Бурьяк Александр Владимирович: другие произведения.

Ревизионистсткий взгляд на Собачье сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:





Александр Бурьяк

Ревизионистсткий взгляд на Собачье сердце

bouriac@yahoo.com
Когда я в первый раз смотрел фильм "Собачье сердце", он мне понравился очень. Своим актуальным антисоветским пафосом, конеч- но. Ну, и качеством тоже. А ещё я радовался за актёра Бориса Плотнкова, которому, наконец, досталась недурацкая роль. Когда я смотрел этот фильм в четвертый раз (не подряд, конеч- но), у меня уже было смутное чувство, что с ним ЧТО-ТО НЕ ТАК. После пятого просмотра я попробовал с этим чувством разобраться. Основную мысль Булгакова я понял следующим образом: плебейская власть не смогла обойтись без выдающегося интеллектуала профес- сора Преображенского. А выдающийся интеллектуал имел достаточно воли и способностей, чтобы чихать на новые ублюдочные порядки и сохранять милый ему мирок в своей семикомнатной квартире. В общем, "Россия, которую мы потеряли", как выразился ещё один любитель умеренной роскоши, уверенный в том, что он этой роскоши достоин, а при правильном социальном устройстве даже просто обречён на неё. Разные антисоветские замечания в повести -- это как бы взгляд старого независимого интеллектуала на реалии нового общества. После появления этого фильма стало модно обзывать сторонников Советской власти Шариковыми. Кстати, почему не Швондерами? Шариков (Клим Чугункин) -- утрированный образ русского человека из народа в глазах старой нереволюционной интеллигенции: пьянство, балалайка, вульгарная непосредственность и стремление "поделить поровну". В общем, быдло, дождавшееся "своей" власти. Но ведь можно взглянуть на образ и иначе: Шариков -- это народ, адекватный своим духовным пастырям -- интеллектуалам, вроде профессора Преображенского. В самом деле, что представляет собой мировое светило профессор Преображенский? Любитель выпить и покурить. Обитатель огромной набитой барахлом квартиры. Семьи нет и, наверное, никогда не было (вырожденец). Зато есть обслуга -- кухарка и горничная. По-видимому, геморроик и подагрик, чуждаю- щийся физических усилий. Зарабатывает на жизнь тем, что обслужи- вает богатых извращенцев. Вдобавок занимается сомнительными опы- тами, о которых сам же впоследствии высказывается с сожалением. Какой личный пример он может подать?! Какое путное нравоучение он в состоянии высказать Шарикову? Разве что предложить тому усвоить кучу символических норм, образующих предмет гордости "культурного человека". Стареющие культуры оказываются перегружены абсурдными услов- ностями, под которыми они и находят свой конец. Я вполне могу понять, зачем надо чистить зубы, но мне не понять ни за что, к примеру, зачем надо упорно бороться с пятном на одежде, с лёгкой запылённостью обуви и т. п., тем более чужими руками (горничной). Социалистическая революция в России -- это благотворный акт варваризации общества: избавления его не только от загнившей социальной верхушки, но и от значительной части накопившегося цивилизационного хлама, вроде салфетки на грудь во время обеда. Ну скажите, профессор, что образцового в вашем образе жизни, если вы не в состоянии указать способ обеспечения его всем или почти всем -- пусть и с некоторыми различиями? Но может, вы хотите делить общество на высших и низших? Тогда попробуйте убедительно обосновать перед "низшими" свое право считаться "высшим". От вашей науки им мало толку, а ваша культура, важным достижением которой стало заталкивание салфетки за воротник, -- это большей частью набор бесполезных фикций. Если вы не можете доказывать плебеям своего умственного и нравственного превосход- ства и своей значительной полезности, не ждите от них почтения. И добровольного подчинения тоже. Для них вы -- чудак, паразит и пожиратель ресурсов. У профессора -- желание застрелить Швондера. У Борменталя (еди- номышленника и соратника профессора) -- судя по всему, навязчивая идея придушить Шарикова. И что показательно: ни в фильме, ни в книге не просматривается с их стороны даже попыток УБЕДИТЬ инако- мыслящих или хотя бы достичь с ними компромисса. Только стремление заставить, подавить, уничтожить. Нет даже просто стремления ПОНЯТЬ: всё заранее понятно. И это -- интеллектуалы, гордые своим университетским образованием. Не мудрено, что такие нередко кончали жизнь с пулей в затылке. Для страны это была не потеря, а облегчение. Я -- Шариков? Нет, я -- товарищ Швондер. * * * Преображенский зачастую старается унизить Шарикова, тогда как Шариков пытается ладить с ним. Вот образчик их разговора: "- Позвольте-с вас спросить, почему от вас так ОТВРАТИТЕЛЬНО пахнет? Шариков понюхал куртку озабоченно. - Ну, что ж, пахнет... известно. По специальности. Вчера котов душили, душили." Приличный человек, не стремящийся задеть другого, сказал бы "почему от вас так СТРАННО пахнет?" или что-нибудь в этом роде. * * * Шариков СТАРАЕТСЯ: идёт навстречу нередко вздорным требованиям Преображенского и Борменталя, участвует в уборке залитого им водой помещения, даже устраивается на работу, пусть и специфичес- кую, но общественно-необходимую. В ответ -- только нарастающее раздражение "интеллектуалов". Клим Чугункин им, видите ли, не нравится. Между тем, Клим Чугункин -- музыкант из народа, пусть и со сложной биографией, и Шариков играет на балалайке хорошо. Не "от Севильи до Гренады", конечно, но НАРОДНУЮ музыку, и народу она нравится. * * * Когда Шариков пытается наладить личную жизнь и приводит в дом женщину, Преображенский без колебаний раскрывает ей медицинскую тайну Шарикова и срывает его наметившийся брак. "Филипп Филиппович стоял у стола, а барышня плакала в грязный кружевной платочек. - Он сказал, негодяй, что ранен в боях, -- рыдала барышня. - Лжет! -- непреклонно отвечал Филипп Филиппович. Он покачал головой и продолжал: -- мне вас искренне жаль, но нельзя же так, с первым встречным, только из-за служебного положения... Детка, ведь это же безобразие... Вот что... Он открыл ящик письменного стола и вынул три бумажки по три червонца. - Я отравлюсь, -- плакала барышня, -- в столовке солонина каждый день... он угрожает, говорит, что он красный командир... со мной, говорит, будешь жить в роскошной квартире... каждый день ананасы... психика у меня добрая, говорит, я только котов ненавижу... он у меня кольцо на память взял... - Ну, ну, ну, ну, психика добрая, "От Севильи до Гренады", - бормотал Филипп Филиппович, -- нужно перетерпеть, вы еще так молоды... - Неужели в этой самой подворотне? - Ну, берите деньги, когда дают, взаймы, -- рявкнул Филипп Филиппович. Затем торжественно распахнулись двери, и Борменталь, по приглашению Филиппа Филипповича, ввел Шарикова. Тот бегал глазами, и шерсть на голове у него возвышалась, как щетка. - Подлец, -- выговорила барышня, сверкая заплаканными размазанными глазами и полосатым напудренным носом. - Отчего у вас шрам на лбу, потрудитесь обьяснить этой даме, - вкрадчиво спросил Филипп Филиппович. Шариков сыграл по банку: - Я на колчаковских фронтах ранен, -- пролаял он. Барышня встала и с громким плачем вышла. - Перестаньте! -- крикнул ей вслед Филипп Филиппович, -- погодите! Колечко позвольте, -- сказал он, обращаясь к Шарикову." Если не нравится выдумка Шарикова, предложи ему свою -- или хотя бы подноси людям правду под другим соусом, более благоприятным для твоего подопытного существа. Как бы оно ни появилось на свет, оно, как и ты, хочет жить. И "мы в ответе за тех, кого мы приручили". Шариков, индивид с не очень сильным мышлением, оказался в сложнейшей ситуации с определением собственной идентичности, вдобавок отягощённый дурной наследственностью по линии своего человеческого предка, но два особо культурных медика вместо того, чтобы придти к нему на помощь, достают его своими постоян- ными одёргиваниями и категорическими указаниями, выдаваемыми в высокомерной и зачастую оскорбительной манере, так что удиви- тельно даже, что он их не покусал. Если обобщать, то Булгаков был, похоже, подслеповат по части морального аспекта. * * * В фильме активисты собираются в "домкоме" и поют унылую песню про грядущие годы, которые "будут тоже трудны". Так вот, эта гнусная песня, оказывается, написана специально к фильму, а не откопана в старых советских песенниках. Такие вещи называ- ются клеветой. Дурацких песен было тогда много, но ни одна не оказалась настолько дурацкой, чтобы подойти под "разоблачительс- кий" замысел режиссёра. Попалась и правильная песня в этом довольно музыкальном фильме. Под правильную песню маршировали в длиннополых шинелях красноармейцы по лужам: Белая гвардия на голову разбита, А Красную Армию никто не разобъёт. И не разбили ведь их, сволочи. А просто предали. * * * Из заявления Шарикова в "органы": "...а также угрожал убить председателя домкома товарища Швондера, из чего видно, что хранит огнестрельное оружие. И произносит контрреволюционные речи, и даже Энгельса приказал своей социал-прислужнице Зинаиде Прокофьевне Буниной спалить в печке, как явный меньшевик со своим ассистентом Борменталем Иваном Арнольдовичем, который тайно не прописанный проживает в его квартире." Заявление правдивое и подписанное: не клевета и не анонимка. Искусственный человек пытается решить свои проблемы, оставаясь в рамках закона. Никому не угрожает убийством. * * * Булгаков таки иногда проговаривается по поводу того, то действительно происходило в стране: "- Он в домкоме еще может быть, -- БЕСНОВАЛСЯ Борменталь и куда-то бегал. В домкоме он поругался с председателем Швондером до того, что тот сел ПИСАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ В НАРОДНЫЙ СУД Хамовничес- кого района, крича при этом, что он не сторож питомца профессора Преображенского, тем более, что этот питомец Полиграф не далее как вчера оказался прохвостом, ВЗЯВ В ДОМКОМЕ якобы НА ПОКУПКУ УЧЕБНИКОВ В КООПЕРАТИВЕ СЕМЬ РУБЛЕЙ." Итак, благородный Борменталь БЕСНУЕТСЯ, а негодяй Швондер выдаёт в домкоме ПОД ЧЕСТНОЕ СЛОВО семь рублей на покупку не лишь бы чего, а учебников, а обнаружив предполагаемый обман, не угрожает убить Шарикова, как Преображенский или Борменталь, а сообразно нормам правового государства пишет заявление в суд. * * * Кстати, фильм показывали 7 ноября. Теперь принято показывать такие фильмы если не 7 ноября, то в день рождения Ленина. А это значит, что Преображенские с Борменталями всё ещё не сделали выводов и снова нарываются на пулю в затылок. Не хотят жить единодушно с народом и демонстрировать ему свои выдающиеся нравственные качества. И проницательность мысли заодно. А ведь любить для этого пролетариат вовсе не обязательно. Достаточно любить лучших из пролетариев. * * * Дешёвые антисоветчики зачастую приписывают СССР-у пороки, кото- рые вовсе не происходили из его сути и которые характерны отнюдь не только для социалистического общества. Антисоветизм -- это такая же болезнь мышления, как антисемитизм: люди упираются вниманием в одну узкую область и теряют способность замечать, что эта область не такая уж особенная, как им хочется; что предмет их ненависти не настолько отличается от однотипных предметов, чтобы было основание концентрировать на нём свой праведный гнев. В "Собачьем сердце" Михаил Булгаков потешается над советской демонстрацией "против разрухи" -- и все антисоветничающие недоум- ки, читающие Булгакова, потешаются, наверное, вместе с ним. А вот, скажем, в Дортмунде, Германия, 7 октября 2010 года проходила демонстрация немцев против проституции, алкоголизма и наркомании, но, кажется, никто, кроме меня не потешался. А какая в принципе разница? На советский социализм также навешали, среди прочего, немало скорее РОССИЙСКИХ грехов, то есть, приписали ему такие обществен- ные пороки, которые были на самом деле обусловлены не Советской властью и не социализмом вообще, а спецификой российского -- по большей части русского -- менталитета и российских же традиций. А советский социализм был виновен в них лишь постольку, поскольку не смог их подправить. Ведь и до революции 1917 г. хватало в рус- ском народе тех качеств, какие позже охотно приписывались так называемым "совкам": лени, вороватости, жестокости, неряшливости, нежелания думать, наклонности к самообману, падкости на глупые поветрия, тяги к пьянству и грязноругательству, стадной амбициоз- ности, пресмыкательства перед начальством, готовности терпеть руководящий произвол и чего-то там ещё. Я бы отметил также нена- висть к тем, кто пробуют говорить о благостности исправления в первую очередь самих себя. В бедах русских людей (конечно, не всех, а ИСТИННО русских), как правило, виноваты другие: евреи, американцы, НАТО, "чурки", большевики и пр. Можно сказать, антисоветизм в России -- это отчасти форма само- критичности. Почти вся небольшая способность русских к самокрити- ке ушла у них на антисоветизм. В результате от советского в ос- новном отреклись, а уйти от российского не получилось: от себя не убежишь. Особенно если и задачи такой не ставишь. Кстати, похожее соображение я нашёл в "Дневнике" Корнея Чуковс- кого (6 авг. 1927 г.): "С утра пришёл Зощенко. (...) Очень бранил современность, но потом мы оба пришли к заключению, что с русским человеком иначе нельзя, что ничего лучшего мы и придумать не можем и что виноваты во всём не коммунисты, а те русские человечки, которых они хотят переделать."

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"