Бурсевич Маргарита: другие произведения.

Не чужая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.42*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ в процессе написания. О том, как судьба прокладывает путь, дабы не потерялись предназначенные друг другу люди (или не люди). 16.06.2017
проды до завершения рассказа больше не будет. доступ к полной версии ожидается 9 ИЮЛЯ Далее будет снят на редакцию и выложен платно на Призрачных мирах и Книгомане.

  Не чужая
  
  103 год Мира
  
  О чем думает человек совершивший подлость?
  Ганибал знал об этом доподлинно.
  Пепелище у его ног почти остыло и только несколько головешек еще искрились при сильных порывах ветра. Наверное, глупо было стоять среди позорной площади и привлекать внимание, но что-то глубоко в душе, где еще помнилось, что такое быть человеком, свербело и кололо. Совесть еще живая напоминала о себе и требовала загладить вину и вернуть неоплачиваемый долг жизни. К беде или счастью, но было нечто, что он мог сделать для безвременно почившей женщины. Откупиться от мук совести невозможно, но приложить все усилия, чтобы в загробной жизни он мог замолвить за себя словечко, было в его силах.
  Суд над чужачкой свершился по его вине. Несколько неосторожно брошенных слов, не со зла, а из любопытства. Предположение, которое так не вовремя попала в цель. Человеческих страх и жестокость толпы сделали остальное. Его грех. И маленькая девочка, заботливо спрятанная матерью теперь его шанс на искупление. Он знал о малышке, но промолчал на суде не в силах совершить еще большую подлость, чем уже содеял. Без опеки её ждет мучительная смерть от голода и холода.
  Теперь ему предстояло решить, рисковать, пригрев ребенка или заключить еще одну сделку с совестью? Если кто пронюхает о сироте, их казнят обоих. Девочку за то, что не человек, его за укрывательство.
  Вздрогнув от очередного порыва осеннего ветра, щедро разносившего первые снежинки, мужчина дернул себя за бороду и отправился в лес. Там в дупле старого погибающего дуба, сжавшись в комочек, дрожала от холода шестилетняя девочка.
  
  108 год Мира
  
  Драка была злой и отчаянной. Не по-детски серьезные лица с красными разводами от ногтей. Взлохмаченные волосы. Разбитые в кровь колени и локти.
  - Бей ее, бей!!! - кричали чумазые мальчишки, окружившие дерущихся.
  Паренек, затеявший драку, подогреваемый гомоном толпы с удовольствием веселил публику. Резкий рывок за растрепанную косу и девочка с болезненным стоном падает в придорожную пыль.
  - Так тебе, дикарка, - пыхтит он, старательно пытаясь отцепить чужие пальцы от порванной рубахи.
  Начиная потасовку, он не ожидал, что придется так напрячься. Но нелюдимая дочка приезжего кузница оказалась слишком упрямой и, похоже, совсем не собиралась реветь. Молчаливая одиночка в поношенных мальчишеских штанах и застиранной рубахе со дня появления в деревне стала мишенью для насмешек. Дружбы ни с кем не водила, из кузни выбиралась только к колодцу, да на местный рынок. Задирает нос - решил он для себя, за что и старался проучить. А что может быть лучшим уроком, чем публичное унижение. Вот только расправа незапланированно превратилась в полноценную драку.
  Хоть и высокая, но болезненно худенькая девочка оказалось неожиданно стойкой. Измученная, покрытая ссадинами и синяками она молча сопротивлялась, не делая попыток позвать на помощь. Лишь в очередной раз поднялась на ноги, не издав ни звука. Было ясно, что бить ее бесполезно, но мальчишке уж очень сильно хотелось выйти победителем.
  - Оборванка помешенная, - ударил он словами. - От тебя, небось, даже мать отказалась.
   Фразы, как ядовитые жала, были брошены наугад, но попали в цель. Девочка на секунду застыла, а потом как будто сжалась и уменьшилась в росте.
   - Убогая, - продолжил он куда более действенное истязание словами.
   А в следующее мгновение оказался лежащим в пыли. Он мог поклясться, что не видел, как она двигалась. Но в один миг ее лицо очутилось совсем близко. Девчоночьи черты заострились, сделавшись пугающе хищными. Плечи, в которые вонзились ее ногти, прострелило острой болью. А бездонные черные глаза в упор смотрели в его глаза. И не просто смотрели - они затягивали в могильную темноту. На ярком жарком солнце неожиданно стало холодно и все звуки затихли, превратившись в давящий гул. Все цвета померкли до грязно-серого оттенка и с каждой секундой становились все более блеклыми.
  
   ***
  
   Ганибал не сразу понял, что его беспокоит. Какая-то навязчивая мысль отвлекала от работы. Тяжелый молот все медленнее бил по раскаленному металлу, пока рука не остановилась вовсе. В кузне все было спокойно и на своих местах. Тишину нарушало лишь привычное потрескивание огня.
   Деревня сменялась деревне, одна кузня другой. Неизменным били лишь тяжелая работа, огонь в печи, да Агата, сидящая в углу и натирающая костяные рукояти кованных ножей.
   Что-то долго нет девчонки. Отнести заказ нужно было буквально на соседнюю улицу, и столько времени это занять уж точно не могло. Бросив инструменты, Ганибал поспешил к двери, гонимый плохими предчувствиями.
   Успел он чудом. Смертельно бледный, словно усохший мальчишка уже почти не дышал, выпитый хищной сущностью Агаты. Сдернув девочку с поверженного противника, кузнец широкой ладонью закрыл ей глаза.
   Толпа вокруг притихла. Паренек, лежащий на дороге, судорожно рвано вздохнул и тяжело закашлялся. Все мгновенно пришло в движение: раздались крики, плач, на вопли стали прибегать взрослые.
   Не теряя ни минуты, Ганибал поспешил к тайнику. Он знал, что рана или поздно подобное случиться и потому везде, куда бы ни приехал, все самое нужное и ценное держал в одном месте.
  
   ***
   Разгневанные жители деревни, подгоняемые суеверным ужасом, толпой ринулись к кузне. Дубинки, вилы, ножи. Кто-то приволок завалявшийся с войны меч своего прадеда. Никто из них ни на миг не задумался о том какие убытки принесут деревни их поступок, но все равно сожгли уже пустующую кузницу. Сам кузнец со своим дьявольским отродьем успел скрыться.
  
   ***
  
   Очередная деревня, уже другая кузница, знакомая работа. Толька Агата стала еще более молчаливой и замкнутой. Она всегда знала, что не человек, вот только до конца не осознавала, что это значит. Не понимала почему нужно остерегаться людей. Столкновение с реальностью оказалось тяжелым и болезненным.
   Кузнец вздохнул, благо хоть перестала задавать вопросы, неудобные и в большинстве своем безответные. Ему нечего было ей сказать. А после того как чуть не выпила паренька, сама о многом догадалась. Теперь все свое внимание и время уделяет своему маленькому увлечению - украшение оружия, что он кует.
   Вот и сегодня не поднимая головы над чем-то работала до самых сумерек.
  -Что это? - склонился Ганибал над столом.
   Он крутил в руках почти готовый нож с тщательно отшлифованной рукояткой и вырезанным на ней рисунком. Прямые линии пересекались и красиво завивались на концах.
   - Не знаю, - буркнула Агата, собирая инструменты.
   Ее пальцы все еще не зажили до конца после той злополучной драки. Потому движения были несколько неуклюжими.
   - Очень необычный узор, - похвалил кузнец.
   - Он мне приснился, - немного помедлив, призналась она. - Этот и еще несколько похожих. Каждую ночь после...
   Не умел Ганибал успокаивать и красиво говорить, потому просто пожал хрупкое плечико.
   -Не думай об этом, - дал он совет, которому никто из них последовать не мог.
  
   113 год Мира
  
   Один из лучших его творений был обернут мягкой бархат и упакован в небольшую деревянную шкатулку с именным вензелем.
   Мог ли подумать Ганибал еще несколько лет назад, что его ножи и кинжалы будут стоить на вес золота? Он всегда работал на совесть, а теперь получил и признание. Конечно, не без помощи своего демоненка Агаты. Именно она из отличных ножей стала создавать произведения искусства. Сначала деревянные рукояти с изящной резьбой, потом костяные с ажурными рисунками, теперь узоры усложнились и в них очень красиво и гармонично вставлялись драгоценные камни.
   Качество и красота сделали его богатым оружейником. Богатым и бедным одновременно. Он мог позволить себе все, но не имел на это права. Нельзя было построить для себя добротный дом. Нельзя было позволить себе завести постоянную любовницу. Нельзя было насладиться успехом.
   Все время новые деревни и города. Постоянные переезды. Никаких привязанностей. Вот она цена его сделки с совестью. Но он заслужил и готов был нести этот крест всю свою жизнь. Вот только Агату было жаль. Что ждет ее?
   Девочка подросла и расцвела. Темноволосая, темноглазая, смуглая. Разительно отличалась от местных жителей и потому старалась не попадаться посторонним на глаза. Высокая, стройная, гибкая. Двигается изящно и плавно, как хищник, кем и являлась. Молчаливая, серьезная, спокойная. Порой мурашки бежали по коже от ее безучастия к происходящему вокруг. Но только полный контроль над чувствами позволял ей держать своего внутреннего зверя в цепях.
   Общая работа, совместное хозяйство и одна тайна на двоих. Страшная тайна. Смертельно опасная. Демонам не место в человеческих землях. Если откроется ее сущность, девочку никто не пожалеет. Испугаются опасного соседства, уничтожат угрозу. И как бы не скребли от этого знания кошки на душе, Ганибал признавал, что угроза более чем реальная. Он сам не раз заманивал людей в свое временное пристанище и опаивал. Агата брала понемногу, осторожно, не оставляя следов, но брала. Гуляки наутро проспавшись, жаловались на больную голову и уходили, уверовав, что вечер прошел весело. А они собирали вещи и в очередной раз покидали насиженное место.
   Как мать Агаты оказалась на человеческих землях было загадкой, свет на которую теперь уже никто не прольет. А вот зачем было очевидно. Полукровок ненавидели по обе стороны враждующих рас. Люди боялись, а демоны считали недостойными. Агата оказалась среди двух огней: не своя и не чужая.
   С тех пор как пять лет назад ее кровь проснулась им пришлось быть еще более осторожными. Они старались, а дальше уж как бог даст.
  
   118 год Мира
  
   Агата протягивала Ганибалу шкатулку с длинным изогнутым кинжалом. Он узнал его сразу - это ее лучшая работа, которую она не соглашалась продавать. Девушка создала его три года назад, сидя ночами над его драгоценной рукоятью. Самое совершенное, что видел кузнец, а выбирать было из чего. Чистейшие драгоценные камни, причудливые незнакомые руны, цветные узоры в краску для которых она добавила несколько капель собственной крови. Совершенство.
   - Почему? - спросил он. Хотя видел по ее упрямо сведенным бровям, что все равно не ответит.
   Но Агата на сей раз удивила. Неуверенно пожевав нижнюю губу, растеряно пожала плечами:
   - Просто отдай.
   Он так и сделал. Купец, закупавший товар для богатых домов столицы, был невероятно удивлен столь щедрым жестом. Он как никто другой осознавал цену столь нежданному подарку. Потому за остальной товар заплатил не торгуясь более чем высокую цену.
  - Не жаль? - уже вечером за кружкой горячего чая спросил Ганибал воспитанницу.
   - Зачем удерживать? Сам он быстрее найдет хозяина.
   - Ты о чем?
  - Сама не знаю. Не спрашивай.
  На том разговор и закончился.
  
  120 год Мира
  
  Столица тревожно гудела. Новость о том, что прибывает делегация демонов обошла каждый дом. Народ взволновано шушукался и делился предположениями. Что нужна бесам на сей раз? До наступления Мира война была развязаны из-за выхода к морским путям и не желая платить пошлину, соседи просто отбили часть территории. Человеческой крови было пролито немерено. А демоны в итоге "широким жестом" предложили мир и даже в качестве откупных отдали Северные горы. Вот только кому нужна эта груда камней?
   Улицы города опустели. Люди разъезжались кто куда, опасаясь чужаков. Замок князя замер в ожидании.
  
   ***
  
   Посол лениво слушал человеческого "царька" и пытался откровенно не зевать. Все было предсказуемо и до боли знакомо. Долгая жизнь демонов позволяла увидеть много подобных государственных мужей, и все как один важные и скучные. Длинные пространные речи ни о чем с умыслов выведать побольше. Так банально. Как дети, только ни капли не забавные.
   Хорошо, что его задачей были не переговоры. Всего-то и надо: расшевелить и припугнуть. Остальное они сами додумают, а потом уже и поговорить можно. Шпионы докладывали, что улей и так растревожен, а напугать он сможет в легкую.
   Да и чего там пугать? Они и так с трудом скрывают нервную дрожь. Уже давно бы разбежались, как муравьи, только спиной поворачиваться бояться до смерти. Так он и провел следующие два часа, со вкусом представляя десятки способов умерщвления людишек. Очевидно, что его мысли уловили все присутствующие, иначе чего бы так бледнели?
   Глупые, недальновидные создания. Сначала заломили цену за проход к морю, потом не оценили слишком щедрый, на его взгляд, дар. Они даже не поняли, какие богатства попали в их руки. Тем лучше - проще будет вернуть назад.
   Еще одна кровожадная улыбка полная леденящего кровь обещания и можно возвращаться домой.
  
   ***
  
   Князь был доволен увиденным. Его почти болезненная любовь к необычному оружию не была секретом ни для кого. Не раз его радовали подарками и подношениями как его подданные, так и гости из далеких земель. Многие откровенно пытались использовать эту слабость в своих целях, а князь, зная о том, позволял потакать своим капризам, беря на заметку наглецов.
   Этот торговец не был исключением. Привез множество даров, часть из которых притягивала даже его пресыщенный взгляд. Удивительно, оказывается, он многим еще не владеет. Это не сложно исправить.
   Через считанные минуты все самое лучшее уже принадлежало Князю. Почти все. Особо приглянувшийся кинжал так и остался на перевязи у купца. Что значит, не продается? Должен же он себя порадовать после столь нервных переговоров с демонами.
   Злость от бессилия накатила новой волной. Наглые животные.
  
  ***
  
   - Что скажешь, мой друг?
   - Можешь не стряхивать с доспехов пыль, мой генерал, - отозвался посол. - Прадед князя был куда более крепок. Его потомки размякли и разомлели. Войны не будет.
   - Жаль, я успел заскучать.
   - Съезди на переговоры сам. При виде тебя и Северные горы отдадут и казну вывернут и собственных жен для развлечения предоставят.
   Генерал Камиль поморщился. Меньше всего его интересовали человеческие женщины. Да и за прожитые сотни лет любые развлечения приедаются. Уже давно никто не мог предложить ничего стоящего.
   - Ладно, Люций - старый хитрец, поеду сам.
   Посол остался доволен. Что-то утомила его эта должность, пора готовить приемника.
   - Подбери кого-нибудь стоящего, - словно прочитав его мысли, попросил генерал.
   - Есть у меня пара идей, но это подождет твоего возвращения.
   - Как скажешь, друг мой.
  
   ***
  
   Люций, как всегда оказался прав. Завуалированный под просьбу приказ о сдаче Северных гор человеческий князь подписал не колеблясь и даже с неким облегчением. Интересно, будет ли он так же радоваться удачным переговорам, когда будет за большие деньги закупать у нас редкие металлы, добытые в тех самых горах, которые они только что нам так легко подарили.
   Когда-то Император проявил уважение к стойкости людей в бушевавшей войне, подарив источник дохода не меньший, чем отнял. Но это поколение не достойно такого дара. А раз так, то мы лишь возвращаем свое.
   Старый посол, к сожалению, оказался прав и в остальном. Князь оказался так рад тому, что боевой генерал пришел на этот раз без войска, что в качестве дружеского жеста открыли для него редкие коллекции. Подарок был неоригинален, но куда лучше пресеченного на корню предложения о династическом браке. Людям чей век так короток сложно объяснить, что демоны не могут позволить себе вынужденные союзы: оказаться на века связанным с чужим по духу существом - предать самого себя.
   Настаивать они из стара перед Камилем не решились и постарались сгладить неприятную ситуацию тем, что по их мнению должно приглянуться генералу. Какого оружия тут только не было: эльфийский лук с возвращающимися к хозяину стрелами, гоблинский молот, орочьи пики и даже запертый к клетку боевой зомби.
   - Необычный экземпляр, - хмыкнул генерал, вызвав тем самым гордую улыбку князя.
   - Никромант не мало за него запросил, но это того стоило.
   Стоило и стоит. Камилю были известны некоторые особенности подобных приобретений. Малахольный на вид князек оказался жестоким выродком. Его игрушку необходимо было регулярно кормить живой плотью и суд по виду зомби не голодал. Вот это всегда удивляло его в людях. Они упорно считали демонов злом, а сами не ценили своих. Ни один демон не пожертвует соплеменников без веской на то причине. Люди же легко истребляли себе подобных.
   - А там что? - без особо интереса махнул он рукой на закрытую шкатулку. - Ничего интересного с точки зрения истории происхождения. Просто красивая вещица.
   Генерал провел рукой по крышке шкатулки. Действительно, лак еще свежий, не единого скола. Все еще пахнет древесной стружкой. Замочек провернулся легко. Бархатная обмотка откинута в сторону. Клинок лег в руку, а сердце на миг остановилось.
  
   123 год Мира.
  
   Ищейки вновь вернулись ни с чем.
   Камилю все сложнее было ждать вестей с человеческих земель. Долго, слишком долго.
   - Опять глухо? - раздался голос Люция.
   - Я начинаю думать, что этот кузнец создание мифическое. Все о нем слышали, многие видели, но никто не может сказать где его искать.
   - Еще не факт, что клинок его рук дело, - посол кивнул на шкатулку.
   - В этом сомнений нет. Я собрал такое количество оружия с его вензелем, что можно целую армию снарядить. Рукояти тоже одним мастером вырезаны.
   Камиль судорожно сжал руки в кулаки.
   - Три года прошло, Люций, еще год клинок был у князя, а сколько им владел купец вообще не известно. Да и со смертью этого купца, чувствую, тоже не все чисто. Думается мне, не хотел он со своим приобретением расставаться.
   - Князь?
   - Почти уверен.
   - Подозреваю, что клинок он тебе подарил не по доброй воле.
   - То-то и плохо. Он может искать кузнеца с не меньшим рвением, - сквозь зубы процедил генерал.
   А ведь всего несколько лет назад ему было смертельно скучно. Кто бы мог подумать, что все так изменится. Почти случайная находка - подарок и насмешка судьбы.
   Клинок привычно лег в руку, холодя металлом. Всего лишь вещь, но сколько в ней смысла... Не мог человек знать эти древние руны. Лишь демону по силам понять их значение. Остальное поведала кровь, вплетенная в рисунок. Демонесса, совсем молодая, почти ребенок. Энергетически истощенная, на грани. Но главное вкус крови: пряный, металлический. Именно такой он чувствует и свою собственную кровь, а значит где-то там среди враждебных, смертельно опасных земель ждет женщина, рожденная для него. Только ее он будет чувствовать, как часть себя. Только она не станет ярмом и обузой в веках. Невозможно отказаться от нее, как нельзя отказаться от половины собственного тела, сердца и души.
   Еще не разу ее не увидев, Камиль уже тосковал. А еще он, наверное, в первые в жизни по-настоящему чего-то боялся. Боялся не успеть. Он узнал по крови, как она слаба и измучена голодным внутренним зверем. Ей больно и страшно. Клинок стал криком о помощи, интуитивно отданный в руки судьбы. "Мой Хранитель" - гласил рунический символ. Она позвала, а он желает ответить, но их дороги никак не пересекутся.
   - Как только ты ее найдешь, твоей свободе придет конец, - прервал Люций его тяжелые раздумья.
   - Скорей бы.
   Посол хитро сощурился:
   - Приятно видеть, что даже прославленного генерала можно покорить.
   - Непобедимых не бывает, а склониться перед своей женщиной не стыдно.
   - Интересная точка зрения. Я знал многих, кто желал оттянуть столь "радостный" момент.
   Камиль не весело улыбнулся:
   - Я устал от одиночества. Меня опасаются даже собственная семья.
   - О-о-о! Так девочка просто идеальный вариант - мало того, что твоя так она еще и не знакома с репутацией грозного генерала.
   - Можно было бы согласиться, но боюсь, на данный момент меня это беспокоит в последнюю очередь.
   Рука сжала клинок крепче.
   - Я больше не могу ждать.
   - Пусть удача сопровождает твой путь.
  
   124 год Мира.
  
   Ганибал заслуженно гордился своей предусмотрительностью. Она уже не раз выручала самого кузница и приемную дочь. Годы практики стали отличной школой по умению прятаться и сбегать. Немаловажную роль сыграло наличие более чем приличных сбережений. Все это стало отличным подспорьем в тяжелые времена.
   Они наступили внезапно. Сначала появились шепотки и пересуды. То там, то здесь судачили торговцы о досмотрах и допросах. Потом кварталы ремесленников подверглись обыскам. Особого внимания удостоились оружейники.
   Ганибал не верил в совпадения. Прознал ли кто про Агату или позавидовал успеху - не важно. В любом случае это ни к чему хорошему не приведет. Сейчас он мог порадоваться полному отсутствию дружеских связей и торговых обязательств. Уже несколько лет выступал в роли перекупщика и даже постоянные клиенты не знали, что он и есть мастер. С момента появления тревожащих сплетен, вовсе прервал все свои дела. Бедность им с Агатой не грозит, а голову стоит поберечь.
  
   125 год Мира.
  
   Время для Камиля шло стремительно и вместе с тем неспешно. Дни поисков казались нескончаемыми. Все новые города, поселения и деревни смешались в одну безликую массу. И никаких результатов. Тоска по чему-то желанному, но еще не изведанному превратилась в ноющую боль. Она съедала его заживо.
   Но куда больше его тревожил затаенный страх не успеть. Рана или поздно кто-нибудь распознает в ней демона. Или того страшнее - она медленно и мучительно погибнет от голода. Демонессе никогда не будет хватать жизненных сил, взятых у людей. Они слишком слабы. Чушь о том, что демоны питаются душами других видов лишь глупая сказка. Демону нужен другой демон. Именно поэтому они живут обособленно. Общее энергетическое поле питает и наполняет силами. Страшно представить, что она совсем одна. Без него.
  
   ***
   - Здравствуй, Люциус.
   Камиль, не обернувшись к вошедшему в кабинет гостю, смотрел в окно. Чернота ночи скрывала пейзаж и в полной мере отражала настроение генерала.
   - Похоже ты мне не рад.
   - Отчего же, мне приятно, что ты решил меня навестить.
   - Ерунда! - отмахнулся посол. - Я же вижу, что тебе плевать, войди в эту дверь хоть сам Император.
   Камиль не стал спорить, мало кто понимал его, как его старый друг.
   - Как успехи?
   Взрыв последовал незамедлительно. Резкий поворот, злой взгляд и удар кулаком по столу с силой застившей тяжелую дубовую столешницу громко хрустнуть и пустить вздыбленную щепками трещину.
   - Ясно, - не выказал беспокойства Люций. - Князь по-прежнему участвует в поисках?
   - Да, - выпустив пар, Камиль взял себя в руки. - За его людьми мы тщательно следим. Об их успехах и неудачах я узнаю раньше Князя. Мои ищейки есть во всех ремесленных кварталах и торговых домах.
   - Похоже кузнец залег на дно.
   - Уверен, что так.
   - На всякий случай схоронился ото всех. Умно.
   - Не знаю радоваться или печалиться этому факту, - тяжело вздохнул генерал.
   - Главное, что столько лет ему удается скрывать свою подопечную.
   - С этим тоже не все ясно. Кто она ему? - вырвать ревнивые нотки из голоса не удалось. - Одни утверждают, что кузнец путешествует с дочерью, другие уверены, что с женой. Была версия, что у него ученик - подмастерье и он мальчишка.
   - Но мы то знаем, что это не так.
   - Что толку?
   - Есть идея, - осторожно начал Люциус. - Скорого результата, прости, не обещаю, но дополнительный шанс ускорить поиски лишним не будет.
   Впервые Генерал был раздражен неспешностью своего друга. Умение не торопиться с выводами и без суеты разбираться в фактах, дабы не упустить детали, прежде он считал достоинством. Сейчас же хотелось встряхнуть посла и посильнее.
   - Зная тебя, могу предположить, что лекари даже в самых захолустных местах под присмотром.
   - Конечно. Под особым контролем травмы рук и девушки с необъяснимым упадком сил.
   - Без примет и даже мало-мальски понятно ориентира это словно тычок пальцем в небо.
   За свой комментарий Люций удостоился очередного злобного взгляда.
   -Я с самого начала знал, что ищу иголку в стоге сена. Но она есть - это главное!
   - Тебе нужен ориентир.
   - Продолжай.
   В воздухе запахло чем-то подзабытым, но ужасно необходимым. Надеждой?
   - Мне тут подумалось, почему бы не воспользоваться уже сработавшим способом? Тем, что уже оправдало себя.
   - Не томи, Люций.
   Люций планировал этот разговор иначе. Хотело добавить побольше интриги и пафоса. Возможно сделать несколько многозначительных пауз, но... Перед ним был генерал Камиль его старый друг. И боялись его не просто так, а в таком взвинченном состоянии мог быть крайне опасным.
   - Удивительно, что ты сам не догадался. Это очевидно: пометь ее так, как она пометила тебя.
   На треснутый стол между мужчинами упал золотой медальон в виде ровной плоской пластины округлой формы.
   - Пусть твои люди по-прежнему ищут кузнеца, сам же следи за передвижением кулона. Рано или поздно твое послание и твоя кровь найдут адресата.
   Люций довольно улыбнулся своей задумке. Он не считал Камиля глупее себя, ничуть. Просто он еще помнил, как это действовать чувствами. Когда главенствуют сердце и душа, думать выходит с трудом. Да и советы на трезвую голову давать проще. Он просто был рад, что может помочь другу. Посол даже ни капли не обиделся, не дождавшись благодарности. Более того, про него просто-напросто забыли.
   Уже на следующее утро среди ювелирных украшений странствующего торговца появился золотой кулон с красной узорной руной. Красивое украшение для непосвященных и очень важное послание для своей истинной хозяйки. Кулон расскажет, что ее услышали, что ее ищут и обязательно найдут. Она ценна, уже любима и жизненно важна. Всего одна руна с глубоким сокровенным смыслом - "оберегаемая".
  
   127 год Мира.
  
   Ганибал осматривал товар ювелира. Ему нужно было нечто яркое, массивное и блестящее. Что-то броское и безвкусное, как все то, что так нравилось его последней любовнице. Пора было уезжать и потому прощальный подарок должен был соответствовать случаю. Пусть лучше предвкушает зависть подруг, чем треплет его нервы фальшивыми слезами. Все равно привязаться к очередной "козочке" (имена запоминать было бессмысленно) он не успел.
   На этот раз покидать поселение пришлось раньше обычного. Агате стало хуже и ему только на за этот месяц пришлось дважды подкармливать ее случайными знакомыми. Больше они себе позволить не могли. Зато не успели примелькаться, а значит можно осесть в соседнем городе, не подвергая слабую демонессу тяготам долгой дороги.
   Прикупив ярко-красное ожерелье в комплект к которому шел массивный перстень, Ганибал собирался уходить, когда на глаза попался скромный медальон. Было в нем нечто знакомое. Изящество линий и витиеватый узор. Взяв кулон, он покрутил тот в руках за тонкую цепочку. Руна - понял он. Такую он еще не видел, но это определенно была руна.
   Кузнец сразу решил, что Агате понравится находка. Он был готов купить медальон не торгуясь, но... Пристальный, почти режущий взгляд ювелира его насторожил. Ганибал доверял своим инстинктам и на этот раз легко определил, что торговца не плата интересует. Еще один резкий взгляд, но уже мимо покупателя, и кузнец буквально кожей почувствовал внимание к себе кого-то еще, стоящего за спиной.
   Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы сопоставить факты и прийти к выводу, что виной всему медальон. Потому как можно небрежней бросил украшение обратно на лоток и взял другой. Потратив еще некоторое время он выбрал еще одну вычурную подвеску, стараясь вести себя, как можно спокойней. Только когда на лице торговца отразилось некое подобие разочарование, Ганибал позволил себе немного расслабиться.
   Но годы жизни в тени многому научил, и кузнец не поверил, что все обошлось. Кулон был ловушкой на которую он клюнул, а потому его так просто не отпустят. Уже уходя он, словно случайно, ударил по ножке прилавка и товар ювелира со звоном посыпался по рыночной площади. Множество праздно шатающихся людей бросились на шум, посмотреть на происшествие. В толпе оказалось легко затеряться, но идти на прямик домой Ганибал не стал.
   Не спеша бродил по улица, прислушиваясь к себе. Зашел к уже бывшей любовнице, где вручил прощальный подарок. Только к вечеру вернулся домой, собираясь уже ночью отправиться в путь.
  
   ***
  
   -Что значит, вы не знаете, где он? - подчиненным никогда прежде не доводилось видеть грозного, но всегда сдержанного генерала в такой ярости.
   Камиль был не просто зол, его энергия била по провинившимся с такой силой, что даже не прикасаясь, он причинял ищейкам сильную боль.
   - Когда товар был собран, сразу стало ясно, что многого не достает. Среди пропавших вещей оказался и медальон, - выдавил из себя тот, кто два года исполнял роль торговца.
   Это задание претило его натуре, но он даже подумать не мог, что легкая на первый взгляд задача окажется не выполненной им. Всего-то и нужно было дождаться того, кто купит злосчастное украшение. Удивительно, но казалось, что люди не просто не обращают внимание на медальон, а словно не видят его вовсе. За два года впервые кто-то взял его в руки и все обернулось позорным провалом. Было мучительно стыдно смотреть в глаза генералу.
   Ищейки уже несколько лет обшаривают территорию людей, и никто из них не знал конечной цели столь масштабных и длительных поисков. Только сейчас, смотря в почерневшее от бешенство лицо, "торговец" понял, как многое было поставлено на карту.
   - Без сомнения там поработали рыночные карманники, - произнес, безмолвно до этого сидящий за столом, Посол Императора.
   - Найти!!! - пророкотал генерал. - Отвечаете честью!
   Подчиненные вздрогнули. Жесткая, даже жестокая угроза.
   -Пользуешься служебным положением? - насмешливо спросил Люций, как только их с генералом оставили одних.
   - Я не посыла их в тыл врага с невыполнимым заданием. Я не заставлял рисковать их жизнями. Им нужно было всего лишь проследить за куском золота.
   Камиль произносил все спокойным, даже холодным тоном. Люций уже и сам был не рад, что открыл рот.
   - Ты говорил про размякших людях, Люций. Чем мы лучше? Опытные ищейки, военные шпионы, офицеры охраны - позор на наши головы. Век без войн и демоны превратились в детей с деревянными мечами?
   - Прости, Камиль, ты прав.
   Во только правота генерала, не делала его счастливее.
   -Что теперь, Люций? Я так надеялся на результат, ведь кулон все равно найдет ее, это неизбежно. Только теперь мне это не поможет ее найти.
   - Как знать?
   Не было у посла слов утешения. Камиль был прав и им остается только искать дальше и ждать.
  
   128 год Мира.
  
   Ганибал изнывал от беспокойства. Агата просто таяла на глазах и порой целыми днями не могла найти в себе силы встать с постели. Кузнец опасно часто стал приводить людей в дом, но и это не давало того эффекта, что раньше. Стало очевидно, что страшилки о демонах - ерунда. Не давали жизненные силы людей мощь и власть грозным соседям. Как помочь? Как спасти?
   Уже не раз Ганибал порывался позвать доктора, но каждый раз останавливал себя. Раскрытая тайна грозила Агате неизбежной смертью, не смотря на то, что между людьми и демонами нет войны. Но и смотреть на то, как она увядает и чахнет не было никаких сил.
   Бой с самим собой был проигран и Ганибал принял для себя страшное решение: привезти врача издалека и позволить Агате выпить его жизнь до капельки, если сущность девушки будет раскрыта. Купить одну жизнь за счет другой страшный грех, но его врата в рай все равно не ждут.
   Погладив бледную щечку темноволосой девушки, Ганибал отправился в путь, надеясь вернуться к следующему дню.
  
   ***
  
   Юноша оценивающе смотрел на дом. В этом городском районе обычно селятся средней руки торговцы, ремесленники и счастливые обладатели приличного наследства. Кому принадлежал этот, парню было все рано. Главное, что у этого дома не было отдельной охраны и, на сколько ему стало известно, прислугу здесь не держали. Странно, но для его целей просто идеально.
   Проникнуть в дом не составило труда. Особой роскоши он не заметил, но тут определенно было чем поживиться. А то, что хозяин в отъезде ему доложил младший братишка, следивший за мужчиной несколько дней. Пустой богатый дом, что может быть большим подарком для воришки.
   Такой путь он не выбирал, судьба - злодейка постаралась. Рано осиротев и получив в наследство младшего брата, ему пришлось научиться выживать. Они внезапно остались одни и никому не нужные. Их семья жила в столице и не бедствовала. А где-то даже был отец, но в момент нужды не оказался рядом. Он помнил отца хоть и не знал, как его имя. Время от времени мужчина появлялся в их доме и мать с гордостью демонстрировала ему мальчишек. Тот же смотрел безразлично и холодно, словно с трудом терпел эти минуты и ждал, когда закончиться столь бесполезное времяпрепровождение. Никто из них похоже не понимал зачем мама делала это. Возможно надеялась, что в мужчине проснутся чувства к своим отпрыскам. Но подобные моменты не приносили ни ожидаемого мамой результата, ни удовольствия участникам всей этой неприятной процедуры.
   Надеялись ли мальчишки обрести отца? Может быть давно, так давно, что уже и не вспомнить. Окончательное разочарование постигло, когда этот человек не озаботился судьбой сирот. Его не было ни на похоронах матери, ни когда их с маленьким братом выставили на улицу. Так что выбор был не велик: умереть или найти способ выжить. Его давно не мучила совесть, только горечь несправедливости порой давала о себе знать.
   Лишь однажды удача повернулась к ним лицом, когда в прошлом году на рыночной площади какой-то неуклюжий мужик опрокинул прилавок ювелира. Поживились они с братишкой на славу. Вот только пришлось из городка удирать, старшие отняли бы добычу "не по карману". А делиться таким уловом было бы глупо, тем более, что чем старше становишься, тем сложнее промышлять на рынке.
   Конечно, можно было бы начать жизнь заново с такими-то наваром, но уличные мальчишки не смогли распорядится выпавшим шансом. Вырученные деньги утекли сквозь пальцы, только несколько безделушек схоронили на "черный день".
   Пришлось вернуться к прежнему ремеслу: чужие карманы, недосмотренные кошельки или, как сейчас, оставленный без надзорный дом.
   Паренек не таясь, заглядывал в шкафы, сундуки и шкатулки, попутно собирая все, что мог унести с собой. Особенно порадовали, найденные в кабинете, ножи и кинжалы с драгоценными рукоятками. За них можно было выручить приличный куш. Присвистнув от удовольствия, юноша отправился к лестнице на второй этаж.
   Довольный удачной наживой он не сразу заметил, что из-под одной из дверей пробивается слабый свет. Свист застрял в зубах, а по спине пробежался хоровод мурашек. Сделав мягкий шаг назад, он собирался было сбежать, пока не оказался замеченным, но что-то его остановило.
   Не один год живя на изнанке жизни он знал о многих грязных делишках, которые остаются тайной для честных жителей городов. Не единожды он слышал о непристойных пристрастиях богачей. Один раз даже довелось видеть жертву зажравшегося толстосума. Страшное зрелище.
   Секунду на обдумывание и ноги сами понесли к двери. Кого еще можно прятать от глаз посторонних, если не постыдный секрет. Молодой воришка успел насмотреться за свою короткую жизнь на огромное количество несправедливости и не мог просто уйти. Глупо, конечно, но хозяина все равно нет дома.
   Парень ожидал наткнуться на замок, но дверь открылась легко. Замявшись на пороге он все же шагнул в глубь комнаты, слабо освещенную одной единственной свечой. Помещение не напоминало ни тюрьму, ни застенки. Обычная спальня с красивой мебелью, без нарисовавшихся в воображении цепей и кандалов.
   Худенькую, бледную девушку он заметил не сразу. Она в своей болезненной хрупкости терялась среди перин. Лицо с заостренными чертами, под глазами темные круги, впалые щеки. Она была бы ослепительно красивой, не будь тяжело больной.
   Отчего-то стало жаль ее. Судя по обстановке, куче безделушек, дорогих тканях о ней заботились, но... Впервые за много лет юноша почувствовал себя счастливчиком. Отсутствие суетящихся вокруг врачей, могло говорить лишь о том, что все безнадежно.
   Глубоко задумавшись, он не сразу понял, что девушка уже некоторое время за ним наблюдает. Чуждые черные глаза хмуро его разглядывали. Они обежали его с ног до головы, не упустив ни заполненную чужими вещами сумку, ни ворох отмычек на железном кольце.
   На секунду от ее колючего взгляда ему стало страшно. Дом был абсолютно пуст, и девушка была слаба, как котенок, но именно он чувствовал себя дичью.
   - Уходи, - хрипло бросила она и прикрыла глаза.
   Страх, железными тисками обвивший его сердце, заставил его не просто уйти, а бежать сломя голову.
  ***
  
   Ганибал с доктором вернулся к вечеру следующего дня. Он торопился как мог, боясь надолго оставлять Агату без присмотра. Седой лекарь к счастью старался не замедлять своего нанимателя, видя его беспокойство.
   - Ее комната наверху, - указал кузнец на лестницу, не дав пожилому мужчине даже отдохнуть с дороги.
   - Ведите, - не стал спорить доктор.
   Агата оказалась ровно там, где ее и оставил Ганибал. Было заметно, что она так и не вставала и, хуже того, ничего не съела из приготовленного для нее. В душе зашевелился страх, вдруг опоздали.
   Старик долго возился вокруг девушки, осматривал, ощупывал, прослушивал.
   - Давно она в таком состоянии?
   - За последний год стало совсем плохо.
   - Вы не сможете ей помочь, - вздохнул доктор. - Она слишком истощена.
   Ганибал задохнулся вздохом. То, что много лет назад начиналось как возврат долга, стало его жизнью. Он прикипел к девочке душой, словно к родной дочери и подобный приговор доктора стал для него болезненным ударом.
   - Есть только одна возможность - ищите ее истинных родственников.
   Кузнец напрягся, его нервы вытянулись в струнку, кулаки сжались, готовые крушить опасность для Агаты.
   -Успокойтесь, - ни капли не испугавшись, сказал старик. - Это не первый демоненок в моей жизни. И я прекрасно знаю, о чем вы сейчас думаете, но это лишнее. Лучше скажите, сколько лет вашей воспитаннице? Двадцать пять? Верно?
   -Да, - хрипло выдохнул Ганибал.
   Он словно сдулся и постарел за последние несколько мгновений. А еще почувствовал небывалое облегчение от того, что с кем-то можно поделиться своими тревогами.
   - У нее мало времени. В двадцать пять девочки - демонессы становятся девушками и уже не могул обходится без родной для них демонической энергии.
   До этого разговора Ганибалу и в голову не приходило задумываться о таких вещах, как взросление женщин. Он понятия не имел бывает ли у его подопечной женское недомогание. Кто бы мог подумать, что это обстоятельство может сыграть такую огромную роль.
   - Ей нужен другой демон, - вынес вердикт доктор. - Иначе никак. Мужчина, женщина, родственник или нет не важно. Ей нужно существо родственное ее сущности.
   Ганибал схватился за голову и застонал. Как быть?
   - Я так понимаю связи с ее родственниками у вас нет.
   - Нет. Да и не признают демоны полукровок.
   -Тут уж от конкретной семьи зависит, но в целом да. Чужую полукровку не признают, - вздохнул доктор. - Вот что мы сделаем: я пока в городе останусь посмотрю, чем богаты местные аптеки, может лекарствами ее поддержим, а вы пока хорошенько подумайте, может и найдете выход.
   Загоревшаяся надежда окончательно погасла в глазах кузнеца. Не знал он ничего о той женщине, что погибла по его вине. Теперь уж не исправить ничего.
  
   ***
  
   Через две ночи, воришка набрался храбрости или глупости, но вновь стоял у кровати больной девушки. Он и сам не мог понять, почему эти печальные глаза так манят его к себе, но не мог противиться их зову.
   Он прекрасно знал, что хозяин дома вернулся и потому пытался быть почти неслышным.
   - Привет, - шепнул ночной гость.
   Агата посмотрела на него осуждающе, но промолчала.
   - Я тебе цветы принес, - кивнул паренек на букетик из редкой красоты растений. Он не стал скупиться и честно купил его на рынке у заезжего торговца на деньги, вырученные от продажи нескольких ножей, что стащил из хозяйского кабинета.
   Только сейчас он подумал о том, какой нелепый поступок он совершил. Цветы вызовут множество вопросов и если девушка не рассказала о ночном воришке, то теперь ей все равно придется объяснить откуда в ее комнате взялся букет. А раз так, то была не была.
   - И... и подарок, - заикаясь от неловкости продолжил мальчишка.
   Золотой медальон, который они с братом не успели продать, раскачивался, свисая с пальцев.
   - Зачем? - тихий вопрос.
   - Ты грустная и мне захотелось тебя порадовать.
   Глупое, трижды глупое объяснение, но сказанного не воротишь. Потому он решил, что лучше молчать. Больше не говоря ни слова, воришка сделал шаг к кровати и аккуратно застегнул замочек на шее девушки, позволив кулону спрятаться за вырезом ночной сорочки.
   Неожиданно Агата громко протяжно застонала и сжала руки на груди, напугав паренька. В коридоре раздались быстрые шаги и юноше оставалось только одно - невидимой тенью скользнуть в открытое ранее окно.
  
   ***
  
   Камиль проснулся как от толчка. Сердце бешено заходилось, а в груди ныло. В его спальне по-прежнему было темно и тихо. Нет, что-то другое разбудило его. Нечто внутреннее, интуитивное.
   Генерал сел в кровати и смахнул длинные волосы с лица, заправляя их за заостренные уши. Демоны и люди мало чем отличались внешне, но все равно быстро распознавались в толпе более темным оттенком кожи, гладкими черными волосами, острыми кончиками ушей, а мужчины еще и небольшими, но острыми клыками.
   Его люди проявляли чудеса изворотливости и маскировки, чтобы нераспознанными работать на человеческих землях. Он и сам бы отправился искать свою женщину лично, но был слишком видной фигурой, чтобы затеряться. Приходилось ждать и мучиться от неизвестности.
   Его женщина. Как много заложено в этим слове. Сердце, душа, тело, будущее. Будущее, которое хотелось уже сейчас. Будущее, которое из-за каждого лишнего часа промедления может не состоятся.
  
   ***
  
   Доктор в их доме стал частым гостем. Раз, за разом приносил все новые настои и травы. Все пристальнее следил за мало-мальскими изменениями в состоянии Агаты. И неизменно настаивал на необходимость связаться с демонами.
   Как будто Ганибал имел такую возможность?! Он на многое мог пойти ради Агаты, но это ему было не по силам.
   Доктор видел, как мучительно тяжело отцу наблюдать за страданиями дочери и прекрасно понимал почему тот бездействую. Демоны закрыты и агрессивны, но свое племя порой куда страшнее и безжалостнее.
   Старик долго взвешивал все за и против. День за днем присматривался к девушке и ее опекуну. В итоге, надеясь, что не совершает неисправимой ошибки, отправил послание неизвестному ему адресату о том, что обнаружил девушку с "необъяснимой слабостью", имеющую при себе кулон с демонической руной.
   Теперь оставалось ждать. Девочка мучительно погибала, и лекарь ничем не мог ей помочь, возможно, это ее шанс. Если он ошибся и принес в их дом беду - смерть по крайней мере будет быстрой и безболезненной.
  
   ***
  
   Камиль не верил своим глазам. Неужели судьбы решила сжалиться над ним? Не успев дочитать отчет о появлении в одном из далеких городков ножа с характерной для разыскиваемого кузнеца резьбой, как в кабинет вбежал гонец. Еще одно донесение из того же города. Доктором обнаружена подходящая под описание девушка, но главное это наличие при ней того самого кулона.
   Все это было столь невероятно и неожиданно, что казалось нереальным. Генерал ждал так долго, что боялся поверить, а потом обмануться. Но больше не было сил оставаться в стороне. На этот раз Камиль отправиться лично. Сколько бы народу он не перепугал, сколько бы политических возмущений не последовало, сколько бы ошибочных донесений не принесли, он проверит каждое сам. Пока он не позволял ложной надежде укорениться в душе, но разве можно заставить сердце биться реже, когда так сильно хочется верить.
  
   ***
  
   Тот факт, что Ганибал не задавал вопросов, совсем не означал, что он слеп и не замечает появления все новых букетов цветов, загадочным образом появляющихся в комнате Агаты. Глупо было бы считать, что они сами там вырастают. Осталось дело за малым, поймать таинственного "несуна".
   Болезненные уроки детства и молодости не забываются, а Ганибалу до кузнечного дела приходилось заниматься всяким, потому выследить и выловить незваного ночного гостя оказалось несложно. Паренек извивался в его руках, пыхтел, но куда ему до мужчины, который всю жизнь тяжело трудился. Да и понятно было, что звать на помощь не будет.
   С первого взгляда на пацана было понятно и то, куда делись ценные вещи из дома. Захотелось встряхнуть щенка посильнее, так чтобы голова отвалилась. Скорее всего его кровожадные намерения отразились на его лице, так как раздался слабый голос Агаты:
   - Не надо.
   -Это кто? - встряхнул он паренька еще раз и выставил того перед собой как будто для того, чтобы она лучше его рассмотрела.
   Девушка равнодушно пожала плечами.
   -Что он тут делает?
   - Пришел, - еще один безучастный ответ.
   - Назови мне хоть одну причину по которой я не должен вытрясти из него дух.
   Девушка слабыми пальчиками пробежалась по шее и выудила из-за пазухи золотой медальон.
   - Он меня спас.
   Никто кроме девушки не понял, о чем речь. И если мальчишке было, по сути уже все равно лишь бы отпустили, то Ганибал с опаской и надеждой смотрел на знакомую руну.
   - И что прикажешь делать с ним? - паренька мотнуло в сторону от очередного неосторожного движения кузница.
   - Научи.
   Ганибал сразу все понял. Агата не останется с ним. Заберет ли ее смерть или успеет вмешаться тот, кого она однажды назвала "хозяином кинжала", все равно она будет потеряна для него. Он сможет жить свободно, купить дом, построить свою собственную кузню обучить подмастерьев, но все уже будет не таким, как прежде. Девчушка даже озаботилась вопросом его одиночества, подсовывая ему замену.
   Зато она будет жива, прервал он поток своих хаотичных мыслей. Это ли не главное, не об этом ли он молился?
   - Где живешь? - грубовато буркнул кузнец пареньку.
   - На заброшенных складах у речного порта, - брякнул воришка и тут же прикусил себе язык, так как не ожидал ни вопроса ни того что честно на него ответит.
   - Соберешь вещи, и чтобы утром был здесь.
   - Зачем? - на всякий случай спросил он, поняв главное - его отпускают.
   - Захочешь быть человеком, придешь.
   Первому порыву - броситься наутек юноша не поддался, что-то очень важное происходил с ним в эти минуты и отчего -то было страшно пропустить это нечто.
   Громоздкий, широкоплечий мужчина присел на краешек постели и большой ладонью сжал тоненькие пальчики девушки.
   - Ты еще здесь? - не оборачиваясь, спросил кузнец.
   -Я... - эх, была - не была. - У меня брат... младший... я не могу его бросить.
   Ганибал обернулся и строго глянул на парня:
   -Так не бросай.
   Воришка не разобрал: было ли это приглашение прийти с братом или предложение проваливать раз и на всегда. Не попробуешь не узнаешь, решил он и тихо вышел через дверь.
  
   ***
  
   На утро в доме Ганибала появился ночной гость, держащий за руку грязного мальчонку лет семи. Паренек мялся и неуверенно поглядывал из-под нервно сведенных бровей. "Выгонишь?" - читалось на его лице.
   - Как звать?
   - Мартин, - кивнул паренек на младшего брата. - А я Ренат.
   - Учить буду оружейному делу, - не стал кузнец мучить неопределенностью мальчишек.
   Ренат восторженно присвистнул, вызвав скупую улыбку на лице мужчины.
  
   ***
  
   Камилю казалось, что он безнадежно опаздывает. Чудилось, что сменные лошади слишком быстро устают. Что охрана беспричинно выдумывает поводы для остановок. И даже день вдруг стал короче.
   Очередная придорожная гостиница оказалась еще более запущенной, чем предыдущая. Но разве это имеет значение, когда мысли не здесь, когда считаешь каждую минутку. Уже завтра он достигнет пункта назначения. Уже завтра он будет знать, не врут ли донесения. Уже завтра он... Нет! Возможно, только возможно, обретет покой. Он решил думать об этом именно так, потому как не было сил представить себе большее и обмануться.
   Горячая ванна смыла дорожную пыль, а вот жесткая постель никак не приносила отдыха. Спустя час Камиль сдался и понял - не уснуть.
   Расположенная на первом этаже гостиницы таверна встретила шумом и запахом кислого пива. Немногочисленные посетители обернулись на вновь прибывшего постояльца со смесью настороженности и подозрительности. На их взгляд слишком уверенно держался высокий закутанный в плащ мужчина. Небрежные повелительные жесты выдавали в нем птицу высокого полета и человека с толстым кошельком. Вот только мыслить в том направлении мешала словно осязаемая сила, расходящаяся волной от чужака.
   Камилю не пришлось долго ждать, подавальщица как будто только его и ждала мгновенно оказалась рядом.
   - Чего желаете?
   - Грушовку покрепче.
   Девица возвращалась с полной чаркой еще несколько раз. Но ни первая порция, ни последующие не смогли выполнить возложенной на них миссии. Тело по-прежнему было напряжено, голова оставалась ясной.
   - Не желает ли господин еще чего-нибудь, - излишне игриво предложила девушка.
   - Нет, - отказался он сразу от всего, и от неаппетитного меню и от навязываемой компании.
   Официантка, по ее мнению, соблазнительно наклонилась выставляя на обозрение пышную грудь.
   -Вы уверены?
   Поймав взгляд пугающе черных глаз, она подавилась своим предложением. Ее испуг был практически осязаем. Слабая человечка была в панике от одного взгляда, так предсказуемо и так раздражающе.
   Вспыхнувшее раздражение неожиданно схлынуло. Испугается ли его девушка, которую он так уверенно зовет своей? Большинство демонов тщательно держали дистанцию, опасаясь его крутого нрава. Другие просто-напросто не выдерживали могучую силу его ауры. Каким он будет для нее?
  
   ***
  
   Ганибалу казалось, что всю свою жизнь он шел именно к этому моменту. Вдруг исчезла нужда скрываться и прятаться, более того, он ждал и надеялся, что их найдут как можно скорее. Агате не стало лучше физически, она воспряла духом: перестала хандрить и хмуриться. Во взгляде появилось нетерпение.
   Каждое утро по ее просьбе кузнец выносил девушку на узкий балкончик над пристройкой. Агата сидела в плетеном кресле укутанная в шерстяной плед и всматривалась в горизонт, неустанно теребя пальцами цепочку с подвеской. Она ждала.
   В итоге было решено больше не переезжать и осесть в этом городе. Мальчишки оказались толковыми, хоть и излишне суетливыми.
   Вот только неизвестность страшила. Дождутся ли они "Хозяина"?
   Из раздумий выдернул грохот. По полу катилось деревянное ведро, а вода растекалась по полу. Ренат замер как застигнутый врасплох заяц.
   -Чего застыл? - грубовато бросил кузнец. - Убирай.
   Ренат не сразу поверил, что наказывать его никто не собирается. Он почему-то все ждал подвоха, обмана или жестокости. Все еще не верилось в хорошее.
   -Какой-то ты слишком неуклюжий для воришки, - продолжал бурчать мужчина, но не делал не единой попытки приблизиться, а тем более отвесить оплеуху. - Безруким в кузне делать нечего, вмиг без пальцев останешься.
   -Я буду стараться, - в очередной раз повторил Ренат.
   Ганибал хмыкнул и многозначительно покосился на лужу среди кухни. Парнишка поморщился.
   -А что общего между оружейным делом и прислуживание?
   Вопрос сорвался сам, отчего мальчишка чуть не откусил себе язык. Он не собирался жаловаться, только иногда обижался на то, что словно прислуга таскает воду и дрова. Он привык быть сам себе хозяином, а теперь приходится выполнять множество поручений, никак не связанных с работой оружейника.
   -Как я могу доверить тебе молот, если твои руки слабы настолько, что ведро с водой становится проблемой? Металл не терпит слабоков. Огонь не простит суеты. Ремесло подчиниться только терпеливому.
   Глаза в глаза. Ренат привыкший быть главой своей маленькой семьи вдруг почувствовал себя совсем несмышленым ребенком.
   -Простите.
   -Терпение, мальчик, твое от тебя не уйдет.
  
   ***
  
   Мартин мечтал быть полезным. Он слишком мал и его огромное преимущество из прошлой жизни стало досадной помехой в новой. Теперь не требовалось следить за толстосумами и не нужно было стоять "на шухере". Пробираться через дыру в заборе в чужой сад тоже стало ни к чему. А что еще он мог? Вот и ходит по старой привычке по вечернему рынку.
   Это самое интересное время: торговцы подсчитывают прибыть, лавочники уже не так пристально следят за почти пустыми лотками, чаще встречаются беспечные подвыпившие горожане. Обыватели расслабляются и говорят много чего полезного для того, кто умеет слушать. Так в свое время он и узнавал о пустующих домах или готовящихся облавах.
   Мальчишка с тоской следил за заходящим солнцем - пора было возвращаться, а то Ренат снова будет ворчать. Он уже собирался скатиться с невысокой покатой крыши на которой провел последние пару часов, когда стал свидетелем неприятной сцены.
   - Видел такое прежде? - в руках стража блеснул нож.
   - Нет.
   Мартин чуть не фыркнул, можно подумать толстый скупщик краденого признается.
   - Хорошо подумай, - в голосе послышались нажим и предупреждение.
   - Нет, - небрежно отмахнулся делец.
   - Жаль, что ты не захотел по-хорошему, - с притворной грустью заметил представитель закона и толкнул толстяка в руки второго стражника.
   Скупщик и пикнуть не успел, а лишь задергался и протяжно застонал, когда ему ловко закрыли рот и одним четким ударом пригвоздили руку к деревянному прилавку тем самым ножом, который он старательно не узнавал.
   - А если поближе посмотреть?
   В ответ тот только замычал громче и издавал звуки больше похожие на скулеж, чем на согласие.
   - У нас знаешь ли широкие полномочия, не советую поступать опрометчиво.
   Толстяк быстро закивал.
   - Спрашиваю в последний раз: как к тебе попал этот нож?
   - Маль...мальчишка принес, - с трудом проскулил толстяк.
   Стражник взялся за рукоятку, и скупщик заговорил быстрее:
   - Часто тут ошивается. Воришка из новеньких, видимо заезжий. Промышляет где-то в средней части города. Но о пропаже никто не заявлял, точно знаю, у меня городничий прикормленный.
   - Как его найти.
   - Не знаю, - почти завыл мужик. - Честно не знаю, несколько дней уже как не появлялся.
   Мартину дальше было не интересно. Он бочком скатился с другой стороны крыши и со всех ног бросился к своему новому дому. Непривычно и волнительно было считать какое-то место домом, но очень приятно. Оттого последние события заставляли тревожится.
  
   ***
  
   Ганибал внимательно слушал быстрый сбивчивый рассказ мальчика. Плохо дело. Что-то подсказывало, что не "Хозяин" это. Но кому и зачем понадобился кузнец? Н всю жизнь бегал от разоблачения, но из слов Мартина выходило, что ищут именно его, о Агате и речи не шло. Да в этом городе, кроме мальчишек никто о девушке не знает.
   Вывод один: кому-то понадобилось его мастерство. Ну что ж. Пусть найдут, но на его условиях.
   - Ренат, возьмешь кошель с серебром и снимешь комнату в таверне на окраине города. Но только приличную выбери, нечего вам с Агатой по непотребным местам шататься. Останетесь там и ждите.
   - Долго?
   - Надеюсь, что нет. Сидите тихо. Запомните, Агату видеть никто не должен. Если вдруг ей станет хуже, позовете доктора. И еще одно, возможно, самое главное: если придет демон с моим кинжалом - впустите его.
   - Что? - в один голос возмутились мальчишки, округлив глаза в испуге.
   Ганибал зло прищурился, не собираясь принимать никаких возражений. Ренату пришлось нехотя кивнуть. Ему отчаянно не нравилась идея подпустить к Агате кого-то столь опасного. Почему-то он не испугался ни за себя, ни за Мартина. Неприятное чувство засвербело в груди.
   - Почему? Она же слабенькая совсем, любой демон выпьет ее за секунду, мы даже вмешаться не успеем.
   Задавая этот вопрос он смотрел исключительно на девушку, которая не участвовала в разговоре, а только лишь безразлично наблюдала за ними. На его последнее заявление она ответила насмешливой улыбкой и снисходительным взглядом. Он вдруг почувствовал себя несмышленым ребенком, посмевшим спорить с умным взрослым человеком.
   - Раскрой глаза, Ренат. Она полукровка, - у кузнеца больше не оставалось времени ходить вокруг да около. - Если испугался проваливай прямо сейчас, а нет, тогда немедленно займись делом.
   Испугался ли Ренат? Он чувствовал все: удивление, растерянность, непонимание, но определенно не страх. Но сильнее всего его переполняла ревность.
  
   ***
  
   Ганибал не хотел сваливать такую ответственность на ребят, но другого выхода он просто не находил. Время шло уже не на часы, а на минуты.
   Он едва успел спрятать все, что хоть косвенно говорило о том, что в дом жил кто-то помимо него самого. А еще предстояло позаботиться и о себе. Не хотелось прощаться со свободой и жизнью сейчас, когда, наконец, все могло сложиться.
   Еще издавна были известны случаи, когда мастеров после создания уникальной вещи убивали, дабы изделие его оставалось уникальным. В кузнеце не было тщеславия, чтобы считать себя исключительным ремесленником, но здоровое самолюбие и интуиция подсказывали, что грозит ему именно эта участь. Зачастую чтобы решить проблему, нужно знать ее суть и потому у Ганибала было преимущество. Его еще не нашли, но он уже понимал зачем ищут и решение у кузнеца было.
   В былые времена бурной молодости в погоне за очередной юбкой Ганибал не раз добивался зазнобы кулаками. Его старый учитель не злился, а лишь посмеивался над его синяками и вывихами, говорил, мол и такие умения пригодятся. И не ошибся. Знать бы тогда, поблагодарил бы соседа мясника за хороший удар. Рука быстро зажила, но суставы кисти левой руки до сих пор подвижны, чем и собирался воспользоваться кузнец.
   Процедура оказалась болезненной, но не смертельной. Несколько рывков, и припухшая рука стала выглядеть жутковато. Тугая повязка только усиливала эффект обезображивания конечности. Просто замечательно вышло. Теперь пусть приходят, он любым гостям рад. Тем более, что им просто нечего взять с калеки?
  
   ***
  
   Камиль в упор рассматривал старика. К его удивлению доктор не выказывал никакого волнения, а только лишь отвечал таким же пристальным взглядом. Более того, он словно приценивался на базаре, что одновременно и бесило генерала, и подкупало.
   - Я старый человек, свое пожил, потому меня сложно напугать, тем более смертью.
   - Смерть бывает разная, - не согласился Камиль. - Хороший конец тоже нужно заслужить.
   - Даже плохой конец нужно встретить достойно, - парировал доктор.
   - Но гораздо лучше достойно... жить.
   Доктор хрипловато рассмеялся:
   - Трудно не согласиться.
   Камиль скупо улыбнулся в ответ и нетерпеливо постучал пальцами по подлокотнику кресла, в котором ему предложили разместиться несколько минут назад. Нервный жест не прошел мимо доктора.
   - К вопросу о достойной жизни: хотелось бы быть уверенным, что под закат своих дней не возьму лишний грех на душу.
   Они оба понимали за кем сила. Они оба знали, что доктор не сможет противостоять генералу. Тем ценнее было стремление человека защитить чужую ему демонесу.
   - Мой народ верит, что после смерти демон чувствует вес земли, которой забрасывают его могилу. И чем больше он скопил недругов и совершил зла, тем больше камней среди почвы. Я клянусь тебе, человек, что в покрывале твоего последнего пристанища не будет камня от меня.
  ***
  
   Ганибал видел в глазах, стоящего напротив него человека свою смерть. Нет не сейчас, не сразу. Его используют в своих целях и только тогда уберут.
   - Чем могу вам помочь, - играя роль радушного хозяина, кузнец широко улыбался незнакомцу.
   - Я ищу мастера - оружейника, - цепкий взгляд незваного гостя внимательно изучал кузнеца и его дом.
   - Вы опоздали, - стер улыбку со своего лица Ганибал.
   Мужчина напротив насторожился и напрягся.
   - Нет его больше.
   Многозначительный взгляд на искалеченную руку без слов намекая на невозможность заниматься своим делом.
   - Уже пару лет, как однорукий. Какое тут мастерство?
   Незнакомец зло сжал челюсть, но ничего не сказал. Сложно было предполагать: поверил ли незваный гость, но уходить он явно не торопился.
   Молчание затягивалось. И когда уже Ганибал собирался совсем не вежливо предложить мужчине проваливать, тот едва уловимым кивком дал знак кому-то в сторону и в следующую минуту уже четверо человек затаскивали кузнеца в крытую повозку.
  
   ***
  
   Дом был пуст.
   Камилю не нужно было видеть распахнутые настежь двери, чтобы знать наверняка, что ни кузнеца, ни девушки в нем нет. Темные провалы окон покинутого всеми дома печально смотрели на него в ответ.
   - Допросите соседей, - бросил генерал, поднимаясь на крыльцо.
   Больше всего удивляла безликость. Как будто специально стертые следы жильцов. Не напутал ли доктор?
   - Её комната наверху, первая дверь слева, - удивленно осматриваясь, подсказал старик.
   Пустота, похоже, стала большой неожиданностью и для него.
   Дверь названной комнаты Камиль открывал со смесью трепета и нехорошего предчувствия. Впервые ему пришлось прикоснуться к чему-то принадлежащего ей. Оружие не в счет - оно лишь предмет, предназначенный кому-то, кто купит или получит его в дар. Личное пространство - это нечто иное, интимное. Он точно знал, что девушки нет в комнате, но все равно сделал глубокий вздох, переступая порог.
   Ничего.
   Кто-то очень тщательно создавал видимость того, что этим помещением не пользовались. Если бы не два "но". Полное отсутствие пыли и запаха застоявшегося воздуха. Это то, что всегда сопровождает заброшенность. Но не здесь.
   - Ничего не понимаю, - бормотал себе под нос доктор, поднявшийся следом за генералом. - Они не собирались уезжать. Более того, Ганибал подыскивал кузнецу и взял на обучение подмастерьев.
   - Вы не упоминали об этом.
   - О чем именно?
   - О том, что в этом доме были еще мужчины, - почти прошипел Камиль.
   Доктор в недоумении уставился на демона:
   - Какие мужчины? Один мальчишка еще безусый, а второму едва исполнилось семь.
   - Безусый говорите? Так и девушка совсем юна.
   Где-то глубоко в подсознании Камиль понимал, что зря злится, но незнакомое чувство разъедала его покой, как кислота. Он отдавал себе отчет в том, что ревнует, но остановиться было сложно.
   - Вы напрасно накручиваете себя, генерал.
   Камиль мгновенно остыл и по-новому посмотрел на доктора.
   - Да, я Вас сразу узнал. Слишком уж легендарная личность, и быть неприметным у Вас никогда не выйдет.
   - Почему сразу не сказали?
   - Для чего? Да и какая разница? Главное, что у Вас есть возможность и желание помочь Агате?
   - Агате, - едва слышно повторил Камиль.
   - Она на пределе именно поэтому я решился рискнуть. По той же причине бессмысленно ревновать к мальчишке, - меж тем продолжал доктор, но его уже никто не слушал.
   Камиль прислушивался к себе. Он прежде не слышал ни от кого ее имени и теперь смаковал новое для себя знание. Девушка словно стала ближе и реальнее.
   - Я хочу знать, что тут случилось, - оборвал он старика, который продолжал что-то объяснять.
   У подножия лестницы уже ждали его подчиненные.
   - Хозяина дома увезли с собой стражники всего пару часов назад. О девушке ничего не знают. Мальчишек в последний раз видели вчера вечером.
   - У него была ночь, чтобы их спрятать. От кого? - рассуждал вслух генерал.
   Несколько лет поисков и опоздать всего на два часа. У судьбы порой злые шутки.
   - Два мальчишки и больная девушка... Они не могли и не успели бы покинуть город, ищите, - приказал он подчиненным. - Доктор, вы возвращаетесь к себе, переезд мог сказаться на ее самочувствии, следовательно, им придется обратиться к Вам за помощью.
   Раздав поручения, Камиль направился к городничему, нужно было узнать где кузнец.
  
   ***
  
   Служитель закона нервно теребил ворот форменной одежды и постоянно промакивал носовым платком пот с плешивого лба. Появившийся в его дверях незнакомец не показывал лица, но внушал ужас одним своим присутствием.
   - Я действительно не понимаю, о чем Вы говорите, - уже не в первый раз заверял он посетителя. - Никакие приказы на арест не подписывались уже около недели.
   - Соседи видели, как стража увозила кузнеца.
   - Я могу продемонстрировать камеры, там кроме парочки карманников никого нет.
   Камиль выпусти на волю мощь своей ауры и стал ждать. Он верил городничему, тот не врал, но точно не договаривал. Ждать долго не пришлось, человека практически пригвоздила к стулу, и дышал он с огромным трудом. Лицо сильно покраснело, руки вцепились в край стола и капилляры в глазах превратились в красную сетку.
   - Я знаю лишь..., - сквозь удушье заговорил страдалец. - Личная гвардия Князя обшаривала город. Я не знаю кого искали. Возможно, Вашего знакомого.
   Камиль резко убрал свою силу, и мужчина качнуло от неожиданного облегчения.
   Значит все-таки Князь. Как же не вовремя.
  ***
  
   Переезд Агате дался тяжело. А с утра начались странности. От вчерашнего равнодушия не осталось и следа. Волнение, нервозность. Девушка все время порывалась встать, хоть силы и не позволяли этого сделать. Просила подвинуть кресло к окну. Даже умудрилась постоянными подергиваниями порвать цепочку медальона.
   Ренат не на шутку забеспокоился, когда, глядя на испорченное украшение девушка безмолвно заплакала. Слезы скатывались по щекам розовыми капельками, а острые зубки прикусили губу, чтобы заглушить всхлипы. А потом появился сильный озноб, от которого узкие плечики заметно вздрагивали. Никогда прежде не было столь очевидны ее отличия от человека. Глядя на это несчастное создание, страх перед жуткой расой отступал.
   - Что с тобой?
   Ренат не выдержал и опустился пред девушкой на колени, заглядывая в покрасневшие глаза.
   - Близко, так близко, - почти беззвучно шепнула она.
   - Чем тебе помочь?
   Агата лишь отрицательно покачала головой.
   - Может доктора? - продолжал допытываться парнишка, так как не мог безучастно наблюдать за ее страданиями.
   Агата лишь повернулась к окну. А потом неожиданно сжала кулон рукой и медленно неуверенно кивнула.
   - Мартин, - окликнул дремавшего брата Ренат, - Бегом за врачом.
   Мальчик, утомленный бездействием и скукой, с радостью выполнил поручение.
  
   ***
  
   Мартин бежал по улицам сломя голов, спеша к знакомому адресу. Ему не раз приходилось относить записки приятному старику, который неизменно угощал его мятными леденцами. А еще очень хотелось помочь. Они с братом давно не чувствовали себя так спокойно и сыто, как в доме оружейника. От этой мысли ноги понесли быстрее, мимо конюшни, мимо людей в плащах, мимо пытавшегося его остановить хозяина гостиницы. Один удар кулачком в дверь, как дань уважения вежливости, и мальчик оказался в комнате.
   Доктор был не один. Незнакомец, сидящий в соседнем с доктором кресле, внушал трепет и страх. Он не сказал ни слова, даже не обернулся, но... У Мартина в миг затряслись поджилки и язык присох к нёбу.
   - Ну, слава богу! - воскликнул доктор.
   Только после этого полного облегчения возгласа незнакомый мужчина заинтересовался мальчишкой.
   - Где она? - задал вопрос старик и привычным жестом достал склянку с конфетами.
   Но Мартин не сдвинулся с места и волчонком уставился на доктора, так как на второго смотреть откровенно опасался.
   - Чего молчишь? - удивился врач.
   Мартин сжал губы и попятился к двери, но поздно, незнакомец неожиданно оказался совсем близко и положил тяжелую руку на плечо, практически пригвоздив его к месту. Рука в кожаной дорогой перчатке приподняла детское лицо за подбородок. Черные глаза завораживали и пугали. Резкие черты лица наводили на мысль о ком-то хищном и опасном. От самого присутствия этого человека хотелось забиться в угол, а лучше спрятаться. А человека ли?
   - Демон, - поразился собственной догадке Мартин.
   Исчадье ада, бес, нечистая сила, душеед. Мальчик содрогнулся от страха, вспомнив все страшные истории, которые когда-либо слышал об этих созданиях.
   Демон, читая все его мысли на выразительном мальчишеском лице, скупо улыбнулся, но не зло, а как-то досадливо что ли.
   - Страшно? - спросил незнакомец.
   Мартин кивнул. А потом ему вспомнилась Агата. Он тоже слышал, что она не человек, но не воспринимал ее как зло или нечисть. Она была странная, но не страшная. Равнодушная, но не злая.
   - А нож покажи, - вдруг вспомнились ему слова кузнеца.
   Смелость и наглость озвученной просьбы удивили его больше чем остальных, однако забирать слова назад он не стал. Но еще больше его поразило то, что демон, не колеблясь, откинул плащ и достал из перевязи кинжал.
  
   ***
  
   Камиль затаив дыхание следил за тем, как ребенок со всей серьезностью рассматривает творение Агаты. Он словно что-то примерял и продумывал. Было ясно, что это не праздное любопытство.
   - А вензель? - спросил мальчик, который понятия не имел значения этого слова, но Ганибал говорил, что это важно.
   Генерал легко развернул клинок рукоятью вперед, позволяя мальчишке прикоснуться к месту клейма мастера. Обычно Камиль очень ревностно относился к своему сокровищу, но сейчас готов был пойти на уступки, что для него не свойственно.
   Вообще эти поиски многое изменили в генерале. Появилось терпение... нет терпимость. Он научился ждать, даже если невмоготу. Он принял слабости других. Понял, что демоны и люди не такие уж и разные. Осознал, что иногда уступки приносят больше пользы, чем упрямое противостояние.
   - Ганибал говорил, что вы придете.
   Кинжал вернулся в руки хозяина. Камиль и доктор переглянулись.
   - Так и сказал?
   - Говорил, что если придет демон с его ножом, Ренат должен его впустить.
   Камиль на миг прикрыл глаза. Она его ждет. Верит, что он не оставит поиски. Вдруг оставшиеся минуты до встречи показались длиннее, чем все прошедшие годы.
   - Проводи меня к ней.
  ***
  
   Гостиница на окраине города выглядела опрятной, но недостаточно надежной по мнению генерала. Слишком много случайных людей. Слишком много лишнего внимания. Его раздражал шум и скрип ступенек под ногами. Третий этаж. Она могла споткнуться и упасть. Ее могли заметить и распознать в ней демона. Она наверняка истратила все силы на это препятствие.
   Генерал осознавал, что все его негативные эмоции всего лишь проекция волнения. Понимал, что нервничает, как никогда. И торопился. Если мальчик, показывавший дорогу, поначалу направлял, то теперь едва поспевал следом. Камилю уже не нужен был провожатый, его с чудовищной силой тянуло в нужном направлении.
  Она совсем близко.
  Сердце гулко стучало. Одна единственная дверь, что разделяет их - не препятствие. Что там дверь, целый дом, город, целый мир - не препятствие.
  Все несколько шагов.
  Дыхание сбивалось. Руки то сжимались в кулаки, то разжимались. Камиль поймал себя на мысли, что оттягивает момент встречи. Растягивает удовольствие? Опасается разочарования? Не своего, ее. Он не пылкий юноша, о котором может мечтать юное невинное создание. Он мужчина с тяжелым характером и потребностями, которые еще предстоит унять и побороть, дабы не напугать, не оттолкнуть. Но это все потом, это все уже мелочи. Ведь главное уже случилось - он ее нашел.
  Дверь открылась, ударившись о стену. Стремительные шаги и мир сжался до размера одной единственной комнаты. Здесь стояла какая-то мебель, были разложены вещи и даже человеческий мальчишка жался к креслу, в котором сидела девушка. Все это он осмотрел и отметил за долю секунды, как фон, как малозначительные детали.
  Сейчас в центре его вселенной была "оберегаемая". Длинные темные волосы мягкими волнами ниспадали на покатые плечики. Смуглая кожа, из-за бледности казавшаяся поддернутой инеем. Черные усталые глаза. Пухлые губки, которые хотелось согреть дыханием.
  Измученная, голодная, слабая, но живая. Дождалась.
  
  ***
  
  Ренат отчаянно трусил. Ему было стыдно это признавать, но справиться с инстинктивным желанием спрятаться от прожигающего взгляда демона никак не мог. Он вжался в стену и схватился рукой на спинку кресла, тем самым не позволяя ногам вынести его вон из комнаты. На большее он был не способен.
  Как же ему хотелось быть сильнее и могущественнее. Хотелось показать себя смелым и несгибаемым, достойным... Да, очень хотелось быть достойным ее. Но это сражение было проиграно еще до того, как он узнал о нем. Тягаться с демоном глупо. Да что там, это хмурое темное создание ада и не рассматривает его как соперника.
  Агата с трудом поднялась. Плед до этого лежавший на ее коленях с тихим шорохом упал на пол. На неверных ногах девушка пошла навстречу к гостю. Ренат смотрел на это со щемящей тоской. Он, зная, как тяжело дается ей каждое движение, понял насколько важно для Агаты происходящее. Он почувствовал себя... лишним.
   Парнишка пустил глаза в пол и отступил к коридору.
  
  ***
Оценка: 9.42*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | А.Джейн "Мой идеальный смерч" (Любовные романы) | | В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"