Буров Владимир Борисович: другие произведения.

Горе от Ума было, или не было?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В прорыв пошли штрафные батальоны.


   Горе от ума было, или не было?
  
   Первый упрек, который идет по книге И.Б. Ничипорова (Москва) Горе от Ума глазами зека: Александр Солженицын о комедии А.С. Грибоедова - это Бунин, который пропедалировал, как говорится в статье:
   - Так, И. Бунин, размышлявший в Жизни Арсеньева об истоках русской революционности, неслучайно вспомнил о:
   - Радищевых, Чацких, Рудиных, Огаревых, Герценых:
   - Как! Служить в канцелярии губернатора, вносить в общественное дело какую-то жалкую лепту! Да ни за что - Карету Мне, Карету.
   Упрек этот отражается так:
  
   - Это явное передергивание, не соответствующее реальности, ибо потому и карету мне, что нет канцелярии, где кто работал, как-то:
   - Нет лаборатории генетики, нет канцелярии кибернетики, нет канцелярии в виде своего письменного стола в подвале дома своего, нет литературы для производства феномена Мастера и Маргариты.
   Нет даже курилки - не то, что канцелярии - специально предназначенной для посева початков смеха, ибо даже у него, Михаила Зощенко отняли его домашнюю лабораторию.
   Негде даже погрустить и помечтать, как так посевной участок Анны Ахматовой реквизировали без право обратного действия.
   И так как эти реквизиции делались хотя и открыто, но тем не менее скрытно по логике, именно вот этой фальшивой логике:
  
   - Кто вам не дает: работай-те! - Как просигнализировали Борису Пастернаку.
   Вкалывайте!
   - Нэт, - как ответил Пастернак, - нет таких канцелярий для человека, где бы он мог работать. Вот в чем дело, а такие россказни призваны доказать:
   - Есть, мы же ж как-то работаем.
   Одна барышня тоже не заморачивалась большим различием канцелярий между собой, и как-то ответила на вопрос ведущего:
   - Ты что ж, милка, не знаешь кто такой товарищ Киров?
   - Да нет же ж, не знаю, - ответила она простодушно и честно, как это делается в канцеляриях между собой.
   Решение за незнание присутствия здесь канцелярий пригодных для того, чтобы не орать зря:
  
   - Карету мне, карету, - восемь лет. Не знаю точно с правом или нет переписки с канцеляриями-то.
   Ибо так-то они есть, а как до дела - так и писать некуда, чтобы обжаловали в обратную сторону.
   Вроде бы уж и улицы чуть ли не через одну названы:
   - Киров, Киров, Киров, - но люди-то думают, что это не тот Киров, из имеющихся у нас на каждом шагу канцелярий, а просто так всегда было, вроде леса и метро, в которое теперь, говорят, можно войти только с разбега:
  
   - Во как! наискались по своим городам и весям людишки-то канцелярий - денем с огнем, а все равно, хрена:
   - Работать негде.
   Вот почему просят отравить их хоть в бронированную камеру, лишь бы была:
   - Раб-б-бот-т-та-а-а.
   Нет ее, а все канцелярии заняты только тем, чтобы рассказывать обратное:
   - Да завались:
  
   - Знай работай, да не трусь.
   А если кто так говорит от души, то говорит про другую работу, не про ту, про которую говорил Чацкий, а про:
   - Партейную-ю.
   Как, говорится:
   - Если вы имеете в виду не по Канту - так, да, расстелись пожалуйста.
   А для самого-то человека, не для идола, ничего нет.
   Ведь смешно, за что запрещать Ахматову и Зощенко, если думать просто, как в деревне после танцев:
  
   - Кого снять, эту или всё-таки опять лучше ту, которую водил за клуб намедни?
   Оказалось, что это сексообразие есть не что иное, как дорога в обратном направлении. А надо, как стало ясно, чтобы было:
   - Верной дорогой идете, товарищи! - Что значит не всё ближе и ближе к кибернетике, генетике и литературе, а:
  
   - Наоборот наоборот. - Почему два раза?
   Так получается по спирали ее развития, чтобы вдогонку давать еще поджопника тем, кто пришел искать:
   - Свою канцелярию, где можно открыть нового микроба.
   Он вон хотел, так даже на Соловках и то не дали, сказали:
   - Просто расстрелять дешевле встанет. - Добавить про Флоренского. ?
   Думают:
  
   - Дак это ж было давно, до семнадцатого года почти!
   Так в том-то и дело, что это мировоззрение канцелярщины, предназначенной не для человека была-жила и тогда, когда стреляли в царя Александра Второго, и он думал только об одном - уже тогда:
   - Где она та канцелярия, где ему, царю всея Руси можно было прикорнуть-отдохнуть от сплошной демагогии.
   В том смысле, что уже давно в России, а не только после 17-го года за работу выдается антиработа. Давно зрела в недрах общества идея отмены рабства в России, но зрела, оказывается и другая:
  
   - Как сохранить его. - И придумали, как сказал Шариков:
   - Переписку Энгельса с этим, - как добавил Евстигнеев, - с чертом лысым, Каутским. Или что у них есть еще там.
   Следовательно, канцелярии бывают не одинаковыми, а наоборот, разными, одни для, а другие, наоборот, против. Вы за какие, за первые, али за вторые? - как спросили и Василия Ивановича. Что он ответил не знаю, но думал долго - это точно. Пока белые не окружили.
   Далее в этой статье идет рассказ о выяснении Солженицыным обстоятельств, почему Чацкий уехал. Это логическая ошибка, можно сказать, что тавтология, ибо это значит тоже самое, что автор хочет узнать, что:
  
   - На самом деле! думал его герой. - Как сегодня часто ошибаются - в том числе Яков Кротов - что:
   - Это не он сказал, а его Герой! - Но дело в том, что - по Библии:
   - Точнее уже не скажешь! - Для того и придумана художественная литература, потому и появился Роман, чтобы уразуметь точность.
   Того, чего не сказал автор про героя нет в его знании - оно у героя. На другой Скрижали. В этом суть устройства мира, которую провозгласил Бог людям на Горе Синай через Моисея:
   - Знания расположены не как в Золотом Тельце - всё тут - и причина отъезда Чацкого в том числе - а часть их в Тексте, а часть на Полях, и непосредственно, логикой, они не соединяются.
   Говорится:
  
   - Попади Чацкий в список караемых декабристов. - Но этого не может быть, как не могло быть с Пушкиным. Только если случайно по товариществу. Почему и считают некоторые, что Пушкин был консервативен. Но эта консервативность заключается в том, что революция - это именно революция 17-го года - лучше не будет. Как и написано в Евангелии:
   - Только еще больше чертей пустите в свой дом.
   Приводятся слова В. Белинского, что:
  
   - Истинного и глубокого чувства любви не видно ни в одном его слове. - Чацкого к Софье, имеется в виду.
   Вопрос хороший, но в общем-то плохой. Ибо, ибо: её и не должно быть! Потому что главный фундамент таких произведений - это Шекспир:
   - Весь мир театр, и люди в нем:
   - Только актеры. - Следовательно, не надо, ошибка брать на себя слишком много, как констатировал Евгений Евстигнеев Олегу Ефремову и Иннокентию Смоктуновскому в Берегись Автомобиля Эльдара Рязанова:
  
   - Играйте по-честному, а не как, делала бы Ермолова, если Бы играла в:
   - Народном театре. - Ибо только не обученные актерскому мастерству актеры могут играть по-честному, как именно в кружке художественной самодеятельности Клуба Ногина.
   Удивляет, что я всё больше отрицательных вещей узнаю про Белинского, а когда - когда-то - читал всё им написанное - не заметил этих ошибок.
   Или еще раз повторю про русского Шерлок Холмса Василия Ливанова, что он разъяснил очень популярно:
   - Хотите правды? Ставьте на роль Дездемоны покойника, а роль Отелло профессионального киллера. - Но видимо, у многих это в одно ухо влетает, а в другое вылетает. Как просто, хотя и красное словцо, к реальности не имеющее отношения.
   Замечают это противоречие правильно, что игра актеров отличается от поведения людей в жизни, но не замечают, что это:
   - Правда-а! - Открытие Шекспира, что связь между двумя скрижалями завета просто так:
  
   - Не бывает! - Нужна СЦЕНА.
   Сцена, где человек остается жив, хотя и гибнет всерьез. Вот эта неискренность Чацкого на самом деле более искренняя, чем, так называемая искренность от души, которую будто бы демобилизуют в советских фильмах. Ибо актер говорит в первую очередь не ту правду, которую он испытывает, например, к Джульетте, а правду устройства мира:
   - Быть, или не быть, - что значит: пусть Джульетта умрет на самом деле, или лучше после спектакля с этой Джульеттой - Софьей сходить в кабак - если, разумеется, за этот кабак заплатит режиссер. Или вообще, как в этом фильме Берегись автомобиля, нальет сам директор пивной, приняв за людей из:
   - Нашей канцелярии.
   Актер играет так, как написано в сценарии, не забывая при этом, что он Актер, а не просто так погулять вышел, как двое друзей в фильме по книге Владимира Войновича Шапка:
  
   - На этом надо было и закончить, - имеется в виду:
   - Сходство с правдой народного театра заканчивается после этой фразы:
   - Муха лезет по стеклу, - дальше уже начинается профессиональная интерпретация актером своей роли. - Следовательно, как:
   - Игра актера на сцене - это не жизнь, так и сама жизнь - это еще не вся жизнь.
   Пока что, как я посмотрю, и как более того, и ожидалось, в этой статье про оценку Солженицыным Грибоедова Горе от ума - нет ничего нового, если не считать очередной электрификации и поворота рек куда угодно только не туда, куда им так хочется направляться, как-то:
  
   - Чтобы Енисей, наконец, перестал невпадать в Волгу где-то около Нижнего Новгорода.
   - В любви предатель, - приводятся слова Солженицына, взятые хрен знает откуда, как только из собственных, кажущихся ему логичными домыслов того, чего не писал Грибоедов, как-то, как здесь и написано:
   - А пачамуй-та он свалил за хграницу, не расплатившись сначала с ней по счетам, как-то, как написано в произведении А.С. Пушкина Граф Нулин:
   - Чтоб брила лбы и пока он на охоте, якшалась с соседом. - Как и сказано по поводу этих вот именно рассуждений Солженицына:
   - Смеялся Лидин, их сосед,
   Помещик, двадцати трех лет.
   Никто не верит в эту лабуду автоматически, лабуду об ошибках, как Шекспира, так и Пушкина, так и Грибоедова, так и Чацкого, - но:
   - Но она продолжает и продолжает быть - существовать канцелярской литературой. - Как говорится:
  
   - Да, с большими премиями-ми-ми-и.
   Объяснение, правда и действительно, непростое, по теореме Ферма, Теории Относительности, Двух Скрижалям Завета, и:
   - И Христианству.
   Но люди сами, автоматически, по духу, любят и Чацкого, и Грибоедова, и Горе от ума.
   Идеологии это противоречит, особенно идеологии, где прямо и черным по белому разъясняется:
   - Нельзя делать, чтобы было хорошо, а только:
  
   - Чтобы другим было хорошо, а с тобой, мил человек, как с Чацким, или уж лучше так и не возвращайся сюда из-за границы.
   - Почему?
   - И знаешь почему? Здесь тебя не любят, ох как - можно сказать даже - ненавидят, да и более того, генетика-менетика у нас так и так:
   - Запрещена, - а, следовательно, никакой изменчивости наследственности:
   - Не предусмотрено.
   Далее идет упрек Грибоедову, что нет развития интриги любви.
   Это опять заезд Солженицына на не объявленную дистанцию. Ибо кто сказал, что она должна быть? Так и про Чехова можно сказать:
  
   - А чем это эта самая Чайка занималась До Того, пока ей это Неизвестное не надоело хуже горькой редьки? - На это существует простой ответ из кино:
   - Так кино-то уже кончилось-ь. - А вы и не заметили. Как и резюмировал Владимир Высоцкий:
   - Пере-живают-т, что съели Кука.
   Если написать то, что просит Солженицын, то другого-то, Жизни-то самой уж и не будет, ибо просто места для нее - не останется в тексте. Всё нельзя сказать. И знаете почему? Оно уже сказано, только, как сказал Пушкин:
   - Ну в ту же самую строку, - что значит:
   - Существует не только содержание, но и содержание, как форма.
   Советская логика, советская литература - это литература именно только содержания. Форма - зап-ре-ще-на. Как непригодная для общепита, прошу прощенья, для избы читальни прохидиада. Потому и получается:
   - Всё наоборот, - как и сказал Ленин:
  
   - Если у Них так, то уж у нас обязательно теперь будет:
   - Эдак.
   Один только вопрос всегда остается не совсем ясным:
   - На хрена это надо, ась?
   Докатились, пишут, то ли Солженицын, то ли автор этого манускрипта:
   - Грибоедов сам не замечает комизма Чацкого. - Спасибо, что вы, ребята, это заметили, ибо и Михаилу Булгакову также сообщили:
   - Ты слишком смешон для ремесла такого, как этот, как его, что расписал Сикстинскую капеллу, Микеланджело Буонарроти, и не можешь никого отравить своим искусством, поэтому:
  
   - Поди-ка, мил херц из Большого Сиэта, и работай с богом у себя на дому, ибо Мастеру - такому же смешному персонажу, как Чацкий, и этой прохиндейке, Маргарите:
   - Не убудет, не убудет.
   Говорится о:
   - Сквозной глухоте пьесы. - Не так плохо, ибо и хотя бы, замечается, что это именно:
   - Пьеса, - а не жизнь, а жизнь - это еще не вся жизнь.
   Актеры говорят свои роли, можно сказать, всегда в пустоту, как Гамлет обращается к своему отцу:
   - Он из другого мира, - и, следовательно, каждая роль по отношению к другой роли - из другого мира, что мы и видим постоянно. И тем, кто этого не понимает, говорят, что они не понимают условности театра. Условности, однако, соответствующей устройству мира.
   - Уязвленность не в любви, а в самолюбии, - так написано про Чацкого. Что это может значить - я не понимаю. Что Чацкий не любил на самом деле Софью? Тогда зачем он приперся к ней из, так сказать, Амстердама, где все любезны, только плати. Или, что на самолюбие в новом советском обществе, в общем-то, как и частности, абсолютно насрать, так как:
  
   - Опять ни хрена не выдали на трудодни, да и за прошлогодние не рассчитались, как будто их и не было никогда - какое тут может быть самолюбие, если:
   - Если любви-то власти к нам нет и, похоже, не предвидится.
   Тут про Солженицына можно только сказать, что сдавал он этим письмом на аттестат:
   - Какой-то зрелости, - но, как написал Высоцкий:
   - Капитан - никогда ты не станешь майором. - А то я всё не понимал, о ком это он пел, как разводящий на Плешке.
   И уже не удивительно, что на Некоторых едва напаслись пароходов, чтобы отправить их Туды-Трою, а ему наоборот:
  
   - Дали даже целый паровоз, чтобы кататься Здеся, да со щами всегда в кипятке на специальном подогреве.
   - Люблю, грешным делом, горяченького, да с потрошками! - С потрошками, однако, театральных режиссеров, которые за сердце хватались - держались, узнавая про существование этих виршей. Как говорится:
   - Кому щец, а кому и на холодец.
   Говорится о:
   - Загадочности и конечной непроясненности натуры грибоедовской героини.
   А кто прояснил конфликт Ромео и Джульетты - он, очевидно с первого взгляда, надуманный. На самом деле это объясняют его надуманно:
   - Такие тогда были нравы. - Это ошибка, ибо Шекспир писал о вечных ценностях.
   - Софье дается - драматургом - фантастика - ложная схема действия, - написал Солженицын.
   Фантастика, потому что сказано:
   - Почему это, собственно говоря, пьеса, а не сама жизнь, ась?
   Так потому, мил человек, что Сама Жизнь, была только в первые шесть дней творения, а дальше всё:
  
   - Современная иё постановка!
   - Только по несправедливой воле автора Софья в слезах признает правоту Чацкого. - Тут можно только подтвердить, что все ошибки Солженицына - фундаментальные. Он делает все выводы, исходя из видимого материла, заранее, ставя в посылку, что не только актеры, но и он сам:
   - Чурбан с глазами, Буратино из полена, и поэтому, мыслить и страдать, как люди не могут. - Хотя Белинский должен бы был ему напомнить, что в театр я хожу именно и только затем, чтоб:
   - Мыслить и страдать. - А кто не может - и даже более того:
   - Умереть в нем, - лучше сюда и не заходите.
   Тем не менее, Солженицын зашел, и пошло, так сказать, поехало.
   Отрицается, по сути дела, доказательство Великой теоремы Ферма, что между Полями и Текстом существует связь. В данном случает это значит:
   - Не может Смоктуновский передать своего знания, своих чувств Гамлету.
   Гамлет - это Гамлет, а актер только зарплату получает. Ибо посмотрите в платежной ведомости:
  
   - Георгий Бурков - рупь писят за спектакль. - Мало? Так, если бы он был связан с театральной мафией в лице хоть того же Гамлета - разве им на двоих столько бы платили, ась? А значит, и не связан.
   И эта прошлогодняя весть дошла-таки до того места, где преподавал географию - или что у них есть еще там - о впадении Енисея в Волгу где-то близ Нижнего Новгорода, Солженицын. Как говорится:
   - Математик, а о существовании Теории Относительности никогда не слышал.
   А если слышал, то не посчитал нужным сначала в ней разобраться, а потом громить книжные полки, полные, как поет Перт Лещенко:
   - Вина любви.
   Теория Относительности формулируется и объясняет просто:
   - Герой участник События - всё!
   Что означает в данном случае: актер может иметь связь с образом, Смоктуновский с Гамлетом. И, следовательно, Гамлет - это не только Гамлет, а это, как написано в Событиях после Воскресения Иисуса Христа:
   - ДВОЕ на пути в Эммаус.
   После Воскресения чувства Чацкого - это не одно и тоже, что что чувства - пусть на этот раз будет - Высоцкого, но связаны с чувствами Гамлета, как Ромео связан с Джульеттой, как Чацкий с Софьей.
   Потому Софья и признает правоту Чацкого, что он в ней своей половиной. Как Князь наполовину в святой Февронье. Хотя еще и не женился. Может быть, тут существует и та идея, что потому и не женился, что не был женат.
   Важно, что знания одного становятся знаниями другого. Как Гамлета и Высоцкого или Смоктуновского, так и двоих людей, Софьи и Чацкого друг к другу. Но!
   Сложность в том, что это именно:
  
   - Не одно и то же! - Как у Пушкина расписано в Пиковой Даме:
   - Графиня и ее муж Привратник далеко - на вид - не согласны между собой, то она дает ему пощечину, и ложится спать одна, то он:
   - Не дает ей денег на продолжение игры в карты, чтобы отыграться.
   По Двум Скрижалям Завета, человек с человек связан, но он не одно и то же, что другой. А было, по идеологии Золотого Литого Тельца вот как раз так, как думает Солженицын:
   - Одно недоразумение, почему она делает наоборот, а не посылает Чацкого, как дурака облезлого, куда подальше.
   Так именно потому, почему Мария Магдалина не послала туда же Иисуса Христа, вот он закулисный ответ из невидимой пред-истории Софьи и Чацкого:
   - Как Иисус Христос Чацкий спас ее когда-то от закидательства камнями, от вечного позора. От смерти.
   Получается, что Вера в Бога, в Две Скрижали Завета уже давно шагает по миру, по душам людей, а Солженицын, как и многие здесь, даже не подозревает о её существовании. Не в смысле знания, а просто по душе:
   - Нэту. - У нас этого. И хватается за голову:
  
   - Ты откель? - Как Донатас Банионис в фильме Солярис. - Моя мысль? А я тебя не знаю! - Она, заметьте, уже пришла к нему на ночь ложиться в виде одной из Бондарчуков.
   Скоро дети будут, а все не ясно:
   - Было, или всё-таки ничего не было? - Имеется в виду, между Софьей и Чацким до того, как он уехал за границу.
   Софья о Чацком - не человек, змея.
   Молчалин у Солженицына выходит для Софьи выше бездушного ума Чацкого, т.к. - этеньшен - он - Молчалин имеется в виду - готовит себя к семейной жизни, а Чацкий просто так погулять вышел, ибо имеет ум блестящий, но бездушный.
   Откуда, собственно, это взято? Бездушен ли Иисус Христос, покинувший свою семью? Бездушен ли его ум, если в нем Дух Божий, данный ему для поиска истины? Так, как Солженицын, можно говорить не только, не веря в переустройство российского общества по типу западного, но главное Солженицын не верит в возможность того, о чем написал Пушкин:
  
   - Духовной жаждою томим,
   В пустыне мрачной я влачился, -
   И шестикрылый серафим
   На перепутье мне явился.
  
   Общество-то, ладно, Пушкин считал за счастье, если дороги сделают через пятьсот лет, главное сам человек:
   - Может ли? - И ответ в этой статье Солженицына, однозначно нет, глубоким может быть только чувство к семье, и сравнивает Софью с Наташей Ростовой, о которой, что вообще можно сказать? Я не знаю. Только что не побоялась трахнуться до свадьбы с Анатолем Курагиным? И один ли это раз было - никому неизвестно. А про Софью ее папочка, как и выразился:
  
   - Вся в мать пошла. - И получается совсем не после Вилли Токарева:
   - Эх, чтоб твою мать, буду в шахматы играть. - Точнее, может быть, как раз наоборот: так это уже надоело, что в шахматы играть лучше, но! Только не с Чацким!
   Может быть. Но если бы Чацкий стал, как гуляка праздный Моцарт. Как его любила жена, пока не умер, чуть что, как объявил Милош Форман:
   - Вульфи, Вульфи, милый мой! - И очень жалела, что к нему раньше времени пришел ЧЧ - черный человек.
   Чем же Софья отличается от немки, жены Моцарта, что так не верит в духовность блестящего ума? А в духовность Молчалина верит, и только потому, что этому Молчалину вообще ни хрена не надо, кроме чинов и денег. Парадокс, близкий к уроку чистописания, где можно сравнивать только три буквы:
  
   - А и Б сидели на трубе, А упало - Б, так сказать, тоже испарилось, что осталось на трубе. - И идут размышление на тему:
   - У какой буквы лапы загогулистей, - в том смысле, что выбирается только или А, или Б, несмотря на их произвольное или не совсем, падение, про И - базара нет, как и про духовность блестящего ума, ибо:
   - Ну, просто не бывает. - Так можно сказать, прямо и пишется:
   - Роль личности в истории имеет место быть, но только на Соловках. - Имеется в виду, если не успели сесть на философские паровозы-пароходы.
   И забыл, или и раньше не помнил, товарищ Солженицын, что роль семьи в истории, да есть, но очень своеобразная, как обрисовала ее популярно Александра Коллонтай:
   - Точь-в-точь, как стакан воды, - или, что тоже самое, два пальца об асфальт, и жила спокойно с мужем, у которого была жена. Единственное достижение, что и эту жену не выгнали с брачного ложа, а тоже:
   - Пусть будет с нами.
   Вполне, знаете ли, можно предполагать по намекам Грибоедова словами папочки Софьи, что она и была после 17-го года Александрой Коллонтай.
   Зачем ей муж, явно неспособный пойти на всё, так сказать:
  
   - В борьбе за Это.
   Ссылка на Пушкина, что Молчалин хороший, так по словам Пушкина:
   - Молчалин не довольно резко подл. - Так естественно, что Молчалин - это именно, как:
   - Все. - И, следовательно, хорош тем, что с ним:
   - Ничего не случится. - Тогда как все такие Как Все, как все домохозяйки, в одном фильме расстреливались именно за это Как Все старорежимные, про которых Ленин прояснил:
   - Бесполезно переучивать, ни хрена всё равно не поймут. - А спастись можно было, надо было только поверить:
  
   - Вульфи - Чацкому. Что, друзья мои хорошие, начинающие свою мораль от сексопатологии до стремления к мещанству любой ценой:
   - Черный Человек придет и за вами.
   Написано:
   - Житейский ум Жюльена Сореля Стендаля сведен в Молчалине к угодничеству. - И что характерно, написано:
   - В авторском воображении. - Фантастика! Автор неправ - это Софья с жиру бесится, а он хочет жениться только на служанке. Тогда как Жюльен Сорель хотел, как раз обратного:
   - Забраться как можно выше.
   Вполне возможно, конечно, что Чацкий Софье не пара, ибо ему нужна Силиконовая Долина не для хорошей жизни и не для хорошего заработка, а чтобы повторить открытие Двойной Спирали Уотсона и Крика. Что в первом приближении значит:
   - Пойдет и на неустроенность быта, лишь бы доказать, что генетика - это не менетика, и она на самом деле существует наряду, правда, с кибернетикой, и несмотря на постановление ВАСХНИЛ, сделанное партией и правительством напополам с академиком Лысенко, что только куры лично могут собирать гусениц с картохвельных полей, несмотря на открытие Владимира Высоцкого:
  
   - Значит так, до Сходни доезжаем, а там рысцой и не стонать, небось картохвель все мы уважаем, когда с сольцой ее - обменять на:
   - Мат.
   То-то Едоки Картофеля у Ван Гога:
   - Морда во! Носище во! - Ну, вкусно же ж, на самом деле, ибо не зря теперь все закупают теперь только голландский картофель. А вот тамошняя Софья тоже была еще та лиса - хотя и с рожей, как у этих картофелей уборщиц - замуж за Ваг Гога - ихнего Чацкого, тоже не захотела карачиться, ибо проповедником не стал - не стал, а художники у Бальзака зарабатывают только изготовлением копий:
  
   - Картин пред них идущих мастеров этого дела, - так что, жди, пока дойдет очень до твоего поколения - сам околеешь. Как Моцарт.
   Так-то всё понятно, ловить здесь Чацкому действительно нечего, как и Пушкину, как и Иисусу Христу. Одна надежна на памятник нерукотворный.
   Но с моей-то точки зрения здесь совсем другой сюжет, а именно:
  
   - Софья и Чацкий, как Адам и Ева разыгрывают этот спектакль в присутствии Древнего Змея, которого хотят обмануть. И именно в роли этого змея - Молчалин.
   Точнее, не как Адам и Ева, а это они и есть Адам и Ева. Почему эта комедия и называется:
   - Божественная. - Или наоборот:
   - Комедия. - Как у Данте:
   - Спустись в ад, посмотри сначала, что там происходит, а потом и пиши, как сделал, не подумавши туды-твою сходить, Солженицын.
   Написано, что это преувеличение, что Молчалин желает Софье счастья напоследок. Но это вполне логично, ибо, спустившись на Землю вы найдете там и не только счастье, но и его тоже, что значит:
  
   - Битва, вам, ребята, предстоит не шуточная.
   Приведено хорошее замечание Белинского, что:
   - Действующие лица проговариваются, из угождения автору, против себя. - Что означает, текст героя состоит не только из написанного сценария, но их своих слов. Или, что тоже самое, как написал Виктор Пелевин:
   - Герой видит пулю, пролетающую мимо его живота в нескольких сантиметров с помощью автора, с которым имеет связь, несмотря на то, что все думают:
  
   - Один из них - автор - наблюдает, а другой - герой - находится внутри того батискафа, который спускается в глубины романа.
   Но в том-то и открытие Теории Относительности Эйнштейна, что наблюдатель окружности может пройти внутрь ее. Человек, следовательно, находящийся на Земле, может быть, также и в центре, на Солнце. И отсюда вывод, который сделали древние люди:
   - Земля - это центр мира.
   Можно сказать, идет схватка Солженицына с Гайдаром. И Солженицын сам себя буквально поставил на роль Молчалина. Как говорится:
   - Не только ничего нелогичного, но и ничего личного - всё правильно.
   Хотя бой идет не на жизнь, а на смерь. Собственно, почему смеются над Чацким здесь, как над дурачком?
   - Он думает, что он всё еще на Небе! А вот мы те напишем в аттестат-то зрелости, что:
   - Пьет вино, да бочками сороковыми. И, вообще, любит больше всего самогонку, учёный! Тогда зачем спился раньше времени, как поэт Рубцов, или, как Бродский:
  
   - Даже восемь классов до конца не закончил.
   Почему, как Зощенко, подглядывает в замочные скважины, да не нефтяные, а квартиры бедных, но добропорядочных граждан?
   Как Ахматова или Мандельштам хоть бы хны про то, как надо правильно жить, а все какая заумная разлюли-малина?
   Жили бы, как нормальные пацаны, а они как Есенин зачем-то спиваются раньше времени, да и поют уж чё-то слишком тоскливо.
   Про Высоцкого, вообще, лучше не начинать, считал, грешник, что со столбами лучше разговаривать, чем с людьми любого пола, не считая Маринки в анфас.
   Про Пушкина уже было резюмировано одним гражданином в интервью Радио Свобода:
  
   - Зачем он так жил, не как все его сотрапезники по училищу, одни стали министрами иностранных дел, другие тоже ничего, а он не имел денег, жил, как неудачник. Как, надо добавить, Иисус Христос.
   Действительно, печальная история. На первый взгляд так и кажется, ловили бы и дальше рыбу, на хрена им это надо было, апостолам переться по городам и весям, да еще и изображении Чацкого - люди не пойму этого умничанья.
   Так и сказал Фест апостолу Павлу:
   - Умничаешь ты, Павел! - Точнее, даже: безумствуешь ты, Павел! Большая ученость доводит тебя до сумасшествия.
   В отличие от Чацкого Павел разумно ответил на это, похоже, всегдашнее обвинение людей, как сказал Пушкин: с умом и сердцем:
  
   - Нет, достопочтенный Фест, сказал он, я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла.
   Тем не менее, Чацкий, как и Пастернак в Докторе Живаго только удивился:
   - Неужели на самом деле никому ничего не надо?! - И только абстрактные слова, что, мол:
   - Давай, давай, нам всё хорошее очень надо. - А потом и его Семичастный не захотел приравнять даже к свинье, что даже она не занимается такой хреновиной, как пригретый советской властью Пастернак.
   Все критики этих передовиков божественного производства ошибаются в одном и том же:
  
   - Они не видят двойственности мира, которую увидел стражник, проверявший тугаменты Гришки Отрепьева на русско-литовской границе:
   - Не всяко слов в ту же строку пишется.
   Солженицын находит ошибки в тексте, не понимая, что перед ним не весь мир, а существует еще и:
   - Посылка! - каждой фразы.
   А он привык лепить логичную, но:
   - Тавтологию.
   Критикуют Грибоедова почем зря и кому не лень, даже переводчики с любого на каждый, а он не придумал ничего нового, ибо:
  
   - Так написана ВСЯ мировая литература.
   Почему люди и любят его, любят и понимают, не задумываясь.
   Сама статья об этой критике Солженицыным Горе от ума написана принципиально неверно, постоянно, чуть ли не каждое предложение, на любое утверждение делаются оговорки, что и значит, в одну телегу автор пытается запрячь овцу и трепетную лань, записать устройство мира в одну строку. Как делал тоже Григорий Померанц за что его критиковал жена Зинаида Миркина, что лучше не надо, ибо один хрен:
   - Всей правды ты не знаешь, и всего не скажешь в один присест, даже если тебе дали целый разворот в газете: только переливай из пустого в порожнее.
   Самое удивительное, что и доказывать ничего не надо, ибо идет критика не Грибоедова, а всего остального мира, но с какой позиции, какой новый синхрофазотрон изобрели здесь, чтобы разводить эту панихидную разлюли-малину? Вообще ничего, каким ты был, таким ты и остался:
  
   - Простой здравый смысл с намеком, как минимум на абсолютную неправоту всего прошедшего мира.
   Именно об этой ошибке будущих хомо сапиенсов и рассказано в книге Код Войнича, где растения нарисованы, как будто детской рукой, но нарисованы и срезы растений, как для вида через микроскоп. Что значит, обычный точный вид, видимый невооруженным взглядом, этот самый учительский здравомыслящий взгляд - есть большая ошибка.
   Нужно приспособления для обнаружения истины, холст для художника, сцена для режиссера, микроскоп и телескоп для ученого, перо и бумага для писателя, не зря Татьяна рисует на стекле:
  
   - Заветный Вензель О да Е. - Е, вписанное в О - это погремушка Исиды, как бутылка шампанского Пушкина, будит людей от этой спячки непосредственности восприятия, от иллюзии, что, как говорил профессор Бредфорд на Viasat History:
   - Дайте мне фотографию Воскресения, и я поверю. - Не получится ничего увидеть непосредственно, ибо Воскресение происходит по Теории Относительно:
  
   - Его надо видеть не только снаружи, но и изнутри, как оба вместе:
   - Автор и Герой романа. - Как и делают все художники и ученые.
   Поэтому и Плат лежал в могиле Иисуса Христа не отдельно уже, а вместе с пеленами, что значит:
   - Внутри них, как Заветный Вензель О да Е, что слово ЕВАНГЕЛИЕ было написано не на пустом месте.
   А когда его начинают рассматривать без Пелен, то и получается - одни противоречия, а забывают, что содержания без формы:
   - Не бывает.
   Новое вино наливают в новые меха, и эти новые меха и есть:
  
   - Две Скрижали Завета.
   Связанные между собой! И не литой телец, или не разделение полное.
   Потому апостолы и берут с собой два меча в поход по городам и весям, что идет и защита старой веры - одним мечом, и прокладывается дорога для
   новой - другим мечом.
   Сложность приличная, но люди понимают ее душой, как понимают комедию Грибоедова Горе от Ума.
   От какого ума горе, от разделенного уже мечом на две скрижали, как у Чацкого, или, наоборот, целостного, как литой телец, у Скалозуба. Ибо сомнительно ставить в противники Чацкому Софью и Молчалина, играющими свою роль. Одна проходит испытание на Еву - как говорится:
   - Не Лилит ли опять попалась, - и опробовав ее на Молчалине, а точнее:
   - Это и был тот проверяющий, кто испытывал Софью на пригодность к личной жизни вместе с мужем, и она, как известно, успешно согласилась.
   Молчалин ушел в кусты, или как нарисовано на картине:
  
   - Залез на дерево, для наблюдения за дальнейшими событиями.
   Софья, конечно, или хотя, надеюсь, не Лилит, но Адам, то бишь Чацкий схватился за голову, что, пожалуй, лучше было бы и не начинать эту ахинезацию, да, видно, поздно, уже дал согласие богу, что справится.
   Но!
   Но не справился, как видно. Поэтому и пошел вслед за ним резервный батальон, Иисус Христос. Как говорится, или лучше, как спел Высоцкий:
   - В прорыв пошли штрафные батальоны.
   В прорыв, сделанный, однако Адамом - Чацким.
   Солженицын сам весьма приличный бололо и, видимо, лавры Чацкого не давали ему покоя. Да, как Чацкий, только без задней, так сказать, мысли. Без Посылки бога, а просто идет в лобовую атаку, как баран.
   Все его обличения обращены фактически к Иисусу Христу, как:
  
   - Именно, как первосвященника. - Считающего, что бог один и никаких детей у него нет.
   Нельзя даже сказать, что идет критика Нового Мира, начавшегося с Иисуса Христа, а более того, вообще:
   - Критика правомерности жизни на Земле, - что и Адам и Ева напрасно сюда приехали - приперлись, ничего у них не выйдет по той простой причине, что и их здесь тозе:
   - Не было.
   Признается, фактически, только один бог, бог, стоящий за зиккурате Вавилонской Башни. Можно, правда, сказать, что и он был не кем иным, как именно Белом, Белкиным, предком:
  
   - Александра Сергеевича Пушкина, - который, тем не менее, не захотел встать рядом со своим пра-пра и так далее вместе на одном Зиккурате, а:
   Я памятник себе воздвиг нерукотворный
   И вознесся выше он:
   Александрийского столпа
   Намного выше вавилонской башни древности.
   Самое удивительное в открытие Иисуса Христа то, что и древний мир, который жил по другим законам до Него, по вавилонским, теперь может быть правильно исследован только по:
   - Христиански, - так, как будто это было всегда.
   Поэтому, когда некоторые кандидаты наук пытаются доказать, что раньше, до Христианства, было лучше, меньше делали неправильных вещей, но противопоставляют не другую реальность, а только виртуальную возможность, ибо та реальность не только далече, а ее уже просто:
   - Нет. - Не с чем сравнивать.
   Как и сказал Иисус Христос:
  
   - Я был раньше.
   И удивительно то, что Христианство не оказалось для людей слишком сложной верой! Несмотря на то, что Апостолу Павлу на это указывали:
   - Слишком много у тя ума, Павел. - А от него будет ли нам счастье на века?
   Али, наоборот, горе.
   Написано:
   - Из Скалозуба сделана карикатура. И только для того, чтобы легче было Чацкому. Как из него можно сделать еще и карикатуру - непонятно.
   Хотя, конечно, имеется в виду, что Скалозуб - это, собственно, не Скалозуб, а какой-то другой очень хороший человек, ну, если он находится до сих пор на государственной службе. Автор, Грибоедов, опять ошибся, так как не того приятеля встретил на своей узенькой дорожке.
   - Ай! не он. - Ибо тот был моего сердца чемпион, а этот хрен знает на кого похож. Натуральное кино и немцы: в пьесе должны быть не Ромео и Джульетта, а рабочие з нашего завода, наконец соизволившие в свободное от работы время покрасить ворота завода, глядя на которые даже из прошлого, мы продолжаем и продолжаем петь:
  
   - Утром у входа она иво встретит, и уж тогда раз-збер-ремся, чье айвовое варенье на самом деле лучше, и кто в прошлом годе подрисовал себе лишний ноль в плане перевыполнения плана. И всё только затем, собственно, чтобы:
   - Чацкому, оказывается, стало легче отстреливать своих гусей в лабиринтах подлестничных маршей, где обитал Молчалин, и таскал за волосы Софью.
   Почему нет, если товарищ Солженицын, как и никто другой не отменял пока что Маркиза и его методы ведения народного хозяйства, как во всем мире, так и в отдельно взятых странах, не исключая Россию. Спрашивается, зачем? И, следовательно, затем, чтобы:
   - Любили еще крепче. - И кстати:
   - Чацкому от этого намного легче лепить своего честного-пречестного горбатого. - Надо, надо ему помочь, так как в одиночестве своего морализаторства и - как написано здесь, в статье:
   - Неукротимого краснословия, - против вас обычных - тоже, как написано в статье:
   - Смердов.
   Прямо-таки речь для посылки за рубеж, и в места его не столько еще отдаленные всех ученых-крученых-мученых в Н-ских годах прошлого века.
   И тут же ответ:
  
   - Чтобы уярчить блеск Чацкого и обезобразить московское общество.
   Зачем, собственно, за такие речи Солженицыну давать премию, если он и так хорошо, ох, хорош!
   С какого только базара тащится эта информация современным людям вряд ли будет понятно. Из какого-то спектакля Дети Подземелья.
   Идет оправдание Скалозуба, что он - в отличие от Чацкого - смотрел смерти в лицо на наполеоновских войнах. Это верно, Чацкий выступает, как человек, который:
   - Не проходил необходимых фильтр-ров.
   Написано, что Фамусов наделяется неорганичными и нелепыми формами поведения:
   - Выкрики, затыкание ушей. - Но это, может быть, кажется нелепым в тиши библиотики, где писалось сие сочинение Солженицына, а в других местах, на которые можно даже не указывать специально - это даже более, чем норма, а вообще:
  
   - Как ритуал посвящения, хотя и, увы, не в масоны.
   Говорится:
   - Скрещение равноценных реплик возвысило бы диалог оппонентов. - Но!
   Но в том-то и дело, что нет, как не возвысил его сам Солженицын своими логичными доводами, но логичными с позиции Пьера Безухова:
   - Если бы я был не я. - А хкто? Наполеон? Не-воз-мож-но! - Ибо:
   - Не ума дело актера указывать режиссеру на ошибки в сценарии, к которому актер прикован, как Прометей к скале - очен-но крепко.
   Тока, имеется в виду, скорее всего, здесь фраза Георгия Буркова в ее небольшой модификации:
   - Да каки у нас актеры, так только получают рупь писят за спектакль. - А еще точнее:
  
   - Их существование, вопреки открытию Шекспира, подвергается - скажем так мягко - большому сомнению. - Подвергается, несмотря на то, что поговорка:
   - Слона-то я и не заметил придумана как раз для этого случая диспута по поводу существования ученых - прошу прощения, каких еще ученых, если их уже разогнали, как лабораторных крыс по всем углам Вселенной, включая Силиконовую Долину - а еще почитаемых живыми артистов.
   - Долбежка Вилли Шекспи, что ве-есь мир театр воспринимается, да, но только в ее уменьшительно-ласкательно аспекте, ибо, да, сцена - это театр, но пускать сюда еще и Зрительный Зал - абсолютно недопустимо.
   Недопустимо, несмотря на то, что Мария Магдалина смогла увидеть Иисуса Христа после Воскресения именно там, там-там-там:
  
   - У себя за спиной, в зрительном зале. - Ибо и сказано в народных виршах:
   - Посмотри вокруг себя - не Кирпич ли уже с вами рядом, а зарплата на весь месяц всего одна.
   Почему, задает хороший вопрос Солженицын, Чацкий всегда прав, а его оппоненты только ушами хлопают. Ответ на это дает современность, и ответ фантастический:
   - На-роч-но. - На обратной стороне Луны не недопонимание, не глупость, не выгода материальная даже, а именно:
   - Сознательная ложь! - правда, соответствующая душе оппонентов Чацкого.
   Почему и говорят, что Фарисеи были не совсем ослы, но Иисус Христос, тем не менее, не призывал их измениться, а только, так сказать:
  
   - Честных грешников, мытарей и некоторых других. - Попросту говоря:
   - Измениться могут только те, кто этого хочет-т. - Остальные нет, Чацкий, прибывший с корабля на бал, этому очен-но изумляется, хотя и знал, конечно, не все захотят, но!
   Но не до такой же степени остервенения должен человек стоять против правды! Почему Грибоедов и изображает, собственно, не людей, а чертей. Которых пожалел Солженицын. Себя пожалей.
   Говорится о мягко-лукавых замечаниях Фамусова:
   - Мудрая мягкость Фамусова оттеняет нарочитую резкость Чацкого.
   Но в том-то и дело, что это расшифровывается по-другому! Фамусов - это, собственно, и есть бог, который послал сюда, на Землю, Чацкого, чтобы он захомутал и объездил, так сказать, Софью, чтобы из нее, суки, опять не получилась Лилит. Молчалин - древний хитрый змей, а Скалозуб - это тоже какой-то архангел в РОЛИ дурогона Скалозуба, что значит, да, конечно, соображает, но:
  
   - Только в буфете после спектакля, - ибо:
   - Человек - Двойной.
   По поводу бога Фамусова, ибо похоже:
   - Сава-офф. - Офф - значит, вышедший из народа - высшего общества - изображать самого себя. И, так сказать:
   - Нарочно упал на снег.
   Всё московское общество - написано - вынуждено внимать обвинениям юного карающего ангела. Солженицын не понимает, как это возможно, так как абсолютно и напрочь не воспринимает:
  
   - Реальность существования СКЕКТАКЛЯ.
   Точно также, как все читают Воображаемый Разговор с Александром 1, как реальность, не замечая очевидной вещи - это спектакль, где во всех ролях сам читатель. Читающий смотрит на текст только глазами классической физики, где Наблюдатель всегда находится в стороне от наблюдаемого объекта, всегда внешний, ибо проход внутрь события ему закрыт априори.
   И если этот заход в неположенное ему место происходит, то говорят, всплеснув руками от вопиющего недоразумения:
   - Так это уж не наука, а только Роман. - Но в том-то и дело, что, как объясняют События После Воскресения Иисуса Христа - всё Роман.
   В том смысле, что Мир - Двойной. И всё Дело Иисуса Христа на Земле было - сделать именно это:
  
   - Пробить эту замкнутую окружность, отделяющую Человека от Бога, взять Трою, взять Крепость Войнича.
   События После Воскресения и описывают поэтому События Самого Воскресения, которые и описать по определению можно только:
   - После, - самого события.
   События после Воскресения - это бой отряда Иисуса Христа у Демаркационной Стены, отделяющей Человека от Бога, чтобы Человек только из наблюдателя стал и:
   - Героем ЕГО романа.
   Репетилов разыгрывает пьесу в пьесе - в другой раз. Но вполне возможно, что Репетилов как раз делает профанацию идеи соответствия Театра, как и Романа - реальному устройству мира. Почему Солженицын и попадается на эту удочку:
  
   - Чацкий недалеко ушел от Репетилова.
   Написано:
   - Чацкий - в отличие от Онегина и Печорина - явился предтечей русских революций.
   Можно сказать и так, только в обратном смысле. Когда увидели, что молчаливое несогласие Печорина и Онегина превратилось уже в атаку Чацкого, что пришел-таки Иисус Христос, то и решили перегруппироваться и занять крепость под названием Россия, в свое полное распоряжение, готовое к последней обороне. Царя, Александра Второго погоняли и убили для репетиции, а потом и последнего, так сказать помазанника божия.
   Написано:
  
   - Через полстолетия после пьесы Чацкие и Репетиловы заполнят интеллигентские революционные кружки. - Как раз наоборот, эти кружки создавались именно потому, что после Александра Сергеевича Грибоедова в России поверили:
   - Не зря был здесь Чацкий, - и решили, погоняв для начала по Санкт-Петербургу и убив императора Александра Освободителя, создать круговую оборону. Ибо:
   - Чацкие с корабля да прямо на бал-местный маскарад:
   - Так и прут, так едут, как Байрон в Грецию:
   - Сражаться за свободу.
   Едут, в том смысле, что, как и Чацкий местные, но местные Неместные принимают-обозначают их, как Иисуса Христа:
   - Пришельцами. - Хотя они только, как и Иисус Христос, прибыв в Назарет, могут спеть:
  
   - Вернулся я на родину,
   Шумят березки стройные,
   Я много лет без отпуска
   Играл в чужом краю.
  
   Хотя эта песня больше про Эдуарда Стрельцова, вернувшего из Неотсюда, и Дмитрия Сычева, вернувшего из Марселя, чтобы показать, как на самом деле играют в футбол - как пропедалировала артиста Екатерина Савинова в Приходите Завтра на вопрос местного профессора:
   - Восхищались.
   Вот и Чацким, мил херц:
   - Восхищаются.
   Написано - Солженицыным:
   - Чацкий приходит к Софье так непринужденно, будто отлучался прокатиться по Садовой-Кудринской. - Но, так естественно, оба только что из гримерки!
   А так - если театра не существует в объективной его реальности - конечно, как и показано в фильме Солярис:
   - Прется в постелю, как жена моего имени, - а я знаю:
  
   - Какая?
   Рассказывается о спонтанном рождении слуха о сумасшествии Чацкого. Но! Где рождаются такие слухи, как не в преисподней. Или, Солженицын думал, что там баб нет? По крайней мере, Пушкин разъяснил, что:
   - Теперь я спокоен - одна-то точно там. - Имеется в виду Станционный Смотритель, и его приходящая на могилу дочь:
   - Персефона, однако.
   Чацкий проводит:
   - Прокурорский допрос Софьи в роли безжалостного судьи, но еще не задумавшегося о праве судить.
   Возможно, Грибоедов здесь имел в виду, что Софья - Ева - это все-таки не другая особь женского пола, а опять-двадцать пять та же Лилит, и, как говорится:
  
   - Если что, с ней будет разговор короткий: определить, да, но только на роль:
   - Маньки Аблигации.
   - Грибоедов хочет толкнуть Софью на скамью подсудимых, - говорит Солженицын. - Так, может, действительно, не стоило покидать Рай, по крайней мере, сожаление о нем всегда присутствует в человеке, как показано в фильме Мартина Скорсезе Последнее Искушение Христа:
   - Вот бы там так и остаться, чем сражаться за то, что не все поймут - какая жизнь-то в Раю была:
   - Один победы, и никаких поражений. - Или, что тоже самое:
   - Ох, и тяжел этот последний бой в штрафбате, когда надо спускаться даже под землю после распятия на кресте, а так бы жил с Сонькой Мармеладовой, то бишь, Марией Магдалиной, ведь она меня любила, так любила, не поверите, что даже:
   - Поняла.
   Честность разборок Солженицына приводит в ужас-с. Как грится:
   - Кошмар на улице, и более того, не только В Связях, но и в их определениях.
   Говорится в конце о:
   - Скрытых сторонах текста грибоедовской пьесы, которые обнаружил автор. - Но они, увы, оказались для Солженицына:
  
   - Наглухо закрытыми.
   И повторю:
   - Широкозакрытые глаза создаются сознательно. Можно сказать:
   - Только для желающих. - Хотя в Библии написано наоборот:
   - Много званых, но не много избранных.
   p.s. Моисей был взят из штрафного изолятора.
  
   Далее Борис Парамонов, что он там придумал по этому поводу.
  
   В Примечании написано, что текст цитируется по:
   - Солженицын А.И. Протеревши глаза. - М., 1999. - С. 344-365.
   ---------------------------
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

30

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Проклятый-3. Выживание"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"