Бурьяк Александр Владимирович: другие произведения.

О ситуации в Беларуси и не только

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:







Александр Бурьяк

О ситуации в Беларуси и не только

bouriac@yahoo.com
Пропаганда предполагает многократное повторение одного и того же на разные лады при всяком поводе. Но чтобы повторение не приедалось и не начинало раздражать, надо не сводить его к простому "Достал! Достал!", а всякий раз подпускать что-то новенькое. Вот я это здесь и пробую. * * * В Беларуси сложилась устойчивая система социальных отношений, которая, если не изменятся внешние условия, способна существовать в принципе чуть ли не вечно. Эту систему можно назвать чиновни- чьим государством. Изменения внешних условий, которые могут привести к её разрушению, -- это изменения в Западной Европе, или в России, или в глобальном масштабе. Небольшие потрясения только идут этой системе на пользу, потому что поддерживают у её лидеров навыки борьбы за власть. Система никогда не станет настолько отвратительна, чтобы вызвать МАССОВОЕ возмущение, и всегда будет иметь достаточно ресурсов для пропагандистской обработки граждан и для подавления очагов конкурентного влияния, представляющих сколько-нибудь значительную угрозу. Небольшой процент проявляющихся среди молодёжи пассионариев, недовольных таким положением дел, частью эмигрирует, частью уничтожается, частью выбирает неполитические способы делания карьеры, частью (очень незначительной) пропускается в верхний слой (если проявляет готовность разделить его пороки). "Профессиональных борцов" с этой системой по существу устраи- вает её неуничтожимость, потому что означает постоянство их заработка (пусть и не очень большого, но на другой они зачастую не способны). Не очень мощный и очень зависимый от государства частный сек- тор, существующий в таком обществе, не вызывает неприятия чиновников, потому что, во-первых, его "регулированием" немалое их количество оправдывает своё существование, во-вторых, потому что частный сектор представляет для них скрытый источник дополнительного дохода, причём иногда очень весомого. Чиновничество, имея в среднем больший легальный доход, чем ос- тальное население, дополнительно использует два нелегальных ис- точника материальной подпитки: 1) взятки от частного сектора, 2) разворовывание государственного и общественного имущества. Далее, чиновники "крышуют" своих родственников, подвизающихся в бизнесе, и это тоже увеличивает "семейный доход". Тем, у кого нет чиновничьей "крыши", преуспеть в чиновничьем государстве в качес- тве не совсем мелкого частного предпринимателя крайне затрудни- тельно. Повсеместная практика умеренного взяточничества и воровства чиновников выгодна для самой "верхушки" чиновничества тем, что даёт убедительное основание отправить в тюрьму любого из "своих", если он начнёт чем-то этой "верхушке" угрожать. Регулярный небольшой "отстрел" воров и взяточников позволяет поддерживать некоторую дисциплину в чиновничьих рядах и, кроме того, положи- тельно воспринимается массой населения. Слабая "демократическая" оппозиция будет существовать в подобном обществе столько, сколько будет существовать денежная подпитка её из-за границы. "Верхушке" эта оппозиция полезна тем, что 1) позволяет слегка попугивать чиновничий аппарат возможнос- тью смены власти (это сплочает, дисциплинирует), 2) позволяет демонстрировать хороших себя на фоне "демократических уродов", продающихся загранице. Основной массе населения "демократическая" оппозиция выгодна тем, что заставляет "верхушку" что-то делать для народа. Оппозиция делает ставку на молодёжь, потому что у той самое неблагоприятное соотношение между жизненной энергией и жизненным опытом. Поскольку молодёжь худо-бедно воспроизводиться даже в вымирающем обществе, худо-бедно воспроизводятся и сторонники оппозиции. Набив несколько шишек, молодые люди обычно начинают больше разбираться в ситуации и оставляют оппозиционную дея- тельность, но на смену им подрастают новые. Небольшая часть молодых оппозиционеров переходит в "профессиональные борцы" с режимом, чередующие короткие отсидки в тюрьме с поездками в Европу за счёт принимающей стороны. Европейским бюрократам (которые по сути ничем не отличаются от белорусских) выгодно поддерживать белорусскую "демократическую" оппозицию хотя бы потому, что это укрепляет их миф о превосход- стве их собственной политической системы и таким образом способ- ствует удержанию под контролем их собственной массы граждан. Европейская бюрократия тяготеет к компактной "белорусской" политической схеме, но не приходит к ней только потому, что, вследствие избытка материальных благ в европейских обществах, там развилось большое количество либеральных болтунов и крикунов, кормящихся от политики, а для них объём "политической сферы" -- это вопрос их доходов, потому что они не хотят или не в состоянии выполнять простую умственную работу, а хотят быть безответственными значительными фигурами и выступать в качестве экспертов, аналитиков, обозревателей, социологов, культурологов, конфликтологов, этологов и т. п., а также президентов всяких ассоциаций и директоров всяких "центров". Если в Средневековой Европе "военной бюрократии" приходилось делить свою власть с церковью, то в современной Европе "гражданской бюрократии" при- ходится делить свою власть с этими либерально-демократическими "властителями дум". Таким образом, не материальное изобилие -- следствие евро- пейской "демократии", а европейская "демократия" -- следствие материального изобилия (экономический либерализм и "демократия" -- это не разные стороны одной вещи, а разные вещи, способные существовать одна без другой). Кстати, "европейские интеллектуалы" от политики настолько уболтали старушку Европу своим демократическим хором, что она, похоже, утратила способность к стратегическому соображению и в настоящее время по сути уничтожает сама себя. "Белорусский" вариант социального устройства для бюрократии выгоднее "демократического" или советского: при "демократии" ли- беральная свора недопотребивших интеллектуалов слишком энергично разнюхивает, кто сколько украл, и поднимает большой шум, чтобы набить цену собственной никчемности и оттянуть ресурсы на себя, а при советской системе отсутствует частный сектор -- основной источник сверхдоходов чиновничества. Поэтому европейская бюрократия наверняка где-то даже завидует белорусской (или по крайней мере должна бы завидовать). "Социальная база" такой власти не вымирает, а естественным образом обновляется: люди, старея, становятся более инертными и осторожными, менее амбициозными, обзаводятся детьми и имущес- твом и поэтому оказываются всё менее расположены к тому, чтобы рисковать тем малым, что имеют. Вдобавок большинство людей становится к старости ещё тупее, чем было в среднем возрасте, что тоже располагает к пополнению ими круга сторонников существующего порядка вещей. Кто не успел попасть в верхний слой чиновничьего государства в короткий период его становления, тот в него уже вряд ли попадёт. Никакого прочного идеологического обоснования такая социальная система иметь не может, но она в нём не очень нуждается: треску- чей пропаганды расплывчатого патриотизма обычно бывает достаточ- но. Ничего специфически белорусского в такой системе нет: есть только местные второстепенные нюансы. Основной массе населения эта система выгодна, потому что, среди прочего, означает меньшие издержки общества на политику, которая этой массе всё равно малопонятна и не особенно интересна. О том, почему неправильно называть верхний слой такого общества элитой. "Теория элит" разрабатывалась частью по заказу "элит", частью из стремления привлечь их благосклонное внимание. На самом деле никаких элит ("избранных", "лучших") нигде нет, а есть толь- ко морально и физически деградирующие "верхушки", приобретающие власть обманом (через псевдовыборы и т. д.) или прямым захватом. Вопрос выбора обозначающего слова -- отнюдь не второстепенный: названием задаётся оценка обозначаемого, отношение к нему. К примеру, одного и того же человека можно назвать и "криминальным авторитетом", и "влиятельной уголовной сволочью". В обоих случаях будет выражена его суть, но по-разному. Что касается "элит", то о них говорят только люди, входящие в "верхушки", либо заискивающие перед ними, либо не способные вникать в детали рассматриваемого феномена и в тонкости словоупотребления по его поводу. Идея о существовании "элит" -- это один из многочисленных мифов, которые в нынешних обществах занимают место адекватных представлений о мироустройстве и дают людям приятное чувство фальшивой осведомлённости, а также уверенность в себе, необходи- мую для совершения глупостей. Теория "верхушек" отличается от "теории элит" тем, что по "тео- рии элит" наверху оказываются по преимуществу лучшие ("элита"), а по теории "верхушек" наверху просто кто-то оказывается, главным образом в силу того, что есть такое привлекательное место -- верх. И чем этот кто-то подлее, лживее и припыленнее, то есть чем ХУЖЕ КАЧЕСТВОМ, тем сильнее он туда стремится, тем с большей вероятностью он туда попадёт и тем труднее его потом оттуда сковырнуть законными способами. И вдобавок чем дольше он там пребывает, тем больше деградирует, иначе говоря, становится ещё меньше похожим на "элиту". Назначение "теории элит" -- идеологическое обоснование сущест- вования "верхушек" в том виде, какой они имеют в современных обществах. То есть консервация такого положения вещей, при кото- ром народами заправляет по преимуществу отребье со всякими вред- ными талантиками или даже без оных и обеспечивается всеобщее движение к глобальной катастрофе природопользования. Насколько эта теория объясняет реальность -- вопрос неинтересный, потому что можно любой теоретический вздор более-менее натянуть на некоторый набор фактов и сказать: вот блестящие доказательства! Чтобы называть белорусскую "верхушку" элитой, надо себя считать и вовсе полным дерьмом, потому что если они по отношению к тебе -- элита, то ты сам ещё хуже, чем они. Большинство людей, особен- но в возрасте, -- это по складу мозгов рабы, поэтому для них естественно и совсем не тяжело признавать, что над ними стоят лучшие, элита. Но для людей с достоинством и с амбициями такое соотношение себя с "верхушкой" не приемлемо, а значит, для них более чем очевидна, во-первых, ущербность "теории элит", а во-вторых, полезность отправки хотя бы некоторых "избранных" на гильотину. Элита -- это триста спартанцев царя Леонида; это "бессмертные" персов; это les Vieillards Наполеона; это спецназ Советской Армии, это команды физика Курчатова и конструктора Королёва, штурмующие небо, и т. д. Они -- избранные и лучшие. Даже Сталин или Хрущёв -- это, наверное, ещё элита. А вот кабинетные интриганы, взяточники и воры -- это уже не элита, а дерьмо: цепкие посредственности, паразитирующие на достижениях лучших людей и уничтожающие Землю. Кстати, о рабах. Гладиаторство в Древнем Риме было не извраще- нием, а необходимым компонентом рабовладельческой системы. Из гладиаторов так или иначе не получились бы хорошие рабы, то есть рабы покорные. Энергичных и гордых людей из числа попавших в неволю надо было либо истреблять, чтобы они не мутили воды, или делать полноправными членами общества, что в отношении гладиато- ров нередко и имело место в качестве награды за победы на арене. Тот же выбор перед всеми "верхушками": слишком буйных из "низов" надо либо истреблять, либо инкорпорировать. Второе полезнее для, общества, но первое приятнее и вдобавок несёт с собой меньше непосредственной угрозы старожилам верхнего слоя. О том, как формируются "верхушки". Если где-нибудь под куполом (к примеру, в церкви, если вас оттуда не попросят) выпустить большое количество воздушных шаров, наполненных лёгким газом, они все устремятся вверх, но в вершину купола упрутся только некото- рые, а стальные даже поблизости от неё никогда не окажутся (хоть лопни), потому что место уже занято. Изменить распределение шариков можно, только если тряхнёшь купол, а это сделать, мягко говоря, не легко. И на самом верху оказываются отнюдь не лучшие из шариков, а те, которые были раньше выпущены или которым помог сквознячок, так что "элитой" они являются лишь в собственных глазах, да ещё в глазах дураков, но последних ведь очень много. И так везде, включая самые "демократические" страны. Смена первых лиц означает всего лишь тасование одной и той же колоды деятелей. Пока не тряхнёт изо всех сил (а такое случается в лучшем случае один раз лет в тридцать.) В любой сколько-нибудь престижной области деятельности в обществе, находящемся под пятой чиновников, имеет место та же ситуация, что и в политике: образуется своя "верхушка", претен- дующая на то, чтобы зваться элитой, но на деле представляющая собой спаявшийся клан полуслучайных людей (зачастую не без талантиков, но не лучших, чем многие из тех, кто туда не попал), озабоченный в первую очередь тем, чтобы сохранить за собой привилегированное положение. Тёплые места в таком клане преимущественно передаются по наследству или обмениваются на тёплые места в других кланах. Пробиться туда со стороны невозможно, пока не тряхнёт. Даже в "демократической" оппозиции повторяется та же ситуация: образуется клан, намекающий на то, что следует называть его элитой, и озабоченный в первую очередь охраной своих кормушек от посторонних. Все опоздавшие, родившиеся не в тех семьях, слишком щепетильные или слишком способные для того, чтобы водиться с клановыми серос- тями, могут надеяться только на очередные социальные потрясения, которые слегка обновят все кланы и запустят процесс вырождения "верхушки" по новому кругу. Заправил чиновничьего государства не очень пугает даже угроза глобальной катастрофы: во-первых, потому что они слишком ограни- чены для того, чтобы осознать в полной мере её возможный масштаб (не говоря уже о том, чтобы выбрать действенные средства её предотвращения), во-вторых, они полагают (и не без оснований), что если им удастся к её началу удержать власть, они сумеют спастись за счёт остальных. Главное основание неприятия такой социальной системы состоит в её неспособности сделать что-то существенное для предотвращения глобальной катастрофы или защитить нацию в случае, если катастрофы не удастся избежать. Для "верхушки" такой социальной системы нация -- это лишь ресурс, позволяющий обустраивать жизнь "верхушки". Когда возникнет необходимость избавления от лишних ртов, нация будет принесена в жертву с такой же лёгкостью, с какой она в "мирное" время обворовывается, обманывается и подвергается морально разлагающему воздействию. В случае начала катастрофы "верхушка" в первую очередь постара- ется превентивно уничтожить тех, кто составляет угрозу её власти и может помешать ей спасаться за счёт остальных. То есть, она уничтожит людей, способных изменить положение вещей и спасти большинство тех, кто спасения действительно заслуживает, а может, и всех.

Из дискуссий.

"АГЛ лучше всех наших доморощенных политиков чувствует настрое- ние простого народа и оперативно реагирует. Причем надо заметить делает он это очень талантливо. Поэтому глупо считать, что он что то навязывает -- он просто выполняет социальный заказ (как истин- ный бизнесмен: спрос -- предложение) в отличие от 'оппозиции' которая вечно пытается продать 'тухлую рыбу'. Одни застряли где то во временах ВКЛ, у других еще не выветрился адреналин от битвы под Оршей..." Действительно, на потакании слабостям и глупостям "простого народа" можно держаться у власти довольно долго, только народ от этого становится всё хуже в физическом и моральном отношении и в конце концов кем-то или чем-то уничтожается либо просто вымирает сам. "Краегуольный камень белорусской государственной идеологии -- это неоспоримый и некобелимый постулат, что во всей Беларуси не найдется ни одного человека честнее, умнее, порядочнее, эрудиро- ваннее, образованнее, сильнее, правдивее, красноречивее, энергич- нее, политически и экономически грамотнее, пушистее, белее, красивее, статнее, усастее, непримиримее, непогрешимее, строже, великодушнее, презентабельнее, галантнее, добрее, добродушнее, добросердечнее Лукашенки." "Стоит только представить себе Лукашенку самым обычным челове- ком, не наделенным неким особым умом и талантами, как вся бело- русская идеология рушится, как глиняный бог." "Ведь только потому что он -- согласно постулату -- самый лучший, мы и поменяли конституцию под него, и сделали для него исключение по третьему сроку, и не засчитали по доброте душевной два года срока после 1996 года, и простили ему признание фальсификации выборов, и разрешили ему помиловать Журавкову и не требовать Винникову из Великобритании, позволили ему иметь некий 'особый фонд' куда складываются деньги от торговли оружием, махнули рукой на то, что УДП в открытую занимается коммерцией и под себя выпускает указы с налоговыми льготами и акцизами." "Разве не убеждают нас каждый день с экранов телевизоров и полос газет, что стоит только Лукашенке отвлечься от забот о государстве, как сразу же придут подлые враги и съедят нашу картошку, а страна собъется с курса и всех продадут в сексуальное рабство? Разве не потому Лукашенко занимает четвертый срок прези- дентское кресло, что только он -- согласно идеологии -- знает, как всё делать, всех видит насквозь и без него мы все пропадем и погибнем?" "Ноги этой идеологии растут из чиновников и ментов у кормушки и тупого деревенского электората, который всё ещё боится иноверцев, которые в отсутствие Лукашенки придут и сожгут их хаты. И ещё без Лукашенки им не будет хлеба..." По моему, суть белорусской государственной идеологии здесь подмечена очень верно. И остроумно выражена. "...в оппполиттусовке не нашлось пока настолько масштабной фигуры, чтобы хотя бы немного приблизиться и сравниться по масштабности с Рыгорычем. Разве если только Зенон Позняк, который нынче далеко. А так -- максимум на что 'лидеры' сподобились, так это исподтишка нагадить в карман." Многие люди не идут в политику только потому, что не хотят себе на голову неприятностей, вроде тюремной отсидки, убийства, кон- фискации имущества. Согласитесь, собственная смерть ("пропажа без вести") -- это достаточно большая неприятность, чтобы хорошо подумать перед тем, как... В политику пока идут только такие личности, которых и убивать- то нет смысла, потому что они собой лишь дискредитируют натырен- ные лозунги, с которыми выступают. * * * "Когда смотришь на наших гордых 'литвинов', то понимаешь, что никакого Княжества они не воссоздадут, ибо дискурс у них включает в себя исключительно чарку и шкварку, а уровень энергии ниже дырки в унитазе. Кстати, что касается Рыгорыча (который действи- тельно таки Александр Григорьевич), я вовсе не питаю иллюзий на его счет, и, более того, жалею, что за отвращением к милинкевичам испытывал к нему какую-то симпатию. Этот человек создал душный, бесперспективный и антиинтеллектуальный режим, а умников у нас и так слишком мало, чтобы терпеть еще и это. Глядя на него и его оппозицию, восклицаю только: 'чума на оба ваших дома', хотя осознаю, что такая позиция просто деструктивна."

Классики о ситуации в Беларуси.

Аристотель, "Политика", кн. III: "...нельзя признать безусловно правильными и те упреки, которые делались по поводу тираннии и совета, данного Периандром Фрасибу- лу: рассказывают, что Периандр ничего не сказал в ответ глашатаю, посланному к нему за советом, а лишь, вырывая те колосья, которые слишком выдавались своей высотой, сравнял засеянное поле; глаша- тай, не уразумев, в чем дело, доложил Фрасибулу о том, что видел, а тот понял поступок Периандра в том смысле, что следует убивать выдающихся людей." (ч. VIII.3) * * * Жан де Лабрюйер (1645-1696): "Усыплять народ праздненствами, зрелищами, роскошью, пышностью, наслаждениями, делать его тщеславным, изнеженным, никчемным, ублажать его пустяками -- вот безошибочная политика, к которой с давних пор прибегают во многих государствах." "Когда народ охвачен волнением, никто не может сказать, как восстановить спокойствие; когда он умиротворён, никто не знает, что может нарушить его спокойствие." ("Характеры, или Нравы нынешнего века", гл. X) В самом деле, что только в Беларуси не делают для того, чтобы "нарушить спокойствие" народа: переписывают от его имени консти- туцию, подделывают голоса на выборах, разрушают архитектурные памятники, уродуют школьное образование и т. д., а народ в ответ только деградирует и вымирает -- умиротворённый праздненствами и ублажённый пустяками. ................................................................. .................................................................

О том, что делать.

В Беларуси дошло до того, что если хотят доставить большие неприятности какому-нибудь известному человеку, его объявляют возможным кандидатом в президенты. Наверное, уже одна только мысль о том, что кто-то вдруг предложит "двигать" тебя на самый верх, лишает некоторых сна и отбивает охоту активничать на виду у общества. Чтобы в Беларуси быть заметным человеком, надо либо быть начисто лишённым "политического потенциала", либо смириться с ролью отверженного и перейти на иностранное довольствие. Идею выдвижения привлекательной альтернативной фигуры на самый высокий пост надо отбросить, потому что в белорусских условиях она практически нереализуема. Из числа известных людей, ещё не ссорившихся с властями, никто ссориться и не захочет, да и не нужны они в политике из-за своих специфических личных качеств. Дело в том, что в "верхний слой" белорусского общества НИКОГДА не попадают люди, сочетающие кое-какой талант с независимостью суждений и лёгкой "припыленностью", делающей людей борцами и при- влекательными для молодёжи фигурами. Такова уж специфика нашего общества. Она обусловлена отчасти национальным менталитетом, отчасти тем, что это общество давно уже хорошо не трясли. "Раскрутить" кого-либо из нынешних маргиналов не получится из-за того же самого менталитета: белорусы не любят "высовываю- щихся". Выход состоит в том, чтобы двигаться вперёд и вверх широким фронтом -- патриотическим (http://patriotic-front.narod.ru). Стратегия фронта: 1) вводить в оборот толковую литературу и заслуживающие внимания практические идеи, 2) самим оформляться хотя бы в интернете в качестве фигур -- пусть не значительных, но добротных (таких, каким можно доверить на минуту свой бутерброд без опасения, что они его обслюнявят и выбросят), 3) крепить "гороизонтальные связи": в интернете (ссылками) и в реальном мире (сходками). В Беларуси смертельно опасно выпячивать ДЕЯТЕЛЕЙ, но пока ещё можно выпячивать думающих людей. Интернет -- неплохое для этого средство. Конечно, 95% материалов интернета -- мусор, но в оставшихся 5% можно выстраивать виртуальную Беларусь -- такую, какая нам нужна. Кого не следует включать в оборот (в круг взаимных ссылок): 1) заискивающих перед властями, 2) явно отрабатывающих в политике иностранные деньги, 3) явно припыленных сверх меры. --------------------------------------------------------------- 31.03.2007

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Х.Хайд "Кондитерская дочери попаданки"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"