Бурилова Светлана: другие произведения.

Награда с Древа Жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
БОРИС КРИГЕР. КОЗНИ ИНТЕЛЛЕКТА
Peклaмa
Оценка: 9.33*41  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 24.06 Что подарят боги двум соперникам, направив их стопы к Древу Жизни, древнему святилищу драконов? Это решит сама Судьба, что идёт об руку с Любовью.

   Когда началось их соперничество? Ни один из них уже и не помнил. Может, в детстве, когда оба, пытаясь очистить соседский сад, одновременно облюбовали одно и то же дерево, мало того, один и тот же плод. В результате чего в пылу мальчишеской драки расквасили друг другу носы, к тому же были пойманы хозяевами сада и представлены пред строгими родительский очами. А может, когда оба положили глаз на симпатичную человеку, что вместе с ними училась в Академии, правда на пару курсов младше. Самое смешное, что в пылу соперничества ни тот, ни другой не заметили третьего соперника, которому без труда удалось увести девушку из под носа самых завидных женихов Академии.
   Тем не мене противостояние продолжилось. Эйрас пытался превзойти Сэлуса в искусстве полёта, Сэлус, в свою очередь, мечтал обойти соперника в воинском искусстве. Сторонний наблюдатель сказал бы, что оба дракона равны в своих силах и таланта, и только мастер мог определить, что всё же всегда на шаг впереди был именно Эйрас. Вот только истинных мастеров в мире Раздача было не так много, к тому же у них были и другие дела, нежели наблюдать за двумя едва повзрослевшими драконом.
   Как-то так вышло, что и семьи мужчин тоже вскоре стали соперничать, не зло и не неистово, это было больше похоже на спортивное противостояние, где соперники в любой момент были готовы дружеские подать другому руку, но, тем не менее, друзья и соседи с интересом, а иногда и с насмешкой наблюдали за тем и другим кланом.
   Теперь, наверное, стоит хоть немного описать внешность обоих соперников, за сердце которых вот уже не одно десятилетие сражались женщины разных возрастов. А и посмотреть было на что! Высокие мощные фигуры воинов привлекали взгляды, стоило мужчинам показаться даже издалека. Потом, насладившись ладными фигурами, глаза поднимались выше и с восторгом любования заставили на лицах. Сэлус любил заплетать свои белоснежные волосы в тугую косу, открывая чужому взору идеальный лик ангела с темными ухоженными бровями и взглядом холодных голубых озёр глаз. В отличии от него, Эйрас предпочитал свою тёмную густую шевелюру чаще всего стягивать в низкий хвост, для чего использовал специально сплетённые шнуры из кожи подземных змей Дейраса, что выползали на свет в преддверии брачного периода и сбрасывали старую кожу. Перекупщики платили баснословные деньги за подобный товар, ведь даже грозным драконам было не просто проникнуть на свадебное лежбище змей и умыкнуть кожуру, пока идёт спаривание самки и самцов, а сама кожа не успела затвердеть и стать бесполезной. Эйрас несколько раз сам был на таких вылазках, потому и нужные шнуры для волос у него всегда были в достатке. Внешне Эйрас, пожалуй, был более привлекателен, чем Сэлус, хоть это не сразу бросалось в глаза, потому как Эйрас не стремился как-то выказывать себя, кичиться своими достоинствами. А вот взгляд его зелёных изумрудных глаз сбивал дыхание у дам всех возрастов.
   У каждого из старых соперников были друзья, те, кому в любой сложной ситуации драконы безоговорочно могли доверить свою жизнь, те, с кем прошли не одно сражение, те, кто стали практически братьями. И именно с ними оба дракона поделились новостью, что пришло и их время отправиться к Древу Жизни и получить свою Награду.
   Правда, сначала в клан каждого весть о том, что Древо вошло в цветение, принесли служители-драконы, оракулы. В ту же минуту клан зажужжал, как растревоженный улей, а и как иначе, Древо Жизни свело раз в полсотни лет, и то не всегда. Бывали времена, когда цветение запаздывало и на сотню лет. Так было и в прошлый раз. Многим драконам, не встретившим свою пару, это продлило ожидание чуда и в то же время погасило многие надежды. Таких было не сказать, чтобы много, но с учётом постоянного дефицита самочек-дракониц, каждое десятилетие прибавлялось по одному одинокому, обездоленному самцу.
   Конечно, была вероятность, обрести пару среди других рас, и свободные драконы то и дело покидали кланы, устремляя крылья то в земли оборотней разных мастей, изредка, когда уж совсем отчаивались, заглядывали в людские земли. Человечки были неплохи в роли пары, но уж больно пугливы, таких приходилось долго уговаривать, задабривать семью, иногда даже идти на похищение. Век человеческий гораздо короче драконьего, после обряда значительно увеличивался, но тяжело было пережить своих близких и родных, при этом сохраняя молодость и отменное здоровье. Были, правда, и те, кто мечтал о подобном, а потому старался всеми правдами и неправдами проникнуть на земли драконов, буквально предлагая себя. Но вот парадокс, именно подобные особы никогда не становились теми самыми драгоценными парами. Кто-то озлоблялся и начинал ненавидеть весь драконий род, кто-то, наоборот успокаивался и оседал на месте, находя свою судьбу среди других, проживающих на территории драконьих земель, народов.
   Да не о том речь. Речь о дарах Древа Жизни, священного для драконов места, места обретения своей, одному тебе предназначенной женщины. С сотворения Мира Древо расцветало и давало чудесные плоды, в которых, как в утробе матери зрели и росли пары для одиноких драконов. Чистые души, посланные звёздными богами, по легенде в уплату кровного долга местным богам. Так ли это на самом деле никто и не пытался разобраться, принимали Древо Жизни как данное, как наивысшее чудо и благо. Как шанс на долгожданное счастье, обретение семьи и потомства.
   И день пришедшей вести стал грандиозным праздником. Свободных мужчин, переваливших столетний рубеж, наряжали в специально вышитые рубахи, давая тем самым понять окружающим, что они готовы для первого этапа отбора. Да-да, именно отбора, ведь не каждый отправлялся в Дивный лес, вначале все участники отбора шли к клановым оракулам. Те, в свою очередь читали знаки, входили в транс и указывали на возможных претендентов. Выбранные к нарядным рубахам получали красные ленты, коими обвязывались запястья левых рук. На третий день все, без исключения, свободные драконы отправлялись на общий сбор к Каменному оракулу, никто не исключал, что древнее святилище что-то изменит в выборе. Там драконы получали синюю ленту, которую, в свою очередь, повязывали на предплечье. Третью ленту, зелёную, предстояло получить перед входом в Дивный лес.
   Вот так трижды помеченные претенденты, счастливчики, получали возможность не просто войти в Дивный лес, но и беспрепятственно преодолеть все существующие там ловушки и опасности. С избранным всегда следовали его ближайшие друзья. Для них это был шанс оказаться замеченными магическими существами Дивного леса, получить от них какой-либо дар в виде оружия-артефакта или усиления магической способности.
   К восторгу Сэлоса перед входом в Дивный лес он имел все три метки, что позволило ему с превосходством смотреть в сторону своего извечного соперника. Наконец, он обошёл Эйоаса, тем более в таком. Эйрас же вошёл в группу сопровождения своего друга Радима, испытывая дикое сожаление и разочарование, что не он с предвкушением смотрит в переплетение зелёной арки, отмечавшей начало Дивного леса. Ему не было дела до презрительного и надменного взгляда Сэлоса, он не стремился заполучить вожделенное оружие... Его душа тоскливо взывала к богам, моля ниспослать и ему долгожданное счастье.
   Жрецы дали отмашку на продвижение вперёд. Группки из пятёрок драконов пересекали невидимую черту и исчезали в густой зелени, чтобы выйти к ближайшей к священной долине точке. Эйрас уже было шагнул вслед за Радимом, когда его остановил самый древний жрец, неожиданно протянув все три ленты-метки.
   - Звёздные боги иногда отвечают на самые неистовые мольбы сердца. Будь достоин их выбора!
   Эйрас ошалел от произошедшего, как и его друзья. Жрец по отечески улыбнулся и подтолкнул растерявшегося дракона в сторону арки.
   Все группы претендентов обнаружились сразу за переходом, они кучковались, обсуждая дальнейший путь. Последнюю группу встретили равнодушными взглядами, но лишь до того мгновения, пока не заметили в руках Эйраса заветные ленты. Со всех сторон посыпались вопросы, ведь не бывало ранее подобного, чтобы под самыми сводами священного леса кого-либо одаривали 'знаками'. Были и , не то чтобы недовольные, скорее расстроенные, что не им выпала такая удача.
   - Видно, боги на сдачу и тебе что-то выделили, - беззлобно пошутил Сэлус. - Интересно было бы взглянуть на подобный дар.
   Эйрас бросил на него быстрый взгляд, но комментировать столь дерзкое высказывание не стал, к тому же восторг от произошедшего ещё бурлил в его жилах, помогая не замечать глупых подначек.
   Вскоре отряды двинулись в путь, предстояло пройти не один день дороги, прежде чем перед ними предстанет величайшая драгоценность драконьего племени. Тропа за сотню лет изрядно заросла, переплетение ветвей, нагромождение камней, небольшие болотца - всё так или иначе делало дорогу непростой. Кто-то посоветовал бы преодолеть расстояние до Древа при помощи крыльев, но в том то и дело, что в Дивном лесу, да и близь Древа сила магии была настолько велика, что не позволяла не то что летать, а вообще принять драконью форму. Сами драконы воспринимали это как должное испытание в их желании обрести пару, как некий вызов их силе и выносливости. Старейшины рассказывали, что так было всегда, зато обратный путь, напротив, становился лёгок да короток.
   Эйрас с колотящимся сердцем повесил ленты на шнурок, что держал его волосы, сегодня непривычно заплетённые в сложную косу, впрочем удивительно шедшую мужчине. Эйрас знал, что шнур не позволит лентами отвязаться и потеряться, к тому же так было удобнее двигаться, не цепляясь лентами за каждый торчащий сучок.
   Только углубившись далеко в лесную чащу, драконы почувствовали тяжесть, давившую на их плечи, словно сами боги положили тяжёлые ладони, заставляя идти в подобии полупоклона. И всё же ни один их мужчин не выразил и капли недовольства, они с удовольствием вдыхали напоённый запахами чуть влажноватый воздух, с улыбками вглядывались в окружающую зелень, подбадривая друг друга и мысленно моля богов быть благосклонными.
   Первое серьёзное препятствие встретило группы ближе к сумерках, когда тропу пересекла широкая бурная гладь лесной реки. Переходить её по темноте, когда не видно не зги, не имело смысла, потому совместно было решено, остановиться на ночь именно здесь, а с первыми лучами солнца двигаться дальше. Разводить огонь в Дивном лесу можно было лишь в установленных для этого местах, до ближайшего такого сегодня добраться не успели, а потому ужинали тем, что прихватили с собой на всякий случай. Бесед никто не вёл, ни до того было, когда все мысли заняты мечтами и предвкушением. Спать полегли сразу после скудного ужина, знали, завтра новый день, новые испытания, и сколько находиться на это сил, только боги знают.
  
   ***
  
   Встали с первыми лучами солнца. Сначала обследовали возможность переправы. Скорость потока реки была запредельной, а потому не стоило и пытаться штурмовать воды именно в этом месте. Постепенно группы стали расползаться вдоль реки вправо и влево. Как-то так получилось, что драконы Огненного клана объединились с группой Эйраса. Много ребят оттуда были хорошими знакомыми и даже в каком-то поколении родичами, им нечего было делить меж собой, а потому объединение оказалось всем на руку. Получившаяся десятка быстро обследовала реку и нашла вполне приемлемый брод. Бурлящие воды с брызгами разбивались об огромные валуны и спешили дальше ко входу в небольшую долину. В ту сторону отправились другие группы, надеясь, что река ниже по течению будет более спокойной. Оставшаяся десятка решила рискнуть, и вскоре совместными усилиями штурмовала скользкие валуны. Дело, скажем, неблагодарное, можно и шею свернуть, не говоря о других частях тела. Но драконы десятки были воинами опытными и не с таким встречавшимися. Фиррин, которого за глаза частенько называли Лихачом, с кажущейся лёгкостью акробата, балансируя то на пятках, то на носках, перепрыгивал с камня на камень. Добравшись до противоположного берега, натянул верёвку, второй конец которой держали позади, закрепил, затянув узлом за ствол ближайшего дерева, проверил надёжность крепления и подал знак, что всё в порядке.
   Дальнейшая переправа для остальных девяти драконов стала значительно легче, хоть и не обошлось без крепкого словца на особо сколько поверхности. Повалившись на траву на небольшой передых, драконы обсуждали дальнейший путь и радовались, что догадались объединить усилия, ведь никому не было ведомо, что готовит для них Дивный лес. Переправу решили оставить, ведь может статься, что обратно придётся идти тем же путём.
   Фиррин неожиданно встрепенулся, от реки к нему потянулась светящаяся нить магии. Не раздумывая дракон протянул руку, вспышка, и в руках Фиррина наполненный водной магией жгут, а точнее, при ближайшем рассмотрении, кнут-бич, легендарное оружие водников, что можно и в бою применить, и при случае вместо моста для переправы использовать. Странная, но завораживающая магия. А что хотели?! Дивный лес, он и есть Дивный лес! Фиррин от счастья ошалел, остальные же поздравляли приятеля с удачей.
   Когда страсти поутихли, мужчины снова двинулись в путь. С каждым шагом лес становился всё гуще и неприступнее. Ветви переплетались друг с другом, с соседними столами и выступающими кусками валунов, едва заметный проход вёл вверх к уступам горного плато.
   - Думаете, Священное Древо там? - махнул рукой вверх Дийши.
   - Определённо там, - ответил ему Радим. - Тянет туда нестерпимо, к тому же этот проход - ни что иное, как подсказка леса. Но, чую, подъём не будет лёгким...
   - Жаль, что нельзя взлететь, - посетовал Шаррол. - Даже на оборот сил не хватит. Да, чудное местечко!
   - А тебе бы только отлынивать от дела.
   - Не отлынивать, а облегчить себе жизнь! К тому же я не горный тур, чтобы скакать, вон, как Фиррин, с камня на камень.
   - Ох, и балабол ты! Погоди, встретишь себе пару под стать, будете соревноваться, кто кого переболтает.
   - Не родилась ещё такая, чтобы это трепло переплюнуть, - заржал Нимирр.
   - Бе-бе! - передразнил его Шаролл. - На себя посмотри. Свою косу словно деву возлюбленную обихаживаешь! Вот бы тебе ту, что твоё сокровище отступает!
   - Не, в любовании своей шевелюрой нашего Нимирра Сэлус переплюнул раз в десять, - хмыкнул Эйрас.
   - Зато будет чем заняться длинными тёмными ночами. Либо будут косы друг другу заплетать, либо из-за зависти их же друг другу драть.
   Вот с подобными весёлыми разговорами десятка и начала подъём.
   В то же самое время Сэлус ехидно оглядывался назад, надеясь, что его давнему сопернику не повезёт так быстро переправиться. Только глупцы могли отправится вверх по течению, там подобные реки всегда более неуправляемые. А ещё бесило осознание, что Эйрас всё же обзавёлся лентами. Ну, где справедливость?!
   Потом мысли Сэлуса перетекли в мечтательное русло, он стал представлять, каким будет его 'подарок'. По рассказам прежних обретаемых, дары были именно тем, что так было необходимо претендентам. Сэлус мечтал о нежном, уступчивом цветке, который он будет защищать и лелеять. Немного цапнула мысль, что с таким даром ему будет немного скучновато, но потом дракон успокоил сам себя тем, что главное в его семье будет мир и покой.
   С подобными размышлениями Сэлус и его группа добрались до приемлемой переправы. Добравшись до другого берега реки, дракон выругался, ведь нужная тропа теперь вела резко вверх, а значит, группа Эйраса может вполне его опередить. К полудню перед группой возникло новое препятствие, лесная полоса резко обрывалась краем горного плато, пропастью, шириной в два взмаха драконьего крыла. Чтобы перебраться на другую сторону, надо было проявить смекалку. Другие группы во всю штурмовали пропасть и довольно успешно. Посовещавшись, Сэлус с друзьями воспользовался увиденными подсказками и спустя недолгое время оказался по другую сторону пропасти.
   Всё больше вновь появившийся лес стал смешиваться с каменным крошевом и переплетением лиан и мха. Это, казалось бы, красивое место несло в себе большую опасность, чем та же пропасть, в которую можно было упасть и тем не менее выжить. А вот в лиановом плену недолго лишиться и конечностей, ведь в этом месте любили устраивать свои гнёзда архив. Безобидные в обычные дни и становившиеся кровожадными монстрами в период брачных игр, а они как раз начались у архов пару дней назад. То ещё испытание.
   Драконы вмиг утратили расслабленность и непринуждённость, сейчас от каждого из них зависело, с какими потерями они преодолеют этот отрезок пути. Приходилось выверять каждый шаг, следить за каждым дуновением ветра и трепыханием листвы. Через получасовой ходьбы группа услышала шум сражения в десятке крыльев слева. То, что драконы выберутся победителями никто не сомневался. Спешить на помощь не имело смысла, соседняя группа была по количеству гораздо больше, к тому же по пути и сами могли попасть в лапы архов. Поэтому Сэлус с друзьями, стиснув зубы и мысленно пожелал ребятам удачи, двинулись дальше.
   Ещё через получас ходьбы Ривьен подал знак остановиться. Группа тут же ощерилась клинками. Из переплетения лиан почти над самыми головами драконов показались лапы громадного арха. Рассмотрев зависшее брюшко, драконы дружно выдохнули, на их счастье перед ними был самец, мощный, отожравшийся, но самец. Такого достаточно сильно поразить, и арх умчится в ближайшее гнездо. Было бы хуже, если на их пути повстречалась самка, обычно более мелкая по размеру, но и более злобная.
   В это же самое время десятка Эйраса как раз напоролась на подобное чудовище. Обойти эту встречу не было возможности, так как тропа, очень удобная для продвижения, проходила как раз в крыле от гнезда арха. Самка, видимо, готовая снести яйца, завидев чужаков угрожающей застрекотала и, не став дожидаться их приближения, мгновенно напала.
   - Это арахна-королева! - предупреждающе крикнул Миранн, искусный следопыт. - Не давайте ей коснуться вас передними лапами, в них парализующий яд!
   - Как нам её завалить?
   - Окружить и статься поразить брюшко! На рану там она отреагирует бегством, ведь потомство важнее! В остальных случаях мы будем бессильны!
   Бой был изматывающим. Арха с огромной скоростью крутилась вокруг своей оси, не давая ни малейшей возможности поразить брюшко. Драконы нападали молча, берегли силы и выжидали благоприятного момента. Но наступил он после часа изматывающего сражения, двух парализованных драконов и множества мелких кровоточащих ран.
   Кое-как разморозив друзей, все ринулись дальше, на ходу нанося на раны заживляющую мазь, которую Мирран прихватил с собой. Как знал! Спустя десяток шагов ближайшая к Миррану лиана вдруг завилась в клубок, из которого пошёл свет, вскоре клубок распался, и на его месте на скрученной из нитей арха верёвице, прочной, как стальной клинок гномов, висел каплевидный амулет. Никто не сомневался, для кого он предназначался. Мирран с благоговением принял дар Леса.
   - Это же Жизнедар! Древний артефакт изначальных! Мне о нём Мастер рассказывал... А я ещё не верил, думал, россказни всё...
   - И что он может? Раз такой древний?
   - При должном умении излечит смертельную рану, - с любовью поглаживая амулет, прошептал Мирран. - Ну, и ко всему прочему усиливает целительские способности, помогает облегчать роды, находить заблудившихся, показывает, где растут редкие целебные травы... Ещё что-то, не помню.
   - Тогда, действительно, это ценный дар. А раны наши быстрее заживить может?
   - А то! Только его ещё зарядить надо. А на это у нас сейчас нет ни времени, ни сил.
   Все согласились. Надо было поскорее покинуть местожительство архов и найти место для привала. Как жалели сейчас драконы, что нельзя обернуться и вмиг преодолеть расстояние до нужного места.
   Вечер наступил стремительно, как и бывает в лесу. Мужчины едва успели найти приемлемое место для ночлега.
   - Мда, не легко нам даётся счастье драконье...
   - Ещё неизвестно, каким это 'счастье' окажется.
   - Да, ну! Когда ещё такое приключение под ноги упадёт?!
   - Эх! Сейчас бы птичку запечённую, да под яблочным соусом...
   - Тебе бы только брюхо набить.
   - А то бы ты от такого отказался?!
   - Не отказался... Да что о том говорить, только слюноотделение лишнее получать!
   - Спите уже! Поболтать и утром успеете.
  
   ***
  
   Сэлус, как и его спутники, морщился, втирая в саднящие раны заживляющую мазь. Прошло всего пару дней, а по ощущением - десяток дней. Тело нестерпимо чесалось и просило помывки. Да, уж, в презентабельном виде он предстанет перед своей избранницей. Сколько ещё продлится путь, не ясно. Тут уж как Дивный лес посчитает. Можно и на пару десятин застрять. И всё это время без возможности смыть с себя пот и грязь? Нет, надо назавтра озаботиться поиском места омовения. Дадут боги, какой-нибудь ручеёк да найдётся.
   Но ни на следующий, и ни на последующий дни удача не улыбнулась драконам.
   - Издевательство какое-то! - простонал Натан. - Я скоро себе всю шкуру счешу!
   - А по мне, так это ещё одно испытание Леса. Деревья-то чем-то питаются. Вон, какие стволы и листья! Вымахали так, что небо ветвями подбирают.
   - Хм! Может, ты и прав, - пробормотал Сэлус.
   - Представьте, может и сама вода внутри этих исполинов и находится, - почесав в очередной раз бок, ляпнул Натан. - А что?! Дед как-то про такое рассказывал.
   - Ну-ка, ну-ка! Вспоминай, что ещё он тебе рассказывал!
   Натан почесал, на это раз, нос, потом местечко пониже спины, подумал, осмотрелся, вытянул из-за пояса кинжал, подошёл к ближайшему стволу, ласково прошёлся ладонью по коре.
   - Не гневайся, страж лесной, поделись водицей.
   Точечный удар остриём, и кора пошла большой трещиной, из которой ударила тонкой струйкой вода. Натан подставил под струю ладонь, понюхал оказавшуюся в ней воду.
   - Всё в порядке. Даже пить можно. Ну, что встали? Думаете, запаса на долго хватит?! Смотрите, как надо воду добывать!
   Спустя пару минут пятёрка обнажённых драконов со стоном наслаждения смывали с себя пот и грязь. Конечно, полноценно отмыться не получилось, но и так было неплохо. Усталость, как рукой, сняло. Улыбки сами наползали на лица. Дорога дальше перестала казаться ужасающе неприятной. Натан же светился больше всех, его руку грел браслет с водной магией. Теперь, где бы Натан не оказался, он всегда сможет отыскать малейший источник воды. Вот дед обрадуется. На их землях с водой всегда проблемы были, а теперь семье ощутимо помочь можно.
   Сэлус же подумал, что обратной дорогой нужно обязательно идти через это место. Можно будет покрасоваться перед избранницей, да и на неё поглазеть во время промывки. Ребят подальше отправить и...
  
   ***
  
   Испытание за испытанием... И вот, наконец, всем группам рано или поздно удалось выйти на окружённое исполинами гор каменистое плато, посреди которого и расположилось громадное древо, корнями уходя в глубь земли и устремляясь мощными ветвями, казалось, к самым небесам. Эта мощь завораживала. Даже с окраины плато Древо выглядело внушительно, а что же будет, когда к нему приблизиться...
   Драконы благоговейно застыли. Потом их взгляды зацепились за чистящие гроздья коричневато-золотистых плодов. Сердца избранных забились с удвоенной силой. Сегодня они обретут то, что так долго искали, то, без чего драконье сердце молчит и заставляет безумно тосковать.
   Не сговариваясь, группы устремились вниз. Нестись, сломя голову, дабы успеть первому, не имело смысла, ведь каждый плод откроется лишь своему избранному. Один конкретный дар одному конкретному дракону.
   Дрожащими от волнения руками мужчины касались то одного, то другого плода, прислушивались, пойдёт ли характерный треск. Сопровождающие стояли в некотором отдалении с любопытством глядя на происходящее. Вскоре под мощной кроной Древа Жизни стал всё чаще раздаваться звук трескавшихся плодов, и на руки драконов падал долгожданный дар. Мужчины, осоловевшие от радости, заворачивали обнажённые тела в заранее приготовленную ткань. Затем оставалось лишь дождаться, когда дарёная очнётся, откроет глаза, дабы запечатлеть образ суженого, и можно было отправляться в обратный путь.
   Сэлус с восторгом разглядывая нежный облик своего дара. Пушистые ресницы веером скрывали цвет глаз, но дракон знал, что всё, что он ещё увидит, ему непременно понравится. Светлые локоны волос шёлком укрывали чуть тронутые загаром плечи, всё, что ниже, Сэлус успел рассмотреть лишь мельком, но и этого хватило, чтоб самому себе начать завидовать.
   Пока ещё бессознательная девушка лежала в коконе его рук, Сэлус увидел приближение последней группы драконов. Вон он, его извечный соперник, тоже спешит к своей избранной.
   Почему-то в этот момент ёрничать не захотелось. Как бы он не относился к Эйрасу, сейчас он как и все желал дракону удачи. 'Видно это место так на меня влияет', - хмыкнул про себя Сэлус. Десятка меж тем располагалась на подступах к Деву. Двое же избранных оглядывали исполин, стараясь рассмотреть скрытые в густой листе оставшиеся для них плоды. Через непродолжительное время первый дракон радостно воскликнул, а ещё через несколько минут нёс в сторону стоянки своё сокровище. Эйрас же бродил, бродил, бродил, то оглядывая корневища, то задирая до ломоты в шее голову. Но даже намёка на искомое не обнаруживал.
   Меж тем от священного древа потихоньку уделялось группы драконов, стремясь поскорее доставить свои 'сокровища' в более комфортные условия. Второй обретаемый из десятки Эйраса и его друг со своими ношами также стали собираться в дорогу.
   - Прости, но сам понимаешь, нам пора двигаться, - вздохнув, извинился друг. - Мы посоветовались, в общем, с тобой останутся ребята, а я отправлюсь вместе с, вон, их пятёркой. Удачи!
   Эйрас кивнул.
   - Да, шутят боги, - пробормотал он, глядя, как солнце всё ниже опускается за горизонт. Придётся завтра более тщательно оглядывать Древо, а пока надо обустраивать место ночёвки. Разжигать огонь близь дерева нельзя, а потому пришлось сдвигаться ближе к каменистым нагромождениям.
   - Эйрас, - попытался развеселить друга Мирран, - думаю, твой 'дар' особенный, потому и не показался сразу. Чтоб разные там Сэлусы от разочарования и зависти не начали на себе волосы рвать.
   - И, правда, - поддержали Мириана остальные драконы.
   - Увидим, - мрачно буркнул Эйрас.
   Вскоре костерок пылал, а от него в разные стороны поплыл аппетитный аромат готовящейся еды. Стало совсем темно. Драконы неспешно беседовали, то и дело поглядывая на звёздную россыпь небес. Здесь, у Древа Жизни, небо было особенно красивым. Вдруг ночную тишину разорвал возмущённый вопль Миррана.
   - Эй! Кто спёр мою рубаху?! Своих мало?! Только ведь приготовил, чтоб переодеться!
   - Рядом поищи, - посоветовал Шаррол, лениво зевая, и почти тут же недоумённо встрепенулся. - Намирр, отдай мой кусок мяса!
   - С чего это твой? Я свой ем. Во, даёт, схомячил и не заметил! А я вдруг виноват?!
   - Да не ел я! - подхватился с земли Шаррол. - Только вот рядом положил остыть...
   - А куда мой хлеб подевался?! - снова психанул Мирран.
   И только тут все поняли, что происходит что-то не то. Эйрас дал знак друзьям быть внимательнее. И почти тут же боковым зрением уловил едва заметное движение. Мгновенно подхватившись, драконы ринулись в то место, не забыв прихватить пару факелов. Тот, за кем двигались драконы, был шустрым, но недостаточно, и вскоре мощные фигуры мужчин отрезали существу все пути отступления, зажав того меж каменными громадами.
   В свете факелов драконы с удивлением разглядели грязное, лохматое нечто, одетое в рубаху Миранда и прижимавшее к себе уворованные продукты. Сжавшись в испуганный комочек, выпускать из рук добытую нечестным путём еду существо явно не собиралось.
   - Ты кто? - первым опомнился Эйрас.
   - Рубаху теперь только на выброс, - последовал Мирра.
   - По шее надавать, чтоб неповадно было чужое брать, - огрызнулся Шаррол.
   В него тут же полетел злой взгляд существа.
   - Моё! - прошелестел тихий, но твёрдый голос.
   - Да это ж... девка! - чуть не подавился воздухом Намирр. - Вот и нашёлся 'подарочек'...
   Эйрас шокировано сглотнул. Это вот ЭТО - оно? Эээ... она? Что-то подсказывало, что так оно и есть.
   - Да, уж... подарочек... - убито прошептал он.
   Девчонка была мелкой по сравнении с ними, драконом, чумазой и встрёпанной настолько, что невозможно было разглядеть ни единой чёрточки лица, одни глазища сверкали то ли со страхом, то ли со злостью. Намирр, было протянувший руку к девушке, дабы дёрнуть за торчащий локон, ойкнул, когда по руке шлёпнула маленькая ладошка с довольно острыми ногтями.
   - До крови, зараза?! - то ли удивился, то ли восхитился Намирр.
   - А нечего тянуть руки, куда не следует, - хмыкнул Эйрас.
   - Посмотрю я, как ты к ней свои потянешь, - съехидничал Намирр.
   - С чего бы мне это делать?
   - А домой ты её ТАКОЙ потащишь? Это ж реальное пугало!
   - Не смей так о ней говорить! - взъярился Эйрас.
   - А то ты сам так не думаешь?!
   - Я - это я! Получишь свой 'дар' - обзывай, как хочешь.
   - Ну, хватит, ребята, - встрял меж драконами Мирран. - Может, не всё так плохо...
   - И ты туда же, - простонал, схватившись за голову Эйрас. - Да... шутят боги...
   Замарашка в это время внимательно прислушивалась к спору, переводя взгляд с одного мужчины на другого, потом взгляд метнулся к Деву. Показалось, что пара мгновений, и она сможет сбежать от пугавших её чужаков. Не раздумывая больше ни мгновения, девушка дёрнулась вперёд, намереваясь проскользнуть меж отвлёкшихся мужчин, но тут же попала в крепкие руки самого мощного из них. Дёрнулась, выпустив из рук вожделенный кусок хлеба, проводила взглядом его полёт, всхлипнула и почти тут же, извернувшись, цапнула Эйраса зубами за плечо.
   - Зараза! - повторил недавние слова друга дракон, но 'добычу' не выпустил.
   - А всё таки она тебя первой пометила, - хихикнул Шаррол.
   - Ну, и чего ты бежишь?! - обратился к замарашке Эйрас. - Мы не обидим. Наоборот, накормим и обогреем.
   - Вернее, обогреет тебя вот тот, что тебя держит, а мы так в сторонке постоим, - продолжил улыбаться Шаррол.
   - Шари, заткнись!
   Под короткие смешки друзей Эйрас потащил девчонку к костру, усадил её рядом с собой, сунул в руки миску с едой, всучил новый кусок хлеба и принялся есть сам.
   - Утром отправимся домой, - буркнул, глядя на друзей. - Надо ещё будет найти створки от её семени, думаю стоит поискать где-то на верху меж ветвей.
   - Уже о детской колыбели мечтаешь? - снова поддел друга Шаррол.
   - Думаешь, мне сейчас до этого?! Но дома не забудут поинтересоваться, почему не принёс скорлупу. Мать строгий наказ дала, а её разочаровывать себе дороже. Это Сэлусу, похоже, древние традиции безразличны, а я оракулу верю. Ещё моя прабабка в люльке из семени с Древа Жизни росла. Думаешь, почему в нашем роду н так всё печально с рождением дракониц?! То-то же! А к своему 'сокровищу' как-нибудь привыкну.
   Сокровище меж тем осоловело хлопало сонными глазами. Свернувшись клубочком, девушка подложила под щёчку ладошку, во второй руке продолжая сжимать недоеденный кусок хлеба. Эйрас вздохнул, подтянул к замарашке свой лежак, улёгся за её спиной, укрыл походным одеялом, в душе испытывая то ли разочарование, то ли удовлетворение.
   Едва солнце показалось из-за горизонта, временный лагерь проснулся, ну, разве, кроме девчонки. Оставив Миррана просматривать за ней, Эйрас направился к Деву. Первоначальный осмотр ничего не дал, пришлось искать способ взобраться наверх и поискать створки семени в кроне. Всё-таки, какая громада это Древо! Только сейчас Эйрас оценил всю мощь драконьей святыни.
   Искомое нашлось застрявшим средь трёх спутавшихся веток, стало понятно, почему семя не висело, как остальные, направляясь к земле. К тому же створки были не менее грязные, чем сама девчонка, видимо, замарашка ночевала не одну ночь тут. Спускать створки пришлось осторожно, пусть они и прочные, но неизвестно, чем обернётся падение с такой высоты. Потому и перепачкались все знатно и теперь мало чем отличались от 'подарочка', разве что были не такие лохматые. Зрелище ещё то. Один Мирран на их фоне выглядел этакой белой вороной. Ещё и ржал над друзьями. Вот в отместку ему и поручили тащить одну из створок.
   Пора было отправляться в путь, но сначала надо было поговорить с замарашкой, объяснить, куда она пойдёт и зачем. По словам старейшин, Древо даёт девушкам необходимые знания и даже определённую тягу к нужному дракону, но Эрас понимал, что всё не так просто. Вообще, с его избранностью всё более чем непонятно.
   - Выспалась? - спросил дракон, присев рядом с сжавшейся в комок девушкой. Его глаза невольно опустились на её ноги, до колен прикрытые чужой рубашкой. Она же босиком! - Нужно смастерить тебе какую-нибудь обувь... - Подтянув к себе заплечный мешок, Эйрас порылся в нём и выудил на свет свою куртку из кожи тех самых редких змей.
   - Ты что, решил пустить дорогущую кожу на обычные чуни для девчонки?! - ахнул Шаррол.
   - А ты предлагаешь ей идти босой?! А шкурку новую добуду. Дай лучше иглу и нить, помниться твоя мать тебе в мешок их перед самым отправлением сунула. И Намирру скажи, пусть соберёт опавшие куски коры что побольше, на подошву пустим.
   Девушка с любопытством смотрела на совместную работу драконов. Пока она была такой спокойной, Эйрас решил продолжить разговор с ней.
   - Вот смастерим тебе обувь и отправимся домой.
   - Домой? - чуть нахмурившись, спросила девушка, глянула в сторону дерева, снова на Эйраса.
   - Домой, - подтвердил он. - Мои родители ждут нас с нетерпением. Особенно будет тебе рада мама, она у меня замечательная.
   - А почему к твоим родителям? - девушка бросила взгляд в сторону других мужчин.
   - Потому что ты принадлежишь мне, ты моя избранная.
   - Что значит избранная? - снова непонятный прищур глаз, перемешанный с долей робости.
   - Избранная, подаренная Древом Жизни, наречённая, богами данная, невеста... Называй как хочешь.
   - Невеста? - зацепилась за последнее слово замарашка. - Твоя?
   - Именно. На других можешь не рассчитывать.
   - А может, ты мне не нравишься? - буркнула девчонка.
   - Неужели?! Ничего, дорога длинная, ещё передумаешь.
   - А если нет? - снова ехидный вопрос.
   - Я тебе помогу. Кстати, на тебе есть знак моей принадлежности. Правда, рассмотреть его за таким слоем грязи пока невозможно. Вот отмоем тебя, сама всё увидишь. Ах, да! Тебе ж имя надо какое-то дать... Совсем про это забыл... старейшины же говорили...
   - У меня есть имя, - обиженно прошептала девушка. - Меня Варя зовут, вернее, Варвара.
   - Аррья? Красиво. Правда, не помню такого, чтобы избранницы знали своё имя... Ну, да ладно, потом у старейшин поинтересуюсь. Ребята! - крикнул Эйрас. - Нашу замарашку Аррьей звать.
   - Прямо как настоящую драконицу, - хмыкнул Мирран.
   - Сам ты замарашка, - в то же время буркнула Эйрасу девушка.
   К этому моменту была готова первая чуня.
   - Давай ногу, мерять будем, - сказал Эйрас, протягивая руку к девушке.
   Арья чуть вытянула ногу, и Эйрас приятно удивился, ножки у замарашки были, что надо. Вон и Мирран уже появится! Дракон передвинулся так, чтобы прикрыть собой девушку, помог одеть чуню.
   - В самый раз. Сейчас доделаем вторую и в дорогу. Дам ещё тебе свои штаны, нечего перед всеми голыми ногами маячить... Штанины придётся обрезать, в поясе верёвкой подвяжем. И с лохмами на голове надо что-то делать. Вот, возьми шнурок. Сама волосы стянешь или помочь?
   Девушка проявила самостоятельность, кое-как собрав непонятного цвета космы в низкий хвост, открыв тем самым обзор на длинную шею и правильный овал лица.
   'Не всё так ужасно', - мысленно выдохнул Эйрас.
   Когда же замарашка облачилась в его укороченные штаны, ржач не смог сдержать ни один дракон. Аррья одарила всех просто убийственным взглядом.
   Девушка вообще сейчас находилась словно в дурном сне, почти ничего не понимая и ничего не помня о себе, кроме имени. Пробуждение в странном месте напугало, всё казалось странным, даже жутким, звуки вокруг заставляли то и дело вздрагивать. Только в странных створках, ставших ей и спальных местом, и временным пристанищем, она ощущала себя хоть и под иллюзорной, но защитой. Страшнее оказалось буквальное нашествие огромных мужчин, окруживших то громадное дерево, в ветвях которого она пряталась вот уже второй день в своих створках. Ещё вчера, с трудом спустившись вниз, разглядела подобные её створки, с низу более похожие на вытянутые семена, чуть светящиеся в темноте. Это из них те мужчины потом вынимали хрупких красавиц и уходили с ними на руках прочь, довольно улыбаясь.
   Чужаков девушка опасалась, не зная, что от них ожидать, а потому пряталась, обмирая от страха, когда кто-то из них оказывался предельно близко. Но к ночи, когда до её голодного организма донёсся аромат готовящегося ужина, девушка не выдержала, спустилась по мощным ветвями вниз и, крадучись, поползла к лагерю мужчин. Слюни сглатывались то и дело, ведь то, чем она набивала желудок эти дни, голод утолить не могло. Какая-то трава, корешки, роса... Всё было съедобным, эти знания всплывали сами собой... Хотелось же иного. К тому же одолевал холод, наверное, поэтому руки стащили вначале чужую рубаху, так вовремя оставленную без присмотра, потом взгляд зацепился за ломоть хлеба, и все остальные мысли кинули бедовую головушку.
   Но, как она не была быстра и осторожна, чужаки почуяли, выследили, окружили. Стали возмущаться, надвигаясь громадными телами, пугая ещё больше. Обозвали замарашкой и пугалом. Огрызалась, замирая от страха. Но... не обидели, наоборот отвели к костру, накормили, один из чужаков всё время крутился рядом, нервируя, но в то же время не подпуская близко других громил. За это девушка была ему даже благодарна, немного. Заснула, не выпуская хлеб их рук, отчего-то боясь, что всё это очередной сон.
   На утро разглядела громил получше. Мощные, красивые, опасные. Тот, вчерашний заявил, что она принадлежит ему, будущая жена, пара. На естественное возмущение заявил, что поможет привыкнуть к этой мысли. Интересно, что бы это могло значить?
   Потом дал какую-никакую одежду, при этом слишком пялился на оголённые лодыжки. Его друзья дружно ржали над тем, как она выглядела в больших для её тела рубахе и штанах. Хотелось до дрожи в пальцах расцарапать их весёлые рожи. Но вот дан сигнал трогаться. Четверо несли её бывшую 'колыбель', а 'жених' подталкивал в спину, заставляя догонять широко шагавшую четвёрку.
  
   ***
  
   Эйрас хмурился, представляя, как он будет представлять клану и родителям свою замарашку. Да уж, знатно повеселятся за его счёт. И девчонку жалко, ехидные замечания придётся выслушивать и ей. Особо будут изгаляться соседние кланы, и тут не будет играть роли, что Аррья - 'дар'.
   За размышлениями не заметил открывшийся проход портала, только вдруг затормозившая замарашка, в которую он чуть не врезался, заставила очнуться от невесёлых дум. Аррья с широко распахнутыми глазами взирала на плёнку портала.
   - Что это? - ткнула пальчиком в мерцающее разноцветье.
   - Это портальный переход. Шагай, не бойся.
   - Ты лучше спроси, сколько цветов перехода она видит, - посоветовал Шаррол. - Узнаем, хоть, каким видом магии её наградили боги.
   И то правда, хоть что-то удастся узнать о будущей жене. Хорошо бы, чтоб смогла разглядеть пару цветовых оттенков, тогда её внешность не будет играть столь плечевой роли. Одарённых несколькими видами магии не так много. Среди 'даров' чаще бывали сильные огневики или водники, пару раз воздушники-землянники. Пару тысячелетий назад избранница оказалась четырёхстихийницей, но и красоты она была несказанной. До сих пор её образ держат в своих мечтах большинство молодняка.
   Вопросительно взглянув на продолжавшую с любопытством взирать на портал Аррью, Эйрас переглянулся с другом.
   - Ну, так что? Сколько цветов?
   - Как у радуги, - восхищённо выдохнула девушка и коснулась пальчиком плёнки. Тут же радостно пискнула: - Она щекотится!
   - Что значит, как у радуги?! - опешили мужчины.
   - Ну, у радуги же семь цветов?! Как и здесь, - пожала плечами Аррья.
   - Или врёт, или издевается, - шепнул Шаррол.
   Эйрас сначала подумал о том же, но девушка выглядела настолько бесхитростно в этот момент, что принятие правдивости её слов всё же пришло, о чём и сказал столь же тихо другу.
   - Да иди ты! - выдохнул Шаррол. - Абсолютный универсал! Вот уж теперь мордашка совершенно не важна.
   - Её способности ещё пробудить надо. И не факт, что все виды магии разовьются, - успокоил друга Эйрас.
   - Но потенциал у замарашки ого-го!
   Пройдя, наконец, в портал, все с удивлением увидели разбитые лагеря ушедших вчера драконов. Видимо, портал здорово сократил им дорогу. Дивный лес решил помочь?
   На вывалившихся из перехода с интересом посмотрели все. Сначала нашли глазами грязные створки семени, не разглядев цвета, пожали плечами, потом с любопытством стали искать глазами избранную. И когда взгляды драконов остановились на замарашке, всеобщее недоумение было более чем ощутимым. Вслед за этим то там, то тут послышались смешки.
   - Что ж, вижу боги преподнесли тебе ШИКАРНЫЙ подарок! - усмехнулся Сэлус.
   - Отвали, - ответил Эйрас, проходя мимо.
   - Да ладно, я ж поздравляю от всей души, - продолжал веселиться Сэлус. - Теперь понимаю, почему ленты тебе отдали в последний момент.
   - Завидуй молча.
   - Локти себе кусаю от зависти! - заржал Сэлус. - Вернее собираюсь.
   - Можешь прямо сейчас начинать, - встрял Шаррол. - Наша Аррья - маг-универсал.
   Сэлус и большинство драконов, стоящих рядом, с недоверием проводили глазами грязное лохматое недоразумение, шедшее рядом с Эйрасом.
   - Врёшь!
   - Думай, как знаешь.
   - А вообще, пусть хоть что-то порадует твоего дружка, - небрежно бросил Сэлус. Он не очень то поверил заявлению Шаррола и может чуточку 'пожалел' своего старинного соперника. Сам Сэлус был счастлив рядом со своей Лорин. Красавица, тихая, нежная, с двумя направлениями магии. Славные детки у них появятся, сильные, одарённые. Жаль, что ни одна из избранниц не является драконицей, это было бы уж вовсе невероятным. Хватит и того, что его Лорин проживёт столь же долго, что и он сам. Осталось только её окончательно приручить. Первый поцелуй ему уже удалось урвать, и был он невероятно сладким.
   Пришедшая группа Эйраса быстро нашла своих, расположившись на кратковременный отдых. Как понял сам Эйрас, Лес привёл их к одной из дорог, ведущих прямо к выходу в земли драконов. Предстояло пройти небольшое скалистое ущелье, свернуть к цепочке небольших лесных озёр и уже оттуда двинуться по протоптанной безопасной тропе прямо к арке выхода. Не соврали старейшины, дорога обратно, действительно, коротка и легка. Ещё подумалось, что в одном из озёр можно будет, наконец, как следует смыть с себя всю грязь. 'И не только с себя', - подумал дракон, опустив взгляд на своё личное несчастье.
   Аррья старалась укрыться от чужих любопытных взглядов среди уже знакомых драконов. Избранные его друзей смотрели на девушку с жалостью и сочувствие, но без брезгливости. Чтобы не раздражать Аррью и не раздражаться самому, Эйрас предложил поскорее отправляться дальше. И друзья поддержали это его решение. Видимо, всем поскорее хотелось добраться до озёр.
   Группа вышла организованно, остальные пятёрки последовали их примеру. На этот раз Эйрас взял Аррью за руку, тропа это позволяла, казалось, что так он даёт почувствовать девушке свою поддержку и защиту. Внутри себя Эйрас перестал противиться выбору богов, можно сказать смирился. Назло всяким там Сэлусам он обязательно будет счастлив. А потом Аррья не виновата, что не столь хороша, как остальные избранные. Сам он окружит девушку заботой и нежностью, чтобы она больше не почувствовала себя в чём-то хуже других, и магией поможет овладеть в полной мере. В клане полно хороших магов, обучат. А если надо, и в академию отправит.
   За очередными размышлениями дорога показалась ещё более короткой. Друзья уже нашли озерцо с наибольшим уединением и предложили девушкам пройти туда, выделив им мыльный состав из своих запасов. Аррья прошлась вдоль берега, выискивая место поудобнее. Эйрас следовал за ней на расстоянии, охраняя и приглядывая, но так, чтобы сама Аррья не узнала, что он рядом.
   Момент разоблачения девушки и вход её в воду дракон пропустил, посматривая по сторонам, не дай боги, кому вздумается подсматривать за его избранной. Но, когда из воды послышался стон блаженства, невольно перевёл взгляд туда... И больше не смог пропустить ни единого мега из представшей перед его глазами картины.
   Грязь растворялась в кристально чистом водоёме, открывая взору белоснежную кожу, точёные плечи, мокрые пряди рыжеватых волос. А когда Арья, сначала окунувшись с головой, а затем поднявшись полностью из воды, встряхнула длинными локонами, полностью открывшись перед глазами Эйраса, дракон понял, что глубоко ошибался на счёт замарашки. Да Сэлус от зависти удавится, увидев девушку. Да друзья пожалеют, что подкалывали Аррью.
   Пока Эйрас предавался размышлениям, девушка пыталась отжать волосы от влаги, при этом чуть наклоняясь вперёд. Дракон чуть язык не проглотил, пытаясь сглотнуть, и чувствуя мгновенный отклик тела. Словно под гипнозом шагнул вперёд, в пару шагов оказался за спиной Аррьи, глубоко втянул носом запах влажной кожи, прикрыл от блаженства глаза. Девушка вздрогнула, попыталась обернуться, но большие ладони Эйраса сомкнулись на её талии, притягивая к жаркому телу дракона. Его губы ласково прошлись по беззащитной шее, вызвав у Аррьи судорожный вздох.
   - Пусти, - сглотнув, попросила она.
   - Ты - моя! - твёрдо напомнил Эйрас. - И я должен найти знак принадлежности. Постой спокойно.
   Аррья думала, что ни о каком спокойствии сейчас и речи быть не может. Этот огромный мужчина смущает и пугает своим присутствием, а сейчас вообще лапает её тело самым наглым образом. И пусть от него исходит какое-то родное тепло, и сердце заходится стуком, соприкасаясь с мощным телом, всё равно смущения и возмущения никто не отменял. Она помнила, что для мужчины был важен какой-то знак, но что он из себя представлял и где расположился на её теле понятия не имела. Если он вообще есть. Наглый брюнет принялся ощупывать обнажённое тело. Вот уж это было ни к чему, посмотреть было достаточно. Но мужчина дотошно исследовал каждый кусочек тела. Находка обнаружилась, лишь когда Аррья переступила с ноги на ногу. Мужчина тут же опустился на колени прямо в воду и заставил приподнять ступню. Аррья с пунцовыми от стыда щеками сделала, как он просил.
   - Вот же! Вот она! - ликующе вскрикнул Эйрас. Погладил знак, более напоминающий тату, вскинул взгляд на лицо девушки. - Девочка моя, теперь всё правильно, всё хорошо...
   В порыве чувств дракон коснулся губами коленей Аррьи, затем бёдер, уткнулся лицом в опушённое местечко. Девушка тут же начала вырываться, ударяя ладошками то по голове, то по плечам. Эйрас рассмеялся, выпустил добычу, зная, что теперь его избранная точно никуда не денется. Пока Аррья, спрятавшись за большим валуном, обсыхала, Эйрас достал свою запасную рубаху, перебросил за валу.
   - Вот, вытрись пока этим. Потом оденешь платье. Оно простое, такое для всех избранных готовят. Длину и талию отрегулируем шнурами. А на ноги придётся снова одеть чуни, всё равно ничего другого у меня нет. К тому же они прочные...
   Тем не менее ему ещё долго пришлось ждать, пока Аррья подсохнув и переодевшись выйдет из своего укрытия. Пусть она не поражала той, броской красотой, что отличала многих дракониц, но взгляд невозможно было оторвать ни от пухлых губ, ни от искрящей зелени глаз, особенно же вызывали восхищения огненные локоны, спускающиеся до самой талии.
   Эйрас снова шагнул к девушке, Аррья тут же сделала шаг назад.
   - Не бойся, не обижу. Помогу с платьем...
   Девушка решила довериться чутью и замерла, искоса поглядывая в сторону мужчины. Эйрас быстро и легко подтянул все завязки, отошёл на шаг, полюбовался на свою избранную.
   - Надо что-то с волосами делать... - задумчиво протянул он, ибо не желал, чтобы кто-то пялился на огненной богатство своей избранной.
   - Ещё влажные, - посетовала Аррья.
   - Хорошо. Заплетём в лагере, кажется, у меня ещё осталась кожа змеем, сплету хороший шнурок, пока ты отдыхаешь.
   Протянул руку девушке, Аррья доверчиво сунула в его ладонь чуть дрожащие пальцы, что поделать, но этот огромный красивый мужчина не просто нравился ей, но и внушал доверие. К тому же был единственным якорем в этом незнакомом пока мире. До сей минуты Аррья не очень то задумывалась о том, кто она и откуда, теперь же мысли всё время дороги то и дело одолевали её. Знания, что дало Древо, конечно, были, только вот их ещё надо было разобрать, разложить по полочкам, осмыслить, что пока не очень то получалось.
   Вот так рука об руку пара вошла на облюбованную поляну. На ней, кстати, прибыло народу, десятку Эйраса снова нагнали остальные группы. То, какими взглядами все провожали их, здорово нервировало Аррью, и она чуть ли не втискивалась в бок Эйраса. Сам дракон с гордо поднятой головой шагал к своим, не обращая внимания ни на восхищённый свист, ни на откровенно восхищённые взгляды драконов, кидаемые в сторону его избранной. Мельком выхватил глазами давнего противника. Даже тот, открыв рот, пялился на Аррью. Перестанет, наконец, ехидно ухмыляться.
   Друзья были поражены преображением девушки.
   - Вот тебе и замарашка...
   - Поздравляю, Эйрас!
   - Для такой и десятка новых рубах не жалко.
   В общем, высказались все, вгоняя Аррью в ещё большее смещение.
   - Ну, хватит, - осадил друзей Эйрас. - Лучше найдите нам, что поесть.
   Пока его пара ела, дракон занялся плетением шнура для волос, жалея, что нет с собой драгоценных каменьев, они бы так здорово смотрелись в огненной косе Аррьи. Но и так шнур вышел на славу. Эйрас сумел даже уговорить суженую на то, чтобы он сам заплёл ей косу, сославшись на то, что ей ещё надо научиться работать с такой сложной вещью. Ребята при этом насмешливо посматривали в его сторону. Эйрас тихонько показал зубоскалам кулак, чтоб не болтали, чего не надо.
   Перебирая огненные шёлковые пряди, дракон был на вершине эйфории. Вот ведь, не верил отцу, что такое может быть рядом со своей парой. Теперь главное не лопнуть от переполнявшего чувства счастья и умиротворения. Интересно, как Аррья воспримет его животную половину. Наверняка, сначала испугается.
   Его дракон даже по меркам его расы был огромен и устрашающ. Но свою девочку постарается не пугать, наоборот, с удовольствием прокатит на себе, сначала н земле, потом можно попробовать и полетать. Жаль, что по-настоящему крыло о крыло им вместе не лететь никогда... Но вот их общие драконята вполне смогут. От мыслей о потомстве стало ещё теплее на душе.
   Но вот коса была заплетена, и Эйрас перекинул её девушке через плечо, чтобы полюбовалась его работой.
   - Красиво! - тихонько вздохнула она. - А меня так научишь?
   - Обязательно. Время до сна ещё есть... Иди, садись рядом и смотри внимательно.
   Девушка оказалась смекалистой, схватывала всё на лету. Спать он отправился с чуть кривоватой, но достаточно прочно сплетённой косой, гордо поглаживая её кончик и косясь на друзей. Те понимающе улыбались. Такими темпами он свою Аррью завоюет ещё до ворот собственного рода.
  
   ***
  
   К арке выхода группы вышли практически одновременно. Обретённые девушки пусть ещё выглядели несколько растерянно, но уже не столь испуганно, и всё время старались находиться рядом со своим избранным.
   Едва вышли из арки, мужчины почувствовали некое облегчение, ведь теперь они могли не только пользоваться своей магией, но и, наконец, расправить крылья. Словно переливы волн о там, то здесь стали распахиваться могучие крылья, поднимая драконов к небесам, оставляя внизу лишь пары избранных. Девушки по-разному реагировали на происходящее: кто-то истерически визжал, кто-то свалился в обморок, кто-то даже сделал попытку сбежать от страшной, как им казалось, угрозы.
   Эйрас перевёл взгляд на своё солнечное чудо, Аррья стояла, задав голову, и восхищённо провожала взглядом крылатые воинство. Потом обернулась к нему и поинтересовалась:
   - И ты так можешь?
   - Могу.
   - А я?
   - К моему глубокому сожалению, нет. В тебе лишь капля драконьей крови.
   - Жалко, - вздохнула девушка. Но потом снова воспрянула и задала ожидаемый вопрос: - А ты меня покатаешь?
   Эйрас довольно рассмеялся, попросил постоять немного на месте, сам отошёл на нужное расстояние и обернулся. Горделиво расправив крылья, покрасовался перед Аррьей. Та тут же оказалась рядом и бесстрашно занялась разглядыванием и ощупыванием бронзовой-чёрного зверя. Голова на гибкой шее позволяла дракону отслеживать передвижения девушки, с любопытством наблюдая восторг на милом лирике. Эйрас опустил крыло, чтобы Аррья смогла залезть на него.
   - Дершиссь крепшше за грребеннь, - прошипел он, с трудом проталкивая сквозь драконье горло человеческую речь. Дождавшись, когда его 'сокровище' надёжно угнездится на хребте, для надёжности зафиксировал практически невесомое тело жгутами магии, создав при этом небольшой щит-пузырь от холода, и рванул вверх.
   Аррья от неожиданности взвизгнула, а затем радостно рассмеялась, вновь заставив дракона гордиться своей половинкой. Не став выпендриваться перед девушкой, как попытались некоторые дураки, выделывая в воздухе петли и перевороты, Эйрас просто поднялся повыше и полетел домой, в клан. Жаль, что по дороге предстояло остановиться на границе с землями оборотней, но его девочку неплохо было бы покормить и дать нормально отдохнуть и переводиться. Одежду он ей купит, пока она приводит себя в порядок в таверне, а родителей о их скором появлении предупредят улетевшие по домам друзья.
   Таверна оказалась на редкость многолюдной, что не очень понравилось Эйрасу, зато Аррья всё время пыталась любопытно выглянуть из-под его руки, которой он норовил задвинуть девушку себе за спину. Хорошо ещё её огненная шевелюра убрана в косу, но и так она привлекала внимание. Оборотни всё время принюхивались, кидая взгляды на Аррью. Если бы у него было время, Эйрас обязательно бы показал, что девушка его добыча. Сейчас же все его мысли были сосредоточены на том, как бы скорее попасть домой.
   Быстро заказав еду, он попросил принести её в заказанную комнату. Потянув Аррью за собой наверх, успокоил её тем, что наглядеться на чужаков она всегда успеет. Девушка безропотно подчинилась. Зайдя в комнату, осмотрелась, первым делом нашла помывочную, слава богам этот трактир был одним из лучших, и хозяин мог позволить себе потратиться на организацию достойного отдыха путникам. Жаль только, Аррья пока не могла пользоваться своей магией, а потому Эйрасу пришлось самому подогревать ей воду, вместо того, чтобы сбегать за покупками.
   К тому времени, как Аррья направилась купаться, принесли заказанную еду. Эйрас крикнул девушке, чтобы она после купания его не ждала и начинала есть, затем дракон накинул на вход парочку заклинаний позаковыристее, чтобы, кому не лень, не лезли на чужую территорию, и поспешил на выход.
   К сожалению дракона, нужная лавка оказалась далеко от таверны, а тут ещё пришло в голову, что его девочку неплохо было бы и баловать, тем более, что из пекарни неподалёку так соблазнительно пахло свежим печевом.
   Вот только все его покупки буквально вывалились из рук, когда по возвращении он не нашёл и следа пребывания Аррьи на месте. Обследовав вход, убедился, что плетения не потревожены. Пронёсся по комнатушке, заглянув даже под убогонькую кровать. Ничего... Потом нос уловил едва ощутимый чужой запах, что вёл к окну. И аромат такой знакомый. Оборотни! Из кошачьих! Эти драные двуликие посмели увести его добычу!!!
   Гнев человечьей половины и дракона слились воедино. Окна в комнатушке разлетелись щепками, когда выпрыгивающее из него тело мужчины сменилось на громадную мощь дракона. А тишину городка разорвал разъярённый рёв могучего зверя!
   Народ в страхе попрятался по домам, недоумевая, кто мог позариться на что-то драконье, зная, что расплата будет мгновенной. Уж, оборони на своём веку многое покидали и сейчас молились всем богам, чтобы глупцы вернули то, что взяли, иначе их городок обречён.
   В это самое время к окраине городка неслась четвёрка разношёрстных оборотней, ещё с десяток лет назад сколотившая небольшую разбойничью шайку. Их нисколько не интересовала судьба города, но вот собственная целая шкура даже очень. Свёрток, который они задворками тащили к выходу из города был небрежно свален на землю, а меж подельников завязалась перепалка.
   - Харим, придурок! Где был твой нюх?! Это каким лейблом надо быть, чтобы не учуять дракона?! Нам же всем теперь крышка!
   - С чего ты взял, что он трубит по наши души? - вызверился тот самый Харим. - К тому же, от того здоровяка совершенно не несло драконом. Ты просто ошибся. Хватает девчонку и двигаемся дальше!
   - Вот сам и хватай! - набычился третий подельник. - Девка точно его, я слышал однажды подобный рёв, когда другие 'умники' спёрли драконью деву.
   - И что с того?! - не отступал Харим.
   - Так вот, больше о тех глупцах никто не слышал, как и о деревушке, куда они с дуру сунулись. Хорошо хоть деревенские куда умнее оказались, загодя в лес ломанули, так и спаслись. Так что пускай дракон забирает своё, а нам бы ноги унести.
   - Если удастся, - вздохнул самый старший из шайки. - Если хоть малейший шлейф наших 'ароматов' остался в комнате... Ты как следует разбрызгал пузырёк с зельем?
   - Весь извёл, как чуял, - побледнел Гролл.
   - Ну, боги нам в помощь, - вздохнул старший и рванул прочь.
   За ним тут же помчались остальные, через пару домов приняв животную форму и с поджатыми от страха хвостами прибавили ходу. В траве остался лежать неподвижный свёрток.
   Хозяин таверны осторожно выглянул из-за двери, вгляделся в небо, его тут же хрипло и испуганно спросили за спиной:
   - Ну, что там?
   - Летает. Ищет.
   - Может, нам помочь, тогда гроза минует?
   - Ага, иди, рискни, - ответили храбрецу. - Ему сейчас любой за вражину сойдёт. Этот Чёрный, наверняка, из сильнейших. Поди, и огнём владеет. Дыхнёт и косточек не останется, сразу пеплом осыплешься.
   Дракон же, не жалея крыльев, носится над городком, высматривая, вынюхивая. Инстинкт говорил, что похитители давно утекли не только за ворота, но и мчатся, поди, к самой границе. Зверь злобно рыкнул, он успел запомнить запах врагов и обязательно найдёт каждого. Зря похитители надеялись на своё зелье, ведь них Чёрного - это нюх ищейки, хорошо обученной, а сейчас ещё и до бешенства разозлённой. Только желание поскорее найти свою избранную удерживает его от погони и немедленной расправы.
   В какой-то момент взгляд дракона зацепился за странный куль возле крутого оврага, как раз на окраине городишки. В пару взмахов крыла зверь оказался в том месте и ринулся вниз, на землю же спрыгнул, обернувшись в воздухе, растрёпанный мужчина. Острым краем кинжала обрезал верёвки, скрепляющие холщину, и куль распался, открыв взору Эйраса его, в данный момент, бессознательное сокровище. Облегчённо выдохнув, мужчина осмотрел девушку и, не найдя каких-либо повреждений, успокоился ещё больше. Чуть похлопал Аррью по щекам, она почти тут же открыла глаза и, вполне осознанно взглянув на Эйраса, нервно хихикнула:
   -А меня, кажется, решили похитить...
   - Всё уже закончилось, - поспешил её успокоить Эйрас. - Больше никто не посмеет повторить подобного. Среди оборотней не так много дураков. Давай вернёмся в таверну, я принёс во что тебе переодеться.
   -Ой, - вдруг спохватилась девушка, пытаясь прикрыться от взгляда дракона холщиной, ведь вломились воры аккурат, когда она выходила из помывочной.
   Какой-то гад успел её потискать перед тем, как завернуть в культ, на бедре вон остались следы от чужих пальцев. 'Синяк будет', - вздохнула про себя Аррья. Эйрас же проследил за её взглядом, и из груди вырвалось злобное дыхание, чуть было не напугавшее девушку. Дракон поднялся, подхватил Аррью на руки и пошагал к таверне. Лететь он сейчас при всём желании не смог бы, зверь требовал немедля ринуться за мерзавцами покусившимися на их пару, человеческий же разум твердил, что вначале надо позаботиться о девушке. Нехотя, зверь согласился.
   Дорога не заняла много времени, к тому же по пути никто не попался, видимо, жители всё ещё опасались гнева дракона. Даже в таверне, когда туда зашёл Эйрас со своей ношей, никто не шелохнулся и не посмел поднять взгляд им вслед. Это к следующему утру все вздохнут с облегчением и будут посылать благодарственные молитвы богам, что уберегли их жизни и дома, а пока город словно вымер, даже огней в окнах было не видно.
   Впрочем Эйрасу было всё равно до того, что происходило кругом, его больше заботило состояние Аррьи. Он решил больше не покидать её до тех пор, пока не прилетит в клан. Девушка, едва оказалась в комнате, снова убежала в помывочную, прихватив принесённую драконом одежду. Эйрас в приоткрытую дверь, ведущую в коридор, рыкнул, позвав хозяина. Тот на ватных ногах поспешил наверх, мысленно прощаясь с жизнью, но оказалось, дракон лишь требовал снова подать еды. Перепрыгивая через ступеньку, хозяин таверны ринулся вниз по лестнице, рыком подстегнул повариху и её помощниц, и вскоре сам тащил наверх тяжеленный поднос. Остальные наотрез отказались соваться в логово чёрного ящера.
   На появление оборотня никто не обратил внимания. В этот момент Эйрас был занят тем, что снова помогал сушить и приводить в порядок огненную шевелюру девушки.
   Хозяин, хоть и был оборотнем не слабым, и в привычных стычках в таверне не раз сам выпроваживал драчунов, раскидывая их как котят, а тут внутренний зверь поскуливал от ужаса. Поставив поднос с едой на стол, всё время кося взглядом в сторону более крупного хищника, оборотень тут же шмыгнул обратно за дверь, почти тут же утёр вспотевший лоб широкой ладонью и еле слышно вздохнул. Пронесло.
   Эйрас чуть усмехнулся, он хорошо чуял страх из-за двери. Но отвлекаться на подобное, когда рядом его личное чудо, не было желания. Сейчас его одолевали совершенно другие желания. Аррья, после происшествия то и дело клевала носом, а ему ещё предстояло её накормить. Закрепив последнюю прядь шнуром, дракон подхватил девушку на руки и понёс к столу.
   - Смотри, сколько тут всего, - ласково сказал он, глядя, как ладошка проигрывает отчаянный зевок. - Проголодалась?
   - Я б сейчас дракона съела, - улыбнулась Аррья.
   Но, как она не была голодна, после нескольких ложек густого ароматно пахнущего царёва, глаза предательски закрылись, а рука так и не донесла очередную ложку до рта. Эйрас со вздохом забрал ложку и, вновь подхватив девушку на руки, отнёс её на кровать. Всё же зря он надеялся продолжить путь сегодня. Ну, и пусть, им обоим нужен отдых. Он, например, не откажется лишний раз полежать рядом со своей избранной.
  
   ***
  
   В клане Эйраса второй день стояло оживление. Все радовались новостям и готовили праздничные столы. Избранные возвращались со своими парами, зажигая гордость в глазах родичей, и пусть их было не много, но даже обретение двумя-тремя драконами своих пар делало остальных счастливыми, ведь это значило, что род не прервётся.
   Когда родители Эйраса узнали от его прилетевших друзей, что он не просто вошёл в Дивный лес, но и получил свой Подарок, ликующе, словно дети, стали в обнимку подпрыгивать прямо в том месте, где их застала весть.
   - Невестка ваша к тому же красавица, - вещал Шаррол. - В лагере все драконята на неё слюни пускали, так что не ждите в ближайшее время, что сын ваш будет адекватным. Даже нас, друзей, ближе пяти шагов к ней не подпускал.
   - А что ж он со всеми не прилетел? И что это за байки про замарашку?
   - Ну, это, скажу я вам, вообще смешная история.
   Так вот родители Эйраса и выпытали всё у друга сына. Потом пошли смотреть на семя с Древа Жизни, принадлежавшее теперь их семье. Створкам явно была необходима помывка. Остальные вон уже потащили свои к реке, хоть и так уже были видны цветные бока, дающие понять, какая стихия наполнит крылья драконят, что будут в них расти.
   - Славные выдут колыбели, - радовались старейшины, руководящие процессом помывки. На грязное нечто из семьи Эйроса глядели скептически, но с интересом.
   Шеррол с ребятами выбрали место дальше от остальной толпы, не только из-за того, что в общей толпе было уж больно тесно, но и грязи на семени было в разы больше. Пришлось щётки особо жёсткие прихватывать. И вот, когда процесс активно пошёл, парни как-то странно застыли, и лишь Шаррол громко вскрикнул, привлекая всеобщее внимание.
   - Что б мне провалиться!
   Все заинтересованные лица ломанулись выяснять, в чём же дело, и вскоре и на их лицах можно было прочесть удивление вперемешку с восхищением и неверием. Драконица схватилась за сердце, муж тут же прижал её к себе, сам находясь в ступоре. Старейшины же как молодые подростки прыгали вокруг семени, то недоверчиво тыкая в его стенки, то отчаянно тёрли жёсткий бок, вероятно, подозревая подделку. Но вскоре и они поняли, что всё в самом деле не обман зрения, всё настоящее... И уже не только молодые друзья Эйроса, но и вся его родня, родители, старейшины с усердием натирали бока семени, являя миру поистине редчайшую благодать богов - радужный остов будущей колыбели радужного дракончика.
   Все радовались, это означало, что их клан возвысится над остальными. Более тысячи лет не рождалось радужных, тех, в чей крови бурлила первозданная магия, тех, что могли помочь драконам возродить былую мощь, являясь проводником воли богов. И лишь супружеская пара чуть растеряно переглядываясь, понимая, что и сложностей такая божья милость принесёт немало. Но эти мысли быстро отошли на второй план, ведь надо было скорее организовать встречу такой чудесной девочке, что подарило их сыну столь дивный дар Древо Жизни.
   Отмытое семя торжественно внесли в замок. Старейшины по дороге то и дело спорили, кто из них будет наблюдать за изготовлением из створок колыбели, до хрипоты доказывали друг другу, какими обережными узорами лучше украсить колыбель, к какому мастеру стоит наперво обратиться. В общем, шум стоял ещё тот. Лишь главе клана удалось всех более-менее успокоить и разогнать по своим делам.
   Жаль, что не всем по нраву пришлись развернувшиеся события. Две лучшие подруги, что на пару делили ещё недавно внимание Эйраса, были не просто разочарованы, скорее злы. Свои истинные пары они пока не встретили, да пока и не стремились к этому, считая, что вначале надо нагуляться, познать мир, мужскую любовь, а потом и о семье думать. Что делать, и в семьях драконов изредка встречались такие особи, избалованные всеобщим вниманием и поклонением. Ролда и Миррша надеялись, что Эйрас с выбора вернётся один, пусть с дарами Дивного леса, но один. После известия, что их дракон всё же получил высший Дар, попереживали, но снова успокоились на том, что парой их мужчине будет всего лишь жалкая человечка, пусть и будущая машинка. Но куда ей тягаться с истинными драконицами. Им бы труда не составило вернуть себе расположение Эраса, даже в обход притяжению пар. Но то, что человечка может родить радужного, во многом рвало их надежды в клочья. Ведь в таком случае им никто не спустить с рук задуманные каверзы.
   От всего этого вдалеке спокойно собирались в дальний путь сами виновники общей истерии. Пока Эйрас выхаживал по комнате в таверне, ожидая, пока его пара не будет готова, сама пара тайком изучала своего дракона. С каждой минутой он казался ей всё более привлекательным, её тянуло к нему со всё возрастающей силой. Он стал для неё якорем в незнакомом мире, только рядом с ним она ощущала свою значимость и полную защищённость, у неё даже не возникало мысли хоть в чём-то не доверять Эйрасу. Само его имя, произнесённое полушепотом, заставляло кровь пузыриться от восторга. Его руки, перебиравшие пряди волос, разжигали до селе невиданную негу во всём теле, рождали неясные, но такие правильные желания. Весь мир Аррьи был сосредоточен на красавце драконе. Вот сейчас бы она не оттолкнула его, примись Эйрас снова ласкать её тело...
   Сам дракон, узнай, о чём думает Аррья, ликовал бы. Но читать чужие мысли он не умел, а потому немного нервничал, пытаясь угадать, всё ещё боится его Аррья или пора снова начинать соблазнять своё сокровище. Дома, наверняка, ждут, что он давно влюбил в себя свою пару. А тут... Всё как-то нескладно, да ещё это гадское похищение. Что теперь о его защите будут говорить? Проворонил ведь пару, не уберёг, проявил самоуверенность, надеялся на славу драконов. Ведь и Аррья может посчитать его этаким вертопрахом, что не может должным образом предоставить ей защиту. В кой то веки умный, казалось бы, дракон, умный, ответственный и надёжный почувствовал себя несмышлёным драконёнком, впервые собирающемся встать на крыло. Это странное состояние раздражало, но, стоило бросить взгляд на своё персональное рыжее чудо... и сердце снова начинало свой быстрый сладкий перестук, ведь теперь оно билось лишь для одной женщины.
   Аррья и Эйрас покинули таверну, на радость её хозяину, направившись за город, где Эйрас снова перетёк в драконью форму. В прошлый раз девушка не успела как следует рассмотреть огромного зверя, теперь же руки так и тянулись потрогать, пощупать, поскрести чешуйки, чтобы понять, как они крепятся друг к другу.
   - Можно? - заискивающе глянула на зверя.
   Тот, видя, что Аррья не испытывает к нему не капли страха, ободряюще фыркнул и специально улёгся так, чтобы девушке было удобно его рассматривать. Аррья тут же ринулась лазать вокруг дракона, то взбираясь тому на холку, то подлезая под приглашающе поднятое крыло. Когда же мягкие ладошки принялись оглаживать морду зверя, он мурлыкающе заурчал, блаженно прикрыв глаза. Но вот его слуха коснулись чуть слышные голоса в кустах за пригорком, и зверь недовольно и как-то насмешливо фыркнул.
   - Нет, ты глянь! - возмущалась дородная старуха. - Мы тут трясёмся со страху, боясь быть пожжёнными, а они тут милуются! Бесстыдники!
   - И не говори, Марфа! Понимаю, ещё человеком его наглаживать, а тут чуть ли не в морду целует!
   - Да ты никак, Виришма, завидуешь?! Была б помоложе, небось, не только под крыло полезла, сразу б под хвост заглянула, проверить, всё ли там на месте... - хихикнула первая бабка.
   - По себе что ли судишь?! - возмутилась Виришма, худая, как палка, бабулька, чуть не кидаясь на старую подругу с кулаками. - Вот я тебе! Волосёнки то последние повыдёргиваю!
   - Охолонись, ведьма!
   - Сама ведьма!
   Кусты зашевелились, видимо бабки всё же сцепились. Шум отвлёк Аррью от интересного исследования, но она посчитала, что на это у неё ещё будет время, поэтому взобралась снова на шею дракона и скомандовала:
   - Полетели!
   Дракон для порядка тихонько дыхнул огнём в сторону всё ещё шевелящихся кустов, оттуда с визгом вылетели растрёпанные старухи, грозя кулаком в сторону взлетающей парочки. Аррья и не взглянула в их сторону, попросту не заметив, её больше занимал восторг, вновь охвативший её, стоило дракону рвануть к небесам. Больше не было страха высоты, было лишь счастливое единение с небесной ширью. Если бы не надо было держаться за шипы на шее, дабы не сверзнуться вниз, Аррья бы с наслаждением распахнула руки словно крылья и кричала от радости.
   Вот так, с шальными от восторга глазами, она и долетела до замка Эйраса. Чёрную приближающуюся точку разглядели с одной из башен, и по замку пронёсся клич:
   - Эйрас вернулся!
   Весь люд замка ринулся на посадочную площадку. Старейшины неслись чуть ли не первыми, стараясь поскорее увидеть ту, что подарит их роду радужных драконят. И только родители Эйраса желали лишь обнять ту, что сделает их сына счастливым, им был совершенно не важен будущий высокий статус предполагаемых внуков, какого бы цвета они не родились, их бы одинаково сильно любили. В то же время они понимали, как непросто будет прижиться девушке, зная склочный характер некоторых дракониц. Но и до первого дитя никто девушку с Экраном в их личное гнездо не отпустит, тем более теперь, с радужный то колыбелью. dd>  
   ***
  
   Аррья с любопытством вглядывалась в лица встречающих, уже в который раз поражаясь, насколько раса драконов внешне привлекательна. Родителей Эйраса узнала сразу, уж больно сильно их общие черты отразились в сыне. Наверное, из всей толпы она почувствовала искреннее тепло именно в этой паре, что с такой любовью и гордостью смотрели на неё и сына. Немного, правда, насмешила парочка мужчин в возрасте, что, гневно сверкая глазами на остальных, старались протиснуться сквозь толпу. Смешным было их пытка одновременно выглядеть степенными и доброжелательными, при этом раздражённо шикая на молодёжь.
   Наконец, двое старших драконов вырвались вперёд и первыми поприветствовали прилетевших. Вся их речь сводилась к тому, как повезло их роду отыскать такую драгоценность, как она, Аррья. Если б девушка была тщеславной, её бы эта речь впечатлила, но внутри она жаждала лишь покоя, поэтому лишь приветливо улыбнулась драконам.
   После этого и родители Эйраса получили возможность обнять сына и его пару. Их тёплые объятья и простые слова порадовали больше, но и смутили тоже. Толпа выкрикивала приветствия, при этом неприлично откровенно разглядывая девушку. Мужчины восхищённо улыбались, поздравляя Эйраса со столь удачным подарком судьбы, женщины улыбались, правда не все. Аррья заметила парочку презрительно-недовольных взглядов, но не придала им значения. Гомонящая толпа вскоре увлекла девушку и Эйраса в сторону замка, невольно разделяя пару. Эйрас старался пробиться к Аррье, но его мать, чуть приобняв девушку, кивком показала, что просмотрите за его парой. И всё равно дракон беспокойно посматривал в сторону своей красавицы, ревниво поглядывая в сторону свободных драконов, так откровенно пялящихся на Аррью.
   В какой-то момент Аррья уловила разговор двух красавиц-дракониц и неприятно поёжилась.
   - Фу! И чего наши так пялятся?! И красоты-то только, что на косу богата, а так... человечка-человечкой.
   -Твоя правда. Интересно, насколько долго Эйрас будет вокруг неё увиваться...
   В сторону болтающих девиц гневно зашипела мать Эйраса.
   - Языки прикусите, бестолочи. А то не посмотрю, что вожак с вами в дальнем родстве состоит, хвосты пооткусываю. И вряд ли кто-то за вас вступится.
   Девицы быстро затерялись в толпе, но Аррья долго чувствовала их сверлящие взгляды со стороны спины.
   - Не слушай глупых вертихвосток, деточка. И мы лишь зубоскалить да завидовать тем, кто хоть как-то лучше их. Не мы, не Эйрас тебя в обиду не дадим. И на старейшин особо внимания не обращая, пусть тешатся да радуются, строя грандиозные планы, а мы будем жить как жили в счастье да мире. Вот с главой клана познакомиться, а там и в комнаты ваши отправишься отдыхать. Ты главу не бойся, он хоть и грозный да справедливый. Давно такого мудрого главы у нас не было. Не смотря на своих сыновей, решил со временем передать свой пост Эйрасу. Ответственность большая, но сын справится.
   Встречу с главой клана Аррья пережила более чем спокойно, он, действительно оказался таким, как говорила мать Эйраса. Пусть и выглядел молодо, но чувствовался огромный опыт и некая впечатляющая властность, впрочем, не особо давящая. Хотя Аррья подозревала, что свою властность дракон притушил лишь для неё.
   - Дай-ка, девочка, посмотрю на тебя. Да, знатный дар преподнесло Древо нашему клану. И, коли цвет волос отражает внутреннюю суть, скучно нам не будет. Как же зовут тебя дева огненная?
   - Аррья, - чуть осмелев, ответила девушка.
   - Вот как! Имя истинной драконицы. Жаль, что нашей крови в тебе лишь малая толика... Красивая бы дракона получилась... Ну, да не суть, мы в любом случае рады тебе. И сама не стесняйся, коли что потребуется или вопросы возникнут, обращался, всегда помогу.
   Дракон не стал надолго задерживать Аррью, видя, как устало она переминается с ноги на ногу. Отправил отдыхать, сказав лишь напоследок, что дары их паре и праздник в их честь будет организован завтра, когда и страсти чуть поулягутся, и она чуток придёт в себя. Кто-кто, а Аррья подобному была более чем рада.
   Покои, отведённые ей, девушке понравились. Просторно, уютно, особо пришёлся по сердцу широкий балкон, позволяющий любоваться видом на извилины широкой реки и изумрудную долину, разместившуюся меж горных вершин. Эйрас вошёл следом и сейчас ревностно оглядывал комнату, его паре не пристало ютиться в простенькой комнате. Правда, увиденное дракона вполне устроило, видимо, мать постаралась, вытребовала у главы самое лучшее. Вот обручатся они с Аррьей перед ликами всего клана, и можно будет лететь в своё гнездо, там и уютнее, и виды на долину живописнее, да и девочку свою удобнее будет соблазнять, без чужих завистливо-похотливых взглядов.
   Полюбовавшись восторженные ликом Аррьи, Эйрас ещё раз оглядел комнату. Жаль, постель не вместит их двоих, было бы правильнее ему самому охранять ночной покой девушки, но традиции он не вправе нарушать... А они гласят, что общие покои они получат, лишь после второго обручения. Первое, официальное, можно и на завтрашнем празднике организовать, глава не откажет, а вот второе обручение возможно лишь после раскрытия магии Аррьи, а тут постараться надо. К тому же, если вспомнить, что магических потоков в девушке несколько... терпеть ещё долго придётся.
   Тут Эйрас вспомнил о семени с Древа Жизни, надо было проверить, что с ним стало. Он не сомневался, что родители и там не оплошали, но всё же. Дождавшись, когда к Аррье придёт с разговором мать, Эйрас направился к отцу. Аррья немного смущалась внимания матери своего дракона, пусть та и выказывала лишь радушие и доброту. Ещё больше смутилась, когда драконица вместе с двумя другими женщинами затолкали её в комнату с небольшим бассейном и заставили вымыться в каком-то пенном безобразии, при этом довольно цокая языками.
   - Ох, и ладную девку послали твоему сыну боги, Эрималь!
   - А видели, как наши птенчики на неё стойку сделали?! Слюной чуть дорожку до замка не закапали. Видели б они девочку сейчас...
   - Полно тебе, Мирья, глупости болтать, да Аррью смущать, - шикнула на подруг Эрималь. - А за сына я рада. Знатные драконята у них с Аррьей получатся...
   - Сынок твой, поди, с этим затягивать не станет. Глядишь и до второго обручения не дотерпит, опробует сладенькое.
   - Вот ты, Лиррам, как была девкой озабоченной, так ей и осталась! - хихикнула Мирья. - Глянь, как малышку засмущала.
   Аррья, действительно, была смущена. Происходящее навалилось на неё и заставило совершенно растеряться. Ничего не помнить о себе, кроме имени, ничего не понимать в окружающем мире - не каждому мужчине такое потрясение пережить под силу, а она лишь хрупкая девушка. Эйрас нравился ей, она испытывала к нему непонятное, но нерушимое доверие, его прикосновения заставляли смущаться и радоваться одновременно, и в то же время такие скоротечные чувства пугали девушку. Хотелось как-то успокоиться, подумать обо всём без давления извне, познать саму себя. Эйрас сказал, что она обладает магией. Чудо чудесатое! Хотелось научиться владеть этим чудом. Ну, какие ей праздники и помолвки, когда понимаешь, что надо многое узнать и многому научиться. Стоило поговорить об этом с Эйрасом, донести до него свои мысли и желания. Сегодня и завтра это вряд ли получится, а вот после праздника самое время.
   Приняв для себя такое решение, девушка немного успокоилась и вновь с интересом стала прислушиваться к болтовне женщин. Они же продолжили бурную деятельность. После бассейна все вернулись в комнату, где уже были разложены по всей постели разнообразные платья.
   - Сегодня подберём кое-что и для праздника, и для повседневной носки, а денька через три займёмся гардеробом, - заявила мать Эйраса. - Я, как узнала, что сын избран для похода к Древу, сразу в свои тканевые запасы заглянула, думала сама ткани для твоей одежды выбрать, но теперь вижу, что лучше и тебя к этому привлечь. Ты, вон, какая огненная оказалась! Не всякая ткань такую красоту подчеркнёт. Но за годы замужества много чего в моей сокровищнице появилось! Да и сын сейчас начнёт в свой дом всякую всячину таскать. Мы драконы такие: своё сокровище будем холить и лелеять, а ты для Эйраса - главное сокровище.
   Уснула Аррья быстро и легко, видимо сказывалась усталость не только от дороги и впечатлений, но и от, казалось бы, бесконечно примерки нарядов. Что-то было коротко, что-то, наоборот, длинно. Женщины быстро подмечали детали, советовались друг с другом, как устранить огрехи, выбрали праздничный наряд, обсудили причёску к этому наряду, вспомнили и об обуви, заставив Аррью мысленно застонать... Мытарства продолжались бы и дальше, но пришёл Эйрас, разогнал всех по комнатам, посетовав матери, что совсем его пару замучили. Дракона улыбнулась, с умилением глядя на сына, напомнила, что в комнате Аррьи ему пока не следует надолго задерживаться, и выпорхнула следом за подругами.
   - Устала, - глядя на опущенные плечи Аррьи, вздохнул Эйрас. - Давай волосы переплету ко сну. Потерпи немного. Это мама просто радуется, что я нашёл тебя, вот и душит немного заботой. Думаю, и на это сейчас поняла. - Руки дракона невесомо порхали, разделяя огненные пряди. - Но и никто лучше неё не защитит тебя от любопытных носов других дракониц. Ну, разве ещё её сестра, моя тётка, и по совместительству пара главы. Она гостит сейчас у родни с севера, но к празднику должна вернуться. При ней дядя становится мягче и уступчивее. Надеюсь, он не напугал тебя сегодня своим напором? Аррья? Аррья... Заснула... Ну, спи, моё сладкое искушение... А я посторожу немного твои сны... и пойду к себе...
   Понятно, что на этот раз Эйрас никуда не ушёл. Тихонько умостился под бок Аррьи и почти тут же, удовлетворённо вздохнув, заснул.
  
   ***
  
   Аррья, удобно устроившись на широком подоконнике, мечтательно вглядывалась в небесную высь. Ей было неимоверно приятно проснуться сегодня в ставших такими необходимыми и невероятно удобных объятьях Эйраса, которого не остановил наказ матери, ночевать отдельно. Рядом с ним всё снова казалось незыблемым, уходили страх и растерянность. Ещё более приятным оказался лёгкий поцелуй дракона, когда он от шевелений Аррьи проснулся. В тот момент он был таким милым, домашним и умопомрачительно соблазнительным.
   Они бы, может, и понежились подольше, но в дверь настойчиво постучали. Эйрас, нехотя, встал, открыл дверь, о чём-то тихо переговорил с пришедшим, взлохматил и без того растрёпанные волосы и снова вернулся к постели. Уселся на краешек.
   - Мне необходимо отлучиться. Обещай не скучать. Хочешь, попрошу мать побыть с тобой, прогуляетесь по замку, у нас, между прочим, красивая оранжерея...
   - Я найду, чем заняться, но буду скучать... - немного смущённо ответила Аррья, не поднимая глаз на мужчину, - ... по тебе скучать...
   - Я рад, что ты так думаешь.
   Сейчас, сидя на подоконнике в той самой оранжерее, Аррья и вспоминала эти слова. Широкие листья какого-то дивного растения почти полностью скрывали девушку от посторонних взглядов, поэтому никто и ничто не отвлекало её от грёз. Лишь спустя какое-то время, Аррья услышала лёгкие шаги в свою сторону, а затем и неспешный разговор двух женщин. Она не собиралась подслушивать, но и обнаруживать своё присутствие тоже не хотела. Особенно после того, как поняла, что беседа касается непосредственно её самой.
   - Несправедливо, что какая-то невзрачная человечка увела у нас Эйраса.
   - Я тоже считаю, что Древо Жизни ошиблось. Но что делать?
   - Пф! Не думаю, что Эйрас будет долго рядом с ней увиваться. Я вообще считаю, что всё из-за того, что её скорлупа оказалась радужной. Слышала, что сказали старейшины? Вот родит радужного дракончика и - фьють....
   Многозначительное молчание заставило Аррью ещё больше замереть.
   - Ты права, уж какое-то время мы потерпим. Хотя... не думаю, что Эйрас откажется навестить нас какой-нибудь ночкой...
   Говорящие всё больше удалялись от укрытия девушки, оставляя её с больно сжавшимся сердцем. Неужели, сказанное правда?! Неужели тёплые взгляды Эйраса лишь видимость, маска? Да нет, глупость!
   Настроение испортилось, и Аррья поспешила покинуть оранжерею.
   К пресловутой помолвке девушка отнеслись прохладно, из её головы всё не выходил подслушанный разговор. Ко всему прочему её всё больше стали раздражать чужие суждения о её пользе клану, о замечательном радужном коконе, о потомстве, которое она, Аррья непременно должна скорее принести. Всё сводилось к тому, что она непременно всем должна. 'И когда я столько успела понаделать долгов?' - невесело и как-то зло размышляла девушка. Ей бы откровенно поговорить с Экраном, но он то и дело был занят, то его срочно вызвали к старейшинам, то необходимо было обсудить организацию помолвки, то глава клана сию минуту потребует личного присутствия Эйраса, то... Обсуждать сомнения с матерью Эйраса девушка стеснялась, а больше довериться ей пока было некому. Поэтому она всё больше отмалчивалась и всё чаще хмурилась.
   Помолвку устроили в огромном зале со стрельчатыми окнами. Посреди зала на постаменте лежал белый с синеватыми прожилками камень, более похожий на огромное яйцо. Как поведала мать Эйраса, камень символизировал зарождение жизни в понимании драконов, а создание новой семьи - это тоже своеобразное рождение нежный образ Аррьи подчёркивался нежно-голубым платьем в пол, украшенным затейливой вышивкой. На этом фоне ярко выделялись волосы девушки, на этот раз полностью распущенные. Жених и невеста одновременно шагнули к алтарному камню, не отрывая глаз друг от друга. Гости чуть слышно переговаривались, восхищаясь молодой парой. Прижатые одновременно к камню ладони на мгновение словно бы погрузился внутрь него, а когда притяжение окончилось и молодые смогли одёрнуть руки, на запястье каждого оказалась замысловатая вязь. Эйрас взял ладошку Аррьи и продемонстрировал вязь всему залу. Гости ликующе закричали поздравления. Аррья смутилась, Эйрас почувствовал её состояние и прижал девушку к себе, словно бы защищая ото всего.
   Вечер запомнился Аррье шумом и весельем, были и танцы, в которых девушка совершенно не разбиралась, но всё же пыталась принять участие. На какое-то время грустные мысли покинули её голову. Ну, ровно до того момента, как она устало присела у тёмном углу залы. Эйраса снова увлекли куда-то старейшины, и как-то совершенно неожиданно девушка осталась одна. Это её не тяготило, наоборот, требовалась передышка от того количества народа, что шныряло повсюду.
   Справа к ней подкрались две драконицы, их, как и её от гостей прикрывала колонна и тяжёлая портьера. И, если Аррья хоть немного была на виду, драконицы были скрыты полностью.
   - Ну, как тебе, человечка, помолвочка? Впечатляет?
   Аррья взглянула на драконицу с очень знакомым голосом.
   - Наверное, - равнодушно ответила девушка.
   - С танцами у тебя не очень. Ну, оно и понятно, грация драконов тебе недоступна. Жаль. Эйрас любит во всём... идеал. Тебе долго придётся учиться соответствовать...
   - А мы пока будем рядом с Эйрасом. Надо же кому-то удовлетворять его потребности в... идеале.
   - Не грусти, может, он и на тебя найдёт время. Ты же не скучала эти дни? Мы, тоже...
   И так многозначительно это прозвучало.
   Аррья сделала вид, что её нисколько не задели речи драконнц, хотя внутри всё дрожало. Пожала плечами и продолжила наблюдать за драконами в зале.
   - Хм, ну, как знаешь, - прошипела блондинка и потащила вторую девушку прочь, вскоре Аррья поняла почему.
   - Скучаешь? - весело поинтересовался Эйрас.
   - Ну, что ты?! Когда мне скучать? Рядом же всегда кто-то есть: старейшины, твоя мать, другие драконы, развлекают меня нравоучениями, правилами... Когда мне скучать о тебе?!
   - Аррья, мы помолвлены. Ну, куда я от тебя денусь? Ещё пару дней и вся эта круговерть закончится. И тогда сама будешь меня от себя гнать.
   - Обещаешь? - устало улыбнулась девушка.
   - Обещаю.
   Тем не менее, Аррья мысленно дала Эйрасу несколько больше пары дней для исправления. Слову дракона хотелось верить, к тому же в её груди рождалось всё больше притяжения к этому мужчине.
   Вот только и через двадцать дней ничего не изменилось. Глухое раздражение теперь стало непременно спутницей Аррьи. Старейшины со своими намёками и нравоучениями пёрли, не замечая всё большей отстранённости девушки, даже вмешательство матери Эйраса больше не спасало, женщину под разными предлогами отправляли из комнаты девушки. И начинались речи о важности женской доли той, что произведёт на свет радужного дракончика, о том, что она должна делать на благо клана, как должна себя вести, что говорить....
   Аррья в какой-то момент не выдержала и однажды сбежала от таких 'мудрых' драконов в библиотеку и до самого вечера скрывалась там, пролистывая скучнейшие книги и свитки. Правда один экземпляр её всё же заинтересовал, несмотря на слишком пространное повествование о жизни одного великого дракона. В какой-то момент глаза зацепились за описание посещения драконом магических академий. Аррья вдруг представила себя на месте адептов, мечтавших стать настоящими магами, в душе шевельнулось невесёлая мысль, что её магически никто развивать не собирается, никому и в голову не приходит поинтересоваться, а что собственно хочется ей самой. Нет, она конечно пыталась задавать вопросы, пыталась намекнуть... Но всё время натыкалась на всеобщую глухоту и увещевания, что они то лучше знают, что ей надо. И если сначала это огорчало, том разочаровывало и всё больше злило, то вот прямо сейчас Аррья поняла, что нет сил терпеть, настал её предел. Раз Эйрасу нет до неё дела, раз другие дела важнее собственной невесты, которой девушка вообще перестала себя ощущать, значит, и она вольна менять свою жизнь по собственному желанию.
   В голове начал формироваться план, сумбурный, нелогичный, но, может быть, от того и вполне осуществимый.
   Раз все считают е безмозглой и ни на что не годной, никому и в голову не придёт, что она способна не просто на побег, а на серьёзную авантюру. Страшно, конечно, пойти в мир, о котором почти ничего не знаешь, но иного выхода просто нет. Мысленно кинув на чаши весов все за и против, Аррья сглотнула. Справа Эйрас и чувства к нему, вместе со всеми теми, кто окружает её в замке, с завистливыми взглядами, непониманием... Слева - страшное, но такое вожделенно слово СВОБОДА. Свобода и возможность узнать саму себя, развить в себе ту магию, что теплится в душе, возможность почувствовать себя не придатком к радужному семени и жениху, а цельным человеком.
   Будет трудно, ведь ясно, что искать её будут тщательно. Если бы была возможность обмануть всех, оказаться, пусть и под артефактов существом другой расы, ведь искать будут непременно огненноволосую человечку. Да, со своим рыжим богатством тоже придётся проститься. Обрезать и выкрасить. Безжалостно и не раздумывая...
   Глаза снова пробежались по строчкам книги. Дракон то был затейник, описывал в подробностях, как куролесил, двигаясь от одной академии к другой... Стоило взять на заметку многое из написанного. И академию выбрать понезаметнее.
Оценка: 9.33*41  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"