Бурилова Светлана: другие произведения.

Рикон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.92*117  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История о риконе. Окончено.

  
   Рикон
  
  
  - Ну, что непонятного?! - спрашивала я, глядя на вопросительную мордашку ребёнка. - Смотри, все уже доделывают работу. Покажи, что у тебя не получается...
   М-да, то, что оказалось перед глазами, вряд ли походило на первоначальную задумку, вместо красивой объёмной снежинки у малыша получалась какая-то каракатица.
  - Хм, - многозначительно протянула я, - где же ты ошибся? А вот! Нужно было соединить вот эти концы, а не противоположные...
  Мальчик радостно кивнул и запыхтел, исправляя работу, и вскоре все тридцать ребятишек развешивали свои немного кривоватые изделия по всему классу. А я с улыбкой подумала, что, может, не зря согласилась заменить на два дня воспитателя группы продлённого дня. Хоть с ребятнёй и было сложно, но и интересно то же, особенно нравилось наблюдать, как загораются радостью глаза детей в преддверие новогоднего праздника. Хотелось надеяться, что вера в чудесное останется в их душах и сердцах подольше. Не как, например у моей подруги или вернее приятельницы Наташки, для которой "волшебным" было всё, что касалось финансов и очередных отношений с "мужчинкой", как она любила говаривать.
   Вот и сегодня подруга обещала наведаться в гости, дабы продолжить приобщать меня к прелестям своей философии, а именно в очередной раз поплакаться, что её никто не любит, какие все мужики гады, и что очередная мерзавка собирается увести у неё Ваську... Димку... Сергея Григорьевича... И далее по списку.
   Честно говоря, она могла приревновать ко мне любого из своих "воздыхателей", хотя знала меня больше двадцати лет. Слава Богу, ни с одним из её кавалеров мне не пришлось столкнуться, и наша "дружба" длилась так долго.
   Тем не менее, Наталья собиралась меня уговорить отметить Новый год в одном из баров города, куда, честно говоря, идти не очень то и хотелось, о чём я и собиралась в категоричной форме сказать ей. Прошлая встреча Нового года обернулась для меня двухнедельным больничным. И когда вся страна весело "отдыхала", я чихала, кашляла и без конца глотала всевозможные лекарства, дабы ко дню выхода на работу быть в отличной форме. Естественно в этом я преуспела, жаль, правда, никто не оценил моих терзаний, что в случае не выздоровления, кому-то придётся брать на себя мои обязанности.
  Теперь же я собиралась все праздничные дни бездельничать, лёжа на диване, торча в интернете, изредка поглядывая в экран телевизора, и ни в коем случае не вспоминать о работе.
   Дождавшись, когда разберут всех детей, попутно получив от родителей оных благодарность, за то, чему они сегодня научились, стала собираться домой. Делала это не торопясь, ведь до нужного автобуса у меня ещё было с полчаса.
   Когда, наконец, дошла до дома, у порога обнаружилась донельзя довольная и замёрзшая подружка.
  - Ну, где там тебя носит?! - возмутилась с ходу гостья. - Я тут чуть дуба не дала от холода!
  Я же мысленно усмехнулась. Если холодом называть едва ли минус десять, то, что же тогда в её понимании холод.
   Открыв дверь, кивнула, мол, заходи. Наташка рванула в квартиру, даже не удосужившись стряхнуть с ног налипший снег. Я лишь покачала головой, потому как бесполезно было хоть что-то говорить ей по этому поводу, хорошо хоть у подруги хватало ума снять сапоги в прихожей. Наталья же, скинув с себя верхнюю одежду, по привычке понеслась на кухню ставить чайник. Пока я копошилась, она успела не только согреть чай и разлить его по чашкам, но и организовать чаепитие прямо перед телевизором, при этом её рот не замолкал ни на минуту.
  - Тебе как обычно, с лимоном?.. Представляешь, я сегодня своего бывшего встретила. Ну, который в прошлом году на ту дуру крашеную малолетнюю клюнул... Сахару как обычно положить, или ты сегодня с конфетами... Ну, вот, увидел меня, глазками невинно похлопал и выдал, мол, я любовь всей его жизни, а все остальные ошибка. Пф! А я ему в лоб, что он сам ошибка. И дёру, пока не прилип. Всё настроение испоганил... Где ты там? Остынет же!
   Весело улыбаясь, я, наконец, вошла в зал, где Наталья во всю наслаждалась не только чаем, но и раздобытыми где-то шоколадными конфетами, редкими гостями в моём доме, ни сколько от того, что банально не хватало денег, сколько потому, что нещадно мной уничтожались за один вечер. На мой недоумённый взгляд подруга пояснила, что захватила пакетик для "сладкого" вечера. Что она имела ввиду, я поняла, лишь когда перед моим носом помахали диском с видео, заговорщически шепнув, что такого я ещё не видела.
  Что сказать, такого точно не видела! Чуть ли не пол вечера плевалась и лупила подружку подушкой за столь познавательное видео.
  - Ну, а что такого?! - весело возмущалась Наташка. - Видишь, как деваха радостно повизгивает! И что такого, что "полюбило" её сразу двое?! Зато и счастья вдвойне!
  - Да какое счастье, когда эти два извращенца, вон, перелюбили уже всех, кто в этой киношке движется?! Ты зачем мне эту гадость приволокла? - отсмеявшись, спросила я.
  - Надо же тебе настроение поднять.
  - С чего бы это? - насторожилась я.
  - Понимаешь, Кать... Мне, правда, очень жаль, но... я не смогу встретить с тобой Новый год... Тимур пригласил меня к себе и...
   Я, внутренне возликовав, но, внешне нисколько не проявляя своей радости, глубоко вздохнула.
  - Что ж, раз пригласил...
  - Ты не обидишься? - взволнованно спросила Наташка, я улыбнулась.
  - А вдруг он твоя судьба?! Конечно, не обижусь.
  Подруга радостно взвизгнула и почти тут же засобиралась домой. Я едва успела перехватить её у двери, всучив "познавательный" фильм.
  - Забирай своё убожество!
  - Это не убожество, - хихикнула Наталья, - это мечта!
   "Ну, да, мечта", - хмыкнула я, оставшись, наконец, одна дома, - "такое, разве, в кошмаре приснится".
   Оставшиеся дни до праздника я провела в спешке, надо было столько всего успеть. Если я и собиралась встретить Новый год одна дома, это не значило, что мой стол не будет ломиться от всякой вкусноты, и красавица-ёлка давно наряжена и ничем не хуже других. Я умудрилась даже наряд себе приобрести: симпатичные брючки и яркую такую кофточку. Наталье, правда, не показала, а то с неё станется начать клянчить примерить, чтобы ненароком где-нибудь обновку испортить. И ведь знает что размер не её, а всё равно 'дай померять'. Вообще, если нас сравнить, то нам бы хорошо подошло сравнение 'слон и моська'. И 'моськой' была не я.
   Высокая, далеко не хрупкая, что называется, кровь с молоком, я практически всегда выделялась на фоне знакомых девушек и женщин. Нет, я не была толстой или, как говорят, в меру упитанной. Бабуля говорила, что стать у меня такая крепкая. И ведь все нужные выпуклости и впадины присутствовали, и талия наблюдалась. Вот только от чего-то мужчины не падали вокруг штабелями, хоть и была я симпатичнее той же Наташки. Конечно, по большей части, я сама была виновата, что до сих пор не обзавелась, хотя бы кратковременными отношениями. Ну, противно мне было терпеть рядом с собой матерящегося через раз мужика, сальным взглядом встречающего моих же подруг и тянущего в дом то одного своего дружка собутыльника, то другого. А все лучшие экземпляры мужского населения, впрочем, и далеко не лучшие, давно были разобраны не столь разборчивыми дамами.
   А ещё я была безумным романтиком. Сама над собой не раз смеялась. Это надо дожить до тридцати пяти лет и до сих пор верить в любовь, верность и, что греха таить, в то, что чудеса на свете существуют. Может, поэтому Новый год всегда был любимым праздником.
   Правда, в этом году за праздничной суетой все глупые мечты и фантазии куда-то испарились. Нет, надо, пожалуй, себе кошку или собаку завести, веселей будет...
   В предновогоднюю ночь никак не могла уснуть. Стоило закрыть глаза, начинало казаться, что ото всюду идут странные шорохи. Проворочавшись пол ночи, не выдержала и выпила снотворное, и больше ничего не мешало спокойно сопеть.
   Утро последнего дня уходящего года встретило снегопадом. Выглянув в окно, полюбовалась на зимнюю красоту, посмеялась над недовольными лицами прохожих, прячущихся от крупных хлопьев снега в приподнятых воротниках и накинутых на голову капюшонах. Мне было тепло и уютно дома... до тех пор, пока не осознала, что забыла купить свежего хлеба. Пришлось собираться и нестись сквозь усилившийся снегопад до ближайшего супермаркета.
   Эх, вот ведь местная власть, даже, как следует, не могут дорожки посыпать! Вон парочка прохожих уже навернулись, хорошо хоть без последствий. Сама чуть было не обнялась с соседним столбом, угораздило же, одеть сапоги на каблуке. Одно радовало, что фонари в городе светили исправно. А пока делала закупку, окончился снегопад.
   Выходя из супермаркета, услышала, как где-то начали раньше времени запускать фейерверк, видимо, процесс встречи Нового года идёт полным ходом.
   Улыбнувшись, быстрее припустила домой. Народа на улицах почти не наблюдалось, все торопились дорезать салаты, нарядиться, включить телевизоры, встретить гостей.
   Когда перед самым носом громыхнуло и заплясало разноцветными огнями, я ещё успела подумать, что у какого-то идиота руки не с того места растут, раз фейерверк запустил не в небо, а под ноги прохожему. От грохота сразу же заложило уши, перед глазами же только вспышки мелькали, не хватало только в больнице праздник встретить. Тут в добавок ко всему почувствовала, как заскользили ноги. И я стала заваливаться на пятую точку. 'Приземление' вышло удачным, что удивительно, просто плюхнулась, умудрившись даже оное место не отбить. Вот только смутила тишина и темнота. Ослепнуть и оглохнуть было страшно. Понадеявшись на временный эффект, собралась, хотя бы подняться на ноги, сидеть на снегу, в ожидании отморозить себе мягкое место, было не охота. Вот только руки вместо снега вперемешку с песком и спецсолями коснулись гладкого холодного камня. Удивилась, похлопала вокруг ладонями. Ни грамма снега или вообще какой-либо влаги.
   А вот, кажется, и слух стал возвращаться, так как послышался, словно бы издалека, звук хлопающих дверей и гул шагов.
   Затем в темноте показался огонёк света, и я смогла разглядеть темнеющие стены строения и фигуру приближающегося человека. Шёл он быстро, а свет в его руке, после окружающей темноты, казался ослепляющим, поэтому разглядеть незнакомца сразу не смогла. А потом он что-то, кажется, спросил, но то ли я неправильно разобрала его речь, то ли это был иностранец, стало ясно, что мы друг друга вряд ли поймём.
   По крайней мере, я указала на свет в его руке и громко сказала:
   - Фонарик погасите!
   Мужчина, как я успела определить по силуэту, наоборот прибавил света, уж не знаю, как это у него получилось, и снова что-то спросил.
   Нет, точно иностранец.
   Я попыталась встать, но предпринятая попытка не увенчалась успехом. В ушах зазвенело, перед глазами поплыли цветовые пятна, и я завалилась навзничь, теряя сознание.
  
   ***
  
   - Аффи Гэрриэ, что с ней? - спросил мужчина, с тревогой поглядывая в сторону неожиданной находки в зале медитаций.
   - Ммм, не всё так плохо, - поспешила успокоить женщина-целитель. - Ну, ослабла немного. Кажется, переход оказался несколько кривоватым. Опять, похоже, кто-то баловался с запретной магией. Чудо, что руки-ноги на месте...
   - Вы правы. Давно пора прекратить это. Но этот 'экспериментатор' хорошо скрывается, я всё время опаздываю, успевая лишь найти остаточный след заклинания. Так и эту даму нашёл. Похоже, у нашего незнакомца что-то пошло не так, и магия вытянула женщину из другого мира.
   - Гляньте, её аура словно расплылась. Думаете, будет как с остальными иномирцами?
   - Трудно сказать. Никому ещё не удалось понять механизм изменения таких аур. Кто знает. Кем наша находка окажется?! Пока я вижу лишь человеческую женщину. Аффи Гэрриэ, нашим воспитанникам, да и большинству коллег, пока не стоит сообщать о иномирности этой дамы. Может, так мы вычислим, кто использует запретную магию.
   - Так что же делать с незнакомкой?
   - Не знаю, - вздохнул мужчина. - Не вовремя всё. Нам с вами завтра необходимо отправиться в Кишшир. Сами знаете, поездку не отменить... Пожалуй, поручу позаботиться о нашей находке аффи Синари, она давно хотела проявить себя, а секреты хранить наша магистр умеет.
   - Может, выберите кого-то другого? Захочет ли магистр этим заниматься? - с сомнением спросила целитель.
   - Вот и посмотрим, чего стоит её рвение...
  
   ***
  
   Очнулась я по ощущениям ранним утром, было тепло и уютно. Но, тем не менее, как-то беспокойно. Первыми насторожили непривычные запахи, словно где-то рядом сушилось множество трав, открыв глаза, разглядела вторую странность - большая комната, похожая на многоместную больничную палату, за исключением того, что мебель была совершенно необычной. Ни тебе привычных безликих тумбочек, ни продавленных железных коек, невольно вспомнился фильм про Гарри Поттера, где он во второй части попадает в лечебное крыло.
   Вот угораздило! Видимо, тот иностранец определил меня в лечебницу, только вот подобного строения в нашем городе при всём желании сыскать было нельзя.
   А уж когда в 'палату' вошла приятной наружности женщина, я совершенно растерялась, уж очень она была необычна, как одежда, так и внешность. Небольшие клычки, выглядывающие из под верхней губы, необычного цвета глаза и очень высокий рост. Да я на её фоне Дюймовочкой смотреться буду, а ведь мой рост несколько выше среднего. Её бы в баскетбольную команду. Хотя, по сравнению с баскетбольными плоскими дылдами, у вошедшей имелись все женские достоинства.
   - Очнулась, милая, - весело поинтересовалась женщина и на мой утвердительный кивок добавила. - Хорошо, значит, адаптация идёт полным ходом.
   - А где этот странный иностранец? И я где нахожусь?
   - Ты, милая, попала в иной мир...
  - Померла что ль? - хмыкнула я, ощупывая себя и находя, что всё при мне, руки-ноги целы.
  - Почему умерла?! Жива и здорова. Просто это другой мир, и попала ты к нам спонтанным порталом...
   Посмотрела на женщину, как на ненормальную, вот только, что делать с тем, что видели мои глаза, нахожусь непонятно где непонятно с кем.
  - ... деточка, в Академии общей магии в Энисаре.
  Похоже, бредятина продолжается.
   Видя моё неверие и недоумение, женщина щёлкнула пальцами, и передо мной возник огненный бутон, через мгновение распустивший свои лепестки. Протянув руку вперёд, чтобы коснуться удивительного чуда, чуть было не подпрыгнула на постели от вскрика женщины.
  - Осторожнее! Обожжёшься!
   Но было поздно, я вздрогнула, и пальцы коснулись одного из лепестков. Вот только никакого жжения я не почувствовала, наоборот руку словно приятно погладило теплом. Невольно улыбнулась и вопросительно посмотрела на женщину.
  - Это как? Что?
  - Магия, - улыбнулась посетительница и, видимо, догадавшись спросила. - В твоём мире её не было?
  - У нас о ней только мечтали да в книгах писали.
  - Вот как. Жаль, что в тебе магии нет, у тебя к ней предрасположенность, - задумчиво сказала женщина. - Меня называй аффи Лифанни, я местный целитель и оборотень расы имди.
  - Значит у вас много рас? У нас одни люди.
  - Кого только у нас нет, но ничего успеешь со всеми познакомиться, - ответила аффи Лифанни. - Тебя то мне как называть?
  - Екатерина, но можно и просто - Катя. А как мне домой вернуться? - тут же с надеждой спросила я.
  - Прости, но это невозможно. Аффин Ирриин сказал, что портал не только был спонтанным, но и неправильным, не найти точку отправления. К тому же к нам можно попасть, а вот вернуться - нельзя. Не грусти, красавица, и здесь можно жить. Вот скоро придёт аффин Ирриин и подскажет, что тебе делать дальше, он хоть и строгий, но в помощи никогда не откажет.
   И правда, не успела я немного перекусить принесённой женщиной снедью, как к нашей компании присоединился серьёзный высокий мужчина. Красивый! Глянул на меня своими синими глазищами, словно рентгеном просветил. Потом на аффи Лифанни посмотрел и спросил:
  - Уже что-то поведали нашей гостье? Хорошо, а то у меня мало времени. Скоро отправляемся с визитом к нашим соседям.
   Мужчина снова посмотрел на меня.
  - Надеюсь на ваше благоразумие, девушка. Я ректор данной Академии и именно мне суждено было вас обнаружить. И можете не беспокоиться, Академия теперь ваш дом. Только вот мы пока никому не будем сообщать о вас, народ у нас необычный, зачастую не отличающийся терпением. Замучают вопросами, шутками, да ещё эксперименты вздумают ставить на вас. Так что чем позднее вы сними встретитесь, тем лучше. Я же постараюсь поскорей вернуться и разрешить эту ситуацию. Вы не расстраивайтесь, за вами присмотрит моя помощница аффи Синари, толковая дама, все вопросы решите с ней.
   Мужчина ещё немного рассказал о жизни в Академии, а затем вместе с аффи Лиффани удалился. Мне же ничего другого не оставалось, как удобнее устроиться на постели и постараться хотя бы мысленно уговорить себя смириться с обстоятельствами, на которые при всём желании не могу повлиять. Тем не менее, радовало, что меня не выкинуло где-нибудь на незаселённой территории или во враждебной среде. Здесь есть и крыша над головой, и голодной не оставят, потом, может, и работу себе найду. Не пропаду! Всё-таки моя оптимистичная натура в данной ситуации это подарок.
   Приблизительно через пару часов меня снова навестили. Красивая стройная брюнетка быстрым шагом приближалась к месту моей временной 'прописки'. Я приветливо улыбнулась ей, помня, как легко было общаться с ректором и целительницей, вот только ответной улыбки не получила. Брюнетка, приблизившись, стала меня разглядывать, не говоря ни слова. Я же, желая проявить вежливость, поздоровалась. Помощница ректора поморщилась.
   - И когда мне с ней возиться?! - фыркнула женщина, словно бы меня здесь и не было. - Хоть бы каплей магии обладала, а так... совершенно бесполезна... Эй, ты! Как там тебя зовут?
   - Катя, - ответила я, подивившись хамскому поведению, ведь ректор охарактеризовал свою помощницу как вполне адекватную личность.
   - Странное имя, - скривилась магесса, - впрочем, какая разница. Поднимайся. Достаточно отлёживаться. Если не желаешь, чтобы тебя вышвырнули за ворота Академии, пора приниматься за работу.
   - А где будет моя комната? - уже ни на что не надеясь, спросила я.
   - Комната?! Хм! Ну, и аппетиты! Ну, да ладно, найду тебе место для ночлега.
   Не успела я встать, как меня чуть ли не волоком потащили за собой. Преодолев несколько лестниц и длинных коридоров, мы оказались перед маленькой невзрачной дверкой. Магесса махнула рукой и дверь заскрипела, открываясь.
   - Вот тебе комната. Обживайся. Еду первое время буду приносить сама, нечего тебе шляться по Академии, а работать начнёшь завтра.
   Меня подтолкнули вперёд, и, едва я оказалась в тесной пыльной комнатёнке, дверь за спиной заперли на ключ.
   Вот вам и толковая помощница, и тёплый приём. Хотя, кто я в этом мире?! Но всё равно как-то ожидала иного отношения. Ну, хотя бы по сравнению с ректором и целителем.
   Что ж, посмотрим место нового жительства.
   Что сказать - пыль и запустение. Тесная каморка, более подходящая для уборочного инвентаря, трёхногий табурет, на моё счастье целый, пусть и потрескавшийся от старости, вместо постели куча тряпья, и высоко под потолком маленькое окошечко, совсем мало дававшее свет.
   Решив, что хоть как-то нужно обустраивать быт, сначала перебрала тряпьё. Нашла в этой куче драное покрывало, которое решила использовать как одеяло, и тоненький тюфячок, почти в половину короче той длины, что была мне необходима. Что получше сгодилось на подушку, а совсем уж негодным тряпьём я решила навести хоть какой-то порядок. Кое-как смахнула пыль и уселась на импровизированную постель. Оставалось только ждать появления неприятной помощницы ректора.
   По моим подсчётам прошло с пару часов, но никто так меня и не навестил, и, лишь когда свет из маленького окна совсем перестал литься в комнатку, открылась дверь, и в неё заглянула магичка. Оглядела всё недовольно, словно ожидая, что я волшебным образом исчезну, нашла меня взглядом, поморщилась и, взмахнув рукой, указала на дверь.
   - Идём, возьмёшь свою еду и ринис.
   По дороге я спросила, что такое ринис, мне нехотя объяснили, что это способ справить нужду. берёшь этакую круглую штуковину, ставишь её, где пожелаешь, и делаешь в неё свои дела, ведь всё попавшее в ринис содержимое порталом переносится в специальное место, где всё и утилизируется. Этакий биотуалет.
   Когда же я заикнулась о необходимости помыться, чего только не услышала в свой адрес.
   - Было бы лучше для всех, чтобы ты покинула Академию. Не маленькая, должна понимать, здесь тебе не место. Кругом одни маги, а ты... лишенка...
   Ага, сейчас! Ну, куда мне идти?! Что я умею такого, что может пригодиться в этом мире? Ничего. Только детей учить. А здесь дети - маги. Так что всё понятно и без дальнейших размышлений. Всё же я слабый человек, привыкла плыть по течению, к нынешней жизни совсем не приспособлена, а потому вне стен Академии мне и вовсе не выжить...
   Женщина привела меня по виду в огромную столовую, но там мы не остановились, а прошли дальше в помещение гораздо меньшее по размеру. Это была кухня, в которой до сих пор витали приятные ароматы выпечки. Сглотнув слюну, вопросительно посмотрела на провожатую. Она лишь фыркнула, нехотя прошла к небольшим кастрюлькам всё ещё стоявшим на одном из столов, воровато огляделась, наполнила одну из мисок едой и буквально швырнула её на стол, за которым мне предполагалось есть. Я привередничать не стала, быстро заработала ложкой, тем более что магичка меня всё время торопилась. Стало понятно, что она не хочет, чтобы нас кто-либо застукал на кухне. Чтобы не злить эту ненормальную, я поторапливалась, чуть ли не запихивая еду с огромной скоростью.
   Женщина тут же расслабилась. А когда я, наконец, всё подчистила с тарелки, погнала меня назад в каморку. Возвращаясь к месту проживания, я прокручивала в голове последнюю встречу с подружкой и своё желание спокойно встретить Новый год. Ведь даже желания загадать не успела, а на Земле люди во всю празднуют...
   А ещё вспомнился дурацкий фильм про любовь втроём. Бррр! Уж такое 'счастье' мне точно не светит, к моей радости.
  
   ***
  
   - Шион, это была дурацкая идея ехать сюда по обмену, - проговорил Лион, сидя в удобном кресле в отведённой им комнате. - Ну, что это изменит?! К тому же эта ненормальная дамочка меня уже достала.
   - Ты прав, но только в отношении аффи Синари, - улыбнулся рикон. - Хотя. Дамочка довольно приятная... внешне. В отличии от всего остального. Заметил, какие гнусные мыслишки посещают её голову. Может, стоит предупредить местного ректора?
   - Пожалуй, а то в дальнейшем проблем от неё будет больше, чем пользы.
   Обе половины рикона, считавшими на данный момент себя всё же отдельными личностями, хоть и не полноценными, вот уже неделю находились в Академии общей магии, отправленные своим ректором, дабы укрепить дружественные связи с коллегами. Правда, мужчины испытывали жуткую скуку и неудовлетворённость. После встречи с Тариссой, симпатичной инчихой, тоска по единственной всё больше разъедала их общее сердце.
   Многие женщины были бы рады отношениям с любой половиной рикона, а лучше и с обоими, некоторые 'дамы' буквально доставали Шиона и Лиона своими 'желаниями', как, например, здешняя помощница ректора. Но даже просто флиртовать с ними у мужчин не было желания, а тело тем не менее требовало разрядки.
   - Лион, может, прогуляемся? Все спят, можно спокойно пройтись, заглянем в оранжерею, мы ведь так и не сходили туда. А наши коллеги советовали наведаться в это царство растений...
   - Идём, всё равно ведь не заснём.
   Мужчины, накинув плащи, тихо выскользнули из комнаты, воровато оглядываясь. А что?! Та ненормальная магичка уже не раз караулила их у дверей, навязывая своё общество. Вот ведь, с виду вся такая положительная, а нутро похотливое, даже слишком.
   Шион и Лион ступали очень тихо, дабы их шаги не были слышны в огромных коридорах академии. Может быть, это и помогло им во время ускользнуть от спешащей к себе аффи Синари. Идти обычным путём не представлялось возможным, поэтому рикон свернули вправо, надеясь через некоторое время снова оказаться в коридоре, ведущем в оранжерею. Вот только стены становились всё уже, а потолок всё ниже, но поворота к нужному месту не наблюдалось. Лион начал недовольно хмуриться, поэтому не сразу обнаружил, что Шион к чему-то прислушивается, а когда всё же обратил на это внимание, то даже застыл на пару мгновений.
   В практически абсолютной тишине раздавались тихие жалобные всхлипы.
   - Лион, ты не считаешь странным, что кто-то плачет ночью?
   - Может девица, покинутая кавалером? - хмыкнул Лион.
   - Нет. Сердцем чувствую, что здесь другая причина. Проверим?
   - Проверим.
   Прибавив шаг, но по-прежнему идя бесшумно, мужчины быстро прошли в конец коридора, остановились у неприметной дверцы и снова прислушались. Определённо звук раздавался именно отсюда, но становился всё тише.
   Шион подёргал ручку, дверь была не просто заперта, но и зачарована заклинанием. Чутьё подсказывало, что дело тут нечисто. Молча рикон достал из кармана один из записывающих кристаллов, которых всегда держал про запас на всякий случай. А случаев всегда было предостаточно.
   Лион же в это время быстро разобрался с заклинанием и замком, после чего тихонько толкнул дверцу внутрь. Глаза обоих мужчин остановились на дрожащей фигурке в углу тесной комнатушки. Штон тут же оказался рядом со свернувшимся в клубочек человеком, мгновенно попытавшись отсканировать ауру и состояние здоровья незнакомца. Но из всего этого удалось лишь узнать, что перед ними женщина, ослабевшая от голода, холода и усталости. С аурой творилось что-то непонятное.
  Переглянувшись с Лионом, Шион отдал ему кристалл на запись всего, что ом удалось увидеть. А затем, подхватив довольно не такое уж и лёгкое, как показалось вначале, тело и быстро зашагал по направлению к своей комнате.
   Слава всем богам, по дороге никто не встретился, и ношу быстро доставили по назначению. Лион протянул к женщине руки, чтобы забрать её у Шиона и уложить на постель, ведь Шиону ещё предстояло заняться лечением незнакомки. Реакция на это Шиона не просто поразила Лиона, шокировала. Мужчина предупреждающе зарычал на свою вторую половину!
   - Ты что?! Это ж я! Шион, что с тобой?!
   Рикон тряхнул головой, его взгляд стал осмысленным и озадаченным.
   - Ничего не понимаю, - пробормотал он. - Может, какое заклятье? Небось, та дурная магичка поспособствовала...
   Слова словами, а свою ношу Шион уложил сам, пожав плечами на недоумение Лиона, и приступил к лечению. Вначале надо было наполнить организм женщины хоть какой-то силой, а когда очнётся, накормить. Лион стоял рядом, передавая Шиону избыток своей силы.
   Обе половины рикона с интересом разглядывали свою находку. Миловидное личико, сейчас слишком бледное, притягивало взгляд, даже непонятно чем. Вот, вроде, не красавица, а смотреть хочется не переставая.
   Если бы за дверью не послышался мурлыкающий голос магички, зовущей рикона, от которого оба мужчины вздрогнули, они бы так и стояли двумя застывшими статуями. Стряхнув с себя оцепенение, Шион и Лион недоумённо переглянулись, тряхнули головой, нахмурились.
   - Избавься от этой ненормальной, а я пока закончу лечение.
   Лион кивнул и направился к двери.
   Через пару мгновений до Шиона донёсся 'сонный' голос Лиона, с 'усталостью' объясняющий посетительнице, насколько хозяин комнаты не ждёт посещений, тем более практически ночью.
   - Ооо, - извиняюще бормотал мужчина, - Шион уже давно спит...
   - Но, мне кажется, я слышала и его голос, - настаивала женщина.
   'Вот ведь прилипала', - раздражённо бросил Шион мысль Лиону. - 'Придумай же что-нибудь. Мне нужна твоя помощь, опять магия плохо приживается'.
   - Простите аффи, но наши голоса практически идентичны, а просто иногда люблю говорить сам с собой. Увидимся завтра, - чуть ли не рявкнул Лион и буквально захлопнул дверь перед носом магички, успев тем не менее прочесть в её мыслях и недоумение, и недовольство и... желание проверить рано утром, не сдохла ли обуза, человечке не место в Академии, где скоро она, аффи Синари, станет главой...
   - Ши, надо нашу находку из этого гадюшника увозить. Кто знает, что ещё вздумается мегере.
   - Ли, давай закончим лечение, и ты отправишься за ректором здешней Академии, пока не стало поздно. Надо помочь ему, он всё-таки старый друг нашего ректора... Часть доказательств в кристалле. даже если наша аффи Симари успеет уничтожить улики в каморке. Остальное вытянем из неё менталом. Да, и захвати в нашем кабинете укрепляющее зелье, ну, то, что последним разливали.
   Лион кивнул. Оба мужчины снова нависли над бессознательным телом, хмуря попеременно брови. Их общая магия, казалось бы, легко проникала в тело женщины, но потом каким-то странным образом снова вытекала обратно, лишь частью оседая в ослабленном организме. Но времени разбираться, почему так происходило, не было. Нужны были исследования, а в данной Академии у них были связаны руки.
   Когда женщине всё же стало ещё чуть лучше, Лион воспользовался портальным кристаллом, а Шион устало привалился к стоявшему рядом столу.
   Почему, ну, почему его магия так плохо приживается? Что не так с аурой женщины? И в конце концов, почему такая реакция на человечку? А она точно человек. По крайней мере, пока.
   Стоп! Пока? А это мысль! Блуждающая аура? Пожалуй. Но такая может быть только у иномирцев... Вывод: женщина - иномирка. И может стать кем угодно...
   Жаль, что не самочкой риконов. Этого никогда не случалось в неимоверно древней истории этого мира. Наверняка, станет незнакомка либо оборотнем, либо гномкой. И пусть случаев появления иномирян было не столь много, но надеяться на чудо для своего народа не приходилось.
   Размышления Шион прервало появление Лиона, за которым из портала вышли местные целитель и ректор. Видимо, Лион уже что-то успел им поведать, так как выглядели посетители не то что бы недовольно, а некоторым образом и растерянными.
   - Ох, девонька, что ж тебе не везёт то так? - сразу начала причитать целитель. - Вот как сердцем чуяла, что не стоит оставлять тебя на эту красотку. Что, дорогой ректор, разве не права я была?! А ты всё 'ответственная', 'талантливая'! Тфу!
   Затем женщина присела на постель к незнакомке, глянула вопросительно на Шиона.
   - Лечили? Плохо получается?! Поняли, с чем столкнулись? Я и не сомневалась, не хмурься. Просто проверить свои предположения хочу. И аура пока гуляет? Долго. Ладно, вы пока идите с ректором по своим делам, я за девочкой пригляжу.
   Мужчины быстро засобирались, дел, действительно, было много. И в первую очередь, главным было не упустить аффи Симари, магичкой то она была далеко не слабой.
   К разочарованию всех, магичка, видимо что-то почувствовав, исчезла из Академии. Или же у неё были сообщники, хотя в это ректор не верил, ведь кроме аффи Симари, остальные преподаватели были проверенными во многих перипетиях друзьями. А вот учащиеся... Помниться, к некоторым их них аффи Симари была более чем благосклонна.
   И, действительно, по горячим следам удалось обнаружить, что буквально час назад магичка согревала постель одного из студентов с факультета предсказаний. Правда, когда его воспоминания прочитал один из риконов, стало понятно, что парень всего лишь был влюблён в красавицу магичку и в её махинациях не участвовал. И да, именно он предупредил любовницу о том, что ей грозит опасность разоблачения. Но вот в чём и как, сказать не смог.
   Вернувшись к себе, Шион и Лион надеялись поговорить с пришедшей в себя женщиной, но в комнате никого не было. Тут же они понеслись в лекарскую, догадавшись, что их пропажа обнаружится там. Но по пути Шиона вновь перехватил ректор, желавший срочно что-то обсудить, поэтому именно Лион первым познакомился с иномирянкой.
  
   ***
  
   Странно, но сегодня, посыпаясь, я не почувствовала ставшей уже привычной слабости и ломоты в каждой клеточке тела. Было так тепло и уютно, что мне подумалось, что я снова очутилась в родной квартирке в своей пусть небольшой, но уютной постели.
   Вот только открыв глаза, поняла, что это не так. Я всё там же, в чужом для меня мире, где в течение месяца (по моим подсчётам) надо мной как только не издевались. Точнее издевалась одна конкретная особа. До сих пор не могу понять, чем я провинилась перед магичкой. Как только не унижали меня. Слова это что?! Когда пришлось выполнять трудную, посильную разве что для крупного мужчины работу, я думала, это край моих испытаний. Но нет, вскоре к постоянной усталости прибавилась другая проблема - практически постоянное чувство голода. Часто магичка просто 'забывала' о том, что меня нужно покормить, а если что-то и приносила, то пища либо была холодной, либо уже прокисшей. Я пыталась возразить, не раз, к слову говоря, но в ответ получала лишь замораживающее презрение и болезненные удары магией. Эта аффи Симари пыталась обжечь меня магией огня, но, к счастью, ожогов на моих руках не осталось. Затем, после того как я сказала, что у меня просто нет сил выполнить очередную работу, так как руки просто дрожали от слабости, в меня полетела молния. Думала всё, конец настал, но испытала только пронзающую тело боль, и всё, никаких следов. Спустя неделю тело ощутило водные и воздушные жгуты, но больнее всего стало от удара, спрессованного в кирпич земляного кулака. Я долго потом рассматривала в скудном свете комнатушки огромные синяки по всему телу. А уж как была довольна магичка, уходя от меня улыбалась, даже к вечеру расщедрилась на вполне пригодную с виду еду. В тот момент я ещё не знала, что это была моя последняя трапеза. То ли в еду было что подмешано, то ли уже настолько ослабела, что мой организм не выдержал, и я стала проваливаться в беспамятство. Когда приходила в себя, сил хватало лишь на то, чтобы от жалости к себе еле слышно всхлипывать. Потом снова темнота и, видимо, состояние бреда.
   Даже причудилось, что два ангела забрали меня из ада, в котором пребывала в последнее время.
   И вот открываю глаза в очередной раз, а надо мной нависает этакий красавец-мечта, разглядывает, с любопытством так разглядывает, словно я какая диковинка. Я моргнула, он моргнул, и всё одно смотрит и молчит. Хотя, нет, спрашивает что-то у кого-то. И голос такой приятный, до дрожи в коленках. Нет, здорово меня торкнуло, раз на первого же незнакомого мужика так реагирую.
   - Как она?
   О, интересуется, может, как та ненормальная магичка, сначала будет улыбаться, а потом магией боль причинять. Кто их знает этих магов ненормальных.
   - Много лучше. Через пару дней встанет с постели.
   Повернула голову на голос. Так это же та добрая тётенька, что лечила меня в прошлый раз. Улыбнулась ей.
   - Ничего, милая. Теперь я о тебе позабочусь, никому больше не позволю издеваться над бедняжечкой, - начала причитать женщина, я поморщилась.
   - Ладно. Я тогда зайду, когда ей полегчает, надо считать воспоминания о Симари, ректору нужны неоспоримые доказательства.
   Думала после этого красавчик уйдёт, но он по-прежнему пялился на меня. Вопросительно глянула на целителя, она хмыкнула.
   - Вот, Катиа, познакомся, один из твоих спасителей - аффин Лион, целитель, как и я, но из другой Академии.
   - Спасибо, что... - начала я, желая проявить вежливость и благодарность, но мужчина отмахнулся.
   - Не стоит, это вышло случайно, но я рад, что помог вызволить вас из беды. Прошу вас только о помощи в расследовании неприятного инцидента.
   - Согласна, хоть сейчас...
   - Нет, вы ещё слишком слабы... Я зайду завтра...
   Мужчина ушёл, следом за ним целительница, я украдкой вздохнула, понравился мне всё же, сверх меры. Вот же повезёт кому-то или уже повезло...
   Долго размышлять мне не дало возвращение красавчика. Посмотрел на меня, улыбнулся.
   - Как дела?
   - Ммм, нормально, - протянула я, недоумевая.
   - Давно пришли в себя? А куда аффи Лиффани ушла?
   Ничего не понимаю...
   - Эээ, вам лучше знать, уходила она с вами... пару минут назад...
   - Ааа, так вот оно что, - рассмеялся мужчина, подошёл ближе, присел на краешек постели, взъерошил свою длинную чёлку. - Меня зовут Шион, а ушёл с целителем Лион.
   - Так вы близнецы?!
   - Нет, не близнецы, мы - равнозначные половины рикона, - усмехнувшись ответил мужчина, будто я должна знать, что это такое.
   Чтобы уж не казаться совсем дурочкой, сделала умное лицо и решила задать мучавший меня вопрос, надеясь, что хоть этот мужчина ответит искренне.
   - Что теперь со мной будет?
   Мужчина помолчал некоторое время, словно обдумывая, всё ли можно мне сказать, потом всё же ответил.
   - А будет следующее: станет чуть лучше, и мы тебя заберём к нам в Академию, чтобы исключит появление аффи Симари, её ведь так и не поймали. Не знаю, чего она от вас хотела, но ясно, что ничего хорошего...
   Я же подумала, что хрен редьки не слаще, и кто знает, не ожидает ли меня в другой академии похожая 'Симари'.
   - ... а там спокойно подумаешь, как тебе дальше жить. Ты ведь иномирянка?! Тебе говорили, что твоя аура нестабильна?
   - Ну, что-то подобное говорили, только я не совсем поняла...
   - Это значит, что... понимаешь, ты можешь стать не совсем человеком...
   - А кем? - испытующе смотрела на мужчину, правда не в глаза, это сделать было сложно, казалось, эти глаза могут видеть насквозь, все мысли, все чувства.
   - Кто знает, - туманно ответил мужчина. - Но рад будет любой народ принять тебя к себе.
   А дальше мне было рассказано о том, кем становились подобные мне переселенцы из других миров. Правда, мужчина, увидев, что я устало откидываюсь на подушку, замолчал, вздохнул и, пожелав скорейшего выздоровления, быстро вышел.
   Я же стала размышлять, кем бы мне хотелось стать в этом мире. Понятно, что не мне это выбирать, но пофантазировать то можно?!
   Те несколько рас, что были названы аффином Шионом, мне были известны по книгам, прочитанным на Земле, всё-таки фэнтези в этом плане тот ещё источник. Больше склонялась к мысли об оборотнях, но потом вдруг задумалась об этой странной расе - риконы. О них я ничего не знала. Зато любопытства было хоть отбавляй. Может стать риконом или риконессой, ммм, ну, или как там их называют. По крайней мере, звучит красиво. Нашла бы себе рикончика и жила бы, поживала... С этими мыслями и провалилась в сон...
  
   ***
  
   Вернувшаяся целитель застала удивительную картину, тело больной слабо светилось, вспыхивая разными цветами. Присмотревшись повнимательнее, женщина поняла, что происходит процесс становления ауры. А значит, пришло время, и мир решил, кем же станет Катия.
   Любопытство просто снедало аффи Лиффани, но она понимала, что процесс изменения ауры происходит не быстро. Целитель надеялась, что мир подарит хоть ещё одну самочку имди. Тогда она могла бы взять опеку над Катией, вдвоём то всяко легче.
   Приготовившись наблюдать за чудом, аффи Лиффани была недовольна очередным вызовом к ректору. Отказаться она не могла, вызов был срочным. Понадеялась, что к возвращению она успеет застать необыкновенный процесс в действии, целитель отправилась на зов ректора.
   Оказалось, что надо было решить судьбу найдёнки. Ректор настаивал, что девушке будет лучше остаться в их Академии, а рикон в два голоса, доказывал обратное. Аффи Лиффани огорошила всех тем, что сейчас происходит в лекарской, все свернули спор и помчались вниз. Вот только к моменту их появления в лекарской, всё было окончено. Все отчаянно всматривались в ауру Катии, но казалось, что аура словно бы стала настолько плотной, словно кокон, через который невозможно было ничего разглядеть.
   Первой сдалась аффи Лиффани, затем ректор, лишь Шион и Лион продолжали испытывать свои силы, объединившись, они сканировали ауру менталом, аккуратно, словно бы поглаживая её. Это было сложно, неимоверно сложно, виски ломило болью, но мужчины продолжали свои действия. И вот спустя четверть часа усилия дали результат, но вовсе не тот, что все ожидали...
   - Не может быть!!! - воскликнул Шион.
   Обе половины рикона были чуть бледны, но их глаза не просто светились торжеством, казалось, они сами не верили в то, что видели их глаза. Пальцы мужчин чуть подрагивали, Лион запустил пятерню себе в волосы, Шион периодически сглатывал.
   Ректор сделал движение в их сторону, ближе к спящей женщине. Это было его ошибкой. Оба рикона мгновенно потеряли всю свою растерянность, закрыв своими спинами Катию, они буквально зарычали на мужчину, в шоке отпрыгнувшего назад.
   - Что с вами? - успел тихонько вскрикнуть ректор.
   Одна аффи Лиффани, похоже, начала о чём-то догадываться. Не сделав и шага по направлению к подопечной, женщина тихонько зашептала ректору.
   - Стойте спокойно. А лучше подальше отойдите. Наши гости защищают то, что отныне принадлежит их народу. Катия, как мне кажется, самочка-рикон...
   - Да быть того не может! - отмахнулся ректор и снова глянул в сторону Катии, за что снова получил порцию угрожающего рычания. - Да, бросьте! По её ауре ничего нельзя прочесть! Кто знает, кем она ещё станет?!
   - А вот они уже точно знают, потому и скаляться на вас, - хмыкнула целитель.
   - Если вы правы, Катия и пикнуть не успеет, как её запрут за семью замками. Ведь мало кому довелось увидеть хоть одну самочку риконов.
   Ректор махнул рукой, понимая, что больше ничего сделать не может, и удалился в свой кабинет. Влезать в дела риконов чревато. А уж что касается их самочек... тут и до вооружённого столкновения не далеко...
   Меж тем сами виновники происходящего мысленно совещались, что же делать дальше. Инстинкты брали своё - самочку надо спрятать ото всех, и посовещаться обо всём со старшим рода.
   Молча, мужчины подхватили тело женщины, переглянулись. Шион с ношей ушёл родовым порталом, а Лион вернулся в свою комнату, собрать вещи, а затем тем же порталом ушёл за Шионом в апартаменты родной Академии.
   Там уже был их отец, задумчиво мерявший шагами гостиную. Лион нашёл взглядом Шиона.
   - Что происходит? Отец что-то решил?
   - Думает...
   Отец-рикон хорошо слышал переговоры сына.
   - Вы наши законы знаете, - наконец, выдал он. - О новой самочке следует оповестить всех. Должно собрать всех свободных самцов, чтобы произошёл выбор.
   Сообщая это, мужчина шагнул в сторону спальни, где почивала новая самочка их вида. Перед его глазами мелькнула смазанная тень, и у двери, загораживая проход в спальню, плечом к плечу стояли обе половины его сына, угрожающе рыча. Рикон опешил, нахмурился, затем, видимо, что-то сообразил, сделал ещё шаг вперёд, желая проверить догадку. Получил вполне ожидаемое разъярённое рычание. Отошёл назад к столу, где налил себе чашу вина. Сел, вальяжно развалившись на стуле, усмехнулся.
   - Так вон оно что?! И что делать будем? Вас в родовой питомник сразу отправлять, или ещё помучаетесь?
   Шион и Лион переглянулись, пытаясь осмыслить слова отца.
   - Эх, долгое нахождение без пары сделало вас... тупыми? Пару свою прятать будете или всё же отправите на выбор?
   С каким же удовольствием отец наблюдал за обеими половинками шокированного сына. А ещё внутренне безумно радовался, что, наконец-то, старшему сыну повезло встретить свою пару, к тому же ещё и риконну. А самочки-риконны уже давно в их народе редкость, потому и охраняемы особо, ведь только они могут произвести на свет самочек. Пусть и редко, но они залог того, что риконы, как вид, не исчезнут из этого мира.
   Да, самцы находили свои пары и в других народах и расах, но тогда рождались лишь самцы, к тому же в такой смешанной семье рождалось не более одного-двух детей.
   А вот узнать, сколько детей дарует богиня его сыну, предстоит Шиону и Лиону, во время специального обряда.
   Мужчина и глазом не успел моргнуть, как сын унёсся в спальню. Решив, что пора оставить Шиона и Лиона решать свою основную 'проблему', рикон отправился домой, сообщить жене о произошедшем, а также подумать вместе с ней, как обставить для остальных появление новой самочки и её связь с сыном.
  
   ***
  
   Я так хорошо выспалась, что открывала глаза в полном ладу с собой и со всем миром. Взгляд тут же наткнулся на две живые совершенно идентичные статуи. Интересно, кто из них Лион и кто Шион?! Вот только их 'пожирание' меня взглядом несколько насторожило.
   - Эээ, здравствуйте... - промямлила, наблюдая как 'статуи' отмирают и начинают заразительно улыбаться.
   Больные что ли?! Молчат и лыбяться. Смущают. Недовольно нахмурилась, насупились и они. Поняла, что хочу посетить 'отдельный кабинет', причём срочно. Стала подниматься, но обнаружила свою некоторую 'неодетость', снова смутилась.
   - Мне бы, эээ - промычала, зыркая глазами по сторонам, - выйти надо... по нужде...
   Мужчины переглянулись, закивали головами. Потом один вышел, а второй, подав мне что-то типа халата, отвернулся, пока я одевалась, а затем подвёл к неприметной дверце, за которой обнаружилось необходимое мне сейчас местечко.
   Вернувшись, вновь обнаружила обоих мужчин в комнате. Сидели чинно за небольшим столом, который весь был заставлен всевозможной едой. Урчание в животе подтвердило, что организму требуется пища, много пищи. Поэтому, откинув всё стеснение, ринулась к столу. И пусть меня считают невоспитанной деревенщиной, сейчас главным было схватить первое попавшее блюдо и начать уминать его, жмуря от удовольствия глаза.
   Один из близнецов пододвинул мне стул, куда я тут же плюхнулась, не переставая запихивать в рот еду. Глянула на мужчин, продолжают улыбаться. Небось, мысленно ржут надо мной. Отодвинула от себя еду и, надувшись, вопросительно уставилась на них.
   - Что ж, - начал тот, что сидел от меня справа, - думаю, нам нужно поговорить, объяснить всё... Надеюсь, ты помнишь, как нас зовут?
   Вот как?! Мы уже и на 'ты'! Тем не менее, кивнула утвердительно.
   - Только кто из вас кто, сразу не скажу, - решила всё же добавить.
   - Пожалуй, стоит начать с основного, - сказал второй брюнет, вопросительно посмотрев на своего близнеца, тот кивнул. - В общем, не волнуйся, но теперь ты не человек...
   - А кто???
   Не хватало ещё стать незнамо кем?! А как к зеркалу бежать захотелось! Даже поискала глазами оный предмет. Вон, на стене у окна, но при посторонних себя разглядывать категорически не хотелось.
   - Ты, как и мы - рикон. Вернее самочка, риконна, - довольно улыбаясь, сообщил брюнет слева.
   - Это ещё что за чудо-юдо? Аффи Лиффани о такой расе не рассказывала.
   - Понятно, - нахмурился второй мужчина, - значит, ещё и это нам разгребать...
   - Вы, типа, оборотни? Или кто?
   - Ну, частично и оборотни. В понимании нашего мира - Высшие. А это значит и сильнее, и могущественнее... И это не хвастовство, а констатация фактов.
   Я только фыркнула. А ещё почувствовала, что стали подмерзать ступни. Потому и посмотрела с надеждой на постель. Мужчины переглянулись. Словно почувствовав моё состояние, предложили мне вернуться в постель, что я тут же и сделала, удобно расположившись на подушках. Ноги тут же были укрыты тёплым пледом, с благодарностью посмотрела в глаза брюнету, правда, тут же смутившись, уж слишком проникновенным был его взгляд.
   - Когда рождается самец-рикон, то где-то через пол года происходит его разделение на две половинки, которые соединяться, когда рикон встретит свою пару, -продолжил меж тем Лион... ну, или Шион.
   - Что значит разделение? - вот честно удивилась.
   - Ну, вот как мы, например. Мы одно существо, - улыбнулся тот, что продолжал сидеть за столом.
   - Но вас же двое? У каждого две руки, две ноги, ну, и всё остальное.
   - С одной стороны это так, но всё же...
   - Всё же мы как бы не полноценны... Вот представь, если бы у тебя вдруг не стало одной руки, ноги и так далее... Даже чувствовала бы ты всё лишь на половину... Тебе бы это понравилось?
   - Ммм, как-то не очень.
   - Вот и нам не в радость. Когда-то очень давно, когда наша раса не знала этого 'разделения', один из риконов решил, что любовь и семья не самое важное в жизни, и бросил свою пару. Риконна погибла, так как не стало того, кто бы защищал, оберегал её...
   - И тогда боги прогневались на народ риконов и повелели, что каждый самец будет разделён, едва выйдет из чрева матери, и будет страдать, не зная истинных чувств, пока не встретить свою половинку...
   - Значит, самочки не... ммм... разделяются?
   - Нет, ведь были наказаны лишь самцы.
   Уф! Мысленно выдохнула я. А то как-то не хочется делиться на две меня.
   - А на кого похож рикон, когда принимает свою вторую форму? - продолжила интересоваться.
   - Разделённый рикон - это огромная птица с туловищем кошки - шейкон...
   - Грифон что ли? - улыбнувшись, спросила я.
   - Грифон? Кто это?
   - Ну, у нас в сказках и легендах так называли существ, подобных описанных вами. Ммм, постойте, вы сказали разделённые, а когда соединяются, получается другое существо?
   - Другое, более грозное, сильное, мощное. Если с шейконом кому-то и удастся справиться, то рикс наводит ужас на всех.
   - Это и я такой ужасной стану? Какой кошмар?
   - Нет, что ты?! Риксы страшны только для врагов. А самочки вообще прекрасны! Вот приедем домой, я попрошу отца показать тебе своего рикса.
   - Что значит, приедем домой? - подозрительно спросила я.
   - Видишь ли, Кати, так получилось, что ты - наша пара...
   - Ты принадлежишь нам...
  Во как! Вижу этих красавчиков всего ничего, а уже права на меня заявили и смотрят так собственнически.
   Увидев, что я недовольно хмурюсь, мужчины переглянулись и затараторили.
  - У нас будет много времени, чтобы узнать друг друга...
  - Привыкнуть...
  - Развиться чувствам...
  Они приводили ещё какие-то доводы, но слушала их в пол уха, пытаясь заставить саму себя принять хоть какое-то решение. Правда, какой был у меня выход, кроме как согласиться с 'близнецами'?! Ну, останусь я одна... Как жить? Что делать, если к жизни в этом мире не приспособлена? Остаётся положиться на честность и благородство совершенно незнакомых мужчин? А если всё получится как и с ненормальной магичкой?
   Чувствуя, как от волнения разболелась голова, откинулась на подушку и прикрыла глаза. Мужчины притихли, видимо и они понимали, что нахожусь я в ситуации не простой.
  - Хорошо, я согласна, только... - тихонько проговорила, зная, что меня услышат.
  Раздался слаженный облегчённый выдох.
  - Мы не обидим тебя, - ответил рикон, правильно поняв то, что я не договорила.
  - Ты самое дорогое, что есть теперь в нашей жизни. Не бойся, - добавил второй.
  Но меня интересовал ещё один вопрос.
  - А мы когда поедем к вам? Может, стоит сделать это чуть погодя?
  - Кати, к нам поедем совсем скоро, когда тебе станет лучше. Только не сразу в дом, сначала побудем в питомнике.
  - А это что за место? - поинтересовалась, снова открыв глаза, мужчины стояли, практически нависнув надо мной.
   - Ммм, там находятся все самочки риконов до своего первого обращения и слияния со своей парой. Рикон и риконна именно там узнают друг друга, сближаются...
  - Чаще всего самец знакомиться со своей парой, когда она ещё маленькая, и времени, чтобы узнать друг друга, у них довольно много. Тебе будет сложнее, ты стала риконной недавно...
  - Тебе предстоит узнать много: о жизни нашей расы, о своих новых особенностях, способностях, предстоит первый оборот и знакомство со своей животной половиной... Только не пугайся.
  - Тебе даже понравиться, я уверен.
   Я надеялась, что мужчины оставят меня со своими мыслями наедине, но они лишь вернулись к столу и молча продолжали смотреть на меня, изучающе так и в то же время ласково.
   Меня же занимали разные мысли. Что это за питомник такой? В какое существо я превращусь? И вообще, как это быть кем-то ещё? Хм, а это 'слияние' - что такое? Говорят, что мне всё понравится, но так ли это? Пока я в себе ничего необычного не ощущаю, а потому доверия слова мужчин не вызывают.
   Перевернулась на бок, чтобы не видеть 'близнецов', как продолжала их мысленно называть. А всё-таки они уж слишком привлекательны. Так и тянет прикоснуться к ним, запустить пальцы в эти шикарные шевелюры, утонуть в глубине внимательных глаз. Интересно, каково это целоваться с ними?
   Подумала и тут же мысленно чертыхнулась. Ну, вот куда меня несёт?! Да даже про одного подумать... а тут... сразу о двоих... Блин, я извращенка!
   Зажмурила глаза, разозлившись на саму себя и... как-то незаметно уснула.
   Спалось, ну, очень сладко. Глаза открывать не хотелось, но положение, словно меня спеленали так, что ни рукой, ни ногой не пошевелишь, стало раздражать. Попыталась повернуться на один бок. Ан, нет! Не другой. Там то же! Сердито засопев, распахнула глаза.
   - Это ещё что такое?! - гаркнула на притулившихся ко мне с обоих сторон красавчиков.
   Они подскочили, переполошившись, заозирались, наткнулись на моё пыхтящее от негодования личико, облегчённо выдохнули. Улыбаются?! Вот наглость! Я их знаю второй день, а они уже и под бочок подкатывают.
   - Давайте договоримся сразу, - хриплым ото сна голосом начала я, - сильно на меня не давить... и руки без дела не распускать. Для меня вы совершенно незнакомые существа. Я не привыкла к такому...
   Махнула рукой, намекая на общий 'отдых'.
   - Если невтерпёж... найдите себе 'развлечение' по 'интересам', - продолжила 'учительским' тоном.
   Вздыхают и продолжают улыбаться. Потом один всё же выдал... хотя, лучше бы уж молчал.
   - Нам других не надо. Для 'развлечений' по всем нашим 'интересам' подходишь только ты. Да и не получилось бы у нас с другими. Рикон, нашедший пару, верен риконне всю жизнь.
   Это, конечно, хорошо, даже замечательно, но как принять вот так сразу в своё сердце постороннего мужчину? Ну, и как-то не вериться, что оба 'близнеца' воспылали ко мне чувствами. Ну, не бывает такого! Да и что они могли во мне найти?! Ну, да, я теперь самочка их вида и всё такое, может и должна чувствовать как они, но... в душе я обыкновенный ничем не примечательный человек, а эти два господина смотрят на меня, как на чудо вселенной, словно я супер раскрасавица.
   - Шион, Лион, давайте пока ограничимся обычным общением, узнаем друг друга лучше, - попросила я, мужчины кивали головой, хоть иногда и кривились от некоторых фраз, а на следующей вообще недовольно запыхтели, - и спать будем раздельно.
   Ну, вот вижу же, что давно взрослые, а ведут себя, как глупые парни. Хотя со мной им пришлось согласиться. Правда, пришлось пообещать, что большую часть дня я провожу в их обществе.
   На следующий день мы должны были отправиться в этот их питомник. Честно говоря, меня немного потряхивало, ведь как следует 'близнецы' об этом месте мне ничего не рассказали, твердили только, что бояться нечего и мне всё понравиться.
   А ещё было неудобно являться в новое место оборванкой, ведь то, что на мне надето в данный момент, всё с чужого плеча, отданное кем-то из магичек Академии, где преподавали 'мои' мужчины. Просить их что-то новое купить, честно говоря, было стыдно и неудобно, итак вишу на их шеях мёртвым грузом. А капризничать не приучена. Вот и жду, когда до 'близнецов' дойдёт, почему я то и дело смущаюсь.
   Вот только указал им на это объявившийся вскоре после нашего пробуждения отец моих мужчин. Отозвал их в сторонку, искоса поглядывая в мою сторону, и что-то стал втолковывать. "Близнецы' сначала побледнели, потом порозовели, то и дело виновато бросая на меня взгляды. Потом умчались куда-то, оставив на своего отца.
   Едва дверь за ними закрылась, мужчина со вздохом сказал:
   - Ты извини сына, Кати, от радости, что встретил свою пару, мозг совершенно отключился, - потом аффин Лионнин, как он мне представился, устало присел. - Тяжело Шейлону, его разделение слишком глубокое, ведь мы с женой отчаялись, боясь, что пару он так и не встретит, и его душу окончательно разорвёт на две половины... После этого риконы долго не живут... Понятно, что за столько лет одна половина стала плохо воспринимать половину другую. Ты ещё не видела, какую при этом и Шион, и Лион испытывают боль, ведь не просто это, разорвать свою душу... Помоги ему стать цельным, сделай счастливым, девочка. Мы не можем потерять нашего первенца...
   Слова рикона заставили о многом задуматься.
   Но вернулись Шион и Лион, держа в руках множество свёртков и стали, отчаянно улыбаясь, заглядывать мне в глаза, видимо, ожидая какой-то реакции.
   - Вот, - смущённо сказал один из них, - примерь, всё должно подойти.
   Покупки были тут же свалены на постель, а сами 'близнецы' выжидательно на меня уставились. И вот чего, интересно, ждут?!
   Их отец хмыкнул, извиняюще мне улыбнулся и, подхватив под руки обоих красавчиков, вывел их за дверь. вначале хотела заняться примеркой прямо в комнате, но потом, засомневавшись, ушла в ванную комнату. А то кто этих ненормальных знает?!
   Каждая вещь не просто подошла и понравилась, всё было словно по моей мерке сшито. Ткани мягкие, приятные на ощупь, цвета радуют глаз. Конечно, не привыкла я ходить в одежде подобного пошива, но смотрелось на мне всё просто отлично. Так посчитала не только я, нужно было видеть глаза вернувшихся мужчин. Аффин Лионнин смотрел одобрительно, а вот обе половины его отпрыска... Их глаза, казалось, горели не только восхищением. Подумалось даже, что не будь здесь старшего рикона, простым разглядыванием дело бы не кончилось.
   - Ну, вижу, все довольны и готовы отправляться домой?! - сказал старший мужчина.
   - Ммм, пожалуй, мы сразу в питомник, а то кто его знает... - протянул... Шион?
   - Я, конечно, понимаю ваши чувства и опасения, но дайте матери хоть мельком увидеть вашу пару, - рассмеялся аффин Лионнин. - Обидите ведь. Сами знаете, что этого лучше не делать. Погостите у нас денёк и уйдёте порталом. Обещаю, к дому ни один из свободных риконов и близко не подойдёт.
   Шион и Лион хмурились, а мне такое их поведение абсолютно не нравилось. Поэтому быстро подошла к их отцу, взяла его под руку и, наступив на горло обычной своей стеснительности сказала:
   - Пойдёмте. Я очень хочу познакомиться с вашей женой. А тех, кого это не устраивает, пусть... идут... в питомник...
   Рикон расхохотался и, открыв арку портала, потянул меня за собой. Из рассказа аффи Лиффани я знала, что такие точечные порталы могли открыть лишь сильнейшие маги, да и то лишь в те места, где находились самые большие источники магии. Из этого сделала вывод: там, где живут риконы - этой магии завались.
   Подтверждение этому получила, когда шагнула в край цветущей долины. Невдалеке виднелись горные пики, подпирающие своими вершинами небеса, а в долине то здесь, то там пестрели крыши домов. Лучше сказать маленькие замки, хотя, кто знает, так ли это, ведь стояли мы на вершине огромного холма. Едва вдохнув свежий, наполненный ароматами цветущих трав воздух, я почувствовала, как в меня словно вливается могучая сила, окончательно изгоняя из тела дух болезни. Я дышала и не могла надышаться, улыбаясь от счастья.
   - С тобой всё в порядке, девочка? - обеспокоенно спросил рикон.
   - Спасибо, - пискнула я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы, - спасибо, что привели меня сюда...
   Мужчина улыбнулся и открыл новый портал, в результате чего мы оказались в светлой гостиной. Не успев осмотреться, я была крепко обнята влетевшей в комнату молодой женщиной, по виду моей ровесницей. Недоумённо взглянув через плечо на приведшего меня в этот дом рикона, хотела поинтересоваться, что происходит, но в эту минуту в комнате оказались ещё два персонажа.
   - Мам, такими темпами ты оставишь на Кати синяки.
   Женщина ослабила хватку, чмокнула меня в щёчку, шепнув при этом тихое 'спасибо!', и бросилась обнимать 'гостей'.
   - Шион, Лион, я так за вас рада! Ну, что же мы стоим?! У меня уже и стол накрыт, скоро остальные подтянуться...
   - Отец, - тут же нахмурился один из 'близнецов', - ты обещал...
   - Я помню, - хмыкнул старший рикон. - Будут только твои братья со своими парами и сестра с мужем.
   - И Имирр?
   - Имир сейчас на задании, поэтому можешь не беспокоиться. К тому же, как мне успели доложить, там он кое-кого встретил, так что можешь не опасаться своего младшего братика, - ответила за мужа аффи Эммия.
   Женщина подхватила меня под руку и потянула за собой. В большой столовой за массивным столом восседало трое харизматичных мужчин и три молодые женщины, двое из которых были в разной степени беременности. Увидев меня, все подскочили, и началось знакомство под внимательными взглядами Шиона и Лиона, ставшими от меня по обе стороны.
   Тёплый приём успокоил нервы, и вскоре я весело переговаривалась с женской составляющей дома, мужчины же обсуждали только им ведомые и интересные новости. Потом было застолье. Я умудрилась перепробовать всё, что было подано к столу, правда, жутко смущаясь своего обжорства. Зато женщины, как одна, смотрели на сие одобрительно, успев шепнуть, что Шейлону крупно повезло.
   Вот уж не знаю, чем мои аппетиты пригодятся ему, но, не зная местных реалий, благоразумно промолчала.
   - Жаль, Кати, что вы так скоро отправляетесь в питомник, - сказала аффи Эммия. - Мне так не хватает общения. Девочек вон то же завтра заберут...
   - Мам, ну, что ты?! Мы итак у вас каждую неделю бываем. К тому же ты и сама нас всегда можешь навестить. Разве далеко живём?! А ещё я подозреваю, что и в питомник ты уже себе вещи в дорогу собрала, а?
   По выражению лица старшей женщины все догадались, что так оно и есть. А потому дружно рассмеялись.
   Как же с ними легко, подумалось мне, на душе теплеет. Вот она - настоящая семья.
   Почти к самому окончанию застолья кто-то постучал в дверь. Шион и Лион напряглись, остальные над ними посмеялись, а хозяин дома вышел. 'Близнецы' сидели как на иголках, пока их отец не вернулся, довольно сияя улыбкой.
   - Имир возвращается, с границы сообщили.
   - Эммм... мы тогда в питомник, - заявил, кажется, Шион.
   - Что и брата увидеть не хотите? - буркнула недовольно его мать.
   - Мам, ну, ты же понимаешь...
   - А может у своей пары спросите, желает ли она вот так срываться, не отдохнув как следует, в дорогу?
   Шион и Лион переглянулись, чуть ли не вытащили меня из-за стола и потянули куда-то на второй этаж дома. вскоре мы оказались в большой уютной комнате, как-то сразу я догадалась, что это 'берлога' моих 'близнецов'. Усадив меня на широкую постель, они долго переглядываясь, словно решая, что можно мне говорить, а что пока подождёт. Я же решила, что молчать не хочу, и пора бы моё мнение тоже учитывать.
   - Я хочу остаться... Хотя бы сегодня.
   Лион помялся, вздохнул и открыл было рот, но его опередил Шион.
   - Кати, не думай, что мы к тебе не прислушиваемся. Просто, пока наша связь не завершена, наш внутренний зверь опасается, что его пару отберут, поэтому любым способом старается оградить самочку от любого свободного... впрочем, и не только свободного самца.
   - Но мне ведь больше никто не нужен, - выдала. сама от себя не ожидая, тут же смутившись. - Вас итак двое, а я... не могу так...
   - Кати, нас не двое, мы же одно существо, просто временно разделённое, - постарался успокоить Лион.
   - Но воспринимаю то я вас как двоих.
   - Это плохо, - грустно вздохнул Шион.
   - Ммм, почему? - полюбопытствовала я.
   - Значит, наше разделение зашло слишком далеко и соединиться будет очень непросто.
   - А разве не легче стать отдельными личностями, устроить свою жизнь, как сами пожелаете?
   - Кати, ты плохо понимаешь сущность риконов, - снова вздохнул Шион. - Разорвав друг с другом связь, мы погибаем. Но если мы тебе противны...
   - ... мы не будем настаивать на том, чтобы связать твою жизнь с нашей, - закончил Лион.
   - И всю жизнь корить себя за вашу смерть?! Нет уж увольте! - рассердилась я, а потом решила признаться. - Вы мне не противны, наоборот... Просто, всё происходит слишком быстро... скажите, а что нужно, чтобы связь между вами начала крепнуть?
   - Ну, во-первых, чтобы ты всегда находилась рядом.
   - Во-вторых, мы должны как можно чаще касаться тебя...
   - Поцелуи, объятья...
   - И всё остальное...
  - Проще говоря, мне надо с вами переспать? - не выдержала я.
  - Как то это прозвучало...
  - Но по сути то это так? - продолжала настаивать я.
  - По сути... мы должны заняться любовью? Да.
   Да уж, перспектива! Они, конечно, красивые и всё такое, но прыгать в койку с практически незнакомцами, да ещё с двумя, как-то не тянет. Это что же получается?! Я - этакая таблетка, лекарство от их недуга! Выпил и живи припеваючи! А что же при этом буду чувствовать я? М-да, ситуация неоднозначная... Да, что там?! Кошмарная! Остаётся только запастись терпением и постепенно привыкать к новой жизни, к жизни с этим конкретным риконом.
   Тут я вспомнила, что 'близнецы' обещали попросить своего отца показать мне, что же собой представляет настоящий рикон, к тому же интересовало, как выглядит и рикон разделённый, а посему перевела наш непростой разговор на новую тему.
   Шион и Лион, видимо, тоже тягостно переживающие моё отношение к нашему общению, радостно ухватились за предложенную идею. Шион, кажется, помчался за отцом, а Лион стал развлекать историями из своего весёлого детства.
   Вернувшийся вскоре Шион сообщил, что демонстрация внутренних зверей пройдёт завтра, перед самой отправкой в питомник. На сём все разговоры стихли, и мне предоставили возможность спокойно приготовиться ко сну, удалившись побеседовать с мужской частью большой семьи.
   Не знаю, усталость ли или постоянные переживания открывавшихся жизненных 'перспектив' совершенно меня умаяли, а потому я практически тут же заснула. И было совершенно всё равно, что вскоре с двух боков ко мне подкатились два горячих тела.
   Да я даже утром скандал по этому поводу учинять не стала, хотя, похоже, чего-то подобного 'близнецы' ожидали. Всё одно ведь нам придётся друг к другу притираться, тем более ничего лишнего Шион и Лион себе не позволяли. Ну. Или я во сне ничего подобного не чувствовала.
   Завтрак, как и ожидалось, был вновь в тёплой семейной обстановке, правда, мои красавцы постоянно дёргались. Я помнила, что они опасались появления младшего брата, а из рассказа хозяйки дома стало понятно, что её младшенький вернулся вчера ночью и до сих пор блаженно посапывает.
   Когда нетерпение и постоянно бросаемые взгляды 'близнецов' на дверь стали меня раздражать, впрочем, как и большинство сидящих за столом, аффин Лионнин дал отмашку на то, что пора отправляться. Шион и Лион, радостно заулыбавшись, подскочили и чуть ли не под ручки повели меня на выход.
   Было ещё слишком рано, видимо, поэтому вокруг не было ни души. Первым порталом мы отправились на тот самый пригорок, с которого я впервые увидела долину, как я поняла, именно здесь мне покажут то, что я и просила.
   Сначала передо мной покрасовались два шейкона. Красивые!!! Дух захватывает! Действительно, словно мифические грифоны, с широко распахнутыми цвета бронзы крыльями существа, покорившие меня с первой минуты! Ммм, как было приятно их потискать, рассмотреть в подробностях всё-всё под одобрительный клёкот шейконов...
   Аффин Лионнин предложил на них прокатиться и полетать, но... стало как-то страшно, и я отказалась, впрочем, сказав, что ещё успеется.
   Когда 'близнецы' вернули себе человеческий вид, пришло время полюбоваться на рикса их отца.
   Ну, что сказать?! Все видели на картинках в интернете или в фэнтезийных фильмах столь же мифических, что и грфоны, драконов? Вот, практически, один в один с драконом рикс и есть, правда, более крупный, грозный и невозможно красивый!
   Вот только потрогать этого зверя совершенно не хотелось, словно внутри запрет стоял на подобное. Мужчины, заметив, что я не стремлюсь повторить опыт с тисканьем, горделиво приосанились. меня же вновь заинтересовал вопрос, сумею ли и я оборачиваться хоть во что-то подобное, раз уж я риконна. Этот вопрос задала аффину Лионнину, когда он обернулся.
   - А почему не задашь этот вопрос вот этим красавцам? - весело поинтересовался мужчина, на что я только махнула рукой.
   Ведь могли давно мне всё, как следует, рассказать, а то всё темнят и выдают информацию по мизерной толике. Шион и Лион недовольно запыхтели, показалось даже, что немного обиделись, что ими пренебрегли. Зато я сразу получила вразумительный ответ.
   - Наши самочки, - сказал аффин Лионнин, - также имеют вторую животную половину. А так как они не делятся, как самцы на две половины, их животная форма - это рикс. Конечно, более мелкого размера, но зато более привлекательные.
   - И голова с такими же красивыми роговыми пластинами? - продолжала любопытствовать я. - И крылья?
   - Рога?! Да. И крылья тоже, только по настоящему летать самочки могут, лишь когда становятся совершеннолетними это происходит через пять десятилетий после рождения. Рикс-самец взлетает после первого же оборота, но для этого, как ты поняла, самец должен пройти единение со своей парой.
   - Это что же я смогу летать, только когда превращусь в престарелую даму?
   - Почему это? - нахмурился мужчина.
   Шион и Лион быстрее отца догадались, почему прозвучал именно такой вопрос.
   - Кати, не забывай, ты теперь риконна, а мы живём на много дольше других рас, - поспешил успокоить Шион.
   - Твоё тело несколько изменится, - добавил Лион. - Хотя нам итак всё нравится...
   Лион не договорил, застыв вдруг, как и Шион, напряжённо вглядываясь вниз в долину. Через пару ударов сердца я почувствовала беспокойство 'близнецов'.
   - Отец, нам пора, - быстро бросил Шион. - Кажется, наш братик проснулся и жаждет познакомиться с нашей парой.
   - Да ещё и дружка своего с собой тащить собирается, - недовольно буркнул Лион.
   - Ладно, держите кристалл портала, - хмыкнул аффин Лионнин. - А я займусь 'воспитанием' младшенького, пусть хоть иногда головой думает.
   Я понимала, что сейчас, вот сию секунду, мы окажемся в том самом, пугающем меня питомнике. Задумавшись, совсем не обратила внимания, что обе мои ладошки были 'пленены', и спустя пару ударов сердца, перед глазами расстилалась совсем другая панорама, не менее прекрасная и захватывающая. Мы стояли снова на холме, даже показалось, что смотрим на ту же долину, но с совершенно другого места. 'Близецы' подтвердили догадку.
   Предположение же, что дальше снова будет портал, не оправдалось. Оказалось, что до питомника дальше нужно двигаться своим ходом, так как рядом с этим местом ни один портал не срабатывал.
   Правда, дорога заняла минут пятнадцать, не больше, но зато в гору, поэтому, когда мужчины вдруг остановились, я тяжело дышала, а сердце отчаянно колотилось.
   - Пришли, - заявил Шион.
   Я недоумённо огляделась. Кругом всё тот же пейзаж, ни построек, ни одного намёка, что здесь есть хоть кто-то кроме нас. Вопросительно взглянула на хитро улыбающихся мужчин. Шион поднял руку и протянул её вперёд, и тут же перед глазами колыхнулась будто разноцветная плёнка. Любопытство подстегнуло, и я повторила движение Шиона. Показалось, что рука коснулась гладкого шёлка, от которого шло приятное тепло.
   - Что это? - спросила завороженно.
   - Первая граница питомника, - улыбаясь, ответил Лион.
   - Первая? - переспросила я.
   - Да, будет ещё несколько, но мы не все из них будем проходить. Первая связывает питомники всех родов, а дальше лишь границы безопасности и границы каждого рода.
   - Первую границу могут пройти лишь те, кто нашли свою пару, либо их близкие родственники, но уже также имеющие пару, - продолжил пояснять Шион. - Одиночек граница не пропустит. А следующие преграды не дадут двигаться дальше тем, у кого дурные намерения.
   - Родовые пропустят лишь тех, кто принадлежит тому или иному роду. В нашем питомнике сейчас только две пары, мы будем третьей.
   - А что там? Ну, кроме того, что мы будем там жить? - спросила я.
   - Увидишь. - тихонько рассмеялся Лион. - Но тебе понравиться.
   Вот опять недосказанность! И это нервирует!
   Тем временем я снова была подхвачена за руки, и 'близнецы', почему-то нервно оглянувшись и что-то зло процедив сквозь зубы, быстро потянули меня вперёд, даже не позволив оглянуться.
   Хм, небось, опять из-за братика психуют. Мысленно рассмеялась, мужчины, видимо, что-то такое почувствовав, недовольно запыхтели.
   И тут все посторонние мысли вылетели из головы, так как барьер границы был преодолён, а за ним... за ним открывалась совершенно другая панорама. Широкой дугой впереди вставала лесная полоса, позади которой виднелся огромный разноцветный купол, чем-то похожий на растянувшуюся радугу, ну, словно бы её по этому куполу размазали. А ещё мне показалось, что вниз от купола расходились лучи. Но когда мы прошли лес, а я при этом любопытно крутила голову, и оказались перед очередной границей, стало понятно, что купол как бы разделён на сектора. Чтобы добраться в свой сектор, нам пришлось одолеть более десятка разноцветных границ. Как пояснили 'близнецы', это участки других родов. И что интересно, несмотря на то, что сам цветной купол был как бы прозрачен, мы не могли рассмотреть, что и как происходит внутри секторов.
   Что же такого можно так скрывать?! Признаться честно, мой мандраж усилился.
   А потом, не знаю как, но поняла, что перед нами НАШ участок. За всеми необычностями, я как-то и не заметила, что прошло много времени, и вот только здесь почувствовала, как гудят от усталости ноги. М-да, давно я так много не передвигалась, тем более по полу дикой местности.
   Небольшой рывок, движение, словно через вязкий кисель, и мы на месте. Удивительно, но мне показалось, что здесь ещё красивее, а как пах воздух!
   'Близнецы остановились, дав возможность, насладиться чудесными видами. Моё предположение, что наш сектор не отличается большими размерами, было ошибочным. Перед глазами расстилалось огромное пространство с пролесками и полями, даже имелась небольшая речушка, невдалеке виднелись постройки, и блестела гладь то ли пруда, то ли небольшого озерца.
   Но всего этого великолепия ещё надо было дойти. Мужчины легко прочитав моё настроение, переглянулись, и вскоре один из них обернулся, представ прекрасным мифическим созданием, на которое я была усажена.
   - Крепче держись, - предупредил Шион.
   Я испугалась, свалюсь ведь! Но шейкон подо мной двигался плавно и осторожно, хоть и довольно быстро. Услышав позади клёкот, поняла, что и Шион принял вторую форму.
   Вот так мы через полчаса оказались перед огромным домом. Навстречу нам вышли две женщины и два мужчины, честно говоря, их возраст сразу не определила. Радостно улыбаясь, они обняли сначала, вернувшего человеческий вид, Шиона, а затем и нас с Лионом.
   - Вижу, наконец, и старший внучок пару нашёл, - защебетала одна из женщин.
   - Бабуль, как видишь, твой внук не безнадёжен, - рассмеялся Лион.
   Это его бабушка?! Вот уж действительно, день удивительных неожиданностей продолжается!
   Но и это было не всё. Оказалось, остальные тоже предки рикона.
   Аффи Сиррин и аффи Рианн, как они мне представились, повели меня отдыхать, заявив мужчинам, что паре их внука надо сначала отдохнуть, а уж потом знакомиться с домом.
   Умывшись и переодевшись, почувствовала себя заново рождённой, а потому сама попросила женщин всё же показать дом сразу, следующего дня ждать не хотелось.
   Дом, действительно, оказался большим и уютным. А уж тёплые ковры вокруг порадовали особо. По словам аффи Сиррин, подобная красота будет ждать меня в нашем с Шейлоном доме. Тут уж любопытство потребовало поинтересоваться, где же этот самый дом находится. Оказалось, совсем не там, где я предполагала (я то думала в долине с родителями 'близнецов'), а где-то в горах. Мол, внук давно присмотрел уютное местечко, таская туда всё, что, по его мнению, может понравиться будущей жене.
   Потом я спросила, почему то, где я сейчас нахожусь, называется питомником. Женщины рассмеялись, переглянулись и потянули меня из дома на улицу. Мы зашли за дом и направились к ещё одному зданию, широкому и массивному. Уже подходя к нему, почувствовала, какое-то тепло, что ли, исходящее волнами. А внутри... внутри было несколько десятков просто потрясающе красивых существ, чем-то напоминающих земных кошек, с той лишь разницей, что хвостов у 'кисок' было по три, а ещё имелись маленькие крылышки.
   - Вот это и есть - питомник, - весело сказала аффи Рианн. - Сурги - магические существа. И здесь они растут и развиваются, те купола, что ты видела, создано этими малышами. Мы помогаем им вырасти, кормим, ухаживаем, за это получаем право безопасно вырастить наших самочек.
   В это время несколько взрослых особей радостно ринулись к женщинам, защебетав что-то, словно птицы. Я вдруг почувствовала, что кто-то трётся о мои ноги, посмотрела вниз. Удивительного окраса сурги пристально смотрела на меня, спустя минуту она куда-то шмыгнула. Я присела на удобную скамеечку, чтобы понаблюдать за другими сургами, и тут, вот удивительно, передо мной снова оказалась та сама сурга, что-то аккуратно положив на мои колени.
   Опустив глаза, я смотрела на маленький копошащийся фиолетовый комочек, тихонько попискивающий. Взяла малыша в ладони и поднесла к лицу, глазки котёнка распахнулись и с восторгом воззрились на меня, вызвав умильную улыбку.
   - Ммм, Хакаша тебя в няни выбрала, - довольно сказала аффи Рианн. - Добрый знак.
   - В няни? - опешила я.
   - Ты теперь для малышки как вторая мама, - пояснила женщина. - Видишь ли, Кати, в семье каждого рикона есть вот такой магический хранитель. Об этом кроме самих риконов не знает никто. Сурги берегут семейный очаг риконов, охраняют своей магией, но обрести хранителя можно лишь в питомнике. И сделать это не просто. Мать малыша сама выбирает, кому отдать своего котёнка, долго присматривается, выбирает. Так что, можно сказать, тебе повезло. Вообще-то, Хакаша очень придирчивая мамаша, но, видимо, что-то в тебе привлекло её, вот и результат.
   - И что мне сейчас делать? - спросила я, видя, что мамаша-сурга смотрит на меня с каким-то ожиданием.
   - Дать малышке имя.
   Глянула ещё раз на фиолетовый комочек, и губы тут же растянулись в улыбке.
   - Филя, - вырвалось невольно.
   И пусть девочка, но именно так хотелось называть это милое существо.
   - Филиа? - переспросила аффи Рианн. - Необычно и красиво.
   Исправлять добрую женщину не стала, я то звать малышку всё равно буду по-своему.
   Быть может, мы ещё долго просидели бы в питомнике, если бы в помещение не ворвался один из недовольных 'близнецов'. Укоризненно посмотрев на свою бабушку, он буквально подхватил меня на руки и потащил на выход. Хорошо, что перед этим я вернула Хакаше её котёнка.
   Я хотела тут же возмутиться поведением Шиона, но, оказавшись на улице, увидела несущегося к нам второго 'близнеца'.
   - Бабуль, ты нарочно? - недовольно спросил аффи Рианн Лион. - Мы чуть с ума не сошли. Поднялись наверх, а Кати нет...
   - Словно с ней в питомнике что-то может случиться?! - рассмеялась женщина.
   - А у меня теперь есть малыш-сург, - похвасталась я.
   'Близнецы' переглянулись, сразу как-то расслабились и довольно заулыбались. Подозрительно как-то. Я тут же вопросительно посмотрела на аффи Рианн, она лишь заговорщически мне подмигнула, дав понять, что всё потом объяснит.
   Шион занёс меня в дом, фактически прямо к накрытому столу, а затем севшие с двух сторон 'близнецы' коршуном следили, чтобы я, как следует, поела, а за нами с умилением наблюдали их старшие родственники.
   Осоловев от вкусной пищи и начав клевать носом, я стала буквально мечтать оказаться в мягкой постели. Шион, заметив очередной зевок, собрался было снова подхватить меня на руки, тут уж пришлось воспротивиться. Ну, не ребёнок уже давно, тётка взрослая, чтобы на чужих ручках кататься. А потому направилась в отведённую комнату своим ходом, успев увидеть обиженное выражение на лице Шиона.
   В комнате на постели уже лежало нечто подобное ночной рубашке, а потому, быстренько раздевшись, стала примеряться, куда же мне лучше лечь, в серёдку или с краю. Вот не понимаю, на что мне одной такая огромная постель?!
   Я уже занесла колено на мягкий матрас, когда открывшаяся позади дверь заставила оглянуться. И тут же недовольно спросить:
   - А вы зачем тут?
   'Близнецы' переглянулись, словно глупей вопроса не слышали.
   - Мы, вообще-то, тоже хотим отдохнуть.
   Поскорее нырнув под одеяло, под насмешливыми взглядами мужчин, сердито насупила брови.
   - Отдыхайте на здоровье, думаю, места в доме много.
   - Кати, спать мы будем вместе, - твёрдо заявил Лион. - Как иначе ты к нам привыкнешь?
   - Вот интересно?! Я как-то думала, что люди привыкают друг другу через общение, а тут выходит через постель?!
   - Кати, мы не люди...
   - Слушайте, я знаю вас несколько дней. Мне сложно понять этот мир, то, что со мной произошло... Я, конечно, взрослый человек...
   - Ты - риконна.
   - Да какая разница?! Ну, не нормально для меня вот так прыгать в койку с незнакомыми мужиками!
   Шион присел на краешек постели, попытался взять меня за руку, но я не дала.
   - Кати, ты должно понять... - начал он, замолчал, вздохнул. - Хорошо. Мы постараемся дать тебе время постепенно узнавать нас. Мы не будем претендовать на общую постель, хотя и собирались рядом с тобой просто спать, не претендуя на... близость... Но, тем не менее, ночевать будем в этой же комнате.
   - Нам это необходимо, - продолжил Лион. - Быть рядом с тобой, знать, что ты никуда не исчезнешь.
   И такая тоска была в их голосах, что сердце невольно кольнуло болью, за них, столь сильных в своей слабости ко мне, своей паре.
   - Никуда я не исчезну. И, вообще, - рассмеялась я, желая разрядить обстановку, - где вы видели такую ненормальную, что сможет отказаться от такого потрясающего мужчины как вы?!
   - Ты, правда, так считаешь?
   - Знаете, мне пока сложно понять ваши отношения в паре, но как можно не оценить ту заботу, нежность, желание оберегать, что вы с первой минуты мне дарите... И я пока боюсь, не оправдать ваших ожиданий. Я ведь обычная...
   - Кати! Кати, ты риконна, а значит, не можешь быть обычной. К тому же, если бы ты просто оставалась человеком, ничего бы не изменилось... - остановил меня Лион.
   - Риконы реагируют только на ту, что идеальна для самца во всём. Но даже не это важно. Когда мы нашли тебя в той каморке... Ты в своём беспамятстве посмотрела на нас, исхудавшая, такая бледная и беспомощная... И мы не знали тогда, кем ты для нас станешь. А сердце впервые в нашей жизни запело...
   - Да уж, представляю, какое я представляла зрелище... И ведь красивее не стану.
   - Кати, ты просто не видишь себя нашими глазами, - сказал Лион. - Встречали мы много красивых женщин разных рас.
   - Но именно ты - лучшее, что послали в этот мир боги, - закончил его мысль Шион.
   Вот скажите, могла бы хоть одна женщина остаться равнодушной к таким речам? Вот и я не исключение. Сижу, улыбаюсь, как ненормальная, пока мужчины организовывают себе спальное место. Потом делаю вид, что давно и крепко сплю, а сама украдкой подглядываю за 'близнецами'. Вот ведь, распекала их за желание поскорее сблизиться, мысленно злилась на их явное желание прыгнуть ко мне в постель. А сама чуть не облизываюсь, из-под ресниц наблюдая, как 'близнецы' раздеваются.
   Ну, разве можно быть настолько бесподобными?! Искушение в чистом виде!
   Если я каждый вечер буду наблюдать подобное, сама начну приставать, совершенно забыв, что мне то их привлечь не чем.
   Как и когда заснула, не помню совершенно, знаю только, было отчего-то спокойно и, хм, слишком жарко...
   Утром списала всё на слишком неуёмное воображение, заставив себя не раздувать из мухи слона, заметив во время умывания некоторые покраснения на шее, более всего похожие на места засосов.
   Вот ведь тихушники! Это они спать будут отдельно?! Ну, да, утром оба обнаружились на спальниках справа от постели, имея сонный и невинный вид. Ладно, на первый раз сделаем вид, что поверила.
   После завтрака собралась проведать Филю, но у 'близнецов' были другие планы. Поэтому, получив в руки корзину с едой, меня усадили на обернувшегося шейконом Шиона. Лион шёл рядом, то ли указывая путь, то ли, просто желая пообщаться. Мне было интересно слушать его рассказы о жизни в Академии, о проделках студентов, семейные байки.
   Вот так как-то незаметно мы оказались у небольшого леска, углубившись в него, прошли ещё где-то минут с пять, пока не вышли на маленькую полянку с неглубоким прудом посередине. Я тут же была снята со своей 'лошадки' и усажена на разосланный плед.
   Пока рядом суетился Лион, накрывая импровизированный пикник, Шион зачем-то направился к пруду, под моим любопытствующим взором.
   - Это лесной источник, - проследив за тем, куда я смотрю, сказал Лион. - Он, конечно, слабенький по сравнению с тем, что у нас дома, но вполне подойдёт.
   - Для чего?
   - Это лечебный источник, Кати. И тебе нужно в нём окунуться.
   - Так я вроде выздоровела.
   - Кати, возможно, вскоре ты начнёшь меняться, принимая сущность рикса, и это может стать для тебя болезненным. А источник может снимать боль, накапливая в твоём теле лечебную магию. Мы подумали, что лучше начать делать это сразу, не дожидаясь, когда тебе станет больно.
   - Понятно.
   Вернувшийся Шион потянул меня к пруду.
   - Вода в меру тёплая, так что забирайся поскорее, - сказал мужчина и отправился назад к Лиону, дав возможность спокойно раздеться.
   - Снять нужно всё, - донеслось из-за плеча.
   Оборачиваться не стала, быстренько, борясь со смущением, ведь наверняка подглядывают, скинула одежду и вошла в воду.
   Эх, зря я назвала это место прудом. Обычно пруды заросшие, а здесь ни ряски, ни тины, чистая прозрачная вода, и, да, действительно тёплая. Погрузившись по плечи, за счёт того, что встала на колени, блаженно прикрыла глаза, почувствовав, как расслабляются мышцы. Решила окунуться с головой. А когда подняла голову из-под воды, обнаружила, что уже не одна. Шион и Лион расположились по обе стороны от меня, ни сколько не смущаясь своей наготы, зато с интересом посматривали на пунцовую меня.
   - И как это называется?! - спросила недовольно.
   - Ну, нам тоже нужно подлечиться, - весело хмыкнул Лион.
   - А одним сюда сходить не дано?
   - А одним не интересно, - со столь же довольной улыбочкой ответил Шион. - И потом, так тебе будет легче привыкнуть к нашему обнажённому телу. При желании можешь его изучить.
   - Ага, как-нибудь на досуге, - хмыкнула теперь уже я. - Вы же обещали не приставать?!
   - А мы разве пристаём?! - притворно удивился Лион. - Просто сидим, руками не трогаем...
   - И смотрите!
   - Ну, это да, - вздохнул Шион. - Хоть посмотрим.
   Я не выдержала и рассмеялась.
   Через минуту хохотали втроём. Правда, когда водные процедуры окончились, 'близнецов' я всё же выгнала из воды, и, когда они занялись едой, тогда только смогла спокойно выйти и одеться. Успев проголодаться, на еду накинулась далеко не цивилизованно. Что ж, пусть видят, я не аристократка.
   Взглянула на мужчин. Хм, похоже, и они дали сегодня волю своей животной половине, уплетая еду за обе щёки.
   Подобные вылазки к источнику стали ежедневными. Мы много смеялись, беседовали на разные темы, и 'близнецы' не делали и попытки распускать руки. Их стратегия приручать к себе постепенно срабатывала. С ними было легко, и если Шиона или Лиона долго не было поблизости, я начинала скучать.
   Половину своего времени проводила в питомнике с Филей. Вёрткий котёнок сначала путешествовал на моём плече, крепко держась цепкими коготками за одежду, потом, когда чуть подрос, стал бегать хвостиком, уже взбираясь на плечо с разбега сам. Смешно, но 'близнецы' дико ревновали меня к Филе. Ну, как же, котёнку я позволяла даже иногда спать с собой, а они всё 'наслаждались' спальниками! А то не знаю, что на свои спальники они ложатся лишь под утро!
   А ещё я заметила, что посещения источника стали менять меня, незаметно, по капле. Сначала улучшилось состояние волос и ногтей, стала более упругой кожа... В итоге через практически месячное пребывание на территории питомника я обзавелась длинной косой, плетение которой доверила Шиону с Лионом, после их многочисленных просьб, ммм, фигура стала более походить на то, что я имела лет этак в восемнадцать, хотя полной я не была никогда, и что самое странное, мне начало казаться, что от природы небольшие глаза становятся больше и выразительнее.
   Сим фактом я поинтересовалась у бабушек.
   - Магия и источник меняют тебя, а ещё сущность рикса. Самочка внутри тебя растёт, она хочет быть привлекательной для своего самца, поэтому тоже тебя меняет. Но не бойся, это не будет столь кардинально. К тому же, Шейлону ты нравишься именно такой, какой мы увидели тебя в первый раз.
   Потом оказалось, что перемены коснулись и 'близнецов'. Как я это заметила? Если и раньше замечала, как они вели разговор, один говорил, второй тут же подхватывал, то теперь пока не выскажет мысль один, второй молчит. Если раньше какое-то время Шион и Лион могли хоть какое-то время находиться вдали друг от друга, то сейчас их нельзя было увидеть раздельно.
   Мне было дико наблюдать, как всему этому радуются не только сами 'близнецы', но и их предки. И пусть до этого я замечала, как моим мужчинам не хватает некоторых черт другого, Шиону - нежности и спокойствия Лиона, а Лиону - страстности и живости Шиона, но представить, что один из них исчезнет, было не просто странно, а может даже обидно за одного из них.
   Заметив, как часто задумчиво смотрю на них, 'близнецы' как-то снова вызвали меня на разговор. На мои умозаключения похмыкали, поулыбались и, как маленькой, снова всё 'разжевали'.
   - Кати, просто, ты должна принять - мы одно существо. Не два отдельных индивида, а одна личность. Или тебе хочется, чтобы у тебя было два мужа?
   - С ума сошёл?! - сердито воззрилась на Шиона.
   - Тогда потерпи немного...
   Как оказалось, терпеть действительно оставалось немного.
   В тот день я долго нянчилась с Филей, пока не пришли 'близнецы' и не пригласили на прогулку. Я давно просила их показать мне всю территорию питомника, но мужчины всё время находили причины для отказа. Видимо, сегодня у них было хорошее настроение, раз решили удовлетворить мою просьбу.
   По питомнику я ехала то на одном шейконе, то на другом. Иногда мы останавливались у особо живописного местечка, отдыхали, болтали обо всём и ни о чём, и как-то так получилось, что оказались у границы с соседним питомником.
   И вот странно, обычно туманная граница в этот раз была абсолютно прозрачна. Мне бы не совать свой любопытный нос, куда не надо, но, увы, и сунула, и поплатилась за это. С той стороны вдруг выскочил огромный серый рикс и кинулся на мерцающую пелену границы. Я так испугалась вначале, что шлёпнулась на попу, но потом вдруг разозлилась. Ну, разве я сделала что-то плохое, чтоб так на меня кидаться?! Даже и не тронула границу, просто подошла слишком близко!
   В груди родился ответный рык, резонируя в каждой клеточке тела. И тут родилась боль. Невыносимая, выжигающая всё внутри. Меня выгнуло в беззвучном крике. Шион и Лион, в это время организовывающие нам очередной пикник, обернулись на мой полузадушенный хрип, подскочили, бросаясь ко мне. Но мне в этот момент было, ой, как несладко! Кости текли, словно жидкий огонь, мне кажется, я даже слышала, как они трещат и ломаются.
   И тут вдруг на пике нестерпимой боли, внутри всё словно взорвалось, меня не просто снова выгнуло, а буквально подкинуло вверх... И я поняла, что смотрю на обернувшихся шейконами 'близнецов' с огромной высоты. Удивлённо мотнула головой, меня повело. Почувствовала, как разъезжаются лапы. Лапы??!!
   Хотела пожаловаться своим мужчинам, но вместо слов получилось какое-то курлыканье. И вот только тут до моего разума дошло, КАКИЕ перемены со мной произошли. А как... как же я обратно?..
   Меж тем из-за границы питомника послышался пусть и приглушённый, но вполне различимый угрожающий рёв. Неуклюже повернувшись, взглянула на негодующую риксу. Как я это поняла? А кто его знает?! Вот как-то сразу пришло подобное знание. А ещё мне показалось, что я несколько крупнее той, другой самочки.
   И чего, спрашивается, она на меня так кидается?! Оу, кажется, к ней прибыло подкрепление!
   Рядом с риксой, нависая над ней, появился огромный коричневый самец и злобно на меня рыкнул. Нет, ну, я понимаю, защищает своё сокровище, но ведь не я на неё напала и угрожаю!
   Позади меня тоже что-то происходило, и это что-то меня интересовало больше, чем два неадекватных рикса.
   Снова неуклюже повернувшись, стала свидетелем чуда. Два шейкона стали наливаться нестерпеимым светом, словно бы вспыхивая всеми цветами радуги, и этот свет разрастался, а потом полыхнул так, что невольно пришлось зажмуриться. И, когда я снова раскрыла глаза, передо мной высился медного цвета рикс, такой красивый, что сердечко моей рисы было покорено раз и навсегда.
   Медный встряхнулся, победно и радостно рыкнул и тут же накрыл меня своими огромными крылами, угрожающе посмотрев в сторону соседей. Самцы пару раз рыкнули друг на друга, а затем оба ласково закурлыкали нам, своим самочкам.
   Я чувствовала, что что-то упорно сверлит мозг, словно желая проникнуть. Испугалась сначала, а потом решилась и открылась.
   - Милая! Ты слышишь? Ты слышишь меня? Не пугайся, всё хорошо. Теперь всё будет хорошо! Риина и его пары не бойся, у них период привыкания несколько затянулся, поэтому Нанна на всех и кидается. А ты у меня молодец! И знаешь, ты очень красивая!
   - Я теперь рикс? А как мне снова стать человеком? Я боюсь...
   - Всё хорошо. Вернуться во вторую форму не сложно, и мы это сделаем чуть позже. Сначала и ты и я должны привыкнуть к форме рикса. А ещё лучше, если мы отправимся к источнику. К сожалению, пешим ходом, летать тебе пока рано. Впрочем, и мне тоже.
   - Шейлон, а ты теперь един?
   - Да, родная. И это такое счастье, чувствовать, наконец, себя полноценным. Если бы ты знала, что я сейчас чувствую?! Я готов любить весь мир, всех всех! Хотя, тебя люблю всё равно больше!
   Понимая, что в Шейлоне бурлит эйфория, не стала обращать внимание на его признание, хотя, честно признаться, я хотела, чтобы это так и было.
   Дёрнув на последок хвостом перед всё ещё рычавшими соседями, медный рикс бодро ринулся в сторону источника. Я последовала за ним, смешно переваливаясь с лапы на лапу. Вот что за несправедливость, Шейлон тоже только обернулся в первый раз, а вон как лихо скачет. Я же одно недоразумение, хотя цвет моей новой шкурки очень красив - словно расплавленное золото.
   Медный всё время останавливался. Поджидая меня и подбадривая, а потом нетерпеливо уносился вперёд. Во мне тоже бурлило желание действовать, мчаться, но, увы, оставалось ползти улиткой за своим риконом. Когда мы оказались у источника. Сил совсем не осталось, и, тем не менее, в прудик я заползла первой, заняв практически всё его пространство. Медный рикс благородно уступил мне право понежится в воде первой, улегшись на берегу и довольно наблюдая за мной.
   Усталость в источнике прошла быстро, и мою вторую животную половину потянуло на озорство. Хитро взглянув на, казалось, задремавшего медного, моя девочка резко дёрнула крылом в воде, вызвав целую волну из брызг, окатившую рикса. Он смешно подскочил и недовольно уставился на меня.
   Я внутренне похрюкивала от смеха. Но не долго, медный вдруг стремительно рванул вперёд, буквально оказавшись надо мной. И пискнуть не успела, а челюсти рикса аккуратно, но крепко, сжались на моей холке. В мысли же пробрался ехидный голос самца:
   'Доигралась, красавица?!'
   Попыталась выползти из под самца, но куда там! Разве эту махину сдвинешь, ведь больше почти в два раза! И дышит как-то подозрительно... Эээ, как бы мне не испытать сию минуту, что бывает, когда самец заползает на самку!..
   Жалостливо курлыкнула. На что самец внутренне зарычал. А так как он крепко был прижат ко мне, почувствовала всем своим, на данный момент, животным существом вибрацию от этого звука, нашедшую отклик во всем теле. Это горловое рычание медного становилось то выше, то ниже, то быстрее, то протяжнее, заставляя желать чего-то большего, несмотря на испуг.
   Сладкое мучение продолжалось ещё несколько минут, и вот, когда я уже готова была сдаться, мою шкурку отпустили, и рикс выполз обратно на берег. Мои же лапы не выдержали напряжения и подогнулись, заставив целиком погрузиться под воду. От чего-то было стыдно даже смотреть в сторону медного. Правда, когда я всё же решилась сделать это, на берегу вместо рикса стоял Шейлон, вернувший себе первый облик.
   Раз он смог это сделать, значит и я смогу.
   А ведь Шейлон стал ещё красивее, наконец, соединив в себе обе половины. Глаза стали ярче, каждая чёрточка дышала жаждой жизни, притягивала к себе. Вот и спрашивается, зачем такому красавчику нужна я - обыкновенная.
   Тряхнув головой, попыталась сосредоточиться и сделать, как писалосьв некоторых фэнтезийных книгах, проще говоря, вспомнить свой человеческий облик и попытаться к нему вернуться.
   И у меня получилось!
   Радостно шагнув из воды уже на человеческих ногах, тут же поняла, что что-то не так, иначе почему Шейлон смотрит на меня таким горящим взглядом. Опустив глаза, поняла причину. В отличии от мужчины на мне не было и клочка одежды! Ойкнув, чуть ли не нырнула обратно в воду.
   - Кати, выходи, - весело позвал Шейлон.
   - Мне и здесь хорошо. А почему на тебе одежда?
   - А ты хочешь, чтобы её не было? - усмехнулся рикон. - Мне раздеться?
   - Нет, - испугано пискнула я.
   Одно дело сидеть с ним обнажёнными под толщей воды, и другое - видеть всё в подробностях. Я, конечно, не девочка, чтобы постоянно смущаться, но видеть вот так голого мужчину, пусть и желанного - выбивало из колеи.
   - Кати, вылезай же, нам пора домой. Ты устала и голодна.
   - В таком виде я лучше останусь здесь. Что подумают обо мне твои родные, если я явлюсь нагишом?! И, кстати, почему всё же на тебе после оборота появилась одежда?
   - Магия, Кати. Видишь ли, сразу после совершеннолетия мы носим зачарованную одежду, ведь оставаться каждый раз голым после оборота, не очень приятно.
   Ну, да, они же часто обращались шейконами, как же я забыла...
   - Хорошо, раз ты стесняешься, хоть и не понимаю почему, я схожу домой и принесу тебе во что одеться. Главное, никуда отсюда не уходи.
   И куда, интересно, я могу уйти в таком виде?!
   Меж тем Шейлон обернулся и, быстро перебирая лапами, помчался к питомнику.
   Вернулся он, приблизительно, через пол часа, но уже на человеческих ногах. Подождал, пока я натяну на мокрое тело одежду, затем подхватил под руку и потянул в сторону дома.
   - Шейлон, а можно будет и мне такую зачарованную одежду? - попросила я, украдкой разглядывая мужчину, и, пожалуй, делала это зря, уж очень 'вкусно' он выглядел.
  - Конечно, Кати. Я попрошу бабушек, у них это хорошо получается. Кстати, в такую одежду вплетается шерсть сурги, именно она делает одежду 'волшебной'.
   - Понятно.
  - Уверен, что бабули и тебя научат делать подобную ткань. Ммм... если у них останется на это время.
  - А что не так со временем?
  - Я не думаю, что мы теперь на долго задержимся в питомнике. И ты, и я выпустили сущность рикса, значить растить зверя уже не надо. Осталось только освоить полёт и... впрочем, об этом потом.
   И так он это 'потом' многозначительно и тягуче произнёс, что вот как-то сразу стало понятно, что имеет в виду Шейлон. Я специально не стала уточнять детали, а то вдруг это 'потом' наступит сейчас, а я пока не готова к близости.
   Предки Шейлона встречали нас на крыльце. Женщины не скрывали своей радости, расцеловали меня в обе щеки и потянули в дом, мужчины остались на улице, весело болтая. Мы с аффи Рианн поднялась в комнату, а вторая бабушка Шейлона пошла накрывать праздничный стол.
   На моей постели лежало красивое платье, стало понятно, что женщины готовились к подобному стечению обстоятельств, даже украшения к платью подобрали. Я улыбнулась, поблагодарив аффи Рианн.
   Наряд мне безумно шёл. 'А я стала красоткой', - хихикнула про себя. Появилась ранее не доступная уверенность в себе, поэтому спускалась вниз, гордо расправив плечи. Горящий восхищением взгляд Шейлона, встречавшего меня у лестницы, стал бальзамом на сердце. Эх, такими темпами я сама прыгну к нему в постель!
   Прошло пол часа. Затем ещё полчаса, а Шейлона всё не было. Сначала подумала, что что-то случилось. Но ведь мне бы тогда об этом сообщили? Потом посчитала, что рикон задержался, в мужской компании своих родичей. Кто знает, какие вопросы им нужно обсудить?! Когда прошёл ещё час, а Шейлона всё ещё не было, я попросту разозлилась и, свернувшись клубочком, решила заснуть, тем более, что после сегодняшних событий, жутко устала.
   И вот только сладко сомкнула веки, как услышала, что в комнату тихонько кто-то крадётся. Моя животная половина учуяла своего самца, довольно рыкнув внутри, я же затаилась, было интересно, что же предпримет Шейлон.
   Шелест одежды, тихий скрип постели, и моей спине прижимается горячее обнажённое тело. Одна рука мужчины тут же пустилась в путешествие к моей груди, а вторая ласково теребила волосы на макушке. Затем шеи коснулись губы, язык Шейлона змейкой приласкал кожу. Всё это было проделано риконом столь привычно, что стало понятно, подобные действия были проведены не раз.
   Внутри меня разгоралось ТАКОЕ возмущение, что, не выдержав, я лихо развернулась лицом к Шейлону.
   - И как это понимать?!
   Мужчина явно понял, о чём его спрашивают. И вот хоть бы капля раскаяния!
   - Ммм, ты такая вкусная!..
   - И давно ты меня лапаешь подобным образом?
   - С первого дня, - вздохнул рикон и потянулся к моим губам.
   Я резко чмокнула его в краешек губ. И снова повернулась спиной к Шейлону.
   - Устала. Буду спать, - 'позёвывая' выдала я.
   Сзади послышалось недовольное пыхтение. Я усмехнулась, тихонько. Но, видимо, недостаточно тихо, потому как руки Шейлона перевернули меня на спину, а сам он навис сверху, прожигая меня взглядом. Успела лишь тихонько вздохнуть, как в губы впились яростным поцелуем.
   А дальше в голове остались лишь отрывочные воспоминания.
   Вот с меня буквально сорвали последнюю преграду между нашими разгорячёнными телами...
   Вот губы Шейлона начали путешествие от ключицы вниз... всё ниже и ниже... Иногда кожу чуть прихватывали зубами, тут же зализывая это место...
   Резкий рывок, и бёдра максимально разведены в стороны руками рикона... Поцелуи, жалящие внутреннюю сторону бёдер, сосуще-ласкающие движения губ в сосредоточии женственности... мои непрекращающиеся стоны в ответ на это...
   Нежное, но сильное проникновение и победный рык Шейлона... глубокие, сводящие с ума толчки, сопровождающиеся внутренним рычанием рикона, что создавало ту самую вибрацию, усиливающую наслаждение...
   Стоны и крики нас обоих... высшая точка наслаждения... раз... ещё раз... и ещё... и...
   Не помню, как и когда всё закончилось. Просто в один прекрасный момент переполненное экстазом сознание отключилось. И пришла я в себя лишь поздним утром, когда сильные руки подняли всё ещё сонное тело и транспортировали его в купальню. Мне, конечно, ночью всё безумно понравилось, но вот продолжать всё практически сразу сил не было, и я, разлепив сонные глазки, жалобно нашла взгляд Шейлона. Он тихо рассмеялся.
   - Просто помою, - сказал он. - Всё остальное тебе пока рано... И, прости, я вчера несколько не рассчитал силы.
   Недоумённо воззрилась на рикона.
   - Ммм, после моего единения всё во мне стало несколько больше, а ты... у тебя там всё такое узкое... У тебя ничего не болит?
   Раскаянье так и сквозило в каждом слове мужчины. Мысленно провела диагностику организма. Хм, ничего не болит, так саднит слегка, о чём и сообщила Шейлону. И похоже зря! Его глаза тут же зажглись желанием.
   - Ммм, но я не против... просто отдохнуть, - выдала я.
   - Ага, - пробормотал рикон, выцеловывая на плече какие-то одному ему ведомые узоры.
   - Без продолжения вчерашнего... безумия, - уточнила я.
   - Аааа, ммм, угу... - хрипло продолжил Шейлон, всё ближе подбираясь к вершинке груди.
   - Шей!.. - чуть не завопила я, окончательно скидывая остатки сонливости.
   Шейлон замер, шумно вздыхая, словно борясь с собой.
   - Хорошо, подождём... немного...
   Когда спускались к столу, до меня вдруг дошло, что наши вчерашние ночные 'песнопения' могли слышать все в доме, поэтому в столовую заходила с горящими от смущения щеками. Похоже, оказалась права, не даром все так широко нам улыбаются. Шейлон, нежно коснувшись моей щеки, тут же недовольно посмотрел на родственников.
   - Бабули, дедули, прекращайте смущать Кати! Да, у нас всё было. И на этом тему отношений со своей парой я закрываю!.. Эээ, мам, пап, и вы здесь?! Ясно! Уже растрезвонили на весь свет?! - сердито сказал Шейлон, глядя на притихших бабушек. - Надеюсь, больше 'гостей' не будет?
   - Шей, не надо так, - тихонько вставила свои пять копеек я. - Это же твои близкие...
   - Близкие, - согласился мужчина, - иногда даже через чур.
   Мать Шейлона, не обращая внимания на ворчание сына, завладела моей рукой и потянула к столу, усадив меня рядом с собой. Безграничная радость за сына так и плескалась в её глазах. Как-то тихонечко она выпытала все подробности нашего с Шейлоном обращения, а потом уговорила показать риксов.
   Для этого мы всей толпой высыпали на поляну перед домом, каким-то образом к нам присоединились с десяток сург. Волшебные зверьки нашли себе наблюдательный пост на невысоком заборчике полисадника и с интересом посматривали в нашу с Шейлоном сторону.
   Первым решил покрасоваться мой рикон. Быстрый оборот, и медный рикс гордо стоит перед восхищёнными взглядами родни. Рыкнул тихонько в сторону мужчин, расправил во всю ширь огромные крылья и призывно курлыкнул мне.
   А я... я застыла, совершенно не понимая, как мне призвать свою красавицу. Потом подумала, что надо просто представить себя риксой. И вот рядом с медным стоит и моя золотая самочка.
   Волна восхищения пронеслась по новой.
   И вот зря кто-то из мужчин весело заметил, что на такое золотце, как я, многие будут зариться. Медный рикс тут же оглушительно взревел и закрыл меня ото всех своими крыльями. Оказавшись словно в коконе, я растерянно курлыкнула, и тут в моей голове нежно, но твёрдо раздался голос медного: 'Моя!'.
   Ну, я, конечно же, его, особенно после вчерашнего, только вот перед его родными неудобно. Ну, что меня ревновать?!
   Попыталась выползти из под крыла, рикон недовольно зарокотал. Вот ведь, спеленал, словно младенца! Куснула медного за краешек крыла и послала мысль, чтобы прекратил свои глупые действия. Крылья нехотя распахнулись, и я смогла, наконец, покрасоваться своей шкуркой перед восхищёнными зрителями. Нет, тщеславием я не страдала, но всегда приятно, когда ты кому-то нравишься. А родным Шейлона мне хотелось нравиться.
   Надо было возвращаться к привычному облику, но тут вспомнила, что 'волшебной' одёжки на мне нет. Ткнулась мордочкой в бок медного, мысленно прося помочь. Шейлон тут же обернулся, метнулся пулей в дом, под недоумёнными взглядами родни, и быстро вернулся со свёртком одежды.
   Махнув мне рукой, чтобы следовала за ним, Шейлон пошёл за дом, ближе к питомнику, я хвостиком поковыляла следом.
   Вот только у питомника Шейлон повёл себя несколько странно. Занёс свёрток в здание, а сам, вернувшись, снова принял облик рикса. В этот момент я думала, насколько далеко мы от дома, чтобы обернуться без проблем. Пожалуй, постройка питомника вполне скрывает меня...
   Пока размышляла медный рикс незаметно подобрался слишком быстро. Не успела я и курлыкнуть, как мощное тело прижало меня к земле, а зубы медного снова прихватили меня за загривок.
   'Шей?! Что ты?..' - только и успела послать мысль...
   А в следующее мгновение почувствовала, что нечто огромное атаковало меня снизу, одним движением.
   Это что же получается, Шейлон и здесь, в животном состоянии, меня собрался 'любить'?! Хотя почему собрался? Уже 'любит'! И как-то необычно...
   Это его, ммм... 'орудие', оказавшись во мне, не стало двигаться туда-сюда. Оно сначало стало увеличиваться в размерах, а потом и вовсе стало, словно бы вибрировать внутри и быстро ударяться по стеночкам. И это всё длилось и длилось... пока не затрубили во всю глотку наших риксов о испытанном небывалом единении.
   Вот, честно, мне и в таком виде с Шейлоном понравилось...
   По лицу довольного мужчины, когда он обернулся, стало понятно, что и он в полном восторге от случившегося. Его руки споро одевали меня, потому как сама я была не в состоянии это сделать, а губы Шейлона то там, то здесь жалили кожу.
   Домой по моей просьбе сразу возвращаться не стали, надо было привести мысли в порядок, побороть смущение. Вот только Шейлон мало этому способствовал, нашёптывая ласковые слова, оглаживая доступные части тела. Я быстренько юркнула в приоткрытую дверь питомника, подумав, что успокоиться легче будет рядом с Филей. Но встретили меня ехидные мордахи сург, большинство из которых при моём приближении начинали мурлыкать, тем самым красноречиво намекая, как меня только что 'приласкали'.
   Пока я тискала Филю, Шейлон стоял невдалеке с едва заметной улыбкой на губах, а в его глазах было такое обещание продолжения 'банкета', что невольно закралась мысль, куда бы сховаться.
   На моё счастье оставшуюся часть дня не пришлось остаться с риконом наедине ни на минуту. Женщины взяли меня в оборот, попросив оказать помощь в подготовке очередного праздничного застолья. Подозреваю, что сделано это было с целью дать мне небольшую передышку, ну и заодно помучить немного Шейлона. Он же бродил за мной по дому тенью, выжидая, когда же нас оставят наедине. Но кто б ему дал?! В итоге женской половине дома надоело повсюду натыкаться на Шейлона, и они позвали на подмогу мужчин. Моего рикона тут же утянули во двор.
   Чем уж они там занимались, не знаю, но вернулся Шейлон мрачнее тучи. Мы все посматривали на него с недоумением, пока рикон не буркнул:
   - И этот заявился...
   Кто 'этот' стало понятно, когда все стали усаживаться за стол. Напротив меня восседал незнакомый молодой мужчина, широко улыбаясь и проказливо поглядывая в мою сторону. Внешне он очень сильно походил на Шейлона, с той лишь разницей, что был чуть мельче в размерах. Были и ещё различия: в манере говорить, в тембре голоса, в жестах, ну, и так ещё по мелочам. Но не смотря на это сходство никаких чувств кроме симпатии данный мужчина не вызывал.
   Вот только, похоже, Шейлон думал иначе. По его глазам, бросающим грозные взгляды на брата, и по прикосновениям ко мне, словно желая убедиться, что никуда от него не денусь, становилось понятно, что Шейлона снедает ревность.
   Украдкой поглядывая на Имирра, я вдруг сообразила, что не вижу его вторую половину. И ни о чём таком не думая, спросила об этом мужчину. Он заулыбался ещё шире, вызвав у старшего брата недовольное шипение, и ответил, что Тиррон сперва отправился к источнику и будет к вечеру.
   Покончив с едой все, кроме братьев, разошлись по своим делам. Я тоже хотела подняться к себе, но потом, услышав 'тихий' разговор братьев, решила притаиться за дверью и послушать 'беседу'.
   - Имирр, ты нарочно?!
   - И я тебя люблю, братец! - рассмеялся мужчина.
   - Она моя пара, и мы только-только начали сближаться.
   - А я разве претендую?! К тому же темпы сближения у вас уж слишком быстрые.
   - Вот свою пару приведёшь сюда, и посмотрим, насколько быстр будешь ты сам! - сказал Шейлон, и тут в его голосе послышалась нотка печали. - Я боюсь, Имирр... Боюсь, что всё мне это сниться, что проснусь, а её нет рядом... Подумать только, я ведь мог и не встретить её, мог опоздать, не успеть спасти... С каждым днём моё сердце всё больше привязывается к ней. Я столько ждал её...
   - Знаю. Слишком долго, чтобы мы все начали беспокоиться. Знаешь, мне показалось. Что и она к тебе далеко не равнодушна.
   - Я надеюсь, - неуверенно пробормотал Шейлон.
   - Брат, ты же всегда был самым хладнокровным, самым разумным и самым уверенным из нас, а теперь откуда-то появился этот неуверенный тон. Вы же уже связаны, и никто и ничто не сможет эту связь разорвать... Скажи, а вы ещё долго будете в питомнике? Не хочешь показать жене свой дом? Уверен, ей понравится.
   - А что это ты меня отсюда норовишь выставить? - рассмеявшись спросил Шейлон.
   - У меня свои причины. Ну, ладно-ладно! Признаюсь! Планирую в ближайшее время привезти сюда свою Таинн.
   На том, я думала, ревность Шейлона и иссякнет, но нет, вечером, когда объявился Тиррон, и уже они с Иммиром вместе стали подкалывать старшего брата, собственнические чувства рикона вновь взыграли. Да даже мне было смешно от шуток парней, а Шейлон только едва слышно огрызался и всё чаще посматривал то на меня, то на лесницу, ведущую наверх в нашу комнату. Эх, похоже за мой счёт сегодня снова будут утверждаться в своих правах.
   Ну, уж, дудки! Мне требуется полноценный отдых после... после всего...
   Когда все собрались в гостиной, весело делясь новостями, я снова тихонько сбежала наверх, намереваясь сразу заснуть. Ведь не будет же Шейлон будить меня?!
   Но я... я даже раздеться не успела, а к спине прижалось горячее тело рикона, как-то неслышно прокравшегося в комнату.
   - Кати, - ласково шепнули губы мужчины и тут же отправились в путешествие по моей шее, заставляя капитулировать перед настойчивостью Шейлона. - Не оставляй меня никогда, Кати... Без тебя мне ничего не нужно... Ты - моё сердце, моя жизнь, воздух, которым дышу... Я люблю тебя, Кати...
   И вот что я должна была сделать на такое признание?! Вот и растаяла. Прижалась теснее к мужчине, проводя ладошками по бёдрам Шейлона, от чего он часто задышал. И тут уже его ладони атаковали меня, сначала приласкав плечи, а затем взяли в плен грудь.
   Я, может быть, и продолжила сопротивляться рикону, но бороться с собой сил не было.
   Ужом вывернулась в объятьях Шейлона, поднялась на носочки и сама первой начала поцелуй. Эта инициатива понравилась мужчине, более того он стал просить всегда целовать его вот так, нежно, ласково...
   Всё-таки, когда обе половинки рикона стали одним целым, он стал для меня идеальным мужчиной, может, поэтому не могу сопротивляться его обаянию. Шейлон же успешно пользовался этой слабостью.
   Сейчас, например, руки мужчины освобождали меня от остатков одежды, делая это столь незаметно, что я осознала своё обнажение, лишь когда Шейлон начал укладывать меня на постель. Прохлада простыней на миг остудила пыл страсти, заставив в подробностях рассмотреть и своё и рикона возбуждение, то, как бесстыдно-приглашающе распахнуты мои бёдра, насколько кое-что у Шейлона большое... И как только оно во мне поместилось в прошлый раз.
   Видимо, либо моё сомнение столь отчётливо читалось на лице, либо рикон каким-либо образом прочёл мои мысли, но губы его тронула озорная улыбка.
   - Не беспокойся, у нас всё прекрасно получиться...
   И не успела я хоть как-то возразить, а Шейлон ловко перевернул меня, от чего я оказалась на постели на коленях и упираясь в неё ладонями. Повернула голову, чтобы взглянуть назад, за что была наказана лёгким укусом за ядодичку.
   - Ай! Что ты делаешь?! - возмутилась и попыталась уползти вперёд.
   Но за бёдра сильно потянули назад, мгновенно насаживая меня на то самое 'большое'. Всхлипнула от остроты ощущений, тут же ожидая нового толчка, но Шейлон словно застыл. Я снова попыталась податься вперёд, ускользнуть от мужчины, его руки тут же вновь дёрнули назад, заставляя ещё глубже ощутить в себе рикона. Так Шейлон проделал несколько раз, словно бы заявляя на меня права и одновременно показывая, бессмысленность моих попыток оторваться от него.
   А потом темп проникновений увеличился, вознося нас обоих к пику наслаждения. Мои-его губы шептали 'люблю', 'хочу', 'ещё'...
   Хотелось подарить свою нежность, прикосновения и ласку Шейлону, даже порывалась сделать это несколько раз. Но, стоило только просто прикоснуться губами груди рикона, как мужчина, судорожно дёрнувшись, опрокидывал меня на спину, и я получала новое проникновение и не малую порцию ЛЮБВИ...
  
   Утром долго нежилась в постели, позёвывая и потягиваясь. Шейлон снова куда-то унёсся, поэтому я могла спокойно одеться и спуститься вниз. Женщины встретили понимающими улыбками, но даже и намёка не сделали о том, чем мы с их сыном-внуком ночью занимались. поинтересовалась, куда же запропастился мой рикон.
   - Сюрприз тебе готовит, - поделились по секрету женщины. - А младшенький ему помогает... Небось, поскорее хочет спровадить вас из питомника, чтобы пару свою привезти. Вот и старается ускорить процесс вашего единения. Солнце взойти не успело, а они улетели.
   - Ммм, улетели?
   - Угу, а разве Шейлон тебе не похвастался?! Он же ещё вчера на крыло встал! А хочешь сама попробовать взлететь?
   - Сиррин, ты что?! Внук потом не простит нам, сам, наверняка, собирается заняться обучением девочки!
   - Ничего, побеситься немного и всё. И нечего не по делу свою пару одну оставлять. Поднял бы её сначала на крыло, а потом сюрпризы устраивал! Пойдём, девочка. Если эта трусиха сомневается, то я полна сил и желания научить всему такую красавицу. Утрём нос внучку моему безалаберному!
   Мы дружно рассмеялись.
   А ведь и правда, я же имею теперь крылья, а кому-то, видимо, не очень хочется отпускать меня в полёт. Боится, что улечу от него?! Глупо. Куда я теперь от него денусь!
   Пока мужчины и мать Шейлона не вернулись, мы тихо выскользнули из дома и направились в сторону источника. И вскоре рядом стояли три замечательные самочки: медная, синяя и золотая. Ну, теперь понятно, в кого пошёл мастью Шейлон.
   Не буду рассказывать, как было весело! Мои попытки летать, это отдельное зрелище. Зато я узнала как 'смеются' риксы. Тем не менее, спустя пару часов я оказалась пусть и не высоко, но всё же над землёй. Эм, может, я бы и выше взлетела, если бы не грозный рык с небес объявившегося неожиданно медного самца. Растерявшись, неуклюже приземлилась. Мои соучастницы попытались прикрыть меня от недовольного рикса, тоже оказавшегося на земле, но получили лишь очередной гневный рык в ответ. Медный, легко отпихнув самочек от меня, стал с беспокойством оглядывать меня, то тыкаясь в шею, то заглядывая под крыло. Перестраховщик. Всё со мной хорошо, о чём и сказала ему мысленно. Мне даже ответить не потрудились. Образ рикса поплыл, и через мгновение перед нами стоял рассерженный Шейлон.
   - Бабули, я же просил! Вы специально, да? Я понимаю ещё Кати, для неё всё ново и хочется попробовать летать! Но вы?! А если бы что-то произошло? Если бы она не удержалась и рванула ввысь со слабыми крыльями?
   - Внук, ты преувеличиваешь, - отмахнулась аффи Сиррин. - Девочка хорошо держалась, спокойно.
   А в моих мыслях пронеслось, что ведь, действительно, чуть не сорвалась и не сиганула под небеса от восторга. Видимо, Шейлон почувствовал моё смущение, наверняка, проступившее даже на мордахе рикса, поэтому запыхтел ещё больше.
   - Вот! Вот видите, она даже не скрывает, что собиралась сделать! Ладно, значит, действительно, нам пора покидать питомник...
   - Мальчик мой, - тут же раскаявшись, на два голоса запричитали женщины, - ну, что ты удумал?!
   - Мы только-только вошли во вкус. Когда ещё сможем так долго быть рядом с тобой и Кати?!
   - Можете даже не начинать, я принял решение! - твёрдо сказал рикон, затем обернулся ко мне. - Оборачивайся. У нас с тобой тоже есть о чём поговорить.
   И тише, чтобы услышала только я, добавил:
   - Уж я тебя обучу летательным позам! И учить буду долго и обстоятельно...
   Вот после этого оборачиваться расхотелось совершенно. Начала пятиться.
   - Даже не думай, - хмыкнул Шейлон. - Догоню и накажу.
   Хм, можно подумать, я смогу этого избежать. В любом случае накажет. И, судя по довольному виду, можно предположить как. Эмм, мне, конечно, нравятся быть с Шейлоном, но не постоянно же?! К тому же чувствовала, что 'аппетиты' мужчины только растут.
   Бегло огляделась. Смогу ли укрыться от внимания Шейлона? Хоть где-нибудь?
   - Катиии, и не мечтай. Хватит дурить, я жду.
   Обернулась, совершенно забыв, что спец одёжки пока не имею. Шейлон довольно заулыбался и сделал шаг ко мне. Я - шаг назад.
   - Кати, ты же не хочешь, чтобы тебя кто-то увидел в таком виде?!
   Пока я смущённо обдумывала это, Шейлон мгновенно оказался рядом и, подхватив меня на руки, быстро понёс меня в сторону дома.
   - Но там же... - вспыхнула я, попытавшись соскочить с рук рикона.
   - Аффи Сиррин уже ждёт у крыльца с плащом, так что можешь не беспокоиться. Тебя хоть покормили? Или сразу к полётам приобщали?
   Я предпочла промолчать, а у дверей, действительно, стояла вышеназванная дама, с улыбкой накинув на меня плащ.
   - Эмм, может, я сама пойду?
   - Ты босая, так что...
   Со вздохом посмотрела на аффи Сиррин, она мне лукаво подмигнула. Вот ведь!
   Едва вступили в дом, как к нам выпорхнула довольная аффи Рианн, держа в руках какой-то свёрток.
   - Вот, Кати, на первое время это платье пойдёт. Больше не придётся после оборота голяком щеголять. Потом ещё сошьём, а пока только это успели.
   Я благодарно улыбнулась, а Шейлон снова нахмурился.
   - Вот нечего такую недовольную мину строить, внучек, - хмыкнула аффи Сиррин. - Я понимаю, в таком виде тягать Кати туда-сюда тебе нравиться. Но если вдруг гость какой нежданный? А если девочка простудится? А если?..
   - Ммм, может, мы сами разберёмся? И за платье спасибо! - вздохнул Шейлон и понёс меня дальше.
   Эх, что б такое придумать, чтобы прямо сейчас не получить 'наказание'?
  - Эм, Шей, а я есть хочу, - жалобно протянула, состроив умильную физиономию. - Очень-очень хочу!
  Шейлон вздохнул, донёс меня до нашей комнаты, сгрузил на постель.
  - Одевайся, и идём кормить мою голодную самочку.
  Я радостно подскочила на кровати, собираясь чмокнуть рикона в благодарность, совершенно забыв, что на мне лишь плащ, который тут же начал скользить с тела на радость мужчине. Довольно прижав к своему телу, Шейлон, усмехнувшись, шепнул на ушко:
  - Ммм, дразнишь, Кати? Так, может, утолим сначала мой голод?
  - Моё желание больше!
  - Дааа?! - заинтересованно протянул рикон, затем взял мою ладошку и потянул её вниз, прижав к соему паху. - А разве моё меньше???
   Вот не удержалась и провокационно пошевелила пальчиками, за что и поплатилась. Глубокий страстный поцелуй обжёг губы...
  Думаю, мы бы на этом не закончили, если бы в дверь настойчиво не постучали. Я рванула переодеваться, а Шейлон направился к двери. Быстро натягивая на себя платье, заинтересованно прислушивалась к разговору в комнате.
  - Шейлон, ты собираешься кормить свою пару?
  - Бааа, а не вы ли собирались это сделать?! Вместо этого потащили Кати глупостями заниматься.
  - Ну, ладно, виноваты немного, - примирительно прозвучал голос аффи Рианн. - Но девочка голодна. Спускайтесь, у нас всё давно готово.
  Поняв, что женщина ушла, я продолжила одеваться. Шаги Шейлона в мою сторону показали, что сейчас будет продолжение нашего поцелуя. Но, едва дверь в ванную комнату начала приоткрываться, во входную дверь кто-то снова постучал.
  - Ну, что ещё?! - недовольно спросил рикон, удаляясь от меня.
  Оказалось, что вторая бабушка тоже решила напомнить о еде. Я хихикнула, завязывая пояс.
   Шейлон ещё пару раз делал попытку 'зажать' меня, но в дверь тут же стучали и отвлекали мужчину под разными предлогами. Якобы дедушкам надо было поговорить с Шейлоном, потом потребовался совет, как лучше встретить пару Имирра... В общем, вниз к столу спускались довольная я и раздражённый Шейлон.
   Тем не менее, своё плохое настроение за столом он не стал демонстрировать, даже включился в шутливую беседу со старшими мужчинами. Один из них, кстати, просил Шейлона после обеда зайти в библиотеку и кое-что обсудить. Это означало, что мы с женщинами снова можем посидеть лишь в своём кругу, и они мне покажут, как делать ткань для 'волшебной', как я её назвала, одежды.
   Что мы и сделали, едва мужчины покинули столовую. Помимо объяснения техники шитья, женщины закидывали меня вопросами, и не всегда 'скромными'.
   - Не разочаровал тебя наш внук?
   - Что вы?! Он замечательный!
   - Ты не обращай внимания на его ревность. Он ещё хорошо себя сдерживает, другие иногда душат своей опекой. Но тебе лишь надо постоянно напоминать Шейлону, как ты его любишь, и он будет быстро успокаиваться. Ведь ты любишь его?
   - Люблю, - ответила я, а чего скрывать, если это действительно так.
   - И, Кати, с малышом-то не затягивайте.
   На это я лишь хмыкнула, опустив глаза. Потом мне вдруг показалось, что меня позвал Шейлон, и я, извинившись, пошла его искать. Вот только рикона нигде не было. Вспомнила, что он собирался в библиотеку, и направилась туда.
   Дверь была чуть приоткрыта, поэтому негромкую беседу было слышно. Я было взялась за ручку, но часть фразы, услышанная в этот момент, заставила притормозить и прислушаться. Понимаю, подслушивать не хорошо, но удержаться не смогла.
   - ...девочка замечательная, а окрас просто необыкновенный. Её магия ещё не проснулась?
   - Пока нет, - ответил голос Шейлона, - но, думаю, скоро это произойдёт.
   - Не скучаешь по работе в Академии? Помниться, тебе нравилось преподавать.
   - Кати важнее, ты же понимаешь. Хотя, да, иногда мне не хватает той атмосферы...
   Мне стало грустно. Получается, а забрала часть жизни Шейлона, важную часть. А взамен? Что дала в замен?
   Задумалась и не заметила, как распахнулась дверь.
   - Кати?! Что случилось?
   - Ммм, прости, показалось, что ты меня звал.
   - А почему так печально? Идём прогуляемся и поговорим.
   Молча дошли почти до самого питомника. Шейлон всё это время изучающе на меня посматривал.
   - Шей, - не выдержала я, - может тебе вернуться в Академию?
   - Значит, ты слышала наш разговор, - догадался рикон.
   - Скажем, его окончание. Так что на счёт Академии? Я могла бы тебе помогать.
   - Нет, Кати, - категорично сказал Шейлон.
   - Почему? Я бы не помешала тебе, наоборот я...
   - Кати, ты не понимаешь, - остановил меня рикон. - И не обижайся, дело вовсе не в тебе. Ты ведь слышала, что практически никто не видел женщин риконов, особенно риконн.
   - Что-то такое слышала...
   - И это не от того, что мы такие ревнивые существа. Хотя и это тоже... Просто, дело в реакции других народов на наших женщин. И если встреча со связанной парой рикона другой расы они ещё смогут более-менее свободно воспринимать, то риконна действует на мужчин, а часто и на женщин настолько сильно, что мы вынуждены держать любимых на расстоянии от других...
   - Что значит действует на других? Это что-то плохое? - нахмурилась, ведь получается, я как не ведома зверушка.
   - Понимаешь, Кати, рядом с риконной чужие испытывают возбуждение, желание обладать такой женщиной, привязать её к себе. И мало кто, в таком случае, будет считаться с мнением и желанием самой риконны. Были случаи, когда за нашими женщинами охотились, и тогда нам пришлось окончательно закрыть свои границы.
   - Это что же мне теперь в четырёх стенах сидеть? Словно пленница?
   - Кати, это не совсем так, и скоро ты это поймёшь...
   Дальнейшие попытки разговорить Шейлона провалились, он отмалчивался, я обиделась. Поэтому, когда наступила ночь, демонстративно отвернулась от рикона, завернувшись по самую маковку в одеяло. Он, конечно, попытался меня от туда выколупать, на что я лишь рыкнула, и от меня отстали, обидевшись в свою очередь.
   Понятно, что утром к столу выходили оба не в лучшем настроении. Это заметили все, но комментировать не стали. Шейлон кусал губы и сверлил меня взглядом.
   - Ммм, Кати, - наконец, сказал он, - сходи за своей сургой, мы сегодня отправляемся домой.
   - Но, Шейлон, девочка ещё не поднялась как следует на крыло, - пожурила рикона его бабушка.
   - Рианн, дорогая, твой внук сам знает, как лучше, - заметил её муж. - Пора бы привыкнуть, что он давно самостоятельный. Шейлон, северный портал барахлит, поэтому лучше всего ориентироваться на запад. Это дольше, но безопаснее.
   - Пожалуй, - согласился мой рикон. - Плохо, что часть пути пройдёт по землям людей.
   - Если преодолеете этот кусок на крыльях, проблем не будет.
   Пока мужчины обговаривали маршрут, я отправилась за Филей. Малышка за это время ощутимо подросла, что для меня было несколько необычно, и стала ещё красивее. А ещё последнее время я чувствовала исходящую от малышки энергию, волнами проходящую через меня. Это было приятно.
   Прощания, как такового, не было, ведь всё было решено и сказано за завтраком, поэтому Шейлон, повесив рюкзак с нашими вещами на плечо и взяв меня за руку, направился к границе нашей части питомника. Филя удобно устроившись на моих плечах, довольно урчал. А мне вдруг вспомнилась встреча с соседями, как-то не хотелось выяснять отношения с той ненормальной парочкой.
   Но на моё счастье до самого портала нам никто не попался. Шейлон продолжал молча тащить меня как на аркане, ну, и я тоже помалкивала. Пройдя арку первого портала, мы оказались на цветущем поле, но порадоваться и повздыхать на окружающую прелесть мне не дали, снова потянув вперёд, что не могло не злить. Поэтому попыталась освободить руку из захвата.
   Шейлон тут же остановился, укоризненно посмотрев на меня. А я что?! Ведь ничего такого не сделала. Мужчина вздохнул.
   - Кати, ну, что ты дуешься?! Я же обещал всё объяснить, но чуть позже. А ты... сразу стала так холодна...
   - Ооо, было бы лучше, если б я помалкивала и покорно раздвигала ножки?!
   - Ты говоришь глупости! Я говорю о доверии. Нужно лишь чуть больше верить в меня...
   - Если бы не верила, не пошла бы за тобой...
   - Хорошо, - устало вздохнул Шейлон, - что ещё ты хочешь знать?
   - Дело не в том, что я желаю знать, а в том, что между нами, раз уж мы связаны, не должно быть тайн, разговоров за спиной...
   - Но ведь это так и есть! Кати, ты для меня теперь самое главное в жизни. И всё, что я делаю, на благо нашей семье.
   - А мы семья?
   - Да. Не смотря на то, что на нас нет брачной вязи, любой рикон поймёт, что мы семья. Когда окажемся дома, пройдём обряд, и ни ты, ни кто другой в этом не будет сомневаться.
   - А что же ты меня до обряда в постель поволок?! - ехидно напомнила я.
   - А ты, разве, против была? - столь же ехидно парировал Шейлон. - К тому же ты столь соблазнительна, что удержаться невозможно...
   Шейлон облизнулся, голодным взглядом уставившись на мои губы.
   - Кати, не обижайся. Обряд - это мишура, для тех, кто нас не знает. Ты моя жена с тех пор, как мы оказались в источнике, он соединил нас. Так происходит у всех риконов. Правда, я не ожидал, что мы так быстро соединимся и в звериной форме. Но это было прекрасно! Ты прекрасна, Кати!
  - И всё же, мне непросто осознать, что буду всю жизнь затворницей. Я хоть и не очень общительна, но буду чувствовать себя одинокой...
  - Не будешь, солнышко. Я же буду рядом. К тому же... впрочем, сама увидишь. Идём до второго перехода недалеко.
  Недалеко - это получасовой пеший ход по всё тому же цветущему полю. Я даже умудрилась нарвать цветов и сплести венок, который тут же водрузила на голову рикону. Похихикала над его 'цветущим' видом, заработала ласковый шлепок по попе и многообещающий взгляд. Вот так и добрались до второго портала.
   Шаг сквозь мерцающую плёнку, и мы стоим на опушке леса. Древнего, с широченными стволами и раскидистыми кронами. Любопытство просило войти под сень деревьев, углубиться в лес, надышаться его чудесным воздухом.
  - Кати, - весело позвал голос Шейлона, - нам пора. Я понимаю, твой рикс молодой, жаждет всё узнать и попробовать на зуб, но сейчас не время. До следующего портала далеко, ты устанешь...
  - Тогда, может, обернёмся и сделаем на четырёх лапах это быстрее? А ещё лучше полетим? - предвкушающе спросила я.
  - Нет, родная. Этот переход самый сложный и, возможно, опасный. Часть пути проходит по землям людей, а наш оборот вызовет магический всплеск, который может привлечь не нужное внимание. Ведь до сих пор есть те, кто охотится за риконнами. Я пусть теперь практически и не победим, но в пылу сражения тебе могут навредить. Не хочу ни секунды рисковать тобой. Поэтому лучше медленно передвигаться, зато более-менее безопасно.
  - А мы уже на людских землях?
  - Нет, что ты?! - рассмеялся Шейлон. - Кто ж их подпустит к древнему лесу?! Но граница рядом, чтобы их маги смогли почувствовать нас. Поэтому, милая, дальше, увы, пешочком. Но, если устанешь, сразу скажи, сделаем привал. Может хочешь кушать?
  - Нет, подожду до привала.
  В лес мы всё же вошли, следуя по чуть заметной тропе. Я постоянно оглядывалась, останавливалась у того или иного растения, ведь в своём мире подобного не встречала. Шейлон на это лишь усмехался, совершенно не сердясь на задержку, лишь иногда напоминал, что надо двигаться дальше. В итоге, я думаю, далеко мы не ушли, хотя прошло достаточно много времени. На сколько я устала, стало понятно, когда сделали привал. Ноги гудели от непривычки, но это не помешало мне помочь рикону собрать хворост для костра, хоть Шеёлон и сказал, что сделает всё сам.
   Я расслабилась, Филя спустилась на землю и стала носиться рядом, ей всё было интересно. Ну, а что, ребёнок ещё.
   Собравшись нести хворост к месту стоянки, неожиданно обнаружила, что котёнок исчез. Я сначала огляделась кругом, но мохнатого озорника нигде не было.
   - Филя, - сначала игриво позвала малыша, потом повторила сердито, но и тогда он не появился.
   Скинув на землю уже довольно приличную охапку веток, стала кружиться вокруг пятачка, где только что играл сург. Остановилась, прислушалась. Кажется, послышался писк Фили, на него и рванула. Вот ведь, далеко успел умчаться озорник.
   Ветви деревьев поредели, и впереди я увидела небольшую лесную полянку. Но не это остановило мой бег. На полянке стоял чужак, держа за шкирку шипящего Филю, малыш пытался вырваться, от того и мяукал, но не жалобно, как можно было предположить, а словно бы ругаясь с человеком.
   - Вот это удача! - меж тем усмехался коренастый бородач. - Ребята не поверят! Что, животина, станешь у магов опытным образцов.
   - Пусти малыша, - громко сказала я, выходя на полянку.
   - С чего бы это...ммм... красотка?!
   - Этот котёнок мой, - не желая показывать свой испуг, твёрдо произнесла я.
   - Ирт, да мы, кажется везунчики, - неожиданно послышалось справа.
   Скосив глаза, к своему ужасу увидела ещё одного мужчину, выходящего из-за деревьев. Потом, что-то почувствовав, посмотрела налево, там было ещё три человека. Я почему-то не сомневалась, что это именно люди. Вот только то, с каким видом они меня разглядывали, мне не просто не нравилось, а буквально вызывало отвращение. Неприкрытое вожделение, похоть, в худшем её проявлении, и желание заполучить желанную добычу.
   Так вот о чём говорил Шейлон! Теперь, если я выпутаюсь из этой ситуации, ни за что не покину нашего с Шейлоном дома.
   Вскоре оказалось, что чужаков было гораздо больше. На вскидку насчитала до десяти человек, но, кто знает, сколько их на самом деле. Тем не менее, снова повторила просьбу.
   - Котёнка отдай.
   - Ну, что ж, можно и отдать, - усмехнулся бородач. - Подойди и возьми, красавица.
   Если подойду, окажусь в невыигрышной ситуации, меня возьмут в кольцо. Если останусь на месте, появится шанс бежать, но тогда потеряю Филю. А этого нельзя было допустить, я за него отвечаю. Что же делать?!
   Решившись, сделала шаг вперёд, под алчно сверкнувшими глазами чужаков.
   - Ну, тебе же сказали, отпусти мелкого! - послышался властный голос из-за спины.
   Мысленно возликовала:
   'Шейлон!'
   'Когда дам сигнал, побежишь назад, граница рядом, и дальше они не сунуться. Просто не смогут'
   'Всё поняла. А Филя?'
   'С ним всё будет в порядке. Готовься его забрать'
   - Эээ, рикон? - снова усмехнулся бородач, но по тому, как забегали его глазки, было понятно, что он боится, да нет, просто в ужасе.
   - Какой догадливый, - насмешливо хмыкнул Шейлон. - Думаю, питомца лучше отдать девушке...
   Чужак раздал руку, Филя, оказавшись на земле, тут же припустил в мою сторону, быстро вскарабкался на плечо и грозно зашипел на бородача. Я бы умилилась на малыша, но всё внимание сосредоточилось на Шейлоне. Он сделал пару шагов вперёд, в итоге я оказалась за его спиной.
   - Так что будем делать? - с улыбкой спросил рикон, он был спокоен, а вот моё сердце билось пойманной птицей. - Разойдёмся миром или...
   - Нас больше, - огрызнулся чужак слева.
   - Разве это даёт вам преимущество? Думаю, вас маловато для меня.
   - Все вместе с твоим шейконом справимся, - уверенно заявил другой, потом, видимо, что-то вспомнив, спросил. - А где твой двойник? Прячется в лесу, да?
   - А кто сказал, что у меня до сих пор есть двойник?! - хмыкнул Шейлон.
   - Ты лжёшь! - прошипел бородач. - Мы бы почуяли, что перед нами рикс!
   - Что-то не вижу среди вас ни одного оборотня, чтобы это почуять.
   - Нам достаточно вот этой штучки.
   Бородач вынул из-за пазухи большой кулон на цепочке.
   - Вот не светится. Так что...
   Его сигнал подельникам о нападении совпал с мысленным приказом Шейлона мне. 'Сейчас!'
   Я рванула в лес так быстро, что кинувшиеся ко мне чужаки опоздали более чем на минуту. За мной погнались, на границу, находившуюся, как оказалось, буквально в ста метрах, я преодолела беспрепятственно, а вот преследователи, словно во что-то врезавшись со всего маху, с проклятьями повалились на землю.
   Поняв, что им меня больше не достать, остановилась, переводя дыхание, и с волнением стала ждать Шейлона. Я верила в него, верила, что он справиться с чужаками, вот только сердце ныло, а руки дрожали.
   - Это ещё не всё! - донеслась до меня угроза от одного из поднявшихся преследователей. - Мы догадываемся, куда вы направляетесь. Так что ещё встретимся... красавица.
   И он побежал следом за своим напарником назад к полянке, где уже был слышен лязг оружия, впрочем, как-то уж больно быстро утихнувший.
   Вот в этот момент я испугалась и, было, сделала шаг назад к границе, как рядом раздался смешок.
   - Неужели, думала, что эта кучка разбойников мне соперники?!
   Порывисто обернулась. Шейлон весело подмигнул мне, а я в два прыжка оказалась рядом с ним, крепко-крепко обхватила за талию, ткнувшим носом в грудь рикона.
   - Испугалась? - тихонько спросил он, чмокнув меня в маковку.
   - Немного. Прости, что подвергла нас опасности, - едва слышно прошептала я. - Ты не сердишься? Я ведь, правда, виновата...
   - Кати, виноват вот этот шустрый и пока ещё глупый комочек, - сказал Шейлон, на что сурга жалобно пискнула. - Это будет тебе уроком, Филя. Тем не менее, ты повела себя храбро. Вон как рычала на чужих!
   Филя тут же довольно заурчала, чем вызвала наш с Шейлоном смех.
   - Шей, они сказали, что...
   - Я знаю. Вернее, что-то подобное ожидаю. Можно было бы вернуться и идти другим путём, но там вряд ли будет легче. Поэтому шагаем вдоль границы, здесь безопасно. Потом тебе придётся лететь на мне. твои крылья ещё слабы, и в случае преследования, можешь не выдержать нагрузки.
   - Но мы же будем в небе, какие преследования?!
   - Маги, Кати. Всегда найдётся хоть один, кто нарушит закон ради наживы.
   Так, за обсуждением произошедшего, мы вернулись к месту отдыха, где Шейлон быстро развёл огонь и стал готовить еду. А ещё было решено остаться здесь на ночёвку. Следующий день требовал много сил, а встреча с чужаками выбила меня из колеи.
   Легли ещё засветло. Перед этим я размышляла, как быть, если Шейлон захочет близости. Честно, не очень-то хотелось этим заниматься, зная, что где-то за нами могут подсматривать. Близость границы никто не отменял.
   Но рикон просто лёг рядом, подтянув меня к своей груди и укрыв объятьями.
   - Спи, родная, - ласково шепнул он.
   И я, действительно, заснула. Подозрительно быстро, успев лишь подумать, что магию-то применять нельзя.
  
   ***
  
   Разбудил утром нежный поцелуй. Пока потягивалась, Шейлон успел собраться, даже кое-что соорудил на завтрак.
   И снова день пешего хода. Только в отличии от вчерашнего остановок не делали совсем. Шли настолько близко к границе, что пришлось находиться в постоянном напряжении. А как иначе, если параллельно нам то здесь, то там виднелись чужаки. Их глаза азартно и алчно блестели, заставляя всё внутри сжиматься, нет, не от страха, больше от охидания неприятностей.
   А ещё показалось, что Шейлон специально злит преследователей демонстративным безразличием. Потом дошло до того, что руки рикона то здесь, то там как бы невзначай ласково касались меня. Один раз он резко остановился, привлёк к своей груди, наградив нежным поцелуем. Я лишь растерянно посмотрела в ответ.
   - Так надо, - успел шепнуть Шейлон, перед тем, как продолжить путь.
   Скосив глаза в сторону границы, с удивлением увидела, как наши 'тени' хватают друг друга за грудки, словно выясняя отношения.
   - Делят, кому достанешься, - хмыкнул Шейлон, он то знал, что достанусь я только ему.
   Удалившись на достаточное расстояние от всё ещё спорящих чужаков, Шейлон обернулся риксом. Мне пришлось быстро заползать на него, потому как сзади послышались злые крики и топот ног. Преследователи поняли, что мы собираемся пересечь границу, и они вот-вот потеряют шанс заполучить меня.
   Приготовившись взлетать, зажмурила глаза, но Шейлон, казалось, чего-то ждал. Вот его крылья распахнулись, и рикс оглушительно, и как мне почудилось ещё и на ультразвуке, заревел. Спустя несколько ударов сердца я услышала ответный рёв, далёкий, но уже достаточно громкий. Вот именно после этого рикс взлетел.
   Да, теперь я поняла, почему Шейлон не разрешил мне лететь самой. Разве можно назвать моё трепыхание крыльями настоящим полётом?! А медный рикс летел, словно реактивный самолёт. Ну, или это мне так показалось, сидя на его спине.
   С правой стороны промелькнуло что-то подобное вспышке молнии, только она шла не вниз, а наоборот снизу вверх. Медный негодующе взревел, но не сделал и попытки хоть как-то наказать обидчиков. Зато это сделали два серых рикса вылетевших нам навстречу. Из их пастей вниз понеслись струи огня.
   'Змей Горынычи!' - восхитилась, вспомнив сказки детства.
   С места бойни Шейлон унёс меня за пару минут, продолжая быстро махать крыльями. И только спустя минут десять с двух сторон от нас вынырнули те самые серые риксы. И дальше мы летели небольшим клином, ведь спустя ещё пару минут к нам присоединилось ещё два, теперь уже чёрных рикса.
   Я бы, может, и стала их с интересом разглядывать, но, во-первых, не хотелось расстраивать Шейлона, ведь ревновать будет, а, во-вторых, сложно крутить головой, когда надо умудриться не скатиться со спины медного.
   Где-то через час полёта стала подмерзать. Филя давно забрался мне за пазуху, лишь иногда высовывая любопытную мордочку. Вдали давно виднелись вершины гор, именно к ним мы и летели.
   Как поняла, границу мы преодолели ещё минут двадцать назад, и опасности больше не было. Поэтому мысленно спросила Шейлона:
   'Может, мне обернуться?'
   'Нет', - пришёл мгновенный ответ.
   'Почему?'
   Но ответа на этот раз не последовало. Дальнейшие вопросы отошли на второй план, так как впереди показались постройки. И это уже были не селения, а огромный город. Клин риксов стал снижаться. Едва звери оказывались на земле, они быстро перетекали в человеческую форму, оказываясь красивыми мощными мужчинами, с интересом поглядывающие в мою сторону.
   Когда же я сползла с медного, через пару секунд руки Шейлона обласкали меня объятьями. Собственник, сразу показывает, кому принадлежу. Правда, в его голосе ревность не отразилась, наоборот слова были наполнены благодарностью.
   - Спасибо, друзья! Ваша помощь пришла вовремя.
   - Мы понимаем, что значит найти свою пару. Рады за вас аффин Шейлон! Благодать богов снизошла и на вас. Познакомите с женой?
   Шейлон чуть выдвинул меня вперёд.
   - Это Кати, она золотой рикс!
   - Правда?!
   - Если это не будет наглостью с нашей стороны, может, ваша пара покажет своего зверя?
   Шейлон сначала оглянулся по сторонам, затем вопросительно посмотрел на меня.
   - Кати, ты не против?
   А я что?! Хочется же похвастаться своей красавицей!
   Отдав Филю в руки Шейлона, отошла подальше и обернулась. Тут же послышались восхищённые охи-вздохи, а я ещё и крылья шире распахнула, мол, смотрите, какая прелесть. Шейлон довольно улыбался, правда, только вплоть до того момента, как со стороны города показались парящие шейконы. Пришлось возвращаться в обычное состояние под нетерпеливые команды моего рикона.
  На это раз мне не было нужды разъяснять, почему спокойно отреагировав на пришедших нам на помощь риксов, Шейлон так забеспокоился по поводу шейконов. Оно же понятно, практически все шейконы - свободные мужчины. А риксы все имеют пару.
  Быстро свернув общение со спасителями, мы на крейсерской скорости рванули к воротам города, такими же темпами пронеслись по нескольким улицам, пока не остановились и двухэтажного здания, являющегося местной гостиницей. Естественно я поинтересовалась, почему мы сразу не отправились в свой дом, на что Шейлон ответил, что до дома доберёмся только завтра. А сегодня необходимо отдохнуть.
   Оказавшись в выделенной нам комнате, прямиком отправилась смывать с себя 'пыль дорог', пока рикон договаривался на счёт еды. Лёжа в тёплой воде, мысли увлекли в такие нескромные дали, что казалось, тело вот-вот вспыхнет факелом. А ведь и правда, что-то мы слишком давно не были близки с Шейлоном... Ух, похоже, я скоро стану такой же ненасытной, что и мой красавец рикон.
  Но вернувшийся в комнату Шейлон никак не прореагировал на мою довольную распаренную индивидуальность. Повздыхав, решила, что немного не это обиделась, а затем стала заваливать рикона вопросами.
  - Шей, я думала, что вы все живёте, как твои родители, небольшими поселениями, а здесь город. И довольно большой...
  - Риман - не самый большой из наших городов. Есть ещё и столица. Но большинство всё же предпочитает селиться там, где просторно. В столице даже Академия своя присутствует, - поянил мужчина.
  - Тогда почему ты работал у людей?
  - Кати, тогда мне было невыносимо видеть, как то один, то другой мой друг или просто знакомый находят свою пару, обретают единение и равновесие. На тот момент я знал практически всех риконн, и ни одна из них не была той самой... В один далеко не прекрасный момент, я понял, что если останусь, сойду с ума от боли и одиночества. К тому же не хотел, чтобы эту боль видели родные... Поэтому ушёл. Туда, где хотя бы была надежда на встречу с единственной. И я тебя нашёл...
  - Ты сказал, что дома мы будем только завтра, значит твоё жилище не здесь?
  - Нет, Кати, - рассмеялся Шейлон. - Я, как и родители, люблю простор.
  Я всё могла предположить, кроме того, что увидела на следующий день.
  
  ***
  
   Разбивая мои надежды на 'бурную' ночь, Шейлон спокойно лёг спать, притянув меня, как обычно, себе под бочок. Недовольно посопев, тем не менее быстро уснула. И не видела, с какой нежностью и любовью смотрит на меня рикон.
   После лёгкого завтрака следующим утром, я приготовилась к ещё одному долгому перелёту на медном риксе, но Шейлон снова удивил меня, сообщив, что быстрее будет добраться единоразовым порталом прямо из гостиницы. Потом куда-то умчался, возвратившись, впрочем, довольно быстро. Выглядел при этом рикон весёлым и довольным.
   Портал открылся прямо из комнаты. Шагнув вперёд, мы оказались на окраине цветущей долины, а справа от нас возвышались исполины гор. Восхищённо оглядевшись, пришла в недоумение, не увидев ни одной постройки.
  - Кати, наш дом вон там! - рассмеялся Шейлон, указывая рукой куда-то вверх в сторону гор. Дальше можно добираться лишь на крыльях.
  - Мне нужно обернуться? - обрадовалась я.
  - Нет, родная. Не сейчас. Иначе мы надолго застрянем на этом лугу, - с намёком произнёс рикон. - Пока летишь на мне. К тому же, Филе так будет удобнее.
   Этот полёт... это было прекрасно!.. Шейлон больше парил, забираясь всё выше, туда, где облака обнимали скалистые уступы, где ласково сбегали вниз в долину небольшие водопады, где воздух был так чист и прозрачен, что им невозможно было надышаться.
   Вот там, в глубине высоких скал, пестрела зеленью и синевой огромная широкая площадка, на которую и приземлился медный рикс. Вглубь площадка оканчивалась витой аркой, по бокам которой вниз в небольшие углубления стекали два потока воды, исчезая внутри углублений. Это было так красиво, что я невольно задержала дыхание!
   - Шей! Это так... так чудесно!..
   - Тебе нравиться?! Добро пожаловать в наш дом!
   Руки рикона ласково коснулись моих плеч, затем медленно спустились к кистям. Я развернулась. Шейлон смотрел с такой щемящей нежностью, что я тут же потянулась к его губам. Он был не просто не против, всё его, тут же прижавшееся тело, показало насколько мужчина желает меня.
   Филю осторожно спустили с моего плеча, легонько шлёпнув того под попу и весело заметив:
   - Беги, малыш, осваивай территорию! Мирион, помоги ему освоиться.
   Рядом с Филей оказался рыжий котище, вернее не котище, а сург, с интересом косившийся на мою малышку.
   Не успела я, как следует, разглядеть питомца Шейлона, как рикон, подхватив меня на руки, быстро зашагал к арке. Куда он так стремиться, стало понятно, когда мужчина, вихрем пролетев несколько коридоров, оказался у крепкой деревянной двери, за которой обнаружилась спальня с кроватью таких размеров, что я просто ошалела.
   - Эээ... Ааа... - наконец, отмерла я, - а вон те штучки зачем?
   Спросила подозрительно, уж больно предметы напоминали кое-что ранее виденное во 'взрослых фильмах', что так любила мне таскать подружка там, на Земле.
   - А... это так... потом узнаешь, - пробормотал Шейлон, собираясь поцелуем закрыть мне рот.
   Вот, ничего себе?!
   - Шей, пусти! - попыталась урезонить рикона, но этот ненормальный словно с катушек слетел, практически срывая с меня одежду.
   А она, между прочем, дарёная, 'волшебная'!
   Рассердившись, цапнула мужчину за ухо. Он недовольно мыкнул и недоумённо воззрился на меня.
   - Кати, за что?!
   Выскользнув, наконец, из цепких рук рикона, пытаясь прикрыть то, что уже успел обнажить Шейлон, выдавила из себя:
   - Смотри, что наделал...
   - Кати, бабули сделают ещё. Позволь мне ещё один поцелуй.
   Ага! Хитрый какой! Дай палец, руку по локоть откусит! Сначала пусть перестанет разводить тут тайны, а то не семья получается, а... не знаю что... Именно это и высказала рикону. Он брови похмурил, повздыхал, присел на край постели и 'разродился':
   - Кати, всё, что есть в доме принадлежит нам двоим. Ты можешь пользоваться здесь всем по своему усмотрению, как и я. Ни в чём не хочу тебя ограничивать, но... здесь, в спальне прошу довериться мне. Я так долго этого ждал... Фантазировал, как буду радовать свою пару...
   - Шейлон, - остановила я мужчину, - всё это несколько... преждевременно. Мы только стали близки, а ты собираешься пробовать на мне это... эти...
   - Родная, - подхватился Шейлон, вскакивая с постели, и тут же нежно обнял меня, - ты думала, что я прямо сейчас... Ооо, милая, но это не так... Просто...
   Рикон смущённо вздохнул.
   - Я забыл убрать всё с виду. Так что не волнуйся.
   И только я расслабилась в руках любимого, как его страстный шёпот ожёг мне ушко.
   - Но мы обязательно попробуем всё-всё...
   Вот жук!
   От поцелуев Шейлон перешёл к активным действием. Одежда всё же покинула меня, а взамен были прикосновения горячих рук, нежных губ, жар мужского тела... Сначала Шейлон выцеловывал на коже одному ему известный рисунок, пока его пальцы исследовали мою грудь, почти тут же рикон добавил покусывания, языком зализывая места укуса. Усиливающийся напор мужчины не давал мне ни секунды на посторонние мысли, и я могла только вздыхать, всхлипывать и вскрикивать от переполнявших чувств. Это страстно-нежное 'истязание' длилось неимоверно долго, подвергая мою выдержку на 'тяжёлые испытания'. И, когда, наконец, Шейлон взял меня, испытала такое освобождение, что буквально сорвала голос от выгнувшего меня наслаждения.
   Едва выплыв из сладостной неги, услышала слова рикона:
   - Добро пожаловать домой, Кати!
   Я только довольно промычала в ответ, сил хватило лишь на чуть заметную улыбку. Шейлон, понимая мою 'усталость', закутал в одеяло и велел спать.
   В какой-то странной неге и полусне я провела ещё пару дней. Шейлон больше не был близок со мной, позволяя себе лишь мимолётные поцелуи. Я успела между сном и... сном поинтересоваться у рикона, что же такое со мной происходит.
   О, получила интересные сведения. Оказывается, у дома тоже была своя магия, и пока мы с ней привыкали друг к другу, я и чувствовала некоторую сонливость и слабость, ведь моя магия завязывалась на наш с Шейлоном дом.
   А ещё всё время рядом со мной ошивалась Филя, то мурча над ухом, то дремала, свернувшись клубочком на груди.
   Лишь на третий день, почувствовав бодрость, решила осмотреть дом. Сказать, что места в нём много, значит не сказать ничего. Огромные комнаты, где было, казалось, всё, на все случаи жизни, большая кухня с комнатой для хранения припасов, которая больше всего походила на ангар, битком забитый всякой всячиной. Ясно, остаться голодными нам не светит. Ещё поразило и неимоверно порадовало наличие термо-бассейна. Я, вообще, зависла в нём на пол дня, пока недовольный Шейлон не вытащил меня от туда. В ответ получил лишь блаженную улыбку. Так что досмотреть достопримечательности дома на этот раз мне не удалось, зато познакомиться с одной из 'штучек' Шейлона посчастливилось...
   То, что рикон, пока я блаженствовала в бассейне, приготовился основательно, поняла позже, гораздо позже. Шейлон ни сколько нёс меня в нашу спальню, сколько целовал, видимо, тем самым желая дезориентировать. А я то глупая, разомлела, глазки прикрыла, с тем же пылом отвечая рикону. Этот же 'индивид' ещё и просительно шепчет, мол, не открывай глазки. А потом, уложив на постель, ещё ручки и ножки так ласково начал гладить... Ммм, здорово...
   Пока не поняла, что Шейлон меня привязал к постели, и как только умудрился на этом аэродроме?!
   Глаза распахнула, возмущённо уставившись на довольно улыбающегося мужчину.
   - Шей, это ещё что такое?!
   - Кати, обещаю, тебе всё понравиться.
   - Я не хочу... - Готов с тобой поспорить, что скоро не просто захочешь, а будешь молить о продолжении, - мурлыкнул рикон, стягивая с себя одежду, я то в отличие от него после бассейна прям вся была готова, голенькая.
   - Эээ, мы так не договаривались, - смущённо-возмущённо сказала я, пытаясь выпутаться из лент, что стягивали конечности, но, видимо, Шейлон воспользовался ещё и магией, которая мне пока не была столь же доступна.
   Шейлон же умильно разглядывал меня, потом подсел поближе, держа в руках большое радужное перо. Ворсинки коснулись груди, заставив замолчать, а, когда пёрышко заскользило по телу, я чуть не взвилась. Рикон же горящими глазами следил за кончиком пера, то и дело, облизывая губы. А уж когда ворсинки, повинуясь руке мужчины, коснулись сокровенного... Шей был прав, я стала его умолять... Хотелось большего, но мой рикон не собирался торопиться. И пытка пером продолжилась...
   До тех пор, пока сам Шейлон не выдержал, набросившись с поцелуями. Думаете, сразу развязал меня?! Как бы не так! Но его проникновение я восприняла, словно манну небесную. Ммм, в этот раз у нас получилось ещё слаще...
  
   ***
  
   - Шей, а что там, внизу? - спросила я, когда обнаружила в самом дальнем краю нашего дома-пещеры небольшую дверцу.
   - Ах, это... Это вниз в шахту. Хочешь посмотреть?
   - Там что-то интересное?
   - Можно сказать и так, - таинственно улыбнулся рикон. - Идём, открою тебе секрет нашего дома. Только... за это... ты позволишь мне испробовать ещё кое-что.
   - Шей, ты просто ненасытен! - вспыхнула я.
   - Кати, мне всегда будет мало.
   Поняв, что могу прямо сейчас снова оказаться в кроватке, юркнула мимо рикона к той самой, заинтересовавшей меня дверке.
   Шейлон на это рассмеялся, отпер дверь. Сначала был полутёмный коридор, освещаемый лишь огоньком, вылетевшим из рук мужчины. Благоразумно пропустив его вперёд, пошла следом. Ход вёл всё вниз и вниз, пока мы не остановились рядом с одной из трёх дверей.
   Вошли. Комната была не большая, вся заполненная полками, полочками, шкафами и длинным столом, на котором лежали разные инструменты. Вопросительно посмотрела на Шейлона.
   - Моя мастерская. Правда, последний раз был здесь перед отъездом в людскую академию.
   - А что мастерил?
   - Ммм, разное. Вот здесь можешь посмотреть последние заготовки, тогда я работу так и не завершил...
   Заглянув в один из ящичков, стоящих на столе, чуть не присвистнула восхищённо. Там лежали просто невероятной красоты камни, обработанные где-то наполовину, где-то частично.
   Мои загребущие ручки потянулись всё пощупать, приласкать. Я уже говорила, что равнодушно отношусь к металлам? А вот камешки люблю! Пока всё не перетрогала, от стола не отошла. И тут же поинтересовалась, а где можно посмотреть готовую работу.
   Шейлон повёл меня в следующую из трёх дверей.
   Это же!.. Это...
   - Сокровищница?!
   - Наш с тобой семейный капитал, - весело ответил Шейлон, видя, как загорелись мои глаза.
   - И мне можно всё здесь...
   - Трогать, брать, одевать и обязательно носить, - закончил за меня рикон.
   Решила ПОКА не наглеть, и попросила Шейлона показать сначала его работы. Меня подвели к сундуку, ммм, вернее, к сундучищу.
   - Ну, это то, что успел сделать последним, - мне показалось,
   Ох, и красотища, скажу я вам! Мой рикон - талантище!
   И я, как маленький ребёнок, уселась рядом с сундуком и стала перебирать сокровища. Ммм, вот этот камешек как раз бы подошёл к центру изящной диадемы, а вот эти, помельче, создали бы вокруг центрального сияющий ореол... В голове замелькали идеи. Так я обычно поступала, когда готовилась к занятиям с детьми. Сначала представляла, что хочу сделать, а потом разбивала работу на части, так, чтобы и ребёнку было понятно. Не зря же результаты наших совместных трудов с ребятами много раз занимали призовые места на разных детских конкурсах. Вот и сейчас рисунки готовых работ мелькали перед глазами.
   Из задумчивости вывел хмык Шейлона.
   - Что?!
   - У тебя такой вид сосредоточенный был, словно ты планы коварные замышляешь.
   - Планы? Да, но не коварные. Шейлон, а я могу пользоваться твоей мастерской? Мне тут такая идея пришла! А?!
   - И что же желает смастерить моя любимая?
   - Ну, смастерить, это громко сказано, а вот показать тебе идею могу. Поможешь её воплотить? Хотя, пожалуй, сначала посмотрю, что есть в этой комнате, вдруг да моей придумки ещё кто-то дошёл. Не хотелось бы повторяться...
   Я ещё долго ползала по сокровищнице. Всё рассмотрела и, что греха таить, не удержалась, перемерила, что можно. Правда, некоторые вещицы привели меня в недоумение. Ну, вот не представляю, как и куда это можно нацепить. Поинтересовалась у Шейлона. Хм, лучше бы помалкивала. Оказалось, вот то изящное плетение закрепляется на обнажённое тело, подчёркивая все прелести, а сверху одеваются специальные прозрачные ткани. Мда, сущий разврат. Зато, каким интересом зажглись глаза рикона! Ммм, предпочла сбежать, пока Шейлон не задумал увидеть сей шедевр на мне.
   Если у него и были такие планы, то приход гостей эти планы разрушил.
   Естественно, без Шейлона к нам никто не мог войти, наставил рикон разных сигналок и щитов. Но рёв пары риконов не оставлял сомнений, что гости достаточно настойчивые и характер Шейлона хорошо знают.
   Визитёров встретили в гостиной. Это были родители Шейлона. Его мама решительно изъявила желание заняться подготовкой ритуала, свадьбы, по-нашему, земному.
   - А то пока мужчины думают, можно уже и парочкой детишек обзавестись, - укоризненно заметила риконна, глядя на сына, потом перевела взгляд на меня. - Или вас уже есть, с чем поздравить?
   - Эээ, нет, - промямлила я.
   - Но мы стараемся, - довольно выдал Шейлон с другого конца комнаты.
   Вот так бы и треснула чем-нибудь этого болтуна! Ещё бы рассказал, как мы это делаем!
   А дальше закрутилось-завертелось.
   То меня тягают выбрать ткань для ритуального платья, то потчуют рассказом, что надо делать во время обряда, то стараются впихнуть в голову имена ближайших родственников.... И всё это перемежалось с утаскиванием моего бренного тела одним озабоченным риконом, который, ну, вот очень соскучился, и ему срочно требуется поцелуй... объятия... ласки... Правда, об остальном Шейлону пока приходилось только мечтать. Во-первых, Шейлон вошёл во вкус и ему 'желалось' попробовать меня и вот на том диванчике, и в том удобном местечке у камина, и... в общем, а получалось у нас ну, слишком 'громко'... для посторонних то... Во-вторых, по правилам, за оставшиеся дни до ритуала, мы должны были усмирить свою 'жажду' друг к другу. А в-третьих, ну, пугало меня то, что осталось столько всего 'неопробованного' из потайного местечка в нашей спальне. Потому и выскальзывала из рук Шейлона в цепкие руки его матери.
   А ещё в последнее время рикс, что находился внутри меня, требовал свободы и, конечно же, полёта. Я понимала, что крылья пока слабы для того, чтобы самостоятельно сигануть вниз с высоты нашего жилища, потому и просила Шейлона спустить меня в долину, на что рикон постоянно отвечал отказом. Это обижало. Тогда пришлось 'насесть' на свекровь. Вот уж кто понимал меня и во всём поддерживал.
   Ну, и сбежали как-то на свою голову...
  
   ***
  
   Дождавшись, пока мужчины ушли в мастерскую Шейлона, мы с аффи Эммия пробрались к выходу. Ну, и в общем, вниз я добиралась на спине её рикса. Оказавшись на земле, аффи Эммия сразу предупредила, что оборачиваться рядом с домом чревато, и предложила переместиться чуть дальше к небольшому озеру, скрытому от посторонних глаз. Мне так хотелось расправить крылья, что я бы согласилась на что угодно.
   Оказавшись на месте, не без помощи крыльев того же рикса, я сама быстренько обернулась. Покрасовавшись перед женщиной, распахнула свою гордость на всю ширину. Аффи Эммия вернула себе облик человека и стала давать советы, как лучше использовать тот или иной манёвр в воздухе. Я попробовала всё, правда, пока не поднимаясь слишком высоко.
   В радостном ажиотаже как-то не сразу заметила, что нашей компании прибыло. Приземлившись, встретила два восхищённых взгляда молодых красивых мужчин блондинистой наружности. По тому, насколько они были похожи, поняла, что это обе половинки рикона, и, скорей всего, пока ещё не нашедшего свою истинную пару. Аффи Эммия весело вела с ними беседу, правда, почему-то всё время беспокойно оглядываясь.
   - Здравствуйте, - проявила я вежливость.
   Оба красавца кинулись ко мне, выражая восторг и мне и моему риксу. Эввин и Руммин оказались нашими соседями, только недавно вернувшимися с обучения в местной академии. Из намёков аффи Эммии и со слов самих парней стало понятно, что они совсем ещё молодые по меркам риконнов. Им всё было в новинку, кровь бурлила в их венах и заставляла всё воспринимать с восторгом и жаждой познаний. Но, как и любой свободный рикон, они находились в постоянном поиске любимой.
   За всеми их восторгами было заметно и сожаление, что меня успели прибрать к рукам. А когда узнали имя моей пары, совсем скисли. Я решила их немного подбодрить и попросила показать мне их шейконов. Красотища, скажу я вам. Два ослепительно белых красавца гордо расправили крылья и довольно курлыкали, глядя на меня. Мы с аффи Эммией заразительно захохотали. Угу. Ровно до тех пор, пока с небесной высоты не послышался злобный рёв рассерженного рикса.
   Парни тут же подхватились и понеслись прочь, зная, что им может грозить рядом с чужой парой. Аффи Эммия посматривала им вслед сначала снисходительно, потом с тревогой, увидев, что медный рикс с рёвом понёсся вслед за ними. Ещё через минуту она, обернувшись, полетела догонять негодующего сына, дабы уберечь того от опрометчивых действий.
   А я... Я стояла, оцепенев. Ещё до того, как Шейлон погнался за парнями, я почувствовала идущую от рикса такую волну злобы и ненависти, что стало страшно. Что же он сделает с ребятами, если догонит?! А со мной, когда вернётся?! Не хочу видеть в его глазах пренебрежение, разочарование и злость...
   Всхлипнув, стал озираться. Надо было найти место, где смогу пересидеть гнев своего мужчины.
   'А вдруг он не захочет меня больше видеть?' - мелькнула испуганная мысль.
   И не разбирая дороги, я понеслась к скалам. Глаза лихорадочно искали хоть какое-то укрытие. Да, вот там, чуть выше, есть какая-то щель, возможно, там я могу спрятаться и переждать гнев Шейлона.
   Быстро оказавшись наверху, поняла, что щель совсем узкая, и я едва ли могу в неё протиснуться. Но попытку всё же сделала. Как оказалось зря...
   Скала от моих телодвижений почему-то стала двигаться, а потом и вовсе зашаталась и стала съезжать вниз, при этом словно бы толкнув меня в спину, от чего я стала падать, надеясь, что при этом не сильно придётся пораниться. Но и эта надежда не осуществилось. Порода под ногами дрогнула, и я резко ухнула вниз, провалившись в вглубь горы. Не знаю, долго ли длился мой полёт, потому как резкая боль отключила сознание...
  
   ***
  
   - Мам, ну, вот где она может быть? - раздражённо и как-то испуганно в который раз спросил Шейлон.
   - Сынок, она не могла уйти далеко. К тому же, что может ей грозить на нашей земле?!
   - Ну, эти то два придурка здесь объявились!
   - А ты нашёл с кем связываться?! С практически младенцами!
   - Младенцами?! А то я не видел, как они тут хвосты перед Кати распустили?!
   - Ну, покрасовались немного, что с того? Они же поняли, что Кати занята...
   - Она моя!!!
   - Не рычи на мать! И вообще, именно твой рык так напугал девочку, что она скорей всего где-то прячется. Я бы то же самое сделала, если бы твой отец так гневался.
   - Но я же не на Кати сердился!
   - А она об этом знает? То-то же! Давай лучше посмотрим вокруг озера...
   Но Шейлона тянуло в другую сторону. Сердце было не на месте, словно произошло что-то ужасное.
   - Кати! - громко позвал он. - Кати, милая, выходи, я не сержусь! Родная, всё хорошо! Где ты, Кати?
   С каждой минутой беспокойство Шейлона усиливалось. Он не мог, не мог потерять ту, что стала смыслом его жизни, то, ради кого он ходит по этой земле, дышит этим воздухом...
   Неужели она и правда подумала, что он злится на неё? Что тот рык он адресовал ей? Боги, что же он наделал?! Эта дурацкая ревность!..
  
   В конце концов, Шейлон понял, что риксом он быстрее сможет отыскать свою дорогую пропажу.
   Нюх и зрение рикса были, пожалуй, самыми лучшими из всех существ этого мира. Поэтому Шейлон почти сразу почуял след любимой, петляющий от берега озера к скалам. Для огромного рикса этот путь составил всего несколько шагов. След обрывался у провала вглубь горы, из которой, к ужасу Шейлона, едва ощутимо тянуло запахом крови. Сердце рикса забилось с удвоенной силой. Просунуть морду в узкое отверстие, чтобы рассмотреть, что там внизу, не получалось, а потому пришлось возвращать себе человеческое тело.
  - Кати, родная, ты меня слышишь? - громко крикнул Шейлон в дыру, но ответа не пришло.
   Рассмотреть что-либо во тьме дыры было не возможно, как и понять, насколько она глубока. Шейлон обернулся назад к спешившей к нему матери.
  - Кажется, Кати провалилась вниз, - глухо сообщил Шейлон. - Нужна верёвка и...
  - Всё понятно, - нахмурив брови, ответила женщина и тут же, открыв портал, а это она умела одна из немногих риксов, шагнула в арку, чтобы спустя несколько минут появиться вновь, но уже вместе с мужем и кучей всяких нужных вещей, среди которых были разные скляночки с лекарствами.
  Старший мужчина быстро закрепил верёвку и бросил второй конец сыну. Руки Шейлона едва заметно подрагивали. Аффи Эммия чуть приобняла сына.
  - Она риконна, - сказала женщина. - А мы гораздо крепче, чем другие расы...
  Шейлон кивнул и, тихонько отстранившись, стал спускаться вниз. Лаз расширялся, и стало понятно, что глубина провала довольно большая. Слава богам, верёвка была достаточной длины, видимо, в её выборе поучаствовал отец, он в этом много понимает, не раз был в разных передрягах.
  По мере того, как Шейлон снижался, запах крови усиливался, и теперь чувствовался и без отличного нюха рикса. Только подумав о том, что он может увидеть, Шейлон чуть не выпустил верёвку из рук.
   Едва ноги почувствовали твёрдую опору, рикон выпустил верёвку из рук и зажёг несколько огневых светлячков. То, что он рассмотрел прямо у себя под ногами, чуть не остановило его сердце. Его малышка, его родная девочка сломанной куклой лежала среди обломков камней и из её рта толчками вытекала струйка крови. Шейлон рухнул возле неё на колени, задыхаясь от ужаса.
   Нужно было собраться. Он, в конце концов, был и есть магистр целительной магии! И кем он будет, если не спасёт своё единственное счастье!
  Руки мужчины запорхали вдоль женского тела, проводя диагностику. Слава богам, сердце Кати, пусть едва-едва, но билось. Магией Шейлон остановил кровь. Его больше всего беспокоило состояние спины любимой. Было понятно, что большинство костей поломано, и передвигать малышку пока было нельзя, пока Шейлон не найдёт способ срастить быстро кости. Но и после этого Кати придётся долго восстанавливаться.
   Прихваченные матерью лекарства пришлись кстати. Магия магией, а без некоторых настоек не обойтись, к тому же Шейлону ножны были все его силы и способности, чтобы срастить кости.
  Аффи Эммия тоже спустилась к сыну.
  - О, боги! - выдохнула она. - Прости, сын! Если бы я только знала, к чему приведёт наша прогулка...
  - Мам, это не твоя вина, успокойся. Никто не мог предполагать такое, - постарался успокоить её Шейлон. - Посмотри, есть ли у тебя синий пузырёк. Есть?! Отлично. Попробуй влить в рот Кати пару капель, остальное дай мне. Сил понадобиться много.
   Мать и сын действовали слаженно. Микстура давала большой запас сил, и Шейлон, упрямо сдвинув брови, приступил к лечению.
   Спустя час и практически все потраченные силы вместе с магическим запасом, и все косточки Кати срослись, как надо. Но надо было спешить и перенести риконну в дом, пока она не пришла в себя. Не хотелось, чтоб малышка, очнувшись, вновь пережила этот кошмар.
  
   ***
  
   В себя приходила тяжело. Каким-то седьмым чувством понимала, что мне больше ничего не угрожает, а, если не испытываю той ужасающей боли, значит обо мне позаботились. Да, вон, кажется, слышу недовольное пыхтение Шейлона и тихий шёпот аффи Эммии.
   - Сын, прости, это моя вина. Но пойми девочке нужна была свобода, её крылья просили ветра. Не дело держать её взаперти, только потому, что твоя ревность раздулась до невозможных размеров.
   - Ма, я знаю свою вину и не отрицаю, что своими действиями подталкиваю Кати к безрассудству. Но и вы должны понять, что моя девочка многого не знает и не понимает, наш мир для неё во многом не понятен. Там, где нам всё известно и безопасно, может стать для Кати бедой. Но ты права, малышке нужно учиться, только... в академию её не пущу. Пойми, для меня это равносильно её потере...
   - Но ты бы тоже мог продолжить работать, - возразила женщина. - Тем более, ректор не раз звал тебя.
   - Нет, мам. Разве я могу хоть чем-то заниматься, пока Кати не будет рядом.
   - Вы ведь будете в одном месте.
   - Но не вместе. И если я сейчас схожу с ума от ревности, просто думая, что кто-то из свободных окажется с ней рядом, то, что будет, когда рядом с Кати их будет больше сотни?! Прости, но пока не могу справиться со своими собственническими чувствами. Знаю, и Кати из-за этого будет на меня злиться, но...
   Эх, как же я люблю этого рикона! И его ревность меня почему-то совершенно не злит и не задевает. Вот только я же вижу, что ему хотелось бы снова преподавать. Ничего, вот успокоится немного, и я его уговорю, вернуться к работе.
   Видимо, моя умильная улыбка была достаточно широкой, чтобы её заметить, потому как оба собеседника замолчали, а спустя мгновение моего лица ласково коснулись пальцы Шейлона.
   - Девочка моя, ты очнулась?! Родная, что болит? Может, ты чего-то хочешь?
   Хотела отрицательно помотать головой, но тело тут же прострелило болью.
   - Кати, - обеспокоенно сказал Шейлон, - тебе пока нельзя шевелиться. Просто ответь мне мысленно или шепни.
   'Сильно я поранилась? Только правду говори'.
   - Сильно, но я всё уже залечил. Правда, боль пока ещё будет немного проявляться. Твоя спина была сломана в нескольких местах.
   Я снова испуганно дёрнулась, тут же зашипев от боли.
   'Я не смогу ходить?'
   - Глупости, родная! И ходить, и летать, и бегать, и всё, что захочешь. Я сильный целитель. К тому же, ты риконна, а значит, гораздо более крепкая и живучая, чем остальные. Только, Кати, прошу не убегай от меня больше, чтобы снова не попасть в беду.
   'Я испугалась. Ты так громко 'сердился''.
   - Не на тебя. Никогда на тебя! Что бы ни случилось, знай, ты - главное в моей жизни!
   К сожалению, речь моя восстанавливалась так же долго, как и спина. Видимо, повреждения, действительно, были катастрофическими. М-да, если бы подобное случилось на Земле, я бы вряд ли выжила, а так, благодаря магии Шейлона, мне потребовалось чуть меньше месяца на восстановление. Из-за этого свадебный обряд пришлось отложить, хоть Шейлон и был против, заявив, что обряд можно провести и дома, прямо у моей постели. Только кто ж ему позволит! К тому же, для меня впервые выходить замуж, тем более по традициям этого мира. Аффи Эммия тоже возмущалась, ведь она столько сил потратила, чтобы всё организовать. В итоге, Шейлону пришлось смириться.
   К слову сказать, мой рикон всё время был рядом, решая все насущные вопросы и проблемы. Да он даже спал на полу рядом с кроватью, во-первых, боясь причинить мне ненамеренно боль, если ляжет рядом, во-вторых, заявил, что нигде в другом месте спать не сможет. Вот и мается каждую ночь.
   Эти дни ещё больше сблизили нас. Я настолько привыкла общаться с Шейлоном мысленно, что, наверное, и вовсе бы забыла, как это - говорить, тем более, что связки всё ещё болели. Вот только Шейлон всё чаще заставлял эти самые связки тренировать. Что уж там мне перебило и пережало, но вначале голос был похож на скрип несмазанной телеги. Шейлон всё что-то колдовал над лечебными составами, веля мне потом их пить. Вот уж гадость несусветная!
   А потому часто вела себя словно дитя неразумное, умоляя рикона перестать пичкать меня этой дрянью. Вот только любимый был непреклонен, и раз за разом впихивал мне в рот ложку с отвратными каплями, а затем просил произнести тот или иной звук. Даже подключил к этому 'истязательству' свою мать, когда самому нужно было вместе с отцом утрясать разные вопросы.
   К тому же было много упражнений для повреждённой спины. Видимо, регенерация риконны сделала своё дело, и вскоре я смогла встать на ноги. Правда, сначала много двигаться мне не давали. Так шажок два. А когда Шейлон понял, что травма больше не беспокоит, взялся за меня основательно. Куча разных упражнений сменялась основательным массажем, а затем тёплой ванной с набором разных трав.
   Единственное, чего между нами не было в последнее время, это близость. Меня это даже стало напрягать. А как иначе, если всё время настырный мужчина только и стремился уволочь меня в спальню, а теперь, ну, не то чтобы не смотрит в мою сторону, знаю, смотрит, но не делает и попытки всё вернуть.
   Я как-то не выдержала и потихоньку спросила мнение аффи Эмии на эту ситуацию. Она долго смеялась сначала, а потом сетовала на недалёкий ум мужчин.
   - Боится он, Кати, что разочарует тебя, раз не сумел от беды уберечь. Вот и ходит кругами да облизывается. Весь в отца пошёл. Тот тоже набедокурит, а потом разведёт трагедию да несчастными глазками за мной наблюдает, когда я решу его позвать.
   - Эээ... это что же, мне самой ему предложить?
   - Ну, это тоже не помешает, если, конечно, Шейлону хватит терпения ждать до вашего обряда.
   После разговора с аффи Эммией я решилась на эксперимент. Чувствовала себя к тому времени довольно хорошо, не считая пока ещё не полностью восстановившуюся речь. Выискала среди приготовленных матерью Шейлона нарядах самый соблазнительный и дождавшись, когда все уже были за столом, спустилась на обед.
   В это время Шейлон с отцом горячо обсуждали какие-то изменения в мастерской, лишь аффи Эммия заметила принарядившуюся меня, одобрительно заулыбавшись. В этот момент в носу запершило, и я чихнула. Шейлон тут же обернулся, ненадолго 'завис', практически не моргая, и только потом счастливо улыбнулся.
   Села я на этот раз напротив своего рикона. Ага, чтобы после 'случайных' наклонов ему открывался вид на соблазнительные выпуклости.
   Мило улыбаясь, специально не смотрела в его сторону, при это то 'случайно' прикусывая губку, то прикасаясь пальчиком к шее, то делая глубокий вздох.
   Вопросительно взглянув на откровенно веселящуюся аффи Эммию, поймала её мимолётный кивок, означающий, что всё идёт, как надо.
   Не упустила случая, прикасаясь губами к краю чашки, взглянуть из-под опущенных ресниц на Шейлона. Эх, чуть не подавилась! Пожалуй, если бы рядом не были его родители, Шейлон разложил бы меня на столе прямо сейчас. Дааа, страстный мне достался мужчина!
   В предвкушении ждала, что же будет после обеда. Но Шейлон оказался крепким орешком. Стиснув зубы, он буквально вылетел из столовой, заработав вслед три совершенно разных взгляда вслед. Недоумённый от отца, весёлый от матери и рассержено-негодующий от меня.
   Аффи Эммия что-то пошептала мужу на ухо, после чего тот тоже развеселился, а потом повёл жену прогуляться, как бы вскользь сообщив, что возможно они задержатся в городе. Поняла, что мне так давали время на 'сражение' с Шейлоном.
   Вздохнув, пошла искать этого 'бояку'.
   Наверняка, скрывается в своей мастерской. Усмехнувшись отправилась туда. Но внутри мастерской никого не было. Да, часть инструментов лежала не в том порядке, что обычно, но это и понятно, Шейлон с отцом взялись что-то переоборудовать. Заглянула в сокровищницу, но и там никого не было. Так, заглянем в третью дверь. Хм, заперто. Но ничего живого за дверью не чую. Вот интересно и куда мой раскрасавец рикон заховался?!
   Может, отправился искупаться?
   Нет, вода даже не взбудоражена, и не следа Шейлона.
   Так я обошла почти весь дом, с каждой минутой теряя настрой на близость, а вот взамен пришла злость. Ведь понял же, на что я намекала за обедом! Теперь издевается?! Ну, и ладно! Не хочет - не надо! Пусть только попробует теперь приблизиться, теперь я не буду замечать его. И проигнорирую и призывные взгляды, и тянущиеся ко мне шаловливые ручки, не говоря уже обо всём остальном!
   Пыхтя и мысленно возмущаясь, поплелась в спальню. И ведь, гад, на мысленный зов промолчал, закрылся. Сидит, небось, где-нибудь и посмеивается над глупой мной. В кои-то веки сама проявила инициативу, и на тебе!
   Влетев в комнату словно фурия, успела сделать всего пару шагов в сторону кровати, прежде чем почувствовала, что словно застыла в беге. Вернее не так: словно попала в середину паутины из силовых линий. Что за?!.
   - Что так рассердило мою красавицу? - раздалось ехидно позади.
   Вот ты где, женишок!
   - Что происходит? Отпусти меня сейчас же!
   Шейлон вышел из-за спины. Из одежды на нём было лишь полотенце на бёдрах. Встав почти напротив меня, провокационно поиграл мускулами.
   - Ммм, продолжим? - с хрипотцой в голосе произнёс Шейлон, опустив одну руку к полотенцу. - Я готов...
   А то я не вижу?! Ещё как готов!
   - А ты готова, малышка?
   - Нет! - чуть ли не рявкнула я. - И нечего тут хвастаться своим... своим... эээ... В общем, выпусти меня отсюда!
   - И что же, твой соблазнительный наряд был напрасен? А может всё же передумаешь? - усмехнулся Шейлон, снова заходя мне за спину.
   Эх, если б я только могла повернуться или освободить хоть одну конечность!
   Не знаю, как у Шейлона получилось, но платье с меня сползло к ногам, а за ним последовали и все остальные мои одёжки. А шею обожгло дыхание рикона.
   - Ммм, потрясающий вид! С каждым днём ты всё соблазнительнее.
   Тело невольно откликнулось на голос Шейлона, грудь налилась и тут же оказалась в больших ладонях мужчины, а когда к спине прижалось горячее тело, я буквально вспыхнула от желания. Блин, как мало мне оказывается для этого надо!
   Через минуту Шейлон вновь оказался лицом ко мне, опустился на колени, взглянул снизу вверх. И вот так, глядя глаза в глаза, начал 'играть' на моём теле. Одна его рука гладила бедро, вторая сразу принялась ласкать центр моего желания. А я... я могла только стонать и вздрагивать от наслаждения, не смея отвести взгляд от той любви и нежности, что светились в глазах рикона.
   Когда я уже была готова умолять Шейлона взять меня наконец, он поднялся, отошёл на пару мгновений и, вернувшись, снова опустился на колени, держа в руках какую-то штучку, по форме напоминающую мужской орган. Я забилась в силовых путах, догадавшись, что меня ждёт. Шейлон только улыбался.
   - Кати, успокойся, это не страшно...
   Да, страшно это не было! Наполненная с обеих сторон я то задыхалась от наслаждения, то рычала от переполнявших чувств, то подвывала от нетерпения, а потом просто кричала от невозможности сдерживаться. Видимо, Шейлон вспомнил, что моё горлышко только недавно зажило, поэтому рот мне запечатали глубоким поцелуем...
   Если вы думаете, что рикону хватило одного раза подобным образом возобновить нашу, то глубоко ошибаетесь. Это 'безобразие' длилось до глубокой ночи. И в постель меня Шейлон транспортировал совершенно обессиленную. Дорвался всё-таки...
  
   ***
  
   Ещё через неделю ликующий Шейлон, наконец-то, официально сделал меня своей женой. Хотя, к слову сказать, по их законам я ею стала, когда соединилась с Шейлоном в животной форме. Это мне аффи Эммия поведала. Вот ведь Шей! Не мог мне всё сразу рассказать?! Я то думала, что живу во грехе, а оно вон как оказывается.
   Сам обряд был прост, но красив. С утра, облачившись в прекрасный наряд, подготовленный заботливой рукой аффи Эммии, я в сопровождении её же отправилась вниз к виднеющемуся вдалеке городу, где, собственно, и должна была пройти церемония. Честно говоря, сначала недоумевала, как я это сделаю в таком шикарном наряде. Всё оказалось просто: пришлось лететь на спине рикса матери Шейлона. Она создала какую-то преграду вокруг меня, и совершенно не чувствовался.
   Опустились мы рядом со зданием, больше напоминающем амфитеатр, в центре которого располагался алтарь. По неширокому проходу старшие родственницы Шейлона провели меня внутрь. Здесь я немного растерялась, увидев сидящих на каменных ступенях риконов разных возрастов, их было столько, что 'амфитеатр' был полон до краёв. Чувствуя, как от волнения заалели щёки, бросила вопросительный взгляд на одну из бабушек Шейлона, в ответ она ободряюще сжала мне ладошку.
   Вокруг алтарного камня, полностью закрывая его, стояли мужчины нашей семьи. Когда до них осталось пара шагов, мужчины расступились, и я увидела широко мне улыбающегося Шейлона. Он протянул руку, за которую я тут же ухватилась, и с этого момента спокойствие разлилось в душе. Да я даже боль от небольшого надреза на руке не почувствовала, его нам, кстати, отец Шейлона сделал. Затем мы положили ладони на алтарь. Тут для меня, но не для остальных риконов, произошло странное: словно бы соткавшись из воздуха на руки опустились наши с Шейлоном сурги. В этот же момент, словно солнышко вспыхнуло в алтаре, окутав светом наши с Шейлоном фигуры, а когда свет рассеялся, 'амфитеатр' наполнился ликующим криком присутствующих.
   Шейлон привлёк меня к себе и нежно поцеловал, шепнув, что сейчас нам нужно отправиться в полёт.
   - А как же платье, оно же без маг-волокон, исчезнет?
   - Сегодня оно тебе не понадобиться, свою функцию оно выполнило.
   Вот ведь, что за расточительность, разбрасываться такой красотой, тем более вложив в него столько сил?!
   Отойдя от алтаря на достаточное расстояние, мы обернулись. По горящим восхищением глазам мужчин и женщин, поняла, что моя рикса действительно прекрасна и необыкновенна. Вот только такое внимание не понравилось одному собственнику, он грозно рыкнул в сторону мужчин. Те чуть поубавили восторги, при этом довольно посмеиваясь над ревнивым медным. А затем мы оба взлетели ввысь под подбадривающие крики риконов.
   Покружившись над сооружением, Шейлон дал понять, чтобы я летела за ним. Надеюсь, он помнит, что я пока ещё могу делать это недолго и не высоко?!
   Вспомнил, когда мы подлетели к подножию гор. Там я вернула себе человеческий облик, оставшись перед довольным взглядом рикса в костюме Евы. Этот паразит стал меня обнюхивать, даже лизнул, где не следует, а потом, опустив крыло, велел забираться ему на спину. Полезла, куда деваться, при этом пыхтя от недавних нахальных действий.
   Предположение, что мы летим домой, не оправдалось. Медный рикс, быстро махая крыльями, стал подниматься на довольно приличную высоту, а затем стрелой понёсся вглубь горного массива.
   Спустя некоторое время мы стали спускаться к небольшому озерцу, расположившемуся чуть ли не посередине горного хребта. Едва я спустилась со спины медного рикса, как передо мной оказался Шейлон. Сказав, чтобы подождала пару мгновений, он скрылся среди скал. Его отсутствие тут же сказалось на мне, стало не просто зябко, я, наконец, почувствовала, что нахожусь на достаточной высоте.
   Но не успела задрожать, как на плечи лёг тёплый меховой плащ, а саму меня подхватили сильные руки и понесли краем озера к видневшемуся невдалеке зеву пещеры.
   - Шей, а зачем нам туда?
   - Это священное для риксов место. Считается, что первые риксы появились именно здесь, и здесь же они научились принимать вторую форму. Поэтому, когда пара проходит обряд у алтаря, сразу же летят сюда, поклониться очагу предков и попросить о благе и покровительстве для юной семье.
   Слушая объяснения Шейлона, пыталась представить, что предстанет перед моими глазами. Но всё оказалось совершенно иначе, необычно и в то же время прекрасно. Когда Шейлон говорил про очаг, я думала, это образное сравнение. Но оказалось, что в центре громадной пещеры, действительно, находится сложенный из огромных валунов округлый очаг, в центре которого пылало белое пламя. Ни красное, ни жёлтое, и даже не синее, а именно белое, слепящее. Вокруг очага всё словно бы было покрыто мягким голубоватым мхом, и именно на него меня поставил Шейлон, а сам стал раздеваться. Затем забрал и мой плащ.
   Внутри пещеры было тепло, даже сквозняк не обнаруживался, что интересно. Пока я этому удивлялось, Шейлон потянул меня к валунам. Думая, что мы остановимся у них, была удивлена, когда между ближайших валунов заметила выдолбленную каменную лестницу, ведущую вверх, к огню. И Шейлон тянул меня именно к ней. Честно говоря, струхнула.
   - Не бойся, - поняв моё состояние, подбодрил рикон, - белое пламя нам не навредит.
   Зажмурив глаза, доверилась любимому и шагнула за ним следом.
   Тело тут же словно обняло ласкающими лепестками огня, даже показалось, что это не огонь, а подогретая вода прикасается к коже. Распахнув глаза, осмотрелась, но видела лишь шагающего впереди Шейлона. Его тело словно светилось изнутри. Интересно, а я тоже так потрясающе выгляжу? Вскоре поняла, что да. Остановившийся рикон одарил меня таким восхищённо-голодным взглядом, что я чуть было не шагнула назад. Кто б мне это позволил?!
   И тут мой взгляд остановился на возвышении в центре пламени. Это была невысокая площадка размером два на два метра.
   - Иди ко мне, - искушающе произнёс Шейлон.
   - Шей, а... - попыталась спросить, что будет дальше.
   Но губы мужчины накрыли мой рот, тем самым отвечая на вопрос. И вскоре стало всё равно, что уложили меня на ту самую каменную площадку, ощущавшуюся мягче и привлекательнее пуховой перины. Я забыло обо всём, кроме мужчины рядом, кроме его губ, жалящих страстью и любовью мою кожу, кроме его рук ласкающих и сжимающих меня, кроме всего его тела накрывшего меня в любовном порыве. И вскоре мы сами стали подобны белому пламени окружавшему нас. Любовь и страсть пылали в нас, в наших душах и сердцах. В какой-то момент в языках пламени я словно бы увидела держащихся за руки малышей, так похожих на Шейлона, они улыбались друг другу. А потом громко счастливо рассмеялись и вновь исчезли в ярком белом свете.
   Видение длилось всего миг, но этот миг ещё больше согрел моё сердце. И, когда Шейлон подвёл нас обоих к пику страсти, от счастья и наслаждения и громко закричала. И тут же ко мне присоединился вскрик любимого.
   Когда, спустя пару часов мы направились к выходу из пещеры, Шейлон тихонько, с затаённым восторгом спросил:
   - Кати, ты тоже видела наших будущих малышей?
  
   ***
  
   Вернувшись домой, увидели нетерпеливо шагающих туда-сюда по гостиной женщин семьи, мужчины с улыбками посматривали на них, но было видно, что тоже волнуются. Едва мы вошли, держась за руки, бабушки и мать Шейлона окружили нас. Вопросы посыпались, как из рога изобилия.
   - Ну, что?
   - Огонь принял вас?
   - Не обжёг?
   - Мам, всё хорошо, - начал отбиваться Шейлон.
   - Вы были одни? Никто больше не проходил обряд?
   - Эммия, ты же знаешь, во время единения они бы всё одно никого не увидели. Разве что на выходе, - остудила пыл своей дочери риконна.
   - Родные мои, успокойтесь, - рассмеялся Шейлон. - Мы были одни. Пламя было к нам благосклонно. Даже более...
   - Что?! Вы что-то увидели?!
   - Наших детей, - счастливо улыбнулся мой рикон.
   - Оооо!!! Это же... боги, какое счастье!
   - Невероятно!
   - Детей?! Значит, их было больше одного? Значит, скоро у нас будет внуки?!
   - Внучки, бабуль, - обрадовал родственников Шейлон.
   Все на миг замолчали. И тут же подскочили уже мужчины, с заблестевшими восторгом глазами.
   Тут надо пояснить, что девочек у риконов рождалось мало, поэтому для семьи появление риконны было равносильно чуду. Это повышало статус семьи и её благосостояние: ведь все рода будут надеяться обрести для себя истинную риконну. Но не это было главным. Воспитанием девочки занимались мужчины семьи, оберегая своё сокровище, всячески балуя и безгранично любя. А тут обещают сразу двух девочек! Невероятно!
   Наблюдая радостную кутерьму, я тоже счастливо улыбалась. Даже усталость отошла на второй план. Позволила себе лишь тихонько вздохнуть да переступить ногами.
   Тут же все встряхнулись. Женщины кинулись, весело щебеча, накрывать на стол, мужчины стали им помогать, а Шейлон, подхватив меня на руки, понёс наверх. И правильно, кутать свою наготу в плащ становилось не просто неудобно, стыдно.
   Всё, теперь буду девать только то, что после обращения не исчезает! Это Шейлону удобно, раз и я вся как на блюдечке! Недаром пока нёс, успел везде огладить, ненасытный.
   Оставшуюся часть дня провели весело. Все шутили, подкалывали Шейлона, хвалили меня, чаще всего смущая. Ну, и, конечно же, интересовались, дальнейшими планами.
   - Мне бы хотелось попасть в вашу Академию, - ответила на прямой вопрос отца Шейлона. - Я ведь многого не знаю, и, кто знает, в какую передрягу меня это приведёт.
   - Верные слова, девочка. А ты, сын, не сопи. Твоя жена права...
   - Отец, я сам могу ей всё объяснить...
   - Ну, да?! Это когда же? Между постелью и постелью? Нет, Шейлон, девочке нужно учиться. К тому же без общения с другими она скоро заскучает. Я понимаю твои опасения и ревность, и собственнические чувства, но ты и сам понимаешь, что так будет лучше и правильнее.
   Шейлон вздохнул. Видимо, он и сам давно пришёл к этому выводу, но старался оттягивать момент решения.
   - А как же малышки? - вдруг встрепенулся он. - Академия не место для беременной риконны.
   - Сын, не смеши меня, - фыркнул мой свёкр. - Я вижу, что твоя жена пока не в положении, плохо стараешься...
   Я стала пунцовой, Шейлон насупился, женщины тихонько хихикнули.
   ...- так что я завтра поговорю с Дарроном, сообщу, что ты, наконец-то, согласился занять своё место в Академии. Хотя, надо просить у него комнату большего размера да активированный портал из неё прямо сюда, в ваш дом.
   На том, к общей радости, впрочем, за исключением всё ещё хмурившегося Шейлона, и порешили.
   Дальше события происходили настолько быстро, что я просто не успевала за ними уследить. Не успели родители и другие родственники Шейлона улететь, к великой радости самого Шейлона, жаждавшего заполучить меня в единоличное пользование, как вернулся отец рикона с ещё каким-то серьёзным мужчиной. Как оказалось, являющегося ректором Академии риконов. Радостно потирая руки, он, буквально, с ходу стал осаждать моего мужа, расписывая выгоды работы в Академии. Меня этому господину Шейлон представил в самом конце, и то с неохотой.
   Первым требованием Шейлона стало немедленное установление портала, вторым, и едва ли не главным - моя неприкосновенность, ну, и третьим - общее место проживания. Тут уж возмутилась я, зная, как ко мне станут относиться однокурсники в таком случае. Ректор попытался встать на мою сторону, обещая лучшую комнату в женском общежитии. Шейлон встал в позу, заявив, что это не выход, и он тогда лучше останется дома. Помолчав пару минут, ректор предложил перевести меня на индивидуальное обучение, то есть с нужным курсом я буду встречаться всего на нескольких предметах, а остальное время обучением будут заниматься магистры-женщины.
   Честно, мне бы было смешно, если бы не было так грустно. Ревность Шейлона была запредельной и иногда просто раздражала. Слава Богу, ко мне никаких претензий. А потом, после разговора с родственницами мужа, я стала больше понимать, почему риконы так ведут себя по отношению к своим парам, откуда такие собственнические замашки. Ведь мужчины боялись, что не женщина вдруг уйдёт к другому, а этот самый другой сможет увести любимую.
   Вот интересно получается, будь я на Земле, и прояви кто ко мне такую огромную опеку и любовь, я бы возможно стала задыхаться, мечтая хоть о капельке свободы. А здесь... Здесь я наоборот - дышала любовью Шейлона.
   Когда все организационные вопросы были решены, мой любимый рикон, наконец, успокоился. Выпроводил гостей и занялся своей любимой женой...
  
   ***
  
   Спустя три месяца.
  
   - Шей, ну, это же смешно. Этот мальчик мне просто помог. Ты же был занят, а задания никто не отменял.
   - Кати, ты просто не знаешь этих юнцов! Они же так и вьются вокруг, намекают, соблазняют.
   - Шей, - рассмеялась я, - можно подумать, никто не в курсе, что я замужем. Впрочем, как и большинство студенток и магистров.
   - Тем не менее, это не мешает им строить тебе глазки!
   - Ревнивец ты мой, - шепнула я, чмокнув мужа в уголок губ.
   Шейлон тут же воспользовался ситуацией и захватил мои губы в плен. Я и была бы не против, если бы не то, что вот-вот должен был начаться урок, который, кстати, и вёл аффин Шейлон. А ведь то, что этот уважаемый профессор является моим мужем, знали только несколько преподавателей.
   Скрипнула дверь, из чего сделала вывод, что, похоже, наша тайна скоро ей быть перестанет.
   Вырвавшись из объятий мужа, устроилась побыстрее на своё место. И вовремя, однокурсники шумной толпой ввалились в двери, ехидно посматривая в мою сторону. Девушки окружили стайкой.
  - Вот же тихушница!
  - А мы то гадали, кто же счастливчик?!
  - И давно вы вместе?
   Вопросы сыпались, как из рога изобилия. Да, с большинством из них я сдружилась, и вполне активно общалась. Тем более, нам нечего было делить, большая часть из них имела жениха, двое, как и я были замужем, а свободных девушек опекали практически все мужчины Академии, свободные - надеясь обрести среди них пару, женатые - выполняя функцию старших братьев и отцов. Изредка среди студенток мелькали девушки-человечки, тем или иным способом попавшие на закрытую территорию риконов. Их судьбы так же были практически решены. Кто-то из девушек являлся парой рикону, кто-то результатом смешения рас, где мама - человек, а папа - рикон.
   Но была и отдельная группа, как я мысленно окрестила её - 'бежанки', где девушки по той или иной причине не смогли выжить среди других рас. Все они давали клятву, что не покинут территорию риконов никогда в жизни. Да они бы и не смогли этого сделать, ведь границы не только хорошо охранялись, но и многочисленные магические барьеры, которые давшим клятву преодолеть было невозможно.
   Вот именно девушки из этой группы и начали беспокоить меня с первого дня учёбы. Сначала это было едва заметное ощущение неприятного покалывания в области лопаток. Ну, словно чей-то недобрый взгляд, брошенный в спину, которому обычно не придаёшь значения. Я быстро научилась находить лица этих девушек в толпе, видимо, включались чувства моей животной половины, сообщая: 'чужая', 'соперница'.
   Правда, с некоторыми 'чужачками' я вскоре стала довольно тесно общаться и вполне успешно, особенно после того, как выяснилось, что они не имеют видов на моего рикона.
  Тем не менее, тот самый 'злой взгляд' стал всё больше беспокоить. Сначала убеждала себя, что это просто мои страхи и выдумки. Но как-то раз шуткой выдала подобную информацию подружкам, и была удивлена тому, насколько быстро они приняли хмурый вид. А потом и вовсе заявили мне, что мои ощущения - не выдумка. Моя рикса чувствует опасность, и у меня в Академии, действительно, есть недоброжелатель.
   Если бы вычислила, кому столь не угодила, я бы, наверное, поделилась этим с Шейлоном, но сотрясать сейчас воздух попусту не хотела. Да и вообще, может, у меня развивается какой-нибудь комплекс. Шейлона же, вон, клинит на мысли поскорее сделать меня беременной...
   После 'показательного' поцелуя все в Академии мне либо улыбались, либо весело подмигивали, женщины и девушки - в открытую, парни - издалека. Ведь, не дай боги, магистр Шейлон увидит! Я сначала жутко смущалась, а потом привыкла, даже шутила на эту тему.
   Сегодня очередное индивидуальное занятие у аффина Шейлона. Хотя какое занятие, если данный магистр только и думает, как бы меня склонить к продолжению ночного сумасшествия. Вот не может данный индивид разделить, где работа, а где личные отношения.
   С этими мыслями дошла до класса, в очередной раз опасаясь за целостность одежды. С опаской заглянула в дверь, а то с рикона станется попробовать на мне очередную свою 'штучку'. Вот только Шейлона ещё не было. Ну, может, хоть одно занятие пройдёт как надо.
   Села на ближайшее место и стала ждать мужа. Время шло, а его всё не было. Если перенёс занятие, то мог бы и сообщить, не пришлось бы сидеть тут в одиночестве. Решив найти запропастившегося магистра, встала, подошла к двери и попыталась открыть оную. Вот только кто-то запер меня снаружи. Поколотила по двери, покричала, но в ответ - тишина. Какая-то подозрительная...
  
   ***
  
   - Маури, ты опять плохо спала?
   Я грустно кивнула. Практически каждую ночь, едва закрываю глаза, чудится чей-то тоскливый вой, а затем голос, словно бы пытающийся звать меня, вот только слов никак не могла разобрать. Поэтому, вздрагивая, просыпалась, желая, хоть на минуту отрешиться от тоски и боли преследующей во сне.
   - Маури, что скажет хозяин?! Ты своим полу трупным видом всех клиентов ему распугаешь, - посетовала соседка по небольшой, но аккуратной комнатушке.
   - Тинни, как обычно займусь работой в кладовке, - отмахнулась я. - По крайней мере, это лучше, чем ловить на себе сальные взгляды посетителей.
   - Ну, чего ты боишься?! Аффин Прилани - хороший человек, в обиду нас не даёт, чуть ли не за дочерей считает. Вот где бы мы были без его участия. Меня бы пользовали в борделе, а ты бы сгинула тогда больной в канаве.
   Я согласно вздохнула.
   - Скажи, - в очередной раз спросила Тинни, - так ничего и не вспоминается? Ну, хоть что-то?
   - Совсем ничего, - снова вздохнула я. - Знаешь, это так страшно ничего о себе не помнить... Кто? Откуда? Как зовут? Я всё время пытаюсь хоть что-то извлечь из памяти, но кроме головной боли ничего не получаю.
   - Главное, что мы обе живы, - оптимистично улыбнулась Тинни. - А остальное...
   Девушка не договорила. В нашу дверь постучали, а затем в приоткрытую дверь просунулась голова Фирны, ещё одной работницы.
   - Ну, что вы копаетесь?! Печь уже затоплена, и Тарыська пироги печь начинает. Не успеете, опять без завтрака останетесь. А тебе, Маури, хозяин велел хорошо питатья, на умертвие ведь похожа. Кстати, зайди к нему прямо сейчас, что-то на счёт мага сказал... А всё равно не помню...
   Мы поспешили одеться. Тинни понеслась вниз, пироги Тарыськи её влекли больше, чем предстоящая работа, а я пошла прямо в кабинет хозяина.
   Аффин Прилани, седой человек почтенного возраста, похожий на могучий дуб, согнутый временем, стоял у окна, о чём-то размышляя. Едва я вошла, глаза старика зажглись теплом, а на губах мелькнула улыбка.
   - Присаживайся, Маури. Помнишь наш разговор о маге, что попробует вернуть твою память? Не передумала ещё?
   - Нет, не передумала. Хочу всё вспомнить, даже если это принесёт мне боль... Кто знает, зачем меня выбросили умирать...
   - Ну-ну, только не разводи сырость, - сказал мужчина, потрепав меня по волосам. - Что бы не случилось, я тебя не брошу и ни в чём не упрекну. Слишком много повидал в жизни, чтобы хоть кого-то судить, да и сам не безгрешен. Так о чём я? Ах, да! Маг прибудет завтра. Анирам - мой хороший знакомый, можно сказать, друг. Столько вместе бед да радостей повидали, и не пересказать! Уж, ежели, он не поможет... Ладно, не слушай старика. Беги-ка к Тарыське, пироги, поди, готовы. Да в зал сегодня не ходи. Вернёшься сюда после завтрака. Давно эта берлога уборки просит, а доверить такую работу могу, разве что, тебе. Фирна такой порядок наведёт, что лучше всё оставить в первозданном виде, а Тинни уж больно хорошо справляется внизу. Заметила, как часто стал к нам тот стражник кареглазый заглядывать? Явно глаз положил на нашу девочку. Узнавал я, мужик он хороший, правильный. Главное, чтобы и Тинни это оценила да не вертела хвостом перед другими.
   - Ой, да этот кавалер давно ей нравится, - хихикнула я.
   - А ты не присмотрела себе кого? Молчит сердечко? Ну, и ладно, какие твои годы?! Найдётся и для тебя половинка.
   Разговор коснулся того, что заставляло мою голову вскипать от боли, поэтому поскорее сбежала на кухню. Тинни подвинула мне огромное блюдо с горячими пирожками и вопросительно кивнула.
   - Завтра придёт маг, - ответила я на немой вопрос.
   А дальше день пошёл по накатанной дорожке. Приведение в порядок таверны, помощь Тарыське в чистке овощей, мытьё посуды... И всё это время мелькание мыслей в голове, о завтрашнем дне, о том, даст ли результат встреча с магом, что будет если...
   Видимо, я настолько устала от беспокойства, что, наверное, едва ли первую ночь в этом доме спала спокойно.
   Утро снова началось с пирогов Тарыськи, вот только ни одного из них съесть не смогла от волнения. Вот только маг приехал ближе к обеду, и меня тут же позвал аффин Прилани. Его гость сразу приступил к делу, сначала обошёл меня кругом, рассматривал, хмурился, потирая подбородок, затем попросил сесть, а сам повернулся к хозяину дома.
   - Ну, что скажешь, друг, сможешь помочь?
   - Трудную задачку ты задал мне, Прилани. Я, хоть, маг и не из последних, но с подобным сталкиваюсь впервые. Кто-то серьёзно поработал над девочкой. Ведь не только с её памятью поработали, с аурой тоже что-то намудрили. Я уж не говорю об иллюзии внешности!
   - Ты считаешь, Маури выглядит иначе? - удивился аффин Прилани.
   - Это точно. Но иллюзия качественная, не знал бы, что с девушкой что-то не так, не обнаружил бы. Тот, кто подобное сотворил, сильный и талантливый маг, и снять его работу мне не по силам, как, впрочем, и память девочке вернуть.
   - Что же делать? Как ей помочь? - расстроился аффин Прилани.
   - Ничего, - поспешила его успокоить, хоть сама и была расстроена и удивлена словами мага, - я уже привыкла к тому, как выгляжу, и имени, что вы мне дали...
   - Есть у меня одна идея, - задумчиво протянул аффин Анирам, мы с хозяином одновременно чуть подались вперёд. - Слышал я, в наших краях объявились риконы, вынюхивают что-то. То ли преступника разыскивают, то ли жён себе приглядывают, вон всех девок свободных мамаши по домам прячут. Глупые, ведь, коли рикон свою пару почует, прячь не прячь, а девку уведёт.
   - И нам советуешь к ним обратиться?! - догадался аффин Прилани, возмущённо всплеснув руками.
   - Ага, - согласился маг, удобно присаживаясь к столу.
   - К этим похитителям девиц?! - начал сердиться хозяин дома.
   - Да успокойся ты, Прил. Баек много про риконов ходит, только вот скажу тебе, магов сильнее ты вряд ли встретишь. И если кто может девочке помочь, то только они. И не бойся, силком уводить девушек они не будут, всё по желанию. Слышал, что своих женщин любят и берегут, как самое большое сокровище, не чета нам людям. А уж их самочек вообще никто не видел, никого ведь в свои земли не пускают. А ещё честь для них не пустое слово, коли дали его, сдержал. Знавал я парочку представителей этой расы, и кроме уважения и восхищения других чувств они не вызвали. Так что, если не передумал Маури лечить, можно к ним вестника направить.
   Мы с аффином Прилани переглянулись, он словно спрашивал меня, согласна ли я на подобное. А что мне было терять?! А так хоть есть призрачная надежда узнать о себе хоть что-то. Даже если вернётся часть памяти, и то будет хорошо. Поэтому согласно кивнула на немой вопрос.
   Маг тут же сотворил вестника, что то там помудрил, и волшебная птаха выпорхнула в открытое окно, нам же оставалось только ждать ответа. Впрочем, к концу дня вестник вернулся, и мы узнали, что гости прибудут через пару дней. Маг решил остаться и посмотреть, смогут ли мне помочь.
   Больше всего меня насмешило поведение Фирны, вместо того, чтобы бояться 'страшных' риконов, она в предвкушении всё время поглядывала в окно.
   - А что, вдруг я кому приглянусь, - выдала она на наши с Тинни смешки.
   - Мала ещё о женихах думать, - прыснула Тинни, но когда девушка, махнув на нас рукой, сбежала, обеспокоенно спросила. - Маури, а ты не боишься, что они тебя с собой уведут? Ладно я, у меня любимый имеется...
   - Не знаю, Тинни, но страха перед ними у меня нет, только беспокойство, что с их приходом моя жизнь снова изменится.
   К приезду риконов и я стала изводиться любопытством. Наслушалась об этой расе много чего, но, понимала, что человеческую болтовню всегда надо делить на два. Ну, не верилось, что у риконов два хвоста, клыки и когти, как сабли. А вот то, что красавцы и обольстители, это вполне может быть. Маг Анирам от души смеялся над спором Тинни и Фирны, обсуждавших всё вышеперечисленное, и на их попытки вызнать у него правду лишь отмахивался, заявляя, что вскоре сами посчитают, сколько у риконов хвостов.
   Появление представителей этой расы я благополучно прозевала, так как долго доставала из-под кровати закатившуюся пуговку. Уж, не знаю, зачем мне понадобилось заниматься этим именно сейчас. А эта зараза мелкая оказалась в самом дальнем углу, а лезть, собирая пыль, под кровать, да ещё и накануне встречи с гостями, не очень то хотелось. Потому пришлось бежать на задний двор за какой-нибудь палкой или веточкой.
   Сосредоточенно пыхтя, пыталась отломить прут у ближайшего дерева.
   - Помочь? - тихонько спросили за спиной.
   - Неэээт... саммма, - бросила, не оглядываясь, и снова запыхтела, ведь гадский прутик гнулся, но ломаться не собирался. - Зззаррраззза!
   - Кто ж ломает ветви у дерева кирми?! - хмыкнули позади. - Это можно сделать только топором или мечом, да и то лезвие затупиться.
   Ну, вот и кто там такой умный?! Хмурясь, обернулась.
   То, что передо мной рикон, поняла сразу, но вот то, что дыхание перехватит от взирающего на меня мужчины, не ожидала. М-да, ни хвоста, ни клыков, ни даже когтей, только потрясающее обаяние и призывная сексуальность. Сглотнула и решила проявить вежливость.
   - Здравствуйте...
   - Приветствую, милая дама. А не подскажешь ли, где мне хозяина найти?
   - Ой, а разве вас не встретили? - спохватившись, удивилась я. - Идёмте, помогу вам.
   Сделав пару шагов к дому, совершенно забыв про упрямый прутик, обернулась, поняв, что гость не идёт за мной.
   - Скажи, а мы раньше нигде не встречались? - хмуря лоб, спросил рикон.
   - Не могу сказать точно, - весело отозвалась я, - потому как ничего о себе не помню.
   - Ааа, - протянул мужчина, - так это вам нас вызвали помочь?
   - Получается так. Ладно. Идёмте, аффин Прилани, наверное, уже волнуется, куда пропал гость.
   - Так это он меня потерял, а остальные, пожалуй, уже в его кабинете.
   А повела рикона к хозяину дома. Разговор с мужчиной немного привёл меня в чувство и помог расслабиться, ведь не такие, оказывается риконы, страшные и опасные, как трезвонили окружающие. А вот красииивыееее... это да...
   В маленькой комнатке и раньше было немного места, а с присутствием чужаков стало вообще тесно, поэтому, войдя в комнату следом за моим собеседником, я не знала, куда приткнуться. Глянула мельком на аффина Прилани и его друга-мага, разместившегося у стола, они с интересом и каким-то предвкушение разглядывали риконов. Они в свою очередь уставились на притихшую меня, за исключение одного, стоявшего у окна ко всем спиной и что-то там усиленно рассматривавшего.
   Высокий. Мощный. Напряжённый. Вызывающий опасение.
   - А вот и наша Маури, - бодро сказал аффин Прилани. - Вы уж помогите девочке, не дело это, когда ничего о себе не знаешь...
   - Иногда это благо - забыть, - глухо проговорил мужчина у окна.
   Его голос лаской прошёлся по мне, вызвав волну приятных мурашек.
   - Не обращайте внимание на нашего... друга, он... впрочем, не важно... Выйди, вперёд красавица. Подумаем, как помочь тебе.
   Я робко протиснулась в центр комнаты и застыла изваянием. Глаза мужчин, ну, за исключением того, у окна, словно лазером прошлись по мне.
   - Что скажете, уважаемые? - нетерпеливо спросил аффин Анирам.
   - Хм, вы оказались правы. Кто-то над девушкой провёл опасный и запретный эксперимент. Похоже маг, человек, только они работают подобным образом с магическими нитями силы, - ответил тот из риконов, что привела я.
   - Память словно пытались выжечь, - добавил второй.
   - Значит, ничего не вспомню? - расстроено поникла я.
   Едва звук моего голоса затих, рикон у окна резко развернулся и, подавшись вперёд, впился в меня взглядом. Он словно пытался поглотить, рассмотреть каждую чёрточку, сравнить с чем-то, одному ему известным.
   - Кто ты? - сглотнув, глухо спросил он.
   - Не знаю, - прошептала я, в испуге попятившись к двери.
   Не знаю, что меня напугало, лихорадочный ли блеск самых красивых глаз, когда либо встречавшихся мне, безумная ли надежда мелькнувшая в них, или напряжённое тело мужчины, словно бы готовое к броску.
   - Шейлон, ты пугаешь девочку, - тихо, но твёрдо произнёс один из спутников странного рикона, тот что встретился мне на улице. - Спокойнее сын...
   Это его отец?! Да они почти как ровесники выглядят! И, да, чем-то они неуловимо похожи, но, если у старшего мужчины в глазах были тепло и свет, у его сына лишь холод и боль. Что же с ним такого произошло? Ведь улыбка ему пошла бы больше... Эх, не о том думаю.
   Меж тем рикон, казалось бы, взял себя в руки, вновь прижался к окну, при этом, не отводя от меня взгляда. Его отец предложил сесть возле себя, но я решила, что рядом с аффином Прилани мне будет спокойнее, поэтому шагнула к хозяину дома. Тот протянул руку, чтобы приободрить, но раздавшийся тихий рокот не то рычания, не то бормотания, заставил его посмотреть в сторону рикона у окна и опустить руку.
   Нет, этот ненормальный представитель расы риконом меня жутко разозлил. И пусть тряслись поджилки от страха, в мыслях я схватила со стола ближайший свиток и треснула неадекватного мужчину по голове. Задумавшись, не заметила, как в комнате повисла словно бы удивлённая тишина. Оглянулась на этого Шейлона и... рот от удивления открылся, так как возле его ног валялся тот самый свиток из моих мыслей, а сам рикон как-то уж больно предвкушающе скалился. Вот именно скалился, а не улыбался.
   Отец переглянулся с сыном, словно бы мысленно переговариваясь, а затем обратился к аффину Прилани и его другу-магу.
   - Мы забираем девочку.
   Я чуть воздухом не подавилась, а мои защитники нахмурились.
   - Вы не сможете ей помочь, - продолжил меж тем рикон, - а мы вернём ей не только память, но и внешность. Восстановим ауру...
   - Не поеду! - упёрлась я.
   Ишь чего удумали?! Вижу их в первый раз, а они может, вообще, меня в рабство продадут или ещё чего похуже придумают!
   В этот момент все нормальные мысли улетучились из головы, как и те сведения о благородстве риконов, что поведали окружающие.
   - Поедешь, - твёрдо сказал рикон у окна.
   - С ним, - кивнула в его сторону, - тем более не поеду. Аффин Прилани, я привыкла к вам, к тому, что окружает меня здесь, не выгоняйте меня...
   - Что ты, Маури, разве могу я тебя выгнать?! Ты мне словно дочь стала! - всплеснул руками хозяин дома, затем посмотрел на риконов. - Давайте не будем неволить девочку. Помогите сейчас, чем сможете, и пусть живёт, где хочет.
   - Вы не понимаете, милейший, - всё так же глухо сказал бесивший меня рикон, - у девушки вся аура словно дырявое решето, к тому же какое-то неправильное. Долго ей в таком состоянии не прожить. Я - целитель, знаю.
   - К тому же, один из лучших в нашем мире, - вставил свои пять копеек его отец.
   - Так что, хотите увидеть её живой-здоровой, сами с рук на руки нам её сдадите.
   За сим недовольную меня выставили за дверь и велели собираться в дорогу. Пыхтя как самовар, влетела в свою комнату, где на меня тут же с расспросами набросились девчонки.
   - Ух, ты! - восхитилась Фирна. - Ты поедешь с такими красавчиками! Как я тебе завидую!
   - Было бы чему, - недовольно буркнула я, стараясь не показывать девушкам своего страха. - Один так, вообще, какой-то странный. Как глянул, думала, всё внутри заморозил.
   - Это не тот ли с шальными глазами? Красивый, зараза. Я чуть про своего любимого стража не забыла, когда его увидела. Интересно, а он уже женат?
   - Тебе это знать зачем? - одновременно удивились мы с Фирной.
   - Вот же глупая ты?! А вдруг ты ему понравишься?!
   - Ой, не смеши! Зачем такая как я нужна такому, как он?
   - Ну, есть же причина, что он так настаивает забрать тебя с собой?
   - Видимо есть, это то и настораживает. Придётся держаться от него подальше и поближе к его отцу, тот, кажется, нормальный рикон.
   Долго говорить нам не дали, стук в дверь возвестил, что мне пора отправляться в дорогу. Вздохнув, расцеловала тех, что за прошедшие полгода стали мне, если не подругами, то хорошими добрыми знакомыми, поддержавшими в трудный период.
   За дверью стоял тот самый Шейлон, нетерпеливо покусывая губы. Он же проконвоировал меня на улицу, где стояли остальные риконы и аффин Прилани. Прощаясь с последним, всплакнула на его широкой груди и пообещала не терять с ним связи, мы бы ещё долго так стояли, если бы не недовольное пыхтение всё того же рикона.
   Сойдя с крыльца, недоумённо огляделась. А где животные, на которых будем передвигаться?! Риконы же, окружив меня кольцом, зашагали прочь от построек к открытой широкой полосе между домами и лесом.
   - Что, полетаем, красавица? - весело спросил отец Шейлона.
   - Я сам её понесу, - заявил его сын.
   - Ты уверен?
   - Моему зверю рядом с ней спокойно, - ответил рикон. - Может, мой поиск окончен...
   - Ты уверен?
   - Почти. Поэтому и нужен тесный контакт.
   Что за странные разговоры?!
   Но дальше поразмышлять не дали. Отойдя в сторону, вредный рикон словно бы встряхнулся, поплыл, и вот вместо красавчика-рикона перед моим восхищённым взором предстал огромный медный зверь, мощный и в то же время изящный. Распахнул крылья, словно бы красуясь передо мной, потом вдруг стал активно принюхиваться, в два шага оказался рядом, нависая скалой над головой, обнюхал, довольно заурчал, а затем опустил крыло, словно приглашая залезть ему на спину.
   Это получается, мне лететь на нём придётся?! А я, может, высоты боюсь?! А вдруг свалюсь во время перелёта?!
   Но ни того, ни другого не случилось. Либо мне уже приходилось передвигаться подобным образом, либо... уж, не знаю, что и подумать, но кроме восторга не испытывала ничего.
   Приземлились мы не скоро, всё летели, летели... Рикон, на котором восседала, не знал устали, махая своими огромными прекрасными крыльями, я же зачарованно поглаживала тёплые медные чешуйки. Сначала пальчиком, потом всей ладонью, пока не услышала довольный рокот.
   Когда, наконец, оказались на земле недалеко от густого леса, чувствовала я себя неуверенно и смущённо, особенно после того, как меня одарили многообещающим горячим взглядом. Мужчины ринулись организовывать место ночёвки, я, после соответствующего разрешения, направилась в кустики.
   Вернувшись, застала странный разговор, явно не предназначенный для чужих ушей.
   - Сын, ты уверен?
   - Звериная сущность не ошибается. Запах, ощущения, тяга...
   - Что скажешь ей?
   - Я думаю. Но однозначно больше никуда от себя не отпущу, залюблю.
   - Она считает тебя чужаком. Не боишься испугать или оттолкнуть от себя?
   - Боюсь, но всё равно буду настойчив. Полгода страха и неизвестности, когда каждая минута без Кати - словно маленькая смерть... Боль, что разрывает сердце, душу... Кати всё для меня...
   Я позавидовала этой Кати. Если бы меня так сильно любили! И как же жаль, что этот рикон занят... Разочарованно вздохнула.
   Видимо, почувствовав моё присутствие, мужчины замолчали.
   - Устала? - спросил отец-рикон.
   - Не то чтобы очень, - замялась я. - Правда, есть очень хочется.
   Шейлон тут же ухватил меня за руку, потянув к уже пылающему огню, где усадив на расстеленную шкуру, и где только взял, сунул в руки большой ломоть хлеба с куском вкуснейшей ветчины.
   Сам рикон уселся напротив и стал 'жадно' меня рассматривать. Ну, как при этом спокойно поешь?! Естественно, поперхнулась. Проходивший мимо блондинистый рикон хотел постучать мне по спине, так его чуть не снесло от грозного рыка 'моего персонального' рикона. Я только глянула на Шейлона и чуть снова не поперхнулась, таким грозно-предостерегающим был его взгляд, брошенный мне за спину, а вот на меня рикон тут же посмотрел словно бы извиняюще. Нет, я понимаю, назначил себя данный товарищ мне в лекари, но при этом, зачем проявлять собственнические замашки?! Словно я принадлежу ему, причём давно. Смириться с этим? Ну, уж нет!
   А потому демонстративно обратилась с возникшим вопросом к отцу Шейлона. Как там он мне представлялся?
   - Аффин Лионнин, а как вы будете меня лечить?
   Мужчина бросил взгляд в сторону сына, едва заметно усмехнулся.
   - Ну, из целителей у нас самый сильный Шейлон, ему и решать как. Но в любом случае, он постарается, чтобы тебе не было больно или неприятно. Что скажешь, сын?
   - Ты прав, отец, неприятно не будет, - задумчиво ответил рикон. - Я постараюсь сделать процесс излечения... ммм... занимательным.
   И так это двусмысленно прозвучало, что мужчины прыснули от смеха, а я подозрительно нахмурилась, что-то мне уже не нравиться идея 'излечения'.
   Место для ночлега было на удивление удобным. А как иначе, если 'колыбелькой' служило свёрнутое в кольцо тело медного рикса, а одеялом его крыло. И так было спокойно, уютно, никогда ещё не чувствовала себя столь защищённой. А потому, засыпая, ласково погладила горячий бок рикса и тихонько прошептала 'спасибо', не надеясь, что меня услышат. Но по довольному рокоту поняла, услышали и очень довольны.
   Таким способом передвигались ещё пару дней, и вскоре оказались у подножия гор. Я восторженно оглядывала окрестности, душа словно узнавала и этот чистый вкуснейший воздух, и раскинувшуюся зелёную долину, и вершины гор.
   Почему-то не удивилась, когда медный рикс подлетел к широкому уступу, где подождав, когда я спущусь с его спины, принял форму человека. Остальные мужчины за нами не последовали. Шейлон снова ухватил меня за руку и потащил внутрь пещеры, оказавшейся шикарным домом.
   - Осматривайся и отдыхай, - буркнул он и унёсся вглубь дома.
   Что ж, раз разрешили, можно и осмотреться! Сначала нашла кухню и столовую, затем большую красивую гостиную, кабинет. И дошла, кажется до спальни, но, не успев там осмотреться, попятилась назад. То, что предстало моим глазам, вызвало одновременно и смущение, и опасение, и ещё отчего-то жар во всём теле. Не узнать, для чего предназначено большинство... ээээ... приспособлений, было невозможно. И что самое интересное, я в подробностях знала, что при этом испытываешь.
   Сглотнув понеслась обратно в гостиную, где плюхнувшись на ближайший стул, воровато оглянулась, не видел ли кто, моего стремительного бегства из спальни. Правда, вскоре вернувшийся хозяин дома уж слишком подозрительно разглядывал мои пунцовые щёчки и чему-то довольно улыбался.
   - Сегодня будет отдыхать, а завтра начнём лечение, - сообщил он.
   А затем повёл показывать остальную часть дома. Каждая деталь обстановки мне не просто нравилась, а вызывала какую-то тайную радость и приносила успокоение. С тех пор, как я обнаружила, что ничего о себе не помню, и даже имя мне не принадлежало, чувствовала, какую-то оторванность от окружающего мира, ненужность что ли, неуверенность и боязнь никогда не обрести себя вновь. Сейчас же, будто словно оказалась там, где, действительно, на своём месте, словно всё вокруг знакомо, правильно и необходимо.
   - А я не была здесь раньше? - задала рикону мучавший меня вопрос.
   - Была, - тихо и как-то осторожно ответил он.
   - Так вы знаете, кто я? И как меня зовут?
   - Знаю. Всё тебе расскажу, но завтра, а сейчас давай поедим и отдохнём. Тем более что излишнее волнение не будет способствовать твоему выздоровлению.
   Не став настаивать, хотя и очень хотелось, я прошествовала за Шейлоном дальше и оказалась в огромном зале с водным бассейном. Мужчина пояснил, что здесь я могу поплавать, смыть с себя пыль дорог и расслабиться, так как вода оказалась целебной.
   Дождавшись, когда рикон оставит меня одну, разделась и поскорее нырнула в воду. Блаженно жмурясь, не сразу осознала, что в водоёме уже не одна. Хозяин дома, нисколько меня не смущаясь, полностью обнажённый, как и я, обнаружился от меня буквально в двух шагах.
   - Эээ... вы с ума сошли?! - возмущённо пискнула я.
   - А что-то не так? - ухмыльнулся мужчина.
   - Вы прекрасно понимаете, что не так!
   Пытаясь выйти из неловкой ситуации, поплыла к берегу. Но, едва собралась выбраться, как к спину прижалось мужское тело, а на ушко горячо, с какой-то затаённой надеждой зашептали:
   - Ты меня совсем не помнишь?
   Из воды я не просто выскочила, вылетела и рванула прямо голиком вон. Неслась словно кто за пятки хватает. Остановилась лишь, когда оказалась за закрытой дверью, прижалась к ней спиной, закрыв глаза и часто дыша. А перед глазами проносились странные видения: весёлый, чуть хриплый смех мужчины и тихий женский, жар сплетённых тел в полумраке спальни, страстные стоны обоих, нежные слова.
   'Кати, девочка моя... любимая...'...
  Открыв глаза, с удивлением обнаружила, что нахожусь в той самой спальне, отсутствуют лишь нескромные атрибуты. Подошла к шкафу, желая найти хоть какую-то одежду, рядом мелькнуло отражение в зеркале. Приостановилась, заглянув в него, и открыла от удивления рот. Моё, ставшее уже привычным, отражение словно бы потекло, растворилось, сменившись на другое, показавшееся настолько родным, что защемило сердце. Зачарованно протянула руку вперёд, дотронувшись до стекла.
  - Кто же я? - тихо прошептала.
  Постояв ещё с минуту, всё же вернулась к обследованию шкафа, к удивлению оказавшегося забитым женской одеждой и всё моего размера. Пока подыскивала, во что одеться, постоянно оборачивалась к зеркалу, чтобы убедиться, что новый облик не исчез. Едва тело скрылось под тканями, в дверь постучали, а затем в комнату просочился наглый рикон, его лицо выражало крайнее сожаление. Но, можно подумать, что я не понимаю, это самое сожаление липовое.
  - Ммм... прости, что напугал тебя. Я тороплю события?.. Зато к тебе вернулась твоя внешность. Идём, нам пора перекусить. Обещаю, приставать не буду.
   С сомнением оглядела мужчину, согласно кивнула. И всё же, почему я так безоговорочно ему верю?!
   После сытного ужина Шейлон отвёл меня назад в комнату, где я переодевалась, сказав, что всё в ней принадлежит мне, и, не слушая моих встречных вопросов, удалился в неизвестном направлении. Я же снова какое-то время проторчала у зеркала, надеясь, что таким образом ко мне вернётся хоть чуточка воспоминаний, но тщетно. Поэтому расстроенной легла спать. И вновь во сне мне чудился нежный голос мужчины и невесомые ласковые прикосновения.
  
  ***
  
   На следующее утро сразу после завтрака рикон попросил меня пройти в гостиную.
  - Прежде чем мы начнём лечение, я немного расскажу о тебе, о нас, чтобы было легче воспринимать информацию и всплывающие воспоминания.
   Приготовившись слушать, сложила ладони на коленях, а потом и вовсе сцепила руки в замок.
   - Начнём с твоего имени, - продолжил мужчина. - Настоящее твоё имя - Кати.
   - Значит, мы встречались раньше? И не один раз? Вы всё-всё обо мне знаете?
   - Не нужно волноваться, ты постепенно всё вспомнишь. Ведь твоё выздоровление уже началось - вернулась твоя внешность. И, да, мы встречались не один раз, - рикон помолчал, словно подбирая слова. - Скажу больше, ты жила в этом доме.
   - Да?! А как же я выбиралась наружу, здесь же высоко?
   - Как и я - летала.
   - Вниз головой с утёса что ли?! Крыльев у меня нет.
   - Кати, крылья у тебя есть, ты ведь, как и я - рикон.
   - Да, ну?! Это не смешно! Я же обычная, и ничего такого за собой не замечала.
   - Ты просто всё забыла, вернее, тебе помогли забыть. А у тебя ведь очень красивый рикс, многие завидовали... мне. Ну, да сейчас не об этом. Главное, запомни, память будет возвращаться отдельными кусочками, но для этого ты должна будешь слушаться меня во всём.
   Я согласно кивнула.
   - И не бояться меня, - продолжил мужчина.
   Снова кивнула.
   - Моих слов, действий. Прикосновений...
   Чего?!
   Нет, ну, вот наглость! Пусть мне этот рикон нравится, и более того, но это не значит, что вот так сразу позволю ему себя лапать. О чём и заявила тут же, пыхтя от негодования. Мужчина на это лишь рассмеялся, чуть подался в мою сторону и заявил, что я сама этого скоро захочу. Ну, и самомнение!
   - К тому же, именно мои прикосновения во время лечения тебе помогут.
   - Стоп. А что это вы там говорили на счёт того, что я жила здесь? В качестве кого?
   - Ммм, раз уж ты сама об этом заговорила... Кати, дело в том, что ты моя пара, жена...
   - Что?! Шутите?! Быть того не может! Я бы помнила...
   Но в этот момент перед глазами мелькнуло видение огромной площади, алтаря и счастливое лицо Шейлона, держащего меня за руки. Уф, даже в жар бросило! То ли это, действительно, воспоминание, то ли просто фантазия, правда, уж слишком детальная.
   - Ты всё вспомнишь, Кати, а я помогу. Восстановим для начала ауру, разбудим рикса, наверняка, твоя девочка просто застыла, чтобы сберечь себя и тебя. А ещё найдём гадину, что сотворила с тобой это...
   - Значит, вы знаете, кто выбросил меня...
   - Знаю. И моя вина в этом есть... Не досмотрел... не успел...
   И столько боли послышалось в голосе рикона, что моё сердечко сжалось. Не могу и не хочу видеть его таким.
   - Но пока виновника не поймали, я правильно поняла?
   - Уже дважды она почти была в наших руках, но раз за разом ускользала, словно была предупреждена. Предателей среди наших нет, значит остаётся одно - рядом с ней неплохой провидец.
   И всё же в голове не укладывается, что этот мужчина - мой муж...
  
   ***
  
   Шейлон
  
   Тот день, когда пропала Кати, стал для меня худшим днём жизни. Никогда ещё я не испытывал столько ужаса и боли. Страх никогда не взглянуть в её глаза, не коснуться, не увидеть ласковую улыбку, разъедал душу. Одно не давало мне свалиться в пучину безысходности - надежда, что моя девочка найдётся. Я чувствовал, что она жива, но никак не мог понять, что с ней и где она находится. Огрызался на всех, кто лез с утешениями и сочувствием. Особенно раздражала одна из человечек, что обучалась в Академии. И почему до сих пор никто не наложил на неё лапу?! Красивая, но чувствовалась в ней какая-то фальшь, даже не знаю, в чём именно. Но, едва эта студентка стала навязчиво ходить за мной по Академии, заглядывать в глаза, сочувственно вздыхать, всё моё существо заставляло едва ли не рычать на неё. Может, если бы у меня не было Кати, я бы и посмотрел на девушку более благосклонно... Хотя нет! Её улыбка бесит! Томный взгляд заставляет рикса внутри злобно рычать, а своему зверю я верю.
   Пока выясняли, где и как исчезла моя любимая, строили догадки, прошло больше недели. Я весь извёлся. Может именно тогда меня и насторожило излишнее внимание студентки, какая-то её уверенность, что я свободен для неё. А потому стал исподволь наблюдать за девушкой. Если бы специально не присматривался, ни за что не заметил бы, что аура её словно бы закрыта плёнкой, смазывая первоначальное состояние. Потом удалось обнаружить, что и облик её не настоящий. Взгляд. Взгляд слишком взрослых глаз, никак не мог принадлежать юному облику студентки. И почему никто раньше этого не замечал?!
   Суть да дело, но выяснилось, что в день исчезновения Кати, рядом с той аудиторией крутилась именно странная студентка. Решив нажать на девушку и выяснить всю правду, ринулся за ней, но, как оказалось, все вещи вместе с их хозяйкой исчезли не только из общежития, но и из Академии.
   Расспросив её подружек по комнате, удалось выяснить, что уходила студентка в спешке, при этом постоянно бормоча, что риконы все поголовно ненормальные. А потом добавила, что мстить так приятно.
   Интуиция подсказала, что месть была направлена на меня и Кати. Но что мы сделали этой женщине?!
   И на этот вопрос позднее получили ответ. Лучшие маги отсканировали комнату и то место, где чаще всего находилась странная студентка, даже провидицу магистра Инрри пригласили. Сначала ничего не получалось, но, когда одна из девушек вспомнила, что как-то одолжила у подруги ленту для волос, но так и не успела вернуть, провидица оживилась, потребовала принести ленту. Долго теребила её в руках, потом вдруг застыла и с её губ стали срываться фразы прояснившие многое.
   - Магичка... сильный дар... Синари... Я слышу это имя, произнесённое магистром другой Академии. А ещё злоба, много злобы и зависти... к тем, кто стали парой рикону. Отвращение к иномирянам... Нет, даже ненависть... За то, что отнимают то, что она считает своим по праву. Вожделение к магистру Шейлону... презрение и ненависть к студентке Кати... желание избавиться от неё... использование магии во вред той...
   Всё. Больше ничего провидица не увидела, сказав, что всё остальное было словно стёрто, к тому же лента уже побывала во вторых руках, наложив свой отпечаток.
   Но и этого было много. Стало понятно, что произошло и почему. А так же то, где после последней нашей встречи скрывалась магичка Синари. Хитра, бестия, спрятаться в Академии риконов, куда нет доступа остальным. Остаётся открытым только вопрос, как ей удалось это сделать? Почему её пропустила граница? Вывод напрашивался один - ей удалось пленить ещё кого-то из риконн и пройти через границу при её помощи. Но как это могло случиться, все риконны были на счету?! Если только... Если только в наш мир не попала ещё одна иномирянка!
   Собрав совет из отца, братьев и ближайших друзей, решили начать поиск Кати и той, другой иномирянки. Нет, я уже к тому моменту бросил все силы на поиск любимой, но теперь пришла пусть и слабая, но уверенность, что малышка найдётся.
   Если б я только знал, что поиск затянется на пол года... где каждая минута без любимой была подобна маленькой смерти, безрадостного существования, безразличия ко всему, кроме поиска. Надежда, что вот сейчас мы встретимся... И новое разочарование... Всё разрастающаяся пустота в душе...
   А когда наша встреча, наконец, произошла... шок... шок от мысли, что моя девочка никогда меня не вспомнит, что никогда больше свет любви не согреет её взгляда, направленного на меня.
   Был готов рычать на каждого, кто хоть на мгновение смотрел на Кати как-то по особому, да даже на то, что кто-то посмел коснуться её. Хотелось забрать своё сокровище, запереть ото всех и любоваться... Но понимал, что так лишь оттолкну от себя любимую. Нужно снова было становиться сверх терпеливым, постепенно приручая к себе малышку. Но, когда там в купальне с Кати неожиданно сошёл наведённый облик, не выдержал и прижался к телу любимой, спросив, действительно ли она меня совсем не помнит.
   Её реакция и обрадовала, и огорчила. Огорчила тем, что Кати опасается меня, а обрадовала тем, что я понял - малышка испытывает ко мне непреодолимое влечение. И этим я намеревался воспользоваться. Не только для скорейшего излечения любимой...
  
   ***
  
   Кати
  
   Рикон буквально следовал за мной по пятам, чуть ли не втискиваясь за мной в ванную комнату, словно боялся, что я исчезну. Это было и смешно и... волнительно. А ещё эти действия почему-то не вызывали отторжения. Мне нравилось, как жадно мужчина смотрел на меня, хоть я по прежнему и старалась избегать его прикосновений.
   Но совсем этого избежать было невозможно, так как восстановление меня требовало тесного контакта с риконом. Сначала это было вполне безопасно, Шейлон садился напротив меня, брал за руки и просил смотреть ему в глаза. В эти моменты жутко краснела, боясь, что мужчина невольно прочтёт мои нескромные мысли на свой счёт, но тот никак не давал понять, что это так, или же просто отмалчивался, развлекаясь за мой счёт.
   Вот только улучшения были минимальны. Аура восстанавливалась, ну, очень медленно, принося разочарование и мне, и рикону. Шейлон пару раз хмурился, а затем попросил о более тесном контакте. Я тут же подозрительно ощерилась, но мужчина заверил, что ничего страшного не произойдёт, и мне всего лишь нужно сесть меж его ног и опереться на грудь рикона.
   Сердце билось пойманной птицей, когда я удобно устроилась в предложенной позе. Горячее тело рикона, прижавшееся к спине доставляло прямо-таки греховное наслаждение, как-то пришло понимание, что нечто подобное я уже испытывала.
   - Ммм, Кати, будь внимательнее, - шепнул, сглотнув, рикон. - Закрой глаза, расслабься...
   - Я так засну, - пожаловалась едва слышно.
   - Не думаю. А теперь представь, что тело омывает поток воды, он вымывает из тебя весь негатив, смывает всё наносное, чуждое, заставляя сиять твою сущность. Да, вот так. А теперь мысленно позови своего рикса, проси её проснуться. Зови изо всех сил. Я тебе помогу.
   Следуя за словами мужчины, сознание словно бы раздвоилось, и мысленным взором я увидела свернувшуюся клубочком красавицу риксу, её глаза закрыты, дыхание размеренное. На мой зов она среагировала не сразу, но я продолжала просить её очнуться, потом стала требовать, понимая, что все потуги напрасны, а потом и вовсе заплакала. И именно в этот момент большие глаза риксы приоткрылись, сонно всматриваясь в меня, чтобы тут же радостно распахнуться.
   С улыбкой я вышла из своеобразного транса. И только тут ощутила, как ладони Шейлона нежно сжимают мою грудь.
   - Что ты делаешь? - возмутилась, повернув к нему голову.
   - Ммм, извини, увлёкся, вот и... Ооо, у тебя получилось разбудить её!
   Мне вдруг послышался внутри рикона глухой довольный рокот рикса. Шейлон изогнул бровь, улыбнувшись.
   - Мой рикс счастлив, что его девочка снова с ним, а я, что ты снова в моих объятьях.
   Попыталась отодвинуться от мужчины, но его руки удержали меня за талию, обвив стальными канатами. Губы Шейлона лаской прошлись по шее сзади, а зубами мужчина чуть прикусил кожу на плече, вызвав тихий 'ох!'.
   Сглотнула, и чтобы отвлечь рикона от моего соблазнения, а именно это он сейчас проделывал, спросила:
   - А... а эту... ну, ту, что напала на меня поймают?
   Шейлон вздохнул и, видимо, поняв, что немного переборщил, выпустил меня из плена своих рук, помог подняться.
   - Её ищут, буквально с первого дня твоего исчезновения. И, то что поймают, непреложный факт.
   - А что с неё будет? Ведь ни одна я могла пострадать от действий этой дамы.
   - Для таких наказание одно - лишение магии. Это болезненно, но по-другому нельзя, желание приносить вред при помощи магии у таких особях не проходит. К тому же им стирают большую часть памяти. Это действие сродни тому, что сделали с тобой, с той лишь разницей, что память преступника не вернётся никогда.
   На следующее утро я проснулась от мурчания, раздающегося над самым ухом.
   - Ой, киса! - восторженно выдохнула, раскрыв глаза и обнаружив довольную мордочку животного.
   Тут же затискала красавицу, и так на руках с животным прошла в гостиную.
   - А, Филя таки дорвался до хозяйки?! - улыбнулся находящийся там Шейлон. - Как видишь, твоя сурга подросла. И донимает моего красавца.
   А дальше мужчина 'освежил' в моей памяти, кто такие эти сурги и для чего живут в домах риконов.
   С присутствием Фили помять стала возвращаться быстрее, в голове всё чаще вспыхивали моменты моей жизни, правда, не всё мне было понятно, но ведь главное процесс пошёл. Поинтересовалась, а где всё это время находился Филя, раз я не сразу встретилась с ним. Шейлон ответил, что малышку пришлось возвращать на время в питомник, так как ей требовался уход, пока сам Шейлон занимался моими поисками.
   Рикон же с каждым днём становился всё смелее в своих ласках. Поцелуй на ночь стал обязательной процедурой, касался меня Шейлон по делу и без дела, но дальше пока не шёл. Либо боялся испугать меня, либо ждал, когда окончательно проявится моя животная половина.
   Первый оборот после такого долгого перерыва произошёл неожиданно. Шейлон тогда нехотя разрешил покинуть дом-пещеру и понёс меня к озеру в глубине долины. Мы долго ходили по берегу и тихонько беседовали. В какой-то момент я оступилась, почувствовав на мгновение сильную боль. И тут же в голове возникла картинка, как я проваливаюсь в глубокую яму и мысленно при этом зову Шейлона.
   Страх спровоцировал оборот. И перед восхищённым взглядом рикона стояла красавицы-рикс, потряхивая недоумённо мордой. Бронзовый рикс появился мгновением спустя, тут же призывно заурчав. Нос медного ткнулся в шею самочки, а шершавый язык принялся облизывать её морду. Рикса фыркнула, но приняла более чем благосклонно ухаживания самца.
   'Моя девочка вернулась!' - чуть не ревел в голове мысленный посыл медного рикса.
   Все преграды, разделявшие наши животные половины, исчезли, и более ничего не мешало нам соединиться, оглашая округу довольным сладострастным рыком.
  
   ***
  
   Пришла в себя, уютно устроившись на родном плече мужа. С улыбкой вспомнила, что мы с ним творили вчера в обоих обличиях. Губы тут же потянулись приласкать ближайший доступный участок кожи мужчины.
   - Люблю тебя, - прошептала тихонько.
   - И я люблю тебя, родная.
   Вот ведь, давно не спит и, как обычно, наблюдает за мной.
   Наше 'бурное' времяпровождение не могло на этот раз не иметь последствий, о чём мы узнали через месяц, когда к нам в гости наведались родственники мужа. Его мама и огорошила нас обоих тем, что у меня не зря так усилился аппетит.
   Эх, о возвращении в Академию теперь не могло быть и речи! Впрочем, почему то в этот раз особого желания и не возникало. Я, наконец , поняла, что главное, чтобы рядом был любимый мужчина, а всё остальное неважно.
   Ещё через пару месяцев пришло известие, что магичку напавшую на меня поймали. Я изумилась, а где же та самая хвалёная провидица, что ж на этот раз не помогла преступнице?!
   - То, как содержалась провидица, не способствует любви к её хозяйке, - ответил отец Шейлона, который и был одним из тех, кто вёл охоту. - Мы нашли измождённую девушку, прикованную цепью к стене закутка, в котором её содержали. Мало того её, видимо, постоянно истязали побоями, при этом вытягивая магию. Это то и погубило жадную магичку. Жажда дармовой силы ослабила дар провидицы, и она не смогла, впрочем, и не захотела предупредить свою тюремщицу.
   - Что с ней сейчас?
   - Девушку освободили, сейчас она у целителей и задержится там надолго, слишком много застарелых ран. А магичку вчера лишили её силы и стёрли память, потом отправили в самое захудалое человеческое поселение. Там нашёлся мужчина, который согласился взять её в качестве дармовой работницы. Жизнь её будет не легка, тем более что лишение дара на этот раз сделало из неё умственно отсталую. Мда, сильный дар и прокачка чужой магии сыграло с ней злую шутку.
   После всех известий мы с Шейлоном облегчённо вздохнули. Ничто больше не омрачало нашу жизнь, и мы посвятили всё наше время любви друг к другу.
   И, кстати, тот сон о наших детях, действительно, оказался пророческим. И спустя положенное время на свет появились наши малыши.
  
   Конец.
Оценка: 6.92*117  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"