: "Мы, жители Украины, южная ветвь русского народа, сейчас объявив о независимости государства, начинаем самостоятельное плавание и с этого момента создаем новую нацию - украинцев. И на базе общерусской истории и культуры можно было созидать новую страну. Вместо этого творцы Украины поспешили, фигурально выражаясь, влезть в одежды петлюровцев да бандеровцев, засвидетельствовать верность идеям украинского национализма начала ХХ века. И попали в ловушку!
  Украинская идея начала двадцатого века формировалась в австрийской Галиции как антирусское идеологическое оружие. Основные персонажи национального движения от Коновальца до Бандеры по своей воле или в силу обстоятельств были на службе у Австрии или Германии. Перед этими политическими "украинцами" ставилась задача обосновать правомерность отрыва от России её южных губерний, как населенных отдельным украинским народом. Под диктовку Вены и Берлина был создан миф о том, что украинцы - это древний народ, покоренный Москвой. У каждого народа должна быть история и герои, но с этим возникла проблема. Все основные исторические персонажи Малороссии за последние века были русскими по духу и активными строителями Российской империи. Тогда в украинцы было решено записать всех, кто когда-либо по любым причинам выступал против России или предавал её. Затем австрийские власти настоятельно порекомендовали своим православным подданным отныне считать себя не русскими (русинами), а украинцами. На пропаганду этой идеи была брошена вся мощь государственной машины. В годы Первой мировой войны русинскую интеллигенцию, оставшуюся верной своим русским корням, просто уничтожили в концлагерях. Вот так под давлением чужеземной власти возникли первые украинские националисты. Поскольку создание этой идеологии было во многом искусственным, то она оказалась изначально несамодостаточной. Творцам украинского проекта, который активно поддерживали исторические враги России, нужно было оторвать от единой цивилизации её часть. Соответственно, русофобия является врожденной чертой украинского национализма.
  Кроме того, при изучении истории украинского национального движения складывается впечатление, что в нем изначально была заложена какая-то тенденция к саморазрушению и деструкции. Вся история украинских националистических организаций - это дикая, кровавая борьба не только с русскими и коммунистами, но, прежде всего, между собой. Это сегодня всех националистов первой половины ХХ века чохом записали в национальные герои и борцы за Украину. В реальности украинцы гетмана Скоропадского свергли украинцев из Центральной Рады, украинцы-петлюровцы воевали против Скоропадского, украинцы из отрядов атаманов Ангела, Зеленого и Григорьева воевали против Петлюры. Чуть позже националисты из ОУН уничтожали националистов из "Полесской Сечи" Бульбы-Боровца, а внутри самой ОУН шла кровавая бойня между сторонниками Бандеры и Мельника. Внутри УПА следователи из "службы бэзпэкы" безжалостно казнили сотни недостаточно лояльных бойцов. Время расцвета украинских организаций в годы войны - это сплошная вакханалия террора, запредельной жестокости и аморальности. Как они могли победить, если они, как бешеные собаки, рвали даже своих единомышленников?! Воистину царство, разделенное в себе, не устоит, и закономерно, что националисты сороковых годов были уничтожены советскими органами безопасности. Хотя до этого они сумели залить Западную Украину кровью поляков, евреев, коммунистов...
   Сторонники эзотерического подхода к изучению истории тут могут говорить о некоей инфернальности украинского национализма. Проще говоря, доведенный до абсолюта украинский национализм - это дьяволизм, выраженный в национальной гордыне, отказе от любых моральных ограничений и бессмысленной жестокости массовых убийств...
  Если бы мы в 1991 году создавали национальную идею с нуля, то и жили бы в другой стране. Однако национальную идею никто не создавал. Властьимущие куда больше заботилась о "правильной приватизации", усилении влияния своего клана и т.д. Ну, а если перестать возделывать поле, то оно зарастет бурьяном. На идеологическом поле страны именно это и произошло. Необандеровцы начали вести пропаганду своих идей, и поскольку альтернативы практически не было, они стали приобретать сторонников. Власть же даже стала заигрывать с националистами, тем самым открыв ящик Пандоры. Весь ужас, происходивший в сороковых годах и загнанный в подполье после Победы, начал потихоньку входить в нашу жизнь. Пока еще в очень слабой форме в виде холодной, информационной войны. Однако украинский национализм, как наркотик: заболевшие им нуждаются в постоянном повышении "дозы" - градуса ненависти к врагам. Во что это выльется?
  Попробуем спрогнозировать, что случится, если вдруг украинские националисты придут к власти?
  Среди них практически нет опытных хозяйственников, специалистов-технократов, управленцев. Значит, управлять тем сложным комплексом хозяйственных процессов, который обеспечивает нормальное функционирование государства, они не смогут. Начнется перманентный экономический спад. Иррациональная русофобия приведет к ухудшению отношений с Россией, из-за чего упадет товарооборот между нашими странами. После этого предприятия юга и востока Украины лишатся русского рынка и начнут банкротиться. Оставшийся без доходов народ начнет стремительно нищать. Чтобы поддержать свои базовые регионы, националистические власти будут выкачивать средства из чуждых им ментально областей юго-востока, что лишь усилит раскол двух частей государства. Зато по всей стране, как грибы, вырастут памятники Бандере, из госорганов будут изгнаны все идейные противники националистов, начнется очередной виток украинизации всего и вся. Учебные программы гуманитарных предметов школ и ВУЗов будут искажены в угоду идеологии. Но от экономического кризиса это не спасет. Ну а какой есть проверенный веками способ заставить умолкнуть возмущенный народ? Война! Сначала начнется истребление внутренних врагов, а потом надо будет начать полноценную внешнюю войну, которая, как известно, все спишет. Думаете, нереально? Тогда вспомните действия господина Саакашвили в 2008 году. С кем будут воевать украинцы? Думаю, ответ понимают все, кто хоть раз слышал, как они сегодня на своих маршах скандируют: "Москалей на ножи!". И повод легко найдется. Возможно, Россию заставят вмешаться в украинскую политику, начав этнические чистки в Крыму. Если Кремль не отреагирует на создание нацистского режима и расправы с русским населением республики, то нацисты могут и сами нанести удар. Не зря же уже сейчас гуляют по интернету карты "исконно украинских земель Кубани и Белгорода"... И даже достаточное количество добровольцев для этой самоубийственной авантюры найдется среди молодых активистов неонацистских организаций . Сможет ли победить Киев? Нет, конечно, но в конфликт неизбежно втянутся серьезные геополитические игроки - соперники России...
  Такая вот нерадостная перспектива может ожидать нас, если не остановить украинских нацистов сейчас, пока они еще не успели набрать сил. Хотите почитать больше о худшем из вариантов будущего - читайте жуткий и сверхреальный роман "Эпоха мертворожденных" луганчанина Глеба Боброва. Но я уверен, что осознав грозящую Украине опасность, мы сумеем справиться с неонацистской угрозой.
  Для тех, кто считает вышеизложенное лишь оторванными от жизни теоретическими рассуждениями, сама жизнь показывает, что это реальность. Вот, к примеру, наиболее вопиющий случай, демонстрирующий лицо современных националистов. В 2011 году на одном из интернет-форумов произошел спор между поклонником Гитлера из организации "Патриот Украины" (ПУ), известным под ником den1988, и харьковским журналистом Сергеем Колесником. Суть спора была в том, что патриот Украины публично жалел, что немцы не смогли удержать Харьков в 1943 году. На попытку возразить нацист ответил нецензурщиной и призывом встретиться в реальной жизни для разговора. Сергей Колесник согласился, и было договорено встретиться возле офиса харьковской организации. Когда журналист пришел, его уже ждали боевики, которые без лишних слов кинулись на Сергея. Он сразу получил ножевой удар в грудь, а потом его добивали молотком. Случайно оказавшийся рядом наряд милиции помешал бандеровцам довести начатое до конца. "Меня просто убивали. По меньшей мере, два ранения из всех врачи назвали несовместимыми с жизнью. Но случилось чудо - я выжил", - рассказывает Сергей. В результате вмешательства правоохранителей были задержаны неонацисты Андрей Белицкий, Игорь Михайленко и Виталий Княжицкий, которым предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 115 (Умышленное убийство), 187 (Разбой) и 263 (Незаконное обращение с оружием) Уголовного кодекса.
  На допросе Княжицкий признался: "...меня и Михайленко И.В. позвал Белицкий А.Е., который сказал, что сегодня к нам на офис должен прийти, о данном человеке он отозвался нецензурными словами, как я потом узнал, это Колесник. При этом он сказал, что данный журналист, только нехорошее про нас, он уже всем надоел, и с ним пришло время разобраться, его надо встретить так, чтобы он нас больше не доставал. Я не хотел в этом участвовать, я просто промолчал. Михайленко И.В. сам вызвался его встретить. Белицкий, увидев мои сомнения, сказал, чтобы я не переживал, он потом все вопросы решит, что если мы его замочим, то труп потом можно вывезти, а с милицией он сам разберётся. Он ещё ранее рассказывал, что у нас есть хорошие покровители, благодаря которым ещё никого не привлекли к уголовной ответственности". По неподтвержденным данным, появившимся в сети интернет, тем самым "хорошим покровителем" для неонацистов был экс-губернатор Харьковской области, миллионер и сподвижник Юлии Тимошенко Арсен Аваков. Эта версия очень похожа на правду, так как боевики из "ПУ" выполняли функции охраны БЮТа во время митингов и избирательных кампаний, а многие неонацисты работали в коммерческих структурах Арсена Борисовича. Однако при президентстве Януковича Аваков лишился высокого поста, а затем и вовсе стал фигурантом уголовного дела. Так что ему стало не до поддержки арестованных убийц, и они все-таки попали на скамью подсудимых.
  Судебное рассмотрение началось только в мае 2013 года и пока еще идет, но, похоже, что в этот раз неонацисты могут получить реальные сроки. Однако вряд ли несколько активистов, оказавшихся за решеткой, смогут образумить членов различных неонацистских организаций, деятельность которых на Украине все набирает обороты.
  Перспективы
   История Украины последнего десятилетия - это непрерывная череда политических и экономических кризисов, конца и края которым не видно. Украина превратилась в страну, гордиться которой стало невозможно. Наука и промышленность оказались практически уничтожены, государство деградирует, между регионами усиливаются противоречия... Добавим сюда тотальную коррупцию, полнейшую беззащитность "маленького украинца", отсутствие перспектив у молодежи, отсутствие стабильности, постоянное снижение уровня жизни...
  Кроме того, хотя Украина как независимое государство существует уже достаточно большой срок и все эти годы политики различных взглядов громко говорят о "розбудове" державы, однако до сих пор никто не задался вопросом, а что, собственно говоря, мы строим. В стране нет ни национальной идеи, ни понимания того, что представляет собой Украина. Можно сказать, украинского национального проекта, который бы мобилизовал все население на решение стоящих перед страной задач, не существует.
  Что же такое "национальный проект"? Егор Холмогоров дает такое определение: "Национальный проект предполагает возникновение совокупности людей, не знакомых лично и не имеющих "ближних связей", которые, не согласовывая своих действий друг с другом, делают, тем не менее, общее дело и содействуют развитию событий в одном направлении. Люди могут действовать в своих личных целях и интересах, но таким образом, что конечное обоснование "За Русь Святую", "За светлое будущее человечества" или "За свободу, собственность, законность" будет определять характер и направление их действий, преимущественную сферу их самореализации. С какого-то момента интуитивный проект может быть осознан и сформулирован, выдвинут как политическая цель. В этот момент проект становится основой национализма как технологии национальной мобилизации, установления координации усилий при помощи политических и общественных институтов. Национальный проект формирует нацию как целое. Речь идет о совместном действии, об ощущении общего дела, причастность к которому и побуждает членов одной нации чувствовать свое отличие от остальных людей. Национальный проект должен быть успешным или хотя бы давать надежду на успех. Он не может оставаться только отвлеченной мечтой, - он должен воплощаться в камне, в стали, в золоте, в величии государства, материальном благосостоянии, вздымающихся ввысь соборах и ракетах, то есть в зримых и ощутимых формах, символизирующих успешность действия. Отсутствие успеха у национального проекта или прекращение успешности действия погружает нацию в смуту до тех пор, пока не нащупывается новый образ национального действия, не дается новая формула, обосновывающая совместность нации" .
  Если сравнить описанную модель с реальностью, то становится понятным, что именно отсутствие национальной идеи, национального проекта - это одна из причин перманентной политической смуты на Украине. Говорить о каком-то цивилизационном или национальном проекте в контексте Украины сложно. Несмотря на годы автономного плавания, в стране не сложилась национальная идея. Да по большому счету, и не могла сложиться. Слишком разными оказались регионы страны. Впрочем, была надежда, что отдельные исторически сложившиеся области сплавятся в общем котле, создав в итоге соборную Украину, где интеллектуальный Запад будет выполнять целеполагающую функцию, а Восток своей экономической мощью двинет страну вперед. С огромной долей условности этот проект можно назвать проектом "Большая Украина". Оптимисты надеялись, что постепенно различия нивелируются, и возникнет единая украинская политическая нация. Недаром же проводилась политика по подмене значения понятия "украинец". Ранее украинцем называли человека, принадлежащего к украинскому этносу, ныне - представителя любой национальности, имеющего гражданство Украины. Главное - центральной власти не делать резких движений и маневрировать между интересами различных финансово-промышленных групп, региональных элит и мировых держав. Именно этим занимался Президент Кучма. Во внешней политике была принята доктрина нейтралитета и невхождения в военные блоки. Может быть, со временем разница между регионами и исчезла бы, но оранжевая революция, если и не похоронила этот проект, то существенно отсрочила его осуществление. Так что страна оказалась на перепутье: интегрироваться в Европу или входить в интеграционные проекты на постсоветском пространстве. При этом вопрос о том, чтобы продолжать самостоятельное плавание, просто не стоит, так как ресурсов на это страна не имеет. Ученые-экономисты говорят, что в современных условиях экономика государства, в котором живет меньше 300 миллиардов человек, не может быть самодостаточной. Так что развиваться в одиночку не может ни одна страна мира, кроме избранного клуба нескольких сверхдержав, вроде США или Китая. Да и они ведут активную экспансию, подчиняя своим интересам зависимые от них развивающиеся страны. Поэтому большинство государств пытаются со своими соседями создать экономические союзы, дающие выгоды всем участникам. Естественно, что экономическое сотрудничество ведет и к политическому сближению стран, и наоборот. Понятное дело, что и Украине было бы выгодно стать членом мощного экономического объединения. Тем более, что у наших границ есть два таких образования: ЕС и объединение России-Беларуси-Казахстана.
  Политическая элита нашей страны была бы рада интегрироваться в Европу, но есть одна проблема: европейцы вовсе не торопятся открывать нам свои объятия, и мало кто верит в то, что наша страна когда-нибудь станет полноправным членом Европейского Союза.
  Зато само стремление украинцев стать частью Запада активно поощряется, ведь из-за этого Украина так и остается ослабленной, а значит, не может конкурировать на мировых рынках. Вдобавок, и европейские, и американские лидеры как огня боятся возрождения своего главного геополитического соперника в ХХ веке - Большой России (она же СССР). Поэтому атлантисты делают все, чтобы развести подальше друг от друга бывшие советские республики. В информационном пространстве ведется настоящая война против любых сторонников единения Украины и России. Нам рассказывают страшилки о голодоморе и москалях-угнетателях, пугают имперскими замашками Кремля, рекламируют выгоды европейского выбора...
  Из-за работы этих многочисленных агентов влияния Украина не может реализовать и второй путь развития, заключающийся в объединении усилий с другими постсоветскими республиками. Хотя все эксперты сходятся во мнении, что нашей стране выгодно участие в интеграционных проектах с Россией и Казахстаном, но на этом пути правительство Украины делает шаг вперед - два назад. А ведь Украину не раз приглашали присоединяться к Таможенному Союзу (ТС) России, Беларуси и Казахстана и Единому экономическому пространству (ЕЭП) этих стран. Все расчеты показывают, что это будет выгодно стране, но наши политики не спешат воспользоваться этим шансом. Еще бы, ведь состояния отечественных олигархов лежат в западных банках, их дети учатся в западных университетах, да и немалая собственность (в том числе и прибыльные предприятия) там имеется. Поэтому противоречить западным старшим братьям нашим "уважаемым людям" очень не хочется. Ведь только стоит пойти против Запада, как европейские или американские правоохранители поинтересуются: "А законно ли нажито все это богатство? А не отмывались ли деньги? А не коррупционер ли вы, батенька?" А то и еще хуже, объявят диктатором и врагом демократии - и конфискуют все. Вот и слушают наши чиновники рекомендации дядечек из Вашингтона и Брюсселя! Внимательно слушают! И исполняют старательно!
  К тому же, украинские олигархи боятся лишиться поддержки "своего" государства и без протекции конкурировать со своими российскими коллегами. Ведь это неизбежно приведет многих из них к финансовым потерям. Кроме того, украинская элита боится, что шаги по интеграции с Россией навлекут на неё санкции со стороны США и ЕС, а также вызовут масштабное движение протеста прозападной части населения.
  Плюс к тому, заработная плата за одну и ту же работу на Украине в два-три раза ниже, чем в России. То есть украинские олигархи получают дополнительную прибыль, недоплачивая своим работникам, ведь тем все равно деваться некуда, так как серьезный бизнес очень монополизирован и альтернативных работодателей в стране мало. В случае если Украина войдет в Таможенный союз с Россией, или местной буржуазии придется повышать зарплаты своим наемным работникам, или специалисты массово начнут через открытую границу мигрировать в Россию.
  Однако, что бы ни говорили политики, а страну надо выводить из кризиса, в который её загнали националист-мечтатель Ющенко и сменивший его "хозяйственник" Янукович. Единственный путь для этого - интеграция в евразийские структуры.
   В исследовании, проведенном Институтом экономики и прогнозирования НАН Украины и Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН, говорится: "Присоединение Украины к ЕЭП означает, что за счет торговых эффектов объем годового ВВП к концу прогнозного периода будет превышать объем ВВП в базовом сценарии на 1%. В условиях технологической интеграции и развития кооперационных связей оценка экономического эффекта к 2030 году может быть повышена до 6-7% объема ВВП. При реализации этого сценария величина ВВП Украины к концу прогнозного периода будет примерно на 6-7% выше, чем ВВП Украины в сценарии, исключающем интеграцию с ЕЭП". Если перевести это с научного языка на понятный, выходит, что, объединившись, мы все будем жить лучше, чем порознь. Также ученые подсчитали, что в денежном эквиваленте эффект от работы ЕЭП составит больше триллиона долларов до 2030-го года.
  Этого мнения придерживаются и другие эксперты. Например, выступая на прошедшем в декабре 2012 года по инициативе Фонда Горчакова форуме "Диалог во имя мира", банкир Андрей Анисимов из Евразийского Банка развития отметил, что специалистами этого банка была проведена кропотливая работа по прогнозированию различных вариантов развития ситуации. Было проанализировано 6 вариантов интеграции Украины в различные экономические объединения. Наиболее эффективным оказывалось вступление в таможенный союз с Россией, Беларусью и Казахстаном, дающее до 6% годового прироста экономики. При вступлении в зону свободной торговли с ЕС украинская экономика до 2030 годов будет ежегодно терять до полутора процентов из-за выбраковки украинской металлургии и некоторых других отраслей промышленности.
  Выступая на том же форуме, руководитель сектора Института экономики РАН Елена Кузьмина отметила, что за счет вступления в ТС Украина сможет провести модернизацию своей экономики. При этом, по мнению эксперта, в российско-украинских отношениях со стороны Киева политики больше, чем экономики. "Складывается впечатление, что на Украине идет борьба не между сторонниками ЕС и РФ, а борьба украинских элит за власть над страной", - сказала она. По мнению Е. Кузьминой, плюсами от вступления постсоветских стран в ТС является то, что есть общие правила игры и равные возможности, выгодные для всех. Еще одним преимуществом является свободное перемещение рабочей силы и банковского капитала. Для России Украина - крупнейший партнер, и у наших стран есть взаимовыгодные интересы не только в сырьевом секторе экономики, но и в промышленном производстве, поэтому вступление в ТС будет выгодно Украине.
  Так что Украине надо действовать совместно с Россией хотя бы потому, что это выгодно. Не говоря уже об общей истории, вере и культуре.
  
  И снова майдан
   В 2013 году казалось, что президент Янукович и правящая Партия регионов окончательно взяли проевропейский курс. В своем рвении на Запад правительственные функционеры старались быть "святее папы римского" и переплюнули даже откровенно проевропейскую оппозицию. Было объявлено, что в ноябре в Вильнюсе будет подписано Соглашение об ассоциации Украины с Европейским союзом, разработка которого началась еще при Ющенко.
  Несмотря на все предостережения экспертов о том, что предложенный вариант документа крайне невыгоден украинской экономике, власть демонстрировала завидный оптимизм и отметала все возражения. На бюджетные средства была развернута пропагандистская кампания, доказывающая необходимость евроинтеграции. Пикантности добавляло то, что сейчас в Европу рвались те же люди, которые еще несколько лет назад столь же рьяно агитировали за сближение с Россией. Многими жителями юго-востока Украины, ранее голосовавшими за регионалов и Януковича, такое поведение было воспринято как предательство, но президента это не смущало.
  Депутат Верховной Рады от Одессы Игорь Марков, который попытался помешать действиям президента, был лишен мандата, а затем, 22 октября 2013 года, был арестован по обвинению в избиении активиста украинской националистической организации, совершенном за шесть лет до этого. При этом тот инцидент уже был предметом разбирательства, и суд тогда вынес вердикт о том, что в произошедшем "нет состава преступления" . Сторонников депутата, протестовавших против такой неправовой расправы, разогнал отряд милиции спецназначения "Беркут". Чуть позже был закрыт принадлежавший Маркову телеканал "АТВ". Такая показательная расправа заставила замолчать всех влиятельных противников европейского выбора, но оттолкнула от Януковича его сторонников из числа простых людей.
  Проект соглашения об ассоциации предполагал создание зоны свободной торговли между ЕС и Украиной. При этом Украина должна обеспечить свободный допуск европейских товаров без взимания (или с существенным снижением) таможенных пошлин и отменить разрешительные сертификаты и технические барьеры. Также страна обязалась привести свои технические стандарты в соответствие с европейскими. То есть при подписании этого документа украинский рынок оказывается открытым, государство недополучает поступления в бюджет, а отечественный производитель лишается государственной поддержки. Естественно, что это вызвало бы кризис в большинстве отраслей реальной экономики, которая не способна на равных конкурировать с европейскими производителями. Соответственно пошла бы волна банкротств предприятий и увольнения сотрудников, что привело бы к падению уровня жизни населения. Кроме того, перестройка производства на западные технические стандарты потребует до 160 млрд. долларов, что является неподъемной нагрузкой на экономику. Взамен ЕС обязалось снять таможенные пошлины с ряда украинских товаров, однако, их номенклатура определена европейскими чиновниками, а размеры поставок имеют жесткие квоты. При этом квоты выделены очень незначительные. Так что увеличение торгового оборота с ЕС не покроет потери от экспансии западного бизнеса на Украину и потери традиционных рынков в странах СНГ.
  Однако те украинские бизнесмены, которые смогут поставлять товары в рамках этих квот, получат дополнительную прибыль. Также подписание договора выгодно тем украинским олигархам, чей бизнес уже перешагнул национальные границы и имеет мощности в странах ЕС. Например, одним из главных лоббистов западного вектора называется олигарх Дмитрий Фирташ, имеющий серьезный бизнес в Европе. Также в выигрыше окажутся производители рапса и подсолнечника, которые идут на экспорт. Но при этом эти сельхозкультуры серьезно истощают почву, в связи с чем текущие прибыли в долгосрочной перспективе обернутся падением плодородия украинских черноземов. Свою выгоду получают и фирмы-импортеры, которые будут ввозить в страну товары без уплаты пошлин. Однако этот бум покупок подешевевших товаров будет краткосрочным, так как за ним последует падение покупательной способности населения. Кроме того, это вызовет отток валюты из страны, которая необходима для погашения внешних заимствований, и, следовательно, - либо финансовый кризис, либо падение курса гривны.
  Что касается трудовых мигрантов, то проект договора не предусматривает ликвидации или смягчения визового режима с ЕС. Так что ожидать, что европейский рынок рабочей силы откроется для украинских работников, причин нет. Однако общее ухудшение ситуации в стране вызовет поток мигрантов, которые отправятся на поиск работы в сопредельные государства.
   Также в случае создания зоны свободной торговли ЕС - Украина, как только Киев вынужден будет снять таможенные пошлины на определенные группы товаров, Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана должен будет ввести свой таможенный тариф на ввоз этих товаров с украинской территории . Это серьезно ударит по украинским производителям, ориентированным на российский рынок, так как конечная цена их продукции вырастет на 15-20%.
  По подсчетам всех специалистов-экономистов подписание договора с ЕС обернулось бы для Украины огромными экономическими потерями, но, к сожалению, сегодня вопрос внешнеполитического вектора Украины определяется не экономическими интересами страны, а политическими и экономическими интересами ряда финансово-промышленных групп, способных неправовыми методами оказать давление на власть.
  Осенью казалось, что подписание соглашения неизбежно, но незадолго до Вильнюсского саммита "взбунтовались" даже ранее лояльные президенту бизнесмены-производственники, которых соглашение обрекало на серьезные потери.
  Тем более что в геополитическую игру включилась и Россия. Владимир Путин неоднократно заявлял, что подписание тех или иных соглашений между Украиной и ЕС - это суверенный выбор Украины. Однако он дал понять, что в случае ухода Украины в европейскую зону влияния Киев рискует потерять финансовую поддержку со стороны северного соседа. Тем более что в случае создания зоны свободной торговли между ЕС и Украиной, Россия будет вынуждена принять меры по защите собственных рынков от товаров, которые будут ввозиться из Украины или через Украину. То есть украинские производители при торговле с Россией лишатся своего привилегированного положения и будут вынуждены платить таможенные сборы и налоги наравне со всеми остальными странами. В качестве демонстрации того, как это отразиться на Украине, летом российская таможня стала проводить полноценный таможенный досмотр украинских товаров. Выручка украинских экспортеров сразу же существенно сократилась. Такой режим работы таможни длился совсем недолго, но зато всем стало понятно, насколько сильно зависит Киев от российского рынка. Затем в качестве жеста доброй воли в случае отказа от пути в ЕС россияне предложили Украине гигантские кредиты, скидки на энергоносители и огромные заказы для предприятий реального сектора экономики.
  В результате, незадолго до Вильнюсского саммита в выступлениях официальных лиц появились предложения еще раз все взвесить, просчитать и только после этого принимать судьбоносные решения. Процесс подготовки к подписанию был по инициативе украинского правительства приостановлен, но президент все-таки полетел в Вильнюс. Там киевские политики предложили европейцам компенсировать финансовые потери Украины от подписания соглашения, но представители ЕС отказались давать деньги. Тогда Янукович отказался подписывать документ.
  Пока президент готовился к поездке в Вильнюс, в Киеве националистические и проевропейские партии объявили о проведении массовой политической акции, названной "Евромайдан". 21 ноября 2013 года около тысячи человек заняли Майдан Независимости, где установили сцену и палаточный городок. Начался перманентный митинг с требованием подписать Соглашение. В некоторые дни собиралось до трех тысяч человек, из которых несколько сотен оставались на Майдане и на ночь. В некоторых городах Украины оппозиция также провела уличные акции в поддержку евроинтеграции, но только во Львове удалось собрать больше тысячи участников. Спустя три дня оппозиция провела тотальную мобилизацию своих сторонников и смогла провести в Киеве многотысячное шествие и митинг. Затем немногочисленные, но постоянные митинги по всей стране стали следовать один за другим. При этом периодически происходили стычки между радикалами из националистических организаций и милицией.
  В ответ противники евроинтеграции стали выводить своих сторонников на "антимайданы". В Донецке первой политической силой, начавшей агитацию против Вильнюсского соглашения, стала партия "Русский Блок". 26 ноября под стенами Донецкого облсовета собрались десятки сторонников этой силы, развернувших плакаты "Донбасс за Таможенный союз", "Ассоциация с ЕС - это кризис и разорение", "Греция вступила в ЕС и рухнула. Учитесь на чужих ошибках!", "Майдан?! Пробовали в 2005. Больше не хотим!", "Европейские ценности = разврат и вырождение". Прохожим раздавались соответствующие листовки, выступающие говорили о сложившейся ситуации. Один из ораторов отметил, что современные европейские ценности все больше и больше вырождаются в банальную пропаганду разнообразных извращений; другой отметил, что предлагаемый договор низводит Украину до положения бесправной колонии, обязанной выполнять все предписания Брюсселя. Логическим завершением этой акции стало принятие обращения к губернатору Донецкой области, в котором активисты "Русского Блока" просили чиновника обратиться к Виктору Януковичу с призывом не подписывать Договор об Ассоциации. Также авторы послания просили "обратить внимание президента на то, что у создания Зоны свободной торговли с Европейским Союзом есть альтернатива в виде вхождения в Таможенный Союз с Россией, Беларусью и Казахстаном. Присоединение к Таможенному союзу будет не только более выгодным с экономической точки зрения, но и будет соответствовать геополитическим предпочтениям жителей Донбасса, голоса которых обеспечили победу на выборах и Президенту, и Партии регионов". Пикантность ситуации придавало то, что буквально в полусотне шагов от пикета стоит памятник Тарасу Шевченко, где в это время собирались немногочисленные местные сторонники майдана.
  В Киеве активно выступали против Майдана активисты организаций "Славянская гвардия" и "Союз граждан Украины", устроившие десятки различных акций. В Крыму с критикой евроинтеграции выступили русские организации полуострова.
  29 ноября стало известно, что Янукович не подписал соглашение, и лидеры оппозиции обвинили Януковича в предательстве и государственной измене. В ответ сторонники президента на Европейской площади провели свой митинг.
  Можно отметить, что в это время акции всех политических сил были крайне малочисленными, и в них участвовали в основном партийные активисты или нанятая ими массовка. Простых украинцев происходящее не волновало, и никакой массовой поддержки ни оппозиция, ни президент не имели.
  Ситуация изменилась утром 30 ноября, когда по всем средствам массовой информации разнеслась новость о том, что "Беркут" жестоко разогнал Майдан, покалечив десятки мирных протестующих - в основном, детей и студентов. Как только прозвучала эта новость воображение автора сразу же нарисовало жуткую картину залитой кровью брусчатки, и я полез искать видео с места побоища. В век информационных технологий и интернета это оказалось просто. Записи камер наблюдения, журналистов и участников, сделанные с разных ракурсов, позволяют самому оценить произошедшее.
  Извините, но при всем своем человеколюбии, я не увидел никакого зверства милиции. Сотрудники "Беркута" действовали без излишнего рвения и жестокости. Медленно, и я бы даже сказал лениво, они очищали пространство и вытесняли протестующих, периодически использую дубинки. Разумеется, кому-то досталось чувствительно, три десятка человек даже обратились за медицинской помощью, но это лишь случайные жертвы, неизбежные при любом массовом столкновении, давке и панике. Поверьте, я умею различать удары, сделанные с целью покалечить, от обидных, но неопасных оплеух. И я с уверенностью утверждаю: приказа "ломать всех" у милиции не было. Если мне не верите, то найдите в интернете видео того, как спецназ работает, когда хочет поломать, и сравните с тем, что было на Майдане.
  В общем, у меня сложилось впечатление, что произошедшее было лишь симуляцией "репрессий", можно даже сказать, провокацией. Интересно, что Николай Азаров также назвал ночные события провокацией, а на президентском сайте появилось обращение, в котором Виктор Янукович заявил, что возмущен произошедшим. И президента с премьером можно понять: власти столкновение милиции с оппозицией не выгодно сразу по нескольким причинам.
  Во-первых, к 29 ноября стало понятно, что, по сути, евромайдан провалился. Оппозиция не получила всенародной поддержки, договор в Вильнюсе не был подписан, акции протеста стали затухать. Еще несколько дней - и оппозиционеры по вполне объективным причинам не смогли бы собрать на митинги даже нескольких тысяч человек. Так что необходимости в силовых акциях не было. Тем более, какой смысл разгонять митинг в одном месте и разрешать его в другом? Представим, что Янукович окончательно решил разорвать с Западом и в духе своего белорусского коллеги силой подавить оппозицию. В таком случае мы бы стали свидетелями не "кавалерийского наскока" "Беркута" на Майдане, а запрета всех уличных акций, массовых задержаний активистов, закрытия оппозиционных СМИ и удара по бизнес-структурам, финансировавшим акции протеста. Ничего этого не произошло. Более того, беглый анализ того, как случившееся подается в СМИ, можно сделать вывод: Янукович не контролирует информационное поле страны. И речь идет не только об интернете, но и о главном медиа-оружии современности - телевидении, на которое власть может оказывать немалое влияние. Однако власть не предприняла никаких мер, чтобы в эфир шла "правильная" картинка.
  Во-вторых, произошедшее резко ухудшило имидж Януковича как в стране, так и за рубежом. Президента просто лишили свободы маневра, так как он теперь не мог возобновить переговоры с Европой.
  А вот для оппозиции и тех сил, которые стоят за ней, эскалация конфликта не просто была желанна, но необходима. Появление "жертв" сразу же мобилизовало их сторонников, резко повысило градус противостояния и позволило начать массированную пропагандистскую компанию против Януковича. Кроме того, это прекрасный повод снова обратиться к Западу за помощью в борьбе с тираном. Так что можно предположить, что атаку спецназа спровоцировали именно сторонники европейского выбора.
  Кроме того, случившееся могло быть следствием внутренних процессов, происходивших в украинской властной элите. Как известно, президентский лагерь вовсе не был монолитен, и там хватало внутренних противоречий. Тем более что 29 ноября прозападная часть власти получила серьезный удар и стала терять позиции. Так что вполне возможно, что ни сам президент, ни Кличко с Яценюком не причастны к ночной потасовке, которую организовали проевропейские фигуры из окружения Януковича. Ряд политологов даже прямо назвал виновника провокации - главу президентской администрации Сергея Левочкина, якобы представляющего в политике интересы олигарха Дмитрия Фирташа.
  Впрочем, возможно, что просто сдали нервы у какого-нибудь милицейского офицера среднего звена, который и отдал приказ. Ведь перед этим боевики оппозиции в отношениях с силами правопорядка были наступающей стороной. И милицию они слезоточивым газом поливали неоднократно, и оперативную машину СБУ разгромили, захватив оборудование и документы, и смело шли на обострение, веря в безнаказанность. Так что однажды милиция должна была отреагировать. Кстати, на одном из видео разгона можно заметить, что милиция очень долго уговаривала протестующих очистить площадку, на которой будет установлена ёлка. При этом в работников МВД кидали яйцами, мусором и всякими подручными предметами. Милиционеры это терпели и начали применять силу лишь после того, как в одного из сотрудников попали горящей доской. Так что действия "Беркута" становятся понятны и логичны.
  Какая из версий истинна, мы, возможно, узнаем со временем. А возможно, и не узнаем... Но факт налицо. Сразу же после этих событий начинаются действительно массовые протесты. Люди тысячами стали выходить на улицы в знак протеста против действий милиции. На Майдане собралось до тридцати тысяч человек, и маховик новой "революции" начал раскручиваться. Из Львова в Киев организованно приехало около 10 тысяч человек. К протестующим присоединились радикальные группировки из националистов и футбольных хулиганов. На следующий день митингующие захватили здание киевской мэрии и "Дом профсоюзов", после чего отряд наиболее радикальных протестующих направился штурмовать администрацию президента. Там около двухсот боевиков , вооруженных арматурой, палками и цепями, столкнулись с милицейским кордоном, состоявшим из невооруженных солдат внутренних войск. Практически сразу же боевики начали прорывать милицейскую цепь. Солдат избивали, кидали в них тротуарную плитку, дымовые шашки и петарды... Угнанным неподалеку бульдозером майдановцы сломали металлическую ограду, защищавшую солдат, и попытались направить его на них.
  Действия боевиков вызвали осуждение у многих их коллег по Майдану. Стало понятно, что протестующие делятся на два лагеря: мирных демонстрантов, готовых к диалогу с властью, и радикалов, настроенных на превращение протестов в массовые беспорядки. В итоге умеренные протестующие смогли на некоторое время утихомирить своих буйных коллег, хотя некоторые из этих миротворцев были тут же избиты радикалами. Бульдозер был окружен сторонниками мирного протеста, и боевики так и не смогли задавить ни одного солдата.
  Примерно через час боевики снова кинулись в драку. Милиционеров избивали, обливали краской, а те просто стояли и не отбивались. "Молодежь разбирала тротуары и закидывала камнями оцепление. Представляете себе кирпич, который летит в голову? А теперь представьте себе сотни таких кирпичей. Звук такой, как будто град идет", - написал в своем блоге один из очевидцев событий.
  Наконец, к вечеру на поле боя из-за спин солдат появился отряд "Беркута", который закидал нападающих шумовыми гранатами и обдал слезоточивым газом. Часть толпы разбежалась, но наиболее яростные продолжали закидывать милицию камнями. Тогда "Беркут" перешел в атаку и буквально за несколько минут зачистил улицу. Попавших под горячую руку протестующих обрабатывали резиновыми дубинками, наиболее агрессивных задерживали. По результатам этого штурма в больницу попали около 35 милиционеров. Также пострадали около сотни оппозиционеров и несколько десятков журналистов.
  В тот же вечер группа националистов попытался свалить памятник Ленину на Бессарабской площади (в месте ее схождения с Крещатиком), который, кстати, являлся памятником культуры и охранялся законом. При этом произошла массовая драка с милицией. Сначала националисты победили в драке, прогнали милиционеров и разгромили милицейский автобус. Но вскоре к месту событий подъехал отряд спецназа, и теперь уже бежать пришлось боевикам. По сообщениям прессы, среди участников драки были народные депутаты от партии "Свобода" Эдуард Леонов и Андрей Тягнибок .
  2 декабря 2013 года протестующие заблокировали работу Кабинета Министров Украины, но все обошлось практически бескровно. В это время лидеры оппозиционных партий Виталий Кличко, Арсений Яценюк и Олег Тягнибок попытались обыграть власть в парламенте и внесли предложение об отставке Кабмина. Они надеялись, что в Партии регионов начнется раскол и им удастся этим воспользоваться. Однако, вопреки прогнозам, никакого массового выхода депутатов из фракции Партии Регионов не произошло и оппозиция не смогла набрать нужного количества голосов.
  Дальше началась информационная война. Майдановцы проводили митинги и укрепляли захваченную территорию. Чтобы их поддержать, в Киев прилетели многочисленные американские и европейские политики и дипломаты, которые начали вести активную работу с украинскими политиками и олигархами, склоняя их поддержать "восставший народ". Многочисленные СМИ в это время вели агитацию против власти.
  Партия регионов в это время провела серию массовых митингов в городах Юго-Востока, на которых участники заявили о своей поддержке президента. Правда, как и в период первого Майдана, регионалы почти не имели собственных идейный активистов, а потому значительное число участников составляли работники бюджетной сферы, приглашенные в добровольно-принудительном порядке.
  Получив поддержку и одобрение с Запада, оппозиционеры 8 декабря начали новую масштабную акцию протеста, названную "народное вече". Оппозиция заявляла о том, что в вече приняло участие миллион человек, хотя въедливые журналисты подсчитали, что на занятой оппозицией площади просто физически невозможно разместить столько людей. Так что реальное число участников было раз в десять меньше. Но, тем не менее, и это огромное число. Этим же вечером активисты националистической партии "Свобода" наконец-то свалили многострадальный памятник Ленину.
  Вместе с тем, и власть начала возвращать себе контроль над ситуацией в Киеве. В столицу были переброшены дополнительные милицейские части, и 9 декабря 2013 года милиция оттеснила митингующих от правительственных зданий на улице Банковая. А еще два дня спустя правоохранители провели обыск в офисе "Блока Юлии Тимошенко", где были изъяты почти 17 миллионов наличных долларов и серверы . По мнению журналистов, эти деньги предназначались для платы митингующим, а на серверах были планы по проведению акций протеста.
   12 декабря милиция попыталась освободить здание мэрии, но была вынуждена отступить из-за численного превосходства боевиков. Наступило временное перемирие, во время которого власть и оппозиция пытались прийти к взаимопониманию и одновременно наращивали свои силы в городе.
  В Киев прилетел американский сенатор Джон Маккейн, и целая орава западных дипломатов, которые открыто поддерживали и, складывается впечатление, направляли действия митингующих.
  За время этого затишья на Майдане возникло несколько организованных военизированных группировок, которые спешно вербовали и обучали новых бойцов, а Янукович стянул в столицу подразделения "Беркута" со всей страны и провел работу с депутатами.
  В таком состоянии страна встретила Новый год.
  Кстати, активисты оппозиции большой упор в своей пропаганде делали на то, что идет противостояние народа с властью. Однако это не совсем так. Мнение народа разделилось практически поровну. В разгар евромайдана с 24 января по 1 февраля социологи провели опрос по всей территории Украины и получили следующие результаты. Полностью поддерживают майдан 26,8% респондентов, скорее поддерживают 20,9%, полностью не поддерживают акции протеста 31,3% украинцев и скорее не поддерживают 14,8% .
  
  ***
  У каждого государственного переворота есть несколько категорий участников. Это:
  заказчики и финансисты, которые обычно предпочитают оставаться в тени. Кто финансирует беспорядки в Киеве, со 100% уверенностью сказать мы пока не можем, хотя догадки на этот счет высказывались неоднократно;
  формальные лидеры, призванные артикулировать требования и символизировать протестные массы. В нашем случае это Кличко и Яценюк;
  полевые командиры и "профессиональные революционеры", которые занимаются организацией технической стороны массовых акций. Это штатные сотрудники политических партий и общественных организаций;
  пропагандисты, функции которых взяли на себя "независимые" журналисты и сотрудники многочисленных грантовых НГО;
  "пехота" - основная масса участников, которую используют лидеры для организации массовых уличных акций. Может состоять как из работающих за деньги промоутеров, так и из идейных сторонников. Их главная задача - изображать народную поддержку перед камерами;
  боевики и провокаторы, которые должны превратить мирный протест в силовое противостояние с оппонентами, вызвать репрессии со стороны органов правопорядка и обеспечить эскалацию конфликта. Когда это удается, к протесту присоединяются новые люди, которые идут отстаивать "справедливость" или мстить за своих пострадавших друзей и знакомых. Затем штурмовые отряды из боевиков захватывают административные здания, атакуют милицию, и ведут за собой колеблющихся участников уличных акций.
  Именно на последней категории участников Евромайдана стоит остановиться подробнее. В 2004 году функции ударного кулака Майдана выполняла организация "Пора", действовавшая ненасильственными методами. В этот раз мирный протест не мог принести победу, и организаторам Евромайдана потребовались совсем другие люди - боевики, не боящиеся идти в драку с милицией, готовые калечить и убивать оппонентов. И, как из ниоткуда, вдруг возник "Правый сектор". Прямо, как чертик из табакерки, выпрыгнули на киевские улицы десятки хорошо экипированных и обученных боевиков, превратившие мирные протестные акции в побоище. "Кто это, откуда они взялись?" - задавались вопросом наблюдатели. Неужели в украинском политикуме вдруг возникла новая сила? Оказывается, нет. Все эти решительные ребята и их вожди давно готовились к часу "Х", просто раньше это были разрозненные националистические, нацистские, хулиганские и просто уголовные группировки. Сейчас же по команде невидимого кукловода все они слились в одну силу.
  Вот кто стал основой Правого сектора:
  • ультраправая организация "Тризуб имени Степана Бандеры", основанная еще в 1993 году как силовое крыло Конгресса Украинских Националистов. Активисты этой структуры не раз имели проблемы с законом;
  • неонацистская и расистская организация "Патриот Украины", прославившаяся попыткой убийства харьковского журналиста Сергея Колесника и неудавшимся взрывом в Киеве . В эту организацию активно вербовались футбольные хулиганы и скинхэды, которых привлекали романтикой борьбы за белую расу и возможностью получить боевую подготовку. Так что, по большому счету, это сборище агрессивных малолеток, заигравшихся в Третий Рейх, которых взрослые дяди используют как пушечное мясо. Основной базой ПУ всю оранжевую пятилетку являлся Харьков, где их под свое крыло взял бывших губернатор Аваков .
  • УНСО - печально известная тем, что в девяностые годы отправляла своих "добровольцев" воевать в Чечню, Приднестровье и Грузию. Далеко не все они вернулись домой живыми. За организацию массовых беспорядков 9 марта 2001 в Киеве 18 членов УНА-УНСО были арестованы.
  Таким образом, мы видим, что основу Правого сектора составили профессиональные боевики из полутеррористических организаций. Уже в Киеве к ним присоединились футбольные хулиганы - молодежь, не обремененная интеллектом, но всегда готовая подраться. Этот коктейль из профессиональных провокаторов и пушечного мяса и начал "войну", став основной силой в нападениях на милицейские посты.
  Интересно, что первоначально очень многие протестующие выступили против действий боевиков, которых вполне обоснованно обвиняли в провокациях и хулиганстве. Однако вскоре именно штурмовики "правого сектора" стали задавать тон всем протестным акциям, и оппозиция была вынуждена следовать в фарватере этих хулиганов.
  Почувствовав силу и поддержку, на публику стал работать лидер боевиков и по совместительству руководитель "Тризуба" Дмитрий Ярош, известный политологам своими неоднократными заявлениями о неизбежности русско-украинской войны и о том, что готовит "добровольцев", готовых воевать с Россией . Новоявленный фюрер сходу выдвинул власти ультиматум и заявил, что берет на себя ответственность за революционный процесс, ход дальнейших событий и за будущее государства.
  Кроме "правого сектора", силовые действия на Майдане осуществляли и другие националистические организации: Спильна спарава (Общее дело), ВО Свобода, "Самооборона Майдана"... Почувствовав свою силу, эти радикалы сделали попытку выйти из-под контроля "лидеров оппозиции" и начать собственную игру, желая получить доступ в большую политику, требуя себе места за столом переговоров с Януковичем.
  Кличко и Яценюк планировали использовать этих экстремистов, чтобы припугнуть власть и подтолкнуть ее к уступкам, но вместо послушного инструмента в лице "Правого сектора", "Спильной справы" (СС) и подобных группировок легальные оппозиционеры вырастили нового игрока на политическом поле. Причем, игрока совершенно "бешеного", делающего ставку на прямое насилие и неподконтрольного никому, кроме своих прямых спонсоров. Притом, скорее всего, даже спонсоры не могут на 100% управлять этой стихией, учитывая, как много околофутбольных хулиганов и просто скинхэдов примкнули к радикальным структурам. Вдобавок, все эти экстремистские группы действуют весьма автономно, не имея одного явного лидера и прямой системы подчинения, что делает поведение радикалов малопрогнозируемым.
  При этом парламентские партии, хотя и имеют поддержку из-за рубежа, но все существуют на средства украинских олигархов, большинству которых не нужна настоящая война в стране. Яценюк и Кличко хотели сместить Януковича и занять его место в существующей политической системе. Ключевые слова тут - "в существующей системе". Она устраивает всех серьезных игроков, и всерьез раскачивать ситуацию, ставя страну на грань гражданской войны, никто из этих людей не собирался. Используя свои финансовые и медийные возможности, они пугали власть угрозой масштабных беспорядков, а затем должны были предложить свои кандидатуры на ключевые должности в стране. Поскольку "худой мир лучше доброй войны", Янукович должен был бы пойти с ними на компромисс и принять условия (или хотя бы их часть) кукловодов Майдана. А вот для фюреров мелких неонацистских группировок сложилась уникальная ситуация. Они воспользовались Майданом и протестами, чтобы превратить свои организации из третьего эшелона уличной политики в реальную силу. Этот первый успех принес им средства, известность и возможность определенного влияния на ситуацию в стране. Однако, если ситуация стабилизируется, то боевики перестанут быть нужными и отправятся обратно в глубокий маргиналитет, из которого они вышли только в ноябре. Так что вожди "бешеных" делали все для дальнейшей эскалации конфликта, новой крови, хаоса и нестабильности. И тут их интересы сталкивались не только с властью, но и с интересами партийных коллег по Майдану, бывших сторонниками мирного протеста.
  Разумеется, депутаты парламентских фракций и, прежде всего, Свободы не обрадовались появлению конкурентов в лице новых организаций. Поэтому периодически сдерживали активность чересчур активных боевиков, которых вполне справедливо называли провокаторами. Те же в ответ обвиняли "оппозицию" в тайных переговорах с президентом, готовности продать народ ради "вкусных" должностей и преференций для бизнеса. Не будет преувеличением сказать, что между различными группировками "оппозиции" шла жесткая подковерная борьба, которая периодически переходила в фазу открытых боевых действий. Однако пока Янукович держался, все протестующие старались не выносить сор из избы, чтобы не показать свою слабость. Хотя периодически умолчать о произошедших столкновениях с поножовщиной и перестрелками между свободовцами и боевиками общественных организаций не удавалось. Вот, например , тягнибоковцы пришли выкинуть конкурентов из здания Министерства аграрной политики. Те отбивались из брандспойта, кто-то из свободовцев открыл огонь из травматического пистолета. В итоге эсэсовцы вынуждены были отступить. До этого точно также свободовцы выкинули активистов "Спильной справы" из здания Киевской госадминистрации, а заодно и отобрали у них ящик с пожертвованиями .
  Похоже, что из этой же оперы были и многочисленные поджоги автомобилей активистов "автомайдана", ведь пойманный милицией поджигатель прямо назвал заказчиков, которыми оказались активисты другой группировки Майдана .
  Так что, возможно, после победы Майдана нам предстоит стать свидетелями яростной схватки между "борцами за народное счастье". Зрелище обещает быть крайне интересным. Единственно, жалко тех простых ребят, кто поверил этим вождям и на их зов приехал "бороться с преступной властью" в Киев. Ведь жертвами и преступлениями этих романтиков воспользуются циничные фюреры, которые готовы пожертвовать всеми своими "побратымами" ради власти или денег.
  Причем, как показывает история, бравых и решительных штурмовиков убирают сразу же после победы. Вспомним хотя бы судьбу Эрнста Рэма, чьи штурмовые отряды пародируют молодчики из правого сектора. Рэм и его штурмовики тоже считали себя авангардом "национал-социалистической революции". После прихода Гитлера к власти они ожидали кардинальных перемен в жизни Германии, в том числе, привилегий для себя. Они не догадывались, что Гитлер более не нуждался в штурмовиках с их опытом уличного насилия. Итог был закономерен. Так что я не завидую судьбе ребят, которых главный тризубовец бросил в бой.
  
  ***
   После новогодне-рождественского затишья 16 января 2014 года Партия регионов перешла к активным действиям. Несмотря на блокирование трибуны и потасовки в сессионном зале, Верховная Рада приняла ряд законов, сразу же окрещенных антимайданными. Оппозиция обозвала произошедшее тиранией, хотя во многом принятые решения были скопированы с европейского или американского законодательства. Например, были приняты Закон об уголовной ответственности за разрушение памятников советским воинам, Закон об уголовной ответственности за публичное отрицание или оправдание преступлений фашизма, пропаганду неонацистской идеологии. Кроме того, предполагалось введение штрафов за участие в массовом мероприятии в маске или шлеме, применение маскировки, пиротехники, оружия, спецсредств со слезоточивым газом. Штраф или арест до 10 суток предполагался за нарушение порядка проведения митингов. Кроме того, штрафовать и лишать водительских прав должны были за движение в колоннах более 5 автомобилей без согласования с МВД, повлекшее создание препятствий для дорожного движения.
  Ну и самое болезненное для украинских "демократов", "правозащитников", "Независимых журналистов" и "Общественных активистов" было решение Рады о том, что организации, существующие на иностранные гранты, обязаны заявить об этом и пройти регистрацию. В дальнейшем "иностранные агенты" на всех своих материалах должны были указывать этот факт. Учитывая, что подавляющее большинство СМИ и общественных организаций страны существуют на западные деньги, закон вызвал активное сопротивление.
  Автор этих строк в это время принял участие в круглом столе, посвященном Майдану. Собрались представители так называемого "гражданского общества": независимые журналисты, активисты общественных организаций и т.д. Ваш покорный слуга чувствовал себя немного не в своей тарелке, так как оказался окружен своими идеологическими оппонентами от откровенных бандеровцев до "правозащитников". Присутствовал и местный активист "Свободы", недавно сменивший свою неукраинскую фамилию на новую, идеологически правильную. Должен был быть и областной "провиднык" (вождь - укр.) этой партии, но он заблудился в здании и комнату, где проходил круглый стол, не нашел. Обратиться на рецепшн у него то ли не хватило духу, то ли он не смог понять объяснений, наверняка прозвучавших на "клятой москальской мове". Пока было свободное время до начала встречи независимые общественники бурно обсуждали самый важный и волнующий их вопрос. Думаете, первую кровь Майдана или рост гражданского самосознания? Нет, не угадали. Обсуждались новые законы, а точнее положение об "иностранных агентах". Только и слышалось:
  - Вы читали закон?
  - А видели комментарии юристов?
  - Когда и как будете перерегистрироваться?
  - Ничего страшного, все перейдут на белорусскую схему и будут перевозить деньги в чемоданах.
  В общем, я, конечно, знал, что наши правозащитники, общественники и "независимые" СМИ плотно сидят на западных грантах, но сегодня это было просто очень наглядно продемонстрировано. Собственно, понятно, почему в информационном пространстве страны с началом Евромайдана, как по команде, шло только одно мнение: "Ужасный беркут избивает детей!"
  
  ***
  Пока законы обсуждались и подписывались, оппозиция провела мобилизацию своих сторонников, которые были свезены в Киев. При этом на первые роли выдвинулись радикалы, которые не могли теперь отступить, так как уже многократно нарушили закон. Действия этих людей "заводили" митингующих и, естественно, толпа уже не хотела искать компромисса, настраиваясь на силовой захват власти.
  19 января боевики "Правого сектора" и других националистических группировок с Майдана двинулись к Верховной Раде, где атаковали посты МВД. Ими были захвачены и сожжены милицейские автобусы и машины, а также кассы стадиона. Сотрудники правоохранительных органов были вынуждены немного отступить и стать в глухую оборону у стадиона "Динамо". Хорошо экипированные атакующие активно закидывали оппонентов камнями, петардами и коктейлями Молотова. Милиция отвечала слезоточивым газом и светошумовыми гранатами. Однако сломить сопротивление "Беркута" боевикам не удалось. Возникла своеобразная линия фронта, разделяющая позиции двух сторон, и протестующие начали строить очередные баррикады. При этом драка не прекращалась до глубокой ночи. По данным СМИ, пострадало до 70 милиционеров и несколько сотен боевиков, один из которых лишился глаза, а еще одному оторвало кисть руки, которой он поднял брошенную милицией светошумовую гранату. При этом пока тут лилась кровь, всего в нескольких сотнях метров на Майдане по-прежнему шел митинг, а на сцене пели и плясали.
  Весь следующий день беспорядки и драки продолжались. Боевики стали обстреливать милицию ракетами-фейерверками, те в ответ начали применять резиновые пули. Но при этом "Беркут" по-прежнему стоял в обороне, так как приказа нейтрализовать атакующих так и не последовало. В дело вступили западные дипломаты, которые возложили всю ответственность за происходящее на действующую власть Украины, потребовали вывести спецназ из Киева, отменить "уголовное наказание за мирные акции протеста" и начать переговоры.
   Утром 21 января между правоохранителями и боевиками с крестом и иконами встали монахи Киево-Печерской лавры, которым на некоторое время удалось остановить бойню. Но слишком серьезные силы хотели продолжения беспорядков, и сражение вскоре возобновилось.
  22 января милиция впервые перешла в наступление. Стремительной атакой отряд "Беркута" разогнал многотысячную толпу протестантов и боевиков, которые наступали со стороны Европейской площади. Националистов загнали практически на Майдан, после чего милиция вернулась на исходные позиции. В это же день появились первые погибшие: активист УНА-УНСО Михаил Жизневский и "мирный протестующий" Cергей Нигоян. Оба были убиты из охотничьего оружия, и нет ни одного свидетеля произошедшего. Также ни одной камерой видеонаблюдения не был зафиксирован момент их смерти. Поэтому сразу же родилась версия о том, что парней убили "свои" для того, чтобы спровоцировать эскалацию насилия и оправдать применение оружия восставшими. Так это или нет, но с этого момента мирный Майдан отошел в историю и протесты стали перерастать в откровенный вооруженный мятеж. В западных и центральных регионах страны отряды майдановцев стали захватывать здания обладминистраций, но при этом между президентом и лидерами парламентской оппозиции начались переговоры. Оппозиция обещала разблокировать правительственный квартал и очистить захваченные здания, а в ответ власть освобождала арестованных во время акций протеста активистов. Западные дипломаты продолжали оказывать давление на президента. Одновременно в правительственном лагере шли споры о том, стоит ли вводить чрезвычайное положение и силой пресечь беспорядки или идти на компромисс.
  Пока шли переговоры, националисты попытались занять еще несколько административных зданий в столице и продолжили акции по захвату администраций в стране. В Киеве периодически происходили локальные столкновения боевиков с милицией.
   28 января в отставку ушел Кабинет Министров, на следующий день Верховная Рада приняла предложенный Партией регионов законопроект, предусматривающий амнистию всех участников протестных акций, кроме совершивших особо тяжкие преступления. Также были отменены законы от 16 января. В ответ протестующие освободили Министерство агрополитики. Наступило шаткое равновесие сил. И власть, и оппозиция готовились к схватке, но одновременно пытались договориться о компромиссе.
  4 февраля оппозиция предложила немедленно вернуться к Конституции 2004 года. Янукович с идеей согласился, но предложил принимать это решение не сходу, а в правовом поле. На некоторое время политическое противостояние сконцентрировалось в Верховной раде. Оппозиционные депутаты выступали за немедленное возвращение к Конституции 2004 года, провластные депутаты настаивали на соблюдении всех процедур (создании спецкомиссии, наработке компромиссного варианта конституционных изменений, дискуссиях и т.д.). Европарламент принял резолюцию по ситуации на Украине, в которой призвал Евросоюз начать подготовку адресных санкций в отношении зарубежных поездок, активов и недвижимости украинских чиновников, парламентариев, олигархов...
  Ситуация стала успокаиваться, были отпущены задержанные милицией боевики, и возникла надежда на то, что власти и оппозиции удастся договориться.
   Однако мирное завершение кризиса устраивало явно не всех участников событий, и 18 февраля отряды боевиков начали боевые действия. В отличие от январских событий, когда основным оружием были камни, дубинки и бутылки с горючей смесью, в феврале у нападавших было и боевое оружие. Также, по сообщениям очевидцев, в Киеве появились неизвестные стрелки, которые вели огонь как по милиции, так и по протестующим.
  Началось все с того, что на Майдане было принято решение провести массовый мирный марш к зданию Парламента и там потребовать скорейших изменений в Конституции. Впрочем, если вожди и хотели устроить мирную акцию, то радикалы изначально готовились к крови. Журналист Александр Сибирцев, оказавшийся в центре событий, так описал происходившее: "Утром во вторник колонна бойцов Майдана выдвигается к Раде. Иду вместе с ними. По приблизительным подсчетам, несколько десятков тысяч человек. Бойцы самообороны идут стройными рядами под аплодисменты обычных демонстрантов и выкрики: "Молодцы!" Вид у бойцов очень бравый, похоже, что самообороновцы идут воевать всерьез и надеются на победу. У многих в руках оружие: шестоперы, клевцы, кирки и даже топоры. У одного довольно странного демонстранта в шляпе с тирольским пером я мельком замечаю огромный тесак для рубки мяса, который он украдкой прячет за пазухой ".
   Как только колонна дошла до позиций милиции, боевики из "Правого сектора" сходу кинулись в драку. Кстати, в этот раз вместе с милицией действовали и штатские сторонники власти, приехавшие из южных и восточных областей страны и готовые схлестнуться с националистами в уличных драках.
  Однако лучше дадим слово очевидцу: "На углу улиц Шелковичной и Институтской самообороновцы Майдана атакуют "Беркут" и бойцов ВВ, перегородивших подходы к Верховной Раде, где в это время оппозиция блокирует трибуну, безуспешно пытаясь склонить регионалов к голосованию за Конституцию... Но массированной и организованной атаки не получается. Довольно быстро бойцы Майдана превращаются в обычную толпу, беспорядочно закидывающую милиционеров камнями и коктейлями Молотова. Одну из машин митингующие начинают крошить битами и молотками - на передней панели кто-то увидел удостоверение служащего Кабмина. "Покрошим тачку подонка на окрошку!" - выкрикивает молодой парень в маске и начинает подпрыгивать на крыше новенькой "Хонды". Через минуту авто полностью разрушено и подожжено митингующими. Помимо него на углу Шелковичной и Институтской горит еще одно авто - чей-то "Деу Матиз".
  Веселье прерывает атака "Беркута": милиционеры внезапно распадаются из построения "черепаха" и бегут к митингующим... Спецназовцы обрушивают перед собой целый ливень из газовых и свето-шумовых гранат. Несмотря на бравый вид, самообороновцы бегут сломя голову. Бегство тут же превращается в хаос - бегут все: и бойцы, и мирные демонстранты, и посторонние зеваки...
  При мне несколько бойцов из самообороны выбрасывают на бегу дубинки и срывают каски с противогазами...
  Выбравшись на улицу Институтскую, внезапно понимаю, что я попал туда не в самое подходящее время - сверху по направлению к Крещатику вниз на митингующих вновь несутся в атаку милиционеры. Снова стихийное бегство, у ворот первой баррикады у Крещатика начинается давка. "Помогите! Умираю, больно!" - истошно кричит кто-то в толпе. Порвав куртку, выбираюсь на Майдан. "Там наших крошат в винегрет, все бегут. Спасения нет. Несколько трупов уже!" - по телефону возбужденно рассказывает пожилой самообороновец в разорванном бушлате. "Как же так! Нас же намного больше! А все, как зайцы, бегут от ментов", - сокрушается юный боец в камуфляже и со щитом ..."
   В то время, как одни боевики оппозиции пытались прорваться к Верховной Раде, другие захватили и сожгли офис Партии регионов. При этом, как минимум, одного из сотрудников офиса они убили, а остальных избили и ограбили.
  Милиция, начавшая наступление от Парламента, быстро очистила от протестующих правительственный квартал, Европейскую площадь и Крещатик, освободила "Украинский дом", после чего загнала своих противников на Майдан Независимости.
  При этом было сообщено, что погиб один милиционер (его застрелили), один регионал и трое протестующих, один из которых оказался гражданином Грузии. Казалось бы, своей атакой боевики дали власти прекрасный шанс покончить с беспорядками. Милиции оставалось только атаковать Майдан и разогнать оппозицию. При этом обозленные многодневными нападениями милиционеры были готовы идти на штурм и ждали лишь приказа.
  Главы МВД и СБУ сделали жесткое совместное заявление, в котором говорилось: "Экстремисты из оппозиции перешли границу - они убивают на улицах столицы Украины ни в чем не повинных людей, издеваются над женщинами, жгут и подрывают дома и автомобили. При этом лидеры оппозиции по телефону осуществляют режиссуру этих преступлений. Их цель одна: даже ценой человеческой крови добраться до властных кресел. Предупреждаем горячие безответственные головы оппозиции: у власти есть силы, чтобы навести порядок. В случае, если в 18:00 бесчинства не прекратятся, мы будем обязаны навести порядок всеми средствами, предусмотренными законом".
  Однако, видимо, президент все еще не был готов к силовому разгону Майдана, ведь этим он бы сжег все мосты и окончательно разорвал бы все отношения с западными политиками, став для мирового сообщества "изгоем и тираном". Только в восемь вечера прозвучала фраза: "Женщины и дети, покиньте территорию... Сейчас тут будет проводиться антитеррористическая операция". Милиция двинулась на Майдан. Благодаря интернет-трансляции вся страна в прямом эфире наблюдала за происходящим. Очень медленно Беркут оттеснил протестующих и занял первую линию баррикад и остановился. Защитники Майдана разложили гигантские костры по периметру, создав настоящее огненное кольцо. В огонь кидали все, что под руку попадет, в том числе, много автомобильных покрышек. Милиция попыталась БТРом протаранить баррикаду, но его подожгли. Тогда попытались погасить огонь из водомета. Все это время милицию закидывали коктейлями Молотова и камнями, периодически стороны сходились врукопашную.
  Со сцены Майдана лидеры оппозиции призывали киевлян ехать к месту боя и поддержать оппозицию. Удивительно, но подходы к Майдану не были перекрыты милицией, и пока на одной стороне шел бой, с другой народ свободно мог приезжать-уезжать. Картина была несколько сюрреалистичной: несколько сотен человек по периметру Майдана дерутся с милицией, а несколько тысяч стоит под сценой, где играет музыка, поют песни, выступают ораторы... В итоге ночного противостояния милиция зачистила прилегающие к Майдану улицы, но сам Майдан не тронула.
   На следующий день ситуация в столице кардинально не изменилась, но в Западной Украине начался полномасштабный мятеж. Были захвачены органы власти, управления милиции и СБУ, где победителям досталось боевое оружие. По сути, регион вышел из-под контроля Киева. Затем отряды боевиков стали выдвигаться в Киев, где присоединились к Майдану.
  Воспользовавшись тем, что Беркут не захватил Майдан, протестующие восстановили все свои позиции. Тем более, что вместо того, чтобы додавить мятежников, Янукович начал переговоры с лидерами оппозиции о перемирии.
  Однако в четверг 20 февраля на киевских улицах началась бойня с применением стрелкового оружия. Оппозиционеры обвинили в этом правительственные силы, хотя те заявили, что открыли огонь, чтобы прикрыть отход своих безоружных коллег, которых уже расстреливали боевики. К середине дня счет убитым пошел на десятки. Согласно газете Вести, с 18 февраля по 15 часов 39 минут 20 февраля за медицинской помощью обратились более 500 правоохранителей, из них 110 человек с огнестрельными ранами.
  На следующий день состоялись переговоры между президентом Януковичем, представителями оппозиции, министрами иностранных дел Польши и Германии и уполномоченным по правам человека РФ Владимиром Лукиным. И до сих пор контролировавший ситуацию Янукович сломался и отказался от борьбы. Было подписано Соглашение об урегулировании политического кризиса в Украине. По сути, это была капитуляция Януковича, так как он соглашался на изменение Конституции и досрочные президентские выборы. Кроме того, участники беспорядков получали полную амнистию. Единственное, что выторговал себе Янукович, так это то, что выборы пройдут не сразу, а в период до декабря 2014 года. В свою очередь, оппозиция обещала приложить усилия для нормализации жизни и освобождения захваченных административных зданий. Также в документе говорилось о необходимости в 24 часовой срок сдать в милицию все оружие, захваченное боевиками в райотделах милиции и в отделениях СБУ . После этого Верховная Рада приняла закон об освобождении всех задержанных в ходе акций протеста. Подразделения "Беркута" и внутренних войск покинули центр Киева. Это решение президента было воспринято как сдача позиций, и вертикаль власти стала стремительно разрушаться.
  Сразу же оставленная силами правопорядка столица была взята под контроль боевиками Правого сектора и подобных структур. Президент покинул город, а Юлия Тимошенко была освобождена и торжественно вернулась в столицу. Парламент перешел под контроль оппозиции и стал принимать нужные им решения. Так, депутаты назначили Александра Турчинова и.о. Президента, уволили ряд министров и отменили принятый в 2012 г. закон об основах государственной языковой политики, предусматривавший возможность придания языкам национальных меньшинств статуса регионального там, где численность нацменьшинств превышает 10%.
  Люди на юге и востоке были возмущены, и раздавались радикальные призывы, но местные олигархи предпочли не конфликтовать, а договариваться с победившими "революционерами". 22 февраля в Харькове состоялся Съезд депутатов всех уровней, который, по большому счету, закончился ничем. Страна, по сути, вернулась к состоянию 2005 года.
  Дать достоверный ответ на вопрос, кто же Янукович: трус, который два раза сдался, даже не попытавшись победить, или герой, который путем отказа от собственных амбиций избавил страну от кровопролития, вряд ли кто-нибудь сможет. Однако стоит отметить, что почти за четыре года своего правления он сумел обозлить огромное количество людей своим поведением. Украинцев раздражало то, что его сын стал миллиардером, а сам президент отстроил себе кричаще-роскошный дворец, но при этом не смог улучшить жизнь простых людей. Более того, при этом правителе шло жесткое давление на бизнес, а с тотальной коррупцией, разъедающей государство, никто даже не пытался справиться. Кроме того, его метания между Западом и Россией привели к тому, что он стал чужим и для прорусской части Украины, и для проевропейской.
  После победы евромайдана в большинстве городов Юго-востока начались массовые уличные акции протеста, получившие название "русская весна". Однако только крымчане и жители Донбасса оказались готовы взять власть на местах в свои руки и смогли выйти из подчинения Киеву. Протесты в остальных регионах остались стихийными народными акциями неповиновения, которые не были поддержаны местной финансовой элитой, силовиками и чиновниками.
  
  Заключение
  У Украины как государства есть два геополитических пути: или тесно сотрудничать с Беларусью и Российской Федерацией, или превратиться в проводника евроатлантической политики в регионе. Пока сторонники второго варианта доминируют в политической борьбе. Лоббисты европейского выбора имеют полную поддержку на государственном и международном уровнях, обладают существенными финансовыми ресурсами и контролируют медиа-пространство страны. Их оппоненты разрознены, не имеют реальных рычагов влияния на политику, а все попытки объединения в одну силу пресекаются еще в зародыше. Однако и у них есть определенный потенциал для реванша. Во-первых, превращение Украины в протекторат Европы путем подписания договора об ассоциации с ЕС не решит экономических и социальных проблем страны, а по многим прогнозам, наоборот, будет способствовать стагнации промышленности и падению уровня жизни. При этом полноценным членом ЕС Украина так и не станет. Соответственно, для многих сторонников западного вектора развития наступит период разочарования, а сторонники интеграции на постсоветском пространстве получат дополнительные доказательства своей правоты.
  Кроме того, стоит отметить, что Украина делится практически пополам на условно прорроссийскую и прозападную части, так что потенциально у русских организаций не меньшее электоральное поле, чем у необандеровцев. Вопрос лишь в том, как и когда будет использован этот потенциал. Главным полюсами Запада являются Львовская и Ивано-Франковская области. Именно в этом регионе находится центр украинского национализма. Осуществить альтернативный политический проект развития страны могли бы объединенные усилия всего юго-востока страны или хотя бы его наиболее развитых областей. Так что сторонникам "другой (не националистической) Украины" следует сейчас прекратить рассматривать Крым как главное место деятельности и сосредоточить усилия на популяризации своих идей в Донбассе, Харькове, Одессе и Приднепровье. Если добиться поддержки в этих регионах, то возможно коренное изменение всего украинского политикума. Начинать работу на этих территориях придется практически с нуля. Однако потенциально эти регионы как раз и могут стать основой "Другой Украины". Например, Донбасс, помимо экономической мощи, является одним из наиболее русскоязычных и русско-культурных регионов страны. Согласно последней переписи населения, в Донецкой области русский язык считает родным 74,9%, а в Луганской области - 68,8%. Кроме того, регион стабильно голосует за политиков и партии, позиционирующие себя в качестве пророссийских и антинационалистических. Харьков - это мощнейший интеллектуальный, культурный и экономический центр. Недаром именно этот город был первой столицей УССР. Еще один фактор, который делает перспективной идею "Другой Украины" в восточном регионе - это его приграничное расположение, из-за чего он имеет множество экономических и социальных связей с Российской Федерацией.
  В период 2004-2010 годов партия Регионов активно эксплуатировала "прорусскую" риторику, что позволяло ей получать массовую поддержку в этом регионе. Однако после взятия власти в политике регионалов произошел сильный крен в сторону Запада, а после Евромайдана эта партия и вовсе потеряла расположение электората. Поэтому возможно появление новой политической силы, которая сможет стать выразителем интересов жителей востока Украины. Правда, на это необходимо немало времени. Пока же не стоит делать трагедии из того, что движение Украины в сторону России приостановлено.
  Сторонникам единства Украины и России рано отчаиваться, ведь до сих пор, несмотря на границы, различную языковую самоидентификацию, переписывание истории и политические неурядицы, сохраняется духовное единство народа Российской Федерации и Украины. Однако, если политические процессы приведут к окончательному разрыву этой связи, то возможны глобальные изменения, которые могут привести к переформированию всего государства как такового. Так что оптимальным развитием политической ситуации на Украине было бы сохранение гуманитарного единства с Россией, что может быть обеспечено и общей политикой государств, и конкретными действиями простых граждан.
  Так что история еще вовсе не закончена, и мы с вами еще увидим, чем закончится очередное смутное время .
  
  Сергей Бунтовский, Донецк 2014
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"