Бурьяк Александр Владимирович: другие произведения.

Аналитическая разведка. Анализ сведений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:



Аналитическая разведка

12. Анализ сведений.

12.1. Этапы решения аналитической задачи.

В политологическом исследовании выделяются следующие этапы (Мангейм Дж. Б., Рич Р. К. "Политология: методы исследования"): 1. Выбор и формулирование проблемы. 2. Выбор или создание теории, которая будет использоваться в исследовании. 3. Операционализация теории: "переформулировка наших относительно абстрактных теоретических понятий в конкретные термины" (Стр. 28). 4. Выбор методов получения данных об исследуемых сущностях с учетом факторов генерализуемости и реактивности. "Генерализуемость означает возможность с определенной сте- пенью надежности распространять или переносить наши выводы, основанные на наблюдении за поведением людей в нескольких частных случаях, на предполагаемое поведение всей совокупнос- ти."(стр. 32) "Реактивность подразумевает одну из двух возможностей: либо тот, кто проводит исследование, либо методы исследования могут каким-то образом воздействовать на тех, за кем ведется наблю- дение, и вносить в их действия изменения, обусловленные именно присутствием исследователя." (стр. 33) 5. Получение первичных данных об исследуемых феноменах. 6. Анализ данных: выявление формальных зависимостей между неко- торыми характеристиками феноменов. 7. Интерпретация результатов: формулирование теоретических и практических выводов; оценивание качества исследования; уяснение значения результатов исследования. В более детальном виде и с учетом более широкого спектра задач разведывательного анализа последовательность действий аналитика может быть представлена следующим образом: 1. Уяснение целей аналитической работы, требований к ее резуль- татам. Получение ответов на следующие вопросы: Можно ли выполнить задание в назначенный срок и с нужным качеством? Надо ли в точности выполнять требования заказчика? Каких обобщений, оценок и рекомендаций ожидает заказчик? Что будет, если ожидания заказчика не оправдаются? Какой приоритет присвоить заданию и какие ресурсы выделить на его выполнение? С какой другой аналитической работой можно объединить задание в целях экономии усилий? И т. д. 2. Подбор исходных материалов: 1) из накопленных ранее (коллекции 1-я, 2-я, 3-я); 2) непосредственно из различных источников. 3. Выяснение мнений различных лиц, получение консультаций. Поиск особых мнений по исследуемому вопросу -- существенно расходящихся с мнениями большинства. (Р. Декарт, "Правила для руководства ума", правило III: "И совершенно беспо- лезно подсчитывать голоса, чтобы следовать тому мнению, которого придерживается большинство авторов, так как, если дело касается трудного вопроса, более вероятно, что истина в нем могла быть обнаружена скорее немногими, чем многими.") По Ч. Ханту и В. Зартарьяну ("Разведка...", стр. 42), решение разведывательно-аналитической задачи включает работу с 4-мя типами источников данных: 1) "текст": изучение внешних открытых источников; 2) "фирма": выяснение мнений коллег из различных подразделений; 3) "консультант": взаимодействие с внешними экспертами; 4) "беседа": общение с людьми, которые вовлечены в исследуемый социальный феномен. 4. Первичная обработка собранных материалов: фильтрация, систематизация, выяснение полноты, достоверности, точности, выявление противоречий. 5. Поиск обобщенных представлений (теорий, гипотез, идеологий), на основе которых можно эффективно интерпретировать данные о предмете исследования. При отсутствии таких представлений -- предпринятие попытки их выработать. 6. Поиск, доработка, разработка подходящих технологий решения аналитической задачи. 7. Собственно анализ: 1) оценивание, истолкование собранных сведений, выделение в них существенного, спорного; 2) статистическая обработка данных и интерпретация ее результатов; 3) моделирование предмета исследования; 4) выработка целостного представления о предмете исследо- вания, о его отношениях с различными сущностями; 5) уяснение текущего состояния, потребностей и возможностей субъекта, в интересах которого проводится исследование, -- поскольку всякая оценка значимости, полезности или вредности имеет смысл лишь относительно некоторого субъ- екта. 8. Прогнозирование: выработка предположений о будущих состояниях предмета исследования и его окружения, а также субъекта, в интересах которого ведется исследование. 9. Оценивание: определение полезностей и вредностей исследуемого предмета (прошлых, текущих, будущих; условных, безусловных; изменимых, неизменимых). 10. Выработка рекомендаций: предполагание эффективных действий субъекта, в интересах которого ведется исследование, -- направленных на этот субъект, на окружение этого субъекта, на предмет исследования, на окружение этого предмета. 11. Составление первого варианта выходного документа, обсуждение его. (В. Плэтт "Информационная работа ...", стр. 157: "Очень полезно устно излагать свои идеи кому-нибудь и отстаивать их в дружеском споре.") 12. Выработка "стратегии сбыта" в отношении подготавливаемого документа. 13. Составление окончательного варианта выходного документа и передача его потребителям. 14. Составление внутреннего отчета, утилизация побочных продук- тов, анализ и фиксация опыта. Конечно, указанный набор действий реализуется полностью только в очень редких случаях, поскольку обычно не хватает времени или добросовестности либо решаемая задача не настолько сложна, чтобы оправдать сложность подхода к ней.

12.2. Формальный анализ.

Под методами формального анализа понимаются: статистические методы проверки гипотез; статистические методы уточнения гипотез; методы факторного анализа; методы кластерного анализа; и др. Этапы формального анализа: 1) формализация: построение знаковых конструкций, выражающих некоторые сведения; 2) формальная обработка: преобразование полученных знаковых конструкций по некоторым правилам; 3) интерпретация: осознание сведений, которые выражаются знаковыми конструкциями, образовавшимися в результате формальной обработки. Формальный анализ эффективен настолько, насколько правильно осуществлена формализация. Чем формализация приблизительнее или ошибочнее, тем менее похож на реальность результат использования модели. Между тем, формализация (т. е. переход от неформального к формальному) не есть математическая операция. Обычно учат приме- нять математику, но не учат формализовать. Подразумевается, что на это простое действие хватает естественных способностей. Далее, формализуемый "материал" тоже не возникает в готовом для формали- зации виде: его надо предварительно выявить, собрать и обработать неформальными методами. Этому обычно тоже не учат. Причина -- в наивной вере в огромную силу "математического аппарата", рядом с которым всякие труднообъяснимые неформальные процедуры оказывают- ся чем-то малозначительным, почти ничем. Люди, тяготеющие к использованию математического аппарата, склонны подгонять свои формализации под типы математических моделей, которые предполагают использовать. Иначе говоря, они структурируют предметную область так, чтобы впоследствии им было удобнее работать с результатами структуризации. Это про- исходит непроизвольно. А выработав некоторый взгляд на пред- метную область, они оказываются не в состоянии воспринимать ее с иной точки зрения, разделять ее на компоненты каким-то другим образом. Вследствие этого игнорируются некоторые детали и упускаются некоторые возможности. Дефект мышления, обуслов- ленный чрезмерным пристрастием к математике, называется схема- тизмом. Люди со схематичным мышлением очень привязываются к каким- нибудь простеньким моделям, и заставить их выйти за пределы этих моделей бывает очень затруднительно. Этим людям представляется, что они ухватили суть, а остальное -- несущественные детали, от которых следует абстрагироваться. У таких людей наращивание пред- ставлений идёт не путём сбора впечатлений и последующей выработки обобщающих их разнородных моделей, а путём "натягивания" любимой модели на новые группы фактов, отобранных по признаку удобства такого "натягивания". Когда они берутся за сложные проблемы, тре- бующие НЕФОРМАЛЬНОГО подхода, результаты бывают огорчительные. Так называемые нежёсткие модели появились в математике как попытка приблизиться к механизму естественного мышления, то есть их существование отчасти является косвенным признанием того, что не пользующийся математикой интеллект вполне справляется с неко- торыми операциями, а с некоторыми справляется даже лучше, чем пользующийся ею.

12.2.1. Статистические характеристики.

Математическая статистика -- теория, в которой рассматриваются способы агрегирования информации посредством вычисления совокуп- ных и средних значений показателей. Виды средних значений: 1) среднее арифметическое: M = (V1 + V2 + ... + Vn) / n 2) среднее геометрическое: G = SQRT(V1*V2*...*Vn) (здесь и далее SQRT -- функция извлечения квадратного корня) 3) среднее квадратическое (выражается в тех же единицах, что и характеризуемый показатель): S = SQRT((V1*V1 + V2*V2 + ... + Vn*Vn) / n) 4) дисперсия (сумма квадратов отклонений случайной величины от ее среднего значения, взвешенных на вероятности этих откло- нений): V = Р1(V1 - M)**2 + Р2(V2 - M)**2 + .. + Рn(Vn - M)**2 где M -- среднее арифметическое значение; Рi -- вероятность отклонения Vi - M; 5) среднее гармоническое: H = n / (1/V1 + 1/V2 + ... + 1/Vn) 6) мода: наиболее часто встречаемое значение; 7) медиана (значение, равное среднему между наибольшим и наименьшим): M = (Vmax + Vmin) / 2 8) среднее взвешенное: W = (V1*W1 + V2*W2 + ... + Vn*Wn) / (W1 + W2 + ... + Wn) где Wi -- количество значений Vi; Характеристики разнообразия (разброса значений): 1) среднее квадратичное отклонение (характеризует абсолютный разброс значений; выражается в тех же единицах, что и характеризуемый показатель): S = SQRT(((V1-M)*(V1-M)+(V2-M)*(V2-M)+...+(V1-M)*(V1-M))/n-1) здесь: M -- средняя арифметическая величина; n -- количество значений показателя; 2) коэффициент вариации (характеризует относительный разброс значений -- относительно среднего арифметического): C = (100 * S) / M здесь: S -- среднее квадратичное отклонение; M -- средняя арифметическая величина; 3) размах (разница между наибольшим и наименьшим значением): L = Vmax - Vmin

12.2.2. Статистические методы построения моделей.

Основные статистические методы построения формул, выражающих взаимозависимость измеренных показателей некоторых объектов: 1. Метод корреляционного анализа -- аппроксимация эмпирической зависимости между величинами X и Y формулой вида Y = K*X + A где K -- коэффициент корреляции. 2. Метод множественной регрессии -- аппроксимация зависимости показателя от некоторого набора показателей, не зависящих один от другого, формулой вида Y = A + B1*X1 + B2*X2 + ... + BN*XN где Xi -- показатели; Bi -- коэффициенты регрессии. 3. Метод факторного анализа -- выявление новых показателей Y1 ..YN (факторов) вместо имеющихся показателей X1..XM, где N < M. Метод реализуется в предположении, что корреляционные связи между большим числом наблюдаемых показателей X1..XM определяются влиянием на них меньшего числа ненаблюдаемых показателей Y1..YN. При использовании какого-либо метода математической статистики для получения математической модели некоторой зависимости исследователь должен иметь априорную гипотезу о типе этой зависимости. Статистические методы позволяют лишь подтвердить гипотезу или выяснить значения коэффициентов в формуле, выражающей предполагаемую зависимость между параметрами.

12.2.3. Опасности использования статистики.

Есть три разновидности лжи: ложь, гнусная ложь и статистика. Б. Дизраэли. Некорректное применение статистики бывает причиной самообмана, а также используется иногда как средство ввода в заблуждение. К примеру, можно рассмотреть три типичных варианта разброса значений свойства Q некоторых объектов (это может быть уровень жизни граждан некоторой страны, количество побед в воздушных боях, приходящееся на одного летчика-истребителя, и т. g.): A: B: C: + Q| Q| * * * Q| * * * |I | | * * | * * + | | * * * | |** * ** * ** * |* * | + | * ** * *** * | * * * * | * * ** *|II | | * * * |* ** * * ** + -+----------------->N -+----------------->N -+----------------->N Показатель "среднее значение" может быть корректно применен в качестве единственной характеристики возможных значений Q только в отношении варианта A, но не вариантов B и C. Для варианта B следует совместно использовать две статистические характеристики: среднее арифметическое значение и показатель разброса значений -- среднее квадратичное отклонение. В варианте C следует использо- вать по одному показателю "среднее арифметическое значение" для каждой из групп I и II.

12.2.4. Сворачивание показателей.

Мангейм Дж. Б., Рич Р. К.: "Построение индекса заключается в сведении сложных данных в единый показатель, который отражает значение понятия полнее, чем любой из его компонентов. Широко используются три типа индексов: аддитивные, мультипликативные и взвешенные." ("Политология: методы исследования", стр. 304)). У указанных авторов: 1. Аддитивные индексы -- складывающиеся: I = A+B. "Для выяснения размеров 'религиозного сообщества' в некоторой стране можно было бы просуммировать все числовые данные, отра- жающие количество приверженцев различных религий, исповедуемых в этой стране." 2. Мультипликативные индексы -- перемножающиеся: I = A * B. "Для получения показателя степени серьезности беспорядков мы могли бы число участников умножить на число часов, вычислив таким образом число 'человеко-часов', пришедшихся на беспо- рядки." 3. Взвешенные индексы -- относительные: I = A/B. "Использование числа участников антиправительственной мани- фестации в качестве показателя величины кредита доверия к правительству правомерно только тогда, когда это число выражено в форме процентного отношения к численности всего населения."

12.2.5. Кластерный анализ.

Кластерный анализ -- деление объектов на классы соответственно значениям параметров этих объектов. Объекты, попадающие в один класс, имеют больше сходства по своим параметрам, чем объекты попадающие в разные классы. Можно задавать количество классов, на которые должны быть раз- делены объекты. Можно приписывать различные веса рассматриваемым показателям объектов. Существуют компьютерные программы, позволяющие осуществлять кластерный анализ (= кластеризацию), к примеру, записей базы данных. Основное отличие кластеризации от традиционных компьютерных методов классификации заключается в отсутствии обучающей выборки и вообще каких-либо априорных сведений о структуре и статистических свойствах классифицируемых данных. Для кластерного анализа могут применяться нейронные сети.

12.3. Неформальный анализ.

Исследование редко направляется логикой; оно большей частью руководствуется намеками, догадками, интуицией (...) Основная ткань исследования -- это фантазия, в которую вплетены нити рассуждений, измерений и вычислений." А. Сент-Дьердьи. "Введение в субмолекулярную биологию". Принципы неформального анализа: 1. Доверять подсознанию, стимулировать и обеспечивать его работу. 2. Не перегружать себя информацией. Дж. Б. Шоу: "Чтение засоряет голову." 3. Двигаться не только от фактов к гипотезам, но и от гипотез к фактам: строить необычные существенные предположения и искать подтверждения и опровержения их. 4. Сомневаться в том, что считается несомненным. Если проблема не решается при наличных исходных положениях, надо подвергать сомнению эти положения. 5. Прежде чем знакомиться с чужими обобщенными представлениями о каком-то не совсем незнакомом предмете, пробовать сформиро- вать собственные на основе уже имеющихся знаний. Это требуется для того, чтобы не попасть под влияние чужого мнения. В даль- нейшем, после ознакомления с представлениями других людей, можно скорректировать свой вариант объяснения предмета или целиком заимствовать чужой вариант. 6. Начинать формировать оценки и предложения в отношении исследуемого предмета до того, как особенности этого предмета станут настолько привычными, что уже не будут привлекать внимание и будить мысль. Удерживаться от высказывания выработанных оценок и предложений до того, как дальнейшее исследование позволит подтвердить или исправить их. Приемы неформального анализа затруднительно или невозможно описать с исчерпывающей подробностью. Кроме того, их детальное описание обычно оказывается малополезным для практики. Способ- ность к неформальному анализу обеспечивается в основном навыками, а не глубоким знанием технологий: должно быть некоторое "know-how" и немалое "I manage it but I don't know how".

12.3.1. Первичный неформальный анализ.

Первичный неформальный анализ сведений состоит в выделении, сопоставлении, оценивании фактов. Факт -- суждение, непосредственно отражающее реальность (то есть, не выводимое из других суждений, а выражающее результат восприятия), считаемое достоверным и служащее предпосылкой для некоторых логических выводов. О фактах можно утверждать следующее: 1. В отношении некоторых фактов со временем обнаруживается, что являются результатом ... фальсификации; ошибок приборов; редкого стечения обстоятельств; неверного восприятия (по причине галлюцинации, гипноза, предубеждения и т. п.). 2. Некоторые факты допускают различную интерпретацию (к примеру, модель Коперника и модель Птолемея одинаково объясняют види- мую картину движения Солнца по небу). 3. Восприятие факта зависит от уже имеющихся обобщенных пред- ставлений (к примеру, в одной и той же совокупности пятен разные люди видят разные изображения). 4. При исследовании сложных явлений для всякого факта обычно находится факт с противоположным смыслом. Разными фактами можно обосновать существенно различающиеся обобщенные представления об одном и том же предмете. 5. На основании одних и тех же фактов можно делать различные выводы, в том числе противоречащие один другому. 6. Для сложных явлений исчерпывающе отражающие их факты не могут быть собраны, поскольку их очень много. Выделение фактов из сообщений -- это вычленение отдельных суждений, которые можно в дальнейшем проверять и использовать независимо от других суждений. Цели сопоставления фактов: поиск противоречий между ними; поиск подтверждения одних фактов другими. Различается оценивание фактов и оценивание отражаемых ими феноменов. Факты оцениваются по степени их правдоподобности, корректности и значимости; феномены -- по степени опасности, вредности, ценности. Факт может иметь варианты формулировки, располагающие к разным его оценкам. Для дальнейшей работы с фактом следует искать такой вариант его формулировки, который не подталкивает к некоторой оценке его. Оценивание фактов может осуществляться трижды: после их получения -- на основании обстоятельств их получения и имеющихся общих представлений; после сопоставления их с другими фактами; после формирования гипотез на их основе. Корректность факта -- отражение этим фактом чего-то, состав- ляющего суть характеризуемого феномена, а не видимость, выда- ваемую и/или принимаемую за суть. При выявлении степени корректности факта следует обращать вни- мание на то, какое значение имеет этот факт для тех, кто не вос- препятствовал или поспособствовал его выделению и оглашению. * * * О том, сколько фактов требуется. Аналогия из литературоведения. Гуковский Г. А. ("Изучение литературного произведения в школе: Методологические очерки о методике", Тула, 2000. С. 96-97): "Цитата -- не доказательство в литературном анализе, а скорее иллюстрация, пояснение. Доказывает не количество цитат, а то, что анализ 'сходится', т.е. что указываемый принцип объясняет все разнообразие элементов произведения. Доказывает то, что анализ, проведенный хотя бы на одной цитате, применим и к любому количеству других цитат. Незачем доказывать Пифагорову теорему на десятках треугольников, если она доказана на одном. Так и в истории литературы. Именно потому, что каждое положение истории литературы должно в принципе относиться ко всем случаям данного типа, нет необходимости приводить много случаев, а достаточно одного-двух-трех. Это вопрос весьма важный, так как он выявляет различие подхода к проблематике нашей науки -- и в школе, и в самой науке. Вот, например, работы академика В.В. Виноградова, скажем, его капитальный труд 'Стиль Пушкина', труд выдающийся во многих отношениях, труд незаурядный, очень ценный и для учителя. В.В. Виноградов каждое из своих наблюдений подкрепляет утомительно большим количеством примеров. Помогает ли это делу? Нимало. Своими примерами он может только доказать, что данный стилистический факт у Пушкина встречается, и не один раз, а 10, 15, 20 раз. Но что это значит? Неясно. Характерно ли это для Пушкина, для его системы, метода, мировоззрения? Неясно. А может быть, рядом с этими двадцатью фактами есть двести фактов другого или даже обратного значения. Может быть. Ведь наличие двадцати примеров одного порядка нисколько не доказывает невозможности обратных случаев. Так, можно было бы 'доказывать', что Пушкин 1830 годов избегает славянизмов, -- и привести сто цитат без славянизмов. Между тем на самом деле Пушкин 1830 годов, наоборот, культивирует славянизмы, и это доказал именно В.В. Виноградов ('Язык Пушкина'). Обилие цитатных примеров у В.В. Виноградова объясняется тем, что его исследование эмпирично, тем, что исследователь не ищет единства и объяснения всех возможных цитат в основном для всего текста принципе стиля, тем, что о стиле Пушкина он не говорит, а говорит лишь об эмпирически-наблюденных и вынутых из общей связи частностях его." По этому поводу можно сделать следующие уточнения. Факт может быть ошибочно зафиксирован, ошибочно интерпретирован. Он может быть не проявлением действительного, типичного, а результатом ошибки в решениях субъекта или сбоя в его поведении. Он также мо- жет оказаться результатом успешного ввода в заблуждение. Поэтому несколько фактов всегда лучше, чем один. Факт, противоречащий основной массе фактов, должен вызывать дополнительный интерес. Если имеются несколько фактов "за" и несколько "против", значит, скорее всего, неверно составлена гипотеза, которую стараются этими фактами обосновать: не учтено какое-то обстоятельство, при- сутствие которого обеспечивает факты "за", отсутствие -- факты "против". Бывает, что построить нужную гипотезу не получается, и тогда надо признать наличие неопределённости и, возможно, прибегнуть к статистике. Статистические данные позволяют точнее описывать неопределённость, но не преодолевать её. В совокупности фактов, относящихся к некоторому вопросу, факты могут иметь неодинаковый "вес", поэтому подсчёт фактов "за" и "против" для определения статистической характеристики исследуе- мого может быть некорректным. К примеру, если про одного человека извкстно, что он убил за год десять мух, а про другого, что он убил за то же время только одну кошку, нельзя заключать, что первый по своему психическому складу больший убийца, чем второй. Факты могут отражать исчерпываемый или неисчерпываемый набор случаев. Ели набор случаев практически исчерпываемый, то лучше рассмотреть ВСЕ случаи или хотя бы больше половины их. Если набор случаев практически неисчерпываемый, то должна быть уверенность в том, что выборка случаев, выраженных в наличных фактах, репрезен- тативна, то есть достаточно велика и непроизвольна, чтобы с при- емлемой точностью представлять собой типичную часть реальности.

12.3.2. Гипотизация.

Гипотеза -- правдоподобное существенное предположение, объяс- няющее некоторые факты. В общем случае гипотеза включает в себя следующие 3 компонента: 1) компонент, подтверждаемый представлениями, которые признаны правильными; 2) компонент, противоречащий представлениям, которые признаны правильными; 3) компонент, ничем не подтверждаемый и ничему не противоре- чащий. Гипотизация -- процесс формирования гипотезы. Этапы гипоти- зации: сведение вместе разрозненных фактов, предположительно относящихся к одному феномену или к совокупности родственных либо взаимосвязанных феноменов (этому предшествует появление смутной, явно не выраженной гипотезы); оценивание фактов (разделение их на более и менее правдопо- добные, более и менее важные); выдвижение гипотезы, объясняющей значительную часть имеющихся фактов; поиск дополнительных фактов, подтверждающих или опровер- гающих гипотезу. Можно выделять гипотезы следующих типов: о сути феноменов; о сходстве феноменов; о тождестве феноменов; о связи феноменов. Причиной появления гипотезы обычно является стремление объяснить какой-нибудь важный факт или несколько фактов. Гипотеза дает объяснение этому факту (этим фактам), а потом ее пробуют применить к другим фактам тоже. Гипотезе не обязательно подтверждаться всеми фактами, имеющими отношение к ее предмету, так как некоторые факты, возможно, являются ошибочными. Противоречащие гипотезе факты должны под- вергаться дополнительной проверке. Даже если они оказываются правильными, гипотеза не становится совсем бесполезной. Обычно имеет место общий избыток фактов -- в том смысле, что индивидуум не успевает выработать все существенные для него выводы, обобщения, гипотезы на основе этих фактов. И обычно имеет место нехватка фактов, относящихся к каждой отдельной гипотезе.

12.3.3. Метод аналогий.

Какое бы событие ни случилось, всегда отыскивается в истории какой-нибудь более или менее подходящий прецедент, помогающий осмыслению этого события. Если некоторый предмет мало доступен для изучения, можно умень- шить неопределенность представлений о нем изучением похожего, но более доступного предмета. Если, к примеру, надо составить мнение о феноменах, имеющих место в стране, о которой мало данных, бывает выгоднее предварительно исследовать те же феномены в какой-нибудь другой стране -- детальные данные о которой можно легко получить. Это позволит лучше понять область исследований и в дальнейшем извлечь больше сведений из тех ограниченных данных, которые имеются о предмете, вызывающем интерес.

12.3.4. Сворачивание описаний и оценивание.

Ввиду ограниченности человеческой памяти и отсутствия времени на детальное ознакомление с различными сущностями люди в основном пользуются их краткими характеристиками, поэтому в выводах аналитического исследования должна содержаться краткая характе- ристика исследуемого объекта. Значительная часть исследования служит лишь обоснованием этой характеристики. Возможные компоненты краткой характеристики: типы, к которым относится рассматриваемая сущность; хорошо известные аналоги, с которыми сравнивается рассмат- риваемая сущность; оценки различных качеств рассматриваемой сущности. * * * Любая сложная сущность может быть рассмотрена в нескольких аспектах, в каждом из которых -- свой подход к классифицированию (или даже несколько подходов). В понятие "тип " может вкладываться разный смысл: 1) описание типа содержит качества, присущие всем элементам типа: если тип A, то в него попадают элементы AB, AC, AD, AE, но не BC; 2) описание типа задает диапазон, в который попадают качества элементов типа: если тип AB..AE, то в него попадают элементы AB, AC, AD, AE, но не AF; 3) описание типа задает набор возможных, но не обязательных, качеств элементов: если тип ABCD, то в него попадают ABC, BC, CD, но не ABCDE. Одна и та же сущность, рассматриваемая в некотором аспекте, может сочетать в себе признаки нескольких "чистых" типов, и в этом случае ее можно с более или менее вескими основаниями отнести к любому из них. * * * Чтобы самым кратким образом охарактеризовать некоторую сущ- ность, можно указать сходную с ней аналогичную сущность -- хорошо известную лицам, которые будут знакомиться с аналитическим ма- териалом. Если достаточно близкая аналогия отсутствует, можно сказать, что характеризуемая сущность A ... является "мягким" вариантом сущности B; является "жестким", законченным, концентрированным вариантом сущности B; представляет собой сущность B, к которой добавлены (или у которой отняты) качества X и Y; представляет собой среднее между сущностями B и C; соединяет качества сущностей B и C; и т. д. * * * Оценка -- суждение о значении некоторого показателя (о зани- маемом им месте на некоторой шкале или о соотношении его с аналогичным показателем какого-нибудь другого объекта или того же объекта, но в другой момент времени). Варианты оценок: A > B, A = B, A >= B. Основные шкалы, используемые в аналитической разведке: шкала полезности (вредности), шкала потенциальной полезности (опаснос- ти), шкала важности. Полезное -- приносящее выгоду в текущее время или должное наверняка принести выгоду в будущем. Потенциально полезное -- Способное принести выгоду в будущем с той или иной степенью Определенности или при наступлении некоторых условий. |потенциальная| | вероятность | | размер | | полезность | = |(возможность)| * | выгоды | | | | выгоды | | | Вредное -- причиняющее ущерб в текущее время или должное наверняка причинить ущерб в будущем. Опасное -- способное при- чинить ущерб в будущем с той или иной степенью определенности или при наступлении некоторых условий (= потенциально вредное). | | | вероятность | | размер | | опасность | = |(возможность)| * | ущерба | | | | ущерба | | | Важное -- то, что требует внимания. Неважное не может быть ни полезным, ни вредным. Полезное может быть опасным. Вредное в прошлом может быть полезным в настоящем или в будущем. Полезное при одних обстоятельствах может оказаться вредным при других. Многие сущности сочетают положительные и отрицательные качества, и совокупная оценка этих сущностей зави- сит от обстоятельств, в которых с ними придется иметь дело. Шкала полезности может иметь примерно следующий вид: чрезвычайно полезное; существенно полезное; довольно полезное; скорее полезное, чем вредное; с приблизительным равновесием полезных и вредных качеств. Другие шкалы строятся аналогично. Следует иметь в виду, что если в некоторой вещи уравновешивают- ся, полезные и вредные качества, это не то же самое, как если бы у него не было ни полезных, ни вредных качеств, т. к. в первом случае равновесие может в некоторых ситуациях оказаться нарушен- ным, а во втором этого не случится. При сравнении объектов, при сравнении состояний одного объекта в разные моменты времени нередко требуется использование удельных и приведенных показателей. Удельный показатель -- количество некоторого свойства, приходящееся на единицу другого свойства. Приведенный показатель -- количество некоторого свойства, выра- женное в эквивалентном количестве другого свойства. * * * Проблема получения кратких характеристик осложняется тем, что многие описываемые сущности бывают неоднозначны и изменчивы, и поэтому не всегда удается сворачивать их описания без значитель- ной потери информации. Следует учитывать это обстоятельство в процессе подготовки решений на основе разведывательно-аналити- ческих материалов и, если позволяет время, проверять предостав- ляемые рекомендации путем обращения к более детальным данным о сущностях, которые решения затрагивают.

12.3.5. Выявление тенденций.

Некоторые тенденции являются медленными, и обнаружить их можно лишь сопоставлением данных, зафиксированных в значительно удален- ные один от другого промежутки времени. Некоторые тенденции маскируются противоположными тенденциями -- чередующимися с ними или существующими параллельно им. К примеру, если исследовать состояние окружающей среды, то наряду с многочис- ленными фактами ухудшения ее состояния можно выявить и многочис- ленные факты проведения удачных защитных мероприятий, из-за чего затруднительно сделать вывод о том, в какую сторону изменяется ситуация в целом. Можно убедительно истолковать такую ситуацию как улучшающуюся или как ухудшающуюся -- в зависимости от пропа- гандистской потребности. Удобно различать "первичные тенденции" и "тенденции изменения тенденций" (аналогия в физике: скорость и ускорение). К примеру, если имеет место отрицательная тенденция, но также и существенная тенденция ее изменения, направленная в нужную сторону, то можно говорить о положительной перспективе. "Тенденция изменения тен- денции" -- это производная первого порядка от функции, выражающей "первичную тенденцию". Социальные тенденции должны рассматриваться на нескольких уровнях: 1-ом: уровне понимания ситуации субъектами, которые к этим тенденциям причастны; 2-ом: уровне подготовки различных субъектов к оказанию влияния на тенденции; 3-ем: уровне мероприятий, влияющих на тенденции; 4-ом: уровне влияемых процессов (собственно тенденций). О том, как скоро и насколько будут изменены те или иные социальные процессы, можно судить по тому, до какого уровня (1-го, 2-го или 3-го) и в какой форме развилась реакция на них.

12.3.6. Выявление событий.

Выделение событий в пространственно-временном континууме является делом условным. Некоторые события выделяются там, где их можно было бы и не выделять. Делается это в пропагандистских целях или когда какой-нибудь исследователь желает отличиться вкладом в науку. Для аналитика обнаружение существенного события, которого до него никто -- несмотря на доступность соответствующих фактов -- не замечал, является делом чести. Таким событием может быть подготовка государственного переворота или состоявшийся скрытый государственный переворот, смена тенденций развития чего-нибудь, переход какой-нибудь критической точки, появление какого-нибудь нового социального феномена, использование какого- нибудь нового скрытого средства воздействия на общество и т. д. Чтобы сделать такого рода открытие, нужна прежде всего настро- еность на него: следует взирать на мир с вопросом, а не осталось ли незамеченным что-то существенное. Для приобретения должной пытливости полезно ознакомиться с не- которыми прецедентами (пусть даже сомнительными). Рекомендуются следующие источники: Бержье Ж., Повельс Л. "Утро магов"; Бушков А. "Россия, которой не было"; Гумилев Н. "В поисках вымышленного царства"; Мухин Ю. "Как уродуют историю твоей Родины", "Антиаполлон. Лунная афера США"; Суворов В. "Ледокол", "День М", "Очищение". * * * Некоторые эвристики для выявления событий. В отношении какого-либо обнаруженного события можно предполагать, что оно... - является одним из ряда похожих событий, ещё не обративших на себя внимание или успешно скрываемых; - является одним из группы взаимосвязанных менее заметных событий; - является видимой частью более крупного события; - инициировано или имитировано каким-то скрытно действующим субъектом; - иницировано или имитировано для ввода в заблуждение, в частности, для отвлечения внимания от какой-то деятельности; - является реальным событием, выдаваемым за имитацию.

12.3.7. Работа со сложностями.

Умение работать со сложностями включает в себя следующее: умение представлять сложные сущности посредством наборов простых моделей; умение компактно и понятно выражать сложные представления, в том числе посредством формул и схем; умение упорядочивать данные в компьютере и на бумаге таким образом, чтобы было удобно находить нужные сведения, а также выискивать закономерности в совокупности данных; умение одновременно работать со множеством вариантов, имеющих разные степени достоверности и значимости и по-разному соотносящихся между собой. Иерархическая система упорядочения данных оказывается, как правило, недостаточной или неудобной, так как одни и те же наборы данных бывает нужно рассматривать в разных сочетаниях. Выход может быть в том, чтобы упорядочивать документы линейно (к примеру, по дате поступления) и далее строить различные системы ссылок на эти документы. * * * Как правило, сложный феномен получает несколько объяснений (моделей), каждое из которых представляется более или менее убедительным. Надо пробовать свести различные объяснения в одно, но это не всегда удается. В таком случае выход состоит в том, чтобы действовать, насколько это возможно, с учетом всех извест- ных убедительных объяснений: считать, что, скорее всего, каждое из них верно отражает какую-то сторону феномена, но каждое -- свою. Можно отдавать предпочтение одному из объяснений, но не забывать при этом и об остальных и эпизодически пробовать смотреть на феномен глазами их приверженцев. Это нормально -- иметь в виду одновременно несколько вариантов объяснения некоторого феномена, допускать смесь этих вариантов, быть более или менее неопределённым в оценке их достоверности и их "доли" в смеси, несколько изменять свои представления в этой области при получении всякой новой порции относящихся к ней све- дений. Сохранение неопределённости и неустойчивости представлений -- это не обязательно признак несамостоятельности ума и неспособ- ности к адекватному восприятию действительности: это может быть признаком гибкости и умения работать с нюансами. Качество, проти- воположное гибкости и умению работать с нюансами, -- схематизм. Схемы удобны своей простотой, чёткостью и неизменностью, но реальность всегда сложнее отражающих её схем, и из-за этого рас- хождения между схемами и реальностью нередко настолько существен- ны, что обесценивают действия, основывающиеся на схемах. * * * На политическом поле, в экономике и т. п. субъекты склонны объединяться в какие-то группы, но в отношении этих групп следует иметь в виду, что они имеют более или менее неопределенный состав, более или менее неустойчивы; что всегда какие-то группы находятся на этапе становления, но большинство из них не сложит- ся; что у групп со временем изменяются цели, лидеры, возможности, представления, причем перемены, определяемые в основном мнениями, иногда происходят очень быстро -- к примеру, за несколько дней или даже часов. Аналитик, тяготеющий к системным представлениям, стремится вырабатывать какие-то схемы, то есть рассматривать некоторые вещи как четкие и неизменные, тогда как на самом деле четким и неизменным остается очень немногое, и аналитик оказыва- ется во власти не вполне адекватных представлений. Но поскольку в построение схем вкладывается значительный труд, и они привлека- ют своей детальностью и определенностью и, кроме того, в чем-то очень похожи на действительность, то расставаться с ними бывает трудно. Между тем, суждения аналитика, опирающиеся на эти схемы, начинают со временем всё больше походить на заумный бред.

12.3.8. Использование подсознания.

Рассуждение (то есть словесное выражение течения мысли) нередко вредит качеству мыслительной работы, поскольку отвлекает силы и огрубляет работу подсознания. Мысль высказанная -- это мысль искаженная. Надо по возможности читать то, что хочется, и обдумывать то, что хочется, а не только то, что непосредственно требуется для обязательных дел. В подсознании идет своя важная работа, и ее потребности проявляются иногда в необоснованных желаниях. О процессе вытаскивания идей из подсознания хорошо сказано у А. Шопенгауэра ("Новые паралипомены", п. 530): "Когда мысль возникает у меня в неясной форме и витает предо мной слабыми очертаниями, мною овладевает невыразимое желание схватить ее: я все отбрасываю прочь и гонюсь за нею, как охотник за дичью, по всем изгибам, выслеживаю ее со всех сторон и пересе- каю ей дорогу, пока не поймаю ее, не сделаю ясной и не перенесу ее, побежденную, на бумагу. Но иногда она все-таки ускользает от меня, и тогда мне приходится ждать, пока другой какой-нибудь случай снова не вспугнет ее; и как раз те мысли, которыми я овла- дел после нескольких напрасных попыток, обыкновенно -- самые лучшие." За работу, требующую новых идей, надлежит браться исключитель- но в состоянии вдохновения. Следует посредством самонаблюдения выявлять, какие факторы способны вызывать вдохновение, какие обстоятельства благоприятствуют этому. В. Плэтт ("Информационная работа ...", стр. 157): "...лучше писать первый вариант документа смело, с энтузиазмом, без остановок, оставляя свободные места для недостающих фактов. Затем надо еще раз браться за документ, восполнять недостающие факты и критически оценивать все написанное." Если вдохновения нет, надо заниматься вспомогательной работой (подбирать материал, править уже написанное, читать что-нибудь для общего развития и т. д.) или отдыхать. Такой подход можно назвать интуитивистским. Он достаточно эффективен, если сочетается с умеренным скептицизмом и способ- ностью выстраивать корректные рассуждения.

12.4. Построение понятийных моделей.

Построить понятийную модель какого-нибудь сложного феномена значит описать его средствами естественного языка таким образом, чтобы содержащихся в описании сведений было достаточно для распознавания данного феномена в совокупности феноменов и/или для предсказания поведения феномена в зависимости от его состояния и внешних воздействий и/или для определения состояния компонентов феномена по состоянию других его компонентов. Для сложного феномена никакое описание не может быть исчерпы- вающим, но оно может быть более или менее полным относительно некоторого круга связанных с этим объектом задач, для решения которых оно составляется. Надо различать всю совокупность сведений, собранных о некотором сложном феномене, и ту ее часть, которая отбирается в модель с целью обеспечения определенных решений и которую стараются очистить от деталей, не существенных для этих решений. Основная трудность описания сложных феноменов состоит в том, что эти феномены обычно заключают в себе ряд противоположных качеств, из которых проявляются то одни, то другие в зависимости от обстоятельств. Это характерно для личности, социальной группы, социального процесса. По этой причине разные источники могут существенно различно, но аргументированно и вполне убедительно представлять одни и те же феномены. Ввиду обычного дефицита времени исследователь склонен ограни- чиваться единственным подробным и правдоподобным источником сведений об изучаемом феномене и поэтому рискует принять ограни- ченную и не вполне верную точку зрения на этот феномен. Даже если аргументация некоторого автора выглядит исчерпывающей и корректной, не следует ей вполне доверяться, так как случается, что автор игнорирует или неверно интерпретирует часть фактов, либо принимает за факты чьи-то ошибочные констатации или чью-то ложь. И уж конечно не следует обманываться пафосом, блестящим стилем и подавляющей эрудицией автора. Надо всегда учитывать, что люди тяготеют к тем представлениям, которые им более приятны и выгодны, а не к тем, которые более точно отражают действитель- ность. К примеру, про национальный характер русских можно сказать, что они "ленивы и нелюбопытны" и привести в пользу этого множество аргументов, но также можно не менее обоснованно утверждать, что русские упорны в труде и очень любознательны. Причина в том, что бывают разные русские и что они к тому же проявляют те или иные свои качества в зависимости от обстоятельств. Вообще, чем проще модель, к которой какой-нибудь исследователь пытается свести сложный феномен, тем она в целом менее адекватна, хотя могут быть ситуации, в каких она оказывается точной и исчерпывающей. Упро- щенные модели очень удобны в качестве пропагандистского средства, но в исследовательской работе к ним следует относиться очень осторожно, и поверхностных авторов всегда можно распознать по их склонности игнорировать то обстоятельство, что простая модель обычно является всего лишь одной из возможных абстракций, одним из возможных "срезов" чего-то. Разведчик-аналитик испытывает потребность в различных обоб- щенных представлениях о социальных феноменах и в поисках этих представлений иногда оказывается жертвой "теоретиков", чрезмерно увлекающихся своими идеями или даже использующих благонамеренную ложь. Собственно, такого рода "теоретиками" является большинство авторов расхожих книг, претендующих на большие обобщения и важные открытия в области знаний о человеке и социуме. Насколько разительно могут отличаться представления об одном и том же предмете, выражаемые вполне компетентными и добросовестно относящимися к своей профессиональной деятельности людьми, можно выяснить хотя бы путем изучения квалифицированных оценок, давае- мых некоторым историческим фигурам. К примеру, о Гитлере можно у Р. Гелена прочесть следующее: "Наша трагедия, приведшая немецкий народ к катастрофе, заклю- чалась в том, что Гитлер, малообразованный в военном отношении человек, не мог правильно оценивать оперативные возможности, но до самого конца был убежден в том, что он -- гениальный полководец. Его маниакальная уверенность поддерживалась, с одной стороны, партийным окружением, а с другой -- питалась успехами первых военно-политических решений, принятых им вопреки мнению военного руководства (занятие Рейнской области, присоединение Австрии, раздел Чехословакии). Да и первые военные кампании Второй мировой войны -- Польша, Норвегия, Франция -- подтвердили правильность прогнозов фюрера, опровергли пессимистические оценки обстановки генеральным штабом. Это не только подстегнуло тщеславие Гитлера, но и укрепило его мнение, что генштаб -- сборище пессимистов и паникеров." ("Der Dienst. Erinnerungen 1942-1971", гл. III) Между тем, у И. Феста, вполне объективного биографа Гитлера, его образованность и способность оценивать оперативные возмож- ности представлены совершенно иначе: "Значение танковых соединений осознали в 30-х годах и во Франции, и в других странах, но только Гитлер сделал из этого нужный вывод и несмотря на встреченное им сопротивление вооружил вермахт десятью танковыми дивизиями; куда зорче, чем его погрязший в устаревших представлениях Генералитет, разглядел он слабость Франции и ее деморализующее бессилие (...) И вообще он доказывал -- во всяком случае, в ту пору -- свое умение видеть нетрадиционные возможности, которое к тому же обострялось благодаря той его непосредственности, что присуща самоучке. Он долго и интенсивно занимался изучением специальной военной литературы, на протяжении почти всей войны читал на сон грядущий военно-морские календари и военно-научные справочники. Благодаря поразительной памяти на военно-исторические теории и военно- технические детали он придавал своим выступлениям убедительный вид -- уверенность, с которой он мог по памяти говорить о тоннажах, калибрах, дальности действия или оснащенности самых различных систем вооружения, достаточно часто повергала его окружение в изумление и замешательство. Но одновременно он умел с богатейшей фантазией применять эти свои знания, у него было удивительное чутье на возможности эффективного применения современного оружия, что соединялось с высокой степенью умения вживаться в психологию противника, (...) дерзкая идея захвата форта Эбен-Эмаэль принадлежала именно ему, равно как и мысль об оснащении пикирующих бомбардировщиков устрашающе воющими сиренами, а танков -- вопреки мнению многочисленных экспертов -- длинноствольными орудиями. Так что не совсем уж без оснований его называли одним из 'наиболее знающих и разносторонних военно- технических специалистов своего времени', и, конечно же, не был он 'командирствующим капралом', как будут его после представлять высокомерные апологеты какой-то части германского генералитета." ("Гитлер", кн. 7, гл. 1) Причиной расхождений в добросовестных и компетентных оценках обычно является различие места оцениваемых феноменов в "остаю- щихся за кадром" мировоззренческих системах оценщиков. Для Гелена Гитлер был плох как военный деятель главным образом потому, что являлся дилетантом в этой области. Для Феста Гитлер был хорош как военный деятель главным образом потому, что в пол- ной мере использовал те преимущества, которые дает дилетантизм: способность воспринять новое и необычное, незнание того, какие вещи якобы невозможны. Оценка военных способностей Гитлера, дан- ная Фестом, представляется более правильной, чем оценка, данная Геленом. Причина ошибочности военных решений Гитлера после лета 1941 г. не в том, что он был дилетантом и предпочитал необычные и радикальные ходы, а в том, что он был дилетантом зарвавшимся -- утратившим способность слушать других; что набор новых идей в военной области, с которым он начал свое победоносное шествие по Европе, был изучен и частично заимствован противником и вследст- вие этого стал недостаточным; что Гитлер износился как личность, выработал свой ресурс, утратил способность к развитию. Если Гитлер оказался зарвавшимся дилетантом и к тому же переутомился, то виноваты в этом главным образом окружавшие его люди и в первую очередь те, кто поставлял ему информацию. Если бы опасность была заранее определена и были бы приняты меры к тому, чтобы Гитлер не перегружался, не опасался утратить харизму и т. д., не исключено, что от него еще можно было бы дождаться значительно больше силь- ных решений и после лета 1941 г. Генералитету вермахта следовало признать в Гитлере гения со всеми обычными недостатками гениев и возиться с ним как с гением, стремясь создать такие условия, чтобы он наилучшим образом проявил себя. Но поскольку такой под- ход слишком нов и необычен и потому слишком чужд для большинства, даже если это большинство состоит из отборных людей, то он и не мог получить преобладания.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список